Райдо Витич: другие произведения.

Дети бездны 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава 6


   Глава 6
  
   -- Куда мы летим сломя голову, Барт!! -- в возмущении прокричала Диана. Лошади действительно почти летели, еле касаясь земли и, девушка не на шутку испугалась. Вот споткнется конь, и полетят они кувырком на траву, шею точно сломают.
   -- Обернитесь, -- пресекая дальнейшие вопросы и предложения "сестры" бросил мужчина. Девушка выглянула из-за его плеча и замерла, не зная, как реагировать - за стайкой галопирующих грили неслась стая мощных хищников. Пятнистые кошки с поджарым телом, волки, размером с телят, собаки, не уступающие им не в силе, ни в комплекции. И вся эта армада приближалась тихо и неумолимо.
   Пятнистая кошка с кисточками на ушах, с оскалом прыгнула на спину последнему в процессии и охранник-грили с вскриком кубарем полетел на землю. На него накинулись и принялись рвать. Остальные обходили конных слева и справа, как лавина утес.
   -- Не уйти!! -- предупредил милорда Лайош. Тот и сам понял, увидев слева, за спиной девушки трех волков и леопарда, приготовившегося прыгнуть. Резко повернул коня вправо и воспарил, подхватив Диану. Улететь, оторвавшись от отряда было самым разумным в сложившейся ситуации, но видно все пращуры Кимера встали против планов Барта.
   Диана с испуга стала таять, Барту пришлось обратить все внимания и все усилия на нее. Он на пару секунд потерял ориентацию и снизился. В этот момент на них прыгнули с трех сторон. Когти, впившиеся в спину, откинули его на землю, прочь от Дианы, что полетела в траву прямо. Утробный рык оборотней, свист мечей в воздухе и глухое хлюпонье железа, встречающегося с плотью, наполнили слух девушки. Она сидела на траве сама не своя и во все глаз смотрела, как сородичи Сантьяго рвут грили, как те пытаются отбиться, и не могла понять - чудится ей этот ужас или наяву происходит.
   Барт катался по земле, пытаясь оторвать от себя волков, Лайош крутился, не уставая работать мечом, как и двое мужчин из оставшейся в живых охраны, и все трое пытались не только отбиться, но и приблизиться к миледи и милорду, чтобы помочь им. В это время трое хищников схватили Диану за платье и потащили к лесу через поле. Она закричала, забрахталась, пытаясь в панике уцепиться за траву, но усилия были тщетны. От ужаса девушка начала уходить в тень. И вот в зубах оборотней оказался лишь воздух - девушка взмыла облаком в небо и поплыла по воле ветерка.
   Барт закричал, раскидывая врага. Огненный смерч, прошедший по желающим отведать его плоти, вырвал визг из их пасти, откинул в стороны. Но на этом силы бороться кончились - осталось только взмыть за Дианой и попытаться ее остановить. Однако первый очнувшийся леопард кинулся в только образовавшееся облако и клацнул зубами. Рухнул обратно на землю, выплюнув кусок ткани и плоти, и упреждающе оскалился на улетающую дымку, которая поплыла сама по себе. Не догнать.
   Леопард обернулся востроглазым молодым мужчиной и подобрав меч, оброненный милордом, кинулся на Лайоша, единственно еще уцелевшего в этой схватке грили. На этот раз прихвостню Ноэ не уйти.
  
