Райская Ольга: другие произведения.

Звездная Академия. Алька Верник и наследие предков

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.96*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    А и расскажу я вам сказочку про дали космические, академию басурманскую, дружбу верную, да любовь вечную. Много дорог будет пройдено, да и тайн разгадано не мало. А что чудовищ побеждено, то не считано. Двум добрым молодцам, да двум красным девицам настоящих друзей предстоит найти, а ненастоящих стороной обойти, прославляя Землю-матушку, что родит героев-соколов нам на радость, врагам инопланетным на огорчение. В общем, как-то так. Шутка автора, пишу больше для себя, но вдруг кому-то из вас приглянется. Эротических сцен практически нет. Засим... Добро пожаловать тем, кого не раздражает странный юмор автора.

  ПРОЛОГ
  год 2427
  
  
  Большой актовый зал Высшей летной школы Земного Содружества - сколько же у всех нас с ним связано. Путь от новобранца до выпускника начинается именно отсюда и заканчивается именно здесь. Конечно, все мы, бывшие кадеты этого славного учебного заведения, уже давно прошли этой извилистой и тернистой дорогой. Прошло два месяца с тех пор, как на наших шевронах над эмблемой вооруженных сил планеты Земля засияли золотые офицерские крылышки.
  Три года назад политическая ситуация изменилась, закончилось трехсотлетнее противостояние колониальной экспансии тентурийцев и Земля стала полноправным членом МКН (Межгалактической Коалиции Наций). В свете последних событий четырем молодым офицерам предстояло пройти трехлетнее обучение в ВЗА (Высшая Звездная Академия) и приступить к службе в Межгалактическом Корпусе Мира.
  Представлять свою планету перед лицом МКН - это великая честь. Пять тысяч человек претендовали всего на четыре вакантных места. В конкурсе участвовали почти все высшие военные училища Земли, но так уж вышло, что после трех жестких отборочных кругов наших кадетов осталось больше. На последних тестовых испытаниях сорок восемь счастливчиков, дошедших до финала, разделили странным образом на двенадцать боевых четверок, которые состояли из трех пилотов летной школы и еще одного курсанта другого ВВУ.
  Два месяца бесконечных нормативов, тестов, зачетов. Чем дальше проходил участник отбора, тем сложнее задания он получал. Наконец, вчера нам объявили, что на торжественном собрании комиссия ВЗА объявит результаты и назовет четырех счастливчиков. И вот стоим мы, построенные по четыре человека в ряд, одетые в новенькую с иголочки, сияющую знаками отличия парадную форму и глупо таращимся на голографическую трансляцию собрания, которое, к слову сказать, идет уже полтора часа, а о нас не было сказано ни слова.
  Я вижу, как нервничают кадеты, как переминаются с ноги на ногу, как ловят каждое слово, произносимое с трибуны. В их глазах горят нетерпение и жажда приключений, каждый хочет оказаться в числе избранных. Каждый. Я не исключение, я тоже хочу в этот чертов список, но несколько по иной причине. Да, моя причина важнее, главнее, она такая всеобъемлющая и глобальная. У моей причины светлые волнистые волосы, лукавые зеленые глаза и улыбка, от которой становится теплее. Мою причину зовут Денис Истархов и он адъютант гвардии полковника Вихрова, который назначен куратором земной группы кадетов ВЗА. Денис, Деничка, Дэн - мой мужчина и моя великая любовь, а ради любви можно не только в космос, но и на край вселенной.
  Огромный зал полон высших военных чинов, в президиуме члены правительства и даже сам вице-канцлер, но никаких мистических членов невидимой и невиданной нами комиссии там не было. Словно они забыли основную причину собрания, а люди, собравшиеся там, обсуждают свои, совсем не касающиеся нас дела. Но вот очередной оратор закончил свою пламенную речь и к сцене подлетела платформа с которой сошли четверо высоких мужчин. На Землю, кроме тентурийцев и влаппи, мало кто прилетал, а эти расы почти не отличались от коренного населения, хотя за сто лет колонизации и трехсот лет противостояния мало найдется земных семей, в геноме которых не присутствует инопланетное ДНК. Члены комиссии ВЗА, а это были именно они, также мало отличались от обычных людей. Только если тщательно вглядеться в пришельцев, можно заметить незначительные признаки, отличающие их от обычных людей. Тентурийца, варга и ксури я угадала сразу, представители этих рас давно и плодотворно вели дела с Землей и часто мелькали в новостях. А вот четвертый мужчина оставался для меня загадкой, такую расу я видела впервые. Хотя вру, безбожно вру! Четвертый был эльф. Да-да! Самый настоящий эльф - высокий, гибкий, окруженный аурой надменности и власти, с длинными светлыми волосами, перевитыми тонкой золотой спиралью, с остроконечными ушами и раскосыми глазами. Ну разве что в плечах пошире, а в остальном все сходится. Я так увлеклась рассматриванием экзотической четверки, что вздрогнула, когда огромные резные двери зала распахнулись перед нашей колонной и громкий голос председателя собрания объявил:
  - Курсантам, прошедшим третий тур отбора в Высшую Звездную Академию, прибыть для оглашения итоговых результатов конкурса.
  И мы, вытянувшись в струну, маршируя и чеканя шаг, как на параде, проследовали к платформе в центре зала, которая благополучно перенесла нас к президиуму. Еще какое-то время звучали приветственные речи, заверения в дружбе и готовности к взаимопомощи и сотрудничеству, пока эльф не поднял руку. Вдруг наступила тишина, которую нарушил голос... Нет это был даже не голос - это был глас. Бархатный, с хрипотцой, казалось, он проникал под кожу заставляя выступать мурашки, его хотелось слушать и слушать, внимать ему, идти за ним... Я стиснула зубы и чуть прикусила щеку, чтобы прийти в себя. Бррр... Придет же такой бред в голову! Скосила глаза и поняла - бред пришел в голову не только мне, эльфу внимали все находящиеся в зале. Ну и мне ничего не оставалось, как тоже прислушаться к его словам.
  - Я, Белиготар Сорг, как легар Высшей Звездной Академии, хотя для вас, наверное, привычнее называть мою должность - ректор, рад приветствовать всех, собравшихся в этом зале от имени Межгалактической Коалиции Наций, - длинноволосый пережиток древних мифов и сказок Земли даже не потрудился встать со своего гравикресла, - в обязанности возглавляемой мною комиссии входило отобрать четырех самых достойных молодых офицеров Земли. С этого дня их служба будет проходить в ВЗА, а затем и в Корпусе Мира. Все вышедшие в финал кадеты были поделены на четверки с самым высоким коэффициентом взаимодействия. Это обычная практика. Таким составом они будут проходить учебу и в ВЗА, а затем службу в Корпусе. Четыре человека - это стандартный экипаж звездного эсминца класса Нова-5. Это новейшая и секретная разработка ученых МКН, не каждая раса способна взаимодействовать с данным классом кораблей и я безмерно рад, что на Земле есть такие кадры.
  Зал взорвался аплодисментами, а я как-то напряглась от слов белобрысого. Да мне, собственно, и на родной планете раздолье. Эх... Если бы не Истархов... Эльф вновь поднял ладонь с длинными ухоженными пальцами, призывая к тишине.
  - Итак, по результатам нашего конкурса, комиссия признала лучшими четверку номер семь, - у меня задрожали колени и похолодело все внутри. Это же наша четверка! Но как такое может быть, по количеству баллов мы были лишь третьи! Хотя... Даже если это и ошибка, то ошиблись явно в нашу пользу.
  - Погодин Станислав, выйти из строя для получения нагрудного знака ВЗА! - звучит торжественный голос эльфа и собранный Стасян делает твердый шаг, лишь пунцовый румянец на его щеках выдает волнение. Стас - мой друг и соратник по всем проказам с первого курса, неистощимый генератор идей и просто хороший человек. Он подходит к эльфу, секунда и на его груди уже блестит девятиконечная звезда - символ ВЗА, а зал вновь взрывается бурей аплодисментов.
  - Ткхшшшарсинсит Фархунда, выйти из строя для получения нагрудного знака ВЗА! - вновь оглашает остроухий пережиток, а я удивлена. Нет, правда! Я искренне удивлена, потому что новую фамилию моей лучшей подруги Хуньки вот так вот с первого раза без запинки и ругательств не произносил еще никто из преподавателей. На самом деле, фамилия у нее всегда была Кары-Ниязова, по матери. Воспитывала ее тетя Саида одна и об отце Хунька до определенного момента в жизни не слышала. История простая - тентуриец и землянка слегка полюбили друг друга, он - улетел, она - залетела, и в результате на свет появилась моя любимая подруженция, вполне себе человеческая девочка. Инопланетные гены в ней выдавали только слегка выступающие надбровные дуги и не по-человечески желтые, а в некоторые моменты ярко оранжевые глаза. И жила бы она - не тужила, но договорной брак ее залетного родителя на родной планете потерпел полный крах, полное фиаско в плане деторождения. И в один прекрасный, а может быть и не очень, день явился ее дед тентуриец, долго вещал о генах, крови и семейных связях, а после его отлета семья Хуньки получила почти неограниченный лимит галокредитов, а сама она получила совершенно непроизносимую с первого раза фамилию. Ну, я думала, что непроизносимую, пока ее вот так вот взяли и не произнесли, точнее произнесли с первого раза...
  - Верник Алевтина, выйти из строя для получения нагрудного знака ВЗА! - голос эльфа звучит несколько отстраненно, словно издалека.
  - Алька! Чего застыла? Чеши давай! - шипит на меня Хунька, вырывая из раздумий.
  Я вздрагиваю и строевым шагом марширую к по-прежнему сидящему остроухому. Мужчина подносит к моей груди звезду и вдруг замирает, пристально и долго вглядываясь в мои глаза. А я что? Я смотрю в его - раскосые, зелененькие такие. У моего Дэна тоже зеленые, но не такие. У белобрысого ректора они, как молодая зелень - неестественно яркие, а у Дениски - больше болотные, земные, обычные. Но разве в этом дело? Дело не в цвете глаз, а в человеке и в твоем к нему отношении.
  - Поздравляю Вас, кадет Верник! - произносит эльф бархатным голосом и смотрит на мою реакцию. А реакции-то нет, нету реакции! Кон-чи-лась! Поэтому улыбаюсь ему вежливо так, не отводя глаз, и улыбка становится все шире при виде опешившего эльфа, с которого от неожиданности слетела вся аура власти и высокомерия.
  - Служу Отечеству! - рявкаю я и мужчина вздрагивает, приходя а себя.
  - Вернитесь в строй, кадет, - уже спокойно произносит он, а я разворачиваюсь и марширую, но чувствую, как спину сверлит изучающий взгляд сказочного пережитка.
  - Жоффрей Селедкин, выйти из строя для получения нагрудного знака ВЗА! - в четвертый раз оглашает уже последнюю кандидатуру эльф, а длинный, жилистый и слегка сутулый молодой мужчина из Академии Межнациональных Отношений марширует в его сторону. Не знаю по каким критериям этого нескладного юношу зачислили в нашу четверку, но общий язык мы с ним найти все же смогли. История его необычного имени оказалась весьма банальна. Мама в молодости посмотрела фильм, описывающий просто невозможно душещипательную, огромную любовь и так прониклась, что назвала старшего сына именем главного героя, а что до фамилии, то фамилию, ее, как Родину - не выбирают, правда потом можно сменить, но тут уже от принципов и совести человека зависит. Сначала мы пробовали называть его Жофриком, но выходило как-то ругательно и он стал для нас просто Жоркой. У Жорки вечно все валилось из рук, опрокидывались окружающие предметы, он даже маршировал неуверенно, робко, что ли так маршировал, но при этом всегда и на все имел свое мнение и отстаивал свою точку зрения, как лев, как очень худой робкий, но все же лев и в большинстве случаев - оказывался прав, потому что интуиция его подводила крайне редко, практически никогда. А еще Жорик заикался, слегка, не часто и в самых неожиданных словах. Это было настолько забавно, а с комментариями Стаса становилось просто чрезвычайно уморительно. И хотя мы сами внутри четверки частенько подтрунивали друг над другом, но другим никого из своих в обиду не давали. Особенно Жорика! Как самого чувствительного и эмоционального их нас.
  Кадеты, не прошедшие отбор по приказу начальника нашей летной школы спустились в зал, а на сцене остались стоять лишь мы вчетвером.
  - Параллельно с отбором на Земле, проводились также отборы в некоторых крупных колониях Земного Содружества. Боевые четверки отобраны на Марсе, Европе и Ганимеде. - голос эльфа звучал четко, словно слова не вылетали а рядами складывались в пазл, - курсантам ВЗА предоставляется трехдневный отпуск для подписания обходного листа в своем учебном заведении и прощания с родственниками, если таковые имеются. Корабль ВЗА 'Этилгейл' стартует с лунного космодрома в воскресенье в 11.00 по межгалактическому времени, не прибытие кадета к данному сроку будет расценено, как дезертирство и наказано соответственно. Куратором вашей группы от Земного Сообщества назначен гвардии полковник Константин Вихров, а его заместителем - капитан Денис Истархов. По всем организационным и учебным вопросам обращайтесь непосредственно к ним. На этом все. До встречи на борту 'Этилгейл'. Кадеты, вольно! Разойтись!
  
