Раин Макс: другие произведения.

Мустанг и Чика

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 4.56*224  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Положительный во всех отношениях парень из нашего времени оказался в теле шебутного подростка, который жил себе во времена дорогого Леонида Ильича. Предупреждение: без валидола к чтению не приступать, беременным, детям, психически больным и извращенцам, пьяным собакам на роликах читать категорически не рекомендуется. PS: Вещица закончена и обрезается по законам размещения в инете.

  Пролог.
  
  - Мишка, вредина! Опять засел за компьютер! А обещал после обеда пойти с мной погулять. Погода просто прелесть!
  Моя лисичка Лорка ворвалась в комнату и принялась щипать и всячески злодеянить за моей спиной.
  - Щас как встану, да как поймаю! - зловеще промолвил я, не оборачиваясь.
  - Ну, Миш, ну, пойдем. А еще я мороженого хочу. Прямо немедленно, - заканючили и навалились сзади, прижавшись и щекотно дыша прямо в ухо.
  - Солнышко, пять минут и я весь твой, - капитулировал я под женским напором.
  Игру недавно классную закачал. Название переводится типа "Повелитель времени". Вестерновый экшен с элементами мистики. Немного смахивает на "Квантум", только здесь нужно уметь предугадывать события и находить выигрышные позиции, обороняя от ворвавшихся в маленьких город бандитов, местных жителей. Я весь из себя крутой шериф их спасаю со страшной силой. И морда у меня там, в игре, как у Грегори Пека в глубокой молодости. Спасать мне не привыкать, знакомое занятие, потому что я в реале работаю спасателем. Раньше так пожарных называли, теперь по всякому, хорошо, что не "козлами".
  В любой игре всегда существует самый критичный момент, преодолев который можно смело рассчитывать на прохождение уровня с обретением неплохих бонусов. В этой игре таким моментом оказался бой в горящем деревянном доме с необходимостью спасения семейства с целой кучей детишек. Спасать необходимо, так как бонусы за потери невинных сгорают в большей степени, чем накапливаются за убитых злодеев. В общем, меня за утро убили три раза, а остальные квесты я провалил по очкам, не сумев спасти невинных. Сейчас я только присел за комп, чтобы оправдаться за утренний проигрыш, так неугомонная Лорка тут как тут материализовалась. Ну, раз обещал, придется держать каблук.
  Город был маленьким, старинным, но невероятно красивым. Дома здесь, как деревянные, так и каменные, исполнены были как маленькие дворцы с какой-то особой любовью к месту обретения своего уюта и тепла. Я люблю гулять по этим старым, мощенным булыжниками, улицам городка. Тут тихо, красиво, люди не разучились улыбаться. Городок со своей историей. Здесь даже свои князья правили, правда, удельные. Ступаешь по этим камням, и мурашки по коже бегут от мысли, что именно тут шли к месту боя княжеские дружинники. Здесь прощались со своими женами и невестами и целовали их на прощание усатыми лицами.
  Усов у меня пока нет. Не в смысле, что не растут, а потому что не идут они мне, сбриваю их безжалостно. А не идут они мне потому, что так считает одна вреднющая особа, гуляющая сейчас рядом со мной. С вредностью я борюсь безжалостно, излавливая и зацеловывая ее до полусмерти. Мне хорошо с ней, и я славлю судьбу и всех тех, кто меня опекает там, наверху. Как я с ней встретился? Об этом разговор особый. Самое интересное, что и я, и она появились в этом городе недавно и собираемся остаться здесь навсегда.
  Я покрутился по свету. И хоть мне не так уж много лет, повидал многое. Поучаствовал в боевых действиях, поработал спасателем на стихийных бедствиях. Надоели мне эти адреналиновые ралли. Еще не знаю, чем в будущем буду заниматься, но принял окончательное решение увольняться из структур. Поживу покамест тихим обывателем. Наймусь строителем, или каким-нибудь электриком. Работы я никогда не боялся.
  Кстати, я - Михаил Мосягин, двадцати пяти неполных лет, очень даже неплохой объект для пристального женского внимания. А что? Подкачен, где надо, высок, строен, нормальной крепости. Волосы русые, морда наглая. Кандидат по легкой атлетике, рукопашкой владею, по шахматам - второй разряд. Еще паркуром иногда заморачиваюсь, езжу к друзьям на сессии. Еще в зоне моих интересов мотобайки, радиодело. Вообще я технику люблю. Не кандидатура, а просто золото, самоварное. Вот только скоро буду не свободен, так что зря я тут презентуюсь.
  Про того, кто со мной бродит, периодически прижимаясь к плечу, говорить не буду. Тем более, описывать. Не хочется потом вызывать интересующегося на дуэль и пристреливать, злобно щерясь. Очень я - миролюбивое существо. Будет потом душа сильно побаливать. Между прочим, и по стрельбе я тоже разряд имею.
  Если Москва стоит на семи холмах, то этот городок на двадцати семи. Подъемы постоянно сменяются резкими спусками. Городской транспорт по центру не ходит, только пешеходы пешеходят и велосипедисты тренькают. Ничто не мешает наслаждаться красивыми видами домов и отреставрированных церквей. К сожалению, красные товарищи вволю покуражились над древними строениями, и в восстановленных зданиях не все воспроизвелось полностью и как надо.
  Набрели на скромную церквушку, стены которой были покрашены в небесно-голубоватый цвет. Не сговариваясь, направились в само здание, чтобы насладиться им изнутри. У ограды сидело трое нищих и просили подаяние. Мы с Лорой кинули им по рублику. Внезапно, один из них вскинулся и начал выпрашивать у меня благодати, пытаясь приложиться волосатой и слюнявой физиономией к моей руке. Мне пришлось побегать от него на манер тореадора. Только здесь вместо красной тряпки значилась моя правая кисть.
  В итоге мы сбежали на улицу и не пошли в храм.
  - Чего он хотел от тебя? - изумленно хлопая глазищами, поинтересовалась моя подруга.
  - Хрен его поймет, что там в голову залезло. Нюхнул не то. Не заморачивайся!
  Не стал говорить своей будущей суженой, что с такими непонятками не в первый раз сталкиваюсь. Меня с самого детства обожали старые люди. Могли остановить и заговорить со мной, надавать всяких угощений. Я даже привык к такому и воспринимал это должным образом. Однажды в метро на меня уставился старик и принялся бормотать вроде как молитвы на латыни. Хотелось понять, чего ему такое привиделось. Но старик отказался общаться, продолжая бормотать. Ничего удивительного: мегагород, теснота, жара, шум, стресс. Поневоле крыша сползет. В другой раз на одном тусняке натолкнулся на одну ясновидящую. Так она начала заливать, что у меня какая-то особая аура, и я че-то такое из себя педставляю. Я в ответ криво пошутил, что если это не поможет хакать коды карточек в банкоматах, то и не нужно.
  Позади послышался шум бегущего человека. Бородатый нищий вздумал нас преследовать. Мы с Лоркой явили ноги от него.
  - Берегись, пресветлый! Тьма вокруг тебя! - в отчаянии закричал нищий и остановился.
  Через полчаса забыли об инциденте, занятые собой и вкуснейшим пломбиром в вафельных стаканчиках. В ожидании вечернего сеанса в стареньком кинотеатре убивали время в центральном парке. Лорка шутливо пихнула меня в бок после того, как я немного дольше положенного смотрел на грудастую деваху. Пришлось срочно делать умную моську и давать квалификацию грудей. Ткнули локтем еще сильней. Что, опять? Больно же! Такой горячей девушке нужен толстенький мачо, чтобы до костей не пробирало. Не то, что я - тощий мученик. Все, настал час отмщения за муки. Превозмогая визги и прочие женские увертки, шутливо борюсь с ней, просто тискаю девушку в объятиях. Ловлю ее губы и с наслаждением замираю.
  Недалеко вдруг закричала женщина. Мы с Лоркой заспешили туда, тем более, что она тоже умеет оказывать первую медицинскую помощь. Из окон странного деревянного строения, оказавшегося детским театром, валил дым. Я направил Ларису искать телефон и вызывать мчс, а сам срочно включил свои навыки и принялся выгонять людей из здания. Далее, все на автомате. Нырок в дым, ловлю, хватаю, тащу, пар сек даю себе продышаться... снова по кругу.
  Какие-то тени обступили меня. Стало душно дышать. Что-то обрушилось на меня сзади. Время будто бы остановилось. Везде тьма. Потом возник свет где-то вдали. Я бреду к нему.
  Накатило ощущение какой-то беспричинной радости. По мере приближения к свету радость усиливалась. Внезапно кто-то позвал меня сзади. Я обернулся. Смутно знакомое лицо. Так, что происходит? Где я?
  Позвавший напомнил о Лоре, о возможности с ней снова встретиться. Я рассмотрел внимательней зовущего. Тот оказался очень похожим на меня мужчиной. За светло-курчавой волосатостью угадывалось энергичное молодое лицо. Я сделал шаг по направлению к нему, но свет вдруг померк.
  
  1.
  Кто-то склонился надо мной испуганной пацанячьей мордой, на которой был написан немой вопрос. Довольно быстро этот вопрос перетёк на его язык и сорвался вскриком:
  - Ты чего, Чика?
  Эта моська смутно кого-то мне напомнила. Почему-то знал, что его зовут Медик. А вот почему он меня так назвал? Красный галстук напялил еще, юный зюгановец. Вдруг я с ужасом осознал, что мое собственное тело без моего участия спросило этого пацана:
  - Медик, чего это со мной?
  Конкретная шиза: сказал не своим голосом. Какой-то он пацанский, мелодичный.
  - Ганс с дружками на тебя напали... Ты че, не помнишь ничего? - осторожно вякнул Медик.
  Тело покачало головой. Потом с усилием поднялось с пола туалета. Захотелось взглянуть на себя в зеркало. Подошел к умывальнику и увидел там вместо себя незнакомого хмурого мальчугана с шишкой на голове. От неожиданности заорал:
  - Мать твою... Кто это?
  Медик еще сильнее сбледнул и снова вякнул:
  - Ты чего, Чика?
  - Как я оказался перед зеркалом? - в свою очередь испугалось изображение.
  - Щас пацаны медичку приведут, - опасливо высказался Медик.
  Так, мне нужно собраться с мыслями, осмотреться и хоть что-то понять. Я себя прекрасно помню. Прогулка с Лоркой, пожар и... этот сюр с Чики-пуки-медиками. Ах, да! Еще был свет в конце тоннели и похожее на меня существо. Получается, что я сдох и реинкарнировался в тощего засранца.
  Пока я вспоминал, мое тело уже куда-то поволокли. С правого бока меня держала молодая рыжеволосая женщина в белом халате. Слева поддерживал, вернее, сам держался за меня пацан с ником Медик. Как же все происходящее казалось нереальным! Отчаянно захотелось проснуться. Правая рука подчинилась мне и щипанула меня же за ляжку. Затем, после паузы, зловредно тяпнула женскую ягодицу.
  - Медведев, еще раз нечто подобное выкинешь, оторву руки и засуну их тебе в задницу, - сквозь зубы прошипела женщина.
  Медик обеспокоенно вытаращился на медичку.
  - И вообще, Медведев, иди в класс. Без тебя тут справятся.
  Медик отчаянно запротестовал:
  - Но, Людмила Николаевна, мне его домой еще придется провожать...
  А я всё никак не просыпался, наверное, вся нога уже в синяках от щипков. Где ты теперь, мое солнышко ласковое? Все ли с тобой в порядке? Милая Лорка...
  Не в силах преодолеть нарастающее отчаяние, я завыл и забился в истерике:
  - Не хочу! Не хочу этого! А-а-а...
  Очнулся на линолевом полу коридора школы. Медик зачем-то уселся на меня сверху. Врач умчалась. Вскоре она появилась с двумя старшеклассниками.
  - Берите его осторожно и тащите ко мне в кабинет, - скомандовала она ребятам.
  - Я сам дойду, - мявкнул своим пионерским голоском.
  Итак, триллер с главной ролью Чужого в теле пацана, не собирался заканчиваться. По комсомольским значкам догадался, что мое сознание перенеслось по времени лет на тридцать-сорок назад.
  Меня завели в медкабинет и приказали раздеться до пояса. Врач его осмотрела, проверила рефлексы и заставила выпить какую-то бурду. Финал всего действия - шприц в тощий зад под сочувственным взглядом Медика. Надо ведь подкормить хрупкий организм подростка витаминами. Ой-й-й-е-е-е! С трудом сдержался, чтобы не завопить благим матом. Этой Людмиле надо в Гестапо зверствовать, пытать несчастных партизан. Чуть нога не отвалилась. За все мои мучения - освобождение от физры на две недели и завтра вместо школы нужно будет сходить в поликлинику, проверить голову на всякий пожарный случай.
  Счастливое тело вынеслось на зимнюю улицу. Медик молча сопел сзади. Странные ощущения для меня. Эмоции захлестывали, голова почти не болела. Еще эта детская истерика, невозможная для меня бывшего. Как бы мне не опацанячиться полностью и не стать Пашкой Чекалиным, четырнадцати лет от роду.
  Вот это да! Я могу знать то, что может знать Чика. Оглянулся назад. Школа была сделана по типовому плану. Дальше должны быть улицы и однообразные панельные дома. На центральной площади красовался каменный Ленин напротив стекляшки дома культуры. На афише намалевано название фильма "Высокий блондин в черном ботинке" (Франция), 30 января, три сеанса вечером. С фасадов зданий лезли в глаза огромные плакаты "Слава Труду", "Достойно встретим двадцать пятый съезд КПСС", "Тридцать лет Победы". Кварталы панельных пятиэтажек кустились вокруг центральной аллеи. Такие поселки со всеми удобствами стали строить для сельских тружеников еще с шестидесятых годов. Это подчеркивало прогресс советского образа жизни. Самым приятным была близость лесов и водоемов, еще не загаженных коттеджами. В часе езды на электричке манила развлечениями столица. Итак, я теперь оказался таинственным образом в 1975 году, в посёлке при сельхозкомплексе "Родные Просторы".
  - Ты чего такой? - отвлек меня от размышлений Медик.
  - Голова... - пояснил, трогая осторожно свой шишак, - Многое позабыл.
  - Ух ты, сука! - завистливо протянул Медик, - Теперь у тебя законная отмазка. Контрошу по алгебре в среду можешь не писать. А мне от бати снова влетит, сука.
  Чикина память выдала сведения об отце друга. Типичный мент с нулевым интеллектом и фигурой тяжелоатлета. Не верилось, что худенький Медик произошел от него. Месяц назад этот маньяк совершил натуральное надругательство над гордым чикиным телом кожаным ремнем, обосновывая этот расклад тем, что пацан неправильно растет без отца. В дальнейшем тело проявляло предельную осторожность и не давало ему больше возможности снова проявить таланты воспитателя. Оно просто перестало появляться у Медика дома.
  К "себе" идти тоже не хотелось. Память Чики транслировала картинки с видами грязной двухкомнатки и живущей вместе пьющей матери, которая не стеснялась приводить домой разных типарей. Чика старался после школы бродить до вечера по улицам, лазить по подвалам, оставаться в гостях у друзей, если позовут. Если приходилось заходить домой, то он деликатной мышкой прошмыгивал в свою комнатку, пытаясь не прислушиваться к шорохам и возне из темной комнаты. Во многих хрущевках с проходными комнатами рукодельные жильцы превращали кладовку в дополнительную комнату, где обычно размещалась кровать. Такая комната называлась тёмной.
  Медик настойчиво зазывал меня в подвал, но я уже сильно устал управлять своим новым телом и оттянулся на задний план. Если кому доводилось ездить на необъезженном, или больном жеребце, тот меня поймет. Приходилось находиться в диком напряжении, постоянно ожидая своевольных действий от носителя. Так же и с этим пацаньим телом.
  Чика очнулся и тут же обругал Медика. Друзья поорали друг на друга и быстро успокоились, как это обычно бывает у простых уличных подростков. Решили сначала зайти домой к Чике. Как я догадался, тот собрался полазить по карманам своей мамаши, пока та спала. А она по идее должна спать, поскольку ночью яростно бухала с подружками.
  Тело шло по улице пружинистой походочкой вразвалку, смоля папиросу. Медик слева старательно копировал друга. Я угорал со смеху над ними, со своего наблюдательского пункта. Какие же мы бываем смешными в детстве. Уличные пацаны уважительно здоровались с Чикой. Видимо этот дрыщ имел здесь какой-то авторитет, но меня это мало радовало. Перспектива перманентных драк, отъема денег у мелкоты и попадание рано, или поздно на шконку не вдохновляла.
  Чика жил на четвёртом этаже. Не успела отвориться входная дверь, как почувствовался затхлый запах. Мать спала в темной комнате одна. В большой комнате располагались обыденный сервант с остатками посуды и статуэтками, черно-белый измученный телевизор на тумбочке, диван, обитый грязной бежевой тканью с пятнами вина и прочих жидкостей. Посередине комнаты лежала ковровая дорожка, давно не чищенная. Сверху весёлую картинку дополняла желтая люстра-тарелка, вся в пятнах от жизнедеятельности мух.
  На кухне громоздилась гора немытой посуды, и повсюду стояли банки с желтоватой жидкостью. Чика слил эту мочевину из разных банок в две кружки и сунул одну Медику. Они прошли в большую комнату, включили телик и развалились на диване. Посасывая пивко, пацаны лениво перебрасывались ничего не значащими словами-эмоциями. Голубоватый экран транслировал монохромное изображение мероприятия с участием самого Брежнева. Генсек принимал в Кремле и целовал взасос негра из недоразвитой страны.
  Рука Чики вдруг полезла расстегивать ширинку, его приятель тоже расстегнулся. Я запереживал и надумал срочно вмешаться. С трудом слушающейся чикиной рукой запихнул обратно то, что успело вывалиться из интимных глубин. Медик, уставившись в телик, с пионерским задором теребил свое хозяйство, эротично придыхая. Мама дорогая, куда меня занесло!
  Брежнев на экране продолжал извращаться дела с неграми. Медик продолжал подрывать основы нравственности, оглашая покой квартиры все более нарастающими стонами. Я просто охреневал на всю эту красочную акварель.
  Наконец, Вовка кончил под протяжный вой, который органично вплелся в храп матери и бубнеж телика. Подозрительно уставился на меня:
  - А ты чего не гонял лысого?
  - А что, должен был? - мявкнул по-еврейски вопросом на вопрос.
  Друган состроил моську, которая давала понять, что я выбился из привычного образа.
  - Скажи мне, Медь. Ты Брежнева любишь? - решил кое-что уточнить для себя на всякий случай.
  - А кто его не любит, сука? - тоже решил включить еврея Вовка, - Все его любят.
  - Ну, не до такой же степени... - вырвалось из меня.
  Поневоле привиделась одна жуткая картина. На экране телевизора очередной съезд КПСС. С трибуны толкает речь наш дорогой Леонид Ильич. Заполненный до отказа зал в едином порыве работал правой рукой, исключая левых она... уклонистов. В полной фантасмагории мелькали руки, расстегнутые ширинки, оскаленные в экстазе лица...
  - Чика, а ты знаешь, кого я представлял? - прервал меня Медик.
  - Стесняюсь даже предположить.
  - Людмилку. У нее сиськи такие вообще... - реабилитировался друг.
  - Классно! - похвалил его.
  - Слышь, Чика, может сходим в подвал к пацанам, попыхаем? - решил продолжить моё погружение в новую реальность персональный Вергилий.
  - Не по кайфу, - высказался я, снова вызвав заметное удивление своего мелкого друга.
  Травить дурью свое новое тело мне лично не хотелось, хотя оно, по-видимому, и так загроблено дурной эксплуатацией до дебильности.
  - Чудной ты какой-то сегодня, - заметил приятель, - Ну, как знаешь, а я пойду. Домой идти не хочется. Если литра позвонила домой, то опять влетит. Сука, хоть бы повзрослеть скорей. Если надумаешь, приходи.
  - Ладно, - согласился, выпроваживая чикиного друга до прихожей.
  Есть хотелось, но кроме пива ничего другого не предлагалось. Принёс остатки ядрёно пахнущего напитка с кухни и развалился на диване перед телевизором. Показывали какую-то хрень про комсомольцев, рвущихся строить БАМ. Как же здорово жить, не осознавая результаты твоих действий! Не в этом ли глубокий замысел творца, дарящего полноту ощущений своим адептам?
  Решил до конца разобраться с вопросом: - "Что я имею на данный момент, кроме того, что попал в глубокую-преглубокую..." Уже понятно, что я - попаданец. Моим обиталищем стало тело сорванца-двоечника с криминальными задатками, жившего задолго до моего рождения. Интересно бы узнать, каким он станет в мои времена? Заселен, так сказать, в коммунальные условия. Не заслужил, значит, собственного тела. Всё прекрасно помнилось и осознавалось из своей прежней жизни. Сведений же о чикином существовании мог получать в любой момент при своём желании. Пацан, получается, не догадывался о моем существовании. В момент моей активности, его сознание каким-то образом блокировалось и передалось под мое управление. Я получался лидером в нашем симбиозе. Хоть какая-то радость, а то быть под влиянием малолетнего недоумка мне, взрослому, состоявшемуся мужчине, не хотелось бы. Плохо, что управление телом требовало напряжения сил. Устаешь так, что приходится долго приходить в себя.
  Убитая вонючая квартира. Кругом у засранца, значит и у меня теперь, одни проблемы. Денег нет даже на просто поесть. Мать его не просыхала и жахалась со всеми подряд. Скоро собак начнёт домой приводить и на себя затаскивать. Участковый однажды заявлялся и грозился за тунеядство посадить с лишением материнских прав. Имелась такая статья в ту благословенную эпоху, когда сутью труда являлся процесс, а не результат. Какая-то гопкомпания толстых теток нагрянула как-то раз сразу после Нового года. Ходили по квартире, вынюхивали что-то, как крысы. Чику тогда выперли за дверь и срались потом целый час с матерью. Мда, интересная предыстория. Этот пацан реально может загреметь в какое-нибудь весёлое место, и я с ним прицепом. Мне такие расклады совсем не нужны.
  Что еще? Батя в бегах, скрывается от алиментов. Старший братец сидит в тюрьме по рецидиву. С самой старшей сестрой всё пока хорошо, но она живет в далёком Новосибирске. У отца ещё имелись двоюродные братья. Один живет где-то в Москве. Другой работает директором в санатории, в часе езды на автобусе. С нами эти родственники стараются не общаться по понятным причинам. Учеба на нуле, вернее, на цифре два.
  Портфель с дневником за седьмой класс "а" обнаружился на кухне. Сплошные двойки перемежались редкими тройками. Правда, к концу четвертей начинали преобладать трояки и даже четвёрки. Этот учительский финт ушами был хорошо понятен. Никто не желал терпеть это сокровище второй год в одном и том же классе. Воззвания красными чернилами учителей к родительнице пестрели почти на каждой странице. Учебники все разрисованы порноэтюдами. Весело парнишка живет.
  Есть ли хоть что-то положительное для этого оболтуса? Сестра иногда пишет письма и переводы присылает. Беспокоится о братике, зовет жить к себе. Если эта япономать окончательно откинет копчик, то у пацана по крайней мере один запасной аэродром в запасе. Друзей мало, но есть. Самый близкий конечно Вовка Медведев.
  Гитара еще имеется и не просто так. Несколько аккордов пацан сумел разучить. К спорту не равнодушен. Два года назад участвовал в детском футбольном первенстве. Его команда даже какое-то там призовое место заняла. Физрук за это продавил чикино вступление в пионеры. Значит, бегаю неплохо. Ноги должны быть не хуже, чем у меня-паркуриста в моей иной жизни.
  Подумав, стал снимать одежду. Раздевшись догола, подошел к зеркалу шкафа и провел тщательный осмотр своего нового тела. Никаких подозрительных пятен не нашлось, не считая синяков и порезов в разных местах. Нет никаких отклонений и мутаций, типа шестипалости и жутких родинок. Рост обычный для семиклассника, чуть ниже среднего. Тело поджарое, жилистое, но заметно тощее. Ноги действительно мощные и накаченные, как у бегуна. Хмм, кенгуру кривоногое! А вот плечи и грудные мышцы стоило бы немного подправить.
  Моська очень даже ничего, немного жестковата для нежного возраста. В будущем проблема дефицита девичьего внимания, думаю, мне не будет грозить. Копна черных волос, по совковой моде длинных, до шеи - "Хомо лохматикус". Продолговатое лицо дополнял большой нос, впалые щеки, прямой подбородок и большие серые глаза. Взгляд хмурый, вприщур, немного смягчают пухловатые мальчишеские губы. Сойдёт по первому впечатлению. Основа для совершенствования есть, а уж правильно воспитать мышцы в разных местах я постараюсь. Будет что девкам на взгляд вскользь и без спиртного выставлять.
  А на углублённый взгляд... Предлагать было чего. Святые угодники! Как такое может быть у четырнадцатилетнего пацана? Нет, я не завидую. У меня там тоже все было на зависть окружающим. Но, чтобы в таком возрасте так натренировалось!
  Моим прозвищем в том мире было "Мустанг". Не знаю, кто его придумал и отчего. Может быть, от фамилии, а может от излишней активности в половых вопросах. Узнал случайно, что меня так окрестили из подсмотренного электронного письма одной девчонки. Приятно, что хоть что-то перенеслось с моей личностью в этот мир.
  Походил по комнате, раздумывая, сделать ли небольшую уборочку, или оставить все как есть. Решил пока всё оставить как есть. Пугать аборигенов чистотой пока опасно. На кухне не выдержал и перемыл всю посуду. Блин, тараканы же... Я их не перевариваю. В холодильнике пустота. Мыши скоро там повесятся. Наверное, уже завещание пишут. Масло растительное, правда, еще там нашлось. Молодому растущему организму не помешало бы еще чего в топку загрузить. От пива мало толку.
  Деньги - это проблема из проблем. Шарить по карманам пьяной тетки я не хотел. Паскуда Ганс все деньги отобрал! Стоп, стоп. Откуда у меня эти эмоции. Умри сейчас же во мне пацан! Как можно так жить? Понимаю, еду и деньги приносили мамкины хахали. Иногда приходили денежные переводы от сестры. Мать брали несколько раз на работу обычной уборщицей, но ее почти сразу выгоняли за прогулы. Надо теперь срочно что-то придумать.
