Рашевский Михаил Владимирович: другие произведения.

My visit Frisomat-2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Второй большой отчёт о поездке в Бельгию


My visit @ Frisomat Belgium 2 (3)

  

День первый

  
   Эта история началась утром в четверг, когда Киев спешил на работу и досматривал последние сны, а иностранные болельщики проходящего в стране футбольного праздника ЕВРО-2012 даже и не думали просыпаться после очередной бурной ночи.
   А вообще, подождите. Что за странные цифры в названии - 2 (3)? Дело в том, что это была уже третья моя поездка в Бельгию. Первая детально описана раньше в мемуарах со схожим названием, только без цифр в конце. А вот о второй я не писал.
   Да просто потому, что писать было не о чем. Сугубо деловая поездка на три дня, наполненная обучением, офисом компании, отелем... и всё. Впрочем, было в той поездке два запоминающихся момента: хорошая компания инженеров и наши вечерние посиделки в ресторане гостиницы. И второе - как однажды в открытую настежь входную дверь офиса, смотрящую прямо на лужайку, прямо во время очередного семинара среди инженеров несмело пробралась... обычная полевая мышь. Помнится, нас позабавил её робкий вид. Но больше всего повеселила, конечно, реакция девушек на мышь. Секретарша Надин так смешно взвизгивала и убегала, когда мышь делала ещё один робкий шаг по ковролину... Убегала - и возвращалась вновь. Такие они, девушки. Мышь, кстати, недолго украшала наше общество. Немного потроллила девушек, потом ей стало скучно с нами, такими инженеристыми ботанами - и она ушла восвояси.
   Вот, в сущности, и всё, что запомнилось со второй поездки.
   Потому я сейчас пишу о третьей, хотя такой вот детальный отчёт - только второй.
  
   Итак, вернёмся к нашим баранам.
   Эта история началась утром в четверг...
   Хотя, конечно же, она началась раньше, месяца за два до описываемых событий, когда по электронной почте, а потом и по факсу к нам в офис пришло приглашение от бельгийцев на Technical Meeting, то есть "Техническую встречу", встречу инженеров и руководителей нашей большой компании, имеющих к инженерии и конструированию непосредственное отношение.
   Впрочем, эта история началась всё же намного раньше тех упомянутых двух месяцев. Лет эдак на тридцать раньше, когда компания только возникла, и полным ходом шла разработка типовых решений, стандартных узлов, и т.д., и т.п. Тем, кто не знал или забыл - я работаю в совместном украино-бельгийском предприятии, специализирующемся на возведении быстровозводимых модульных зданий (БМЗ). Дочернее предприятие в Украине. Филиал. И я в нём - главный инженер.
   Итак, компания возникла, бурно развивалась. Развивается и по сей день, чему доказательство вот такие встречи, на которые приглашаются технические работники на обмен опытом, для знакомства между собой и мозговой штурм некоторых все-фирменных проблем.
   Обычно раз в год компания устраивает встречи директоров. Отметить день рождения фирмы, подвести итоги, вставить пистоны кому надо... и так далее. Инженеров собирали не со всех филиалов, а всего лишь по нескольку человек за раз - на обучение, стажировку, совместную разработку чего-то технического или воплощения какой-то интересной конструктивной мысли. Но вот так вот, всех разом - это было на моём веку в компании впервые.
   Ну пригласили и пригласили, это ведь хорошо! Себя показать, других посмотреть. Послушать массу докладов, большинство из которых были актуальными и для нас здесь, в Украине. За те два месяца, что были до поездки, пришлось заполнить кучу присланных бельгийцами опросников, выслать им много своих нормативных документов, проработать немало поставленных общих вопросов. В общем, работать над "митингом" начали ещё в апреле.
   Билеты, деньги, визы, утряска проблем. На сей раз на удивление просто со всем этим справились. Опыт, знаете ли, он нарабатывается с годами. Даже такой специфический, как получение необходимых для поездки за рубеж документов. А с этим, я вам скажу, бывает такая тягомотина, что мама не горюй! Тем более у нас, в стране, которую вся Западная Европа считает подконтрольной антидемократическим силам, и потому частенько визы давать не спешит. Не, ну они правы, конечно. Но палок в колёса не ставили, хоть и могли.
   Ок. Перед поездкой повыспрашивал у всех родных, кому что привезти. Хотел сыну что-то из одежды прикупить. Там - проверено! - дешевле, чем у нас. Это естественно. Границы, таможня, пошлины. Вот и выходит, что детская рубашонка стоит дороже взрослой. Мне дали целый список. Мол, будет возможность - бери. Нет - и не заморачивайся.
   В этот раз командировочные я получил на руки до поездки, да и своих наменял, так что был относительно богат и независим. Гордо смотрел в будущее, уверенной поступью... нда, понесло.
  
   Итак, четверг, утро, мост на Позняках, под мостом - я. С сумкой, рюкзачком и ноутом. Жду, когда шефа будут везти на такси, он захватит меня - и мы поедем в Борисполь. А там самолёт-небо-зарубежье.
   Каково же было моё удивление, когда рядом притормозил шефов же Фольксваген. Он решил оставить свою машину не на платной стоянке у дома, а на платной стоянке в аэропорту. Правда, в аэропорту на порядок дороже... но, видать, всё же надёжней. Хозяин-барин.
   Мелькали цветочные композиции к ЕВРО, отремонтированная дорога мягко провожала по себе машину, пробок на пути не встретилось. И вот мы уже въезжаем в Борисполь. По левую руку промелькнул новейший терминал, торжественно открытый президентом. Пустой, не используемый. Открыть - открыли, шумиху нужную обеспечили, а ввести в эксплуатацию - не ввели. Но красивый, конечно, ничего не скажешь.
   Поставив машину и нагрузившись вещами, мы бодро промаршировали в "родной" терминал. Вокруг всё было ухожено и убрано. Тут и раньше не наблюдалось мусора или нелицеприятных картин, всё же - воздушные ворота Украины. Но сейчас так вообще - Европа, блин.
   Это хорошо, что мы приехали раньше отлёта на два часа. Так и нужно. Ибо очереди всё же большие. И всего два "принимающих". Где-то сидят "принимающие" таможенники, скучают, туда когда-никогда подойдёт кто-то вальяжно, его обслужат... У нас же очередина, двое ну никак не справляются, а на помощь им никого не дают. Я считаю, это большой недочёт у наших. Причём, одна очередь - для "бизнес-класса" и только для него, а вторая - для "эконом". То есть на львиную долю "отбывающих" всего одна "пропускающая". Это как-то... дико, что ли.
   В очереди на сдачу багажа (предварительно упаковав его в плёнку) стояли целый час, а ведь потом ещё таможня, а потом проверка на жидкие всякие и металлические предметы в ручной клади и одежде. Правда, через рамку пролетели почти не задержавшись. Недопитая вода - в мусорный бак, ремни долой, ключи и часы долой, мелочь вынуть, мобилу вынуть, ноут достать... И через рамку - вперёд к уже проверенным вещам. Тут люди работали быстро, но без спешки, без суеты.
   И вот он - Дьюти-фри. Ну, думали мы с шефом, тут уж можно хоть чуть-чуть расслабиться, отойти от беготни и спешки. Шеф хотел, пока суть да дело, отправить письма по инету. Да не тут-то было! Посадку на рейс уже объявили! Хотя до реального отправления было больше получаса. Что делать? Пришлось идти. Опять же, сперва пропустив бизнес-класс.
   Автобус доставил нас к Боингу, который готовился к вылету в Брюссель. То да сё, неспешная посадка. А солнце жарит! А рёв стоит!
   Бешеная, но налаженная суматоха. Вот выруливает на взлётно-посадочную полосу самолёт. Вот ждёт своей очереди другой, громогласно "разводя пары". Вот куда-то спешит самобеглая тележка, транспортирует вещи пассажиров. Едет, мигая проблесковыми маячками заправщик. Трапы спешат к приземлившемуся самолёту. Ловко маневрируя, несётся легковушка с логотипами аэропорта, подвозя припозднившегося пассажира. Куда-то спешит машина охраны. Всё налажено, без суеты. Научились, что ли? Или всегда умели?
  
   Стюардессы, конечно, красавицы. Приветствовали на родном языке, улыбаются. Вещи мы растасовали по багажным отделениям, причём так получилось, что увы, ноут оказался заваленный чужими вещами. Так что пришлось довольствоваться "Дэвидом Копперфильдом" Чарльза Диккенса, что взял с собой в поездку. Хорошо хоть фотоаппарат оказался под рукой.
   У меня место оказалось у окошка, что, несомненно, радовало. Люблю сидеть у окна в самолёте. Уж слишком красиво в небе.
   Пока самолёт "разогревался", пока догружали багаж, к трапу всё подъезжали и подъезжали аэропортовские такси, подвозя припознившихся. Да, в принципе, пришли-то люди, видать, вовремя. Просто посадку начали уж слишком рано. Постепенно пустых мест в салоне становилось всё меньше. В рейс самолёт отправился, заполненным процентов на 90-95, не меньше.
   Но вот и мы выруливаем на взлётно-посадочную полосу, вот разгоняемся... мягко отталкиваемся от земли. В ушах тут же пробка, земля стремительно проваливается вниз, поля и дома скукоживаются до игрушечных размеров. Гул стоит страшный, самолёт набирает высоту, и вот внизу Днепр уже не великая река, а всего лишь блестящая распушившаяся протоками верёвка. Всё вверх и вверх, и всё, что внизу, уже не так стремительно уменьшается. Периодически в глаз встряют солнечные зайчики с земли. Словно приветы с поверхности. Однако же как удивительно! Это же какое нужно стечение обстоятельств, чтобы солнечный луч отразился от поверхности и влетел прямо в иллюминатор пролетающего на большой скорости самолёта? А они отражаются и попадают! Десятками!
   Пушистые ватные облака, солнце жарит, а ведь за окном - уже около нуля градусов, как сообщает нам торопливой скороговоркой пилот.
   И вот уже можно расстегнуть пояса, сходить в туалет или заказать скотча.
   Лететь три часа было бы безмерно скучно, если бы не место у окна. Облака, где мелкими группами, а где и сплошным ковром, проплывали под крылом самолёта, и смотреть на ничуть не повторяющиеся пушистые замки, дороги и горы, было ничуть не скучно. Природа и фантазия вместе лепили из бело-синего великолепия невообразимые по красоте фигуры. Вот величественный замок на горе, а к нему ведёт извилистая дорога. А вот цунами сорокаметровой волной подступает к ничего не подозревающему коттеджному городку, чтобы смести его с... неба. А вон вспарывает фантазию самый что ни на есть реальный самолёт, оставляя за собой быстро рассасывающийся белый след.
  
   облака [я]
  
   Я щёлкал фотоаппаратом, пока не надоело, а ведь нажать на кнопку снимка хотелось постоянно: природа подбрасывала одну красоту за другой.
   Само окно, кстати, состоит из двух пластиковых толстых пластин. Внешняя - испещрена тонкими царапинами. То ли кристаллы льда взрезывают пластик, то ли мелкие метеориты стараются.
   А вот ещё что интересно: начиная с Западной Украины под самолётом было практически постоянно облачно. Редко-редко сквозь просветы белого моря виднелась земля. И вот она - земля - была в голубой дымке!
   Разнесли обед, напитки. Потом прошлись с ящиком "Воздушного магазина". В общем, всё как обычно, без, слава Богу, эксцессов или неожиданностей.
   Не заметил, как прилетели, ей-ей. Думал, ещё часа полтора болтаться в воздухе, а глядь - идём на снижение. Вспарываем слой облаков, и вот уже под нами аккуратные коттеджные городки, паутина дорог, по которым сначала снуют лишь точки, потом - букашки, и вот уже можно различить и автомобили. Разлинеенные поля, фермы, сёла и посёлки. Всё такое игрушечное с высоты. Но вот мы разворачиваемся, и буквально вываливается сбоку громадный город. Брюссель. Издалека виден Атомиум Брюсселя, возносятся ввысь костёлы, игрушечные домики поражают разнообразием.
   Сели, опять же, мягко. Надо отдать должное экипажу самолёта: обслуживали они хорошо, воздушный корабль действовал безупречно. В общем, плавайте поездами Аэрофлота!
   Никакого волнения и внутреннего трепета нынешний прилёт уже не вызвал. Может, потому, что уже в третий раз. Может, потому, что повзрослел, и всё необычное и непривычное уже, к сожалению, не вызывает внутренних восторгов. А может, потому, что в этот раз я был не один, а с шефом. Который, не в пример мне, опытен в таких полётах. Каждый год и в Бельгию, и в другие страны летает.
   Он, кстати, мне очень помог в аэропорту Брюсселя, когда мы проходили таможню. Спрашивает меня: "Как будешь отвечать, с какой целью визит?" Я ему: "Скажу, мол, по работе приехал". "Что ты! - отвечает он. - Ни в коем разе так не говори! Иначе задержат на часы до выяснения обстоятельств, а то и в местную каталажку на время оформят. "По работе" - это значит, что ты можешь быть каким-то рабочим, фермером, к кому-то приехал зарабатывать. Ни в коем случае! Говори: "Technical Meeting", а я буду рядом и если что - подскажу". Ну, ок. Подошла очередь, двигающаяся, кстати, не в пример нашей, быстро. Таможенник покрутил мой загранпаспорт, спросил-таки, с какой целью визит, непонятно тянет. Я ему ответил, как с шефом договаривались, а таможенник всё не ставит штамп. Спрашивает, мол, сам приехал или с кем-то? Тут шеф подскочил, грит, вместе мы. И только тогда таможенник пропустил. Не пойму, что я, такой подозрительный тип, что ли?
   Ну да ладно, главное прошли. С вещами тоже ничего не произошло. Прошли в главный зал для встречающих, сразу заметили таксиста, что нас дожидался, по написанной на обрывке бумажки названию нашей фирмы. Но - нам нужна была связь! Сейчас, в мир теле- и инет-коммуникаций, без постоянной связи с миром - никак и никуда! Звякнул вот жене с мобилы, так вместо 65 гривен на счету осталась неполная двадцатка. С такими ценами даже во второй раз не позвонишь. Надо местную связь. А шеф хотел не только связь, но и доступ в инет - работа всё же никуда не отпускает, невзирая на то, где ты и чем занимаешься.
   В аэропорте всё есть, достаточно оглянуться повнимательнее. Через минуту мы отыскали магазинчик, предоставляющий нужные нам услуги и товары. Шефу долго настраивали его планшетный компьютер, а мне всего-то и нужна была симка с пополнением. К слову сказать, хоть по нашим меркам связь там и дорогая - всего лишь позвонить уже минус евро - но я так и не выговорил всю карточку, а пополнение осталось нераспечатанным. Вот так деньги из собственного кошелька заставляют быть корректным и говорить только по существу. В деловых разговорах, согласен, это только плюс, а вот в разговорах между любимыми - жирный минус.
   Зато мы были со связью.
   С аэропорта мы поехали прямо на фирму. С вещами, не переодеваясь и т.д. С Брюсселя в пригород Антверпена. Ехали больше часа, но время зря не теряли. Разбирались с новой связью, шеф отправил-таки до сих пор не отправленные письма. Обсуждали увиденное и то, что нам предстоит.
   Хотелось бы рассказать о дорожной разметке Бельгии. Она... чтобы восхищённо не матюкаться - изумительная! Полосы разметки нанесены достаточно широкими полосами, не затёртыми и окончательно не разрушившимися от времени: их, судя по многочисленным мелким дорожным работам, часто подновляют. Всевозможные островки безопасности, места парковки, предупреждающие близкий поворот или указания сужение дороги - опять же, вырисованы заботливо, добротно. Здесь много велосипедистов, и для них везде есть велосипедные дорожки. Бывает, эти дорожки даже шире пешеходных тротуаров. На дороге велосипедные дорожки выделены цветом - они посыпаны красным гравием или сделаны из асфальта с буро-красным красителем, так, что водитель легко заметит, где именно должны ехать велосипедисты и не должны - автомобили. Отделяют велосипедные дорожки от автомобилей - сплошная полоса, то есть пересекать запрещено. Уважают, не то, что у нас. В городах, кстати, чаще всего велосипедные дорожки выложены красной плиткой.
   Очень много тут знаков, и не только дорожных, а указателей, предупреждающих или напоминающих. Например, здесь через каждые несколько километров вдоль трасс установлены специальные телефоны для того, чтобы поломавшийся автомобилист смог вызвать техслужбу. Ну так вот о таких телефонах заранее предупреждают знаки: "Через два километра телефон", потом через километр, пятьсот метров, триста и так до самого телефона... А потом снова. Так же предупреждают о местах, где автомобилю разрешено съехать в "карман безопасности", ведь вдоль всех междугородних трасс "сплошная" отделяет шоссе от придорожной зелени. В городах тоже куда ни плюнь - знаки, лежачие полицейские, разметка. Дорожные работы - а их просто дофига там ведётся, везде! - обозначены специальными знаками, причём очень издалека, со световым сопровождением, с ограничительными сетками и т.д. Не то, что у нас - какая-нибудь палка с красной тряпкой на ней. Почти везде, где не хотят, чтобы парковались, дорогу от газонов или тротуаров отделяют ряды бетонных надолбов или "ядер", вкопанных наполовину в землю. Ни проедешь, ни разрушишь. Ни припаркуешься.
  
   дорожная разметка Бельгии [я]
  
   И вот что интересно - в городах, по моему мнению, улицы невероятно узки, машины едут навстречу, как кажется, буквально впритык, дороги изгибаются под невероятными углами, переплетаются, ведут чёрт знает куда. Несведущему заблудиться в хитросплетении дорог, дорожек, разметки, указателей и знаков - проще простого. Это с точки зрения пешехода, а не автолюбителя сказано. Ибо через несколько дней, когда мы поехали сами на машине в Остенде, что за 150км от точки выезда, спокойно по указателям к нему и приехали. Ну так вот. Городские дороги тут размечены обильно, но в то же время - узки, неприемлемо малы по нашим меркам. Но ДТП там крайне редки. Потому что водители соблюдают правила дорожного движения. Сказано, мол, скорость не выше 60 км/ч - никто и не превышает. А потому что камер полиции там тоже дофига. Превысил - сфотографируют и пришлют тебе счёт такой, что в следующий раз очень хорошо подумаешь, стоит ли того превышение скорости?! Сказано, мол, нельзя тут парковаться - будьте уверены, не припаркуется. Ибо очень скоро в неположенном месте припаркованную машину заботливо заберёт полиция на штраф-стоянку, и вновь - большущий штраф.
   Наверное, именно из-за этого - того, что водители соблюдают правила дорожного движения, и ДТП там редки, и пробок почти нет. За всё то время, что мы там были, мы разок лишь попали в пробку. Если считать пробкой тянучку на пару километров, в которой мы передвигались со скоростью трусцой бегущего человека.
   Частенько междугородние дороги с обеих сторон зажаты высоченными заборами. В три-пять метров высотой, причём как простые прямоугольные, так и волнообразные, словно набежавшая волна остановилась в полёте. Кажется, такие заборы отделяют частные владения от всякой пыли с трасс и т.д. Иногда в этих заборах виднеются двери. В городках же и посёлках междугородние трассы отделяет от всего остального живые изгороди. Чаще всего параллельно междугородним трассам за забором и узкой аллеей тянется другая дорога, для местных и велосипедистов. Через равные промежутки через трассу переброшены пешеходные и автомобильные дороги.
   В общем, транспортная паутина там выплетена добротная и обслуживается как часы.
  
