Рал Анна: другие произведения.

Сказание о Латании, земле демонов. Рождение короля

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Что может быть важнее любви? Жизнь Майи не принадлежит ей. По приказу короля она отправляется в логово врага, чтобы выкрасть секретные документы у самого опасного мужчины, из всех ей известных. Но стоит ли делить мир на черное и белое? Может ли быть, что даже враг окажется другом? Или чем-то большим? Смогут ли два любящих сердца соединиться вновь, несмотря на испытания, уготовленные судьбой?

 []
  
  

Пролог


  
  
   Осень... Ее ранняя пора - счастливое время. Солнце уже перестало обжигать лицо и тело, и только нежно касается кожи еще теплыми лучами. Кое-где деревья уже оделись в яркие платья, пусть лето еще и крепко удерживает позиции. Полевые работы во всех Шести Землях сейчас в самом разгаре, однако с каждым днем становится все холоднее, и не только за окном...
  Такие мысли бродили в голове Даламара - главы королевской стражи Маркуса Благородного, стоявшего на крыльце королевского дома людей в столице Велинии - Руане. Это было хорошее, спокойное время, но когда-нибудь все заканчивается. И вот теперь он ждет достопочтенных гостей, чтобы отправить их в домой, и Маркус мог бы начать войну с соседями. Но королевские особы не спешили прощаться друг с другом. Отправление задерживалось.
  - Где Его Величество? - спросил Даламар и солдата, стоящего рядом.
  - Не могу знать, сэр! - отчеканил тот. Даламар устало потер лоб.
  - Узнай, по какой причине.
  - Есть, сэр! -солдат развернулся на сто восемьдесят градусов и исчез в дверном проеме. Становилось холодно.
  Ждать пришлось недолго. Солдат вернулся, но не один, а с одним из личных телохранителей короля. Пьер, кажется так его зовут. Никак по-другому, кроме как горой мышц, его назвать нельзя было. А если к этому еще прибавить суровый взгляд и целый арсенал оружия на поясе, то каждому, кто видел Пьера становилось ясно - любой, кто позарится на жизнь короля, лишится жизни незамедлительно. Таких отчаянных ребят в личной охране короля было как минимум двадцать, и все они по первому зову готовы были отдать за Маркуса жизнь. Бессмысленная растрата.
  - Даламар, Артур - один из граургских сопляков - пропал. Никто не может его найти. Король Эдмонд и Его Величество глубоко обеспокоены. Твоей дочери тоже нет, весь дворец уже обыскали. Кажется, ты говорил, что Майка с этим демоном подружились? - какими бы суровыми не были эти телохранители короля, они все, как один, обожали Даламарову дочурку. - Его нужно вернуть, и как можно скорее. Король сказал, что ты можешь сделать это. Ищи.
  Да что б его. Опять Майя что-то натворила! И теперь это затронуло короля. Нужно как можно скорей найти этого граурга и беглянку, иначе Даламар может нажить себе очень-очень больших проблем. Ни вылетать из армии или лишаться милости короля, а то и, чего более, жизни, в планы мужчины не входило. И, кажется, он знал, где найти этих двоих.
  Даламар бегом спустился по лестнице и быстрым шагом направился к королевскому розарию.
  
  В парке было тихо, лишь легкий ветерок покачивал листья деревьев на ветру. Многие цветы уже давно потеряли свою красоту. Их высохшие бутоны, словно неутомимые стражи, охраняли покой королевского замка. Рука садовника так и не успела сюда добраться - несмотря на то, что бедняга работал без устали, стоящая у порога зима и сбрасывающие свои старые одежды деревья совсем не хотели помогать ему. Повсюду под ногами шелестели листья. Где-то вдалеке завел свою тихую песню дрозд. Ничего не могло нарушить неумолимого течения времени. В это мгновение два ребенка разных народов очень хотели бы задержать его.
   Дети спрятались у грота 'Большой надежды' - символа мира и согласия Шести Земель, который был подарен людям другими народами в день, когда люди провозгласили Руану столицей своей страны.
   Майя стояла лицом к прудику и зло бросала камешки в воду. Настроение у девочки было совсем нерадостное - она не понимала, почему Артур, ее главный друг по играм, должен уезжать. Почему он не может остаться с ней? Почему король граургов не дружит с королем людей? И даже если они не дружат - причем здесь Артур?! Майя не находила ответов на эти вопросы, и это ужасно злило ее.
   Маленький граург сидел на каменном бортике рядом и задумчиво смотрел в воду. Он-то точно понимал о политике больше, чем Майя, и он знал, почему ему, отцу и всему грауржскому посольству придется уехать. Но ему тоже было нелегко прощаться - он привязался к этой веселой человеческой девочке, которую любили и боялись все в замке, за исключением может только королевской семьи. Артуру с детства внушали мысль о том, что люди мерзкие, злые и коварные, и им ни в коем случае нельзя доверять. Майя не была плохой и злой - она была чистой душой с бесконечно добрым сердцем, и от этого мальчику было еще хуже.
   - Майка, присядь, поговорить надо, - Артур хмурился. Слезы подступали к глазам, в горле стоял ком от переполнявших чувств, но он держался - Майя должна запомнить его серьезным и умным, настоящим принцем Латании, а не плаксой, ведь именно разреветься, отчаянно, со всей болью, накопившейся внутри, как девчонка, ему сейчас хотелось больше всего. Но нет, он уже взрослый, и он не будет плакать.
   - Ну почему, почему ты должен уехать? Ведь ты же хочешь остаться! Ты же хочешь? - Майя отшвырнула камешки в сторону и плюхнулась рядом с Артуром. Она не могла так красиво справляться с эмоциями, да и не считала нужным.
   Артур кивнул.
   - Ну тогда оставайся! Мы с тобой еще и половину дворца не обходили, и ты так и не научил меня сражаться на мечах, и мы еще должны построить свой домик на дереве, как хотели и...
   - Майка, если бы я мог, я остался бы! - Артур был очень расстроен. - Мне дома совсем не очень весело. Отец вечно таскает меня с собой, знакомит с какими-то взрослыми, важными дядями и тетями, и это скучно, ужасно скучно, постоянно выслушивать, как они любят и уважают моего отца, хотя любой уже давно бы воткнул в него меч. А еще меня заставляют учиться! Но я не могу остаться. Вчера папа мне сказал по секрету, что, скорей всего между нашими землями будет война.
   - А что такое война? Почему из-за нее ты уезжаешь?
   - Война - это когда народы убивают друг друга, потому что их короли велели им убивать. Через пару дней сын короля Латании будет самым главным врагом здесь. Папа сказал, что за нами шпионят ищейки Маркуса. О том, кто я на самом деле, вроде бы ему все еще неизвестно, но находится для нас здесь уже небезопасно.
   - Если война - это смерть многих людей, то зачем королю это надо? Я совсем не понимаю, - Майя захныкала.
   Она хотела, чтобы Артур остался. У него-то есть его друзья мальчишки-граурги, а у Майи никого нет. Дети, помогающие на кухне, не хотели с ней играть, потому что завидовали - она училась вместе с королевскими детьми грамоте и умела сражаться на мечах. С королевскими детьми ей было запрещено играть по статусу, да и не приняли бы они ее в свой круг. Майе было очень одиноко в этом огромном замке полном людей, которым до нее нет дела. И поэтому она не хотела отпускать своего единственного друга. - Майя, послушай меня, времени совсем мало, уже сейчас мы должны сидеть в карете и ехать домой. Тебя и меня, наверно, ищут. Мне очень нужно сказать тебе что-то важное.
  Майя была зла - она совершенно не хотела быть послушной, но видя, как взволнован граург, любопытство все же пересилило, она успокоилась и поняла на мальчика заинтересованные васильковые бусинки.
  - Мы с тобой знакомы уже год, - начал принц, - и за этот год ты стала мне хорошим другом. несмотря на то, что мне рассказывали о людях, ты веселая и добрая, и я никогда не видел, чтобы девчонка сражалась на мечах, пусть даже и так ужасно.
  Майя от нанесенного оскорбления хотела тыкнуть негодяя локтем в бок, но он ловко увернулся, улыбнулся и продолжил.
  - Если будет война и мы больше никогда не встретимся, я хочу, чтобы это было у тебя, в память обо мне.
  Мальчик протянул вперед раскрытую ладонь, на которой лежало что-то, весело поблескивая на солнце. Это был кулон- капелька с большим красным рубином в центре.
  - Он с моей родины. Недалеко от одного из самых главных городов Латании - Рубинового города - добывают эти драгоценные камни. Их называют рубинами. Они очень ценны для граургов - это символ нашего народа. Носи его не снимая. Не каждый человек может обладать рубином, ведь граурги не торгуют ими с другими землями. У нас их добывается не так уж и много. Но если когда-нибудь тебе понадобится помощь от граурга, то увидев этот кулон, любой латаниец поможет тебе. -
  Артур встал и ловким движением застегнул украшение у малышки на шее.
  - Не сниму. Но мне нечего подарить тебе взамен, - ответила Майя, пристально посмотрев на принца и со всей серьезностью, на которую только была способна.
  - Ничего страшного, я и так тебя не забуду, - Артур улыбнулся.
  - Ах, ты думаешь, что...
  - Майя, Артур! - из-за угла выскочил Даламар и очень быстро зашагал к гроту. - Где вас Бездна носит! Кареты давно поданы, все ждут только Артура! Уже весь дворец на ушах, никто не может вас найти, негодники! А ну быстро за мной! - Даламар схватил детей за руки и буквально силой потащил ко дворцу.
  - Ну папочка! Я не хочу, чтобы Артур уезжал! - Майя опять захныкала. Своими слезами она хоть как-то хотела помочь делу, но мир взрослых оставался безразличен к слезам пятилетней девочки.
  Они быстро вернулись к дворцовым ступеням, на которых их уже ждали. Правители Велинии и Латании уже стояли на ступенях и о чем-то мило беседовали. Через несколько дней эти два добродушных, на первый взгляд, соседа объявят друг другу войну.
  Увидев королей, Даламар отпустил руку мальчика. Артур еще раз тоскливо посмотрел на Майю и пошел навстречу отцу. На его лице больше не отражалось никаких эмоцию. В этот момент он уже был наследным принцем Латании, а не маленьким мальчиком. Можно было сколько угодно скрывать личность принца от людей, но этот взрослый взгляд семилетнего мальчика нельзя спрятать. Уж точно не от Даламара.
  Майя дернула отца за руку. Когда Даламар повернулся узнать, чего хочет дочь, она ткнула пальцем на кулон, висящий на шее и быстро затараторила.
  - Папа, смотри, что мне Артур подарил. Красивый, правда? Он казал это, чтобы я не забыла его. Но я тоже не хочу, чтобы он забывал меня. Папуля, что я могу подарить ему на память?
  Даламар внимательно посмотрел кулон и обомлел. Грауржский рубин. Такое латанийцы дарят только в знак огромной признательности. Обладатель такого украшения всегда может рассчитывать на защиту любого граурга, у которого попросит помощь. Мальчик неспроста подарил дочери именно это украшение. Он знал ценность этого подарка. Это большая честь для человека. Дочь права - надо подарить мальчику что-то в ответ, но у Даламара ничего не было. Кроме...
  Он снял с безымянного пальца кольцо. Оно было подарено ему женой во время венчания. Даламар очень любил ее и это украшение последнее, что у него осталось в память о ней. Но он чувствовал, что поступает правильно. Мать Майи бы поддержала его в этом решении, быть она рядом с ним.
  - Вот, - сказал мужчина и протянул девочке колечко в виде маленькой серебряной змейки. - Отдай это Артуру.
  Майя улыбнулась отцу и побежала дарить свой подарок.
  А в это время все посольство граургов в Велинии уже разместилось по экипажам, ленивый кучер взобрался на козлы и был готов тронуться в путь.
  - Артур, Артур! - голова мальчика высунулась из кареты. - Это тебе! Не забывай меня! Никогда не забывай!
  Майя зажала в высунутой из кареты ладошке колечко и разревелась.
  - Прочь, малявка, если жизнь дорога! - гаркнул кучер и дернул за поводья. От неожиданности лошади встали на дыбы и помчали экипаж с маленьким принцем вслед за каретой его отца. Самый дорогой друг Майи оставил ее.
  - Я не забуду, Майя! - доносилось вслед. - Я никогда тебя не забуду!..
  
  

Глава 1

  
  
  Майя Горт
  
  Карета стремительно неслась по пыльным дорогам Латании, и я все ближе подбиралась к Золотому городу - столице грауржского государства. За окном уже давно царствовало лето - жара была просто невыносимая, дождя не было, кажется, вечность, и от этого плодородные земли иссохли и превратились в густую земляную пыль, которая поднималась в воздух и заполняла все вокруг. Дышать таким воздухом было практически невозможно, и я радовалась, что совсем скоро доберусь до цивилизации, где смогу отдохнуть от пыли и грязи дорог.
  Двадцать лет прошло с того момента, как в королевском парке мы расстались с Артуром, принцем Латании и началась бессмысленная война с граургами, рассорившая наши народы и на долгие годы закрывшая людям дорогу в эту загадочную страну демонов. Девятнадцать лет, а мне все кажется, что будто бы это случилось только вчера.
  Артур, наверное, и забыл меня уже. Он ведь король Латании и уже давно, молодой и красивый. Очень многие знатные девицы со всех земель охотятся за его сердцем, в надежде стать 'королевой демонов'. Но эта крепость упрямо держит натиск и все еще остается неприступной, хотя, я думаю, уже скоро советники короля намекнут ему, что государству требуется наследник. Может быть, у него уже есть дама сердца... Тем хуже для меня и моей операции.
   Эдмонда Кемплийского убили практически сразу после объявления граургам войны. Латанийцы слишком гостеприимны и в этом их слабость. На своей земле они чувствуют себя слишком защищенными. Что очень на руку их противникам. Эдмонда убили в его постели, это сделал один из солдат Маркуса. В Велинии он сразу же стал народным героем, но лично меня просто тошнит от этого мерзавца.
   Эдмонд был не только хорошим королем, но и выдающимся граургом с огромным сердцем. Помню, однажды в детстве, в очередной когда я неслась по замку по своим важным делам, сбивая все на своем пути, случайно я больно ударилась обо что-то. Мгновение, а даже не поняла, что произошло, но вот я уже лежу на полу, а мои локти и колени разбиты в кровь. Осознание приходило постепенно, как и боль. Губы задрожали, на глазах выступили обидные слезы, и я уж было хотела разреветься на весь дворец, как неожиданно передо мной из пустоты появился Его Величество. " У тебя все хорошо, малышка?" - я была так напугана и растеряна, увидев его, что совсем забыла и про свои разбитые коленки, и про то, что умею разговаривать. 'Ну какой же хорошо, тебе к лекарю надо, а я тут со своими расспросами' - и с этими словами, жестокий и злобный король граургов задорно мне улыбнулся, подхватил на руки и понес к королевскому лекарю. Всю дорогу он рассказывал смешные истории из своего детства, и уверял, что меня быстро вылечат, и больно больно совсем не будет.
   Таким я его запомнила. А теперь он мертв. Артуру пришлось стать королем в свои неполные девять лет. Он был маленьким мальчиком, у которого украли детство, который сейчас стал взрослым мужчиной, вождем своего народа, истинным королем.
   С того момента, как граурги покинули Велинию, я ни разу не видела его. Шла война, в которой мы с ним оказались по разные стороны баррикад, но несмотря на это, я никогда не думала граургах плохо. Даже если с фронта приходили вести о том, что армия людей терпит поражение, я в голос негодовала вместе со всеми, какие граурги дьяволы, но втайне радовалась за них. Я бы хотела, чтобы Латания победила бы в этой войне. Маркус недостоин этого.
   Моя жизнь тоже сложилась непросто с тех пор. В семь лет, когда начинается основной набор молодых рекрутов в королевскую армию, я тоже попала туда. Мой отец знал, что так будет, к тому времени он многому меня научил. Я сразу же стала одной из лучших и попала к элитным. 'Уважение в армии надо заслужить,' - так мне всегда говорил отец. Я боялась подвести человека, который так много сделал для меня, и поэтому старалась учиться как могла. Я часто оставалась после занятий и до позднего вечера отрабатывала удары на соломе. Иногда меня находил на тренировочной арене командир, и немного занимался со мной от скуки.
   Единственное, что отвлекало меня от солдатской жизни, занятий с мечом, тактики и строевой подготовки - это уроки, которые я слушала с королевскими детьми. На этом настоял мой отец. Мы изучали географию и историю, математику и письмо, этикет, бальные танцы, философию и биологию. Мне нравилось узнавать что-то новое, особенно увлекала география и история. Я мечтала больше узнать о той земле, на которой я живу, и том мире, в котором живет Артур.
   Латанию мы изучали больше всего. Я узнала и про Золотой город, и про рубин, подаренный мне Артуром. Отец сразу же после отъезда посольства сказал подальше убрать этот подарок. С началом войны, любой человек, являющийся обладателем такого дара, автоматически приравнивался к предателю короны. Но расстаться с этим камушком я не могла, он буквально стал мое частью. Возможно, это глупо, но я действительно скучала по Артуру. Он был моей сказкой, прекрасным принцем, удивительным приключением, проникшим в мою жизнь.
   Многие в замке, даже важные люди Велинии, помнили меня еще маленькой девочкой, все сочувствовали бедняжке, готовящей себя к роли пушечного мяса в той бессмысленной войне,и старались помочь, предлагали просить Его Величество освободить меня от службы. Я была благодарна им за заботу, но не видела смысла что-то менять. Я никогда не чувствовала, что в жизни меня чего-то лишили. Другой жизни я не знала.
   Я видела, чем занимаются дети незнатных семей в моем возрасте - они работали, и работали так много, что некоторые из них не выдерживали такой жизни и угасали от каких-нибудь хворей. Поэтому я не особо роптала на старушку-судьбу, моя учеба мне нравилась, и я старалась не упустить возможности жить легкой солдатской жизнью. Со временем у меня появилось много друзей, таких же веселых и бесстрашных, мы много смеялись и часто устраивали грандиозные сражения.
   Когда мне исполнилось шестнадцать, всем стало ясно, что мои навыки в искусстве владения меча намного выше, чем у других. В спаррингах никто не мог победить меня. Но вот купаться в лучах славы мне не удавалось. И все благодаря моему командиру.
   Его звали генерал Грегори Портис, и он был предводителем нашей армии под чутким руководством Маркуса. Обычный безродный человек, ставший графом только благодаря тому, что рубил граургов без разбора по приказу Его Величества направо и налево, и других изменников земли, конечно же. Это был очень жестокий, властный, молодой мужчина, с цепким, орлиным взглядом, который перережет тебе глотку одним взмахом руки, даже если ты просто взглянешь на короля без должного почтения. Я не очень-то любила его, как и он меня. И хоть он и воспитывал меня с самого детства словно отец, на дух не переносил девчонок, и считал, что я 'самое большое недоразумение', которое только могло случиться в "его армии". При первом нашем знакомстве генерал, кажется, сказал моему отцу, что я не подержусь и месяца, и тот факт, что я удержалась, да еще и стала лучшей среди новичков его несказанно бесило.
   Однажды вечером, когда я сидела в комнате и готовила классные уроки на следующий день, ко мне постучали. Время было позднее, и гостей я не ждала, но некоторые встречи просто не могут проходить при свете дня. На пороге стоял мой командир. От удивления я немного растерялась, но тут же взяла себя в руки и отдала честь старшему по званию.
   Пристально посмотрев на меня, он сказал.
   - Ты очень способная девочка, Майя. Я всегда недооценивал тебя, и напрасно. Твой отец ни раз доказывал свою преданность Велинии и своему королю. Пришел и твой черед потрудиться на славу своей земли. Велиния нуждается в тебе. Ты умна, знаешь этикет и прочую ерунду, необходимые в свете. Поэтому с завтрашнего дня ты больше не будешь простым солдатом. Тебе предстоит стать шпионом короля Маркуса Благородного. Это большая честь, гордись этим.
   От удивления я не смогла вымолвить ни слова. Кем стать?! Кого?! А что вообще сейчас происходит? Я просто солдат, какой из меня шпион?
   - С завтрашнего дня режим твоих занятий немного изменится. Ты и еще несколько ребят будут заниматься теперь отдельно под моим личным руководством, завтра ты переходишь в мое подчинение. Советую выспаться. Вопросы? - и он так посмотрел на меня, что, задать ему хоть один вопрос в этой ситуации было бы большой ошибкой.
   - Нет, сэр. Так точно, Ваше Благородие. - промямлила я.
   - Вот и прекрасно, - с этими словами граф развернулся и исчез в ночи.
   А на следующий день я стала шпионом. И еще долгих четыре года после того разговора продлилось мое обучение во дворце. Это был самый настоящий ад. Я и еще шестеро парней всеми силами пытались не умереть на тренировках под чутким руководством генерала. Что только на нас не испытывали: все возможное оружие, яды и даже магию, и от всего этого мы должны были уметь защищаться.
   Портис издевался надо мной, и его издевательства не заканчивались только в два раза большим количеством упражнений, чем для других ребят. Это были и подколки, насмешки, откровенные оскорбления. Остальные ребята очень жалели меня и старались помочь, чем могли. Особенно мы сдружились с одним парнем, он был очень веселым, смелым, и ужасно бедовым. Видя, как граф доводит меня, он нередко вызывал огонь на себя. И ему за это прилично доставалась. На все мои просьбы прекратить это он лишь улыбался и трепал меня по голове.
   И вот, в одно прекрасное утро, мы как обычно собрались на утреннюю тренировку. Я хорошо помню этот день. Весна, на улице уже было совсем тепло. Ребята дурачились, как обычно, шутили и спорили. Я стояла в стороне и с улыбкой наблюдала за этой картиной. На душе было спокойно и тепло. Легкий приятный ветерок аккуратно трепал волосы, и мир не казался таким уж мерзким местом.
   Внезапно послышался шум, и на арену вышел король Маркус Благородный со всей своей свитой. Чуть позади короля по правую руку шел на граф.
   Король подошел к нам и остановился. Он смотрел на нас, а мы на него. Возникла неловкая пауза. Я не могла понять, что он от нас хочет, мысли метались в голове как безумные. Хотелось убежать и спрятаться куда-нибудь подальше, чтобы тебя никто не нашел. Не то, чтобы я очень сильно боялась Маркуса, просто, когда что-то начинает выбиваться из привычного хода вещей - это сводит с ума.
   - Преклонить колено! - рявкнул Портис.
   Точно! Отдать честь королю! Мы грохнулись на колени как по команде голосили.
   - Да здравствует король, Маркус Благородный!
   - Встаньте, дети мои! - король приглашающим жестом разрешил нам подняться. Снисходительный индюк - вот как его надо было прозвать.
   - Я пришел сегодня к вам, чтобы выразить свою глубокую признательность истинным патриотам своей страны, отдавших всего себя великому нашему делу - борьбе с демонами с юга, желающих отобрать нашу Велинию, свободную страну людей, для своих дьявольских дел!
   Ах, ну да, ведь это же граурги объявили людям войну много лет назад? Видимо этот маленький момент король запамятовал, решая свои важные государственные дела на пирах и балах. А тем временем Маркус продолжал.
   - ... чтобы занять свое почетное место героя на страницах истории своей страны! Все юноши могут идти и собирать свои вещи, сегодня ваш генерал поручит вам задания, о котором должны будут знать всего три человека: я, граф Портис и вы. За разглашение задание любому - будь то ваша мама или сам король Артур - вы будете обвинены в государственной измене и казнены. Надеюсь, это вам ясно, - король гаденько улыбнулся и с превосходством посмотрел на нас. Мерзкий тип. Н
   о тут же выражение лица благородной особы сменилось на благодушное. Я сглотнула. Маркус всегда прикидывался добрячком и благодетелем людским. И лишь не многие знали, каким он иногда бывает жестоким и расчетливым. Мой отец еще очень давно посоветовал никогда не доверять королю Маркусу, как бы не были сладки его речи.
   Я было дернулась убежать в свою комнату от этого лицемерного короля, но меня остановили.
   - А вас, Майя, я попросил бы немного задержаться. У меня есть особенное поручениие для вас.
   - Да, Ваше Величество, как прикажете, - я склонилась в поклоне.
   Уходя, парни с тревогой поглядывал на меня. Я это видела, но подать знак, что все хорошо никак не могла.
   Я перевела взгляд на короля, который все это время с интересом меня разглядывал.
   - Ты хорошая дочь своего отца, Майя. Он всегда был отменным воякой и много раз спасал мне жизнь. И вот теперь ты тоже можешь послужить своему народу.
   - Спасибо, Ваше Величество. Это большая честь для меня.
   - Я хочу отблагодарить вашу семью. Твой отец стар, ему нужен покой и отдых. Может быть где-нибудь на берегу моря...
   Я смотрела в пол, пока Маркус говорил. И чем больше я слушала, тем шире раскрывались мои глаза.
   -...поэтому у меня к тебе предложение. Граф сказал мне, что вы лучшая в его группе, он с особым усердием разрабатывал программу для вас, чтобы раскрыть весь ваш боевой потенциал. Это так?
   Ах вот как это назывались все эти придирки! 'Особая программа' для раскрытия моего боевого потенциала!
   - Так, Ваше Величество.
   - Вот и славно! Поэтому я уверен, что вам без труда удастся выполнить небольшое, но важное дельце, чтобы переломить ход этой уже порядком затянувшейся войны. Если все пройдет удачно, то я даю свое королевское слово, что дам тебе графский титул и дарую полнородные земли с собственным замком у моря. Идет?
   - Это звучит неплохо, Ваше Величество.
   Графский титул? Земли? Что за немыслимая щедрость? Что же за миссию я такую должна выполнить? Почему за нее такая награда? Король решил отправить меня в дьявольскую бездну к Латаниелю, чтобы я схватила его за рога (или какое-нибудь другое место) и уговорила забрать граургов к себе в ад?
   - В общем, я рад, и надеюсь, что совсем скоро ты вернешь назад домой и мы вместе отпразднуем твой триумф. А я ведь помню тебя совсем крохой! Бегала тут по дворцу, сбивала слуг с ног! Да, как быстро растут наши дети, не так ли, Портис?
   - Так, Ваше Величество.
   - Удачи тебе, девочка! Мы все будем молиться Небу и добрым ангелам о твоем успехе, - он похлопал меня по плечу и, вместе со своей свитой, пошел дальше наслаждаться жизнью, в которой не надо быть на передовой и сражаться за завтрашний день вместе со своими солдатами.
   Арена опустела, и я осталась наедине с графом. Он молчал. Внутри меня начал закипать гнев. Я достаточно хорошо научилась контролировать свои эмоции в армии- жизнь научила меня это делать. От той маленькой девочки Майи, веселой и жизнерадостной, во мне мало что осталось. Но это не значит, что эмоций у меня не было совсем.
   - Давай пройдем с тобой в твою комнату, здесь слишком много людей, - граф потер лоб, он выглядел очень уставшим.
   Но я не собиралась его жалеть. Как он мог так долго издеваться надо мной, мучить меня! Этим он хотел мне помочь? Старый дурак! Когда-нибудь я собственными руками придушу его!
   - Как скажете, сэр, - развернувшись спиной к генералу, я не оборачиваясь пошла к своей комнате.
  Моя миссия заключалась в том, чтобы приехать в Латанию в качестве молодой богатой странствующей оркини-вдовы из Сетуи (благо моя мать на четверть была оркиней, и мне от нее досталась одна из самых характерных черт этого народа - волосы прекрасного льняного цвета), познакомиться на каком-нибудь из приемов с королем граургов, втереться к нему в доверие, да втереться настолько, чтобы выкрасть планы наступательных операций граургов и передать их генералу Центрального фронта для реализации дальнейших наступательных операций. На всю эту операцию мне давалось три месяца. При успешном ее завершении я получала графский титул и свой замок, при провале операции нам с отцом грозило в лучшем случае остаться на улице, в худшем - меня ждала казнь. Король таких ошибок не прощает.
   И вот поэтому я неслась сейчас в карете в логово своих врагов, чтобы втереться в доверие, обмануть и предать человека, которого я больше всего в этой жизни уважала и ценила. И мне придется это сделать ради своего отца. Он так долго и самоотверженно служил этому напыщенному ублюдку королю - он заслужил спокойную и комфортную старость.
   В Латанию я должна была въехать под именем графини фон Авельдери - это фамильное имя старого дворянского орского рода. Дезмонд фон Авельдери - один из самых известных советников короля Сетуи - Карла XV. Их род настолько большой и почитаемый, что притвориться какой-нибудь троеродной теткой советника и с таким именем предстать перед королем не составит труда и не вызовет никаких подозрений. Фамилия будет говорить сама за себя, и это обеспечит уважение и необходимое оправдание моей никому незнакомой внешности как для орков, так и для граургов.
   Время моего визита в Латанию было выбрано не случайно. Совсем скоро в Золотом городе пройдет ежегодный праздник - день Мира. Его основала еще жена короля Урсула, королева Летиция, в знак того, что граурги обрели дом за Восточным хребтом и не ищут войны с другими народами, а просто хотят мирно жить на своей земле. Вне зависимости от того, насколько бы тяжелый год не был для граургов, они все равно проводили бал в честь мира в Шести Землях. И это был идеальный повод, чтобы представить меня Артуру. Тем более, что на днях Маркус направил письмо в Сетую, с приглашением Карлу XV нанести дипломатический визит в Велинию и вся оркская знать уже, скорей всего, на полпути к Руане, а значит риск быть раскрытой у меня практически минимальный.
   Когда началась война между людьми и граургами все остальные земли не стали вмешиваться. Но даже сохраняя нейтралитет, все народы, кроме гномов, которых кроме их золота и руды ничего особо не заботило, тайно поддерживали ту или иную сторону. Эльфы всегда были против граургов, и даже скрывать это у них получалось плохо.
   Орки тоже затаили на граургов злобу. А все из-за девушки. В молодости и Карл и Эдмонд, отец Артура, очень дружили, и однажды влюбились в одну граурженку Нелерин, род которой был не очень известен. Ее отец держал виноградные поля на юге Латании, но из-за каких-то жизненных трудностей он разорился, и еле наскреб на то, чтобы его дочь могла выйти в свет и найти себе достойную партию. Карл любил таких девочек, которые нуждаются в защите и ласке. Но только если Карл хотел просто поразвлечься, то у Эдмонда настрой был совершенно серьезный. Эдмонд всегда был красавцем-мужчиной, настоящим рыцарем и джентльменом, отбоя у девушек у него не было, тогда как Карл был маленьким и полненьким, и героем женских сердец его было трудно назвать, хотя многим девушкам было достаточно его королевского благоволения и статуса королевской любовницы. Девушка сделала выбор в пользу граурга, подарив Эдмонду сына и на долгие годы рассорив двух друзей.
   А вот дриады, наоборот, были на стороне Артура. Дриады и граурги были соседями, оба народа обладали живыми веселыми характерами, так что все солдаты, которые шли охранять земли Латании на границе с Южным лесом должны были в первую очередь уметь пить и горланить песни. Веселые попойки на границе были не редкостью. Два народа никогда не враждовали, и старались помогать друг другу. Сложно сказать, почему так произошло, тогда как все остальные народы граургов откровенно недолюбливали, но еще великая королева Аурелия, заключила с Урсулом Великим Вечный договор о дружбе народов. И вот уже много лет ни одна сторона его не нарушала.
  
   Колеса кареты подпрыгивали на дорожных выбоинах. Гонец должен был неделю назад доставить королю письмо, в котором сообщалось, что я, графиня фон Авельдери, совсем недавно стала вдовой, и дабы не впасть в смертельную тоску по рано почившему мужу, путешествую со своим слугой по Шести Землям и прошу Его Величество оказать мне великую милость и приютить в прекрасной столице Латании, Золотом городе, взамен на мою глубочайшую признательность. Слугой мне приставили солдата Велинии, тайным агентом короны он не был, и деталей операции не знал. Его звали Оливер, и единственное, что он должен был делать - это держать рот на замке и подстраховать меня, если что-то пойдет не так. Оливер был труслив и порядком малодушен. Я это сразу заметила, поэтому еще в Велинии у нас состоялся разговор по душам.
   Получив от Портиса последние указания, я стремительно направилась к тому месту, где Оливер чистил лошадей. При первом нашем знакомстве он очень недобро ухмыльнулся, смотря на меня. Надо было показать ему, кто здесь главный.
   - Оливер! - он обернулся и, заприметив меня, ухмыльнулся той же самой противной улыбкой, как будто я какая-то девка, с которой он вчера кувыркался на сеновале.
   - Майя, дорогуша, ты готова? А то время не ждет!
   Я подлетела к нему, схватила наглеца за грудки и приставила к горлу небольшой кривой нож, который всегда был у меня на поясе. Папин подарок на совершеннолетие. От неожиданности парень выронил щетку, шутить ему явно уже не хотелось. Скорее забиться в темный угол и плакать.
   - Значит так, герой, - последнее слово я просто выплюнула ему в лицо, - главная здесь я. Это моя операция, и если ты думаешь, что я тебе девка кабачная, то ты очень сильно ошибаешься. Я и не такого, как ты, об колено сломаю. От исхода этой операции зависят наши жизни, и если ты мне будешь мешать, то я сама тебе горло перережу. Я ясно выразилась, - теперь уже улыбалась я, самой сладкой на свете улыбкой.
   В ответ мне быстро и испуганно закивали. Хороший мальчик.
   - И чтобы больше я не слышала, как ты называешь меня Майя. С этого дня я графиня Корнелия фон Авельдери, а ты конюх Оливер. И никак иначе. Ты меня понял?
   - Да понял я, понял?
   Нет, видимо не понял. Я легонько стукнула его по голове.
   - Как надо обращаться к графине?
   - Да, Ваше Высокоблагородие.
   Все, кто находился в тот момент рядом с нами, тихо посмеивались. Оливер стал красным, как рак. А мне было все равно. Я хотела вернуться домой живой, и не попасть в историю из-за этого осла.
   - Запрягай быстрее.
   С отцом я не стала прощаться - тяжело это. Мне сердце рвать, да и он уже не мальчик - надо беречь себя. Но он был другого мнения Когда все вещи уже были собраны, и я собиралась запрыгивать в карету навстречу новым приключениям, отец окликнул меня.
   - Майя!
   Он стоял на тех же самых дворцовых ступенях, что и много лет назад, но уже не такой бравый солдат, как прежде. Волосы стали совсем седыми, ходил он, опираясь на трость. Король разрешил моему отцу жить во дворце в небольшой комнатке рядом с прислугой. Щедрая награда Его Величества солдату, верой и правдой столько лет служившему ему.
   Я подошла поближе, в глазах предательски защипало. Как же я его люблю! Ради него я должна сделать все возможное, чтобы выполнить это задание, во что бы то ни стало.
   - Майя, я хотел узнать у них, куда они тебя отправляют, но что Портис сказал, что это дело государственное, я не имею право знать. Дочь, как же я упустил тот момент, когда ты ушла из легиона?
   Он все понял. Естественно. И сейчас он думает, что провожает меня на смерть.
  - Отец, король пообещал мне дать графский титул и землю, если я выполню это.Тебе больше не придется жить в этом замке в маленькой убогой комнате. Мы станем богаты, я совсем скоро вернусь, не переживай, и мы будем вместе.
  - Дочь, я уже стар, а ты еще так молода... Я бы хотел увидеть своих внуков, пока жив. Хотел бы увидеть тебя замужем счастливой женой и матерью...
  - Ты знаешь, что это невозможно отец. Ты выбрал для меня такую жизнь. Я просто всегда старалась делать все, чтобы ты гордился мной.
  - Я горжусь, дочка. Прости меня за этот выбор. Я очень сильно люблю тебя! Пообещай мне кое-что.
  - Что пообещать, отец?
  - Вернись домой, вернись ко мне, но если меня не будет здесь, то найди свое счастье в этом мире.
  Я стояла и смотрела на него. К горлу подступал ком, а в глазах защипали непрощенные слезы. Я взбежала по ступеням, и бросилась на шею своего старика.
  - Что ты такое говоришь, папа! Я обязательно вернусь, обязательно, вот увидишь! Мы еще на моей свадьбе погуляем, и ты понянчишь своих внуков! Я вернусь, обещаю!
  Не оборачиваясь, спустилась и быстрым шагом направилась к карете. Никто не должен был видеть моих слез.
  Тогда мы оба понимали, что скорей всего я не смогу выполнить своего обещания. И не суждено мне быть счастливой матерью семейства, и что скорей всего в Латании меня убьют. Но мы солгали друг другу и самим себе, подарив ложную надежду в счастливое завтра. Хорошо ли это? В любом случае, у меня не было другого выхода. Что ж, все не так уж и плохо, совсем скоро я увижу моего короля, чтобы предать еще и его.
  
  Артур Кемплийский
  
  Я устало потер веки. Работать просто больше нет сил. Нужно немного поспать. Я встал из-за рабочего стола и подошел к огромному сводчатому окну, которое располагалось прямо за моей спиной.
  Люди последнее время ведут себя слишком спокойно: боевых действий на территории Латании совсем нет, только небольшие стычки в Диких землях. Но это ерунда, скорее для отвода глаз. Все это неспроста, видимо Маркус что-то задумал, надо быть начеку. Как же я все-таки устал от этой войны...
  Задумавшись, я не заметил, как непроизвольно стал крутить в руках маленькое кольцо со змейкой, висевшее на серебряной цепочке у меня на груди. Мой тайный талисман. Он и тот год, проведенный в Руане с веселой голубоглазой девочкой, - единственное хорошее воспоминание о Велинии и всем людском народе за мою жизнь. Интересно, как на там сейчас та малышка? Как сложилась ее жизнь? Они с отцом жили во дворце, но отец, кажется, говорил,что она должна будет стать солдатом Маркуса, это было решено уже на тот момент. Сейчас она, наверное, безжалостно рубит мой народ в Диких землях.
  В дверь постучали, и я знал, кем был этом мой неожиданный гость. Лишь одна живая душа бодрствовала вместе со мной в этот ранний час.
  - Да, войди Марс.
  В комнату проскользнул худой высокий парень с вечно растрепанными волосами темно-русого цвета. Это был Марсел, мой личный помощник. Сейчас он был единственным человеком в всем Золотом городе, а может быть и Латании. Я забрал его из небольшой деревеньки на границе с Велинией лет семь назад. Марсел - сирота, он помогал какой-то богатой семье по хозяйству. Люди знали, что в город придут граурги, поэтому собрали свои вещи и оставили его, ребенок-слуга оказался ненужной обузой, хозяева просто вышвырнули мальчика на улицу. Я нашел его трясущимся от страха в каком-то амбаре. Он так боялся граургов, что при виде меня ударился в истерику, мы всем отрядом еле успокоили его. Оставить на произвол судьбы я его не мог, поэтому забрал с собой.
  На тот момент у меня были какие-то советники, которые были мне преданы, но не от того, что бесконечно верили мне, а просто им было так удобно. Мне нужен был преданный пес, который при любых обстоятельствах останется верным мне. Благодарный за спасение мальчик, не видевший в жизни ничего, кроме грязи и унижения, в одночасье попавший во дворец, где тепло и уютно, подходил на эту роль как нельзя лучше. Я нашел женщину, которая приняла его как собственного сына, дал образование, и теперь Марсел - мой самый главный единомышленник во всем, ему я могу доверять как самому себе.
  - Ваше Величество, вам тут письмо из Сетуи.
  - Хорошо, давай посмотрю.
   Писала мне вдовствующая графиня Корнелия фон Авельдери, троеродная тетушка того самого фон Авельдери. Ее муж не так давно отправился на тот свет, и поэтому она решила немного развеяться и попутешествовать. Меня же она любезно просит принять ее во дворце и разрешить погостить немного. Скукота.
  - Марсел, скажи мне, пожалуйста, что тебе известно о Корнелии фон Авельдери?
  С того момента, как Марс стал жить у меня я заставил его, помимо изучения наук и выполнения прямых обязанностей, разбираться в интригах королевских домов. У него прекрасная память на лица, и смекалка, которая часто выручает меня. Я не разу не пожалел, что встретил этого мальчика на своем жизненном пути.
  Человек нахмурился, он выглядел растерянным.
  - Авельдери? У них очень большой род. Простите, Ваше Величество, я не помню даже всех ближайших родственников советника Его Величества Карла, не говоря уж о дальних.
  - Ладно, ничего. Тут на днях должна приехать графиня, из рода этого самого советника, нужно принять ее должным образом и представить мне.
  - Да, Ваше Величество, - парень сделал поклон.
  - Хорошо, и еще - Марс, ты сегодня спал? Ты ведь знаешь, что если госпожа Дюрей узнает об этом, мне опять влетит.
  - Простите, я не могу спать в то время как мой король изводит себя работой. Я убедился, что подготовка к празднику идет по плану, выполнил несколько ваших поручений и могу принести вам ужин или уже ранний завтрак, если Ваше Величество желает.
  - Нет, спасибо. Кажется, мне действительно нужно немного поспать, сил нет больше. Хотя я так и не придумал, как помочь фермерам на севере. Если они и в этом году не смогу вырастить и собрать урожай, то торговлю виноградом с другими землями придется приостановить, а это уже будет проблема всей страны.
  - Ваше Величество, поспите, вы не сильно поможете северянам и всей Латании, если повредите свое здоровье.
  - Да, наверное, ты прав, -что-то я действительно заработался, немного восстановить силы тоже не помешает. Хотя пока Латания ведет войну, о спокойном и здоровом сне я могу только мечтать.
  
  Майя Горт
  
  - Графиня! - Оливер постучал по карете, - мы въезжаем в Золотой город, через час-полтора будем на месте.
  Напарник был моим кучером в этой поездке, поэтому общались мы с ним почти все время только таким образом. Ночью, когда необходимо было остановиться на ночлег, мужчина покупал мне комнату на постоялом дворе, сам предпочитая спать на сеновале. Мы ели вместе, но всегда молча, если и разговаривали - то только о деле. Наверное, но злился на меня за то, что я тогда опозорила его на королевском дворе, но мне было все равно. Пока его чувства не мешают делу, пусть злится сколько влезет.
  Я выглянула в окно. Пыльная проселочная дорога сменилась каменной кладкой. Лес исчез, на его место пришла равнина. На ней, как грибы после дождя, то тут, то там появлялись небольшие деревянные домики. Между ними и через улицу суетились граурги, они громко разговаривали друг с другом и улыбались. Везде невероятная оживленность. Вот две дамы стоят с детишками, в руках у них корзины. Наверное, сегодня здесь ярмарка, а может быть граурги уже начали готовиться к ежегодному празднику Мира, не знаю. Но эта атмосфера... она мне сразу понравилась. Граурги - очень открытый и дружелюбный, прекрасный народ. Артуру очень повезло с такими подданными. На улицах Руаны такого не встретишь - все всегда какие-то угрюмые и напряженные, каждый думает только о том, как бы получить себе побольше выгоды, подставить, обмануть другого.
   Погода сегодня была удивительная. Солнце светило очень ярко, не было ни одной тучки на горизонте, и от этого вид на королевский замок открывался просто великолепный. Золотой дворец действительно очень красив: белый мрамор стен сразу же приковывал к нему взгляды, причудливые шпили тянулись ввысь.Все башни дворца были охвачены огнем, они сияли, как и весь дворец, парящий над городом. Казалось, что само солнце живет в нем.
   - Он воистину прекрасен, Артур, - тихо прошептала я, - точь-в-точь как ты рассказывал! Наконец-то я смогу увидеть тот мир, в котором ты живешь.
  Мы остановились у первой стены города. У огромных кованых ворот стояла стража и проверяла документы людей, желающих въехать в Верхний город.
   К нашей карете подошел гвардеец. Я выглянула в окошко, состроив недовольное выражение лица.
  - Здравствуйте, миледи, - грург вежливо поклонился. - Могу я посмотреть ваши документы? Приказ короля из-за военного положения.
  Получая задание, меня предупредили о том, что мне придется столкнуться с кем-то подобным, и понадобится бумага, удостоверяющая мою личность, так что я была готова к этому. Но если я видела в этой проcьбе лишь простую формальность, то вот вдовствующая графиня Корнелия фон Авельдери была до предела возмущена таким пренебрежительным отношением к своей персоне, которое должна сейчас реалистично отыграть Майя Горт.
  Я надула губы, сердито сложила руки на груди и с претензией накинулась на бедного мужчину.
  - Да... да кто вы такой?! По какому такому праву вы требуете от меня что-то, вы вообще знаете, кто я такая? Я гостья короля Артура, пропустите меня немедленно!
   Мужчина от неожиданности замер, не зная, что ему делать дальше.
  - Простите, миледи,... не положено, - а он кремень, была бы я на его месте, встретив такую сварливую занозу сразу бы ретировалась куда-нибудь, - приказ короля.
  - Король знает, что я приеду. Доложите ему обо мне, он ждет меня.
  - Как скажете, миледи, но потребуется время, пока гонец доберется до дворца и вернется назад. Может быть, если вам не сложно, вы все-таки...
  - Я подожду, - выплюнула я, и показывая, что не желаю с ним больше разговаривать, скрылась в темноте кареты.
  Еще некоторое время мы простояли у ворот. Делать было совершенно нечего, и от этого я просто сходила с ума. Но я была безумно горда собой - дать такой отпор тому солдату, ну и ну. Я действительно вела себя как графиня, и правильно сделала - с самого первого дня в Золотом городе надо напоминать Его Величеству о своем существовании, чтобы как можно скорее выполнить задание и вернуться домой. Хотя играть стерву будет морально довольно тяжело, если нужно будет, я сделаю это.
  Вернувшийся со дворца гонец подтвердил, что меня, графиню, с нетерпением ожидают во дворце и мы незамедлительно отправились в путь. Напоследок, я так многозначительно посмотрела на гвардейца, который не хотел меня пускать, что бедняга кажись решил, что с этой работой ему очень скоро придется попрощаться.
  По мере того, как мы продвигались вглубь столицы, дорога становилась все лучше, а дома все выше. Деревянные постройки сменили каменные, украшенные по типы дворца, граурги и граурженки здесь были одеты уже в яркие и элегантные платья, очень часо в толпе мелькали одежды королевского дворца традиционного черного цвета.
  Чем ближе мы подъезжали ко дворцу, тем сильней я волновалась. Вряд ли король выйдет встречать меня, но все же совсем скоро я его увижу. Какой он сейчас? Наверно, такой же невероятный красавчик, как и его отец. Получится ли у меня обмануть его? Все-таки это мое первое задание, опыта у меня в таких делах совсем нет. Почему нельзя было просто отправить на это задание обычную куртизанку, которая опытна в таких делах. Или же король что-то знал о моих чувствах? Маркуса нельзя недооценивать, это может стоить жизни.
  Мы проехали вторые ворота - ворота Золотого дворца. Никаких документов здесь уже не спрашивали, наверно постам уже сообщили обо мне. Вот и славненько! Значит к моему приезду готовятся. Надо будет постараться как можно быстрее добраться до своей комнате и немного расслабиться.
  Как я и предполагала, в замке меня уже ожидали. Выглянув из остановившейся у ступеней королевского дворца кареты, я увидела целую толпу шестиземцев, вышедших поприветствовать меня. Здесь были и посол Сетуи с женой, кажется (я не была знакома с ними лично, но они единственные были в красном), немолодой мужчина в традиционном черном костюме граургов, видимо главный дворецкий, граурженка средних лет, тоже в черном, и пару горничных.
   Впереди всех стоял совсем молодой юноша. Он был одет в официальный черный, но на граурга не похож - слишком светлые волосы, кожа и глаза. Скорее уж на... человека? Но, что в Латании, которая уже двадцать лет воюет с людьми, делает юный человек?
  Оливер остановил коней, спрыгнул со своего места и помог мне спуститься. Я быстро прикоснулась пальцами к моему кулону-талисману, спрятанному под одеждой и пошептала Небу молитву об удаче в этом деле. С этой минуты мы официально вступали в свои роли, назад пути уже не было. От того, насколько хорошо мы сыграем зависела наша жизнь. dd>  Выбравшись из кареты, я подошла к делегации и остановилась.Присутствующие мужчины приветственно поклонились, женщины присели в реверансах перед членом более знатного рода. Таковы были правила. И только человек передо мной не двинулся с места. Я удивленно изогнула бровь. И что это значит, кто он?
  - Графиня Корнелия фон Авельдери, - он склонился в знак приветствия, но этот поклон был скорее жестом вежливости, чем уважением перед силой дома Авельдери, - я рад приветствовать вас в этом замке в прекрасной столице Латании Золотом городе. Меня зовут Марсел Дюрей, я личный помощник Его Величества, ко мне вы можете обращаться по всем возникающим у вас вопросам. Также освоиться вам помогут ваши земляки господин и госпожа Раскенири, - он указал на орков, - и Дора, она будет вашей личной горничной все время, пока вы гостите у нас, она разместит вас в приготовленных для вас покоях. Надеюсь, вам понравится. А я буду вынужден вас оставить, но мы еще непременно встретимся, графиня.
   Хочет уйти сразу после приветствия? Это же верх наглости! Да кем он себя возомнил?! Кем? Я не знала. Почему в документах к заданию этот юноша нигде не фигурировал? Нужно аккуратно собрать информацию о нем.
   - Рада приветствовать вас, Марсел. Не могли бы вы назвать мне свой титул, я бы не хотела ненароком оскорбить вас, - вот и узнаем сейчас, что ты за темная лошадка такая.
   - Титул? - парень улыбнулся. - У меня нет титула, зовите меня просто Марсел.
   Нет титула? Как это нет? Он развернулся поднялся вверх, и скрылся за большими дубовыми дверьми замка, оставив меня в полной растерянности от того, как я должна на это реагировать. Воспринять эту информацию мне не дали - рядом со мной тут же возникли господин посол и его жена.
   - Госпожа графиня, мы так рады! - наперебой затараторили супруги. - Вы даже не представляете, какое это счастье для нас принимать вас. В этом городе так редко бывают такие знатные особы, как вы, этот так печально. Расскажите, как вы добирались, как дорога?
  - Ужасно, просто ужасно! Вокруг так много пыли, дороги в Латании не сравнить с сетуйскими! И эти невоспитанные солдаты, несколько часов не хотели пропускать меня во дворец, хотя я посылала Его Величеству прошение принять меня в замке, - я изобразила такое несчастное выражение лица, словно вот-тот заплачу.
  - О Небо! Бедная вы моя, миледи, - госпожа Раскинери, видима, была так взволнована и обрадована моим приездом, что даже сбросила маску традиционной оркской напыщенности и холодности, решительно бросилась ко мне, оттеснив своего дорогого мужа, и взяв меня под руку, потащила в замок, - вам непременно нужен отдых. Дорогой, я сама все покажу и расскажу графине. Имина, приготовьте, пожалуйста, графине ужин и принесите в комнату.
  Женщина в черном кивнула. Наверное, это экономка, надо запомнить.
  - А вы, девочки, - служанки вздрогнули и внимательно уставились на нас, - возьмите сумки госпожи и несите их в восточное крыло в комнату с садом, да по живее. Вы знаете, графиня, король выделил вам одну из лучших комнат в Восточном крыле, с садом, в который вы можете попасть прям из своих покоев. В Восточном крыле живут только орки, но, знаете, сейчас...
  Дальше я ее не слушала. В душе было ощущение, что кто-то за мной наблюдает. Я огляделась по сторонам - никого подозрительного рядом не было. Посмотрев вверх, я заметила чей-то темный силуэт в окне замка. Расстояние между нами было не такое большое, я попыталась приглядеться, кто там, видимо заметив, что я смотрю, незнакомец внезапно скрылся из виду.
  
  До моих покоев мы добрались не сразу. Королевский дворец был поистине огромным, со множеством парков и небольших островков отдыха для гостей, где можно было провести время за милой, ничего не значащей беседой. Окна в замке оказались настолько большими, что все, что происходило во дворе дворца, было как на ладони. Как и город, расстилающийся вдали. Многие стены были украшены цветной мозаикой, рассказывающей об истории Латании, подвигах великих царей прошлого, о легендах и сказках Шести Земель. Солнечные лучи, отражаясь от этих цветных кусочков, создавали неповторимую феерию красок. Цветные огоньки плясали на стенах, потолке, их танец то затихал, то вновь разгорался с еще большей силой. Это было настолько завораживающее зрелище, что хотелось замереть навечно на одном месте или присоединиться к этому танцу.
  Вокруг было много народу из разных земель, все очень оживленно разговаривали. Орков было больше всего, они косо поглядывали на меня и кланялись госпоже жене посла в знак приветствия. Несмотря на то, что моя мать была оркиней, я не любила орков за их холодность и надменность. Они всегда ставили себя выше других, хоть и до эльфов им было очень далеко.
  - Это так хорошо, что вы именно сейчас приехали, графиня. Через пару дней здесь будет грандиозный праздник, так что весь дворец готовится, - словно в подтверждение моих мыслей, заговорила госпожа Раскенери. - Говорят, на балу в честь праздника король представит всем свою невесту. Вам обязательно нужно успеть приготовить платье к балу. Я могу порекомендовать вам свою модистку - оно поистине умеет творить чудеса.
   Женщина вдруг изменилась в лице, наклонилась ко мне и быстро прошептала.
   - Мы слышали, что Его Величество Карл поехал в Велинию. Как бы не было конфликта, мы этого очень не хотим. Очень хорошо, что хотя бы вы здесь, - оркиня доверительно накрыла мою руку своей.
  Она надеется, что я стану лицом Сетуи на предстоящем празднике? Вот же ж! Через два дня он представит свою невесту... Где-то внутри что-то неприятно кольнуло. Бесстрастнее, Майя, он уже совсем не тот мальчик, которым был в детстве, и ты его совсем не знаешь. Это естественно, что у него есть дама сердца, будет интересно на нее посмотреть.
  - Я буду рада представлять Сетую на празднике, - я вежливо улыбнулась жене посла. - Надеюсь, меня смогут представить Его Величеству до бала?
  - Это очень маловероятно, графиня, я и сама ужасно негодовала из-за этого. Так невежливо со стороны Его Величества, но ничего не поделаешь. Марсел говорит, что король сейчас так занят, он совсем не выходит из своего кабинета. Если раньше, мы могли его лицезреть на ежедневных утренних прогулках в королевском саду, то сейчас дворец словно осиротел. Говорят, - Раскинери опасливо за озиралась по сторонам, - между людьми и граургами сейчас серьезные стычки на границе.
   - Госпожа Раскенери, вы сейчас упомянули имя этого человека, который встречал меня. Марсел. Скажите, кто это? И почему он так вызывающе вел себя со мной утром? - настроение сразу испортилось, когда я вспомнила этого напыщенного мальчишку.
   - Марсел? Ах, ох простите, графиня, вам, наверное, было ужасно неприятно. Этот мальчик совсем недавно был простым слугой короля, но они так дружны, что сейчас Его Величество Артур полностью доверяет и разделяет с ним все свои дела. И несмотря на то, что пока этот мальчик никто, ссориться с ним никто не смеет. Есть вероятность, что совсем скоро он получит титул графа и станет полноправным главным советником короля.
   - Но ведь он человек?! - вырвалось у меня.
   - Да, Ваше Благородие, и тем опаснее и непредсказуемее его присутствие здесь для всех нас, - повисло молчание. Мы обе решили не возвращаться к этой теме больше.
  Я так увлеклась, что совсем не заметила, как мы подошли к огромной деревянной двери, украшенной резными фигурками.
  - Вот мы и пришли графиня. Я заходить не буду, вам надо отдыхать. Надеюсь, что вы в ближайшее время отужинаете со мной и мужем в нашем доме, он совсем рядом со дворцом. Спросите у любого кучера, он обязательно отвезет вас. Мы будем очень рады видеть вас.
  Какая милая женщина. Наверное, ей совсем скучно здесь вдали от дома и семьи, она так дружелюбна и гостеприимна. Орки так обычно себя не ведут.
  Я набросила на лицо маску легкого превосходства и снисхождения, вежливо улыбнулась жене посла.
  - Спасибо, госпожа Раскинери, вы так добры. Можете звать меня Корнелия, к чему нам эти условности.
  - Да, конечно, Корнелия! - женщина просияла, не обратив внимание на мою реакцию. - Тогда для вас я просто Виолетта. В таком случае, графиня, - она запнулась и тут же улыбнулась, и исправилась, - точнее Корнелия, не буду вас больше утомлять. Мой муж, наверное, заждался уже меня.
  - Всего хорошего. Только Виолетта, - она остановилась у двери и вопросительно посмотрела на меня, - не могли бы вы узнать, когда король будет готов познакомиться со мной? Говорят, он незаурядная личность, к тому же еще не женат... - теперь уже я вовсю улыбалась, и довольно многозначительно.
  Виолетта, конечно же, дурой не была, и сразу смекнула, о чем я. А почему бы и нет? Я знатная молодая девушка, вдова, которая вполне может гоняться за сердцем красивого короля демонов.
  - Постараюсь как можно быстрее узнать и передать вам, - мне ответили понимающей улыбкой.
  - Это так мило с вашей стороны, я не забуду этого. До скорого, Виолетта.
  