   Ощущения были омерзительными. Мокрое платье, казалось весит тонну и сжимает в холодные тиски, как бочка с цементом. Уилла морщилась и мечтала избавиться от одежды. Но гардероба, как и бутика по близости видно не было и она тащилась за Звенильдой, от переизбытка благостных чувств мысленно ругая всех и вся. И себя, идиотку, согласившуюся на экстремальное рандеву по мифологическим краям.
   -- Быстрей могёшь? -- спросила ее хозяйка леса, обернувшись.
   -- Не могу, -- рыкнула та и плюхнулась на мох у корней огромного дуба. -- Все!
   -- Чего? Недужна, что ли? -- озаботилась Звненильда, склоняясь над ней. Дышит девушка странно, что и говорить - прерывисто, и вид глаз не радует. -- Худо?
   Как объяснить ей, если Ульяна сама себе объяснить не могла?
   Внутренне она чувствовала себя прекрасно, но тело, словно отдельно от нее жило, в своем ритме и своих личных ощущениях. Его подкидывало от дрожи, желудок бунтовал, ноги, руки обессилели.
   -- Бог его знает, -- перевернулась на спину, и рванула лиф. -- Сухую одежду бы... Господи, как Диана живет?
   Спросила, впрочем, не себя и не Звенильду, приписав отвратительное состояние, особенностям организма сестры. Особенности ее, а справляться с ними нужно ей, не привычной к подобным бунтам.
   Сколько себя помнила - никогда не болела. Максимум, легкое недомогание в эпид период. Сутки на слабые катаральные явления, и она опять в строю. А тут все прелести интоксикации в развернутом виде, так бы и умерла на месте от дурноты, слабости, и ломоты во всем теле.
   Старушка озадаченно нахмурилась, изучая девушку и, выпрямилась, заверещала, оглушая ее. Какой-то миг, и неприятные звуки увеличились в размерах и децибелах - помощники бабки прискаскали и устроили гвалт.
   Ульяна сморщилась, сжалась, зажала уши, пытаясь успокоить взбунтовавшийся желудок, что явно реагировал на шум. Перед глазами поплыл белесый туман и мелькнула мысль: с чего это тошнит и тошнит? Может, сестренка беременна от своего мужа - оборотня?
   Мысли была неожиданной и ужасающей. Уилла резко села и во все глаза уставилась на Звенильду:
   -- Только не это!
   -- Чего? -- нахмурилась та, склоняясь к лицу болезной. Ульяна рванула к кустам.
   Успокоила желудок. Уставилась в прострации перед собой и начала ощупывать свою грудь - болит, не болит? А тесты у них здесь есть?
   Гоооосподи!! О чем она думает?!
   Ей нужно срочно возвращаться в свое тело! Вынашивать дитя оборотня, собственного племянника или племянницу она не согласна!
   -- Эй? -- постучала ей по плечу ветка. Девушка обернулась и получила в лицо охапку одежды. -- Вота.
   Уилла вскочила, рванула с себя мокрое и начала лихорадочно натягивать сухое. Мужское! Хоть это радовало - теперь не придется подолом коряги загребать.
   -- Мне нужно к Диане! -- взвыла, путаясь в шнуровке. -- Хочу, чтобы мне вернули мое тело! Все что угодно, за его возвращение!
   -- Диана-то, бають, с Бартом, недалече от Монгрила.
   -- Значит туда! Скорее! -- ринулась в панике, куда глаза указали.
   -- Стоп! -- подхватила ее веткой бабуля, но не удержала - чихнула и выронила. Уилла неласково уставилась на старушку:
   -- Послушайте, Зверильда...
   -- Звенильда!! -- взвыла оскорбленная женщина.
   -- Ну и, Бог с ним! Она! Мне нужно срочно поменяться обратно! Срочно! У меня нет времени для вашей возрастной инфлюэнцы! -- рыкнула. Разряд молнии ударил ей фактически в ноги и, девушка вскочила. Это нехитрое движение окончательно лишило ее сил. Ульяна, обмякнув, легла обратно на мох. Опротивевший белесый туман поплыл перед глазами и увел ее за собой.
  
