Райдо Витич: другие произведения.

Дети бездны 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть, первая глава.


   Часть 2
  
   Глава 1
  
   -- Все? -- спросила Ульяна, хмуро рассматривая свой промокший и совершенно развалившийся кроссовок.
   -- Нет, -- закатила глаза к небу Кира, обняла потрепанную книгу, лежа спиной на рюкзаке. -- Это была страшная битва, в ней погибли почти все оборотни. Диана попала к королеве эльфов и, что с ней сталось, неизвестно.
   -- А Дэйн? Погиб с братьями за светлые идеалы? -- скорее проворчала, чем спросила. Ее взгляд усиленно разглядывал пришедшую в негодность обувь и шарил по округе в раздумьях: а не выкинуть ли ее к чертям?
   -- Его взяли в плен, -- подал голос Данил, пожевывая травинку.
   Ульяна вздохнула:
   -- Не повезло, -- и запустила кроссовок в свободный полет над болотом. Полезла в свой рюкзак за запасной парой обуви. -- Есть специальные группы "Мемориал" - они наших погибших в войну, раскапывают. Святое дело, понять можно. И что по болотам шатаются - тоже. А мы, пардон, какого рожна тут делаем? Погибших оборотней раскапывать собираемся? За какой нуждой?
   -- Кто-то размечтался о лаврах Шлимана, -- протянул Давид, подслеповато щурясь и пытаясь протереть свои очки подолом футболки трехдневной свежести.
   Уля покосилась на Дениса, мирно посапывающего на мхе в обнимку с неразвернутой палаткой - ясно кто - археолог, Везувий его погреби!
   Натянула чистые кроссовки и зыркнула на Данила: ему, наверное, тоже чего-то хочется, и даже понятно чего - как и Денису хотя бы косточку от почившей нечестии дабы потрясти своих собратьев - крези из "Космопоиска" и водрузить ее на торпеду " nissan patrol", как африканские охотники за головами череп на острие копья - глядите, завидуйте - я самый смелый и удачливый. Оно понятно, за три года, что по его словам он провел в путешествиях по злачным местам Руси, ничего более менее путного и потрясающего не встретил, разве что нервы пощекотал да и то слабо - "Звонок -1", "Звонок - 2" посмотри - то на то и выйдет. Но понятно, то кино, а жизнь оно круче. Сидеть у телека с банкой пива и "кириешками" таким как Данил не по чину - им экстрим осязаемый подавай, чтобы без изысков, как ломом по голове - память на всю жизнь оставил. Чтобы, значит, и проверка силе духа была, закалка, тренировка, смекалка и сноровка, а еще желательно воз эмоций на самом пике и пусть маленькую тележку, но бальзама на самолюбие. А где все и сразу можно получить?
   Правильно: в походе за гипотетическими мощами мифической живности.
   -- Облом, однако. Это вам не Франция, не Альпы, ни Перинеи, и даже не Кембрийская пустошь, а обычные рассейские болота в глуши новосибирских лесов. Можно откопать пару банок из-под тушенки и определить, по чьим стопам мы пошли. Если покопать глубже, можно найти признаки культуры более древних времен: совдеповских, например, в виде вымпела на туристическую грудь от имени комсорга или парторга или кожанку от комиссара, утонувшего здесь в гражданскую войну. А если очень и очень повезет, считай, как Шлиману, признаки астафьевской культуры или бивень мамонта. Но оборотней здесь точно нет. Они все километров пятьдесят к югу в комфортабельных саркофагах элитных дачных поселков или жилых районов.
   -- Нет в тебе и доли романтики, -- посетовала Кира.
   -- Кто за чем пришел, -- натянул на нос очки Давид. -- Я лично согласен с Ульяной, но версию об аномальности здешних мест, выдвинутую Денисом, не отрицаю.
   Девушка словно не слышала его, приподнялась на локте, вопрошая подругу:
   -- Интересно, а чтобы ты на месте Дианы сделала?
   -- Застрелилась бы, -- буркнула та, поднимаясь - удивляться нечему - Кира всегда слышит лишь то, что хочет услышать. И зрение у нее устроено по той же системе.
   -- Почему "застрелилась"? -- выгнула брови.
   -- Потому что "дельфин и русалка, они, если знаешь, не пара, не пара, не пара", -- пропела с ехидцей. -- На твоем месте я бы меньше увлекалась метофизикой. Все-таки Денис отрицательно сказывается на твоем менталитете. Мы идем или нет?
   -- Привал закончен, -- согласился Данил, вставая.
   -- Еще пару минут, куда спешим? Денис вон еще спит.
   -- Ему волю дай, он все царствие небесное проспит, -- проворчала Ульяна. Остросельцев не спуская взгляда с девушки, легонько пнул по любезной душе друга палатке и, того подкинуло:
   -- О! Чего?... Уже? Куда?... Ай, блин!
   -- Проснулась, спящая...
   -- Но, но, девушка! -- выставил палец мужчина и сделал героический рывок, переводя свое тело в вертикальное положение.
   -- Еще три километра до места, -- заметил Давид, устраивая рюкзак на свои интеллигентные плечи.
   -- Даешь нон-стоп.
   Группа двинулась дальше в глубь болот и лесного массива.
   -- Кстати, что я пропустил, любимая? -- спросил Денис, пытаясь стряхнуть сон и обрести бодрость, повиснув на Кире.
   -- Финал сказки об оборотне и химере, -- ответила за нее Ульяна.
   -- И как?
   -- Глубокомысленно - никто ничего не понял.
   -- Но заподозрил, -- влез Мейнц.
   -- Что? Хеппи -энд?
   -- Мечтай.
   -- Что еще немного и мы сами станем оборотнями.
   -- Угу, -- согласилась Астанина. -- Если в следующий поход будете собирать слабомыслящих под знамена Шарля Перро или братьев Гримм, чтобы повторить маршрут их персонажей, мне не звоните.
   Данил покосился на нее и промолчал.
   Странный мужчина и взгляды у него странные, она бы их следящими назвала.
   Впрочем, они сразу, еще при знакомстве на месте сбора, друг другу не понравились, вернее насторожили - она его, он ее. Чем он ей не по вкусу пришелся, Ульяна знала, чем она ему - могла лишь догадываться, как и о том, что он вообще в этой компании делает. Лет Данилу было около тридцати, если не с хвостом, то с хвостиком. Жизнь, если судить по внешнему антуражу, прямым и чуть надменным взглядам, экипировке, включая кроссовер, на котором компания и добралась до начального пункта их этапа, радовала стабильностью и слаженностью. С деньгами, опять же судя по всему, проблем не было, с личной жизнью - быть не могло. Остался лишь один вариант причины, по которой этот самец решил переть в даль темную, вотчину комаров и лягушек - неудовлетворенное самолюбие и жажда приключений на его накаченную задницу. А это напрочь, отбивало у девушки всякое желание признавать его своим, общаться на равных. Дружба же с Денисом нисколько эту границу ни отодвигала, потому как и друга Киры девушка знала мало, а то что знала, не ставило его в рамку героя и идеала, а скорее на пьедестал феноменального оболтуса и рецидивирующего фантаста.
