Raptor: другие произведения.

Люкс Инферна

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Учёные института философии проводят опасный эксперимент, чтобы выяснить, является ли злом существование ада.

  ЛЮКС ИНФЕРНА
  
  В 2021 году, институтом философии Российской академии наук было потрачено 742 000 рублей на исследование вопроса 'Является ли злом существование ада'. Данное исследование было успешно проведено, в результате чего отечественная наука пополнилась очередной значимой вехой. Однако, мало кто знает, насколько непростым оказался этот успех, и на какие жертвы пришлось пойти людям, дерзнувшим взяться за столь опасную и беспрецедентную работу. Эта книга посвящена им.
  
  'Пациент поступил в клинику во время обострения заболевания, и в данный момент проходит курс восстановительных процедур, согласно установленным нормам классической терапии. Исходя из данных анамнеза, психологом выявляются структурные нарушения мышления в виде неадекватных ассоциативных связей, соскальзываний, разноплановости и паралогичности суждений, рассуждательства, актуализации латентных признаков. Профиль личности характеризуется существенным подъемом по параноидной шкале, а также по шкалам тревоги, депрессии, шизофрении. Отмечается симптоматика психопатологического регистра. Диагноз: Шизофрения, параноидная форма, непрерывное течение. Галлюцинаторно-бредовой синдром. Апато-абулический дефект'.
  Врачи зашуршали бумажками, очевидно изучая историю болезни. На какое-то время в душном помещении воцарилось молчание. Было слышно, как за решётчатыми окнами, во дворе, раздаются чьи-то неразборчивые голоса. Потом загудела проезжающая машина.
  Больной сидел на стуле, посреди комнаты, напротив длинного стола, составленного из трёх небольших столиков, где заседали важные медицинские светила. Он не казался сумасшедшим, и даже сколь бы то ни было неадекватным. Лёгкая поволока в глазах выдавала воздействие каких-то препаратов. На вид ему было лет тридцать, не больше. Пациент был совершенно спокоен, гладко выбрит и интеллигентен. Даже спортивный костюм, надетый на нем, не убавлял этой интеллигентности ни на йоту. Человек выглядел опрятно. Отличить его от здорового, в данный момент, было невозможно. Чистые, светло-серые глаза, задумчиво глядели в окно, где за старыми решётками тускло проглядывалось такое же серое небо.
  -Ну что ж, -доктор наконец-то отвлёкся от изучения бумаг, и, на секундочку приспустив очки, взглянул на пациента. -Здравствуйте, Андрей Иванович. Как Вы себя чувствуете сегодня?
  -Хорошо, -ответил больной.
  -Голова больше не болит?
  -Нет. Уже третий день полный порядок.
  -Чудесно. А что насчёт Ваших ночных видений? Они больше не повторялись?
  -Нет. Я сплю как младенец.
  -Что ж, это очень воодушевляет, -доктор поглядел на своих коллег.
  Те немного пошушукались, и продолжили копаться в бумагах. Один из врачей что-то быстренько записывал в Молескин.
  -Мы бы хотели, Андрей Иванович, чтобы Вы нам ещё раз рассказали обо всём, что с Вами случилось перед тем, как Вы сюда попали, -покрутив пальцами чёрную авторучку, доктор деловито взглянул на больного.
  -Опять? -равнодушно взглянул на него тот. -Я же уже рассказывал. И не раз.
  -Да, но теперь у нас, как видите, прибавилось количество слушателей. Профессор Силантьев и профессор Орлова - специально приехали к нам, чтобы на Вас посмотреть, и услышать Вашу историю из первых уст. Видите, какие серьёзные люди Вами интересуются?
  -Мы очень хотим Вам помочь, -кивнула профессор Орлова. -Поэтому поделитесь с нами. Будьте так любезны.
  -А разве мне нужна помощь? -удивлённо пожал плечами Андрей.
  -Разумеется. Неужели Вы хотите всю жизнь провести здесь, в больнице? -доктор вскинул брови.
  -Не хочу.
  -Тогда не упрямьтесь, и всё нам расскажите.
  Пациент обвёл присутствующих безразличным взглядом, и вздохнул. -Ладно. Я расскажу это ещё раз...
  
  **********
  После того, как очередная волна пандемии вызвала череду банкротств и разорений великого множества частных компаний по всей стране, уровень безработицы вырос до катастрофических показателей. Одним из таких безработных оказался простой менеджер автосалона Андрей Иванович Алигеров. Финансовые трудности моментально отразились на его жизни самым пагубным образом. Нечем было платить за квартиру. Не на что купить бензин для авто. Даже просто, в еде, пришлось себя кардинально ограничить. Не говоря уже про новую одежду. Андрей метался в поисках вакансий, однако, ничего подходящего подобрать не мог. Либо квалификация не соответствовала, либо работодатели оказывались откровенными мошенниками. А время шло. И денег в его кармане не прибавлялось.
  Когда он уже был готов пойти на самую крайнюю меру и устроиться в местный сетевой супермаркет продавцом-кассиром, ему на глаза вдруг попалось объявление, выглядевшее как традиционный лохотрон, замаскированный под вакансию. Обычно такие псевдоконторы, заманивая наивных соискателей, просто собирали их личные данные, которые затем продавали всяким спамерам. И никакой работы, на самом деле, не предлагали. Здесь же подкупало то, что за объявлением стояло некое, вполне солидное, представительство Академии наук, как бы подтверждающее истинность намерений работодателя. Андрей конечно же понимал, что это не гарантия честности, и что написать в объявлении могли всё, что угодно. Хоть представительство самого президента. Всё это не стоило и ломаного гроша. И в любой другой момент, он бы ни за что не повёлся на эту уловку. Но сейчас, когда его отчаянье достигло фактически апогея, он был уже не так решительно настроен, и потому рассмотрел указанное предложение.
  А предложение было, как водится, расплывчатым и нечётким. В нём вообще не рассказывалось о том, что предлагает работодатель. Только требования к соискателям. Обобщённые и поверхностные. Сознательность, ответственность, исполнительность, трудолюбие, стрессоустойчивость. Всё по классике, как говорится. Можно подумать, что кому-то нужны несознательные, безответственные и пугливые бездельники. Это так же нелепо, как упоминание соблюдения трудового кодекса и 'белой' зарплаты в качестве преимущества компании. Если подобные вещи указываются как достоинства, то возникает вопрос, куда смотрят органы правопорядка и комитет по охране труда? Всё равно, что повесить табличку над входом в магазин 'здесь не обсчитывают покупателей'. Вопиющая глупость.
  Но, как уже упоминалось выше, Андрею было не до компромиссов. Измученный долгими поисками и неудачами, он ухватился за эту возможность в каком-то отчаянном исступлении. Как бы там ни было, работа ему была очень нужна. Нельзя было отметать подвернувшийся вариант. А почему бы и нет? Попытка - не пытка. Стоило воспользоваться этой, пусть и призрачной, но всё же возможностью. Пока зубы не пришлось выкладывать на полку.
  Андрей даже не понял, что за специальность требуется в этом странном объявлении. Не требовалось никаких навыков, или образования. Единственное условие, которое здесь обозначалось - это возраст. Соискателю должно было быть ровно тридцать лет. Ни больше, ни меньше. Это выглядело очень странно. Но, изучив до этого сотни различных объявлений, Андрей с какими только странностями не сталкивался. Вплоть до требований высшего образования и пятилетнего стажа работы на руководящей должности от людей не старше двадцати лет. Поэтому он ничуть не удивился подобной категоричности. К тому же, его подкупило весьма удачное совпадение, поскольку ему как раз на днях исполнилось ровно тридцать лет.
  Ещё одной подозрительной странностью было то, что работодатель не требовал от соискателей прислать резюме. Всё, что было необходимо - это отправить запрос на электронный адрес, приложенный к объявлению. Что Андрей и сделал. А уже вечером ему прислали ответ, к которому был прикреплён файл с формой для заполнения. Ничего подозрительного в этой форме он так же не обнаружил. Если это и были мошенники, охотившиеся за персональными данными, то сведенья им требовались какие-то совершенно бестолковые. Не нужно было вписывать ни паспортные данные, ни СНИЛС, ни адрес, ни данные кредитной карточки. Правда было поле для телефона и даты рождения. Но вряд ли их можно было использовать в корыстных целях. Максимум, для рассылки спама. Этого Андрей не боялся.
  Помимо этих полей, форма запрашивала у соискателя следующие данные:
  Рост и вес.
  Вероисповедание.
  Семейное положение.
  Хобби.
  Наличие или отсутствие психических заболеваний и вредных привычек, включающих употребление алкоголя и наркотиков.
  И прочий, довольно странный набор данных, которые непонятно каким образом должны были помочь загадочным эйчарам в подборе нужного кандидата.
  Андрей честно заполнил все поля и отправил письмо. Он не возлагал на него больших надежд, и особо не ждал положительного результата. Ну попробовал и попробовал. Чем чёрт не шутит? Поэтому его весьма удивило приглашение на собеседование. И не куда-нибудь, а в самый настоящий институт философии. Впрочем, он и этому особо не удивился, поскольку знал, что пресловутый институт запросто мог сдавать свои помещения в аренду всяким шарашкиным конторам, которые, в свою очередь, с радостью прикрывались его гордым названием. Покамест радоваться было рано. Но сходить на собеседование всё же стоило.
  
  Собеседование было назначено уже на следующий день. Оно проводилось в пыльном, пустом кабинете, где кроме Андрея никого не оказалось. Сначала он даже захотел уйти, решив, что его обманули. Но уже на выходе столкнулся с человеком, который, как выяснилось, и должен был проводить собеседование. Человек этот не выглядел мошенником. Он больше походил на чудаковатого учёного. Седоватая бородка, роговые очки, вытертый галстук, папочка подмышкой. Представился он Виктором Игоревичем, и извинился за задержку. Когда Андрей поинтересовался, где же остальные соискатели, Виктор Игоревич ответил, что сегодня он только один.
  -Был большой наплыв. Но пришлось всем отказать по тем, или иным причинам, -грустно добавил он, усаживаясь за стол, и приглашая гостя жестом расположиться на стуле, напротив.
  -Так может не стоит и на меня время тратить, раз уж у вас тут такой строгий конкурс? -пошёл на попятный Андрей, чувствуя за всем этим какой-то нехороший подвох.
  -Это почему же? Нет уж, мой дорогой, давайте-ка без вот этих необдуманных капитуляций. Как раз Вы-то нам подходите как нельзя лучше.
  -Но я даже не понимаю для чего вам подхожу, -Андрей растерянно рассмеялся.
  -Как, 'для чего'? Для научной работы. Вы разве не видели табличку, когда заходили в это здание?
  -Видел. Но я же не философ. Не учёный. Даже не аспирант. Я конечно могу книжки перетаскивать, информацию в компьютеры забивать, и... В общем, выполнять функции самого примитивного лаборанта.
  -Нам и не нужен учёный. У нас их тут и так предостаточно. А вот кто нам действительно нужен, так это естествоиспытатель. На эту должность мы Вас и берём, -сцепив костлявые пальцы в замочек, признался Виктор Игоревич.
  -В качестве лабораторной крысы, что ли? -недоверчиво нахмурился Андрей. -Об этом в объявлении не говорилось. Боюсь, что я не готов к такому...
  -Полно те. Какая ещё крыса? Нет. Мы ничего не будем на Вас испытывать. Естествоиспытатель - это не какой-то там расходный материал. Это герой. Первопроходец. Пионер, готовый продвинуть науку вперёд, и открыть перед человечеством новые горизонты.
  -Простите. Я бы понял, если бы речь шла о медицине, или вирусологии какой-нибудь. Но каким образом это связано с философией?
  -Самым непосредственным, друг мой. Вам не придётся испытывать какие-то опытные образцы, или препараты. Всё, что от Вас требуется - это немного выдержки и самообладания. Можете считать это небольшим путешествием, которое Вам придётся совершить во благо науки. А вознаграждение, которое Вы за это получите, будет для Вас хорошим подспорьем. Наш институт не жалеет средств на подобные, прогрессивные проекты.
  -То есть, вам нужен человек, не обладающий научными знаниями, но способный проникнуть куда-то, куда вы сами не можете? -спросил Андрей.
  -Именно так, -кивнул собеседник.
  -Почему я? Чем обусловлен этот выбор? Просто интересно. Я ведь ничего существенного в своей анкете не указывал.
  -А вот и указали. Причём то, что не указал больше никто, кроме Вас. Из пары сотен анкет, Ваша одна такая. Уникальная.
  -В самом деле? И чем же я так уникален?
  -Напомните, что Вы указали в графе 'Вероисповедание'?
  -'Атеист'. Я не приверженец каких-либо вероисповеданий.
  -Вот! Именно это нам и нужно, -взмахнув в воздухе своим кривым, крючковатым перстом, улыбнулся Виктор Игоревич. -Атеист! Человек, не обременённый религиозными обязательствами.
  -Неужели я единственный атеист, который вам попался? -скептически ухмыльнулся Алексей. -Не верю.
  -Нет, конечно же Вы не единственный в своём роде. Доподлинно известно, что подавляющее большинство окружающих нас людей - это именно атеисты. Но в наши дни позиционировать себя атеистом стало не комильфо. Гораздо выгоднее быть верующим. Тогда твои чувства защищаются законом. Ты уверен в себе, и чувствуешь сопричастность к некой общности. Плюс ко всему, это ещё и модно. Поэтому люди и указывают в анкете свои религиозные предпочтения, хотя сами относятся к ним лишь номинально. Вы же нашли в себе смелость совершить духовный 'каминг аут', не боясь, что это пагубно скажется на отношении к Вашей персоне. Значит Вы очень смелый человек. А нам как раз нужны смельчаки. Принципиальные. Стойкие. И... Неверующие.
  Андрей пожал плечами, и, почесав нос, сказал, -хорошо. Хоть и всё ещё непонятно. Ну а зачем тогда нужны именно тридцатилетние? Почему не подходит, скажем, тридцать один год? Или двадцать девять?
  -Тут есть одна особая специфика. Помните, как там говорилось? 'Свой путь земной пройдя до половины, я очутился в призрачном лесу'. Впрочем, не важно, -пожилой собеседник махнул рукой. -Просто примите как данность, и не забивайте себе голову лишней информацией. Давайте лучше перейдём к делу. Суть такова. В данный момент наш институт работает над очень важной и поистине фундаментальной задачей. Он изучает ад.
  -Ад? -Андрей не сразу поверил собственным ушам. -В смысле, тот самый?
  -Да, тот самый.
  -Вы серьёзно?
  -Вполне. Перед нами стоит серьёзнейший вопрос. Чем он для нас является? Злом? Или же нет?
  -Погодите, стоп, вы это и вправду, без шуток? Какой ещё ад?
  -Обычный. Пекло, Преисподняя, Геенна огненная... Как его ни называй - суть одна, -спокойно ответил Виктор Игоревич. -Доселе никто не задавался вопросом, является ли это место злом для всех нас? Мы первые, кто решились за это взяться всерьёз.
  -Так, минуточку. То есть, вопрос заключается даже не в том, существует ли ад вообще? Получается, что в его существовании у вас уже нет никаких сомнений? -поражённо воскликнул Андрей.
  -Ну-у, это же очевидно, -Виктор Игоревич спокойно протёр очки носовым платочком. -Мы, философы, испокон веков бьёмся над формулировками и парадигмами. 'Что первично?' 'Познаваем ли мир?' И так далее. Но то, что не нуждается в доказательствах, нами не рассматривается как основа для изучения. Ведь можно и нужно двигаться вперёд, постигая новые грани бытия. Вам так не кажется?
  -Мне кажется, что Вы надо мной издеваетесь. Вы так говорите, будто ад - это не миф, а какое-то реальное место.
  -Совершенно верно. Вполне реальное. А что Вас так удивляет?
  -Что удивляет? Да всё! Ад - это выдумка, и не пытайтесь меня убедить в его существовании, пока непосредственно не докажете это.
  -Теперь я уверен, что Вы нам не солгали, -довольно улыбнулся Виктор Игоревич. -Вы - действительно, самый настоящий атеист. И это замечательно. Значит мы с Вами сработаемся.
  -Прошу Вас, просто скажите, что это исследование вы проводите только для того, чтобы распилить бабла, -весело спросил у него Андрей.
  -Что Вы такое говорите?! Имейте совесть! -возмутился тот. -Разумеется, нет! Дело не только в деньгах... Вопреки расхожему мнению простодушных обывателей, которые разбираются в нашей, научной жизни, как свиньи в апельсинах, мы здесь не только бюджеты осваиваем и гранты проедаем. Мы ещё и науку двигаем, что крайне непросто в современных условиях. Вы уж мне поверьте. И в данном случае, мы действительно настроены крайне серьёзно. Знаете ли Вы академика Смирнова?
  Андрей покачал головой.
  -Этот уникальный человек большую часть своей жизни занимался феноменом инфернальных влияний на быт российского гражданина. И добился неслыханных результатов. Он сумел доказать, что ад располагается вовсе не там, где принято думать. Долгое время мы шли по ложному пути. В начале восьмидесятых годов, группа советских учёных занялась углублённой разработкой программ по практическому изучению ада, основываясь не только на архаичной схоластике, но и на перспективных инженерных разработках. Всё началось, когда в 1984 году на Кольской сверхглубокой скважине бурильщики услышали стоны и вопли, доносившиеся с глубины двенадцати километров. Это была настоящая сенсация. Многие были уверены, что ад наконец-то обнаружен. Но в результате детальных исследований, проведённых в последующее десятилетие, было выяснено, что никакого ада там нет, и это всего лишь...
  -Вода, -перебил его Андрей. -Я слышал об этом фэйке.
  -Нет, -улыбнулся Виктор Игоревич. -Версия с водой является официальной. Для отвода глаз. На деле же шахтёры вскрыли так называемую 'линзу пространственно-временной сингулярности', возникшую в недрах при особых условиях и процессах, являвшихся следствиями определённого давления земной коры и динамики тектонических пластов. Ну, как, например, есть законсервированная органика. Да? А тут - законсервированный континуум. Который при резкой расконсервации совершил так называемый 'выравнивающий скачок' с инерционным потенциалом. То есть, бурильщики, работавшие на Кольской сверхглубокой, тогда услышали свои собственные стоны, вопли и стуки касками об асфальт. Но из будущего. Из грядущих девяностых. Понимаете?
  -Нет. Это какой-то фантастический бред. Извините, конечно...
  -Сразу видно, что Вы - классический рядовой обыватель, не интересующийся наукой, и не способный заглянуть дальше собственного носа, -покачал головой Виктор Игоревич. -Это очень печально... Но давайте вернёмся к аду. Как оказалось, впоследствии, ад мы искали совсем не там, где нужно. Он оказался не под землёй, и даже не в Израиле, а... Впрочем, давайте-ка по порядку. Всё это Мишура...
  -Вот именно. Самая настоящая мишура, -согласился Андрей. -Вы вешаете мне лапшу на уши.
  -Бог с Вами! Мишура - это фамилия. Между прочим, кандидат наук. Большого ума человек. Золотая голова и настоящий гений. Он первым нащупал верное направление, когда работал над исследованием 'Бесполезная свобода и проблема ада'. Величайший труд, которому место в учебниках! Именно основываясь на теоретическом базисе, проложенном Мишурой, мы наткнулись на те самые пресловутые 'врата ада', отделявшие нас от великой загадки.
  -И что? Кто-то в них уже входил? -не скрывая скепсиса, поинтересовался Андрей.
  -Только один человек. Доцент Гаспаров. Лишь ему одному удалось проникнуть за грань и вернуться обратно. Правда он пробыл в аду всего лишь пять секунд. Мы засекали. Но этого ему вполне хватило, чтобы вывести новую дилемму. 'Что есть ад? Зло, или не зло?' Полагаясь на наблюдения, сделанные господином Гаспаровым, мы с коллегами из РАН разработали и утвердили необходимый психотип личности, способной не просто проникнуть за врата, но и провести там достаточно продолжительное время для проведения необходимого количества исследований. Понимаете? Вам просто нужно немного погулять по аду, и по максимуму отметить всё, что Вы там увидите. А выводы и решения данной дилеммы оставьте для специалистов. То есть, для нас - учёных-философов.
  -Значит вы хотите отправить меня в ад? Ушам своим не верю. Даже если предположить, что я настолько доверчив, что принял Ваши слова за чистую монету... Даже если это так. Неужели Вы считаете, что кто-то, ну кроме вашего одержимого доцента, добровольно и в здравом уме согласится спуститься в ад? Да ещё что-то там исследовать. Как это вообще следует понимать?
  -Так и понимайте. Пожалуй, хватит ходить вокруг да около. Ответьте мне прямо. Вы готовы к такой работе? Скажите твёрдо: да, или нет?
  Андрей тяжело вздохнул, посидел глядя в пол, а потом тихо спросил, -что насчёт зарплаты?
  -Аванс получите через неделю. Это я Вам гарантирую, -ответил Виктор Игоревич. -У нас всё официально. Плюс премиальные, размер которых напрямую зависит от объёма добытых Вами данных.
  -Хорошо. Была - ни была. Я согласен. Когда приступать?
  -Завтра, с девяти ноль-ноль. А пока пройдите в отдел кадров, и передайте свои документы для оформления.
  
  Разумеется, Андрей не поверил в истинность услышанного. Всё это прозвучало как какой-то бред, либо странная метафора. Было понятно одно. Сотрудники института, прикрываясь важной научной деятельностью, занимаются какой-то адской ересью, получая финансирование из государственного бюджета на всякую ерунду, которую за ними даже не проверяют. Создаётся видимость некой работы, под которую осваиваются неплохие денежные средства. Это вполне логично. Вот только зачем им понадобился он, Андрей - лишний человек, без которого вполне можно обойтись? Какова его роль в этой махинации? В принципе, можно было особо не переживать. Главное, чтобы вовремя и сполна платили деньги. Но вдруг это какая-то хитро замаскированная секта, каких-нибудь латентных сатанистов? Что если они собираются принести его в жертву Сатане? Вроде и глупость, но кто их знает?
  С этими мыслями, он пробыл весь вечер, пока не забылся тревожным сном до самого утра.
  
  Прибыв на новое место работы, Андрей не сразу понял, в какой кабинет следует отправляться. На собеседовании ему так и не сказали к кому именно подходить и кого спрашивать. Просто явиться. Сам же Андрей, в порыве спутанных мыслей, так и позабыл это уточнить. Поэтому около часа он просто блуждал по коридорам института, разглядывая суетящихся профессоров и всевозможных научных сотрудников рангом пониже. Он надеялся, что ему попадётся на глаза вчерашний старичок-собеседователь, но того нигде не было.
  Послонявшись по этажам, он наконец не выдержал и отправился в уже знакомый отдел кадров, где и поинтересовался о своём непосредственном участке.
  -Естествоиспытатель? -кадровичка отвлеклась от разговора по телефону, окинула его взглядом с ног до головы, и добавила. -Подождите.
  Затем она взяла другой телефон и, набрав чей-то номер, произнесла в трубку, -Айрат Иванович? Тут пришёл ваш новый естествоиспытатель... Да, да, которого в ад должны отправить... Да? В сорок пятую? Хорошо, передам.
  И, положив трубку, сообщила ожидающему Андрею. -Спуститесь на второй этаж, в сорок пятую аудиторию. Там Вас ждут.
  Поблагодарив её, Андрей отправился в указанное место.
  