  Глава 1
  
  Мы молча, под оглушительные аплодисменты зала и приветственные крики взошли на платформу и перенеслись к выходу. И лишь когда огромные резные двери захлопнулись за нашими спинами смогли выдохнуть и в недоумении уставились друг на друга.
  - Чо это было? - выпалил Стасян.
  - Насра... Насра... Нас радовать это должно! - начал было отвечать ему Жорка.
  - Насра... Насра... - по привычке поддел его Стас, - ты, Жорка, теперь не просто Жоффрей, ты курсант ВЗА... А там твои каламбуры не правильно понять могут! Хотя ВЗА тоже звучит неоднозначно. И отправили нас всех в ВЗА!
  Напряжение последних двух месяцев спало окончательно и мы дружно рассмеялись.
  - Предлагаю отметить это событие! - Хунька, как всегда, всех взбаламутит, а сама потом самая трезвая окажется, - Выпить и немедленно!
  - Я не могу... - замялась я, - мне домой к Денису надо.
  - К Денису, к Денису, - передразнила подруга, - да он тебя еще как минимум пять часов еще не ждет! И вообще, Алька, ты же живая была, веселая, а стала... Как с Истарховым своим связалась совсем от коллектива отбилась. Летите же вместе! Успеете еще намиловаться.
  - Не могу я, Хунь, - бросила умоляющий взгляд на подругу, - ребята, а давайте вечером, а? Сейчас по домам, а часиков в восемь в 'Пузатом боцмане', как в былые времена?
  - Что с тобой поделать, раба любви, - рассмеялся Стас, - я за!
  - Как ябу... Как ябу... - затараторил Жорик.
  - Брат, - по-родственному похлопал Селедкина по плечу Погодин, - да ты совсем охальник. Выражается... При дамах...
  - Да, иди ты! - отмахнулся Жорик, - как ябу... как я буду туда добираться? Я же не местный!
  - Ах вот оно что, - понимающе усмехнулся Стас, - а я тебя заберу в 7.40 из общаги. Встретимся у входа, не опаздывай!
  Погодин помахал нам рукой и поспешил к общественному телепорту. Жорик тоже, кивнув на прощание, побрел к зданию мужского общежития. А мы с Хунькой направились к стоянке личных флайкаров. Транспорт конечно не из дешевых, но подруге, как представительнице и наследнице великого тентурийского аристократического семейства с совершенно непроизносимой фамилией было вполне по карману. А я, я беззастенчиво пользовалась подружкиными дивидендами, тем более, что жили мы с ней всегда рядом, а сейчас с Денисом снимали небольшую квартирку вообще в соседнем доме и нам было по пути.
  - Аль, бросала бы ты уже своего Истархова, - завела привычную песню Хунька. Уж не знаю чем, но Денис ей не нравится с первой минуты их знакомства. В его присутствии, она вся подбиралась и шипела не хуже дикой кошки, - ну поиграла немного, для здоровья, для лишения девственности, а то ее наличие в твоем возрасте было уже просто неприличным, но и хватит. Пора и честь знать. Он, конечно, первый парень на деревне, но есть в нем что-то... В общем поверь мне на слово, подруга! Как великой ведьме великого узбекского народа! Пованивает он...
  - Хуня!!! - возмутилась я.
  - Ну припахивает. Подумаешь, не так выразилась, нисколько не смутилась она.
  - Во-первых, никакая ты не ведьма! Во-вторых, условно чистокровная узбекская родословная изрядно разбавлена тентурийской! А в третьих, Хуня, милая, я искренне не понимаю, почему ты всегда говоришь плохо о человеке, которого я люблю! Мне же это неприятно. Я люблю вас обоих, а вы все время ссоритесь.
  - Алевтина, вот ты такая умная, но все же дурочка, - выдала Хунька, - ну кака така любоф? Ты просто очень ответственная и порядочная, а я не удивлюсь, если Истархов твой за твоей спиной шашни крутит.
  - Хуня! - окончательно разозлилась я.
  - Ладно, ладно! - примирительно подняла вверх руки подруга, - давай поговорим на другую тему. Как тебе белобрысый ректор? Красавчик! Конфетка! А голос! Алька!!! Я чуть в трусы не написала от восторга.
  - Белобрысый, остроухий, эльф, - резюмировала я.
  - Эльф? - недоуменно уставилась на меня Хуня, - Эльф... А Саурон... гномы с волосатыми ножками отважные клыкастые парни? А что, похож.
  Мы рассмеялись, дошли до ее манерного бирюзового флайкара. Летун вздрогнул и, приняв нас на борт, плавно поднялся, встраиваясь в нужный воздушный поток.
  Численность флайкаров была на редкость небольшой. Взяв курс домой, мы довольно быстро вывернули из транспортных потоков бывшей русской столицы, в окрестностях которой и располагалась наша летная школа. Фархунда провела пальчиком по сенсорной панели, перестраивая летун на разрешенную за городом скорость. Еще каких-то двадцать минут и мы будем в Питере. Родной город, совсем не такой, как на старинных гравюрах и картинах. Он был наполовину разрушен сто пятьдесят лет назад, когда Земля боролась за свою независимость от насильственной колонизации Тентура. А потом его отстраивали заново, по крупицам собирая информацию о старинных видах зданий и улиц, стараясь ни в чем не изменить его облик. Когда-то давно этот город называли 'музыкой застывшей в камне', сейчас все каменные строения утопали в зелени. Оживленные трассы исчезли, превратившись в парки, скверы и тенистые пешеходные зоны. Машины, в которых использовался двигатель внутреннего сгорания, давно изжили себя и канули в Лету. Им на смену давно пришли многофункциональные телепорты, скоростные подземные и воздушные монорельсы и вот такие флайкары на гравитационных ускорителях, как у Хуни. С развитием технологий расстояния сократились. Оно и понятно, ведь человек живущий, скажем, в Уфе всего за час мог добраться к родственникам в Лос-Анджелес.
  Последняя страшная война объединила людей, заставив забыть о собственных распрях. Границы между странами исчезли, превратив нашу прекрасную планету в зеленый тенистый рай с теплыми морями, ласковыми океанами и кристально-чистыми озерами, где в любом уголке мира каждый человек чувствовал себя дома.
  - Может махнем на рыбалку? - отвлек меня от мыслей голос подруги, - говорят, на Волге сейчас осетры до ста килограмм попадаются.
  Я покачала головой.
  - Аль, ну не кисни! Все же прекрасно! - не успокаивалась она, - мы вместе и мы поступили. Нас ждут такие приключения! Ох и надерем мы в этой академии инопланетные задницы!
  - Хуня! - улыбнулась я, - никогда не замечала за тобой такой кровожадности.
  - А ее и не было... - она о чем-то задумалась, а потом тихо добавила, - пока я прошлым летом не побывала у деда, на Тентуре. Знаешь, Алька, они считают нас существами второго сорта. Словно земляне и не люди вообще, а обезьяны какие-то. Они до сих пор в шоке, как это обезьяна смогла взять палку и прогнать туристов из своего леса, а то, что эти туристы грабили этот лес и насиловали этих самых обезьян никто из них не помнит.
  - Хунь, - попыталась успокоить я, - просто вот уже несколько десятков лет наши цивилизации почти не сталкиваются. А после вступления Земли в МНК даже все торговые сделки совершаются на нейтральных территориях типа Лиры-7. А на Землю прилетают лишь немногочисленные туристы или, как твой отец, представители дипломатического корпуса.
  - Мой отец... Алька, мой отец - благородный тентуриец, аристократ от кончиков пальцев ног до макушки, до сих пор себя винит в слабости. Он огорчен тем, что оказался настолько бессилен, что переспал с земной женщиной. Мы для них, как наркотик. Они словно крысы, закрывают глаза и идут на запах сыра. А потом, когда дурман рассеивается, они вспоминают об этом с брезгливостью. Никто не знал о том, что я выучила тентурийский, отправляясь к деду. И вот идет прием в честь моего прибытия и вдруг я слышу, как судачат две тентурийские кумушки. Одна другой говорит - 'Это и есть внучка Ташшшанира, потомство его сына и животного с Земли?' Алька, они назвали мою мать животным! А вторую радовало то, что тентурийские сильные и могучие гены подавили земные и я родилась настоящей тентурийкой, хотя и обладаю тем притягательным запахом, как мои дикие соплеменники. Дикие, Алька!
  - Мне кажется, ты преувеличиваешь, - я пыталась подыскать слова, но они почему-то не находились, сказанное Хуней задело и меня, - после вступления Земли в Коалицию они будут вынуждены считаться с нами.
  - На глазах у других рас - да! Но будь готова к подлости тентурийцев и их странному к нам отношению.
  - Полагаешь, что в Академии нас могут преследовать тентурийцы? - удивилась я.
  - Аль, ты чем слушала-то? - рассмеялась Хунька, - я тебе на чистом всеземном говорю - их тянет к нашим женщинам физически, на уровне запаха. Мы для них привлекательные сексуальные партнеры, так что - да, внимание тентурийцев нам обеспечено. Но и ненависть, предвзятое отношение, придирки с их стороны не исключены, даже вполне возможны. Потому что, Аль, это менталитет их родной планеты, пропаганда их правительства. Кто-то сильно расстроился, что такая богатая колония уплыла из его рук.
  - Ну мы же готовы? - усмехнулась я, заметив озорной блеск в глазах подруги.
  - О, даааа! - протянула она, - еще немного приготовлений и мы будем готовы ко всем неожиданностям. Завтра я слетаю в Лунгород на черную барахолку и кое-что прикуплю.
  - Нет, - рассмеялась я, - ты этого не сделаешь. Там же продают...
  - Вот именно! Именно! Там продают разные магические штуковины от всех колдуний и шаманов этой вселенной, и я намерена вооружиться.
  - Ты не исправима! - закатила я глаза.
  - Знаешь, ты тоже! - не осталась в долгу Хунька, - твоя маниакально-паталогическая тяга к Истархову просто поразительна. Тут попахивает приворотным зельем с Тсуры.
  - О, Боже! Хунь, не говори ерунды, - привычно отмахнулась я, - просто тебе не нравится Денис, но мы любим друг друга.
  - Да, мне не нравится Денис, - безропотно согласилась она, - а ты знаешь, кем была моя прабабка. Предчувствия меня не обманывают!
  - Ты перечитала литературы о ведьмах, мистике и прочей нечистой силе, а все неизвестное давным-давно объяснили ученые, без всякой магии.
  - Подлетаем, - флайкар плавно спланировал на специально оборудованную под стоянку крышу Хунькиного дома, - так какие планы?
  - Вечером с вами, - отозвалась я, вылезая из кабины флайкара, - завтра с родителями, а послезавтра хочу слетать к прапрабабушке. Давно ее не видела, да и День рождения у нее скоро.
  - Это же сколько бабушке Пелагее стукнет? - присвистнула подруга, заходя вслед за мной в скоростной лифт.
  - Сто сорок восемь лет, - улыбнулась я.
  - Огоооо! А на вид больше сорока и не дашь! - в который раз восхитилось подруга, - повезло тебе с генетикой, Верник!
  - Тут не поспоришь. Только знаешь, странная у нас генетика. Вроде никаких отклонений врачи не находят, а живем долго, рождаются только девочки. Началось все с бабушки Пелагеи. Хотя, сейчас любой человек может дожить до ста пятидесяти и даже больше, лишь бы галокредитов хватило.
  - Не думаю, что Пелагея Джоновна тратит галокредиты на поддержание своей молодости, - Хунька откровенно веселилась, - не в ее характере.
  - Да, - тут же согласилась я, - бабушка сейчас откапывает подводный город около побережья Японских островов. Говорят он еще времен Атлантиды. Ей по косметическим клиникам бегать некогда, никогда не сидит на месте.
  - Ээээх... - вздохнула подруга, - а мои родственники к семидесяти годам уже выглядят древними развалинами, как тот город, который бабушка Пелагея откапывает.
  - Не переживай, тентурийцы живут до трехсот лет, а в тебе победили их гены. Сама же говорила, - подколола я Хуньку, - так что и от твоего отца есть ощутимая польза. Он улучшил генофонд твоей семьи.
  - А ведь ты права, - двери лифта бесшумно растворились, открывая проход на Хунькин этаж, - Ну, до вечера, подружка!
  Она чмокнула меня в щеку и вышла, а я помахала ей рукой на прощанье.
  На крыльце дома, где мы с Дэном снимали небольшую квартирку, я увидела консьержа-андроида Степана Емельяновича. Как всегда, на нем была одежда в старинном русском стиле. Красная вышитая косоворотка и черные шаровары, заправленные в высокие, до блеска начищенные, хромовые сапоги, замечательно смотрелись на ладной фигуре робота. Картуз консьерж держал в руках, подставив лицо светилу, видимо, подзаряжал свои солнечные батареи.
  - Доброго денька вам, любезная Алевтина Сергеевна! - поприветствовал меня Степан Емельчныч, поклонившись в пояс.
  - Здравствуйте, - улыбнулась я добру молодцу, - все ли ладно в нашем королевстве?
  - Да, что с им сделаится? - отмахнулся робот, - а вот у вас гости.
  - Гости? - удивленно спросила я.
  - Дак, не более часа назад ваш Денис Александрович, стало быть, прошел и краля с ним, - выложил, как на духу, консьерж, - пресимпатичнейшая я вам скажу дамочка. Да-с. Но до вашей красы, милая Алевтина Сергеевна, далеко ей.
  - Странно, мы гостей не ждали, - озадачилась я, - пойду посмотрю, кто к нам пожаловал. Хорошего вам дня, Степан Емельянович.
  - И вам, девонька. И вам.
  Задумавшись, я не спеша миновала просторный холл, стилизованный под древнерусский терем. Мне всегда нравились расписанные под хохлому сводчатые потолки, поддерживаемые резными каменными колоннами, изразцовая печь в углу, черно-красные мозаичные полы. На полках вдоль стен примостились старинные самовары, деревянные колеса, прялки и даже валенки. Оказываясь здесь, я всегда ощущала, что попала в старую, волшебную сказку. А может, мне так казалось, потому что душа пела и хотелось поверить в самые необыкновенные и удивительные чудеса.
  Лифт быстро доставил на нужный этаж, и я, подойдя к квартире, приложила руку к панели замка. С тихим шелестом устройство идентифицировало папиллярный рисунок и двери открылись. В прихожей зажегся неяркий свет, приветствуя хозяйку, в остальном же, в квартире царила тишина. Странно, неужели консьерж напутал и обознался, хотя с роботами этой модификации такого просто не может произойти. Их сенсоры направлены на дистанционное сканирование сетчатки глаза.
  Скинув форменные сапоги, всунула ноги в мягкие домашние тапочки и блаженно вздохнула, мне даже померещился стон. Стоп. Стон действительно был, потому что он повторился и принадлежал явно не мне. Это был нормальный такой мужской стон. Денис? Прислушалась. Снова сдавленно застонали. Боже! Ему плохо! Его пытают! Паника накатила приливной волной и я сорвалась с места. Завернув за угол, обнаружила закрытую дверь нашей спальни. Мы с Дэном ее никогда не закрывали.