  Я закрыла за ней дверь, медленно развернулась и мешком осела на пол. Неужели они и вправду мне поверили? Сердце стучало, как безумное, в голове был хаос. Страх и паника нахлынули на меня с удвоенной силой. Хотелось плакать, а еще чтобы, как в детстве, пришел папа, погладил по голове и решил все мои проблемы.
  Так, Майя, хватит, а ну-ка быстро взяла себя в руки! Такие мысли вряд ли уберегут твою шкуру. Ты должна быть сильной! Это просто была какая-то безродная жена посла. А что ты будешь делать, когда предстанешь перед Артуром, который пусть и двадцать лет назад, но все же видел и знал тебя? И еще этот человеческий мальчик, он может быть опасен для меня. Стоит с завоевать его доверие, или даже завербовать.
  Я оглядела комнату, она действительно была хороша. Милая гостиная с бежевыми обоями в мелкий цветочек, соединенная со спальней. А вон та дверь, наверное, ведет в сад. Сады я люблю, особенно те, в которых могу бывать только я. Но не сейчас. Сейчас надо придумать платье, в котором я предстану перед королем. Чтобы осуществить мой план, он должен заметить меня с самого первого дня нашего знакомства. Сомневаюсь, что нам удастся поговорить до бала, придется соперничать со многими модницами Шести Земель, чтобы заслужить внимание короля. Благо денег на это Маркус мне выделил предостаточно, и у меня есть интересная идея насчет платья. Главное найти модистку. Кажется, Виолетта что-то говорила об этом, надо будет завтра отправить ей записку с просьбой.
  Я зевнула. От всех этих переживаний я слишком сильно устала. Глаза слипались, мысли превратились в желе. Это все от стресса, сегодня был сложный день, я сильно переволновалась. Самое главное сейчас это поспать, а с платьем и завтра как-нибудь успеется.
  Кое-как добравшись до кровати (не спать же графине на полу, хотя Майя бы и на нем неплохо бы устроилась), я, не раздеваясь, плюхнулась на нее и тут же уснула.
  
  Этой ночью мне приснился удивительный, очень яркий сон. Я стояла и смотрела на огромный фонтан из белого мрамора, возвышающийся в центре города. Я знаю это место. Это Красная площадь Руаны. Еще с детства мы с отцом часто гуляли здесь. Все на ней: дома, лавки, дороги были выложены из кирпича. А тут, за углом, можно было купить свежие и дешевые продукты на рынке, поесть в милой булочной у госпожи... уже не помню, как ее звали. Ребенком мне очень нравилось бегать по терракотовой брусчатке и считать кирпичи под ногами.
  Но никогда прежде на ней я не видела этого фонтана. Посреди всего этого красного безумства только фонтан сиял, словно белый дух, пришедший с того света. Белый мрамор и красный кирпич давали очень гармоничное сочетание, монумент был не кричащим пятном, но он магическим образом притягивал к себе взгляд снова и снова.
  Фонтан был поистине красив. На его отполированном бордюре-скамейке можно было приятно отдохнуть в жаркий полдень, ловя легкий влажный ветерок у себя на коже. Над огромным бассейном с прозрачной водой возвышалось изваяние. На мраморном постаменте, напоминавшем огромную волну, разрезавшую голубую гладь, стояли четыре фигуры - двое мужчин и две женщины. Работа по камню была такой искусной, что без труда можно было различить мельчайшую морщинку на лицах этих статуй. Герои выглядели очень молодо. Впереди всех, свесив ноги с мраморной опоры, сидел один из парней. Казалось, что еще мгновение, он оживет и начнет болтать ногами, как маленький, напевая какую-нибудь песенку. Сложно было сказать, из какой земли этот юноша, и я ни разу не видела никого похожего во дворце Маркуса за всю свою жизнь, но он так широко и открыто улыбался, даже в мраморных глазах я могла прочесть такую невероятную жажду жизни и веру в лучшее будущее, что это завораживало. Этот герой приковывал взгляд. За ним я могла бы пойти даже на край света. Меч лежал рядом, легкомысленно забытый своим хозяином. Парень был счастлив.
   Двое других фигур, мужчина и женщина, стояли рядом с ним и держались за руки. Мужчина грозно сжимал меч в руке, словно желал ринуться в бой, он выглядел хмурым и собранным, тогда как женщина держалась прямо, опираясь на меч. На ее лице застыла улыбка безмятежности. Все три фигуры смотрели в одну сторону - сторону королевского дворца. Последняя девушка стояла чуть подальше от остальных, словно не замечая других героев и не разделяя их воодушевления. Видимо, она думала о чем-то важном, ее лицо было очень красиво, а волосы были так длинны, что закрывали рукоять меча, висевшего на поясе. Девушка протягивала руку вперед, словно даруя этому миру что-то поистине важное. Над ее протянутой ладонью висел, никуда не исчезая, маленький голубой сгусток энергии.
  
  Платье. У меня нет платья к балу.
  Я рывком поднялась с постели. Мысль о наряде на бал настолько страшила мое подсознание, что я проснулась намного раньше, чем обычно. За окном только начинало вставать солнце, и Латания еще была погружена в таинственные сумерки нового дня.
  Мои служанки, скорей всего, пока спят, ведь такие госпожи, как я, не встают с петухами. Ждать их у меня совсем не было времени, но и к Виолетте в гости я сейчас поехать не могла. Нужно было найти того, кто сможет помочь мне в такую раннюю пору найти хорошую модистку. dd>  Быстро набросив на плечи одно из красных платьев Сетуи в моей небольшой коллекции, слегка поправив прическу и припудрив носик, я выскользнула за дверь своих покоев. В коридорах было пустынно, лишь кое-где сонные слуги заканчивали уборку замка к началу нового дня. Жаль, что Виолетта так и не устроила мне вчера экскурсию по замку, я совсем не знаю, кто мне может помочь сейчас и, самое главное, где его искать.
  Я стремительно шагала по коридорам, любуясь картинами под ногами. Как же это все-таки красиво! Золотой дворец великолепен, я бы могла осталась тут. Еще с самого раннего детства слушая рассказы Артура о его родине, я мечтала побывать в этой загадочной стране демонов, увидеть и прикоснуться к тому, чем он живет, что важно для него. И вот наконец-то я здесь.
  Бам-с! Тупая боль пронзила мне ногу в районе бедра. Засмотревшись по сторонам, я не заметила, как кто-то стремительно направляется ко мне. Незнакомец влетел на всем ходу, и, не удержав равновесие, я упала назад, успев только выставить руки для смягчения падения. Потирая ушибленную филейную часть я, в темноте я пыталась разглядеть того, кто же посмел так нагло потревожить меня.
  Причина моего негодования быстро вскочила на ноги и протянула руку.
  - Простите, Ваше Высокоблагородие, - этот голос показался мне очень знакомым, - я отвлекся и не хотел задеть вас. Давайте я помогу вам встать.
  -Я буду очень вам благодарна.
  Поднявшись, я встретилась глазами с тем самым Марселом, помощником короля, который встречал меня вчера перед дворцом.
  - Доброе утро, графиня. Что заставило вас так рано подняться с постели, час еще ранний? - парень мне улыбнулся, поднимая свои книги, которые разлетелись по полу во время нашего столкновения.
  Марсел, - я мягко улыбнулась юноше. Думаю, с ним не стоит играть в холодную оркиню, - Мне не спалось, и я решила прогуляться. Золотой дворец прекрасен, я уже влюбилась в него. Мне сказали, что король редко выходит из своей комнаты в последнее время. Я волнуюсь, не заболел ли Его Величество, ведь я так хотела бы познакомиться с ним лично, - а теперь невинно хлопаем ресничками, выражая свое искренне участие.
  - Не волнуйтесь, госпожа, Его Величество совершенно здоров, только немного занят сейчас. Могу вас уверить, что он знает о вашем приезде, и вы обязательно увидитесь с ним, но, к сожалению, только на балу.
  - Ах, да, бал! - я расстроенно всплеснула руками. - У меня, как оказалось, нет подходящего платья, в котором я могла бы предстать перед Его Величеством на балу. И именно эта мысль подняла меня так рано с постели и заставила пойти искать человека, который мне как можно раньше может помочь с этой бедой. Марсел, могли бы вы помочь мне? Вы знаете адреса модисток столицы, которые смогли бы начать работу над моим платьем в ближайшее время, и закончить работу за несколько дней? Я могу хорошо заплатить.
  Марсел нахмурился и неловко улыбнулся мне.
  - Я очень мало знаю о модистках, миледи. Но помочь вам, думаю, что смогу. Во дворце живет личная портниха короля, и так как костюм Его Величества уже готов, она вполне бы могла поработать над вашим платьем. Вряд ли в Золотом городе найдется кудесница лучше, чем она, уверяю вас. Я пошлю слуг разбудить ее, и она сможет приняться за работу уже этим утром.
  - Это было бы прекрасно! - как это мило с его стороны проявить участие и предложить мне помощь королевской швеи. А при первом знакомстве он показался таким холодным. - Вы безумно выручаете меня, спасибо вам огромное!
  - Не стоит, я просто помогаю гостье Его Величества чувствовать себя в нашем замке, как дома. Вы можете вернуться покои, графиня, а я отнесу книги Его Величеству и распоряжусь о модистке для вас, - юноша поклонился мне и продолжил свое стремительное движение по замку.
  Можно и вернуться. Как же хорошо, что я встретила этого мальчика, все складывается очень удачно. Я подняла глаза к потолку и улыбнулась. Спасибо, Небо, что помогаешь мне. В душе понемногу зародилось зернышко веры в то, что я все-таки смогу вернуться в Велинию живой. Лишь бы удача была на моей стороне.
  Солнце уже встало, и в Радужном коридоре (так я его прозвала для себя Восточное крылос мозаикой) снова творилось волшебство. Оно завораживало. Мне кажется, я никогда не перестану любоваться этой красотой. Так и хочется на мгновение стать маленькой девочкой и просто кружиться, кружиться, кружиться...
  Нельзя, ты на задании, Майя, и, к тому же, уже давно не маленькая. Орки не могут быть настолько открытыми в проявлении своих чувствах, это может вызвать подозрения, если кто-то заметит. Нет, определенно мне нельзя этого делать. С другой стороны, здесь же совсем никого нет, ни единой души. Слуги уже закончили уборку и отправились по другим делам, а для господ сейчас еще слишком рано, они смотрят сладкие сны в своих постелях. Майя, ну позволь ты себе такое маленькое удовольствие!
  Я мысленно махнула на все рукой. А, была-не-была, нужно же хоть когда-то радовать себя. Иначе в чем смысл? Итак, все сложно и невыносимо тяжело. Уже завтра моя жизнь может прерваться, так и не начавшись. Так почему же мне бы не совершить это маленькое безумство?
  Еще раз убедившись, что в Радужном коридоре пусто, я стала быстро кружиться в этом море красок, широко расставив руки в стороны. Моя душа смеялась и пела. В этот момент не было ничего. Только звенящее счастье в ушах и сердце. Ах, как же мне хорошо, как же хорошо!
  
  Артур Кемплийский
  
  Я остановился в центре аллеи и набрал побольше воздуха в грудь. Я так много работал последнее время, что уже и забыл, как же приятно бывает просто выйти утром на прогулку. Эта подготовка к приближающемуся празднику Мира совсем скоро сведет меня в могилу на радость Маркусу. Ночь уже закончилась, я так и не успел поспать, а с приходом нового дня нужно решать новые, еще более сложные проблемы. Перед глазами дымка, и голова болит ужастно. Мне срочно нужно хотя бы пару часов сна.
  Мимо прошел садовник. Он вежливо поклонился мне и побрел дальше, занятый своими делами. Я помню этого граурга точно таким же, спокойным и молчиливым, еще с детства. Он совсем не изменился за годы. Иногда, я ужасно завидую простым граургам. Как бы я тоже хотел быть просто садовником, иметь любящую жену и детей, и каждый день, приходя на работу, просто работать в саду. Когда ты должен решать не то, как закончить войну, а лишь что съесть сегодня на завтрак. Верить в то, что твой король поступит мудро и все будет хороша. Мне очень бы хотелось иметь такую легкую и мирную жизнь. Увы, это невозможно.
   Мне даже не дали выбрать себе жену по любви. "У Латании должен появиться наследник престола", - сказал Совет, и мне быстро подобрали прекрасную невесту, дочь одного из самый известных и богатых родов нашей земли. Уверен, что граф Роверти несказанно рад этому, как и остальные. На празднике я должен представить ее народу, но я не люблю эту девушку. Кому этот брак принесет счастье? Мне? Стране? Страна не будет процветать, если её король будет несчастен.
  Взгляд зацепился за какое-то мелькающее пятно слева в окне. Я непроизвольно повернул голову и увидел удивительную картину, невозможную даже было бы представить в здравом рассудке. В Восточном крыле замка, где традиционно жили гости из Сетуи, которые даже лёгкий смех не готовы были себе позволить на публике, прекрасная светловолосая девушка кружилась в танце и счастливо улыбалась. По ее белым волосам и ярко-красному платью было нетрудно понять, что это оркиня. Я замер в изумление. Сейчас в этой ладной девичьей фигурке было так много счастья и света, что невольно захотелось подбежать к ней, подхватить на руки и закружиться вместе в этом веселом танце. В нем чувствовалось неугасаемое дыхание жизни. Она была им.
  Кто это? Почему я ни разу ее не видел здесь до этого момента? Она в красном, неужели это та самая графиня, которая приехала в Золотой город вчера? Если так, надо поскорее познакомиться с ней, хотя такое поведение для девушки ее статуса и расы очень и очень странное.
  Я еще раз посмотрел на нее и улыбнулся. Всего лишь счастливая, кружащаяся в танце девушка, а мне уже кажется, что жизнь не так плоха. Ну и безумец же вы, Ваше Величество! Это точно недосып.
  
  Майя Горт
  
  - Стойте смирно, миледи! Что вы кружитесь, как уж на сковороде! Я не смогу даже через месяц сделать вам это платье, если вы сейчас же не успокоитесь!
  Я снова ойкнула и подпрыгнула на месте от неожиданности. Да как же тут на месте устоишь, если эта портниха в меня иголки насаживает через одну!
  - Я графиня Корнелия фон Авельдери! Как вы смеете так со мной разговаривать?! Вы вообще знаете, кто мой...
  - Да хоть Его Величество король Артур! Будете мешать мне работать - на бал вы пойдете в своих старых платьях!
  Ну уж нет, ни за что не пойду! Я стиснула зубы и страдальчески подняла глаза к потолку. Я слишком эмоционально, надо сдерживаьться. Но это моя первая встреча с Артуром через такой долгих срок, я должна сиять. И платье я придумала просто волшебное. Красный и золотой - немного отличается от официальных сетуйских, но, я думаю, мне, как родственнице одного из самых влиятельных людей Дамарха, простят эту маленькую шалость. Артур, мой милый Артур, надеюсь ты по достоинству оценишь этот наряд, и ои страдания ради него будут не напрасны.
  Рядом крутилась Виолетта, умиляясь моей красоте и время от времени отпуская льстивые коментарии по поводу будущего наряда. Узнав, что у меня нет платья на праздник, она прислала целую армию своих портних, которые помогали госпоже Дюрей, личной швее короля
  - Вы просто прекрасны, графиня! Красный вам так к лицу, а этот бархат просто бесподобен. Как же хорошо, что нашлась такая прекрасная ткань!
  Лицо госпожи портнихи выражало совершенно противоположные эмоции по поводу растрачивания такой прекрасной ткани на мою особу, но меня это не особо волновало. Эта госпожа Дюрей мне нравится. Ворчит, но чувствуется, что добрая.
  - Не меня благодарите, а Марсела - это он постарался. Его Величество так мальчика гоняет. То туда, то сюда, по поручениям всяким, а он все равно находит время другим помогать. Золото ребенок, сердце огромное!
  Виолетта фыркнула, ее лицо исказила маска надменности.
  -Да, этот Марсел... Просто выскочка! Его Величество этого жука в каком-то сарае в велинийской глуши нашел и привез сюда, а теперь его нужно чтить наравне с первыми лицами государства! Он не потрудился вчера даже графиню поприветствовать! Это просто оскорбление для всех высокородных гостей этого замка. Да и разве можно своей правой рукой делать человека, который умрет едва отпразновав лет шестьдесят?
  Что ж, в нашем неспокойном мире король Артур вряд ли проживет намного дольше.
  - Неправы вы, госпожа Раскинери, - вступилась за парня портниха, - Марсел хороший мальчик, и с обязанностями...
  - А тебя никто и не спрашивал, швея, - прошипела оркиня, резко прервав женщину. - Занимайся делом и знай свое место. Ну вот, одно мгновение и от милой белокурой леди не осталось и следа, лишь ледяная маска оркини.
  Бедной женщине так растерялась, что смогла только пробурчать "да, Ваше Высокоблагородие" и уткнуться в работу. Мда, орки они такие, с ними иногда даже тяжелее ладить, чем с эльфами. Упрямый и своенравный народ.
  - Виолетта, дорогая, - пропела я. Стоило тоже включиться в игру, - а не могла бы ты послать служанку к этому Марселу с просьбой устроить мне экскурсию по замку? Ведь я так до сих пор и не осмотрела этот чудесный замок.
  - Я и сама могу сопроводить вас, графиня. Мы с мужем живем в Латании вот уже десять лет и...
  - И все-таки я настаиваю на своей просьбе, госпожа Раскинери, - я добавила немного холода в голосе и надменный взгляд. Это тебе за обиду госпожи Дюрей, миледи выскочка. Не смей перечить мне, тебе тоже не повешало бы помнить о своем месте.
  - Да, конечно, Ваше Высокоблагородие, - пролепетала женщина, покорно опустив голову. Орки признают только тутул и положение в обществе, это их единственная религия.
  Власть... она опьяняет. Блаженный вкус свободы. Тебе не нужно работать с утра до ночи, чтобы выжить. Ты можешь просто приказать, и все, что ты желаешь, с легкостью станет твоим. И чем благороднее имя, тем больше дорог перед тобой открыты, тем больше людей мечтают быть иметь дружбу с тобой. Повезло Артуру, его уважают и подчиняются очень многие.
  Еще несколько часов королевская швея мучила меня, усердно пытаясь сделать из меня игольницу. Разговор больше не клеился, хотя я старалась быть вежливой и любезной, женщина, кажется, замкнулась в своих мыслях, и лишь что-то невнятно ворчала, когда я вновь и вновь подпрыгивала на месте от болезненного укола в бок. Не знаю, сколько бы еще продолжалась эта пытка, но в дверь внезапно постучал Марсел, который хотел узнать, когда я буду готова прогуляться с ним.
  - На сегодня все, госпожа графиня, мерки я сняла, так что до завтрашней утра можете быть свободны, не смею вас задерживать.
  - Это прекрасно, миссис Дюрей, спасибо вам огромное, за то, что согласились помочь мне, - да, я должна вести себя также надменно с ней, как и Виолетта, но я так не могу. Но все таки старалась сделать мое платье красивым, не смотря на то, что я ей совсем не нравлюсь.
  - Не за что, - проворчала женщина, - ступайте к мальчику, а то у него и так дел невпроворот, а после прогулки с вами опять спать не будет, чтобы все успеть.
  - Ваша забота похвальна, но, госпожа Дюрей, почему вы так заботитесь об этом совсем чужом вам парне?
  Женщина отвела взгляд и нахмурилась.
  - В мое время Небо не дало мне детей, - произнесла она после небольшой паузы, - и поэтому, когда во дворце появился мальчик, Его Величество поручил мне заботиться о нем. Когда я впервые увидела его, он совсем не был похож на ребенка варваров. Скорее на маленького испуганного волчонка. Я сразу же полюбила его. Марсел хоть и человек, но хороший юноша, он любит Его Величество всем сердцем, и много работает, не жалея себя, чтобы заслужить его уважение.
  Она приняла человеческого ребенка как своего собственного, несмотря на то, что люди в то же самое время убивали ее народ в войне, которую развязал человеческий король. Я пристально посмотрела на женщину.
  - Вы удивительная, госпожа Дюрей, как и Его Величество. Спасибо за откровенность. Я постараюсь, как можно меньше времени отнять у вашего сына, но взамен пообещайте мне, что вы не будете переживать и сошьете самое красивое платье из всех, что вам только доводилось шить в своей жизни.
  Кажется, моя речь растрогала швею. Она резко отвернулась, сделав вид, что безумно заинтересована тканью, стараясь незаметно стереть слезы.
  - Идите уже, графиня. Я сделаю все, что в моих силах.
  За спиной презрительно усмехнулась Виолетта. Не по душе ей такое отношение к слугам. Но я чувствовала, что приобрела важного друга в этот момент. Это не могло не радовать. Запрыгнув в свое официальное красное платье и оставив жену посла следить за подготовкой наряда к торжеству, я выпорхнула за дверь туда, где меня уже с нетерпением ждал молодой человек.
  
  Марсел оказался на редкость приятным рассказчиком, несмотря на неприятное впечатление, сложившееся у меня о нем при первом знакомстве. Он показал мне практически каждый уголок, рассказал смешные истории, которые происходили в замке. Мы шутили, смеялись и много-много говорили. Мне было легко и комфортно быть с ним просто Майей, а не графиней. Может мне и не стоит играть роль злобной стервы? Даже если мое поведение кому-то покажется странным, я всегда могу сказать, что детство провела в Велинии, и это будет намного лучше, чем если моя манера держать себя в обществе будет постоянно меняться.
  Когда мы все-таки добрались до дверей моей комнаты, солнце за окном уже начало садиться, а я, кажется, не помнила даже то, как найти выход из этого замка.
  - Марсел, это было великолепно! Спасибо вам за прогулку, я прекрасно провела время и отлично повеселилась. Передай Его Величеству от меня, чтобы он сильно не загружал тебя сегодня делами, я пообещала госпоже Дюрей, что ты сегодня поспишь, - рассмеялась я.
  Юноша поклонился мне и улыбнулся в ответ.
  - Не стоит беспокоиться, Ваше Высокоблагородие, я все равно не могу спать, когда Его Величество работает. На нем вся земля, все что я могу - это лишь немного облегчить ему жизнь. А маме мы просто ничего не скажем об этом, увы, не впервой мне убегать под покровом ночи из мастерской.
   В голове сразу же ярко предстала картинка, как госпожа швея, взяв в руки какую-нибудь метелку, гоняется по комнате за сыном, который в тот пытается доказать, что Артур нуждается в его помощи. Я прыснула в руку от смеха.
  - Я вас понимаю, Марсел. Тогда до бала, боюсь, увидеть вас будет невозможно. Для Латании это слишком большая роскошь.
  Вы мне льстите, графиня, - парень смущенно опустил глаза в пол. Неубедительно, Марсел. - Но это приятно. В ближайшие дни я и правда буду занят, но уверен, что госпожа Виолетта и моя матушка не дадут вам заскучать. Если вы еще не определились с парой, сопровождающей вас, я готов предложить свою кандидатуру, если миледи не сочтет это оскорбительным.
   - О нет, что вы! Я была бы счастлива! - Марсел, ты мой золотой ключик, открывающий все двери.
   - Что ж, это чудесно. Я зайду за вами вечером перед балом. Всего хорошего, графиня, - Марсел откланялся и отправился по своим делам.
  Что ж, мне тоже стоит заняться делом.
  
  Вот так, в заботах и хлопотах, незаметно подкрался праздник Мира. Я постепенно привыкала ко дворцу. Госпожа Дюрей каждый день колдовала над моим платьем, постоянно ругая меня, что я ужасная модель. Практически все оставшееся время я проводила с Виолеттой, она часто приглашала меня на обед к себе, или знакомила с орками, живущими во дворце. Вечерами, оставшись наедине, мы устраивали милые чаепития, за которыми женщина по секрету делилась со мной самыми пикантными слухами Золотого дворца. Мне это безумно нравилось.
   В назначенный день, проснувшись утром и позавтракав, я все оставшееся время готовилась к вечернему торжеству. Мои служанки порывались помочь мне с омовениями, но были бесцеремонно выставлены мной за дверь. Уж в свои двадцать пять лет и сама как-нибудь помыться смогу.После прекрасной ванны не менее долго пришлось делать прическу. Девушки старались как могли. Моих волос было вырвано без счету, было ощущение, что щипцами для завивки они сожгли мне поллица. Я кричала, вырывалась, но почему-то в такие моменты скромные и боязливые девочки-служанки превращаются в настоящих гарпий красоты. Или это они только у меня такие. "Потерпите госпожа, совсем немного осталось," - и усаживают на обратно на место. Ужас какой-то!
  когда пришло время обеда, в еде мне было отказано. Здесь уже подключилась госпожа Дюрей, которая закончила платье и принесла его на последнюю примерку. "Ни в коем случае! В платье не влезете, миледи," - и еще несколько часов меня вертели у зеркала словно куклу, чтобы довести образ до совершенства.
  - Последний штрих и... готово! - госпожа швея отошла от меня на шаг, чтобы полюбоваться своей работой. Но даже по ее глазами лицам девушек-помощниц было ясно, что результат им очень нравится. - Вы прекрасны, миледи! Это действительно одна из лучших моих работ! Я так долго шила мужские костюмы, и создать что-то настолько элегантное очень приятно. Вы можете полюбоваться вашим образом.
  Я развернулась и нерешительно сделала шаг к зеркалу. Мое сердце билось слишком быстро, а руки дрожали. Как же давно я не надевала платье? А делали ли мне хоть когда-нибудь прическу? Наносили ли косметику на лицо? Я так долго я была солдатом, что уже и забыла, что я женщина.
  Подойдя к зеркалу, я увидела незнакомку, внимательно меня разглядывающую. Ее локоны были убраны в высокую прическу, на губах алела яркая помада в тон волшебному платью из красного бархата с золотой полосой на груди. Это платье было так красиво, что просто захватывало дух, подчеркивая красоту фигуры этой девушки. Все сетуйские наряды, которые я только видела до этого, не могли даже приблизиться по красоте к этому чуду. Моя душа рыдала от того, как я была красива, хоть внешне я была спокойна и собрана как и всегда.
  Я повернулась к женщинам, которые с нетерпением ждали моей реакции, и ласково улыбнулась им.
  - Спасибо вам огромное за эту сказку, не знаю, чтобы я без вас делала.
  - Миледи,- голос портнихи раздался громом в повисшей напрягающей тишине, - вы что, плачете?
   Я плачу? Я медленно поднесла руку к щеке. Ух ты, она и вправду мокрая. Но почему? Ничего такого ведь не произошло.
   - Ох, простите, вы ведь так старались сделать мне красивый макияж...
  - Да что вы, госпожа графиня, - затараторили одновременно служанки, нам не сложно, это ведь такие пустяки. Давайте мы вам поможем его поправить. Вы такая красивая, госпожа. Вы только прекратите плакать, - бедные женщины смутились.
  Я улыбнулась. По их взволнованным яно, что даже несмотря на то, что они знают меня еще очень мало, я им нравлюсь. Это приятно. Майя, не забывай о своей главной цели, а то расчувствовалась тут. Еще немного и я увижу его, любовь всей моей жизни, хотя от этой мысли во рту пересыхает и сердце стучит так, как будто выскочит сейчас из груди. Мой Артур. А вдруг он сильно изменился? Стал злым, жестоким и расчетливым, как в сказках, что рассказывают человеческим детям?
  Нет, глупости, мой король не мог стать плохим. Да, жизнь не сильно жалела его, но все эти трудности скорее сделали бы его более милосердным, чем жестоким. Я должна верить с того мальчика, милый образ которого грел мою душу в самые сложные времена.
  В дверь постучали.
  - Графиня, это Марсел. Нам пора.
  Я решительно встала и направилась к двери. Ой, что сейчас будет? Небо, помоги мне!
  
  Мы остановились перед огромными деревянными дверями танцевальной залы.
  - Вы ведь ни разу не были у нас во дворце на балах, графиня? Я уверен, что вам там понравится, - юноша лукаво улыбнулся мне.
  - Марсел, прошу вас, я так устала от этого официального тона. Зовите меня просто Корни. И как скоро меня представят Его Величеству?
  - Тогда меня зовите просто Марс, мне тоже по себе. Бал обычно начинается с того, что Его Величество входит и приветствует гостей. Затем он представит свою невесту гостям, и когда присутствующие поочереди начнут подходить и поздравлять его, вы также сможете предстать перед нашим королем. На днях он неожиданно спросил про вас. Уж не знаю, какое у него дело к вам, но Его Величество тоже с нетерпением ждет встречи, не волнуйтесь.
  Я внутренне напряглась. Зачем он ждет встречи со мной? Меня раскрыли? Нет, не может быть, я вела себя максимально естественно. Ах, да,и его невеста, неприятная помеха. Я так сильно хотела встретиться с Артуром, что совсем забыла об этом досадном моменте.
  - Если вы готовы, Корни, мы можем войти.
  - Да, думаю, я готова, - я ласково улыбнулась парню. Он взял меня под руку и уверенно толкнул дверь вперед.
  Бальная зала встретила нас какофонией звуков музыки и всеобщего разговора гостей. Народу набралось прилично, кого тут только не было. Разноцветные наряды представителей Шести Земель мелькали то тут, то там. Больше всего было, конечно же, грауржской знати. Черный цвет их нарядов хоть и немного угнетал своей мрачностью, но смотрелся очень изыскано и величественно. Разбавлял эту однообразную гамму безупречный белый - знати Южного леса прибыло довольно много, что не удивительно, ведь два народа очень дружны. В просвет между гостями я даже заметила мелькнувший образ королевы Маргарет, разговаривающей с каким-то граургом в окружении своих прекрасных телохранительниц. С виду хрупкие южные красавицы могут лишить тебя жизни мгновенно, не задумываясь, почувствовав исходящую угрозу для Ее Величества.
  Сама королева совсем недавно вышла замуж и родила прекрасную дочурку, как и положено, от друида. Когда в Каглаваре рождается девочка, отец отстраняется от ее воспитания, и ссылается обратно в друидскую столицу. Отныне он муж только номинально, королева ему открыто изменяет и, поговаривают, имеет виды на Артура. Вот только старейшины Южного леса не дадут ей пойти на межрасовый брак. Эта дриада такая красивая: тяжелые каштановые волосы, внимательные карие глаза, бронзовая кожа дают идеальное сочетание с белым цветом ее платья, что позволяет выглядеть девушке просто божественно. Еще отец в детстве рассказывал мне о красоте этой королевы, но я даже представить не могла, что она настолько прекрасна. Даже жалко, что она не может быть вместе с тем, кого любит.
  Также в зале мелькали и красные наряды. Все эти гости - очень знатные орки. Они больше всего бросали на меня удивленные и заинтересованные взгляды, может быть из-за необычного вида платья, а может из-за кавалера, идущего рядом. Я сделала вид, что не замечаю этого. Смотреть никому не возбраняется. Нужно будет поприветствовать их после того, как предстану перед королем, чтобы не показаться невоспитанной.
  В толпе я заметила госпожу Раскинери с мужем. Они вели беседу с двумя коренастыми мужчинами в коричневых ливреях. Гномы. Кажется, эти двое единственные представители Фарфадета на празднике. Не удивительно, жители этой земли всегда сторонились остальных народов, жили обособленно и контактировали с внешним миром только для поддержания торговых отношений. И только в случае серьезных конфликтов гномы начинают говорить, но вот уже лет двести, со времен Первой войны, в политические распри гномий народ не вмешивается.
  Эльфы, в традиционном зеленом, тоже здесь присутствовали, хотя их тоже по пальцам пересчитать можно было. Светловолосые, так уж издавна сложилось, недолюбливали своих темных собратьев, но в открытые конфронтации никогда не вступали. В Северном лесу тоже сейчас не все гладко - недавно у них умер правитель, правивший северянами более четырехсот лет, и сейчас у них шла активная борьба за престол.
  Не было только синих людских ливрей. Ни одной.
  - Марс, - обратилась я к парню, - давай подойдем к госпоже Раскинери, я хочу ее поприветствовать.
  - Да, конечно, как пожелаете, - медленно, но неумолимо юноша стал протискиваться сквозь толпу, утягивая меня за собой.
  Осуществить задуманное нам не дали. Послышался шум, в залу вошли. Гости, стоявшие в центре залы, стали пятиться назад, освобождая путь королю и его спутнице и попутно оттесняя нас назад. Дворецкий громогласно известил.
  - Его Величество, король Артур I Кемплийский, и леди Лизериль Роверти!
  Все присутствующие склонились головы в знак приветствия, девушки присели в реверансах. Его Величество с граурженкой взошли на пьедестал, на котором стояли кресла короля и королевы и повернулись к присутствующим. Я подалась вперед, стараясь как можно лучше разглядеть Артура. Зрение у меня было неплохое, но все же я стояла слишком далеко, чтобы увидеть много. Хотя, даже стоя в другом конце залы, я с уверенность могла бы сказать, что он невероятно хорош собой. Вся его фигура словно была окружена ореолом власти. Да еще этот черный цвет костюма делал его дьявольски красивым.
  - Нравится наш король? - спросил у меня Марс с хитрой улыбкой на лице. Я вздрогнула от неожиданности. Ах, да, я была так взволнована тем, что впервые за двадцать лет увидела Артура, что совсем позабыла о нем.
  - Ваш король настоящий красавец. Не удивительно, что все незамужние девушки Шести Земель сходят по нему с ума, включая меня, - ответила я юноше таким же многозначительным оскалом.
  - Один-один, графиня.
  А между тем король говорил свою приветственную речь. Что-то о мире, свободе и любви, которых у нас никогда не будет. Праздник Мира - хороший праздник, но пока существуют такие правители, как Маркус, война будет продолжаться. И Артур, я думаю, тоже это понимает.
  - ...а сейчас, я бы хотел представить вам свою невесту - леди Лизериль, - Его Величество повернулся к своей спутнице, ни на минуту не выпуская ее руку, - девушку, которая наполняет мою жизнь светом.
  Зал разразился одобрительными овациями. Многие девушки со злобой смотрели на более удачливую соперницу, некоторые даже не скрывали слез досады.
  По традиции танец Его Величества должен был открытьщ бал. Артур и его леди вышли в середину залы, повернулись друг к другу и нежно взялись за руки. Мне почти ничего не было видно из-за голов впереди стоящих, но две граурженки рядом с нами все очень эмоционально и в подробно транслировали. Все с неприкрытым любопытством наблюдали, как себя покажет на балу будущая королева.
   - Я хочу подойти поближе, - шепнула я на ухо своему спутнику.
  Марс кивнул, пытаясь найти лазейку, чтобы выбраться. Постепенно пары стали присоединяться к Его Величеству, и я смогла подойти совсем близко к танцующим. Я во все глаза уставилась на спутницу короля.
  А посмотреть было на что. Хоть граурженка и пыталась очаровательно улыбаться, не сводя влюбленных глаз со своего короля, но меня-то было не провести. Ее взгляд был безжизненно холодным. Эта девушка не любила Артура. Во всем ее теле, в манере держать себя, в улыбке сквозило пренебрежение и превосходство. Она не только не любит его, но и гости вокруг ей словно отвратительны. Она с трудом сдерживается, чтобы не развернуться и не удалиться с этого сомнительного мероприятия. Такую особу устроил бы лишь грандиозный пир в ее честь, не меньше, а так все эти почести и комплименты не ей, она всего лишь мелкая пешка. И девушку этот факт, кажется, безумно злит.
  Да уж, ну и выбрал же ты себе невесту, Артур. Скорее всего, она нечистокровная граурженка, иначе откуда столько неприкрытой надменности.
   Артур тоже смотрел на нее и улыбался, но улыбались только его губы, а глаза ничего не выражали. Неужели и он ее не любит? Политический брак? Вполне возможно. Тогда мне его очень жаль, у него было такое тяжелое детство и до сих пор он вынужден страдать. Это печально.
  - Давайте присоединимся к танцующим, Корни. А после вальса вы сможете предстать перед королем, он как раз будет принимать поздравления с помолвкой.
  - С удовольствием потанцую с вами, Марс, - я постаралась улыбнуться максимально естественно.
  Мне всегда танцы давались с трудом, больше нравилось мечом махать. Но в руках Марсела я почувствовала себя по-настоящему легко, и полностью отдалась наслаждению движениями и музыкой. Чувство тревоги не покидало меня ни на секунду, но оно было скрыто за профессиональной маской. Марс, кажется, заметил что-то, но видимо решил не копаться в чужой душе. Золото, а не мальчик, не зря Артур его так ценит.
  Довольно скоро музыка плавно превратилась в более тихую и лиричную, королевская пара заняла свои места, гости по одному стали подходить к ним на личную аудиенцию. Марсел подождал, пока я немного отдышусь, и протянул ладонь, предлагая подойти к Артуру.
  - Марсел, скажи, только честно, - я взволновано посмотрела на парня, неуклюже поправляя прическу, - как я выгляжу? Ничего не съехало, не размазалось? Я, наверное, сейчас очень замученно выгляжу?
  Марсел странно улыбнулся, уверенно взял меня за руку и посмотрел так, словно он заглядывал мне прямо в душу.
  - Корни, ты выглядишь настолько хорошо, что красотой затмеваешь всех девушек в этом зале. Неужели ты не замечаешь их взгляды на себе?
  Я огляделась и действительно встретилась с парой девушек, которые не сводили с меня завистливые взгляды. Заметив, что раскрыты, они тут же отводили глаза. И как я могла не увидеть этого?. Плохо, при виде Артура я совсем теряю голову.
  - Корни, - привлек мое внимание Марс, - ты очень красива сегодня. Не сомневайся. Пошли к королю.
  Я набрала побольше воздуха в легкие. А, была-не-была.
  От Артура и Лизериль только что отошли два эльфа, и теперь они смотрели прямо на нас. Девушка для меня не имела значения. Время, музыка, разговоры людей вокруг - в тот момент для меня все замерло и не существовало. Я смотрела лишь на Артура. Как же он изменился. Длинные черные волосы спадали на плечи, внимательные глаза короля, но в глубине чувствуется теплота и добросердечность. Сильное тело, широкие плечи, ослепительная улыбка. К нему тянула на каком-то ином уровне. Все выдумки, про то, что граурги демоны, казались детскими сказками. Этот король, правитель своего народа просто не мог быть плохим. Я хотела погладить его мягкие волосы, дотронуться до гладко выбритой щеки, провести пальцем по скуле и этим чувственным губам, и...
  Марсел ткнул меня локтем в бок. Ах да, кажется, мне что-то полагается сделать? Надо представиться.
  Я присела в глубоком реверансе, ни на секунду не сводя с короля томного взгляда. Артур тоже внимательно рассматривал меня. Учитывая величину декольте моего платья, слишком заинтересованный взгляд Его Величества, затянувшаяся пауза выглядела крайне странно. Марс тихо кашлянул, хотя этот кашель больше напоминал заглушенный смешок.
  - Ваше Величество, я - вдовствующая графиня Корнелия фон Авельдери, - нараспев стала зачитывать я, - прибыла на днях в столицу. Жизнь моего прекрасного мужа оборвалась слишком рано, - я закусила нижнюю губу показывая свою глубокую душевную боль, отчего Его Величество закашлял, - и сейчас я путешествую по Шести Землям, чтобы хотя бы немного отвлечь свое сердце от этой огромной утраты. Я благодарна вам, Ваше Величество, за то, что разрешили погостить в вашем прекрасном замке ненадолго.
  - Я рад, графиня, что вам понравилось в моем замке, - произнес король после небольшой заминки, - вы всегда будете желанным гостем в здесь. Я вижу, что вы уже успели подружиться с моим помощником. Это большая редкость, я удивлен. Марсел всегда к вашим услугам в случае любой, даже самой незначительной проблемы.
  - Спасибо за такие прекрасные слова, Ваше Величество. Также я бы хотела от всего сердца поздравить вас и многоуважаемую принцессу с помолвкой, - я с трудом оторвала глаза от любимого и посмотрела на девушку, на лице которой слишком явно читалось то, чтобы она хотела со мной сделать, - уверена, многие незамужние девушки очень хотели бы оказаться на вашем месте.
  Принцесса показательно прижалась к Артуру и пропела сладким голосом.
  - Спасибо, графиня. Сама не верю своему счастью, но уверена, что никто не смог бы любить Его Величество также сильно, как я.
  От ее слов где-то внутри неприятно кольнуло. Попытка засчитана, и я даже бы поверила, что вы счастливы и бесконечно любите друг друга, если бы за время нашего разговора король хоть раз бы посмотрел на тебя. Но он пожирал меня глазами..
  Я снова заглянула Артуру в глаза. О, Бездна, как он красив!
  - Спасибо за то, что уделили мне время, надеюсь, что мы еще увидимся с вами во дворце, Ваше Величество, - я очаровательно улыбнулась королю, - леди Лизериль.
  - Не сомневаюсь, миледи, - задумчиво ответил он.
  
  С бала мы ушли практически сразу после того, как я поговорила с королем. Это было мое желание: танцевать я особо не любила, да и быть в центре внимания тоже не очень хотелось. Единственное, что я сделала - это познакомилась с другими орками, живущими в Золотом городе и приглашенными на бал. Все они оказали довольно приятными: старый генерал в отставке, который рассказал мне пару историй из своей жизни о Первой войне, баронесса с компаньонкой, решившие, как и я развеяться, крупные торговцы и дипломаты.
  Марсел, сопровождавший меня все это время, что я болтала с орками, не проронил ни слова, следуя за мной молчаливой тенью. Когда мы уже шли к моим покоям, он тоже молчал и словно находился совсем в другом месте. Казалось его что-то тревожит.
  Дойдя до двери, я остановилась и развернулась попрощаться.
  - Марсел, - начала я, - спасибо, что сопровождал меня сегодня. Я очень благодарна тебе за это.
  Парень рассеяно улыбнулся и кивнул. Да, что-то я совсем его замучила.
  - До завтра, Корни. Если ты хочешь, мы завтра с утра можем прокатиться на лошадях, я попрошу приготовить все необходимое.
  - Да, это отличная идея, Марс, а то я боюсь, что скоро умру со скуки во дворце. Но разве у тебя не будет много работы после бала?
  Юноша не ответил. Он лишь посмотрел на меня и уверенно улыбнулся.
  - До завтра, графиня. Я зайду за вами в одиннадцать.
  - И скажи еще мне, - спросила я с заминкой у удаляющейся спины человека, - король и принцесса спят вместе?
  Марсел, который уже было собирался также задумчиво, каким был остаток вечера, удалиться к себе, от этого вопроса опешил и удивленно повернулся на меня.
  - Согласно древнему обычаю, невесте полагается хранить свое целомудрие до первой брачной ночи.
  Ха, какая прелесть! То-то Артур на меня таким пожирающим взглядом смотрел. Его целибат может сыграть мне на руку.
  - Ты очень необычная оркиня, Корни, - сказал следящий за моей реакцией на его слова Марс, - многие из твоих эмоций буквально написаны у тебя на лице. Это так странно для представителей вашего народа. Доброй ночи, графиня.
  Марс поклонился мне и ушел. Да, стоит быть сдержанней. Ладно Марс, но что могут сделать другие?Все, для этого дня хватит. Мне нужен отдых.
  Я открыла дверь, прошла сквозь гостиную и вошла в сад, прилегающий к моим покоям. В тени деревьев было свежо и прохладно - то, что нужно, чтобы расслабиться после тяжелого дня.
  Мысли крутились вокруг одного соблазнительного граурга. Как же и когда так случилось, что давний друг детства стал притягивать меня как мужчина? Этот маленький мальчик из далекой загадочной страны никогда не выходил у меня из головы, и я всегда, сколько себя помню, любила и старалась равняться на него. Он был моим кумиром в детстве: умный, добрый, да еще и принц. Но сейчас он возмужал и стал таким красивым королем, что в моей душе зашевелились совсем другие, волнующие душу чувства.
  
  Артур Кемплийский
  
  В дверь тихо постучали, и, не дождавшись ответа, решили войти без разрешения. Такие вольности были позволены только в случае крайней необходимости, но он и так знал, что этот случай особенный.
  Марс тихо проскользнул в мой кабинет и остановился у стола. Он всегда понимал меня как никто другой, именно поэтому он стал моей правой рукой.
  - Это она? - единственное, что он спросил.
  - Не знаю. Да, наверное, я и сам не знаю, - в голове был полный бардак. - Ты сам видел, что произошло.
  - Видел. Мне показалось, еще чуть-чуть, и ты прямо в бальной зале возьмешь ее.
  - Спасибо на добром слове, Марс. Мне и так не по себе, а ты еще и добить пытаешься.
  - А я думал, ты будешь радоваться. Ведь ты так этого хотел, - ухмыльнулся юноша.
  Я встал и заходил по комнате, вертя в пальцах кольцо-змейку, которое всегда было со мной.
  - Это очень противоречивое чувство. С одной стороны, такое ощущение, словно тебе не оставили право выбора, и кто-то там, на Небе или в Бездне, все уже давно решил за тебя. Ужасно злит. А с другой, я как будто нашел потерянную часть себя. Ничего вроде не изменилось, но я больше не чувствую себе таким одиноким, каким был еще сегодня утром. Только тихое счастье и покой. Так спокойно, хотя я все еще не могу осознать случившееся. Когда я увидел ее, меня как будто оглушили чем-то тяжелым по голове - мир замер и осталась только она. Я вдруг понял, что несмотря на то, что совсем ничего о ней не знаю, я хочу всю жизнь провести с ней.
  - И она, кажется, тоже неравнодушна к вам.
  От неожиданности я споткнулся об выступающий край половицы и чуть не упал на пол.
  - Что ты сказал сейчас? Она неравнодушна ко мне? С чего ты так решил?
  - Ты бы видел, как она себя ведет, когда я лишь вскользь упоминаю о тебе. Или как она смотрела на тебя в бальной зале, когда ты обращался с гостями. А весь этот спектакль при Лизериль? Я чуть со смеху не умер прям там, на месте. 'Надеюсь, что мы еще сможем увидеться с вами.' И сейчас, когда я проводил ее до покоев, она спросила меня, спишь ли ты со своей невестой. Что на это скажешь?
  - Это ведь хорошо, да? У нас чувства взаимные, а значит мы будем счастливы друг с другом.
  - Только что в таком случае будет с Лизериль? Граф тебе это так просто не простит. Совет итак последнее время совсем не доволен твоей политикой.
  - Когда Кемплийские находят своих суженых, никто не может препятствовать этому, таков закон. Своей нынешней невесте я найду другого мужа, пусть не короля, но она ничуть не пожалеет об этом. А эту графиню я не собираюсь отпускать - она моя, и я никому не позволю заявлять свои права на нее.
  - И я знал, что ты так скажете, поэтому договорился с оркиней прокатиться на лошадях завтра. Думаю, ты можешь составить ей компанию вместо меня. А я пока вы будете развлекаться, могу обсудить с господами министрами ближайшие планы по развитию страны. Все равно я их знаком с ними ничуть не хуже тебя.
  - Спасибо, Марс, если я тебя не знал так хорошо, то мне могло бы показаться, что ты пытаешься меня свергнуть, - рассмеялся я.
  - Я буду рад, если вы обретете настоящую любовь, Ваше Величество, - улыбнулся парень в ответ.
  