  Пресловутая сорок пятая аудитория была маленькой и тесной. При этом в ней помещалось очень много народу. Присутствующие что-то активно обсуждали. Двое профессоров, покрытые меловой пудрой с ног до головы, яростно чертили на доске какие-то схемы, формулы и рисунки. Они спорили, психовали и пытались в чём-то друг друга переубедить. Не желая их прерывать, Андрей притулился в свободном уголочке и стал наблюдать за ними оттуда.
  Послушав, о чём спорят светила науки, он понял, что речь идёт о каких-то религиозных делах. Например, о формуле расчёта удельной массы ангелов, размещённых на 0,00069 квадратного миллиметра, составляющего площадь поверхности игольного острия. Всё это отдавало какой-то бессмыслицей, и вскоре Андрею надоело это слушать. Он заскучал, то и дело поглядывая на свои часы. Потом набрался наглости, и стал покашливать, привлекая к себе внимание. На четвёртый 'кхек' его наконец-то заметили. Круглолицый и черноглазый парень в голубоватом пиджаке, с подозрением пригляделся к нему, а затем, раздвигая столпившихся коллег, протиснулся в его сторону.
  -Вы - Андрей Алигеров? Наш новый естествоиспытатель? -тихонько поинтересовался он.
  -Да. Мне сказали подойти сюда, -ответил Андрей.
  -Рад знакомству, -подошедший с улыбкой пожал ему руку. -Я - Айрат. Доцент. Вы уж извините, у нас тут небольшой симпозиум затеяли.
  -Всё в порядке. Я просто хотел приступить к своим обязанностям.
  -Разумеется. Идёмте за мной, я Вас провожу в лабораторию, -похлопав его по плечу, Айрат кивнул одному из выступающих профессоров, и направился к выходу.
  Андрей поспешил за ним.
  Далее они пошли по уже знакомому коридору, застеленному выбитым паркетом, в противоположный конец здания.
  -Наконец-то дело сдвинется с мёртвой точки, -весело говорил Айрат. -А то мы уже и так отстали от графика. Грант почти освоен, а выхлопа ноль. Не хотелось бы опять облажаться.
  -Как облажаться? -насторожился Андрей.
  -А? Да не-ет! -Айрат рассмеялся. -В этом проекте мы ещё не лажали. Тут пока всё нормально идёт. Тьфу-тьфу-тьфу! (Он трижды постучал по мраморному лбу какого-то философа, мимо бюста которого они проходили). Просто у нас проблема была с 'Пифией'. Слышали о 'Пифии'? Ах, ну да, откуда Вы могли про неё слышать? Это наша экспериментальная нейросеть с функцией обратных прогнозов. Знаете, что такое 'обратные прогнозы'?
  -Нет.
  -Это когда берётся какая-то историческая точка из прошлого, и, отталкиваясь от неё, проводится вариативный анализ развития дальнейших событий. Что могло бы быть, если бы тот, или иной событийный триггер не сработал. Понимаете?
  -Альтернативная история, что ли?
  -Именно. На основе этих обратных прогнозов можно делать выводы, которые помогут нам в настоящем. Позволят представить, что к чему может привести... Нам сюда, -Айрат резко повернул в сторону лестницы.
  -И что же произошло? -продолжил беседу Андрей.
  -Да подстава получилась конкретная, -Айрат немного посмеялся. -Во время технических испытаний. Неожиданно, данной разработкой заинтересовался сам президент, представляете? И попросил сделать обратный прогноз на себя. Чего бы он смог добиться, если бы не октябрьский переворот в 1917 году. Ну, 'бомба Ленина', всё такое. Нужно было ему как-то программу проработать. Вот он нас и задействовал.
  -И что?
  -Да ничего. Когда 'Пифия' провела обратный прогноз, и осуществила альтернативный расчёт событий, убрав из истории Ленина и большевиков, случился непредвиденный конфуз. Оказалось, что наш заказчик вообще не должен был родиться, поскольку его отца ещё в 1925 году до смерти запороли на конюшне, по приказу хозяина - тверского помещика. Который спьяну разозлился на него за то, что лошадей вовремя не накормил. Представляете, что бы было, если бы мы озвучили президенту такой результат? В лучшем случае, о каком-либо финансировании в дальнейшем можно было бы забыть навсегда. А в худшем... Ну был бы сейчас очередной торговый дом на месте нашего института, а мы бы в нём китайскими кроссовками торговали. Стыдища!
  Айрат остановился около лифта и нажал на кнопку вызова.
  -И как же вы выкрутились?
  -Да, как... Пришлось срочно придумывать фальшивый прогноз. Подключили знакомого писателя-фантаста. Он, за долю малую, всего за одну ночь накалякал нам правильную альтернативу. Про то, что дедушку нашего президента отметил сам император, торжественно присвоив ему титул графа. Отец его стал величайшим придворным вельможей, ну а сам он, после смерти болезненного сына государя, в 1987 году сел на трон вместо него и стал императором всея Руси.
  Двери лифта раскрылись, и Айрат жестом пригласил Андрея войти в кабину. Тот отметил, что лифт не поднимается выше, а спускается куда-то вниз - под землю. При этом, довольно глубоко.
  -Ну и вот, -продолжил рассказ Айрат. -Наша 'утка' так понравилась господину президенту, так потешила его самолюбие, что он незамедлительно распорядился, чтобы нам увеличили финансирование из федерального бюджета. Вот так и выкрутились.
  -Рискованно, -оглядев однотонные стенки кабины, пробормотал Андрей.
  -Я бы Вам этого не рассказывал. Сами понимаете, государственная тайна, но Вам же всё равно туда... Ну, Вы поняли, куда, -ухмыльнулся Айрат.
  -Как-то угрожающе это прозвучало.
  -Да бросьте! Вам нечего бояться. Всё равно все там будем. Только позже.
  Кабина лифта подозрительно затряслась. Со всех сторон послышался жуткий гул.
  -А это что такое? -напрягся Андрей.
  -А на это не обращайте внимания. Тут рядом метро проходит, -спокойно ответил доцент.
  Лифт остановился, двери открылись. За ними находилось большое светлое помещение, заполненное какими-то хитрыми приборами и столами, за которыми работали учёные. Над головой вились, переплетаясь, толстые кишки труб и жестяные короба воздуховодов. Кипела работа. Сотрудники концентрировались вокруг необычного устройства, напоминающего смесь венчальной арки и компьютерного томографа. Всё это вкупе напоминало декорацию к какому-то фантастическому фильму. Остро чувствовался разительный контраст с архаичным примитивизмом института, расположенного наверху.
  -Сюда, сюда, сюда-а-а, -лавируя между столов и людей, таскающих приборы и мотки проводов, Айрат провёл Андрея к седобородому профессору, колдующему над хитрым аппаратом со множеством переключателей.
  -Олег Олегович, я его привёл!
  -Айрат, я занят! -не оборачиваясь к нему, ответил старик.
  -Но Вы же его ждали, -стоял на своём доцент. -Вот я и привел.
  -Чего?! -профессор повернулся и снял очки. -Это кто? А... Минуточку. Погодите-погодите. (Его сухой палец с жёлтым ногтем уткнулся в сторону Андрея). Вы - наш новый естествоиспытатель.
  Последняя фраза была не вопросом, а утверждением, но Андрей всё равно кивнул.
  -Наконец-то. Очень рад. Меня зовут Олег Олегович Гаврилов. А Вас, простите, как величать?
  -Андрей. Андрей Иванович Алигеров.
  -Айрат, ну что, ты свободен. А Вы - Андрей Иванович, идёмте сюда. Идёмте-идёмте. Буду вводить Вас в курс дела, -радушно подозвал прибывшего профессор.
  Доцент коротким кивком попрощался с Андреем и быстро удалился. Гаврилов тут же подвёл немного ошарашенного естествоиспытателя к пульту, и продолжил говорить.
  -В этот раз всё должно получиться. Вот, взгляните на график. Синусоида стабильная, без аппроксимации. Поэтому никаких системных инверсий не ожидается. Переход произойдёт асимптотично. А значит, практически безопасно.
  -Вы меня конечно извините, Олег Олегович, -неуютно ёжась, произнёс Андрей. -Но я всё ещё не понимаю, каким образом меня будут отправлять, ну-у, Вы поняли куда.
  -Вам и не нужно это понимать, друг мой, -радостно приобнял его профессор. -Это уже наша задача. А Ваша - провести рекогносцировку, ну-у, там. И всё. Пришли, увидели... Записали. Ну или хотя бы запомнили. Нам и это сгодится на первых порах.
  -Знать бы, хотя бы, к чему именно мне готовиться.
  -К работе, и только к работе. Запомните, Вы там будете исключительно как научный сотрудник, проводящий практическое исследование - не более. Поэтому ничего не бойтесь и не теряйте уверенности. Представьте, что Вас отправили в качестве... Ну, скажем... Посла доброй воли. Какие к Вам, там, могут быть претензии? Вы же выполняете свою работу. Поэтому они, там, должны оказать Вам посильное содействие, ну или, по крайней мере, не мешать. Это в их же интересах.
  -А какие могут быть интересы у... -Андрей нервно сглотнул. -У тех, кто обитает, ну Вы поняли где.
  -Самые непосредственные. Мы хотим наконец-то разобраться в их предназначении. В их конкретном влиянии на нас. Чем сильнее и крепче связи между нашими мирами - тем меньше останется заблуждений, ложных учений, тупиковых догм. Этот прогресс может помочь нашей дальнейшей, взаимовыгодной интеграции. Они обеспечат нам необходимую стабильность, как в религиозном вопросе, так и в социально-экономическом. В общем, Вы сами скоро всё поймёте и осознаете. Это же очевидно. А сейчас, пожалуй, начнём приготовления, -Олег Олегович вытер руки об свой халат, хотя они у него и так были чистые, после чего подозвал молоденькую, симпатичную лаборантку. -Надюша! Подойди, голуба моя.
  Девушка-блондинка вдохновенно порхнула к ним. На её симпатичном личике блестели большие защитные пластиковые очки. Она была стройной и очень грациозной. При виде её, на душе у Андрея сразу стало тепло и приятно.
  -Будь любезна, проводи нашего естествоиспытателя Андрея в подготовительный модуль, -попросил у пришедшей профессор Гаврилов.
  -С удовольствием. Идёмте за мной, -заулыбалась та, окончательно растопив сердце парня. -А Вы сегодня отправитесь?
  -Куда? -увлечённый нахлынувшими чувствами, спросил Андрей.
  -Ну, Вы же - хэллдайвер?
  -Кто?
  -Ах, извините, -засмущалась девушка. -Это у нас тут такое новомодное название для таких как Вы. Для отчаянных ребят, которые ныряют туда... Ну Вы поняли, куда.
  -Понял, понял, -глупо заулыбался Андрей. -Я немного спикаю инглиш. Хэлл и дайвер. В общем, мне понятно такое определение. Звучит клёво. Да-а, знаете, ну а чего тянуть-то кота за эти? За эти самые... Хм. За хвосты... Профессор Гаврилов сказал, что всё уже готово, и всё проверено-перепроверено. Синусоида там... Прямая. Всё как надо. Ну а моё дело нехитрое. Нырнуть, всё там быстро реког... Кхм... В общем, изучить. И назад.
  -И Вы не боитесь? Вообще ни капельки? -заглянула ему в глаза спутница. -Всё-таки местечко, говорят, не из безопасных. И вообще. После тысячелетий церковных убеждений. Теорий, основанных на принципиальной схоластике. Вы готовы это пошатнуть. Неужели не страшно?
  -Ну-у, разве что немного, -наморщил нос Андрей. -Я же, типа, учёный. А учёные не должны пасовать перед вызовами научного прогресса, и всё такое.
  -Я так горжусь, что встретилась с Вами! -девушка покраснела так искренне и наивно, что Андрей почувствовал, что уже влюбляется в неё.
  Он хотел было сказать ей какой-то комплимент, но чуть не налетел на кресло, к которому Надежда его подвела. Кресло было сплошь обвешено проводами, и напоминало медицинское, из манипуляционного кабинета, где медсёстры обычно берут кровь на анализ.
  -Вот сюда, пожалуйста, -указала лаборантка, и Андрей послушно сел.
  Вокруг него тут же закружилась пара сотрудников, которые начали мерять ему давление, прилеплять присоски, и устанавливать катетер в вену. Андрей же не спускал глаз с Нади, стоявшей чуть в сторонке.
  -Скарлатиной, корью, свинкой в детстве болели? -через глухую маску спросил один из лаборантов, затягивая жгут на его предплечье.
  -Нет, -ответил Андрей, и сморщился, когда игла пронзила его кожу.
  -Потерпите... У Вас есть аллергия на подсолнечник?
  -Нет.
  -Так. Сахар: четыре и восемь. Нормально. Страдаете апноэ?
  -Чем?
  -Ночью храпите?
  -Нет... Кажется...
  На голову Андрея надели белый пластиковый венец, так же опутанный проводками. В тех местах, где он соприкасался с кожей, началось лёгкое гальваническое покалывание.
  -Сейчас мы Вас быстренько обследуем, -сообщил лаборант. -Потом введём спецраствор на основе полимерных солей, и радионуклидный контраст, по типу позитронно-эмиссионного... Проходили когда-нибудь процедуру ПЭТ КТ?
  -Нет, никогда.
  -В общем, ничего страшного. Всё это нам необходимо, чтобы отслеживать ваш радиоактивный след, когда вы будете... Ну-у, там... Потом, если вернётесь, не контактируйте с домашними животными, детьми и беременными женщинами в течение суток. Так же обильно пейте молоко, и ни в коем случае не мочитесь на ободок унитаза.
  -Погодите-погодите... Я не понял. Что значит 'если вернётесь'? -дёрнулся Андрей.
  -Успокойтесь! Не выдерните катетер! -остановил его лаборант. -Я сказал не 'если', а 'когда' вернётесь.
  -Но я же точно слышал...
  -Успокойтесь пожалуйста.
  -Надя, Вы же тоже это слышали? -Андрей умоляюще взглянул на девушку.
  Но та лишь пожала плечами и растерянно улыбнулась.
  Андрей хотел было дальше отстаивать свою правоту, но тут к его креслу подошёл толстый мужчина в костюме, выглядывающем из-под белого халата, не сходящегося на выпирающем животе. На его лице была медицинская маска. В руках чернела папка с какими-то документами.
  -Андрей Алигеров? -деловито буркнул он.
  -Да, это я.
  -Здравствуйте. Меня зовут Виталий Сергеевич Рожкин. Я - уполномоченный представитель правительства Российской Федерации по особым делам. Вы должны подписать кое-какие документы. Чистая формальность, -сказав это, он раскрыл папку, и вынул пару листочков, испещрённых мелким печатным текстом.
  -Постойте, давайте-ка после процедуры, я с ними ознакомлюсь, и... -начал было Андрей.
  -Времени мало, Андрюша, некогда! -повысил голос Рожкин. -Вы что, не доверяете правительству? Вы что, не патриот?
  -Патриот, -потупился Андрей.
  -Ну тогда к чему все эти проволочки? Подписывайте сейчас же.
  -Ладно, -поражаясь, как быстро он сдался, Андрей свободной рукой подписал бумаги выданной ему ручкой.
  -Вот и хорошо. От имени руководства нашей страны благодарю Вас! -поросячьи глазки Рожкина залучились улыбкой, и он уже собрался уходить.
  -Вы хотя бы объясните мне, что я подписал, -остановил его Андрей. -Имею же я право знать это?
  -Ох... Имеете, имеете, - Виталий Сергеевич, изобразив всем видом, что делает ему невероятное одолжение, аккуратно убрал подписанные листы в папку, и продолжил. -Вы даже не представляете, какую неоценимую услугу оказываете своему государству. Фактически, Вы спасаете его.
  -От чего?
  -От войны... Вы хотите войны, Андрюша?
  -Нет конечно, -замотал головой тот.
  -Вот и я тоже нет. И никто её не хочет, -Рожкин недвусмысленно указал волосатым пальцем куда-то наверх. -Но она уже вот-вот. Она уже на пороге.
  -Но с кем? -одними губами прошептал Андрей.
  -Какая разница? Мы живём в таком мире, Андрюша, когда не важно с кем война. Важно само её наличие. Потому что без неё... -Виталий Сергеевич издал губами неприличный звук. -Вот, как-то так. Война, при всей своей омерзительности, необходима капиталистическому государству как горькое лекарство. Как... Химиотерапия. Понимаете? Что такое химиотерапия? Это когда в организм вводят жуткую дрянь, убивающую всё на своём пути. И хорошее, и плохое. Но иногда. В особых случаях. Чтобы избавиться от плохого, требуется пожертвовать хорошим. Вот для этого война и нужна. Нравится она нам, или нет. Если мы хотим сохранить своё государство (он опять потыкал пальцем куда-то наверх), нам придётся принять вызов капиталистического мироустройства. Если не мы их, то они нас. Доходчиво объясняю?
  -Всё равно мне не понятно. Почему нельзя обойтись без войны? -недоумевал Андрей.
  -Есть два типа войн, -со вздохом объяснил Рожкин. -Внешние и внутренние. Внутренние гораздо хуже внешних. И чтобы предотвратить внутреннюю войну - требуется загасить её искры внешней войной. Но это, как Вы понимаете, самый последний аргумент. Пока что у нас есть надежда, что можно этого избежать. Можно потушить зачатки внутренней войны мирными методами. Поэтому Вы здесь.
  -Я очень хочу предотвратить войну, -признался Андрей. -Но как мне это сделать? Мне сказали, что я должен отправиться в ад. Однако, я не вижу никакой логической связи между адом, и антивоенной деятельностью.
  -Ох, Андрюша, какой же ты наивный парень... -опять вздохнул Рожкин, и сочувственно взглянув на него, продолжил объяснять. -Власть, Андрюшенька, это постоянная, непрекращающаяся борьба. Чтобы удержать власть, нужно отчаянно бороться за порядок, сложившийся в государстве. А порядок держится на страхе, и только на нём. Например, все любят нахваливать чистенькие города в Германии, ставя их в пример нашим, засранным городам. Но при этом мало кто понимает, что они чистенькие вовсе не потому, что немцы такие чистюли, а потому что с немцев дерут конские штрафы за выбрасывание мусора в неположенном месте. Только страх перед огромным штрафом заставляет среднестатистического бюргера не выбрасывать свои отходы куда попало, а кропотливо раскладывать их по отдельным контейнерам. Уберите эти штрафы, и Вы увидите, как быстро немчура зароется в собственное дерьмо по самые уши. Всё будет в точности как у нас. Поэтому, общество должно постоянно чего-то бояться. Всегда должно быть что-то останавливающее. Заставляющее выбросить из головы всяческую крамолу и вольнодумие. Но беда в том, что любой страх ограничен. Разумеется, кроме финансового и... Военного. Впрочем, это, как я уже говорил, крайние меры, злоупотреблять которыми - себе дороже. Сначала буйные народные массы удавалось успешно сдерживать, пугая сталинскими репрессиями. Но за двадцать лет этот метод перестал действовать. Тогда пришлось их пугать 'лихими девяностыми', память о которых ещё не выветрилась у многих. Это сработало всего на десятилетие. Теперь же мы остановились перед новой проблемой. Чем ещё можно напугать неразумный народ, чтобы предотвратить всякие нежелательные последствия? И тогда пришли к выводу, что мирный способ остался только один. Старый, проверенный веками страх перед адскими муками. За последние десятилетия в России было возведено достаточно храмов, в которых наши священники неустанно предупреждали прихожан о том, что их ожидает после смерти за отсутствие смирения. Но подействовало это слабо. Людям просто нравится вера, нравится исполнение ритуалов. Чисто механические действия, которые они выполняют, но при этом не проникаются благоговейным страхом перед грядущим наказанием Божьим. Они просто не верят, что окажутся в аду. В связи с этим, чтобы добиться от них нужного повиновения, нам придётся предоставить им неоспоримые доказательства, за которыми Вы и отправитесь, уважаемый Андрей Иванович.
  Андрей не знал, что ему ответить.
  -Желаю удачи. Принесите нам побольше страха, -Рожкин улыбнулся, по-отечески похлопал его по плечу, и, попрощавшись, удалился.
  -У нас всё, -сообщил Андрею лаборант, успевший освободить его от присосок, проводов и катетера. -Полный порядок. Вы можете приступать.
  Неожиданная слабость навалилась на Андрея, и он не сразу смог подняться из кресла. Подоспевшая Надя помогла ему сделать это.
  -Я не верю, что всё это на самом деле, -пробормотал Андрей.
  -Это ничего. Это нормально, -успокаивала его девушка. -Перед таким-то событием. Я завидую Вашей смелости и хладнокровию. Как бы мне хотелось пойти с Вами... Туда. Ведь Вам наверняка понадобится помощь, поддержка, там...
  -Пожалуй, я бы не отказался. Почему бы и нет?
  -Вы возьмёте меня с собой?
  -Конечно. Если Вы этого так хотите.
  -Очень хочу!
  Они подошли к футуристической арке, где их уже поджидал профессор Гаврилов с другими учёными.
  -Ну что, Андрей Иванович, всё в порядке? -улыбнулся он в усы.
  -В полном, -осторожно шевеля уколотой рукой, ответил Андрей.
  -Чудесно. У нас тоже всё готово. Центральный блок коллайдера выведен на полную мощность. Слышите, как гудит? Отец Артемий и отец Борис уже подъехали и ждут, -Олег Олегович указал на двух священников, о чём-то важно разговаривающих в сторонке, возле пары квадратных кабин, разделённых перегородками.
  -Храни тебя господь, раб божий, -поймав взгляд Андрея, святые отцы разом перекрестили его.
  -А что там по синхронизации? -профессор обратился к одному из учёных, настраивающих программу.
  -Девяносто три процента. В пределах нормы, -откликнулся тот. -Была небольшая просадка по троичным циклам, но после рекомбинации вернулась на прежнюю хорду.
  -А с линзами разобрались?
  -Ещё утром. Рефракционную пришлось заменить. А по спектрографу отклонений нет.
  -Ладушки, -Гаврилов потёр руки. -Начнём, пожалуй? Батюшки, Вы проходите в исповедальни, будьте любезны. Грешники уже там дожидаются.
  Отцы Артемий и Борис, слегка поклонившись, развернулись и вошли каждый в свою кабину, заперев за собой дверцы. Над входами в кабины загорелись красные таблички 'НЕ ВХОДИТЬ! ИДЁТ ИСПОВЕДЬ!' Гаврилов подошёл к клавиатуре, закреплённой возле арки, и набрал на ней пару команд, с прищуром глядя на монохромный дисплей, размером с пачку сигарет. Арка замерцала светодиодами.
  -Фёдор Абрамович, насосы работают? -профессор повернул голову к низенькому бородатому учёному, рассматривающему датчики на пузатой, серебристой колонне со змеевиком, похожей на ректификационную.
  -Главный насос: напряжение номинальное. Дублирующий насос: напряжение номинальное, -отозвался тот.
  -Хорошо. Запускайте подачу святой генномодифицированной воды.
  -Осадок: ноль и три, давление: полтора, открываю кран, -бородач повернул какой-то рычаг, и в змеевике забулькала жидкость.
  Андрей с любопытством смотрел, как с арочного свода начала обильно капать вода. Она лилась всё сильнее, сплошным широким водопадом, пока наконец капли не слились в единую водяную стену, падающую вниз - на пол с решётчатым водоприёмником. За этой полупрозрачной стеной ничего не было видно, кроме расплывчатых искажений.
  -Напор стабильный, -отрапортовал учёный, пустивший воду.
  -Ну что ж, Андрей Иванович, Ваш выход, -Гаврилов вежливо подтолкнул естествоиспытателя к арке.
  -Я должен пройти там? -на всякий случай спросил Андрей.
  -Да, просто входите в воду. Надеюсь, Вы не боитесь намокнуть? -профессор усмехнулся.
  Учёные немного посмеялись.
  -Не боюсь, -Андрей перевёл взгляд на Надю, и, мягко взяв её за руку, произнёс. -Вы готовы, Надюша? Тогда вперёд.
  Лаборантка, прикрыв глаза от воодушевления, решительно шагнула за ним. Но стоило им ступить на первые ступени арочной платформы, как вдруг профессор Гаврилов выставил свою руку, словно импровизированный шлагбаум, разделив Андрея и Надю.
  -Наденька, радость моя, опять ты за своё? А ну-ка, назад, назад.
  -Но я хочу взять её с собой, -остановившись, заявил Андрей. -Там мне потребуется ассистентка.
  -Вы что, читать не умеете? -профессор окончательно оторвал Надю от Андрея и, отведя её чуть назад, указал на надпись, венчавшую арочный свод, которую Андрей не успел ранее разглядеть. -'ОСТАВЬ НАДЕЖДУ ВСЯК СЮДА ВХОДЯЩИЙ!' Поэтому, Наденька, Вы должны остаться здесь. Андрей Иванович вполне справится и без Вас.
  Расстроенная девушка закрыла лицо руками и, громко всхлипнув, убежала. Андрей печально поглядел ей вслед и вздохнул.
  -Сконцентрируйтесь на задании, -сжав кулаки, произнёс Гаврилов. -Мы в Вас верим! И хоть Вы атеист, я буду молиться за Вас! Ни пуха, ни пера!
  -К чёрту, -повернувшись обратно к водяной арке, буркнул раздосадованный Андрей.
  -Да, именно к нему, -согласился профессор. -Привет передавайте.
  Андрей поглядел в своё нечёткое отражение, пляшущее в водяной пелене, и, набравшись мужества, решительно вошёл в этот поток.
  
  Вода оказалась ни тёплой, ни холодной. Она обдала его с головы - до ног, заставив невольно фыркнуть и встряхнуться. А когда он открыл глаза, то не узнал лабораторию. Вместо неё оказалась какая-то тёмная пещера, стены которой были покрыты уродливыми изображениями и пентаграммами. Пронзительно завывал резвый сквозняк, а где-то вдали слышались зловещие рычания неведомых существ.
  Несмотря на то, что ветер гулял по подземным галереям легко и свободно, вокруг всё равно было душно, почти жарко. И воздушные массы растаскивали эту духоту, то и дело швыряя её в лицо вместе с пылью и мелкой каменистой крошкой.
  Андрей огляделся. Ему сразу же бросилось в глаза странное, геометрически-правильное строение пещеры. Ровные стены и потолки сходились друг с другом под правильными, прямыми углами. Каверна явно образовалась не по естественным причинам. Кто-то создал её искусственно.
  Вынув из кармана свой смартфон, Андрей обнаружил, что тот полностью разряжен и выключен. Это было странно, учитывая, что он заряжал его только вчера вечером. Значит связи нет никакой.
  Он обернулся, и не увидел никаких выходов. Словно пройдя сквозь арку, он вышел прямо из воздуха, посреди подземного лабиринта. Обстановка, хоть и была гнетущей, но не выглядела пугающей. Напротив, она казалась до боли знакомой. Где-то Андрей всё это уже видел. Но вспоминать было некогда. Слишком сильно он был захвачен происходящим. Подумать только! Он действительно переместился в потустороннее измерение. А может быть ему вкололи что-то галлюциногенное, и он сейчас погрузился в собственные фантазии? В любом случае, он должен был действовать.
  