  Точно! У него хотят выведать какой-нибудь военный секрет, они специально подгадали такое время, когда меня не будет дома и напали. Держись, милый! Я сейчас! Скинув тапочки, я на цыпочках прокралась на кухню и вооружившись огромным кухонным ножом бесшумной тенью рванула к спальне. Дотронулась до сенсорной ручки и дверь плавно отъехала в сторону.
  - Попались гад... - и тут я осеклась.
  На постели стонал Денис а между его ног сидела голая девица, вобрав в рот его член. Чавканье, которое она издавала при этом было крайне неприличным... Увидев меня с ножом в руке, глаза Дениса округлились от ужаса, он как-то неловко дернулся. Видимо, страх спровоцировал скорейшее окончание разыгравшейся передо мной сцены и Дэн кончил, выгнувшись и простонав: 'Ааааляяя...'. Девица, не ожидавшая такой спонтанной разрядки, подавилась и закашлялась. А я... Я... У меня опустились руки и нож упал на пол.
  В голове царил хаос. Что же говорят в таких случаях? До меня все никак не доходило, что мой любимый, мужчина, которому я принадлежала вся без остатка, которому я верила мог вот так просто меня обманывать. Глупо. Как же глупо все вышло. Денис первый вышел из ступора, попытавшись оттолкнуть девицу, захлебывающуюся кашлем. Ее лицо покраснело, а тушь черными потоками вместе со слезами текла по щекам. 'Дешевая, - подумала я, увидев разводы, - как и ее любовь.' Молча развернулась и ушла на кухню.
  - Аленький, я все объясню, - побежал за мной Денис, на ходу напяливая на себя штаны.
  Войдя на кухню, первым делом, рванула на себя рамы, распахивая окно настежь. Удушающий запах чужого секса жег мне легкие, лишая возможности дышать. Порыв ветра откинул назад непослушные, выбившиеся из косы пряди и приятно освежил разгоряченное лицо. Я взглянула на небо. Небо, оно всегда меня манило, притягивало. Я грезила полетами, я мечтала летать всегда, сколько себя помнила. И учиться в летную школу пошла, чтобы стать хоть на шаг ближе к своей мечте. Почему же за последний год я ни разу не смотрела на него, ни в дневную синь, освещенную солнцем, ни на нахмуренные облака, даже свои любимые звезды я не замечала вот уже год. Что произошло? Денис затмил для меня весь мир, отодвинув мечту. Нет. Задвинув ее в далекий чулан, как что-то ненужное и неважное, оставив взамен лишь себя. Ради него я жила, вокруг него вертелся весь мир, даже этот ненавистный конкурс я выиграла ради него. И что получила? Оперлась на подоконник, вдыхая свежий воздух.
  - Что ты задумала? - Денис рванулся вперед и обняв меня за талию отодвинул от окна, прикрывая рамы, - не смей, слышишь?
  - Что? - до меня упрямо не доходил смысл его действий.
  - Я не отпущу тебя! Ты должна жить!
  'О чем это он?' - судорожно размышляла я.
  - Ты подумал, что я хочу трагически завершить свой жизненный путь от неразделенной любви? - озарило меня.
  Озадаченное лицо Дениса, на котором прочесть мою правоту не составило труда, рассмешило меня и по кухне разнесся мой заливистый смех. Я смеялась так, что из глаз полились слезы. Всхлипывая, вытирала их рукавом парадного кителя, снова смотрела на Дениса, явно сомневающегося в моей вменяемости, и снова смеялась. Только минуты через две смогла отдышаться и выдавить из себя:
  - Истархов, окно открой. Не собираюсь я бросаться с семьдесят четвертого этажа.
  - Да ты почти вылезла в него! - прошипел Дэн.
  - Только потому, что твоим развратом провоняла вся квартира, - спокойно ответила я, и оттолкнув его плечом, заказала у кухонного автомата с напитками ромашкового чая.
  Повернувшись, увидела застывшего Дениса. Он сглотнул и прошептал:
  - Раньше тебя не раздражал мой запах.
  - Так своё, оно не пахнет, Истархов, - улыбнулась я, - а ты с сегодняшнего дня и до скончания времен больше не мое.
  - Аля... - он нервничал. Он всегда натирал костяшки пальцев, когда нервничал, - позволь мне объяснить.
  В этот момент на кухню выплыла пассия Дениса. Лицо вошедшей показалось мне смутно знакомым. Кажется, я видела ее в летной школе. Девушка училась на курс младше и Дэн преподавал у них космическую навигацию.
  - Здравствуйте, - девица оказалась еще и вежливой, - меня зовут...
  - Не люблю перегружать память лишней информацией, - откровенно нетактично перебила ее я, поворачиваясь спиной к вошедшей и давая понять, что разговор закончен и она здесь явно лишняя.
  - Я позвоню тебе, любимый, - обиженно всхлипнула 'наша гостья' и выпорхнула из кухни, а судя по щелкнувшей в прихожей двери, и из квартиры тоже.
  - Она позвонит тебе, любимый, - на всякий случай перевела я слова девушки Денису, который снова подозрительно застыл.
  Пискнул автомат с напитками и за стеклом появилась дымящаяся чашка. Проходя мимо соляного столба Дениса помахала у него перед глазами ладошкой.
  - Э-ээээй! Отомри! - скомандовала я, доставая вожделенный напиток, - кто-то грозился рассказать, как непослушный, самостоятельный член в обход хозяина нагло прыгает в чужие рты.
  Усевшись за стол, с наслаждением отхлебнула ароматного чая. Прикрыв глаза, я чувствовала, как приятное тепло стекает по пищеводу, словно размораживая меня изнутри. Нет, все произошедшее до сих пор казалось мне халтурно-снятым фильмом, где события происходят с кем угодно, но только не со мной, Алькой Верник. Потому что со мной такого произойти точно не могло. Еще утром Денис шептал слова любви, обнимал, целовал, желал удачи и всего через несколько часов я застаю...
  Рядом скрипнул отодвигаясь стул. Не открывая глаз, почувствовала, как Денис присел рядом.
  - Алька... Аленький... - начал он, накрывая мою руку, свободно лежащую на столе, своей. Я дернулась, словно до меня дотронулась ядовитая змея.
  - Не смей называть меня 'Аленький', Истархов! - распахнула глаза и грозно посмотрела на него.
  - Хорошо, - выдохнул он и весь как-то сдулся, плечи поникли, руки опустились, - Аля, на дворе двадцать пятый век, верность уже давно стала устаревшим понятием. Ну, что такого страшного произошло? Ну позабавился я с симпатичной девочкой, но люблю то я только тебя!
  - Истархов, - меня аж перекосило от накатившей брезгливости, - ты, вот сейчас, говоришь серьезно? Ты правда так думаешь или тебе просто нечего сказать?
  - Я мужчина, Аля, - он как будто не заметил моей реакции и продолжал, - а мужчинам свойственны некоторые вольности, более того - они для мужчин нормальны. Ты слишком неопытна и скованна в постели, и закономерно, что я искал на стороне определенного разнообразия.
  - Раскрепощенности искал? - прошипела я сквозь зубы.
  - Да, - на автомате подтвердил Денис, а потом взглянул на меня и задумался, - неужели перестало действовать? Ну да... Уже ведь год прошел.
  Его последний вопрос был мне непонятен, да и не относился он ко мне. Словно Денис спрашивал сам себя. Поэтому я насторожилась и решила уточнить:
  - Что именно перестало действовать?
  - А? Что? - встрепенулся Дэн, но быстро взял себя в руки, - не бери в голову. Так... Ерунда одна...
  - Истархов, расскажи мне все по-хорошему. Сам, - тихо предупредила я, - что именно перестало действовать?
  - Аля, поверь, это не относится к тому, что сегодня произошло.
  - Верю. Но это относится к моей реакции, на то, что произошло, не так ли?
  - Ну... - рассмеялся он, а я заскрипела зубами от злости, - неужели ты веришь в сказки и во всю эту волшебную чушь?
  И тут в моей голове всплыл наш шуточный разговор с Хуней и пазл сложился.
  - Приворотное зелье? - выпалила я.
  - Откуда...- начал было он, но продолжил, - не говори глупости...
  - Истархов, если ты не признаешься сам, то я завтра же пойду и сдамся в медлабораторию профессору Крупсу, чтобы он выяснил какое посторонее вещество или его остаточные компоненты годичной давности содержатся в моей крови и с какой целью они туда попали. Наш эскулап очень любит работать с соединениями, оказывающими на человека психологическое воздействие, подавляющими его волю или принуждающими совершать что-то ему не свойственное, - начала я тихо, а под конец моей гневной речи уже просто орала на Дэна, - ты, видимо, слишком увлекся своей навигацией и плохо изучил действующее законодательство. Так вот, использование таких препаратов на Земле карается пятилетними принудительными работами на благо Отечества. Расскажешь честно или я иду к Крупсу?
  - Расскажу, - обреченно вздохнул Дэн, - все началось с шутки. Ты ходила по школе, вся такая гордая, неприступная, желанная для каждого и в то же время ничья. Ты даже не замечала, как облизываются все мужчины, провожая тебя взглядом. Красивых женщин, их много, Аль, а такая, как ты - одна. И я хотел тебя, хотел так сильно, что порой видел во сне, как мы...
  - Денис! - крикнула я на него. На самом деле, очень хотелось ударить, сделать больно, сделать гораздо больнее, чем сделали сегодня мне. А каждое слово Истархова словно нож впивалось в меня. Как же дико больно, когда тебя предают. А предательство дорогого человека в сто крат больнее.
  - Как-то субботним вечером, за кружкой пива и не только, в нашем любимом баре собрались я и еще несколько офицеров нашей школы, разговор зашел о тебе, о неприступной Альке Верник. К тому моменту мы изрядно набрались и поспорили, что я смогу тебя охмурить и ты станешь моей, что я завоюю тебя в течении месяца. - Мои ладони под столом непроизвольно сжались в кулаки, - только утром, Аля, я осознал, как сглупил. А через неделю, когда ты отвергла три моих приглашения, наступило отчаяние. Ты даже не соблазнилась свободным полетом на учебном истребителе вокруг планеты, а я целый день потратил, чтобы все организовать. Тогда, потеряв всякую надежду завоевать тебя честно, отправился в Лунгород на черную барахолку и приобрел то приворотное зелье у какого-то шамана с Тсуры, а на следующий день в столовой капнул несколько капель в твой стакан с соком.
  - Это тогда, когда после экзамена ты сидел рядом и держал меня за руку, объясняя промахи курсантов в полете? - осенило меня. Тогда я сидела в столовой, пила сок и недоумевала, почему я всегда отталкивала этого милого и прекрасного мужчину, как я могла не заметить его ума, красоты, учтивости, а оказывается - это были вовсе не мои мысли.
  - Да, - он вновь попытался найти под столом мою руку, но я упрямо одернула ее, - в тот вечер, ты первый раз пошла со мной на свидание. Помнишь, Алень... Аля. Как нам тогда было весело? Мы катались на каруселях, ели мороженное и я выиграл для тебя в тире твоего любимого мягкого тигра. И хотя в тот день между нами больше ничего не произошло, домой я летел на крыльях и никак не мог поверить, что ты была со мной.
  - Что же случилось потом, Денис? Твое счастье было недолгим?
  - Да, Аля! Да! Эйфория схлынула так быстро, что я и оглянуться не успел. Ты была так близко и так далеко одновременно! Ты была со мной, ты говорила со мной, спала со мной... Но это была не ты, Аля! Это была живая кукла! Это было чертово зелье! От выигрыша я отказался, потому что всего лишь раз побыв с тобой, я понял - ты мой наркотик. Я хотел тебе рассказать... Хотел во всем признаться, прекратить все это, но я не нашел в себе сил... Приходил домой, видел твои глаза и... не мог в них смотреть! Не мог! Сначала начал задерживаться, прикрываясь работой, одно время выпивал, но возвращался к тебе, я всегда полз к тебе, Алька, потому что без тебя было в сотню раз хуже! Парадокс! Видеть тебя не мог, а не видеть не мог еще больше. Я страдал! Никак не мог вырваться из этого замкнутого круга, а потом появились другие женщины, которые, пусть мимолетно, но дарили подлинные чувства. Чееееерт!!! Аля!!! Но сколько бы их ни было, на их месте я все время представлял тебя!!! Я возвращался к тебе, как побитая собака, и падал в ноги. Я готов был скулить, вымаливая твою улыбку... И эта твоя Фархунда, она всегда смотрела на меня, словно видела насквозь, всегда в чем-то подозревала! Да, она ведьма!
  - Не тронь Хуню, Истархов. В отличии от тебя, она меня не предавала, - устало ответила ему я. Было мерзко, хотелось забраться в душ и тереть себя мочалкой до тех пор, пока вся грязь, что сегодня на меня налипла, не смоется. Но тело отмыть гораздо проще, а вот душу... С душей сложнее..
  - Я люблю тебя, Аля... - Простонал Дэн, - я так тебя люблю, что это чувство выжигает меня! Мне больно от этого чувства, Аля!
  - Я! Я! Я! Мне! Истархов, а как же я? А мне не больно? Я верила, что на самом деле люблю тебя, а все оказалось призрачной дымкой. Ты даже совершив этот гнусный поступок, предавал меня снова и снова. Ты украл у меня целый год жизни, заменив его уродливой пародией на чувства. Ты чуть не украл у меня мечту... И это ты называешь любовью? Ты эгоистичный, жалкий и трусливый, Истархов. Видеть тебя не хочу.
  Я поднялась, Дэн вскочил вслед за мной.
  - Аленький! Прости... Прости меня... Не смогу без тебя!
  - Стоять! - заорала я, когда он попытался обнять меня, и выплеснула ему в лицо остатки уже остывшего чая, - какой же ты... козел, капитан Истархов. И запомни, в ВЗА не будет больше Дениса и Али, теперь везде и всегда будут только капитан Истархов и кадет Верник!
  - Ты прошла... - прошептал он.
  - Да, я прошла! Я прошла ради тебя, Дэн, ради нашей любви... А ее никогда и не было...
  - Аля...
  - Исполни хотя бы последнее мое желание - не выходи из кухни пока я буду собирать вещи. Видеть тебя не могу. Противно.
  Денис Истархов, моя первая, теперь уже бывшая любовь, так и остался сидеть на кухне нашей съемной квартиры, в лживом, придуманном мирке. Он не вышел пока я швыряла в большую спортивную сумку свои вещи, не вышел пока я обувала сапоги в прихожей, не вышел, когда я стирала свои данные из программы входного замка. И правильно сделал, потому что его больше нет в моей жизни, в моих мыслях и в моей душе. Только почему же так холодно и пусто, почему так хочется сжаться в комочек и скулить от горя и потери...
  Я вошла в лифт, оставляя за спиной прочитанную страницу своей жизни, впереди меня ожидает еще много, много других страниц, и какими они окажутся зависит только от меня. Сквозь прозрачные стены лифта я видела небо, его синь манила, звала и вселяла надежду... Еще совсем немного и прежняя бесшабашная Алька Верник вернется, вот поплачет на плече лучшей подруги и вернется, окончательно и бесповоротно.
  
