Райцес Марта Ильинична: другие произведения.

Лес Ламинарии

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  
  
  ЛЕС ЛАМИНАРИИ
  
  
  Глава 1
  
  Калан и мама Калана проплывали по Лесу Ламинарий. Среди разноцветных водорослей, достигающих высотой поверхности воды, когда-то познакомились мама Калана и папа Калана. 
  
  Когда мама Калана положила сына к себе на живот и начала вычесывать его шерсть короткими, шустрыми, заботливыми лапками, Калан спросил ее о папе.
  -Мы были вместе 9 дней, он нежно целовал мне шейку, как теперь целую ее тебе я, - и мама с писком уткнулась носом в неповоротливую шею Калана, - держал меня за руку во сне и лакомил меня морской капустой.
  -9 дней?! 
  -9 дней. Это не так мало, как тебе несколькомесячному кажется. Люди живут годами, но многие ли человеческие пары провели хотя бы 9 дней, как мы с твоим папой? Не расставаясь и думая только друг о друге? Совсем нет. 
  
  Калан уже слышал о людях: это такие звери, которые живут на суше. Он видел мальчиков и девочек человеков и никогда бы не догадался, что у этих детей тоже есть мамы и папы, а у тех - свои отношения. Иногда долгие, а иногда меньше 9 дней. 
  
  Ворс Калана блестел. Мама устала от чистки. И водила лапками по  хвосту и спине сына все медленнее, засыпая. Ее взбодрил голос Калана:
  
  -Я проживу как можно больше, сколько получится, думая друг о друге и не расставаясь.
  
  Мама Калана и сама иногда расстраивалась, что некому ей помочь купать сына и собирать для него перламутровые ракушки. 
  
  -Каланчик мой любимый, будь лучше всех каланов. Живи в паре так долго, как некоторые люди, и так взаимно, как все каланы.
  
  Лес Ламинарий, повидавший и тех и других, молчал.
  
  
  Глава 2
  
  Калан играл с мамой Калана в прятки. Среди бурых водорослей Леса Ламинарии легко утаиться, и маленький Калан быстро нашел тень у морщинистых морских растений.
  
  Мама Калана запросто отыскала сына. Они кувыркнулись в воде навстречу друг другу, и мама Калана сказала, что развлечения на сегодня окончены, пора браться за лапки и засыпать.
  
  Калан уговорил маму Калана сыграть еще разочек. Стараясь не наступать на моллюсков и морских ежей, он совсем не заметил, как кольнул усами строгую сестру мамы Калана. На ее животе сладко пускал пузыри пушистый и желтоватый каланенок.
  
  - И что ты тут крадешься?
  -Прячусь от мамы.
  -Прятаться от мамы не хорошо. Если бы мой сын прятался от меня, я бы расстроилась.
  -А моя мама кувыркается! 
  
  Мама Калана, заметив его косолапые ласты, и правда кувыркнулась. Течение ее вынесло прямо на глаза серьезной старшей сестры.
  
  Иногда бывает сложно объяснить кому-то, почему ты что-то позволяешь своему ребенку. Мама Калана пристыжено держала Калана за лапку без позволения отыграться. Калан раздосадованно пикнул:
  
  -Если тетя не разрешает своему сыну от нее прятаться, значит она его не любит!
  -Все мамы любят своих каланят. 
  -А это не ее сын! Она его не ждала!
  -Каланчик мой любименький, а ты почему так говоришь?
  -Когда ждут ребенка, плохо себя чувствуют, лежат с животом, как будто объелись. А потом поднимаются на каменный берег и ныряют обратно в море уже с каланенком. Тетя ничего такого не делала.
  -Глупыш, твоя тетя не плавала с животом, но она очень ждала своего каланенка. Есть такие каменные берега, на которых каланята ждут своих мам. И мамы, которые ждут каланят, забирают их оттуда.   
    
  Калан не хотел засыпать, но дрема его засасывала, как морская пучина. В ее волнах он думал, куда бы завтра похитрее спрятаться, представлял каменный берег, рождающий каланчиков для мам каланов, и чего-то в этом всем не понимал.
  
  Мама Калана наглаживала сыну лапку и вспоминала, как обыгрывала в детстве свою старшую сестру, тетю Калана в прятки. И как они, когда еще не были мамами, кувыркались в воде навстречу друг другу в лесах Ламинарии.
  
  Глава 3
  
  Калан и мама Калана гостили в лежбище морских котиков на каменном берегу. Их приглашали сюда давно, но не погодилось, а сегодня шубка грела, и хотелось новых горизонтов.
  
  Калан и Морской котик поедали морскую капусту, заботливо собранную мамой Калана в Лесу Ламинарии, и молча, с детским трепетом рассматривали общее небо. 
  
