Райтер Кира Григорьевна: другие произведения.

Волосы Вероники или Занимательная ведьмология

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 3.05*4  Ваша оценка:

  КИРА РАЙТЕР
  ОднаКнопка
  ВОЛОСЫ ВЕРОНИКИ или ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ ВЕДЬМОЛОГИЯ
  
  
  Прошлогодняя мистерия
  
  
  
  
  
  
  ПРЕДИСЛОВИЕ.
  
  Все предисловия обычно пишутся после того, как книга закончена и поделать уже ничего нельзя. Они на фиг не нужны никому - только самому автору. А вот не надо было умничать ! Писать надо так, чтобы все было понятно без лишних слов. Даже если есть талант, плохо, когда он единственный ребенок в семье и воспитывается без сестры. А уж если его нету, тем более приходится переводить с русского на понятный.
  Да и где бы его нарыть - талант ? Гении рождаются редко, да оно и к лучшему. Луи Арагон по этому поводу весьма остроумно заметил : "Долг гениев - снабжать кретинов идеями через двадцать лет после своей смерти."
  Взаимоотношения человека с нечистой силой кто только не исследовал. Ну, и мы туда же. Все равно живем в такие времена, что дверь на ту сторону практически не закрывается. Так и хлопает, так и хлопает. Шастают туда - сюда толпами любопытные граждане. Приворачивают, отворачивают, порчу снимают - напускают. Особенности национальной магии в том и состоят, что сейчас это массовое увлечение - вроде экстремального спорта. Присоединяйтесь, спорт учебе - не помеха.
  Вот так я и думала, когда вознамерилась, особо не комплексуя, потревожить великие тени - Мефистофеля с Фаустом, Воланда с Мастером и многих других. Но не тут - то было... Занимательная ведьмология оказалась не таким уж безобидным занятием. И с рукописью, и с автором сразу начало происходить черте - что. А предложения от издателей были такого странного свойства, что я почувствовала себя не начинающим писателем, а публичной женщиной. И даже сомнения начали вкрадываться: а редакторы ли это звонили ? Злополучная рукопись потом и вовсе исчезла. Но ненадолго. Видимо, рукописи действительно не горят.
  Cейчас, перечитывая свой блудный роман, я вижу в нем много несовершенств. Сейчас я написала бы по - другому. Но и я уже совсем другая. Эта вода утекла. Поэтому оставим все, как есть. Так будет честно.
  Для себя я позиционирую это как роман в жанре новогодней елки. Рецепт простой : берем зеленое дерево простого сюжета и наряжаем его, как бог на душу, ритуальными фигурками, сновидениями, притчами, стишками самодельными. - всем, что найдется в Мамином сундуке. Именно так каждый год создается в доме артефакт новогодней елки. И заметьте : каждый раз получается красиво и по - новому. А для того, чтобы перейти виртуальный рубеж из прошлого в будущее, всего - то и нужно - напиться и крикнуть погромче : "елочка, зажгись !" Ерундовое вроде заклинание, а всегда срабатывает. Ни разу еще не бывало, чтобы новый год не наступил.
  Все совпадения случайны. А если кому - то что - то кажется, автор настоятельно рекомендует креститься. Нечистая сила, сами понимаете. Либо работать над собой, над улучшением своего светлого имиджа. Тогда и на зеркало не придется пенять за кривизну фейса.
  И вообще : чего пристали ? Не стреляйте в пианиста, он играет, как может.
  
  .
  
  Глава 1. ЖЕНСКИЙ ПОРТРЕТ В ШАПКЕ - НЕВИДИМКЕ.
  
  
  Спать Лукин не умел - он всегда дрых. Когда сильно уставал - храпел, а уставал он практически всегда. Лукин был представителем мужественной профессии дальнобойщиков. Идеальный муж, почти как капитан дальнего плавания. Дома она его видела редко, и только спящим. Слава богу, семнадцать лет назад Лукин успел между рейсами сделать свою копию - младшего Лукина, иначе непонятно, как бы она вообще узнавала мужа. Она смотрела, как он спит, и ее не покидало ощущение, что, случись ей увидеть благоверного идущим по улице с открытыми глазами, она бы прошла мимо.
  Она думала, что любит Лукиных. Они о ней вообще не думали. Внимание на нее обращали только тогда, когда хотели есть или не могли найти чистые носки. Так она понимала, что все - таки нужна им. когда они насыщались и носки свои находили, то тут же переставали не то, что замечать - вообще видеть ее. Они никогда не разговаривали с ней на какие - то отвлеченные темы, и постепенно она привыкла молчать. Она жила, как сказочный персонаж, в шапке - невидимке : ее никто не слышал и никто не видел. Она настолько овладела искусством маскировки, что ее не слышали и не видели не только дома, но и на работе, и вообще по жизни.
  На исполнение своих супружеских обязанностей Лукин тратил примерно столько же времени, как на чистку зубов. Убежденный в оздоровительном эффекте и той, и другой процедуры, ощущениями жены никогда не интересовался. Лукин был нормально функционирующим мужчиной, но функционировать предпочитал с отвязными веселыми подружками, которых в изобилии дарила ему трасса. Свою жену Веру он таковой не считал, и дома любил отдыхать вообще от всего, и от баб в том числе.
  Каково было его жене Вере вот так вот стариться, он не задумывался. Если бы она сняла свою шапку - невидимку... но шапка уже приросла к ней - и Лукиных это устраивало.
  Подруг у Веры тоже не было. То есть раньше они были, но вносили в дом шум, суету и инакомыслие - могли научить Веру ПЛОХОМУ. Лукин подруг не любил и был к ним неприветлив. Дома он появлялся редко, но визиты их настолько сурово пресекал, что довольно быстро отвадил вовсе.
  В дневное время Вера ходила на работу. Люди на работе делали карьеру, зарабатывали деньги, общались, в конце концов. А Вера Лукина ходила на работу. Работала она в хорошем месте - в налоговой инспекции, уже двадцать лет. Двадцать лет назад налоговая инспекция не была хорошим местом, а теперь стала хорошим. Но Вера Лукина в своей шапке - невидимке совершенно одинаково ходила туда - что двадцать лет назад, что сейчас.
  В молодости Вероника Аркадьевна Свиридова красавицей не была. То есть среди сверстников не считалась. Потому что быть красавицей и считаться красавицей - далеко не одно и то же. Она была высокой и статной, но тогда были в моде как раз маленькие и хрупкие, и она стеснялась своего крупного тела. Медлительная и величавая, странно выглядела среди шустрых сверстниц. И ее, как картину забытого художника, которая не вписывалась в музейную экспозицию, сунули в человеческий запасник. Где она и пылилась аж до двадцати восьми лет. Почему Коля Лукин сделал предложение именно ей, она так и не поняла. Но мама с папой так обрадовались, что она, не раздумывая, согласилась.
  Лукин ненадолго достал ее из запасника, с нее вытерли пыль, одели свадебное платье. Лукин даже растревожил в ней женскую похоть, и она удивилась, сколько ее... это была некая неупиваемая чаша. Но Лукину было на это плевать, он разбудил женщину и тут же напялил на нее шапку - невидимку. Имя Вероника муж посчитал фривольным, и стал звать ее Верой. Молодость и женская жизнь кончились, не успев начаться.
  В быту Лукин, сам не подозревая об этом, был древним греком. Греки делили всех женщин на три сорта : гетера - для изысканных наслаждений, наложница - для будничного секса, жена - для дома и детей. Ни в коем случае не путать! Жена должна была сидеть дома на женской половине и вести себя так, чтобы о ней нельзя было сказать ничего плохого и ничего хорошего - то есть быть незаметной .
  Понятия мужской верности у античных мужиков вообще не существовало. Но горе той эллинке, которую застукал муж! Такая женщина до конца дней лишалась права носить украшения, и не только законный муж, но и любой другой мужчина мог подойти и ударить ее прямо на улице. В храмы и общественные места ее больше не пускали, чтобы она не могла научить других - порядочных женщин - ПЛОХОМУ.
  Подруги, которые были раньше, часто говорили, что при таком муже сам бог велел гулять, жизнь - то одна... Но уж если даже Вероника не гуляла, а лежала в запаснике, покрываясь пылью, то Вере и вовсе было смешно ждать принца или коварного соблазнителя. Она привыкла стесняться своего крупного тела и кутала его в какие - то несуразные балахоны или бесформенные брюки. Тело поняло, чего от него хотят, и стало несуразным и бесформенным. А потом и вовсе последовала шапка - невидимка, и бесследно исчезли подруги, учившие ПЛОХОМУ...
  На работе уже лет десять считали, что ей осталось три года до пенсии, но звали ее, как дома, без отчества - Вера. На работе она тоже всегда молчала, а если отпрашивалась , то только в магазин или в больницу, и всегда ходила с большими сумками. Она приносила эти большие сумки домой и кидала их содержимое в ненасытное чрево холодильника. Но хозяйство вела, как ведут все невостребованные по ночам женщины - фригидно, без души. Готовила, но без выдумки, стирала, но даже чисто выстиранное белье ничем не пахло. Прибирала, когда видела, что грязно. Ее очень давно никто не гладил, даже по голове. Поэтому белье она тоже не гладила, просто складывала в шкаф - само отлежится.
  Так было не всегда. В первые годы брака она периодически пыталась напомнить мужу, что она тоже женщина. Он подумал, что ей стало известно о его невинных забавах на стороне. Коля Лукин сначала удивился, потом забеспокоился, а потом нашел способ поставить жену на место. Ему тяжело и неприятно было жить с чувством вины, и он нашел гениальный выход из положения. Он просто переложил свою вину на ее плечи, и жить сразу стало легко и приятно. А для того, чтобы Вере служба медом не казалась, он решил почаще критиковать ее и указывать на ее женские несовершенства.
  Сначала Вера почувствовала себя виноватой в том, что слишком медлительна. Потом прониклась чувством вины за то, что у нее слишком крупная фигура. Потом она уже чувствовала себя виноватой за каждые порванные колготки и вообще за каждый съеденный кусок. Чувство вины постепенно стало абсолютным и вообще беспричинным. Вера чувствовала себя виноватой за то, что она - это она. За то, что живет на свете, и тем обременяет своих домашних. Она была твердо убеждена в том, что глупа, некрасива и все делает не так. С тех пор манипулировать ей стало легче легкого.
  В такой ситуации резонно было поинтересоваться : а для чего муж продолжает жить с ней ? Но Вера боялась поднимать проклятые вопросы, потому что у нее была очень маленькая зарплата. Она боялась, что не сможет прокормить сына. Она догадывалась о регулярных изменах мужа, но решила подавить в себе гнев и обиду. Ценой неимоверных усилий ей это наконец удалось. Она тоже нашла гениальный выход из положения : она не жила, а терпела жизнь.
  В налоговой бытие кипело ключом, а она была лишней на этом празднике жизни. Даже взяток не брала, потому что ей никто и не предлагал. Зачем ей, все равно три года до пенсии...Зато когда нужно было пойти на квартиру описывать выморочное имущество, то послали Веру. А кого? Все остальные были заняты. И Вера пошла, вместе с участковым.
  Выморочным имуществом называется то, что остается после смерти совершенно одинокого и очень бедного человека. Когда нет наследников. Вера с участковым должны были описывать человеческое одиночество и нищету. И ужас при переходе в другое измерение, когда некому даже подержать тебя за руку, и некому попросить у тебя прощения, и некому отпустить из души на волю твои грехи. Единственной ценной вещью была икона Божьей Матери Нечаянная Радость, но участковый сразу же забрал ее, поэтому в опись ее не включили. После этого он сразу ушел - больше ему здесь делать было нечего. Сказал, что зайдет часа через два: опечатать помещение, а она уж тут пусть сама.
  Так она осталась одна. И начала один за другим открывать ящики комода, где лежало нижнее белье, чиненное - перечиненное, чулочки штопаные, кофты теплые, поеденные молью. В резной деревянной шкатулочке колечки дешевенькие, какие продаются в киосках "союзпечати". Даже старость, от которой нет спасения, даже вопиющая нищета не истребили тайной женственности покойной. В самом нижнем ящике Вера с удивлением обнаружила завернутую в вышитую салфетку толстую русую косу. Надо же, теперь такие косы у женщин и не вырастают . Косу она достала и волосы почему - то погладила, наверное, вспомнив, как давно ее саму никто не гладил по голове. Она закрыла глаза и представила, как это приятно, когда мужские пальцы нежно зарываются в твои волосы, а мужчина горячо и прерывисто дышит тебе в ушко. Почему - то вдруг закололо в руках: как мурашки, только больнее. Сначала кисти рук, а потом неясная боль поднялась выше локтя. Ей захотелось срочно помыть руки, но воды в кране не оказалось. Пока она искала воду, боль ушла куда - то в плечи и там рассосалась.
  Она вернулась в комнату и почувствовала, как там неуловимо что - то изменилось. Видно, за окнами начало темнеть, в комнате воцарился голубоватый полумрак, так что пришлось зажечь электричество. На комоде стояло обшарпанное зеркало, наверное, амальгама была вся исцарапана с обратной стороны. Поэтому предметы отражались в нем смутно и без деталей. В воздухе повис какой - то неуловимый шум : то ли где - то у соседей гудела вода в ржавых трубах, то ли еще что. В старых домах шумы накапливаются и включаются самопроизвольно, без участия человека. Вместо того, чтобы описывать имущество и вообще делать то, для чего она много лет ходила на работу, Вера, повинуясь неясному чувству, приладила косу вокруг головы и посмотрелась в зеркало. В ответ на это действие зеркало сразу прояснилось, словно его как следует протерли, а шум усилился. Вдобавок замигала одинокая лампочка под потолком. Замигала, но не погасла, а, напротив, засветила ровным ярким светом.
  - Ну, здравствуй, Вероника, - внезапно вырвалось у Веры Лукиной. Голос был чужой, низкий и глубокий, с чувственной хрипотцой. Для того, чтобы коса держалась на голове, Вере пришлось срочно выпрямить шею и расправить плечи. Так держали себя дамы прошлых столетий, вынужденные носить тяжелые сооружения из собственных волос. С появлением коротких стрижек женщины быстро избавились от величавой осанки своих прабабушек.
  Вера смотрелась в зеркало и пыталась вспомнить, когда она в последний раз так много времени посвящала этому занятию. Но вспомнить не смогла, потому что подходила к зеркалу на короткое время по утрам, а причесывалась все равно, не глядя. Глядеть давно было не на что, и причесывать особо нечего. А под шапкой - невидимкой и так сойдет.
  Сейчас она чувствовала себя так, словно встретилась с кем - то, давно забытым, после долгой разлуки. Это было свидание с собой. Шапка - невидимка наконец упала с головы, и Вера увидела толстую неопрятную старуху. Жидкие волосенки не спасала даже химическая завивка. Брови белесые кустиком, ясно видный второй и намечающийся третий подбородок. Глаза маленькие, а вместо век - невообразимые кожаные мешки. Носогубные складки выражали вселенскую скорбь. Никакой косметики, никаких украшений.
  Мелькнула спасительная мысль : "Не может быть, чтобы это была я..." Но фигушки, это была она. Она была похожа на печального клоуна, да еще с чужой косой на голове. Это был итог прожитых лет. Это лицо было несмываемым пятном, черной меткой нелюбимой и никому не нужной женщины.
  Вера почувствовала себя бессовестно обманутой и ограбленной. От обиды на жизнь, которая поступила с ней так цинично, она сделала еще одну вещь, которую не делала уже много лет : она сначала заплакала, а потом заревела. По- настоящему, от души.
  И странное дело: вместе с горючими слезами, словно нарисованное, сползало с нее лицо Веры, и проступало из - под него в зеркале лицо Вероники работы неизвестного художника. С картины, что так и пролежала в запаснике. Словно пришел реставратор и трепетной рукой смыл бездарную мазню со старого холста, да так и замер, взволнованный свиданием с незнакомкой.
  Так оцепенела перед зеркалом, отмытая от чужого имени и чужой жизни Вероника. Оцепенела и стояла так долго, не замечая, что сумрак в комнате стал сиреневым, из раскрытых ящиков комода сильно пахло вербеной, а шум усилился и стал похож на шум ветра в поле.
  Она стояла так, не мигая, очень долго, пока не стукнула дверь - это вернулся участковый. Дом сразу шум выключил, сумрак сиреневый спрятал, но запах - не успел. Замотанный участковый только спросил: "Духи, что ли, разлила? Закончила тут?" Очень удивился, когда узнал, что не закончила, и придется ему еще завтра приходить и печать снимать. И Вера - такой уж сегодня был день - опять сделала нечто такое, чего не делала много лет. Она соврала. Она не врала с незапамятных времен. Не потому, что была таким уж борцом за правду, а потому что никто и никогда у нее ни о чем не допытывался. Очень давно она не делала ничего такого, что стоило бы скрывать. И она соврала, что ни с того, ни с сего страшно заболели зубы и она просто не в состоянии была эту рухлядь перебирать. А ключ она вполне может взять себе, и никому об этом не скажет, поэтому ему можно и не беспокоиться. А завтра она, как закончит, ключ ему занесет прямо в опорный пункт. Веру он знал давно, квартирка была беднее некуда. Он согласился и быстро ушел.
  А Вера снова сделала то, чего не делала вообще сроду: она косу положила в сумку, а зеркало завернула в эту самую вышитую салфетку. И все это прихватила с собой. То есть украла. Не могла не украсть. Вера чувствовала себя какой - то извращенкой, фетишисткой, но это было сильнее ее. Это были очень личные и очень запретные трофеи, и она унесла их с собой. Фетиш - это как раз и есть такой предмет, с которым вы чувствуете интимную связь. Это ключ в ваше тайное, запретное и темное. Вроде инструмента для медитации. Собственно, в переводе с португальского это слово и означает "магический предмет". Он - просто кнопка, которая включает некий, присущий только вам, ассоциативный ряд. Чтобы сделать магический предмет амулетом или талисманом, над ним еще надо основательно потрудиться. А фетиш - он сам по себе фетиш. Фетиш нам подкидывают в готовом виде из неизвестных миров, как маленькие дети подкидывают пустой кошелек. И в том, и в другом случае всегда срабатывает. Мы, как последние дураки, нагибаемся и поднимаем.
  Она шла домой, и снег падал хлопьями на плечи Вероники, а она шею и спину держала прямо, сохраняя свою чистоту и отмытость. Веронике даже в голову не пришло зайти в магазин, забыла она об этом. И очень удивилась, когда дома увидела вечно голодного младшего Лукина. Младший Лукин сначала заворчал, но почему - то вдруг заткнулся и удивленно спросил: "Духи купила?" . И она вдруг поняла : ОН ЕЕ ВИДИТ. Впервые за много лет ОН ЕЕ ЗАМЕТИЛ.
  И Вероника нарушила привычный обет молчания. Она сказалась больной, а сыну дала денег и порекомендовала сходить куда - нибудь в кафе поесть. Или даже пива попить. Не заботясь о произведенном впечатлении, удалилась в спальню отдыхать и попросила ее сегодня не тревожить. Вот так! Изумленный сын послушно встал и ушел. И слава богу. Потому что если мужа она видела постоянно спящим, то сына видела постоянно жрущим. Посуду он за собой упорно не мыл, крошки со стола не убирал и "спасибо, было очень вкусно" от него не дождешься. А таких мужиков что за удовольствие кормить... Кормление мужчины, как и кормление младенца грудью - процесс интимный, без обоюдной нежности лишенный всякого смысла.
  Теперь у Вероники была своя тайна, и она хотела дома без посторонних - она так и подумала: "без посторонних" - проверить, что же это было. Так, временное помешательство, или еще что.
  Она вошла в комнату, где между рейсами дрых Лукин. Спальня - это, наверное, такое место, где люди спят, обнявшись, и вместе просыпаются. Ей представилась шелковая пижама и тапочки с бамбошками, и женщина перед зеркалом, на котором в изобилии стоят красивые флаконы синего стекла. Вспомнилась даже картина художницы Серебряковой. А у нее на трюмо пыль была, а вот флаконов никаких давно не было, не было и щетки красивой для волос, никаких баночек и кисточек - ничего такого, что напоминает о женском присутствии, излишеств никаких. На стуле свалены в кучу халаты, ночная рубашка напоминает не о любовных утехах, а об эпидемии тифа в гражданскую войну. И в воздухе витают не эротические фантазии, а запах жареного лука, которым все уже окончательно провоняло в этом любовном склепе.
  
  
  
  
  
  
  Глава 2. СКОЛЬКО ВЕСИТ ВЕДЬМА.
  
  Вероника уселась перед зеркалом на коробку. Что в ней лежало, она давно забыла. Лукин пуфик покупать не разрешил, так как в быту придерживался сурового стиля. Извлекла свои трофеи, украденное зеркало пристроила сбоку. И странным образом личность ее, отражаясь рикошетом, утроилась. Довольная результатом, Вероника достала косу и почему - то даже зажгла свечу . Так было романтичнее. И вообще : так было надо. Она разгладила косу. Чужие волосы сообщили рукам то же неприятное покалывание, которое быстро поднялось выше локтя и ушло в плечи. И Вероника снова приладила косу к голове.
  - Ну что, Вероничка, хорошо бы волосы перекрасить, цвет - типичное не то. И все остальное что - то уж очень запущено. И морда лица, и вот эта - фигура. Где фигура у тебя, душа моя? Видимо, там же, где и лицо - в прошлом. Все увиденное не радовало Веронику, но впасть в отчаяние она не успела, потому что родился в воздухе ровный гул, и сумрак приобрел сиреневый оттенок. В комнате все сильнее и сильнее пахло вербеной. Не особо задумываясь над тем, что она делает, Вероника чужим голосом проговорила :
  Маковым цветом, солнечным светом,
  снегом одета, ветром согрета,
  где тебя нету, где меня нету,
  дерево жизни тянется к свету.
  Кора зарастет - немощь уйдет,
  кора зарастет - старость уйдет,
  кора зарастет - тоска изведется...
  
  Это были ничего не значащие слова, какая - то детская считалочка. но свеча вдруг затрещала и начала чадить, а больше ничего не изменилось. И тыква не стала каретой, и обноски - бальным платьем, и крестная не пришла к Веронике... В зеркале, в сиреневом полумраке, отражалась все та же толстая неопрятная старуха - всю жизнь три года до пенсии. Только в глазах появилось что - то темное и нехорошее, опасное что - то. Взгляд стал острым, как бритва. Всю жизнь молчавшая Вероника раньше знала всякие особенные слова, но невостребованные, они забылись. И она не смогла подобрать название к тому, что увидела в зеркале.
  Она почувствовала себя совершенно разбитой, ее просто развезло, как пьяную. Она и рухнула поперек кровати, только успела косу засунуть под подушку.
  Она, похоже, тоже дрыхла, потому что не слышала, как заявился под утро загулявший сын. Да еще и не один, а с падшей женщиной. Словно кто - то от нечего делать бросил камень в маленький прудик жизни Лукиных, и пошли круги по воде...
  Ничего не слышала Вероника, потому что смотрела очень странный сон.
  
  БЕРЕНИКА СТОЯЛА У ВХОДА В ЦЕРКОВЬ, НЕМНОГО В СТОРОНЕ, ОДЕТАЯ В ПРОСТОРНЫЙ СКАПУЛИР СВИНЦОВОГО ЦВЕТА. СПЕРЕДИ И СЗАДИ НА НЕМ БЫЛИ НАШИТЫ КРЕСТЫ ИЗ ЖЕЛТОЙ МАТЕРИИ ДЛИНОЙ В ТРИ ЛАДОНИ И ШИРИНОЙ В ДВЕ ЛАДОНИ. СЛУЖБА ДАВНО НАЧАЛАСЬ, НО БЕРЕНИКА ЗНАЛА: ЕЙ ТУДА НЕЛЬЗЯ. ТАМ МУЗЫКА, ПРОХЛАДА И БЛАГОДАТЬ, НО ЕЙ ТУДА НЕЛЬЗЯ. И ОНА СМИРЕННО СТОЯЛА У ВХОДА И МОЛИЛАСЬ ПРЕСВЯТОЙ ДЕВЕ, ПОТОМУ ЧТО НА ЦЕЛЫЙ ГОД БЫЛА ОТЛУЧЕНА ОТ ЦЕРКВИ И ЛИШЕНА ТАИНСТВА СВЯТОГО ПРИЧАСТИЯ.
   А ВСЕ НАЧАЛОСЬ С ТОГО, ЧТО У СОСЕДА ОДНА ЗА ДРУГОЙ ОКОЛЕЛИ ТРИ ЛОШАДИ. ОН КУПИЛ ЧЕТВЕРТУЮ ЛОШАДЬ ,И ОНА ТОЖЕ ОКОЛЕЛА. CОСЕД, ПОНЯТНОЕ ДЕЛО, ВПАЛ В КРАЙНЮЮ БЕДНОСТЬ И ЗАТАИЛ ЛЮТУЮ ЗЛОБУ НА БЕРЕНИКУ. ОН ПРИШЕЛ К НЕЙ В ДОМ В НЕУРОЧНОЕ ВРЕМЯ И ПОКЛЯЛСЯ:" ВОТ Я КУПИЛ ЕЩЕ ОДНУ ЛОШАДЬ, И ОБЕЩАЮ ГОСПОДУ И БОЖЬЕЙ МАТЕРИ, ЧТО ЕСЛИ И ЭТА ЛОШАДЬ ОКОЛЕЕТ, ТО Я УБЬЮ ТЕБЯ СВОИМИ СОБСТВЕННЫМИ РУКАМИ." ЛОШАДЬ НЕ ОКОЛЕЛА, И ВСЕ РЕШИЛИ, ЧТО БЕРЕНИКА БОЛЬШЕ НЕ ОСМЕЛИЛАСЬ НАВОДИТЬ ПОРЧУ. ХОЗЯИН ЛОШАДЕЙ УТВЕРЖДАЛ, ЧТО ПРИ ВСЯКОЙ БОЛЕЗНИ СКОТИНА ЧАХНЕТ ПОСТЕПЕННО. ЗДЕСЬ ЖЕ ИМЕЛО МЕСТО ЯВНОЕ ОКОЛДОВАНИЕ, ПОТОМУ ЧТО ЛОШАДИ ОКОЛЕВАЛИ МГНОВЕННО.
   СОСЕД НЕ ВПЕРВЫЕ ПРИХОДИЛ К БЕРЕНИКЕ В НЕУРОЧНОЕ ВРЕМЯ ТАЙКОМ ОТ СВОЕЙ ЖЕНЫ, НО УХОДИЛ ВСЕГДА НИ С ЧЕМ. ЖЕНА ЕГО УЗНАЛА ОБ ЭТОМ, НО ОН СКАЗАЛ ЕЙ, ЧТО БЕРЕНИКА НАПУСКАЕТ НА НЕГО ЧАРЫ И ЗАСТАВЛЯЕТ ПРИХОДИТЬ ПО НОЧАМ. ОН ЭТО ДЕЛАЕТ, НО ПРОТИВ СВОЕЙ ВОЛИ.
   И ТОГДА РАНО УТРОМ, НА РАССВЕТЕ, ПРИШЛИ ЗА БЕРЕНИКОЙ ПСЫ ГОСПОДНИ, И ПОДВЕРГЛИ ЕЕ ДОПРОСУ. ОНА ВИНУ СВОЮ ОТРИЦАЛА, И ПОКАЗАЛА, ЧТО СВИДЕТЕЛИ ЯВЛЯЮТСЯ ЕЕ ВРАГАМИ, А ЗНАЧИТ ПО ЗАКОНУ СВЯТОЙ ИНКВИЗИЦИИ ИХ ПОКАЗАНИЙ В РАСЧЕТ ПРИНИМАТЬ НЕЛЬЗЯ .СВЯТАЯ ИНКВИЗИЦИЯ ДАВАЛА НА СЕЙ СЧЕТ НЕДВУСМЫСЛЕННЫЕ РЕКОМЕНДАЦИИ: "ТОТ ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ НАМЕРЕВАЕТСЯ ПРИЧИНИТЬ СМЕРТЬ ИЛИ ТЯЖКОЕ РАНЕНИЕ ИЛИ ЖЕ, ЧТО ТОЖДЕСТВЕННО, ЛИШИТЬ ЧЕЛОВЕКА ЕГО ДОБРОГО ИМЕНИ, СЧИТАЕТСЯ СМЕРТЕЛЬНЫМ ВРАГОМ. ИНЫЕ ТЯЖКИЕ ФОРМЫ НЕРПИЯЗНИ, КАК, НАПРИМЕР, СВОЙСТВЕННЫЕ ЖЕНЩИНАМ ВРАЖДОВАНИЯ, УМЕНЬШАЮТ ДО ИЗВЕСТНОЙ СТЕПЕНИ ДОКАЗАТЕЛЬНОСТЬ ТАКИХ СВИДЕТЕЛЬСТВ. ОТВОД ТАКИХ СВИДЕТЕЛЕЙ ДОПУСТИМ В ТОМ СЛУЧАЕ, КОГДА ОБВИНЯЕМЫЙ НАЗЫВАЕТ ТАКИХ СВИДЕТЕЙ СВОИМИ ВРАГАМИ." БЕРЕНИКА ПОКЛЯЛАСЬ НА БИБЛИИ, ЧТО ЧИСТА ПЕРЕД ГОСПОДОМ И ПРОЧЛА СИМВОЛ ВЕРЫ.
  ПОСКОЛЬКУ ДУРНОЙ МОЛВЫ О БЕРЕНИКЕ НЕ БЫЛО, А ИМУЩЕСТВО ЕЕ БЫЛО НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫМ, ТО СУДЬЯ ПРИГОВОРИЛ ЕЕ К ВЗВЕШИВАНИЮ НА ЭТАЛОННЫХ ВЕСАХ. СВЯТЫЕ ОТЦЫ, КОТОРЫМ ОТКРЫТО МНОГОЕ, ЗНАЛИ, ЧТО ВЕДЬМА ДОЛЖНА БЫТЬ НИКАК НЕ ТЯЖЕЛЕЕ 134 ФУНТОВ, А БЕРЕНИКА ОКАЗАЛАСЬ ТЯЖЕЛЕЕ. ЭТИМ ИСПЫТАНИЕМ СУДЬЯ И ОГРАНИЧИЛСЯ, НО В РЕЧИ СВОЕЙ ОТМЕТИЛ, ЧТО ЖЕНЩИНА СКВЕРНА ПО СВОЕЙ ПРИРОДЕ, А ЭТО ОБРАЗУЕТ ОСНОВУ ДЛЯ ЗАНЯТИЙ ЧАРОДЕЙСТВОМ. УЖ ЕСЛИ ЖЕНЩИНА ВОЗНЕНАВИДИТ ТОГО, КОГО ПЕРЕД ТЕМ ЛЮБИЛА, ТО БЕСНУЕТСЯ ОТ ГНЕВА И НЕТЕРПИМОСТИ. СУДЬЯ НАПОМНИЛ ПРИСУТСТВУЮЩИМ СЛОВА ЕККЛЕЗИАСТА :" НЕТ ГНЕВА БОЛЬШЕГО ГНЕВА ЖЕНЩИНЫ" И ПОДКРЕПИЛ МНЕНИЕ СВОЕ ЦИТАТОЙ ИЗ СЕНЕКИ :" НИ МОЩИ ОГНЯ, НИ СИЛЫ БУРИ, НИ УДАРА МОЛНИИ НЕ СТОИТ СТОЛЬ БОЯТЬСЯ, КАК ГОРЯЩЕГО И ПОЛНОГО НЕНАВИСТИ ДИКОГО ГНЕВА ПОКИНУТОЙ СУПРУГИ."
   НЕМАЛОВАЖНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ УВЕЛИЧЕНИЯ КОЛИЧЕСТВА ВЕДЬМ НАДО ПРИПИСАТЬ ЖАЛКИМ РАЗДОРАМ МЕЖДУ ЗАМУЖНИМИ И НЕЗАМУЖНИМИ ЖЕНЩИНАМИ - ВОТ ТАКОЙ ВЫВОД СДЕЛАЛ ИЗ ВСЕГО СКАЗАННОГО СУДЬЯ.
  ТАК БЕРЕНИКУ ПРИГОВОРИЛИ, ЧТОБЫ ДРУГИМ НЕПОВАДНО БЫЛО НА ЧУЖИХ МУЖЕЙ И ДРУГУЮ ЧУЖУЮ СКОТИНУ ПОРЧУ НАПУСКАТЬ,, К ГОДИЧНОМУ ОТЛУЧЕНИЮ ОТ ЦЕРКВИ. И НА ГОД ЖЕ ЛИШИЛИ ПРИЧАСТИЯ СВЯТЫХ ТАЙН, ДАБЫ ЧЕРЕЗ ГОД ВНОВЬ ДОПРОСИТЬ . И В ТЕЧЕНИЕ ЭТОГО ГОДА ДОЛЖНА ОНА БЫЛА ПОВЕРХ СВОЕЙ ОБЫЧНОЙ ОДЕЖДЫ НОСИТЬ БАЛАХОН СВИНЦОВОГО ЦВЕТА - ЗНАК ОТЛУЧЕНИЯ., НО АРЕСТУ БЕРЕНИКУ НЕ ПОДВЕРГЛИ, ТАК КАК ЗА НЕЕ ПОРУЧИЛСЯ УВАЖАЕМЫЙ ЧЕЛОВЕК. В ДОМЕ ЕЕ ПРОИЗВЕЛИ ОБЫСК, НО НИКАКИХ ПРЕДМЕТОВ, ОБЛИЧАЮЩИХ ЕЕ КАК КОЛДУНЬЮ, НЕ НАШЛИ...
  А ЧЕРЕЗ ГОД, КОГДА КОНЧИЛСЯ СРОК ЕПИТИМЬИ, УВАЖАЕМЫЙ ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ БЫЛ СТАРШЕ ЕЕ НА ТРИДЦАТЬ ЛЕТ, ВНЕС ЩЕДРОЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ ОРДЕНУ ПСОВ ГОСПОДНИХ И ЖЕНИЛСЯ НА НЕЙ, ЧЕМ СПАС ЕЕ ОТ ПЫТОК И МУЧИТЕЛЬНОЙ СМЕРТИ.
  
  Вероника проснулась в одиннадцать часов. По всему дому пахло свечным воском и вербеной. А в кухне, уютно устроившись за столом, сидели младший Лукин и совершенно посторонняя женщина, оба неглиже. Они пили пиво из банок и мирно беседовали, поскольку с похмелья все люди - братья.
  Вероника почувствовала себя чужой на этом празднике жизни, поэтому сказала тихо и душевно:
  - Сходил бы ты, сынок, за шампанским...
  - А на работу - то ты не собираешься?
  - Да бог с ней, с работой, куда она на фиг денется.
  - Мама, это Люда. Моя старая знакомая.
  Веронике было абсолютно наплевать. Люда, так Люда. Что знакомая, врет, конечно. А вот что старая, это уж точно. Люде было хорошо за тридцать, но от этого было только еще веселей. Вероника подошла к телефону, набрала свой рабочий номер и вдруг заныла, не краснея, про больные зубы и очередь у стоматолога и вообще про свою несчастную женскую долю. На работе ее проблемами прониклись и разрешили не торопиться. Чего она и добивалась. Вероника трубочку аккуратненько так положила, в ладоши легонько хлопнула и заявила :
  - Столько лет я работала на свою репутацию, пусть теперь она поработает на меня. Лукин, а сто тридцать четыре фунта - это сколько?
  Лукин не знал, он вообще эрудитом не был. Но старая знакомая Люда мигом организовала звонок другу, и друг поведал, что в одном фунте 454 грамма. Путем несложных подсчетов столбиком на газетке они выяснили, что это будет шестьдесят килограммов восемьсот тридцать шесть граммов.
  - Тебе это зачем? Вы теперь в налоговой все в фунтах будете измерять?
  - Это теперь столько мне нужно весить. То есть меньше можно, а больше - никак. Ты пойдешь или мне от жажды тут умереть? Каждому по бутылке и фруктов! И давай мы приказы не будем обсуждать, а будем просто выполнять.
  - Вот это по - нашему ! А насчет шестидесяти килограммов - это ты гонишь!
  - Пошел вон. Одна нога здесь - другая там.
  И странное дело : не успели они со старой знакомой Людой выкурить по сигарете, Лукин уже вернулся. Была бы Люда потрезвее, она бы удивилась. Но сегодняшнее пиво на вчерашние дрожжи сделали ее невосприимчивой к чудесам. А у Лукина вообще вопросов накопилось много, но и он не собирался такое дивное утро омрачать семейными разборками.
  Поэтому все просто пили шампанское, ели бананы и вели неспешные беседы о смысле жизни, словно знали, в чем ее смысл. А тут и знать было нечего : смысл жизни как раз в том и состоит, чтобы жить - каждый день, а лучше каждый миг. Все трое не были эрудитами, но если бы они сделали еще один звонок другу, то далекий друг сказал бы им, что поэт со смешной фамилией Пастернак вообще считал, что надо "быть живым - и только. До конца." И был прав.
  В конце концов стало понятно, что слегка опохмелиться не получилось. Люда на правах старой знакомой снова напилась, а Лукину на правах хозяина дома - сам бог велел. Они попытались спеть хором, но выходило как - то жидко. Тогда они, обнявшись и подбадривая себя пением, порулили к Лукину в комнату.
   А Вероника набрала себе горячую ванну и погрузилась в огненные струи, чтобы следов разврата не заметно было на лице. С грустью намылилась Вероника мылом под названием "Цветущий сад", которое совсем цветущим садом не пахло, и подумала, что жизнь проходит, а она даже сроду и не нюхала духов "шанель" номер пять. И тут же кусок дешевого мыла за шесть рублей стал издавать специфический запах, и каким - то десятым чувством Вероника сразу догадалась, что это и есть она, вожделенная шанель, причем именно под номером пять. А какие еще у нее бывают номера, Вероника просто не знала. Целый час она предавалась райскому блаженству, сменяя огненные струи на холод горных водопадов. Она дождалась ощущения, когда в теле заиграла кровь, а дыхание стало ровным и глубоким. Выпустила воду и почувствовала себя лет на десять моложе, словно смыла с себя эти годы, и ушли они с грязной водой в мутные реки канализации. Докрасна растерлась чистым полотенцем и поняла, что готова к подвигам и безумствам.
  Достойно внимания было то, что проснулась она в одиннадцать, первый бокал шампанского выпила в начале двенадцатого, потом они, по ее ощущениям, часа три сидели, упражняясь в застольном красноречии. Не меньше часа она провела в ванной. Тем не менее, сейчас, когда она стояла полностью одетая, часы показывали половину двенадцатого. Если бы не пустые бутылки и кожура от бананов на столе, можно было подумать, что все это ей просто приснилось. Но нет - шампанское было выпито, она стояла, до блеска вымытая и пахнущая шанелью, причем, номер пять, а в соседней комнате храпел младший Лукин. Поскольку он был точной копией отца, то и храпел точно так же, как отец - когда уставал. Еще бы ему не устать ! Вместо того, чтобы придти в ужас от всего происходящего, Вероника еще раз посмотрела на часы и искренне подумала:" как хорошо..."
  Что хорошего было в том, что она проспала на работу, а сын привел домой ночевать женщину легкого поведения, она объяснить не могла. Но она твердо знала, что постепенно это дойдет до нее. А пока - хорошо, да и все. И нечего тут.
  Когда она в половине двенадцатого шла на вчерашнюю квартиру, ее по - настоящему заботила только одна вещь : как она до сих пор жила с такими обломанными ногтями? А больше она ни о чем не переживала, потому что все остальное было просто хорошо, да и все.
  На квартире она нисколько не торопилась. И совершено не удивилась, когда после трех часов подробной описи от руки под копирку часы торжественно прозвонили двенадцать. Не удивилась она также и звону часов, хотя это был всего лишь старенький будильник.
   В глубине души крепла уверенность, что все, что ей нужно знать, откроется ей в свое время, когда она будет готова принять это знание в свою душу. А сейчас время еще не пришло, поэтому она принимала все происходящее как данность. Единственное, чему она разрешила себе удивляться, было ощущение необыкновенной полноты жизни. Парадокс состоял в том, что ее прошлая жизнь никогда не казалась ей такой реальной, как теперешняя, где законы реальности были явно нарушены. В той прошлой жизни она не присутствовала, а словно сидела на берегу реки, наблюдая за ее течением. Со вчерашнего дня цепь странных событий, наоборот, породила в ней чувство причастности, когда она уже не сидела безмолвным зрителем на берегах времени, а вошла в бурные воды потока. Она физически чувствовала, как эти воды омывают ее. Видно, пришел наконец ее час, и картину работы неизвестного художника достали из запасников... Впервые за много лет она чувствовала себя живой и смаковала это чувство, сравнимое разве что с чувством внезапной влюбленности. Когда падаешь, как в омут, в любовь с первого взгляда. И совсем ничего не знаешь об этом человеке, но точно знаешь, что вот оно, пришло. Навсегда. И только это чувство и есть Истина. И сразу все вокруг преображается : и музыка, которая раньше была только фоном, внезапно трогает до слез, и стихи, к которым раньше был равнодушна, вдруг становятся понятными, словно выучила какой - то иностранный язык. И только для тебя теперь небо в алмазах, и солнце встает по утрам, а вечером уходит на запад. Потому что только ты - одна из всех живущих - понимаешь, что же в действительности происходит.
   Вот такими сентиментальными глупостями была полна голова Вероники Аркадьевны, когда она оглянулась напоследок, чувствуя, что навсегда покидает этот дом. Дом, который хранил некую тайну чужой жизни и смерти. Хранил, пока не передал ее, неразгаданную, случайно подвернувшемуся человеку - Веронике Аркадьевне Свиридовой, в миру просто Вере. А на прощание дом сделал ей еще один подарок - старенькую истертую Библию 1913 года издания, которая нашлась под подушкой. Вероника Библию, не раздумывая, взяла, комнатку закрыла, постояла немного и почему - то начертила на двери, где замок, пальцами крестик, словно замыкала на ключ нечто ценное или ставила крест на своем прошлом. К чему был этот странный жест - она не знала, да и знать не хотела.
  Она заметила только, что сразу же после того, как она начертила этот невидимый крест, время перестало растягиваться и поскакало в положенном темпе, в соответствии с ритмом секундной стрелки. Все дальнейшие события происходили уже в реальном времени. Первым делом Вероника зашла к участковому - занесла ключ. Участковый был занят по горло разбором полетов после драки в коммунальной квартире и даже не посмотрел на нее, только кивнул. Вокруг увлеченно орали все участники событий. Весьма кстати. Еще двадцать минут быстрой ходьбы, и она на работе.
  Она чувствовала себя, как космонавт, который после длительного полета в иные миры решил навестить родителей на малой родине, в далекой заброшенной деревне. Он где только не побывал, и даже всю Землю видел издалека, а у родителей все тот же кот на завалинке, все так же гремит коромысло в сенях, все те же половички и занавесочки в горнице. И все так же бормочет и суетится старенькая мама, и так же важен и подслеповат отец в своих огромных очках.
  Вот так и чувствовала себя Вероника, открывая дверь кабинета, куда ходила много лет. Открыла и встала на пороге, словно незваный гость. Начальница, не глядя на Веронику, сразу включила повышенные тона:
  - Вера, ну сколько можно! У меня, может быть, тоже зубы болят, и давно. Наташенька принесла материалы из автосалона, их нужно срочно обсчитать. Там же вообще ничего ни с чем не сходится, так что садись немедленно...
  Самое главное искусство, которым в совершенстве владела Вера, было искусство никогда, ни при каких обстоятельствах не смотреть человеку в глаза. Говорят, этому умению быстро обучались люди в тюрьме или на зоне. Остается только гадать, что же общего было между вериной жизнью и жизнью заключенных. Но, значит, было все - таки нечто сходное, раз ей тоже пришлось этот навык освоить и постоянно применять. Видимо, без этого шапку - невидимку просто не выдавали. Кроме того, все - и дома, и на работе - привыкли, что Вера никогда ничего не отвечает, а просто идет и делает то, что ей говорят. Никто даже толком не помнил, какой у Веры голос. Начальница не успела удивиться, когда услышала реплику:
  - Проверка у Наташеньки, вот она пусть и посчитает. Ей и карты в руки.
  Услышав чужой и даже незнакомый голос, начальница от удивления подняла глаза от бумаг, и задохнулась. Глаза, которые смотрели на нее в упор, словно полоснули по горлу бритвой. Боль была мгновенной, но очень сильной. Мысленно женщина взмолилась, и боль сразу отпустила. Но остался призрак боли, некий страх. "Господи, неужели инфаркт ?" И внезапно в глаза ударил ослепительный свет и она, словно впервые, УВИДЕЛА ту, которую до этого распекала, не глядя.
  - Простите, а как вас по отчеству?
  По отсвету в начальственном взоре Вероника догадалась, что и начальница ее теперь ВИДИТ, и сказала просто, без злорадства:
  - Вероника Аркадьевна, как ни странно.
  - Странно, а мы все Вера да Вера... А почему вы раньше не говорили?
  - А почему вы раньше не спрашивали?
  Вероника произнесла это тихо, и прозвучали ее слова, будто эхо в лесу . Вроде и не слова вовсе, а просто отголосок. Но в гробовой тишине, что воцарилась в маленьком тесном кабинетике, они запомнились всем как важные и судьбоносные. Вероника увидела, что дерзко на что - то очень важное посягнула. Она поняла, что людям теперь приходится и смотреть на нее, и слушать ее. С непривычки для них это было трудно. Словно она накормила их чем - то, чего они никак не могли переварить. Пауза явно затягивалась, и Вероника решила завершить эту тягостную сцену :
  - Что - то чаю мне хочется, пойду - ка я и куплю тортик. Последний нонешний денечек - с понедельника сажусь на диету.
  И ушла.
  Все как - то обреченно молчали еще минут пять, а потом местная модница Лариса сказала с затаенным раздражением:
  - Вы поняли, чем от нее разит? Это же шанель номер пять, настоящая, уж я - то знаю! Откуда у такой колхозницы такой парфюм...
  Вопрос получился риторическим, так как повис в воздухе без ответа. Народ безмолвствовал.
  
  А Вероника пошла себе потихоньку в сторону дома, но в магазин за тортиком все - таки зашла. Деньги, между прочим, катастрофически таяли, но она еще купила пачку длинных очень тонких сигарет. Курить она начала внезапно и в марках пока не разбиралась.
  Когда вышла из магазина с тортиком в обнимку, кто - то цепко схватил ее за локоть. Оглянулась - женщина. Красивая, ухоженная - не чета Веронике. Она было очень хорошо одета, но по моде семидесятых.
  - Вы меня не знаете, но, поверьте, я желаю вам только добра.
  Всем известно, что после таких слов обычно говорят всякие гадости. Вероника напряглась и локоть вырвала. Она даже ускорила шаг, но женщина не отставала. Она еле успевала за Вероникой на высоких каблуках и говорила, говорила.
  - Я знаю : коса теперь у вас. Вы должны ее беречь, как зеницу ока. Это главное. Потому что вся сила в ней. Не отдавайте никому, что бы они вам не говорили. Они меня сначала обманом вовлекли в свои темные делишки, а потом шантажировали практически всю жизнь. А в конце концов, представьте, обманом заманили в салон красоты, даже выдумали для пущей убедительности какой - то прием в Кремле. Мне там сделали маску из очень дефицитных компонентов - ну, вы понимаете, о чем я. Тогда это все было запрещено, только для узкого круга лиц. А эта девица, которая меня обслуживала, сразу мне не понравилась. И имя такое, знаете, странное - Махиель. Я, представьте, сижу в кресле, вымазанная всем этим, внезапно сзади подходит Страж Порога и просто отхватил мне косу огромными садовыми ножницами. А эта стоит и смотрит. Я ничего не успела сделать, потому что у меня руки были спутаны пеньюаром. Ну, и потом меня уверяли, что все законно. Что Махиель - это дух справедливого суда. Да это просто смешно ! Кто бы говорил о справедливости... Вот так я оказалась в совершенно глупом положении. И с вами они поступят точно так же. Нам обязательно нужно держаться вместе, вдвоем нам никто не страшен... Вы мне не верите - напрасно. Да не уходите же вы, дура несчастная, выслушайте меня !!!
  Тут она, похоже, сломала каблук, потому что отстала. Когда Вероника оглянулась, ее нигде не было.
  Дома младший Лукин встретил ее у порога, чмокнул в щеку и первым делом вырвал сумку из рук.
  - Это что у нас, тортик? Супер! А я как раз кэш получил и по этому случаю мартини хапнул. Будем джазить, мамахен!
  Лукин учился в очень странном месте, которое называлось мукомольный колледж. В самом сочетании этих двух слов таился определенный комизм.
  - Ты давай насчет джаза полегче. Сегодня - уж так и быть, не пропадать же добру. А с завтрашнего дня я неуклонно стремлюсь к отметке сто тридцать четыре фунта. Господи, неужели нет на свете более приятных мест, чем колледж, да еще для мельников? Все мельники мира, наверное, умерли бы со смеху...
  - Ну, ты даешь. Сами меня туда запихали. Почему - то в тот момент ничего смешного ты в этом не видела! А что у нас, кстати, вообще происходит?
  - А происходит у нас пир во время чумы, невинное мое дитя. Хочешь - присоединяйся. Нет - и не надо, я и одна могу.
  - Одной пить вредно, козленочком станешь.
  - А я не в этом смысле.
  - А я догадался.
  Они сидели притихшие и ели тортик, и кухня вся налилась теплым янтарным светом, и витали над столом все их лары и пенаты в полном составе.
  Эта квартира им крови попила. До того, как здесь поселиться, Вероника несколько лет ела горький свекровкин хлеб. Свекровь была женщина хорошая, правильная, но в конце концов от фразы "я же вам только добра желаю" у Вероники просто молоко в грудях скисало.
  Наконец и те, и другие родители поднапряглись, и Лукины обзавелись собственным жильем. Вероника была так счастлива - у нее буквально крылья выросли за спиной. Жужжа, как довольная пчела, она летала по тучным лугам рынков и магазинов, покупала обои, портьеры, цветочные горшки. Дом имел какой - то свой злобный фэн - шуй и сопротивлялся Веронике, огрызаясь на каждом шагу. Вероника, как одержимая, ломала кайлом клоповники многочисленных кладовых, расширяла дверные проемы, поднимая пыль столбом. Она замучила и старшего, и младшего Лукина своими перестройками. Дом маячил где- то совсем рядом. Уже сквозь привычный хаос начали проступать его очертания: сначала туманные, но с каждым днем они становились все отчетливее. Дом стал наполняться живым теплом и уютом. В один прекрасный день волевым решением главы семьи ремонт был просто прекращен. Абсолютно вымотанная Вероника с ужасом увидела, что дом все равно все сделал по - своему. Она смерчем прошлась по его периметру, но дом в итоге все стены и комнаты расставил так, как привык, оставив Веронику с носом. Он надолго поработил ее. Такое ощущение, что дом жил сам по себе, а на жильцов ему было глубоко наплевать. Может, поэтому все никак не срасталось. Кроме того, связанная хроническим отсутствием денег, Вероника была этаким мусорным дизайнером. Она не могла просто пойти и купить то, что дому было нужно. Она с энтузиазмом рылась в старом барахле, что - то находила прямо на улице и создавала какие - то никому не нужные фенечки, которые потом вешала на стены и пристраивала по углам. Лукин этой ее деятельности совершенно не одобрял, вероникины произведения называл "пендюрками" и постоянно повторял, что она по своей тупости просто неспособна навести в доме даже элементарный уют. Тем самым он нахлобучил шапку - невидимку Веронике по самые уши. Руки у нее опустились, и она оставила все, как есть. Пол стоял недокрашенный, обои отставали от стен. Вероника кое -как догадалась, что жить долго и счастливо ей здесь не судьба. А в какой обстановке годами медленно угасать, ей было безразлично.
  И только сегодня она впервые почувствовала, что дом наконец ответил ей взаимностью. И абажур над столом светился как - то по - особенному, а лары и пенаты просто ласковыми котиками терлись у ног и преданно в глаза заглядывали. Зауважали с чего - то вдруг.
  Ну почему так всегда бывает ? Ты из кожи вон лезешь, чтобы быть преданной женой, а муж тебя в упор не видит и всю свою мужскую силу оставляет где - то в кювете. Ты денно и нощно переживаешь за свое чадо, а оно тебе хамит и просто плюет в чистейший колодец твоей любви. На работе ты самая безотказная, а они помыкают тобой и даже отчества твоего спросить не удосуживаются. Но стоит тебе начать пренебрегать своими обязанностями во всех этих ипостасях, как тебя сразу же начинают уважать. Отчего люди уважают тех, кто поступает с ними плохо и плюют на тех, кто поступает с ними хорошо? Почему отец радуется возвращению беспутного блудного сына и по этому поводу срочно организует грандиозную пьянку, а труды другого, тихого и порядочного, принимает как должное? Получается, что все хорошие человеческие качества: доброта, скромность и прочие добродетели только мешают жить. Гораздо лучше живется, если быть сволочью.
  - Ты где сейчас витаешь? Ты меня слышишь?
  - Не клюй мозги, ребенок !
  - Ничего я не клюю. Новый год, между прочим, через шестнадцать дней...
  - Да ты что ! А ведь и правда... Хоть одна хорошая новость.
  С детства волнующие слова "новый год" и на этот раз задели в душе какие - то нежные струны. Тихая радость поселилась в сердце Вероники. Волшебная атмосфера новогодней ночи и всех приготовлений к этому виртуальному рубежу как нельзя лучше совпадала с внутренними приготовлениями к тому, чтобы перейти в своей жизни некий Порог. Под сенью зимнего дерева, отягощенного бусами и милыми ритуальными фигурками, все приобретало оттенок неслучайности. Вот ведь как карта легла...
   Другого пути просто нет. Именно теперь, в преддверии полночи новогодней, надо решиться . Эта жизнь кажется безопасной, но именно она и таит в себе смертельную опасность. ЕСЛИ ХОЧЕШЬ ЖИТЬ - БЕГИ, выходи за ворота, слабая женщина Вероника. И будь что будет.
  Жизнь загоняет женщину в угол. Она всем должна. Должна быть хорошей матерью, хорошей хозяйкой, при этом должна быть буквально сексуальной террористкой и обворожительной красавицей, чтобы удержать мужчину. Одновременно она должна делать успешную карьеру, чтобы хорошо зарабатывать и должна появляться в различных модных местах, чтобы эту карьеру поддерживать. Видимо, с поварешкой в руках... Быть агрессивной, чтобы пробиваться, и быть женственной, чтобы возбуждать. И все это в одном лице. В страшном сне не приснится такое чудище - идеальная женщина. Трансформер. Мгновенно превращается во что хочешь. Чтобы соответствовать мировым стандартам, сидя в долговой яме. Впечатляющий персонаж, воспетый таблоидами, на самом деле больше всего напоминает корову в военном самолете из фильма Александра Рогожкина. "Жить захочешь - еще не так раскарячишься ..." Вот что я вам скажу : не позволяйте вешать вам эту лапшу на уши. Смешно, но простое право быть собой иногда приходится отстаивать буквально с оружием в руках... И тут уж годятся любые средства.
  
  Раньше удрученная жизнью Вероника ходила с опущенной головой и не замечала людской суеты по поводу замены одной цифры на другую. Просто в один из дней приезжал из рейса Лукин и выдавал ей определенную сумму со словами "купи там чего - нибудь на стол". А теперь, когда голову она несла на себе прямо, то и угол зрения у нее поменялся. Одно дело все время смотреть под ноги, а совсем другое - вертеть этой головой по сторонам. Тогда сразу становятся заметны и витрины шикарные, и шубы какие у других баб, и шампанское, и мидии всякие маринованные в супермаркете...
  Даже когда у Коли Лукина были деньги, он жену не баловал. В первые годы брака так унизительно было ходить в магазины, тупо стоя у витрин и не решаясь попросить самого необходимого. С какой завистью Вероника смотрела на замужних женщин, по - настоящему замужних. Они уверенно распоряжались мужьями и деньгами. У них был совсем не такой взгляд, как у нее. У нее глаза были, как у бродячей собаки. Подходишь, а она вздрагивает и убегает.
  Вероника не была корыстной сукой. Она просто никак не могла понять, почему на других замужних женщин мужья не орут прямо в магазине, объясняя, как правильно делать покупки. И не торопят. Куда торопиться: ведь тратить деньги - такое удовольствие, чего же его каждый раз комкать! Тем более, что никуда, кроме магазинов, Лукин с женой никогда не ходил. Так уж лучше бы и туда она ходила одна...
  Но эти мысли она не озвучила младшему Лукину, а озвучила совершенно другое :
  - Праздник на носу, надо бы навести какой - нибудь праздничный фэн - шуй...
  - Ну, мазер, ты даешь. Сроду от тебя таких слов не слышал!
  - И впредь не услышишь. Фэн - шуй - это мистический дизайн. А ты что подумал? Шалун!
  Вероника погрозила пальцем и расхохоталась.
  - А деньги - то у нас есть на дизайн или хотя бы на жратву?
  - Откуда в жопе бриллианты, милый. Мы так привыкли жить бедно, что это еще надо от себя отодрать. Но что - нибудь придумаем.
  - Придумаем, ясный перец. Вот папик приедет - и сразу придумаем.
  Вероника нахмурилась. Да, Лукин всегда возвращался к Новому году. Она шла в магазин и покупала еду. Потом готовила селедку под шубой, салат оливье и куриные ноги. От свекрови приносили маринованные помидоры, которые никто не ел. А в подарок Лукин покупал им обоим всегда одно и то же : лотерейные билеты новогоднего тиража. Много лет Лукин мечтал о халявной машине. Мечтал он, вот и покупал бы эти билеты себе. Но он покупал им в подарок, а выиграть они должны были для него. До него даже не доходило, что у жены и сына могут быть свои индивидуальные мечты. Сыну он, правда, денег давал, чтобы скинуться с друзьями - мельниками. А Веронике не давал - ей ведь не с кем было скидываться. В сочельник Вероника садилась перед телевизором и молча пластала салаты. Лукин дрых. Вероника ставила на стол хрустальные салатницы, подаренные им еще на свадьбу, и наполняла их едой. Лукин дрых. Вероника по - быстрому споласкивалась в ванной и доставала из шкафа свой единственный приличный костюм и туфли на каблуках. По случаю праздника даже красила губы единственной засохшей помадой. Лукин дрых. В одиннадцать часов она садилась за стол и ждала. Лукин резко просыпался и выходил к столу, особо себя не утруждая, по - домашнему, в кальсонах. Скептически смотрел на жену и ел то, что было на столе. На все вопросы отвечал одним словом : "нормально". В половине первого снова ложился спать, потому что в рейсе устал. Вероника сидела, как последняя дура, за столом совершенно одна, в неудобных туфлях и наливала себе шампанское. Когда оно заканчивалось, заканчивался и праздник. Вероника снимала костюм и надевала всегдашний халат, потом звонила маме и свекрови. Новый год аккуратно наступал, но нового счастья никогда не приносил... Вероника восстановила эту картину в памяти и сказала загадочно:
  - А папик в этом году, скорей всего, не сможет. Он в конце января только приедет.
  - Как это: не сможет? Всегда мог, а теперь вдруг не сможет! Приедет он обязательно.
  - Ну, это мы еще посмотрим.
  Странно прозвучали эти слова, и голос был какой - то непонятный. Младший не знал, что и думать. Это было слишком сложно для него, и он решил не париться заранее. Притомился он от всех этих новаций. Меньше знаешь - крепче спишь.
  
  Вероника осталась одна и сидела очень тихо, но было что - то такое в ее лице, что все лары и пенаты забились испуганно по углам. Ближе к полуночи Вероника резко встала и пошла в спальню, сопровождая все дальнейшие действия упорным бормотанием :
   куплю билет в другую жизнь,
   куплю билет в один конец.
   метель в дороге ворожит,
   и станет вороном птенец.
  
  Без единой мысли, как заводная кукла, достала косу. Когда мурашки уползли в плечи, косу уложила на голове и на этот раз шпильками даже приколола, да так уверенно, как будто делала это каждый день.
   и на призыв я не вернусь,
   как много лет тому назад.
   не оглянусь, не оглянусь -
   шептал Орфей, спускаясь в ад.
  
  Зажгла свечу и в зеркалах утроилась. Поднос металлический на трюмо поставила, который под кроватью сто лет пылился как вредное излишество. Из старой сумочки протертой, где лежали документы и квитанции всякие, извлекла все невыигрышные лотерейные билеты за все годы. Лукин их почему - то упорно хранил: то ли в надежде на некую лотерейную амнистию, то ли потому, что это был его личный фетиш.
   куплю билет в другую жизнь,
   и за ценой не постою.
   Орфей шептал себе : держись,
   шептал у бездны на краю.
  
  А когда полночь разразилась, Вероника стала поджигать билеты, но не все сразу, а дотошно, по одному. Чтобы не пропустить, не дай бог. А пепел кружился у свечи и оседал красивым холмиком на подносе.
   куплю билет в другую жизнь,
   куплю сегодня, так и знай.
   не оглянись, не оглянись -
   куплю билет из ада в рай.
   мне холодно в твоем аду.
   ты не удержишь - я уйду.
  
  
  Закончив торжественную кремацию всех новогодних праздников за время своей семейной жизни, с чувством исполненного долга встала и совсем неслышно одела шубейку каракулевую, что ей мама пять лет назад благословила. И вышла на улицу с непокрытой головой, прямо под зимние звезды. Прошла неспешно и встала на перекрестке трех дорог. Стояла там спокойно - ночь была совсем безлюдная и безмашинная, необитаемая. Ждала недолго, пока не обозначился в темноте черный пес, еще чернее ночи. Подбежал к Веронике и уселся, преданно глядя в глаза. Она ему левую руку на голову положила и тоже в глаза посмотрела долгим взглядом. Пес руку ей лизнул, а потом сразу же ушел в неизвестном направлении, просто растворился в ночи. А Вероника пошла себе домой спать. Не было ничего странного в том, что выходила женщина воздухом подышать. Имеет право. Странно было другое. Только захлопнулась за Вероникой дверь подъезда, как у этой самой двери появилась парочка. Вот эта парочка была действительно престранная. Старуха в домашнем халате, в шлепанцах на босу ногу и маленького роста мужчинка в черной шляпе. Шляпу эту он периодически снимал, чтобы вытереть платком лысину. Лысина была абсолютная - не плешь там какая - нибудь. Парочка переругивалась :
  - Как ты посмела появиться здесь ? Ты не подчиняешься решению Алого Совета. Последствия тебе известны.
  - А куда мне прикажешь идти ? Я вернулась домой, а там двери запечатаны Малым крестом. Это она, между прочим, запечатала. И косу мою присвоила - на каком основании ? Она уже трижды использовала ее. Значит, я могу войти !
  - Спорное утверждение... Если она это проделала, значит, была санкция.
  - Да откуда у нее санкция ! Ты только посмотри на нее : совершенно рядовая бабенка. Ты должен мне помочь ! Мы могли бы начать все сначала. Я тебе еще пригожусь !
  - Если хорошо подумать, Маргарита тоже была совершенно рядовая бабенка. И Джоконда, и Норма Джин. Ты умерла, смирись с этим. По условиям договора ты и без того будешь служить мне вечно.
  - Но она - то далеко не Маргарита ! Ты только посмотри на нее : ни петь, ни рисовать ! Полное ничтожество. Так, каприз сильных мира. Помоги мне войти, слышишь ! Помоги мне, и я отдам ее тебе.
  - Да что с тобой ! Ты нарушила условия договора, ты нарушила постановление Алого Совета. Теперь ты хочешь нарушать Вечные Законы. Разве ты не знаешь, что я не могу войти без приглашения ? Да ты спятила !..
  - Но она уже на крючке. Она надела косу, она знает, как ей пользоваться. Значит, она будет моя. Наша, если хочешь !
  Маленький черный человек сардонически засмеялся и покрутил пальцем у виска. Тут началась метель, в которой он благополучно растаял. Старуха попрыгала у закрытого подъезда и тоже куда - то делась.
  
  
  
  
  Глава 3. ПОРОГ ПЕРВЫЙ. ПРЕДБАННИК.
  
   Вероника неслышно дверь открыла, сына не потревожив. Но в спальне рухнула, как подкошенная, и косу уложить на место сил уже не стало. Так и уснула - в косе. Возможно, поэтому видела странный и беспокойный сон :
  ЛИФТ ПОДНИМАЛСЯ РЫВКАМИ И НАТУЖНО ГУДЕЛ, ВНУШАЯ ОПАСЕНИЯ, ДОВЕЗЕТ ЛИ ВООБЩЕ. И ТОЧНО - ОСТАНОВИЛСЯ. ОНИ БЫЛИ ТАМ ВДВОЕМ С КАКОЙ - ТО ТЕТКОЙ В СОВЕРШЕННО НЕОПИСУЕМЫХ ОДЕЯНИЯХ : КРИНОЛИНЫ КАКИЕ -ТО, ЮБКИ НЕОБЪЯТНЫЕ, ОТ КОТОРЫХ В ЛИФТЕ БЫЛО НИ ПОВЕРНУТЬСЯ, НИ ВЗДОХНУТЬ. СНАЧАЛА ОНИ ТУПО СМОТРЕЛИ ДРУГ НА ДРУГА. ПОТОМ ТЕТКА ЭТА НАЧАЛА ТИХО РЫДАТЬ, И НИ С ТОГО, НИ С СЕГО ПОЛЕЗЛА ЗНАКОМИТЬСЯ: "РАЗРЕШИТЕ ПРЕДСТАВИТЬСЯ. КЛАУСТРОФОБИЯ СИГИЗМУНДОВНА !" ВЕРОНИКА СРАЗУ ПОНЯЛА ,ЧТО ЕЙ ЭТОГО ВСЕ РАВНО НЕ ВЫГОВОРИТЬ, И ПРЕДСТАВЛЯТЬСЯ НЕ СТАЛА, А ВПАЛА В НЕКОНТРОЛИРУЕМУЮ ПАНИКУ ,ПОВЕЛА СЕБЯ ПРОСТО НЕДОСТОЙНО. ВМЕСТО ТОГО, ЧТОБЫ НАЖАТЬ КРАСНУЮ КНОПОЧКУ, НАЧАЛА ВОПИТЬ, КАК ПОДОРВАННАЯ, И ПИНАТЬ ЛИФТ НОГАМИ. ТЕТКА РЫДАТЬ СРАЗУ ПЕРЕСТАЛА И НАЧАЛА С ДОВОЛЬНОЙ УЛЫБКОЙ - СКОТИНА ТАКАЯ - РАСТВОРЯТЬСЯ В ВОЗДУХЕ. ВЕРОНИКА ПОНЯЛА, ЧТО ЕЕ ПРЕДАЛИ И БРОСИЛИ, И ЗАВОПИЛА ЕЩЕ ГРОМЧЕ. С ПОЛЧАСА ОНА ВОТ ТАК БЕСНОВАЛАСЬ, НО СОВЕРШЕННО БЕЗРЕЗУЛЬТАТНО. ПОТОМ СИЛЫ ЕЕ ПОКИНУЛИ, И ОНА УСЕЛАСЬ ПРЯМО НА ГРЯЗНЫЙ ПОЛ, СОБРАЛА В КУЧКУ ОСТАТКИ РАЗУМА И ПРО КРАСНУЮ КНОПОЧКУ ВСЕ ЖЕ СООБРАЗИЛА.
   КНОПОЧКУ НАЖАЛА, А ОТТУДА ГЛУМЛИВО СПРОСИЛИ :" КТО ТАМ ?" ВЕРОНИКА ОТ ТАКОЙ НАГЛОСТИ ДАЖЕ ВЗБОДРИЛАСЬ И ПРИГРОЗИЛА ,ЧТО СЕЙЧАС ИХ СРАНЫЙ ЛИФТ РАЗНЕСЕТ К ТАКОЙ - ТО И ТАКОЙ - ТО И ЕЩЕ КАКОЙ - ТО МАТЕРИ. ЛИФТ НА МАТЕРЕЙ СРЕАГИРОВАЛ, НО ПО - СВОЕМУ : НИКУДА НЕ ПОЕХАЛ, А СТАЛ БЫСТРО РАСШИРЯТЬСЯ И ПРЕВРАТИЛСЯ В ПРЕДБАННИК.
  И БЫЛО ТАК...ОГНЕННАЯ БОГИНЯ
  А В ПРЕДБАННИКЕ ЗАХЛОПАЛИ ДВЕРИ, ОТТУДА ВЫСОВЫВАЛИСЬ ИСПУГАННЫЕ МОРДЫ И МОРДОЧКИ. СТЕНЫ, ПО КОТОРЫМ ОНА ПИНАЛА В НЕИСТОВОЙ ЗЛОБЕ, ЕЩЕ ХРАНИЛИ ГУЛ. ОНИ ГУДЕЛИ, КАК КОЛОКОЛ. ВСЕ ДВЕРИ ВНОВЬ ПУГЛИВО ЗАХЛОПЫВАЛИСЬ. ТЕПЕРЬ ОНА ХОТЯ БЫ ЗНАЛА: ТАМ КТО - ТО ЕСТЬ, ЗА ЭТИМИ БЕЛЫМИ СТЕНАМИ. ОНА ВЫПУСТИЛА СВОЙ МОГУЧИЙ ЗАПАЛ И НЕМНОГО УСТАЛА, НО ЗАТО ПОЧУВСТВОВАЛА СЕБЯ СВОБОДНОЙ, ВПЕРВЫЕ ЗА ДОЛГИЕ ГОДЫ. ЭТО БЫЛА БЛАЖЕННАЯ УСТАЛОСТЬ. ОНА ПОНЯЛА, ЧТО ЭТО НЕОБХОДИМАЯ ЧАСТЬ ИНИЦИАЦИИ. БЕЗ ЭТОГО ПРОСТО НИЧЕГО НЕ БУДЕТ. В НЕЙ ПРОСНУЛСЯ СМЕХ. ОНА ПРЕДСТАВИЛА: ХОРОША ЖЕ ОНА БЫЛА ТУТ, В ПУСТОМ ПРЕДБАННИКЕ. ОНА РАСХОХОТАЛАСЬ. НА ДУШЕ БЫЛО ОЧЕНЬ ХОРОШО, СЕРДЦЕ УЧАЩЕННО БИЛОСЬ. С ЯВНЫМ ОБЛЕГЧЕНИЕМ ОНА ПОЧУВСТВОВАЛА СЕБЯ НОРМАЛЬНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ. К НЕЙ ВЕРНУЛОСЬ ЧУВСТВО ЮМОРА. ОНА ПРЕДСТАВИЛА СЕБЕ, ЧТО ЗАСТРЯЛА В ЛИФТЕ, И ОБИЖЕННАЯ НА ВЕСЬ СВЕТ И СУДЬБУ, ВОИНСТВЕННО ПИНАЛА ЭТОТ ЛИФТ НОГАМИ И ВОПИЛА НА ВЕСЬ ПОДЪЕЗД. А ПЕРЕПУГАННЫЕ ОБЫВАТЕЛИ ОТКРЫВАЛИ И ЗАКРЫВАЛИ ДВЕРИ СВОИХ МАЛЕНЬКИХ ТЮРЕМ.
  ОНА ПОНЯЛА, ЧТО В ЭТОМ СТРАННОМ МЕСТЕ МОЖНО ПРОСИТЬ ХОТЬ ЧЕГО НО ЕЙ ПОКАЗАЛОСЬ СМЕШНО ПРОСИТЬ ДЕНЕГ, СМЕШНО ПРОСИТЬ ВСЕГО ТОГО, ЧТО МОЖНО НА НИХ КУПИТЬ. ЗДЕСЬ НАДО БЫЛО ПРОСИТЬ ТОЛЬКО ЛЕКАРСТВА ДЛЯ ЗАМУРОВАННОЙ ДУШИ. ОНА СОЖГЛА СВОЮ НЕСВОБОДУ НА ВЕЛИКОМ КОСТРЕ СВОЕГО ГНЕВА И СТАЛА СВОБОДНОЙ. НО ОНА УЖЕ ЗНАЛА, ЧТО ЭТО ЧУВСТВО МОЖЕТ ВНЕЗАПНО УЙТИ - ТАК ЖЕ, КАК И ПРИШЛО. НЕВЕСТЬ ОТКУДА ОФОРМИЛОСЬ УБЕЖДЕНИЕ, ЧТО ЭТО ЧУВСТВО НАДО ТРЕНИРОВАТЬ В СЕБЕ КАЖДЫЙ ДЕНЬ, ЕЖЕМИНУТНО ЗАКРЕПЛЯТЬ В ПОДСОЗНАНИИ. ЛЕТАТЬ НА ПОМЕЛЕ, ЖЕЧЬ КОСТРЫ, НОСИТЬСЯ С ВОЛКАМИ И ВАКХАНКАМИ В БЕЗУМНОЙ ПЛЯСКЕ. ОНА ЗНАЛА, ЧТО С ЭТОЙ МИНУТЫ НЕ ДОЛЖНА РАССТАВАТЬСЯ С ЧУВСТВОМ ВНУТРЕННЕЙ СВОБОДЫ НИ НА МИНУТУ. КОЛДУНЬЯ МОЖЕТ ДЫШАТЬ ТОЛЬКО ВОЗДУХОМ СВОБОДЫ. ВСЕ, ЧТО НЕСВОБОДА, ОТНЫНЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ОТМЕТЕНО ПРОЧЬ.
  ОНА БЫЛА ГОТОВА К СЛЕДУЮЩЕМУ ЭТАПУ. В НЕЙ ПОДНИМАЛОСЬ НЕТЕРПЕНИЕ. ЕЕ ЖАЖДА БЫЛА ВЕЛИКА. ОНА ГОТОВА БЫЛА ПИТЬ ИЗ ИСТОЧНИКА. ПИТЬ, ЖАДНО ПРИПАДАЯ СУХИМИ ГУБАМИ. ОНА ХОТЕЛА ИДТИ ДАЛЬШЕ.
   ЗА СТЕНАМИ ПРЕДБАННИКА МЕРТВАЯ ТИШИНА СМЕНИЛАСЬ НЕКИМ ШЕБУРШАНИЕМ. БЫЛО ЯСНО, ЧТО ЗА СТЕНАМИ КТО - ТО ЕСТЬ. ЧТО - ТО ПОЗВЯКИВАЛО ТАМ И ПОСТУКИВАЛО. ИЛИ, МОЖЕТ, ОТ ДЛИТЕЛЬНОГО ПРЕБЫВАНИЯ В ГОЛОМ ЗАМКНУТОМ ПРОСТРАНСТВЕ У НЕЕ ДО УЖАСА ОБОСТРИЛСЯ СЛУХ. ОНА ЭТОГО НЕ ЗНАЛА. ОНА ТОЛЬКО ЗНАЛА, ЧТО В ПРЕДБАННИКЕ ЖИЗНЬ ТЕЧЕТ НЕСПЕШНО, И ТАМ НИКТО НИКУДА НЕ ТОРОПИТСЯ. ИХ ТЕМП НЕ СОВПАДАЕТ С ДИКИМ ТЕМПОМ ЕЕ ГОЛОДНОЙ ДУШИ. НО ОСТАВАЛОСЬ ТОЛЬКО ЖДАТЬ И ЗАПАСАТЬСЯ ТЕРПЕНИЕМ, КОТОРОГО, УВЫ, СОВСЕМ НЕ БЫЛО. ЗВУКИ ЗА СТЕНАМИ СТАНОВИЛИСЬ ВСЕ ГРОМЧЕ И ОТЧЕТЛИВЕЙ, КАК БУДТО ПРИБЛИЖАЛИСЬ.
   И ВОТ СТЕНЫ, ЗАДРОЖАВ, ПРОПАЛИ, А ОНА СЛОВНО ПОГРУЗИЛАСЬ В НЕОДОЛИМУЮ ДРЕМУ. ГЛАЗА СЛИПАЛИСЬ, НО СЛУХ БЫЛ ПО - ПРЕЖНЕМУ ЧУТОК. ЗВУКИ ИМЕЛИ ДАЖЕ НЕПРИЯТНУЮ ПРОНЗИТЕЛЬНОСТЬ. СКРИП МЕБЕЛИ ПО ПОЛУ ОТДАВАЛСЯ В МОЗГУ, КАК СКРИП ЖЕЛЕЗА ПО СТЕКЛУ. ЛИШЬ ГОЛОСА СЛИВАЛИСЬ В НЕВНЯТНЫЙ РОКОТ МОРСКОГО ПРИБОЯ. ТЕЛЕФОН ЗВОНИЛ ПРОНЗИТЕЛЬНО, А ГОЛОСА ШЕПТАЛИ И УСЫПЛЯЛИ. НА ЭТОМ КОНТРАСТЕ ОНА ПОГРУЗИЛАСЬ В ЗАБЫТЬЕ НА НЕВЕДОМЫЙ СРОК, ИБО ВРЕМЯ В ПРЕДБАННИКЕ БЫЛО СТРАННО РАСТЯНУТО И НЕ СООТВЕТСТВОВАЛО ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКОМУ. В СОЗНАНИИ ПРОНЕСЛОСЬ СЛОВО "НОВЕНЬКАЯ, НУ И ХЛОПОТ С НЕЙ". ИЛИ ЧТО- ТО В ЭТОМ ДУХЕ. НО, МОЖЕТ, ОНА ПРОСТО ХОТЕЛА УСЛЫШАТЬ НЕЧТО ПОДОБНОЕ. ОЩУЩЕНИЯ БЫЛИ ЛИШЕНЫ ЭЛЕМЕНТАРНОЙ ДОСТОВЕРНОСТИ. ОНА СПАЛА И НЕ СПАЛА, И ЗНАЛА, ЧТО ВО ВРЕМЯ ЭТОГО СНА ВОКРУГ НЕЕ ПРОИСХОДИТ КАКАЯ - ТО ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ : НЕ ТО МЕДОСМОТР, НЕ ТО ПРОЦЕДУРЫ, НЕ ТО СОВЕЩАНИЕ. НО ТАК ЖЕ И ЗНАЛА, ЧТО ОПАСНОСТИ ДЛЯ НЕЕ В ЭТОМ НЕТ И ЧТО ЭТОМУ НЕОБХОДИМО ДОВЕРИТЬСЯ. СМЫСЛ ПРОИСХОДЯЩЕГО ДЛЯ НЕЕ ВСЕ РАВНО БЫЛ ТЕМЕН, ДА ЭТО И НЕВАЖНО. ГОЛОСА ТАК И НЕ ОФОРМИЛИСЬ В СЛОВА, А БУБНИЛИ И ТИХО ЩЕБЕТАЛИ. А МОЖЕТ, ЭТО ПРОСТО БЫЛ НЕЗНАКОМЫЙ ЯЗЫК. НО ДАЖЕ И ЭТОТ НЕПОНЯТНЫЙ ГУЛ ОЧЕНЬ МЕДЛЕННО, ОЧЕНЬ - ОЧЕНЬ МЕДЛЕННО СХОДИЛ НА НЕТ, А ПОТОМ И ВОВСЕ ЗАТИХ.
   ОНА ОТКРЫЛА ГЛАЗА И ПОЧУВСТВОВАЛА СЕБЯ ОТДОХНУВШЕЙ, А ВРЕМЯ ВСЕ ТАКИМ ЖЕ РАСТЯНУТЫМ. ПРЕДБАННИК, УТРАТИВШИЙ СТЕНЫ, ПРОСТО СТАЛ ШИРЕ. ВЕЗДЕ БЫЛ БЕЛЫЙ СВЕТ, НО НЕ БЫЛО ОКОН. ЭТО БЫЛА КОНТОРА. ОБЫЧНАЯ КОНТОРА, НО СТАРОМОДНАЯ, С ОБСТАНОВКОЙ ГОДОВ ШЕСТИДЕСЯТЫХ. ЗАЗВОНИЛ ЧЕРНЫЙ ЭБОНИТОВЫЙ ТЕЛЕФОН. ОНА КОЕ- КАК ПОДНЯЛАСЬ, НОГИ БЫЛИ ЕЩЕ ВАТНЫМИ. МУЖСКОЙ ГОЛОС В ТРУБКЕ ПОИНТЕРЕСОВАЛСЯ:
  - ТАК ЧЕГО ЖЕ ВЫ, ГРАЖДАНОЧКА, ХОТЕЛИ ?
   НЕСКОЛЬКО РАСТЕРЯВШИСЬ ОТ ТАКОГО ОБРАЩЕНИЯ, ОНА УЖЕ НЕ ЗНАЛА, ЧТО И ОТВЕТИТЬ. А ГОЛОС ДОВОЛЬНО ЯДОВИТО СПРОСИЛ :
  -НУ ЧТО, МОЛЧАТЬ БУДЕМ ? А ВЕДЬ КАКОЙ СКАНДАЛ УЧИНИЛИ ! САМИ ЯВИЛИСЬ В НЕПРИЕМНЫЕ ЧАСЫ, А ТУДА ЖЕ - СКАНДАЛИТЬ. А ЕЩЕ ДАМА ! ПОЖАР ТУТ УСТРОИЛИ...
   ЕЙ ОПЯТЬ СТАЛО СМЕШНО, И ОНА ОТВЕТИЛА ПЕРВОЕ, ЧТО ПРИШЛО НА УМ :
  - Я ХОЧУ ЗНАТЬ ТО,ЧТО ЗНАЕТЕ ВЫ.. И САМА ДЕЛАТЬ ЧУДЕСА.
   - А ЗДЕСЬ НЕ ЦИРК, МОЯ МИЛАЯ. ФОКУСЫ - ЭТО В ЦИРКЕ.
  - А ЧТО ЗДЕСЬ: ЛАБОРАТОРИЯ, КОНТОРА, ОПТИЧЕСКИЙ ОБМАН ? ПАЛАТА С МЯГКИМИ СТЕНАМИ ДЛЯ ТЕХ, У КОГО БАШНЮ СНЕСЛО ? ЧТО ?
   - А ВЫ КУДА ХОТЕЛИ ПОПАСТЬ ?
  - Я - ТО ? В ШКОЛУ, В АКАДЕМИЮ, В БИБЛИОТЕКУ. В ХРАМ КАКОЙ - ТО НАКОНЕЦ. Я БОЛЬШЕ НЕ МОГУ ТАК ПРОПАДАТЬ ОДНА. ГДЕ УЧИТЕЛЯ, ГДЕ КНИГИ, ГДЕ МАГИ, ГДЕ ЖРЕЦЫ, ПРОВОДЯЩИЕ МИСТЕРИИ ?
   - ЧТО ЗА НАРОД! ВЫ, НАСКОЛЬКО Я ПОМНЮ, ДАЖЕ БУЛГАКОВА ДО КОНЦА НЕ ОСИЛИЛИ, А ТУДА ЖЕ: МИСТЕРИИ ИМ ПОДАВАЙ ! ВЫ ХОТЯ БЫ В КУРСЕ, КОГДА НАЧИНАЕТСЯ ПОНЕДЕЛЬНИК ?
  - ЧТО ЗНАЧИТ - КОГДА ? В НАЧАЛЕ НЕДЕЛИ.
  - ДА БУДЕТ ВАМ ИЗВЕСТНО, ЧТО ПОНЕДЕЛЬНИК ОБЫЧНО НАЧИНАЕТСЯ В СУББОТУ. И НЕ ЗНАТЬ ЭТОГО ПРОСТО НЕПРИЛИЧНО ! А МОЖЕТЕ НАИЗУСТЬ ПРОЧЕСТЬ, ДОПУСТИМ, СТИХОТВОРЕНИЕ: " ВАРКАЛОСЬ... ГЛЮВКИЕ ШОРЬКИ ПЫРЯЛИСЬ ПО НАВЕ И ХРЮКОТАЛИ ЗЕЛЮКИ, КАК МЮМЗИКИ В МОВЕ" ? КАК, И ЭТОГО НЕ МОЖЕТЕ ? ТАК ПОТРУДИТЕСЬ К СЛЕДУЮЩЕМУ РАЗУ ВЫУЧИТЬ, ЛЮБЕЗНЕЙШАЯ. А ЗАСИМ ПОЗВОЛЬТЕ ОТКЛАНЯТЬСЯ !
   НАКОНЕЦ АБСУРДНОСТЬ СИТУАЦИИ НАЧАЛА ДОХОДИТЬ ДО НЕЕ. ОПЬЯНЕНИЕ ПРОШЛО, И ОНА УВИДЕЛА СЕБЯ В ПУСТОЙ ДУРАЦКОЙ КОНТОРЕ С ТЕЛЕФОННОЙ ТРУБКОЙ В РУКАХ. ДА И ТРУБКА ЗАМОЛЧАЛА, ВИДИМО, НАВСЕГДА. ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, ЗАЧЕМ Я ЗДЕСЬ, ЧЕГО МНЕ НАДО ? ХОЧУ СТАТЬ ВЕЛИКИМ МАГОМ И УДИВЛЯТЬ ЛЮДЕЙ ? ИЛИ ЭКСТРАСЕНСОМ, ИЛИ ГИПНОТИЗЕРОМ ? А МОЖЕТ, ЛУЧШЕ УЖ СРАЗУ КОСМОНАВТОМ ИЛИ ПОЖАРНИКОМ... ВОТ СМЕХ - ТО ! ОНА ПОНЯЛА, ЧТО КАК - ТО ОПОЗОРИЛАСЬ. НО КРОМЕ УСТАЛОСТИ И ДОСАДЫ, НИЧЕГО НЕ ЧУВСТВОВАЛА. НА САМОМ ДЕЛЕ ХОТЕЛА ОНА БУКВАЛЬНО СЛЕДУЮЩЕГО :ПРОСТО ВЕРНУТЬ СЕБЕ СВОЮ СОБСТВЕННУЮ ЖИЗНЬ. ОСВОБОДИТЬСЯ НАКОНЕЦ, ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, ЧТО ВООБЩЕ ПРОИСХОДИТ И КАК ЕЙ ДАЛЬШЕ БЫТЬ. НАЙТИ СРЕДУ ОБИТАНИЯ, ГДЕ ОНА НАКОНЕЦ ПОЧУВСТВУЕТ СЕБЯ СЧАСТЛИВОЙ .
  ЕЙ СТАЛО ГРУСТНО И КАК - ТО НЕЛОВКО. БЫЛО ТАКОЕ ЧУВСТВО, ЧТО ЕЕ ВЫДВОРИЛИ, ОТ НЕЕ ОТДЕЛАЛИСЬ, И ОНА ОПЯТЬ ОСТАЛАСЬ ОДИН НА ОДИН СО СВОИМИ ПРОБЛЕМАМИ .
  
  
  
  Проснулась она на этот раз ни свет ни заря. На подносе лежала горка пепла. Первое, что подумалось ей в привычной реальности, было:
  - Надо же : варкалось... шорьки какие - то глювкие... понедельник в субботу ... Ну и попала же я на старости лет!
   А при воспоминании о мюмзиках она вообще начала погружаться в депрессию. Вот так всегда. А как хорошо начиналось ! Теперь всю радость как корова языком слизала. Больше всего хотелось притвориться, что ничего такого не было. Ни косы, ни Клаустрофобии Сигизмундовны, ни лифта этого дурацкого. Однако ноги, которыми она пинала в стены, болели. А на большом пальце правой ноги даже была ссадина.
  Она вспомнила чувство полной свободы, пережитое во сне. Закрыла глаза и попыталась его воспроизвести. Не тут - то было, у нее ничего не получалось. Оказалось, чувство полной свободы тоже надо тренировать. Она очень хорошо знала, что такое несвобода. Она сжилась с ней. Привыкла, притерпелась. Душа приспособилась жить в тесноте и сжалась в комок. Вероника привыкла, что ей говорят, что ей делать и куда идти. А теперь ей объявили : научишься быть свободной - заходи. Легко сказать !
   Избранный путь представился совершенно бесконечным. Страшило и одиночество в пути. В глубине души родилось совершенно запоздалое сожаление: зачем она покинула насиженное гнездо. Теперь она начинала с поздним, и потому бесполезным раскаяньем понимать, что это дорога в никуда. Отчетливо проявилась мысль, что чудес, оказывается, не бывает. Раньше она считала, что они где - то есть, надо только получить доступ на поле чудес. А теперь поняла, что одурачила сама себя, рояля в кустах не оказалось. Она снова стояла на исходной точке. Смешными и убогими показались ей претензии на какую- то особую жизнь. Для того, чтобы попасть в мир, куда она так стремилась, слишком много факторов должны были слиться в стройную цепь еще при рождении. Но этого не произошло. У нее закружилась голова, ноги сделались ватными. Она бродила по замкнутому кругу. Если это был не сон, то что это было ? И куда ей двигаться дальше ?
  Замкнутый круг в ее сознании угрожающе наливался отчаяньем. Это был тупик разума. Потом, как легкий укол, пришло озарение : это не окружность, а нижний виток спирали. И единственный путь не в плоскости, по касательной, а наверх, на другой виток. Просто продираться наверх. Это была другая геометрия. Не Евклид, нет. Тут требовалось другое мышление. Практики Евклида тут не годились. Это была геометрия Лобачевского. Пространственное, а не плоскостное мышление. Совершенно неизвестная для нее территория парадоксов. Все прежние знания сразу потеряли смысл, но легкая вибрация тела говорила о том, что она на верном пути. Сейчас самое главное - освободить свой разум, обрести новое видение. Бесполезно было пытаться осознать все это и как - то контролировать ситуацию. Логика ей больше никогда не поможет. Она вступала на чужую землю, и ей предстояло просто принять это новое мышление. Но закрепощенный разум сопротивлялся. Она разбудила воображение, но панически боялась, что мозг взорвется. Боялась, что начинает сходить с ума. И она решила сделать временную остановку на территории ощущения и подготовить свой мозг к тому моменту, когда ощущение само по себе становится знанием.
  Повинуясь внезапному импульсу, она подошла к телефону и сняла трубку. Уже знакомый противный голос произнес :
  - Страж Порога слушает.
  - Вы меня, наверное, не помните. Я к вам заходила вчера...
  - Заходила она ! Прекрасно помню : крайне неуравновешенная особа. Клаустрофобия Сигизмундовна до сих пор в шоке.
  - А где мне взять про этих вот... мюмзиков. К следующему разу.
  - С виду вполне живая женщина, а разговариваете, как астральная скорлупа. Как может человеческая самка быть такой ленивой и нелюбопытной? За столько лет вы так ни разу и не отодрали задницу, а как раз в той самой коробке, что стоит перед трюмо, у вас все первоисточники и лежат. Желаю всяческих успехов.
  И Страж Порога положил трубку.
  Она пошла в спальню и открыла коробку, которая много лет служила ей пуфиком. Там были книжки : "Фауст" Гете, "Мастер и Маргарита" Булгакова, "Алиса в стране чудес" Льюиса Кэррола, какой - то "Молот ведьм" и "Понедельник начинается в субботу" братьев Стругацких. Ни фига себе! Брошу я свои дела - буду вам тут...
  Но в глубине души она уже точно знала, что и бросит, и будет, как миленькая...
   Глава 4.ПОРОГ ВТОРОЙ. КЕССОННАЯ БОЛЕЗНЬ В ЧИСТОМ ПОЛЕ.
  
  В налоговой уже чувствовалось приближение Нового года. Дед Мороз еще и не запрягал в Великом Устюге, а в инспекцию, как осетры на нерест, косяком перли тетки с коробками конфет. Телефон с самого утра трендел беспрерывно и к обеду раскалился добела.
  Вероника на работу шла в некотором напряге, все вырабатывала новую линию поведения - выстраивала оборону. Но приняли ее, как родную, словно никакой Веры и не существовало. Получалось, что двадцать лет беспорочной службы пошли коту под хвост. Атмосфера пира во время чумы окружала ее плотным облаком и опаляла присутствующих горячим дыханием всех пустынь земного шара вместе взятых. Работа была сама по себе, а народ жил кипучей жизнью сам по себе. До работы ли было, когда беспрерывно приходилось то записываться в парикмахерскую, то подписывать открытки родным и близким, то заказывать билеты на самолет. Одного чаю выпито было четыре чайника, а от конфет у всех уже слипалось не только то, что вы подумали, но и мозги.
  Вдобавок из кабинета в кабинет бегал ненормальный не то экстрасенс, не то знахарь, который опоздал платить за патент. Чтобы задобрить налоговых нимф, он теперь с пятидесятипроцентной скидкой всучивал всем заряженные палочки молчания. По его словам, эти палочки нужно было держать в зубах день или два, если не больше, изо рта вынимать только во время сна и еды. И все это время молчать, как партизан. Экстрасенс объяснил, что продолжительное молчание способствует накоплению праны, то есть жизненной энергии. Вероника представила, сколько же этой праны у нее накопилось за семнадцать лет молчания и поняла, что может смело давать ток, чтобы освещать вечером все улицы их небольшого города без ущерба для здоровья. Но народ палочки брал, раз дешево. Только никто в рот их не засовывал - брали в основном на подарки, мужьям или еще кому. В комнате стоял гул, как в окрестностях Ниагарского водопада, поскольку все говорили одновременно.
  Обсуждался животрепещущий вопрос : где лучше устроить корпоративную вечеринку, и главное - по сколько скидываться. Какая уж тут палочка молчания ! Ходили упорные слухи, что начальство собирается устроить нечто концептуальное : с маскарадными костюмами, основательной выпивкой и гостями из дружественных организаций. Какие организации могли питать дружеские чувства к налоговой инспекции ? Разве что коллектив лепрозория... Но начальству, конечно, виднее.
  В атмосфере домыслов и интригующих предположений пир во время чумы шел горой. Веронику единогласно выдвинули в оргкомитет. Она представила, как прямо перед праздником, неотвратимый, как Каменный Гость, заявится Лукин, и содрогнулась. Нет, только не это.
  Экстрасенс пристроился на уголке стола и раскладывал всем желающим карты Таро. При этом он врал, как сивый мерин. Но врал все позитивно, и народ внимал с превеликим удовольствием. Вероника успела сходить на организационное собрание и вернуться, а он все лепетал, как тетерев на току.
  Потом он пристал уже к Веронике, но в данном случае не на ту нарвался. Тогда неунывающий экстрасенс стал набивать себе цену, рассказывая, что к нему не зарастает народная тропа и записывается аж по пятнадцать человек в день.
  - Тогда непонятно, почему вы еще живы. Ведь в норме ни один колдун не может вылечить более пяти человек в год - таковы реальные затраты энергии.
  - Да вам - то откуда это известно?
  Вероника даже не потрудилась ответить, но посмотрела - то ли бритвой по горлу, то ли серпом... И все почему - то сразу поняли, что ей как раз известно. И моментально пересох Ниагарский водопад, и воцарилась благословенная тишина. Экстрасенс от вероникиного взгляда поперхнулся, но оптимизма не утратил. Начал приглашать ее к себе - на консультацию, причем совершенно безвозмездно. То есть даром. Вероника совсем было хотела его послать всем известной тропой, но вдруг осознала, что голос у него очень похож на тот, что она слышала в телефонной трубке. И смирилась со своей участью.
  
  
  
  Колдун Саня жил на самой окраине города в частном секторе. Имел деревянный дом, огород десять соток и сарайку с кабанчиком. Ростика он был маленького, и в бороде своей, на фоне своих владений, смахивал на господина Ау из одноименного произведения. То есть было в нем что - то крестьянское.
  А в избушке у деревенского колдуна радовал глаз живописный хаос. Нагромождения старых железяк создавали совершенно неповторимую эстетику. В сенях в клетке сидел красавец петух с курицей, на которую было просто больно смотреть. Петух в клетке сразу обозначил мысленную связь Сани с кровавыми жрецами вуду. Хозяин вид имел плутоватый, но лицо у него было красивое и благообразное, а глаза очень ясные и голубые. В комнате пахло не то ладаном, не то еще чем то культовым, и через некоторое время голову у нее повело от этого фимиама. На нее снизошло блаженное отупение, и она уютно устроилась в кресле.
  Пространство комнаты тоже было структуировано по модели вселенского хаоса. Было совершенно непонятно, как хозяин разбирается в этих залежах брошюрок, газетных вырезок, листочков. На полках стояли многочисленные водочные бутылки, наполненные загадочными жидкостями: живой и мертвой водой, какими- то отварами, зельями приворотными и прочей прелестью, что идет от лукавого.
   Хозяин говорил много, быстро, и вроде ни о чем. Просто нанизывал слова и словечки, как бусики, колоритно вставляя ненормативную лексику, а взглядом тяжело упирался в глаза. У колдуна был один существенный недостаток: он не умел вовремя остановиться, поэтому многие его перлы не откладывались в памяти. Но кое - что она все таки успела положить в карманчик и унесла с собой. А именно: хоть волшебство его было простым и житейским, подтвердилось ее наблюдение о том, что во время этих практик время действительно странно растягивалось и не соответствовало общечеловеческому .
   - Давно ли вы практикуете, а мыслите уже, как настоящий маг - парадоксами. Я, знаете ли, по сказкам материал собирал. Там же все делается по принципу раз - и готово. Это как раз из практики черных магов. Для себя возьмите на заметку : если у вас за будущую помощь просят плату, - ну, знаете, как в кадровом или квартирном агентстве, - да еще и темнят : отдашь мне первое, что встретишь, или самое дорогое, а что именно, не говорят - это все черные маги.
  Было понятно, что Саня только с виду так безобиден, и сейчас он ее явно пытается гипнотизировать. Состояние гипнотического транса она восприняла как отдых. И пока хозяин вел свои хитроватые дозволенные речи, она думала о своем. Нет, ее не привлекала такая жизнь. Ее согрела наивная теплота этого ремесла. Она увидела , что труд этот тяжелый и неблагодарный. Но должен же кто - то и от запоя лечить, и грыжи заговаривать, и порчу снимать. Деньги за это, конечно, лучше не брать, но как же тогда жена и детишек двое...Тут до нее дошло, почему так нелюбезен был голос в эбонитовом аппарате и как бестактен был ее визит в контору в неприемные часы.
   Единственное, что портило впечатление, было периодическое, но упорное, как двадцать пятый кадр, санино напоминание, что вообще - то он берет сто рублей в час. Но иногда консультирует и бесплатно - интересных женщин. "Вот почему, " - думала Вероника, - "если мужик маленького роста, то ему непременно хочется так или иначе подчинить себе большую женщину. Каждый зверь в лесу, прежде чем что - то съесть, примеряет это к попе. Человеческий самец, напротив, стремится, чтобы добыча значительно превосходила его размерами."
  Вероника взгляд свой притушила, а Саня окончательно раздухарился и уже велел ей раздеться по пояс, чтобы срочно провентилировать чакры.
  Ну, я сейчас тебе покажу, старый козел.
  И откуда ни возьмись, появился у Сани на спине вентилятор, примерно как пропеллер у Карлсона. Жужжа этим вентилятором, Саня поднялся под потолок и начал там описывать круги. А в сенях петух дурным голосом орал : "Сто рублей в час! Сто рублей в час!" Картина маслом.
  С полчаса Саня летал под потолком, а Вероника невозмутимо расположилась в кресле, вытянув ноги. Зато все удушающие ароматы из помещения выветрились, стало свежо, и Вероника почувствовала себя гораздо лучше. Саню в полете укачало, и он стал жалобно просить полиэтиленовый пакет. Только этого не хватало. Вероника встала, казенным голосом объявила : "Тишина в эфире, посадку разрешаю!" И сразу замолчал петух, а обессиленный Саня медленно спланировал на пол.
  Умирая от хохота, Вероника выскочила из дверей за ворота.
  Когда она отдышалась и успокоилась, то увидела, что местность кругом простиралась совершенно незнакомая, и как отсюда выбираться, было совершенно непонятно. Однако вечерело, и Веронике совсем не улыбалось ночевать тут одной в чистом поле. Она огляделась и потянула носом. Ну, так и есть : всюду жизнь! Она пошла напрямик, ориентируясь по запаху шашлыка. И оказалась на оживленной трассе, возле придорожной стекляшки.
  И хорошо, что ни честь ее девичья, ни кошелек не пострадали. Она даже купила себе пластмассовую кружечку кофе и выпила ее на вечерней прохладе. У стекляшки останавливались машины, автомобилисты выходили, разминались, покупали гамбургеры. Она знала, что в эту минуту где - то на трассе М - 5 пил чай из пластикового стаканчика Коля Лукин, не ведающий, что жена развелась с ним в одностороннем порядке. Ее теперешняя жизнь была очень напряженной и интересной, гораздо более волнующей, чем та, предыдущая. Но в ней по - прежнему не хватало простых сенсорных радостей. Поэтому кружечка кофе на воздухе воспринималась как маленький праздник. Увлекательная экскурсия в такой забытый физический мир.
  Нет, так нельзя. Надо взять себя в руки. Хорошо, что так все обошлось. А могло быть и хуже : ведь могла и действительно в старого козла, или импотентом сделать. Всегда существует соблазн поиграть психологическими мускулами перед слабаками - соблазн темной стороны. Хороший джедай должен свою силу держать в узде. То есть главный принцип мага такой же, как у врача : не навреди. А то начнешь карать и миловать направо - налево, нам это только давай...
  Мрачные мысли тревожили душу Вероники. Что же получается : сейчас так все и будет происходить - по щучьему велению, по моему хотению. Когда она это осознала, все желания умерли в ней мгновенной смертью, и она почувствовала себя Великим Нехочухой. Под грузом ответственности она почувствовала себя еще и древней старухой. Не старой, а именно древней.
  Тихая радость первых дней сменилась паникой. Веронике очень давно никто ничего не дарил. Ну, дарили, конечно : на день рождения. Но всегда что - нибудь полезное. Утюг, кастрюли. Цветы дарил Лукин на восьмое марта. Но не те, которые она любила, а недорогие. Практичные такие букеты, чтоб как у людей. А теперь подарки сыпались на нее, как листья осенью. И она начала бояться, что это неспроста. А вдруг придут и потребуют за это что - нибудь невообразимое. Жизнь приучила осторожную Веронику, что она должна страдать и отдавать. Если ей что - нибудь давали, она сразу чувствовала себя виноватой и думала, как отплатить. А сейчас, внезапно проснувшись от долгого сна, она вдруг обнаружила, что ни с того, ни с сего покинула территорию выживания и оказалась на территории процветания. А тут действовали какие - то другие законы, которых она не знала. Как перейти границу этих двух территорий ? Где эта неуловимая грань перехода, где они, эти звездные врата из мира в мир ? Поскольку это действительно разные миры, разные измерения, разные планеты с разным составом воздуха. И населяют их разные люди. Одни показывают всем кузькину мать, а другие так навсегда и остаются за бортом - влачить жалкое существование аутсайдера и доставать всех рассказами о своих былых успехах.
   Она умела быть бедной и больной, а богатой и счастливой не научилась. Практики не было.
  Пополнять ряды многочисленных волонтеров практической магии она точно не собиралась, поскольку считала, что магия работает внутри сознания, а вот жабы эти толченые - ерунда и вчерашний день. Лет шестьсот назад, может, и имело смысл, но мы его утратили и, похоже, окончательно. Так старательно истребляли колдунов обоего пола, что с ними истребили и все их секреты. Вот и продвигаются они наощупь, методом тыка. Если что и получается, то сами не знают - почему. Повторяют, как попугаи, чужие заклинания, а текст еще сто лет назад кто - нибудь переврал. Самим нужно трудиться, создавать. Слово и есть главный инструмент магии. Самые сильные маги - это вообще писатели и поэты. И композиторы еще. А как же? Звук древнее слова, предок его. Среди парфюмеров опять же много магов.
   А деревенские все больше любят на водичку наговорить, на соль, на кровь, на яичко от черной курицы. Да травы заварить, да с молитвой - вот это ее больше всего и удивляет.. Все смешалось в доме Облонских.
   Все магические ритуалы достались нам от древних, от язычников. Как же можно, прибегая к помощи языческих богов, христианской молитвой это все сопровождать? Что такое открыл Еве змей, что Бог их сразу же из рая выдворил? Силы язычества дарили человеку всю свою мощь, но даже в те времена практической магией занимались только специально отобранные люди. Древние понимали, насколько все это опасно. Магия - это в первую очередь огромная ответственность, если берешься исправлять промысел божий и манипулировать людьми. Настоящий маг высокой ступени воздействует на самого себя - это и есть высший пилотаж практической магии. Этому же учит и христианская религия - высокой дисциплине, работе с собой и внутренней ответственности. Если стоишь на низкой ступени развития - ты язычник,
   Простую женщину Веронику, к таким раздумьям непривычную, слегка затошнило. Ее потянуло домой, под старое теплое одеяло. Пусть все будет, как прежде. Это ошибка. Она тихонько положит эту косу проклятую, где взяла. Ей стало страшно. Она захотела обратно : в ненужность, в бессловестность, в кому житейскую. Туда, где все знакомо, просто и понятно. Вдобавок ее основательно продуло, пока она стояла на зимнем ветру.
   - Женщина, вам плохо?
  У стекляшки остановилась скорая помощь, и молодые усталые врачи вышли поесть шашлычка.
   - Да, мне плохо. Мне очень плохо. Я замерзла, я не знаю, где нахожусь, я хочу домой.
  Усталый врач посмотрел на нее внимательно и даже пульс пощупал. Потом ни к селу, ни к городу пробормотал : кессонная болезнь, ничего, сейчас пройдет. Руки не отпустил, так и держал за пульс, пока вел к машине с красным крестом. Пожилой водитель заворчал :
  - Это кто еще такая ? У меня тут не такси вам!
  Вероника сразу же рыпнулась в сторону, к отказам она была как раз привычная.
  - Нет, Мюмзиков, именно такси у нас. Только для больных людей, понятно ? А женщина как раз больная, мы ее домой будем транспортировать.
  - Она не наша больная, а приблудная, вы ее на дороге подобрали. Должен я всех подбирать, она, может быть, пьяная и всю машину мне обрыгает
  - А тебя, Мюмзиков, не для того на эту работу взяли, чтобы ты больных сортировал на наших и не наших. Раз больная - значит наша. На машине у нас что написано ? Скорая помощь ! Вот и помогай, и поскорее желательно! А не то быстренько отправишься обратно в ассенизаторы.
  - Чуть что, сразу стращать. А еще доктор, в очках. Мне что, бензин казенный.
  - Давайте, Вероника Аркадьевна, я вас подсажу. Вот сюда, полежите, вам тут удобно будет. Сейчас доктора быстренько покушают и поедем.
  - Куда везти - то?
  Вероника хотела объяснить суровому Мюмзикову, но доктор адрес назвал и даже сказал : третий этаж.
  - Без лифта?
  - Без лифта.
  - Спасибо, хоть не десятый.
  Вероника хотела удивиться, но сил у нее на это не было. Она прилегла и закрыла глаза. Мотор работал, мерно бухтел Мюмзиков, было тепло, она согрелась и заснула.
  Когда проснулась, они уже ехали, а шустрый доктор на ходу читал санитарам лекцию о технике безопасности при глубоководных погружениях и кессонной болезни, иначе называемой декомпрессионной.
  - Тут налицо, коллеги, явное нарушение техники безопасности при глубоководных погружениях. Нарушен главный принцип адаптации - постепенность, что и привело к отравлению кислородом. Хрипы в легких, онемение кончиков пальцев, сонливость, апатия , иногда даже слуховые и зрительные галлюцинации. При легких формах лечебные мероприятия сводятся к подъему пострадавшего, переключению его на дыхание обычным атмосферным воздухом, покой, тепло. Что касается коматозных состояний, летаргических снов и прочих анабиозов, то тут налицо попытка живого организма сохранить биологическую жизнь, полностью исключив затраты энергии. Невозможность адаптироваться к запредельной ситуации вынуждает человека отключаться от внешнего мира. Например, мышь - перогнат настолько мала, что весит менее десяти граммов. Так она, коллеги, погружается в спячку при каждом неблагоприятном воздействии. Иначе говоря, дохлой прикидывается, чуть что : холодно, воды нет, есть нечего, носорог громко топнул... Человеческая особь может также отреагировать и другим способом. Аутизм, например. Идеальными условиями для возникновения как психического заболевания, так и любой тяжелой зависимости, включая алкоголизм и наркоманию, являются : нищета, любая форма деспотизма - как - то домашнего, служебного, государственного и даже, коллеги, сексуального. Любые формы подавления и запугивания человека крайне опасны для состояния здоровья и приводят порой к необратимым последствиям. Как себя чувствуете, Вероника Аркадьевна?
  - Ничего, только на душе как- то муторно.
  - "На душе муторно" это не к нам, мы больше телесными недугами занимаемся.
  - А к кому же мне?
  - Можно к психиатрам, а можно и просто в церковь сходить, тоже помогает.
  Между тем машина подъехала к дому, ловкие санитары моментально усадили протестующую Веронику на носилки и рысью потащили на третий этаж. Она чувствовала себя персонажем арабских сказок - восточной принцессой, которую верные рикши, или как они там правильно назывались - несли среди восхищенной толпы домой, во дворец. Так ее и занесли прямо домой, сидящую на носилках. Мюмзиков бежал впереди, словно глашатай, и подсказывал, где налево, а где чуть приподнять.
  - Спальня где?
  Младший Лукин от удивления язык проглотил, и только молча простер руку. Веронику с носилок ловко перекинули на кровать, а Лукину вручили неизвестно откуда взявшееся опахало со словами :
  - А вы махайте на нее, махайте! Нечего тут столбом стоять! Не видите - женщине дурно!
  А на прощание грубый Мюмзиков наклонился прямо к уху тупо махавшего Лукина и сказал громко, страшным голосом :
  - И посуду чтобы немедленно вымыл, маленький засранец ! И чаю ей с вареньем прямо в постель! Вернусь, узнаю, что не подавал - убью!
  С этими словами вся восточно - медицинская свита удалилась. Вероника посмотрела на Лукина, томно махавшего опахалом. Ее опять охватили симптомы отравления кислородом, она закатила глаза и заснула.
  В эту ночь ей ничего не снилось - какое счастье ! Она просто, по - человечески спала.
  Ночью она проснулась от того, что прямо над ухом кто - то методично рвал толстую бумагу. Она открыла глаза и увидела, что перед зеркалом сидит девочка лет семи в старинном платье, красивая, как кукла. Девочка отрывала тонкие полоски от пергаментного свитка, исписанного незнакомыми буквами. Она увидела, что Вероника наблюдает за ней.
  - Тетя, у тебя чернила есть ?
  - Нету чернил, мы шариковыми ручками пишем.
  - А пергамент есть ?
  - Нету пергамента.
  - Что ж такое : чего не спросишь, ничего нету. Ну, а чертополох есть ?
  - Зачем тебе чертополох, ребенок ?
  - Когда делаешь первый круг, кресты нужно делать из чертополоха, это всякий знает.
  - А на бумаге у тебя что написано ?
  - Разве вы не видите : имена Бога. Элои Эль Элоим Элейон Зебайот Эсцерейс Иа Адонай Тетраграмматон...
  - Как же ты все эти слова выговариваешь - такая маленькая... Шла бы ты спать, девочка. Тебя, наверное, мама ждет.
  - Нет, не гоните !!! Я сейчас все приготовлю и начну делать первый круг...
  - Ночь на дворе, какие круги, что ты... Уходи, я очень устала...
  Девочка в отчаянье топнула кукольной ножкой, но пропала.
  
  
  Наутро измочаленная вчерашним Вероника встала с одра своей странной болезни. На полу возле кровати валялись полоски толстой бумаги, исписанные неведомыми буквами. Тихо ругаясь, Вероника ползала по полу, собирала эти обрывки. Наконец собрала и вышла на кухню, чтобы выбросить в мусорное ведро. Была идеальная чистота, как в операционной. Посуда вся вымыта, на столе чистая скатерть, варенье в вазочке. Чайник был горячий, а пахло, как в самой гуще бразильской кофейной плантации. В углу стояло прислоненное к холодильнику опахало. На холодильнике - записка :" Мамуля, я на занятиях, завтрак в холодильнике. Целую. Сын. " Этого Вероника вынести уже не смогла и пошла к телефону.
  - Страж Порога слушает..
  - Ой, доктор, это вы! А где...
  - Тот противный, как вы изволили выразиться, это Страж первого порога. Вы, коллега, очень уж рьяно взялись за дело, что и привело к вчерашнему эпизоду. Я снова и снова вынужден напомнить вам, что постепенность - основа основ адаптации. Вы сами прекрасно знаете, в каких случая уместна спешка. Так что теперь, коллега, милости прошу ко мне, если что. Только учтите, драгоценная, что вызовов у нас действительно много, давайте уж без крайней необходимости... Мы вас наблюдаем, все, что вам нужно знать, своевременно сообщаем. Но и вы уж не сочтите за труд - слушайте хоть иногда и смотрите. Знаки читайте. Если уж сомнения берут, то знаков должно быть не менее трех. Знамения, андерстенд?
  - Андерстенд. Ферштейн даже.
  Вероника трубку бросила. Вот козлы. Телефон зазвонил снова. Грубый Мюмзиков сказал в трубке:
  - За козла ответишь.
  И все пропало.
  Вероника припомнила вчерашнее и стала собираться к заутрене. Шарф одела красивый, лицо привела в соответствие и пошла потихоньку. Ближайшая церковь располагалась в бывшем кинотеатре, недавно открылась, ненамоленная еще была. Вероника купила свечек и прошла. Служили молоденькие заспанные юноши из духовной семинарии, а из паствы была только она одна.
  На полу лежали чистенькие половички, на окнах цветочки. Было покойно и по - домашнему. Вероника зашла и начала свечи перед образами зажигать. В глаза заглядывала Параскеве Пятнице, Божьей Матери Скоропослушнице. Но те смотрели куда - то вдаль и Веронику не слышали. Нянчили младенца Одигитрия и Елеуса, и Вероника не стала отрывать их от такого важного дела. И только Спас Недреманное Око все видел и все про всех знал. Вероника молитву прочла, но говорить с Господом не решалась. Перед Распятием вдруг осмелела, увидев измученный лик в терновом венце, и спросила :" Что же делать мне, Господи ?" И еще долго стояла, тщетно дожидаясь ответа. И сказал измученный Господь честной женщине Веронике : " Посмотри, как мне больно. Но я не ропщу. Что же вы затрудняете - кто Создателя, кто дьявола - по всякому пустячному поводу. Я создал вас по образу и подобию своему, я дал вам мозги и свободу воли. Я дал вам десять заповедей для счастливой жизни. Все, о чем вы меня просите, вы можете дать себе и сами. Ты уже сделала выбор, так кто же за него должен отвечать?.. Живи свою жизнь сама, а когда придет время - заплати за все."
  Свеча затрещала и погасла, не догорев. На улице Вероника шарф на голову набросила и задумалась пуще прежнего.
  Любая дорога ведет к храму. Без веры человек жить все равно не может. В трудные минуты, когда требуется помощь свыше, когда уже не на что опереться внутри себя, человек приходит в храм, хоть на время оставляя свои рога и копыта за порогом. Но, принимая христианство, готовы ли мы в сердце своем быть христианами? Не сводится ли в итоге общение с Христом к присутствию при обряде, смысл которого остается для нас темен? Неужели, возникнув две тысячи лет назад, христианство так и осталось религией будущего? Господь создал нас по образу и подобию своему. Но как это трудно. Не убивать, не предавать, ненавидящих и обидящих нас - простить. Человечество отказывается повзрослеть и принять на себя ответственность. А древние боги - такие же, как мы : ревнивые, мстительные, похотливые. Человеку ближе язычество как вечное детство.
  Осеняя себя крестом, каким же богам мы на самом деле молимся?
  
  
  Не в силах найти ответы на вечные вопросы, Вероника прибегла к первому правилу Скарлетт О~Хара и решила, что подумает об этом завтра. Тем более, что ей, как ни крути, свою жизнь тоже нужно было как - то жить, и Господь наверняка это понимал.
  Поэтому она бодрым строевым шагом отправилась исполнять свои мытарские обязанности. Однако в кабинете было пусто, двери нараспашку, в воздухе пахло валерьянкой. Вероника разделась, открыла форточку, а дверь, напротив, закрыла и отправилась туда, где в особых случаях собирались все налоговички - то есть в женский туалет.
  
  Глава 5.О ЧЕМ МЕЧТАЮТ В ЖЕНСКОМ ТУАЛЕТЕ.
  
   В туалете стоял лондонский плотный туман, так как курилка была по совместительству там же. На дверях туалета красовалась аршинная надпись "НЕ КУРИТЬ". Давно замечено, что люди чаще всего курят именно под надписями "НЕ КУРИТЬ", а больше всего мусора бывает как раз под надписями "НЕ СОРИТЬ". Весь отдел в полном составе со скорбными лицами курил у окна, а из закрытой кабинки раздавались истерические рыдания.
  - Кто - нибудь скончался?
  - Ой, Вероника, не спрашивай. Это кошмар!
  - А если я все - таки захочу спросить?
  И Вероника немигающим взором уставилась на модницу Ларису. Лариса была не робкого десятка и тоже нахально уставилась на Веронику.
  - Слушай, да ты похудела! Килограммов на пять! Это меньше, чем за неделю! Я сейчас умру от зависти!
  - Нет, умрешь ты как раз не от зависти, а от полипов в прямой кишке, но это еще не скоро...
  - Ну и шутки у тебя, дурацкие, между прочим! Ну, колись : что ты принимала? Таблетки тайские, да? Ну и как?
  Рыдания в кабинке внезапно утихли, дверь открылась, и оттуда показалась, вся в слезах и соплях, их суровая начальница, советник первого ранга. Ибо ничто уже не кажется столь важным, и любое горе меркнет в лучах известия, что кому - то удалось похудеть на пять килограммов за несколько дней.
  - По какому вопросу плачем, начальник? А дверь у нас, между прочим, нараспашку!
  Народ сразу опомнился. Быстрее лани дамы покинули туманную долину скорби, и они остались вдвоем. Богатые тоже плачут, особенно женщины, если им за сорок. История была стара, как мир. Вечером мадам Калинкина пришла домой и упала там, сраженная известием, что после двадцати лет беспорочной супружеской жизни муж уходит от нее к другой. Злая разлучница, разумеется, была намного моложе, и при желании Калинкины могли бы ее просто удочерить.
  Разумеется, от такого известия любовь к законному и давно надоевшему мужу вспыхнула с новой силой. Ах, как знакомо каждому из нас это горючее чувство покинутости, разъединенности с любимым существом! Невозможность слышать, видеть, нюхать и трогать этого козла или эту стерву! Страшные проклятия в адрес коварной злодейки, которая, по идее, заслуживает благодарности и даже сочувствия. В первую минуту мы готовы на все, лишь бы вернуть отношения, от которых давным - давно ничего не получали : ни тепла, ни любви, ни участия. Мы забываем, что нас явно обделяли временем, деньгами и вниманием. Нас не ценили и даже нами пренебрегали. Нам кажется, что если мы истребим виновника или виновницу наших несчастий, то сразу все пойдет по - старому, как в первый год после свадьбы.
  На свете миллионы одиноких мужчин и одиноких женщин, которые только и ждут, чтобы мы им позвонили, написали и пригласили. Ибо ничего не вечно под солнцем. Кроме одного : невыносимых страданий, если нас бросили до того, как мы успели кого - то бросить.
  - Негодяй! Подлец! Сволочь! Я ему всю жизнь отдала! Терпела его дурной характер, капризы его дурацкие! Институт ему помогла закончить! Я его убью! Нет, лучше ее! Нет, лучше их вместе!
  Вероника скрестила руки на груди, вальяжно повела плечами и сказала :
  - А что, в самом деле ! Давайте помечтаем !
  И на полчаса они предались сладостным мечтам, перед которыми навсегда померкли застенки инквизиции, ужасы гестапо и опричнина вместе взятые. Самым гуманным выходом из положения была кастрация, причем медленная, по сантиметру в час. За тридцать минут они примерно сто двадцать два раза предали Калинкина и его Лолиту мучительной смерти. Но даже и мучительная смерть была для несчастных избавлением от самых извращенных пыток. Они даже устали. А кто сказал, что у палача легкая работа?
  Они посмотрели друг на друга, две немолодые женщины, и до них дошло, что они, как две дуры, мечут громы и молнии в женском туалете. Комизм ситуации встал перед ними во весь рост, и они расхохотались. Сотрясаемые истерическим смехом, они вернулись в отдел, где обстановка тоже сильно напоминала картину Репина "Запорожцы пишут письмо турецкому султану". Текст этого письма никогда не цитируется в учебниках истории. И недаром. Самое приличное выражение в нем, если память не изменяла Веронике, было "лошадиная срака". Поскольку каждая из присутствующих хоть раз в жизни сталкивалась с мужским коварством, то одно бессмертное полотно довольно быстро сменилось другим - "Утро стрелецкой казни". За этим приятным занятием их и застал обеденный перерыв.
  Усталые, но довольные, они вспомнили о своих обязанностях и разбрелись, кто куда.
   Калинкина приобрела наконец человеческий облик, и даже румянец заиграл на ее заплаканных щеках.
  - Вероника Аркадьевна, только вы можете мне помочь. Умоляю! Я заплачу, сколько скажете, только помогите! Можно же его как - то вернуть или порчу напустить. Есть же заклинания, растворы... вопрос жизни и смерти !
  Веронике уже в который раз стало тошно и захотелось назад, в свою прежнюю жизнь, когда ее никто не видел и не слышал. Но назад дороги не было, а покой ей только снился. Как мухи на мед, как бабочки на огонь, как рыба на нерест - всегда одно и то же. Как это не назови - любовь, секс, инстинкт продолжения рода - какая разница, влечение неодолимо. Чтобы полюбить, хватает одной минуты. Чтобы разлюбить, порой и жизни недостаточно. Неизлечимая болезнь человечества. У человека половых гормонов больше, чем у любой другой биологической особи. Зачем ему столько? О вопль женщин всех времен, о боль отвергнутой любви, о муки родовых схваток, о идиотизм брачного периода!
  Но Вероника была в первую очередь женщиной, поэтому она сказала то, чего говорить, как ей казалось, не имела права :
  - Послушайте меня и постарайтесь услышать. Бесполезно говорить, что все пройдет и время все вылечит. Это правда, но она никогда никому не нужна. Я скажу вам другое : у любого заклятья, у любого приворота есть свой срок. Это может быть один год, либо три года, три месяца и три дня. Или даже семь лет - кто знает. Что будет с вами, когда заклятье кончится, а чары рассеются? Любимый покинет вас мгновенно и безжалостно, а меня рядом не будет...
   Есть и вечное заклятье - до гробовой доски, но оно опасно для мага, потому что навсегда связывает судьбы. Мы в ответе не только за тех, кого приручили. Мы навсегда связаны с теми, кого обманули, кому причинили боль, кого заколдовали. И чем сильнее боль, тем крепче связь. Я не знаю ни вашего мужа, ни девчонки этой, и ни за какие коврижки не соглашусь быть связанной с ними навеки.
  Но бывает и по - другому. Очарованный муж к вам вернется, но вы никогда не сможете забыть того, что произошло. Он будет думать, что любит вас, но вы его любить больше не сможете. Вы будете его ненавидеть, но расстаться с ним не сможете - до конца заклятья. И никто вам не поможет, потому что заклятье на любовь обратной силы не имеет.
  И еще одно. Если найдется маг более сильный и расколдует вашего благоверного, то он получит власть над моей жизнью и смертью. Знаете, как в сказке о Кощее Бессмертном.
  Гробовое молчание воцарилось в комнате после таких слов. Убитая горем мадам Калинкина поняла, что сейчас случайно прикоснулась к чему - то темному и страшному, а Вероника поняла, что больше она здесь оставаться не хочет. Увольняться ей отсюда надо. Не будет ей теперь никакого покоя.
  - Так что же мне делать? Как я теперь буду жить, кому я нужна...
  - Просто ждать, потому что вы снова выйдете замуж. А чтобы ждать было легче, мы уймем тоску... только форточки не закрывайте.
  Калинкина сидела и послушно мерзла, а в открытую форточку заметала пороша снежную пыль, и укрывала ей забытые бумаги на столах. Наконец Вероника подошла к окну, и тут в него залетел воробей.
  Вероника держала замерзающую птицу в руках и с нежностью думала, что воробей был священной птицей Афродиты и единственным из всех пернатых, кто видел казнь на Голгофе. Маленькая невзрачная птица, а совсем не может жить в неволе. Всегда рядом с человеком, но не в клетке. Символ освобождения от любой тирании, торжества после долгих страданий. Она согрела воробья в ладонях и прошептала ему в нежные перышки:
  Спокойно и просто,
  Без желчи и злости,
  Мы к новой судьбе отправляемся в гости.
  