   Долго ли коротко, а приехали мы на нашу фирму.
   Последний раз я здесь был пять лет назад, и с тех пор тут много чего изменилось. Например, бывший на территории Frisomat'a партнёрский завод по переработке древесины нынче перешёл в нашу, так сказать, собственность. Завод переехал в другое место, а бывшее его помещение реконструировали под лабораторный корпус и новейший двухэтажный конференц-зал. Там, в конференц-зале, мы и проводили почти всё рабочее время в этой поездке.
   Встретил нас один из организаторов встречи - Люк. Поприветствовал, указал, куда идти.
   Промаршировали по металлическим мосткам через каскадный фонтан, поднялись на второй этаж... И вот она вся компания. Бельгийцы, болгары, румыны, поляки, португальцы. Цвет инженерии фирмы.
   На втором этаже был устроен большой зал, в котором расставлены круглые высокие и прямоугольные низкие столики. На прямоугольных - подносы с бутербродами, всякие напитки стоят, кофейники. Тут как бы лёгкий закусон, можно когда угодно подкрепиться.
   Тут же - журнальные столики с диванами, полностью стеклянные стены. Здесь обычно происходят встречи с заказчиками.
   Казалось, нас все только и ждали. Не успели мы со всеми поздороваться, как компания потянулась к коридору, а оттуда - по наклонному пандусу на первый этаж и далее - непосредственно в конференц-зал. Оказывается, мы прибыли аккурат к началу "Technical Meeting", так вот получилось забавно.
   От вкуснейшего запаха бутербродов заурчало в животе - последний раз ели в самолёте, да и там мало, а это было часа четыре назад. Но некогда, некогда. Только и успели с шефом заглотнуть по бутеру, запить, обжигаясь, кофе - и мы поспешили за другими.
   В высоком конференц-зале стояли рядками стулья со специальными откидными подставками. На подставку можно было положить ноут, папку с документами, да просто писать что-то на ней. Удобная штука.
   Ну, как водится, сцена, большой экран, на который из проектора транслируется рабочий стол подключённого компьютера. В дальнейшем доклады так и велись - подключался ноут или компьютер, лазерная указка, пульт управления, переключающий изображения сделанных презентаций. Беспроводной наушник-микрофон. Всё очень удобно.
   Рассаживаясь, приветствовали знакомых. Встретил Аньку, инженера с Португалии, с которой не виделся семь лет. Она меня даже не узнала поначалу, настолько я изменился. Ну да, тогда был студенческой глистой, а нынче - колобок. Челмокнулись трижды. Посмеялись, пообсуждали мой излишний вес. Хотя, честно говоря, все знакомые изменились, и далеко не все - в лучшую сторону. Анька тоже покрупнела, хотя и не потеряла своей привлекательности. Высоченный Стефан не прибавил на лысой голове волос, а вот глаза его ещё больше запали. Томас, который нынче курирует наше отделение компании, обильно посеребрил виски. Ну, понятно, дети, волнения. Кристи, румын-весельчак пять лет назад, нынче стал степенным господином с испещрённым морщинами лицом... В общем, с годами мы не становимся краше. Впрочем, были в этой поездке и исключения. Например, Изабелла, инженер-конструктор, когда я её видел в последний раз, пять лет назад, она была беременна, опухшая и т.д. Сейчас же это была очень симпатичная молодая женщина. Как по мне, в Бельгии не много симпатичных девушек, по крайней мере, красивых я не видел. Но Изабелла стала приятным исключением.
   В общем, расселись, нам раздали по толстенной папке, в которой были собраны все материалы конференции. А также записные книжки, ручки и флэшки с электронной версией конференции. Основательно подготовились, ничего не скажешь.
   Ну и понеслось. Доклады, обмен мнениями, презентации.
   Все доклады, по крайней мере в этот день, были только на английском языке. Язык универсальный для общения, но, как я в дальнейшем убедился, для нашей фирмы одного его знать недостаточно. Если б ещё и французский знать - тогда вообще хорошо. Я практически всё понимал, что говорили, а что недопонимал, логически достраивал из графических материалов и задавая наводящие вопросы. Быстро устал. Ведь здесь постоянно и с хорошим напряжением работала голова: полученную информацию на английском нужно было перевести на русский, осознать, переработать. А тут уже новая порция информации. Иногда у меня возникали вопросы, и я их тут же внутри начинал выстраивать, а это обратный процесс - русские фразы переводятся в английские и вылепливается блок вопроса. Но вдруг вопрос отпадал или повествование убегало далеко вперёд, и уместность вопроса уже ставилось под сомнение. Под конец этого дня заметил за собой, что на вопрос шефа, заданный мне на русском, я внутри сочиняю ответ на русском, автоматически его уже перевожу на английский, осознаю промах, внутренне чертыхаюсь, вновь перевожу (!!!) на русский и отвечаю.
   В общем, постоянное напряжение. Это понимали и устроители конференции, потому через каждые полтора часа делались пятнадцатиминутные перерывы. Мы могли просто отдохнуть, сходить в туалет, обсудить что-то, уточнить или же устроить "кофе брейк", благо, на втором этаже, как я уже говорил, постоянно стояли кофейники, лежал бельгийский шоколад, бутерброды, стояли напитки.
   Но вот подошло время окончания. К слову сказать, конференция длилась дольше, чем трудовой день в Бельгии. Обычно у них начинается трудовой день в восемь утра и заканчивается в пять вечера. В четверть шестого вряд ли кого можно встретить на рабочем месте. Сверхурочные тут не приветствуются, ибо стоят достаточно дорого. А у нас трудовой день начинался в четверть девятого утра (на следующий день), а заканчивался около семи вечера. Да, не успевали разобрать всё, что намечено по плану, в срок, а потому добровольно все засиживались на столько, сколько нужно было, чтобы разобрать всё намеченное.
   В общем, "с чувством выполненного долга", уставшие, но довольные, мы потянулись к выходу.
   Вещи с аэропорта, даже не распакованные от плёнки, всё так же лежали в комнате, куда мы с шефом их бросили. Подхватив их, мы отправились к автостоянке фирмы.
   Шефу выделили машину. У него есть права международные, он знает окрестности, так что выбор Филиппа Соммерса, замглавы фирмы и одного из её организаторов, пал именно на шефа. С одной стороны - хорошо: колёса, независимость, полный бак и так далее. Но с другой - особо не расслабишься, то бишь после того, как выпил, не сядешь за руль. Впрочем, к организации "попоек" руководство фирмы подошло с умом: почти всё время, что мы там отдыхали, банкеты проводились в непосредственной близости от гостиницы. Оставляешь на подземной стоянке у самого отеля до утра машину - и расслабляешься со всеми, а утром она под боком. Но вот тут второй минус. Платить за стоянку приходилось временному владельцу из собственного кармана. Немного, но всё равно... царапает что-то.
   В любом случае, транспорт добраться до временной стоянки - отеля Ibis, который располагался почти в центре Антверпена, у нас был. За каждым авто закреплялась группа приезжих, превращавшихся в пассажиров. В нашей вот были два украинца - мы с шефом - и трое румын.
   Итак, вещи уложены, в голове ещё гудит от напиханной туда информации, ремни пристёгнуты, направление известно. Едем.
   Я безразлично смотрел на проплывающие мимо пейзажи и вереницы красивых домов пригорода. То индивидуальные шикарные замки, то улицы двух- трёхэтажных особняков, прилепившихся друг к другу фасадами. Один на другой нисколько не похож, индивидуальность и отличие - фишка таких улиц, визитная карточка Западной Европы.
   Было не жарко и не холодно. Просто идеально. Температура градусов 20, не больше, но к вечеру ожидалось похолодание. Накрапывал дождик, небо хмурилось. Но деревья всё так же, как и у нас, зелены, хоть и не все угадываемой формы. И цветы всё так же пестры, хоть и не все очертания на родине видел.
   Попетляли по пригородным улочкам, потом незримо так вкатили в главный город. Вот марокканские кварталы, и это видно сразу: по тротуарам идут в основном чернокожие. Шеф говорит, мол, вечером тут лучше не появляться. Опасные районы, мол. А вот еврейские кварталы пошли, и это тоже весьма явно видно. Подавляющее большинство прохожих - тру хасиды. Женщины с колясками в платочках, в юбках до пят, почти все - в чёрном. Зато мужчины и особенно дети - в белоснежных рубашках. Шапки эти мохнатые, пейсы у всех мужчин и пацанов. Большинство - на велосипедах. Антверпен - средоточие ювелиров-евреев. Так что такой концентрации их совсем не удивляюсь.
   А вот и наш отель. Как я и говорил раньше, называется он Ibis. Опять же, как говорил раньше, расположен он почти в самом центре города. Во всяком случае, добирались до него мы от ратуши буквально за двадцать минут. Наши уже почти все были тут. Как раз активно всем выдавали ключи. Система пропуска тут была электронная: дверь открывалась от индивидуального электронного ключа. Для меня это было внове, но, естественно, ничего необычного: фильмы иностранные я смотрю с юношества, и что такое "электронный замок", естественно, знаю.
   В фойе отеля, естественно, был бар и, что обрадовало особо, большой плазменный экран. Всё же на следующий день наши играли, и это я пропустить ну никак не мог! По телику как раз шёл матч, и немногочисленные посетители как-то тихо болели. Один уже, правда, успел изрядно накидаться: его из-за столика вежливо, но настойчиво вытаскивала полиция. Двое полицейских были в белых рубашках и с синими пилотками. Рация, баллончик, наручники, пистолеты, резиновая дубинка, всё, что нужно. Пьяный, впрочем, не сопротивлялся.
   Третий этаж, дверь почти в самом конце коридора. Зато пожарный выход под боком.
   Номер небольшой, на одного или максимум для пары. Но в то же время там было всё, что могло потребоваться. Большая кровать, шкаф, стулья, стол, у каждого светильника - свой включатель. Окно завешено тяжёлыми красными портьерами. Снаружи - кусок внутреннего двора гостиницы, выложенный плиткой, с фонарями, маленьким парком и лавочками. И стена рядом стоящего здания, вся увитая виноградом. Отдельный вход в санитарный блок. Душ, унитаз, все дела. Махровые полотенца, шампуни и мыла в индивидуальных упаковках.
   На ресепшене говорили, что в здании гостиницы - вай-фай, а на самом же деле, как выяснил сегодня же ночью, Интернет работает только для гостиничной сети Антверпена, а всё остальное эта внутренняя сеть считает "подозрительным" - и туда не пускает. Впрочем, через 3G-модем - без проблем. Зато 50 каналов по телеку. Вот и список в отдельной брошюрке. Плюс 20 - платных. Пять из них - "для взрослых". Платные - 10-15 евро в сутки. Покупаешь отдельно в фойе у сотрудников какую-то фигнюшку, вставляешь в пульт телевизора - и вуаля.
   Впрочем, большинство из только что приведенного я осознал позже. На следующий день или вечером. Сейчас же у меня было мало времени на знакомство с закоулками номера. Нам дали всего полчаса на сборы. Через полчаса мы должны были подтянуться к ресторанчику прямо на площади у гостиницы. Потому я только спехом раскидал вещи, быстро принял душ, переоделся (кстати, там фен для сушки волос специально есть), да и пошёл вниз наших выискивать. Тут же в фойе наткнулся на Аньку и болгар, пошли неспешно вместе на улицу.
  
   вид на площадь у отеля и Анька [я]
  
   Что-то никто не вспомнил название ресторана, в котором должны были заседать, так что решили не спеша обойти по периметру площадь и найти наших. Получилось, кстати, забавно. Мы пошли против часовой стрелки, и обошли действительно всю площадь, а если бы пошли по - то тут же на наших наткнулись бы.
   Сама площадь как-то странно построена. Можно сказать, что она состоит из двух частей. Наполовину площадь занята эдаким подобием индивидуального сада, а то и садового участка: по периметру она загорожена неким подобием деревянного заборчика, есть разделения и внутри. Впрочем, в двух-трёх местах в этот участок есть входы, а внутри можно найти и лавочки. Сад состоит из маленьких ещё деревцев и редко посаженных рядами цветов. Не знаю, что у них за мода выращивать сады, но как по мне, так густая трава и плотные цветники всё же лучше. В саду практически никого не было, я даже подумал, что он закрыт для посетителей, но нет. И в этот день, и в последующие по саду гуляли мамы с колясками, молодые парочки.
   Вторая часть площади представляла из себя большущий навес, примыкающий к современному зданию, вероятно, какому-то общественному центру. Под этим зданием как раз была несколькоуровневая подземная стоянка, куда наши все загнали машины. На верхние этажи вели несколько монструозных длиннющих лестниц. Ни разу не видел, чтобы по ним ходили. Зато всё пространство под навесом (вздымающемся, кстати, метров на пятнадцать-двадцать) вовсю эксплуатировалось молодёжью. Там собирались скейтбордисты, неформалы, панки, любители роликов и горных велосипедов. Конфликтов меж ними не видел, да и вели себя они как-то... цивилизованно, что ли. Не орали пьяных песен, не приставали к прохожим.
  
   вид на площадь у отеля-2 [я]
  
   Было уже часов полдевятого, но темнеть и не думало. Я вообще удивился - часов в десять вечера там так же светло, как и у нас в восемь. Не знаю, почему так, но вот так получалось.
   Наши все сидели на открытом воздухе и потягивали из бокалов пивко. К компании, которую наблюдал на "митинге" прибавилось ещё несколько человек. Впоследствии мы познакомились. Двое были из Прибалтики. Один, лет пятидесяти с небольшим, знал и общался на русском, второй - молодой - как раз наоборот, принципиально не понимал и не общался на русском, а только на английском. У нас как-то образовался русскоговорящий сектор: я с шефом, Томас (словак по национальности, давно живёт в Бельгии, но знает и общается на русском), болгары, которые по-русски хоть не говорили, но понимали, и прибалты. Мы травили байки, говорили на разные темы, дружески подкалывали один другого, постоянно взрывались смехом. Меж нами совершенно не было никаких границ. И это безмерно радовало.
   Мы с Франсуа чуток повспоминали прошлое, как он возил меня с Анькой по Антверпену, как сидели в "Хорте", как пили вместе бельгийское пиво. Я его обрадовал тем фактом (и это действительно факт!), что после моей первой поездки в Бельгию для меня наилучшим пивом стало именно бельгийское. Например, "Duvel". Тут меня Франсуа спрашивает, мол, а ты знаешь, что такое "Duvel", как переводится? Причём спросил он меня каким-то трагическим голосом. А я почему-то тогда ещё, семь лет назад, в голову себе вбил, что "Дювел" - это по ихнему, по-бусурмански, значит, "двойное". Вот как у нас есть "светлое", "полутёмное", "тёмное", то у них, значит, "Дювел" - двойное, то бишь полутёмное, "Triple" - тройное", то есть тёмное, а "Quadriple" - четверное, то есть супертёмное. От чего я так решил, и сам не знаю. Ведь есть же у них определения "Light", то есть именно "светлое". И есть "Dark", то есть именно "тёмное". А я вот вбил себе в голову, что "Дювел" и далее по тексту - двойное, тройное... Может быть, просто по вкусу... не помню уже. В общем, перевод оказался совсем не такой. "Дювел" переводилось как "дьявол". Я не знал этого, лишь хмыкнул в ответ.
   Я уж было разочаровался и подумал, что вот так вот мы и будем сидеть в тесноте да не в обиде за столиком, потягивая пиво (бельгийское, вкуснющее, но ведь только пиво же!) и общаясь "без галстуков". Но вот нас пригласили внутрь ресторанчика, в котором всё это время просто накрывали большущий стол. Мы расселись - и понеслось!
   Описывать, что там дальше происходило, неинтересно, ибо такое - везде и везде похоже. Разве что вот в один момент созрел разговор про Украину, про расизм на Украине и политзаключённых. В общем, тогда на ВВС крутили очерняющие Украину ролики. Мол, не едьте, люди, на Чемпионат Европы в Украину, ибо вас там убьют, надругаются, и так далее. Результат общеизвестен. Да, эти ролики и это нагнетание демонической атмосферы значительно сократило возможное количество туристов к нам, но приехавшие увидели разительное отличие между тем, что им на уши вешали и тем, что на самом деле в Украине. Все помнят оглушительный моральный успех Украины и севших в лужу "бибисишников". Но это было потом. Мы-то знали, что ролики ВВС - заказуха, но что они там, в Европах, иного могли тогда подумать? А тут вот я. Очевидец, так сказать. Меня и спросили, мол, правда? И я толкнул длинную, эмоциональную речь о том, что в роликах ВВС - неправда, что у нас всё совсем не так чёрно и плохо, как показывают. Что Юля Тимошенко не такая святая, как они думают. И так далее, и тому подобное. Когда я закончил, весь стол смотрел на меня, хехе.
   Сидели мы долго. Часов эдак до одиннадцати вечера. А потом начали расползаться кто куда. Отель - вот он, под боком, два шага сделай. Бельгийцы же разъезжались по домам.
   А тут возьми и предложи мне шеф, мол, я не хочу в отель, пошли, пройдёмся по улицам Антверпена. Да разве ж я против?! Конечно, за!
   И мы пошли.
   По пустынным в ночи улицам мало кто ходил, но ходили! Больше того - до сих пор ходил общественный транспорт! Трамваи, например. Не зря их редкие прохожие ждали на остановках.
   Неоновые вывески, низкие уличные фонари (кстати, питающиеся днём от солнечных батарей, а ночью расходующие накопленную энергию) освещают улицы и рекламы. Большущий политический плакат, а у кандидата нос замалёван красной краской. Мы даже подумали, что он изначально так и шёл - с клоунским носом, но нет: через пару дней мы увидели "оригинал" без красной нашлёпки на носу.
   Путь наш лежал в центр, к ратуше. Шеф вёл по памяти - и не ошибся. Вот памятник оторванной руке, от которой пошло название города. Когда-то, семь лет назад, я тут фотографировался. Попробовал и сейчас. В ночи, правда, ничего не получилось. А вот показались и хорошо освещённые центральный собор и ратуша. Исторический центр. Здесь всё ещё людно. Многочисленные кафе наполовину заполнены. Кучками стоят и бродят группы молодых людей с национальной символикой. По-моему, испанцы. Их сборная играла. И, кажись, выиграла. Болельщики рады, поют песни и пьют пиво. Рядом почти незаметно стоят наряды полиции. Блюдут.
   Всё очень хорошо освещено, всё так же щёлкают фотоаппараты туристов, запечатлевая друг друга на фоне исторических памятников.
  
   ночной костёл [я]
  
   Многие исторические здания имеют интересную особенность: у них многочисленные флагштоки, на которых полощутся флаги. Без труда нахожу украинские, улыбаюсь. Кстати, семь лет назад украинских флагов я что-то не замечал. То ли Евро 2012 тому виной, то ли уже более-менее признают за страну Европы. Это не может не радовать.
   Поприветствовав старых знакомых: костёл, ратушу, памятник Рубенсу - идём дальше и дальше. По улицам и улочкам, петляя по узким, ещё средневековым, или переходя по зебре на современные городские. Смешение старого и нового поражает. Вот явно старое здание, века эдак 15-16-го, с характерной архитектурой Эпохи Возрождения. А вот прилепился к нему дом, построенный ну никак не раньше начала века прошлого. А вот верхние этажи - средневековье, а на первом - современное кафе со стеклянной витриной.
  
   ворота костёла [я]
  
   Пустуют кафе, из которых уже ушли последние посетители. Столы, стулья или кресла - всё стоит на своих местах. Никому не приходит в голову заносить их в помещение. Охранников не видно. Значит, просто не тянут. Иные кафе и особенно - пабы - работают. Оттуда доносится гул голосов, кто-то поёт песни. По улицам ходят люди всех возрастов, национальностей и цветов кожи. Общаются на своём, кричат приветствия. Мы отвечаем по-украински. "Будьмо!" - кричу я на приветственный возглас весёлого испанца. Мы друг друга поняли, мы улыбаемся. Хорошо!
   Частенько на пересечении улиц на самых углах здания на высоте второго-третьего этажей стоят странные... скульптуры, что ли. Вырезанные из мрамора или дерева фигуры Иисуса Христа или Девы Марии. Обязательно хорошо освещены. Обязательно под навесом, под крестом. Зачем такое? Не знаю. Наверное, у католиков так принято.
  
   молельни на углу [я]
  
   Вышли на берег реки Шильды, на которой стоит Антверпен. Противоположный берег искрится огнями. По реке туда-сюда снуют баржи. Полные или пустые. Полные - палуба почти вровень с водой, пустые - палуба метров на пять возвышается над водой. Шеф рассказывает мне о море, о парусах, о навигации. Он - яхтсмен, он живёт морем, он много об этом знает. Интересно.
   Дышится легко.
   Но надо возвращаться в номер, ведь завтра - очень трудный день, а на дворе уже заполночь. И вот мы вновь идём вдоль набережной, а потом ныряем в хитросплетение антверпенских улочек. Неожиданно натыкаюсь на музей Рубенса. Я тут был семь лет назад! А через несколько десятков метров - ресторан "Хорта", в котором нас с Анькой угощал Франсуа всё те же семь лет назад. Через пару минут мы выходим на площадь у нашего отеля. Оказывается, и "Хорта", и музей Рубенса буквально под боком.
   В номере я ещё умудрился прочитать несколько работ конкурса БД-12, судьёй которого в тот момент был, безуспешно попытался выйти в Интернет, повтыкал в телевизор - и завалился дрыхнуть.
  
   я [я]
  
   Так прошёл первый день поездки в Бельгию.
  