  Мама Калана и мама Морского котика приглядывали за детьми полулежа. Мама Морского Котика галдела без умолку, ее черные жалостливые глаза с невыплаканной слезой не отрывались от нежащейся в отдыхе мамы Калана.
  
  Мама Калана несколько раз поднималась, чтобы дать Калану и Морскому котику добавки, а мама Морского котика говорила, повышая голос, сплетничая о Баракуде и Желтохвосте. Запасы полезных водорослей были съедены, Калан и Морской котик моргали, зевали, но с упрямством ждали свой первый в жизни закат. 
  
  В Лес Ламинарии Калан и мама Калана вернулись уже по темноте. Вид чуда - заход солнца - разбудил исключительный аппетит и любопытство Калана. 
  - Мама, а что тебе рассказывала мама Морского котика?
  - Откуда я знаю? - Мама Калана чутко ощупывала дно в поисках лакомства для сына. - Я не слушаю. 
  - А я своих друзей слушаю! Морского котика я слушаю.
  - Так морской котик за день ни пискнул. Ты его слышал, как хорошие друзья слышат друг друга - без слов.  Каланчик мой любименький, на берегу у каланов уши - глаза. А в воде наши глаза  наши лапы. - Мама Калана потерла лапки сына в морской воде и положила ему на живот еду. 
  
  Калан нащупывал поздний ужин, запихивал его в рот, жевал, причмокивал, улыбался и удивлялся тому, как мама Калана ночью смогла собрать для него морскую капусту.
  
  Мама Калана лежала в темноте и все видела: бурые водоросли Леса Ламинарии и мысли Калана, как сегодня видела, что не стоит слушать сплетни. Даже если их рассказывает мама Морского котика. 
   
  
  
  Глава 4
  
  Калан и мама Калана смотрели сквозь прикрытые от марева глаза на теплое солнце. Любоваться им в воде совсем не то же самое, что подставиться под его лучи, лежа на каменистом береге. Калан загорал, когда мама Калана догадалась об опасности. Рядом были люди.
  
  Не шелохнуться плавником, не прикрыться лапой, не пискнуть, не зашипеть. У мамы Калана шубка дыбом встала, а того людям и надо. 
  
  Калан сушился с удовольствием. Перекатывался с бочка на бочок, с живота на спинку. Мама Калана забила ластами по морю, лапами пытаясь столкнуть сына в воду. Калан, не понимая ее, держался берега, веселился, нежился в естественном свете и игре, которую с ним затеяли. 
  
  Чьи-то шершавые пальцы защекотали дружелюбного Калана. Мама знала, что эти ласки корыстны, и много добрых Каланов было обмануто людскими руками. Она звала сына в безопасность, во влажные леса Ламинарий, но калан был увлечен незнакомцем и незаметно им крепко схвачен.
  
  Голос и разутые ножки. Девочка засмеялась от брызг, которые разлетались от хвоста мамы Калана. Попросила папу отпустить 'пушков'. Папа-браконьер отправил ее к дому, но она не унималась,  никуда не уходила, утирала капли с платья и повторяла свою просьбу. 
  
  -'Будешь зимой мерзнуть, глупая', - сплюнул браконьер, оставив перепуганную до линьки мать Калана и Калана на камнях.
  -Мам, а почему человечка будет мерзнуть?
  -Потому что у нее нет шубы, - ответила мать Калана, еле дыша, и сжала расслабленную лапку сына.
  -А у меня - прекрасная! У зайца, белки, рыси, норки - у всех хуже. - Калан оглядывал  густую бурую шерстку с любованием, хвастливо ощупывал кожные складки и левый карман. 
  -Зато у китов, тюленей, сивучей, морских котиков - у всех под шубкой жировая прослойка, которая их греет. А у тебя, мой любимый Каланчик, ничего кроме шерстки коротенькой за душой.
  -Жаль человечку, у нее и шубки нет. Несправедливо.
  -Несправедливо то, что тебя жизни могут лишить ей на рукавички. 
  
  Калан не понял маминых слов, но согласился, что солнца на сегодня достаточно и можно плыть обратно в Лес Ламинарии.
  
  Глава 5
  
  Калан играл с Морским котиком в лед. Они по очереди били по нему ластами или хвостом. По правилам победителем был тот, под кем лед раскалывался.
  
  Калан не смог повредить и самой тонкой льдинки. Тело болело, а сдаться не давало честолюбие.
  
  Мама Калана позвала Калана умывать мордочку. Морской котик нехотя отпустил друга на глубину, в Лес Ламинарии. Морскому котику нравилось выигрывать, но это было не главное, он и так знал, что он большой. Ему приносило радость время, проведенное вместе с другом. 
  
  Мама Калана полоскала Калану рот, начищала щечки и искала правильные слова.
  
