Raptor: другие произведения.

Фата сумерек. Часть 1. Глава 2. "Гадкий утёнок"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Глава 2.
  Гадкий утёнок.
  
  Никто из сослуживцев не знал, что означает его прозвище. Некоторые были абсолютно уверены, что оно происходит от английского 'to reap' - 'пожинать'. Но это было глупое предположение, ведь гораздо логичнее было назваться 'Рипером', то есть 'Жнецом'. Он же был просто Рип.
  На самом деле, расставшись со своим человеческим именем, Владимир вспомнил надписи R.I.P. на могильных камнях. Аббревиатура от латинского 'Requiescat in pace', или от английского 'Rest in peace'. Покойся с миром. И поскольку он морально похоронил сам себя, эта ассоциация показалась ему идеально подходящей. Он превратился в живое надгробие.
  Как бы там ни было, Рип был одним из тех немногих, сумевших окончательно и бесповоротно завязать со своим прошлым, отринув всё, что было до инициации. Это позволило ему стать одним из лучших. Фактически, образцом, с идеальным послужным списком. Вот почему его неожиданный прокол стал настоящей сенсацией. И дело было вовсе не в том, что по ошибке нерадивого диспетчера он едва не совершил преступление. Проблема крылась в его дальнейших действиях. Когда он забрал умирающую девушку и помчался в ближайшую больницу. Наверное, он был страшен в те часы, даже в своём человеческом обличии. Потому, что медицинский персонал, дежуривший тем вечером, моментально терял всяческий гонор. Лишь один раз старшая медсестра осмелилась сказать, что больную нужно сначала поместить в приёмный покой, на что Рип просто взревел 'В реанимацию! Немедленно!' Моментально появился дежурный врач. Карину спешно уложили на каталку и повезли в реанимацию. Усевшись на стул в пустом коридоре, Рип включил инфоком и стал изучать сведения о пострадавшей. База была доступна, значит, пока что, его не отключили. Оказалось, что Карина - сирота. Живёт с тёткой. Телефон тётки был доступен и Рип связался с ней. Вместо беспокойства, женщина выразила, скорее, раздражение сложившейся ситуацией. Оказалось, что это она отправила племянницу в магазин за продуктами. Рипу показалось, что она даже не собирается приезжать в больницу, но она всё же поинтересовалась о местонахождении Карины и, охая, положила трубку.
  Дожидаясь её, Рип пребывал в ужасном настроении. Где-то там, в десяти кварталах от него, в подворотне догнивала его добыча, которую, возможно, уже обнаружили сумеречные стервятники. От волнения, голод слегка притупился, но теперь возвращался вновь, всё сильнее сводя его с ума. Рипу было обидно до горечи, что он остался голодным. Но он чувствовал, что поступил правильно.
  Его одинокая фигура с максимально надвинутым капюшоном чернела в больничном коридоре. Парадокс. Он - смерь, пришёл, чтобы спасти жизнь. Над его головой хлопнула и погасла лампа. По коридору зашагали две пары ног. Рип повернул голову и увидел полицейских. 'Медики увидели синяки на её лице и тут же сообщили куда надо'.
  -Здравствуйте, тут девушку доставили, -ещё на подходе заговорил полицейский в лейтенантских погонах.
  Поднявшись со стула, Рип шагнул к ним навстречу и вынул удостоверение.
  -Всё в порядке. Это я её обнаружил. Пару раз хлестнул по щекам, пытаясь привести в чувства. Думал, что пьяная, -объяснил он.
  Увидев высокое звание, прописанное в документе, полицейские тут же сменили тон на более почтительный.
  -Но я взгляну на неё всё-таки. Чистая формальность, -произнёс один из них.
  -Разумеется.
  Полицейский прошёл в реанимацию и очень быстро вернулся обратно, подтвердив, что проблем действительно нет. Попрощавшись, служители правопорядка покинули больницу. Разумеется, у Рипа не было никакого удостоверения. Он показал им обычную бумажку, на которой ничего не написано, и внушил обоим, что предъявляет документ. Это был самый популярный трюк, используемый сумеречниками при общении с ведомственными элементами.
  
  Наконец, появилась родственница Карины. Полная женщина в очках и с химическими кудрями. За пятнадцать минут, которые они просидели рядом, она вывалила Рипу всю подноготную: про свою непутёвую племянницу, и про свою сестру, на смертном одре попросившую её взять дочь на попечение. Из её нудного монолога, Рип понял, что сама-по-себе Карина хорошая, просто её тётка неуживчивый человек. Поэтому племянница её раздражает. Это Рипа нисколько не волновало. Он упрямо дожидался результата. Нужно было убедиться, что его старания прошли не зря.
  Появившийся усталый доктор сообщил им, что состояние пациентки стабилизировано, но ей придётся провести в реанимации ещё пару дней. Сделав короткий выдох, Рип поднялся со стула и, не попрощавшись с женщиной, быстро пошёл к выходу. Впереди его ждали неприятности. Он это прекрасно знал. Не знал лишь масштаба этих самых неприятностей.
  'Ничего', -думал он. -'В любом случае, отвечать будем вместе с Фаустом. Эта скотина не отвертится'.
  
  Вернувшись на базу, Рип сразу почувствовал напряжение вокруг себя. Неприятные взгляды сверлили его со всех сторон, но никто из сослуживцев не решался к нему обращаться. Прямым ходом, он направился в пищеблок. Голод нужно было срочно усмирять, пускай и таким позорным для охотника-добытчика образом.
  В пищеблоке как раз заправлялись сотрудники диспетчерской службы. Стараясь ни на кого не смотреть, Рип подошёл к раздаточному автомату и приложил палец к кнопке. Выскочила чёрная капсула. Он подсоединил её к запястью правой руки, в районе вены, и нажал на зелёный сенсор. Капсула пшикнула и завибрировала. По телу сразу разлилось приятное тепло насыщения. По крайней мере, от голода он избавился.
  На выходе из пищеблока, Рип столкнулся с Фаустом. Кудрявый, веснушчатый повеса сразу же начал что-то лепетать.
  -Рип, я...
  Ни говоря ни слова, охотник врезал ему в челюсть и ушёл. Это было нарушение внутреннего устава, за которое его по головке не погладят, но раз уж он всё равно увяз по уши, так почему бы не выпустить свою злобу наружу? К тому же Фауст вряд ли пойдёт на него жаловаться, учитывая серьёзность его ошибки.
  Больше всего Рипу хотелось вернуться домой и поскорее забыться сном. Но он понимал, что этого лучше не делать, поскольку отдохнуть сегодня ему не дадут. Спустившись на квартирный этаж, он тут же увидел возле своей двери крупную, высокую фигуру мужчины в очках и с сильной залысиной. Это был напарник Рипа - Юрист. Прозвище у него было такое, а в прошлом его звали Романом. Он неслучайно ошивался в коридоре. Он ждал его возвращения.
  -Даже не спрашивай ничего, -ещё издали остановил его Рип, и повернул к двери.
  -Я и не думал, -гнусаво пробасил тот, открыл перед ним дверь в комнату-келью и вошёл следом.
  Охотники жили в маленьких комнатках с двумя кроватями и общим столом. Этого было достаточно, чтобы отдохнуть после напряжённой работы. Рип тут же улёгся на свою лежанку.
  -Чай будешь? -спросил напарник.
  -Не хочу.
  -Успокойся. Всё будет нормально.
  -Угу, -Рип закрыл глаза.
  Меньше всего ему сейчас хотелось разговаривать. Разум ожидал лавину неприятностей, готовую вот-вот на него накатить.
  'Внимание! Легат вызывает гамма-инфильтатора Рипа!' - сообщил репродуктор внутренних оповещений.
  -Так я и думал, -поднялся Рип. -Отдохнуть мне сегодня не дадут.
  -Хорошо, что сам батя вызывает, а не этот козёл Воланд, -попытался утешить его Юрист.
  -Батя вызывает только по особым случаям. Так что ещё неизвестно, что лучше.
  Горько усмехнувшись, Рип вышел из комнаты, и направился к лифту. На административном этаже он увидел группу администраторов-егерей, во главе с Воландом - лысым, круглолицым мужчиной с маленькими злыми глазами. Когда Рип проходил мимо, того аж передёрнуло, и было заметно, что он с трудом удержался от едкой реплики. Но сдержался, понимая, что распекать Рипа собирается более высокое начальство.
  Постучавшись в дверь кабинета, Рип услышал 'Войдите!' и вошёл.
  Мизгирь сильно постарел со времени их первой встречи. И хоть человеческое тело, наделённое сумеречной генетикой, прекращает стареть в физическом плане, моральная старость буквально сквозила наружу, через усталые глаза, через осунувшееся лицо и сутулую фигуру легата. Мизгирь никогда не ругал Рипа. Просто потому, что тот никогда не давал ему повода для этого. Этот вызов 'на ковёр' был первым за его долгую, безупречную практику.
  Кабинет Мизгиря был тёмным. Единственным источником света была зелёная лампа на столе.
  -Присаживайся, -Мизгирь указал на кресло, расположенное напротив. -Рассказывай.
  -О чём рассказывать? -послушно уселся Рип. -Вы и так всё уже знаете.
  -Знать-то знаю. Мне интересно другое. Что творилось у тебя в котелке, сынок? Какая муха тебя укусила? Ведь я от кого угодно мог ждать 'сюрприза', но только не от тебя.
  -А Вы задайте вопрос диспетчеру Фаусту. Может он прояснит?
  -Ах-х, -Мизгирь скрипнул зубами и отмахнулся. -Не говори мне про него. Всё, с ним разговор короткий. Устал я от его выходок. Пусть Воланд меня с дерьмом сожрёт - не буду больше его родственничка выгораживать перед Ареопагом. Хватит. Речь не о нём. С ним всё понятно. Меня другое интересует. Когда угроза миновала, почему ты оставил место охоты? Почему не съел кукол? Почему понёсся с этой девчонкой, как курица с яйцом?
  -Откуда же я знал, что угроза миновала? Поймите, я же чуть не съел священную корову в Индии. Что может быть хуже?
  -Ты был причиной сердечного приступа ведомственного элемента? Нет. Значит первая директива не была нарушена. Фауст хоть и дурак, но был прав, когда велел тебе бросить вэ-эл и заняться куклами. Это не твоя головная боль.
  -Там человек умирал. А мы стоим на страже человечества.
  -Опять ты неверно трактуешь нашу главную стратагему. Мы защищаем человечество от кукольного дисбаланса. А не работаем спасателями. Если человек попал в беду, значит такова его судьба. Значит к этому его подвели Высшие. И ему суждено, понимаешь? Суждено погибнуть. Мы не должны в это вмешиваться. Это не наш геморрой.
  -А как же инициаты? -спросил Рип. -Почему вы вмешались, когда я...
  -Не путай тёплое с мягким! -Мизгирь раздражённо хлопнул ладонью по столу. -Ты знаешь, как и почему вербуют инициатов. Они добровольно обрывают своё существование. А мы лишь предлагаем им альтернативу. Человек, гибнущий по независящим от него обстоятельствам не может быть инициатом.
  -Почему не может?
  -Потому, что не может! Рип, не зли меня, я тебя умоляю. Я уже сегодня такого наслушался... Просто скажи мне, зачем ты повёз девчонку в больницу?
  -Я боялся, что если она погибнет, то меня уже точно признают виновным и нейтрализуют.
  -Вот как? А если бы она умерла по дороге? В твоих лапах! Ты понимал, как сильно рискуешь?
  -Но я её спас.
  -Спа-ас... Смотрите-ка, какой герой... -Мизгирь вздохнул, подумал немного и уже спокойным тоном спросил у него. -Она тебя точно не видела?
  -Нет. Когда я приблизился, она была уже без сознания.
  -Молись, чтобы эксперты ничего такого не выудили из её памяти. Ох, Рип, Рип. Вот уж от кого я не ожидал такого подвоха. Ладно, ступай. Будем надеяться, что пронесёт... Ах да, -он задержал его уже на выходе. -Я конечно всё понимаю, но рукоприкладство... Без этого никак не мог?
  -А что, Фауст уже нажаловался?
  -Нарушение Устава недопустимо. Ни при каких обстоятельствах. Проявление агрессии внутри коллектива запрещено. Если бы не озабоченность более серьёзной проблемой, подобная выходка поставила бы под угрозу твою карьеру, Рип.
  -Если бы не эта серьёзная проблема, я бы не стал бить Фауста по морде, -ответил тот.
  -Всё, иди, -махнул рукой Мизгирь. -Свободен. Пока что...
  