  Занятый мыслями, позабыл, что бегаю по квартирке голышом. Чикина мама в дурацкой ночнушке внезапно вылезла из своего темного убежища и непонимающе уставилась на меня. Маленькая худенькая женщина с испитым лицом и растрепанными волосами выглядела заурядной бомжихой с Трех Вокзалов моего времени, но фигурой обладала вполне стройной. Мать не сводила взгляда с моего передка. По её похотливому лицу прокатилась волна вожделения. Я похолодел. Руки и ноги быстро заработали по поиску и надеванию шмоток.
  Взгляд женщины приобрел более осмысленное выражение. Наконец-то она узнала сына, произнеся:
  - Ты чего?
  Блин пшеничный, в этом городке, походу, все задают только этот дебильный вопрос.
  - Жрать нечего, вот и продал последние трусы, - зло схохмил я и добавил, - Кормить сына будешь?
  Сказал больше для того, чтобы разогнать напряженную тишину.
  - Нечем, сына. Нет у нас денег, - немного гнусавя, высказалась женщина.
  - А они на тебя с неба не упадут. На работу устройся.
  Женщина молча ушла на кухню и разразилась оттуда криками:
  - Пашка, скотина! Все пиво вылакал, подлец! Мерзавец, весь в отца!
  Телевизор бухтел о всяких успехах, вторя матерщине из кухни. Я стойко высидел на диване, пропуская всю эту хрень мимо ушей. Япономама, наматерившись, заткнулась и прошмыгнула в свою тёмную комнату.
  Живот завывал, как ансамбль помоечных котов перед дракой. Покопавшись в памяти Чики, узнал имена соседей по подъезду. В маленьких поселках люди живут дружно и обычно помогают друг другу. Пришла пора включать своё пацанское обаяние и немного попопрошайничать. Увы, мой партнер слишком наследил в душах соседей. Никто не соглашался одолжить мне ни копейки. Лишь когда возвращался к себе, уныло двигая конечностями с тапках, заметил на своей лестничной клетке соседку Таисию Степановну. Старушка передумала и решила дать мне рублевую бумажку в долг. С огромной благодарностью, весь искланявшись, взял денежку и, накинув серую куртку с опушкой и лыжную шапочку, поскакал в сторону магазина. Мороз к вечеру немного спал. По центральной улице гуляли влюбленные парочки и стайки ребятишек. Устав от управления телом, отдал его Чике.
  Тело по-видимому стало привыкать к своим необычностям, и прореагировало на пробуждение не слишком эмоционально. Как я и предполагал, после недолгих раздумий, оно устремилось в направлении гостиницы. Да, имеется в нашем маленьком городке такое заведение. Я бы по честнаку этой гостинице не то, что звездочку, даже лепесток от звездочки не дал бы. Типичная общага с запахом кошачьей мочи и тухлых овощей. В отличие от жилых домов, где подвалы забиты всяким хламом и вареньями, здесь кроме крыс и их какашек ничего не хранилось. В торцевой части входа в подвал раньше размещались кабинеты коменданта. Когда он съехал оттуда, помещения достались бородатому дворнику, которого молодняк почему-то прозывал Профессором Пердуновским. Он там жил и хранил свой инвентарь. В необлагороженной части подвала заселилась уличная шантрапа. Сначала против желания дворника. Потом враждующие стороны нашли общие точки соприкосновений и взаимодействий в виде жидкой валюты.
  Бодрая, немного танцующая походка Чики начала замедляться, а затем стала напоминать движениями кота, охотящегося на голубей. Мля, этот кот встретил явно не голубей. На горизонте нарисовалась компания из трех пацанов-вэшников с параллельного класса, возглавляемая Гансом, то есть Гешкой Сердюковым. В его лице было действительно что-то от типичного фильмовского немца - белокурой бестии. Это были те самые чикины антагонисты, избившие его в момент моего подселение. Пока тело растерянно думало над своими безрадостными перспективами, паскудный Ганс заметил его:
  - Ком цу мир! - подозвал он Чика.
  Пора выручать напарника. Я спокойно вразвалочку подошел к блондинчику и поинтересовался:
  - Дальше что?
  - Будто не знаешь? Ты недоплатил копеек сорок. За это сейчас всё из карманов выложишь и отдашь, - радостно объяснил Ганс и, предвкушая приятное развлечение, заржал.
  - А может, это ты мне сейчас свои денюжки выложишь? - невинно предложил я.
  Свита Ганса в недоумении выпучила на меня глаза, а сам он, нервно улыбаясь, злобно заявил:
  - Значит, хочешь, чтобы у тебя второй рог вырос? Обеспечу, только попроси.
  С этими словами он резко замахнулся. Я присел, увернувшись от удара, и с места врезал ногой по голени. Ганс взвыл. Добавил ему по скуле боковым замахом руки. Второй пацан подскочил, но, напоровшись на удар ногой в живот, упал, согнувшись. Третий, толстенький парнишка, оказался сыкливым и не полез драться.
  - Деньги из карманов! - неожиданно для себя, рявкнул на них.
  Толстый, помертвев, мгновенно достал две бумажки по рублю.
  - Если проверю и найду хоть копейку, убью без разговоров.
  Ганс с бледным от боли лицом без слов передал мне деньги через толстого.
  - Ладно, гуляйте, - благодушно разрешил им, - Дышите через ноздри.
  Пересчитал деньги - шесть рублей.
  - Круто мы погуляли с тобой, Чиканос! - пробормотал я, сам офигевший, уходя от печальной троицы.
  Не доходя до гостиницы, свернул к магазину. Набрал там жратвы всякой примерно на три рубля с лихуем: колбасы докторской, хлеба, сырков плавленых штук шесть, лука зеленого с большими головёшками и итогово подчеркнул всё бутылочкой портвешка три семерки. Ввалился со всем этим желудочным безобразием в подвал. Кроме Медика, радостно встретившего меня, нагруженного припасами, там сидели еще несколько разновозрастных пацанов.
  Подвал этот никогда не закрывался, и никто не крал отсюда матрасы на лежаках, старенькую радиолу и гитару-шестиструнку. Здесь было тепло зимой и прохладно летом. Здесь пережидали родительские репрессии матерые двоечники. Здесь просто так сидели и общались пацаны, когда им надоедало слоняться по городку и мозолить глаза взрослым и ментам. Чужаки опасались сюда заходить без спроса. К нарушителям применялись различные меры воздействия, вплоть до набивания морд и пинания других частей тела.
  Лампочка светила только в самой большой комнате. В других частях подвала было цивильно только в близлежащих комнатах, но со свечным освещением. Там тоже располагались лежаки. В остальных помещениях было грязно, вонюче и клопно. Для ночевки на всякий случай место показалось вполне удобным. Удовлетворившись мыслями и немного поев, предоставил телу право насладиться дальнейшим насыщением. Чуть не угробил этим парня. Чика подавился куском колбасы и долго откашливался. Затем принялся упрекать Вовку:
  - Ты чего мне в рот сунул? Чуть не сдох из-за тебя.
  - Ничего я тебе в рот не совал. Сам откусил, сука, - возмущенно заорал Медик, - Если у тебя мозги отсохли, то это к Перлику. Он тот ацетон тогда притаранил. От которого, сука, чуть все не сдохли.
  - Причем здесь я? - возмутился мелкий веснушчатый пацан, - Я предупреждал. Сами то духло захотели нюхать.
  Наоравшись и не переставая работать челюстями и кадыками, подростки переключились на другие темы, которые мне были абсолютно по барабану. Я прислушался к разговору в момент, когда Медик заинтересовался у Чики происхождением еды. Тот с удивлением ответил:
  - Зачем спрашиваешь?
  - Потому и спрашиваю, что если у матери, сука, деньги стырил, рубль мне верни? - терпеливо объяснил Вовка.
  - Не, мать я не обносил. Собирался только, да и забыл чё-то. Поперся сюда, как обещал, - ответил Пашка.
  - А откуда вся эта жратва, бухло? - начал заводиться Медик.
  - Мне откуда знать? - тоже завелся Чика.
  - Все пацаны видели, как ты ввалился сюда весь из себя такой, сука, счастливый. Лыба до ушей. Я прямо тебя не узнал сначала. Всё это притащил, - орал Медик.
  - Да, ладно! - не поверил Чика и вдруг обмер.
  Его пальцы нащупали в кармане бумажки купюр. Не веря себе, пацан вытащил руку из кармана. На ладони лежали целых три рубля. Пацанье счастье!
  - Что это? - прошептал потрясенно Чика.
  - Деньги, - ответил просто Медик, - Рубль мне верни, сука!
  - Ребята, вдруг это нечистая сила со мной играет? Я слышал про такое от маминых подруг. Надо бы эти деньги в святую воду бросить.
  Я про себя ухахатывался. Такое ни в одном театре не увидишь.
  - Чика, кончай, комедию ломать. Будто я тебя не знаю. Любишь всегда придуриваться. За сегодня несколько раз меня развел, сука. Тренируешься перед контрольной, чтобы математичку обмануть? Давай мой рубль, а остальное можешь кидать в любую воду, - злился Вовка.
  Чика без возражения отдал рубль, положив остальное в карман.
  - Слышь, Чика. Если тебе деньги не нужны, то отдай мне, - предложил ему Шило.
  - И мне... И мне, - загалдели другие ребята.
  Тело никому не ответило, продолжая безучастно смотреть в одну точку.
  - Ладно, отвалите от него. Сука..., - решил Медик.
  Снова они болтали ни о чем. Кто-то включил радиолу. Полилась песня Джо Дассена "Лете Эндиен".
  - А я "Летит би" Битлов научился играть, - вдруг сказал Шило.
  Ему передали гитару. Он уселся поудобней и, после нескольких проб, заиграл, подпевая подобиями английских слов и немного гнусавя. Очень сносно, даже неплохо сыграл. Парень имел задатки музыканта. Я очень заинтересовался исполнением и незаметно для себя вылез на первый план.
  - А что ты еще умеешь? - спросил его.
  - "Естедей" Битлов.
  Шило старательно попытался воспроизвести сложную композицию, напевая под нос. Получилось не ахти. Не доканчивая, перескочил на незнакомую русскую песенку, по стилистике напоминавшей раннюю "Машину Времени". Оказалось, что я угадал. Незнакомая песня называлась "Продавец счастья". Пацаны с удовольствием подпевали. Подростковые голоса очень органично сочетались с немудрящей песней. За ней последовала "Ты или я". Эту уж я знал. "Солдат", "Наш дом", "Битва с дураками" - все знаменитые песни этой группы. Еще одна неизвестная для меня, про замки в небе. Пацаны смотрели влюбленными глазами на Шило, Сашку Шиловского, длинного, узкоплечего восьмиклассника, с тонкими нервными пальцами, порхающими мотыльками по струнам. Чем-то он мне напоминал юного Кеану Ривза. По чикиной памяти, парень учился неплохо, но предпочитал общение со шпаной.
  Из полуприглушенной радиолы полилась знакомая мелодия. Дип Перпл играл свою известнейшую композицию "Дым над водой". Я невежливо прервал Шило, проорав по-английски:
  - Smoke on the woter!
  И жестом показал желание прибавить звук. Звук усилили, но шорохи и скрипы сводили эффект к минимуму. Музыка с трудом продиралась к нашим ушам. Песня окончилась, на волне заговорили по-немецки. Звук сделали тише.
  - Классный музон. К моему стыду, я ее ни разу не слышал, - признался Шило.
  Он в школе считался знатоком современной музыки, и дома имелись два мафона: катушечный и кассетный, набор записей Биттлов, Роллингов, Высоцкого, Машины Времени. Его брат Анатолий, учась в старших классах школы, создал группу "Спектр". Бацали роковые композы, но и обычную попсу на всяких свадьбах не отторгали. На конкурсах для молодёжных ансамблей пару раз заняли призовые места и даже получили признание от местного сельхозруководства. По правде сказать, признание было обеспечено благосклонностью дочки директора Наталья. Ребячья группа была приглашёна работать в ДК посёлка в качестве полноценного ВИА. Со временем репертуар от ультрасовременного рокового почти полностью стал солиднопопсовым. Состав обновился почти полностью. Парни ушли кто на учёбу, кто в армию, а кто просто психанул и разругался. Зато пришли возрастные креатуры клубного начальства. В ВИА на фоне патлатых валетов замелькали печальноглазые неудовлетворённые дамы и лысоватые пожухлые тузы.
  Знакомство с местной принцессой помогло Шиловскому получить направление в МГУ от предприятия, обучаться почвоведению. Учась в Москве, он все равно находил время на репетиции своего детища. Шило младший упрашивал братца взять его в ансамбль гитаристом, но тот отбояривался общими обещаниями.
  - Это - Дип Перпл, хардроковая группа. В семьдесят первом у них вышла пластинка "Машин хед" с этой песней, - пояснил я.
  - Мой брат со Стасом Наминым из "Цветов" знаком. Обещал и меня с ним познакомить, - решил восстановить пошатнувшийся авторитет Шило и предложил:
  - Чика, говорят, что ты на гитаре аккорды разучиваешь? Может, сыгранёшь чего-нибудь?
  Играть на гитаре я умел. Вот только надо определиться с тем, что можно исполнять, а что ещё не существует в природе. Я задумался. Пацаны это расценили по-своему и принялись упрашивать. Битлов можно безопасно играть. Сыграю ка я "Рок-эн-Ролл Мьюзик".
  Классно гитара настроена. Звук сочный получался. Я орал по-английски в экстазе. Песенка заводная. У пацанов морды были довольные.
  - Ещё! - кричали.
  - У тебя неплохо получается. Лабаешь на гитаре вполне профессионально, - высказался Шило.
  Сыграл еще им "Мишель", "Хелп", "Энд Ай Лов Хе". С последней песней немного запалился. Если в первых быстрых песнях слова не были явными. То в последней, медленной, они проговаривались четко. Хорошо, что никто, даже Шило не знал особо английский. Подумали, наверно, что как все по-попугайски выражался.
  Хотел закончить концерт, но пацаны упросили продолжить.
  Решил перейти к русским песням. Высоцкого опасно пока давать. Он в самом разгаре своего творчества. Вилли Токарева? Он только-только эмигрировал в Америку. Некоторые песни еще не родились. Вот и классно. Ничего страшного, что Вилли их сочинит немного позже. Никто про мой подлог не узнает.
  - Я увлекаюся спортивною рыбалкой:
  Ловлю рыбешку в холод, дождь, жару и снег...
  Пацаны визжали от восторга и подпевали не вполне по тексту:
  - Эх, хвост, чешуя...
  Не поймал я них...
  Заставили, гады, еще раз исполнить. Шило завистливо пытал насчет песни. Назвал автора, объяснил, что эмигрант. Сбацал еще "Небоскребы", опять несколько раз. Напоследок решил исполнить хитовую "Тетю Хаю". Ну все! Появилось новое пацанячье божество в моем облике. Предмет для обожаний и прочих восторгов.
  - Давай еще, - прорыдали ребята.
  - Бл..., я чего, нанимался, - завелся я, но тут же натолкнулся на залп из котошрековских взглядов.
  Обреченно взялся за гриф и решил напустить романтики. Объявил следующую песню:
  - "Ты у меня одна" Юрия Визбора.
  Не понял, что случилось. Видимо, я раскрутил какие-то эмоции у пацанов. Перлик шмыгал носом и предательски заблестел газами.
  Я объявил другую песню:
  - Это из Константина Никольского.
  - Знаю Костика. Вернее, брат с ним хорошо знаком, - радостно завопил Шило, - В "Цветах" играет на гитаре. Приезжал к нам, вернее к брату на день рождения.
  Исполнил первые аккорды, торжественные и печальные...
  - О чем поет ночная птица. Одна в осенней тишине. О том, с чем скоро разлучится и будет видеть лишь во сне...
  Песня засасывала меня всего. Я словно воспарился ввысь. С каждым словом, с каждым ударом пальцев по струнам, возрастала некая сила.
  - ...Лети, я песню допою! - орала моя глотка.
  Невероятно красивый проигрыш будто вырвался из моих рук, и улетел куда-то вдаль...
  Я потерял сознание!
  
  2.
  Четверг, 30.01.1975 г., наличка - 2 руб. 25 коп., долг - 1 руб.
  Увидел себя, вернее Чику, со стороны и всю подвальную компанию мальчишек, уставившихся на тощее чудо. Чикино тело медленно, как в замедленной киносъёмке, опрокидывалось на спину. Внезапно вся картинка оказалась будто смазанной. Все светящиеся точки, все фрагменты превратились в вытянутые линии. Светящиеся линии слились в сплошной тоннель, по которому меня стремительно уносила незримая сила.
  Меня охватил покой и свет. Неявно проступающие контуры создавали ощущение тумана вокруг меня. Часть фрагментов сложилась в человека, шествующего ко мне. Фигура худощавая, спортивная, вместе с тем одетая в странную хламиду. Вокруг его головы разливалось свечение. Я узнал мужика, не давшего мне зайти в свет.
  - Наконец-то удалось тебя вызволить сюда! - с радостной улыбкой произнес подошедший.
  - Где я? - задал свой вопрос немного испуганно.
  На это мой собеседник равнодушно махнул прозрачными конечностями:
  - Это неважно. Одно из незанятых пока мест... Междумирье.
  Только теперь заметил, что общался с мужиком без голоса, мыслями.
  - Я снова умер? - сразу попытался определиться.
  - Относительно реальности твоего носителя - нет. Видишь вон ту серебристую нить? Она связывает тебя с новым носителем.
  - А почему я тогда здесь?
  - Скажем так. Я очень хотел с тобой встретиться и многое объяснить, ответить на мучающие тебя вопросы. Срезонировал твои ключевые эмоции и вытащил в одно из подпространств. Если пожелаешь, то мы продолжим разговор в более удобном месте.
  Я пожелал, и мы оказались на песчаном берегу океана с пальмами и скалами вдали. Предметы, вода и наши тела были четкими и вполне реальными. Спутник мой оказался в светло-бежевом хитоне и сандалиях на босу ногу. Он напоминал одеяниями древнего грека как на картинах Рафаэля, если бы не его славянская внешность и орнамент по краям ткани. Его сходство со мной было разительным. На мне же оказалась моя любимая темно-синяя футболка с белой надписью "Йа чоткий патсан" и обычные джинсы. Босые подошвы ласкал струящийся песок.
  - А здесь неплохо, - заметил я, радостно ощупывая свое такое знакомое тело.
  Решил убедиться в своем полном соответствии и проверить татушку на заднице. Как-то раз Лорка расшалилась и куснула меня за мягкое место. Больно так куснула, даже след остался. Я тогда надумал запечатлеть это зверство над собой татуировкой, чтобы любимая помнила и постоянно просила прощения за своё преступление. Обалденное наслаждение слушать, как Лорка с виноватым видом лепечет извинения. Мой хорошо знакомый мастер соорудил великолепный рисунок с три-дэ графикой. Там была изображена жутко кровоточащая рваная рана. Еще там прикольно так нарисован был кусок моего мяса, вырванный из жопных глубин и вытащенный наружу, а в глубине раны белела кость, почему-то больше похожая на куриную. Рисунок этот накололи на место укуса. Лорка чуть не умерла от смеха, когда в первый раз это увидела. Очень ей понравилась моя придумка.
  Без всяких комплексов я спустил джинсики и попросил мужика проверить наличие татушки. Судя по заливистому смеху, стоит родная, вернее, висит на положенном месте. На гостеприимного хозяина за глумливый смех обижаться не стал. Наоборот, всегда нравилось поднимать людям настроение. Меня вдруг охватил какой-то щенячий восторг, какое-то предвосхищение грядущих радостных событий. Может быть, это таинственное существо поспособствует моему возвращению к родному очагу?
  - Я Рей - вечный странник. А ты станешь квисцитом, если приобретёшь нужные умения. Все задатки для этого у тебя имеются. Для начала требуется создать свое собственное пространство в высших сферах, где должен будет находиться твой хранитель. Рекомендую воспользоваться небесным кабинетом хранителя Чики. Твоя корона поможет найти нужную эмоцию, чтобы забраться туда из тела носителя. Там сможешь складировать кристаллы опыта прожитой жизни. Это твой бесценный багаж, твоя сила квисцита.
  Я догадывался, какой смысл несет это загадочное слово. Оно означало... Короче, я типа Нео из "Матрицы", а Рей вроде черножо..., то есть чернокожей вещуньи Пифии, или кто там еще может быть? Вери даже круто!
  Рей продолжал:
  - Чтобы прежний хозяин кабинета не похитил твои кристаллы, не забудь поставить там блокировку.
  Рей вытащил откуда-то темный кристалл в виде ромбовидной пластины с острыми краями и вонзил в меня. Я ойкнул с перепуга, но боли не почувствовал. Субстанция моментально растворилась во мне, едва коснувшись границ тела.
  - Что будет с носителем, то есть с Чикой, если я поставлю эту блокировку? - решил провентилировать на всякий случай будущее напарника.
  - По не зависящим от нас с тобой причинам, произошло рассогласование хранителя и опекаемой им личности. К сожалению, встречаются в высших сферах подобные персоны, плохо выполняющие свои обязательства. Их подопечные оказываются в самых неблагоприятных условиях, приобретают вредные привычки, губят себя и портят жизнь окружающим. После блокировки, его хранитель окончательно потеряет к нему всякий интерес, а он сам через сорок дней прекратит земное существование.
  - Получается, что я его убью? - грустно констатировал я.
  - Глупости! - рассердился Рей, - Ты поможешь ему сохранить личность. Он тогда сможет перейти через нулевой портал на новую попытку. А тебе это позволить достичь более высокого эмоционального уровня и приобрести своё место в высших сферах. Поскольку хранителем для себя ты можешь быть сам, то получишь возможность свободно пользоваться массивами знаний верхнего мира, вести другие личности, создавать новые. Сможешь сам выбирать носителей и загружаешься в них. Ты сможешь сохранять накопленные знания и корректировать человеческие судьбы. И этими способностями ты должен научиться пользоваться. Не зря ты наделен короной.
  Что за корона? Я потрогал голову. Пальцы передали реальные тактильные ощущения твердого черепа, мягких волос, но никакого другого предмета я там не обнаружил.
  - Короной здесь называют светящийся ареал вокруг головы, - пояснил хозяин места, показав рукой над своей головой.
  - А вы случайно не Бог, или там архитектор матрицы? - ляпнул я и глупо хихикнул.
  Рей внимательно посмотрел на меня и вдруг засмеялся.
  - Почему ты так решил? - с трудом спросил он сквозь смех.
  - Это место просто парадиз...
  Отсмеявшись и заметив мой обиженный вид, решил в качестве извинения попытаться дать мне ответ:
  - Бога нет в том понимании, как представляют его люди. Ему нет смысла реализовываться в какой-нибудь объект. Он..., как бы это сказать. Он - влюбленный в себя мир. Он - высшая степень совершенства. А этот парадиз я создал по праву квисцита. Было дело когда-то... Только я не до конца реализовал все свои возможности. Надеюсь, что ты сделаешь всё то, что не получилось у меня. В любом случае у тебя есть право отказаться и пройти через нулевой портал, чтобы начать новую жизнь обычным человеком, забыв обо всем.
  - А могу я сначала дожить свою прежнюю жизнь, а потом уже выполнять миссию квисцита, - гнал я свое.
  - Можешь, только тебе придется вновь взаимодействовать со своим хранителем, а значит, вернуться к статусу обычной личности.
  - А разве эти хранители желают зла своим подопечным? - с наивным видом поинтересовался я.
  - Все они были раньше созданы, чтобы помогать личностям совершенствоваться. Взамен получали от них эмоции высокого порядка, так как сами не могли их вырабатывать. Со временем свершилась подмена. Ангелы присвоили себе функции властителей судеб. Личности были выключены из спирали развития из-за того, что лишились знаний прожитых жизней и превратились в участников бесконечных гонок и боев без правил. А общая линия судеб превратилась в какой-то квест, или как еще там у вас называются компьютерные игры. Да-да, не улыбайся. Вы все вместо божественного предназначения участвуете в глупых войнах, раболепствуете перед ничтожествами, подвергаетесь экспериментам и извращениям. Все ради того, чтобы развлечь существ верхнего мира и насытить их более сильными эмоциями.
  - Да, задачка с непростыми начальными условиями... Бога нет, ангелы вроде злокозненных пиндосов, мешающих простым личностям нормально развиваться. И что мне теперь с ними войну устроить? - подумал я, как выяснилось, вслух.
  - Насчет Бога ты неправ. Он в каждой, даже самой ничтожной личности. Получив доступ к хранилищу прожитых жизней, ты поймешь, зачем жители верхнего мира гоняют личностей по вечному кругу и как им противодействовать, - вклинился в мои размышления Рей.
  - Кругу Сансары? - блеснул ученостью я.
  - Мне все равно, какие термины вы там внизу придумываете, - сухо отреагировал собеседник и продолжил, - Я могу помочь тебе на первых порах, взяв часть обязанностей хранителя. Мой опыт и твои возможности позволят сделать многое.
  - Почему именно этого малолетнего охламона я должен спасать? - добрался до интересного вопроса.
  - По эмоциональному рисунку вы очень близки, только уровнями разные. Для хранителей вы неотличимы друг от друга, - ответил Рей.
  - А почему так далеко от моего времени?
  - Не все здесь в восторге от прихода нового квисцита. Пока ты слаб, надо тебя обезопасить и отдалить от твоего прежнего хранителя. Не переживай. Через сорок дней подберешь себе носителя по своему вкусу.
  Солнце мира Рея припекало немилосердно. Захотелось поплавать в бирюзовых водах лагуны. Воспользовавшись молчаливым одобрением хозяина места, скинул всю одежду и бросился в прохладу океана. Как это здорово ощущать свое родное тело, знакомое до каждой мышцы, каждого волоска. Дельфины подплыли ко мне играться. Плавали вместе и фыркали друг на друга. Потом я валялся на золотистом песке и лазил на пальмы за кокосовыми орехами. Божество разместилось за холмом и готовило жаркое из морепродуктов на костре. Мы лакомились гребешками и мелкими осминожками на шпажках, запивая пивом из жестяных банок.