  

День второй

  
   Спал я ужасно.
   Дело в том, что одеяло в номере - тёплое, а обычной простыни или более тонкого одеяла, чтобы укрываться, у них почему-то нет. Не знаю, может быть и можно было среди ночи позвонить на ресепшн и попытаться объяснить проблему, мол, очень жарко, невозможно спать! Но я не звонил. А зря, наверное.
   Как вы уже догадались, спал я плохо из-за жары. Сам виноват, что говорить: мог бы кондишен включить. А не включил. Потому и маялся. То накроюсь - жарко! - то раскроюсь - холодно! Ужасно...
   Но утренний душ вернул мне бодрость. На время.
   Перед поездкой на фирму нужно было ещё позавтракать. Покушать с утра можно было в фойе гостиницы. Причём это - завтрак - входит в стоимость номера. Часть фойе сразу за баром отделена именно для завтрака. Стоят столики, у столиков - стулья, диваны. Всё цивильно.
   Еду нужно брать самому. Завтрак организован по типу "шведский стол", но тут просто громадный этот "стол", раньше я такого вообще не встречал. Тут действительно было ВСЁ. Колбасы, ветчины, сыры - десятки сортов, нарезки. Масла, причём совершенно разные от сливочного до шоколадного. Овощи и фрукты. Яйца разные - от перепёлиных до утиных - как сырые, так и разной готовки - всмятку, "в мешочек", яичница. На горелке стоит кастрюля, там постоянно на тихом огне кипит вода. У кастрюли - специальные яйцедержалки и сырые яйца. Подходи, выбирай, вари на свой вкус. Мюсли, хлопья, молоко. Каши. Хлеб и булки. Горячие супы. Мёд, джем, шоколад и йогурты. И т.д., и т.п. Чай, кофе, горячий шоколад.
   Подходи, бери, сколько влезет и ешь.
   Только спрашивают, мол, с какого ты номера, милок. Говоришь им - они отмечают. Я в первый раз полез доставать электронный ключ, мол, да, я тут живу, всё норм, вот номер, вот ключ. Но потом гляжу - а никто и не показывает, а ни у кого и не спрашивают. Странно. Неужели никто левый с улицы сюда вот так вот не может зайти и наврать, что он у них живёт, назвав любой номер?
   Ну да ладно.
   Ем с утра я обычно мало. В Бельгии ограничивался парой самодельных сэндвичей. Один - из колбас и ветчин, второй - из сыров. Брал булочку, разрезал, мазал маслом и накладывал три-четыре вида колбасы или сыра. И всё. Так и ел. С утра обычно не очень охота есть, но ведь это бельгийские ветчины и сыры. Наши сейчас с ними могут поспорить в качестве и вкусе, да, но пока ещё не дотягивают, ой, не дотягивают.
  
   завтрак [я]
  
   На фирму ехали всё той же компанией - мы с шефом и румыны. Всего пятеро.
   Капал мелкий дождик, небо затянулось серыми тучами, но в будущем обещал быть большой дождь. Всю дорогу я глазел на утреннюю Бельгию.
   В большинстве своём улицы были пустынные. Если в центральных районах ещё наблюдалось достаточно интенсивное движение: школьники и студенты идут на учёбу, мамы ведут детей в детские частные садики, многие едут на работу в машинах, на велосипедах и общественном транспорте. Но ближе к окраине города и в пригородах - словно кто-то стирает мокрой тряпкой людей с улиц. Всё больше едут на работу, чем идут по улице. Ну, открывают магазины или разгружают товар. Это да. Но и всё.
   Кстати, насчёт магазинов. И в прошлый раз мне это не очень-то нравилось, и в этот раз ничего не изменилось: здесь очень неудобные магазины. В них работающему человеку просто нереально скупиться. Просто потому, что они работают тогда же, когда работают все. И когда у всех рабочий день заканчивается, заканчивается он и у продавцов магазинов. Едешь на работу - магазины ещё закрыты. Едешь с работы - уже закрыты. Очень неудобно. Да, есть какие-то дежурные продуктовые, которые работают на пару-тройку часов дольше остальных. Есть крупные супермаркеты, которые работают ещё на пару часов дольше. Но нет круглосуточных. Нет дежурных аптек, негде купить гуляке пиво и так далее. Почему так? Всё очень просто. Магазинчики-то в основном частные, и хозяева тоже хотят иметь личную жизнь и так далее. Почему они не прогорают? Потому что в них всё же ходят. Пенсионеры. Домохозяйки. Туристы. А как живут простые рабочие и интеллигенция? Да как и большинство в мире, большинство - среднего класса. На выходных закупают продукты и всё, что нужно на неделю - и живут на это до следующей субботы.
   Привык я к нашим круглосуточным гипермаркетам, ночным ларькам и тому, что всегда можно зайти с работы в магазин и купить всё, что угодно. Потому такой расклад, как в Бельгии, мне совсем не нравится.
  
   Второй рабочий день был уже более предметен, что ли. Нас разбили на группы - "Начинающие" и "Опытные", и до обеда именно таким составом мы и занимались. Опытность определялась по тому, как долго мы являемся пользователями специальных расчётных программ нашей фирмы. Дело в том, что наша фирма стояла у истоков и одна из первых начала строить быстровозводимые модульные здания из холоднокатаных конструкций... впрочем, это всё неважно, а важно то, что у нас свой софт по расчёту конструкций. Первым делом, как я стал инженером на фирме, изучал этот софт, и первая командировка в Бельгию была связана именно с этим - адаптация украинских строительных норм и правил к расчётному комплексу фирмы и обучение работы с ним. Теперь же, спустя семь лет, я, конечно же, был определён в группу "Опытные".
  
   конференц-зал [я]
  
   Программный комплекс всё ещё развивается и прогрессирует. Как и компания, и приёмы монтажа, и новые типы зданий... впрочем, опять меня не туда понесло.
   В общем, первое, что мы в этот день проходили - новые заморочки и возможности программного комплекса. Было довольно интересно и познавательно.
   Во второй части "марлезонского балета" была намечена экскурсия по заводу и научно-испытательному центру компании. По заводу, где производится большинство компонентов наших здания, меня уже пару раз водили в предыдущих командировках. Так что ничего откровенно нового я для себя не увидел. Разве что открытием для меня стал тот факт, что обеспечением электроэнергии для работы завода занимаются теперь... солнечные батареи, которыми укрыли всю кровлю большущего завода. И пусть не всегда тут солнечно, но и в не совсем солнечные дни энергия каким-то образом накапливается и используется. Что тут уж говорить о солнечных днях! Почти всегда, кстати, энергии - с избытком, и её перегоняют в городские трансляторы. При этом - заметьте - фирма совершенно не платит за электроэнергию (она, получается, своя) и ещё имеет скидки и субсидии от города на другие ЖКХ услуги.
   Ах да, что из нового ещё было, так это то, что экскурсия проводилась при помощи специальных наушников и переговорного устройства. На заводе довольно шумно, и чтобы гид, обязанности которого исполнял долговязый Стефан, не надрывал голос и чтобы мы его слышали, каждому выдали беспроводные наушники. Стефан, сам в наушниках, рассказывал в микрофон - и мы его все прекрасно слышали. А сними наушники - ничего не слышно, так там шумно было.
   А вот исследовательский центр, честно говоря, поразил. В нём, как во всяком научном центре, были и презентационные участки помещения, было несколько стендов, где каждый день проходят испытание той или иной детали, а то и целой секции здания. Причём используются мобильные домкраты, многофункциональные измерительные приборы и - компьютерная техника. При нас провели испытания одной детали. Онлайн производилось считывание информации с экспериментального образца, строились графики и делались выводы.
  
   стенд  [я]
  
   Я в испытаниях образцов и экспериментах не новичок. Одно время пришлось работать в лабораториях Донбасской Государственной Академии Строительства и Архитектуры, начиная эдак с третьего курса. А потом магистратура, аспирантура... Потом и в Научно-Исследовательском Институте ПромстройНИИпроекта тоже в испытаниях был задействован. Но там мы в основном под большущими прессами жали бетонные кубы, кубики, призмы. Эти авралы с приготовлением образцов, эти сутки - а испытания проводились сутки, а порой и несколько дней, - когда мы то сонно зевая, то лихорадочно считывали информацию с тензометров и прогибометров. Да, было весело. И "весело".
   Тут же - всё намного проще. С устройством стенда может справиться единственный человек, ну, максимум, пара. Для поднятия и переноски тяжестей - пожалуйста небольшой кран-тельфер. Испытывают-то в основном наши конструкции, а они не тяжелы: тонкостенная оцинкованная сталь.
   В общем, я был впечатлён.
   При этом, когда находится оптимальная форма и размеры детали, её долго, кропотливо испытывают сотни, много сотен раз - разные давления, нагрузки, сочетания их, режимы. Ведь эта деталь будет запускаться в производство и применяться по всему миру! Тут нужна точность, нужна абсолютная уверенность в том, что деталь - надёжна.
   Что ещё больше всего запомнилось, так это проверка надёжности сварочных соединений. Некоторые самые важные детали всё же перед цинкованием соединяются при помощи сварки, а сваривает части деталей - робот. Постоянно производится контроль таких сварных мест, дабы не было флюсов, пустот, недосварки и т.д. Деталь тупо разрезают на части и смотрят в местах разреза, каково качество сварки. У нашей фирмы - похвастаюсь - соединения идеальные.
  
   сварочные швы [я]
  
   В общем, испытательный центр оправдал своё название. Надеюсь, в наших испытательных центрах нынче так же технологически подкованы.
   После этих экскурсий и прогулок был обед. Обед на Frisomatе - это что-то особенного. Ничего такого - бутерброды, сладкое, чай и кофе, напитки и фрукты-овощи, но дело в другом. Длинный шведский стол, подходи, бери, что хочешь, и большая его часть уставлена подносами с бутербродами. Два подноса одного вида бутербродов, и только видов я насчитал более десятка. Тут тебе и банальные хлеб, масло, сыр. С кусочком солёного огурца и веткой укропа. Тут тебе и что-то необычное - на хлебе - самодельный соус из вареных яиц, майонеза, острых специй. И ветчины, колбасы. И разнообразные морепродукты. Я вот попробовал сэндвич с креветками - очень понравилось. В качестве хлеба - булки с ладонь длиной, разрезанные напополам. Большие, в общем. За прогулки мы нагоняли аппетит, запахи от сэндвичей стояли непередаваемые. В общем, к поглощению сэндвичей вся наша компания подошла более чем серьёзно. Хотелось попробовать ВСЁ. Но уже после четвёртого сэндвича желудок сказал: хватит! Компоненты для бутербродов делались явно не в фастфуде, а в каком-то местном ресторанчике... ну или фастфуды здесь намного вкусней.
   В общем, накушался я изрядно, запил кофе, подхватил пару баночек фанты с собой - и спустился в конференц-зал.
   Вторая часть этого длинного, самого длинного учебного дня, была очень информативна и совсем вам неинтересна. Скажу лишь, что закончили мы опять позже, чем нужно было: около семи вечера.
   "Усталые, но довольные", вновь, по одному и группами мы выбирались наружу. Нам предстоял путь совсем не в гостиницу, а в боулинг. Наверное, то, что не предусматривался крюк в гостиницу, было вызвано тем, что сам боулинг был сравнительно рядом: в четверти часа езды от фирмы. Нас, впрочем, предупреждали заранее о том, что после окончания трудового дня мы едем в боулинг, так что морально я был к этому готов.
  
   вид на
  
   Впрочем, как посмотреть. Я ведь ни разу не был доселе в боулинге и совсем не умел играть в эту игру. Не потому не был, что у нас в Киеве боулингов нет - их очень много - а потому, что таких друзей, которые бы вытащили в боулинг, нет. В общем, как-то не приходилось сталкиваться. Шеф, правда, несколько раз уже был там, так что обещал научить азам... А что там этих "азов"? Прицеливайся - и кидай шар... Так я думал. Наивный, хехе.
   Вновь расселись по машинам и покатили в боулинг.
   Моросил мелкий дождь, серые свинцовые тучи висели так низко, что, казалось, подпрыгни повыше - и взлохматишь их подбрюшье. Серое небо, серая вода канала, а по воде плывёт до безобразия весёлые пароходик, сияющее белый с громадным жёлтым флагом. Какой-то компании яхта, наверное.
   Проезжаем возле поистине огромного шоппинг-центра Вяйнегема, а тут же, через дорогу от него, частная земля. Поле, на поле - высокая трава, а в ней группками пасутся стройные кони, пёстрые коровы, лохматые овцы.
   Ехали какими-то дебрями. Причём это я не про захолустье какое-то, наоборот, пригородная зона, всё застроено. Магазины (все закрыты), кафе (все открыты), частные дома, муниципальные здания. Много зелени и лужаек. Людей мало - дождь, да и вообще - вечер. Зато много велосипедистов, укрывшись плащами и дождевиками, спешат по своим делам. И машин много. Просто где мы ехали, что вокруг - совсем не понять. Какие-то указатели, какие-то мелкие дороги шириной в одну машину примыкают к трассе. Шеф пару раз порывался свернуть то в одну, то в другую, да вовремя осаживал. Искал известные только ему приметы. Наконец, свернули на дорогу, ничем, в принципе, не отличающуюся от десятков других таких же. И надо же - вырулили к автостоянке у здания с бросающейся в глаза вывеской боулинга. Никогда б не подумал, что в этом "кармане" домов, к которому ведёт узенькая дорога, может стоять столь громадный развлекательный центр. А он - боулинг - был-таки немаленький. Ну, кто бывал в такого рода заведениях, поймёт, о чём я.
  
   боулинг [я]
  
   На удивление, в самом боулинг-зале собралась уже почти вся наша компания. Не хватало только нас. А уж бельгийцы приехали всем офисом, не только инженеры. С удовольствием наблюдал здесь Изабеллу, инженера-конструктора, которая вырисовывает и высчитывает большинство приходящих с Европы заявок. И кто-то из менеджеров тут был, и... в общем, многие.
   Главное - тут была громадная плазма, на которой показывали - ура! - футбол. То есть должны были показывать. Должны были наши с французами играть. Но на плазме показывали студию, ведущие что-то по-валлонски обсуждали и иногда врубали прямую трансляцию. А там!!! Ужас! В Донецке шёл потрясающий ливень, и сквозь центральную незакрытую часть стадиона сплошным потоком лилась вода. Десятки людей с какими-то кольями штрыкали в поле, улучшая, что ли, фильтрацию. Шеф, уже успевший переброситься парой фраз с присутствующими, рассказал, что матч на полчаса отложили из-за практически затопленного поля. Но не отменили, что радовало.
   Бельгия - соседка Франции, и за французов тут, само собой, болели практически все. Так что я почувствовал себя как жук в муравейнике. Пусть я был без атрибутики, но ведь говорил с шефом, например, или с Томасом, по-русски. И уж окружающие, кто сидел за столиками напротив плазмы, слышали славянскую речь. Некоторые косились. Не враждебно, но уже настороженно. Причём сидевшие были в большинстве своём, как мне кажется, арабами или с Кавказа. Так показалось.
   Тут подскочил паренёк из местной обслуги, спросил, мол, что буду пить, какое пиво. Я ему: Duvel, мол. Он в ответ ещё несколько предложил. Сошлись на Trapist.
   Тут подкатывает ко мне один из бельгийцев... чёрт, имя забыл. Молодой, шебутной. Он рьяно болел за французов, и знал, что я с Украины, потому вот мы с ним на сегодня были самыми что ни на есть противниками. К слову сказать, никаких конфликтов, даже словесных перепалок, у меня, да и ни у кого из наших ни с кем из "фризоматовцев", ни с кем из местных не было. Мы с тем пареньком весь вечер потом пикировались, но шутливо. Он "Франция победит!" Я - "Никогда! Украина победит!" И так до самого конца матча, но и потом, после, мы продолжали шутливо пикироваться. Учили слова. У него жена - албанка, и он весь вечер пытался научить меня говорить тостовый выкрик на албанском, а я его так же весь вечер пытался научить говорить слово "Будьмо!" Ни я не преуспел на этом поприще, ни он. Но веселило это нас изрядно.
   Ну так вот, подкатывает он ко мне и тоже таким трагическим тоном спрашивает, знаю я, мол, что такое "Дювел"? Я стал косить под дурного и вновь завёл речь про "двойное", но он мне таким же трагическим тоном поведал, мол, что "Дювел" переводится как "дьявол", и мол хорошо, что я всё же пью "Траппист". Слово за слово, мы разговорились про пиво, потом определили спортивные интересы, поделились мнениями, кто победит. Подключились другие, и вот уже в несколько голосов мы сравниваем шансы.
   А там нас и за стол пригласили. Очень необычно как для меня выглядел этот стол. Ну, тарелки, бокалы, салаты, то, сё. Это понятно. Но зачем через каждых две тарелки стоят печки? Маленькие такие, с плоской сплошной плитой сверху. Как в китайских харчевнях, где вся поверхность - печка, и на ней постоянно что-то да жарят. Местные фризоматовцы, да и не местные, как оказалось впоследствии, были в курсе происходящего. Лишь единицы, и я в том числе, не понимали, а что, собственно, делать? Тут подсуетились официанты и разнесли каждому по дощечке, где лежал целый набор мяса. Сырого мяса. А также колбасок, сарделек и т.д. И что с ними делать? Не, вывод напрашивался сам собой, мол, вот жаровня, а вот сырое мясо. Вперёд! Но я ещё сомневался. Тут сидящие напротив Анька и Изабелла как ни в чём не бывало насыпали на жаровню тучу своего мяска - и давай его жарить! Смотрю, и все остальные так же поступают. Надо и мне от них не отстать.
  
   мясо [я]
  
   К слову сказать, я не особо умею мясо жарить. Первые эксперименты осуществлялись ещё в ПТУ и закончились тем, что мясо я сжёг. Но съел. Потом было ещё несколько подобных неудачных опытов. Аж до магистратуры-аспирантуры у меня с мясом всё было на "вы", а уж в аспирантуре соседи научили меня в духовке печь окорочка. А там и шашлыки... Но вот так вот самому жарить мясо на открытой жаровне - у меня не получалось никогда.
   Что ж, попытка не пытка. Выложил один кусок, кажись, говядину. Прибавил к нему сосиску, колбасу какую-то. Прижал. Шкворчит. Благоухает. Хорошо! Сумел пожарить один кусок, разрезал, попробовал. А хорошо ведь! Получилось! Ура!
   И понеслось!
   Вино разносят, но я вновь попросил пива. Разговоры, шутливые перепалки. Я сидел почти в середине стола, и рядом со мной пустовало одно место: оно было оставлено для главы нашей компании Ги Соммерса. И вот за этим пустующем местом всю половину стола занимали бельгийцы. Франсуа, рьяный поклонник именно французской сборной, великий шутник и задира, и тот молодой человек, о котором я писал выше, возглавили против меня одного "военную компанию". Они пели французские речёвки, хором кричали здравницы Франции и шутливо меня периодически задевали, типа нашего, например, "Франция - параша, победа будет наша!", только, конечно, вместо "Франция" они ставили "Украина". Я держал удар, делал суровое и даже яростное лицо, потрясал вилкой с насаженной на ней куском мяса и в ответ кричал наши кричалки подобно той, что чуть раньше привёл.
   Конечно, я не поверил, когда нашим вкатили первый гол. Я утверждал, что меня обманывают, несмотря на то, что мне под нос подсовывали Айпады с онлайн-трансляцией и счётом крупным планом. Не поверил и во второй гол. У бельгийцев было прекрасное настроение: французы ведь выигрывали, а я почему-то вовсе не унывал: да, обидно, досадно, что проигрываем, но ведь первую игру мы выиграли, а впереди ещё одна, так что не всё потеряно!
   Мясо жарилось, веселье и вино текло рекой. Пришёл Ги, и вот он, как оказалось, любитель и завсегдатай этого места, показал мастер-класс, как на такой жаровне жарить. Куски мяса с его жаровни прямо сами прыгали, переворачиваясь. Казалось, у Ги не две, а двенадцать рук - так он успевал везде и со всем.
   Кстати говоря, представьте в принципе эту картину: сидят плечо к плечу руководитель большущей компании с оборотом во многие миллионы евро в год, имеющей полтора десятка филиалов по миру и несколько заводов - и рядовой инженер из далеко не первого по прибыли филиала этой же компании. Сидят - и иногда чёкаются бокалами, перебрасываются фразами, смеются нехитрым шуткам Франсуа. Первый человек компании и пятьсот тридцать энский какой-то. Вполне так нормально общаемся и не испытываем какого-то неудобства.
   Я не могу такого же представить себе, чтобы такое же могло происходить у нас на Украине. Не такой менталитет, не те понты.
   Не знаю, сколько наше пиршество продолжалось, но долго. И вот как-то все встали и потянулись к дорожкам. Кто-то, правда, из бельгийцев остался.
   Первое, что нужно было сделать, это переобуться. Оказалось, в боулинге гладкий пол, специально начищенный какими-то составами, чтобы шар как нужно скользил. Так что нужно одевать специальные полутапочки-полукроссовки. Есть и ещё несколько правил боулинга, которые я узнал впоследствии. Мол, ограничение по времени броска, не пересекать виртуальной линии. Пересечёшь - уже бросок и так далее.
   Потом нас долго распределяли по группам, прописывали в компьютер, чтобы бегущей строкой показывало, кто именно сейчас бросает шар. Нас разделили на четыре группы по пять человек в каждой. На игру отведено было три полных круга-захода, не знаю, как это называется. В нашей пятёрке были мы с шефом, румын Кристи и два бельгийца: худой как спичка Жан-Филипп и сам Ги.
   Я, как говорил раньше, ни разу доселе не играл в боулинг, но, конечно, видел неоднократно, как это делается. Шеф же уже несколько раз играл, как и Кристи. А вот Жан-Филипп и Ги, они как раз были профессионалами.
   Тут случилась неприятная для меня история. Шаров, чтобы их брать и бросать, на дорожке не было: до сего момента на дорожке никто ещё не играл, и шары были в специальной тумбе. Их оттуда нужно было достать. Ну я и сунулся доставать, резко дёрнул шар, вытаскивая - и пребольно ударился об ограничительный край тумбы. В общем, счесал кожу на двух пальцах, да не просто счесал, а снял чуть ли не до мяса. Тут же полилась кровь, само-собой. Пошёл к бармену, может, у них есть аптечка. Оказалось, конечно есть, и у них всегда наготове пластыри. Оказалось, что бармен на самом деле понимает и говорит по-русски. Это был армянин, он приехал сюда на учёбу, да так и остался. Мы с ним поговорили, я взял ещё пива и, заклеенный пластырями, побежал играть.
   Играть было... необычно. Странно, ведь внове всё и, конечно же, азартно. Эти летящие к цели шары - и ты задерживаешь дыхание, когда следишь за траекторией полёта шара. Это разочарование, когда шар скатывается в кювет и, наоборот, восторг, когда с громким "ток!" шар врезается в крутобокие кегли. Увы, опыт есть опыт, а отсутствие опыта есть именно его отсутствие. У меня ни разу не получилось сбить кегли одним шаром, зато несколько раз удавался страйк - когда вторым шаром сбиваешь оставшиеся. Хуже меня в нашей группе не играл никто. Даже Кристи, который вроде был наравне со мной, и тот оказывался на несколько очков впереди меня. И всё же я был не самым худшим игроком. В соседней группе была Мари, так она вообще не умела и не хотела играть. Наверное, и не играла бы, а заставили. Одета она была в строгий деловой костюм, маникюр на ногтях, все дела. Так она если "докатывала" шар до кеглей вообще - уже был праздник. А так обычно её шар сразу улетал в кювет. Зато если не улетал, "её" команда встречала "успешный" кидок восторженным рёвом.
   Кричал и я, но только когда наши сбивали кегли одним шаром.
  