   Вот уже год Ульяна дружила с Кирой и столько же стойко удивлялась пристрастию подруги к этому уникальному ленивцу с массой тела молодого бизона. Толк по ее мнению от него был один - покоя не было. В голове Дениса постоянно рождались идеи одна бредовее другой и звали на подвиги. Но одному ему претворять их в жизнь ему было лень, потому как он с собственных слов " всего лишь генератор вселенских идей", которые отчего-то приходят к нему лишь во сне. Значит сон - святое. И поспать Павлов любил. А проснувшись одаривал с легкой руки близко знакомых и малознакомых, пришедшим на ум и звал на свершения так активно, что загорались даже врожденные скептики и пессимисты... и засыпал вновь, по мере исполнения высказанного. Правда Ульяна этого уже не замечала - она к цели любимого шла. Когда приходила, оказывалось, что цель призрачна, дорога по ухабам прошла зря. Но осознать этого ей не удавалось, потому что любимый к этому времени вновь просыпался и дарил новую, свежую идейку.
   Такую, как эта, например.
   Ну, ладно Кира поперлась на болота в поисках реликтовых чудищ дабы удовлетворить блажь любимого и разделить с ним тяготы ночевки в обществе комаров и, накормить местных пиявок. Но Ульяна-то на черта с ними пошла?!
   А Давид? Этот интеллигент в сотом поколении вовсе никакого отношения ни к подругам ни к их друзьям не имел - учился, насколько она поняла, курсом старше, чем девушки и мог бы уехать со своими на практику в Аркаим, спокойно чистить камни и мечтать под звездами в степи о великих археологических находках. Но сунул свои изнеженные ступни в армейские ботинки, водрузил на хрупкие плечи увесистый рюкзак и двинулся за каким-то одним ему ведомым счастьем.
   За каким, спрашивается?
   Ульяну худо - бедно понять можно. Она сирота, воспитывалась в детском доме и с него же о дружеском братстве знает. Потому услышав очередной бред Дениса в пересказе подруги, поняла, что ту ждет незабываемый отдых. А так как у самой он намечался паршивым - душный город, галдящая общага, телек или книги - за неимением других перспектив из-за отсутствия родных и денег, то Ульяна здраво рассудила, что уж лучше по болотам с подругой шагать, страхуя ту на всякий случай, чем от тоски и жары в городе пухнуть.
   Но это ее, а Давида что сподвигло?
   -- Ты-то каким образом с нами оказался? -- спросила, к парню пристроившись.
   -- Предположительно именно здесь была стоянка первобытного человека...
   -- Поняла, все! -- выставила руку. -- Заверяю, стоянка еще будет. И мы к тому времени вполне сойдем за первобытных. Вопрос в другом - откуда ты вообще о походе узнал?
   -- Денис Гужеву предлагал, он отказался, а я подумал, что сходить стоит. Хотя бы для того, чтобы расширить свой кругозор. Видишь ли, моя мама очень строгая женщина. Если честно мне очень трудно отделаться от ее внимания. И хотя я очень ее люблю, но в некоторых аспектах, она через чур навязчива. Я как -то тут думал и получилось, что мне двадцать два года, но это все, что я о себе знаю. Понимаешь?
   -- Не-а, -- призналась честно.
   -- Ну, видишь ли, у меня с детства все предопределено, запланировано. По неделям, сезонам, годам расписано. Что смотреть, что читать, что кушать, с кем дружить, как учиться, чем увлекаться, куда поступать. Но это не мои планы, не мои желания, а мамы. Я же послушно выполнял все, что она говорила, соглашался, а тут понял, что меня-то и нет - есть то, что она сложила, слепила...
   -- "Я тебя слепила из того, что было", -- фыркнула Астанина.
   -- Примерно, -- обрадовался чему-то парень.
   -- Короче, ты поднял бунт на корабле и под девизом даешь свободу и независимость от родительской деспотии рванул с дури в первый попавшийся экстрим.
   -- Это совершенно не важно, куда и зачем, главное получить время и возможность побыть с собой, побыть собой и понять, что я, кто.
   -- Если хочешь почувствовать себя мужчиной, шел бы в армию, -- перевела его потуги изъясниться на внятный язык девушка и тут же посоветовала.
   -- Ага, отпустили его, щазз! -- хохотнул Денис, услышав их разговор.
   -- Вы друзья?
   -- В одном дворе живем, -- сказал Давид.
   -- И Гужарин?
   -- Леня в соседнем доме. Он ко мне заходил за конспектами.
   И ладно. Вопрос, зачем вообще нужен был хоть Леня, хоть Давид. Денис и Кира - понятно, Ульяна прицепом, тоже, и Данил, этот неоднозначный тип - друг Павлова, а...
   -- Эти-то вообще зачем? -- не заметив, спросила себя вслух.
   -- Для весу, -- хохотнул Денис.
   -- У Гужарина голова золотая, -- заметил Данил. -- Но у Давида - бриллиантовая.
   Интересно, к чему им их головы, если предполагаются банальные раскопки на предмет более чем спорного любопытства?
   -- Стоп, так это твоя идея пройтись по местам славы сказочных персон? -- дошло до девушки.
   Ну, конечно! Вот и ответ на все вопросы!
   -- Вы клад ищите? Думаете, что под гипотетическими трупами вурдалаков почивших на болоте лежит корвет конкистадоров с сокровищами инков, сундуки с награбленным Стенькой Разиным и мумия Нефертитти? И ждут вас.
   Естественно. А что еще как не нажива может привлечь типа вроде Данила в рандеву по тайге?
   Поэтому и нужна была еще пара мужских рук и быстрое мышление - на случай экстренности, удачи в предприятии и большого улова. Мейнц по всем статьям подходит. А девочки так, для развлечения и отвлечения.
   -- Что нас ждет, узнаем через час, -- глянул на свои часы мужчина и покосился на Ульяну.
   Опять. Что он на нее косится и косится? Будто выискивает что-то, достоинства, например, которые могли бы его привлечь. Или шерсть на загривке или приступ левитации. Ульяна не могла объяснить себе, но у нее было стойкое чувство, что Данил однозначно "прицепился" к ней. Будь на ее месте другая, обязательно развила бы эту тему и порадовалась - ухажер-то на славу: обеспечен, неглуп, немногословен, внешностью, конечно, не потрясает, но и не отталкивает. Но не Астанину.