  - А почему всё так, как в обычной жизни? Баночное пиво, шпажки, морепродукты..., - не сумел сдержать любопытство.
  - Всё, что наработано в нижнем мире, приходит сюда в виде образов и знаний, - с охотой пояснил мне Рей.
  Солнце, неподвижно висевшее в зените, начало потихоньку движение и очутилось вблизи горизонта. Наступил красочный закат. Мы молча смотрели на невероятно красивую картину, провожая солнце и отхлебывая свое пиво.
  - А теперь пора прощаться, - произнес Рей и встал, - Если захочешь меня снова посетить, вспомни эмоцию, которая тобой овладела после проигрыша на гитаре. Прошу не переигрывай и сильно не вылезай из образа своего носителя. Ты тогда усложнишь ему жизнь, а он не воспримет такой опыт. И ищи поскорей путь в пространство хранителя. Успехов тебе в новой жизни, квисцит!
  
  ***
  Я очнулся все в том же подвале. Пацаны испуганно на меня пялились.
  - Ты чего, Чика? - кто-то спросил.
  Вот моя деревня. Вот мой дом родной... Все те же слова и все те же проблемы.
  - А ничего! Рассказывайте, что тут со мной сотворилось?
  - Ты песню допел и завалился на спину. Дышать перестал, сука. Сердце кажись не билось. Горлик убежал вызывать скорую, а ты снова ожил, - облизывая губы, ответил Медик.
  - Я теперь вампиром явился с того света по ваши души. Сейчас начну сосать кровь из чьей-нибудь шеи, - пошутил, пытаясь всех развеселить.
  - Да иди ты, Чика, знаешь куда? И там соси свою шею, - обидчиво высказался Вовка.
  Прибежал Горлик, самый младший из пацанов. Сказал, что скорую вызвал. Я сообразил предложить Медику авантюру - заменить меня, изобразив пережившего приступ. Он согласился только после того, как я описал ужасы неминуемо надвигающейся домашней порки. Пацаны кроме Пёрлика торопливо попрощались и растеклись по домам. Медик разлегся на подоконнике первого этажа гостиницы и принялся так горестно стенать, что из дверей коридора полезли участливые жильцы. Мы с Пёрликом завели Вовку в одну из квартир и положили на диван. Врачи почти сразу нарисовались и забрали стонущего пацана на носилки. Я напоследок шепнул ему, чтобы сильно не переигрывал.
  С Пёрликом я больше спать не лягу. Такой засранец жутко громогласный, хоть и мелкий. Ощущение было таким, будто в подвале находилось стадо сотрясающихся в экстазе медведей во время случки. Пришлось полночи слушать всякие западные радиостанции. Говорили об академике Сахарове, о Джимми Хендриксе. К утру все-таки прикимарил.
  
  ***
  Пятница, 31.01.1975 г.
  Пёрлик ушел утром, когда я ещё спал. Проверил карманы на всякий пожарный. Деньги остались на своём месте. Поел остатками вчерашнего пиршества и вылез из подвала. После визита к Рею настроение сильно повысилось. Стало понятно, что я не брошен на произвол судьбы.
  День моего случайного отгула - тридцать первое января - оказался солнечным, хоть и морозным. Наполненные сверкающим на снегу светом улицы городка были почти пустынны. Народ разбрелся по рабочим и школярским делам, или пенсионерил перед телевизорами. Красивая аллейка центральной улицы с закутанными в снежную пелерину деревьями, располагала к размышлениям.
  Итак, мне светило веселое недолговременное времяпрепровождение в брежневском отстое. Завалиться что ли в Москву, начудить там? Скорее там со скуки помрешь. Из развлечений только музеи, библиотеки и кино. Примерно то же самое, что и в поселке, только без музеев. Зато здесь природы навалом: леса, поля, косогоры, буераки... Зайцы табунами бегают всякие.
  Тело должно знать про поход в поликлинику, а я уже замучился управлять им. Решил сгонять домой помыться и деньги заныкать, а уж потом отдать поводья напарнику. Забежал в магазин и купил там батон белого и полкило колбасы. Мать ведь тоже человек. На площадке моего этажа заметил представительную женщину, которая терзала кнопку звонка в дверь моей квартиры. В таком одухотворенном сочетании пальто с воротником из искусственной собаки, шапки-пирожка и решительной физиономии легко угадывалась передовая общественница, любительница решать чужие проблемы. Увидев меня, она тут же надвинулась и спросила густым голосом:
  - Чекалин?
  Я опасливо кивнул.
  - Наконец-то! - возопила женщина, обращаясь не то к Богу, не то к чему-то ещё вышестоящему, - К вам скоро на танке придется заезжать.
  - На танке не надо, - убежденно заявил я, оценивая габариты нежданной гостьи, - Вам бы самой разбежаться, только и всего.
  - Хамишь? - удовлетворенно констатировала женщина, - Ну, ну. А почему ты, собственно, не на уроках?
  - Освобожден из-за острого приступа триперококковой пропердиназы. Сейчас в поликлинику пойду.
  - Умный, да? Мозги бы свои лечил. Учителя все жалуются.
  Дождавшись, когда я открыл дверь ключом, вперлась в прихожую без приглашения и стала осматривать жилье, поминутно цокая и делая замечания типа:
  - В хлеву свиньи чище живут.
  Или:
  - Как только вас тараканы терпят?
  Мне осталось только буркнуть:
  - Вам виднее...
  Тем более, что из темной комнаты вдруг выплыла моя маман, то есть чикина, вся заспанная и в своей непременной ночнушке. Увидев ее, женщина просияла и грозным голосом рассказала, что она из такого-то там комитета и что ей получено сделать последнее предупреждение о недопустимости антисоциального поведения гражданки Чекалиной. Была торжественно выдана путевка на работу с требованием незамедлительно устроиться туда. В противном случае комитет собрался подать в суд о лишении родительских прав, а мне обещан казенный дом и дальняя дорога. Прогромыхав и наследив в комнате, представительница удалилась.
  Я взял листок из рук матери и окинул взглядом текст. Приглашали ее в местную больницу работать санитаркой. Потом протянул авоську с продуктами и сказал:
  - Покушай, если голодна. А мне надо помыться и в поликлинику смотаться.
  Нычку устроил под ванной в пустой жестянке. Пока намывался, обдумывал сложившееся положение вещей. Суд тут быстро обделывает дела. Значит, матери не стоит дергать судьбу за тестикулы и все-таки устроиться на работу. Я не горел желанием даже на краткий миг очутиться в детдоме. Оп-ля, крантец! Мои физресурсы на исходе. Даже пальцами с трудом могу двигать. Давай, партнер, домывай свое тело.
  Было не особенно интересно, что предпримет Чика дальше. Он послушно сходил в поликлинику и попытался изобразить там серьезные последствия от вчерашнего удара. Добился только рецепта на таблетки и курса уколов с направлением к Людмилке. Позднее он бродил по городку, общался с разной мелкотой, играл в трясучку на деньги. Это когда участвуют двое. На ладонь укладывается по одинаковой сумме монет. Все накрывается другой ладонью и один участник принимается энергично встряхивать горсть. Другой должен остановить процесс и сказать к примеру: - "Орёл", или "Решка". Если в сумме получалось больше орловых монет, то все забирал угадавший, если нет, то другой участник. Если получалось одинаково, то ничья. Никто ничего не забирает. Чика натряс около полтинника.
  В конце-концов, он завалился в знакомый мне подвал. Там присутствовал обычный пацаний контингент. Еще там обнаружился мужичок бомжеватого вида. Тот самый, которого все называли Профессором Пердуновским. Пацаны принялись приставать к Чике насчет песен на гитаре. Раздраженный Пашка разорался, обозвал всех психами, сам психанул и в итоге убрёл домой.
  Дома на кухне обнаружился пожилой и тощий хмырь в трусах и в татушках. Чикина мама сидела у него на коленях. Пашка как обычно шмыгнул в свою комнатёнку и улегся на кровать. Не понимаю я партнера. Хотя мне пофиг. Это его жизнь и по всем раскладам дополнительный источник жратвы.
  Меня разбудили странные шорохи в комнате. Когда раскрыл глаза, в свете луны увидел жуткую картину. Перед кроватью со спущенными до колен трусами стоял хмырь. Чего он намеревался делать дальше, выяснять не стал. Ткнул его кулаком в живот так, что тот согнулся. Потом вскочил с кровати и с рычанием поволок тело в прихожую. Открыв дверь, вышвырнул гостя за порог. Когда на шум выскочила япономатерь, объяснил ей, что её хахаль приставал ко мне и попросил завязывать со случайными мужиками. Она все же сердобольно впустила хахаля обратно, дала ему одеться и тихо объяснила:
  - Лёшенька, не ходи больше ко мне. Паша на тебя осерчал.
  Долго успокаивал плачущую родительницу на кухне, так как чем больше говорил ласковых слов, тем сильнее она принималась плакать. Во мне что-то щёлкнуло, будто кто-то тумблер включил. Я вдруг понял, что нужная для попадания в пространство хранителя эмоция найдена. Немного успокоившись, мать сообщила с пугливой улыбкой, что я сильно изменился и давно так с ней не разговаривал. Пообещала мне, что завтра же пойдет и устроится на работу. Зашла речь о родственниках. Оказалось, что один из ближайших двоюродных дядей живет всего в часе езды на автобусе, в поселке санатория "Березовая роща".
  Проводив мать спать, тем более, что время было далеко за полночь, залег в кровать и расслабился. Повторился полет через светящиеся тоннели, и я оказался в затуманенном месте. Повсюду висели как фрукты в йогурте разнообразные кристаллы. Вспомнив наставление Рея, вытащил из себя и привел в действие темный кристалл, который быстро растворился в пространстве, вызвав рябь и ощущение замкнутости. Подумав, решил пригласить наставника, чтобы ничего не нахимичить. Рей не заставил себя долго ждать. Похвалил за оперативность и принялся вместе со мной наводить порядок в бывшем обиталище чикиного хранителя. Для начала была организована поверхность, на которую складировались чикины кристаллы. Следующим шагом я снял с себя корону в виде золотистого шара и поставил на поверхность. Начался процесс превращения в кристаллы загадочного вещества короны. Нехилая получилась горка из разноформенных кристаллов. Рей подрядился подключить мою горку к всеобщему массиву прожитых жизней и упорядочить знания для удобства пользования. Для такого глобального дела он пообещал предоставить своих помощников.
  Перед возвращением в носителя Рей в качестве жеста доброй воли предложил загрузить какую-нибудь полезные знания. Ну, чтобы не так скучно было проживать в тощем теле. Врасплох застал. А у меня с этим словом ничего не ассоциировалось, кроме учёбы. Заказал себе знания в пределах курса средней советской школы. В принципе, я неплохо в свое время учился и закончил школу без троек. Однако все заученное удержать в голове никому не дано. Особенно это касается всяких математических изворотов типа эвольвенты с эволютами, тангенса и гипотенузы, синуса с секасом.
  Рей вторично порекомендовал мне не сильно выбиваться из образа Чики, а то у моего подопечного может крыша поехать от диссонанса, но моё желание исполнил. Я получил кристалл, будто слепленный из множества более мелких фрагментов, оттого переливающийся как бриллиант. Ангел с улыбкой заметил, наблюдая моё восхищение, что когда я стану зрелым квисцитом, то смогу обладать любыми знаниями и способностями, которые выработало человечество.
  
  3.
  Суббота, 01.02.1975 г., наличка - 1 руб., 43 коп., долг - 1 руб.
  Утром меня разбудил Вовка с горестным видом. На звонко тикающих настенных часах стрелки еще не достигли восьми. Охереть, какая рань. Даже темень была еще за окном. Хотел обложить как следует своего мелкого другана, но его морда была такой несчастной, что язык просто-напросто на него не поднялся.
  - Ты чё не идешь? Скоро первый урок. Мне сегодня нельзя опаздывать, - постным голосом зачастил он и добавил, горестно шмыгнув носом, - Эх, Чика! Не получилась у меня маза. Ты был прав. Не надо было переигрывать, сука. Врачи раскололи...
  При этих словах Вовка потер задницу, болезненно морщась.
  - Ты чего задницу трешь? - заинтересовался я, - Чирей подхватил?
  - Какой чирей? - обиженно возопил друган, - Посмотри сам!
  Он быстро расстегнулся и снял черные хебешные штаны, показав мне свой тощий задок с огромным синячищем. Невеселая житуха у этого парня. Я бы на его месте быстро повесился. Судя по количеству порок, Вовке давно пора присуждать звание святого великомученика.
  Не вовремя вышла мать и застала нас в двусмысленном положении, невинно поприветствовала приятеля и прошла на кухню. Вовка шустро напялил штаны, не смутившись ни одним мускулом и с широчайшей улыбкой поприветствовал чикомаму. Можно было подумать, что он только и делает, что показывает всем голую жопу. Стриптиз с доставкой на дом.
  Вообще по вовкиным похождениям пора сценарий боевика писать. Его доставили в больницу, обстукали, общупали. Даже капельницу поставили. Врач позвонил домой чтобы кое-что выяснить. Трубку взял отец и сообщил эскулапу, что у него дома есть самое лучшее лекарство от всех болезней. Пришлось Вовке срочно выздоравливать и тащить свою многострадальную задницу на суд и расправу отца.
  Спать хотелось прямо таки зверски. Думал, что суббота здесь выходной. Может быть, послать школу и прочие обязаловки далеко и еще дальше. Тем более, что я через сорок дней сдохну все равно. Как бы не получить новую атаку толстых общественниц, которые с удовольствием выжрут весь мозг. Узнав, что я в школу идти не собираюсь по причине все еще болеющей головы, Вовка пробурчал что-то на тему моего везения и грустно потопал вниз по лестнице.
  Мать сварила суп из пакетиков. Там мучные составляющие в виде звездочек такие имеются прикольные. Оказывается, на антресолях какая-то жрачка валялась. Значит, голодной смертью ещё рано помирать. Чай еще достала, такой странный, в плитках. Чифирить им можно запросто. Спать после расхотелось. Подумав, решил сгонять в санаторий к родственнику на разведку. Мать стала собираться в больницу, чтобы выполнить своё обещание устроиться на работу. Вместе вышли из дома.
  Автобус по нужному маршруту ходил всего четыре раза в день. После изучения расписания на остановке, пришлось возвращаться домой и ждать одиннадцати с копейками часов. Погода была в этот день морозной под минус десять. На остановке прятались от холодного ветра несколько деревенского вида женщин. В автобусе оказались свободные места, и я занял удобное место у окна. Пожилая кондукторша дала мне целую кипу билетов на тридцать пять копеек. Автобус долго петлял по дальним деревням. Интересно было наблюдать очень красивые места, которые в будущем с огромной вероятностью заменятся унылыми коттеджами богатеньких буратин.
  Поселок санатория возник белыми корпусами пятиэтажек. Кроме основных трёхэтажных корпусов, расположенных на берегу красивого озера и вдающихся глубоко в лес, поблизости от остановки располагался квартал домов для семей сотрудников. К сожалению, пройти в поселок оказалось сложной задачей. От внешнего мира санаторий и поселок отделялся высоким кирпичным забором. На КПП сидел пожилой вахтёр, которому спешащие мимо люди показывали бумажки. Пришлось вспомнить навыки паркуриста из прошлой жизни и, отойдя на сотню метров, перемахнуть забор.
  А тут классно можно жить. В магазине с продуктами побогаче будет. Была говядина разная весовая, свинина и даже кое-где проглядывалась баранина. Рыбы мороженой и охлажденной просто завались. Поражало разнообразие консервированной продукции из братских стран. Умилили бананы из Эквадора за два-писят килограмм, только очень зеленые. Весь поселок можно обойти буквально за несколько минут. Традиционного Ленина на площади не было, зато была скульптурная композиция для фонтана из девушки, держащей почему-то пучок атомов, у которых на железных прутьях, обозначавших орбиты, висели шарики электрон. Забавная инсталляция, только смысл не уловил. И лицо у неё было такое скорбное, словно она мучилась проблемами несварения, или намеревалась метнуть все свои атомы в намеревающихся войти в здание. Памятник шахидке, ети её.
  К дому культуры примыкал целый комплекс зданий с площадками для различных видов спорта и плавательным бассейном. Дирекция санатория располагалась рядом с ДК, который на самом деле назывался дворцом культуры и спорта. Зашел туда и узнал, что мой дядя уехал в райцентр Правдинск. Когда будет, никто не ведал. До обратного рейса автобуса оставалось больше трёх часов. Во дворце среди афиш и объявлений заинтересовало приглашение для отдыхающих посетить сеанс одновременный игры в шахматы, проводимой кандидатом в мастера Шумиловым Н. М. Дядюшка чикин оказался не прост. В памяти партнера сведений о спортивных достижениях родственника не отыскалось. На всякий случай решил выяснить все у местных.
  Выяснил. Хе-хе - много раз. На выходе из здания столкнулся с группой местных пацанов. Их было не меньше десятка и, в основном, постарше меня. Подошел и вежливо поздоровался, но спросить ничего не успел.
  - Ребята, это же мясо из Просторов! - завопил самый мелкий из них.
  - Какое мясо, к лешему? - офигел я.
  - Пацаны, сам драный гондон Чика к нам за звездюлями пожаловал, - восторженно заорал другой.
  - Ща мы его без трусов по морозцу пустим, - размечтался третий.
  - Че, драться со мной будете? - продолжал тупить я.
  - Нет, пихаться... - заржали в ответ пацаны.
  - А чё я вам сделал?
  - А помнишь, как ты со своими дружбанами в Правдинске нас повстречали, деньги все отобрали и морды набили?
  Против десятка озлобленных подростков мне со своим тощим телом соображать было нечего. Я включил икроножные мышцы на всю мощь. Действие напоминало загон зайца борзыми собаками. Ловили меня сначала по городку, потом мы петляли по лесочку. Пацаны даже выли злобными котами от досады, но не переставали преследовать, горя мщением.
  Мне повезло. На пути оказалась строительная площадка с остовом строящегося здания. Там я немного попрыгал белкой, перелетая со стенки на стенку. Обычный паркур в моем исполнение, только очень облегченный из-за недостаточной для такого дела силой в мышцах рук. Пацаны прихерели, наблюдая такие трюки. Под конец, я самоуверенно исполнил вольран, преодолев пятиметровый бетонный забор с одного захода. Хорошо, что не на бис. Последний элемент стоил мне разодранного носка правого ботинка и порванных в коленях клешей.
  Остановился отдышаться у хоккейного корта, где яростно рубились местные подростки, разодетые в красивую форму. За игрой наблюдала небольшая кучка зрителей, сидящих на пятирядной трибуне. Снова заметил преследователей. Кажется, они меня увидели и побежали к трибунам. Деваться было не куда, кроме как заскочить в деревянное строение. С перепугу не понял, что дверь была закрыта. Запор таким слабым оказался, что легко поддался воздействию моей тощей субстанции. Шмыгнул за дверь и очутился в неприхотливой раздевалке местных хоккеистов. Кроме шкафчиков больше спрятаться тут было некуда. Если злобные коты зайдут сюда, то окажусь как в капкане. Еще одна не менее злобная, здоровенная мохнатая серость урчала в мою сторону из-под лавки. Видимо придется героически огрести люлей. Не от серой кошки, конечно. Еще посмотрим, кто больше огребет! В дверь сразу все не влезут. Устрою им фермопильское сражение.
  Пометался немного по небольшому помещению и вдруг увидел в приоткрытом шкафчике форму хоккеиста команды "Березовая роща". Она была бело-зеленой в продольную полоску с номером девять на спине. Размер был больше моего, но можно поддеть свитер. Быстро принялся напяливать хоккейную амуницию. Кошка сопровождала мои действия негодующим шипением.
  Раньше пацаном пропадал вечерами на хоккейных площадках. Приглашали играть даже в молодежку. Так что знаю: что и куда. Когда мои преследователи заглянули в помещение, я спокойно сидел и зашнуровывал конек, наклонившись к нему. Длинные волосы забрал под шлем. На ожидаемый вопрос я отрицательно потряс головой. Кошка перенесла свою ненависть на новых визитеров и шипела, как потерпевшая. Ничего не говоря больше, злобные коты убрались. Я начал было обратно расшнуровываться, как в раздевалку влетели разгоряченные и раздражённые хоккеисты. Не обращая на меня никакого внимания, попадали по лавкам.
  - Ты кто? - наконец поинтересовался высокий, длиннолицый парень с повязкой капитана.
  - На замену прислали, - ответил, сконструировав значительную морду.
  - А-а! Все равно сливаем, - горестно высказался капитан, - За один период уже три таблетки огребли. Звать то как?
  Познакомились. Капитана звали Женей. Подскочил тренер, невысокий, лысый, с круглым лицом и носом в виде картошки, пронизанной синими прожилками. Мужичонка видимо был не дурак выпить. Самой неприятной деталью образа этого человека был невыносимо визгливый голос. Не замечая на меня, он обрушился на ребят:
  - Это не игра! Это похороны надежды остаться в зоне. В следующем году опять на областной уровень скатимся. Сонные мухи быстрее бегают, чем вы. Поймите, нельзя уже нам больше проигрывать.
  Хоккеисты молчали и уныло отворачивались. Тренер эмоционально изобразил жест "делайте, что хотите, а мне все до лампочки" и выскочил из раздевалки.
  - Павел Романыч кем тебя поставил? - снова обратился ко мне Жека.
  - Нападающим, - снова соврал я.
  - А в чью пятерку? - продолжал допытываться капитан.
  - Не знаю, не сказал.
  - Значит, в третью. Вон видишь паренька кучерявого. Это Юрка Колдопский. К нему подойдешь.
  Вообще, что я здесь делаю? Опасности для моей тощей жопы давно миновали. Осталось только дождаться родственника и попрощаться с этим недружелюбным местом. А, ладно! Что мешает мне просто развлечься?
  Начало второго периода было отмечено вязкой игрой и еще одной шайбой в наши ворота. Играли только две лидирующие пятерки. Противник был уверен в победном итоге и не особо выкладывался. Нашу пятерку Романыч выпустил только в середине периода.
  Все-таки опыт даже из прошлой жизни не прокашляешь. Легко проскочил заслоны и, оказавшись у ворот, влепил таблетку. Получилось это настолько неожиданным, что выглядело случайным. После сбрасывания, снова захватив шайбу, я пропорхнул через поле к воротам врагов, и опять обновил счёт. Ещё одна шайба затрепыхалась в сетке. Следующую забросил своим фирменным проходом из-за ворот. Сложно играть без поддержки партнеров, но можно. Я бы больше смог заколотить шайб, если хотя бы пасы делали нормально. На последний перерыв ушли при счете три-четыре.
  Настроение у соратников заметным образом повысилось.
  - А новенький неплох...
  - Подпортили настроения коломенским...
  - Павел Романыч, давайте Пашу ко мне в первую пятерку передвинем!
  Последняя фраза принадлежала капитану. Тренер не возражал. Странный тут коуч. Чтобы я в свое время дал совет тренеру, пусть хоть и ценный. Не смешите мои носочки.
  На игре пришлось превратиться в помесь кенгуру и тушкана. Кроме быстрого бега еще приходилось уворачиваться от набрасывающихся торпедами на мою бедную тушку кабаноидных защитников. Но, теперь в жекиной пятерке было гораздо удобней. С капитаном мы на площадке просто сплелись в экстазе. Такое вытворяли. Скорости бы ему еще чуток. Наши противники порой казались мне неподвижными статуями. В упорном сражении загнали оба по паре шайб. Последнюю я перед самым свистком тиснул между ног хваталы.
  Что тут началось... Наши орали со всей мощи и обнимались. Зрителей на трибунах заметно прибавилось, и там тоже с ума ор радости посходили. Проводили нас со льда под бешеный рев, свист и аплодисменты. Оказалась, что я помог одолеть команду из города Коломны "Факел". Эта команда уверенно сидела в середине турнирной таблицы. И вообще, вся эта бодяга - отборочные соревнования за приз "Золотая шайба" в высшую лигу в категории от 15 до 16 лет. "Березовая роща" слила несколько игр подряд и уныло толклась в аутсайдерах одной из зональных групп. И игроки, и болельщики почти потеряли всякую надежду, что команде удастся вылезти из опасного места.
  Парни ходили по раздевалке с такими счастливыми лицами, как будто каждому досталось наследство от заокеанской бабушки. Зашел довольно улыбающийся и заметно хряпнувший не одну стопку тренер и начал долго и выспренно произносить речь. Прослушав которую, все присутствующие должны были осознать, что к этой победе причастны: школа, комсомол, партия, правительство и даже лично дорогой Леонид Ильич. Спасибо хоть, что про банкет намекнул в кафе-мороженом после игры в воскресенье, если так же хорошо сыграем. К сожалению, этот праздник пройдет без меня.
  Душа в небольшой раздевалке не было. Чтобы не залезать потными телами в чистую одежду, пацаны придумали одеваться в треники и добираться так до своих жилищ. У меня естественно никаких треников не было, как и возможности помыться. Жека правильно просёк ситуацию и предложил завалиться к нему домой. Надо идти, ведь не являться перед дядей с запахом сдохшей собаки.
  Жека жил с мамой в простой панельной пятиэтажке. Узнав про маму, с ужасом вспомнил про свои дырявые и несвежие носки. Промявкал парню, что нужно срочно кое-куда сбегать. Жека, наверно, заметил мою пожарную окраску и выпытал причину. Понятливо шмыгнув носом, он исчез за дверью и через минуту высунулся и затащил в туалет. Там он вручил мне свои чистые носки. Потом он познакомил меня со своей красивой мамой и попросил ее починить мои штаны, пока мы в душе будем намываться.
  - А ведь тебя ни на какую замену не ставили, - заявил Жека, когда мы терли друг другу спины.
  - Пришлось соврать. Меня местные ребята преследовали. Я заскочил в раздевалку, а там форма лежала. Ну, я ее и надел, - признался я.
  - Славно получилось. Если бы ты не заскочил, то мы бы не выиграли, - счастливым голосом проговорил парень, - Я так благодарен тебе!
  Заподозрив Жеку в намерении лезть ко мне и обниматься, строго прикрикнул:
  - Но, но! Обнимашки оставим до того случая, когда на наших телах будет хоть какая-то одежда. А пока что мы - голые.