   победа [я]
  
   Бегал тут в туалет, а по пути увидел, что в этом центре не только боулинг, но и местный клуб каратэ. Через полуоткрытую дверь видны взрослые и дети - все в кимоно, а вот пояса у всех разные, смотря какой дан. Позже когда я подходил к бару и у каратистов закончилась тренировка, "нарвался" на пятёрку девчонок лет пятнадцати-семнадцати. Они пили сок и обсуждали какой-то приём, энергично жестикулируя. Пока я дожидался бокала пива, они рассматривали меня как-то плотоядно, примеряясь, наверное, как бы на мне провести приём. Ретировался оттуда чуть быстрее чем обычно.
   Было очень весело и азартно. Обязательно как-нибудь дома схожу в боулинг с женой.
   Я, честно говоря, не сравнивал, чья команда всё же набрала больше очков, но, как по мне, покидали мы всё же мало. Только во вкус вошёл, а уже закончили.
   Перед тем, как ехать в гостиницу, подошёл к бармену-армянину и пожелал ему и его заведению всего самого наилучшего.
   А дальше была ночная поездка в гостиницу, ночной душ и сон.
  
  

День третий

  
   Сегодня был последний день нашего рабочего слёта-семинара. Да и тот не полный, то есть не до шести вечера. А "всего лишь" до трёх.
   Кроме того, сегодня должно было быть "Statical Trophy". В двух словах, это так называемая ярмарка инноваций: каждая страна могла представить другим свою интересную разработку в рамках нашей фирмы. Это мог быть интересный проект с необычным решением, или некое нововведение, которое могло в дальнейшем помочь всем. После всех докладов происходило тайное голосование путём распределения баллов 3-2-1 наиболее понравившимся предложениям. Ну и символический приз. А вот он считался довольно престижным. Просто потому что! Шеф его, этот приз, очень хотел. Несколько лет подряд наши украинские разработки и предложения на таких вот "трофи" зарабатывали неизменно вторые места. А шеф тщеславно хотел первое.
   В общем, уже привычные завтрак, подготовка к поездке. Вышли ждать уже машину, глядь - а площади-то уже нету! То есть никуда она, конечно, не делась, только вот на ней и на близлежащих улочках развернулся целый рынок. Ярмарка! Палатки, палатки и ещё раз палатки. Раскладки. То, что попало в глаза - фрукты, шоколад, велосипеды, одежда. Я бы с удовольствием на ярмарке походил, да времени не было.
   Уже привычное маленькое путешествие по улицам Антверпена и пригородов - и мы на фирме. У бельгийцев сегодня, в субботу, выходной, и потому завод молчит. Лишь иногда звякают укладываемые в фуры конструкции. Погрузка готовых проектов и транспортировка их к месту назначения осуществляется без выходных. Ну и мы как дурачки припёрлись в субботу дальше учиться и делиться знаниями.
   До обеда было несколько докладов и лекций. В обед собрались все, сфотографировались на память. А вот после обеда - то самое "Statical Trophy". Выступила Анька с довольно длинной историей, как одной африканской фирме они делали проект здания. Одно решение, второе, третье, одно вычурнее и сложнее другого, впрочем, всё по желаниям заказчика... а потом последний плюнул - и заказал самый простой, но и самый экономичный проект.
   Потом были румыны, болгары, поляки и венгры с их необычными и непривычными расчётами, расчётными программами, подходами и реализациями. Причём пара докладов румын была только на французском, в котором я ни бум-бум, ни кукареку. И не только я. Но доклад всё же был на французском.
   А вот потом выступил шеф.
   Его/наша инновация была в том, как при помощи сэндвич-панелей добиться требуемой по украинским нормам и правилам огнезащиты. Вроде бы с одного взгляда и понятно всё, мол, сама сэндвич-панель имеет определённую огнезащиту и сопротивляемость... А вот как они ведут себя на конструкции? Панель - это одно, а стыки их - как? Вот этим вопросом и занялся шеф. И получил неутешительные результаты: в стыке панелей значительно сокращаются термическое сопротивление и огнезащита всей конструкции. И мы их тут, на Украине, всячески испытывали. Различные заполнители стыков, различные методики соединения панелей и каркаса... пока не добили приемлемых результатов, подтверждённых экспериментально. Всё это шеф собрал и сделал из этого доклад. Ужасно нервничал, неоднократно репетировал - и рассказал на ура!
   Были ещё бельгийские доклады, ещё кого-то. Наконец, тайное голосование. Конечно, все три балла отдавали своим докладам - а остальные уже распределяли среди понравившихся.
   Потом Франсуа и Жан-Филипп приступили к подсчёту голосов, Стефан, чьё имя значилось последним из докладчиков, вместо доклада показал нам мега-подборку строительных и не очень ляпов, несуразностей и откровенной лажи, совершаемой людьми. Подборка была весёлой, и мы, уставшие за несколько дней напряжёнки, не сдерживаясь и не смущаясь, ржали над каждой фоткой. Но вот всё подошло к концу, и нашу встречу закрыл Филипп Соммерс, брат и зам головы компании. Охарактеризовав "митинг" как "великолепный", он выразил уверенность в том, что следующую встречу нужно будет провести через два года. Так что, может быть, через пару лет ждите ещё один мой доклад.
   После торжественного закрытия мы все поднялись в зал, где обычно обедали. Там уже были специальные гости - жёны Ги и Франсуа, другие. Казалось, жена Франсуа Беатрисс не изменилась, а ведь прошло уже семь лет с нашей встречи. Правда, к сожалению, я тогда забыл, как её зовут, потому и не решался было подойти. Но вот набрался смелости... подошёл, поздоровался, почелмокался.
   А тут подоспел и сам Франсуа с результатами подсчётов. Мы замерли в почтительном молчании. Франсуа, поддерживая загадочность и важность происходящего, никому не показывая результатов, начал издалека, тоже рассказал, как встреча была важна и как удачно она прошла, потом назвал бронзового призёра, серебряного... Не нас. Смотрю - шеф уже поник, взор его потупился. Но вдруг - "Юкрэйн!" "Энд Поланд!" Все замерли, а потом разразились смехом и аплодисментами. Получилось донельзя символично: именно в это время Украина и Польша принимали ЕВРО 2012, и вот - Украина и Польша набрали на нашей встрече равное наибольшее количество балов. Некоторые сомневались в таком сочетании обстоятельств, но, прикинув голоса, всё же удивлённо качали головами: таки правда!
   Шеф сиял. Это ж надо - столько лет идти к победе, и, наконец, одержать её! Тут же назвал меня счастливым талисманом (интересно, талисманам полагается добавка к зарплате?). Победителей тут же начали фотографировать. Польша и Украина держат приз! Один. На двоих. Вот-вот. Один на двоих. Но конфуз не успел начаться, как тут же разрешился: Филипп пообещал, что они сделают точно такой же приз. А этот решили отдать Украине. Всё же Польша - шенген, и передать приз, а то и привезти просто на машине намного проще именно в Польшу.
  
   трофей [я]
  
   Рабочая встреча закончилась. Но отнюдь не закончились "культурно-массовые мероприятия", которые были задуманы бельгийцами. Более того, всё только начиналось! На сегодня, например, было запланировано посещение музея. Я думал, что этот музей - тот, который семь лет назад нам с Анькой показывал Франсуа. Ан нет. Совсем нет. Музей, который запланировали посетить, назывался "MAS". Это был относительно новый музей, его возвели вообще в этом тысячелетии. Я люблю музеи, особенно исторические. А этот, как сказал шеф, а он там был уже пару раз, был "отчасти историческим". Почему "отчасти", я не знал, но вот собирался выяснить.
   В музей собирались в каком-то непонятном беспорядке, спехом, Филипп сам распределял, кто к кому сядет. Уже не было привычных "пятёрок", была кеся-меся. Я, например, попал в машину к трём суровым венграм, которые всю дорогу то угрюмо молчали, то вполголоса перебрасывались парой-тройкой фраз. Естественно, по-венгерски.
   Пока продолжалась неразбериха с тем, кто с кем поедет, понаблюдал, как на большой лужайке рядом с фирмой растягивают большущие шатры, похожие на индейские вигвамы. Это готовятся к завтрашнему дню. Завтра, в воскресенье, ожидалась большая встреча всей фирмы - семейный праздник "Family Brunch". В переводе что-то вроде "Второй Семейный Завтрак". Что это такое - я не знал, не сталкивался с таким ещё. Но то будет завтра.
   Наконец, расселись, поехали. Филипп, кстати, тоже не прочь пошутить. Как и наш шеф. Володя вот в машину, которую вёл Филипп, садился на ходу.
   Ехали вереницей машин. Долго. По индустриальным задворкам Антверпена, вдоль канала. А почти на всём протяжении канала - корабли. Баржи, яхты, баркасы и катера. Рабочие лошадки и дома на воде. Вот бывший маленький сухогруз, нынче переоборудованный в плавучий дом: рубка, надстройка, надувной бассейн и шезлонг. Тяжело нагруженная баржа из Испании, бурча, плывёт против течения. А вот это когда-то было баркасом, а теперь - чья-то контора на воде. Сходни, даже вывеска есть. Наверное, и адрес полагается. Что-то вроде "Баркас Ариадна, где-то между Антверпеном и Остенде". Кстати, имена у всех, абсолютно у всех кораблей были женские. Неважно, с какой страны, неважно, какой грузоподъёмности и какого предназначения кораблик, но имя у него - женское. Всевозможные "Изабеллы", "Софьи", "Кончиты" и проч., и проч. примостились у обеих берегов канала.
   Но вот поворот, ещё поворот, под колёсами уже не асфальт, а брусчатка, и вместо зелёных склонов насыпей - сплошные стены домов в прорехах улиц. Приехали... куда-то. Хмурое серое небо. Половина горизонта - гавань с частоколом яхтовых мачт и паутины канатов, вторая половина - стандартное "домино" европейских домиков, слипшихся фасадами. Трёх-пятиэтажные дома с неизменно высокой мансардой, радуя разнообразием фасадов, сплошной стеной выстроились перед нами. Через канал ведёт мост, тротуары - мощёные, но по ним редко ходят, видно: сквозь брусчатку пробилась трава, видны лужи...
   И куда идти? Непонятно. Но вот пришёл расплатившийся за стоянку авто Филипп и повёл, аки Сусанин, нас за собой.
   Идти было совсем недалеко, метров триста, сам музей уже был виден (правда, тогда я ещё даже не знал, что это - музей), но и на столь коротком расстоянии попадались весьма и весьма интересные вещи.
   Например, вот на углу непонятная на первый взгляд контора, вся увешанная снимками домов. Заинтересовались, присмотрелись. А это ведь риэлтерская контора, что продаёт квартиры. Нет, дома. Дома? На каждой листовке-рекламе снимок дома, описание, стоимость. Сразу! Стоимость дана сразу! Не то, что у нас, цену назовут после стопицот часов мозгозапереподвывертанья. Шеф спросил у одного из наших бельгийцев (а написано-то было по-валлонски), мол, правильно ли мы понимаем, что здесь стоимость дана всё же дома, а не квартиры? Оказалось, да, именно дома. Квартир тут никто не продаёт, во всяком случае, в этой конторе не предлагали квартир. Сразу дом. Ну, в принципе, так и есть. Здесь "среднему классу" присуще жить именно в доме, а не в квартире. Например, у неженатого ещё Стефана (девчата, не провороньте шанс!) четырёхэтажный дом. У Томаса - трёхэтажный. Семь лет назад я был внутри такого, я об этом писал. Узкие, но длинные, в несколько этажей дома - привычная картина не только Антверпена, а и вообще - городов Бельгии. Люмпены живут в многоэтажках подобно нашим, и у них во всю стену - окно. В пригородах - индивидуальные большие, но не такие высокие дома, там живут и "середняки", и обеспеченные граждане. Вот и здесь в этой конторе были вывешены предложения для широкого спектра доходов будущих покупателей, так сказать. Наименьшая стоимость - 95 тысяч евро. Двухэтажный неказистый домик. Наибольшая - почти миллион евро, но в эту стоимость входил четырёхэтажный громадный особняк с садом и приусадебным участком. Подумать только - у нас миллион евро может стоить средней паршивости квартира в центре Киева, а у них - четырёхэтажный особняк с садом. Дикари! Не умеют цену драть!
   А вот целая улица перекрыта, наводнена строительной по причине субботы безмолвствующей техникой. Перерытая улица (может быть, просто меняли коммуникации, а может и собирались строить подземную стоянку), куча предостерегающих знаков, строительные барьеры и защитная сетка. Сильный ветер гонит песок и теребит мешки со строительным мусором.
   Но вот мы выныриваем на очередную бухту, очередной частокол мачт, и к величественно возвышающемуся над трёх-шестиэтажными зданиями музею MAS.
   Вид у музея... очень необычен. Красный гранит вперемежку с волнистым остеклением, прорехи витринных окон, спиралью - прозрачное и непрозрачное. Гранитно-стеклянная призма.
   Проходим рядом с большущим трёхмачтовым парусным кораблём с интересным именем "Marjorie". На корабле никого нет, я думаю, что это или музейный корабль, или... или не музейный. Ни ржавчины, ни обветшалости. Вообще не видел в Бельгии запущенных объектов или кораблей. Разве что музейные экспонаты, как вот этот, например, гигантский экскаватор-разгрузчик полувековой давности. Но он, видно, под присмотром: покрашен, смазан. Может, и действующий.
   А вот пришвартован старенький плавучий маяк. Остановиться бы, посмотреть, да Филипп уже машет рукой, торопит.
  
   маяк [я]
  
   Проходим большую велостоянку. Для частных велосипедов, но вот и муниципальные. Тут такие везде. Одинаковые, приземистые. Оплачиваешь или почасово, или вообще - сутки, берёшь велосипед - и едешь куда надо. Там, куда приедешь, вероятно, недалеко будет такая же стоянка. Правда, кажись, только бельгийцы могут такими велосипедами пользоваться.
  
   велосипеды [я]
  
   Рядом с музеем пристроился большой портовый кран-погрузчик, не действующий, антуражный. А вот через воду у другого берега бухты виден просто колоссальный кран на платформе. Размером с трёхэтажный дом, громадина. За ним - какое-то красивейшее старинное здание с флюгерами в виде парусников, дальше угадывается лента реки Шильда.
   Дёрнулся было к сувенирному магазинчику, купить на память что-то, да шеф остудил, мол, потом будет время, обязательно будет!
   Собрались в фойе музея. Странно оно выглядит. Всё обрамлено стеклянной, а, скорее, стеклопластиковой витриной, но стекло - необычной формы. Оно волнистое, а глубина волны - пол метра или больше. Встань в волну - вот ты внутри, а как бы снаружи. Смотришь, а по улице, преломляясь в стекле, идёт сразу два одного и того же человека, но вот шаг - и его уже полтора, а потом один, и снова начинает расслаиваться. Необычно.
  
