Раса Василиса: другие произведения.

Хозяин. Солидарность

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:

       







    Очередной анекдот к очередным праздникам. На ту же тему))
    Начало тут



Хозяин. СОЛИДАРНОСТЬ

   "-- Федор, убери усы, - мрачно донеслось из ванной.
   -- Что не так, Андрюшенька? Хорошие, между прочим, усы. У Будённого такие были.
   В ванной от души подавились бранью.
   -- И Будённого видел? - процедили угрожающе и, вероятно, свирепо.
   -- Бабушка моя. Портретиком его владела. Отличные усы, тебе говорю, чего тебе не хватает? Лучшие выбрал! - порицаемый визажист опасливо удалялся от двери.
   -- Убери, я сказал!
   -- А то что? - неожиданно смело фыркнуло рыжее, давно отмытое, но по-прежнему наглое из кухни.
   -- А то за Фомой сегодня же поеду! - категорично заявили из-за двери.
   -- Ты, Дрюшенька, не понимаешь, Фома - это тебе проблема, а не мне. К тому же, убёг он, конечно, уже давно. А усы - Катьке подарок!
   -- Какой, твою рыжую ... подарок?! Ты сам-то это растение видел? Это - гимн импотенции и воздержанию! Убери, я сказал.
   -- Раскомандовался, посмотрите, -- пробе-бекал домовой и скрылся теперь в прихожей на антресоли. - У меня, может, травма! - голос из-за коробок звучал приглушённо. - Мне, может, теперь только молока и ласки в ненормированном объёме!
   -- Эта какая ещё травма? - густо намыленное лицо, шёпотом матерясь, высунулось из-за двери. - Я сейчас как только застрадаю недостатком пиетета к фольклору, -- пообещало грозно, придирчиво осматривая станок. - Убери, говорю, эту гадость! Я ж до обеда бриться буду!
   -- И ничего не гадость. И очень, между прочим, по-мужски, - затараторил жарко Фёдор. -- Вот так лучше? -- спросил участливо. -- Я вообще-то разные к тебе примерял. И те - ну прям вылитый генерал!
   Оволосевший поморщился.
   -- Это ты просто не полной информацией располагаешь, -- почесал примечательную бальбо на мятом спросонья лице, -- о роли растительности на физиономии в самоопределении полов, -- "Лицо" кривилось и морщилось, осмотром станка однозначно недовольное. И добавило, задумчиво примеряясь: -- Полагаю, что по причине дремучести и неприятии в описалове мира эфебофилии.
   -- Что болтаешь-то, Андрюшенька? То ж - бо-ро-да! - Фёдор высунулся с антресоли, возмущённо потрясая узловатой ладонью. Свесил ноги в новых жёлтых кедах вниз и закинул в рот пригоршню нечищеных орехов. -- Причём тут содомия? - тоскливо уставился в окно.
   -- Я тоже в детстве так думал. Угу, -- доверилось мыльное лицо из-за двери, разбавляя мемуарами матерщину. - Про брутальный и романтический образ геологов. Ага, -- мат неожиданно стал крепче и многажды громче. - Ну убери уже это безобразие, я говорю! Катю только расстроишь!
   -- Ей понравится, - уверенно нахмурился домовой.
   -- Я изрезанный - точно не понравится.
   -- Ты, Андрюша, и с разодранной мордою у нас красавец. И вообще...
   -- Это что еще за "и вообще"? - сверкая поцарапанными и совершенно голыми щеками, "Лицо" мрачно выдвинулось из ванной.
   -- Опора наша, -- грустно выдохнул владелец правой прихожной антресоли. - Добытчик и защита там, -- махнул отчаянно рукой окну.
   -- Так. Я сейчас не понял, это что за выброс? - "Лицо" грозно нахмурилось. - Это, конечно, плюс два к броне и восемь к защите. Но минус сто от здоровья за выходку тебе явно не покрывает.
   Федор подобрал под себя ноги и сдавленно всхлипнул:
   -- Катька!
   -- Что с Катей? - тревожно нахмурился "качественный мужик".
   -- Катька-то наша! - Федя в голос взвыл. - Чуб... чуб... -- всхлипы и рыдания коммуникации серьёзно мешали.
   -- Ну?! Возьми себя в руки! Скажи, наконец, мне правду! - "Лицо" бессовестно давилось и морщилось. Предположительно, сопереживало.
   -- Чупакабру ночью выбирала-а-а-а! Взамен меня-я-а-а... -- рыдания сделались несдержанны и звуками неприличны. - В прошлом году только этого рыжего выжил. Тебя вот завёл. Ну что ещё-то ей надо? А она? - Федя поднял зарёванный взгляд и всхлипнул в коленки.
   -- Угу, -- "Лицо" подвигало рукой подбородок. - А с чупакаброй ты, значит, никак?
   -- Никак, касатик, -- страданье в Федином лице мешалось с крайней степени приязнью. - То есть, совсем никак. Да и как тут? Оно ж страшное-то какое! Хвост лысый. Уши - во! Оно ж себя хозяином засчитает. Хоть не шерсть, но вонизма, тапки эти опять же...
   -- Понимаю, -- "Лицо" осторожно потрогало самую большую царапину под скулой. - Бунт, значит.
   -- Ну уж не бунт. Что ты... А детки пойдут? Это ж никакого эстетизму для развития.
   -- Не соглашусь. Выглядит интеллигентно. Хоть и жути, конечно, по началу нагоняет, да.
   -- Ну так, что делать? Что делать-то будем, касатик?
   -- Резать к чёртовой матери! - решительно оповестило "Лицо".
   -- Катьку? - взвизгнул домовой и в ужасе скатился с антресоли под ноги.
   -- Шумашашёл? - "Лицо" зевнуло. Холодильник ему в ответ испуганно вздрогнул и поспешно закрылся. - Борода опять растёт! Выключи её уже к е... дрене фене! Я так совсем опоздаю.
   Из-под стола сдавленно всхрюкнуло:
   -- Отличная борода. Не понимает современная молодёжь ничего в мужеском виде.
   -- Как раз наоборот. Хорошо слишком понимает... Чего стоишь вхолостую? Завтрак надо срочно готовить! Не знай сколько времени потеряли! И убирай уже эту гадость, а то...
   -- Табуреточку на место поставь. А я пока бутербродики сделаю... -- расплывчато уклонился от ответственности домовой.
  