  - Ладно, - согласился Жека, недоуменно пожав плечами, - А почему ты один сюда приехал? Знал ведь, наверное, что не безопасно.
  - Я вообще-то к дяде приехал, к Шумилову...
  - Шумилов - твой дядя! - возрадовался Жека, - Я очень уважаю Николая Михайловича. Это - необыкновенный человек. Много помогает нашим пацанам по спорту. Если бы не он, то не было нашей хоккейной команды. Сам он тоже спортсмен. Ты, наверное, слышал, что он - кандидат в мастера по шахматам? Участвует во всесоюзных соревнованиях. Эх, повезло тебе с родственником!
  - Никто не знает, когда он будет. Надо было в будни приезжать, - уныло высказался новому другу.
  - Будет стопроцентно с шести вечера на шахматах, - убежденно сообщил Жека, - Я с пацанами подрабатываем у него на сеансе ассистентами по субботам. Иногда он позволяет нам с ним играть бесплатно, когда народу слишком мало. Парень раскрасневшейся довольной мордой сообщил, что имеет второй разряд, и что мой дядя его зазывает на какое-то там командное первенство областного уровня.
  У меня тоже вроде как второй разряд был. Только уже давно не играю. Нет, если заняться вплотную, то сумею быстро восстановиться. В голову шаровой молнией влетела мощная идея. А не сыгрануть ли мне партеечку против кандидата в мастера и лихо этак его обыграть? А уж потом с радостной лыбой броситься в его объятия. Надо к моему Гудвину, то бишь Рею, срочно запрыгнуть и попросить отсыпать немного шахматного ума. Надел пока жекины треники. Блистать в своих семейках в присутствии красивой женщины было выше моих сил.
  Обедали блинчиками с мясом. Нет, сначала был суп маловыразительный с фрикадельками, но блинчики меня поразили до самой последней кишечной ворсинки.
  Однажды в детстве я кормил свою кошку блинами. Мама готовила тонкие блины, очень вкусные. Я сам тогда уже наелся и принялся скармливать оставшееся лакомство кошке Машке. Мария не будь дурой моментально согласилась принять участие в пищевом разврате. Блины в порядке живой очереди исчезали в ее пасти, пока не наступило пресыщение. Я продолжал морально мучить кошку, помахивая перед ее мордой очередным блином. Кошка, подумав, с отчаянной решимостью проглатывала и его, обнаруживая потом новый блин. Глумление прекратила мама, иначе я мог стать виновником убиения своей кошки посредством блинов.
  Так вот, теперь я тоже почувствовал себя той кошкой. Живот уже полон, но блинчики так манили своим вкусовым совершенством, что приходилось преодолевать сопротивление желудочных стенок. Как только при таких маминых талантах Жека оставался худым парнем, пусть и высоким, выше меня на целую голову. Он и старше меня оказался на один класс.
  Пока мы с Жекой набивали животы, его мама трудилась над моими штанами. Жека трещал обо всём похлеще Вовки. Общественник ети его. Он и капитан хоккейной команды, и комсорг класса, и на гитаре лабает, и шахматах не хухры-мухры. А вдруг и танец живота умеет? Надо будет спросить.
  Пора к Рею в небесную канцелярию, то есть в туалет. Еле вылез из-за стола, блин. Так реально сдохнуть можно. А что будет, если умереть не через сорок дней, а гораздо раньше? Причем красиво и приятственно. Например, от обжорства, или во время секса. Интересные вопросы для наставника.
  Что будет? Что будет? А ничего не будет! К Рею так и не пробился. Из-за переедания эмоции получались очень грубыми. Только напрасно торчал в туалете полчаса. Больше постеснялся. Санузел тут совмещенный. Жека уже начал за дверью озабоченно шоркать. Ну, ладно. Не получится удивить дядю, так просто по-родственному почеломкаемся. Ну и программа-минимум - зависнуть в санатории, чтобы там были бассейны, массажики, тренажерчики, знойные медички. А потом героически сдохнуть под клизмой... Стоп, стоп! Причем здесь клизма? Не хочу клизму. Что за дурацкие фантазии мне в голову лезут? А, просто одно важное звено забылось - красивая девушка, держащая клизму. Уфф! Никогда больше не буду много есть.
  Жека завел меня в свою комнату и включил магнитофон. У каждого, уважающего себя пацана семидесятых годов имелась фонотека из пластинок и катушек с записями Высоцкого, Битлов, Джо Дассена и прочих французиков-итальяшиков. Парень поиграл на гитаре. Неплохо так прозвучал. Удобоварительно. Поделился со мной мечтой организовать свой ансамбль и исполнять клёвые песни. С грустью поведал, что Шумилов вроде бы как согласился приобрести инструменты, если команда пробьётся в высшую лигу. Сейчас они безнадёжно плелись на одном из последних мест группы и готовилась к вылету из турнирной таблицы. Хорошо, что победили сегодня, но этого мало. Нужно еще несколько побед для исправления положения.
  Посочувствовал горю искреннего парня. В качестве утешения сыграл ему из Битлов "Твист энд шаут" и "Мишель". Добился восторженной похвалы нового друга. Жека заявил, что если получится создать ансамбль, то он меня непременно туда зазовёт.
  Время тикало. Решил еще раз попытать удачу и сгенерить нужную эмоцию в туалете. Оппа, получилось! Солнце, пляж, бархатный бриз и я опять голый. Где моя одежда? Совсем не смешно ни капельки. Раздался хохот из-за спины, и на мне появились цветастые шортики. Хохмач нашелся. Пусть только попадет в мое пространство, отведает моих фирменных пакостей. Нужный мне кристалл с шахматным опытом человечества Рей согласился выдать, но предупредил, что при активации сразу нескольких массивов возможны неприятные и болезненные реакции. Я ведь сглупил и не позаботился провести активацию для ранее выданного кристалла.
  Очнулся в сидящем все в той же позе на толчке тельце Чеки и сдуру сразу же начал активацию заложенных программ. Сначала ничего не чувствовалось, только нарастающая тяжесть в голове и жар в теле. Разделся до трусов, но жар всё нарастал. Голова болела просто адски. Все тело ломило, словно на нем проводились ралли на асфальтовых катках. От сильной боли я заорал. Внезапно стало так крутить, что свалился на пол туалета. Вырвало всего наизнанку. Тело содрогалось в немыслимой пляске. Изо рта хлестала дурно пахнущая масса. Из заднего отверстия тоже произошло... это самое. Катастрофа!
  Не помню, сколько времени продолжались конвульсии, но когда пришел в себя, стало совсем жутко на душе. Кругом блевотина и каки. В дверь долбил Жека и чего-то орал. Они с мамой сильно испугались и уже были готовы вызывать скорую помощь. После болезненной жути наступила странная эйфория. Жека вперся в туалетную комнату, несмотря на мое противодействие. Меня грязного загнали под душ, а мою вонючесть, вернее чикину, принялся хозяйственно убирать тряпками Жека, поминутно давясь рвотными позывами. По совету матери он несколько раз перемыл пол водой с хлоркой. Мне казалось, что я покраснел настолько, что сейчас загорятся волосы в разных местах. Еще никогда не было так стыдно. Парня еще пришлось вдобавок разорить на другие носки и рубашку. Брюки мне подали свои, починенные. Мои трусы, рубашка и свитер с ромбиками, жекины треники и носки, все было обгажено и отправлено в стирку.
  Жека и его мама восприняли ситуацию как английские лорды - с ледяным спокойствием. Еще Елена Сергеевна заставила меня выпить стакан разбавленной марганцовки. Когда мы с Жекой собрались на шахматный сеанс, пришлось испытать еще одно унижение. Оценив мою порванную обувку, жекина мать достала с антресолей старые боты сына и заставила обуться в них. Вроде как его ноги быстро растут и приходится обувь часто покупать. Я со своим сороковым размером просто утонул в них. Пришлось набить носки газетами.
  
  4.
  Суббота, 01.02.1975 г.
  В ДКС мы притопали без двадцати минут шесть. Дядя пока еще не появился. Встретил там еще две знакомые морды жекиных друзей-ассистентов, бродящих по холлу с ошалелыми лицами. Выяснилось, что на сеанс приобрели билеты две опупенные футбольные знаменитости из команды ЦСКА - Федотов и Копейкин. А всего было куплено билетов на тринадцать шахматных мест.
  Жека со своими приятелями носились по залу вдоль шахматных столиков как кони в яблоках, расставляя фигуры. Билет на шахматную игру стоил один рубль. При выигрыше у маэстро, победитель забирает себе два рубля. Если ничья, то только свой рубль вернется. А что - справедливо. Заодно заработаю интеллектом. Спросил нового друга:
  - Куда тут рубль платить за сеанс?
  - Не торопись, Паш. Я поговорю с Николаем Михайловичем. Он тебя посадит играть бесплатно, - начал отговаривать меня Женя.
  - Он меня не помнит. Маленьким был. Как покажу себя в игре, так сразу и назовусь.
  - Ну, как пожелаешь. Давай сюда свой рубль. Сам отнесу.
  Я вытащил из кармана брюк смятую, замусоленную коричневую бумажку и передал Жеке. Подготовив площадку, ассистенты устало покидали свои кости по стульям. Заметил с удивлением, что парни не курят. Сидели, чесали языки в ожидании прихода маэстро. Зашла вновь речь о хоккее. Недавно состоялся матч между командами "ЦСКА" и "Спартак". Его даже по телику показали. "Мясо" победило. Так спартаковцев и их болельщиков прозывали фанаты других команд. У парней была такая всемирная трагедия на моськах, что я с трудом удержался от ржания. Обсуждали игру любимых нападающих: Петрова, Харламова и Михайлова. Повздыхали насчет несчастливого дня для вратаря Третьяка. Не обошлось без намеков на подсуживание судей. Разговор подкатился к планированию драки с "мясом": "А то они слишком стали очень выеживаться". И вдруг рыжий Тоха воскликнул, показывая куда-то пальцем за моей спиной:
  - Гля, пацаны. Сам Кабан со своими дружбанами к нам гребет. Неужто по шахматишкам решил ударить.
  Вопреки прозвищу, Кабан был нормального телосложения, только излишне плечист и скуласт. С ним было еще трое шпанистых пареньков. Блин дырявый, да они же из банды злобных котов. Вот влип!
  - Ребята, это ж мясо из Просторов, Чика который. А мы его сёдня по поселку битый час гоняли. Верткий, гад. Сбежал тогда. Теперь уж не сбежит, отведает люлей без кебабов, - радостно заорал Кабан.
  Да, наследило тело где только можно. Просто лето в колхозе. Куда не ступишь - везде коровьи лепёхи. Не удивлюсь, если он уже успел ограбить пару десятков банков.
  Ассистенты уставились на меня округленными глазами. Жека вдобавок растерянно захлопал ими же, не зная, как поступить. Было понятно, что злобные коты в поселке обладали определенным авторитетом
  - Ты чё тут расселся? Давай, вали в свои Просторы! Если бы не твоя игра, то прямо щас всю морду бы тебе расквасили. И передай своим мясогрызам, что мы скоро к вам нагрянем, - вдруг завопил один из них по имени Лёха.
  Непонятно, спасает он так меня, или на самом деле озлобился.
  - Вы чё, пацаны, забыли про игру? Кто больше всех шайб коломенским забросил? Паша теперь нам друг, что бы чего раньше не случилось, - опомнился Жека.
  - Он играл под фамилией Фролов, - поддержал капитана Лёха.
  - Обалдеть! - раскрыли теперь свои рты злобные коты.
  Возникла немая сцена, воспетая классиком русской словесности.
  - Чика, ты теперь за нас? - недоверчиво поинтересовался Кабан.
  - Не, я типа Штирлица к вам внедрился. Секреты всякие выведывать буду, - сострил я.
  Все пацаны вдруг принялись облегчённо ржать.
  - Молоток, пацан! Дай пять, - восторженно воскликнул Кабан, протягивая руку, - Классно ты коломенских обидел. Мы уж собрались нашим чинковским парням лещей вломить за плохую игру, а они придумали тебя подключить. Мощная победа. Спасибо вам всем, пацаны! Мы, собственно, пришли вас поблагодарить.
  Начался обряд стуканий-бряканий обжиманий и прочих пацанских респектов.
  - Как ты со стенки на стенку прыгал, аж дух захватывало! Нереально круто! Что это было? - еще спросил меня Кабан.
  - Это такая система движений. Называется паркур, - постарался объяснить я, - Искусство красиво преодолевать препятствия.
  - Ух, ты... А где можно этому научиться? - заблестел глазами парень.
  - Можно у меня. Только времени совсем ни на что не хватает, - сокрушенно пожаловался я, изобразив печальную морду.
  - А давай мы с тобой как-нибудь встретимся, пообщаемся где-нибудь в нормальном месте, пивка притащим.
  - У нас сеанс скоро, Кабан, - влез снова Жека, - Давайте, парни, прощаться.
  Злобные коты уходили, хитро мне подмигивая. Намекали продолжить общение на взаимовыгодной основе.
  Любители шахматной игры начали постепенно подтягиваться. Ребята их встречали, принимали деньги и усаживали с одной стороны длинного ряда столиков. Всего собралось их с чертовую дюжину. Вдруг возникла запыхавшаяся секретарша директора по имени Нелли и отозвала Жеку. Он потом сообщил нам, что Николай Михайлович попал в аварию на своей машине и скорее всего не приедет. Просит отменить сеанс и вернуть деньги любителям. На пацанов было больно смотреть. Ребята размечтались поближе подобраться к знаменитостям, а тут такой облом. Тоха даже домой за фотоаппаратом сгонял.
  Сам не понял, как додумался до такого авантюрного плана. Возможно, тут сыграл свою особую роль запах денег. Если всех победить, то можно неделю, а то и пару не думать о пропитании. Сколько там после игры мне отсыплют? Я предложил такой план: меня объявляют вместо Шумилова как другого кандидата в мастера. А если любители начнут всячески возмущаться, пообещать двойную премию за победу надо мной.
  Жека уперся было, яростно мотая головой. Но остальные ребята так мощно надавили на него, что ему пришлось только махнуть рукой обречённо, выражая согласие. Меня уволокли в помещение, похожее на гримёрку. Там быстро привели мои лохмы в какое-то подобие прически. Обрядили в свитер приятной расцветки, пожертвованный одним из пацанов. Он мне оказался немного длинноват и висел до колен. Нормально, заправил в штаны и стал немножечко позадастее. Штаны остались на мне прежние - черные, расклешенные, штопанные.
  Из комнаты было всё слышно, и как Жека объявлял о замене, и как он с перепугу позабыл сказать мою фамилию. Вроде не свистели, не орали, не матерились и бедного Женю не били. Все чинно сидели, ожидая маэстро - меня. Когда я появился, раздался ропот удивления, но встали, приветствуя. Я ужасно смутился, не ожидая подобного жеста. Представляю состояние участников. Какой-то малолетний шкет изображает тут неведомо кого. Сюжет из "Двенадцати стульев" с гроссмейстером Бендером. Взгляды у знаменитых футболистов красноречиво намекали на готовность ловли меня с последующим колесованием и посажением на кол, если обнаружится намек на обман. Ребята побежали делать первый ход пешкой от моего имени. Любители почти сразу сделали ответный ход. Тут я пошел стремительным комбайном. Я предложил Жеке тоже поучаствовать в благодарность за смелость и чтобы разбавить стрёмное число. Он с довольным видом уселся за один из столиков.
  Массив информации давал удивительные возможности. Голова анализировала варианты даже тогда, когда я не смотрел на доску, и выдавала нужный результат по каждой партии. Мне оставалось только подскакивать к очередному участнику и сразу делать ход. На двенадцатом ходу вынес из игры сразу двух участников. Одному влепил мат, другой попал на вилку. К пятнадцатому ходу семеро участников лихорадочно пытались найти спасение из паутины моих комбинаций. Один игрок смошенничал и по-тихому поменял место у своего ферзя. Я восстановил позицию и попросил больше так не делать.
  Один мужчина в очках, пожилой такой, очень похожий на мультяшного состоятельного крота, играл неплохо, но смухлевал в защите. Я его тут же наказал, создав заметный перевес и объявил о предстоящем наступлении мата. Тот сверкнул на меня своими очками и угрожающе налился краснотой. Я попросил пацанов на всякий случай привести врача из медкомнаты. Состоятельный крот долго сидел, уставившись на доску, потом кивнул головой, встал и протянул мне руку для пожатия, поздравляя с победой.
  - Как вы смогли увидеть? - потрясенно спросил он.
  Я сделал неопределённый жест рукой, не поняв, что должен увидеть. Потом до меня дошло, что слишком высунулся со своими способностями к длинным просчётам. Проигравшие не уходили, зачаровано наблюдая за событиями на оставшихся шахматных досках. Особенно бурные аплодисменты разразились после того, как я вышиб интеллигента с бородкой клинышком, с легкостью пожертвовав ферзя и сотворив бешеную атаку на его короля.
  Футболисты держались очень хорошо. А ведь у многих сложился стереотип, что у них вся сила в ногах, на голову ничего не остаётся. Пацаны вились вокруг знаменитостей, как навязчивые мухи возле варенья, вызывая понятное удивление других участников. Не все же такие ярые фанаты ЦСКА, как рощинские пацаны. Они буквально умоляли футболистов принять какую-нибудь услугу.
  Когда после тридцатых ходов удалось загнать обоих в безвыходное положение, меня вызвали Лёха с Тохой и предложили проиграть кумирам. Иначе... Был показан кулак.
  - А чё, раньше не могли об этом сказать? - рявкнул на них.
  - А ты сам не мог об этом догадаться? - аргументировал встречно Лёха.
  Мля, положеньице! Нет, я не испугался. Просто хотелось заслужить уважение у парней. Теперь мне предстояло правдоподобно слить две позиции и потерять целых восемь рублей. У-у-у, гады ползучие! У одного вообще мат через два хода. Пришлось поиграть в поддавки, изображая случайные зевки и прочие ляпы. Актер во мне так и не родился. Сам чувствовал, что очень фальшивлю с трагическими жестами и страдальческими вздохами. Футболисты недоуменно на меня посматривали время от времени, а потом принялись в откровенно выигрышных позициях тупить. Вот, козлы мохноногие! Издеваются они, что ли? Разозлился и просто положил обоих своих королей и поздравил победителей, пожав им руки.
  - У меня к тебе разговор будет, пацан, - мрачно сообщил Федотов, задержав мою лапу.
  - Ждем тебя в буфете, - еще мрачней добавил Копейкин.
  Обреченно кивнул им своим лохматым местом. Я парень в принципе не трусливый, но сейчас вдруг низ живота похолодел.
  - Чего они хотят от тебя? - заинтересованно подскочили ко мне Лёха с Тохой.
  - Бить будут! - горестно сообщил им.
  - А давай мы вместо тебя подставимся! - радостно предложил Лёха.
  - Нет, пацаны. Не могу я вашими телами прикрываться. Спать тогда не смогу. Совесть совсем загрызёт, - все так же горестно продолжил я.
  Жека еще тут сидит, думает. Диоген хренов. Хотел парня на ничью вывести, но раз над моим шахматным либидо так надругались, пощады пусть не ждёт. Партия была сейчас в миттельшпиле с равной позицией. На жекиной морде также наблюдался полный штиль. Щас я тебе устрою шпили-вилли. У меня даже кончики пальцев подрагивали от страстного желания повалить этого жука на лопатки. Началась выматывающая игра на поиск мельчайших ошибок. Парень мощно сопротивлялся. Уже шестидесятый ход и ладейный эндшпиль. Наконец мне удалось подловить пацана и создать проходную пешку. Жека удрученно положил короля, даже носом зашмыгал обиженно. Оставшиеся с нами до конца сеанса фанаты игры от души поблагодарили меня за красивую игру.
  Занятый событиями на доске, совсем позабыл про ожидающих меня двух ногастых друзей. Ага, торчат ещё в буфете. Оккупировали столик и попивают чего-то там, мои несчастные косточки ожидаючи. Ассистенты нагло забросили свои обязанности и вились возле знаменитостей, словно мухи над сортиром.
  Дядя так и не приехал. Жека сказал, что я пока не смогу получить заработок за сеанс. Директор что-то там должен подписать. Значит, в пролете. Потребовал хотя бы свой рубль вернуть, раз действовал с другой стороны доски. Футболисты из буфета уже машут мне конечностями, подзывая. Делать нечего, подошел.
  - Партию слил? - грозно спросил Федотов.
  Я обреченно кивнул в знак согласия.
  - Их испугался? - показал глазами на ассистентов Копейкин.
  - Нет! - возмущенно воскликнул я, - Пусть они не выдумывают.
  - Картина ясна, Боря. Надо им всыпать. Как считаешь? - обратился к своему приятелю Федотов.
  - Истину глаголешь, Володь. Надо наподдать! - согласился Копейкин.
  - Может, не надо? - с надеждой в голосе мявкнул я.
  Пацаны тоже были в шоке, но улыбки не успели стереть со своих морд.
  - Товарищи победители. Вы можете прямо сейчас получить денежный приз! - развопился Жека, подскочив к нашей компании.
  - Себе на мороженое забери, - безразлично отмахнулся Федотов.
  - Мы мороженого не потребляем. Вот если бы пивка, портвешка, то можно, - гордо заявил я.
  - Ты только посмотри на этих пионеров, Боря! - деланно изумился Федотов, - Чего из них растет?
  - И не говори! - в ужасе округлил глаза Копейкин.
  - Вообще-то мы уже комсомольцы, - уточнил на всякий случай Жека.
  - Тогда айда за нами! - скомандовал капитан армейцев.
  Мы все обречено побрели вслед за мощными парнями. По корпусам спортивного комплекса и переходам оказались в бассейне. Футболисты пошептались с фигуристым пожилым мужчиной, одетым в голубой спортивный костюм. Тот утвердительной кивнул головой. Футболисты завели нас в раздевалку и начали сами раздеваться. Я запаниковал:
  - Извините, я без трусов!
  - Не переживай, паря. У меня запасные плавки есть, - весело хмыкнул Боря Копейкин.
  Лёха и Тоха, не сговориваясь, поскидывали свои трусы и протянули мне:
  - Если ты мне друг, отдашь те плавки... Нет, мне... Ты чего лезешь, я первый спросил. А я первый трусы снял.
  Голые пацаны принялись драться за обладание плавками Копейкина.
  - Дядь Володя, может, вы тоже поделитесь своими плавками с фанатами, а то покалечат ведь морды друг другу, - попросил я за новых друзей.
  - А я чего тогда, с голой жопой должен бегать? - поинтересовался Федотов.
  - Они вам своё отдадут.
  Футболер скептически оглядел пацаньи задницы. Размеры явно не дотягивали до нужных стандартов.
  - Ладно, решу вопрос.
  Он скрылся в сторону того помещения, где мы видели мужика в голубом костюме. Вскоре спортсмен появился в черных сатиновых трусах.
  - Что с нами эти злые болельщики делают, Боря! Последнего исподнего лишают! - попечалился он своему другу.
  - И не говори! - согласился Копейкин, - Злодеи, одним словом.
  Довольные до красноты фанаты получили от своих кумиров суперкрутые раритеты. Федотов, наконец, озвучил то, чего нас ожидало:
  - Мы с Борей спецы в футболе. Вы классно играете в хоккей и шахматы. Сразимся тогда в том виде спорта, где ни у кого нет преимущества - в водное поло. Играем на желания. Согласны?
  Лёха с Тохой принялись так яростно кивать кочанами, что я побоялся, что они отвалятся. Женек не проявлял такого фанатского рвения.
  - Что же вы вдвоем будете против четверых играть? - тявкнула где-то из далёких глубин моя совесть.
  - Не боись, парень. Мы вдвоем вас разделаем под орех, - хвастливо заявил Копейкин.
  Полотенцами обозначили на бортиках ворота. Притащили надувной мяч. Правил по-моему никто не знал. Просто гонялись друг за другом, пытаясь отобрать мяч и попасть им в обозначенные ворота. Футболёры стали применять негодные средства - щекотать под мышками, чтобы отобрать мяч, топить, стягивать трусы. Было весело и совсем чуть-чуть обидно. Все-таки они нас одолели.
  Потом футболисты в раздевалке глумливо придумывали для нас наказания: от самообзывательских кричалок и бега в девчоночьих платьях до расстрела мячом наших жоп. Борей были выданы характеристики пушечных ударов ногами Федотова. По его словам, самая толстая кость в самой толстой жопе неизбежно поломалась бы от такого сокрушительного боя. Наглумившись и наржавшись над нами, футболисты вдруг изменили выражения своих лиц на виновато-просящее.
  - Парни, тут такое дело... Мы здесь в первый раз отдыхаем. А какой отдых без хороших подруг? Вы же тут всё про всех знаете. Помогите нам. В долгу не останемся!
  А у меня скоро должен был подойти последний автобус девятичасовой. Я сообщил об этом пацанам. Они вдруг взмолились:
  - А как же завтрашняя игра с люберецкими?
  - Не уезжай, Паш. Останься! Помоги нам.
  - Ты чего, Женёк, не договорился с ним? А ещё капитан называется.
  - Да не успел я...
  К уговорам подключились и футболисты:
  - Давай, пацан, помоги своим друзьям!
  - Я тебя приглашу на нашу базу погостить.
  Последнее Боря Копейкин озвучил. Ну, его вроде бы никто за язык не тянул. Согласился. Чего мне терять? С тревогой в голосе спросил только:
  - А где я сейчас буду ночевать?
  К Жеке я не смогу снова пойти. Заявившись на глаза Елены Сергеевны после случившегося, сразу же сгорю на месте от стыда.
  Не дав никому открыть рот, Борис предложил:
  - В корпусах есть много свободных номеров. Мы с Вовкой оплатим, если что. С тебя оплата парой партий в шахматы.
  - Да не вопрос.
  Попрощавшись с хоккеистами, я в сопровождении Володи отправился устраиваться на ночевку. Боря остался решать животрепещущие мужские вопросы. Увидел действие харизмы знаменитости на возрастных администраторш. По-моему она даже денег с Володи забыла взять. Правда, поселила меня в двухместный номер, уже заселенный.
  На кровати поверх одеяла в одежде лежал молодой парень с благообразным лицом. Увидев меня, поднял руку в знак приветствия.