  Глава 2
  
  Дом Хуни отличался от множества типовых небоскребов вокруг - невысокий особнячок, квартир на пятьсот, не более сорока этажей, оформленный в стиле доброго староанглийского классицизма. Здание строгое и какое-то излишне чопорное, от окон с белыми ставнями до муляжей каминных труб на покрытой черепицей крыше. Обязательный палисадничек огорожен тщательно подстриженной живой изгородью. Даже вместо консьержа здесь был самый настоящий дворецкий, одетый в камзол, чулки и панталоны. Андроида Томаса я недолюбливала за его излишний педантизм, показное высокомерие и вредность. Если бы не увидела воочию, никогда бы не поверила, что робот может быть таким... Шутка программиста. В последнее время стало модным наделять андроидов определенными чертами характера, как хорошими, так и плохими, очеловечивать, как писала об этом пресса. Наш Степан Емельянович мне очень нравился, но Томас...
  Настроение итак было ниже плинтуса, невыплаканные слезы душили, а безмерная горечь рвала сердце на части. При виде Томаса, вытянувшегося по струнке перед резными белоснежными дверями, мое состояние не улучшилось.
  - Леди, - медленно произнес робот, глядя сквозь меня, - чем могу быть полезен?
  - Ничем, - буркнула я, пытаясь обойти дворецкого по дуге. Не тут то было.
  - Леди Ткхшшшарсинсит, сейчас не принимают, - он попытался заступить мне дорогу. Надо же, и фамилию Хунькину не исковеркал.
  - Меня примут, - я почти проскочила в холл, но была схвачена за рукав форменного кителя.
  - Постойте, юная леди, - андроид закатил глаза и я поняла, что попала. Томас готовился к очередной лекции по этикету, перестраиваясь на преподавательский тон, - попав в приличный дом, вы должны вести себя как леди и поступать соответствующе...
  - Томас, миленький, - взмолилась я, выдергивая китель из цепких пальцев робота, - я тебя потом выслушаю, даже три раза...
  - Повторюсь вновь, ваша подруга занята и принять вас не может, - но я, подхватив упавшую сумку, уже неслась к лифту. Дворецкий рванул за мной.
  - Леди, остановитесь! У вас нестабильное эмоциональное состояние! Вы нуждаетесь в нравоучительной, успокаивающей беседе.
  - Да пошел ты, болванка биомассовая... - проворчала я, с удовольствием нажимая на панель. Двери закрылись, а андроид все еще размахивал руками где-то внизу.
  - Куда катится современная молодежь! Никакого воспитания! Никакого уважения к старшим! - донеслось до меня. Тоже мне старший! Да его от силы лет двенадцать назад собрали.
  Однако, моя стычка с занудой стилизованным под местные интерьеры отвлекла и помогла немного прийти в себя. Когда я прикладывала ладонь к сенсорной панели Хунькиной квартиры, сердце уже не выпрыгивало из груди, а просто билось чуть быстрее обычного. Все-таки не каждый день вас бросает любимый.
  - Ее Величество занято королевскими делами и не может отвлекаться на пустые разговоры. Если вы считаете, что достойны аудиенции у Ее Величества - ждите, - пропела дверь.
  В прежние времена Хунин юмор вызывал у меня улыбку, но не сейчас. Сейчас он меня бесил! И я сделала то, что на моем месте сделал бы каждый, вне зависимости от века в котором живет - я пнула эту чертову дверь и кажется сломала ее. Потому что фраза, которую повторял интер-привратник мелодичным женским голосом изменилась и звучала басом примерно так:
  - ... зааааняутоу коооороулеускиумиу деееулаумиу...ждииуте...
  - Да что ж такое! У кого там лицо под неприятности заточено? - распахнулась дверь и я увидела всклокоченную Хуню, спешно запахивающую халат. Я ее увидела и вот именно сейчас меня прорвало. Глаза защипало и по щекам покатились слезы.
  - Хууууняяя... - я всхлипнула, бросившись на шею подруги.
  - Алька! - выдохнула леди Ткхшшшарсинсит и обняла меня, проводя в свои апартаменты, - Что случилось?
  Но ответить я не могла. Рыдания просто рвались из груди, а внутри была такая пустота, что, казалось, ее ничто не сможет заполнить.
  - Верник, - сурово начала Фархунда, проведя меня в гостиную и усадив в мягкое кресло, - я тебя никогда такой не видела! Колись, что стряслось за эти полчаса? Колись, не то хуже будет!
  Рука сама потянулась к нагрудному кармашку, я достала платок и всхлипнула. Если бы Хунька стала меня успокаивать, то, возможно, у меня началась бы истерика, но строгий тон школьной училки отрезвил.
  - Феклуша, - позвала подруга, - у нас гости. Неси коньяку, мой мальчик. Да лимончик порежь и чего еще... колбаски там разной.
  Домашний андроид Хуни, Феокл, вышел почему-то из спальни. Одет он был в лучших традициях минимализма. Кроме небольшого полотенца, прикрывающего узкой полоской его чресла и ярких желто-красных веселеньких носочков на подтяжках на нем не наблюдалось ничего. Феокл - андроид улучшенной комплектации, с кучей полезных и бесполезных функций, знаний и умений, модели Грек-2427, обычно облачался в белоснежную тогу, скрывающую его бронзовое, атлетическое тело, и сандалии, сплетенные из тонких кожаных ремешков. Красота этого человекоподобного робота поражала своим совершенством. Все в Феклуше было прекрасным. Его бархатный голос, фигура Аполлона, копна золотых волос и синие, как озера, глаза стали предметом зависти почти всех Хуниных знакомых, ну кроме меня, разумеется. Модель нового ультра современного домашнего робота хоть и обошлась Хуне в 'копеечку', зато все курсантки нашей летной школы томно вздыхали, когда этот греческий бог иногда встречал свою хозяйку у дверей альма-матер. С видом одного из основных богов греческого пантеона Феокл прошествовал на кухню, ворча под нос что-то в духе: 'Не царское это дело...'.
  - Поговори мне еще! - пригрозила Хуня, - живо батарейки повыкручиваю!
  - Он же... он же... он же... - пыталась сказать я, подавляя рваные вздохи после рыдания.
  - Голый, - подтвердила подруга, - ну а чем мы с ним занимались в спальне, как ты думаешь?
  Я подумала. Потом еще подумала и опять подумала. А потом, я наотрез отказалась верить в то, что надумал мой воспаленный мозг.
  - Вы там... - подняв удивленный взгляд на Хуню, поняла, что моя догадка верна, - он же робот!
  - Робот конечно, - усмехнулась она, - но с усовершенствованной функцией того самого. Ты не представляешь во сколько мне обходится ежемесячный апгрейд, но оно того стоит. Вибрация включается по команде, двадцать скоростных режимов. Да! Кстати, есть даже вибрация языка...
  - Прекрати! - взмолилась я, - это отвратительно!
  - Дурочка что ли? - удивилась Хуня, - это очень даже приятно. А главное удобно. Никаких тебе обязанностей, скандалов, отчетов. Агрегаты после использования ему лосьенчиком протер и он, как новенький.
  - Фууу, - скривилась я.
  - Он и сам может протереть, - пожала плечами подружка, - но мне нравится процесс. Во мне умер великий механик, как думаешь?
  В этот момент Феокл, нисколько не стесняясь своего фривольного вида, чинно вкатил небольшой столик, на котором уже стояли пузатые бокалы, огромная бутыль коньяка и тарелочки со всякой снедью. От смущения я опустила глаза. Заметив это, Хуня скомандовала:
  - Феклушенька, радость моя, фруктиков нам принеси и оденься! - а потом добавила, обращаясь уже ко мне, - ой не понимаю я тебя, Верник. Сама же сказала - робот он, а смущаешься, как будто перед тобой натуральный голый мужик ходит.
  - Ну он же мужик, - выдохнула я.
  - Он - не мужик! Он муляж! Заменитель пылесоса, кухонного комбайна, шофера, домработницы, того же самого мужика! Заменитель! Ты ж его пылесосом не называешь.
  - Потому что он не похож. - ответила я, - а секс - это очень интимно, а я вам помешала... а вы...
  - Стоп! Стоп! Стоп! Верник, очнись, - прервала меня Хуня, разливая по бокалам горячительное, - сейчас ты договоришься, что я себя извращенкой почувствую. Я, Аленька, нормальная, здоровая, одинокая женщина, без оформленных и неоформленных обязательств. И это нормально - иногда придаваться плотским утехам. И вообще, Верник, ты размышляешь, как девственница из тьмы веков, а сейчас двадцать пятый век на дворе. Календарь смотрела? Так вот! Секс сейчас - это даже не повод для знакомства.
  - Я против беспорядочных половых связей, - еще больше смущаясь выпалила я, а она почему-то рассмеялась.
  - А мои связи, Альк, очень порядочные, - продолжая ржать, доверительно поведала мне Хуня, - даже спиртосодержащим протертые. Держи!
  Она всунула мне в руку наполовину наполненный бокал, а в другую ломтик лимона.
  - А теперь живо! Залпом! Не чокаясь! - подавая пример, Фархунда опрокинула в себя огненную жидкость, скривилась и тут же закусила лимончиком, отчего скривилась еще больше и даже передернулась, - ну, чего ждешь-то?
  И я глотнула, и еще глотнула, а потом закашлялась и захрипела.
  - И секс тебя смущает, и пить ты не умеешь, - констатировала факт подруга, - пора браться за твое воспитание.
  Едва отдышавшись, я положила на язык ломтик лимона и блаженно зажмурилась. Приятное тепло разливалось по телу, делая его легким, как перышко. Голова совсем чуточку закружилась...
  - Хорошо? - усмехнулась подружка.
  - Определенно, да, - кивнула я.
  - Надо заполировать эффект, - протянула мне бутерброд с икрой Хуня и наполнила бокалы по новой. - Ну, за что пьем?
  - За верность! - выпалила я и первая опрокинула в себя бокал. Второй определенно пошел легче.
  - Хороший тост, - Хуня не спеша выпила и уставилась на меня, не мигая, - а сейчас может расскажешь, что у тебя произошло?
  После повторно влитой порции коньяка, истерика, как-то медленно, нехотя отступила. Я откусила большой кусок от густо намазанного янтарными икринками бутерброда и поняла, что жизнь сегодня не закончилась, она, наоборот, предоставила мне щедрую возможность исправить ошибки и начать все с чистого листа. Прикрыв глаза от удовольствия, ловила потрясающие ощущения от лопающихся на языке икринок. Все произошедшее уже не казалось мне таким мрачным. Нет, безусловно, это было омерзительно, подло и низко, но... как-то не трагично что ли. А ведь я любила Дэна... Нет, не так. Я ведь думала, что люблю этого чертова эгоиста Истархова! Получается, что Алька Верник тоже лгунья, потому что любовь не испаряется, как пролитая на мостовую в жаркий летний день вода.
  - А давай еще по одной! - предложила я, оторопевшей подруге, потирая ручонки.
  - Ты ли это? Куда ты дел мою скромную подругу, проклятый пришелец, захвативший ее тело? - и мы рассмеялись, потом хлопнули еще по одной и я, собравшись с духом рассказала...
  Слез больше не было, а каждое, сказанное мною слово, словно очищало изнутри, даря равновесие и спокойствие. Я выплеснула Хуне все свои горести, рассказав о безобразной картине, которую застала в нашей с Дэном спальне. Рассказала и о разговоре, о том, что изменял, что использовал, что спорил... А потом о приворотном зелье с Тсуры.
  - Я так и знала! - выпалила подруга, - вот чувствовало мое сердце - нечисто между вами. А это значит, что?
  - Что? - удивленно посмотрела на нее я.
  - Я ведьма! Самая настоящая, потомственная ведьма, как бабуля Сагадат! - моя скептическая ухмылка не омрачила ее настроения, - да мы с моим даром всю эту их инопланетную ВЗА на уши подымем.
  - Хунечка! - взмолилась я.
  - Никакой пощады тантурийцам! - в ее глазах мелькнул пьяный блеск, - моя завтрашняя поездка в Лунгород становится все более актуальной. Заодно и нейтрализатор тебе подыщу и амулет, защищающий от приворота. А то любовничек твой бывший тоже летит.
  - Летит, - поморщилась я, как от зубной боли.
  - Как говоришь ты влетела? 'Попались, гады' - орала? - Хуня накапала еще по половинке, а я обреченно кивнула, - еще по одной и все, нам еще в 'Пузатом боцмане' оторваться надо, напоследок. Чтоб запомнили.
  Я молча выпила, закусила лимончиком и с хрустом вгрызлась в сочное яблоко. Моя деятельная подруга места себе не находила. С Хуней случился такой прилив адреналина, что ее просто распирало.
  - Так говоришь подавилась она, закашлялась? - я вновь кивнула, молча откусывая очередной кусок яблока, а леди Ткхшшшарсинсит рассмеялась, опустившись на пол и схватившись за живот, - а представь, если бы она тоже испугалась, да прикусила... да челюсти бы у нее свело от ужаса... - Хуня подвывала от смеха, а из ее желтых глаз катились крупные слезинки, - Алька... да ему бы не один медбокс обратно не пришил бы!
  Я удивленно открыла рот, недонеся яблоко, потом представила картинку и тоже рассмеялась. Да, так бывает, старая страница моей прежней жизни перевернулась безвозвратно... и, пожалуй, относительно безболезненно.
  - Чего расселась, Верник? Как будто тебя кто-то здесь коньяком поит! Собирайся! У нас встреча а баре с ребятами, будем создавать свою коалицию по борьбе с инопланетными захватчиками!
  - Не все жители иных планет захватчики, Хуня, - возразила я подруге, - и давай как-то без членовредительства.
  - Так и быть, - покорно согласилась она, - члены я им оставлю, а вот об остальных частях тела - подумаю. Ты давай закусывай, Верник, вон как тебя развезло-то.
  И Хуня, напевая под нос древнюю, но снова ставшую популярной за время колонизации песню 'Отречемся от старого мира...', пошла вновь облачаться в парадную форму курсанта Высшей Летной Школы. А я... Я отчего-то предчувствовала, что проблем нам не избежать, но это меня не страшило, то ли от наивности и молодости, то ли от принятой дозы горячительного.
  