   Ненавижу Федю, решила прямо с утра. На самом деле, я подумывала об этом и раньше. Вот кто его просил устраивать мою личную жизнь точно к Новому году? Нет, не то что бы я теми праздничными каникулами не была довольна. Скорее, даже совсем наоборот. По правде - это были единственные настолько очуменные каникулы в моей жизни. Ну и всё остальное, конечно же, тоже. И, пожалуй, это был так же самый длительный эксперимент по задержке дыхания в истории человечества.
   Потому что дышать я прекращала с уверенно пугающей периодичностью. По разным причинам. Не все из них были столь романтичны, сколько я бы того желала. И одна из них наступила на мой хрупкий мир именно сегодня.
   Вот что? Что, скажите на милость, следовало предпринять человеку, то есть, мне, в день Святого (censored) Валентина, если "дружбе" нашей совсем нихрена да маненько? Про муки "юноши" в этой теме я даже думать опасалась. Ибо любое неосторожное слово, да и просто мысль, решительно приближала меня с оным юношей к разлуке. Душа же такому раскладу противилась и стенала в беззвучной истерике.
  
   И сегодня, стоило мне очнуться утром этого коварного дня, как пришлось осознать со всей очевидностью: вот оно. Началось. То есть, начался. Он -- неминуемый... коллапс отношений.
   Мужик тут в прошлом, то есть ночью, был. Но, не выдержав гнёта обстоятельств, сбежал, дабы не истреблять послевкусие горечью грядущих разочарований. Молодец, между прочим. А мог бы ведь и испортить своей хмурой мордой лица весь день.
   В этом месте я, честно говоря, выдохнула. Потому что за четырнадцатым - двадцать третье, потом восьмое, потом, или между, Масленица и так далее до самой середины лета -- продохнуть некогда, сплошные стрессы, для устанавливающихся отношений.
   Без них, без отношений, конечно, совсем наступит неприкрытый ничем реализм. Но лучше уж так, чем снисхождение и следующая за ним апатичность в симпатичных моей душевной организации глазах.
  