   фойе музея [я]
  
   Нам купили билеты. Билеты в музей тут очень и очень дешёвые - всего три евро. Почему так? А всё просто. Здание возводилось на народные деньги и для народа. Да-да, скидывались всем миром, государство тут мало вкладывало. Это, в общем, народный музей, и потому цены тут такие демократические. Заплатил три евро - и все десять этажей музея тебе открыты. Только наклей эту синенькую полосочку на руку. По ней определяют, вхож ты в музеи или так просто шатаешься. Без неё можно разве что на самый верх подняться, на верхний открытый этаж. Там - панорама города. Стеклянные ограждения... впрочем, об этом позже. Ну или можно в ресторанчик на одном из верхних этажей забрести. А с синей полосочкой - куда угодно.
   Как только нацепили полосочки, Филипп снова разделил нас на группы. В этот раз на две. Я не знал, по какому принципу он распределяет, а если бы знал, то сразу попросился в другую группу. Дело в том, что разделение шло по принципу: кто понимает французский язык и кто не понимает французский, но понимает английский. Всё дело в гидах. Для обеих групп брали гидов, и в одной группе гид должен был рассказывать всё исключительно на английском, а во второй - исключительно на французском. Ну так вот. Филипп определил меня с шефом во французскую группу. Я не знаю, забыл ли он, что я французский не понимаю, или просто не хотел разделять украинцев... Это осталось за кадром. Получилось так, как получилось.
   "Англичане" ушли, а мы ещё походили немного по фойе, пока не пришла гид. В фойе было много народу, но без толкотни. Касс было несколько, очередей перед ними не наблюдалось, хотя билеты покупали постоянно. Большие мраморные скамьи могли на себя усадить десятки человек. Тут же, пройдя по коридору, можно было найти туалеты (причём, бесплатные) и камеры хранения. Что удивило - большое количество людей на колясках. Дедушки бабушки, дети, причём детей - больше. Тут, понимаете, инвалидность - не порок, а неприятность. У нас к инвалидам относятся как к законченным людям, как к недочеловекам, но не в том плане, что "недостоин", а в том, что "ошибка природы". Здесь же к инвалидам относятся как к таким же, ничем не отличающимся от других, членам общества. Везде есть на дорогах и тротуарах съезды для инвалидных колясок. Везде в общественном транспорте есть специальные платформы для таких людей. Везде, где туалеты - обязательно и туалет для людей с ограниченной свободой перемещений. Да, и у нас уже новое строительство стало осуществляться с такими же требованиями "по обеспечению равных возможностей", но ведь старого - а его подавляющее большинство - не адаптируют к инвалидам! Вот потому у нас инвалиды тут же вычеркиваются из общества и очень ограничены в ареале перемещения, а тут же для них нет нигде препон - ни морально-нравственных, ни поведенческих со стороны окружающих, ни внутренних, ни внешних.
   Пришла гид. Миловидная женщина средних лет тут же со всеми перезнакомилась, выпытывая, кто из какой страны. На "Украина" она отреагировала "О, Евро!" Вот тут и вскрылось то, что рассказывать она будет по-французски. Все, мол, знают французский? Я такой, мол, нет, я не знаю. Тут выяснилось, что она понимает и даже немного говорит по-русски! А идеально говорит на нескольких языках, в том числе и по-болгарски. В нашей группе как раз было несколько болгар, и она пообещала некоторые фразы говорить по-болгарски, может, и я пойму. Я уверил, что, мол, это ничего, ежли что, мне шеф переведёт. А про себя подумал: "блин... попадалово". Впрочем, гид - это хорошо, а ведь в музее главное что? Экспонаты. Вот их и будем смотреть.
   Одного я не знал. Я не знал характера лекции гида. Она должна была нас провести по музею, но не по залам с экспонатами, а по самому зданию! Она должна была рассказать нам не историю или там про экспонаты музея, а о том, что такое музей MAS, как его строили и какие интересные моменты с ним связаны. В общем, аналитический и строительный ум Филиппа, второго человека в компании, и тут свёл всё к двум вещам: гордости за Бельгию и интересному строительному решению. Статикал Трофи тем самым продолжалось. Правда, здесь для тех, кто знает французский язык.
   Впрочем, тогда всего этого я не знал, перспективы были радужные, а экскурсия только начиналась.
   Мы поднялись на второй этаж. Поднялись на эскалаторе. Тут всё сообщение между этажами только по эскалаторам. Исключая, конечно, пожарную лестницу и лифты для работников музея и инвалидов. Поднялись мы на второй этаж, прошли в фойе второго этажа, собрались вокруг гида. И она начала экскурсию. Она говорила, говорила, говорила на французском, жестикулируя и показывая то на окна, то на стену, то на пол. Слушатели выражали искреннюю заинтересованность. Наверное, лекция действительно была интересная. Иногда лично для меня, но обращаясь к болгарам, гид говорила несколько фраз на болгарском. К своему удивлению, я хорошо понимал, что она говорит. Да и шеф иногда пару-тройку предложений переводил. Но всё равно, соотношение по словам "им" и "мне" было где-то в районе один к пятистам.
   И мне стало невыносимо, невероятно скучно. Журчала французская речь, задавались наводящие вопросы, звучали уточняющие ответы. Иногда заботливо гид у меня спрашивал, понимаю ли я? Я с готовностью отвечал что да, конечно! Врать удавалось убедительно.
   Впрочем, не всё прошло мимо меня. Нечто всё же я понял. Я узнал, что музей MAS - музей народный, построенный на народные деньги. Строился долго, ибо деньги быстро тратились. Потом, кризисы всякие, даже воровство. Музей строился на месте, куда не распространялось требование муниципалитета, касающееся запрета строительства высотных зданий в старой, исторической части города. Умудрились обойти этот запрет, построив музей на намывной косе у морского порта. При этом облицовка всего музея и его полов/потолков - красный гранит аж с самой Индии. Узнав это, я долго хихикал: имея ограниченный бюджет, везти гранит с другой части света. Видать, это всё же было дешевле. Или кто-то на этом отмыл солидный барыш.
   Возводили здание тоже необычно: сначала соорудили центральный бетонный "стержень", в который упрятали пожарную лестницу, лифты, туалеты для персонала. А потом начали строить этажи будущего музея. Располагали помещения музеев на этажах таким образом, чтобы они шли "спиралью", опоясывающей центральный ствол. При этом, кажется (тут я не уверен, что понял правильно), сначала монтировали весь этаж на уровне земли, а потом поднимали вверх, а на земле монтировали следующий этаж. Эдакая детская пирамидка наоборот. И ещё интересная особенность: несущие балки, на которых возводили этажи, располагали под небольшим углом с тем расчётом, что давление строительных конструкций и людей впоследствии выровняет уклон балок и этажа, приведя его к горизонтальному. Эдакое преднапряжение бетонно-каменных конструкций.
   Да, действительно, проект был интересен и сам по себе, и как его возводили. Особенно он был бы интересен, если бы я понимал всё, что говорили.
   А пока же мне оставалось только глазеть по сторонам и стараться как можно тише вздыхать от скуки и нудоты. Я от нечего делать смотрел на волнистые стёкла ограждения и город за ним, на трещины в этих стёклах. На громадную двухэтажную статую рабочего. На круглые металлические пластины, вделанные в гранитные плиты. По окружности пластин было написано чёрти-что, но гид нам объяснил, что так и задумано, мол, надписи на разных языках, но только из букв, которые составляют слово "Антверпен". Глазел на экспонаты, которые в музей принесли жители Бельгии. Экспонатов были тысячи, они не были разобраны ещё, но сгруппированы тематически и запрятаны за металлическими решётками. Целый этаж в этих стеллажах-решётках, за которыми томятся и пылятся не разобранные экспонаты. Я прям почувствовал себя в тюрьме вещей.
   Был момент, когда недалеко от нас проходила наша же "английская" команда, и шеф предложил мне переметнуться к ним. Но я подумал, что вновь всё то же выслушивать, что нам тут наговорили, но уже на английском... нет, решил я, я просто не выдержу. Всё равно настроение уже испорчено было.
   Мы шли по этажам, останавливались на каждом в фойе, не заходили ни в один из музеев, в который вели массивные чёрные двери. И у каждой двери - двое работников музея. А мы шли по фойе этажей, а гид всё говорила, а я всё тупел...
   Я думал, так мы доберёмся до верхнего этажа, и на этом экскурсия закончится. Но вот на седьмом ярусе женщина наконец сказала, что экскурсия подошла к концу и есть ли вопросы. Я про себя вздохнул с большущим облегчением. Знаете, как бывает в кабинете стоматолога, когда врач вешает на место бур и начинает месить раствор пломбы... вот такое же облегчение пришло. Наши поинтересовались обилием трещин в волнистом стеклопластике. Гид сказала, мол, ничего, нормально, каждый год довольно много меняем и мол всё дело в некачественном монтаже. На что толпа инженеров начала оживлённую дискуссию о том, что есть "внутреннее давление ветра и не учёт его в проектировании общественных зданий" а также "влияние деформаций строительных конструкций и основания здания или сооружения на прочностные характеристика ограждающих материалов". В общем, гид не знала, с кем связалась. Уже через пять минут она исписала целый лист заметок и пообещала "серьёзно поговорить с директором музея". Наверное, ей грозит как минимум премия после нашей экскурсии.
   Но вот экскурсия закончена, а время ещё есть. Филипп объявил, что через двадцать минут встречаемся на верхнем этаже музея, на смотровой площадке. Ну ок. Мы решили пройтись по тому этажу, где все "скопились", а потом шеф, заговорнически прошептал мне, что покажет уникальную экспозицию "про мёртвых". Он уже был в этом музее, но тогда они не брали гида, а своими ногами истоптали несколько этажей. Эт ж замечательно! Кстати, про мёртвых. Начиная с этажа эдак пятого, если посмотреть на площадь у музея, можно наблюдать... скелет. Громадный скелет, выложенный чёрной и белой плиткой. Там, где у него должны быть глазные впадины и провал носа, в плитке сделаны "случайные" углубления. Так, когда проходит дождь, а дождь здесь идёт часто, то вода застаивается во впадинах - и вот вам глаза, нос. Я это видел и сфотографировал, это выглядит впечатляюще.
  
   скелет [я]
  
   Зашли в музей, показав синюю ленту на руках. И тут у меня челюсть поползла вниз. Я увидел такое!..
   Впрочем, по порядку.
   Помещение было полутёмным. Нет, света узконаправленного хватало с головой, но весь он был направлен на экспонаты, а вот всё то пространство, по которому ходили люди, было как-то в полумраке. Вдоль стен шли стенды, на которых лежали, висели различные предметы и экспонаты. По всем стенам от самих стендов и до потолка тоже висели экспонаты. А вот в центре зала и на всём протяжении немаленького зала был сооружён большой такой помост, на котором рядами и вперемежку стояли модели кораблей.
   Кстати, фотографировать можно везде! Только - без вспышки.
   Шеф сказал, что этот музей - музей истории порта Антверпен. По ходу он вмещал себя не только порт, но и судостроение и судоходство, ибо это и порт - вещи взаимодополняющие друг друга.
   Вот потому тут и были собраны сотни моделей кораблей, причём тут были модели кораблей всех эпох и времён. От греческих трирем до современных сухогрузов. Различных размеров. От тридцатисантиметровых до двухметровых в длину. Больше всего, конечно, поражали парусники. Они были сделаны настолько искусно, что хотелось рассматривать их часами! Но время поджимало, да и слишком близко не рассмотришь, не получится. Там хоть и не было явных ограждений, исключая разве что то, что некоторые модели были упакованы в стеклянные призмы. Но при попытке приблизить к экспонатам хоть что-то срабатывала сигнализация. Фотодатчики, что ли. Если сигнализация работала больше пяти секунд, туда устремлялось несколько мужчин: скрытая, растворившаяся среди посетителей охрана, мягко, но настойчиво просили посетителя отклониться от невидимой границы.
  
   музей порта [я]
  
   Музей был очень интересен. Старые карты, схемы, модели кораблей. В одном месте странно разрушая концепцию этого музея вдруг примостился кусочек современного искусства: в ярко освещённом "отнорке" куча наваленных Вини-Пухов. Что этим хотел сказать автор? Я так и не понял.
   Но музей ведь - о порте. И чем дальше, тем больше экспонатов, относящихся непосредственно к порту и портовым делам.
   Вот вдоль стены стоят около десятка маленьких чёрно-белых телевизоров, на которых постоянно прокручиваются ролики про порт, корабли, работников порта и т.д., сделанных в 20-70-е года прошлого века. Вот на постаменте застыл большущий гидравлический домкрат. Вот различное снаряжение водолазов: водонепроницаемый костюм, шлем, которые рисовали ещё в 19-ом веке, ботинки со свинцовыми подошвами, чугунные чушки, которые привязывали к ногам, чтобы опуститься на дно... А вот целая кавалькада водолазных шлемов - от первейших, похожих на ведро с прорезями для глаз, и до современных. А вот целая экспозиция портовых разгрузочных и сортировочных приспособлений - от банальной, но склёпанной для надёжности стальными полосами тележки до необычного стола для сортировки кофейных зёрен.
  
   водолаз [я]
  
   Что и говорить, а этим музеем я был впечатлён. Ещё один сюрприз ждал на выходе: в небольшом помещении был сооружён песчаный отнорок, в который могли посетители кинуть бутылку с посланием. Кому? Чему? Это выбирать посетителю музея. Что написать в послании? Это решать посетителю. Дойдёт ли до адресата? А кто ж его знает. Но если хочешь почувствовать себя Робинзоном Крузо, вот столик, и стопка чистой бумаги, и маркеры. А вот тут пустые бутылки и пробки. Хочешь - садись, пиши, запечатывай, бросай. Как по мне, необычно!
  
   бутылки [я]
  
   Но вот мы оставили этот музей и поспешили на пару этажей вниз, туда, где, как говорил шеф, "про мёртвых". Шеф попутал, там было не "про мёртвых", а про индейцев Северной и Южной Америк. Что интересно, так это как организована была подача информации. Вот хорошо оформленный стенд, а в центре его - маленький телевизор, на котором идут документальные фильмы про быт и традиции индейцев. Костюмы, украшения, ритуальные фигурки, модели жилищ. Этим, правда, нас не удивишь. Но вот то, что золотые украшения индейцев кто-то пожертвовал музею... это да.
   На выходе из музея - ещё одна инсталляция с передачей посланий. Я так думаю, там на каждом этаже было что-то вроде. Тут, например, на специальных цепочках с зажимами словно лианы свисали разноцветные листочки с надписями. И опять же: вот стопка разноцветной бумаги, вот маркер для письма, а вот свободные "лианы". Жаль, времени было мало, так бы оставил что-нибудь на память о себе любимом.
   На этаж ниже таки нашли то, что искали. Это мы поняли ещё на входе. Сделан музей был... зловеще. Нет, нет, никаких бутафорских рож из папье-маше или вылезающих из стен мумий. Всё проще. Там был сделан лабиринт. Делаешь шаг внутрь - и ты в полной темноте. За тобой уже закрылась массивная дверь, отсекая последние лучи света, тебя охватила сплошнейшая темнота. И тишина. И тут сбоку раздается лёгкий скрежет, шёпот, отдалённый смех, шелест. Что сбоку - ты не видишь совершенно, но эти звуки вырывают из запасников тонну адреналина - и впрыскивают его в кровь. Звуки страшат, заставляют куда-то бежать, но куда? Назад? Стыдно станет. Вперёд? Куда? Но что это? Вроде бы свет. Глаза уже привыкли к темноте, и различим ультрафиолетовый свет. Ты быстро туда идёшь, стараясь ни через что не зацепиться, а с боков всё так же внезапно раздаётся то скрежет, то шёпот. Ты упираешься в стену, а ультрафиолет уже маячит сбоку. Туда! Стараешься не бежать, страшно аж жуть, потихоньку подкрадывается паника - уже несколько раз свернул, а выхода всё нет!
   Но вот ты чуть ли не с разгону встреваешь в плотную чёрную занавеску - и "выпадаешь" в реальный мир, полный света, людей, жизни. Словно второе рождение. А ведь и верно! Тот лабиринт-инсталляция была сродни потустороннему миру, в котором бродит душа, слепая и нагая, а со всех сторон - страхи и грехи... Сильно было, ничего не скажешь.
   А может и задумка такая, ведь мы как раз таки и попали туда, куда хотел сводить меня шеф - "про мёртвых". На самом деле это был музей, посвященный отношению к смерти и потустороннему различных религий мира. Тут и те же индейцы с их ритуальными костяными кинжалами, которыми они вскрывали грудные клетки жертвам на каменных пирамидах Теночитлана. Тут и индуистские многорукие боги и богини смерти. И дэвы, и традиционно католическое отношение. Чуть жутенько, но как по мне бедненько оформлено.
   Идём с шефом, бросаемся фразами, я ему рассказывают о том, что у инков и прочих ацтеков существовал ритуал игры в мяч, но игры - смертельно опасной. Проигравшие приносились в жертву богам. Смотрю - а ко мне внимательно так прислушивается какой-то левый мужик с подозрительно знакомой рожей. Нет, я его в жизни никогда не видел, а вот знакома рожа - и всё тут. Мало придал этому значения, а шеф, видать, тоже заметил странного гуляку. Вновь натыкаемся на него в другом зале этого музея, и шеф чинно здоровается с ним просто на русском языке. Тот опешил - и тоже поздоровался. Тоже на русском. Встретились славяне чёрт знает где. Шеф потом рассказывал, что они - а их было двое - ходили за нами по всему музею. Уж очень интересны были им наши комментарии. А то всё сплошь вокруг бельгийцы и прочие басурмане.
   Кстати, на выходе из музея... да, да, вы уже догадались. И тут послания можно оставлять. Узелковым письмом! Висят завязанные разными узлами верёвки, висят свободные - завязывай, если знаешь, как.
  
   узелки [я]
  
   То да сё, поспешили мы на самый верх музея. На открытую панорамную площадку. Здесь были воздуховоды, большущий кран с люлькой, но всё же 75 процентов пространства - свободны от чего бы то ни было. На всех четырёх сторонах - сплошные пластиковые заграждения, а в заграждениях посередине - отверстия. Чтобы можно было высунуть руки и сфотографировать без всяких препон. Удобно.
   Отсюда открывался изумительный вид на старый город, на порт и Шильду. Вот по реке плывёт красный корабль. А вот над домами возвышаются башенные краны - там идёт стройка. Хотя нет, не стройка, а реконструкция. И кранов таких по городу - много! Реконструкция у них, как я заметил, довольно-таки радикальная. Обычно оставляют внешнюю стену здания, подкрепляя её специальными рамами, а всё, что внутри, сносят. До основания. Или вообще - раскапывают фундаменты и начинают аж с подвалов. Причём это всё в жуткой тесноте. Вот жилой дом, вот реконструкция, а вот снова жилой дом. Никто не будет отселять никого, но будут принимать самые серьёзные меры защиты труда и всевозможные предосторожности. Сносят, вывозят - и начинают строить по новой с самых начал. В первую свою поездку в Бельгию я наблюдал процесс строительства: реконструировали подобным образом как раз дом напротив гостиницы. Не скажу, что там работали с утра до ночи, наоборот, я никогда не видел строителей. Уезжал на фирму - их ещё не было, приезжал - уже не было. И тем не менее, стройка заметно продвигалась. Так и тут. Кранов - масса, а все стоят, не работают. Суббота! Выходной!
   На некоторых крышах частных многоэтажек, на тех, у которых плоская крыша, сделаны сверху зоны отдыха. Стоят столы со стульями, в больших кадках некое подобие сада с деревьями и кустами. У кого-то даже заметил большой надувной бассейн и шезлонги при нём. Каждый расслабляется как может.
   Походили там, подышали ароматами ресторанчика, кои вылетали из воздуховодов. В животе заурчало.
   Наконец, Филипп собрал нас всех в одном месте, мы отщёлкались на фотоаппараты - и пошли вниз. По идее, мы должны были какое-то время провести в баре около музея, а потом отправиться в ресторан. В общем, было время, чтобы сбегать в местный магазинчик сувениров и купить какой-то путеводитель по музею или что-то вроде.
   Что я и сделал. Когда семь лет назад гулял по Антверпену, то в соборе, например, продавали красивые обзорные буклеты на разных языках, в том числе и на русском. Надеялся, что и сейчас будет так же, ведь музей - видный! Ан нет. В магазинчике была масса литературы, но в основном на английском, французском, итальянском... ещё нескольких языках. Но не на русском. Вышел облом. Но ничего, купил на английском. Кстати, книги у них всё же дорогие. Впрочем, сравнимо с нашими ценами. У нас ведь рекламно-подарочные буклеты тоже не дёшевы. Например, хорошая такая толстая книга на глянцевой бумаге, полностью описывающая музей порта, в котором мы бродили, стоила 40 евро. На наши деньги - 440 гривен. У нас такого же объёма и такого же качества, например, художественные альбомы стоят от 350 до 600 гривен. Так что норм.
   Продавали тут, кстати, и те самые металлические пластины, которые вделывались в гранит музея. Не стал брать. Тяжёлая и в принципе никчёмная вещь.
   Наших я нашёл не сразу, то есть они сидели не в том самом кафе, куда, я думал, они пойдут. Они сидели прямо у музея рядом с тем самым "скелетом". Длинные столы снаружи кафе сплошь занял "Фризомат". Над головой возвышался массив музея. В красных гранитных плитах - нашлёпки металлических кистей рук, символа Антверпена. Расторопно бегали официанты. Все наши пили либо пиво, либо всякие фанты с колами. А кто-то и кофе.
  
   у музея [я]
  
   Не успел я присоединиться к нашим, как подскочил официант, мол, что будете? Я ему - пиво, мол. Он такой, какое? Вестмалле Траппист? Дювел? Стела Артуа? Де Кёниг? Я было растерялся, но заказал почему-то Дювел. Ок. Филипп это услышал и трагическим, скорбным тоном спрашивает: "А ты знаешь, как переводится "Дювел"? Я уж и не знал, плакать мне или смеяться. Они что, решили мне тут флеш-моб устроить?
   Говорили, смеялись, общались. Гомон стоял знатный. Нас намочил дождик, но мы успели сбежать внутрь бара. А когда капли перестали стучать по плитке мостовой, мы, наконец, тронулись в путь в ресторан. Хотя поначалу я подумал, что идём к машинам, дабы ехать к ресторану. Но машины прошли... прошли ещё метров сто, свернули на маленькую улочку и вскоре подошли к ресторану "FOGOS". Вообще, на этой улочке, казалось, на первом этаже сплошь были рестораны и кафе: напротив почти каждого дома стояли столики, отделённые от остального пространства символической оградой - кадками с декоративными деревцами (типа "пыхта"). Сама улица упиралась в набережную какой-то бухты или канала. У "нашего" ресторана был натяжной навес, на подставках дежурили керамические грозные пираты, а из стены торчали стволы пушек. Также у входа стояли бочки с пепельницами на них, горел большой факел. То, что внутри ресторана нельзя было курить, радовало.
   Внутри было как-то очень людно, хотя были и свободные столики. Видать, пользуется ресторан успехом и популярностью, раз такая посещаемость. Впрочем, я понял в дальнейшем, почему. По стенам на полках примостились кофемолки всех возможных размеров и конфигураций, отблескивая медью. В углу примостился большой бар. Возле него - громадный "шведский стол" с громадьём вкусностей и острот. Очень вкусно пахло жареным мясом.
  