   Ульяна вынырнула из него, со свистом спикировав ... опять в болото. Шлепнулась и замерла, чувствуя, как ткань пропитывает вода и грязь, а по лицу стекают капли жижи.
   Если бы она могла, если бы кто-то был рядом - она бы придушила.
   -- Ненавижу сказки, -- прошипела в остовы деревьев прямо по курсу. И смолкла, приглядываясь - то болото, да не то. Пейзаж разительно отличался от предыдущего - во-первых, болото не имело столь глобальных размеров, как то, в котором она познакомилась с "кочками", во-вторых, вокруг был густой, дикий лес - преимущественно зеленый, в-третьих...
   Воспоминания о "кочках" завершило процесс размышления и придало ускорение. Девушка ринулась прочь от болота. Выбралась на твердую землю и заскучала, оглядывая непроходимые дебри, полумрак площади.
   Что делать, куда идти - понятия не имела. Куда Зверильда дубовая делась - тоже.
   Тут что-то спикировало вниз с неба, ломая ветки. Рухнуло под ноги Ульяны, заставляя ее отпрыгнуть. Мужчина развалился меж покрытых мхом корней исполинского кедра и тяжело уставился на нее. Ульяна ответила не менее радостным взглядом:
   -- Только тебя-то мне и не хватало, -- протянула. Раны мужчины навевали грусть и опасение, еще точное знание, что бросить, оставить его здесь она не сможет. Барта словно драла стая собак, причем, со всей основательностью. Колет висел клочьями, оголяя не столько кожу, сколько мясо. Брюки, того не лучше. В лице ни кровинки, глаза мерцающие темным огнем, взгляд тяжелый, больной.
   Девушка со вздохом склонилась над ним, прикидывая откуда такие раны могли случиться и как их бинтовать.
   -- Весело, смотрю у вас, обхохочешься. Ты в берлогу к медведю, что ли, залез? -- отогнула ворот, оголяя кровоточащий укус на шее. -- Драли тебя душевно. А ты вообще, как здесь оказался? -- нахмурилась, уставившись ему в глаза.
   Барт нахмурился в ответ.
   -- Миледи, больше никогда не уходите в тень. Вы не умеете собой руководить, -- процедил.
   -- Угу?
   Ульяна закивала в ответ, лишь бы отстал. Самое оно время для наставлений, если вдуматься - лежит, кровью истекает, потрепан, как рейхстаг после взятия, а туда же, нравоучать, приказывать, ворчать.
   -- Паршивый у тебя характер, -- заметил только и потянулась к кортику на его поясе. Мужчина схватил ее за руку, сжал. Ульяна тяжело уставилась на него:
   -- Перевязать надо. Если не хочешь скончаться от ран.
   -- Не скончаюсь.
   -- Кощей Бессмертный?
   Барт моргнул и потянул девушку на себя:
   -- Ульяна? -- прозвучало удивленно, недоверчиво.
   -- Я что, так сильно изменилась? Или у тебя память короткая?
   Барт зажмурился от переизбытка чувств, сильнее сжал запястье девушки, боясь, что она исчезнет и... завалился на бок, потеряв сознание.
   -- Ну, вот, -- протянула расстроено Уилла. -- Довыступался, герой киммерийских будней.
  