  Мягко ступая по ровным, словно отполированным плитам, Андрей стал осторожно продвигаться вперёд, блуждая по залам и галереям таинственного подземного царства. Иногда ему попадались странные решётки, бассейны, наполненные подозрительной зелёной жидкостью, и двери, которые открывались при его приближении, поднимаясь вверх. Ни одной живой души ему не встречалось.
  Поднявшись по лестнице, он миновал очередной узкий коридор, изрисованный черепами, за которым оказалась круглая комната со звездой на полу. Каждый луч этой звезды заканчивался горящей свечой.
  'Алтарь, что ли?' -боязливо подумал Андрей, и немного повертел головой, озираясь.
  В комнату вело ещё два коридора, расходившиеся в разные стороны. Куда идти - было совершенно непонятно, и Андрею очень не хотелось здесь заблудиться. Он всё ещё продолжал надеяться, что выход находится там же, где и вход.
  Потоптавшись на месте, озадаченный естествоиспытатель решил попробовать встать на звезду, которую до этого старался не задевать. Когда его подошва ступила на ближайший луч - ничего не произошло. Тогда он уже смелее шагнул дальше. Свечи погасли, и вокруг стало заметно темнее.
  'Что вообще происходит?' -Андрей прислушался.
  Ему показалось, что к нему приближается какой-то звук. Он раздавался в одном из коридоров. Сойдя с пентаграммы, Андрей заглянул в первый попавшийся коридор, и увидел, что по нему бежит какое-то существо. Создание было бледно-розовым, горбатым, с горящим глазами и массивными рогами на голове. Отродье было похоже на минотавра, только голова у него выглядела не бычьей, а демонической, с большой зубастой пастью и низко опущенной нижней челюстью. Монстр явно не излучал дружелюбие, и Андрей тут же сообразил, что дожидаться его не стоит. Он захотел поспешно вернуться обратно, откуда пришёл, но перепутал коридоры, и метнулся в совершенно другом направлении. Свою ошибку он понял слишком поздно, когда уже бежал по неправильному пути, в сторону тупика, а сзади, ему на пятки наседало пыхтящее розовое чудовище.
  'Это какое-то безумие! Этого не существует!' -панически думал Андрей, приближаясь к завершению коридора.
  Тупиковая стена оборвала его последние надежды. Несчастный оказался в ловушке. Развернувшись, и прижавшись лопатками к её ровной поверхности, Андрей с ужасом смотрел, как демон, ковыляя лапами с выгнутыми назад коленями, неукротимо приближается к нему.
  Но тут вдруг его ноги почувствовали странную вибрацию, после чего он словно воспарил над землёй, поднимаясь к самому потолку. Не веря собственным глазам, Андрей взглянул вниз и увидел, что платформа, на которой он стоит, поднимается всё выше и выше, оставив чудище без добычи.
  -Лифт! -радостно воскликнул беглец. -Это лифт! Слава богу!
  Что-то скрипнуло в механизме платформы, и она остановилась. Демон внизу начал подпрыгивать, издавая скрипучие звуки. Но дотянуться до лифта уже не мог.
  -О, нет... Сломалась? -испугался Андрей, глядя на беснующуюся тварь. -Вот чёрт. Чёрт!
  Словно услышав его, платформа запустилась и поползла выше как ни в чём ни бывало, увлекая его на верхний этаж.
  Миновав шахту, лифт остановился внутри странного комплекса, сочетавшего в себе нечто среднее между исследовательским центром и сатанинским святилищем. Жуткие гобелены, канделябры и крюки на цепях соседствовали здесь с компьютерными дисплеями и многочисленными системными блоками, вмонтированными в стены. Вращались вентиляторы системы охлаждения, и перемигивались цветные лампочки. Возле стен высились громоздкие ящики и контейнеры с аббревиатурой UAC.
  'Добро пожаловать в логистический центр головного комплекса Объединённой Аэрокосмической Корпорации! Пожалуйста, подготовьте грузовые декларации, и пройдите в оперативный отел - к представителям обслуживающего персонала'.
  Холодный женский голос был всего лишь записью.
  -Я где вообще?! -крикнул Андрей, в надежде, что невидимая сотрудница его услышит. -Что это за место?! Где все люди?! Что за тварь у вас бегает там, в подвале?!
  Эхо его голоса быстро растворилось в пространстве. Остался лишь компьютерный писк, потрескивания и поскрипывания незримых приборов, да гул вентиляторных крыльчаток. Повисла долгая пауза, после которой опять раздался мёртвый голос системы оповещений.
  'Мы рады приветствовать Вас на Фобосе, в специализированном подразделении научно-производственного объединения межпланетной транснациональной корпорации Ю Эй Си. Приносим свои извинения за неудобства, связанные с техническими неполадками. Они будут устранены в ближайшее время'.
  -Тупая дура. Да пошла ты к чёрту! -не выдержал Андрей.
  От последнего слова, все лампочки, находившиеся в поле его зрения, разом включились, после чего, так же дружно погасли. Что-то зашипело в воздухе, будто бы там кто-то летал. Андрей тут же присмирел. Воспоминания о демоне, едва его не поймавшем, были ещё слишком свежими. Он с тревогой посмотрел в сторону сложенных друг на друга ящиков, над которыми зияла грузовая шахта с застывшей транспортёрной лентой. Шипения неслись именно с той стороны. Успокаивало то, что розовый демон был слишком большим, чтобы протиснуться туда. И он явно не мог пролезть через этот узкий проход. Но что-то же там было.
  Внезапно темнота шахты озарилась, и из неё начали исторгаться какие-то летающие существа, оставляющие за собой в воздухе огненные хвосты, словно кометы. Существа шипели и кружили под потолком, нарезая круги над головой Андрея. Они были похожи на большие зубастые черепа с рогами. Мечась из угла в угол, они норовили подлететь к нему всё ближе и ближе.
  -Да что же это за напасти?! -поняв, что ничем хорошим это не закончится, Андрей опять бросился бежать, в то время как летающие головы устремились за ним следом.
  Вновь началась суматошная беготня по однообразным пустым помещениям, соединённым между собой коридорами и дверями. Минут десять огненные черепа гоняли бедного Андрея по незнакомому комплексу, пытаясь наброситься и вцепиться в него зубами. Пока наконец, за очередной открывшейся дверью, тот не налетел на рослого, мускулистого парня в большом сером шлеме с непроницаемым стеклянным забралом.
  Здоровяк был одет в зелёный костюм без рукавов. На его торсе выпирал внушительный бронежилет, который почему-то закрывал только верхнюю часть туловища, в то время как живот незнакомца был мало того, что не защищён, так ещё и оставался совершенно голым. На этом самом животе просматривались следы глубоких царапин, нанесённых чьими-то острыми когтями. Такие же следы виднелись и на открытых руках мужчины.
  -Пригнись! -решительно скомандовал он своим твёрдым голосом, слегка искажённым фильтрами респиратора, встроенного в шлем.
  Андрей машинально припал к его ногам, обутым в высокие серые сапоги. В то время как его неожиданный спаситель вскинул длинную двустволку, и тут же, без промедлений всадил заряд в ближайший летающий череп, взорвавшийся красивым огненным шаром. Следующий выстрел разнёс вторую летающую тварь. Пока третья, шипя, подлетала к ним, детина в зелёном костюме быстро дослал в патронники очередную пару патронов, и совершенно спокойно уничтожил её на подлёте.
  -Всё, -сообщил он. -Можешь расслабиться, братан. Очень неосмотрительно с твоей стороны бегать здесь без оружия.
  -А где я вообще?! -выпрямившись, спросил у него трясущийся от страха Андрей.
  -Ты чё, новенький что ли? -понимающе кивнул боец в шлеме. -Ну осваивайся, теперь это твой дом. Поздравляю. Ты в аду.
  -Так это что, действительно ад? А почему он такой странный?
  -Потому что это не обычный ад, а коммунистический, -выбрасывая пустую гильзу и вставляя на её место новый патрон, объяснил неожиданный спаситель. Давай знакомиться. Меня зовут 'Суперкилла77'. А у тебя какой ник?
  -Стоп! Стопэ-стопэ! -перебил его Андрей. -Какой ещё 'коммунистический ад'? Почему коммунистический? Я ничего не понимаю.
  -Чего тут понимать? Если ты сюда попал, значит атеист. Я прав?
  -Ну да.
  -Если ты атеист - значит материалист. А если материалист - значит коммунист.
  -Что за бред? Не все материалисты - коммунисты!
  -Не все. Но ад им уготован коммунистический. Потому, что вот как-то так, -развёл руками человек с ружьём. -Да всё нормально, братан. Ты на названии не зацикливайся. Здесь весело.
  -Да уж... -фыркнул Андрей. -Сплошное веселье. Сперва меня чуть не сожрал какой-то розовый гад...
  -А-а. Пинки-демон, -кивнул собеседник.
  -...потом налетели эти горящие бошки! Я заблудился. И теперь выясняется, что я вообще нахожусь в коммунистическом аду. Просто шикарно.
  -Да погоди ты рубиться. Сейчас раздобудешь оружие, и будешь тут всех наказывать. Ни ты первый, ни ты последний. Все когда-то были нубами. Так какой у тебя ник всё-таки?
  -Андрей.
  -Это реальное имя, что ли? Я ник спрашиваю. Позывной, в смысле.
  -Какой ещё? Ладно, пусть будет 'Хэллдайвер'. Я же в аду всё-таки...
  -Э-нет. Такой ник уже занят. Придумай другой. Скажем, 'Хэллдайвер398'.
  -Пусть будет так. Мне без разницы.
  -Зря ты так, братан. К выбору ника надо подходить серьёзно. Тебе с ним придётся куковать здесь до скончания веков. Эти скончания, вроде бы, уже скоро. Аккурат после грядущей ядерной войны. Но всё-таки, время ещё есть.
  -Да я не мёртвый! -Андрей нервно отряхнулся. -Я здесь по работе!
  -А разве так можно? -удивился Суперкилла77. -Сюда же, вроде, только вперёд ногами прибывают. И обратно не возвращаются.
  -Ну а я вот сумел. По долгу службы, так сказать. Командирован институтом философии для изучения ада, -горделиво выпрямился Андрей.
  -Вон оно что. Понятно. Тогда я не буду отвлекать тебя от работы, братан, -боец растерянно отступил.
  -Постой! Не уходи, Суперкилла. Можно тебя попросить? Ты бы не мог мне показать, где здесь выход?
  -Выход с уровня? Да это просто...
  -Нет! Выход из ада вообще.
  -Эх, ты загнул! Откуда же я знаю?
  -Вот, блин. И что мне теперь делать? Меня ждут с отчётом.
  -Хм-м... Не тушуйся. Я отведу тебя на базу, там пацаны что-нибудь посоветуют. Пойдёшь?
  -А что мне ещё остаётся? Веди.
  -Держись рядом. Без оружия тебя тут быстро на тряпки порвут.
  
  Они вышли из комплекса и оказались на равнине, обрамлённой отвесными скалами. Над головой простиралось кроваво-красное небо, по которому медленно плыл такой же красный диск планеты Марс. Горячий суховей таскал вокруг них столбы пыли. Повсеместно, вокруг, Андрей наблюдал множество окровавленных трупов, принадлежавших неведомым, адским существам. Возможно, их всех убил его проводник.
  -Послушай, Суперкилла. Здесь как-то совсем коммунизмом не пахнет. И вообще, я раньше думал, что коммунисты в ад не попадают. Как и в рай. Потому что отрицают их существование.
  -Настоящие коммунисты действительно не попадают ни в рай, ни в ад, -ответил новый приятель. -После смерти они превращаются в идеи, которые потом витают в воздухе. А сюда попадают те, кто всё-таки верят во что-то потустороннее. Ну, то есть, диалектические метафизики. В смысле, верующие атеисты.
  -Верующие атеисты? Разве это не взаимоисключающие понятия?
  -Ничуть. Ты можешь быть атеистом, и при этом во что-то верить. Почему бы и нет? Те же, кто верят именно в Бога - попадают в обычный ад. Там у них всё гораздо сложнее. Чистилище. Какие-то протокольные процедуры на входе. В общем, бюрократия. А у нас тут всё просто и быстро. Хлоп, и ты здесь.
  -А почему здесь всё похоже на компьютерную игру? -спросил Андрей. -Это ведь 'Doom'. Стрелялка. Я узнал его. Играл, когда был школьником. И ты выглядишь в точности как его персонаж.
  -Так это 'Doom' и есть. Сегодня. Вообще, бывает по-разному. Но сегодня - так. А что тебя смущает?
  -Просто я представлял себе ад иначе. Не как виртуальную игрушку.
  -Поскольку мы находимся в коммунистическом аду, наше сознание определяется нашим бытием. А бытие у нас - вечная борьба. Сложи два плюс два. Борьба и ад. Ад и борьба. Что получается?
  -'Doom'?
  -Вот именно, 'Doom'. И всё остальное иже с ним. Просто 'Doom' - это классика. Понимаешь? Нам тут не до расслабона. Сегодня вот демонов изничтожаем, завтра убежище будем на Пандоре искать, а послезавтра, вполне возможно, станем спасать принцессу из лап дракона. Предугадать невозможно, но всегда здорово, -поведал спутник.
  -А в чём же тогда адскость заключается? -недоумевал Андрей. -Разве ад - это не место для страданий?
  -Так мы и страдаем. Вчера страдали в 'Quake', сегодня страдаем в 'Doom'... -ответил Суперкилла77.
  -Шутку понял. Смешно.
  -Я не шучу, братан. Сам посуди. Здесь мы постоянно окружены врагами. Демоны, зомби, вампиры, гумбы, прочая нечисть. Все они лезут на нас со всех сторон, не давая продыху. Готовые растерзать, сожрать и не подавиться. Думаешь приятно, когда тебя жрут? Ни хрена подобного. Поэтому приходится постоянно воевать с этими легионами врагов, умножая их на ноль всеми подручными способами. Это вечная, непрекращающаяся борьба за выживание, которая через несколько лет становится чем-то обыденным. Ты не можешь расслабиться ни на минуту. Твой палец постоянно на спусковом крючке. И покой тебе только снится. По-твоему, это не мука?
  -Прости. Я не хотел тебя обидеть.
  -Никаких обид. Это я так. Поясняю.
  -Спасибо... И всё-таки я был бестактен. Представляю, как тебе хочется покинуть это место.
  -Чего? Ну уж нет, дудки.
  -Разве тебе нравится здесь, в аду? -поразился Андрей.
  -Конечно! Да не смотри на меня так, я не сошёл с ума. Просто ты ещё не до конца проникся адской спецификой, которая заключается в том, что всё познаётся в сравнении. И я могу со всей уверенностью заявить тебе, братан, что ни за какие коврижки я бы не согласился вернуться обратно, в мир живых. Не-ет, мне и тут хорошо. А у вас там жопа какая-то.
  -Но у нас нет демонов и монстров, готовых тебя растерзать в любую минуту!
  -У вас есть кое-что похуже. Но давай не будем развивать эту тему. Не хочу тебя расстраивать, братан.
  Они прошли через ущелье и оказались в долине, заросшей кривыми, уродливыми деревьями без листьев.
  -Так, теперь приготовься, -насторожился Суперкилла77. -Вот, держи пистолет.
  -Зачем? -недоумённо принял оружие Андрей.
  -Сюда летит Кака.
  -Кто?
  -Кака. В смысле, какодемон. Да вон же он, скотина!
  -Где?
  Андрей изо всех сил пытался понять, откуда приближается враг. Но смог его обнаружить только когда товарищ открыл огонь из плазменной винтовки. По трассе из голубоватых, мерцающих шариков, уходящей выше сухих крон, стало понятно, что пресловутый какодемон летит где-то над ними. Вскоре его огромное шарообразное тело, похожее на пупырчатую красно-синюю опухоль с одним единственным глазом, широкой пастью и многочисленными мелкими рогами, показалось в поле зрения. Разомкнув зубастые челюсти, монстр изрыгнул некий сгусток, полетевший в сторону людей.
  -Не тормози! Стрейфься! -Суперкилла77 толкнул Андрея в сторону, и сам отступил приставным шагом в противоположную, после чего опасный снаряд ударился в землю на том самом месте, где они стояли.
  -Да сдохни же ты, ублюдок! -вновь прицелившись, Суперкилла77 продолжил поливать какодемона плазмой.
  Очнувшийся Андрей тоже задрал в воздух ствол пистолета и начал обстреливать шарообразную нечисть. Совместная атака вскоре принесла результат. Какодемон вздулся, словно нагретый аккумулятор, и лопнул, разбросав в разные стороны отвратительные ошмётки. Его мёртвое тело сдувшимся мячом шлёпнулось в стороне и затихло.
  -Готов, -констатировал Суперкилла77. -Но к нам идут бесы. Не забывай стрейфиться, братан, чтобы тебе в лоб не прилетело. Чаще смещайся из стороны в сторону.
  -Хорошо, -кивнул Андрей, выискивая между деревьями приближающихся бесов.
  До его слуха донеслись клекочущие звуки нечеловеческих голосов. Между стволов замелькали бурые фигуры с красными глазами. А потом в сторону людей полетели красные огненные шары. Они летели достаточно медленно, чтобы можно было успеть легко от них увернуться.
  Суперкилла77 тут же сменил плазменную винтовку на ракетницу, и стал отправлять в лес ракету за ракетой, хохоча от восторга. Между деревьями разразился фейерверк из взрывов. Бесов расшвыривало по сторонам, буквально выворачивая наизнанку. Андрей тоже принял участие в этой бойне, и, выцеливая врагов, стрелял в них из своего пистолета, обнаружив спустя пару минут стрельбы, что пули в нём не заканчиваются. Непонятно, попадал ли он в кого-то, но выглядела атака крайне эпично. Бесы визжали, взрывы грохали, лес наполнялся горами изуродованных трупов. Огненных шаров прилетало всё меньше и меньше, пока они не закончились вовсе.
  -Кажись все! -выпустив последнюю ракету, весело сообщил товарищ. -Круто мы их замесили, да? Ох и люблю я это дело! Жалко, что на шум не прибежали адские рыцари. Они обычно набрасываются на своих же корешей - бесов, и начинается просто куча-мала. Но и так получилось неплохо. Ладушки, братан, нам с тобой надо ещё до базы дотопать. Через лес не пойдём, чтобы на ревенантов не напороться. С ними больше геморроя. Обойдём заросли вдоль ущелья, мимо библиотеки. Там поспокойнее.
  -Как скажешь, -согласился Андрей.
  И они отправились дальше, вдоль зарослей, придерживаясь отвесной скальной стены. Андрей с опаской посматривал в сторону заваленного бесовскими трупами леса, в то время как Суперкилла77 шагал уверенно и привычно.
  -Может быть этот ад всё-таки не для коммунистов, а для геймеров? -предположил Андрей.
  -Одно другому не мешает, -ответил его новый приятель. -Геймеры сюда попадают автоматически, после того, как их проклял преподобный папа Константин.
  -А 'Doom' здесь везде? Я имею в виду декорацию, - задал вопрос естествоиспытатель.
  -Ну, во-первых, не везде, а во-вторых, не всегда, -расплывчато ответил тот. -Тут фишка не в интерфейсе, а в самой структуре. В систематике. Не важно, где мы оказываемся, важно, как мы реагируем. А реакция должны быть одна - вечная боевая готовность! Никакого расслабона. Это как Валгалла, понимаешь? Скандинавы так описывали эту часть ада. Вечная битва и вечный праздник!
  -По-моему, Валгалла у скандинавов была наоборот - раем. А адом был Хельхейм, или типа того, -блеснул эрудицией Андрей.
  -Как раз-таки наоборот, братан! Просто викинги всё воспринимали задом-наперёд. То, что для мирного обывателя было нормой жизни, для них было полным отстоем. Поэтому адская Валгалла ими воспринималась клёвым, горячим раем, а райский Хельхейм - унылым, холодным адом. Это интерпретация, понимаешь? Я вот с ними согласен на сто процентов. Здесь, у нас, можно реализовать себя как угодно. 'Doom' - это ведь только одна из тысяч ипостасей. Кроме него чего только нет. Скайрим, Рунтерра, Вайс Сити. Замучишься перечислять. Я вот здесь уже больше четверти века тусуюсь, и даже десятой доли всех локаций не изучил.
  -И тебе не надоедает постоянно сражаться?
  -Нет. А как это может надоесть? Вокруг всё время какие-то события происходят - не заскучаешь. Что у меня было там, в мире живых? Да ничего хорошего. Целый день вкалываешь на задолбавшей работе, чтобы какие-то жалкие гроши получить, и только вечером на два-три часа удаётся отвлечься от проклятой рутины, уйдя в виртуальную отдушину. Только глотнёшь этого свежего воздуха, и опять всё по кругу. Я, например, по той жизни вообще не скучаю. Я решительно не понимаю, зачем она мне была нужна, и для чего я за неё так отчаянно цеплялся. Знал бы, как тут, в аду, круто - сдох бы при первом же удобном случае, и не мучился столько лет, как дурак.
  -Ну а здесь-то ты чем таким полезным занят?
  -Полезным? Ничем. Но тут я, по крайней мере, живу сам для себя и в своё удовольствие. А не пашу целыми днями ради того, чтобы прокормиться и купить себе новые штаны. Здесь же, вся моя жизнь - это одна сплошная, бесконечная игра. И мне не нужно задумываться о добыче пропитания, о деньгах, крыше над головой и новых шмотках. Здесь я обеспечен всем, чем нужно.
  -Но ведь это неправильно.
  -Согласен, неправильно. Ну так на то он и ад. Мы сюда попадаем не для правильности. Иначе это место называлось бы раем. А вот ответь мне, Хэллдайвер398, мир живых - он что, правильный? Вот я тут, в аду, например, страдаю, конечно. Но я, по крайней мере, понимаю, для чего страдаю. И получаю от этого страдания удовольствие и выгоду. А раньше, при жизни, я этого не понимал. Не испытывал от неё никакого особенного удовольствия. Про выгоду - так и вообще молчу. Ну и наконец, здесь я чётко знаю, что ждёт меня дальше, в перспективе. Новые, грандиозные бои. Громкие победы, разгромные поражения, и отчаянные реванши. Всё это настолько очевидно и ожидаемо, что я вообще не заморачиваюсь по этому поводу. Разве я мог себе позволить такую уверенность в завтрашнем дне, когда был жив?
  -Получается, что ад не такое уж и плохое место? -покосился на него Андрей.
  -Да нормальное место. Опять же, смотря с чем сравнивать. В принципе, здесь есть всё, что грешной душе угодно. Хочешь - воюй, хочешь - книжки слушай. Вон, -Суперкилла77 указал спутнику на большие ворота в скале, мимо которых пролегал их путь. -Наша библиотека аудиокниг. Папа Константин проклял не только геймеров, но и тех, кто слушает аудиокниги. Поэтому здесь для них уготованы особо горячие сковородки. Ну, по крайней мере, так говорят. Лично я проверял, и могу сказать точно, что не особенно они и горячие. Так, средняя прожарка.
  -Ты что, лежал на раскалённой сковородке?
  -Не лежал, а сидел. Там вполне себе удобные сидячие места, по краям сковородок. Смазываешь попу подсолнечным, нерафинированным маслом, ароматным таким, садишься, втыкаешь в уши наушники, и слушаешь. Я, например, в последнее время тащусь от Олди. А вообще, уважаю Пелевина. Однажды так его заслушался, что задница пригорела. Меня потом истопники минут пятнадцать от сковороды лопатками отковыривали. Слышал бы ты, как они при этом матерились!
  -А разве не больно сидеть на раскалённой сковороде?
  -Да ну, как сказать? Так-то больно, конечно. Ну, поначалу. Пока книжка не зайдёт. А как в сюжет проникаешься, так сразу как-то и забываешь об этом. Ничего так, в общем. Под настроение.
  -И никто там не вопит от боли?
  -Ты что? В библиотеке никогда не был? Если будешь вопить - то помешаешь соседям слушать книги. А это очень неприлично. Тебе бы понравилось, если бы кто-то начал шуметь рядом с тобой, когда ты увлечён чтением? Нет конечно. Поэтому, там все лежат спокойно, как говяжьи котлетки, и терпят молча. Но оно того стоит. Книжки уж больно интересные. Не оторвёшься.
  -Похоже на какой-то бред. Ты меня дуришь, да? -скептически заметил Андрей.
  -Хочешь верь, хочешь не верь. Это ты пришёл ад изучать, вот и изучай. А я тут живу, между прочим, -Суперкилла77 отвернулся и замолчал.
  
  Лес закончился, и за ним показалась внушительная постройка, утыканная антеннами и локаторами. Андрей сразу догадался, что это и есть та самая база, к которой они держат путь. Окна у данного строения походили на бойницы, а в самом центре располагались большие механические ворота.
  -Мы пришли, -сообщил проводник. -Тут относительно безопасно. Давай сюда мой пистолет.
  Андрей послушно вернул ему оружие. После чего они прошли через открывшиеся ворота, и оказались внутри просторного холла, где находился длинный стол, за которым сидели люди, одетые в такие же костюмы, что и Суперкилла77. Только отличающиеся цветами. Помимо зелёных униформ, здесь были так же серые, бордовые и оранжевые.
  По контуру холла висели дисплеи с какой-то непонятной информацией. Так же здесь располагались коробки с патронами и стеллажи с оружием.
  -О-о-о-о! Здоров! -поприветствовали Суперкиллу77 его побратимы. -А мы как раз о тебе вспоминали. Ты почему на штурм химической лаборатории не явился? Нас там манкубусы прижали серьёзно. Едва отмахались!
  -Я на Марсе был, только что вернулся, -тот прошёл вокруг стола и поздоровался за руку с каждым присутствующим. -Тоже, знаете ли, не мёд хлебал. Телепорт зашвырнул меня в кратер Арчвайл, а там ни аптечек, ни патронов. Ни хрена. Три часа там в одно жало противостоял несметным толпам врагов. Пока не обнаружил сферу неуязвимости, и не рванул напролом - к нужному телепорту. Уже думал, что сдохну там...
  -А разве здесь можно сдохнуть? -аккуратно спросил у него Андрей.
  -Конечно. Легче лёгкого. И это, братан, чертовски болезненная и неприятная штука. Ну а потом ты возрождаешься в точке респауна и всё по новой, -разъяснил тот.
  -А это кто вообще? -указал на Андрея парень в серой форме.
  -Да, кстати. Знакомьтесь, пацаны. Это Хэллдайвер398, -представил Андрея Суперкилла77.
  -Новенький, -понимающе закивали присутствующие.
  -Нет. Гастролёр.
  -Это как?
  -Я тут по работе, -пояснил Андрей. -Изучаю ад. Собираю информацию для мира живых.
  -Первый раз здесь встречаю живого человека, -поразился мужчина в оранжевом костюме. -Я думал, что вас сюда не пускают.
  -Пускают, как видите, -Андрей улыбнулся.
  -А что за информацию собираешь?
  -Пытаюсь выяснить, является ли ад злом для мира людей.
  -Так это тебе не у нас надо информацию собирать, -поделился сидящий за столом парень в тёмно-красной форме. -У нас тут что? Стрельба, беготня, суета... Всё по-простецки. Коммунистический ад - он, знаешь ли, простой, как дверь от сарая. И люди тут, преимущественно, простые. Вряд ли ты здесь что-то философичное отыщешь. За философией тебе надо в обычный ад топать. Вот там, по слухам, всё как надо.
  -Да, -подтвердил мужчина в сером. -Однозначно туда тебе надо, чел. Мы тебе вряд ли чем-то поможем. У нас тут сегмент совсем крошечный. Ограниченный. Здесь только самая незначительная часть ада. А остальной ад - огромен. Он даже больше, чем Москва. Поэтому тебе нужно выбираться из нашего атеистического закутка - в полноценное пекло.
  -Знать бы, как, -обречённо опустил голову Андрей.
  -А ты что, бедолага, прибыл в ад, не зная, как по нему путешествовать? Ну ты даёшь!
  -Вот-вот, -Суперкилла77 поддерживающе закивал. -Чудак человек.
  -Ну, так получилось. Я же по сути первопроходец, -оправдывался Андрей.
  -Надо помочь человеку, -серый повернулся к оранжевому. -Айфакюэсс98, у тебя же вроде есть связи в местной администрации? Может сведёшь нашего гостя с нужными дьяволами?
  -Надо подумать, -почесал шлем оранжевый.
  -Кстати, меня зовут Идэкэфэа1994, -серый вдруг вспомнил, что нужно познакомиться с пришедшим, и познакомить с ним остальных. -А это: Айфакюэсс98, Глипчтвакс, Кверти2789, Зомбокислоид356, Афродизиак666, Спулаемулае856, Cпутник-5 и Жванецкий10.
  -Очень приятно, -кивнул Андрей. -Так вы мне поможете?
  -Поможем, -ответил одетый в бордовое Глипчтвакс. -В нашем мире без взаимопомощи нельзя. Верно, пацаны?
  -Да-а!!! -вскинув кулаки, хором гаркнули остальные.
  -Ну, кроме тех случаев, когда у нас 'дезматч', -развёл руками Глиптчвакс. -Или когда в 'Мортал Комбате' репу друг другу чистим. Но это по-дружески, опять-таки. Для поддержания тонуса.
  -Да чё об этом говорить, -весело махнул рукой Афродизиак666. -Так-то мы все здесь дружбаны. Сейчас посидим, и скумекаем, как тебя в нормальный ад переправить.
  Разноцветные воины начали шушукаться, совещаясь друг с другом. К ним присоединился и Суперкилла77. Андрей стоял в сторонке, дожидаясь их вердикта. В какой-то момент, к нему подошёл человек с ником Кверти2789, и вежливо спросил.
  - Хэллдайвер398, можно вопрос?
  -Да, конечно, -обратил на него внимание Андрей.
  -Я слышал, что сейчас в мире живых с компьютерными играми полный швах. Новички рассказывают, что гейминдустрия окончательно деградировала. Выпускают такое дерьмо, что даже слушать о нём противно, не то, что играть.
  -Не знаю, -пожал плечами Андрей. -Возможно. Так-то, я в игры почти не играю. Но то, что деградация прослеживается - это факт. Если не в играх, то в кино - совершенно определённо.
  -Так я и думал, -вздохнул Кверти2789. -Как вовремя я оттуда свинтил. Повезло - так повезло.
  Андрей хотел было что-то ему сказать, но тут его подозвали к столу остальные ребята.
  -Короче, Хэллдайвер398, мы тут посовещались, и решили тебя провести к Мастермаинду, -сообщил Суперкилла77.
  -К кому?
  -К нашему боссу. Он умный - просто невероятно. Вот такая башка. И он сможет тебя переправить в нормальный ад. Если раньше нас всех не убьёт, конечно. Уж больно он лютый. Сперва стреляет, а потом разбирается. Но кроме него вряд ли кто-то за это возьмётся, ведь так, парни?
  -Да-а, так, конечно, -поддержали остальные.
  -Хорошо, -согласился Андрей. -Когда к нему отправимся?
  Ответить ему не успели. Позади вдруг открылись ворота, и кто-то огромный, тяжёлый, с железным скрежетом, втиснулся внутрь помещения. Присутствующие моментально сбились в кучу и выхватили оружие. Обернувшись, Андрей остолбенел. За его спиной, подпирая потолок могучими рогами, изогнутыми наподобие велосипедного руля, стоял здоровенный кибердемон. Вместо его правой руки торчала большущая плазменная пушка, а левую ногу заменял механический протез.
  -Ну и какого дьявола вы тут прохлаждаетесь?! -заревело чудовище. -Мы вас там ждём, понимаешь. Уже от скуки друг друга почти перебили, а вы тут штаны протираете?!
  -Э-э, привет, Андрас, -упавшим голосом поздоровался с кибердемоном Айфакюэсс98. -А мы только что собирались выходить.
  -Так выходите, придурки! -монстр сделал саркастичный пригласительный жест в сторону выхода, и тут, заметив Андрея, бросил ему через плечо. -А ты почему без оружия, тупой нуб? Хочешь кастетом махать, как дурачок? Иди, быстро хватай стволы и вперёд, на мины - ордена потом!
  -Я не грешная душа. Я живой человек, -всеми силами стараясь сохранять самообладание, ответил Андрей.
  -Ну коне-ечно, -расхохотался кибердемон, оглушив всех присутствующих. -Будет он мне тут заливать.
  Затем он шагнул в его сторону и, обнюхав, озадаченно почесал свой рог живой рукой.
  -Не понял... Что? Правда, что ли, живой? Здесь?
  -Я с рабочим визитом, -пояснил Андрей. -Этнографическая экспедиция... Или типа того.
  -Усраться - нет выжить... Эти смертные вообще, что ли, страх потеряли? Уже этнографов к нам засылают. Вы слышали, парни? -поражённо воскликнул Андрас.
  -Да мы сами в шоке, -ответил ему Идэкэфэа1994. -Вот, сидели, обдумывали, к кому этого засланца отправлять. Решили к Мастермаинду.
  -Это зачем?
  -Ну он же у нас самый башковитый. По любому знает, как этого этнографа переправить в нормальный ад.
  -Делать ему больше нечего, что ли? -кибердемон задумался. -Хм-м... Поступим так. Я сам отведу этого чудика куда надо. Я знаю, как его в правильный ад переправить. А вы давайте-ка, лодыри, живее-живее, чешите на каменистую гряду, и в бой! Разгильдяи... Я сейчас этого отправлю, и тоже к вам присоединюсь.
  Разноцветные воины послушно отправились к выходу. Проходя мимо Андрея, они поочерёдно попрощались с ним и пожелали удачи.
  -Ты к нам через месяц приезжай, -подав ему руку, сказал Суперкилла77. -На 'Неделю Вархаммера'. Мы там будем Имперских Кулаков раскулачивать. Такого зрелища ты ещё никогда не видел. Тонны пафоса! В общем, если будет возможность, то...
  -Спасибо за приглашение, -поблагодарил его Андрей, и проводил взглядом до самых ворот. -Если получится, то непременно буду.
  -Ну что за месяц выдался? -сокрушался стоявший рядом Андрас. -То незапланированное пополнение. То читеры. То ты вдруг свалился на мою голову. Как тебя зовут хоть?
  -Андрей.
  -Ого. Да мы почти тёзки. Ну пошли, Андрей, выведу тебя отсюда.
  
