Райдо Витич: другие произведения.

Вечер с Куклой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Аудиокниги БОРИСА КРИГЕРА
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обзор по заявке: Недельский С. В. "Яндар. Кукла колдуна"


   Райдо Витич
  
   Вечер с Яндаром
   Недельский С.В. Яндар. Кукла колдуна
  
  
   Читатель стряхивал перчатками снег с анарака, с любопытством поглядывая на бандероль в руках Критика.
   -- Чего это?
   -- Просьба. Ты как: ознакомиться с внеплановым романом?
   -- Да положительно, -- пожал плечами, проходя в дом. Снял куртку и вытянул из-подмышки друга пакет. -- Яндар. Кукла колдуна, -- прочел. -- Мистика - шмистика, что ли?
   -- Сейчас и посмотрим, -- проводил гостя в кабинет. Подкинул дровишек в камин и поставил на столик печенье, конфеты и кофейник. -- Я сегодня холостякую, так что - вместо ужина.
   -- Угу, -- буркнул Читатель, сунув в рот конфету и, уткнулся в рукопись.
   Критик сел в кресло и открыл свой экземпляр.
   В повисшей тишине был слышен лишь шелест страниц да хруст печенья. Читатель употреблял его с той же скоростью, с которой читал. Критик же, видя идеальный текст, расслабился, закурил, действительно читая и получая от этого удовольствие.
   Первые царапки появились в самом конце шестой главы, но он их с Богом пропустил, прощая автору такую мелочь. Однако на седьмой они повторились, и мужчина покосился на Читателя - тот мел угощенье со скоростью миксера и был по уши в мире автора.
   -- Ты не находишь, что здесь эмоциональный переизбыток?
   -- У? -- не сразу сообразил, о чем он.
   -- Вот здесь: разговор со служанкой. - Пошла вон! - послышался голос избалованного властью человека. Понимаю, верю. Но он орет дальше. И это уже не избалованный властью человек, а какой-то невротик получается. И дальше - Сон! Странный сон, так похожий на реальность. Яндар осмотрелся. Он стоял в туманной долине, на краю глубокой расщелины. Впереди угадывались контуры гор. Пахло гарью. Были и звуки: едва уловимые шаги сзади! -- весь ритм летит к чертям. Ощущение, что ехали мы плавно и шикарно, ехали, а тут бац - Сон!
   -- Че ты орешь? -- поморщился Читатель.
   -- Это не я - это автор не с того, ни с чего рявкнул. Потом опять спокойно повествует и опять рявкает. А зачем?
   Читатель проглотил печенье и уже сам рыкнул:
   -- Чтоб такие, как ты вопросы дурацкие задавали! -- и уткнулся в рукопись.
   Критик оскорблено поджал губы, и вернулся к тексту.
   -- Нет, ну, вот дальше - все оправдано, все понятно... -- не выдержал опять.
   -- Съешь конфетку... И отвянь! -- посоветовал Читатель. -- Мешаешь!
   Критик недовольно глянул на друга и продолжил чтение. Немного и:
   - Впусти меня! - воскликнул и Читатель дернулся от неожиданности, пронес печенье мимо рта, вытаращившись на Критика, -- произнёс телепат едва слышно, -- спокойно, тихо закончил Критик с долей насмешки глядя на мужчину.
   Тот выдал нелитературное и положил сдобу обратно в вазу.
   -- Я чуть заикание не получил, -- проворчал.
   -- А это не я - автор так акценты эмоций выставляет. Они у него амплитудой, как кот по клавишам, прыгают. Поэтому герои орут как актеры на сцене по теме и без:
   Рыцарь усмехнулся и громко огласил: заметь - громко!
   - Я дайтар Арим Моро Райдрен, готов подтвердить, что этот человек, - он указал на Яндара, - и есть убийца по прозвищу Суграмаш.
   Ну, и? Где фортэ?
   Яндар подумал, что ослышался. Лицо Овица расплылось в улыбке. Азил поджал губы.
   - К сожалению, я очень спешу и не смогу присутствовать при его казни, - продолжил дайтар, переведя взгляд на вельмож, - но я надеюсь, что вы, господа, проследите за тем, чтобы это чудовище умерло медленной и мучительной смертью!
   Азил расправил плечи и гордо вздёрнул подбородок:
   - Несомненно! Правосудие слишком долго искало этого выродка. Его зажарят на костре, а отрубленную голову вместе с его оружием отправят в Майтаван.
   - Полагаюсь на вас во всём! - дайтар удовлетворённо кивнул и проницательно взглянул на сияющего Овица, - надеюсь, достопочтимый тар, не откажет мне в небольшой услуге!?