  Не плачь, не зови,
  Если перья в крови.
  Мы снова взлетаем - подранки любви.
  
  Забудь, все пустое.
  Один, а не двое.
  В осколки непрочное счастье мирское.
  
  К утру не страшны
  Наши страшные сны.
  Замри, продержись до ближайшей весны.
  
   Воробей огляделся, деловито кивнул и был таков.
  - И это все? - недоверчиво спросила Калинкина. И вдруг, к удивлению своему , почувствовала : да, это все.
  Прах к праху, прошлое к прошлому, тоску и печаль - на ветер.
  Мадам Калинкина пережила состояние, похожее на то, когда ночью невыносимо болит зуб и никакие лекарства уже не помогают, а утром, когда нужно бы идти к врачу, боль внезапно отпускает. Назвать ли это облегчением или уж сразу счастьем ?
  Вероника осталась одна. В этот момент в дверь заскреблись. Это было очень странно, потому что время было позднее. Пока Вероника соображала, кто бы это мог быть, в дверь бочком протиснулась женщина. Она показалась Веронике знакомой. Одета дорого, не без кокетства, но по моде пятидесятых годов. Только прическа подгуляла. Короткие волосы были как - то криво отхвачены ножницами.
  - Мы знакомы ?
  - Конечно, знакомы. Но об этом потом. Для чего вы тратите драгоценную энергию на устройство чужих дел ? Вам ни в коем случае нельзя тратить свою энергию, а напротив... Ведь она предлагала вам деньги, это правда ? И она - ваша начальница, это так ?
  - Я смотрю, вы в курсе. Мне начинает казаться, что вы подслушивали.
  - Зачем бы я стала это делать ? Для того, чтобы что - то узнать, необязательно слушать или смотреть... Позвольте дать вам совет. В данной ситуации вы могли бы неплохо заработать и заодно получить повышение. Все хотят власти. Чтобы получать энергию без ограничений. Любая хотела бы жить как можно дольше и быть красивой до самой смерти. Для этого необязательно много работать. В мое время в мужском мире невозможно было сделать приличную карьеру. Городишко у нас был так себе. Не было там министров, дипломатов - никого там не было. Завод - гигант строился. И первый парень на деревне был директор этого завода. Но у него, как назло, была уже жена. Мне она и в подметки не годилась. Я открыла некую книгу на нужной странице и прочла инструкцию :
  Убей землеройку и омой в воде потока, то же сделай с двумя речными раками. Возьми жир пятнистой козы, два яйца ибиса, 9 граммов камеди, шафран и мирровую смолу, фимиам и лук без боковых отростков. Тщательно истолки и помести в свинцовом сосуде. Поднимись на чердак или на крышу. Когда взойдет Луна, подожги эту смесь. Произнеси Актифида Эресхигаль Небутосалевфи Форфобаса Трагиаммон. Ты установишь связь с неведомой богиней. Приказывай ей : приведи такую - то из любого места и любого дома ко мне. После этого сразу спускайся вниз, но спиной вперед. Жди. Явится душа. Ты можешь открыть ей дверь и заставить служить тебе. Если ты не откроешь дверь, душа умрет.
  Это смертельно опасное заклинание. Эта богиня очень свирепа и может свергнуть тебя с высоты. Для того, чтобы этого не произошло, на листе папируса напиши:" Мулафи Хефнуф Амаро Мулландрон ! защити меня от злого духа мужского и женского". Этот лист обмотай вокруг правой руки во время обряда.
  Я использовала этот ритуал дважды в жизни, и оба раза успешно. В первый раз все сложилось так удачно, что жена директора умерла буквально через две недели, а директор вскоре женился на самой красивой девушке нашего города - на мне. Но директора хватило совсем ненадолго. Через три года я начала стареть на глазах, болезни какие - то непонятные привязались. Нужно было срочно искать другого донора. А этого куда ? Но тут косяком пошли процессы о вредительствах на промпредприятиях, и он, бедняга, застрелился, не дожидаясь ареста. На столе у него рядом с предсмертной запиской лежала фотография жены. Больше в этом городе приличных людей не оказалось, и я подалась в Москву. Но оказалось, что в Москве таких, как я - пруд пруди. Я решила начать театральную карьеру. В театре я как раз и столкнулась с одной. Та тоже занималась магическими практиками. Очень хотела получить главную роль. Я подружилась с ней и научила ее, как вызвать нужную душу. Только совершенно случайно забыла предупредить, что надо там что - то намотать на правую руку. Пустяк, казалось бы. Однако моя подруга почему - то упала с крыши одного престижного московского дома. Потом долго гадали, что она там делала одна среди ночи.
  Вы можете продать вашей начальнице заклинание. И она заплатит, уверяю вас. Пусть сама похлопочет об устройстве своих дел. Если у нее получится - вы останетесь при деньгах. А если не получится, - что скорее всего- то мы можем устроить заодно и ваше повышение. Соглашайтесь ! У вас - то не наблюдается ни успехов в труде, ни счастья в личной жизни. Можно без особых хлопот и супруга вашего приструнить... Приготовьте ему отвар водяных лилий, и на ближайшие двенадцать дней импотенция ему обеспечена.
  Видно было, что дамочка весьма довольна собой. Она разговаривала с Вероникой не только по - свойски, но даже снисходительно. Вот этого Вероника терпеть не могла.
  - Ценю ваши советы, но в своих семейных делах предпочитаю обходиться без советчиков. Своими силами. Да и вы, милая моя, не производите впечатления счастливого человека. Если вы такая умная, отчего вид у вас такой жалкий ? Все хлопочете по чужим делам, своими заняться некогда ? Смотрите, это обычно плохо кончается.
  - Да нет, вам стоит хотя бы раз попробовать...
  - Что попробовать ? Людей с крыши сбрасывать ? А не пошли бы вы... если дойдете. Что - то вы бледны уж очень.
  - Не гоните !!! Только не гоните ! Вы пожалеете, вы страшно пожалеете !
  - Уже жалею. Вон отсюда.
  Дамочка побледнела еще сильнее и начала пятиться к дверям, но за двери не вышла, потому что просто растворилась в воздухе.
  Вот мерзавка.
  Глава 6. ПРАКТИКУМ ПО ПУСКАНИЮ МЫЛЬНЫХ ПУЗЫРЕЙ.
  
  Вечером младший Лукин возвращался домой, уверенный, что ему предстоит заботиться о матери, прикованной к одру болезни.
  Но Вероника мыла окно и во весь голос распевала красивую песню " Перевези меня через майдан".
  Неизвестно, почему вид женщины в стареньком платье, отдыхающей по хозяйству, так любезен мужскому сердцу. А если еще при этом подоткнуть подол повыше, обнажить толстые голые ноги и залезть на высокий подоконник, или внаклон полоскать белье, или в этой же позиции мыть полы... В эту минуту ярко вспыхивает в душе каждого мужчины генетическая память и чувствует он себя добрым барином. Так и тянется мужская рука по - хозяйски хлопнуть дворовую девку по заднице. Лукин матерью залюбовался и даже подумал о том, о чем сыновьям и думать - то не полагается. Хотя Зигмунд Фрейд уверял, что как раз все сыновья такие мысли в душе и вынашивают. Правда, злые языки поговаривают, что у старины Фрейда ориентация была нетрадиционная. Поэтому не мог он судить, что творится в душе обычного натурала семнадцати лет.
  Лукин чувствовал, что любит свою мать с каждым днем все больше. Но вместе с любовью росла и тревога. Предчувствие, что она скоро покинет его, крепло с каждым днем. Тот угрюмый персонаж, который раньше заботился , чтобы он не проспал на занятия, чтобы у него была еда и одежда, он почему - то не любил. А эта, новенькая, за три дня заполнила его юное сердце целиком, и он уже боялся ее потерять.
  Вероника слезла с подоконника, крестьянским жестом отжала мокрый подол и улыбнулась, как улыбаются женщины, когда читают в мужских сердцах.
  - Ужин за тобой, юный мельник ! На голодный желудок я дом украшать отказываюсь, да и тебе не советую - все равно ничего путного из этого не выйдет.
  - Так рано же еще, целых две недели.
  - Кто празднику рад - накануне пьян. Это всякий знает. Куражу нет, ребенок! Все думаю: если дом украшу, может, и в душе праздник ощутится? У меня праздников не было столько лет, сколько ты не свете живешь. У всех были, а у меня в это же самое время не было. Мне судьба задолжала, андерстенд? И я хочу наконец свое получить. Я девушка бедная, долги прощать не могу.
  Они поужинали пельменями магазинскими. Это было все, на что был способен Лукин. Но в этом он пошел дальше отца. Старший Лукин даже хлеба себе не мог самостоятельно отрезать, всегда ждал, когда Вера подаст. Вероника вспомнила, как он садился за стол и раздраженно подгонял ее : хлеб давай, молоко, суп наливай - и все одновременно. Она металась, как официантка в первый день работы. За стол ее никогда не приглашали, она всегда стояла рядом и ждала. Когда мужики вставали из - за стола, она по - военному мыла посуду, а потом ела, но всегда стоя и второпях. Возможно, стоя и в гамаке - изысканный секс. Но никто не захочет всю жизнь таким образом. Так и с едой. Может, поэтому Вероника и была всегда толстой и всегда голодной.
   Вероника медленно ела пельмени и ждала, когда же ее посетит вдохновение. Во - первых, потому что просто не знала, что нужно делать, а во - вторых, потому что без вдохновения нечего было и браться.
  Откуда берется и куда безвозвратно уходит вдохновение? Что делает человека творцом? Талант... употребляют это слово по поводу и без повода, еще знать бы, что оно на самом деле значит. Одаренность... а это что ? От слова "дар". Люди, которым что - то подарили. Кто раздает эти подарки, по какому принципу? Да еще и отдыхает природа на потомках... или она отдыхает на детях гениев? Древние римляне думали, что свой гений есть у каждого человека. У каждого. Или, может, это древние римляне все поголовно были гениальными? Помнится, римляне кормили своих гениев цветами и плодами, уважали их гении также воскурения и возлияния. "Я сопьюсь," - обреченно подумала Вероника. И достала из холодильника фруктовые плоды и остатки мартини. С подоконника принесли маленькую пальму в горшке, воскурили сигареты. Но гении не приходили : то ли пальма им не понравилась, то ли сигареты . "Да пропади оно все к чертям собачьим!" - психанула Вероника, а в прихожей кто - то жалобно заскулил и залаял, и в комнату вбежали именно черти собачьи. Похожи они были на мопсов, мордочки черненькие, но с рожками и копытцами - как положено.
  - Какие миленькие! Мам, давай оставим себе одного!
  Но черти подбежали к Веронике, хвостами завиляли и в колени тыкались.
  - Чего угодно, хозяйка? Ты только прикажи, это мы сразу, мы уж расстараемся.
   Выклянчили колбасы со стола, напустили лужу на ковре, тапки погрызли и убежали сворой, просто растворились в прихожей. Зачем приходили ?
  Вероника стала соображать, как же она их материализовала. Просто назвала и психанула. Вырвалось как - то. Психовать по заказу Вероника не умела, и она стала вспоминать, как и что у нее получалось. Колдун Саня тоже рассердил, начальницу пожалела, причем искренне. Муж Николай - это вообще отдельная песня. Восемнадцать лет есть стоя и ходить с палочкой молчания - можно накопить теплых чувств. Выходит, надо чувствовать. Быть живым. И только. А коса здесь при чем? А коса здесь при всем. Это Вероника ни при чем. Не ее это все, это ей подарили. Выходит, она получила дар. Нет, это невыносимо ! Когда жить, если столько думать? Пора прибегнуть к первому правилу Скарлетт О Хара: подумаю об этом завтра. Лукин устал ждать и заныл:" когда украшать - то будем, мамик? И во что?
  И вдруг увидела Вероника, что на полу, возле табуреточки, на которой она посиживала, лежит штука такая - как же она называется? Одним словом, для пускания мыльных пузырей. "Пускатор мыльный" , - подумала Вероника и рассмеялась. Видно, черти собачьи притащили - больше некому. Так, год у нас обезьяний, значит будем делать себе джунгли. Ее разобрал смех.
  - Джуманджи! Бандерлоги, ко мне!!!
  А больше ничего про джунгли не вспомнилось.
  Открыла пробирочку мыльного пускатора и - вот оно, лоховское счастье - стала пузыри пускать. Сначала получалось плохо, отвыкла Вероника от этого полезного занятия. Но потом она приноровилась, и пузыри получались будь здоров: крупные, развесистые. Они красиво разлетелись по комнате, медленно опускались и ударялись об пол. Когда первый пузырь, который вышел комом, лопнул, на портьерах появилась обезьянка, но крошечная, с маленькими ручками и печальным сморщенным личиком. Мармазетка. Других бандерлогов просто не получилось. Лукин стал обезьянку подманивать, банан ей показывал, кис - кис - кис говорил, но обезьянка не давалась, только залезла еще выше, под самый потолок.
  Пузыри тем временем лопались, и посреди комнаты встало зимнее дерево, высокое, как в доме культуры. На елке, как положено, звезда. Пузыри лопались, а ветви отягощались огромными шарами, снежинками, зайчиками, шишечками. Пузыри лопались, а с елки струился золотой и серебряный дождь. Пузыри лопались, а под елкой на ватном снегу стоял Дед Мороз и внучка его, Снегурочка, и мешок с подарками при них. Пузыри лопались - и вот замигала гирлянда, а по потолку, по стенам протянулись лианы, а на них - бананы, бананы. И еще какие - то плоды, из которых по виду знаком был только ананас, да и то по картинкам. Птички крошечные сновали в ветвях, наполняя комнату райским пением. Увидев родственный пейзаж, обезьяна оживилась и полезла срывать бананы. Мало того, что она эти бананы ела, так еще и в Лукина шкурками бросалась. И стрекотала, как безумная. Решили назвать ее Бяка, она на это имя сразу начала отзываться. А потом пузыри внезапно кончились. Оно и к лучшему. Неизвестно, что могла бы напузырить изголодавшаяся по праздникам Вероника.
  Лукин обезьяну все же подманил, и она уселась у него на плече, пребольно укусив за ухо. Но Лукин взял ее за маленькие пальчики, пузик почесал и спать к себе потащил. Бяка пристроилась у него на голове, признала в нем близкого человека и поискала блошек. Да так и уснула. От приятного щекотания Лукин тоже разомлел и уснул. Зрелище было настолько трогательное, что Вероника уселась напротив в кресле и стала любоваться.
  Она очень устала. Сон подкрался к ней, как наемный убийца, и свалил моментально, контрольным выстрелом в голову.
  И СНИЛОСЬ ВЕРОНИКЕ, ЧТО ЛЕЖИТ ОНА НА ДНЕ РЕКИ И ШИРОКО ОТКРЫТЫМИ ГЛАЗАМИ СМОТРИТ НА НЕБО. ОНА НЕ ЧУВСТВОВАЛА СЕБЯ НИ ЖИВОЙ, НИ МЕРТВОЙ. НА ДНЕ ТЕЧЕНИЕ РЕКИ НЕ ОЩУЩАЛОСЬ. НО БЛИЖЕ К ПОВЕРХНОСТИ ВОДА ДВИГАЛАСЬ. РАНЬШЕ ОНА ПРЕДПОЧИТАЛА СИДЕТЬ НА БЕРЕЖКУ И НАБЛЮДАТЬ ЗА ТЕЧЕНИЕМ. ПОТОМ, ПОВИНУЯСЬ СОБЛАЗНУ, ВОШЛА В ПОТОК, И ПОТОК УТЯНУЛ ЕЕ НА САМОЕ ДНО. ОНА ЛЕЖАЛА ПОД ТОЛЩЕЙ ВОДЫ, НЕ В СИЛАХ ПОШЕВЕЛИТЬСЯ, НЕ В СИЛАХ ВСПЛЫТЬ, НЕ В СИЛАХ УМЕРЕТЬ. ЗАСТЫВШИМИ ГЛАЗАМИ, НЕ МИГАЯ, ОНА МОГЛА ТОЛЬКО СМОТРЕТЬ НА НЕБО. СОЛНЦЕ ВСХОДИЛО И ЗАХОДИЛО, НА НЕБЕ ЗАЖИГАЛИСЬ ЗВЕЗДЫ, ПОДНИМАЛИСЬ ЦАРСТВА И ГИБЛИ ЦАРСТВА, РОСЛИ ГОРОДА И ПРИХОДИЛИ В УПАДОК. ВСТАВАЙ, ВЕРОНИКА ! НО НЕТУ СИЛ ДАЖЕ ОТОЗВАТЬСЯ. НЕВОЗМОЖНО ПРИПОДНЯТЬСЯ, НЕВОЗМОЖНО РУКОЙ ПОШЕВЕЛИТЬ. СВИНЦОМ НАЛИЛОСЬ ВСЕ ТЕЛО. ОТКУДА ЖЕ ТАКАЯ СЛАБОСТЬ ? ОТКУДА ТАКАЯ УСТАЛОСТЬ В САМОМ НАЧАЛЕ ПУТИ ? ЛЕЖИТ ВЕРОНИКА НА САМОМ ДНЕ ПОЛНОВОДНОЙ РЕКИ... В ПОИСКАХ СВОЕЙ ДОЛИ ОНА ТОЛЬКО ПОМЕНЯЛА ОДНО ОДИНОЧЕСТВО НА ДРУГОЕ...
  
  Глава 7.ПОРОГ ТРЕТИЙ. ИРБИС.
  С утра пораньше заверещали птицы и разбудили обезьяну. Вероника очнулась от тяжелого сна, с трудом вынырнула из глубоких вод. Она так и проспала всю ночь сидя. Все тело было отсиженное, больное и непослушное. Бяка будила Лукина и тихо хныкала. В доме специфически воняло джунглями. Вероника поняла, что перестаралась. Главное, что ее беспокоило : откуда взялась Бяка и куда ее теперь девать? Закон сохранения материи гласит : если чего - то где - то нет, то что - то где - то обязательно есть. Значит, где - то Бяку ищут и беспокоятся. Она могла жить в зоопарке, в цирке или быть чьим - нибудь домашним животным. Вот не было у бабы заботы, так она себе купила порося. Расплата за легкомыслие. Придется идти на разведку в зоопарк.
  - Лукин, вставай, пойдем в разведку. Что - то я вчера погорячилась. Надо выяснить, откуда зверюшка.
  - Из лесу, вестимо. Никуда я не пойду. Дома буду. Ей одной оставаться страшно. Я стану ей родной матерью.
  И сын пошел умываться, ни на минуту не выпуская Бяку из рук.
  Вероника с ужасом прислушивалась к звукам, доносящимся из ванной. Было понятно, что Лукин уговаривает обезьяну умыться, а та капризничает. Если бы он хоть раз посмотрел на Веронику с такой нежностью! Но никакая мать и в подметки не годится ни щенку, ни хомячку, а уж тем более живой обезьяне редкой породы.
  - Ее же кормить чем - то надо !
  - Бананы твои, надеюсь, не картонные? А я еще ей кашки сварю сладенькой. Я ее никому не отдам. Она моя.
  - Нет, не твоя. Она живая, поэтому сама своя, а кто ее привез в наши края, был просто гад бесчувственный. Не открывай форточки, она простынет. И кури поменьше. А в зоопарк сходить придется, меня совесть замучает.
  - Тебе кто дороже : единственный ребенок или твоя мифическая совесть ?
  Да, совесть даже увидеть нельзя. А Лукин - вот он, с обезьяной на руках.
  Вероника позвонила на работу, врать ничего не стала, просто поленилась. Так и сказала : мне очень нужно в зоопарк. Мадам Калинкина почему - то не удивилась. Видимо, после недавних событий лимит удивления у нее был исчерпан. Лет десять уже не бывала Вероника в зоопарке. А теперь вот собралась и пошла.
  А город шаманил. Снегом кидался, витринами сверкал, вонял духами и апельсинами. В белые лабиринты свои заманивал, где можно пропасть навсегда и безвозвратно. Игрушки - подарки - надежды - цветы - автомобили - елки - бутылки... Праздничная истерия была в самом разгаре, но еще не достигла своего апогея. Ее неутомимо подогревали уличные торговцы на лотках, ящиках и коробках. Искушали, паразиты, ананасами, гирляндами елочными, конфеточками - бараночками.
  Вероника потерялась в лабиринтах улиц и забыла, зачем пошла. Бродила - глаза продавала, к общему сумасшествию приобщалась. Шлялась по магазинам, постепенно впадая в маразм шоппинга.
  Эх, прощай денежки за квартиру, свет, газ, телефон, прости - прощай мужнина заначка на черный день ! Восемнадцать лет по триста шестьдесят пять черных дней - это шесть тысяч шестьсот семьдесят черных, темно - серых и грязно - бурых дней. Получается всего по полтора рубля за день. Вот так прошла молодость - дешево и сердито. Но я не в обиде, я тебя прощаю за это, я честно, изо всех сил пытаюсь тебя простить, каждый день пытаюсь.
  Я прощаю тебя, муж, за то, что когда я рожала, ты был в рейсе.
  Я прощаю тебя за четыре аборта, причем один из них - без наркоза.
  Я прощаю тебя, бездушный ты и лживый сукин сын, за все болезни постыдные, что ты мне с трассы привез, а я молча вылечила.
  Прощаю тебя за ушки без сережек и руки без колец. За все бриллианты отсутствующие прощаю.
  Прощаю тебя за все дни рождения без гостей и подарков. За все платья и меха, за чулочки с резинками, которых никогда не было. За белье партизанское прощаю. За все пионы мои любимые ко всем праздникам неподаренные.
  А уж как я тебя прощаю за то, что не изменила тебе ни разу ! хотя несколько раз очень хотелось...
  Прощаю тебя. Только и ты уж меня прости, любимый, если что не так!
  Отпускаю тебя на все четыре стороны. Только уж и ты на этот раз отпусти меня. Чтобы не только ты был всегда свободен, но и я - свободна. Медленной смертью умирает любовь в цепях законного брака. Сиамские близнецы - любовь и свобода, друг без друга не живут.
  
  
  
  
  Наконец застыла неподвижно у витрины, где на холоде красовалась дамочка в трусах и лифчике - вернее, каких - то хлястиках вместо того и другого. Вероника скептически рассматривала ее, а дамочка скептически рассматривала Веронику своими стеклянными глазками.
  - Ну что, целлулоидная ты моя раба любви ! Вон как тебя запрягли черт знает во что - как же ты в этом ходишь?
   Раба любви обиделась, зябко изогнулась, губки пластмассовые надула :
  - А в этом и не ходят. Это эротическое белье - чтобы мужчине легче было стягивать его зубами.
  - Тогда уже сделали бы его и съедобным. Чтобы не только стягивал зубами, но сразу и ел.
  - Это будет модно в 2005 году, дизайнеры нашего модного дома как раз работают над этим. Будут выпущены комплекты со вкусом клубники, пива с раками и шашлыка. А в этом году можем вам порекомендовать...
  И начала быстренько демонстрировать на себе плоды болезненной фантазии ихних дизайнеров. Вероника так поняла, что они, все как один, были изможденными импотентами и женоненавистниками.
  - Ну что, так и будем на морозе стоять ? Может, пройдем в закрома ?
  - Как будете платить - наличными или кредиткой ?
  Вот сука резиновая. Видит же отлично, что никакой кредитки у нее нет и быть не может.
  Вероника подумала немного, посмотрела на эту эротическую дрянь своим проникновенным взором, и внезапно та превратилась в обыкновенную живую девицу. Девица сначала стояла в витрине неподвижно, держала еще форс. Но через пятнадцать минут - не май месяц - начала метаться за стеклом, как раненая птица. Собиралась толпа. Народ оживленно дискутировал, что это : съемки скрытой камерой или такая рекламная акция. Остановилась пятерка БМВ, немного понаблюдала, потом опустились затемненные стекла и вальяжный голос произнес : "давайте эту подругу по - быстрому сюда, пока совсем не замерзла, мы ее сейчас вчетвером и отогреем..." Раба любви умоляюще протянула руки. Вероника была добрая, зла не помнила. Когда бык подошел, манекен смотрел на него стеклянными глазами. "Во дают, "- сказал бык и ушел ни с чем.
  - Смотри у меня. Еще один такой фокус - пожизненно будешь так стоять, но уже в Ханты - Мансийске.
  - Благодарю тебя, добрая госпожа. Окажете честь, благодарим за покупку.
   И ручку простерла приглашающим жестом.
  То - то. Когда Вероника вошла, все обрадовались ей, как родной. Словно только ее и ждали. Начали метать на прилавок связки кружевного, воздушного, нескромного и вызывающего. Вероника долго, со смыслом в этом разврате копалась, в итоге остановилась на чем - то в гнусный мелкий цветочек со шнуровкой, напоминающем о борделях эпохи Мопассана. И еще пижаму купила шелковую топленого молока и тапочки со страусовыми перьями - в тон. Мужик незнакомый стоял рядом и все это время заглядывал ей через плечо, тоже выбирал. Потом спросил : " ну куда такие тапки - с перьями ?" Вероника бровь подняла и нахала на место поставила :
  - Вы что, мужчина ! Да без таких тапок, как в деревне без нагана - тяжело...
  
  
  
  А в эту самую минуту Коля Лукин шел по трассе больше ста. Погода была дрянь. Мокрый снег хлопьями : кому романтика, а водителю геморрой. Но Коля жал на газ, потому что дело было к вечеру, а он явно выбился из графика. У Коли все привалы и ночевки были расписаны, он знал эту трассу, как свои пять пальцев. Каждый поворот, каждую кочку. Знал, где обычно стоят гаишники, да и гаишников здешних всех знал. Коля был ветеран этой трассы. Он любил ее, и за это она несла его без аварий в любую погоду. Тьфу - тьфу - тьфу.
  А в этот раз Коля вдобавок вез груши - полный трейлер груш, поэтому счет шел сначала на часы, а сегодня уже на минуты. Обычно Коля с фруктами не связывался, но на этот раз Рустам уболтал. Уж очень деньги были хорошие.
  На этом участке можно было особо не напрягаться : односторонка, покрытие хорошее. Коля решил пивнуть кофейку из термоса прямо на ходу, не было уже времени останавливаться. Спереди никого, сзади никого - самое время подкрепиться. Быстрым движением стаканчик опрокинул в горло, а когда снова через две секунды обратил свой взор на дорогу, то пришлось со всей силы ударить по тормозам, да так, что машину начало болтать в снежном месиве. Прямо посреди дороги неподвижно сидел черный пес огромных размеров. Коля был водитель старой школы. Это молодежь с правами купленными могла запросто собаку переехать. А Коля знал : первая собака, вторая собака, а третья - человек. Кроме того, трасса ему была и кормилица, и жена, и мать родна. А всякий нормальный дальнобойщик знает, что черный пес на дороге - быть беде.
  Странно, пес сидел совершенно неподвижно, несмотря на то, что на него со страшной скоростью неслась громада колиного трейлера. Когда Коля своего стального коня кое - как остановил, пес бесследно исчез. Ах ты, мать твою ! Все, быстрей бы Луговое, там его уже Зинаида дожидается. Устал, просто устал, засыпаю уже за рулем. Коля вышел на холод, ноги размял и снегом как следует умылся. Руки тряслись, просто ходуном ходили. Коля дрожь унял, собрался с силами. Сел, завел. Сцепление - газ - поехала родная. Через пятнадцать минут, только радио включил и хотел было притопить - опять. Сидит. Ни объехать, ни перепрыгнуть. Коля начал давить на сигнал, а сигнал у него крутой, вольвовский. Сирена завыла и улетела в пустынные поля, а пес сидел, как приклеенный, и не реагировал. Коля коня своего железного остановил и головой упал на руль. Ноги болели, сердце екало. Он уставился на светлый лик Николая Угодника, которого всегда возил с собой на приборной панели : а ты куда смотришь ? Но Николай Угодник глаза почему - то отводил, и Коля понял, что сегодня как раз тот день, когда ему придется рассчитывать только на самого себя. Надо ли говорить, что в третий раз Колю прошиб холодный пот, и он твердо решил, что Рустам может идти к Аллаху, а жизнь одна. Чтоб вы знали, дальнобойщики еще суевернее актеров и спортсменов, потому что у них в конце выступления не аплодисменты, а жизнь или смерть. Тем более, что обозначилась вдруг своротка. Сколько лет Коля утюжил эту трассу, а своротки такой не видал. И указатель ржавый, надпись неразборчивая. Педантичный Коля плюнул на график, на Зинаиду, на груши эти треклятые, и поехал - навстречу своей судьбе.
  А черный пес посмотрел ему вслед внимательно и побежал, держась обочины, обратно. На перекресток трех дорог.
  
  
  
  
  Так, а куда же это я шла ?..
  Да в зоопарк же ! Слаба оказалась Вероника, не устояла перед искушением. Теперь предстояло заняться судьбой пакостливой Бяки.
  Она шла по тихой улочке в сторону зоопарка и размышляла. В магазинах ее никогда по - человечески не обслуживали. Вечно она стояла там, как дура, и ждала, пока на нее обратят внимание. Вечно ей грубили, громко отчитывали на весь зал, поторапливали и обсчитывали. Почему это : одета, как беженка, или они сквозь карман видят, сколько денег у тебя в кошельке ? За продуктами еще ладно, а купить какую - то крупную вещь для нее было настоящим мучением. Даже платье или пару обуви. Он нее отмахивались, бросаясь навстречу другим. Ее не любили и не уважали, даже за ее деньги.
  - А вы с ними построже, построже. Они это любят. А мы уж заждались, Ирбис сам не свой, а вы, оказывается, за покупками зашли. А мы - то волновались !
  Она стояла в воротах зоопарка, а ей прямо в ухо кричал служитель в форменной одежде и в фуражке с надписью золотыми буквами "ЗОО"
  - Вы кто ? Вы почему мне в ухо кричите ?
  - Да Страж Порога я тутошний, ждем мы вас, волнуемся. Изольда - то наша у вас? Как она там, теперь с сыночком вашим ? А про сферу обслуживания я очень вас понимаю, натерпелся. Тут навык нужен, и нахальства побольше. А нахальства, простите, вам вообще бы не помешало и в ежедневной практике. Пугливы уж очень. Аки лань. Нельзя так. Вы к Ирбису ступайте, сегодня как раз раздача подарков. Подарок просите, требуйте лучше, за горло берите, Вероника Аркадьевна. У наших бы вам поучиться. Принципам успешной охоты. Куда прешь без билета, покемон обмороженный ? Простите, Вероника Аркадьевна, это я не вам. Детишки - с ! Одно слово - безотцовщина !
  Но Вероника только отмахнулась и пошла туда, куда повел ее указатель "начало осмотра".
  Наконец - то умолкла человеческая речь, и она почувствовала, что после долгих скитаний вернулась домой. Это была радость, замешанная на боли, потому что она знала : она пришла, но не сможет остаться. И все звери , птицы, гады и рыбы потянулись к ней, потому что это была она - Древняя Темная Мать, Рея, Кибела, Артемида. Повелительница зверей. И зазвучал в священной тишине бубен шамана. Они смотрели ей прямо в глаза : канадская пума, енотовидная собака и бурый медведь. У детеныша капуцина резались зубки. Он плакал и прижимал к себе мягкую тряпочку - ему хотелось тепла. Все хотят маму. А он был сирота. Когда самка живет в неволе, она не хочет заботиться о детях. Вероника посмотрела на него, и боль утихла, и капуцин наконец уснул.
   Соседний вольер был пуст. Надпись гласила : обезьяна - игрунок из породы мармазеток. Кличка - Изольда. Похищена неизвестными вандалами. Вернувшему - вознаграждение тысяча долларов. Вот интересно, что лучше : жить в вонючем вольере за решеткой, но все - таки быть Изольдой, и у всех на виду. Или жить просто дома, но быть безвестной Бякой. Это у самой Изольды надо спросить.
   Заметалась в вольере черная пантера, страшное порождение темных сил ночи. В древних культах она считалась символом обратного пути из тьмы - к свету, воскресения после смерти. Вероника стояла возле клетки с летучими мышами и знала, что теперь обретет способность распознавать скрытый смысл сказанного и недосказанного. Свободная, как птица, отважная, как лев, хитрая, как лиса. А вот и он - Ирбис, снежный барс. Они стояли и смотрели друг на друга - зеленые глаза зверя, синие глаза смертной женщины. Говорят, снежный барс не поедает плоть своей жертвы, а только пьет ее кровь. Поглощает жизненную силу врага в чистом виде. Сколько можно жить в плену у прошлых страхов... Сначала бояться своей слабости, теперь бояться своей силы. Всюду демоны - так укроти их, Вероника, потому что нет никого страшнее и нет никого трусливее наших демонов. "Подарок, - подумала Вероника, - я хочу подарок. Или я не заслужила ?"
  И ответил зеленоглазый обитатель заснеженных вершин :
  - Когда заслужила - это не подарок, это то, что тебе положено по праву. Подарок не надо заслуживать, подарок ты получаешь просто за то, что ты у кого - то есть. А если тебе давно ничего не дарили, значит, тебя ни у кого нет. Ты есть только сама у себя, поэтому можешь отправляться в путь и не оглядываться. Ищи свой настоящий дом - место, где ты у кого - то есть. Ступай, Вероника, и больше никогда ничего не бойся. Люди - всего лишь люди, они не так страшны, как хотят казаться...
  Вероника повернулась и пошла, храня в памяти взгляд зеленых глаз. Зоопарк закрывался. Назойливый Страж Порога суетился, выпроваживая последних посетителей.
  - Ну как там Изольдочка - то наша ? Она ведь простывши была, все тосковала последнее время. Виделись с ним - то ? Говорили ? Вот и славненько. Сейчас воротца за вами закрою, как только ключик в замочке поверну, тут вы подарок свой и получите. Счастья вам в Новом году !
  И закрылись воротца, и щелкнул ключик в замочке, и легла на плечи Веронике шуба неописуемой красоты - серая, в темных леопардовых пятнах. Королевский подарок женщине, которая ищет свой путь Домой.
  В новой шубе началась совсем другая жизнь. Не успела Вероника пройти и десяти шагов, подкатила машина и остановилась прямо перед ней. Вероника редко ездила на частниках, а если и доводилось, то ловить машину всегда приходилось подолгу. Останавливались всегда какие - то коросты.
  - Девушка, вам куда ?
  - На такой красавице - да хоть на край света !
  И они помчались, и вечерний город ковром ложился им под колеса, пространство бесшумно сворачивалось со скоростью сто километров в час.
  - Негоже в такой шубе поздним вечером одной разгуливать, а я все равно катаюсь. У нас с ласточкой времени навалом, мы не торопимся. А денег нам не надо - мы люди не бедные, мы красивых женщин бесплатно катаем.
  Вот что значит хороший мех на слабых женских плечах. Царь природы человек на самом деле совсем недалеко ушел от тех, на кого ходит посмотреть в зоопарк. Человеческие особи заинтересованно реагируют на те же сигналы : пестроту чешуи, богатство оперения, специфические запахи. Нас точно так же впечатляет демонстрация физической силы. Правда, чем выше интеллект человеческой самки, тем более сильные средства надо применять, чтобы склонить ее к спариванию.
  Вероника ключик в замочек вставила, и вот она у себя. В джунглях для шизофреников, где посреди лиан возвышается елка. Телефон просто надрывался, Вероника подбежала, на ходу обувь стаскивая.
  - Вероника Аркадьевна ? Фирма "Золотое дно". Вы наше приглашение получили ? У нас послезавтра тираж новогодней лотереи, но вам мы вручаем главный приз как лучшему клиенту - эксклюзивный гарнитур с черными бриллиантами.
  - Тут какая - то ошибка, я в жизни у вас ничего не покупала.
  - Ошибки быть не может, все правильно. Вероника Аркадьевна. По мужу Лукина, в девичестве Свиридова. А в 1990 году заходили ? И покупали ? Не купили, потому что денег не было ? Но примеряли же, битый час перед зеркалом ? Что же вы мне голову морочите ? Послезавтра в восемнадцать часов в помещении нашего магазина - чтобы непременно. Иначе вы нам всю презентацию сорвете !
  Вышел сонный Лукин с сонной Бякой на плече.
  - Телефон весь вечер надрывается. А у нее температура. Я ей лекарство дал. Она принимать не хотела, пришлось тоже выпить за компанию. Вот мы и спим целый день - болеем.
  - Ты ее можешь хоть сейчас вернуть за вознаграждение. Тебе зоопарк за нее тысячу долларов выплатит, сможешь на каникулы за границу поехать.
  На нее с ужасом и осуждением смотрели четыре глаза : два детских и два обезьяньих. Дрожащим голосом Лукин спросил :
  - А если за меня дадут тысячу долларов, ты меня тоже отдашь ?
  - За тебя не дадут.
  Лукин хотел обидеться, но передумал, потому что заметил шубу.
  - Это мы где так прибарахлились ?
  Не моргнув глазом, Вероника ответила :
  - Ирбис подарил.
  - Так я и знал, что все это неспроста. Ты за иностранца замуж выходишь. А познакомилась по переписке, как тетя Света Гаврилова.
  - Что за жизнь у вас : любовь по переписке, секс у вас по телефону. Я, знаешь ли, предпочитаю по старинке - фулл контакт. Чтобы нечаянно нагрянула, когда ее совсем не ждешь. Топайте спать, а то у вас уже лица настолько одинаковые, что сразу и не скажешь, кто от кого произошел.
  Вероника открыла красивые коробки, достала пижаму, белье скандальное и тапки в перьях. Белье напялила, сверху шубу - и к зеркалу. Косу приладила для полноты впечатления и залюбовалась. Та, что отразилась в зеркале, была опасная особа. Они долго смотрели друг другу в глаза. Зазеркалье внезапно осветилось заревом костра. Вероника поняла, что устала и не в силах бороться со сном. Легла и уплыла по сонной реке - в новой пижаме. С тихим стуком упали на пол тапочки со страусовыми перьями цвета топленого молока.
  Глава 8. ВЕДЬМА ДОЛЖНА СТОЯТЬ ГОЛОЙ ПЕРЕД СВОИМ ПАЛАЧОМ.
  
  В ПОДВАЛЕ БЫЛО ХОЛОДНО И СЫРО, А СУДЬЮ МУЧИЛА ПОДАГРА. ЗЯБКО ЕЖИЛИСЬ ПРОКУРОР, НОТАРИУС И ВРАЧ, ПОНЯТЫЕ ПРОТИРАЛИ КРАСНЫЕ ГЛАЗА. ДОПРОСЫ ШЛИ ДНЕМ И НОЧЬЮ. ВСЕ ЧЛЕНЫ СВЯЩЕННОГО ТРИБУНАЛА ОЧЕНЬ УСТАЛИ.
  ПАЛАЧ ВВЕЛ АГНЕССУ СПИНОЙ ВПЕРЕД, ЧТОБЫ ИСКЛЮЧИТЬ ОКОЛДОВАНИЕ ВЗГЛЯДОМ. АГНЕССЕ БЫЛО СЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ, ВИД У НЕЕ БЫЛ ИЗМУЧЕННЫЙ, НО ОНА БЫЛА ДИВНО ХОРОША.
  АГНЕССА ОБВИНЯЛАСЬ ВМЕСТЕ С МАТЕРЬЮ, БОГАТОЙ ВДОВОЙ АННОЙ. МУЖ ОСТАВИЛ АННЕ СОЛИДНОЕ ИМУЩЕСТВО, ПОЭТОМУ СУДЬЯ ТОРОПИЛСЯ С РАССМОТРЕНИЕМ ДАННОГО ДЕЛА.
  СВИДЕТЕЛИ УЖЕ БЫЛИ ОПРОШЕНЫ, И ОНИ ПОКАЗАЛИ, ЧТО ВЫШЕУКАЗАННЫЕ ЖЕНЩИНЫ ЧАСТО И ПОДОЛГУ БРОДИЛИ ПО ЛЕСАМ, СОБИРАЯ КОЛДОВСКИЕ ТРАВЫ. СВОИМИ ЧАРАМИ ОНИ ВЫЗВАЛИ В ОКРУГЕ ГРАДОБИТИЕ, ОТ КОТОРОГО ПОСТРАДАЛ УРОЖАЙ. КРОМЕ ТОГО, ИЗВЕСТНЫ СЛУЧАИ, КОГДА ОНИ ВЗГЛЯДОМ НАВОДИЛИ ПОРЧУ НА ДРУГИХ ПРИХОЖАН.
  НА ОСНОВАНИИ ЭТИХ ПОКАЗАНИЙ КВАЛИФИКАТОР ВЫДВИНУЛ ОБВИНЕНИЕ В ЕРЕСИ .
   СВЯТАЯ ИНКВИЗИЦИЯ ДЕЛИЛА ВСЕХ ВЕДЬМ НА ТРИ РОДА:
  ТЕ, КОТОРЫЕ ВРЕДЯТ, И НЕ МОГУТ ИЗЛЕЧИТЬ
  ТЕ, КОТОРЫЕ ЛЕЧАТ И НЕ ВРЕДЯТ
  ОБВИНЯЕМЫЕ АГНЕССА И АННА ПРИНАДЛЕЖАЛИ К ТРЕТЬЕМУ РОДУ, САМОМУ ОПАСНОМУ. ИХ ТАКЖЕ ОБВИНЯЛИ В ТОМ, ЧТО ОНИ ПОЖИРАЮТ ДЕТЕЙ, КАК ЖИВЫХ, ТАК И МЕРТВЫХ, ДЛЯ ЧЕГО ВЫКАПЫВАЮТ ИХ ИЗ МОГИЛ. И ЕЩЕ МНОГО ДРУГОГО СОДЕРЖАЛОСЬ В ФОРМУЛЕ ОБВИНЕНИЯ.
  СУДЬЯ БЫЛ ЧЕЛОВЕКОМ ИСКУШЕННЫМ. ОН ЗНАЛ, ЧТО СНАЧАЛА НАДО СЛОМИТЬ УПОРСТВО ДОЧЕРИ. ОН РАСПОРЯДИЛСЯ ВО ВРЕМЯ ДОПРОСА СОДЕРЖАТЬ АННУ В СОСЕДНЕЙ КОМНАТЕ, ЧТОБЫ КРИКИ ДОЧЕРИ БЫЛИ ЕЙ ХОРОШО СЛЫШНЫ И ПОБУДИЛИ ЕЕ К СКОРЕЙШЕМУ РАСКАЯНИЮ.
  ПАЛАЧ РАЗДЕЛ АГНЕССУ ДОНАГА И НАЧАЛ ОСМАТРИВАТЬ ЕЕ ТЕЛО С ТЕМ, ЧТОБЫ НАЙТИ НА НЕМ АДОВУ ПЕЧАТЬ. ДЛЯ ЭТОГО ОН ВЗЯЛ БОЛЬШУЮ ИГЛУ И КОЛОЛ ЕРЕТИЧКУ ДО КРОВИ, ЧТОБЫ ОБНАРУЖИТЬ НА ТЕЛЕ МЕСТО, НЕЧУВСТВИТЕЛЬНОЕ К БОЛИ.
  АГНЕССА БОЛЬ ЧУВСТВОВАЛА, НО НА ПРАВОЙ ГРУДИ У НЕЕ БЫЛА БОЛЬШАЯ РОДИНКА В ФОРМЕ БАБОЧКИ, КОТОРАЯ НЕ МОГЛА БЫТЬ НИЧЕМ ИНЫМ, КАК ЧЕРТОВОЙ ПЕЧАТЬЮ.
  ПАЛАЧ ПОДНИМАЛ ЕЙ РУКИ И РАЗДВИГАЛ НОГИ. ПОЖИЛОЙ СУДЬЯ В ЭТО ВРЕМЯ ДУМАЛ: СКОЛЬ МУДР БЫЛ ПАПА КЛИМЕНТ ПЯТЫЙ, ОПРЕДЕЛИВШИЙ МИНИМАЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ ИНКВИЗИТОРА В СОРОК ЛЕТ.
  В КАМЕРЕ ПЫТОК ВЕДЬМА ДОЛЖНА СТОЯТЬ ГОЛОЙ ПЕРЕД СВЯТЫМИ ОТЦАМИ И СВОИМ ПАЛАЧОМ. РАЗДЕВАЛИ ВСЕГДА :ЗАМУЖНИХ И ДЕВИЦ И ДАЖЕ СОВСЕМ МАЛЕНЬКИХ ДЕВОЧЕК. ВЕДЬМА ДОЛЖНА БЫТЬ ОКОНЧАТЕЛЬНО УНИЖЕНА, ПОЭТОМУ ПУСТЬ СТОИТ ГОЛОЙ ПЕРЕД МУЖЧИНАМИ.
  СНАЧАЛА ПАЛАЧ СБРИЛ ЕЙ ВОЛОСЫ НА ВСЕМ ТЕЛЕ. А ТЕ, ЧТО СБРИТЬ БЫЛО НЕВОЗМОЖНО, ПРОСТО ОПАЛИЛ, КАК ПЕРЬЯ У ПТИЦЫ, А ЗАТЕМ ОБРИЛ ГОЛОВУ. ДЛИННЫЕ СВЕТЛО - РУСЫЕ ВОЛОСЫ УПАЛИ К НОГАМ АГНЕССЫ. ПРЕЖДЕ, ЧЕМ ПРИСТУПИТЬ К ДОПРОСУ С ПРИМЕНЕНИЕМ ПЫТКИ, СЛЕДОВАЛО ТЩАТЕЛЬНО ОБРИТЬ КОЛДУНЬЮ, ЧТО НАМНОГО ОСЛАБЛЯЕТ ЕЕ СПОСОБНОСТЬ К ОКОЛДОВАНИЮ .
  АГНЕССЕ ДАЛИ ВЫПИТЬ БОКАЛ СО СВЯТОЙ ВОДОЙ, КУДА ВЛИЛИ ОДНУ КАПЛЮ ОСВЯЩЕННОГО ВОСКУ. ПРИ ЭТОМ ИНКВИЗИТОР ГРОМКО МОЛИЛСЯ ПРЕСВЯТОЙ ТРОИЦЕ.
  АГНЕССА ЕЩЕ НЕ ПОЗНАЛА МУЖЧИНУ. ПОЭТОМУ, СТОЯ ОБНАЖЕННОЙ И НАГОЛО ОБРИТОЙ ВО ВСЕХ МЕСТАХ ПОД ПЫТЛИВЫМИ МУЖСКИМИ ВЗГЛЯДАМИ, СИЛЬНО ПЛАКАЛА И НЕ СМОГЛА ВНЯТНО ПРОИЗНЕСТИ ФОРМУЛУ ОТРЕЧЕНИЯ ОТ САТАНЫ. ЭТО СВИДЕТЕЛЬСТВОВАЛО ПРОТИВ НЕЕ, ЧТО И БЫЛО ЗАНЕСЕНО В ПРОТОКОЛ. ОНА ПОЛНОСТЬЮ ОТРИЦАЛА СВОЮ ВИНУ И ГРОМКО ПРИЗЫВАЛА СВЯТУЮ ДЕВУ. ТОГДА ЕЕ ПРЕДУПРЕДИЛИ, ЧТО К НЕЙ БУДУТ ПРИМЕНЕНЫ ОСОБЫЕ СРЕДСТВА.
  ПАЛАЧ ПРОДЕМОНТСТРИРОВАЛ ЕЙ СНАЧАЛА ЖОМ, КОГДА БОЛЬШОЙ ПАЛЕЦ УЩЕМЛЯЛСЯ МЕЖДУ ВИНТАМИ, И ИЗ НЕГО ОБИЛЬНО ТЕКЛА КРОВЬ. ЕСЛИ ПОСЛЕ ПЫТКИ ЖОМОМ ТЫ НЕ СОЗНАЕШЬСЯ, ТО БУДЕШЬ ПЫТАЕМА НОЖНЫМ ВИНТОМ, ИНАЧЕ НАЗЫВАЕМЫМ ИСПАНСКИМ САПОГОМ. ПРАВАЯ НОГА БУДЕТ ЗАЖАТА МЕЖДУ ДВУМЯ ПИЛАМИ, КОСТЬ БУДЕТ РАСПИЛИВАТЬСЯ ДО ТЕХ ПОР, ПОКА НЕ ВЫЙДЕТ КОСТНЫЙ МОЗГ.
  ТРЕТЬЯ СТЕПЕНЬ ДОПРОСА ПРЕДПОЛАГАЛА ВЫТЯГИВАНИЕ. ТЕБЕ СВЯЖУТ РУКИ ЗА СПИНОЙ, ТЕБЯ ПОЛОЖАТ НА ДЕРЕВЯННУЮ ЛЕСТНИЦУ, УТЫКАННУЮ ОСТРЫМИ КОЛЬЯМИ, ВЕРЕВКУ ПЕРЕБРОСЯТ ЧЕРЕЗ БЛОК И БУДУТ ВЫТЯГИВАТЬ ТВОЕ ТЕЛО ДО ТЕХ ПОР, ПОКА НЕ ВЫВИХНУТ ВСЕ СУСТАВЫ, И ТАК НЕСКОЛЬКО РАЗ.
  ЕСЛИ ТЫ И ТОГДА НЕ ПРИЗНАЕШЬСЯ, ТО К БОЛЬШОМУ ПАЛЬЦУ НОГИ БУДУТ ПРИВЯЗАНЫ ТЯЖЕСТИ, И ПЫТКУ БУДУТ ПОВТОРЯТЬ ДО ПОЛНОГО РАЗРЫВА СВЯЗОК. В ЭТО ЖЕ ВРЕМЯ ТЕБЯ БУДУТ БЕСПРЕРЫВНО СЕЧЬ РОЗГАМИ. ИНОГДА ВО ВРЕМЯ ЭТОЙ ПЫТКИ У ЖЕНЩИН ОТРЫВАЮТСЯ РУКИ.
  ЕСЛИ ПРИЗНАНИЯ НЕ ПОСЛЕДУЕТ, ТО ТЕБЕ ПРИДЕТСЯ ИСПЫТАТЬ ДЕРЕВЯННУЮ КОБЫЛУ, КОТОРАЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ИЗ СЕБЯ ТРЕУГОЛЬНУЮ ПЕРЕКЛАДИНУ. ТЕБЯ УСАДЯТ ПРЯМО НА ОСТРЫЙ УГОЛ И НА НОГИ ПОДВЕСЯТ ТЯЖЕСТИ, ТАК ЧТО ОСТРЫЙ КОНЕЦ БУДЕТ МЕДЛЕННО ВХОДИТЬ В ТВОЕ ТЕЛО.
  ЗА ДЕРЕВЯННОЙ КОБЫЛОЙ ОБЫЧНО СЛЕДУЕТ ОЖЕРЕЛЬЕ. ТЕБЕ ОДЕНУТ МЕТАЛЛИЧЕСКИЙ ОШЕЙНИК, УТЫКАННЫЙ ИЗНУТРИ ГВОЗДЯМИ. А НОГИ В ЭТО ВРЕМЯ БУДУТ ПОДЖАРИВАТЬ НА ОГНЕ. СЗАДИ БУДУТ КРУТИТЬ КРУГЛУЮ ПИЛУ, КОТОРАЯ БУДЕТ ВЫРЫВАТЬ ТЕБЕ МЯСО ИЗ СПИНЫ.
  УВИДЕВ ВСЕ ЭТО, АГНЕССА УПАЛА НА КОЛЕНИ И ВЗМОЛИЛАСЬ.
  - Я МОЛОДА И НЕВИНОВНА, Я НЕ ДЕЛАЛА НИЧЕГО ТАКОГО, В ЧЕМ МЕНЯ ОБВИНЯЮТ. ДОБРЫЕ ЛЮДИ, Я БОЮСЬ БОЛИ И НЕ ВЫДЕРЖУ ЕЕ. ЕСЛИ ТАК НАДО ВО ИМЯ ТОРЖЕСТВА ГОСПОДА, Я ГОТОВА ПРИЗНАТЬ СВОЮ ВИНУ. НО МОГУ ЛИ Я СОЛГАТЬ ? НЕ БУДЕТ ЛИ ЭТО СМЕРТНЫМ ГРЕХОМ, ЗА КОТОРЫЙ Я НЕ ПОЛУЧУ ПРОЩЕНИЯ ? НЕ ПОГУБЛЮ ЛИ Я ЭТОЙ ЛОЖЬЮ СВОЮ БЕССМЕРТНУЮ ДУШУ ?
  СУДЬЯ СЛЫШАЛ ЭТИ СЛОВА НЕ РАЗ И ХОРОШО ЗНАЛ, ЧТО ТЕПЕРЬ ОН ПОЛУЧИТ ДОБРОВОЛЬНОЕ ПРИЗНАНИЕ. ОН ОБЪЯВИЛ ПЕРЕРЫВ. АГНЕССУ ПРИВЯЗАЛИ К ПЫТОЧНОЙ СКАМЬЕ, И ПОКА ПАЛАЧ СЕК ЕЕ РОЗГАМИ С МЕТАЛЛИЧЕСКИМИ КРЮЧЬЯМИ НА КОНЦАХ, ВЕСЬ ТРИБУНАЛ ОТПРАВИЛСЯ ПОДКРЕПИТЬСЯ.
  СТРАШНЫЕ КРИКИ ОГЛАШАЛИ ПОДВАЛ. В СОСЕДНЕМ ПОМЕЩЕНИИ НА КОЛЕНЯХ СТОЯЛА АННА, НО МОЛИТВА НЕ ШЛА ИЗ ЕЕ ДУШИ. ОНА НИ О ЧЕМ НЕ ПРОСИЛА. ОНА ЗВАЛА СКОРУЮ СМЕРТЬ. В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ДЛЯ ДОЧЕРИ. АННА ЗНАЛА ХОТЯ БЫ РОДОВЫЕ МУКИ. ОНА МНОГО РАЗ РОЖАЛА, НО ИЗ ОДИННАДЦАТИ ДЕТЕЙ, КОТОРЫМИ НАГРАДИЛ ЕЕ ГОСПОДЬ, ВЫЖИЛА ТОЛЬКО АГНЕССА. ЕДИНСТВЕННОЕ, ЗА ЧТО ПЫЛКО ВОЗБЛАГОДАРИЛА ГОСПОДА ВДОВА, ТАК ЭТО ЗА ТО, ЧТО МУЖ ЕЕ И ОТЕЦ АГНЕССЫ НЕ ДОЖИЛ ДО ЭТОГО ДНЯ...
  
  
  
   Вероника проснулась в холодном поту - она была напугана до смерти. Было еще очень рано, дом хранил сонную тишину. Вероника прошла в гостиную. Райские птицы загадили ковер, и Вероника раздраженно махнула рукой, пробормотав "кыш - кыш - кыш". Сонные птицы выстроились в какое - то подобие косяка и улетели куда - то во тьму коридора. Вероника взяла совочек и ползала в своем неглиже цвета топленого молока, собирая птичий помет. Сама виновата, соображать все - таки надо. Услужливо замигала гирлянда на елке и запахли экзотические цветы. Вероника встала на стул, сорвала плод, названия которого не знала. Начинался обычный день, и ей предстояло снова свести в одну плоскость две отдельных реальности, в которых ей приходилось существовать. Но ее это больше не пугало. "Моя реальность - мои правила ", - подумала Вероника. Гуляя по своему зазеркалью, она могла создавать себе любое мнимое бытие и перетаскивать его по своему желанию в этот мир. Последствия этой деятельности не всегда предсказуемы, но пока ничего страшного не произошло. Или произошло, только она об этом не догадывается ? Одно она знала точно : даже если все эти чары сейчас рассеются раз и навсегда, Вероника уже никогда не будет прежней, и к прежней жизни возврата нет.
  Для женщин характерно держаться за прошлое : хранить старые платья, клубки шерсти, из которых никогда ничего не будет связано, старые письма и открытки. Женщины понимают, что жизнь состоит из мелочей, а не из подвигов и свершений, как думают мужчины. Недаром римские богини Парки, у греков Мойры- обычные пряхи, которые вечно тянут нить судьбы, пока она вдруг не оборвется. Клото прядет, Лахесис закручивает похитрее, Атропос обрывает. Старая ткань ее обыденной жизни окончательно протерлась, образовалась дыра, откуда посыпались дары непонятного свойства. Эти дары ей предстояло принимать, сохраняя ясность рассудка. Пройти по лезвию бритвы между тьмой и светом - задача непосильная для обыкновенной женщины, но иного выхода нет. Спящая красавица проснулась, Вероника вышла из комы. Снова закрыть глаза и прикинуться спящей вряд ли получится, события приняли необратимый характер. Наметился еле уловимый переход окружности ее жизни в касательную, и с этим уже ничего нельзя было поделать. Вероника поняла, что ее человеческая личность, которая должна была способствовать выживанию и личному росту, наоборот делала все возможное, чтобы привести Веронику к полному поражению на всех фронтах. Вероника отреклась от себя и, как змея, просто сбросила старую кожу. Естественно, нельзя было ожидать, что этот процесс будет приятным или хотя бы безболезненным. Свобода всегда желанна, но путь к ней тернист.
  
  Глава 9. О ПОЛЬЗЕ ГАДАНИЯ НА КАРТАХ.
  
  Зинаида всю ночь не спала и сейчас была на пределе - рвала и метала. Уже пять лет она верой и правдой ублажала справного мужика Колю Лукина и в последний год все чаще намекала ему, что хозяйство ей содержать одной все труднее и труднее. Тем более, что годы идут, а она - Зинаида - не молодеет. То, что началось как случайная связь, постепенно приобрело характер семейной жизни. Зинаида была женщина порядочная, себя соблюдала. Была замужем, но муж оказался пустяковым пьяницей, от него в хозяйстве был только один урон. Зинаида его долго терпела, но когда дочь подросла и уехала в город учиться, мужа откровенно поперла. Он что - то вякал про раздел имущества, но Зинаида ему четко и ясно объяснила, что свою долю имущества он уже давно прогулял. Зинаида была женщина - кремень, с ней эти номера не проходили.
  Поселок раньше был передовым колхозом. Русская деревня выдержала коллективизацию, сталинские репрессии и отечественную войну, но перестройку преодолеть не смогла. Колхоз развалился, скотина передохла, колхозники все, что могли, разворовали и разбежались на вольные хлеба. Зинаида до перестройки бригадирила, привыкла руководить и брать на себя ответственность. Николай был полной противоположностью ее пустяковому мужу. Мужчина основательный, и профессия хорошая. Порядочный, не гулящий. Если пил - то в меру, за ужином, а за рулем - ни - ни. Зинаида в перестройку духом не пала, поставила ларек у дороги и начала потихоньку строить свой отдельный коммунизм. Ларек торговал круглосуточно, потому что эти сволочи мужики пили тоже круглосуточно. Но Зинаида не намерена была бороться с алкоголизмом в мировом масштабе. Тем более, что бесит только свой пьяный муж, а чужие пьяные мужики кажутся просто забавными. Зинаида аккуратно отстегивала и милиционеру, и врачу санитарному. Коля еженедельно возил ей товар. У них уже получался отличный семейный бизнес, и все было бы хорошо, но все амбициозные зинаидины проекты бесплотной тенью омрачала колина жена.
   Зинаида жену никогда не видела и ничего о ней не знала - только с колиных слов. Но убеждена была, что баба она совершенно бесполезная. Такие только портят жизнь нормальным людям. Сама Зинаида была женщина в самом соку - всего тридцать пять лет. Энергичная, все у нее в руках горело : и деньги шли, да и по хозяйству. А Вероника с колиных слов представлялась Зинаиде ветхой старушкой, шаркающей тапочками по дому. Коля туманно намекал, что жена у него больная и долго все равно не протянет. Знать бы Зинаиде, что ровно половина женатых мужчин рассказывают своим любовницам про больных жен, а вторая половина - про больных детей. Первое время Коля безнаказанно козырял и тем, и другим. Но годы шли, сын вырос и поступил в свой мукомольный колледж. Оставалась смертельно больная Вероника, которая все умирала - умирала, но никак не могла умереть.
  Зинаида честно ждала пять лет, но теперь терпению пришел конец. По первости она даже передавала с Колей из личных погребов варенье и огурчики соленые - для сыночка, но позже стала каждую баночку варенья сопровождать такими пожеланиями, от которых Николаю становилось не по себе.
   И в этот раз она собиралась припереть Николая к стенке. Зинаида считала, что попала в любовный треугольник и твердо намерена была в самое ближайшее время все расставить во своим местам. Где же ей было знать, что углов у этой фигуры немеряно, и вся она каким - то чудом уже многие годы держится только на вероникином молчаливом попустительстве. Николай был мужик простой, но в душе кочевник. По большому счету дом, а тем более семья ему нужны были только для того, чтобы где - то отоспаться между рейсами. Ему нужна была трасса и регулярный секс. Изображение любимой женщины он собирал из многих кусочков, словно мозаику - паззл. Зинаида бы потеряла дар речи, если бы узнала, что Николай постоянно заезжал еще к пяти одиноким женщинам - и по разным причинам. К одной из них только потому, что она очень громко хохотала, а после секса ходила ему по спине пятками.
   Зинаиду Коля уважал и боялся, и она в его жизни была на втором месте - сразу после Вероники. Веронику он не уважал и уж тем более не боялся и, может, даже перешел бы к практичной Зинаиде, но неохота было разменивать квартиру. Вероника была жена по - своему удобная, недорогая. Почти всегда молчала, ни о чем не спрашивала. Николай понимал, что с Зинаидой ничего подобного не будет. Так зачем выбирать одну, когда можно сохранить всех ?
  Но с Зинаидой он не на ту нарвался. Зинаида была могучий стратег. Маршал Жуков и Чингис - хан в одном лице. В деревне все возможности были исчерпаны. Проведя несложные маркетинговые исследования, Зинаида поняла, что выкачала из своего ларька все, что могла. Теперь надо было расширяться и выходить на другой уровень. В город перебираться затеяла Зинаида.
  У Коли в городе имелась квартира - это ее вполне устраивало. То, что там жили Вероника с младшим Лукиным, для Зинаиды вообще проблемой не было. Сыну все равно пора было в армию, а для смертельно больной Вероники можно было придумать какой - нибудь уголок или даже дом престарелых. Или пусть в деревню едет ! - в приступе щедрости подумала Зинаида. Но вовремя опомнилась : больно жирно будет ! Дом у нее в хорошем состоянии, крышу она перекрывала в прошлом году, а огород шестнадцать соток... На дом со всеми постройками она, собственно говоря, уже нашла покупателя. Насчет Коли она тоже все хорошо придумала : Колю надо будет пересадить на легковушку. Не мальчик уже, да и нечего месяцами из дома пропадать. Она - то, в отличие от Вероники, не больная и хочет, чтобы муж постоянно ночевал дома .
  Зинаида на этот раз к встрече подготовилась очень ответственно : пельменей настряпала, баню затопила, водки купила хорошей - решила мужика отмыть, накормить, напоить и к стенке припереть. Расставить все точки над всеми буквами. Пять лет Николай, хоть камни с неба, всегда приезжал в обещанный срок. А именно в этот раз возьми и пропади. На носу праздник, а ей и торговать нечем. Ни мужика, ни товара.
  Зинаида взяла водку хорошую и пошла к Грачихе - раскинуть на картах, что и как. Она не особенно доверяла картам и всяким гороскопам, потому что обычно сама ковала свое счастье. Она и сейчас уже решила, как ей поступить. Решение зрело в ней давно и подспудно. Смущало только одно : было в этом что - то унизительное для Зинаиды, поэтому она хотела, чтобы это решение озвучил кто - нибудь другой. Груз ответственности в случае неудачи был слишком велик даже для предприимчивой Зинаиды.
  Грачиха бутылку хапнула и сразу убрала подальше. Но и она была не совсем уж бессердечная, поэтому достала свою наливочку на травах и зашлепала старыми картами.
  Выходили у нее какие - то странные вещи. Во - первых, все время выпадала какая - то женщина с косой, буквально ложилась поперек всех дел Зинаиды. Одно слово - злодейка. Глядя в карты, Грачиха вдруг ясно эту злодейку себе представила. И самое неприятное, что было в этой злодейке что - то до боли знакомое, словно она уже где - то с ней встречалась, и не раз.
  - Ну вот ты как хочешь, а на всех твоих путях стоит тебе поперек женщина с косой.
  - Типун тебе на язык ! С косой - это смерть что ли ?
  - Да не с такой косой, а с волосами длинными. И вот тебе дальняя поздняя дорога, а вот и Николай твой, только на сердце у него опять какие - то дамы при казенном доме.
  Они выпили еще по маленькой.
  - И дамы эти какие - то неживые, вроде призраков, без лица. Но и не мертвые! И слабый снег, переходящий в метель, гололед и постепенное понижение атмосферного давления...
  - Что ты несешь, синоптик ты хренов ! Я тебя не погоду прошу предсказывать, а про Николая. Где это ты в картах косу увидела и метель?
  - А вот и вижу. И думаю я про все это так : жена его помирает и перед смертью хочет, чтобы он был рядом с ней. Поэтому и в рейс не отпустила.
  - А эти кто - без лица ?
  - А это врачи, раз белые все. Может, в больнице она, а вокруг врачи и суетятся.
  Выходило как - то бредово, но в то же время складно. И по всему получалось, что самое время Зинаиде отправляться в город на поиски Николая. Что и требовалось доказать.
  Еще выпили.
  - А женится он на мне ? Может, ты присуху какую знаешь, чтобы мне уж не беспокоиться, чтоб уж точно. В долгу не останусь.
  Зинаида в селе была водочным олигархом, кто же ей откажет. Выпили еще по одной. Заплетающимся языком Грачиха бормотала : "страсти земные, страсти путевые господь отведет, руки врагов отвернет от меня в пути. Все беды, все напасти, все страсти, все обманы, всяких воров, подлецов заразных и алчущих разных..." Про любовь там не было ни слова, но ничего другого ей просто не вспомнилось. А Зинаиде под наливочку и так было нормально.
  Но Грачиха после этого страшным шепотом произнесла : "есть одно средство - верное. Но это уж ты сама должна..." Шептала и все время оглядывалась. Зинаида слушала очень внимательно, а дослушав, кивнула.
  
  
  
  Прочла Грачиха заклинание - и ведь как вовремя. Коля уже часа три кружил вокруг одной и той же заправки, которая торжественно сияла неоновой вывеской в чистом поле. Сиять - то она сияла, но никого там не было и бензина никакого не было. Словно мираж в пустыне. У Коли бензин уже давным - давно был на нуле, но машина как - то ехала. Дорога была совершенно прямая и пустынная, и невозможно было понять, каким образом он по прямой ездил вкруговую. Но, тем не менее, это было так. Коля совершенно выбился из сил. Он хотел есть, пить, спать - и все одновременно. Коля выругался и даже плюнул. И вдруг машина встала, как вкопанная - мотор заглох. Но и метель почему - то сразу прекратилась. Коля оглянулся вокруг. Степь да степь кругом. Куда - то исчезла и заправка. Еда вся кончилась. Термос тоже был пуст. Коля решил, что утро вечера мудренее - надо переждать эту ночь, просто поспать. А утром все и наладится. Коля вспомнил, что в трейлере у него полно фруктов, а их можно есть и пить одновременно.
  Неизвестно, сколько груш съел в ту ночь голодный Коля, только впоследствии до конца своих дней он их не только видеть не мог, но даже и запаха их не переносил. Груши были приторные и уже начали немного подгнивать, но голод не тетка. И Коля ел, пока не почувствовал, что ему от этих груш становится дурно и что он теряет сознание...
  Когда он очнулся, то увидел, что лежит на чистой постели в незнакомом месте, похожем на гостиницу. Почему на гостиницу - потому что в комнате стоял телевизор, стол, а на столе казенный графин с водой. Сначала Коля был один, а потом комнату заполнили невнятно бормочущие существа женского пола, но все белые и без лица. То есть вместо лица у всех было просто белое пятно. Они по очереди наклонялись над ним. Коля решил, что он уже умер и сейчас находится на том свете. Леденея от ужаса, он закричал : "вера !!!" Но крик этот так и застрял у него в горле. Не в силах на все это смотреть, Коля покрепче зажмурился и начал думать о жене, но вдруг понял, что ее лица он тоже совершенно не помнит, потому что сколько жил с ней - сроду ей в лицо не смотрел. Поскольку другого выхода у него не было, Коля опять потерял сознание, причем на несколько дней.
  
  
  Видимо, заклинание было сильным, потому что на мятущуюся душу Зинаиды внезапно снизошел покой, и она нетвердыми шагами отправилась домой - собираться в дорогу. Все сомнения окончательно отпали. Нужно ехать.
  А Грачиха, оставшись в одиночестве, мучительно соображала, где же она могла встречать эту женщину с косой, которая так ясно привиделась ей во время гадания на картах. После наливочки ей очень хотелось спать, но мысль эта занозой сидела в мозгу. Грачиха с трудом встала и подошла к комоду. Да вот же она ! На комоде гордо возвышалась любимая фарфоровая статуэтка Дулевского фарфорового завода - Хозяйка Медной Горы. Фарфоровая женщина с косой и строгим взглядом. Она и есть. К чему бы это ?..
  
  На следующий день, ни свет ни заря, Зинаида оделась во все городское : костюм трикотажный, дубленку, шапку норковую. Сережки с красным камушком приодела, наличные деньги уложила в лифчик и тоже отправилась навстречу своей судьбе. Нелегко ей было пробираться по снежным заносам в модельных сапогах, но если что и могло остановить решительную Зинаиду, то уж не такие мелочи. Неизвестно, как насчет Николая, но насчет погоды Грачиха нагадала совершенно верно. Всю ночь шел легкий снег, постепенно переходящий в метель, которая внезапно прекратилась только под утро. Зинаида шла к автобусной остановке с твердым намерением разобраться, какую роль играют в жизни Николая неизвестная женщина с косой, а также другие многочисленные женщины - белые, но без лица.
  
  
  Глава 10. МАЙК ТАЙСОН И РОЙ ДЖОНС ОТДЫХАЮТ.
  
  Видимо, метель ночью приключилась повсеместно, и мела по всей земле и во все пределы. Потому что ранним утром, когда Зинаида отважно пробиралась к автобусной остановке через снежные завалы, Вероника вышла из дома в новой шубе и сразу по колено угодила в сугроб. Но идти в новой шубе по заснеженной улице было одно удовольствие. Правда, с появлением шубы возникли другие проблемы : сапоги явно требовали замены, равно как и весь остальной гардероб. Вероника столкнулась с тем, с чем сталкивается каждая женщина : купишь новое платье - сразу бросается в глаза, что сумке уже в обед сто лет. Пока поменяешь сумку, глядишь - туфли износились. И так до бесконечности. Разумеется, были где - то в туманной дали женщины, у которых всегда все было новое и все ко всему подходило, но Вероника таких женщин видела только по телевизору, а в реальной жизни никогда не встречала. Вдобавок, Вероника худела не по дням, а по часам, и старый костюм болтался на ней, как на вешалке. А до Нового года оставалось всего девять дней.
  В налоговой инспекции новая шуба произвела легкий фурор, и только модница Лариса не одобрила. Почему - то она одобряла только норковые шубы. Но шубу все с чувством - с толком примерили, всем она шла, и в конце концов даже Лариса через силу шубу похвалила - вроде точно такую она видала на какой - то балерине. За этим полезным занятием прошел целый час. А там началось заседание по организации праздничного вечера. С тех пор, как заварилась вся эта каша, Вероника на работе занималась чем угодно, только не своими прямыми обязанностями. Но никого это не смущало, даже наоборот. Раньше она добросовестно трудилась, и ее никто не любил. Теперь она откровенно бездельничала, опаздывала и прогуливала, и за это ее любили все.
  
  
  Комиссия сначала хотела организовать гавайскую вечеринку : тропические коктейли, музыка рэгги и венки из цветов. Но никто не мог сказать, есть ли на Гавайях обезьяны. И тогда Вероника предложила бразильский карнавал. Потому что Бразилия - это такая страна, где в лесах живет много - много диких обезьян. В Бразилии никто из присутствующих не был, и это было даже к лучшему, потому что давало неограниченный простор фантазии. Бразилию все представляли в основном по сериалам. "Вот и прекрасно, - подумала Вероника, - пусть хоть одну ночь все будет, как они хотят. Пусть они будут бразильскими золушками, и пусть им будет счастье" Гулять так гулять - решила комиссия, и не в налоговой, а в ресторане. Никаких салатов и тортиков из дома - все на уровне. Кухня, оркестр, варьете, декольте. Правда, если бы кто - нибудь попытался выяснить у начальства, по какой такой причине их так расперло, да еще за казенный счет, то ничего вразумительного этому кому - нибудь не ответили бы. Новый год же - и нечего тут ! Должен когда - нибудь быть и на нашей улице праздник...
  Только Вероника собралась наконец приступить к давно забытым служебным обязанностям, из дома позвонил Лукин и деревянным голосом спросил, на работе ли его мама и жива ли она вообще.
  - Мама, тут какая - то странная женщина в дверях стоит. Наверное, сумасшедшая. Спрашивает, не умерла ли ты, и где папа.
  - А ты ее пригласи в дом, чаем напои
  - Не собираюсь я тут один сидеть с незнакомой сумасшедшей, она на меня смотрит как - то странно. Джунгли твои увидела и зарыдала, а теперь смеется. Но смех у нее, как в фильмах ужасов - демонический. Она Бяку напугала. Я ее спросил, может, она с папой вместе работает, а она говорит : наоборот. Это как ?
  - Я, кажется, догадываюсь, как. А где она сейчас?
  - На площадке стоит, за дверью. И все время то рыдает, то смеется.
  - А ты ей объясни, где я работаю, как меня найти. Пусть подгребает.
  - Попробую, если она поймет. Не представляю, как общаться с невменяемой.
  - Почему - то я в тебя верю.
  С этими словами Вероника трубку положила и громко постучала карандашом по столу.
  -- Господа и, в основном, дамы ! Прошу внимания ! Через несколько минут сюда пожалует любовница моего мужа, очень заслуженная дама с пятилетним стажем.
  Гробовое молчание воцарилось в кабинете, который в последние дни и без того беспрерывно лихорадило. Это был очень ответственный момент, даже более ответственный, чем первое свидание - это вам любая скажет. Поскольку каждая женщина в течение жизни бывает и по ту, и по другую сторону баррикады, то, в принципе, может понять и состояние жены, и состояние любовницы. Но в данном женском сообществе преобладали жены. Так что у Вероники было явное численное преимущество, вдобавок она играла на своем поле. Налоговые дамы засуетились, начали прихорашиваться, на Веронику срочно набросили шубу - так, на всякий случай - и даже выстроились свиньей.
  Зинаида же была явно не в себе. Николая нигде не было, Вероника была почему - то жива и даже - вот свинство - вполне здорова. В квартире цвели и пахли какие - то джунгли, ребенок вовсе не собирался в армию, а разгуливал по дому в трусах и с обезьяной на плече. Это было какое - то издевательство. Зинаиду возмущало, что эти неорганизованные и безответственные люди так грубо нарушали все ее планы. То, что они были даже не в курсе ее задумок, ее нисколько не смущало. Слова "каждый любовник солдат, и есть у Амура свой лагерь" Зинаида понимала буквально. Если Вероника путешествовала по жизни пешком или на утлой лодочке, то Зинаида - на паровозе. Мысленно она прокладывала рельсы к заветной цели, а потом просто перла в нужном направлении. Ни свернуть, ни остановиться, ни оглядеться при таком способе передвижения было невозможно. Если порой под колеса паровоза попадали женщины, дети, соседи или еще какая живность - так нечего на рельсы лезть.
  Сейчас зинаидин паровоз продвигался какими - то рывками и в полном тумане. Вдобавок, сумка, битком набитая гостинцами, нещадно впивалась в пальцы. А сугробы были такие же высокие, как в деревне. А еще город называется !..
  Короче, когда она открыла дверь кабинета, то была вся в поту, шапка норковая съехала набок - вид имела жалкий. Все грозные слова застряли у нее в горле, потому что она элементарно запыхалась. Она открыла дверь и только смогла спросить : " Лукина здесь кто ?" и сразу же рухнула прямо на сумку, которая просто выпала из ослабевших рук.
  Кто - то прошипел сакраментальную фразу, которая всегда говорится в таких случаях - " какая наглость !" Вероника посмотрела на ту, которая добиралась по бездорожью только для того, чтобы вступить в права наследования супругом и недвижимостью. Глядя прямо в глаза Зинаиде, она без напряжения читала в ее душе печальную повесть. Ибо нет ничего печальнее, чем жизнь в упорном ожидании чьей - то смерти.
  Вероника гостью взглядом как рублем подарила и томно представилась :
  - Вероника Аркадьевна, чувствую себя прекрасно, чего о вас не скажешь...
  - Куда Николая дела, лахудра старая ?
   И взглядом на взгляд ответила. Вероника поняла, что спарринг будет горячий и что это бои без правил. Все присутствующие сгрудились вокруг невидимого ринга и приготовились болеть. Жаль, что ставки никто не принимал. Рой Джонс и Майк Тайсон просто отдыхали.
  Мужчинам приятно думать, что женщины соперничают из - за них. Нет, женщины соперничают друг с другом, и порой это соперничество длится до гробовой доски, . А иногда становится смыслом жизни. Мужчины же только путаются под ногами и мешают. Даже когда предмет спора после долгих метаний наконец прибивается к какому - либо из берегов - это ничего не меняет. Глупец становится просто заложником в войне женских амбиций.
  - Че это вдруг лахудра, сама - то давно на себя в зеркало смотрела ?
  Зинаида вздрогнула, потому что в воздухе явственно прозвучали аплодисменты и отдаленный свист. Переговоры, как всегда в таких случаях, проходили в формате "сам дурак"
  - Да что ты за жена ему ? Это я - жена !
  - Какой он муж, такая я и жена. Семья у нас - живем, как хотим, тебя вот не спросили. Забыли написать тебе в деревню, мнением твоим поинтересоваться...
  - Ненавижу тебя ! Люто.
  Вероника вдруг сразу почувствовала усталость, ей стало неинтересно. Судя по всему, Зинаида была женщина без чувства юмора. А на полном серьезе делить блудного Николая Вероника не собиралась. Поэтому она деловито спросила :
  - И за что же ?
  И даже для пущей серьезности нацепила на нос чьи - то очки, которые попались под руку.
  - Ненавижу за то, что сама не живешь и нам не даешь, мешаешь нашему счастью.
  Было понятно, что Зинаида относится к тому энергичному типу людей, которым мешает добрая половина населения земного шара.
  - Да что ты знаешь ? Кто ты вообще такая, чтобы сортировать людей на нужных и ненужных ? Я тебе кое - что скажу : ты пять лет спишь с моим мужем - и не путай, ты его имеешь, а не меня. А спишь ты с ним только потому, что я тебе это позволяю. Пять лет моей драгоценной жизни я потратила на то, чтобы каждый раз слушать его кретинское вранье ! Вы, гады , похоронили меня заживо. Потому что все это время я не жила - я ждала, когда вы разгребете наконец все это дерьмо, в которое вы меня засунули. И не стой тут, как тупая самодовольная идиотка. И не смей мне говорить, что это я должна была что - то предпринять, чтобы вам получше и поудобнее жилось ! Как я это ненавижу: создать людям проблемы, а потом доставать их, чтобы они эти проблемы решали, да еще так, как вам выгодно. Бросить свои дела и расхлебывать ту кашу, которую вы заварили. Да пошли вы !
   Прямо сейчас говорю : благословляю вас, идите и будьте счастливы. Опять что - то мешает ? Тебе мужик нужен - так бери его скорей, пока вы оба не состарились ! Или в чем дело ? Корысть замучила ? Что делать, в жизни всегда так : выбирать приходится - или любовь, или бухгалтерия.
  - Ишь ты умная какая, всю квартиру решила себе захапать, а Николая, значит, на улицу ?
  - Странная ты, Зинка ... Вламываешься к людям незваная, делишь чужое, чего не наживала. Нахалка и скандалистка, жадная к тому же без меры. Почему же на улицу - к тебе, ты же хочешь его. Я чего - то не пойму : у нас тут песня про любовь или про как ? Как называется драматическая коллизия, когда одному лень, а другую жаба давит? Нет, ради вас не буду я себя затруднять - не нравитесь вы мне.
  - Пожалеешь ты об этом разговоре, я тебе все равно отомщу. И Николая заберу, и все у тебя заберу. Нищая на улицу помирать пойдешь ! А я мимо пройду и куска хлеба не подам ! И всем вам покажу кузькину мать ! Ишь расселись, жабы !
  - Как скажешь, сестра... Только где - то я уже слышала нечто подобное. Владычицей морской случайно быть не хочешь ?
  В это время раздался сильный треск и посередине небольшого кабинета изваялась тетка в засаленном халате и в бигудях. Халат был без единой пуговицы, застегнут на огромную булавку. Бюст у дамы был незабываемый, а в руках - ремень.
  - Кузеньку моего не видали ? Уроки ему пора делать - пение и рисование . А ну, иди сюда, Симпсон ты мой задумчивый! Лучше сам иди, по - хорошему...
  Тетка пыталась придать голосу некую слащавость, но ей бы лучше дивизией командовать. Все с облегчением вздохнули, когда она пинком открыла дверь и удалилась в коридор, нежно помахивая ремнем.
  
  Не сильна была Зинаида в такого рода дискуссиях, умничать попусту не любила. А сейчас она поняла главное : больше ей здесь делать нечего, потому что не скажет эта змеища, где Николай. Значит, надо либо возле дома в засаду определяться, либо сыну позвонить и все доподлинно разузнать. И пусть попробует не сказать, маугли хреново ! Сейчас Николая дома все равно нету, это она своими глазами видела. Но у Зинаиды было еще одно важное дело. Где - то здесь в городе обучалась на менеджера по торговле ее дочь Сонька. Зинаида посылала ей денег каждый месяц, но понемногу, чтобы не разбаловалась девка. Раньше Сонька приезжала домой каждые выходные, хвасталась оценками. Но Зинаиде было не до нее - ларек все силы отнимал, а Сонька, зараза, нет бы помочь... Потом дочь стала приезжать раз в месяц, но хоть отписывала, что деньги получила. А последний перевод и вовсе вернулся, и никакой весточки уж полгода. Зинаида уговаривала себя, что дочь устроилась на хорошее место, потому в деньгах больше не нуждается. Но город есть город - а вдруг пошла по кривой дорожке. Зинаида не терпела никакой неопределенности, а получалось так, что с какой стороны ни посмотри, вся ее жизнь покрыта мраком. И это очень часто случается с женщинами, которые отличаются незаурядным стратегическим умом. Вроде все ясно, как генеральный план взятия Парижа : тут мы, тут они, а командир впереди на лихом коне. План безупречный, только внезапно выясняется, что люди не пешки и не куклы, их просто так не переставить, а возникают все время необъяснимые препятствия и сложности. Пока с ними разбираешься - глядь, в собственной жизни полный туман и нулевая видимость.
  На еще не остывшем поле брани налоговые дамы цепко заглядывали в глаза Веронике, ждали продолжения банкета. Но взгляд ее был рассеян и смотрела она куда - то в окно, словно что - то такое видела за метелью.
  - Ну какая нахалка ! Неужели вы ее на место не поставите? Жалко, что она так быстро ушла .
  - Да, ее жалко. Она скоро вернется... А ставить никого никуда не надо. И не время, еще не время... Пусть найдет сначала и пусть свечу поставит.
  Никто ничего не понял, но спрашивать не решились. Все были немного разочарованы. Судя по темпераменту Зинаиды, можно было надеяться на небольшую потасовку, но ничего такого не случилось. Хотели поговорить на любимую тему, какие гады мужики, но Вероника была молчалива. Не то что - то в уме соображала, не то к чему - то прислушивалась.
  
  Глава 11. КРОВИНОЧКА ЕДИНОРОДНАЯ.
  
  Зинаида запросто рванула сумку с пола и темпераментно дверью шибанула, удалившись следом за кузькиной матерью. Посетители в коридоре только диву давались и жались по стеночкам. Зинаида прокладывала себе дорогу, как ледокол "Ленин", оставляя за собой дыхание северного ветра. Они у нее слезами умоются, жабы городские ! Зинаида относилась к тому приятному типу женщин, которые за малейшую обиду мстят до конца своих дней. Женщина должна быть несколько рассеянной, это добавляет ей очарования. От женщин со слишком хорошей памятью лучше держаться подальше - умеют они людям создавать неприятности.
  В поисках дочери своей - заразы Соньки - Зинаида двигалась по тому же городскому лабиринту. Метод поиска у нее был самый простой : она периодически хватала за грудки зазевавшегося прохожего и совала ему прямо в лицо бумажку с адресом общежития. Таким манером она довольно быстро продвигалась в нужном направлении. В трамвае она наконец смогла сесть тем же простым способом : просто стащила за шиворот с сиденья наглого школьника. Она так возненавидела город и всех городских, что воды этой ненависти выплеснулись из души и начали заливать окрестность. Зинаида не намерена была страдать в одиночку. Самые опасные люди - те, кто знает, что такое боль, и хочет, чтобы другие это тоже почувствовали. Зинаида явственно слышала, как в глубине городского лабиринта ревет ее личный Минотавр.
  В общежитии было истинно вавилонское столпотворение. С лицом Медузы Горгоны - глянешь и сразу окаменеешь - Зинаида легко миновала вахтера и начала подъем на вершину Вавилонской башни в комнату четыреста шесть. Вслед ей сплетались в стройный хор все двунадесять языков : бок о бок в общежитии проживали китайцы и молдаване, узбеки и украинцы, турки, цыгане, вьетнамцы. Студенты давно были в меньшинстве и теснились жалкой кучкой на четвертом этаже. Этажи с пятого по девятый были арендованы под офисы и складские помещения. Лифт, естественно, не работал. Много раз хотела Зинаида бросить злополучную сумку с гостинцами, но не могла - жалко было.
  Без стука ввалилась Зинаида в комнату четыреста шесть и в который раз за сегодняшний день рухнула на сумку, которую обреченно таскала за собой, словно Сизиф свой камень. Соньки не было, и никто толком не знал, где она и что с ней. Известно было только, что в техникуме она уже давно не учится, а живет в городе на квартире. Страшным голосом Зинаида произнесла
  - Адрес.
  - Так где же мы...
  - Адрес.
  Глянули менеджеры торговые в лицо Медузы Горгоны и за десять минут из - под земли адрес достали. Ненавистный город, прятавший в своих недрах будущего мужа Николая и единственную дочь Соньку, твердо решил вытянуть Зинаиде все жилы. Зинаида этот город тоже ненавидела с каждой минутой все больше, но именно ненависть и давала ей силы упорно тащиться по жизненному пути, да еще с неподъемной сумкой на плече. Вечер плавно переходил в ночь, а кроме дочери и Николая в этом проклятом месте у нее никого не было.
  На одной вредности дотащилась Зинаида до улицы поэта Пушкина, где и проживала ныне ее беспутная дочь. Подъезд был закрыт на ключ, но в дверях имелось переговорное устройство. Зинаида набрала на нем номер квартиры и живо представила себе репродукцию картины "Иван Грозный убивает своего сына", но оказалось, что близкие и родные люди прятались от Зинаиды и всячески заметали следы. Заспанный женский голос впускать Зинаиду категорически отказался, но пояснил, что Сонька до утра на работе - в клубе. Зинаида хоть и была женщина - кремень, но в душе пожалела дочку, которая сторожила по ночам какой - то клуб, чтобы хоть как - то прокормиться и не просить денег у строгой матери. Пожалела и решила простить, за техникум не ругать и в дальнейшем быть с дочерью помягче - не чужая все - таки, кровиночка единородная.
  По вечерним улицам Зинаида побрела на поиски клуба. Смущало только странное название - "Геенна". Но у Зинаиды элементарно не было сил, чтобы загадки разгадывать, ей бы дойти.
  Издали увидела она вывеску, мигающую кровавыми огнями. У клуба останавливались дорогие машины, народ заходил все не простой, хорошо одетый. Зинаида подошла поближе, и в глазах у нее помутилось. На стене висела огромная афиша, а на этой афише была сфотографирована в полный рост ее кровиночка единородная. Только была она в чем мать родила, наголо обритая, губы черные. Прямо в коже у нее торчали железные кольца и заклепки, а на правой груди красовалась татуировка в виде бабочки. Надпись на афише гласила : "Звезда стриптиза Агния". Зинаида упала на сумку и зарыдала. Публика косилась на нее и обходила стороной. Из дверей заведения вышел амбал в костюме, но волосы собраны в хвостик, как у бабы. Наклонился над Зинаидой и мягким голосом пообещал : "Будешь здесь побираться, старая кошелка, я тебя в землю вобью по самые гланды. Давай жопу в кулак и вали отсюда срочно." Не помня себя, Зинаида встала и вдруг перекрестилась широким крестом. Амбал слегка подтолкнул ее, а потом потерял к ней интерес и ушел внутрь. Глядя прямо перед собой немигающими стеклянными глазами, Зинаида подошла к дверям и сорвала срамную афишу. Зашла за угол и остановилась в полной прострации. Над городом, который так жестоко поглумился над ней, во всей своей красе опрокинулось звездное небо. Поздние прохожие спешили по домам. И только для Зинаиды во всем огромном городе не нашлось местечка - идти ей было просто некуда. Весь мир был против нее. Впервые Зинаида в полной мере ощутила, как беспомощен и слаб человек перед лицом Рока.
  Искушая Судьбу, будьте готовы к тому, что она может щедро одарить вас, а может и стереть в порошок.
  
  
  
  
  
  
  Лукины мирно пили чай, никого не трогали. Бяка сидела на столе и ела холодную котлетку. В дверь позвонили, и звонок прозвучал настолько странно, что очарование этого уютного вечера враз рассыпалось на мелкие осколки. Лукин пошел открывать и вернулся насмерть удивленный.
  - Мам, там опять эта маньячка, какое - то порно демонстрирует... Она больная, сто пудов.
  - Пойду полюбуюсь.
  С афишей наперевес Зинаида напоминала изображение "Родина - мать зовет". Вероника ангельским голосом поинтересовалась : " Надо полагать, это вы в молодые годы ?" Потом вспомнила, что чувство юмора у Зинаиды отсутствует как таковое и просто отошла в сторонку, чтобы пропустить эту чуму с сизифовой сумкой в руках. Начиная с раннего утра, Зинаида описала полный круг по судьбе и вновь очутилась в исходной точке. Лукин с чисто мужским интересом взирал на афишу. Зинаида стояла, как памятник, и тупо молчала. Лукин подошел к ней, афишу отобрал и усадил на табуреточку. Ей налили чаю и тоже дали вчерашнюю котлетку.
  - Это что, вы с этим по городу шли ? Вы сумасшедшая ?
  - Сонька, дочка моя. Знакомых нету - только вы.
  - Ваша дочь ? Кто бы мог подумать... Значит, еще не все так плохо !
  Зинаида хлебнула горячего чаю, и тут ее прорвало. Она негнущимися пальцами дергала молнию на ненавистной сумке и метала оттуда на стол варенья и соленья, а сама рассказывала и про китайцев, и про "Геенну", и про амбала. Лукин объяснил темным бабам, что "Геенна" - дорогой частный клуб, где девки все наголо бритые и в пирсинге - фишка такая. Как в фильме "Восставшие из ада" . Танцуют они там какой - то невиданный стриптиз. В клубе собираются садомазохисты или сатанисты, кто его знает. Вход туда только по клубным карточкам, простых смертных не пускают. Молодой девке там, ясный перец, делать нечего. Зинаида все это выслушала и деловито скомандовала :
  - Тогда пойдемте, а то поздно уже.
  - Вот те раз, а мы - то здесь при чем ?
  - Вы мне люди не чужие, а больше у меня никого здесь нету.
  - Мам, она наша родственница ?
  - Папина невеста.
  - Ну, бабы, вы даете ! Вы, может, все втроем жить будете ?
  - Это вряд ли... Ты, сынок, собирайся потихоньку, а тебе, Зинаида, придется раскошелиться. Деньги- то есть у тебя ?
  Зинаида полезла за пазуху и извлекла оттуда мокрые от пота деньги.
  - Мам, ну и куда мы с этими ассигнациями, политыми трудовым потом ?
  - Да прямо в пекло. Орфей спускается в ад...
  Тем временем деньги разлетелись по дому, трепеща крылышками, как бабочки в знойный летний день. Толпились у абажура, стремясь на свет. Обсыхали, проветривались. Пока Вероника одевалась, Лукин ловил их старой соломенной шляпой. Зинаида, хоть и была убита горем, но отловленные деньги тщательно пересчитала. Хотела положить обратно, но Лукин поднес ей кулак прямо к носу и выдал бумажник. Тут захныкала Бяка, сообразила, что ее на ночь глядя бросают одну. А одна она категорически не оставалась, везде таскалась за Лукиным. Пришлось сунуть и ее за пазуху. Странное это было зрелище : две женщины не первой, а второй и даже третьей молодости, совсем юный мальчик и карликовая обезьяна. Вероника вызывала такси.
  - Машину пожалуйста в клуб "Геенна", водитель нужен толковый и не трус, и чтобы лишнего не болтал. Такой, с которым можно ходить в разведку. У клуба нужно будет подождать. Если повезет - недолго, а если не повезет - до утра.
  - Повезет - не повезет ! вы куда звоните ? У нас тут таксопарк, а не мужики по вызову! Думать надо, женщина !
  - Думать надо было вам, прежде чем цинично обманывать мужа с его младшим братом Степаном. У него, между прочим, жена на сносях. Адюльтер сам по себе гнусен, а родственный адюльтер гнусен вдвойне. Вот мы сейчас им всем позвоним и выясним, таксопарк у вас там или все - таки мужики по вызову. А до Степана вы, между прочим, с начальником вашим частенько кувыркались, причем прямо в служебной машине - и ничего. Я же вам тогда не звонила и не возмущалась, потому что вхожу в ваше положение, так как у мужа вашего простатит. Почему же вы не можете войти в мое положение ?.. Я знала, что мы с вами отлично поладим, вы же милейшая женщина, а грубите только потому, что устали и работы много ... Ну вот и договорились.
  Вероника сменила гнев на милость и нахально подмигнула Зинаиде.
  Похожие на бродячий цирк, они торопливо спускались по темной лестнице. Такси подрулило немедленно и даже чуть раньше. И за рулем - надежный, толковый и не трус. И сразу было видно, что лишнего болтать он не будет, и в разведку с ним ходить очень даже можно.
  
  
  
  Глава 12. ПОРОГ ЧЕТВЕРТЫЙ. ПРИНЦИПЫ ПИФАГОРА.
  
  Водитель, если и удивился, то виду не показал. И пока вспарывали фарами ночную тьму, Вероника окунулась в свои глубокие раздумья. Стараясь придать своей полумертвой жизни хоть какой - то живой и человеческий вид, она буквально с первого дня все больше времени посвящала вещам, ее абсолютно не касавшимся. Что ей за дело, если кого - то обманывает муж. Сейчас мужей на всех не хватает, поэтому они абсолютно всех обманывают - как правило, из гуманных соображений. Разве ей нечем заняться, что она потащилась с этой ненормальной. Это же не женщина - птеродактиль просто, сама отлично справится. Она хотела только одного : прибраться в своей судьбе, навести там порядок . А вместо этого ее опять затащили в чужую жизнь, где она чувствует себя крайне неуютно. Что она к ней пристала ? Что у людей за манера - испортить человеку жизнь, а потом еще постоянно маячить на задворках этой испорченной жизни и все время заглядывать человеку через плечо - как он там... Тянет, видимо, как убийцу на место преступления. Вероника все больше и больше раздражалась. Она только начала примерять свое одиночество, как новое платье. Она его примерила и увидела, что оно идет ей гораздо больше, чем шутовской колпак ее брака. А теперь она понимала, что вляпалась. Ладно бы еще по собственной глупости ! Человек должен делать собственные глупости, чтобы оставаться человеком. Хотя бы будет что вспомнить. Но это была глупость не собственная, а чужая. А вляпалась она, потому что на нее всегда можно было напереть - не умела Вероника говорить людям "нет". Просто всю жизнь никак у нее это слово волшебное не выговаривалось, так и застревало в горле. Вероника знала себя : отказать не может, а потом начинает человека за это тихо ненавидеть.
  - Осознание полной свободы тоже надо тренировать, причем ежедневно. Цель жизни - счастье, и нет ничего плохого в том, чтобы быть безответственным. Поступай с другими так, как тебе действительно хочется с ними поступить.
  Таксист внимательно смотрел в ночь. Но это он с ней заговорил - ясно, больше некому.
  - А кто вас просил мои мысли читать ? Если вы их читаете, то хотя бы дочитывайте до конца. Тогда вы поймете, что я как раз хочу побыть одна.
  - Бросьте, Вероника Аркадьевна, к лицу ли вам лукавить. Пора бы уже понять, что вход к нам рубль, а выход - десять. Сейчас так и будет : пожизненно будут за вами ходить сирые, убогие, больные, бедные. Прилипалы и паразиты тоже будут надоедать. Вся эта пестрая публика будет растаскивать по своим карманчикам вашу драгоценную личность. Вам придется в чувство приводить, сопли вытирать, на ноги ставить. А они будут ходить за вами по пятам и требовать чудес и фокусов, и только вам придется решать, кому помогать, а кому нет. А это, согласитесь, очень большая ответственность.
  - Страж Порога ?
  - Он самый. С теорией у вас слабовато. Поэтому хочу вас вкратце ознакомить с некоторыми принципами учения Пифагора, а вы уж, будьте любезны, заучите, как таблицу умножения, и строго придерживайтесь.
  Если человек чего - то очень хочет, это еще не значит, что ему это действительно надо.
  Все узы без дружбы и любви - просто оковы, нет никакой добродетели в их поддержании.
  Хочешь выработать здравую точку зрения - рассмотри проблему минимум с трех сторон.
  Не помогай тем, кто может справиться сам. Не помогай, если не просят. Не лишай другого человека возможности чему - то научиться. Дай возможность и другим проявить себя.
  Не обсуждай тайные знания с неподготовленными.
  Входящий в измененное сознание должен знать, что выход из него невозможен.
  Не общайся с людьми, которые препятствуют твоему духовному развитию.
  Ищи свою стаю.
  Слушай внутренний голос - только он никогда не врет и желает тебе добра.
  Страж Порога выпалил все это без запинки - знал наизусть.
  - Что же мне теперь делать ? Вернуться ?
  - Вернуться невозможно. Пути должны быть пройдены, поступки сделаны, уроки извлечены. Когда выбор сделан - поздняк метаться, моя дорогая.
  Как ни странно, эти горькие слова успокоили Веронику. Значит, будем делать поступки и извлекать уроки.
  
  Звезда стриптиза Агния сидела перед зеркалом у себя в гримерке и приклеивала ресницы. Она только что отработала номер, и пот стекал по бритой голове. Всю неделю она пахала, как проклятая, днем и ночью, и держалась только на экстази. Предполагалось, что танцовщицам на работе нельзя даже спиртного, а уж колеса - тем более. И все делали вид, что так оно и есть. Но если ты днем едешь на какой - то идиотский мальчишник, где надо вылезать из торта, помахивая хлыстиком, а ночью карячишься у шеста, то всем уже плевать. В Новый год ишачат все - без сна и отдыха. И всем плевать на все. На все, кроме денег. Это была жизнь в нон - стопе, сумасшедший марафон. Она смеялась, что помирать ей не страшно, потому что в аду она уже была. Предполагалось, что танцовщицы интимных услуг не оказывают. Конечно, под дулом никто не заставлял. Иногда все зависело от суммы, а иногда об этих услугах просили люди, которым в этом городе вообще никто и ни в чем не отказывает. Раньше она была очень озабочена тем, чтобы не перейти ту тонкую грань, за которой модель или танцовщица становится шлюхой. Но потом поняла, что главное - не вести себя как шлюха, а на остальное всем тоже было наплевать. В ее мире люди плевали на очень многое, как у них только слюней хватало. И она изо всех сил старалась не быть дешевкой. Главное, не колоться. А кокаин или экстази - это элементы клубной жизни. Так говорили все вокруг. Но у нее в последнее время начал не на шутку пошаливать пламенный мотор, и приходилось одни колеса заедать другими. От амфетамина лопались кровеносные сосуды, любая пустяковая ссадина вызывала кровотечение. Один раз прямо на сцене закровила нога, но она продолжала свои полеты у шеста. Народ решил, что это такие спецэффекты - успех был бешеный, бабло просто рекой текло. Текло, как ее кровь.
  Агния смотрела на себя в зеркало и не могла понять, сколько же ей лет. К юному телу было приставлено лицо зрелой женщины, повидавшей всякого на своем веку. Собственно говоря, это лицо она приобрела еще в прошлой жизни, где она была Сонькой, деревенской девчонкой.
  Сначала все было хорошо. Она наконец вырвалась из деревни. У нее сил больше не было смотреть, как пьет отец, как они пластаются с матерью каждый божий день. Она была хорошей девочкой и хорошо училась. Но денег, которые посылала мать, вообще ни на что не хватало. Сонька все время хотела жрать. Она мерзла без зимнего, сапоги вообще порвались, колготки были шитые - перешитые. Сейчас об этом даже думать было смешно, сапог всяких у нее было пар десять. Сонька была истинной дочерью своей матери - на жизнь смотрела трезво. В городе надо было зацепиться во что бы то ни стало, в деревню она не вернется ни за какие пироги - лучше сдохнуть. Но на материны деньги она и в городе довольно скоро сдохнет. И Сонька начала подрабатывать : она клеила афиши, мыла полы, сторожила, работала в гардеробе. Это были такие копейки, что их едва хватало на проезд. Сонька хронически не высыпалась, поэтому все чаще пропускала занятия. Потом она устроилась уборщицей в хороший спортивный зал, там ей выдали для работы очень хороший прикид. Тут выяснилось, что фигура у Соньки просто классная. К ней стали клеиться мужики, а с одним она даже начала встречаться. Он был красавец, приезжал тренироваться на мерседесе. Мерседес - машина хорошая, и на ее удобных сиденьях Сонька сначала рассталась с девственностью, а потом и забеременела. К себе он никогда не приглашал, а в торговом общежитии его даже представить себе было невозможно.
  Своей беременностью Сонька гордилась, но недолго. Сначала она с нежностью слушала свое тело и все представляла себе, каким же он будет, ее мальчик. Но счастливый отец отвез ее к врачу, тем самым положив конец сонькиным иллюзиям. Он заплатил хорошему врачу, и больше Сонька его никогда в жизни не видела, потому что из спортзала ее тут же уволили.
  В тот день Сонька купила большую бутылку водки и впервые в жизни напилась, как последняя свинья. Она давилась этой водкой и ревела - ей очень было жалко ребеночка, с которым она никогда не встретится. Это были поминки. Сонька тогда еще не знала, что именно так и поступают одинокие женщины. Не знала она и того, что у женщин, которые своего первого ребеночка рожают, а не кромсают на куски, совсем другие лица - на всю оставшуюся жизнь.
  Так получилось, что у Соньки и молодости не было : сразу из детства она прыгнула в женскую зрелость. И винить в этом было совершенно некого. Раньше Сонька никак не могла понять, откуда у четырнадцатилетних девчонок глаза сорокалетних женщин. Теперь она знала - откуда.
  Сонька напилась, проспалась и начала чесать репу. Купила толстую газету и устроилась по объявлению в бар "Лолита", где посетителей обслуживали девочки с косичками и в белых гольфах, но с голыми сиськами - топлесс. Сначала был кастинг, где она незнакомым мужикам эти сиськи показывала. Потом она счет потеряла кастингам, где у нее смотрели сиськи, задницу, морду и ноги. Главное, что в этой "Лолите" она в первую же неделю заработала пятьсот долларов. Ее никто не лапал, трахаться не заставляли, относились нормально - лучше, чем дома.
  Она поняла, как и великий писатель Вулф : домой возврата нет, и мысленно отреклась от матери, отца и своей малой родины.
  Данные у нее были завидные. Техникум она отмела за ненужностью, и начала брать уроки хореографии и английского языка, так как впервые в жизни не все деньги уходили на еду. Они оставались даже после того, как она прилично оделась и сняла себе квартиру с ванной.
  Вот так она в течение полугода из деревенской девчонки стала звездой стриптиза Агнией и оказалась в клубе "Геенна". Она была звездой, и относились к ней соответственно. Денег за всю эту чернуху ей платили до фига и больше. Сначала она мечтала скопить приличную сумму и свалить отсюда куда - нибудь подальше в другой город. Купить себе квартиру, поступить в институт. Но тут ее стали регулярно отправлять на приватные вечеринки, где оттягивались очень известные в городе люди. Помимо своей воли Агния оказалась посвящена в чужие грязные секреты. До нее начало доходить, что после этого просто так соскочить по собственному желанию ей не дадут. Но она не дергалась - до той поры, пока одна из девчонок не загнулась прямо в туалете от передозы.
  После этого случая она вдруг почувствовала, что стала больше уставать. Работать становилось с каждым днем все труднее, и она подсела на колеса. Поскольку с головой она всегда дружила, ее посетила запоздалая догадка: а ведь может случиться так, что ее сбережения ей и не пригодятся. Работая в аду, она на практике убедилась, что недаром дьявола называют лукавым : течет вино его даров, а в рот не попадает, и пахнет оно смертью.
  
  Такси тем временем подрулило к вывеске "Геенна". Начали выгружаться.
  - Не помогай, Вероника, тем, кто может справиться сам. Дай людям проявить себя - напутствовал ее напоследок Страж Порога.
  - А вы разве не с нами ?
  - Да ты посмотри, какие люди !..
  Зинаида амбала у дверей увидела, в лице изменилась, и стала опять похожа на Медузу Горгону. Фэйс - контроль они прошли влегкую, мимо окаменевших халдеев.
  - Наш человек ,- подумала Вероника ,- узнаю брата Васю !
  Веронике представился прекрасный случай получше рассмотреть своего врага в теплой непринужденной обстановке. Это всегда очень полезно. Особенно полезным бывает пристальное разглядывание тех, к кому мы испытываем немотивированное отвращение. Ба ! Да это же мы сами и есть ! Только под лупой. Вот так встреча ! И на вопрос : "узнаешь брата Васю ?" с грустью приходится констатировать : "Узнаю."
  Благополучно уселись за столик. Место было воистину злачное. Извращенцы всех мастей, изможденные консумантки у бара - ни одного человеческого лица. Сладкий запах нехороших трав под темными сводами, жара, как в индейской палатке для потения. Лукин и Бяка вертели головами по сторонам, Зинаида сидела неподвижно, чтобы не расплескать лицо. Вероника прикрылась меню, толстенным, как словарь иностранных слов. Слова и правда были все непонятные, а цены больно рвали душу.
  У шеста степенно прогуливались две рекордсменки по удоям, потрясали силиконовым выменем. На них никто внимания не обращал, зал гудел разговорами. Здесь все было по - взрослому : пресыщенный разврат, никаких малолеток с их наивной щенячьей похотью.
  И вдруг зарокотали барабаны, наращивая темп, и черным пламенем засияла звезда Агния из созвездия Падших Ангелов. Вся обтянутая черным кожаным, на тонкой девичьей шее черный ошейник, утыканный шипами. И начала колдовать руками тонкими, сильными ногами. Публика сразу замолкла - это было не раздевание, а действо, ритуал. Вероника посмотрела на сына. В самое сердце сразила его лысая девушка в заклепках по всему телу. У Лукина просто челюсть отвисла. Вероника не представляла, какой может быть секс с женщиной, у которой все первичные и вторичные половые признаки закованы в железо - словно капканы поставлены. Невозможно постичь загадочную мужскую душу. В сексе каждый мужик старается перевоплотиться в своего тотемного зверя, иначе он удовольствия не получает. Он начинает еще человеком, а заканчивает псом, быком, кроликом - кому что ближе.
  Самое странное : чем меньше одежды оставалось на Агнии, тем более недоступным было ее лицо. Жрица, весталка. На руках и ногах - кандалы. Женщина - рабыня, но с шальными глазами. Раба всегда видно по глазам. На человека можно одеть тонну кандалов, но он не будет рабом. Его будут выдавать глаза свободного человека. Еще один выверт мужской психики : унизить, заковать в железо рожденную свободной. Особое наслаждение унижать ту, для которой плен и угнетение - истинная мука. Видеть, как она корчится под гнетом. Если приспособилась жить в кандалах, глаза потухли, начинает раздражать. Почему, ведь ты именно этого хотел ? Нет, возбуждает не добровольная, а насильственная покорность.
  Вероника засмотрелась и забыла про Зинаиду. Та сидела с каменным лицом, и понять ничего было невозможно. Только вдруг, в разгар танца, из - под бутафорских кандалов засочилась настоящая кровь. Вероника собственными глазами видела, как один урод облизнулся. Милосердный Боже, присматривай за нами, помоги нам на долгом жизненном пути оставаться людьми ! По лицу Зинаиды пошла трещина - так трещит лед. Зинаида соскочила с места и бросилась к сцене с криком : " Сонечка ! Доченька !"
  Агния не поверила сначала ушам, потом глазам. Но она была профи - номер продолжался, она даже из образа не вышла. Зато на середину зала вышла холеная стерва в туфлях за четыреста долларов и ногтем длиной пять сантиметров поманила секьюрити. Зинаидин крик прозвучал, словно команда "отомри" в детской игре. Очухались два амбала, огромные, как пещерные тролли, и неспешной походкой направились к их столику.
  - Кто пустил сюда этих клоунов ?
  На плече у Лукина шипела и плевалась Бяка.
  - Нет, ты посмотри на этого урода ! А это кто у него на шее ? Его боевая блоха ?
  Вот зря они так сказали. Ну, чертофаллосы, теперь держитесь.
  Старший Лукин воспитанием сына занимался мало. Он никогда не водил его в цирк, зоопарк и кукольный театр. Единственное, чему он научил своего ребенка, было умение драться всем, что под руку попадется. Он объяснил сыну простое жизненное правило : никогда не нарывайся, но уж если придется, долби их всех. Если он один, бей его руками и ногами. Если их двое, бери бутылку. Если враги имеют большое численное преимущество, снаряд должен быть тяжелым - стул или монтировка. Эти жеманные бодибилдеры привыкли гарцевать перед дамочками своими рельефами. Они любили свое тело. Мазали его всякой хреновиной, лежали в солярии. Обычно до драки не доходило. Чахлые извращенцы пасовали перед горой мускулов. Но что они могли в настоящей уличной драке, эти изнеженные засранцы ?
  И встал во весь рост Мельник, сын Дальнобойщика, поднял над головой стул и издал страшный боевой клич : " Сарынь на кичку !" Он и сам понятия не имел, что это значит, но прозвучало очень убедительно. И грозным эхом отозвался под темными прокуренными сводами Арагорн, сын Арахорна, наследник Исилдура Гондорского : "Смерть вам, орки !"
  Лукин крутил стулом над головой, расчищая пространство. За ним шла Вероника, которую со спины прикрывала Зинаида, женщина - птеродактиль. Так они пробивались к стриптизному подиуму. У Агнии от колес башка шла кругом. Кроме того, мать была самым последним из людей на этом свете, кого она хотела бы видеть. Агния закончила номер и только после этого ушла в ресторанное закулисье. За ней бежала холеная стерва и вопила, что за версту нельзя подпускать никакую деревенскую родню, что это разрушает имидж заведения и имидж звезды стриптиза.
  - Избавься от этих уродов немедленно !
  - Она моя мать - как я от нее избавлюсь ?
  - А этот придурок не твой отец случайно ? У тебя контракт, там черным по белому сказано : никаких мам - пап, никаких мужей, нельзя беременеть.
  Кто был этот придурок, Агния понятия не имела. И другую женщину она тоже видела впервые в жизни.
  - Мы теряем клиентов, из - за этой драки сейчас все разбегутся. Если придется закрыть клуб на сегодня, ты у меня будешь все праздники бесплатно пахать, как миленькая !
  - Да пошла ты ! Такая умная, все знаешь - иди сама покривляйся, посмотришь, как эти бабки достаются. И не вздумайте бить ее или еще что, попросите вежливо, успокойте.
  - Ты с ума сошла ? Ты видела, что они творят ? У нас тут не лоховская дискотека для подростков, у нас вип - персоны !
  - Вип - педофилы тут у вас ! Тоже мне - персоны !
  - А ты мотай к себе в деревню коров доить, в чем же дело ? Будешь видеть перед собой краснощеких трактористов. Они тебя будут заваливать в стогу, причем совершенно бесплатно. Ты в курсе, сколько у нас входной билет стоит ? За что, ты думаешь, они платят ? За то, что спокойно тусуются, и никто на них пальцем не показывает ! За то, что все прилично и конфиденциально !
  - Сама - то поняла, что сказала ? Ладно, выгоняйте ее, только не бейте и денег ей дайте. Я отдам. Она деньги очень любит. Обрадуется.
  - Деньги все любят. И ты любишь, и я люблю.
  Агния устала, ей еще нужно было продержаться до утра. На душе было погано. Ей было стыдно перед матерью и стыдно за мать. И она знала : есть контракт, и это работа. Голос холеной стервы больно царапал мозги - или это от колес ? Она стояла голая в кандалах и собачьем ошейнике, но смотреть как свободный человек еще не разучилась.
  - У меня перерыв, я хочу хотя бы дыхалку восстановить. Я могу в перерыв спокойно посидеть и отдохнуть, или до утра буду тут стоять и слушать ?
  Она вошла к себе в гримерку и с громким стуком отгородилась от холеной стервы дверью с надписью "Агния". Все, хватит.
  Плюхнулась перед зеркалом и вдруг увидела себя, словно со стороны. Зрелище не для слабонервных. Семнадцать лет, а на кого похожа ? Обратно в деревню или мыть полы ? Ну нет ! А здесь сколько она еще протянет ? Удивительно было то, что когда мать позвала ее по имени, она сначала даже и не поняла. Она совершенно забыла, что где - то для кого - то она еще Соня. Она была Агнией - душой и телом. На это имя она отзывалась. Кстати, а как там тот странный парнишка ? Никогда еще ни один мужчина не защищал ее бесплатно. Никто бы не поверил, но в ее жизни был только один мужчина, первый, и он же на сегодняшний день последний. Все остальные были клиенты, зрители, посетители. Агния была и опытна, и наивна одновременно. У нее никогда не было нормальных отношений с лицом противоположного пола, да она к этому и не стремилась. Однажды пережив унижение, она зареклась повторять. Ее многие хотели, но ее никто никогда не любил, у нее даже никогда не было более или менее продолжительного романа. Судьба завела ее в очень странное место, здесь была ее жизнь. Поэтому она искренне считала, что вообще вся жизнь такая, другой просто нет. Ей еще повезло. То, что было до этого - еще хуже. Торопливый секс на заднем сиденье канул в прошлое. Таких, как ее вероломный красавец, в "Геенне" было пруд пруди. Агния спускалась в зал, садилась к ним на колени. Они смотрели с восхищением. ТАКУЮ они ее хотели. Из всего этого Агния сделала вывод, что все мужики могут испытывать к женщине только один вид интереса. Поэтому надо держать тело в форме, а душу за семью замками. Мать была из другого мира. И этот мальчишка, и та женщина. Агния не собиралась ломать себе голову, из каких побуждений они сюда приперлись, да еще и драку затеяли. Мать всегда такая была. Вернее, это у Соньки была мать. Агния, похоже, была сиротой.
  Часы над зеркалом крали минуту за минутой. Пропади оно все пропадом ! Агния обещала себе, что больше одной таблетки принимать не будет. Но сегодня был особый случай - надо взбодриться. Она полезла в сумку и достала заветную коробочку. В глазах у нее помутилось, в сердце словно забили гвоздь. Агния впервые отключилась. Агния отключилась и не слышала, как драка из зала перетекла уже в непроходимые служебные пампасы. От стула осталась только спинка, и Лукин пользовался ей, как тараном, пробивая себе дорогу. Бяка висела у него на груди, мертвой хваткой вцепившись в свитер. Морда у него была разбита, из носа шла кровь. В упоении битвы он этого не замечал и пер торпедой. Последними у двери он шутя отмел холеную стерву, сломав ей два ногтя, и арт - директора, который был нежным и удивительным геем.
  Дальше опять начались фокусы со временем, которое замедлило свой бег . Даже часы над зеркалом тикали реже, потом ненадолго остановились и снова пошли, но очень медленно. Так же медленно, в такт часам, запустилось и пошло сердце Агнии, черной звезды из созвездия Падших Ангелов.
  Она открыла глаза и увидела окровавленного Лукина с обезьяной на груди и двух разъяренных теток, одна из которых была ее мать. В душе натянулась и лопнула какая - то струна - Агния вдруг совершенно размякла. Она безропотно дала завернуть себя в занавеску, которую Лукин сдернул бестрепетной рукой.
  Нежный и удивительный арт - директор валялся в глубоком обмороке. Через него пришлось перешагивать всем по очереди. Холеная стерва уже сориентировалась и вызывала милицию. Вероника остановилась, проникновенно посмотрела в ее холеные стервозные очи. Мобильный телефон упал на пол, а сама его обладательница начала звонко икать. Она стояла в туфлях за четыреста долларов и оглушительно икала - дура дурой. Жестко и беспощадно Вероника содрала с нее всю спесь - так индейцы снимали скальпы своих врагов. Они спокойно шли к выходу, а за спиной у них в полной тишине раздавалась периодическая икота.
   В режиме реального времени они бы не успели. А так - успели. Вышли прямо в ночь через служебный вход, а там как раз и такси стояло в полной боевой готовности, и водила такой, как надо : толковый и не трус. И лишнего болтать он явно не собирался. Можно было ходить в разведку.
  
  Лукин ехал на заднем сиденье в окружении Бяки и трофейной Агнии. Зинаида тоже сидела на заднем сиденье, но ехала как - то отдельно и на дочь старалась не смотреть. Она выпустила пар и теперь видела, что отбила у врагов не свою Соньку, а какую - то чужую женщину. Она теперь вообще не знала, что с ней делать. Впервые в жизни Зинаиду посетило сомнение в правильности своего поступка. Впервые она почувствовала, что вмешалась совершенно некстати.
  Вероника окончательно уморилась. О том, что теперь будет, она даже и думать не хотела. То, что казалось возбуждающим приключением, оборачивалось целым пучком проблем. Еще недавно они мирно коротали вечер за чашечкой чая. Сначала в их жизнь без спроса ворвалась безумная Зинаида, а теперь уже две бездомных женщины собирались у нее ночевать.
  - А никто и не говорил, что будет легко.
  - Где не говорил ?
  - Сначала в предбаннике не говорил, вы разве забыли ? Вас даже отговаривали...
  - Знаете, кого люди больше всего ненавидят ? Тех, кто с пафосом произносит фразу "я же говорил" или "я вас предупреждал". Потому что такие люди на самом деле никогда не хотят помочь - они просто хотят поумничать и самоутвердиться за чужой счет. Это самые справедливые и самые ненужные фразы. Ненужные, как сама справедливость. Мы часто сетуем, что ее нет. И слава богу, что ее нет ! Господь милостив. Что будет, если всем будет воздаваться по справедливости. Я не хочу жить в таком суровом мире - я двух дней не протяну. Мне надоело выбиваться из сил в борьбе за чужое счастье. Я хочу наконец хотя бы краем глаза увидеть, как выглядит мое собственное. Надеюсь, теперь вот эта вот... Зина будет довольна.
  - На досуге перечитайте сказку про спящую красавицу в любом варианте, и вы увидите, что есть определенная категория существ, которые не могут быть довольны ничем. Они недовольны своим положением в этом мире. В одном из вариантов волшебницу забыли пригласить на праздник, в другом варианте ее не туда посадили. В любом случае, она не получила того признания, на которое рассчитывала - и что же ? На сто лет целое королевство было погружено в глубокий сон ! Знаете, сказка - ложь ... но в ней всегда содержится полезная информация, только в зашифрованном виде. Нет неуязвимых, нет неисчерпаемых. В целях собственной безопасности и безопасности своих близких лучше пригласить на праздник тринадцатую фею. Иначе наложенное заклятие запросто унесет у вашей семьи сто лет жизни. То, что люди считают самым прочным и незыблемым - их жизнь и их сегодняшнее счастье - на самом деле самые хрупкие на свете вещи. Именно их кто угодно может разрушить в одну секунду. Некоторые даже занимаются этим профессионально. Нет, не те, которые в газетках "отворот - приворот - верну мужа", эти торгуют соломинками для утопающих, а те, которые подходят к вам вплотную и просто отхватывают от вас по куску, раз за разом. До тех пор, пока от вас ничего не останется. Близкие подруги с вечно беспокойными глазами - она зайдет на минутку, а потом на работе неприятности и в доме все наперекосяк. Коллеги по работе, мужья и любовники. У кого как.
  Веронике стало тоскливо. Она никогда не придет Домой. Ее никогда не оставят в покое. Зинаида с ее неуемной энергией, у нее все палки с одним концом, все медали односторонние. Что может втолковать еврей китайцу, если оба не знают ни одного иностранного языка ?..
  - Что с девочкой ?
  - Тут все просто : наркотики, чтобы не спать и больше работать. Чтобы справляться с жизнью. Излишества, чтобы победить мамины излишества : ярость, стремление доминировать. Все это милые человеческие слабости, как и алкоголизм ее несчастного папы.
  - Только этого нам и не хватало... я не знаю, что нужно делать. Руками водить у нее перед носом, заклинания читать ? Какие заклинания ? Где их берут ?
  - Ритуал еще не магия. Магия - это способ существования при нестандартном восприятии действительности. Заклинания, конечно, дело хорошее, очень экономит время и силы. Вынужден вас огорчить, подлинных практически не сохранилось, все переврали. Многие нашли - таки выход, сами сочиняют, но это работает только для них. При передаче другому лицу эффект полностью исчезает. Так что продолжайте сочинять самостоятельно. Заклинанием хорошо пользоваться, когда хотите достигнуть конкретной цели и на определенный срок. При этом вы заранее должны знать, как нейтрализовать заклинание. Если же вы хотите запустить долгосрочные программы по изменению окружающего мира или, боже упаси, формировать события чужой жизни, значит, вы решили соревноваться с богами. А они этого не прощают. Это опасный путь.
  За этими утешительными беседами, от которых Вероника мрачнела с каждой минутой, вернулись домой. Весь дом спал - и слава богу. Еще не хватало гарцевать перед соседями в сопровождении буйной Зинаиды и голой лысой девицы, задрапированной в портьеру. Вразумительно объяснить все это соседям так же трудно, как объяснить трехлетнему ребенку, откуда берутся дети. Сосед - это человек, в котором неуемная любознательность очень удачно сочетается с неуемной общительностью. У подъезда Вероника оглянулась. Такси исчезло, как сквозь землю провалилось.
  Последняя надежда на то, что вся эта ситуация как - то рассосется, что ей помогут хоть чем - нибудь, кроме советов, с треском рухнула. Убить бы эту Зинаиду и прах ее развеять ! Раздувая ноздри, Вероника вела эту процессию калек и уродов прямо к себе домой. В свою крепость. Картина была веселенькая - обхохочешься. Вероника сначала нервно посмеивалась, а в прихожей ее обуял просто гомерический хохот. Лукин был перемазан кровавыми соплями, у Зинаиды пуговицы оторваны буквально везде. Веронику словно плохо прожевали и выплюнули. Агния выглядела, как пьяная инопланетянка, если такие вообще бывают. Какой чудный вечер ! Без слез не взглянешь. Вероника скомандовала : "В ванную, все до одного ! Зинка первая !" И пошла ставить чайник.
  Следом мылись Лукин и Бяка, причем боевая блоха уснула прямо в ванной. Потом все вместе поливали из душа пьяную инопланетянку Агнию, она тупо смотрела на всех, а изо рта у нее текла слюна. Лукин ушел к себе в комнату, обремененный заботой о двух беспомощных существах. Когда она через десять минут зашла к сыну с чашкой чая, то увидела, что все они спят вповалку : слева Бяка, справа голая Агния, посередине Лукин. Странно, но это зрелище дышало детским целомудрием. Бедная девочка ! Вероника стояла и думала о том, что большой секс помолодел, как большой спорт. Как в фигурном катании или гимнастике, девчонки вступают в нелегкую спортивную борьбу аж с тринадцати лет. А мужиков, между тем, больше не становится. Если бы мамы лучше смотрели за дочками, может, им не пришлось бы делить одного мужика на двоих или соображать его на троих, как бутылку водки.
  А с железом этим что делать ? Ничего не приходило Веронике в голову, кроме одного французского стишка, который она и прочла, наклонившись над спящими :
  "В птичий ряд я на рынке пошел
   И птиц накупил для тебя,
   Любимая.
   Я в цветочный ряд на рынке пошел
   И цветов накупил для тебя,
   Любимая.
   Я в железный ряд на рынке пошел
   я цепи купил для тебя,
   Любимая.
   А потом на невольничий рынок пошел
   И тебя там искал.
   Но тебя не нашел,
   Любимая."
  