  Кибердемон Андрас, слегка подпрыгивая на своей механической ноге, повёл Андрея за собой, то и дело мрачно вздыхая. Андрей семенил рядом, держась в тени гиганта и слушая как гудят сервоприводы его аугментики, да лязгает по камням увесистое железное копыто.
  Выйдя за пределы базового комплекса, они выдвинулись в сторону высокогорья, оставив уродливый лес позади. Сначала Андрей побаивался Андраса, но вскоре, поняв, что опасности от него не исходит, начал проникаться к нему доверием, и даже рискнул заговорить с рогатым великаном.
  -Эй, Андрас, позволь обратиться?
  -Ну?
  -А почему здесь, в аду, так странно? Я конечно ничего такого не хочу сказать, но... Мне показалось, что грешникам тут как будто бы нравится.
  -Правильно, -печально ответил демон. -А чего тут может не нравиться? У них тут каждый день развлечения. Это мы работаем. А они - дурью маются. Порой ощущаешь себя детским аниматором. И это было бы весело, если бы тебе редкий день в рыло ракета не прилетала. Настроение от этого вот как-то совсем не улучшается. Но деваться некуда. Это наша работа. Нападать на бесконечных дебилов с пушками. Иногда я вообще перестаю понимать, кто здесь кого мучает? Вот в нормальном аду всё как положено. Разграничение, субординация. Выслуга лет. А у нас что? Социальное равноправие. Тьфу! (Он сплюнул в сторону шипящей слюной). Уволюсь. Ей богу уволюсь. Завербуюсь в рай.
  -А разве так можно?
  -Почему нет? У них там вакансий море.
  Где-то вдалеке послышались раскаты начавшейся перестрелки, чередующиеся с канонадой взрывов.
  -Во. Наши рубятся, слышишь? -прислушался Андрас. -Вот у них там сейчас веселуха. Давай-ка ускоримся. Хочу поспеть туда, тоже поучаствовать.
  И он зашагал быстрее.
  -Я представлял себе вечные муки несколько иначе, -догонял его Андрей.
  -Как? Что, дескать, мы - демоны, раздираем тут грешников на куски? Ну так мы и раздираем, а толку-то?
  Из-за ближайшего камня с криком выскочил боец в зелёном костюме, и начал расстреливать кибердемона из шестиствольного пулемёта.
  -Сдохни! Сдохни тварь! -орал он, перекрикивая треск своего оружия.
  -Да пошёл ты, -отодвинув Андрея себе за спину, Андрас повернул в сторону атакующего свою имплантированную пушку, и одним залпом превратил его в бесформенный кусок кровавого месива. -Нубьё окаянное. Лезут и лезут... Видишь, Андрей, всё так и есть. Мы их не щадим. Рвём их как тузик грелку. Так они потом опять возрождаются. И становятся ещё наглее с каждым разом. И кто придумал этот коммунистический ад? В нормальном аду всё благопристойно, культурно. Там демонов не убивают из БФГ. У них там всё по уму. Не то, что у нас.
  И он вздохнул так печально, что Андрею стало его даже жалко.
  -Может и у вас тут всё ещё наладится? -посочувствовал он.
  -Где уж там? Благодаря вашему дебильному миру, мы тут задыхаемся от толп дегенератов, валящихся нам на голову. Раньше люди были как люди. А теперь чёрти что. Ну пока вот так бегают, и стреляют куда попало, их ещё можно терпеть. Хоть чем-то заняты. А так. Никакого проку от них. И в демоны идти не хотят. Вот, помнится, ещё тысячу лет назад, к нам сюда попадали нормальные, скромные и покладистые граждане. Кого перед смертью на кол посадили, кого в кипятке сварили, а уж сожжённых на костре было сколько. Не сосчитать. Так они нам в ножки кланялись, благодарили за то, что ад великодушно принял их после того кошмара, что они на земле пережили. И многие из них в итоге стали почётными представителями демонической элиты. Я, например, тоже своими силами по карьерной лестнице поднимался. Потому что ответственный. А эти, пострелушники, что из себя представляют? Да ничего. Абсолютно безответственные и легкомысленные. И никто работать не хочет. Только играть.
  -А почему ты попал именно в этот ад? Ты тоже был атеистом? -осторожно спросил Андрей.
  -Я был солдатом. А как говорится, 'в окопах атеистов не бывает', потому что они все из этих окопов выскакивают и первыми бегут в атаку. Только верующие остаются в окопах сидеть, и усиленно молиться, чтобы их не убили. Ну и выживают в итоге, как правило, именно верующие. Только не потому, что их Бог защитил, а потому, что атеисты тем временем вражескую оборону прорвали ценой собственных жизней. Вот я таким и был. Кто на вражеские копья первым полез. Ну и огрёб, как положено. С той поры здесь и обитаю, -кибердемон свернул в сторону небольшого грота, зияющего в скале, и указал на тёмный проход спешащему за ним Андрею, -вот, почти пришли.
  -А что здесь? -спросил Андрей.
  -Главный телепортатор. Он связывает наш ад с правильным адом. Пользоваться им можно только в экстренных случаях и только дежурному персоналу, к которому я тоже отношусь.
  -А где же он? -войдя в пустой грот, Андрей не понял, где именно расположено это таинственное устройство.
  -Сюда, -Андрас, раскатывая гулкое эхо звуками своих механических сочленений, и лязгая копытом, подошёл к пустой стене, и провёл живой рукой слева-направо, после чего стена отодвинулась наверх, обнажив светящееся марево телепортационной системы. -Заходи первым. Когда переместишься, тут же сходи с платформы. Я досчитаю до пяти и телепортируюсь следом. Если ты не успеешь покинуть платформу, тебя разорвёт изнутри, поэтому не мешкай. Всё понял?
  -Д-да, -кивнул естествоиспытатель.
  -Тогда вперёд.
  Когда Андрей шагнул в секретный телепорт, яркая вспышка ослепила его, после чего голова у него закружилась, и он чуть не упал. Внутри черепа зазвенел сильный гул, перед глазами поплыли тёмные пятна. Перемещение так обескуражило его, что он едва не забыл про то, что нужно быстро сойти с площадки, и вспомнил об этом только спустя три секунды. Как только он отпрыгнул в сторону, телепортатор затрещал, и из него материализовалась громоздкая туша Андраса.
  Протерев глаза, Андрей огляделся. Вот теперь ад уже больше походил на классический - такой, каким его частенько изображают на картинах. Вокруг пламя, текущая лава, выхлопы раскалённого газа и сполохи молний под обложным потолком низких свинцовых туч.
  -Вот он - нормальный ад, -вдохновенно произнёс кибердемон. -Эх, красотища!
  Когда зрение Андрея пришло в норму, он заметил, что прямо по курсу, из полуразрушенной колоннады, вышел какой-то демонический представитель с чёрно-красной кожей и острыми рогами, торчащими вперёд. У него был хвост с метёлкой на кончике, а одет он был в строгий, театральный фрак.
  -Алегрем! -басовито выкрикнул Андрас, приветствуя подходящего. -Салют, брателло! Как дела?
  -Были бы дела, если бы Мария Иисуса не родила, -ворчливо ответил демон во фраке. -Чего припёрся-то? Мы не МСЭ. Инвалидов не обслуживаем.
  -Да хорош шутить. К нам вот смертный заявился по ошибке. Должен был к вам, но промахнулся немного.
  -Смертный? -Алегрем остановился возле них, и машинально протянул Андрасу кулак, который тот легонько стукнул своим кулачищем. -Этот, что ли? А нам он зачем?
  -Меня зовут Андрей, и я прибыл от института философии Российской академии наук, -в очередной раз объяснил своё прибытие Андрей. -Я изучаю ад, для научной работы, которая призвана установить его значимость для мира живых.
  -А-а-а, -неожиданно просиял Алегрем. -Да-да. Меня предупреждали об этом. Так это ты, значит? Мы тебя тут с утра дожидаемся, а ты оказывается к коммунистам упорол?
  -Не корысти ради, -потупился Андрей.
  -Ну всё? Разобрались? Ваш клиент? -на всякий случай уточнил у коллеги Андрас.
  -Наш. Спасибо, что доставил, бро. А то у меня уже начальство на рогах стоит, дожидаясь этого дурика, -расплылся в улыбке Алегрем.
  -Ну, тогда бывай, чертило. И тебе пока, Андрей. Если будешь у нас уже в качестве грешной души - зови меня, порубимся во что-нибудь. Только без БФГ! Я этого не люблю! Лады? -кибердемон протянул кулак, размером с голову Андрея.
  -Лады, -Андрей стукнул в него кулаком, после чего Андрас развернулся и, гудя сервоприводами, вернулся в портал.
   -Пойдём, -Алегрем потрепал естествоиспытателя за плечо. -Мы тебе там нашли гида подходящего. С опытом работы. Он поможет тут во всём разобраться.
  -Ага, спасибо, -обрадовался Андрей. -Премного благодарен!
  -Да, не стоит благодарностей...
  
  Пройдя по костяному мосту, выгибающемуся над лавовой рекой, демон и человек обогнули ядовитое болото и двинулись напрямик, через терновое поле, по узкой, вычищенной тропинке. Алегрем оказался очень любопытным демоном, и постоянно что-то выспрашивал у Андрея.
  -А правду говорят, что у вас там скоро ядерная война начнётся? -вопрошал он. -Это где ж мы вас размещать-то всех будем? Учтите, придётся вам тогда сидеть друг у друга на головах. У нас тут тоже не бесконечные просторы. 'Дальневосточных гектаров' не ждите.
  -Не знаю, -ответил Андрей, то и дело лавируя между колючими кустами. -Не хотелось бы.
  -А нам уж тем более. Вы нам тут со своим ковидом-19 дурацким уже поднасрали дико. Остепенитесь, ё-моё! Я, конечно, понимаю, что вас там развелось уже почти восемь миллиардов. Но чего вы все сюда-то лезете? Не живётся вам на Земле-матушке? Космос бы осваивали. Там места - вообще прорва.
  -Это не от меня зависит.
  -Да я понимаю... Понимаю... Просто, когда вернёшься обратно, и перед своими отчитываться будешь - ты им прямо так и заяви, со всей ответственностью. Что ад не резиновый!
  -Хорошо, я это отмечу.
  Терновое поле закончилось, и они оказались среди величественных горящих руин, из которых торчали античные колонны и обелиски. Андрей пытался разглядеть где-нибудь страдающих грешников, но никого не обнаружил. Не было здесь ни душераздирающих криков, ни стонов. Лишь гудело пламя, да потрескивали деревянные перекрытия, взметая искры и поигрывая алыми, огненными прожилками, чётко выделяющимися среди седой золы.
  Алегрем вывел Андрея из руинного комплекса и, по зигзагообразной дорожке, проложенной между обрывами, сопроводил к одинокой беседке, возвышавшейся над бескрайней, чёрной бездной, во тьме которой факелами метались мёртвые призрачные огни.
  В беседке стоял какой-то мужчина с лавровым венцом на голове и закутанный в некое подобие старой занавески. Грозно сотрясая руками горячий воздух, он зачитывал стихотворение на непонятном языке. Возможно, на латыни. Андрей в этом не разбирался.
  -Гиля. Гиля! -позвал его Алегрем. -Хорош базлать. Надоел ты уже со своими виршами, как горький хрен.
  Поэт обернулся и, надменно закинув край одеяния себе на плечо, подбоченился, выставив вперёд волевой подбородок. Его крючковатый римский нос вздёрнулся к потолку.
  -Се варварская сущность! Се есть презренья толк! -произнёс он.
  -Да заткнись ты, -отмахнулся Алегрем. -Вот, лучше займись полезным делом. Сопроводи нашего гостя. Покажи ему местные достопримечательности: вернисаж, пассаж, кладбище... Ну, ты сам знаешь, что. Не подведи! Этому парню потом перед смертными отчитываться о нашем быте. Правильную характеристику обрисовывать. Пиарить, в общем. Поэтому окажи всё посильное содействие. Ну а я побежал. Дел выше крыши.
  После этого, демон, как-то очень быстро покинул их, и, деловито виляя хвостом, поскакал по тропинке - обратно к развалинам. Андрей остался один на один со странным мужчиной, увенчанным лаврами. Они немного постояли друг напротив друга, после чего Андрей решился познакомиться, и, протянув руку представился, -меня Андрей зовут.
  -Я - Вергилий, -нос поэта вздёрнулся ещё выше и на рукопожатие он не ответил. -И ты отвлёк меня от завершения сонета.
  -Мне очень жаль, но это не по моей вине. Просто Алегрем сказал, что ты - лучший.
  -Прямо так и сказал? -одним глазом глянул на него Вергилий. -Ну что ж... Раз деваться мне всё равно некуда, давай приступим к нашей экскурсии. Надеюсь, что ты здесь, хотя бы, не из-за бабы? А то сюда в основном ради женщин спускаются. Как будто живых баб вам там недостаточно.
  -Не-ет, -покачал головой Андрей. -У меня сугубо рабочая командировка.
  -Это уже обнадёживает. Ну что ж. За мной, мой юный друг! Узри же, путник, мрачные чертоги, исполненные ужаса и боли!
  -Да пока я что-то не вижу здесь ни того, ни другого...
  
  По извилистой, козьей тропке, они спустились под обрыв, и, обойдя выступающий над бездной хребет, пошли вниз, увлекаемые лестницей с древними как мир, выщербленными ступенями. Вергилий важно, по-хозяйски озирал привычные потусторонние ландшафты. Андрей изо всех сил старался не наступить на край его мантии.
  Внизу, когда лестница завершилась, они отвернули от бездны, и проследовали в великую, мрачную залу. То есть, 'Мрачной залой' её представил Вергилий. Андрею же она мрачной не показалась. Всё это он уже видел однажды в столице, ночью, в канун Нового года. Только тогда было холодно, а в аду наоборот - было очень жарко. Что, впрочем, ничуть Андрея не беспокоило. Он лишь немного вспотел.
  Мрачная зала выглядела очень просторной. Здесь повсюду горели разноцветные огоньки и летали яркие светлячки. Гирлянды лампочек провисали над головой повсеместно. Огни жаровен живописно полыхали, словно огонь танцевал завораживающий магический танец. Метущиеся грешные души, бродившие здесь, выглядели скорее задумчивыми, нежели страдающими. Они о чём-то беседовали друг с другом, наблюдали за огоньками и вальяжно сидели на каменных лавках.
  -Это что? Первый круг? -поинтересовался Андрей у Вергилия.
  -Нет здесь никаких кругов, -поморщившись, ответил тот. -Эти круги придумал мой бывший клиент. Тот ещё прощелыга. Когда он потом, после смерти, сюда вернулся, я у него спросил, что это, мол, за бредни он такие выдумал? Какие семь смертных грехов? Какие круги ада? Неужели нельзя было всё правильно расписать? Зря, что ли, я тут перед ним распинался? Он начал юлить. Ответил, мол, это было всего лишь художественное отступление. Мол, того требовала ситуация... Ну, у них и вправду тогда ещё Эпоха Возрождения добром не началась, поэтому за непонравившееся описание можно было и на костёр проследовать. Вот он и выкрутился, как мог. Я конечно его понял, чисто по-человечески. Но осадочек всё равно остался.
  -А куда мы идём?
  -Для начала, посетим Геенну Огненную.
  -А мы разве уже не в ней?
  -Нет конечно. Так у нас называется местный курорт. Очень популярное место. Пылающее море, раскалённый пляж, тысячи томящихся душ.
  -А может не стоит? Я уже в принципе достаточно здесь посмотрел. Просто выведи меня отсюда, и будем считать, что задание выполнено, -заговорщическим тоном предложил Андрей.
  -Ну уж нет! -блеснул своим острым взором Вергилий. -Я дал обет, показать тебе наши основные достопримечательности. Значит покажу! А то ты тоже вернёшься, и напишешь там какую-нибудь очередную отсебятину, дискредитирующую наше честное заведение. Нет уж, любезный, изволь довести дело до конца.
  -Как скажешь, -разочарованно вздохнул Андрей.
  
  Пойдя сквозь толпу бесцельно шляющихся душ, герои миновали зев мрачной залы, и через ярко светящуюся расщелину выбрались на улицу, за которой их встретило яркое, испепеляющее солнце, низко висящее над выжженной землёй. Души бродили здесь, словно тени, по улицам чёрного, выгоревшего города, покрытого сажей и пеплом. Кривые небоскрёбы устремлялись ввысь своими перекошенными башнями, и словно подпирали солнце снизу, не давая ему окончательно упасть на землю.
  Сперва Андрею было здесь неуютно и жутко, но уже через пять минут он освоился, и даже стал находить в местном пейзаже вполне себе живописные элементы. Здесь было много интересных статуй, ровные, хоть и пышущие жаром, дороги, затейливая архитектура. Пусть фасады окрестных зданий и были закопчёнными, а их потрескавшиеся фундаменты демонстрировали кривизну деформации, всё равно эти постройки выглядели привлекательнее, чем раздолбанный жилой фонд в любой российской провинции. Чувствовалась некая эстетика и забота об этих безусловно древних строениях. К тому же, на улицах адского города было необычайно чисто. Да, здесь повсюду стелился лёгкий пепел, но он был не грязным, и не сбивался в кучи, равномерно распределяясь по окрестностям, подобно невесомому серому снегу.
  Население города спешило куда-то по своим делам, и, опять же, не выглядело измученным. Единственным воем, раздающимся здесь, был звук ветра, гуляющего по оконным проёмам.
  -О, град мучений! Вечная гробница томящихся, заблудших душ! -продекламировал Вергилий. -Узри же скорбь его гнетущих улиц! И сердце этим тленом напитай!
  -Да ладно тебе. Город, как город, -ответил Андрей. -Я видал и похуже. В Самаре, где-нибудь на окраинах, такое в порядке вещей. А в Саратове подобное и в центре вполне можно встретить. Вообще-то мне здесь даже нравится. Потому что транспорта нет. У нас, в мире живых, от машин уже не продохнуть. Тут же, вообще ни одной. Как же здорово без них.
  -Разве тебе здесь не страшно? -удивлённо вскинул бровь Вергилий.
  -Пока нет. Может дальше будет страшнее?
  -Ну ты хотя бы виду не показывай, -оглядываясь, посоветовал поэт. -Изображай, что трепещешь от ужаса. Сатана оказал тебе великую честь, приняв здесь как дорогого гостя. Невежливо демонстрировать, что его ужасная обитель для тебя совсем не ужасна. Это его расстроит. А гостям не престало обижать хозяина, особенно если он к ним добр и приветлив.
  -Да, согласен, -Андрей тут же попытался изобразить на лице страх, и начал притворно ёжится. -Ой, страшно здесь, да... Очень страшно. Боюсь-боюсь.
  -Другое дело, -успокоился Вергилий.
  -А Сатана, он сам где вообще?
  -Ясно где. У вас, в мире живых. С 1991 года от Рождества Христова окончательно на Земле прописался. Раньше хоть время от времени ваш мир посещал, а потом на него столько дел навалилось, что он там вообще прописался. Живёт и работает в мире живых, а в аду у него заместители трудятся: Иуда, Кассий и Брут, с которыми он ежедневно по видеоконференции общается. Постоянно им жалуется, что работы невпроворот. Пашет, как омар на триере, и очень скучает по аду.
  -Я его понимаю. А чем он на Земле занимается?
  -Да разным. Например, подготовил дизайн храма Министерства Обороны. Видел?
  -Ага. Впечатляет.
  
  Улица вывела их к широкой набережной, за которой шумел многолюдный пляж, облизываемый ленивыми, рыжими волнами раскалённого, магматического моря, от поверхности которого, покрытой огромными лопающимися пузырями, то тут, то там поднимались султаны чёрного дыма.
  По набережной прогуливались многочисленные грешники, напоминающие обычных отдыхающих. Души были празднично разодеты. Некоторые прятались под зонтиками, испускающими пар от нагрева.
  -Вот она - Геенна Огненная! -раскинув руки, произнёс Вергилий. -Впечатляет?
  -Не то слово! -ответил Андрей, и тут же опомнился. -В смысле, о-о-о-ой, стра-ашно!
  Поэт одобряюще улыбнулся, и кивнул в сторону подгоревшего флажка, трепыхающегося на длинной жерди, -сегодня купаться запрещено. Но народ всё равно плещется. Что за болваны? Хоть кол на голове теши.
  -А здесь ещё и купаться можно?
  -Ну, после пары сотен лет, многие привыкают к жаре, как рука литейщика. Лично я не пробовал тут окунаться. Но говорят, что по ощущениям, напоминает контрастный душ. Очень бодрит. Давай пройдём на пляж? Может быть встречу какого-нибудь знакомого?
  Они пересекли набережную, и вышли на берег, усыпанный раскалённой докрасна галькой. Весь пляж был покрыт лежащими телами грешников в плавках и купальниках, между которыми ногу было трудно поставить. Кто-то лежал на спине, кто-то на животе, кто-то на боку. Некоторые компании играли в карты, ежеминутно сдувая с них занимающийся огонь.
  -В смятенье дух мой от сего воззренья! Когда пред взором предстаёт картина, где сонмы тел горящих возлежат, -театрально прикрыв лицо рукой, продекламировал Вергилий.
  Проходящие мимо них грешники, восторженно зааплодировали.
  -Благодарю, благодарю, -поэт довольно раскланялся перед ними.
  -Да это же точь-в-точь сочинский пляж в разгар сезона! -шагнув на высокий бордюр, Андрей наклонился, уперев руки в колени. -Хотя нет. В Сочи больше народу. А здесь, вон, даже есть свободные места. А где платить за вход?
  -Зачем платить? -удивился Вергилий. -Здесь всё бесплатно.
  -Обалдеть! Ну-у, я хотел сказать, кошмар! Ужас! Какое жуткое зрелище! А можно поближе к воде подойти?
  -Конечно. Прошу, -проводник дружески пригласил его зайти на территорию пляжа.
  