   - Всё что в моих силах! - радостно ответил тот.
   - Я преследую преступников! Возьми с собой людей, поведешь меня к прайве Сахира. Поторопись! - сказал рыцарь и направился к своему сагру.
   Овиц ожил, с выпученными глазами заорал на своих людей:
   - Кимр, лошадей сюда! Дариг, костёр! Сжечь эту тварь!
   Здесь понятно, почему орут, а до? Они в километре друг от друга или вне себя?
   Это же не водевиль - это роман.
   -- Все? -- скорчил угрожающую мину Читатель.
   -- Нет, не все! - Теперь всё ясно! - сказал демон. - Вот значит, что случилось с Аннором! Если говорят, то почему восклицают?
   -- Чего ты до таких мелочей докапываешься, я не понял?
   -- Это не мелочь - это ритм повествования, друг мой. И аура персонажей. Если они без дела орут, я не могу воспринимать их адекватно, я нормальный и не понимаю эту феерию эмоций на пустом месте. А потому те эмоции, что действительно нужно выделять, не будут восприниматься. Так летит к чертям и ритм и атмосфера и само восприятие персонажей. Складывается впечатление истерии и театрального действа. Таким образом, убивается реалистичность сцен и героев.
   Читатель поерзал, соображая и, признался:
   -- Честно говоря, до восьмой главы я верил, а потом чего-то как-то уже...
   -- Вот именно. До 8 главы ты как будто был там, -- ткнул в рукопись. -- В мире автора. Он шикарно заманил к себе, выказал мир реально, продумано, обрисовал мастерски. Затем началась эмоциональная переисбыточность и мир покатился от действительности к фарсу, а с ним и персонажи. Нарушился ритм произведения, в которым ты уже жил, по сути. И ты не знаешь, как воспринимать другой, тем более он неоднозначен - На торговца ты не похож! Что здесь ищешь путник? Ну как представить что подходит к тебе чел и с места в карьер орет На торговца ты не похож! И тут же спокойно продолжает Что здесь ищешь путник?
   Первое впечатление - оторопь. Второе - кто из нас ненормален.
   Теперь прибавь к этому рваному, театральному ритму небольшие ошибки. Где-нигде некорректное предложение, или пара повторов.
   - Ты плохой лжец! А бывают хорошие...
   Вода доходила ему до середины бедра. Одного...
  
   Раньше не замечалось, а замечалось - прощалось, не акцентировалось. Сейчас же пошел разброд и все эти мелочи начали буквально лезть в глаза и снижать внимание, снижать веру автору, нивелировать достигнутый результат.
   Читатель во все глаза внимательно смотрел на Критика и вот, качнул головой:
   -- Ты требуешь, как от классиков.
   -- А почему нет? Талант налицо. Богатый словарный запас, умение владеть словом, создавать четкие эскизы в воображении читателя, заинтересовывать с первого абзаца, передавать картинки четко, до ощущений запаха. Да, да, вся эта демоническая хрянь давно заезжена. Но тут свое, оригинальное видение, шикарная подача. А глав герой? Я верил ему и уважал, он казался мне реальным, а тут автор начинает убивать его при мне и во мне. Убивать повествованием, а не "в". Оное вообще превращается в фарс:
   - Сожалею, прекрасная лики* (прим.: вежливая форма обращения к девушкам и женщинам из высшего сословия, принятая у большинства местных народов), Нафига эти пояснения в середине прямой речи? но я не стану этого делать. Потому как, мне очень нужен Шарен, у меня для него важное послание.
   - Тогда я тебя убью и сброшу твоё тело вниз, сумасшедший болван! - рыжая воительница неспешно потянулась в колчан за стрелой. Восклицает, но тянется неспешно...
   Девушка, похоже, чувствовала себя в полной безопасности. Яндар принял решение мгновенно. Прыгнул, как будто его выбросила вперёд огромная стальная пружина. Влекомый инерцией он лишь коснулся стопой крыла сагра и приземлился прямо за спиной девушки. Стилет в его руке упёрся острием ей между рёбер. Рука красавицы замерла, не дотянувшись до колчана. От её волос пахло изысканным пряным ароматом. Ты бы в такой ситуации цветэчки нюхал? А наш герой и лихо сагра оседлал, и свое убийство предотвратил, еще и подивился прекрасному аромату волос... руки красавицы. Странно, что только подивился. Для полноты картины сюрреализма надо было еще потрахаться тут же.
   - Я надавлю чуть-чуть, и он легко войдёт прямо в лёгкое, ты захлебнешься кровью раньше, чем тебя смогут спасти! - разведчик умел быть убедительным, когда этого требовала ситуация.