  И вы знаете - помогло. Со звоном упали на пол бутафорские кандалы и цепи. Отвалились, как коросты, все железные кнопки и колечки, что адскими метками впивались в тело черной звезды Агнии. Словно шла Вероника по лесу и выпускала из капканов зверей - братьев наших, и вели ее в кромешной тьме зеленые глаза Ирбиса - снежного барса. Только по - прежнему темнела на правой груди лысой девушки татуировка в форме бабочки.
  
  
  Глава 13. КРОВАВОЕ МАКРАМЕ.
  
  Вероника постелила Зинаиде в гостиной, среди джунглей. Но не спала Зинаида, а металась, как тать в нощи. Не шел покой к Зинаиде. Паровоз ее продолжал нестись по жизни на бешеной скорости ...
   С тех пор, как она увидела фотографию голой дочери, развешенную посреди города на всеобщем обозрении, поступками ее руководил древний материнский инстинкт. Этот инстинкт подсказывал ей, что она должна защитить свое дитя любой ценой. Что она и сделала. Но от дочери она уже успела отвыкнуть, как жить с ней вместе - не представляла. Опять же в клубе она своими глазами видела, какую похоть разжигала ее кровиночка единородная в мужиках, как они кровожадно смотрели на нее - все до единого. А что, если Николай, с которым Зинаида собиралась создать крепкую семью, вдруг да подпадет под эти чары - что тогда ? Вон этот сын его придурочный как в девку вцепился. Зинаида даже обрадовалась, что дочка ушла спать в его комнату. Ее не заботило, чем это может закончиться. Пусть с кем угодно, только не с Николаем. Веронику она легко сбросила со счетов. А про дочь - то и не подумала ! Может быть, и лучше было бы, чтобы она там оставалась, в клубе этом. Работа денежная, себя обеспечивала. А теперь куда ее ? Самой надо личную жизнь устраивать, момент самый решительный.
  Зинаида переживала типичный кризис одиноких дам бальзаковского возраста, обремененных взрослыми дочерьми. Горе тем девочкам, чьи матери постоянно с ними соперничают ! Горе им, напоминающим о старости, которая незаметно подкралась из - за угла ! Гражданская война : мать против дочери, сестра против сестры, подруга на подругу - так было всегда, так будет всегда...
  Вероника кожей чувствовала, как мечутся по дому темные страсти Зинаиды. Воздух в доме сгустился, дышать было тяжело, сморщились и увяли экзотические цветы. Зинаида взяла из корзинки клубок красной шерсти и нервно завязывала узелок за узелком. Она рвала и метала - как всегда, когда хоть что - нибудь вставало у нее на пути. Под стальными пальцами рвалась ниточка чужой любви, чужой жизни. Зинаида так и представляла, как рвутся вены и артерии, как пузырится чужая кровь. Шерсть запуталась в пальцах, узлы запутались намертво - как на судьбе. Зинаида и мысли не допускала, что Николай мог ее вот так запросто обмануть, провести на мякине. Нет, это она, ненавистная : лезет в душу своими печальными глазами, путает всех ворожбой своей. Вот и дочку присвоили, бесстыдники. Из души вытекала огненная лава, грозила затопить тут все, погубить их всех. Взлетела на огненной колеснице оскорбленная Медея, в гневе убившая своих сыновей. Сопернице в дар отравленную одежду, а Ясону - вечные скитания...
  Вероника тихим ветерком прошелестела мимо разъяренной Зинаиды в спальню и без сил уселась перед зеркалом. В доме становилось невыносимо жарко. В зеркале за спиной занималось зарево костра, в воздухе пахло дымом и паленой шерстью...
  
  
  В ПОДВАЛЕ БЕЗ ОКОН БЫЛО ТЕМНО. СУДЬЯ ПОХРУСТЕЛ ПАЛЬЦАМИ И ПОДНЕС ПРЯМО К НОСУ ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ВДОВА АННА, 60 ЛЕТ. НИ МУКИ ДОЧЕРИ, НИ МНОГОКРАТНЫЕ УВЕЩЕВАНИЯ НЕ СКЛОНИЛИ ЕЕ К ПРИЗНАНИЮ, ПОЭТОМУ РЕШЕНО БЫЛО ПОДВЕРГНУТЬ ЕЕ ПЫТКЕ. НАКАНУНЕ ДОПРОСА ЕЙ НЕ ДАВАЛИ СПАТЬ В ТЕЧЕНИЕ СУТОК И ПРИНОСИЛИ ТОЛЬКО СОЛЕНОЕ ПИТЬЕ. ЕЕ СВЯЗАЛИ, ОБРИЛИ НАГОЛО И ПРИВЯЗАЛИ К ЛЕСТНИЦЕ. СУДЬЯ ОБЪЯВИЛ, ЧТО ВВИДУ ОСОБОГО ЕЕ УПОРСТВА ЕЕ БУДУТ ПЫТАТЬ НЕ ДЕНЬ И НЕ ДВА.
  - И ЧЕРЕЗ ПОЛГОДА, И ЧЕРЕЗ ГОД НЕ ПРИДЕТ КОНЕЦ ТВОИМ МУКАМ, ПОТОМУ ЧТО ТЕБЯ БУДУТ ПЫТАТЬ ВСЕ ВРЕМЯ, ПОКА ТЫ ЖИВА. И ЕСЛИ ТЫ БУДЕШЬ УПОРСТВОВАТЬ, ТЫ БУДЕШЬ ЗАМУЧЕНА ДО СМЕРТИ, И ПОСЛЕ СМЕРТИ ВСЕ- ТАКИ БУДЕШЬ СОЖЖЕНА.
  ОНА ТОЛЬКО ШЕПЧЕТ:" БОЖЕ, УСЛЫШЬ МЕНЯ. ДОЛЖНА ЛИ Я БРАТЬ ГРЕХ НА ДУШУ И ЛГАТЬ, ЕСЛИ Я ТОГО НЕ ЗНАЮ ?" НАДЕВАЮТ ИСПАНСКИЙ САПОГ И ЗАВИНЧИВАЮТ. ОНА СТРАШНО КРИЧИТ:" О БОЖЕ, ДОЛЖНА ЛИ Я ОСКОРБЛЯТЬ ВСЕВЫШНЕГО БЕССОВЕСТНОЙ ЛОЖЬЮ ? Я ДАЖЕ ВООБРАЗИТЬ СЕБЕ НЕ МОГУ ТОГО, В ЧЕМ МЕНЯ ОБВИНЯЮТ ! КЕМ НАДО БЫТЬ, ЧТОБЫ ВЫДУМАТЬ ТАКОЕ, БУДТО Я ВЫКАПЫВАЛА ИЗ МОГИЛ ТРУПЫ ДЕТЕЙ И ПОЕДАЛА ИХ !
  К НЕЙ ПРИМЕНИЛИ ЖОМ - БОГ СВИДЕТЕЛЬ, ОНА НЕВИННА, ОНА НИЧЕГО НЕ ЗНАЕТ.
  НОЖНОЙ ВИНТ - МОЛЧИТ.
  КОЗЕЛ, ТО ЕСТЬ ЖОМ И НОЖНОЙ ВИНТ ВМЕСТЕ - НЕ ПОМОГАЕТ. ОНА КРИЧИТ:" ГОСПОДИ, ПОШЛИ МНЕ СМЕРТЬ ! НЕ ВЫ ЛИ ЕСТЬ ОРУДИЕ ДЬЯВОЛА, ЖЕСТОКИЕ ПАЛАЧИ ?"
  АННУ ПЫТАЛИ В ТЕЧЕНИЕ ДНЯ ДВЕНАДЦАТЬ РАЗ И НИЧЕГО НЕ ДОБИЛИСЬ. НАСТУПИЛА НОЧЬ, И ЕЕ ОСТАВИЛИ СИДЕТЬ ДО УТРА НА СТУЛЕ ВЕДЬМ, ИЛИ В ПРОСТОРЕЧИИ - НА КОЛУ. НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ УТРОМ, ПОКА ПАЛАЧ ЛИЛ ЕЙ НА ГОЛОВУ СПИРТ, КОТОРЫЙ ПОТОМ ЗАЖИГАЛ, В ЭТО ВРЕМЯ СВЯЩЕННЫЙ ТРИБУНАЛ МИРНО ЗАВТРАКАЛ. АННА ДАЛА ПОКАЗАНИЯ, И ЕЕ УВЕЛИ В КАМЕРУ И ДАЛИ ПОСПАТЬ. НО НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ ОНА, ОТДОХНУВ, ВЗЯЛА СВОИ ПОКАЗАНИЯ ОБРАТНО. ТОГДА ЕЙ ПИЛИЛИ КОСТИ НА РУКАХ И НОГАХ. ОНА СНАЧАЛА ИЗРЫГАЛА СТРАШНЫЕ ПРОКЛЯТИЯ, А ПОТОМ ЗАТИХЛА, НО НЕ УМЕРЛА.
  КОГДА ОНА ОЧНУЛАСЬ, ЕЕ УВЕЩЕВАЛИ СОЗНАТЬСЯ. ТОГДА ЕЕ И ЕЕ ДОЧЬ АГНЕССУ ПЕРЕД КАЗНЬЮ ПАЛАЧ ЗАКОЛЕТ МЕЧОМ. ИНАЧЕ ОНИ БУДУТ СОЖЖЕНЫ ЗАЖИВО. ОНА ПОДУМАЛА И СОГЛАСИЛАСЬ, СКАЗАВ: "ПРИДУМАЙТЕ САМИ, В ЧЕМ Я ВИНОВНА, ТОЛЬКО НЕ МУЧАЙТЕ НАС БОЛЬШЕ. И БУДЬТЕ ВЫ ПРОКЛЯТЫ !" ПАЛАЧ ПРИНЕС ЕЙ РАСПЯТИЕ, НО ОНА ОТТОЛКНУЛА ЕГО .
  КОНЕЧНО ЖЕ, ДЬЯВОЛ ДАВАЛ ЕЙ СИЛЫ ВЫДЕРЖАТЬ ТАКОЕ. А ГЛАВНОЕ, ЗАЧЕМ. ВСЕ РАВНО ОНА УМРЕТ - РАСКАЕТСЯ ЛИ ОНА ИЛИ БУДЕТ ЗАПИРАТЬСЯ И УПОРСТВОВАТЬ. ОНА УМРЕТ НА ДЫБЕ ИЛИ НА КОСТРЕ ЗАЖИВО. НЕСЧАСТНАЯ, НА ЧТО ОНА НАДЕЕТСЯ ? ПУТЬ ОДИН: ТЫ ЖЕНЩИНА, ЗНАЧИТ, ПРИЗНАЙ СЕБЯ ВИНОВНОЙ И УМРИ КАК МОЖНО СКОРЕЕ.
  Прикосновение к чужой боли невыносимо терзало Веронику. Очнувшись утром перед зеркалом, она никак не могла понять, спала ли она, и что это было. Почему она раз за разом должна присутствовать при этих мерзостях ? Даже слышать скрипучий голос судьи было невыносимо. Умри как можно скорее, потому что ты ходишь не так и смотришь не так, потому что ты слишком красива или слишком уродлива... Смертельно опасная профессия - женщина. "Кто эта, блистающая , как заря, прекрасная, как луна, светлая, как солнце, грозная, как полки со знаменами ? Округления бедр твоих, как ожерелье,.. Живот твой - круглая чаша, где не истощается ароматом вино, чрево твое - ворох пшеницы, обставленный лилиями...Как прекрасна ты, возлюбленная моя ! Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень, на руку твою : ибо крепка, как смерть, любовь, люта, как преисподняя, ревность, стрелы ее - стрелы огненные, она пламень весьма сильный. Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее. Если бы кто давал все богатство дома своего за любовь, то был бы отвергнут с презрением..."
   За окном в муках рождалось чахлое зимнее утро, в доме наконец установилась прохлада и благодатная тишина. Вероника вышла в гостиную и увидела, что постель на диване не смята, но все кругом разбросано, а Зинаиды нет. Гора с плеч. Зинаидин паровоз прогудел и отбыл в неизвестном направлении. Пол был усыпан обрывками кроваво - красных нитей, унизанных остервенелыми узлами.
   Зато на полу с самым серьезным видом сидела девушка в черном. Она невозмутимо собирала красные нити и скручивала их слева направо. Вдобавок ко всему по полу была рассыпана целая упаковка лаврового листа. Из лаврушки, которую девушка взяла явно в кухонном столе, были все теми же красными нитками навязаны крестики. Вероника насчитала двенадцать. Что еще за кружок "умелые руки" ? Девушка была настолько увлечена своим занятием, что на Веронику просто не обращала внимания.
  - Я вам тут не мешаю, нет ? Вас кто сюда пустил ?
  - Жалко, что нитки не шелковые. Шелковые, конечно, лучше.
  - Вы думаете ?
  Девушка посмотрела на нее, как на дурочку. Скрученные нити она начала складывать прямо на полу в виде большого круга. Явно сумасшедшая.
  - Шла бы ты домой, Пенелопа.
  - Нет, не гоните !!! Мне совсем немного осталось, я сейчас замкну второй круг ! Только не гоните, выслушайте меня !
  Видимо, какая - то зинаидина подружка. Ну все, с нее хватит.
  - Девушка, позвольте я вас провожу. Или мне сына разбудить ? Убирайтесь отсюда.
  Девушка горестно всплеснула руками и просто исчезла.
   Пока утро медленно вскипало на небесной плите, Вероника тоже уселась прямо на полу посреди этого кровавого макраме и начала ласковыми пальчиками развязывать узелок за узелком. Вот так всегда : одни ломают, а строят другие, одни завязывают узлы остервенело и с ненавистью, а развязывать приходится долготерпеливыми ласковыми пальчиками, нежно разглаживая помятую ткань Планиды. И вновь терпеливо сматывать в клубочек разорванную жизненную нить. "Всему свое время, и время всякой вещи под небом... время рождаться и время умирать,.. время убивать и время врачевать, время разрушать и время строить,.. время разбрасывать камни и время собирать камни,.. время раздирать и время сшивать,.. время любить и время ненавидеть, время войне и время миру."
  Куда же подалась на своем жизненном паровозе лютая женщина Зинаида ? А подалась она, как ни странно, все в ту же церковь, что рядом с домом Лукиных, в бывшем кинотеатре. Стекаются человеческие ручейки к храму за утешением и воздаянием, стекаются и впадают в мутную реку, и всех с терпением выслушивает Господь.
  Вошла Зинаида под тихие своды храма и возопила к Господу : "Господи ! Посмотри на меня ! Я молода, недурна собой - почему же не мне счастье ? Почему ей, старухе, муж, а дочери моей, блуднице бесстыжей, красота и деньги ? Когда же дождусь справедливости твоей, Господи ? Может, ты просто забыл обо мне, потому что я редко хожу к тебе ? Пусть все будет по справедливости, пусть счастье достанется тем, кто его заслуживает. Тем, кто много трудится, а не слабым, больным и неправедным - так будет правильно. " Вошла Зинаида в левый придел и твердой рукой поставила свечу за упокой Вероники - пусть будет так. Господу нужны умные и энергичные, а какой ему толк от таких, как Вероника. И Коле теперь будет лучше. Уж Зинаида наведет порядок и в квартире, и в семье Колиной - чтоб никаких обезьян и в помине не было. Вздохнула с облегчением - и у нее гора с плеч. Оказывается, иногда людям нужно просто расстаться, если не навсегда, то хотя бы на часок, чтобы у всех попадали горы с плеч. Просто не видеть друг друга. Мир такой большой, и для всякого человека в нем найдется место. Но люди не понимают этого, и упрямо стремятся друг другу навстречу, чтобы ежедневно и ежечасно сживать друг друга со свету. Притяжение ненависти сильнее притяжения любви. Или ненависть - это изнанка любви, еще один ее сиамский близнец ? Мы сильнее любим, если есть соперник, если можно за свою любовь еще кого - нибудь ненавидеть... Любовь так быстро проходит, а ненависть стоит у гроба, провожая в последний путь.
  Решительным шагом вошла окрыленная Зинаида в подъезд Лукиных, крепко хлопнув дверью. Жаркий злой самум овеял лестничную площадку. Ну, теперь держись, Верка - разлучница ! Вот только бы найти Николая, можно будет даже поехать с ним к морю, на хороший курорт - деньги найдутся, не все по клубам расклубила. И вдруг услышала, как прошелестели морским бризом на лестнице знакомые слова : "Как скажешь, сестра..." Оглянулась Зинаида - сидит она у самого синего моря. Прямо как была - в зимнем пальто. В руках у нее разбитое корыто, а навстречу по песку идет с наглой рожей муж - алкоголик. Пуще прежнего распсиховалась Зинаида. Сначала на мужа бранилась, а потом сняла пальто, засучила рукава и подумала : "Ну что ж, все надо начинать сначала. Неплохо бы сначала крышу перекрыть - эта уж больно ветхая." Не на таковскую они напали.
  
  
  
  Глава 14. ЖЕНЩИНЫ БЕЛЫЕ И БЕЗ ЛИЦА.
  
  Временно дезертировавший из жизни Николай был вновь призван этим утром в ее ряды, и довольно неожиданным способом. Сквозь сон почувствовал он под боком у себя что - то нежное и мягкое, приторно пахнущее лекарствами. Наощупь вроде баба. Николай открыл наконец глаза и увидел, что ниже пояса - без сомнения, баба, ему ли не знать. А сверху - вся белая и без лица. "Где я ? - замирая от ужаса, спросил Николай. - Кто ты, чудо - юдо, и почему без лица ?" Существо засмеялось тихим, но чувственным смехом, и отвечало : " Не бойтесь меня, мужчина, вы в клинике косметологической коррекции, у нас тут у всех лица забинтованные, но ниже пояса мы вполне женщины и очень даже хотим. А из мужчин тут только главный врач, от него мужской ласки не дождешься, он весь перевязками утомленный. Нас тут очень много, мы вас будем хорошо кормить и никуда не отпустим, а вы, главное, по мужской части уж не подведите." И Николай не подвел за одно утро аж пять человек.
  Клиника стояла в живописном месте на берегу озера, от города далеко. Развлечений в ней не было никаких, а женские прелести заживали на удивление долго. Ну, а человеческая природа брала - таки свое. Когда проезжавший по дороге из города главный врач подобрал бесчувственного Николая и привез в клинику, слух о том, что привезли самого настоящего мужика, распространился по палатам со скоростью лесного пожара. Пациентки сбежались посмотреть, и видом своим довели тогда несчастного Николая до обморока.
  Когда пятое существо покинуло наконец ложе любви, Николай объявил, что пора ему передохнуть и подкрепиться. В клинике бедных девушек не было, поэтому из недр больничных тумбочек Николаю был сервирован просто царский стол. Николай славно подкрепился, а дальше у него, как у собаки Павлова, сработал условный рефлекс. Он поел, секс у него был, значит, пора ехать. Он нетвердой походкой вышел в коридор, где стайками прогуливались все те же безликие существа, и довольно быстро нашел кабинет главного врача.
  - Грузовик мой где ?
  - А там, где я вас нашел - в чистом поле.
  - Поехали.
  - Шофер у нас сбежал неделю назад, машина только у меня. Через час закончу осмотр, тогда поедем.
  Николай никогда так надолго не оставлял своего стального друга без присмотра. Даже дома, в перерывах между рейсами, он навещал его ежедневно : кормил, смазывал внутренности и покупал ему гостинцы. Тень тревоги промелькнула в душе Николая, но он ее развеял светом надежды. Через час невыносимого ожидания врач наконец завел свою "Тойоту", и они отправились. Николай очень соскучился по своему железному коню, потому что это было единственное существо, которое он по - настоящему любил. Дорогой он вспоминал сегодняшнее утро и сыто посмеивался. Вот оно, это место. Следы протекторов на снегу - и все. Грузовика не было. Угнали.
  Все перевернулось в душе Николая, свет померк перед глазами. Трейлер был казенный, весь навороченный, денег стоил немалых. А все груши проклятые ! Что теперь делать, как показаться перед суровыми очами начальства ? Кто поверит колиным рассказам о черной собаке и мифической заправке в чистом поле ?.. Николай впал в прострацию, а потом слезы по утерянному дорогому существу полились рекой. Ни денег, ни документов - куда теперь податься ?
  С врачебным опытом приходит и житейская мудрость. Главный врач думал недолго, и предложил такое решение проблемы : пусть Николай поработает вместо сбежавшего шофера на их микроавтобусе, а там - кто знает - может, и грузовик его отыщется. Никакое начальство сроду не найдет его в женской клинике на берегу далекого озера. Такая перспектива заставила невозмутимого Николая содрогнуться, но был ли у него, скажите, хоть какой - нибудь выбор ?
  С такой радостью встречали, наверное, только с фронта. Николая несли обратно в отдельную палату чуть ли не на руках.
  Так и пошло. Иногда Николай мотался в город за лекарствами или еще по какой нужде, а в основном лежал в своей чистенькой палате, и череда безликих незнакомок в бинтах скрашивала его одиночество. Одни выздоравливали, и за ними приезжали мужья на красивых машинах. Другие, наоборот, поступали, и их привозили мужья на тех же красивых машинах. Обретая лицо, женщины тут же теряли к Николаю всякий интерес. В присутствии мужей в его сторону даже не смотрели. Имен своих не говорили - зачем. По идее, жизнь его практически не изменилась. Он ел, дрых, имел секс и ездил на машине на дальние расстояния. Домой он звонить пока не решался, о Зинаиде и думать забыл. Этого добра и здесь хватало - с избытком. Все было так, да не так. Раньше он спал с женщинами и сразу уезжал, а теперь они спали с ним, а после уезжали. Теперь не он использовал женщин, а они довольно откровенно использовали его. Он получил все, к чему стремился. Что ж так хреново - то было на душе ? Николай привык к одиночеству и молчанию за рулем. Он и сейчас был одинок, но его убивало одиночество среди людей и особенно то, что с ним никогда никто не разговаривал. Ему очень хотелось, чтобы хоть кто - нибудь с ним поговорил по душам или хотя бы просто о погоде. Но нет - его не замечали. Почему - то он все чаще во время поездок пытался восстановить в памяти лицо своей молчаливой жены Веры. К тому же он наконец вспомнил, что и звали - то ее не Вера, а красивым именем - Вероника...
  
  
  Пробуждение Грачихи на следующий день после ночных гаданий тоже было нерадостным. С тяжелым сердцем отодрала она голову от подушки и сразу - шасть к комоду. Ну, точно она, с косой на плече. Фарфоровая женщина хмурилась даже больше обычного, и Грачиха ощутила приступ липкого страха. Поперлась к Зинаиде поправиться чекушечкой после вчерашнего. Ан нет, той и след простыл - упорхнула в город. Главное, Грачиха вроде и выпила немного, но вчерашнее почему - то помнилось смутно. Помнит, как гадала на картах, про погоду и про Николая. Потом вроде просила ее Зинаида о чем - то, но о чем, она, хоть убей, вспомнить не могла. В памяти был зияющий провал. Грачиха вернулась домой и поняла, что поправиться все же придется, хотя бы своей наливочкой. Уж очень ей было плохо, словно угорела она. После трех рюмашек к ней пришел беспокойный сон. Во сне она чувствовала какое - то движение в комнате, постукивание и духоту. Глаза она открыла через силу и увидела, что на стуле сидит та самая, фарфоровая, только уже в натуральную величину. Наливочкой балуется.
  - А говно у тебя наливка, Марь Степанна. Да и сама ты... На картах ты гадаешь вполне прилично, особенно с погодой у тебя получается. А вот кто тебе, крыса ты мерзкая, позволил давать такие советы морально неустойчивой молодежи ? Тебе о душе пора подумать, плесень ты старая, а ты людей раньше времени хоронишь. Внуков бы своих постеснялась, Сенечку и Венечку. У меня просто уши завяли - видишь ? Так что собирайся. Попила водки халявной, пора и честь знать. На работу я тебя определю.
  - Так я же на пенсии...
  - Недостойна ! Пенсию твою будем на книжку перечислять, копить тебе на пышные похороны.
  Воздух в комнате сгустился, приобрел сиреневый оттенок и начал закручиваться спиралью. "Точно, угорела, -" только и успела подумать Грачиха. А дальше опять ничего не помнит. Очнулась в каком - то полутемном месте, стены высокие с надписями и везде свечи горят. Кое - как села на холодном полу. Потерла голову - болит. Не то ударилась, не то угорела. Услышала, что зовут ее громко и сердитым голосом : "Марь Степанна ! Опять она напилась и свечи все потухли ! Да что за наказание ! Тут люди за прахом пришли, а она опять посреди колумбария валяется в непотребном виде ! Я же категорически запретил, чтобы клиенты ей подавали !.." Вошел строгий мужчина, по всему видать - директор. Распекал ее на все корки.
  - Где я, господи ?
  - Марь Степанна, я вас последний раз предупреждаю : прекратите пьянки на рабочем месте ! Вы в колумбарии.
  - А что я тут делаю, мать честная ?
  - Подметаете, надписи протираете и урны клиентам выдаете. И особенно - свечи у праха упокоенных здесь граждан зажигаете. Кстати, о свечах. Свечи у вас постоянно тухнут, родственники очень недовольны бывают. Свечи чтоб постоянно горели !
  Отругал и ушел. И увидела Грачиха , что стоит она посреди этого колумбария в черном рабочем халате, с тряпкой и ведром, И полны карманы у нее спичечных коробков. А урн с прахами этих вечно недовольных покойных тут видимо - невидимо. И свечи заупокойные, будь они неладны, все время тухнут. Убоявшись строгого директора, заметалась Грачиха по колумбарию - свечи зажигала. Но спички были все отсыревшие. Пока одну свечу зажжешь, три других потухнут. Так и металась до самого вечера, все чиркала и зажигала, сопровождаемая шепотом голосов ворчащих и недовольных. Видно, упокоенные здесь граждане тоже сердились. День закончился, в колумбарии стало темно и страшно. От постоянной беготни ноги гудели, как провода. Болели обожженные руки. Грачиха вспомнила домик свой уютный, пенсию и наливочку. Села без сил на пол и тихонечко завыла.
  
  
  А в подъезде перед квартирой Лукиных установилась мирная тишина. Вероника распутала последний узелок, убрала постельку гостевую и затеяла подмести. Собрала совочком разбросанную лаврушку и круг незамкнутый - и в мусор. Она помахивала веничком и тихонечко напевала :
  что нам стоит дом построить,
  мамы стоит, жизни стоит,
  и любви и смерти стоит
  нарисуем - будем жить...
  что нам стоит дом разрушить,
  в клочья изорвавши души,
  плыть по морю слез до суши,
  и доплыв - все поделить...
   ...за пять лет наши мужики пропахали по - пластунски всю Европу, дошли до Берлина, взяли рейхстаг и исписали его матерными словами. И только Коля Лукин за пять лет так и не решился бросить свою жену Веронику, промямлив ей хоть что - нибудь на прощание! Интересно, сколько лет эта байда продолжалась бы, если бы Вероника не решилась на крайние меры...
   что нам стоит, что нам стоит
   жизнь сломать и вырвать с корнем
   мы же знаем, что достойны,
   все доводим до конца.
   Мы оглохли, мы ослепли,
   и плевать, что на рассвете,
   в нашем доме на рассвете
   разбиваются сердца...
  
   Практически каждая семья бежит свой бесконечный осенний марафон - это же надо ! жены терпят - мотают себе нервы, любовницы терпят - жди меня, и я вернусь, только очень жди, мужики терпят - сидят между двух стульев в неудобной позиции...
   Никто и никогда не объяснит : а для чего все это, собственно говоря ? Для чего эта мертвая зона несвободы, вязкого присутствия нежеланного, вечный страх, подлая трусость ? Каждый день глупая надежда на чудо, что этот день - последний, что вот - вот все закончится. День за днем, год за годом. Полный паралич эмоций, самообладание штирлица - и все ради чего ?
  Теперь, по прошествии времени, когда наступила жизнь, она никак не могла понять :как же она все это выдержала? А главное - зачем она все это выдерживала? Нет, не так. Каждый человек может по жизни попасть, но он, понятное дело, старается выбраться. Почему она так долго это выдерживала и не только выдерживала, а сделала нормой жизни ? И тратила неимоверные усилия не на достижение успеха, а на то, чтобы к этому хоть как - то приспособиться. Тратила время и биологическую энергию, то есть жизнь. Кошмар просто. Как она могла так долго жить в атмосфере нелюбви ? На кого ей теперь обижаться и кому предъявлять претензии ?
   Выдворив из своей жизни энергичную Зинаиду, Вероника почувствовала сумасшедшее счастье, облегчение. Боже, все кончилось ! Боже, какое счастье. Кончилась вся эта грязь, ложь, мерзость чужого присутствия, подглядывания в ее жизнь. Такого чистого счастья она не испытывала, по - моему, ни разу в жизни. Только подумать об этом, и то праздник. Все кончилось, кончилось. Я жива, здорова , и главное : я дожила. Так радовались голодные блокадники Ленинграда, так радовались русские в День победы, так ликуют рекордсмены на олимпиадах, так целуют землю измученные путешественники, пришедшие в оазис. Это поцелуй мечты, это минуты, когда разговариваешь с богами. Я дошла, доползла, добежала, доплыла - и это главное. Морок рассеялся.
  Как удивился бы пропавший без вести муж Николай, если бы узнал, что именно его исчезновение и стало самым радостным событием за все время их брака. Ах она, супружница неблагодарная ! А он - то! Ночей не досыпал - неважно, что в чужих кроватях... Все равно бабы - наглые и неблагодарные существа.
   А сейчас, Вероника, забудь о своем прошлом, если хочешь жить дальше. Просто удали это из своего мышления. прекрати маниакально сверять часы своей жизни с любыми другими часами, потому что уж очень у тебя самой все запущено. И дом весь черте - чем замусорен, жить невозможно... Мети, давай, женщина, сор из избы." Мету - мету, веду - веду, отведу беду, заведу - запутаю, в молитву закутаю..."
  За этим занятием ее и застал сын.
  - Музыка народная, а слова чьи ?
  - Да тоже народные.
  - Где теща моя ? Куда ты девала эту милую женщину ?
  - Уехала она, торопилась очень. Не успел ты сообщить ей это радостное известие. А ты хоть кому - нибудь из них сообщал, что намерен породниться ?
  - Нет, конечно. Ты - первая.
  - Ты не можешь жениться. Вы еще маленькие. Ты ее совсем не знаешь. Может, она нам не подходит. В браке должна быть совместимость. Собаки должны жениться на собаках, лошади на лошадях, птицы на птицах...
  - Лысые на лысых, стриптизеры на стриптизерках... Ты все равно скоро нас бросишь, а Бяка ее полюбила. Я ее в бою взял на шпагу, теперь, как честный человек, обязан.
  - Честный человек ! Ты врун и сын вруна. Ты недоучившийся мельник, она безработная стриптизерка.
  - Я тебя тоже очень люблю, мама. Ее эти упыри на куски порвут.
  - Мы их сами на куски порвем. Еще придут и прощения просить будут.
  - Вот это по - нашему ! Я влюбился и женюсь по любви, я это только что понял.
  - А если она тебя не полюбит ? Ты ее спрашивал ? Если не полюбит ?
  - Меня не полюбит ? Еще как полюбит, безумно и до конца дней. Только, мам, давай без твоих штучек. Я хочу сам, чтоб уж точно. Ну, что у нас на сегодня, не придумала еще ?
  - Ты вот женишься, значит, у тебя есть, слава богу, чем заняться. И я себе занятие найду по душе - не сомневайся. На работу вот схожу... а вечером я на презентацию звана. Буду вам телефонировать, что и как. Если упыри не одолеют, можно и без штучек. А так - буду действовать по обстановке. Буду поздно, а вы тут смотрите у меня - чтобы дом был полная чаша !
  До чего ж приятно иногда сложить груз ответственности со своих могучих женских плеч да на хрупкие мужские ! Вот это жизнь !
  Нельзя сказать, чтобы совсем уж не любила Вероника свой дом. Она его любила, только в неволе размножаться никак не могла. Она могла любить свою семью, но любить всегда, постоянно и круглосуточно. А любить время от времени и не слишком - у нее не получалось. Она хотела любить своих близких и выражать эту любовь как душа пожелает. Со временем от этих разногласий по вопросам семьи и брака она сначала перестала чувствовать удовольствие от семейной жизни, а потом перестала любить тех, с кем жила.
  Когда кончаются неприятности, сначала даже непонятно : это дьявол нас понуждает к падению, подвергая сильным огорчениям, или же силы небесные посылают нам напасти всякие, чтобы мы не сидели в оцепенении... Когда все слишком хорошо, человек начинает толстеть и глупеть, а так - глядишь, все высокие и красивые. Первое, что ощущает человек, избавившись от тяжелой опасности или смертельного врага - это необыкновенный прилив жизненных сил. Только так мы можем понять, сколько же энергии и здоровья уходит у нас на всевозможные дрязги. На соперничество, сведение счетов. Если бы в жизни всего этого не было, сколько лишних эверестов мы бы покоряли, сколько дополнительных лунных сонат смогли бы написать, сколько сикстинских капелл разрисовать толстыми амурами... Бойтесь и всячески избегайте затяжных позиционных конфликтов, ибо уйдут в эти энергетические дыры все ваши годы и труды, все ваши силы туда уйдут. Не будьте беспечны и самонадеянны, ибо нет неистощимых, нет неисчерпаемых...
  Вилась тропиночка среди сугробов, вилась, как песня Вероники Долиной. И всюду жизнь - даже в налоговой инспекции ! И вот уже Лукина, в девичестве Свиридова, не просто шла на работу. Работу эту она пока не полюбила, но по людям уже скучала и хотела общаться. Женский коллектив - самый лучший учебник жизни, неисчерпаемый кладезь житейской мудрости. Когда разорвалась связь поколений, и бабушки уже не учат внучек секретам женского рукоделия и домоводства, куда податься бедной девушке любого возраста в поисках ума - разума ? Нету больше долгих зимних посиделок за подготовкой приданого, когда девушка могла задать все вопросы и получить все ответы. Зато есть могучие женские сообщества, которые объединяются по профессиональному признаку. Там можно получить ответы вообще на все вопросы, даже и на те, которых не задавали.
  В ожидании сегодняшней презентации Вероника, которая давно никаких драгоценностей не носила, была в задумчивости. Она разглядывала то, чем украшали себя обычные женщины в обычной жизни. Бисмарки на шеях, фианиты в ушах, крашеные стеклышки на пальчиках. Неувядаемую русскую красоту даже этим мулькам и цацкам не опорочить, не истребить...
  
  
  Глава 15. ПОРОГ ПЯТЫЙ. ЧЕРНЫЕ БРИЛЛИАНТЫ ДЛЯ НАСЛЕДНИЦЫ.
  
  Однажды, давным - давно, путешествовали вместе столяр, золотых дел мастер, портной и монах. И случилось так, что ночь застала их в лесу. Опасаясь разбойников, они договорились, что будут стоять на страже - каждый по три часа. Первым выпало не спать столяру. Чтобы время быстрее прошло, он отрубил толстый сук дерева и выточил из него красивую куклу в человеческий рост. Время его стражи кончилось, и он разбудил портного, а сам отправился спать.
  Портной увидел куклу, которую выточил столяр, и чтобы скоротать время и показать свое мастерство, сшил ей красивый подвенечный наряд. Нарядил он куклу, тут время его стражи кончилось, и он разбудил золотых дел мастера, а сам отправился спать.
  Удивился золотых дел мастер, увидев красивую куклу в прекрасном подвенечном платье. Взыграла и у него профессиональная гордость. Выковал он для куклы украшения, невиданные доселе. Надел их на куклу, и еще ярче засияла ее красота, просто глаз отвести невозможно. Залюбовался золотых дел мастер, но тут время его вышло, и он разбудил монаха, а сам отправился спать.
  Монах проснулся и увидел перед собой женщину прекрасную, но недвижимую. И понял он, что эту куклу изготовили и украсили его спутники. Монах тоже решил внести свою лепту и вознес к небу самую горячую мольбу. Услышал Аллах его молитву и вдохнул жизнь в деревянную куклу, и она заговорила.
  Так прошла ночь. На рассвете они все дружно влюбились в эту женщину и не на шутку заспорили.
  Столяр сказал :
  - Я буду ей хозяин, ведь я создал ее тело из бесформенного дерева. Она моя.
  Портной сказал :
  - Я ее господин, потому что прикрыл ее наготу прекрасным нарядом !
  Золотых дел мастер не уступал :
  - Это в моих драгоценностях она стала такой красавицей, значит, она моя невеста.
  Пуще всех кипятился монах :
  - Это по моим молитвам всевышний даровал ей жизнь - я ее и возьму!
  Ссора разгоралась. И все они пошли к судье.
  Судья ее тоже сразу полюбил и говорит :
  - Да это жена моего брата ! Вы его, похоже, злодейски убили, а красавицу похитили.
  Судья повел их всех к падишаху. Тот, конечно, тоже сразу влюбился и говорит :
  - Да откуда у таких оборванцев права на такую красавицу ? Это моя рабыня, а драгоценности на ней краденые. Вот хорошо, что вы мне ее вернули !
  Весь город собрался разнимать спорщиков и повели их к волшебному дереву пророчеств. И встали они все перед деревом, и вопрошали :
  - Открой нам правду, волшебное дерево, кто из нас имеет право на женщину ?
  Но не ответило дерево, а женщина, уставшая от споров, приникла к дереву и растворилась в его коре.
  Ибо все стремится к своему источнику.
  И остались спорщики без ответа и в вечном сомнении : кто же настоящий господин у женщины, кто имеет на нее больше прав. Тот, кто придает форму ее прекрасному телу или тот, кто ее одевает? Тот, кто создает для нее украшения, кто владеет ее душой или кто может бросить к ее ногам несметные сокровища ?.. Или тот, кто ради нее готов солгать и преступить закон ?
  
  Спесивыми зеркальными витринами отгородился от мира ювелирный салон " Золотое Дно". Тяжелые стеклянные двери никак не поддавались слабым рукам Вероники. А открывшись с большим напряжением, так и норовили поддать под зад неопытной самозванке.
  Вероника зашла в холодное великолепие и застыла, как Герда в царстве Снежной королевы. Не счесть алмазов в каменных пещерах... Коварным блеском манили к себе бриллианты - лучшие друзья девушек. Она услышала тихий шепот за спиной :
  - Бриллианты, может быть, и лучшие друзья девушек, но это моветон. Гораздо лучше они смотрятся на породистых старухах.
  - Стаж Порога ?
  - Ювелиры предпочитают держаться в тени. Не надо громких слов. Называйте меня Соломон Израилевич. Кто лучше голландца огранит, кто лучше еврея оправит и продаст драгоценный камень ?
  Неожиданно громко крикнул куда - то в пространство :
  - Пригласите нам пожалуйста Анигуэля !
  Потом тем же приглушенным голосом продолжал :
   - Пока здесь безлюдно, я проведу вас путями Алладина и графа Монте - Кристо. Вы напрасно боитесь, по - настоящему богатых людей здесь будет мало. Как на любой презентации, здесь в основном будут нищие тусовщики без гроша за душой. Будут красивые содержанки. Гораздо меньше будет людей с истинной покупательной способностью. У них такие лица, словно им известно то, чего вам никогда не понять. Но это полная фигня - ничего такого им не известно. Еще меньше будет истинных знатоков - их вы узнаете по характерному блеску глаз. Это люди, посвященные в магию камня.
  В кристаллах природных камней зашифрована некая информация, которая начинает работать в руках знающего человека. Не все то золото, что блестит. Не все, что блестит, следует носить. Лучше совсем не иметь украшений, чем носить крашеное стекло. Носить следует только природные камни, и только те, с которыми вы ощущаете необъяснимую внутреннюю связь. Драгоценности лучше всего получать в подарок или по наследству. Если украшение новое и его еще никто не носил, его можно и купить. Но цена должна состоять из нечетных цифр. Не расплачивайтесь за камень частями. Никогда не крадите чужих драгоценностей с натуральными камнями. Камни, как псы, привязаны к своим хозяевам, а особенно - к хозяйкам. Вас они никогда не полюбят и не станут помогать вам ни в чем, а вот помешать могут сколько угодно. Каждый камень наделен совершенно определенными свойствами. Если ваши желания будут совпадать с его возможностями, камень будет служить вам верой и правдой.
  И снова ни с того, ни с сего заорал :
  - Передайте пожалуйста Анигуэлю вторичное приглашение ! Так, о чем это я ? Да, продолжим... Если судьба к вам несправедлива, носите аметист. Кольцо с аметистом поможет вам избавиться от неразделенной любви. Аметист привлекает милость правителей, поэтому это камень политиков и царедворцев. Сделайте из него серьги, и аметист увеличит активность правого полушария головного мозга. Аметист умеет предсказывать стихийные бедствия. Он меняет цвет перед бурей, нашествием саранчи. Чтобы очистить пространство, где вы живете, держите в доме аметистовую щетку. Аметистовая друза на рабочем столе наведет порядок в ваших мыслях. Аметист - могучий амулет от опьянения. Посвященным в сан кардинала даровалось кольцо с аметистом. Католики называли этот камень епископским, православные - архиерейским. Индусы считают его камнем третьего глаза. А вот для любви и брака он не очень хорош. Потому его и называют вдовьим камнем.
  А вот один из наиболее дорогих ювелирных камней - рубин. Тех, кто носит его под одеждой, на теле, он награждает неуязвимостью. Рубин стимулирует лидерские качества и помогает избавиться от комплексов. В меньшей степени от комплексов избавляет авантюрин. Но он хорошо помогает при различных фобиях. Уже по названию легко догадаться, что он покровительствует людям непредсказуемым.
  Еще один камень смельчаков - демантоид. Камень новаторов, изобретателей. Помогает преодолеть любую тупиковую ситуацию. Не дарите и не продавайте свой демантоид - он этого не переживет, уж очень быстро привыкает к хозяину.
  Оранжево - красный сердолик помогает раскрыть природные дарования и оберегает от враждебных козней. Камень художников, писателей, композиторов - всех людей искусства. Мази с добавлением толченого сердолика лечат гангрену. Если сердолик подержать несколько дней в воде, то этой водой можно лечить глубокие депрессии.
  Агат спасает не только от укуса ядовитых змей, но и от происков любого, самого коварного врага. Этот камень ораторов. Впрочем, он способствует развитию любого дарования. Зеленый агат обостряет зрение, желтый дает прилив энергии, моховой агат оберегает от леших, домовых, кикимор и прочей мелкой нечисти. Носите агат на левой руке, и вы избавитесь от сплетен и злословия.
  Оникс - родственник агату, но это талисман вождей, харизматичных лидеров и одиноких пожилых людей. Оникс снимает усталость, вселяет бодрость, помогает переносить голод и жажду.
  Александрит назван в честь императора Александра П. Трудный камень, притягивает к себе странные события и испытания. Не любит праздных и легкомысленных болтунов. Ночью необходимо снимать. Если появляется желтизна - это дурной знак. Камень предупреждает о несчастье или тяжелой болезни.
  Если вы неформальный лидер, вам подойдет сапфир. Это камень гуру, учителей, пророков. Он хранит владельца от клеветы, несправедливых приговоров, коварства и предательства. Это талисман заключенных. Этот камень открывает любые двери и указывает Путь.
  А вот топаз, напротив, талисман следователей, криминалистов и даже тайных агентов. Гиацинтовый топаз пользовался дурной славой. Камень куртизанок, помогал при подпольных абортах, спасал от заражения венерическими болезнями.
  Хризопраз - великий упрямец, ни за что не будет помогать, если не полюбит хозяина. Он покровитель банкиров, финансистов, коммерсантов - всех, кто оперирует крупными денежными средствами.
  Если вы азартны, носите цитрин. Кстати, он же покровительствует скульпторам, краснодеревщикам и ювелирам. Помогает тем, кто отказался от наркотиков. Если вернетесь к наркотикам, камень нужно немедленно снять - он найдет способ вас погубить.
  Гелиотроп - камень алхимиков, практикующих магов, миссионеров. Он устраняет любые препятствия на пути хозяина. Великий Данте утверждал, что он помогает стать невидимым. От приступов гнева и необдуманных поступков вас защитит кровавик - так иногда его называют. Это камень прорицателей, он позволяет не только предвидеть события, но изменять будущее и воздействовать на участников событий. В самом названии содержится намек на лечебные свойства камня. Камень не только восстанавливает красные кровяные тельца, но даже поврежденный костный мозг. Более того, кое - кто считает, что кровавик исцеляет злокачественные опухоли и исключительно помогает от импотенции и простатита. Как и аквамарин, разоблачает любой обман, обличает ложных друзей.
  Сродни ему гагат - талисман практикующих магов высокой ступени. Гагат помогает проникнуть в запретные тайны, дает власть над людьми и событиями. Тем, кто страдает праздным любопытством, может принести ужасные беды. Как верный пес, охраняет людей добрых, кротких, безобидных. Может страшно отомстить за своего хозяина, устраняет самые тяжелые, безысходные ситуации. А вот черный морион лучше не носить просто так. Это камень некромантов, с его помощью вызывают духов умерших. Простого человека он делает тупым и мрачным, люди начинают от него шарахаться.
  Пирит - камень фанатиков, террористов, серийных убийц.
  От случайной, глупой смерти охраняет бирюза. Но только людей духовных, ищущих смысл жизни. Бирюза хранит своего хозяина от нищеты, дарует ему благосклонность чиновников. Это камень наездников, жокеев, покровитель лошадей и скачек.
  От всех мыслимых и немыслимых напастей хранит изумруд. Он привлекает небесное покровительство. Ангел - хранитель никогда не удалится от того, кто постоянно носит изумруд. Он оберегает хозяина от уныния и злых чар. Помогает преодолеть зависимость от наркотиков, азартных игр, алкоголя. Вызволит из любого плена и рабства.
  Лазурит верно служит дипломатам, охраняет человека от незаслуженных обид и клеветы. Подарите лазурит своему врагу, и он раскается. У безнадежно больных умерит страдания. Лазурит помогает даже при эпилепсии.
  Если вам не очень везет в жизни, носите малахит. Если вас тяготит одиночество, носите малахит. Дарите этот камень художникам, литераторам, журналистам и путешественникам. Малахит ядовит. Им можно отравить, но он же является мощным противоядием. В древнем Египте толченый малахит использовали как тени для век.
  Своему врагу подарите змеевик, у него появится отвращение к жизни, и оно будет столь велико, что он покончит с собой.
  И посреди мирно журчащей речи опять заорал ей в самое ухо :
  - В третий и последний раз вызываю Анигуэля ! Где он болтается, этот мальчишка ? Я все понимаю: скорость птичьего полета в наше время при таких расстояниях - это все равно, что пешком. Но у меня тут клиент, и я вынужден буду обратиться прямо к Астероту, и тогда пусть пеняет на себя. Возмутительно, не правда ли, Вероника Аркадьевна ? При таких ценах такой, прямо скажем, ненавязчивый сервис... Когда мы только научимся работать ? О чем, скажите, думали, когда назначали десятилетнего ребенка курировать вопросы месторождений драгоценных камней и экспедирования особо ценных образцов ? Ну, это наши внутренние проблемы. Не будем отвлекаться.
   И вот он - Царь царей, к нему вы пришли сегодня.
  Итак, алмаз. В ограненном виде - бриллиант. Обычно бесцветный, реже окрашен в желтый, розовый, голубой. Очень редко - черный. Ваш случай. Крупные алмазы сами выбирают хозяина. Алмаз тверд, холоден и безжалостен, как лев. Алмаз легко читает в вашем сердце. Если решит, что вы его недостойны, расстанется с вами без сожаления. Если будете удерживать его - убьет вас. Чист и прекрасен, жесток и неумолим. Владелец алмаза несокрушим, для него нет преград, он непобедим в бою. Дикие звери не посмеют напасть на него. Владельцу не страшен яд. Алмазы любят помогать тем, кто хорошо знает, чего хочет, кто никогда не свернет с пути.
  Самый страшный камень - черный бриллиант. Это камень печали и мести, камень роковой тайны. Это символ всего скрытого, непознанного, эзотерического. Чем больше такой камень, тем более злобный у него характер. Тем не менее, он наделяет владельца сексуальной неотразимостью, а женщину - плодовитостью.
   Я немного утомил вас, Вероника Аркадьевна. Но камни и не таким, как мы с вами, морочили голову. Вам необязательно все это запоминать, поскольку по этим вопросам единого мнения пока нет. Всякому знанию свой час . Тайное всегда становится явным - но не до срока. Все, что должно быть вам открыто, никуда от вас не уйдет.
  Вы, Вероника Аркадьевна, кое - что взяли несколько дней назад. Теперь вы Наследница. Вам только надлежит подтвердить свои права. Выбор пал на вас, и мы считаем, что выбор удачный. Но Закон есть Закон. Магический предмет требует подтверждения права на его обладание. Ваш магический предмет связан с трагической тайной. Вас мучают тяжелые сновидения, не так ли ? Вы разгадаете тайну, отдадите долги... Сегодня вам будет подарено колье и серьги - черные бриллианты в золоте. Это залог нашего договора. Вы примете подарок. Это гарантия, что вы доведете дело до конца, во что бы то ни стало. После этого вы можете передать подарок матери ваших внуков - больше никому. Не пробуйте выбросить или продать его, или избавиться каким - либо другим способом. Такое поведение повлечет за собой тяжелые последствия.
  Мы отлично понимаем, какова тяжесть испытания. Вы можете отказаться, и тогда все вернется на круги своя. Вы забудете все, что с вами случилось, а магический предмет будет передан другой Наследнице.
  Ну вот, она так и знала. С первой минуты она ждала подвоха, ложки дегтя, чертика из коробочки. Вот тебе и подарок на счастье ! Она столько всего пережила, у нее уже мозги плавятся и рвутся легкие, а они теперь говорят ей, как ни в чем не бывало, про тяжесть испытания.
  - Это вы здорово придумали ! А почему же молчал Страж первого порога ? Как можно вернуть "на круги своя" Зинаиду, Агнию, моего сына ? Что станет с мадам Калинкиной и Грачихой ? Не говоря уже о моем муже...
  - Вы темпераментны, как древнееврейские женщины... Дело в том, что всякий, нашедший магический предмет даже случайно, имеет право воспользоваться им, но только на короткое время. Потом он обязан подтвердить свои права - таков Закон.
  От досады она едва не заревела. зачем она ввязалась в какие - то сомнительные авантюры ! Она могла просто исполнять свои желания, а потом вернуть им эту косу.
  - В этом случае вы так и остались бы у первого Порога, и наша встреча была бы невозможна. Судите сами, у вас был выбор с самого начала. Выбор есть и сейчас. Ну, решайтесь же. Только представьте : опять унылое существование - всегда три года до пенсии, вечно дрыхнущий муж... Опять палочка молчания, опять в кому, в анабиоз. Неужели за это вы намерены цепляться ?
  - Мне страшно. Я не справлюсь. Я не смогу. Я устала от советов - честное слово. Устала от чужих проблем. Жизнь уходит, я старею. Я думала, это мой шанс. Вы меня заманили, это нечестно. Я не могу уйти и не могу остаться - что мне делать ?
  - А кому не страшно ? Жить порой очень страшно, уж мне поверьте... Даже если вы не справитесь, вы можете попытаться. Иначе вам никогда не узнать, кто вы на самом деле. Вы так и умрете. Живете вы или прячетесь от жизни, смерть все равно придет за вами. От жизни можно спрятаться, а от смерти еще никому не удавалось. И в свой смертный час вам будет нечего вспомнить и не в чем покаяться. Так что же вы делали на этом свете ? Для чего приходили в этот мир ?
   Вероника молчала. Вопросы риторические, ответов нет. А он смотрел на нее своими еврейскими глазами, и в их глубине таилась генетическая память древнего народа. Его народ привык к испытаниям.
  - Мои полномочия не безграничны, но я вам помогу. Это кольцо со шпинелью вы наденете, когда отдадите долги и захотите изменить свою жизнь. Шпинель... так похожа на рубин и так непохожа. Вот камень, помогающий повернуть судьбу, поднять из грязи в князи, вселить надежду в того, кто уже отчаялся. Шпинель в корне меняет жизнь - из нищих в принцы, из Золушек - в принцессы. Но может и наоборот. С ней осторожненько. И все случится так, как вы захотите. Если к тому времени вы еще сможете хотеть...
  Он исчез, а она осталась, убитая горем, посреди всего этого великолепия, с маленькой коробочкой в руках.
  Салон постепенно наполнялся тусовщиками, содержанками, клиентами с истинной покупательной способностью. Девочки с улыбками цирковых ассистенток разносили шампанское. Вероника бродила между зеркалами с отсутствующим видом. Наконец появились знатоки. Они общались друг с другом на каком - то халдейском наречии, ни единого нормального слова. Фанатики с горящими глазами на равнодушных лицах.
  Вся эта разношерстная публика дружно чахла над златом, на Веронику никто внимания не обращал. А она стояла у витрины и мысленно примеряла чудные серьги - синий сапфир с бриллиантами. Жаль, что она не брюнетка. Да, именно так : они должны принадлежать синеглазой брюнетке с одной - единственной тонкой седой прядкой у виска, с гладкой прической, как у балерины. Впрочем, и нордической блондинке тоже погоды не испортят...
  Наконец в двери вихрем ворвался мальчишка лет десяти - Анигуэль. В воздухе послышался шелест птичьего крыла. С невинной улыбкой на плутоватом лице он подлетел прямо к старому Соломону, сунул ему в руки черный бархатный футляр с золотым замочком - и был таков. Все как - то вдруг замолчали. Щелкнул золотой замочек, и на белом шелке загорелись черным пламенем диковинные черные камни. Содержанки переглянулись с тусовщицами. Поползли вверх брови знатоков. Но тут, откуда ни возьмись, подсуетился к знатокам вездесущий Соломон Израилевич и зашептал, зашептал им что - то в их искушенные уши. Знатоки послушали, а потом с важным видом дружно закивали. Публика сразу поняла : так надо, все идет правильно. Видимо, эта неизвестная мадам - влиятельная особа, просто они не в курсе. И теперь их не мучила зависть, их мучила неизвестность.
  Пользуясь общим замешательством, Соломон Израилевич вывел Веронику буквально под белы ручки через служебный вход, где ее уже ждала машина. Ну не попрется же она с такими дорогими украшениями на метро через весь город ! мало ли что... Словно Золушка, она убегала в разгар бала. И никто из гостей не знал, откуда она явилась и куда исчезла.
  - Не носите их постоянно, не ровен час, заболеете. Если что - то пойдет не так, немедленно свяжитесь со мной. И берегите себя !
  Бойтесь данайцев, дары приносящих... Час от часу не легче !
  Соломон ручкой помахал, и дверь за ним захлопнулась.
  А на морозе топтались женщина в белой норке и мужчина очень маленького роста, в черной шляпе. Женщина, напротив, была без головного убора и острижена как - то нелепо.
  - Дождались ! Теперь эта корова получила черные бриллианты. Первая степень защиты. Воображаю, как она их напялит ! У нее сроду и драгоценностей - то не было, а тут - надо же ! - счастье привалило. Вот у меня были бриллианты... особенно в семьдесят четвертом...
  - У тебя ? Не смеши ! Если у кого и были камни, так это у Эвы Перон. Ты - не Эва. Вот с ней можно было дело иметь ! Когда пришло время, без разговоров умерла. А что творилось на похоронах ! Народу пришло примерно полмиллиона. Женщины падали без чувств, мужчины плакали, несколько человек пытались покончить с собой. Муж заплатил бальзамировщику сто тысяч долларов - и не зря. Тот превзошел даже кремлевских медиков.
  Как она его запутала, что он на это пошел ? Он даже сделал ее своей личной святой, и за это его отлучили от церкви. Она при жизни так умело манипулировала людьми : интриговала, шантажировала, травила неугодных. И при этом народ ее обожал. Национальная героиня ! Впервые я встретился с ней, когда ей было двенадцать. Она тогда обожгла лицо и руки кипящим оливковым маслом. Обещали, что навсегда останется уродом. Через месяц сняли бинты - у нее была такая кожа !
  - Подумаешь... да малышка Дуарте, прежде, чем подцепить Перона, слонялась по третьеразрядным театрикам. А в 1935 вообще собой торговала ! Скажешь, нет ? Просто удачная партия !
  - Не скажи... если бы не она, не бывать Перону диктатором. Его бы вообще застрелили еще в молодые годы при попытке к бегству. Она ему сделала карьеру и всей стране голову заморочила. И до сих пор морочит - даром, что мертвая. Кстати, как и ты, была внебрачной дочерью.
  - Хуан Доминго Перон был просто кобель, и она знала, как ублажить его в постели.
  - У нее был рак матки. Она вообще не могла ни с кем спать. Он преданно ухаживал за ней до самой смерти. Если в 1935 году она и торговала собой, то в 1945 была уже первой леди Аргентины. За семь лет она раздала столько благотворительных пожертвований, что была вхожа даже к Папе Римскому. После болезни она, ясное дело, подурнела. Но за сто тысяч долларов доктор Ара уж расстарался. Но военные законопатили тело в простой сосновый гроб и спрятали на военном складе. Через некоторое время у дверей склада стали появляться цветочки. Тело перепрятали. Диктатура Перона рухнула, и он скитался по чужим странам : Парагвай, Бразилия, Испания. Военные замучились таскать гроб туда - сюда. Почитатели находили его везде, даже в подвале генштаба. Тут нашелся патриот - некий майор Арландия - вызвался прятать тело не где - нибудь, а у себя дома. Через какое - то время жена заметила, что с головой у него явно непорядок. Она решила выяснить, что там такое творится в ее доме на втором этаже. И увидела, что муж часами сидит над какой - то огромной куклой в большом ящике. Женщина поняла, что живет с извращенцем. Она поднялась ночью на второй этаж. Хотела мужа застукать и пристыдить. Муж спросонья не разобрался, что к чему, и выпустил в нее целую обойму. Вот ведь как ! Вскрытие показало, что жена была не только любопытная, но и беременная.
  Перон думал - думал, как бы ему вернуться не только в страну, но и на прежнюю должность, да только без Эвиты он был никому не нужен. Тогда он подцепил еще одну бывшую танцовщицу - Марию Эстеллу Мартинес. У Перона был телохранитель. Кстати, жрец вуду. Он проделал над ней обряд переселения душ. Молодые зарегистрировались : невесте двадцать два, жениху - шестьдесят пять.
  Но души переселять без санкции никто не позволит, и жрец облажался.
  Тем временем генерал Арамбуру решил снова перепрятать тело, потому что начальник охраны спятил и пытался труп изнасиловать. Вот это дела ! Тебе такое под силу ? Генерала похитили, увезли в лес и пытали, пока он не сказал, куда девал Эвиту. И он рассказал, что тело давно уже вывезли из страны и похоронили на миланском кладбище под чужой фамилией. Через четырнадцать лет синьору снова вынули из могилы, потому что Перона наконец позвали домой. Ему было семьдесят восемь. Живая жена выглядела на тот момент гораздо хуже мертвой. Они там все чуть с ума не сошли !
  Пока везли тело в аэропорт, охрана почему - то в ссоре перестреляла друг друга, автомобиль во что - то врезался, а шофер сломал себе шею. Но и это еще не все ! Охрану поменяли. Машину занесло на повороте, и солдаты проткнули друг друга штыками. Насмерть !
  Короче, все так перепугались, что решили Эву уже захоронить постоянно. Перон долго не протянул, и его там похоронили рядышком. Вдова хотела было занять место диктатора. Она себя считала магом и экстрасенсом - полная фигня ! Ее быстренько свергли, кому она была нужна... неудачница с претензиями, не тот уровень. Эву опять выкопали и захоронили в склепе ее родителей - Дуарте. Говорят, она там лежит и до сих пор прекрасно выглядит. А тебе так слабо ? Я уверен, что конец этой истории еще впереди...
  
  
  Глава 16. ПРИГОВОР.
  
  С тяжелым сердцем Вероника возвращалась домой. Долго ковырялась ключом в замочной скважине, но никто не выбежал открывать. Дом был чист и уютен до слащавости, как рождественская открытка. В кухне вечеряли. За столом сидел Лукин и все время улыбался, как дурак. По столу бродила Бяка и без спросу обжиралась конфетами. На подоконнике - Агния в мужской рубашке, подобрав худющие ноги, блистала лысым черепом. Только Аэлиты нам тут и не хватало !
  Вероника горела желанием разделить с кем - нибудь свалившиеся как снег на голову неприятности. Или хотя бы бриллианты свои показать. Не тут - то было. Они были погружены друг в друга по самую макушку, как старосветские помещики. В этом тошнотворном симбиотическом союзе ей не было места. Она почувствовала себя окончательно брошенной и одинокой. И зачем только люди заводят детей ? Когда детям от вас что - то нужно, они вам в гробу спокойно полежать не дадут. А когда они нужны вам, срочно появляются какие - то обезьяны и девки лысые. Она молча достала бархатный футляр и щелкнула золотым замочком.
  - Ни фига себе ! Наша мать закадрила арабского шейха ! Настоящие ?
  - Нет, игрушечные !
  - Ужинать будете ?
  Агния легко вспорхнула с подоконника. Нет, вы посмотрите ! Своя в доску ! Как будто живет здесь сто лет ! В Веронике проснулась свекровь, и она искала, к чему бы придраться. Все мужики - предатели, даже если они сыновья.
  - Между прочим, обезьяне нельзя столько конфет есть, у нее живот заболит. Совсем не смотрите за зверюшкой. На всех вам наплевать, неблагодарные.
  - Мы благодарные. Правда, Агнюшка ?
  Ах, она еще и Агнюшка ! Вероника вскипела. Ревность бывает разная, а материнская - самая свирепая.
  - Ну, и что вы делать надумали, недоросли ? Оба в мельничный колледж пойдете или оба в стриптиз ? Так и будете по дому голяком расхаживать ? В детском саде в самом заде вся трава примятая. То не лошадь, не корова - то любовь проклятая...
  Вероника нагоняла жути, но ей никто не верил и никто не боялся. Оба улыбались снисходительно. По всему было видно, что они даже жалеют ее. И правильно. Вероника слышала, что жалость унижает человека, но сроду ни одного такого человека в глаза не видела. В основном люди любят, чтобы их хоть иногда жалели.
  - Почему вы не спросите, свиньи такие, чем я расстроена ? Вы семья или не семья ?
  - Если ты дашь хоть слово вставить, мы обязательно спросим. Мы - семья. Чем ты расстроена ?
  - Я нажила приключений на свою старую толстую задницу.
  - Если и сегодня куда - нибудь пойдете подраться, то я с вами. Я же танцовщица, у меня удар ногой просто смертельный. Жалко, я вчера была под кайфом и многого не помню. Смертельный номер ! Мать была просто неподражаема... Помню только, как мы перешагивали через нашего затейника и как мадам пронзительно икала.
  - А она и до сих пор икает.
  - Боже, какая вы кровожадная !
  - А про меня почему никто ничего не скажет ? Я там кровь проливал, гоняя этих упырей ! Мы с Бякой закрыли амбразуру нашим телом... вот бабы бесчувственные !
  - Мы чувственные, чувственные !
  Да, это была семья. Ее семья. Ее сын, лысая девушка и обезьяна. Они сидели за одним столом, и у них было все общее. Об этом она мечтала всю жизнь. Они смеялись и перебивали друг друга, а вокруг блаженно щурились все их лары и пенаты.
  
  - Идите спать. Я до смерти устала. Посуду не убирайте и даже не оглядывайтесь.
  А они и не оглядывались - больно надо. Опять нырнули друг в друга поглубже, переплелись юными ветвями рук и ног и ушли - не просто в другую комнату, в другое измерение.
  Вероника решила успокоить гудящие мозги и сделать что - нибудь простое. Чаю попить и посмотреть телевизор. Когда ситуация не поддается осмыслению, и вы устали биться головой о стену, всегда нужно остановиться и сделать что - нибудь простое : погладить кошку или полить цветы , чаю попить с вареньем...
  А в телевизоре сидели и умничали старая дева и плешивый психотерапевт - объясняли тем, кто не успел уснуть, как им жить дальше.
  Психотерапевт гундосил :
  - Ко мне обратилась женщина, которую муж систематически избивал в течение десяти лет. Она обратилась ко мне, потому что боялась потребовать развода. Три года она проходила у меня курс лечения с совершенно ничтожным результатом. Жертвы насилия сами виноваты : они страдают комплексом виктимности и сами привлекают своих палачей. Именно по этой причине двенадцать тысяч женщин ежегодно погибают как жертвы домашнего насилия.
  Вероника содрогнулась. Двенадцать тысяч в год - это же тысяча человек каждый месяц. Тридцать три женщины каждый день гибнут от рук сексуальных партнеров. За закрытыми дверями, без свидетелей, их чем попало забивают досмерти мужья и любовники. "Ведь каждый, кто на свете жил, любимых убивал. Один - жестокостью, другой - отравою похвал, коварным поцелуем трус, а смелый - наповал." Женщины годами, десятилетиями упражняются в бессмысленном терпении, потому что никто не услышит и никто не поможет. В один прекрасный день кого - то из них наконец убивают досмерти. Но даже та, что выжила, должна от этого счастья отходить годами - "с ничтожным результатом", потому что ей уже никогда не стать нормальным человеком. Она просит помощи и нарывается вот на такого очкарика, который давит ей же на чувство вины. Она виновата, что ее избивают, она виновата, что ей предлагают неприемлемую сексуальную модель, она виновата, что все время испытывает страх - днем и ночью, каждую минуту. Как и пять веков назад, она виновата уже потому, что она женщина.
  - Вот урод ! Я же его знаю ! Он лечит от комплексов тантрическим сексом. Только у него с этим делом беда, зато наблюдать он очень уважает.
  - Слушай, у меня куча комплексов. Может, это как раз то, что мне нужно - вот этот тантрический секс. А это, кстати, что такое ?
  - А это когда собирается компания, кокаина нанюхаются, порно поставят и безуспешно пытаются это все на практике воспроизводить. Иногда еще девок позовут - для наглядных демонстраций. Сознание расширяют.
  - Да ну ? Это в нашей - то глуши ! Вот так живешь - ни черта не знаешь, все мимо, как Азорские острова.
  - Да никакие не острова, а как дерьмо мимо берега. Он эти семинары проводит в кожаных трусах и за задницу всегда щиплет до синяков, скотина. Типа садист. Любит женщину помучить и всегда, гнида такая, вот эту свою теорию задвигает - про виктимность. Тебя муж бил ?
  - Бог миловал. Он со мной по - другому...
  - А у меня отец всю жизнь мать бил, пока не спился окончательно. Потом уже она его била. И меня били два раза вот такие, с расширенным сознанием. Век не забуду. Но ты только представь : у него же салон, реклама по всему городу. Вот такая несчастная денег наскребет, думает, он ей поможет...
  Как незаметно они перешли на ты.
  - Лукин где ?
  Агния с нежностью улыбнулась :
  - Дрыхнет он.
  Любовь меняет все. То, что бесило Веронику, будило такую нежность в Агнии.
  - Он пусть дрыхнет, а я с тобой побуду. Плохо мне, кумарит зверски. Тело чешется, но не снаружи, а внутри, под кожей. Ты не знаешь. Нестерпимый зуд : все бросить и побежать, хотя бы чего - нибудь, одну таблеточку, одну затяжку... страшно мне. Господи, дай мне сил !
  - Знаешь, мне всегда казалось, что в человеческих пороках, губительных страстях зашифрована какая-то могучая энергия . Запечатана, скрыта. Как джинн в бутылке. Если знать, как с ним обращаться, то он даже будет исполнять желания. Но мы не знаем. Это настолько сильный заряд, что человек неподготовленный не может ей управлять, а становится просто носителем наркомании, алкоголизма, порочных сексуальных практик. Человек, иногда сам не понимая, для чего, идет и убивает себе подобных. Это ведь не милая слабость, а страсть, которой человек не в силах противиться - вот о чем речь. Почему одни подвержены такому, а другие нет? Такие вещи принято подавлять и вообще прятать, но что - то в этом есть. Это какое - то послание нашего внутреннего " я" самим себе. Мы разучились понимать язык нашей души, и эти письма складываем в кучу, не распечатывая... То же и с болезнями. Видимо, душа долго ждет ответа, а потом, не дождавшись, покидает ненужное тело. Еще хуже, когда сидишь над горой распечатанных писем и знаешь, что там, в этих строчках, заключена важная для тебя тайна. Но язык незнаком, почерк непонятен - наступает конфликт устройств. Да что там страсти ! И милые человеческие слабости типа обжорства и лени тоже проблем доставляют...
  - Слабости - то они слабости ... А че ж их никакими силами победить невозможно ? Может, это мы как раз слабости, а они - силости.
  - Вот и я о том же. Ну, раз ты все равно не спишь, давай не спать вместе. И пойдем -ка, пора тебе кое - что показать...
  Они уселись рядом перед зеркалом в спальне, зажгли свечу и погрузились в темный мир зазеркалья.
  
  
  С УТРА, СКРИПЯ ПЕРЬЯМИ, ЗАПОЛНЯЛИ РАСЧЕТНУЮ ВЕДОМОСТЬ. "ЗА ЧЕТЫРНАДЦАТЬ ПОДТЯГИВАНИЙ НА ДЫБЕ, ЗА ИСПАНСКИЙ САПОГ ДВАЖДЫ И ЧЕТЫРЕ ПОРКИ РОЗГАМИ, ЧЕТЫРЕ ЖЕ ПЫТКИ ФАРШИРОВАННЫМ ЗАЙЦЕМ, ДВУХРАЗОВОЕ ЖЖЕНИЕ СЕРОЙ, СМОЛОЙ И СПИРТОМ, ЗА КАЖДЫЙ ДОПРОС ПО ДВАДЦАТЬ КРЕЙЦЕРОВ... ИТОГО ВОСЕМЬ ФЛОРИНОВ СОРОК КРЕЙЦЕРОВ.
  СУДЬЯ ПОСТОЯННО СВЕРЯЛСЯ С УТВЕРЖДЕННЫМ ПРЕЙСКУРАНТОМ :
  РАЗРЫВАНИЕ КОЖИ КАЛЕНЫМИ ЩИПЦАМИ 15 КРЕЙЦЕРОВ
  КАЖДЫЙ УДАР РОЗГАМИ 4 КРЕЙЦЕРА
  ВЗДЕРГИВАНИЕ НА ДЫБУ 30 КРЕЙЦЕРОВ
  ИСПАНСКИЙ САПОГ 30 КРЕЙЦЕРОВ
  ПРИВЯЗЫВАНИЕ К ПОЗОРНОМУ СТОЛБУ 30 КРЕЙЦЕРОВ
  СОЖЖЕНИЕ ВЕДЬМЫ 4 ФЛОРИНА
  СЛОЖЕНИЕ КОСТРА 1 ФЛОРИН
  ПИСЕЦ ПОСКРИПЫВАЛ ПЕРОМ, А ПАЛАЧ ВОРЧАЛ СЕБЕ ПОД НОС:" КАКАЯ ИМ РАЗНИЦА ? РАСХОДЫ ВСЕ РАВНО ПОКРЫВАЮТ РОДСТВЕННИКИ. ТЮРЕМЩИКАМ ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ ДОСТАЕТСЯ ОДЕЖДА ОСУЖДЕННЫХ И УКРАШЕНИЯ, А ЕМУ ЧТО ? ТО ЛИ ДЕЛО В ДРУГИХ МАГИСТРАТАХ : ВОН В ДАРМШТАДТЕ ЗА ОДНО ПРИСУТСТВИЕ НА ПЫТКЕ ПЛАТЯТ ДВА ГУЛЬДЕНА ТРИДЦАТЬ ГЕЛЛЕРОВ, А В КЕЛЬНЕ ТОЛЬКО ЗА ДЕМОНСТРАЦИЮ ОРУДИЙ ПЫТКИ МОЖНО ПОЛУЧИТЬ РЕЙХСТАЛЕР. В ЦУГМАНТЕЛЕ ПАЛАЧУ ЗА КАЖДУЮ ГОЛОВУ ПЛАТЯТ ПО ШЕСТЬ ТАЛЕРОВ, ДА ЕЩЕ ЗА СОЛОМУ И ДРОВА ПО ШЕСТЬ ТАЛЕРОВ В НЕДЕЛЮ САМО СОБОЙ , А ЧТО У НИХ ?
  А С ЭТИМИ ДВУМЯ, КОТОРЫЕ МАТЬ С ДОЧКОЙ, НАДО КОНЧАТЬ ПОБЫСТРЕЕ. ЗА НИХ И ВОВСЕ ПЛАТИТЬ НЕКОМУ. МУЖ - ТО УМЕР, И НИКОМУ НЕ ИНТЕРЕСНО, ЧТО ПАЛАЧ НЕ ОБЯЗАН ЗАДАРМА С НИМИ ВОЗИТЬСЯ. ЗАЛАДИЛИ ОДНО СВОЕ, ЧТО ЗАПЛАТЯТ ИЗ КОНФИСКОВАННОГО ИМУЩЕСТВА ПОСЛЕ ВЫНЕСЕНИЯ ПРИГОВОРА. ВОТ ПУСТЬ И ВЫНОСЯТ !"
  СУДЬЯ ПРОСМОТРЕЛ ИЗДЕРЖКИ ПО СОДЕРЖАНИЮ ДВУХ ВЫШЕОЗНАЧЕННЫХ ВЕДЬМ В ТЮРЬМЕ. ПРОВИЗИЯ, ЦЕПИ, КОЛОДКИ, ВЕДЬМИНА СБРУЯ, РАБОТА КУЗНЕЦА, НАДЗИРАТЕЛЮ ЕЖЕНЕДЕЛЬНО... ВЫХОДИЛА ПРИЛИЧНАЯ СУММА, А УДЕРЖИВАТЬ НАДЛЕЖАЛО ВСЕ ИЗ ТОГО ЖЕ КОНФИСКАТА. ЭДАК СКОРО СВЯТОЙ КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ И ВОВСЕ НИЧЕГО НЕ ОСТАНЕТСЯ ! СЕГОДНЯ ЖЕ ОБЪЯВИТЬ ИМ ПРИГОВОР. МАМАША СОВСЕМ ПЛОХА. КАК БЫ НЕ УМЕРЛА, ИЗБЕЖАВ СПРАВЕДЛИВОГО НАКАЗАНИЯ...
  ДЕЛО БЫЛО ЯСНОЕ. ОБЕ ПРИЗНАЛИСЬ, И ХОТЯ ТОЛЬКО У ДОЧЕРИ ПАЛАЧУ УДАЛОСЬ ВЫРВАТЬ ИСТИННОЕ РАСКАЯНИЕ, НО ВВИДУ ОБЩНОСТИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВМЕСТНЫХ ЗАНЯТИЙ КОЛДОВСТВОМ, А ТАКЖЕ ДРУГИМИ БОГОПРОТИВНЫМИ МЕРЗОСТЯМИ, СУДЬЯ РЕШИЛ ДЕЛА МАТЕРИ И ДОЧЕРИ ОБЪЕДИНИТЬ В ЕДИНОЕ ПРОИЗВОДСТВО.
  СУДЬЯ РАСПОРЯДИЛСЯ ВВЕСТИ ОБВИНЯЕМЫХ ДЛЯ ВЫНЕСЕНИЯ ПРИГОВОРА. АННА НЕ МОГЛА НИ СТОЯТЬ, НИ ИДТИ. НОГИ У НЕЕ БЫЛИ ПОЛНОСТЬЮ РАЗДРОБЛЕНЫ, ЛИЦО ОБОЖЖЕНО. АГНЕССА ПЕРЕДВИГАЕТСЯ С ТРУДОМ, У НЕЕ СЛОМАНЫ ТОЛЬКО РУКИ, НОГИ ЕЩЕ ЦЕЛЫ, НО ОНА ПОЛУБЕЗУМНА. ПРИ ВИДЕ МАТЕРИ АГНЕССА НАЧИНАЕТ ВОПИТЬ, ПРИЗЫВАЯ ГОСПОДА И УМОЛЯЯ О БОЖЬЕЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ. АННА ЖЕ, НАПРОТИВ, ПРИЗЫВАЕТ ДЬЯВОЛА И ИЗРЫГАЕТ МЕРЗКУЮ ХУЛУ НА БОГА.
  ПОСЛЕ НЕБОЛЬШИХ ПРЕНИЙ, А ИМЕННО ВЫСТУПЛЕНИЙ ПРОКУРОРА И ЗАЩИТНИКА, НАЗНАЧЕННОГО СВЯЩЕННОЙ ИНКВИЗИЦИЕЙ, ПОДСУДИМЫМ БЫЛ ЗАЧИТАН ПРИГОВОР :
  МЫ, НИЖЕПОДПИСАВШИЕСЯ, СТОГО ОБСУДИВ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА ВДОВЫ АННЫ ЭЛИНГЕН И ДОЧЕРИ ЕЕ, ДЕВИЦЫ АГНЕССЫ, ПОДТВЕРЖДАЕМ ЗАКЛЮЧЕНИЕ КАК СО СТОРОНЫ УГОЛОВНОГО ОБВИНЕНИЯ, ТАК И СО СТОРОНЫ СВЯЩЕННОЙ ИНКВИЗИЦИИ. ПОСЕМУ СЧИТАЕМ СПРАВЕДЛИВЫМ, ЧТОБЫ ОБЕ ЭЛИНГЕН, КАК МАТЬ, ТАК И ДОЧЬ ЗА СВОЕ ГРЕХОВНОЕ И ДАЖЕ ДЬЯВОЛЬСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ ПОДВЕРГЛИСЬ ЗАСЛУЖЕННОМУ НАКАЗАНИЮ.
  ВЫ БУДЕТЕ ПУБЛИЧНО ПЫТАЕМЫ КЛЕЩАМИ. СООТВЕТСТВЕННО АННА ТРИ РАЗА И АГНЕССА ОДИН РАЗ, А ЗАТЕМ СОЖЖЕНЫ НА ПЛОЩАДИ ЖИВЫМИ. ВВИДУ ОСОБОЙ ТЯЖЕСТИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ОСКОРБЛЯЮЩИХ ВЕРУ И КАТОЛИЧЕСКУЮ ЦЕРКОВЬ, ВЫ ПРИГОВАРИВАЕТЕСЬ К МЕДЛЕННОМУ СОЖЖЕНИЮ С УПОТРЕБЛЕНИЕМ СЫРЫХ ДРОВ НА СТРАХ И ПРИМЕР ДРУГИМ.
  ПОСТАНОВЛЯЕМ ПРИГОВОР ПРИВЕСТИ В ИСПОЛНЕНИЕ В НАИСКОРЕЙШЕМ ВРЕМЕНИ, А КОГДА ОН БУДЕТ ИСПОЛНЕН, ДА БУДЕТ КАЗНЬ ПОДТВЕЖДЕНА ПРОТОКОЛОМ.
  ЗАСИМ ПЕРЕДАЕМ СЕБЯ В РУКИ БОЖЬИ.
  
  Внезапно скрипнула дверь. Этот невинный домашний звук ударил по натянутым нервам, как выстрел из пушки. Заспанный Лукин протиснулся в комнату :
  - Девки ! Вы чего это тут делаете перед зеркалом ? И почему у вас серой воняет ?
  Изображение в зеркале задрожало и начало стекать внутрь зазеркалья, как грязная вода. От страха обе женщины вцепились друг в друга, словно это их приговорили к мучительной смерти на костре. Они зашикали на Лукина, руками замахали :
  - Приличные люди стучатся, когда среди ночи к женщинам вваливаются !
  - Вы мне голову не морочьте, приличные люди ! Я слышал, что тут этот хрен говорил про сырые дрова ! Разбить надо это зеркало к чертям собачьим, и нечего по ночам в него пялиться - нервы себе портить. Совсем с ума посходили !
  Вероника взмахнула рукой, но было поздно. Так и есть : понабежали черти собачьи. Опять нагадят, паразиты. Агния не растерялась, выманила их на кухню колбасой, молочка им налила. Повизгивая, толкались у тарелки, что - то говорить пытались с полными ртами. Но что - разобрать было невозможно. Еле выпроводили.
  - В следующий раз думай, что говоришь !
  - Я вас люблю обеих, но знаете что : пошли вы обе ! Не дом, а притон какой - то !
  Не все может переварить ранимая мужская психика. Бог не велел Адаму яблоки есть, Адам и не ел. Все Ева с ее любопытством ! Запутала мужика, накормила этими яблоками. А они вдобавок ко всему и кислые оказались...
  
  Черти собачьи, как обычно, не просто так приходили, а оставили после себя маленькую бумажку, где корявым почерком было написано : архив городского ЗАГСа, Зульфия Анваровна. И телефон.
  - Их что, сожгут ? И ничего нельзя сделать ?
  - Их давно сожгли, лет пятьсот назад, а прах смочили святой водой и закопали под виселицей.
  - Тогда что им нужно ? Чего они от тебя - то теперь хотят ?
  Знать бы ! Да еще бы, по прошествии пяти веков, отличить правду от вымысла ...
  " Когда люди начали умножаться на земле и родились у них дочери, когда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал" В Книге Бытия сказано, что от падших ангелов и смертных женщин родилось племя исполинов. И Господь сказал :" Пусть будут дни их сто двадцать лет". Падшие ангелы научили людей многому. Тамиил - астрономии, Акибиил - приметам и знамениям, Амацарак - волшебству, заклинаниям и употреблению корней и трав. Особенно же постарался Азазел. Он научил людей ковать оружие, делать зеркала, ювелирные украшения и косметические препараты. Раса исполинов все больше удалялась от Бога, и Господь раскаялся, что создал людей. Он наслал на землю воды потопа. Уцелел только Ной, человечеству пришлось начинать все с нуля.
  И с тех самых пор человеческая популяция уже самостоятельно следила, чтобы никто не забегал далеко вперед. А ежели такое случалось, то в коллективном бессознательном вспыхивали загадочные процессы, которые запускали репрессивный аппарат. Человечество незамедлительно избавлялось от разных умников, которые лепетали : " и все - таки она вертится !" . Нечего забегать вперед, надо стараться быть, как все - целее будешь. Человечество должно выглядеть, как аккуратно подстриженный газон. Можно сколько угодно гадать, для чего же было убивать шесть миллионов евреев. Также невозможно понять, для чего нужно было уродовать и предавать огню столько красивых и умных женщин ( кто говорит, двести тысяч, а кто называет цифру в три или пять миллионов). Жертвами массовых репрессий во все времена становились одаренные люди . Оккультисты считают, что таким образом истребляли экстрасенсов - людей со сверхвозможностями. На пороге Миллениума папа Иоанн Павел П публично покаялся. Жертвы аутодафе были посмертно реабилитированы. Да что толку. Дыры в генофонде покаянием не залатаешь.
  Катерину Пальдауф сожгли за то, что она увлекалась разведением цветов и добилась зимнего цветения отдельных экземпляров в условиях оранжереи. На свою беду, она была еще красива и умна, даром, что из простых - жена дворецкого. Пользовалась особым расположением графа и графини. По доносу неизвестной завистницы ее пытали, потом обезглавили, а уж потом сожгли. На портрете она так и изображена : красавица с цветком в руке.
   Джордж Барр верно подметил :"Надо было только, чтобы тебе позавидовали. Злоба и зависть часто подсказывали имена, провозглашаемые в камере пыток. Богатство, ученость, красота - вот зачастую истинные причины обвинения". Так что не мешало бы еще разобраться, кто же в действительности насылал сглаз и порчу : те, кто доносил, или те, на кого доносили ? А может, вовсе не тех и сожгли ? А истинные ведьмы остались в тени и избежали наказания... Под подозрение попадали все, у кого было что - то не так : слишком красивая, слишком уродливая, слишком высокая, слишком умная, слишком часто смеется, слишком хорошо одевается, слишком любит животных . Имеет способности к пению, рисованию, врачеванию - неважно, хоть к чему, кроме приготовления пищи.
  Человечество истребляло ученых, потому что они больно умные, потом ведьм и экстрасенсов, потому что они непонятные, потом евреев, потому что у них денег больше... Интересно, кто у нас на очереди - экстремалы ? Пусть тоже сидят дома у телевизора, как все нормальные люди. Нечего сигать с небес на землю или под воду углубляться без всякой пользы !
  Сначала, не разобравшись, всех ведьм сожгли. Потом, не разобравшись, объявили, что ведьм не бывает в принципе. Если считать ведьмой женщину со сверхинтуитивными способностями, то давно известно, что у молодой матери открывается не только третий глаз во лбу, но, наверное, и четвертый - на затылке. В этот период у женщины включается шестое и даже седьмое чувство.
  Обилие жуликов и шарлатанов среди эзотериков еще ничего не доказывает. Мало ли жуликов и шарлатанов среди ученых, врачей и политиков ! Может быть, человечество готовится к качественно новому скачку в непознанное. И те, кто погружается в медитацию, и те, кто прыгает с парашютом, и те, кто в одиночку пересекает океан, и те, кто практикует запретное магическое знание - все они заняты одним и тем же. Все они хотят выйти за рамки и посмотреть, что же там. Всевышний создал человека и тут же в этом раскаялся. Человек оказался самообучающейся машиной и вышел из - под контроля. Тогда Господь даровал человеку свободу воли, но платой за это стало "в муках будешь рожать детей своих и в поте лица добывать хлеб насущный". Но и это не остановило беспокойный род человеческий в попытках то и дело вмешиваться в промысел господний. Люди всеми доступными и недоступными способами начали творить свою реальность. Карел Чапек просто выдумал слово робот, Жюль Верн из головы описал подводную лодку, а Герберт Уэллс - танк. Потом это все воплотилось. То ли третий глаз, то ли просто вербальная магия.
  
  
  
  Глава 2. СКОЛЬКО ВЕСИТ ВЕДЬМА.
  
  Вероника уселась перед зеркалом на коробку. Что в ней лежало, она давно забыла. Лукин пуфик покупать не разрешил, так как в быту придерживался сурового стиля. Извлекла свои трофеи, украденное зеркало пристроила сбоку, и странным образом личность ее, отражаясь рикошетом, утроилась. Довольная результатом, Вероника достала косу и почему - то даже зажгла свечу . Может быть, потому что так было романтичнее. И вообще : так было надо. Она разгладила косу. Чужие волосы сообщили рукам то же неприятное покалывание, которое быстро поднялось выше локтя и ушло в плечи. И Вероника снова приладила косу к голове.
  - Ну что, Вероничка, хорошо бы волосы перекрасить, цвет - типичное не то. И все остальное что - то уж очень запущено. И морда лица, и вот эта - фигура. Где фигура у тебя, душа моя? Видимо, там же, где и лицо - в прошлом. Все увиденное не радовало Веронику, но впасть в отчаяние она не успела, потому что родился в воздухе ровный гул, и сумрак приобрел сиреневый оттенок. В комнате все сильнее и сильнее пахло вербеной. Не особо задумываясь над тем, что она делает, Вероника чужим голосом проговорила :
  маковым цветом, солнечным светом,
  снегом одета, ветром согрета,
  где тебя нету, где меня нету,
  дерево жизни тянется к свету.
  Кора зарастет - немощь уйдет,
  кора зарастет - старость уйдет,
  кора зарастет - тоска изведется...
  
  Это были ничего не значащие слова, какая - то детская считалочка, но свеча вдруг затрещала и начала чадить, а больше ничего не изменилось. И тыква не стала каретой, и обноски - бальным платьем, и крестная не пришла к Веронике... В зеркале, в сиреневом полумраке, отражалась все та же толстая неопрятная старуха - всю жизнь три года до пенсии. Только в глазах появилось что - то темное и нехорошее, опасное что - то. Взгляд стал острым, как бритва. Всю жизнь молчавшая Вероника раньше знала всякие особенные слова, но невостребованные, они забылись. И она не смогла подобрать название к тому, что увидела в зеркале.
  Она почувствовала себя совершенно разбитой, ее просто развезло, как пьяную. Она и рухнула поперек кровати, только успела косу засунуть под подушку.
  Она, похоже, тоже дрыхла, потому что не слышала, как заявился под утро загулявший сын. Да еще и не один, а с падшей женщиной. Словно кто - то от нечего делать бросил камень в маленький прудик жизни Лукиных, и пошли круги по воде...
  Ничего не слышала Вероника, потому что смотрела очень странный сон.
  
  БЕРЕНИКА СТОЯЛА У ВХОДА В ЦЕРКОВЬ, НЕМНОГО В СТОРОНЕ, ОДЕТАЯ В ПРОСТОРНЫЙ СКАПУЛИР СВИНЦОВОГО ЦВЕТА. СПЕРЕДИ И СЗАДИ НА НЕМ БЫЛИ НАШИТЫ КРЕСТЫ ИЗ ЖЕЛТОЙ МАТЕРИИ ДЛИНОЙ В ТРИ ЛАДОНИ И ШИРИНОЙ В ДВЕ ЛАДОНИ. СЛУЖБА ДАВНО НАЧАЛАСЬ, НО БЕРЕНИКА ЗНАЛА: ЕЙ ТУДА НЕЛЬЗЯ. ТАМ МУЗЫКА, ПРОХЛАДА И БЛАГОДАТЬ, НО ЕЙ ТУДА НЕЛЬЗЯ. И ОНА СМИРЕННО СТОЯЛА У ВХОДА И МОЛИЛАСЬ ПРЕСВЯТОЙ ДЕВЕ, ПОТОМУ ЧТО НА ЦЕЛЫЙ ГОД БЫЛА ОТЛУЧЕНА ОТ ЦЕРКВИ И ЛИШЕНА ТАИНСТВА СВЯТОГО ПРИЧАСТИЯ.
   А НАЧАЛОСЬ ВСЕ С ТОГО, ЧТО У СОСЕДА ОДНА ЗА ДРУГОЙ ОКОЛЕЛИ ТРИ ЛОШАДИ. ОН КУПИЛ ЧЕТВЕРТУЮ ЛОШАДЬ ,И В СВЯЗИ С ЭТИМ ВПАЛ В КРАЙНЮЮ БЕДНОСТЬ. ПОСЛЕ ЭТОГО ОН ПРИШЕЛ К НЕЙ В ДОМ В НЕУРОЧНОЕ ВРЕМЯ И ПОКЛЯЛСЯ:" ВОТ Я КУПИЛ ЕЩЕ ОДНУ ЛОШАДЬ, И ОБЕЩАЮ ГОСПОДУ И БОЖЬЕЙ МАТЕРИ, ЧТО ЕСЛИ И ЭТА ЛОШАДЬ ОКОЛЕЕТ, ТО Я УБЬЮ ТЕБЯ СВОИМИ СОБСТВЕННЫМИ РУКАМИ." ЛОШАДЬ НЕ ОКОЛЕЛА, И ВСЕ РЕШИЛИ, ЧТО БЕРЕНИКА НЕ ОСМЕЛИЛАСЬ НАВОДИТЬ ПОРЧУ. ХОЗЯИН ЛОШАДЕЙ УТВЕРЖДАЛ, ЧТО ПРИ ВСЯКОЙ БОЛЕЗНИ СКОТИНА ЧАХНЕТ ПОСТЕПЕННО. ЗДЕСЬ ЖЕ ЯВНО ИМЕЛО МЕСТО ОКОЛДОВАНИЕ, ПОТОМУ ЧТО ЛОШАДИ ОКОЛЕВАЛИ МГНОВЕННО.
   СОСЕД НЕ ВПЕРВЫЕ ПРИХОДИЛ К БЕРЕНИКЕ В НЕУРОЧНОЕ ВРЕМЯ ТАЙКОМ ОТ СВОЕЙ ЖЕНЫ, НО УХОДИЛ ВСЕГДА НИ С ЧЕМ. ЖЕНА ЕГО УЗНАЛА ОБ ЭТОМ, И ТОГДА ОН СКАЗАЛ ЕЙ, ЧТО БЕРЕНИКА НАПУСКАЕТ НА НЕГО ЧАРЫ И ЗАСТАВЛЯЕТ ПРИХОДИТЬ ПО НОЧАМ. ОН ЭТО ДЕЛАЕТ, НО ПРОТИВ СВОЕЙ ВОЛИ.
   И ТОГДА РАНО УТРОМ, НА РАССВЕТЕ, ПРИШЛИ ЗА БЕРЕНИКОЙ ПСЫ ГОСПОДНИ, И ПОДВЕРГЛИ ЕЕ ДОПРОСУ. НО ОНА ВИНУ СВОЮ ОТРИЦАЛА, И ПОКАЗАЛА, ЧТО СВИДЕТЕЛИ ЯВЛЯЮТСЯ ЕЕ ВРАГАМИ, И ПОЭТОМУ ПО ЗАКОНУ СВЯТОЙ ИНКВИЗИЦИИ ИХ ПОКАЗАНИЙ В РАСЧЕТ ПРИНИМАТЬ НЕЛЬЗЯ. БЕРЕНИКА ПОКЛЯЛАСЬ НА БИБЛИИ, ЧТО ЧИСТА ПЕРЕД ГОСПОДОМ И ПРОЧЛА СИМВОЛ ВЕРЫ.
  ПОСКОЛЬКУ ДУРНОЙ МОЛВЫ О БЕРЕНИКЕ НЕ БЫЛО, А ИМУЩЕСТВО ЕЕ БЫЛО НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫМ, ТО СУДЬЯ ПРИГОВОРИЛ ЕЕ К ВЗВЕШИВАНИЮ НА ЭТАЛОННЫХ ВЕСАХ. СВЯТЫЕ ОТЦЫ, КОТОРЫМ ОТКРЫТО МНОГОЕ, ЗНАЛИ, ЧТО ВЕДЬМА ДОЛЖНА БЫТЬ НИКАК НЕ ТЯЖЕЛЕЕ 134 ФУНТОВ, А БЕРЕНИКА ОКАЗАЛАСЬ ТЯЖЕЛЕЕ. ЭТИМ ИСПЫТАНИЕМ СУДЬЯ И ОГРАНИЧИЛСЯ, НО В РЕЧИ СВОЕЙ ОТМЕТИЛ, ЧТО ЖЕНЩИНА СКВЕРНА ПО СВОЕЙ ПРИРОДЕ, А ЭТО ОБРАЗУЕТ ОСНОВУ ДЛЯ ЗАНЯТИЙ ЧАРОДЕЙСТВОМ. УЖ ЕСЛИ ЖЕНЩИНА ВОЗНЕНАВИДИТ ТОГО, КОГО ПЕРЕД ТЕМ ЛЮБИЛА, ТО БЕСНУЕТСЯ ОТ ГНЕВА И НЕТЕРПИМОСТИ. СУДЬЯ НАПОМНИЛ СЛОВА ЕККЛЕЗИАСТА :" НЕТ ГНЕВА БОЛЬШЕГО ГНЕВА ЖЕНЩИНЫ" И ПОДКРЕПИЛ МНЕНИЕ СВОЕ ЦИТАТОЙ ИЗ СЕНЕКИ:" НИ МОЩИ ОГНЯ, НИ СИЛЫ БУРИ, НИ УДАРА МОЛНИИ НЕ СТОИТ СТОЛЬ БОЯТЬСЯ, КАК ГОРЯЩЕГО И ПОЛНОГО НЕНАВИСТИ ДИКОГО ГНЕВА ПОКИНУТОЙ СУПРУГИ."
   НЕМАЛОВАЖНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ УВЕЛИЧЕНИЯ КОЛИЧЕСТВА ВЕДЬМ НАДО ПРИПИСАТЬ ЖАЛКИМ РАЗДОРАМ МЕЖДУ ЗАМУЖНИМИ И НЕЗАМУЖНИМИ ЖЕНЩИНАМИ - ТАКОЙ СОВЕРШЕННО НЕОЖИДАННЫЙ ВЫВОД СДЕЛАЛ ИЗ ВСЕГО СКАЗАННОГО СУДЬЯ.
  ПОЭТОМУ БЕРЕНИКУ ПРИГОВОРИЛИ, ЧТОБЫ ДРУГИМ НЕПОВАДНО БЫЛО НА ЧУЖИХ МУЖЕЙ И ДРУГУЮ ЧУЖУЮ СКОТИНУ ЧАРЫ НАПУСКАТЬ, К ГОДИЧНОМУ ОТЛУЧЕНИЮ ОТ ЦЕРКВИ. И НА ГОД ЖЕ ЛИШИЛИ ПРИЧАСТИЯ СВЯТЫХ ТАЙН, ДАБЫ ЧЕРЕЗ ГОД ВНОВЬ ДОПРОСИТЬ. И В ТЕЧЕНИЕ ЭТОГО ГОДА ДОЛЖНА ОНА БЫЛА ПОВЕРХ СВОЕЙ ОБЫЧНОЙ ОДЕЖДЫ НОСИТЬ БАЛАХОН СВИНЦОВОГО ЦВЕТА - ЗНАК ОТЛУЧЕНИЯ. НО АРЕСТУ БЕРЕНИКУ НЕ ПОДВЕРГЛИ, ТАК КАК ЗА НЕЕ ПОРУЧИЛСЯ УВАЖАЕМЫЙ ЧЕЛОВЕК. В ДОМЕ ЕЕ ПРОИЗВЕЛИ ОБЫСК, НО НИКАКИХ ПРЕДМЕТОВ, ОБЛИЧАЮЩИХ ЕЕ КАК КОЛДУНЬЮ, НЕ НАШЛИ...
  А ЧЕРЕЗ ГОД, КОГДА КОНЧИЛСЯ СРОК ЕПИТИМЬИ, УВАЖАЕМЫЙ ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ БЫЛ СТАРШЕ ЕЕ НА ТРИДЦАТЬ ЛЕТ, ВНЕС ЩЕДРОЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ ОРДЕНУ ПСОВ ГОСПОДНИХ И ЖЕНИЛСЯ НА НЕЙ, ЧЕМ СПАС ЕЕ ОТ ПЫТОК И МУЧИТЕЛЬНОЙ СМЕРТИ.
  
  Вероника проснулась в одиннадцать часов. По всему дому пахло свечным воском и вербеной. А в кухне, уютно устроившись за столом, сидели младший Лукин и совершенно посторонняя женщина, оба неглиже. Они пили пиво из банок и мирно беседовали, поскольку с похмелья все люди - братья.
  Вероника почувствовала себя чужой на этом празднике жизни, поэтому сказала тихо и душевно:
  - Сходил бы ты, сынок, за шампанским...
  - А на работу - то ты не собираешься?
  - Да бог с ней, с работой, куда она на фиг денется.
  - Мама, это Люда. Моя старая знакомая.
  Веронике было абсолютно наплевать. Люда, так Люда. Что знакомая, врет, конечно. А вот что старая, это уж точно. Люде было хорошо за тридцать, но от этого было только еще веселей. Вероника подошла к телефону, набрала свой рабочий номер и вдруг заныла, не краснея, про больные зубы и очередь у стоматолога и вообще про свою несчастную женскую долю. На работе ее проблемами прониклись и разрешили не торопиться. Чего она и добивалась. Вероника трубочку аккуратненько так положила, в ладоши легонько хлопнула и заявила :
  - Столько лет я работала на свою репутацию, пусть теперь она поработает на меня. Лукин, а сто тридцать четыре фунта - это сколько?
  Лукин не знал, он вообще эрудитом не был. Но старая знакомая Люда мигом организовала звонок другу, и друг поведал, что в одном фунте 454 грамма. Путем несложных подсчетов столбиком на газетке они выяснили, что это будет шестьдесят килограммов восемьсот тридцать шесть граммов.
  - Тебе это зачем? Вы теперь в налоговой все в фунтах будете измерять?
  - Это теперь столько мне нужно весить. То есть меньше можно, а больше - никак. Ты пойдешь или мне от жажды тут умереть? Каждому по бутылке и фруктов! И давай мы приказы не будем обсуждать, а будем просто выполнять.
  - Вот это по - нашему ! А насчет шестидесяти килограммов - это ты гонишь!
  - Пошел вон. Одна нога здесь - другая там.
  И странное дело : не успели они со старой знакомой Людой выкурить по сигарете, Лукин уже вернулся. Была бы Люда потрезвее, она бы удивилась. Но сегодняшнее пиво на вчерашние дрожжи сделали ее невосприимчивой к чудесам. А у Лукина вообще вопросов накопилось много, но и он не собирался такое дивное утро омрачать семейными разборками.
  Поэтому все просто пили шампанское, ели бананы и вели неспешные беседы о смысле жизни, словно знали, в чем ее смысл. А тут и знать было нечего : смысл жизни как раз в том и состоит, чтобы жить - каждый день, а лучше каждый миг. Все трое не были эрудитами, но если бы они сделали еще один звонок другу, то далекий друг сказал бы им, что поэт со смешной фамилией Пастернак вообще считал, что надо "быть живым - и только. До конца." И был прав.
  В конце концов стало понятно, что слегка опохмелиться не получилось. Люда на правах старой знакомой снова напилась, а Лукину на правах хозяина дома - сам бог велел. Они попытались спеть хором, но выходило как - то жидко. Тогда они, обнявшись и подбадривая себя пением, порулили к Лукину в комнату.
   А Вероника набрала себе горячую ванну и погрузилась в огненные струи, чтобы следов разврата не заметно было на лице. С грустью намылилась Вероника мылом под названием "Цветущий сад", которое совсем цветущим садом не пахло, и подумала, что жизнь проходит, а она даже сроду и не нюхала духов шанель номер пять. И тут же кусок дешевого мыла за шесть рублей стал издавать специфический запах, и каким - то десятым чувством Вероника сразу догадалась, что это и есть она, вожделенная шанель, причем именно под номером пять. А какие еще у нее бывают номера, Вероника просто не знала. Целый час она предавалась райскому блаженству, сменяя огненные струи на холод горных водопадов. Она дождалась ощущения, когда в теле заиграла кровь, а дыхание стало ровным и глубоким. Выпустила воду и почувствовала себя лет на десять моложе, словно смыла с себя эти годы, и ушли они с грязной водой в мутные реки канализации. Докрасна растерлась чистым полотенцем и поняла, что готова к подвигам и безумствам.
  Достойно внимания было то, что проснулась она в одиннадцать, первый бокал шампанского выпила в начале двенадцатого, потом они, по ее ощущениям, часа три сидели, упражняясь в застольном красноречии. Не меньше часа она провела в ванной. Тем не менее, сейчас, когда она стояла полностью одетая, часы показывали половину двенадцатого. Если бы не пустые бутылки и кожура от бананов на столе, можно было подумать, что все это ей просто приснилось. Но нет - шампанское было выпито, она стояла, до блеска вымытая и пахнущая шанелью, причем, номер пять, а в соседней комнате храпел младший Лукин. Поскольку он был точной копией отца, то и храпел точно так же, как отец - когда уставал. Еще бы ему не устать ! Вместо того, чтобы придти в ужас от всего происходящего, Вероника еще раз посмотрела на часы и искренне подумала:" как хорошо..."
  Что хорошего было в том, что она проспала на работу, а сын привел домой ночевать женщину легкого поведения, она объяснить не могла. Но она твердо знала, что постепенно это дойдет до нее. А пока - хорошо, да и все. И нечего тут.
  Когда она в половине двенадцатого шла на вчерашнюю квартиру, ее по - настоящему заботила только одна вещь : как она до сих пор жила с такими обломанными ногтями? А больше она ни о чем не переживала, потому что все остальное было просто хорошо, да и все.
  На квартире она нисколько не торопилась. И совершено не удивилась, когда после трех часов подробной описи от руки под копирку часы торжественно прозвонили двенадцать. Не удивилась она также и звону часов, хотя это был всего лишь старенький будильник.
   В глубине души крепла уверенность, что все, что ей нужно знать, откроется ей в свое время, когда она будет готова принять это знание в свою душу. А сейчас время еще не пришло, поэтому она принимала все происходящее как данность. Единственное, чему она разрешила себе удивляться, было ощущение необыкновенной полноты жизни. Парадокс состоял в том, что ее прошлая жизнь никогда не казалась ей такой реальной, как теперешняя, где законы реальности были явно нарушены. В той прошлой жизни она не присутствовала, а словно сидела на берегу реки, наблюдая за ее течением. Со вчерашнего дня цепь странных событий, наоборот, породила в ней чувство причастности, когда она уже не сидела безмолвным зрителем на берегах времени, а вошла в бурные воды потока. Она физически чувствовала, как эти воды омывают ее. Видно, пришел наконец ее час, и картину работы неизвестного художника достали из запасников... Впервые за много лет она чувствовала себя живой и смаковала это чувство, сравнимое разве что с чувством внезапной влюбленности. Когда падаешь, как в омут, в любовь с первого взгляда. И совсем ничего не знаешь об этом человеке, но точно знаешь, что вот оно, пришло. Навсегда. И только это чувство и есть Истина. И сразу все вокруг преображается : и музыка, которая раньше была только фоном, внезапно трогает до слез, и стихи, к которым раньше был равнодушна, вдруг становятся понятными, словно выучила какой - то иностранный язык. И только для тебя теперь небо в алмазах, и солнце встает по утрам, а вечером уходит на запад. Потому что только ты - одна из всех живущих - понимаешь, что же в действительности происходит.
   Вот такими сентиментальными глупостями была полна голова Вероники Аркадьевны, когда она оглянулась напоследок, чувствуя, что навсегда покидает этот дом. Дом, который хранил некую тайну чужой жизни и смерти. Хранил, пока не передал ее, неразгаданную, случайно подвернувшемуся человеку - Веронике Аркадьевне Свиридовой, в миру просто Вере. А на прощание дом сделал ей еще один подарок - старенькую истертую Библию 1913 года издания, которая нашлась под подушкой. Вероника Библию, не раздумывая, взяла, комнатку закрыла, постояла немного и почему - то начертила на двери, где замок, пальцами крестик, словно замыкала на ключ нечто ценное или ставила крест на своем прошлом. К чему был этот странный жест - она не знала, да и знать не хотела.
  Она заметила только, что сразу же после того, как она начертила этот невидимый крест, время перестало растягиваться и поскакало в положенном темпе, в соответствии с ритмом секундной стрелки. Все дальнейшие события происходили уже в реальном времени. Первым делом Вероника зашла к участковому - занесла ключ. Участковый был занят по горло разбором полетов после драки в коммунальной квартире и даже не посмотрел на нее, только кивнул. Вокруг увлеченно орали все участники событий. Весьма кстати. Еще двадцать минут быстрой ходьбы, и она на работе.
  Она чувствовала себя, как космонавт, который после длительного полета в иные миры решил навестить родителей на малой родине, в далекой заброшенной деревне. Он где только не побывал, и даже всю Землю видел издалека, а у родителей все тот же кот на завалинке, все так же гремит коромысло в сенях, все те же половички и занавесочки в горнице. И все так же бормочет и суетится старенькая мама, и так же важен и подслеповат отец в своих огромных очках.
  Вот так и чувствовала себя Вероника, открывая дверь кабинета, куда ходила много лет. Открыла и встала на пороге, словно незваный гость. Начальница, не глядя на Веронику, сразу включила повышенные тона:
  - Вера, ну сколько можно! У меня, может быть, тоже зубы болят, и давно. Наташенька принесла материалы из автосалона, их нужно срочно обсчитать. Там же вообще ничего ни с чем не сходится, так что садись немедленно...
  Самое главное искусство, которым в совершенстве владела Вера, было искусство никогда, ни при каких обстоятельствах не смотреть человеку в глаза. Говорят, этому умению быстро обучались люди в тюрьме или на зоне. Остается только гадать, что же общего было между вериной жизнью и жизнью заключенных. Но, значит, было все - таки нечто сходное, раз ей тоже пришлось этот навык освоить и постоянно применять. Видимо, без этого шапку - невидимку просто не выдавали. Кроме того, все - и дома, и на работе - привыкли, что Вера никогда ничего не отвечает, а просто идет и делает то, что ей говорят. Никто даже толком не помнил, какой у Веры голос. Начальница не успела удивиться, когда услышала реплику:
  - Проверка у Наташеньки, вот она пусть и посчитает. Ей и карты в руки.
  Услышав чужой и даже незнакомый голос, начальница от удивления подняла глаза от бумаг, и задохнулась. Глаза, которые смотрели на нее в упор, словно полоснули по горлу бритвой. Боль была мгновенной, но очень сильной. Мысленно женщина взмолилась, и боль сразу отпустила. Но остался призрак боли, некий страх. "Господи, неужели инфаркт ?" И внезапно в глаза ударил ослепительный свет и она, словно впервые, УВИДЕЛА ту, которую до этого распекала, не глядя.
  - Простите, а как вас по отчеству?
  По отсвету в начальственном взоре Вероника догадалась, что и начальница ее теперь ВИДИТ, и сказала просто, без злорадства:
  - Вероника Аркадьевна я вообще - то.
  - Странно, а мы все Вера да Вера... А почему вы раньше не говорили?
  - А почему вы раньше не спрашивали?
  Вероника произнесла это тихо, и прозвучали ее слова, будто эхо в лесу . Вроде и не слова вовсе, а просто отголосок. Но в гробовой тишине, что воцарилась в маленьком тесном кабинетике, они запомнились всем как важные и судьбоносные. Вероника увидела, что дерзко на что - то очень важное посягнула. Она поняла, что людям теперь приходится и смотреть на нее, и слушать ее. С непривычки для них это было трудно. Словно она накормила их чем - то, чего они никак не могли переварить. Пауза явно затягивалась, поэтому Вероника решила завершить эту тягостную сцену :
  - Что - то чаю мне хочется, пойду - ка я и куплю тортик. Последний нонешний денечек - с понедельника сажусь на диету.
  И ушла.
  Все как - то обреченно молчали еще минут пять, а потом местная модница Лариса сказала с затаенным раздражением:
  - Вы поняли, чем от нее разит? Это же шанель номер пять, настоящая, уж я - то знаю! Откуда у такой колхозницы такой парфюм...
  Вопрос получился риторическим, так как повис в воздухе без ответа. Народ безмолвствовал.
  
  А Вероника пошла себе потихоньку в сторону дома, но в магазин за тортиком все - таки зашла. Деньги, между прочим, катастрофически таяли, но она еще купила пачку длинных очень тонких сигарет. Курить она начала внезапно и в марках пока не разбиралась.
  Когда вышла из магазина с тортиком в обнимку, кто - то цепко схватил ее за локоть. Оглянулась - женщина. Красивая, ухоженная - не чета Веронике. Она было очень хорошо одета, но по моде семидесятых.
  - Вы меня не знаете, но, поверьте, я желаю вам только добра.
  Всем известно, что после таких слов обычно говорят всякие гадости. Вероника напряглась и локоть вырвала. Она даже ускорила шаг, но женщина не отставала. Она еле успевала за Вероникой на высоких каблуках и говорила, говорила.
  - Я знаю : коса теперь у вас. Вы должны ее беречь, как зеницу ока. Это главное. Потому что вся сила в ней. Не отдавайте никому, что бы они вам не говорили. Они меня сначала обманом вовлекли в свои темные делишки, а потом шантажировали практически всю жизнь. А в конце концов, представьте, обманом заманили в салон красоты, даже выдумали для пущей убедительности какой - то прием в Кремле. Мне там сделали маску из очень дефицитных компонентов - ну, вы понимаете, о чем я. Тогда это все было запрещено, только для узкого круга лиц. А эта девица, которая меня обслуживала, сразу мне не понравилась. И имя такое, знаете, странное - Махиель. Я, представьте, сижу в кресле, вымазанная всем этим, внезапно сзади подходит Страж Порога и просто отхватил мне косу огромными садовыми ножницами. А эта стоит и смотрит. Я ничего не успела сделать, потому что у меня руки были спутаны пеньюаром. Ну, и потом меня уверяли, что все законно. Что Махиель - это дух справедливого суда. Да это просто смешно ! Кто бы говорил о справедливости... Вот так я оказалась в совершенно глупом положении. И с вами они поступят точно так же. Нам обязательно нужно держаться вместе, вдвоем нам никто не страшен... Вы мне не верите - напрасно. Да не уходите же вы, дура несчастная, выслушайте меня !!!
  Тут она, похоже, сломала каблук, потому что отстала. Когда Вероника оглянулась, ее нигде не было.
  Дома младший Лукин встретил ее у порога, чмокнул в щеку и первым делом вырвал сумку из рук.
  - Это что у нас, тортик? Супер! А я как раз стипу получил и по этому случаю мартини хапнул, будем джазить, мамахен!
  Лукин учился в очень странном месте, которое называлось мукомольный колледж. В самом сочетании этих двух слов таился определенный комизм.
  - Ты давай насчет джаза полегче. Сегодня - уж так и быть, не пропадать же добру. А с завтрашнего дня я неуклонно стремлюсь к отметке сто тридцать четыре фунта. Господи, неужели нет на свете более приятных мест, чем колледж, да еще для мельников? Все мельники мира, наверное, умерли бы со смеху...
  - Ну, ты даешь. Сами меня туда и запихали. Почему - то в тот момент ничего смешного ты в этом не видела! А что у нас, кстати, вообще происходит?
  - А происходит у нас пир во время чумы, невинное мое дитя. Хочешь - присоединяйся. Нет - и не надо, я и одна могу.
  - Одной пить вредно, козленочком станешь.
  - А я не в этом смысле.
  - А я догадался.
  Они сидели притихшие и ели тортик, и кухня вся налилась теплым янтарным светом, и витали над столом все их лары и пенаты в полном составе.
  Эта квартира им крови попила. До того, как здесь поселиться, Вероника несколько лет ела горький свекровкин хлеб. Свекровь была женщина хорошая, правильная, но в конце концов от фразы "я же вам только добра желаю" у Вероники просто молоко в грудях скисало.
  Наконец и те, и другие родители поднапряглись, и Лукины обзавелись собственным жильем. Вероника была так счастлива - у нее буквально крылья выросли за спиной. Жужжа, как довольная пчела, она летала по тучным лугам рынков и магазинов, покупала обои, портьеры, цветочные горшки. Дом имел какой - то свой злобный фэн - шуй и сопротивлялся Веронике, огрызаясь на каждом шагу. Вероника, как одержимая, ломала кайлом клоповники многочисленных кладовых, расширяла дверные проемы, поднимая пыль столбом. Она замучила и старшего, и младшего Лукина своими перестройками. Дом маячил где- то совсем рядом. Уже сквозь привычный хаос начали проступать его очертания: сначала туманные, но с каждым днем они становились все отчетливее. Дом стал наполняться живым теплом и уютом. В итоге, изрядно помучившись, волевым решением главы семьи ремонт был просто прекращен. Абсолютно вымотанная Вероника с ужасом увидела, что дом все равно все сделал по - своему. Она смерчем прошлась по его периметру, но дом в итоге все стены и комнаты расставил так, как привык, оставив Веронику с носом. Он надолго поработил ее. Такое ощущение, что дом жил сам по себе, а на жильцов ему было глубоко наплевать. Может, поэтому все никак не срасталось. Кроме того, связанная хроническим отсутствием денег, Вероника была этаким мусорным дизайнером. Она не могла просто пойти и купить то, что дому было нужно. Она с энтузиазмом рылась в старом барахле, что - то находила прямо на улице и создавала какие - то никому не нужные фенечки, которые потом вешала на стены и пристраивала по углам. Лукин этой ее деятельности совершенно не одобрял, вероникины произведения называл "пендюрками" и постоянно повторял, что она по своей тупости просто неспособна навести в доме даже элементарный уют. Тем самым он нахлобучил шапку - невидимку Веронике по самые уши. Руки у нее опустились, и
   она оставила все, как есть. Пол стоял недокрашенный, обои отставали от стен. Вероника кое - как догадалась, что жить долго и счастливо ей здесь не судьба. А в какой обстановке медленно, годами угасать, ей было безразлично.
  Сегодня она впервые почувствовала, что дом наконец ответил ей взаимностью. И абажур над столом светился как - то по - особенному, а лары и пенаты просто ласковыми котиками терлись у ног и преданно в глаза заглядывали. Зауважали с чего - то вдруг.
  Ну почему так всегда бывает ? Ты из кожи вон лезешь, чтобы быть преданной женой, а муж тебя в упор не видит и всю свою мужскую силу оставляет где - то в кювете. Ты денно и нощно переживаешь за свое чадо, а оно тебе хамит и просто плюет в чистейший колодец твоей любви. На работе ты самая безотказная, а они помыкают тобой и даже отчества твоего спросить не удосуживаются. Но стоит тебе начать пренебрегать своими обязанностями во всех этих ипостасях, как тебя сразу же начинают уважать. Отчего люди уважают тех, кто поступает с ними плохо и плюют на тех, кто поступает с ними хорошо? Почему отец радуется возвращению беспутного блудного сына и по этому поводу срочно организует грандиозную пьянку, а труды другого, тихого и порядочного, принимает как должное? Получается, что все хорошие человеческие качества: доброта, скромность и прочие добродетели только мешают жить. Гораздо лучше живется, если быть сволочью.
  - Ты где сейчас витаешь? Ты меня слышишь?
  Чем сильнее мы любим наших детей, тем чаще нам хочется их поубивать. Чем сильней мы их любим, тем чаще они хамят нам. Вот раньше бы она спешно напялила на себя озабоченное выражение лица, засуетилась бы : "конечно, слушаю, сыночек". И нарвалась бы . Вместо этого она сказала :
  - Да в упор не слышу. Ты скажи что - нибудь такое, чтобы я уши просто развесила!
  - Да я только напоминаю, что новый год через шестнадцать дней ...
  Она с удовольствием хамила младшему Лукину, и уже он примерял на себя озабоченное выражение лица ." Вот и посиди , попробуй, удобно ли ходить в таком лице" ,- совсем не по - матерински злорадно подумалось Веронике. И она даже не почувствовала себя виноватой.
  - Слушай, а ведь это хорошая новость ! Это ж просто здорово!
  С детства волнующие слова "новый год" и на этот раз задели в душе какие - то нежные струны. Тихая радость поселилась в сердце Вероники. Волшебная атмосфера новогодней ночи и всех приготовлений к этому виртуальному рубежу как нельзя лучше совпадала с внутренними приготовлениями к тому, чтобы перейти в своей жизни некий Порог. Под сенью зимнего дерева, отягощенного бусами и милыми ритуальными фигурками, все приобретало оттенок неслучайности. Вот ведь как карта легла...
   Другого пути просто нет. Именно теперь, в преддверии полночи новогодней, надо решиться . Эта жизнь кажется безопасной, но именно она и таит в себе смертельную опасность. ЕСЛИ ХОЧЕШЬ ЖИТЬ - БЕГИ, выходи за ворота, слабая женщина Вероника. И будь что будет.
  Жизнь загоняет женщину в угол. Она всем должна. Должна быть хорошей матерью, хорошей хозяйкой, при этом должна быть буквально сексуальной террористкой и обворожительной красавицей, чтобы удержать мужчину. Одновременно она должна делать успешную карьеру, чтобы хорошо зарабатывать и должна появляться в различных модных местах, чтобы эту карьеру поддерживать. Видимо, с поварешкой в руках... Быть агрессивной, чтобы пробиваться, и быть женственной, чтобы возбуждать. И все это в одном лице. В страшном сне не приснится такое чудище - идеальная женщина. Трансформер. Мгновенно превращается во что хочешь. Чтобы соответствовать мировым стандартам, сидя в долговой яме. Впечатляющий персонаж, воспетый таблоидами, на самом деле больше всего напоминает корову в военном самолете из фильма Александра Рогожкина. "Жить захочешь - еще не так раскарячишься ..." Вот что я вам скажу : не позволяйте вешать вам эту лапшу на уши. Смешно, но простое право быть собой иногда приходится отстаивать буквально с оружием в руках... И тут уж годятся любые средства.
  