  Осторожно перешагивая через многочисленные тела, как попало лежащие на пляже, Андрей и Вергилий стали приближаться к прибрежной полосе. Несмотря на чудовищный жар, источавшийся от камней, ощутимо прожигающий подошвы ботинок, и сталкивающийся впереди с горячими воздушными потоками, приносимыми магматическим морем, здесь было ничуть не тяжело дышать. А общая атмосфера напоминала Андрею хорошую, чистую сауну. Ко всему прочему, толпы отдыхающих грешников ассоциировались у него с розовым детством, когда у родителей ещё были средства, чтобы свозить его на курорты Краснодарского Края. Тогда на пляжах тоже было много народу, но это не раздражало, а напротив - вызывало некое чувство общности, большой, весёлой компании. Так же было и здесь.
  Дойдя до самого края берега, отделённого от ближайших тел небольшой свободной полосой, они остановились. Картина бесконечного, горящего моря просто завораживала. Его пузыри, всплески, пламенные выбросы и дымовые смерчи восхитили Андрея.
  -Нравится? -уловил его мысли Вергилий.
  -Не то слово! Потрясающе! Ну-у, в том плане, что кошма-ар! Жу-уть!
  Андрей не мог скрыть восторга, вырывающегося из него наружу. Так же его поразил вид грешников, с удовольствием плещущихся и ныряющих в густых, раскалённых волнах.
  -А им там совсем не жарко? -спросил он у гида, указав на купающихся.
  -Нет, -ответил тот. -Говорю же, они привычные. Как моржи, только наоборот.
  -Эй, Гилька! -кто-то окликнул их сзади.
  Вергилий и Андрей разом обернулись. Примерно в третьем ряду от них, привстал крепкий, коротко стриженый мужчина в широких красных плавках с олимпийскими кольцами, и когда его заметили, призывно помахал рукой.
  -Николаус? -узнал его поэт. -Приветствую!
  И тут же сообщил Андрею, -это мой друг. Подойдём к нему?
  -Конечно.
  Опять перешагивая через чьи-то тела, они приблизились к знакомому Вергилия, который услужливо отодвинулся, чтобы им было где встать.
  -Привет, древняя ты рухлядь! -здоровяк крепко пожал руку поэта, и тут же протянул пятерню Андрею.
  -Андрей. Это - Николаус. Николаус. Это - Андрей, -познакомил их Вергилий.
  -Очень приятно, -пожал протянутую руку естествоиспытатель.
  -Андрей? -лицо мужчины вытянулось. -Русский, что ли?
  -Да вроде того.
  -Вот те на!!! А я - Колян! Это Гилька меня Николаусом называет, потому что привык так в своём Древнем Риме. А так я Коля! Вот здорово! Земляк! Слушай, как там сейчас, в России?!
  Андрей молча махнул рукой.
  -Так я и знал. Да сейчас везде так. Откуда народ не прилетает - все жалуются. Житуха всё хуже и хуже становится, на всей Земле, с каждым годом. Беда просто. Ты отчего помер-то? Тоже от ковидлы?
  -Я вообще-то живой ещё.
  -Прикалываешься что ли? -Колян поглядел на Вергилия, и тот утвердительно кивнул. -Вот так дела-а. А зачем сюда явился, раз ещё жив?
  -По работе.
  -Н-да, верно говорят, мол на Земле сейчас что ни работа - то сущий ад. А я ещё в девяностые отъехал. Был свой бизнес. Потом рэкет пришёл, начал бабки требовать. Я их послал. Ну они ко мне ночью вломились, утюг на пузо положили и в жопу паяльник вставили. А потом, когда я им все бабки отдал, проломили мне бубен бейсбольной битой. На этом мой бизнес и закончился. Оказался я здесь, и с той поры, уж двадцать с лишним лет, как нарадоваться не могу, что сбежал из того бардака.
  -Здесь же тоже мучения, -напомнил Андрей.
  -Да какие это мучения? Это так, ерунда. Грех жаловаться. Мучения - это когда ты места себе не находишь. Когда каждую ночь не можешь заснуть, и всё думаешь: завтра тебя пристрелят, или послезавтра? Когда живёшь одним днём, как таракан. И мысль одна - успеть нагнуть кого-то, пока не нагнули тебя самого. Вот это - мучения. А здесь - вон, погляди. Курорт! Захотел - на пляже повалялся, захотел - серную ванну принял. А потом, под вечер - в кино. И никаких забот. Никакой головной боли. Жрать не надо, пить не надо. Бухать - вообще не тянет, потому что незачем. Все необходимые эндорфины и так есть. Бабы? На фиг не нужны. Вон, сколько их вокруг валяется, глянь. Каких только нет! А не тянет вообще (он хлопнул себя между ног). Ну есть они и есть. А чувств к ним никаких нет. Как и вообще ни к кому. Ну, за исключением дружеских, да, Гилька? Вот дружба здесь - да. Имеет значение.
  -То есть, тебе вообще ничего не нужно? -удивился Андрей.
  -Так у меня же всё есть, -ответил Колян. -А когда всё есть, то и нужды нет. Понимаешь, Дрюня, ад ведь как устроен? Не он тебя мучает, а ты сам себя мучаешь. Когда стремишься к тому, что тебе не нужно. Чем больше излишеств требует душа - тем больше страданий она получает. Ад ведь на самом деле не камера пыток, а исправительное учреждение. В котором душа остепеняется, успокаивается, обретает гармонию сама с собой. Те, кто по инерции продолжают вести себя так же, как в мире живых, немедленно сталкиваются с самыми жёсткими муками, на потеху тем, кто приняли свою судьбу разумно и постигли истинный дзен. Ты ему ещё не показывал 'сладкоежек', Гиля?
  -Нет. Сейчас, как отсюда пойдём, заглянем в цирк, -ответил Вергилий.
  -Обязательно посмотрите! Зрелище просто непередаваемое, -засмеялся Колян. -Так что, друг Андрюха, везде есть свои плюсы и минусы. В том числе и в аду.
  -А тебе не больно? Не горячо? -поинтересовался Андрей. -У меня пятки уже полыхают даже через обувь, а ты голой задницей сидишь на раскалённых камнях.
  -А чё? -Колян удивлённо поворошил гальку. -Ну, горячие, и что? Да, вначале было неприятно. Но потом стало нормалёк. Даже хорошо. Прожигает так здорово. Поясницу особенно. На Земле она меня постоянно донимала. А тут - как рукой сняло. И потом. Мы же не живые, Дрюшечка! Мы - духи бесплотные. Поэтому, всё что мы способны испытывать, так это исключительно моральные неудобства. А физических мы лишены, как я уже тебе говорил. И, ты знаешь, я ничуть об этом не жалею!
  -И тут что, все такие? Ну, в смысле, всем довольные? -продолжал недоумевать исследователь.
  -Как видишь.
  Андрей ещё раз обвёл взглядом панораму пляжа, и отметил, что не замечает ни одного грустного, или измученного лица. Грешники блаженно дремали, либо разговаривали друг с другом, а то и вообще смеялись, травя анекдоты.
  Внезапно, мимо пронеслась чёрная тень, и над их головами, громко хлопая крыльями, пролетел зловещий демон, который направлялся в сторону группы купающихся грешников.
  -Почему нарушаете?! -ревел он. -А-ну, вылезайте на берег немедленно!
  Но грешники его не слушались, а напротив - дерзко брызгались в него расплавленным металлом. Разозлившийся монстр завис над ними, пытаясь ухватить, и вытащить наружу, но вместо этого, сразу несколько рук ухватили его самого, и под всеобщие крики с улюлюканьем, утащили в море. На том месте, где скрылся демон, в воздух взметнулись миллионы дымящихся брызг и вспыхнуло пламя. Затем, спустя какое-то время, утопленный служитель преисподней, обтекая лавой, выбрался на берег, волоча хвост и крылья, а за ним следом шли виноватые, но хохочущие грешники.
  -Уроды, -возмущался демон, сам с трудом сдерживая смех. -Вот козлы.
  На берегу их так же встречали дружным хохотом, в том числе и коллеги-демоны, дежурившие на пляже. Зрелище было очень весёлым и невероятно идиотским.
  -Больше не лезьте в море, пока не разрешу! -стряхивая с себя застывающие ошмётки свинца, грозился неудачно искупавшийся крылатый надзиратель. -А то я вам задам!
  -Ладно, не будем, -ответили грешники. -Честное слово!
  -Да сейчас только он уйдёт, и они опять полезут, -зевнув, сообщил Колян. -Шалопаи.
  
  -Чурчхела! Раки! Пиво! -послышались приближающиеся призывы, и мимо них по берегу прошествовала потрёпанного вида женщина с огромным баулом. -Семечки! Орешки! Холодный чай!
  -Не понял, -уставился на торговку Андрей. -А это тут зачем? Колян, ты же кажется говорил, что вы здесь не едите и не пьёте?
  -Ага, -кивнул тот. -Не едим, и не пьём.
  -А зачем тут тогда пиво продают с чурчхелой?
  -А это не продают. Это для злостных чревоугодников наказание. Ну которые никак не могут отделаться от мирских желаний что-то постоянно уминать, как не в себя. Я поначалу тоже на это вёлся. Как она заголосит рядом, так у меня под ложечкой сосать начинает - эх пивка бы холодненького, да с раками! А потом ловлю себя на мысли - зачем? Если я этого на самом деле не хочу. Просто сидеть и демонстративно перед всеми лопать, да пивом заливаться?
  -Вон оно что, -Андрей продолжал смотреть вслед удаляющейся фигуре, выкрикивающей одни и те же повторяющиеся слова.
  -Ну, ладно, Николаус, рады были с тобой пообщаться, -посмотрел на свои наручные солнечные часы Вергилий. -Пожалуй, пойдём мы. Мне нужно Андрею ещё пару мест показать.
  -Тогда не смею вас задерживать мужики, бывайте! А ты, Гиля, кстати, не забудь, что у меня скоро днюха будет. Мы собираемся по-свойски посидеть, отметить. Так что обязательно приходи в мою топку, стихи нам почитаешь, -пригласил Колян Вергилия.
  -Непременно буду, -поклонился тот.
  После чего, они с Андреем отправились обратно на прибрежный променад, и далее двинулись вдоль адского моря, огибая его широкий, огнедышащий залив. Настроение было хорошее, хотя естествоиспытатель начал постепенно чувствовать всё усиливающуюся жажду. Ему, как смертному, банально хотелось пить. Но пока он терпел.
  И чтобы отвлечься, продолжил приставать к своему гиду.
  -Вергилий, я вот смотрю, люди тут попадаются преимущественно позитивные. А ведь они грешники.
  -Все мы грешны так или иначе, -воздев руки к небу, произнёс Вергилий. -Из тлена чёрного довлеющих грехов, возносится печаль к вершинам скал тяжёлых...
  -Извини! Извини, перебью... Я просто хотел полюбопытствовать. А где же маньяки, убийцы, насильники, всевозможные садисты и преступники? Неужели, тоже среди всех этих праздно шатающихся граждан? -перебил его нетерпеливый Андрей.
  -Да, -подтвердил спутник. -А что?
  -Тебе не кажется это несправедливым? Люди, которые при жизни грешили по мелочи, и те, кого и людьми-то назвать язык не поворачивается - оказываются здесь, в общем котле.
  -Э-э-э, -поэт задумался. -Так ты что, не в курсе? Прежде души попадают не в ад, а в чистилище, где их... Собственно, чистят. Потому оно так и называется. И только после тщательной очистки вновьприбывших пускают сюда, в нормальное общество. Чем больше в душе грязи - тем дольше её чистят.
  -А как именно чистят?
  -Ну я в тонкости этой процедуры не вдавался. Когда я завершил своё бренное существование, чистилище было совсем другим. И поскольку я был духовно чист, то в нём практически не задержался. Со мной-то просто беседу провели. А так, если мне память не изменяет, раньше там специальными граблями с особо провинившихся грешников скверну соскабливали. Теперь же технологии шагнули далеко вперёд, в связи с чем применяются специальные автоклавы, которые заметно ускоряют процесс и дают очень высокий результат. Если человек просто обычная сволочь, то ему очень качественно вправляют мозги, чтобы впредь боялся даже помыслить о дурном. Иначе отправится обратно - на доочистку. Ну а если это маньяк, то... Знаешь, практически все маньяки - это всего лишь психически больные люди. Поэтому их просто исцеляют от пагубного недуга, а затем прогоняют через обратные воспоминания, оголив струны совести. Чтобы они остро испытывали сильнейшие угрызения за всё содеянное. Причём постоянно. Здесь, в аду, бывшие маньяки, садисты и фанатики - самые святые представители населения. Скромнее и тише - просто никого не встретишь. Поскольку они постоянно испытывают стыд за своё прошлое, и панически боятся любого напоминания о нём. Это их ранит, как ножом. Вот им и приходится обретаться где-то отдельно от общего коллектива, в виде неких отшельнических общин, скреплённых единым гнётом прошлого. И так на протяжении целой вечности. Таково их наказание. Вроде бы и оставили их в покое, и в то же время, успокоиться они не могут. Жестоко, но справедливо. Поскольку их земной недуг был испытанием, которое они с треском провалили, поддавшись презренным страстям. За что теперь и расплачиваются. Ну а те, кто не страдали психическими расстройствами, жестокосердные и бесчувственные... С ними всё гораздо сложнее. Ибо когда тобой движет не болезнь, а холодный расчёт, посредством которого ты начинаешь вытворять с ближними своими жуткие непотребства и экзекуции, тогда и спрос с тебя уже совершенно другой. Конкретный. Взять, к примеру, тех, кто моего друга Николауса убил. Они ведь всего через пару месяцев после его убийства, сами были расстреляны в очередной уличной разборке. Николаус их тут о-очень ждал. Но так и не дождался. Потому что такие, 'особо одарённые', не пригодные к перевоспитанию, превращаются в деньги, и возвращаются обратно в мир живых.
  -Почему именно в деньги?
  -Потому, что зло всегда превращается во зло.
  -Теперь понятно, отчего количество денег в нашем мире постоянно увеличивается. Всё это люди, что жили не по-людски. Которым даже в аду не рады.
  -Когда-нибудь, им будут не рады и в мире живых. Если раньше ваш мир не сдует ветер атомной войны. По вине всё тех же денег, -подвёл итог Вергилий.
  -Символично, -признался Андрей.
  -На Земле, наш ад работает через своих проверенных агентов, в ФРС Соединённых Штатов, Центральном Европейском Банке, и Банке России. В общем с теми, кто печатает деньги. Чем больше у нас выбракованных грешных душ - тем больше у вас эмиссия денежных средств, -объяснил Вергилий. -И вообще, я поэт, а не экономист, и плохо во всём этом разбираюсь. Спроси о чём-нибудь другом лучше.
  -Хорошо, -поддался Андрей. -Можно ли здесь встретиться с кем-нибудь знаменитым? В аду, наверное, обитает немало исторических личностей?
  -Наверное, -качнул головой поэт.
  -Ты не знаешь?
  -Да не особо. Это там, у вас, в мире живых они были историческими личностями, а здесь - всего лишь одни из грешных душ. И никаких привилегий у них тут нет, как и славы. Да они и сами не стремятся заявлять о себе. Боятся, что им тогда покоя никакого не дадут.
  -Но ведь интересно же повидать какую-нибудь легендарную персону. Пушкина, например...
  -Хех. Этот тебя пошлёт на очень неприличное слово, -Вергилий усмехнулся. -Сквернослов тот ещё. А ведь тоже поэт. Но понять его можно. Когда твой дух постоянно вызывают всякие медиумы-дилетанты и глупые школьники, тем самым сбивая с умной мысли, и отвлекая от важных дел, начнёшь, пожалуй, ругаться как последний сапожник.
  -Ну ладно. Не Пушкин. Тогда Пётр I.
  -Так он в раю.
  -Неужели? Все цари там, что ли?
  -Не все. Николай Второй, например, не там, а здесь, у нас.
  -Он же причислен к лику святых, за то, что его расстреляли.
  -Никто его не расстреливал. Расстреляли тогда вообще непонятно кого. А царя с семейством отпустили, снабдив новыми именами, фамилиями и фальшивыми биографиями. В результате он прожил где-то в Биробиджане до глубокой старости и умер своей смертью.
  -Ну и ну. А кто же тогда мироточил из его бюста?
  -Да, это загадка. У нас тут никто не в курсе. Мы у Никки спрашивали об этом инциденте. Но он сам в полнейшем недоумении.
  -Парадоксально... Выходит, что в рай попадают не только безгрешные души?
  -Да все, кто с деньгами - там.
  -Неужели все? Даже Гитлер?
  -Не-ет. Этот персонаж так 'хорошо' себя проявил, что его даже в ад принимать не захотели. Ну дегенерат же полный. Такого даже в доллар не превратишь. Поэтому превратили его в шекель (который до этого назывался палестинским фунтом и израильской лирой). В назидание, так сказать. Увы, ни к чему хорошему это в итоге не привело. Слышал о мировом сионизме? В общем, печальная это тема. Лучше кого-нибудь менее одиозного вспомни.
  -Наполеон!
  -Здесь его тоже нет. Поскольку его заносчивый дух точно так же не приняли в аду, и заставили до скончания веков блуждать по Земле, перманентно вселяясь во всяких психов. Чаще всего, в историков, и тех, кто себя к ним причисляет.
  -Клеопатра?
  -А ты с какой целью ею интересуешься, проказник? Я тебе так скажу. Она нормальная баба. И совсем не такая, какой её принято считать. Сам-то я не знаю, где она обитает, но друг рассказывал, что вроде как в Змеиных Пещерах. И очень не любит, когда её беспокоят.
  -А Гагарин? Хотя, он в раю, наверное?
  -Так он же коммунист. Значит всё так же летает где-то там, в мире живых. Разве не слышал? Сами же постоянно у него прощения просите. За то, что всё про... Потеряли, в общем. А в раю сейчас Леонов. По слухам, активно впаривает там всем кредиты какого-то банка. Не то 'Омега', не то 'Альфа'. Из-за этих кредитов там половина ангелов в итоге без штанов осталась. Ну а чего они хотели? Как-никак, всю банковскую систему курируют наши ребята, из ада. Как и биржевые торги.
  -Ну хорошо. А Цой?
  -Жив.
  -Как?
  -Да вот так. Ты что, читать не умеешь? Об этом у вас на каждом заборе написано. И вообще, может уже хватит ко мне приставать с этими знаменитостями? Да, у нас тут есть Курт Кобейн, Элвис Престли, Одри Хепберн, Кит Флинт, Мартин Лютер Кинг, Аристотель, Джон Леннон, Ямамото Цунэтомо, Авраам Линкольн, Махатма Ганди, Владимир Высоцкий, Альберт Эйнштейн, Хантер Томпсон и так далее. И что теперь? Ну живут они тут, и живут. По большей части, их слава - это их проклятие. Приставая к ним, ты дополнительно их мучаешь. А им ведь и так несладко. Всё-таки здесь ад, если ты не заметил.
  Было видно, что Вергилий не в восторге от темы знаменитостей в аду, поэтому, хоть Андрей и был ею крайне заинтересован, ему пришлось отцепиться от своего гида. Переваривая информацию, он на какое-то время умолк. Мимо них, по отдельной велодорожке пробегали спортивного вида грешники. По левую сторону, над прогулочной частью набережной нависали колючие ветви чёрных пальм. Играл хэви-метал. Народ веселился и шумел сотнями голосов.
  Впереди показался купол большого цирка, к которому Вергилий и вёл своего подопечного. У входа толпилось много людей.
  -Ты любишь цирк, Андрей? -поинтересовался поэт.
  -В детстве любил, -ответил тот. -А потом, когда обычная жизнь превратилась в сплошной цирк, стало уже как-то не до него.
  -Цирки бывают разные. Например, когда я жил на Земле, в цирках сражались гладиаторы, а ещё там людей травили животными. В твоём детстве такого уже не было, как я понимаю?
  -Конечно! В моём детстве были дрессированные животные, акробаты, клоуны и жонглёры.
  -Ну, тоже так себе, если честно, -поморщился Вергилий.
  
  Цирк, окружённый огромными монументами, изображающими всадников апокалипсиса, был уже совсем рядом. Раскидистый серный фонтан бил напротив его шикарного входа, выполненного в виде головы демон с разинутой пастью. Грешные души веселились, взрывали хлопушки, фотографировались с цербером, танцевали. Вергилий провёл Андрея через эту толпу - к кассе, где выдавали жетончики. Денег в аду не было, поэтому за вход в цирк нужно было отдавать специальные жетоны, дабы всем хватило места в зале.
  -Пропустите, пропустите, я - ветеран Пунических войн, -протискивался поэт вперёд, без очереди. -Два жетона пожалуйста!
  Грешники нехотя пропустили его к окошку. Вскоре он вернулся к Андрею с жетончиками, на которых были написаны цифры посадочных мест. С этими пропусками они миновали входные двери, и прошли в вестибюль, где обнаружили старого чёрта, собирающего жетоны у входящих, и озвучивающего номера сидений. Далее находился круглый зал, гудящий как большой улей. Вергилий ориентировался в обстановке как рыба в воде, и очень быстро нашёл их места. Когда они уселись, он тут же поймал за хвост проходившую по междурядью демонетку с подносом, и взял у неё маленький уголёк.
  -Тебе не предлагаю, -покосился он на Андрея, и забросил уголёк себе в рот. -Ты ведь живой. Обожжёшься.
  -А что, вкусно? -сощурился тот, словно сам почувствовал на языке нечто обжигающее.
  -Не знаю. Я вкусы не ощущаю, -пожал плечами сосед. -Так, жжётся забавно. Ну, примерно, как перчик. В нашем цирке это вроде мороженого наоборот.
  Кивнув, Андрей принялся разглядывать расположенную внизу арену, которая была окружена металлической клеткой, наподобие той, что в обычных цирках устанавливают во время выступления дрессированных хищников. Зрители вокруг шумно рассаживались по своим местам, постепенно заполняя зал целиком. Рядом с Вергилием приземлился скуластый мужчина в кепке со сломанным козырьком.
  -Простите, а кто сегодня дерётся? -обратился к нему Вергилий. -Я что-то пропустил афишу внизу.
  -Вы что?! -радостно отозвался тот. -Сегодня бой столетия! Кровавая Кузьминишна против Петровны-разрушительницы! Первенство! Битва чемпионов!
  -Да ну! -хлопнул в ладоши Вергилий. -Вот это нам повезло! Ты слышал, Андрей?! Сегодня звёзды выступают!
  -Я пока что не понимаю, о чём вообще идёт речь, -искоса поглядывал не него тот.
  -Ох, разумеется, извини, -опомнился поэт. -Дело в том, что здесь происходят легендарные поединки между так называемыми сахарными ведьмами. Они дерутся не на жизнь, а на смерть. Покруче всяких там гладиаторов и бойцов ММА.
  -Это то, что нам Колян рекомендовал посмотреть? -вспомнил Андрей.
  -То самое.
  -А кто такие 'сахарные ведьмы'?
  -Старухи-саккарофаги, помешанные на сахаре. Они как вампиры, только вместо крови сосут сахар. Который наделяет их сверхъестественными способностями и чудовищной силой. За сахар они готовы убить кого угодно самым жестоким образом. И даже после смерти, оказавшись здесь, в аду, они продолжают его искать. При виде сахара они полностью теряют волю и превращаются в берсеркеров. Ты сейчас сам это увидишь.
  -Что-то я не встречал таких сахарных вампиров в мире живых, -с сомнением в голосе произнёс Андрей.
  -Это потому, что у вас в магазинах перебоев с сахаром не было. Как только начнутся - так эти ведьмы моментально появятся, и ты увидишь, на что они способны. Ну а здесь их держат исключительно для развлечения. Как бойцовых петухов, -поведал Вергилий, с шипением катая уголёк за щеками.
  
  Наконец, все зрители заняли свои места. Свет в зале погас, и начал играть какой-то суровый хард рок, под который включился один единственный прожектор, осветивший центральную часть арены, где уже стоял демон в смокинге, похожем на костюм Алегрема.
  -Почтеннейшая публика! Мы рады вас приветствовать на финале чемпионата по сахарным боям! -громогласно заговорил он в микрофон. -Сегодня у нас схлестнутся два величайших чемпиона и пусть победит сильнейший! В правом секторе у нас сегодня выступает неподражаемая и свирепая бабушка Даша, более известная как Кровавая Кузьминишна! Она вооружена ржавой тележкой смерти.
  На арену, ковыляя, вышла старушка божий одуванчик, катящая за собой тележку с вихляющимися колёсиками и плотно набитой сумкой. Трибуны зааплодировали и заорали от восторга. Какие-то зрители даже растянули плакат 'Кузьминишна - вперёд!'.
  -В левом секторе появляется уже не живая, но всё ещё легенда, Зинаида Петровна, по прозвищу Петровна-разрушительница! Вооружена старой клюшкой! -объявил конферансье.
  Зал опять зашумел, приветствуя очередную участницу. С противоположной стороны арены появилась вторая старушенция, в платочке и очках с огромными линзами. Одной рукой она держалась за поясницу, а другой - опиралась на бадик.
  Обе бабки выглядели крайне безобидно и беспомощно. Их жалкий видок даже вызвал сострадание в сердце Андрея, когда он представил, что сейчас этих несчастных стареньких женщин заставят друг с другом драться.
  -Напоминаю главные правила! -продолжал чёрт-конферансье. -Ядом не плеваться! Друг друга не проклинать! За волосы не таскать! Всё остальное - можно.
  Старушки одновременно поместили в рот вставные челюсти, выполнявшие роль боксёрской капы, и встали наизготовку. Ведущий чёрт молниеносно метнулся к решётке, и выскочил наружу через дверь, которую за ним тут же заперли. Арена вновь осветилась полностью, пошёл отсчёт времени, и когда он подошёл к концу, сверху, из-под купала, прямо между бабушками упал большой пакет сахара. Бабки уставились на него как удавы на кролика, а затем сорвались с места, попытавшись разом его ухватить. Они яростно столкнулись, отпрыгнули назад и снова столкнулись. Петровна с размаха врезала Кузьминишне клюшкой по лбу. Так, что треск услышали даже зрители на дальних рядах. Кузьминишна зашаталась, но устояла. Её противница успела ухватить пачку, но тут же получила мощнейший удар с разворота, нанесённый гружённой тележкой, весившей не менее тридцати килограмм, отчего бабку буквально унесло метра на три, её очки разбились вдребезги, а сахар улетел в другую сторону. За ним бросилась противница, не выпуская из костлявой руки рукоятку скрипящей тележки. Второй рукой она подхватила пакет, и попыталась затолкать его в сумку, которая и без того была набита до отказа. Но проворная Петровна была уже тут как тут. Свалив противницу с ног, она запрыгнула на неё верхом, набросила свою палку ей на шею и принялась отчаянно душить.
  Андрей ошарашенно смотрел на эту безумную битву. Он и подумать не мог, что дряхлые бабки способны так жестоко и отчаянно сражаться.
  -Пет-ров-на! Пет-ров-на! -болел рядом с ним Вергилий, подпрыгивая на стуле. -Да-вай! Да-вай!
  Но Кузьминишна вдруг нанесла неожиданный удар своим острым локтем прямо по рёбрам атакующей соперницы, заставив ту, кряхтя, откатиться в сторону, и тем самым избавившись от смертельного захвата. Оторвав тележку от земли, Кузьминишна легко подняла её над головой, словно молот, и со всей дури обрушила на Петровну. От удара колёсики тележки отвалились, и из сумки в разные стороны посыпались яблоки, кочаны капусты и ржавые гантели. Петровна корчилась от боли и завывала, словно подстреленный волк.
  -Убей! Убей! Убей! -скандировали трибуны, демонстрируя большие пальцы, устремлённые к низу.
  Ощерившись искусственными зубами, Кузьминишна вновь подняла свою поломанную тележку над головой, готовясь нанести последний, решающий удар. Но, неожиданно для неё, практически поверженная Петровна, взмахнув своей клюшкой, словно самурайским мечом, хлёстко ударила соперницу по ноге, вложив в этот удар весь остаток своих сил. Кузьминишна громко ойкнула и уронила собственную тележку себе же на голову. После чего навзничь грохнулась на пол. Из упавшей рядом с ней сумки выкатилась гиря в 25 кило. На подламывающихся руках, Петровна приподнялась, подползла к выпавшей пачке сахара, и вцепилась в неё обеими руками, трясясь от радости.
  Решётчатая дверь открылась и чёрт-ведущий вернулся на арену. Подбежав к победительнице, он долго не мог оторвать её правую руку от пачки, чтобы поднять в воздух, символизируя победное завершение боя.
  -Итак, победу одержала Петровна-разрушительница!!! -провозгласил он. -Поистине это был просто эпический бой!
  Его голос тут же утонул в рёве ликующих и рукоплещущих трибун.
  -Да! Она сделала это! -в порыве эмоций, Вергилий крепко обнял Андрея. -Как она её! Видел?!
  -Это как-то неправильно, -с трудом переваривал увиденное тот. -Чтобы бабки, вот так друг дружку метелили. Из-за пачки сахара... Это как-то не вполне приемлемо, что ли... И дико... Но впечатляюще.
  -Я знал, что тебе понравится! -подмигнул ему поэт.
  