   внутри Фогоса [я]
  
   Сновали официанты, что-то разносили, я сперва не понял, что. Потом мне всё объяснили. В общем, фишка ресторана заключалась вот в чём: человек приходит, набирает себе на "шведском столе" гарниров. В то же время на кухне ресторана постоянно жарится мясо. Всевозможное мясо. Девять - двенадцать различных видов. Говядина, свинина, баранина, курятина. Шашлыки, стейки, колбаски и сардельки. Всё оно жарится на шампурах. У каждого посетителя есть специальная двусторонняя метка: с одной стороны она зелёного цвета, а с другой - красного. Если посетитель хочет есть, он кладёт метку зелёной стороной вверх. Соответственно, если не хочет - красной. Мясо, повторюсь, на кухнях ресторана жарится постоянно. И его постоянно разносят официанты. Ещё шкворчащее, исходящее паром, с пылу - с жару, источающее непередаваемые ароматы. Вот распахивается занавеска, и входит официант. В его руках - вертел, на нём - мясо. Он подходит к первому столу, показывает мясо, посетитель ему - метку, мол, хочет он именно этого мяса или не хочет. Официант тут же либо отрезает от куска порцию, либо, если мясо уже порционно (например, небольшие скрученные стейки или сосиски), даёт порцию тем, кто хочет. И идёт к следующему столику. Не успел отойти этот, из-за занавески появляется следующий официант. И у него вертел. И у него мясо, но уже другое. Хочешь? Нет? Через минуту - следующий официант.
   В тот день, когда мы отдыхали в этом ресторане, разносили девять сортов мяса. Бывает и двенадцать. Говорят, немногие смогут выдержать весь марафон, а ведь он цикличен! И порции, я вам скажу, немаленькие! Для меня всё закончилось на шестом официанте. Просто тупо после этого я понял, что в меня больше не поместится. Уж как ни хотелось попробовать и остальное, но нет, иначе наружу полезет.
   Решил чуть проветрится. Может, утрясётся? Вышел, вдохнул чистого воздуха. Смотрю - не я один такой уставший от жевания и глотания. Некоторые из наших курят, кто-то просто болтает. А мы с шефом решили пройти на набережную, подышать свежим воздухом, посмотреть на яхты.
   Чувствовал себя всамделишным колобком, так я наелся всего жирного (хоть и вкусного). Ремень брюк, прежде даже чуть свободный, нынче давил на переполненное пузо. Но на смену спёртому воздуху пришёл морской бриз, а вместо многоголосого весёлого разговора - тишина и плёскот волн о высокую набережную.
   Брусчатая пристань, сквозь утоптанные швы всё же иногда пробивается короткая трава или мох. Длинные тени: вечер. А вот и MAS, совсем, оказывается, рядом! Обширная гавань заполнена яхтами всех размеров и возраста. Вот стоит что-то громадное на три палубы, борт такой высокий, что метра на полтора выше края пристани, а ведь до воды никак не меньше ещё двух метров! На этой громадине виден плакат с надписью "Продаю" и номером телефона. А вот недалеко от неё маленькая парусная яхта. Людей почти нет, яхты на приколе. Хотя вот одна неспешно приближается, ищет свободное место. Капитан осторожно, но уверенно ведёт своё судно. Женщина, видать, его жена, готова бросить конец на кнехт. Кнехт - это то, за что корабль через швартовые канаты держится у пирса. Тут в роли кнехтов я увидел эдакие железные чушки - трубы с круглым набалдашником диаметром с полметра. Эти вот кнехты местные художники избрали в качестве удобной площадки для своего творчества. Все кнехты изрисованы, но не простыми малопонятными надписями граффити, а что-то вроде мини-картин или символических знаков. Например, тут я нашёл своеобразный "нулевой километр". Другие были также разрисованы, и нигде рисунок или даже стиль не повторялся.
  
   нулевой километр [я]
  
   На пирсе было хорошо, благостно. Тут были длинные навесы, периодически стояли лавочки, фонари и деревья. Даже стойка со спасательным кругом с подробной инструкцией по его, круга, применению.
   Кстати, заметил интересную особенность: для того, чтобы всякие чайки и голуби не садились на балки навесов, их тут, эти балки, оборудовали частой металлической щёткой. Птицы не могут на неё сесть, не садятся - и не гадят на голову!
  
   от голубей [я]
  
   Людей почти не было, лишь пару раз проехали велосипедисты и полиция. А вот из улочки, на которой стоял "наш" ресторан, постоянно доносились весёлые крики и смех.
   Оказывается, не только мы с шефом наелись вкуснятины. Глядь, а по одному - двое наши начали выходить на пирс. Идут неспешно, отдуваются, вытирают обильный пот. Лица раскраснелись, животы раздулись, на лицах - блаженные улыбки. Хорошо! Даже не хотелось идти обратно в ресторан. Мы и не шли. Болтали о том, о сём, делились впечатлениями и историями. Я попозировал, став рядом с чугунным... кем-то. Видать, местная достопримечательность имеет какой-то тайный смысл: некоторые части памятника натёрты до блеска.
  
   мы с Тамарой ходим парой [я]
  
   Тут наши начали расходиться, и мы решили, что пора и честь знать. До поездки в город ещё на фирме нам выдали распечатки, в которых показан был путь от ресторана до гостиницы. Расстояние было небольшим, ведь и MAS, и ресторан, и наш отель располагались в старой части города. Минут пятнадцать пешим ходом. Ну, двадцать. Пешком. По вечернему Антверпену! Сказка!
   По небу неспешно ползли облака, уже подкрашенные оранжевым от заходящего солнца. А ведь на улице было больше десяти вечера! У нас такое увидишь уже часиков эдак в восемь.
   Разбрелись кто куда. Кто пошёл одной дорогой в отель, кто - совершенно другой. Нас было четверо: нас двое с шефом и два румына.
   Обойдя по периметру гавань, вновь прошли у MASа, нырнули в хитросплетение узких улочек. Потеряться не боялись: шеф, например, тут бывал не раз, так что знал, куда идти и что в принципе будет на пути.
   По причине уикэнда, да ещё и вечера уикэнда, улицы были сравнительно пустынны. Редко-редко проедет машина, а так почти все парковочные места уже были заняты. Даже вездесущих туристов особо не было видно: время уже не туристическое. Впрочем, тут я был неправ. В Антверпене, наверное, нет такого понятия "не туристическое время", то бишь "не сезон". Антверпен хорош в любое время суток, в любое время года.
   Вот идём мы по улочке. Административное здание сменяется муниципальным, к нему прилепился многоэтажный жилой корпус. А напротив улочка состоит из "сот" индивидуальных трёх-четырёхэтажных домов, и вот у них разнообразие просто колоссальное. Нет ни одного похожего на соседний! Причём средневековый ещё дом может соседствовать с современным, на котором ещё не закончены монтажные работы. Бульвары засажены деревьями и густыми кустами, разметки и знаки, знаки, знаки.
   Вновь выносит нас на набережную. А это уже Шильда. Здесь через каждые сто, сто пятьдесят метров - старинные дома и замки стоят. Монументов и странных памятников понатыкано! Например, идёшь, а по правую руку кусты, кусты, вдруг монумент, кусты, кусты. На некоторых так и вовсе нет табличек, кому поставлено или за что. Просто имя скульптора - и всё. А то, бывало, поднимешь голову на углу здания - а над тобой горгулья.
  
   горгулья [я]
  
  Или вот на вид дом более-менее современный, а у массивной двери - старинные чистилки для обуви, оставшиеся, небось, ещё со средневековья. Такие скульптурные вычурности и неожиданности всё же очень интересно смотрятся. Антверпен - город постоянно меняющийся и со всей своей многовековой историей всё же старающийся идти в ногу со временем. Так рядом со средневековым замком появляются дома, построенные уже в этом веке, и сталь и стекло соседствуют с гранитными стёртыми временем валунами. Многие старинные дома адаптировали для современных нужд, и порой замковые ворота - это вход всего лишь в дорогой ресторан.
  
   навесы [я]
  
   Вдоль Шильды пришвартованы суда. Некоторые - ненадолго, иные стоят на вечном приколе. Старые явно уже не использующиеся навесы над временными складами поражают изяществом изготовления.
  
   корабли [я]
  
   Но вот наш путь отворачивает от набережной, и мы идём по извилистой узкой улочке, мощёной плиткой. Дома или хорошо отреставрированы, или полностью реконструированы: выглядят новыми. А вот тот дом, к которому приводит улица, никто не реставрировал, да и не надо, чего уж говорить. Красавец собор со стрельчатыми окнами и витражами, он нависает над дорогой аркой. Здесь проезд машин запрещён: посередине дороги стоят каменные столбики. А вот на велосипеде, пешком - да ради Бога! Окна в арочном проходе забраны ещё чугунной толстенной решёткой, выкрашенной в неизменно чёрный цвет. Из окон виден чей-то замок. И вновь узкие улочки, мрачные в Средневековье, но раскрашенные нынче весёлым неоном вывески бара. В малом отнорке примостилось несколько столиков, официант несёт парующий кофе. А над головой - века и века. Эти стены, небось, помнят ещё Вильгельма Оранского, а может, чем чёрт не шутит, и древние викинги, потрясая топорами и щитами, бегали по этой улочке. А теперь тут стоят железные колесницы, и в фонарях зажигается совсем не масляный свет.
  
   улочка [я]
  
   Хитросплетение улочек выводит нас аккурат в центр города. Тут уж людей - сотни. Заходящее солнце красит закатным цветом обе башни собора Антверпена, целую и недостроенную, а вот жилые дома уже спрятались в полумраке подступающей ночи. У ратуши многолюдно, но народ мелкими ручейками разбредается кто куда. На большущем экране транслируют повторы интересных моментов прошедшего только что матча Евро-2012, и тут я понимаю, что за шум я слышал ещё у музея, похожий на рокот волн - то был шум массы людей, сопереживающий творящемуся на футбольном поле. Все близлежащие кафе забиты, но даже при таком наплыве посетителей мы видим, как один официант просит не садиться за их столик, так как ресторан прекращает на сегодня свою работу. Площадь у собора полна народу, толпы ходят туда-сюда, везде слышна многоголосая речь, мелькают флаги. Тем не менее, видны и машины полиции (полицейские мирно болтают с праздно шатающимися туристами), и местная "скорая". Всё под контролем!
  
   закат [я]
  
   Но наш путь лежит дальше. Вот и билборд местного политика с закрашенным краской носом. Люди расходятся от центра, садятся в трамваи и уходят в подземку. Пустеют рестораны, в окнах всё чаще загорается свет.
   Мы проходим "оторванную руку", проходим музей Рубенса, Hortу.
   "Усталые, но довольные", разбредаемся по номерам.
   Но время ещё детское - часов полдвенадцатого ночи, спать неохота, а ведь завтра - тоже тяжёлый, хоть и отдыхной день. Но завтра мы отсюда съезжаем. Из Ibisа съезжаем, и вообще - из центра Антверпена.
   Становится немного грустно, и я иду вниз, в бар, к людям. Здесь сидят "наши" венгры, мы приветствуем друг друга, но всё же сидим за разными столиками. Малолюдно и скучно, совсем не так, как я хотел, чтоб было.
   Допив "Лёф Брю", я ухожу в номер. Спать.
  
  

День четвёртый

  
   "Воскресенье - радостный день!", как поют великолепные Чиж и Ко, и я с ними совершенно согласен! За окном - солнце вовсю шпарит, не нужно, как прежде, никуда спешить и, зевая в три горла, стараться успеть сделать три дела сразу. Сегодня уже нет никаких занятий. Сегодня - только отдых, и ничего более. Вот такой подарок преподнесло нам руководство фирмы. За счёт Frisomata провести этот день в Бельгии. Вылетать только на следующий день, а сегодня - отдых. Отдых и веселуха.
   Как-то случилось так, что, будучи в Бельгии вот уже в третий раз, я её, Бельгию, толком и не видел. Лишь с самолёта, да и то только окрестности Брюсселя. Дорогу с Брюсселя в Антверпен. Ну и частичку самого Антверпена. А в первую поездку - ещё и центр Лиера. И всё. И всё! Да просто потому, что некогда было. Я сюда приезжал не лясы точить и по сторонам смотреть, а стажироваться, учиться, впитывать знания. В эту поездку увидел больше, чем за все предыдущие. И вот он, великолепный подарок фирмы - целый день в стране. У шефа были планы, куда съездить, да ещё ему обещали машину... ляпота!
   Но не всё так быстро. Во-первых, сегодня, к сожалению, нам придётся съехать с гостиницы Ibis и переехать в старый добрый De Heidebloem, в котором всегда останавливались, который я знаю и люблю. А во-вторых, сегодня нам нужно было посетить Family Branch, то бишь семейный праздник фирмы. А уж потом можно и на вольные хлеба.
   Сказано - сделано. Утро! Надо вставать, собираться, есть, купаться, и т.д., и т.п.
   Собраться - пять минут. Туалетные принадлежности, одежда, проверить по углам, ничего, мол, не забыл? Да вроде нет. Вот часто показывают в фильмах, что постояльцы в память о том или ином отеле забирают из него полотенца с логотипами отеля, а то и халаты. Я считаю это просто воровством. Потому у меня даже и мысли не возникло забрать одно из великолепных махровых полотенец из номера. Даже если они входили в стоимость номера.
   Завтрак я с трудом и еле-еле поглотил. Вчера, получается, я конкретно переел, и теперь меня слегка подташнивало. Запах пищи мне был неприятен, даже такой вкусной и замечательной. Остатки бутербродов пришлось запихивать в себя уже при помощи кофе. Честно говоря, такого у меня практически никогда не бывает. Переел. Но уж слишком вкусные колбасы и мясо были вчера!
   Съезжать мы должны были лишь в десять утра, а на часах была только четверть десятого. Что делать? Валяться в номере и тупо пялиться в телевизор? Пхе. А может взять фотоаппарат и по быстрому прошвырнуться по окрестностям? Ведь я бывал только в одной стороне - той, что идёт к центру, к Хорте, к музею Рубенса и прочим магистратам. Однако ж если просто посмотреть по сторонам, то то тут, то там небо протыкали острые шпили соборов и средневековых зданий. Хочу! Правда, всего лишь сорок минут осталось... успею ли? Попытаться стоит.
   Мигом метнулся на этаж, схватил рюкзак, вылетел на улицу... и угодил в самый центр ярмарки. Оказывается, и сегодня на площадь у отеля съехались торговцы и фермеры. Стоят везде палатки, раскладки. Ходят сотни людей.
   Я же никогда по рынку зарубежному не бродил! Интересно! Да и потом, у меня же список того, что хотел купить в подарок и привезти из Бельгии родным, не реализован ни на йоту. Надо этот пробел восполнять. А окрестности... действительно, за полчаса их не осмотришь. Тут нужен день и неспешно, обстоятельно всё тут излазить. Эх, в следующий раз. Да-да, опять в следующий раз.
   Ярмарка заполонила не только площадь, она заняла все близлежащие улочки. Лёгкие навесы, передвижные магазинчики, большущие раскладки стояли рядами, а меж ними сновали люди. Много, много людей. Я влился в общую толкотню.
  
   ярмарка [я]
  
   Сказать, что рынок был обилен и разнообразен - значит, соврать. Улочки и значительную часть площади занимали торговцы "вещественным" товаром, остальную часть площади захватили фермеры. И вот вещей как таковых было маловато. В смысле, маловато разнообразие. Украшения, часы, бижутерия и косметика, сумки и кошельки. Совсем немного продавцов выставили одежду. Единицы - что-то специфическое вроде тканей или велосипедов, но вот их точки были большие. Игрушек, кстати говоря, практически не было. Как и детской одежды/обуви. Зато с головой хватало аксессуаров для домашних питомцев. Их тут любят, питомцев этих. Причём, собачки тут в большинстве своём карликовых пород, маленькие. Очень много бельгийцев сегодня были со своими чадами. В основном таскали их на руках, но, встречаясь, челмокались, ставили своих мохнатых чад на грешную землю - и заводили трескучий разговор. И таких вот встреч сегодня я видел множество. А напротив "Пэт-гостинницы", то бишь гостиницы для зверей (на площадь выходил её фасад) собралась целая толпа собачников. Там стоял такой гвалт из гавканья и громких реплик перекрикивающих этот лай людей, что оглохнуть можно.
   Бижутерия и украшения были недороги, но я в них не разбираюсь, так что спокойно пропускал эти лотки. Кстати, рядом с ними не наблюдалось никакой охраны.
   Все наличествующие на площади ресторанчики и кафе открылись сегодня пораньше, и теперь их столики были забиты до отказа. Впрочем, это не мешало многочисленным уличным торговцам великолепного бельгийского фастфуда пожинать обильную жатву: возле их, источающих умопомрачительный для прохожих и отталкивающий для меня недомогающего запах, постоянно толокся народ. Бельгийский фастфуд, я вам скажу, раз в сто вкуснее всяких там макдональдсев. А уж бельгийские вафли гофре уже во всём мире популярны и уважаемы. Электричество к этим фастфудам подавалось от мобильных распределительных устройств, установленными, наверное, организаторами ярмарки.
   Фермеры спешили сбыть продукты со своих ферм. У них, кстати, брали хорошо так.
   Были тут и знаменитый бельгийский шоколад, и свежая выпечка. Народ тарился вовсю.
   Как-то незаметно пробежало время, и вот уже пора съезжать.
   Я первым спустился из наших в фойе гостиницы, где довольно долго ожидал, пока фризоматовцы соберут свои чемоданы. От нечего делать перебросился парой-тройкой слов с работницей на ресепшене. Спросил, мол, сколько у них в среднем номер стоит. Ну а вдруг удастся вырваться с женой сюда? Хотелось бы как раз в "Ибисе" поселиться. Всё же центр Антверпена. Девушка сказала, мол, в среднем двухместный номер - 95 евро за сутки. С завтраком, естественно. Ну, в принципе, нормально.
   Вести караван из трёх машин в "Хейдеблоем" нас должен был возглавить Спас. Причём ехать мы должны были на микроавтобусе каком-то крутонавороченном. Неразбериха, кутерьма, рассаживались в машины кто куда. Главное - поскорее, а то уже подходили строгие полисмены. Оказалось, нельзя у отеля стоять машинам. Или на стоянку (откуда машины и приехали), или - в штрафстоянку заберут. Строго. Дали две минуты свалить. Вот и спешили. В ту машину, что я влез, уже успели сесть шеф, Спас с женой, Анька и Янош, венгерский инженер-конструктор. Ну, поехали.
   Я глазел по сторонам и без устали щёлкал фотоаппаратом. Каждый день я "нащёлкивал" на два с половиной-три гигабайта фотографий, а вечером чистил фотоаппарат, сливая фотографии в ноутбук. Всё же память!
   И вновь удивился, насколько мало я видел эту страну, этот город. Вот реконструируемый собор - под боком, пять минут пешком! Башня в лесах, блестят алюминием лёгкие лестницы между ярусами лесов, а всё равно красиво и величественно. А вот виляет у красивейшего каменного старого моста велосипедная дорожка. Я бы и сам с удовольствием тут поездил! Мелькают аккуратные улочки с неживыми днём неоновыми вывесками. Аккуратные домики тесно прижались друг к другу стенами. Красиво тут, хорошо!
   И настроение подстать тому, что видим - хорошее, радостное, весёлое. Плевать на хмурое небо над головами и периодически пятнающий каплями лобовое стекло дождь. Нам хорошо! Разговариваем, почти не запинаясь, травим шутки, взрываемся хохотом. Как-то даже обидно быстро доехали до Хэйдеблоема.
   Десять минут тут, просто забросить вещи, а потом снова в машину - и на фирму. "Фэмили Бранч" уже начался, а мы уже запаздываем.
   В Хэйдеблоеме мало что изменилось. Те же пыльные винные бутылки в стойке, те же накрытые хрустящими от крахмала скатертями деревянные столики. Разве что система входа в комнату стала другой. Современней. Раньше давали просто ключ, нынче все замки стали электронными, и, как и в Ибисе, мы получили электронные карточки.
   Девушка на ресепшене, поздоровавшись, просто раздала нам ключи - прошу запомнить этот момент, он потом сыграет свою роль - и пожелала хорошего дня. Никаких наставлений, так, просто сказала кто на каком этаже - и всё. Мне досталась комната на втором, шефу - на третьем, мансардном.
   Забросил вещи, удивился комнате. Она была... громадна. Раньше когда я останавливался в этом отеле, мне перепадала комната на третьем, там, где сейчас ютился шеф. Та комнатка была со скошенным потолком, и из окна открывался вид прямо на крытую черепицей кровлю. Маленькая, но уютная. Мне такие нравятся. Сейчас же в моём распоряжении оказалась большая и даже мрачная комната размером с наш зал в Киеве. Ей Богу, там можно было при желании играть в футбол. Большая двуспальная кровать казалась детской кроваткой. Комната, зашторенная плотными шторами, была мрачна. Даже отталкивала. А вот ванная очень даже ничего! Я бы с удовольствием остановился бы в ванной, будь там раскладушка, например.
   Но некогда рассиживаться. Забросил вещи, проверил туалет на предмет сброса воды - и на выход. Собрались тем же составом, поехали на фирму. А там вообще рядом! И четверти часа не прошло, как шины микроавтобуса прошуршали по гравийной дорожке какой-то боковой дорожки на фирме. Все основные стоянки уже были заняты десятками машин! Специальный человек на въезде говорил, куда ехать и где оставлять автомобиль.
   Сам "Family Brunch" был виден издалека. Вообще, всё было организовано на частной земле Ги, руководителя фирмы. Он купил большущий кусок земли у самой фирмы. Не знаю, что хочет с ним сделать, и будет ли вообще что-то делать, ведь таких кусков земли у него - не один, но на его территории частенько проходят праздники фирмы. Там растут деревья, и довольно-таки большие. Есть небольшой пруд (есть ли кто в пруду - то я не знаю), у пруда - песчаный пляж, деревянный причал. Всю территорию по периметру обрамляют ряды жёстких кустов. Траву периодически косят. В глубине территории построена небольшая конюшня и сарайчик. Вообще, территория не один гектар земли занимает.
   С десяток надувных аттракционов для детворы расположили на газоне почти у самого входа на празднество. Я таких доселе не видал. Например, аттракцион в виде океанской волны: на доске сёрфинга нужно было продержаться как можно дольше. А упадёшь - не больно, ведь под тобой - надувная "океанская волна". Этот аттракцион пользовался успехом не только у детворы. Я пару раз видел, как на доске пытаются удержаться мужчины, причём даже не стоя на ней ногами, а просто охватив и руками, и ногами. Доска брыкалась что бешеный бык и, как правило, одерживала верх. Или вот поднимаешься по надувным ступенькам на высоту третьего этажа - и сигаешь вниз на большущий надувной мат. Визг там стоял озорной - постоянно! А там целый надувной городок... много всего. Но ведь и детишек много! Здесь действительно был семейный праздник, и приходили действительно семьями. Родители и их дети. В бельгийских семьях обычно два-три ребёнка, это считается нормой. Многие дети уже знают друг друга. Я видел группы молодёжи человек по десять-пятнадцать, которые общались как старые знакомые. Да, что тут говорить, большая фирма - большая семья. Выражение "дружить семьями" тут принимает многогранное значение. А в такие праздники отношения между работниками и руководством, между членами разных семейств приобретает доверительные связи, дружеские. Нашим, с их "корпоративчиками" в лучшем случае, до бельгийцев в этом плане ох как далеко.
  