  Я подгреб к нему с приветственной лыбой:
  - Я тут малость перекантуюсь, не возражаешь? Меня Павлом звать.
  - Не возражаю. А этот болтливый журналист куда делся? Кстати, я - Геннадий.
  Не поднимаясь с кровати, он пожал протянутую мной руку. Лицо и голос показались ужасно знакомыми. Блин горелый, да это же известный эстрадный тенор Белов Геннадий. Его "Дрозды" и "Травы, травы..." все уши по радио протрындели. Нет, я не то, чтобы против этого. Но, когда слишком... Это все равно что питаться только конфетами - вкусно, но надоедает. Слипание кое-каких отверстий запросто можно подхватить. Походу, в этом санатории куда ни плюнь, непременно в какую-нибудь знаменитость угодишь.
  - Вижу, что сегодня не твой день, Гена, - вякнул, сконфуженно хихикая, - Охота в диких, хоть и березовых кущах на норовистых буйволиц требует сосредоточения и полной отдачи сил.
  - Юноша, мы, по-моему, еще на брудершафт не пили, чтобы тыкать. Даже не понятно, по какому праву тебя тут заселили, - вдруг взвился певец.
  - Ну, я этот..., как его..., композитор, - буркнул я, растерявшись и еще тише добавил, - Начинающий.
  Тенор иронично оглядел мои перештопанные брюки и поинтересовался:
  - И какие произведения вы уже сочинили?
  - Ну, там всякие... Их по радио не передают. По ресторанам если только.
  Вот влип. Сейчас эта знаменитость волну поднимет, и меня вышвырнут на улицу. Если ли в этом поселке подвалы?
  - Если хотите, я могу наиграть свою песню. Только инструментов нет с собой.
  - Делов то. Я сейчас схожу к администратору. Что принести? Гитару, виолончель, пианино? Посмотрим, какой вы композитор.
  Тенор резко сорвался с постели и скрылся за дверью. Чего он вздыбился на меня? Не вовремя я тут нарисовался. Видно парень какой-то климакс подхватил. По-умному надо бы просто уйти и не связываться. А потом подождать футболистов. Нет, не годится. Как-то не по-пацански нюни распускать. Ладно, пусть будет то, что будет.
  Гена довольно быстро вернулся, неся две гитары. Одна была шестиструнной, другая - семиструнной.
  - Выбирай любую и давай, выдавай на гора свои сочинения, - возбужденно проговорил тенор.
  - А чего мне за это будет? Я за так горло надрывать не люблю, - нагло высказался я.
  Певец хмыкнул, прошел в прихожую и вышел оттуда с коричневой рублевой бумажкой:
  - Этого хватит?
  Я взял шестиструнку, тронул струны, колками немного подправил тоны. Улегся на постелю по примеру соседа и побренчал немного ни о чем. В голове ни одной мысли - какую песню выдать. Не бацать же этому рафинированному парню токаревский шансон. Была одна песенка задушевная на рубеже восьмидесятых. Гнатюк ее исполнял - "Зорька алая". Немудрящая такая, слова легко вспомнились.
  - "Зорька алая,
  Зорька алая, губы алые,
  А в глазах твоих,
  А в глазах твоих неба синь.
  Ты, любовь моя, запоздалая,
  Не покинь меня, не покинь меня,
  Не покинь..."
  Песня закончилась. Кашлянули. В комнате обнаружился Федотов, смущенно переминающийся с ноги на ногу:
  - Мы с Борькой идем сейчас в ресторан, зубки поточить. Давай с нами. А что за песня такая хорошая? Сыграешь нам потом?
  - Я с вами, если не против, - вскочил Белов и протянул руку футболисту, - Гена.
  - Володя... Ну, пошли с нами. Как говорил великий Ибн-Бируни: - "Не имей сто рублей, а имей сто друзей".
  - А что с подругами? - невинно поинтересовался я.
  - Охотничий сезон еще не закрыт, - загадочно улыбнулся Федотов.
  Я когда первый раз увидел здание ресторана, то подумал, что попал вновь в свое время. Архитектура двадцать первого века, напоминала чем-то космическую станцию на чужой планете. Полукруглое стеклянное здание соединялось с некоторыми жилыми корпусами дома отдыха трубчатыми переходами. Само здание сочетало в себе несколько функций. Ресторан дополнялся зимним садом. Залы располагались среди живых берез. В глубине зимнего сада, но в пределах видимости, посетители могли наблюдать невероятно красивый ландшафт с каменными пригорками, в которых виднелись гроты, искусственные водопады и водоемы. Через витражи в высоких сводах здания и стеклянные стены свет заполнял помещение в светлое время суток.
  В другой части зала ближе к фойе располагалась вместительная эстрада со стоящим в глубине пианино. Рядом с танцевальной площадкой у эстрады радовала знакомым видом барная стойка и несколько столиков для бильярда. Отсутствие обычных пивных колонок и динамиков в барном ансамбле доказывало, что я все-таки не в своем времени.
  На эстраде работал ансамбль усатых и мордатых мужиков в вышиванках, чем-то похожих на "Песняров". Группа та была очень популярна на советской эстраде. Не удивительно, что многие под них косили. Песни тоже были такие... немудрящие.
  Наша четверка заняла столик и стала ждать официанта, оглядываясь в поисках объектов охоты. Выворачивали шеи, в основном, футболёры. Мы с Геной не так активно дергались при виде женских задниц. Хотя..., если что-то вдруг откатится в мою сторону, отказываться не стану. Если честно, чикинский стиль решения сексуальных проблем меня не особо удовлетворял.
  - Что-то мне лицо твое знакомо, Гена? - обратился к певцу Борис, - Мы не встречались раньше?
  - Не удивительно. Меня не раз по телевидению показывали. Я - Белов, певец. А ваша личность почему-то мне тоже показалась знакомой.
  - Ну, надо же! - азартно хлопнул ладонями по ногам Борис, - Сам Белов со мной сидит. А мы с Вовкой обычные футболисты, цеэсковские.
  Тут он опустил глазки долу. Ну, просто скромняга-парень.
  - Я знаю... Федотов, Копейкин. Вы же футбольные легенды! - воскликнул певец.
  - Какие легенды, если девушки не хотят нас признавать! - горестно махнул рукой Федотов.
  - И не говори, - поддакнул ему Копейкин.
  - А вы разве не женаты? - не вовремя поинтересовался я.
  - Так, этому молодому человеку вина не наливаем, - окрысился Федотов, - Жена - это святое, очаг семейный. Но прикуривать можно и от зажигалки.
  - А мне вина Гена нальет. Правда, Гена? - обратил я жалобный взор к певцу.
  - Конечно налью, если ты скажешь, откуда эта чудесная песня про зорьку алую, - подарил очаровательную улыбку мне тенор.
  - Ладно, пошутил я. Пошутить что ли нельзя? - обеспокоился Володя.
  Наконец-то меж березок нарисовалась пышнотелая официантка. Федотов плотоядно на нее уставился. Копейкин сделал заказ. Футболеры сразу же дали понять, что банкет за их счет. А кто будет рыпаться, моментально отведает люлей. Понятно, что телевизионным знаменитостям это было сказано в более мягком варианте.
  И тут понеслось. Закуски-пиво-крылышки куриные-пиво-жаркое из свинины с картошечкой-пиво-холодец с хреном-водочка-салат грибной-газировка-салат крабовый-водочка-селедочка-водочка-селедочка-водоч...-селедоч...-водо...-селе... На эстраде среди вышиванок замелькал Гена Белов: "Вы слыхали, как поют дрозды..." Вокруг футболистов заклубились бабы попарно. Мужики в вышиванках вдруг стали танцевать канкан. Я очутился тоже на эстраде со своим мерзким голосом:
  - Вы слыхали как орут коты-ы-ы-ы?
  Нет, не те, которым прищеми-и-и-ило,
  А коты-ы-ы, весенние коты-и-и-и-и
  Мартовское громкое вопи-и-и-ло!!!
  Вон они расселись по куста-а-а-а-м,
  По балконам, крышам и по тру-у-у-убам,
  Узнаю я их по голоса-а-а-а-а-м...
  Не узнать их, право, очень тру-у-удно...
  Зал аплодировал стоя, ревя и повизгивая. Белов раскланивался, будто он все это исполнил. А мою тушку волокли к столу два футболиста. Дальше ничего не помнилось.
  
  5.
  Воскресенье, 02.02.1975 г., наличка - 2 руб. 08 коп., долг - 1 руб.
  Воскресным утром я проснулся от тормошения за разные части тела. Продрал с трудом глаза. Проявились рожи футболеров. Я лежал в кровати на животе в одних трусах, дурацких таких, в цветочках с жуками. Не помню чьи. Как только я вчера на них согласился. Одеяло валялось на полу.
  Володя заботливо поднес к моим губам алюминиевую фляжку с непонятно пахнущей жидкостью, оказавшейся впоследствии какой-то секретной смесью для опохмела. Комната была вроде бы не вчерашней, и Гены-певца поблизости не наблюдалось. А голова гудела, как улей с неправильными пчелами.
  - Вставай, дебошир. Пошли завтракать, а то дружки твои уже рыскают по корпусам, тебя ищут, - ласково пробаритонил Володя.
  - Пристрелите меня и оставьте в покое, - жалобно промямлил я.
  В ответ на это с меня сорвали последние трусы и проволокли в ванную. Там засунули под холодный душ, невзирая на мой дикий ор. Потом меня обтерли махровым полотенцем и как ребенка занесли на руках в комнату, швырнув на кровать и дав сорок пять секунд, чтобы оделся. Устроили тут, панимаш, дедовщину, кони амбарные.
  Тем не менее, через минуту мы бодро топали на первый этаж корпуса, где размещалась общепитовская точка. Там нам бесплатно было выдано по порцухе в виде каши геркулесовой с маслом, творожной запеканки со сгущенным молоком и кофе забеленный. Мелькало в пределах доступности много смутно знакомых лиц. По телику, или по инету из прошлой жизни их видел - не стал заморачиваться.
  После столовки наши дорожки со спортсменами разошлись. Они пошли на физиопроцедуры, а я поплелся ко дворцу спорта.
  - Вот ты где! - налетел на меня Лёха и развопился, - Давай скорей за мной. Наши на раскатке уже давно.
  Зря я подписался на эту игру сегодня - ни желания, ни настроения. С трудом обмундировался все в ту же форму с девятым номером. Обряжающийся рядом Лёха бросал на меня настороженные взгляды.
  - У тебя все в порядке?
  - Башка трещит! - пожаловался ему, - Нажрался вчера с твоими футболистами в ресторане. И ты еще мне трусы позорные подсунул. Неудобно как-то было перед знаменитостями.
  Не знаю, чего там подумал про меня бедный Лёха. Командовал на льду Жека. Тренера не было нигде видно. Странные тут порядки. Не представляю такое в моем времени, когда я гонялся в молодежке подмосковного "Витязя".
  Люберецкие уже приехали и раскатывались на своем конце площадки. На трибунах было полно местной ребятни, которая от нечего делать лениво задирала гостей. Увидев меня, они радостно завопили. Гости, удивленные таким шумом с трибун, тоже стали озираться на меня. Размявшись, наша компания зашла в раздевалку и нарвалась на тренера. Он расслабленным голосом провякал составы команд и снова умыкнулся. Не знаю, как Жеке, но мне пофигизм Павла Романовича был удивителен. Ни тебе напутственных речей, ни тебе беспокойства. Как я понимаю со слов ребят, каждая игра имела значение. Поставили меня, кстати, в первую жекину пятерку.
  Раздевальскую кошару звали Буней. Поскольку это имечко по идее могло быть как мужским, так и женским, то я пока не знал, к какому полу отнести зверя. Хоккейные пацаны перед матчем коллективно тискали эту унисексную кошку на удачу.
  Выкатился на лед судья и вызвал всех на построение. Жека с капитаном "Локо" обменялись рукопожатием. Потом мы поручкались с противником. На льду осталась пятерка Лёхи Левченко. Люберчане играли заметно лучше коломенских. С первых минут матча они бросились сразу в атаку.
  С учетом своего состояния, я решил опробовать новую тактику - задавить противника изначально. Когда нас с Жекой выпустили, то буквально сразу шайба оказалась в воротах "Локо". Трибуны взорвались восторгом. Выиграли сбрасывание. Атака и снова шайба в воротах. Трибуны снова взвыли. Странно, что нас тренер не менял. Устали же. Ладно, устроил проход к воротам для Жеки. Он не сплоховал и тоже забросил шайбу. Уходили на перерыв при счете три - ноль.
  В перерыве ко мне подошел тренер, пожал мне лапу и признался, что не ожидал от меня такой великолепной игры. Сказал, что я - находка для его команды. Добился таки моего опомидоривания. До сих пор не привыкну, когда вот так хвалят. Соратники по команде тоже всякие похвальбы мне мурлыкали. А Жека вообще смотрел на меня влюбленными глазами.
  Зрителей в этот день было заметно больше, чем вчера. Пятирядные трибуны с двух сторон были заполнены больше, чем наполовину. Злобные коты бесновались так, что вражеские хоккеисты побаивались к ним близко подъезжать. Заметил на последнем ряду улыбающиеся рожи футбольных знаменитостей. Приятно!
  Следующий период прошел под знаком постоянной охоты на меня. Приходилось следить и за шайбой, и за маневрами игроков, пытающихся меня пришпилить к борту. Пару раз грубо ударили клюшкой. Зря они меня разозлили. Наказал их знатно. Наколотил с соратниками им еще три гола. Шесть - ноль.
  - Думаю, что победа у нас в кармане! - возбужденно высказал мудрую мысль рыжий Тоха.
  Бешеные нагрузки и драйв меня встряхнули и настроили в почти нормальное состояние от последствий вчерашней попойки, но чувствовалась сильнейшая усталость от двухдневных спортивных ралли. Тело вроде бы не особо мне сопротивлялось, но по-прежнему забирало много сил.
  - Парни, а можно я на третий период не пойду? - обратился я к команде, - Подустал я малость.
  Ребята вразнобой заголосили:
  - Пусть отдыхает. Выложился. Сами добьем люберов. Согласен, капитан?
  Ответить Жека не успел. Ввалился в раздевалку защитник Серега из третьей пятерки и восторженно заорал:
  - Пацаны видели, что люберецкие оделись и ушли из раздевалки к своим автобусам.
  - Это что получается - они сбежали, поджав хвост? - присоединился к серегиному ору Лёха.
  - Еще ничего не известно, погодите радоваться, - попытался охладить радость Жека, - Выходим на лёд, как обычно.
  Прав парень. Всё надо делать официально. Куда только тренер опять запропастился? Алкаш чёртов.
  Мы вылезли из раздевалки и столпились на поле. Пацаны с трудом сдерживали нетерпение. Появился судья и представитель спортивного комитета, торжественно объявивший, что по причине болезни нескольких основных игроков, команда "Локо" из Люберец вынуждена отказаться продолжать матч. Победа со счетом шесть-ноль присуждается команде "Березовая Роща". Трибуны взревели от восторга. Мы пошли переодеваться.
  Нарисовался тренер. Покачался, помычал сначала, а потом принялся произносить выспренные речи. С удивлением узнал, что мы исполняли какой-то долг. Сбрендил совсем. Я никому никогда и ничего не должен. Пока, на всякий случай. Поболтав языком, тренер стремительно исчез, ничего не прояснив насчет вечеринки в кафе-мороженое. Походу, она накрылась медным тазом и приказала долго жить.
  Настроение упало ниже плинтуса, но не только из-за тренера. Я присел на лавку возле своего шкафчика и почувствовал, как из меня стремительным потоком уходят силы. Тело словно мстило за насилие над собой сознанием. Подошел Жека и чего-то сказал. Даже ответить не мог. Все мышцы сковала слабость и боль. К ногам добродетельно привалилась Бунька, пытаясь своими слабыми кошачьими силами принести пользу. Парень испугался и умчался куда-то и быстро вернулся с полным мужчиной в очках. Так в трениках и бежал по улицам, наверное. С помощью пацанов меня раздели. Врач осмотрел меня и сделал укол.
  - Странные симптомы, непонятные, - заявил он.
  Мне действительно полегчало. Жека стал выспрашивать о случившемся. Объяснил все это перетренированностью. Надо же чего-то сказать. Посмеялся, что массажист команде нужен. Потом, когда одевался, вслух помечтал о минералке. Не ожидал, что сам Жека тут же куда-то снова метнется. Даже неудобно как-то стало. Очень благодарен мне был капитан, что его команда второй раз выиграла.
  Хоккеисты покрутились возле меня и стали понемногу расходиться по домам. Когда они выходили из раздевалки, с улицы доносились восторженные крики болельщиков. Чего там творилось, можно было только догадываться. Со мной остались только Жека и его самые близкие друзья-ассистенты. Они суетились вокруг и помогали мне одеваться, когда в раздевалку влетели Федотов и Копейкин:
  - Где наш герой? Чего это он не выходит?
  - Здесь я. Подустал немного после игры, - мявкнул я со своей лавки.
  - Эге, как тебя развезло! Знаем это состояние. Надо тебя быстрыми калориями подкормить. Пошли в медкорпус, там договоримся насчет капельницы с глюкозой.
  - Зачем капельница, если есть кафе-мороженое. И вкусно, и приятно, - высказался Жека, - Только сначала ему помыться бы надо.
  - Ничего... Помоется в бассейне, - распорядился Володя.
  На площадке у раздевалки почти никого не осталось, только несколько совсем мелких пацанов чего-то радостно пропищали нам вслед.
  Пока наша кодла намывалась в душевой бассейна, знаменитости куда-то слиняли. После душа все полезли в воду релаксировать. Поблизости рассекали водную гладь, словно круизные лайнеры, толстопузые отдыхающие. Внезапно материалировался официант, несущий на подносах кучу креманок с разноцветными шариками мороженого. Вслед ни ним шагали футболисты, неся в руках бутылки с ситро и пивом, и стаканы. Сласти были водружены на бортик бассейна.
  - Парни, налетаем! - провозгласил Боря Копейкин.
  Мы не заставили себя долго ждать. Вкусности исчезли со скоростью ураганного ветра. Понятно, что после спортивного поединка нутро сильно соскучилось по калориям. После мы лениво побросали мячиком в подобие водного волейбола. Пацаны по-прежнему млели от присутствия знаменитостей, лезли к ним и расспрашивали обо всем. Те больше отшучивались анекдотами. Наторчавшись до гусиной кожи в воде, все принялись выкручивать мне все руки на предмет проведения сеанса одновременной игры в шахматы. Я отнекивался, собравшись свалить к себе домой на пятичасовом автобусе. Футболисты клятвенно пообещали добросить меня куда нужно на своей машине. От такого предложения было трудно отказаться. Пошли всей гурьбой в ДКС. Пацаны пожертвовали домашним обедом, боясь пропустить каждую минуту общения с кумирами.
  Ассистенты натаскали шесть шахматных столиков в фойе. Футболисты настоятельно попросили меня играть в полную силу на этот раз. Только начали сеанс, как стали собираться зрители на просмотр отечественного фильма. Название картины, что показывали, кажется было "Случай с Полыниным". Смотрел когда-то в прежней жизни этот фильм про войну. Созерцательный такой. Мне он понравился не знаю чем. Может быть, добротной игрой известных актеров Анастасии Вертинской, Буркова, Ефремова Олега.
  Увидев мою лохматую рожу, тут же начали сбегаться ко мне разные любители шахмат с упреками, что их не известили о начале сеанса. Пришлось подсаживать желающих и подтаскивать дополнительные столики. Леха с Тохой вылезли из-за столов и превратились в ассистентов. Собрали деньги с участников, кроме, конечно, знаменитостей. Получилось двенадцать рублей. Некоторые пожертвовали просмотром фильма ради шахмат. Были кое-кто из вчерашних участников, в том числе бородка клинышком.
  Вот эта бородка с Жекой вместе больше всех меня донимала своим сопротивлением и занудным думанием. До сорокового хода держались. Панфиловцы просто. Большинство я вынес из-за столов почти в начале партии. Кое-кто на сеанс фильма даже успел попасть. Футболистов я завалил ближе к тридцатому ходу. Играли парни грамотно, основательно. Однако, этого против меня оказалось недостаточным. Лёха с Тохой на этот раз на меня не злились. И на том спасибо. На часах было начало восьмого, а в брюхе кишки подвывали. Мороженое с ситром насытили, но ненадолго. У пацанов тоже были голодные глаза, но они мужественно терпели все неудобства. Это не укрылось от глаз футболистов. После сеанса спортсмены повели нашу четверку в уже знакомый мне ресторан. Мне вдруг стало неловко. Уже второй вечер прокатываюсь на шару. Толкнул Жеку:
  - Мне за сегодняшний сеанс будет хоть какая-нибудь копейка?
  Жека помялся и опять высказался в том ключе, что нужно сначала отчитаться перед Шумиловым. Понятно. Огорченно махнул рукой. В кармане всего рубль с медной мелочью остался. Догнал Володю и Бориса и сообщил, что мне ужинать ну совершенно не хочется. На что спортсмены сурово на меня цыкнули и сказали, что сами горят желанием угостить нашу шахматно-хоккейную шайку за прекрасную игру.
  Когда мы ожидали заказ, откуда-то вынырнул полупьяный Геник Белов и напустился на меня с претензиями, что я пропал и что у него ко мне есть дело. Я пообещал, что непременно с ним встречусь. Он сунул мне свою визитку и отвалил к своей компании. У моих пацанов глаза были с полтинник. Наверное, тоже телик уважают смотреть.
  Напитались котлетами пожарскими, картофельным пюре и салатом витаминным. Еще отведали пивка с копченой рыбкой. Вот, во время пивной стадии появилась Елена Сергеевна в поварском халате и набросилась на сына:
  - Ты чего удумал по ресторанам шляться? Для кого я столько всего дома наготовила? Пиво начал пить?
  - А вам, молодые люди, не стыдно мальчишек спаивать? - обратилась она непосредственно к нашим знаменитостям.
  - Они, уважаемая мама Евгения, уже не мальчики, а мужчины, которые героически победили соперников в выдающемся хоккейном матче. А за пиво извиняйте. Много им пить все равно не дадим. Только несколько глоточков... Витаминов там есть много... Бэ шесть, Бэ двенадцать, микроэлементы всякие, - бормотал Боря, стоя перед разгневанной женщиной и прижимая руки к сердцу.
  - Алкоголь там прежде всего, - резко высказалась женина мама, - Ладно, чтобы пиво больше не пили.
  - Лично мне мама не запрещает пить пиво, - похвастался Лёха, когда женщина отошла от стола.
  - А мне даже покупает иногда, - признался Тоха.
  - А я с маман исключительно водочкой балуемся на пару, - вставил и я свои три копейки.
  - Куда мы с тобой попали, - ужаснулся Федотов, - Сборище малолетних алконавтов.
  - И не говори, - махнул согласно рукой Копейкин.
  Попрощался с пацанами и Федотовым у выхода после окончания застолья. К Белову я не стал подходить, так как он был пьян в хлам, как и его спутники. С Борей мы прошли к стоянке машин. Вскоре вечерний морозный воздух разорвал свет фар и выкатилась коричневая машинка, не похожая ни на одну из отечественных моделей. Я запрыгнул на переднее сиденье.
  - Хорошая у тебя машина, Борь. Иномарка? - сделал комплимент футболёру.
  - Это не моя, а Федота. Бьюик пятьдесят девятого года. Но мне он иногда доверяет рулить, - доверительно сообщил Копейкин и пристально на меня посмотрел.
  Наверное, ожидал, что я чуть ли не сознание потеряю от осознания того, что еду в такой машине. Пришлось мордой исполнить восторги, хотя, если честно, мне это тарахтящее чудище не особо нравилось.
  Ехать далеко не пришлось. По прямой трассе затратили всего минут двадцать. Боря подвез меня прямо к подъезду. Вокруг машины сразу же столпилась и принялась млеть дворовая пацанва. Надеюсь, что не узнают, кто в салоне сидит, а то вообще поумирают от восторга. Приглашать домой знаменитость по понятной причине не стал, да и спать хотелось зверски. Борис спросил номер моего телефона. Узнав, что у меня его нет, вырвал из блокнота листок бумаги и черкнул свой московский номер.
  - Звони, не пропадай. А если вздумаешь пропасть, то мы тебя все равно разыщем, - хохотнул он на прощание, пожав мне лапу своей мускулистой дланью.
  Дома меня встретила алконавтика во всем своем великолепии. Это такая область бытия, которой любят предаваться советские граждане в свободное от построения коммунизма время. Япономама принимала на кухне соседку Алевтину, живущую этажом ниже. Эта дама с вечно опухшим лицом неопределенного возраста была всегда всем недовольна. На столе располагались: бутылка водки, порезанная селедка почему-то на газете, хлеб, тоже порезанный. Маман пьяно обрадовалась:
  - О, сЫночка моя пришла!
  Лучше бы не улыбалась. Теперь эта лыба меня будет ночами преследовать. Зубов чересполосица. Не менее пьяная соседка злобно таращилась на меня своими совиными глазами. Наверное, углядела во мне конкурента на бухло. Все! Меня это достало! Идите вы все на... Отключился.
  Мог и не отключаться, а просто уйти на второй план и передать руководство телом ее истинному хозяину. Вот только я реально устал и спать хотелось немилосердно.
  
  6.
  Понедельник, 03.02.1975 г., наличка - 2 руб. 08 коп., долг - 1 руб.
  Понедельник - день тяжелый. Эту древнюю истину я познал на своей шкуре. Проснулся от звона в ушах. Сильно болела голова. Лежал голышом на разложенном диване, а не в своей комнате на кровати. Голова почему болит, догадывался. Этого тощего ковбоя все-таки напоили добрые самаритянки. Не поскупились, суки. А почему я без трусов лежал? Чекино сознание пока молчало, ничего не выдавало. Звон в голове не прекращался. Вдруг до меня дошло, что это в дверь звонят. Нашёл и натянул трусы. Почесывая тощее пузо, направился в коридорчик открывать дверь. На пороге нарисовался Медик с расквашенной мордой:
  - Ты чё не одетый ещё? Скоро первый урок. Мне сегодня нельзя опаздывать, сука. А чё такой злой?