  Покинув цирк, они, всё ещё находясь под сильными впечатлениями, продолжили свою экскурсию. Теперь их путь пролегал в сторону Котельных. После пережитого зрелища, настроение у Вергилия заметно улучшилось. Он, не умолкая, продолжал восхищаться старухой, за которую болел. Андрей его не слушал. В эти минуты он пытался понять, почему столь неприятное мероприятие, коим являлся поединок двух бабушек на арене, вызвало у него не ярое отторжение и неприязнь, а какой-то нездоровый азарт, за который ему сделалось даже немного совестно. Наконец, гид уловил его смятение, и задал вопрос.
  -Андрей, с тобой всё в порядке?
  -А? Да, Вергилий. Я просто пытаюсь проанализировать всё, что увидел.
  -Есть какие-то мысли? Поделись.
  -Это непросто. Я как будто раздвоился. С одной стороны, я воспринимаю ад как безусловно негативное место, в котором нарушены все правила и основы привычной морали. Но с другой - он кажется мне безумно привлекательным. Не потому, что в нём хорошо, а потому, что в нём не так плохо, как в мире живых. Кажется, я начал понимать Коляна и Суперкиллу77. То есть, здесь действительно хреново жить, но, по крайней мере, ты понимаешь, что у этой хреновой жизни есть какое-то объяснение. И, что самое главное, ты за неё совершенно спокоен. Поскольку не чувствуешь себя лишним. То есть, грешники, обитающие здесь, заслужили ад, и получили его в итоге. По сути, добившись того, к чему стремились. А что касается трудностей, то они здесь преодолимы. На них можно просто не обращать внимания, и они отпадают сами собой. Это звучит как несусветная чушь, но, как ни странно, здесь это действительно работает. Ад на самом деле не так уж и плох. Вот только с водой проблема. У вас нигде здесь нельзя водички попить?
  -Чего нет - того нет, -развёл руками Вергилий. -Поэтому, ты уж потерпи немного. Мы ещё парочку мест посетим, после чего я тебя отправлю к советнику Флерети, который как раз отвечает за транспортировку между адом и раем.
  -А причём тут рай? Мне же на Землю надо, -не понял Андрей.
  -Прямо из ада на Землю вернуться невозможно. Для этого нужно воспользоваться транзитом через рай. Точнее, через его преддверие. Чтобы апостол Пётр тебя отметил, и дал добро на возврат. Это чистая формальность, но без неё никак.
  -Не думал, что всё так сложно.
  -Ерунда. С Петром проблем не будет. Флерети уже все необходимые бумаги на тебя подготовил. Только печать шлёпнуть останется. Поэтому, не волнуйся.
  
  Наконец-то они вышли из-под палящего солнца, и вновь очутились в гигантской пещере, изъязвлённой сотнями подземных ходов, спиралями лестниц и дугами натяжных мостов. Всё это переплеталось, создавая впечатление отдельного подземного царства.
  -Где мы? -спросил Андрей, поразившись чёткостью собственного эха.
  -В Аиде, -ответил Вергилий. -Раньше весь ад умещался только в этом месте. Это уже потом он разросся, и заполонил все окрестные провинции. В бескрайние глубины ниспадаем. Зловещего Аида. Где властвует Танатос средь теней!
  В голове Андрея тут же всплыли картины из мифов Древней Греции. И действительно, окружение вполне сочеталось с ними.
  Сначала им попался на глаза холм, вокруг которого лежало много больших камней округлой формы. Со всех сторон, на склоны этого холма взбирались грешники, катящие камни снизу - на вершину. Но никто из них не мог добраться до самого верха. В какой-то момент, их камни срывались и с грохотом укатывались вниз, под зычные окрики 'поберегись!'
  -А я знаю, кто это! -указал Андрей. -Сизифы, верно?
  -Сизифовцы, -поправил его Вергилий. -Сизиф был основоположником этого вида спорта.
  -Спорта?
  -Конечно. Это обычное атлетическое упражнение. Как правило, спортсмены делают три подхода по шестьдесят килограмм. И этого вполне достаточно, чтобы за годик-другой накачать приличную раму.
  Услышав Вергилия, один из спустившихся с холма качков демонстративно принял перед ними горделивую позу, демонстрируя прекрасные, играющие мышцы, после чего ухватил очередной камень, и покрякивая покатил его наверх.
  -Я был уверен, что это мука такая, бесконечно закатывать камень на гору, -признался Андрей. -У нас есть даже такое выражение 'Сизифов труд'.
  -Сизифов труд - это то, чем занимается большинство из вас, в мире живых. А здесь, в аду, это всего лишь спортивная тренировка, позволяющая грешным душам поддерживать отличную форму. Ну сам подумай, какой смысл закатывать камень туда, где он ни за что не сможет удержаться? Да и вообще, где он совсем не нужен. Ну какой в этом смысл? -ухмыльнулся Вергилий.
  -Ради спорта?
  -Именно. Ты же не удивляешься, почему у вас в тренажёрках народ тягает железо как проклятущий, хотя его никто этого делать не заставляет, и вообще смысла в этом процессе, вроде бы, нет никакого. Ты не называешь это 'Сизифовым трудом'. Наоборот - считаешь полезным занятием. Почему же тогда наше камнезакатывание вы считаете адским мучением?
  Андрею нечего было ответить.
  Они миновали Сизифов холм, и углубились в хитросплетения подземных галерей Аида, освещённых электрическими лампочками. Везде виднелись указатели, чтобы путники здесь не заблудились. Грешных душ вокруг было очень много. Некоторые, проходя мимо, здоровались с Вергилием. И опять никаких душераздирающих воплей, или жестоких страданий нигде не наблюдалось. Все души были заняты какими-то незамысловатыми делами. Никто ни на что не жаловался.
  Так, пройдя по лестнице, висящей над пропастью, где была выстроена очень красивая галерея, и миновав пару довольно длинных переходов, по которым катались вагонетки, гружёные углём, Андрей со своим провожатым добрались до зала, в котором были расставлены огромные котлы, наполненные кипящей смолой, маслом, или сернистой водой. В них сидели грешники, погружённые по шею. Они о чём-то беседовали друг с другом, делились новостями и время от времени смеялись.
  Заметив сухонького чёртика-истопника, спешащего куда-то с тачкой угля, Вергилий остановил его, и задал вопрос, -любезный, не подскажешь, Эдуардо здесь?
  -Да, -крякнул истопник, указывая себе за спину, -вон, в девяносто третьем котле сидит.
  -Премного благодарен.
  Поэт ускорил шаг, и подвёл Андрея к указанному котлу, в котором, забросив обе руки за копчёные края, сидел с закрытыми глазами лысый человек.
  -Эдуардо! Эдуардо, проснись! -дотронулся до его руки Вергилий.
  Глаза лысого открылись, он похлопал веками, зевнул, и, наконец, сфокусировавшись на пришедших, произнёс, -Вергилий? Здравствуй. А чего не забираешься? Давай, лезь сюда, пока никто место не занял.
  -Нет, сегодня мне не до спа-процедур, -отказался поэт. -Опять гидом подвизался. Вот, вожу гражданина из мира живых, знакомлю с адом. Мы как раз мимо проходили, вот я и решил заглянуть сюда - с тобой поздороваться.
  -Ну, это правильно, -его приятель протянул руку Андрею. -Эдуардо.
  -Андрей, -ответил тот.
  -Ты не апостол случаем?
  -Нет. А что, разве похож?
  -Да я шучу. Ну и как тебе у нас в аду, Андрей?
  -Отлично, -тот глянул на Вергилия. -Я хотел сказать, ужасно! Очень страшно...
  -Вот, Эдуардо, расскажи Андрею про то, как здесь живут простые обыватели, -попросил Вергилий у грешника.
  -Да чего тут рассказывать? -ответил тот. -Жизнь как жизнь. Лично я работаю с бригадой, в каменоломнях, по три часа в сутки. Хотелось бы больше, но нормировщики не разрешают. Охрана труда, техника безопасности и всё такое.
  -А чем занимаешься? -спросил Андрей.
  -Проектировщик. Видали Галерею Астерота?
  -Мы только что по ней проходили, -кивнул Вергилий.
  -Это такая красивая, с резными колоннами, прикольными статуями и вазами? -уточнил Андрей.
  -Она самая, -гордо ответил Эдуардо. -Наша работа! Я проект составлял. На открытии сам Рофокаль ленточку разрезал. Знаешь, кто это? У-у. Большая шишка в аду! Он очень высоко оценил нашу работу.
  -Не удивительно, -согласился Андрей. -Галерея действительно классная. Даже сфотографировать захотелось. Жаль, что у меня телефон разрядился.
  -Ну вот. А сейчас мы работаем над Провалом Безнадёжности, -продолжил хвастаться Эдуардо. -Он пребывает в очень запущенном состоянии. Но мы из него сделаем конфетку, я вам точно говорю. Сверху расположим площадку для парашютистов. Вниз будет уходить такая винтовая лестница и два турболифта. А ещё батуты для прыжков внизу разместим... Будет очень популярным местом. Я бы показал дизайн-проекты, но они не при мне, как вы понимаете.
  -Предпочитаю поглядеть на это уже после постройки, -сказал Вергилий.
  Андрей, не веря собственным глазам, осторожно сунул палец в кипящую воду котла, и тут же выдернул, отчаянно дуя на него.
  -Что, обжёгся? -заметил это Эдуардо. -Ну а зачем совал?
  -Попробовать хотел, -ответил тот. -Почему тебе не горячо.
  -А кто сказал, что не горячо? Ещё как горячо. Поэтому нельзя вот так сразу заскакивать в котёл. Надо постепенно, аккуратно. Как в горячую ванну.
  -Я ему уже объяснял, -кивнул Вергилий.
  -Это дело привычки, -продолжил Эдуардо. -Сначала страшно, потом интересно, а в итоге - здорово. Полный релакс. Полтора часа лежишь в котле, вывариваешься. Потом вылазишь, и идёшь на процедуры, где тебя раскалёнными камнями обкладывают. А самое удивительное - это массаж. Когда демоны тебе все кости пересчитывают. Лично я люблю, когда это делают демонетки. У них такие тонкие пальчики с коготками. Чрезвычайно ловко у них получается. А некоторые любят, когда их здоровенный дьявол, размером со шкаф, на массажном столе, как тесто замешивает. Говорят, что потом чувствуют себя заново родившимися. Но это уже дело вкуса, как говорится. Кому как нравится.
  -Выходит, что Иисус Христос нас обманывал? -произнёс Андрей.
  Собеседники посмотрели на него осуждающе.
  -Это ты с чего взял? -нахмурился Эдуардо. -Не гони на Иисуса. Мы здесь его все уважаем, хоть это и не взаимно. И уважаем в первую очередь за то, что он всегда правду говорит.
  -А как же его байки про то, что здесь, в аду, только тьма, плач и скрежет зубов? -напомнил Андрей. -Где это всё?
  -Чудак-человек! -Эдуардо с Вергилием переглянулись. -Разуй глаза! Всё это вокруг тебя!
  -Где?! -Андрей демонстративно обернулся вокруг своей оси, раскинув руки. -Где?! Покажите!
  Эдуардо ощерился, продемонстрировав ему свои белоснежно-белые, идеально ровные зубы, -вот, смотри.
  И он скрежетнул челюстями, продемонстрировав крепость своих прекрасных зубов. -Нам всем, сразу после прибытия в ад, первым делом лечат зубы.
  -Бесплатно, -добавил Вергилий.
  -Точно! Стоматология в аду на высочайшем уровне. Поэтому мы тут все ходим с превосходными зубами. Ну, за исключением сахарных ведьм. Им их быстро выбивают, поэтому они пользуются вставными. Ты знаешь, Андрей, сколько денег я отдавал в мире живых, чтобы залечить всего один зуб? Четверть своей зарплаты! Четверть! Когда я помер, у меня ни одного здорового зуба не оставалось. А теперь ты сам видишь, как я ими прекрасно скрежещу. Могу проволоку перекусывать. Как тут не плакать от счастья? Вот мы и плачем.
  -А что касается тьмы, то это вы сами неправильно поняли Иисуса, -продолжил Вергилий. -Тьма - это не только темнота, но ещё и количество. В данном случае, Иисус подразумевал тьму народа. То есть, ад очень густонаселён. Одиноко в нём не бывает.
  -Вот-вот, -кивал Эдуардо. -Поэтому не надо обвинять Христа. Он всё правильно говорил. Это вы там что-то своё домыслили через пень-колоду.
  Он ловко поднялся, подхватил простыню, висевшую рядом, на вешалке, и, обмотавшись ею, с пыхтением выбрался из котла. От него валил густой пар.
  -Эй! -заметил это истопник. -Эдуардо! Куда вылез?! Твоё время ещё не истекло!
  -Я в курсе, -откликнулся тот. -Ко мне тут друзья пришли. Дай пообщаться.
  -Только недолго! -ответил истопник. -Не подводи меня. Пятнадцать минут прошвырнись и назад, пока дежурные не заметили и не отругали. А то все так, глядя на тебя, будут режим нарушать.
  -Хорошо, -грешник дружески приобнял Вергилия и Андрея, после чего повёл их к выходу из топочного зала. -Не обращайте внимания, на этого зануду. Идёмте, прогуляемся.
  Андрей ощущал нестерпимо горячее прикосновение Эдуардо, прожигающее его через одежду, как огнём. Но он стеснялся отстраниться от него. Новый знакомец проявлял дружелюбие, и отталкивать его не хотелось.
  -Если говорить коротко, -произнёс выбравшийся из котла мужчина. -В аду - ништяк! Я, как и ты, Андрей, тоже всегда думал, что здесь творится полная жесть. Но был приятно удивлён, когда оказалось, что житуха тут ничуть не хуже земной. Да что уж говорить? Она здесь лучше. Чего мы лишились? Плотских удовольствий? Да мы и так их получали дозированно. В час по чайной ложечке. А удовольствий моральных, духовных, мы там и вообще практически не испытывали. Так, один суррогат. Здесь же мы обретаем главное. Смысл! Смысл существования, понимаешь? В аду всё логично, просто и объяснимо. И не нужно задницу рвать ради чего-то. Ради какой-то призрачной мечты. Ты работаешь, и наслаждаешься своей работой, потому что понимаешь её смысл. И своё участие в общем мироустройстве. Ты - полноценная часть общества, а общество в целом - это и есть ты. Вот, что придаёт невероятные силы, Андрей! Позволяет преодолевать все трудности и мучения с радостью и хорошим настроением!
  -Какой же тогда смысл жить, если по факту выгоднее умирать? Причём сразу после рождения, -размышлял Андрей.
  -А я тебе объясню. Только хлебнув горечи в мире живых, ты сможешь по достоинству оценить, насколько тебе повезло оказаться в аду.
  -Да, -поддержал Вергилий. -Не успевшие долго пожить на Земле, в аду скучают. Им кажется, что хуже ада ничего нет, и что им очень не повезло оказаться здесь. Поэтому они бродят по окраинам, и постоянно грустят. Окраины эти называются 'Лимбом'. Потом, конечно, эти нытики постепенно вливаются в наше общество, но происходит это далеко не сразу.
  -Молодые, неопытные, -сочувственно произнёс Эдуардо. -Не понимают своего счастья. Ад даёт людям избавление. От болезней, от мытарств, от лишней, бессмысленной суеты. Здесь у них достаточно времени и мотивации для обучения ремеслу и наукам. Здесь души раскрепощаются и становятся сами собой.
  -Зато вы здесь не размножаетесь, в отличие от нас! -нашёлся Андрей.
  -Размножаться - это ваша прерогатива. Поскольку именно для этого, вы и рождаетесь на Земле. Чтобы самим родить кого-то, и спокойно отправиться к нам. Эта примитивнейшая концепция - единственное, что оправдывает ваше существование. Всё остальное - лишь выгораживания, призванные наделить вашу земную жизнь более глубоким и значимым смыслом. Но по сути, ничего ценнее собственных детей, люди на Земле производить так и не научились. Всё остальное их творчество, без потомства, просто бессмысленно. Кому передавать свой опыт? Кому оставлять свои технологии? Только последователям. Сюда ведь всё это не потащишь?
  Андрей молча разводил руками.
  За разговорами, они дошли до конца котельной, и остановились у выхода.
  -Ладно, друзья мои. Рад был с вами поболтать. Но мне действительно пора возвращаться в свой котёл, -сказал Эдуардо. -А то у меня уже ноги мёрзнуть начали.
  -Спасибо, что составил нам компанию, Эдуардо, -ответил ему Вергилий.
  -Да, большое спасибо, -присоединился Андрей.
  -Всегда пожалуйста. Будете в нашей котельной - заходите, в кипяточке посидеть, поболтать за жизнь, -поправив простыню на бёдрах, Эдуардо махнул им рукой и потрусил обратно.
  -Куда теперь? -подуставший Андрей облизнул сухие губы не менее сухим языком.
  -Сейчас выйдем на панораму, а потом - к Флерети, -пообещал Вергилий. -Путешествие подходит к концу. Так что не переживай. От жажды умереть ты не успеешь.
  -Да я бы с радостью тут ещё погулял. Если бы так пить не хотелось.
  -Тебе ещё представится такая возможность. Позже. А пока, хватит и этого быстрого променажа. Идём. Здесь недалеко. Через технический штрек, мимо центрифуги, и там по лесенке... Готов к последнему рывку, Андрей?
  -Всегда готов!
  -Тогда за мной, боец! Сквозь вечно алчущее чрево преисподней, навстречу пламени, что дух испепеляет, ступаем в бездну твёрдыми шагами! Как тень погибели...
  
  Выйдя из-под гранитных сводов древних катакомб, путники всё выше и выше поднимались по чёрной лестнице, устремлявшейся прямо в гущу свинцовых туч, пронзаемых снизу остроконечным пиком Вселенского столпа, который был воздвигнут посреди преисподней как единый самоподдерживающийся центр, куда сходились все сегменты инфернального мира. Взору всё обширнее открывалась панорама, позволявшая охватить практически весь ад, от края - до края. Наконец-то Андрей смог посмотреть на него с высоты, и оценить, насколько он неоднороден и многообразен.
  С одной стороны, высились башни Вельзевульска, дымящие трубы индустриального района и гигантские колёса обозрения Марсопарка. С другой - переливалось золотом море Геенны Огненной, чьё побережье, было сплошь усыпано всевозможными развлекательными заведениями, кинотеатрами, дискотеками и соляриями. А далее - горбились и змеились ленты воздушного метро с бегающими червячками скоростных поездов. Площади с причудливыми сфинксами и лавовые акведуки, вплетённые в городской ландшафт, плавно соединявшийся с историческим центром, плотно застроенным древнейшими сатанинскими храмами, зиккуратами и пирамидами. На фоне этого обширного великолепия, живописно извергался десяток вулканов, разных по величине, но одинаково грозных.
  Сколько ещё хотелось посмотреть, изучить, потрогать. Но увы, время было ограничено. И Андрей мог лишь вздыхать от досады, высматривая внизу всё новые и новые захватывающие детали. Чем дольше он глядел на ад, тем больше ощущал, что это место создано для него. Что он должен сюда переехать во что бы то ни стало. Потому что здесь он чувствует себя нужным и важным. Здесь он способен куда-то пробиться и чего-то достичь, в отличие от мира живых, где ему ничего не светит, кроме однообразной, нелепой жизни. Где всё, что он может - это произвести на свет такого же как он бедолагу, готового подхватить его уроненное знамя борьбы за выживание.
  Остановившись на обзорной площадке, рядом с проводником Вергилием, Андрей скрестил руки на груди, и мрачно, исподлобья, глядел на адские пейзажи, которые теперь казались ему совсем не унылыми и не безобразными. В аду царило вечное веселье, которого так не хватало на Земле. Здесь не надо было зарабатывать деньги, не надо было стоять в каких-то постоянных очередях, не надо было мечтать о собственном жилье, машине, или дорогом телефоне. Здесь не было войны, утомляющих новостей, постоянного стресса, лживого телевиденья, социального неравенства, расизма и национализма, преступности, озлобленности, вечных автомобильных пробок, идиотских законов, вездесущей рекламы, торговли, разврата, наркотиков, безумия и алчности. Здесь никто друг другу не хамил и не оскорблял, разве что в шутку. Здесь было очень просто найти себе друзей. И каждый новый друг был с тобой искренен. Так неужели ради всего этого нельзя потерпеть какие-то там адские муки? Да их просто не замечаешь! Поскольку в награду за терпение, ты получишь нечто действительно ценное. Окупающее все неудобства, царящие здесь.
  -Это последнее место, которое я хотел тебе показать, -сообщил поэт. -Отсюда, дальше ты пойдёшь один. Без меня.
  Андрей горько вздохнул.
  -Не грусти. Когда-нибудь ты вернёшься сюда, и мы ещё обязательно встретимся.
  -Спасибо тебе, Вергилий.
  -Не за что. Обращайся, -тот протянул ему руку, и они обменялись крепкими рукопожатиями.
  -А когда я вернусь?
  -Ну, если тебя раньше, по работе, опять не отправят, то-о... -Вергилий задумчиво закатил глаза. -Потом, когда-нибудь. Ты, главное, сам это дело не торопи. Торопыги у нас в Чистилище дозревают. Долго, нудно и болезненно. Поэтому, просто жди. На Земле ещё никто не оставался. И ты не останешься.
  -Хорошо. Обещаю, -с трудом произнёс Андрей.
  -Всё, ступай, -гид указал ему на лестницу, уходившую от площадки выше, и скрывающуюся среди туч. -Тебе туда. Увидишь там здание, постучись в дверь три раза. Флерети тебе откроет.
  С большой неохотой, естествоиспытатель продолжил подъём, еле переставляя ноги со ступени - на ступень, и постепенно скрываясь в облачном тумане. Вергилий стоял неподвижно, словно изваяние, и смотрел ему вслед, пока удаляющаяся фигура окончательно не растворилась среди тёмных, грозовых туч.
  
  Двигаться приходилось вслепую. Со всех сторон клубилась мгла, и лишь ступени под ногами чередовались одна за другой. Андрей очень боялся споткнуться. Полностью дезориентированный, он мог только подниматься, всё выше и выше, утопая в сплошной черноте бесконечной облачности. Непонятно, сколько ступеней он преодолел, прежде чем уткнулся лбом в тяжёлую, деревянную дверь, окованную железом. Лестница завершилась.
  Пошарив руками по двери, Андрей нащупал чугунную декорацию в виде черепа, удерживающего зубами кольцо. Взявшись за это кольцо, парень трижды стукнул им об набойку. Загремели засовы, скрипнули вековые петли, и дверь медленно отворилась внутрь.
  На пороге стоял бледный, зубастый демон с полупрозрачной кожей и перепончатыми крыльями. Было трудно понять, он улыбается, или просто не может сомкнуть челюсти из-за частокола выпирающих клыков.
  -Здравствуйте. Вы - Флерети? -поприветствовал его Андрей.
  -Что? Нет! Я - Элигос. Его помощник! -ответил демон.
  -Мне нужен Флерети.
  -Шеф уехал по срочным делам. Оставил меня за главного. А ты, как я понимаю, Андрей? Из мира живых? Шеф меня предупредил о твоём визите. Входи, -произнеся это, он пропустил Андрея в глухие каменные чертоги. -Проходи в канцелярию, присаживайся за стол пожалуйста.
  Андрей миновал коридорчик, стены в котором были завешены картинами Иеронима Босха, и, выйдя в зал канцелярии, уселся в кресло напротив большого конторского стола. Хоть всё в этом зале отдавало каким-то замшелым средневековьем, рабочее место Флерети выглядело вполне современно. На столе у него стоял компьютер, принтер, телефон и небольшой коммуникатор для внутренней связи.
  Порывшись на стеллажах у стены, Элигос вытащил какую-то папку и, вернувшись к Андрею, уселся за стол напротив него.
  -Ты ведь точно не умер, да? -спросил он. -Просто уточняю на всякий случай.
  -Нет! -испуганно выпалил Андрей.
  -Пётр может прикопаться. Он такой бюрократ-крючкотвор. Ты бы знал. Так-с, -демон начал набирать что-то на клавиатуре. -Время пребывания... Тэ-эк-с... Регистрация... Да ч-что такое...
  -Что-то не так? -настороженно спросил посетитель.
  -Не заморачивайся, -Элигос набрал на телефоне чей-то номер и подняв трубку, заговорил. -Ало? Алекс? Это Элигос из таможенного контроля. Да. Слушай. Я вот тут, когда выбираю в меню пункт 'Регистрация', у меня вылезает ошибка почему-то... Так. Номер ошибки? Сейчас. 666. Да. 'Значение булево не может быть интерпретировано'. Так. Нажать Вин плюс эр? Нажал. Выполнить, ага. Пишу... Сер-ви-сез. Точка. Эм эс си... Написал. Так... Открылось... Что найти? Нашёл... Стоит... Убрал... Закрыл... Пробую... (Он поцокал когтями по клавиатуре). Да! Всё заработало! Спасибо, Алекс!
  Положив трубку, демон ещё немного пощёлкал мышкой, и вывел на печать листок формата А4.
  -Ненавижу эти компьютеры, -пожаловался он. -Постоянно с ними какая-то фигня происходит.
  Затем, предварительно дыхнув своим горячим дыханием, он поставил на распечатанном листе здоровенную сатанинскую печать в виде перевёрнутой звезды, и протянул готовый документ Андрею, -на вот. Не потеряй. Передашь это Петру. Он отправит тебя восвояси.
  Естествоиспытатель попытался прочесть, что написано на документе, но ничего не понял. Там всё было испещрено какими-то жуткими, зловещими иероглифами.
  -Это распорядительное письмо, -пояснил Элигос. -Что тебе не в рай надо, а на Землю.
  -И всё?
  -И всё. А у тебя ещё остались какие-то вопросы?
  -Пожалуй, да... -Андрей застенчиво поёжился, боясь поднять глаза на пристально уставившегося демона. -А можно как-то у вас попросить... Политическое убежище, что ли?
  -Ох-х, -раздосадовано откинулся в кресле Элигос. -Ещё один...
  -А что? Разве уже кто-то был до меня?
  -Послушай, -демон опять наклонился в его сторону, поставил тощие локти на столешницу и сцепил свои длинные пальцы в замок. -Я конечно могу организовать тебе вид на жительство, вот только объясни мне, зачем тебе это? Неужели в мире живых у тебя ничего и никого не осталось? Почему тебя там ничто не держит? Почему ты хочешь добровольно остаться в вечной тюрьме народов?
  Андрей пожал плечами, -а что у меня там есть? По сути, ничего. Всё, что мне там принадлежит, на самом деле не моё. Например, квартира, в которой я живу. Вроде бы моя, с честно погашенной ипотекой. Но если перестать за неё платить, то меня просто выселят. Значит всё-таки она мне не принадлежит. Я её просто пожизненно арендую у кого-то. Или вот машина. Там тоже, страховка, налог... Что-то где-то не заплатил, и нет у тебя машины. То есть, она формально имеется, но пользоваться ею уже нельзя. И это только пара примеров из частной жизни. А в целом? Что творится в мире? Безумие. Всё катится в тартарары. Экономический кризис. Коррупция. Депрессия. Повальная шиза, поглотившая целые сообщества. Мракобесие стало основополагающей идеологией. А что самое главное - полная бессмысленность нашего существования.
  -А ты не думал, что это ошибка? Ну, насчёт бессмысленности. И если вы приходите на Землю, то это неспроста. И не ради тривиального оставления потомства. Поскольку вам, в отличие от остальных биологических организмов, населяющих планету, дан настоящий, полноценный разум. Не для того ли, чтобы вы его использовали? Чтобы осмысляли то, что кажется вам бессмысленным. Вы сами загнали себя в тупик, и теперь стоите в нём, тычась в стену, вместо того, чтобы просто выйти обратно, на спасительную развилку. Наши аналитики просто поражены, насколько оскудел ваш общий интеллектуальный потенциал за последнее время. Вместо развития, вы выбрали деградацию. Но вас же никто не заставлял. Вас никто не принуждал. Всё, что вам надо - это просто включить голову. Осознать то, что творится вокруг вас. Сделать выводы и исправить ситуацию. Это вам под силу. Но нет. Ваш удел - смирение и меланхолия. Взгляни на окружающих тебя людей, живущих ныне. Все они печальны. У всех на лицах отметины хмурой, тревожной задумчивости. И их не радуют никакие блага вашей цивилизации. Даже получив их все, они продолжают грустить. Утопая в роскоши и богатстве, упиваясь властью, позволяя себе всё, что только возможно, люди почему-то всё равно остаются несчастными. Что у нищего, что у богача на лицах одни и те же гримасы неудовлетворённости жизнью. Конечно, 'кому-то суп жидкий, а кому-то жемчуг мелкий', но тем не менее. Суть одна. Радости в жизни нет, даже когда эта жизнь полностью удалась. Не потому ли, что ваши души охлаждает ледяной вихрь, сквозящий из разрыва, образовавшегося между вами? И чем сильнее вы отдаляется друг от друга - тем сильнее друг друга боитесь. Вы сами, собственными руками построили ад на Земле, хотя могли сделать её раем. Не тем раем, что создал Бог, а нормальным, человеческим. Для самих себя. Чтобы вам в нём жилось хорошо и комфортно. Без мучений, как у нас в аду. И без патетики, как на небесах. И тогда, создав этот новый мир, вы бы опять перестали нуждаться в рае и аде. Потому что вся эта метафизика просто перестала бы пользоваться у вас каким-либо спросом. Так неужели вам не хочется самим заняться собственной жизнью, пока вы, собственно, живы? Неужели у вас нет ни малейшего желания хоть как-то изменить свою жизнь? Превратиться из безрассудного стада - в творцов собственного будущего. Когда люди, в большинстве своём, были тёмными необразованными - можно было понять такой подход к жизни и смерти. Но теперь, когда в вашем мире распространена наука, когда вы все получаете образование, когда вокруг вас сплошные доказательства триумфа научного прогресса, почему вы опять, с упорством баранов, возвращаетесь к древним, метафизическим категориям, взращивая совершенно дикий и бесперспективный карго-культ? Вы готовы поверить во что угодно, только не в самих себя! И в результате, единственной вашей целью становится пополнение бесплотного контингента потусторонних миров, которые зациклены сами на себе. Дошло до того, что если раньше вы хотя бы боялись атомной войны, то теперь вы её не только перестали бояться, но и ждёте, как великое избавление. Потому что тогда для вас всё закончится одним махом, быстро и без лишних предсмертных мучений. Карикатурная картинка, с девочкой, глядящей на атомный взрыв, и говорящей 'Ну наконец-то ...' превратилась из прикола - в реальное отражение ваших чувств. Когда Земля сотрясётся от ядерных ударов, вы все успеете произнести одну и ту же фразу 'Ну наконец-то ...' прежде чем превратитесь в ничто. Но разве это правильно? Почему вы - живые, вдруг стали завидовать мёртвым? Объясни мне, Андрей, с чем это связано?
  -Не знаю, -ответил Андрей. -Я - слишком маленький человек. Таким как я, в нашем мире попросту не дают куда-то пробиться. Поскольку все места уже заняты и распределены. Теми, кто сидят у власти. Теми, кто подмяли под себя бизнес и ресурсы. Теми, кто защищают всех этих хозяев жизни. Сильные мира сего не дадут такому как я даже пикнуть. Меня просто раздавят как таракана. Потому что ресурсы ограничены, поделены между сильнейшими. А нам, маленьким людям, приходится подъедать крохи, которые падают с их столов, и драться друг с другом. Потому что дотянуться до ближнего гораздо проще и безопаснее, чем до тех, кто сидят наверху. И мы ненавидим друг друга, потому что отнимаем друг у друга последние радости жизни: работу, модную шмотку, красивую бабу, или богатого мужика, парковочное место. Да что угодно. Мы дошли до того, что готовы за это убивать. И единственная наша отдушина - это бухло, наркота, секс... Да хотя бы просто громкая музыка из автомобильных колонок. Всё, что хоть как-то способно заглушить нашу тоску и безысходность. Какой нам прок от знаний, если их некуда применить? Какая нам выгода от борьбы, если она лишь поменяет местами фигуры на крайней линии шахматной доски, а пешки как были, так и останутся пешками? Какой вообще прок от такой жизни? Если можно просто её закончить, и стать, наконец, кем-то, отличным от нуля. Живущим без страха, без апатии, без зависти, без душевной пустоты, без раздражения, боли, голода, лжи... Без ощущения собственной никчёмности. Миру живых будет только лучше, если в нём станет на одного неудачника меньше.
  Элигос вздохнул, потёр когтями виски. Затем, бесцельно посмотрев на монитор своего компьютера, он полистал документы в папке, сделал там пару пометок, и сказал терпеливо дожидавшемуся Андрею.
  -Как я вижу, мы с тобой говорим на разных языках. Что-ж. Печально. Видимо вы там, на Земле, окончательно поставили на себе крест. Твоё желание остаться в аду неслучайно. Этот новый синдром у нас называется 'Люкс Инферна'. Когда человек, оказавшийся в аду, не хочет из него уходить. Мы не можем отказать тебе в этом желании, но всё же я прошу тебя ещё раз хорошенько подумать. Стоит ли во так, одним махом, расставаться со своим миром раньше положенного срока? Конечно, это уже не классическое самоубийство, а скорее эвтаназия, но тем не менее, дело противоестественное. Человек не должен хоронить себя заживо. После своей смерти, он должен принести с собой сюда, в ад, полный багаж обретённых на Земле знаний и опыта. И чем больше их будет - тем лучше. Поскольку с ними здесь жить гораздо легче и веселее. Не торопи события, Андрей Алигеров. Ад от тебя никуда не денется. А вот ты от ада вполне ещё можешь себя уберечь. Понимаешь, на что я намекаю?
  Андрей пожал плечами.
  -Ступай отсюда, глупец. И не майся дурью, -строго, по-учительски, сказал ему демон. -Лифт в рай вон там, в соседней комнате. Возможно, потом ты скажешь мне спасибо за то, что я тебя отговорил. Иди. Апостол Пётр не любит долго ждать.
  