  Раньше удрученная жизнью Вероника ходила с опущенной головой и не замечала людской суеты по поводу замены одной цифры на другую. Просто в один из дней приезжал из рейса Лукин и выдавал ей определенную сумму со словами "купи там чего - нибудь на стол". А теперь, когда голову она несла на себе прямо, то и угол зрения у нее поменялся. Одно дело все время смотреть под ноги, а совсем другое - вертеть этой головой по сторонам. Тогда сразу становятся заметны и витрины шикарные, и шубы какие у других баб, и шампанское, и мидии всякие маринованные в супермаркете...
  Даже когда у Коли Лукина были деньги, он жену не баловал. В первые годы брака так унизительно было ходить в магазины, тупо стоя у витрин и не решаясь попросить самого необходимого. С какой завистью Вероника смотрела на замужних женщин, по - настоящему замужних. Они уверенно распоряжались мужьями и деньгами. У них был совсем не такой взгляд, как у нее. У нее глаза были, как у бродячей собаки. Подходишь, а она вздрагивает и убегает.
  Вероника не была корыстной сукой. Она просто никак не могла понять, почему на других замужних женщин мужья не орут прямо в магазине, объясняя, как правильно делать покупки. И не торопят. Куда торопиться: ведь тратить деньги - такое удовольствие, чего же его каждый раз комкать! Тем более, что никуда, кроме магазинов, Лукин с женой никогда не ходил. Так уж лучше бы и туда она ходила одна...
  Но эти мысли она не озвучила младшему Лукину, а озвучила совершенно другое :
  - Праздник на носу, надо бы навести какой - нибудь праздничный фэн - шуй...
  - Ну, мазер, ты даешь. Сроду от тебя таких слов не слышал!
  - И впредь не услышишь. Фэн - шуй - это мистический дизайн. А ты что подумал? Шалун!
  Вероника погрозила пальцем и расхохоталась.
  - А деньги - то у нас есть на дизайн или хотя бы на жратву?
  - Откуда в жопе бриллианты, милый. Мы так привыкли жить бедно, что это еще надо от себя отодрать. Но что - нибудь придумаем.
  - Придумаем, ясный перец. Вот папик приедет - и сразу придумаем.
  Вероника нахмурилась. Да, Лукин всегда возвращался к Новому году. Она шла в магазин и покупала еду. Потом готовила селедку под шубой, салат оливье и куриные ноги. От свекрови приносили маринованные помидоры, которые никто не ел. А в подарок Лукин покупал им обоим всегда одно и то же : лотерейные билеты новогоднего тиража. Много лет Лукин мечтал о халявной машине. Мечтал он, вот и покупал бы эти билеты себе. Но он покупал им в подарок, а выиграть они должны были для него. До него даже не доходило, что у жены и сына могут быть свои индивидуальные мечты. Сыну он, правда, денег давал, чтобы скинуться с друзьями - мельниками. А Веронике не давал - ей ведь не с кем было скидываться. В сочельник Вероника садилась перед телевизором и молча пластала салаты. Лукин дрых. Вероника ставила на стол хрустальные салатницы, подаренные им еще на свадьбу, и наполняла их едой. Лукин дрых. Вероника по - быстрому споласкивалась в ванной и доставала из шкафа свой единственный приличный костюм и туфли на каблуках. По случаю праздника даже красила губы единственной засохшей помадой. Лукин дрых. В одиннадцать часов она садилась за стол и ждала. Лукин резко просыпался и выходил к столу, особо себя не утруждая, по - домашнему, в кальсонах. Скептически смотрел на жену и ел то, что было на столе. На все вопросы отвечал одним словом : "нормально". В половине первого снова ложился спать, потому что в рейсе устал. Вероника сидела, как последняя дура, за столом совершенно одна, в неудобных туфлях и наливала себе шампанское. Когда оно заканчивалось, заканчивался и праздник. Вероника снимала костюм и надевала всегдашний халат, потом звонила маме и свекрови. Новый год аккуратно наступал, но нового счастья никогда не приносил... Вероника восстановила эту картину в памяти и сказала загадочно:
  - А папик в этом году, скорей всего, не сможет. Он в конце января только приедет.
  - Как это: не сможет? Всегда мог, а теперь вдруг не сможет! Приедет он обязательно.
  - Ну, это мы еще посмотрим.
  Странно прозвучали эти слова, и голос был какой - то непонятный. Младший не знал, что и думать. Это было слишком сложно для него, и он решил не париться заранее. Притомился он от всех этих новаций. Меньше знаешь - крепче спишь.
  
  Вероника осталась одна и сидела очень тихо, но было что - то такое в ее лице, что все лары и пенаты забились испуганно по углам. Ближе к полуночи Вероника резко встала и пошла в спальню, сопровождая все дальнейшие действия упорным бормотанием :
   куплю билет в другую жизнь,
   куплю билет в один конец.
   метель в дороге ворожит,
   и станет вороном птенец.
  
  Без единой мысли, как заводная кукла, достала косу. Когда мурашки уползли в плечи, косу уложила на голове и на этот раз шпильками даже приколола, да так уверенно, как будто делала это каждый день.
   и на призыв я не вернусь,
   как много лет тому назад.
   не оглянусь, не оглянусь -
   шептал Орфей, спускаясь в ад.
  
  Зажгла свечу и в зеркалах утроилась. Поднос металлический на трюмо поставила, который под кроватью сто лет пылился как вредное излишество. Из старой сумочки протертой, где лежали документы и квитанции всякие, извлекла все невыигрышные лотерейные билеты за все годы. Лукин их почему - то упорно хранил: то ли в надежде на некую лотерейную амнистию, то ли потому, что это был его личный фетиш.
   куплю билет в другую жизнь,
   и за ценой не постою.
   Орфей шептал себе : держись,
   шептал у бездны на краю.
  
  А когда полночь разразилась, Вероника стала поджигать билеты, но не все сразу, а дотошно, по одному. Чтобы не пропустить, не дай бог. А пепел кружился у свечи и оседал красивым холмиком на подносе.
   куплю билет в другую жизнь,
   куплю сегодня, так и знай.
   не оглянись, не оглянись -
   куплю билет из ада в рай.
   мне холодно в твоем аду.
   ты не удержишь - я уйду.
  
  
  Закончив торжественную кремацию всех новогодних праздников за время своей семейной жизни, с чувством исполненного долга встала и совсем неслышно одела шубейку каракулевую, что ей мама пять лет назад благословила. И вышла на улицу с непокрытой головой, прямо под зимние звезды. Прошла неспешно и встала на перекрестке трех дорог. Стояла там спокойно - ночь была совсем безлюдная и безмашинная, необитаемая. Ждала недолго, пока не обозначился в темноте черный пес, еще чернее ночи. Подбежал к Веронике и уселся, преданно глядя в глаза. Она ему левую руку на голову положила и тоже в глаза посмотрела долгим взглядом. Пес руку ей лизнул, а потом сразу же ушел в неизвестном направлении, просто растворился в ночи. А Вероника пошла себе домой спать. Не было ничего странного в том, что выходила женщина воздухом подышать. Имеет право. Странно было другое. Только захлопнулась за Вероникой дверь подъезда, как у этой самой двери появилась парочка. Вот эта парочка была действительно престранная. Старуха в домашнем халате, в шлепанцах на босу ногу и маленького роста мужчинка в черной шляпе. Шляпу эту он периодически снимал, чтобы вытереть платком лысину. Лысина была абсолютная - не плешь там какая - нибудь. Парочка переругивалась :
  - Как ты посмела появиться здесь ? Ты не подчиняешься решению Алого Совета. Последствия тебе известны.
  - А куда мне прикажешь идти ? Я вернулась домой, а там двери запечатаны Малым крестом. Это она, между прочим, запечатала. И косу мою присвоила - на каком основании ? Она уже трижды использовала ее. Значит, я могу войти !
  - Спорное утверждение... Если она это проделала, значит, была санкция.
  - Да откуда у нее санкция ! Ты только посмотри на нее : совершенно рядовая бабенка. Ты должен мне помочь ! Мы могли бы начать все сначала. Я тебе еще пригожусь !
  - Если хорошо подумать, Маргарита тоже была совершенно рядовая бабенка. И Джоконда, и Норма Джин. Ты умерла, смирись с этим. По условиям договора ты и без того будешь служить мне вечно.
  - Но она - то далеко не Маргарита ! Ты только посмотри на нее : ни петь, ни рисовать ! Полное ничтожество. Так, каприз сильных мира. Помоги мне войти, слышишь ! Помоги мне, и я отдам ее тебе.
  - Да что с тобой ! Ты нарушила условия договора, ты нарушила постановление Алого Совета. Теперь ты хочешь нарушать Вечные Законы. Разве ты не знаешь, что я не могу войти без приглашения ? Да ты спятила !..
  - Но она уже на крючке. Она надела косу, она знает, как ей пользоваться. Значит, она будет моя. Наша, если хочешь !
  Маленький черный человек сардонически засмеялся и покрутил пальцем у виска. Тут началась метель, в которой он благополучно растаял. Старуха попрыгала у закрытого подъезда и тоже куда - то делась.
  
  
  Глава 3. ПОРОГ ПЕРВЫЙ. ПРЕДБАННИК.
  
   Вероника неслышно дверь открыла, сына не потревожив. Но в спальне рухнула, как подкошенная, и косу уложить на место сил уже не стало. Так и уснула - в косе. Возможно, поэтому видела странный и беспокойный сон :
  ЛИФТ ПОДНИМАЛСЯ РЫВКАМИ И НАТУЖНО ГУДЕЛ, ВНУШАЯ ОПАСЕНИЯ, ДОВЕЗЕТ ЛИ ВООБЩЕ. И ТОЧНО - ОСТАНОВИЛСЯ. ОНИ БЫЛИ ТАМ ВДВОЕМ С КАКОЙ - ТО ТЕТКОЙ В СОВЕРШЕННО НЕОПИСУЕМЫХ ОДЕЯНИЯХ : КРИНОЛИНЫ КАКИЕ -ТО, ЮБКИ НЕОБЪЯТНЫЕ, ОТ КОТОРЫХ В ЛИФТЕ БЫЛО НИ ПОВЕРНУТЬСЯ, НИ ВЗДОХНУТЬ. СНАЧАЛА ОНИ ТУПО СМОТРЕЛИ ДРУГ НА ДРУГА. ПОТОМ ТЕТКА ЭТА НАЧАЛА ТИХО РЫДАТЬ, И НИ С ТОГО, НИ С СЕГО ПОЛЕЗЛА ЗНАКОМИТЬСЯ: "РАЗРЕШИТЕ ПРЕДСТАВИТЬСЯ. КЛАУСТРОФОБИЯ СИГИЗМУНДОВНА !" ВЕРОНИКА СРАЗУ ПОНЯЛА ,ЧТО ЕЙ ЭТОГО ВСЕ РАВНО НЕ ВЫГОВОРИТЬ, И ПРЕДСТАВЛЯТЬСЯ НЕ СТАЛА, А ВПАЛА В НЕКОНТРОЛИРУЕМУЮ ПАНИКУ ,ПОВЕЛА СЕБЯ ПРОСТО НЕДОСТОЙНО. ВМЕСТО ТОГО, ЧТОБЫ НАЖАТЬ КРАСНУЮ КНОПОЧКУ, НАЧАЛА ВОПИТЬ, КАК ПОДОРВАННАЯ, И ПИНАТЬ ЛИФТ НОГАМИ. ТЕТКА РЫДАТЬ СРАЗУ ПЕРЕСТАЛА И НАЧАЛА С ДОВОЛЬНОЙ УЛЫБКОЙ - СКОТИНА ТАКАЯ - РАСТВОРЯТЬСЯ В ВОЗДУХЕ. ВЕРОНИКА ПОНЯЛА, ЧТО ЕЕ ПРЕДАЛИ И БРОСИЛИ, И ЗАВОПИЛА ЕЩЕ ГРОМЧЕ. С ПОЛЧАСА ОНА ВОТ ТАК БЕСНОВАЛАСЬ, НО СОВЕРШЕННО БЕЗРЕЗУЛЬТАТНО. ПОТОМ СИЛЫ ЕЕ ПОКИНУЛИ, И ОНА УСЕЛАСЬ ПРЯМО НА ГРЯЗНЫЙ ПОЛ, СОБРАЛА В КУЧКУ ОСТАТКИ РАЗУМА И ПРО КРАСНУЮ КНОПОЧКУ ВСЕ ЖЕ СООБРАЗИЛА.
   КНОПОЧКУ НАЖАЛА, А ОТТУДА ГЛУМЛИВО СПРОСИЛИ :" КТО ТАМ ?" ВЕРОНИКА ОТ ТАКОЙ НАГЛОСТИ ДАЖЕ ВЗБОДРИЛАСЬ И ПРИГРОЗИЛА ,ЧТО СЕЙЧАС ИХ СРАНЫЙ ЛИФТ РАЗНЕСЕТ К ТАКОЙ - ТО И ТАКОЙ - ТО И ЕЩЕ КАКОЙ - ТО МАТЕРИ. ЛИФТ НА МАТЕРЕЙ СРЕАГИРОВАЛ, НО ПО - СВОЕМУ : НИКУДА НЕ ПОЕХАЛ, А СТАЛ БЫСТРО РАСШИРЯТЬСЯ И ПРЕВРАТИЛСЯ В ПРЕДБАННИК.
  А В ПРЕДБАННИКЕ ЗАХЛОПАЛИ ДВЕРИ, ОТТУДА ВЫСОВЫВАЛИСЬ ИСПУГАННЫЕ МОРДЫ И МОРДОЧКИ. СТЕНЫ, ПО КОТОРЫМ ОНА ПИНАЛА В НЕИСТОВОЙ ЗЛОБЕ, ЕЩЕ ХРАНИЛИ ГУЛ. ОНИ ГУДЕЛИ, КАК КОЛОКОЛ. ВСЕ ДВЕРИ ВНОВЬ ПУГЛИВО ЗАХЛОПЫВАЛИСЬ. ТЕПЕРЬ ОНА ХОТЯ БЫ ЗНАЛА: ТАМ КТО - ТО ЕСТЬ, ЗА ЭТИМИ БЕЛЫМИ СТЕНАМИ. ОНА ВЫПУСТИЛА СВОЙ МОГУЧИЙ ЗАПАЛ И НЕМНОГО УСТАЛА, НО ЗАТО ПОЧУВСТВОВАЛА СЕБЯ СВОБОДНОЙ, ВПЕРВЫЕ ЗА ДОЛГИЕ ГОДЫ. ЭТО БЫЛА БЛАЖЕННАЯ УСТАЛОСТЬ. ОНА ПОНЯЛА, ЧТО ЭТО НЕОБХОДИМАЯ ЧАСТЬ ИНИЦИАЦИИ. БЕЗ ЭТОГО ПРОСТО НИЧЕГО НЕ БУДЕТ. В НЕЙ ПРОСНУЛСЯ СМЕХ. ОНА ПРЕДСТАВИЛА: ХОРОША ЖЕ ОНА БЫЛА ТУТ, В ПУСТОМ ПРЕДБАННИКЕ. ОНА РАСХОХОТАЛАСЬ. НА ДУШЕ БЫЛО ОЧЕНЬ ХОРОШО, СЕРДЦЕ УЧАЩЕННО БИЛОСЬ. С ЯВНЫМ ОБЛЕГЧЕНИЕМ ОНА ПОЧУВСТВОВАЛА СЕБЯ НОРМАЛЬНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ. К НЕЙ ВЕРНУЛОСЬ ЧУВСТВО ЮМОРА. ОНА ПРЕДСТАВИЛА СЕБЕ, ЧТО ЗАСТРЯЛА В ЛИФТЕ, И ОБИЖЕННАЯ НА ВЕСЬ СВЕТ И СУДЬБУ, ВОИНСТВЕННО ПИНАЛА ЭТОТ ЛИФТ НОГАМИ И ЕЩЕ ВОПИЛА НА ВЕСЬ ПОДЪЕЗД. А ПЕРЕПУГАННЫЕ ОБЫВАТЕЛИ ОТКРЫВАЛИ И ЗАКРЫВАЛИ ДВЕРИ СВОИХ МАЛЕНЬКИХ ТЮРЕМ.
  ОНА ПОНЯЛА, ЧТО В ЭТОМ СТРАННОМ МЕСТЕ МОЖНО ПРОСИТЬ ХОТЬ ЧЕГО. НО ЕЙ ПОКАЗАЛОСЬ СМЕШНО ПРОСИТЬ ДЕНЕГ, СМЕШНО ПРОСИТЬ ВСЕГО ТОГО, ЧТО МОЖНО НА НИХ КУПИТЬ. ЗДЕСЬ НАДО БЫЛО ПРОСИТЬ ТОЛЬКО ЛЕКАРСТВА ДЛЯ ЗАМУРОВАННОЙ ДУШИ. ОНА СОЖГЛА СВОЮ НЕСВОБОДУ НА ВЕЛИКОМ КОСТРЕ СВОЕГО ГНЕВА И СТАЛА СВОБОДНОЙ. НО ОНА УЖЕ ЗНАЛА, ЧТО ЭТО ЧУВСТВО МОЖЕТ ВНЕЗАПНО УЙТИ - ТАК ЖЕ, КАК И ПРИШЛО. НЕВЕСТЬ ОТКУДА ОФОРМИЛОСЬ УБЕЖДЕНИЕ, ЧТО ЭТО ЧУВСТВО НАДО ТРЕНИРОВАТЬ В СЕБЕ КАЖДЫЙ ДЕНЬ, ЕЖЕМИНУТНО ЗАКРЕПЛЯТЬ В ПОДСОЗНАНИИ. ЛЕТАТЬ НА ПОМЕЛЕ, ЖЕЧЬ КОСТРЫ, НОСИТЬСЯ С ВОЛКАМИ И ВАКХАНКАМИ В БЕЗУМНОЙ ПЛЯСКЕ. ОНА ЗНАЛА, ЧТО С ЭТОЙ МИНУТЫ НЕ ДОЛЖНА РАССТАВАТЬСЯ С ЧУВСТВОМ ВНУТРЕННЕЙ СВОБОДЫ НИ НА МИНУТУ. КОЛДУНЬЯ МОЖЕТ ДЫШАТЬ ТОЛЬКО ВОЗДУХОМ СВОБОДЫ. ВСЕ, ЧТО НЕСВОБОДА, ОТНЫНЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ОТМЕТЕНО ПРОЧЬ.
  ОНА БЫЛА ГОТОВА К СЛЕДУЮЩЕМУ ЭТАПУ. В НЕЙ ПОДНИМАЛОСЬ НЕТЕРПЕНИЕ. ЕЕ ЖАЖДА БЫЛА ВЕЛИКА. ОНА ГОТОВА БЫЛА ПИТЬ ИЗ ИСТОЧНИКА. ПИТЬ, ЖАДНО ПРИПАДАЯ СУХИМИ ГУБАМИ. ОНА ХОТЕЛА ИДТИ ДАЛЬШЕ.
   ЗА СТЕНАМИ ПРЕДБАННИКА МЕРТВАЯ ТИШИНА СМЕНИЛАСЬ НЕКИМ ШЕБУРШАНИЕМ. БЫЛО ЯСНО, ЧТО ЗА СТЕНАМИ КТО - ТО ЕСТЬ. ЧТО - ТО ПОЗВЯКИВАЛО ТАМ И ПОСТУКИВАЛО. ИЛИ, МОЖЕТ, ОТ ДЛИТЕЛЬНОГО ПРЕБЫВАНИЯ В ГОЛОМ ЗАМКНУТОМ ПРОСТРАНСТВЕ У НЕЕ ДО УЖАСА ОБОСТРИЛСЯ СЛУХ. ОНА ЭТОГО НЕ ЗНАЛА. ОНА ТОЛЬКО ЗНАЛА, ЧТО В ПРЕДБАННИКЕ ЖИЗНЬ ТЕЧЕТ НЕСПЕШНО, И ТАМ НИКТО НИКУДА НЕ ТОРОПИТСЯ. ИХ ТЕМП НЕ СОВПАДАЕТ С ДИКИМ ТЕМПОМ ЕЕ ГОЛОДНОЙ ДУШИ. НО ОСТАВАЛОСЬ ТОЛЬКО ЖДАТЬ И ЗАПАСАТЬСЯ ТЕРПЕНИЕМ, КОТОРОГО, УВЫ, СОВСЕМ НЕ БЫЛО. ЗВУКИ ЗА СТЕНАМИ СТАНОВИЛИСЬ ВСЕ ГРОМЧЕ И ОТЧЕТЛИВЕЙ, КАК БУДТО ПРИБЛИЖАЛИСЬ.
   И ВОТ СТЕНЫ, ЗАДРОЖАВ, ПРОПАЛИ, А ОНА СЛОВНО ПОГРУЗИЛАСЬ В НЕОДОЛИМУЮ ДРЕМУ. ГЛАЗА СЛИПАЛИСЬ, НО СЛУХ БЫЛ ПО - ПРЕЖНЕМУ ЧУТОК. ЗВУКИ ИМЕЛИ ДАЖЕ НЕПРИЯТНУЮ ПРОНЗИТЕЛЬНОСТЬ. СКРИП МЕБЕЛИ ПО ПОЛУ ОТДАВАЛСЯ В МОЗГУ, КАК СКРИП ЖЕЛЕЗА ПО СТЕКЛУ. ЛИШЬ ГОЛОСА СЛИВАЛИСЬ В НЕВНЯТНЫЙ РОКОТ МОРСКОГО ПРИБОЯ. ТЕЛЕФОН ЗВОНИЛ ПРОНЗИТЕЛЬНО, А ГОЛОСА ШЕПТАЛИ И УСЫПЛЯЛИ. НА ЭТОМ КОНТРАСТЕ ОНА ПОГРУЗИЛАСЬ В ЗАБЫТЬЕ НА НЕВЕДОМЫЙ СРОК, ИБО ВРЕМЯ В ПРЕДБАННИКЕ БЫЛО СТРАННО РАСТЯНУТО И НЕ СООТВЕТСТВОВАЛО ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКОМУ. В СОЗНАНИИ ПРОНЕСЛОСЬ СЛОВО "НОВЕНЬКАЯ, НУ И ХЛОПОТ С НЕЙ". ИЛИ ЧТО- ТО В ЭТОМ ДУХЕ. НО, МОЖЕТ, ОНА ПРОСТО ХОТЕЛА УСЛЫШАТЬ НЕЧТО ПОДОБНОЕ. ОЩУЩЕНИЯ БЫЛИ ЛИШЕНЫ ЭЛЕМЕНТАРНОЙ ДОСТОВЕРНОСТИ. ОНА СПАЛА И НЕ СПАЛА, И ЗНАЛА, ЧТО ВО ВРЕМЯ ЭТОГО СНА ВОКРУГ НЕЕ ПРОИСХОДИТ КАКАЯ - ТО ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ : НЕ ТО МЕДОСМОТР, НЕ ТО ПРОЦЕДУРЫ, НЕ ТО СОВЕЩАНИЕ. НО ТАК ЖЕ И ЗНАЛА, ЧТО ОПАСНОСТИ ДЛЯ НЕЕ В ЭТОМ НЕТ И ЧТО ЭТОМУ НЕОБХОДИМО ДОВЕРИТЬСЯ. СМЫСЛ ПРОИСХОДЯЩЕГО ДЛЯ НЕЕ ВСЕ РАВНО БЫЛ ТЕМЕН, ДА ЭТО И НЕВАЖНО. ГОЛОСА ТАК И НЕ ОФОРМИЛИСЬ В СЛОВА, А БУБНИЛИ И ТИХО ЩЕБЕТАЛИ. А МОЖЕТ, ЭТО ПРОСТО БЫЛ НЕЗНАКОМЫЙ ЯЗЫК. НО ДАЖЕ И ЭТОТ НЕПОНЯТНЫЙ ГУЛ ОЧЕНЬ МЕДЛЕННО, ОЧЕНЬ - ОЧЕНЬ МЕДЛЕННО СХОДИЛ НА НЕТ, А ПОТОМ И ВОВСЕ ЗАТИХ.
   ОНА ОТКРЫЛА ГЛАЗА И ПОЧУВСТВОВАЛА СЕБЯ ОТДОХНУВШЕЙ, А ВРЕМЯ ВСЕ ТАКИМ ЖЕ РАСТЯНУТЫМ. ПРЕДБАННИК, УТРАТИВШИЙ СТЕНЫ, ПРОСТО СТАЛ ШИРЕ. ВЕЗДЕ БЫЛ БЕЛЫЙ СВЕТ, НО НЕ БЫЛО ОКОН. ЭТО БЫЛА КОНТОРА. ОБЫЧНАЯ КОНТОРА, НО СТАРОМОДНАЯ, С ОБСТАНОВКОЙ ГОДОВ ШЕСТИДЕСЯТЫХ. ЗАЗВОНИЛ ЧЕРНЫЙ ЭБОНИТОВЫЙ ТЕЛЕФОН. ОНА КОЕ- КАК ПОДНЯЛАСЬ, НОГИ БЫЛИ ЕЩЕ ВАТНЫМИ. МУЖСКОЙ ГОЛОС В ТРУБКЕ ПОИНТЕРЕСОВАЛСЯ:
  - ТАК ЧЕГО ЖЕ ВЫ, ГРАЖДАНОЧКА, ХОТЕЛИ ?
   НЕСКОЛЬКО РАСТЕРЯВШИСЬ ОТ ТАКОГО ОБРАЩЕНИЯ, ОНА УЖЕ НЕ ЗНАЛА, ЧТО И ОТВЕТИТЬ. А ГОЛОС ДОВОЛЬНО ЯДОВИТО СПРОСИЛ :
  -НУ ЧТО, МОЛЧАТЬ БУДЕМ ? А ВЕДЬ КАКОЙ СКАНДАЛ УЧИНИЛИ ! САМИ ЯВИЛИСЬ В НЕПРИЕМНЫЕ ЧАСЫ, А ТУДА ЖЕ - СКАНДАЛИТЬ. А ЕЩЕ ДАМА ! ПОЖАР ТУТ УСТРОИЛИ...
   ЕЙ ОПЯТЬ СТАЛО СМЕШНО, И ОНА ОТВЕТИЛА ПЕРВОЕ, ЧТО ПРИШЛО НА УМ :
  - Я ХОЧУ ЗНАТЬ ТО, ЧТО ЗНАЕТЕ ВЫ. И САМА ДЕЛАТЬ ЧУДЕСА.
   - А ЗДЕСЬ НЕ ЦИРК, МОЯ МИЛАЯ. ФОКУСЫ - ЭТО В ЦИРКЕ.
  - А ЧТО ЗДЕСЬ: ЛАБОРАТОРИЯ, КОНТОРА, ОПТИЧЕСКИЙ ОБМАН ? ПАЛАТА С МЯГКИМИ СТЕНАМИ ДЛЯ ТЕХ, У КОГО БАШНЮ СНЕСЛО ? ЧТО ?
   - А ВЫ КУДА ХОТЕЛИ ПОПАСТЬ ?
  - Я - ТО ? В ШКОЛУ, В АКАДЕМИЮ, В БИБЛИОТЕКУ. В ХРАМ КАКОЙ - ТО НАКОНЕЦ. Я БОЛЬШЕ НЕ МОГУ ТАК ПРОПАДАТЬ ОДНА. ГДЕ УЧИТЕЛЯ, ГДЕ КНИГИ, ГДЕ МАГИ, ГДЕ ЖРЕЦЫ, ПРОВОДЯЩИЕ МИСТЕРИИ ?
   - ЧТО ЗА НАРОД! ВЫ, НАСКОЛЬКО Я ПОМНЮ, ДАЖЕ БУЛГАКОВА ДО КОНЦА НЕ ОСИЛИЛИ, А ТУДА ЖЕ: МИСТЕРИИ ИМ ПОДАВАЙ ! ВЫ ХОТЯ БЫ В КУРСЕ, КОГДА НАЧИНАЕТСЯ ПОНЕДЕЛЬНИК ?
  - ЧТО ЗНАЧИТ - КОГДА ? В НАЧАЛЕ НЕДЕЛИ.
  - ДА БУДЕТ ВАМ ИЗВЕСТНО, ЧТО ПОНЕДЕЛЬНИК ОБЫЧНО НАЧИНАЕТСЯ В СУББОТУ. И НЕ ЗНАТЬ ЭТОГО ПРОСТО НЕПРИЛИЧНО ! А МОЖЕТЕ НАИЗУСТЬ ПРОЧЕСТЬ, ДОПУСТИМ, СТИХОТВОРЕНИЕ: " ВАРКАЛОСЬ... ГЛЮВКИЕ ШОРЬКИ ПЫРЯЛИСЬ ПО НАВЕ И ХРЮКОТАЛИ ЗЕЛЮКИ, КАК МЮМЗИКИ В МОВЕ" ? КАК, И ЭТОГО НЕ МОЖЕТЕ ? ТАК ПОТРУДИТЕСЬ К СЛЕДУЮЩЕМУ РАЗУ ВЫУЧИТЬ, ЛЮБЕЗНЕЙШАЯ. А ЗАСИМ ПОЗВОЛЬТЕ ОТКЛАНЯТЬСЯ !
   НАКОНЕЦ АБСУРДНОСТЬ СИТУАЦИИ НАЧАЛА ДОХОДИТЬ ДО НЕЕ. ОПЬЯНЕНИЕ ПРОШЛО, И ОНА УВИДЕЛА СЕБЯ В ПУСТОЙ ДУРАЦКОЙ КОНТОРЕ С ТЕЛЕФОННОЙ ТРУБКОЙ В РУКАХ. ДА И ТРУБКА ЗАМОЛЧАЛА, ВИДИМО, НАВСЕГДА. ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, ЗАЧЕМ Я ЗДЕСЬ, ЧЕГО МНЕ НАДО ? ХОЧУ СТАТЬ ВЕЛИКИМ МАГОМ И УДИВЛЯТЬ ЛЮДЕЙ ? ИЛИ ЭКСТРАСЕНСОМ, ИЛИ ГИПНОТИЗЕРОМ ? А МОЖЕТ, ЛУЧШЕ УЖ СРАЗУ КОСМОНАВТОМ ИЛИ ПОЖАРНИКОМ... ВОТ СМЕХ - ТО ! ОНА ПОНЯЛА, ЧТО КАК - ТО ОПОЗОРИЛАСЬ. НО КРОМЕ УСТАЛОСТИ И ДОСАДЫ, НИЧЕГО НЕ ЧУВСТВОВАЛА. НА САМОМ ДЕЛЕ ХОТЕЛА ОНА БУКВАЛЬНО СЛЕДУЮЩЕГО :ПРОСТО ВЕРНУТЬ СЕБЕ СВОЮ СОБСТВЕННУЮ ЖИЗНЬ. ОСВОБОДИТЬСЯ НАКОНЕЦ, ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, ЧТО ВООБЩЕ ПРОИСХОДИТ И КАК ЕЙ ДАЛЬШЕ БЫТЬ. НАЙТИ СРЕДУ ОБИТАНИЯ, ГДЕ ОНА НАКОНЕЦ ПОЧУВСТВУЕТ СЕБЯ СЧАСТЛИВОЙ .
  ЕЙ СТАЛО ГРУСТНО И КАК - ТО НЕЛОВКО. БЫЛО ТАКОЕ ЧУВСТВО, ЧТО ЕЕ ВЫДВОРИЛИ, ОТ НЕЕ ОТДЕЛАЛИСЬ, И ОНА ОПЯТЬ ОСТАЛАСЬ ОДИН НА ОДИН СО СВОИМИ ПРОБЛЕМАМИ .
  
  
  
  Проснулась она на этот раз ни свет ни заря. На подносе лежала горка пепла. Первое, что подумалось ей в привычной реальности, было:
  - Надо же : варкалось... шорьки какие - то глювкие... понедельник в субботу ... Ну и попала же я на старости лет!
   А при воспоминании о мюмзиках она вообще начала погружаться в депрессию. Вот так всегда. А как хорошо начиналось ! Теперь всю радость как корова языком слизала. Больше всего хотелось притвориться, что ничего такого не было. Ни косы, ни Клаустрофобии Сигизмундовны, ни лифта этого дурацкого. Однако ноги, которыми она пинала в стены, болели. А на большом пальце правой ноги даже была ссадина.
  Она вспомнила чувство полной свободы, пережитое во сне. Закрыла глаза и попыталась его воспроизвести. Не тут - то было, у нее ничего не получалось. Оказалось, чувство полной свободы тоже надо тренировать. Она очень хорошо знала, что такое несвобода. Она сжилась с ней. Привыкла, притерпелась. Душа приспособилась жить в тесноте и сжалась в комок. Вероника привыкла, что ей говорят, что ей делать и куда идти. А теперь ей объявили : научишься быть свободной - заходи. Легко сказать !
   Избранный путь представился совершенно бесконечным. Страшило и одиночество в пути. В глубине души родилось совершенно запоздалое сожаление: зачем она покинула насиженное гнездо. Теперь она начинала с поздним, и потому бесполезным раскаяньем понимать, что это дорога в никуда. Отчетливо проявилась мысль, что чудес, оказывается, не бывает. Раньше она считала, что они где - то есть, надо только получить доступ на поле чудес. А теперь поняла, что одурачила сама себя, рояля в кустах не оказалось. Она снова стояла на исходной точке. Смешными и убогими показались ей претензии на какую- то особую жизнь. Для того, чтобы попасть в мир, куда она так стремилась, слишком много факторов должны были слиться в стройную цепь еще при рождении. Но этого не произошло. У нее закружилась голова, ноги сделались ватными. Она бродила по замкнутому кругу. Если это был не сон, то что это было ? И куда ей двигаться дальше ?
  Замкнутый круг в ее сознании угрожающе наливался отчаяньем. Это был тупик разума. Потом, как легкий укол, пришло озарение : это не окружность, а нижний виток спирали. И единственный путь не в плоскости, по касательной, а наверх, на другой виток. Просто продираться наверх. Это была другая геометрия. Не Евклид, нет. Тут требовалось другое мышление. Практики Евклида тут не годились. Это была геометрия Лобачевского. Пространственное, а не плоскостное мышление. Совершенно неизвестная для нее территория парадоксов. Все прежние знания сразу потеряли смысл, но легкая вибрация тела говорила о том, что она на верном пути. Сейчас самое главное - освободить свой разум, обрести новое видение. Бесполезно было пытаться осознать все это и как - то контролировать ситуацию. Логика ей больше никогда не поможет. Она вступала на чужую землю, и ей предстояло просто принять это новое мышление. Но закрепощенный разум сопротивлялся. Она разбудила воображение, но панически боялась, что мозг взорвется. Боялась, что начинает сходить с ума. И она решила сделать временную остановку на территории ощущения и подготовить свой мозг к тому моменту, когда ощущение само по себе становится знанием.
  Повинуясь внезапному импульсу, она подошла к телефону и сняла трубку. Уже знакомый противный голос произнес :
  - Страж Порога слушает.
  - Вы меня, наверное, не помните. Я к вам заходила вчера...
  - Заходила она ! Прекрасно помню : крайне неуравновешенная особа. Клаустрофобия Сигизмундовна до сих пор в шоке.
  - А где мне взять про этих вот... мюмзиков. К следующему разу.
  - С виду вполне живая женщина, а разговариваете, как астральная скорлупа. Как может человеческая самка быть такой ленивой и нелюбопытной? За столько лет вы так ни разу и не отодрали задницу, а как раз в той самой коробке, что стоит перед трюмо, у вас все первоисточники и лежат. Желаю всяческих успехов.
  И Страж Порога положил трубку.
  Она пошла в спальню и открыла коробку, которая много лет служила ей пуфиком. Там были книжки : "Фауст" Гете, "Мастер и Маргарита" Булгакова, "Алиса в стране чудес" Льюиса Кэррола, какой - то "Молот ведьм" и "Понедельник начинается в субботу" братьев Стругацких. Ни фига себе! Брошу я свои дела - буду вам тут...
  Но в глубине души она уже точно знала, что и бросит, и будет, как миленькая...
  
  
  Глава 4.ПОРОГ ВТОРОЙ. КЕССОННАЯ БОЛЕЗНЬ В ЧИСТОМ ПОЛЕ.
  
  В налоговой уже чувствовалось приближение Нового года. Дед Мороз еще и не запрягал в Великом Устюге, а в инспекцию, как осетры на нерест, косяком перли тетки с коробками конфет. Телефон с самого утра трендел беспрерывно и к обеду раскалился добела.
  Вероника на работу шла в некотором напряге, все вырабатывала новую линию поведения - выстраивала оборону. Но приняли ее, как родную, словно никакой Веры и не существовало. Получалось, что двадцать лет беспорочной службы пошли коту под хвост. Атмосфера пира во время чумы окружала ее плотным облаком и опаляла присутствующих горячим дыханием всех пустынь земного шара вместе взятых. Работа была сама по себе, а народ жил кипучей жизнью сам по себе. До работы ли было, когда беспрерывно приходилось то записываться в парикмахерскую, то подписывать открытки родным и близким, то заказывать билеты на самолет. Одного чаю выпито было четыре чайника, а от конфет у всех уже слипалось не только то, что вы подумали, но и мозги.
  Вдобавок из кабинета в кабинет бегал ненормальный не то экстрасенс, не то знахарь, который опоздал платить за патент. Чтобы задобрить налоговых нимф, он теперь с пятидесятипроцентной скидкой всучивал всем заряженные палочки молчания. По его словам, эти палочки нужно было держать в зубах день или два, если не больше, изо рта вынимать только во время сна и еды. И все это время молчать, как партизан. Экстрасенс объяснил, что продолжительное молчание способствует накоплению праны, то есть жизненной энергии. Вероника представила, сколько же этой праны у нее накопилось за семнадцать лет молчания и поняла, что может смело давать ток, чтобы освещать вечером все улицы их небольшого города без ущерба для здоровья. Но народ палочки брал, раз дешево. Только никто в рот их не засовывал - брали в основном на подарки, мужьям или еще кому. В комнате стоял гул, как в окрестностях Ниагарского водопада, поскольку все говорили одновременно.
  Обсуждался животрепещущий вопрос : где лучше устроить корпоративную вечеринку, и главное - по сколько скидываться. Какая уж тут палочка молчания ! Ходили упорные слухи, что начальство собирается устроить нечто концептуальное : с маскарадными костюмами, основательной выпивкой и гостями из дружественных организаций. Какие организации могли питать дружеские чувства к налоговой инспекции ? Разве что коллектив лепрозория... Но начальству, конечно, виднее.
  В атмосфере домыслов и интригующих предположений пир во время чумы шел горой. Веронику единогласно выдвинули в оргкомитет. Она представила, как прямо перед праздником, неотвратимый, как Каменный Гость, заявится Лукин, и содрогнулась. Нет, только не это.
  Экстрасенс пристроился на уголке стола и раскладывал всем желающим карты Таро. При этом он врал, как сивый мерин. Но врал все позитивно, и народ внимал с превеликим удовольствием. Вероника успела сходить на организационное собрание и вернуться, а он все лепетал, как тетерев на току.
  Потом он пристал уже к Веронике, но в данном случае не на ту нарвался. Тогда неунывающий экстрасенс стал набивать себе цену, рассказывая, что к нему не зарастает народная тропа и записывается аж по пятнадцать человек в день.
  - Тогда непонятно, почему вы еще живы. Ведь в норме ни один колдун не может вылечить более пяти человек в год - таковы реальные затраты энергии.
  - Да вам - то откуда это известно?
  Вероника даже не потрудилась ответить, но посмотрела - то ли бритвой по горлу, то ли серпом... И все почему - то сразу поняли, что ей как раз известно. И моментально пересох Ниагарский водопад, и воцарилась благословенная тишина. Экстрасенс от вероникиного взгляда поперхнулся, но оптимизма не утратил. Начал приглашать ее к себе - на консультацию, причем совершенно безвозмездно. То есть даром. Вероника совсем было хотела его послать всем известной тропой, но вдруг осознала, что голос у него очень похож на тот, что она слышала в телефонной трубке. И смирилась со своей участью.
  
  
  
  Колдун Саня жил на самой окраине города в частном секторе. Имел деревянный дом, огород десять соток и сарайку с кабанчиком. Ростика он был маленького, и в бороде своей, на фоне своих владений, смахивал на господина Ау из одноименного произведения. То есть было в нем что - то крестьянское.
  А в избушке у деревенского колдуна радовал глаз живописный хаос. Нагромождения старых железяк создавали совершенно неповторимую эстетику. В сенях в клетке сидел красавец петух с курицей, на которую было просто больно смотреть. Петух в клетке сразу обозначил мысленную связь Сани с кровавыми жрецами вуду. Хозяин вид имел плутоватый, но лицо у него было красивое и благообразное, а глаза очень ясные и голубые. В комнате пахло не то ладаном, не то еще чем то культовым, и через некоторое время голову у нее повело от этого фимиама. На нее снизошло блаженное отупение, и она уютно устроилась в кресле.
  Пространство комнаты тоже было структуировано по модели вселенского хаоса. Было совершенно непонятно, как хозяин разбирается в этих залежах брошюрок, газетных вырезок, листочков. На полках стояли многочисленные водочные бутылки, наполненные загадочными жидкостями: живой и мертвой водой, какими- то отварами, зельями приворотными и прочей прелестью, что идет от лукавого.
   Хозяин говорил много, быстро, и вроде ни о чем. Просто нанизывал слова и словечки, как бусики, колоритно вставляя ненормативную лексику, а взглядом тяжело упирался в глаза. У колдуна был один существенный недостаток: он не умел вовремя остановиться, поэтому многие его перлы не откладывались в памяти. Но кое - что она все таки успела положить в карманчик и унесла с собой. А именно: хоть волшебство его было простым и житейским, подтвердилось ее наблюдение о том, что во время этих практик время действительно странно растягивалось и не соответствовало общечеловеческому .
   - Давно ли вы практикуете, а мыслите уже, как настоящий маг - парадоксами. Я, знаете ли, по сказкам материал собирал. Там же все делается по принципу раз - и готово. Это как раз из практики черных магов. Для себя возьмите на заметку : если у вас за будущую помощь просят плату, - ну, знаете, как в кадровом или квартирном агентстве, - да еще и темнят : отдашь мне первое, что встретишь, или самое дорогое, а что именно, не говорят - это все черные маги.
  Было понятно, что Саня только с виду так безобиден, и сейчас он ее явно пытается гипнотизировать. Состояние гипнотического транса она восприняла как отдых. И пока хозяин вел свои хитроватые дозволенные речи, она думала о своем. Нет, ее не привлекала такая жизнь. Ее согрела наивная теплота этого ремесла. Она увидела , что труд этот тяжелый и неблагодарный. Но должен же кто - то и от запоя лечить, и грыжи заговаривать, и порчу снимать. Деньги за это, конечно, лучше не брать, но как же тогда жена и детишек двое...Тут до нее дошло, почему так нелюбезен был голос в эбонитовом аппарате и как бестактен был ее визит в контору в неприемные часы.
   Единственное, что портило впечатление, было периодическое, но упорное, как двадцать пятый кадр, санино напоминание, что вообще - то он берет сто рублей в час. Но иногда консультирует и бесплатно - интересных женщин. "Вот почему, " - думала Вероника, - "если мужик маленького роста, то ему непременно хочется так или иначе подчинить себе большую женщину. Каждый зверь в лесу, прежде чем что - то съесть, примеряет это к попе. Человеческий самец, напротив, стремится, чтобы добыча значительно превосходила его размерами."
  Вероника взгляд свой притушила, а Саня окончательно раздухарился и уже велел ей раздеться по пояс, чтобы срочно провентилировать чакры.
  Ну, я сейчас тебе покажу, старый козел.
  И откуда ни возьмись, появился у Сани на спине вентилятор, примерно как пропеллер у Карлсона. Жужжа этим вентилятором, Саня поднялся под потолок и начал там описывать круги. А в сенях петух дурным голосом орал : "Сто рублей в час! Сто рублей в час!" Картина маслом.
  С полчаса Саня летал под потолком, а Вероника невозмутимо расположилась в кресле, вытянув ноги. Зато все удушающие ароматы из помещения выветрились, стало свежо, и Вероника почувствовала себя гораздо лучше. Саню в полете укачало, и он стал жалобно просить полиэтиленовый пакет. Только этого не хватало. Вероника встала, казенным голосом объявила : "Тишина в эфире, посадку разрешаю!" И сразу замолчал петух, а обессиленный Саня медленно спланировал на пол.
  Умирая от хохота, Вероника выскочила из дверей за ворота.
  Когда она отдышалась и успокоилась, то увидела, что местность кругом простиралась совершенно незнакомая, и как отсюда выбираться, было совершенно непонятно. Однако вечерело, и Веронике совсем не улыбалось ночевать тут одной в чистом поле. Она огляделась и потянула носом. Ну, так и есть : всюду жизнь! Она пошла напрямик, ориентируясь по запаху шашлыка. И оказалась на оживленной трассе, возле придорожной стекляшки.
  И хорошо, что ни честь ее девичья, ни кошелек не пострадали. Она даже купила себе пластмассовую кружечку кофе и выпила ее на вечерней прохладе. У стекляшки останавливались машины, автомобилисты выходили, разминались, покупали гамбургеры. Она знала, что в эту минуту где - то на трассе М - 5 пил чай из пластикового стаканчика Коля Лукин, не ведающий, что жена развелась с ним в одностороннем порядке. Ее теперешняя жизнь была очень напряженной и интересной, гораздо более волнующей, чем та, предыдущая. Но в ней по - прежнему не хватало простых сенсорных радостей. Поэтому кружечка кофе на воздухе воспринималась как маленький праздник. Увлекательная экскурсия в такой забытый физический мир.
  Нет, так нельзя. Надо взять себя в руки. Хорошо, что так все обошлось. А могло быть и хуже : ведь могла и действительно в старого козла, или импотентом сделать. Всегда существует соблазн поиграть психологическими мускулами перед слабаками - соблазн темной стороны. Хороший джедай должен свою силу держать в узде. То есть главный принцип мага такой же, как у врача : не навреди. А то начнешь карать и миловать направо - налево, нам это только давай...
  Мрачные мысли тревожили душу Вероники. Что же получается : сейчас так все и будет происходить - по щучьему велению, по моему хотению. Когда она это осознала, все желания умерли в ней мгновенной смертью, и она почувствовала себя Великим Нехочухой. Под грузом ответственности она почувствовала себя еще и древней старухой. Не старой, а именно древней.
  Тихая радость первых дней сменилась паникой. Веронике очень давно никто ничего не дарил. Ну, дарили, конечно : на день рождения. Но всегда что - нибудь полезное. Утюг, кастрюли. Цветы дарил Лукин на восьмое марта. Но не те, которые она любила, а недорогие. Практичные такие букеты, чтоб как у людей. А теперь подарки сыпались на нее, как листья осенью. И она начала бояться, что это неспроста. А вдруг придут и потребуют за это что - нибудь невообразимое. Жизнь приучила осторожную Веронику, что она должна страдать и отдавать. Если ей что - нибудь давали, она сразу чувствовала себя виноватой и думала, как отплатить. А сейчас, внезапно проснувшись от долгого сна, она вдруг обнаружила, что ни с того, ни с сего покинула территорию выживания и оказалась на территории процветания. А тут действовали какие - то другие законы, которых она не знала. Как перейти границу этих двух территорий ? Где эта неуловимая грань перехода, где они, эти звездные врата из мира в мир ? Поскольку это действительно разные миры, разные измерения, разные планеты с разным составом воздуха. И населяют их разные люди. Одни показывают всем кузькину мать, а другие так навсегда и остаются за бортом - влачить жалкое существование аутсайдера и доставать всех рассказами о своих былых успехах.
   Она умела быть бедной и больной, а богатой и счастливой не научилась. Практики не было.
  Пополнять ряды многочисленных волонтеров практической магии она точно не собиралась, поскольку считала, что магия работает внутри сознания, а вот жабы эти толченые - ерунда и вчерашний день. Лет шестьсот назад, может, и имело смысл, но мы его утратили и, похоже, окончательно. Так старательно истребляли колдунов обоего пола, что с ними истребили и все их секреты. Вот и продвигаются они наощупь, методом тыка. Если что и получается, то сами не знают - почему. Повторяют, как попугаи, чужие заклинания, а текст еще сто лет назад кто - нибудь переврал. Самим нужно трудиться, создавать. Слово и есть главный инструмент магии. Самые сильные маги - это вообще писатели и поэты. И композиторы еще. А как же? Звук древнее слова, предок его. Среди парфюмеров опять же много магов.
   А деревенские все больше любят на водичку наговорить, на соль, на кровь, на яичко от черной курицы. Да травы заварить, да с молитвой - вот это ее больше всего и удивляет.. Все смешалось в доме Облонских.
   Все магические ритуалы достались нам от древних, от язычников. Как же можно, прибегая к помощи языческих богов, христианской молитвой это все сопровождать? Что такое открыл Еве змей, что Бог их сразу же из рая выдворил? Силы язычества дарили человеку всю свою мощь, но даже в те времена практической магией занимались только специально отобранные люди. Древние понимали, насколько все это опасно. Магия - это в первую очередь огромная ответственность, если берешься исправлять промысел божий и манипулировать людьми. Настоящий маг высокой ступени воздействует на самого себя - это и есть высший пилотаж практической магии. Этому же учит и христианская религия - высокой дисциплине, работе с собой и внутренней ответственности. Если стоишь на низкой ступени развития - ты язычник,
   Простую женщину Веронику, к таким раздумьям непривычную, слегка затошнило. Ее потянуло домой, под старое теплое одеяло. Пусть все будет, как прежде. Это ошибка. Она тихонько положит эту косу проклятую, где взяла. Ей стало страшно. Она захотела обратно : в ненужность, в бессловестность, в кому житейскую. Туда, где все знакомо, просто и понятно. Вдобавок ее основательно продуло, пока она стояла на зимнем ветру.
   - Женщина, вам плохо?
  У стекляшки остановилась скорая помощь, и молодые усталые врачи вышли поесть шашлычка.
   - Да, мне плохо. Мне очень плохо. Я замерзла, я не знаю, где нахожусь, я хочу домой.
  Усталый врач посмотрел на нее внимательно и даже пульс пощупал. Потом ни к селу, ни к городу пробормотал : кессонная болезнь, ничего, сейчас пройдет. Руки не отпустил, так и держал за пульс, пока вел к машине с красным крестом. Пожилой водитель заворчал :
  - Это кто еще такая ? У меня тут не такси вам!
  Вероника сразу же рыпнулась в сторону, к отказам она была как раз привычная.
  - Нет, Мюмзиков, именно такси у нас. Только для больных людей, понятно ? А женщина как раз больная, мы ее домой будем транспортировать.
  - Она не наша больная, а приблудная, вы ее на дороге подобрали. Должен я всех подбирать, она, может быть, пьяная и всю машину мне обрыгает
  - А тебя, Мюмзиков, не для того на эту работу взяли, чтобы ты больных сортировал на наших и не наших. Раз больная - значит наша. На машине у нас что написано ? Скорая помощь ! Вот и помогай, и поскорее желательно! А не то быстренько отправишься обратно в ассенизаторы.
  - Чуть что, сразу стращать. А еще доктор, в очках. Мне что, бензин казенный.
  - Давайте, Вероника Аркадьевна, я вас подсажу. Вот сюда, полежите, вам тут удобно будет. Сейчас доктора быстренько покушают и поедем.
  - Куда везти - то?
  Вероника хотела объяснить суровому Мюмзикову, но доктор адрес назвал и даже сказал : третий этаж.
  - Без лифта?
  - Без лифта.
  - Спасибо, хоть не десятый.
  Вероника хотела удивиться, но сил у нее на это не было. Она прилегла и закрыла глаза. Мотор работал, мерно бухтел Мюмзиков, было тепло, она согрелась и заснула.
  Когда проснулась, они уже ехали, а шустрый доктор на ходу читал санитарам лекцию о технике безопасности при глубоководных погружениях и кессонной болезни, иначе называемой декомпрессионной.
  - Тут налицо, коллеги, явное нарушение техники безопасности при глубоководных погружениях. Нарушен главный принцип адаптации - постепенность, что и привело к отравлению кислородом. Хрипы в легких, онемение кончиков пальцев, сонливость, апатия , иногда даже слуховые и зрительные галлюцинации. При легких формах лечебные мероприятия сводятся к подъему пострадавшего, переключению его на дыхание обычным атмосферным воздухом, покой, тепло. Что касается коматозных состояний, летаргических снов и прочих анабиозов, то тут налицо попытка живого организма сохранить биологическую жизнь, полностью исключив затраты энергии. Невозможность адаптироваться к запредельной ситуации вынуждает человека отключаться от внешнего мира. Например, мышь - перогнат настолько мала, что весит менее десяти граммов. Так она, коллеги, погружается в спячку при каждом неблагоприятном воздействии. Иначе говоря, дохлой прикидывается, чуть что : холодно, воды нет, есть нечего, носорог громко топнул... Человеческая особь может также отреагировать и другим способом. Аутизм, например. Идеальными условиями для возникновения как психического заболевания, так и любой тяжелой зависимости, включая алкоголизм и наркоманию, являются : нищета, любая форма деспотизма - как - то домашнего, служебного, государственного и даже, коллеги, сексуального. Любые формы подавления и запугивания человека крайне опасны для состояния здоровья и приводят порой к необратимым последствиям. Как себя чувствуете, Вероника Аркадьевна?
  - Ничего, только на душе как- то муторно.
  - "На душе муторно" это не к нам, мы больше телесными недугами занимаемся.
  - А к кому же мне?
  - Можно к психиатрам, а можно и просто в церковь сходить, тоже помогает.
  Между тем машина подъехала к дому, ловкие санитары моментально усадили протестующую Веронику на носилки и рысью потащили на третий этаж. Она чувствовала себя персонажем арабских сказок - восточной принцессой, которую верные рикши, или как они там правильно назывались - несли среди восхищенной толпы домой, во дворец. Так ее и занесли прямо домой, сидящую на носилках. Мюмзиков бежал впереди, словно глашатай, и подсказывал, где налево, а где чуть приподнять.
  - Спальня где?
  Младший Лукин от удивления язык проглотил, и только молча простер руку. Веронику с носилок ловко перекинули на кровать, а Лукину вручили неизвестно откуда взявшееся опахало со словами :
  - А вы махайте на нее, махайте! Нечего тут столбом стоять! Не видите - женщине дурно!
  А на прощание грубый Мюмзиков наклонился прямо к уху тупо махавшего Лукина и сказал громко, страшным голосом :
  - И посуду чтобы немедленно вымыл, маленький засранец ! И чаю ей с вареньем прямо в постель! Вернусь, узнаю, что не подавал - убью!
  С этими словами вся восточно - медицинская свита удалилась. Вероника посмотрела на Лукина, томно махавшего опахалом. Ее опять охватили симптомы отравления кислородом, она закатила глаза и заснула.
  В эту ночь ей ничего не снилось - какое счастье ! Она просто, по - человечески спала.
  Ночью она проснулась от того, что прямо над ухом кто - то методично рвал толстую бумагу. Она открыла глаза и увидела, что перед зеркалом сидит девочка лет семи в старинном платье, красивая, как кукла. Девочка отрывала тонкие полоски от пергаментного свитка, исписанного незнакомыми буквами. Она увидела, что Вероника наблюдает за ней.
  - Тетя, у тебя чернила есть ?
  - Нету чернил, мы шариковыми ручками пишем.
  - А пергамент есть ?
  - Нету пергамента.
  - Что ж такое : чего не спросишь, ничего нету. Ну, а чертополох есть ?
  - Зачем тебе чертополох, ребенок ?
  - Когда делаешь первый круг, кресты нужно делать из чертополоха, это всякий знает.
  - А на бумаге у тебя что написано ?
  - Разве вы не видите : имена Бога. Элои Эль Элоим Элейон Зебайот Эсцерейс Иа Адонай Тетраграмматон...
  - Как же ты все эти слова выговариваешь - такая маленькая... Шла бы ты спать, девочка. Тебя, наверное, мама ждет.
  - Нет, не гоните !!! Я сейчас все приготовлю и начну делать первый круг...
  - Ночь на дворе, какие круги, что ты... Уходи, я очень устала...
  Девочка в отчаянье топнула кукольной ножкой, но пропала.
  
  
  Наутро измочаленная вчерашним Вероника встала с одра своей странной болезни. На полу возле кровати валялись полоски толстой бумаги, исписанные неведомыми буквами. Тихо ругаясь, Вероника ползала по полу, собирала эти обрывки. Наконец собрала и вышла на кухню, чтобы выбросить в мусорное ведро. Была идеальная чистота, как в операционной. Посуда вся вымыта, на столе чистая скатерть, варенье в вазочке. Чайник был горячий, а пахло, как в самой гуще бразильской кофейной плантации. В углу стояло прислоненное к холодильнику опахало. На холодильнике - записка :" Мамуля, я на занятиях, завтрак в холодильнике. Целую. Сын. " Этого Вероника вынести уже не смогла и пошла к телефону.
  - Страж Порога слушает..
  - Ой, доктор, это вы! А где...
  - Тот противный, как вы изволили выразиться, это Страж первого порога. Вы, коллега, очень уж рьяно взялись за дело, что и привело к вчерашнему эпизоду. Я снова и снова вынужден напомнить вам, что постепенность - основа основ адаптации. Вы сами прекрасно знаете, в каких случая уместна спешка. Так что теперь, коллега, милости прошу ко мне, если что. Только учтите, драгоценная, что вызовов у нас действительно много, давайте уж без крайней необходимости... Мы вас наблюдаем, все, что вам нужно знать, своевременно сообщаем. Но и вы уж не сочтите за труд - слушайте хоть иногда и смотрите. Знаки читайте. Если уж сомнения берут, то знаков должно быть не менее трех. Знамения, андерстенд?
  - Андерстенд. Ферштейн даже.
  Вероника трубку бросила. Вот козлы. Телефон зазвонил снова. Грубый Мюмзиков сказал в трубке:
  - За козла ответишь.
  И все пропало.
  Вероника припомнила вчерашнее и стала собираться к заутрене. Шарф одела красивый, лицо привела в соответствие и пошла потихоньку. Ближайшая церковь располагалась в бывшем кинотеатре, недавно открылась, ненамоленная еще была. Вероника купила свечек и прошла. Служили молоденькие заспанные юноши из духовной семинарии, а из паствы была только она одна.
  На полу лежали чистенькие половички, на окнах цветочки. Было покойно и по - домашнему. Вероника зашла и начала свечи перед образами зажигать. В глаза заглядывала Параскеве Пятнице, Божьей Матери Скоропослушнице. Но те смотрели куда - то вдаль и Веронику не слышали. Нянчили младенца Одигитрия и Елеуса, и Вероника не стала отрывать их от такого важного дела. И только Спас Недреманное Око все видел и все про всех знал. Вероника молитву прочла, но говорить с Господом не решалась. Перед Распятием вдруг осмелела, увидев измученный лик в терновом венце, и спросила :" Что же делать мне, Господи ?" И еще долго стояла, тщетно дожидаясь ответа. И сказал измученный Господь честной женщине Веронике : " Посмотри, как мне больно. Но я не ропщу. Что же вы затрудняете - кто Создателя, кто дьявола - по всякому пустячному поводу. Я создал вас по образу и подобию своему, я дал вам мозги и свободу воли. Я дал вам десять заповедей для счастливой жизни. Все, о чем вы меня просите, вы можете дать себе и сами. Ты уже сделала выбор, так кто же за него должен отвечать?.. Живи свою жизнь сама, а когда придет время - заплати за все."
  Свеча затрещала и погасла, не догорев. На улице Вероника шарф на голову набросила и задумалась пуще прежнего.
  Любая дорога ведет к храму. Без веры человек жить все равно не может. В трудные минуты, когда требуется помощь свыше, когда уже не на что опереться внутри себя, человек приходит в храм, хоть на время оставляя свои рога и копыта за порогом. Но, принимая христианство, готовы ли мы в сердце своем быть христианами? Не сводится ли в итоге общение с Христом к присутствию при обряде, смысл которого остается для нас темен? Неужели, возникнув две тысячи лет назад, христианство так и осталось религией будущего? Господь создал нас по образу и подобию своему. Но как это трудно. Не убивать, не предавать, ненавидящих и обидящих нас - простить. Человечество отказывается повзрослеть и принять на себя ответственность. А древние боги - такие же, как мы : ревнивые, мстительные, похотливые. Человеку ближе язычество как вечное детство.
  Осеняя себя крестом, каким же богам мы на самом деле молимся?
  
  
  Не в силах найти ответы на вечные вопросы, Вероника прибегла к первому правилу Скарлетт О~Хара и решила, что подумает об этом завтра. Тем более, что ей, как ни крути, свою жизнь тоже нужно было как - то жить, и Господь наверняка это понимал.
  Поэтому она бодрым строевым шагом отправилась исполнять свои мытарские обязанности. Однако в кабинете было пусто, двери нараспашку, в воздухе пахло валерьянкой. Вероника разделась, открыла форточку, а дверь, напротив, закрыла и отправилась туда, где в особых случаях собирались все налоговички - то есть в женский туалет.
  
  Глава 5.О ЧЕМ МЕЧТАЮТ В ЖЕНСКОМ ТУАЛЕТЕ.
  
   В туалете стоял лондонский плотный туман, так как курилка была по совместительству там же. На дверях туалета красовалась аршинная надпись "НЕ КУРИТЬ". Давно замечено, что люди чаще всего курят именно под надписями "НЕ КУРИТЬ", а больше всего мусора бывает как раз под надписями "НЕ СОРИТЬ". Весь отдел в полном составе со скорбными лицами курил у окна, а из закрытой кабинки раздавались истерические рыдания.
  - Кто - нибудь скончался?
  - Ой, Вероника, не спрашивай. Это кошмар!
  - А если я все - таки захочу спросить?
  И Вероника немигающим взором уставилась на модницу Ларису. Лариса была не робкого десятка и тоже нахально уставилась на Веронику.
  - Слушай, да ты похудела! Килограммов на пять! Это меньше, чем за неделю! Я сейчас умру от зависти!
  - Нет, умрешь ты как раз не от зависти, а от полипов в прямой кишке, но это еще не скоро...
  - Ну и шутки у тебя, дурацкие, между прочим! Ну, колись : что ты принимала? Таблетки тайские, да? Ну и как?
  Рыдания в кабинке внезапно утихли, дверь открылась, и оттуда показалась, вся в слезах и соплях, их суровая начальница, советник первого ранга. Ибо ничто уже не кажется столь важным, и любое горе меркнет в лучах известия, что кому - то удалось похудеть на пять килограммов за несколько дней.
  - По какому вопросу плачем, начальник? А дверь у нас, между прочим, нараспашку!
  Народ сразу опомнился. Быстрее лани дамы покинули туманную долину скорби, и они остались вдвоем. Богатые тоже плачут, особенно женщины, если им за сорок. История была стара, как мир. Вечером мадам Калинкина пришла домой и упала там, сраженная известием, что после двадцати лет беспорочной супружеской жизни муж уходит от нее к другой. Злая разлучница, разумеется, была намного моложе, и при желании Калинкины могли бы ее просто удочерить.
  Разумеется, от такого известия любовь к законному и давно надоевшему мужу вспыхнула с новой силой. Ах, как знакомо каждому из нас это горючее чувство покинутости, разъединенности с любимым существом! Невозможность слышать, видеть, нюхать и трогать этого козла или эту стерву! Страшные проклятия в адрес коварной злодейки, которая, по идее, заслуживает благодарности и даже сочувствия. В первую минуту мы готовы на все, лишь бы вернуть отношения, от которых давным - давно ничего не получали : ни тепла, ни любви, ни участия. Мы забываем, что нас явно обделяли временем, деньгами и вниманием. Нас не ценили и даже нами пренебрегали. Нам кажется, что если мы истребим виновника или виновницу наших несчастий, то сразу все пойдет по - старому, как в первый год после свадьбы.
  На свете миллионы одиноких мужчин и одиноких женщин, которые только и ждут, чтобы мы им позвонили, написали и пригласили. Ибо ничего не вечно под солнцем. Кроме одного : невыносимых страданий, если нас бросили до того, как мы успели кого - то бросить.
  - Негодяй! Подлец! Сволочь! Я ему всю жизнь отдала! Терпела его дурной характер, капризы его дурацкие! Институт ему помогла закончить! Я его убью! Нет, лучше ее! Нет, лучше их вместе!
  Вероника скрестила руки на груди, вальяжно повела плечами и сказала :
  - А что, в самом деле ! Давайте помечтаем !
  И на полчаса они предались сладостным мечтам, перед которыми навсегда померкли застенки инквизиции, ужасы гестапо и опричнина вместе взятые. Самым гуманным выходом из положения была кастрация, причем медленная, по сантиметру в час. За тридцать минут они примерно сто двадцать два раза предали Калинкина и его Лолиту мучительной смерти. Но даже и мучительная смерть была для несчастных избавлением от самых извращенных пыток. Они даже устали. А кто сказал, что у палача легкая работа?
  Они посмотрели друг на друга, две немолодые женщины, и до них дошло, что они, как две дуры, мечут громы и молнии в женском туалете. Комизм ситуации встал перед ними во весь рост, и они расхохотались. Сотрясаемые истерическим смехом, они вернулись в отдел, где обстановка тоже сильно напоминала картину Репина "Запорожцы пишут письмо турецкому султану". Текст этого письма никогда не цитируется в учебниках истории. И недаром. Самое приличное выражение в нем, если память не изменяла Веронике, было "лошадиная срака". Поскольку каждая из присутствующих хоть раз в жизни сталкивалась с мужским коварством, то одно бессмертное полотно довольно быстро сменилось другим - "Утро стрелецкой казни". За этим приятным занятием их и застал обеденный перерыв.
  Усталые, но довольные, они вспомнили о своих обязанностях и разбрелись, кто куда.
   Калинкина приобрела наконец человеческий облик, и даже румянец заиграл на ее заплаканных щеках.
  - Вероника Аркадьевна, только вы можете мне помочь. Умоляю! Я заплачу, сколько скажете, только помогите! Можно же его как - то вернуть или порчу напустить. Есть же заклинания, растворы... вопрос жизни и смерти !
  Веронике уже в который раз стало тошно и захотелось назад, в свою прежнюю жизнь, когда ее никто не видел и не слышал. Но назад дороги не было, а покой ей только снился. Как мухи на мед, как бабочки на огонь, как рыба на нерест - всегда одно и то же. Как это не назови - любовь, секс, инстинкт продолжения рода - какая разница, влечение неодолимо. Чтобы полюбить, хватает одной минуты. Чтобы разлюбить, порой и жизни недостаточно. Неизлечимая болезнь человечества. У человека половых гормонов больше, чем у любой другой биологической особи. Зачем ему столько? О вопль женщин всех времен, о боль отвергнутой любви, о муки родовых схваток, о идиотизм брачного периода!
  Но Вероника была в первую очередь женщиной, поэтому она сказала то, чего говорить, как ей казалось, не имела права :
  - Послушайте меня и постарайтесь услышать. Бесполезно говорить, что все пройдет и время все вылечит. Это правда, но она никогда никому не нужна. Я скажу вам другое : у любого заклятья, у любого приворота есть свой срок. Это может быть один год, либо три года, три месяца и три дня. Или даже семь лет - кто знает. Что будет с вами, когда заклятье кончится, а чары рассеются? Любимый покинет вас мгновенно и безжалостно, а меня рядом не будет...
   Есть и вечное заклятье - до гробовой доски, но оно опасно для мага, потому что навсегда связывает судьбы. Мы в ответе не только за тех, кого приручили. Мы навсегда связаны с теми, кого обманули, кому причинили боль, кого заколдовали. И чем сильнее боль, тем крепче связь. Я не знаю ни вашего мужа, ни девчонки этой, и ни за какие коврижки не соглашусь быть связанной с ними навеки.
  Но бывает и по - другому. Очарованный муж к вам вернется, но вы никогда не сможете забыть того, что произошло. Он будет думать, что любит вас, но вы его любить больше не сможете. Вы будете его ненавидеть, но расстаться с ним не сможете - до конца заклятья. И никто вам не поможет, потому что заклятье на любовь обратной силы не имеет.
  И еще одно. Если найдется маг более сильный и расколдует вашего благоверного, то он получит власть над моей жизнью и смертью. Знаете, как в сказке о Кощее Бессмертном.
  Гробовое молчание воцарилось в комнате после таких слов. Убитая горем мадам Калинкина поняла, что сейчас случайно прикоснулась к чему - то темному и страшному, а Вероника поняла, что больше она здесь оставаться не хочет. Увольняться ей отсюда надо. Не будет ей теперь никакого покоя.
  - Так что же мне делать? Как я теперь буду жить, кому я нужна...
  - Просто ждать, потому что вы снова выйдете замуж. А чтобы ждать было легче, мы уймем тоску... только форточки не закрывайте.
  Калинкина сидела и послушно мерзла, а в открытую форточку заметала пороша снежную пыль, и укрывала ей забытые бумаги на столах. Наконец Вероника подошла к окну, и тут в него залетел воробей.
  Вероника держала замерзающую птицу в руках и с нежностью думала, что воробей был священной птицей Афродиты и единственным из всех пернатых, кто видел казнь на Голгофе. Маленькая невзрачная птица, а совсем не может жить в неволе. Всегда рядом с человеком, но не в клетке. Символ освобождения от любой тирании, торжества после долгих страданий. Она согрела воробья в ладонях и прошептала ему в нежные перышки:
  Спокойно и просто,
  Без желчи и злости,
  Мы к новой судьбе отправляемся в гости.
  
  Не плачь, не зови,
  Если перья в крови.
  Мы снова взлетаем - подранки любви.
  
  Забудь, все пустое.
  Один, а не двое.
  В осколки непрочное счастье мирское.
  
  К утру не страшны
  Наши страшные сны.
  Замри, продержись до ближайшей весны.
  
   Воробей огляделся, деловито кивнул и был таков.
  - И это все? - недоверчиво спросила Калинкина. И вдруг, к удивлению своему , почувствовала : да, это все.
  Прах к праху, прошлое к прошлому, тоску и печаль - на ветер.
  Мадам Калинкина пережила состояние, похожее на то, когда ночью невыносимо болит зуб и никакие лекарства уже не помогают, а утром, когда нужно бы идти к врачу, боль внезапно отпускает. Назвать ли это облегчением или уж сразу счастьем ?
  Вероника осталась одна. В этот момент в дверь заскреблись. Это было очень странно, потому что время было позднее. Пока Вероника соображала, кто бы это мог быть, в дверь бочком протиснулась женщина. Она показалась Веронике знакомой. Одета дорого, не без кокетства, но по моде пятидесятых годов. Только прическа подгуляла. Короткие волосы были как - то криво отхвачены ножницами.
  - Мы знакомы ?
  - Конечно, знакомы. Но об этом потом. Для чего вы тратите драгоценную энергию на устройство чужих дел ? Вам ни в коем случае нельзя тратить свою энергию, а напротив... Ведь она предлагала вам деньги, это правда ? И она - ваша начальница, это так ?
  - Я смотрю, вы в курсе. Мне начинает казаться, что вы подслушивали.
  - Зачем бы я стала это делать ? Для того, чтобы что - то узнать, необязательно слушать или смотреть... Позвольте дать вам совет. В данной ситуации вы могли бы неплохо заработать и заодно получить повышение. Все хотят власти. Чтобы получать энергию без ограничений. Любая хотела бы жить как можно дольше и быть красивой до самой смерти. Для этого необязательно много работать. В мое время в мужском мире невозможно было сделать приличную карьеру. Городишко у нас был так себе. Не было там министров, дипломатов - никого там не было. Завод - гигант строился. И первый парень на деревне был директор этого завода. Но у него, как назло, была уже жена. Мне она и в подметки не годилась. Я открыла некую книгу на нужной странице и прочла инструкцию :
  Убей землеройку и омой в воде потока, то же сделай с двумя речными раками. Возьми жир пятнистой козы, два яйца ибиса, 9 граммов камеди, шафран и мирровую смолу, фимиам и лук без боковых отростков. Тщательно истолки и помести в свинцовом сосуде. Поднимись на чердак или на крышу. Когда взойдет Луна, подожги эту смесь. Произнеси Актифида Эресхигаль Небутосалевфи Форфобаса Трагиаммон. Ты установишь связь с неведомой богиней. Приказывай ей : приведи такую - то из любого места и любого дома ко мне. После этого сразу спускайся вниз, но спиной вперед. Жди. Явится душа. Ты можешь открыть ей дверь и заставить служить тебе. Если ты не откроешь дверь, душа умрет.
  Это смертельно опасное заклинание. Эта богиня очень свирепа и может свергнуть тебя с высоты. Для того, чтобы этого не произошло, на листе папируса напиши:" Мулафи Хефнуф Амаро Мулландрон ! защити меня от злого духа мужского и женского". Этот лист обмотай вокруг правой руки во время обряда.
  Я использовала этот ритуал дважды в жизни, и оба раза успешно. В первый раз все сложилось так удачно, что жена директора умерла буквально через две недели, а директор вскоре женился на самой красивой девушке нашего города - на мне. Но директора хватило совсем ненадолго. Через три года я начала стареть на глазах, болезни какие - то непонятные привязались. Нужно было срочно искать другого донора. А этого куда ? Но тут косяком пошли процессы о вредительствах на промпредприятиях, и он, бедняга, застрелился, не дожидаясь ареста. На столе у него рядом с предсмертной запиской лежала фотография жены. Больше в этом городе приличных людей не оказалось, и я подалась в Москву. Но оказалось, что в Москве таких, как я - пруд пруди. Я решила начать театральную карьеру. В театре я как раз и столкнулась с одной. Та тоже занималась магическими практиками. Очень хотела получить главную роль. Я подружилась с ней и научила ее, как вызвать нужную душу. Только совершенно случайно забыла предупредить, что надо там что - то намотать на правую руку. Пустяк, казалось бы. Однако моя подруга почему - то упала с крыши одного престижного московского дома. Потом долго гадали, что она там делала одна среди ночи.
  Вы можете продать вашей начальнице заклинание. И она заплатит, уверяю вас. Пусть сама похлопочет об устройстве своих дел. Если у нее получится - вы останетесь при деньгах. А если не получится, - что скорее всего- то мы можем устроить заодно и ваше повышение. Соглашайтесь ! У вас - то не наблюдается ни успехов в труде, ни счастья в личной жизни. Можно без особых хлопот и супруга вашего приструнить... Приготовьте ему отвар водяных лилий, и на ближайшие двенадцать дней импотенция ему обеспечена.
  Видно было, что дамочка весьма довольна собой. Она разговаривала с Вероникой не только по - свойски, но даже снисходительно. Вот этого Вероника терпеть не могла.
  - Ценю ваши советы, но в своих семейных делах предпочитаю обходиться без советчиков. Своими силами. Да и вы, милая моя, не производите впечатления счастливого человека. Если вы такая умная, отчего вид у вас такой жалкий ? Все хлопочете по чужим делам, своими заняться некогда ? Смотрите, это обычно плохо кончается.
  - Да нет, вам стоит хотя бы раз попробовать...
  - Что попробовать ? Людей с крыши сбрасывать ? А не пошли бы вы... если дойдете. Что - то вы бледны уж очень.
  - Не гоните !!! Только не гоните ! Вы пожалеете, вы страшно пожалеете !
  - Уже жалею. Вон отсюда.
  Дамочка побледнела еще сильнее и начала пятиться к дверям, но за двери не вышла, потому что просто растворилась в воздухе.
  Вот мерзавка.
  
  
  
  Глава 6. ПРАКТИКУМ ПО ПУСКАНИЮ МЫЛЬНЫХ ПУЗЫРЕЙ.
  
  Вечером младший Лукин возвращался домой, уверенный, что ему предстоит заботиться о матери, прикованной к одру болезни.
  Но Вероника мыла окно и во весь голос распевала красивую песню " Перевези меня через майдан".
  Неизвестно, почему вид женщины в стареньком платье, отдыхающей по хозяйству, так любезен мужскому сердцу. А если еще при этом подоткнуть подол повыше, обнажить толстые голые ноги и залезть на высокий подоконник, или внаклон полоскать белье, или в этой же позиции мыть полы... В эту минуту ярко вспыхивает в душе каждого мужчины генетическая память и чувствует он себя добрым барином. Так и тянется мужская рука по - хозяйски хлопнуть дворовую девку по заднице. Лукин матерью залюбовался и даже подумал о том, о чем сыновьям и думать - то не полагается. Хотя Зигмунд Фрейд уверял, что как раз все сыновья такие мысли в душе и вынашивают. Правда, злые языки поговаривают, что у старины Фрейда ориентация была нетрадиционная. Поэтому не мог он судить, что творится в душе обычного натурала семнадцати лет.
  Лукин чувствовал, что любит свою мать с каждым днем все больше. Но вместе с любовью росла и тревога. Предчувствие, что она скоро покинет его, крепло с каждым днем. Тот угрюмый персонаж, который раньше заботился , чтобы он не проспал на занятия, чтобы у него была еда и одежда, он почему - то не любил. А эта, новенькая, за три дня заполнила его юное сердце целиком, и он уже боялся ее потерять.
  Вероника слезла с подоконника, крестьянским жестом отжала мокрый подол и улыбнулась, как улыбаются женщины, когда читают в мужских сердцах.
  - Ужин за тобой, юный мельник ! На голодный желудок я дом украшать отказываюсь, да и тебе не советую - все равно ничего путного из этого не выйдет.
  - Так рано же еще, целых две недели.
  - Кто празднику рад - накануне пьян. Это всякий знает. Куражу нет, ребенок! Все думаю: если дом украшу, может, и в душе праздник ощутится? У меня праздников не было столько лет, сколько ты не свете живешь. У всех были, а у меня в это же самое время не было. Мне судьба задолжала, андерстенд? И я хочу наконец свое получить. Я девушка бедная, долги прощать не могу.
  Они поужинали пельменями магазинскими. Это было все, на что был способен Лукин. Но в этом он пошел дальше отца. Старший Лукин даже хлеба себе не мог самостоятельно отрезать, всегда ждал, когда Вера подаст. Вероника вспомнила, как он садился за стол и раздраженно подгонял ее : хлеб давай, молоко, суп наливай - и все одновременно. Она металась, как официантка в первый день работы. За стол ее никогда не приглашали, она всегда стояла рядом и ждала. Когда мужики вставали из - за стола, она по - военному мыла посуду, а потом ела, но всегда стоя и второпях. Возможно, стоя и в гамаке - изысканный секс. Но никто не захочет всю жизнь таким образом. Так и с едой. Может, поэтому Вероника и была всегда толстой и всегда голодной.
   Вероника медленно ела пельмени и ждала, когда же ее посетит вдохновение. Во - первых, потому что просто не знала, что нужно делать, а во - вторых, потому что без вдохновения нечего было и браться.
  Откуда берется и куда безвозвратно уходит вдохновение? Что делает человека творцом? Талант... употребляют это слово по поводу и без повода, еще знать бы, что оно на самом деле значит. Одаренность... а это что ? От слова "дар". Люди, которым что - то подарили. Кто раздает эти подарки, по какому принципу? Да еще и отдыхает природа на потомках... или она отдыхает на детях гениев? Древние римляне думали, что свой гений есть у каждого человека. У каждого. Или, может, это древние римляне все поголовно были гениальными? Помнится, римляне кормили своих гениев цветами и плодами, уважали их гении также воскурения и возлияния. "Я сопьюсь," - обреченно подумала Вероника. И достала из холодильника фруктовые плоды и остатки мартини. С подоконника принесли маленькую пальму в горшке, воскурили сигареты. Но гении не приходили : то ли пальма им не понравилась, то ли сигареты . "Да пропади оно все к чертям собачьим!" - психанула Вероника, а в прихожей кто - то жалобно заскулил и залаял, и в комнату вбежали именно черти собачьи. Похожи они были на мопсов, мордочки черненькие, но с рожками и копытцами - как положено.
  - Какие миленькие! Мам, давай оставим себе одного!
  Но черти подбежали к Веронике, хвостами завиляли и в колени тыкались.
  - Чего угодно, хозяйка? Ты только прикажи, это мы сразу, мы уж расстараемся.
   Выклянчили колбасы со стола, напустили лужу на ковре, тапки погрызли и убежали сворой, просто растворились в прихожей. Зачем приходили ?
  Вероника стала соображать, как же она их материализовала. Просто назвала и психанула. Вырвалось как - то. Психовать по заказу Вероника не умела, и она стала вспоминать, как и что у нее получалось. Колдун Саня тоже рассердил, начальницу пожалела, причем искренне. Муж Николай - это вообще отдельная песня. Восемнадцать лет есть стоя и ходить с палочкой молчания - можно накопить теплых чувств. Выходит, надо чувствовать. Быть живым. И только. А коса здесь при чем? А коса здесь при всем. Это Вероника ни при чем. Не ее это все, это ей подарили. Выходит, она получила дар. Нет, это невыносимо ! Когда жить, если столько думать? Пора прибегнуть к первому правилу Скарлетт О Хара: подумаю об этом завтра. Лукин устал ждать и заныл:" когда украшать - то будем, мамик? И во что?
  И вдруг увидела Вероника, что на полу, возле табуреточки, на которой она посиживала, лежит штука такая - как же она называется? Одним словом, для пускания мыльных пузырей. "Пускатор мыльный" , - подумала Вероника и рассмеялась. Видно, черти собачьи притащили - больше некому. Так, год у нас обезьяний, значит будем делать себе джунгли. Ее разобрал смех.
  - Джуманджи! Бандерлоги, ко мне!!!
  А больше ничего про джунгли не вспомнилось.
  Открыла пробирочку мыльного пускатора и - вот оно, лоховское счастье - стала пузыри пускать. Сначала получалось плохо, отвыкла Вероника от этого полезного занятия. Но потом она приноровилась, и пузыри получались будь здоров: крупные, развесистые. Они красиво разлетелись по комнате, медленно опускались и ударялись об пол. Когда первый пузырь, который вышел комом, лопнул, на портьерах появилась обезьянка, но крошечная, с маленькими ручками и печальным сморщенным личиком. Мармазетка. Других бандерлогов просто не получилось. Лукин стал обезьянку подманивать, банан ей показывал, кис - кис - кис говорил, но обезьянка не давалась, только залезла еще выше, под самый потолок.
  Пузыри тем временем лопались, и посреди комнаты встало зимнее дерево, высокое, как в доме культуры. На елке, как положено, звезда. Пузыри лопались, а ветви отягощались огромными шарами, снежинками, зайчиками, шишечками. Пузыри лопались, а с елки струился золотой и серебряный дождь. Пузыри лопались, а под елкой на ватном снегу стоял Дед Мороз и внучка его, Снегурочка, и мешок с подарками при них. Пузыри лопались - и вот замигала гирлянда, а по потолку, по стенам протянулись лианы, а на них - бананы, бананы. И еще какие - то плоды, из которых по виду знаком был только ананас, да и то по картинкам. Птички крошечные сновали в ветвях, наполняя комнату райским пением. Увидев родственный пейзаж, обезьяна оживилась и полезла срывать бананы. Мало того, что она эти бананы ела, так еще и в Лукина шкурками бросалась. И стрекотала, как безумная. Решили назвать ее Бяка, она на это имя сразу начала отзываться. А потом пузыри внезапно кончились. Оно и к лучшему. Неизвестно, что могла бы напузырить изголодавшаяся по праздникам Вероника.
  Лукин обезьяну все же подманил, и она уселась у него на плече, пребольно укусив за ухо. Но Лукин взял ее за маленькие пальчики, пузик почесал и спать к себе потащил. Бяка пристроилась у него на голове, признала в нем близкого человека и поискала блошек. Да так и уснула. От приятного щекотания Лукин тоже разомлел и уснул. Зрелище было настолько трогательное, что Вероника уселась напротив в кресле и стала любоваться.
  Она очень устала. Сон подкрался к ней, как наемный убийца, и свалил моментально, контрольным выстрелом в голову.
  И СНИЛОСЬ ВЕРОНИКЕ, ЧТО ЛЕЖИТ ОНА НА ДНЕ РЕКИ И ШИРОКО ОТКРЫТЫМИ ГЛАЗАМИ СМОТРИТ НА НЕБО. ОНА НЕ ЧУВСТВОВАЛА СЕБЯ НИ ЖИВОЙ, НИ МЕРТВОЙ. НА ДНЕ ТЕЧЕНИЕ РЕКИ НЕ ОЩУЩАЛОСЬ. НО БЛИЖЕ К ПОВЕРХНОСТИ ВОДА ДВИГАЛАСЬ. РАНЬШЕ ОНА ПРЕДПОЧИТАЛА СИДЕТЬ НА БЕРЕЖКУ И НАБЛЮДАТЬ ЗА ТЕЧЕНИЕМ. ПОТОМ, ПОВИНУЯСЬ СОБЛАЗНУ, ВОШЛА В ПОТОК, И ПОТОК УТЯНУЛ ЕЕ НА САМОЕ ДНО. ОНА ЛЕЖАЛА ПОД ТОЛЩЕЙ ВОДЫ, НЕ В СИЛАХ ПОШЕВЕЛИТЬСЯ, НЕ В СИЛАХ ВСПЛЫТЬ, НЕ В СИЛАХ УМЕРЕТЬ. ЗАСТЫВШИМИ ГЛАЗАМИ, НЕ МИГАЯ, ОНА МОГЛА ТОЛЬКО СМОТРЕТЬ НА НЕБО. СОЛНЦЕ ВСХОДИЛО И ЗАХОДИЛО, НА НЕБЕ ЗАЖИГАЛИСЬ ЗВЕЗДЫ, ПОДНИМАЛИСЬ ЦАРСТВА И ГИБЛИ ЦАРСТВА, РОСЛИ ГОРОДА И ПРИХОДИЛИ В УПАДОК. ВСТАВАЙ, ВЕРОНИКА ! НО НЕТУ СИЛ ДАЖЕ ОТОЗВАТЬСЯ. НЕВОЗМОЖНО ПРИПОДНЯТЬСЯ, НЕВОЗМОЖНО РУКОЙ ПОШЕВЕЛИТЬ. СВИНЦОМ НАЛИЛОСЬ ВСЕ ТЕЛО. ОТКУДА ЖЕ ТАКАЯ СЛАБОСТЬ ? ОТКУДА ТАКАЯ УСТАЛОСТЬ В САМОМ НАЧАЛЕ ПУТИ ? ЛЕЖИТ ВЕРОНИКА НА САМОМ ДНЕ ПОЛНОВОДНОЙ РЕКИ... В ПОИСКАХ СВОЕЙ ДОЛИ ОНА ТОЛЬКО ПОМЕНЯЛА ОДНО ОДИНОЧЕСТВО НА ДРУГОЕ...
  
  Глава 7.ПОРОГ ТРЕТИЙ. ИРБИС.
  С утра пораньше заверещали птицы и разбудили обезьяну. Вероника очнулась от тяжелого сна, с трудом вынырнула из глубоких вод. Она так и проспала всю ночь сидя. Все тело было отсиженное, больное и непослушное. Бяка будила Лукина и тихо хныкала. В доме специфически воняло джунглями. Вероника поняла, что перестаралась. Главное, что ее беспокоило : откуда взялась Бяка и куда ее теперь девать? Закон сохранения материи гласит : если чего - то где - то нет, то что - то где - то обязательно есть. Значит, где - то Бяку ищут и беспокоятся. Она могла жить в зоопарке, в цирке или быть чьим - нибудь домашним животным. Вот не было у бабы заботы, так она себе купила порося. Расплата за легкомыслие. Придется идти на разведку в зоопарк.
  - Лукин, вставай, пойдем в разведку. Что - то я вчера погорячилась. Надо выяснить, откуда зверюшка.
  - Из лесу, вестимо. Никуда я не пойду. Дома буду. Ей одной оставаться страшно. Я стану ей родной матерью.
  И сын пошел умываться, ни на минуту не выпуская Бяку из рук.
  Вероника с ужасом прислушивалась к звукам, доносящимся из ванной. Было понятно, что Лукин уговаривает обезьяну умыться, а та капризничает. Если бы он хоть раз посмотрел на Веронику с такой нежностью! Но никакая мать и в подметки не годится ни щенку, ни хомячку, а уж тем более живой обезьяне редкой породы.
  - Ее же кормить чем - то надо !
  - Бананы твои, надеюсь, не картонные? А я еще ей кашки сварю сладенькой. Я ее никому не отдам. Она моя.
  - Нет, не твоя. Она живая, поэтому сама своя, а кто ее привез в наши края, был просто гад бесчувственный. Не открывай форточки, она простынет. И кури поменьше. А в зоопарк сходить придется, меня совесть замучает.
  - Тебе кто дороже : единственный ребенок или твоя мифическая совесть ?
  Да, совесть даже увидеть нельзя. А Лукин - вот он, с обезьяной на руках.
  Вероника позвонила на работу, врать ничего не стала, просто поленилась. Так и сказала : мне очень нужно в зоопарк. Мадам Калинкина почему - то не удивилась. Видимо, после недавних событий лимит удивления у нее был исчерпан. Лет десять уже не бывала Вероника в зоопарке. А теперь вот собралась и пошла.
  А город шаманил. Снегом кидался, витринами сверкал, вонял духами и апельсинами. В белые лабиринты свои заманивал, где можно пропасть навсегда и безвозвратно. Игрушки - подарки - надежды - цветы - автомобили - елки - бутылки... Праздничная истерия была в самом разгаре, но еще не достигла своего апогея. Ее неутомимо подогревали уличные торговцы на лотках, ящиках и коробках. Искушали, паразиты, ананасами, гирляндами елочными, конфеточками - бараночками.
  Вероника потерялась в лабиринтах улиц и забыла, зачем пошла. Бродила - глаза продавала, к общему сумасшествию приобщалась. Шлялась по магазинам, постепенно впадая в маразм шоппинга.
  Эх, прощай денежки за квартиру, свет, газ, телефон, прости - прощай мужнина заначка на черный день ! Восемнадцать лет по триста шестьдесят пять черных дней - это шесть тысяч шестьсот семьдесят черных, темно - серых и грязно - бурых дней. Получается всего по полтора рубля за день. Вот так прошла молодость - дешево и сердито. Но я не в обиде, я тебя прощаю за это, я честно, изо всех сил пытаюсь тебя простить, каждый день пытаюсь.
  Я прощаю тебя, муж, за то, что когда я рожала, ты был в рейсе.
  Я прощаю тебя за четыре аборта, причем один из них - без наркоза.
  Я прощаю тебя, бездушный ты и лживый сукин сын, за все болезни постыдные, что ты мне с трассы привез, а я молча вылечила.
  Прощаю тебя за ушки без сережек и руки без колец. За все бриллианты отсутствующие прощаю.
  Прощаю тебя за все дни рождения без гостей и подарков. За все платья и меха, за чулочки с резинками, которых никогда не было. За белье партизанское прощаю. За все пионы мои любимые ко всем праздникам неподаренные.
  А уж как я тебя прощаю за то, что не изменила тебе ни разу ! хотя несколько раз очень хотелось...
  Прощаю тебя. Только и ты уж меня прости, любимый, если что не так!
  Отпускаю тебя на все четыре стороны. Только уж и ты на этот раз отпусти меня. Чтобы не только ты был всегда свободен, но и я - свободна. Медленной смертью умирает любовь в цепях законного брака. Сиамские близнецы - любовь и свобода, друг без друга не живут.
  
  
  
  
  Наконец застыла неподвижно у витрины, где на холоде красовалась дамочка в трусах и лифчике - вернее, каких - то хлястиках вместо того и другого. Вероника скептически рассматривала ее, а дамочка скептически рассматривала Веронику своими стеклянными глазками.
  - Ну что, целлулоидная ты моя раба любви ! Вон как тебя запрягли черт знает во что - как же ты в этом ходишь?
   Раба любви обиделась, зябко изогнулась, губки пластмассовые надула :
  - А в этом и не ходят. Это эротическое белье - чтобы мужчине легче было стягивать его зубами.
  - Тогда уже сделали бы его и съедобным. Чтобы не только стягивал зубами, но сразу и ел.
  - Это будет модно в 2005 году, дизайнеры нашего модного дома как раз работают над этим. Будут выпущены комплекты со вкусом клубники, пива с раками и шашлыка. А в этом году можем вам порекомендовать...
  И начала быстренько демонстрировать на себе плоды болезненной фантазии ихних дизайнеров. Вероника так поняла, что они, все как один, были изможденными импотентами и женоненавистниками.
  - Ну что, так и будем на морозе стоять ? Может, пройдем в закрома ?
  - Как будете платить - наличными или кредиткой ?
  Вот сука резиновая. Видит же отлично, что никакой кредитки у нее нет и быть не может.
  Вероника подумала немного, посмотрела на эту эротическую дрянь своим проникновенным взором, и внезапно та превратилась в обыкновенную живую девицу. Девица сначала стояла в витрине неподвижно, держала еще форс. Но через пятнадцать минут - не май месяц - начала метаться за стеклом, как раненая птица. Собиралась толпа. Народ оживленно дискутировал, что это : съемки скрытой камерой или такая рекламная акция. Остановилась пятерка БМВ, немного понаблюдала, потом опустились затемненные стекла и вальяжный голос произнес : "давайте эту подругу по - быстрому сюда, пока совсем не замерзла, мы ее сейчас вчетвером и отогреем..." Раба любви умоляюще протянула руки. Вероника была добрая, зла не помнила. Когда бык подошел, манекен смотрел на него стеклянными глазами. "Во дают, "- сказал бык и ушел ни с чем.
  - Смотри у меня. Еще один такой фокус - пожизненно будешь так стоять, но уже в Ханты - Мансийске.
  - Благодарю тебя, добрая госпожа. Окажете честь, благодарим за покупку.
   И ручку простерла приглашающим жестом.
  То - то. Когда Вероника вошла, все обрадовались ей, как родной. Словно только ее и ждали. Начали метать на прилавок связки кружевного, воздушного, нескромного и вызывающего. Вероника долго, со смыслом в этом разврате копалась, в итоге остановилась на чем - то в гнусный мелкий цветочек со шнуровкой, напоминающем о борделях эпохи Мопассана. И еще пижаму купила шелковую топленого молока и тапочки со страусовыми перьями - в тон. Мужик незнакомый стоял рядом и все это время заглядывал ей через плечо, тоже выбирал. Потом спросил : " ну куда такие тапки - с перьями ?" Вероника бровь подняла и нахала на место поставила :
  - Вы что, мужчина ! Да без таких тапок, как в деревне без нагана - тяжело...
  
  
  
  А в эту самую минуту Коля Лукин шел по трассе больше ста. Погода была дрянь. Мокрый снег хлопьями : кому романтика, а водителю геморрой. Но Коля жал на газ, потому что дело было к вечеру, а он явно выбился из графика. У Коли все привалы и ночевки были расписаны, он знал эту трассу, как свои пять пальцев. Каждый поворот, каждую кочку. Знал, где обычно стоят гаишники, да и гаишников здешних всех знал. Коля был ветеран этой трассы. Он любил ее, и за это она несла его без аварий в любую погоду. Тьфу - тьфу - тьфу.
  А в этот раз Коля вдобавок вез груши - полный трейлер груш, поэтому счет шел сначала на часы, а сегодня уже на минуты. Обычно Коля с фруктами не связывался, но на этот раз Рустам уболтал. Уж очень деньги были хорошие.
  На этом участке можно было особо не напрягаться : односторонка, покрытие хорошее. Коля решил пивнуть кофейку из термоса прямо на ходу, не было уже времени останавливаться. Спереди никого, сзади никого - самое время подкрепиться. Быстрым движением стаканчик опрокинул в горло, а когда снова через две секунды обратил свой взор на дорогу, то пришлось со всей силы ударить по тормозам, да так, что машину начало болтать в снежном месиве. Прямо посреди дороги неподвижно сидел черный пес огромных размеров. Коля был водитель старой школы. Это молодежь с правами купленными могла запросто собаку переехать. А Коля знал : первая собака, вторая собака, а третья - человек. Кроме того, трасса ему была и кормилица, и жена, и мать родна. А всякий нормальный дальнобойщик знает, что черный пес на дороге - быть беде.
  Странно, пес сидел совершенно неподвижно, несмотря на то, что на него со страшной скоростью неслась громада колиного трейлера. Когда Коля своего стального коня кое - как остановил, пес бесследно исчез. Ах ты, мать твою ! Все, быстрей бы Луговое, там его уже Зинаида дожидается. Устал, просто устал, засыпаю уже за рулем. Коля вышел на холод, ноги размял и снегом как следует умылся. Руки тряслись, просто ходуном ходили. Коля дрожь унял, собрался с силами. Сел, завел. Сцепление - газ - поехала родная. Через пятнадцать минут, только радио включил и хотел было притопить - опять. Сидит. Ни объехать, ни перепрыгнуть. Коля начал давить на сигнал, а сигнал у него крутой, вольвовский. Сирена завыла и улетела в пустынные поля, а пес сидел, как приклеенный, и не реагировал. Коля коня своего железного остановил и головой упал на руль. Ноги болели, сердце екало. Он уставился на светлый лик Николая Угодника, которого всегда возил с собой на приборной панели : а ты куда смотришь ? Но Николай Угодник глаза почему - то отводил, и Коля понял, что сегодня как раз тот день, когда ему придется рассчитывать только на самого себя. Надо ли говорить, что в третий раз Колю прошиб холодный пот, и он твердо решил, что Рустам может идти к Аллаху, а жизнь одна. Чтоб вы знали, дальнобойщики еще суевернее актеров и спортсменов, потому что у них в конце выступления не аплодисменты, а жизнь или смерть. Тем более, что обозначилась вдруг своротка. Сколько лет Коля утюжил эту трассу, а своротки такой не видал. И указатель ржавый, надпись неразборчивая. Педантичный Коля плюнул на график, на Зинаиду, на груши эти треклятые, и поехал - навстречу своей судьбе.
  А черный пес посмотрел ему вслед внимательно и побежал, держась обочины, обратно. На перекресток трех дорог.
  
  
  
  
  Так, а куда же это я шла ?..
  Да в зоопарк же ! Слаба оказалась Вероника, не устояла перед искушением. Теперь предстояло заняться судьбой пакостливой Бяки.
  Она шла по тихой улочке в сторону зоопарка и размышляла. В магазинах ее никогда по - человечески не обслуживали. Вечно она стояла там, как дура, и ждала, пока на нее обратят внимание. Вечно ей грубили, громко отчитывали на весь зал, поторапливали и обсчитывали. Почему это : одета, как беженка, или они сквозь карман видят, сколько денег у тебя в кошельке ? За продуктами еще ладно, а купить какую - то крупную вещь для нее было настоящим мучением. Даже платье или пару обуви. Он нее отмахивались, бросаясь навстречу другим. Ее не любили и не уважали, даже за ее деньги.
  - А вы с ними построже, построже. Они это любят. А мы уж заждались, Ирбис сам не свой, а вы, оказывается, за покупками зашли. А мы - то волновались !
  Она стояла в воротах зоопарка, а ей прямо в ухо кричал служитель в форменной одежде и в фуражке с надписью золотыми буквами "ЗОО"
  - Вы кто ? Вы почему мне в ухо кричите ?
  - Да Страж Порога я тутошний, ждем мы вас, волнуемся. Изольда - то наша у вас? Как она там, теперь с сыночком вашим ? А про сферу обслуживания я очень вас понимаю, натерпелся. Тут навык нужен, и нахальства побольше. А нахальства, простите, вам вообще бы не помешало и в ежедневной практике. Пугливы уж очень. Аки лань. Нельзя так. Вы к Ирбису ступайте, сегодня как раз раздача подарков. Подарок просите, требуйте лучше, за горло берите, Вероника Аркадьевна. У наших бы вам поучиться. Принципам успешной охоты. Куда прешь без билета, покемон обмороженный ? Простите, Вероника Аркадьевна, это я не вам. Детишки - с ! Одно слово - безотцовщина !
  Но Вероника только отмахнулась и пошла туда, куда повел ее указатель "начало осмотра".
  Наконец - то умолкла человеческая речь, и она почувствовала, что после долгих скитаний вернулась домой. Это была радость, замешанная на боли, потому что она знала : она пришла, но не сможет остаться. И все звери , птицы, гады и рыбы потянулись к ней, потому что это была она - Древняя Темная Мать, Рея, Кибела, Артемида. Повелительница зверей. И зазвучал в священной тишине бубен шамана. Они смотрели ей прямо в глаза : канадская пума, енотовидная собака и бурый медведь. У детеныша капуцина резались зубки. Он плакал и прижимал к себе мягкую тряпочку - ему хотелось тепла. Все хотят маму. А он был сирота. Когда самка живет в неволе, она не хочет заботиться о детях. Вероника посмотрела на него, и боль утихла, и капуцин наконец уснул.
   Соседний вольер был пуст. Надпись гласила : обезьяна - игрунок из породы мармазеток. Кличка - Изольда. Похищена неизвестными вандалами. Вернувшему - вознаграждение тысяча долларов. Вот интересно, что лучше : жить в вонючем вольере за решеткой, но все - таки быть Изольдой, и у всех на виду. Или жить просто дома, но быть безвестной Бякой. Это у самой Изольды надо спросить.
   Заметалась в вольере черная пантера, страшное порождение темных сил ночи. В древних культах она считалась символом обратного пути из тьмы - к свету, воскресения после смерти. Вероника стояла возле клетки с летучими мышами и знала, что теперь обретет способность распознавать скрытый смысл сказанного и недосказанного. Свободная, как птица, отважная, как лев, хитрая, как лиса. А вот и он - Ирбис, снежный барс. Они стояли и смотрели друг на друга - зеленые глаза зверя, синие глаза смертной женщины. Говорят, снежный барс не поедает плоть своей жертвы, а только пьет ее кровь. Поглощает жизненную силу врага в чистом виде. Сколько можно жить в плену у прошлых страхов... Сначала бояться своей слабости, теперь бояться своей силы. Всюду демоны - так укроти их, Вероника, потому что нет никого страшнее и нет никого трусливее наших демонов. "Подарок, - подумала Вероника, - я хочу подарок. Или я не заслужила ?"
  И ответил зеленоглазый обитатель заснеженных вершин :
  - Когда заслужила - это не подарок, это то, что тебе положено по праву. Подарок не надо заслуживать, подарок ты получаешь просто за то, что ты у кого - то есть. А если тебе давно ничего не дарили, значит, тебя ни у кого нет. Ты есть только сама у себя, поэтому можешь отправляться в путь и не оглядываться. Ищи свой настоящий дом - место, где ты у кого - то есть. Ступай, Вероника, и больше никогда ничего не бойся. Люди - всего лишь люди, они не так страшны, как хотят казаться...
  Вероника повернулась и пошла, храня в памяти взгляд зеленых глаз. Зоопарк закрывался. Назойливый Страж Порога суетился, выпроваживая последних посетителей.
  - Ну как там Изольдочка - то наша ? Она ведь простывши была, все тосковала последнее время. Виделись с ним - то ? Говорили ? Вот и славненько. Сейчас воротца за вами закрою, как только ключик в замочке поверну, тут вы подарок свой и получите. Счастья вам в Новом году !
  И закрылись воротца, и щелкнул ключик в замочке, и легла на плечи Веронике шуба неописуемой красоты - серая, в темных леопардовых пятнах. Королевский подарок женщине, которая ищет свой путь Домой.
  В новой шубе началась совсем другая жизнь. Не успела Вероника пройти и десяти шагов, подкатила машина и остановилась прямо перед ней. Вероника редко ездила на частниках, а если и доводилось, то ловить машину всегда приходилось подолгу. Останавливались всегда какие - то коросты.
  - Девушка, вам куда ?
  - На такой красавице - да хоть на край света !
  И они помчались, и вечерний город ковром ложился им под колеса, пространство бесшумно сворачивалось со скоростью сто километров в час.
  - Негоже в такой шубе поздним вечером одной разгуливать, а я все равно катаюсь. У нас с ласточкой времени навалом, мы не торопимся. А денег нам не надо - мы люди не бедные, мы красивых женщин бесплатно катаем.
  Вот что значит хороший мех на слабых женских плечах. Царь природы человек на самом деле совсем недалеко ушел от тех, на кого ходит посмотреть в зоопарк. Человеческие особи заинтересованно реагируют на те же сигналы : пестроту чешуи, богатство оперения, специфические запахи. Нас точно так же впечатляет демонстрация физической силы. Правда, чем выше интеллект человеческой самки, тем более сильные средства надо применять, чтобы склонить ее к спариванию.
  Вероника ключик в замочек вставила, и вот она у себя. В джунглях для шизофреников, где посреди лиан возвышается елка. Телефон просто надрывался, Вероника подбежала, на ходу обувь стаскивая.
  - Вероника Аркадьевна ? Фирма "Золотое дно". Вы наше приглашение получили ? У нас послезавтра тираж новогодней лотереи, но вам мы вручаем главный приз как лучшему клиенту - эксклюзивный гарнитур с черными бриллиантами.
  - Тут какая - то ошибка, я в жизни у вас ничего не покупала.
  - Ошибки быть не может, все правильно. Вероника Аркадьевна. По мужу Лукина, в девичестве Свиридова. А в 1990 году заходили ? И покупали ? Не купили, потому что денег не было ? Но примеряли же, битый час перед зеркалом ? Что же вы мне голову морочите ? Послезавтра в восемнадцать часов в помещении нашего магазина - чтобы непременно. Иначе вы нам всю презентацию сорвете !
  Вышел сонный Лукин с сонной Бякой на плече.
  - Телефон весь вечер надрывается. А у нее температура. Я ей лекарство дал. Она принимать не хотела, пришлось тоже выпить за компанию. Вот мы и спим целый день - болеем.
  - Ты ее можешь хоть сейчас вернуть за вознаграждение. Тебе зоопарк за нее тысячу долларов выплатит, сможешь на каникулы за границу поехать.
  На нее с ужасом и осуждением смотрели четыре глаза : два детских и два обезьяньих. Дрожащим голосом Лукин спросил :
  - А если за меня дадут тысячу долларов, ты меня тоже отдашь ?
  - За тебя не дадут.
  Лукин хотел обидеться, но передумал, потому что заметил шубу.
  - Это мы где так прибарахлились ?
  Не моргнув глазом, Вероника ответила :
  - Ирбис подарил.
  - Так я и знал, что все это неспроста. Ты за иностранца замуж выходишь. А познакомилась по переписке, как тетя Света Гаврилова.
  - Что за жизнь у вас : любовь по переписке, секс у вас по телефону. Я, знаешь ли, предпочитаю по старинке - фулл контакт. Чтобы нечаянно нагрянула, когда ее совсем не ждешь. Топайте спать, а то у вас уже лица настолько одинаковые, что сразу и не скажешь, кто от кого произошел.
  Вероника открыла красивые коробки, достала пижаму, белье скандальное и тапки в перьях. Белье напялила, сверху шубу - и к зеркалу. Косу приладила для полноты впечатления и залюбовалась. Та, что отразилась в зеркале, была опасная особа. Они долго смотрели друг другу в глаза. Зазеркалье внезапно осветилось заревом костра. Вероника поняла, что устала и не в силах бороться со сном. Легла и уплыла по сонной реке - в новой пижаме. С тихим стуком упали на пол тапочки со страусовыми перьями цвета топленого молока.
  
  
  
  
  Глава 8. ВЕДЬМА ДОЛЖНА СТОЯТЬ ГОЛОЙ ПЕРЕД СВОИМ ПАЛАЧОМ.
  
  В ПОДВАЛЕ БЫЛО ХОЛОДНО И СЫРО, А СУДЬЮ МУЧИЛА ПОДАГРА. ЗЯБКО ЕЖИЛИСЬ ПРОКУРОР, НОТАРИУС И ВРАЧ, ПОНЯТЫЕ ПРОТИРАЛИ КРАСНЫЕ ГЛАЗА. ДОПРОСЫ ШЛИ ДНЕМ И НОЧЬЮ. ВСЕ ЧЛЕНЫ СВЯЩЕННОГО ТРИБУНАЛА ОЧЕНЬ УСТАЛИ.
  ПАЛАЧ ВВЕЛ АГНЕССУ СПИНОЙ ВПЕРЕД, ЧТОБЫ ИСКЛЮЧИТЬ ОКОЛДОВАНИЕ ВЗГЛЯДОМ. АГНЕССЕ БЫЛО СЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ, ВИД У НЕЕ БЫЛ ИЗМУЧЕННЫЙ, НО ОНА БЫЛА ДИВНО ХОРОША.
  АГНЕССА ОБВИНЯЛАСЬ ВМЕСТЕ С МАТЕРЬЮ, БОГАТОЙ ВДОВОЙ АННОЙ. МУЖ ОСТАВИЛ АННЕ СОЛИДНОЕ ИМУЩЕСТВО, ПОЭТОМУ СУДЬЯ ТОРОПИЛСЯ С РАССМОТРЕНИЕМ ДАННОГО ДЕЛА.
  СВИДЕТЕЛИ УЖЕ БЫЛИ ОПРОШЕНЫ, И ОНИ ПОКАЗАЛИ, ЧТО ВЫШЕУКАЗАННЫЕ ЖЕНЩИНЫ ЧАСТО И ПОДОЛГУ БРОДИЛИ ПО ЛЕСАМ, СОБИРАЯ КОЛДОВСКИЕ ТРАВЫ. СВОИМИ ЧАРАМИ ОНИ ВЫЗВАЛИ В ОКРУГЕ ГРАДОБИТИЕ, ОТ КОТОРОГО ПОСТРАДАЛ УРОЖАЙ. КРОМЕ ТОГО, ИЗВЕСТНЫ СЛУЧАИ, КОГДА ОНИ ВЗГЛЯДОМ НАВОДИЛИ ПОРЧУ НА ДРУГИХ ПРИХОЖАН.
  НА ОСНОВАНИИ ЭТИХ ПОКАЗАНИЙ КВАЛИФИКАТОР ВЫДВИНУЛ ОБВИНЕНИЕ В ЕРЕСИ .
   СВЯТАЯ ИНКВИЗИЦИЯ ДЕЛИЛА ВСЕХ ВЕДЬМ НА ТРИ РОДА:
  ТЕ, КОТОРЫЕ ВРЕДЯТ, И НЕ МОГУТ ИЗЛЕЧИТЬ
  ТЕ, КОТОРЫЕ ЛЕЧАТ И НЕ ВРЕДЯТ
  ОБВИНЯЕМЫЕ АГНЕССА И АННА ПРИНАДЛЕЖАЛИ К ТРЕТЬЕМУ РОДУ, САМОМУ ОПАСНОМУ. ИХ ТАКЖЕ ОБВИНЯЛИ В ТОМ, ЧТО ОНИ ПОЖИРАЮТ ДЕТЕЙ, КАК ЖИВЫХ, ТАК И МЕРТВЫХ, ДЛЯ ЧЕГО ВЫКАПЫВАЮТ ИХ ИЗ МОГИЛ. И ЕЩЕ МНОГО ДРУГОГО СОДЕРЖАЛОСЬ В ФОРМУЛЕ ОБВИНЕНИЯ.
  СУДЬЯ БЫЛ ЧЕЛОВЕКОМ ИСКУШЕННЫМ. ОН ЗНАЛ, ЧТО СНАЧАЛА НАДО СЛОМИТЬ УПОРСТВО ДОЧЕРИ. ОН РАСПОРЯДИЛСЯ ВО ВРЕМЯ ДОПРОСА СОДЕРЖАТЬ АННУ В СОСЕДНЕЙ КОМНАТЕ, ЧТОБЫ КРИКИ ДОЧЕРИ БЫЛИ ЕЙ ХОРОШО СЛЫШНЫ И ПОБУДИЛИ ЕЕ К СКОРЕЙШЕМУ РАСКАЯНИЮ.
  ПАЛАЧ РАЗДЕЛ АГНЕССУ ДОНАГА И НАЧАЛ ОСМАТРИВАТЬ ЕЕ ТЕЛО С ТЕМ, ЧТОБЫ НАЙТИ НА НЕМ АДОВУ ПЕЧАТЬ. ДЛЯ ЭТОГО ОН ВЗЯЛ БОЛЬШУЮ ИГЛУ И КОЛОЛ ЕРЕТИЧКУ ДО КРОВИ, ЧТОБЫ ОБНАРУЖИТЬ НА ТЕЛЕ МЕСТО, НЕЧУВСТВИТЕЛЬНОЕ К БОЛИ.
  АГНЕССА БОЛЬ ЧУВСТВОВАЛА, НО НА ПРАВОЙ ГРУДИ У НЕЕ БЫЛА БОЛЬШАЯ РОДИНКА В ФОРМЕ БАБОЧКИ, КОТОРАЯ НЕ МОГЛА БЫТЬ НИЧЕМ ИНЫМ, КАК ЧЕРТОВОЙ ПЕЧАТЬЮ.
  ПАЛАЧ ПОДНИМАЛ ЕЙ РУКИ И РАЗДВИГАЛ НОГИ. ПОЖИЛОЙ СУДЬЯ В ЭТО ВРЕМЯ ДУМАЛ: СКОЛЬ МУДР БЫЛ ПАПА КЛИМЕНТ ПЯТЫЙ, ОПРЕДЕЛИВШИЙ МИНИМАЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ ИНКВИЗИТОРА В СОРОК ЛЕТ.
  В КАМЕРЕ ПЫТОК ВЕДЬМА ДОЛЖНА СТОЯТЬ ГОЛОЙ ПЕРЕД СВЯТЫМИ ОТЦАМИ И СВОИМ ПАЛАЧОМ. РАЗДЕВАЛИ ВСЕГДА :ЗАМУЖНИХ И ДЕВИЦ И ДАЖЕ СОВСЕМ МАЛЕНЬКИХ ДЕВОЧЕК. ВЕДЬМА ДОЛЖНА БЫТЬ ОКОНЧАТЕЛЬНО УНИЖЕНА, ПОЭТОМУ ПУСТЬ СТОИТ ГОЛОЙ ПЕРЕД МУЖЧИНАМИ.
  СНАЧАЛА ПАЛАЧ СБРИЛ ЕЙ ВОЛОСЫ НА ВСЕМ ТЕЛЕ. А ТЕ, ЧТО СБРИТЬ БЫЛО НЕВОЗМОЖНО, ПРОСТО ОПАЛИЛ, КАК ПЕРЬЯ У ПТИЦЫ, А ЗАТЕМ ОБРИЛ ГОЛОВУ. ДЛИННЫЕ СВЕТЛО - РУСЫЕ ВОЛОСЫ УПАЛИ К НОГАМ АГНЕССЫ. ПРЕЖДЕ, ЧЕМ ПРИСТУПИТЬ К ДОПРОСУ С ПРИМЕНЕНИЕМ ПЫТКИ, СЛЕДОВАЛО ТЩАТЕЛЬНО ОБРИТЬ КОЛДУНЬЮ, ЧТО НАМНОГО ОСЛАБЛЯЕТ ЕЕ СПОСОБНОСТЬ К ОКОЛДОВАНИЮ .
  АГНЕССЕ ДАЛИ ВЫПИТЬ БОКАЛ СО СВЯТОЙ ВОДОЙ, КУДА ВЛИЛИ ОДНУ КАПЛЮ ОСВЯЩЕННОГО ВОСКУ. ПРИ ЭТОМ ИНКВИЗИТОР ГРОМКО МОЛИЛСЯ ПРЕСВЯТОЙ ТРОИЦЕ.
  АГНЕССА ЕЩЕ НЕ ПОЗНАЛА МУЖЧИНУ. ПОЭТОМУ, СТОЯ ОБНАЖЕННОЙ И НАГОЛО ОБРИТОЙ ВО ВСЕХ МЕСТАХ ПОД ПЫТЛИВЫМИ МУЖСКИМИ ВЗГЛЯДАМИ, СИЛЬНО ПЛАКАЛА И НЕ СМОГЛА ВНЯТНО ПРОИЗНЕСТИ ФОРМУЛУ ОТРЕЧЕНИЯ ОТ САТАНЫ. ЭТО СВИДЕТЕЛЬСТВОВАЛО ПРОТИВ НЕЕ, ЧТО И БЫЛО ЗАНЕСЕНО В ПРОТОКОЛ. ОНА ПОЛНОСТЬЮ ОТРИЦАЛА СВОЮ ВИНУ И ГРОМКО ПРИЗЫВАЛА СВЯТУЮ ДЕВУ. ТОГДА ЕЕ ПРЕДУПРЕДИЛИ, ЧТО К НЕЙ БУДУТ ПРИМЕНЕНЫ ОСОБЫЕ СРЕДСТВА.
  ПАЛАЧ ПРОДЕМОНТСТРИРОВАЛ ЕЙ СНАЧАЛА ЖОМ, КОГДА БОЛЬШОЙ ПАЛЕЦ УЩЕМЛЯЛСЯ МЕЖДУ ВИНТАМИ, И ИЗ НЕГО ОБИЛЬНО ТЕКЛА КРОВЬ. ЕСЛИ ПОСЛЕ ПЫТКИ ЖОМОМ ТЫ НЕ СОЗНАЕШЬСЯ, ТО БУДЕШЬ ПЫТАЕМА НОЖНЫМ ВИНТОМ, ИНАЧЕ НАЗЫВАЕМЫМ ИСПАНСКИМ САПОГОМ. ПРАВАЯ НОГА БУДЕТ ЗАЖАТА МЕЖДУ ДВУМЯ ПИЛАМИ, КОСТЬ БУДЕТ РАСПИЛИВАТЬСЯ ДО ТЕХ ПОР, ПОКА НЕ ВЫЙДЕТ КОСТНЫЙ МОЗГ.
  ТРЕТЬЯ СТЕПЕНЬ ДОПРОСА ПРЕДПОЛАГАЛА ВЫТЯГИВАНИЕ. ТЕБЕ СВЯЖУТ РУКИ ЗА СПИНОЙ, ТЕБЯ ПОЛОЖАТ НА ДЕРЕВЯННУЮ ЛЕСТНИЦУ, УТЫКАННУЮ ОСТРЫМИ КОЛЬЯМИ, ВЕРЕВКУ ПЕРЕБРОСЯТ ЧЕРЕЗ БЛОК И БУДУТ ВЫТЯГИВАТЬ ТВОЕ ТЕЛО ДО ТЕХ ПОР, ПОКА НЕ ВЫВИХНУТ ВСЕ СУСТАВЫ, И ТАК НЕСКОЛЬКО РАЗ.
  ЕСЛИ ТЫ И ТОГДА НЕ ПРИЗНАЕШЬСЯ, ТО К БОЛЬШОМУ ПАЛЬЦУ НОГИ БУДУТ ПРИВЯЗАНЫ ТЯЖЕСТИ, И ПЫТКУ БУДУТ ПОВТОРЯТЬ ДО ПОЛНОГО РАЗРЫВА СВЯЗОК. В ЭТО ЖЕ ВРЕМЯ ТЕБЯ БУДУТ БЕСПРЕРЫВНО СЕЧЬ РОЗГАМИ. ИНОГДА ВО ВРЕМЯ ЭТОЙ ПЫТКИ У ЖЕНЩИН ОТРЫВАЮТСЯ РУКИ.
  ЕСЛИ ПРИЗНАНИЯ НЕ ПОСЛЕДУЕТ, ТО ТЕБЕ ПРИДЕТСЯ ИСПЫТАТЬ ДЕРЕВЯННУЮ КОБЫЛУ, КОТОРАЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ИЗ СЕБЯ ТРЕУГОЛЬНУЮ ПЕРЕКЛАДИНУ. ТЕБЯ УСАДЯТ ПРЯМО НА ОСТРЫЙ УГОЛ И НА НОГИ ПОДВЕСЯТ ТЯЖЕСТИ, ТАК ЧТО ОСТРЫЙ КОНЕЦ БУДЕТ МЕДЛЕННО ВХОДИТЬ В ТВОЕ ТЕЛО.
  ЗА ДЕРЕВЯННОЙ КОБЫЛОЙ ОБЫЧНО СЛЕДУЕТ ОЖЕРЕЛЬЕ. ТЕБЕ ОДЕНУТ МЕТАЛЛИЧЕСКИЙ ОШЕЙНИК, УТЫКАННЫЙ ИЗНУТРИ ГВОЗДЯМИ. А НОГИ В ЭТО ВРЕМЯ БУДУТ ПОДЖАРИВАТЬ НА ОГНЕ. СЗАДИ БУДУТ КРУТИТЬ КРУГЛУЮ ПИЛУ, КОТОРАЯ БУДЕТ ВЫРЫВАТЬ ТЕБЕ МЯСО ИЗ СПИНЫ.
  УВИДЕВ ВСЕ ЭТО, АГНЕССА УПАЛА НА КОЛЕНИ И ВЗМОЛИЛАСЬ.
  - Я МОЛОДА И НЕВИНОВНА, Я НЕ ДЕЛАЛА НИЧЕГО ТАКОГО, В ЧЕМ МЕНЯ ОБВИНЯЮТ. ДОБРЫЕ ЛЮДИ, Я БОЮСЬ БОЛИ И НЕ ВЫДЕРЖУ ЕЕ. ЕСЛИ ТАК НАДО ВО ИМЯ ТОРЖЕСТВА ГОСПОДА, Я ГОТОВА ПРИЗНАТЬ СВОЮ ВИНУ. НО МОГУ ЛИ Я СОЛГАТЬ ? НЕ БУДЕТ ЛИ ЭТО СМЕРТНЫМ ГРЕХОМ, ЗА КОТОРЫЙ Я НЕ ПОЛУЧУ ПРОЩЕНИЯ ? НЕ ПОГУБЛЮ ЛИ Я ЭТОЙ ЛОЖЬЮ СВОЮ БЕССМЕРТНУЮ ДУШУ ?
  СУДЬЯ СЛЫШАЛ ЭТИ СЛОВА НЕ РАЗ И ХОРОШО ЗНАЛ, ЧТО ТЕПЕРЬ ОН ПОЛУЧИТ ДОБРОВОЛЬНОЕ ПРИЗНАНИЕ. ОН ОБЪЯВИЛ ПЕРЕРЫВ. АГНЕССУ ПРИВЯЗАЛИ К ПЫТОЧНОЙ СКАМЬЕ, И ПОКА ПАЛАЧ СЕК ЕЕ РОЗГАМИ С МЕТАЛЛИЧЕСКИМИ КРЮЧЬЯМИ НА КОНЦАХ, ВЕСЬ ТРИБУНАЛ ОТПРАВИЛСЯ ПОДКРЕПИТЬСЯ.
  СТРАШНЫЕ КРИКИ ОГЛАШАЛИ ПОДВАЛ. В СОСЕДНЕМ ПОМЕЩЕНИИ НА КОЛЕНЯХ СТОЯЛА АННА, НО МОЛИТВА НЕ ШЛА ИЗ ЕЕ ДУШИ. ОНА НИ О ЧЕМ НЕ ПРОСИЛА. ОНА ЗВАЛА СКОРУЮ СМЕРТЬ. В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ДЛЯ ДОЧЕРИ. АННА ЗНАЛА ХОТЯ БЫ РОДОВЫЕ МУКИ. ОНА МНОГО РАЗ РОЖАЛА, НО ИЗ ОДИННАДЦАТИ ДЕТЕЙ, КОТОРЫМИ НАГРАДИЛ ЕЕ ГОСПОДЬ, ВЫЖИЛА ТОЛЬКО АГНЕССА. ЕДИНСТВЕННОЕ, ЗА ЧТО ПЫЛКО ВОЗБЛАГОДАРИЛА ГОСПОДА ВДОВА, ТАК ЭТО ЗА ТО, ЧТО МУЖ ЕЕ И ОТЕЦ АГНЕССЫ НЕ ДОЖИЛ ДО ЭТОГО ДНЯ...
  