  Как же все достало... Эти все Чики-Медики, японаматери, школы. И мутило так сильно, если бы кто-то знал. Теперь Вовка узнал. Изверг из себя поток дурнопахнущей жидкости прямо на его куртку. Он с воплями отскочил, но было поздно.
  - Чика, чё ты наделал? - чуть не расплакался Вовка.
  - Иди в туалет, замой. Все будет нормально, - мрачно посоветовал ему.
  Я молча ушел в комнату и сел на диван, пытаясь успокоиться. Обидел хорошего парня. Вон как в туалете завывает, замывая курточку. Чикина память немного пришла в себя и доложилась о событиях вчерашнего вечера. Нажравшись водярой, Алевтина не придумала ничего лучше, как предложить свое бальзаковское тело бухому пацану. Если женщина просит, то галантный Чика не откажет. Разложили диван. Алевтина встала на четыре кости. Видимо, водки оказалось более, чем нормально. У пацана не встало. Тетенька переключилась на оральный массаж чикиного достоинства. Но эффект оказывался кратковременным. Пока жирная Алевтина громоздилась над худеньким тельцем пацана, у него всё успевало увянуть. Неудовлетворенная женщина злобно убралась восвояси, а парень так и уснул непокорённым.
  От этих знаний меня еще раз вырвало прямо на ковёр. Но это оказалось ещё не всё. Оказывается я, то есть, мое тело проявляло галантность не только с Алевтиной. Охренеть можно. Среди поклонниц моего тощего пионерского тела зафиксировались в сознании ещё кое-какие тётки, некоторые до стадии беременности. Соседка наша Анка-пулеметчица, к примеру. А у неё ведь уже бегали два сына-школьника. Слава всем богам, что не от меня. Старший пацан всего на год младше меня был. Свою кликуху она поимела за способность выстреливать залпами слов в спорах и скандалах. От этого Чики я бываю в перманентном ужасе: - "Что ещё можно ожидать от этого кренделя"?
  Внезапно вспомнил о деньгах в кармане брюк. Лихорадочно порылся там - пусто. Стал бегать и осматриваться вокруг. Обнесли, твари! Получается, что я ещё и заплатил за этот секс. Чорд, мне же еще старушке-соседке надо рубль вернуть. Медик выплыл из туалета и начал возмущаться тем, что я по-прежнему в труселях по комнате рассекаю. А я плюхнулся на диван, расслабился и включил Чику.
  - Ты чё здесь делаешь? - удивленно спросил он у Медика, очнувшись.
  - Жду, когда ты належишься, сука.
  - Бл..., уже утро?
  - У тебя что, опять с головой не в порядке?
  - Бухал вчерась. Ничё не помню... А чё у тебя на морде лица?
  - Потом расскажу. Давай, скорей одевайся! Если я сегодня опять опоздаю, батя меня окончательно убьет, сука. Одному не хочется. Пошли! - высказался Вовка.
  - А чё твоя куртка воняет?
  - Сам же её уделал, и ещё удивляется. Одевайся, давай.
  Чика медленно и недовольно собрал по разным углам шмотки и напялил их на себя, не обращая внимания на вонючую кучку блевотины посередине комнаты.
  - Курево куда-то делось. Никак найти не могу, - пожаловался он другу.
  - В школе стрельнёшь, как всегда, сука. Возьми только портфель и учебники, а то не пустят, как в прошлый раз, - напомнил Вовка.
  - А что у нас сегодня?
  - Физика. По алгебре контроша. Потом литература и география. И еще физра. Мне Алеша сказал тебе передать, чтобы ты из шкафа забрал свои тренировки. Воняют на всю раздевалку.
  - Сам ты воняешь, Медик, - обозлился Чика.
  По дороге в школу Медик завалил своего друга своими вопросами:
  - Куда ты делся? Чего меня не позвал, сука? Правда, что тебя на импортной машине привезли?
  - Да ты чё, Медь, окончательно с дуба рухнул? Не было никакой импортной машины, - возопил Чика.
  Медик ненадолго заткнулся, но потом с еще большим запалом стал рассказывать свежие новости. Выяснилось, что в субботу вечером Ганс с Кирей скооперировались и созвали просторских пацанов на махач с константиновскими конями. Рослый пацан с параллельного класса "б" Киря обычно враждовал с Гансом и его вэшниками, но на время боевых действий против чужих, объявлялось водяное перемирие. Чика с Медиком примыкали к группировке Кири с бэшниками, потому что в своем классе других шпанистых пацанов не водилось. Ганс мстил исподтишка за это Чике, но Кирю побаивался. В Константинове местные дали отпор просторским. Даже денег не удалось сшибить. В драке Медик и схлопотал на губы блямбу. Его отец в этот раз не стал пороть сына, но пообещал найти меня и разобраться.
  - Я то здесь каким боком? - возмутился Чика.
  - Все равно пока моему бате не попадайся на глаза, пока у него злость на тебя не остынет. Он если узнает, что я с тобой опять вместе, пообещал так напороть меня, что задница для сидения станет полностью непригодной, сука, - со значением глядя на друга, сообщил Медик.
  - Понятно, придётся таиться. Не привыкать... - равнодушно хмыкнул Чика.
  Немного помолчав, Медик продолжил:
  - А ты классно в четверг пел. Пацаны только о тебе говорили...
  - Кому я пел? - обалдел Чика.
  - Всем, - удивленно ответил друг, - Опять стал придуриваться, сука?
  - Да иди ты в баню. Не пел я никому. Ни в четверг, ни в пятницу, - возмущенно заорал Чика.
  Друзья вошли в школу и наткнулись на группу дежуривших ребят-восьмиклассников. Те хотели заставить надеть красные галстуки, но увидев Чику, неожиданно отпустили с миром. Не только шпана, но и правильные семиклассники старались уже не носить эти символы эпохи, особенно после того, как в октябре некоторые из их класса стали носить комсомольские значки. Но пионервожатая Варвара продолжала исходить истерикой, если обнаруживала пионера без красного галстука и требовала от дежурных строго следить за этим.
  - Хочешь, сам Шило подтвердит, что ты пел еврейские песни? - предложил Медик.
  - Чего? - перекосился Чика.
  Медик пожал плечами, а Шило сам подошел к ним и начал, захлебываясь от восторга, рассказывать, как его брат офигел от песен Чики, и что он хочет встретиться с ним.
  Друзья осторожно просунулись в кабинет физики на первом этаже. Валерия Аркадьевна, маленькая улыбчивая женщина, заметив их, жестом пригласила войти.
  - Надо же, - усмехнулась она, - Скоро конец света наступит. Пришли и почти не опоздали самые отъявленные двоечники Медведев и Чекалин.
  Друзья хмуро отмолчались на привычные учительские наезды. Только вознамерились занять свою любимую заднюю парту у окна, как были остановлены учителем и вызваны к доске.
  - Чекалин, напомни мне тему прошедшего урока? - спросила физа.
  В чикиной памяти ответа не нашлось. Медик неожиданно назвал тему. Это удивило учителя.
  - Хорошо, Вова, садись! Послушаем сначала Чекалина, у которого положение аховое. А ты его дополнишь, - предложила учительница.
  - Чего рассказывать? - старательно тупил Чика.
  - Чего знаешь. Понятно, садись. Медведев к доске! - скучным голосом сказала физа.
  - Он у доски боится выступать. Дайте ему задачку какую-нибудь. Он справится, - тихо попросил учителя почти на ухо, вылезший на первый план я.
  - Ладно, пусть, - согласилась с моим предложением немного удивленная Валерия.
  Печальный Вовка подошел к столу и был отправлен обратно за парту с задачником в руках. До конца урока он должен был решить хотя бы одно упражнение.
  Еще более опечалившись, он обреченно прошептал мне:
  - Теперь домой лучше не возвращаться. Придётся в подвале заночевать.
  - Может, вместе попробуем, - предложил ему.
  Задачки оказались для возродившегося школомена суперпростенькими. Я строчил на вырванных листиках ответы и пододвигал несчастному другану, а тот старательно списывал мои каракули в свою тетрадку. Перед окончанием урока он с обречённой физиономией положил листок с ответами на стол учительнице.
  - Невероятно, но ты решил двенадцать трудных задач! - прошептала она и, обращаясь к классу строго спросила, - Что происходит? Никто не помогал Медведеву? Признайтесь, пожалуйста, я не накажу.
  Прождав небольшое время, заявила:
  - Придется тебе ставить отличную оценку. Давай дневник. Поздравляю, заслужил!
  Пацан чуть в обморок не грохнулся. Потом, в приливе благодарности тисканул мне плечо. Ладно, джин сделал свое дело - джин должен уйти. Ушел.
  Чудеса для Чики продолжались. На перемене многие мимопроходящие школьники пытались пожать ему руку, жестом, мимикой, словами выразить свое уважение. Некоторые напевали:
  - С добрым утром, тетя Хая! Вам привет от Мордыхая...
  Или:
  - Эх, хвост, чешуя. Не поймал я ни х...
  После перемены нагрянула алгебра с ее контрольной, варианты были выписаны на доске. Я снова решил помочь Вовке. Мне все больше нравился этот искренний паренек, дружащий с таким уродом Чикой. Поэтому и вылез на первый план.
  - Смерть моя пришла, сука, - трагическим шепотом сообщил Вовка, многозначительно косясь в мою сторону.
  - Не ссы, прорвемся! - утешил его.
  Совершенно не понимаю, чего тут можно бояться? Я решил всю контрольную в голове, едва взглянув на выписанные на доске варианты. Нужно сравнить квадратные корни чисел. В квадрат возвести и все дела. Порешал на листочке и передал Медику. Оставшееся время до звонка рисовал рожицы в тетради. Прозвенел звонок, все сдали свои работы. Я свои рожицы тоже.
  - Ну вот, а ты боялся, - толкнул я в бок друга.
  Тот облегченно вздохнул, а я вновь сбросил управление на партнера.
  На уроке литературы Валентина Васильевна рассказывала о творчестве Маяковского. Никогда не любил этого поэта. Тетка-педагог забавная, вернее, её голос. Говорила громко и с такими интонациями, что казалось, будто она на базаре торгуется. Если её удавалось завести на ругань, то густой голос повышался до визга, а слова сливались в набор звуков и теряли смысл. Выглядела малопрезентабельной, небольшого роста, довольно полной. На рыхлом и дряблом лице злыми пуговицами торчали маленькие глазки. На голове была закручена из крашенных красно-рыжих волос прическа в виде пирожка.
  Чика глазел по сторонам, разглядывая лица одноклассников, вернее девчонок. Некоторые выглядели вполне так зрелыми и на мордочку приятственными. Особо тут нечего надеяться, но смотреть просто так тоже интересно. Чикина память отмечала худенькую молчаливую девочку с круглым лицом - Бекетову Ленку. Она сидела на первой парте с толстой Светкой Романовой. Обе отличницы. А что? Неплоха кобылка! С другой стороны, даже если я ее закадрю. Что дальше? Изнасилование малолетней? Гулянием за руки под луной и вздохами на скамеечке я ведь не смогу удовлетвориться...
  До конца урока досидеть не удалось. Мои размышления прервал нарастающий визг. Кто-то испортил воздух в классе, а крайним как всегда оказался Чика. Досталось и Вовке почему-то. Литра вопила как сигнал воздушной тревоги несколько минут без передышки. Тело вывернуло галстук и напялило на свою мрачную рожу. Получилась маска Зорро. Это окончательно вывело женщину из себя. Произошёл выгон чикиного тела из класса. Вслед за ним вымелся и Вовка с кислой мордой под аккомпанемент раздраженного до самых высоких октав голоса учительницы:
  - Сил уже больше нет терпеть этих клоунов! Всю кровь до капли выпили! Чтобы без записки от Николая Николаевича на мои глаза не попадались.
  Кровососущие клоуны пропустили эти сентенции мимо ушей и скрылись за дверями с буковкой "м".
  Как-то само собой получилось, что я окунулся в чикины воспоминания касательно конфронтации с этой учительницей. Оба питали друг к другу лютую ненависть, и на это были свои основания. Истоком этой ненависти послужили случайные события. Как любой хулиганистый подросток, Чика любил всякие экстремальные забавы. А случайной жертвой оказывалась Валентина Васильевна.
  Как-то раз ей нужно было прийти домой к матери Чики. Тогда япономама еще не так сильно квасила. Пашка как обычно играл с соседскими пацанами в свои хулиганские игры. Они ловили кошек по чердакам, привязывали к ним тряпки наподобие парашютов и спускали затем в лестничный проем. Одна из таких кошечек спикировала прямиком на голову идущей по лестнице литры, расцарапав ей щеку. В окровавленном виде и сбитой набок прическе литра напугала чикину мать до икоты.
  Другой случай произошел во дворе летом. Мальчишки во главе с Чикой готовили ловушку для девчонок. Они натягивали черные нитки между деревьев и поджидали жертв. Вечером нити трудно увидеть. Девчонка в своем платьице будет скакать по дорожке, запнется, упадет и покажет смеющимся пацанам трусики. К великому огорчению злодеев, на дорожке вдруг возникла толстая фигура литры. Дальше описывать, что было, лучше не стоит.
  Но самое гнусное и коварное злодеяние Чика совершил примерно месяц назад, перед Новым Годом. Он еще в сентябре вместе с Кирей подломили аптеку. Она размещалась на первом этаже жилого дома. Худое тело позволило глубокой ночью пролезть через форточку и отпереть дверь подельникам. Пока Киря и еще пара его дружбанов искали деньги и наркосодержащие препараты, Чика крал коробки с вкусными сиропами, глюкозой и гематогеном. Случайно среди его добычи оказались и красочные коробки с резиновым изделием номер два. Подельникам ничего не обломилось, может быть, к счастью. Поскольку ущерб аптека получила небольшой, дело спихнули на местного участкового, вполне справедливо посчитав, что не обошлось без рук местных хулиганов. Пётр Петрович обстоятельно поработал над этим делом и добился определенных успехов, расколов какого-то алкаша, живущего в этом же доме.
  Пашка никак не мог понять, зачем людям нужны эти дурацкие штучки. Шпилить тёток в них не так приятно, как обычно. Шарики только если надувать. Понемногу он начал их раздавать приятелям и даже одноклассникам. Было весело их надувать и отправлять в полет, и они летают некоторое время с противным свистом и падают на головы учеников. Еще их можно наполнять водой из крана и бросать с высоты на головы прохожим.
  В один пасмурный декабрьский день в кабинет директора школы Николая Николаевича зашла уборщица Марья Ивановна и пожаловалась, что не в первый раз выгребает из кабинета литературы в большом количестве мокрые гондоны. Так же было известно, что Валентина Васильевна нередко задерживалась допоздна в своем кабинете. Изумленный до крайней степени директор решил пока ничего не предпринимать. Спустя некоторое время уборщица донесла, что обнаружила такие же мокрые гондоны на этот раз в спортивном зале возле снарядов. Преодолев приступ сильнейшего шока, директор снова решил еще немного выждать.
  А дальше завьюжили слухи, что пожилая и рыхлая учительница литературы и русского языка Валентина Васильевна устраивает оргии после уроков с моложавым, подтянутым и худеньким учителем физкультуры Алексеем Ивановичем, которого все за глаза называли Алёшей. Просто Мадагаскар какой-то!
  Перед литературой, была перемена, на которой паразит Вовка запустил один из своих презервативов в полет, который закончился на потолочном плафоне. Когда литра вошла в класс и начала урок, резиновое изделие, покачавшись, чвакнулось на раскрытый классный журнал, расположившись на нем как закладка. Валентина Васильевна в этот момент писала на доске тему урока. Открылась дверь и вошел Николай Николаевич. Школяры встали из-за парт. Литра тоже его поприветствовала, а побагровевший директор ничего не смог сказать раззявленным ртом. Выйдя из ступора, директор молча повернулся и неуверенной походкой вышел из класса.
  Очевидцы рассказывали, что потом Валентина Васильевна выскочила из директорского кабинета вся всклоченная и в красных пятнах, будто после драки. С этого момента и началась холодная война литры и Чики, периодически перемежающаяся горячими стадиями.
  На географию Пашка решил не пойти, зависнув в туалете со школярами из младших классов. Над Медиком же завис дамокловым мечом батин ремень, поэтому ему пришлось тащить свою многострадальную задницу на урок, горестно вздыхая и оплакивая проигранные двадцать копеек. Чика промышлял игрой в трясучку. Его тонкие пальцы творили чудеса. Они ловко придавливали нужные монеты, увеличивая шансы на выигрыш. Чтобы мелкота не разбежалась, он давал им иногда выигрывать. До большой перемены в двенадцать ноль пять тело натрясло восемьдесят копеек и настреляло три сигаретки. Этот парень от голода точно не подохнет.
  Большая перемена по понедельникам сливалась со спаренными уроками физкультуры по договоренности с Алешей, чтобы потом можно было уйти домой пораньше. У Чики было освобождение, но физрук все равно заставил его присутствовать. Возможно, он был серьезно обижен из-за пашкиного отказа участвовать в лыжных соревнованиях. Чика устроился на скамеечке спортивного зала и пялился на девочек в трусиках и маечках.
  А Бекетова очень даже неплоха. Фигурка точеная, ладная. Светкины буфера ненормальны для ее возраста. Прыгать с ними ей противопоказано. Вот если на центрифуге ее раскрутить, взлетела бы точно. Ладно, это уже чикины фантазии, не мои.
  Обе подружки сражались в волейбол в одной команде с Медиком и безнадежно сливали игру. С ними были еще пара девочек и один малорослый, но относительно спортивный пацан. Какие-то они были сейчас вялые, амебистые. Вовка пахал за всех, прыгал бешеной саранчой, вопил раненым оленем, но это мало помогало. Мне оставалось только сочувствовать издали другу.
  - Вот..., - сказал он, подойдя ко мне, когда они окончательно продули.
  Его глаза смотрели обиженно и обличающе.
  - Что, вот? - хмуро удивился Чика.
  - Мог бы помочь нам выиграть.
  - С хера ли?
  - Алеша пообещал по пятаку победителям... - горестно вздохнул Медик.
  Ах, вот оно что! Шпанистый пацан Медик вдруг начал коллекционировать хорошие отметки, а лучший друг теперь обязан для него таскать каштаны из огня.
  После раздевалки и душа друзья попёрлись домой к Вовке жирануть приготовленных его родичами супца вермишелевого с фрикаделями и котлеток с жареной картошкой. Хорошо так упало всё в желудок. Родичи вовкины все по дежурствам торчат. До вечера их не будет. Интересно, как разрешится судьба его задницы по итогам сегодняшних отметок? Перевесит ли пятёрка по физике литературную двойку? Вовка повздыхал со значением насчет домашки по геометрии. После сегодняшних моих выкрутасов он увидел во мне корифея.
  - Медь, тебе чё, константиновские совсем голову отшибли? С чего ты взял, что увлекаюсь геометрией? - раздался возмущенный голос Чики.
  - А впрочем, была - не была. Попробовать стоит, - сказал уже я.
  Быстренько сработал домашку и насладился довольной моськой друга. Кроме геометрии и алгебры нас завтра ожидала ещё история. Английский из-за отсутствия учителя должен быть отменен.
  Потом мы сидели и пялились от скуки в телик. Вовка вдруг полез расстегивать себе ширинку, а я срочно вытащил на передний план партнера.
  - Медь, не ссы. Я с Юркой Лебедевым завтра переговорю. Он тебе даст домашку по геометрии списать, - внезапно вякнул воскресший Чика.
  Медик глаза выпучил и про игрушку свою забыл. Ой-ей, надо срочно чего-нибудь делать. Снова вылез.
  - Шютка... Кергуду! Видел бы ты свою рожу, Медь. Пойду я к себе домой. Бывай!
  Надо быть осторожней. С учетом болтливости другана в такие перипетии можно залипнуть. Дома застал мать в обществе татуированного хмыря. Увидев меня, мать вскочила и вышла ко мне навстречу.
  - Тебе когда на работу? - строго спросил я.
  - Дык, к восьми вечера.
  Я выразительно посмотрел на часы. Было около четырех.
  - А этот что здесь забыл?
  - Пашенька, есть совсем было нечего. Вот Лёша принес еды...
  - Ага, и питьё.
  - Слышь, малец, не мельтеши. Иди садись с нами, или пшел уроки свои делать, - сипло высказался хмырь.
  - Ты на работу пойдешь, или нет? - решил прояснить позицию до конца, хотя и так было уже понятно, что в таком состоянии она годится только для участия в рекламе о вреде алкоголя.
  Блин дырявый, походу, пролетает очередная работа для япономамы, как фанера над Парижем. Надо бы сгонять и провентилировать возможность подмены. Кажется, у неё с прежнего раза там остались кое-какие знакомые подруги. Не говоря больше ни слова, накинул курточку и поскакал в больницу по замерзшим улицам.
  Белое, четырехэтажное здание больницы находилось в том же квартале, что и школа. Из наших общих с маман знакомых в памяти всплыли одна немолодая санитарка и две медсестры. К великому моему ужасу, все из моей клиентуры. С другой стороны, это обстоятельство могло теперь позволить мне слегка надеяться на помощь этих тёток в разрешении проблем с трудоустройством япономатери.
  Пройти вахтера не составило труда, потому что уже наступило время посещения больных родственниками. В приемном отделении строгая сотрудница выдала мне белый халат и сказала, куда идти. Нашел знакомую медсестру. Она намекнула, что могла бы договориться насчет подмены, только уже слишком поздно.
  Работать на такой грязной, непрестижной и малооплачиваемой работе находилось мало желающих. Редко в какой больнице вакансии были заполнены хотя бы наполовину, и то на дневные смены. Неожиданно в голову вперлась дикая мысль по поводу собственной кандидатуры. Попытался ее отогнать, но потом подумал, что япономама тогда окончательно с катушек съедет, и мне около сорока дней будет не слишком сладко жить в таком советском элизиуме.
  - Теть Надь, а можно мне поработать за мать, пока она болеет? - обреченно поинтересовался.
  - Ты сегодня поработаешь, а завтра мне начальство последнюю печень выест, что ребенка эксплуатирую, - решительно затрясла лицом медсестра.
  Я продолжил канючить:
  - Помните, как к тёте Галине дочка приходила помогать? Мне бы только разик продержаться, а потом мать оправится, и сама будет справляться. Помогите, а? А если кто будет спрашивать, то можно соврать, что санитарка отошла ненадолго. А я только ей помогаю по-родственному.
  Медсестра задумалась со скептическим выражением лица и решилась:
  - Ладно, поговорю с ночным врачом. Кого там сегодня принесёт на мою голову? Только тебе это будет кое-чего стоить! Понятно?
  Женщина уставилась на меня красноречивым взглядом голодной вдовицы.
  - Понятно, не маленький, - горестно кивнул я головой.
  Времени до дежурства было ещё много. Я сказал об этом Надежде.
  - Ладно, иди домой, отдохни. Только к восьми чтобы был здесь как штык, - согласилась медсестра.
  С печальной мордой побрел обратно домой. Еле заметно, где-то глубоко скребанулась мысль, что у маман проснется совесть, и она сможет выполнить свою санитарную миссию. Однако, дома я встретил совершенно окосевшую парочку на кухне за бутылками. Грустно выматерившись, я потопал в подвал.
  Там нашел основных завсегдатаев, включая Вовку. Они резались в сику на деньги. Увидев меня, моментально полезли за гитарой. Развлекать пацанов уже осточертело, если честно. У кое-кого на меня вроде как условный рефлекс выработался, как у собак Павлова. Как я только появляюсь, то сразу гитару суют. Нафиг-нафиг! Льву Бонифацию каникулы положены.
  Сел играть со своими восьмьюдесятью копейками и продулся со страшной силой. Вот уж не везет, так не везет! В итоге остался должен Медику рубль шестьдесят. Ему, кстати, здорово поперло. Незаметно подкралось время идти на работу. Я попрощался с пацанами и уныло потащился в больницу.
  На этот раз вахтер отказался меня пропускать. Пришлось вызванивать Надежду. Вскоре подошли медсестры ночной смены. Они с Надей тихо пошушукались, понятное дело про меня.
  Меня заставили переодеться в синюю курточку и штаны. В комнатульке с ведрами и тряпками, где я переодевался, ютились еще кухонный столик и топчан. Потом меня проинструктировали насчет обязанностей, тряпок, полотенцев, простыней и моющих жидкостей. Короче, я должен относить утки с отходами жизнедеятельности неходячих больных, помогать ходячим добираться до туалета, вымыть полы во всем отделении и палатах утром перед сдачей смены. Надя уговорила одну из медсестер замениться. Та с некоторым удивлением согласилась:
  - Ты же дневная, раньше ведь на ночную не соглашалась?
  - Катюш, ну нужно мне...
  Надя, кстати, помогла мне принять смену у дневной санитарки с грубым, монголоидным лицом, проверив качество вымытых полов и стен.
  С первых минут понеслась звезда по кочкам. Звонок один от постели больного означало вызов меня, два звонка - медсестры, три - дежурного врача. Больные не заморачивались и почти всегда давали один звонок. Я прибегал и выяснял на месте, что на самом деле был нужен врач, или медсестра. В основном, приходилось подавать тяжелым больным утку, а потом ее выносить в туалет и замывать прибор в моечной. Еще требовалось воду поднести, или чего-нибудь ещё из тумбочки. Самым удивительным было то, что в палатах с тяжелыми больными болели и нормальные ходячие, но меня всё равно гоняли по всякому поводу. Один старик так меня просто задолбал, заставляя ему подавать то яблоки, то книгу, то полотенце. Зато некая старушка по имени Авдотья всячески привечала. Вызывала, чтобы сунуть то кусок пирога, то шоколадку, то еще чего-нибудь съестное и приятное.
  В общем, носился я по отделению угорелой кошкой с взмыленной жопой. Еще приходилось ворохать тяжелых больных, помогая медсестрам делать перевязки и уколы. Старался все исполнять добросовестно, понимая, что при первом косяке моя карьера санитарки моментально закончится.
  Один вызов особенно запомнился. В женской палате позвала меня девушка с переломами. Ей нужно было сделать одно маленькое, но деликатное дело. Увидев пацана, девушка смутилась и попросила позвать женщину. Я признался ей, что санитаром этой ночью буду только я и взмолился меня не прогонять. Я так расписывал горячим шепотом жуткие наказания, которые последуют от начальства, если я не окажу больному помощь, что девушка улыбнулась, как не силилась остаться серьезной.