  

Глава 2

  
  Майя Горт
  
  - Ваше Высокоблагородие, вставайте!
  Одна из моих служанок резко раздвинула тяжелые бардовые шторы, и вся комната залилась ярким солнечным светом. Я зарылась в подушки.
  - Мистер Марсел попросил разбудить вас. Он сказал, что вы договаривались с ним о прогулке, нам нужно успеть вас собрать.
  - Ничего не хочу, - проворчала я в подушку, - уходите.
  - Мистер Марсел предупредил нас, что вы вернулись с бала очень поздно и можете быть крайне несговорчивы сегодня утром, - кажется, это была Дора, - поэтому он просил передать, что на этой прогулке вас ждет сюрприз и он вам точно понравится.
  Марс? Решил устроить сюрприз? Что же он придумал? Наверно, это будет что-то веселое. Я перевернулась и села на кровати. Сидя по тому, насколько широко распахнулись глаза моих служанок и какое выражение в них застыло, моя вчерашняя прическа и макияж были совсем в удручающем состоянии.
  Целый час девушки пытались вычесать колтуны на моей голове, отмыть меня и привести в подобающий вид. И на удивление руки этих граурженок способны творить чудеса: через час перед зеркалом стояла уже не Майя, вылезшая из солдатской казармы после попойки, а графиня в темно-красной амазонке с милой маленькой шапкой на голове. Образ девушки, смотрящей на меня из зеркала, мне понравился, можно было смело отправляться навстречу приключениям!
  Марсел не встретил меня возле покоев, и на крыльце его тоже не было. Но зато там меня встретил Оливер, держа под уздцы прекрасного белого скакуна.
  - Оливер, а где Марсел, слуга Его Величества, - Я спустилась по ступеням и подошла к парню, - он должен был сопровождать меня на прогулке?
  - Мистер Марсел, - Оливер, кажется, тоже понял, кто в этом замке темная лошадка, которой нужно подчиняться, - попросил сопроводить вас до того места, с которого начнется ваша прогулка. Также он попросил извиниться перед вами за то, что он не встретил вас сегодня утром и не проводил. Мистер Марсел сказал, что он бы очень хотел сделать это, но тогда бы был испорчен сюрприз, который он приготовил для вас.
  Я нахмурилась. Что-то эта идея с сюрпризом мне совсем уже не нравилась. В замке меня приняли хорошо, и эти дни были такими легкими и насыщенными, что я почти забыла причину, по которой я нахожусь здесь. Все эти дружелюбные граурги, которые сейчас мне улыбаются, не задумываясь воткнут нож в спину, стоит им только узнать, кто я. И Марс будет первым из них.
  - Это может быть опасно? - спросила я чуть тише. - Мне стоит беспокоиться?
  - Я не думаю, Марсел попросил утром снарядить твою лошадь и еще одну - Его Величества, - так же тихо ответил парень, - Тебе просил не говорить, но никаких других действий не принимал. Все солдаты, охрана и даже личная охрана короля на месте.
  - Это хорошо, но мне нужен нож, на всякий случай.
  Оливер кивнул и вынул из-за пояса небольшой охотничий нож. Прятать, кроме как в сапог, было некуда - пусть это и не удобно, держать оружие в обуви, но зато на крайний случай я буду защищена.
  Солдат проводил моего коня до небольшой рощицы, которая прилегала к замку с юго-восточной стороны и плавно переходила в лес.
  - Не сворачивайте тропинки, графиня. Совсем скоро перед вами появится поляна, на которой вас и будет ждать ваш сюрприз. Так меня просили передать вам.
  Оливер развернулся и побрел обратно к королевским конюшням. Стоит как можно скорее поговорить с ним о плане нашей операции.
  Я ловко вскочила в седло, хлопнула по бокам коня, и он неторопливо побрел по намеченной тропинке. В роще было свежо и тихо. Кроны деревьев не давали проникнуть летней пыли дорог и палящему солнцу в это дивное место, даря путнику покой и прохладу. Дорога петляла, уводя меня все дальше вглубь леса. Вдруг слева замелькало какое-то светлое пятно, оно приближалось, становясь все больше и больше, пока не превратилось в ярко-зелёную поляну, райский островок спрятанную в сердце роши. Уха коснулся тихий шелест воды, видимо недалеко протекала неглубокая речушка. Подъехав поближе, я увидела в центре поляны красивого белого скакуна, мирно жующего траву, а рядом с ним стоящего спиной ко мне кого-то в официальной черной ливрее.
  Услышав цокот копыт, мужчина повернулся на шум, терпеливо ожидая меня. Его образ показался мне смутно знакомым. Когда же я поняла, кто стоит передо мной, я чуть не упала с лошади.
  - Доброе утро, графиня! - мужчина приветственно кивнул, прожигая меня изучающих взглядом чёрных глаз. - Вы сегодня также прекрасны и обворожительны, как и на балу. Перед этой красотой никто не устоит.
  - Даже король? - игриво уточнила я.
  - Особенно король, - меня одарили многозначительным улыбкой. - к сожалению, мой помощник не смог сопровождать вас сегодня, и так как, по большой части, я стал причиной этих обстоятельств, я взял на себя смелость провести с вами это утро вместо Марса. Надеюсь, вы разделите со мной завтрак?
  Артур подошел ко мне, протянул руки на талию помочь спуститься на землю. Чтобы не упасть, я схватила его за плечи, соскользнула вниз прямиком в объятия соблазнительного граурга. Его запах одурманивал, а пальцы обжигали кожу словно раскаленного металла, отчего сердце отчаянно трепетало в груди. Он был таким сильный и надежный, что даже я чувствовала себя с ним защищенной. Время не смогло убить моих чувств к этому мужчине, но я уже слишком взрослая, чтобы думать о таких пустяках.
  - Не стоит так обнимать девушек, Ваше Величество, - сказала я, осторожно отстранившись, - а то они по глупости могут влюбиться в вас.
  - Я не против, если такая девушка, как вы, полюбит меня, - парировал Артур, окончательно смутив меня
  Ах вот каким отчаянным ловеласом ты стал. Власть и сила всегда сильно меняли мужчин, но почему-то я хотела думать, что мой Артур лучше этого. А ты просто обнимаешься в лесу с девушкой, которую видишь второй раз в жизни и флиртуешь.
  - А что на это скажет ваша невеста?
  Мысль о невесте немного охладила пыл коронованного демона. Мужчина отошел от меня на пару шагов, на его лице, кажется, промелькнуло раздражение, но он тут же мастерски его спрятал
  - Какие же обстоятельства не позволили Марселу сегодня встретиться со мной?
  - О, обычные дела земли, уверен, что вам будет не интересно слушать про них, графиня, - улыбнулся мне Артур, - давайте лучше поедим. Я уверен, что вы проголодались, мне на кухне дали столько всего с собой. Думаю, если еды останется много, моя повариха подумает, что я ужасный хозяин, который хочет заморить свою гостью голодом. Это будет тяжелый удар по моей репутации, надеюсь, вы спасете меня, миледи.
  Он был так очарователен, когда говорил это, словно маленький ребенок, которому сказали слушаться взрослых, а он все равно проказничает, надеясь найти черту, до которой его шалость будет оставаться безнаказанной. Глядя на этого короля-мальчишку, мне совсем уж не верилось, что Марс так уж сильно занят сегодня утром, это больше было похоже на заговор. Но с какой целью?
  Я привязала свою лошадь, подошла и аккуратно присела на край ковра, расстеленного рядом, на котором уже были разложены разные блюда, фрукты и напитки. Его Величество уверенно расположился напротив, взяв из всего, что было представлено на столе лишь гроздь темного винограда с крупными мясистыми ягодами. Я знала, что Артур любит его, он рассказывал в детстве, что такой ягоды нет нигде больше, кроде Латании.
  - Это тот самый виноград, которым так гордится ваша земля? Он выглядит восхитительно.
  - Да графиня, вы правы, граурги очень ценят его, и он действительно стоит своей славы. Другие народы может и называют нас демонами, но эти ягоды точно ангельское провидение. Обязательно попробуйте.
  Я потянулась и оторвала одну ягодку от лежащей недалеко от меня грозди. Такой сладкий и вкусный, улыбка удовольствия сама скользнула на губы, я блаженно прикрыла глаза. Солдатская жизнь и жалование никогда не позволяли мне радовать себя такими прелестями, а в Велинии такая гроздь бы точно стоила целое состояние.
  - Вам так идет, когда вы улыбаетесь, графиня, - я резко распахнула глаза и увидела, что Артур пристально наблюдает за мной и счастливо улыбается. - Улыбайтесь. Вы скованы, словно кролик, который готовится быть съеденым удавом.
  Я замерла, неотрывно глядя на него. В горле пересохло, хотелось прервать возникшее напряжение, но я не знала, что сказать. Взгляд сам упал на блестящее украшение у мужчины на шее. Падающее на него солнце слепило меня, поэтому я никак не могла разглядеть, что это.
  - Ваше Величество, что за украшение висит у вас на шее? Оно так сияет на солнце, что больно смотреть.
  - А, это, - он улыбнулся и, посмотрев на украшение несколько секунд, и засунул его обратно под ливрею. - Это серебряное колечко. Одна маленькая человеческая девочка подарила мне его очень давно, чтобы я не забывал ее. Вот я и ношу с тех пор. Много лет с народом людей у граургов натянутые отношения, но память о той веселой доброй малышке из моего детства в самые трудные моменты помогает мне верить, что люди и граурги еще могут стать братьями.
  Я, кажется, даже забыла на мгновение, что нужно дышать. Он носит мое кольцо? Он носит его у себя на груди столько лет? Артур, ты помнишь меня, помнишь то время? Как я рада, что ты хранишь эти воспоминания обо мне и Велинии. Сердце быстро-быстро стучало в груди. Главное, чтобы он не заметил, как я взволнована. Но Его Величество мыслями был где-то далеко от меня.
  - Вы были близки с этой девочкой?
  - А? Нет-нет, вряд ли так можно сказать. Она олицетворение моего беззаботного детства, которое не было столь долгим, как у графини, - мужчина улыбнулся, но улыбка вышла вымученной. - Ни до, ни после я не был так счастлив. Мы уехали из Руаны накануне войны, и после я эту девочку никогда не видел. А потом моего отца убили, и мне самому пришлось рано повзрослеть и стать королем. А Майя, так кажется ее звали, должна была стать солдатом в армии людей. Вот такие дела, - Артур вынырнул из воспоминаний, - я утомил вас своим печальным рассказом?
  - Да нет, что вы, я рада, что вы откровенны со мной, Ваше Величество. Это дорогой подарок.
  - А вы, графиня? Что с вашими сокровенными воспоминаниями?
  - Я? Я даже не знаю, что могу рассказать вам, Ваше Величество, - я беспокойно заерзала на своем месте. Это что, допрос? - Спокойное счастливо детство, как и у всех юных девушек. Учеба давалась мне всегда легко. Когда пришло время и нашлась подходящая партия - вышла замуж. Я уважала его и даже любила, кажется, но мой муж рано покинул этот мир, упал с лошади, очень неудачно, поэтому теперь я путешествую по Шести Землям. На этом настояла семья, чтобы не скучать.
   Я подняла глаза на Артура и увидела, как пристально он изучает меня. От этого взгляда мне стало совсем не по себе.
  - Вы обманываете меня, графиня, - холодный пот прошиб все мое тело. Неужели он догадался? - Вы не так просты, как кажетесь. Я чувствую, что вы что-то скрываете, но я не буду пытаться сейчас у вас это выведать. Вы сами мне это расскажете. Давайте просто прокатимся на лошадях, и не будем больше копаться в душах друг друга, - Артур встал и любезно подал мне руку.
  - Да, - не стала протестовать я, - это отличная идея, Ваше Величество.
  
  Еще около часа мы продолжалась наша прогулка. Мы ездили по лесу на лошадях и разговаривали. Беседа была легкой и непринужденной. Артур много шутил, рассказывал веселые истории из жизни дворца, особенно много о Марсе. Артур любил этого человека, который, как оказалось, вечно попадал в передряги.
  Я очень много смеялась. Желания жеманничать или играть такие-то роли не было. Я была рада встречи со старым другом. Но фраза, которую граург сказал мне на поляне, не выходила у меня из головы. "Вы обманываете меня, графиня," - в тот момент я подумала, что он сейчас же встанет и отрубит мне голову, не дрогнув ни на секунду. Только в тот момент я поняла, насколько опасна та игра, которую я затеяла. Я никогда не боялась умереть. Смерть всегда была где-то рядом, Портис с детства приучал нас к ней, но умереть от руки Артура... Это было бы больно, если бы последнее, что я увидела в жизни, отблеск металла в его прекрасных глазах.
  У дворца нас встретили конюхи и помогли спешиться. Я была рада тому, что смогла избежать той щекотливой ситуации, что произошла в лесу, хотя часть меня все же желала близости с мужчиной моей мечты. Он, кажется, тоже выглядел немного расстроенным.
  Мы поднялись по ступеням и остановились перед входом во дворец.
  - Спасибо за прекрасную прогулку, графиня, - склонился передо мной король.
  - Спасибо вам, Ваше Величество, вы прекрасный собеседник, - я присела в ответном реверансе, - надеюсь, я еще когда-нибудь смогу украсть вас у Латании на пару часов?
  - Непременно, Корнелия, - Артур одарил меня такой обещающей улыбкой, что я чуть не упала из-за предательской слабости в коленях.
   Артур взял мою руку, поднес ко рту, но поцеловал тыльную сторону ладони. В этом жесте было столько интимности и нежности - мой пульс участился, я стала задыхаться от чувств, захвативших меня. Его Величество поднял глаза, в которых тоже отражалось слишком много эмоций. Но лишь одно читалось четко - желание. Он хочет меня или мне это кажется?
  Понять этого я не успела - Его Величество еще раз поклонился, быстро поднялся по ступеням и скрылся в глубинах замка. Мне оставалось только шокированно наблюдать за его удаляющейся спиной. В это же время ко мне, откуда-то из-за угла, вышел Марсел с абсолютно невозмутимум выражением лица. От вида этой святой невинности я в голос рассмеялась.
  - Подслушивал?
  - О чем вы, Ваше Благородие, как бы я посмел? Надеюсь, вам понравилась ваша утренняя прогулка?
  - Да? А что же ваша особа не составила мне компанию? - я от души развлекалась.
  - Дела, что поделаешь, - Марс склонился в поклоне полном скорби и страдания.
  - Было интересно пообщаться с великим королем Латании. Но сейчас мне совершенно нечего делать. Может ты подскажешь, чем занимают себя такие высокородные леди, как я, во дворце?
  - Перемывают кости другм высокородным леди? - задумчиво предположил Марс. - Но почему-то мне кажется, что вам это будет неинтересно. Предлагаю прогуляться в королевскую читальню. Его Величество отпустил меня на оставшуюся часть дня.
  - Отлично, Марс, - я улыбнулась парню. Книги это именно то, что мне нужно. - Всегда мечтала почитать легенды Латании.
  - Хорошо, я знаю пару книг, которые твам понравятся.
  Пока мы шли в библиотеку, я все-таки решилась задать Марсу вопрос, который меня так беспокоил.
  - Марс?
  - Да, Корни.
  - Скажи, пожалуйста, что у Его Величества с Лизериль, его невестой?
  - А к чему вопрос? - Марс нахмурился. - Они помолвлены, и уже давно.
  - Я во дворце совсем недавно и многого могу не знать, но, на мой взгляд, они совсем не выглядели как влюбленные вчера. На балу Его Величество смотрел с любовью на эту девушку только, когда этого требовали приличия. И ни на секунду большее. А эта граурженка. Такое чувство, что ей подарили очень дорогую игрушку, которой она хвастается перед другими. Скажи мне честно, Марс, - это политический брак, так ведь?
  - Даже если и так, очень невежливо интересоваться этим, графиня, - тона голоса Марса повеяло холодом. - Вы гостья в доме Его Величества, и вы не в праве обсуждать личную жизнь короля с его же помощником.
   Я покраснела и стыдливо отвела глаза. Мальчишка прав. Мне не следвало быть такой напористой. Марсел мне не друг. Мы молча продолжили свой путь.
  Сама ведь знаешь, как это бывает, - после небольшого молчания тихо продолжил человек. - Ему это тоже не нравится, но в таких ситуациях короля не спрашивают. С людьми война все не заканчивается и никому не известно, что они будет завтра. Стране нужен наследник, Артур должен подчиниться. Это во благо народа.
  - Но почему именно она? - также тихо возмутилась я. - Разве нельзя было дождаться, пока Его Величество выберет ту, которая ему понравится? Зачем же принуждать?
  - Не все так просто, Корни, - Марс устало потер глаза, - но об этом тебе лучше спросить Его Величество. А пока что единственное, что тебе нужно знать - девушки, с которой Его Величество хотел бы разделить печали и радости, еще нет.
  Я мысленно усмехнулась, но промолчала.
  Библиотека в Золотом замке была просто великолепной. По обе стороны от дверей шли ряды с тысячами книг на самую разную тематику. Тут была и кулинария, и история, и зельеварение, книги магических ритуалов. От такого разнообразия я видела впервые, даже немного растерялась. Я была в королевской библиотеке Маркуса, но она несравнимо меньше.
  - Читальня Его Величества несравнимо меньше, чем в Дамархе, но и у нас, поверьте, есть очень интересные экземпляры, - с гордостью сказал Марс.
  - Не сомневаюсь. Я слышала, что в Золотом замке хранится уникальная рукопись первого короля граургов. Я бы очень хотела посмотреть на нее своими глазами, - сказала я, очаровательно улыбнувшись парню.
   Брови Марса поднялись от удивления.
  - А вы неплохо осведомлены о сокровищах, которые хранят эти стены, Корни. Немногие знают о существовании этой работы, и лишь единицы видели. Даже я только понаслышке знаю о ней.
  - Когда я была маленькой, у меня был один друг-граург. Он приезжал в столицу погостить с семьей, и как-то рассказал об этой книге. Еще тогда она заинтересовала меня. Но если Его Величество скрывает эту рукопись, то, пожалуй, мне стоит почитать что-нибудь другое.
  Я как ни в чем не бывало развернулась и пошла к стеллажам. Не знала, что королевская семья так бережет дневник первого короля. Артур совершенно свободно рассказывал мне истории оттуда, когда мы были маленькими.
  - А есть ли в этой читальне милые книги, которые могут порадовать женщину? - мое выражение лица было настолько невинное и глупое, насколько я вообще была способна изобразить.
  - Да, конечно, - Марс вышел из задумчивости, - эту библиотеку собирала королева Литиция, так что книги собраны здесь самые разные, и женских романов хватает.
  Королева Литиция - бабка Артура. Я слышала, она была одной из самых красивых эльфиек своего времени, ей прочили успешный брак, но она влюбилась в короля демонов и, против воли отца, сбежала с ним создавать страны для ей чужого народа. Если Ферлис и Латанией когда-нибудь и существовали, то эту парочку можно было вполне назвать их перерождением.
  - Корни, если тебя действительно интересует легенда, то я спрошу у Его Величества, может ли он разрешать тебе взглянуть на нее.
  Идти на попятную не было смысла, это бы вызвало только больше подозрений, поэтому. Я обернулась и благодарностью улыбнулась парню.
  
  Так в скуке и праздности неторопливо потекли мои дни. Несмотря на то, что я страстно желала вновь увидеть Артура, он все время был занят делами. Марс скрашивал мои однообразные будни. Мы постоянно гуляли вместе, сидели в библиотеке, катались на лошадях и разговаривали обо всем. Мальчик с каждым днем нравился мне все больше и больше, хотя казался немного одиноким - слуги не принимали его в свой круг из-за близости с королем, а гости замка считали просто грязью под своими ногтями. Я видела в нем себя в детстве. Мы обсуждали все и всех во дворце, но спрашивать про войну и, тем более, планах граургов на нее, я еще боялась. Надо было подождать. Это же я и приказала делать и Оливеру. Ждать. Было ужасно неприятно обманывать доверие латанийцев, которые так хорошо ко мне отнеслись, но у меня не было выбора.
  Пару раз ездила к графине Раскинери в гости в город. Но мне у нее совсем не понравилось. Все слишком наигранно и чопорно - тяжело для меня все это. Лучше уж из бесцельно целый день сидеть в комнате, чем улыбаться этим высокомерным снобам.
  Прошло две недели с того момента, как я последний раз видела короля. Каждое утро, в которое я могла вставать пораньше, начиналось с прогулки по дворцу. Было что-то волшебное в этом месте, освещённом яркими лучами рассветного солнца. Остановившись в один из дней в Радужном коридоре полюбоваться цветением роз, я услышала чьи-то шаги. Их хозяин желал подкрасться незаметно, и ему бы это удалось, если бы на моем месте был кто-то другой.
  - Доброе утро, Ваше Величество, - поприветствовала я фигуру за моей спиной.
  От неожиданности мужчина чертыхнулась.
  - Вы меня напугали, графиня. Когда я увидел вас, вы казались такой задумчивой. Не думал, что вы услышите мои шаги.
  - Тогда бы испугалась я, а это вредно для хрупкого женского сердца, - я развернулась к Артуру, подарив ему теплую улыбку, - Неужели вы хотели этого? Я так давно не видела вас, Ваше Величество. Вы здоровы? В наше непросто время Его Величеству совершенно непозволительно болеть.
  - О нет, что вы! И в мыслях не было, мне хотелось удивить вас. Не переживайте, графиня, со мной все хорошо. Дела были. Уверен, вы не успели соскучиться в мое отсутствие - Марсел только и делает, что рассказывает о том, какая Корнелия замечательная. Обычно он в своем мнении о гостях довольно скромен, но вы просто очаровали парня.
  - Рада это слышать.
  - Да, и мой помощник рассказал мне о том, что вы интересовались книгой. Я был очень удивлен, но я не вижу причины запрещать вам читать ее. Завтра мы сходим в библиотеку я сам покажу ее вам, если вы согласитесь составить компанию мне.
  - Это было бы прекрасно, Ваше Величество, - я посмотрела на Артура и улыбнулась. Его Величество улыбнулся мне в ответ, отчего очень быстро забилось сердце, - может быть, ваш помощник рассказал еще об одном вопросе, который меня интересовал?
  - Нет, графиня, только это. А чтобы еще вы хотели узнать от меня?
  - Простите, Ваше Величество, если мое любопытство покажется вам слишком дерзким, но мне хотелось бы узнать вашу любовную историю с леди Роверти, которую вы представили на балу. Она наверное безумно романтичная, и леди просто ангел, если такой мужчина, как вы решили взять ее в жены? Я ужасно завидую ей!
   Ох как же мне страшно. Я смотрела прямо перед собой, стараясь не пересекаться с Артуром взглядом. Такие личные вопросы нельзя задавать мужчине, которого видишь третий раз в жизни, тем более если этот мужчина король. Но где-то глубоко в душе, что-то мне подсказывала, что он относится ко мне совсем не как к простой гостье, а значит стоило рискнуть. Это поможет миссии, и я сама хочу знать, почему он поступает так. Ведь любой, кто хоть немного знает его, скажет, что Артур абсолютно равнодушен к ней.
  Артур сразу погрустнел, и словно отдалился от меня в своих мыслях.
  - Ничего страшного, Корнелия, Марсел прав, вы совсем не похожи на обычную оркиню, такая живая и любопытная. Мне это даже нравится, - от этой фразы мои щеки стали наливаться предательским румянцем. - Думаю, вы спрашиваете меня о леди Лизериль не потому, что верите в нашу красивую любовную историю. В нее, кажется, никто не верит...
   - Простите, Ваше Величество, я не хотела расстраивать вас.
  Пустяки, вам не в чем себя винить. Давайте немного пройдемся, и я кое-что вам расскажу.
  Мы вышли в парк и побрели мимо розовых кустов. Ветерок легко ласкал мои волосы, близость Артура будоражила кровь и одновременно успокаивала. Я чувствовала, как радость постепенно заполняет каждую клетку моего тела. Надо запомнить это мгновение. Сейчас, пусть и ненадолго, этот мужчина: его мысли, глаза, руки и сердце принадлежат только мне.
  - Мой род, - медленно начал король, - как вы, наверное, знаете, берет свое начало от Латаниеля, который, по преданию, поднялся из Бездны, чтобы подарить эльфийке Силменис сына-граурга, моего деда, - первого короля Латании. В той книге, которую вы хотите почитать, король Урсул пишет, что встретив демона в лесу, девушке получила от него пророчество, которое предрекало мальчику судьбу великого короля, которого будет с благодарностью вспоминать каждый на этой земле. Но за такой щедрый подарок потребовалась плата - жизнь каждого Кемплийского предопределена в трех вещах.
  Мы отчаянно любим свой народ. Я знаю, вы скажете, что каждый король любит своих подданных, король - отец земли. Это правда, но, у нас все немного по-другому. В этом замешана магия. Мы чувствуем всем своим существом, когда нашему народу тяжело. Ты не можешь ни спать, ни есть, в твоей душе смятение и тревога. Пропадает аппетит и сон, и остается единственное желание - помочь им. Когда грауграм живется хорошо, я счастлив. И это тоже просто слова, жизнь сразу начинает приобретать краски. Я не чувствовал этой связи, пока не стал королем, но из-за того, что это произошло слишком рано, а эта изнуряющая силы моего народа война затянулась, я уже и забыл, что такое покой, сон, что значит чувствовать себя счастливым.
  Артур бросил на меня виноватый взгляд, словно извиняясь за откровенность, но все же продолжил. Я боялась, что он в любой момент может смутиться и прекратить рассказ. Мне нравилось слушать его душу. Я должна была быть рядом все эти двадцать лет, и каждый день говорить с тобой, успокаивать, дарить надежду.
  - Еще одна наша слабость - это любовь. Кемплийские по-настоящему любят только раз. Отец рассказывал мне, что он чувствовал, когда встретил маму. Непередаваемое ощущение. Восторг, нежность, страх потерять ее. Ты не понимаешь, что с тобой происходит, но чувствуешь, что она та самая. Ее образ в твоих мыслях, ты постоянно ищешь свидания. Встретив такую девушку, Кемплийский должен сразу жениться - в любви соперников мы не терпим. А если случится так, что полюбив, ты потеряешь ее, то, скорее всего, через какое-то время и сам умрешь. Просто не вынесешь тоски, - Артур выглядел так, как будто он знал, о чем говорит. - Может быть даже хорошо, что я такую девушку еще не встретил. Это любовь для нас - величайший подарок и величайшее проклятие.
  Его Величество вынырнул из своих мыслей и улыбнулся.
  - Найти любовь своей жизни не так уж и просто, графиня. На это могут уйти годы, она вполне может оказаться и слишком юной, и замужем, и человеком, с которым нам просто не суждено встретиться. А Латании нужен наследник - это все понимают, я должен подчиниться. Лизериль действительно наследница очень влиятельного грауржского рода, поддержка графа Роверти земле не помешает. К тому же, она мила, прекрасно воспитана и вполне готова к роли королевы. Разве что немного холодная, но так даже лучше - я ведь, увы, не люблю ее. Так будет проще нам обоим. Она получит власть, Латания наследника, и все будут счастливы.
  - Кроме вас, Ваше Величество, - а я-то думала, что у меня все плохо. У меня хотя бы есть право выбирать, кого любить.
  - Ваше Величество, а что если вы женитесь и повстречаете ту самую? Что тогда?
  - Вариантов несколько. Сделать ее своей фавориткой и жить вместе во дворце, как с женой, отправив первую куда-нибудь подальше от столицы. Когда ей надоест такая жизнь и она уйдет - подождать, пока наследник сможет принять власть и выпить яду. Про яд я совершенно серьезно - тоска, как писал Урсул и говорил отец, действительно невыносимая. Либо можно отравить надоевшую жену, и вступить в новый законный брак с любимой. Тогда мои дети от первой жены возненавидят и отомстят мне, но об этом надо еще подумать
  Артур говорил это очень спокойно и размеренно, четко выговаривая слова, от одного его вида у меня холодела кровь.
  - Ваше Величество, а вы способны убить беззащитную женщину? - вкрадчиво спросила я.
  - Я король демонов, графиня, не забывайте. Неужели вы думаете, что я буду сомневаться, когда дело коснется счастья народа и моего собственного? Для граургов королева также важна, как и король, может даже больше. И если это будет необходимо, моя руку не дрогнет.
  - Я думаю, что вы лучше, чем хотите казаться. В вас есть милосердие и благородство, вы бы никогда так не поступили!
  Артур очень долго смотрел мне в глаза, а потом взял руку и очень медленно поцеловал.
  - Спасибо, Корнелия, эти слова очень много значат для меня.
  Это было сказано так, словно я была единственным человеком в Шести землях, чье мнение его интересовало. Его Величество держал мою ладонь, и я хотела, чтобы это длилось вечность. Никто и никогда не занимал в моем сердце столько места, сколько занимаешь ты, Артур. Я должна была что-то сказать, что-то важное. Он должен почувствовать, как же сильно я его люблю, как долго я мечтала о встречи с ним.
  Я подалась вперед и наши лица оказались совсем близко друг к другу. Моя ладонь все еще лежала в его.
  - Я надеюсь, - прошептала я с придыханием, - вы не потеряете любовь, встретив ее однажды. Такой мужчина, как вы, должен быть счастлив.
  Зрачки Артура сильно расширились, но он молчал. Мы стояли и смотрели друг другу в глаза, боясь шелохнуться и спугнуть волшебство этого момента. Время остановилось, в мире остались только его черные глаза и мое громко стучащее сердце.
  В парке послышались шаги, они вывели нас из ступора. Артур нехотя отпустил мою руку и отошел. На его лице можно было прочесть, с каким трудом ему сейчас дается это.
  На горизонте показался Марс с какими-то бумагами. Завидев меня, он поклонился и обратился к Артуру.
  - Ваше Величество, послы из Велинии требуют вашей крови.
  - Так рано? Они люди или демоны Бездны? Займи их чем-нибудь, сейчас я хочу прогуляться с графиней фон Авельдери по саду, - Артур не сводил с меня глаз, буквально пожирая глазами.
  - Я бы с удовольствием, Ваше Величество, - Марс, видя, что король ведет себя очень странно, тоже стал одним глазом коситься на меня, как будто бы причина должна была у меня на лице быть написана, - но они слишком взволнованы, требуют вас немедленно и ничего не желают слушать. Все-таки лучше вам пойти со мной, Ваше Величество, да бы скандала не было.
  Артур молчал. Было видно, что все его существо хочет задержать сейчас в этом парке. Но он бы не был моим Артуром, если бы остался. Мужчина не выдержал и огорченно вздохнул.
  - Простите, графиня, люди такие невоспитанные и грубые. Нам придется прервать нашу прогулку, но я буду вас завтра в полдень в читальне. Надеюсь, вы осчастливите меня своим присутствием?
  - конечно, Ваше Величество, - я улыбнулась любимому мужчине, - с нетерпением буду ждать встречи.
  Артур еще раз поклонился мне и вместе с Марселом пошел ко дворцу.
  - Ваше Величество, - окликнула я Артура, - теперь мне известно про две слабости вашей семьи, но вы сказали, что их должно быть три. Какая же третья слабость?
  - Ах да, и правда, - Артур улыбнулся, оглянувшись, - третья слабость или скорее проклятие в том, что Кемплийским суждено умирать молодыми. Тихая смерть от старости в своей постели непозволительная роскошь для нас, таково пророчество. Мы лишь марионетки Латаниэля. Случайные несчастия настигают нас в тот момент, когда мы меньше вего ждем этого. Так было с Урсулом, Литицией, моим отцом и матерью. И так будет со мной.
  
  Артур Кемплийский
  
  - Марсел, мне нужно кое-что тебе рассказать.
  - Я слушаю вас, Ваше Величество.
  Несмотря на то, что я бесчисленное количество раз просил парня обращаться ко мне на ты, иногда Марс переходил к официальному тону, показывая степень серьезности своего отношения к разговору или свое настроение. Иногда он обижался на меня, когда я срывал на нем свою злость или закидывал работой, он мог по несколько недель "выкать", пока я, наконец, не выдерживал этого эмоционального давления и извинялся перед ним. Редко, но Марс мог показывать свой неисправимого упрямца. Меня это жудко злило.
  Но сейчас ситуация располагала к серьезному разговору, в этом я был с ним согласен. Мы сидели в моей кабинете, время на часах давно уже перевалило за полночь и весь дворец спал, видя прекрасные сладкие сны, пока мы вдвоем решали, что ждет Латанию завтра.
   - Люди опять просят заключить мир, но хотят при этом отобрать у нас северные земли. Я писал Маркусу письмо о том, что это невозможно, и что надо прекращать войну, возвращаясь к старым границам. Но это бессполезно - люди упрямо стоят на своем, - как бы я ни хотел покоя для своего народа, я не мог этого допустить, чтобы земля, великим трудом доставшаяся нашему народу, была отдана Велинии.
   - Вы делаете все правильно, Ваше Величество. Граурги полностью поддерживают и верят в вас, хотя это невсегда легко удается.
   - Жестоко, но честно. Спасибо Марс.
  Но не только война беспокоила меня сейчас.
  - Скажи еще раз, что ты думаешь насчет графини Корнелии? Как бы ты описал ее?
  - Обаятельная, умная, умеет достойно держать себя в свете. Совсем не похожа на высокородную оркиню - слишком открытая и доброжелательная. Кажется доверчивой, но чувствуется, что что-то скрывает. Явно заинтересована вами, и нет препятствий, чтобы вам не сделать ее своей. Если это произойдет, уверен, что Корнелия станет прекрасной королевой.
  Да, она действительно хорошая партия для меня. Пусть с Сетуей у нас и не такие гладкие отношения, как хотелось бы, род Авельдери не будет против, если одна маленькая вдова выйдет за короля Латании. Может быть, это даже станет новым этапом развития оркско-грауржских отношений, и наша земля приобретет ценного союзника.
  Корнелия... Ее образ не выходил у меня из головы уже много дней, мешая работе, лишая сна и отдыха. Красивая, яркая, смелая девушка. А тот танец в Восточном коридоре (я был уверен, что то была она) - в нем было так много жизни и света так нужного мне. Она могла бы стать моим спасением.
  - К чему был этот вопрос, Ваше Величество? - привлек Марс мое внимание.
  - Ах, да. Я хотел сказать, что наконец-то понял свои чувства. После бала я еще сомневался, но чем больше времени проходит, тем сильнее меня тянет к ней. Леди Корнелия - та самая девушка, которую я искал. Истинная любовь.
  - Но вы же говорили, что встречали когда-то девушку, которая...
  - Я знаю, но я постоянно думаю об этой оркине, скучаю. Мне кажется, что знаю ее целую вечность, хотя мы виделись лишь пару раз.
  - Вы сделаете ее королевой? - спросил Марс после небольшой паузы. - А как же Лизериль?
  - Ей придется смириться. Как и ее отцу. Я сразу сказал графу, что не люблю Лиз. Знакомство с моей суженой отменяет нашу договоренность, таков закон. Он граург и был советником моего отца. Он знает, что это не пустые слова. В любом случае, при расторжении нашей помолвки, я подберу ей достойную партию для замужества, и обеспечу всем необходимым. С этим проблем не возникнет Меня больше волнует вопрос, как сообщить об этом Корни, - я знал, что она разрешила себя так называть Марсу, и меня это жутко злило. Слишком уж это интимное прозвище.
  - Главное не торопись. Если ты завтра же подойдешь к ней с предложением руки и сердца, это может напугать девушку. Узнай ее поближе, время у вас есть. Подари цветы, поужинайте вместе, сходите на свидание. Покажи ей, что ты не только сильный король, но и любящий мужчина, который будет заботиться о ней и защищать.
   Чем больше я его слушал, тем шире становилась улыбка на моем лице. Надо же, человеческий мальчишка учит меня ухаживать за женщиной. И куда только катится этот мир?
  - Марс, сколько тебе лет? - рассмеялся от души, слушая нотации этого пожирателя девичьих сердец. - Почему ты рассуждаешь так, словно уже раза три был в браке с эльфийками!
  Парень улыбнулся и беззаботно пожал плечами.
  - Я просто иногда читаю женские романы, которые ваша дорогая бабушка оставила в библиотеке. Очень любопытная литературка, я вам скажу.
  
  Майя Горт
  
  '...Кемплийским суждено умирать молодыми... так будет со мной...'. Нет, не позволю! Только не ты, ты не можешь умереть, хотя бы не раньше меня.
  Я шла в библиотеку, где меня должен был ждать Артур с книгой Урсула. Из головы никак не могли выйти слова короля, сказанные вчера. Как можно жить, зная, что тебе не суждено встретить смерть в своей постели в окружении детей и внуков? Благодаря этой проклятой войне, каждый из нас может отправиться в Бездну уже завтра, но даже у меня, глубоко внутри, пусть и слабая, но теплится надежда, что все закончится хорошо. Что я смогу выбраться отсюда, получу свой обещанный замок,и буду жить безбедно с отцом до конца жизни на юге Велинии. Вера в лучшее завтра дает мне силы двигаться дальше. А он так спокойно говорит о смерти, приготовившей ему свой особенный, зловещий подарок. Это просто ужасно.
  В коридорах было много народу. Приходилось останавливаться, здороваться и обмениваться любезностями с каждым встречным орком. Вопросы были однообразны и скучны, собеседники глупы и самодовольны, но я была графиней Авельдери и нужно было играть свою роль. Обычно это давалось мне нетрудно, но сейчас единственное, что я хотела, это увидеть Артура.
   Вчера после прогулки я весь оставшийся день не видела ни короля, ни Марса. Обычно мы с человеком обедаем вместе, но вчера он так и не зашел за мной. Неужели вести, привезенные людьми, настолько плохи? Надо разузнать. Случай очень подходящий - ни у кого не вызовет подозрений мой интерес к этой встрече, раз уж я присутствовала при их разговоре, но я могу попытаться между делом расспросить Артура о ситуации на фронте, сославшись на беспокойство о Его Величестве и Марсе. Это ужасно, что придется обманывать их, но, видит Небо, и больше всего на свете не хотела бы этого делать.
  В читальне всегда было пустынно. Одинокие шкафы с книгами, словно строгие стражи знаний, мрачно взирали с высоты на забредшего сюда. Почему-то знатные гости Золотого дворца не очень-то любили это место. Не знаю, что хорошего в пустых светских беседах они находили, но я предпочитала общество книг. Они самые интересные собеседники, которые никогда не станут воткнут тебе нож в спину.
  Пройдя мимо стеллажей, я дошла до зоны отдыха, где стояли несколько мягких диванов для уединенного чтения, на одном из которых вольготно расположился мой король с книгой в руках. При виде любимого глупое сердце пропустило удар и забилось чаще. Эх, Артур, если бы не двадцать лет бессмысленной разлуки и твоя невеста, ты бы уже давно был моим. Почему Небо так неблагосклонно к нам?
  - Доброе утро, - я присела в реверансе. - Как поживает Его Величество, мудрый король Латании? Надеюсь, иноземные гости вчера не сильно вас задержали?
  - К сожалению, - мужчина устало потер лоб, - гости оказались упрямыми, и поспать мне так и не удалось. Здравствуйте, Корнелия, присаживайтесь. Я достал рукопись, которую вы хотели посмотреть.
  Артур действительно выглядел неважно. Его аристократически бледное лицо приобрело какой-то болезненный цвет, а синяки под глазами буквально кричали о том, что у короля уже давно не было нормального сна. Но, несмотря на все это, он пришел на встречу со мной. Сердце сладко заныло, хотелось подойти к нему, взять за руку и отправить спать.
  - Неужели в Шести Землях наконец-то воцарится мир? Я слышала, что война уже изжила сама себя и долго продолжаться не может. За двадцать лет не только люди и граурги - все народы устали от этого противостояния. Ее давно пора прекратить.
  Артур слабо улыбнулся мне.
  - Маленькая графиня интересуется политикой? - попытался отшутиться король, но видя, что я не реагирую, продолжил. - Уверен, что вы знаете, из-за чего началась эта война. Люди требуют от нас северные земли. Богатые леса и плодородные поля - естественно, что Велиния хочет получить их. Но граурги жили там еще до Первой войны, мой дед подарил ее нашему народу. И мы не отдадим ее, а король Маркус никогда не смирится с этим. Сейчас большинство боев ведется на территории Диких земель, но совсем скоро они вернуться в Латанию. Люди хотят разрушить мой дом, хотят, чтобы грауржский народ страдал. Но я не позволю...
  Пока говорил, Артур становился все мрачнее. От его взгляда, с которым он смотрел перед собой, мне стало совсем не по себе. Дьявол и тот убивать будет с более благодушным выражением лица. Пора перевести тему, пока Его Величество не встал и собственноручно не пошел убивать Маркуса.
  Я подсела ближе и взяла короля за руку. От неожиданности мужчина вздрогнул и повернулся ко мне.
  - Ваше Величество, вам нужно поспать, вы выглядите очень плохо.
  -А мне обычно говорят, что я красавец и любимец женщин.
  - Видимо, они не видели вас в таком состоянии. Идемте, - я встала и потянула его к выходу.
  - Куда? А как же книга?
  - Уверена, что за один день с ней ничего не случится. Вы не можете так мучить себя. Я провожу вас, покажите мне, пожалуйста, путь до ваших покоев.
  Артур внезатно расхохотался. Смеялся он так долго и громко, что я уже начала переживать, не тронулся ли он рассудком от перенапряжения. Успокоившись, граург притянул меня к себе поближе так, что я оказалась в его объятиях. Снова.
  - Еще ни одна девушка не пыталась так нагло прорваться в мои покои, - прошептал Артур мне в ухо, вызвав волны мурашек по всему телу.
  - Не обольщайтесь, Ваше Величество, я просто хочу, чтобы вы отдохнули, - близость с ним пьянила, и я из последних сил старалась сохранить разум ясным.
  - От этого ваше предложение еще более ценно. Спасибо за заботу, графиня, идите вперед, я укажу вам дорогу.
  Покои Артура располагались на втором этаже дворца в Западном крыле. Как оказалось, балкон его спальни висит как раз над тем садом, выход в который есть и из моих покоев. Совпадение ли это?
  Всю дорогу до комнаты Его Величество держал меня за руку, оправдывая себя тем, что он устал и не понимает куда идти. Ни один мой аргумент, что такое его поведение компрометирует его и меня в глазах окружающих, не действовал. Этому хитрюге видимо навилось ставить меня в неудобные положения. Когда мы дошли до нужной нам двери, там нас уже ждал Марс. Видимо кто-то уже сообщил ему о неподобающем поведении Его Величества и верный помощник примчался, чтобы спасти репутацию королевской особы.
  - Ваше Величество, что-то случилось? - Марс бросил в мою сторону быстрый грозный взгляд. Как будто бы я виновата, я пыталась протестовать.
  - Да, Корнелия заметила, что я выгляжу разбитым из-за вчерашней незапланированной работы и решила проводить меня до спальни, - невозмутимо ответил мужчина. Теперь понятно, у кого Марс научился этому непроницаемому выражению лица, хоть до своего учителая ему было еще далеко. Король откровенно издевался над своим помощником. Было видно, что его это злит, но он молчал.
  - Спасибо графиня, - мальчик поклонился мне, - я должен был лучше следить за состоянием Его Величества, это моя ошибка. Прошу простить.
  - Надеюсь, вы проследите, чтобы Его Величество отложил все свои дела и хорошенько выспался, - я включилась в этот забавный фарс. Марс будет мне мстить, но сейчас мне слишком весело.
  - Не беспокойтесь, графиня, непременно.
  Приходилось разговаривать, словно мы впервые друг друга видим. Марс задавал такой тон разговора, видимо пытаясь скрыть эмоции за маской официальности. Но Артур уже что-то задумал и сдаваться не собирался.
  - Графиня, - он повернулся ко мне и очаровательно улыбнулся, - неужели вы так скоро оставите меня? Уверен, стоит зайти в комнату, меня встретит заваленный горой бумаг рабочий стол, котторый заставит выбрать его, а не постель. Иногда мне сложно выбрать сон...
  - Я помогу вам сделать правильный выбор, Ваше Величество. Отпустите девушку, - попробовал вставить человек. Марс начинал выходить из себя.
  - Сомневаюсь, ты обычно только добавляешь мне работы, - король отмахнулся от него, как от назойливой мухи. - Нне могли бы вы побыть рядом, пока я не усну? Не подумайте ничего плохого, обещаю держать себя в руках. Ваше присутствие действует на меня успокаивающе, и поможет быстрее расслабиться.
  Такое предложение повергло меня в шок. По законам приличия любой земли незамужней девушке нельзя было входить в покои мужчины, особенно при свете дня, если она не хочет заработать себе дурную репутацию. Марс это тоже понимал. Что же ты задумал, Артур?
  - Ваше Величество, вы не можете...
  - Почему нет? - вступила я в разговор, заставив мужчин замолчать и с удивлением уставиться на меня. - Никто из нас ничего непозволительного делать не собирается, а я просто хочу помочь Его Величеству. Это займет много времени, и я сразу уйду, так что все нормально, Марсел, не стоит переживать за меня.
  Не знаю, что за игру ты затеял, любимый, но я принимаю ее условия.
  - Хорошо, тогда Ваше Величество, я тоже подожду, пока вы уснете, и провожу госпожу графиню до ее покоев, - решительно начал человек, но был прерван.
  - Не стоит, Марсел. Уверен, что Корнелия и сама найдет дорогу назад. Лучше пойди распорядись, чтобы обед на меня не накрывали.
  - Слушаюсь, Ваше Величество, - скрипя зубами, Марс поклонился нам и растворился в лабиринте коридоров.
  Как только помощника не стало видно, выражение лица Артура мгновенно переменилось. Он громко заразительно засмеялся. Я удивленно смотрела на него. В этот момент он был тем семилетнитним мальчиком, веселым и беззаботным, даже помолодел как-то.
  -Ну и устроит же он мне потом скандал из-за этого! - король хохотал от души. - Видели его физиономию? Ходячий справочник нравственности! Вроде молодой, кровь играть должна во всю, а хуже нашего Кайрена иногда бывает.
  Не знаю, что меня больше удивляло - то, что сильный и мужественный король граургов боится, что его помощник отругает его за неподобающее поведение, или то, как по-детски искренно он смеется над такой мелочью. Я бы каждый день нарушала правила, лишь бы он так смеялся.
   Артур заметил, что я его рассматриваю, но, кажется, это его совсем не беспокоило. Он открыл дверь, галантно отойдя в сторону, чтобы пропустить меня внутрь.
  - После вас, госпожа, - сказал король, поклонившись мне так, словно действительно был моим слугой.
  Это все выглядело так смущающе. Я быстро вышла внутрь, чтобы Артур не успел заметить, как дрожат мои руки и горит тело.
  Покои Его Величества были самыми обычными, даже слишком. Не было ни ложа огромных площадей с вычурными покрывалами и драпировками, ни уродливой позолоченной мебели, которой была заставленна моя роскошная комната. Все было просто, и как-то обезличено даже. Видимо, хозяин комнаты не очень часто любит тут бывать. Деревянный стол, хотя и заметно, сделанный из хорошей крепкой древесины с кучей бумаг на нем, камин с одиноким высоким кожаным креслом подле и самая обычная кровать, заправленная коричневым покрывалом в тон комнаты.
  - Не смотрите на то, что эта комната выглядит совсем не по-королевски, графиня. Я вырос в походах, в которые меня брал отец, поэтому не очень-то привык к роскоши, - попытался оправдаться граург.
  - Ничего страшного, - я улыбнулась Артуру, - мне так даже больше нравится.
  На стене висели портреты: два женский и два мужских. Один из мужчин был очень похож на Артура и на...
  - Ой, - воскликнула я, - это же Его Величество король Эдмонд! Как живой!
  - Вы знали моего отца?
  - Да... знаете... однажды... на балу в Дамархе, я была там, совсем юной девушкой. У вас был замечательный отец, очень красивый и добрый. Многие мальчики у нас уважали и хотели быть похожи на него, - и это даже не ложь. - Им хотелось восхищаться. Мне жаль, что Его Величество ушел так рано. Глядя на него, ни у кого никогда и мысли не возникало, что граурги зло, демоны или что-то подобное. А эта красивая леди, - я посмотрела на портрет, который висел рядом, - наверное, ваша мать?
  - Да, все верно. Это королева Нерелин. Родители безумно любили друг друга. Мне рассказывали, что мама олицетворяла идеал элегантности и грации, многие девушки Шести земель хотели быть похожими на нее. Но из-за хрупкого здоровья, она часто была прикована к постели. Отец нередко и сам долгими ночами заботился о ней. Мама умерла при родах, её нежный организм не выдержал такой нагрузки. Отец был ужасно подавлен, чуть не лишился рассудка от горя, но любовь к своему народу все же пересилила. Он никогда не винил меня в этом. Уверен, вы знаете, как умер король Эдмонд, но, несмотря на то, что его смерть была ужасной, я думаю, он был счастлив отправиться вслед за ней.
  Со стены на меня смотрела миловидная молодая граурженка в черном. Мрачный цвет нисколько не портил ее образа. Эльфийски правильные черты лица, легкая улыбка - эта девушка выглядела как настоящая королева. Такой можно только родиться. В ее глазах было столько радости и жизненной энергии, и в то же время силы и внутренней красоты - сложно было отвести взгляд.
  - У вас ее глаза, такие же сияющие. А это? - я показала на две оставшиеся картины. - Ваши знаменитые бабушка и дедушка?
  - Они были легендарной парой. Глядя на них, говорили, больше шепотом, что Латаниэль и Фёрлис переродились в этом мире в обличиях первого короля и королевы, чтобы встретиться вновь, и не ждать Шести землям от этого союза ничего хорошего. Урсул, мой дед, был очень властным, совсем не терпел неповиновения. Его молодость пришлась на время борьбы граургов с эльфийским гнетом, он знал, что новое независимое государство не построишь на милосердии и понимании. Все проблемы земли решал жестко и решительно. Единственной слабостью короля была его очаровательная жена, которая, по насмешливой задумке судьбы, была эльфийкой, хотя дед до дрожи терпеть их не мог. Но с ней он был мягким и покладистым, как щенок. Стоило Лици только намекнуть о том, чего она желает, и это уже было у нее. Королева была хранительницей семьи и главным помощником в делах государства - только через нее можно было хоть немного повлиять на Его Величество.
  - И что же случилось с ними? Сейчас должна последовать какая-то грустная история, да?
  - К сожалению, да. Они были в горах, Лици случайно оступилась и упала в пропасть. Никто не знал, что так будет, все случилось по воле случая, но дед до последнего винил себя в ее смерти, винил, что не уберег. Он поспешно передал все дела моему отцу и исчез. Я думаю, что он отправился вслед за любимой. Именно зная эти истории моей семьи, я не уверен, что хочу найти свою избранницу. И все-таки такая любовь стоит того, чтобы за нее умереть, - я чувствовала, как мужчина прожигает взглядом мою спину.
   - Ваше Величество, я вас отвлекла, - невозмутимо сменила тему я. Напряжение между нами физически ощущалось. - Вы проговариваете со мной драгоценные минуты, которые могли бы потратить на сон.
  Резко развернувшись к граургу, я не учла тот факт, что Его Величество стоял прямо за мной. Впечатавшись в мужскую грудь, я чуть не потеряла равновесие и не плюхнулась на пол, но была ловко подхвачена сильными руками.
  - И вот я снова в ваших объятьях, Ваше Величество, - запах его тела сводил с ума, близость с ним была сладкой пыткой. - Мы обещали Марселу, что ничего неприличного в этой комнате не произойдет.
  Голос предательски дрожал, и я боялась поднять глаза, чтобы увидеть его реакцию.
  - Но разве вам неприятно? - помурлыкал король интимным шепотом, вызвав толпу мурашек по всему моему телу. Я бы не смогла устоять на ногах, не держи он меня
  Подбородок сам пополз вверх, пока небо в моих глазах не встретилось с бездной в его. Время замерло. Я не хотела думать ни о чем: ни о его невесте, ни о моем задании, ни о правилах приличия высшего общества. Это был мой Артур. Здесь, рядом, такой теплый и надежный. А я просто хотела быть женщиной. Хотя бы раз.
  - Поцелуй меня, - неужели этот хриплый, полный желания голос, прозвучавший сейчас, был моим?
  - Не прощу себе, если не сделаю этого, - послышался решительный ответ.
  Мы бросились навстречу друг друг, точно безумные, ждавшие всю жизнь только этого момента. Я ловила его обжигающие поцелуи на щеках, на шее и груди. Незаметно мы оказались на кровати: сначала он нависал надо мной, потом сверху уже была я. Его волосы были такими мягкими, в них было так приятно зарываться руками. Разум оставил меня, голова была легкая, и я полностью отдалась ощущениям.
  Первым очнулся Артур. В тот момент я уже неумело дергала за пуговицы его кителя неслушающимися пальцами, пытаясь их расстегнуть. Одними поцелуями сложно насытить, я хотела его всего, до последней капли.
  - Корни, нет, - Артур взял меня за плечи и отодвинул от себя. Его губы теперь были вне пределов моей досягаемости. - Мы не можем этого делать.
  - Почему? Почему нет? Разве не для этого ты пригласил меня в свою спальню? Ты знал, на что ты шел, и я знала. Мы взрослые люди, и я давно не верю в возвышенную любовь. Так зачем? Зачем, если не для этого?
  Я потянулась за новой порцией поцелуев, но Артур не дал мне получить желаемое. Это начинало злить.
  - Корни, ты мне очень нравишься, правда. Но сейчас не время. И я позвал тебя, потому что хотел еще немного побыть вместе, верь мне.
  Момент страсти был окончательно испорчен. Спасибо, дорогой!
  Я села на кровати рядом с распростертым королем, пытаясь унять бушующий в душе пожар и немного привести в порядок прическу. Но Артур потянул меня на себя, и, через мгновение, я уже лежала на нем, глядя в эти бесстыжие черные глаза.
  - Не обижайся, я мечтаю, чтобы ты как можно скорее стала моей. Ты понравилась мне с первого взгляда.
  - Ну естественно - госпожа Дюрей мне такое платье сшила, что половина гостей весь вечер не могли отвести от меня глаз, - хмыкнула я.
  - Это был не первый раз, - улыбнулся мужчина. - Однажды утром, как раз после того, как ты приехала, я прогуливался по саду у Восточного крыла и случайно увидел девушку, которая танцевала в сетуйском крыле, не замечая ничего вокруг. Ты словно весенний ветерок вдохнула жизнь в этот замок, и хоть я не разглядел лица той незнакомки, я уверен, что это была ты.
  От шока и смущения, что кто-то, а именно Артур, видел меня в тот день, мне захотелось провалиться под землю. Мужчина, видя мою реакцию, лишь рассмеялся и чмокнул меня в нос.
  - Корни, ты удивительная. Я буду всю жизнь жалеть, если потеряю тебя. Если ты не связана никакими другими клятвами и обещаниями, то позволь мне предложить тебе свое сердце и спросить, согласишься ли ты стать моей навсегда? Прости, что все так быстро и неромантично, я обязательно выполню все формальности после. Что ты думаешь об этом?
  Что я думала? Я не верила в то, что происходило. Сначала мы говорили про его семью, потом кувыркались в постели, а теперь он делает мне предложение? Глаза наполнились слезами, и я вскочила и в панике заметалась по комнате.
  - Милая, я тебя чем-то обидел? - с тревогой в голосе спросил граург.
  - А как же твоя суженая? Что будет, если она вдруг появится, а? Что тогда?
  - Не переживай, - Артур тоже встал, остановил меня и заставил заглянуть в его глаза. В них светилась непоколебимая уверенность. - Я не знаю, что я должен чувствовать, и как мне понять, что передо моя судьба, но сейчас сердце кричит, что ты и есть та самая.
  Это стало последней каплей. Я бессильно упала на пол и зарыдала. Неужели это и в правду Артур, тот самый мальчик Артур, в которого я была по уши влюблена? Тот король Артур - любимец женщин, по которому каждая сходит с ума, хочет сделать меня своей женой? Это невероятно!Немыслимо!
  - Артур, - я задыхалась от слез, - я так счастлива, так счастлива! И не связана я никакими обязательствами ни с кем. Ты мне тоже очень понравился с самого начала. Но зачем тебе это? Подумай еще раз - я ведь вдовствующая оркиня и...
  - Это не существенно, Корни. Главное - это мои чувства к тебе.
  Но ты не знаешь, что я человек, любовь моя. И я должна буду уйти, когда миссия будет выполнена.
  - Почему ты плачешь, Корни? Все хорошо?
  - Это от счастья, - я бросилась королю на шею, - спасибо, Артур.
  - Не благодари за это. Только я должен каждый день благодарить Небо за то, что ты появилась в моей жизни. С этого дня, я хочу, чтобы мы как можно больше времени проводили вместе. Это будет нелегко устроить, к сожалению, - у Латании действительно много проблем, требующих моего участия, но обещаю сделать все возможное, чтобы и мы смогли получше узнать друг друга.
  -Хорошо, Ваше Величество, я буду рада, - я немного успокоилась и взяла свои эмоции под контроль. - Но сейчас вам все-таки стоит поспать.
  - Да, - Артур устало потер глаза и слабо мне улыбнулся, - что-то слишком много переживаний для одного утра, нужно восстановить силы. Но оно того и стоило, не правда ли? Сама графиня фон Авельдери теперь моя невеста! Ради этого стоило нарушить парочку скучных правил приличия.
  Артур переместился с пола на кровать, не потрудившись даже раздеться. Его Величество никак не хотел отпускать мою руку, поэтому мне пришлось сесть рядом. Не то чтобы я очень протестовала. Я была счастлива, что не могла скрыть улыбки.
  - Ты такая красивая, когда улыбаешься. Я хочу, чтобы ты всегда улыбалась. Я сделаю тебя самой счастливой королевой на свете, Корни, вот увидишь.
  - Я верю тебе, - я улыбнулась ему, попытавшись вложить в эту улыбку как можно больше благодарности и любви.
  - Расскажи мне что-нибудь интересное, чтобы я поскорее уснул, - пробормотал мужчина.
  - А разве что-то интересное способствует засыпанию?
  И что же такого я могу рассказать тебе, любимый. Моя взрослая жизнь скрыта от тебя, про детство ты и сам все знаешь. историю Сетуи я знаю недостаточно хорошо, не говоря уж о нравах ее жителей.
  - Мне не так давно приснился очень необычный сон. На площади, которую я с детства знаю как свои пять пальцев, возник фонтан просто невероятной красоты. Он был огромен и сверкал на солнце гладкими панелями белого мрамора. А в центре, словно паря над водой, возвышались четыре фигуры. В них было столько силы... Этот сон был таким ярким и четким, и таким необычным, что никак не выходит из моей головы. И хоть я хорошо знаю то место, я никогда не видела там никакого фонтана. Хотя очень бы хотелось посмотреть на такую красоту вживую!
  - Я рад, что тебе снятся такие сны, - Артур, хоть и был, кажется, уже совсем сонным, еще пытался мне улыбаться, - сон, который ты смогла запомнить - это подарок небес. Только сны помогают нам бывать там, где мы быть никогда не сможем, и видеть тех людей, которых с нами нет.
  - Артур, а ты хотел бы когда-нибудь увидеть, каким станет мир через сто или тысячу лет после того, как тебя не станет?
  - Не знаю, я не думал об этом.
  - А я бы хотела. Что будет с миром через пятьсот лет? Будут ли люди и граурги по-прежнему враждовать? Будут ли существовать Шесть земель, орки, гномы, эльфы? Иногда мне кажется, что вся наша жизнь - это сон, который кто-то придумал и...
  Я повернулась к Артуру и поняла, что он крепко спит. Его дыхание было спокойным и размеренным, морщинки разгладились, а всегда серьезное выражение лица сменилось на по-детски невинное и беззащитное. Его хотелось прижать к груди и больше никогда не отпускать.
  Но у меня еще были дела. Я встала и вытащила свою ладонь, стараясь не разбудить Его Величество. Надо посмотреть бумаги, которые разбросаны по столу. Возможность идеальная: Марс из чувства такта не зайдет, пока мы здесь наедине. Я могу что-то узнать, если буду осторожна.
  Я на цыпочках подошла к рабочему месту Его Величества, то и дело поглядывая на короля, и стала осторожно их пересматривать. Рядом со столом висела карта, на которой стрелочками были указаны какие-то направления от Латании до Велинии, но вряд ли это важная информация - она не была бы так выставлена на показ.
  Бумаги на столе лежали старые, давно покрывшиеся плотным слоем пыли. Явно работает Артур здесь нечасто. И убираться никому не дает. Здесь же лежали еще карты, государственные указы, какие-то письма. В одном из таких писем какой-то фермер просил Его Величество о помощи. Посаженный на последние деньги виноград уничтожили человеческие гвардейцы, и теперь ему было не на что выплачивать долги. Внизу листа была маленькая пометка, которую явно сделал Артур своей рукой: 'направить денег из моего жалования сколько необходимо'. Он действительно сильно переживает за свой народ.
  В столе также планов не оказалось: учетные книги, хозяйственные бумаги и совсем ничего про войну. По крайне мере, я уже что-то знаю. Стоит осторожно расспросить Марса или Артура, где и какими делами он занимается в своем замке. Они, конечно, могут и не ответить, но попытаться стоит.
  Я уже собиралась возвращаться к постели короля, но мое внимание привлек блеск метала на краю стола. Рядом с подставкой для чернильницы и пера лежал плотный шейный шнурок, продетый через то самое кольцо, которое я подарила Артуру много лет назад. В душе зародилось какое-то новое чувство, и я не сразу поняла, что это было. Ревность. Сейчас девочка Майя во мне, человеческая подруга Артура из прошлого, очень ревнует к графине Корни своего любимого короля, ведь она может быть с ним. Это не справедливо, что малышке Майе не суждено предстать перед ее любимым королем и сказать ему: 'Ну, здравствуй! Помнишь ли ты меня?' Кто придумал войну? Почему война может только отнимать у таких несчастных девочек, как Майя, ее любовь?
  