   -- Феденька, а загляни-ка ко мне, наказанье моё, -- прокаркала солидно в потолок.
   -- Нипадумаю, -- невежливо пробубнило мне в левое ухо.
   -- Грубишь. Анафеме холодильниковой предам. Прилюдно, -- я ласково зевнула. - Книжонку захвати.
   В ноги упало скромное фолио с надписью: "Писать" (зачеркнуто), "Желать" (зачеркнуто), "Призову к порядку насильно!".
   Подцепила толстую, рыжеватую обложку, раскрыла книженцию и даже от чувств прослезилась.
  
   "Федя, разблокируй окно, паразит! Дышать в комнате нечем! Андрей."
   "По прогнозу морозы закончатся через неделю, Андрей Анатольевич! Здоровье прежде всего! Фёдор."
   "Какой, твою бабушку, прогноз! +3 за окном! У Катерины экзоты удавились. Разблокируй! Андрей."
   "Автоматика, Андрей Анатольевич. Через неделю спадёт вместе с потеплением. Экзотам мои искренние заверения в глубочайшем уважении и дружбе. Фёдор."
   "Экзоты передают тебе, Федор, с ног сшибающий аромат и грустную песню. Стапелия зацвела, поклон всем твоим предкам! Попадись только мне, мочалка облезлая! Катя."
  
  
   "Федька! Где пульт от кухонного телевизора?! Задолбался пешком переключать! Андрей."
   "Верните зарядку от ай-пада и пароль к вай-фаю тоже верните, какой был! Федор."
   "Нет! Андрей."
   "Нет! Катя."
   "Ну и сами виноваты."
   "ФЕДЯ! Выключи! Умоляю! Катя."
   "Я честно всё проверил. Не понимаю, как отключенный от антенны и сети ТВ может вещать вторые сутки с такой громкостью. Колись, куда ввинтил аккумулятор. Я не нашёл. Андрей."
   "Давай хотя бы это "Здоровье" на "Спорт" переключим, а? Андрей."
   "Пароль старый."
   "Зарядка на вешалке с Катиным оранжевым платьем!"
   "Федька! Убью гада! Катя."
   "Поехал за Фомой. Андрей."
   "Я питание от холодильника, со второго компрессора брал. Там проводок под обшивкой... Фёдор."
   "А я-то в толк никак не возьму, почему у меня молоко ежедневно скисает! Фёдор! Ну ты понял! Катя (в бешенстве)."
  
   "Кто сожрал весь хлеб?! Катя (нервничает)."
   "Катька, после шести есть вредно! А."
   "Есть - не вредно! В обморок подать от внезапной гипогликемии - вредно! К."
   "И это мне говорит человек, который жалуется, что ей щёки улыбаться мешают! А."
   "Ребят, не ссорьтесь. Я там сухариков в мешочек насушил. Нам всем хватит. На сегодня точно. Федя (хороший)."
   "Та-ак. Поэтому крошки вторую неделю по всему дому? Фёдор!!!"
   "Убьёшь, Катюх, я знаю. Федя (вымыл полы с мылом)."
   "Это не мыло было! Это бальзам! С маслом! Банки рядом стояли! Его теперь кислотой только!"
   "Беги, Федька. Я её подержу. Андрей."
  
  
   Вот и смешно, и грустно. Ведь хорошо же мне с ними было. А сейчас -- спокойствие и невозмутимость - наше всё! Не сметь и всё такое!
   "Федор! Ответственно поручаю тебе блюсти и превентивно оберегать границы моего личного спокойствия и жилищного пространства (квартиры, то есть), дабы избежать в будущем эпизодов с излитием соплей и распусканием нюней! Я тут порыдаю пару дней немножко. Исключительно в целях профилактики оборудования, и чтобы квалификацию не утратить. Не беспокой. Катя."
  