  
  
   Вероника проснулась в холодном поту - она была напугана до смерти. Было еще очень рано, дом хранил сонную тишину. Вероника прошла в гостиную. Райские птицы загадили ковер, и Вероника раздраженно махнула рукой, пробормотав "кыш - кыш - кыш". Сонные птицы выстроились в какое - то подобие косяка и улетели куда - то во тьму коридора. Вероника взяла совочек и ползала в своем неглиже цвета топленого молока, собирая птичий помет. Сама виновата, соображать все - таки надо. Услужливо замигала гирлянда на елке и запахли экзотические цветы. Вероника встала на стул, сорвала плод, названия которого не знала. Начинался обычный день, и ей предстояло снова свести в одну плоскость две отдельных реальности, в которых ей приходилось существовать. Но ее это больше не пугало. "Моя реальность - мои правила ", - подумала Вероника. Гуляя по своему зазеркалью, она могла создавать себе любое мнимое бытие и перетаскивать его по своему желанию в этот мир. Последствия этой деятельности не всегда предсказуемы, но пока ничего страшного не произошло. Или произошло, только она об этом не догадывается ? Одно она знала точно : даже если все эти чары сейчас рассеются раз и навсегда, Вероника уже никогда не будет прежней, и к прежней жизни возврата нет.
  Для женщин характерно держаться за прошлое : хранить старые платья, клубки шерсти, из которых никогда ничего не будет связано, старые письма и открытки. Женщины понимают, что жизнь состоит из мелочей, а не из подвигов и свершений, как думают мужчины. Недаром римские богини Парки, у греков Мойры- обычные пряхи, которые вечно тянут нить судьбы, пока она вдруг не оборвется. Клото прядет, Лахесис закручивает похитрее, Атропос обрывает. Старая ткань ее обыденной жизни окончательно протерлась, образовалась дыра, откуда посыпались дары непонятного свойства. Эти дары ей предстояло принимать, сохраняя ясность рассудка. Пройти по лезвию бритвы между тьмой и светом - задача непосильная для обыкновенной женщины, но иного выхода нет. Спящая красавица проснулась, Вероника вышла из комы. Снова закрыть глаза и прикинуться спящей вряд ли получится, события приняли необратимый характер. Наметился еле уловимый переход окружности ее жизни в касательную, и с этим уже ничего нельзя было поделать. Вероника поняла, что ее человеческая личность, которая должна была способствовать выживанию и личному росту, наоборот делала все возможное, чтобы привести Веронику к полному поражению на всех фронтах. Вероника отреклась от себя и, как змея, просто сбросила старую кожу. Естественно, нельзя было ожидать, что этот процесс будет приятным или хотя бы безболезненным. Свобода всегда желанна, но путь к ней тернист.
  
  Глава 9. О ПОЛЬЗЕ ГАДАНИЯ НА КАРТАХ.
  
  Зинаида всю ночь не спала и сейчас была на пределе - рвала и метала. Уже пять лет она верой и правдой ублажала справного мужика Колю Лукина и в последний год все чаще намекала ему, что хозяйство ей содержать одной все труднее и труднее. Тем более, что годы идут, а она - Зинаида - не молодеет. То, что началось как случайная связь, постепенно приобрело характер семейной жизни. Зинаида была женщина порядочная, себя соблюдала. Была замужем, но муж оказался пустяковым пьяницей, от него в хозяйстве был только один урон. Зинаида его долго терпела, но когда дочь подросла и уехала в город учиться, мужа откровенно поперла. Он что - то вякал про раздел имущества, но Зинаида ему четко и ясно объяснила, что свою долю имущества он уже давно прогулял. Зинаида была женщина - кремень, с ней эти номера не проходили.
  Поселок раньше был передовым колхозом. Русская деревня выдержала коллективизацию, сталинские репрессии и отечественную войну, но перестройку преодолеть не смогла. Колхоз развалился, скотина передохла, колхозники все, что могли, разворовали и разбежались на вольные хлеба. Зинаида до перестройки бригадирила, привыкла руководить и брать на себя ответственность. Николай был полной противоположностью ее пустяковому мужу. Мужчина основательный, и профессия хорошая. Порядочный, не гулящий. Если пил - то в меру, за ужином, а за рулем - ни - ни. Зинаида в перестройку духом не пала, поставила ларек у дороги и начала потихоньку строить свой отдельный коммунизм. Ларек торговал круглосуточно, потому что эти сволочи мужики пили тоже круглосуточно. Но Зинаида не намерена была бороться с алкоголизмом в мировом масштабе. Тем более, что бесит только свой пьяный муж, а чужие пьяные мужики кажутся просто забавными. Зинаида аккуратно отстегивала и милиционеру, и врачу санитарному. Коля еженедельно возил ей товар. У них уже получался отличный семейный бизнес, и все было бы хорошо, но все амбициозные зинаидины проекты бесплотной тенью омрачала колина жена.
   Зинаида жену никогда не видела и ничего о ней не знала - только с колиных слов. Но убеждена была, что баба она совершенно бесполезная. Такие только портят жизнь нормальным людям. Сама Зинаида была женщина в самом соку - всего тридцать пять лет. Энергичная, все у нее в руках горело : и деньги шли, да и по хозяйству. А Вероника с колиных слов представлялась Зинаиде ветхой старушкой, шаркающей тапочками по дому. Коля туманно намекал, что жена у него больная и долго все равно не протянет. Знать бы Зинаиде, что ровно половина женатых мужчин рассказывают своим любовницам про больных жен, а вторая половина - про больных детей. Первое время Коля безнаказанно козырял и тем, и другим. Но годы шли, сын вырос и поступил в свой мукомольный колледж. Оставалась смертельно больная Вероника, которая все умирала - умирала, но никак не могла умереть.
  Зинаида честно ждала пять лет, но теперь терпению пришел конец. По первости она даже передавала с Колей из личных погребов варенье и огурчики соленые - для сыночка, но позже стала каждую баночку варенья сопровождать такими пожеланиями, от которых Николаю становилось не по себе.
   И в этот раз она собиралась припереть Николая к стенке. Зинаида считала, что попала в любовный треугольник и твердо намерена была в самое ближайшее время все расставить во своим местам. Где же ей было знать, что углов у этой фигуры немеряно, и вся она каким - то чудом уже многие годы держится только на вероникином молчаливом попустительстве. Николай был мужик простой, но в душе кочевник. По большому счету дом, а тем более семья ему нужны были только для того, чтобы где - то отоспаться между рейсами. Ему нужна была трасса и регулярный секс. Изображение любимой женщины он собирал из многих кусочков, словно мозаику - паззл. Зинаида бы потеряла дар речи, если бы узнала, что Николай постоянно заезжал еще к пяти одиноким женщинам - и по разным причинам. К одной из них только потому, что она очень громко хохотала, а после секса ходила ему по спине пятками.
   Зинаиду Коля уважал и боялся, и она в его жизни была на втором месте - сразу после Вероники. Веронику он не уважал и уж тем более не боялся и, может, даже перешел бы к практичной Зинаиде, но неохота было разменивать квартиру. Вероника была жена по - своему удобная, недорогая. Почти всегда молчала, ни о чем не спрашивала. Николай понимал, что с Зинаидой ничего подобного не будет. Так зачем выбирать одну, когда можно сохранить всех ?
  Но с Зинаидой он не на ту нарвался. Зинаида была могучий стратег. Маршал Жуков и Чингис - хан в одном лице. В деревне все возможности были исчерпаны. Проведя несложные маркетинговые исследования, Зинаида поняла, что выкачала из своего ларька все, что могла. Теперь надо было расширяться и выходить на другой уровень. В город перебираться затеяла Зинаида.
  У Коли в городе имелась квартира - это ее вполне устраивало. То, что там жили Вероника с младшим Лукиным, для Зинаиды вообще проблемой не было. Сыну все равно пора было в армию, а для смертельно больной Вероники можно было придумать какой - нибудь уголок или даже дом престарелых. Или пусть в деревню едет ! - в приступе щедрости подумала Зинаида. Но вовремя опомнилась : больно жирно будет ! Дом у нее в хорошем состоянии, крышу она перекрывала в прошлом году, а огород шестнадцать соток... На дом со всеми постройками она, собственно говоря, уже нашла покупателя. Насчет Коли она тоже все хорошо придумала : Колю надо будет пересадить на легковушку. Не мальчик уже, да и нечего месяцами из дома пропадать. Она - то, в отличие от Вероники, не больная и хочет, чтобы муж постоянно ночевал дома .
  Зинаида на этот раз к встрече подготовилась очень ответственно : пельменей настряпала, баню затопила, водки купила хорошей - решила мужика отмыть, накормить, напоить и к стенке припереть. Расставить все точки над всеми буквами. Пять лет Николай, хоть камни с неба, всегда приезжал в обещанный срок. А именно в этот раз возьми и пропади. На носу праздник, а ей и торговать нечем. Ни мужика, ни товара.
  Зинаида взяла водку хорошую и пошла к Грачихе - раскинуть на картах, что и как. Она не особенно доверяла картам и всяким гороскопам, потому что обычно сама ковала свое счастье. Она и сейчас уже решила, как ей поступить. Решение зрело в ней давно и подспудно. Смущало только одно : было в этом что - то унизительное для Зинаиды, поэтому она хотела, чтобы это решение озвучил кто - нибудь другой. Груз ответственности в случае неудачи был слишком велик даже для предприимчивой Зинаиды.
  Грачиха бутылку хапнула и сразу убрала подальше. Но и она была не совсем уж бессердечная, поэтому достала свою наливочку на травах и зашлепала старыми картами.
  Выходили у нее какие - то странные вещи. Во - первых, все время выпадала какая - то женщина с косой, буквально ложилась поперек всех дел Зинаиды. Одно слово - злодейка. Глядя в карты, Грачиха вдруг ясно эту злодейку себе представила. И самое неприятное, что было в этой злодейке что - то до боли знакомое, словно она уже где - то с ней встречалась, и не раз.
  - Ну вот ты как хочешь, а на всех твоих путях стоит тебе поперек женщина с косой.
  - Типун тебе на язык ! С косой - это смерть что ли ?
  - Да не с такой косой, а с волосами длинными. И вот тебе дальняя поздняя дорога, а вот и Николай твой, только на сердце у него опять какие - то дамы при казенном доме.
  Они выпили еще по маленькой.
  - И дамы эти какие - то неживые, вроде призраков, без лица. Но и не мертвые! И слабый снег, переходящий в метель, гололед и постепенное понижение атмосферного давления...
  - Что ты несешь, синоптик ты хренов ! Я тебя не погоду прошу предсказывать, а про Николая. Где это ты в картах косу увидела и метель?
  - А вот и вижу. И думаю я про все это так : жена его помирает и перед смертью хочет, чтобы он был рядом с ней. Поэтому и в рейс не отпустила.
  - А эти кто - без лица ?
  - А это врачи, раз белые все. Может, в больнице она, а вокруг врачи и суетятся.
  Выходило как - то бредово, но в то же время складно. И по всему получалось, что самое время Зинаиде отправляться в город на поиски Николая. Что и требовалось доказать.
  Еще выпили.
  - А женится он на мне ? Может, ты присуху какую знаешь, чтобы мне уж не беспокоиться, чтоб уж точно. В долгу не останусь.
  Зинаида в селе была водочным олигархом, кто же ей откажет. Выпили еще по одной. Заплетающимся языком Грачиха бормотала : "страсти земные, страсти путевые господь отведет, руки врагов отвернет от меня в пути. Все беды, все напасти, все страсти, все обманы, всяких воров, подлецов заразных и алчущих разных..." Про любовь там не было ни слова, но ничего другого ей просто не вспомнилось. А Зинаиде под наливочку и так было нормально.
  Но Грачиха после этого страшным шепотом произнесла : "есть одно средство - верное. Но это уж ты сама должна..." Шептала и все время оглядывалась. Зинаида слушала очень внимательно, а дослушав, кивнула.
  
  
  
  Прочла Грачиха заклинание - и ведь как вовремя. Коля уже часа три кружил вокруг одной и той же заправки, которая торжественно сияла неоновой вывеской в чистом поле. Сиять - то она сияла, но никого там не было и бензина никакого не было. Словно мираж в пустыне. У Коли бензин уже давным - давно был на нуле, но машина как - то ехала. Дорога была совершенно прямая и пустынная, и невозможно было понять, каким образом он по прямой ездил вкруговую. Но, тем не менее, это было так. Коля совершенно выбился из сил. Он хотел есть, пить, спать - и все одновременно. Коля выругался и даже плюнул. И вдруг машина встала, как вкопанная - мотор заглох. Но и метель почему - то сразу прекратилась. Коля оглянулся вокруг. Степь да степь кругом. Куда - то исчезла и заправка. Еда вся кончилась. Термос тоже был пуст. Коля решил, что утро вечера мудренее - надо переждать эту ночь, просто поспать. А утром все и наладится. Коля вспомнил, что в трейлере у него полно фруктов, а их можно есть и пить одновременно.
  Неизвестно, сколько груш съел в ту ночь голодный Коля, только впоследствии до конца своих дней он их не только видеть не мог, но даже и запаха их не переносил. Груши были приторные и уже начали немного подгнивать, но голод не тетка. И Коля ел, пока не почувствовал, что ему от этих груш становится дурно и что он теряет сознание...
  Когда он очнулся, то увидел, что лежит на чистой постели в незнакомом месте, похожем на гостиницу. Почему на гостиницу - потому что в комнате стоял телевизор, стол, а на столе казенный графин с водой. Сначала Коля был один, а потом комнату заполнили невнятно бормочущие существа женского пола, но все белые и без лица. То есть вместо лица у всех было просто белое пятно. Они по очереди наклонялись над ним. Коля решил, что он уже умер и сейчас находится на том свете. Леденея от ужаса, он закричал : "вера !!!" Но крик этот так и застрял у него в горле. Не в силах на все это смотреть, Коля покрепче зажмурился и начал думать о жене, но вдруг понял, что ее лица он тоже совершенно не помнит, потому что сколько жил с ней - сроду ей в лицо не смотрел. Поскольку другого выхода у него не было, Коля опять потерял сознание, причем на несколько дней.
  
  
  Видимо, заклинание было сильным, потому что на мятущуюся душу Зинаиды внезапно снизошел покой, и она нетвердыми шагами отправилась домой - собираться в дорогу. Все сомнения окончательно отпали. Нужно ехать.
  А Грачиха, оставшись в одиночестве, мучительно соображала, где же она могла встречать эту женщину с косой, которая так ясно привиделась ей во время гадания на картах. После наливочки ей очень хотелось спать, но мысль эта занозой сидела в мозгу. Грачиха с трудом встала и подошла к комоду. Да вот же она ! На комоде гордо возвышалась любимая фарфоровая статуэтка Дулевского фарфорового завода - Хозяйка Медной Горы. Фарфоровая женщина с косой и строгим взглядом. Она и есть. К чему бы это ?..
  
  На следующий день, ни свет ни заря, Зинаида оделась во все городское : костюм трикотажный, дубленку, шапку норковую. Сережки с красным камушком приодела, наличные деньги уложила в лифчик и тоже отправилась навстречу своей судьбе. Нелегко ей было пробираться по снежным заносам в модельных сапогах, но если что и могло остановить решительную Зинаиду, то уж не такие мелочи. Неизвестно, как насчет Николая, но насчет погоды Грачиха нагадала совершенно верно. Всю ночь шел легкий снег, постепенно переходящий в метель, которая внезапно прекратилась только под утро. Зинаида шла к автобусной остановке с твердым намерением разобраться, какую роль играют в жизни Николая неизвестная женщина с косой, а также другие многочисленные женщины - белые, но без лица.
  
  
  Глава 10. МАЙК ТАЙСОН И РОЙ ДЖОНС ОТДЫХАЮТ.
  
  Видимо, метель ночью приключилась повсеместно, и мела по всей земле и во все пределы. Потому что ранним утром, когда Зинаида отважно пробиралась к автобусной остановке через снежные завалы, Вероника вышла из дома в новой шубе и сразу по колено угодила в сугроб. Но идти в новой шубе по заснеженной улице было одно удовольствие. Правда, с появлением шубы возникли другие проблемы : сапоги явно требовали замены, равно как и весь остальной гардероб. Вероника столкнулась с тем, с чем сталкивается каждая женщина : купишь новое платье - сразу бросается в глаза, что сумке уже в обед сто лет. Пока поменяешь сумку, глядишь - туфли износились. И так до бесконечности. Разумеется, были где - то в туманной дали женщины, у которых всегда все было новое и все ко всему подходило, но Вероника таких женщин видела только по телевизору, а в реальной жизни никогда не встречала. Вдобавок, Вероника худела не по дням, а по часам, и старый костюм болтался на ней, как на вешалке. А до Нового года оставалось всего девять дней.
  В налоговой инспекции новая шуба произвела легкий фурор, и только модница Лариса не одобрила. Почему - то она одобряла только норковые шубы. Но шубу все с чувством - с толком примерили, всем она шла, и в конце концов даже Лариса через силу шубу похвалила - вроде точно такую она видала на какой - то балерине. За этим полезным занятием прошел целый час. А там началось заседание по организации праздничного вечера. С тех пор, как заварилась вся эта каша, Вероника на работе занималась чем угодно, только не своими прямыми обязанностями. Но никого это не смущало, даже наоборот. Раньше она добросовестно трудилась, и ее никто не любил. Теперь она откровенно бездельничала, опаздывала и прогуливала, и за это ее любили все.
  
  
  Комиссия сначала хотела организовать гавайскую вечеринку : тропические коктейли, музыка рэгги и венки из цветов. Но никто не мог сказать, есть ли на Гавайях обезьяны. И тогда Вероника предложила бразильский карнавал. Потому что Бразилия - это такая страна, где в лесах живет много - много диких обезьян. В Бразилии никто из присутствующих не был, и это было даже к лучшему, потому что давало неограниченный простор фантазии. Бразилию все представляли в основном по сериалам. "Вот и прекрасно, - подумала Вероника, - пусть хоть одну ночь все будет, как они хотят. Пусть они будут бразильскими золушками, и пусть им будет счастье" Гулять так гулять - решила комиссия, и не в налоговой, а в ресторане. Никаких салатов и тортиков из дома - все на уровне. Кухня, оркестр, варьете, декольте. Правда, если бы кто - нибудь попытался выяснить у начальства, по какой такой причине их так расперло, да еще за казенный счет, то ничего вразумительного этому кому - нибудь не ответили бы. Новый год же - и нечего тут ! Должен когда - нибудь быть и на нашей улице праздник...
  Только Вероника собралась наконец приступить к давно забытым служебным обязанностям, из дома позвонил Лукин и деревянным голосом спросил, на работе ли его мама и жива ли она вообще.
  - Мама, тут какая - то странная женщина в дверях стоит. Наверное, сумасшедшая. Спрашивает, не умерла ли ты, и где папа.
  - А ты ее пригласи в дом, чаем напои
  - Не собираюсь я тут один сидеть с незнакомой сумасшедшей, она на меня смотрит как - то странно. Джунгли твои увидела и зарыдала, а теперь смеется. Но смех у нее, как в фильмах ужасов - демонический. Она Бяку напугала. Я ее спросил, может, она с папой вместе работает, а она говорит : наоборот. Это как ?
  - Я, кажется, догадываюсь, как. А где она сейчас?
  - На площадке стоит, за дверью. И все время то рыдает, то смеется.
  - А ты ей объясни, где я работаю, как меня найти. Пусть подгребает.
  - Попробую, если она поймет. Не представляю, как общаться с невменяемой.
  - Почему - то я в тебя верю.
  С этими словами Вероника трубку положила и громко постучала карандашом по столу.
  -- Господа и, в основном, дамы ! Прошу внимания ! Через несколько минут сюда пожалует любовница моего мужа, очень заслуженная дама с пятилетним стажем.
  Гробовое молчание воцарилось в кабинете, который в последние дни и без того беспрерывно лихорадило. Это был очень ответственный момент, даже более ответственный, чем первое свидание - это вам любая скажет. Поскольку каждая женщина в течение жизни бывает и по ту, и по другую сторону баррикады, то, в принципе, может понять и состояние жены, и состояние любовницы. Но в данном женском сообществе преобладали жены. Так что у Вероники было явное численное преимущество, вдобавок она играла на своем поле. Налоговые дамы засуетились, начали прихорашиваться, на Веронику срочно набросили шубу - так, на всякий случай - и даже выстроились свиньей.
  Зинаида же была явно не в себе. Николая нигде не было, Вероника была почему - то жива и даже - вот свинство - вполне здорова. В квартире цвели и пахли какие - то джунгли, ребенок вовсе не собирался в армию, а разгуливал по дому в трусах и с обезьяной на плече. Это было какое - то издевательство. Зинаиду возмущало, что эти неорганизованные и безответственные люди так грубо нарушали все ее планы. То, что они были даже не в курсе ее задумок, ее нисколько не смущало. Слова "каждый любовник солдат, и есть у Амура свой лагерь" Зинаида понимала буквально. Если Вероника путешествовала по жизни пешком или на утлой лодочке, то Зинаида - на паровозе. Мысленно она прокладывала рельсы к заветной цели, а потом просто перла в нужном направлении. Ни свернуть, ни остановиться, ни оглядеться при таком способе передвижения было невозможно. Если порой под колеса паровоза попадали женщины, дети, соседи или еще какая живность - так нечего на рельсы лезть.
  Сейчас зинаидин паровоз продвигался какими - то рывками и в полном тумане. Вдобавок, сумка, битком набитая гостинцами, нещадно впивалась в пальцы. А сугробы были такие же высокие, как в деревне. А еще город называется !..
  Короче, когда она открыла дверь кабинета, то была вся в поту, шапка норковая съехала набок - вид имела жалкий. Все грозные слова застряли у нее в горле, потому что она элементарно запыхалась. Она открыла дверь и только смогла спросить : " Лукина здесь кто ?" и сразу же рухнула прямо на сумку, которая просто выпала из ослабевших рук.
  Кто - то прошипел сакраментальную фразу, которая всегда говорится в таких случаях - " какая наглость !" Вероника посмотрела на ту, которая добиралась по бездорожью только для того, чтобы вступить в права наследования супругом и недвижимостью. Глядя прямо в глаза Зинаиде, она без напряжения читала в ее душе печальную повесть. Ибо нет ничего печальнее, чем жизнь в упорном ожидании чьей - то смерти.
  Вероника гостью взглядом как рублем подарила и томно представилась :
  - Вероника Аркадьевна, чувствую себя прекрасно, чего о вас не скажешь...
  - Куда Николая дела, лахудра старая ?
   И взглядом на взгляд ответила. Вероника поняла, что спарринг будет горячий и что это бои без правил. Все присутствующие сгрудились вокруг невидимого ринга и приготовились болеть. Жаль, что ставки никто не принимал. Рой Джонс и Майк Тайсон просто отдыхали.
  Мужчинам приятно думать, что женщины соперничают из - за них. Нет, женщины соперничают друг с другом, и порой это соперничество длится до гробовой доски, . А иногда становится смыслом жизни. Мужчины же только путаются под ногами и мешают. Даже когда предмет спора после долгих метаний наконец прибивается к какому - либо из берегов - это ничего не меняет. Глупец становится просто заложником в войне женских амбиций.
  - Че это вдруг лахудра, сама - то давно на себя в зеркало смотрела ?
  Зинаида вздрогнула, потому что в воздухе явственно прозвучали аплодисменты и отдаленный свист. Переговоры, как всегда в таких случаях, проходили в формате "сам дурак"
  - Да что ты за жена ему ? Это я - жена !
  - Какой он муж, такая я и жена. Семья у нас - живем, как хотим, тебя вот не спросили. Забыли написать тебе в деревню, мнением твоим поинтересоваться...
  - Ненавижу тебя ! Люто.
  Вероника вдруг сразу почувствовала усталость, ей стало неинтересно. Судя по всему, Зинаида была женщина без чувства юмора. А на полном серьезе делить блудного Николая Вероника не собиралась. Поэтому она деловито спросила :
  - И за что же ?
  И даже для пущей серьезности нацепила на нос чьи - то очки, которые попались под руку.
  - Ненавижу за то, что сама не живешь и нам не даешь, мешаешь нашему счастью.
  Было понятно, что Зинаида относится к тому энергичному типу людей, которым мешает добрая половина населения земного шара.
  - Да что ты знаешь ? Кто ты вообще такая, чтобы сортировать людей на нужных и ненужных ? Я тебе кое - что скажу : ты пять лет спишь с моим мужем - и не путай, ты его имеешь, а не меня. А спишь ты с ним только потому, что я тебе это позволяю. Пять лет моей драгоценной жизни я потратила на то, чтобы каждый раз слушать его кретинское вранье ! Вы, гады , похоронили меня заживо. Потому что все это время я не жила - я ждала, когда вы разгребете наконец все это дерьмо, в которое вы меня засунули. И не стой тут, как тупая самодовольная идиотка. И не смей мне говорить, что это я должна была что - то предпринять, чтобы вам получше и поудобнее жилось ! Как я это ненавижу: создать людям проблемы, а потом доставать их, чтобы они эти проблемы решали, да еще так, как вам выгодно. Бросить свои дела и расхлебывать ту кашу, которую вы заварили. Да пошли вы !
   Прямо сейчас говорю : благословляю вас, идите и будьте счастливы. Опять что - то мешает ? Тебе мужик нужен - так бери его скорей, пока вы оба не состарились ! Или в чем дело ? Корысть замучила ? Что делать, в жизни всегда так : выбирать приходится - или любовь, или бухгалтерия.
  - Ишь ты умная какая, всю квартиру решила себе захапать, а Николая, значит, на улицу ?
  - Странная ты, Зинка ... Вламываешься к людям незваная, делишь чужое, чего не наживала. Нахалка и скандалистка, жадная к тому же без меры. Почему же на улицу - к тебе, ты же хочешь его. Я чего - то не пойму : у нас тут песня про любовь или про как ? Как называется драматическая коллизия, когда одному лень, а другую жаба давит? Нет, ради вас не буду я себя затруднять - не нравитесь вы мне.
  - Пожалеешь ты об этом разговоре, я тебе все равно отомщу. И Николая заберу, и все у тебя заберу. Нищая на улицу помирать пойдешь ! А я мимо пройду и куска хлеба не подам ! И всем вам покажу кузькину мать ! Ишь расселись, жабы !
  - Как скажешь, сестра... Только где - то я уже слышала нечто подобное. Владычицей морской случайно быть не хочешь ?
  В это время раздался сильный треск и посередине небольшого кабинета изваялась тетка в засаленном халате и в бигудях. Халат был без единой пуговицы, застегнут на огромную булавку. Бюст у дамы был незабываемый, а в руках - ремень.
  - Кузеньку моего не видали ? Уроки ему пора делать - пение и рисование . А ну, иди сюда, Симпсон ты мой задумчивый! Лучше сам иди, по - хорошему...
  Тетка пыталась придать голосу некую слащавость, но ей бы лучше дивизией командовать. Все с облегчением вздохнули, когда она пинком открыла дверь и удалилась в коридор, нежно помахивая ремнем.
  
  Не сильна была Зинаида в такого рода дискуссиях, умничать попусту не любила. А сейчас она поняла главное : больше ей здесь делать нечего, потому что не скажет эта змеища, где Николай. Значит, надо либо возле дома в засаду определяться, либо сыну позвонить и все доподлинно разузнать. И пусть попробует не сказать, маугли хреново ! Сейчас Николая дома все равно нету, это она своими глазами видела. Но у Зинаиды было еще одно важное дело. Где - то здесь в городе обучалась на менеджера по торговле ее дочь Сонька. Зинаида посылала ей денег каждый месяц, но понемногу, чтобы не разбаловалась девка. Раньше Сонька приезжала домой каждые выходные, хвасталась оценками. Но Зинаиде было не до нее - ларек все силы отнимал, а Сонька, зараза, нет бы помочь... Потом дочь стала приезжать раз в месяц, но хоть отписывала, что деньги получила. А последний перевод и вовсе вернулся, и никакой весточки уж полгода. Зинаида уговаривала себя, что дочь устроилась на хорошее место, потому в деньгах больше не нуждается. Но город есть город - а вдруг пошла по кривой дорожке. Зинаида не терпела никакой неопределенности, а получалось так, что с какой стороны ни посмотри, вся ее жизнь покрыта мраком. И это очень часто случается с женщинами, которые отличаются незаурядным стратегическим умом. Вроде все ясно, как генеральный план взятия Парижа : тут мы, тут они, а командир впереди на лихом коне. План безупречный, только внезапно выясняется, что люди не пешки и не куклы, их просто так не переставить, а возникают все время необъяснимые препятствия и сложности. Пока с ними разбираешься - глядь, в собственной жизни полный туман и нулевая видимость.
  На еще не остывшем поле брани налоговые дамы цепко заглядывали в глаза Веронике, ждали продолжения банкета. Но взгляд ее был рассеян и смотрела она куда - то в окно, словно что - то такое видела за метелью.
  - Ну какая нахалка ! Неужели вы ее на место не поставите? Жалко, что она так быстро ушла .
  - Да, ее жалко. Она скоро вернется... А ставить никого никуда не надо. И не время, еще не время... Пусть найдет сначала и пусть свечу поставит.
  Никто ничего не понял, но спрашивать не решились. Все были немного разочарованы. Судя по темпераменту Зинаиды, можно было надеяться на небольшую потасовку, но ничего такого не случилось. Хотели поговорить на любимую тему, какие гады мужики, но Вероника была молчалива. Не то что - то в уме соображала, не то к чему - то прислушивалась.
  
  
  Глава 11. КРОВИНОЧКА ЕДИНОРОДНАЯ.
  
  Зинаида запросто рванула сумку с пола и темпераментно дверью шибанула, удалившись следом за кузькиной матерью. Посетители в коридоре только диву давались и жались по стеночкам. Зинаида прокладывала себе дорогу, как ледокол "Ленин", оставляя за собой дыхание северного ветра. Они у нее слезами умоются, жабы городские ! Зинаида относилась к тому приятному типу женщин, которые за малейшую обиду мстят до конца своих дней. Женщина должна быть несколько рассеянной, это добавляет ей очарования. От женщин со слишком хорошей памятью лучше держаться подальше - умеют они людям создавать неприятности.
  В поисках дочери своей - заразы Соньки - Зинаида двигалась по тому же городскому лабиринту. Метод поиска у нее был самый простой : она периодически хватала за грудки зазевавшегося прохожего и совала ему прямо в лицо бумажку с адресом общежития. Таким манером она довольно быстро продвигалась в нужном направлении. В трамвае она наконец смогла сесть тем же простым способом : просто стащила за шиворот с сиденья наглого школьника. Она так возненавидела город и всех городских, что воды этой ненависти выплеснулись из души и начали заливать окрестность. Зинаида не намерена была страдать в одиночку. Самые опасные люди - те, кто знает, что такое боль, и хочет, чтобы другие это тоже почувствовали. Зинаида явственно слышала, как в глубине городского лабиринта ревет ее личный Минотавр.
  В общежитии было истинно вавилонское столпотворение. С лицом Медузы Горгоны - глянешь и сразу окаменеешь - Зинаида легко миновала вахтера и начала подъем на вершину Вавилонской башни в комнату четыреста шесть. Вслед ей сплетались в стройный хор все двунадесять языков : бок о бок в общежитии проживали китайцы и молдаване, узбеки и украинцы, турки, цыгане, вьетнамцы. Студенты давно были в меньшинстве и теснились жалкой кучкой на четвертом этаже. Этажи с пятого по девятый были арендованы под офисы и складские помещения. Лифт, естественно, не работал. Много раз хотела Зинаида бросить злополучную сумку с гостинцами, но не могла - жалко было.
  Без стука ввалилась Зинаида в комнату четыреста шесть и в который раз за сегодняшний день рухнула на сумку, которую обреченно таскала за собой, словно Сизиф свой камень. Соньки не было, и никто толком не знал, где она и что с ней. Известно было только, что в техникуме она уже давно не учится, а живет в городе на квартире. Страшным голосом Зинаида произнесла
  - Адрес.
  - Так где же мы...
  - Адрес.
  Глянули менеджеры торговые в лицо Медузы Горгоны и за десять минут из - под земли адрес достали. Ненавистный город, прятавший в своих недрах будущего мужа Николая и единственную дочь Соньку, твердо решил вытянуть Зинаиде все жилы. Зинаида этот город тоже ненавидела с каждой минутой все больше, но именно ненависть и давала ей силы упорно тащиться по жизненному пути, да еще с неподъемной сумкой на плече. Вечер плавно переходил в ночь, а кроме дочери и Николая в этом проклятом месте у нее никого не было.
  На одной вредности дотащилась Зинаида до улицы поэта Пушкина, где и проживала ныне ее беспутная дочь. Подъезд был закрыт на ключ, но в дверях имелось переговорное устройство. Зинаида набрала на нем номер квартиры и живо представила себе репродукцию картины "Иван Грозный убивает своего сына", но оказалось, что близкие и родные люди прятались от Зинаиды и всячески заметали следы. Заспанный женский голос впускать Зинаиду категорически отказался, но пояснил, что Сонька до утра на работе - в клубе. Зинаида хоть и была женщина - кремень, но в душе пожалела дочку, которая сторожила по ночам какой - то клуб, чтобы хоть как - то прокормиться и не просить денег у строгой матери. Пожалела и решила простить, за техникум не ругать и в дальнейшем быть с дочерью помягче - не чужая все - таки, кровиночка единородная.
  По вечерним улицам Зинаида побрела на поиски клуба. Смущало только странное название - "Геенна". Но у Зинаиды элементарно не было сил, чтобы загадки разгадывать, ей бы дойти.
  Издали увидела она вывеску, мигающую кровавыми огнями. У клуба останавливались дорогие машины, народ заходил все не простой, хорошо одетый. Зинаида подошла поближе, и в глазах у нее помутилось. На стене висела огромная афиша, а на этой афише была сфотографирована в полный рост ее кровиночка единородная. Только была она в чем мать родила, наголо обритая, губы черные. Прямо в коже у нее торчали железные кольца и заклепки, а на правой груди красовалась татуировка в виде бабочки. Надпись на афише гласила : "Звезда стриптиза Агния". Зинаида упала на сумку и зарыдала. Публика косилась на нее и обходила стороной. Из дверей заведения вышел амбал в костюме, но волосы собраны в хвостик, как у бабы. Наклонился над Зинаидой и мягким голосом пообещал : "Будешь здесь побираться, старая кошелка, я тебя в землю вобью по самые гланды. Давай жопу в кулак и вали отсюда срочно." Не помня себя, Зинаида встала и вдруг перекрестилась широким крестом. Амбал слегка подтолкнул ее, а потом потерял к ней интерес и ушел внутрь. Глядя прямо перед собой немигающими стеклянными глазами, Зинаида подошла к дверям и сорвала срамную афишу. Зашла за угол и остановилась в полной прострации. Над городом, который так жестоко поглумился над ней, во всей своей красе опрокинулось звездное небо. Поздние прохожие спешили по домам. И только для Зинаиды во всем огромном городе не нашлось местечка - идти ей было просто некуда. Весь мир был против нее. Впервые Зинаида в полной мере ощутила, как беспомощен и слаб человек перед лицом Рока.
  Искушая Судьбу, будьте готовы к тому, что она может щедро одарить вас, а может и стереть в порошок.
  
  
  
  
  
  
  Лукины мирно пили чай, никого не трогали. Бяка сидела на столе и ела холодную котлетку. В дверь позвонили, и звонок прозвучал настолько странно, что очарование этого уютного вечера враз рассыпалось на мелкие осколки. Лукин пошел открывать и вернулся насмерть удивленный.
  - Мам, там опять эта маньячка, какое - то порно демонстрирует... Она больная, сто пудов.
  - Пойду полюбуюсь.
  С афишей наперевес Зинаида напоминала изображение "Родина - мать зовет". Вероника ангельским голосом поинтересовалась : " Надо полагать, это вы в молодые годы ?" Потом вспомнила, что чувство юмора у Зинаиды отсутствует как таковое и просто отошла в сторонку, чтобы пропустить эту чуму с сизифовой сумкой в руках. Начиная с раннего утра, Зинаида описала полный круг по судьбе и вновь очутилась в исходной точке. Лукин с чисто мужским интересом взирал на афишу. Зинаида стояла, как памятник, и тупо молчала. Лукин подошел к ней, афишу отобрал и усадил на табуреточку. Ей налили чаю и тоже дали вчерашнюю котлетку.
  - Это что, вы с этим по городу шли ? Вы сумасшедшая ?
  - Сонька, дочка моя. Знакомых нету - только вы.
  - Ваша дочь ? Кто бы мог подумать... Значит, еще не все так плохо !
  Зинаида хлебнула горячего чаю, и тут ее прорвало. Она негнущимися пальцами дергала молнию на ненавистной сумке и метала оттуда на стол варенья и соленья, а сама рассказывала и про китайцев, и про "Геенну", и про амбала. Лукин объяснил темным бабам, что "Геенна" - дорогой частный клуб, где девки все наголо бритые и в пирсинге - фишка такая. Как в фильме "Восставшие из ада" . Танцуют они там какой - то невиданный стриптиз. В клубе собираются садомазохисты или сатанисты, кто его знает. Вход туда только по клубным карточкам, простых смертных не пускают. Молодой девке там, ясный перец, делать нечего. Зинаида все это выслушала и деловито скомандовала :
  - Тогда пойдемте, а то поздно уже.
  - Вот те раз, а мы - то здесь при чем ?
  - Вы мне люди не чужие, а больше у меня никого здесь нету.
  - Мам, она наша родственница ?
  - Папина невеста.
  - Ну, бабы, вы даете ! Вы, может, все втроем жить будете ?
  - Это вряд ли... Ты, сынок, собирайся потихоньку, а тебе, Зинаида, придется раскошелиться. Деньги- то есть у тебя ?
  Зинаида полезла за пазуху и извлекла оттуда мокрые от пота деньги.
  - Мам, ну и куда мы с этими ассигнациями, политыми трудовым потом ?
  - Да прямо в пекло. Орфей спускается в ад...
  Тем временем деньги разлетелись по дому, трепеща крылышками, как бабочки в знойный летний день. Толпились у абажура, стремясь на свет. Обсыхали, проветривались. Пока Вероника одевалась, Лукин ловил их старой соломенной шляпой. Зинаида, хоть и была убита горем, но отловленные деньги тщательно пересчитала. Хотела положить обратно, но Лукин поднес ей кулак прямо к носу и выдал бумажник. Тут захныкала Бяка, сообразила, что ее на ночь глядя бросают одну. А одна она категорически не оставалась, везде таскалась за Лукиным. Пришлось сунуть и ее за пазуху. Странное это было зрелище : две женщины не первой, а второй и даже третьей молодости, совсем юный мальчик и карликовая обезьяна. Вероника вызывала такси.
  - Машину пожалуйста в клуб "Геенна", водитель нужен толковый и не трус, и чтобы лишнего не болтал. Такой, с которым можно ходить в разведку. У клуба нужно будет подождать. Если повезет - недолго, а если не повезет - до утра.
  - Повезет - не повезет ! вы куда звоните ? У нас тут таксопарк, а не мужики по вызову! Думать надо, женщина !
  - Думать надо было вам, прежде чем цинично обманывать мужа с его младшим братом Степаном. У него, между прочим, жена на сносях. Адюльтер сам по себе гнусен, а родственный адюльтер гнусен вдвойне. Вот мы сейчас им всем позвоним и выясним, таксопарк у вас там или все - таки мужики по вызову. А до Степана вы, между прочим, с начальником вашим частенько кувыркались, причем прямо в служебной машине - и ничего. Я же вам тогда не звонила и не возмущалась, потому что вхожу в ваше положение, так как у мужа вашего простатит. Почему же вы не можете войти в мое положение ?.. Я знала, что мы с вами отлично поладим, вы же милейшая женщина, а грубите только потому, что устали и работы много ... Ну вот и договорились.
  Вероника сменила гнев на милость и нахально подмигнула Зинаиде.
  Похожие на бродячий цирк, они торопливо спускались по темной лестнице. Такси подрулило немедленно и даже чуть раньше. И за рулем - надежный, толковый и не трус. И сразу было видно, что лишнего болтать он не будет, и в разведку с ним ходить очень даже можно.
  
  
  
  Глава 12. ПОРОГ ЧЕТВЕРТЫЙ. ПРИНЦИПЫ ПИФАГОРА.
  
  Водитель, если и удивился, то виду не показал. И пока вспарывали фарами ночную тьму, Вероника окунулась в свои глубокие раздумья. Стараясь придать своей полумертвой жизни хоть какой - то живой и человеческий вид, она буквально с первого дня все больше времени посвящала вещам, ее абсолютно не касавшимся. Что ей за дело, если кого - то обманывает муж. Сейчас мужей на всех не хватает, поэтому они абсолютно всех обманывают - как правило, из гуманных соображений. Разве ей нечем заняться, что она потащилась с этой ненормальной. Это же не женщина - птеродактиль просто, сама отлично справится. Она хотела только одного : прибраться в своей судьбе, навести там порядок . А вместо этого ее опять затащили в чужую жизнь, где она чувствует себя крайне неуютно. Что она к ней пристала ? Что у людей за манера - испортить человеку жизнь, а потом еще постоянно маячить на задворках этой испорченной жизни и все время заглядывать человеку через плечо - как он там... Тянет, видимо, как убийцу на место преступления. Вероника все больше и больше раздражалась. Она только начала примерять свое одиночество, как новое платье. Она его примерила и увидела, что оно идет ей гораздо больше, чем шутовской колпак ее брака. А теперь она понимала, что вляпалась. Ладно бы еще по собственной глупости ! Человек должен делать собственные глупости, чтобы оставаться человеком. Хотя бы будет что вспомнить. Но это была глупость не собственная, а чужая. А вляпалась она, потому что на нее всегда можно было напереть - не умела Вероника говорить людям "нет". Просто всю жизнь никак у нее это слово волшебное не выговаривалось, так и застревало в горле. Вероника знала себя : отказать не может, а потом начинает человека за это тихо ненавидеть.
  - Осознание полной свободы тоже надо тренировать, причем ежедневно. Цель жизни - счастье, и нет ничего плохого в том, чтобы быть безответственным. Поступай с другими так, как тебе действительно хочется с ними поступить.
  Таксист внимательно смотрел в ночь. Но это он с ней заговорил - ясно, больше некому.
  - А кто вас просил мои мысли читать ? Если вы их читаете, то хотя бы дочитывайте до конца. Тогда вы поймете, что я как раз хочу побыть одна.
  - Бросьте, Вероника Аркадьевна, к лицу ли вам лукавить. Пора бы уже понять, что вход к нам рубль, а выход - десять. Сейчас так и будет : пожизненно будут за вами ходить сирые, убогие, больные, бедные. Прилипалы и паразиты тоже будут надоедать. Вся эта пестрая публика будет растаскивать по своим карманчикам вашу драгоценную личность. Вам придется в чувство приводить, сопли вытирать, на ноги ставить. А они будут ходить за вами по пятам и требовать чудес и фокусов, и только вам придется решать, кому помогать, а кому нет. А это, согласитесь, очень большая ответственность.
  - Страж Порога ?
  - Он самый. С теорией у вас слабовато. Поэтому хочу вас вкратце ознакомить с некоторыми принципами учения Пифагора, а вы уж, будьте любезны, заучите, как таблицу умножения, и строго придерживайтесь.
  Если человек чего - то очень хочет, это еще не значит, что ему это действительно надо.
  Все узы без дружбы и любви - просто оковы, нет никакой добродетели в их поддержании.
  Хочешь выработать здравую точку зрения - рассмотри проблему минимум с трех сторон.
  Не помогай тем, кто может справиться сам. Не помогай, если не просят. Не лишай другого человека возможности чему - то научиться. Дай возможность и другим проявить себя.
  Не обсуждай тайные знания с неподготовленными.
  Входящий в измененное сознание должен знать, что выход из него невозможен.
  Не общайся с людьми, которые препятствуют твоему духовному развитию.
  Ищи свою стаю.
  Слушай внутренний голос - только он никогда не врет и желает тебе добра.
  Страж Порога выпалил все это без запинки - знал наизусть.
  - Что же мне теперь делать ? Вернуться ?
  - Вернуться невозможно. Пути должны быть пройдены, поступки сделаны, уроки извлечены. Когда выбор сделан - поздняк метаться, моя дорогая.
  Как ни странно, эти горькие слова успокоили Веронику. Значит, будем делать поступки и извлекать уроки.
  
  Звезда стриптиза Агния сидела перед зеркалом у себя в гримерке и приклеивала ресницы. Она только что отработала номер, и пот стекал по бритой голове. Всю неделю она пахала, как проклятая, днем и ночью, и держалась только на экстази. Предполагалось, что танцовщицам на работе нельзя даже спиртного, а уж колеса - тем более. И все делали вид, что так оно и есть. Но если ты днем едешь на какой - то идиотский мальчишник, где надо вылезать из торта, помахивая хлыстиком, а ночью карячишься у шеста, то всем уже плевать. В Новый год ишачат все - без сна и отдыха. И всем плевать на все. На все, кроме денег. Это была жизнь в нон - стопе, сумасшедший марафон. Она смеялась, что помирать ей не страшно, потому что в аду она уже была. Предполагалось, что танцовщицы интимных услуг не оказывают. Конечно, под дулом никто не заставлял. Иногда все зависело от суммы, а иногда об этих услугах просили люди, которым в этом городе вообще никто и ни в чем не отказывает. Раньше она была очень озабочена тем, чтобы не перейти ту тонкую грань, за которой модель или танцовщица становится шлюхой. Но потом поняла, что главное - не вести себя как шлюха, а на остальное всем тоже было наплевать. В ее мире люди плевали на очень многое, как у них только слюней хватало. И она изо всех сил старалась не быть дешевкой. Главное, не колоться. А кокаин или экстази - это элементы клубной жизни. Так говорили все вокруг. Но у нее в последнее время начал не на шутку пошаливать пламенный мотор, и приходилось одни колеса заедать другими. От амфетамина лопались кровеносные сосуды, любая пустяковая ссадина вызывала кровотечение. Один раз прямо на сцене закровила нога, но она продолжала свои полеты у шеста. Народ решил, что это такие спецэффекты - успех был бешеный, бабло просто рекой текло. Текло, как ее кровь.
  Агния смотрела на себя в зеркало и не могла понять, сколько же ей лет. К юному телу было приставлено лицо зрелой женщины, повидавшей всякого на своем веку. Собственно говоря, это лицо она приобрела еще в прошлой жизни, где она была Сонькой, деревенской девчонкой.
  Сначала все было хорошо. Она наконец вырвалась из деревни. У нее сил больше не было смотреть, как пьет отец, как они пластаются с матерью каждый божий день. Она была хорошей девочкой и хорошо училась. Но денег, которые посылала мать, вообще ни на что не хватало. Сонька все время хотела жрать. Она мерзла без зимнего, сапоги вообще порвались, колготки были шитые - перешитые. Сейчас об этом даже думать было смешно, сапог всяких у нее было пар десять. Сонька была истинной дочерью своей матери - на жизнь смотрела трезво. В городе надо было зацепиться во что бы то ни стало, в деревню она не вернется ни за какие пироги - лучше сдохнуть. Но на материны деньги она и в городе довольно скоро сдохнет. И Сонька начала подрабатывать : она клеила афиши, мыла полы, сторожила, работала в гардеробе. Это были такие копейки, что их едва хватало на проезд. Сонька хронически не высыпалась, поэтому все чаще пропускала занятия. Потом она устроилась уборщицей в хороший спортивный зал, там ей выдали для работы очень хороший прикид. Тут выяснилось, что фигура у Соньки просто классная. К ней стали клеиться мужики, а с одним она даже начала встречаться. Он был красавец, приезжал тренироваться на мерседесе. Мерседес - машина хорошая, и на ее удобных сиденьях Сонька сначала рассталась с девственностью, а потом и забеременела. К себе он никогда не приглашал, а в торговом общежитии его даже представить себе было невозможно.
  Своей беременностью Сонька гордилась, но недолго. Сначала она с нежностью слушала свое тело и все представляла себе, каким же он будет, ее мальчик. Но счастливый отец отвез ее к врачу, тем самым положив конец сонькиным иллюзиям. Он заплатил хорошему врачу, и больше Сонька его никогда в жизни не видела, потому что из спортзала ее тут же уволили.
  В тот день Сонька купила большую бутылку водки и впервые в жизни напилась, как последняя свинья. Она давилась этой водкой и ревела - ей очень было жалко ребеночка, с которым она никогда не встретится. Это были поминки. Сонька тогда еще не знала, что именно так и поступают одинокие женщины. Не знала она и того, что у женщин, которые своего первого ребеночка рожают, а не кромсают на куски, совсем другие лица - на всю оставшуюся жизнь.
  Так получилось, что у Соньки и молодости не было : сразу из детства она прыгнула в женскую зрелость. И винить в этом было совершенно некого. Раньше Сонька никак не могла понять, откуда у четырнадцатилетних девчонок глаза сорокалетних женщин. Теперь она знала - откуда.
  Сонька напилась, проспалась и начала чесать репу. Купила толстую газету и устроилась по объявлению в бар "Лолита", где посетителей обслуживали девочки с косичками и в белых гольфах, но с голыми сиськами - топлесс. Сначала был кастинг, где она незнакомым мужикам эти сиськи показывала. Потом она счет потеряла кастингам, где у нее смотрели сиськи, задницу, морду и ноги. Главное, что в этой "Лолите" она в первую же неделю заработала пятьсот долларов. Ее никто не лапал, трахаться не заставляли, относились нормально - лучше, чем дома.
  Она поняла, как и великий писатель Вулф : домой возврата нет, и мысленно отреклась от матери, отца и своей малой родины.
  Данные у нее были завидные. Техникум она отмела за ненужностью, и начала брать уроки хореографии и английского языка, так как впервые в жизни не все деньги уходили на еду. Они оставались даже после того, как она прилично оделась и сняла себе квартиру с ванной.
  Вот так она в течение полугода из деревенской девчонки стала звездой стриптиза Агнией и оказалась в клубе "Геенна". Она была звездой, и относились к ней соответственно. Денег за всю эту чернуху ей платили до фига и больше. Сначала она мечтала скопить приличную сумму и свалить отсюда куда - нибудь подальше в другой город. Купить себе квартиру, поступить в институт. Но тут ее стали регулярно отправлять на приватные вечеринки, где оттягивались очень известные в городе люди. Помимо своей воли Агния оказалась посвящена в чужие грязные секреты. До нее начало доходить, что после этого просто так соскочить по собственному желанию ей не дадут. Но она не дергалась - до той поры, пока одна из девчонок не загнулась прямо в туалете от передозы.
  После этого случая она вдруг почувствовала, что стала больше уставать. Работать становилось с каждым днем все труднее, и она подсела на колеса. Поскольку с головой она всегда дружила, ее посетила запоздалая догадка: а ведь может случиться так, что ее сбережения ей и не пригодятся. Работая в аду, она на практике убедилась, что недаром дьявола называют лукавым : течет вино его даров, а в рот не попадает, и пахнет оно смертью.
  
  Такси тем временем подрулило к вывеске "Геенна". Начали выгружаться.
  - Не помогай, Вероника, тем, кто может справиться сам. Дай людям проявить себя - напутствовал ее напоследок Страж Порога.
  - А вы разве не с нами ?
  - Да ты посмотри, какие люди !..
  Зинаида амбала у дверей увидела, в лице изменилась, и стала опять похожа на Медузу Горгону. Фэйс - контроль они прошли влегкую, мимо окаменевших халдеев.
  - Наш человек ,- подумала Вероника ,- узнаю брата Васю !
  Веронике представился прекрасный случай получше рассмотреть своего врага в теплой непринужденной обстановке. Это всегда очень полезно. Особенно полезным бывает пристальное разглядывание тех, к кому мы испытываем немотивированное отвращение. Ба ! Да это же мы сами и есть ! Только под лупой. Вот так встреча ! И на вопрос : "узнаешь брата Васю ?" с грустью приходится констатировать : "Узнаю."
  Благополучно уселись за столик. Место было воистину злачное. Извращенцы всех мастей, изможденные консумантки у бара - ни одного человеческого лица. Сладкий запах нехороших трав под темными сводами, жара, как в индейской палатке для потения. Лукин и Бяка вертели головами по сторонам, Зинаида сидела неподвижно, чтобы не расплескать лицо. Вероника прикрылась меню, толстенным, как словарь иностранных слов. Слова и правда были все непонятные, а цены больно рвали душу.
  У шеста степенно прогуливались две рекордсменки по удоям, потрясали силиконовым выменем. На них никто внимания не обращал, зал гудел разговорами. Здесь все было по - взрослому : пресыщенный разврат, никаких малолеток с их наивной щенячьей похотью.
  И вдруг зарокотали барабаны, наращивая темп, и черным пламенем засияла звезда Агния из созвездия Падших Ангелов. Вся обтянутая черным кожаным, на тонкой девичьей шее черный ошейник, утыканный шипами. И начала колдовать руками тонкими, сильными ногами. Публика сразу замолкла - это было не раздевание, а действо, ритуал. Вероника посмотрела на сына. В самое сердце сразила его лысая девушка в заклепках по всему телу. У Лукина просто челюсть отвисла. Вероника не представляла, какой может быть секс с женщиной, у которой все первичные и вторичные половые признаки закованы в железо - словно капканы поставлены. Невозможно постичь загадочную мужскую душу. В сексе каждый мужик старается перевоплотиться в своего тотемного зверя, иначе он удовольствия не получает. Он начинает еще человеком, а заканчивает псом, быком, кроликом - кому что ближе.
  Самое странное : чем меньше одежды оставалось на Агнии, тем более недоступным было ее лицо. Жрица, весталка. На руках и ногах - кандалы. Женщина - рабыня, но с шальными глазами. Раба всегда видно по глазам. На человека можно одеть тонну кандалов, но он не будет рабом. Его будут выдавать глаза свободного человека. Еще один выверт мужской психики : унизить, заковать в железо рожденную свободной. Особое наслаждение унижать ту, для которой плен и угнетение - истинная мука. Видеть, как она корчится под гнетом. Если приспособилась жить в кандалах, глаза потухли, начинает раздражать. Почему, ведь ты именно этого хотел ? Нет, возбуждает не добровольная, а насильственная покорность.
  Вероника засмотрелась и забыла про Зинаиду. Та сидела с каменным лицом, и понять ничего было невозможно. Только вдруг, в разгар танца, из - под бутафорских кандалов засочилась настоящая кровь. Вероника собственными глазами видела, как один урод облизнулся. Милосердный Боже, присматривай за нами, помоги нам на долгом жизненном пути оставаться людьми ! По лицу Зинаиды пошла трещина - так трещит лед. Зинаида соскочила с места и бросилась к сцене с криком : " Сонечка ! Доченька !"
  Агния не поверила сначала ушам, потом глазам. Но она была профи - номер продолжался, она даже из образа не вышла. Зато на середину зала вышла холеная стерва в туфлях за четыреста долларов и ногтем длиной пять сантиметров поманила секьюрити. Зинаидин крик прозвучал, словно команда "отомри" в детской игре. Очухались два амбала, огромные, как пещерные тролли, и неспешной походкой направились к их столику.
  - Кто пустил сюда этих клоунов ?
  На плече у Лукина шипела и плевалась Бяка.
  - Нет, ты посмотри на этого урода ! А это кто у него на шее ? Его боевая блоха ?
  Вот зря они так сказали. Ну, чертофаллосы, теперь держитесь.
  Старший Лукин воспитанием сына занимался мало. Он никогда не водил его в цирк, зоопарк и кукольный театр. Единственное, чему он научил своего ребенка, было умение драться всем, что под руку попадется. Он объяснил сыну простое жизненное правило : никогда не нарывайся, но уж если придется, долби их всех. Если он один, бей его руками и ногами. Если их двое, бери бутылку. Если враги имеют большое численное преимущество, снаряд должен быть тяжелым - стул или монтировка. Эти жеманные бодибилдеры привыкли гарцевать перед дамочками своими рельефами. Они любили свое тело. Мазали его всякой хреновиной, лежали в солярии. Обычно до драки не доходило. Чахлые извращенцы пасовали перед горой мускулов. Но что они могли в настоящей уличной драке, эти изнеженные засранцы ?
  И встал во весь рост Мельник, сын Дальнобойщика, поднял над головой стул и издал страшный боевой клич : " Сарынь на кичку !" Он и сам понятия не имел, что это значит, но прозвучало очень убедительно. И грозным эхом отозвался под темными прокуренными сводами Арагорн, сын Арахорна, наследник Исилдура Гондорского : "Смерть вам, орки !"
  Лукин крутил стулом над головой, расчищая пространство. За ним шла Вероника, которую со спины прикрывала Зинаида, женщина - птеродактиль. Так они пробивались к стриптизному подиуму. У Агнии от колес башка шла кругом. Кроме того, мать была самым последним из людей на этом свете, кого она хотела бы видеть. Агния закончила номер и только после этого ушла в ресторанное закулисье. За ней бежала холеная стерва и вопила, что за версту нельзя подпускать никакую деревенскую родню, что это разрушает имидж заведения и имидж звезды стриптиза.
  - Избавься от этих уродов немедленно !
  - Она моя мать - как я от нее избавлюсь ?
  - А этот придурок не твой отец случайно ? У тебя контракт, там черным по белому сказано : никаких мам - пап, никаких мужей, нельзя беременеть.
  Кто был этот придурок, Агния понятия не имела. И другую женщину она тоже видела впервые в жизни.
  - Мы теряем клиентов, из - за этой драки сейчас все разбегутся. Если придется закрыть клуб на сегодня, ты у меня будешь все праздники бесплатно пахать, как миленькая !
  - Да пошла ты ! Такая умная, все знаешь - иди сама покривляйся, посмотришь, как эти бабки достаются. И не вздумайте бить ее или еще что, попросите вежливо, успокойте.
  - Ты с ума сошла ? Ты видела, что они творят ? У нас тут не лоховская дискотека для подростков, у нас вип - персоны !
  - Вип - педофилы тут у вас ! Тоже мне - персоны !
  - А ты мотай к себе в деревню коров доить, в чем же дело ? Будешь видеть перед собой краснощеких трактористов. Они тебя будут заваливать в стогу, причем совершенно бесплатно. Ты в курсе, сколько у нас входной билет стоит ? За что, ты думаешь, они платят ? За то, что спокойно тусуются, и никто на них пальцем не показывает ! За то, что все прилично и конфиденциально !
  - Сама - то поняла, что сказала ? Ладно, выгоняйте ее, только не бейте и денег ей дайте. Я отдам. Она деньги очень любит. Обрадуется.
  - Деньги все любят. И ты любишь, и я люблю.
  Агния устала, ей еще нужно было продержаться до утра. На душе было погано. Ей было стыдно перед матерью и стыдно за мать. И она знала : есть контракт, и это работа. Голос холеной стервы больно царапал мозги - или это от колес ? Она стояла голая в кандалах и собачьем ошейнике, но смотреть как свободный человек еще не разучилась.
  - У меня перерыв, я хочу хотя бы дыхалку восстановить. Я могу в перерыв спокойно посидеть и отдохнуть, или до утра буду тут стоять и слушать ?
  Она вошла к себе в гримерку и с громким стуком отгородилась от холеной стервы дверью с надписью "Агния". Все, хватит.
  Плюхнулась перед зеркалом и вдруг увидела себя, словно со стороны. Зрелище не для слабонервных. Семнадцать лет, а на кого похожа ? Обратно в деревню или мыть полы ? Ну нет ! А здесь сколько она еще протянет ? Удивительно было то, что когда мать позвала ее по имени, она сначала даже и не поняла. Она совершенно забыла, что где - то для кого - то она еще Соня. Она была Агнией - душой и телом. На это имя она отзывалась. Кстати, а как там тот странный парнишка ? Никогда еще ни один мужчина не защищал ее бесплатно. Никто бы не поверил, но в ее жизни был только один мужчина, первый, и он же на сегодняшний день последний. Все остальные были клиенты, зрители, посетители. Агния была и опытна, и наивна одновременно. У нее никогда не было нормальных отношений с лицом противоположного пола, да она к этому и не стремилась. Однажды пережив унижение, она зареклась повторять. Ее многие хотели, но ее никто никогда не любил, у нее даже никогда не было более или менее продолжительного романа. Судьба завела ее в очень странное место, здесь была ее жизнь. Поэтому она искренне считала, что вообще вся жизнь такая, другой просто нет. Ей еще повезло. То, что было до этого - еще хуже. Торопливый секс на заднем сиденье канул в прошлое. Таких, как ее вероломный красавец, в "Геенне" было пруд пруди. Агния спускалась в зал, садилась к ним на колени. Они смотрели с восхищением. ТАКУЮ они ее хотели. Из всего этого Агния сделала вывод, что все мужики могут испытывать к женщине только один вид интереса. Поэтому надо держать тело в форме, а душу за семью замками. Мать была из другого мира. И этот мальчишка, и та женщина. Агния не собиралась ломать себе голову, из каких побуждений они сюда приперлись, да еще и драку затеяли. Мать всегда такая была. Вернее, это у Соньки была мать. Агния, похоже, была сиротой.
  Часы над зеркалом крали минуту за минутой. Пропади оно все пропадом ! Агния обещала себе, что больше одной таблетки принимать не будет. Но сегодня был особый случай - надо взбодриться. Она полезла в сумку и достала заветную коробочку. В глазах у нее помутилось, в сердце словно забили гвоздь. Агния впервые отключилась. Агния отключилась и не слышала, как драка из зала перетекла уже в непроходимые служебные пампасы. От стула осталась только спинка, и Лукин пользовался ей, как тараном, пробивая себе дорогу. Бяка висела у него на груди, мертвой хваткой вцепившись в свитер. Морда у него была разбита, из носа шла кровь. В упоении битвы он этого не замечал и пер торпедой. Последними у двери он шутя отмел холеную стерву, сломав ей два ногтя, и арт - директора, который был нежным и удивительным геем.
  Дальше опять начались фокусы со временем, которое замедлило свой бег . Даже часы над зеркалом тикали реже, потом ненадолго остановились и снова пошли, но очень медленно. Так же медленно, в такт часам, запустилось и пошло сердце Агнии, черной звезды из созвездия Падших Ангелов.
  Она открыла глаза и увидела окровавленного Лукина с обезьяной на груди и двух разъяренных теток, одна из которых была ее мать. В душе натянулась и лопнула какая - то струна - Агния вдруг совершенно размякла. Она безропотно дала завернуть себя в занавеску, которую Лукин сдернул бестрепетной рукой.
  Нежный и удивительный арт - директор валялся в глубоком обмороке. Через него пришлось перешагивать всем по очереди. Холеная стерва уже сориентировалась и вызывала милицию. Вероника остановилась, проникновенно посмотрела в ее холеные стервозные очи. Мобильный телефон упал на пол, а сама его обладательница начала звонко икать. Она стояла в туфлях за четыреста долларов и оглушительно икала - дура дурой. Жестко и беспощадно Вероника содрала с нее всю спесь - так индейцы снимали скальпы своих врагов. Они спокойно шли к выходу, а за спиной у них в полной тишине раздавалась периодическая икота.
   В режиме реального времени они бы не успели. А так - успели. Вышли прямо в ночь через служебный вход, а там как раз и такси стояло в полной боевой готовности, и водила такой, как надо : толковый и не трус. И лишнего болтать он явно не собирался. Можно было ходить в разведку.
  
  Лукин ехал на заднем сиденье в окружении Бяки и трофейной Агнии. Зинаида тоже сидела на заднем сиденье, но ехала как - то отдельно и на дочь старалась не смотреть. Она выпустила пар и теперь видела, что отбила у врагов не свою Соньку, а какую - то чужую женщину. Она теперь вообще не знала, что с ней делать. Впервые в жизни Зинаиду посетило сомнение в правильности своего поступка. Впервые она почувствовала, что вмешалась совершенно некстати.
  Вероника окончательно уморилась. О том, что теперь будет, она даже и думать не хотела. То, что казалось возбуждающим приключением, оборачивалось целым пучком проблем. Еще недавно они мирно коротали вечер за чашечкой чая. Сначала в их жизнь без спроса ворвалась безумная Зинаида, а теперь уже две бездомных женщины собирались у нее ночевать.
  - А никто и не говорил, что будет легко.
  - Где не говорил ?
  - Сначала в предбаннике не говорил, вы разве забыли ? Вас даже отговаривали...
  - Знаете, кого люди больше всего ненавидят ? Тех, кто с пафосом произносит фразу "я же говорил" или "я вас предупреждал". Потому что такие люди на самом деле никогда не хотят помочь - они просто хотят поумничать и самоутвердиться за чужой счет. Это самые справедливые и самые ненужные фразы. Ненужные, как сама справедливость. Мы часто сетуем, что ее нет. И слава богу, что ее нет ! Господь милостив. Что будет, если всем будет воздаваться по справедливости. Я не хочу жить в таком суровом мире - я двух дней не протяну. Мне надоело выбиваться из сил в борьбе за чужое счастье. Я хочу наконец хотя бы краем глаза увидеть, как выглядит мое собственное. Надеюсь, теперь вот эта вот... Зина будет довольна.
  - На досуге перечитайте сказку про спящую красавицу в любом варианте, и вы увидите, что есть определенная категория существ, которые не могут быть довольны ничем. Они недовольны своим положением в этом мире. В одном из вариантов волшебницу забыли пригласить на праздник, в другом варианте ее не туда посадили. В любом случае, она не получила того признания, на которое рассчитывала - и что же ? На сто лет целое королевство было погружено в глубокий сон ! Знаете, сказка - ложь ... но в ней всегда содержится полезная информация, только в зашифрованном виде. Нет неуязвимых, нет неисчерпаемых. В целях собственной безопасности и безопасности своих близких лучше пригласить на праздник тринадцатую фею. Иначе наложенное заклятие запросто унесет у вашей семьи сто лет жизни. То, что люди считают самым прочным и незыблемым - их жизнь и их сегодняшнее счастье - на самом деле самые хрупкие на свете вещи. Именно их кто угодно может разрушить в одну секунду. Некоторые даже занимаются этим профессионально. Нет, не те, которые в газетках "отворот - приворот - верну мужа", эти торгуют соломинками для утопающих, а те, которые подходят к вам вплотную и просто отхватывают от вас по куску, раз за разом. До тех пор, пока от вас ничего не останется. Близкие подруги с вечно беспокойными глазами - она зайдет на минутку, а потом на работе неприятности и в доме все наперекосяк. Коллеги по работе, мужья и любовники. У кого как.
  Веронике стало тоскливо. Она никогда не придет Домой. Ее никогда не оставят в покое. Зинаида с ее неуемной энергией, у нее все палки с одним концом, все медали односторонние. Что может втолковать еврей китайцу, если оба не знают ни одного иностранного языка ?..
  - Что с девочкой ?
  - Тут все просто : наркотики, чтобы не спать и больше работать. Чтобы справляться с жизнью. Излишества, чтобы победить мамины излишества : ярость, стремление доминировать. Все это милые человеческие слабости, как и алкоголизм ее несчастного папы.
  - Только этого нам и не хватало... я не знаю, что нужно делать. Руками водить у нее перед носом, заклинания читать ? Какие заклинания ? Где их берут ?
  - Ритуал еще не магия. Магия - это способ существования при нестандартном восприятии действительности. Заклинания, конечно, дело хорошее, очень экономит время и силы. Вынужден вас огорчить, подлинных практически не сохранилось, все переврали. Многие нашли - таки выход, сами сочиняют, но это работает только для них. При передаче другому лицу эффект полностью исчезает. Так что продолжайте сочинять самостоятельно. Заклинанием хорошо пользоваться, когда хотите достигнуть конкретной цели и на определенный срок. При этом вы заранее должны знать, как нейтрализовать заклинание. Если же вы хотите запустить долгосрочные программы по изменению окружающего мира или, боже упаси, формировать события чужой жизни, значит, вы решили соревноваться с богами. А они этого не прощают. Это опасный путь.
  За этими утешительными беседами, от которых Вероника мрачнела с каждой минутой, вернулись домой. Весь дом спал - и слава богу. Еще не хватало гарцевать перед соседями в сопровождении буйной Зинаиды и голой лысой девицы, задрапированной в портьеру. Вразумительно объяснить все это соседям так же трудно, как объяснить трехлетнему ребенку, откуда берутся дети. Сосед - это человек, в котором неуемная любознательность очень удачно сочетается с неуемной общительностью. У подъезда Вероника оглянулась. Такси исчезло, как сквозь землю провалилось.
  Последняя надежда на то, что вся эта ситуация как - то рассосется, что ей помогут хоть чем - нибудь, кроме советов, с треском рухнула. Убить бы эту Зинаиду и прах ее развеять ! Раздувая ноздри, Вероника вела эту процессию калек и уродов прямо к себе домой. В свою крепость. Картина была веселенькая - обхохочешься. Вероника сначала нервно посмеивалась, а в прихожей ее обуял просто гомерический хохот. Лукин был перемазан кровавыми соплями, у Зинаиды пуговицы оторваны буквально везде. Веронику словно плохо прожевали и выплюнули. Агния выглядела, как пьяная инопланетянка, если такие вообще бывают. Какой чудный вечер ! Без слез не взглянешь. Вероника скомандовала : "В ванную, все до одного ! Зинка первая !" И пошла ставить чайник.
  Следом мылись Лукин и Бяка, причем боевая блоха уснула прямо в ванной. Потом все вместе поливали из душа пьяную инопланетянку Агнию, она тупо смотрела на всех, а изо рта у нее текла слюна. Лукин ушел к себе в комнату, обремененный заботой о двух беспомощных существах. Когда она через десять минут зашла к сыну с чашкой чая, то увидела, что все они спят вповалку : слева Бяка, справа голая Агния, посередине Лукин. Странно, но это зрелище дышало детским целомудрием. Бедная девочка ! Вероника стояла и думала о том, что большой секс помолодел, как большой спорт. Как в фигурном катании или гимнастике, девчонки вступают в нелегкую спортивную борьбу аж с тринадцати лет. А мужиков, между тем, больше не становится. Если бы мамы лучше смотрели за дочками, может, им не пришлось бы делить одного мужика на двоих или соображать его на троих, как бутылку водки.
  А с железом этим что делать ? Ничего не приходило Веронике в голову, кроме одного французского стишка, который она и прочла, наклонившись над спящими :
  "В птичий ряд я на рынке пошел
   И птиц накупил для тебя,
   Любимая.
   Я в цветочный ряд на рынке пошел
   И цветов накупил для тебя,
   Любимая.
   Я в железный ряд на рынке пошел
   я цепи купил для тебя,
   Любимая.
   А потом на невольничий рынок пошел
   И тебя там искал.
   Но тебя не нашел,
   Любимая."
  
  И вы знаете - помогло. Со звоном упали на пол бутафорские кандалы и цепи. Отвалились, как коросты, все железные кнопки и колечки, что адскими метками впивались в тело черной звезды Агнии. Словно шла Вероника по лесу и выпускала из капканов зверей - братьев наших, и вели ее в кромешной тьме зеленые глаза Ирбиса - снежного барса. Только по - прежнему темнела на правой груди лысой девушки татуировка в форме бабочки.
  
  
  Глава 13. КРОВАВОЕ МАКРАМЕ.
  
  Вероника постелила Зинаиде в гостиной, среди джунглей. Но не спала Зинаида, а металась, как тать в нощи. Не шел покой к Зинаиде. Паровоз ее продолжал нестись по жизни на бешеной скорости ...
   С тех пор, как она увидела фотографию голой дочери, развешенную посреди города на всеобщем обозрении, поступками ее руководил древний материнский инстинкт. Этот инстинкт подсказывал ей, что она должна защитить свое дитя любой ценой. Что она и сделала. Но от дочери она уже успела отвыкнуть, как жить с ней вместе - не представляла. Опять же в клубе она своими глазами видела, какую похоть разжигала ее кровиночка единородная в мужиках, как они кровожадно смотрели на нее - все до единого. А что, если Николай, с которым Зинаида собиралась создать крепкую семью, вдруг да подпадет под эти чары - что тогда ? Вон этот сын его придурочный как в девку вцепился. Зинаида даже обрадовалась, что дочка ушла спать в его комнату. Ее не заботило, чем это может закончиться. Пусть с кем угодно, только не с Николаем. Веронику она легко сбросила со счетов. А про дочь - то и не подумала ! Может быть, и лучше было бы, чтобы она там оставалась, в клубе этом. Работа денежная, себя обеспечивала. А теперь куда ее ? Самой надо личную жизнь устраивать, момент самый решительный.
  Зинаида переживала типичный кризис одиноких дам бальзаковского возраста, обремененных взрослыми дочерьми. Горе тем девочкам, чьи матери постоянно с ними соперничают ! Горе им, напоминающим о старости, которая незаметно подкралась из - за угла ! Гражданская война : мать против дочери, сестра против сестры, подруга на подругу - так было всегда, так будет всегда...
  Вероника кожей чувствовала, как мечутся по дому темные страсти Зинаиды. Воздух в доме сгустился, дышать было тяжело, сморщились и увяли экзотические цветы. Зинаида взяла из корзинки клубок красной шерсти и нервно завязывала узелок за узелком. Она рвала и метала - как всегда, когда хоть что - нибудь вставало у нее на пути. Под стальными пальцами рвалась ниточка чужой любви, чужой жизни. Зинаида так и представляла, как рвутся вены и артерии, как пузырится чужая кровь. Шерсть запуталась в пальцах, узлы запутались намертво - как на судьбе. Зинаида и мысли не допускала, что Николай мог ее вот так запросто обмануть, провести на мякине. Нет, это она, ненавистная : лезет в душу своими печальными глазами, путает всех ворожбой своей. Вот и дочку присвоили, бесстыдники. Из души вытекала огненная лава, грозила затопить тут все, погубить их всех. Взлетела на огненной колеснице оскорбленная Медея, в гневе убившая своих сыновей. Сопернице в дар отравленную одежду, а Ясону - вечные скитания...
  Вероника тихим ветерком прошелестела мимо разъяренной Зинаиды в спальню и без сил уселась перед зеркалом. В доме становилось невыносимо жарко. В зеркале за спиной занималось зарево костра, в воздухе пахло дымом и паленой шерстью...
  
  
  В ПОДВАЛЕ БЕЗ ОКОН БЫЛО ТЕМНО. СУДЬЯ ПОХРУСТЕЛ ПАЛЬЦАМИ И ПОДНЕС ПРЯМО К НОСУ ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ВДОВА АННА, 60 ЛЕТ. НИ МУКИ ДОЧЕРИ, НИ МНОГОКРАТНЫЕ УВЕЩЕВАНИЯ НЕ СКЛОНИЛИ ЕЕ К ПРИЗНАНИЮ, ПОЭТОМУ РЕШЕНО БЫЛО ПОДВЕРГНУТЬ ЕЕ ПЫТКЕ. НАКАНУНЕ ДОПРОСА ЕЙ НЕ ДАВАЛИ СПАТЬ В ТЕЧЕНИЕ СУТОК И ПРИНОСИЛИ ТОЛЬКО СОЛЕНОЕ ПИТЬЕ. ЕЕ СВЯЗАЛИ, ОБРИЛИ НАГОЛО И ПРИВЯЗАЛИ К ЛЕСТНИЦЕ. СУДЬЯ ОБЪЯВИЛ, ЧТО ВВИДУ ОСОБОГО ЕЕ УПОРСТВА ЕЕ БУДУТ ПЫТАТЬ НЕ ДЕНЬ И НЕ ДВА.
  - И ЧЕРЕЗ ПОЛГОДА, И ЧЕРЕЗ ГОД НЕ ПРИДЕТ КОНЕЦ ТВОИМ МУКАМ, ПОТОМУ ЧТО ТЕБЯ БУДУТ ПЫТАТЬ ВСЕ ВРЕМЯ, ПОКА ТЫ ЖИВА. И ЕСЛИ ТЫ БУДЕШЬ УПОРСТВОВАТЬ, ТЫ БУДЕШЬ ЗАМУЧЕНА ДО СМЕРТИ, И ПОСЛЕ СМЕРТИ ВСЕ- ТАКИ БУДЕШЬ СОЖЖЕНА.
  ОНА ТОЛЬКО ШЕПЧЕТ:" БОЖЕ, УСЛЫШЬ МЕНЯ. ДОЛЖНА ЛИ Я БРАТЬ ГРЕХ НА ДУШУ И ЛГАТЬ, ЕСЛИ Я ТОГО НЕ ЗНАЮ ?" НАДЕВАЮТ ИСПАНСКИЙ САПОГ И ЗАВИНЧИВАЮТ. ОНА СТРАШНО КРИЧИТ:" О БОЖЕ, ДОЛЖНА ЛИ Я ОСКОРБЛЯТЬ ВСЕВЫШНЕГО БЕССОВЕСТНОЙ ЛОЖЬЮ ? Я ДАЖЕ ВООБРАЗИТЬ СЕБЕ НЕ МОГУ ТОГО, В ЧЕМ МЕНЯ ОБВИНЯЮТ ! КЕМ НАДО БЫТЬ, ЧТОБЫ ВЫДУМАТЬ ТАКОЕ, БУДТО Я ВЫКАПЫВАЛА ИЗ МОГИЛ ТРУПЫ ДЕТЕЙ И ПОЕДАЛА ИХ !
  К НЕЙ ПРИМЕНИЛИ ЖОМ - БОГ СВИДЕТЕЛЬ, ОНА НЕВИННА, ОНА НИЧЕГО НЕ ЗНАЕТ.
  НОЖНОЙ ВИНТ - МОЛЧИТ.
  КОЗЕЛ, ТО ЕСТЬ ЖОМ И НОЖНОЙ ВИНТ ВМЕСТЕ - НЕ ПОМОГАЕТ. ОНА КРИЧИТ:" ГОСПОДИ, ПОШЛИ МНЕ СМЕРТЬ ! НЕ ВЫ ЛИ ЕСТЬ ОРУДИЕ ДЬЯВОЛА, ЖЕСТОКИЕ ПАЛАЧИ ?"
  АННУ ПЫТАЛИ В ТЕЧЕНИЕ ДНЯ ДВЕНАДЦАТЬ РАЗ И НИЧЕГО НЕ ДОБИЛИСЬ. НАСТУПИЛА НОЧЬ, И ЕЕ ОСТАВИЛИ СИДЕТЬ ДО УТРА НА СТУЛЕ ВЕДЬМ, ИЛИ В ПРОСТОРЕЧИИ - НА КОЛУ. НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ УТРОМ, ПОКА ПАЛАЧ ЛИЛ ЕЙ НА ГОЛОВУ СПИРТ, КОТОРЫЙ ПОТОМ ЗАЖИГАЛ, В ЭТО ВРЕМЯ СВЯЩЕННЫЙ ТРИБУНАЛ МИРНО ЗАВТРАКАЛ. АННА ДАЛА ПОКАЗАНИЯ, И ЕЕ УВЕЛИ В КАМЕРУ И ДАЛИ ПОСПАТЬ. НО НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ ОНА, ОТДОХНУВ, ВЗЯЛА СВОИ ПОКАЗАНИЯ ОБРАТНО. ТОГДА ЕЙ ПИЛИЛИ КОСТИ НА РУКАХ И НОГАХ. ОНА СНАЧАЛА ИЗРЫГАЛА СТРАШНЫЕ ПРОКЛЯТИЯ, А ПОТОМ ЗАТИХЛА, НО НЕ УМЕРЛА.
  КОГДА ОНА ОЧНУЛАСЬ, ЕЕ УВЕЩЕВАЛИ СОЗНАТЬСЯ. ТОГДА ЕЕ И ЕЕ ДОЧЬ АГНЕССУ ПЕРЕД КАЗНЬЮ ПАЛАЧ ЗАКОЛЕТ МЕЧОМ. ИНАЧЕ ОНИ БУДУТ СОЖЖЕНЫ ЗАЖИВО. ОНА ПОДУМАЛА И СОГЛАСИЛАСЬ, СКАЗАВ: "ПРИДУМАЙТЕ САМИ, В ЧЕМ Я ВИНОВНА, ТОЛЬКО НЕ МУЧАЙТЕ НАС БОЛЬШЕ. И БУДЬТЕ ВЫ ПРОКЛЯТЫ !" ПАЛАЧ ПРИНЕС ЕЙ РАСПЯТИЕ, НО ОНА ОТТОЛКНУЛА ЕГО .
  КОНЕЧНО ЖЕ, ДЬЯВОЛ ДАВАЛ ЕЙ СИЛЫ ВЫДЕРЖАТЬ ТАКОЕ. А ГЛАВНОЕ, ЗАЧЕМ. ВСЕ РАВНО ОНА УМРЕТ - РАСКАЕТСЯ ЛИ ОНА ИЛИ БУДЕТ ЗАПИРАТЬСЯ И УПОРСТВОВАТЬ. ОНА УМРЕТ НА ДЫБЕ ИЛИ НА КОСТРЕ ЗАЖИВО. НЕСЧАСТНАЯ, НА ЧТО ОНА НАДЕЕТСЯ ? ПУТЬ ОДИН: ТЫ ЖЕНЩИНА, ЗНАЧИТ, ПРИЗНАЙ СЕБЯ ВИНОВНОЙ И УМРИ КАК МОЖНО СКОРЕЕ.
  Прикосновение к чужой боли невыносимо терзало Веронику. Очнувшись утром перед зеркалом, она никак не могла понять, спала ли она, и что это было. Почему она раз за разом должна присутствовать при этих мерзостях ? Даже слышать скрипучий голос судьи было невыносимо. Умри как можно скорее, потому что ты ходишь не так и смотришь не так, потому что ты слишком красива или слишком уродлива... Смертельно опасная профессия - женщина. "Кто эта, блистающая , как заря, прекрасная, как луна, светлая, как солнце, грозная, как полки со знаменами ? Округления бедр твоих, как ожерелье,.. Живот твой - круглая чаша, где не истощается ароматом вино, чрево твое - ворох пшеницы, обставленный лилиями...Как прекрасна ты, возлюбленная моя ! Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень, на руку твою : ибо крепка, как смерть, любовь, люта, как преисподняя, ревность, стрелы ее - стрелы огненные, она пламень весьма сильный. Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее. Если бы кто давал все богатство дома своего за любовь, то был бы отвергнут с презрением..."
   За окном в муках рождалось чахлое зимнее утро, в доме наконец установилась прохлада и благодатная тишина. Вероника вышла в гостиную и увидела, что постель на диване не смята, но все кругом разбросано, а Зинаиды нет. Гора с плеч. Зинаидин паровоз прогудел и отбыл в неизвестном направлении. Пол был усыпан обрывками кроваво - красных нитей, унизанных остервенелыми узлами.
   Зато на полу с самым серьезным видом сидела девушка в черном. Она невозмутимо собирала красные нити и скручивала их слева направо. Вдобавок ко всему по полу была рассыпана целая упаковка лаврового листа. Из лаврушки, которую девушка взяла явно в кухонном столе, были все теми же красными нитками навязаны крестики. Вероника насчитала двенадцать. Что еще за кружок "умелые руки" ? Девушка была настолько увлечена своим занятием, что на Веронику просто не обращала внимания.
  - Я вам тут не мешаю, нет ? Вас кто сюда пустил ?
  - Жалко, что нитки не шелковые. Шелковые, конечно, лучше.
  - Вы думаете ?
  Девушка посмотрела на нее, как на дурочку. Скрученные нити она начала складывать прямо на полу в виде большого круга. Явно сумасшедшая.
  - Шла бы ты домой, Пенелопа.
  - Нет, не гоните !!! Мне совсем немного осталось, я сейчас замкну второй круг ! Только не гоните, выслушайте меня !
  Видимо, какая - то зинаидина подружка. Ну все, с нее хватит.
  - Девушка, позвольте я вас провожу. Или мне сына разбудить ? Убирайтесь отсюда.
  Девушка горестно всплеснула руками и просто исчезла.
   Пока утро медленно вскипало на небесной плите, Вероника тоже уселась прямо на полу посреди этого кровавого макраме и начала ласковыми пальчиками развязывать узелок за узелком. Вот так всегда : одни ломают, а строят другие, одни завязывают узлы остервенело и с ненавистью, а развязывать приходится долготерпеливыми ласковыми пальчиками, нежно разглаживая помятую ткань Планиды. И вновь терпеливо сматывать в клубочек разорванную жизненную нить. "Всему свое время, и время всякой вещи под небом... время рождаться и время умирать,.. время убивать и время врачевать, время разрушать и время строить,.. время разбрасывать камни и время собирать камни,.. время раздирать и время сшивать,.. время любить и время ненавидеть, время войне и время миру."
  Куда же подалась на своем жизненном паровозе лютая женщина Зинаида ? А подалась она, как ни странно, все в ту же церковь, что рядом с домом Лукиных, в бывшем кинотеатре. Стекаются человеческие ручейки к храму за утешением и воздаянием, стекаются и впадают в мутную реку, и всех с терпением выслушивает Господь.
  Вошла Зинаида под тихие своды храма и возопила к Господу : "Господи ! Посмотри на меня ! Я молода, недурна собой - почему же не мне счастье ? Почему ей, старухе, муж, а дочери моей, блуднице бесстыжей, красота и деньги ? Когда же дождусь справедливости твоей, Господи ? Может, ты просто забыл обо мне, потому что я редко хожу к тебе ? Пусть все будет по справедливости, пусть счастье достанется тем, кто его заслуживает. Тем, кто много трудится, а не слабым, больным и неправедным - так будет правильно. " Вошла Зинаида в левый придел и твердой рукой поставила свечу за упокой Вероники - пусть будет так. Господу нужны умные и энергичные, а какой ему толк от таких, как Вероника. И Коле теперь будет лучше. Уж Зинаида наведет порядок и в квартире, и в семье Колиной - чтоб никаких обезьян и в помине не было. Вздохнула с облегчением - и у нее гора с плеч. Оказывается, иногда людям нужно просто расстаться, если не навсегда, то хотя бы на часок, чтобы у всех попадали горы с плеч. Просто не видеть друг друга. Мир такой большой, и для всякого человека в нем найдется место. Но люди не понимают этого, и упрямо стремятся друг другу навстречу, чтобы ежедневно и ежечасно сживать друг друга со свету. Притяжение ненависти сильнее притяжения любви. Или ненависть - это изнанка любви, еще один ее сиамский близнец ? Мы сильнее любим, если есть соперник, если можно за свою любовь еще кого - нибудь ненавидеть... Любовь так быстро проходит, а ненависть стоит у гроба, провожая в последний путь.
  Решительным шагом вошла окрыленная Зинаида в подъезд Лукиных, крепко хлопнув дверью. Жаркий злой самум овеял лестничную площадку. Ну, теперь держись, Верка - разлучница ! Вот только бы найти Николая, можно будет даже поехать с ним к морю, на хороший курорт - деньги найдутся, не все по клубам расклубила. И вдруг услышала, как прошелестели морским бризом на лестнице знакомые слова : "Как скажешь, сестра..." Оглянулась Зинаида - сидит она у самого синего моря. Прямо как была - в зимнем пальто. В руках у нее разбитое корыто, а навстречу по песку идет с наглой рожей муж - алкоголик. Пуще прежнего распсиховалась Зинаида. Сначала на мужа бранилась, а потом сняла пальто, засучила рукава и подумала : "Ну что ж, все надо начинать сначала. Неплохо бы сначала крышу перекрыть - эта уж больно ветхая." Не на таковскую они напали.
  
  
  
  Глава 14. ЖЕНЩИНЫ БЕЛЫЕ И БЕЗ ЛИЦА.
  
  Временно дезертировавший из жизни Николай был вновь призван этим утром в ее ряды, и довольно неожиданным способом. Сквозь сон почувствовал он под боком у себя что - то нежное и мягкое, приторно пахнущее лекарствами. Наощупь вроде баба. Николай открыл наконец глаза и увидел, что ниже пояса - без сомнения, баба, ему ли не знать. А сверху - вся белая и без лица. "Где я ? - замирая от ужаса, спросил Николай. - Кто ты, чудо - юдо, и почему без лица ?" Существо засмеялось тихим, но чувственным смехом, и отвечало : " Не бойтесь меня, мужчина, вы в клинике косметологической коррекции, у нас тут у всех лица забинтованные, но ниже пояса мы вполне женщины и очень даже хотим. А из мужчин тут только главный врач, от него мужской ласки не дождешься, он весь перевязками утомленный. Нас тут очень много, мы вас будем хорошо кормить и никуда не отпустим, а вы, главное, по мужской части уж не подведите." И Николай не подвел за одно утро аж пять человек.
  Клиника стояла в живописном месте на берегу озера, от города далеко. Развлечений в ней не было никаких, а женские прелести заживали на удивление долго. Ну, а человеческая природа брала - таки свое. Когда проезжавший по дороге из города главный врач подобрал бесчувственного Николая и привез в клинику, слух о том, что привезли самого настоящего мужика, распространился по палатам со скоростью лесного пожара. Пациентки сбежались посмотреть, и видом своим довели тогда несчастного Николая до обморока.
  Когда пятое существо покинуло наконец ложе любви, Николай объявил, что пора ему передохнуть и подкрепиться. В клинике бедных девушек не было, поэтому из недр больничных тумбочек Николаю был сервирован просто царский стол. Николай славно подкрепился, а дальше у него, как у собаки Павлова, сработал условный рефлекс. Он поел, секс у него был, значит, пора ехать. Он нетвердой походкой вышел в коридор, где стайками прогуливались все те же безликие существа, и довольно быстро нашел кабинет главного врача.
  - Грузовик мой где ?
  - А там, где я вас нашел - в чистом поле.
  - Поехали.
  - Шофер у нас сбежал неделю назад, машина только у меня. Через час закончу осмотр, тогда поедем.
  Николай никогда так надолго не оставлял своего стального друга без присмотра. Даже дома, в перерывах между рейсами, он навещал его ежедневно : кормил, смазывал внутренности и покупал ему гостинцы. Тень тревоги промелькнула в душе Николая, но он ее развеял светом надежды. Через час невыносимого ожидания врач наконец завел свою "Тойоту", и они отправились. Николай очень соскучился по своему железному коню, потому что это было единственное существо, которое он по - настоящему любил. Дорогой он вспоминал сегодняшнее утро и сыто посмеивался. Вот оно, это место. Следы протекторов на снегу - и все. Грузовика не было. Угнали.
  Все перевернулось в душе Николая, свет померк перед глазами. Трейлер был казенный, весь навороченный, денег стоил немалых. А все груши проклятые ! Что теперь делать, как показаться перед суровыми очами начальства ? Кто поверит колиным рассказам о черной собаке и мифической заправке в чистом поле ?.. Николай впал в прострацию, а потом слезы по утерянному дорогому существу полились рекой. Ни денег, ни документов - куда теперь податься ?
  С врачебным опытом приходит и житейская мудрость. Главный врач думал недолго, и предложил такое решение проблемы : пусть Николай поработает вместо сбежавшего шофера на их микроавтобусе, а там - кто знает - может, и грузовик его отыщется. Никакое начальство сроду не найдет его в женской клинике на берегу далекого озера. Такая перспектива заставила невозмутимого Николая содрогнуться, но был ли у него, скажите, хоть какой - нибудь выбор ?
  С такой радостью встречали, наверное, только с фронта. Николая несли обратно в отдельную палату чуть ли не на руках.
  Так и пошло. Иногда Николай мотался в город за лекарствами или еще по какой нужде, а в основном лежал в своей чистенькой палате, и череда безликих незнакомок в бинтах скрашивала его одиночество. Одни выздоравливали, и за ними приезжали мужья на красивых машинах. Другие, наоборот, поступали, и их привозили мужья на тех же красивых машинах. Обретая лицо, женщины тут же теряли к Николаю всякий интерес. В присутствии мужей в его сторону даже не смотрели. Имен своих не говорили - зачем. По идее, жизнь его практически не изменилась. Он ел, дрых, имел секс и ездил на машине на дальние расстояния. Домой он звонить пока не решался, о Зинаиде и думать забыл. Этого добра и здесь хватало - с избытком. Все было так, да не так. Раньше он спал с женщинами и сразу уезжал, а теперь они спали с ним, а после уезжали. Теперь не он использовал женщин, а они довольно откровенно использовали его. Он получил все, к чему стремился. Что ж так хреново - то было на душе ? Николай привык к одиночеству и молчанию за рулем. Он и сейчас был одинок, но его убивало одиночество среди людей и особенно то, что с ним никогда никто не разговаривал. Ему очень хотелось, чтобы хоть кто - нибудь с ним поговорил по душам или хотя бы просто о погоде. Но нет - его не замечали. Почему - то он все чаще во время поездок пытался восстановить в памяти лицо своей молчаливой жены Веры. К тому же он наконец вспомнил, что и звали - то ее не Вера, а красивым именем - Вероника...
  
  
  Пробуждение Грачихи на следующий день после ночных гаданий тоже было нерадостным. С тяжелым сердцем отодрала она голову от подушки и сразу - шасть к комоду. Ну, точно она, с косой на плече. Фарфоровая женщина хмурилась даже больше обычного, и Грачиха ощутила приступ липкого страха. Поперлась к Зинаиде поправиться чекушечкой после вчерашнего. Ан нет, той и след простыл - упорхнула в город. Главное, Грачиха вроде и выпила немного, но вчерашнее почему - то помнилось смутно. Помнит, как гадала на картах, про погоду и про Николая. Потом вроде просила ее Зинаида о чем - то, но о чем, она, хоть убей, вспомнить не могла. В памяти был зияющий провал. Грачиха вернулась домой и поняла, что поправиться все же придется, хотя бы своей наливочкой. Уж очень ей было плохо, словно угорела она. После трех рюмашек к ней пришел беспокойный сон. Во сне она чувствовала какое - то движение в комнате, постукивание и духоту. Глаза она открыла через силу и увидела, что на стуле сидит та самая, фарфоровая, только уже в натуральную величину. Наливочкой балуется.
  - А говно у тебя наливка, Марь Степанна. Да и сама ты... На картах ты гадаешь вполне прилично, особенно с погодой у тебя получается. А вот кто тебе, крыса ты мерзкая, позволил давать такие советы морально неустойчивой молодежи ? Тебе о душе пора подумать, плесень ты старая, а ты людей раньше времени хоронишь. Внуков бы своих постеснялась, Сенечку и Венечку. У меня просто уши завяли - видишь ? Так что собирайся. Попила водки халявной, пора и честь знать. На работу я тебя определю.
  - Так я же на пенсии...
  - Недостойна ! Пенсию твою будем на книжку перечислять, копить тебе на пышные похороны.
  Воздух в комнате сгустился, приобрел сиреневый оттенок и начал закручиваться спиралью. "Точно, угорела, -" только и успела подумать Грачиха. А дальше опять ничего не помнит. Очнулась в каком - то полутемном месте, стены высокие с надписями и везде свечи горят. Кое - как села на холодном полу. Потерла голову - болит. Не то ударилась, не то угорела. Услышала, что зовут ее громко и сердитым голосом : "Марь Степанна ! Опять она напилась и свечи все потухли ! Да что за наказание ! Тут люди за прахом пришли, а она опять посреди колумбария валяется в непотребном виде ! Я же категорически запретил, чтобы клиенты ей подавали !.." Вошел строгий мужчина, по всему видать - директор. Распекал ее на все корки.
  - Где я, господи ?
  - Марь Степанна, я вас последний раз предупреждаю : прекратите пьянки на рабочем месте ! Вы в колумбарии.
  - А что я тут делаю, мать честная ?
  - Подметаете, надписи протираете и урны клиентам выдаете. И особенно - свечи у праха упокоенных здесь граждан зажигаете. Кстати, о свечах. Свечи у вас постоянно тухнут, родственники очень недовольны бывают. Свечи чтоб постоянно горели !
  Отругал и ушел. И увидела Грачиха , что стоит она посреди этого колумбария в черном рабочем халате, с тряпкой и ведром, И полны карманы у нее спичечных коробков. А урн с прахами этих вечно недовольных покойных тут видимо - невидимо. И свечи заупокойные, будь они неладны, все время тухнут. Убоявшись строгого директора, заметалась Грачиха по колумбарию - свечи зажигала. Но спички были все отсыревшие. Пока одну свечу зажжешь, три других потухнут. Так и металась до самого вечера, все чиркала и зажигала, сопровождаемая шепотом голосов ворчащих и недовольных. Видно, упокоенные здесь граждане тоже сердились. День закончился, в колумбарии стало темно и страшно. От постоянной беготни ноги гудели, как провода. Болели обожженные руки. Грачиха вспомнила домик свой уютный, пенсию и наливочку. Села без сил на пол и тихонечко завыла.
  
  
  А в подъезде перед квартирой Лукиных установилась мирная тишина. Вероника распутала последний узелок, убрала постельку гостевую и затеяла подмести. Собрала совочком разбросанную лаврушку и круг незамкнутый - и в мусор. Она помахивала веничком и тихонечко напевала :
  что нам стоит дом построить,
  мамы стоит, жизни стоит,
  и любви и смерти стоит
  нарисуем - будем жить...
  что нам стоит дом разрушить,
  в клочья изорвавши души,
  плыть по морю слез до суши,
  и доплыв - все поделить...
   ...за пять лет наши мужики пропахали по - пластунски всю Европу, дошли до Берлина, взяли рейхстаг и исписали его матерными словами. И только Коля Лукин за пять лет так и не решился бросить свою жену Веронику, промямлив ей хоть что - нибудь на прощание! Интересно, сколько лет эта байда продолжалась бы, если бы Вероника не решилась на крайние меры...
   что нам стоит, что нам стоит
   жизнь сломать и вырвать с корнем
   мы же знаем, что достойны,
   все доводим до конца.
   Мы оглохли, мы ослепли,
   и плевать, что на рассвете,
   в нашем доме на рассвете
   разбиваются сердца...
  
   Практически каждая семья бежит свой бесконечный осенний марафон - это же надо ! жены терпят - мотают себе нервы, любовницы терпят - жди меня, и я вернусь, только очень жди, мужики терпят - сидят между двух стульев в неудобной позиции...
   Никто и никогда не объяснит : а для чего все это, собственно говоря ? Для чего эта мертвая зона несвободы, вязкого присутствия нежеланного, вечный страх, подлая трусость ? Каждый день глупая надежда на чудо, что этот день - последний, что вот - вот все закончится. День за днем, год за годом. Полный паралич эмоций, самообладание штирлица - и все ради чего ?
  Теперь, по прошествии времени, когда наступила жизнь, она никак не могла понять :как же она все это выдержала? А главное - зачем она все это выдерживала? Нет, не так. Каждый человек может по жизни попасть, но он, понятное дело, старается выбраться. Почему она так долго это выдерживала и не только выдерживала, а сделала нормой жизни ? И тратила неимоверные усилия не на достижение успеха, а на то, чтобы к этому хоть как - то приспособиться. Тратила время и биологическую энергию, то есть жизнь. Кошмар просто. Как она могла так долго жить в атмосфере нелюбви ? На кого ей теперь обижаться и кому предъявлять претензии ?
   Выдворив из своей жизни энергичную Зинаиду, Вероника почувствовала сумасшедшее счастье, облегчение. Боже, все кончилось ! Боже, какое счастье. Кончилась вся эта грязь, ложь, мерзость чужого присутствия, подглядывания в ее жизнь. Такого чистого счастья она не испытывала, по - моему, ни разу в жизни. Только подумать об этом, и то праздник. Все кончилось, кончилось. Я жива, здорова , и главное : я дожила. Так радовались голодные блокадники Ленинграда, так радовались русские в День победы, так ликуют рекордсмены на олимпиадах, так целуют землю измученные путешественники, пришедшие в оазис. Это поцелуй мечты, это минуты, когда разговариваешь с богами. Я дошла, доползла, добежала, доплыла - и это главное. Морок рассеялся.
  Как удивился бы пропавший без вести муж Николай, если бы узнал, что именно его исчезновение и стало самым радостным событием за все время их брака. Ах она, супружница неблагодарная ! А он - то! Ночей не досыпал - неважно, что в чужих кроватях... Все равно бабы - наглые и неблагодарные существа.
   А сейчас, Вероника, забудь о своем прошлом, если хочешь жить дальше. Просто удали это из своего мышления. прекрати маниакально сверять часы своей жизни с любыми другими часами, потому что уж очень у тебя самой все запущено. И дом весь черте - чем замусорен, жить невозможно... Мети, давай, женщина, сор из избы." Мету - мету, веду - веду, отведу беду, заведу - запутаю, в молитву закутаю..."
  За этим занятием ее и застал сын.
  - Музыка народная, а слова чьи ?
  - Да тоже народные.
  - Где теща моя ? Куда ты девала эту милую женщину ?
  - Уехала она, торопилась очень. Не успел ты сообщить ей это радостное известие. А ты хоть кому - нибудь из них сообщал, что намерен породниться ?
  - Нет, конечно. Ты - первая.
  - Ты не можешь жениться. Вы еще маленькие. Ты ее совсем не знаешь. Может, она нам не подходит. В браке должна быть совместимость. Собаки должны жениться на собаках, лошади на лошадях, птицы на птицах...
  - Лысые на лысых, стриптизеры на стриптизерках... Ты все равно скоро нас бросишь, а Бяка ее полюбила. Я ее в бою взял на шпагу, теперь, как честный человек, обязан.
  - Честный человек ! Ты врун и сын вруна. Ты недоучившийся мельник, она безработная стриптизерка.
  - Я тебя тоже очень люблю, мама. Ее эти упыри на куски порвут.
  - Мы их сами на куски порвем. Еще придут и прощения просить будут.
  - Вот это по - нашему ! Я влюбился и женюсь по любви, я это только что понял.
  - А если она тебя не полюбит ? Ты ее спрашивал ? Если не полюбит ?
  - Меня не полюбит ? Еще как полюбит, безумно и до конца дней. Только, мам, давай без твоих штучек. Я хочу сам, чтоб уж точно. Ну, что у нас на сегодня, не придумала еще ?
  - Ты вот женишься, значит, у тебя есть, слава богу, чем заняться. И я себе занятие найду по душе - не сомневайся. На работу вот схожу... а вечером я на презентацию звана. Буду вам телефонировать, что и как. Если упыри не одолеют, можно и без штучек. А так - буду действовать по обстановке. Буду поздно, а вы тут смотрите у меня - чтобы дом был полная чаша !
  До чего ж приятно иногда сложить груз ответственности со своих могучих женских плеч да на хрупкие мужские ! Вот это жизнь !
  Нельзя сказать, чтобы совсем уж не любила Вероника свой дом. Она его любила, только в неволе размножаться никак не могла. Она могла любить свою семью, но любить всегда, постоянно и круглосуточно. А любить время от времени и не слишком - у нее не получалось. Она хотела любить своих близких и выражать эту любовь как душа пожелает. Со временем от этих разногласий по вопросам семьи и брака она сначала перестала чувствовать удовольствие от семейной жизни, а потом перестала любить тех, с кем жила.
  Когда кончаются неприятности, сначала даже непонятно : это дьявол нас понуждает к падению, подвергая сильным огорчениям, или же силы небесные посылают нам напасти всякие, чтобы мы не сидели в оцепенении... Когда все слишком хорошо, человек начинает толстеть и глупеть, а так - глядишь, все высокие и красивые. Первое, что ощущает человек, избавившись от тяжелой опасности или смертельного врага - это необыкновенный прилив жизненных сил. Только так мы можем понять, сколько же энергии и здоровья уходит у нас на всевозможные дрязги. На соперничество, сведение счетов. Если бы в жизни всего этого не было, сколько лишних эверестов мы бы покоряли, сколько дополнительных лунных сонат смогли бы написать, сколько сикстинских капелл разрисовать толстыми амурами... Бойтесь и всячески избегайте затяжных позиционных конфликтов, ибо уйдут в эти энергетические дыры все ваши годы и труды, все ваши силы туда уйдут. Не будьте беспечны и самонадеянны, ибо нет неистощимых, нет неисчерпаемых...
  Вилась тропиночка среди сугробов, вилась, как песня Вероники Долиной. И всюду жизнь - даже в налоговой инспекции ! И вот уже Лукина, в девичестве Свиридова, не просто шла на работу. Работу эту она пока не полюбила, но по людям уже скучала и хотела общаться. Женский коллектив - самый лучший учебник жизни, неисчерпаемый кладезь житейской мудрости. Когда разорвалась связь поколений, и бабушки уже не учат внучек секретам женского рукоделия и домоводства, куда податься бедной девушке любого возраста в поисках ума - разума ? Нету больше долгих зимних посиделок за подготовкой приданого, когда девушка могла задать все вопросы и получить все ответы. Зато есть могучие женские сообщества, которые объединяются по профессиональному признаку. Там можно получить ответы вообще на все вопросы, даже и на те, которых не задавали.
  В ожидании сегодняшней презентации Вероника, которая давно никаких драгоценностей не носила, была в задумчивости. Она разглядывала то, чем украшали себя обычные женщины в обычной жизни. Бисмарки на шеях, фианиты в ушах, крашеные стеклышки на пальчиках. Неувядаемую русскую красоту даже этим мулькам и цацкам не опорочить, не истребить...
  
  
  Глава 15. ПОРОГ ПЯТЫЙ. ЧЕРНЫЕ БРИЛЛИАНТЫ ДЛЯ НАСЛЕДНИЦЫ.
  
  Однажды, давным - давно, путешествовали вместе столяр, золотых дел мастер, портной и монах. И случилось так, что ночь застала их в лесу. Опасаясь разбойников, они договорились, что будут стоять на страже - каждый по три часа. Первым выпало не спать столяру. Чтобы время быстрее прошло, он отрубил толстый сук дерева и выточил из него красивую куклу в человеческий рост. Время его стражи кончилось, и он разбудил портного, а сам отправился спать.
  Портной увидел куклу, которую выточил столяр, и чтобы скоротать время и показать свое мастерство, сшил ей красивый подвенечный наряд. Нарядил он куклу, тут время его стражи кончилось, и он разбудил золотых дел мастера, а сам отправился спать.
  Удивился золотых дел мастер, увидев красивую куклу в прекрасном подвенечном платье. Взыграла и у него профессиональная гордость. Выковал он для куклы украшения, невиданные доселе. Надел их на куклу, и еще ярче засияла ее красота, просто глаз отвести невозможно. Залюбовался золотых дел мастер, но тут время его вышло, и он разбудил монаха, а сам отправился спать.
  Монах проснулся и увидел перед собой женщину прекрасную, но недвижимую. И понял он, что эту куклу изготовили и украсили его спутники. Монах тоже решил внести свою лепту и вознес к небу самую горячую мольбу. Услышал Аллах его молитву и вдохнул жизнь в деревянную куклу, и она заговорила.
  Так прошла ночь. На рассвете они все дружно влюбились в эту женщину и не на шутку заспорили.
  Столяр сказал :
  - Я буду ей хозяин, ведь я создал ее тело из бесформенного дерева. Она моя.
  Портной сказал :
  - Я ее господин, потому что прикрыл ее наготу прекрасным нарядом !
  Золотых дел мастер не уступал :
  - Это в моих драгоценностях она стала такой красавицей, значит, она моя невеста.
  Пуще всех кипятился монах :
  - Это по моим молитвам всевышний даровал ей жизнь - я ее и возьму!
  Ссора разгоралась. И все они пошли к судье.
  Судья ее тоже сразу полюбил и говорит :
  - Да это жена моего брата ! Вы его, похоже, злодейски убили, а красавицу похитили.
  Судья повел их всех к падишаху. Тот, конечно, тоже сразу влюбился и говорит :
  - Да откуда у таких оборванцев права на такую красавицу ? Это моя рабыня, а драгоценности на ней краденые. Вот хорошо, что вы мне ее вернули !
  Весь город собрался разнимать спорщиков и повели их к волшебному дереву пророчеств. И встали они все перед деревом, и вопрошали :
  - Открой нам правду, волшебное дерево, кто из нас имеет право на женщину ?
  Но не ответило дерево, а женщина, уставшая от споров, приникла к дереву и растворилась в его коре.
  Ибо все стремится к своему источнику.
  И остались спорщики без ответа и в вечном сомнении : кто же настоящий господин у женщины, кто имеет на нее больше прав. Тот, кто придает форму ее прекрасному телу или тот, кто ее одевает? Тот, кто создает для нее украшения, кто владеет ее душой или кто может бросить к ее ногам несметные сокровища ?.. Или тот, кто ради нее готов солгать и преступить закон ?
  
  Спесивыми зеркальными витринами отгородился от мира ювелирный салон " Золотое Дно". Тяжелые стеклянные двери никак не поддавались слабым рукам Вероники. А открывшись с большим напряжением, так и норовили поддать под зад неопытной самозванке.
  Вероника зашла в холодное великолепие и застыла, как Герда в царстве Снежной королевы. Не счесть алмазов в каменных пещерах... Коварным блеском манили к себе бриллианты - лучшие друзья девушек. Она услышала тихий шепот за спиной :
  - Бриллианты, может быть, и лучшие друзья девушек, но это моветон. Гораздо лучше они смотрятся на породистых старухах.
  - Стаж Порога ?
  - Ювелиры предпочитают держаться в тени. Не надо громких слов. Называйте меня Соломон Израилевич. Кто лучше голландца огранит, кто лучше еврея оправит и продаст драгоценный камень ?
  Неожиданно громко крикнул куда - то в пространство :
  - Пригласите нам пожалуйста Анигуэля !
  Потом тем же приглушенным голосом продолжал :
   - Пока здесь безлюдно, я проведу вас путями Алладина и графа Монте - Кристо. Вы напрасно боитесь, по - настоящему богатых людей здесь будет мало. Как на любой презентации, здесь в основном будут нищие тусовщики без гроша за душой. Будут красивые содержанки. Гораздо меньше будет людей с истинной покупательной способностью. У них такие лица, словно им известно то, чего вам никогда не понять. Но это полная фигня - ничего такого им не известно. Еще меньше будет истинных знатоков - их вы узнаете по характерному блеску глаз. Это люди, посвященные в магию камня.
  В кристаллах природных камней зашифрована некая информация, которая начинает работать в руках знающего человека. Не все то золото, что блестит. Не все, что блестит, следует носить. Лучше совсем не иметь украшений, чем носить крашеное стекло. Носить следует только природные камни, и только те, с которыми вы ощущаете необъяснимую внутреннюю связь. Драгоценности лучше всего получать в подарок или по наследству. Если украшение новое и его еще никто не носил, его можно и купить. Но цена должна состоять из нечетных цифр. Не расплачивайтесь за камень частями. Никогда не крадите чужих драгоценностей с натуральными камнями. Камни, как псы, привязаны к своим хозяевам, а особенно - к хозяйкам. Вас они никогда не полюбят и не станут помогать вам ни в чем, а вот помешать могут сколько угодно. Каждый камень наделен совершенно определенными свойствами. Если ваши желания будут совпадать с его возможностями, камень будет служить вам верой и правдой.
  И снова ни с того, ни с сего заорал :
  - Передайте пожалуйста Анигуэлю вторичное приглашение ! Так, о чем это я ? Да, продолжим... Если судьба к вам несправедлива, носите аметист. Кольцо с аметистом поможет вам избавиться от неразделенной любви. Аметист привлекает милость правителей, поэтому это камень политиков и царедворцев. Сделайте из него серьги, и аметист увеличит активность правого полушария головного мозга. Аметист умеет предсказывать стихийные бедствия. Он меняет цвет перед бурей, нашествием саранчи. Чтобы очистить пространство, где вы живете, держите в доме аметистовую щетку. Аметистовая друза на рабочем столе наведет порядок в ваших мыслях. Аметист - могучий амулет от опьянения. Посвященным в сан кардинала даровалось кольцо с аметистом. Католики называли этот камень епископским, православные - архиерейским. Индусы считают его камнем третьего глаза. А вот для любви и брака он не очень хорош. Потому его и называют вдовьим камнем.
  А вот один из наиболее дорогих ювелирных камней - рубин. Тех, кто носит его под одеждой, на теле, он награждает неуязвимостью. Рубин стимулирует лидерские качества и помогает избавиться от комплексов. В меньшей степени от комплексов избавляет авантюрин. Но он хорошо помогает при различных фобиях. Уже по названию легко догадаться, что он покровительствует людям непредсказуемым.
  Еще один камень смельчаков - демантоид. Камень новаторов, изобретателей. Помогает преодолеть любую тупиковую ситуацию. Не дарите и не продавайте свой демантоид - он этого не переживет, уж очень быстро привыкает к хозяину.
  Оранжево - красный сердолик помогает раскрыть природные дарования и оберегает от враждебных козней. Камень художников, писателей, композиторов - всех людей искусства. Мази с добавлением толченого сердолика лечат гангрену. Если сердолик подержать несколько дней в воде, то этой водой можно лечить глубокие депрессии.
  Агат спасает не только от укуса ядовитых змей, но и от происков любого, самого коварного врага. Этот камень ораторов. Впрочем, он способствует развитию любого дарования. Зеленый агат обостряет зрение, желтый дает прилив энергии, моховой агат оберегает от леших, домовых, кикимор и прочей мелкой нечисти. Носите агат на левой руке, и вы избавитесь от сплетен и злословия.
  Оникс - родственник агату, но это талисман вождей, харизматичных лидеров и одиноких пожилых людей. Оникс снимает усталость, вселяет бодрость, помогает переносить голод и жажду.
  Александрит назван в честь императора Александра П. Трудный камень, притягивает к себе странные события и испытания. Не любит праздных и легкомысленных болтунов. Ночью необходимо снимать. Если появляется желтизна - это дурной знак. Камень предупреждает о несчастье или тяжелой болезни.
  Если вы неформальный лидер, вам подойдет сапфир. Это камень гуру, учителей, пророков. Он хранит владельца от клеветы, несправедливых приговоров, коварства и предательства. Это талисман заключенных. Этот камень открывает любые двери и указывает Путь.
  А вот топаз, напротив, талисман следователей, криминалистов и даже тайных агентов. Гиацинтовый топаз пользовался дурной славой. Камень куртизанок, помогал при подпольных абортах, спасал от заражения венерическими болезнями.
  Хризопраз - великий упрямец, ни за что не будет помогать, если не полюбит хозяина. Он покровитель банкиров, финансистов, коммерсантов - всех, кто оперирует крупными денежными средствами.
  Если вы азартны, носите цитрин. Кстати, он же покровительствует скульпторам, краснодеревщикам и ювелирам. Помогает тем, кто отказался от наркотиков. Если вернетесь к наркотикам, камень нужно немедленно снять - он найдет способ вас погубить.
  Гелиотроп - камень алхимиков, практикующих магов, миссионеров. Он устраняет любые препятствия на пути хозяина. Великий Данте утверждал, что он помогает стать невидимым. От приступов гнева и необдуманных поступков вас защитит кровавик - так иногда его называют. Это камень прорицателей, он позволяет не только предвидеть события, но изменять будущее и воздействовать на участников событий. В самом названии содержится намек на лечебные свойства камня. Камень не только восстанавливает красные кровяные тельца, но даже поврежденный костный мозг. Более того, кое - кто считает, что кровавик исцеляет злокачественные опухоли и исключительно помогает от импотенции и простатита. Как и аквамарин, разоблачает любой обман, обличает ложных друзей.
  Сродни ему гагат - талисман практикующих магов высокой ступени. Гагат помогает проникнуть в запретные тайны, дает власть над людьми и событиями. Тем, кто страдает праздным любопытством, может принести ужасные беды. Как верный пес, охраняет людей добрых, кротких, безобидных. Может страшно отомстить за своего хозяина, устраняет самые тяжелые, безысходные ситуации. А вот черный морион лучше не носить просто так. Это камень некромантов, с его помощью вызывают духов умерших. Простого человека он делает тупым и мрачным, люди начинают от него шарахаться.
  Пирит - камень фанатиков, террористов, серийных убийц.
  От случайной, глупой смерти охраняет бирюза. Но только людей духовных, ищущих смысл жизни. Бирюза хранит своего хозяина от нищеты, дарует ему благосклонность чиновников. Это камень наездников, жокеев, покровитель лошадей и скачек.
  От всех мыслимых и немыслимых напастей хранит изумруд. Он привлекает небесное покровительство. Ангел - хранитель никогда не удалится от того, кто постоянно носит изумруд. Он оберегает хозяина от уныния и злых чар. Помогает преодолеть зависимость от наркотиков, азартных игр, алкоголя. Вызволит из любого плена и рабства.
  Лазурит верно служит дипломатам, охраняет человека от незаслуженных обид и клеветы. Подарите лазурит своему врагу, и он раскается. У безнадежно больных умерит страдания. Лазурит помогает даже при эпилепсии.
  Если вам не очень везет в жизни, носите малахит. Если вас тяготит одиночество, носите малахит. Дарите этот камень художникам, литераторам, журналистам и путешественникам. Малахит ядовит. Им можно отравить, но он же является мощным противоядием. В древнем Египте толченый малахит использовали как тени для век.
  Своему врагу подарите змеевик, у него появится отвращение к жизни, и оно будет столь велико, что он покончит с собой.
  И посреди мирно журчащей речи опять заорал ей в самое ухо :
  - В третий и последний раз вызываю Анигуэля ! Где он болтается, этот мальчишка ? Я все понимаю: скорость птичьего полета в наше время при таких расстояниях - это все равно, что пешком. Но у меня тут клиент, и я вынужден буду обратиться прямо к Астероту, и тогда пусть пеняет на себя. Возмутительно, не правда ли, Вероника Аркадьевна ? При таких ценах такой, прямо скажем, ненавязчивый сервис... Когда мы только научимся работать ? О чем, скажите, думали, когда назначали десятилетнего ребенка курировать вопросы месторождений драгоценных камней и экспедирования особо ценных образцов ? Ну, это наши внутренние проблемы. Не будем отвлекаться.
   И вот он - Царь царей, к нему вы пришли сегодня.
  Итак, алмаз. В ограненном виде - бриллиант. Обычно бесцветный, реже окрашен в желтый, розовый, голубой. Очень редко - черный. Ваш случай. Крупные алмазы сами выбирают хозяина. Алмаз тверд, холоден и безжалостен, как лев. Алмаз легко читает в вашем сердце. Если решит, что вы его недостойны, расстанется с вами без сожаления. Если будете удерживать его - убьет вас. Чист и прекрасен, жесток и неумолим. Владелец алмаза несокрушим, для него нет преград, он непобедим в бою. Дикие звери не посмеют напасть на него. Владельцу не страшен яд. Алмазы любят помогать тем, кто хорошо знает, чего хочет, кто никогда не свернет с пути.
  Самый страшный камень - черный бриллиант. Это камень печали и мести, камень роковой тайны. Это символ всего скрытого, непознанного, эзотерического. Чем больше такой камень, тем более злобный у него характер. Тем не менее, он наделяет владельца сексуальной неотразимостью, а женщину - плодовитостью.
   Я немного утомил вас, Вероника Аркадьевна. Но камни и не таким, как мы с вами, морочили голову. Вам необязательно все это запоминать, поскольку по этим вопросам единого мнения пока нет. Всякому знанию свой час . Тайное всегда становится явным - но не до срока. Все, что должно быть вам открыто, никуда от вас не уйдет.
  Вы, Вероника Аркадьевна, кое - что взяли несколько дней назад. Теперь вы Наследница. Вам только надлежит подтвердить свои права. Выбор пал на вас, и мы считаем, что выбор удачный. Но Закон есть Закон. Магический предмет требует подтверждения права на его обладание. Ваш магический предмет связан с трагической тайной. Вас мучают тяжелые сновидения, не так ли ? Вы разгадаете тайну, отдадите долги... Сегодня вам будет подарено колье и серьги - черные бриллианты в золоте. Это залог нашего договора. Вы примете подарок. Это гарантия, что вы доведете дело до конца, во что бы то ни стало. После этого вы можете передать подарок матери ваших внуков - больше никому. Не пробуйте выбросить или продать его, или избавиться каким - либо другим способом. Такое поведение повлечет за собой тяжелые последствия.
  Мы отлично понимаем, какова тяжесть испытания. Вы можете отказаться, и тогда все вернется на круги своя. Вы забудете все, что с вами случилось, а магический предмет будет передан другой Наследнице.
  Ну вот, она так и знала. С первой минуты она ждала подвоха, ложки дегтя, чертика из коробочки. Вот тебе и подарок на счастье ! Она столько всего пережила, у нее уже мозги плавятся и рвутся легкие, а они теперь говорят ей, как ни в чем не бывало, про тяжесть испытания.
  - Это вы здорово придумали ! А почему же молчал Страж первого порога ? Как можно вернуть "на круги своя" Зинаиду, Агнию, моего сына ? Что станет с мадам Калинкиной и Грачихой ? Не говоря уже о моем муже...
  - Вы темпераментны, как древнееврейские женщины... Дело в том, что всякий, нашедший магический предмет даже случайно, имеет право воспользоваться им, но только на короткое время. Потом он обязан подтвердить свои права - таков Закон.
  От досады она едва не заревела. зачем она ввязалась в какие - то сомнительные авантюры ! Она могла просто исполнять свои желания, а потом вернуть им эту косу.
  - В этом случае вы так и остались бы у первого Порога, и наша встреча была бы невозможна. Судите сами, у вас был выбор с самого начала. Выбор есть и сейчас. Ну, решайтесь же. Только представьте : опять унылое существование - всегда три года до пенсии, вечно дрыхнущий муж... Опять палочка молчания, опять в кому, в анабиоз. Неужели за это вы намерены цепляться ?
  - Мне страшно. Я не справлюсь. Я не смогу. Я устала от советов - честное слово. Устала от чужих проблем. Жизнь уходит, я старею. Я думала, это мой шанс. Вы меня заманили, это нечестно. Я не могу уйти и не могу остаться - что мне делать ?
  - А кому не страшно ? Жить порой очень страшно, уж мне поверьте... Даже если вы не справитесь, вы можете попытаться. Иначе вам никогда не узнать, кто вы на самом деле. Вы так и умрете. Живете вы или прячетесь от жизни, смерть все равно придет за вами. От жизни можно спрятаться, а от смерти еще никому не удавалось. И в свой смертный час вам будет нечего вспомнить и не в чем покаяться. Так что же вы делали на этом свете ? Для чего приходили в этот мир ?
   Вероника молчала. Вопросы риторические, ответов нет. А он смотрел на нее своими еврейскими глазами, и в их глубине таилась генетическая память древнего народа. Его народ привык к испытаниям.
  - Мои полномочия не безграничны, но я вам помогу. Это кольцо со шпинелью вы наденете, когда отдадите долги и захотите изменить свою жизнь. Шпинель... так похожа на рубин и так непохожа. Вот камень, помогающий повернуть судьбу, поднять из грязи в князи, вселить надежду в того, кто уже отчаялся. Шпинель в корне меняет жизнь - из нищих в принцы, из Золушек - в принцессы. Но может и наоборот. С ней осторожненько. И все случится так, как вы захотите. Если к тому времени вы еще сможете хотеть...
  Он исчез, а она осталась, убитая горем, посреди всего этого великолепия, с маленькой коробочкой в руках.
  Салон постепенно наполнялся тусовщиками, содержанками, клиентами с истинной покупательной способностью. Девочки с улыбками цирковых ассистенток разносили шампанское. Вероника бродила между зеркалами с отсутствующим видом. Наконец появились знатоки. Они общались друг с другом на каком - то халдейском наречии, ни единого нормального слова. Фанатики с горящими глазами на равнодушных лицах.
  Вся эта разношерстная публика дружно чахла над златом, на Веронику никто внимания не обращал. А она стояла у витрины и мысленно примеряла чудные серьги - синий сапфир с бриллиантами. Жаль, что она не брюнетка. Да, именно так : они должны принадлежать синеглазой брюнетке с одной - единственной тонкой седой прядкой у виска, с гладкой прической, как у балерины. Впрочем, и нордической блондинке тоже погоды не испортят...
  Наконец в двери вихрем ворвался мальчишка лет десяти - Анигуэль. В воздухе послышался шелест птичьего крыла. С невинной улыбкой на плутоватом лице он подлетел прямо к старому Соломону, сунул ему в руки черный бархатный футляр с золотым замочком - и был таков. Все как - то вдруг замолчали. Щелкнул золотой замочек, и на белом шелке загорелись черным пламенем диковинные черные камни. Содержанки переглянулись с тусовщицами. Поползли вверх брови знатоков. Но тут, откуда ни возьмись, подсуетился к знатокам вездесущий Соломон Израилевич и зашептал, зашептал им что - то в их искушенные уши. Знатоки послушали, а потом с важным видом дружно закивали. Публика сразу поняла : так надо, все идет правильно. Видимо, эта неизвестная мадам - влиятельная особа, просто они не в курсе. И теперь их не мучила зависть, их мучила неизвестность.
  Пользуясь общим замешательством, Соломон Израилевич вывел Веронику буквально под белы ручки через служебный вход, где ее уже ждала машина. Ну не попрется же она с такими дорогими украшениями на метро через весь город ! мало ли что... Словно Золушка, она убегала в разгар бала. И никто из гостей не знал, откуда она явилась и куда исчезла.
  - Не носите их постоянно, не ровен час, заболеете. Если что - то пойдет не так, немедленно свяжитесь со мной. И берегите себя !
  Бойтесь данайцев, дары приносящих... Час от часу не легче !
  Соломон ручкой помахал, и дверь за ним захлопнулась.
  А на морозе топтались женщина в белой норке и мужчина очень маленького роста, в черной шляпе. Женщина, напротив, была без головного убора и острижена как - то нелепо.
  - Дождались ! Теперь эта корова получила черные бриллианты. Первая степень защиты. Воображаю, как она их напялит ! У нее сроду и драгоценностей - то не было, а тут - надо же ! - счастье привалило. Вот у меня были бриллианты... особенно в семьдесят четвертом...
  - У тебя ? Не смеши ! Если у кого и были камни, так это у Эвы Перон. Ты - не Эва. Вот с ней можно было дело иметь ! Когда пришло время, без разговоров умерла. А что творилось на похоронах ! Народу пришло примерно полмиллиона. Женщины падали без чувств, мужчины плакали, несколько человек пытались покончить с собой. Муж заплатил бальзамировщику сто тысяч долларов - и не зря. Тот превзошел даже кремлевских медиков.
  Как она его запутала, что он на это пошел ? Он даже сделал ее своей личной святой, и за это его отлучили от церкви. Она при жизни так умело манипулировала людьми : интриговала, шантажировала, травила неугодных. И при этом народ ее обожал. Национальная героиня ! Впервые я встретился с ней, когда ей было двенадцать. Она тогда обожгла лицо и руки кипящим оливковым маслом. Обещали, что навсегда останется уродом. Через месяц сняли бинты - у нее была такая кожа !
  - Подумаешь... да малышка Дуарте, прежде, чем подцепить Перона, слонялась по третьеразрядным театрикам. А в 1935 вообще собой торговала ! Скажешь, нет ? Просто удачная партия !
  - Не скажи... если бы не она, не бывать Перону диктатором. Его бы вообще застрелили еще в молодые годы при попытке к бегству. Она ему сделала карьеру и всей стране голову заморочила. И до сих пор морочит - даром, что мертвая. Кстати, как и ты, была внебрачной дочерью.
  - Хуан Доминго Перон был просто кобель, и она знала, как ублажить его в постели.
  - У нее был рак матки. Она вообще не могла ни с кем спать. Он преданно ухаживал за ней до самой смерти. Если в 1935 году она и торговала собой, то в 1945 была уже первой леди Аргентины. За семь лет она раздала столько благотворительных пожертвований, что была вхожа даже к Папе Римскому. После болезни она, ясное дело, подурнела. Но за сто тысяч долларов доктор Ара уж расстарался. Но военные законопатили тело в простой сосновый гроб и спрятали на военном складе. Через некоторое время у дверей склада стали появляться цветочки. Тело перепрятали. Диктатура Перона рухнула, и он скитался по чужим странам : Парагвай, Бразилия, Испания. Военные замучились таскать гроб туда - сюда. Почитатели находили его везде, даже в подвале генштаба. Тут нашелся патриот - некий майор Арландия - вызвался прятать тело не где - нибудь, а у себя дома. Через какое - то время жена заметила, что с головой у него явно непорядок. Она решила выяснить, что там такое творится в ее доме на втором этаже. И увидела, что муж часами сидит над какой - то огромной куклой в большом ящике. Женщина поняла, что живет с извращенцем. Она поднялась ночью на второй этаж. Хотела мужа застукать и пристыдить. Муж спросонья не разобрался, что к чему, и выпустил в нее целую обойму. Вот ведь как ! Вскрытие показало, что жена была не только любопытная, но и беременная.
  Перон думал - думал, как бы ему вернуться не только в страну, но и на прежнюю должность, да только без Эвиты он был никому не нужен. Тогда он подцепил еще одну бывшую танцовщицу - Марию Эстеллу Мартинес. У Перона был телохранитель. Кстати, жрец вуду. Он проделал над ней обряд переселения душ. Молодые зарегистрировались : невесте двадцать два, жениху - шестьдесят пять.
  Но души переселять без санкции никто не позволит, и жрец облажался.
  Тем временем генерал Арамбуру решил снова перепрятать тело, потому что начальник охраны спятил и пытался труп изнасиловать. Вот это дела ! Тебе такое под силу ? Генерала похитили, увезли в лес и пытали, пока он не сказал, куда девал Эвиту. И он рассказал, что тело давно уже вывезли из страны и похоронили на миланском кладбище под чужой фамилией. Через четырнадцать лет синьору снова вынули из могилы, потому что Перона наконец позвали домой. Ему было семьдесят восемь. Живая жена выглядела на тот момент гораздо хуже мертвой. Они там все чуть с ума не сошли !
  Пока везли тело в аэропорт, охрана почему - то в ссоре перестреляла друг друга, автомобиль во что - то врезался, а шофер сломал себе шею. Но и это еще не все ! Охрану поменяли. Машину занесло на повороте, и солдаты проткнули друг друга штыками. Насмерть !
  Короче, все так перепугались, что решили Эву уже захоронить постоянно. Перон долго не протянул, и его там похоронили рядышком. Вдова хотела было занять место диктатора. Она себя считала магом и экстрасенсом - полная фигня ! Ее быстренько свергли, кому она была нужна... неудачница с претензиями, не тот уровень. Эву опять выкопали и захоронили в склепе ее родителей - Дуарте. Говорят, она там лежит и до сих пор прекрасно выглядит. А тебе так слабо ? Я уверен, что конец этой истории еще впереди...
  