   Диана вскочив, закрутилась в панике, решая куда бежать, но увидела, что она в лесу, а не в поле. И заметила, что она в мужской одежде. Второе открытие вовсе на минуту все мысли вышибло:
   -- Опять?! -- передернулась, сжав кулаки.
   Да что происходит?!
   Бежит с Сантьяго от грили - оказывается с Бартом в окружении оборотней.
   Бежит от оборотней и Барта - оказывается в лесу одна.
   Уходит в платье - оказывается в мужском костюме.
   -- Кто-то надо мной издевается, да? -- протянула неуверенно, обращая легкую претензию лесу.
   За спиной чихнуло. Девушка обернулась и увидела Звенильду.
   Она издевается?
   -- Зачем?
   -- Чего? -- не поняла та.
   -- Туда - сюда меня перемещаете.
   -- Куда "туда", -- опешило дерево. -- Ты это, болезная, в конец, что ли, расхвораласи?
   -- Я?... Нет. Ответьте, Звенильда, это вы меня сюда привели, а до этого - к Барту?
   Старушка чихнула от растерянности и приблизилась к девушке, оглядела и выдала:
   -- А ты хто таперича?
   -- Мы с вами знакомились уже. Диана Монтрей, -- чуть присела в реверансе.
   -- Ааа, -- протянуло дерево, отодвигаясь. -- Глядю, веселые вы, забаву нашли местами меж собой менятьси, да мне вота, невесело. Округ - поруха, с тем бы справиться после радаватьси. Можа займешься?
   -- Чем? -- теперь не поняла девушка.
   -- Грилями своими! Ты хлянь что утворили, супостаты! Пожгли, пораздорили моих-то! У Ной -Монтре стягиваютси, опять пожгут. Сколь можно разор творить? Ты это, девонька, мы с тобой договаривались, так ты уж исполни договор - останови иродов. За то честь тебе от лесных будеть!
   -- Как же я это сделаю?
   -- Ты Диана или Ульяна? -- подозрительно прищурилась старушка.
   -- Откуда вам про сестру известно... -- и отпрянула, рука на бреактид легла. А тот на месте!
   -- Что это? -- спросила в растерянности.
   -- Дык, телами вродя вы менялися. Теперь, зрю, в обрат.
   -- Телами?! Как, как? -- каркнула, оседая в прострации на мох.
   -- Кто ж ведает, как? Однакося, правда. Я ж сестру твою за тебя приняла, знать не знала, что вы един лик.
   -- Ульяна?
   -- Ну.
   То, что сказала Звенильда, противоречило всему известному Диане, но объясняло ее появление там и здесь. Но разве возможно "меняться телами"?
   -- Ничего не понимаю.
   -- Можа и не надь? Посурьёзней дела есть.
   -- А? -- очнулась. -- Да, вы правы, -- принялась волосы в косу заплетать в раздумьях.
  