   Где-то она читала, что у людей есть "личная зона", как у зверей своя территория, и все незнакомые, неизвестные, кто нарушает ее, попадают под пристальное внимание, а у человека возникает чувство дискомфорта и настороженность, как у любого животного естественная ответная агрессия. И тут не имеет значение, какой человек, какое животное. Вот и у нее было впечатление, что Данил каким-то образом нарушает ее личное пространство, хотя мужчина не подходил к ней близко, даже наоборот, держался на значительном расстоянии, словно чурался или чего-то боялся. И фактически не разговаривал - пара ничего не значащих корректных фраз за день, вот и все внимание.
   Но взгляд, взгляд! Он неотступно следовал за ней и чудился ей, живущий в его глазах хищник, стращавшийся за поволоку радушия с равнодушием, как в кусты. Она чувствовала его кожей, чем-то неосознанным, самой душой. Слышала странный запах, смешанный с запахом воли, ветра, как перед грозой. И это не было похоже на аромат одеколона. Он был, но как прикрытие. Двойное дно, да, именно так ее подруга по интернату Марина, называла странности подобных людей.
   Впрочем, странностей в этой компании хватало и "двойное дно" ощущалось у каждого. За простотой и пофигизмом Дениса чувствовался собранный, зоркий и внимательный как вождь камачей человек, для которого нет преград, планок и рамок. За инертностью и некой инфантильностью Давида - человек рассудительный, способный на поступок с решительным, волевым началом. За наивной доверчивостью, мечтательностью с флером романтизма Киры - трезвомыслие до цинизма, целеустремленность и четкое осознание себя и окружающих.
   А из странностей Ульяны было то, что она все это ощущала, улавливала непонятным ей способом и как-то само собой переводила на внятный язык. Выходило нечто фантастическое и мистическое, идущие в разрез с объективным взглядом на внешнюю сторону, но с абсолютной верой в то, что чувствуешь, а не в то, что видишь. Годы жизни в интернате привили Ульяне среди прочих привычек веру во внутреннее чутье и оно ни разу ее не подвело, в отличие от зрения и логического мышления.
   -- И все же интересно, чтобы ты сделала на месте Дианы, -- сказала Кира.
   -- Тебя слишком занимают сказки.
   -- А если нет?
   -- Я уже ответила.
   -- Ты не поняла - если это не сказка, Уля?
   Девушка глянула на подругу - та была совершенно серьезна.
   -- Риторический вопрос.
   -- Почуем? -- поинтересовался Денис.
   -- С фантазией скудно и смысл не вижу думать, чтобы я сделала на месте Золушки или Герды. У каждого из нас свое место и своя история, далеко не сказочная.
   -- Подожди, история про оборотня и химеру обрывается, представь, что тебе нужно ее дописать - чтобы ты написала?
   -- Странные у тебя вопросы... Допустим, к Летти я бы Диану в принципе не отправляла.
   -- Почему? -- бросил острый взгляд Данил.
   -- В девушку стреляли эльфы - раз. Два ее суженный подписал контракт, пардон - договор с их королевой и та хотела, чтобы Дэйн его выполнил, если выдала копию Дэнизу - два. Все это говорит об одном - Диана помеха для Летти, а то, что у них действует закон на счет гостей - частности. Есть масс способов его обойти. Это даже плюсом пойдет - если Летти выдаст или сделает так, что Диана попадает к Ноэ, то распри заканчиваются. Всем хорошо - Диана у отца, Дэйн с Летти, каждый из кланов продолжает жить, как жил.
   -- Именно - как жил. А как? Оборотней вырезали. Ноэ объединил земли грили и жил одним - жаждой полной власти. Для этого нужно было вытеснить оборотней из Монтрей и сделать его своим.
   -- И повод дал Дэйн - Диана.
   -- По-твоему не стоит пытаться что-то изменить?
   -- А я причем? Сказку не я написала, не я читала. И если уж заговорили, то оды освободительному движению имели бы совсем другой сюжет и других героев и назывались бы иначе.
   -- Тебе не жаль оборотней?
   Ульяна нахмурилась: что за странный интерес? Не может же Кира всерьез воспринимать добытый умником Денисом перевод с латыни? У кого-то была бурная фантазия, море времени и чернил, вот и сошлось все на листах бумаги. Что тут обсуждать?
   -- Мне жаль неудачного писателя, что не закончил свой бетсселер и читателя, которому теперь приходится голову ломать - чего о чем и зачем. Заняться тебе нечем.
   -- Ну почему, заняться как раз есть чем, -- протянул Денис, став в долю секунды собранным и внимательным.
   Компания остановилась на краю болота на маленькой поляне идеально круглой формы, которую как забор ограждал частокол сухих осин.
   Что за черт? -- насторожилась девушка и обвела взглядом присутствующих, которые словно не заметили странностей.
   Данил скинул с плеча рюкзак к ногам и Денис с Давидом синхронно повторили за ним. Кира потеряла мечтательное выражение лица и будто повзрослела. Даже взгляд стал цепким, а не наивно - мечтательным, как обычно. Такой ее Ульяна никогда не видела и заподозрила в переглядах присутствующих что-то нехорошее, а себя в западне.
   -- Что происходит? -- отступила на шаг и наткнулась на преграду, которой могла поклясться, еще минуту назад не было. Да и сейчас ничего не было, и все же что-то не пускало назад.
   -- Все нормально, -- подбадривающе улыбнулся ей Давид.
   -- Просто сказка не дописана и без тебя ее не дописать.
   -- Ты была права и не права: Ноэ действительно вынуждает Летти отдать ему Диану, но она не может, понимая что ее убьют. Да, ее убьют, -- заметив растерянный взгляд подруги, заверила Кира. Совершенно серьезно!
   -- Вы... обкурились, что ли?
   -- Как ты заметила, мы не курим.
   -- И не пьем, -- кивнул Давид.
   -- Ульяна, у Летти нет выбора: если она не выдаст Диану, Ноэ устроит бойню и в Кенже, а если выдаст, Кимер никогда не узнает покоя и мира, он превратится в отображение этого мира с его политическими интригами, стычками, бунтами, расовыми разделениями. Сначала уничтожат всех оборотней, затем кикимор, лесовиков, леших, дойдет очередь и до эльфов. Летти это понимает, Дэйн тоже. Королеве эльфов совсем не нужно замужество - ей нужен покой и безоблачное будущее для своего народа, а это невозможно, если думать только о себе. Пришло время объединиться и поставить точку на давней распре посеянной предком Ноэ. Пора его остановить.
   Ульяна рот открыла и закрыла:
   -- Кира, ты в своем уме? Ты о чем говоришь?
   -- Меня зовут Каэйла, я сестра Летти, -- улыбнулась девушка. Встряхнулась и на глазах Ульяны превратилась в остроухую красавицу с утонченными чертами лица и роскосым разрезом глаз. -- Мы дети того мира, дети бездны, которым до чертиков надоели интриги Ноэ и войны. Это мой возлюбленный, его ты уже знаешь.