   Вопрос - стилет меж ребер - как гг это определил? Автор знает анатомию? Стилет в руке держал? Это ж какой глазомер надо иметь чтобы острием в межреберный промежуток нацелиться с лету, а не мимо соскользнуть. Ну, хорошо - фантастика - допустим. Но каким образом можно захлебнуться кровью от того, что гг устроит девушке разрыв легкого? Это же не аорта, даже не артерия. Вздутие, пневмоторакс, красная пена изо рта - все. Девушку не раз - двести раз спасти смогут. Будет некрасиво хрипеть дня три, минимум.
   Ну, и на кого тогда рассчитаны это страсти-мордасти?
   - Если ты убьешь меня, сагр разорвет тебя на кусочки! - уверенно ответила девушка. Яндар чувствовал, как она пытается залезть к нему в разум, но за последние дни Яндар освоился со многими навыками Суграмаша. Непроницаемая для девушки защита, надёжно укрыла мысли следопыта.
   - Я не боюсь смерти! - спокойно ответил Яндар. - Через три дня я и так умру, если не встречусь с Шареном. Летим! Я отпущу тебя, как только мы приземлимся.
   А это уже сценка с детского утренника. Благодаря восклицаниям при спокойствии.
   Элийя в принципе говорить не умеет - она орет и орет, орет и орет. Она даже думает, восклицая - Напугать хотела!? Как же, напугаешь его, бродягу этого!
   И думаешь - Боже, какая же истеричка. Учитывая, что она еще и не очень умная...
   Элийя со злостью бросила гребень об землю. Белогрив недоуменно посмотрел на свою хозяйку ( у него не своя есть?) и вопросительно рыкнул. Девушка почесала его за ухом и сагр успокоился. "Видел бы её покойный отец всё это, - с грустью подумала Элийя ( это она о себе? Раздвоение личности? Или сагр - самка? ) и мысли плавно перетекли к воспоминаниям о прошлом. - Мать девушки умерла вскоре после родов и её Элийя не помнила вовсе. ( это девушка о себе вспоминает..) Отец - высокородный тамлар Фальхон был блистательным воином, но плохим дельцом. Он погиб, сражаясь в междумирье с тварями, когда дочери было всего тринадцать, и оставил Элийе в наследство кучу долгов. Родовое поместье пришлось продать, и всё имущество тоже. Кредиторы угрожали продать в рабство саму Элийю, и так бы и произошло, но появился старый друг её отца - мастер Нагат. Он выплатил все долги и забрал девочку с собой в Мар-Аллагор. ( и это о себе)У Элийи обнаружился редкий дар, она была - хуфине (прим.: хуфине - колдунья, способная посещать миры духов.)
   Ну, и что можно подумать о мадам?
   А стоило-то всего лишь снизить эмоциональный фон и правильно подать воспоминания от имени девушки.
   Например:
   Элийя со злостью бросила гребень об землю.
   Осталось добавить "и топнула нагой, капризно надув губки" - и портрет избалованной погремушки - готов. Но автор дальше подает нам мысли иной личности и устраивает чехарду с размышлением и восприятием.
   А ели выразиться более точно и внятно?
   Элийя с раздражением отбросила гребень. Белогрив недоуменно посмотрел хозяйку и вопросительно рыкнул. Девушка почесала его за ухом и сагр успокоился. "Видел бы покойный отец всё это", - с грустью подумала Элийя и невольно предалась воспоминаниям Мать Элийя не помнила ее вовсе - она умерла вскоре после родов . Отец - высокородный тамлар Фальхон был блистательным воином, но плохим дельцом. Он погиб, сражаясь в междумирье с тварями, когда ей было всего тринадцать, и оставил в наследство кучу долгов. Родовое поместье пришлось продать, и всё имущество тоже. Кредиторы угрожали продать в рабство саму Элийю, и так бы и произошло, но появился старый друг её отца - мастер Нагат. Он выплатил все долги и забрал девочку с собой в Мар-Аллагор. У Элийи обнаружился редкий дар,
   Совсем иное восприятие, не находишь?
   Но нам четко предоставляют неврастенику.
   А герой:
   Яндар улыбнулся и плюхнулся назад в воду. Девушка начинала ему нравиться. Только через пару часов он заставил себя выбраться из источника и неспеша направился к хижинам.
   Опустим, что истеричка нравится герою - у каждого свои вкусы. К тому же, у меня лично складывается мнение, что она нужна, чтоб оттенить героя и, ни зачем иным. Наросла, как мухомор после дождя - красиво - пусть стоит. Потом ее автор пропнет, и опять для того чтобы выказать своего гг в нужном ракурсе. Ладно, опустим.
   Но как я должен связывать его "нравится" с тем, что гг просидел в источнике пару часов?