  
  Глава 16. ПРИГОВОР.
  
  С тяжелым сердцем Вероника возвращалась домой. Долго ковырялась ключом в замочной скважине, но никто не выбежал открывать. Дом был чист и уютен до слащавости, как рождественская открытка. В кухне вечеряли. За столом сидел Лукин и все время улыбался, как дурак. По столу бродила Бяка и без спросу обжиралась конфетами. На подоконнике - Агния в мужской рубашке, подобрав худющие ноги, блистала лысым черепом. Только Аэлиты нам тут и не хватало !
  Вероника горела желанием разделить с кем - нибудь свалившиеся как снег на голову неприятности. Или хотя бы бриллианты свои показать. Не тут - то было. Они были погружены друг в друга по самую макушку, как старосветские помещики. В этом тошнотворном симбиотическом союзе ей не было места. Она почувствовала себя окончательно брошенной и одинокой. И зачем только люди заводят детей ? Когда детям от вас что - то нужно, они вам в гробу спокойно полежать не дадут. А когда они нужны вам, срочно появляются какие - то обезьяны и девки лысые. Она молча достала бархатный футляр и щелкнула золотым замочком.
  - Ни фига себе ! Наша мать закадрила арабского шейха ! Настоящие ?
  - Нет, игрушечные !
  - Ужинать будете ?
  Агния легко вспорхнула с подоконника. Нет, вы посмотрите ! Своя в доску ! Как будто живет здесь сто лет ! В Веронике проснулась свекровь, и она искала, к чему бы придраться. Все мужики - предатели, даже если они сыновья.
  - Между прочим, обезьяне нельзя столько конфет есть, у нее живот заболит. Совсем не смотрите за зверюшкой. На всех вам наплевать, неблагодарные.
  - Мы благодарные. Правда, Агнюшка ?
  Ах, она еще и Агнюшка ! Вероника вскипела. Ревность бывает разная, а материнская - самая свирепая.
  - Ну, и что вы делать надумали, недоросли ? Оба в мельничный колледж пойдете или оба в стриптиз ? Так и будете по дому голяком расхаживать ? В детском саде в самом заде вся трава примятая. То не лошадь, не корова - то любовь проклятая...
  Вероника нагоняла жути, но ей никто не верил и никто не боялся. Оба улыбались снисходительно. По всему было видно, что они даже жалеют ее. И правильно. Вероника слышала, что жалость унижает человека, но сроду ни одного такого человека в глаза не видела. В основном люди любят, чтобы их хоть иногда жалели.
  - Почему вы не спросите, свиньи такие, чем я расстроена ? Вы семья или не семья ?
  - Если ты дашь хоть слово вставить, мы обязательно спросим. Мы - семья. Чем ты расстроена ?
  - Я нажила приключений на свою старую толстую задницу.
  - Если и сегодня куда - нибудь пойдете подраться, то я с вами. Я же танцовщица, у меня удар ногой просто смертельный. Жалко, я вчера была под кайфом и многого не помню. Смертельный номер ! Мать была просто неподражаема... Помню только, как мы перешагивали через нашего затейника и как мадам пронзительно икала.
  - А она и до сих пор икает.
  - Боже, какая вы кровожадная !
  - А про меня почему никто ничего не скажет ? Я там кровь проливал, гоняя этих упырей ! Мы с Бякой закрыли амбразуру нашим телом... вот бабы бесчувственные !
  - Мы чувственные, чувственные !
  Да, это была семья. Ее семья. Ее сын, лысая девушка и обезьяна. Они сидели за одним столом, и у них было все общее. Об этом она мечтала всю жизнь. Они смеялись и перебивали друг друга, а вокруг блаженно щурились все их лары и пенаты.
  
  - Идите спать. Я до смерти устала. Посуду не убирайте и даже не оглядывайтесь.
  А они и не оглядывались - больно надо. Опять нырнули друг в друга поглубже, переплелись юными ветвями рук и ног и ушли - не просто в другую комнату, в другое измерение.
  Вероника решила успокоить гудящие мозги и сделать что - нибудь простое. Чаю попить и посмотреть телевизор. Когда ситуация не поддается осмыслению, и вы устали биться головой о стену, всегда нужно остановиться и сделать что - нибудь простое : погладить кошку или полить цветы , чаю попить с вареньем...
  А в телевизоре сидели и умничали старая дева и плешивый психотерапевт - объясняли тем, кто не успел уснуть, как им жить дальше.
  Психотерапевт гундосил :
  - Ко мне обратилась женщина, которую муж систематически избивал в течение десяти лет. Она обратилась ко мне, потому что боялась потребовать развода. Три года она проходила у меня курс лечения с совершенно ничтожным результатом. Жертвы насилия сами виноваты : они страдают комплексом виктимности и сами привлекают своих палачей. Именно по этой причине двенадцать тысяч женщин ежегодно погибают как жертвы домашнего насилия.
  Вероника содрогнулась. Двенадцать тысяч в год - это же тысяча человек каждый месяц. Тридцать три женщины каждый день гибнут от рук сексуальных партнеров. За закрытыми дверями, без свидетелей, их чем попало забивают досмерти мужья и любовники. "Ведь каждый, кто на свете жил, любимых убивал. Один - жестокостью, другой - отравою похвал, коварным поцелуем трус, а смелый - наповал." Женщины годами, десятилетиями упражняются в бессмысленном терпении, потому что никто не услышит и никто не поможет. В один прекрасный день кого - то из них наконец убивают досмерти. Но даже та, что выжила, должна от этого счастья отходить годами - "с ничтожным результатом", потому что ей уже никогда не стать нормальным человеком. Она просит помощи и нарывается вот на такого очкарика, который давит ей же на чувство вины. Она виновата, что ее избивают, она виновата, что ей предлагают неприемлемую сексуальную модель, она виновата, что все время испытывает страх - днем и ночью, каждую минуту. Как и пять веков назад, она виновата уже потому, что она женщина.
  - Вот урод ! Я же его знаю ! Он лечит от комплексов тантрическим сексом. Только у него с этим делом беда, зато наблюдать он очень уважает.
  - Слушай, у меня куча комплексов. Может, это как раз то, что мне нужно - вот этот тантрический секс. А это, кстати, что такое ?
  - А это когда собирается компания, кокаина нанюхаются, порно поставят и безуспешно пытаются это все на практике воспроизводить. Иногда еще девок позовут - для наглядных демонстраций. Сознание расширяют.
  - Да ну ? Это в нашей - то глуши ! Вот так живешь - ни черта не знаешь, все мимо, как Азорские острова.
  - Да никакие не острова, а как дерьмо мимо берега. Он эти семинары проводит в кожаных трусах и за задницу всегда щиплет до синяков, скотина. Типа садист. Любит женщину помучить и всегда, гнида такая, вот эту свою теорию задвигает - про виктимность. Тебя муж бил ?
  - Бог миловал. Он со мной по - другому...
  - А у меня отец всю жизнь мать бил, пока не спился окончательно. Потом уже она его била. И меня били два раза вот такие, с расширенным сознанием. Век не забуду. Но ты только представь : у него же салон, реклама по всему городу. Вот такая несчастная денег наскребет, думает, он ей поможет...
  Как незаметно они перешли на ты.
  - Лукин где ?
  Агния с нежностью улыбнулась :
  - Дрыхнет он.
  Любовь меняет все. То, что бесило Веронику, будило такую нежность в Агнии.
  - Он пусть дрыхнет, а я с тобой побуду. Плохо мне, кумарит зверски. Тело чешется, но не снаружи, а внутри, под кожей. Ты не знаешь. Нестерпимый зуд : все бросить и побежать, хотя бы чего - нибудь, одну таблеточку, одну затяжку... страшно мне. Господи, дай мне сил !
  - Знаешь, мне всегда казалось, что в человеческих пороках, губительных страстях зашифрована какая-то могучая энергия . Запечатана, скрыта. Как джинн в бутылке. Если знать, как с ним обращаться, то он даже будет исполнять желания. Но мы не знаем. Это настолько сильный заряд, что человек неподготовленный не может ей управлять, а становится просто носителем наркомании, алкоголизма, порочных сексуальных практик. Человек, иногда сам не понимая, для чего, идет и убивает себе подобных. Это ведь не милая слабость, а страсть, которой человек не в силах противиться - вот о чем речь. Почему одни подвержены такому, а другие нет? Такие вещи принято подавлять и вообще прятать, но что - то в этом есть. Это какое - то послание нашего внутреннего " я" самим себе. Мы разучились понимать язык нашей души, и эти письма складываем в кучу, не распечатывая... То же и с болезнями. Видимо, душа долго ждет ответа, а потом, не дождавшись, покидает ненужное тело. Еще хуже, когда сидишь над горой распечатанных писем и знаешь, что там, в этих строчках, заключена важная для тебя тайна. Но язык незнаком, почерк непонятен - наступает конфликт устройств. Да что там страсти ! И милые человеческие слабости типа обжорства и лени тоже проблем доставляют...
  - Слабости - то они слабости ... А че ж их никакими силами победить невозможно ? Может, это мы как раз слабости, а они - силости.
  - Вот и я о том же. Ну, раз ты все равно не спишь, давай не спать вместе. И пойдем -ка, пора тебе кое - что показать...
  Они уселись рядом перед зеркалом в спальне, зажгли свечу и погрузились в темный мир зазеркалья.
  
  
  С УТРА, СКРИПЯ ПЕРЬЯМИ, ЗАПОЛНЯЛИ РАСЧЕТНУЮ ВЕДОМОСТЬ. "ЗА ЧЕТЫРНАДЦАТЬ ПОДТЯГИВАНИЙ НА ДЫБЕ, ЗА ИСПАНСКИЙ САПОГ ДВАЖДЫ И ЧЕТЫРЕ ПОРКИ РОЗГАМИ, ЧЕТЫРЕ ЖЕ ПЫТКИ ФАРШИРОВАННЫМ ЗАЙЦЕМ, ДВУХРАЗОВОЕ ЖЖЕНИЕ СЕРОЙ, СМОЛОЙ И СПИРТОМ, ЗА КАЖДЫЙ ДОПРОС ПО ДВАДЦАТЬ КРЕЙЦЕРОВ... ИТОГО ВОСЕМЬ ФЛОРИНОВ СОРОК КРЕЙЦЕРОВ.
  СУДЬЯ ПОСТОЯННО СВЕРЯЛСЯ С УТВЕРЖДЕННЫМ ПРЕЙСКУРАНТОМ :
  РАЗРЫВАНИЕ КОЖИ КАЛЕНЫМИ ЩИПЦАМИ 15 КРЕЙЦЕРОВ
  КАЖДЫЙ УДАР РОЗГАМИ 4 КРЕЙЦЕРА
  ВЗДЕРГИВАНИЕ НА ДЫБУ 30 КРЕЙЦЕРОВ
  ИСПАНСКИЙ САПОГ 30 КРЕЙЦЕРОВ
  ПРИВЯЗЫВАНИЕ К ПОЗОРНОМУ СТОЛБУ 30 КРЕЙЦЕРОВ
  СОЖЖЕНИЕ ВЕДЬМЫ 4 ФЛОРИНА
  СЛОЖЕНИЕ КОСТРА 1 ФЛОРИН
  ПИСЕЦ ПОСКРИПЫВАЛ ПЕРОМ, А ПАЛАЧ ВОРЧАЛ СЕБЕ ПОД НОС:" КАКАЯ ИМ РАЗНИЦА ? РАСХОДЫ ВСЕ РАВНО ПОКРЫВАЮТ РОДСТВЕННИКИ. ТЮРЕМЩИКАМ ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ ДОСТАЕТСЯ ОДЕЖДА ОСУЖДЕННЫХ И УКРАШЕНИЯ, А ЕМУ ЧТО ? ТО ЛИ ДЕЛО В ДРУГИХ МАГИСТРАТАХ : ВОН В ДАРМШТАДТЕ ЗА ОДНО ПРИСУТСТВИЕ НА ПЫТКЕ ПЛАТЯТ ДВА ГУЛЬДЕНА ТРИДЦАТЬ ГЕЛЛЕРОВ, А В КЕЛЬНЕ ТОЛЬКО ЗА ДЕМОНСТРАЦИЮ ОРУДИЙ ПЫТКИ МОЖНО ПОЛУЧИТЬ РЕЙХСТАЛЕР. В ЦУГМАНТЕЛЕ ПАЛАЧУ ЗА КАЖДУЮ ГОЛОВУ ПЛАТЯТ ПО ШЕСТЬ ТАЛЕРОВ, ДА ЕЩЕ ЗА СОЛОМУ И ДРОВА ПО ШЕСТЬ ТАЛЕРОВ В НЕДЕЛЮ САМО СОБОЙ , А ЧТО У НИХ ?
  А С ЭТИМИ ДВУМЯ, КОТОРЫЕ МАТЬ С ДОЧКОЙ, НАДО КОНЧАТЬ ПОБЫСТРЕЕ. ЗА НИХ И ВОВСЕ ПЛАТИТЬ НЕКОМУ. МУЖ - ТО УМЕР, И НИКОМУ НЕ ИНТЕРЕСНО, ЧТО ПАЛАЧ НЕ ОБЯЗАН ЗАДАРМА С НИМИ ВОЗИТЬСЯ. ЗАЛАДИЛИ ОДНО СВОЕ, ЧТО ЗАПЛАТЯТ ИЗ КОНФИСКОВАННОГО ИМУЩЕСТВА ПОСЛЕ ВЫНЕСЕНИЯ ПРИГОВОРА. ВОТ ПУСТЬ И ВЫНОСЯТ !"
  СУДЬЯ ПРОСМОТРЕЛ ИЗДЕРЖКИ ПО СОДЕРЖАНИЮ ДВУХ ВЫШЕОЗНАЧЕННЫХ ВЕДЬМ В ТЮРЬМЕ. ПРОВИЗИЯ, ЦЕПИ, КОЛОДКИ, ВЕДЬМИНА СБРУЯ, РАБОТА КУЗНЕЦА, НАДЗИРАТЕЛЮ ЕЖЕНЕДЕЛЬНО... ВЫХОДИЛА ПРИЛИЧНАЯ СУММА, А УДЕРЖИВАТЬ НАДЛЕЖАЛО ВСЕ ИЗ ТОГО ЖЕ КОНФИСКАТА. ЭДАК СКОРО СВЯТОЙ КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ И ВОВСЕ НИЧЕГО НЕ ОСТАНЕТСЯ ! СЕГОДНЯ ЖЕ ОБЪЯВИТЬ ИМ ПРИГОВОР. МАМАША СОВСЕМ ПЛОХА. КАК БЫ НЕ УМЕРЛА, ИЗБЕЖАВ СПРАВЕДЛИВОГО НАКАЗАНИЯ...
  ДЕЛО БЫЛО ЯСНОЕ. ОБЕ ПРИЗНАЛИСЬ, И ХОТЯ ТОЛЬКО У ДОЧЕРИ ПАЛАЧУ УДАЛОСЬ ВЫРВАТЬ ИСТИННОЕ РАСКАЯНИЕ, НО ВВИДУ ОБЩНОСТИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВМЕСТНЫХ ЗАНЯТИЙ КОЛДОВСТВОМ, А ТАКЖЕ ДРУГИМИ БОГОПРОТИВНЫМИ МЕРЗОСТЯМИ, СУДЬЯ РЕШИЛ ДЕЛА МАТЕРИ И ДОЧЕРИ ОБЪЕДИНИТЬ В ЕДИНОЕ ПРОИЗВОДСТВО.
  СУДЬЯ РАСПОРЯДИЛСЯ ВВЕСТИ ОБВИНЯЕМЫХ ДЛЯ ВЫНЕСЕНИЯ ПРИГОВОРА. АННА НЕ МОГЛА НИ СТОЯТЬ, НИ ИДТИ. НОГИ У НЕЕ БЫЛИ ПОЛНОСТЬЮ РАЗДРОБЛЕНЫ, ЛИЦО ОБОЖЖЕНО. АГНЕССА ПЕРЕДВИГАЕТСЯ С ТРУДОМ, У НЕЕ СЛОМАНЫ ТОЛЬКО РУКИ, НОГИ ЕЩЕ ЦЕЛЫ, НО ОНА ПОЛУБЕЗУМНА. ПРИ ВИДЕ МАТЕРИ АГНЕССА НАЧИНАЕТ ВОПИТЬ, ПРИЗЫВАЯ ГОСПОДА И УМОЛЯЯ О БОЖЬЕЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ. АННА ЖЕ, НАПРОТИВ, ПРИЗЫВАЕТ ДЬЯВОЛА И ИЗРЫГАЕТ МЕРЗКУЮ ХУЛУ НА БОГА.
  ПОСЛЕ НЕБОЛЬШИХ ПРЕНИЙ, А ИМЕННО ВЫСТУПЛЕНИЙ ПРОКУРОРА И ЗАЩИТНИКА, НАЗНАЧЕННОГО СВЯЩЕННОЙ ИНКВИЗИЦИЕЙ, ПОДСУДИМЫМ БЫЛ ЗАЧИТАН ПРИГОВОР :
  МЫ, НИЖЕПОДПИСАВШИЕСЯ, СТОГО ОБСУДИВ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА ВДОВЫ АННЫ ЭЛИНГЕН И ДОЧЕРИ ЕЕ, ДЕВИЦЫ АГНЕССЫ, ПОДТВЕРЖДАЕМ ЗАКЛЮЧЕНИЕ КАК СО СТОРОНЫ УГОЛОВНОГО ОБВИНЕНИЯ, ТАК И СО СТОРОНЫ СВЯЩЕННОЙ ИНКВИЗИЦИИ. ПОСЕМУ СЧИТАЕМ СПРАВЕДЛИВЫМ, ЧТОБЫ ОБЕ ЭЛИНГЕН, КАК МАТЬ, ТАК И ДОЧЬ ЗА СВОЕ ГРЕХОВНОЕ И ДАЖЕ ДЬЯВОЛЬСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ ПОДВЕРГЛИСЬ ЗАСЛУЖЕННОМУ НАКАЗАНИЮ.
  ВЫ БУДЕТЕ ПУБЛИЧНО ПЫТАЕМЫ КЛЕЩАМИ. СООТВЕТСТВЕННО АННА ТРИ РАЗА И АГНЕССА ОДИН РАЗ, А ЗАТЕМ СОЖЖЕНЫ НА ПЛОЩАДИ ЖИВЫМИ. ВВИДУ ОСОБОЙ ТЯЖЕСТИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ОСКОРБЛЯЮЩИХ ВЕРУ И КАТОЛИЧЕСКУЮ ЦЕРКОВЬ, ВЫ ПРИГОВАРИВАЕТЕСЬ К МЕДЛЕННОМУ СОЖЖЕНИЮ С УПОТРЕБЛЕНИЕМ СЫРЫХ ДРОВ НА СТРАХ И ПРИМЕР ДРУГИМ.
  ПОСТАНОВЛЯЕМ ПРИГОВОР ПРИВЕСТИ В ИСПОЛНЕНИЕ В НАИСКОРЕЙШЕМ ВРЕМЕНИ, А КОГДА ОН БУДЕТ ИСПОЛНЕН, ДА БУДЕТ КАЗНЬ ПОДТВЕЖДЕНА ПРОТОКОЛОМ.
  ЗАСИМ ПЕРЕДАЕМ СЕБЯ В РУКИ БОЖЬИ.
  
  Внезапно скрипнула дверь. Этот невинный домашний звук ударил по натянутым нервам, как выстрел из пушки. Заспанный Лукин протиснулся в комнату :
  - Девки ! Вы чего это тут делаете перед зеркалом ? И почему у вас серой воняет ?
  Изображение в зеркале задрожало и начало стекать внутрь зазеркалья, как грязная вода. От страха обе женщины вцепились друг в друга, словно это их приговорили к мучительной смерти на костре. Они зашикали на Лукина, руками замахали :
  - Приличные люди стучатся, когда среди ночи к женщинам вваливаются !
  - Вы мне голову не морочьте, приличные люди ! Я слышал, что тут этот хрен говорил про сырые дрова ! Разбить надо это зеркало к чертям собачьим, и нечего по ночам в него пялиться - нервы себе портить. Совсем с ума посходили !
  Вероника взмахнула рукой, но было поздно. Так и есть : понабежали черти собачьи. Опять нагадят, паразиты. Агния не растерялась, выманила их на кухню колбасой, молочка им налила. Повизгивая, толкались у тарелки, что - то говорить пытались с полными ртами. Но что - разобрать было невозможно. Еле выпроводили.
  - В следующий раз думай, что говоришь !
  - Я вас люблю обеих, но знаете что : пошли вы обе ! Не дом, а притон какой - то !
  Не все может переварить ранимая мужская психика. Бог не велел Адаму яблоки есть, Адам и не ел. Все Ева с ее любопытством ! Запутала мужика, накормила этими яблоками. А они вдобавок ко всему и кислые оказались...
  
  Черти собачьи, как обычно, не просто так приходили, а оставили после себя маленькую бумажку, где корявым почерком было написано : архив городского ЗАГСа, Зульфия Анваровна. И телефон.
  - Их что, сожгут ? И ничего нельзя сделать ?
  - Их давно сожгли, лет пятьсот назад, а прах смочили святой водой и закопали под виселицей.
  - Тогда что им нужно ? Чего они от тебя - то теперь хотят ?
  Знать бы ! Да еще бы, по прошествии пяти веков, отличить правду от вымысла ...
  " Когда люди начали умножаться на земле и родились у них дочери, когда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал" В Книге Бытия сказано, что от падших ангелов и смертных женщин родилось племя исполинов. И Господь сказал :" Пусть будут дни их сто двадцать лет". Падшие ангелы научили людей многому. Тамиил - астрономии, Акибиил - приметам и знамениям, Амацарак - волшебству, заклинаниям и употреблению корней и трав. Особенно же постарался Азазел. Он научил людей ковать оружие, делать зеркала, ювелирные украшения и косметические препараты. Раса исполинов все больше удалялась от Бога, и Господь раскаялся, что создал людей. Он наслал на землю воды потопа. Уцелел только Ной, человечеству пришлось начинать все с нуля.
  И с тех самых пор человеческая популяция уже самостоятельно следила, чтобы никто не забегал далеко вперед. А ежели такое случалось, то в коллективном бессознательном вспыхивали загадочные процессы, которые запускали репрессивный аппарат. Человечество незамедлительно избавлялось от разных умников, которые лепетали : " и все - таки она вертится !" . Нечего забегать вперед, надо стараться быть, как все - целее будешь. Человечество должно выглядеть, как аккуратно подстриженный газон. Можно сколько угодно гадать, для чего же было убивать шесть миллионов евреев. Также невозможно понять, для чего нужно было уродовать и предавать огню столько красивых и умных женщин ( кто говорит, двести тысяч, а кто называет цифру в три или пять миллионов). Жертвами массовых репрессий во все времена становились одаренные люди . Оккультисты считают, что таким образом истребляли экстрасенсов - людей со сверхвозможностями. На пороге Миллениума папа Иоанн Павел П публично покаялся. Жертвы аутодафе были посмертно реабилитированы. Да что толку. Дыры в генофонде покаянием не залатаешь.
  Катерину Пальдауф сожгли за то, что она увлекалась разведением цветов и добилась зимнего цветения отдельных экземпляров в условиях оранжереи. На свою беду, она была еще красива и умна, даром, что из простых - жена дворецкого. Пользовалась особым расположением графа и графини. По доносу неизвестной завистницы ее пытали, потом обезглавили, а уж потом сожгли. На портрете она так и изображена : красавица с цветком в руке.
   Джордж Барр верно подметил :"Надо было только, чтобы тебе позавидовали. Злоба и зависть часто подсказывали имена, провозглашаемые в камере пыток. Богатство, ученость, красота - вот зачастую истинные причины обвинения". Так что не мешало бы еще разобраться, кто же в действительности насылал сглаз и порчу : те, кто доносил, или те, на кого доносили ? А может, вовсе не тех и сожгли ? А истинные ведьмы остались в тени и избежали наказания... Под подозрение попадали все, у кого было что - то не так : слишком красивая, слишком уродливая, слишком высокая, слишком умная, слишком часто смеется, слишком хорошо одевается, слишком любит животных . Имеет способности к пению, рисованию, врачеванию - неважно, хоть к чему, кроме приготовления пищи.
  Человечество истребляло ученых, потому что они больно умные, потом ведьм и экстрасенсов, потому что они непонятные, потом евреев, потому что у них денег больше... Интересно, кто у нас на очереди - экстремалы ? Пусть тоже сидят дома у телевизора, как все нормальные люди. Нечего сигать с небес на землю или под воду углубляться без всякой пользы !
  Сначала, не разобравшись, всех ведьм сожгли. Потом, не разобравшись, объявили, что ведьм не бывает в принципе. Если считать ведьмой женщину со сверхинтуитивными способностями, то давно известно, что у молодой матери открывается не только третий глаз во лбу, но, наверное, и четвертый - на затылке. В этот период у женщины включается шестое и даже седьмое чувство.
  Обилие жуликов и шарлатанов среди эзотериков еще ничего не доказывает. Мало ли жуликов и шарлатанов среди ученых, врачей и политиков ! Может быть, человечество готовится к качественно новому скачку в непознанное. И те, кто погружается в медитацию, и те, кто прыгает с парашютом, и те, кто в одиночку пересекает океан, и те, кто практикует запретное магическое знание - все они заняты одним и тем же. Все они хотят выйти за рамки и посмотреть, что же там. Всевышний создал человека и тут же в этом раскаялся. Человек оказался самообучающейся машиной и вышел из - под контроля. Тогда Господь даровал человеку свободу воли, но платой за это стало "в муках будешь рожать детей своих и в поте лица добывать хлеб насущный". Но и это не остановило беспокойный род человеческий в попытках то и дело вмешиваться в промысел господний. Люди всеми доступными и недоступными способами начали творить свою реальность. Карел Чапек просто выдумал слово робот, Жюль Верн из головы описал подводную лодку, а Герберт Уэллс - танк. Потом это все воплотилось. То ли третий глаз, то ли просто вербальная магия.
  
  
  Глава 17. ЧЕМ ПАХНЕТ ДУША.
  
  Ночь минула - так быстро кончаются только ночи любви. Спать уже поздно, жить еще рано. Промежуточное состояние, у которого нет имени. Не рассвет, а предчувствие рассвета. Свет в конце тоннеля еще не виден, но уже есть чувство, что он вот - вот должен показаться. Так усталый путник останавливается на середине пути в раздумье : идти дальше или повернуть назад, ведь силы на исходе. И вдруг понимает, что уже пройдено больше половины - на один шажок, но больше. Вдохновенное состояние, когда болят усталые глаза, в ушах гудят и звенят какие - то невидимые провода. Присутствуешь при рождении нового дня и ощущаешь себя богом - творцом. Если сдашься и уляжешься спать - ощущение уйдет, проспишь до обеда, день скомкается. Не заспи это чудо, береги минуты вдохновения, проживи хотя бы один день под крылом своей бессонницы...
  Человеку только кажется, что он для всего на свете уже придумал имена. Человек испещрил названиями глобус и решил, что везде побывал и все знает. С языком не так. Чувства, состояния и явления больше похожи на карту звездного неба - все время появляется что - нибудь новенькое, еще не названное.
  Как, например, назвать состояние, когда люди просыпаются утром в объятиях друг друга и понимают, что напрасно они так поторопились ? Легкая стыдливая горечь недоношенного чувства - вместо судьбоносной встречи просто аборт любви. А как назвать остаточную нежность после того, как любовь прошла, но ни один из вас еще не успел замарать себя предательством ? И почему мы всегда говорим : любовь пришла, любовь прошла ? Словно мы стоим и смотрим, а любовь проходит по судьбе...
   На самом деле у любви столько же ликов, сколько имен у богини Афродиты. Афродита Анадиомена - молодая богиня, выходящая из морской пены. Афродита Урания - богиня супружеской любви, Афродита Пандемос - богиня свободной любви, Афродита Гетера - без комментариев, Афродита Каллипига - богиня с прекрасной задницей... Все начинается так хорошо. Только с большим опозданием до тебя доходит, что ты не можешь сопротивляться влечению. В обмен на сомнительные дары приходится платить самым ценным - свободой воли. Отвергнутая Афродита мгновенно превращается в уродливого демона ненависти и мести - но и это всего лишь еще одно ее воплощение.
  За этими размышлениями Вероника и заметить не успела, как утро все - таки состоялось, обозначился свет в конце тоннеля. Никакое пограничное состояние не длится вечно, все в бытии стремится к своей определенности и названности. Все, кроме ее жизни, в которой определенности с каждым днем становилось все меньше. Вероника разрушила свой брак, отвергла профессию, даже сына отдала в чужие руки - и что ? Отрекаясь от прошлого, она застряла в пустоте пограничного состояния. Может, не стоило слишком рьяно сжигать за собой мосты ? Может, сначала нужно было не спеша перебраться на другой берег и оглядеться?.. Вероника чувствовала себя, как рецидивист, приговоренный к пожизненному заключению, которого совершенно внезапно осчастливили амнистией. Утомившись неволей своей жизни, она настрочила в небесную канцелярию прошение об условно - досрочном освобождении. Прошение рассмотрели и удовлетворили. И вот она стояла за порогом своей тюрьмы, вдыхая воздух свободы, и просто не знала, куда податься. Тюрьма, которая грозно высилась за спиной, много лет была ее единственным домом. В ней она худо - бедно научилась жить. А как жить на воле - понятия не имела. Годы заточения прошли не совсем уж напрасно. Но это был тот багаж, который с собой в новую жизнь не потащишь - незачем. А на воле - ни друзей, ни знакомых, ни средств к существованию... Она представила себя за воротами женской тюрьмы с маленьким чемоданчиком и невесело рассмеялась. Безжалостная смена караула на сорокалетнем рубеже: вся прежняя жизнь внезапно начинает внушать отвращение . Начинается тихая паника : вот и пройдена половина пути, а у кого - то и гораздо больше, а у нас еще конь не валялся ! Дом не построили, дерево не посадили, не родили сына. Не догрешили, не дописали. Ни разу не были в Париже и не ходили под парусом. Что отмочил, к примеру, художник Поль Гоген. Так все было славно : семья, дети, бизнес. Деньги неплохие зарабатывал. Нет, пренебрег ! Возомнил себя художником - вот жена горя хапнула ! Все бросил, плюнул и умотал ко всем чертям писать своих уродливых таитянок, оставив семью без средств к существованию. А напоследок пробормотал совершенно невпопад что - то про карту звездного неба. Это в тридцать семь лет ! Ван - Гог не лучше. Торговал помаленьку картинами, потом все - таки нашел себе приличное место учителем. В церкви даже работал. Но живопись проклятая довела его до психушки. Еще и ухо себе отрезал, бедняга... Только и дожил до сорока шести лет с такими номерами. С собой покончил. Так и не узнал, что через девяносто восемь лет его картина под названием "Ирисы" была продана на аукционе Сотби за пятьдесят три миллиона девятьсот тысяч долларов. И кому эти деньги достались ?.. Уж точно не ему !
   Мужчине пережить кризис среднего возраста иногда удается по упрощенной схеме. Он меняет шило одного брака на мыло другого и думает, что таким образом берет у жизни все, что она зажилила... Сорокалетней женщине приходится платить по гамбургскому счету, одиноко стоя за воротами своей тюрьмы. Как жаль, что родители нас об этом не предупреждали ! Интересно, а у мамы был кризис среднего возраста ? Или она не могла себе этого позволить ? Пока мама была жива, они ни о чем таком не говорили. Теперь Вероника охотно спросила бы, но мама умерла три года назад, а папа на старости лет вдруг женился и не хотел вспоминать о прошлом.
   Мама вышивала крестиком маленькие мешочки - саше и укладывала в шкафу между простынями. Полотенца пахли жасмином - он снижает давление и помогает общаться на равных. Мама уверяла, что бесцеремонным людям от жасмина становится плохо, у них внезапно начинает болеть голова. Запах жасмина не позволит без спросу лезть к вам в душу.
   Китайцы и японцы делали пудру на основе жасмина, пили жасминовый чай. В 2003 году Джейкобс создал духи с ароматом жасмина и посвятил их Софии Коппола, чудесной косолапой мадонне, наделенной редкой библейской красотой.
   Мама обожала запах сирени и всегда говорила Веронике, что сирень делает людей беззаботными и способствует случайным знакомствам. Отправляя Веронику на танцы, она каждый раз безуспешно душила ее сиренью. Вероника этот резкий запах терпеть не могла, ей больше по душе были лилия или вербена. Но мама считала, что эти ароматы молодой девушке не подходят. Вербена делает людей холодными и рассудочными - не потому ли этот запах предпочитали гетеры ? Запах лилии располагает к излишней откровенности днем и к запретным удовольствиям ночью. Недаром лилию выжигали на плече публичных женщин. Душицу мама вообще держала в закрытой баночке : хороша от простуды, но если часто нюхать - располнеешь. Мама знала тайный язык цветов и трав, составляла букеты и отвары от душевных и телесных хворей. Как девочка, собирала гербарии.
  Засушивала цветы и листья между страницами книг, потом наклеивала в альбомы и аккуратным почерком подписывала. " Мелисса. Успокаивает нервы. Отгоняет чужие заботы и помогает спокойно подумать о своих." Вероника относилась к маминой блажи вполне скептически - ну откуда она может знать такие вещи ? К маме приходили соседки и подруги, потом подруги соседок и соседки подруг, о чем - то шептались с ней на кухне... Они приходили потому, что букеты их душ завяли и поникли от борщей, абортов и климаксов. Мама встряхивала их, добавляла им новый аромат, и они уходили, чтобы снова быть женщинами. Вопреки борщам, абортам и климаксу.
  Составление букета души требует терпения и изящества. Видимо, человек от природы бисексуален. Распределение по полу у нас чисто условное. Поэтому гармония женского и мужского начала в душе и есть способ добиться успеха. Женские качества, правильно разбавленные мужскими, составляют волшебный напиток, от которого невозможно оторваться. Все женское должно быть снаружи и ярко сиять. Все мужское должно быть спрятано внутри и способствовать выживанию. Добиваются успеха только те женские особи, в которых мужского достаточно много, не менее половины. Но лишь те, которые овладели этим искусством :что должно быть снаружи, а что внутри. Тут главное не перепутать: бабе - цветы, детям - мороженое.
  Мама оживляла увядшие букеты, на глаз определяя, чего не хватает для совершенства. Кому давала розмарин, потому что он омолаживает и приносит в жизнь нечаянный интерес, кому ромашку - помогает от тоски. Незаметным таким серым мышкам советовала окружать себя запахом муската. Мускат притягивает чужое внимание, но в больших дозах приводит к головным болям. Легкий раздражающий аромат аниса повышает умственную активность. Шалфей пробуждает генетическую память. Поссорились с мужем - используйте запах ванили, в малых дозах она еще обостряет сексуальное влечение. Корица тоже с древности используется в эротической кулинарии. Но если на работе от вас постоянно будет исходить аромат корицы, это может спровоцировать служебный роман. Для карьеры больше подходит запах лимона. А если вы по жизни босс или к этому стремитесь, тут без запаха сандала никак не обойтись. Он посвящен Юпитеру и может запускать масштабные события. У носителя этого аромата манеры становятся спокойными и уверенными. Сразу видно - большой начальник. Люди легко признают авторитет такого человека и доверяют ему.
  Если вы уж очень обидчивы и вдобавок злопамятны, то лавандой вам лучше не пользоваться . Запах лаванды вызывает необоснованные приступы самоуверенности, когда хочется все вопросы решать силовыми методами. Апельсин в малых дозах показан флегматикам и меланхоликам, его запах увеличивает страстность натуры. Но действует очень по - разному : одним дает неутомимость, а других может втравить в такие опасные приключения, что только держись. Аромат грейпфрута способствует скорейшему выздоровлению и защищает от энергетических паразитов. Очень хорошо помогает перед решающим объяснением или когда нужно сделать первый шаг.
  У мамы в запасе были ароматы на все случаи жизни. Она всегда говорила, что слова можно пропустить мимо ушей, а от запахов спасения нет. Запах вторгается в наш мозг без разрешения. Информация, которую несет запах, принимается мозгом как бесспорная, действует на самые глубинные слои подсознания. Этот пахнет хорошо - мы его любим, он хороший. Этот пахнет плохо - значит, больной. Вон его из стада. Все дети пахнут хорошо, но свой детеныш почему - то вкуснее всех. Правильно, он плоть от плоти. Мы им гордимся. А в этого мы, кажется, без памяти влюбились, поэтому балдеем даже от запаха его пота. Нос никогда нас не обманывает. Наш род давно нуждается именно в такой комбинации генов, которая есть только у него и ни у кого больше. Поэтому насчет любви - это еще неизвестно, любовь все - таки божий дар, а вот безумная страсть, необходимая для продолжения рода, вам обеспечена. Мы - млекопитающие, и никуда от этого не денешься. Запахи контролируют поток сознания и могут увести его в любом направлении. Вызвать голод, раздражение, эйфорию.
   Запах - могучий инструмент влияния не только на кухне и в постели, но и в социуме.
  Если хотите развить лично у себя какое - то качество, то вдыхайте концентрированный аромат в одиночку, а лучше всего принимайте ванну с ароматическим маслом или настоем. А если нужно воздействовать на людей, то носите аромат с собой - пусть вдыхают. Замучила, к примеру, бессонница. Не пейте вы эти опасные таблетки. Возьмите в аптеке бутылочку валерьянки и накапайте не в стаканчик, а прямо в горячую ванну. Лежите в ванной и нюхайте. Спать будете, как младенец. Если вас откровенно достают на работе, попейте чайку с бергамотом. Попейте не спеша, с чувством, с толком. Вдохните аромат. Более того, есть даже духи от Жана Рено с запахом бергамота. И называются так просто, без затей : "Жан Рено любит вас" и продаются еще с колечком.
  На особые случаи - от сглаза и порчи, от всякой нечисти - у мамы тоже был целый арсенал. Петрушка, когда человека окончательно довели, и он уж одной ногой в могиле. Можжевельник, как известно, защищает дом от нечисти, а автомобиль - от аварий. Укропа ведьмы тоже боятся, равно, как и базилика. Базилик не только защищает от сглаза и налипших лярв, купание в настое базилика ликвидирует последствия порчи. Запаха полыни боится практически любая нечисть, но особенно водная.
  
  Глава 18. КУПАЛЬНЫЕ ТРАВЫ.
  
  С детства Вероника помнила : дом был полон засушенных цветов и трав, которые мама собирала по всем правилам в ночь на Ивана Купалу. У мамы была одна незатухающая страсть : она мечтала найти красный с золотым отливом цветок папоротника, что расцветает только в купальную полночь. Раз в году, на Ивана Купалу, уезжала в деревню - собирать волшебные травы. Готовилась она к этому всегда очень серьезно. Три дня перед поездкой ничего не ела, категорически отказывалась исполнять супружеский долг и снимала нательный крест.
  Веронику все это страшно раздражало. Но мать стояла на своем : в волшебную Купальную ночь все растения начинают перешептываться друг с другом, ходят друг другу в гости и наполняются волшебной силой. Есть растения, известные посвященным. Они цветут один раз в году, давая только три цветка, только в эту ночь, и только три минуты. Сорвать их дано не каждому, потому что нечистая сила охраняет их, как зеницу ока. Если есть у тебя арарат - трава с голубыми и желтыми цветками, она откроет тебе доступ к магическим растениям. Добыть ее можно не только в Купальную ночь, но и в Иванов день между заутреней и обедней. Когда станешь ее рвать, зачерти ее ножом против солнца не по - божески, а после тяни за стебель. Если вытащишь траву вместе с земляным кружком, она сохранит волшебную силу. Если же стебель оборвется, трава уже бесполезна. При помощи арарат - травы на третий год маме удалось наконец добыть разрыв - траву, которая делает невидимым, открывает любые запоры и рушит преграды.
  Видимо, в отличие от Вероники, кое - кто относился вполне серьезно к маминым изысканием. Потому что вскоре после этого заявился к ним домой человек неприятной наружности, густо покрытый татуировками. В те времена это было как - то не принято, поэтому он производил впечатление аборигена какого - нибудь островного племени. Отца не было дома, и гость сразу прошел на кухню. Вероника стояла у закрытых дверей и - что делать ! - подслушивала.
  - Слышь, мать, я к тебе от крестного. Говорят, у тебя есть воровская трава. Это правда или врут ?
  - Может, от крестного, а может, и нет... Перед крестным я в большом долгу. Я ему жизнью обязана. А тебя вижу впервые в жизни. Садись, поешь с дороги, а разговора не получится.
  Тогда странный человек достал из - за пазухи крестик из плакун - травы на бисерной плетенке и протянул матери. Мать подержала его в руках, потом сказала : "плакун - плакун, плакал ты долго..."
  - Ну что, мать, получится разговор ? Крестный велел, если и правда есть у тебя разрыв - трава, никаких денег не жалеть. Назови цену.
  - Видно, жизнь понапрасну время тратила - его учила. Так ничему и не научился. Что земля нам дарит, за то деньги брать нельзя. Что даром взято, даром и отдают. А что сам не пришел ?
  - Никак нельзя ему, да и подводить тебя не хочет. А скажи, отчего ты так уверена, что это разрыв - трава ?
  - В Купальную полночь расцветает разрыв - трава и цветет столько, сколько нужно, чтобы прочесть две молитвы : "отче наш" и "богородица дева радуйся". Цветет она огненным цветом, а кому достанется, тот может делаться невидимым, разрушать любые преграды и открывать любые запоры. Добыть ее нелегко. Надо отправиться в Купальную полночь на дальний пустырь, где не слышно петухов, и косить там траву, пока лезвие косы не переломится. Значит, разрыв - трава скошена. После этого берешь охапку травы и бросаешь поверх текучих вод. Вся трава поплывет по течению, а потом начнет тонуть. Только разрыв - трава будет плыть против течения и никогда не утонет. Когда все сделано по правилам, то и сомневаться нечего.
  - Крестный задумал последнее дело. После этого хочет уйти на покой, исчезнуть навсегда. Но дело это такое, что без твоей помощи может пролиться большая кровь.
  - Никак не угомонится. Все мало ему, все мало. А знаешь, как пользуются воровской травой ?
  - Да говорят, руку резать придется...
  - Да уж придется !
  Мама взяла нож и точным движением разрезала гостю палец, из пальца немедленно хлынула кровь. Мама положила указательный палец выше раны и произнесла :
  - Богородица поутру свою пряжу пряла, у раба божьего кровь унимала. Как нить оборвалась, кровь встала и унялась. В пятницу поутру шли монах с монашкой да на гору. Монашка споткнулась и упала, божья руда течь перестала.
  Кровь действительно перестала течь. Мама наклонилась над раной и вложила траву прямо под кожу ! Веронику чуть не стошнило.
  Мама достала баночку с притертой крышечкой. Из этой банки наливала водичку себе в ладонь и умывала гостя, приговаривая :
  - Спаситель батюшка, Богородица Матушка ! Из ран боль вынимайте, вы, раны, зарастайте, как заросли на Иисусе Христе, распятом на кресте. Вода - водица, отмой от немочи, подай здоровье. А слово мое делом моим будь. Ключ от слов моих в море, замок на запоре да в глубоком море, на морском дне, а не на мне. Дело мастера боится, исцели его водица.
  Видимо, рана заросла, потому что гость облегченно вздохнул.
  - Ну ты, мать, даешь. Сколько мне крестный про тебя рассказывал, но я не верил. Теперь что будет ?
  - Завтра к утру рана совсем заживет. А ты этим пальцем к какому замку прикоснешься, такой и откроется. К какой стене прикоснешься, такая перед тобой и расступится. Только не тычь этим пальцем в живого человека. Потому что умирают люди от этого прикосновения. И смотри, в дерьмо им случайно не залезь. Тогда трава силу потеряет. А крестному скажи : отдала сполна, больше не должна. И оберег мой верни ему. Только, боюсь, не поможет он ни ему, ни тебе. Прощай навсегда, не увидимся мы больше.
  И человек ушел, а Вероника так и осталась стоять столбом в коридоре. Мама вышла из кухни с ножом в руке, завернула его в тряпку и спрятала в сундук.
  Через неделю в городе за одну ночь обокрали сберкассу и ювелирный магазин. Поговаривали, что виноват кто - то из своих, потому что двери были открыты ключами, а сигнализация не сработала. Воры вынесли из сейфов все подчистую, не оставив никаких следов. Только у дверей ювелирного магазина нашли труп человека в татуировках. Удивляло то, что указательный палец правой руки у него был отрублен.
  Вероника была честная советская девушка. Она сказала матери :
  - Мама, ты должна пойти в милицию и все рассказать.
  А мама опять повторила эту фразу :
  - Отдала сполна, больше не должна.
  Потом впилась в дочь непонятным взглядом и проговорила :
  - Навсегда стираю, забираю, забираю. Хагис о Пэос Искайрос . С лестницы судьбы. Ататос Парклетис. Со скрижали неба. Айла он Альфа эт Омега. С жизненной дороги. Лот Аглагброс Абиель. Из тайников души. Анасиель Тетраграмматон. Навсегда стираю, навеки запираю. Ключ, замок, язык.
  Больше они никогда на эту тему не разговаривали.
  
  В то лето она, по обыкновению, в самом начале июля уехала к дальней родне в деревню на поиски папоротника. На этот раз перед отъездом они крепко поскандалили. Отец, не стесняясь Вероники, орал не своим голосом :
  - По твоей милости меня скоро из партии выгонят ! Говорили мне, что в вашем роду все ненормальные. Дурак был, что на тебе женился ! Людей бы постыдилась ! Взрослая баба, а все в сказки веришь. Ну, и на что тебе сдался тот папоротник ? Клады будешь отыскивать ? Куда богатство - то будешь девать ? У нас ведь ни графов, ни князей все равно нет. А в лагеря запросто можем загреметь с богатством - то твоим...
  - Дурак ты, Аркадий. Дураком был, дураком и помрешь. У тебя своя партия, а у меня своя. И тебя из твоей, пока я жива, сроду не выгонят. Это не вашего ли главного секретаря я от импотенции вылечила, а жену его от бесплодия ? Десять лет у них детишек не было. А теперь вот двое. Тебе после этого и должность твою дали. А клады мне вовсе ни к чему, я к богатству не стремлюсь. В нашей партии богатых нет. А кто найдет цветок папоротника, тому не только клады открываются, а и все тайны земли. Вот за этим он мне и нужен.
  - Да у тебе семья есть, ты мужняя жена ! За каким хреном тебе все тайны земли ?
  - Жена я мужняя, да мужу ненужная. Хватит, Аркашка. Не лезь не в свои дела.
  - Не доведут тебя эти поездки до добра, помяни мое слово.
  Так и получилось. Сказал - как накаркал.
  Обычно мать дней через десять возвращалась, а в этот раз уже все сроки вышли, а ее нет как нет. Вместо матери пришла от кумы телеграмма. Отец прочел, подхватился и уехал в деревню. Вероника осталась дома в полном неведении.
  А случилось вот что. Накануне бесовской ночи мать, как и положено, вышла из дома тишком, чтобы никто не видел. С собой прихватила нож и белую скатерть. Ночь прошла, все домой вернулись, а матери нет. Кума заволновалась, хотела пойти в лес. Но тут пришел соседский парень и начал рассказывать уж вовсе непотребное. Будто видел он, как соседка бродила по лесу в чем мать родила, а потом в том же виде сидела в зарослях папоротника, расстелив белую скатерть. Пять дней они бегали по лесу, аукали, но матери нигде не было. Вот тогда кума и дала отцу телеграмму. Отец приехал, устроил куме разгон по всем правилам и пошел сообщать в милицию.
  Подробности этого темного дела были Веронике неизвестны. Только поговаривали, что ее мать впоследствии нашлась. Она брела по лесу совершенно голая и с распущенными волосами. Платье она где - то потеряла. А к груди она прижимала белую скатерть, в которую был завернут цветок папоротника. Что уж там такое открылось ей в ту ночь, какие такие тайны земли - никому неизвестно. Только сначала все решили, что она и вовсе умом тронулась. Дорогую цену заплатила она за это знание. Она уверяла, что открылось ей в единый миг прошлое и будущее. Видения, которые ее преследовали, были ужасны, а земля колебалась у нее под ногами. Преследовали ее чудовища в чаще леса, а призраки мертвых хватали ее за руки. После этого ей с каждым днем все труднее стало жить среди людей. Отец и дня в деревне не задержался. Схватил мать в охапку и домой привез - подальше от сраму.
  Постепенно мама пришла в себя и даже попыталась рассказать Веронике, что же случилось с ней в ту роковую ночь. Она показывала цветок папоротника и одно только повторяла "я столько лет мучилась, а теперь я знаю".
  
  Вероника ничего не поняла. Она поняла только одно, что цветок папоротника навсегда опалил мамину душу. Мама это увидела и больше никогда ее не смущала. Она просто отгородилась от них с отцом и жила душой в каких - то неведомых странах. Там она, видимо, нашла свое счастье. Она по - прежнему готовила еду, стирала и даже ходила в гости по праздникам. Она делала все, что делают нормальные люди. И даже травы свои перестала собирать, чтобы казаться еще нормальнее. Но до конца дней они с отцом спали в разных комнатах - так решила мама, и была непреклонна.
   Она с серьезным видом кивала, слушая отцовское вранье. Отец старел и врал все бездарнее. Или считал, что ей и так сойдет. Семью перестало лихорадить и воцарился долгожданный покой. Но Вероника видела необъяснимые вещи : мама ушла, а вместо себя оставила какую - то голограмму. Она вернулась всего один раз, когда родился маленький Лукин. Взяла его на руки и сказала только :"Жалко, что не девочка. Не наша порода." И снова пропала.
  
  Вероника внезапно поняла, откуда пришли эти воспоминания. Как ни странно, из подъезда. Обычно из подъезда пахнет кошками, оладьями или жареным луком. Олифой пахнет или масляной краской, когда у соседей ремонт. В праздники пахнет пирогами. А тут слегка повеяло розами и еще чем - то сладким и кондитерским. Сначала Веронике приходилось втягивать ноздри, потом запах начал приближаться, нарастать и обрушился на беззащитный организм, как бомбежка на мирный город. Агонию ночной тишины довершил нахальный звонок в дверь. Семь часов утра ! Народная тропа не зарастала ни днем, ни ночью...
  
  Глава 19. ЖЕНЩИНА С СУМКОЙ - НЕ К ДОБРУ.
  
  Вероника обреченно открыла дверь. Ощущение было такое, словно она ни с того, ни с сего получила по морде. Когда аромата слишком много, это уже вонь. На пороге стояла еле различимая в плотном парфюмерном тумане старая знакомая Люда. Лицо ее излучало простое человеческое счастье, а в руках у нее была большая неподъемная сумка. Вероника уже знала, что женщина с тяжелой сумкой - это не к добру. А Люда с ходу защебетала без умолку :
  - Ну наконец - то ! Я уж и вечером поздно заходила - вас никак не застанешь. Решила вот с утра, чтобы непременно... Тут столько событий, так все неожиданно... Я как - то сразу сообразила : это неспроста ! Столько лет со мной ничего хорошего не случалось. У меня даже свет недавно отключили, а как в отпуск поедешь - одни женатики, и все без денег. У меня не жизнь, а музей разочарований. Я даже один раз чуть не вышла замуж. Так вы не поверите : уже в загсе стояли. Я, как дура, в фате, гости кругом. И только марш заиграли, я уже жениха под руку держу, чтобы по ступеням взбираться. Туфли жмут - сил моих женских нету ! Такой момент торжественный... И в самый разгар врывается баба беременная. Вцепилась в моего жениха, пиявка бесноватая. Фату на мне просто зубами рвала, как Тузик грелку. Море крови ! Гости, конечно, разбежались в ужасе. Жених мой тоже разбежался с этой беременной. Осталась только я и подружка моя Верка. Вышли мы из этого загса, как оплеванные. Пошли в столовую, где столы были накрыты на тридцать человек. Целый час вдвоем ели, как ненормальные. А потом напились и стали народ прямо с улицы приглашать. Ну, дальше я не буду рассказывать, потому что это все плохо кончилось. С тех пор покатилась моя жизнь просто под откос... Я даже хотела с собой покончить, но потом не стала. Но выпивала - до полной потери морального облика.
  Старая знакомая Люда щебетала и щебетала, а Вероника в ужасе смотрела на нее и силилась понять, почему она должна слушать эту леденящую душу историю в семь часов утра. При этом в мозгах тупо билась всего одна фраза : "Кричат хозяева "ура" - они ужасно рады ". Выскочил в трусах заспанный Лукин :
  - Что ? Террористы взорвали парфюмерную фабрику ?
  - Нет, милый. Это Люда к нам пришла.
  - Какая Люда ?
  - Да твоя, милый мой, Люда. Старая знакомая.
  Вероника смотрела на Лукина с тихим, но нескрываемым злорадством. В коридор, кутаясь в банный халат и блистая лысым черепом, выплыла Агния. Такие ситуации очень приятно наблюдать со стороны - так же, как узнавать про чужие похороны. И жалко человека - не звери же мы. И приятно, что нас миновала чаша сия - на этот раз. Пронесло. Лукин, по причине юного возраста, еще нужной мужской наглостью не обладал. Он очень красноречиво покраснел, так что у Агнии правая бровь поползла вверх. Непосредственная Люда в этой немой сцене не участвовала. Ей было не впервой столкнуться с мужским коварством. Ничего иного она и не ждала, поэтому даже и внимания не обратила.
  - Я, знаете, как от вас пришла, так сразу и подумала : какие люди хорошие. Я очень жалела, что вы тогда быстро ушли. А нас с этого шампанского до того развезло, что мы до обеда проспали. Пришла я домой и сразу почувствовала, что мне без вас так одиноко ! А вечером заявляется ко мне та самая подружка Верка, вся расстроенная. Главное, сто лет не приходила. А тут пришла. Говорит, завербовалась в сетевой маркетинг. Денег заняла и косметики этой набрала ужас сколько. Только продать ее никому невозможно. Сетевиков кругом - как саранчи в Китае, никто их видеть не может. А я буквально на следующий день еще до обеда ей все продала. А потом мы пошли с ней в эту сетевую фирму, и я продала вообще все, что у них было на складе. Главный их начал сразу звонить куда - то в Москву и даже за границу. Он теперь все дела свои бросил и меня с этими сумками на своем автомобиле возит. Вы представить не можете : ни у кого, главное, не берут, а у меня берут все подряд, как подорванные. Я сразу поняла, что это вы на меня так повлияли. Дюшик говорит, что у меня особый дар. Мы с ним поженимся и поедем в Германию.
  - Дюшик - это кто ?
  - Это Андрей Вольфович, главный у них, я же вам объясняю ! Это вы, наверное, еще не проснулись !
  - Мы еще не проснулись, это ты верно подметила. Но скоро проснемся, и весь квартал с нами. Ты зачем, Люда, носишь с собой столько вони ? Что мы тебе плохого сделали ?
  - Ой, вы всегда так смешно шутите ! Я и Дюшику сказала, что ему обязательно нужно с вами познакомиться.
  - Прямо сейчас ?
  - Нет, сейчас он не может. А я к вам по личному делу...
  Нависла неловкая пауза. Лукина так просто колбасило.
  - По личному ? А Дюшик что же ?
  - Вот вы опять шутите, а я же вам подарок принесла. Вот это все вам - от меня.
  - Вот это все... нам одним сроду не вынюхать. Мы такого счастья не заслужили.
   Тут вмешалась Агния :
  - Вероника Аркадьевна всегда так смешно шутит. Мы вам очень благодарны. А давайте мы это все распакуем да и посмотрим, вы как ? И заодно уж и познакомимся.
  - Ой, а я вас знаю !
  - Ой, а откуда ?
  - А я вас на афишах видела : звезда стриптиза. Вы такая необычная, особенно прическа ваша. Трудная, наверное, у вас работа ?
  - Трудная, что скрывать. Но интересная.
  
  
  " царица Савская, услышав о славе Соломона..., пришла испытать его загадками. И пришла она в Иерусалим с весьма большим богатством : верблюды навьючены были благовониями и великим множеством золота и драгоценными камнями." Заметьте, благовония указываются в первую очередь, и это говорит о том, что во времена Ветхого Завета они ценились дороже золота.
  Понимали древние толк в магии ароматов. Слова парфюм и фимиам - родственники. Храмовые жрецы, подбирая составы для курений, учитывали их действие на подсознание человека. Знали служители культа, что природные эфирные масла ускоряют химические реакции в человеческом организме. Длительное вдыхание определенных ароматов в замкнутом пространстве вводит человека в состояние измененного сознания. Такое свойство ладана давно используется в церковной практике. Проверьте себя : если от ладана вам становится дурно, кружится голова, значит, в вашей душе нарушен баланс добра и зла. Ладан носили с собой путешественники, он оберегал от опасностей и опрометчивых поступков. В благовония, кроме трав и цветов, добавляли вина, смолу пахучих деревьев и мед. Создание новых ароматов, рецепты духов до сих пор окружены плотной завесой тайны.
  В древнеегипетском трактате содержится рецепт омоложения : собрать тригонеллу, или иначе сочевичник, что произрастает метелками, высушить, обмолотить, отделить плоды от шелухи. Взяв поровну плодов и шелуху, замесить тестообразную массу, а воду выпарить. Затем раскатать лепешку и долго ее сушить на солнце. Хорошо высушенную лепешку растереть в порошок. Из этого порошка еще раз замесить тесто. Если это тесто нагреть, то на нем выступят капельки масла. Эти немногие капли собрать, полученное масло очистить и слить в сосуд из обсидиана или хрусталя. Такое масло стоило безумно дорого, но прекрасно регенерировало старческую кожу, уничтожало пигментные пятна и помогало от облысения. Египтяне использовали в благовониях смолу хвойных деревьев, ягоды можжевельника, кору мастикового дерева, мирру.
  Жарко в Египте. Поэтому от пота они там натирались специальной мазью на основе скипидара и ладана, а кремы против морщин составляли из меда, алебастра и соли. Очищающее косметическое молочко готовилось из ослиного молока. Средства для ухода за волосами делали из клещевины. Как известно, египтянки владели секретами депиляции. Заодно использовали те же средства в черной магии - чтобы соперница облысела.
  Греки считали, что ароматы приближают их к богам. В античные времена благовониями стали пользоваться многие, и флакон стал демократичнее - из алебастра, глины, кожи - но причудливей по форме.
  Римляне первыми начали наливать ароматические жидкости в стекло. Римские медики - пионеры ароматерапии. Они создавали ароматы, исцеляющие от головной боли, простуды и депрессии. А римлянки обожали экзотические запахи Индии и Африки.
  Арабы познакомили мир с цветочными ароматами. Восточная традиция обожествляла цветы.
  "На зеленых коврах хорассанских полей
  Вырастают тюльпаны из крови царей.
   Вырастают фиалки из праха красавиц,
   Из пленительных родинок между бровей."
   Так писал Хайям.
   Кстати, о фиалках. Если вы хотите, чтобы некая встреча стала незабываемой, пусть она будет овеяна легким ароматом фиалки. Если конверт надушить фиалкой, вам не забудут ответить. Арабских парфюмеров влекли еле уловимые ароматы и их комбинации. Восток - дело тонкое. Для этого они изобрели перегонный куб, и дело пошло быстрее. Восток умащался и благоухал, в Европе дамы носили изящные вошебойки. Гораздо позже Европа включилась в парфюмерную гонку, и причалы европейских портов начали пахнуть мускатом, шалфеем, анисом и базиликом. Колумб открыл Америку, и европейцы с изумлением вдохнули аромат какао, ванили, корицы и особенно табака.
  В конце четырнадцатого века концентрированные ароматические масла стали разбавлять спиртом. Духи производили все, кому не лень : алхимики, аптекари, виноделы, цветоводы. При Людовике - солнце корпорация перчаточников положила конец анархии. Перчаточники скупили все парфюмерное сырье и стали монополистами в этой области.
  Так или иначе, в духах всегда преобладает свежесть, или запах древесины, или цветов, или ароматы Востока. Стойкость духам придают выделения кашалота, бобра, кабарги - амбра, мускус, виверра. Эти духи самые дорогие и самые стойкие. В конце концов из 60 000 природных компонентов выделили порядка ста основных ароматов, которые с успехом бесконечно комбинируют до сей поры.
  "... а для начала понюхаем. Как острый топор раскалывает деревянную чурку на мельчайшие щепки, так наш нос раздробит... духи на составные части, и тогда окажется, что этот якобы волшебный аромат получен вполне обычным, хорошо известным путем."
   Жозефина обожала мускус, а у Наполеона от мускуса начиналась мигрень. Но сам император поливался апельсиновым одеколоном без всякой меры, он постоянно носил флакон флер д - оранжа в сапоге. Это было очень удобно, потому что амбициозный полководец не тратил времени на то, чтобы снимать сапоги, ложась с женщиной. Может, и не напрасно : апельсин на языке подсознания - запах успеха и материального благополучия. Хотя считается, что сильным и властным натурам лучше пахнуть зеленью после дождя. Цветочное сырье, которое в изобилии дарит нам земля, проще собрать. Его можно хранить в холоде и даже консервировать. Не только мандарин, но и апельсин, мимозу, нарцисс, лаванду. Достаточно долго можно хранить переработанные корни ириса, валерианы, женьшеня. Стебли и листья нужно собирать в строго определенное время : фиалку, мирт, кипарис, эстрагон, табак. Кора и мох подарили нам запахи корицы, сандала, шипра. Самые пахучие - это смолы : ладан, мирра, анис и ваниль. Семена и зерна кориандра используются не только в парфюмерии, без них что за плов.
  В начале двадцатого века в моде были духи Коти с запахом шипра. К нему же вернулась Эсте Лаудер в середине столетия, в пятидесятые. После первой мировой взошло солнце Шанель номер пять - апофеоз достижений химии. Шалимар, Опиум, Шанель ? 5 - классика двадцатого века.
  Кажется, самые дорогие духи - Джой. Цветочный аромат от Жана Пату - мечта всех модниц накануне второй мировой войны.
  Вероника смущалась, а деловитая Агния почем зря дербанила сумку.
  - То - то я смотрю : в доме из косметики одно мыло ! Каменный век просто ! Нельзя женщине быть аскетичной, это женщину не красит. Лукин, ну хоть ты не молчи ! Что твоя мать с собой делает ? Ну что ты сидишь, как сонная тетеря ! Так и будешь до конца дней по ночам в зеркале смотреть страшное кино ?
  И Агния с ловкостью Паниковского - "что, Паниковский не разделит какие - то жалкие пять тысяч ? Это мне, это Остап Ибрагимычу ..." - начала раскладывать сокровища царицы Савской.
  - Надо же : Елена Рубинштейн. Она, говорят, чуть не до ста лет дожила. Видишь, как полезно косметикой пользоваться ! А это у нас что ? Орифлейм, Эсте Лаудер... Феррагамо, Кензо... Просто зашибись ! Тут же целое состояние ! А неплохие, однако, деньги зарабатывают сетевики, вот не ожидала. Я тут,кстати, книжку прочитала, модная книжка. Называется " Парфюмер", я тебе дам, тебе как раз понравится. Ты вся состоишь из таких заморочек. Там один мужик родился вообще без запаха. Он был урод, его никто не любил. Он всю жизнь гонялся за запахами и даже убивал девушек, чтобы их запахи консервировать. Его хотели казнить, но он создал такой аромат, что у людей крыша поехала. Там начался массовый психоз любви, и его отпустили.
  " Гренуй впервые услышал запах духов - в собственном смысле слова ... и более сложные, более драгоценные ароматы мускусной настойки, смешанной с маслом померанца и туберозы, жонкилий, жасмина или корицы... духи намеренно старались одурманить и привлечь его обоняние...Но в целом они казались ему все же грубыми и пошлыми,.. многие из этих материалов он уже встречал прежде на рынке - в цветочных рядах и рядах с пряностями, другие были для него новыми, и он безымянными сохранял их в памяти : амбру, цибетин, пачули, сандаловое дерево, бергамот, ветиверию, опопанакс, росной ладан, цвет хмеля, бобровую струю..."
  Так, вот это все тебе, вот это - мне, вот это - Люку.
  Боже мой, ее ребенок теперь будет Люком !
  - И как ты отбирала, по какому же принципу ?
  - Да пока просто : с утра душитесь цветочными, днем лучше пахнуть свежестью, а вечером - Востоком. Блондинки пусть пахнут арбузной корочкой, огурчиком - зеленью, шатенки - сладостями. Шоколадом, ванилью, корицей. Брюнеткам подходит Восток, а рыжим - водные запахи, озон, мокрая зелень.
  - А лысым какие запахи подходят ?
  - Я так и знала ! Что ты прикопалась к моей лысине ? Волосы не зубы, вырастут. Только я еще не решила, кем буду : блондинкой, брюнеткой или шатенкой. Поэтому запаслась на всякий случай, когда еще такое счастье привалит... кстати, о счастье. Вот тебе духи "Клиник Хэппи" - счастье в чистом виде.
  - Я хочу еще вот этот флакон с тремя буквами !
  - Вроде он мужской
  - Ну, значит, я мужчина. Вот все и открылось.
  И Вероника подгребла себе простой старомодный флакон с жидкостью коньячного цвета - духи Джанфранко Ферре.
  Куда девать все остальное, было непонятно. Не хотелось обижать непосредственную Люду. Лишнего брать тоже не хотелось. Настроение было определенно такое, когда совершенно необходимо было кого - нибудь осчастливить. И Вероника решила, что давно пора осчастливить налоговую инспекцию. Что они и сделали - вместе со старой знакомой Людой. Счастливы были все поголовно. Люда перед дамами свои сокровища разложила и как завела дозволенные сетевые речи - Шахерезада бледно выглядела. Люда затмила ее на пятой минуте. Дамы кровожадно толпились у стола, а сзади напирала бюстом обиженная Кузькина мать и хныкала, что ей тоже нужно. В конце концов ей выдали флакон розового масла, чтобы отвязалась. Она ушла, помахивая ремнем, но тоже счастливая. И долго еще коридоры налоговой инспекции благоухали розовыми плантациями страны Болгарии...
  Вероника смотрела ей вслед и думала : вот тебе урок. Прежде чем что - то вызывать в свою жизнь, подумай, куда потом девать будешь. Знать бы еще, откуда эта кошмарная женщина нарисовалась...
  Тут позвонил Лукин и загробным голосом сообщил, что Агния исчезла.
  - Я ушел за хлебом. Возвращаюсь - никого. Даже записки никакой !
  Тихий плач Люка постепенно переходил в рыдание.
  - Мама, забудь, что я говорил ! Я был дурак ! Верни ее - любым способом.
  Он рыдал, как ребенок у витрины игрушечного магазина. Так они кричат на всю улицу :"купи мне ее !"
  - Не надо никаких "любых способов". Она не домашнее животное и не беглая крепостная. А в чем она ушла, интересно знать ? Не май месяц...
  - Не знаю я, в чем. Старье какое - то напялила и растворилась ! А вдруг ее похитили ?
  Вечно одно и то же. Пусть похитят, пусть заболеет и даже умрет - только бы не бросала, только бы врагу не досталась. Вероника точно знала, что девчонка вернется, самое позднее - к вечеру. Но сказать об этом сыну означало лишить его сладких опереточных страданий и опереточной радости встречи после долгой разлуки. Не могла она вот так бессовестно обокрасть своего ребенка и лишить ярких, незабываемых переживаний. Поэтому она ничего не сказала, и Лукин погрузился в соленые воды страдания. А Вероника решила навестить своего отца.
  
  
  Глава 20. ПОРОГ ШЕСТОЙ. ЧАС МАМИНОГО СУНДУКА.
  
  Идти ей совершенно не хотелось, но она поняла, что придется. Воспоминание о маме пришло так внезапно и было таким ярким, что не пойти было просто невозможно. Отец в молодости был грубым весельчаком, а сейчас стал вздорным старикашкой. Отношения у них были сложные. Вероника не разбиралась в тонкостях психоанализа. Простым женским чутьем она понимала : папик и муж ее Николай были одним и тем же существом, но в двух лицах. Умные люди давно сообразили, что женщины выходят замуж за папиков, а мужчины женятся на своих мамиках. Вероника таких книжек в глаза не видела, она это узнала на своей шкуре. Любите, мужчины, своих дочерей. А если не можете, то притворяйтесь хотя бы, что любите. Девочка должна с пеленок знать вкус мужской любви. Тогда ее будет любить законный муж и, если повезет, еще и другие мужчины.
  Аркадий Семенович не был плохим мужем и плохим отцом - у него просто плохо получалось. Мама никогда не жаловалась, но и так было понятно, что в браке она несчастлива. Отец погуливал и очень гордился тем, что востребован на стороне. Он не кобелировал, он был порядочный. На всякий случай у него в запасе всегда была другая семья. На этой почве его самооценка выросла до размеров спеси. Больше ему гордиться было абсолютно нечем. Он даже иногда уходил к другим женщинам, но всегда возвращался, как тренировочный бумеранг. В отличие от боевого бумеранга, который как раз не возвращается.
  Возвращаясь, он был похож на проколотый воздушный шарик - сразу весь как - то обвисал. Неделю он ходил тише воды ниже травы, а потом все начиналось по новой. Когда в семье возникали трудности, тут отец представал в самом лучшем виде. Беда в том, что все неприятности в семье были только от него. Почему они продолжали жить вместе, два таких разных человека - понять было невозможно. Они и сами давно не понимали.
  Вероника маму не уважала. Жалела немного, но не уважала. Она уважала Валентину Терешкову. Ей и в голову не приходило, что у Валентины Терешковой тоже есть семейная жизнь, в которой не все гладко. В один прекрасный день Вероника заявила матери, что НАДО БЫТЬ СИЛЬНОЙ и ВЫХОД ЕСТЬ ВСЕГДА.
  - Что за чушь ! Интересно, эти слова хоть что - нибудь значат ? А, это ваша новая мораль... Реки нужно повернуть вспять, на Марсе зачем - то яблони. Вы у марсиан, кстати, спрашивали ? Они их, может, и не едят.
  У Вероники челюсть отвисла. Это были крамольные речи.
  - Не повторяй, доченька, всякие глупости. пытайся думать сама. Если бы Господь хотел, чтобы мы жили чужим умом, он выдавал бы одни мозги на сто человек, а не каждому. Надо очень не любить людей, чтобы внушать такие вещи. Тем более с детства. И выход есть не всегда. Иногда приходится просто принимать жизнь такой, какая есть. Терпеть кое - что приходится. Иначе все только и делали бы, что выходили. Отовсюду. Людей призывают быть сильными чаще всего как раз те, кто их прессует. Им так выгодно. А человек никому ничего не должен. Человек рождается на свет не для того, чтобы кого - то устраивать. Есть более важные дела.
  Где ты теперь, мама ? Как тебе там живется, в твоих дальних странах ? Дай бог, чтобы там росли ромашка и подорожник, подснежник и кувшинка...
  Потом позвонил отец и растерянно как - то сказал :
  - Мать че - то плохая, приходи давай. Николай - то в рейсе ? Вот и приходи. С сыном приходи, она велела.
  Но сын был уже подросток и к больной бабке идти категорически отказался. Вероника помчалась одна и сразу увидела, что дело плохо. Мать снова вернулась - на этот раз, чтобы умереть. Она так и заявила :
  - Умирать буду. Надоело. Комедию ломать надоело. Притворяться, делать вид. Все равно не живу. Эта жизнь не получилась. Может, другая получится. Ты оставайся, никуда не уходи. Я тебя долго не задержу. Дня за три, думаю, управлюсь. Только попугая этого от меня убери, пусть уходит.
  Отец голову просунул в дверь и заныл :
  - Куда это я должен идти ? Не пойду никуда, чего выдумала ! И нету у меня никого ! Да ты еще поправишься ...
  - Уйди, клоун. Сиди у Томки и не суйся сюда, пока Вероника не позвонит и не скажет, что я умерла. И нечего мне поправляться - я не болею. Уйди, как человека тебя прошу, дай хоть перед смертью пожить по - людски. Я ухожу в последний путь и не хочу брехню твою слушать. Не осталось у меня для тебя ни времени, ни сил. Все. Прощай.
  Отец особо не расстроился, но было ему как - то не по себе. И он, бочком продвигаясь к выходу, еще лепетал :
  - Томку выдумала. Не знаю я никакой Томки ! Вечно ты выдумываешь... шизофреничка . Всю жизнь на меня напраслину наговариваешь.
  И все в таком духе. Но мать не для того вернулась домой, чтобы ахинею эту выслушивать.
  - Похоронишь меня как следует. Год после моей смерти чтоб все тут было, как при мне. Ничего не трогай. Я зайду - проверю.
  От этих слов отцу сделалось и вовсе нехорошо. Только пятки у него засверкали. Вероника не знала, смеяться ей или плакать. Мать, между прочим, смеялась. От этого смеха у Вероники, грешным делом, закралось подозрение, что мама - то не в своем уме и надо бы вызвать санитаров, пока она дел не натворила... Но умирающая с удовольствием отсмеялась и цепко посмотрела на Веронику.
  - Я тебе вызову ! Садись - ка лучше, дочь, поговорим наконец... А скажи - ка ты мне, как там насчет выхода, который есть всегда. И насчет того, что надо быть сильной. Получается ?.. Никак ты опять на аборт ходила ? Это у тебя который ?
  - Второй, мама
  - Врешь ты, это четвертый. Господи, когда он успевает, этот летучий голландец, его ж дома никогда нет. Когда я уйду, посмотришь у меня в сундуке. Пакетик голубенький. Рожать тебе уж поздно, пей этот сбор, чтобы на абортах не калечиться.
  Мамин сундук - это была особая песня. Мама никого туда не допускала. А теперь отдала Веронике ключик заветный. В этот момент у Вероники отпали последние сомнения, и она заплакала. Ей вдруг стало обидно, что мама вернулась к ней только для того, чтобы умереть.
  - Ты прости меня, дочка. Прости, что замуж тебя выдала. Ничего хорошего из этого не вышло. Но в девках всю жизнь сидеть - засмеют. Прости, что всю жизнь прожила отдельно от тебя. Прости, что ничем тебе не помогла. То, что я знаю, тебе и знать ни к чему - мое знание темное, ни счастья от него, ни богатства. Думала, так тебе будет лучше. С людьми. Прости, что денег не нажила и тебе не могу оставить. Муж - то тебя в черном теле держит, я вижу. Вот только сундук и могу оставить. Может, он тебе и ни к чему. А, может, и найдешь в нем что - нибудь в трудную минуту. Только лучше бы их не было - трудных минут. Только теперь я понимаю, что на самом деле нет никакой красоты в преодолении трудностей. Если, дочка, трудностей становится слишком много и жить неприятно - значит, бежать надо - сломя голову. Значит, не твоя это жизнь, а все, что тебе жалко бросать, на самом деле не твое. Не на своей ты земле, не своим воздухом дышишь. Все, что мешает взлететь высоко, бросай без сожаления. Другие подберут.
  В тот момент Вероника не хотела вникать в темный смысл маминых речей. Она ничего не могла, потому что ревела уже беспрерывно. Она сидела на краю обрыва и изо всех сил сжимала мамину руку. Хотела вытянуть ее из пустоты обратно в жизнь. Но мама держаться больше не хотела - ни за Веронику, ни за жизнь. У Вероники рвались жилы, она тянула маму до изнеможения. Но мамины пальцы выскользнули, и мама все равно ушла. Напоследок успела только сказать :
  - Чужая я здесь. Пойду поищу своих.
  Что значили эти слова, Вероника так и не поняла. Она поняла только, что мама всю жизнь была таинственной незнакомкой, о которой никто ничего толком не знал. Пришла и ушла - как первая любовь.
  
  Потом были похороны, такие, как положено. Как мама хотела. Если мама видела, она была довольна. Пришли подруги и соседки, соседки подруг и подруги соседок - много всякого народу. Многих Вероника совсем не знала, но они почему - то плакали. Может, мама и заблуждалась : не такая уж чужая она была здесь. Может, таинственная незнакомка сама никого близко не подпускала. Не хотела, чтобы прикасались к ее человеческой и женской тайне...
  Теперь отец мог совершенно спокойно соединиться с Томкой. Но не срасталось. Мертвую мать он боялся гораздо больше, чем живую. Поэтому трогать в доме ничего не давал, а Томка ужасно злилась. Они ежедневно сражались на этой почве, но все оставалось, как при матери. Так и жили - на два дома. Томка вычеркивала дни из календаря, чтобы не пропустить годовщину. Но и тут не срослось. Годины отвели, а толку никакого. Начали мебель выкидывать - грузчик ногу сломал. Томка ковер продала - у покупателей дом сгорел. Все сгорело, кроме ковра. Хотели квартиру эту заклятую продать со всем содержимым - не тут - то было. Начались чудеса еще похуже. Отец внезапно оглох, а Томку выгнали с работы. Даже неверующая Томка поняла, что дело нечисто, и на чем свет костерила покойную маму. Отец же не шутя уверял, что она ему является и что - то говорит, но он, будучи глухим, как пень, ничего расслышать не может. И смех, и грех. Вероника в эти дела не впрягалась. Пусть делают, что хотят. От такой двусмысленной жизни у отца все больше портился характер. Томка просто стрелялась от глухого отца и дома с привидениями.
  Вероника не бывала у них сто лет - не тянуло. А сегодня она вдруг почувствовала, что вот он, пришел : Час Маминого Сундука.
  Она вошла в родительский дом и сразу поняла, что же здесь было не так. Это был не дом, а мумия дома. Все было , как в день маминой смерти. От этой законсервированности можно было спятить. Цветы не росли, но и не умирали. Стояли и зеленели в горшках как ни в чем не бывало. Томка сначала радовалась, что прибирать не нужно и окна мыть. Потом ее стало в дрожь бросать от непачкающихся портьер и непылящихся ковров. Особенно она ненавидела сундук, но трогать его боялась. Все эти годы она слезно умоляла Веронику забрать его, но у той все руки не доходили, да и ставить было некуда. Дом просто остановил свои часы и перестал дышать, ожидая хозяйку. А на других людей он внимания не обращал. Воспринимал их как гостей. Терпел - и только. Сам не жил, и жильцам не давал.
   Вероника подошла к отцу и, глядя прямо в глаза, спросила :
  - Ну что, папа ? Не устал ты еще не любить меня ?
  Отец, странное дело, ее услышал. Он вдруг заметался в креслице и заплакал совсем по - детски :
  - Опять она пришла ! Смотрите, вот она ! Ну что ты все ходишь, что тебе надо ? Я все сделал, как ты сказала ! Ты сказала год, а мы уж сколько лет мучаемся... Отпусти ты нас, уйди, постылая ...
  Он не узнал Веронику, потому что стояла перед ним она - таинственная незнакомка, непонятная Чужая. И Вероника ответила :
  - Сам ты постылый. Прощай.
  Она подошла к телефону и сняла трубку. Она знала : там ответят. Так и есть.
  -- Страж Порога слушает.
  - Я за сундуком.
  - Давно пора, сейчас пришлем кого - нибудь.
  - С домом что делать ?
  - Ваша родительница, царствие ей небесное, каждый раз, как в деревню уезжала, ставила оберег от воров, очень мощный. А снимать, прости Господи, забывала. Количество со временем перешло в качество. Накладываясь один на другой, обереги образовали очень мощное виртуальное поле, случай в нашей практике небывалый. Мама ваша постоянно пытается Аркадию Семеновичу объяснить, как выйти из этого щекотливого положения. Но он ведет себя неадекватно и на контакт не идет. Не знаю, что и присоветовать. Сундук попробуем вынести, а там посмотрим. В таких случаях совершенно незаменима разрыв - трава, но ваша матушка ей не совсем разумно распорядилась. Если в сундуке сохранился весенний корень, можно попробовать пригласить Марбуэля...
  - Марбуэль - это кто ?
  - А это, изволите видеть, как раз дух, отпирающий любые двери. Кроме того, он заведует всем, что растет на земле и лежит под землей. Но эти его таланты вам пока совершенно ни к чему. Вот характер у него, прямо скажем, сволочной.
  На лестнице послышались тяжелые шаги и омерзительный скрип железом об железо, дверь отворилась самопроизвольно. Взорам предстал огромный, потный, свирепый, в ржавых железных доспехах, рыжий воин. Он принес с собой шум и ярость битвы. Один глаз был закрыт мутным бельмом, другой мрачно обшаривал присутствующих.
  - Ну что, крысы тыловые, как приветствуем своего генерала, мать вашу ! Обделались, вонючки штатские ? Сейчас вы у меня тут все землю жрать будете. Вместе с говном !
  Затем нашарил грозным оком Веронику и хрипло забубнил :
  - Я простой солдат и не знаю слов любви...
  Но на чем - то одном его единственный глаз сосредоточиться никак не мог, нервно метался с одного лица на другое. Кулаки сжимались и разжимались, ноздри раздувались от гнева . Все притихли, в лицо ему старались не смотреть, глаза стыдливо отводили. Но Марбуэль уже наметил Аркадия Семеновича и коршуном спикировал на его ни в чем не повинную голову.
  - А ты чего расселся, доходяга, не знаешь, как нужно приветствовать старших по званию ? Сгною ! Социолог ? Ботаник ? Быстро встал - упал - отжался ! Корень где, старый пердун ?
  Аркадий Семенович побледнел и начал закатывать глазки, но Вероника по - военному быстро сунула пакетик с весенним корнем прямо в нос Марбуэлю. Он тут же затих и устало забормотал :
  - Израненный на колчаковских фронтах, многие годы практически лишенный женской ласки... ну, раз корень в сохранности, тогда приступим. Равнение на выход !
  
  А по лестнице уже поднимались наглые и шумные грузчики. В дверь позвонили, и веселый бригадир заорал :
  - Марбуэль, ты здесь какими судьбами ? Все воюем ? с нервишками как ? не бережем себя, не бережем ! горим на работе...
  - Ну все, Габриэль, молись ! Давно с тобой хочу повидаться , с самой битвы при Фермопилах ! Ну и свинью ты мне подложил. Пришло время пролить твою гнусную кровь !
  - Ладно стращать - то... сделал свое дело - вот и гуляй, больше тебе здесь делать нечего. Дверь открыл или как ? У нас, хозяйка, каждый по своей части. Я, например, по части перемещения предметов с места на место, по части раскрытия тайн, лошадей опять же быстроногих предоставляю... но это теперь практически не обращаются. Вот ежели такие проблемы возникнут, то вы позовите трижды погромче "Габриель !" - это я. Хочу предупредить, что по понедельникам, тем более ночью, обслуживаю по льготному тарифу. Только сундук и повезем ? Стоило ли машину гонять. Имейте в виду, возьму как за полный переезд.
  Беспомощный глухой папик вдруг подскочил в креслице, как ужаленный, и тоже заорал :
  - Родные ! Озолочу !
  - Ну, отец, если так... Заходите, ребята, клиент не возражает.
  Дальше все было делом техники. Ребята сундук подхватили и резво понесли к дверям. Он всего один разик упал и всего одному только ногу и отдавил, а так все прошло нормально. Грузчики посовещались и снова пошли к отцу. Пришлось ему озолотить ребят еще разок. После этого сундук перестал выкобениваться и покинул помещение. Неверующая Томка семенила за ним до самого порога, часто крестилась и зачем - то повторяла "свят - свят - свят".
  Томка так торопилась дверь захлопнуть, что едва руку не прищемила. А Вероника остановилась, глядя на дверь, и спросила в пустоту :
  - Мама, ну что будем делать ?
  Тут прибежал веселый бригадир, сунул ей мобилу и убежал - дальше руководить. Вероника прижала красивую трубочку к уху и задохнулась, услышав мамин голос :
  - А ты, доча, сделай так... Я сколько этому кретину пыталась втолковать, но он как был попугай, так попугаем и остался. Только и повторяет : "Уйди, постылая" Даже оглох со страху. А ты все не идешь и не идешь...
  - Мама, ты где ?
  - На работе, конечно. Слушай внимательно, у меня тут телефон надрывается, у нас времени в обрез. Ты пальчиком вот такую закорючку начерти и повторяй за мной, только ничего не перепутай и не сбивайся. И голос такой - поавторитетнее. Давай, поехали...
  И Вероника начертила, и все повторила сердитым авторитетным голосом, как надо. Она поняла : получилось, когда услышала истошный томкин вопль. Трубка замолчала, а Вероника повернулась спиной и, не оглядываясь, покинула родительский кров.
  А в доме заклубилась трехлетняя пыль, скрючились и поумирали цветы, с треском начали отваливаться обои и моментально помутились три года немытые стекла. Дом наконец понял, что хозяйка больше не придет. Ждать бессмысленно. И наступил упадок и разрушение.
  
  
  Глава 21. ПИОНЕРЫ НЕ СДАЮТСЯ !
  
  
  В это время Агния металась у подъезда своей прежней квартиры, как раненая птица. Ключей у нее не было, ключи остались в гримерке. Домофон молчал, как партизан. Можно было вернуться домой - она так и подумала "домой" - к Люку и Веронике, но в ней взыграли зинаидины кровя, и она решила, что попадет в квартиру во что бы то ни стало. Она сбежала просто потому, что Люк и слышать не хотел о том, чтобы она возвращалась "к упырям в логово". А она уже большая девочка и сама может о себе позаботиться. Люк был совсем еще ребенок, жизни не понимал. А жизнь теперь стоит денег. Так рассуждала Агния, а деревенскую девчонку Соньку элементарно давила жаба, которая с каждой минутой все увеличивалась в размерах. В квартире у нее остался нехилый гардероб, приобретенный на трудовые стриптизные деньги. И кредитные карточки. Она сразу поняла, что Лукины живут небогато, и на чужой шее сидеть не собиралась.
  Она промерзла до костей в осенней курточке и кроссовках, когда наконец увидела, что к дому нетвердой походкой приближается Маринка по кличке Манарага, пьянющая и с синяком под глазом. Маринка была нормальная путана средней руки и пахала на вызовах под чутким руководством злого нерусского сутенера, известного в народе как Дракула. Манарага долго ковырялась в замочной скважине ключом и громко материлась. Агнию она не узнала.
  Агния совсем потеряла терпение, но замок наконец поддался. Она кинулась в открытые двери, а Манарага заорала, словно увидела привидение.
  - Да не ори ты, я за шмотками приехала !
  - Какие шмотки ! Живая... Я думала, тебя уж давно в цемент закатали. Сижу я тихо - мирно, ноги в тазике парю, педикюр решила сделать. Тут врывается Дракула, а с ним твоя мадам. Постоянно икает, как заведенная, у меня даже в ушах от нее зазвенело. Пронзительно так икает. И все время бормочет про какой - то скальп, который с нее якобы сняли. Выглядит и правда как - то плохо. Дракула берет этот тазик и прямо с водой мне его на бошку нахлобучивает. Ничего не объяснил, но отлупил по полной, скотина. Как я теперь работать должна ? Я, говорит, за каждый день простоя с тебя вычту. Куда там еще вычитать ? Сутки у подъезда караулили трое в черной девятке, а потом сняли почетный караул. Мне ножиком перед фэйсом помахали и велели сразу отзвониться по заветному номеру, как только ты заявишься.
  - Шмотки забрали ?
  - Да пошла ты со своими шмотками ! Я никаких делов не знаю, а меня пером стращают. Жуть берет, а податься - то мне некуда, сама знаешь. С тех пор я и бухаю. Сначала выпила все, что в доме было. Но все кончилось, пришлось тащиться в ларек. Кстати, среди алкашей пользуюсь оглушительным успехом...
  - Так шмотки забрали или нет ?
  - Да нет, не стали. Хотели, но там таскать - не перетаскать. А кредитки так и лежат - в прокладках. Так что все цело - кроме моей морды.
  - Морда - фигня, до свадьбы заживет ! Сейчас будем прорываться. Заберу тебя к своему жениху, поживешь пока с нами.
  - У тебя жених ? Кто такой : авторитет или банкир ?
  - Я тебе русским языком говорю, что жених. А не клиент. Мальчик семнадцать лет, в техникуме учится.
  - Да где ж ты его нарыла ? Это не он ли тебя так классно приодел ? Я уж целый год не видела ни одного мальчика из техникума. Как они хоть выглядят ?
  - Эх, Манарага ! Падшая ты женщина...
  - От падшей слышу ! Сама - то ты, между прочим, тоже не пионерка.
  - Не пионерка, это уж точно. Но никогда не поздно.
  - Что не поздно ?
  - В пионеры вступить ! Умрем, как герои.
   Манарага была все - таки хорошая девка. Настоящий друг. Тазик так и валялся посреди комнаты. Повсюду следы запоя. Агния начала быстро, по - военному, собираться. Достала огромные кофры хорошей кожи и начала скидывать туда все, что под руку попадалось. Через полчаса в квартире остался только тазик и гора пустых бутылок. Кофры быстренько всосали все их имущество, как пылесос. Манарага мирно спала, прижимая к себе бутылку паленой водки. Агния вызвала такси. Шмоток, однако, набралось изрядно. Агния немного подумала и вызвала второе такси. Растолкала Манарагу : " Учись, пока я жива. Вот так примерно надо рубить концы - быстро, но изящно."
  Спускаясь в грузовом лифте, Манарага на весь подъезд орала :
  "А не спеши ты нам в спину стрелять -
  а это никогда не поздно успеть.
  А лучше дай нам дотанцевать,
  а лучше дай нам песню допеть."
  
  Красиво отъезжали - с песнями.
  Оба такси подъехали одновременно, загрузились, и шикарно, процессией, отъехали.
   Что, упыри, попили вы нашей пионерской крови ? Пионеров не запугать, пионеры не сдаются !
  
  Битком забитые такси ехали навстречу полупустой "Газели", в которой одиноко мотался мамин сундук. Грузите апельсины бочками. Они встретились там, где и было задумано - у подъезда. Как только такси остановилось, Манарага моментально проснулась и громко запела. На этот раз соседей миновать не получилось. Агния орала под окнами : "Люк, спускайся ! Я приехала !" Картина называлась " Весна в сумасшедшем доме". Лукин выскочил из дома в чем был и в чем не был, фанатично бежал по снегу в одном тапке. Кровожадно схватил Агнию и унес в родное гнездо. Манарага на минуту перестала петь :" Вот теперь вижу - жених !". Все так же нежно прижимая к себе бутылку паленой водки, она обняла Веронику со словами : " Мамаша, пойдемте в закрома". И они пошли. А следом грузчики, печально матерясь, вместо одного сундука поднимали целую кучу багажных мест. Не получилось просто так дважды озолотиться.
  
  
  Итак, в нашем полку прибыло . Женщины с огромными сумками просто преследовали Веронику. Даже если впервые они появлялись с пустыми руками или вовсе голые, то возвращались они все равно, навьюченные сумками. Это был какой - то знак судьбы, но какой - пока непонятно.
  Манарага сразу ушла в сон. После пережитых волнений она могла находиться только в двух состояниях : или петь, или спать. Из детской комнаты доносились крики "как ты могла - как ты могла". Кипучая пионерская жизнь била ключом, но ей там места не было. Вероника окинула взглядом гору чемоданов и невесело подумала, что невеста хоть и лысая, но с приданым. Она вспомнила, как мама говорила : "чужая я здесь". Интересно, это по наследству передается или профессия такая ?..
  Мамин сундук теперь стоял в спальне, но вел себя тихо. Вероника пальцем ему погрозила : "смотри у меня !". Переждала еще минуту, но все было тихо. Только тогда подняла тяжелую крышку.
  Ничего особенного сундук в себе не хранил, больше задавался. Платья мамины и блузочки вышитые, мешочки с травами, карты Таро, пакеты с солью и какой - то землей, фотографии, письма... Вероника взяла одно - наугад. Почерк был мамин.
  
   Светлый друг мой Сереженька !
  Ночью проснулась и испугалась, потому что не могу вспомнить твоего лица. Хотела заплакать и не смогла. Нет у меня больше слез, ничего у меня нет. Я старею и глупею. Красота моя ушла, нужна ли я тебе такая ? Теперь осень. Опадают листья, летят по ветру, да так никуда не улетают - совсем, как мои письма.
  Каждый день пишу тебе, я клятве своей верна. Не страшно, что письма отправлять некуда, страшно не знать, жив ли ты. Но жив ты или нет, я всегда буду с тобой и в жизни, и в смерти. На край света по следу твоему пройду и в могилу сойду легко, лишь бы рядом. Лягу и прижмусь, хоть к живому, хоть к мертвому. Я так сильно тоскую по тебе, вся душа почернела. Вечерами сажусь у окошка и жду, когда взойдет наша звезда. Тайком от мужа храню твою рубашку, по ночам зарываюсь в нее носом. Дышу тобой и надышаться не могу. Но с каждым днем запах твой все слабее. Чем же мне дышать, когда его совсем не останется ?..
  
  Ах, мама, мама ! Вероника заглянула в сундук. Писем было много. Конверты без адреса, любимый без лица. Вероника начала вытаскивать наугад.
  
   Светлый друг, муж мой Сереженька !
   Если ты умер, умоляю тебя : только не уходи далеко, подожди меня там, на краю другого мира. Подожди, пока Вероничка вырастет. она такая маленькая - как я ее брошу ?..
  Все вижу во сне, как расцветает на моих глазах заповедный цветок папоротника. Много лет я живу надеждой, что найду его наконец, и тогда все тайное станет явным. Откроется мне, что же стало с тобой, и где мне искать тебя...
  
  Господи, помоги мне ! Она же ему всю жизнь писала ! НАДО БЫТЬ СИЛЬНОЙ. ВЫХОД ЕСТЬ ВСЕГДА.
  
   Светлый друг, муж мой Сереженька !
  Сегодня счастливый день : наша Вероничка пошла в школу. Она такая смешная и неуклюжая, но все равно самая красивая, ты бы ей гордился...
  
  
   Сереженька, супруг мой единственный !
  Вот, значит, как. Ты обманул меня. Бросил в этой жалкой жизни совсем одну, тянуть бессмысленную лямку. Без тебя, с чужими людьми. Ты умер еще тогда, в пятьдесят девятом, а я узнала об этом только сегодня. Как жестоко ! Я не могу тебя за это простить. В каком - то из миров мы встретимся однажды , но ты даже не узнаешь меня, беспомощную дряхлую старуху. ...
  
  Вероника сидела на полу перед зловредным сундуком и рыдала. Ей было жалко маму, жалко Сереженьку, а больше всех - себя, потому что никому и никогда она не писала таких писем. Она рыдала и не заметила, что в дверях печально застыли две девчонки : одна лысая, другая пьяная и с синяком под глазом. Слов не было, и Вероника только смогла протянуть им пожелтевшие листочки. Через час они сидели на полу втроем в ворохе мертвых писем и дружно обливались слезами.
  "Тот жил и умер, та жила
  И умерла, и эти жили
  И умерли, к одной могиле
  Другая плотно прилегла.
  Земля прозрачнее стекла,
  И видно в ней, кого убили
  И кто убил: на мертвой пыли
  Горит печать добра и зла.
  Поверх земли мятутся тени
  Сошедших в землю поколений,
  Им не уйти бы никуда
  Из наших рук от самосуда,
  Когда б такого же суда
  Не ждали мы невесть откуда."
  
  
  Где - то далеко - далеко на свете есть океан слез, для всех людей один. И повелел Господь, что должны все люди из него поровну черпать, чтобы он не переполнился и не затопил всю Землю. Потому что слезы, как известно, горькие, и если затопят они землю, то перестанет она родить. И тогда погибнет и всякий зверь, и всякая птаха, и ни один человек не выживет на Земле, покрытой слезами. И почернеет тогда земля от горя. Но путь до того океана долгий и опасный. И нашлись люди, которые не стали черпать из океана слез, и жизнь у них стала легкой и приятной. Но тем, кто своего долга не забыл и совесть не потерял, теперь приходится черпать оттуда не только свои, но и чужие слезы. Не потому ли, что одни совсем разучились плакать, другим приходится плакать гораздо больше, чтобы океан не переполнился и не затопил всю землю. Поэтому если увидишь рядом с собой человека, который плачет, подумай: а его ли это слезы? А, может, твои... Не отворачивайся, поплачь вместе с ним. Глядишь, и его ноша легче станет...
  
  Мамина тайна вышла на свет и стала прозрачной. НАДО БЫТЬ СИЛЬНОЙ. ВЫХОД ВСЕГДА ЕСТЬ. Вероника бережно укладывала письма в сундук, но там они почему - то вдруг все рассыпались и стали прахом, словно их и не было вовсе.
  Но остались с детства знакомые листочки гербария. Такие трогательные, такие мамины. Смотрели на них во все глаза шиповник, ромашка, резеда. А сбоку маминым почерком было написано : "Стихотворение." Она не знала, как называется и кто написал, оно ей просто понравилось.
   " цветочки резеды покрыты
   То ль ржавчиною, то ль растертой
   На терке апельсинной коркой,
   Они так губчаты, так мшисты,
   Так пористы и так пушисты,
   Чтоб темноты впивать прохладу...
   А запах ! как перо опишет,
   Чем резеда свободно дышит ?
   Как много разных слов мне нужно,
   Хитросплетений, ухищрений,
   Метафор, образов, сравнений,
   Как утомлю я мозг недужный,
   Блеснуть стараясь перед вами
   И запах выразить словами.
   Слова беспомощны и лживы,
   Слова бессильны и фальшивы,
   Они снуют туда, обратно,
   Как осы у цветка, в него
   Стремясь пролезть, - и ничего,
   А ты нюхнешь - и все понятно.
   И запах описать, не скрою,
   Мне не удастся никогда.
   Признаем - просто резедою
   Обычно пахнет резеда."
  
  И не надо попусту умничать, все анализировать. В жизни есть бесспорные вещи, которые надо просто принимать. Любовь есть. Она сильнее смерти. Резеда пахнет резедой. Плакать можно. Вот так устроена жизнь.
  
  "а не спеши ты нас не любить
  а не считай победы по дням.
  А если нам сегодня с тобой не прожить,
  То кто же завтра полюбит меня ?"
  Три юных голоса пели хором, пугая ночную тьму. А Вероника устала и хотела побыть одна. прилегла на кровать и открыла наугад "Парфюмера".
  " Море пахло как надутый парус, в котором запуталась вода, соль и холодное солнце. Запах моря понравился ему настолько, что он захотел когда - нибудь получить его чистым, без примесей, и в таком количестве, чтобы от него можно было опьянеть... он был алчен. Цель его охотничьих вылазок состояла в том, чтобы просто - напросто овладеть всеми запахами, какие мог предложить ему мир."
  Как жаль, что мама не могла этого прочесть ! снимаю перед вами шляпу, Патрик Зюскинд ! хорошо ? да нет - просто гениально !
  
  
  Ночью ей снился Сереженька, неведомый и далекий, сидящий на берегу океана слез. А мамин голос ворожил, как в детстве :" сначала придут зевушечки, за зевушечками - дремулики, а за дремуликами - на мягких лапах - спатики ..."
  Среди ночи - опять шорох рвущейся бумаги и еще какой - то хруст. Вышла в гостиную и обомлела. Весь пол в обрывках исписанной бумаги, стоит тетка лет пятидесяти, с виду приличная, а в руках - не то шпага, не то меч. И этой шпагой кромсает пальму в кадке, ветки отрубает. Эта пальма, можно сказать, семейная реликвия. Вероника ее растила уже лет пять.
  - Женщина, вы что делаете ?
  - Мне нужны ветви пальмового дерева. Кресты третьего круга делаются из пальмового дерева. Где же я его возьму ? Это, конечно, не совсем то, что нужно - эффект будет не тот. Но ничего другого нет. Терпение...
  - Я тебе покажу терпение, вандалка ! Это что за мода врываться к людям и деревья ломать ! И мусорят, мусорят... Как вы все достали ! В вашем возрасте можно уже что - то соображать. Мешала вам эта пальма ? Для вас ее растили ? А ну убирайся с глаз моих, придурочная !
  - Не гоните !!! У вас будет все , что только захотите !
  - Дура чокнутая !
  - Сама дура !
  Тетка начала таять в воздухе, но на прощанье успела все - таки, крыса такая, показать Веронике средний палец.
  Ругаясь на чем свет стоит, Вероника взяла веник и совок.
  Утром она проснулась, заполошно соскочила с кровати, нащупала выключатель и начала вслепую собираться на работу в налоговую инспекцию. На границе яви и сна стоял туман, сопредельная территория бодрствования и вообще жизни просматривалась плохо. Растрепанные мозги еще не включились, зато включился автопилот, который безошибочно вел ее по жизни последние пятнадцать лет.
  Она не глядя провела по голове пальцами и вместо убогой химической завивки нащупала вполне приличный волосяной покров. В полумраке спальни сверкали флаконы синего стекла. Пахло не жареным луком, а как положено - сном и тайной, лилией и вербеной. Пахло другой жизнью. В зазеркалье стояла и терпеливо ждала женщина в шелковой пижаме и тапках с перьями цвета топленого молока. Наконец Вероника рывком всплыла на поверхность из молочных рек сладких снов. Они посмотрели друг другу в глаза.
  - Ну, здравствуй, Вероничка !..
  
  
  Глава 22. ЗАЧЕМ ПРИМЕРЯЮТ БАБУШКИНЫ ШЛЯПКИ.
  
  А в комнате перепирались невеста и подружка невесты.
  - Эх, королевство маловато ! Разгуляться мне негде ! Ну скажи, Манарага, куда я буду девать всю эту кучу барахла ? Это когда же я столько успела нахапать... Мать честная, а это что такое ? Е - мое, это Жан - Поль Готье ! Мне всегда казалось, что он все это вытворяет по приколу, просто так. Великий насмешник. А больше всего тащится, когда мы это еще и покупаем.
  - Спиноза ты наша научная... парнишка - то у тебя ваще пастушок деревенский. Куда ты с ним пойдешь в этом готье : в техникум к нему ? у них там ни готье, ни картье не покатит. Вперед, на китайский рынок ! А Турция у них просто от кутюр считается.
  - Ты, Манарага, иногда все - таки такой сукой бываешь ! А я - то какая ? Я деревенская и есть. А ты какая ? Все путанье из деревень, а туда же...
  - Ну, мы с тобой женщины, сделавшие сами себя. Какого хрена я с тобой сюда приперлась ! Что я здесь забыла ? Я работать не хочу, учиться - тем более. Я ничего не умею - только с мужиками трахаться. Я ничего этого варить под расстрелом не могу, грибочки соленые и капусту квашеную в гробу видала. Если я с одним и тем же мужиком проведу больше часа, я ему лицо захочу откусить. Мне Дракула копейки оставлял, сама понимаешь. Но это все равно больше на бабло похоже, чем, скажем, у твоего чувака стипендия. Или вот у этой его мамаши. Она, конечно, тетка клевая и все такое... бананы тут у них, я понимаю. Но мы с тобой - шлюхи, это другая жизнь ! А тетка - она кто ?
  Веронике чего- то обидно стало. Тоже мне, передний край державы !
  - Ну, я конечно, не шлюха... А, может, и шлюха, кто его знает... Ну, типа я баба - яга такая. И не люблю, когда в моем доме шлюхи незваные неуважительно говорят обо мне и о моем сыне. Я прям сразу пытаюсь им лицо откусить, ясно ? Гетера сопливая... У меня на работе прижилась одна такая симпатичная женщина с ремнем, я тебя с ней познакомлю. Женскую жизнь можно, конечно, по - разному растрачивать. Твой способ не самый плохой, мой - не самый хороший. Только ты до моих лет просто не доживешь. Ну, скажи мне, подневольной моногамной женщине : в чем она, сермяжная правда ? Чем больше мужиков переберешь - тем больше счастья ?
  - Ой, только вот не надо ! Никто не виноват, что ты мужу не изменяла. Надо было изменять, чтобы на старости лет не было мучительно больно...
  - Ага, жить с двумя или с тремя, а потом забеременеть не знамо от кого.
  - Необязательно все время беременеть...
  - Вот оно, преимущество, которого у вас нет ! Мы себе могли позволить опасный секс, а вы не можете. Проклятая резинка превратила всякие отношения в секс. Раньше мужик где - то в уме держал, что она может залететь. А ему хочешь - не хочешь придется как честному человеку. Надо поставить памятник Презервативу. Вот, оказывается, кто отменил сексуальное крепостное право.
  Манарага хохотала как безумная.
  - Картина маслом ! Я представляю, как это будет выглядеть ! Нет, вы темы абсолютно не сечете. В любви главное - интимность, комплексы всякие. Ну, например, у тебя прыщ вскочил здоровенный где - нибудь на заднице. Перед чужим человеком ты не будешь раздеваться. А если у вас ОТНОШЕНИЯ, то он твой прыщ будет гладить и ему не противно, а даже наоборот.
  - Прыщефилка !
  - Ну, прыщ - это для примера. Или вот если ты чего - нибудь очень стесняешься, а он так на твою волну настроится, что ему можно рассказать про целлюлит. Или как что - нибудь в магазине украла. Или как в школе хотела учителя истории. Я бы влюбилась в такого мужика и рассказывала бы ему всякие гадости про себя. Вот такому мужику я бы никогда не изменяла.
  - Да он бы застрелился. Нету таких мужиков, чтобы любили прыщи и целлюлит.
  - Нету. Но я мечтаю. Запретишь мне ? вот если найдется такой, тогда все. Стоп машина. Перехожу в моногамную партию. А покуда таких нет, я буду деньги зарабатывать в группе риска.
  Вероника подумала, что девчонкино заявление совсем не лишено смысла. Вот в кого с лету влюбляются женщины ? В пластических хирургов, психотерапевтов и психоаналитиков. Они знают их моральные и физические уродства и не отвергают их за это. Это у них работа такая, но женщинам все равно. Они влюбляются. Высшая степень доверия. Доверительность отношений. Мужчину подогревает неизвестность, женская любовь нуждается в доверии. Узнайте самые интимные, самые постыдные тайны женщины и полюбите их все. Отнеситесь к ним серьезно - так же, как она. И она ваша навеки.
  - Нет, прыщи, это, кстати, здорово. В этом, если подумать, что - то есть. А мне нужен близнец, лучше сиамский. Как можно больше времени быть вместе. С полуслова и все такое.
  - Долго не сможете.
  - Люди мечтают про прыщи - я им не мешаю. Мне плевать, как там обычно бывает. Я хочу, чтобы было только так. Я нашла Лукина. Или он меня. У нас будет так. Бесполые отношения. Мы оба мужчины, и оба женщины. Как захотим. Две жидкости в одном сосуде. Нас не разделить. Абсолютно не волнует, есть у него деньги или нет. Есть у него положение или нет. Нам так классно, что у нас все будет. Очень мало дружных пар, поэтому людям симпатичны такие союзы. У нас все будет хорошо, и мы не будем ссориться. Мы старосветские помещики. Будем жить долго и умрем в один день.
  - Давай теперь ты.
  - Ну, девки, я - то здесь при чем. Мой поезд ушел. Сами говорите : надо было изменять мужу. Теперь у меня осталось только "мучительно больно". Зато теперь у меня есть свобода. Меня на этот крючок больше никто не подцепит. Я могу заниматься чем хочу. Колдовать могу. И не колдовать тоже могу. Могу стихи писать. Да что угодно !
  - Все равно давай. Так нечестно.
  - Я крепость, окруженная глубоким рвом, в котором плавают злые крокодилы. Мне нравится длительная осада. Я ненавижу торопливый секс, дерганых мужиков. Мне нравятся спокойные, немного усталые мужчины с бритой головой на мощной шее и с чувством юмора. Я хочу сохранять женские привилегии. У меня должно быть право на истерику. Я столько лет жила по принуждению, что хотела бы отказывать. Пусть уговаривает. Пусть я привыкну. Пусть приручает. Пусть не сравнивает ни с кем - лучше, хуже. Я особенная, другой такой нет.
  Вероника вспомнила распространенный бродячий сюжет. Жениху предъявляют много одинаковых девушек и просят найти подлинную. Или угадать имя. Называешь имя - называешь сущность. Если отгадает - получит ее. В чем, интересно, смысл обряда ? С виду девушки все одинаковые. Что должен определить жених : человеческую уникальность, неповторимость ? Да когда они ее определяли, когда такое было ? Ножки - сиськи - глазки. Кажется, таков стандартный набор. А мы как ? Высокий - значит, надежный, сильный. Воин. Защитит жену и потомство. Богатый - значит, добытчик. Хороший охотник. Всегда будем при мамонте. А потом - о ужас ! Где были мои глаза ?
  Глупый какой разговор с глупыми девчонками.
  - А ты любила кого - нибудь ?
  Мужики напиваются и спрашивают : ты меня уважаешь ? Тетки откровенничают : а ты любила кого - нибудь ? И то, и другое - полный идиотизм.
  - Нет, не любила. Не использовала шанс. Чтобы любить - надо рискнуть. Упасть в любовь, как говорят англичане. Можно так упасть, что костей не соберешь. Я не рискнула упасть. Я не люблю флиртов, перепихиваний. Мне неинтересно. Неохота время тратить. Может, я ленивая. Может, я знаю, что самый лучший секс бывает только с близким человеком, которому доверяешь, к которому привыкла. В моем случае это пустые слова. Меня муж замуровал живьем. Ни себе, ни людям. Вам не понять. Вы бы терпеть не стали.
  - Нет, не стали бы. Всегда есть выход.
  - О боже ! Только не это ! Не могу этого слышать. Все, собрание закрыто. Это больная мозоль. Я нежно люблю свои больные мозоли и люблю только тех людей, кто это понимает. Намек ясен ?
  Разговор завис, пора было перезагружаться.
  Она уже по ту сторону Свана, они - на другом берегу. Посередине река - Жизнь.
  
  Одежды действительно много. Часто огромное количество тряпок выдает непроходимую глупость владелицы. Но нет, у этой вкус есть. Она будет женщиной.
  Живем в странное время. Одежда больше не подчеркивает индивидуальность - напротив. По одежде определяем, к какой касте или клану принадлежит носящий. Как зэки по татуировкам, определяем, кто в этой жизни какой срок мотает. Кто в авторитете, а кто - так себе, мужик.
  Бизнесмены и бизнесвумэны носят Армани , а политики - Хуго Босс. Или наоборот, черт их дери. Главное, что в итоге все похожи на бухгалтеров. Нет, даже на счетоводов. На клерков. И пасутся стадами. Одежда не красит, а нивелирует. Униформа. Как китайцы в маоцзедуновках. Видимо, так человеку вдалбливают корпоративный дух. Кстати, так и самозванцы легко проникают в сплоченные ряды преуспевающих людей.
  Для чего нужна хорошая одежда ? Чтобы пережить момент развоплощения из прежнего "я" в некую новую личность. Вместе с костюмом примерить другую роль и походить в ней. Люди, которые годами не меняют стиль, закрывают себе каналы внутреннего роста. Уж если приросли к определенной одежде - помогает наиболее успешно функционировать - тогда уж, будьте добры, меняйте хотя бы прическу. Длинные волосы, короткие волосы, борода, усы, кудри или цвет. Обычно желание срочно поменять свой внешний вид, или, как теперь говорят, кстати и некстати, "имидж", совпадает с необходимостью поменять качество или даже направление жизни. Когда требуется новая идея, а ее пока нет. Примерьте новую роль - идея непременно появится. Возможно, судьбе в данный момент просто не до вас. Она не может отвлекаться, творя свои хитросплетения. Будьте сами себе волшебником. Другой костюм - другая пьеса, другие партнеры.
  В восьмом веке, а, может, и в десятом, упал железный занавес между христианским и исламским миром. Внезапно выяснилось, что на Востоке одежду не только драпируют, но и выкраивают по фигуре. Запад есть Запад, Восток есть Восток - оно конечно, да не всегда. Иногда сходятся и выдают вполне годный продукт.
  В 1515 Франциск 1 пишет одной очень модной даме в Мантую и просит прислать куклу, одетую по последней моде. И чтобы прическа, и белье - тоже с иголочки. Модных журналов еще не было, а Париж еще не был законодателем мод. Только в 1858 году англичанин Уорт открыл в Париже модный дом. Родилась мода от кутюр - поздравляем ! В 1850 году австрийский эмигрант Леви Штраусс смастерил первые джинсы, а в 1950 году их напялил весь мир. Примерно в 1910 Поль Пуаре содрал с женщин корсеты, спасибо ему отдельное. За изобретение юбки - брюк Папа Римский предал его анафеме. Мода сама по себе драматична. Первые показы так и проходили - в театре, на сцене. Не было никаких манекенщиц, а были актрисы. Декоративной косметики тоже не было. Дамы из общества брали обыкновенный театральный грим и отважно мазались им. Айседору Дункан отлучили от церкви - танцевала на сцене практически голая. Она и умерла как - то странно. Поехала кататься в своем открытом автомобиле. На голове - ярко - красный автомобильный шарф с длинными кистями. Шарф на большой скорости обмотался вокруг колеса и задушил Айседору прямо на глазах у изумленной публики.
   Ее последний показ.
  В 1920 году Коко Шанель создала маленькое черное платье и костюм джерси. Ей было уже тридцать семь. Дожила аж до восьмидесяти восьми лет, при ее - то бурной жизни. Ее кредо : никакой оригинальности в женском костюме, никаких отступлений от стиля, никакого маскарада.
  В 1928 году итальянка Эльза Скиапарелли начала в Париже выпуск вязаных изделий. Застежка молния на одежде - идея мадам Эльзы. Дружила с Сальвадором Дали. Смастерила коллекцию шляпок в виде стаканчиков для мороженого и отбивных котлет.
  В 1939 году на международной выставке в Нью - Йорке впервые показали нейлоновые чулки. В 1945 кончилась вторая мировая. Начинаем носить армейские майки и футболки - до сих пор остановиться не можем. А в 1947 году в возрасте сорока двух лет Кристиан Диор показывает свою первую коллекцию: талия в рюмочку, пышная юбка.
  В 1953 году появляются первые Тэдди - бойс, стиляги по - нашему.
  В 1965 году модель Твигги свела весь мир с ума, появившись в мини - юбке. Такой худобы мир не видел сроду. Высокая мода хлынула на улицу, чтобы в дальнейшем черпать идеи прямо оттуда.
  
  Новый год был абсолютно неизбежен. Но не было куража, роли не было. Поэтому платья тоже не было. Не было даже Желания Нового Платья. Желание было только одно - чтобы ее оставили в покое раз и навсегда. Она не успевала обдумывать и раскладывать по полочкам, мысли мучили, как больные зубы. Для себя времени не находилось. Понедельник не только начинался в субботу - вся жизнь была понедельником. Вероника тосковала по своей старенькой шапке - невидимке. Оказывается, одиночество - не наказание, а подарок. Мы - неисправимые бандерлоги. Голос крови твердит нам, что мы всегда должны быть в Стае. Одиночество - гибель, одиночество - враг. Судьба не случайно посылает нам одиночество. Но мы не можем усидеть и минуты. Мы сразу же начинаем пинать в дверь и вопить :" Пусть придет хоть кто - нибудь завалящий, все равно кто !!!"
  Успокойтесь. Это настало очень важное время. Это значит, ваш Ангел - Хранитель хочет сказать вам что - то очень личное, не предназначенное для чужих ушей. Он берет вас за руку и ведет в какое - нибудь тихое место, где вам никто не помешает. Где вы наконец перестанете убивать себя бессмысленной работой, от которой все равно никакого толку. Перестанете отвлекаться на друзей, которые хуже врагов, и говорить о любви с чужим человеком. Это для вашего же блага. Чем скорее умолкнут в вашей душе все прежние голоса, тем скорее вы услышите то, что ваш ангел скажет вам по секрету. Только после этого круг одиночества разомкнется, и вы еще когда - нибудь будете скучать по этим временам...
  - Мама, сделай лицо попроще... Мама, ты где ?
  - Я в гостях у самой себя. Отстань, ребенок. Где твоя личная жизнь ?
  - Вот она я ! Развеяться бы тебе не мешало, душа моя...
  - Да я в последнее время только и делаю, что развеиваюсь. Скоро уже окончательно вся развеюсь, как прах над морскими просторами.
  - Взяла бы кредитную карточку, пошла бы платье купила. Туалет какой - нибудь от Донны Каран. Иди в хороший магазин, попей им крови. Прекрасное занятие, очень бодрит.
  Вероника не стала уточнять, что именно бодрит : новое платье или крови попить.
  - Меня от подарков уже мутит. Не пойду. А крови я и вашей могу попить.
  Один из важнейших постулатов магии : кто контролирует кровь другого, тот контролирует его душу. Поэтому и все подписи - кровью.
  - Попей, родная, попей. А то ты вон какая бледненькая.
  Из ванной вылезла Манарага. Синяк под глазом играл всеми цветами радуги.
  - А можно в секонд - хэнде вашем порыться. Я, например, очень уважаю.
  - ???
  - Да в сундуке. Так охота что - нибудь доисторическое на себя напялить...
  