  После разговора с начальником, Рип решил уехать домой. Настроение у него было таким плохим, что он уже опасался сорваться ещё на кого-нибудь. Голод больше не мучил его, но зато появились новые, неприятные позывы, которые он сперва не понял, а затем, расценил как безумие. Ему почему-то всё сильнее хотелось отправиться в больницу, и навестить Карину. Это чувство было сродни желанию преступника вернуться на место преступления. Он пытался бороться с этим, но всякий раз опасная потребность возвращалась к нему, не давая покоя. Рип понимал, что если вернётся, то даст дополнительный повод для злопыхателей и дискредитирует себя. Он и так уже наворочал слишком много дел, но если, покамест, он ещё мог обосновать свои поступки логически, то возврат к тем же самым 'граблям' уже вызовет нежелательные подозрения.
  Встреча с Кариной выглядела слишком опасным безрассудством. Это было понятно без всяческих объяснений. Но Рипа тянуло к ней сильнее, чем сдерживал стопор здравого смысла. Это было какое-то гипертрофированное чувство ответственности, которое сам Рип не мог объяснить. Он ощущал связь, возникшую между ними, и эта связь оказалась крепче, чем запреты и предписания. Чем же она так его привязала?
  Лёжа в своей кровати, Рип усиленно пытался разобраться в причинах этой подсознательной тяги. 'Неужели я влюбился в эту белобрысую моль?' - насмехался он сам над собой. И тут же понимал, что никакая это не любовь. Во всяком случае, не любовь мужчины к женщине. Ему было прекрасно знакомо это чувство, и до сих пор, даже сейчас, он отлично улавливал его отголоски, вспоминая свою Верочку. Нет, это не та любовь. Это что-то другое. Что-то новое и неиспытанное. Рип столкнулся с тем, о чём вообще ничего не знал. Чувство было не слабее его ушедшей любви, а может быть даже и посильнее её. При том, что Карину он видел совсем недолго, и вообще с ней не общался. Откуда же оно возникло? Ведь появилось оно не сразу, как только он её увидел...
  Рип начал терзать свою память, восстанавливая недавнее событие в хронологическом порядке, по мельчайшим фрагментам. Необъяснимые колыхания в его душе начались, когда он направлялся с Кариной в больницу. И это был странный коктейль из беспокойства, страха и переживаний, откликающихся из прошлого, когда он так же волновался за Веру. Но Карина - это не Вера. И заменить ему Веру она не могла. К Карине у него возникли особые чувства. Девушка ассоциировалась у него с беспомощным птенчиком, тонувшим в луже, которого он спас, проходя мимо. Спас, и оставил сидеть на земле, мокрого и измотанного. А сам пошёл дальше по своим делам. Вот только разум постоянно возвращал его обратно. Туда, где он оставил спасённое существо.
  Эти чувства были опасными, но на ранней стадии Рип не сильно придавал этому значения. Он дал волю своему любопытству, которое, по его мнению, помогало отвлечься от неприятных мыслей.
  
  Навестить девушку он решился через пару дней, хотя не вполне понимал, зачем это делает. 'Чувство брошенного птенца' успело притупиться. И смысла в данном поступке не было никакого. За Кариной было кому присмотреть. Всё-таки она была не одна. Тем не менее, Рип, повинуясь какой-то мысленной инерции, отправился в больницу. Он не планировал там задерживаться, и даже не желал повидаться с больной. Изначально он решил довольствоваться информацией о её состоянии. Но в итоге всё получилось не так.
  Первым вопросом доктора был: 'так это Вы её привезли?'
  -Да, я, -с удивлением признался Рип.
  -Она про Вас все уши прожужжала. 'Кто Вы и как Вас найти?'
  -Зачем?
  -Хотела поблагодарить, наверное. Хорошо, что Вы сами пришли. Ваш визит должен пойти ей на пользу. Идёмте, я провожу Вас к ней.
  Рипу это сразу не понравилось, но он всё-таки пошёл за врачом.
  
  Карина очень обрадовалась, когда доктор привёл её спасителя. Девушка даже хотела подняться с кровати, но её убедили этого не делать. Двигаться ей ещё было рано.
  -Как Вас зовут? -спросила она, шевеля своими синеватыми губами.
  -Владимир, -Рип назвал своё прежнее имя, резонно посчитав, что сумеречное ей знать не обязательно.
  -Огромное Вам спасибо. Я уже думала, что мне никто не поможет. А потом, когда мне рассказали, я всё пыталась представить, как Вы выглядите.
  -Я тебя не разочаровал? -слегка улыбнулся Рип. -Не против, если мы будем на ты?
  -Конечно. Я бы не разочаровалась в любом случае. Мне просто было важно узнать, как выглядит мой спаситель.
  -Теперь ты это знаешь. Полегче стало?
  -Гораздо.
  -Извини... -Рип почувствовал жжение в глазах, и поспешно надел тёмные очки, прежде чем радужка начала предательски светиться. -У меня с глазами проблема. Светобоязнь.
  -Ничего, ничего, -сочувственно ответила Карина. -Мне кстати тоже глаза проверяли сегодня утром.
  -Проверяли глаза? Зачем? -Рип понял, о чём она говорит, и задал вопрос только лишь потому, что хотел узнать подробности.
  -Не знаю. Приходили двое каких-то врачей. У них были приборы странные. Надели мне на глаза очки. Вопросы какие-то задавали. При этом я как будто была под гипнозом. Ни одного вопроса не помню.
  -А-а, -кивнул Рип. -Понял. Это потому, что у тебя синяки на лице. Они думали, что тебя били. Проверяли, нет ли сотрясения.
  -Вон оно что, -кивнула Карина. -Теперь понятно.
  Нет, ей было не понятно. Откуда она могла знать, что к ней приходили агенты экспертной комиссии Сумеречного Корпуса, которые пытались выудить из неё информацию, связанную с Рипом. Но всё обошлось. Они ничего не нашли. Карина не успела его увидеть. В принципе, уже можно было уходить, но он медлил.
  -Значит твоё самочувствие улучшается? -спросил он.
  -Не так быстро, как хотелось бы, но да. Врачи опасаются рецидивов, -ответила Карина.
  'Я их понимаю', -подумал Рип. -'Выглядит она плохо. Обычно такие долго не живут. А жаль. Впрочем, почему жаль? Какое мне до неё дело?'
  -Всё будет хорошо, -вслух произнёс он. -Ты выкарабкаешься. Но по тёмным переулкам одна больше не ходи. Не факт, что я опять подоспею к тебе на выручку.
  -Я усвоила этот урок! -ответила Карина. -Чёрт меня дёрнул срезать угол мимо той подворотни. Послушай, Володя, а что случилось с теми... Ну, которые меня...
  Рипа передёрнуло. Но не из-за воспоминаний о брошенной добыче. Просто 'Володей' его уже давно не называли. Последней, кто так его называла, была Вера.
  -Они-и, убежали, -он махнул рукой куда-то в сторону. -Я закричал на них, и они испугались. Не думай об этих уродах. Больше они тебя не обидят, никогда.
  -Я больше не буду искать с ними встреч, -Карина взглянула Рипу прямо в глаза, и впервые за долгие годы он не выдержал и отвернулся.
  
  -Ну и чего ты этим добиваешься? -спросил Юрист, вальяжно развалившийся на своей койке.
  -Ты о чём? -спросил только что вошедший в келью Рип.
  -Зачем ходил к ней?
  -Не лезь не в своё дело, Юрист. Ходил, значит надо.
  -Пойми, этим ты их только провоцируешь. Ты сам даёшь им козыри в руки.
  -Да плевал я на них. Меня тут никто не искал?
  -Нет. Но Воланд только о тебе и говорит. Какой ты злостный нарушитель, и как тебя нужно вздрючить. Была бы его воля - он бы тебя нейтрализовал.
  -Но у него нет такой воли, -Рип сел напротив него. -И пусть говорит, что хочет. Батя меня не сдаст.
  -А Ареопаг?
  -Поживём - увидим. Я узнал, что Карина меня не видела...
  -Карина?
  -Ну, тот вээл, из-за которого возник весь этот сыр-бор. Эксперты ничего не нашли, значит Ареопагу нет до меня дела.
  -Очень на это надеюсь...
  -А что там с Фаустом?
  -О-о, этого дебила разжаловали.
  -Только и всего?
  -Дядюшка сделал всё, что мог. Но такую оплошность замять нереально. Поэтому Фауст теперь мусорщик. В утилизационном отделе.
  -Можно сказать, что он легко отделался, -Рип лёг на свою лежанку, положив руку за голову.
  Потолок их кельи выглядел как металлическая крышка гроба с матовой лампой. Никаких излишеств, никаких декоров. Сумеречники не пытались устроить себе уют. Комнатушки охотников создавались не для жилья, а для отдыха в относительной изоляции.
  -Юрист, -обратился к напарнику Рип. -А как долго ты занимаешь эту клетушку?
  -Двенадцатый год, -ответил тот. -А что?
  -Ничего. Просто спросил... Ты ведь не имеешь другого жилья, как остальные охотники и я в том числе?
  -Нет. Когда-то у меня была квартира, но лет десять назад я от неё избавился. С тех пор живу только на базе. Мне этого вполне достаточно.
  -Я тебе завидую. Ты поднялся выше в своей сумеречной основе. Отрёкся от человеческого пережитка в виде собственной жилплощади. А я вот пока никак не могу. Во мне ещё слишком много человеческого осталось.
  -Ох, Рип... Мы с тобой давно дружим, и я успел хорошо тебя изучить. Если ты заводишь такие темы, значит прошлое опять начинает тебя испытывать.
  -Вовсе нет. С прошлым давно покончено.
  -Мне-то можешь не рассказывать. Другой может и поверит, что ты навещал ту девчонку только ради того, чтобы узнать результат её проверки экспертами.
  -Ну и зачем я, по-твоему, к ней ходил?
  -Хочешь узнать моё мнение? Я тебе скажу. Ты ходил к ней потому, что в тебе опять проснулся человек. Это первый признак хоморецессии.
  -Не пугай меня такими страшными словами, -усмехнулся Рип.
  -А я и не пугаю. Просто хочу напомнить, что те, кто рецессируют, начинают понимать это только когда становится уже слишком поздно.
  -Мне это не грозит.
  -Не зарекайся.
  Рип вздохнул. На душе у него было пасмурно. Он действительно не понимал, что с ним происходит. А разговор с напарником всё только усугублял. Юрист бил не в бровь, а в глаз. Самым жутким было то, что Рип понимал - любой вменяемый сумеречник на его месте сидел бы сейчас тише воды - ниже травы и тут же выкинул Карину из головы. А ему хотелось только одного - поскорее узнать о состоянии её здоровья. Он беспокоился о ней и ничего не мог с собой поделать. При этом, любые попытки выяснить причину такого влечения ни к чему не приводили. Ну не влюбился же он в неё, в самом деле. Конечно же нет. Это было что-то другое. Какая-то дурацкая, необъяснимая ответственность за её жизнь, которую он сам же для себя и выдумал.
  Рип попал в капкан собственного разума.
  