   Денис расплылся темным пятном и превратился в совершенно другого мужчину в другой одежде:
   -- Дениз, -- бросил, не спуская взгляда с Ульяны, нежно обнял за плечи Каэйлу.
   -- Я не могу даже заикнуться о своей любви к оборотню. Мы скрываем свои чувства и нам это надоело.
   -- Как и мне, -- кивнул Давид. Рассыпался и вновь проявился, но уже другим, остроухим, стройным и красивым, как Кира. -- Я сын Летти, Дейнир, которого она скрывает, боясь дать Ноэ дополнительную возможность давить, а от меня скрывает дела в Кенже и Кимере. Она отправила меня сюда, подальше от всех перипетий, пытаясь защитить. Но мне надоела забота, что не делает мне чести. В конце концов, власть и война не женское дело и мне давно пора помочь матери, своему народу, как соседям оборотням и всему Кимеру. Я могу лишь поблагодарить Каэйлу за то, что она нашла меня и все рассказала. Представляю, что ей это стоило.
   -- Да уж, -- улыбнулась та.
   -- Не меньше, чем найти тебя, -- сказал Данил, в упор глядя на Ульяну. -- Я Барт, сын Ноэ и брат Сантьяго. Я грили, но не считаю себя вопреки отцовским наставлениям кем-то исключительным. Он не прав и до чертиков надоел своим властолюбием. Он губит себя и весь Кимер ради собственной сиюминутной выгоды. Я знаю все его тайны, знаю, что он хочет и, что будет делать и точно знаю, что мы можем его переиграть и поставить, наконец точку на вековой войне. Нам пора жить в мире не делясь, как когда-то жили наши предки. Иметь одного короля, которого как в давние времена выберет совет глав кланов. Пора положить конец глупейшей розни и уничтожению народов. У меня много друзей оборотней и я точно знаю. они не хуже химер. А еще я знаю, что знает Дэйн - оборотни никогда не были рабами грили, но они всегда были отличными воинами и верными друзьями. Их намеренно очернил мой предок, переложив тяжесть преступления на их плечи. Отсюда и пошло. Молва была запущенна специально. А убийство короля - не шутка. Да, мой предок Федерик Ноэ убил законного правителя и узурпировал власть - я не отец и не стану отрицать очевидное, чтобы обелить родственника. Он совершил низость и мы не должны были это скрывать, более того не должны идти по его стопам - мы должны исправить и загладить его вину. Но получается, кроме меня некому. Сантьяго не имеет веса не в глазах отца, ни в глазах химер. Он чужак, он полукровка. Его могут использовать, но за ним не пойдут. А за мной пойдут. Но я не хочу продолжать дело отца, поэтому придумал план, а мои друзья помогли найти тебя - Уиллу Киберру, старшую сестру Дианы. Вы единственные оставшиеся в живых потомки низвергнутого короля Гифлина Киберру. Твой отец знал, кто он и что ты значишь. Поэтому твоей матери было сказано, что ты родилась мертвой, на деле тебя отправили сюда. Время для сильного грили, какими были все твои предки, сродно потоку воды и легко преодолимо. Тебя спрятали, как Летти спрятала своего сына, как потом отец Дэйна спрятал Диану. Ей не повезло - оборотни не владеют перемещениями во времени и девушку лишь переправили в мир людей.
   Что и говорить - сногсшибающие новости.
   -- Эээ, ааа... То есть, та ерундистика, пардон, которой Кира или как ее там, изувечила мне весь мозг за эти три дня дороги ... правда?
   -- Чистая. Это часть истории твоей сестры. Но она не дописана, потому что у Ноэ есть свой финал, у нас свой и он не сходится. Дэйн попал в плен и находится в подземелье замка Ноэ. Диана еще при дворе Летти, но уже окружена приспешниками Виктора и рядом постоянно находится Лайош, верный слуга моего отца. Летти дали три дня, чтобы решить на чьей она сторонне. К концу срока она должна либо выдать Диану, либо приготовится к вторжению. Пришло время наших действий. Ты должна помочь.
   -- Чем? Как? Постойте, у вас массовое помешательство?... Или у меня что-то с головой? -- обвела хмурым взглядом присутствующих. -- Хотите сказать, что я... химера?!
   -- Истинная грили, равной которой почти не осталось. Мои предки позаботились и об этом, пустив на свою землю людей. Сила химер стала меньше, но в тебе она по-прежнему крепка. К тому же ты имеешь характер отца, а он был умным и сильным бойцом. Диана другая, она больше в мать и потому более уязвима.
   -- И доверчива, -- подтвердила Кира. -- Ее не составит труда убрать.
   -- Зачем? Я ни черта не понимаю!
   -- Все просто, -- выступил вперед Дениз. -- Дэйна держат живым для того чтобы использовать, сделать виновным в еще большем преступлении, чем ему уже вменяется. Все возвращается, Уилла. Диану заберут, с помпой доставят в замок Ноэ, где прилюдно Виктор устроит пышный прием, облобызает дочь и выдаст бездну очарования, усыпляя бдительность своих вассалов. Но потом с ней случится несчастный случай, а Дэйн так же, случайно, окажется на свободе. Его обвинят в смерти Дианы и официально казнят. Ветвь древнейшего рода, некогда опоры Гифлина, его верного друга, что пытался спасти короля, прервется. Больше некому будет противостоять Ноэ. Дэйн единственный из оставшихся в живых оборотней превосходящий знатностью даже Ноэ. Он единственный из оставшихся, кто способен повернуть время вспять и вернуть мир в Кимер. Если он погибнет, Кимер накроет мрак правления Виктора. Оборотней не останется вовсе, а кто займет их место и будет подвергнут гонениям, неизвестно. Нельзя чтобы Дэйн и Диана погибли. Я могу доказать, кто Диана - это уничтожит Виктора и его планы. Монтрей сразу станет единственной легитимной кандидатурой на правление Кимером.
   -- Он будет хорошим королем. Нас ждут спокойные времена, -- заметил Дэниз.
   -- Ты должна помочь, -- сказал Давид.
   -- Чем?! Подставить свою голову вместо Дианы?
   Нет, если все это не бред воспаленного рассудка и у нее есть родственница, родная сестра, то Ульяна конечно готова... Но это же бред!
   Это же все равно, что увидеть перед собой Золушку, услышать просьбу: "а не почистишь ли ты за меня котел?" и кинуться чистить виртуальный чан! Ну, ерунда же!
   -- Так, стоп! -- выставила ладони и отступила на шаг. -- Я не химера. Могу доказать - я не метаю молнии, не летаю, не парю облаком и не меняю кожу.
   -- Ты умеешь владеть силой и прятать ее, в отличие от сестры. Вы воспитывались в разном обществе, но суть была одна и вы ее приняли - ваши способности вызывают много толков и ненужного интереса. Ты справилась с этим, она - нет, -- пожал плечами Дейнир.
   -- Все равно... бред. Бред!