  При всём своём нежелании уходить, Андрей почему-то повиновался увещеваниям Элигоса. Возможно, сыграло свою роль желание посмотреть, что из себя представляет рай. Ведь если ад произвёл на него такое впечатление, то уж рай-то непременно должен будет его восхитить. А возможно, это его жажда достигла того момента, когда терпеть её стало невыносимо. Только это неугасимое желание и сподвигло естествоиспытателя покинуть преисподнюю.
  С тяжёлыми мыслями, он прошёл к лифту, поджидавшему его с открытыми дверями. Никаких кнопок в кабине не было. Как только Андрей оказался внутри, двери плавно закрылись, заиграла 'Аве Мария', и кабинка поплыла наверх. Шевеля во рту своим пересохшим языком, путешественник прислонился к задней стенке, и прикрыл глаза. Он чувствовал, как жар отступает, и из вентиляционных решёток, обрамляющих кабинку под потолком, всё сильнее тянет прохладной свежестью, приятно обдающей подгоревшую кожу на лбу.
  Лифт всё поднимался и поднимался. Тяжесть в ногах отступала. Андрей не мог поверить в то, что совсем скоро увидит если не самого Бога, то его ближайшего сподвижника. Но он получил слишком много впечатлений, и устал, поэтому воспринимал это предвкушение совершенно спокойно, без рефлексии.
  
  Наконец кабинка остановилась, и двери открылись. Но не спереди, как ожидал Андрей, а сзади. Из-за чего он едва не выпал наружу, в последний момент успев сохранить равновесие и удержаться на ногах. Пол в лифте тут же покрылся прохладным туманом, словно на каком-то эстрадном концерте семидесятых годов прошлого столетия. Такой же густой туман покрывал всё вокруг, делая поверхность абсолютно невидимой. Обернувшись, естествоиспытатель вышел из лифта, и прищурился от слепящего света.
  Как же здесь было светло! Свет был буквально повсюду. И невозможно разобрать, где заканчивается земля и начинается небо. По сути, небо было вообще везде.
  Напротив одиноко торчащего столбика лифтовой кабины возвышались циклопических размеров золотые врата, при том что никаких заборов или стен тут не было. Они просто торчали посреди сильно засвеченного пространства, точно монумент. А прямо под ними, у самого основания, темнело что-то мелкое и незначительное. Прикрывая глаза козырьком ладони, Андрей пригляделся, и увидел там, у самого края врат, письменный стол, за которым сидел бородатый человек. Ещё трое людей сидели с противоположного конца врат, на стульях, поставленных в рядок. На фоне титанической конструкции, люди казались едва ли не муравьями.
  Было понятно, что идти нужно туда, и Андрей уверенно направился к вратам. Плешивый человек с нимбом и пышной окладистой бородой, писал что-то в большом журнале, едва помещавшемся на столе. Сомнений не оставалось. Это был апостол Пётр. Остановившись подле его стола, Андрей поздоровался.
  -Шалом, -ответил привратник, не отрываясь от писанины.
  -Я - Андрей, естествоиспытатель.
  -Документы.
  Андрей протянул ему листок, полученный от Элигоса. Пётр небрежно принял его, и принялся изучать. Пока он это делал, Алигеров не вытерпел и спросил. -Простите, мне бы попить чего-нибудь. Умираю от жажды.
  -Там, -не отрываясь от бумаги, указал апостол в сторону стульев с ожидающими посетителями. -Газированный автомат. Только это... У тебя деньги-то есть?
  -А сколько нужно? -спросил Андрей.
  -Ты ведь из России? Значит с тебя будет триста рублей за стаканчик.
  -Так дорого?
  -Тебе что, жалко пожертвовать на благодать?
  -Нет. Просто... У меня нет денег. Я первый день на работе. До аванса ещё неделя.
  -Купи в кредит, -проворчал апостол Пётр. -Потом отдашь с процентом.
  -Это как?
  -Когда вернёшься на Землю, зайдёшь в ближайший храм, купишь три самые большие свечки и поставишь. Причастишься. Ну и пожертвуешь там остаток. В общем, на пятьсот восемь рублей у тебя должно получиться. И считай, что рассчитался.
  -Вон оно как, -Андрей слишком хотел пить, поэтому не стал спорить и что-то выяснять дальше.
  Он обошёл места ожидания, и увидел прямо за ними доселе скрытый в туманных клубах автомат с газировкой. На нём было две кнопки. Одна располагалась рядом с монетоприёмником, а вторая сопровождалась надписью 'В ДОЛГ БОЖИЙ'. Он выбрал вторую кнопку, после чего автомат, загудев и зажурчав, наполнил ему маленький стаканчик божественной влаги, которую Андрей тут же залпом и осушил. Стоит отметить, что даже такое незначительное количество жидкости смогло утолить его накопившуюся жажду практически полностью. И он перестал страдать от надоевшей сухости во рту.
  -Напился? -спросил Пётр, когда он вернулся обратно к столу.
  -Да, спасибо.
  -Не спасибо, а хвалаав.
  -Это на арамейском?
  -Нет, на обычном. 'Спасибо' - означает 'Спаси тебя Бог', а поскольку меня Бог уже спас, то достаточно просто похвалить наш газированный автомат, за то, что он тебя напоил. 'Хвалаав', или 'хвала доброму автомату'.
  -Тогда хвалаав, -исправился Андрей.
  -Главное не забудь долг оплатить в ближайшее время. Каждый день просрочки чреват дополнительными пенями. В твоих интересах расплатиться как можно скорее, -посоветовал Пётр.
  -Я постараюсь... А что с моим направлением?
  -Да ты понимаешь, какая загогулина, -апостол задумчиво погладил бороду. -Тут загвоздочка одна образовалась.
  -Что-то не так с документами?
  -С документами всё так. Просто ты очень не вовремя зашёл, Андрей Иванович Алигеров. К нам вот-вот должен прибыть весьма одиозный клиент. Он всё никак помереть не может, потому что на приёмке до сих пор не смогли определиться, куда его отправлять. Вроде бы, по всем показателям, ему место в аду. Но когда его там уже почти оформили, он внезапно денег подогнал, чтобы в рай попасть на коммерческой основе. Ну шо за цорес? Пришлось срочно переоформлять. Путаница вышла просто невероятная. Поэтому сейчас мне нужно успеть доделать отчёт по этой личности. Чтобы не на пустое место его заселять, а прописать как положено. Он того и гляди прибудет. А личность невероятно скандальная. Не хочу, чтобы он тут мне концерты устраивал. У меня и так уже, вон, очередь образовалась. Так что ты, кцат савланут, давай-ка, посиди, подожди, пока я дела доделаю, хорошо?
  -Как скажете, -спорить с апостолом Андрей не хотел.
  Он сделал пару шагов в сторону стульев, но вдруг остановился, и, вернувшись к Петру, попросил, -извините, Ваше Святейшество, а нельзя ли мне, пока Вы заняты, немного прогуляться по раю? Думаю, что знакомство с ним пойдёт моей работе на пользу. Ведь тогда я смогу адекватно описать его преимущества перед адом.
  Грешным делом, он даже не рассчитывал на положительный ответ, но к его величайшему удивлению, Пётр не стал отказывать.
  -Почему нет? -ответил он. -Сходи, погляди. Только веди себя прилично. Особенно с Иисусом. Если встретишь его конечно. Он отличный парень, но доводить его не стоит.
  -Очень строгий?
  -А-то! Думаешь, почему я сижу здесь, за воротами, а не в самом раю? Потому что имел неосторожность трижды отречься от Христа. Хоть он и сам мне это заранее заповедал. Если бы я не отрёкся, получилось бы, что Иисус - обманщик. И вышло бы ещё неприятнее. Поэтому, хошь - не хошь, а пришлось отрекаться. Он меня потом конечно же простил за это, но в рай пускать всё равно отказался. Так и сижу теперь здесь, как вахтёр.
  -Благодарю за предупреждение, -поклонился Андрей. -Обещаю быть предельно корректным... Только как мне пройти через врата?
  -Ах, да, -хлопнул себя по лысине Пётр. -Погоди.
  Он придвинулся к селектору, и произнёс, -Рафик, ма шломех, дорогой. Залети ко мне на минутку, есть дело. Шо? Ой-вей! Не морочь мне голову. Быстро сюда, пернатый друг!
  Отпустив кнопку, апостол отстранился от селектора и кивнул Андрею. -Сейчас.
  Через пару минут, врата приоткрылись на такую ширину, чтобы между створками мог свободно пройти человек. Удивительно, что такая исполинская конструкция имела способность открываться без единого звука. С той стороны врат тут же послышалось чарующее пение хорошо поставленных голосов и мелодичные переборы арф.
  Ожидавшие на стульях посетители обрадованно вскочили, но, заметив это, Пётр прикрикнул на них. -А вы сидите пока! Не ваша очередь!
  Те разочарованно вернулись на свои стулья.
  Из рая выпорхнула огромная белая птица, которая при приближении оказалась крылатым человеком в белоснежной тоге и со светящимся ореолом нимба над головой. Разумеется, это был не человек, а самый настоящий ангел.
  Подлетев к столу, он приземлился, взметая крыльями облачные завихрения, и вопросительно взглянул на апостола Петра.
  -Вот, -тот ткнул пальцем в Андрея. -Это Андрей. Он живой. У нас по работе. Мне пока что некогда с ним тут заниматься, поэтому, будь добр, устрой ему небольшой тур по раю.
  -Мне что, делать больше нечего? -насупился ангел.
  -Именно так! Поэтому я тебя и прошу.
  -Азохен вей, -всплеснул руками крылатый. -Я что, крайний, что ли? То балбеса Товию сопровождать заставили через всю географию, то теперь этого шлимазла по раю водить. А ведь он даже не еврей.
  -Рафик! Вот только не надо делать большой гевальт! -нахмурил брови апостол Пётр. -Сказал - сопровождай, значит сопровождай. А то пожалуюсь на тебя кому надо. Тебе все перья повыдёргивают. Будешь сидеть на жёрдочке, как лысый попугай и 'матушку-репку' петь.
  -Ой, я вас-таки умоляю, зачем эти запугивания? Я же не сказал своё твёрдое 'нет'. Можно было догадаться, что это скорее 'да', чем 'нет'. А он запугивает... -сдался ангел. -Иди за мной, Андрей Незванный. Меня зовут Рафаил. Архангел Рафаил.
  -Очень приятно, -ответил Андрей новому знакомому.
  
  Наконец-то ему представилась возможность побывать в самом настоящем раю. И хоть Рафаил был не в особом восторге от этой прогулки, ситуацию это нисколько не омрачало. Подумать только! Вот он - рай! Во всей своей красе и великолепии!
  -Сначала рай находился не на небе, а на Земле. В Междуречье, -рассказал Рафаил. -Потом, когда Адама и Еву выгнали оттуда на мороз, они тут же начали яростно плодиться и размножаться, как бешеные кролики. Их многочисленные потомки стали всё чаще пытаться пролезть в Эдемский сад, за яблоками. Мой брат Михаил замучился гонять этих стервецов. После чего, Главным было принято решение переместить свою резиденцию сюда - на небо. Поэтому сейчас только космонавты нас достают. И ведь кроме ваших, ни одна сволочь не догадалась ракеты освящать, чтобы Бога не гневить. А ваши - молодцы. Респект им, как говорится, и уважуха.
  Слушая архангела, Андрей восторженно рассматривал райский сад, простирающийся вокруг них. Здесь росли пышные деревья с золотыми листьями. С ветки на ветку перелетали, щебеча, многочисленные райские птички, поражающие разнообразием цветов и узоров. Повсеместно шумели прекрасные фонтаны, распространяющие вокруг себя мягкую прохладу, и подвешивающие над пляшущими брызгами живописную радугу. Десятки беседок приглашали отдохнуть уставшего путника. А над головой беспрестанно пели псалмы сотни ангелов, восхваляющих Господа. Здесь было не просто красиво, а божественно красиво.
  И вместе с этим, Андрей ощущал какую-то неуловимую искусственность райских реалий. Всё здесь было каким-то уж слишком идеальным. Не свойственным привычному обжитому быту. Если увиденный ранее ад был простым и топорным, но, вместе с этим, вполне себе уютным, невзирая даже на атрибуты режимного объекта, то рай больше походил на витрину, нежели на обитаемый мир. Если ад был наводнён жизнью, то рай казался безжизненным. Здесь просто никого не было. По его бесконечным аллеям, чистым до скрипа, никто не прогуливался. В его многочисленных беседках никто не отдыхал. По зеркальной глади его прудов не плавали лодки. А свежестью фонтанов никто не наслаждался. Чувствовалось разительное отличие от густонаселённого ада, в котором, куда ни глянь, повсеместно слышались весёлые голоса и искренний смех. Тут же ничего подобного не было. Словно кто-то невидимый следил за пребывающими здесь душами, строго-настрого запрещая им нарушать первозданный покой священных небес. Примерно так же ревностно старухи следят за поведением церковных прихожан, яростно атакуя их по любому поводу.
  -Прости, Рафаил, а где все? -как можно тише и деликатнее спросил Андрей.
  -На своих местах, -не оборачиваясь ответил надменный архангел. -Наслаждаются вечным блаженством и любовью к Богу.
  -Здесь не очень-то многолюдно.
  -Меньше народу - больше кислороду.
  -Сюда не так-то просто попасть?
  -Бесплатно в рай принимают только по личному знакомству, или за активный пиар Главного. Остальных пускают исключительно на коммерческой основе.
  -А как же праведники?
  -Тут всё очень неоднозначно. В теории, рай открыт для тех, кто на Земле ни разу не согрешил. Но таких, как ты понимаешь, не существует в принципе. Это скорее образец для стремления, нежели реально достижимое явление. Поэтому, в первую очередь, в рай приглашают лиц, водивших дружбу с нашим руководством. Так сюда попали, например, Авраам, Илия, Енох и какой-то бандюган, которому повезло умереть на кресте рядом с Сыном Божьим.
  -Он и вправду был бандитом?
  -О, ещё каким! Отпетым. Но он покаялся, и Бог его простил. А чего ты удивляешься? Когда выяснилось, что пиарить Бога так выгодно, многие бандиты, воры в законе и операторы банковских колл-центров стали активно этим заниматься, накалывая на свои тела золотые купола и чудотворные кресты с иконами.
  -И это помогает им попасть в рай?
  -Конечно! Хороший пиарщик у нас на вес золота. Да, они может быть не вполне праведники, но как говорит наш дорогой шеф - 'не судите, да не судимы будете!' Тем более, что там, на Земле их уже осудили. А то и не по одному разу. Они своё уже отмотали, покаялись, и к нам сюда без доклада приходят. Бог их всех простил.
  -Почему?
  -Потому, что может.
  
  Двигаясь по хрустальным тропинкам, проложенным в райском саду, Рафаил и Андрей заглянули в рощу, посреди которой, на пятачке лазурной поляны, кружком сидели люди в военной форме. Дружно раскачиваясь, они пели песню на немецком языке. Один из них задорно играл на губной гармошке.
  Приглядевшись к этой подозрительной компании, Андрей очень удивился. Он узнал их форму, знакомого мышиного цвета. От неожиданности, естествоиспытатель даже остановился.
  -Рафаил, -позвал он ангела.
  -Что? -обернулся тот.
  -А это кто? Нацисты, что ли?
  -Бывшие, -поправил Рафаил.
  -Ну ни фига себе. А что они здесь делают? Почему они не в аду?
  -Ну, во-первых, это не эсэсовцы, а солдаты Вермахта. Ты разве не смотрел великое кино о великой войне? -было заметно, что архангелу очень неловко говорить на эту тему. -А во-вторых... Ну как мы могли их не принять? В сороковые годы прошлого столетия, их к нам прилетали целые армии. Несчастные, замёрзшие, оборванные...
  -Это же нацисты!!! -не выдержав, повысил голос Андрей. -Мрази!!!
  -Да не вопи ты! -замахал на него крыльями Рафаил, и тут же отвёл за ближайшее дерево. -Чего разорался? Знаешь, я тоже не в особом восторге от того, что они здесь. Тем более, что они нашего богоизбранного брата, мягко говоря, не особо жаловали. Все это понимали. И мы вообще не хотели их сюда пускать. Но выбора не было.
  -Почему?!
  -А ты видел их пряжки? Видел, что на них написано? Если нет, то иди - почитай. Там написано 'С нами Бог'. А если Бог с ними, то как, скажи на милость, мы могли их в рай не пустить? Это значит, отказать самому Богу!
  -То есть, нацистов вы приняли, а солдат Красной Армии не пустили?
  -Они же коммунисты. Безбожники. Для них нас вообще не существует... А что касается этих. Я скажу прямо. Есть такие вещи, которые нам могут не нравиться, но как-то надо с ними мириться. Да успокойся ты. Ну живут они тут и живут. Никого не трогают. Это же Гитлер их в заблуждение ввёл. А с Гитлером ты, наверное, знаешь, что в итоге сделали.
  -Знаю, -кивнул Андрей.
  -Ну вот. Как видишь, главный злодей своё получил. Ну а эти ребята, которых ты называешь нацистами, они ведь против коммунизма сражались. А коммунизм выступал против религии, то есть против нас. Значит они, неким образом, наши союзники в этом благом деле всеобщей декоммунизации. Пусть и неприятные для нас... Приходится их терпеть. Ну а что поделать? Терпим же инквизиторов, крестоносцев и священников-педофилов. Куда деваться? Всепрощение - есть всепрощение. Бог терпел и нам велел. Пойдём дальше. Я покажу тебе, как здесь живут нормальные, уважаемые люди. Те, кто на коммерческой основе обосновались. Пойдём?
  Рафаилу хотелось как можно скорее увести гостя подальше от этого неудобного места. Андрей понимал, что подобные обитатели рая архангелу тоже стоят поперёк горла, и поэтому не стал продолжать свои открытые возмущения, хотя присутствие нацистов его, конечно же, сильно разозлило. И безупречно красивый, блистающий рай, уже не казался ему столь идеальным.
  'Как они могли на такое пойти?' -думал он про себя. -'Подумаешь, пряжки? И что? Любой ублюдок может прописаться в раю, по соседству с праведниками, только лишь потому, что на земле он славил Бога? Как это вообще работает?'
  Архангел вывел Андрея из сомнительной рощи, и взору путешественника открылось великолепное поселение, в котором все дома были выполнены из хрусталя. Над сверкающими крышами неустанно носились херувимы, похожие на бесформенных голубей.
  -Вот, один из наших коммерческих посёлков, населённых теми, кто не поскупился на местечко в раю, -горделиво простёр руку Рафаил. -Здесь живут богатейшие люди мира, которые не пожалели своих богатств, ради царствия небесного!
  -То есть, я правильно понимаю, что в рай можно попасть просто за это заплатив? -озадаченно покосился на него Андрей.
  -Да. А что в этом такого? Если люди могут себе это позволить, то грешно им в этом отказывать. Они строят храмы, вносят огромные пожертвования, инвестируют в свою загробную жизнь. И в итоге, получают заслуженное.
  Андрей лишь покачал головой.
  Спустившись по ажурному мостику, выгибавшемуся над пышными облаками, путники остановились перед входом в посёлок, украшенным огромной хромированной аркой. При ближайшем рассмотрении, аркой оказалось пятнадцатиметровое ушко гигантской иголки, воткнутой в облачную землю практически целиком. И через это ушко неторопливым поездом двигался караван из верблюдов, нагруженных золотом. Пришлось немного подождать, прежде чем все верблюды минуют этот странный переход.
  -Теперь я понял, что Иисус подразумевал, когда говорил, что проще верблюда провести сквозь игольное ушко, чем богатому попасть в царство небесное, -догадался Андрей. -Выходит, что верблюда провести через иголку даже не легко, а очень легко. И не одного, а целый караван. Вся суть в размерах иголки. Ну а богатому пройти в рай действительно чуть посложнее, поскольку сначала приходится ждать, пока перед ним не пройдут все его верблюды.
  -Сын Божий никогда не ошибается, -молитвенно сложив ладони, прошептал Рафаил.
  -Аллилуйя, -добавил Андрей, и пошёл через игольную арку следом за последним верблюдом.
  