  *****
  Рип:
  Я не выдержал. Это оказалось сильнее меня. Возможно, Юрист прав. Возможно, я пошёл по пути самоуничтожения. Мне наплевать. Как только подвернулась возможность, я отправился в больницу к Карине. И каково же было моё удивление, когда я её там не обнаружил. Девчонку перевели в другую клинику.
  -Гематология? Но почему гематология? -удивился я. -Разве у неё что-то с кровью не в порядке? У неё же с сердцем проблема.
  -С сердцем, безусловно, -ответил доктор. -Но эта проблема не самая главная. Дело в том, что у пациентки обнаружилось кое-что похуже. Из области онкологии...
  -Рак?
  -Не в привычном понимании. Лимфопролиферативное заболевание. Подобными вещами занимаются гематологи. Ну а сердце мы ей поддержали как могли.
  
  Это было для меня полнейшей неожиданностью. Я тут же отправился в клинику гематологии, чтобы во всём разобраться и наконец-то увидеть саму Карину. Её лечащий врач сначала не хотел со мной разговаривать. Пришлось применить некоторые методы воздействия, чтобы он соизволил мне всё объяснить. Оказалось, что причиной сердечного приступа Карины была коварная, прогрессирующая болезнь лимфатической системы, известная как неходжкинская лимфома. Она действительно напоминает рак, и проявляется аналогичным образом, хоть и имеет иную природу. Лимфома поражает лимфоузлы, которые в свою очередь повреждают соседние органы, постепенно сдавливая их и прорастая внутрь, как опухоли, что в итоге приводит к летальному исходу. Главным коварством этой болезни является трудность её обнаружения при внутреннем воспалении. Когда увеличенные лимфоузлы видны, или прощупываются под кожей - взять пункцию и установить диагноз проще, нежели когда они увеличились в глубине грудной клетки и долгое время ничем себя не выдают. Больной начинает ощущать дискомфорт только когда процесс в его организме зашёл уже далеко. При этом сделать биопсию лимфоузла крайне проблематично, так как до него можно добраться только посредством полостной или торакоскопической операции. А это отнимает дополнительное время, и наносит ущерб и без того ослабленному организму. И даже после успешного проведения биопсии, далеко не факт, что клетки лимфомы будут обнаружены, поскольку, в отличие от традиционного рака, они могут размещаться где угодно. В любом из лимфоузлов. И их поиск напоминает игру в угадайку.
  Карина оказалась тотально невезучей. Лимфома долгие месяцы никак себя не проявляла. Не было ни одного симптома: ни повышенной температуры, ни ночной потливости, ни потери веса. Поэтому девушка и не думала обращаться к врачу, живя в неведении. Набухающий конгломерат воспалённых лимфоузлов располагался в непосредственной близости от сердца и первым делом атаковал перикард, после чего стал опутывать артерии. Тут-то и начались проблемы с сердцем, прежде всего выразившиеся в тахикардии. Карина, которая с детства знала о своём слабом сердце, этому не удивилась, и просто обратилась к кардиологу. Ей ошибочно диагностировали врождённый порок сердца, который и стал считаться основным диагнозом, в то время как про лимфому никто ничего не знал.
  Истину смогли установить лишь после приступа, свидетелем которого я стал. К тому моменту болезнь достигла четвёртой, критической стадии. Прогноз выживания Карины оказался где-то в районе нуля. Даже при воздействии поддерживающей химиотерапии, жить ей осталось недолго.
  Новость ударила меня словно обухом по голове. Я не ожидал такого поворота событий, и был просто шокирован. Удивительно. Ведь совсем недавно я сам едва не лишил Карину жизни. А теперь ненавидел убивающую её лимфому, словно личного врага. Что же со мной не так?
  Девчонка очень обрадовалась, когда я пришёл её навестить. Я даже увидел слёзы счастья на её глазах. Оказалось, что тётя её не посещает, и просто передаёт передачки через нянечек. Говорит, что болеет и боится её заразить. Но Карина этому не верит.
  -Я вижу, что тебе стало получше, -попытался немного приободрить её я, ёрзая на неудобной койке.
  -Да. Намного, -неумело соврала Карина, сидевшая рядом со мной. -Но мне всё равно начали делать химиотерапию. После неё тошнит иногда. У меня теперь волосы выпадут, да? Не хочу облысеть.
  -Это же временная потеря, -ответил я. -Потом твои волосы опять отрастут.
  -Когда это ещё будет.
  -Послушай, сейчас на первом месте твоё выздоровление. А всё остальное - ерунда.
  -Ты прав, -она грустно улыбнулась. -Лечение только началось, а мне уже всё так надоело. Каждый день заставляют вот такую горсть таблеток проглатывать...
  -Преднизолон, -кивнул я.
  -Наверное. Я не знаю название. Противный такой, фу.
  -Лекарства на то и лекарства. Потерпи. Ты поправишься и всё будет хорошо.
  -Да, -заулыбалась она. -Куда же я денусь? Конечно поправлюсь.
  Мы оба знали, что лжём друг другу. Карина, как и я, прекрасно знала, что дни её сочтены. А если и не знала, то чувствовала. Она редко поднималась с кровати и двигалась всё медленнее с каждым днём. Первый курс химиотерапии практически сразу дал рецидив, окончательно предрешивший судьбу несчастной. Просто удивительно, сколько сил у неё оставалось на то, чтобы хорохориться передо мной.
  -Володя, ты ведь придёшь ко мне завтра? -с надеждой спросила она.
  Я поглядел в её большие глаза, под которыми чернели круги, и с какой-то глупой интонацией ответил: 'Конечно, да, конечно'.
  Но какой в этом был смысл? Наши встречи лишь подрывали моё моральное состояние. После них я долго не мог найти себе места. Лицо Карины постоянно всплывало передо мной, и я никак не мог избавиться от этого видения. Чего я добивался, продлевая это мучение? Ведь я ничем не мог ей помочь. Или же мог?
  Сначала эта мысль напугала меня, и я тут же прогнал её как можно дальше. Но вскоре она вернулась ко мне бумерангом. Идея стала навязчивой. Я был вынужден признать, что спасти Карину можно только одним способом - сделав её подобной мне.
  В этом крылся огромный риск для нас обоих. Ведь для привлечения неофитов требовались подходящие условия. Большая часть новичков набиралась в Капитул по указаниям дельта-обозревателей, с последующим одобрением Ареопага. Ответственность за этих ребят лежала на самом Ареопаге, и в случае их выбраковки никто не нёс наказания. В результате отсеивалась большая часть вновьприбывших, без вреда для чьей-либо репутации. Обычная рутина. Но был и второй способ привлечения. Тот самый, которым завербовали меня. Это индивидуальное посвящение. Такие неофиты назывались 'последователями' и имели приоритет, в сравнении с остальными. Ведь за них поручался авторитетный охотник. Последователи получали лучшие места для тренировок и работы. Их тренировали элитные наставники. И карьера у таких учеников складывалась не в пример лучше, нежели у тех, кто не имел личного куратора. Успехи последователя самым лучшим образом отражались на статусе завербовавшего его специалиста, который получал всяческие поощрения и заманчивые перспективы. Но, вместе с этим, неудачи последователя сказывались на его поручителе пагубно, и могли завершиться для него чем угодно, вплоть до самого плохого сценария. Именно поэтому охотники подходят к выбору последователя с максимальной осмотрительностью. Обычно они предварительно наблюдают за потенциальным новобранцем, но бывают и такие, что бьют на удачу, полагаясь лишь на фактуру его энергетической основы. Таким образом, например, обнаружили и привлекли меня.
  Но даже подобный способ не несёт столь высокого риска, как привлечение неподготовленного вээла, который не готов расстаться со своим человеческим прошлым. Отбор пригодных элементов - очень кропотливая и деликатная задача, ведь по сути мы навсегда лишаем человека его обычной жизни, и даём взамен нечто сомнительное. То, что ему придётся принять, хочет он того, или нет. Может показаться, что мы привлекаем одних только самоубийц, но это далеко не всегда так. Самоубийцы, если это не позёры, обычно доведены до отчаянья. Но отчаянье вовсе не тождественно желанию покончить с человеческой жизнью. Человек просто хочет прекратить свои страдания. Но будь у него выход из сложившейся ситуации - он бы им скорее всего воспользовался. Это нужно обязательно учитывать. Крайне непросто обнаружить вээла, чья жизнь ему осточертела настолько, что он готов променять её на что угодно. В том числе и на судьбу сумеречника. Это чем-то напоминает уход в монастырь. Решение должно быть обязательно добровольным и обдуманным.
  А что в случае Карины? Я задумал привлечь её без предварительной подготовки, без изучения, даже без её собственного желания. Это ужасная затея. Никто так не поступает. И меня ждёт масса неприятностей, даже если всё сложится хорошо. Но это спасёт девчонке жизнь, избавит её от болезни и даст хотя бы какую-то перспективу, пусть даже в другой ипостаси. Беда в том, что я не имею права открывать ей свою истинную сущность. Хоть она и обречена, но пока ещё жива, и расставаться со своей жизнью не собирается, а значит это полноценный вээл, перед которым снимать маскировку мне строжайше запрещено. Для меня это будет чревато нейтрализацией, которой мне совсем недавно чудом удалось избежать. Если посвящать Карину в наши дела - то сразу и до конца. Надеясь лишь на то, что она сразу всё поймёт и примет. А если не примет? Тогда нам обоим смерть.
  Моя голова раскалывалась. Каждый день, проведённый с Кариной, всё больше усиливал проклятую мысль. Я смотрел, как она угасает с каждым днём, и сердце моё сжималось от боли. Опять вернулись воспоминания, которые я так долго пытался забыть. Я не мог спасти Веру, но могу спасти Карину. Кто знает, вдруг это моё долгожданное искупление?
  