  - Каланчик мой любименький, ты в другой игре проявишь себя, не волнуйся.
  -Я хочу в этой!
  -Играй с каланами, равными себе. Хвост морского кота - три твоих хвоста.
  -Я хочу играть с Морским котиком!
  -Будешь играть в то же и с тем же, и результат будет такой же, упрямец!
  
  Калан вырвался из материнских лапок. Усики Калана дергались. Калан не хотел больше умываться и уступать Морскому котику в силе.
  
  По настоянию мамы Калана Калан и мама Калана доплыли до залежей льда. Выбрали прозрачный осколок, и мама Калана обняла его, тепло дыша.   
  
  Лед растаял, вода блестела в шубе мамы Калана как капельки пота. 
  
  Калан и мама Калана возвращались в Лес Ламинарии молча, немного обижаясь друг на друга. Они оба утомились играть со льдом.
  Маме Калана хотелось сказать Калану, что многое не удастся ему с первого удара лапой. И  у многих лапы крупнее, чем его каланья лапа. И ему пора научиться добротой и умом добиваться своего. Но она устала воспитывать Калана и подбирать правильные слова, ей хотелось улечься на спину и смотреть на бурые водоросли. 
  
  Калан и думать забыл про Морского котика и его победы. Он волновался о маме Калана, о том, что она тоже иногда замерзает, и что, когда они доплывут до леса Ламинарии, он уляжется к маме Калана на живот, обнимет ее тепло дыша, и они уснут, примирившись.
  
  Глава 6
  
  Мама Калана отчитывала Морского ежа.
  
  - Питайся опавшими листочками, зачем объедаешь живую водоросль?
  
  Морские звезды светились от хохота, краб не любил ссор и искал, куда бы спрятаться. Все они собирали морскую капусту со дна и осуждали Морского ежа за прожорливость. 
  
  Калан устал крутиться в воде без внимания мамы Калана. Маму Калана было ничем не успокоить, кроме обещания Морского ежа сохранять Лес Ламинарии. 
  
  Морской еж щетинился, зарывался в песок, раскапывался, но не для того, чтобы извиниться, а чтобы надуться больше прежнего и сверкнуть иголками.
  
  Калан играл с маминым хвостом. Мама Калана хотела закончить разговор, но досадовала, что выглядит несерьезно с Каланом на хвосте.  Морской еж опять ушел в себя, мама Калана пискнула ему вслед:
  
  'Будешь обедать живой водорослью, я тебя укушу!' - Мама Калана стряхнула  Калана  с себя, подхватила его лапками и удалилась с Каланом из Леса Ламинарии.
  
  Мама Калана что-то шипела себе под усики. Калану не терпелось показать ей, как он лихо умеет делать спиральку и торпеду.
  
  -Мам, ну что ты так расстраиваешься... Морской еж не нас ест.
  -Не нас?! А был бы ты, если бы не было ламинарии? 
  -Но я же уже есть.
  -Неблагодарный!  Жизнь Калана - 11 лет, а в этом лесу еще мои родители познакомились. В тебе роста меньше полутора метров,  а в ламинарии - шестьдесят. Ты где от акулы будешь прятаться, от касатки спасаться? 
  
  Калан пожалел, что заговорил, надо было пока покрутиться в море без внимания. 
  
  Мама Калана сокрушалась из-за своей эмоциональности. Она подала плохой пример поведения для Калана. 
  
  Калан не заметил, как мама Калана переменилась в мордочке и повернула обратно в Лес Ламинарии. 
  
  -Каланчик мой миленький, морская капуста - это очень полезно, в ней йод, кушать ее надо. Но не обдирать, а собирать упавшую. 
  
  Калан слышал это за каждым завтраком, но обрадовался перемене настроения мамы Калана. Наконец-то можно было продемонстрировать ей торпеду.
  
  Калан зажмурился, вытянулся и... рванул.
  
  Мама Калана хлопала короткими лапками и думала о том, что нельзя объедать родину и о том, что надо бы извиниться за резкость перед Морским ежом, он ведь тоже житель Леса Ламинарии.
  
  Глава 7
  
  Калан проснулся в тишине. Такого со дня его рождения не бывало. Мама Калана в покое досматривала добрые сны, держа его за лапку. Лес Ламинарий был не потревожен. Ни  одного звука с суши. Калану стало страшно. Он вспомнил, как знакомый морской еж закопался в песок, прикрылся водорослями и объявил всему конец. 
  
  Калан уткнулся носом в шею мамы Калана, почувствовал усиками ее размеренное дыхание и, размяв ласты, решился на первое самостоятельное плавание.
  
  Он выбрался из Леса Ламинарий, минул многолетние коралловые рифы, поднялся с глубины,  доплыл до  каменного берега, вынырнул и удивился. 
  
  Лежбище морских котиков, всегда галдящее, веселое, задорное было пустым. Ни одной  дружеской мордочки.
  