  

Глава 3


  
  Майя Горт
  
  Как только я вышла из покоев короля, я встретила Марса, который как будто бы случайно оказался неподалеку и решил меня проводить. Настоящий зверь-защитник королевского целомудрия. От этой мысли я невольно рассмеялась, чем вызвала недоуменный и хмурый взгляд парня. Разговор как-то не клеился. Он хотел меня расспросить о том, что происходило в покоях короля, а я жаждала узнать хоть какую-нибудь информацию о людях.
  Первым не выдержал Марс. У граургов слишком прямолинейный характер, и даже умный и расчетливый Марс перенял это.
  - Так, Корни, давай начистоту, что там у вас происходило? И почему ты решила пойти против правил? Ладно еще Артур, он, когда тебя видит, совсем голову теряет, но я думал ты умнее.
  - Ты слишком хорошего мнения обо мне. Ничего такого не происходило, Марс, он показал мне портреты своей семьи и уснул. Артур очень плохо выглядит, его организм уже не справляется с этим переутомлением. Ты за здоровьем короля следил бы лучше.
  - Я бы рад, но он не может спать, слишком беспокоится о Латании. Ни я, ни королевский лекарь ничего не можем сделать, хотя ты его заставила спать слишком легко, - Марс замолчал и нахмурился. - Возможно, ты именно то лекарство от королевской бессонницы, которое мы искали. Это очень любопытно... вполне вероятно...
  - Это любопытно? Что вероятно? - Марс говорил какими-то загадками, отчего я окончательно запуталась.
  - Да ничего, Корни, не обращай внимание, мысли вслух. Если ты когда-нибудь увидишь короля таким же уставшим, постарайся заставить его поспать. Договорились?
  - Ну хорошо, хотя я думаю, что от меня тут мало что зависит.
  - Кто знает, кто знает, - задумчиво произнёс Марс.
  - Марс, - я окликнула парня, который разузнав все, что ему было нужно, собирался улизнуть, - а что нужно было тем людям, которые вчера приехали во дворец?
  - Корни, ты действительно хочешь, чтобы я ввел тебя в курс политических интриг между Велинией и Латанией?
  - Я переживаю, Марс, расскажи мне хоть что-то. Может быть, и я смогу помочь, я все-таки не последний человек в Сетуи.
  - Что ж, почему бы и нет? Давай я провожу тебя до покоев.
  - Корни, ты же знаешь, что у нас хотят отобрать Северные земли, - пока мы шли, Марс описывал сложившуюся ситуацию. - Люди почему-то считают их спорными, хотя граурги вот уже много поколений живут там. Примирение будет возможно, по видению Маркуса, только после того, как мы уйдем оттуда. Но Артур так просто не сдастся. Вчера гонцы приезжали за ответом нашего короля, но он отказал им. Теперь бои должны разгореться с новой силой. Необходимо первыми нанести решающий удар по войску Маркуса,чтобы не дать людям застать себя врасплох. От этого будет зависеть дальнейший исход войны.
  Это означало только одно - времени совсем не остается. Планы наступлений у граургов уже есть, моя цель поскорее выкрасть их и исчезнуть. Нужно больше информации.
  - Неужели вы собираетесь уехать из дворца? Мне будет безумно скучно здесь без вас!
  - К сожалению, миледи. У Его Величества есть неделя, чтобы закончить все дела, и отправиться на запад вместе с солдатами. Я, естественно, буду короля в поездке. Может быть, он разрешит вам поехать с нами, если вы попросите, но там может быть опасно, так что не знаю, стоит ли. Артур очень беспокоится о вас.
  - Это значит, что Артур будет работать еще больше теперь? и я совсем не буду видеть его, даже эту неделю?
  - Я думаю, что Его Величество что-нибудь придумает, ему тоже тосклив.
  - Может быть я смогу читать в его кабинете или просто наблюдать, как он работает? Я бы не стала никому мешать, - с надеждой в голосе спросила я.
  Надо найти бумаги за неделю. Пути назад нет, придется рискнуть.
  - Не знаю, Корни, все-таки там обсуждаются государственные дела, а на тебя Артур очень отвлекается. Будет ли это на руку Латании? Поговори с ним об этом.
  - Хорошо, Марс, спасибо.
  - Я рад, что в такое непростое для себя время Артур нашел тебя. Теперь он пусть нечасто, но улыбается. Он ведь рассказал тебе про проклятие Кемплийских? Ты не можешь не понимать, кто ты для него, если он отменил помолвку из-за тебя. У Артура в жизни было мнго горя, береги его, Корни, он не переживет предательства.
  - Я постараюсь, - ободряюще улыбнулась я.
  Зайдя в комнату, я бессильно упала на кровать. В голове крутилась только одна мысль: 'Что же мне делать?' Бумаги определенно в кабинете - нужно найти их и в удобный момент выкрасть. Стоит предупредить Оливера, что совсем скоро нам придется бежать отсюда, он должен быть готов.
  Я потянулась к тумбочке, стоящей рядом и достала из небольшого кожаного мешочка маленькую капельку крови в серебре. Сегодня ты сделал мне предложение, Артур, но я никогда не смогу стать твоей женой, хотя желание сделать меня своей - это тоже очень дорогой подарок. На глазах навернулись слезы. О Небо, не хочу вредить ему! Но могу ли я поступить иначе?..
  
  Артур Кемплийский
  
  - Дьявол, да что же ты творишь! Ты же ставишь не только свою, но и ее репутацию под удар. Неужели ты не понимаешь?!
  - Я король, мне все равно, кто что будет говорить. Если надо будет, я собственноручно буду закрывать особо громкие рты.
  - Ты очень рискуешь, Артур, так нельзя.
  - Я сделал ей предложение и она согласилась. И я могу позволить себе остаться наедине в своей комнате чуть подольше.
  - Что ты сделал?.. А с Лизериль ты помолвку расторг?!
  - Нет, я сделаю это завтра.
  - Мы через неделю уедем на фронт. Ты хочешь заставить свою новую невесту ждать тебя здесь и переживать. Не слишком ли жестоко?
  - Я не знаю, я люблю ее, Марс, ничего не могу с собой поделать. Я хочу ее, а государство хочет моего наследника. Мы поженимся с ней в конце недели, а потом я уеду. И все будут довольны.
  - За неделю?! Но мы ничего не сможем подготовить к королевской свадьбе за неделю! Такие торжества не готовятся в столь короткий срок!
  - Мы планировали мою свадьбу с Лизериль через месяц, значит часть уже подготовлена. Доведите все до максимально приемлемого уровня - этого будет достаточно. Гостям, приглашенным на церемонию, отправьте письма с извинениями. Я уверен, что Корни поймет, и не будет против. Она удивительная, - подумав о милой оркине я тут же мечтательно улыбнулся. - Все понятно?
  - Предельно. Корни спросила, может ли бывать в твоем кабинете, когда ты работаешь. Сказала, что хочет больше проводить времени вместе. Что мне ей ответить?
  - Что я не против. Мне тоже будет спокойнее, если она будет рядом. Но, вижу по взгляду, тебе эта идея не кажется хорошей. Почему?
  - До того, как попроситься бывать в твоем кабинете, она спросила, для чего вчера приезжали люди. За время моего служения во дворце я видел много девушек, но ни одна из них не интересовалась политикой...
  -И что с того? Ты же и сам знаешь, что она не похожа на обычную девушку. Твои тревоги надуманные, Марс.
  - Надеюсь, что это так, Ваше Величество.
  
  Майя Горт
  
  С утра, даже не позавтракав, я первым делом пошла к Оливеру. Нужно было поговорить, не попавшись на глаза свидетелям. Хоть я и вставала настолько рано, что весь замок в это время еще спал, лишняя предостороженность не помешает.
  Оливер безмятежно спал в конюшне на сеновале. Хотела бы я быть такой же расслабленной. Я пнула парня ногой. Послышалось ворчание, но глаза человек не открыл, так что пришлось ударить его еще раз, посильнее.
  - Вставай, увалень, дело есть.
  - Кого там принесло? Жить что ли надоело? - открыв один глаз и увидев, кто перед ним, Оливер быстро очнулся ото сна и вскочил на ноги. - Миледи? Что привело вас сюда в такой час?
  Я взяла его за ворот рубашки и потянула за собой вглубь конюшни.
  - Времени осталось немного, - тихо сказала я, когда мы скрылись от посторонних, - все решится в течение недели. Будь готов к тому, что придется срочно убегать.
  Парень сосредоточенно кивнул.
  - Узнай, как нам будет проще всего будет это сделать. Может где-то есть старый подземный тоннель или участок, который стража охраняет меньше. В той стороне, в лесу, подготовь лошадей и все необходимое. Через пару дней я снова приду сюда узнать, как ты справился. Будь готов.
  - Хорошо, госпожа. Я постараюсь все устроить.
  - Вот и славно, - я ободряюще парня похлопала парня по плечу, - скоро все кончится, и мы окажемся дома. Король щедро наградит нас за службу, надо только немного постараться.
  С этими словами я вышла, оставив человека. Нужно постараться как можно скорее вернуться в сад у Восточного крыла, пока меня не заметили. Конюшни располагались в западной части дворца, и мой путь пролегал через открытую площадь перед входом. Это был самым сложным участок, потому что все, что происходит перед дворцом, как на ладони у тех, кто не спит в этот час.
  На первый взгляд, все было спокойно. Вот королевский дворник одиноко метет брусчатку, где-то на заднем дворе кричит кухарка на своих поварят. И больше, кроме шума колышущейся от ветра листвы, ничего не было слышно. Дворец казался заколдованным.
  Я быстрым шагом пересекла открытое место и скользнула в тень деревьев королевского сада, который брал свое начало практически от ступеней. Не успела я обрадоваться, что осталась незамеченной, как вдруг меня окликнули.
  - Корни, доброе утро! Ты чего тут делаешь? - Сердце ушло в пятки и затаилось там. Это был Марс. Как он меня заметил? - Не по статусу бродить графине одной в такую рань по замку.
  - Доброе утро, Марс, - я медленно развернулась и постаралась как можно более безмятежно и широко улыбнуться парню, - солнышко уже встало, вот я и решила, что и мне пора. Здорово гулять по саду, пока нет сильной жары. А ты почему не спишь? Твой король вчера заснул сном младенца, мог бы и ты отдохнуть.
  - К сожалению, пока Его Величество отдыхает, его обязанности выполняю я. Без правителя государство не может существовать и часа, так что приходится брать на себя часть дел.
  - Неужели в Латании нет никого другого органа, который управлялся бы с этим? - удивилась я.
   - Есть, конечно, но... - парень замялся, - существуют свои сложности. Я очень рад, что в его жизни появилась такая девушка, как ты, Корни. Ты будешь хорошей королевой для Латании, я уверен, лучше, чем Лизериль когда-либо могла стать, - мальчик тепло улыбнулся.
   Королевой? Так, значит, он сказал ему, это был не сон, и Артур действительно сделал мне предложение! От счастья, переполнившего меня, я бросилась Марсу на шею.
  - Ты знаешь, Марс! Он рассказал тебе! - мысли спутались, я пыталась что-то сказать, но получались лишь обрывки разрозненных фраз. - Я так счастлива, так счастлива!.. И я так люблю его! Я не граурженка, но постараюсь сделать все для благополучия и процветания Латаниии! Я обещаю. Эта земля будет гордиться мной, вот увидишь!..
  - Я уже горжусь тобой, Корни. Благодаря тебе Артур стал намного счастливее - я никогда не видел его таким спокойным и умиротворенным. Он проспал весь вчерашний день и всю ночь. Меня это очень радует, да и весь дворец - государству нужен здоровый король, а то последнее время Его Величество просто истязал себя работой. Артур сказал, что хочет, чтобы вы поженились через неделю, до того, как мы уедем на фронт. Я уже отдал поручение матери подобрать тебе свадебное платье, поэтому сегодня тебе нужно будет прийти к ней, чтобы она могла поработать над выкройками.
  Артур хочет, чтобы мы поженились через неделю? Он так сильно хочет этого? Глаза наполнились слезами.
  - Марс, а где сейчас Его Величество? - мой голос дрожал, и я была благодарна Марсу, что он не стал спрашивать отчего.
  - Артур еще в постели, но попросил, чтобы ты подождала его в библиотеке, он скоро подойдет туда. Я не смогу составить вам компанию к радости Его Величества, - парень эффектно усмехнулся, - мне еще нужно узнать о том, как идут приготовления к походу. Проведите время хорошо, но не забывайте о приличиях.
  Тоже мне, нянька нашелся! Я медленно побрела к замку. В голове крутилась только одна мысль, и она не давала мне покоя - как найти бумаги и сбежать до того, как меня поведут под венец? Если уж выбирать, то пусть у Артура будет сбежавшая невеста, а не жена. Так я причиню ему меньше боли, наверное... Из-за того, что наша помолвка - большая неожиданность для всех, свадьба пройдет без пышных торжеств, и своим подданным Артур представит меня уже после. Если я сбегу до свадьбы, то смогу уберечь достоинство граурга. Хотя ситуация как ни крути скверная.
  В библиотеке снова было тихо, и книга лежала на том же месте, где мы ее вчера оставили. Я села в кресло и медленно открыла тяжелый древний фолиант. Со страниц пахнуло пылью и книжной плесенью, но листы выглядели свежими, будто автор только вчера ее закончил. Магия? Очень может быть. На первой странице красовался витиеватый рисунок с мордой страшного дикого зверя, под которым было аккуратно начертано: 'Сказание о Латании - Земле демонов. Читать потомкам рода Кемплийских, чтобы знать всю правду о народах Шести земель и быть готовыми'. Чтобы знать правду о народах? Какую правду? К чему готовыми?
  - Не смогла устоять перед соблазном, - нежно промурлыкали мне на ушко.
  От неожиданности я подпрыгнула и ударила головой нависавшего надо мной Артура прямо в челюсть. Его Величество ойкнул от удивления, сделал пару нетвердых шагов в сторону, потирая многострадальную часть тела.
  - Дерешься с утра пораньше, дорогая? А я-то надеялся на тихую, мирную жизнь.
  - Ваше Величество, вы напугали меня! Так я и заикой останусь.
  - Ну вот тебе и доброе утро, - наглец стоял и делал вид, что он расстроен до глубины души, хотя уголки его губ подрагивали от рвущейся улыбки, - не успел сделать предложение, а она уже тебе скандалы закатывает, - и тут же, как ни в чем не бывало, потянул меня на себя, - доброе утро, Корни.
  Какие же сладкие у него губы, я, наверно, никогда не привыкну. Ноги стали ватными и сердце застучало быстро-быстро. Весь мир исчез, и остались только мы вдвоем и наш поцелуй. Артур такой теплый и сильный - в его объятиях мне так спокойно.
  - Я проснулся сегодня, - я подняла глаза и встретилась с ласковыми омутами черных глаз, - и первая мысль моя была о том, что надо вставать и заниматься делами. От мне стало так грустно, что захотелось просто провалиться в Бездну к демонам, лишь бы не делать этого. Но я вспомнил, что вчера у меня появилась невеста - самая прекрасная девушка на свете, которая ждет меня здесь, и поверь - в тот момент во всех Шести землях не было граурга счастливее.
  - Доброе утро, любимый, - улыбнулась я и быстро чмокнула его в щеку.
  Артур зажмурился, и на его лице расплылась довольная улыбка.
  - Как же приятно. Всегда называй меня так. Давай поскорее разберемся с книгой и пойдем завтракать.
  Мы сели на диванчик рядом, я взяла рукопись, Артур обнял мня за плечи одной рукой, а другую положил на бедро. Тепло его рук обжигало, посылая в голову самые неприличные мысли. Сосредоточиться я не могла.
   - В начале этой книги дед описал хронику возникновения шести народов такой, какой он слышал ее в детстве, добавив в нее граургов. Прочти, она тебе понравится.
   Я раскрыла фролиант и на первой же странице красивыми буквами было выведено:
   " История образования Мира.
  Давным-давно, когда небо и море сливались в один необъятный океан, по земле бродили звери разные, по небу летали птицы, а в море плавали рыбы, решили ангелы и демоны, живущие по разные стороны от этого мира, создать существ, равных себе и по образу подобных. Спустилась небесная дева Фёрлис на землю, поднялся с недр земных демон Латаниэль, и от союза их появились два народа - эльфы и гномы.
   Эльфы многое взяли от ангела: белая кожа, мелодичный голос, утонченность, напыщенность и холодность. Эльфы были прекрасными существами, тогда как гномы вышли нелюдимым и хмурым народом. Это были маленькие ростом, воинственные, неповоротливые, но очень трудолюбивые существа. В начале оба народа, эльфы и гномы, жили в Северном лесу. Нитки судьбы спутывались, и иногда даже самая красивая эльфийка хотела выйти замуж за мужественного гнома, нежели за хрупкого эльфа. Время шло, и из двух народов образовалось еще два. Орки и дриады.   
   Дриады - воинственные девы Южного леса, обладательницы густых каштановых волос и глубоких карих глаз. Их сталь также холодна, как и горячо их сердце. Они подпитываются живой магией леса, могут слушать и говорить с зелеными созданиями. Живут они намного дольше, чем люди, но примерно столько же, сколько другие представители народов. Их мужчины, друиды, слишком слабы и медлительны, они живут обособленно, чтя традиции и лесные законы. Вся власть в Южных землях принадлежит королеве Маргарет и ее воительницам. Бабка королевы, Ее Величество королева Аурелия, крепко дружила с эльфийцами, часто ездила к ним в гости и, говорят, была даже очень близка с одним из высокопоставленных чинов. Аурелия прочно заложила в королеву мысль о том, что правящая династия должна поддерживать чистоту крови, поэтому когда-нибудь красавице Маргарет придется выйти замуж за одного из этих чванливых друидов.      
   Орки - интересный народ. Ни орки, ни дриады внешне не пошли в гномов, в них было очень много эльфийского. В то время, как дриады стали обладательницами веселого боевого характера, орки были более аристократичны и холодны. Волосы у них русые, очень правильные черты лица, светлые глаза. Высокие и статные орки были любимицами ярких и бойких дриад, и лишь древние законы о чистоте крови не давали двум прекрасно подходящих друг другу народам объединиться. А Аурелия та и подавно еще с колыбели нашептывала малышке Маргарет чтобы она не смела спутаться с орком.   
   Орки были соседями дриад на западе. Их страной Сетуей из столицы Дамарх управляла династия Карлов Бесстрашных. У этих орков была одна замечательная особенность: один король мог воспроизвести на свет только одного наследного принца. И только если наследный принц умирал, у короля появлялась возможность породить другого отпрыска. Поэтому за безопасностью королевского наследника очень следили. Сетуя была сплошь покрыта горными хребтами, за ними оркам хорошо жилось, войн у них почти не бывало, да и учувствовать в них им совсем не хотелось.
      Так бы и жили четыре народа в мире и согласии, если бы не произошло несколько странных событий и не пришли бы на эти земли люди и граурги.
   Граурги - это те же эльфы, в которых демонической крови больше, чем ангельской. Этот народ появился одним из последних, хотя его происхождение до сих пор остается загадкой. В один момент у некоторых светловолосых эльфов начали рождаться темненькие дети. Они не обладали утонченностью и изысканностью манер, напротив, вели себя агрессивно и дерзко, легко затевали драки. Такие эльфы не могли стать полноправными членами Северного леса, ради безопасности народа, эльфийскими старейшинами было принято решение оградить опасные настроения 'новых эльфов'. Для них был построен город недалеко от столицы, названный Рауко Нона - город эльфов, 'демоном рожденных'. Истинные эльфы не очень-то любили своих темных собратьев, поэтому все 'неправильные эльфы' переехали в новый город, житель которого стал называться раук, а позже под влиянием времени и истории, их стали звать граургами.
      Лет сто прожили граурги в соседстве с эльфами. Многие эльфы, у которых родились граурги переехали вслед за ними и стали осваивать новый дом. Не все готовы были смириться с тем, что им нужно отказаться от своих детей из-за цвета волос. Одной из таких семей была семья Силменис - мать первого короля граургов. Силменис была эльфийкой с красивыми белокурыми волосами и голубыми глазами, но ее младший брат родился граургом, поэтому они с родителями, довольно важными членами совета старейшин, были вынуждены переехать в Рауко-Нона.
      Силменис любила этих непонятных темноволосых эльфов, живших по соседству, на которых был похож ее брат. Время шло, девушка росла. Она часто уходила в лес одна, чтобы поохотиться, и однажды так увлеклась, что совсем позабыла о времени. Стемнело и идти домой было нельзя, поэтому ей пришлось заночевать в одной из лесных пещер Северного леса, дарившим путникам приют до утра в таких ситуациях. Родители знали о легкомысленности дочери и о том, что лес она изучила вдоль и поперек, поэтому за дочь не волновались. Но в этот раз ее ждал сюрприз: в одной из пещер Силменис встретила того самого демона-первосоздателя Латаниеля. Он рассказал девушке о том, что ангельские силы стали слишком сильны среди народов, а это может привести к войне. Мир должен находиться в равновесии, и поэтому было решено создать народ, кровь которых будет на три четверти демонической. Но граурги не могут жить в тени эльфов, которые в ближайшем будущем могут поработить их. Им нужен вождь и она, Силменис, даст его народу граургов.
      Демон исчез, испуганная девушка просидела всю ночь, не сомкнув глаз, а утром прибежала домой и рассказала все родителям. И чтобы там не произошло после этой истории, но через девять месяцев девушка родила мальчика-граурга, которого назвали УрийСулисс'урн. Он обладал магией наравне с эльфами, но этот род магии не был похож ни на один из тех, что знали шестиземцы до этого - мальчика сразу же прозвали сыном демона. Родные же звали его просто Урсул. Силменис очень любила сына, и часто говорила о том, что ему уготована великая судьба.
      Так и случилось. Повзрослевший Урсул не смог смириться с эльфийским угнетением. Он собрал свой народ и ушел на юго-восток, образовав там Латанию - страну демонов.   Люди появились в Шести Землях еще более загадочно, чем граурги. Говорят, они пришли из-за моря, но никто уже и не помнит толком, было это так или нет. Они не обладали таким долголетием, как другие народы, да и способности к магии, у них были совсем слабые, хотя иногда среди людей попадались действительно сильные маги, которые и образовали Цитадели во всех землях. Люди расположились в свободных землях, соседствующих с Северным лесом и Латанией.
   С тех тор земли, поделенные между народами, образовали кольцо. В сердце Шести Земель находились Дикие земли - древнее, проклятое место, где жили только лютые звери и свирепые разбойники. Народы старались существовать в мире и согласии, и только между людьми и граургами постоянно возникали стычки из-за спорных земель на границе".
  
   - Это прекрасно, - я оторвала глаза от чтения и восторженно посмотрела на короля. - Я слышала подобную историю в Велинии, но без таких подробностей. И про появление граургов, по правде говоря, людям известно. Не так много, как написано здесь.
  - Люди заинтересованы войной больше, чем историей, - мрачно усмехнулся граург. - Эта книга во многом описывает жизнь Урсула и его борьбу с эльфами и остальными народами за признание граургов свободным и независимым народом. Мой дед был удивительным, воспоминания получились очень интересными, но так как король писал ее уже после смерти жены, в книге много историй, рассказывающих о Лици. Открой на сто второй странице, там есть отрывок, который мне очень нравится.
   Перелистнув страницы и найдя нужную, в глаза мне сразу бросился заголовок сверху страницы: 'Как я нашел свою королеву'. Я вопросительно глянула на мужчину.
  - Тебе это понравится, прочитай, - уверенно послушалось в ответ.
  Быстрым, размашистым подчерком Урсул писал: 'Это была моя первая дипломатическая поездка к эльфам в качестве короля новой земли. Я ненавидел эльфов, ненавидел так сильно, что готов был убивать этот напыщенный, противный народец днем и ночью, не жалея ни стариков, ни детей, и в первую очередь этого короля Вул'Эриса, убившего мою мать. Они были недостойны моего милосердия, никто из них за то, что вытерпел мой народ. Но, увы, выжить в изоляции мы бы просто не смогли, поэтому я должен был что-то придумать. И я решил налаживать торговые связи.
  ...встретили нас очень холодно. Когда процессия граургов во главе со мной вошла в город, эльфы, вышедшие на улицу посмотреть на нас, молчали. Это было гробовое молчание. Они все нас боялись, как один. Дети при виде граургов начинали плакать, матери прятали их за спину, мужчины тянулись к оружию. Внутри меня все торжествовало.
  ...в честь этого вечером в столице, Амаринге, был дан бал, собравший представителей всех Шести земель. Зал пестрел разноцветными нарядами, и я постоянно ловил чей-то скользкий взгляд на себе. Дриады и Аурелия тоже присутствовали, но они не сильно разряжали до предела накаленную обстановку.
  После того, как все официальные речи были произнесены и необходимые реверансы отвешены, я без цели бродил в тени танцевальной залы. Заговорить со мной не пытались - гости в ужасе шарахались, завидев меня рядом. Пригласить какую-нибудь аристократку на танец тоже было невозможно, чтобы никого не напугать, хотя Аурелия и шепнула мне, что готова побыть моей партнершей на вечер. Я знал, что среди эльфов у нее есть какой-то воздыхатель, поэтому не стал меншать
  В зале было место около колонны, где можно было скрыться от чрезмерного внимания, но при этом находиться на торжестве и оценивать то, что происходит. Это был идеальный вариант для такого чудовища, так что именно туда я и направился. Но каково же было мое удивление, когда на облюбованном мною месте я обнаружил миленькую эльфийку, которая аккуратно высматривала кого-то в толпе и явно была чем-то обеспокоена. Поняв, что и здесь мне не найти покоя, я уж было собирался уйти, но эта девушка бесцеремонно схватила меня за руку, резко потянув на себя. От такой наглости я потерял дар речи.
   - Эй, подожди, не уходи, пожалуйста, - прошептала она, все время озираясь по сторонам, - ты можешь мне немного помочь?
  Эльфийка просит меня о помощи? И, кажется, она меня совсем не боится.
   - Миледи, вы ведь знаете, кто я такой? - спросил я, смерив ее холодным, высокомерным взглядом. Даже граурги боятся такого моего взгляда, и сразу же стараются исчезнуть куда-нибудь подальше.
  Но эта девушка даже бровью не повела в ответ.
  - А кто не знает. Ты один из тех граургов, что приехали утром, - она даже не смотрела на меня.
  Я уже и забыл, что так бывает. Быть просто парнем, от которого девушки не падают в обморок от страха, держаться за руки, флиртовать. Я мог бы разозлиться, что эта эльфийка совсем забыла о манерах и не уважает мой статус. Я бы даже мог жестоко наказать ее за это. Но злости не было, лишь любопытство, что же будет дальше. Уж не знаю, как это получилось, но, кажется, девочка не осознает, кто перед ней.
   - Сделай вид,что увлечен мной. В зале есть человек, который хочет взять меня в жены, а я не хочу... ну ты понимаешь... просто подыграй мне, хорошо?
  План был настолько же безумен, насколько эта девушка желала осуществить его. То, что произошло дальше надо было видеть...'
  - А твоя бабушка умела развлекаться? - засмеялась я, отложи в книгу.
  - Вот уж точно. До какого момента дочитала?
  - До момента, когда она пригласила Первого короля потанцевать с ней.
  - Моя бабушка была единственной дочерью очень почитаемого в Северном лесу генерала строгих правил, который хотел выдать ее за своего друга, уже немолодого, но очень уважаемого эльфа. На балу должна была состояться их помолвка, но бабушка не захотела мириться с этим. Увидев одну из первых красавиц Амаринга, идущей танцевать под руку с королем Латании, эльфы обезумели. Музыка вмиг смолкла, танцующие пары сбились в кучку, особо чувствительные барышни попадали в объятия своих кавалеров. Даже эльфийский монарх и тот не нашелся, что сказать. Но Урсул и Лици отыграли свои роли до конца. Дед пишет, что такого отчаянного флирта ни до, ни после в своей жизни он больше не видел.
  - И что было потом?
  - Потом бабушка узнала правду, но произошло это уже когда он сделал ей предложение и предложил уехать в Латанию в качестве королевы граургов. Во многом благодаря именно первой королеве граургов перестали бояться. Она умела очаровать любого, к тому же ловко усмиряла темперамент мужа. Литиция была действительно великой королевой и женщиной.
  - Ты прав, - я мечтательно подняла голову вверх. - Я всегда любила истории о великих королях и королевах прошлого, мне всегда хотелось перенестись в то время и стать его частью, а не сторонним наблюдателем.
  - Корни, - Артур взял меня за руку и заглянул в глаза, - через неделю ты станешь моей женой, и уже мы будем творить историю. Ты можешь стать самой лучшей королевой для граургов - теперь это твой народ. Помни об этом. Я думаю, на сегодня хватит, можешь приходить сюда и читать в любое время. А сейчас пошли позавтракаем, - Артур быстро чмокнул меня в лоб, - у нас еще очень много дел.
  
  После завтрака, по совету Марсела я отправилась к госпоже Дюрей, чтобы обсудить с ней фасон свадебного платья. Замок гудел, как растревоженный улей. Слуги бегали взад-вперед и что-то громко обсуждали. Волновала ли их подготовка к нашей свадьбе или они собирали армию в поход, я не знала, но на меня никто не обращал ровным счетом никакого внимания. Аккуратно маневрируя между встревоженными граургами, я добралась до швей. При входе в пошивную комнату на меня набросились портнихи, оглушив радостным визгом.
  - Миледи, мы так рады за вас! Госпожа Дюрей нам уже все рассказала! Вы будете прекрасной королевой, миледи! Хоть вы и не граурженка, вы такая добрая, и Его Величество любите. Все видели, как вы с ним по саду гуляете. Он на вас так смотрит - вы такая счастливая!
  - А ну-ка тихо! - провозгласила вошедшая в комнату главная портниха. - Что вы тут расшумелись, все живо за работу!
  Госпожа Дюрей сердито проследила, чтобы все разошлись по своим местам, подошла ко мне и крепко обняла.
  - Марс пришел вчера и сказал, что Его Величество сделал вам предложение, и свадьбу нужно сыграть быстро, до того момента, пока они не отправились в поход. Хоть мне и не нравится, что король хочет оставить молодую жену сразу после свадьбы тосковать в замке одной, видимо, у мальчика нет другого выбора. Но даже за такой короткий срок, я все равно постараюсь вам сшить такой платье, что Его Величество не сможет отвести глаз, - портниха хитро улыбнулась, - я еще тогда поняла, во время праздника Мира, что между вами что-то есть. Вы так переживали из-за того красного платья, это было видно по вашим глазам.
  - Спасибо Вам, миссис Дюрей, за добрые слова, - вот уж читательница женских сердец, совсем меня смутила. - Я бесконечно счастлива быть невестой Его Величества.
  Мы смотрели модели платьев не меньше часа, но, в итоге, остановились на классическом атласном платье под грудь.
  - Это отличный выбор, миледи, - похвалила меня портниха, - черный атлас - роскошная ткань. Оно будет прекрасно подчеркивать вашу стройную фигурку, и пошью я его быстро. Вот увидите, Его Величеству очень понравится!
  Потом были примерки, много примерок. Вроде добрые с виду женщины набросились, как фурии, и продержали меня в душной комнате до самого вечера. Хотя я особо от них не отбивалась. Нужно было подумать над тем, что же делать дальше. Может стоит все рассказать Артуру, пока не поздно? Может быть, он меня даже простит. Нет, кого я обманываю - он отрубит мне голову, прежде, чем я успею сказать 'прости', и я не спасу ни себя, ни своего отца. Если моя судьба умереть здесь, отец не заслужил смерти из-за того, что его дочь глупая влюбленная курица. Я не могу его предать, и другого выхода, кроме как завершить начатое у меня нет.
  В свои покои я вернулась под вечер, выжатая, как лимон. Завтра обязательно надо узнать, где хранятся бумаги. Приняв ванну, я забралась в теплую постель и сразу же уснула. Последняя моя мысль была об Артуре.
  
  После утренней примерки, я направилась прямиком в кабинет короля. Кажется, многие уже знали, что я стану их королевой - разговоры в моем присутствии смолкали, и я постоянно ловила на себе чей-то заинтересованный взгляд. Все старались помочь и были добры, хотя еще пару дней назад окружающие замечали меня не больше, чем очередную высокородную графиню-выскочку.
  Рабочая комната Артура располагалась в центральной части замка, как раз напротив центральных ворот. Я в нерешительности становилась перед огромными деревянными дверями. А вдруг у него военный совет с генеральским составом? И тут зайду я, как хозяйка, вмешиваясь в дела мужчин - это может подорвать авторитет моего короля. Может быть стоит повременить? А если я пропущу что-то важное, и не успею завершить дело вовремя? Нет, стоит рискнуть.
  Я приоткрыла дверь и прислушалась. В комнате было тихо, из глубины доносился лишь негромкий разговор двух людей. Проникнув в королевский кабинет в лучших традициях шпионов Маркуса, я села на свободное кресло, стоящее в углу комнаты. Артур и Марс были настолько увлечены рассматриванием карты, которая лежала на столе, что даже не заметили меня. Их внимание больше привлекал ничем не примечательный кусок бумаги, который сложно было бы найти в этой огромной комнате, если не знать, где искать.
  - ...сейчас люди в Диких землях, и попытаются напасть первыми, чтобы быть в более выгодном положении. Военные действия на нашей земле, к тому же количество солдат у нас больше - все против людей, но Маркус не пойдет в наступление, не имея козыря в рукаве. Вопрос в том, что он задумал?
  - Думаете, стоит подождать?
  - Надо подумать... нет, к тому же, это может быть опасно. Разведчики донесли, что они идут с запада. Если отправим часть войск под началом Морвальса к ним на встречу, а сами зайдем через Восточный хребет и ударим с тыла, это посеет панику и подорвет их желание воевать с нами.
  Артур задумчиво посмотрел перед собой, размышляя над планом, и, наконец, заметил меня. Резко вскочив со стула, он чуть не сбил с ног бедного помощника.
  - Принцесса? - Марс выглядел так, будто самого Латаниэля перед собой увидел. Его удивление было таким искренним, что я невольно залюбовалась. - Когда вы вошли?
  - Вы были так увлечены беседой, я не стала тревожить вас. Марсел, что-то случилось? Такой официальный тон... Что-то я не припомню, чтобы еще вчера меня называли принцессой?
  - Теперь ты моя невеста, в таком случае статус принцессы Латании присваивается автоматически. Не беспокойся, называть так долго тебя не будут, - Артур, обошел стол и подошел ко мне. На его лице играла улыбка победителя. - Совсем скоро ты станешь моей королевой, и обращаться к тебе будут только "Ваше Величество".
  С этими словами Его Величество сел передо мной на одно колено и легонько поцеловал тыльную сторону ладони. Мое сердце пропустило удар и снова забилось с удвоенной силой. У-у, вот же ж дьявол, он специально дразнит меня, видя, как я таю от таких его поцелуев. Если бы не Марс и все эти условности светского общества... нет, условности бы нас не остановили, все дело в этом противном человеческом мальчишке! М-да, я уже совсем как оркиня стала думать.
  - Доброе утро, моя королева, - прошептал Артур, нежно заглядывая мне в глаза.
  Надо было чем-то ответить этому демону-совратителю. Я наклонилась так, чтобы мои губы были на уровне его уха, и, с интимным придыханием, прошептала.
  - Доброе утро, Ваше Величество! Я всю ночь думала о вас. Мне было так холодно и одиноко в спальне одной. Знаете, я так не люблю эти ночные рубашки и обычно сплю голой...
  Артур выразительно сглотнул. Вот это напряжение! Я тихо посмеивалась про себя. В следующий раз будете знать, как меня дразнить, Ваше Величество.
  - Доброе утро, Марсел! - Я отстранилась и заговорила как ни в чем не бывало, аккуратно прощупывая почву. - Прекрасное утро, не находите? Еще так рано, а вы уже заняты делами. Готовитесь к походу? Я могла бы помочь - у меня были занятия карточтения и политики в юности, и я могу быть полезной...
  - Нет, не стоит, - вмешался Артур, не дав слуге произнести ни слова, - все, о чем мы сейчас говорили - давно решенный вопрос, там нечего обсуждать. Лучше расскажите, Корни, как начался твой день?
  Вот значит как, не доверяешь. Ну что же, это правильно, пусть я и ожидала другой реакции. Можешь скрывать, любимый, если тебе так проще.
  - Сегодня было замечательное утро! - я принялась корчить из себя нечего не понимающую дурочку, наблюдая за тем, что будет делать Артур. - Проснувшись, я поняла, что хочу завтракать и попросила Дору, моя служанка, принести мне чего-нибудь легкого в постель....
  Артур встал с колена и вернулся за свой рабочий стол. Он многозначительно посмотрел на Марса, после чего тот откланялся и тихо вышел за дверь, не нарушая моего вдохновенного рассказа.
  - ... знаешь, Артур, еда в твоем замке просто отменная! Повара - гении, так бы завтракала, обедала и ужинала весь день без передышки. Но, к сожалению, Дора сказала, что мне нужно вставать и собираться...
  Король, медленно и как можно тише, свернул карты и убрал их в один из правых ящиков своего стола. Мне не было видно в какой, но и того, что я увидела, было достаточно. Дело осталось за малым.
  - ...пришлось идти на примерку платья, где госпожа Дюрей меня добрых два часа мучила! Не женщина, а дьявол во плоти! И почему только я жертва ее экспериментов? Неужели друм гостям не требуются услуги швеи? - плаксивым голосом спросила я.
  - Потому что госпожа Дюрей - королевская швея, она не шьет для гостей замка, только в крайнем случае, как было с тобой, - терпеливо, словно маленькому капризному ребенку, объяснил мужчина. - Так как мой свадебный костюм готов, остается только твое платье. Потерпи, Корни, милая, я уверен твои страдания не будут напрасны. Ты станешь самой красивой невестой, которую только видела наша земля! Давай не будем грустить, сейчас я бы с удовольствием прогулялся бы с тобой. До свадьбы и нашего отъезда остается так мало времени, а я еще не успел насладиться твоими объятьями, поэтому сегодня делами позанимается Марс, а мы проведем день вместе. Согласна?
  - Ну конечно! Я так рада! - я подбежала и крепко-крепко обняла Артура, - спрячемся ото всех, чтобы нас даже Марс не нашел.
  В любимых глазах загорелись бесовские огонечки, подтверждающие, что моя идея пришлась ему по вкусу. Граург подхватил меня на руки, и практически бегом вышел из кабинета, оглядываясь по сторонам, как воришка, укравший сокровища. Я бы хотела подыграть ему, но никак не могла перестать смеясь. Слуги удивленно оборачивались вслед, встречая нас. Никто не скрывал улыбок. Все были счастливы, в Золотой замок пришла любовь.
  
  До поздней ночи мы с Артуром гуляли, не выпуская рук друг друга ни на секунду. Никто не пытался нас остановить, просто игнорировали, когда мы проходили мимо. Ох уж этот Марс, просто волшебник. Артур рассказывал много историй, которые произошли в его жизни за эти двадцать лет. Они были и веселыми, и грустными, были и истории про наше общее детство, их мой жених вспоминал с особым трепетом. Так мне, по крайней мере, хотелось бы думать.
  - Когда я был маленьким, мы с отцом около года прожили в Велинии, так нужно было для государства. Дети Маркуса не захотели с нами играть. Хоть нам и было обидно, глубоко в душе я даже уважал их. Такой поступок был намного правильнее и честнее, чем лесть и лживые улыбки. Мы скучали, и именно в тот момент я познакомился с девочкой Майей, которая жила во дворце вместе с отцом. Он был из личной охраны короля, кажется. Малышка дала мне кольцо, которое висит у меня на шее в знак признательности за мой подарок, кулон с рубином. Вряд ли эта глупышка тогда понимала, насколько мой подарок ценен, - король тепло улыбнулся своим воспоминаниям, - но каждый граург, который увидит такой подарок, должен будет помочь его хозяину вне зависимости от расы, пола и возраста. Это негласный закон нашей земли.
  Мужчина спрашивал и о моем детстве, хоть я и старалась врать поменьше, выходило неочень. Благо Артур заметил, что воспоминания о прошлом расстраивают меня, и быстро перевел тему. Мы гуляли по замку, паркам, заглянули даже на крышу, откуда открывался дивный вид на город, утопающий в закатном солнце. До своих покоев я добралась уже под вечер.
  -Артур, это был просто замечательный день! Я так рада, что мы провели его вместе.
  Я так поздно поняла, как же его люблю! Пусть мы недолго будем вместе, но этих воспоминаний о нем, его теплых губах и объятьях мне хватит до конца моей жизни. Которая может оборваться уже совсем скоро.
  - До похода еще пять дней, а я уже не представляю, как покину тебя, - виновато улыбнулся король. - Давай завтра встанем пораньше и прокатимся на лошадях с утра?
  - Отличная идея, но, боюсь, госпожа Дюрей с меня шкуру спустит, если я на примерку не приду, и не посмотрит, что я принцесса.
  - Да уж, она может, - рассмеялся Артур. - Я постараюсь отпросить тебя на пару часов у госпожи швеи, не переживай. Доброй ночи, моя принцесса.
  Его Величество поцеловал мою руку и тут же скрылся в темноте коридоров замка. Я ждала, что он напоследок обернется и еще раз посмотрит на меня, но этого не произошло. Наверно, ему тоже тяжело. Тяжело вздохнув, я еще раз посмотрела в сторону, куда ушел граург, и медленно зашла к себе.
  Спать совершенно не хотелось, и я решила пойти в сад и подумать. На душе кошки скреблись. Если Оливер найдет путь, по которому мы сможем ускользнуть, то бежать придется уже завтра. Где лежат бумаги я знаю, надо будет придумать, как выкрасть их из кабинета незаметно.
  Я села на землю и прислонилась спиной к огромному горшку с цветами. Артур, милый, я хочу быть с тобой. Никого и никогда так не любила, как тебя! Почему я должна рвать свое сердце на куски? Почему другие орки, эльфы, граурги, люди, богатые, бедные имеют право на любовь, а я нет? Они отобрали мое детство, сладкую юность, лишили будущего и не оставили выбора. Я каждый день жертвую своей жизнью, своим счастьем. Ради кого? Зачем? Может стоит пойти к Артуру и все рассказать? Нет, глупо думать, что он примет меня после этого. Мы не сможем построить счастье на лжи.
   Я уронила лицо в ладони. Хотелось рыдать, но я не могла выдавить из себя и слезинки. Плакала моя душа. Что же мне делать? О небо, что делать? Что я могу? Только подарить тебе свой последний прощальный подарок...
  
  - Уйти можно, недалеко от кухни в стене есть трещина, кладка там разрушилась и образовалась щель. Достаточно, чтобы вылезти. Нужно будет пройти по улице пару кварталов, но почти сразу на той стороне города начинается лес, так что вероятность того, что нас засекут стражники ночного патруля минимальная. Лошадей вывести не получилось - солдаты готовятся к походу, и каждое животное сейчас на счету, но я заготовил заплечные сумки со всем необходимым в чаще, так что даже пешими добраться до границы провизии у нас хватит.
  Пока королевский конюх с Артуром обсуждали, какого коня Его Величеству лучше всего взять в поход, у меня нашлась минутка, чтобы переговорить с Оливером.
  - Хорошая работа, хвалю, - вполголоса я, поглядывая на короля. - Если все пройдет гладко, то уйдем сегодня ночью, будь готов. Не забудь приготовить доспехи и хороший меч для меня.
  - Слушаюсь, миледи. Удачи вам, - с этими словами он взял мою лошадь под уздцы, и мы направились к Артуру.
  СОлнце ярко светило в небе, пели птицы, и, казалось, нет повода для грусти, но настроение у меня было ужасное. Артур много шутил и улыбался, а я изо всех сил старалась выглядеть веселой и радостной, из головы все никак не уходили тяжелые мысли. Мужчина чувствовал мое настроение, и не понимал в чем дело, от этого ему тоже было не по себе.
  Мы остановились на той самой полянке, где я в первый раз оказалась с граургом наедине.
  - Что такое, Ваше Величество? - улыбнулась я. - Почему мы здесь?
  Артур слез, подошел ко мне и взял моего коня под уздцы.
  - Корни, расскажи мне, что у тебя случилось? Я же вижу, что что-то не так. Я чем-то обидел тебя?
  Он смотрел на меня снизу вверх, такой сильный, но такой нежный. Сердце разрывалось оттого, что придется причинить ему боль.
  - Нет, ты ни в чем не виноват, мой король, - Я тоже спустилась и прижалась к любимому. - Просто все как-то быстро - я меньше месяца приехала в Золотой дворец, но уже совсем скоро стану королевой совсем незнакомой мне земли. Все это пугает, несмотря на то, что я очень сильно хочу быть с тобой.
  - Корни, - король прижался щекой к моему лбу, - ты самое лучшее, что происходило со мной за очень долгий промежуток времени. Может быть даже за всю жизнь. Потерять тебя сейчас, даже учитывая то, что мы знаем друг друга так мало, для меня тоже, что и смерть. Поэтому я хочу, чтобы ты стала моей женой. Ничего не бойся, это всего лишь свадьба, мы останемся теми же, так же, как и наши чувства друг к другу. Постепенно ты привыкнешь, разберешься и полюбишь граургов и Латанию. Всему свое время, все будет хорошо.
  Я с благодарностью улыбнулась Его Величеству, встала на цыпочки и чмокнула Артура в щеку.
  - И как такого милого короля до сих пор не околдовала какая-нибудь граурженка? Это же просто невероятно!
  - Я ждал тебя. Ты даже не представляешь, как мне хорошо здесь с тобой, в дали от этой войны и суеты. Но все же нам пора возвращаться. Скоро меня будет Марс искать.
  Мы уже почти доехали до дворца, как вдруг Артур меня окликнул. Он ехал впереди, но не стал оборачиваться, и я могла наблюдать только его напряженную широкую спину. Голос граура был холодным и каким-то отстраненным.
  - Корни, я прошу тебя только об одном. Я многое могу простить тебе, всегда поддержу и защищу, ничего не потребовав взамен, но никогда не разрушай мое доверие к тебе. Предательство - единственное, чего я не могу простить.
  Я промолчала. Прости любимый, именно это я сегодня и собираюсь сделать.
  
  После дневной примерки платья, я отправилась к госпоже Раскенери по одному очень деликатному и важному делу. На пороге дома посла Сетуи меня встретили с объятьями и причитаниями.
  - Корнелия, я так счастлива, что вы навестили нас! До меня дошли вести о вашей свадьбе с Его Величеством. Это просто чудесно! Оркам и граургам уже давно пора помириться, и этот брак будет всем на руку. Но, - женщина заговорщицки мне подмигнула, - я слышала, что это не просто выгодный для двух земель союз. Поговаривают, что Его Величества без ума от вас. Жаль только, что никто из Дамарха приехать не успеет, все так скоропалительно...
  - Да, в этом есть определенные неудобства, но поверьте - это самое лучшее решение, - я нацепила маску светского равнодушия. - Его Величество добр ко мне, я благодарю Небо, за то, что мне выпала честь стать его женой. Но не об этом речь. Виолетта, у меня к вам есть одна просьба, но это большой секрет, никто не должен знать.
  - Что случилось, миледи, я вся во внимании, - на лице у оркини появилась неподдельная тревога, - вы больны?
  - Нет, что вы, что вы, - я наклонилась к ней поближе и шепотом кратко изложила суть своей проблемы. На лице госпожи жены посла появилась понимающая улыбка.
  - Ох, миледи, я вас так понимаю! Я в молодости тоже такой была. Мой Гаретт бы так и... ну да не важно. За этим вы пришли как раз по адресу, идемте со мной.
  
  Вечер незаметно подкрался, заполняя собой все пространство вокруг, лениво переходя в звездную летнюю ночь. Вечер - хорошее время для граургов-слуг, работающих в замке. Они могут со спокойной душой закончить свою работу и, не спеша, отправиться домой, где их ждут супруги, беспокойные детишками, вкусный ужин и теплая постель. Вечер любят парочки, ведь именно тогда случаются самые пылкие признания, которые перерастают в не менее страстные ночи. Вечер - это время, когда можно расслабиться, наслаждаться жизнью и ее красотой.
  Но этот вечер был самым сложным за всю мою жизнь. Я стояла в Радужном коридоре и невидящим взглядом смотрела вдаль, на город, расстилавшийся за стеной Золотого дворца. В замке все уже давно спали, кроме охраны, дремавшей на своих постах и лениво прохаживающейся по коридорам - время было довольно позднее.
  Я попросила Марса сделать так, чтобы сегодня вечером Его Величество был у себя в покоях, и ни одно государственное дело не заставило бы его выйти. Помощнику моя затея явно не понравилась, но, на удивление, он не стал протестовать. Ничто не помешает осуществить мой план. Надо только решиться, мне бы еще немного времени. Но оно, словно песок, неумолимо утекает сквозь пальцы. Сейчас или никогда.
  Слишком быстро я преодолела расстояние, разделяющее наши комнаты. Передо мной выросла дверь королевской опочивальни. Сердце отчаянно билось в груди, в висках стучала кровь. От страха мне было так плохо, что хотелось развернуться и побежать со всех ног подальше от королей и их интриг, туда, где покой и безопасность.
   Но назад дороги не было. Я повернула ручку и тихо проникла внутрь. Артур не спал, и, как я и предполагала, сидел за столом и писал какие-то бумаги. Его камзол был сброшен на кресло и небрежно лежал у камина, на плечах красовалась только белая рубаха, расстегнутая на груди, выгодно подчеркивающая развитые мускулы, оттеняла иссиня черные волосы мужчины. Лицо короля выражало серьезную сосредоточенность, еще больше подчеркивая его демоническую красоту.
  Дверь закрылась, зло скрипнув напоследок. От этого звука Артур вздрогнул, поднял глаза, чтобы посмотреть на источник и шума, и увидел меня.
  - Корни, что ты тут делаешь так поздно? - он быстро встал из-за стола, настороженно подошел ко мне и обнял за плечи. - Почему ты в плаще?
  Не отрывая от любимого короля глаз, я потянула за петельку, и мягкая ткань с легким шорохом упала к моим ногам. Пару секунд мужчина стоял в ступоре, но по мере того, как к нему приходило понимание, его глаза становились все больше и больше, а щеки сделались пунцовыми.
  - Корни... - выдохнул Артур.
  Я стояла перед ним, одетая в белую кружевную ночную сорочку, настолько вызывающе открытую и невесомую, и в то же время пикантно подчеркивающую мою фигуру в нужных местах, что предстань я перед Его Величеством даже без одежды - это выглядело бы менее откровенно, чем мой наряд. Виолетта и впрямь волшебница - доверить ей выбор белья было правильным решением. А правильно подобранный макияж добавлял моему образу красоты и хрупкости.
  - Артур, я пришла сказать, что...
  - Нет, - мужчина резко отвернулся от меня. Вот это самообладание, ничего себе. - Корни, наша свадьба состоится через четыре дня, тебе не стоило приходить ко мне в таком виде ночью. Я не прикоснусь к тебе, пока мы не поклянемся друг другу в вечной любви и верности. Надень плащ, я попрошу стражу проводить тебя до твоих покоев. Тебе нужно выспаться. Завтра будет новый день, я обязательно найду тебя в замке, и мы побудем вдвоем...
  - Нет, Артур, я не уйду.
  Я подошла к любимому и плотно прижалась грудью к его широкой спине. Мое тело горело и жаждало его объятий, я хотела, чтобы он почувствовал это. Граург вздрогнул, но с места не сдвинулся.
  - Послушай, я не буду ждать четыре дня, чтобы ты дал клятву, провел со мной одну ночь и уехал на войну. Ты оставишь свою молодую жену здесь, одну в этом холодном замке без возможности помочь тебе? Это не справедливо. Пусть у нас есть не так много времени до твоего отъезда, но я собираюсь провести каждую секунду до разлуки вместе, и никому не отдам тебя, слышишь? Ты мой - мне плевать на условности, плевать на всех - только ты и моя любовь к тебе имеют значение, - откуда-то появились слезы, я уже кричала, умоляла его, - Артур, посмотри на меня.
  Мужчина медленно повернулся, и я смогла увидеть его глаза. Какие же они черные, словно омуты, которые затягивают тебя все глубже и глубже без возможности на спасение.
  - Артур, - прошептала я, - я люблю тебя, только тебя! Я должна была раньше тебе это сказать, но как только увидела тебя, я влюбилась, влюбилась без памяти. И единственное, что я хочу - это быть с тобой!
  Я осела на пол и зарыдала. Вся боль, обида и одиночество, так долго хранившиеся в моей душе, теперь вырвались на свободу и заполнили все мое существо. Я растворилась в них. Мне было все равно, зачем я пришла к Артуру и что должна сделать. В тот момент я была маленькой девочкой Майей, которая боялась лишиться единственного существа на этом свете, которого так отчаянно любила.
  Я не заметила, как сильные руки подхватили меня, подняли вверх и положили на что-то мягкое. Понемногу приходя в себя, я поняла, что мужчина покрывает мое тело невесомыми поцелуями, которые, словно огненные бабочки, то тут, то там оставляли пылающие следы. Я открыла глаза и уставилась на грауга.
  - Что ты делаешь, Артур?
  - Я? - он навис прямо надо мной и нежно улыбнулся. - Думаю, ты права, Корни. Я люблю тебя, ты солнце, которое наполняет мою душу светом. Если я потеряю тебя, то жизнь просто потеряет всякий смысл. Я не хочу никого, кроме тебя. Мы не обязаны следовать условностям этих чванливых стариков, потому что единственное, что важно и о чем следует заботиться - это мы и будущее, которое мы построим, - он впился в мои губы долгим собственническим поцелуем, - я никому тебя не отдам, Корни.
  Я обвила ногами могучий торс своего короля, и наши тела слились в страстном обжигающем танце любви. Счастье, ни с чем не сравнимое счастье, я испытала в объятиях этого демона. Чтобы ни случилось, я всегда буду помнить тебя, Артур. И только я с тобой мое сердце будет плакать от радости и от боли одновременно.
  