  -Значит сердце у тебя с детства 'шалит'? -спросил я у неё.
  -И сердце, и лёгкие. Я - вообще сплошной протез, -Карина рассмеялась.
  -Не повезло же тебе такой родиться.
  -Это не от рождения. Это приобретённое. Условия окружающей среды сказались на здоровье. Я же на Севере родилась. В посёлке Диксон. На самом краю географии.
  -Ну и ну. Как же твоих родителей туда занесло?
  -Папу. Он был метеорологом. Когда у меня начались проблемы со здоровьем, врач настоятельно порекомендовал нам сменить климат. Тогда наша семья переехала сначала в деревню - к бабушке, а потом родители нашли работу в Саратове, и мы перебрались сюда. Меня определили в лесную школу - лёгкие укреплять. Ну а мой папа практически сразу начал пить. Я думаю, что он сильно тосковал по Северу. Он не хотел оттуда уезжать. Сделал это только ради меня. Там, в Диксоне, ему было хорошо. А Саратов его чем-то угнетал. Он не говорил, чем. Пил безбожно. И как выпьет, обязательно поёт песню 'Арлекино'. Постоянно. В конце концов, мама с ним развелась, и мы стали жить отдельно. Я всячески пыталась вразумить отца, но он всё равно поступал по-своему. Так и спился до смерти... Ну а потом мама тяжело заболела. Лечение требовало больших денег. Пришлось продать квартиру. Мы даже ездили в Москву. Но ничего не помогло. Она умерла через три года после смерти отца. А я осталась жить у тёти - маминой сестры.
  -Досталось тебе.
  -Ну а что поделать? Такова жизнь.
  Я подумал, что Карине пришлось пережить гораздо больше тяжёлых испытаний, чем мне. И несмотря на эти удары судьбы, она сохранила любовь к жизни. А я после первого же удара расквасился и сник. Насколько же эта малявка сильнее меня духовно. После этого мне ещё больше захотелось ей помочь.
  Здравый смысл всячески сопротивлялся, пытаясь убедить меня оставить Карину в покое и поскорее забыть про неё. Лучше просто не знать: умерла она, или нет. Как говорится, с глаз долой, из сердца вон. Чего мне ещё нужно для счастья? Я получил благосклонность Ареопага, и теперь имею право дежурить в одном из самых элитных мест - на фронтоне саратовской Консерватории. В самом сердце города, где мимо меня ежечасно проходят сотни и сотни кукол. Словно отнерестившийся лосось. Бери - не хочу. Ложная готика здания делает меня похожим на горгулью, сгорбившуюся под крышей. А люди беззаботно проходят внизу, и не подозревают, что над ними сидит чья-то судьба. Они ни о чём не догадываются, даже когда я бесшумно срываюсь вниз, и выхватываю куклу из толпы. Они думают, что это пьяный... Впрочем, не важно, что они там думают. Меня не замечают. Меня как будто бы нет. И это, в каком-то аспекте, прекрасно.
  Я сыт, я самодостаточен, я практически не ограничен в свободной охоте. Разве не об этом должен мечтать каждый уважающий себя сумеречник? Зачем придумывать себе новую проблему на пустом месте? Мне самому это было непонятно.
  
  Когда-то этот день должен был наступить. И наступил он, как и положено, внезапно. Я пришёл навестить Карину, а она даже не смогла подняться с кровати, что вообще было нонсенсом. Она всегда встречала меня, изображая что с ней всё в порядке. Теперь же её состояние настолько ухудшилось, что даже встать на ноги она не могла. Я долго не мог подобрать никаких слов. Было понятно, что любые попытки утешения сейчас прозвучат как издевка.
  -Я так тебе рада, -Карина попыталась подняться, но я её остановил.
  -Лежи-лежи. Тебе пока что лучше не вставать. От химии организм ослабевает...
  -Меня собираются выписывать, -перебила она меня.
  -Как? Уже?
  -Да. Тётя не хочет забирать меня домой. Я слышала, как доктор рекомендовал ей подходящие хосписы.
  -Но как же так? Они что, даже не хотят попробовать другой протокол терапии?
  -Это не поможет. Ничто не поможет, -Карина печально вздохнула. -Надо смириться. Похоже, что я отпрыгалась.
  -Не говорит так! Я уверен, что есть способ тебе помочь. Не в этой отсталой больнице, а...
  -А где? -она усмехнулась. -В Израиле? В Германии? Даже если и так, у меня нет средств на лечение за границей. Там ведь нужны сумасшедшие деньги, которые мне и за десять лет не накопить. Брось, Володя. Мы с тобой живём в другом мире, с другими доходами.
  -Ты не знаешь, в каком мире живу я, -ответил я.
  -Не знаю, -согласилась она. -Да тут и не нужно знать. Я просто вижу, что ты, как и я - не олигарх. Поэтому, какой смысл рассуждать о заграничном лечении? Пусть всё идёт, как идёт. Я понимаю, что ты хочешь мне помочь, и ты очень мне помогаешь. Своим присутствием, своим участием. Поверь, это для меня очень важно. Это продляет мне жизнь.
  -Всё это лирика, -в бессилии я сжал кулаки. -Нужна реальная помощь.
  -Ох, Володенька... -Карина положила руку на мой кулак и нежно разжала пальцы. -Не накручивай себя. Мне не надо помогать. Просто будь рядом. Этого достаточно.
  Я отвернулся.
  -А знаешь, ко мне тут батюшка приходил, -продолжила она. -Он тут постоянно ходит по больнице. Деловой такой, с чемоданчиком. Важнее докторов. Пришёл и говорит, 'не желаешь ли исповедаться?' Представляешь? Смешно, правда?
  -Что тут смешного? -дёрнул я плечами.
  -Ну какая исповедь? Люди ещё надеются вылечиться, а он уже торопится их к Богу отправлять. Чего ему в своей церкви не сидится? Кому надо будет - сами его позовут.
  -Работа у них такая.
  -Ага. А то вдруг рабы божии передумают на тот свет отправляться? За отпевание платить не будут, -Карина рассмеялась и тут же закашлялась. -Прости. Ты, наверное, верующий. А я - проклятая атеистка, оскорбляю твои чувства, да?
  -Хорош, -отмахнулся я. -Даже если бы я был верующим, то не стал бы оскорбляться на шутки, как какой-то озлобленный фанатик.
  -А может быть зря? Может в моём положении выгоднее быть верующей? Ну там, верить в то, что меня ждёт загробная жизнь, -размышляла Карина. -Тогда будет не так страшно. Хотя мне и так не страшно. Поначалу было страшно, признаюсь, а потом стало безразлично. Ведь если смерть - это пустота, то чего бояться? Что страшного в том, что тебя просто не существует? Конечно же это не так привлекательно, как попадание в рай. Кто бы спорил? Но ведь помимо рая на том свете существует ещё и ад, а это уже не столь заманчивая перспективка. Учитывая, что все мы грешники. С точки зрения православного христианина всё, что со мной случилось произошло по моей же вине. И это Бог меня наказал. Хотя я никого не убивала, не воровала, не прелюбодействовала и старалась жить честно, помогая другим людям. Но с точки зрения религии я всё равно заслуживаю адские муки. Ну уж нет, дудки, лучше я останусь проклятой атеисткой.
  -А если бы тебе действительно предложили жить дальше, но уже иной, не человеческой жизнью? -воровато оглянувшись, прошептал я. -Что бы ты выбрала? Смерть, или эту новую жизнь?
  -Не человеческой жизнью? -Карина вытянула потрескавшиеся, синеватые губки. -А какой? Стать какой-то зверушкой? Или деревом? Как в индуизме?
  -Нет. Стать... Просто другим существом, скажем так, -как мог юлил я. -Совершенно другим. Ну, если говорить совсем грубо, то превратиться в кого-то вроде вампира.
  -О-о-о, вампиры! -девочка опять попыталась рассмеяться. -Знаешь, в отличие от большинства девчонок, я не люблю все эти 'Сумерки' и прочую гламурно-вампирскую муть.
  При слове 'сумерки' я вздрогнул, но тут же понял, что собеседница имеет в виду некогда популярные фильмы и книги, а вовсе не те самые сумерки.
  -Но сама-по-себе идея любопытная, -продолжила Карина. -Как минимум заслуживающая рассмотрения. Только я вряд ли гожусь в вампирши. Мне же придётся пить кровь ни в чём не повинных людей. Вряд ли мне позволит совесть так себя вести.
  -А если кровь придётся пить не у людей? Точнее, у людей, но... У плохих людей.
  -Вампир на страже правосудия?
  -Равновесия, -поправил я.
  -Оригинально. Не знаю, Володя, как бы я поступила, предложи мне кто-то подобную перспективу. Слишком уж она фантастическая. А я не верю в вампиров и прочих вурдалаков.
  -Ну а если попробовать поверить? Не в вампиров, нет. В другой мир. В то, что есть другие создания, о которых ты даже не подозреваешь. И у тебя есть возможность стать одной из них.
  -Послушай, -она нежно сжала мою руку обеими руками. -Я прекрасно понимаю, к чему ты клонишь. Ты хочешь отвлечь меня. Чтобы я не думала о том, что меня ожидает. Но этого не требуется. Я не боюсь смерти. Правда. Меня расстраивает лишь то, что мы с тобой так поздно встретились.
  -И всё же, Карина, подумай. Пусть тебе и кажется это фантастикой. Смогла бы ты навсегда отречься от своего человеческого бытия и принять нечто новое? Потустороннее. Возможно, жуткое и безумное. Чтобы продлить свою жизнь.
  -Если в той, новой жизни мы будем вместе, то я приму её без раздумий, -очень серьёзно ответила она.
  Для меня этих слов было достаточно, чтобы пошатнуть чашу весов в моей голове. Хотя мне и следовало задуматься о смысле её ответа. Все знают, что юные девушки нередко бросаются красивыми словами, в угоду романтике. И как правило не задумываются о глубине сказанного. Точно так же люди клянутся друг другу в вечной любви, ни черта не зная, что произойдёт в течение этой самой вечности. Именно поэтому к подобным высказываниям следует относиться исключительно как к красивым лирическим пассажам, не более. Но у меня в тот момент голова работала немного по-другому. И любые положительные реакции со стороны Карины воспринимались как руководство к действию. За что впоследствии я буду постоянно себя проклинать.
  -Ты можешь выполнить одно моё пожелание? -спросила девушка.
  -Для тебя всё, что угодно, -кивнул я.
  -Сними пожалуйста свои очки. Хотя бы на секундочку. Хочу увидеть твои глаза.
  Я тяжело вздохнул.
  -На секундочку, -умоляюще повторила она. -И наденешь их опять. Просто ты всё время в них, и это выглядит очень странно. Я понимаю, что у тебя проблема с глазами, но всё же я бы хотела их увидеть.
  -Карина, -сглотнув комок, произнёс я и наклонился к её лицу, продолжив так тихо, чтобы соседи по палате нас не услышали. -Как бы ты отнеслась к тому, если бы я тебе предложил кое-что невероятное? Что если я подарю тебе жизнь, но отберу всё остальное? Готова ты к такому повороту судьбы? Но учти, что жизнь твоя будет совсем другой. Пока что я не могу тебе объяснить, какой она будет. Придётся поставить тебя перед фактом. Поэтому ты должна быть готовой к чему угодно. И возможно то, что ты увидишь, тебе не понравится. Но ничего вернуть уже будет нельзя. Это билет в один конец.
  -Я не понимаю, о чём ты, -пропищала она. -И ты меня уже немного пугаешь. Но я уже сказала тебе. Сказала, что готова ко всему, при условии, что ты будешь рядом со мной. Это моё единственное условие.
  -В таком случае, смотри, -как можно сильнее отвернувшись от возможных зрителей, благо койка Карины находилась в дальнем углу палаты, я снял очки.
  -Ого, -та открыла рот от удивления. -Что это? Линзы?
  -Нет. Это мои настоящие глаза. Сейчас я взволнован, поэтому они меня выдают.
  -Почему они светятся?
  Я промолчал.
  -Кто ты? -совсем тихо спросила Карина.
  -Скоро узнаешь. Приготовься и наберись сил. Скоро тебе будет больно, очень больно. Но ты должна это выдержать. Слышишь меня? Ты обязана выдержать. Терпи. Мучения закончатся, я обещаю. Ты просто должна их вытерпеть.
  -О чём ты говоришь? Я не понимаю, Володя. Мне страшно от твоих слов.
  -Если ты хочешь, чтобы я был рядом - просто скажи. Ты готова к этому?
  -Да!
  -Хорошо, -я быстро нацепил очки и извлёк из набора энергокомплекта маленькую капсулу. -До встречи на той стороне.
  Дальше время понеслось с огромной скоростью. Не успела Карина опомнится, как я вколол ей специальный препарат, замедляющий все процессы в организме и блокирующий сознание. Девчонка отключилась. Я тут же поднял её с кровати и понёс к выходу.
  -Эй, куда ты её? -послышалось за спиной.
  Не обращая внимания на оклики, я вынес Карину из палаты и понёс по коридору к выходу. Это был очень дерзкий поступок. Слишком много лишнего внимания я к себе привлекал. Хорошо, что был выходной день, и кроме дежурного врача с парой медсестёр на этаже никого не было. До лестницы мы дошли незамеченными, а вот на первом этаже пришлось столкнуться с охраной в виде крикливой пожилой тётки. Она сильно меня раздражала своими вопросами 'куда?' и 'зачем?' Поэтому я лишь ускорил шаг, и сбежав вниз по лестнице, выскочил вместе с Кариной на улицу. Машина была припаркована неподалёку. Не реагируя на удивлённые реплики случайных прохожих, я уложил девушку на заднее сиденье и, прыгнув за руль, помчался в сторону базы Сумеречного Капитула.
  Маховик был запущен.
  