  Глава 3
  
  - Феклуша, включай режим 'трезвый водитель' и дуй за руль, - сказала, уже облаченная в парадную форму Хунька, вышагивая из спальни.
  Феокл, тоже переодевшийся в строгий костюм лилового цвета, с видом бога, сошедшего к смертным, с достоинством кивнул и направился к выходу из апартаментов леди Ткхшшшарсинсит.
  Стоять! - крикнула ему Хунька и андроид застыл на месте. А подруга подозрительно так посматривала, переводя взгляд с робота на меня и обратно.
  - Что ты задумала? - напряглась я.
  - Расслабься, - улыбнулась подруга, радужно так улыбнулась. От такой улыбки стало вдвойне неуютно и еще подозрительнее, - абсолютно ничего я не надумала. Я просто знаю, что тебя отвлечет от грустных мыслей, скрасит одиночество и заставит не думать о твоем блондинистом любовничке, пока я завтра тебе эликсир противодействия с барахолки не притараню.
  - Хуня, - взвыла я, строго смотря на этот генератор идей, - лучше честно признайся, что ты задумала!
  - Говорю же - ни-че-го! Вот ты неверующая, Верник! Нельзя быть такой с людьми, которые искренне хотят помочь, - надула хорошенькие губки подруга.
  - Знаю я... Твоя помощь, подпитываемая неуемным энтузиазмом, может вырасти до размеров весеннего цунами на Ганимеде.
  - Ничего глобального я не замышляла, - фыркнула Хунька, - всего лишь помочь хотела. Помнишь, что древние говорили - клин клином вышибают. Вот я и подумала, что мой Феклуша вполне мог бы помочь тебе забыть твоего распрекрасного.
  - Чтоооо-ооо? - взревела я, вскакивая с кресла, - да как тебе в голову такое пришло!!!!
  - А что? - захлопала своими желтыми глазищами Хунька, - он и словечки всякие ласковые знает, и вибрация, и...
  Видимо, что-то в моем взгляде заставило ее замолчать. Фархунда осеклась на полуслове, задумалась, а потом продолжила, как ни в чем не бывало:
  - Ну если Феклушу не хочешь, то тебе нужно обратиться а Центр обретения психической стабильности. Ну надо, Верник, надо. Вон ты какая взвинченная, на друзей бросаешься, подруг любимых пугаешь...
  - Неужели я настолько психически нестабильна, что ты даешь мне такие советы? - хотя, слова Хуни заставили меня задуматься.
  - Алька, ну ты же всегда спокойная, я в жизни не видела твоих слез, - в глазах подруги, я увидела искреннее беспокойство, - а сегодня... В общем, сходи, пожалуйста! А я успокоюсь.
  - Хунь, но там же... рассказать придется и вообще...
  - Там все анонимно и работают только андроиды, программа которых не позволяет и слова сказать о своих клиентах. Ты даже можешь не называть своего настоящего имени.
  - А ты откуда знаешь? - подозрительно глянула на в миг притихшую подругу.
  - Была, - как-то не хотя призналась она, - после неудачного романа с тем астерийцем, который прилетал к нам по обмену, и была. Помнишь?
  - Ратеши? Ратеши Тава? - опешила я, - он и ты?
  - Да, - тихо так призналась Хунька, - я влюбилась в этого синеволосого гада и, мне казалось, что он тоже меня любит. А потом, перед своим отлетом... - глаза Хуни наполнились слезами.
  - Я же не знала, - подойдя близко, обняла плачущую подругу, - я же ничего не знала...
  - Конечно не знала, - мягко отстранилась Хуня, - ты кроме своего Истархова больше никого тогда не видела, а мне, кроме тебя и рассказать было некому.
  - Прости меня, - прошептала я.
  - Да брось, Верник, - улыбнулась мне, уже взявшая себя в руки подруга, - что нас не убивает - делает сильнее. Конечно, каждой, а особенно влюбленной женщине, будет больно и обидно услышать то, что мне сказал Ратеши. 'Самочки Земли превосходны. Прилечу домой, заведу парочку похожих на тебя' - передразнила Хуня астерийца, тщательно копируя его акцент.
  - Вот гад! - возмутилась я.
  - Гад... Наверное... Менталитет у них такой, Алька, патриархальный. Женщина никто, их много и с их мнением не считаются вообще. Я потом уже разыскивала данные в научных статьях. Пыталась найти ответ на мучавший меня вопрос - почему он так поступил со мной. А оказалось, просто попользовался, не задумываясь о моих чувствах. Зато теперь у меня есть Феклуша, жаль, что в академии его придется отключить и сдать на хранение.
  - Дааа... Делааа... - протянула я, - все-таки мало мы знаем об особенностях жителей других планет и информации мало.
  - Мало, - согласилась Хуня, - а большая часть и без того скудной информации скрыта грифами секретно.
  - Значит будем втройне осторожны в этой их ВЗА!
  - Каждой инопланетной заднице по приключению! - глаза подруги полыхали жаждой мести, - запомнят Землян и станут с ними считаться всегда и везде!
  - Я с тобой, - просто ответила я и протянула руку подруге.
  - И я с тобой, - Хунька пожала протянутую ладонь, - осталось донести это до Стаса и Жорки.
  - На посошок? - я протянула ей бокал с коньяком.
  - За то, чтоб справедливость восторжествовала! - торжественно произнесла Фархунда.
  - За справедливость! - поддержала ее я.
  ********************************************************
  Феокл плавно посадил флайкар на стоянку перед нашим баром. 'Пузатый боцман' приветливо встретил нас неоновыми огнями вывески, нетрезвыми выкриками и доносившимися звуками громкой танцевальной музыки. Время было еще не позднее и ни разборок, ни потасовок, ни уличных выяснений отношений на пяточке перед заведением пока не наблюдалось. Даже сильно захмелевшие клиенты вели себя как-то по-философски тихо, задумчиво созерцая мир.
  В душном зале сновали проворные андроиды-официанточки, согласно программе кокетливо хихикая в ответ на сомнительные комплименты в их адрес, а за стойкой возвышался сам хозяин. Гарри, так его звали, вид имел колоритный и притягивающий взгляд. Огромного роста, с большим пивным животом и окладистой рыжей бородой, одетый в неизменную тельняшку времен промышленного судоходства, он возвышался над посетителями, следя внимательным цепким взглядом за порядком.
  - О-о-о-о! - заорал Гарри оглушающим басом, завидев нас, - Сто чертей мне в глотку! Алевтина! Фархунда! Мои славные матросики!
  И эта громадина выдвинулась из-за стойки, чтобы обнять притихших нас. Гарри всегда так делал, но после его медвежьих объятий ребра ломило нещадно. Матросиками он стал называть нас после нашего первого посещения 'Пузатого боцмана', аккурат на первом курсе. Именно здесь весь наш курс и отмечал посвящение в курсанты. Да... тогда все мы так посвятились, что на утро мало кто что помнил, но вот прозвище 'матросики Гарри' так и прилипло к нам с Хуней.
  Мгновение и с силой кузнечного пресса нас припечатало к толстым бокам хозяина бара, которого не смутил наш сдавленный писк.
  - Матросики, - орал он, - как же я рад! Первая пинта за счет заведения! К моим матросикам не приставать! Все слышали?!
  Рык разнесся, отражаясь от толстых деревянных балок, и заставил на короткое время стихнуть привычный здесь гул голосов. Гарри встрепенулся и направился к нашему любимому столику, скрытому в нише, практически неся нас за собой.
  - А ваши курсантики уже заждались, - продолжал он басить по дороге, - покушаете чего? Я вам такую скумбрию на гриле организую - языки попроглатываете!
  Тиски, в которых пребывали наши с Хуней тела, ослабли, давая нам возможность вздохнуть. Пока мы, как две выброшенные на берег рыбы, жадно хватали воздух широко раскрывая рты, Гарри продолжил:
  - Ну так как на счет скумбрии?
  - Положительно, - выдохнула первая отдышавшаяся я, - спасибо! И Гарри, еще по пинте твоего эля, фирменного.
  - Может сразу с рома начнете? С беленького? - хитро ухмыльнулся рыжий искуситель.
  - Ромом еду не запивают! С коньяка начали им же и закончим. Неси бутыль, Гарри! - отмерла Хунька, - а лучше две и лимончик не забудь. Еще за головорезами своими проследи, чтоб Феклушу моего не обидели на стоянке для флайкаров, как в прошлый раз.
  - Обидишь твоего Феклушеньку, как же, - хмыкнула гора в рыжую бороду, - да после того раза из-за твоего Феклуши я трех вышибал в ремонт и переборку отдавал.
  - Они сами полезли, - огрызнулась Хуня.
  - Программа у них такая, - развел руками-лопатами Гарри, - иначе колорит потеряется. Мои андроиды - прототипы вышибал и официанток подобных пабов прошлого, все здесь исторически правильно, поэтому и успех у заведения немалый.
  Владелец бара по-хозяйски любовно окинул взглядом свою вотчину и с гордостью расправил плечи.
  - У тебя чудесный бар, Гарри, - сказала я, - и ты чудесный.
  - Подхалимка, - весело хмыкнул гигант, - ладно, бегите уж. Вон как ваши-то на меня зыркают.
  Мы посмотрели в сторону столика и увидели напряженные лица Славки и Жоффрея. И тут 'нежным шлепком' Гарри придал нам ускорения. Секунда и мы стоим перед друзьями, всклокоченные, потирая горящие задницы.
  - Фуууух... - выдохнул Жоффрей, - яду... яду... думал вас раздавит этот боченок.
  - Яду! Яду! - привычно передразнил его Стас, - успеем умереть, поживем пока. Ну что, девчонки-мальчишки, вздрогнем за успех нашего предприятия?
  Все еще потирая филей, мы уселись на грубо сколоченные деревянные лавки. Почти сразу подошла блондинистая официанточка в форменном платьице с неприличным декольте и глядя в глаза Жоффрею томно мурлыкнула:
  - Ваш 'Ужин удачливого охотника'! - водрузив перед смущенным парнем порцию охотничьих колбасок.
  Перед Стасом поставили блюдо с хорошо прожаренным стейком, затем последовало четыре кружки эля, две бутылки коньяка, пузатые стаканы, нарезанный лимон, маслины, еще какие-то тарелочки. В заключении всего действа официантка улыбнулась и предупредила, что рыбка будет через минутку.
  - Ну и жа... Ну и жа... - начал было говорить Жорик.
  - Жала то я у нее и не заметил, - философски изрек Стас, а вот грудь зачетная, жаль, что на андроиде привинчена, а не сама выросла.
  - Ну и жаркие здесь официантки, - сказал все-таки Жорик.
  - Ну да, я так и сказал, - поддержал его друг, расставляя кружки с элем каждому, - ну, банда, за что выпьем?
  - Сначала за удачу, ну а потом - как пойдет, - откликнулась Хуня, нагло воруя кусок только что порезанной охотничьей колбаски из тарелки Жорки.
  - Наа-ааглеж, - почти пропел он, отодвигая блюдо от загребущих ручек Фархунды.
  - А в большой семье не щелкают, - миролюбиво подмигнула ему Хуня, отправив уворованное в рот.
  За удачу мы выпили, потом за успех, за нас, потом принесли рыбу и пошли уже патриотичные тосты, пили в основном за Землю и за смерть инопланетным оккупантам. В какой-то момент эль закончился, но это мало кто заметил, потому что все плавно перешли на коньяк под который все и случилось...
  - Мы, как единственные земляне в этой забытой нашими богами академии должны держаться вместе и помогать друг другу во что бы то не стало, - громким пьяным шепотом возвестила Хунька.
  - Ссоглассен, - так же пьяненько ответил ей Стас, а Жорик просто кивнул, потому что с полчаса он уже ничего не говорил, но на все доверительно кивал.
  - Мы должны создать свой тайный союз, - продолжала шептать Хунька.
  - А назовем мы его СЖАХ, - вдруг без запинки произнес Жорик.
  - Почему СЖАХ? - поднял брови Стасик.
  - Наверное аббревиатура по первым буквам наших имен, - предположила я.
  - Ага, - радостно согласился Жорка, - и мы как сжахнем по этим инопланетянам.
  - Да, - протянул Стас, - надо чаще ему наливать. Вон как заговорил.
  Жорка смутился и затих.
  - Я согласна на СЖАХ, - поддержала я скромного паренька.
  - Надо дать клятву и сделать тату, - влезла со своей неуемной жаждой деятельности Хунька. И самое обидное, в ту минуту никто не смог ей возразить.
  Мы соединили руки, поклялись друг другу в вечной дружбе и верности, а через пару часов на плече каждого из нас уже красовалось художественное тату, где над синими крыльями нашей Летной школы красовались четыре буквы - С.Ж.А.Х.
  Довольные собой и вечером в целом мы тепло попрощались. Стас пошатываясь поплелся провожать неместного Жорика, а я под шумок попыталась улизнуть от подозрительно серьезной Хуни. Я медленно отходила в сторону ближайшего телепорта, чтобы прыгнуть к родителям, но тут по всей стоянке для флайкаров разнеслось Хунькино:
  - Верник, стоять! Стоять - я тебе сказала! Ты мне обещала пойти в центр и я узнала адреса самых рейтинговых по отзывам, - Хунька орала и трясла в воздухе своим новеньким коммом.
  Что мне оставалось делать? Я тяжело вздохнула и поплелась к летуну, за штурвалом которого уже восседал невозмутимый Феокл.
  - На площадь Свободы, Феклуша. Центр 'Знойная Африка', - скомандовала Хуня, когда мы удобно разместились на задних мягких креслах флайкара.
  К слову сказать, уже триста лет Африка вовсе не была знойной. На всей поверхности этого континента господствовал ласковый субтропический климат, древние пустыни давно заросли густыми лесами, превратившись в тенистые приюты для заново искусственно выведенных видов животных.
  Площадь Свободы находилась в самом центре древнего города Пскова, недалеко от кремля. Псковский Кром взирал на нас оконными проемами на белокаменных стенах, гадая, что могло двум полупьяным девушкам понадобиться здесь ночью.
  Хуня за руку подвела меня к широким стеклянным дверям, которые тут же приветливо распахнулись. Над входом висела неброская табличка, на которой крупными черными буквами было написано 'Центр обретения психической стабильности 'Знойная Африка''.
  - Я туда с тобой не пойду, - как-то взволнованно начала Хуня. Она говорила со мной, как мать, провожающая свое чадо на войну - напутственно и нервно, - буду ждать тебя дома. Но Феклушу с летуном пришлю утром, так что о побеге даже не думай. Слышишь, Верник?
  Я кивнула. Слишком хорошо знает меня подруга и пресекла всяческие пути к отступлению.
  - Ну а постольку поскольку спокойно спать я все равно не смогу, пока смотаюсь в Лунгород. Так что твое противоядие будет ждать тебя по прилету, - продолжила она.
  - Ночь же на дворе! - прозвучала моя жалкая попытка возразить.
  - Барахолка явление постоянное, круглосуточное, - улыбнулась Фархунда и ненавязчиво подтолкнула меня ко входу.
  