  Граург уже давно спал крепким сном, собственнически перекинув ногу через мое бедро. Он выглядел безмятежным. Морщинки разгладились, и передо мной был уже другой мужчина - не строгий король демонов, а просто парень, который наконец-то нашел свою любимую. Я потихоньку вылезла из постели и, найдя ключи от кабинета, лежащие на краю рабочего стола, быстро оделась вышла. Ни один стражник на всем моем пути не задал ни единого вопроса, даже когда я, как ни в чем не бывало, проникла в кабинет Его Величества. Все знали, что совсем скоро я стану тут хозяйкой, а значит король полностью доверяет мне. Карты нашлись быстро и, спрятав их под плащом, скорым шагом я направилась к своим покоям.
  Переодевшись в дорожную одежду и с тоской в последний раз оглядев свою комнату, я выскользнула за дверь в необъятную ночную мглу.
  
  

Глава 4

  
  Майя Горт
  
  - Мы в дерьме! Они нас окружили, их там человек сто, и они не дадут нам уйти отсюда живыми!
  - Да ладно?! А то я сама не вижу, мистер очевидность! Вместо того, чтобы ныть, лучше бы думал, как выбраться. Если ты вдруг решил умереть сегодня, то отойди в сторону и вспори себе брюхо. Или заткнись и подбери свои сопли!
  Кошмар, он бесполезен! Если наша операция провалится, то только по вине этого идиота, который орет на весь лес.
  Я огляделась. Должен быть способ обхитрить их, удрать из этого леса. Я не могу умереть, меня ждет дома отец и я нужна ему там. Проклятая война! Проклятый король Маркус, который начал это все!
  Погоню мы заметили примерно через час, после того, как нам удалось скрыться. Думаю, это был Марс. Не просто так он встретился мне возле конюшен тогда. Я была слишком напориста, а этот человеческий мальчишка опаснее, чем я предполагала. Его глаза, в отличие от Артура, не были затуманены, и он не стал легкомысленно доверять мне. И все же помощник дал нам уйти, пусть и недалеко. Может быть, он пытался дать мне время одуматься и вернуться назад? Еcли под покровом ночи еще удавалось как-то скрываться, то взошедшее на горизонте солнце окончательно загнало нас в ловушку. Мы затаились в овраге с большим углублением в земле. Недолго там можно было оставаться в безопасности, но я слышала голоса солдатов, они доносились со всех сторон, не оставляя надежды остаться незамеченным.
  - Я пойду посмотрю, где они. Возможно, нам удастся выбраться, - безысходность сводила с ума.
  - Нет, не смей делать этого, - Оливер схватил меня и потянул на себя, в его гзах плескался страх. - Они сразу же нас найдут!
  - Они в любом случае нас найдут, это только вопрос времени, теперь кричала уже я, - но лучше попытаться спастись, чем ждать тут смерти. Я скоро.
  Я вынула меч из ножен и, как можно тише ступая по сухим прошлогодним листьям, направилась в сторону подступающего к нам отряда граургов. Сейчас главное было унести ноги. Иначе все зря. Не очень-то мне хотелось умирать в двадцать пять, когда кроме службы я ничего не видела в жизни.
  Лес в Латании в это время года был прекрасен, полон жизни и свеж. Он давал мне и моему напарнику хоть и слабую, но защиту. Крона деревьев была достаточно густа, чтобы мой силуэт мог скрыться за листвой.
  Я потихоньку кралась по лесу, словно тень, которая боится попасть на солнце, потому что оно ее убьет. Недалеко от меня послышались голоса. Сначала тихие, слегка уловимые, но с каждым шагом они становились все громче и отчетливее. Голоса были повсюду: впереди, слева, справа. Они были близко, слишком близко от нас. Бросили на бедную девушку все доступные силы? Хотя обокрасть короля Латании было слишком легко. Видимо, правду говорят, что в своем доме граург слабее всего.
   Еще немного, они нас найдут и тогда все кончится. Нет, Майя, ты не можешь раскиснуть сейчас! Ты не можешь умереть в этом лесу, так не должно быть! Думай, думай, ищи выход!
  Внезапно голоса послышались совсем рядом. Это были двое граургов. Солдаты шли шумно: они топали, рубили мечами непослушные ветви деревьев и очень громко смеялись. Я спряталась за стволом дерева и прислушалась к их разговору.
  - Куда запропастилась эта стерва?! Почему мы должны без сна, отдыха и нормальной еды бегать по лесу и искать какую-то бабу? - возмущался один из мужчин.
  - Этого хочет Его Величество. Ты же знаешь, приказы короля не обсуждаются, - второму, видимо, его негодующий напарник совсем надоел, но снисходительно вел ленивую беседу. Сейчас это было его единственное мало-мальское развлечение.
  - Вот пусть Его Величество ее и ищет! Докатились - великая латанийская армия ищет королевскую подстилку! Видел бы это Его Величество Урсул, что бы он сказал?
   Подстилку? Слова граурга больно ударили по самолюбию, но он был прав. После сделанного, я не заслуживаю даже дышать с Артуром одним воздухом.
  Солдаты стремительно приближались к тому месту, где я пряталась. Расстояние сокращалось, надо было как можно быстрее что-то придумать, чтобы избежать неприятной встречи. Если я внезапно нападу и смогу убить обоих, у меня будет возможность убежать в ту сторону, откуда они пришли.
  Медленно вытащив меч из ножен, стараясь не допустить лязганья металла о металл, я встала в стойку и приготовилась к атаке. Действовать надо быстро и бесшумно, чтобы солдаты не успели поднять тревогу и позвать на помощь. Все бумаги у меня, а значит, как бы жестоко это не было, я могу оставить Оливера в качестве приманки, и сбежать. Маленькие пешки не значительны в такой большой и опасной игре, каждый сам за себя. Надеюсь, графский титул поможет мне потом как-нибудь справиться с ночными кошмарами.
  Солдатский патруль был буквально в пяти шагах от меня. Руки дрожали, и сердце стучало быстро-быстро - у меня было много спарингов, и я великолепно управлялась с клинком, но ни разу еще я не лишала жизни живое существо. Все во мне вопило против этого, я медлила. А ведь у них где-то есть жены и дети, которые любят и ждут их домой. Решайся, Майя! Ты должна выбраться, должна! Я занесла меч, чтобы отправить в последний путь этих двух бедолаг. Еще мгновение и...
  - Не советую этого делать, Корни, - я почувствовала холод металла, приставленного к моей шее.
  Мой меч с шумом упал на землю. Солдаты, которых еще мгновение назад я пыталась убить, уже стояли рядом с оружием в руках и самодовольно ухмылялись. Неужели это все было спланировано, и у меня не было шанса?
  Со всех сторон очень быстро приближались все новые и новые граурги, за спиной послышались истошные крики моего напарника.
  - Отпустите меня, я ничего не сделал, это все, все она! Ваше Величество, смилуйтесь! - Оливер рыдал, как пятилетняя девчонка, прося Артура о милосердии. И пусть я этого и не вижу, зрелище, должно быть, противное. Послышался приглушенный звук и вопли стихли - один из солдат короля пнул парня и приказал заткнуться. Спасибо,и без него тошно.
  На одних каблуках сапог, я медленно развернулась, чтобы посмотреть на граурга, державшего мою жизнь на острие меча. Хотя я и так знала, кто это был.
  - Здравствуйте, Ваше Величество! - я заглянула в омут черных глаз, сводивших меня с ума, и горько улыбнулась. - Простите, я не могу поприветствовать вас как подобает - мешает ваш клинок, приставленный к моему горлу.
  Артур пристально посмотрел на меня взглядом, полным ненависти и презрения. Если бы он мог таким образом убить меня, я бы уже была мертва. Его Величество неторопливо опустил меч, и залепил мне смачную пощечину.
  - В казематы их, отдельно друг от друга! Рорн, - к королю подошел молодой юноша-гонец, - передай генералу Морвальсу, что я просил его лично допросить этого соплежуя! Он знает, что надо делать. А с этой, - Артур смерил меня угрожающе-многозначительным взглядом, - я сам разберусь.
  Король вскочил на лошадь и умчался в направлении замка.
  - Умоляю, смилуйтесь! - кричал ему вслед Оливер.
  
  Меня притащили и бросили в холодную сырую камеру, предварительно приковав к стене цепями по рукам и ногам для надежности. Всю дорогу до дворца солдаты не разговаривали, но обращались со мной, как мне показалось, слишком уж уважительно и достойно, учитывая, что я была главным врагом всего грауржского народа в этот момент. Многие из них видели меня еще недавно в обществе Его Величества,улыбающейся и смеющейся, и такая резкая перемена в наших отношениях могла смутить и запутать солдат. Вряд ли Артур и Марс объяснили им, что произошло.
  Время шло, но никто не появлялся, и чем дольше это продолжалось, тем страшнее мне было. Я боялась, боялась боли и пыток, которые должны последовать в ответ на мой побег. Артур был зол - я разбила ему сердце, и, на его месте, я бы мечтала о мести. Я молила, чтобы моим мучителем был не Артур, кто угодно, но не он. Даже если он приговорит меня к смерти, я умру счастливой, что не увидела его лицо, искаженное удовольствием от страдания живого существа.
  Ситуацию хуже вряд ли возможно придумать, я в полном дерьме. Даже если по какой-то случайности я смогу выбраться отсюда, второй раз выкрасть свитки будет практически нереально - они их, уж конечно же, перепрятали в новое, более надежное место и поставили самых лучших воинов в охрану. Моя операция провалена, а значит дома меня ждет суд и казнь, ровно как и здесь. А может забыть о гордости, упасть перед Артуром на колени и попросить пощады? Ведь он же говорил, что любит меня. Вот только как король, преданный своему народу, он не имеет ни какого морального права оставлять меня в живых.
  Поток моих мыслей прервал звук шагов, раздавшийся за дверью. Несколько граургов подошли к ней, они что-то оживленно обсуждали, но смысл их раговора ускользал от меня. Звякнул ключ в замочной скважине, и тяжелая кованная дверь со скрипом поползла в сторону, позволяя стремительным солнечным лучам заполнить светом пространство моей темницы и заставляя меня зажмуриться. Один из гостей сделал шаг вперед. Это был Артур, за спиной которого стояли фельдмаршал граужской армии Морвальс и Марс, смотревшие в темноту камеры прямо на меня. Один с любопытством, другой, к моему большому удивлению, с нескрываемой тревогой.
  - Ваше Величество, какие-то еще указания будут?
  - Разберитесь с мальчишкой. Можете не давить на него сильно - он напуган, и сам все выложит, как надуху, хотя сомневаюсь я, что его посвящали в детали. Скорей всего, он просто пешка, но все-таки проверьте. А я пока поговорю с нашей графиней, - Марс дернулся помочь, но король решительно его остановил, - один, пусть никого меня не беспокоит.
  - Вам нужна личная охрана, Ваше Величество?
  - Нет, спасибо Морвальс, это излишнее предосторожность. Когда закончите, жду вас в своем кабинете с докладом.
  Мужчины поклонились граургу и ушли. Перед тем, как скрыться из виду, Марс еще раз обернулся и проводил нас долгим взглядом. То, что теперь происходило ему явно не нравилось, он хотел вмешаться, но Артур был слишком зол, чтобы слушать помощника.
  Артур прошел в мою камеру и медленно закрыл за собой дверь.
  - Так, так. Я не могу поверить своим глазам. Графиня фон... как вас там? Аведи? Сольдери? Можно даже не пытаться вспомнить, это же ненастоящее имя, так ведь?
  Он смотрел на меня как удав смотрит на мышь, которую хочет проглотить. Графиня фон Авельдери - с таким именем я предстала перед ним месяц назад. И я никогда не поверю, что он забыл это.
  - Что же вы молчите, графиня? Вам нечего сказать? А ведь еще вчера вы вели себя совсем по-другому - вы были очень разговорчивы.
  Артур ходил вперед-назад по комнате, словно безумный, еле сдерживая себя. Я могла только догадываться, какие чувства бушевали в его душе. Мне тоже было тяжело - его боль была моей болью, пусть даже я была виной всему случившемуся. Мне хотелось утешить, обнять его, хоть как-то помочь ему.
  - Я ведь доверял вам...
  - Артур, я... мне так жаль...
  - Жаль? Жаль?! - Артур метнулся ко мне, схватил за плечи и со всей силы впечатал в стену так, что от удара пару моих ребер, кажется, сломались. Острая боль пронзила мое тело, дыхание перехватило, а из глаз брызнули слезы. Но король не заметил этого. - Я доверял тебе! Я думал, что ты - настоящая, не такая, как все эти напыщенные высокородные девицы, которые не умеют искренне смеяться, наслаждаться жизнью, красотой! Которым всю жизнь внушают, что они должны стать королевами, и они готовы друг другу глотки перегрызть, лишь бы я обратил на них внимание! А ты? Ты просто лгала мне! Нагло лгала!
  Артур замолчал, напряженно вглядываясь в мои глаза своим горящим в темноте взглядом. Он искал ответа. Почему? Почему я сделала это? Я не могла вымолвить ни слова. Ничего от меня не услышав, мужчина отвел взгляд и чуть слышно произнес.
  - Неужели все девушки такие? Неужели короля граургов так сложно просто любить?
   Он был таким ранимым и беззащитным в этот момент, таким знакомым, понятным и родным. Он был моим Артуром, тем мальчиком, в которого я влюбилась много лет назад, а потом встретила здесь в Золотом городе и полюбила вновь. Как бы я хотела, чтобы мы были вместе, чтобы не было между нами не было пропасти длиной в целую жизнь.
  Король резко поднял глаза и пронзил меня испепеляющим взглядом.
  - Но ведь ты не простая девушка, ты шпион Маркуса, в этом дело? И это для него ты выкрала планы наших наступательных операций, для него ты лгала мне? Это для него ты прыгнула ко мне в постель? - граург отпустил меня, и я мешком осела на землю.
  - Нет, Артур, послушай...
  - Я тебе не Артур, - грубо перебил меня мужчина, - а король Латании, Его Величество Артур Кемплийский. И я не буду тебя слушать. Я не знаю, как тебя зовут и кто ты такая, но это, в общем-то, и не важно. Ты совершила преступление против грауржской земли, и, по ее законам, приговариваешься к смерти. Я бы мог пытать тебя, долго и без устали, - граург зло прищурился, пытаясь меня напугать еще больше, чем я была, - чтобы выведать планы Маркуса, но я не стану напрасно тратить силы. Маркус не такой дурак, чтобы доверит важную информацию такой маленькой пешке, как ты. Да и руки о тебя марать не хочется, ты и так получила слишком много моего внимания. Через два дня тебе отрубят голову. Можете попытаться сбежать, графиня, если хотите, но только я очень сомневаюсь, что вам удастся выбраться отсюда. Да и без свитков, вас, скорей всего, и на родине ждет смерть. Я знаю подчерк Маркуса, он такое не прощает.
  Артур развернулся и пошел к выходу.
  - Артур, - окликнула я его, - я правда сожалею, что все так вышло. Я не хотела причинять тебе боль. Я знаю, что ты никогда не простишь меня, но я не могла поступить по-другому.
  Граург постоял пару секунд, не оборачиваясь, потом молча вышел за дверь, заперев камеру.
  
  Время тянулось слишком медленно, просто невыносимо. Я не знала сколько времени уже провела в темноте. За стеной было тихо, поэтому состояние Оливера для меня тоже оставалось загадкой. Где-то под вечер пришел Марс, принеся с собой тарелку дымящегося супа. Он тихо зашел в камеру и протянул мне еду.
  - Поешь, силы тебе еще понадобятся, - кажется, парень жалел меня.
  Я отвернулась, упрямо уставившись на стену.
  - Зачем переводить на меня продукты, через два дня Артур все равно отрубит мне голову?
  Марсел тяжело вздохнул, подошел к стене, у которой была выбита небольшая каменная скамья, и сел на нее.
  - Знаешь, ты мне сразу понравилась. Мне всегда говорили, что я хорошо читаю окружающих, и легко могу определить, что у собеседника на душе. А может быть я просто слишком долго живу с граургами - они такие открытые, все на лице написано. Но я чувствую, твои слова о любви Его Величеству - не игра, как бы это не выглядело. Да, то, что ты шпионка - это предательство, заслуживающее смерти, но что-то не так во всей этой истории. Расскажи мне, и я попытаюсь помочь, уговорить Его Величество отменить приговор.
  - Зачем тебе это, Марсел? - я устало посмотрела на него, но не увидела злобы в глазах мальчика. Только желание разобраться.
  - Ради него. Меня не отпускает мысль, что мы упускаем что-то, что-то очень важное. Ты ведь все время была так близко к нему. Не то, что выкрасть документы, ты легко могла убить короля, он так доверял тебе. За смерть Артура ты бы получила намного больше от короля людей. Латания осталась бы без Кемплийских, и Маркус без проблем поработил бы нашу землю. Но ты просто ушла. Провела с ним ночь, выкрала эти несчастные бумажки и ушла. Это безумие, не логично и бессмысленно.
  - Теперь не время искать правду, Марсел. Я совершила преступление, и с честью приму свое наказание.
  - Не говори так. Король привязался к тебе, да и мы все. Но Артура я никогда не видел таким счастливым, каким он был с тобой этот месяц, и никогда таким злым и несчастным, как сейчас. Но не видит, но ты его истинная любовь, и если он сейчас убьет тебя, то очень скоро умрет и сам. А я не хочу, чтобы Его Величество умирал, он слишком многое сделал для меня. Пора вернуть долг. Просто расскажи, что ты скрываешь, Корни?
  - Слишком поздно...
  - Нет! - вскричал Марсел. - Вы с Артуром, как два осла, - упрямо не хотите видеть, что любите друг друга! Я надеялся хоть у тебя найти понимания! Неужели тебе так хочется умереть?!
  Он вскочил на ноги и нервно заходил по комнате. Тут уже разозлилась я. А чего это я собственно? В героиню решила поиграть? Или гордость дороже жизни?
  - Хочешь, чтобы я рассказала тебе, кто я? - спросила я зло.
  - Да! - Марс горел от нетерпения, он и правда хотел помочь своему господину.
  Не отрывая глаз от парня, я нащупала на поясе небольшой кармашек, пришитый нитками к внутренней стороне брюк. Он был приделан так, чтобы никто не мог догадаться о его существовании. Легким движением разорвав нитки, я вытащила кулон в виде маленькой капли крови на серебряной цепочке и протянула человеку. Глаза парня широко распахнулись, он быстро переводил взгляд с меня на кулон и обратно.
  - Это же... Не может быть! - Марс все понял, он знал нашу историю и кто я такая.
  - Отдай его Артуру и скажи, что я Майя Горт - дочь Даламара, которой он подарил этот рубин много лет назад.
   Марс выхватил украшение и бросился бежать к своему королю, но я остановила его.
  - Марс, - парень обернулся, - не смей говорить ему, будто я прошу пощады. Я лучше сама себя убью, но не дам еще больше опозорить.
  - Не бойся, Майя, я не подведу тебя, - Марс счастливо улыбнулся и выскользнул за дверь.
  
  Артур Кемплийский
  
  Я стоял в кабинете, бессмысленно глядя на засыпающий город. Какой долгий день, и все еще не закончен. Вчера в это же время все было хорошо, а теперь был полностью раздавлен. Хотелось кричать, крушить, выть от боли, но даже этого я не мог - меня учили держать лицо, чтобы не происходило. Я король Латании, надо взять себя в руки. Только в душе пустота. Зачем это все, зачем я борюсь? У меня ничего нет, только жизнь, которую в любой момент может отобрать Маркус. Она пришла, заполнила мое сердце этим невероятным светом и своей улыбкой, и порвала на кусочки, словно игрушку. Как жестоко, Корни...
  В дверь постучали, но я не ответил. Пусть катятся к черту, никого не хочу видеть. Но этот гость плевать хотел на мое желание, как, впрочем, и всегда. Марс решительно вошел в комнату и остановился напротив по другую сторону стола.
  - Артур, надо поговорить.
  Знаю, что ты хочешь сказать мне, Марс, и нет, я не хочу это слушать. Но ты все равно скажешь, так что придется притвориться, что мне не все равно.
  - И о чем же?
  - О Корни. Что с ней будет?
  - Через два дня ей отрубят голову, - я еще раз прислушался к своему сердцу, но оно молчало, - по обвинению в государственной измене.
  - Артур, ты не можешь ее казнить.
  Я с удивлением посмотрел на мальчишку.
  - Марсел, - меня даже смешила такая наглость, хотя смех этот граничил с безумством, - ты видимо забыл, так я тебе напомню - это я здесь король. Я могу если не все, то очень многое. И я уж точно могу вздернуть эту безродную шпионку хоть сейчас, никто не посмеет мне помешать. А ты, - я смерил человека презрительным взглядом, - не забывай свое место. Я дал тебе его, и всегда могу отобрать назад.
  Чем больше я говорил, тем больше металла звучало в моем голосе. Такого меня опасались даже самые высокие чины в Латании, и не безосновательно. Но несмотря на то, что Марсу было страшно противоречить мне сейчас, парень сглотнул, и с вызовом сделал шаг вперед. В его глазах была железная решимость.
  - Артур, делай со мной что хочешь, но ты не можешь ее убить, она твоя суженная, и ты любишь ее. Ты знаешь, что тебя ждет, если умрет девушка, предназначенная тебе. Я не хочу, чтобы Латания лишилась своего короля! - Марс уже практически кричал. - Отмени приговор!
  - Нет, она совершила преступление. Даже не против меня, а против Латании - я не могу ее отпустить. Если бы ей удалось совершить задуманное, пострадало бы очень много граургов: старики, женщины, дети. Как мне смотреть в глаза своему народу, если я помилую эту преступницу? Нет, ни за что, к тому же, с чего ты решил, что она моя суженная? Теперь после каждой симпатичной мордашки ты будешь говорить, что это любовь всей моей жизни?
  - Артур, что ты несешь?! Ты сам мне это говорил неколько дней! Да любой, кто видел вас вместе, скажет, что ты по уши втрескался. И если то, что ты говорил мне о проклятии верно, отмени приговор!
  - Это может быть не она. Ее я знаю всего месяц, мне могло показаться, - надо еще что-то ему сказать, чтобы он точно отстал. - Если ты помнишь, я рассказывал тебе о девочке-человеке, в которую был влюблен ребенком. Может статься, что мое сердце уже давно отдано другой, а графиня просто появилась как раз в тот момент, когда мне было одиноко, и поэтому зацепила меня.
  - Девочка-человек? Подарившая тебе кольцо, которое ты носишь на шее?
  - Да, - зачем он спрашивает? Хотя, впрочем, все равно.
  - И почему же она подарила его тебе?
  - В знак того, чтобы я не забывал ее, - Марс вел себя странно, - почему ты спрашиваешь?
  - Почему она подарила тебе кольцо, Артур?
  - Я же уже сказал... Как память о нашей дружбе. Мы обменялись - я подарил ей подвеску с рубином, а она мне это кольцо...
  Марс вытянул руку, и я только сейчас заметил, что все это время он сжимал в ней тонкую серебряную цепочку, внизу которой раскачивался маленький красный камешек. Даже несмотря на то, что в кабинете были погашены лампы, и только лунный свет позволял нам видеть друг друга, я с уверенностью мог сказать это. Понимание приходило ко мне постепенно. Я протянул Марсу дрожащую ладонь, желая убедиться в истинности своей догадки. Поднеся украшение поближе к глазам, я увидел тонкую работу мастера, искусно выковавшего серебряную оправу для удивительного по форме рубина, который я не держал в руках двадцать лет.
  
  Майя Горт
  
  Незаметно наступила ночь, но мне не спалось. Времени, как ушел Марс прошло уже много, но ни мальчик, ни Артур не вернулись. Неизвестность убивала. Рассказал ли человек королю, кто я такая, стал ли Артур его слушать? Вспомнил ли меня? Может быть я зря отдала Марсу этот чертов кулон? И на что я рассчитывала? Что Артур прибежит ко мне, обнимет и все будет хорошо? Ты уже не маленькая, Майя, - неужели до сих пор веришь в сказки? Совсем скоро меня не станет... я просто исчезну? А как же отец, что будет с ним?
  Вдалеке послышались шаги, кажется, шли двое. Может это Марс и Артур? Неужели у мальчика получилось? В замке лязгнул ключ, дверь со скрипом отъехала, на пороге стоял Его Величество, держа в руках факел. Он впился в меня ледяным, пронизывающим взглядом, и был, кажется, еще мрачнее, чем утром. Марс стоял позади, уставившись в пол словно боясь встретиться со мной взглядом.
  - Марс, подожди меня снаружи, холодно отдал приказ Артур. - Внутрь никого не пускать, ты меня понял?
  - Будет сделано, Ваше Величество, - помощник медленно закрыл камеру, оставив меня наедине с моим королем.
  Артур молча стоял и смотрел на меня сверху вниз. Сложно было понять, какие мысли у него в голове в эту минуту. Внезапно, он сделал стремительный скачок вперед, и его клинок оказался у моего горла. Я горько усмехнулась. Слишком уж часто, любимый, ты последнее время держишь мою жизнь на лезвии меча.
  - Я спрошу один раз и больше повторять не стану - кто ты такая, и откуда у тебя этот кулон?
  - Меня зовут Майя Горт. Мой отец, Даламар Горт, всю жизнь служил королю людей личным телохранителем. Моя мать умерла при родах, поэтому отцу пришлось идти к Маркусу и просить милости выделить нам жилье и кормилицу в замке, чтобы за мной было кому присматривать. Взамен король потребовал мою жизнь - по достижении необходимого возраста я должна была быть зачислена рекрутом в армию и стать солдатом. Когда мне было пять, в нашу столицу приехали иноземные гости и на целый год поселились во дворце. Были среди них и дети, примерно моего возраста, которые очень хорошо подходили на роль моих друзей по играм. Так мы и сдружились, особенно с одним пареньком, которого звали Артур, - меня душили слезы, я запнулась, пытаясь восстановить дыхание. - Он любил историю и... драться на мечах. Мы были головной болью для всего дворца, вместе во что-то влипали и вместе выпутывались, пусть нам и доставалось часто. А однажды, - мой голос сорвался, я сделала глубокий вдох, - этот мальчик привел меня в сад, к небольшому прудику, вручил этот кулон в память о нашей дружбе и уехал. Он просил, чтобы я не забывала его.
  Меч медленно опустился вниз, и я с облегчением вздохнула. Хотя бы так.
  - И что дальше было? - тихо спросил Артур. Он больше не прожигал меня взглядом, а задумчиво смотрел в пол.
  - Я выросла, - продолжила я, - и меня забрали в армию. Я очень старалась, училась управляться. Для себя тоже, но еще больше я хотела стать ближе к демону, которого я полюбила в детстве. Я мечтала уехать и увидеть тот мир, в котором он живет. Став одной из лучших в своем наборе, я была счастлива и горда собой, но однажды вечером ко мне пришел мой командир. Я перестала быть простым солдатом и стала шпионом Велинии.
  Артур стиснул рукоять меча так, что кожа около его костяшек побелела. Я поспешила продолжить.
  - Они муштровали меня и еще нескольких парней пять лет. Но два месяца назад в наш тренировочный зал зашел сам Маркус и объявил, что нашей группе предстоит отправиться по заданиям. Меня, как лучшую ученицу, которая, к тому же, училась с королевскими детьми танцам или этикету, отослали сюда, приказав выкрасть планы наступлений. Если бы я отказалась, он убил бы моего отца. Артур, у меня не было выбора, прости, - я с мольбой посмотрела на мужчину. - Мой отец, он все для меня, он не заслужил такую смерть.
  - А граурги, они заслужили? Ты хотела приговорить к смерти тысячи невинных, взамен на ваше с отцом благополучие, - Артур приблизился к моему лицу, в его глазах искрились молнии, - не слишком ли дорого ты оценила себя, Майя?
  - Я сделала выбор, Артур, - меня не запугаешь таким взглядом, любимый, - хороший или плохой не мне решать, но я выбрала свою семью, и сделала бы так снова, если бы мне дали второй шанс. Я не святая, чтобы думать о народах и землях, я просто хочу покоя.
  - Через два дня ты умрешь - такой покой тебя устроит?
  - Может быть... все равно то, как я живу, нельзя назвать жизнью. Но Артур, - я подняла глаза и с надеждой посмотрела на мужчину, - я знаю, что в твоих силах узнать, что сейчас с моим отцом. Прошу тебя сделай это для меня. Пусть это будет моим последним желанием.
  - Да будет так, - король развернулся и ушел, оставив меня одну в сырой темной камере.
  Весь следующий день никто не появлялся, кроме охранника, который засовывал в окошко миску с едой и быстро уходил. В ночь перед казнью не спалось. Я лежала, смотрела в потолок, все время думая о своей жизни. Для чего я жила, ради чего умру? Мне двадцать пять, а я так и не успела сделать ничего стоящего, и нет никого, кто вспомнил бы обо мне после смерти. Война закончится. Артур женится на Лизериль. Жизнь будет продолжаться, но уже без меня.
  Приказы самодура-короля - все, что было у меня. Весь этот фарс с переодеваниями, шпионством, так глупо. Мы были пешками, легко сбрасываемыми чей-то неосторожной рукой с доски. Мы горели в этом огне, бессмысленно растрачивая единственное, что имеет значение. Почему мои глаза открылись только сейчас? Я была так слаба, так страшилась будущего. И вот, когда пришло мое время, когда я стою у последней черты, я бы больше всего на свете хотела бы все исправить. Если бы мне только дали шанс все исправить...
  Не успела я подумать об этом, как за стеной послышался шум. Несколько человек шли в сторону моей камеры быстрым шагом. Я встала со скамейки и приготовилась. Маркус тоже любил так делать - говорил преступникам, что их казнят прилюдно на плахе, но в последний момент сменял гнев на милость, и человека просто пронзали мечом ночью в камере. Многие видели в этом королевское милосердие - внезапная смерть, она, наверно, более гуманна.
  Открылась дверь, и в тесную комнатку влетел Марс. Выглядел он очень взволнованным. В одной руке парень держал факел, а в другой небольшой белый сверток.
  - Майя, ты не спишь? Прекрасно. Одевайся, нам надо спешить.
  Мальчик кинул мне вещь, оказавшейся белой шелковой сорочкой, украшенной тонкой вязью кружев. В нее был аккуратно завернут мой кулон. Я недоуменно уставилась на человека.
  Я подняла глаза на парня.
  - Что все это значит, Марс?
  - Нет времени объяснять, просто одевайся Майя, ты должна убедить Артура, что он любит тебя и не может убить. Я не знаю, как ты это сделаешь, - Марс очень нервничал, - но сделать это можешь только ты. Прошу тебя, - Марс подошел ко мне и схватил за плечо, - спаси моего короля! Он не понимает своих чувств к тебе сейчас, но, потом будет уже поздно. Кемплийские, как лебеди, не могут жить без своей суженных, понимаешь?
  - Он любит меня? - я не могла поверить своим ушам. - Марс, ты ошибаешься. Я предала его и граургов, он никогда не простит меня.
  - Простит! Но в свое время, но если тебя сейчас не станет, то прощать будет некого. Я знаю, что он любит тебя. Да ты кого угодно в замке спроси, и он скажет тоже самое. Его Величество расцвел рядом с тобой. Да, вы встретились не в самое простое для Латании время и не так, как должны были бы, но это не значит, что вы не имеете право быть счастливыми. Просто иди и борись за него! Даже если придется бороться с ним самим!
  Слезы сами полились из глаз, я бросилась парню на шею.
  - Марс, спасибо тебе! Я этого никогда не забуду! Обещаю, я сделаю все, чтобы он услышал меня.
  - Только поторапливайся, Майя. Рассвет уже совсем скоро. Артура ты найдешь в кабинете., он не спит уже вторую ночь.
  Марс отвернулся, я быстро сняла с себя одежду и облачилась в легкую струящуюся ткань, застегнув кулон на шее.
  - Я готова, можем идти.
  Марс схватил меня за руку и потащил вперед, даже не удостоив взглядом. Два дня, проведенные в тюрьме, явно не сделали меня женственнее, но заикнуться насчет душа я не решилась. Мы стремительно продвигались по замку. На удивление, встречавшиеся на пути стражники не пытались остановить преступницу. Я скосила глаза на Марса, но парень, кажется, не видел в этом ситуации ничего странного.
  Мы остановились у двери кабинета Его Величества. Марс взял меня за плечи и повернул к себе.
  - Майя, прошу тебя, - в его глазах я прочла мольбу, парень был в отчаянии, - он должен тебя выслушать.
  - Я постараюсь, - я обняла человека и скользнула внутрь.
  В кабинете были потушены все свечи, и только тусклый лунный свет позволял хоть что-то видеть в темноте. Артур стоял у окна и смотрел вдаль. Кажется, он совсем не заметил того, что я здесь. Лица я не видела, но вся поза мужчины излучала усталость. Как же хотелось прикоснуться к нему. Сердце больно сжалось в груди, стало трудно дышать. Мой любимый демон, я причинила тебе такую боль.
  Я замерла у двери, не зная с чего начать.
  - Марс все никак не успокоится? - заговорил неожиданно Артур, даже не обернувшись. Я невольно вздрогнула. - Его неподчинение становится утомительным. Видимо, придется наказать этого дерзкого мальчишку.
  - Артур, прошу, выслушай меня, - я с надеждой шагнула вперед, - Если по окончании разговора ты не изменишь своего отношения ко мне, я уйду, и на рассвете ты казнишь меня.
  - Что ж, пусть так, - Артур все еще стоял ко мне спиной, никак не выражая своей заинтересованности.
  Я медленно подошла к мужчине и встала у него за спиной. Просто будь женщиной, Майя, будь искренна и откровенна с ним. Скажи правду о том, как ты любишь его. Он должен понять.
  - Артур, - медленно начала я, - я много лгала тебе весь этот месяц. Я играла роль графини, чтобы Маркус пощадил моего отца, это так. Но сейчас, когда мне больше нечего терять, я хочу, чтобы ты знал, - в глазах предательски защипало, - я всегда любила тебя. Встретив тогда в Руане, много лет назад маленькой девочкой, я пронесла через всю жизнь твой образ. Когда мне было тяжело, или что-то не получалось, когда мне хотелось сдаться, я думала про себя: 'А Артур бы сдался? Я должна быть храброй и сильной, чтобы быть достойной Артура' И я продолжала учиться, падала и вставала, снова и снова, потому что хотела, чтобы тот ты, который жил в моем сердце, гордился мной.
  Из-за слез я с трудом различала мужскую фигуру. Соленые капли скатывались по щекам и падали на пол, но я почти не замечала этого. Слова сплетались в предложения: я рассказывала ему о детстве, юности, о войне и о том, как мне было тяжело без него. Мужчина молча слушал. В душе не осталось ничего к кроме чувства, что сейчас, в первые за очень долгое время, я поступаю правильно. Пусть он не поверит мне, это не имеет больше никакого значения - я смирилась. Я была готова к смерти.
  - И черт с ним, я была рада, когда Маркус отправил меня сюда! - Артур повернулся ко мне. - Ведь у меня появился шанс увидеть тебя. Мое задание не предполагало твоего соблазнения, но я хотела этого! Хотела! Хотя бы раз, но провести ночь с тем, кого люблю всем сердцем. Прикоснуться, поцеловать, увидеть улыбку. Мне плевать на граургов, людей, Шесть земель - лишь бы ты был рядом! То, что мои чувства оказались взаимны - согревало мне душу, а день, когда ты предложил мне стать твоей женой был самым счастливым в моей жизни.
  - Тогда почему же ты ушла? - граург спросил это так тихо, что я еле услышала его из-за переполнявших меня эмоций.
  - Я... я подумала, что уже поздно. На обмане и горе других счастье не построишь. А наш роман с самого начала был обречен. Видно звезды не хотят, чтобы мы были вместе. Да и, к тому же, кто я такая, Артур? - Я сделала шаг и заглянула королю глаза. - Я человек, который умрет через сорок лет, безродная шпионка Маркуса. В моей жизни не было ничего, кроме службы. О Небо, если бы я могла выбирать, Артур. Мне было страшно рассказать тебе правду до побега, и я решила следовать приказу. Это проще.
  Я отвела взгляд. Она действительно подходит ему больше, как бы сильно мне не хотелось этого признавать.
  - Поэтому все к лучшему. Лизериль будет прекрасной королевой.
  - К лучшему? - Внезапно Артур схватил меня за плечи и притянул к себе. Наши глаза оказались на одном уровне. - А ты не могла спросить моего мнение о том, что мне лучше? Ты думаешь, что подложив ко мне эту граурженку на несколько веков, ты сделаешь мою жизнь счастливее? Или после того, как ты предала меня, я буду уважать тебя? Для чего ты стремилась приехать сюда, Майя? Чтобы разрушить мой дом?!
   Король с силой оттолкнул меня, отчего я не удержала равновесия и упала на пол, и заметался по комнате, словно раненный зверь.
  - Я... я ведь тоже люблю тебя, - Артур резко обернулся, и заметив, что мои глаза расширились, как два маленьких блюдца, быстро продолжил, - да, черт возьми, люблю! Ты моя суженная! Надеюсь, ты доволен, Марс! - он всплеснул руками, обращаясь к невидимому вездесущему помощнику. - С того момента, как мы расстались детьми, не было ни одного дня, чтобы я не вспомнил о тебе. Когда было одиноко или тоскливо, твое кольцо-змейка согревало меня. Я вспоминал о девочке, которая так любила шалить и улыбаться, и этот мир уже не казался таким жестоким и безумным, каков он на самом деле. Я не верил, что мы встретимся, но в глубине души я надеялся на встречу. Ты была моей путеводной звездой, ты всегда ею будешь. - Мужчина бросился ко мне, взяв мое лицо в свои руки. - Я выбираю сорок лет с тобой, чем семьсот лет без тебя.
  Он выглядел очень ранимым в этот момент. Чувство благодарности и любви к этому мужчине переполнили меня. Я встала на колени рядом с ним.
  - Артур, ты простишь меня? Мне больше ничего не надо. Я пойму, если ты не захочешь брать меня в жены, если отправишь на каторгу или казнишь - просто скажи, что ты прощаешь меня. Я предала тебя и заслуживаю смерти, но клянусь, если ты даруешь мне жизнь, я сделаю все, чтобы Латания процветала и тебя запомнили, как самого доброго и мудрого короля. Я люблю тебя, Артур, моя жизнь принадлежит тебе.
   - Разве я могу не простить тебя? Это то же самое, что обижаться на свои глаза за то, что кроме красоты, они видят уродство.
   Словно в бреду, я принялась целовать его лицо, руки, шею, шептать обжигающие слова любви. Сначала осторожно, словно боясь спугнуть, но с каждым новым поцелуем распаляясь все больше. И мне отвечали, с тем же жаром и страстью, оставляя пальцами на коже пылающие следы. Его руки я чувствовала везде. Мгновение, и мы уже лежим на холодном полу, я верхом на Его Величестве в одном только кулоне, на Артуре еще были надеты штаны, но я упорно старалась исправить это недоразумение. Еле оторвавшись от губ любимого, я заглянула в глаза цвета бездны и прошептала.
  - Артур, что же с нами будет?
  - Давай, мы поговорим об этом завтра. Я только что обрел человека, которого всегда любил, и хочу сполна насладиться этой ночью.
  - Как скажете, мой король, - обольстительно улыбнулась я.
  Я прильнула к Артуру и растворилась в его объятиях. В этот раз все было по-другому. Я перестала ревновать его к Корни и отдалась чувствам на полную катушку. В мире остались только мы двое.
  
  

Глава 5


  
  Майя Горт
  
  Просыпаться не хотелось. Покой и умиротворение. Я лежала с закрытыми глазами, наслаждаясь негой, разлившийся по всему телу. В сонном сознании постепенно всплывали картинками-воспоминания вчерашнего вечера: разгоряченные тела, бисеринки пота, тихие стоны... Щеки тут же запылали, и я счастливо зажмурилась, пытаясь совладать с переполнявшими меня эмоциями.
  Лежала я, впрочем, на чем-то очень мягком, несмотря на то, что вчера с Артуром мы провели очень бурную ночь в его кабинете. Видимо, когда я уснула, он перенес меня сюда.
  Я повернула голову в сторону, откуда доносилось мерное дыхание граурга, и приоткрыла один глаз. Его Величество Артур I Кемпийский сладко сопел рядом, обняв руками подушку. Он выглядел таким милым и беззащитным, что я невольно залюбовалась.
  - Ты чего улыбаешься? - королевская особа через веера длинных ресниц тоже следила за мной.
  Я перекатилась и бесцеремонно уселась на соблазнительной, рельефной груди у мужчины. Шаловливые руки демона сразу оплели мой зад.
  - Я рада, что, проснувшись, обнаружила сексуального короля граургов в своей постели, - я наклонилась вперед к его уху и нежно прошептала. - Доброе утро, любовь моя. Ни с чем не сравнимое удовольствие просыпаться утром с тобой.
  Артур потянулся к моим губам и подарил мне страстный поцелуй.
   - Теперь я понимаю, о чем говорили отец и писал дед - такое чувство, что я, наконец-то, обрел недостающую часть своей души. Ради этого чувства действительно стоит умереть. Я рад, что моей судьбой стала именно ты, Майя.
  От этого очаровательного признания сладко заныло в груди. Я склонилась, чтобы снова поцеловать своего мужчину, но ему уже было мало простого поцелуя. Граург подмял меня под себя, его губы и руки принялись вершить безумный танец любви на моем теле. Пытаясь сохранить остатки здравомыслия, я все-таки решилась задать вопрос, так сильно волнующий меня.
  - Артур, скажи, если у нас все хорошо, то что же будет с графиней Корнелией и ее слугой?
  Артур отстранился от меня, его лицо стало мрачным.
  - Их казнят. Точнее уже казнили, сегодня на рассвете. Такое преступление, как измена короне, я не могу простить.
  Казнили? Что?
  - Но... как же... почему я не...
  - Почему ты еще не мертва? - я кивнула. - Вчера ты дала мне понять, кто ты для меня. Я не могу убить свою суженую, - король встал с кровати и принялся одеваться. Вот идиотка, я ему испортила настроение.
  - Прости, Артур, я не должна была поднимать эту тему. Но тогда получается, что из-за меня пострадал невиновный?
  - Ты такого обо мне мнения? Нет, я не чудовище, - мои щеки стыдливо вспыхнули, я потупила взгляд. - Но эта девушка тоже была приговорена к смерти, просто ее казнили вместо тебя. Всем, кто знал тебя лично, я приказал молчать, что было воспринято как-то слишком уж спокойно - похоже, только я один не замечал, что происходит между нами, - Артур недовольно хмыкнул, - слуги уже давно все поняли.
  - Артур, - я встала, подошла к мужчине и взяла его за руку, -я не считаю тебя чудовищем. Скорее наоборот - я поступила с тобой ужасно. И теперь я растерянности, если я остаюсь в Латании, что мне делать здесь? Кем я буду, как зарабатывать на жизнь? Теперь моя жизнь принадлежит тебе, я должна была задать этот вопрос.
  Мужчина тепло посмотрел на меня и накрыл мою ладонь своей.
  - Ты станешь моей королевой, Майя. Тебе придется. Я не могу без тебя жить. То, что ты была шпионкой, конечно, неприятно, но теперь это не имеет значения. Вчера ты сказала, что сделаешь все, чтобы Латания процветала. Что ж, я буду рад посмотреть на это. Тебе придется полюбить эту землю и стать хорошей королевой для грауржского народа.
  - Артур..., - эмоции переполнили меня, и я зарыдала.
  Он простил меня? Простил? И дает мне шанс быть с ним рядом, сделать что-то хорошее, чтобы моя никчемная жизнь имела хоть какой-то смысл? Я стану самой лучшей королевой, вот увидишь, любимый.
  
  Из спальни мы вышли только ближе к обеду. Комнатка была небольшой, и прилегала к кабинету Артура. Его Величество, видимо, часто проводил там время - работы у него всегда очень много.
  Открыв дверь, первое, что мы могли лицезреть перед собой, был ожидающий нас Марс, по-хозяйски расположившегося в кресле и закинувший ноги на стол. При виде Артура, юноша медленно встал и лениво поклонился.
  - Доброе утро, Ваше Величество и Ваше Высочество. Сегодня прекрасный день, не правда ли? - Марс хитро улыбался.
  - Марсел, сходи к экономке и скажи ее, что я распорядился снять с тебя полномочия моего слуги. Отныне ты мне больше не прислуживаешь, - граург не разделял его веселья, он выглядел очень серьезным. - Передай и возвращайся сюда.
   Улыбка тут же слетела с лица помощника, но Артур оставил это без внимания. Его Величество преспокойно прошел за свой стол, сел и принялся что-то писать. Мы же стояли, словно громом пораженные. Неужели он выгонит мальчика за то, что он помог мне?
  - Артур... - начала было я, но Марс перебил меня.
  - Как пожелаете, Ваше Величество, - парень быстро поклонился и исчез за дверью.
  Нет, это несправедливо, я не могу такого допустить.
  - Артур, - подошла к столу и оперлась на его гладкую деревянную поверхность, - ты не можешь уволить этого человека! Не после того, что он сделал для нас! Я, конечно, понимаю, он ослушался тебя, но...
  - Май, - мужчина резко вскочил и чмокнул меня в нос, - не спеши с выводами, просто подожди немного.
  Он вышел из-за стола и обнял меня. Ждать пришлось недолго - совсем скоро дверь приоткрылась и вошел Марс, на котором не было лица. Смотреть на него без слез было просто нельзя. Не поднимая глаз от пола, мальчик остановился напротив нас.
  - Ваше Величество, - неуверенно начал он. Более раскаивающегося существа сложно было представить в этот момент во всех Шести землях. - Простите меня, я вел себя неподобающим моему статусу образом и...
  - Довольно, сейчас буду говорить я.
  - Марс, я не буду прощать тебя, потому что это не ты должен просить прощения, а я, - мы с Марсом удивленно уставились на Артура. - Я не слушал тебя, хотя ты был прав, как всегда. Ты никогда не миришься с моим решением, если считаешь его неправильным. Борешься за меня, за Латанию, за справедливость до конца. Никто, кроме тебя не говорит со мной так честно и открыто. Если бы не ты и твое упрямство, то сегодня утром я потерял бы любимую и надежду на счастье. Я снял с тебя обязанности слуги, потому что я не хочу, чтобы такой человек "прислуживал" мне, боясь сказать правду из-за своего "статуса". Отныне я назначаю тебя своей правой рукой, бумаги уже подписаны. Как мой главный советник, ты должен будешь управлять частью войск, так что нажми на фехтование. Да, нам обоим нужно побольше тренироваться. Тебя теперь должны слушаться также, как и меня, не считая моей будущей жены, конечно, - Артур ласково посмотрел на меня. - Ей ты должен помогать во всем, даже в самом пустяковом деле, быть вежливым и обходительным. Что еще сказать - добро пожаловать в семью!
  С этими словами Артур сделал шаг к парню и сграбастал его в свои огромные объятия. Кажется, это был единственный раз, когда я видела слезы в глазах Марсела.
  - Спасибо, Ваше Величество. Я никогда не забуду вашей доброты.
  - Вот и славно. А теперь твоя задача найти мне слугу, огласить мой приказ, и придумать себе занятия, которыми ты мог бы заниматься, как моя правая рука. Все ясно?
  Парень счастливо кивнул и исчез в неведомом нам направлении.
  - Знаешь, что странно, - задумчиво проговорила я, - для короля, который ведет войну с людьми, у тебя слишком много людей приближенных.
  - Что ж, и правда, - Артур пожал плечами, - наверно, это из-за того, что в детстве я жил с людьми и знаю, что не все они такие, как Маркус. Многие из них честные и открытые, и в этом наши народы очень похожи.
  - Артур, а помнишь, я просила тебя узнать, что случилось с моим отцом? Скажи, у тебя получилось?
  - Да... я узнал, - Артур как-то виновато отвел глаза в сторону. - Твой отец, Майя, он умер.
  'Он умер,' - в душе словно что-то оборвалось. Что это значит, умер? Я его больше никогда не увижу? Какие глупости, я ведь совсем недавно говорила с ним. Он не мог умереть. А как же внуки, замок у моря, который я хотела построить для него? Я должна была рассказать ему о том, что снова встретила Артура и скоро стану королевой. Мой папа, папочка. Перед глазами возник он, такой болезненный и слабый, каким я его видела последний раз. Неужели я больше не смогу тебя обнять?
  - Майя, не плачь, - Артур поднял мой подбородок и смахнул непрошенную слезинку со щеки, - ты не виновата в его смерти. Он был болен, практически сразу, после того, как ты уехала, он слег.
  - Когда это произошло?
  - Около месяца назад.
  Когда я здесь флиртовала с Артуром и веселилась с Марсом, а он был там, совсем один. Этого не должно было случиться. О Небо, ты так жестоко!
  - Любимая, не грусти, родители уходят, увы, такова жизнь, - мужчина покрепче прижал меня к себе, - нам всем пришлось кого-то потерять.
  Артур... А ведь у тебя Маркус отобрал отца, когда ты был совсем маленьким, но ты все равно утешаешь меня.
  - Ты прав, - я зло стерла с глаз слезы и постаралась улыбнуться граургу.
  - Лучше сходи к госпоже Дюрей, примерь платье, которое она для тебя сшила. Через два дня мы с Марсом уедем, надо успеть сыграть свадьбу и передать тебе все дела, чтобы ты смогла управлять землей в мое отсутствие.
  - Свадьба через два дня? - я в шоке уставилась на мужчину.
  - А что ты ожидала, - рассмеялся вредный демон, - что я тебя оставлю так надолго одну, не заявив свои права на тебя? Ну уж нет, дорогая.
  Последняя фраза была прошептана мне интимным голосом на ушко, отчего мои щеки и уши вмиг запылали.
  