  Я ожидал чего угодно. Любой негативной реакции. Ещё бы. Притащить вээла в святая-святых безо всяких на то санкций, без предварительной консультации с руководством и подачи заявок. Я действовал не просто нагло. Я демонстративно бросил вызов всему нашему Капитулу. Ох и получу же я за это.
  Но никакого негатива я не встретил. Конечно же, я не стал нести Карину прямо через главный вход базы, воспользовавшись чёрным, грузовым ходом. Воспользовался я им не потому, что боялся быть сразу освистанным коллегами. Так было проще и быстрее добраться до медицинского блока, куда девчонку следовало доставить в первую очередь.
  Охранники на входе встретили меня совершенно безразличными взглядами.
  -Последователь, -на всякий случай сообщил я им, подразумевая Карину.
  Они опять никак на это не отреагировали и спокойно открыли мне дверь. Неужели им всё равно? Я ведь приволок человека на базу просто так, никого не уведомив. А они восприняли это как что-то бытовое. А может быть их кто-то предупредил?
  В коридорах центрального корпуса я столкнулся с коллегами, которые с любопытством рассматривали мою ношу, но опять же, никаких эмоциональных всплесков не демонстрировали.
  -Ты нашёл последователя? -спросил один из них, носивший прозвище Филин. -Поздравляю.
  -Мелковата что-то, -пошутил стоявший рядом с ним Ригель. -Покрупнее не мог найти?
  -Медики на месте? -не обращая внимания на их слова, спросил я.
  -Да вроде.
  Оставив их, я поспешил в сторону медблока, про себя молясь, чтобы не встретить никого из начальства. Особенно сволочного Воланда. Вот уж с кем мне сейчас особенно не хотелось видеться. Но путь до медицинского блока оказался открытым. И сотрудники находились на своих рабочих местах.
  Разумеется, такие как я не нуждаются в медицинских услугах. Медицинские блоки у нас выполняют иные функции. В основном, научные. Медики исследуют особенности взаимодействия биологической и энергетической оболочек, находят патологии и ищут способы их устранять. Обычно медперсонал состоит из биоэнергетика, экстериолога и энергопсихолога. Помимо научных исследований, 'заштопывания' энергетических оболочек и 'копания в мозгах' личного состава, наши медики так же работают с неофитами, которых тщательно обследуют перед началом инициации. В первую очередь это обследование касается психики. Если по психическим параметрам вээл не соответствует установленным нормам, то его сразу отсеивают.
  Я передал Карину медикам, и её тут же уложили на лабораторный стол для обследования. Заработали приборы. Роботизированная рука подняла диагностический сканер и стала водить им вдоль туловища лежащей. Голову ей закрыл нейрологический колпак.
  -Шансы невелики, Рип, -сообщил мне экстериолог Лок. -Физическое состояние слишком тяжёлое. Нейтрализация всех её болячек и восстановительная процедура займут гораздо больше времени, чем обычно. Мы не зафиксировали у неё серьёзных психических отклонений, но не можем дать гарантию, что она не поедет крышей от излишне затянувшейся инициативной процедуры. Некоторые и за более короткое время сдаются. А тут, сам понимаешь.
  -Возможно, это и к лучшему, -добавил второй медик. -Женщина-последователь - не слишком хороший выбор.
  -Мне виднее, -буркнул я.
  -Бесспорно. Возможно, вы - инфильтраторы, выбираете последователей по зову сердца, но в данном случае... Женщина, да ещё и в таком плачевном состоянии. Кем она станет, если ей даже удастся каким-то чудом пережить инициацию? Диспетчером? Лаборантом? Уборщицей?
  -Это не ваше дело. Занимайтесь своей работой.
  -Сразу после того, как ты покинешь помещение, -парировал Лок.
  Когда я выходил из медблока, то слышал, как он начинает бормотать в записывающее устройство: 'Принят вээл с идентификатором К-415-664-209. Состояние нестабильное. Критическое. Приступаем...'
  
  *****
  -Так, ничего не говори, хорошо? -Рип лёг на свою койку, и закинул руки за голову.
  Юрист сочувственно поглядел на него и улыбнулся. Его усики пошевелились, но он промолчал. Раздражать друга действительно было не время.
  -Я телевизор включу? Ты не против? -спросил он, тяжело сев на свою лежанку.
  -Включай, -бросил Рип, уставившись в потолок.
  Юрист дотронулся до инфокома и развернувшийся на стене экран начал демонстрировать программу новостей.
  -Тебя он не бесит? -уныло спросил Рип.
  -Телек? Бесит.
  -Зачем тогда его смотришь?
  -Чтобы разозлиться. На охоте помогает. Мне сегодня на охоту. Надо хорошенько зарядиться негативом.
  -Странная тактика.
  Юрист, пыхтя, повалился на лежанку, пока не ткнулся коротко стриженным затылком в грубую подушку. Теперь в келье слышалось лишь бормотание телевизора.
  'Уникальный ребёнок, родившийся в семье известного писателя, поразил учёных своим невероятно быстрым развитием. Уже в три годика маленькая Тина умеет читать, учит стихи наизусть, и владеет арифметикой'.
  -Это не то ли самое семейство? -невольно заинтересовался репортажем Рип. -Ну, которое с полигона под Иркутском вытащили?
  -Оно самое, -отозвался Юрист. -'Наши люди в Голливуде'.
  -Я помню, что там был писатель. И жена у него, со странным именем, тоже из этих. Из тэшек. Как тэшкам вообще позволили поселиться среди вээлов?
  -По слухам, твоя 'подруга' за них подсуетилась.
  -Она мне не подруга, -сморщился Рип. -Зачем ей только понадобилось заморачиваться с этими тэшками?
  -Для науки. Ты же знаешь, как она любит ставить эксперименты.
  -Чёрт бы с ней. Пусть экспериментирует на здоровье, только подальше отсюда.
  -Кстати, а ты слышал про ситуацию в Хабаровске? -отвлекшись от телевизора, спросил Юрист.
  -Нет. А что там?
  -Да я сам точно не знаю. С куклами что-то произошло. Массовое помешательство. Чисто зомби-апокалипсис.
  -Серьёзно? Или очередная 'утка'?
  -Да кто же знает? Официальных сообщений нет. Хабаровчане молчат. Ерунда какая-то. Я думаю, что это китайцы воду мутят. Они в последнее время хуже америкосов стали. Выдумывают чёрти что, информацией не делятся, ведут какую-то свою игру. Не доверяю я этим узкоглазым.
  -Думаешь, что это китайцы?
  -Ну а кто? Однозначно, это с их территории что-то к нам полезло.
  -А не от японцев?
  -Не-е, -Юрист тряхнул головой. -Япошки чересчур прямолинейные. Как шпалы. К тому же, слишком зависимы от америкашек. А что знают двое - знает и свинья. Китаёзы же - хитрющие бестии. Помнишь, как они пытались установить индивидуальный контроль над ноосферой? А как лезли к нам на полигоны? И всё вроде бы из благих побуждений. Мы же одно дело делаем, одному равновесию служим. А в итоге выяснилось, что они пытались добиться доминирования.
  -Так же действуют и американцы, -ответил Рип. -Это болезнь, поражающая капитулы через гибридов. Человеческое тщеславие портит сумеречников. Нас - гибридов, стало слишком много и теперь не чистокровные диктуют правила гибридам, а гибриды подавляют чистокровных. Просто своим количеством. Сколько там у китайцев задействовано гибридных инфильтраторов на капитулярной службе? Десятки тысяч? Понятно, что и населения у них до хрена, но... Ты только представь сколько полукровок у них там служит! Имя им Легион! Не мудрено, что они возомнили себя доминирующим контингентом. Как же это глупо. Мы стоим выше людских амбиций, и играем на одной стороне шахматного поля. Нам просто нет смысла меряться национальными и государственными превосходствами. Мы служим единому Ареопагу.
  -И Ареопаг не противодействует нашему разделению, -прервал Рипа Юрист. -Как будто ему выгодно, что между капитулами начался раскол. Ещё совсем недавно это казалось чем-то немыслимым. Ведь мы активно сотрудничали с теми же американцами даже во времена Карибского кризиса. Да что уж там говорить? Мы даже с Германским Капитулом сотрудничали в годы Великой Отечественной войны! Когда вээлы миллионами уничтожали друг друга, мы возвышались над ними, и продолжали совместно делать свою работу, всеми силами удерживая пошатнувшееся равновесие. И никто ни на что не претендовал. Что же с нами стало теперь? Почему мы вновь опустились до уровня людей?
  -Потому что во времена, которые ты упомянул, гибридов было на порядок меньше. Теперь же нас развелось как собак нерезанных. А гибриды тащат за собой человеческие пороки. И как бы Ареопаг ни старался это пресечь, нас стало слишком много, чтобы всё успешно контролировать. Вот почему устоявшиеся мировые порядки сумеречного мира пошли вразнос.
  -Пожалуй ты прав, Рип. Гибриды никогда не станут чистокровными, как бы ни старались. И нас с тобой всегда будет подтачивать этот червяк человечности.
  -Не делай из этого драму.
  -Я и не делаю. Ты слышал о Гремлине? Его нейтрализовали сегодня утром.
  -Ну и что? -нахмурился Рип.
  -Ничего. Бедняга Гремлин тоже не выдержал. Дал волю своей человеческой сущности одержать верх над сумеречной. За что и поплатился.
  -На что ты намекаешь, Юрист?
  -Ни на что. Просто не хочу терять своего напарника.
  -Хватит молоть ерунду!
  -Это не ерунда. Ты балансируешь на краю обрыва, и не замечаешь этого. Зачем тебе это, Рип? Хочешь позлить Воланда? Это плохая затея. Очень плохая.
  -Никого я не хочу злить! Я поступаю так, как считаю нужным!
  -И твой человеческий эгоизм доведёт тебя до нейтрализации! Чего ты добился, притащив сюда эту? Неужели и вправду считаешь её последовательницей? Я в это не верю. Ты мотался к ней в больницу, после чего ходил как в воду опущенный. Думаешь, этого никто не замечал? Да тут половина базы тебе завидует чёрной завистью! Считают тебя выскочкой, батиным любимчиком. А Воланд так и вообще ждёт - не дождётся, когда ты подставишься. Ты же, вместо того, чтобы не нагнетать обстановку, наоборот - накаляешь её, возясь с вээлом, из-за которого тебя чуть не отдали под трибунал.
  -Я знаю, что делаю! Когда я... -Рипа на полуслове оборвал сигнал инфокома. -Вот напасть. Батя вызывает.
  -Не удивительно. Может хотя бы он тебе мозги на место поставит, -Юрист выключил телевизор.
  