   Family Branch [z]
  
   Праздник был организован на должном уровне. Тут тебе и макияжная мастерская для детишек - лица, руки по желанию быстро и умело раскрашивали красками, и вот уже бегают везде девчушки с красивыми узорами на щеках. Тут и зона отдыха на пляже: стоят рядами кресла, навесы: садись, отдыхай, медитируй. Тут и лодки, каноэ, надувные громадные шары, внутри которого можно "кататься" по озеру. А вот большущие шатры натянуты между деревьями, а под ними - столы и лавки. Передвижной бар с рядами бутылок и уже разлитых бокалов шампанского. В больших холодильниках на льду там лежат бутылки пива, торчат краники с разливным из кегов. Расторопные официанты, девушки в форменных одеждах снуют между гостями, разносят соки и шампанское. А вон и "столовая", где можно набрать на громадном шведском столе всё, что захочется. В гигантских корзинах горой - булочки и пирожные, умопомрачительно вкусные, разные.
  
   булочки [я]
  
  Кто не хочет под шатрами сидеть - вот и столики простые "стоячие". Ни соринки нигде, за этим строго следят. Чуть в стороне - медицинский уголок, там скучают врачи. Так нужно! На таких празднествах их присутствие обязательно. На стоящей тут же машине "скорой" крупно выведен урл "скорой". Тут вообще очень любят на странички Интернета ссылаться. Порой вместо названия магазина - электронный адрес. Со всеми "слэшами", точками и "даблъюдаблъюдаблъю". Видать, у них эффект электронного так сказать присутствия намного больше нашего.
   В глубине территории большая часть отведена для спортивных игр. Тут можно взять луки - и пострелять в цель. Можно взять клюшки для гольфа - и попробовать забить в переносные лунки мячики. Тут стоит сетка, и можно сыграть в волейбол. Благо, и мячей хватает. В общем, можно веселиться от души.
   И играет музыка.
   Атмосферу праздника можно щупать руками, настолько она явственна.
   Входим на "Бранч", со всеми здороваемся. Постоянно мелькают знакомые лица. Все улыбаются, все счастливы. Блин, идиллия. То на Томаса выйдем, а он с семьёй, и малеча в коляске спит, потому мы говорим шёпотом. То вот на того молодого человека, с которым мы познакомились на боулинге. Тоже с семьёй. Жена-албанка красивая, даром, что в положении. Стефан, Франсуа, Ги, Бернар. Десятки других знакомых и полузнакомых людей. С кем-то жмём друг другу руки, с кем-то просто киваем друг другу головами, а с кем-то даже обнимашечки. Анька так вообще лезла ко всем целоваться, и нередко попадала в конфузные ситуации: бельгийцы если даже и "по-дружески" целуются, то - разок, а горячая португалка привыкла, как и мы, славяне - трижды. В общем, смущала их изрядно.
   На большущей подъёмной площадке подняли громадный флаг компании, так что видно издалека. Наверное, с самого Антверпена.
   Я, взяв бокальчик шампанского, неспешно гулял меж незнакомцев, иногда кивая смутно знакомым и поднимая бокал знакомым хоть чуть-чуть.
   Я страдал. Но не от скуки, нет. Было очень позитивно там, очень хорошо. Страдал животом. Не то чтобы тошнило, нет, а... я чувствовал себя изрядно переевшим. Ещё со вчера, с "Фогоса". Уж слишком много вчера было съедено, и нынче запах и вид пищи вызывал у меня даже лёгкое чувство брезгливости. Да, всё там было умопомрачительно вкусно и красиво, и об этом нередко говорили мне наши, которые, взяв тарелку-другую, наполняли их вкусняшками, ели за столиками. А я не ел, я только цедил шампанское или чуть позже - пиво. Ну не лезло в меня, не хотелось абсолютно! Да, знал, что потом пожалею, но ничего не мог с собой поделать. Не лезет - не пихай, чтобы потом совсем уж плохо не было.
   Как-то незаметно я сместился к дальнему углу "Бранча", обнаружил там лук и стрелы и свободную мишень. Вспомнил, чему меня учил строгий вьюнош в Каменец-Подольском замке, где я захотел так же пострелять... и попробовал тут. Прицелился... бамц! Стрела угодила в мишень с расстояния метров в двадцать пять. Причём где-то аж в восьмёрку. Ух ты! Жаль, стрел было маловато, всего-то три штуки. Ну да ничего! Главное - удовольствие получал изрядное.
  
   Робин Гуд [я]
  
   Тут и шеф подтянулся, и Янош. Взяли второй лук. Хотя стрел осталось уже только две: одну запулили поверх забора на чужой участок... нда.
   Мы долго и с удовольствием дырявили мишени стрелами, разгорячились. Тут подошёл Кристи, и мы как-то плавно сместились к сетке для волейбола. Разбились на пары - и давай друг другу мячик перебрасывать. Подачи, блокировка, смех, азарт. Без счёта, какой там нафиг счёт. Удовольствия ради, развлечения для. Играли мы азартно, даже собрали с десяток зрителей. Инженера и руководители, привыкшие к сидячей работе и обросшие жирком, нынче чувствовали себя молодыми.
   Разгорячились изрядно, но и позитива получили толком.
  
   компашка [я]
   Слева направо - Саша и Спас Колевы, Янош, я, Володя
  
   Уже прошло часа два, как мы тусили на Бранче, и вот подошло время, когда надо "честь знать". Об том мы с шефом договорились заранее, а он - с Филиппом, правой рукой Ги. О том, что вот потусим на Бранче, а потом он даст нам ключи от машины - и свободны, страну смотреть. Бак, мол, полон, права есть, так что - вперёд! Сказано - сделано. Не прощаясь, по-английски мы ретировались с празднества. Но не вдвоём, а втроём. Яношу тоже наскучило здесь, и он оказался "до пятницы я совершенно свободен". Улетать ему даже не завтра, а через два дня, и он тоже не прочь посмотреть Бельгию. Мы предложили поехать вместе - он недолго думал.
   Перед поездкой настроили пару навигаторов - на смартфоне и на планшетнике шефа. Те, несмотря на буржуинский GPS, выводили чёткие и в то же время правдивую картинку. Исправно посчитал и проложил маршрут. В сущности, о маршруте: шеф спросил, мол, куда мы хотим поехать? У него была задумка, и он очень хотел её осуществить: он хотел в Остенде. Это такой портовый город на берегу Северного моря в 150 километрах от Антверпена. Мы могли заехать и в Брюгге, и в Гент - они были по пути. Могли поехать и в совершенно другую сторону. Но нам было всё равно, ведь не видели ничего, да и хотели доставить удовольствие Володе, чтобы он, наконец, осуществил свою мечту: посмотрел "Меркатор". Что такое "Меркатор"? Это яхта королевского яхт-клуба Бельгии, нынче поставленная на прикол и ставшая музеем. Шеф же - отменный яхтсмен, он от яхт просто пищит. Он уже несколько раз хотел было посмотреть вживую, пощупать саму яхту, да никак не удавалось. И тут такой шанс! Неужели мы могли лишить его мечты? Да ни в жизнь! Решили - едем в Остенде.
   Сказано - сделано. Сели, поехали.
   Вначале мелькали уже знакомые места. Пригороды Антверпена. Вяйнегем-шоппинг-центр, трамваи и машины. Туннели и пригороды. Село и глухие стены по обочинам скоростного шоссе. Деревни, которые не отличишь от пригорода и городки, которые не отличишь от деревни.
   Я почти безучастно смотрел на мелькающие за окном пейзажи. Не знаю, почему. Может, уже приелось. А может, потому, что особой разницы между нашим деревенским и их деревенским - если вблизи не стоят дома - не заметил. Ну да, у них всё аккуратно, всё размечено, поправлено и предупреждено. Ну да, у них нет ям на дорогах, а если есть, то за пару километров уже об этом сообщают ограждения, а за ограждениями трудятся дорожные работники. Ну да, у них не покосившиеся заборы монструозных хуторов, а живая подстриженная изгородь в несколько слоёв, у дома стоит внедорожник, а садовый гном желает счастливой дороги. Но... но... но! Но коровы и кони у нас такие же тучные, а трава такая же зелёная. И такие же иностранные хэчбеки и седаны мелькают по правую и левую руку.
   Сначала мы поехали почему-то к Брюсселю, что несколько в другую сторону от Остенде, и объехали его по окружной. Именно тут мы попали в единственную "пробку", в которой довелось побывать в той поездке. В сущности, и пробкой это нельзя было назвать. Для нашего Киева это можно классифицировать как "свободно": с пару километров была просто быстрая "тянучка", где скорость передвижения составляла на 100, как было разрешено на специальном электронном стенде, а 10 километров в час. Мы не успели приготовиться к долгому стоянию - а уже вылетели из так и не начавшейся пробки. Нда.
   У Брюсселя мы свернули на шоссе, которое почти по прямой должно будет привести нас аккурат к Остенде.
   Вот тут и началась полуторачасовая поездка по скоростной дороге. Ехали обычно мы со скоростью от 100 до 150 километров в час, и это была нормальная скорость для того шоссе.
   В большинстве своём пейзаж был однообразный: пастораль, поля, дорожные развязки. Очень редко - деревушки или маленькие городки.
   Я даже начал задрёмывать, но дорога нет-нет, а подбрасывала интересностей.
   Однажды нас обогнала большая банда байкеров. У многих на гоночных кожаных куртках было вышито "Eagles". Оглушительно ревя, их "Харлеи" играючи обгоняли машины, и не прошло и минуты, как стая мотоциклистов скрылась вдали.
   Или вот взгляд выцепил вереницу открытых карет, неспешно переезжающих через мост над нашим шоссе. Ладно, одна, ладно, две, но тут, на мосту, их было не меньше пяти! А когда я оглянулся, стараясь получше рассмотреть, то заметил, что карет не пять, даже не десять, а несколько десятков! Растянувшись вереницей по дороге, они неспешно трусили куда-то. Скорее всего, это была местная свадьба. И до чего же красиво смотрелось!
   Где-то на середине пути решили сделать небольшую остановку. Кости размять, прикупить водички, в WC сходить, да и покушать что-нибудь. Шеф с Яношем вряд ли хотели есть, ведь на Бранче уминали будь здоров, а вот я, наконец, почувствовал лёгкий голод.
   По пути нам частенько попадались эдакие места отдыха, совмещённые с АЗС. Однако тут места отдыха прочно закрепились за дальнобойщиками. На каждой АЗС стояли десятки и десятки фур и грузовиков. Бельгия - транзитная страна, и по её шоссе денно и нощно едут тысячи большегрузных фургонов, перегоняя тонны всевозможных грузов с портов в страны назначения. И обратно. Потому тут всегда можно было встретить дальнобойщиков со всей Европы.
   Заехали на первую попавшуюся АЗС, полаврировали между монструозных большегрузов и не без труда обнаружили свободное место. Справа и слева, спереди и сзади - всюду стояли фуры. Мы аж струхнули, ну а вдруг тут не принято занимать хоть и пустое, но - их! - место. Подумали, что вот придём обратно, а шины проколоты. Ну да ладно. Волков бояться - в лесу не... нда.
   При АЗС, конечно, был магазинчик, причём немаленький такой. Помимо воды и банки пива (кстати, пиво там почему-то стоило дешевле воды, хотя, кажись, на некоторые распространённые виды пива там как раз такие цены) я взял себе что-то вроде горячей слоёнки с мясом. Слоёнка действительно была горячей: прозрачный контейнер, внутри которого они, слоёнки, лежали, постоянно подогревался.
   Шины нам не прокололи, так что дальше мы поехали без заминок.
   Тут нам вся чаще стали попадаться мельницы. Современные мельницы - ветровые генераторы. Эти дуры были видны очень издалека, километров с пяти-семи. И немудрено: в высоту навскидку они были по полста метров. Дверь, ведущая в башню ветрогенератора, казалась мышиной норкой. Иногда по обочинам шоссе выстраивались целые ряды этих экологически чистых генераторов энергии. Тут, кстати, в Бельгии, довольно равнинный ландшафт, а море и океан как раз рядом, так что ветрено практически постоянно. Лопасти у генераторов не застаиваются. Величественно они крутятся, вырабатывая бесплатную электроэнергию своим владельцам.
  
   ветряки []
  
   Вообще, тут к возобновляемым источникам энергии - солнцу, ветру, воде и приливам - относятся достаточно серьёзно. Я уже рассказывал, как наша фирма обеспечила себя электроэнергией через солнечные панели. Ну так вот такой способ обеспечения себя энергией сейчас принимаются в Бельгии повсеместно. Не раз и даже не десяток раз я наблюдал во время поездки солнечные панели как на крышах индустриальных предприятий, так и на кровлях частных домиков! Несмотря на хмурое небо, они умудряются ловить рассеянные солнечные лучи и вполне себе обеспечивать дома бесплатной энергией.
  
   дом на солнечных батареях []
  
   Да что там говорить! Многие уличные фонари и подсвечиваемые билборды-реклама обеспечены небольшими солнечными панелями, которые днём накапливают энергию, а вечером и ночью - расходуют. Всё по уму! И проводов нигде нет.
   Как-то вдруг неожиданно мы приехали в Остенде. Небольшой круговой перекрёсток на въезде, где приехавших встречают большущие жёлтые улитки. Пять минут езды вдоль живых многоярусных изгородей - и вот уже почти набережная, лес мачт выдаёт близкую стоянку яхт. Кричат чайки.
   Найти стоянку было не так-то просто: день выходной, и многие приехали сюда отдохнуть, полюбоваться на море.
   Но вот все формальности позади, и мы идём через парк, любуясь на белые цветы на идеальном зелёном газоне. "Цок-цок-цок" - это из боковой улочки показалась карета с открытым верхом. Аналог местного туристического такси. Мягкие рессоры и резиновые шины на железных ободах делают путешествие на таком такси не только романтическим, но и комфортным. Правила дорожного движения писаны для всех, и потому это "такси" замирает перед перекрёстком, терпеливо дожидаясь зелёного цвета светофора.
  
   местное такси []
  
   Скромно выглядывающая из-за деревьев старинная военная башня, журчащие фонтаны и дребезжащий звонок приземистого трамвая. Как-то хорошо тут, тихо и спокойно.
   Наша цель - яхта Mercator - стояла тут же, в двух шагах от того места, где мы припарковались. Так что долго искать не пришлось.
   Яхта, конечно, это звучит... ну вот какие ассоциации со словом "яхта"? Небольших размеров судно с одной или больше мачтами, парусами (чаще одним, но большим). Ну или современный вариант - судно или небольшое, или среднее по размерам, совсем без мачт, но с громадьём современного оборудования, с обтекающим и хищным силуэтом, обязательно белая с блестящим хромом. Да? На самом деле яхты были и есть очень разные. В начале прошлого века яхтами царствующих особ могли сделать корабли размером и вооружением с лёгкий или даже средний крейсер. Причём в первую мировую несколько таких яхт служили во флотах именно в качестве крейсеров или вспомогательных крейсеров-рейдеров.
   С 20-х годов прошлого века яхты больших размеров на парусах делали только в качестве обучающих суден. На них проходили стажировку молодые кадеты, будущие морские офицеры. Кстати, напротив Mercatora - какой-то морской институт Бельгии. Вот ему и стране служила в своё время яхта. Она, как я прочитал в брошюре, служила полвека с начала 1930-х, а в 2004 году была поставлена у причала на вечный прикол и нынче используется в качестве музея.
  
   Меркатор []
  
   На яхту вёл длинный пирс, у которого стояла скромная маленькая будочка кассира. Закрытая. Кассира не было, где-то убежал. Потенциальные посетители (и мы в том числе) терпеливо ждали, хм. Вот что с нормальным человеком Европа делает, блин! Никто ж не запрещал взойти на борт... а вот внутри протест уже взрастился: низя, некультурно! Да и потом, билет стоил всего 3 евро!
   Посетителей, кстати, было всего ничего. Кроме нас ещё семья из четырёх человек и молодая пара. Не особо пользуется популярностью этот музей на воде. Потому, наверное, и позволяет себе кассир бегать по делам.
   Но вот он примчался, молодой улыбающийся смущённо, что заставил ждать, человек и быстренько всем отщёлкал билеты. Кроме билетов, кстати, в этом киоске продавались всяческие сувениры с яхтой: ручки, блокноты с яхтой, монеты и вымпелы, фотографии и книги. На одну большущую глянцевую книгу шеф положил глаз, но она стоила 40 евро, и шеф решил, что если оно того будет стоить - то только тогда купит.
   Ну что ж, вперёд на яхту!
   Сразу попадаем на ют (кажется, так начинается задняя часть корабля). Там стоит большущий штурвал. Мы с удовольствием все фотографируемся с этим деревянным колесом. Его даже можно покрутить, чем мы и пользуемся. Большие дяди, ощутившие себя маленькими мальчишками, попавшими на настоящий корабль.
  