  Зловредный сундук оживился, давно вокруг него так не суетились. Томно извлекал из своих недр бисер, панбархат, загадочно шуршал натуральными блеклыми шелками. Забрасывал кимоно в вышитых драконах и бархатными сумочками. Где это все у него помещалось ? Вот это была пирушка ! Кружева, ришелье и - боже мой ! - настоящая муфточка ... Вы хоть раз примеряли бабушкину шляпку ? Немедленно бросьте все свои дела и примерьте ! Когда - нибудь крики нашей моды покажутся наивным детским лепетом нашим дерзким внучкам и правнучкам, и нас постигнет та же участь. Такова жизнь вещей : сначала желанные, потом старомодные, потом смешные и нелепые, потом снова загадочные и желанные. Наше любимое платье нас переживет. Мы уже уйдем навсегда в ту страну, откуда не приходят письма. А наше платье останется жить - своей жизнью.
  Нарядились все. Даже Бяка была чудесно хороша в кружевном воротничке. Лукин вошел - и обалдел.
  - Какие люди ! Девки, как я вас всех люблю ...
  Только глаза у него почему - то были на мокром месте.
  Вероника долго препиралась с сундуком. Наконец Платье нашлось. То, что надо. Не плюш, но и не бархат. Что - то мягкое, Леопардовое. Еще немного, и было бы вульгарно. Подумали. Оторвали один рукав. Нашли длинную бальную перчатку... Красота - страшная сила, чтоб они все сдохли !
  
  
  Глава 23. ПРАКТИЧЕСКАЯ МАГИЯ ПО БРАТЬЯМ СТРУГАЦКИМ.
  
  Наутро выяснилось, что до Нового года осталось всего два дня, а у Вероники впервые в жизни есть все, что человеку нужно. Точнее, есть все, чего она хотела. А согласно одному из постулатов Пифагора, если человек чего - то хочет, это еще не значит, что ему это на самом деле нужно. Это она запомнила. Более того, она теперь действительно засомневалась, а нужно ли ей это все.
  Если птицу долго держать в клетке, а потом клетку открыть, птица так и будет сидеть на своей жердочке за своей решеточкой. Привыкла, да и летать разучилась. И вообще состарилась.
  Неужели действительно старость ? Все доступно, но ничего не хочется... Вон она, молодежь, шлепает босыми пятками по дому, журчит радостными голосами. Жизни не знают и знать не хотят. Знали бы - стошнило бы всех до единого.
  Откуда столько желчи, она сама не могла понять. Чувство такое, как будто обожралась шоколада. Не привыкла, чтобы мечты сбывались. С непривычки объелась сбычей мечт. Хотеть больше не хотелось. Каждое движение души запускало цепь событий, в которые вовлекались все новые люди. Особенно убивали не в меру активные женщины с большими сумками. Они шли косяком, как кенгуру в аптеку за "Прегнавитом".
   Вероника окопалась под одеялом и твердо решила ничего не хотеть и ни о чем не думать, чтобы не колыхать пространство. Может человек хотя бы один день спокойно побыть дома и не париться над мировыми проблемами ? Прикинуться дохлой и полежать с книжечкой ... Ведь счастье - это ощущение, а не действие и не предмет. Может, за ним и не надо гоняться, а достаточно тихо лежать и как следует ощущать его ?
  Вероника читала "Понедельник начинается в субботу" :
  "вообще - то я еще очень слабый маг. Неопытный... но я был один, и я решил рискнуть, а заодно немного попрактиковаться... проделал все необходимые манипуляции и произнес все необходимые выражения на древнехалдейском. Все - таки учение и труд все перетрут... я человек неприхотливый. Мне всего - то и надо было, что бутерброд с докторской колбасой и чашку черного кофе. Не понимаю, как это у меня получилось, но сначала на столе образовался докторский халат, густо намазанный маслом... масло было не сливочное и даже не растительное. Вот тут мне надо было халат уничтожить и начать все сначала. Но с отвратительной самонадеянностью я вообразил себя богом - творцом и пошел по пути последовательных трансформаций. Рядом с халатом появилась бутылка с черной жидкостью, а сам халат, несколько помедлив, стал обугливаться по краям. Я торопливо уточнил свои представления, сделав особый упор на образы кружки и говядины. Бутылка превратилась в кружку, жидкость не изменилась. Один рукав халата сжался, вытянулся, порыжел и стал подергиваться. Вспотев от страха, я убедился, что это коровий хвост... дальше хвоста дело не пошло, но зрелище было и без того жутковатое. Я попробовал еще раз, и хвост заколосился..."
  Вероника почесала голову. Но ведь, кажется, никто и не говорил, что будет легко ?
  За дверью маялись три бедных сиротки : нарочито топали под дверью, пыхтели, вздыхали. Потом дверь как бы невзначай открылась, и все трое как бы невзначай ввалились к ней в спальню. Давно, лет пятнадцать назад, маленький Лукин приходил к ней по утрам, чтобы ползать по ее долинам и по взгорьям. Годы прошли, и теперь у нее на кровати громоздился взрослый сын, его невеста и подружка невесты... Доброе утро, мамочка !
  - Ну что, тоже пойдете со мной в ресторан ?
  - Шутишь ? Я полжизни провела в ресторане. Мы будем дома - с Люком.
  - А ты за всех не расписывайся. Я, между прочим, трудовая девушка по вызову. Со мной в ресторанах никто не рассиживал, разве что в номер чего принесут. Я бы вот хотела посидеть с приличными людьми, кавалера бы подцепила. Пристойно, без грубого интима. Да куда с таким синяком - разве темные очки одеть ?
  - Рискованно : вдруг спадут во время танца.
  - И в ресторане темно - заблудишься !
  - Грешно смеяться над больными людьми...
  - Грешно на упырей пахать !
  Вероника оживилась и потерла ладони. Помогать ближнему нужно ежедневно. Понедельник начинается в субботу. Пока народ шутковал, она размышляла. Рано или поздно причиненный ущерб возвращается, посылку возвращают адресату. Не нужно суетиться, все равно будет око за око, зуб все равно будет за зуб. Все, что дал другим, получишь обратно. Если долго сидеть на берегу реки, обязательно увидишь, как мимо проплывает труп твоего врага. Но божьи мельницы мелют медленно, а синяк - вот он. И праздник испорчен. Отваром не успеть, мазью тоже - времени не хватит. Будем возвращать.
  - Будем возвращать синяки тем, кто их раздает. Пусть награда найдет наконец героя.
  - Да легко ! Вот сейчас одену штаны и пойду ему морду набью. За Маринку.
  - Тогда у нас будет просто два синяка вместо одного. А нам нужно, чтобы остался один синяк. Требуется мгновенно переместить его в пространстве. И чтобы невинные люди не пострадали. Ты давай, хорошенько сосредоточься, представь его лицо во всех подробностях. Я - то его никогда не видела. Когда представишь, дай мне руку. Остальные молчат и не издают вообще никаких звуков. Мы с тобой будем, как артиллеристы : ты наводишь на цель, а я стреляю. Это понятно ?
  Манарага закрыла глаза и сосредоточилась. Она вспомнила, как начинала на панели, и каждый божий день Дракула пунктуально объезжал все точки, собирая бабло с проституток. Он рассекал на серебристом пежо. Свою машину он обожал и называл "моя принцесса". Подневольный народ звал по - своему, просто переставляя слоги. Так и говорили : "А вон и Дракула едет на своей жопе. Сейчас начнется !" И начиналось. В этой серебристой жопе Дракула и выручку принимал, и в ней же проводил с новенькими курс молодого бойца. Манарага живо представила себе эту картину и содрогнулась. А представив, кивнула Веронике. Вероника сконцентрировалась, собрала все свое негодование в пучок, выдохнула : "пли !" и все явственно услышали свист пушечного ядра.
  В этот момент Дракула, сидя по обыкновению в серебристой жопе у гостиницы "Олимпийская", внимательно рассматривал на свет двадцатидолларовую купюру. Купюра была до смешного фальшивая. И ребенок бы заметил. Не заметила только деревенская девчонка, с которой этим фантиком расплатились приезжие узбеки.
  - Мне что, вам на панель детектор фальшивых купюр поставить ? Сказано : не можешь отличить доллар от проездного - не умничай. Бери нашими. Вычту, имей в виду, корова. И давай, положи мне голову на колени, чтобы я забыл о твоем проступке. Корова тяжело вздохнула, утерла слезы. Только она положила голову на колени, обтянутые черными кожаными штанами, в воздухе явственно послышался нарастающий свист пушечного ядра. Еще секунда, и Дракула подскочил, больно ударившись головой о крышу салона. Потому что на его худой сутенерской заднице ни с того, ни с сего вскочил гигантский фурункул. Незадачливая жрица любви больно ударилась затылком о рулевое колесо, и зубы ее рефлекторно сомкнулись. Жуткий вой огласил многолюдную панель перед гостиницей "Олимпийская". Награда нашла героя.
  Вероника на всякий случай посидела молча и неподвижно еще пару минут, потом все зашевелились. Манарага зачарованно спросила :
  - Ну и как, получилось ?
  - А кто его знает... но выстрел - то все слышали, да ? Главное, надо было правильно прицелиться.
  И тут все увидели : получилось. Синяк исчез. Ни единого следа.
  Видимо, прицелились все - таки правильно. Или нет ? Но главное - результат, а он налицо. И нечего тут.
  
  
  Но беспечность была напускная. Веронике было не по себе : а вдруг все - таки ненароком зашибли кого - нибудь совершенно невинного ? Тем более, праздник все - таки. И усталая Вероника решила объявить амнистию - хотя бы на сутки. День без выстрела на земле.
  
  
  Глава 24. ВЕЛИКОЕ НОВОГОДНЕЕ ПЕРЕМИРИЕ.
  
  В темный и сырой колумбарий зашел сердитый директор с портфелем и сказал усталым человеческим голосом :
  - Да бог с ними, со свечами этими. Пусть покойнички простят нас - праздник все - таки. Шли бы вы домой, Марь Степанна... Выпили бы по маленькой, сегодня не грех. А я вам по этому случаю и премию выписал.
  Измотанная Грачиха, которая дневала и ночевала в колумбарии, не поверила своему счастью. Дома как такового у нее здесь не было, но была - таки сторожка, в которой можно было действительно выпить по маленькой. А главное, вытянуть смертельно усталые ноги и помазать вазелином вечно обожженные пальцы.
  
  Очередная красотка без лица резко выпрямилась на больничной кровати и задушевно так спросила :
  - Устал, Коленька ? Хватит, наверное, кувыркаться... А пойду - ка я на кухню, может сгоношу их на домашние пельмени. Сядем с девками да налепим, вас с доктором угостим.
  И резко покинула насмерть изумленного Николая. За последнее время его впервые назвали по имени и поинтересовались его самочувствием. Николай прослезился и подумал : " Да, пельмени ручные - это и впрямь отлично. Может, все в конце концов и наладится. Лишь бы машина нашлась." И вдруг в пустоте отчетливо возникло перед ним лицо его жены Вероники. Только было оно какое - то незнакомое, а взгляд был темный и опасный. Но Николай все равно несказанно обрадовался, и на душе у него полегчало.
  
  В домике где - то у самого синего моря Зинаида присела отдохнуть и с нежностью посмотрела на мужа - алкоголика, которого буквально заездила в эти дни и придирками своими измучила. А он - глянь, хоть и алкаш конченный, а крышу - таки перекрыл. Зинаида в халупе этой все перемыла до зеркального блеска и только теперь позволила себе немного расслабиться. Ну что ж, заслужил. Пусть уж выпьет. Все - таки праздник. И начала собирать на стол. Ничего ! Крыша - это только начало. Надо кредит в банке брать - ларек ставить. Собрала на стол, кликнула мужа - алкоголика, а сама пошла искупаться в холодных водах самого синего моря. Никогда она еще Новый год на море не встречала !
  
  Томка, язык на плече, как каторжная, выносила мусор из заклятой квартиры. Она уж от рук отстала, а мусор все откуда - то брался и брался. Томка хотела зареветь от злости, но вдруг папик, который до этого неподвижно сидел в полной прострации в своем креслице, встал и ясным голосом сказал :
  - Ты прости меня, Томасик. Сволочь я неблагодарная, скотина бездушная. Жену свою в могилу загнал и твою молодую жизнь заедаю. Давай - ка я тебе помогу, вдвоем мы мигом управимся. Праздник на носу, стол накроем, посидим по - семейному.
  Томка от удивления дар речи потеряла. Но вдруг увидела, что мусора на самом деле осталось всего ничего. Подошла к папику, обняла душевно и сказала :
  - Забудь, Аркаша. Что старое ворошить... Конечно, накроем. Конечно, по - семейному.
  
  И пролетел Тихий Ангел, и прошептал :"Молодец, Вероника !" и поцеловал ее в правую щеку.
  
  
  Глава 25. НОВЫЙ ГОД НАСТУПИЛ. ВСЕХ ТОШНИЛО.
  
  В новогоднюю ночь все корабли направлялись в тихую гавань, и только Веронику ее попутный ветер нес прямо в открытое море.
  Когда Вероника, вся в леопарде и бриллиантах, вместе с подшефной Манарагой появилась ресторане, бразильский карнавал плавно перетекал в родную сердцу широкую русскую пьянку. Мы не америкашки какие - нибудь, мы гулять умеем. Нам как ни назови : хоть корпоративная вечеринка, хоть карнавал, хоть презентация, а мы свое возьмем ! Сколь ни тужится русский человек, пытаясь втиснуться в узкие рамки казенного заграничного веселья, ничего у него не выходит. Весь мир с замиранием сердца следит, как русские дают жару на фешенебельных курортах. По части банкетов, фейерверков и пикников мы оставили далеко позади Америку, а также многие другие развитые страны, вместе взятые. Например, на карнавале в Венеции наш соотечественник немного выпил и вспомнил, что он моряк - вся жопа в ракушках. И угнал речной трамвайчик. Вся венецианская полиция гонялась за ним по их протухшим каналам. А морской волк катался себе, громко распевая русские песни. И пока не накатался, ничего эти макаронники сделать с ним не могли. Нет, куда им всем до нас...
  - Говорила я тебе ... Теперь нам их уже не догнать. Но сожрать - то они все не могли ! Кто тут, интересно, смотрящий за положухой ? Эй, любезный, пища еще хоть где - нибудь осталась ? Мы немного задержались, ты уж усади дам за какой - нибудь столик !
  Вероника попыталась вспомнить, сколько же лет она не бывала в ресторане, и не смогла. Выходила какая - то ужасная цифра, до таких лет просто не живут. Пришла запоздалая мысль, что лучше уж никогда, чем так поздно. Вероника сидела в шикарном платье, красивая и ухоженная до омерзения. И выглядела, как снежная королева в матросской таверне. Чувствовала себя дура дурой. Никто на нее даже не смотрел, все самозабвенно предавались любимой народной забаве - караоке. На сцене пугливо жалось по углам на фиг не нужное варьете в поникших перьях. Куда там ! Народ закусил удила. Манарага чуть не плакала.
  - Приперлись ! Всех мужиков уже расхватали. А каких не расхватали - те совсем пьяные.
  - Не реви ! Сейчас поедим и что - нибудь придумаем. Будет тебе счастье - по крайней мере на этот вечер. Из - под земли достану, век свободы не видать. Ты меня, надеюсь, уважаешь ? По - моему, надо выпить. Мы в формат не попадаем, я волну никак не поймаю. Все равно подлинным украшением любой вечеринки был, есть и будет старый добрый корпоративный секс. Обычно о нем вспоминают сразу после караоке. Вот тут - то мы и блеснем ! Они все потные, пьяные и с красными лицами, а мы как раз послужим украшением стола...
  На самом деле она была уверена как раз в обратном. Просто лицемерно утешала.
  - Ты закрой глаза, девочка, сосредоточься и как можно точнее представь, как прямо к тебе по морским волнам плывет корабль с алыми парусами, а на палубе - Он...
  Манарага послушно закрыла глаза, и тут же прямо над ухом неформатный трезвый голос спросил :
  - Девушки, у вас свободно ? Разрешите представиться : Николаев - Нидвораев, специалист по международному праву. Опоздал, к сожалению. Все уже как - то определились... кроме нас с вами.
  Дорогой костюм, дорогой парфюм. Но похож скорее на брачного афериста. По крайней мере, профи. Можно сказать, мужчина по вызову. Воистину : подобное притягивает подобное. Пикантная ситуация. Зато какой голос, какие манеры ! Кавалер, да и только. Кто ж виноват, что кавалеры нынче только такие... Если чересчур обходительный - или голубой, или мошенник. Жизнь такая. Паруса - не паруса, а навигационные приборы у этого хмыря работают нормально. В такой толпе разглядел - таки бриллиантовое колье на Веронике ! Одного беглого взгляда господину Николаеву - Нидвораеву было достаточно, чтобы сообразить : Вероника - темная лошадка, ему явно не по зубам. И он тут же "определился", заворковал Манараге что - то галантное на ушко. Манарага, недолго думая, тоже представилась психологом. И они начали томно вешать лапшу друг другу на уши. В этот момент как - то не вовремя, по - дурацки начали бить часы. Новый год наступал, но совершенно нелепо. Вероника была немного озадачена : что - то пошло явно не так. Более того, паузы между ударами все увеличивались - время опять начало растягиваться.
  В чем дело ? Вероника с трудом начала понимать, что это, как с маминой квартирой. Не счастье, а мумия счастья. Наивное представление о том, какое оно должно быть. То есть наколдовать можно, но жить в этом нельзя. Картинка есть - ощущения нет. Правды жизни. Все подстроено. Бесполезно говорить в пространство : пойди туда - не знаю куда, принеси то - не знаю что. Это не работает.
  Все наши желания рано или поздно исполняются, даже самые невыполнимые. Провидение - как Солярис. Оно старается изо всех сил, воплощая наши мечты. И дает нам самое лучшее из того, что у него имеется в запасе на данный момент. Хотите кавалера - пожалуйста, самый лучший. Сами виноваты : главное забыли уточнить. " А кавалеров мне вполне хватает, но нет любви хорошей у меня..." Так что ж вы раньше - то молчали ?! Про кавалера разговор был, про любовь не было. У нас, в небесной канцелярии, все четко насчет мух и котлет.
  Ну, а сама - то ты что, Вероничка ? Не хочешь посмотреть, как выглядит твое счастье, предел твоих мечтаний ? Так и просидишь всю жизнь в своем окопчике ? Помнишь, как говорил старый ювелир : будешь ты бояться или нет, смерть все равно придет за тобой. Девчонка по крайней мере не стесняется хоть чего - то хотеть. Гоген так и говорил : "я хочу хотеть". А ты для кого, скажи, все это напялила ? Боишься захотеть ?
   Почему, черт возьми, не сбывается мечта ? Да она никогда не сбудется, если бояться быть собой. Зачем ей вообще сбываться, если ты только и прикидываешь, что о тебе подумают или, не дай бог, скажут. С чего ей сбыться, если ты боишься неудачи. А как же, не исключено ! Удача - вообще редкая гостья. Да она уже еле дышит, твоя мечта. Ты же не свою жизнь живешь... играешь в игры.
  Помнится, одна художница, которая, кстати, и умерла - то совсем молодой, написала в своем дневнике : "Если бы я родилась мужчиной, я покорила бы Европу. Родившись женщиной, я истощила свою энергию на споры с судьбой и эксцентрические выходки." Вот именно.
  Вероника прикрыла глаза, ее трепал страх. Поздно, слишком поздно вышла она искать свою судьбу. Не быть собой, бояться насмешек, не жить вообще. Но смерть придет все равно, жила ты или нет. Смертельно опасная профессия - быть женщиной.
  На зал, измученный караоке, опустился наконец полумрак. Сентиментальная мелодия семидесятых напомнила людям, что они тут мужчины и женщины, а не просто рожи пьяные. Мимо Вероники, недвусмысленно обнявшись в танце, проплыли колдун Саня с мадам Калинкиной. Вот те раз ! Как у нас мужей уводить, так мы от горя на стены лезем. А как мы чужого мужа совратить - это уже другое дело, ничего страшного. У Сани, между прочим, жена, детишек двое и кабанчик дома. И все голодные. Вентилятор блудливый ! Должно быть, поторопилась Вероника со своей помощью. Не успела мадам Калинкина прочувствовать боль утраты. И вот результат : только муж за порог, а мы уже в свободном поиске. Супруг - то, может, еще и вернется. Мужья довольно часто уходят навсегда, некоторые даже в год не по разу. Постепенно это входит в привычку, жить становится веселее. Муж периодически уходит навсегда, потом возвращается как ни в чем не бывало. Потом снова уходит, и опять навсегда.
  Вероника вертела головой по сторонам, но ни беспутной Манараги, ни лощеного господина Николаева - Нидвораева поблизости не было. Их вообще нигде не было. Они оба пришли сюда на халяву. Жизнь научила их, что Халява - дело такое, может кончиться в любой момент. Бог дал, бог взял. Поэтому нужно торопиться, чтобы успеть взять от нее все, что можно. Судя по всему, они отправились искать уединенное место, чтобы предаться радостям спонтанного секса. Но это было трудно. Насмотревшись голливудских фильмов, народ запросто отдавался друг другу в кабинках женского и мужского туалета, во всех лифтах и даже в гардеробе на раскинутых шубах. Жизнь шагнула так далеко вперед, что нравственность за ней просто не поспевала. Лет пятнадцать назад в общественных местах одиноко бродили никому не нужные эксгибиционисты - и только. Сейчас народ соревнуется, кто кого переплюнет. Сексом занимаются в парке на лавочках, в самолете, в лифте, в театре и кинотеатре, в автомобиле, бассейне. Секс в офисе стал уже необходимой составляющей деловой жизни. Без этого бизнес просто не идет. В нечеловеческих условиях, больно ударяясь задом о ксероксы и системные блоки, русский секс сам себя за уши подтягивает до голливудских стандартов. Хватит валяться в кроватях, это не модно и неспортивно !
  Остается только порадоваться, что мужчины и женщины не перестали еще хотеть друг друга в этих суровых партизанских условиях...
  Вероника совсем было собралась уже домой, потому что дальше торчать одиноко посреди общего веселья было просто глупо. И тут снова появился глянцевитый Николаев - Нидвораев с печатью нежной озабоченности на челе.
  - Вероника, как хорошо, что вы еще здесь...
  А где ей, собственно говоря, быть ?
  - Мы с Мариночкой решили выпить небольшой брудершафт в интимной обстановке. И вот незадача : ей что - то стало дурно. Она прилегла и зовет вас.
  Вместо романтического вечера Манарага, по обыкновению, нажралась.
  - Если хотите, я получу в гардеробе ваши шубки и поищу машину. Я провожу вас до дома - кругом столько пьяных. Вообще это странно : обычно женщину в таких драгоценностях кто - нибудь сопровождает...
  Он алчно разглядывал вероникины бриллианты, и с подбородка у него капали невидимые слюни. Простодушная Вероника доверчиво вручила ему бирочки, и он повел ее сложной паутиной коридоров. Говорят, казино специально проектируют таким образом, чтобы случайный человек или злоумышленник не могли оттуда выйти без посторонней помощи. Судя по всему, по этому же принципу строят и рестораны. Вероника шла за кавалером и думала только о том, что если он сейчас бросит ее , она будет бродить по этим коридорам до конца своих дней, пока не одичает и не умрет с голоду.
  Наконец он привел ее в какую - то каморку, где на сдвинутых стульях действительно лежала практически бездыханная Манарага. Да, без помощи этого урода ей никак не обойтись, она же ее просто не поднимет.
  А урод тем временем суетливо разливал винишко по рюмочкам.
  - Выпьемте, Вероника. Так глупо получилось, мы даже Новый год не встретили.
  Можно было не беспокоиться. За все это время часы хрипло отсчитали только три удара. Они явно чего - то ждали. Однако Вероника не собиралась объяснять неизвестному жиголо все эти фокусы со временем. Еще не хватало ! Наоборот, чтобы побыстрее покончить с этим и оказаться наконец дома, она не заставила себя долго уговаривать. Залпом выпила бокал. В голове у нее помутилось, и больше она ничего не видела и не помнила. Она не чувствовала, как ледяными дрожащими пальцами Николаев - Нидвораев расстегнул ей колье, вытащил из ушей сережки и снял с пальца перстень. Потом порылся в сумочках, там ничего заслуживающего внимания не нашел. Еще раз окинул взором помещение, убедился, что ничего ценного действительно больше нет. Наклонился сначала к одной женщине, потом к другой. Похоже, они не дышали. Может, это и к лучшему. Он глубоко вздохнул, поправил галстук и достал из кармана бирки из гардероба. Будем надеяться, что шубы у них стоящие. В чем попало они бы сюда не приперлись. Он выпрямил спину, приклеил на морду дежурную улыбку и только потом аккуратно прикрыл за собой дверь. Ему было немного жаль этих идиоток. Что делать, просто им не повезло. Оказались в ненужном месте в ненужное время.
  На период Великого новогоднего перемирия Вероника временно утратила бдительность. И жестоко за это поплатилось.
  
  А благоухающий господин Николаев - Нидвораев уже подошел к гардеробной стойке за шубами. Гардеробщик, само собой, отсутствовал. Наш кавалер капризно постукивал бирочками. Он не беспокоился. Никто ничего не заподозрит. В атмосфере грандиозной пьянки все на одно лицо, Все мужики в костюмах. Его здесь вообще никто не знает. Вот сейчас он спокойно получит шубы и так же спокойно вынесет их за дверь. Можно сказать, что пьяные бабы уже сидят в машине.
   И тут его прошиб холодный пот. Он вспомнил, что оставил в каморке злосчастную бутылку и фужеры. А это уже улики. Отпечатки пальцев и все такое. Это, конечно, был промах. Но для новичка вполне простительный. Потому что Николаев - Нидвораев до сегодняшнего дня был просто обычным жиголо и брачным аферистом. Убивал он впервые, так что сегодня у него был дебют, и весьма успешный. Он даже не думал, что убить двоих человек на самом деле так легко. Он даже рук не замарал, можно сказать. Ему не пришлось душить их или резать. А стрелять он вообще не умел. Они приняли свою смерть добровольно, без крови и грязи, без отвратительных криков о помощи. Да, ему пришлось так поступить. Судьба сама виновата. Она поставила его в невыносимые условия, и она же привела к нему этих двух лохушек. Ему просто представился случай, и глупо было его упускать.
  Вообще - то женщин он по - своему любил. За то, что они давали ему средства к существованию. Но, любя, не мог не презирать. Потому что всегда выигрывал. Он настолько отточил свое мужское обаяние, что у них не было ни единого шанса. Он не гонялся за ними - они сами находили его. Он давал им кратковременное счастье, которого они были напрочь лишены в обыденной жизни. Он продавал им мечту. Он был их праздником, а праздники всегда разорительны. И никакой праздник не длится вечно, поэтому он вскоре покидал их. А они оставались без копейки денег, без квартир, машин и драгоценностей. Но он никогда ничего не отбирал силой - боже упаси. Он не рэкетир. Он всегда соблюдал правила игры. А правила гласили : дары должны быть добровольными, иначе игра теряла свой смысл и красоту.
  И до сих пор все шло, как по маслу. Как в песне, он менял города, он менял имена. Он успешно гастролировал на отечественных и зарубежных курортах. После бурного романа он, как правило, ехал к своей избраннице. Дальше все было делом техники. У себя в городе он был не так беспечен, но и здесь от работы не отлынивал. Трудовой книжки у него не было вообще, так что на пенсион от государства от рассчитывать не мог.
  И надо же случиться такому. Не иначе, дьявол попутал. В одном кафе он познакомился с пугливой провинциалкой, которая приехала поступать в институт из ближнего закавказского зарубежья. В городе она абсолютно не ориентировалась и даже по - русски говорила неважно. Поэтому для поступления в вожделенный институт родители снабдили ее солидной суммой денег. Здесь о ней должны были позаботиться какие - то родственники. Но произошла техническая накладка. Должны были встретить, но не встретили.
  Он проявил буквально отеческую заботу, устроил бедняжку на квартиру. Записную книжку с адресами и телефонами здешних родственников он просто выбросил, не читая. А зря, именно это его и подвело.
  Той же ночью знойная закавказская крепость пала. Потребовалось всего три дня, чтобы десять тысяч долларов были переданы жениху, то есть ему, на ответственное хранение. Это было так же легко, как отобрать конфетку у ребенка. Ничего, у лиц кавказской национальности денег много. Напишет родителям, еще пришлют. А о своем позоре скорее всего будет молчать.
  Обирая людей до нитки, им все - таки хоть что - нибудь нужно оставлять. Когда человек загнан в угол, он становится опасным и непредсказуемым. Эх, зря он не полистал тогда заветную книжечку !
   У него не было никаких тяжелых предчувствий, когда он пришел в казино. Деньги были настолько легкими, что не грех было немного и проиграть. Ему хотелось развеяться и побыть наконец в мужском обществе.
  Вечер только начинался, в зале было малолюдно. За игровым столом сидел только угрюмый Дракула. Ему не везло. Они немного знали друг друга, потому что собирали урожай практически на одной и той же ниве. Но они не любили друг друга : Николаев - Нидвораев презирал сутенеров, а Дракула презирал альфонсов. По деньгам Дракула находился в тяжелом весе, а Николаев - Нидвораев был ближе к полусреднему. Поэтому Дракула здоровался с ним сквозь зубы, свысока. В тот вечер нашему красавцу уж очень захотелось утереть наконец нос спесивому чурке. Он небрежно достал из кармана тысячу долларов, перетянутых пестрой резиночкой. Упрекнуть его было не в чем : деньги он хранил в том самом виде, в котором доверчивая Гюльчатай их передала. А то, что он перестал быть ее женихом... Что ж, это бывает.
  Увидев резиночку, Дракула нехорошо побледнел. Дальнейшие события Николаев - Нидвораев помнил как - то смутно, и все они были подернуты кровавой пеленой. Одно можно было сказать совершенно точно : так его не били еще никогда в жизни. Он остался в живых только потому, что деньги практически все уже истратил : отдал кое - какие долги, приоделся и вставил новые зубы. Одежду злобные абреки порвали на ленточки, а новые зубы он выплюнул на пол в каком - то гараже. Как честный человек, он предлагал даже жениться. Но ему ответили, что в их древнем роду сроду не бывало такой гниды. А род был действительно древний - влиятельный и могучий клан наркоторговцев. Когда они увидели, что больше бить его нельзя, потому что он уже на ладан дышит, они начали совещаться по - своему. Николаев - Нидвораев лежал на холодном цементном полу и прикидывался дохлым.
  В итоге звери приговорили его к выплате компенсации - что с него, с нищего взять - в размере ста тысяч долларов. Сроку сначала дали неделю. Если для них это была небольшая сумма, то он Такие деньги видел только в кино. Так высоко он не летал. Такой клиентуры у него просто не было. От отчаяния он даже завопил, чтобы убивали сейчас. Хотя на самом деле он так не думал. Он не был готов к смерти, и если бы они действительно стали его убивать, он был готов ползать перед ними в грязи и умолять их сколько угодно. За неделю ему таких денег все равно не собрать, а с такой рожей он не работник.
  Звери подумали и дали ему сроку до Нового года. И вот этот день пришел, а денег, разумеется, не было. Квартира и машина вместе взятые стоили тысяч двадцать пять - тридцать. Деньги, отложенные на черный день, были истрачены по назначению, так как черный день наступил. Ему потребовалось основательное лечение, новые зубы и услуги пластического хирурга. Но этим дикарям объяснять такие вещи было бесполезно.
  Он хотел было скрыться - но куда ? Дракула объяснил ему, что лица кавказской национальности живут повсюду, а его фотография разослана по всем отделениям их многочисленной диаспоры. Каждый знает, что он - кровник.
  Все это время Дракула периодически возникал на горизонте и выразительно помахивал перед лицом своим ятаганом, после таких визитов у Николаева - Нидвораева начинались серьезные проблемы с эрекцией.
  До Николаева - Нидвораева дошли слухи, что Дракула со вчерашнего дня сильно захворал. Измученный альфонс начал робко надеяться, что о нем просто забудут. Ничего подобного ! Злопамятный Дракула прислал своих сатрапов, и те доходчиво объяснили Николаеву - Нидвораеву, чтобы он готовил денежки в полном объеме. Кердык приближался неотвратимо.
  Жертва кровной мести даже не мог сказать, почему он оказался именно в этом ресторане именно в это время. Вообще ресторан, да еще в праздник, очень хлебное место. Именно туда, как правило, устремляются одинокие женщины с деньгами. Он прекрасно понимал, что ни одна интрижка уже не спасет отца русской демократии. Такими деньгами в этом кабаке не пахло. Он одиноко прогуливался по центральной улице и прощался с жизнью. Просто зашел - и с того, ни с сего. Интуиция привела. А у кого она есть, тот всегда оказывается в нужном месте в нужное время.
  Короче, поперло ! Он прекрасно понимал, что Марина - никакой не психолог, а обыкновенная дешевка. Шлюшка. Но у нее он в два счета выяснил все, что нужно. Простодырая Манарага ничего не утаила. Она доложила, что дома у Вероники так себе, а вот эти черные бриллианты - какой - то неописуемый эксклюзив, заморский подарок. Весь комплект стоит безумных денег, потому что сделан на заказ. Таких больше нет. Да он это и сам видел.
  Долго объяснять, каким образом у него в кармане оказались нужные таблетки. В его профессии бывает всякое, а эту привычку он приобрел уже давно. Обычно одной таблетки вполне хватало. Но тут был совершенно особый случай. Он говорил сам себе, что убивать вообще не хотел, просто доза оказалась великовата. Или девки слабые. Так получилось. Он все равно отдаст эти камни зверям, пусть делают с ними, что хотят.
  Но тут внезапно проснувшаяся жаба начала коварно нашептывать в ухо, что, может быть, стоит показать оценщику хотя бы колье. Он шел по коридору туда, где лежали два трупа, и кроил. Отдать зверям колье, а сережки и перстень оставить себе. Выходило совсем неплохо.
  Он оглянулся по сторонам. В коридоре было пусто и очень - очень тихо. Он достал заранее приготовленный пакет и открыл дверь.
  Почти все было так же. Во всяком случае, женщины лежали на прежних местах в прежних позициях. А за столом, как ни в чем не бывало, сидел мужик в форме с надписью "СОБР" и попивал вино из оставленной бутылки. Мужик был огромный, а на лице у него была натянута шапочка - маска. Пить в такой маске было неудобно, но мужик как - то ухитрялся.
  Хитроумный Николаев - Нидвораев сначала испугался. Но быстро сообразил, что сейчас вместо двух трупов у него будет три. Он извинился и хотел выйти, обождать в коридоре, пока все устроится. Но мужик приветливо распахнул руки ему навстречу :
  - Проходи, братан. Выпьем в честь праздника. За вас, за нас и за спецназ. Помянем батяню комбата и вообще фронтовых друзей. Будем знакомы : Самаель.
  Николаев - Нидвораев начал объяснять, что человек он штатский и вообще не пьет - печень, доктора запретили. Самаель встал со стула и заполнил своим могучим телом всю комнатенку.
  - Ты что, гнида ? Я ему, как человеку, предлагаю, а он морду воротит ! Нет, ты выпьешь за спецназ !
  Легким движением он взял за шиворот больно умного Николаева - Нидвораева и практически влил ему в горло все, что оставалось в бутылке. Там оставалось совсем немного, но Николаева - Нидвораева не стало. Ему хватило.
  Самаель наклонился над бездыханным телом, достал из кармана шикарного костюма бриллианты и две бирки в гардероб.
  - Извини, братан. Так получилось. Зря ты оказался в ненужном месте в ненужное время. Слабый ты оказался. Или просто не повезло.
  Он уложил бездыханного Николаева - Нидвораева прямо на стол, бутылку положил ему в карман. Один фужер пристроил рядом, а другой взял могучей рукой, и фужер хрустнул в пальцах. На пол посыпались осколки, которые Самаель растер в пыль огромным собровским башмаком. Он вздохнул, сказал кому - то : "Вот, блин." И вышел за дверь. Он уверенно двигался в путанице коридоров, которые были на удивление пустынны. Видимо, знал, куда шел.
  Наконец он увидел атлетически сложенного мужика в костюме и с рацией. Сразу видно - телохранитель.
  - Слышь, бодигард... Это ты - Виппер ?
  Виппер - это была не фамилия, это была кличка, известная в узких кругах. Серегу так звали только фронтовые друзья, потому что он работал в сопровождении вип - персон. Серега внутренне подобрался : непонятно было, откуда взялся этот пьяный собровец и что он вообще здесь делал. Но собровец хлопнул его по плечу и сказал :
  - Да расслабься ты, шурави. Кстати, братан, тебе привет от Лютого. У него все ништяк. Там в подсобке женщины лежат при смерти. Ты давай поторопись, а то у них будут неприятности. Женщин надо вывести к своим. И еще один гондон - на столе. Вот тот мертвый. Жертва криминальных разборок. Это не наше дело, ты над этим не парься. А корейца своего не ищи, он к бабе уехал, завтра только объявится. Ну, прощай, братан. Не поминай лихом.
  Сказал - и исчез. Просто растворился в воздухе.
  Виппер Серега был настолько всем этим поражен, что даже не сразу сообразил, что Лютый давным - давно сложил свою буйную голову в боях под Кандагаром и привет мог передать только с того света. Удивительно было и то, что неведомый собровец знал и кличку его, и даже про корейца был осведомлен.
  Находясь под впечатлением, Серега послушно двинулся в подсобку. Собровец не обманул. Картина была жуткая. Виппер наклонился над Вероникой и начал по всем правилам делать ей искусственное дыхание.
  Все это время Вероника спала тяжелым сном. Ей снилось, что она медленно опускается на дно океана слез. Вода в океане была очень горькая, и она неотвратимо заполняла легкие Вероники. Вероника догадалась, что умирает. Сначала она изо всех сил пыталась всплыть туда, наверх, где брезжил солнечный свет, где сидел на берегу печальный Сереженька. Но потом поняла, что ничего у нее не получится и разрешила воде тащить ее на дно. Было очень жалко, что жизнь так внезапно кончилась именно сейчас.
  Когда она погрузилась настолько глубоко, что и солнечный свет окончательно померк, то внезапно почувствовала, как чьи - то руки резко потянули ее обратно, к свету. Она задергалась, выплевывая горечь, а потом вдруг почувствовала на губах долгий мужской поцелуй. Легкие рвались от боли, но все равно было хорошо, потому что так ее никто не целовал уже много лет.
  А в это время Виппер, спасая ей жизнь, просто делал искусственное дыхание. Так, как его учили на войне. Наконец Вероника разлепила тяжелые веки. Прямо в ее синие глаза смотрели зеленые глаза , такие знакомые.
  - Слава богу, Ирбис.
  Он вытер пот со лба и сказал :
  - С возвращением. Меня зовут Сергей. Я телохранитель.
   В этот момент часы вдруг опомнились и совершенно некстати начали бить. Прозвучал положенный двенадцатый удар. Новый год, до которого никому не было никакого дела, наконец наступил. Веронику стошнило.
  
  
  Манарага спала, и ей снилось, что она корова и пасется на лугу. Но на лугу рос почему - то только ядовитый молочай. И она жевала его. Молочай был горький и нестерпимо жег язык. Но она продолжала его в себя запихивать, пока не напихала полный рот. Потом на лугу внезапно раздался бой часов, и ее стошнило.
  Виппер стоял и мысленно проклинал сволочную свою жизнь. Все люди в этот момент мирно встречали новый год за праздничным столом, дома, в кругу семьи. Дела его на сегодняшний день обстояли так хреново, что у него ничего этого и в помине не было. А новый год он встречал в кругу неизвестных женщин, которых к тому же тошнило. Когда они закончили, он печально подытожил :
  - Ну вот, теперь стало ясно, как пройдет этот год. Судя по тому, как мы его встретили, он ничем не будет отличаться от предыдущих.
  Всех троих прошиб нервный смех. Но смеяться в присутствии покойника было негоже. К тому же в комнате жужжали неизвестно откуда взявшиеся огромные навозные мухи, и их становилось все больше. Вероника с опаской взяла украшения со стола и посмотрела в зеленые глаза Виппера.
  - Приказано прорываться к своим. Ну, и где же у нас свои, дамочки ?
  Воздух в комнате уже почернел от мух. Они открыли дверь, но мухи не улетали, а тучами садились на бездыханное тело бесславно сгинувшего жреца любви господина Николаева - Нидвораева.
  
  
  
  Глава 26. ДОМ, МИЛЫЙ ДОМ !
  
  Телохранитель тихо скомандовал "За мной !" , и всем стало понятно, что они в надежных руках. Они прошли по безлюдным коридорам и коридорчикам. Несмотря на то, что в ресторане пир по - прежнему шел горой, в данном отрезке пространства людей не было.
  Слава богу, Телохранитель прекрасно знал маршрут, поскольку даже дорогу спросить было не у кого. Он вывел их через служебный вход. В платьях было холодно, но они терпели. Телохранитель свистнул, подогнал какого - то шального бомбилу на задрыганной четверке и усадил их на заднее сиденье. Потом взял номерки и пошел в гардероб. Он был знаком с обслугой практически во всех кабаках - такая работа. Гардеробщик нисколько не удивился, что он получает женские шубы. Кто знает, кого он сегодня сопровождает. Он не был посетителем. Он был таким же подневольным человеком, только платили ему побольше. Гардеробщик, который к тому же был уже слегка навеселе, тут же забыл о нем.
  Когда он вернулся с шубами наперевес, Манарага, полная впечатлений, пыталась поведать незнакомому водителю леденящую душу историю. Но тот, слава богу, уже устал от пьяных баб, и не обращал внимания на ее бредни. Телохранитель нахмурился и тихо сказал "Молчать" . Манарага так удивилась, что действительно замолчала. Но она была девушка незлобивая и отходчивая.
  - Надо было дома сидеть, на фиг мы вообще сюда поперлись. Особенно я. Дома хорошо. Ребята сейчас сидят за столом, кушают оливье... Я что - то проголодалась. Да я там ничего и не попробовала. Жрать хочу - сил нет. Агния хозяйственная, они с утра по магазинам ходили. Вернулись, как верблюды навьюченные. Я бы сейчас пельменей забодала двойную порцию или куриную ногу побольше. Селедки с пивом. Оливье - вообще слов нет. Тазик, не меньше. Пару бутербродов с сыром и с колбасой одновременно. Ну, и по мелочи : палки крабовые, бутерброды с красной икрой, куриный рулет. Ужас как хочется торта, конфет и мороженого. Газировки попить из холодильника. Виноград я у них там видела. Не оставят, конечно. Но мандарины - то должны остаться... Это ж надо так пролететь ! Кому нужны рестораны, если из них люди такие голодные возвращаются.
  У всех присутствующих громко урчало в животе. А Манарага, как ни в чем не бывало, продолжала :
  - Да сейчас бы даже просто жареной картошки поесть, прямо из большой сковородки, чтобы поджарки отскребать. Или пирожков горяченьких : с той же картошечкой, можно с луком с яйцом, можно с капустой. А еще хорошая вещь большой бутерброд с яичницей, не пробовали ? Я сразу в ванну залезу, чур я первая ! Нагребу себе жратвы большую тарелку и залезу. Я очень уважаю в ванной есть, так душевно. Да пива выпить, да сигареткой это все закурить... В сундуке нарою халат попросторнее, завалюсь на диван и буду телевизор смотреть всю оставшуюся жизнь.
  - Не надо было тебя спасать, надо было мухам на съедение оставить.
  - Злые вы. Уйду я от вас.
  - Ветер в спину !
  Слава богу, знакомые места. Дом, милый дом ! Теплая ванна, любимый халат, горячая пища...
  В подъезде, невзирая на поздний час, было очень уж шумно. По лестницам бегали неодетые люди. Пахло как - то странно : кажется, дерьмом. Вероника поймала за рукав пробегающую соседку и спросила с замиранием сердца :
  - Пожар ?
  - Наоборот, Вера Аркадьевна. Устроили вы нам праздник : весь подъезд залили по первый этаж включительно. И канализацию везде засорили. Не ожидали мы от вас...
  Вероника орлом взлетела по лестнице. У порога Агния домывала полы. В ванной колдовал Лукин с каким - то незнакомым мужиком. Мужик выглядел очень странно : был похож не то на кузнеца, не то на средневекового ремесленника. Вдобавок он был в длинном кожаном фартуке. Увидев Веронику, Агния только успела сказать :
  - Спокойно. Все уже в порядке. Сейчас Баруэль слив в ванной заодно поменяет - и все.
  - Ничего себе : в порядке ! Вот когда я уходила, все было действительно в порядке ! Вы что, до такой степени напились ?
  - Нет, к сожалению. Не успели. Вообще ни до какой. Даже и стол весь накрытый стоит.
  - А Баруэль этот откуда взялся ? Сантехник ?
  - Да вы успокойтесь. Если надо, то и сантехник. Я, что называется, мастер на все руки. Могу и по художественной части, если что. Я все умею. Но в основном моя задача - молодежь обучать. Я - мастер ускоренного обучения по любому вопросу. В ближайшее время у вас тут поживу, помогу вам кое с чем разобраться.
  Манарага с Телохранителем стояли у порога. Баруэль оживился :
  - Рацию вашу позвольте !
  - Да она не работает как назло !
  - А мы сейчас ее моментально починим. Вот, всего и делов...
  Рация срочно зашипела и запищала. В ней кто - то сердито орал : шестой - шестой, ответьте первому ! Баруэль сказал прямо в коробочку :
  - Шестой отвечает первому. Наследница вернулась. Все благополучно. С ней Блудница и Телохранитель. Приступаю. Конец связи.
  Вероника задумалась : еще двое жильцов. Может, нары уже построить ?..
  Агния невинно смотрела на свекровь :
  - Как погуляли ? Как настроение ?
  - Погуляли на редкость удачно, но за вами, конечно, не угнаться !
  - Любишь ты делать из мухи слона. Пустяки это все, дело житейское. И с соседями мы уже практически уладили. Завтра Баруэль им всем потолки побелит, а мы поможем... Ну, не злись ты. Тем более, у тебя гость. Какой мужчина - настоящий полковник. Зато сейчас сядем за стол как люди, все вместе.
  А дело было так. Юная пара накрыла на стол, а потом поняла, что есть им что - то не хочется, а хочется провести незабываемую ночь любви. Они упали в объятия друг другу и совершенно забыли про Бяку. Сначала она ела бананы, но потом заскучала. Она пошла в ванную и начала бросать банановую кожуру в унитаз. Сливной бачок произвел на нее неизгладимое впечатление. На сидела на нем, дергала за ручку и, как завороженная, смотрела, как вода уносит сначала банановую кожуру, потом целые бананы, а потом все, что под руку попадется. Потом унитаз перестал что - либо принимать в себя, и все полезло обратно. Лукин научил Бяку умываться. Она открыла в ванной все краны, но вода была горячая. Поэтому закрыть краны она уже не смогла. Но бросать в воду фантики и другие интересные штуки продолжала. Влюбленные оторвались друг от друга только тогда, когда приехала аварийная, а с ней Баруэль.
  Сундук в поте лица переодевал всех в сухое, чистое и пушистое. Вероника подобрела и обратилась к Баруэлю :
  - А вы что же ? В фартуке вам будет неудобно, особенно за столом. А спать вы как будете ?
  - Да, в фартуке не совсем удобно. Но это не фартук. Это атрибут принадлежности, символ, так сказать. Мы вообще - то духи, нас практически нельзя увидеть. Истинный облик вам был бы чужд и непонятен. Мы являемся людям в некоем адаптированном виде. Вот я, например, всегда в фартуке. Марбуэль всегда в доспехах, Анигуэль всегда предстает десятилетним мальчиком. Как мы выглядим на самом деле, вам и знать ни к чему. Кстати, огненного медведя или маленького лысого человечка лучше всячески избегать... А есть я никогда не хочу и спать не умею.
  Телохранитель скептически улыбнулся :
  - Надо понимать, я уже в преисподней ? Или это только филиал ? А собровец - это кто ?
  - Самаель, должно быть. Он у нас дух военный, фронтовой, армейский. И курирует непростые вопросы : огонь, битвы, болезни и даже смерть.
  - А мух у вас кто курирует ? Жирных таких, навозных мух...
  - Вы не в курсе, но красивое слово "Вельзевул" в переводе с иврита просто - напросто значит "повелитель мух". А вообще хочу вас предупредить, молодой человек. Вы на опасном пути. Преисподняя и все, что с ней связано - не тема для шуток. А для насмешек - тем более. Даже само прикосновение к теме может быть смертельно опасно. У господина Алигьери были высокие покровители в нашем мире. Но жизнь у него была все равно нелегкая. До конца дней люди от него шарахались. Да что далеко за примерами ходить : Николай Васильевич себе жизнь очень подпортил, замучил его "хилый чертенок с жабьей кровью". А повесть его "Нос" ? Тоже без нечистой силы не обошлось. Новелла с таким же названием есть у знаменитого японца Акутагавы. Тоже, знаете, имел своего персонального демона : "Та часть, которую я не осознаю, Африка моего духа, простирается беспредельно. Я ее боюсь. Там, во тьме, живут чудовища, каких на свете не бывает." Ему даже дали Нобелевскую премию. Но он не только писал об аде - он жил в аду. В тридцать пять лет написал стихотворение :
  "Подрагивает весенняя ветка.
  Мгновение назад
  С нее упала мартышка."
  И все. Принял смертельную дозу веронала.
  В шестнадцатом веке в Италии жил философ и математик Джироламо Кардано. Он был, кажется, педофил. И еще чернокнижник и астролог. Но его даже печально знаменитая испанская инквизиция не трогала. У него был талант целителя. И лечил он королей и церковных иерархов. Он составил гороскоп английскому королю Эдуарду П и предсказал ему долгую и счастливую жизнь. А тот скоропостижно умер. Тогда Кардано составил свой гороскоп и предсказал, что умрет в день 75 - летнего юбилея. Перед назначенной датой он перестал есть и уморил себя голодом точно в срок. Так же поступил и английский астролог Роберт Бертон. Сам составил себе гороскоп, а потом повесился, чтобы доказать, что гороскоп правильный.
   Михаил Афанасьевич в наших кругах - фигура весьма уважаемая. Но умирал он тяжело - врагу не пожелаю. И с романом тоже были уж очень большие сложности. Это я про серьезных людей.
   А вот, например, Амбруаз Бирс довольно цинично отзывался о нас в своем творчестве. "Словарь сатаны" читали ? Ознакомьтесь на досуге ! И что вы думаете : в 1913 году без вести пропал в Мексике, до сих пор ищут.
  Английский поэт Беддоус все пытался постичь природу смерти. Написал книгу со смелым названием "Собрание анекдотов о смерти". А это не тема для шуток. Смерть тоже посмеялась над ним. Он вскрыл себе артерию на ноге, хотел умереть от потери крови. Но не умер, а ноги лишился. Через полгода все - таки принял яд.
  Французский поэт Пьер Борель взял себе псевдоним "Ликантроп", что значит "оборотень". Под конец жизни выстроил себе замок в готическом стиле. Но жить ему тоже надоело. Дело было в Алжире. В самую жару вышел на солнцепек и стоял там, пока не умер.
  Поэт Брюсов тоже любил поиграть в демонизм. У него была любовница, поэтесса Львова. Брюсов зачем - то подарил ей браунинг, а она действительно застрелилась в тридцать три года. А Брюсов стреляться не стал, пошутил только. Жил еще после этого лет пятнадцать.
  Зигмунд Фрейд все пытался составить путеводитель по персональному человеческому аду. Это ему даром не прошло. Последние шестнадцать лет болел раком. Прибегнул к эвтаназии.
  Нет, я не пугаю. Но предупредить я просто обязан. Не шутите со смертью, не играйте в игры с нечистой силой.
  Воцарилась мрачная пауза. Действительно неудобная тема.
  Вероника позвала всех к столу :
  - Вы извините, но я ничего из этой абракадабры понять не могу. Уж очень кушать хочется.
  - При чем здесь абракадабра ? Эту простую, но эффективную формулу заклинания изобрели еще во втором веке. Это оберег от болезней. Раньше вообще были в моде короткие заклинания, из одного слова. Проще запомнить. Но магическое слово "Абраксас" греки все же предпочитали высекать на камне. Если греческие буквы перевести в цифры, по получалось 365 - число бога. Да, нам многому придется учиться.
  - А можно с завтрашнего дня ? Если кушать не хотите, хоть посидите с нами. У нас был тяжелый день, мы все с ног валимся.
  В это время диктор по телевизору совершенно не к месту сказал :
  - Мы прерываем прямую трансляцию Голубого огонька для экстренного сообщения. Трагически закончилось празднование Нового года в одном из ресторанов нашего города. В разгар праздника в помещении кладовой было обнаружено тело господина Николаева - Нидвораева. Он был человек без определенных занятий, но с криминалом связан не был. Когда следственная бригада прибыла на место, тучи навозных мух наводнили ресторан. Посетителей пришлось срочно эвакуировать. Мухи же вылетали прямо на мороз и исчезали неведомо куда. Но снегопад в то же время усиливался. В итоге под снегом оказались погребены все машины, оставленные на парковке у ресторана. Все это наводит на мысль о ритуальном убийстве. Из источников, близких к правоохранительным, нам удалось выяснить, что не исключена месть со стороны членов одной из местных диаспор. Но не исключается и версия самоубийства.
  Лукин насторожился :
  - Мама, а что случилось ? У тебя все в порядке ?
  - У меня все просто отлично. Мне повезло : буквально в последний момент я встретила Телохранителя. Иначе все могло очень плохо кончиться. Давайте об этом поговорим завтра, а сегодня за все это просто выпьем. И вообще : с новым годом.
  Нужно было ощутить на губах нестерпимо горький вкус смерти, чтобы понять такие элементарные вещи . Счастье, когда у тебя есть дом, в который ты можешь вернуться. Счастье, когда вся семья здорова и сидит с тобой за одним столом. Счастье, когда есть чем накормить свою семью. Все остальное, поверьте, вторично.
  
  
  Глава 27. ЧЕРНАЯ И БЕЛАЯ МАГИЯ, А ТАКЖЕ ОТКУДА ЧЕ БЕРЕТСЯ.
  
  Новогодняя ночь истаяла, как свеча. Родилось пустынное усталое утро 1 января. Во всем мире отыграла музыка, отстреляли петарды. Усталое человечество с чувством исполненного долга отправилось спать. У Вероники тоже все спали. Только недремлющий Баруэль ковырялся в замке, который вот уже года два заедало, но руки все не доходили. Спали старательно, но недолго. Когда Вероника открыла глаза, Телохранитель пел в ванной, стоя под душем. В кухне по обыкновению шла дискуссия.
  - Нет, ну какая скотина съела весь салат ? Я специально на утро оставила - и где он ? А колбаса куда вся делась ? Манарага, это точно ты, больше некому ! Кому охота после бессонной ночи в магазин тащиться ? Тем более, они и не работают.
  - Кто это скотина ? Я не знала, что у нас на продукты можно только смотреть, я думала, их есть можно. И вообще : в большой семье клювом не щелкают. Кто раньше встал, того и тапки.
  - Куда еще раньше ? У нас надо вооруженную охрану у холодильника выставлять !
  Телохранитель вышел из ванной.
  - Уговорили.
  Он был уже в костюме. Свеж, выбрит, официален.
  - Уходишь ? Позавтракаем ?
  - Спасибо, но я спешу.
  Проверил рацию -работает. Оделся и ушел. Так просто. А чего она ждала ? Но, видимо, чего - то все - таки ждала. Хотя он повода не давал. Не ухаживал и даже не приставал. Она ничего такого особенного не чувствовала, кроме того, что с ним было хорошо, а без него сразу стало плохо. Даже номер телефона не спросил. Мог бы - для приличия. Да, мог бы. Но не захотел и не стал.
  Мрачнее тучи она уселась за стол и стала злобно завтракать. Всем остальным кусок в горло не лез.
  - Мам, не переживай, он вернется. Наверное.
  - С чего ты взял, что я переживаю ?! Ничего я не переживаю.
  - Я знаком с тобой давно.
  - Хорошо, я переживаю. Но это не твое собачье дело. И вообще ничье, поняли ? Я больше никогда в жизни не хочу об этом разговаривать, тем более с вами.
  - Да ты же плачешь !
  Как бесит этот юношеский кретинизм. Даже если она плачет, можно сделать вид, что никто ничего не видит. Поплакать спокойно невозможно. Не дом, а проходной двор. Вот, оказывается, как уходят последние поезда. Оно и к лучшему. Слишком мало осталось времени, чтобы притереться к новому человеку. Жизни осталось мало. Надо доживать такую, какая уж вышла. В конце концов, есть же сын. Богатый внутренний мир. Еще чего - нибудь можно наскрести... Да и где он вообще шлялся все эти годы ? А сейчас явился, здрасьте - пожалуйста ! А что, если все эти чудеса в решете рассеются так же внезапно, как появились ?И что тогда останется ? Вера из налоговой в шапке - невидимке ? Больные почки, маленькая зарплата и взрослый сын. И муж, кстати. Мужа пока никто не отменял. Он, хоть и скотина порядочная, но тем не менее. Он есть. Вот заявится в любую минуту и будет дрыхнуть с полным правом. Вероника очень слабо представляла, как теперь будут развиваться отношения с мужем. Вернее, раньше отношений у них вообще не было. А вот теперь будут. Не получится жить, как раньше. Без отношений. Но муж, по крайней мере, брал ее такую, какая есть. Без прикрас и участия потусторонних сил. Она и сама уже не понимала, что в этой жизни принадлежит ей по праву. Есть у нее хоть что - нибудь свое или все это огромный розыгрыш, шутки лукавого ?
  В смятении духа она пошла прятаться от жизни в спальню. В спальне с обиженным видом стоял сундук. Она открыла его, а он сунул ей в руки гитару. В воздухе медленно нарисовался Баруэль в неизменном фартуке.
  - А вы где были ?
  - Я периодически исчезаю из пределов видимости, не хочу вам докучать... Ну, смелее. Берите - берите. Если не получится, обратно положить ведь никогда не поздно.
  - Не знаю, как вам это объяснить. Я не могу хватать все, что плохо лежит и тащить к себе, пока не отобрали. Просто не могу.
  - А и не нужно. Если кто - то набрал себе больше, чем может оплатить, рано или поздно у него это будет отнято. Космические законы учитывают общие интересы и охраняют от хаоса. Но отказываться абсолютно от всего вы тоже не можете. Как же вы тогда узнаете, что вам действительно нужно. По правилам можно брать все, что вам предлагают. А вы даже этого не умеете. Просто брать то, что само идет в руки. Делать вид, что вам совсем ничего не нужно - это гордыня, моя милая. И даже спесь. Ну, давайте.
  Вероника взяла в руки незнакомый инструмент и начала перебирать струны. Нет, она не сумеет.
  - Ученики вечно делают недостижимыми элементарные вещи. Просто разрешите себе делать это. Обучение - не средство, а цель жизни. Самодостаточный процесс. Ради этого вы живете. Результат совершенно не важен.
  - Вы знаете, сколько мне лет ? Я не могу страдать фигней, люди смеяться будут.
  - "Люди смеяться" - это вообще не аргумент. Других у вас в запасе нет ? И, кстати, должен предупредить : те, кто в этот момент начинают почему - то смеяться, здорово рискуют. Страдать фигней - священное и неотъемлемое право каждой человеческой личности. Посягать на это право и препятствовать страданию фигней - тяжкий и сурово наказуемый грех.
  Ну, если так. Разве что попробовать. Перебирая струны, Вероника тихонечко запела :
  Он совсем неплохой, он просто не тот, не тот.
  Он живет в вечном страхе и очень бездарно врет.
  А причина таких мучений совсем проста :
  рядом с ним засыпает хорошая, да не та.
  
  И она совсем неплохая, просто звезда.
  Но стареет напрасно, поскольку не та, не та.
  И хотя она постоянно спорит с судьбой,
  но живет она серой жизнью, не той, не той.
  
  Каждый верен, но верен только своей мечте.
  Так живут они рядом - и оба не те, не те.
  И, наверное, в целом каждый из них не дурак,
  но когда - то был выбор сделан не так, не так.
  
  Воля где - то близко, да видно не вышел срок.
  У порога стоят, но не перейти порог.
  И сказать бы "прощай", да не разомкнуть уста.
  Потому что и жизнь не та, и судьба - не та.
  
  Откуда че берется ?..
  Баруэль вытер руки о фартук и спокойно сказал :
  - Ну вот, примерно так. Для начала запомните несколько правил для новичков.
  Главное - НЕ ДАВАТЬ НИКОМУ СЕБЯ ЗАПУГИВАТЬ. Почему это, когда человек начинает хоть чему - нибудь учиться, всегда находится какой - нибудь гад, который будет давить на заветную кнопку под названием "все равно не получится" или другую кнопку -"слишком поздно". Ему - то, скажите, какое дело, получится у вас или нет, поздно это вам или рано... Почему, стоит вам заняться чем - то новым и непривычным для себя, всегда кто - нибудь заглядывает вам через плечо ? Профессиональные любители говорить под руку и стоять над душой... Гоните их, посылайте. В крайнем случае, бегите сами. Видимо, есть у них какая - то тайная корысть, вам неведомая. Чтобы именно у вас не получилось. В этом случае ТЕМ БОЛЕЕ ДЕЛАЙТЕ то, что вам приспичило делать. Потому что нормальный человек всегда чем - нибудь занят и сам постоянно чему - нибудь эдакому учится - некогда ему других под локоть толкать. Отсюда правило второе : НЕ ОГЛЯДЫВАЙТЕСЬ. Даже если не станете богатым и знаменитым, хуже вам точно не будет. Станете другим человеком, лучше прежнего. И третье правило : если вам внезапно захотелось петь, танцевать латиноамериканские танцы, вышивать бисером, фотографировать, сочинять - значит где - то в глубине души вы это уже умеете. Почему - у меня не спрашивайте. Отдельный разговор. Может, это в генах. ПРОСТО РАЗРЕШИТЕ СЕБЯ ВСПОМНИТЬ, ЧТО ВЫ ЭТО УЖЕ УМЕЕТЕ. Это просто.
   Есть вещи, которые не нужно пытаться понять. Они настолько просты и очевидны, что их нужно просто принимать. Древние магические формулы тоже были предельно просты. Их мог запомнить любой. Но они были тайными, их открывали только тем, кто прошел необходимую физическую и ментальную подготовку. В целях безопасности - вы понимаете. Потом ряды желающих тревожить духов по поводу и без повода начали множиться. Духи - народ капризный. Многие из наших обижались, что смертные не проявляют должного пиетета. Так возникла церемониальная магия. Длинные формулы, которые пришлось записывать. Специальная одежда для волшебника. Сложный ритуал. Многие являются только в определенный день и час, звать нужно дважды или трижды. И бесплатно теперь никто не служит, только по договору.
  Церемониальная магия разделилась на Белую и Черную еще в античные времена. В Древнем Египте жрецам удалось захватить все знания Посвященных. Они записали все в книге Усемаатра Мериамона, Великого бога, да будет он жив и здоров. Черные маги Египта образовали так называемый Алый Совет и подчинили себе фараонов.
  Алый Совет приступил к планомерному уничтожению всех ключей от древней мудрости. Именно черные маги запутали Знание и подменили его суеверием. Возьмем всем известное пресловутое "Письмо счастья". Это древняя магическая практика, смысл которой извращен и позже утерян. Всем формулам, эмблемам и фигурам было дано ложное толкование. Все ищущие Знания стали рабами этих самозванцев.
  Признанным королем церемониальной магии считается царь Соломон - многочисленные жены - иноземки научили.
  Но, как ни крути, по - белому или по - черному, главное в магической практике - получить доступ к универсальному неиссякаемому источнику энергии и уметь эту энергию контролировать. А все пошло вкривь и вкось. Магия должна была указать людям путь к духовному и физическому совершенству, а кончилось тем, что многие не в меру любознательные оказались втянуты в демонизм и ведьмовство. Истинное Знание заменили Ритуалом : магические зеркала, пентаграммы, священные кинжалы. Сами маги уже перестали понимать, зачем они вызывают духов другого мира. В основном жаждали двух вещей : знания и власти. Но это опасный путь, потому что духи стараются получить тотальный контроль над человеком. Свои проблемы всегда выгоднее решать самому. Если передоверить другим, то сейчас же явятся Двое из ларца одинаковых с лица. Они, конечно, сделают. Но не так, как нужно вам, а так, как нужно им.
  Многие из наших откровенно злорадствовали. Наполеон - великий завоеватель, а всю жизнь прислушивался к голосу своего демона, который являлся ему в виде красного карлика. Персональный демон поэта Есенина приходил к нему в виде черного человека.
  Любой демон старается для начала являться в каком - то привлекательном виде. Ну, чтобы не напугать. Самые любимые обличья : Высокая Идея, Мечта, Большая Любовь. Тут надо быть внимательным. Демон всегда требует жертв. Чем больше, тем лучше. Если вы начинаете замечать, что ради вашей Идеи, Мечты или Любви требуются человеческие жертвы, значит, вы попали. Если вы заметили, что вы горите энтузиазмом, а вокруг вас люди, особенно близкие ваши, как - то начинают болеть, хиреть, удача от них почему - то отворачивается, значит, вы их принесли в жертву вашему демону. Пока у ваших близких хоть что - то есть, демон будет ими пользоваться, и лицо его будет еще привлекательным. Но когда они все наконец перемрут - а это неизбежно случится - демон покажет свое истинное лицо. Он поставит вас на колени и будет пожирать вечно, не отвертитесь.
  Многие волшебники поплатились жизнью, вызывая всесильных духов. Этот путь никуда не ведет - только к гибели, особенно если пускаться в него из праздного любопытства. Еще опаснее - использование оккультной власти в корыстных целях. Деньги что... Сегодня есть - завтра нет. Самое главное - научиться их создавать. Вот тогда не пропадете.
  Всем известна история доктора Фауста. Жил в шестнадцатом веке.
  "С ранней юности я изучал науки и искусства... и без устали читал книги. Среди них я обнаружил том, содержащий все виды заклинаний и магических формул. Сначала я мало верил в то, что там обещалось, но при первом же моем заклинании дух явился передо мной и пожелал узнать, зачем я его вызвал. По невежеству своему я не очертил магического круга, тем самым не защитил себя и был в полной зависимости от духа."
  Когда дух является, начинается дуэль умов, в которой дух побеждает всегда, потому что он древнее и мудрее. Он соглашается служить человеку во время его земной жизни. Но после смерти человек поступает в рабство к этому духу. Это рабство уже вечное. Вполне понятно, что черный маг идет буквально на все, чтобы продлить годы жизни. Он крадет и присваивает энергию других людей, громоздя преступление на преступление. А дух ждет только одного : когда же волшебник ошибется. Рано или поздно это происходит.
  Не миновала эта судьба и доктора Фауста - он тоже плохо кончил. Однажды его просто нашли с ножом в спине, убийца остался неизвестен. Обращайте внимание на загадочные смерти. Часто тут имеет место договор с представителями нашего мира. Особо хочу отметить, что при загадочных обстоятельствах, как правило, умирают люди, наделенные талантом или властью. Реже - богатством. Есть над чем задуматься...
  Те, кого люди называют злыми духами, естественно, заинтересованы в увеличении количества рабов. Поэтому магические формулы и заклинания просто печатают в книгах и издают большими тиражами. Более того, наряду с традиционными областями черной магии : ведьмовством, вампиризмом, некромантией, возникли и новые. Техники агрессивных продаж, NLP - программирование, психологии процветания, зомбирование персонала.
  Основатель секты "Народный Храм" Джим Джонс из Калифорнии собрал вокруг себя тысячи три единомышленников. После скандальных публикаций в прессе вывез их всех в Южную Америку. В один день заставил 914 человек совершить самоубийство. Сам, правда, тоже застрелился.
  Парацельс, который изучал самые разные дисциплины и ставил какие - то рискованные эксперименты, постоянно предостерегал, чтобы поосторожнее обращались с магическими атрибутами и символами. Мол, всякое может случиться.
  Черная магия не является Знанием. Она не имеет своей символики, а пользуется перевернутой символикой Белой магии. Пентаграмма используется и белыми, и черными магами. Но у черных магов звезда перевернута, а линия разорвана, так что будьте предельно внимательны при чтении символики и не перепутайте.
  - Короче говоря, век бы мне вас не видать, господа хорошие ! Правильно я поняла ?.
  - В самом общем выражении можно сформулировать и так. Общаясь с нами, люди ищут выгод вашего мира. Но в нашем мире - другие законы... Люди часто спрашивают нас о будущем, пытаясь предсказывать его по звездам, по линиям руки. Если бы они знали, как тошно жить, когда ты все понимаешь и все известно наперед. Исчезает самое большое удовольствие - спонтанность бытия. Все равно что в картах прикуп заранее показать. Вся игра насмарку. Да и кто знает, всегда ли после этого можно оказаться в Сочи... Кто, например, может сказать, как развивались бы события, если бы царю Ироду не предсказали судьбу ? Никто не задумывался, какую роль в истории могли бы сыграть все эти вырезанные понапрасну младенцы и их нерожденные потомки. А от судьбы Ирод, кстати, все равно не ушел. Жить, зная наперед, что будет, неизмеримо тяжелей. Так что долой предсказания ! Пока вам сдают карты, просто играйте в игру под названием Жизнь...
  - И как это я так влетела, сама не пойму : наследственное, от мамы ?
  - По наследству у вас передается только карьера в шоу - бизнесе. Титул поп - звезды наследственный уже практически официально. Как пэр Англии. А тут, скорее, имела место Случайность. Так уж карта легла.
  
  
  Глава 28. ЗА БАЗАР ПРИХОДИТСЯ ОТВЕЧАТЬ.
  
   Баруэль не уставал, никогда не хотел есть и не умел спать. Вероника от всех этих премудростей явно притомилась. Только она начала прикидывать, под каким бы благовидным предлогом прервать теоретические занятия, как в подъезде послышались голоса : один злобный, с явным кавказским акцентом, а другой женский. Женский голос периодически истошно икал. Вероника разозлилась :
  - Ни в будни, ни в праздники покоя нет ! Кого там еще нелегкая принесла ?!
  Баруэль сделал запоздалый жест рукой, но потом обреченно вздохнул и пробормотал :
  - Полегче все -таки надо с эмоциями... Лучше бы и вовсе исключать эмоциональный компонент...
  В этот момент в дверь позвонили.
  На пороге стояла монументальная особа. Конечности ее были, видимо, поражены редким недугом под названием слоновость в самой последней ее и запущенной стадии. В одной руке она держала за шиворот то, что осталось от холеной стервы, а в другой болтался Дракула. Вместо обычных кожаных в обтяжку штанов на нем было одето некое подобие запорожских шаровар. Нелегкая поставила их на пол и тупо встала в стороне.
  
  Всю предыдущую ночь Дракула глаз не сомкнул. После того, как награда нашла героя, он мог только стоять согнувшись или лежать на боку. В положении лежа на боку верные джигиты отвезли его в больницу, где Дракула подвергался унизительным насмешкам медперсонала. Огромный фурункул вскрыли, но болел он так, словно собака Баскервилей от всей души кусала за задницу. Спереди тоже наливалась опухоль. Врач, пряча усмешку в усы, порекомендовал заехать в аптеку и купить памперсы. От унижения Дракула даже завыл. Но делать было нечего.
  Дома он метался в памперсах, как неприкаянный. Иногда, забывшись, опускался в кресло, но боль тут же поднимала его по стойке "смирно". Праздничная ночь была самым урожайным временем. Даже в будние дни он лично собирал выручку и тряс проституток, как грушу. Иначе хитрые и наглые девки постоянно забывали, кто тут главный. Или пытались зажилить часть заработанных непосильным трудом денег. Никогда и никому он не доверял контроль своих точек. А тут бабло текло рекой в карманы блудливых девок, а он был закован в памперсы, как средневековая дева в пояс верности. Верные джигиты инструкции слушали невнимательно, да и вообще вели себя как - то странно. А потом уехали и вовсе пропали.
  Дракула зверел с каждой минутой. Он понимал, что его не просто кинули. Его оскорбили и унизили. Его фактически опустили. Такое оскорбление можно было смыть только кровью. От злости он полчаса полосовал ножом кресло, в которое все равно не мог сесть. Позвонить другим членам диаспоры и попросить помощи он не мог. В этот момент диктор по телевизору сообщил о смерти Николаева - Нидвораева. Дракула возблагодарил было Аллаха, но потом до него дошло, что к утру он станет подозреваемым номер один. Его не пугал арест, его не пугала тюрьма. Но предстать перед камерным сообществом в таком неописуемом виде было хуже смерти.
  В отчаянье он прилег на диван и, балансируя на левом боку, попытался отдохнуть и сосредоточиться. Он пытался припомнить, известны ли подобные случаи в криминальном мире. Ни одного такого случая он, разумеется, не припомнил. Кроме одного : недавнего случая в клубе " Геенна". Там все это было связано с похищением их стриптизерши. А она, между прочим, жила на квартире вместе с его шлюхой. Он даже ездил на эту квартиру, проводил разъяснительную беседу. Ничего они тогда не добились. Оставляли, помнится, засаду, потом сняли...
  Он позвонил мадам Регине. Мадам от всех пережитых мучений находилась на волосок от гибели. Люди сторонились ее, сочувствия она не встречала ниоткуда. Больше пяти минут рядом с ней находиться никто не мог. На карьере и деньгах можно было поставить большой жирный крест. Мадам обращалась к специалистам - невропатологам, но те только руками разводили и тоже старались побыстрее выпроводить. По жизни циничная мадам пошла к гадалке - экстрасенсу. Гадалка Пистимея содрала пятьсот долларов, долго тужилась, но потом все - таки увидела, что помочь ей может только один человек - женщина по имени Вероника. А сама гадалка эту Веронику опасается, поэтому отделать не берется, во избежание.
  И пока легкомысленные граждане предавались дурацким забавам, встречая Новый год, два инвалида умственного труда пытались понять, откуда ноги растут. Пистимея была единственным связующим звеном между ними и неведомой Вероникой. Поэтому с утра пораньше к Пистимее заявились три лица кавказской национальности. Сначала они пригрозили ей так прочистить третий глаз, что мало не покажется. Затем, видимо, они ей сделали предложение, от которого невозможно отказаться, потому что Пистимея совершенно бесплатно поведала им телефон загадочной Вероники. Лица кавказской национальности не стали уточнять, каким образом Пистимее открылся номер телефона. Мир тесен, а у гадалок свои секреты. Вот таким образом наши пострадавшие оказались в подъезде у Вероники и поднимались по лестнице, пока их не подхватили могучие руки неизвестно откуда взявшейся женщины богатырской наружности.
  
  Пыхтя от злости, Дракула напрямую спросил :
  - Девки где ? Давай их сюда - они наши.
  - С чего бы это ? Нет, я их у вас забираю. Теперь я их крыша. Правда, Баруэль ?
  Услышав знакомое слово, Дракула обрадовался.
  - Ты под кем ходишь ?
  - Я - под Богом. А ты разве нет ? Еще под небом хожу и под солнцем. Крошки мои, идите - ка сюда, тут ваш знакомый пришел !
  Увидев наглую шлюху, Дракула по обыкновению сказал :
  - Лицо тебе порежу, сука.
  - Сам не хворай. Че - то выглядишь плохо, да и одет как ремок... Случилось что ?
  - Марина, представь нам приятеля.
  - Да это Дракула, разве не видишь ! Мигом разыскал - вот упырь !
  - Быть не может. А синяк у него где ? Видно, плохо прицелились... Потом ты говорила страшный человек. А он смотри какой забавный в этих штанишках.
  Дракула понял, что над ним тут издеваются и опять завел унылую национальную песню :"лицо порежу".
  - Что вы заладили. Вы что, пластический хирург ?
  - Я - Дракула, за меня всякий скажет.
  - Неужели родственник Влада Цепеша ? Вы серьезно ? Я не знаю, как у сутенеров, а у нас за базар принято отвечать. Очень жаль, но вы сами напросились...
  В этот момент в полутемном подъезде, шурша мантией, появился он, бессмертный граф Влад Дракула, по прозвищу Цепеш. Лидер вампирского движения и звезда Голливуда.
  - Рад встрече, родственников люблю... А мы сейчас пойдем и выпьем чего - нибудь, отметим родственную встречу. Так выпьем, юноша ? Спасибо, Баруэль, я твой должник...
  И он заключил сутенера в стальные родственные объятия, укрыл своей мантией и повлек вниз по лестнице. Больше их никто никогда не видел.
  В это время мадам, про которую все совершенно забыли, перестала икать. Она была настолько измучена, что мгновенно уснула и спала прямо стоя. Как лошадь.
  - А эта чего тут дрыхнет ?
  - Так это же мадам Регина !
  При звуке своего имени мадам встрепенулась, как старая полковая лошадь при звуке горна.
  - Я Регина !
  Больше она ничего сказать не смогла. Вероника искренне удивилась :
  - Врет и не краснеет. Регина. Райка ты по паспорту, насколько я помню. А по специальности - библиотекарь. Библиотеки пустуют, детям Пушкина прочесть негде, а ты чем занята ? Самое время возвращаться и кушать черствый бюджетный хлебушек. Когда человек зарабатывает много денег, да еще таким способом, как ты, он должен благотворительностью заниматься и с людьми разговаривать вежливо и даже ласково. И радоваться каждый день утром, в обед и вечером, что до сих пор не посадили.
  - Я буду, буду !
  - Да твое место все равно уже занято. Так что трудоустраиваем тебя в детскую библиотеку имени Чуковского. Свободна. Пять секунд тебе, чтобы убраться, пока мы не передумали.
  Пяти секунд оказалось даже много.
  Вероника вздохнула. Чужие судьбы устраивать непросто. Приятно, что все как - то само собой разрешилось. Оставалась Нелегкая, которая продолжала тупо стоять и никуда не уходила.
  - А с этой что делать ? Кому она тут нужна... Соседи опять будут возмущаться. Послать ее к...
  Баруэль поспешно закрыл Веронике рот рукой.
  - Вот посылать никого не надо, это не шутки. Эти духи не относятся ни к добрым, ни к злым. Это так называемые промежуточные Несуразные сущности. Их достаточно легко материализовать, но избавиться от них порой практически невозможно. На заклинания они не реагируют, потому что лишены разума. Как лярвы.
  - А куда же их теперь девать ? У меня и на работе одна мотается...
  - Надо все - таки, как вы изволили давеча сказать, следить за базаром. Я на досуге посоветуюсь с Рафаэлем - он у нас научное светило. В крайнем случае, все едино - светлые святки через неделю. В это время портал сам открывается, мы их всех туда и загоним, вместе с другой нечистью.
  И воспитанный Баруэль опять исчез. Как всегда, вовремя. Потому что на площадке во весь свой рост стоял Телохранитель, глядя на них знакомыми зелеными глазами.
  
  
  
  Вот так он и открывается, путь на Голгофу поздней, последней любви. Любовь приходит, и ей глубоко наплевать на ваши больные почки и ваш радикулит. На то, что у вас работа, долги, квартира и дача. Что в затылок вам дышат жены, дети и внуки. Что у вас талончик к стоматологу на понедельник, а в среду вам кровь из носу нужно быть в Праге, потому что там заседание правления. У любви отсутствуют понятия времени, стыда и уместности. Она всегда светла и всегда уверена, что пришла вовремя, что все рады и счастливы. У нее плохо с арифметикой. Цифры 40, 50 или даже 80 для нее ничего не значат. Раз вы еще живы и не умерли - вы вполне годитесь. Почему вы не радуетесь ? Радуйтесь немедленно ! Да, именно так это и происходит. Поднимается, обвиваясь вокруг позвоночника, алый змей Кундалини. Раскручивается спираль ДНК, лихорадочно тасуется хромосомная колода, хлещет эндорфиновый ливень. Яростный бунт подкорки, срывающей тормоза коры - крышу сносит. Так колдуют духи : Анаель, возбуждающий любовь мужчин, и Сахиель, возбуждающий любовь женщин. Любовь, как небо над головой. Одно огромное небо над всем родом человеческим.
  Поднимаясь на эту Голгофу, мы заранее знаем : нас там распнут. Нас ждет много боли, позор и осмеяние. Но что же мы можем сделать - ведь нас не спрашивают...
  
  
  
  Глава 29. НЕ ЗАМУЖЕМ, НО МУЖ ЕСТЬ.
  
  - Хорошо вы тут устроились. Этажом ниже какие - то голубые взасос целуются. Один в мантии, другой в шароварах. А женщина чего тут выстроилась ?
  У Вероники в горле пересохло.
  - Не обращайте внимания. Она... глухонемая. Просто стоит. Иногда.
  - А я к вам.
  - А мы догадались.
  Почему - то все остальные тоже исчезли вслед за воспитанным Баруэлем, Или ей просто показалось ?
  Как же, дождешься ! Все сидели за столом и дружно пялились. Невоспитанная Манарага спросила :
  - А где вы были ? Мы уже волноваться начали. Все - таки можно было хотя бы позвонить. А то раз - ушел. У нас так не делается.
  - Так я же не знал ! Что у вас так не делается... поэтому ходил на работу. Тела охранял. Корейско - подданных. Если человек идет себе по улице один, никто на него и внимания не обращает. А если он же идет с охраной, всем сразу видно, что он гигант мысли и отец русской демократии. Для того, чтобы человека уважали, а тем более - покушались, человеку нужна охрана. И охрана обязательно нужна, чтобы покушения удавались. Покушение ведь тоже денег стоит. Бывает, что убивают и без охраны. Бывает, что и досмерти. Но с охраной убивают уж непременно, рано или поздно. Как руки дойдут. Киллеров мало, на всех не хватает. Киллеров гораздо меньше, чем клиентов.
  Он говорил и сам удивлялся, потому что впервые в жизни он так много говорил. А потом, ни к селу, ни к городу, брякнул :
  - А вы замужем ?
  Все замолчали, и только Агния не растерялась :
  - Вот это по - нашему ! Давно бы так...
  Вероника посмотрела на всех испепеляющим взором, но никто и не думал испепеляться. Все невозмутимо сидели, развесив уши. Собрание в отстающем колхозе.
  - Сама себе много лет задаю этот вопрос и не знаю, что должна ответить. Честное слово. Вообще - то замужем.
  Это была на редкость удачная формулировка. Веронике было неудобно, что она не может дать простой и ясный ответ на такой простой и ясный вопрос. Она даже не подозревала, что нынче это в порядке вещей. Мало кто может в наше время дать однозначный ответ. А если и говорят "да" или "нет", то это не вся правда.
  Правдивые ответы, скорее всего, выглядели бы так.
   Замужем, но по будням. По праздникам и воскресеньям - девица.
  Не замужем, но мать его детей.
  Женат - по совместительству, на полставки.
  Замужем, два раза в неделю, по средам и пятницам.
   Уже не женат, но еще навещаю.
  Являюсь бессменным главой и постоянным членом трех крепких семей. Все довольны.
  Женат вахтовым методом.
  Не замужем, но совместное хозяйство веду.
  Смотрящая в нашем гареме.
  Не женат, но жилплощадь охраняю.
  Пятнадцать лет собираюсь поговорить с женой о разводе.
  Замужем, но только в автомобиле.
  Не женат, но уже сделал предложение любимой девушке. Ждем, чтобы дети закончили школу.
  
  Высокие, высокие отношения !..
  
  - Но муж - то есть или его нету ?
  Вероника немного подумала и родила еще одну формулировку :
  - Не замужем, но муж есть.
  - Отлично ! И где у нас муж ?
  - Вы будете смеяться, но муж у нас в командировке...
  Пошло, но правда.
  - Жалко, сразу не поинтересовался. Тогда я пожалуй пойду. Я, может, и не гожусь для серьезных отношений. Но для таких отношений я гожусь еще меньше. Мы это уже проходили.
  - Неужели проходили ? Вам повезло ! А мы такие дуры, что даже этого не проходили. Не знали, что вы именно сегодня к нам заглянете, не успели перышки почистить, свидетельство о разводе получить. Даже не подозревали, что будет проверка документов. Ну уж и вы тогда, будьте любезны, предъявите ксиву : как у вам там насчет семейного положения ?
  - Очень просто. Не женат.
  - Неужели такое еще бывает ? С таким счастьем - и на свободе ! А что ж так гордо мы об этом заявляем - больше похвастаться, видимо, нечем ?
  Сначала они ругались тихо и сидя, но по мере того, как скандал разгорался, оба встали и увлеченно орали друг на друга. Присутствующие наконец поняли, что люди хотят побыть наедине. Манарага сказала :
  - Не женаты, но семейные сцены практикуют регулярно. Пошли отсюда.
  В этот момент все повернули головы и наконец заметили, что в дверях стоит муж Николай, а с ним - печальный главврач. Беззаботная Вероника вторично пала жертвой Великого новогоднего перемирия.
  
  Молчали все, особенно Вероника. Она молчала сильнее всех. Видя, как медленно, но верно глаза Николая наливаются кровью, младший Лукин наконец нашелся :
  - Папа, это не то, что ты думаешь. Папа, ничего не было.
  Интересно, хотя бы раз за всю историю человечества поверил кто - нибудь этим словам ? И для чего люди из века в век повторяют эту сакраментальную фразу?..
  Но факты - вещь упрямая. На помеченной территории нагло разгуливал посторонний самец. Телохранитель моментально оценил обстановку и так, на всякий случай, подхватил табуретку. Он посмотрел Коле прямо в глаза и сказал скорбным голосом :
  - Как зовут ?
  - Николай.
  - Не верь им, Коля. Врут они. Все было.
   В мозгах у Коли помутилось, потому что сначала вся кровь ударила ему в голову, а потом он получил табуреткой прямо в лоб. Когда он очнулся, над ним хлопотал печальный главврач. Ассистировала ему Манарага. Откуда - то из далекого далека доносились голоса :
  - Ты его убил. Придурок. Кто тебя просил метать в него табуреткой ? Человек домой приехал. И для чего было плести, что все было, когда ничего не было.
  - Не убил. Здоровый хрен, очухается. Я не собираюсь каждый день тебе жизнь спасать. Хоть бы спасибо сказала. А было или не было - он все равно не поверит. Век бы тебя не знать, одни неприятности от тебя. Надо было сразу предупреждать.
  - Я просто не успела. Все как - то навалилось... по - моему, тебе и в самом деле лучше уйти.
  Коля очнулся и сел. Он был странно спокоен и спросил :
  - Кто все эти люди ?
  - Коля, это очень долго объяснять. Ты все равно не поймешь. Ты если в себя пришел, то уезжай, Коля. Вещи свои собери и уезжай.
  - Хрен тебе ! Обрадовалась : уезжай. Ты законная жена, и я здесь прописан. Правда, сын ?
  Но сын внимательно изучал растительность на потолке, потом сочувственно посмотрел на отца :
  - Правда, папа. Тут к тебе Зинаида приезжала, в город хотела переселяться. Говорят, ты женишься. Может, тебе и вправду лучше уехать. Пока. А прописка твоя останется в целости и сохранности, я покараулю.
  Коля потряс больной головой. Он мучительно соображал, что же делать. Наконец сообразил :
  - Вера, это не то, что ты подумала. Ничего не было.
  - Само собой. Тогда можете переночевать. Утром поедете.
  
  Телохранитель ушел, в доме наступила неловкая пауза. мертвое затишье - явно перед бурей.. Печальный главврач пытался кому - то звонить, но никого невозможно было застать и абсолютно невозможно дозвониться. Люди словно отгородились, эвакуировались из биографии по - быстрому, спасаясь от стихии.
  Вероника закрылась в спальне, пальцем чертила на зеркале знаки и шептала :
  Когда в душе прошла война,
  когда душа обожжена,
  когда в развалинах лежат
  и победившая страна,
  и побежденная страна,
  когда погибших имена,
  их подвиги и ордена,
  мы начинаем забывать,
  то нам неважно, чья вина.
  Мы говорим :"Прошла война."
  Пусть в сердце выжжены поля,
  и обгорели тополя,
  и урожаем не взойдет
  когда - то тучная земля.
  Та плодородная земля,
  что по весне всегда цвела.
  И только пепел и зола
  Отныне будут покрывать
  поляны, где душа жила...
  Простить нам или не прощать ?
  Пусть не сойдутся никогда
  огонь, и камень, и вода.
  Да будут символом моим
  спираль, улитка, Аркаим.
  Уйти, забыть, не обещать.
  Просить прощения, прощать...
  
  Николай мотался по дому и занудно качал свои супружеские права. Никто его священных прав на жену и прописку не оспаривал - до него просто никому и дела не было. Николай сунулся было к сыну. Сын обнимался с лысой девахой и сказал только :
  - Достал ты, батя, со своими правами. Ты ее столько лет внаглую обманывал, жил в свое удовольствие. Хоть сейчас будь мужиком, уважай ее решение. Уезжай пока, а там разберетесь. Дай ты ей покой.
  У доктора он тоже сочувствия не нашел. Доктор сидел на диване с Манарагой и увлеченно осматривал прыщ на ее левой лопатке. Закончив осмотр, он внимательно слушал, что она шептала ему на ухо. Видимо, рассказывала, как в детстве воровала в магазинах и как вожделела учителя истории. Доктор слушал эти гадости бережно, стараясь не пропустить ни слова. И млел.
  Податься было больше некуда. Откуда - то извне пришло к нему слово "Чужой". Николай подошел к дверям спальни. Двери были закрыты. Оттуда доносился шорох и бормотание. Николай хотел постучаться, но не стал. Во - первых, глупо было стучаться в собственную спальню. Во - вторых, стучаться было страшно. Если не пыжиться, горькая правда была такова : жену свою он никогда не любил и нагло изменял ей все годы супружества. Всю жизнь он искренне думал, что так и должно быть. В этом секрет семейного счастья : мужчина гуляет, женщина терпит. Только теперь, по прошествии многих лет, когда ничего поправить было уже нельзя, он начал сомневаться : а так ли это ? А может, он просто заел, зажевал чужую, ни в чем не повинную, жизнь. Может быть, нужно было отпустить с богом ненужную жену... Сказано же : живи сам и давай жить другим. Никогда не требуй от другого того, чего сам не можешь дать.
  А в доме гуляли какие - то странные сиреневые вихри, атмосфера сгущалась. Пружина сжалась до предела. Спираль, спроецированная в сознании, замерцала. Защемило сердце, стало беспокойно. Электрический свет больно резал глаза. Зрачки расширились, смотреть было больно. Спираль начала медленно закручиваться. Подумалось: торнадо. Радостное ожидание сменилось лихорадочным возбуждением. В теле нарастала внутренняя дрожь, как у машины на старте. Это беспокойство быстро передалось и чужому. Он засуетился, начал мотаться по дому в немыслимой тоске и дрожащими руками пытался что- то делать, какие - то милые хлопоты. Но руки делали одно, а на лице было совсем другое. Он не знал, что она уже привела в движение могучие тайные силы и уже слышен был отдаленный рокот судьбы. У нее захватывало дух. Воздух стал плотным, она уже видела, как начинает закручиваться тугое сиреневое торнадо и понимала, что видит его в последний раз. Она много раз репетировала прощание, но сейчас ей было жутковато. Она разбудила могучие стихии, и страх возбуждал ее и одновременно парализовал.
   Николай плюнул и полез на антресоли за чемоданом. Чемодан, как назло, застрял там намертво. Николай дернул со всех сил - ручка оторвалась. Все не слава богу. В этот момент в воздухе нарисовался неизвестный мужик в фартуке :
  - А мы сейчас это дело мигом поправим. Это горе не беда, а вот кардан у вас что - то стучит и тормоза ненадежные. Пойдем - ка, Коля, машинке профилактику сделаем. Тойота - то докторская ? Сразу видно, что они понимают - любители...
  И ласково так увлек Николая за собой во двор. А в доме сиреневые вихри начали тихонечко гудеть и сливаться в один. Вероника это поняла и только тихо улыбалась. Заклинание работало.
  Вдруг Баруэль возник в зеркале у ее левого плеча. Вероника вздрогнула, она никак не могла привыкнуть к этой его манере то исчезать, то появляться.
  - Ты успокойся, сердечная, куда ты столько нагнала. Уедет он, уедет по - хорошему. Усмири душу - то. Все устроится : по - житейски, без волшебства.
  И действительно. Все устроилось. Баруэль с Колей вернулись в дом умиротворенные, мирно беседуя. В этот момент оба они были служителями одного капризного бога - Автомобиля и произносили свои заклинания, постороннему уху непонятные. Коля подошел к Веронике и сказал просто, без наезда :
  - Сейчас поедем. Не будем утра ждать. Живи спокойно. Зови сына.
  Но это были еще не все хорошие новости. Манарага тоже собралась в дорогу :
  - И я поеду. Вот с ним. А вы говорили, таких мужиков нету.
   Агния вытерла слезы и сказала :
  - Мало ли что мы говорили. Мы тебя обманывали.
  Манарага шмыгнула носом и напомнила :
  - Не реви. Пионеры не сдаются. Я не на край света уезжаю. В гости к нам приедешь.
  Младший Лукин торопливо натягивал свитер. Все вышли под вечерние звезды - провожать.
  Вероника посмотрела на мужа, который верно или неверно, но дрых рядом с ней восемнадцать лет. А Николай уже мыслями был в дороге.
  - Не знаю, как это все получилось у нас. Прощения не прошу - что тебе от моих извинений. Не хотел я, чтоб так вышло. С Зинаидой и вообще.
  А как он хотел ?..
  Николай нырнул на водительское место, Манарага с Доктором усаживались сзади. Когда машина взяла с места и обозначилась на вечернем снегу строчка судьбы - колея, вдруг приблудился из темноты огромный черный пес. Он неподвижно сидел возле Вероники и смотрел, как машина уезжала в навсегда. Кому - то навсегда врозь, кому - то навсегда вместе...
  Когда она окончательно скрылась, хозяйственный Баруэль пробормотал :
  - Пойду с собачкой погуляю.
  И оба растворились.
  
  
  Глава 30. БОЛЬШАЯ ЗАБИНТОВАННАЯ ПТИЦА.
  
  Утро было пустое. У жизни был антракт - она устала. Вероника сидела за столом в драной ночнушке из прошлой жизни и пощипывала струны, чувствуя себя выпитой до дна.
  
  Не осталось, совсем ничего не осталось.
  Удивительно, только все именно так.
  Ведь всегда остается хотя бы какая -то малость,
  ведь всегда остается хотя бы какой - то пустяк.
  Остаются совместные дети, и письма, и фото.
  А у нас - ничего, пустота. Только ветер и дым.
  Только странное чувство : когда - то любила кого - то.
  Но любила недолго - он умер совсем молодым.
  
   Вышла Агния.
  - Не рви душу. Что ж так пусто в доме ? Нельзя так к людям привыкать - это эгоизм.
  Да, к людям привыкать нельзя. Даже если приходилось умирать с ними в одной комнате - все равно нельзя. Рано или поздно все люди хотят самостоятельного бытия. Уходят смотреть свое кино.
  - Так и будешь сидеть в рубище ? Это ты специально напялила ?
  - Да. Мне хочется чувствовать себя бедной, одинокой и всеми покинутой. Я буду чувствовать похмелье жизни и скорбеть о прошлом.
  - Сама - то поняла, что сказала ?
  - Я не поняла, но думала хоть ты поймешь.
  - Я - то поняла. Но он тебя все равно не увидит, зря стараешься.
  Идиотизм любви в том и состоит, что мы ходим, говорим, поем только одному человеку, даже если его нет рядом. А наблюдают за нашими ужимками и прыжками как раз все остальные, которые здесь совершенно ни при чем.
  - Не люблю я праздники.
  - Ты просто не умеешь их готовить.
  
  
  В этот день в мире царила пустота. Николай одиноко стоял во дворе, сметая снежок с докторской Тойоты, и думал о том же. Ранним утром двор был пуст, в пустом воздухе - тишина. Все обитатели загородной клиники еще спали. Всю ночь Николай бросал версты через плечо, словно уходил от погони. В результате под утро они уже были дома. Потому что теперь именно в этом забытом богом месте и был его дом. Доктор сразу ушел спать со своей бабой. Николай поднялся было к себе. Только вытянулся на постели - в дверь заскреблись. Взбешенный Николай так шуганул очередную забинтованную нимфу, что больше его уже никто не беспокоил. Вообще надо кончать с этими секс - услугами, он им не жеребец.
  А кто ты, Коля ? Кто ты теперь ? Просрал ты, Коля, буквально все : машину свою, жену просрал и даже Зинаиду. Как - то враз все кончилось... Даже сын и тот морду воротит. Остались одни эти мумии озабоченные. Вон, кстати, одна стоит. Так и рыщут за ним повсюду, мать их. Он замахал руками :
  - Чего стоишь, некогда мне ! Иди, простынешь, доктор заругает! Иди, пошла !
  Он кричал и отгонял ее, словно большую и неуклюжую птицу. Она и вела себя, как большая птица. Пугливо, бочком отошла на несколько шагов и снова остановилась. Николай был мужик не злой. Ему стало жалко это нелепое существо, которое так одиноко торчало на утреннем снегу. И он махнул рукой : "Ладно, иди уж, чего там одной торчать..." Она подошла все так же, бочком, и остановилась возле машины. Потом сняла варежку, и Николаю показалось, что она погладила машину замерзшим пальцем. Николай расщедрился :
  - А хочешь покатаю ?
  Она кивнула, а потом вдруг охрипшим от волнения голосом спросила :
  - А можно я сама ?
  Николай удивился, но спорить не стал :
  - Давай. Только прогрею немного.
  Он завел машину и готов был поклясться, что она стояла и нюхала бензин, пока он гонял на холостых. Потом пересел на переднее пассажирское и подумал, что уж лучше давать им уроки вождения, чем пилить их всех подряд без разбора. Она села за руль, пыталась пальцами приласкать баранку, но пальцы дрожали, и баранка в руки не ложилась. Коля хотел объяснить, как надо. Она его не слушала. Немного сердито сказала :
   - Автомат четырехступенчатый, о чем говорить...
  Вздохнула глубоко, словно собиралась прыгать в воду, но потом замотала головой :
  - Нет. Не могу. Проклятье. Я не могу. Извините. Но все равно - спасибо.
  Она вышла из машины и медленно побрела по снегу. Плачет что ли ? Он крикнул вслед :
  - Да ты не плачь - научишься ! Вот бинты снимешь и порулишь, ничего страшного !
  Маша остановилась, потому что не могла дышать. Плакать она тоже не могла. Уже два года слезы были для нее непозволительной роскошью, поэтому Маша тихо застонала. Для нее теперь все было роскошью. За последние два года это была уже третья операция. Но и после третьей операции лица под бинтами не было, и быть не могло.
  После того, как два года назад неведомая сила сдернула Машу и ее Сестренку с мокрого дорожного полотна, у Маши не осталось ничего : ни слез, ни лица, ни будущего. Маша была продвинутая современная девушка, а свою желтую спортивную "Хонду" она звала Сестренкой. Кавалькада машин двигалась по автостраде, чтобы успеть к началу кольцевых гонок. Ожидалась грандиозная тусовка. Тут начал моросить дождик. Сначала Маша терпела, но когда ты едешь в кабриолете, надолго тебя все равно не хватит. Обычно крыша выдвигалась за тридцать секунд, но тут, как назло, ее заело. Маша попыталась подтянуть ее вручную прямо на ходу - такое уже бывало, ничего страшного. В этот момент Сестренка взбрыкнула и неумолимо ушла в занос. Они долго, слишком долго летели с высокого обрыва, потом Сестренка ударилась о землю и сразу вспыхнула. Крыша оплавилась и прилипла к голове. У Маши сгорели волосы, брови и лицо. Маша выжила, Сестренка - нет.
  Сестренка была праворульная японка, маленькая, верткая родстер - леди с упругой баранкой и коротким рычагом коробки, который работал с четкостью оружейного затвора. 120 сил с литра, десять тысяч оборотов. Подвеска была жесткая, но Маше нравилось чувствовать то же, что и Сестренка. Она смеялась : дорогу надо чувствовать жопой. Маша крутила тугой и острый руль, Сестренка мгновенно реагировала на малейшее подруливание. Это был настоящий драйвер - кайф, боевая машина с цельным характером. Но чего она никогда не прощала, это небрежности и ошибок.
  С первого дня они с Сестренкой были неразлучны. Маша одевалась так, как нравилось Сестренке. Она даже работу подыскала такую, чтобы не расставаться с ней, потому что никого Маша не любила так, как ее. Но Сестренке этого было мало : она хотела, чтобы Маша принадлежала ей вся, без остатка.
  За полчаса до того, как все это случилось, Маша не на шутку поругалась с Гошей. Гоше тоже хотелось, чтобы Маша принадлежала ему.
  - Больная ты, Маха. Поменяй ты эту машину, не подходит она для девушки - одни понты. Давай возьмем тебе что - нибудь женственное, комфортабельное. Более предсказуемое.
  - Гоша, я не хочу никакую другую. Мы одинаковые. Она меня ни разу не подводила.
  - Я хочу, чтобы мы ездили в одной машине, понимаешь ? А в нее только ты одна и помещаешься. С такой машиной у тебя не будет личной жизни.
  - Гоша, у нас с тобой замечательная личная жизнь. Я не хочу менять машину и не хочу менять ничего в личной жизни. Меня все устраивает так, как есть. У меня есть Сестренка и есть ты.
  - Зато меня не все устраивает. Меня не устраивает, что ты ее первой называешь. Это смешно. На свете миллионы машин. Неужели ты ради меня не хочешь даже машину поменять ? Ну хотя бы потому, что я тебя об этом прошу. Если бы ты меня попросила, я бы поменял.
  - Гоша, не проси. Я не могу.
  - Тогда и я не могу. Жить с автомобильной лесбиянкой.
  - Как ты сказал ? Козел же ты, Гоша. Пошел ты.
  Это было очень обидно. Гоша ушел, а Маша заплакала. Тогда она могла позволить себе такую роскошь. Она вспомнила о том, как ее знакомая Верка Никитина по прозвищу Никита сказала, ласково похлопывая по крупу своего пятерочного Бумера :" Ты знаешь, меня после него даже на мужиков перестало тянуть." Маша поплакала и забыла. Рожденная на свет потомками камикадзе, Сестренка не забыла и не простила.
  Когда Маша впервые увидела себя в зеркале, она пожалела, что не сгорела тогда досмерти вместе с Сестренкой. Так было бы гораздо лучше. Когда ожоги наконец зарубцевались, врачи начали неуверенно утешать ее. Она молодая, несколько пластических операций пережить сможет. Маша оборвала все связи и легла на дно.
   В том мире, где они жили с Сестренкой, такая она не нужна была никому. Там не было места больным и некрасивым. Там все были богатыми, красивыми и жизнерадостными. Если люди по неосторожности теряли хотя бы одно из этих качеств, система их просто выплевывала. Куда они девались, покинув пределы этого мирка, Маша раньше даже не задумывалась.
   Была, конечно, страховка. Но ее хватило ненадолго. Маша боялась спать, потому что постоянно видела во сне одно и то же. Потом Маше надоело прятаться от знакомых, и она решила отсидеться где - нибудь. Она продала квартиру и все, что в ней было, и уехала в клинику к далекому озеру. Там ее никто не знал - так ей было легче. Печальный доктор был порядочным человеком, он не стал ей врать. Он сказал, что операций придется сделать много, но и тогда нет никаких гарантий, что у нее будет лицо. Деваться Маше было некуда. Даже к маме в маленький городок она возвращаться не собиралась. Маша не хотела видеть никаких знакомых лиц. Маша осталась в клинике. У нее не было другой жизни, у нее вообще больше ничего не было. Она жила от операции до операции, если такое можно назвать жизнью.
   Полгода назад она внезапно поняла, что скучает по Сестренке. А теперь она отчаянно хотела машину. Любую. Она хотела только одного : сесть за руль своей машины и уехать отсюда к чертовой матери, не оглядываясь. В прошлом остался Гоша, а с ним и все мужики, как таковые. Когда она впервые после гибели Сестренки увидела себя в зеркале, она мысленно закрыла этот вопрос, раз и навсегда. Но она точно знала, что той, которая придет на смену Сестренке, будет совершенно наплевать, какое там у нее лицо. А если тонировать стекла, можно отгородиться вообще от всего человечества. Дорог на всех хватит. Если намотать судьбу на колесо, все будет по - прежнему.
  Но когда она села за руль, то сразу поняла : по - прежнему не будет. Вместо нежности к ревущему зверю ее одолел унизительный мандраж. Два года она не подходила к машине, но что толку. Сестренка ушла и забрала с собой ее душу.
  С этого дня так и повелось : как преступник на эшафот, каждое утро она тащила свое пустое тело на свидание со смертью. Вдыхая запах бензина, она снова и снова проживала свой страх. Она выдавливала его из себя, как пасту из тюбика. Она чувствовала : если каждый день приходить в одно и то же время на одно и то же место, то душа вернется. Нужно только ждать.
  
  
  Глава 31. ПОРОГ СЕДЬМОЙ. ГОЛОСА В СТАРОМ АРХИВЕ.
  
  В это время Вероника попивала хорошо заваренный чай из пиалы и мирно беседовала с восточной женщиной Зульфией Анваровной. Вдвоем они пытались соединить обрывки биографии покойной Варвары Маркеловны Батраковой в единую нить. Но ничего у них не получалось, концы с концами никак не сходились.
  Накануне Вероника пролистала семейную Библию 1913 года. Судя по маргинальным записям, Варвара Маркеловна родилась не то в 1903, не то в 1905 году и отошла в мир иной в возрасте ста лет. А по паспорту она выходила 1923 года рождения. Куда девались двадцать лет жизни - непонятно. Фамилию она меняла неоднократно, потому что постоянно выходила замуж и постоянно вдовела. Наряду с фамилией она между делом поменяла и отчество, и стала Варварой Марковной. На закате дней она именовалась Варварой Марковной Бардовской, и по этим документам получала пенсию. Но ни один из ее покойных мужей эту фамилию не носил.
  - Меня это нисколько не удивляет. Когда впервые выдавали паспорта советского образца, документов не спрашивали. Год рождения записывали со слов. Говорят, в этот момент Любовь Орлова скостила себе десять лет, а Фаина Раневская - три или четыре года. А наша неуловимая Варвара Маркеловна могла запросто помолодеть между замужествами.
  - А дети у нее были ?
  - Вы знаете, все ее мужья с такой поспешностью отходили в мир иной, что просто не успевали... Но я нашла документы семьи Батраковых. Варвара Маркеловна была поздним ребенком, у нее было два старших брата. Один из них трагически погиб. Представьте, утонул. Немало пришлось по полкам полазить, но я даже рада. Сюда годами никто не заходит. Иногда приходит молодой человек. Говорит, что он из органов. Но больше похож на грузчика. И имя у него такое странное...
  - Габриэль ?
  - Да - да, вот именно : Габриэль. Листает некоторые папки и знаете что : в этот момент я слышу человеческие голоса. Некоторые плачут, многие оправдываются. Вы не считаете меня сумасшедшей ?
  - Конечно, нет. С Габриэлем я знакома.
  - Вы не представляете, насколько мне стало легче. Когда годами сидишь совершенно одна... Это странно, но никто не интересуется историей своей семьи. Я родилась на Востоке - там все по - другому. Восточная культурная традиция незыблемо стоит на уважении к предкам. Европейцы уверены, что человек сможет развиваться, только если отвергнет память предков.
  - Мы и утешаем себя этим практически всю жизнь, даже психоанализ на этом построили - и что же ? Всю жизнь мы боремся с родительским влиянием, чтобы в самом конце жизни догадаться : папа был прав, мама была права. Европейцы охотятся за книжным знанием, но умнее от него не становятся. Любой малограмотный юнец на восточном базаре знает о жизни больше нашего...
  - Потому что ему с младенчества внушили : законы Бытия неизменны с момента сотворения мира. По - другому не будет.
  - Я все - таки папочку, с вашего позволения, возьму. Потом Габриэль занесет. Я в налоговой инспекции работаю, мне можно. Я и документы могу показать.
  - Да я вам верю. Только почему - то мне кажется, что налоговая инспекция здесь совершенно ни при чем...
  
  
  
  
  Дома Вероника открыла папку, но голосов оттуда не услышала. Чтобы долго не мучиться, она сняла трубку.
  -- Страж Порога слушает.
  - Я тут просматриваю документы покойной Варвары Маркеловны Батраковой. Мне намекали, что я должна услышать голоса. Я их не слышу.
  - И не услышите. Потому что у вас нет допуска.
  - Тогда позовите мне Габриэля.
  - А самостоятельно вы разве не можете ? Начертите круг и вызывайте, это элементарно.
  - Я тут не одна живу, не могу людей подвергать.
  - Ничем не могу помочь.
  - Может, с Баруэлем можно связаться ?
  - Связаться можно, но какой смысл ? Баруэль - мастер производственного обучения. Раскрытием тайн занимается только Габриэль, это вам должно быть известно. Пошлите запрос. А договор вы, между прочим, заключали ?
  - Не заключала.
  - Кто же с вами будет без договора работать ?
  - Да у вас чиновничий беспредел еще хуже, чем у людей.
  - Вы нам льстите, нашим бюрократам до ваших еще расти и расти. Но в целом вы правильно понимаете : много общего. Мы - как вы. На зеркало неча пенять.
   - Вот странно : а бриллианты я, стало быть, себе могу оставить - за красивые глаза.
  - А они у вас красивые ?
  - Красивые, большие и печальные.
  - А бриллианты, надеюсь, черные ? От Соломона Израилевича ? Так бы и сказали. Так что же вы мне голову морочите ! Есть бриллианты - надевайте. И общайтесь напрямую ! А меня пожалуйста не впутывайте в ваши закулисные интриги.
  Трубку бросили.
  Вероника прошла в спальню, достала бриллианты, за которые едва жизнью не поплатилась. Надела колье и почувствовала себя неуютно. Глупо же сидеть перед зеркалом в бриллиантах и в домашнем. Пришлось долго приводить себя в порядок. Сундук подсунул темно - серый костюм с черными пуговицами, маленькую черную сумочку и перчатки. Теперь можно. Вероника властно приказала : "Габриэль !" В дверь сразу же позвонили. На пороге стоял Габриэль. Клетчатая кепи и трубка в зубах должны были придать ему сходство со знаменитым сыщиком. Но не помогло. Все равно получался грузчик, но с трубкой в зубах.
  - Хорошо выглядите, хозяйка. Давно бы так. Документы при вас ?
  - При мне, при мне.
  - Так что же мы стоим ! К делу ! Раскрытие тайн - моя специальность. Мой метод состоит...
  Он что - то плел, а сам тем временем листал пожелтевшую папку. По комнате пронесся ветер, и слышны были в этом ветре человеческие голоса и стоны. И даже крики "помогите !"
  - Все в порядке, ничего не утеряно. Приступим. Покойная в молодости мечтала о театральной и кинематографической карьере. Они многие мечтают. Думаете, из - за денег ? Ничего подобного ! Готовы за копейки сниматься, даже еще приплачивают. И не только деньгами рассчитываются. А все почему ? Повелевать хотят - душами и сердцами. На все готовы. Цель, говорят, оправдывает средства. Большая ложь. Будете продвигаться к мечте таким образом - мечта вас покинет, найдет себе кого - нибудь поприличней. Ни одна уважающая себя мечта не останется с такой гнидой. И знаете : красивые все девки. Нашли бы себе мужика и повелевали бы им сколько душе угодно - так нет ! Одного им мало ! Жажда неограниченной власти над огромной аудиторией. А с появлением телевидения аппетиты все растут. Но в театре выше статистки не поднялась. В кино было устроилась ассистенткой к самому Александрову. И он даже вроде клюнул. Но тут появилась супруга его, Любовь Петровна Орлова. И мигом ее уволила. Это известный случай. Любовь Петровну у нас многие побаивались. Красивая была женщина, но редкой стервозности. А ничего не попишешь : сам Берия ничего с ней поделать не мог. Красоту она по условиям договора сохранила до последних дней, а с талантом пришлось расстаться. После смерти Кобы о ней старались не вспоминать. Ну, это отдельная история.
  Да нам вся биография как бы и ни к чему. Важны только ключевые моменты. Это ведь в романах и в кино люди беспрерывно находят клады, занимаются сексом и стреляются на пистолетах. А в жизни есть еще химчистка, больница, картошку копать нужно на даче. Ремонты, переезды. Дети, горшки, пеленки, родительские собрания много сил отнимают. Да мало ли что...
  Габриэль удобно расположился на кровати, Вероника при полном параде сидела перед зеркалом.
  - Для начала расскажу вам сказку. В начале двадцатого еще столетия жила - была одна семья, по фамилии Батраковы. Семья была бедная, перебивались. Двое детей : мальчик и мальчик. Все они были никакие : отец никакой, мать никакая. О детях и говорить нечего. Дети были просто маленькие. Отец был мастеровой или сапожник даже, мать стирала беспрерывно. Не то прачка, не то прислуга. Так бы они и жили. Но матери все время хотелось девочку. Она почему - то считала, что от девочек исходит душевное тепло и ласка. Заблуждение.
  Мать знала, что дети распределяются свыше. Поэтому она часто молилась перед иконой Божьей Матери Нечаянная Радость. И ходила в церковь с аналогичным названием. По роду своих занятий я не могу судить о таких материях. Но в итоге она, представьте, родила - таки девочку. Очень красивую. Назвали ее Варенька. Мама так и звала ее "радость моя нечаянная". Отец сначала недоволен был, но жена ему сказала :"Когда Господь дает ребенка, он дает и на ребенка" Отец сначала ей не поверил, но именно так все и получилось. Мать получила хорошее место, а отец для начала бросил пить. Денег в доме прибавилось, жить стало лучше, жить стало веселей.
  Варенька была, можно сказать, свет в окошке. Красавица, веселая, как птичка. Все ее любили и откровенно баловали. Так всегда бывает с детьми, которых рожают на старости лет. Даже если они совсем некрасивые и невеселые.
  Годы шли, Варенька росла и хорошела. Но нашлись добрые люди, которые начали дуть в уши отцу семейства, что Варенька на него совсем не похожа, а похожа как раз на доброго барина, у которого жена его уже много лет стирала. Мужчины на такие вещи реагируют крайне болезненно. Отец опять начал регулярно пить, мать ходила битая и прикрывала синяки платком. А отец больше не звал Вареньку ласковыми словами, а все больше барским отродьем. Братья тоже не лучшим образом себя повели. Короче говоря, семейная тайна выплыла наружу, все вокруг об этом узнали. У Вареньки почва ушла из - под ног. Получалось, что у нее теперь было два отца, но ни один из них знать ее не хотел. Обстановка в семье сложилась совершенно невыносимая. И неизвестно чем бы все это кончилось , но тут как раз вовремя началась Первая мировая война. И отца забрали на фронт.
  С фронта он вернулся довольно быстро, потому что ему артиллерийским снарядом оторвало ногу. Вместо ноги ему дали медаль. Добрее он от этого не стал, но драться уже не мог. Он шлялся по трактирам, бренчал медалью, пил и копил лютую злобу против женщин, аристократов и религии. С таким набором он довольно быстро нашел единомышленников и стал агитатором большевиков. Теперь он изводил жену и дочь не на почве ревности, а на почве классовой вражды.
  Варенька жила надеждой на то, что ее биологический отец наконец вспомнит о ней и заберет к себе. С такими пустыми мечтами, в ореоле своей юной красоты она встретила семнадцатый год.
  Тут одноногий отец наконец оттянулся. Первым делом он позаботился о том, чтобы расстреляли доброго барина и всю его семью, а потом порубал шашкой все иконы в доме. Икону Божьей Матери Нечаянная Радость - в первую очередь. Мать хватил удар. Неделю она лежала парализованная, но потом кое - как встала. Правда, лицо у нее малость перекосило. За эту неделю отец разнес по щепкам и храм с аналогичным названием. После этого он почувствовал себя счастливым человеком. А мать целый год тайком от отца ходила в единственную уцелевшую Всесвятскую церковь и покаянно мыла там полы. Но на отцовы подвиги никаких полов уже не хватало.
  После этого случилось две вещи : у Вареньки начала расти коса буквально не по дням, а по часам, и еще отец привел квартиранта.
  Квартирант был странный : очень маленького роста, почти карлик. И в черной шляпе на лысой голове. Эту шляпу он носил на голове постоянно, в любую погоду. Имущества у него никакого не было - одна только книга, но очень большая и очень толстая. А служил он в таком месте, о котором все говорили только шепотом. Вареньке так часто повторяли, что в его комнату заходить нельзя и книгу его трогать ни в коем случае нельзя, что это больше походило на провокацию, чем на запрет. Точно так же искушал своих несчастных жен Жиль де Лаваль, больше известный как Синяя Борода. В сказке умалчивается, что в секретной комнате у него располагалась демоническая часовня, где он проводил свои черные мессы.
  Прием был старый, как мир, но он сработал. В один прекрасный день Варенька осталась дома одна. Ей все утро капали на мозги. Поэтому как только все ушли, она немедленно вошла в злополучную комнату и открыла книгу наугад. Она, запинаясь, читала иностранные буквы :
  - Элои Эль Элоим Элион Зебаот Эсцерейс Иа Адонай Тетраграмматон. Хагис о Пэос Искайрос Ататос Параклетис Айла он Альфа эт Омега Лот Агланброс Абиель Анасиель Тетраграмматон. Заклинаю тебя твоей звездой, имя которой - Юпитер...
  В этот момент резко хлопнула дверь, и в комнату вошел жилец - маленький лысый человек в черной шляпе. Варенька вздрогнула и выронила тяжелую книгу. Жилец не рассердился, скорее обрадовался. Потому что Варенька, сама того не ведая, произнесла священные имена Бога. Произносить их можно, лишь защитив себя магическим кругом. Но все было подстроено. Это была ловушка.
  Вот предыстория. Ее можно было и не рассказывать, если бы не одна важная мысль : каждый нормальный человек должен знать, что все наши неблаговидные поступки отражаются на жизни наших близких. Особенно страдают дети. За неблаговидные поступки правителей и вообще власть имущих расплачиваются целые народы.
  В тот момент, когда разлетелась в щепки икона Божьей Матери Нечаянная Радость, озлобленный одноногий человек, должно быть, мысленно затаил дыхание и ждал, что его поразит гром небесный. Но ничего не произошло. Совсем ничего. Значит, все вранье ? Можно продолжать и дальше в том же духе, тем более, что никто не видел.
  Чтобы проиллюстрировать, приведу по памяти один рассказ господина Аверченко. Чтобы было понятно, скажу, что в этом рассказе он называет Надежду Крупскую то мадам Ленина, то Лошадь.
  Российские правители кого угодно за пояс заткнут. Хоть испанскую инквизицию, хоть Ивана Грозного, хоть Нерона.
  Мадам Ленина на Первое мая повела толпу голодных детей гулять в авиационный парк. А потом спросила : "Конфет хотите ?" Дети аж застонали. А она решила политбеседу с ними провести. Мол, кто верит в бога, пусть у него конфеты и просит. Дети конфет очень хотели и начали просить. Но чуда не случилось. Мадам Ленина и говорит : "Ну, вот. Значит, никакого бога и нет. А попросите - ка вы тех же конфет, но у Третьего Интернационала." Дети так конфет хотели - на все были готовы. Давай кричать про Третий Интернационал. Тут поднялся в воздух аэроплан и начал осыпать голодную толпу конфетами. Дети дрались и подбирали конфеты с земли.
  Дальше цитирую.
  "Интересно, когда Лошадь ( это он про Крупскую ) после праздника вернулась в свою роскошную конюшню, - пришла ли ей хоть на секунду в убогую лошадиную голову такая мысль :
  - Мы издеваемся над именем Божиим и топчем Его в грязь. А Он нас не наказывает - значит, Его нет.
  И если она это подумала, то наружно в этот момент ничего не случилось, гром не загремел, молния не засверкала и потолок не расплющил Лошади.
  Но где - то в беспредельной высоте и глубине взметнулся невидимый жесткий и сухой бич и хлестнул поперек всея России...
  Земля потрескалась, злаки приникли к раскаленной почве, и двадцать миллионов народа - того народа, который допустил среди себя хулу и унижения Бога, - поползли с родных мест неведомо куда, устилая трупами сухой проклятый путь свой..."
  Я сегодня явно в ударе ! куда там Шахерезаде... но вы, надеюсь, понимаете, что сказка - ложь. И вообще все это - враки. Меня иногда заносит - миль пардон, мадам !
  Одно могу сказать : поскольку Варенька не была защищена, она попала в полную власть человека в черной шляпе. Надо понимать, именно тогда и был подписан договор между ними. А вот, кстати, и он в личном деле имеется. Но вам нельзя. Видите, тут гриф стоит "Совершенно секретно". Договор между духом и магом касается только их двоих и не разглашается ни при каких обстоятельствах.
  У меня в горле пересохло, поэтому я выпью красного вина, а вы пока полюбуйтесь на видеоряд. Колечко на пальчике поверните камушком внутрь и будьте любезны !
  
  
  Глава 32. НЕ ХОДИТЕ ПО НОЧАМ НА ЧЕРДАК.
  
  Ночью Степа проснулся от того, что по потолку кто - то ходил. Так было не впервые, он говорил об этом и матери, и старшему брату, но те и слышать не хотели. Степе было страшно, он закрыл глаза и сделал вид, что спит. Но сон не шел, а стало почему - то очень холодно, до ломоты в костях. Степа дрожал от холода под одеялом и прислушивался к шагам. Потом до него вдруг дошло, что шаги на самом деле слышатся с чердака. Все оказалось очень просто.
  Степа знал : если страшно, надо пойти и посмотреть. Наверняка причина окажется смехотворной : может, это кошки ходят по чердаку или голуби. В глубине души он понимал, что на кошек и голубей нисколько не похоже. Но надеялся, что все будет именно так. А что же иначе ?
  Степа знал, что бога нет. Значит, нет и черта. Ничего нет - так ему объясняли в школе. И он хотел в этом самолично убедиться.
  Степа встал босыми ногами на пол, пытался нащупать тапочки, но не смог. Зажигать свет он не решился, чтобы не разбудить старшего брата. Он пошел по лестнице на чердак. Мимо комнаты квартиранта, где постоянно по ночам горел свет. Отец говорил, что квартирант по ночам работает - пишет бумаги.
  Степа был маленький и легкий - таким уж он уродился, поэтому и шаги у него были легкими и неслышными. Дверь на чердак была открыта. Повсюду горели свечи. На чердаке стояла сестра Варвара с распущенными волосами. Она была очень занята и сосредоточена. Варвара была младшая, но сейчас она выглядела как взрослая женщина, и Степе вдруг стало страшно и стыдно.
  А занята она была вот чем. На полу был очерчен круг, внутри которого она стояла. Перед собой она нарисовала крест, а потом меч. Затем малый круг, а в нем - треугольник. В треугольнике она написала имя - Михаель. За этим последовали и вовсе сложные манипуляции. Видимо, это была какая - то игра. Степа смотрел, не дыша.
  Варя взяла двенадцать крестов, сделанных из какого - то растения в колючках, и закрепила на них круг, свитый из полос пергамента. Тонкие полосы она отрывала прямо от свитка, исписанного непонятными буквами и символами. Потом взяла красную шелковую нить и скрутила ее влево. С внешней стороны первого круга аккуратно разложила на полу еще двенадцать крестов, но сделанных уже из лавровых листьев. На чистых листах новым пером написала непонятные буквы и символы, нанизала эти листы на красный шелк и приколола в виде круга на кресты из лавра. Потом таким же образом был сделан третий - внешний круг с крестами из какого - то неизвестного дерева.
  Когда круги были готовы, она вошла внутрь. В самом центре внутреннего круга нарисовала крест и написала слово МАГИСТР. Поверх этого слова нарисовала перевернутую звезду.
  Тут на чердаке появился жилец и закричал сердитым голосом :
  - Мы договорились : до первой ошибки ! Разве ты не видишь, что тут уже битый час торчит твой братец ! Еще не хватало, чтобы он присутствовал при Модус Операнди. Взбалмошная девчонка !
  - Я его вижу, но он сам виноват. Его сюда никто не звал. Я проделала такую работу, я не могу прервать ритуал. Все заряжено. Ты можешь забрать его, а я за это получу годы его жизни.
  - Немного же ты получишь ! Скоро ваш народ будет воевать, и многие погибнут. Хорошо, договорились : двадцать лет, и ни минутой больше.
  Он подошел к Степе и сказал ему что - то прямо в лицо на незнакомом языке. После этого Степе стало почему - то неинтересно наблюдать, он повернулся и пошел вниз. Как заведенный, он дошел до кровати, очень аккуратно откинул одеяло и лег. Лежал очень прямо, вытянув руки по швам. Вскоре он уснул, и во сне ему снился огненный медведь, который объяснял, что завтра Степа должен пойти на озеро купаться. Непременно на озеро. Шаги на чердаке сменились стуком и топотом, но Степа спал очень крепко и ничего не слышал.
  Проснулся он поздно. Рядом стояла сестра и внимательно, не мигая, смотрела, как он спит.
  - Как ты себя чувствуешь, Степа ?
  Но Степа ничего не ответил. Во - первых, потому, что он чувствовал себя превосходно, во - вторых, потому что твердо знал, что сегодня непременно должен пойти на озеро купаться, и лучше прямо сейчас. С улыбкой на лице Степа одел штаны и босиком пошел на озеро. Сестра молча шла следом. Она тоже улыбалась. Так они и пришли на берег - два молчаливых улыбчивых существа. На берегу обычно копошилась ребятня, но не сейчас. Сейчас берег был странно пуст, на озере не было ни души.
  Степа разделся, аккуратно стопочкой сложил одежду и пошел в воду. Он шел очень прямо. Сначала по пояс, потом вода достигла плеч. А потом Степа, не останавливаясь, вошел в воду по самую макушку, и вода в полном молчании сомкнулась над его головой.
  И вдруг что - то произошло. Когда вода попала в нос и начала заполнять легкие, Степа внезапно осознал происходящее. Он начал биться в воде, поднимаясь на поверхность. Ему даже удалось глотнуть воздуха и закричать "помогите". Он ясно видел, что на берегу стояла сестра и внимательно наблюдала за тем, как он тонет. Почему - то именно это придало ему сил, и он целых полчаса боролся за жизнь. Он кричал и кричал, но озеро было сильнее, а берега пустынны. Наконец все кончилось. Ни один мускул не дрогнул на Варином лице, когда она возвращалась домой.
  