  Мизгирь встретил Рипа очень сдержанно. Было заметно, что он недоволен, но старается скрыть своё недовольство. Сидя за столом легат Саратовского капитула делал вид, что изучает что-то важное на своём мониторе. Рипу пришлось подождать, пока он не завершит эту неуютную паузу. Это был тонкий психологический подход. Подчинённый должен был немного подумать над своим поведением, дожидаясь, когда руководитель соизволит раскрыть рот и начать ему что-то высказывать. Мизгирь редко так поступал. Видимо он был действительно раздосадован последними выходками своего последователя.
  -Объясни мне, Рип, -наконец заговорил он, продолжая таращиться в экран. -Ты что, не мог всё сделать чище? Что за грязищу ты развёл в больнице?
  -Легат Мизгирь, я...
  -Ты не мог забрать её официально? Нужно было обязательно похищать? -не дал ему вставить слово начальник. -Я всё понимаю. Право на изъятие последователя тебе даёт восемнадцатая директива, которую никто не может оспаривать. Но это изъятие делается не так топорно. Ты что, не мог предварительно со мной проконсультироваться? Зачем устроил весь этот балаган? Ты вообще в курсе, что они там полицию вызвали? Шутка ли? Похищение человека у всех на глазах.
  -Я готов понести ответственность.
  -Дурень ты! Это не для протокола... Самонадеянный дурень. Вот уж от кого я не ожидал такой глупости. Что с тобой, Рип? Ты неожиданно отупел? Из-за твоей выходки, мне пришлось срочно мобилизовать спецгруппу, чтобы зачистить твои следы. Мы успели вовремя. Работа проведена. Твою девчонку больше никто не ищет.
  -Благодарю Вас, легат Мизгирь.
  -Мне не нужны твои благодарности. Я сделал это не ради тебя, а ради себя. Ведь это меня ты чуть не подставил своим дурацким поступком, сынок. Думаешь мне очень надо под старую задницу приобретать такие неприятности? Нет, мне этого совсем не надо. Я на этой должности последние дни дослуживаю, и за всё время своей долгой карьеры я ни разу не проштрафился. И ни один мой последователь меня не подводил. Поэтому влететь под самый занавес из-за какой-то ерунды...
  -Простите. Я поступил необдуманно.
  -Что с тобой произошло, Рип? Ты ведь не был таким. Но после ошибки Фауста тебя как будто подменили. Ты - мой лучший охотник, и именно поэтому тебе пока что всё сходит с рук, но эта лояльность не безгранична. Послушайся моего совета. Если твоя девица сумеет пережить инициацию, то запихай её на самый безопасный участок, где она будет выполнять спокойную, рутинную работу, не мозоля никому глаза. Посади её на энергораспределитель, или в счётную группу. Пусть сидит там и не отсвечивает, пока критический день не наступит. Тогда она, скорее всего, не навредит тебе.
  -Она меня не подведёт.
  -Она, быть может, и нет. А вот её будут пытаться подставить, чтобы дискредитировать тебя. Многие этого хотят. Ты сам это знаешь.
   Рип молча потупил взор.
  
  Оба были правы: и Юрист, и Мизгирь. Рип собственноручно выкопал себе могилу и теперь прогуливается по её краю, наблюдая, как из-под ног осыпается земля. И всё из-за чего? Из-за какого-то странного влечения, которое он сам не может объяснить. В то же время ему стало гораздо спокойнее на душе после того, как он принёс Карину на базу. Теперь даже её смерть не станет для него такой тяжёлой. Ведь он сделал всё, что мог.
  Конечно же, он страшно переживал за неё. Его собственная жизнь и репутация уже не играли для него столь важной роли, нежели судьба этой маленькой, белобрысой девчонки. Рип представлял, какие нечеловеческие муки она сейчас испытывает, и всё это время не мог найти себе места.
  Несчастной Карине опять досталось по полной программе. В то время как обычным инициатам приходилось проходить мучительную процедуру перевоплощения не больше суток, страдания бедняжки растянулись на два долгих дня. Сначала её организм избавляли от лимфомы, что заняло почти половину отведённого времени. Этот процесс сопровождался ужасными ощущениями, однако они и близко не стояли рядом с той болью, что следовала дальше. Когда болезнь была полностью нейтрализована посредством субэнергетической терапии, и экссудат, заполнявший плевральные полости, удалён, в кровь пациентки начинают добавлять незначительные доли крепускулярной плазмы, после чего следует общий подготовительный процесс, во время которого сканируется тело целиком, и осуществляются пробные инъекции спецраствора, призванные определить готовность организма к мутации. На основании полученных данных рассчитывается скорость проведения экстериоризации, при которой оболочки инициата принудительно расслаиваются. Сначала будущему неофиту вводят дозу Д-18, так же известного как 'Иллюзиум', а затем, при помощи последовательных электроразрядов, постепенно разделяют структуры тела на физическую и энергетическую. Этот процесс крайне болезненный для людей. Оболочки не просто разделяются, но и содержатся в стабилизационных полях, сохраняя свою форму. Таким образом закладывается основа дальнейшего существования гибрида. Когда оболочки (прежде всего энергетические) становятся стабильными, их вновь объединяют, вслед за чем, наконец-то наступает последний и самый главный этап перерождения. В тела инициатов внедряют крепускулярную плазму, постепенно увеличивая объём инфузии. Это похоже на переливание крови. Но вместо крови люди получают новую смесь, которая начинает их изменять. Базовый состав этого вещества имитирует человеческую кровь, по сути являясь её искусственным заменителем. В то время как дополнительные 'присадки' отвечают уже за энергетическую основу, превращая человека в сумеречника. Именно они выполняют главную функцию, и именно благодаря им люди трансформируются в гибридов. Они так же отвечают за контроль энергокомплектов и энергокостюмов. Тут следует понимать, что главную мутацию претерпевает не физическая оболочка, а именно энергетическая. Физическая же, в основном, обретает устойчивость к репликациям, изменениям энергоструктуры и различным повреждениям. Биологическое тело обретает максимальную автономность при долгом расслоении, а также ускоренный метаболизм, регенерацию, сниженный болевой порог и полный иммунитет ко всем болезням. Мозг перенастраивается под новые условия жизнедеятельности. Укрепляются кости, мышцы, сухожилия. Это позволяет телу адекватно реагировать на новую, повышенную реакцию. Движения становятся на порядок быстрее и точнее. Вкупе с энергокостюмом, тело приобретает поистине сверхчеловеческие возможности, которые со временем только развиваются.
  Параллельно с введением плазмы, организм безостановочно облучается корректирующими излучателями ремодуляционных эмиттеров, подгоняющих энергетическую оболочку под новый биоложемент. Это напоминает своеобразную вивисекцию, перенеся которую, измученный и истерзанный инициат наконец-то становится неофитом и начинает служить равновесию. Словно жертвы доктора Моро, которые перестали быть животным, но в людей так и не превратились, застряв где-то между ступенями эволюционной лестницы, сумеречные гибриды точно так же лишаются своей человеческой природы, не становясь при этом полноценными сумеречниками. Конечно же существует теория, что если постепенно избавляться от рудиментов человеческого наследия, то можно полностью переродится в чистокровного хо, но это всего лишь неподтверждённая гипотеза, призванная стимулировать гибридов на более ответственную работу. До сих пор не зафиксировано ни одного случая подобной трансформации.
  