   Видя смятение девушки, Барт шагнул к ней, обхватил плечи руками:
   -- Послушай, Уилла, я пошел против отца, пошел против уготованного мне будущего - единоличного правления. Что лучше было спокойно дождаться своего часа и принять правление Кимером. Но это неправильно, это несправедливо. Мир нужен не потом и не ценой целых кланов, целого народа. Мир нужен не только грили, он нужен нам всем. Сейчас, а не в далеком будущем, потому что для многих уже сегодня оно призрачно. Неужели ты допустишь смерть своей сестры? А она умрет, потому что дочь Гифлина не нужна Виктору живой, она слишком опасна для него. Узнай кто о ней и власти его конец. Поэтому ему важно забрать ее, важно успеть пока не открылась ее принадлежность к древнему роду исконных правителей. Она не постоит за себя, а ты сможешь, ты старшая. Допустим, ты считаешь происходящее бредом, допустим не веришь, не принимаешь, но что мешает тебе поверить и принять? Страх осознать себя, понять что ты не человек? Да, не человек, но кто сказал, что это плохо, кто этим отменил законы братства, чести, родства? Ты заняла свое место в человеческом обществе, ты свыклась с ролью одной из многих, и мы бы не потревожили тебя - живи, как знаешь, но есть вещи много выше одной жизни, больше покоя и понимания. Нам нужна твоя помощь, иначе все бесполезно.
   Ульяна отодвинулась от него, отвернулась к незримой стене, решаясь, пытаясь сообразить, придумать что-то, но разум мутился от свалившихся на нее совершенно необъяснимых логикой новостей.
   -- Я слышал намек от Дэйна на эту тему, но понятия не имел, что он имеет живое доказательство вероломства Ноэ, -- сказал Дениз. -- Мне рассказала все...
   -- Я, -- улыбнулась Кира, прижавшись плечом к мужчине. -- Летти всегда об этом знала, но у нас не заведено вмешиваться в дела соседей. Однако пришло время изменить традиции. Летти еще сомневается, а я нет - если мы промолчим, как всегда, промедлим - быть беде. Ноэ не оставит в покое Кенж и его королеву. Ему не нужны не только свидетели, но и подозрения - слишком опасно.
   -- Она нашла возможность встретиться со мной, -- сказал Барт.
   -- Через меня, но сначала мы нашли этого юношу, -- заметил Дэниз, легонько хлопнув по плечу Дэйнира. -- А он, голова, придумал план, который чуть подправил Барт.
   -- Юноша рисковал, как и его сестра, переправляя нас сюда за тобой, -- заметил Ноэ.
   Дейнир улыбнулся в лицо Ульяне:
   -- Главное ввязаться в драку, а там посмотрим. Разве не так?
   Девушка фыркнула: кто бы оперировал подобными поговорками! И неуверенно пожала плечами:
   -- Что я могу?
   -- Ты главное действующие лицо нашего плана - тебе предстоит занять место Дианы, а ей твое...
   -- И выйти за меня замуж, -- брякнул Барт. Увидел, как вытянулось лицо Уиллы, взгляд окинул фигуру и лицо, как будто примерил, и поспешил добавить. -- Номинально. Тем самым мы избежим покушений на тебя.
   -- А Дэйн.
   -- Его будет много проще вытащить, когда ты станешь моей женой. У него нет доказательств - лишь слова, на которые не обратят внимания, приняв их за обиду преданного и тем униженного. Отец сам поймет, что в этой ситуации Дэйну лучше остаться жить - он станет слишком заманчивой мишенью, мальчиком для порки.
   -- Мы все приготовили, -- заверил ее Дейнир. -- Нужно появиться в Кимере, прямо в Кенже, поменять тебя с Дианой местами. А там, на глазах у Лайоша разыграть нешуточную страсть меж тобой и Бартом. Что естественно дойдет до ушей Ноэ. Он погневается для виду, потребует срочно предстать пред ним обоих и ... объявит о свадьбе. Дэйна отпустят к тому времени, чтобы он соприсутствовал на вашем освящении союза, прочувствовал свою участь, понял кто он. В это время Барт и объявит кто, что и зачем. На свадьбу соберется вся знать, все князья и главы кланов - им будет интересно послушать истинную историю восхождения к трону Кимера полукровки Федерико Ноэ и укрепление власти его потомками в обход истинных наследников. Никто после не подаст Виктору руки, не то что встанет под его знамя. Останется собрать совет, выбрать короля.
   -- Что будет с Ноэ?
   -- Думаю он станет изгоем. Его отправят в человеческий мир без права возвращения.
   -- Тебе не жаль его? -- спросила у Барта.
   -- Когда речь идет о выборе между миром в целой стране, будущим поколений народов и одним амбициозным, пусть и родным -- жалости не место. В конце концов, у каждого из нас есть выбор и каждый сделал его сам, значит платить и отвечать за то будет сам. Законы для всех одинаковы, будь ты оборотень или химера, эльф или человек, вассал или король. Так было испокон веку и так должно быть.
   -- Ладно, -- выставила ладони. -- Закроем тему. Дальше? -- оглядела с некоторой растерянностью друзей.
   Кира протянула ей руку:
   -- Дальше возьмемся за руки.
   Барт встал между Дейниром и Ульяной, следом Дэниз и Кира. Образовался полукруг:
   -- Представь Кимер, Кенж, -- попросила девушку эльфийка.
   Та напрягла все свое воображение, закрыв глаза от натуги, но в голове была каша из мыслей, в душе путаница эмоций, а еще теплая ладонь Барта, нежная, как лепестки роз и сильная, как капкан сбивала с толку, рождая совершенно неуместные желания.
   Девушка открыла глаза и покосилась на мужчину. И встретила его взгляд такой же красноречивый, как наверняка ее. В пору было краснеть, но Ульяна лишь отдернула руку и только тогда поняла, что все уже совершилось.
   Вместо понятного ей лесного массива и края болота на всем обозримом просторе лежали черные холмы, с островками пожухлой травы. Черный лес, черная земля, серое от дымки небо и далеко, ближе к горизонту голубоватое пятно горного массива. И чей-то протяжный глухой вой вьется над горизонтом, сливаясь с заунывным карканьем и ворчанием то ли ветра, то ли живого существа.
   -- Кимер? -- она представляла его совсем другим. -- Ужас.
   -- Да, -- поджал губы Барт, хмуро глядя на выжженные просторы. -- Отец постарался.
   Девушка хмуро огляделась: неужели все это всерьез? Неужели это не выдумка, не парианойя, ни мираж? Реальность?
   -- Ущипните меня?
   -- Зачем? -- искренне озаботился ее здоровьем Барт. Он даже склонился над ней, чтобы увидеть глаза и, видимо на манер мастеров китайской медицины поставить диагноз по радужке.
   -- Просто так, -- буркнула отворачиваясь.