  Глава 4.
  
  Ну я и вошла. Поднялась по блестящим мраморным ступеням парадной лестницы и оказалась в большом просторном зале. Слишком светло было вокруг и слишком чисто, стерильно чисто. Мне на встречу вышел старичок-андроид, сухонький, седой, облаченный в яркий расшитый восточный халат, больше напоминающий кимоно. Сложив перед собой ладони, он низко мне поклонился.
  - Приветствую тебя, дитя, в доме, где ты обретешь спокойствие и умиротворение. Поведай старому Ли Су о своих проблемах и я помогу избавиться от ощущения их бремени на твоих плечах.
  - Здравствуйте, - робко поприветствовала я старичка. С чего начать разговор даже не представляла и поэтому замялась.
  - Нам будет удобнее поговорить за чашкой восхитительного восточного чая, - поведал андроид и жестом пригласил меня следовать за ним.
  Мы оказались в уютной комнате, с мягкими диванами и низкими журнальными столиками. На светлых бежевых стенах развешаны панно, изображающие жизнь древних африканских племен и диких животных, маски, копья и другие предметы, неизвестного мне назначения. По углам стояли огромные керамические вазы и сосуды, расписанные затейливыми орнаментами.
  Я присела на краешек дивана, а старичок хлопнул в ладоши и в помещение тут же вбежало несколько девушек, одетых в разноцветные халатики. Порхая как яркая стайка бабочек они споро накрыли столик для чаепития и, разлив ароматный напиток по чашкам, удалились.
  Я вертела чашку с обжигающим напитком в руках и все еще не знала, как начать разговор и зачем я здесь, поэтому начала издалека...
  - Симпатично у вас тут. Только странно немного, стиль африканский, а администратор китаец, да и традиции явно восточные, - указала взглядом на чашку.
  - Ах, это! - рассмеялся мой собеседник, - дело в том, что совсем недавно мы были 'Жемчужиной востока'. Интерьер сменили под новое название, а персонал еще не успели модернизировать.
  - Так даже интереснее, - сказала я и снова ушла в себя, исчерпав эту тему разговора.
  - Ты смущена и растеряна, дитя мое, - старичок-адроид чинно присел напротив, - я помогу тебе начать разговор. Обычно, молодые красивые девушки обращаются в заведения подобные нашему тогда, когда их душевное спокойствие омрачено разлукой или ссорой с любимым.
  Услышав его слова, я вскинула взгляд и натолкнулась на лукавую усмешку.
  - Чаще приходят по мелочи, но бывают случаи серьезные, - продолжал между тем Ли Су, - например измена...
  Я вздрогнула, а коварный старичок снова усмехнулся.
  - Но на то мы и существуем, чтобы помочь всем, кто к нам обратился. Конечно, мы не альтруисты, наши услуги не дешевы, но, поверьте, они того стоят.
  О цене я совсем не подумала.
  - И какова же стоимость ваших услуг, любезный Ли Су?
  - Нашего агентства, - поправил меня этот хитрец, - нашего агентства, уважаемая госпожа. Ваш визит в эту обитель оплачен госпожой Ткхшшшарсинсит, поэтому для вас это не будет стоить ни одного галокредита.
  - Огласите весь спектр услуг вашего агентства, - набравшись смелости все-таки сказала я и отхлебнула чая, который оказался превосходным.
  - В вашем случае, госпожа... - Ли Су сделал паузу, - ведь вы не сказали, как называть вас.
  - И не скажу, - улыбнулась я, - пусть это останется тайной.
  - Хорошо, госпожа Тайна. Так вот, в вашем случае, чрезвычайно действенное средство это свидание с другим мужчиной.
  - Мужчиной-андроидом? - уточнила я.
  - Безусловно, - кивнул старичок, - в нашем каталоге более десяти тысяч масок различных политиков, звезд театра или кино, известных музыкантов. За небольшую дополнительную плату мы сможем создать образ по индивидуальному заказу.
  - Это что же, - удивленно воскликнула, - я смогу переспать с самим канцлером Земного Содружества?
  - Непременно, - согласно кивнул андроид, - этот образ пользуется неизменной популярностью у дам.
  Я скривилась. Дело в том, что канцлер был далеко не молод, толст и при произнесении очередной пафосной речи его лысина покрывалась бисеринками пота, которые он часто промакивал носовым платком. Ну и извращенки сюда захаживают!
  - А когда я выберу себе маску, что я смогу с ней делать? - спросила я.
  - Все что вашей душе угодно, - улыбнулся Ли Су, - любой каприз. Можете даже выпороть партнера.
  Мой удивленный взгляд был встречен понимающим и лукавым взглядом старика.
  - Понимаю, воспитанной даме непривычно это слышать, но многие люди предпочитают секс... - он замялся подбирая слова, - несколько отличающийся от принятых в обществе норм. Мы стараемся угодить каждому нашему клиенту. Хотите ознакомиться с каталогом?
  - Нет, не хочу. Хочу доплатить и создать новый образ.
  - Будем составлять словестный портрет или у вас есть его изображение? - оживился старичок.
  - Есть, - выдохнула я и потянулась за кулоном, в котором хранилась галопроекция Дэна.
  Одно нажатие и миниатюрная копия моего бывшего возлюбленного ходит между чашками по журнальному столику.
  - Симпатичный молодой человек, - констатировал Ли Су, - понадобится минут десять, для создания маски. Позвольте!
  Он протянул сухонькую, пожелтевшую ладошку и я послушно вложила в нее кулон.
  - Можете оставить себе, мне он больше не понадобится, - тихо сказала я.
  - Ваш партнер должен будет разыграть свою смерть? - вдруг спросил старичок.
  - Что? - до меня никак не доходил смысл его вопроса, - Смерть? Боже... Нет, конечно. Я не настолько кровожадна. Просто потихоньку избавляюсь от вещей, которые мне напоминают о моей ошибке.
  - Понимаю, - кивнул андроид, - пожелания еще будут?
  - Да, в дополнение к маске хочу, хочу еще бутылку коньяка и лимончик, тонко порезанный.
  - Но... Лечение лучше проводить на трезвую голову, - попытался предостеречь меня Ли Су.
  - Тогда я буду вынуждена отказаться от ваших услуг вообще и оставлю негативный отзыв в вашем инфоблоке.
  - Ну так бы сразу и сказали, что вам нужен коньяк, - как ни в чем не бывало сказал хитрый андроид, - пройдемте, госпожа Тайна. Ваша маска готова.
  Ли Су подвел меня к дверям, вновь сложил ладони у своей груди и поклонился.
  - Желаю вам обрести внутреннюю гармонию, госпожа Тайна. Наше агентство всегда радо вам помочь. Номер оплачен до 11.00.
  - Спасибо, - поблагодарила я старичка и вошла внутрь.
  