  В коридоре Рип столкнулся с Воландом. Ну и видок же у того был. Лыбится, глаза блестят, как у кота перед сметаной. Лысина сверкает как зеркало.
  -Э-э, Рип, можно тебя на секундочку?
  Выругавшись про себя, Рип остановился: 'Да, инфралегат Воланд'.
  -Хотел у тебя спросить. Ты же все отчёты по систематической отработке за прошлый месяц сдал в канцелярию?
  -Конечно. Как всегда.
  -Ага, ну хорошо. Я на всякий случай просто спросил. Иду как раз нормативный регистр оформлять. Ты как обычно у нас впереди планеты всей, молодец.
  'Издевается, гад. Специально издалека заходит. Он всегда так делает. Сперва как бы умасливает, расслабляет, а потом бьёт по башке'.
  -Служу равновесию, -сухо ответил Рип.
  -Служишь, служишь... Мне тут доложили, что ты последовательницей обзавёлся. Да какой. Той самой. Совпадение? Не думаю. Хе-хе. Слушай, а ты точно случайно тогда на неё напал? -всё так же расплывался Воланд.
  -Не понимаю, на что Вы намекаете, инфралегат?
  -Ни на что не намекаю. Спрашиваю прямо. Ты точно не знал её до того случая? Может знал? И хотел испытать на прочность, так сказать, годится ли она тебе в 'падаваны'? А Фауста подставил.
  -Инфралегат Воланд, моё дело было расследовано Ареопагом, и...
  -Знаю, знаю, я же просто пошутил, хе-хе, -он легонько хлопнул его рукой по плечу. -Пошутил. Ты чего такой напряжённый сегодня? За последовательницу переживаешь? Не переживай, всё с ней будет хорошо. А вот с тобой не знаю, как будет, не знаю...
  Качая головой и похихикивая, он засеменил дальше по коридору.
  -'Козёл', -про себя произнёс Рип и отправился в противоположную сторону.
  
  *****
  Рип:
  Только на охоте получается отвлечься от неприятных мыслей, кружащих будто вороньё над падалью. Прошли сутки, а из медблока никаких известий. Значит Карина всё ещё в реконструктивной капсуле. Значит она всё ещё страдает.
  Хорошо, что у меня есть моя работа, погрузившись в которую я могу на какое-то время отвлечься от всего. Вообще от всего. В тот вечер мне повезло. Я даже не успел запрыгнуть на фронтон консерватории и находился около музыкального фонтана, когда засёк свою добычу. Прекрасная кукла, открытая для охоты. Сейчас я видел только ходячие куски мяса и этот кусок был особенно жирным. Просто истекающим соками. Долгое напряжение нервной системы вызвало у меня зверский аппетит, и я натянул на лицо маску-шарф, чтобы ненароком не приоткрыть при всех рот. На Тилля Линдемана - солиста группы 'Раммштайн' я совсем не похож, поэтому 'лампочку' в моём рту прохожие точно не поймут. Это я так сам над собой подшучиваю. На самом деле проявлять к себе внимание я не имею права, особенно сейчас, перед самым загоном добычи.
  Кукла шла ровно, алкоголя в крови, как ни странно, всего 0,2 промилле. Трезвенник, или язвенник? А может спортсмен? Нет, слишком пухлый. Пол - мужской. Возраст - тридцать один, вес - ого, сто двадцать. Ага-а, а вот и результат медсканирования - сахарный диабет, восемь и четыре миллимолей на литр. Ах ты мой сладенький. Что там дальше? Так, с кем живёт, где работает - это мне неинтересно. Нарушения, судимости - это уже любопытнее. Так-так-так. Лишён прав на полгода за езду по встречке? И всего-то? Да. Куклёныш у нас не криминальный. Жаль. Люблю криминальных. Особенно соскочивших. Ну да ладно. Что там у нас по вкусняшкам? Фи-и-и, а чего же энергии так мало? Такой большой мальчик и так мало энергии. Нет, ну в принципе запас у него выше среднего. Но для такой туши я ожидал чего-то посолиднее. Да чего я придираюсь? Сойдёт.
  Пока я занимался сканированием, мы дошли по проспекту Кирова до улицы Максима Горького. Нужно было торопиться. Скоро моя территория закончится и начнётся сектор Риддика. Мы с ним в хороших отношениях, но всё же брать добычу на его территории, прямо скажем, свинство. Нетушки. До Риддика ты не дойдёшь, куклёныш. Я тебе не позволю.
  Как назло вокруг было много народу. Разумеется, остановить меня это не могло. Я бы мог сделать всё по-простому: протаранил бы куклу с разгона, выбив 'душу' из его тела. Вот и вся канитель. Но тогда бы работа была грубой, примитивной. К тому же, тушка у куклы увесистая. А в нашем деле весовая категория тоже имеет значение. Как бы не отлететь самому, или, что ещё хуже - застрять в нём.
  Ох, помню я, когда в первые годы своей сумеречной карьеры вот так же, не рассчитав силёнок, врезался в толстенную куклу. В миру - здоровенная, просто необъятных габаритов бабища. Весом, наверное, центнер (я-то, дурак неопытный, даже просканировать её по параметрам не удосужился). Разбежался ловким гепардом и ка-ак в неё сбоку влетел. Точно тупой нож в мёрзлое масло. Да и застрял на половине. Мне-то фактичнески ничего. Ну потряхивает от разницы потенциалов, даже можно сказать приятно - массаж. А кукла как начала орать дурным голосом. Упала, корчится, вопит. Чисто пожарная сирена. И так долго. Вокруг нас целая толпа успела сбежаться. Эх, она и дала концерт! Мне её в какой-то момент даже жалко стало. Агония была такой жуткой, что у физики сердце не выдержало и материалка отключилась одновременно с энергетикой. А мне пришлось из неё выбираться по-пластунски. Как бесу из одержимой. И смех, и грех. Повезло, что к толстухе только два человека подошло близко. Остальная толпа только со стороны пялилась, да на телефоны снимала. Так неловко мне было жрать, когда меня снимают. Вроде и в адаптивке - невидимый ни для глаз, ни для камер, а такое чувство, что я у всех на виду. Но жрать-то надо. Стараясь не дотронуться до двух сердобольных вээлов, топчущихся около моей добычи, приступил к трапезе. Чё успел - погрыз, пока скорая не приехала, и дёру оттуда. Потом мне батя втык дал за необдуманный риск. Адаптивка могла подвести в самый ответственный момент. Такие дела.
  Эх, до зоны Риддика чуть-чуть, да маленько осталось. Пора действовать...
  -Рип?
  Чёрт, как не вовремя заработала внутренняя связь. Канал не официальный. Это наш, 'междусобойчиковый' узел, который мы используем дабы не засорять эфир, и просто, чтобы не привлекать лишние уши.
  -Рип, это Риддик. Привет. Я тебя засёк неподалёку. И куклу. Охотишься?
  -Да, Риддик, привет. Не переживай, куклу я сейчас перехвачу. К тебе не полезу.
  -Это ты не переживай. Можешь заходить с ней вместе и брать на моей земле, если тебе так удобнее будет. Я не против. Свои люди - сочтёмся.
  -Понял тебя, Риддик, спасибо.
  -Спасибо на хлеб не намажешь, хе-хе-хе, у меня к тебе шкурное предложение.
  -Излагай.
  -Да тут, понимаешь, проблемный кукляк нарисовался. Откормленный, аппетитный, а хрен возьмёшь. Третья категория, ё-моё. И хочется, и колется, и мама не велит.
  К третьей категории относились куклы, добыть которых можно было только подтолкнув их к выходу из зоны запрета. Например, существует вээл-преступник, который по прогнозу аналитиков Ареопага совершит преступление с вероятностью от 90 - до 99%, в следствие чего резко изменит свою жизнь, выйдя из группы потенциальной полезности и лишившись неприкосновенного статуса. Но когда это ещё произойдёт? Сумеречник может немного словчить, ускорив этот процесс. Тогда вээл совершает преступление раньше, чем должен был, и тут же оказывается в пасти охотника. Однако, задача эта крайне рискованная, ведь сумеречнику необходимо подстроить всё так, чтобы кукла ничего не заподозрила, и решилась на тяжкое деяние сама, просто среагировав на стечение обстоятельств. Любое зафиксированное участие сумеречника в данном процессе закончится для последнего крайне плохо. Поэтому Риддик очень боялся, и я его прекрасно понимал.
  -Эге. Да, такого упускать никак нельзя, -ответил я. -Чем я могу помочь?
  -У меня есть отличная идея. Давай с тобой всё так обыграем, что мой кукляк твоего замочит прямо посреди улицы?
  -Оригинально! И как мы его заставим? Про невмешательство помнишь? Оба влетим.
  -Дело - шоколад, Рип! Мой 'друг' - гарачый парэнь с Кавказа, нож-выкидуха в кармане, подозревает, что его баба ему изменяет. Дико ревнует. Следит за ней. До этого угрожал убить. Заява в полицию была, об угрозе, но потом заявительница её забрала - помирились. А пару часов назад он получил якобы доказательство её новой измены. Так что он на взводе. Будь уверен. Кипит как самовар.
  -И что? Мой толстячок на его бабу вряд ли похож.
  -Да, но его можно сделать похожим на её вероятного любовника. На секунду всего. Этого будет достаточно. Я пробил её по соцсетям - там есть пара похожих кадров, в теле. Ну так что, Рип? Думай быстрее, у нас максимум три минуты до сближения, потом поздно будет.
  Надо что-то решать. В принципе, затея коллеги-охотника мне понравилась. Только что я спешно раздумывал, подгонять ли добычу под диабет, или ограничиться банальным инсультом. А тут мне предложили отличное, нетривиальное решение - убийство другой куклой. Прекрасный по своей элегантности выход. Ну а если что, подставится Риддик, а не я.
  -Я согласен, Риддик. Командуй.
  -Отлично. Действуем так. Как только вы приблизитесь, я мелькну между своей куклой и твоей. В этот самый момент ты должен создать мгновенную иллюзию. Просто завесь картинку перед своей ходячей фрикаделькой.
  -Для этого мне придётся к нему прикоснуться, вызвав короткий паралич. Потом я буду вынужден его брать, сам понимаешь.
  -Понимаю. Ты его и возьмёшь. Но прежде, во время паралича, передашь картинку. Не дольше секунды. Главное, всё делать синхронно. Ты готов?
  -Готов, -я осмотрелся.
  Мы приближались к улице Вольской. Впереди уже маячил угол Дома Книги.
  -Сорок пять секунд до сближения. Начинай сразу как перейдёшь улицу. Нам повезло, что горит зелёный.
  -Понял, -миновав проезжую часть, я расслоился, как только ступил на тротуар. Моё прекрасно надрессированное физическое тело тут же свернуло в сторону книжного магазина и отправилось к его дверям. Иди-иди, книголюб, а энергии пора размяться.
  -Так, Рип, я вас вижу. Передаю тебе изображение, которое ты должен визуализировать на куклу. Включай телеметрию.
  -Принято, -я увидел в своих электронных очках фотографию какого-то полного мужчины с короткой стрижкой.
  -Передаю свою цель, -опять послышался в микронаушниках голос Риддика.
  Впереди, на фоне бродящих людей вырисовался красный контур куклы-убийцы. Она стояла, держа в руке телефон, и что-то в нём набирая.
  -Вижу. Загружаю зрительный вектор.
  -Пятнадцать секунд, Рип.
  -Подожди, -я дождался, когда программа визуализирует параллакс зафиксированного объекта. -Готово.
  Из глаз куклы, которую я мог уже отлично рассмотреть, 'выстрелили' два параллельных луча с расходящимися конусами видимой зоны. Эти лучи двигались, перемещались, демонстрируя углы и направления кукольного зрения. Убийца не смотрел на нас, его слишком увлёк телефон. Из-за его спины выскользнул Риддик. Он двигался гибко и пластично, словно гимнаст. Оставаясь невидимым для всех, кроме меня.
  -На счёт 'три', -прозвучал его тихий голос. -Один...
  Я резко ускорил шаг, догоняя свою жертву, пока не оказался с ним на уровне вытянутой руки.
  -Два, -Риддик протанцевал коротким полукругом, и вышел на прямую между двумя куклами, -три.
  Затем он отключил адаптивный камуфляж, совсем ненадолго. Это было минимальное время, за которое человеческий глаз способен что-то уловить. Недостаточно, чтобы рассмотреть, но достаточно, чтобы заметить. В этот же самый момент, я положил ладонь между лопатками впередиидущей куклы. Жертва дёрнулась, выгнув спину, да так и застыла, не в силах даже схватить глоток воздуха. Воспользовавшись его параличом, я тут же передал его энергоструктуре полиградиентный импульс, активировав систему визуализации с заранее загруженным в неё изображением. Заметив промелькнувшее нечто, убийца инстинктивно перевёл взгляд в ту сторону. Его зрительные вектора упёрлись в мою парализованную куклу и остановились. Я тут же погрузил руку вглубь спины вээла, который сразу отошёл от паралича, но ещё не до конца. Первым делом он хватанул воздух. От его напряжения я даже почувствовал уплотнение в энергетическом теле, на месте позвоночника. Сжав пальцы крючками и выпустив когти, я нащупал сгусток энергии поплотнее и что есть сил рванул на себя. Прохожие, включая куклу-убийцу, видели только то, как запыхавшийся крупный мужчина вдруг остановился на пару секунд посреди проспекта, чтобы немного отдышаться. Убийца сменился в лице. Он увидел того, кого хотел поймать и наказать. Не думаю, что он захотел его сразу убить. Ударить - возможно, но не убить. Даже самая горячая кровь вряд ли сподвигнет на такое безрассудство. Но психосканер в красной зоне, значит кукла хорошо взвинчена. До моей добычи ему остаётся пройти всего несколько шагов. Он движется, нетерпеливо пропускает семью с коляской, и направляется дальше. А мой куклёныш стоит, вылупив на него глаза. Я дёргаю его сильнее, и он поддаётся. Энергетическая копия, треща статикой, словно отрываемая синтетика, выпадает из тела. Даже не сопротивляется. Надо же. Такой большой и так легко расслаивается. Видимо диабет его серьёзно ослабил. Чувствуя, как душа покидает бренное тело, материальная оболочка делает невольный шаг назад, после чего резко подаётся вперёд, производя странные взмахи руками. Я-то понимаю, что осиротевшее тело всего лишь пытается на автомате удержать равновесие, а вот противоположная кукла видит совершенно иную картину. Она видит, как ненавистный соперник машет на него руками и что-то мычит. Что это, если не вызов? Может быть до этого наш потенциальный убийца и не хотел кровопролития, но теперь он точно на это решился. Его рука скользнула в карман за ножом. Иллюзия уже давно закончилась, но он уже не замечал этого, действуя по инерции. Две куклы сблизились. Бородач успел что-то прорычать толстяку, прежде чем выскочившее лезвие ножа молниеносно вошло ему под рёбра. И практически тут же второй раз. Толстяк хыкнул и согнулся, держась за бок, а убийца, мгновенно спрятав нож, бросился прочь. Но не успел пробежать и двух метров, как его перехватил откуда ни возьмись появившийся Риддик. Он буквально выдрал внутреннюю оболочку жертвы из внешней, заставив тело упасть на бок. Но оно тут же вскочило и помчалось дальше, уже пустое. Они нередко так бегают, словно куры с отрубленными головами. Ничего. Далеко ему не убежать. Риддик же, перехватив глотку извивающейся энергетической оболочки своими мощными клыками, уже тащил её в сторону ближайшей подворотни.
  Пора было и мне действовать. Вцепившись в барахтающуюся жертву, я стал оттаскивать её подальше от центральной части проспекта. Нас зацепил ногой какой-то парень с рюкзаком и тут же, подогнув левую ногу, принялся тереть сведённую судорогой икру. Это пустяки. Я успел отволочь добычу в тень под деревом, за торговый лоток, где никого не было. А рядом уже вопила какая-то женщина. 'Ударили! Ножом ударили! Полиция! Где полиция?!' Вокруг тела моей куклы, припавшего на одно колено и истекающего кровью, начала собираться толпа.
  -Я видел! Какой-то нерусский его пырнул! А потом туда побежал!
  -Да где же менты?! Когда не надо, они тут как мухи кружат, а когда надо - ни одного нет рядом!
  -Да вызывайте ментов по телефону! И скорую!
  -Я скорую уже вызываю! Алло, здравствуйте, тут человека ранили!
  Воспользовавшись массовой сменой векторов внимания окрестных вээлов, я быстро принялся за трапезу.
  