   Предложения идут в одну строчку, одним абзацем, значит, связаны по смыслу. И если первые два - верю, третье, при всем уважении, могу связать лишь одним.
   И что я должен думать о герое?
   Потом сцена у дерева:
   Тяжёлый удар по голове начисто вышиб из землянина сознание...
   Очнулся Яндар от того, что его поливали холодной водой. И первое, что он увидел это сияющую физиономию Овица. Тар скалился так, словно нашёл сокровища Али-Бабы. Кругом стояли уже знакомые следопыту громилы. Яндар был связан по рукам и ногам, да ещё примотан толстой верёвкой к стволу фруктового дерева. Осмотревшись, следопыт понял, что находится во дворе охотничьего домика. Пахло лесными травами, совсем рядом щебетали птицы.
   - Рад тебя видеть! - промурлыкал Овиц, широко улыбаясь.
   - Не издох ещё? - скривился Яндар. - А дружка своего Викруса куда дел?
   - Господин занят более важными делами! - продолжал ухмыляться Овиц.
   - О как! Господин! Тебя уже в вассалы приняли!? - пробурчал Яндар.
   Один светится и мурлыкает, как сексменьшинство, другой после удара по голове и потери сознания криком бурчит, бодр и заборист...Пыф!
   Это что, новая разновидность Терминатора?
   Читатель подпер подбородок, заслушавшись Критика, и согласно кивнул:
   -- Елка, детсад, "Здравствуй Бетмэн!"
   -- Представление. И дальше в оном духе.
   Крик рвался из лёгких, но Яндар задушил его в себе. Нет, он не доставит палачам удовольствия, вереща как перепуганное животное!
   То есть, лежит мужик в гробу и бьет себя мысленно в грудь. Плакат - "ты записался в добровольцы?!"
   Яндар был близок к панике. Его мысли метались по замкнутому кругу, пытаясь найти способ спасения. Метались, пока следопыт не понял, что его попросту нет. (То есть - мысли отдельно, следопыт - отдельно) Нет способа откопаться из-под груды камней и земли, лёжа в гробу спеленатым, как младенец. Это конец!
   Действительно... Сначала лежит в гробу и мысленно рвет на себе тельник, потом мысли метаются по кругу - и как не бьются о крышку гроба - вопрос, потом понимает что - привет, и ...
   Разведчик закрыл глаза и впал в забытьё.
   -- Хырр! Ну, а чего? Пометались, поорали, можно и поспать.
   -- Мы читаем - роман, а не сценарий мыльного сериала с не убиваемым и пуленепробиваемым героем - дебилом, у которого и мозг накачан, потому атрофирован, -- напомнил Критик. -- Кстати, автор сам говорит, что так и есть - штришок к портрету гг - Следопыта как будто накрыло взрывной волной. Чувство было такое, что в его разум пыталось влезть что-то неизмеримо большее, чем он мог вместить.
   У него мозг как у дятла и он путает его с разумом? Или разум ограничен черепной коробкой? Если последнее, то пристрастие к истеричкам вполне понятно. Непонятно чем он вообще думает.
   Яндар вновь закрыл глаза и потянулся мыслью к поверхности. Ночь! Ааа!
   В прайве владычествовала темнота! Аааа!
   Дул сильный ветер. Ууу...
   Это ритм. Это эмоциональный акцент. Авторский. А я должен теперь сидеть и думать: чем ночь и темнота отличаются от ветра - опасностью, величием; раскраской или габаритами?
   -- Хыр! -- выдал Читатель. -- Тебя, иногда, заслушаться можно. Та-акую пугу несешь. Другое скажи - мне вот очень нравится, как автор про внетелесное передает. Вернее - нет, мне нравится идея с множеством миров и гг что в себе и вне. Но рассказ о том, как это происходит, меня напрягает. Ну, вот как можно потянулся мыслью к поверхности. Мысленно - поверю, а мыслью? Они что руки или взгляд у него? То они по гробу мечутся, то тянутся - мысли отдельно от гг живут, еще одним персонажем или приложением к нему? Учитывая, что и мир такой неоднозначный, вернее - миры, я теряться начал.
   -- У автора удивительный мир - многомерный, слоеный и самобытный, но...
   -- Да верю, нравится, но не успеваю сообразить. Один мир мимо промелькнул, здрасьте - второй, и погнали туманом по мозгам.
   -- Да, именно, -- кивнул, соглашаясь. -- Динамика. Дикая и неуместная.