   -- Давай я ущипну, -- любезно предложил свои услуги Дениз. Ульяна шарахнулась в сторону от ненормального:
   -- Не надо!
   -- Мы в Кимере, но не в Кенже, -- напомнил очевидное Дейнир, со значением посмотрев на Киру и тем переключая внимание присутствующих.
   -- Извини, меня сбили мысли Уиллы, -- виновато улыбнулась та.
   -- Не стоит сетовать. С непривычки трудно сосредоточится.
   -- Особенно когда понятия не имеешь о чем речь идет, -- проворчала Ульяна. Она слегка изумлялась самой себе - явное перемещение, как подтверждение словам товарищей о том, кто она, кто они, окружающее запустение и воздух, полный гари, но все же насыщенный тонким ароматом чего-то пьянящего и заманчивого как запретный плод - вызывал у нее лишь ощущение пост-фактума и ничего больше. А по всем параметрам должен быть минимум шок
   "Я химера", -- напомнила себе, приписав своей сущности странности в поведении нервной и психической системы. Правда о том, что она грили, Ульяна даже не догадывалась еще полчаса назад. Да, у нее были, как она считала, паранормальные способности, но ни к чему конкретному это не относилось. А пряталось конкретнее некуда. Лишнее любопытство ей было не нужно, хотя средневековье давно отпылало кострами и за мистические особенности выдавали призы в более привлекательном эквиваленте, чем пытки, анафема и охапка хвороста под ноги.
   -- Попытаемся еще раз. Кенж, -- указала Ульяне рукой в сторону гор Каэйра.
   -- Нет, дело не в Уилле, а во мне, -- остановил ее Барт. -- Это я сбил тебя, извини. Я понял, в чем наш просчет - сестрам нельзя видеться.
   -- Это почему? -- возмутилась девушка. -- Мне объявляют, что у меня, которая двадцать сознательных лет прожила сиротой, есть родственница, сестра! Я хочу ее видеть, хочу обнять! Ты не можешь этого запретить!
   -- Не могу, но точно знаю, что вам лучше не видеться. Диане лучше не знать о твоем существовании. Никто не знает, что ты есть, что жива. Тебя не существует для всех. А раз так, некого искать. Это страховка для тебя и Дианы.
   Ульяна притихла, не понимая смысла в маскировке, но решила, что Барту виднее:
   -- Согласна, хотя насколько поняла, перемещаться во времени ни каждая химера может.
   -- Но такие есть. Нам всего лишь нужно избежать повода для сомнений, тогда причины в поисках не будет.
   -- Тогда как мы поменяемся с Дианой местми? Вы всерьез думаете, что подмену не обнаружат?
   -- Ноэ - нет.
   -- Остальные - не факт, -- протянул Дэниз. -- Но опасаться стоит лишь Лайоша. Его я возьму на себя.
   -- Допустим, а кто возьмет на себя Диану? Вы представляете каково ей будет без объяснений попасть отсюда туда, к нам... вернее к вам... ну, в общем туда, откуда ушли...
   -- С ней будет Сантьяго, -- заверил Дейнир.
   -- Я уже намекнула ему, что могу помочь спрятать сестру, -- хитро улыбнулась эльфийка. -- Он ждет не дождется моего появления.
   -- Но Диана ему не сестра.
   -- Об этом знаем лишь мы, Дэйн и Ноэ. И ни один из перечисленных не появится в том времени и месте, куда отправятся Диана и Сантьяго. Ему, конечно, тоже будет трудно, но он справиться.
   -- Там от него будет больше толку, -- заверил Барт. -- Здесь отец опять попытается вмешать его в свои грязные игры и сделать виновным. Он и так выставил его предателем и поблагодарил за помощь в отмщении сестры за нанесенное оборотнями оскорбление.
   -- Представь его состояние, -- пожал плечами Дениз, оглядывая выжженные пустоши. -- Он готов рвать и метать, грызть все и вся. Самое время ему исчезнуть, пока в пылу дел не натворил.
   -- У меня предложение: мы в Денизом сходим на разведку, а вы подождете нас здесь.
   -- Ага, -- кивнула Ульяна - мудро.
   Пара исчезла, а девушка села на землю и подперла щеку рукой:
   -- Интересно, мы успеем разрулиться к первому сентября?
   -- А что намечается первого сентября? -- разлегся на пожухлой траве Дейнир.
   Девушка просто глянула на него:
   -- Догадайся.
   -- Извини. Атмосфера родины стерилизовала файлы памяти. Шучу. Вообще-то я думал, ты останешься здесь насовсем.
   -- Сейчас, -- кивнула с усмешкой. И нахмурилась, прислушавшись. -- Кто это все воет и воет?
   -- Звенильда злится.
   -- Это кто?
   -- Обыкновенная кикимора, -- приветливо улыбнулся ей Барт. У девушки бровь на лоб уползла: и кто-то хотел, чтобы она здесь осталась? Мало Кимера, врагов - недругов о коих она вовсе не догадывалась, как о сестре и своем высоком положении, толпы оборотней, химер и эльфов, так еще и кикимора в их стройные ряды влилась.
   -- Веселые же у меня намечаются каникулы, -- протянула в раздумьях. А что собственно? Чем Кимер с его обителями хуже или лучше общаги? Что здесь, что там - кого только по какой надобности, в какую только сторону не заносит. Так что ничего по сути Ульяна не нашла, ни потеряла. Кикимор абы оборотней с химерами ей по жизни всегда хватало. Здесь просто общение более тесное - в своей комнатке не закроешься, и называются своими именами, а не Маринами, Лешами, Аркадиями Павловичами. Декан, мать его психотип! Вот уж кто натуральный оборотень - на один день тридцать три личины меняет, и столько же мнений.
   Размышления девушки были прерваны Дейниром:
   -- Кажется, мы попали.
   Он даже привстал, вглядываясь в то, что было за спиной Ульяны и, девушка непроизвольно обернулась - прямо на них неслась стая то ли собак, то ли волков голов в пять, а над ними парили в небе два огромнокрылых орла и тоже летели в сторону троици, засевшей на холме в засаде.
   -- Это что? -- спросила Астанина, подозревая худшее.
   -- Теплое гостеприимство.
   -- Оборотни.
   -- Нападут?
   -- Мы на территории Монтрей. После битвы здесь любому грили "рады".
   -- Тем более Барту, -- поддакнул Дейнир. -- Сын Ноэ придется по вкусу их жажде мести.
   -- Убьют? -- сверля взглядом приближающуюся свору, спросила Уилла.
   -- Не думаю, -- протянул мужчина. -- Я им более выгоден в качестве заложника. Можно обменять на Дэйна.
   -- Если хватит ума, -- протянул Дейнир.
   -- Сдается мне, что с умом здесь у всех проблемы. Так и будем истуканов изображать или что-нибудь предпримем?! -- рявкнула девушка. Желания вступать в схватку с матерыми волками, как и быть покусанной у нее не было.