  Я шла к госпоже Дюрей с тяжелым сердцем. Марс не мог не сказать ей о том, что произошло у нас с Артуром, а это значит она будет очень, очень злиться. Почему-то гнева госпожи швеи я боялась больше, чем чьего-либо.
  В швейной было тихо, портнихи как раз ушли на обед. В центре комнаты стоял манекен, на который было надето атласное платье иссиня черного цвета. Весь свет был поглощен, словно сама Бездна смотрела через него на этот мир, прячась в мягких складках материи. Именно в таком платье будущая королева демонов должна выходить замуж. Неужели оно мое?
  - Нравится?
  От неожиданности я вздрогнула и обернулась. На пороге стояла госпожа Дюрей и задумчиво смотрела на меня.
  - Оно великолепно, миледи. Покрой был простой, но от его суровой красоты захватывает дух.
  - Я очень старалась, работала день и ночь без сна и отдыха. Но когда я закончила и спросила у Марса, где же госпожа Корнелия, будущая королева Латании, которая примерит мое лучшее творение, чтобы осчастливить нашего короля и весь грауржский народ, мой мальчик ответил мне, что Корнелия в казематах замка, и через два дня на площади ей отрубят голову.
  - Госпожа Дюрей, я...
  - Не оправдывайся, - прервала меня женщина, - мне не нужны твои извинения. Я прощаю тебя, потому что Его Величество простил. Но ты даже представить не можешь, какую боль ты причинила ему этим поступком. Все знают, как любят наши короли, любая девушка мечтает только о том, чтобы ее так любили, не говоря уже о том, что он мог дать тебе все, что ты бы пожелала. Но вам, жалкие человечки, всегда чего-то мало. Всю свою оставшуюся человеческую жизнь ты должна посвятить себя тому, чтобы сделать его счастливым - это единственный способ для тебя отплатить ему за тот щедрый подарок, который он преподнес тебе.
   Госпожа Дюрей была очень сердита. Она знала Артура с детства, и, наверно, считала его своим сыном, так же, ка и Марса. А вот для меня ее сердце закрылось навсегда.
  - Простите, госпожа. Я больше никогда не предам Артура, лучше умру.
  - Ты должна говорить это ему, а не мне, - меня смерили холодным уничижающим взглядом, - я не собираюсь тратить много времени на тебя: примерьте платье, и убирайтесь из моей мастерской, Ваше Высочество.
  Примерка длилась около часа, и за все это время госпожа портниха не проронила ни слова. Только отдавала короткие приказы, и иногда больно колола меня иголкой. Атмосфера стояла более чем напряженная, отчего я чувствовала себя еще хуже. Выйдя, наконец, из швейной, я устало привалилась спиной к двери и тяжело вздохнула.
  - Мама все тебе высказала? - словно из пустоты рядом возник Марс, внимательно изучая мою реакцию.
  - И как тебе только удается следить за всеми и успевать выполнять поручения Артура?
  - Работа такая, - парень застенчиво улыбнулся, - я ведь теперь правая рука Его Величества, на мне как никогда много ответственности. Надо соответствовать.
  - А то ты не знаешь, - грустно ответила я, - Госпожа Дюрей просто ненавидит меня. Чувствую себя чудовищем, хотя так оно и есть.
  - Его Величество простил тебя, и это главное. Мама со временем успокоится, она не умеет долго злиться. К тому же, ты ей нравишься. Не стоит так сильно переживать - ошибки прошлого всего лишь уроки мудрости для нас настоящий. Никто из нас не безгрешен. Просто постарайся стать ему хорошей женой, и никто никогда не упрекнет тебя в том, что было.
  - Смогу ли я, Марс? - я надеждой посмотрела на парня.
  - Если любишь, то сможешь. Латания верит в тебя.
  Я подошла к человеку и обняла его. Я познакомилась с этим мальчиком всего месяц назад, но он уже был мне как брат.
   - Спасибо, что ты есть у него, Марс. Береги его в походе, пусть он вернется ко мне живым.
  - Не переживай, все будет хорошо, - Марс тепло мне улыбнулся и сжал в объятиях, - я позабочусь о Его Величестве. Пойдем, у нас еще очень много дел.
  Сразу после обеда, мы пошли в кабинет Его Величества. Мужчина как раз отдавал последние приказы своим генералам. Увидев нас с Маркусом, он взволновано посмотрел на часы и быстро проговорил.
  - На этом все. Сообщите мне, когда солдаты будут окончательно готовы выступить.
  - Да, Ваше Величество, - Морвальс и другие поклонились королю и молча удалились. Уходя, многие из них смерили меня взглядами, полными нескрываемого любопытства. Граурги не считали нужным скрывать свои мысли и чувства, и, кажется, я теперь была у них главной знаменитостью.
  Когда дверь захлопнулась, Артур громко выдохнул, устало потер лоб и виновато улыбнулся. Улыбка вышла вымученной.
  - Простите, что-то я совсем заработался. К походу так много всего надо подготовить. Дела, дела... Но мы, помнится, хотели обсудить обязанности Майи в наше с Марсом отсутствие. Присаживайтесь, - мужчина любезно указал мне на стул рядом, Марс расположился в кресле напротив, - разговор предстоит долгий.
  - Артур, я очень хочу стать королевой достойной тебя, - осторожно начала я, - но я всегда была ответственна только за свою жизнь, и быть королевой, отвечая за целую землю - такая перспектива меня пугает.
  - У тебя все получится, - мужчина накрыл мою руку своей и тепло улыбнулся. - Я бы хотел оставить Марса тебе в помощь, но ты и сама справишься. А этот проныра на поле боя мне будет нужнее. Если возникнут вопросы, ты можешь попросить совета у Кайрена, нашей экономки или у госпожи Дюрей. Этим замком женщина не управляла уже очень давно - маму я не знал, но в книге Урсула читал где-то, что королева Литиция, как хозяйка, много времени уделяла горожанам, слушая их прошения, а также поддерживала порядок и уют. Займись пока этим. На тот случай, если кто-то посчитает твой авторитет недостаточным, я оставлю в замке отряд королевских гвардейцев - они помогут присмотреть за порядком, - Артур заговорщицки подмигнул мне. - В свободное время ты можешь заниматься всем, чем только душа пожелает. В первые месяцы правления никто не будет ждать от тебя многого. Все понимают, что ты только учишься быть королевой, не бойся просить помощи - любой граург, даже простая горничная, почтут за честь помочь тебе.
  - На самом деле, замку не требуется особый присмотр, - продолжил Марс. - Он давно существует как единый живой организм. Здесь каждый знает свое дело и работает настолько хорошо, насколько может. Граурги не могут обмануть доверие своего короля даже в такой мелочи, и они никогда не причинят вред своей королеве, так что замок - самое безопасное место для тебя сейчас, Майя. Ты можешь заниматься хозяйством, как говорит Артур, а можешь найти что-то другое. В Латании много того, до чего рука Его Величества постоянно не доходит: медицина, культура, образование, магия - чем бы ты не занялась, граурги везде будут рады твоей помощи, и все это пойдет на пользу земле.
  - А ты неплохо изучил нас, Марс, - рассмеялся Артур. - То, что говорит мальчик, правда. Королева для граургов все, и они обязательно полюбят тебя. Главное, чтобы ты любила их. Ты человек, граурги поначалу будет тебя остерегаться, но если они почувствуют, что ты искренни пытаешься помочь, они будут уважать тебя.
  До самого вечера мы болтали, дотошно разбираясь во всех мелочах стоящей перед нами задачи. Я узнала, как про королевского конюха, пьяницу и дебошира, который появляется в замке когда вздумается, но ему все сходит с рук, так как он настоящий мастер своего дела и неотъемлемая часть этого замка. Так и то, что помимо Марса, при короле есть особый Великий совет, состоящий из первой знати Латании, который наравне с королем решает вопросы земли. С их решениями Артуру приходится считаться, так как эта группа граургов - очень серьезный аппарат управления страной. Председателем совета является отец той самой Лизериль, у которой я увела короля. Суровый граург, страстно желавший власти и мечтавший посадить свою дочь на трон - его планы безвозвратно разрушила внезапно появившаяся я. А когда раскрылось, что я человек, да еще и шпионка Маркуса, которую Артур не то, что убивать не хочет, а, наоборот, планирует сделать королевой, стало понятно, что у меня появился довольно серьезный противник, который сделает все, чтобы я исчезла из Латании как можно скорее.
  - И из-за графа Роверти в том числе, я желаю связать нас узами брака как можно скорее. Твой статус в Золотом городе должен быть известен каждому. Но даже после того, как ты станешь королевой, остерегайся его, Майя - он действительно очень опасен, - с тревогой в голосе предостерег меня граург.
  Артур с Марсом все говорили и говорили, но время было позднее, и я уже с трудом могла запомнить хоть что-то. Глаза сами закрывались, кажется, я деже моментами засыпала, но тут же просыпалась, все еще стараясь внимательно слушать мужчин, несмотря на то, что смысла разговора я уже не понимала. Заметив это, Артур снисходительно улыбнулся и посмотрел на помощника.
  - Марс, по-моему наши скучные разговоры о политике и закулисных интригах утомили Ее Высочество. Думаю, нам всем пора. Завтра надо подготовить все необходимое для предстоящей свадьбы и похода, очень рассчитываю на вою помощь. Сегодня хорошо поработали, мы молодцы. Доброй ночи.
  - Да, Ваше Величество, доброй ночи.
  Марс поклонился Артуру и тихо выскользнул за дверь. Его Величество протянул руку и провел ей нежно по моей щеке.
  - Ты выглядишь очень уставшей. Новые заботы слишком утомили тебя. Это я виноват - ты все-таки человек и намного слабее, чем граурги, не стоило так тебя нагружать. Я слишком привык отдавать приказы.
  Я встала, медленно обошла стол и остановилась за спиной мужчины, ласково положив ему руку на плечо, которую он тут же накрыл своей.
  - Ты так заботишься обо мне, хотя сам сегодня весь день глаз от бумаг не поднимал. Да и, к тому же, я не слабее Марса. Я узнала много нового и мне трудно так быстро вникнуть в дворцовые тонкости, но я очень хочу как можно скорее стать для граургов королевой, которой они будут гордиться.
  Артур поднялся и поймал меня в кокон своих рук. В его объятиях было тепло и спокойно, а аромат его тела пьянил не хуже самого крепкого вина.
  - Майя, послушай, я ведь тоже когда-то был сопливым мальчишкой, который ничего не знал об управлении землей. В меня пытались засунуть кучу ненужной информации о первых домах, взаимоотношениях родов, бальном этикете. Мне было девять, и, как ты понимаешь, запомнить все это мне было не под силу. И знаешь, что я понял тогда, - это все не имеет значения. Я любил Латанию и старался сделать все, чтобы граурги были счастливы. Настоящим королем тебя делает только преданное сердце, искренне верящее в силу народа. Разве Литиция и мама не были обычными девушками, когда выходили замуж? А сейчас спроси у любого граурга про них, и ты увидишь, что королев любят и помнят. Понимаешь?
  - Кажется, да - я улыбнулась и чмокнула любимого в щеку. - Спасибо, что веришь и поддерживаешь меня. И, Артур, раз уж мы одни, я давно хотела спросить у тебя, есть ли в граургах магия, как у других народов? Ты рассказывал о проклятии Кемплийских и о том, что твой дед - сын демона, но ничего про существование магии в Латании сейчас. Я слышала, что дриады могут говорить с растениями и окружающим их миром живого, эльфы перестраивают материю, а гномы используют магию для добычи руд из недр. В Велинии, хоть и редко, но рождаются Великие волшебники, которые служат на благо государства. Есть ли что-то такое у вас? Или у тебя?
  - Какой интересный вопрос, - король задумался. - Нет, на самом деле, хоть нас и называют демонами, магии в граургах нет, либо есть, но очень мало. Иногда мне кажется, что существуют какие-то невидимые нити, которые связывают латанийцев со мной, оттого-то я так сильно чувствую их радость и боль. А может все дело во мне - я ведь все-таки внук Урсула. В своей книге дедушка писал про силу, которая живет в нем, но плохо поддается контролю, но я ничего такого не чувствую. Хотя, когда я сильно злюсь или нахожусь на грани смерти, в душе действительно бушует непонятный ураган, но он исчезает практически сразу, и я не успеваю понять, что это такое. Я удовлетворил твое любопытство? - я быстро кивнула. - Хорошо, значит, пора идти спать.
  Артур подхватил меня на руки и понес в спальню, где кинул на кровать, завернул в одеяло и приказал не шуметь. Но сон все никак не шел.
  - Артур, ты спишь? - прошептала я.
  - Сплю, - сонно пробурчали за спиной.
  - Можно я задам тебе еще один вопрос? Это очень важно.
  Послышалось небольшое шевеление, и надо мной навис Его Величество, сверкая в темноте своими черными глазами. Его волосы падали мне на лицо, щекоча кожу.
  - Эх, неугомонная человечка. Ну задавай, коль важно, - Артур зевнул, изо всех сил пытаясь не уснуть. Бедный, кажется, я его замучила.
  - Почему ты меня помиловал? Я совершила предательство, очень серьезное, и не знаю, смогла бы я сама себя простить, будь я на твоем месте. Почему Артур? Могу ли я надеяться, что это хоть самую малость, но благодаря малышке Майе, с которой ты был знаком много лет назад?
  - Конечно, можешь, - сквозь вечерний сумрак мне удалось разглядеть теплую улыбку любимого. - Кемплийские влюбляются только раз, это не зависит от возраста. Еще двадцать лет назад, когда мы с отцом вернулись из Велинии, я рассказал ему о тебе и о том, что ты мне понравилась. Именно тогда отец и рассказал о семейном проклятии. Он посоветовал разобраться в себе, истинны ли мои чувства. Если да, то он пообещал как можно скорее покончить с войной, чтобы я смог вернуться в Велинию и быть рядом с тобой. Но пока я разбирался, отца убили, а я стал королем. Думать мне приходилось уже совсем о других вещах. Ты жила где-то глубоко в моем сердце, подаренное кольцо стало моим оберегом. Но время шло, и я похоронил воспоминания о том прекрасном времени под тяжестью взрослых проблем.
  Но когда пришло время, и меня поставили перед фактом, что земле нужен наследник, когда я уже совсем отчаялся найти свою любовь, появилась ты и заполнила мою жизнь светом. Такая веселая и живая - совсем ты была не похожа на оркиню, - Артур тихо рассмеялся и чмокнул меня в щеку, - но мы закрыли на это глаза. Нам с Марсом было проще не замечать правду, что что-то с тобой не так, ведь этому дворцу так не хватало такого смеющегося ветерочка, способного все перевернуть с ног на голову. Ты понравилась мне, хотя я и подумать не мог, что ты и есть та самая девочка из моего прошлого. Я захотел жениться на тебе, потому что впервые за долгое время в моей душе проснулись чувства. Я вставал утром и думал о тебе, улыбался и чувствовал, что еще живу, хотя уже давно считал свои тело и душу мертвыми.
  Когда же я узнал, что ты Майя из Велинии, пазл сложился в единую картинку. Да, мне было больно от твоего предательства, - Артур запнулся, пытаясь сдержать эмоции, - и я не хотел ничего видеть и понимать из-за своей обиды, Марс все же открыл мне глаза. Я понял, кто ты для меня, и после этого уже не мог убить.
  - И все же, наша свадьба... Ты уверен, что это правильное решение? Через какие-то десять лет, если не раньше, я начну превращаться в старуху, тогда как ты все еще будешь оставаться молодым и сильным юношей. Что будет тогда? Как я могу обречь тебя на такую жизнь?
  - Майя, то, что ты человек, конечно, неприятно, но не смертельно. Мы с тобой говорили уже, что любовь в моей семье - это скорее проклятье, чем дар. Я полюбил тебя, и ничего тут уже не попишешь. Я буду наслаждаться каждой минутой, проведенной с тобой, и чем меньше у нас этих минут, тем они ценнее. Все будет хорошо, я люблю тебя, мой ангел, - Артур еще раз быстро чмокнул меня, - а теперь давай спать.
  - И я люблю тебя, - послышался мой шепот в тишине.
  
  Весь следующий день я провела в одиночестве, скучающе слоняясь по коридорам дворца. Мужчины были заняты последними приготовлениями к предстоящим походу и свадьбе и вежливо попросили меня не мешать, пока они занимаются делами. Я была уверена, что Артур постарался сделать так, чтобы я больше отдыхала, хотя мне это совсем не нравилось. Идти к госпоже Дюрей не хотелось - я откровенно побаивалась его после вчерашнего разговора. Делать было нечего, и поэтому я решила прокатиться верхом. Надев закрытое черное платье (как невеста короля, я должна была носить цвет Латании), я вышла во двор.
  Раннее утро дарило свежесть и прохладу, отчего дышалось легко и спокойно. Я посмотрела на небо и улыбнулась. 'Я не знаю, кто помог мне обрести любовь, ангелы или демоны, но спасибо вам. Я так счастлива! Я, наверно, никогда еще не была так счастлива!' Рассмеявшись чувствам, переполнявшим мою душу, я быстро сбежала по ступеням вниз. Хотелось петь и кружиться в танце. Собственно, почему бы и нет? Растопырив руки и подняв глаза к небу, я стала вертеться вокруг собственной оси. Я смеялась и кружилась, забыв обо всем на свете. Казалось, еще немного, и у меня появятся крылья, как у ангела, и я смогу взлететь. Краем глаза в окне второго этажа, я заметила темный силуэт. Присмотревшись, я поняла, что это Его Величество в своем кабинете наблюдает за мной. Хотелось сделать какую-нибудь гадость, чтобы развеселить серьезного мужчину. Не раздумывая ни секунды, я сложила ладони лодочкой вокруг рта и что было сил закричала.
  - Артур Кемплийский, я люблю тебя!
  Хоть расстояние между нами было достаточно большое, я увидела, как на лице короля засияла широкая счастливая улыбка. Послав любимому воздушный поцелуй, я, словно нашкодивший ребенок, исчезла в конюшне.
  
  Ах, как же давно я не каталась верхом одна! Непередаваемое чувство! Не нужно притворяться леди, ездить степенно и вести светские разговоры. Есть только ты, конь и этот бег, который захватывает вас, соединяя в единое целое.
  Вдоволь насладившись прогулкой, я добралась до полянки, на которой мы с Артуром устраивали пикник, слезла с лошади и, выбрав неплохое местечко в самом центре, растянулась на траве. Какое же это счастье просто лежать, смотреть в небо и не думать ни о чем! Я скучала по этому ощущению свободы. Придется после прогулки заставить Дору и Молли набрать мне ванну. Они будут ругаться, что Ее Величество ведет себя не подобающе, но это пустяки. Жизнь создана для того, чтобы радоваться таким мелочам. Я ведь больше... не раб?
  Осознание пришло ко мне так неожиданно, что я даже села от удивления. Неужели это правда? Всю мою жизнь надо мной висел долг Маркусу, за который я должна была расплачиваться. Служба рекрутом, тренировки, задание - я не могла распоряжаться своей жизнью. Всегда находился кто-то, считавший, что он в большем праве распоряжаться моей жизнью, чем я. Но теперь все в прошлом. Завтра я стану королевой могущественной земли, и никто не посмеет указывать мне. Моя единственная жизнь отныне принадлежит только мне. Папа, надеюсь, ты гордишься мной с небес - я смогла вырваться из лап этого мерзкого короля. Твой внук станет королем, папа, и никто больше не посмеет нас обидеть.
  По возвращении в замок, я застала Артура в одиночестве сидящим на ступенях дворца. Слуги, проходящие мимо, украдкой косились на Его Величество, но особого удивления не выказывали. Кажется, все уже привыкли к переменам в замке и в поведении Его Величества. При виде меня, король встал и двинулся ко мне навстречу.
  - Вы кого-то ожидаете, Ваше Величество? - спросила я игривым голосом, когда мужчина подошел вплотную к моему скакуну.
  - Да, Ваше Высочество, свою будущую жену, - Артур одарил меня взглядом, от которого стало жарко, - она крикнула на весь дворец, что любит меня, но после так быстро убежала, что я даже не успел выразить ей свои ответные чувства.
  - О Небо, какое несчастье! И что же это за чувства такие, если не секрет? - я перекинула ногу через седло, чтобы граург мог спустить меня на землю.
  Сильные руки мужчины обхватили мою талию, и я медленно соскользнула в объятия своего жениха. Его пальцы ласково прошлись по моей щеке, медленно очертив линию губ. Скользнув ниже, он, легонько подняв мой подбородок и впился в мой рот жадным поцелуем. Этот поцелуй разжигал в моем сердце пожар, заставляя жаждать продолжения. Артур, словно нехотя отстранился от меня и прошептал.
  - Я хотел сказать ей, что тоже безумно люблю ее. Время проведенное в разлуке ранит меня, словно кинжал в сердце, и лишь она одна мое спасение.
  Его дыхание было коротким и прерывистым, кажется, он тоже был на пределе. Наши души и тела стремились как можно скорее слиться воедино.
   - Ваше Величество, может быть, нам стоит переместиться в вашу спальню, чтобы детально обсудить чувства друг к другу? - я пальчиком выводила на груди мужчины замысловатые узоры, соблазняя любимого. Ну что, дорогой, если играть, то по-крупному?
  Но Артур не разделял моего оптимизма на этот счет.
  - Нет, Майя, третий раз я на это не куплюсь. Мы не должны были делать этого до свадьбы. Уж один день я потерплю - предвкушение разожжет наши чувства, - он наклонился совсем близко ко мне и прошептал, - и не жди, что в нашу первую брачную ночь я дам тебе уснуть.
  
  Ночью он так ко мне и не пришел. Я лежали, мечтала о свадьбе и нашей будущей совместной жизни, пока ко мне не пришло осознание того, что мой мужчина сегодня не придет ко мне. Сонная и злая, набросив на плечи ночной халат, я двинулась на поиски противного граурга. На подступах к королевскому кабинету передо мной, как из-под земли, вырос Марс, преграждая путь.
  - Майя, тебе туда нельзя, - сказал парень голосом, нетерпящим возражений.
  - Марс, - я еле сдерживала себя, чтобы не придушить парня на месте, - если ты забыл, то хочу тебе напомнить, что это кабинет моего жениха, который завтра станет моим мужем, и в нем я была уже очень много раз. Почему же сейчас мне нельзя попасть туда?
  - Его Величество знал, что ты придешь и будешь в гневе, поэтому попросил передать, что он любит тебя, но хочет сделать вашу первую брачную ночь незабываемой, поэтому считает, что небольшая разлука пойдет вам на пользу. От себя добавлю, - произнес мальчишка, высокомерно задрав вверх нос, - что приличным леди не пристало в столь поздний час в такой одежде разгуливать по замку и искать свидания с мужчиной.
  - А сам он побоялся сказать мне это в лицо? И что же, по-твоему, пристало делать приличным леди? - пытаясь скрыть злость за маской вежливости, спросила я.
  - Беречь свою честь, - незамедлительно последовал уверенный ответ.
  Чаша весов моего терпения переполнилась, и, собрав весь свой гнев, я вылила его на парня.
  - Ах ты, маленький паршивец! Мне двадцать пять лет, Марс! - от моего крика охрана стала косо на нас поглядывать, стараясь ни единым движением не показать своего любопытства. - Двадцать пять! Да в мои годы человеческие девушки имеют уже по семь детей, я, по сравнению с ними, старая дева! Мой жених через два дня уедет в поход, сразу после свадьбы, и не известно еще когда я его увижу в следующий раз, а ты мне говоришь про честь?! Да засунуть ты ее себе знаешь куда! Сейчас я уйду, но завтра, - я повысила голос и сказала нарочито громко, чтобы граург за дверью тоже мог меня услышать, - кому-то придется о-очень постараться, чтобы вымолить мое прощение.
  С этими словами я гордо развернулась на сто восемьдесят градусов и отправилась в свою комнату спать, не слышав, как за стеной, прислушиваясь к нашему разговору, плакал от смеха король Латании.
  
  Утром меня разбудили служанки. Солнце еще не поднялось над горизонтом, а меня уже кинули в лохань с теплой водой и приказали отмокать. Все мои попытки протестовать и залезть обратно в постель с треском провалились.
  - Ваше Высочество, вы человек. Чтобы выглядеть хорошо, вам нужно намного больше усилий, чем обычной граурженке. У вас уже видно первые морщинки, а наш король молодой и красивый, тысячи девушек во всех Шести землях хотели бы оказаться на вашем месте. Мы, как ваши служанки, должны сделать так, чтобы вы ничуть не уступали Его Величеству на вашей свадьбе! - ругалась на меня девушка.
  - Дора! Дерзишь своей будущей королеве?! - я обиженно сложила руки на груди, отчего пена полетела во все стороны. - Нет у меня никаких морщин!
  Молли задумчиво на меня посмотрела.
  - По человеческим меркам, двадцать пять - это совсем старуха...
  - Вон из моей купальни! Совсем распоясались, чертовки!
  Злилась я на граурженок, конечно же, ненатурально. Они и вправду хотели, чтобы я была самой красивой на церемонии. Поэтому после небольшой перебранки и бурного примирения в ванной, я отдала себя на растерзание этим демонессам красоты.
  Мои непослушные пепельные волосы собрали в простой красивый пучок, оставив пару локонов небрежно выбиваться. Вместе с платьем эта непритязательная прическа давала изумительное сочетание. Пока на моей голове творили волшебство, а на лицо наносили легкий макияж, пришла госпожа Дюрей с портнихами и принесла платье, чтобы сделать последние корректировки по фигуре. Прошла, кажется, вечность до того, как меня отпустили и разрешили посмотреть на готовый образ.
  Подойдя к зеркалу, я ахнула от изумления - передо мной стояла настоящая аристократка, хрупкая и утонченная. Ни говоря не слова, ко мне подошла Дора и молча закрепила на волосах тиару с рубиновыми вставками.
  - Вот теперь точно все. Госпожа, - Дора украдкой стерла слезы умиления с глаз, - вы так прелестны! Его Величеству очень повезло!
  Я стояла перед зеркалом и не знала, что делать дальше.
  - Сколько осталось до церемонии?
  - Около часа, - ответила госпожа Дюрей, - мальчик придет за вами сюда.
  Я быстро кивнула. В реальность происходящего верилось с трудом. Я еще раз взглянула на зеркало, откуда на меня смотрела маленькая испуганная девушка с большими голубыми глазами. Неужели я боюсь? Это ведь Артур, и я мечтала об этом всю жизнь. И все же на душе было неспокойно.
  На плечо мягко опустилась рука. Повернувшись, я увидела госпожу Дюрей, ласково смотревшую на меня.
  - Не переживай, девочка. Волноваться перед свадьбой это нормально. Его Величество любит тебя, все у вас будет хорошо. Вы так много страдали, и заслужили свое счастье больше, чем кто либо. Я была строга к тебе, прости меня за это, - женщина виновато опустила голову. - Не вы начали эту глупую, никому ненужную войну. Вы просто любили друг друга и сражались за любовь, как могли. Я рада, что именно ты, Майя, станешь моей королевой.
  Ее слова были такими трогательными, что у меня на глазах невольно навернулись слезы. Я с благодарностью сжала руку женщины.
  - Спасибо вам, госпожа Дюрей, спасибо за все. Вы не представляете, как я благодарна вам за эти прекрасные слова и за вашу доброту. Я буду хорошей королевой, вот увидите!
   В конец расчувствовавшись, я обняла эту маленькую, но такую сильную женщину, которая уже вовсю плакала у меня на плече.
  - И мы, мы тоже лю-юбим вас, го-оспо-ожа, - проревела Дора.
  Все женщины в комнате быстро закивали, словно больше всего на свете в этот момент они боялись, что новая госпожа подумает, что они ее не любят.
  В этот милый и трогательный для всех нас момент в дверь быстро постучали, и через мгновение на пороге уже стоял Марс, сверкая своим новеньким черным костюмом. Увидев, что все женщины в комнате плачут, он быстро подошел ко мне и схватил за руку.
  - Майя, что здесь происходит? Что случилось? - на лице и в голосе у юноши читалась неподдельная тревога. - Почему все плачут?
  - Не переживай, малыш, - ответила за меня госпожа портниха, - женщине невсегда нужен повод, чтобы поплакать. Сейчас это слезы радости. Можешь забирать принцессу, она готова.
  Человек сосредоточенно кивнул, и, после небольшой паузы, посмотрел на меня и заговорил.
  - Майя, мне жаль, что твой отец хоть и не может присутствовать на этой свадьбе. Я уверен, что он смотрит сейчас на тебя с небес и радуется, что ты нашла свое счастье. Позволь мне, твоему другу и второму лицу в Латании, вести тебя к алтарю, чтобы соединить узами брака тебя и Его Величество, моего возлюбленного друга и учителя.
  Я вложила руку в протянутую юношей ладонь. Мальчик поднял на меня глаза, на его лице сияла счастливая улыбка.
  - Веди меня, Марс. Я готова.
  
  В церемониальной зале было полно народу, одетых во все цвета Шести земель, хотя преобладающим все же был черный. Когда мы вошли, приглашенные встали, и все взгляды обратились на меня, отчего стало совсем неловко, и я смущенно опустила глаза в пол. Хорошо, что рядом был Марс, на которого я полностью могла положиться.
  Мы быстро преодолели расстояние до алтаря. Когда я почувствовала, что мою руку аккуратно сжала другая ладонь, более крепкая и до боли знакомая, только тогда я решилась взглянуть вверх. На меня смотрел любимый граург и улыбался. В этот момент он выглядел таким по-детски счастливым, что я тоже не смогла сдержать улыбку. Церемония началась, а мы все смотрели друг на друга, никого не замечая вокруг. Окружающий мир перестал существовать, остались только его черные глаза и мое сердце, слишком громко стучащее внутри.
  Откуда-то, словно из другого мира донесся голос служителя.
  - Ваше Величество, берете ли вы человека, Майю Горт, в законные жены и клянетесь ли защищать и оберегать ее, пока смерть не разлучит вас?
  - Да, - громко произнес Артур, не сводя с меня глаз ни на секунду, - и даже после смерти.
  Он говорил так открыто и прямо, не боясь заявить о своих чувствах на весь мир. Мои щеки тут же вспыхнули.
  - А вы, Ваше Высочество, согласны ли вы взять граурга, Артура Кемплийского, в законные мужья, чтить и уважать его, пока смерть не разлучит вас?
  - Да, - тихо, но не менее уверенно сказала я, - и даже после смерти.
  - Тогда объявляю вас законными мужем и женой, и нарекаю Майю Горт Майей Кемплийской - королевой Латании. Ваше Величество, можете поцеловать вашу жену.
  Мы с Артуром сделали шаг навстречу друг другу и взялись за руки.
  - Артур, скажи мне, ведь это не сон? Неужели и правда спустя столько мы стали семьей? - по щекам покатились слезы, но я уже не пыталась их сдержать.
  - Это не сон, малышка, я наконец-то нашел тебя, - король обнял меня и мы слились в сладостном поцелуе.
  Скрепив наш брак, Его Величество развернулся к собравшимся в зале гостям. Его лицо было серьезным и сосредоточенным.
  - Жители Латании и гости нашей земли! Сегодня в моей жизни произошло одно из самых счастливых и важных событий - я наконец-то обрел свою любовь. Эта женщина каждый день делает мою жизнь немного счастливее, помогает с надеждой смотреть в будущее, не жалея сил для его наступления. Я прошу своих подданных беречь и любить мою королеву также, как вы любите меня. Наших гостей я прошу отправить гонцов в свои земли, что, в связи с тяжелым положением на фронте, король Артур I Кемплийский скоропостижно женился и просит прощения у королей других земель за то, что они не были приглашены на празднество. Хочу предупредить всех, - лицо мужчины стало суровым, отчего мне самой стало немного не по себе, - любой, кто попытается причинить вред королеве Майе, автоматически станет моим врагом, и месть моя будет страшна для него. Клянусь, что не нарушу данного обещания.
   Церемониальная зала ответила на клятву молодого короля гробовым молчанием своих сводов.
  
   После церемонии мы лишь на мгновение заглянули на пир, устроенный в честь нашей свадьбы, извинились перед гостями, объясняя, что хотим подольше побыть друг с другом перед предстоящей Артуру поездкой. Наши извинения были приняты весьма благосклонно, если не сказать радостно. Пьяные граурги, осмелевшие от вина, то и дело норовили дать Артуру совет о том, как управляться в постели с молодой женой, особо рьяные личности даже хотели собрать процессию и проводить нас до брачного ложа. Ситуация приобретала характер стихийного бедствия, и Артур, состроив жалобное лицо своему помощнику, незаметно выскользнул со мной за дверь, оставив Марса сдерживать напор сердобольных демонов.
  Мы бежали по коридорам, крепко держась за руки и весело смеясь, словно не было этих двадцати лет расставания, войны и моего предательства. Единственное, чего мы боялись в тот момент, что кто-нибудь обнаружит нашу пропажу и кинется догонять.
  - Побежали в Восточное крыло, там они точно нас не найдут! - на бегу крикнул Артур.
  Степенные орки изумленно таращили глаза и в ужасе шарахались, когда мы пробегали мимо. Чувствую, такой зрелище, как смеющийся король демонов с новоиспеченной королевой-человеком, им будет тяжеловато пережить.
  Завернув за угол, мы оказались в Радужном коридоре. Внезапно Артур остановился и повернулся ко мне, отчего я врезалась носом в его грудь.
  - Ты чего? - спросила я, потирая ушибленное место.
  - Я хочу сделать то, о чем мечтаю с того момента, как впервые увидел тебя во дворце.
  Мужчина молнией метнулся ко мне, подхватил на руки и начал кружить. Я взвизгнула от неожиданности, но видя, как Артур заразительно смеется, растаяла и, растопырив руки в разные стороны, присоединилась к веселью мужа.
  - Я люблю тебя, Майя! Люблю! - кричал Артур на весь коридор.
  - И я люблю тебя! Больше всего на свете! - вторила ему я.
  Слуги останавливались неподалёку, смотрели и умилительно улыбались, глядя на наше ребячество. Кажется, само солнце в тот момент стало светить ярче, пытаясь разделить счастье вместе с нами.
  Мы с грохотом завалились в одну из комнат, которая, к моему удивлению, оказалась той самой комнатой с садом, в которой я жила. Артур опустил меня на пол и привалился спиной к деревянной двери.
  - Тут они, я думаю, нас никто найдет, - улыбнулся мужчина, пытаясь отдышаться.
  - Мы скоро все спальни в замке испробуем. Каждый раз с тобой, - я медленно подошла к любимому и обвила руками его шею, - я оказываюсь в новой кровати.
  Моя талия тут же была захвачена в плен.
  - Такой уж я, привык к походной жизни, - Артур приблизил губы к моему уху и прошептал, - но ты можешь обустроить наше гнёздышко, пока меня не будет, и, может быть, мне оно так понравится, что больше я не захочу никуда уходить.
  - Заманчивое предложение, - прошептала я в ответ.
  Придвинувшись к мужчине поближе, я потерлась ногой о внутреннюю сторону его бедра.
  - Вот мы и женаты, Ваше Величество. Кто-то, кажется, вчера обещал мне горячую первую брачную ночь?
  Я с чувством поцеловала короля в губы, и еще раз. Но этого мне показалось мало, и я принялась ласкать шею мужчины, оставляя на ней дорожку из поцелуев. Спускаясь все ниже и ниже, я добралась до ворота его кителя, и уже было потянулась расстегнуть его, но меня нежно остановили. Вопросительно подняв глаза, я натолкнулась на теплый взгляд Артура.
  - Не поторопись, любимая, день еще далек от завершения. Мы можем просто побыть вместе, лучше узнать друг друга. У нас ведь так и не было времени поговорить после того, как я узнал кто ты на самом деле. Расскажи, как ты жила эти двадцать лет?
  - Что ж, ты сам напросился, - улыбнулась я.
  Артур взял меня под руку и мы вышли в сад. Удобно устроившись под сенью деревьев, мы болтали обо всем на свете, смеялись и грустили. Когда пришло время пообедать, мы вернулись в комнату, где нас уже ждал вкусно пахнущий обед. На мой удивленный взгляд, Артур только невинно пожал плечами.
  - Я решил, что Марсу сказать можно. Налетай.
  После обеда, плавно перетекшего в ужин, я попросила Артура выйти в сад, чтобы полюбоваться вместе на закат лучшего в моей жизни дня.
  Солнце медленно уплывало за горизонт, а мы стояли, обнявшись, и любовались тем, как этот день потихоньку умирает, уступая место дню новому.
  - Артур? - я повернула голову, чтобы заглянуть мужчине в глаза.
  - Да, любимая, что такое?
  - Я не хочу, - по щеке скатилась одинокая предательская слезинка, - чтобы он заканчивался.
  - Ну что ты, - граург тепло улыбнулся и покрепче прижал меня к себе, - поверь, у нас будет еще много прекрасных моментов, проведенных вместе, но для этого нужно отпустить мгновение и идти дальше. Не плачь, Майя милая, для слез нет причин. Давай-ка вернемся, кажется, ты совсем замерзла.
  Артур открыл дверь, галантно пропуская меня внутрь моих покоев. Я вошла, не оглядываясь. Сердце стучало, в груди как заведенное. Вот и настал этот момент, мы оба это понимали, больше не было смысла в этой сладостной пытке.
  За спиной послышалось лязганье ключа, я резко обернулась, и увидела своего короля, пристально смотрящего на меня. Слова были не нужны, я сделала шаг и растворилась в его объятиях. Артур сдержал обещание - уснуть в ту ночь мне так и не удалось.
  
  

Глава 6

  
  Майя Горт
  
  Я сидела на кровати, укрытая тяжелым одеялом, и смотрела, как мой муж молча собирается в дорогу. Голова с трудом соображала после бессонной ночи любви, мне оставалось только тихо наблюдать за размеренными движениями граурга. На лице у Артура не отражалось никаких эмоций - он был спокоен и сосредоточен. Я понимала, что его невозмутимость напускная, и ему, как и мне, очень тяжело прощаться. Я хотела хоть как-то ободрить мужчину, но ничего не могла придумать.
  Резко вскочив с кровати, я начала быстро искать свою одежду.
  - Любимая, что ты делаешь? - с настороженностью в голосе спросил Артур.
  - Я? Собираюсь, чтобы проводить тебя.
  - Майя, милая, мы ведь это обсуждали. Будет лучше, если ты...
  Договорить я ему не дала, запечатав рот любимого поцелуем.
  - Артур, прошу пойми меня. Лишь вчера я вышла замуж за любовь всей моей жизни, недостижимую мечту, совершив практически невозможное в моей ситуации. Прошел всего один день моего замужества, а нам уже предстоит долгая разлука. Проводить тебя до крыльца, поцеловать на прощание - позволь мне хотя бы эту маленькую радость.
  Я взглянула на Артура. В его глазах отражалось так много боли и сожаления, что мне немедленно захотелось вернуть свои слова назад.
  - Прости, - мужчина торопливо отвел взгляд, - у меня нет права запрещать тебе делать это. Больше всего на свете я бы хотел остаться с тобой, но я не могу быть в стороне, когда страдает мой народ. Даю тебе слово короля, я сделаю все, что в моих силах, чтобы как можно скорее разобраться с войском Маркуса и вернуться к тебе. Тем более, что планы наших наступлений от тебя он так и не получил, как рассчитывал, а значит у нас много шансов закончить эту операцию быстро, - Артур слабо улыбнулся. - А теперь пора идти. Нас, наверно, уже заждались.
  Муж помог мне застегнуть платье, и, взявшись за руки, мы быстрым шагом направились к центральным воротам, где уже были построены легионы солдат, восседающим на рослом гнедом коне Марсом.
  Увидев нас, армия Латании вытянулась по струнке и хором проголосила.
  - Да здравствуют Их Величества, король и королева Латании!
  Медленно прогарцевав к нам, Марс склонился в низком поклоне.
  - Ваши войска готовы, Ваше Величество. Можем выступать.
  Артур кивнул и направился к своей лошади.
  - Майя, - окликнул меня Марс, когда я двинулась вслед за Артуром, - я подготовил одного из граургов. Помимо личной гвардии, он будет отвечать за твою безопасность и поможет, по мере сил, разобраться с делами, так что можешь во всем на него полагаться. Как только отдохнешь и будешь готова приступить к своим обязанностям, он найдет тебя. Ничего не бойся. Я верю, что ты и сама легко справишься, - весело улыбнулся помощник. - Мы с Артуром еще волосы на голове рвать будем от зависти, увидев, какой цветущей стала Латания в наше отсутствие.
  - Ко мне тоже обращайся. Помогу, чем смогу, - обернувшись на голос, я увидела госпожу Дюрей, вышедшую попрощаться с сыном.
  - Спасибо вам, госпожа, и тебе Марс, - я подошла ближе и крепко сжала руку парня, вызвав недоуменный, вопросительный взгляд. - Марс, пожалуйста, позаботься о нем. Он единственное, что у меня есть. Мы так долго искали друг друга, я не переживу, если с ним что-то случится. Возвращайтесь поскорее, живыми и невредимыми.
  - Не волнуйся, Май. Обещаю тебе, я не спущу с Артура глаз, - тепло улыбнулся мне мальчик, - ты и не заметишь даже, как он снова окажется дома рядом с тобой. Позаботься о Латании.
  Марсу было всего шестнадцать лет, и он был человеком, но, не считая Артура, я не знала никого, кто также сильно любил бы эту землю, как он. В глазах этого человеческого парнишки иногда светилась такая огромная мудрость и понимание жизни, что он казался намного старше нас Артуром. В порыве эмоций я бросилась парню на шею.
  - Спасибо, Марс, ты наш ангел-хранитель. Береги себя.
  - Все хорошо, Майя, - парень дружески похлопал меня по спине, - а теперь иди к нему, я попрощаюсь с матерью.
   Я скомкано кивнула и спустилась по ступеням туда, где Артур, верхом, уже во всю отдавал приказы своим генералам. Видя, что я иду, он подъехал ближе и наклонился вниз, чтобы обнять меня.
  Я обвила шею и впилась в губы любимого мужчины отчаянным поцелуем. Слезы сами полились из глаз, хотя я изо всех сил приказывала себе держаться.
  - Не плачь, малышка. Совсем скоро мы будем вместе.
  Он говорил со мной так ласково, отчего сердце заплакало еще больше. Краем глаза я заметила, что Марс медленно подъехал к нам, молча подтверждая, что все готово, и пора отправляться в путь. Артур быстро поменялся в лице. Он выпрямился и надел маску короля, холодную и равнодушную.
  - Дождись меня, - сухо бросил граург через плечо и громко крикнул, чтобы все солдаты его услышали, - выдвигаемся!
  Лошадь стремительно понеслась вперед, подгоняемая сильными движениями ног своего хозяина, увлекая за собой лошадь Марса, генералов, и обычных граургов, готовых отдать жизнь за своего короля. Они все проносились мимо, словно я была невидимкой, пока на придворцовой площади не осталось никого, кроме меня и еще нескольких слуг, провожающих своих родных в дорогу.
  - Не плачьте, Ваше Величество. Все будет хорошо - мальчик сдержит обещание, чего бы это ему не стоило. Я уверена, - госпожа Дюрей сочувствующе положила руку мне на плечо.
  О Небо, помоги моему любимому! Все вокруг успокаивали меня, и я хотела им верить. Но что-то глубоко внутри зловеще нашептывало, что я больше не увижу Артура. Постаравшись отогнать глупые мысли, я поблагодарила портниху за заботу и в одиночестве отправилась спать в свою опустевшую посте, еще не остывшую от полуночного пламени наших тел.
  
  - Ваше Величество, сколько можно спать?! Вставайте, через час у вас встреча с просителями!
  Шурх, и тяжелые шторы полетели в стороны, позволяя яркому дневному свету заполнить все свободное пространство вокруг. Я поплотнее закуталась в одеяло, пытаясь спрятаться от этой солнечной пытки, но мой утренний гость был настроен весьма решительно.
  - Ваше Величество, - свет резко проник под плотную ткань, забирая мою последнюю надежду поспать еще немного, - прошу вас, будьте благоразумны!
  - Артура тут нет! - рявкнула я, и, не открывая глаз, потянулась и наугад дернула одеяло из рук своего обидчика.
  - Причем тут Его Величество? - послышался недоумевающий голос. - Миледи, мне вы нужны. А ну, живо вставайте!
  Одеяло было безвозвратно отвоевано вражеской стороной. Я села, зло приоткрыла один глаз, и с неудовольствием обнаружила, что нарушителем моего спокойствия была Дора, которая тоже выглядела разозленной.
  - Миледи, простите, но вам нужно поскорее привыкать к тому, что теперь все вас будут звать Ваше Величество. За неуважение к супруге короля положена смерть. А как тут уважать королеву, если она сама спросони не помнит, кем является! - Дора возмущенно всплеснула руками и направилась к выходу. - Ванна набрана, Ваше Величество, примите ее, я приду и помогу вам одеться. Через час к вам уже придут первые просители.
  - Кто придет? - я слабо понимала, о чем говорит девушка.
  - Граурги, Ваше Величество. Как хозяйка, вы обязаны принимать жителей Латании во дворце хотя бы раз в неделю, слушать их и решать возникающие проблемы, по мере возможности. Уверена, что Его Величество и милорд Марсел говорили вам об этом.
  - Ах, да, - я потерла глаза, пытаясь избавиться от остатков сна, - что-то такое я уже слышала. Хорошо, спасибо Дора, можешь идти. Я постараюсь собраться быстро.
  Девушка склонилась в реверансе и вышла. Что ж, просители значит. Ну хорошо, посмотрим, как они на меня отреагируют.
  Я сползла с кровати и поплелась принимать ванну. Теплая вода дарила покой и умиротворение, я даже ненадолго задремала в купальне, пока не пришла Дора и не забарабанила в дверь, настаивая, чтобы я немедленно вылезала и шла одеваться.
  В шкафу висело несколько длинных черных платьев, украшенных золотыми узорами по рукавам и воротнику. Они были намного роскошнее всех тех нарядов, что я носила в качестве невесты короля. Госпожа Дюрей просто волшебница! И когда она только успевает создавать такую красоту? Только я накинула платье, а Дора начала колдовать над моим макияжем, в дверь неожиданно постучали. Мы удивленно уставились друг на друга.
  - Ваше Величество, там к вам парень, - отчиталась девушка, выглянув за дверь. - Говорит, он прибыл по поручению милорда Марсела помочь вам с делами.
  - Впусти его, - попросила я.
  Милорд Марсел? Как это мило. Мальчик - молодец, вот что значит заслужить уважение. Многие в замке намного старше Марса, и Артуру служат дольше, но, несмотря на юный возраст, граурги безоговорочно признают заслуги маленького человека перед королем и землей. Наше с Его Величеством примирение и свадьба, которые стали возможны только благодаря Марсу (и об этом, к моему стыду, слуги прекрасно знали), тоже повысили авторитет помощника. Да и Артур, умница, сдержал слово и сделал Марса своей правой рукой. Такой благородный жест к ребенку-сироте, обеспечит королю вечную преданность парня, который и так в нем души не чает, и еще раз напомнит граургам, что Его Величество любит и ценит по достоинству каждого своего подданного. Неудивительно, что граурги его обожают. За такого короля и я не прочь умереть.
  В комнату вошел худой темноволосый юноша лет двадцати, хотя я не могла с уверенностью сказать, какой у него настоящий возраст. Для граургов время течет намного медленнее, чем для людей. Подойдя ко мне, он низко поклонился и нараспев затараторил.
  - Ваше Величество, доброе утро! Рад вас видеть в добром здравии. Меня зовут Руи, милорд попросил меня помочь вам с обязанностями королевы и хозяйки замка. Прошу примите мою помощь, обещаю, я не подведу вас.
  - Надеюсь на тебя, Руи, - я приветливо улыбнулась парню. - Скажи, пожалуйста, что мне обязательно нужно знать о предстоящем приема? Если честно, я немного волнуюсь - я никогда не занималась ничем подобным. К тому же, я человек, примут ли меня граурги?
  - Что вы, Ваше Величество! - с жаром запротестовал парень. - Мы все были очень счастливы узнать, что Его Величество наконец-то нашел свою любовь! Когда наш король обретает королеву, для земли наступает счастливая пора - это знает каждый в Латании, и то, что вы человек, дает веру нашему народу, что скоро война закончится, и Шесть Земель вновь обретут мир. Большинство посетителей сегодня придут именно для того, чтобы засвидетельствовать свое почтение Ее Величеству, пожелать вам с Его Величеством крепкого брака и выразить надежду о скорейшем появлении на нашей земле нового Кеймплийского, - говоря это молодой граург ужасно смутился и покраснел, словно королевская роза в саду. - Если же прошения все же будут, постарайтесь разузнать по-подробнее, что и по какой причине тревожит гостя, решите его проблему или хотя бы расскажите , чтобы вы сделали в такой ситуации.
  - Разузнать я, конечно, могу, но решить..., - я нахмурилась. - О Латании сейчас я знаю очень мало, и даже подсказать такие простые вещи, как, например, где находится в Золотом городе склад с зерном или лекарь, вряд ли смогу.
   Я жалобно посмотрела на парня. Да уж, через час мне нужно будет знакомиться с моими подданными, а я даже в городе ни разу не была. Хороша королева, ничего не скажешь! Вместо побега лучше пошла бы с горожанами пообщалась.
  - Это ничего страшного, - успокоил меня парень, - никто от вас этого и не ждет. Хотя с городом познакомиться стоит, - Руи вытащил из кармана небольшой дневник в темном кожаном переплете и сделал в нем небольшую пометку, - просто пообщайтесь с ними. Граургам будет приятно даже простое внимание новой королевы, а вы взамен приобретете новые знания о Латании, которые обязательно пригодятся вам в будущем. Не волнуйтесь что-то пропустить и не запомнить - я буду стоять рядом и все записывать.
  Я рассеяно улыбнулась, поглощенная мыслями о предстоящем событии. Дора сделала пару завершающих штрихов, и, поклонившись, отошла от зеркала. Взглянув на себя, я увидела в отражении худую человеческую девушку с белыми, как вата, волосами и насыщенными голубыми глазами, одетую в строгое черное платье. Отражение излучало спокойную уверенность. Это была уже не малышка Майя Горт, но королева Майя Кемплийская. Пути назад у меня уже не было.
  - Хорошо, Руи, давай сделаем это, - надев свой кулон-талисман, я решительно встала и направилась к двери.
  
  - Ваше Величество, спасибо за то, что приняли нас. Это большая честь для таких недостойных граургов. Поздравляем вас и Его Величество с помолвкой. Надеемся, что с вашим приходом для Латании наступят новые, счастливые времена.
   Передо мной стояли трое граургов, склонившись в низких поклонах. По человеческим меркам, им было лет по сорок, одеты они были в простую крепкую дорожную одежду купцов. Видно, эти гости привыкли путешествовать и часто находились в пути. Мужчины, как один, обладали длинными темными бородами и такими же волосами. Я бы даже сказала, что путники напоминали гномов, слишком уж деловитый и суровый у них был вид, хотя их рост и одежда указывали обратное. Со мной говорил самый высокий, серьезный граург, по всей видимости, главный. Это были первые просители, которых я сегодня принимала. Сказать, что я переживала - это ничего не сказать. Хотя мужчины, кажется, тоже были взволнованы.
   После того, как мы вышли из комнаты, Руи привел меня в небольшой светлый зал, отделанный бежевым мрамором. Два ряда колонн, упирающихся в сводчатый потолок вели к небольшому пьедесталу, установленному в центре, и паре кресел для королевских особ. Я была уже здесь. Еще вчера именно в этой зале мы с Артуром обменивались клятвами верности, и, если присмотреться, можно заметить лепестки роз в углах, которые не успели убрать. А сегодня здесь же я должна была разговаривать с народом Латании.
   Парень помог мне подняться и разместиться на королевском ложе, а сам стал рядом, достал свою записную книжку и принялся ждать, когда понадобиться его помощь.
   - Ваше Величество, - продолжал высокий граург, - мы приехали в столицу не только для того, чтобы высказать вам глубочайшее уважение. Совсем недавно мы столкнулись с проблемой, которую не можем решить. Уже много лет наша команда ходит под парусом и доставляет грузы из Латании в другие земли. Но сейчас, - граург задохнулся клокотавших внутри эмоций, но быстро взял себя в руки и продолжил, - дорога к землям Северного леса отрезан кораблями людей, которые заблокировали все морские пути из Латинии на север. Мы никак не можем договориться с ними. Ваше Величество, я понимаю, что каждый на нашей земле страдает от войны, но наша компания может разориться. Я не могу допустить этого. Эльфы злятся, они хотят свой товар, но мы физически не можем его доставить. Посоветуйте, Ваше Величество, как поступить в такой безвыходной ситуации? Переправлять товар по землям дриад, орков и гномов слишком долго и невыгодно для нас.
   Все трое, по-началу радостные и воодушевленные, после пламенной речи старшего приуныли, и с надеждой посмотрели на меня. Видимо, им и вправду очень тяжело сейчас приходится. Но как же я помогу? Я плохо разбираюсь торговле и политике. Черт, чувствовать себя беспомощной так ужасно!
   Слева от меня тихо кашлянул помощник. Кажется, пауза затянулась. Я нахмурилась. Что же им ответить? Ладно, попробуем с ними просто обсудить проблему, может они сами придумают решение. Руи ведь советовал мне так сделать.
   - Спасибо за ваши добрые слова, господа. Я буду стараться стать хорошей королевой для грауржского народа. Но в должности хозяйки латанийской земли я сегодня впервые, поэтому прошу вас помочь разобраться мне в этом нелегком деле, о котором вы рассказали. Ситуация действительно неприятная. То, что люди заблокировали нас в море, большая наглость, на которую следовало бы ответить боем. Но сейчас, когда Его Величество мобилизовал все силы для борьбы с противником на суше, это, к сожалению, невозможно. Придется решать дело более миролюбивым способом, - я задумалась. - Скажите, господа, почему вы не пробовали переправлять товар через Дикие земли? Я ведь правильно понимаю, что люди контролируют только морские пути? А как же реки? Одна из них как раз протекает рядом с Портом, а значит вы могли бы отправить свои корабли по ним, и доставить грузы без проблем в срок.
   Граурги нахмурились. По их лицам было видно, что моя идея им не то, чтобы не понравилась. Они, кажется, считали ее безумной, но не знали, как об этом сказать.
   - Ваше Величество, - осторожно начал старший граург, - ваш вопрос весьма логичен. Но путешествовать через Дикие земли... небезопасно, тем более с грузом. Это каждый знает. Оттого они и зовутся дикими.
   - Да, нам всем с раннего детства твердили, что Дикие земли - это ужасное место, - перебила я мужчину, - но так ли это на самом деле? Никто не живет и не путешествует по той земле уже много лет. А, между тем, Его Величество рассказывал мне, что его дед, Великий Урсул часто бывал там со своей женой. Что если зла, которое жило в тех местах во времена наших предков, уже давно нет? Может быть вы, господа, смогли бы проложить новые торговые пути, тем самым принеся пользу себе и Латании. Что вы думаете об этом?
   Мужчины молчали, мои слова глубоко озадачили их. Надо было мне сразу подумать, что троим простым торговцам совершать такое опасное путешествие в одиночку - дело совершенно безумное. Хоть они и были в очаянии, других мыслей у меня не было.
   - Не переживайте, - я постаралась как можно дружелюбнее улыбнуться, - ваша проблема не проста, не буду скрывать. Я подумаю еще над ней, и дам вам окончательный ответ в письме. Не забудьте только оставить свои данные в гостевой книге. А пока можете заняться отправкой товара поближе, или просто предложить эльфам товар чуть подороже и с более долгой доставкой. Если ваш товар им необходим, я думаю, они согласятся и на такие условия. Война ведь затронула не только вас, все Шесть земель сейчас в таком неудобном положении.
   - Спасибо, Ваше Величество, за совет, - мужчины низко мне поклонились. - Вы дали нам пищу для размышления. Мы будем с нетерпением ждать вашего окончательного ответа. Спасибо за то, что уделили нам время. Добра и процветания вам и Его Величеству.
   Они еще раз поклонились и скрылись за дверью. Воцарилась хрупкая тишина.
   - Руи? - не поворачивая головы, я позвала парня. - Как думаешь, я справилась?
   - Вы держались молодцом, Ваше Величество. Ваше предложение было очень неожиданным, но вы правы - каждый знает с детства, что в Дикие земли соваться опасно, поэтому никому бы и в голову не пришло бы предложить такое, кроме Его Величества и милорда, возможно. В сложившейся ситуации, как вы правильно сказали, вряд ли возможно предложить более удачное решение проблемы. Мне сложно, хотя я занимаюсь подобного рода задачами уже шестьдесят лет.
   Ого, этот парнишка оказывается мне в отцы годится, а на вид-то больше двадцати не дашь. Интересно, чтобы по этому делу сказали бы Марс и Артур? Артур бы точно что-нибудь хорошее придумал. А Марс бы громко посмеялся, этот противный человеческий мальчишка вечно меня дразнит. 'Ты бы их еще через Бездну послала товары доставлять. Так ведь короче,' - он бы точно так сказал, я буквально слышал голос парня у себя в голове. Я ухмыльнулась, представив вредную физиономию помощника. Эх, ребята, где же вы сейчас? Кажется, я уже скучаю.
   - Обязательно запиши их жалобу, потом еще поразмыслим над ней, - тяжело вздохнув, я постаралась отогнать тяжелые мысли, - давай пригласим следующего.
   Руи махнул рукой, и один из охранников, стоявших на входе, открыл деревянную дверцу, впустив следующего просителя - маленькую худенькую женщину в черном закрытом платье с младенцем на руках. Быстрым шагом она пересекла комнату, подойдя, на мой взгляд, даже слишком близко к нам, отчего я смогла хорошо разглядеть ее. Гостья выглядела изможденной: под глазами залегли тени от бесчисленных бессонных ночей, руки сплошь покрытые царапинами и ссадинами, тряслись от усталости. В глазах у женщины стояли слезы. Казалось, эта хрупкая фигурка держалась на ногах лишь на одном желании защитить свою малютку.
   - Ваше Величество, - не сдержавшись, граурженка рухнула на колени, отчаянно прижимая к груди ребенка, - прошу вас! Умоляю! Защитите нас! Если вы нам не поможете, то мы пропадем.
   Женщина рыдала, не замечая ничего вокруг. Я растерянно застыла в кресле. Как мне поступить в такой ситуации? Взволнованно посмотрев на Руи, я обнаружила, что граург абсолютно спокоен. Он молчал, безучастно смотря перед собой. Какой бессердечный. Ну и ладно, не хочешь помочь, не жалуйся за нарушенный этикет. Хотя этот парень вряд ли будет критиковать действия королевы, это ведь не Марс. Для него такое неприемлемо.
   Я встала, спустилась к несчастной женщине и обняла ее. От удивления, граурженка даже перестала причитать и плакать, только тихонько всхлипывала в моих объятиях, широко распахнув глаза.
   - Все будет хорошо, - я погладила женщину по спине, - ничего не бойтесь. Я помогу вам. Успокойтесь и объясните все по порядку. Что произошло? Уверена, что мы сможем найти решение.
   - Да, Ваше Величество, - всхлипнула гостья, - я вам все расскажу, вы должны знать. Не только для меня, но и ради других несчастных девушек Латании, которых некому защитить.
   Я вернулась на свое место и принялась ждать. Гостья все также сидела на полу, слегка покачиваясь из стороны в сторону, словно в беспамятстве, пытаясь убаюкать ребенка, который и так спал крепким сном и был равнодушен к переживаниям матери. Наконец, вдохнув в грудь побольше воздуха, граурженка тихо заговорила.
   - Ваше Величество, я приехала в столицу из Порта. Мои родители умерли, когда я была совсем маленькой, других родственников не было, так что позаботиться о себе мне пришлось самой. Всю жизнь я проработала кухаркой в одной из маленьких таверн на берегу. Работа была тяжелой, но другой я не знала, поэтому никогда не жаловалась, - женщина еще раз всхлипнула. - Хозяин у нас строгий, многие девушки не выдерживали и уходили. Время шло, и все оставалось по-старому, пока я не узнала, что беременна. Отец этого чуда - торговец из Сетуи, он не знает о малютке, и вряд ли я когда-нибудь еще раз его встречу.
   Я старалась работать изо всех сил, но когда живот стал заметен, хозяин выгнал меня. Справедливо ли это? Я ведь столько лет прекрасно работала. Я умоляла его оставить меня, но он ничего не хотел слушать. Мы сильно повздорили. Разозлившись, хозяин закричал, что сделает так, что меня вообще никуда работать не возьмут. Я тогда была так расстроена, что не придала большого значения его словам. И напрасно... Пока не родился малыш, мы жили на мои сбережения, но сейчас, - женщина задохнулась от слез, - прошу вас, помогите нам.
   - Руи, ты что-нибудь знаешь об этом?
   - Увы, Ваше Величество, - в голосе парня были слышны нотки сожаления, - не все граурги такие же гостеприимные и дружелюбные, как во дворце. Есть и жестокие собственники, которым нет дела до чужих проблем. Порт всегда был более свободолюбивым и независимым городом, чем остальные, там свои правила и законы. Его Величество знает об этом и давно хочет навести там порядок, но пока идет война за пределами земли, начинать другую, у себя дома, просто опасно.
   - И что же ты мне предлагаешь? Сделать вид, что этой бедняжки не существует?
   - Я понимаю ваше беспокойство, - граург устало потер лоб, - но если жители терпят подобное много лет, значит, хоть и с трудом, но принимают правила города, в котором живут. Пусть пока так и остается, хотя бы до возвращения Его Величества. Найдите девушке работу и место, где она сможет разместиться с ребенком. Этого будет достаточно. Мы с вами можем попытаться обдумать эту ситуацию позже, но без Его Величества и милорда Марса я бы не рискнул что-то предпринимать.
  Что ж, Руи был прав, хотя мне это и не нравилось. Неужели Артур знал о произволе, который творится на его земле, но закрывал на него глаза? Это совсем не в его духе. Есть во всей этой истории что-то очень пугающее. Да, граурги, также, как и люди, могут быть и плохими и хорошими, но в этой стране, которая с детства представлялась мне самым лучшим местом во всем мире, не должны девушку выбрасывать на улицу от того, что она решила родить ребенка? Что же за зло такое живет в этом Порту?
  Я посмотрела на женщину, которая, казалось, была глубоко погружена в свои мысли и ничего не замечала.
  - Вам нечего бояться, здесь вы в безопасности, - я тепло улыбнулась женщине. - Можете остаться в замке, пока мы не подыщем подходящее жилье для вас и вашей малютки. Руи, - я жестом указала на граурга рядом, - поможет вам обустроиться на первое время. Пока я королева Латании, я не позволю, чтобы одинокая мать с маленьким ребенком умерла от голода на улице.
  Женщина вздрогнула от неожиданности. Кажется, она не верила, что я говорю серьезно. Но видя, что никто не настроен шутить, она вновь залилась слезами
  - Спасибо вам, Ва-ше Вели-чество, - только и смогла я понять сквозь ее вой, - вы так добры. Я не забуду этого.
  Женщина медленно пятилась назад, забрасывая меня несвязным потоком благодарностей, пока не дошла до конца, после чего Руи буквально вышвырнул ее из залы.
  - Я скоро вернусь, Ваше Величество, - парень быстро поклонился и исчез в коридоре.
  Как только дверь закрылась, я без сил откинулась в кресле. Да уж, прошло только два посетителя, а я уже вымоталась, и чувствую себе ужасно бесполезной. Какая из меня королева, я совсем не знаю эту страну. Артур, ну почему ты не мог родиться простым велинийским парнем? Что за жизнь у королей? А я еще думала, что это привилегия. Глупышка ты, Майя.
  