  *****
  На вторые сутки инфоком запищал, выдернув Рипа из сытой дрёмы. Это был доктор Лок.
  -Рип?
  -Да?
  -Подходи к нам. Твоя барышня готова.
  -В каком смысле, 'готова'? -голос Рипа дрогнул.
  -В прямом. Инициация завершена. Она оказалась крепче, чем мы думали. Выдержала.
  -Понял. Иду.
  
  В считанные секунды Рип оказался возле медблока. Дверь инициаторной лаборатории была уже открыта и из неё выходила Карина. Ей никто не помогал. Лишь один из медиков присматривал со стороны. Девушка выглядела ужасно. Казалось, что она похудела ещё сильнее. Глаза ввалились, руки тряслись, её шатало. Двигалась она так, будто её дёргали за ниточки. Тело ещё не привыкло двигаться за ускорившейся энергооболочкой
  -Ну, как ты? -Рип бросился к ней.
  Та испуганно глянула на него, и он увидел, что её глаза стали ярко-зелёными, как у него самого. Сначала казалось, что Карина его не узнаёт, но вскоре её взгляд изменился и она уткнулась ему в грудь, после чего заплакала.
  -Ну-ну, -обнял её Рип. -Всё позади, всё закончилось. Ты молодец. Ты справилась. Считай, что родилась заново.
  -Я... Мне было... -её тело судорожно затряслось и она, отстранившись от Рипа, пару раз громко кашлянула, словно её выворачивало изнутри.
  Её тошнило, но желудок был абсолютно пуст.
  -Дыши, дыши ровнее. Скоро ты придёшь в норму.
  -Я не понимаю. Я была в больнице, а потом очнулась на каком-то столе. И сразу боль. Такая боль. Ты не представляешь, -лепетала она.
  -Ещё как представляю. Мы все через это проходили. Пойдём, -Рип поймал её под локоть. -Я всё тебе объясню. Пойдём.
  Карина послушно пошла за ним нелепой, дёргающейся походкой.
  -Старайся двигаться плавно, -посоветовал ей Рип. -Не делай резких движений. Твоё тело ещё не привыкло.
  Девушка послушалась и её походка стала ровнее.
  
  Они дошли до адаптационной комнаты, в которой проводились предварительные беседы с новоиспечёнными неофитами. Сейчас здесь было пусто и можно было спокойно пообщаться. Усадив Карину в кресло, Рип сел напротив, и, тяжело вздохнув, принялся вводить её в курс дела, объяснив, что теперь она больше не человек, а сумеречный гибрид, выведенный за рамки человеческого общества. Карина восприняла эту информацию на удивление спокойно. Лишь хлопала своими большими глазами, да время от времени шевелила губами. Возможно это обуславливалось тем, что она просто не могла сразу переварить столь шокирующую информацию.
  -Прости. Иначе спасти тебя я просто не мог, -произнёс Рип, не зная, как ещё перед ней оправдаться.
  -И что мне теперь делать? -спросила девочка. -Я не умею быть сумеречницей.
  -Ты научишься. Тебя всему обучат.
  -Когда ты говорил мне... Ну, там, в больнице. Я думала, что ты шутишь. Но всё это оказалось правдой.
  -Прости, -повторил Рип. -Прости меня. Я должен был заранее раскрыть тебе подробности, но тогда я просто не мог этого сделать. Потому что ты... Как бы это сказать? Особенная.
  -Особенная?
  -Если бы я рассказал тебе тогда, меня бы наказали, а ты бы умерла раньше положенного срока. Спасти тебя от смерти я мог только вот так. Мне очень жаль, Карина.
  -Ты ведь хотел мне помочь, -ответила она. -И потом я сама тебе говорила, что готова на всё, лишь бы ты был рядом. Никто меня за язык не тянул. Поэтому не извиняйся. Просто выполни своё обещание. Не покидай меня. С тобой мне не страшно.
  -Обещаю. Теперь мы будем рядом постоянно. Отныне я - твой наставник, а ты - моя последовательница.
  Дверь открылась и в комнату вошёл Юрист. Карина вздрогнула и робко уставилась на большого, усатого мужчину в костюме и очках, который сопя подошёл и остановился рядом, оценивающее оглядывая её сверху-вниз.
  -Познакомься, это мой друг и напарник - Юрист, -представил пришедшего Рип. -Не бойся его. Он большой, но добрый.
  -Очень приятно. Карина, -представилась та.
  Юрист покачал головой и поцокал языком.
  -Что? -Рип перевёл на него взгляд.
  -Ничего. Всё оказалось печальнее, чем я думал. Что это за супнабор?
  -Юрист!
  -Да ты посмотри на неё? Кожа да кости. Маленькая, тощая, без слёз не взглянешь. Как она вообще инициацию прошла? Да ещё и двухсуточную. Не понимаю.
  -Оставь свои комментарии при себе, -сердито ответил Рип. -Она адаптируется.
  -Надеюсь на это. Ты уже сообщил, что её ожидает?
  -Не успел. Ты припёрся.
  -Я сейчас уйду. Просто заглянул посмотреть на знаменитую Карину, от которой у нашего лучшего охотника так сорвало крышу. Признаться, разочарован, -он улыбнулся Карине и добавил. -Только без обид, хорошо?
  Карина пожала плечами.
  -Какая тебе разница до моего выбора? -продолжал ворчать Рип.
  -Большая. Хоть это и неправильно, но ты - мой друг, и я желаю тебе добра. А глядя на неё, я вижу только твои проблемы. Много проблем. Ох, ты с ней и наплачешься, Рип, ох и наплачешься.
  -Так, всё, Юрист, проваливай отсюда и дай нам поговорить. -Как скажешь... -прежде чем уйти, Юрист ещё раз бросил взгляд на Карину и вздохнул. -Ох-х, беда... Гадкий утёнок.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"