  - Хорошо. Только не поднимай одеяло. Я сама продвину. Я смогу.
  Еще сильней смутившись, она подала судно.
  - Меня Пашей зовут, если что... - не вовремя брякнул я.
  Девушка ничего не ответила, только отвернулась с улыбкой.
  На посту я прочитал, что девушку зовут Инной, по фамилии Филатова. На её Жигуль последней модели наехал грузовик. Ушибы и гематомы мягких тканей, внутренних органов, головы, множественные переломы ребер, ноги и, самое главное, позвоночника. Ей угрожала реальная неподвижность. Почему я про это знаю? У меня товарищ после Чечни с таким диагнозом в инвалидном кресле оказался. Мля, девушка с такой красивой внешностью и будущий инвалид. Несправедливо!
  Доктор Леонид, флегматичный молодой парень, поначалу косился в мою сторону недовольно. Только после того, как я помог обработать разбившегося на мотоцикле парня, потеплел ко мне отношением. В целом за ночь было только две доставки "скорой помощью" в наше отделение. Чуть не забыл: от меня ещё требовалось транспортировать лежачих больных из приемного отделения на наш этаж и принимать участие в санобработке, если это было нужно.
  Около полуночи Надежда зазвала меня в сестринскую. На столике красовались откупоренная бутылочка вина, тарелка с нарубленными бутерами с колбасой и сыром, перья лука зеленого. Из радиоприемника лилась приглушенная эстрадная песня Эдуарда Хиля. На диване развалилась в белом халате вторая медсестра Татьяна. Возрастом и фактурой она была такой же, как и Надежда, только в отличие от той была не блондинкой, а брюнеткой. По моему внутреннему ощущению, обе были крашеными. Блондинка была цветом блеклой соломы, тогда как брюнетка была прокрашена более качественно и ядовито. В принципе, мне масть любая подходила, вот только формы не соответствовали моему вкусу. Обе были малость полноваты. К тому же, я чувствовал себя не в своей тарелке. В общем, у меня не получилось. Как там Чика со своим агрегатом справлялся?
  Дамочки, посовещавшись, решили применить ко мне французские меры воздействия. Очень так качественно обработали. Дальше все пошло как по маслу. Сначала на меня влезла Надюха и скакала, пришпоривая моего бедного конягу. Потом выполнил обязательную программу по Татьяне. Та даже визганула случайно на все отделение. Надежда её чуть не пришибла, перепугавшись. Потом меня разморило, и я уснул в сестринской.
  
  7.
  Вторник, 04.02.1975 г., долг - 2 руб. 60 коп.
  Разбудили меня около семи утра. Нужно было приступать к мытью пола в коридоре, в кабинетах и туалетах. Набухал в ведро теплой воды хлорки и принялся шоркать шваброй по линолеуму. Целый час возился, потому что тяжелых болезных развезло на срач, и они постоянно меня отвлекали.
  Передачу дежурства провел снова с помощью Надежды. Была сочинена легенда, что санитарка Чекалина срочно домой убыла. Чего-то там с трубой якобы произошло и соседей снизу залило. А ее сын, значит, помогать матери пришёл. Пожилая санитарка с благодушным хохлушечным лицом не вредничала и даже пирожками с капустой угостила из своего тормозка. Мне осталось только резво переодеться в чуланчике и покинуть больницу. Еще долгое время ощущались запахи формалина и испражнений.
  Домой забежал на пару секунд чтобы переодеться и портфель забрать. Сладкая парочка храпела из темной. Кухня была завалена бутылками, объедками и очистками. В некоторых бутылках плескалось немного водки. Забросить в зоб было совершенно нечего. Вздохнув и плюнув, я поплелся на первый урок геометрии.
  - Чика, чего от тебя такой духман, будто в аптеке обосрался? - невинно поинтересовался Вовка.
  - Это твои нюхательные рецепторы барахлят, - лениво отбрехался от него.
  Спорить с другом не было ни желания, ни сил.
  Елена Ивановна кроме алгебры вела и этот предмет. Прежде, чем приступить к уроку, она объявила результаты вчерашней контрольной по алгебре. Медик получил пятерку, я же двойку и замечание в дневник за хулиганские рисунки. Умирающий от счастья Вовка долго не мог поверить своим глазам. А одноклассники так просто впали в анабиоз. Зрелище в очередной раз получающего пятерку Медика для них было равнозначно летающему крокодилу. Представляю, что теперь будет у него дома твориться.
  Учительница рассказала новую тему, потом велела сдать тетради с домашними работами. Я придерживался тактики Чики: - "Если можно ничего не делать, значит нужно ничего не делать". Поэтому ожидалась очередная двойка по геометрии. На алгебре получил трояк, ответив на какой-то ерундовый вопрос у доски.
  Урок Английского языка заменили на Русский, поэтому нас с Медиком опять радостно вышибли из класса. Толстая литра сделала это с торжествующей улыбочкой и пожеланиями поскорей попасть в колонию для малолетних. Эти её слова да отцу вовиному бы в уши. Сама бы тогда имела бледный вид. Я вытащил из себя Чику и поперся в туалет зарабатывать на прожор своей растущей тушки, а Вован умотался по своим делам.
  Мне попались двое пятиклашек. Тело не теряя ни минуты принялось их окучивать в трясучку. Талантливо раззадорив пацанов, Чика сразу стряс в свой карман четыре пятнашки. На историю Чика, поймав волну, решил не ходить. Тем более, что в перемену набилось в туалет куча школяров. Даже пройти мимо, чтобы отлить приличным пионерам было затруднительно.
  Бенефис моего рукодельного тела злобно прервали на пике коммерческого оргазма. Ворвались трое комсомольских парней с целеустремленными мордами и принялись обшаривать карманы. Тело к этому времени почти два рубля мелочью промыслило. Короче, отняли всю выручку, волки форшмачные, и из туалета повыгоняли. Чё за беспредел тут творится?
  Хорошо что Медик после уроков в благодарность за свои успехи, вознамерился меня отблагодарить столовской едой. Намекнул ему ещё и долг мой простить по-дружески. Парнишка подвигал сосредоточенно мышцами своей моськи и высказал мне финансовую амнистию.
  Неожиданно перед столиком нарисовался Славка Лешуков по прозвищу Леший, комсомольский бог. А это уже становится интересно. Парень он мощноватый, боксом занимается. В отличие от многих активистов имел реальный авторитет у школяров. Благодаря ему уличная шушера, типа Панка, боялась сунуть в школу свой нос. Леший молча уселся и уставился на меня. Чика тоже молча и настороженно доедал свои котлеты. Пора мне выходить на арену играть свой номер.
  Поиграв в гляделки, Леший вдруг улыбнулся и спросил:
  - Пацаны говорят, кто ты классные песни играешь?
  Я скорчил задумчивую морду.
  - Они малость не в советскую тему. Их можно только по подвалам выть, - высказался, пожимая плечами.
  - А давай, ты нам сбацаешь, а мы сами решим? - предложил комсорг.
  - Что, прямо сейчас?
  - Нет, лучше завтра.
  - А подвал будет? - хихикнул я.
  - Зачем подвал? У Ангелины в музыкалке соберемся, - не понял моего юмора Леший.
  Выступать не хотелось, но денежная проблема и обида за расправу в туалете вынудила пойти навстречу.
  - А что я за это буду иметь?
  - Не бойся, не обидим, - Леший подмигнул, - Ну как, договорились?
  Я театрально выдержал паузу и объявил:
  - Уже обидели. Твои комсомольцы ограбили меня в туалете. Отобрали все деньги из карманов. Пусть возвращают, тогда поговорим.
  Я сделал движение чтобы вылезти из-за стола. Леший остановил меня, взяв за руку.
  - Сколько у тебя забрали?
  - Два рубля с копейками...
  - Держи трешник. Давай завтра в три в зале музыкальной школы.
  - Заметано.
  Комсорг пожал мне и Вовке лапы на прощание и убрался из зоны видимости. Я задумчиво проводил его взглядом.
  - А мне можно будет с тобой? Я ведь все-таки друг тебе, - отвлек меня от разных мыслей голос Медика.
  - Рискни, - пошутил я.
  Задумался я о том, что несерьезно относился к своему симбиоту. Кроме знатной игры на мелочь и лазания по форточкам, он ведь еще чего-то может сотворить.
  - Смотри, председатель наш сюда чешет! - гыгыкнул Вовка.
  - Что за председатель...
  Я оглянулся и увидел, что к нашему столику пробирается Ленка Бекетова. В голове всплыло, что она и есть пионерский председатель совета отряда нашего класса. Я позабыл, что кроме старосты, еще есть другие руководящие должности. Ленка и комсоргом вполне могла стать, если бы поторопилась пораньше родиться, как ее подруга Светка, которая, кстати, и была теперь старостой. Сейчас в классе всего трое комсомольцев, а комсоргом сделали хорошиста Юрку Пономарева. Мне лично пофиг на эти расклады, тем более, что они все в упор меня не замечают.
  - Эй, отсталые! - насмешливо крикнула Ленка, - Заседание совета отряда будет пятым уроком. Чтобы были оба.
  Причем смотрела так, как будто нас нет, как будто мы с Вовкой внезапно превратились в мелких бацилл. Блин жеванный, но до чего же приятно смотреть на ее строгое лицо.
  Ленка смерила нас на прощанье оценивающим взглядом на предмет, дошли ли ее слова до нас, вздохнула и ушла по своим делам.
  - Опять макулатуру заставят собирать, - горестно шмыгнул носом Медик.
  - Скорее про подвиги Павлика Морозова в уши вкручивать будут, - предположил я свою версию.
  Вспомнилось боевое чикино детство. Еще с младых ногтей парня отличало скептическое отношение к идеалам. В первом классе его не хотели принимать в октябрята, потому что он надругался над портретом Ленина в пионерской комнате, пририсовав ему два клыка снизу как у сказочной бабы Яги. В октябренки его все же приняли, но вот с пионерством отношения не завязались. До шестого класса его туда не пускали.
  К тому же в семье Чики начался разлад. Отец ушел к другой женщине окончательно. Мать начала употреблять алкогольные напитки. Градус чикиного хулиганство вознесся до апогея.
  В третьем классе он натер носы коммунистическим классикам на барельефе, висящем в школьном коридоре на первом этаже, красной краской. Материал барельефа оказался такой, что краску оттереть так и не смогли, и его пришлось убрать. С этого зловещего преступления и начались препоны в пионерской карьере.
  В кабинете литературы все уже собрались, нетерпеливо поглядывая на Бекетову, которая стояла возле учительского стола. За ним сидела литра. Почему-то в классе расположилась и комсомолка Светка Романова. Когда наши с Вовкой костляво-вертлявые задницы занеслись в помещение, литра кивком головы скомандовала, что можно начинать.
  - На повестке дня сбора нашего пионерского отряда три вопроса..., - начала, немного волнуясь, Ленка, - Осуждение агрессии американских империалистов против мирного Вьетнама. Потом выдвижение кандидатур для приема в члены ВЛКСМ. И последним пунктом нашего собрания будет рассмотрение недостойных званию пионеров поведения двух членов нашего отряда - Чекалина Павла и Медведева Владимира.
  - Прежде чем приступить к рассмотрению этих вопросов, предлагаю удалить посторонних, - высунулся я с задней парты.
  - Это кто тут посторонний? - взвизгнула литра.
  - Все, кто на данный момент не являются пионерами, - вежливо пояснил я.
  - Я - член партийной ячейки школы и имею право контролировать работу совета отряда, - взвилась учительница.
  - Если вас уполномочила на то ваша ячейка, то покажите протокол этого решения? - еще более вежливо предложил я.
  - Ничего я вам, шаромыжникам, не собираюсь показывать, - взревела литра.
  - У нас открытое собрание. Можно любому присутствовать, - вовремя вмешалась Ленка и, не дожидаясь продолжения перебранки, провозгласила, - Слово по первому вопросу предоставляется Абрамовой Наталье.
  Девчонка Натаха еще ничего из себя не представляла, то есть не имела положенных для данного возраста грудей. А еще была нудной зубрилкой. Ее слушать было тоскливо и зёвно. С учетом недосыпа, я так сладко выворачивал свою челюсть, что заразил этим весь класс. Получалось вроде волны на стадионах. Только нужно было не вставать, или руками взмахивать, а дружно зевать. А когда она закончила ныть, то все в классе с завидным энтузиазмом приняли единогласно проект постановления в защиту мира в Индокитае. Ну да, американские империалисты прям таки до обморока напугаются нашим постановлением и моментально прекратят бесчинствовать. Довеском к этому решению последовало предложение сдать по три копейки в фонд мира. Взамен выдавалась марка. Ее можно было наклеивать на парту, на стены, на лоб соседу, вообще куда неуемная фантазия подскажет. Могли бы просто попросить, я бы в два раза больше заплатил и марок не взял. Только пусть мне объяснят технологию борьбы за мир. В чем это выражается? Да, ладно! Мне не жалко трех копеек. Пусть на эти средства борются в свое удовольствие те, кому все равно делать нечего.
  Рубль на монеты никто не хотел менять. Даже к литре подкатился с этим предложением. Она даже дернулась испуганно, словно я ей перепихон предложил. В общем, Вовка снова за меня заплатил. От всех этих мыслей и проблем слегка взгрустнулось и навеялось хулиганистой песенкой моего веселого детства "Проснулся я в овраге...":
  - ...За эти три копейки
  Вся жопа в малофейке...
  Вроде бы только для вовкиных ушей было продекламировано. Кто знал, что у литры такие локаторы мощные. Ей бы на подводной лодке плавать, мины обнаруживать. С другой стороны если посмотреть, лодка с ее наличием просто не всплывет, или только кверху пузом.
  Опять начался скандал. Самое смешное, что никто не понимал из-за чего. Если бы кто еще мог понять, что за слова выбрасываются из жерла ее орущей глотки. Так и подмывало попросить председателя вывести дебоширку из класса. Наругавшись всласть, она быстро успокоилась.
  По второму вопросу Ленкой был зачитан список тех, кого по возрасту можно было принимать в комсомол. Получилось восемь девочек и всего три пацана. Девчонок в нашем классе на самом деле было заметно больше, почти две трети. Меня, кстати, в этом списке не было, несмотря на то, что чикин день рождения состоялся еще в прошлом году в октябре. Вдруг вылезла литра и предложила придержать трех школяров:
  - Они учатся неважно. Пусть подтянут успеваемость, тогда и поговорим.
  Я в отличие от некоторых деликатно так поднял руку и дождался разрешения выступить. Высказался в том ключе, что нельзя смешивать общественную деятельность и учебу. К тому же учеба во многом зависит от качества работы учителей.
  Опять заклокотал грязевой вулкан из непонятных ругательств на мою голову. Когда он исчерпался, собрание проголосовало предварительно в пользу всех одиннадцати кандидатов. Им было предложено подготовить что-то типа автобиографии с описанием своих заслуг и грехов. А уже после, по итогам обсуждения, проголосовать за каждую кандидатуру окончательно. Договорились провести для этого специальное собрание через неделю.
  По третьему вопросу наши две гордые, но, к сожалению, пока еще тощие фигуры были выставлены на всеобщее обозрение перед классом и подверглись осуждению тремя одноклассниками: двумя девчонками и пацаном Ситкарёвым Сергеем по прозвищу Сита. Вот они гниды подзаборные! Знали бы мы с Вовкой о такой заподлянке, ни за что не проголосовали за прием их в комсомол. А Сита этот никакой даже не пацан. Ботан самый настоящий. Парень вроде бы рослый, плечи нормальные есть, но не компанейский какой-то, валенок. Видно было, что эту троицу натаскивала сама классуха. Короче, клеймили нас с Вовкой во все возможные и невозможные места. Основным обвинением были не конкретные проступки, а некий расплывчатый образ жизни и вредоносное влияние на окружающих. В конце каждого выступления предлагалось исключить нас обоих из пионеров и вынести на совет дружины школы предложение поддержать это решение.
  Смотря в безучастные лица одноклассников, я понимал, что все они были готовы сделать так, как подскажет литра. Мне лично было пофиг, только Вовку жалко. Отец его тогда просто изувечит. Неожиданно выступила Бекетова и предложила ограничиться в наш адрес последним предупреждением и пока не исключать. Литра что-то такое прочувствовала своим толстым чревом, какое-то изменение в настроении класса, и решила напоследок хотя бы поунижать нас с Медиком. Нас принудили произнести покаянные слова и всякие обещания. Литра распалилась и сама принялась надиктовывать предложения, а мы только повторяли, сначала Вовка, потом уже я. Но, если Вовка искренно винился и каялся чуть ли не до соплей горючих, то я всего лишь играл роль кающегося грешника. Придумал говорить еле слышно, и получилось, что каялась на самом деле сама Валентина. Многие заметили эту несуразность и заулыбались. На голосовании большинство было за наше помилование. Некоторые тормоза все же проголосовали за изгнание, но погоду не сделали.
  После завершения собрания, мы с Вовкой пошли в туалет. Вовка еще долго обмывался в умывальнике, гася пунцовую рожицу. Я же просто дожидался когда все разойдутся, не желая на сегодня видеть рожи своих одноклассников.
  У выхода из школы я заметил одиноко стоящую и уже одетую в белое зимнее пальто ленкину фигурку. Она явно кого-то ждала.
  - Медь, давай ты сейчас домой без меня метнешься. С Бекетовой надо пообщаться, - предложил другу.
  Он понятливо кивнул, оделся и шмыгнул на выход. Я подошел к нашему председателю. Она по-прежнему смотрела мимо меня, словно не желая опорочить свой взгляд лицезрением моей персоны.
  - Лен, спасибо тебе, что защитила от Валентины, - осторожно начал я.
  Нет, все же взглянула на меня как-то даже заинтересованно.
  - А ты очень сильно изменился, Павел. Взгляд, жесты, походка, даже голос по-моему стал другим. Будто тебя подменили.
  Уголки губ немного дрогнули в едва заметной улыбке. От нахлынувшей мысли бешено заколотилось сердце и сперло дыхание. Подумать только! Оказывается, эта недотрога давно за мной наблюдает.
  - Ты меня раскусила. Меня действительно подменили. Инопланетяне на тарелочке прилетали... Мое настоящее имя - Кал-Эл.
  Хмыкнула. Показалось, что с трудом сдерживает себя, чтобы не улыбнуться.
  Неожиданно для себя предложил:
  - Хочешь, я тебя до дома провожу?
  - Нет! - резковато ответила она, затем немного мягче пояснила, - Я Свету жду. Обычно мы вместе ходим.
  - А в кино можно тебя пригласить? - не отступал я.
  - Потом поговорим. Ты иди, давай..., - заволновалась Ленка.
  Я понял, что позади меня нарисовалась Романова и, отвесив прощальный кивок, выскочил на морозную улицу.
  Маман в квартире отсутствовала, как и ковер, который я облевал. Вот и прекрасно. На кухне по-прежнему царило запустение. Мне кажется, что в пещере у неандертальца было бы гораздо чище. Даже заходить туда было стремно. Вид объедков напомнил мне о долге перед старушкой-соседкой. Вытащил предпоследнюю коричневую бумажку из портфеля и понес отдавать долг. Таисия Степановка вышла в банном халатике и сильно удивилась тому, что я не позабыл вернуть рубль. Наверное, она уже мысленно попрощалась с ним.
  Все, в койку и спать. Блин засохший, еще тридцать четыре дня в этом времени куковать! Только расслабился в постели, как рявкнул звонок. Медик что ли приперся звать на прогулку? Если так, то мучительной смертью он не отделается. Не стал одеваться. В трусах и босиком пошлепал в прихожую. За дверью оказался майор Медведев во всем своем милицейском великолепии. Я молча пропустил мента в квартиру. Тот снял бушлат и фуражку и с немного удивленным лицом прошел в зал. Наверное, ожидал, что я обделаюсь со страху, или начну трястись перед ним. Я показал на диван. Майор присел и жестом предложил мне сесть возле него.
  - У меня к тебе серьезный разговор, пацан. Сегодня моего оболтуса чуть из пионеров не исключили. Отступился бы ты от него. По-хорошему прошу. Чего тебе, других пацанов мало?
  - Ладно, не вопрос. Скажу ему. А дальше пусть он сам решает. Взрослый уже человек, - покладисто высказался я.
  - Тоже мне взрослый... Мозгов у вас еще - кот наплакал. Короче, чтобы к сыну моему больше не подходил, а не то...
  - Что "не то"? - мне стало интересно, что этот мент собирается предпринять в отношении меня.
  - Узнаешь. Только поздно будет.
  - А если точнее?
  - Мать твою за тунеядство можно привлечь. А тебя в детдом.
  - Не выйдет у вас этот каменный цветок. Мать на работу уже устроилась, в больницу санитаркой. А ещё у меня сестра есть родная. Опекунство может оформить. Так что...
  Блин, чуть язык не показал ему как дитё малое. Что за дебильные эмоции меня иногда одолевают?
  - С участковым вашим Панасюком переговорю. Рано, или поздно он тебя на чём-нибудь поймает. И тогда тебе светит дальняя дорога, бубновый интерес.
  - Ладно, я попозже сильно испугаюсь. А то мне чего-то очень спать хочется. До свидания, товарищ капитан, - промявкал я постным голосом и зевнул для убедительности.
  Не знаю, как для Чики, но для меня подобные угрозы срабатывали обычно с противоположным эффектом. Если Медик не спрыгнет, то я со своей стороны постараюсь не прерывать наших отношений.
  - Ты, парень, перепутал. Я уже майор, а не капитан, - вдруг опомнился мент, направляясь на выход.
  - Если начнете нарушать законы хоть на йоту, чтобы мне навредить, то станете, - все тем же тоном произнес, захлопывая дверь перед самым носом вовкиного отца.
  Сон испарился под влиянием драйва от встречи. Меня даже потряхивало от адреналина в крови. Этот бычара в погонах меня пугать вздумал. Хе! В мозгу крутились все нюансы встречи. И мое существо поневоле заполнялось неудовлетворенностью, что не использовал все возможные словеса и подколки. Захотелось догнать мента и продолжить разговор, сопровождая его глумливой улыбочкой. Вот только тогда он точно закончился бы битьем моей наглой морды посредством волосатых ручищ.
  По телику, по единственной программе показывали такую унылую хрень, что я сразу же выключил его. Книг в квартире не было категорически. В подвал тащиться тоже не желалось. Послонялся по квартире в своих трусах. Немного убрался на кухне, а то там даже тараканы от ужаса инфарктами исходят и бухнул наконец-то в кровать с намерением как следует выспаться.
  
  8.
  Среда, 05.02.1975 г., наличка - 2 руб.
  Теплым счастливым котом мою рожу к подушке придавила блаженная истома и осознание, что не потребуется изнасиловать себя всего, чтобы встать в дикую рань, в стылую темень. Спать можно по крайней мере до четвертого урока, до химии. Литра на свои уроки все равно не пустит, к моему счастью. Чем меньше я буду мельтешить в этом времени перед аборигенами со своими заморочками, тем меньше проколов огребу. А то так и до дурки недалеко.
  Откуда-то издалека доносились странные рычания. Фу-ты, это же маманя с хахалем дуэтятся в своей конуре. Как им самим этот храп уши не режет? Пришлось вставать и прошлепать в туалет. Там в аптечке набрал ваты, чтобы сделать для ушей беруши.
  Заснуть снова не удалось. Перед глазами всплыли картинки вчерашней позорной экзекуции и торжествующее толстое лицо литры. Только теперь осознал, как выглядел в глазах одноклассников и Бекетовой. Жаркий стыд обдал с макушки до кончиков пальцев на ногах кипятком. Нет, я сегодня в школу определенно не пойду. Пусть волокут хоть в колонию, хоть в дурку, куда угодно. Только отстаньте от меня всего на месячишко с небольшим.
  Может, повторить финт, опробованный в игре с люберами - задавить своим превосходством всех учителей сразу, и пусть только попробуют ко мне приставать ещё. Тогда партнёра точно подведу, выбившись из привычного образа. Что там в этом случае предрекал мой небесный приятель? Помутнение рассудка. Было бы чего там у него мутить.
  А если прикинуться больным? В больницу залечь с каким-нибудь воспалением. Там кормят сносно. Продержусь до дня Х, если раньше от скуки не сдохну. Лучший вариант в санаторий к дяде залечь. Там знаменитости гуляют, бассейн, кафе-мороженое. Друзья там классные появились - лучше и не надо. А тут Чика все напортил. Куда не кинь, везде мины.
  Недовольно заурчал, напоминая о себе, пустой живот. Перед глазами почему-то возникла Бекетова в странном декольтированном платье. Её маленькие грудки были почти что обнажены. Она присела возле меня и принялась кормить как больного с ложечки манной кашей. Бр-р, что за бред? Я не о Ленке, а о еде. Нет бы, чего-нибудь более существенного предложить. Девчонка послушно переключилась на кормление пельменями.
  Лежать стало невыносимым. Все бы отдал за тарелку запашистых пельменей со сметаной, вплоть до последней девственности. Если бы она еще хоть как то сохранилась. Пожалуй, стоит заглянуть на химию и попялиться на Бекетову. Все равно на концерт к Лешему потом придется тащиться. А на большой перемене наемся до отвала традиционными котлетами, денег теперь у меня имеются.
  За размышлениями стрелки на часах незаметно подгребли к одиннадцати. Я вскочил, почистил зубы и оделся. Парочка в темной комнате по-прежнему усердно исполняла храповицкую. Бросив грустный взгляд на кухню, я побрел в прихожую напяливать на себя верхнюю одежду.
  Дежурных у входа в школу не было. Они обычно исполняли свой странный долг только до второго урока, поскольку во многих классах занятия начинались в такое время. Я удовлетворенно потрогал ситцевую материю в кармане и поскакал по бурлящим переменой коридорам к кабинету химии. Медика заметил издалека, стоящим возле окна с фикусами. Он виновато на меня посмотрел и опустил глаза.
  - Привет, Медь! Че хмурый такой? Из-за отца? - сочувственно поинтересовался я.
  Тот печально кивнул в ответ.