  Вероника содрогнулась.
  - Хватит смаковать эти мерзости. По - моему, ты это все выдумал. Как я, скажи, должна теперь ночью спать ?
  - Очень надо. Можно позвать Асибиеля. Он как раз по водной части. Ведает всем, что скрыто в водах морей, рек и озер. Он вам и подтвердит, что все именно так и было. Или примерно так. Времени - то много прошло. У вас, у людей, всегда так : упорно стремитесь к раскрытию тайны, а зачем ? Всевышнему видней, что должно быть скрыто, а что нет. Какая польза тебе или несчастному Степе от того, что ты теперь знаешь ? Разве ты можешь изменить прошлое ?
  - А справедливость ? Наказание злых и воздаяние добрым ?
  - Не надо все валить в одну кучу. Ты что, в состоянии отличить добро от зла ?
  - В состоянии ! Убийство - абсолютное зло.
  - Не скажи : а смертная казнь для преступников ?
  - Он не преступник, он ребенок !
  - Все равно : все уже свершилось. Да и как знать, кем бы он стал в будущем. Как видишь, церемониальная магия - не такое уж безобидное занятие. Да и не такое увлекательное, как думают обыватели. Это не зубочистка, это карающий меч. Люди не могут с собой совладать, а хотят власти над миром.
  - Люди хотят счастья.
  - Тогда зачем они нас вообще тревожат ? Счастья мы еще никому не принесли. Мы несем знание, и оно ужасно. Оно враждебно человеческой природе, даже если рядится в белые одежды. По сути оно лежит где - то вне пределов добра и зла. Разрушительное, неэкологичное знание. Ладно, давай про счастье. Счастье - это избыточная энергия в любой форме. У вас это здоровье, успех, деньги, любовь, что там еще... Все это формы существования энергии. Все вы живете в общем энергетическом поле. Стало быть, если у тебя чего - то слишком много, то у кого - то этого самого как раз и не хватает. В какой - то момент тебе удалось натянуть одеяло на себя. Значит, другим будет холодно. Закон сохранения энергии. Всеобщего счастья нет. Утопия. Поэтому не бери лишнего. Неэкологично. Навсегда стать счастливым невозможно. Когда те, с кого ты одеяло сдернула, как следует замерзнут, они дернут в свою сторону. Придет твой черед мерзнуть.
  - Ты мне мозги не пудри ! Экологично - неэкологично... А как тогда вообще жить ?
  - А как получится... Одно могу сказать точно : энергия и есть жизнь. Внимательно следи, как ты ее тратишь, с кем и на что. Кончится энергия - кончится твоя жизнь. Маги во все времена пытаются жульничать. Они хотят для себя энергии больше, чем им положено. Поэтому им приходится продавать свою судьбу.
   Вернемся к нашей Вареньке. В Москве она потусовалась - потусовалась и в конце концов подцепила одного известного футболиста, с которым ей удалось прожить аж пять лет. Это была удача. Она сразу из шашек, которые толпами бегают по Москве, попала в дамки. У него были самые разнообразные знакомства, квартира в центре и все такое. Она научилась водить автомобиль, мотоцикл и даже самолет. Каталась на водных лыжах, играла в волейбол и даже в теннис. Хоть в этом ей удалось переплюнуть Орлову. Но только в смысле мотоцикла и водных лыж. У мужа свободного времени было гораздо меньше, ему еще приходилось в футбол играть. Но у спортсменов век короткий, он ни с того, ни с сего начал задумываться о будущем. Про детей каких - то начал вякать. Какие дети ?! А фигура, а красота ?! Она и слышать не хотела, вот еще. Футболист начал истощаться, и спортивное счастье ему изменило. Накрылась его спортивная карьера медным тазом. После этого с ним стало просто скучно. Он повел себя совершенно неспортивно и даже ревновал. Он потом разбился на своей машине. То ли сидел за рулем пьяный, то ли еще что.
   Каждый раз после того, как она находила нужного человека, она на какое - то время оттягивала наступление старости, а за ней и смерти. Но ненадолго. Опуская подробности, скажу, что мужчинами она уже не могла ограничиться. Ей приходилось питаться подругами, соседками и вовсе случайными знакомыми. Она поглощала людей не в буквальном, конечно, смысле. Но после общения с ней люди как - то скукоживались, начинали болеть, а потом и вовсе умирали. И никто ничего не заподозрил, потому что она была не ведьма какая - нибудь, а красивая и обаятельная женщина. Очень жизнерадостная.
  Кстати, у нее еще один брат оставался. Но он, видимо, что - то подозревал. Вдруг заделался художником. Но щекастые сталевары и нахмуренные пограничники ему не давались. Картины он писал откровенно мистического содержания, поэтому угодил в психушку. Тогда он стал шифроваться. Изображал свои видения в виде кружочков, квадратиков и ломаных линий. Решили, что это вполне безобидно. Из психушки выпустили. А потом у них там была совершенно дикая заварушка, когда на какую - то выставку пригнали бульдозер или что - то там такое. Он этого не пережил. Повесился. После него этих картин осталось огромное количество, так и валяются в кладовке. Могу даже адресок подсказать. Потом она вышла замуж за одного партийного функционера, и с ним прожила долго, лет десять. Потому что он тоже чужую энергию поглощал в неимоверных количествах. Но даже и он в конце концов умер.
  А Вареньке уже практически ничего не помогало. Все равно старела. Не так, конечно, как другие дамы. Гораздо медленней. Но все равно.
  Ее уже в нашем мире терпели с трудом. В один прекрасный день Алый Совет решил: хватит. Но формально условия договора она соблюдала, придраться было абсолютно не к чему. Решили, что жизнь оставят, а талант отберут. Так всегда поступают. На этот счет двух мнений быть не может. Талант личности не принадлежит, он даруется для служения. Многие используют для обогащения или еще для чего. Отбирают, у нас с этим строго.
  С ней было просто. Пришел Страж Порога с ножницами и косу отрезал. И все. После этого стареть начала катастрофически и удача отвернулась. В Москве делать было больше нечего - вернулась в город детства. Там ее никто не помнил. Сделали ей документы, чтобы пенсию получала. Так и жила тридцать лет на пенсию. Каждый день ждала смерти либо реабилитации. Думала, может, смилуются и допустят к практике. Какое ! Да и умирать все равно пора. Сто лет пожила - сколько же можно !
  - И у вас совести хватило мне эту косу подсунуть !
  - А это вам искушение... Это у нас любимое развлечение. Еще Кассиан в своих "Собеседованиях" писал: "У нечистых духов, без сомнения, столько же занятий, сколько и у людей. Некоторые из них, которые простой народ называет фавнами,... бывают обольстители и шутники." Почему только фавны ? У нас многие любят пошутить. А что такое совесть, мы не знаем. Пустой звук, как добро и зло. Мы - вечные, у нас другие понятия.
  - А смысл в этом какой ?
  - А смысла, как всегда, никакого. Один нахапал, а другой отдувается. Если в какой - то точке произошла потеря энергии, то эта энергия туда же должна и вернуться. Основной Закон - иначе ничего не получится.
  Но тут вошла Агния, и Габриэль, не прощаясь, растворился в воздухе.
  
  
  Глава 33. ПОРОГ ВОСЬМОЙ. СВЯТОЧНЫЕ ПРЕМУДРОСТИ.
  
   - У тебя гости ? Извини, не знала.
  - Уже ушел, как видишь. По - английски.
  - Я чего зашла : мы с Люком решили в деревню съездить, на малую родину. Там дом все - таки, хозяйство. Поди уж все разворовали.
  - Не разворовали, не бойся. Но съездить нужно. Там не только ваш дом без присмотра стоит.
  - Понятно. Маленький мальчик нашел пулемет, больше в деревне никто не живет.
  - Ах, оставьте ваши намеки. Дом скоро понадобиться может, предчувствие у меня такое. А меня с собой почему не зовете ?
  - А ты правда поедешь ?
  - Еще как поеду. Хочу в деревню. На природу хочу.
  - Ну, я пошла собираться. А давай этого твоего с собой позовем, шашлыков поедим.
  - Видно, помидоры завяли, не успев распуститься. Вот и хочу проветриться. На душе дерьмово.
  - Так ты его заколдуй.
  - И кому он такой нужен ? Жить с зомби и манипулировать им, как болванчиком. Иди уже, не хочу я про это. Пустые хлопоты.
  Агния пошла собираться, а Вероника сняла трубку.
  - Страж Порога слушает.
  - Да вот вояж хочу предпринять. В деревню. Там дома стоят бесхозные. Что скажете ?
  - Одобрям. В деревню, к тетке, в глушь, в Саратов. Рождество на носу, а за ним и святки. Попрактикуетесь. Желаю успеха. А насчет домов - не извольте беспокоиться, домовые отлично справляются. Вы уж не забудьте отблагодарить. С днем рождения поздравьте и все такое. Уважьте, они народ обидчивый.
  - А когда у домового день рождения ?
  - Так на Ефрема Сирина, 10 февраля ! Ну, и в Рождество не забудьте угостить, само собой.
  - Как бы не перепутать... Ой, чувствую, без Марь Степанны мне не обойтись. Может, домой ее ?
  - А это на ваше усмотрение, поскольку малефиций был причинен непосредственно вам.
  - Я не возражаю.
  - Как скажете, это мы запросто.
  
  
  Через два часа они вышли во двор. Вероника начертила на дверях пальчиком крест, пробормотала "замок, служи верно, знай своего хозяина", помахала на прощание Нелегкой и побежала догонять свое семейство.
  Во дворе местный сумасшедший дядя Миша по обыкновению рылся в мусорных контейнерах, искал бутылки. Ветер носил вокруг обрывки пергамента, исписанного иностранными буквами, обрывки красных нитей и крестики из лаврового листа.
  За дядей Мишей наблюдали двое : скрюченная старушка и мужчина очень маленького роста в черной шляпе. Старушка плакала :
  - Я всю душу вложила, а она - в мусор... Ну где ее такую откопали ? Куда мы катимся ? Могла бы жить, как королева, левитацию освоить... А эта тупица сейчас на трамвае потащится на автовокзал, а оттуда на автобусе в какую - то деревню. И в дом не зайдешь - запечатала, идиотка ! Мне, пожилому человеку, приходится буквально скитаться по морозу...
  Мужчина в черной шляпе исчез, не дослушав. Старушка покрутила головой, увидела, что она покинута, и тоже исчезла.
  
  
  В это время в темный колумбарий энергичным шагом вошел строгий директор с портфелем.
  - Марь Степанна ! Вам телеграмма.
  Грачиха напялила очки и прочла по слогам :
  СРОЧНО ВЫЕЗЖАЙ ДОМОЙ СЕНЕЧКА ЗПТ ВЕНЕЧКА
  Директор протянул ей конверт :
  - А вот и билет на автобус, с курьером доставили. На словах просили передать, чтобы выезжали немедленно. Я уж и в бухгалтерии команду дал, чтобы вас быстренько рассчитали.
  Не помня себя, Грачиха понеслась в свою каморку переодеваться.
  Собрала свои нехитрые пожитки и бегом на автобусную остановку, пока не передумали. Автобус стоял под парами, сердитый шофер закричал на нее :
  - Сколько можно! Битый час дожидаемся, все расписание нам нарушили. Что за народ !
  Грачиха протянула ему билет, села на свое место у окошечка, и сон тут же сморил ее. Долго ли, коротко ли автобус ехал, только показалось ей, что не успела она и глаз сомкнуть, как ее уже трясут за плечо "вставайте, приехали !" Как полоумная, она выбежала из автобуса, и увидела знакомую развилку. Не обманул автобус, привез ее домой. Рысью побежала она по сугробам к родному гнезду. Это ж сколько времени дом не протоплен ! Наверное, все уж растащили лихие люди.
  Подойдя к дому, увидела, что в окнах горит свет, а из трубы идет дым. В доме было пусто, но тепло. Протоплен был дом, имущество в целости. Первым делом подошла она к комоду, где по - прежнему стояла фарфоровая женщина - Хозяйка Медной горы. Но смотрела женщина не сердито, а, напротив, ласково. Видно, простила.
  Легла Грачиха на свою мягкую перинку и заплакала легкими, счастливыми слезами.
  Проснулась утром раненько, по привычке хотела бежать в колумбарий, но вспомнила, что отпущена на волю. И так вдруг ей стало жалко оставленных покойничков... Кто теперь о них позаботится ? Она - то убежала, как ненормальная, даже не попрощавшись. И вспомнила Грачиха, что день сегодня не простой, а канун Рождества. Взяла она горшок, сложила туда уголечков, росного ладану и вышла к себе во двор под утреннюю звезду. По дороге отщипнула соломы в сарайчике. Отвесила три поклона на восток и подожгла солому. В морозном воздухе вкусно запахло ладаном.
  - Ты, святой ладанок да серенький дымок, унесись на небо, поклонись там моим родителям, а также всем моим подопечным покойничкам, расскажи им всем, как мы тут живем. Ты гори, огонек, чтобы не холодно было лежать в мерзлой земле да в рождественские морозы, а также в каменных урнах в колумбарии, поскольку сыровато там.
  Вспомнила Грачиха покойных родителей и загрустила. И так глубоко задумалась, что вздрогнула, когда ее окликнули весело :
  - Тетка Марья ! Ты чего это костры жжешь с утра пораньше ? Шашлыки затеяла ?
  Оглянулась - Сонька, собственной персоной !
  - Сонюшка, неужто ? Хорошая ты девка, только языком попусту не мели - грех. Я тут покойничкам ножки грею - обычай такой.
  - Ну извини, я же не знала. А я вот приехала дом попроведать, и не одна, а с женихом и свекровью. В гости зови !
  - А как же, вечерком и приходите, Рождество будем праздновать. К первой звезде и приходите...
  - В доме еще толком не огляделась, сто лет не была. Может, дел полно.
  - С ума ты сошла, девка. Никак нельзя в святки. Прясть нельзя, нитки свивать в клубки, ткать и даже узлы завязывать. Не вздумайте лапти плести, вить веревки, дуги загибать. Инструмент не чините и не городите изгородь. Боже вас сохрани молоть жерновами или масло сбивать. Кто в святки прядет - у того в волосах колтун заводится и ягнята родятся кривоногие. Будешь в святки шить - дети слепые родятся, будешь шерсть мотать - летних ветров намотаешь, все посевы погибнут. В это время только кикимора может прясть.
  - Ладно, уговорила. Не будем лапти плести и дуги загибать. Огород городить тоже не будем. И еще поговорю с Люком, может, уговорю, чтобы жерновами не молол. Все, пока, тетка Марья.
  И унеслась.
  Здесь все было по - другому. Здесь никто и слыхом не слыхивал ни про какой стриптиз в наручниках. Здесь считали, что наручники на человека может одеть только милиционер. Здесь она была Сонька, хоть и городская, а все - таки своя. Потому что здесь ее знали еще сопливую, без всяких понтов. Сонька подхватила Лукина и потащила проверять брошенный ларек. Оказалось, ларек понемногу, но торговал. И даже выручка была . Не казино, конечно, но все - таки. Сонька сгребла деньги, договорилась с соседом, и они все уехали в райцентр за товаром. Сонька недаром училась на менеджера торгового, не все еще забыла. Проездили полдня, навезли ящиков и коробок, Лукин таскал в поте лица. Сонька проверила записи у реализаторов. Зинаида была бы довольна.
  - Вероника, что с ларьком будем делать ? Закрывать как - то жалко. Мать вернется...
  - Не вернется. Не захочет она сюда возвращаться, вот увидишь. А закрывать не нужно. Пригодится еще. Грачиха пусть занимается. Пока. А там видно будет. Еще с годик он нужен будет, а там и без нас закроют.
  - Все загадками изъясняешься.
  - Да нет, я просто не знаю. Думаю так, и все. А почему - не знаю.
  Так прошел день - в хлопотах. В деревне жизнь другая, на нее больше времени тратить приходится. Вода из крана не течет, ее принести еще надо. Чтобы тепло было, печку приходится топить. А для этого дров наколоть и принести. Это в городе вся жизнь состоит из досуга, а в деревне жизнь состоит из жизни. Когда опомнились, аккурат вечер наступил и взошла первая звезда. Взяли гостинцы и пошли в гости к Марье Степанне Грачихе.
  Грачиха гостям открыла, да так и села на пол. Вот она, женщина фарфоровая в натуральную величину ! Пришла, выходит, по ее душу...
  - Матушка ! Не погуби ! Внуки - Сенечка и Венечка, дочка в городе. Я отслужу !
  - Ты что, Марь Степанна, гостей так встречаешь ? Веди себя прилично, ты мне сына напугаешь. Кто старое помянет, тому, сама знаешь, глаз вон.
  Грачиха на всякий случай глаза закрыла, а когда открыла, завопила пуще прежнего, потому что увидела сонькин лысый череп.
  - Сонюшка, неужто за прялку садилась ? Предупреждала ведь я тебя : колтунами изойдешь !
  И страшно побледнела, когда Лукин достал из - за пазухи живую обезьяну. Вероника поняла, что еще немного, и придется им на ночь глядя везти бабку в больницу. Поэтому строго сказала :
  - Все в порядке. Это не то, что вы подумали. Нет, не черт. Это самая обыкновенная обезьяна. Хватит креститься - она не исчезнет. И не надо так кричать - вы ее напугаете.
  Сонька хохотала просто до упаду. Это называется : веселого вам Рождества !
  Потом, ясное дело, гадали. Капали воск и жгли бумагу. Соньке выпало обручальное кольцо и младенец, но вперемежку со слезами, а Веронике - дальняя дорога и какой - то хищный зверь, не то тигр, не то лев. Потом Грачиха достала Рафлю - старинную гадательную книгу, и Бяка открывала им страницы. Выходило по - всякому : то хорошо, то плохо. Грачихе почему - то прибавление семейства, Веронике - любовь после смерти, а Лукину - свадьба, но со слезами на глазах.
  Потом молодежь убежала к сонькиным подружкам - дальше куролесить, а дамы уселись поговорить душевно.
  - Я так понимаю, что в это время, с 6 по 19 января, каждый год открывается портал - свободный проход для нечисти низшего порядка. Духи умерших толпами бродят по земле. И все желающие могут с ними общаться и узнавать скрытое.
  - Ну портал не портал, это мы не понимаем, а про нечисть - точно. Только с Рождества по Васильев день, или старый новый год по - нынешнему, назывались светлые святки. Это гадали на любовь, на замужество, на урожай. Год закладывали, чтобы все хорошо было. А уж с Васильева дня по Крещение - это опасное время, темные святки. Там уже духов вызывали, чтобы суженого увидеть или заманить, про судьбу и смерть узнать. Это в бане гадали, с зеркалом...В это время колдуны в зверей могут оборачиваться. Если в подполе перекинуться через двенадцать ножей, чтоб стояли лезвием кверху. Заклинание есть специальное. Если кого такой зверь укусит, тот тоже оборотнем станет на семь лет. Но внутри он остается человеком и людей не убивает, а наоборот, убегает подальше с глаз людских. Но только в святки оборотни грустят и готовы хоть сколько пробежать, только бы увидеть свой родной дом. Вот бывает так : находят человека далеко от дома, а он ничего не помнит. Это и есть оборотень, у которого срок заклятья кончился.
  - А как же с духами управлялись ?
  - Тут всякий за себя должен знать : если боишься воды - не связывайся с водяными духами, они тебе подчиняться не будут. Если боишься огня - саламандры не послушаются, если боишься высоты - воздушные духи тебе не подвластны, если боишься пещер и подземелий - не суйся к духам земли.
  В Васильев день надо заготовить васильевский огарок. Берешь лучину и первый огонь в этот вечер нельзя спичками зажигать, а непременно из печки. Лучинка обгорит немного, тогда можно от нее свечки зажигать. А лучинку эту надо припрятать. В страшные святки, когда будешь духов вызывать, надо взять этот огарок и зачертиться : сделать вокруг себя защитный круг, но чертить против солнца, не по - божьи. А как погадаешь, то расчертись : снова проведи по тому же кругу, но обратно, по солнцу и по - божьи.
  А на Малахия - 16 января - голодные ведьмы могут до смерти корову задоить. На Малахия хорошо припадочных отчитывать и кого сглазили - лучше нету дня.
  - Смутно на душе у меня, Марь Степанна. Смотрю в будущее и не могу понять ничего, мутно все как -то. Вижу чужие лица, а себя не вижу. Дороги своей не вижу, милого не вижу.
  - А так всегда и бывает : сапожник, сама знаешь, без сапог. Но я тут тебе не советчик, я твоих дел мудреных не понимаю. Но помочь - помогу. Сама спросишь и сама ответы получишь. После Васильева дня. Только дочь не бери с собой - нельзя. А для начала мы на сон загадаем. Спать будешь одетая. Тогда духи подумают, что ты мертвая, и допустят. Только не спи с застегнутым воротом - душу свою успишь, обратно не вернешься. И скажи молодым, чтоб резко тебя не будили, а то душа на место не успеет вернуться.
  Грачиха принесла из сеней веник, надергала из него прутиков, потом взяла чашку и положила на нее прутики - мостик построила.
  - Как придешь домой, налей в эту чашку воды и поставь под кровать. Возьмешь ведро с водой, замкнешь ручку ведра на замок, а ключ положи под подушку. А сказать надо :" суженый мой, ряженый, водой напои и через мост переведи."
  - Марь Степанна, что - то мне страшновато стало.
  - А ты как думала ? Время такое - святочное, всем страшно. Старый год умер, новый не народился, и живем мы пока в первозданном хаосе. А там - мрак и тьма...Мы сейчас свою судьбу и устраиваем.
  По заснеженной улице Вероника возвращалась домой. По улице бегала пьяная молодежь, бросала валенки. У Вероники три раза спросили имя, она три раза назвала разные. За деревней, в лесу, кто - то надрывно выл. Должно быть, грустные оборотни, которым хотелось домой.
  Вероника пришла домой и начала готовиться ко сну. Воды в чашку налила и ведро на замок замкнула. Потом улеглась, одетая, на кровать и верхнюю пуговицу на блузке расстегнула. Жалобно сказала в пространство :
  - Суженый мой, ряженый, переведи меня через майдан и водой напои, а то мне одной страшно. Пожалуйста.
  И уснула.
  И приснилось ей, что висит на стене большой портрет Телохранителя в красивой золоченой раме. Вероника подошла к портрету и стала пыль с него вытирать. А портрет ей и говорит :
  - Тесно мне тут. Расколдуй меня, Вероника. Мне тоже страшно, давай бояться вместе.
  Потом увидела она свой дом, но там ее не было, а все плакали. Потом увидела, как едет Николай на своем грузовике, а с ним в кабине еще кто - то сидит, а кто - не видно. И поняла она, что придется ей одной переходить через мостик, не на кого надеяться. И она пошла. Мостик был шаткий, ходуном ходил под ногами. Под мостом - темная вода. Остановилась Вероника, глядя в темные воды. Из воды вышел маленький Степик и заплакал. Вероника поняла, что останавливаться нельзя, и только сказала на ходу :
  - Степа, ты ни в чем не виноват, так бывает. Одни нахапают, а отдуваются другие. Но теперь все кончилось, и ты можешь идти спать. Домой, к маме.
  - Правда ?
  - Правда, Степик. Иди спать.
  Степа вышел из воды и ушел неведомо куда. Он шел и улыбался.
  Вероника пошла дальше. Она видела, что там, на другом берегу, ее кто - то ждет. Надо только дойти.
  В этот момент ее начали трясти за плечо. Вероника резко проснулась и ощупала себя, чтобы убедиться, что душа успела вернуться, и она еще жива. Над ней стояла Сонька.
  - Что ты наделала ! Зачем ты меня будишь ?
  - Ты чего одетая спишь ? Раздевайся и ложись по - людски...
  - Дай мне воды, что - то в горле пересохло.
  Сонька взяла кружку и налила ей воды прямо из заговоренного ведра, на котором висел замок. Но Веронике было уже все равно.
  
  
  Глава 34. КОТА НЕ ПРОДАЕТЕ ?
  
  Деревенское время ни шатко, ни валко притащилось к Старому новому году. Сонька с Люком пошли справлять к сонькиным одноклассникам. А Вероника пошла к Грачихе. Они подошли к перекрестку трех дорог. Им нужно было направо, а ей - налево. Тут они увидели, что на пустынном перекрестке прогуливается довольно странная личность : мужчина очень маленького роста, одетый в деревенский зипун и огромные валенки. А на голове у него была черная шляпа. Он подошел к ним и спросил :
  - Кота не продаете ?
  - Какого кота ?
  - Черного, разумеется. Кота в мешке. Весь вечер хожу тут, ко всем обращаюсь, замерз окончательно. Хочу купить кота в мешке - никто не продает. А сегодня, между тем, единственный день, когда это можно сделать. Васильев вечер. Раньше отбою не было от предложений. Странно.
  Лукин внимательно посмотрел на загадочную личность и подхватил Веронику под руку :
  - Вот что, давай - ка мы тебя лучше проводим...
  Они шли и гадали, пьяный он или просто шутник. Только Грачиха услышала эту историю, тут же заметалась по дому. Сначала она поймала своего кота Марсика. Сунула его Лукину. Потом полезла в подпол и достала мешок. Когда кота общими усилиями запихивали в мешок, он душераздирающе вопил. Мешок держали все, потому что кот бился в нем, как лев. А Грачиха торопливо завязывала мешок узлами.
  - Возьми веревку
  -Да нельзя веревкой, надо просто завязать на семь узлов саму мешковину. Ждите меня, я скоро.
  И убежала стремглав.
  Буквально через пятнадцать минут она вернулась без мешка, но гордая собой.
  - Теперь все. Заживу наконец.
  - Марсика не жалко ? За сколько продала ?
  Грачиха с загадочным выражением лица показала металлический рубль. Все молчали.
  Грачиха поняла, что имеет дело с редкостными невеждами. Кроме того, она хотела покрасоваться, ее так и распирало. И она поведала изумленной публике, что этот рубль называется нераздельным. Черт никогда не выпускает его из рук. Этот рубль можно получить только в Васильев вечер, если посадить в мешок, завязанный на семь узлов, черного кота. С этим мешком нужно отправляться на перекресток трех дорог. К тебе подойдет посланец сатаны и будет просить уступить кота, причем будет предлагать баснословные суммы. Но деньги нужно с презрением отвергнуть и требовать за кота нераздельный рубль. А когда он рубль даст, надо бежать как можно быстрее, пока он узлы на мешке развязывает и проверяет, что там. Если он развяжет мешок прежде, чем ты прикоснешься к двери, тебя разорвет на куски.
  - И что с ним делать ?
  - А с ним ничего делать не нужно. Теперь я всегда буду при деньгах. Этот рубль всегда возвращается к хозяину.
  - Ты не при деньгах будешь, а всегда при этом рубле. Как дура.
  - Нет, с рубля я же сдачу буду брать. Сдачу надо брать обязательно. Если хоть раз сдачу не возьмешь, рубль снова вернется к сатане.
  - Сдачу с рубля ? А что у нас стоит дешевле рубля, интересно знать ? Алчность затмила тебе мозги. Давай - ка ты мне этот рубль, я сбегаю на перекресток. Может, этот в черной шляпе еще и не ушел. Выручим Марсика.
  Сонька опять хохотала, как ненормальная. Грачиха обиделась :
  - Идите себе. Больно умные все стали. Посмотрим еще. Попросите еще у меня взаймы - фиг получите.
  - Нормально ты сыграла в "Поле чудес". Ты у него фамилию не спросила ? Случайно не Якубович ? Мешок - то какой был хороший. И кота еще профукала. Тебе же предлагали деньги, а ты одно свое - приз.
  А действительно : что можно купить на рубль, да чтобы еще и сдачу сдали ? И за какой период времени, приобретая предметы стоимостью ниже рубля, можно реально обогатиться ?
  
  В муках рождался Новый год, и было интересно : кто же родится на этот раз ? Время и пространство были зыбкими и неустойчивыми, и только нечисть стадами разгуливала по земле.
  А у Грачихи все было готово. Они понесли в натопленную баню два зеркала, свечи и белую скатерть. Там соорудили стол, накрыли на двоих. Вилок и ножей Грачиха не дала, только ложки. Это гадание было опасным, под видом суженого иногда являлся злобный и мстительный дух, которому ничего не стоило человека зарезать. Грачиха установила перед Вероникой два зеркала, зажгла свечи.
  - Смотреть будешь на отражение окна за левым плечом. Как только увидишь в окне хоть что - нибудь, сразу говори : ряженый мой, суженый, приди со мной отужинать. Если увидишь не лицо, а только затылок, значит, этот человек тебе знаком. Говори с ним, чтобы узнать его по голосу. Но помни : это не он, это нечисть принимает его облик. Если будет к тебе приближаться или захочет прикоснуться, то тут в мешке петух. Сдавишь его - он закричит, и ты спасена.
  Вероника села и стала настраивать зеркала, а Грачиха зачертила ее васильевским огарком и ушла.
  Вероника долго сидела, думая о своем. В бане было тепло, и ее начало клонить в сон. Глаза слипались, но Грачиха предупреждала : спать ни в коем случае нельзя, а то нечистый утащит. Веронике было не по себе, она уже хотела сбежать, но вспомнила, что не может уйти, пока не расчертится. А васильевский огарок остался у Грачихи. Наконец в окне промелькнула тень, и Вероника произнесла формулу приглашения. Дверь в баню хлопнула, но Вероника знала, что смотреть можно только в зеркало. В зеркале она увидела, как спиной к ней стоит мужчина. Он был в трусах и почему - то в одном носке. В руках у него была красивая квадратная бутылка, причем пустая. Мужчина был пьян. Только Вероника собралась с ним поговорить, как в зеркале появилась скрюченная старушонка и заговорила плаксивым голосом :
  - Вы же разумная женщина, давайте договоримся. Я согласна работать на ваших условиях. Ваша взяла. Если вы хотите этого мужчину, вы его получите. Если хотите, чтобы вернулся муж, то он вернется. Можно устроить джекпот в ближайшей лотерее, выигрыш в казино. Может, хотите куда - нибудь баллотироваться ? Или замуж за иностранца ? Мы все это можем устроить элементарно. Хотите выглядеть на двадцать - сделаем. Я все могу.
  - Да врешь ты все. Если бы ты все могла, стала бы ты за мной повсюду ходить. Твое время прошло, ты ничего не можешь. Я отпустила Степика, он пошел домой спать.
  - Вечно ты суешься, куда тебя не просят. Но имей в виду, сегодня у тебя последняя возможность. Портал открыт, и притяжение все сильней. Мне все трудней удерживаться в вашем мире. Проси.
  - Для начала убери двух несуразных.
  - Хоть сейчас. Я же говорю : портал открыт.
  И в зеркале появилась сначала унылая Нелегкая, а потом Кузькина мать, по обыкновению, с ремнем. Старушонка произнесла что - то на иностранном языке, несуразные изображения задрожали и растаяли. А старушонка начала молодеть. Сейчас ей было на вид лет пятьдесят.
  - Видишь, как быстро. Теперь проси для себя и пригласи меня на ужин. Мне обязательно нужно войти. Годится любой способ. Прошу тебя, поторопись, время уходит.
   Ее изображение в зеркале стало увеличиваться и приближаться. Вероника испугалась. Капли пота стекали по спине. А женщина в зеркале шла в коридоре из свечей прямо на Веронику и с каждой минутой становилась все ближе. Вероника оцепенела от ужаса. Она еле дышала. И тут она вспомнила. Просунула руки под стол и изо всех сил сдавила мешок. Она чуть на задавила несчастного петуха. Зато он сразу заорал. Хрипло и сдавленно, но заорал. Женщина остановилась, как вкопанная. На лице ее отразилось несказанное изумление:
  - Надо же, она меня обманула... ты меня обманула !!!
  Ее изображение побледнело. Теперь это была уже та самая, которая разговаривала с ней на улице у магазина, потом она превратилась в ту, что приходила на работу. Затем она стала девушкой в черном, а потом кукольной девочкой в старинном платье. Девочка сердито посмотрела на Веронику и погрозила ей пальчиком. Потом побледнела и окончательно пропала. Вероника схватилась за сердце и упала без чувств. Когда она очнулась, над ней стояла Грачиха, а в бане пахло сердечными каплями.
  
  Грачиха побежала за молодыми, вытащила их изо стола. Они даже поскандалили с Сонькой. Они кое - как одели Веронику и дотащили до дому. Вероника была бледна, как смерть. Утром привезли врача. Он долго слушал сердце и качал головой. Прописал сердечные капли, кучу таблеток и велел ехать в город. Но в город Вероника не поехала, а просто лежала, бледная и усталая, лицом к стене. Так она пролежала до самого Крещения. Тут ей неожиданно стало лучше, она поднялась с постели и протрубила сбор. Лукин вздохнул с облегчением.
  Сонька торопливо наставляла Грачиху насчет ларька.
  - Выручку дома не храни, носи в сберкассу. Я договорилась с Аликом, он будет товар возить. Будешь с ним наличными рассчитываться. И не вздумай мне свой рубль в выручку подсовывать. Будут недостачи - с тебя взыщу. На выходные приедет моя подруга с мужем. Дашь им ключи от дома, покажешь, как баню истопить. Все.
  Стали прощаться. Грачиха всех расцеловала, а потом заплакала.
  - Одну оставляете, в колумбарии и то лучше было. Все - таки с людьми.
  - Не с людьми - с покойниками
  - Все равно. Хоть словом можно перекинуться. Они знаешь какие разговорчивые... Теперь у меня даже кота нету.
  - Не реви. Недолго одна пробудешь. В город приезжай, если совсем уж скучно будет.
  Они торопливо шли к автобусной остановке, а она стояла, такая одинокая и несчастная, как грустный оборотень. И даже кота у нее теперь не было.
  
  
  
  
  Глава 35. МУМИЯ ЕГИПТА.
  
   А в клинике на далеком озере жизнь шла своим чередом. С того дня так и повелось. По утрам Николай копался в моторе или просто наводил машине красоту, а молчаливая забинтованная птица приходила и вставала сзади. Николай перестал обращать на нее внимание, потому что был погружен в свои невеселые мысли. Когда она была рядом, он ее не замечал. Он замечал, когда она не приходила.
  Он ни о чем не спрашивал ее, и она была ему благодарна.
  Им обоим было о чем подумать. И они оба не хотели это ни с кем делить - так уж совпало.
  Вместе они были похожи на хирурга и операционную сестру. Иногда Николай молча протягивал руку, а она так же молча вкладывала ему в руку инструмент. Иногда они стояли рядом и разглядывали внутренности автомобиля - ставили диагноз. Ни одного человеческого слова не было сказано между ними. Николай даже не знал, как ее зовут, а она не говорила. Она приходила ранним утром и уходила, когда клиника начинала просыпаться.
  Тихий разврат в комнате у Николая прекратился сам собой. Его двери теперь были закрыты - для всех. К своему удивлению, Николай обнаружил, что для того, чтобы стать мужчиной, для начала нужно перестать быть кобелем. Раньше он думал наоборот. Оказалось, ошибался.
  О Веронике он больше не думал. Он думал о ней, пока убегал из дома, как ошпаренный. И продумал все мысли, какие у него были на сей счет. А пережевывать он был не любитель.
  Они не любили друг друга. Николай понял, что все эти годы он даром времени не терял, и она теперь хочет либо сравнять счет, либо получить от жизни какие - то другие возможности. Это было справедливо, она имела на это право. Сын вырос и больше не нуждался в нем - у него была своя жизнь. Много лет они считали себя семьей, а теперь вдруг оказалось, что никто ни в ком не нуждается. Более того, Николай словно увидел свою прошлую жизнь в кривом зеркале. Раньше такая жизнь ему нравилась, а теперь оказалось, что все это полная дешевка. Коля Лукин не чувствовал себя обиженным или пострадавшим, но ему было нелегко. У него началось позднее взросление.
  Доктор тоже изменился. Он расправил плечи, и все увидели, что он высокий и красивый мужчина. Глаза у него сияли, и он постоянно шутил с пациентками. Не изменилась только Манарага. Она была гармонична сама по себе. Правда, теперь все называли ее Марина Григорьевна. Она летала по клинике, как электровеник, и каждый день ездила с Николаем то в город, то на рынок, то в деревню за продуктами. У доктора, который никогда не был силен в хозяйственных вопросах, гора упала с плеч. Он даже вспомнил, что когда - то хотел защитить диссертацию. У доктора было самое настоящее счастье, но от этого он не перестал быть хорошим врачом и хорошим человеком. Именно поэтому в один прекрасный день он подошел к Николаю, немного помялся, а потом все - таки сказал :
  - Не мое, конечно, дело... даже не знаю, как сказать. Я прошу вас : вы с ней все - таки поаккуратней. С Машей Успенской. Она отлично держится, но именно это меня и беспокоит. Ей скоро снимать бинты... Она никому не доверяет, ни с кем не общается, кроме меня. И сейчас вот с вами. Понимаете ?
  - Еще бы. Ты хочешь сказать, чтобы я ее не трахал. В отличие от всех остальных.
  - В общем, да. Хотя это не мое дело. Я не умею говорить на такие темы, как обыватель. Я врач. Я должен ее лечить, вот и все.
  - Ладно, Док. Ты у нас светило, тебе виднее.
  - Не надо, Коля, хамить. Я вас не заставлял пациенток обслуживать.
  Но Колю уже понесло.
  - Значит, и здесь во мне больше не нуждаются ! Могу и уехать !
  - Куда вы уедете...
  - Да уж не пропаду !
  - Как угодно. А сейчас у меня осмотр.
  Доктор повернулся и ушел. Но на сердце у него было тяжело. Он не умел вести с людьми такие разговоры. Он хирург, а не психотерапевт. Поэтому он нашел Марину и поговорил с ней.
  - ...и в итоге он сказал, что уедет.
  - Куда ему ехать ? С ума сошел ? А без водителя что мы будем делать ?
  - С ним нужно поговорить, успокоить. По - женски, деликатно...
  Манарага всегда была чемпионом мира по деликатности, поэтому она просто подошла к Николаю и со всей женской чуткостью заявила :
  - И куда это мы собрались ? К жене - кровь пить ? Тебя там ждут - не дождутся ! И дома, и на фирме твоей ! Поехали лучше в город. Тоже - разбушлатился. Нечего было Геракла из себя изображать. Не скажи ему ничего. Он тут, между прочим, главный врач. Может и сказать.
  Николай и сам понимал - разбушлатился. Когда возвращались из города, он выдавил из себя :
  - Что там насчет этой Маши... говори давай.
  - Да говорят, крутая была девка. Как это у вас : королева автострады, чемпионка пустырей. Вот, дочемпионилась. Трагедия ужасная. Я бы такое не пережила. Док говорит, что уже две пересадки ей делали, но смотреть все равно страшно.
  И Манарага поведала Николаю ужасную трагедию. Николай слушал молча, думал о чем - то. Машину поставил и сразу ушел к себе. К ужину не вышел.
  Всю ночь он не спал, ворочался с боку на бок. Он не был самым добрым человеком на свете и самым чутким тоже не был. И думал он не об утерянной красоте Маши Успенской, это его не касалось. Он понял, что ей страшно. И еще он понял, что пока она не перешагнет через этот страх, она не сможет жить дальше. Он это понимал, как никто, потому что у него тоже был свой страх, из - за которого он тоже не мог жить дальше. Утром, едва рассвело, он решительно постучал к ней в палату.
  - Давай собирайся, я жду.
  - Пожалел ? Я сама справлюсь.
  - Че - то фигово справляешься. Хватит языком трепать, времени мало. Давай.
  И ушел. Гордость показывать было некому. Маша плюнула и начала одеваться. Все было не так красиво, как мечталось. Но зато хоть как - то было.
  Он стоял в гараже и крутил на пальце ключи.
  Маша сделала еще одну попытку.
  - Гололед сегодня. Машина чужая. Разобьем.
  - А мне говорили : ты чемпионка. Разобьем - починим. Не привыкать. А Док опять заштопает. И ему не привыкать. Ну ?
  Вот жлоб. Маша открыла дверь и включила зажигание.
  - А гараж кто будет открывать, Пушкин ? Я тебе не инструктор.
  Маша тихо выругалась и пошла отворять тяжелые двери. Он тем временем уселся на пассажирское сиденье.
  - Вылезай. Ты ж не инструктор. Я одна поеду.
  - Людей пугать ? Мумия Египта ! Одна - в другой раз, а пока под мою ответственность. Едем или нет ?
  Темень, бинты эти мешают. Ах, черт. Да где же тут что ? Беременной коровой по заснеженной горке вползла на тракт. И вправду гололед. Влево - зачем так резко - спокойно, спокойно. Куда она денется, повезет. И не такие возили. На пустой дороге нам равных нет. Ничего не помню, почему ж коленки - то так дрожат ? Елки - палки, в колее надо ехать... Что там на спидометре ? шестьдесят... семьдесят... эх, хорошая резина у доктора ! восемьдесят... девяносто...
  - Успенская ! Так и будем жопу морщить ? Ехай давай !
  Зачем же жопу морщить... Посмотрим, на что способно это домашнее животное...
  Когда на спидометре было сто двадцать, машину крутануло на пустой дороге. Бестрепетной рукой Маша направила ее в ближайший сугроб. Они встали - в снегу по самые гланды.
  И тут Маша закричала. Воинственный клич ирокезов огласил зимние просторы. Николай набрал в грудь воздуха и тоже закричал. Потом Маша обняла его так, как его еще никто никогда в жизни не обнимал. Это и был Момент истины.
  - Поздравляю тебя, Машка, с днем рождения. А вот насчет лопаты я и не проверил...
  
  
  
  Когда они вернулись в клинику, Док бегал раздетый по морозу, а за ним бегала Маринка и пыталась на бегу набросить на него дубленку.
  - Я вас убью вот этими вот руками ! Ей нельзя простывать ! У нас тут клиника, а не ваш персональный бордель. Я же вас просил, как человека. Вы негодяй !
  Но Маша вылезла из машины, обняла доктора, повисла на нем. Док сначала бился, но потом истерика постепенно сошла на нет. Манарага смотрела на Николая так, словно видела его впервые в жизни. А Николай вообще ни на кого не смотрел. Он просто сиял, как начищенный пятак. Доктор махнул рукой :
  - О чем вы только думаете... немедленно в постель ! Два дня не вставать - а там посмотрим.
  - Спасибо, доктор. Можно, я только маме позвоню ?
  У доктора челюсть отвисла. Маша побежала в кабинет, Николай пошел к машине. Манарага повернулась к мужу :
  - Хватит уже из себя доктора Пилюлькина разыгрывать. Эх, Вероника не видит ! Можно, я им позвоню ?
  - Ты знаешь ответ : нет, нельзя. Сглазишь. Тьфу - тьфу.
  А потом Маша лежала под одеялом, а Николай приносил ей градусники, обед, ужин... И Маша говорила без умолку. Она торопилась рассказать все, о чем молчала два года. Про Сестренку, про Гошу, про лицо, которого не было, про мужиков, которых не будет никогда. И про то, как она уедет отсюда, когда снимет бинты... Она бормотала и бормотала, просто никак не могла остановиться. Как пьяная. Потом язык у нее начал заплетаться, а потом она уснула. Просто отключилась. Впервые за два года она крепко спала, без снов и лекарств. Она даже похрапывала. Доктор увидел, что в палате горит свет, и тихонько приоткрыл дверь. Николай сидел на стуле и держал Машу за руку. Маша беззаботно дрыхла. Николай его не заметил, и Доктор так же тихо закрыл дверь.
  Коля Лукин впервые в жизни вот так сидел рядом с женщиной и держал ее за руку. Ему исполнилось сорок девять лет, а он никогда еще этого не делал. Он никого не держал за руку, а жизнь прошла почти вся. Коля сидел совершенно неподвижно и слушал себя. Так мы иногда замираем, когда у нас что - нибудь болит, и слушаем свою боль.
  У Коли было много женщин. Но ни одну женщину Коля не впускал выше пояса. Такая уж у него была привычка. И сам сближался с женщинами строго ниже пояса. Выше пояса он принадлежал только сам себе. Может быть, потому, что сам не ведая о том, был древним греком. А сейчас он смотрел на Машку с такой гордостью, словно был ей родной матерью. Впервые в жизни Коля не спал рядом с женщиной. Он пока даже не задумывался о том, что ее нужно трахнуть. Близость с ней происходила в обратном направлении : не снизу вверх, а сверху вниз. Эта женщина была сделана из его ребра. Он не решался претендовать на нее, но и отпустить от себя просто не мог. Это было абсолютно исключено.
  Более того, сам факт, что Машка ходила в этих кошмарных бинтах, радовал Колю. Он не хотел копаться в себе, чтобы понять, на чем замешана эта странная радость. Сам себе он говорил, что жалеет ее. Но врал Коля, безбожно врал !
  Ясное дело, всегда найдется умник, который скажет : обоих судьба загнала в угол. По ее иронии они просто оказались в одном и том же углу. В своих прошлых жизнях они бы даже не встретились, а если и встретились, то не узнали бы друг друга. Но если бы этот умник сейчас растолкал спящую Машку и оцепенелого Колю и спросил их :а желают ли они вернуться в свои предыдущие биографии и забыть друг друга, как страшный сон ? Кто знает, куда бы они его дружно послали. То, что произошло между ними на пустынной зимней дороге, относилось к разряду откровений. Такие минуты даруются человеку свыше и остаются с ним на всю жизнь. И после этого становится понятно, что живем мы на свете как раз ради таких минут, а совсем не для того, чтобы как можно больше нахапать или как можно выше залезть. Бывает, жизнь так выкручивает руки, что все наши прошлые достижения обесцениваются в единый миг.
  Мы не можем сразу определить истинную цену подарков Судьбы. Более того, нас мучает комплекс Остапа Бендера : мы бы взяли частями, но нам нужно сразу. Может быть, поэтому мы не получаем ничего.
  А Судьба другой раз одарит так одарит : стоишь дурак дураком, и непонятно - это подарок такой или элементарно свинью подложили...
  Ночью Машка вдруг проснулась, но не от страха, как обычно, а от того, что выспалась. Открыла глаза и увидела, что на стульчике возле кровати спит Коля. Сначала она испугалась, что пришел час расплаты - натурой. А потом ей подумалось : а, может, и к лучшему. Когда еще такой шанс представится. Просто, без затей, переспать с мужиком. Пока он еще не видел ее лица. Поэтому она разбудила Колю, без лишних слов подвинулась и сказала "ложись". Коля встал, поправил ей одеяло :
  - И ты туда же. Уж лучше спала бы. Когда спишь, на человека похожа.
  И ушел. Ох, и погано было у Машки на душе.
  Люди всегда думают одно, говорят другое, а поступают по - третьему. И тем запутывают друг друга.
  Утром Машка, как штык, стояла у Коли за спиной и с виноватым видом подавала инструменты. Коля молча пыхтел, но к вчерашнему эпизоду не возвращался. Он не лакей, чтобы ему чаевые совать. Пусть зарубит на своем забинтованном носу. А потом пришел Доктор и позвал на перевязку. А на перевязке выяснилось, что через пять дней бинты будут сняты окончательно и бесповоротно. Перед этим известием все остальное сразу потеряло смысл. Машка знала, как она поступит. Док распеленает ее поздним вечером, и она бесследно растает в ночи. Пора в дорогу.
  
  
  Глава 36. СМЕРТЕЛЬНО ОПАСНАЯ ПРОФЕССИЯ - ЖЕНЩИНА.
  
  Вероника чувствовала себя гораздо лучше, но была еще слаба и даже по лестнице поднималась с трудом. Агния взлетела по ступенькам черным вихрем. На площадке было пусто, Нелегкую как ветром сдуло. Агния возилась с ключами, но замок не поддавался, а, напротив, злобно рычал по - собачьи. Вероника подошла к двери, погладила замочную скважину :
  - Молодец, молодец, хороший. Хозяева вернулись, впусти в дом.
  В ответ послышалось жалобное поскуливание, и дверь отворилась.
  И сразу под потолком встрепенулись экзотические цветы и запахли бананы. И даже вдруг откуда - то послышалась музыка. Агния глаз не сводила с Вероники. Вероника немного поморщилась, и Агния крикнула куда - то в пространство :
  - Да замолчите вы !
  Музыка вякнула и затихла, а Вероника побрела в спальню. Она остановилась перед зеркалом. Из зазеркалья на нее смотрела усталая незнакомка.
  - Кто же ты теперь такая ? Что же ты сделала с собой, Вероничка...
  Незнакомка молчала, только смотрела печально. А что она могла сказать ?
  Не играйте в игры с нечистой силой. Даже если удастся пройти все уровни и при этом остаться в живых, то в зеркале вы себя не узнаете. Можно найти цветок папоротника, но он навсегда опалит ваше сердце...
  Неслышно подошли Лукин с Агнией и, словно маленькую, уложили ее в постель. Вероника послушно легла. По самому краю души пробежал мимолетный страх : наверное, вот так люди умирают. Наверное, вот так они принимают решение : все, сил больше нет, пора уходить. А потом шаг за шагом медленно уходят туда, где усталая душа наконец получит отдых. Этот путь не виден никому. Человек проходит его в одиночку. И когда он пройден весь без остатка, а впереди видны только ворота, за которыми рай или ад, человек проваливается в другое измерение. Но смерть - это не миг. Это процесс, это путь. Как и жизнь. Даже если за этой чертой совсем ничего нет, путь к ней неблизкий и трудный. За много веков люди так и не научились нормально рождаться, хорошо жить и правильно умирать. Уходя, человек думает только о том, как мало он понял и как мало успел. Проваливаясь в кровавую мясорубку мира иного, все мы, как малые дети в темноте, испытываем только страх. Так для чего же с таким дерзновенным любопытством человек заранее пытается подглядеть, что ждет его там, на том свете ? Не для того ли он овладевает запретным знанием, чтобы еще при жизни познать смертельную усталость ?.. Так стоит ли забегать вперед, стремясь к тому, что и так неизбежно... Зачем из такой короткой жизни стремиться в вечную смерть ? Успеется, успеется...
  "Я тень из тех теней, которые однажды,
  Испив живой воды, не утолили жажды
  И возвращаются на свой кремнистый путь,
  Смущая сны живых, живой воды глотнуть...
  А если это ложь, а если это сказка,
  И если не лицо, а гипсовая маска
  Глядит из-под земли на каждого из нас
  Камнями жесткими своих бесслезных глаз?.."
  
  Чувствуя, что проваливается в сон, Вероника подумала : надо было раздеться, нельзя спать одетой. А потом из последних сил, как парашютист за кольцо, рванула верхнюю пуговку. Не заспать бы душу...
  
  ВЕЧЕРОМ НАКАНУНЕ КАЗНИ ИЗ ОКРЕСТНЫХ ДЕРЕВЕНЬ В ГОРОД СТЕКАЛИСЬ ТОЛПЫ НАРОДУ. ТРАКТИРЫ И ПОСТОЯЛЫЕ ДВОРЫ УЖЕ ТРЕЩАЛИ ПО ШВАМ. КОМНАТЫ С ОКНАМИ НА ПЛОЩАДЬ СДАВАЛИСЬ ПО ТРОЙНОЙ ЦЕНЕ. ЖЕНЩИНЫ ГОТОВИЛИ СВОИ ЛУЧШИЕ ПЛАТЬЯ, ГОРОД ЖИЛ В ПРЕДЧУВСТВИИ АУТОДАФЕ.
  В ЗЕМЛЮ НА ПУСТЫРЕ УЖЕ ВКОПАЛИ СТОЛБЫ И ОБЛОЖИЛИ ИХ ВЯЗАНКАМИ ХВОРОСТА. МЕСТА НА ПЛОЩАДИ ЗАНИМАЛИ С НОЧИ. К УТРУ ДАВКА БЫЛА СТОЛЬ ВЕЛИКА, ЧТО ИЗ ТОЛПЫ РАЗДАВАЛИСЬ СТОНЫ.
  НОТАРИУС ПРОЧЕЛ ПРИГОВОР. ПАЛАЧ ПОДОШЕЛ К СТОЛУ ПОПРОСИТЬ ЗАЩИТЫ НА ТОТ СЛУЧАЙ, ЕСЛИ ОН ДОПУСТИТ КАКУЮ - НИБУДЬ ПРОМАШКУ ИЛИ НЕЛОВКОСТЬ. ОБЫЧАЙ ПОЗВОЛЯЛ В ЭТОМ СЛУЧАЕ ЗАКИДЫВАТЬ ПАЛАЧА КАМНЯМИ .СУДЬЯ ПРЕЛОМИЛ СВОЙ ЖЕЗЛ, ВСЕ ЧЛЕНЫ СУДА ВСТАЛИ, И ТУТ ЖЕ СТОЛ И СТУЛЬЯ БЫЛИ ПЕРЕВЕРНУТЫ.
  ЧЕРЕЗ ВЕСЬ ГОРОД ОСУЖДЕННЫХ ПОВЕЗЛИ К МЕСТУ КАЗНИ. ПАЛАЧ ШЕЛ ВПЕРЕДИ. АГНЕССУ И АННУ ВЕЗЛИ НА ТЕЛЕГЕ. ТЕЛА ИХ БЫЛИ ИСТЕРЗАНЫ ПЫТКАМИ. ГРУДИ ВИСЕЛИ КЛОЧЬЯМИ, РУКИ И НОГИ ПЕРЕЛОМАНЫ, ЛИЦА ЗАКРЫТЫ ДУРАЦКИМИ КОЛПАКАМИ. В ПРЕДЧУВСТВИИ КРОВИ В ТОЛПЕ НАРАСТАЛО ВОЗБУЖДЕНИЕ. ЗРИТЕЛИ ОСЫПАЛИ ПРИГОВОРЕННЫХ НАСМЕШКАМИ И БРАНЬЮ.
  ПОД КРИКИ ВСЕОБЩЕГО ОДОБРЕНИЯ АГНЕССА И АННА БЫЛИ ПЫТАЕМЫ КЛЕЩАМИ. АГНЕССА ВЗЫВАЛА К БОГУ, АННА, НАПРОТИВ, БОГОХУЛЬСТВОВАЛА И ПРИЗЫВАЛА ДЬЯВОЛА, ЧЕМ ДОВЕЛА ТОЛПУ ДО ИССТУПЛЕНИЯ.
  НАКОНЕЦ ОСУЖДЕННЫХ, КОТОРЫЕ НЕ МОГЛИ САМОСТОЯТЕЛЬНО СТОЯТЬ, ПРИКРУТИЛИ К СТОЛБАМ ЦЕПЯМИ И ОБЛОЖИЛИ МОКРОЙ СОЛОМОЙ СО ВСЕХ СТОРОН. ПАЛАЧ ПОДОШЕЛ С ФАКЕЛОМ И ДОЛГО ПЫТАЛСЯ ПОДЖЕЧЬ СЫРЫЕ ДРОВА. НАКОНЕЦ ОГОНЬ НЕХОТЯ ЗАНЯЛСЯ, ПУСТЫРЬ ЗАСТЛАЛ ЕДКИЙ ДЫМ.
  ЦЕЛЫЙ ЧАС ОСУЖДЕННЫЕ ОГЛАШАЛИ ОКРЕСТНОСТИ ДУШЕРАЗДИРАЮЩИМИ ВОПЛЯМИ. ОГОНЬ МЕДЛЕННО ПОДЖАРИВАЛ ИМ СТУПНИ И НАКОНЕЦ ДОБРАЛСЯ ДО ОДЕЖДЫ. СТОИЛО ЗАГОРЕТЬСЯ ПОДОЛУ, РУБАХИ НА ЖЕНЩИНАХ ВСПЫХНУЛИ, И ОГОНЬ ВДРУГ ПРИНЯЛ ОТЧЕТЛИВУЮ ФОРМУ ОГРОМНОГО КРАСНОГО МЕДВЕДЯ И НАЧАЛ ЛИЗАТЬ ИМ ПЛЕЧИ. ОБГОРЕВШАЯ ОДЕЖДА ОТЛЕТЕЛА ЧЕРНЫМИ ХЛОПЬЯМИ, И ОСУЖДЕННЫЕ ПРЕДСТАЛИ ПЕРЕД ТОЛПОЙ СОВЕРШЕННО НАГИМИ. В ЭТОТ МОМЕНТ ВСЕ УВИДЕЛИ, КАК МОЛОДА И ХОРОША СОБОЙ АГНИЯ И КАК БЕЛА ТЕЛОМ АННА.
  ШЕЛ УЖЕ ВТОРОЙ ЧАС КАЗНИ. ТОЛПА ПОСТЕПЕННО ТЕРЯЛА ИНТЕРЕС. АГНЕССА ПРОНЗИТЕЛЬНО КРИЧАЛА, ОНА УМОЛЯЛА ПОДБРОСИТЬ ДРОВ В КОСТЕР, ЧТОБЫ ПРЕКРАТИТЬ ИХ МУЧЕНИЯ, И ОТЧАЯННО ВЗЫВАЛА К СВЯТОЙ ДЕВЕ. НАКОНЕЦ ОГОНЬ СКРЫЛ ОБНАЖЕННЫЕ ТЕЛА ОСУЖДЕННЫХ. СМОТРЕТЬ СТАЛО НЕИНТЕРЕСНО.
  НО ТЕ, КТО СМОТРЕЛ ВНИМАТЕЛЬНО, УВИДЕЛИ, КАК ИЗ ОГНЯ ВЫПОРХНУЛА БАБОЧКА И ВЗМАХНУЛА НАД КОСТРОМ ЧЕРНО - КРАСНЫМИ КРЫЛЬЯМИ. В ТУ ЖЕ МИНУТУ КРИКИ АГНЕССЫ ЗАМОЛКЛИ, И ОНА НАКОНЕЦ ОТДАЛА БОГУ ДУШУ. В ЭТОТ МОМЕНТ ИЗ ПЕРВОГО РЯДА ВЫШЕЛ ЧЕЛОВЕК ОЧЕНЬ МАЛЕНЬКОГО РОСТА В ЧЕРНОЙ ШЛЯПЕ И НАЧАЛ ПРОБИРАТЬСЯ СКВОЗЬ ТОЛПУ, НАПИРАВШУЮ СЗАДИ.
  АННА ИСПИЛА СВОЮ ЧАШУ ДО ДНА. ОНА МУЧИЛАСЬ ЕЩЕ ОКОЛО ЧАСА. ЗАТЕМ ВСЕ УВИДЕЛИ, ЧТО ТЕЛА НА СТОЛБЕ ПОЧЕРНЕЛИ. ЖАР КОСТРА НАЧАЛ СПАДАТЬ, И ПАЛАЧ СМОГ ПОДОЙТИ ПОБЛИЖЕ, ЧТОБЫ ПОВОРОШИТЬ УГЛИ ДЛИННЫМ ШЕСТОМ.
  А МАЛЕНЬКИЙ ЧЕЛОВЕЧЕК В ЧЕРНОЙ ШЛЯПЕ БЫСТРЫМ ШАГОМ УДАЛЯЛСЯ ОТ МЕСТА КАЗНИ, БОРМОЧА: " УБИЙЦА ДА БУДЕТ НАКАЗАН ОТРУБЛЕНИЕМ ГОЛОВЫ, РАЗБОЙНИК ДА БУДЕТ ПОВЕШЕН, НО НЕЛЬЗЯ СЧИТАТЬ ЭТИ НАКАЗАНИЯ ДОСТАТОЧНЫМИ ДЛЯ ВЕДЬМ. ОНИ СЖИГАЮТСЯ, ПОТОМУ ЧТО ЭТИ ПРЕСТУПНИКИ - ЖЕНЩИНЫ..".
  
  Вероника все - таки проснулась и сразу закашлялась. Дом был полон едким дымом. По квартире бегали Лукин с Агнией, поспешно открывали форточки, махали в воздухе мокрыми полотенцами. Перепуганные соседи вызвали пожарников. Но дым постепенно рассеялся, а приехавшие пожарники очага возгорания так и не обнаружили. Вызов был ложный. Опровергая известное утверждение, что не бывает дыма без огня, на этот раз было именно так. Агния безуспешно пыталась вытащить оцепеневшую Веронику в подъезд. Когда дым окончательно рассеялся, она так и сидела в кровати: глядя перед собой и теребя воротник, где с мясом была вырвана верхняя пуговка.
  Совершенно измотанные и напуганные, молодые сидели рядом с Вероникой. Лукин взял ее за руку :
  - Мама, может к врачу ? Полежишь в больнице, тебя полечат...
  - Не говори глупостей, ты знаешь, что я здорова. Скоро все устроится. Еще дней пять, и я буду в полном порядке, вот увидишь. Мне нужен покой - и только.
  На том и порешили. Она лежала в постели, поджав ноги, как поэт Некрасов в период последних песен, а они поили ее горячим чаем. Ни люди, ни духи ее больше не беспокоили. Странная недобрая тишина воцарилась в доме. Вероника читала Булгакова :
  "Маргарита Николаевна сидела перед трюмо в одном купальном халате, наброшенном на голое тело, и в замшевых черных туфлях. Золотой браслет с часиками лежал перед Маргаритой Николаевной рядом с коробочкой, полученной от Азазелло, и Маргарита не сводила глаз с циферблата. Временами ей начинало казаться, что часы сломались и стрелки не движутся. Но они двигались, хотя и очень медленно, как будто прилипая и наконец длинная стрелка упала на двадцать девятую минуту десятого. Сердце Маргариты страшно стукнуло, так что она не смогла даже сразу взяться за коробочку. Справившись с собою, Маргарита открыла ее и увидела в коробочке жирный желтоватый крем. Ей показалось, что он пахнет болотной тиной. Кончиком пальца Маргарита выложила небольшой мазочек крема на ладонь, причем сильнее запахло болотными травами и лесом...
  Крем легко мазался и, как показалось Маргарите, тут же испарялся. Сделав несколько втираний, Маргарита глянула в зеркало и уронила коробочку прямо на стекло часов, от чего оно покрылось трещинами. Маргарита закрыла глаза, потом глянула еще раз и буйно расхохоталась.
  Ощипанные по краям в ниточку пинцетом брови сгустились и черными ровными дугами легли над зазеленевшими глазами. Тонкая вертикальная морщинка, перерезавшая переносицу,.. бесследно исчезла. Исчезли и желтенькие тени у висков, и две чуть заметные сеточки у наружных уголков глаз. Кожа щек налилась ровным розовым цветом, лоб стал бел и чист, а парикмахерская завивка волос развилась.
  ...Маргарита выскочила из халата одним прыжком и широко зачерпнула легкий жирный крем и сильными мазками начала втирать его в кожу тела. Оно сейчас же порозовело и загорелось,... мускулы рук и ног окрепли, а затем тело Маргариты потеряло вес."
  Вероника лежала в постели и читала Булгакова, оставляя на полях многочисленные карандашные пометки. Она даже что - то записывала на разрозненных листочках и, не глядя, кидала их в сундук.
  К исходу пятого дня на ее щеках вдруг заиграл румянец, и она стала прежней Вероникой. Она встала и как ни в чем не бывало пошла на кухню греметь кастрюлями. Погнала Лукина на рынок и велела купить свежайшую мозговую косточку. Сама тем временем полезла в сундук. Сундук поворчал, но выдал баночку с какой - то дрянью. Какая - то дрянь воняла болотом и еще чем - то затхлым. Наконец Агния не выдержала :
  - Это что у тебя, лягушачье дерьмо ? Соседи милицию вызовут, подумают, что у нас кто - нибудь сдох !
  - Не ворчи, тебе не идет. Еще не хватало мне сварливой снохи. Вот не дам своего материнского благословения на брак, будешь знать. Сейчас придет наш сын и муж, будем варить крем Азазелло по рецепту Михаил Афанасьича. Обратимся к первоисточникам. Надо спасать утраченную внешность.
  Когда пришел Лукин, Вероника бодро свалила в кастрюлю мозговую кость и залила ее зеленым и вонючим.
  - Будешь этим мазаться ?
  - Доживешь до моих лет - не тем еще намажешься.
  - Поезжай к Доктору, он тебе морду поправит. Только по тебе, по - моему, совсем другой специалист плачет. Горючими слезами.
  
  
  Что касается Доктора, то он решил дать себе передышку. В этот момент он ехал отдохнуть от трудов праведных в деревню. В баньке попариться и побыть наконец наедине с молодой женой.
  - Вот здесь я как раз Николая и нашел в грузовике, абсолютно без сознания. Ужасный запах стоял от этих груш.
  - Да здесь до сих пор ими воняет, чувствуешь ?
  И действительно : в морозном воздухе ощущался сильный запах гнилых фруктов. Чертовщина какая - то.
  
  Николай одиноко стоял в гараже. Неизвестно почему, Машка больше не приходила. Ни разу. Черная тоска овладела Николаем, накануне вечером он даже попробовал напиться, но безуспешно. Не полезло. Пробовал приставать к Доктору с дурацкими наводящими вопросами, но Доктор прикидывался дурачком, и весьма успешно. Коля чувствовал себя так, словно его выставили за дверь в разгар праздника. Даже Манарага как - то отводила глаза и на колины провокации не поддавалась. А сегодня они вообще уселись в докторскую тойоту и отбыли на пару в неизвестном направлении. Коля решил, что так легко они от него не отделаются, и смело постучал в машкину дверь. Машка сидела там, внутри, он это точно знал. Сидела, но не отзывалась. Было от чего впасть в черную меланхолию : женщины, одна за другой, бежали из его жизни без оглядки. Когда муки неизвестности стали пыткой, Николай прибегнул к старому испытанному способу : он оседлал больничный микроавтобус и гонял по окрестным дорогам, пугая местное население, пока не оплавились свечи. А поздно вечером, пробираясь к себе в комнату спящими больничными коридорами, он услышал, как медсестры говорили, что Успенская выписывается послезавтра. Николаю полегчало, и он уснул без задних ног.
  Потом вернулись Док и гражданская супруга его - Марина Григорьевна, отдохнувшие и посвежевшие. Николай весь обратился в слух, но услышать ему удалось только одно : как хорошо в деревне заниматься сексом в бане. Тоже мне, новость !
  Николай опять оседлал многострадальный микроавтобус и пропадал до вечера.
  Вечером Машка наконец вышла из укрытия и пошла к Доктору - сдаваться. Чемодан она уже собрала. Доктор провозился с ней больше часа. В кабинете было слышно, как постепенно затихала больница, отходя ко сну. Машка еще раз посмотрела на себя в зеркало и решила, что отныне будет носить кепку с большим козырьком и темные очки. И плевать на все слюнями. Больше ей ничего не оставалось - разве что застрелиться. Когда Доктор вышел проводить Машку, у дверей кабинета стоял Коля Лукин. В руках у него были цветы - большие тигровые лилии. Машка заметалась, но деваться было некуда. Коля ткнул ей букетом прямо в лицо, и она выглядывала из тигровых зарослей, как зверек неизвестной породы.
  - Видишь, Коля, как я теперь выгляжу. Мумия Египта.
  - Ничего, у моего сына такая же. Лысая, как колено. Теперь так модно. Да это все фигня. Ты мне лучше скажи : куда это ты намылилась на ночь глядя ?
  - Уезжаю, Коля. Больше мне здесь делать нечего.
  - Да ну ? Хлыздишь, Успенская ! Должок за тобой. Давай рассчитывайся. Ты же обещала. Никто тебя за язык не тянул, чемпионка.
   Коля схватил ее за руку и потащил по коридору. Дверь хлопнула, а в воздухе задрожал изысканный аромат лилий. Доктор постоял в полном изумлении и пошел спросить у Манараги, что ему думать по этому поводу. Сам он терялся в догадках.
  
  
  Глава 37. ЛИЦО ИЗМУЧЕННОЙ ЛЮБВИ.
  
  Много ночей было в колиной жизни, но все они были безымянными. Впервые у ночи было имя, и эта ночь звалась Машка. И он хотел только одного : чтобы ночь по имени Машка не кончалась никогда. Впервые в жизни он боялся, что наступит утро. Потому что утром все будет по - другому, и он не сможет ее удержать. Он больше не хотел безымянного утра и безымянной жизни.
  Много раз в своей непутевой жизни Коля занимался любовью. Но он никогда не видел, какое у его любви лицо. И вот теперь она явила его, и Коля увидел, что его любовь измучена, обожжена и покрыта шрамами. Без малого полвека она гонялась за ним по всем дорогам, и вот наконец догнала. Коля любовался ее рубцами и шрамами, потому что это была ЕГО любовь. И в эту самую минуту Коля поклялся, что никому ее не отдаст и убьет всякого, кто посмеет к ней приблизиться.
  
  Вероника стояла у окна и вглядывалась в ночную тьму. Она была очень занята, потому что останавливала время. Сначала у нее ничего не получалось. Время на недозволенной скорости неслось к утру. Наконец часы захрипели, секундная стрелка стучала все реже и реже, а потом и вовсе замерла. Была такая тишина, какая бывает только в отсутствие времени. До начала всех времен. Никто не слышал, как вышла Вероника под утренние звезды на перекресток трех дорог. Она остановилась, глубоко вздохнула, потом подняла руки, и тогда ковш Большой Медведицы наклонился и пролил на одинокую фигуру свой холодный свет. И Вероника глухо проговорила туда, в небесную высь :
   Отдаю в хорошие руки,
   Не на год, а до смертной муки.
  Отдаю для любви и счастья,
   Навсегда, до смертного часа.
  Пусть случится это сегодня.
   Ты свободен. И я свободна.
  В этот момент часы во всем мире захрипели и снова пошли. Сначала медленно, а потом все быстрее. Родилось время. Кончалась ночь по имени Машка.
  Никто не видел, как Вероника вернулась домой. А когда хлопнула дверь, на утреннем снегу обозначились два силуэта : мужчина в фартуке и огромный черный пес.
  
  
  Николай спал, а в плечо ему дышала его израненная любовь, ночь по имени Машка. В тот самый миг, когда захлопнулась дверь за Вероникой, широко и без стука открылась дверь машиной комнаты. Согласно правилам этикета, как всегда тактично, по - женски, в дверь вломилась Манарага и с порога заорала :
  - Дрыхнете ! Вставайте, грузовик нашелся !
  Задыхаясь, она упала на стул.
  Николай заметался, судорожно натягивая простыню на голый зад. Манарага только рукой махнула. Повидала она этого добра.
  А дело было так. С чувством с толком отдохнув в деревне, они возвращались домой и мирно ворковали. Подъезжая к тому самому месту, где нашелся Николай и бесследно исчез грузовик, обнаружили, что запах протухших груш не только не развеялся, а усилился. Более того, над странным местом медленно, но верно сгущалось темное облако. Они подивились странному природному явлению, но тут же о нем забыли. А сегодня ей - кровь из носу - нужно было в город, прямо с утра. Пришлось Доктору самому садиться за руль. Других - то водителей нет ! Сначала ветер донес до них все тот же противный фруктовый запах, а потом они подъехали поближе и увидели, что темное облако, которое давеча витало над этим местом, не только не рассеялось за сутки, а, наоборот, приобрело форму. Они решили остановиться и понаблюдать редкое природное явление. Облако быстро сгущалось, и уже ясно просматривался в нем силуэт грузового автомобиля. было похоже на то, как на фотобумаге проявляется изображение. Кошмар какой - то, сроду она такого не видала. Медленно, но верно грузовик сначала проявился на фоне бескрайних снегов, а потом начал приобретать вполне реальные черты. Через сорок минут они подошли к нему вплотную и даже потрогали. Он был самый настоящий - железный. Доктор залез в кабину и обнаружил там самые настоящие документы. И если Николай немедленно туда не поедет, грузовик его запросто может и раствориться. Ловить его надо быстрей. Машка торопливо одевалась, а Николай уже бежал по коридору, сломя голову. И правда : навеки изумленный Доктор держал в руках самые настоящие документы и ключи от блудного грузовика.
  Николай упал в докторскую машину, истошно сигналил, призывая Машку.
  Они увидели его издалека. Величественным динозавром возвышался на фоне российских снегов гигант фирмы "Ман Нутцфарцойге" из города Мюнхена. Сидя в докторской машине, Маша наблюдала душераздирающее зрелище. Грязно ругаясь, Николай пинал железного друга по колесу и орал :
  - Где ты был, скотина ?! Ты че вытворяешь ? А если бы меня в тюрьму посадили, харя фашистская !
  Минут десять Николай бесновался, но потом устал. Грузовик молча терпел, потому что за дело. И тогда Николай смягчился и заворковал :
  - Иди, Машка, познакомься. Это наш Слон.
  Дело в том, что на колиной фирме у всех грузовиков были такие прозвища : Слон, Вепрь, Бизон. А База на их жаргоне называлась Стойлом.
  Так и вернулись в клинику : впереди Маша на докторской тойоте, а за ней Коля на Слоне.
  Коля - так, на всякий случай - показал грузовику внушительный кулак. Грузовик, стыдливо потупившись, стоял у ворот клиники.
  Пока они ездили, Доктор места себе не находил, а гражданская супруга его, Марина Григорьевна, накрывала стол.
  - Мариночка, я кушать не буду.
  - И не кушай.
  - А шампанское зачем ?
  - Затем.
  - А икра у нас откуда ?
  - От верблюда. Отстань. Надо людей проводить или нет ?
  Но люди за стол садиться не стали, а вытащили свои вещички и стали прощаться.
  - Без посошка не поедете.
  - Марина, Коле нельзя - он за рулем.
  - Пусть и не пьет. Он не один здесь. Что за мужики : один не кушает, другой не пьет.
  Прямо возле Слона и разливали - на чемоданах. Доктор напоследок все квохтал :
  - Маша, я вам все написал. Берегите себя. Через год жду вас. Если будут осложнения, сразу же ко мне.
  - Не, Док. Хватит с нее. Натерпелась. И так красивая. И мне спокойней. Хватит с нее больниц, на волю пора. Пусть к людям привыкает. Спасибо тебе за все, хороший ты мужик. Сейчас перво - наперво поедем Слона возвращать. Получу там ведерко звездюлей, уволят меня, понятное дело. Только бы не посадили, все остальное - фигня. Будешь ждать меня, Успенская, из тюрьмы ?.. Надо, конечно, поискать какое - нибудь тихое место, где Машке будет хорошо. Чего загадывать, по дороге что - нибудь придумаем. Придумаем, Машк ?
  Машка молчала. Почему - то ей было не страшно. В том мире, где люди пьют вино гордыни и хмелеют от него, пуская чашу по кругу себе подобных, было страшно остаться без денег, работы и жилья. В том мире это было все равно, что разгуливать по городу с голым задом. Коля уводил Машку в другую реальность, где имели значение не вещи и атрибуты, а человек сам по себе. А Машка была человеком. Поэтому ей не было страшно.
   Манарага обнимала Машку, вытирая слезы. Они о чем - то поговорили между собой, и в результате у Машки в кармане остался ключ от зинаидиного дома. Эх, знала бы Зинаида ! Вот так судьба и вышивает, на выдумки хитра. Растирая зимний ландшафт в порошок, навсегда уезжал из непуганых краев Слон, украшенный тигровыми лилиями. Манарага одной рукой махала на прощание, другой вытирала слезы.
  - Нет, Док, нельзя так к людям привыкать. Это эгоизм. А она, между прочим, вполне нормально выглядит, если хорошо присмотреться... Похоже, я в тебе не ошиблась. Поэтому я делаю тебе официальное предложение. Женись давай на мне, я решилась. Когда я стану старая и у меня все отвиснет...
  - Именно тогда я и не смогу тебе ничем помочь. У меня будет болезнь Альцгеймера, и тебе придется кормить меня манной кашей...
  
  
  Директор автопредприятия с тоской и тихой ненавистью смотрел на компьютер и на стол, заваленный бумагами. Машин катастрофически не хватало, запчастей не хватало, водителей не хватало. Хватало только бумаг, которые не кончались. Директор сам был из простых - бывший водила. Был еще генеральный директор - тот был из образованных, с бумагами управлялся одной левой. То есть одной правой. Но с тех пор, как они начали работать с немцами, он у немцев и прописался. Генеральный директор праздники любил, потому что проводил их в Европе. Просто директор ненавидел праздники, особенно многодневные - весь график летел к чертовой матери. А сейчас просто директор мучительно соображал, что же ему делать с пропавшим грузовиком и пропавшим водителем. Сначала он просто ждал, потому что Лукин был мужик серьезный, машину свою лелеял и ни в чем таком замечен не был. Потом он темпераментно склонял исчезнувшего Лукина по всем падежам, известным суровому шоферскому братству. А теперь он уже мысленно содрогался, предполагая, какую злую смерть принял Николай на бескрайних просторах нашей родины. В том, что Николай погиб, а немецкий грузовик достался лихим людям, у просто директора сомнений уже не было.
  В этот момент в дверь не спросясь протиснулся веселый мужик, похожий на грузчика. Бодрым шагом он подошел к столу, заваленному бумагами. По - свойски придвинул стул, уселся на него верхом, и быстро заговорил :
  - Сегодня Слон возвращается в Стойло. Спокойно, не надо лишних вопросов, у нас мало времени. Ты водителя уволишь по собственному желанию, а груз придется списать. Как - тебе виднее, ты здесь начальник. Потом тебе позвонит твой старый друг, а ныне криминальный авторитет Лазарь. Ты ему Лукина настоятельно порекомендуешь. И больше ни о чем не переживай.
  - Тебя кто прислал, мужик ? У нас так дела не делаются...
  - Да они у вас вообще никак не делаются. Постоянно приходится вмешиваться. А кто меня прислал... я тебе так скажу : ты мужик хороший, положительный. Этого тебе лучше совсем не знать. Никогда. Ну, счастливо руководить. Я пошел.
  И с размаху бухнул на стол упаковку таблеток от головной боли.
  - Понадобятся. Не экономь. Если что - еще занесем.
  И, что характерно, растворился в воздухе, гад такой. Не вышел в дверь, а именно растворился. Просто директор сразу понял, что экономия тут неуместна, и выпил три таблетки сразу.
  Тут одновременно диспетчерша взволнованно сообщила по интеркому, что Слон возвращается в Стойло, а по телефону позвонил старый друг, а ныне известный криминальный авторитет Лазарь. Директор намахнул еще две таблетки и ответил старому другу.
  - Слушай, на тебя вся надежда. Мне срочно нужно четыре тачки перегнать из Европы. Лично для меня. Тачки - новье, таких ни у кого еще нету. Я за них воздуха перекачал немеряно. Мне нужен не просто пилот, мне нужен ас. Короче, четыре лайбы пригоняет чин - чином, после этого может любую взять для себя или на продажу. В разумных пределах, конечно.
  - Есть у меня отличная кандидатура. Фамилия - Лукин. Классный водитель.
  Тут Просто директор увидел, как у стола с виноватым видом стоит именно Коля Лукин, а с ним непонятная личность в бейсболке и темных очках, невзирая на зиму. Судя по фигуре - женщина. Просто директор выпил еще таблеточку и проникновенно сказал Коле :
  - Да не парься ты над этим, Колян. Машину вернул - и ладно. Заявление, правда, придется написать. Я ведь не один тут работаю. Могут не понять. Но вычитать с тебя ничего не будем. А работу я тебе уже нашел, так что не беспокойся.
  Просто директор никак не мог понять, почему он все это говорит, да еще таким противным угодливым тоном. И за каким хреном ему надо устраивать колину судьбу, наживая неприятностей на свою начальственную жопу. Голова однако болела все сильнее. Поэтому он, не читая, принял колино заявление и сунул ему визитку Лазаря. Заглатывая очередную порцию таблеток, он сказал вслед уходящему Коле :
  - Желаю большого человеческого счастья. Поздравляю с законным браком.
  И сам удивился : а это - то откуда он взял ? Он ведь прекрасно знал, что Коля уж много лет, как женат. И жену его знал, Веру. И что его разобрало...
  К вящему колиному удивлению, ему не только в момент отдали трудовую книжку, но еще и деньжат подкинули в виде окончательного расчета. И очень кстати. Потому что из имущества у них с Машкой были только два чемодана и одна визитка. Идти им было просто некуда. Впервые за много лет Коля ловил машину. Чувствовал он себя, как папуас в центре Парижа.
  Зато у Лазаря все прошло просто отлично. Машкина внешность произвела на братву неизгладимое впечатление. Кроме того, Лазарь сразу понял : Машка в теме. В иномарках она разбиралась не хуже, чем он в уголовном кодексе. Оставались только мелкие непонятки с ксивами, но Лазарь считал, что это не вопрос. Две недели максимум.
  - Лады. Через две недели где вас найти ?
  тут Машка, не моргнув глазом, заявила :
  - Да у нас дом есть в деревне, мы там отдохнем.
  И написала на бумаге зинаидин адрес. Во дают бабы ! Николай просто дар речи потерял. Вот, блин, дилемма. Неудобно, это факт. А если Зинаида заявится ? Где она там запропала... Да она их живьем загрызет ! Зинка, если ей на хвост наступить, настоящая фурия. В город тоже не повезешь - там Вероника. Тошно стало Коле. Вот так всегда : хочешь вступить в новую жизнь белым и пушистым, а старые грехи тащатся за тобой длинной тенью. Короче, рад бы в рай... Николай даже покраснел, но получалось, что ключи от дома бывшей любовницы - их единственный шанс.
  
  Лукин кружил вокруг матери, не зная, как к ней подойти. Наконец Веронике надоело.
  - Черный ворон, что ты вьешься над моею головой ?
  - Мам, разговор есть.
  - Вот и разговаривай его, а нечего рыскать.
  - Похоже, Агнюшка беременная. Нам бы пожениться.
  - За руку вас отвести пожениться ? С первым вопросом сами как - то справились ! Зови ее.
  Они стояли перед ней - совсем дети. И в то же время... Ни с чем невозможно спутать этот вечный свет в глазах женщины, которая ждет ребенка. Как - то быстро все...
  - Вот что. Зинаиду вам вызвать не могу. Пока не могу. А вот отца на свадьбу позови. Он сейчас в деревне, в вашем доме, между прочим. Туда и поезжайте, не откладывая.
  - Тебя одну не оставим. В деревню успеется.
  - Нет, самое время. Только возвращайтесь быстрее. А вот это Грачихе отдадите.
  И протянула баночку с зеленым и вонючим кремом Азазелло, сваренным по рецепту Михаил Афанасьича.
  
  
  Глава 38. ТОЛКОВАНИЕ СНОВ.
  
  Оставшись совсем одна, Грачиха отчего - то затосковала. Вроде сидела у себя в домике в тепле и неге, а буквально свет не мил. Был еще ларек этот треклятый, много времени отнимал. Но оно и к лучшему, все - таки занятие. Вечерами Грачиха считала деньги и карандашом записывала суммы в тетрадочку, с утра снова выдавала деньги соседскому Алику. Она понимала, что занимается нужным и важным делом и не на шутку себя зауважала. Скучала только по коту своему Марсику. Грачиха воспрянула было, когда в зинаидин дом заехал жильцом Николай с какой - то женщиной. Грачиха на радостях поперлась к ним вечерком, но тут же получила от ворот поворот.
  А с нераздельным рублем действительно вышла полная ерунда. На эти деньги Грачиха два раза купила у местной продавщицы по коробку спичек и два раза получила сдачу по шестьдесят копеек. Рубль исправно возвращался, но радости не было. Бывая в соседнем поселке, где находилась сберкасса, она тоже покупала спички. Но поселок был маленький, и рубль быстро примелькался. Продавцы на Грачиху отчего - то косились и требовали другие деньги. За все время ей всеми правдами и неправдами удалось приобрести пятьдесят коробков спичек, нажив на этом деле тридцать рублей - ценой неимоверных усилий. Ненужные спички она складывала дома и все время боялась, что они вспыхнут. Она стала плохо спать по ночам, потому что чувствовала себя, как на пороховой бочке. Страшась пожара, она даже не решалась употреблять заветную наливочку на сон грядущий.
  В ту ночь она по обыкновению долго ворочалась на перине, а когда наконец уснула, то приснилась ей фарфоровая женщина. Но теперь она ее не боялась, потому что знала, что на самом деле это никакая не Хозяйка Медной горы, а душевная женщина Вероника. Вероника стояла грустная, в руках у нее была банка. И она все время повторяла только одно :"А за зелье, а за зелье..."
  Проснувшись поутру, Грачиха пораскинула мозгами и сообразила, что Вероника хочет дать ей какое - то зелье. А за это зелье Грачиха должна ей что - то отдать, может быть, деньги. Но сколько ? И как их передать ?
  На следующую ночь сон повторился. Вероника все так же стояла и твердила одно: "а за зелье, а за зелье". Грачиха решила показать свою сообразительность и сказала Веронике :
  - Вижу, матушка, что зелье. Ты только скажи, что это за зелье и сколько оно стоит. И от какого заболевания мне его использовать. Не от прострела часом? Какое место прикажешь им мазать ?
  Но Вероника только махнула рукой и исчезла, а Грачиха проснулась. Сон оказался в руку, потому что наутро приехала Сонюшка и со всем уважением пригласила бабку на свадьбу. Она и отдала Грачихе знакомую баночку. Но денег никаких не взяла. Грачиха баночку в руках повертела, понюхала и решила ждать дальнейших указаний.
  Ночью Вероника не замедлила явиться и говорила все то же самое "а за зелье, а за зелье", но говорила уже как - то раздраженно и даже сердито. Грачиха испугалась и скорей проснулась. Сидела на перине тихонько и во все глаза смотрела на фарфоровую женщину на комоде, опасаясь гнева.
  Весь день Грачиха была сама не своя. Все у нее валилось из рук, а после обеда она как - то незаметно прилегла, и сморила ее необоримая послеобеденная дремота.
  На этот раз Вероника сердилась не на шутку. Грачиха взмолилась :
  - Матушка, не вели казнить ! Хоть что тебе отдам за твое зелье ! по твоей цене куплю, только не серчай...
  В ответ на эти слова Вероника неожиданно плюнула, выругалась совсем не по - фарфоровому и начала Грачиху чехвостить на чем свет стоит :
  - Мало того, что едва не угробила меня, старая дура ! Только и можешь, что ни в чем не повинных котов продавать. Слушай меня внимательно, некогда мне тут сниться тебе. Совсем как мой родитель незабвенный. Каждый дурак знает, что если кто - то приходит к тебе постоянно во сне и хочет что - то сказать, то нечего пугаться, а надо внимательно выслушать. Спросить надо, по какому вопросу. Кому это надо : без дела в чужие сны ходить. Пойди, бестолковая ты женщина, в библиотеку, скажи, чтобы тебе дали книжку "Мастер и Маргарита" и открой ее на странице 257. Там все написано. А крем отнесешь Маше, пусть мажется каждый раз в полнолуние. Все.
  Грачиха вскочила, как ужаленная и помчалась в библиотеку. Слава богу, кое - что прояснилось. Ясно было, что поручение ответственное. Библиотекарша удивилась, но книжку дала. Пока записывала книжку в карточку, они по обыкновению перемывали кости односельчанам. В библиотеке и в магазине все известно. Тут и оказалось, что Николай - то бесстыжий ездил - ездил к Зинаиде, а теперь привез к ней в дом какую - то женщину странную. Ходит она все время в кепке и в очках, а зовут ее Маша. Но люди говорят, что Зинаида его сама бросила и уехала куда - то на заработки, а в дом его пустила дочка зинаидина, Сонька. Что творится на белом свете !
  Грачиха схватила книжку и заветную баночку и помчалась к Николаю. Николай двери открыл и молча уставился.
  - Тебе чего, бабка Марья ?
  - Не к тебе я. К Маше. С поручением.
  Бесстыжий Николай хотел было у нее перед носом дверью хлопнуть, но Грачиха так на него вызмеилась, что он опешил и в дом пустил.
  Увидела Грачиха Машу и до слез расстроилась, так ей стало девку жалко.
  - Не печалься, девонька. Вот мажься по этой книжке каждое полнолуние. А как лето придет, поймаем мы с тобой рыбку, да искупаю я тебя. А по осени листиков опавших наберем... Поможем мы твоему горю. Ты приходи ко мне, не бойся ничего. Полечиться приходи, да и просто, по - соседски. Что ж так сидеть взаперти, не звери же мы.
  Напоследок погрозила Николаю пальцем и была такова.
  А ночью увидела она Веронику. Вероника стояла на пронзительном ветру, и ветер рвал на ней платье. Она посмотрела на Грачиху, кивнула ей и что - то сказала, но ветер все усиливался, поэтому слов не было слышно. И почему - то истошно кричали гуси.
  
  
  Вероника и сама не знала, для чего так поспешно спровадила сына с невестой. Она уже понемногу привыкала к тому, что не все свои поступки может объяснить. Череда бестолковых происшествий без всяких объяснений самостоятельно выстроилась в неразрывную цепь и наполнилась тайным смыслом. И только Веронике не было покоя. Она закрыла глаза и до боли ясно увидела, как мама с папой везут ее, совсем маленькую, на лодочке по забытому озеру на Гусиный остров.
  Столько белых птиц сразу она не видела никогда в жизни. Отправляясь в дальний путь, гуси вставали на крыло и кружили над озером. Они тревожно кричали и роняли перья на тихую воду. Древний инстинкт гнал их на заброшенный Гусиный остров, где они собирались в стаи и поднимались в небо, подчиняясь крику вожака. Пространство вибрировало, когда тугие крылья вспарывали облака. В перекличке птичьих стай слышалось только одно - нетерпение перелета.
  В эти дни беспокойная тоска овладевала домашними гусями. Надрывая непривычные крылья, они перелетали через забор и бежали по дороге, надеясь взлететь и догнать свою стаю. Но хозяева хорошо кормили их, им не приходилось трудиться, добывая себе пищу. Поэтому за лето они становились слишком тяжелыми, и небо не принимало их. Они бежали до самого края деревни, а там останавливались, потому что понимали : вожак не может ждать. Навсегда утратившие дар полета, они провожали стаю, вытянув шеи и вглядываясь в небо. Они кричали так, что слезы наворачивались на глаза.
  Что чувствует птица, которая не может взлететь ?..
  Оставшись одна, Вероника бессмысленно кружила по дому. В ушах у нее звучал гомон птичьих стай, кожей она чувствовала, как колышется воздух под крылом. И тут откуда - то сверху прямо ей в ладонь опустилось белое перо, а комната наполнилась ветром. Ветер бился в тесноте жилища и, не находя выхода, закручивался спиральными вихрями.
  Вся прежняя жизнь прожита до точки, без остатка. Хорошо ли, плохо ли - прожита окончательно. Больше в ней жить нечего. Или начинать новую, или умирать. Вот так будет честно. Но прежнюю жизнь, нелепую и кособокую, невозможно просто стряхнуть с плеча легким движением. Ее можно было только отодрать от себя - с мясом. В теле родилась огромная боль. Наверное, так больно младенцу, который изо всех сил рождается на свет. Из тесноты и темноты - на свет.
  А в доме хозяйничал ветер. Рвал занавески, переворачивал стулья. Боль ушла, но в теле осталась властная дрожь - нетерпение перелета. Вероника наконец решилась. Она посмотрела на кольцо с алой шпинелью. Камень на руке бился и пульсировал. Не помня себя, Вероника повернула кольцо вокруг пальца.
  " Вот и началось," - подумала она. ей даже не верилось, что она это смогла. Слабая тень паники промелькнула в мозгу. " Поздно, - подумала она, - поздно отступать. Теперь только наблюдать, радоваться и ждать. И запоминать, впитывать каждое мгновение, читать знаки, которых быть должно не менее трех.
  Ветер стих совершенно внезапно. Побросал все и улетучился. Вероники нигде не было.
  
  
  
  Глава 39. ВИППЕР.
  
  В это самое время Телохранитель тупо разглядывал дно большой квадратной бутылки виски. Каждый раз он надеялся увидеть на дне бутылки что - нибудь новенькое. Но видел всегда одно и то же : будьте вы прокляты, гады .
  С тех пор, как он заделался Виппером, он был, как портрет : всегда красивый и всегда в рамочках. Так и жил - портретом.
  Пил он крайне редко и всегда в одиночестве, потому что пьяный он был нехороший. От этой портретной жизни его тошнило, но больше он делать ничего не умел. Иногда рамочки начинали невыносимо давить душу, и тогда он закрывался изнутри, прятал боеприпасы и доставал квадратную бутылку.
  Телохранитель жил один, и эта жизнь устраивала его больше, чем все предыдущие. Ему нравилась квартира, в которой он жил - потому что это была его квартира. В ней не болтались по стульям лифчики и никуда не пропадали его домашние тапки. В ней все стояло, лежало и висело именно так, как было удобно его большому телу. Единственное, чего здесь не хватало - это какого - нибудь пса, такого же большого, как он сам. Но при его жизни об этом можно было только мечтать.
  Жизнь у него была нормальная. У него была работа, был спортзал три раза в неделю, был тир два раза в неделю и преферанс с друзьями один раз в неделю. И все у него было хорошо, пока эта ненормальная не ковырнула ржавым гвоздем старую рану. Пока она не поддела его, что гордиться ему в этой жизни совершенно нечем. Виппер, халдей, обслуга !
  Это в кино все было очень красиво - романтическая профессия. На самом деле он был сыт этим дерьмом по горло. Поэтому он и пил виски "Джон Уокер", в надежде найти на дне квадратной бутылки что - нибудь похожее на самоуважение.
  А про мужа он спросил, между прочим, не просто так. И этим жизнь накормила его до отвала. Поэтому он больше не работает в семьях, с постоянными клиентами. У баб нет ничего : ни чести, ни совести, ни мозгов. Они видят самца с хорошей мускулатурой и воображают, что это он только для них и старался. Чтобы, значит, постелингом с ними заниматься. Трахингом. Нет, больше он на эту хрень не попадется !
   Покачиваясь, он стоял перед зеркалом опухший, небритый и в одном носке. Нормальный вид. Гусар в эполетах на босу ногу. Что она понимает, дура стоеросовая... Мы и сами - випы, были когда - то и мы рысаками. И охрана была, и жена. Была жизнь.
  Все было просто здорово. Они были молодые, жизнь стелилась им под ноги. Война осталась позади. Они осмотрелись в гражданской жизни и удачно вписались. Родина вознаградила своих защитников налоговыми льготами, о которых гражданские лица могли только мечтать. На основе фронтового братства они, вдвоем с лучшим другом, слепили фирму, и торговали сначала водкой и сигаретами. В первый же год они подняли такие деньги, что многим в этом городе стало кисло. Они женились на красивых девках и одели их в меха и бриллианты. У него был джип, который постоянно торчал у офиса, спортивная машина для себя и фольксваген для жены. Жена родила ему сына, и он понял, что в этой жизни по - настоящему важно. Он был парень с улицы, но ему повезло, и он держал жизнь за яйца.
  Ему стало смешно. Вот так мы все и думаем. Упиваемся собственной крутизной и уверены, что так будет всегда. А на самом деле за яйца держат нас. Жизнь - она и не таких видала. В подлостях ей равных нет. Пока ты учишься держать удар спереди, она сажает в кустах снайпера, и тебе стреляют в спину. Пока ты разгуливаешь, как павлин, и думаешь, что ты самый умный, на лопатках у тебя уже пляшет метка лазерного прицела.
  А ведь тогда, в лесу, он едва не шлепнул лучшего друга. И надо было. Лучше было убить его тогда и отсидеть свое, чем всю оставшуюся жизнь жалеть, что не сделал этого. А он жалел. Потому что с того дня его жизнь пошла под откос.
  На всю оставшуюся жизнь он стал заложником одной только мысли. Если уж жене так приспичило изменять ему, то неужели во всем мире не нашлось никого, кроме его лучшего друга и партнера ? Причем ни жена, ни лучший друг не собирались разрушать свои крепкие семьи. Они даже не любили друг друга. Им было просто плевать на него. Они трахались в автомобиле, купленном на его деньги, она приводила его в дом, где жил их ребенок. В офисе они тоже встречаться не брезговали. В конце концов в курсе были все, вплоть до охраны и водителей. Все, кроме него. А он был Великим Посмешищем.
  Тогда, в лесу, он не убил лучшего друга. Он мысленно убивал его каждый день всю оставшуюся жизнь, но легче ему не становилось. Ему не стало легче уже никогда. Это дерьмо сломало ему жизнь. Жена воображала, что это из - за нее он так страдает. Женщина, которая трахается на работе у своего мужа, только так и может понимать жизнь.
  Она была обыкновенная дешевка, а теперь - в кои века - ей удалось попасть в первые строчки хит - парада. Ее задрыганная самооценка взлетела до небес. Но она так никогда ничего и не поняла. Когда было совсем хреново, он читал себе Киплинга. Киплинг был мужиком и был солдатом.
  "Жил - был дурак. Он молился всерьез
  (Впрочем, как Вы и Я)
  Тряпкам, костям и пучку волос -
  Все это пустою бабой звалось,
  Но дурак ее звал Королевой Роз
  (Впрочем, как Вы и Я).
  О года, что ушли в никуда, что ушли,
  Головы и рук наших труд -
  Все съела она, не хотевшая знать
  (А теперь - то мы знаем - не умевшая знать),
  Ни черта не понявшая тут.
  Что дурак растранжирил, всего и не счесть
  (Впрочем, как Вы и Я) -
  Будущность, веру, деньги и честь.
  Но леди вдвое могла бы съесть,
  А дурак - на то он дурак и есть
  (Впрочем, как Вы и Я).
  О труды, что ушли, их плоды, что ушли.
  И мечты, что вновь не придут, -
  Все съела она, не хотевшая знать
  (А теперь - то мы знаем - не умевшая знать),
  Ни черта не понявшая тут.
  Когда леди ему отставку дала
  (Впрочем, как Вам и Мне),
  Видит бог ! Она сделала все, что могла !
  Но дурак не приставил к виску ствола.
  Он жив. Хотя жизнь ему не мила.
  (Впрочем, как Вам и Мне).
  В этот раз не стыд его спас, не стыд,
  Не упреки, которые жгут, -
  Он просто узнал, что не знает она,
  Что не знала она и что знать она
  Ни черта не могла тут."
  
  Потом он каждый день говорил себе : ничего страшного, дело - то житейское, не ты первый, не ты последний. Но это не помогало. Ему уже вообще больше ничего не помогало. Оставался еще этот сраный бизнес. Но бывать в офисе стало уже чистой мукой. Смотреть в глаза персоналу и прикидывать, на каком именно столе его жена давала его лучшему другу - какой уж тут бизнес. Он мечтал только об одном : сжечь бы этот офис к аллаху и больше не мучиться. Но, видимо, он был слабак. Потому что друга он не убил и офис не сжег. Кишка тонка оказалась у Сереги. Они загнали его в угол, и тогда он просто забил на все. Бизнес зашатался и упал - прямо в руки лучшему другу. Когда подбивали бабки, оказалось, что Серега еще до фига должен. То есть его поимели по всем статьям.
   Он выгнал жену из дома. Просто посадил ее в машину и отвез к подъезду лучшего друга. Жена отсиделась у тещи, а потом приехала - разговоры разговаривать. Она не хотела расставаться с этой ситуацией. Ей нравилось, что ее любят сразу двое мужчин. Ей хотелось так думать. На самом деле ее не любил ни тот, ни другой. Вообще вся эта ситуация была далека от любви, как декабристы от народа. Когда секрет Полишинеля наконец дошел и до Сереги, жена и лучший друг как - то сразу расхотели трахаться. И не потому, что им стало совестно - конечно, нет. Просто выяснилось, что Серега был тем самым хлыстиком, который подстегивал их дряблое либидо. Но для того, чтобы это понять, нужны были мозги. А мозгов у нее как раз и не было. Пикантный интерес к ней постепенно сошел на нет. Она еще потусовалась в городе, а потом подцепила иностранца, вышла замуж и свалила за границу. Серега даже за сына не боролся. Что он мог ему дать ? кроме боли и ненависти, у него ничего не осталось.
  Через несколько лет она вернулась из - за границы ни с чем. Видимо, с заграничными мужиками такие номера не проходили. Можно было позлорадствовать. Но Сереге даже злорадствовать было нечем. Эти уроды сожгли ему душу, и на этой выжженной земле больше ничего не могло вырасти.
  Серега, как теперь выражаются, "отошел от дел". Он вообще отошел от нормального человеческого существования. Сначала он пил, как последняя скотина. Но даже и это не помогало. Потом он проживал все, что осталось. Когда прожил все, измученная душа отомстила ему язвой желудка, которую не брали никакие таблетки. Серегу уложили на операционный стол, и строгий хирург раскромсал его выжженные внутренности. После этого Серега понял, что очень устал.
  Тогда он собрал в кулак то немногое, что от него осталось, и стал выздоравливать. С единственной мыслью "не дождетесь, гады" от встал. Бросил пить и начал тренироваться. Потом загнал себя в рамки и начал тупое портретное существование. Он не жил, а делал вид, что живет. Непонятно, для кого он так старался - публика давно разошлась, театр был пуст. Все моментально забыли о его существовании, а лучший друг, говорят, процветал.
  Серега попробовал встать в строй, но у него ничего не вышло. Стройные ряды преуспевающих людей лучше не покидать вовсе. Как только ты отходишь в сторону, эти ряды тут же смыкаются - намертво. Почему - то он особо не расстроился и начал искать свою экологическую нишу, чтобы зарабатывать себе на жизнь и в то же время класть на всех с прибором. Так он стал Виппером и вскоре стал стоить достаточно дорого.
  Чтобы быть не хуже людей, он даже попытался жениться, и даже дважды. Это была неудачная мысль - он это понял сразу. Дело было не в них, дело было в нем. Он больше никому не мог доверять и ни к кому не мог повернуться спиной. А семью и брак он понимал именно так. Хотя многие не доверяют своим мужьям и женам, но все - таки живут, и неплохо. Флаг им в руки и барабан на шею - Серега так не мог. А круглые сутки изображать из себя идиота он не хотел. Если уж приходилось кривляться на службе, то хотя бы дома он хотел быть самим собой. Так у него появилась эта квартира.
  Постепенно все устаканилось. Во всяком случае, он так думал. Он думал, что рана зажила, и все в порядке. Оказалось: фигня. Ничего не зажило и ничего не в порядке. Он ненавидел эту бабу, которая без спросу влезла к нему в жизнь и легким движением расковыряла давнюю рану.
  И вот теперь ему приходилось изучать дно квадратной бутылки в тайной надежде найти там душевный покой и самоуважение. Но нашел он, как обычно, только одно - " будьте вы все прокляты, гады".
  Покидая просторы родной афганщины, они распевали хором :
  Что бы мы не теряли, -
  напомню, если забыл ты -
  только самих себя
  найдем мы на дне бутылки.
  
  Что бы мы не теряли -
  любя или ненавидя -
  только самих себя
  всегда мы в зеркале видим.
  
  Что бы мы не теряли -
  ты это узнаешь вскоре -
  только самих себя
  всегда мы находим в море.
  
  Что бы мы не теряли -
  и как бы крут ты не был -
  только самих себя
  всегда мы находим в небе.
  
  И лучше не проверяй -
  ты убедишься сходу -
  только самих себя
  в сырой земле мы находим...
  
  Он стоял перед зеркалом и думал, не пора ли застрелиться. В этот момент зазвонил телефон. Он слушал звонки и продолжал тупо стоять у зеркала, но пьяная мысль, слава богу, сбилась и вильнула куда - то в сторону. Пьяный суицид - жалкий конец, на трезвую голову Виппер такую мысль начисто отвергал. Беда в том, что пьяный Серега и трезвый Виппер были совершенно разные люди, вынужденные делить общее тело. Телефон без передыху звонил вот уже минут десять, Виппер взял пьяного Серегу и просто выбросил из тела за шиворот. А потом неверной походкой подошел и взял трубку. В трубке Лукин сказал :
  - Мать пропала. Я не знаю, к кому еще обратиться.
  Было слышно, как у его плеча взахлеб плачет Агния.
  - Что значит пропала ?
  - В доме все перерыто, двери настежь, а ее нигде нет...
  - Что еще пропало ?
  - Да все на местах, что у нас брать. Сундука нет и бриллиантов этих, будь они неладны.
  - А она их где хранила ?
  - Да в трюмо и хранила, где еще. Одевала иногда. а в доме все вверх дном, даже мебель перевернута.
  - Копам звонил ?
  - Нет пока, только тебе.
  - Ждите, через сорок минут буду. Конец связи.
  Он стоял под ледяным душем, пока окончательно не промерз. Потом он побрился, одел свежую рубашку и втиснулся в рамки.
  Вот, значит, как. А гад ты все - таки, Серега. Очко у тебя взыграло, ты ее просто бросил одну. Ее уже один раз убивали на твоих глазах, можно было легко предвидеть, чем кончится. Я же не знал... Чего ты не знал ? Что такие ценности нельзя хранить дома ? Нет, урод, ты как раз знал. Это она могла не знать, а ты, конечно, знал. Тебя просто потянуло к ней. Так, как давно ни к кому не тянуло. И ты испугался : а вдруг ты прилепишься к ней, а она тебя не отблагодарит должным образом. Не упадет к твоим ногам, сраженная мускулатурой. А просто так ты уже ни на что не способен. Ты, Серега, бесплатно никого уже защитить не можешь. Ты привык предоплату получать. Всю жизнь охраняешь чужие тела, а единственное родное тело ты охранять не стал. А теперь ее убили, а ты будешь до конца дней гореть в аду. Почему сразу - убили ? Не факт. Если убили бы, то в доме бы и оставили. Нет, не обязательно. Один раз не удалось, на этот раз решили вывезти куда - нибудь в лесок и довести все до конца. Ты отлично знаешь, как это делается.
   Он пытался рассуждать и даже делал какие - то умозаключения. Но все это было ни к чему. Он это понял, когда вошел в незапертую дверь. Хаос был невообразимый. Среди бессмысленно разбросанных вещей на полу лежало одинокое птичье перо. Телохранитель обошел жилище в поисках каких - нибудь следов, но ничего не нашел. В спальне на кровати валялась папка с личным делом Варвары Маркеловны Батраковой. Откуда взялась папка и кто такая эта Варвара Маркеловна, Лукин сказать не мог. Поэтому Телохранитель забрал странную папку с собой и вышел за порог. Так они расстались.
  
  
  Глава 40. ПИСАТЬ КОМЕТАМИ ПОРТРЕТЫ.
  
  Но жизнь не остановилась. Количество дней неумолимо переходило в качество месяцев, и снова наступил декабрь. И тогда в одном северном городе, который в прошлом был столицей российской короны, открылась выставка. Бульварные газеты сразу назвали ее открытием года, а неизвестного художника Батракова кое - кто окрестил северным Пиросмани. Этот заумный кое - кто явно намекал, что картины обоих художников чудом уцелели и дошли до потомков. Почему - то считается, что только рукописи не горят. Поверьте, полотна не горят тоже. Они просто ждут.
  Судя по всему, организацией этой выставки занимались совсем уж малохольные и далекие от жизни люди. Промоушен, если и был, то какой - то жалкий, и на добровольных началах. Но, тем не менее, на открытие притащилась вся арт - шелупонь и цвет художественной шушеры северной столицы : активизды, журнализды и галеризды всех мастей. Мало того, что покойный художник с плебейской фамилией при жизни был явный неудачник и постоянный клиент Пряжки - он и на том свете остался неудачником. И наследие его досталось тоже неудачникам, которые не додумались даже накрыть хоть какой - нибудь фуршет. Никто не говорил никаких речей. Похоже, организаторам было глубоко наплевать, будет у выставки успех или не будет. Выставка проходила в формате "кому не нравится - может не смотреть". Разочарованные посетители решили, что раз уж сдуру приперлись, то надо заодно хоть картинами полюбоваться.
  В самом центре висело гигантское полотно, и называлось оно "Эволюция по Ветхому и Новому Завету". На нем было изображено рождение нашей Галактики и другие эпохальные события, вроде явления Христа. Рядом в рамочке висела фотография обратной стороны холста, где были нацарапаны - не то кровью, не то краской, похожей на кровь - стихи поэта Киплинга.
  "Когда уже ни капли краски Земля не выжмет на холсты,
  Когда цвета веков померкнут и наших дней сойдут цветы,
  Мы - без особых сожалений - пропустим Вечность или две,
  Пока умелых Подмастерьев не кликнет Мастер к синеве.
  И будут счастливы умельцы, рассевшись в креслах золотых,
  Писать кометами портреты - в десяток лиг длиной - святых,
  В натурщики Петра, и Павла, и Магдалину призовут,
  И просидят не меньше эры, пока закончат славный труд !.."
  Видимо, у него крыша поехала на почве Киплинга. Потому что соседняя стена была украшена триптихом, который назывался "Баллада о замученной звезде" - тоже по Киплингу.
  Творчество художника Батракова жизнеутверждающим нельзя было назвать ни с какого угару. На его картинах преобладали сцены аутодафе, пейзажи ада и чистилища. На одной был изображен спиной к зрителю мужчина очень маленького роста, смотрящийся в зеркало. А из зеркала глядело на нас какое - то нечеловеческое отражение. Или вот : красивый пейзаж, тихое озеро. Девочка стоит на берегу. Но если присмотреться, получалось, что в озере тонет ребенок, а эта девочка стоит себе с ангельским видом и в ус не дует. На картине "Божья Матерь Нечаянная Радость" возле одноименного образа стоял мужчина с топором. Мужчина был одноногий, а с топора капала кровь. Как прикажете такое понимать ? Часто он писал картины под влиянием какого - то стихотворения. Большой цикл работ так и назывался - "Цитаты". Позже придумали даже название этого жанра - зримая поэзия. Позже было написано много монографий и статей, позже его картины были проданы в частные коллекции за сумасшедшие деньги. И владельцы картин позже утверждали, что картины продолжают жить своей жизнью. Потому что персонажи иногда меняют позы, а планеты движутся по своим орбитам. Но это позже.
  А сейчас публика ощущала только одно : нормальному обывателю эта живопись давит на психику. В тот же вечер было зафиксировано несколько скандальных происшествий. В одном приличном ресторане, где собирались деловые люди, посетитель внезапно встал, обозвал всех иудами и открыл стрельбу в потолок. А на концерте надоевшей всем до смерти поп - звезды на сцену вышел вроде бы поклонник с огромным букетом, но подошел вдруг к микрофону и прилюдно высказал ей все, о чем другие только шептались. И один известный и очень талантливый кинорежиссер выгнал наконец со съемочной площадки свою супругу, которую до этого снимал во всех своих лентах, как миленький. И даже орал ей вслед, что таланта у нее нет, а печать в паспорте он зрителю показывать не может. И много чего в таком духе наколбасили те, кто неосторожно пришел полюбоваться на полотна никому не известного художника Батракова, век бы его не видеть.
  А дальше было еще хлеще. На выставку начали толпами стекаться городские сумасшедшие и тому подобные маргиналы. Было две неудавшихся попытки публичного самоубийства и одна - тоже неудавшаяся - попытка порезать "Эволюцию". После этого выставку решено было закрыть. Кем ? Неизвестно.
  Неизвестно, кто и для чего раскопал это мрачное наследие. Неизвестно, кто придумал эту выставку организовать. А, главное, неизвестно, кому достались сумасшедшие деньги от продажи сумасшедших полотен сумасшедшего художника и самоубийцы Арсения Батракова.
  
  
  Глава 41. КАБИНЕТ С СУНДУКОМ.
  
  В костюме от Юлии Яниной, уверенно ступая на высокий каблук, по длинному коридору шла незнакомка. Начинался рабочий день. Она открыла дверь своего кабинета и отразилась в большом зеркале, похожая на картину забытого художника, которую наконец достали из запасника. Трудно сказать, была ли она красавицей. Потому что быть красавицей и считаться красавицей - далеко не одно и то же. Она уселась в кресло и сказала куда - то в пространство :
  - Доброе утро. Руководителей проектов прошу ко мне.
  И тут же зазвонили телефоны, застрекотали факсы и забубнили человеческие голоса. Кабинет наполнился людьми. Странное это было зрелище, потому что публика была пестрая. Непонятно, как мог оказаться между деловыми людьми мужчина в кожаном фартуке. Но почему - то его присутствие никого не удивляло. В разгар совещания в кабинет забежал мальчик лет десяти. Он бегал между креслами и всем мешал, но его не выгоняли. В конце концов он уселся на огромный обшарпанный сундук, который непонятно зачем торчал среди стильной мебели, и болтал ногами. Совещание было тоже непохоже на совещание. Люди входили и выходили, громко смеялись и вообще вели себя совершенно свободно. А разговор шел такой :
  - Это безнадежный случай. Она ничего не хочет слышать. Все время орет, что она - звезда, а ее все забыли. Требует гадалку.
  - Неблагодарная ! Люди так добры. По своей доброте они просто забыли ее, а ведь могли бы многое припомнить. Странно. Хорошо, дайте ей гадалку. Посмотрите, кто у нас свободен. Пусть гадалка и объяснит ей, за что у нее отняли талант, который она нещадно эксплуатировала в корыстных целях.
  - Насчет новенькой. У нее, оказывается, двое детей. Это же меняет дело ! Им всем негде жить. Заплатить она тоже не может.
  - Она заплатит через полтора года. Обычная практика. К нам обращаются люди, которые потеряли себя. К сожалению, обращаются на последней стадии, когда теряют деньги. До этого все считают, что все у них в порядке. Ничего страшного. Когда человек снова находит себя, деньги тут же находятся.
  - А если она все - таки не заплатит ?
  - Вы у нас работаете недавно и не знаете: рано или поздно, наши клиенты платят всегда. Такая специфика. А теперь всем спасибо, все свободны.
  Кабинет опустел так же, как и заполнился - в единый миг. Остался только мальчик, который все так же сидел на сундуке и болтал ногами.
  - Анигуэль, извини, что задержала. Если ты наконец слезешь с сундука, я тебя кое о чем попрошу. Поздравь меня : Агния благополучно родила двойню. Детям уже три месяца, украшения мне больше не принадлежат. По договору я отдаю их матери моих внуков.
  И она достала из сундука черный бархатный футляр с золотым замочком.
  Анигуэль сунул футляр под мышку, послышался шелест птичьего крыла, и мальчишка исчез.
  Она встала, потянулась и включила кофеварку. Обычный день, похожий на многие. Дверь без стука отворилась и вошел Телохранитель. В руках у него была старая картонная папка, завязанная тесемками. Почему - то она не удивилась.
  - Все - таки это ты. Я знал.
  - Как ты нашел ?
  - По знакам. Ты сама говорила, должно быть не менее трех.
  Он вытащил из кармана гусиное перо.
  - Какой нормальный человек назовет свою фирму "Гусиный остров"?
  - Да, мы хотели назвать "Гадкие лебеди". Но не договорились со Стругацким.
  - Потом выставка. Вполне в твоем духе. Фамилия художника в личном деле. И третье : закрытие показали в новостях. Узнать было невозможно. Где ты взяла эту огромную шляпу ? Но ты была в бриллиантах. Их я узнал. Итого три. Как ты жила все это время ? Ты замужем ?
  - Годы идут, а вопрос остается. Ты будешь смеяться, но я опять не знаю, что ответить. Ты опоздал. Трусы всегда опаздывают, на все поезда. Потому что в глубине души хотят, чтобы поезд ушел. Не надо ничего менять, и всегда есть оправдание. Год назад я была еще не готова, а теперь я уже не готова. Унесло течением. Не хочется никого спасать, не хочется никого завоевывать. Хочется дышать в такт. А как я жила - это длинная история. Совсем другая история.
  - А я никуда не тороплюсь. Меня ни о чем не хочешь спросить ?
  - До безумия хочу. Скажи, а почему ты тогда был в одном носке ?
  
  
  
  
   Эпилог.
  
  Кончался год обезьяны. В доме, где больше не было Вероники, собирались гости. Лукин стоял на стремянке и одиноко вопил :
  - Не могу я эту гирлянду подключить, в ней лампочек миллион. Откуда я знаю, какая перегорела ? Давайте без гирлянды ! Куда отец подевался ?
  Из кухни выскочила Агния. Она немного располнела, и у нее выросли волосы. Она оказалась брюнеткой.
  - Отец поехал в аэропорт, встречать Люду с Дюшиком. Знаешь, какие пробки ? Стыдись ! Ты отец двоих детей, а не можешь детям устроить нормальный праздник ! У детей должно быть детство, а, значит, на елке должна быть гирлянда !
  В ответ за стеной заорали проснувшиеся дети. Было слышно, что их действительно двое. Из детской вышла Машка.
  - Сделай что - нибудь. Они орут оба сразу.
  - Тебе скоро рожать. Тренируйся. А у меня курица горит. От вас никакого толку, быстрей бы бабка Марья приехала.
  Вид у Машки был смешной. Шрамы начали затягиваться, кожа местами слезала, но было видно, что под ней уже есть лицо. Волосы выросли, и они оказались рыжие. Год назад Грачиха все - таки заставила Машку мазаться зеленым и вонючим кремом Азазелло. Но Машка мазалась нерегулярно, через пень - колоду. Поэтому крем подействовал весьма странно. У Машки начали расти рыжие волосы, и она почему - то забеременела. Хотя врачи в один голос уверяли, что этого не может быть никогда. За полгода они с Николаем по - пластунски пропахали всю Европу, перегоняя машины. Теперь у них были деньги, было две машины на двоих, и они ждали ребенка. Поэтому они сделали Лазарю ручкой и осели в деревне. Грачиха не обманула. Она вплотную занялась Машкой. Купала ее в ванной с живой рыбой, валяла в осенних листьях, умывала заговоренной водой. Трудно сказать, что именно в конце концов возымело действие, но обожженная кожа начала облазить, а под ней нарастать новая. В данный момент процесс активно шел, и Машка была похожа на пляжную фанатку. Результаты этой деятельности так потрясли Доктора, что он увез Грачиху к себе в клинику, порвал свою диссертацию в клочки, а вместо этого написал книгу о нетрадиционных методах лечения в косметологии. После того, как книга увидела свет, желающие потекли в клинику, как паломники на хадж. А в канун Нового года в клинике проходила очень представительная конференция.
  Наконец вернулся Николай, а с ним и Люда с Дюшиком. Они поженились, уехали в Германию и даже приняли немецкое гражданство.
  Следом заявились Доктор с супругой Мариной Григорьевной, а с ними и новое медицинское светило - бабка Марья, она же Грачиха. Бабка Марья рассказала, что наконец получила письмо от Зинаиды. Зинаида замечательно устроилась у самого синего моря. Она опять выгнала мужа - алкоголика, нашла себе влиятельных покровителей и открыла ночной клуб со стриптизом. Дом у нее на том же месте, но уже трехэтажный. Она носит туфли за четыреста долларов, разъезжает по городу на "Мерседесе", играет в казино и нюхает кокаин. Возможности маленького приморского городка давно исчерпаны, поэтому Зинаида, как обычно, хочет перебираться в большой город, на этот раз в Москву. Общаться с дочерью желанием не горит, потому что новый избранник Зинаиды моложе ее на десять лет. Он женат, но Зинаида хочет припереть его к стенке.
  После того, как блудный Калинкин растратил все личные и казенные средства и нажил себе радикулит, он пытался вернуться к бывшей жене. Не тут - то было. Его место прочно занял колдун Саня, который бросил жену с двумя детишками и кабанчика на произвол судьбы. Они живут с мадам Калинкиной в гражданском браке, и мадам уверяет, что никогда в жизни не была так счастлива. На память бывшему мужу мадам Калинкина подарила палочку молчания. Куда он после этого делся - никто не знает.
  
  
  В кухне задымилась курица, в детской еще сильнее заорали дети. Лукин побежал к детям, женщины - к птицам. А посреди комнаты неизвестно откуда появился мужчина в фартуке и деловито полез на стремянку. Следом за ним в комнату вошел огромный черный пес и улегся на ковре. Через пять минут гирлянда сияла всеми огнями, и стало ясно, что Новый год наступит, а у детей будет нормальное детство.
  Все уселись за стол, часы пробили полночь. И тогда в тишине вдруг заорал петух, а в дверь некстати позвонили. Агния вздохнула и сказала :
  - Как в старые добрые времена. Господи, как мне ее не хватает. Входите, у нас не заперто !
  В дверях стоял мальчик лет десяти, а под мышкой у него торчал футляр черного бархата с золотым замочком.
  - Просили передать Агнии. Вероника Аркадьевна просила. Теперь вы Наследница. Примите поздравления.
  И тут же исчез, оставив после себя только шелест птичьего крыла.
  За столом воцарилась нехорошая тишина, а потом все загалдели, перекрикивая друг друга. И снова заорал невидимый петух.
  Никто не знал, что в эту минуту за дверью стоял мужчина очень маленького роста в черной шляпе и откровенно подслушивал. Крик петуха спугнул его. Мужчина в панике спешно ретировался. Он бежал так быстро, что по дороге уронил черную шляпу. Тут петух заорал в третий раз, и вместо шляпы на полу появился безвинно проданный черный кот Марсик.
  Мир, как обычно, через хаос стремился к гармонии. Жизнь трудолюбиво взбиралась по вечной спирали на новый виток.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 3.05*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) С.Казакова "Своенравная добыча"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) М.Боталова "Невеста под прикрытием"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"