  Посёлок райского типа, состоящий из шикарных хрустальных дворцов, походил на какую-то сказочную декорацию. Голоса ангелов, неустанно поющих в небе, отражались тихим звоном, резонируя от прозрачных как слёзы стен. Где-то вдали слышался неусыпный малиновый звон колоколов.
  Андрей с Рафаилом шествовали по центральной улице, разглядывая изыски местной архитектуры, и местных жителей, блуждающих за полупрозрачными стенами своих домов, словно искажающиеся призраки. Некоторые из них стояли на балконах и террасах, одетые в дорогую парчу и увешанные украшениями. И в их кислых лицах неизменно наблюдалась какая-то безумная тоска, рвущаяся изнутри. Ни одной улыбки, ни одного приветливого взгляда. Все они, как один, выглядели несчастными. Даже россыпи драгоценностей не могли скрасить общего, меланхоличного настроя.
  -Кого здесь только нет, -не замечая этого странного парадокса, с придыханием рассказывал Рафаил. -Монархи, политики, генералы, олигархи, артисты, футболисты, священники, звёзды шоу-бизнеса, светские львицы и модные блогеры. Одним словом, элита. Самые богатые и успешные люди Земли, когда-либо жившие на ней, обрели заслуженный отдых в раю. Теперь они наслаждаются божией благодатью.
  -Да они и на Земле неплохо жили, -заметил Андрей.
  -Эй! Зависть - очень плохое чувство, -пристыдил его Рафаил. -Хотя, что взять с атеиста? Такому как ты, рай точно не светит.
  -Я не завидую. Мне просто непонятно, почему одни грешники не могут попасть в рай, а другие попадают, просто за это заплатив? Это же ненормально. Даже с позиции той же самой религии. А как же 'кесарю - кесареву, а Богу - богово'?
  -Очень просто. Кесарю они платили на Земле, а Богу платят на небе. Это бизнес. Очень выгодный бизнес.
  -Значит Бог - просто бизнесмен?
  -Не богохульствуй. Думаешь Богу нужны деньги? Нет. Он в них не нуждается. Ему лишь нужно, чтобы в него верили. А веру поддерживают церкви. Финансируешь церкви - значит финансируешь веру. Бог это ценит. И принимает инвесторов в лоно своё.
  -Чего же они тогда такие недовольные? Вон, посмотри, что ни рожа - то кислый лимон. Где радость? Почему все такие мрачные?
  -Глупый человечишка. Здесь тебе не ад. Это там все привыкли буйствовать и хохотать, как тупые идиоты. Настоящая радость - она не такая.
  -А какая?
  -Смиренная. Блаженная. Внутренняя. Когда душа беспрестанно воздаёт хвалы Господу, восторгаясь его непостижимым величием, и наслаждаясь единением с ним одним. Здесь все счастливы. Но счастье это не показное, не рисованное. Оно зиждется глубоко внутри естества, и не выплёскивается наружу - пошло и вульгарно. Каждая душа, пребывающая в раю, благоговеет наедине с Богом, бесконечно радуясь его близости.
  -Можно мне с кем-нибудь поговорить?
  -Не думаю, что это хорошая идея. Ты нарушишь поток радости, отвлечёшь душу от наслаждения покоем и смиренной чувственностью.
  -И всё-таки я бы хотел рискнуть.
  -Что ж, упрямец. Входи в любой дом, и говори с кем угодно. Но потом не жалуйся, если тебя не будут слушать. А я пока здесь подожду, -остановился Рафаил.
  Поглядев по сторонам, Андрей выбрал ближайший дом, и решительно отправился к нему.
  На территории бриллиантового поместья был высажен сад серебряных деревьев, листья которым заменяли изумруды. Среди этого великолепия бродили павлины. В кристально-прозрачном пруду плавали золотые рыбки. Красота просто неописуемая. Но всё неживое. Искусственное. Ослепительный блеск бесценных сокровищ радовал глаз, в то время как душа чувствовала себя одинокой.
  Дойдя до дверей дома-дворца, Андрей постучался.
  -Кто там? -устало спросил хозяин дома, хоть и видел пришедшего сквозь хрустальные стены.
  -Меня зовут Андрей. Я из мира живых. Хотел задать Вам пару вопросов, если Вы не против, конечно.
  -Из мира живых? -голос тут же приобрёл заинтересованность, и дверь отворилась.
  Хозяином оказался полный, пожилой человек в халате и тапочках. На его лице, снабжённом двумя подбородками, появилась дежурная улыбка.
  -Входите. Меня зовут Игорь, -пожав гостю руку, он пригласил его в гостевую комнату. -Располагайтесь, прошу.
  Андрей приятно утонул в большом белом кресле, состоящем из легчайшего пуха. Хозяин опустился в соседнее кресло, забросив ногу на ногу.
  -Чем могу быть полезен? -спросил он.
  -Я собираю информацию о потустороннем мире, -важным тоном начал Андрей. -Про ад уже кое-что узнал. Теперь вот хочу разобраться с раем. Как Вы тут поживаете?
  -Крылатых нет поблизости? -с опаской огляделся Игорь. -Охх... Ну что тут сказать? Не знаю, сколько ещё я здесь выдержу.
  -А что? Здесь Вам плохо?
  -Как раз наоборот. Здесь хорошо. Слишком хорошо. Блаженство, выкрученное до предела. И ничего кроме этого блаженства больше нет. Круглые сутки сплошное воспевание и восхваление того, кого всуе даже упоминать нельзя. И попробуй не восхвали. Тут же прилетят и заставят. Без угроз, без насилия. Просто сделают так, что ты сам будешь торжествовать, словно обкуренный. Против своей воли. (Он умолк, прислушавшись к пению ангелов над расписным потолком). Вон... Изо дня в день воют, не затыкаясь. У меня от них уже голова распухла. Одно и то же, одно и то же, как заведённые. Сил моих больше нет. Ля-ля-ля, тру-ля-ля... И трень-брень на балалайках своих. Прямо как в консерватории. А я группу 'Ленинград' хочу. Или 'Любэ'. Или Круга. Так нет же. Слушать приходится только эту занудную муть! А у тебя нет случайно на телефоне 'Ленинграда', а? Можешь включить?
  -Нет, -ответил Андрей.
  -Ну или что-нибудь другое, -взмолился Игорь. -Пожалуйста!
  -У меня аккумулятор разряжен.
  -Да ё-моё! Ну что за несчастье? Занесло же меня в этот треклятый рай. Поддался поповской рекламе. Попал как кур в ощип. Кто мог подумать, что здесь всё так обстоит? Дороговизна дикая. Присесть на лавочку - штука. В беседку зайти - пять штук. Кабельное телевиденье - полтора ляма в месяц. И притом тебе показывают не то, что ты хочешь, а то, что одобрено тем самым, всуе не упоминаемым господином. Есть только канал 'Спас'. И ещё радио 'Радонеж'. Всё. Нет ни выпивки, ни дури, ни шлюх... Только вода из Иордана, ладан, да Мария Магдалена, которая уже две тысячи лет как в завязке. Полный финиш. Дела тут никакие не разрулишь. Ангелы вообще взяток не берут, сколько ни предлагай. Никаких вопросов с ними не решишь. Я уже чувствую, как схожу с ума от такой жизни. Я-то раньше думал, что рай на самом деле не такой, как в Библии. Что он там слишком идеализирован, и не может быть таким приторным и упоротым. Но оказалось, что он сука именно такой и есть!
  -Игорь Владимирович, -прозвенел над головой хозяина дома сердитый ангельский голосок. -Не сквернословьте! Выношу Вам последнее предупреждение.
  -Простите, простите, всё, я понял, -опомнился разошедшийся Игорь, и продолжил уже полушёпотом. -Так хочется забухать. Но где достать? Тут сухой закон. Горбачёв, когда приедет, будет доволен. Слышал, что для него тут уже пиццерию начали строить. Постной пиццей будет у нас торговать. А вот Борис Николаевич Ельцин, бедняга, мучается от снизошедшей на него благодати. Ты его не встречал?
  -Нет. А что с ним?
  -Ну как что? Говорю же. Сухой закон. Вот он и извёлся весь. Воду святую хлещет целыми днями в своём дворце. Уже раздулся как шар. А всё не пьянеет. Целыми днями только лежит и стонет, так жалобно. 'У-у-у-у-у, понимаешь. У-у-у-у-у, понимаешь'. Сердце кровью обливается, очень его жаль. А как ему поможешь, когда сам всего этого лишён? С ангелов спрос какой? Летают себе, как чайки. Только на голову не гадят. Некоторые симпатичные такие попадаются. Кровь с молоком. Но ведь к ним не подойдёшь, не пристроишься. Всякие помыслы тут же пресекаются. Глазом моргнуть не успеешь, как уже на коленях стоишь и какой-то псалом исполняешь, наполняясь каким-то совершенно ненормальным счастьем. Которое, вроде бы, в тебе находится, но в то же самое время - не твоё. Хочешь ты одно, а делаешь другое. И ладно бы мучили нас тут, устраивали садо-мазо. Хоть какое-то развлечение было бы. Так нет. Заваливают благодатью и негой. Топят в бесконечной любви к Богу. Подменяют желанные радости - на священные. Не дают развернуться. И зачем я, дурак, от ада отказался? Ведь должен был туда отправиться. Я же был олигархом, мироедом. Воровал целыми составами. Собственный народ грабил. Сколько душ было загублено по моему приказу. Сколько жизней поломано. Моё место в аду. В аду!!! А не здесь. Зачем я купил эту виллу посреди рая? Почему не задумался о последствиях? В аду бы я был при деле. Но меня подвели заблуждения. Знаешь, Андрей, я тебе честно признаюсь. Там, на Земле, меня, и таких как я, всегда раздражало быдло. Вечно снующее рядом, заискивающее, наглое, дешёвое. Оно постоянно нас окружало. Куда ни выйдешь, куда ни выедешь - оно повсюду. Мы всеми силами старались его избегать. Прятались от него в загородных резиденциях, за заборами с сигнализацией, за спинами ЧОПовцев. И не знали, куда от него сбежать. Чтобы оно не маячило перед глазами. Не лезло в душу. Не мешало бабки зарабатывать. Поэтому, заранее зная, что мне уготован ад за все мои грехи, я был в ужасе. Но не оттого, что придётся целую вечность барахтаться в кипящей смоле. А оттого, что рядом со мной будут барахтаться эти вонючие плебеи. Которые в жизни своей ничего не достигли, но после смерти, просто так, на халяву, вдруг потеснили меня. Меня! Того, кто всю свою сознательную жизнь работал не покладая рук, в отличие от этих нищих лентяев. И вот это предопределение меня просто сводило с ума. Поэтому я начал заранее обеспечивать себе беспечное загробное будущее, жертвуя на храмы, прикармливая попов, занимаясь благотворительностью. Но что в итоге? А в итоге, Андрей, оказалось, что без этой самой черни, без этого ненавистного быдла, мы просто не можем существовать. Это оно было главным на Земле. Оно нас кормило. Оно выполняло все наши прихоти. А что самое главное - оно нас великодушно терпело. А мы, болваны, пользовались этим и даже не задумывались, как стимулировать это терпение. Ну терпят - значит можно драть с них ещё больше. Ведь с терпилами так и поступают. Мы не пытались проанализировать ситуацию, будучи уверенными, что в любой момент можем просто сбежать и спрятаться. Не за границей, так в раю. Для нас это было примерно одно и то же. Оказалось, что именно это быдло, этот живой, шевелящийся компост, является единственным удобрением для нашего роста. А мы - просто пиявки, которых отлепили от чьей-то шкуры. И теперь мы не знаем, что нам делать. Законсервированные в этих хрустальных гробах. В этих бестолковых яйцах Фаберже. Заваленные собственными богатствами, от которых нет никакого счастья. Только тяжесть. Мы не ценили то, что имели, мой друг. И теперь расплачиваемся. Как кукушки в часах. Высунули нос - и тут же назад. Здесь никто тебе не поможет. Никто не поддержит. Не придёт в гости. Кроме Бога здесь не с кем общаться. А Бог - всегда занят. Здесь нет прислуги, нет развлечений, нет деловых партнёров. Куда не плюнь - попадёшь в уважаемого человека, в небожителя. А уважаемых людей не обманешь, не разведёшь и не кинешь. Они сами на это горазды. Связываться - себе дороже. Вон там, за перекрёстком, вся улица заселена депутатами. Силовики - с противоположной стороны, у них там свой анклав, отдельный. А здесь - бизнесмены живут в основном. Топ-менеджеры всякие. А через два квартала - попы. Слышал колокольный звон? Это у них там.
  Внимая лекции Игоря, Андрей почувствовал, что проникается к нему сочувствием и состраданием, несмотря на то, что тот заочно причислил его к быдлу и к удобрению.
  -Послушайте. Но, может быть, как-то можно попросить, чтобы Вас перевели в ад? Если Вы этого желаете, -спросил он.
  -Думаешь я не пробовал? -горько ответил Игорь. -Да тысячу раз!
  -А если попробовать нагрешить?
  -Ха! И это пробовал. Вот, смотри. Демонстрирую.
  И он вдруг пронзительно заорал самые гнусные и неприличные проклятия в адрес Бога, Богоматери, всех ангелов вместе, и, конечно же, рая. Сдабривая свою тираду такими выражениями, что у Андрея буквально завяли уши и он испытал невероятный испанский стыд.
  Грянул гром, от которого стены хрустального дворца затряслись. С потолка упал яркий луч, словно там включился прожектор. И в этом луче появился крылатый ангел в кипельно-белом одеянии.
  -Игорь Владимирович! Я же вас предупреждал. Вы опять сквернословите? Да ещё и богохульствуете, -строго, но беззлобно произнёс он.
  -Я грешен! Я не достоин рая, -упав на колени перед ним, взмолился Игорь. -Видишь, какой я бессовестный грешник! Низвергни же меня в ад!
  -Это не входит в мою компетенцию, -равнодушно ответил ангел. -Низвергать в ад может только Господь.
  -Так передай ему, что я тут наговорил про него и про его мать!
  -Бог всё видит и всё слышит. Он знает, что Вы говорили о нём, и о его досточтимой матушке.
  -Почему же тогда он меня не наказывает?!
  -Потому, что Господь никогда не нарушает договоров. Вами оплачена аренда ещё на полторы тысячи лет вперёд. До завершения указанного срока, Вас никто не имеет права выселять и лишать райского гражданства. Пункт три, параграф один.
  -Но ведь можно же как-то расторгнуть договор аренды!
  -Согласно договору райской аренды, инициатором его расторжения может выступать только Бог, поскольку он есть основа основ. При расторжении договора аренды, Господь наш, далее 'Арендодатель', обязан вернуть Арендатору недоиспользованную часть арендной платы. Что Арендодатель в данный момент не считает целесообразным исполнять. А поскольку Арендодателю свойственно всепрощение, он не в обиде на своего неразумного Арендатора за его глупые и беспочвенные оскорбления. Вам всего лишь надлежит вымыть рот с мылом, и узреть нравственное кино, наставляющее на путь истинный.
  -Не-ет, -простонал Игорь, и тут же забулькал, пуская пузыри.
  Из его рта густо полезла пена.
  -Хорошее мыло, душистое, со вкусом земляники, -напевал ангел. -Очищает всякую скверну, и вытравливает гнусные словеса.
  Дождавшись, когда виновник проплюётся, освобождая рот от пены, окружённый летающими и лопающимися мыльными пузырями, добрый ангел неслышно подошёл сзади, и ласково положив руки ему на плечи, произнёс. -Расслабься.
  Тело Игоря тут же обмякло, словно ватное, и он утонул в своём пушистом кресле, будто парализованный. Тогда ангел щёлкнул пальцами, и перед его лицом раскрылся телевизионный экран.
  -Нет, не надо, -лепетал расслабленный Игорь. -Не хочу.
  -Что же мы сегодня будем с Вами смотреть? -немного поразмышляв, ангел просиял. -Придумал! Сегодня мы с Вами посмотрим очень хороший и поучительный мультфильм, который называется 'Дети против волшебников'!
  -Бля! Только не это! Лучше пронзите меня молнией! Лучше отправьте пылесосить ангельскую пыль! Я больше не буду! Клянусь! Не буду обижать Господа и деву Марию! Смилуйтесь! А-а-а-а! -изо всех сил пытался дёргаться хозяин дома, сбрасывая тапочки с ног.
  -Милость Божия ныне же пребывает в душах всякого сущего, райскую аренду оплатившего. И ниспадает с небесех на семьи их, на имения их, на главы рабов их и всякаго скота их, -в руках ангела появился пульт, и он включил экран. -А теперь - роток на замок, и смотрим.
  Игорь тут же онемел, и теперь в доме звучал только начавшийся мультик.
  -А тебя, атеист Андрей, уже заждался на улице мой брат - Рафаил, -сообщил ангел, пряча пульт в складки одежды, и отступая к столбу света.
  -Да-да, -как ошпаренный вскочил опомнившийся Андрей. -Уже иду!
  За разговорами, он совсем потерял счёт времени.
  
  Рафаил дожидался его у ворот поместья. Андрей боялся, что архангел будет на него сердиться, но тот продемонстрировал ангельское терпение, и совершенно спокойным тоном произнёс.
  -Наконец-то. Ну что, пообщался с местным жителем?
  -Ага, -кивнул естествоиспытатель. -Извини, что заставил ждать.
  -Пустяки. Просто Пётр уже мне звонил. Сказал, что там всё готово к твоей отправке домой. Поэтому нам пора возвращаться, -ответил Рафаил.
  -Хорошо, -Андрей поглядел вдоль улицы, и увидел, как среди чистых, клубящихся облаков, над драгоценными шпилями райских дворцов, возвышается Эйфелева башня, непонятно как здесь оказавшаяся. -А это тут откуда?
  -Для красоты. Местным нравится на неё смотреть. Чувствуют себя как дома, на Земле.
  Опустив взгляд, задумчивый Андрей вдруг обнаружил странного человека, которого раньше почему-то не замечал. Это был какой-то бродяга, привалившийся к одному из золотых, ажурных заборов, инкрустированному драгоценными камнями. Хоть человек и походил на простого бомжа, вид его не вызывал отвращения. Борода аккуратно расчёсана, волосы уложены в приличную причёску и даже лохмотья выглядят эстетично, как дань современной европейской моде.
  -Кто он, и почему здесь лежит? -спросил Андрей у Рафаила.
  -Его зовут Лазарь, -ответил тот. -Когда-то, на Земле, он вот так же валялся под забором у одного богача. А тот его не замечал. Богач был жадным до ужаса. Денежку в храм почти не заносил. И Бог решил его проучить. Забрал Лазаря в рай, а того скрягу отправил в ад. После чего начал ему отправлять рекламные ролики, в которых Лазарь сидит на коленях у самого Авраама, и балдеет. Богач взмолился - 'я тоже хочу!' На что мудрый Авраам ему ответил, мол ты при жизни жадничал, ближних не замечал, денежку не отстёгивал. Вот и страдай теперь, жмот окаянный. Говоря это, одной рукой он Лазаря придерживает, а другой так, невзначай, двигая пальчиками, показывает богачу намёк, мол, можно договориться, конечно, сам понимаешь. В общем, рекламный трюк сработал. Богач упросил в аду какого-то сговорчивого демона и тот позволил ему следующей ночью присниться сыну, который ещё умереть не успел. Во сне, отец дал сынишке вводную, чтобы половину имения немедленно отписал местному храму. Сын так и поступил. После чего, тот богач сразу же перебрался в рай, и уселся к Аврааму на второе колено. Почему нет, ели деньги уплачены?
  -А Лазарь что?
  -А Лазарю стало обидно, что его использовали как какой-то рекламный логотип. И богач, который всю жизнь его не замечал на Земле, теперь точно так же не замечает его в раю. Пришёл он сюда, лёг под забором, и с тех пор так и лежит. Блаженствует.
  Андрей посмотрел в небесно-голубые глаза Рафаила и произнёс, -знаешь, Рафаил, ты оказался прав. Мне действительно нечего делать в раю. Здесь хорошо. Очень хорошо. Тихо, спокойно, торжественно. Но всё-таки ад мне как-то больше по нраву.
  -Люкс Инферна, -догадался архангел. -Это что-то вроде стокгольмского синдрома.
  -Вовсе нет. Просто мне как-то комфортнее жить со своими. С простыми людьми. Пусть даже мы все вместе сидим по уши в кипящем масле. Это не важно. Ведь мы вместе. А не каждый сам-по-себе. А когда люди вместе, то им и любые мучение переживать легко.
  -Не могу сказать, что поддерживаю и одобряю твою позицию. Но она безусловно заслуживает уважения, -Рафаил положил руку ему на плечо. -Ну что? Полетели?
  Андрей кивнул.
  Архангел бережно подхватил его под мышки, и, размашисто взмахнув крыльями, поднял ввысь.
  
  Выйдя из райских врат, они встретили слегка растрёпанного и взволнованного апостола Петра.
  -Эта работа меня доконает, -тут же пожаловался он. -Представляете, опять там какая-то заминка. Ну что за клиент? Никак не преставится. Бог его не особенно хочет принимать, а Сатане он тем более не нужен - у него своих дураков хватает. Вот и решают теперь, кому принимать этот 'подарочек'... Ох, беда. Так что, Андрей Иванович? Домой?
  -Домой, -подтвердил тот.
  -Ну, тогда желаю счастливого пути. И, да. В качестве небольшой компенсации за задержу, выпитая тобой водичка, так и быть, за мой счёт.
  -Благодарю. И тебя, Рафаил, тоже благодарю.
  -Мазл тов, -Рафаил дружески похлопал Андрея по спине. -Живи и будь здоров!
  Пётр три раза щёлкнул пальцами и свет вокруг путешественника померк, а сам он провалился в какую-то яму. Обычно люди, пережившие клиническую смерть, рассказывают, как их души летели на свет. В отличие от них, Андрей наоборот - летел в какую-то непроглядную тьму, будто бы по канализационной трубе. Его кувыркало, швыряло из стороны в сторону. Вестибулярный аппарат сходил с ума, порождая мерзкую тошноту. Наконец, его с ног до головы обдало какой-то жидкостью, после чего, он абсолютно разбитый, мокрый и потерянный, вывалился в освещённый лампами, кружащийся мирок, где и остановился в позе дрожащего эмбриона.
  Рядом слышался затихающий гул какого-то мощного агрегата.
  Андрея тут же подняли с пола и куда-то поволокли.
  -Андрей Иванович. Как Вы себя чувствуете?
  Он узнал голос профессора Гаврилова, но ответить ничего не смог, опасаясь, что его вырвет, как только он откроет рот.
  Голова бешено кружилась. Потолок и пол ежесекундно менялись местами. Андрея усадили в кресло и зафиксировали на нём. Сделали пару каких-то уколов.
  -Андрей Иванович. Вы нас слышите? Как Вы себя чувствуете? -повторял профессор.
  -Ба-а-а, -простонал Андрей и закашлялся.
  -Физраствор ставьте. Всё хорошо. Сейчас в себя придёт.
  -Андрюша! Вы - мой герой! -откуда-то издали прозвенел голос Надежды.
  -Что Вы там видели? -следом донёсся до слуха настойчивый вопрос Рожкина. -Времени почти не осталось. Нам нужен ответ. Что Вы там видели? Ответьте!
  Андрей попытался сфокусировать на нём зрение. Рожкин показался ему большой чёрной глыбой, нависающей сверху. Своими пухленькими руками, он удерживал смартфон, направляя объективы камер на естествоиспытателя.
  -Ад... -произнёс сидящий в кресле парень. -Люкс... Инферна...
  -Что нас ждёт в аду?! Чего бояться людям?! Расскажите! Какие мучения нас там ожидают?! Является ли ад злом?!
  -Нет, -ответил Андрей. -Не является. Зло - это наш мир. Мир живых. А ад - всего лишь его проекция. И там хорошо.
  -Вы... Вы уверены? -рука со смартфоном задрожала.
  -Абсолютно. В аду офигенно! И я хочу туда вернуться... Сейчас же. Отправьте меня назад.
  -Вот так нежданчик, -Рожкин поспешно выключил смартфон, и стал растерянно перебирать в нём список контактов. -А ведь мы так надеялись.
  -По крайней мере мы попытались, -поправив очки, ответил Гаврилов, стоявший с другой стороны кресла.
  -Н-да... Ну, что ж... Значит... Война... -отойдя от Андрея, Рожкин развернулся, заслонив лампу своей широченной спиной. -Ало? Да. Да, я здесь. Да, он только что вернулся... Ох... Нет. Не сработало. Говорит, что в аду лучше. Рвётся назад. Да. Можно давать отмашку воякам. Придётся воевать. Да-а... Ну а что делать? Да, до свидания.
  Отключив связь, он протяжно вздохнул, и, постояв немного на месте, быстро покинул лабораторию.
  -Полагаю, что эксперимент наконец-то можно считать завершённым? -появился в поле зрения Андрея Айрат. -И удачным?
  -Безусловно, -ответил профессор Гаврилов. -Этот хотя бы назад возвратился... Ну что, Андрей Иванович (он с улыбкой посмотрел на Андрея). А теперь давайте-ка, расскажите нам всё, что там видели.
  -Я... Я расскажу. Если вы обещаете, что отправите меня назад, -ответил тот.
  -Даю Вам честное слово! Как только мы всё узнаем, Вас тут же командируют обратно, с новой миссией.
  -Хорошо... Можно водички?
  -Наденька, принесите ему воды.
  Попив воды, Андрей начал рассказывать. На протяжении всего повествования, в лаборатории висела звенящая тишина. За всё это время, только Гаврилов успел сделать срочный звонок кому-то. И лишь когда рассказ Андрея завершился, все присутствующие разом ожили и зашушукались друг с другом.
  -Н-да, -констатировал профессор. -Дела.
  -Куда его теперь? -спросил у него Айрат.
  -Я уже позвонил куда надо. Они едут.
  Андрей разглядывал лабораторию, в которой толпились учёные, лаборанты и священники. Все пристально и сочувственно смотрели на него.
  -Ну что, Андрей Иванович? Спасибо Вам за отличную работу. Думаю, что нам теперь будет над чем поработать, -сказал профессор.
  -А я? Когда меня отправят обратно в ад? -спохватился Андрей.
  -Да вот, прямо сейчас и отправят. Ребята, пропустите товарищей.
  Толпа расступилась, пропуская двух крепких мужчин в голубых халатах и шапочках.
  -Этот? -спросил один из них у Гаврилова, указав на Андрея.
  -Он, -кивнул тот.
  -Эй, куда? Куда вы меня хотите? -начал было сопротивляться Алигеров, но крепыши были настоящими профессионалами и у него не было никаких шансов противостоять этим дородным амбалам.
  Так завершилось это уникальное путешествие в тёмные глубины ада.
  
  *********
  Консилиум подошёл к концу. Больного увели обратно в палату. В кабинете остались трое: главврач Михаил Николаевич Пайвин, и его гости: профессора Силантьев и Орлова.
  -Ну-с, что скажете, коллеги? -спросил Михаил Николаевич.
  -Вообще, случай довольно редкий, -признался Силантьев. -Я такого уже давно не встречал, чтобы пациент с подобным расстройством мог вот так долго вести повествование, ни разу не сбившись и не повторившись. Фантазия у него хоть куда.
  -Это точно, -добавила Орлова. -Чувствую, что защита произведёт настоящий фурор. Такие случаи действительно крайне редки, и по-своему уникальны. Где Вы нашли такого пациента? Неужели и вправду в институте философии?
  -Как это ни забавно, да, -рассмеялся Пайвин. -Он действительно там работал. Вот только не естествоиспытателем, а обычным завхозом. В психике отклонения наблюдались, но незначительные. На учёте у нас не стоял. А потом вдруг произошло неожиданное обострение, в результате которого вызвали нашу бригаду. И с той поры он пребывает здесь, в стационаре.
  -Мы очень признательны Вам, дорогой Михаил Николаевич, за то, что сообщили нам о нём, -поблагодарил главврача Силантьев.
  -Я был уверен, что вас он заинтересует, -ответил тот. -Ох, извините, ко мне тут сейчас из Минздрава должны приехать. Вынужден вас покинуть ненадолго.
  -Ничего-ничего. Не смеем задерживать.
  
  -Как Вы считаете, Леонид Дмитриевич, что могло продуцировать подобную реакцию? -размышляла Орлова, остановившись возле окна. -Ведь этот пациент не просто чётко излагает свой бред, но и абсолютно в него верит. А у каждого следствия, как мы с Вами знаем, всегда есть причина. Невольно задумываешься о некоем влиянии извне, провоцирующим подобное поведение.
  -Лариса Петровна. Этот человек - сумасшедший. И этим всё сказано. Проявления психических отклонений могут быть вызваны целым набором абсолютно разрозненных факторов, -листая свой потрёпанный Молескин, ответил Силантьев. -Тем более, если Гаврилов ничего от меня не утаил, то это вполне себе ожидаемо. И парамнезия, свойственная Корсаковскому психозу, вполне могла стать последствием того, что он увидел там на самом деле.
  -Это меня и беспокоит, Леонид Дмитриевич. Это меня и беспокоит.
  Они завершили свой диалог и замолчали, оставшись при своих, неведомых мыслях.
  В образовавшейся тишине было слышно, как на улице протяжно ревут двигатели тяжёлых военных самолётов, летящих куда-то на Запад.
  
  
  КОНЕЦ
  
  29.03.2022
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"