  - Вчера он ко мне приходил. Угрожал, что посадит, или в детдом загонит, если я с тобой буду общаться. Если хочешь, то не дружи со мной. Я не обижусь, - подбадривающе улыбнулся ему.
  Теперь Вовка возмущенно затряс мордочкой:
  - Не, я тебя не предам!
  - Пороть будет! - убежденно высказался я.
  Вовка вдруг хитро улыбнулся и сказал:
  - Не будет. Он только с литрой сговорился. А на её уроках мы раздельно сидеть станем. Если кто другой нас выдаст, то ты же с ним разберешься?
  - Разберусь, - заверил я повеселевшего друга.
  Химия прошла без происшествий. Училка Дина Денисовна нас с Вовкой не дергала и давала новую тему про водород. Сама она была ещё молодой, но некрасивой из-за излишней костлявости. И какой-то жутко скучной. Я чуть не уснул к концу урока. Бекетова в своем стиле смотрела принципиально мимо меня. Да и остальные ашники нас с Вовкой будто не замечали, только актив Пономарев буркнул после урока, что меня Варвара Николаевна искала, которая главная по пионерам. Ну, пусть ищет, авось обрящет. Еще я узнал, что классный час уже состоялся вместо урока Английского, и что Валентинка была сильно раздосадована моим отсутствием.
  Вовка решил со мной пойти в столовку на большой перемене. Обычно тут зависают более старшие классы, потому что у них бывает по пять и даже по шесть уроков. Наших уже никого не было. Мне и другу было снова организована "зеленая улица". Всегда кто-нибудь, да найдется здесь из ценителей подвального искусства. В меню царили котлеты и суп вермишелевый. Я устроил себе котлетное изобилие. Так как отдельную котлету мне не захотели продать, прошлось брать и двойной гарнир из макарон. Еще кофе с пирожком с повидло себя угостил. Почти рубль без нескольких копеек потратил.
  Внезапно нарисовался Ганс со своей шпаной. Они расселись за соседними столиками и поглядывали в мою сторону. Я старательно делал равнодушный вид, хотя настроение заметно упало. Он набрался наглости и пересел за мой столик. Для затравки разговора, Ганс дружески улыбнулся и начал вспоминать недавние фанатские битвы. Вовка тоже включился в этот разговор и угодливо подсказывал Гансу всякие детали историй. Смысл этого трепа: пацаны не должны обижаться по пустякам. Мне накостыляли и я накостылял - ничья. Потом он стал намекать, что у него есть какая-то такая мощная крыша, и что мне с Кирей быть не с руки. Короче, он предлагал мне быть в его кодле. Я обещал подумать, лишь бы отвязаться от этого мутного кренделя.
  Вовка ушел с вэшниками, но пообещал заявиться на мое выступление в музыкалке. Ну, а мне нужно теперь думать, как убить два часа. Не придумал ничего лучшего, чем бродить по многочисленным переходам школы. На улице сопли морозить не хотелось.
  Своими переходами, соединявшими разные части, школа напоминала спрута. Некоторые переходы были приспособлены под разные надобности. Самый длинный расширили и сделали дополнением библиотеки. Я там посидел и почитал газеты. Кстати, записался, ломая стереотипы. Очкастая библиотекарша не удивилась, или только сделала вид. Выяснилось, что дядя двоюродный не прост: уже год, как избрался районным депутатом. Мне он нравился все больше и больше. Читать вскоре тоже надоело. Зевнув, пошел слоняться дальше.
  Музыкальная школа располагалась на первом этаже двухэтажного строения и начиналась после перехода с большого холла, превращенного в подобие концертного зала. Здесь стояли рояль и несколько рядов стульев с традиционными пальмами в кадках. Коридорчик дальше вел в классы для занятий. Еще далее лестница вела на второй этаж. Там тоже располагались классы музыкалки.
  Все классы были пусты. Занятия здесь, кроме школьных по пению, начинались только с четырех часов. Похулиганил немного, нарисовав на классной доске голую женщину. Подумав, дорисовал ей пышную прическу. Нахлынуло вдруг...
  Милая моя Лора, Лорочка. Моя принцесска. Как мне повезло, что ты была в моей жизни. Наполнила ее своим теплом. Заставила поверить в самое лучшее. Как же мне хочется вновь увидеть тебя, прикоснуться к тебе, дышать одним воздухом, ловя ароматы безумного счастья. Как мне тебя не хватает...
  Поддавшись грустному настроению, не заметил, как оказался возле рояля. Тихо полились звуки известной композиции Игоря Крутого "Когда я закрываю глаза". Они звучали как-то по-особенному нежно.
  Я весь отдался исполнению, погруженный в воспоминания. Когда отзвучали последние аккорды, позади меня раздался женский грудной голос:
  - Какая у вас чудесная мелодия...
  Ничего не придумал лучше, как стрекануть с места тощей молнией. Остановился только возле библиотеки. Вряд ли какая-либо женщина со своими каблуками станет преследовать меня. Вот я идиот, запалился с несуществующей мелодией. Надеюсь, что та неизвестная особа не особо разбирается в музыке.
  Отзвучал звонок с шестого урока, а значит уже полтретьего. Я временно затаился в библиотеке, деловито перелистывая третий том "Истории СССР с древнейших времен и до наших дней". Обалдеть можно - СССР оказывается в древние времена существовал! Со своего места наблюдал, как по переходу в сторону музыкалки дрейфовали старшеклассники. Если это по мою душу, то плохо. У меня с детства боязнь выступления со сцены перед большим скоплением людей.
  Помню, как в школе мне пришлось принять участие в спектакле "Маленький принц". Я тогда был тоже в седьмом классе, как и Чика сейчас, хотя учились уже по одиннадцать лет. По пьесе играл пьяницу. Совсем небольшая роль. Нужно было задумчиво стоять перед рядами бутылок и отвечать на идиотские вопросы маленького принца, которого изображала моя тайная страсть - Ленка Пузырёва. Из-за неё я и согласился тогда на это позорище, но сил моральных не рассчитал. Мало того, что со страху забыл все слова и мычал что-то невразумительное, так еще и громко пукнул. Актовый зал стонал от смеха. Ленка сожгла меня ненавидящим взглядом. А я тогда осознал, что никогда не стать мне артистом.
  Леший меня как-то высмотрел и зашел за мной.
  - Слышь, Слав. Ты что, всю школу созвал? Договаривались же, что только своих приведешь, - укорил комсорга.
  - Не боись, пацан. Парни мои простые, понятливые, - радостно оскалился в ответ Леший, - Если не понравится твое искусство, то не сильно побьют.
  Народу в холле собралось человек под тридцать. Тут были, в основном, его однокашники, и кое-то из девятых и восьмых. Наш, седьмой уровень представляли только я и Медик. Рояль стоял на подиуме, но вряд ли он мне мог понадобиться. А вот табуретка перед ним вполне. Друзья Лешего притащили гитары, целых три. Я выбрал шестиструнку подстроеную, чтобы не заморачиваться и не терять время. Стал выбираться на этот злосчастный подиум и растянулся, зацепившись ватной ногой за край. Чуть инструмент не угрохал. Разозлившись, с размаху бросил свой тощий зад на табурет и не удержал гримасу боли. Многие захихикали. К великому своему огорчению заметил среди школярских рож девичьи личики. Немного, но все же... Это меня сильно обеспокоило, потому что некоторые композиции нельзя назвать безупречными. Хотел было высказать Лешему, то тогда пришлось бы вновь спуститься с подиума. Не рискнул, однако.
  Как же это нервирует, когда много глаз одновременно пялятся на твою рожу. И еще задница болит. В подвале все же проще, когда все вместе сидим.
  - Кто будет конферансье? - криво пошутил, поздно поймав себя на мысли, что Чике такие слова не соответствуют.
  - Я, я! - выскочил Вовка.
  Надо же, какая культурная шпана подрастает в подмосковных трущобах. Хотя, Голубые Огоньки все вроде бы смотрят.
  - Ну, тогда объяви какую-нибудь песню, - попросил его.
  Несколько пацанов заспорили, но первой Вовка назвал "Тетю Хаю". Я начал бацать хулиганский мотив. Пацаны весело мне подпевали. Я исполнил весь музыкальный ряд по Токареву как на концерте в подвале, добавив еще "В шумном балагане", "Чубчик кучерявый", "На Дерибасовской", "Тракторист" и "Жиган ростовский", все что вспомнил. Кстати, заметил, что многие притащили мафоны и делали запись. Все песни имели шумный успех, но меня вымотали, потребовав просто дикой экспрессии. Умоляющим голосом попросил перерыв. Парни потянулись курить в туалет. Подошел к Лешему, спросил:
  - Слава, чего скажешь об эмигрантских песнях?
  - Офигенно! Чего ты раньше таился? Ларик из "Спектра" говорит, что у тебя зрелое исполнение. Он хочет тебя рекомендовать Толику Шиловскому.
  Чика и не знал, что одноклассник Лешего Витёк Ларионов работает клавишником в "Спектре".
  - А ничего, что я только школьник? - на всякий случай поинтересовался.
  - Вот об этом с ним и поговори, ответил комсорг и махнул кому-то рукой.
  Подошел круглолицый улыбчивый парень и представился:
  - Ларик. Рад знакомству. Зайди как-нибудь в выходные в ДК на репетицию "Спектра". Обсудим все с Толиком Шиловским, нашим лидером. Непременно зайди.
  Деньги нужны, и всегда. Надеюсь, Санёк Шило меня поймет и простит. Слава всем святым, что его в это время не было в холле, и он не наблюдал моего подлого подрыва его мечты.
  Когда народ снова собрался, Шило попросил что-нибудь из Никольского. Сашка тоже записывал мое исполнение. Понятно, что он нацелился на "Ночную птицу", вот только я уже вспомнил, что такой песни еще не существовало. Она появится только в семьдесят девятом году. Вот Костян Никольский охренеет, когда ему эту песню предъявят. Я решил дать знаменитейшего "Музыканта". По легенде, эта песня была написана в начале семидесятых.
  Повезло мне. Я эту песню, как и другие у Никольского, хорошо знал и удачно исполнил все пассажи. Школяры мне взволнованно зааплодировали. Шило заметил, что такой песни Кости не доводилось слышать. Возможно, я снова поторопился, потому что автор не делал никаких записей этого шедевра. Только в начале восьмидесятых она обрела широкую известность.
  - Хорошо исполняешь. И голос у тебя хороший, теплый. Хоть ты и пытаешься его огрубить, - неожиданно раздался женский грудной голос.
  Я вздрогнул, узнав его. Молодая женщина лет тридцати с восточными чертами лица стояла возле открытой учительской. Она улыбнулась, прошла к первому ряду и присела на то место, с которого галантно соскочил Лешуков. Он тут же примостился почти рядом, согнав с места одного из своих товарищей.
  - Можно попросить вас... Как его? - она обратилась к Лешему. Тот подсказал ей, - Паша, исполнить ту чудесную композицию на рояле.
  Это уже не летающие низенько крокодилы, а целый их парад над Красной площадью. Если выдать на всеобщее обозрение версию Чики, играющего на рояле, то можно смело в "Просторах" филиал дурки открывать.
  Отчаянно замотал головой:
  - Нет, вы ошиблись. С кем-то спутали меня...
  - Я хочу еще раз услышать ту мелодию! - капризно потребовала женщина.
  - Слышь, пионер, не зли меня! - приподнялся Лешуков с побелевшим лицом.
  - Ничем не могу помочь! - Я поднял свой зад с табуретки и развел руками, - Когда научусь играть на рояле, то с радостью исполню все, что вы захотите. Желает ли публика еще моих исполнений, или я домой пошел?
  Славка метнулся сначала к женщине и пробурчал что-то типа:
  - Сейчас, сейчас...
  Потом он сделал рывок в мою сторону и буквально стащил с подиума.
  - Пойдем на пару слов...
  Остальным слушателям он рыкнул про технический перерыв. Мы заскочили в туалет. Леший навис надо мной и прошипел:
  - Ты знаешь, кто это?
  - Принцесса Будур..., нет, скорее дочь директора рынка, - невинно включился я в игру-угадайку.
  - Тебе все смешочки, а тут на кону мое будущее, а может быть и твое. Это сама Касимова Лейсан Муратовна.
  - Звучит многообещающе, - подвякнул я комсомольскому вождю.
  - Тогда не выпендривайся и делай то, о чем тебя просят, - заключил Леший.
  - А что мне с того будет? - похлопал я невинно глазками.
  - Какой же ты, однако..., - комсорг чуть не задохнулся от возмущения.
  Мне даже на мгновение показалось, что амбалистый парень сейчас заплачет. Потом он сухо поинтересовался:
  - В комсомол хочешь вступить?
  - И так загонят, рано, или поздно.
  - Хмм... Деньгами, значит, хочешь?
  - Ими, тугриками...
  - Сколько?
  - А сколько дашь, - перебросил мяч в его сторону.
  - Пятёра?
  - Чирик!
  - Лады!
  Не стал сильней давить на самолюбие комсомольского вождя. Чувство меры положено знать. Мы вскоре вышли из переговорной, то есть туалета. Большинство присутствующих недоуменно на нас взирало, не понимая причин задержки. Сейчас состоится нечто. Запуск первого кроконавта на орбиту.
  Не глядя ни на кого, подошел к роялю, поднял крышку и уселся осторожно на табурет, щадя задницу. Все напряженно притихли. Уже эта мизансцена предполагала сюр и полное отключение мозгов. Даже шебутной Вован вытянул челюсть. Полилась желанная для Лейсан мелодия.
  Медленно, словно нехотя рождалась она, напоминающая полет ангела. Вот он набирает высоту, летит, в потоках красоты и нежности. Он достигает каких-то немыслимых пределов, заполняя своим светом пространство вокруг себя. Свершив предначертанное, ангел тихо исчезает.
  Тишина. Никто не хлопает. Оглядываюсь, все смотрят напряженно, будто я сейчас начну мутировать в хрен знает кого, или взовьюсь в воздух. Кто-то осторожно хлопнул. К нему присоединились еще несколько рук. Через мгновение зал взорвался аплодисментами. Просто бешеный шквал от мегавзрыва, ломающего стереотипы. А меня охватило необычное состояние. Не хотелось ни думать ни о чем, ни говорить. Полная прострация.
  - Ещё, - распорядилась Лейсан.
  - Ещё..., - еле слышно повторил за ней.
  Звуки женского голоса помогли мне прийти в себя. Пора заканчивать чудеса. Если Чика вроде как чиканулся в обратную сторону, то у многих от шока точно могло начаться помутнение рассудка. Я резко встал и покинул подиум и холл. Возникло странное ощущение, что это не я, а Чика контролирует тело. По крайней мере, я не запомнил, как очутился дома.
  Квартирка встретила меня настороженной тишиной. Матери дома не было. Вот и славно. Отдохну от алкогольных испарений. В задумчивости выключил свет и прилег на кровать. Наплевать. Мне сейчас на все наплевать.
  Чирик! Я подскочил с кровати. Нет, не про тот, что на заднице иногда выскакивает. Забыл десятирублевку у Лешего забрать. Надо знать этого деятеля. Тот еще жук! Как бы не обломал завтра. Денег в кармане, если только на жратву, на несколько дней только хватит. Буду экономить. Пускать тело на трясучный промысел стало опасно. Возьмут меня, тощего пионера, в местный ВИА - большой вопрос, а на материной работе зарплату не скоро выдадут.
  Если честно, работа эта нужна только для того, чтобы чикину мать по тунеядству не привлекли. Тогда у вовкиного отца точно начнется праздник до небес. Да и чёрт с ним. Чего я все время заморачиваюсь? Я тут проездом. Своего рода проходимец. Влез в это дурацкое тело и выгребаю кучу дерьма за безмозглым засранцем. Вот уйду в подполье и хрен меня кто оттуда вытащит.
  Выгреб Чику с его насеста. Он покрутился немного по квартире и свинтил в сторону подвала. Там уже тусили лучшие люди нашего городка в составе Горлика, Перлика, Шилы, Пики и примкнувшего к ним Профессора Пердуновского. Дружелюбно оскалившись мне, веселый народец тем не менее не преминул попенять, что не позвал на свой концерт в музыкалке. Шило, гад, проговорился стопудово. Мой подопечный привычно отмолчался, неопределенно похмыкав. Еды никакой здесь не было, но принос был, судя по объедкам. Всё подчистую сожрали, гады. Горлик предложил курнуть травки. Я напрягся, собравшись выскочить на поверхность, но тело вдруг проявило мудрость и не стало брать это дерьмо в рот. Когда предложили гитару, Чика не стал как обычно злиться и отказываться, а спокойно её взял и попытался наиграть блатную "Вот идет караван". Получалось удовлетворительно, но гораздо хуже, чем у меня. Шило возмутился:
  - Чика, ты чего, играть разучился?
  - А я и не умел особо, - согласилось тело.
  - Скажешь, что не ты на рояле бацал? - продолжал наседать Шило.
  - Скажу, что не я, - снова согласилось тело.
  - Странный ты какой-то стал, Чика! - сделал вывод Шило.
  Потом играли в карты в буру. Бородатый мужичонка притащил гармошку и веселил пацанов матерными частушками. Странно, что Медик всё не показывался. Чика нашёл в своих карманах рубль и проиграл его. Потом наодалживался у разных пацанов денег ещё на рубль и тоже продул. От огорчения он разлегся на лежаке и уставился в низкий потолок.
  Амба, мне надоело спонсировать идиота. Я, значит, буду добывать деньги, а он их спускать. Сам виноват, понадеялся на фортуну, которая с Чикой не очень дружна. Извини, партнер, но твоя пора закончилась. Придётся снова одолжить твое тело. Тем более, что решил посетить небесного Гудвина за очередной порцией мозгов.
  Рей появился не сразу на своем живописном берегу, материализовавшись будто из воздуха.
  - Приветствую тебя, квисцит. Задержался, потому что приходится контролировать помощников. Работы в твоем кабинете еще много, но к сроку все будет готово.
  - А могу я посмотреть, что там сейчас?
  Рей был не против. Даже по-моему обрадовался возможности провести экскурсию. Позитивный мужик этот Рей. Мы вместе перенеслись в мой будущий кабинет. Ничего там особенно не изменилось. Пустое пространство с огромной кристаллической горой, которая приобрела форму призмы и была словно бы собрана из множества сот. Повсюду шустро скользили тени, в которых с трудом можно было различить подобия людей. Рей тоже немного размылся.
  - Рей, а почему здесь так уныло? Нет такого пляжа и прочих красот, как у тебя? - озадаченно поинтересовался у своего наставника.
  Мне показалось, или мой небесный покровитель вдруг смутился:
  - Со временем сделаешь по своему вкусу. Я тебе большую часть своих помощников оставлю, пока своих не наработаешь. По какой надобности сейчас прибыл сюда?
  Я взглянул на него и попросил:
  - Мне нужен массив по эстрадной музыке.
  - Как пожелаешь, квисцит, - добродушно ответил небесный житель.
  Требуемое вскоре было мне доставлено. Я тут же загрузил кристалл в себя, поблагодарив небесного жителя. Осмотрев с пояснениями спутника кристаллотеку со всех сторон, мы оба переместились обратно на пляж.
  - Слушай, Рей. А почему ты девочек тут не заведешь? Дельфины, пальмы - это здорово, но я бы с твоими возможностями маленький коллективчик все же организовал.
  - Смеешься? - мне показалось, что Рей немного обиделся, - Заведи у себя сначала, а потом мне предлагай.
  Я серьезно перепугался и спустил цветастые шорты. Вроде бы все на месте. Однако, есть чему ангелам завидовать простым смертным. Что положено быку - не положено Юпитеру. Хех, тут тоже не особо повеселишься. Внизу все же интересней жить. Ладно, пора прощаться с гостеприимным пространством и отчаливать в свои тощие телеса.
  В подвале никто не обратил внимания на мой отрешенный вид, продолжая резаться в карты. Вот я лох! Надо бы у Рея выпросить еще и способности по карточным играм. С трясучкой теперь денег не промыслишь, а тело растущее чем-то надо питать. При мысли о жратве кишочки недовольно заворчали. Ужинать сегодня придётся материными концентратами с антресолей, если ещё чего-то стоящее на кухне не возникнет. Чика может быть и привык к голодным диетам, но я лично из другого теста. Толстеть не удавалось никогда, все сжигала епическая сила.
  Решил позорно уйти от ответственности, переложив её на напарника. Чика вознамерился вновь попытать счастья в карточных играх, но никто больше не желал его кредитовать. Возникла потасовка, закончившаяся выгоном чикиного тела из подвала.
  Взъерошенный даже складками одежды, Чика притрюхал домой. На лестничной площадке его встретила Таисия Степановна, которая поведала, что его матушку вместе с хахалем сегодня днем забрали в милицию. Соседка Алевтина выпивала с ними горькую. Потом все естественно озаботились выяснением, кто кого уважает. В ходе прений соседка неслабо огребла по сусалам. Обидевшись, она и вызвала ментовскую службу.
  - Так ей и надо, шлюхе подзаборной, - равнодушно высказался Чика и открыл дверь в квартиру.
  Ковер в зале оказался сбит на сторону, дверцы серванта распахнуты, вся посуда и статуэтки разновсякие таинственно поисчезали. Пропала гитара и телевизор. Чика не придумал ничего лучше, как выскочить на площадку и вызвать соседку. Вышедшей старушке он принялся вопить о пропаже вещей из квартиры. Та приняла всё сказанное на свой счёт и со словами:
  - Не звони мне больше!
  Шустро скрылась за своей дверью. Чика потопал к себе домой. Он отчаянно метался по квартире в полном отупении, не зная, что делать. А мне уже порядком достала его истерия. Пришлось его отключить. Как я понял, сильнее всего Чику ранило кража телевизора и возможность посмотреть очередную серию телесериала "Семнадцать мгновений весны", о которой все окрестные пацаны говорили.
  Хотелось заснуть пораньше, но не удалось. Из прихожей послышались звуки. Кто-то пытался открыть дверь квартиры ключом. Ясно, что это вернулась алкогольная фея в статусе моей нынешней матери. Быстро же её выпустили из милиции. Из большой комнаты раздались звуки шагов и открываемых шкафов. Потащили какую-то тяжелую вещь. Видимо, мать привела кого-то и распродает остатки мебели. Хрен с ней. Пусть делает, что хочет. Я собрался отвернуться к стене, как в мою комнату зашли и включили свет. Присмотревшись, увидел Алевтину. Соседка и партнер матери по алкогольным утехам держала в руках ключи от квартиры. Увидев меня, она испуганно отпрянула. Я вскочил с постели и спросил:
  - Что тут происходит?
  Холодильник тоже исчез. Двое плоховыбритых мужичонка собрались выносить диван.
  - Я задал непонятный вопрос?
  Мои спокойные слова и тон вызвали вдруг странную реакцию. Визитеры резко развернулись и бодрым шагом покинули квартиру. Я натянул брюки и в тапках прошествовал до квартиры Алевтины. Она долго не открывала.
  - Чтобы через пять минут ключи и вынесенные из квартиры вещи были на своем месте, - сказал я в приоткрывшуюся на цепочку дверь.
  - Жить без приключений нам никак нельзя... - напевал я крокодилью песню, возвращаясь в свою квартиру.
  Итак, возникла проблема. Мать зависла в милиции. Для неё я - человек посторонний. Но, если она, к примеру, куда-нибудь пропадёт, или вообще коньки отбросит, то и мне не поздоровится. Засунут куда угодно, лишь бы с глаз долой. Давно заметил, что там, где декларируются много красивых, правильных слов, в реальности все обстоит хуже некуда.
  Прошёл к входной двери, раздумывая над намерением вызвать милицию и сам потешаясь над этой безумной мыслью. Что предъявлять им, пропавший телевизор с холодильником? Так мать его сама пропила, возможно. Надо бы узнать о её судьбе, сколько ей там напаяли. Да только как? Соседку тело основательно оскорбило, а выходить к уличному автомату не было желания, да и денег. Если маман вляпается в традиционные пятнадцать суток, то придётся тогда отпахивать за неё в больнице, а ещё могут нагрянуть последствия в виде наездов всяких социальных служб. Как можно срочно нужно отдаваться всеми потрохами загадочному дяде. Должен ведь он помочь.
  За всей этой канителью забыл про ужин. Полез на антресоли, а там пусто. Всё выскребано подчистую. Снова спустился на этаж вниз и позвонил в дверь Алевтине. Напомнил ей о ключах и вещах и наврал о скором приезде милиции. Ключи воровка вернула сразу, злобно бросив через щель двери, открытой на длину цепочки. Спустя некоторое время вернули назад телевизор, холодильник и гитару два уже знакомых угрюмоватых субъекта, недовольно посверкивая глазами.
  Спать не получалось взбудораженными мозгами. Чтобы не терять время понапрасну, решил инициировать приобретенную только что у Рея программу. На всякий пожарный случай разделся догола и залез в ванну, запустил процесс. Температура и лихорадка с головной болью были не такие сильные, как в прошлый раз.
  К чертям свинячим все переживания! Все равно их все не испереживаешь. Я решил как можно лучше расслабиться и в режиме он-лайн наблюдать происходящее. Информация наполняла меня, фиксируясь в глубинах нейронной структуры. Я проживал множество моментов жизней выдающихся личностей. Мне дарили свой опыт, восторг и вдохновение Пол Анка и Пахмутова, Джон Леннон, Дитер Болен и многие-многие другие.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Буду рад, если кто пришлёт пару сотен рупей на Киви кошель +79096958715, или Яндекс кошелек 410013438024996, PayPal: ssx@inbox.ru
Оценка: 4.56*224  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Горская "Единственная" (Городское фэнтези) | | А.Русс "Укротитель Хаоса на полставки 2" (Городское фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 4. Настоящая магия" (ЛитРПГ) | | К.Амарант "Будь моей судьбой" (Любовное фэнтези) | | Р.Навьер "Никто об этом не узнает" (Короткий любовный роман) | | Ю.Меллер "По зову сердца" (Любовное фэнтези) | | Ф.Вудворт, "Пикантная особенность" (Любовное фэнтези) | | Д.Хант "Дочь дракона" (Попаданцы в другие миры) | | Zzika "Вакансия на должность жены" (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст "В объятиях Снежного Короля" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"