  Посетителей в этот день действительно было много. Ко мне пришли как обычные фермеры, которые жаловались на засуху и на людей, разорявших их дома и портивших урожай, так и дворяне, в красивых черных платьях и кителях, которые хотели поприветствовать новую королеву и пожелать ей долгих лет жизни и счастливого царствования.
  Пришли даже Лизериль с отцом. Я помнила о предупреждении Артура быть осторожнее с этим графом Роверти, и пусть граург и был любезен и учтив, он пугал меня до чертиков. Не по душе ему, видимо, было, что место его дочурки рядом с королем заняла какая-то безродная выскочка.
  - Быть женой короля граургов - почетно и ответственно одновременно, а быть королевой, достойной Его Величества, - тяжелый труд. Королева Литиция задала высокую планку для всех будущих королев нашей земли, и мы все стремимся хоть немного стать такими же храбрыми и жизнерадостными, как она. Особенно сейчас, в такое непростое время.
  Согнувшись в приветственном поклоне, мужчина улыбался и говорил сладостные речи, но я чувствовала, что это было лицемерием. Даже воздух в зале, кажется, стал тяжелее с их приходом. Он меня ненавидел, но очень хорошо это скрывал. Его дочурка так не могла и лишь скалилась, словно гиена. Все это походило больше на плохо отрепетированный спектакль, но они, кажется, верили, что я приняла их слова за чистую монету. Нехорошо, граф, недооценивать своих противников, но мне их самонадеянность была на руку, и я решила прикинуться дурочкой, чтобы понаблюдать за ними.
  - В Латании, Ваше Величество, - продолжал мужчина, - также существуют коллегии государственного управления, которые помогают Его Величеству решать проблемы земли. Это личные советники короля - молодые дворяне, которые уехали с Его Величеством на войну - и Высший Совет, который возглавляю я, - говоря это, старый граур как-то особенно гадко улыбнулся. - В отсутствие Его Величества именно мы решаем государственный дела, поэтому вы можете смело обращаться ко мне за помощью, если таковая вам понадобится при выполнении поручений Его Величества.
  Я чуть не задохнулась от возмущения. Неужели он думает, что я стану его марионеткой? После отца заговорила и Лизериль. Девушка сделала шаг вперед и присела в низком реверансе.
  - Ваше Величество, - граурженка изобразила подобие улыбки, - я присоединяюсь к словам моего отца и разделяю все чувства, которые испытывают латанийцы после вашей с Его Величеством свадьбы. Королева для граургов - лицо не менее значимое, чем король. К тому же я слышала вашу историю... Это чудесно, что даже не смотря на то, что отношения между Велинией и Латанией напряженные, вы с Его Величеством все равно смогли найти путь к сердцам друг к друга.
  Графиня сделала многозначительную паузу, видимо пытаясь меня смутить моим прошлым, но это выглядело просто смешно. Глупышке, не умеющей держать свои эмоции при себе, было далеко до меня, ее я не капельки не боялась, чего нельзя было сказать про ее отца.
  - Cпасибо, граф, - я улыбнулась и кивнула в знак моей глубочайшей признательности, - и графиня, за ваши теплые слова. Латания влекла меняя своей удивительной культурой и историей с самого юного возраста. Я счастлива, что наконец-то стала частью этой земли и могу служить ее народу. Также я рада, что у Его Величества есть такие замечательные друзья, которые так беспокоятся о нем и государстве. Я обязательно буду опираться на мнение Совета в решении государственных дел и постараюсь как можно скорее, - я особенно четко выговорила последнюю фразу, отчего даже лицо непробиваемого графа скривилось, - разобраться со всем, что касается моего народа.
  
  Аудиенция продолжалась до самого позднего вечера, и когда последний граург, в сотый раз поблагодарив меня за то, что я стала королевой, закрыл за собой дверь приемной залы, мы с Руи, устало выдохнув, переместились в кабинет Артура, чтобы неторопливо обсудить все, что случилось за день. Дора любезно принесла нам ароматный ужин, но попросила меня не задерживаться.
  - Мне нужно будет подготовить вас к завтрашнему дню, Ваше Величество. Мистер Руи сказал, что завтра вы идете знакомиться с городом.
  - Интересно. А мне мистер Руи ничего такого не говорил, - я удивленно посмотрела на парня, но тот лишь невозмутимо пожал плечами.
  - Это нужно было сделать уже давно, чтобы вы хотя бы образно представляли, чем живет столица. Удивлен, что Его Величество и милорд до сих пор не позаботились об этом, хотя, наверно, у них были причины на это. Но как хозяйка нашей земли, вы просто обязаны знать, где находятся посольства других земель и другое.
  - Хорошо, - я кивнула Доре, - постараюсь прийти как можно скорей.
  Девушка быстро улыбнулась мне, стрельнула глазами в сторону граурга и исчезла за дверью. Руи проводил ее очень задумчивым взглядом. Я бы даже сказала, что это был взгляд, полный любовной тоски. Странно. Увидев, что я пристально за ним наблюдаю, парень кашлянул и сделал вид, что ничего не произошло.
  - Она тебе нравится? Почему ты не признаешься? - прямо спросила я.
  - Ваше Величество! - бедный граург уж задохнулся от возмущения. - Это личное!
  - Я королева, так что отвечай, - надо же хоть какие-то привилегии извлекать из моего нынешнего положения.
  - Да..., - бедный Руи покраснел от ушей до кончика носа, - но ей, кажется, я безразличен.
  - Но у нее ты не спрашивал, так ведь? Отчего такое мнение?
  - Вчера... были танцы у слуг... и она... танцевала с другим, - парень упрямо разглядывал содержимое кружки, словно это было самое интересное занятие на свете. - Разве будет девушка с другим танцевать, если она любит? Это все глупости, Ваше Величество, давайте о делах поговорим.
  - Глупости или нет, а Доре ты признайся. Может быть она тебя подразнить хотела, разжечь огонь в груди, вытащить твои истинные чувства на поверхность?
  - Не знаю. Это все сложно, Ваше Величество, - тихо сказал парень с грустью в голосе, - я вряд ли...
  - Сложно? Да неужели? - я рассмеялась в голос. - Сложно - это когда двадцать лет любишь кого-то и двадцать лет между вашими землями идет война. Два народа ненавидят друг друга, и у тебя не то, чтобы любить, даже видеть его, хотя бы изредка, нет возможности. Сложно - это когда он король, а ты никто, его главный враг, который должен лгать в лицо тем, кто, впервые за всю твою жизнь, отнесся к тебе хорошо. Это причиняет невероятную боль, но у тебя нет другого выхода, потому что жизнь родного тебе человека на кону. Сложно - это когда он может прожить семьсот лет, а ты всего сто, и то с большой натяжкой. Вот это сложно, а признаться девушке в своих чувствах - это пустяк, который не стоит даже того, чтобы мы обсуждали это.
  Чем больше я говорила, тем мрачнее становилась, и тем более смущенным выглядел Руи. В конце моей пламенной речи, парень вскочил и, путаясь в словах, пролепетал.
  - Простите, Ваше Величество, я не хотел обидеть вас. Я обязательно объяснюсь с Дороти, обещаю вам.
  - Сделаешь до конца недели, я проверю. А теперь давай займемся делами.
  Парень кивнул и, сев обратно в кресло, открыл свои записи и принялся их внимательно читать. Я тоже задумалась. Многие жители рассказали мне о своих проблемах сегодня, но почему-то у меня из головы никак не выходила история этой девушки, приехавшей из Порта. Как же мне хочется разобраться с тем, что там творится. Это будет, наверное, первое, что я сделаю.
  - Ваше Величество, - отвлек меня граург от моих мыслей, - я хотел выразить вам свое восхищение в том, как вы держались сегодня с графом. Вы были осторожны - это очень мудро. Милорд перед отъездом наказал мне дословно передать вам кое-что, - и тут щеки парня снова заалели, - простите, что не сделал этого раньше, но я не знаю, насколько это уместно.
  - Руи, если Марсел хотел что-то мне сказать, то, скорей всего, это что-то важное. Так что говори, не стесняйся, даже если выражения будут не очень приличными, - я улыбнулась, представляя, как посмеивается над бедным парнем сейчас маленький негодник, находясь в пути.
  - Милорд сказал мне: ' Майя, берегись Совета, особенно Роверти. Он никогда не забудет, что ты отобрала у него титул герцога. Граурги полюбят тебя сразу, но не дворянство. Пока ты будешь молчать и плясать под их дудку, они будут тебя терпеть. Но если сделаешь что-то против - будет беда. Не смей показывать зубы! Артур мечтатель, но ты, я уверен, сможешь заметить то, что я ясно вижу - эта земля забыла, что с людьми можно дружить. Будь осторожна: думай об Артуре и о своем возможном ребенке прежде всего. Не зря же я пошел ради вас против правил, за ту ночь перед побегом ты мне еще должна'.
  Марс... Ты слишком хорошо обо всем и всех знаешь. В его предупреждении парня был смысл. Остерегаться дворянства и не показывать зубы? Думать о ребенке? А ведь и правда, мы с Артуром много раз были вместе, и вполне возможно, что наследник, которого все так жаждут получит, уже живет во мне.
  - Спасибо, Руи, мне очень поможет этот совет, - непроизвольным движением я погладила живот рукой, но тут же отдернулась, сама пугаясь возможности того, что у нас может быть ребенок. - Скажи, почему у вас так любят королей?
  - Мы любим их, потому что они любят нас и делают все, чтобы граургам было хорошо, - парень пожал плечами. как будто я спрашивала совсем очевидные вещи. - Многие старики еще помнят ту ужасную жизнь в Рауко-Нона, первых короля и королеву и свободу, которую они подарили нашему народу. Мы не можем не быть благодарны Кемплийским за это. К тому же, каждый в Латании знает про дар наших королей, их преданность народу искренняя. И граурги стараются отплатить тем же, каждый старается.
  - Спасибо, Руи, - я улыбнулась, - приятно слышать. Я бы тоже хотела отплатить граургам за доброту, и начать как раз с разрешения того произвола, что происходит в Порту. Да, знаю, Марс предупредил, чтобы я не влипала в неприятности, но не могу я просто закрыть глаза на эту историю. Что-то мне совсем не нравится в рассказе этой девушки. Прости, я должна разобраться с этим.
  - Что ж, - Руи тяжело вздохнул, - отговорить вас, кажется, не получится. Обещаю, что постараюсь быть рядом каждую секунду и оберегать вас, насколько мне хватит сил. Но затея мне не нравится, Ваше Величество, очень не нравится.
  - Это мой долг, Руи. Если получится помочь им, один город в Латании признает меня. Я все еще чувствую себя здесь чужой, но так не должно быть. Я хочу, чтобы граурги полюбили меня также, как они любят Артура.
  Еще пару часов мы сидели и разговаривали. Когда за окном стало совсем темно, я попрощалась с Руи и побрела в свою комнату. В коридорах все еще было много гостей, и все, кто встречали меня, кланялись и поздравляли с помолвкой. Приходилось останавливаться и терпеливо отвечать любезностями.
  До покоев я добралась совсем разбитая. Проскользнув в комнату, я застала Дору спящей на кресле. Девушка тоже выглядела измотанной. Что ж, нам обоим нужно немного поспать. На цыпочках дойдя до кровати, я быстро скинула платье и залезла под одеяло. Под тяжестью моего веса, ночная подруга недовольно скрипнула пару раз и затихла. Но этого было вполне достаточно, чтобы разбудить служанку.
  - Ваше Величество, - послышался в темноте сонный голос, - это вы? Подождите немного, я приготовлю ванну. Та вода, которую я грела для вас, уже остыла, нужно набрать горячей. Я сейчас сделаю.
  - Дора, давай я с утра приму ее? Я так устала, что даже говорить мне тяжело. Можешь остаться у меня, поспать на диване или на кровате о мной. Она большая, на нас двоих хватит.
  - Спасибо, Ваше Величество, вы очень добры. Не хочу занимать место Его Величества, да и нехорошо такой, как я, спать в королевской постели. Я лучше на диване устроюсь, а завтра утром я вас быстренько соберу.
  Послышались шаги, тихое шуршание ткани, и вновь стало тихо. Я подумала об Артуре и о том, что мне не хватает его объятий сейчас. Но сон был сильнее моих переживаний, мысли стали очень ленивыми и почти сразу я уснула.
  
  Шурх. Яркий, ослепляющий солнечный свет затопил комнату. Это что, дежавю?
  - Доброе утро, Ваше Величество, - послышался бодрый голос Доры, - вставайте, ваша ванна уже готова. Через час придет мистер Руи, мне нужно вас собрать.
  Неужели так будет каждое утро? Ужасно! Стоило стать королевой, чтобы тебе не давали высыпаться.
  Не разлепляя век, я наугад запустила подушкой, лежащей под рукой, в то место, где на мой взгляд стояла Дора. В ответ послышался удивленный крик и возмущенное: 'Ваше Величество, что за ребячество!' Ребячество или нет, а небольшая пакость источнику моих безрадостных утренних пробуждений резко подняло мне настроение. Я села на кровати, сладко потянулась и с чувством полного удовлетворения, под недовольное ворчание Доры, пошла принимать ванну.
  Расслабляясь в теплой воде, я планировала день: думала о Совете и о замке, о том, что предстоит сделать. Как-то незаметно все мысли заполнил любимый мужчина. Артур, я очень скучаю, поскорей бы ты приехал. Стало грустно. Я обняла себя руками и закрыла глаза. На секунду можно было представить, что эта теплая вода, ласкающая меня, и руки - объятия Артура. Ах, я такая жалкая! Я сильно зажмурилась, чтобы не заплакать от презрения к своей слабости. Чтобы я не делала, я снова и снова остаюсь одна. Всегда одна.
  К Доре я вышла уже в таком ужасном настроении, что девушка, испугавшись моей кислой физиономии, даже извинилась за утро и пообещала впредь быть более внимательной к моему отдыху.
  Одев меня в платье и собрав волосы в пучок, Дора восхищенно замерла, любуясь своей работой.
  - Ваше Величество, вы такая красивая! Не удивительно, что Его Величество влюбился в вас. И хотя, - быстро оговорилась девушка, - наш король выбирал не глазами, а сердцем, это все знают, но я слышала от старых слуг, и даже от самого мистера Кайрена, - имя дворецкого девушка, видимо, в знак глубоко уважения произнесла шепотом, - что, несмотря на то, что вы человек, старики одобряют выбор Его Величества. Многие, глядя на вас, вспоминают королеву Литицию, у нее был похожий цвет волос.
  - У меня по матери оркские корни. Волосы и цвет глаз от нее, - я слабо улыбнулась на комплимент девушки.
  - Может быть не стоит этого говорить, - Дора задумчиво отвела глаза в сторону, - но все с вашим приходом ждут перемен. Наверное, из-за того, что вы напоминаете первую королеву. Никто не говорит этого в слух, но сама идея как будто витает в воздухе. Я знаю, что вы простая человеческая девушка, и пока плохо знаете нашу страну, вам тяжело и вы растеряны, но прошу вас - постарайтесь стать для граургов такой королевой, которую с благодарностью будут вспоминать и через тысячу лет. В ваших с Его Величеством силах закончить эту бессмысленную войну.
  Девушка низко поклонилась мне и вышла. Теперь и она уже не казалась мне юной Дорой, которая вечно старалась меня подколоть или сделать замечание. Передо мной стояла взрослая женщина, в глазах которой светилась жизненная мудрость. Ах, как же бесит! Вроде общаешься, видишь в них своих ровесников, а они оказываются в два-три раза старше, и учат меня жизни! Что не так с этим народом?!
  Но слова служанки надолго засели в моей голове.
   Когда я вышла из комнаты, Руи уже ждал меня, от нетерпения вышагивая взад-вперед перед дверью. Увидев меня, парень быстро поклонился. В руках у него я заметила сверток.
  - Доброе утро, Ваше Величество. Надеюсь, вы хорошо отдохнули после вчерашнего. Сегодняшний день обещает быть еще более насыщенным.
  - Спасибо за беспокойство, Руи. Готова полностью отдаться служению Латании, - я бодро подперла талию руками.
  - Это хорошо, - парень дружелюбно мне улыбнулся, - но перед тем, как мы отправимся на экскурсию по городу, я хотел бы преподнести подарок, который приготовил для вас Его Величество. Он выразил надежду, что эта вещь станет верным союзником для вас в трудную минуту.
  Парень протянул мне обернутый в простую серью ткань продолговатый предмет, перевязанный таким же неприметным шнурком. Осторожно развернув ее, я чуть не упала от неожиданности - у меня в руках лежал удивительной красоты меч. Его ножны были вылиты из золота и сплошь украшены драгоценностями разного цвета и размера, сплетающимися в единый замысловатый рисунок из каменных цветов. На глазах откуда-то появились слезы. Что-то я совсем чувствительной последнее время стала, старею наверно.
  - Также Его Величество просил передать, что для него этот меч слишком пестрый и женственный, но увидев его недавно в сокровищнице, вы были первой, о ком Его Величество подумал. Этот меч, как и вы, сказал Его Величество, сияет волшебным светом, поднимает настроение своей жизнерадостностью, но вместе с тем опасен и надежен в бою.
  Я автоматически нащупала кулон с рубином под платьем. Спасибо, любимый, твой подарок прелестен, я буду беречь его. Закрепив меч на поясе, мы с граургом отправились знакомиться с городом.
  У главных ворот дворца нас встретили шесть граургов из личной охраны короля. Все, как один, это были темноволосые, широкоплечие парни с суровыми выражениями лиц. Они стояли, построившись в шеренгу, и смотрели прямо перед собой, высоко задрав подбородки, расставив ноги и сложив руки за спиной. Когда мы подошли ближе, граурги хором пробасили "Да здравствует Ее Величество" и снова замолчали. Повисла неловкая пауза.
  - Парни будут сопровождать нас в пути и обеспечивать вашу безопасность, - объяснил Руи.
  Наверное, это была та самая охрана, которая ловила меня по лесу, когда я решила сбежать. Уверена, они помнят тот случай, прошло так мало времени. Что они думают обо мне? Щеки запылали, сразу вспомнился случайно услышанный разговор двух солдат тогда. 'Королевская подстилка' - так, кажется, они меня назвали.
  - Ваше Величество, - помощник склонился ко мне и встревоженно зашептал, - все в порядке?
  Так, Майя, а ну-ка соберись! Назад дороги нет. Стыдно тебе? Теперь ты их королева. Что, сбежишь и спрячешься в комнате? А как же Дора, Руи, Марс, Артур, госпожа Дюрей и многие другие, которые верят в тебя? Нет? Ну раз нет, значит будь королевой и веди себя как королева!
  Пинок, данный самой себе, немного меня отрезвил, я кивнула Руи и, широко улыбнувшись стоящим передо мной солдатам, уверенно заговорила.
  - Доброе утро, господа, - мужчины не шелохнулись, но глаза скосили на меня. Было видно, что им любопытно. - Кажется, лично мы с вами еще не знакомы, поэтому хочу сделать это сейчас. Меня зовут Майя Кемплийская. Как вы знаете, три дня назад я стала женой Его Величества вашей королевой. Хоть у нас и были с Его Величеством небольшие недопонимания в прошлом, я очень его люблю и хочу посвятить свою жизнь служению Латании и грауржскому народу. Прошу вас помочь мне в этом нелегком деле, я буду рада любому совету. Я, также как и вы, совсем недавно была обычным солдатом, и буду рада, если вы будете общаться со мной на равных. Иногда так надоедают дворянские раскланивания, хоть головой об стену бейся.
  Солдаты заулыбались и согласно закивали головами. Видимо моя речь пришлась им по душе.
  - Ох, пожалеете же вы о своей просьбе, Ваше Величество, - сказал, весело оскалившись, один из граургов.
  - И не надейтесь, солдат, как бы вы от меня не сбежали, - не осталась в долгу я.
  Послышались одобрительные смешки. Неловкость от первой встречи как рукой сняло. На этой позитивной ноте, весело шутя и громко переговариваясь, мы вышли из замка.
  
  В городе было шумно и оживленно. Простые граурги неутомимо сновали взад-вперед по улицам, спеша по своим делам, и громко перекрикивались друг с другом, встречая знакомых. Рядом лениво прогуливались аристократы, защищая зонтиками головы от летней жары. Витрины лавочек заманивали покупателей прелестными вещицами, выставленными на показ. Девушки воодушевленно щебетали перед магазином шляпок, который удобно соседствовал с оружейным магазином, привлекавшим их кавалеров. Черные пятна мелькали то тут, то там, но по большей части это были солдаты, следившие за порядком. Остальные граурги предпочитали быть одетыми менее официально и более ярко. Весь город словно жил по своим, только ему известным правилам, ему не было дела до войны. Здесь кипела жизнь.
   Мы шли по главной дороге, вымощенной белым камнем, отпугивая случайных прохожих мрачностью процессии. Личная гвардия обступила нас с Руи кольцом, и никто, даже при очень большом желании, не смог бы прорваться внутрь без их одобрения. Было странно ощущать себя в роли защищаемой, а не защитника. Я чувствовала заинтересованные взгляды, скользящие по мне, кто-то даже начинал кланяться и приседать, поняв, что идет королева. Так много внимания смущало меня, чего нельзя было сказать про Руи. Парень уверенно шагал рядом и увлеченно рассказывал об устройстве Золотого города.
  - Наша столица разделена на две части - Деревянный город и Каменный. В Каменном живут дворяне, богатые торговцы и гости нашей земли. Здесь также же находятся главные ведомства и канцелярии, важные для страны управления. Совет следит за тем, чтобы все постройки в этой части были выполнены в одном стиле. Красота столицы - гордость граургов, поэтому в Каменном городе разрешено строить дома только из белого мрамора и класть на крышу только красную черепицу. Они очень дороги в Латании. Некоторые украшают дома рубином, но это большая роскошь, не каждый аристократ может позволить себе такое.
  - Посольства располагаются ближе всего ко дворцу. Представительство дриад, например, находится рядом с королевской рощей, с ее обратной стороны. Дриады любят свободу и живут в гармонии с природой, им даже здесь просто необходим лес. А оркам, наоборот, нравится, когда вокруг красивые здания и чистые улицы. Недаром Дамарх один из самых красивых городов в Шести землях. Но представительство орков вы, кажется, уже видели. А здание, бывшее посольством людей, вы можете заметить на той стороне улицы.
   Парень рукой указал на старый дом, затерявшееся между двумя ослепительными особняками. Видно, когда-то он был гордостью тех, кто построил его. Даже много лет заброшенное, оно все еще не растеряло своей былого великолепия, но сейчас выглядело очень мрачно.
  - С тех пор, как началась война, в нем никто не живет. Его Величество не может отдать здание под снос или новое строительство, так как по бумагам оно принадлежит людям и охраняется их магией. Приходится терпеть это заброшенное посольство-призрак в самом центре столицы. Жуткое зрелище, - Руи неодобрительно покачал головой.
  - Представительство эльфов на другой стороне улице. Это вон тот коттедж с высокими резными шпилями, вы можете увидеть отсюда. Его Величество позаботился, чтобы, несмотря на вашу скорую свадьбу, посольства оповестили, что у Латании теперь есть королева и это человек. Они, скорей всего, уже отправили письма к себе на родину, и совсем скоро короли узнают о вас. А там уже и до Маркуса дойдет, - Руи рассмеялся, - представляю, как он удивится. Впервые за столько лет отправил к нам своего человека, и тот перешел на нашу сторону.
  Заразительный смех парня согрел мое сердце. Они ведь знают, кто я и кем была, но этот народ дал мне второй шанс, чтобы исправить ошибки. Все мое существо заполняла благодарность, когда я думала об этом.
  - Гномы живут дальше всего от дворца, рядом с ярмаркой на Главной площади. Они не поддерживают с нашей землей никаких связей, кроме торговых, редко появляясь только на таких торжествах, как Праздник Мира, и то лишь для формальности. Выбор места их представительства более, чем уместен, - Руи внезапно пришла какая-то идея, которая отразилась восторгом на его лице. - Ваше Величество, я предлагаю заглянуть ярмарку, хотя бы ненадолго. Сейчас там много купцов и фермеров, приехавших из разных уголков Шести земель, многие одевают свои лучшие одежды и идут туда с детьми. Граурги будут счастливы, если королева почтит их вниманием в такой день.
  Я одобрительно кивнула. Свернув с главной улицы, мы двинулись между домами к Деревянному городу, где и располагалась ярмарка. Постройки вокруг постепенно становились все ниже и проще, пока мы совсем не вышли за внешнюю стену. Перед самыми воротами Руи обратил мое внимание на невысокое, но длинное и очень старое здание, увитое плющом, которое практически вплотную примыкало к стене.
  - Цитадель магии в Латании, Ваше Величество. Уверен, что вы видели такую и в Руане. Говорят, она выглядит внушительно, и что ее строили величайшие велинийские маги прошлого. У граургов же магией обладает только Его Величество, эта Цитадель и была построена дедом нашего короля для изучения дара Кемплийских.
  От одного упоминания Цитадели в Руане по спине пробежал холодок. Магия - ее я боялась до чертиков. Как человек, в котором не было ни грамма дара, я старалась избегать тех, в ком он был, и которые могли убить меня одним щелчком пальцев, если бы пожелали. Каждый народ обладал своим, не похожим на других типом волшебства, но самые сильные маги, хоть это и была большая редкость, традиционно рождались у людей. Никто не мог понять, почему такой слабый народ, жизнь которого ограничивается лишь несколькими десятками лет, обладает такой силой. Маги были очень почитаемой сословием в Велинии, они подчинялись только королю. Любой, кто причинит вред магу, может не только сам умереть в муках, но и обречь на страдание многие поколения своей семьи. Магический дар позволяет им жить намного дольше обычного человека. Поэтому всегда, находясь рядом с придворным магом или его учениками, я старалась стать невидимкой.
   - В последние годы Цитадель в Велинии стала скорее престижной школой для детей богатых дворян, которые хотели похвастаться своими "одаренными" чадами перед соседями. Старый маг давно ищет по настоящему талантливого ученика с сильным даром, но до сих пор безрезультатно. Многие думают, что магия в стране умрет вместе с ним. Но сейчас я очень рада этому, иначе Артуру с Марсом пришлось бы сражаться не только с солдатами Маркуса, но и с противником намного более опасным.
  - Верно, Ваше Величество, - грустно согласился Руи. - Хоть и считается, что наш народ произошел от эльфов, мы не переняли их способность к изменению материи. Дар Его Величества совсем не такой, как у эльфов или дриад. Я мало знаю, но слышал, что в Цитадели хранится много книг об этом, написанных, в том числе, и самим королем Урсулом.
  Я непроизвольно положила руки на живот. Дар? Артур никогда не рассказывал мне про это. А теперь оказывается, что у меня, боящейся магии до чертиков, может родиться ребенок с даром? Немыслимо. Хотя после того, как я встретила этого демона, моя жизнь так сильно изменилась, что я даже ожидала чего-то подобного.
  - Руи, - я задумчиво посмотрела на темные окна старого здания, - выбери, пожалуйста, день, когда я смогу посетить Цитадель и пообщаться с ее хранителями. Я хочу побольше узнать об этом месте и даре Его Величества.
  
  Выйдя за ворота, мы сразу попали на ту самую оживленную ярмарочную площадь, залитую солнцем. Мимо стоящих в несколько рядов палаток неспеша прохаживались празднично одетые граурги, со всех сторон доносились крики оживленных торговцев, старающихся заключить выгодные сделки. Где-то играла лютня - ее незатейливую мелодию разносил по площади легкий ветерок. Здесь продавали овощи, фрукты, лошадей, оружие - ярмарка была местом, где неутомимо кипела жизнь, яркая и веселая, наполненная всеми красками уходящего лета.
  - Ваше Величество, - внезапно воодушевленно заговорил Руи, - я слышал, что сегодня должна выступать труппа бродячих актеров, довольно известных в Шести Землях, покажут историческую сказку. Давайте пойдем и посмотрим?
  Парень выглядел таким воодушевленным что,я просто не могла не согласиться. Рассмеявшись над тем, что меня снова втягивают в какую-то авантюру, я кивнула.
  - Надеюсь, это будет действительно того стоить.
  - Вот увидите, Ваше Величество, вам понравится, - заверил Руи. - Их все хвалят. Эти актеры лучшие, только в Латании бывают редко, хотя сами граурги. Когда они появляются в Золотом городе, на их выступлениях всегда аншлаги. Иной раз захочешь, так ничего не увидишь.
  - Ваше Величество, - вперед вышел командир охраны и сурово посмотрел на парня, - не уверен, что это хорошая идея. Вам лучше избегать мест большого скопления народа. Когда граурги видят черный цвет одежды рядом с собой, они всегда пугаются. Ваше появление может привести к неконтролируемому волнению толпы. Лучше пригласить труппу во дворец, если вам так интересно посмотреть их выступление.
  Солдат поклонился, и встал на свое место. Я раздосадовано вздохнула. Не хочу во дворец. Хочу увидеть свой народ таким, каков он есть, без дворцового официального тона, без поклонов и стеснения. Я не смогу по-настоящему узнать душу Артура, если не прочувствую дух земли, в которой он вырос.
  Что же делать? Думай, Майя, думай. Я смотрела по сторонам в надежде найти выход из сложившегося затруднительного положения. Взгляд зацепился за небольшую палатку, в которой приземистый, деловитый граург-купец торговал тканью. В голове тут же возникла идея.
  - Ребята, оставайтесь тут, - крикнула я своим телохранителям. - Нам с Руи нужно ненадолго отлучится, - я схватила ничего не понимающего юношу за руку и потащила в направлении палатки.
  - Ваше Величество, что вы задумали?! Нам нельзя отходить от солдат!
  Лицо бедного парня по цвету само напоминало красную оркскую шерсть к тому моменту, как я дотащила его до нужного места. И как только можно быть таким стеснительным?!
  - Ваше Величество, не пристало вам держать за руку мужчину, кроме своего мужа, тем более что только-только стали нашей королевой. Для королевы ее честь и честь Его Величества должны быть важнейшими интересами.
  - О Небо, Руи! Ну вот только не надо читать мне проповеди, а то мне начинает казаться, что в тебя Марс вселился. Да и тебе сколько лет? Ты чего краснеешь, как барышня! Я твоя королева, захочу - будешь меня на руках таскать!
  Торговец, глядя на нашу ругающуюся парочку, стоял молча и даже, кажется, не дышал, замерев от страха. Когда я резко взглянула на него, он слегка подпрыгнул на месте и сделал шаг назад.
  - Простите нас, - я улыбнулась ему своей самой дружелюбной улыбкой, - мы с другом слегка не договорились, мелкое недопонимание, не обращайте внимание. Скажите, есть ли у вас какая-нибудь одежда, в которую мы бы могли переодеться из этой. В ней, знаете ли, летом так жарко. Мы заплатим, сколько скажете.
  - Д-да, мил-леди, есть одежда. Х-хотите померить?
   С ощущением полной безоговорочной победы, я повернулась к своему помощнику и довольно оскалилась. Руи выразительно сглотнул.
  Через десять минут мы уже шли обратно, одетые в простую рабочую одежду, ничем не отличающуюся от той, в которой ходили другие граурги на площади. Свой меч я спрятала в складках юбки, откуда его всегда можно было легко достать.
  Солдаты, увидев нас, не сказали не слова, лишь тот высокий граург, что шутил со мной вначале прогулки, одобрительно хмыкнул.
  - Вам лучше подождать нас здесь, чтобы не привлекать лишнего внимания, - уверенно сказала я, - а мы сходим посмотрим представление и быстро вернемся.
  - Но, Ваше Величество..., - пробовал возмущаться старший.
  Я не стала его даже слушать. Наградив мужчин свертками с дворцовой одеждой, потащила молодого граурга в глубь толпы. Руи казался очень обеспокоенным, видимо, он уже жалел, что предложил мне пойти посмотреть представление.
  Дойдя до центра ярмарки, мы сразу же заметили столпотворение у деревянной сцены. До уха доносились голоса актеров. Помощник предложил мне взобраться на небольшое возвышение, с которого открывался лучший вид на спектакль.
  - Я уже приходил пару раз смотреть это выступление, так что место проверенное, не сомневайтесь.
  Взобравшись, я и вправду увидела сцену и актеров так, будто находилась в первом ряду. Перед зрителями стояли два актера - девушка-эльфийка, вся в белом, и юноша-граург, одетый в черное.
  - Это моя любимая постановка, - восторженно прошептал Руи, который залез наверх вслед за мной, - легенда образования Мира. Актриса, которая играет ангела, такая талантливая! В Золотом городе очень много поклонников ее творчества.
  Ангел медленно прошлась по сцене и села на небольшой постановочный камень. Ее миловидное личико исказила гримаса отвращения.
  - Что заставило тебя подняться на поверхность, дитя Бездны? - напыщенно пропела девушка, недовольно вздернув носик. - Иль забыл ты уговор, заключенный между светом и тьмой много лет назад?
  - Тоже что и тебя, дитя Неба, - не осталсяв долгу граург. - Мы живем в этом мире много тысяч лет, но уже давно наше существование скучно и безрадостно. Даже бесконечные войны не радуют меня.
  - Ты прав, демон, - девушка встала, сложив руки на груди, и с лицом, полным скорби, прошлась по сцене, - Небеса так скучны, даже самое сладкое вино не может принести радости, когда пьешь его веками. Я спустилась, чтобы узнать, что интересного есть в пространстве между Небом и Бездной...
  - ...и нашла меня.
  Мгновение, и демон уже стоит рядом, нависая над ангелом. Их усталые от вечности глаза обращены друг на друга, в них теплится надежда. Надежда увидеть, узнать что-то большее, пощутить это каждой частичкой своей души.
  Я стояла, как заколдованная, стараясь ни на секунду не отводить взгляд и даже не моргать. Актерская игра захватыватывала, перенося во времена давно ушедших дней.
  - Как зовут тебя, дева, что решилась заговорить с дьяволом? - парень, казалось, дразнил ее, хотя было видно, что его тенет к девушке так же, как ее к нему.
  - Фёрлис, но не знаю, демон, достойны ли твои уста произносить его?
  - Имя также прекрасно и холодно, как его хозяйка.
  - Да как ты смеешь! Я не хочу тратить свое время на этот бессмысленный разговор! Убирайся в Бездну!
  Демон самодовольно улыбнулся, словно его не отвергли, а пригласили на званный ужин.
  - Я уйду, моя госпожа, - парень покорно склонил голову, сохраняя всю ту же улыбку на лице, - но не захотите ли вы потом вернуть меня назад?
  Девушка отвернулась, словно смотреть на демона было для нее в тягость. Казалось, что она сейчас зевнет от скуки.
  - И не подумаю, - послышался уверенный ответ.
  - Что ж, в таком случае я оставлю вас. Но я не прощаюсь, прекрасная Ферлис.
  Демон бросил еще один победоносный взгляд на девушку и скрылся за кулисами.
  Занавес опустили, и зрители громко захлопали, шумно обсуждая увиденную часть спектакля. Руи потянул меня за рукав.
  - Ваше Величество, представление будет еще долго длиться, но мы обещали охране, что на долго не задержимся. Я боюсь, что нам придется вернуться.
  Уходить не хотелось, но Руи был прав - пора было возвращаться. Я тяжело вздохнула и позволила парню помочь мне спуститься.
  - Ты был прав, их игра действительно великолепна. Я часто ходила смотреть уличные представления в Руане, когда была свободная минутка, но это было даже близко не похоже на то, что я сейчас видела. Такие эмоции и чувства, - я была так впечатлена, что не замечала ничего вокруг, - даже, когда актеры молчали, они говорили так много! Я тронута, хочу досмотреть до конца. Руи, скажи мне, - я взволнованно повернулась к парню, - почему, если они так талантливы, все равно вынуждены скитаться по Шести землям? Поклонников их творчества и в Латании достаточно, не только простолюдины, но и дворяне с удовольствием, я уверена, приходили бы посмотреть на них. Зачем тогда уезжать?
  - Понимаете, Ваше Величество, - Руи задумался, словно пытался придумать, как объяснить мне какую-то очень непростую вещь, - они могут выступать в Латании только, когда здесь проходит ярмарка. Тогда у труппы есть место и зритель. Ярмарка заканчивается, и площадь снова становится местом. где ездят экипажи, грузовые повозки и простые наездники. Не лучшее место для выступлений. А снимать одной бедной труппе, живущей лишь на деньги благодарных горожан, целое здание для своих выступлений слишком накладно, сами понимаете. Вот и скитаются ребята.
   - Неужели это такая проблема? - я нахмурилась. - Ведь это так просто - проявить инициативу, снять здание и пригласить ребят выступать туда. За просмотр можно брать деньги с каждого пришедшего, пусть не очень много, чтобы зритель, не в ущерб бюджету своей семьи, мог прийти и насладиться спектаклем. Ведь граурги тоже должны как-то отдыхать. К нам могли бы приезжать и другие талантливые труппы выступать в уже подготовленном для этого месте, а также гости из Пяти Земель, чтобы увидеть талант и мастерство ребят. Это было бы уже намного интересней. Проблема решается так просто...
  Неужели Артур ни разу не сталкивался с ней? Он так поглощен войной с Велинией, что забывает о таких простых, но важных вещах? Что ж, любимый, видимо, пора мне помочь тебе сделать эту землю еще более процветающей.
  - Руи, так это оставаться не может. Не забудь напомнить мне подумать об этом, когда мы вернемся в замок.
  
  

Глава 7


  
  Майя Горт
  
  Когда мы вернулись во дворец, солнце уже медленно умирало на горизонте, и новый день скорее стремился занять место старого. И хоть командир отряда строго отчитал меня по возвращению, я ничуть не злилась на него. Я прекрасно провела время, была вполне счастлива и довольна жизнью. Солдаты тоже оживились на обратном пути, видя, что новая королева не такая уж и страшная. Мне даже предложили почаще выбираться на прогулки, чтобы не видеть 'чванливых дворянских рож'. Было приятно видеть граургов, о которых с детства я слышала только плохое,такими живыми и веселыми.
  - Кажется, вы их очаровали, - довольно прокомментировал Руи, когда мы, попрощавшись с солдатами, отправились в королевский кабинет, чтобы закончить накопившиеся за два дня дела.
  - Они просто поняли, что я такой же солдат, как и они, - рассмеялась я в ответ.
  Хоть это и были лишь несколько солдат, то, что я им понравилась, вселило в меня надежду, что у меня еще есть достаточно неплохой шанс прижиться здесь.
  - Если ты не против, - обратилась я к парню, - давай поужинаем в кабинете. Я попрошу Дору принести еду туда. Нужно кое-что обсудить до того, как на улице станет совсем темно.
  При упоминании имени моей служанки, граург смутился, рассеянно мне кивнул и ушел глубоко в себя.
  Ужин прошел в тишине, каждый из нас был погружен в свои тяжелые мысли. Наверно, Руи было хуже, чем мне. Он вынужден беспокоиться о моих, своих делах, да и еще и о моей безопасности. Нужно впредь быть с ним помягче.
  Покончив с едой, я откинулась в кресле и принялась ждать, когда граург закончит с трапезой. Когда же дверь за Дорой захлопнулась, и мы остались одни, я наконец решила завести разговор, который так меня беспокоил.
  - Руи, можно попросить тебя об одолжении?
  - Да, Ваше Величество, - парень подался вперед, - все, что угодно.
  - Расскажи мне о Совете? О каждом его участнике в отдельности. Что это за граурги, стоит ли их опасаться, какие у них сильные и слабые стороны? Расскажи все, что ты знаешь о них.
  С того дня, как Марс оставил мне странное послание, во что бы то ни было остерегаться Совета, мысли о нем не покидали меня. Марс боится какого-то Совета? Он не задумываясь вытащил меня из тюрьмы на кануне казни, пойдя против воли Артура, и помирил нас. Если эти дворяне опаснее короля граургов, то я обязана узнать о них как можно больше.
  - Совет..., - Руи глубоко задумался, - простите, Ваше Величество, я вряд ли смогу рассказать о нем больше того, что известно каждому в Латании. К сожалению, я простой служащий, то, что вы хотите узнать, будет известно только Его Величеству, милорду и советникам Его Величества, возможно. Простите, если разочаровал вас, - парень опустил голову и уставился в пол.
  М-да, парень прав. То, что Марс посчитал его достойным кандидатом, чтобы помогать мне совсем не значит, что ему рассказали все тайны государства. Вот засада! Марс, неужели, узнав меня, ты и в правду решил, что меня можно остановить лишь каким-то непонятным предупреждением? Очень глупо. Стоит, наверно, расспросить госпожу Дюрей - она-то точно должна что-то знать.
  - Хорошо, - сдалась я, - расскажи то, что знаешь. Мне сейчас любая информация не помешает.
  - Ну что ж, Совет Дворянства, - начал граург, задумавшись, - один из самых важных государственных органов на нашей земле. В него входят семь очень влиятельных граургов, которые управляют большей частью ресурсов Латании.
  Глава Совета - господин Роверти. С ним вы уже познакомились, ему принадлежат почти все земли в Золотом городе. Но это вполне справедливо, не думайте, что граф получил их каким-то нечестным способом. В свое время, отец графа был близким другом и главным сподвижником Его Величества короля Урсула. Они вместе готовили переворот в Рауко Нона, плечом к плечу сражались в Первой войне. Это был действительно достойный граур, многие его уважали и прислушивались к советам. Но, как обычно получается, у выдающихся родителей рождаются совсем не выдающиеся дети. Нынешнийграф Роверти очень тщеславен, и как боевой товарищ совсем не надежен. Еще Его Величество король Урсул понимал это. Поэтому еще при жизни он отстранил молодого графа от государственной службы и всегда критиковал его.
  - Но, - я бесцеремонно перебила парня, - я не понимаю, почему же тогда Совет дворянства все же был создан?
  - Совет создали практически сразу же после смерти короля Урсула для помощи новому королю Эдмонду в делах государственных. Я слышал, что в то время король Эдмонд был очень подавлен - в один год он потерял отца и мать, которые были для него и Латании светом. Управлять землей ему совсем не хотелось. чем и воспользовался наш граф. Он очень хотел женить свою дочь на Его Величестве, - Руи встревоженно посмотрел мне в глаза, - но вы, Ваше Величество, очень невовремя стали у него на пути. Не мне говорить, что это может для вас значить.
  - Да уж, тут и без слов все понятно, - я устало вздохнула и потерла виски, - а что про других можешь сказать?
  - Мне сложно плохо говорить о главных людях своей земли неуважительно, - замялся Руи, - но, поверьте, вам будет совсем непросто найти соратников себе в Совете. Другие милорды будут к вам более благосклонны, чем граф Роверти, но считать их друзьями было бы непростительной ошибкой.
   Два граура - граф Лиам и граф Эсил - владеют рудниками близ Рубинового города. Про них мне мало что известно, но, многие говорят, что графы очень любят деньги, и ради удачного контракта готовы даже своих детей отправить на каторгу.
  Это уже что-то, эту информацию можно использовать в своих целях. Деньгами можно купить союзников, пусть и не надолго, но мне лишь бы продержаться, пока Артур не приедет.
  - Граф Аволус - самый жестокий граург из Совета. Он живет в Порту, и, я думаю, это с ним повздорила та женщина, приходившая в замок пару дней назад. Граф Аволус не терпит неподчинения, и он очень мстителен. С ним лучше не связываться. Если Роверти - это яд, который медленно растекается по телу, и ты даже не поймешь, что наступил тот роковой момент, когда назад дороги уже нет, то Аволус - это ураган, который в гневе ни перед чем не остановится.
  Оставшиеся трое граургов менее влиятельны и не так опасны, и про них я могу рассказать еще меньше. Один из милордов управляет виноградниками на севере, в политики не силен, другой держит леса. Граф Мийнир, также как и граф Аволус, живет у моря, у него одна из самых крупных рыболовецких компаний во всех Шести землях, но я слышал, что он всего лишь пешка Аволуса, о нем не стоит беспокоиться.
  - Что ж, - я недобро ухмыльнулась и откинулась на кресле, - получается, из семи граургов в Совете мне стоит опасаться лишь двоих, один из которых хочет уничтожить меня, потому что я препятствие на пути его дочурки к трону, а другому я сама собираюсь объявить войну.
  Рассказ той женщины про Порт глубоко поразил меня, и первое, что я захотела сделать в качестве королевы этой земли - хорошенько навести порядок в этом странном городе. Именно для этого мне нужно было знать о Совете как можно больше. Я чувствовала, что что-то плохое происходит совсем рядом в той Латании, которую я всегда безумно любила, и Совет, бьюсь об заклад, приложил к этому свою руку. Я хотела во всем сама разобраться, принести хоть какую-то пользу, начать уже строить, а не разрушать. Если мои подозрения подтвердятся, нужно будет многое изменить. Смогу ли я сделать это все в одиночку, без Артура и Марса? Должно ли пройти намного больше времени, чтобы латанийцы приняли меня и перемены, которые я хочу принести? Масштаб того, что мне предстояло сделать, казался таким огромным, что я не сдержала один нервный смешок. И еще один. И еще. Под конец я уже смеялась абсолютно диким, безумным смехом, потихоньку переходящим в истерику.
  Подбежал взволнованный Руи и потряс меня за плечо.
  - Ваше Величество, - в голосе у парня слышалась паника, - что с вами? Может быть лекаря позвать? Вы, кажется, переутомились.
  - Нет, Руи, - я вытерла глаза от набежавших слез, пытаясь сдержать приступы смеха, - все хорошо, просто мне стало немного страшно. Я думаю, через несколько дней мы с тобой отправимся в Порт познакомиться с этим графом Аволусом поближе. Думаю, нам есть что сказать друг другу.
  - Но, Ваше Величество, милорд Марсел..., - пробовал протестовать парень, но я жестко его оборвала.
  - Милорда здесь нет, и неизвестно, когда он будет. Мы должны в первую очередь беспокоиться о благополучии народа, не так ли, Руи?
  Граург не нашелся, что мне ответить, и лишь, тяжело вздыхая, сделал какую-то пометку в свою записную книгу.
  - Но перед тем, как уехать, - продолжила я, - я хочу, чтоб ты пригласил во дворец ту труппу уличных артистов, что выступали сегодня днем на площади. Мне нужно с ними поговорить.
  Посчитав разговор вполне законченным, я встала и, разминая затекшее тело, направилась к двери.
  - На завтра ничего особенного не планируй. За эти два дня так устала, как не уставала, кажется, никогда.
  - Хорошо, Ваше Величество, - парень встал и низко мне поклонился.
  - И еще, Руи, - граург с безмолвным вопросом в глазах уставился на меня, - если граурги в Совете так коварны и тщеславны, могут ли они представлять опасность для Артура? Ведь тот же граф Роверти, если он так стремится к власти, однажды может захотеть свергнуть короля? Почему Артур до сих пор позволяет Совету существовать?
  Парень снисходительно мне улыбнулся, словно я была маленьким ребенком, не понимающим совсем простых вещей.
  - Ваше Величество, хоть вы и любите нашего короля и граургов и хотите сделать нашу землю лучше, это видно, но вы еще плохо понимаете нас. С вашего позволения, я бы предпочел не отвечать на ваши вопросы сейчас, вы скоро и сами поймете это.
  