   -- Знаешь, я уже больше половины этой динамики отмахал и притомился. А герой все бегает и подвиги совершает. Даже вялотекущие отношения завязывает. Вот у меня и возникло ощущение, что миры в тумане, другие герои, включая ту же воительницу - задний план. Нет четкости картины, выпадает она как-то. А Яндар как лозунг - "впереди планеты всей". Главный, остальные погулять вышли. Вот он, четкий - Рембо Бессмертный Колобок - и от этого ушел, и от этого, и здесь выжил, и там, и отсюда выбрался и сюда сунулся, и с этим завязался и на место того встал, и везде, как стахановец - по мордам в рекордные сроки. И хочется уже там перелистнуть и здесь, потому что ясно, что о мире я ничего не узнаю, нового в мордобое - тоже, а герой как Ленин, так и останется вечно живым.
   -- Это переизбыток динамики. Автор не дает возможности тебе обжиться в мире произведения. Он не дает его четко, поэтому и не дает передышки герою, а с ним и тебе. И естественно, складывается впечатление, что это гонка от эпилога к прологу, марафон одного персонажа - Яндара. Причем и он в этой гонке страдает. Он понятен как оружие, но размывается как человек. Нивелируется отсутствием нормального психологического размышлизма хотя бы ремарками. У него нет внутреннего мира - есть цели. А внутренний мир такой же как внешний - сумбурный, многоплановый и многослойный и каждый слой подернут туманом недосказанности. Герой - бессмертный живчик, спринтер на уровне робота - тому в морду дал, отсюда вылез. И весь правильный - железный стержень внутри, добротно вбитый автором путем лозунгов. А действия гг эти лозунги разбивают.
   -- Да, в первых шести главах я ему верил.
   -- Правильно. Потому что не только бег и махалово были показаны, но ремарками о прошлом, черточками поступков и мыслей, начал приоткрывать внутренний мир героя. А потом пошла олимпиада - кто выше, дальше и быстрее. Никакой психологии, зато море оккультной пурги - телепатия, гипнотизм, сверхвозможности с попыткой объяснить их механизм. Пошел акцент лишь на сверхспособность и сверхживучесть, да море демонической живности. Герой сам стал отстранен от мира автора, но покрылся маскирующим туманом под общий фон.
   -- Нет, ну фантастика же, -- протянул Читатель, развалившись в кресле и, в раздумьях уставился в потолок. -- Но опять же - и что? Вначале - человек, а потом герой, просто - главный герой. И ясно, что таких в реальности нет и быть не может. А все его эти мистические фигни, которые он в себе открывает и смакует, вообще не впечатляют. Крутизны добавляют. Ему. И ясно, что слежу за приключениями Супермена. И ясно, что по какой бы лабуде его не таскал автор, будет он жив и морально устойчив. Ну, откроет в себе еще пару способностей и положит еще пару сотню трупов. Залезет в него демон еще какой-нибудь, и наделит уже повышенной прыгучестью и нюхом собаки, поселится уже в почке или гландах какая-нибудь охрененная спирохета и будет жевать изнутри, заставляя героя петь, как сирена. И чего? Хеппи-энд?
   -- Мы читать-то дальше будем? -- спросил Критик, с улыбкой поглядывая на "мыслителя".
   -- Ну, дай хоть передохнуть. А то опять врубимся, как наперегонки с сапсаном - только был Питер и здравствуй Москва. Мелькали деревья, мелькали колеса, и птиц смяткой пухлой, отлетали тела, а мы все бежали, а мы все спешили, куда и зачем - не понять никогда, -- проворчал жестикулируя.
   Критик фыркнул от "высокой поэзии" Читателя и не стал мешать отдыху - взялся за текст. Вскоре и тот оставил в покое ямб и хорей, и вернулся к прозе.
   Немного, и вздохнул:
   -- Не-е, мне до финала не дожить. Можно я как раз его уже прочту и закончим?
   -- А что такое?
   -- Да вот, опять автор подает герою нужное. У него ж феноменальное чутье, он знает, что будет заворушка и ждет ее, но никого не предупреждает, даже не пытается. Тупо ждет, чтобы потом тупо рубиться. Красавчегг! Ну, фырр! Ему неважно кто вокруг, ему важно показать себя. Во, какой я крутой! Ща вас всех спасу, убугия! Ну и в чем его монументальная правильность воспетая автором? В том: что автор так сказал? А показывает упырька неполноценного. Робот убийца, любующийся сам собой. Ему ж на всех чхи и растереть. А принципе, чего? Прально. Не для них писано - для него, Яндара -Великолепного. "Гляжусь в себя, как в зеркало, до головокружения и вижу я" - какой я умный, сильный, сметливый - оффигительный!
   -- А может не Яндара, а автору хочется показать себя? Мартин Сью - не новость, -- выгнул бровь Критик.