  Ну что сказать, логово порока и разврата выглядело, как логово порока и разврата. Почти все пространство занимала огромная кровать, застеленная ярко-алым покрывалом, на стенах гравюры, изображающие затейливо и задорно совокупляющихся людей. У монстрообразного лежбища стоит одинокий одноногий столик, на котором сиротливо примостилась стребованная мною бутылка коньяка, а рядом с нею блюдце с лимончиком. Да... Эдак у меня скоро аллергия на цитрусовые начнется. Нельзя же есть столько лимонов, ну честное слово! В целом, обстановка мне понравилась и настроила на нужный лад.
  Я с удовольствием потянулась, встав на носочки и расправив плечи до хруста. Потом присела на кровать и со стоном наслаждения скинула с себя форменные сапоги. И только я набулькала половинку пузатого бокальчика вожделенной жидкости, как дверь приоткрылась и зашел... умом я понимаю, что это не он, но все же - вошел Истархов, собственной персоной. В нем было все: и соломенная волнистая челка, и болотного цвета глаза, и фигура, и осанка, и даже разворот плеч. А вот на этом совпадения заканчивались. При ближайшем рассмотрении, стало понятно, что вошла копия Истархова, причем копия улучшенная, копия-бест, так сказать. Одет Истарховский дубль был отчего-то в одни не побоюсь этого слова - стринги, причем призывно красного цвета. Надо сказать, сам прототип никогда не питал страсти к ярким оттенкам своего нижнего белья, да и короче обычных боксеров ничего не носил. И правильно, я считаю, делал, ибо то, что скрывал алый атлас на теле незнакомца, превосходило Истарховское достоинство как минимум вдвое. На мускулатуру копии тоже не пожалели биомассы, у подлинника никогда не было такого ярко-выраженного кубизма в районе пресса. В общем, для женщины, которая провела рядом с Истарховым-изначальным год, все отличия были на лицо.
  - Здравствуйте, госпожа Тайна, - приятно поздоровалась голосом Истархова копия.
  - Здравствуйте, - улыбнулась я андроиду, - как вас зовут?
  - Как вам удобнее меня называть? - вот не люблю когда мне отвечают вопросом на вопрос. Бесит меня это!
  - Тогда на ты. Буду называть тебя Истархов-некст.
  - Почему некст? - озадачился оттиск с прототипа моего бывшего.
  - Потому что мне так удобнее, - рявкнула я и залпом осушила налитое, закусив лимоном. Точно наживу себе аллергию.
  - Что, госпожа Тайна, желает? Традиционную программу или есть предпочтения? - спросил Деня-некст.
  - А что ты умеешь делать? - решила полюбопытствовать я, наливая еще один бокал.
  - Я мастер орала! - гордо возвестил андроид.
  - Еще не хватало, чтобы на меня орали. Поорать я и сама мастерица, - посмотрев на робота, заметила его недоуменный взгляд. Там под светлыми кудрями явно не сходились какие-то важнейшие формулы базовой программы.
  - Ладно, - расщедрилась я, - расскажи тогда, как ты можешь развлечь даму.
  - Я знаю шестьсот восемьдесят три позы, я изучил всю Камасутру и прочие древние скрижали эротического характера, - начала перечислять эта недалекая копия Дэна.
  - Ты хочешь перечислить мне все шестьсот восемьдесят три позы или пересказать древние скрижали? - испугалась я, опрокидывая в себя очередной стакан. Рука сама потянулась к лимончику, но я усилием воли ее одернула. Аллергия не спит, а мне еще космос покорять.
  Взглянув на Истархова-некст, обнаружила, что их уже двое. Затрясла головой - Истарховы-некст соединились, перестала трясти - опять поползли в разные стороны. Дожилась, Верник! Сидишь тут, собираешься слушать, как тебе Истарховы шестьсот восемьдесят три позы Камасутры перечислять будут. Делать что ли нечего? Раздалось глупое хихиканье. Я прислушалась. Все стихло. Раздалось опять и снова, когда прислушалась - стихло. Спустя минуту, поняла, что эти тонкие, довольно противные звуки издаю я, когда думаю о своем собственном участии во всей этой глупой истории. А Истарховы тем временем снова разбежались в разные стороны.
  - Истарховы! - скомандовала я, - ну-ка, соберитесь быстренько!
  Но они почему-то меня не слушали, а продолжали недоуменно взирать. Оба. А я... Я обиделась. Потому что они должны выполнять все, что я прошу. Счет оплачен. Мне совсем не хочется, чтобы на меня орали, и про позы их дурацкие тоже слушать совсем не хочется...
  - Истарховы, - попросила я, - а спойте мне, пожалуйста.
  - Что? - ответили хором Истарховы. Точнее, ответил один, а рты открылись у обоих синхронно. Чудесааа...
  - Ну, спойте мне что-нибудь, - попыталась объяснить я этим непонятливым андроидам, - песенку там какую или частушки.
  - Это не предусмотрено заложенной в меня программой, - синхронно ответили Истарховы, но почему-то упорно продолжали маскироваться под одного, хотя я то явно видела - двое их! Двое!
  - Тогда станцуйте, - продолжала настаивать я на выполнении своей программы.
  - Какую фоновую музыку предпочитает госпожа? - раздалось мне в ответ.
  Знаем мы, поставят сейчас какие-нибудь заунывные напевы и начнут извиваться, сверкая тут передо мной своими красными лоскутками. Не надо нам порнухи... Хлопнула еще коньячку, потянулась за лимоном... И лимонов нам сегодня больше - не надо!
  - Истарховы, - предложила я, на мой дилетантский взгляд очень разумный компромисс, - а давайте так - я пою, а вы мне подпеваете и танцуете. Идет?
  - Как захочет госпожа Тайна, - поклонились мне нексты.
  - Главное песню задорную подобрать, - оживилась я, даже отставила в сторону очередной наполненный бокальчик, - тогда всем будет весело, да?
  - Да, - как-то совсем не весело, а с оттенком обреченности подтвердили Истарховы.
  - Тогда предлагаю американскую народную, ее все знают! - оскалилась я, как мне показалось, озорной улыбкой, - про пожилого труженика сельского хозяйства!
  Истарховы смотрели на меня с ужасом и полнейшим непониманием. Ну да ладно, что я, роботов песни не обучу?
  - Так! Приказываю вам танцевать и подпевать, повторяя за мной слова песни! - я вскочила на кровать, пошатнулась, упала и повторно вскакивать даже не пыталась. Ничего! Я и лежа им рукой подирежирую.
  Андроиды продолжали взирать на меня, как два барана, а я судорожно припоминала слова песни.
  - У старого МакДональда былааа ферма. Ияй, ияй, оу! - запела я, безжалостно перевирая мелодию, - И на своей ферме он держал цыплят. Ияй, ияй, оу! Цып-цып тут! Цып-цып там! Здесь цып, там цып, везде цып-цып!
  Я пела, к десятому куплету андроиды втянулись, даже попадали в мелодию и уж повторяющееся 'Ияй, ияй, оу!' подпевали с каким-то остервенением.
  - Задорнее, задорнее, мальчики! - кричала я, смеясь и продолжала куплет про новое животное.
  Думаю, старый Макдональд даже на картинках не видел тех животных, которые, судя по нашей с Истарховыми песне, водились на его ферме. А спустя полчаса в ход пошла уже фауна других планет.
  - У старого МакДональда былааа ферма. Ияй, ияй, оу! - голосила я, чувствуя, как безбожно слипаются глаза, - И на своей ферме он держал трекатов. Ияй, ияй, оу! Хыша-хыша тут! Хыша-хыша там! Здесь хыша, там хыша, везде хыша-хыша! А теперь сами, мальчики а я немного послушаю, а то голос охрип. Можете начать с цыплят заново!
  Я удобненько завалилась на мягкие подушки, на третьем куплете Истарховских завываний завернулась в покрывалко и меня сморил сон. Снился мне старый МакДональд, он укоризненно качал головой, а поверх его рабочего джинсового комбинезона на нем были одеты красные стринги.
  Утро наступило быстро и как-то... неожиданно. Первое, что я услышала было:
  - У старого МакДональда былааа ферма. Ияй, ияй, оу! - не пел, а скорее скрипел голос Истархова, - И на своей ферме лошадей он держал. Ияй, ияй, оу! Цок-цок тут! Цок-цок там! Здесь цок, там цок, игого!
  - Истархов, - простонала я, хватаясь за голову, - заткнись, пожалуйста! Достал ты со своим МакДональдом! И какой дурак тебя надоумил петь эту мерзость!
  Наступила блаженная тишина. Господи! Ну почему же так болит голова? В помещении пахло коньяком и лимоном. Мы что, с Истарховым пили вчера? Ничего не помню... Открывать глаза было трудно. Дневной свет впивался в глаза, заставляя мозг отзываться вспышками боли. Похмелье... не иначе... Хотя, может это аллергия на цитрусовые? Что-то смутно знакомое обрывочно промелькнуло в моей голове при воспоминании о цитрусовых. Кряхтя, села и осмотрелась. Я не понимала где нахожусь, и кровать, и комната оказались незнакомыми.
  Посреди комнаты, на фоне порнографических картинок стоял Истархов. Отчего-то он очень не по доброму на меня смотрел. Что я уже натворить успела?
  - Что это ты на себя напялил? - позитивно спросила добрая с утра я, - а в гульфик огурец подложил что ли? Вынимай! Будь скромнее и довольствуйся тем что природой дадено, - назидательно добавила я.
  После этой фразы, услышала, как часто задышал мой возлюбленный, прямо, как соседский кот, когда у него забирают флакон с валерьянкой.
  - Госпожа Тайна еще чего-нибудь желает? - сквозь зубы процедил Истархов.
  - Госпожа Тайна?.. - и тут я начала вспоминать... все! Я все вспомнила! И Истарховых-некстов тоже и несчастного МакДональда... Боже мой! Верник! Стыд-то какой! - Вы не могли бы принести мне аспирин или еще что-нибудь от похмелья? - проблеяла я.
  - Минуту, - андроид вышел из комнаты, аккуратно ее прикрыв, а вот потом, там в коридоре я услышала дикий, душераздирающий крик. Голос кричащего явно принадлежал моему экс-мужчине. Так мог кричать только доведенный до отчаянья.
  'Странно, - подумала я, - довести андроида невозможно, они четко действуют согласно написанной программе'. Как же я ошибалась. Через минуту передо мной поставили стакан с кристальной прозрачной жидкостью. Я залпом выпила содержимое, в голове начало проясняться, боль отступила и жизнь снова была прекрасна.
  - Спасибо! - мило улыбнулась я андроиду, а он скривился и у него нервно задергался глаз. Надо будет посмотреть на себя в зеркало, не может моя улыбка вызывать такую реакцию у мужчин. Ну, не может!
  - Госпожа Тайна желает еще чего-нибудь? - выдавил из себя Истархов в стрингах, - до окончания вашего сеанса остался один час и четыре минуты.
  - Нет, спасибо, - ответила я, - сеанс окончен и вы можете быть свободны.
  И тут случилось это... Все внешнее спокойствие с андроила слетело, красивую физиономию Дэна перекосило от ярости, руки робота дернулись в желании придушить ничего не понимающую меня, но видимо кое-какие настройки, основной из которых для искусственных интеллектов всегда оставалась - непричинение вреда человеку, остались, и он бессильно опустил их, продолжая трястись всем телом от злости.
  - Выыыы! - орал на меня ксерокс Истархова, - бабы!!!!! Сами не знаете, чего хотите! А когда вас бросят живые мужики, сюда бежите, выносить искусственные мозги!!!! И хотя до сегодняшнего дня, я считал это невозможным, но вам, госпожа Тайна, это отлично удалось! К чертям собачьим эту работу! Пойду добровольцем, на опыты в Лигу 'Люди против жестокого обращения с андроидами'! Только бы вас никогда не видеть!
  - А вы и правда мастер орала, - восхитилась я.
  - Тебя к нормальным высокоразвитым машинам на километр подпускать нельзя! - зашипел на меня мой э... 'партнер' и вышел, хлопнув дверью так, что я вздрогнула.
  Настроение отчего-то было сказочно-прекрасным, а слова андроида не расстроили, а скорее - вселили уверенность. Я улыбалась, когда умывалась, улыбалась, когда натягивала надоевшие форменные сапоги, я даже выходила из номера, мурлыкая под нос 'Ияй, ияй, оу!'. В холле меня встретил Ли Су.
  - Все ли вам у нас понравилось, госпожа Тайна? - поинтересовался старый пройдоха.
  - Определенно, - усмехнулась я, - коньяк качественный, персонал старательный, лимоны вот только... кислые.
  - Но они и должны быть кислыми, - озадачился Ли Су.
  - А я разве говорю, что они соленые? - удивленно уставилась я, на совершенно растерянного андроида. Больше он не сказал мне ни слова.
  Уже спускаясь по мраморной лестнице, услышала его слова, обращенные к кому-то из сотрудников.
  - Снимите ее галокопию и сделайте отпечаток ДНК-кода, поставьте оба параметра в черный список. Сегодня мы лишились лучшего работника. Я бы не хотел повторения.
  А на улице, облокотившись на флайкар и подставив симпатичную мордашку утреннему солнышку, меня ждал Феклуша.
  - Привет, радость Хунькина, - весело поздоровалась я.
  - Здравствуй, Алевтина, - подозрительно осторожно отозвался представитель греческого пантеона, - Фархунда велела отвести тебя к нам.
  - Так вези! - усмехнулась я, и, как только флайкар набрал высоту, заговорщицки прошептала, сидящему рядом андроиду, - споем?
  Летун резко вильнул в сторону, теряя курс. Мда... Я и забыла, как быстро передается информация между андроидами. Слава Богу, психика Феокла оказалась стабильнее, чем у копии Истархова. Хунькино воспитание! Флайкар выровнялся и мы плавно продолжили свой путь, правда уже молча.
  