   Мужчины переглянулись:
   -- Что предлагаешь?
   -- Я?!
   Нет, ну совсем обнаглели! Ей еще и разборки с оборотнями разруливать?! Тактику ухода от клыков разрабатывать?!
   Она оглянулась - бежать глупо - некуда. Хищникам только в радость будет их за пятки похватать, пока они петлять по выжженным холмам будут. Лес тоже не спасение - до него, как Ярополку до Хошимина. Горы еще дальше. А из оружия только руки, ноги и ярое желание отстоять свое тело от растерзания.
   -- Уууу!! -- взвыла в небо от бессилия, сжав кулаки: что там мужчины, что здесь - инфантильные бараны!
   В тоже мгновение на девушку вылилось пару ведер воды, охлаждая пыл. Она замерла, сообразив, откуда взялся ливень и почему пролился строго над ее головой, и нахохлилась, покосившись на товарищей. Барт скрывая улыбку отвернулся, Дейнир сложил руки на груди и пожал плечами, а в это время стая на ходу начала тормозить, орлы ушли на разворот и скрылись в дымке.
   Первый волк, видимо вожак, оскалив пасть остановился в паре метров от девушки и уставился ей в глаза, остальные рыча закружили вокруг троицы, но не нападали. Мужчины стояли спокойно, всем видом показывая, что совершенно безобидны - это Ульяну совершенно вывело из себя. Стоять и ждать, что выкинут хищники и думать, что они знают, что у тех в голове! Кошмар! Ну, рождаются же на свет такие идиоты!
   Она утробно рыкнула на вожака, обнажая в оскале всю свою стоматологию. Того проняло - сел и прижал уши. И вдруг встряхнулся, словно в речке искупался, и превратился в плотного не очень молодого мужчину. Ульяну от неожиданности в сторону откинуло, прямо в объятья Барта:
   -- Мама!
   -- Оборотень.
   -- Вотан, миледи, -- с нехорошим прищуром протянул мужчина. -- Запамятовали? Короткая же у вас память, -- со значением оглядел придерживающего ее Ноэ, слишком трепетно обнимающего, слишком крепко и близко к себе прижимая.
   -- Оборотень? -- ткнула в его сторону пальцем Ульян, вопрошая Барта, что сверлил хмурым, настороженным взглядом мужчину.
   -- Да.
   Девушка поняла, что самая пара упасть в обморок.
   Нет, она конечно знала, что такое оборотни. А еще знала кто такие гоблины, орки - в виртуален каких только тварей не бегает, а еще в книгах особо одаренных воображением и в фильмам не менее "продвинутых". Но Бог мой, если б она могла представить, что кто-то из вымышленных персонажей имеет место быть на самом деле и реален как памятник Ленину!
   Ульяна наконец сообразила, что все произошедшее от начала до конца истинная правда, и все что ей читала Кира, и все что нагородили Дейниры, Дэнизы и Барты, и они сами, и она, и вообще, это действительно Кимер, а не Россия, не глюк и не сдвиг по фазе.
   Девушку обдало ознобом. Она икнула и сползла по Барту на землю.
   Барт и Вотан проследили за ее плавным скольжением вниз и дружно нахмурились. Дейнир вздохнул: похоже Ноэ серьезно ошибся - Диана покрепче своей старшей сестры будет. Вот она разность общества и воспитания. В средние века ко всяким мифам и сказкам с балладами всерьез относились, потому не очень встрече с непонятным удивлялись. Жители же двадцать первого века прагматичны и больше рекламе пива и порошка доверяют, чем своим глазам, уму и интуиции. Поэтому -то все что за рамки их монументальной логики выходит - вводит их психику в повсеместный ступор.
   -- Вы оборотень, -- кивнула Ульяна, во все глаза, разглядывая снизу вверх Вотана. И вновь икнула - подтверждение не помогло осознанию и голова по-прежнему шла кругом от происходящего. -- Я грили, -- сказала сама себе, чтобы больше не было сомнений и мозг наконец-то заработал. Но вместо этого в неба ударил гром и на девушку вновь вылился ушат воды. Она оттерла влагу с лица и разозлилась. И опять получила душ.
   -- Она не в себе? Что вы с ней сделали?! -- загремел Вотан.
   Ульяна, взбешенная оттого, что стала мокрой с макушки до пят - единственная. В то время как остальные чистенькие, сухие, стоят как ни в чем не бывало и пялятся на нее как на полоумную. Она встряхнула кулаками, вскочив с земли.
   -- Ууу!! -- взвыла и ... вновь получила охлаждающий ливень на голову. Руки опустились сами. Девушка поняла, что сейчас кого-нибудь придушит. Взгляд упал на Вотана и его свору, что не спешила как вожак выказать себя в человечьем виде.
   Те попятились вместе с мужчиной.
   -- Миледи?
   -- Вон! -- прошипела, чувствуя, что готова взорваться и тогда ливень с ураганным ветром накроет весь Кимер и смоет всех вурдалаков, обычных кикимор, реальных химер и нереально крутых оборотней.
   От ее слов дунул ветер, толкнув Вотана в грудь. Мужчина тряхнул кудрями, ничего не понимая, уставился на спокойно разглядывающего его Барта:
   -- Ты ее научил?... Вы вместе... Ты покойник, Ноэ! -- выдал, как выплюнул и скорчив зверскую рожицу, встряхнулся, превращаясь в волка. Стая ринулась в сторону обгоревшего леса, прочь от химер и эльфа.
   Мужчины переглянулись:
   -- Худо, -- заметил востроглазый Дейнир.
   -- Какое мне дело, что он себе надумал? -- стал мрачнее тучи Брт.
   -- Это входило в твои планы. Считай, уже сбывается. Уверен, часа не пройдет, вс е будут знать о предательстве леди Дианы и о том, что она связалась с сыном Ноэ.
   -- Что за предательство? -- влезла Ульяна. Ей срочно требовалась информация, любая, но обо всем, включая малейшие тонкости и нюансы. Люди здесь судя по всему неоднозначные и в голове у них, как у зверей - поди разберись что из чего вытекает. Не разберешься - не выживешь. Не съедят, не убьют, так с ума сойдешь.
   -- Если вы не заметили, миледи, вы обнимались с Бартом, врагом вашего мужа.
   -- Моего? -- уточнила на всякий случай.
   -- Дианы, вашей сестры, то есть уже вас. Если вы помните, что согласились заменить ее, -- терпеливо разъяснил Дейнир. Барт виновато покосился на девушку:
   -- В принципе, мы этого и хотели.
   -- Чего? Пардон, но, кажется, я в рекордные сроки значительно отупела.
   -- Это шок, миледи, -- глубокомысленно изрек Дейнир. Слышать подобное из уст утонченного юноши с элитными ушками, было и грешно и смешно.
   -- Warkraft, какой-то!