   -- Да мне ровно! -- захлопнул рукопись. -- Бегает картонка и красуется. Я мультики не люблю, -- проворчал.
   Критик глаз прищурил - закрыть папку с листами Читатель закрыл, а не отодвинул.
   Тот поерзал и опять в текст залез.
   Минут пять тишины и вновь заворчал:
   -- Режем, пилим, крошим. Бег по трупам.
   -- Мистика драйва, -- хмыкнул Критик.
   -- Наконечник вошёл в районе почки гиганта.... Бла-бла Он резко ударил человека ладонью. Следопыт пролетел добрую половину поляны и упал в лесу. К счастью топор из рук Яндар не выпустил. Густой кустарник смягчил падение, но несколько рёбер были точно сломаны. Если бы гиганту удалось ударить чуть сильнее, скорее всего, он вышиб бы дух из следопыта. Чудовище уже ломилось сквозь лес, чтобы прикончить наглого человечка. А сразу гигант, ясно-понятно, прибить его не мог.
   -- Ну, правильно - был бы финал, а авторских листов у нас сколько?
   -- Угу. Поэтому продолжим читать восточную сказку на рельсах "Розы Мира" в современной подростковой интерпретации, -- надул губы Читатель. -- Это для детей?
   -- Вроде - нет.
   -- Тогда для дебилов, -- кивнул и зачитал: Следопыт вмазал стоящему рядом шаману локтем в висок. Второму он сломал челюсть ударом ноги, подхватил клинок обмякшего нексита и вонзил его в грудь следующему. Врагов осталось двое. Они оправились от неожиданного нападения, и убить их будет нелегко. Сражаться со связанными руками против двух великолепно обученных бойцов, было смерти подобно. Яндар сумел проникнуть в разумы воинов и создать иллюзию своего побега. Мечники ринулись за улепётывающим вглубь пещеры фантомом, и следопыт срубил их обоих одним ударом. Яндар разрезал верёвку о лезвие меча и поднял второй клинок.
   Терминатор удавилсо!
   Читатель захлопнул рукопись и желчно выдал:
   -- Краткий пересказ сюжета: жил-был Яндар Терминаторович Колобок. И сбег, всех положив, и опять попал в переделку и опять всех гадов замочил и сбег, и опять... В перерыве побегал по мирам, составив список флоры и фауны для себя любимого, пофлиртовал с местными красотками, полежал в гробу, и опять его взяли, он всех порвал, и опять взяли, и снова всех положил. "Море, а на море остров, а на острове пальма, а на пальме кот - сидит и видит - море, а на море остров, а на острове пальма, а на пальме кот - сидит и видит", -- завыл дурным голосом.
   Критик вздохнул, прикрывая глаза ладонью и вперился взглядом в текст.
   Читатель помолчал, раздумывая и раскрыв рукопись, бодро отлистал к финишу. Пара минут и хлопнул по странице ладонью:
   -- О! Как и думал - всех победили, но по закону голливудского кино, оставили лазейку, чтоб слабать вторую часть бега по трупам в антураже восточного дэваизма. Сапсан пустили по кольцевой, -- отложил рукопись. Глянул на Критика, и, видя, что тот не обращает на него внимания - читает - вздохнул. Подумал, и сходил за горячим кофе.
   Успел и сварить и сливки отыскать, как Критик закрыл папку и отложил на стол.
   Принял дымящийся напиток и с удовольствием хлебнул:
   -- Как впечатления?
   -- Отлично, -- выказал чашку в своей руке Читатель.
   -- Я о романе.
   -- Каша. Причем не знаю - у меня или у автора в голове, -- скривился.
   Критик улыбнулся и подкурил сигариллу.
   -- А по-моему, неплохо.
   -- Для подростков? Да.
   -- Нет, ты меня не понял. Я о потенциале в произведении и стиле. Знаешь, чем страдают "молодые" авторы? У них буйная фантазия, энергия - плещет, и они в бодром темпе закидывают в текст все, что приходит в голову. Бегут сами и заставляют бежать читателя, в этом беге тыкая пальцами в разные стороны - вот ГУМ, вот ЦУМ. Конечная. Все понял, запомнил, проникся? Не успел? Запутался? Стра-анно-о, -- улыбнулся в ответ на обалдевший взгляд друга. -- Система сапсана - домчаться побыстрее и побольше показать. Это проходит постепенно. А талант, если он есть - а тут он налицо - с годами не нарастает. Переизбыток фантазии - не минус, а всего лишь пост-фактум на данный момент. "Молодым" кажется, что самое главное в произведение - динамика. Но она утомляет и отвращает в переизбытке, рождает кашу в голове читателя, сюжет пролетает мимо, как деревья за окном электропоезда. И остается послевкусие пятнами - тут цепануло, успело, а это размылось и не запомнилось. А это вовсе не уложилось. Читатель не успевает проникнуться, понять, и поэтому произведение воспринимается одноразовым - прочел и можно оставить прямо в вагоне. Ценность романа теряется. Развлек и ладно. А если не гнаться за динамикой и не пытаться поразить читателя своей безразмерной фантазией, а раскрыть больше героев, показать их более человечными, показать мир более четко, книгу уже не оставишь в поезде - возьмешь домой.