  Глава 5
  
  'А он?', 'А ты?', 'Так и сказала?', 'Красные стринги?' - только и успевала вставлять вопросы подруга, между взрывами нашего совместного хохота, когда я ей рассказывала про свой поход в Центр 'Знойная Африка', он же 'Жемчужина Востока'. Я успела принять душ, переплести косу, облачиться в легкое цветастое платьице и теперь с удовольствием поглощала плюшки с заварным кремом и свежей малиной, доставленные из ближайшей кондитерской, запивая их ароматным какао.
  Надо сказать, нейтрализатор приворотного зелья Хуня все-таки достала, добыла, выгрызла у невезучего шамана с Тсуры, который в довесок к бесплатному зелью подарил ей еще и три флакона того самого приворотного с улучшенной магической формулой. Представляю, что еще он был готов отдать в ту минуту, лишь бы Фархунда от него отстала. Уж я то знаю! Абсолютно все. Противозелье я приняла, какого-то эффекта так и не дождалась, потому что, мои чувства к Истархову умерли еще вчера там на кухне нашего придуманного рая. Чувства умерли, да, но остался неприятный осадок, ощущение, что тебя использовали. Это, конечно, не тяготило, но и не позволяло забыть о случившемся.
  Кроме посещения лавки тсурийского шамана, Хуня посетила еще тысячу и один магазинчик и разжилась целым саквояжем магических амулетов, зелий, мазей на все случаи жизни. Спрашивать о назначении каждого предмета я, честно говоря, побоялась, а подруга не сказала, лишь коварно намекнула, что в свое время все сама узнаю.
  От Стаса к нам на коммы пришло сообщение, что он, как старший нашей группы, закрыл обходные листы и всю информацию переправил командованию. В окна заглядывало ласковое утреннее солнышко, согревая своим теплом. Настроение было радужным, а впереди нас ждали два дня отдыха.
  - Ну, не надумала на рыбалку махнуть? - спросила Хуня.
  - Нееет, - улыбнулась я, - пойду поговорю с родителями. Предупрежу, что блудная дочь возвращается в родную обитель на целый день.
  - Привет от меня передавай тете Зое и дяде Сергею, - крикнула Фархунда, скрываясь за дверью ванной комнаты.
  - Передам, - сказала я уже захлопнувшейся двери и набрала номер родителей.
  - Привет, ребенок, - услышала я голос своего отца прежде, чем появилось его голоизбражение.
  - Привет, па! - бодро начала я.
  - Что-то случилось, Аленька? - это с кухни пришла мама и ее голограмма, вытирающая руки о передник, присоединилась к отцу.
  - Ничего серьезного, - я улыбалась, глядя на родных людей, - просто я вас очень-очень люблю. Вот и все, что случилось серьезного.
  - А из несерьезного, что случилось? - нахмурилась мама.
  - Ну... Несколько вещей.
  - Ребенок, не томи, - вмешался папа, - огласи весь список.
  - Мы с Денисом расстались, я сегодня прилечу домой, завтра слетаю к бабушке Пелагее, а послезавтра я отбываю на учебу в Высшую Звездную Академию.
  - Ох, - мама опустилась на кресло, прижав руки к груди, - как же так, Аленька?
  - А мне этот Денис никогда не нравился, - произнес папа, - мутный он какой-то.
  - Да разве я про это? Рассталась и рассталась, дело молодое. А вот то, что ребенок улетит на другую планету... - и мама всхлипнула, закрыв лицо руками.
  - Ну, ну, Зоенька, - приобнял ее подошедший отец, - не разводи сырость. Алька у нас уже взрослая, самостоятельная. Гордиться такой дочерью надо. Твори пироги, а то ребенок голодный приедет.
  - Ой и правда. Что это я? - подскочила мама, - Аленька, доченька, мы тебя ждем - и я, и папа, и бабушка Таисья приедет у нее как раз симпозиум тут в Выборге.
  - А прабабушка где? - улыбнулась я.
  - А у прабабушки гастрольный тур по всем колониям Марса, боюсь до отлета не увидитесь.
  - Ничего. Я надиктую ей видео письмо перед отлетом. Не прощаюсь, скоро увидимся.
  - Ждем тебя, ребенок.
  Связь окончилась, а я все сидела и смотрела на комм, в груди разливалось безграничное тепло, нежность и радость от того, что скоро я увижу дорогих моему сердцу людей.
  - Передала? - вывела меня из ступора, вошедшая Хунька, вытирающая полотенцем черные, влажные волосы.
  - Забыла... - мне стало как-то неловко, - приеду домой - обязательно передам, сейчас новостей многовато было.
  - Да уж, новостей у тебя выше крыши, - усмехнулась она.
  - А может и ты к нам? Мама пироги печет, фирменные.
  - За пироги тети Зои можно Родину продать, но я не могу, Аль. Мама обещала приехать после обеда, давно не виделись.
  - Ну тогда и ты тете Саиде привет передавай, - улыбнулась я.
  - Я то передам! - одним своим тоном уличила меня во всех смертных грехах Хуня, - Кстати, я пока в Лунгороде была кое-что про нашего эльфа блондинистого узнала.
  - Что? - навострила я ушки.
  - Это эленмарец, планета их называется Эленмар... - начала Хуня.
  - Звездный дом... - конкретно ни к кому не обращаясь, произнесла я.
  - Что? - переспросила подруга.
  - Эленмар - звездный дом, элен - звезда, мар - дом, - отватила я.
  - Откуда ты знаешь? - глаза подруги округлились и стали, как два желтых солнца.
  - Все мое детство я таскалась за своей бабушкой Пелагеей, а она у меня кто? Правильно. Космический археолог! - констатировала факт я.
  - Но они же только на Земле копают... - растерянно протянула Хуня.
  - Не только. Просто засекречено все. Их группа и на Ганемеде копала, и на Тентуре, а на Земле два города. Один почти на Северном Полюсе, а второй вот у Японских островов. Они обследуют все города, которые строили апаньяр - это люди такие, которые самые первые были, их еще изначальными называют. Вот на их языке Эленмар и означает звездный дом.
  - Слушай, Альк, а может эти твои апаньяр и есть эленмарцы? - воскликнула Хуня.
  - Не думаю, - возразила я подруге, - апаньяр уже давно нет, хотя многие расы пользуются технологиями, оставшимися от них. Ну если, конечно, смогли разобраться, как пользоваться. Говорят, там как-то все не просто для понимания обычного человека. А эленмарцы входят в Коалицию. Хотя, судя по одинаковым словам в языке эленмарцев и апаньяр между ними есть много общего.
  - Дела... - протянула озадаченная подруга, - интересно-то как! Вот полетим и сами все выясним! На месте!
  - Конечно, - рассмеялась я, - до нас миллионы ученых выясняли, выясняли и не выяснили, а мы прилетим и тут же все разгадаем.
  - Так ведь дуракам везет, - подмигнула мне Хуня.
  - Может все-таки к нам? - спросила я, переводя разговор в мирное русло.
  - Нет, Аль, - покачала головой Хунька, - тебя Феклуша отвезет, а я маму буду ждать. Увидимся в Лунопорте.
  ****************************************************************
  Дом, милый дом, примостившийся на берегу тихого лесного озера, окруженный вековыми соснами встретил меня запахом пирогов, обычной суматохой и горячими объятиями родных. Мама, как всегда, пыталась впихнуть в меня сто двадцать три блюда домашнего вкусненького, папа старался выдать житейские рецепты на все случаи жизни, а бабушка Тая составляла список всего необходимого, что мне предстояло взять с собой. 'Необходимого' набиралось много, список едва поместился в объемный файл. Если бы я действительно взяла хотя бы половину из запланированного бабулей, мне, наверное, пришлось бы заказывать дополнительно багажную баржу. Белигор Сорг однозначно не обрадовался бы такому прицепу к 'Этилгейлу'.
  В итоге сумку я собирала по-спартански быстро, в нее уместился любимый летный комбинезон, несколько смен белья, голофото родных и близких и несколько дорогих сердцу мелочей, правда напоследок бабушка умудрилась все же всунуть выходное платье и туфли на 'шпильках'. Сверху кинула форму, чтобы переодеться перед отлетом. Больше не взяла ничего, всем необходимым нас должны обеспечить в ВЗА.
  - Ну зачем? - возмутилась я, - нам на месте выдадут все, что нужно.
  - Женщина всегда должна оставаться женщиной, - улыбнулась бабушка, - а скрывать красоту, которой одарила тебя природа - вообще преступление, Алевтина.
  - Спасибо, - я чмокнула в щеку бабулю Таю, которая, к слову сказать, выглядела не многим старше меня самой. Спорить с ней было совершенно бесполезно.
  Вечерние шашлыки, а потом традиционное чаепитие с маминым черносмородиновым вареньем и вот, наконец, солнце скрылось за верхушками деревьев. Белые ночи! Будет ли мне вас не хватать там, куда я лечу? Утомленная насыщенным днем, я засыпала в своей кровати, на которой спала с детства.
  Ранний подъем, скованное прощание, обещание встретиться на космодроме и вот я уже выхожу из центрального телепорта Тайбэя на Тайвани. Еще издали заприметила старенький белоснежный флайкар с черно-желтым логотипом 'АрхеоКосмос'. В детстве, название фирмы, где трудилась бабушка Пелагея, казалось мне волшебным, сама не знаю почему. Наверное, потому что, работу космоархеологов я считала увлекательной, ведь они сталкиваются с огромным количеством удивительных загадок истории. Прапрабабушка стояла у летуна и махала мне рукой.
  - Алюша, егоза моя, как же я рада тебя видеть! - крепко обнимая меня, сказала бабушка Пелагея.
  Двери флайкара поднялись вверх и из салона вышел огромный мужчина, ростом значительно больше двух метров. Его черная кожа, сплошь испещренная узорами ярко-зеленых татуировок, блестела на солнце, с ней ярко контрастировали синие глаза, под пристальным взглядом которых я на какое-то время почувствовала себя неуютно. Мне приходилось видеть представителей его расы по головизору. Этот народ именовали влаппи, родной планеты они не имели, да и не помнили, зато их колонии и поселения можно было встретить во многих местах Вселенной. Влаппи могли селиться в самых тяжелых климатических районах из-за своей природной выносливости и силы. Из них получались хорошие военные и наемники, а еще, они были чудесными хозяйственниками и администраторами, благодаря своей бережливости. Мужчина взъерошил огромной рукой короткий ежик зеленых волос на голове и улыбнулся, обнажая крепкие удлиненные резцы. Мамочки! Улыбка показалась мне поистине устрашающим оскалом.
  - Здравствуйте, - вспомнив о приличиях и отстранившись от бабушки, попыталась быть вежливой я.
  - Стравствуйте, шетера Айлевтина, - с каким-то мурлыкающе-шипящим акцентом ответил мне гигант, - Пейлакея Тшоновна много о вас рассказывала.
  - Познакомься, Аленька, - отмерла бабушка, - это наш завхоз, уважаемый Кета-уаси.
  - Очень приятно, - сказала я и кивнула. Подать руку такому громиле я побоялась.
  - Ну вот и славно, что мы все познакомились, - обрадовалась бабушка Пелагея, - сейчас Кета-уаси заберет партию тайваньского лосося для нужд лагеря и махнем домой на Йонагуни.
  Последующие полчаса, пока огромный завхоз решал разные проблемы, мы с бабулей тихо общались с салоне флайкара, сидя под освежающими струями прохладного кондиционированного воздуха. Я вяло упомянула о том, как обстоят дела у всех домашних, включая папину любимую рыбку скалярию Карлоса, а бабушка взахлеб рассказывала о новом открытии, которое они сделали, благодаря экспериментальной установке с Астерии.
Оценка: 7.96*17  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"