   -- Увы, но это не игра, а жизнь, -- пожал плечами эльфийский философ.
   -- И здесь, а не в воображении мы должны с вами стать мужем и женой, -- несмело заметил Барт. И тут же добавил, поймав неоднозначный взгляд девушки. -- Номинально. Чисто фиктивно.
   Его физиономия не внушала Ульяне доверия. Не понравился он ей там, дома, а тут и подавно. Было что-то, искусно спрятанное за его приятным фасадом, тлело в глубине зрачков, как искорка в углях. Вроде ничего, но дунь, чуть хворосту подбрось и полыхнет.
   -- У меня другой план, господа мифические стратеги, -- в упор уставилась на мужчину. -- Мы будем друзьями.
   -- Не выйдет, -- отрицательно качнул головой. А взгляд спокоен, безмятежен, но на дне его проклятущих зрачков искр все больше, пламя все ярче и почти осязаемо.
   У нее закралось подозрение, что никакой номинальной свадьбы не будет, и Диану заменять тоже не будут. Суть проще - Барту нужна она, так как младшая сестра уже замужем. И весь план, вернее его суть, смысл и причина. У Дейна Диана, у Барта - Ульяна, старшая дочь почившего короля. Значит ей прежде всего принадлежит право главенства и наследования трона. Ноэ выигрывает одним ходом и без всяких военных заварушек, интриг, битв и споров. Никакой патетики, патриотизма, милосердия, ратования за жизнь и процветания народов Кимера - банальная корысть, властолюбивые амбиции и чуть- чуть ловкости да хитрости.
   -- Выйдет, -- развернулась к нему всем корпусом и начала давить взглядом. Барт улыбнулся.
   Провалился бы он пропадом со своими улыбками - уникально снисходительными и нежными, и тем беспрецедентно очаровательными. У девушки и пыл, и решимость пропали:
   -- Я подумаю, -- отвернулась, только чтобы не видеть его сияющих загадочным светом глаз и этой волнительной для нее улыбки. -- Ну, и где ваша разведка? Провалилась?
   А сама подумала, что финал дела ясен на старте - вряд ли она устоит против Барта, даже если тому вздумается далеко не номинально назвать ее женой.
   Но это еще посмотрим, -- из чистого упрямства объявила себе Астанина. Только любовной горячки с химерой ей и не хватало для полноты ощущений. И подумала, что стоит подстраховаться, на всякий пожарный случай. Она не из льда, а он мужчина очень привлекательный, мало ли куда их кривая жизни выведет и на что толкнет. Любовь, говорят, штука такая, круче любой заразы, а в горячке каких дров только не наломаешь.
   Нет уж, помочь сестре, пожалуйста, а все остальное дома, с людьми, понятными и внятными. Приключений ей, чудится, здесь без адюльтеров хватит.
   -- Ночевать тут будем, да?! -- рассердилась на все разом.
   -- Ты злишься.
   -- Да! И что?!
   На нее хлынула вода, а Барт пожал плечами: да, собственно, уже ничего.
   Ульяна расстроилась и скисла: много лет она держала себя в руках настолько четко и крепко, что порой совсем забывала, что может устраивать подобное. А тут срыв за срывом!
   -- Нервы ни к черту, -- нашла оправдание, оттерла лицо.
   -- Мы поняли, -- кинул на нее насмешливый и проницательный взгляд Дейнир.
   -- Тебе нужно многому учиться. В частности не загонять силу в себя, а руководить ею.
   -- Разберусь, -- поморщилась.
   -- Я помогу...
   -- Не на-до! Сама.
   -- Как знаешь, но одной трудно. Нам в одиночестве никак нельзя.
   -- Особенно тебе, -- поддержал Ноэ эльф. -- Ты же от элементарного в прострации, а что дальше будет?
   -- Что? -- испугалась. -- Круче бывает?
   Глупый вопрос, -- поняла по взглядам и запечалилась. Оно может и лучше было в общежитие и городском смоге каникулы провести?
   Тут Каэйра проявилась. Глянула на девушку, шлепнулась рядом с насупленным видом:
   -- В кого вы такие упрямые?
   -- Диана отказалась прятаться? -- спросил Дейнир.
   -- Категорически. Более того, она согласилась ехать в Ноэ. Думаю, до нее дошли вести о Дэйне.
   -- Они же в ссоре, -- напомнила Ульяна.
   -- Милые бранятся только тешатся.
   -- А где Дениз?
   -- Отвлекает Лайоша и Сантьяго. Только не понял - друг от друга или от себя. Сантьяго тоже категорически против, но уже против отъезда Дианы в Ноэ. А Лайош против того, что он против. А Диана против всего: Сантьяго, Лайоша, Летти, войны, и даже Виктора. Во дворце бедлам. Хорошо спалить нечего, все из хрусталя и льда, а то быть бы пожару не хуже чем в Монтрей - молнии так и мечатся. Все насторожились и попрятались, город опустел. Самое время нам появиться.
   -- Согласна, -- кивнула Ульяна. -- Даже готова изобразить Мату Хари. Знаете, все это только началось, а мне уже изрядно надоело.
   -- Я уверен, тебе здесь понравится, -- с непонятной настойчивостью заявил Барт. Девушка насторожилась: слов нет, оборотни ей не понравились, но химеры так же нравились все меньше и меньше.
   -- Нет уж, неуютно мне здесь. Живность неоднозначная бегает, нервную систему портит. А она мне по жизни еще пригодиться, в смысле психика. Понятия не имею, как Диана решилась выйти замуж за одного из этих, -- махнула в сторону леса, где скрылась стая.
   -- Что-то случилось? -- прищурила на нее свой раскосый глаз эльфийка. -- Оборотни навестили?
   -- Угу, некий Вотан. Крези полнейший. Что хотел неясно, но проняло. Меня. Короче, -- поднялась. -- Перемещайтесь во дворец и я следом, а там на месте все решим. Надеюсь оборотней у вас?...
   -- Двенадцать из личной охраны Дианы, плюс Сантьяго и Дэниз.
   -- Итого четырнадцать, -- подвела итог. "Справлюсь?" Ну, первое знакомство состоялось, и она выжила, авось после второго тем более выживет.
   -- Они напугали тебя? -- немного удивилась Каэйра.
   -- Вообще-то они бежали ко мне, -- вставил Барт и ничего добавлять не пришлось - обстановку Каэйра знала и отношение соседей к химерам, тем более к Ноэ, хоть и младшему, представляла.
   -- Не будь пристрастной в суждениях, -- посоветовала девушке и взяла за руку Барта. Тот возразить не успел, как исчез вместе с ней. Дейнир улыбнулся Уилле:
   -- Встретимся на дворцовой площади у фонтана, -- подмигнул и испарился. И только тут Ульяна поняла, что не только не знает где фонтаны с площадями находятся, но и понятия не имеет как перемещаться во времени и пространстве.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   13
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"