   Стиль автора весьма и весьма. Первые шесть глав вообще идеальны и по стилю и по построению сюжетной линии, раскрытию героев, по всем канонам. Но дальше идет четкий съезд на рельсы и погнали. Пропали живые люди - появился супермен, которому автор услужливо придвигает рояли. Читая роман, ты уже не прибываешь в реальности - ты попадаешь сначала в сериал, потом вовсе в мультфильм, причем, рисованный. Сюжет становится цикличным и крутится даже не вокруг, а для главного героя. И ничего не меняется - трупы, драки, демон такой, демон сякой, и все это ступени для героя, чтоб дойти до финала. А финал - "продолжение следует".
   У меня нет претензий к стилю. Больших претензий. Неоправданно завышенный эмоциональный фон вполне адекватен театральному повествованию, некорректность выражений - убирается за раз. Другое - цикличность линейного сюжета, отсутствие психологического составляющего, раскрытия мира внутреннего и внешнего.
   Это не роман, дорогой мой - это очень длинная повесть по мотивам экранизаций восточных сказок.
   Что такое роман, как литературное произведение?
   РОМАН (от франц. roman, первоначально произведение на романских языках) - крупная форма эпического жанра литературы. Какого бы объема ни был, роман всегда предлагает читателю развернутое в цельном художественном пространстве действие, а не какой-то один эпизод или яркий момент.
   В отличие от эпической поэзии, роман уделяет основное место изображению человека в совокупности со сложными жизненными (социальными, историческими, психологическими и др.) факторами.
   РОМАН - произведение, в котором всесторонне изображается жизнь людей в определенный период времени или в течение целой человеческой жизни. Характерные свойства романа - многолинейность сюжета, охватывающего судьбы ряда действующих лиц; наличие системы равнозначных персонажей; охват большого круга жизненных явлений, постановка общественно значимых проблем; значительная временная протяженность действия.
   Новый толково-словообразовательный словарь русского языка. Автор Т. Ф. Ефремова.
   роман 1. м. Большое по объему повествовательное художественное произведение - обычно в прозе - со сложным сюжетом.
   Толковый словарь под ред. C. И. Ожегова и Н.Ю.Шведовой
   РОМАН, -а, м. Повествовательное произведение со сложным сюжетом и многими героями.
   Современный толковый словарь
   РОМАН (франц . roman), литературный жанр, эпическое произведение большой формы, в котором повествование сосредоточено на судьбах отдельной личности в ее отношении к окружающему миру, на становлении, развитии ее характера и самосознания.
   Ничего из подчеркнутого нет.
   Мы видим одного главного героя и кольцевой сюжет. Никакого развития ни первого, ни второго, никакого раскрытия. Как пост-фактум - Яндар, все остальное - интерьер. Стулья поменяли на кресла, потом на диван, Яндару сменили форму на восточные шаровары, затем еще ятаган навесили - но ничего, по сути, не изменилось. Все та же комната, все тот же персонаж.
   ПОВЕСТЬ, прозаический жанр неустойчивого объема (преимущественно среднего между романом и рассказом), тяготеющий к хроникальному сюжету, воспроизводящему естественное течение жизни. Лишенный интриги сюжет сосредоточен вокруг главного героя, личность и судьба которого раскрываются в пределах немногих событий -- эпизодов.
   Именно повесть мы и имеем - одного героя, потому что остальные лишь фон, они так же не раскрыты и мимолетны, как калейдоскоп миров, по которым герой бегает и мочит всех подряд. Он не меняется - под него меняют антураж. Нет личности - есть фишка, ее и кидают на доску, двигают.
   И в данном контексте название произведения очень удачно - Кукла Колдуна.
   Яндар и есть кукла - игрушка автора. И тот шаманит для него и под него, накручивает сюжет, а он однотипен. Линеен, просто линия закручена по спирали, но каждый цикл повторяет предыдущий - там мы спасались, и здесь спасаемся, там с одним бились, тут с другим, тут мы щупальца обрубали, а здесь великану почку дырявили.
   Нулевая психологическая составляющая. Нулевая реалистичность. Личности нет - есть персонаж. Никаких ни личностных, ни общественно значимых проблем не ставится. Ставится одна - как лучше выказать Яндара, под каким светом он будет выглядеть ярче.