   -- В обще-то медсестра из меня никакая, -- смущенно буркнула себе под нос Уилла, критически оглядывая повязки. Когда Барт очнется - точно недоволен будет. Но с другой стороны, пусть спасибо скажет, что вовсе не оставила.
   И вздохнула, оглядывая кортик с вензелем на рукояти - правда, чего она к Барту в няньки записалась? Надо бы смыться пока тот не в себе. Только куда?
   Его оставить можно, -- подкинула нож: Но как оставить Диану? А за ней прицепом - Дэйн, Сантьяго. И за всех отвечает она, Уилла.
   Ничего себе, ответственность!
   Слева послышался треск веток, чье-то приближающееся дыхание, потянуло запахом влажной шерсти.
   Девушка насторожилась, поднялась, крепче сжав рукоять кинжала: не иначе родственники пожаловали, оборотни.
   Точно. На полянку крадучись ступил огромный волк и оскалил зубы, намекая что Уилле с ним лучше не связываться. Она б и не стала, но выбора не было - волк сделал шаг в сторону Барта, и стало ясно, что зверь пришел по его душу.
   -- Не доел? Извини, обед отменяется, -- шагнула в сторону, перегораживая путь к телу мужчины. Волк тяжело уставился на нее: защищаешь?
   -- Он не вкусный, -- заверила, слабо понимая, что сказала.
   Из кустов вышел второй волк, третий. Количество прибывающих оборотней тревожило. Девушка слегка въехала пяткой Барту в бедро - очнись, олух, а то съедят, а ты и не заметишь! Но тот лишь застонал.
   На поляну откуда-то сбоку прыгнул леопард и, поджав уши, зашипел: оставь его нам! Отойди и не вмешивайся!
   Девушка оскалилась в ответ и скопировала шипение: не отдам! Не честно нападать на раненного!
   Честно?! -- возмущенно рыкнул волк. Тряхнул шерстью и превратился в стройного молодого мужчину с шикарной шевелюрой:
   -- Миледи, вам лучше уйти.
   Хорошее предложение, -- оценила взглядом противовес сил и упрямо качнула головой:
   -- Облом.
   Мужчина моргнул, пытаясь перевести услышанное на внятный язык и, нахмурился:
   -- Вы защищаете врага? Того, кто причинил нам столько бед, пленил вашего супруга?
   -- Он ранен.
   -- А тысячи наших братьев мертвы! Вы предаете их память, предаете нас и своего мужа. Отойдите, миледи.
   -- Не могу, -- призналась. -- Вы правы - Ноэ не шоколадка, и характер паршивый и ум изощренный. Но он ранен - повторяю. Мало чести бороться с таким противником.
   -- Не лезьте в мужские дела, миледи. Мы разберемся сами, -- заметил, превращаясь в мужчину леопард. Гибкий, сильный и взгляд нечета собрату "волку" - вожак, не иначе.
   -- Вы кто?
   -- Кейст Фергюссон, миледи, -- поклонился вполне учтиво. -- Ноэ будет обменян на Монтрей. Не мешайте, отойдите.
   Ничего план, только отчего-то не верилось, что так оно и будет.
   Ульяна качнула головой, выставив кинжал:
   -- Нет!
   -- Ударите? -- удивился "волк", глянув на клинок.
   -- Да.
   -- Мы можем причинить вам вред. Вы не оставляете нам выбора, -- предупредил Кейст.
   Скверно. Быть порванной как Барт - не хотелось. Может шрамы и украшают мужчину, но ее не украсят точно.
   -- Попытайтесь, -- каркнула хрипло, проклиная собственное упрямство. И что она, правда, за этого иуду вступается?
   "Волк" неуверенно глянул на Кейста, тот на другого волка и зверюга прыгнула на девушку, желая сбить с ног и открыть доступ к Ноэ. Но Ульяна успела выставить лезвие и отмахнуться им, чуть отклонившись. Волк взвизгнув как щенок, отлетел в сторону. Кровь на шее под мордой привела всех в минутное замешательство.
   -- Предательство!! -- пролетело над поляной, взмыло в небо. И оборотни всей гурьбой кинулись на девушку. Та с перепугу закричала и выставила ладонь. Волна огня отнесла ретивых от эпицентра в глубь леса. Стало очень тихо.
   Ульяна покрутилась, выискивая противников и, принялась тормошить Барта:
   -- Подъем! Уходить надо!
   Минута, другая, и чтобы там не случилось, оборотни опять прискачут - не факт что у нее получится отбить их атаку снова.
   -- Вставай, ну! Вставай!
   Но Барт не реагировал, лежал, как мертвый - ни вздох, ни стона.
   Уилле послышался шум и подумалось, что возвращаются оборотни. Она лихорадочно принялась щупать пульс мужчины и соображать, что делать. Был ли пульс она так и не понял, но вспомнила методичку по оказанию первой медицинской помощи и приступила к реанимации. Надавливание на грудь Барт не возродило, но только ее губы коснулись ее губ, как он очнулся и поразил своей активностью. Сжал Ульяну в объятьях, впился в губы, переворачивая ее на спину и придавливая собой. Девушка брыкнулась и затихла.
   Произошло что-то странное, неведомое ею раньше. Дыхание мужчины, сплетаясь с ее дыханием, плавило разум, растворяло все мысли. Тело стало невесомым.
   Оборотней, влетевших на поляну, обдало теплой волной страсти, немного колючими частичками влечения, что кружили над целующимися, окутывая их в кокон. Волки замерли от неожиданности и возмущения, и вот завыли в небо, оповещая всех: измена!
   Известие разнеслось, как ветер. Вскоре даже птицы в небе вторили словам оборотней: измена. Измена!!
  
   Сантьяго притормозил, на ходу превращаясь в человека и, уставился в небо, на парящего орла: что ты говоришь?
   "Измена! Миледи больше не жена лорду Монтрей! Измена! Она отдалась Ноэ! Дэйн свободен. Дэйн свободен"! -- клацала парящая птица, лишая Сантьяго сил стремиться на спасение сестры и надежды на мирное будущее.
   Граф осел на траву, в прострации уставившись перед собой: как ты могла, Диана? Ведь я предупреждал...
   Вортан встал рядом с Сантьяго, но что сказать, не знал. Весть подкосила всех.
   -- К вечеру, так или иначе, это дойдет до ушей каждого в Кимере. И Дэйна, -- заметил тихо самый младший в стае.
   Только зачем? Это было ясно без пояснений.
  