  Калан зашипел от горя. И поспешил в Лес Ламинарии. От волнения он перепутал направление и оказался в водах, заполненных разноцветными медузами. Они никуда не двигались, а висели в море, как нарисованные. Калан боялся их яркого свечения, не знал, куда плыть, и грустно перебирал ластами на месте. Таким растерянным его и нашла мама Калана.
  
  -Мама, морские котики уплыли от нас.
  -Не от нас, а туда, где им лучше. 
  -Мама, а мы зачем остались? 
  -Я люблю наш Лес Ламинарии.
  
  Волнение Калана не проходило. Он и мама Калана всматривались в безлицых медуз. Калан, дрожа, пискнул:
  
  - Мам, почему они замерли?
  -Они ждут течения. Не всем хватает смелости, как морским котикам, отправиться самим в путь. Жизнь многих медуз проходит в ожидании порыва стихии.
  
  Мама Калана понимала, что ее сын не трус, и когда-нибудь он сделает все для своего счастья. Ее переполняла гордость за него и скромное желание. Ей очень хотелось, чтобы Калану было всегда хорошо рядом с ней, мамой Калана в их Лесу Ламинарии.  
  
  Глава 8
  
  -Мама, меня обозвали речной выдрой!
  -Не обозвали, а перепутали. - Мама Калана обедала в тени ламинарий. Лежа на спине, она разложила на своем плоском животе яства и по одному чистыми лапками и зубами их измельчала.
  -Обозвали! Обозвали! Каланы - морские выдры, а не речные! - Калан шипел от возмущения.
  -Каланчик мой любимый, и морские выдры, и речные выдры - одно семейство куньих. Для кого-то подслеповатого мы на одну мордочку.
  -Мы разные. Я больше. 
  Калан растерялся, посмотрел с аппетитом на мамину трапезу и добавил:
  -Мы едим другое. Мы живем в море, в огромном море. А те выдры - в речушках. Разве мы родня?
  -Дальняя родня и абсолютная ровень.  
  -Ну ладно, родня, но уж никак не ровень. Наша страна - море, а для них мир - капля, речка. 
  
  Мама Калана впихнула в рот сыну полезной морской капусты, спрятала ненадкусанное в левый карман, отряхнула округлившийся от сытости живот и приуныла. Как тут объяснить совсем недавно живущему Калану, что есть озера, каналы, водопады, океаны, и, где бы ты ни родился, ты - капля в мир? Даже если для тебя мир не мал - не капля, не речка, а полноводное море. 
  
  Лес Ламинарий, видящий самое дно и далекое от каланов небо, тоже этого не знал. 
  
  
  Глава 9
  
  Калан и мама Калана спаслись. Море неестественно густело и меняло цвет.
  
  Мама Калана прижимала Калана к своему животу, осматривала его со всех сторон, сушила от воды, отравленной нефтью. На берегу было безопасно, но не менее страшно для мамы Калана, чем на дне.
   
  Лес Ламинарии вместе со многими морскими жителями покрылся пленкой, под которой никто не сможет расти, жевать морскую капусту, чистить шубку, спать, держаться за лапки, дышать.
  
  Калан вспомнил, как играл с пакетом, выброшенным человечкой, тыкался в него мордочкой, прятал в него усы. Пакет не тонул и не растворялся, плыл.
  
  Нефть походила на плотный пакет с лесом ламинарии внутри.
  
  Калану хотелось побывать там, но он знал, что Мама Калана накажет его за это строго, за развлечения с пакетом человечки он получил по носу.
  Мама Калана обнимала Калана и думала о правоте знакомого морского ежа, который как-то раз закопался в песок, прикрылся водорослями и объявил всему конец.
  
  - Мам, а может, хватит тут сидеть, вернемся домой, в Лес Ламинарии?
  -Это теперь дом нефти.
  - Это и раньше был не только наш дом. Моллюск, желтохвост, рак, червь, краб, морская звезда, окунь, барракуда...
  - Каланчик мой любименький, ужиться можно со всеми, но не с нефтью. 
  - Тогда пусть она выныривает!
  - Ей нигде не рады, ее любят только люди.
  - За что? 
  Мама Калана припоминала подслушанное, невыразительное слово:
  - За невозобновляемость! Нефть - это невозобновляемый ресурс.
  Калан смирно лежал на животе у мамы Калана и ждал разрешения познакомиться и поиграть немного с нефтью. 
  
  Мама Калана и не думала позволять Калану калечиться, она ждала помощи от кого-нибудь, от людей, ведь жизнь Калана и мамы Калана, Моллюска, Желтохвоста, Рака, Червя, Краба, Морской звезды, Окуня, Барракуды - тоже ресурс невозобновляемый.
  
  Лес Ламинарий ждал Калана и маму Калана.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"