  - Госпожа Дюрей, доброе утро. Не помешаю вам?
  Хоть Дора пожалела меня сегодня и не стала насильно будить, я встала самостоятельно и рано утром решила посетить госпожу портниху и расспросить ее как можно больше о том, чем живет земля граургов. В коридорах было пустынно, и это напомнило время, когда я только приехала во дворец, и совсем в не ориентировалась. Прошел всего месяц, а мне уже кажется, будто я всегда жила в Золотом дворце.
  В швейной было тихо, рабочий день у портних еще не начался, и лишь госпожа Дюрей одиноко бродила по комнате с кружкой горячего чая. Увидев меня, ее лицо просияло.
  - Майя! Да неужели! Решила навестить старушку в столь ранний час? Неспроста, - тихо посмеиваясь, женщина села за стол, стоявший у окна, и призывно махнула мне рукой, - да ты проходи, не стесняйся. Тебе я всегда рада.
  Я улыбнулась столь радушному приему и вошла в обитель иголок, ниток и черной ткани.
  - Это так приятно, когда тебя называют по имени, - я плюхнулась на стул рядом с женщиной и тоскливо вздохнула, - а то все вокруг, как заведенные, 'Ваше Величество то', 'Ваше Величество се' - постоянно держать лицо и делать вид, что ты настоящая леди безумно выматывает.
  - Я так и знала, - рассмеялась граурженка, - Марсел предупредил меня об этом. 'Не зови Майю Ваше Величество, - говорит, - а то ее достанут, и она сбежит от нас'. Прости, если задела, - сразу же оговорилась женщина, заметив, наверное, как я мгновенно погрустнела при упоминании о моем побеге, - но я тебе еще очень долго буду это припоминать, сама виновата.
  Госпожа Дюрей продолжила довольно хохотать, и ее смех был настолько заразительным, что я тоже не выдержала
  - Не могу я на вас злиться, госпожа Дюрей. мне потом Марс не простит. Иногда у меня складывается такое чувство, что этот мальчик читает мою душу, как будто это раскрытая книга.
  - Ой, и не говори, очень умный мальчик. Такой молодой, а Его Величество ему уже титул лорда жаловал, правой рукой своей сделал. Хотя я безумно горжусь им. Единственный человек во всей Латании (за исключением тебя, конечно, Майя) - мой сын и такой талантливый! И это только в шестнадцать лет! Люди взрослеют так рано, нашим оболтусам до вас далеко.
  Портниха еще раз улыбнулась, но улыбка вышла какой-то печальной. Я ее понимала, как никто другой. Даже сорок лет для человека полжизни, тогда как для граурга - это совсем ничего. Если болезнь не заберет госпожу портниху раньше, то ей придется хоронить своего названного сына.
  Я ободряюще сжала руку женщины.
  - Важно не то, сколько у нас времени, а то, как мы его используем. У людей жизнь короче, но в этом ее прелесть. Мы, как и другие народы, стремимся оставить свой след в этом мире, просто нам нужно делать немного быстрее.
  Госпожа промолчала, погруженная в свои мысли. Повисла гнетущая тишина, и мне стала неловко оттого, что я испортила граурженке настроение. Надо было срочно исправляться.
  - Госпожа Дюрей, скажите, а Марсел не оставлял для меня никакого послания? Он передал через Руи, чтобы я не связывалась с Советом, но совершенно не объяснил, почему я не должна этого делать. Может вы сможете рассказать мне больше? - я умоляюще уставилась на женщину.
  - Нет, прости, - женщина виновато развела руками, - мне Марс ничего не говорил. Но в его послании есть смысл - не стоит тебе, детка, с Советом в игры играть. Ни с чем останешься. Совет - это соединение всех пороков граургов в семи лицах. Я руку даю на отсечение хоть сейчас, не по нраву им королева-человек в Латании. А если еще и зубки будешь показывать - то, уж прости, Майя, долго ты тут не протянешь. Если уж и появились у тебя к Совету претензии за эти несколько дней, подожди, пока Артур не вернется, вместе придумаете, как решить проблемы.
  -Руи сказал мне тоже самое, но..., - я упрямо уставилась на женщину, - я не хочу бояться. Теперь это и мой дом, а граурги мой народ, и если Совет обижает его, то ему не избежать моего гнева.
  
  Допив чай и попрощавшись с госпожой Дюрей, я отправилась в библиотеку. Руи уже во всю начал готовиться к предстоящему путешествию в Порт. Парень предупредил, что весь день будет занят и я его не вижу. Он перехватил меня по пути в читальню и сообщил, что артисты, которых я хотела видеть, приедут во дворец вечером, тут же скрывшись в неизвестном мне направлении, оставив свою королеву на попечение двум громадным охранникам.
   Что ж, хоть мне и нравится, когда рядом друзья, всегда готовые помочь и поддержать тебя, иногда бывает полезно вот так прогуляться по замку в одиночестве, любуясь его величием. Радость моего уединения прерывали только гости Золотого города, которые при встречи слишком рьяно желали побеседовать с королевой.
  Добравшись до библиотеки, я упала на диван, где мы с Артуром сидели последний раз, и я его, полусонного, отправила спать. А потом он сделал мне предложение. При одном воспоминании об этом мое лицо залилось румянцем. На столе все еще лежала книга 'Сказаний', брошенная и забытая своим хозяином. Я попробовала занять себя чтением, но строчки пробегали перед глазами, их смысл не доходил до меня. До вечера так много времени, что же делать до прихода артистов? Ах, как же прекрасно они вчера играли легенду о сотворении народов! Эти эмоции... я чувствовала их, как будто все это происходило со мной. Это так здорово, что в Латании есть такие ярмарки и такие таланты. Я просто обязана помочь этим ребятам.
  Точно! Я знаю, что мне нужно сделать. Я вскочила с дивана и быстрым шагом направилась к своей комнате. В покоях в это время была только убирающаяся Дора, которая испуганно уставилась на меня, когда я неожиданно влетела, осененная прекрасной идеей.
  - Дора, мы отправляемся в Цитадель. Переодень меня, пожалуйста, я отправлюсь туда в рабочей одежде, чтобы в этот раз Руи не отправил за мной солдатский легион.
  Глаза девушки округлились до размера небольших блюдец. От шока она, кажется, не могла вымолвить ни слова.
  - Но, Ваше Величество, так не положено, - попробовала возмутиться девушка, но я выглядела настолько не поколебимо, что граурженка, печально вздохнув и что-то пробубнив себе под нос, отправилась искать мне подходящий наряд.
  Через час мы уже стояли напротив дверей главного здания магии в Золотом городе. Я еще раз осмотрела древний фасад, который словно говорил о том, что за его стенами происходит что-то недоступное простому латанийцу. Стало немного не по себе, и я поежилась.
  - Даже в Руане, в которой я прожила двадцать пять лет, мне нельзя было зайти в Цитадель - человеку, не имеющему дара, - попыталась я перед Дорой оправдать свою робость. - Имею ли я права теперь войти туда? Не представляю даже, что может быть внутри.
  - Конечно можете! Теперь вы наша королева - для королевы Латании на этой земле нет закрытых дверей. Я не была в Цитадели, Ваше Величество, - ответила девушка, - но одно я знаю точно - в Латании дар есть только у одного граурга, Его Величества, и пока его нет, Цитадель всего лишь место, где хранится много непонятных и мало кому нужных книг, которые оберегают пара-тройка выживших из ума стариков-хранителей. Это место не может быть опасным для вас, ведь волшебников, которые бы могли и хотели вас убить или навредить, там нет. Все же, - Дора не скрывала своего разочарования, - я не могу пойти с вами - таковы правила. Я буду ждать вас здесь, Ваше Величество, прошу, не задерживайтесь сильно. Иначе нам не избежать нотаций от вашего помощника.
  Девушка поклонилась и отошла в сторону, где аккуратно примостилась на краю одной из ступеней. Ладно, назад дороги все равно нет. Нужно получить ответы на вопросы, которые уже давно мучают меня, я должна это сделать. Вобрав побольше воздуха в легкие, я проскользнула в сумрак, появившийся в в пространстве приоткрытой двери.
  В Цитадели меня уже ждали. Не успела я осмотреться, как откуда-то из глубины ко мне вышел седой граург и низко поклонился.
  - Добро пожаловать, Ваше Величество. Мы рады, что вы нашли время посетить нашу скромную обитель. Его Святейшество уже дожидается вас. Позвольте, я провожу, - мужчина еще раз поклонился и замер, ожидая моего ответа.
   Все произошло так неожиданно, что я даже растерялась.
  - Здравствуйте. Благодарю за теплый прием, не думала, что вы будете ожидать меня, - хоть это было и ожидаемо от волшебников. - Простите, но кто такой этот Ваше Святейшество? Я не назначала встречи с ним. Не стоит так беспокоиться. Я лишь хотела осмотреть Цитадель и почитать книги, вы не должны...
  - Не переживайте, - мягко перебил меня мужчина, - Его Святейшество знает, что вам нужно. Он сможет ответить на все ваши вопросы, а потом, если вы все еще будете желать этого, я проведу васв хранилище книг или куда пожелаете, Ваше Величество.
  Сопротивляться было бесполезно, я покорно кивнула и поплелась вслед за мужчиной. Пройдя несколько темных запыленных коридоров, мы поднялись по лестнице наверх и оказались в довольно светлой комнате, похожей на чей-то кабинет. Однако в кресле хозяина никого не было.
  - Подождите здесь немного, Ваше Величество, Его Святейшество сейчас выйдет к вам, - граург низко поклонился и так же тихо, как и появился, исчез в темноте коридоров.
  Я огляделась по сторонам, но ничего волшебного не увидела. Это был совершенно обычный рабочий кабинет.
  - Разочарованы, Ваше Величество?- за спиной послышался скрипучий старческий голос.
  От удивления я подпрыгнула и резко развернулась на голос. Передо мной стоял седой сгорбившийся старик, который улыбался мне усталыми, но еще очень живыми голубыми глазами. Это точно был эльф, но я даже представить не могла, сколько ему лет.
  - Или удивлены? - старик тяжело рассмеялся, глядя на резкую смену эмоций на моем лице и поплелся к своему креслу. - Я знал, что рано или поздно у вас возникнут вопросы, на которые вы захотите получить здесь ответы, и ожидал вас. Спрашивайте, что на душе лежит, отвечу, коли смогу, кхе-кхе.
  - Сколько... вам лет? - я была так ошеломлена его видом, что никаких других вопросов у меня в голове не осталось.
  - А вы необычная девушка, смелая, - еще пуще захохотал старик. - Шестьсот пятьдесят седьмой годок пошел, все никак не распахнет Бездна для меня своих объятий. А ведь поди ты и не видывала на этой земле таких стариков, как я.
  Я отрицательно замотала головой, находясь все еще в состоянии легкого шока.
  - Я еще короля Урсула младенцем помню, - продолжал эльф, - и матушку его. Хорошая была женщина, очень сына любила и защищала его, сколько могла. Да-а, нелегкая у короля нашего судьба была, да и у все них, Кемплийских. Но, - волшебник вынырнул из своих воспоминаний и пристально посмотрел на меня, - вы-то, Ваше Величество, не стариковские бредни слушать сюда пришли.
  - Ваше Святейшество, - начала я, - благодарю вас за то, что уделили мне время. Меня привело к вам желание узнать как можно больше о даре моего мужа. Несколько дней назад я и предположить не могла, что у Его Величества есть дар, а оказалось, что все граурги знают об этом.Нехорошо его жене спрашивать об этом у других, но Артур на войне, и я верю, что он скоро вернется ко мне, но я не могу ждать. Магия - наука, которая мне не подвластна, поэтому я прощу вам рассказать мне все, что в знаете об этом, чтобы я могла еще лучше понять землю, которую мечтаю как можно скорее назвать своей.
  Я поклонилась эльфу в знак уважения перед его возрастом и мудростью. Королева я или нет, а ссориться с волшебниками мне совсем не хочется.
  - Что вы, госпожа, не стоит, - заулыбался мне этот хитрый мужчина, - это вы королева, а я ваш верный слуга, не вам мне кланяться, - казалось, он просто смеялся надо мной, но делал это настолько легко и изящно,насколько могут только эльфы. - Что ж, присаживайтесь, Ваше Величество, расскажу, что знаю, ничего не утаю. Это правильно, что вы стали сами искать сведения об этом. Не ради одного Его Величества знать вам про дар надо - вижу я жизнь наследника дома Кемплийских, зарождающуюся в вас.
  Жизнь... во мне? Это значит, что я... о Небеса! Мое лицо вспыхнуло.
  - Вижу, вы удивлены, Ваше Величество, - лукаво прищурился граург, - ну это дело молодое, не хитрое. Но я рад, что первым узнал об этом, порадовали старика. Понимаете, Ваше Величество, - старик сделал паузу, пытаясь придумать более простое пояснение своим словам, - магия, которая встречается у других народов: людей, дриад, эльфов - ее источник жизненная сила мага. Маг может подпитываться просто забирая частички энергии из окружающего его пространства. Поэтому эта магия стабильна и легко контролируема. Но магия наших королей другая. Этой магией наградил Урсула отец, мы до сих пор не можем понять ее природу. Одно только известно, - Его Святейшество погрустнел, - дар, передающийся в этой семье, с каждым Кемплийским все больше ослабевает. Если Урсул, пусть и не всегда, но все же мог управлять им, Эдмонд и Артур знали о даре уже только понаслышке. Может быть, у вашего ребенка его и совсем не будет.
  - Но ведь у Артура он как-то проявляется? Вы видели, как он использовал свой дар?
   - Да, видел, но это точно не то зрелище, которое хочется помнить, - граург сделал многозначительную паузу. - Когда у Его Величества умер отец, он был так зол и расстроен, что в порыве гнева случайно выпустил волну магии и убил несколько слуг, солдат и советников, которые стояли рядом с ним в тот момент. Ему было девять, и кровь невинных, погибших от его руки, была слишком тяжелым ударом для мальчика. Он еле отошел от этого потрясения, и после этого Его Величество старается максимально контролировать свои эмоции, чтобы не допустить беды.
  Сердце сжалось от боли за любимого. Артур... Сколько же горя тебе пришло вынести так рано, сколько потерь? Как бы я хотела быть с тобой рядом все это время, чтобы ты знал, что ты не одинок.
  - Урсул всегда говорил, что магия Кемплийских - это скорее проклятие, чем дар. Магия смерти, которая проявляется в моменты наиболее сильных вспышек гнева, когда король плохо контролирует себя. Словно сама Бездна подпитывает эту силу, и она сама выбирает избранника, который будет достоин управлять ей. Вот такая вот магия, кхе-кхе.
  Старик замолчал, но и мне сказать было нечего. Было даже как-то не по себе от услышанного. Видя мое состояние, граург, видимо, решил меня подбодрить.
  - Да вы не переживайте так, Ваше Величество. Сама эта магия не является ни доброй ни злой по своей сути.
  Я подняла глаза на мужчины.
  - Что вы имеете ввиду?
  - Ну знаете, хоть Его Величество, король Урсул, считал, что эта магия приносит только вред, мы с королевой Литицией были другого мнения. Магия лишь средство преобразования энергии вокруг себя. Только носитель определяет, как он будет использовать свой дар. Ее Величество тоже обладала даром, и когда они объединялись, у них получалось создавать действительно удивительные вещи, - Его Святейшество улыбнулся своим воспоминаниям.
  - Спасибо, что рассказали про дар, это действительно важно для меня.Простите, Ваше Святейшество, кажется, мне уже пора возвращаться, а то моя подруга будет переживать, - я встала и поклонилась старику. - Есть ли еще что-то, что я должна знать и что мне можете рассказать только вы?
  - Да нет, пожалуй, - эльф тоже поднялся, скрипя старыми костями, - спасибо, что зашли, Ваше Величество, навестили старика. Вы короля нашего и ребеночка берегите, граургам без Кемплийских никак нельзя.
  - Уж не сомневайтесь, - улыбнулась я, - это-то я точно выполню.
  Я горячо попрощалась с волшебником, выпорхнула из кабинета и быстро сбежала по ступеням, боясь, что Дора опять будет ворчать на меня, и уже не видела, с какой грустью в провожал меня старый эльф. В его глазах можно было увидеть страшное знание о будущем, которое невозможно преодолеть.
  
  В замок мы вернулись вовремя, я даже переодеться и привести себя в порядок успела перед тем, как пришел Руи сопроводить меня к гостям. Когда мы вошли в приемную залу, артисты уже ждали нас, сбившись в кучу недалеко от кресел, с тревогой поглядывая по сторонам. Всего их было человек восемь, все из разных земель.
  Увидев меня, они дружно поклонились и хором заговорили.
  - Добрый вечер, Ваше Величество! Мы рады видеть вас в добром здравии. Спасибо, что удостоили нас, недостойных, чести быть приглашенными во дворец на аудиенцию с вами. Это великий день для нашей творческой семьи.
  - Добрый, - я села на свое место и вгляделась в лица. Хоть они и старались выглядеть радостными и почтительными, я могла заметить тревогу в уголках их глаз. - И я рада видеть вас. Вы, уверена, гадаете, для чего я позвала вас сюда? На днях, я была на ярмарке и видела ваше представление. Оно действительно достойно восхищения.
  Вперед вышел самый старший из них, орк с яркими зелеными глазами, и еще раз низко поклонился.
  - Спасибо, Ваше Величество, за добрые слова и простите, что не разглядели вас в толпе и не обошлись с вами как должно. Я Архир - отвечаю за костюмы. Это я собрал труппу. Они все очень талантливы, и я рад, что мы смогли порадовать вас нашим мастерством.
  - Мой выход в город был неофициальным, поэтому вы не могли заметить меня, не переживайте. Но наслаждаясь этим прекрасным представлением, я задалась вопросом, на который никак не могу найти ответа. Скажите мне, почему вы все время в разъездах? Разве не хочется вам где-нибудь в Шести землях найти свое место?
  - Хотелось бы, Ваше Величество, да работа не позволяет. Пока ярмарка идет, так мы выступаем, а заканчивается, едем в другое место - нового зрителя искать. Мы бродячие артисты, нам всегда нужна подходящая площадка.
  - А что если бы я предложила вам, например, выбрать одно из зданий в городе, где вы бы могли выступать? Площадка, которая всегда принадлежит вам с красивой сценой и рядами кресел возле нее. О деньгах не думайте, это я беру на себя. Мой помощник очень восторженно отзывался о вас и вашей работе, - я скосила глаза на парня и заметила, что он смутился при упоминании своего имени, - значит, вы уже известны, и даже оставшись в Золотом городе насовсем, зрители не перестанут любить и желать увидеть ваше творчество. Они будут приезжать из других земель к нам, чтобы снова насладиться вашими постановками. Но не только они - все граурги, знатные, простые крестьяне, ремесленники смогут прийти и посмотреть на ваш труд, за небольшую, скажем, плату. И от этого все останутся довольны. По-моему, идея замечательная, что скажете?
  Артисты стояли, глубоко задумавшись. Первым отошел от шока Архир. Мужчина все еще сомневался, но, кажется, боялся мне отказать.
  - Ваше Величество, это право... очень неожиданно, - мужчина сделал паузу, пытаясь подобрать слова, - очень неожиданно. Хотя в этом есть смысл. Но я все же сомневаюсь, что ваша затея будет иметь успех. Выступая на площади, мы могли собирать много зрителей, потому что они приходили на ярмарку, а если представления станут закрытыми, кто же на нас будет смотреть нас?
   - Ваши страхи беспочвенны, Архир, вы недооцениваете ваше мастерство. Желающих и без ярмарки будет много. Хорошо, - улыбнулась я, - давайте так: пока идет ярмарка, выступайте там, а после оставайтесь в Латании, зрителей и подходящее место я вам обеспечу. Если ничего не получится, я не буду задерживать вас в Золотом городе, и оплачу время, потраченное здесь. Договорились?
  Все артисты с надеждой смотрели на старшего, им нравилось мое предложение, но последнее слово они оставляли за орком. Уж не знаю что, может быть, улыбка, а может мое искренне желание сделать что-то стоящее, горевшее огнем в моих глазах, но броня сомневающегося мужчины дала треснула. Он бессильно развел руками и тоже мне улыбнулся.
  - Как вам откажешь, Ваше Величество. Давайте попробуем.
  - Вот и хорошо, тогда завтра вы с моим помощником можете прогуляться по городу и выбрать любое пустующее здание, которое придется вам по душе, а там уж я позабочусь.
  Артисты с благодарностью мне поклонились.
  - Спасибо, Ваше Величество, за вашу доброту и заботу. Мы ее не забудем и постараемся не разочаровать вас.
  Когда дверь за ними закрылась, я повернулась к Руи. Парень улыбался каким-то своим мыслям.
  - Руи, правильно ли я поступила? Может быть стоило оставить все, как есть, и дать им просто заниматься своим делом?
  - Нет, Ваше Величество, вы сделали хорошее дело. Эта труппа действительно талантлива и с вашей помощью, я уверен, они станут по настоящему знамениты.
  - Ну и хорошо, - я удовлетворенно улыбнулась, - мне не так много, как граургам, отведено на этом свете времени, надо хотя бы в таких мелочах принести пользу народу.
   - Это не мелочи, Ваше Величество, - я удивленно уставилась на парня, - то, что вы делаете, важно. Я рад, - Руи смотрел прямо перед собой и улыбался, - что милорд Марсел выбрал именно меня помогать вам, и я рад, что смог получше узнать вас. Я всегда плохо думал о людях, и, если честно, был просто в ужасе когда узнал, что суженная Его Величества человек. Наверное, милорд заметил это, хоть я и старался скрыть это от него всеми средствами, - парень рассмеялся. - Милорд очень мудр для своих лет. Вы удивительная, Ваше Величество. Каждый, кто немного знает вас, обречен попасть под влияние ваших чар. Вы притягиваете к себе своей добротой, верой в этот мир, храбростью и бесстрашием. Вы с гордо поднятой головой идете в счастливое завтра и ведете всех нас за собой. Неважно, какой вы расы или сколько проживете - только то, что в сердце имеет значение. Теперь я понял. Его Величеству очень повезло. Спасибо вам, что вы моя королева.
  Его слова были настолько искренними и теплыми, что у меня на глазах сразу навернулись слезы.
  - Спасибо, Руи, - прошептала я, - спасибо тебе.
  
  Ночью я, стоя у окна, вспоминала все, что произошло за день. Все в замке уже давно спали, и даже Дора устала ждать, когда ее госпожа соизволит лечь в постель, и ушла, оставив меня наедине с собственным мыслям, которых было так много, что сон в эту ночь вряд ли собирался приходить ко мне.
  Руки непроизвольно легли на живот. У меня будет ребенок от Артура? Еще вчера, кажется, я состояла в шпионском отряде Маркуса, полностью зависела от короля людей и его милости. Моя жизнь была расписана от начала и до последнего вздоха, и ничего не могло нарушить этого. Я никогда даже и не задумывалась о семье. А зачем думать о том, что просто невозможно, даже мысли об этом были непозволительной роскошью для меня. Прошло всего два месяца, и вот я уже в королева Латании, замужем за человеком, которого безумно люблю, и жду от него ребенка. Больше нет ничего понятного, я не знаю, что принесет новый день, но мне это мне нравится, чертовски нравится. Да, быть королевой не так просто и весело, как мне казалось, но сейчас я, наконец-то, могу сама решать, как мне жить. Я стала хозяйкой своей жизни, и, впервые, жизнь обрела для меня краски и смысл. Больше я не позволю делать меня рабой чьих-либо великих замыслов. Моя семья, друзья и этот удивительный, таинственный мир, нуждающиеся во мне,-единственное, что имеет значение, единственное, за что я буду сражаться до конца. И все благодаря одному очаровательному граургу.
  Артур, где же ты, моя любовь? Мне не нужно много, просто обнять тебя, почувствовать тепло твоего тела. Рассказать, что у нас будет малыш. Уверена, что он будет таким же красивым, как и его папа. Я буду очень любить и ждать его, и я жду, когда ты вернешься ко мне.
  Ну вот, опять у меня на глазах слезы. Я стала такой ужасной плаксой, когда приехала сюда. Хотя может это к лучшему. Если ты чувствуешь радость или грусть, если ты смеешься или плачешь, - нужно ценить это, ведь только твои эмоции и воспоминания имеют значение. Они твое самое большое богатство, которое никто не отнимет. Артур - ты тот, кто подарил мне самые дорогие сердцу эмоции. Я люблю тебя, и где бы ты сейчас не был - спокойного тебе сна.
  
  Не одна только королева в ту ночь не спала. Семь граургов, собравшись в кабинете хозяина одного из самых красивых домов Золотого города, несмотря на позднее время, очень оживленно обсуждали проблему, которая уже давно не давала им покоя.
  Четверо из них выглядели очень расслабленными. Казалось, их совсем не заботило то, что происходило на тот момент в комнате. Один из мужчин, обладатель самого маленький роста и хрупкого телосложения, коротко стриженный, одетый в прекрасно сшитый и до блеска вычищенный черный китель, нервно вышагивал по кабинету из одного угла в другой, чем раздражал другого гостя, хмурого граурга средних лет, который пытался казаться спокойным, но спокойствие это было напускное. Мужчину выдавали глаза, в которых поселилась ненависть и жажда чужой крови. Лишь хозяин кабинета выглядел веселым и оживленным, хотя те, кто знал его очень давно, увидев улыбку на лице этого граурга испугались бы больше, чем если бы к ним на завтрак поднялся бы с недр Бездны Латаниэль.
  - Господа, - радостно заговорил хозяин, - я рад, что все вы смогли собраться в моем доме в столь поздний час. Уверен, вы знаете, почему собрание было устроено мной так неожиданно и на новом месте. Совсем недавно в нашей спокойной жизни появилась эта букашка, на которую мы даже не подумали обратить свое внимание, настолько она была мала и беспомощна и никак не могла помешать нашим планам, и никто даже подумать не мог, что все так быстро изменится. Теперь нам нужно решить, как долго мы готовы терпеть то, что происходит, и что делать дальше.
  - Мои люди донесли, - начал хмурый граург, - что какая-то нищенка пожаловалась на меня, и теперь она собирается в Порт, чтобы навести там 'порядок'! Порядок?! - мужчина был вне себя от гнева. - Наша семья всегда управляла этим городом, и я не позволю этой королевской подстилке указывать мне! Я сотру ее в порошок.
  - Тише, милейший, тише, - хозяин дома участливо посмотрел на говорившего, - не стоит разбрасываться громкими словами. Стоит все обдумать перед тем, как начать действовать.
  - А что обдумывать, что обдумывать, - быстро заговорил нервный граург, - если она туда приедет, то что будет? Такая наглость! Даже Его Величество не трогал Порт, а эта... просто неприемлемо, неприемлемо! А вдруг она захочет посмотреть бумаги о налогах? О, горе мне, горе!
  Мужчина схватился за голову и, раскачиваясь из стороны в сторону, как безумный, продолжил свое хождение по комнате.
  - Господа, успокойтесь, никто и ничего смотреть не будет. Или мы не Совет Дворянства.
  - Что вы хотите этим сказать, граф? - лениво спросил один из четырех равнодушных граургов.
  - А то, - продолжил хозяин, - что это наша земля и нам решать, какую королеву мы хотим видеть рядом с Его Величеством. Король женился на этой девушке, не спросив нас, хотим ли мы, чтобы нами правила необразованная простолюдинка, да к тому же этого ненавистного племени?
  - Но на нашей земле Их Величества никогда не заключали политических браков и всегда выбирали себе невесту ориентируясь на свои чувства. Так всегда было..., - попробовал оправдаться кто-то из граургов.
  - Если так было всегда, то не значит, что это было правильно. Король ведь не бог, ему свойственно ошибаться. А наша задача, как его верных подданных, помочь увидеть эту ошибку, - улыбнулся хозяин дома.
  - Попахивает изменой...
  - Измена или нет, - ответил говоривший, - терпеть эту девчонку мы не станем. Времена Урсула давно прошли, мы не обязаны безропотно соглашаться со всем, что делает король. Мы знать этой страны, у нас тоже есть власть и деньги, и нам есть, что сказать. Я не предлагаю вам ее убивать, пусть живет себе, но не на нашей земле. Королева должна исчезнуть.
  Повисла напряженная тишина. Все обдумывали услышанное, но никто не торопился давать графу какой-либо ответ.
  Первым заговорил тот самый злой граург. Он встал со своего места и грозным взглядом пронзил присутствующих.
  - Я за. Мне эта девчонка поперек горла, и я прихожу в ярость каждый раз, когда вспоминаю, что мне нужно будет кланяться и улыбаться этой козявке, - он так сильно сжал руку в кулак, что его костяшки побелели. - Сначала была послом от Сетуи, потом стала шпионом и королевой. Может она просто околдовала Его Величество, раз он не замечает, какая девушка рядом с ним? Эти людишки и не на такое способны.
  - И я за, - провизжал маленький граург. - пусть уезжает, пусть. Не нужна Латании такая королева!
  Среди оставшихся граургов голоса разделились, но резко против этой ужасной затеи никто не был.
  - Очень хорошо, господа, - заключил хозяин дома, - держите это в секрете, пока не придет время. Я и мои доверенные слуги сами все сделаем. Но чтобы ни один из нас не сказал лишнего по поводу того, о чем мы договорились сегодня, предлагаю вам выпить это зелье молчания, - граург открыл ящик стола и достал семь склянок с голубовато-серебристой жидкостью, - которое будет распространяться лишь на этот разговор. Не пугайтесь, господа, ничего опасного, лишь мера предосторожности. Пожалуй, я выпью его первым, чтобы вы убедились в истинности моих слок.
  Мужчина откупорил бутылек и залпом осушил содержимое.
  - Вот видите. Прошу вас последовать моему примеру.
  Шесть пар рук, кто нехотя, а кто стремительно, потянулись к магической жидкости. Когда дело было сделано, хозяин дома удовлетворенно улыбнулся.
  - Что ж, начало положено, можете идти домой и преспокойно заниматься своими делами. Я вам обещаю, совсем скоро Ее Величество бесследно исчезнет, да так, что никто и никогда не сможет ее найти.
  
  Подготовка к поездке в Порт заняла несколько дней. Весь замок пришел в движение, словно взъерошенный улей. Даже дворецкий, мистер Кайрен, всегда спокойный и молчаливый, быстро ходил по коридорам, то и дело отчитывая нерасторопных слуг. И как бы я не пыталась убедить всех, что не стоит так беспокоиться обо мне, привыкшей к походной жизни, у граургов на этот счет было свое особое мнение.
  Дора очень сильно переживала, что не получается взять с собой все мои платья и другие, по ее мнению, очень важные вещи. Она каждый день разбирала и снова складывала чемоданы, пытаясь затолкать в них как можно больше.
  - Что за дьяволы! И где это видано, чтобы Ее Величество с двумя чемоданами путешествовала. И ладно бы еще Рубиновый город, а в Порту - там же совсем неподходящие условия! никогда не знаешь, что может понадобиться!
  Руи я видела в эти дни очень редко. Парень хлопотал изо всех сил, стараясь закончить все свои дела в Золотом городе. Он бегал по городу с артистами, собирал необходимые материалы для установки декораций, отписывал ответы по прошениям посетителей на мое имя. На мое искреннее предложение помочь, однако же, ответили вежливым отказом, сославшись на то, что 'Ее Величество должна больше отдыхать и не перенапрягаться попусту'. Ну, не хотите, как хотите, я и побездельничать могу, тем более, что и мне скоро будет не до сна.
  Девушку, которая приехала из Порта, устроили на королевскую кухню, на время, пока мать занята на работе, для ребенка нашли кормилицу из города. Женщина сразу же прониклась историей сироты и пообещала помогать девушке всеми силами, чему мать была несказанно рада. Встретив меня как-то в коридоре дворца, граурженка со слезами на глазах бросилась в ноги.
  - Ваше Величество, - причитала девушка, - спасибо вам огромное! Если бы не доброта Вашей Милости, мы с малюткой с голоду бы уже умерли.
  - Что вы, встаньте, - я подняла девушку и тепло обняла ее, - не стоит благодарности. Когда-то и мне также помогли, пришло время отдавать долг.
  Свободного времени у меня было много и я старалась занять себя хоть чем-то. Однажды даже спустилась на тренировочное поле попрактиковаться в бое на мечах. И хоть некоторые солдаты встретили меня с настороженностью, большинство граургов были очень рады моему приходу, и я отлично потренировалась. Среди солдат уже прошел слух, что Ее Величество в прошлом тоже была солдатом, меня приняли как свою. Это были простые парни-граурги, которые много шутили и сами смеялись, заражая этой атмосферой веселья и молодости все вокруг. Глядя на них, я все больше укреплялась в мысли о том, что мое решение разобраться с Советом верно.
  Я продолжила читать книгу Урсула о Латании, что было очень полезно. Его Величество много писал и о граургах, которые находились подле него, впоследствии образовав Великие дома Латании. В частности, много там было и о семье Роверти. 'Роверти очень предан мне, - писал Урсул, - чего, к сожалению, нельзя сказать о его сыне. Холодный, циничный мальчик с очень трусливой душой, пытающийся спрятаться за спиной прославленного отца. Он ни перед чем не остановится в попытках заполучить власть в свои руки. Поэтому я отстранил его от управления государством. Он и то, что он может создать, будет представлять серьезную угрозу для правящей семьи в будущем. Хотя боюсь, когда я уйду, мой сын обезумеет от горя. Он так тяжело переживал потерю матери... Мальчишка может воспользоваться этим.'
  Все случилось именно так, как предсказывал король. И что же мне делать с Советом? Граф уже недоволен, что я встала у него на пути, а когда он поймет, что я собираюсь вмешаться в его дела, что тогда со мной будет? Марс ведь предупреждал меня, но как я могу оставаться в стороне? Эти мысли не давали мне покоя, и я с тревогой в сердце ждала, когда начнется мой поход на Порт.
  В ночь перед отъездом мне не спалось. Я стояла в кабинете у Артура, смотрела в даль и непроизвольно вертела в руке грауржский рубин, глубоко уйдя в собственные переживания. Вдруг в дверь неожиданно постучали, в просвете появилась Дора с очень обеспокоенным выражением лица.
  - Ваше Величество, - девушка быстро поклонилась и подбежала ко мне. В кулаке у нее был зажат небольшой лист бумаги, - простите, что поздно. Только что прискакал гонец. Говорит, у него письмо от Его Величества, что-то очень срочное.
  При упоминании Артура, мои глаза расширились, а сердце застучало быстро- быстро, словно хотело выпрыгнуть из груди.
  - Дай сюда! Быстрее!
  Я резко вырвала письмо у девушки и трясущимися от волнения руками, вскрыла и принялась его читать. Строчки расплывались у меня перед глазами, но, вдохнув в грудь побольше воздуха, я все-таки смогла себя успокоить.
  В письме аккуратным красивым подчерком было выведено:
  
  ' Дорогая моя королева!
  Как ты там? Соскучилась ли по своему королю?
  Я все время думаю о тебе и очень скучаю. Прости меня, но, не выдержав расставания, я сорвался и приехал к тебе. Я уверен, что увидев тебя сегодня, у меня появятся силы снова идти в бой с врагом. Времени не так много, ведь с рассветом я должен буду вернуться назад. Поэтому прошу, любовь моя, как только ты получишь это письмо, поспеши встретиться со мной. Я буду ждать тебя в заброшенном здании посольства людей.
  Приходи одна, я хочу, чтобы эта ночь принадлежала только нам двоим.
  Навеки твой, король Артур.'

  
  Я упала в кресло, стоящее рядом, и зарыдала от нахлынувшего счастья. Если бы я была нежной аристократкой, то точно бы лишилась чувств. Мой Артур! Он здесь, совсем рядом! Я должна спешить.
  Нужно торопиться! Я вскочила на ноги и принялась хаотично двигаться по комнате в поисках плаща. Каждая минута на счету. Артур, он совсем рядом, я скоро его увижу!
  - Ваше Величество, куда вы собираетесь посреди ночи. Это может быть небезопасно, - Дора подобрала оброненный мной листок и тоже прочла, но написанное у нее не вызвало радости.
  - Дора, ты что? - я с удивлением уставилась на девушку. - Там же Артур! И я иду к нему.
  - Ваше Величество, - Дора подошла ко мне и схватила за рукав, когда я уже собиралась выскользнуть за дверь, - что-то тут не так. Почему Его Величество не приехал во дворец? Остановился в таком непонятном месте?
  - Глупости! Наверно, у него на то были свои причины, - я зло вырвалась из рук служанки, - иногда, знаешь ли, очень сложно быть королем!
  - Не ходите, Ваше Величество, - Дора умоляюще смотрела на меня, - сердце мое неспокойно. Как бы беды не случилось.
  - Не переживай, - я ободряюще улыбнулась и положила девушке руку на плечо, - с рассветом я вернусь, никуда вы граурги теперь от меня не денетесь, раз уж я решила стать вашей королевой.
  
  Выйти за ворота замка, не составило труда. Начальник охраны предложил мне дать несколько солдат в сопровождение, но когда я отказалась, настаивать не стал. Оно и к лучшему, у меня совсем не было времени возиться с ним.
  На улице было чудесно. Это была одна из тех последних ночей лета, когда кажется, что все вокруг еще наполнено жизнью, но холодный ветер уже приносит с Северного леса грусть осени. В такие ночи единственное, чего ты хочешь - сидеть где-нибудь на краю мира с любимым, укутавшись в тепло его объятий, и любоваться на далекие загадочные звезды.
  Здание представительства людей находилось на главной улице Золотого города, поэтому мне не составила труда его найти. Было уже довольно поздно и вокруг не было ни души. Дойдя до нужного места, я остановилась перед зданием. В одном из окон виднелось едва различимое свечение. Там точно кто-то есть! Сердце на мгновение остановилось от нереальности происходящего, а затем забилось так сильно, что у меня даже перехватило дыхание от чувств клокотавших внутри. Я со всех ног бросилась внутрь.
  - Артур! Артур! Где ты? - я бежала почти на ощупь по пыльным коридорам уже много лет всеми покинутого здания, ничего не видя от слез, стоявших в глазах. - Это я, Майя! Я пришла!
  Наконец-то я вбежала в комнату, из которой исходил увиденный мной свет. В центре комнаты стоял магический шар, переливающийся теплым пламенем внутри своей стеклянной оболочки. За ним, практически скрытый в тени, стоял кто-то, укрытый плащом с ног до головы.
  - Артур? - я сделала неуверенный шаг навстречу фигуре.
  - Нет, Ваше Величество, - ответил мне грубый мужской голос, от которого все внутри похолодело, - к сожалению, Его Величества здесь нет.
  Мужчина сделал шаг к свету и ловким движением сбросил капюшон. Передо мной стоял граф Роверти.
  - Удивлены, Ваше Величество? Я, конечно, знал, что умом вы не блещете, но попасться в столь очевидную ловушку человеку, который еще недавно был одним из лучших шпионов Маркуса... Это просто смешно.
  Я стала отступать назад, пытаясь нащупать на поясе меч, но оружия там не оказалось. Это действие не ускользнуло от графа, который откровенно потешался надо мной.
  - Что-то потеряли, Ваше Величество? Неужели вы так спешили к своему мужу, что даже забыли меч, который мальчишка так предусмотрительно подарил вам как раз для таких случаев. Очень плохо, Ваше Величество, вы меня расстроили, - слова мужчины сочились ядом. - Даже не думайте, что сможете убежать от меня сегодня.
  Послышался шум шагов, и все дверные проемы, которые выходили из комнаты, перегородили мужчины в плащах.
  - Что вам нужно, граф? - я зло озирала по сторонам, пытаясь придумать, как пробраться к окну, которое в этот момент было моей последней надеждой на спасение.
  - Что мне нужно? - Роверти зло улыбнулся. - Чтобы вы, Ваше Величество, исчезли с нашей земли раз и навсегда. Наш славный король еще очень молод, и это нормально в его возрасте совершать ошибки. Задача же Совета как раз в том, чтобы его от этих ошибок оберегать. Граургами не будет править человеческая потаскуха! Пока я жив, я не допущу этого!
  - Это измена граф! И вы знаете, что Артур сделает с вами, когда приедет.
  - Я уверен, что Его Величество поймет, какую ошибку совершил, и выберет себе достойную спутницу, которая родит ему великого Кемплийского, наделенного истинным даром Латаниэля.
  - Он убьет вас, и весь ваш Совет, - хладнокровно парировала я, - и вы знаете это, граф.
  - Что ж, так это или нет, вы, Ваше Величество, в любом случае не узнаете. С рассветом вас в Золотом городе уже не будет.
  Вдруг мне стало очень страшно. Я внезапно осознала, что все, что тут происходит, совсем не сон. Этот мужчина хочет разлучить нас с Артуром, снова, и нет ничего, что могло бы препятствовать этому. Почему судьба так жестока к нам?
  - Не смей прикасаться к госпоже!
  Неожиданно из одного проема вылетел Руи, сбив с ног одного из помощников Роверти, и встал между мной и графом, высоко держа меч перед собой. Парень был в ярости, его глаза горели желанием убивать.
  - Ваше Величество, почему вы не сказали мне? Зачем ушли одни? Даже оружие не взяли! - гневно бросил помощник через плечо.
  - Так, так, так, - процедил граф, - а вот и один из прихвостней Марсела пожаловал. Еще один дорвавшийся до власти человечишка на земле граургов. Что ж, стоит и им заняться, уж больно много о себе возомнил этот щенок. Но, конечно, только после вас, Ваше Величество, - Роверти склонился передо мной в шуточном поклоне и тут же голосом, от которого стыла кровь в жилах, отчеканил, - схватить мальчишку!
  Руи оттолкнул меня в сторону и бросился на граургов в плащах. Их было четверо или пятеро, они напирали на парня с разных сторон, не давая опомниться. Кто-то задел ногой магический шар, от удара он разбился и магический огонь вырвался на свободу, мгновенно охватив пламенем деревянные полы и настенные панели. Комната запылала, придавая всей этой ситуации еще больше неразберихи. Как же в этот момент я хотела помочь Руи, но из-за своей глупости, я была бесконечно беспомощна.
  - Ваше Величество, бегите! Я задержу их!
  Граург обернулся, чтобы крикнуть мне эти слова, но в ту самую секунду, когда он отвлекся, один из его соперников выждал момент и, сделав роковой выпад вперед, воткнул меч промеж ребер парня. Нападавший отступил назад, выронив окровавленный меч. Кажется, он и сам не ожидал, что так произойдет.
  - Руи, нет! - закричала я, но было уже поздно.
  - В-ва-ше В-вели-чест-во, прости-те, - прошептал умирающий граург, захлебываясь собственной кровью, и упал на пол лицом вниз.
  Я взвыла от горя. Единственное, чего мне сейчас хотелось это убить этого ублюдка. Но моему желанию не суждено было сбыться.
  - Поднимите ее, - услышала я голос где-то за стеной боли, обрушившейся на меня.
  Меня дернули вверх пара крепких рук. Открыв глаза, я увидела перед собой графа, и стену из пламени за его спиной. Той частью сознания, которая еще могла мыслить трезво, я с удивлением отметила, что граф не выглядел счастливым.
  - Кровь этого парня на твоих руках, человек. Видит небо, я не хотел его убивать. Лучше бы ты никогда не встречалась бы с нашим королем. Ты мне противна. Но я не могу убить тебя. Ты все забудешь, и вернешься в Велинию, чтобы начать жизнь, в которой ты не будешь знать ничего ни про Артура, ни про Латанию. Можешь считать это моим подарком тебе.
   Мужчина зажал мне нос, и когда мне пришлось открыть рот, чтобы вдохнуть воздуха, влил в рот какую-то непонятную субстанцию. Перед глазами сразу поплыло, и стало тяжело дышать. Я начала терять сознание, но кто-то подхватил меня на руки и не дал упасть на пол.
   Артур, прости, я опять покидаю тебя, даже не попрощавшись...
  
   Артур Кемплийский
  
  Мы с Марсом стояли на холме, и с высоты любовались на Золотой город, сияющий в лучах утреннего солнца. Погода была чудесной, какая редко бывает в это время. Хоть наши генералы и негодовали, что Его Величество решил от них оторваться, чтобы приехать в столицу первым и удивить Ее Величество, спорить с королем было делом бесполезным, тем более когда он был до беспамятства влюблен, и после свадьбы три месяца не видел своей супруги.
  - Марс, как ты думаешь, - я с надеждой посмотрел на парня, как будто именно от него зависело мое счастье, - она там? Ждет меня?
  - Не переживай, я уверен в этом, - с улыбкой ответил друг. - По моим подсчетам, у нее уже должен будет заметен животик.
  - Животик? Подожди, ты думаешь, что...
  Марс закатил глаза к небу.
  - Ваше Величество, я, конечно, понимаю, что двадцать восемь лет - это по меркам граургов еще период глубокого детства, но вы уже почти двадцать лет управляете нашей землей. Неужели вы думаете, что дети просто с неба к нам на голову падают? Конечно я думаю, что Ее Величество беременна. На это и был расчет, а иначе я бы ее и близко к нашим покоям не подпустил до свадьбы, что бы вы оба мне ни говорили.
  Я был настолько шокирован этой новостью, что даже пропустил колкость Марса мимо ушей. Теперь медлить точно было нельзя. Я подбежал к своему коню и быстро вскочил в седло.
  - Марс, я должен как можно скорей ее увидеть, - я развернул коня и галопом понесся к стенам столицы.
  - Меня хоть подождите, - послышалось гневное негодование человека мне в след.
  Марс догнал меня уже при въезде в город. Он был очень зол, что я бросил его, но старался не показывать этого. Видимо решил, что сначала даст мне порадоваться встрече с Майей, а уж потом отчитает. Я улыбнулся своим собственным мыслям о помощнике, но тоже решил промолчать.
  На улицах было пустынно. Вокруг стояла какая-то зловещая тишина, и город казался вымершим. Звон подков наших коней эхом отражался от стен домов и неприятно бил по ушам. Становилось как-то жутко.
  - Марс, что происходит? - я посмотрел на парня, но тот и сам, кажется, был растерян.
  Из из-за угла к нам на встречу вышел одинокий путник. Он шел по дороге, весь закутанный в плащ и все время опасливо оглядываясь по сторонам, как будто боялся чего-то. Заметив двух всадников, его взгляд упал на наши мечи и глаза сделались совсем испуганными. Мужчина запаниковал и попытался скрыться в ближайшем переулке, но я был быстрее, и в один скачок перекрыл ему дорогу к отступлению.
  - Милейший, простите, - начал я, вежливо поклонившись граургу, который испуганно поглядывал на меня снизу вверх из-под тяжелых бровей, - мы с другом только сегодня прибыли в Золотой город, и хотели бы узнать, почему на улицах нет никого. Это так странно. Сколько я себя помню, этот город никогда еще не выглядел таким мрачным, как сейчас.
  - Ты что, про Совет не знаешь и новые указы?
  Пристально посмотрев на меня, мужчина понял, что ни о чем подобном я и понятия не инею. Его взгляд немного смягчился.
  - Лучше бы вам до темноты найти себе кров, если вы не хотите, чтобы сегодня ночью вас отправили в Бездну. В Латании сейчас неспокойно.
  Сказав это, он юркнул в пространство между конем и стеной, и скрылся из виду в тени городских стен. Я застыл, недоуменно уставившись перед собой.
  - Что происходит? Я думал, что Майя вдохнет немного жизни этот город...
  Догадка пронзила меня, словно молния. Я похолодел от мысли, что могу быть прав. Взглянув на Марса, я увидел в его глазах отражение своего страха.
  - Майя, - хором выдохнули мы, рванув к замку.
  
  До дворца мы летели, словно наc преследуют демоны, насмерть загоняя наших коней. Стражники у первой и второй стены пытались препятствовать двум незнакомцам в плащах, но были просто сметены какой-то невидимой силой, отбросившей их в разные стороны с нашего пути. Марс, не прерывая бега, быстро и, кажется, задумчиво посмотрел на меня, но я был так зол, что ничего не замечал вокруг.
  Атмосфера вокруг становилась еще более напряженной по мере приближения к замку. Он больше не сиял на солнце, как мне показалось утром, а скорее хранил зловещее молчание, мрачно взирая с высоты, словно и был тем корнем зла, что пожирал теперь мою землю.
  Когда лошади подошли к дворцовым ступеням, навстречу вышел только один хмурый конюх, который что-то бессвязно бормотал себе под нос. Он даже не посмотрел на всадников, что стояли перед ним, и лишь молча взял животных под узцы и увел к стойлам. Подняв глаза наверх, я увидел Кайрена, который неизменно стоял на ступенях и терпеливо ждал моего приезда. От одной этой незначительной мелочи, мне стало так хорошо на душе, что, еле сдерживая слезы на глазах, я бросился к старому дворецкому.
  Подойдя к мужчине, я сжал его в объятиях.
  - Кайрен, как я рад тебя видеть! Что здесь происходит? Все какие-то странные. Только ты, мой верный друг, все такой же!
  - С возвращением, Ваше Величество, - граург низко мне поклонился, - простите, что встречаю вас один. Вы можете наказать меня потом, но сейчас поспешите в зал посещений. Вас там уже ждут. Это очень важно, мой король.
  Только сейчас я заметил, как постарел Кайрен. Меня не было всего три месяца, но по усталому лицу дворецкого казалось, что с того момента прошло не меньше полвека. Ни говоря не слова, я бросился внутрь, Марс не отставал от меня.
  Не знаю, как долго мы бежали по коридорам, мне показалось, что целую вечность. Увидев нужную дверь, я со всей силы толкнул бедное дерево ногой, отчего оно, не выдержав напора, слетело с петель. Пройдя через поднявшееся облако мелкого камня и пыли, я остановился в центре залы. Передо мной стояли семь членов совета, и около двух десятков стражников. Впереди всех, прям напротив меня сидела девушка с распухшими от слез красными глазами и тихонько всхлипывала. Все, кроме графа Роверти и Аволуса, казались очень печальными. Майи нигде не было видно.
  - Где моя жена? - ледяным голосом спросил я, отчего сидящая на полу девушка испуганно затряслась.
  - В-ваш-ше В-велич-честв-во, - пробовала выговорить несчастная, но язык не слушался ее.
  - Ваше Величество, - взял на себя инициативу граф Роверти, гостеприимно раскрыв объятия навстречу мне, - мы рады приветствовать вас в добром здравии в столице после такого долгого похода, и мы надеемся...
  - Где моя жена, граф? - резко перебил я мужчину.
  Тон моей речи был совсем не дружелюбный, отчего граург недовольно поморщился, но все же не стал перечить.
  - Эта девушка, - он указал на несчастную, рыдавшую у моих ног, - была служанкой у Ее Величества. Она не уследила за ней. Однажды утром мы все проснулись и узнали, что Ее Величество исчезла, - граф подошел к нам почти вплотную, его лицо выражало искренне сожаление и скорбь, - поговаривают, что кто-то видел, как она уезжала из города с парнем, который был ее помощником в то время. Руи, кажется его звали.
  - Ты лжешь! - закричал Марс и молниеносным движением руки приставил меч к горлу графа. - Майя и Руи не могли так поступить!
  - Милорд прав, - девушка, которая сидела на полу, бросилась ко мне и схватила за руки, - Ее Величество очень ждала вас, и в ту ночь, она получила письмо. Кто-то написал ей от вашего имени, Ваше Величество! Майя бросилась к вам навстречу, и даже слушать меня не стала, когда я сказала, что это ловушка. Я просто попросила Руи приглядеть за ней.
  - Вздор! - граф презрительно отстранил от себя меч Марса и грозно посмотрел на девушку. - Это все бредни глупой девчонки! У меня есть свидетели, которые готовы, все подтвердить мои слова.
  - Ваше Величество, - вперед выступил капитан личной королевской стражи, - это наша вина, что мы не сберегли королеву, когда вы так рассчитывали на нас. Мы готовы к смерти, но Дора, - он с встревоженно глянул на девушку, - она ни в чем не виновата. Прошу, простите ее, Ваше Величество.
  Поднялся шум. Все происходило так быстро, что я не мог понять до конца, кто прав, а кто виноват. Одно я понимал точно: Майя исчезла, и никто не знает, где она. Сердце плакало от боли.
  - Хватит! - закричал я. Все голоса вмиг смолкли. - Ваша ругань не вернет мне ее! Что толку от вас всех, если вы упустили одного единственного человека, который был мне дорог!
  - Ругань может и не вернет, - послышался скрипучий старческий голос откуда-то из-за спины, - но правда поможет восстановить справедливость, успокоит израненное сердце и дарует ему надежду. А это уже немало, не так ли, Ваше Величество?
  Я повернул голову, и увидел за спиной двух хранителей Цитадели, одетых в длинные рясы. Это был Его Святейшество, милорд Гол'Лардхол, вместе со своим учеником и приемником Баркасом. Их лица излучали покой и спокойствие, и ничего не могло нарушить этого.
  Все, кто были в зале склонились при виде главы Цитадели.
  - Ну что вы, - тихо засмеялся эльф, - не стоит мне, старику, отдавать столько чести. Артур, - он протянул мне руку, которую я тут же поцеловал в знак безграничного уважения, - я давно не видел тебя, мой мальчик. Совсем забыл про старика.
  - Простите, Ваше Святейшество, это было ошибкой с моей стороны. Я непременно зайду к вам на днях.
  - Не стоит, - снисходительно улыбнулся мужчина, - боюсь, что после того, что я сейчас сообщу, у тебя точно не останется времени на такие глупости.
  - Ваше Святейшество, это такая честь для нас, - пробовал вклиниться в разговор граф Роверти, на его лице можно было прочесть панику. Такого развития событий он точно не ожидал, - чтобы хранители Цитадели да вмешивались в дела земли...
  Эльф легонько хлопнул в ладоши, и речь графа прервалась на полу слове. Он еще пытался что-то сказать, но мог лишь беспомощно открывать и закрывать рот, как рыба, выброшенная на берег.
  - Ну и хорошо, - удовлетворенно произнес старик, - а теперь, когда нам никто не помешает, я бы хотел сказать вам одну очень важную вещь, Ваше Величество. Недавно мне было видение, - Его Святейшество сделался предельно серьезным, - в котором я увидел, что на самом деле случилось с Ее Величеством. Это именно та правда, которую сегодня я принес в этот дворец.
  Я бросился к эльфу и упал перед ним на колени. В тот момент в моей душе не было место для гордости. Лишь она. Она была для меня всем, и только ради нее я жил в этом мире. Любой, кто посмел встать у нас на пути, сполна заплатит за это.
  - Что с ней? - в глазах было мутно от слез. - Прошу, милорд, скажите, что она жива!
  - Не волнуйся, мой мальчик, старик ласково погладил меня по щеке, - она жива, и твой сын, который живет в ней, тоже жив. Но королева сейчас далеко, очень далеко отсюда. И я не знаю, как тебе найти ее. Но одно я знаю точно, - Гол'Лардхол поднял глаза и окинул Совет взглядом, полным ненависти, на который только был способен семисотлетний старик, - Совет отобрал Майю у тебя.
  Эти слова, такие странные и, кажется, почти невероятные, эхом отразились в моей голове. Еще несколько секунд я не мог в них поверить, а потом, взревев от боли, словно раненный зверь, выпустил на волю всю силу дара, клокотавшего внутри меня.
  
  Ознакомительный фрагмент. Полный текст по ссылке:
  
   Анна Рал "Сказание о Латании, земле демонов. Рождение короля"
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Т.Мух "Падальщик 4. Единство"(Боевая фантастика) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) А.Чудайкин "Химия Зла"(Антиутопия) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"