   Дейнир обхватил ветку дуба и, щуря глаз, следил за орлом. Его песня ему не нравилась, новости были слишком опасными.
   -- Сбить его? -- спросил Аэрус.
   -- Смысл? -- бросил Пинкрей, поправляя арбалет за спиной. -- Мы опоздали.
   -- Да уж. Королева будет недовольна.
   -- Как это могло случиться? -- спрыгнув с дерева, озадачился Дейнир. В его голове Диана и Барт не сходились, а вот Ульяна и Барт - вполне. Но последней в этой стороне не было и быть не могло. Тогда что произошло? -- Я должен разобраться.
   -- Что это изменит? Ноэ сильный грили, леди Диана не слабее. Если они сошлись, Дэйн однозначно потерял жену.
   -- По-любому, -- буркнул Пинкрей. -- За что не люблю женщин грили, так это за их вероломство. Для них измена, как баловство. Слава Богам, наши женщины другие.
   Дейнир глянул на него и потер подбородок в раздумьях:
   -- Нет, что-то здесь не так. Идемте, нужно повидаться с Дианой и поговорить, -- направился в сторону поля.
   -- Это ничего не изменит. Поздно, -- удрученно заметил Аэрус. -- Брак Дэйна и Дианы распался.
   -- Дэйн еще ничего не знает.
   -- Узнает, дело времени.
   -- Их союз и так был под вопросом - не подтвержден. Однако Барта и Дианы - уже подтвержден, раз об этом кричат. Значит, оборотни свидетельствуют, при них все случилось.
   -- Это я и хочу выяснить - что именно случилось... И черт возьми, где Уилла?!
   -- Вопрос, -- кивнул Пинкрей. -- Нам стоит разделиться. Пойду искать Ульяну, а вы идите к Диане.
   Два эльфа двинулись бегом по полю, один побежал вглубь леса.
  
   Она растворилась в поцелуе, в той нежности, что он дарил. Она словно стала частью Барта, Барт частью ее и было легко, свободно до крика. И хотелось большего до одури.
   Пальцы сами пробрались под колет, на встречу с кожей. Мужчину выгнуло от истомы и последние призрачные преграды были сломлены. Два тела сплелись в одном безумии на двоих.
   Позор! Измена! -- верещала сойка в кустах, кричал беркут и орел в небе. Но их не слышали. Барт и Уилла оглохли и ослепли, как все грили в период влечения, момент встречи и слияния со своей половиной.
   Густое облако пара ушло вверх серым облаком и, громыхнув, пролилось теплым дожем на землю, заставляя вновь зазеленеть даже давно засохшие деревца.
  
   Эльфам было достаточно увидеть расцветшую акацию, россыпь незабудок, чтобы понять - они почти на месте, вот только - поздно. Случилось то, что уже не изменишь - Диана и Барт действительно сошлись и действительно для всех теперь муж и жена, хоть и подтвердили союз по канонам оборотней. Те это расценят, как пощечину и будут мстить за поруганную честь своего лорда. Обоим.
   Теперь не только Ноэ, но и Диана - в опасности.
   -- Что же ты натворила? -- прошептал Дэйнир, рассматривая бутон на кусте.
   -- Что делать нам? -- спросил Аэрус. Миссия, с которой их послала королева, оказалась неосуществима. А цветы, распустившиеся вокруг, казались насмешкой - траурными букетами к постаменту рухнувшей надежды. -- Вот и надейся на женщин.
   Дэйнир глянул на товарища с пониманием и пошел вперед, решив убедиться воочию, что акация расцвела по той причине, по которой он думает.
   -- Неудобно, -- предостерег его Аэрус.
   -- Она мужняя - ей должно быть неудобно, -- отрезал раздраженный мужчина.
  

Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"