   -- Катенько? - Фёдор материализовался в ногах, на кровати и бесцеремонно ринулся лапать мой лоб. - Заболела, звезда наша? Или не звезда? -- протянул озадаченно, -- на гусеницу сейчас сильно похожа. Зелёная такая чего?
   Из-за двери запахло тостами и ванилью. Всё-таки золотой он у меня. И полезный. Кофе, правда, отвратительный варит. Но это ничего. С этим я и сама справлюсь. Вот только беда - вставать в свои мрачные будни я отчаянно не желала.
   -- Катька, ты ревёшь сейчас что ли? - глаза рыжего привычно округлились. - Ты это... не смей этого! Знаешь же, не люблю!
   -- Угу, -- всхлипнула осторожно. Вот и не буду. Ну сбежал от меня мужик четырнадцатого февраля. Ну не из ЗАГСА же, правда? Вон у Наташки из бухгалтерии со свадьбы из ЗАГСА она сама же и сбежала. Скандал был с видеоматериалами на все социальные сети. Несостоявшийся муж постарался. И сразу у него как-то личная жизнь на почве миллиона просмотров наладилась. Причём, многократно.
   Надо обязательно согласиться, что это было бы куда хуже. Подумала так и рассердилась даже. Из ЗАГСА! Вот ведь какой подлец! Мог бы быть... Но ведь нет же. Повезло мне как, значит. Поэтому я сейчас пореву прям немножко. Пол денёчка только и радоваться начну непременно. Что со мной ничего этого не случилось. Ни ЗАГСов, ни соцсетей с побегами. И всё-таки тихонечко взвыла. Не сдержалась. В голос.
   Домовой охнул и заметался по комнате:
   -- Не поверит... Голову открутит... Точно, как обещал... Усы щипчиками укоротит... И не только усы! Кстати, а что именно-то? - Федя замедлился, бросил в меня пытливым и растерянным взглядом и побежал вокруг комнаты дальше.
  
   -- Ссс..то...ять! - неровно скомандовала я.
   -- Да что ж за карма-то сегодня у меня такая? Катюш, а? То сидеть, то брить, то стоять, то готовить? Кто ж это выдержит? Как крестьянка в крепости живу у тебя, -- застенал тот, который по внешнему виду ещё не веник, но не мочалка уже точно.
   -- Федь, ты, кстати, почему в таком виде? - вдруг прозрела и сразу заподозрила неладное я.
   -- В каком, в таком? - прищурился, покушенец на мою жилплощадь и тихонько попятился к двери, почти незаметно озираясь.
   -- В неподобающе неприглядном! На пузе у тебя что?
   -- Хде? - рыжие патлы бухнулись на грудь, безобразие от моего взгляда скрывая. - Какое непотребство на пузе? - бубнило невыносимое, невоспитанное и уже совершенно родное. - Нет тут ничего совершенно! - выпятил убедительно прикрытый фартуком, исключительно чистый фасад.
  
   -- Ещё и на кухне убираться... -- в очередной раз всхлипнула я, на этот раз возмущённо, и сползла с одинокой теперь постели.
   И дальше прихожей дойти не смогла. Застала с поличным. Одетого мужика в дверях и домового на стрёме.
   Вот она - настоящая солидарность, подумала я обижено, но зато восхищённо!
   -- Не обращайте внимания, я тут мимобёгом, -- прохлюпала гнусаво и протиснулась в кухню, готовая, разумеется, к самому страшному. Федька же опять в масляных пятнах весь был.
  
   Кухня вызывающе блестела чистотой и завтракать звала совершенно неоднозначно. На столе разве только цветов не хватало. Но у меня пунктик - никакой работы на дом, даже если она красивая и хорошо пахнет.
   -- Катюш, ты чего поднялась так рано? - встревоженный шёпот щекотнул мою шею. - У тебя кофе кончился, думал, успею сгонять, пока не проснулась.
   Точно...
   -- Все так говорят -- всхлипнула нервно и яростно заморгала. -- Кто за хлебом, кто за сигаретами, а дети потом безотцовщиной вырастают.
   -- Катька, не позорь меня, -- Федя влез прямо между нами. - А ты иди, добрый молодец, с Богом, видишь нервы у нас никуда не годятся. Без порошка этого вашего чёрного вонючего - никак. Да хлебушка ещё не забудь.
   -- Сгинь, нахлебник, -- за спиной недвусмысленно затрещали пальцы, а Фёдор стремительно испарился.
   -- Я не "на..", я "от..", -- уточнил откуда-то сверху. - То есть, или я, или хлебушек - вот совершенно точно.
  