   Это развлекательная повесть для подростков, написанная приятным языком, в жанре "Приключения Алладина". А для меня, как критика - факт наличия у автора огромного творческого потенциала и литературного таланта - все.
   С подобными способностями играть роль шута для публики, развлекать и только?
   Критик пожал плечами и тяжело вздохнул:
   -- Впрочем, это право выбора каждого. Но мне всегда безумно грустно, когда жемчуг кидают в грязь. Знаешь, есть попса, а есть - джаз. У первого довольно поклонников из тех, что упившись и обколовшись, дергаются в ритм какофонии, и звездюлек в данном направлении - море. Они вспыхивают и гаснут со скоростью звука, и мало кто вспоминает их через год или пять. В джазе меньше звезд, но все они действительно - звезды. Луи Армстронга давно нет, а мы слушаем его и он остается Величиной, и будет звездой и после нас.
   Этот автор, -- Критик постучал пальцами по рукописи. -- Способен создавать серьезные вещи, не только увлекать, но и заставлять задумываться. Сейчас он позвал на бессмысленную пробежку вдоль неоновых витрин, а мог перевернуть сознание человека и показать ему подноготную этих витрин и себя самого.
   Вот чего грустно.
   Хотя понятно - гримасничать всегда проще, -- отодвинул папку с рукописью.
   -- Может его издадут. Такие развлекухи ныне в моде.
   -- Вполне вероятно. Повесть соответствует по размерам, возможно, поэтому и обозвана "романом" и весьма легко ложится в серию одноразовых пакет-буков, для развлечения в электричках.
   Но у любого издательства есть требования - к роману нужен синопсис, причем составленный правильно, чтобы рукопись заметили. Его читают в-первую очередь, просто потому что, не могут позволить себе читать то количество произведений, что к ним поступает. Поэтому...
   Критик потер в раздумьях подбородок, поглядывая в сторону стены, заложенной рукописями. И вот встал, начал рыть, грозя развалить все это нагромождение. Читателю пришлось помочь - придерживал кипы, с любопытством ожидая финала поисковых работ:
   -- Вот! -- хлопнул ему на руки папку Критик. -- Ииии... А! Вот!
   -- Чего это?
   -- Это те, кому нужно составить профессиональный синопсис. Интересные вещи. Их авторам действительно стоит добиваться издания.
   Читатель плюхнулся в кресло и прочел, перекладывая папки:
   -- Кириллов "Эдем 21", Фирсов "Джокер Саргона".
   -- Все? -- удивленно выгнул бровь Читатель.
   -- Нет. Остальные придут из финальных вещей. Когда мы закончим с ними. А это, -- Критик взвесил в руке папку с рукописью "Яндар. Кукла колдуна", раздумывая.
   -- Не режь ребенку крылья, -- забрал рукопись Читатель и плюхнул на две другие.
   -- Этому "ребенку", друг мой, нужно расписываться и раскрываться, оттачивать и огранять свой талант, а не гоняться за изданием. Ему нужно писать, и писать не под формат, а как ложится, -- и решительно отложил папку в сторону.
   -- Угу. А чего там с синопсисом? -- прервал, отвлекая от философии. А то понесет сейчас - к утру не угомонится.
   И отхлебнул кофе, взялся за печенье, выказывая самое трепетное внимание.
   Критик понял уловку, помолчал, обиженно сопя и нехотя ответил:
   -- Синопсис - это изложение сюжета без всяких "продолжение следует". Четко и по полкам:
   Автор - ФИО ( + псевдоним - если таковой имеет место быть)
   Адрес для связи: город (без улицы и квартиры) е-мейл, телефон для связи.
   Название произведения.
   Жанр
   Количество авторских листов
   Место и время действия
   Главная (основная ) идея
   Аннотация ( без всяких - а хотите? А знаете ли вы? А вооот?)
   Главные герои - поименно с возрастом и основными данными: но без биографий. Например: Яндар Терминаторович Колобок спецназовец, 25 -30 лет. Все. Здесь у нас других гг нет, поэтому и не пишем.
   И, последнее, сам синопсис - максимум на три страницы ворда. Сжато и по основным линиям, с выпячиванием самых сочных сцен и идей.
   И задумался, уставившись на пламя в камине.
   -- Ты чего? -- осторожно спросил Читатель.
   -- Думаю, что можно было бы написать в разделе "идея" данного романа.
   -- И?
   -- Яндар, -- усмехнулся грустно. -- И пусть обрыдается Рембо...
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) В.Василенко "Смертный"(Боевое фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 8. Братство обмана"(ЛитРПГ) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"