   -- Катюш, почему плачешь? - меня развернули к себе безапелляционно и властно, а следом послышался горестный вздох.
   -- А разве ты не бежать от меня собрался? Ну так иди, ни в коем случае тебя не держу.
   -- С чего такие выводы?
   -- Ну эту сопливо-розовую истерию не каждый человек в здравом уме выдержит, -- спрятала за ладонью слишком очевидно припухшее лицо. -- И я вполне тебя понимаю, что ты предпочитаешь незаметно свинтить, что б тебя рикошетом не приложило.
   -- Какую ещё истерию, Катюшк? Что ещё произошло, чего я не знаю?
   -- Какое число сегодня, в курсе?
   -- Четырнадцатое. Мы двадцать четвёртого, в Сочельник познакомились. Нам рано ещё истерить.
   -- Да? - с интересом взглянула на такого... такого мужчину. - Думала двадцать восьмого, -- пробормотала озадаченно. - Праздник сегодня. Самый дурацкий из всех.
   Мужчина привычно нахмурился и окинул меня незаметным взглядом.
   -- Я сейчас сделаю вид, что я всё-всё понял, а когда приду, мы эту тему продолжим. И что ты там про безотцовщину ещё говорила, я тоже намерен выяснить с пристрастием. И запомни, пожалуйста, милая, для того чтобы сказать или сделать что-то важное, календарь мне уж точно не нужен. Я влюблён в тебя горячо. Каждый день. И, судя по кривым соседским ухмылкам, достаточно пылко, - легко щёлкнул меня пальцем по носу. - Ясно это тебе? Никуда не уходи. Я очень скоро.
   И я задохнулась. Почти буквально. Это была самая длинная серьёзная речь, которой я за эти два месяца внимала.
   -- Федь ты это слышал? - дар речи вернулся именно в тот момент, когда захлопнулась дверь.
   В ответ многозначительно промолчали. И только когда я растерянно опустилась на табуретку, мои колени оккупировал один очень рыжий и очень настойчивый домовой.
   -- Гладь меня, Катька! - заявил торжественно и подставил косматую шевелюру под руку.
   -- Зачем? - я привычно опешила, параллельно прислушиваясь, нет ли шагов там, за дверью.
   -- Ну ты ж хотела кошака. Чем я хуже?
   -- Я, на самом деле, кошку хотела, -- доверилась ему мягко. Смешной он у меня и глупенький ещё, наверное. - Лысую. С инопланетянскими глазами. А ты -- волосатый. Колтуны разбирать опять надо...
   -- Может, Толич и прав, может, Толич и прав... -- протянул домовой отстранённо.
   -- В чём прав? - пригладила торчащие в разные стороны его жёсткие патлы.
   -- Рановато вам бороду, -- высказал, как отрезал.
   Я нахмурилась, а Федя одарил сомневающимся взглядом, а после уверенно добавил:
   -- И усы. Тоже рано. Позже повторим. Месяцев через пару.
   -- Я всё слышу! - донеслось из прихожей. Следом, хлопнула дверь, что-то бухнулось на пол, и в кухню ворвался, запыхавшийся, мой мужчина. Одним движением смахнул рыжего с колен, сел на корточки и схватил ледяными ручищами мои пальцы. - Катя? - внимательный взгляд привычно спутал мои мысли. И я опять чуть от чувств не зарыдала. - Замуж за меня пойдёшь? - сглотнул взволнованно и торопливо.
   -- Я не беременна, Андрюш. Это не нужно. Ты не то совсем подумал... -- криво улыбнулась. По-дурацки всё как-то получилось.
   -- Жаль, - коротко тряхнул головой. -- Неважно. Исправим. Ответь, - крепко стиснул мои онемевшие пальцы.
   - А говорил, повод не нужен. Чего ждал тогда, спрашивается?
   -- Когда поймёшь, что жить без меня не можешь, и не хочешь.
   Кажется, ждать вообще не имело смысла. Потому что Федька всё-таки совсем не дурак. Знал, колтун ходячий, что делал.
   Стянула со своего новогоднего сокровища куртку и ответила тихо, почти уже не стуча неритмично зубами:
   -- Пойду, конечно, -- и добавила очень, по моему мнению, важное: -- Если кольцо носить будешь.
   Улыбнулся пронзительно светло, так что внутри отчаянно застучало.
   -- Только, чур, и ты тогда тоже, -- прошептал так и медленно притянул к себе ближе.
   А когда поцелуй уже грозил кухне разгромом, с антресоли надсадно, но очень отчётливо просипело:
  
  -- Все нервы истрепали! Валерьянки налейте!
  
  
  === конец второй серии ===
  
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Ф.Ильдар "Мемуары одного солдата"(Боевик) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) О.Обская "Невыносимая невеста, или Лучшая студентка ректора"(Любовное фэнтези) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) Д.Игнис "Не мертвый"(ЛитРПГ) А.Никольски "Комбо"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"