   я за штурвалом []
  
   Никаких гидов, хотя эту услугу можно заказать (стоит, кажись, 50 евро и заказывать надо заранее), никаких групп. Никаких смотрителей на самой яхте. Даже камер не видать. Но экскурсия всё же организована. Натянуты ограничительные канаты, а на канатах - таблички со стрелочками, куда, мол, дальше идти.
   Причём организовано так, чтобы посетитель смог попеременно побывать здесь ну прямо-таки везде! В трюмах, на верхней палубе, в каютах матросов и капитана. Везде!
   А мы и не противились. Шли куда указывают, но смотрели всё, изучали и любовались.
   Яхта сама немаленькая. Метров пятьдесят в длину, три мачты, десяток или больше больших парусов. Но так как строили не полтора века назад, а пол, то большинство основных компонентов сделаны из металла. Мачты - составные металлические, корпус - тоже из металла. Палуба, правда, покрыта деревянным настилом, да и декор всякий, ялики, вёсла - это вот каноническое. Зато в трюме - полуразобраный уже дизель. Тем не менее, паруса раньше тут стояли, и пусть их сейчас нет, но представить легко. Десятки толстенных канатов сотворяют собой паутину над головой, а сами завязаны узлами на специальных столбиках-держаках. Вот прикреплён запасной якорь метра три в высоту, а недалеко от него - лопасть гребного винта диаметром даже больше якоря. А вот малый штурвал, за которым, небось, стоял опытный командир, а не юнга или кадет: возле штурвала переговорные трубки, ведущие в машинное отделение, машинный телеграф, на котором ставили, какой ход придавать судну, и другие приборы.
   Потом мы спустились в трюм и прошли по камбузу (тут почему-то до сих пор стоят ящики с провизией и напитками - то ли декор, то ли на яхте иногда устраивают ВИП-кафе) и радиоточке (забавно наблюдать патефон и приборы для определения силы ветра в одном помещении), по машинному отделению. Что интересно: нигде и следа ржавчины. За всем следят, ухаживают, держат в порядке. Красят, стирают пыль, выбивают коврики.
  
   нос яхты []
  
   Вышли уже на носу, полюбовались открывающимся видом с десятками красивых и современных яхт (правда, на некоторых мы заметили объявления о продаже) - и вновь спустились в трюм. Теперь уже жилые отсеки. Спальня матросов с подвешенными парусиновыми гамаками. Тут беспрестанно работают несколько маленьких чёрно-белых телевизоров, транслируя по кругу ролики как раз про "Mercator". В коридорах заметил интересную деталь - то ли сама палуба была наклонена, то ли это особенность таких яхт, но двери в каюты были не прямоугольные, как обычно, а в форме параллелепипеда. Углы - не прямые, а чуть со скосом, причём сами двери под проёмы подогнаны чётко, и в каждой двери - круглый иллюминатор.
  
   странные двери []
  
   Сунули нос практически везде, где не было заперто. То хлам какой-то обнаружили, а то вдруг - гальюн. Причём, работающий. Сходили в гальюн. Принципиально.
   Посмотрели молельню на корабле. Походный... не знаю, как это называется... алтарь, аналой, место силы? Фиг его знает. В общем, большое распятие с лампадками. Бархатные шторы, плотные дверцы, красное и синее. Когда надо - отдёргиваются шторы, открываются дверцы, зажигаются лампады. Всё. Можно молиться.
   А вот столовая. Место приёма пищи матросов. Под железным потолком на специальных крюках подвешены металлические кружки. Через раскрытый иллюминатор снопом бьёт свет, шторка аккуратно закатана. Кажется, что матросы наверху, делают свои дела и вот-вот спустятся, чтобы хлебнуть горячей баланды и запить штофом горячего грога.
   А вот корабельный лазарет. Лежанка, белая простынь, осветительные штанги, вентилятор. Допотопные весы, много иллюминаторов, один возле другого. Правильно! Свет и воздух - вот что главнее всего для врача. Ну, кроме лекарств и умений. Лекарства - под рукой, в большущем массивном шкафу.
   А вот капитанская или офицерская кают-компания. Картины, привинченные деревянные табуреты, в книжных шкафах - настоящие книги. На столу стоит бюст капитана Van De Sande, первого капитана яхты, который командовал кораблём с 1932 по 1955 годы. На стене - портреты короля т королевы Бельгии, в ведёрке - бутылка шампанского. За кают-компанией видны каюты капитана и его помощника. В каюте помощника - чучела громадного альбатроса, смотрящего на посетителей с удивлением и презрением.
   Выше кают-компании вверх по широкой деревянной лестнице - столовая офицерская или капитанская. Тут же стоит автомат по продаже памятных монет. Две евро - монета. А ведь в киоске - три! Мы тут же накупили монет всех разновидностей.
   Из этой столовой - выход из яхты. Как-то незаметно мы умудрились пройти яхту с юта до носа, а потом с носа до юта. Остались довольны! Не то слово - шеф тут же купил ту самую книгу про Mercator, которая 40 евро стоит. Значит, ему особенно понравилось.
   Что дальше делать? А что в принципе в Остенде делать? Это небольшой туристический городок, славен не только как порт, но и тем, что стоит вообще - на берегу Северного моря, то есть городок курортный. Вот сюда и едут со всей Европы - нежиться на пляжах, смотреть на море, ходить под парусами.
   А ещё ведь это туристический городок, и инфраструктура и магазины работают под туристов, а не под бельгийцев. То есть здесь не в 4-5 вечера всё закрывается, а в 8-9. Вот сейчас на часах уже больше пяти, и в обычном бельгийском городке оставались бы открыты только АЗС, рестораны и бары. Но не магазины. А тут на тебе - целые кварталы супермаркетов.
   Мы раньше договорились, что после посещения яхты-музея мы промаршируем до побережья, благо, тут идти квартала четыре-пять, а буде будут встречаться на пути магазины, не обессудьте, я должен туда заглянуть. Вот он и список имеется. Всем хочу угодить и всем подарков накупить.
   Сказано - сделано. Прошли мы сначала вдоль бухты, где одна к другой стояли яхты, яхты и ещё раз яхты. Одно- и многоуровневые, парусные и мачтовые - и современные дизельные. Местных рыбаков и ВИП-богачей. Всякие.
   Заглянул в местный вотерклозет. Вообще, я даже не знаю, как это многофункциональное помещение назвать можно. Тут тебе и туалеты, и пеленальные комнаты, и души с ванными! Платное всё, правда. Так же, как и у нас, на входе (девочки направо, мальчики налево) - конторка кассирши. Так же, как и у нас, выдаёт порционно (сколько себе откатаешь) туалетную бумагу. Вход стоит два евро.
  
   лошадко []
  
   Потом мы направили наши стопы к морю. Тут же набрели на красивейший собор! Стоит, скромняга, в стороне от основных трактов. Вот шумная улица, на которой тысячи туристов со всего света свершают вечное броуновское движение своими телами, а сделай в сторону в боковой переулочек пару шагов - и вот он, спрятался. А не спрячешься! Дай тобой полюбоваться. Собор готический, верхнесредневековый, ажурный. Рядом какие-то памятники примостились. А вот - и вновь не сразу заметно! - древнейшая башня с часами. Этой башне лет эдак под тысячу, если не больше. Суровое раннее Средневековье. Никакого рококо, никакого выпендрёжа. Только защита, только мощь.
  
   собор Остенде []
  
   Полюбовались, поснимали на фотоаппараты - и пошли себе. Нет, это шеф с Яношом пошли, а я как тот крыс, который нос всюду суёт - так и нышпорю по сторонам, так и высматриваю нужное мне, сверяясь со списком, что дома составил. Скоро это надоело остальным, и мы условились, что вот они пройдут до моря, мол, тут по прямой, не заблудишься, а я уж когда дела свои порешаю, то сам доберусь до той же "точки сбора", там и встретимся. Ок? Конечно, ок!
   Тут началась моя эпопея никому нафик неинтересная о том, как я искал одно, находил другое, хотел позвонить жене, узнать то да сё, звонил, узнавал, не находил, отказывался от вариантов, потом жалел, возвращался, метался между, вдруг находил.
   В общем, задержался я в этих кварталах изрядно. Шеф даже пару раз звонил, стучал по голове, мол, доколе? Наконец, накупил много всего всем. Но, конечно, список не весь исчерпал и далеко не весь. Себе вот ничего не прикупил, а мог, жалел потом уже дома.
   И опять же - набрёл на какой-то игрушечный магазин. Там с игрушками совсем беда. Или в гипермаркетах, или нигде. Но вот игрушки. Нашёл то, что искал. Lego из серии про Ниндзей. У нас подделка под него китайская у сына шла на ура, а настоящий (из того же Китая и может делается на той же фабрике) - от 300-400 и до 700 гривен за коробку средних размеров. Здесь же за такую коробку 18-25 евро. То есть 200-300 гривен. Мог бы парочку прикупить, а купил одну. А и всё равно визгу счастливого было дома - выше крыши!
   Шоколаду набрал ихнего фирменного разного в наборах - маманегорюй.
   Опять же - покупал, покупал, а потратился раза в полтора меньше, чем думал.
   Наконец, мне самому весь этот шопинг надоел. Ну не любитель я этого дела! Была б тут жена - ото она оторвалась бы! А я не любитель.
   Помчался на набережную.
   Море в просвет домов виднелось издалека. Крики чаек слышны были за несколько кварталов. И вот оно раскинулось в стороны. Я даже не полностью это осознал. Увешанный коробками и кульками что твоя новогодняя ёлка, я вышел на причал, во все стороны от меня разбежались дома, а нахлынула синь моря и голубизна с белым - небо. Рокот волн умиротворяюще смыл белый шум басурманского многоголосья.
   Большая площадь, а может и широкий бульвар-набережная. Через равные расстояния от него к пляжу спускаются лесенки с перилами. От самого этого бульвара к пляжу под наклоном - каменный спуск. На нём там-сям сидят люди, смотрят на море. Так же сидят и на скамейках, что установлены вдоль ограждения этого бульвара-набережной. Несмотря на то, что лето в полном разгаре, тут прохладно. Я не вижу купающихся людей. Зато достаточно много компаний, расположившихся там-сям на пляже. Некоторые ходят там, где волны лижут песок, мочат ноги в солёной воде.
   Длинными языками выдаются в море волноломы. Вода усеяна парусами. Яхты, маленькие рыбацкие лодки, но вон далеко, а всё же видно - многомачтовый парусник. Красавец!
   Наши меня уже поджидали. Сунули в руки баночку пива. Сказали, мол, долго тебя ждали, успели даже в кафе посидеть. Насмотрелись уже вдоволь всего этого, пора, мол, и честь знать. А... я? Я ж не насмотрелся! Я же может хотел бы спуститься к пляжу, помочить ноги в Атлантическом океане... Эх, бытовуха! Всё попортила.
   Ну да ладно. Вода - она и в Африке вода. А солёная вона - она и в Чёрном море солёная. Может, правда, в Николаевской области или в Крыму не такая холодная в июне, как здесь.
   По набережной ходило много людей, но столпотворения не наблюдалось. Там-сям шныряли среди людей прогулочные кары, такие, как увидишь и у нас в парках. Тоже в аренду сдаются. Не знаю, сколько стоит это удовольствие, но их тут много, этих компаний, что дают в аренду - стоят через метров 50 друг от друга.
   На горизонте вырисовывается какая-то циклопическая конструкция. Что-то эдакое бесформенное, но выкрашенное в красный цвет. Подходим ближе. Это будущий то ли памятник, то ли инсталляция. Вообще тут громадный кусок набережной отгорожен сеточным забором. Что-то реконструируют. Прокладывают дорожки, возводят монументы и вот такие инсталляции. Я чёт подумал, что это некое подобие мусора (сделанного из стали и покрашенного в ярко-красный цвет), но нет. Что-то это явно символизировало, а что - было написано на объясняющем стенде. Не было ни сил, ни желания выяснять, что же это, поэтому мы просто промаршировали дальше.
  
   набережная []
  
   Путь наш лежал вдоль канала. С одной стороны напирали жилые кварталы, а с другой - канал. Тротуары практически повсеместно были перегорожены строительными сетками, ограждениями и знаками. Приходилось выходить на дорогу и лавировать между проезжающими машинами и скутерами. О да, скутеров тут было очень много. Иные из них сбивались в стаи и так и ездили - большими бандами. Туда-сюда. Люди шли толпами туда и сюда, сталкивались, перемешивались. Между строительными ограждениями втискивали свои столики многочисленные кафе и ресторанчики, лавки. Кафе были почти полностью забиты. Среди прохожих лавировали официанты. Над этим всем гасали чайки и громадные (Боже, какие громадные!) альбатросы.
   Но такое вот столпотворение продолжалось недолго, и вот мы уже идём хоть и по узким (вследствие "высунувших языки" ресторанов), но вполне себе не загромождённым улицам.
   На одной площади наблюдаем странный фонтан: словно цилиндр вкопан в землю, обложен плиткой и подпёрт камнями. А из-под плитки пробивается вода. Пробивается она на самом верху - и самотёком скатывается по округлым стенкам фонтана. Словно трубу прорвало. Но у нас вот - бедствие, а тут - произведение искусства.
  
   фонтан []
  
   Переходим на ту сторону улочки, что примыкает к каналу. Вдоль неё понатыкано лавочек с легкими перекусами и фастфудом. В основном морепродукты. Продают всё - от тарани до креветок, от кальмаров (не колец, а цельных) до акул. Живые в большущих аквариумах и засушенные или замороженные. Хочешь сваренных креветок и пиво? На! Хочешь суши из вот той красной рыбы, что плавает? Выбирай рыбу! Вообще, рыбные лавки было видно издалека: на их крышах сидели чайки. Словно вахту несли. Некоторые туристы, нафотографировавши их, покупали им креветки, бросали. Чайки презрительно смотрели на подачку, потом нехотя делали одолжение - и клевали угощение. То-то я смотрю, чайки эти ухоженные, толстые.
  
   чаячий дозор []
  
   Ну и конечно вкуснейшие бельгийские вафли-гофре, вкуснейшее мороженое. Я не удержался, взял гофре, с удовольствием, походящим на экстаз, насладился ей.
   Вдоль ограждения улочки стояли толпами народ, на что-то внимательно смотрели. Подошли и мы посмотреть. Внизу, в канале грязной зелёной воды, стояла белоснежная яхта. Иногда порыкивала дизелями, постоянно стравливала откуда-то берущуюся воду. На палубе яхты сидело несколько туристов, изнывающих от безделья и ёжащихся от взглядов сотен прохожих, нацеленных на них. Яхта эта то ли заходила в бухту, то ли, наоборот, собиралась выйти в море. Но ведь просто так тут не пройдёшь! Тут мосты, шлюзы, все дела. Вот и стояла яхта, ждала, когда разводной мост не поднимется и не пропустит её дальше. До другого разводного моста, который был буквально в пятидесяти метрах от них. И на всё это действо смотрели сотни прохожих.
   Но вот взвыли сирены, опустились шлагбаумы - и разводной мост поднялся. Яхта что-то победно прорычала - и устремилась вперёд. Недалеко. Через пару минут мост опустили на прежнее место, подняли шлагбаумы - и движение по улице возобновилось.
  
   яхта проплывает []
  
   Долго ли коротко, а вот мы вновь свернули, и вновь наш путь идёт вдоль пирса, вдоль яхт, а невдалеке наш старый знакомый Mercator. Оказывается, мы сделали круг по кварталам, по морскому побережью, по припортовым каналам - и вернулись к яхте-музею.
   Наблюдали швартовку одной из яхт. Семейная пара парковала свою дизельную красавицу на свободное место. Но сразу не получилось, возникли проблемы из-за нерасторопности жены хозяина, а может и из-за поспешных действий хозяина яхты - и паркующаяся яхта ощутимо долбанула уже стоящую на приколе. Даже оттуда, где мы стояли, была видна царапина на краске припаркованной яхты. Дааа, нелёгкий будет разговор с хозяином пострадавшего корабля.
   Я как-то аж сильно от всего этого устал. От нескольких дней учёбы, от новых впечатлений, от постоянного напряжения во время учёбы при переводе с английского на русский и т.д., и т.п. В общем, как вернулись к машине, залезли внутрь и "направили стопы" обратно в Хэйдеблюэм, я эмоционально вырубился. Смотрел по сторонам, тупо провожал взглядом красоты и необычности, но ни разу рука не дёрнулась сфотографировать, а в мозгу ничего такого не переключилось, чтобы обязательно запомнить. Отупление как оно есть.
   Так что возвращение назад прошло у меня в какой-то дымке. Вот мы в Остенде. Дымка. Вот мы в гостинице.
   Договорились той же компанией поужинать на открытой площадке ресторана нашей гостиницы. Пришёл в номер, раскидал подарки, принял душ, переоделся, вышел - а вот и Янош уже сидит. Тут и шеф подошёл.
   Меню, то, сё. Решили заказать себе стейк и салат. Выбрали каждый по салату. Причём я и шеф остановились на "Цезаре". Что вы представляете себе, когда слышите название салата "Цезарь"? Ну, конечно, я спрашиваю у тех, кто такой салат ел. Это смесь из овощей, куриного мяса и небольшое добавление майонеза. Везде по разному количество и пропорция, но я больше чем уверен, что в странах СНГ куриного мяса в таком салате - немного. С гулькин нос. Мелко порубленное, оно встречается, да, и кое-где даже приличные кусочки, но в общем и целом его немного. То, что нам принесли, мы никогда бы не назвали себе "салатом". Представьте себе большую глубокую керамическую миску, в которую настрогали листьев салата, капусты, зелени, а также нарезали лентами пожаренную курицу. Целую курицу. Ну и сдобрили маслом и чудесным бельгийским майонезом. Представили? Вот это у них называется "салат Цезарь". К салату прилагалась целая тарелка жареной картошки соломкой, которая заменяет бельгийцам хлеб. Мы посмотрели друг на друга с лёгким офигением: а зачем мы с таким "салатом" вообще стейк ещё заказывали?
   Я вам честно скажу: ни салата не доел, ни стейка. Уж слишком громадные порции. Я вам больше скажу: ни только я не доел - вообще никто из нашей компании не смог после такого салата осилить стейк. В лёгком офигении мы сидели, поглаживая туго набитые животы и посасывая пиво. Пиво, кстати, нам попалось просто офигенское. Из набора пив, что там в меню были представлены, мы выбрали то, что доселе не пили - и попали в яблочко! К сожалению, я не запомнил названия этого пива, и сейчас расскажу, почему.
   Восхитившись великолепным вкусом полутёмного пива, я выразил желание прикупить пару-тройку бутылок и повезти домой. Однако увы, официант ответил категорическим отказом. Оказывается, это пиво было местного производства, количество бутылок строго ограничено, мол, буквально наперечёт! Кстати, стоило оно дороже "обычных". А так как пиво это строго лимитировано, то сколько ресторан берёт у них бутылок, столько и отдать должен. Мол, и подарочных наборов с этими бутылками нет, и даже с собой забрать бутылку нельзя. Выпил - отдал бутылку. Только так. Странно, конечно, но я в чужом монастыре, а там, как известно, свои правила.
   Ну да ладно, нельзя, значит, нельзя. Но тут-то можно? Значит, неси ещё по одной. Наслаждаясь вечером, сгущающейся тьмой и разгорающимся светом фонарей, мы в счастливом обалдении сидели за столиком, посасывали вкуснейшее пивко и почти безучастно наблюдали за двумя воздушными шарами, выплывшими из-за крыш. На воздушных шарах пестрела реклама. Вряд ли они подняли в воздух шары только для рекламы, впрочем, с них станется.
  
   воздушные шары []
  
   Мы разошлись, попрощавшись до завтра. А мне вот совсем не хотелось сидеть в четырёх стенах! За окном уже была темнота, а значит, уже часов одиннадцать. Хотелось просто пройтись по улицам этого тихого бельгийского городка, посмотреть по сторонам, вдохнуть воздух вечера заграничья.
   Сказано - сделано. Деньги в кармане, там же паспорт (он у меня всегда в кармане в Бельгии был), потопали.
   Я неспешно прогулялся вдоль улицы, посмотрел издалека (не приближаясь) в окна домов. Воскресный вечер, многие ещё не спят. Кто-то смотрит телевизор, в детской дерутся подушками, а тут на кухне моет посуду женщина.
   Захотелось пива. Свернул в бар, который было слышно издалека. Все сидячие места заняты, а за стойку я не хотел и сам. Пристроился за "стоячим" столиком. Накурено - мама не горюй! Топор вешать можно. Взял два пива. Оно тут вообще миниатюрное - 0,25 литра в бутылке. Спросил "с собой". Не, говорят, нельзя, только тут. Чтоб, понимаешь, бутылки не разбрасывал по округе. Ну, тут и тут. По телевизору шёл матч ЕВРО 2012. Хотел было хвастануть, что, мол, я с Украины, а потом подумал - да какая нафиг разница?!
   Скучно стало, решил уже идти домой.
   Гостиница была недалеко, от бара даже видно. Так что уже через пять минут я был на пороге. И тут меня ждал сюрприз. Дверь была заперта, свет отключён, из персонала никого не наблюдалось. И тишина. Я не испугался. В позапрошлый раз нам объясняли, что если поздно придёте, мол, и никого не будет, то вот видите коврик у входа? Цифры там 1907 - год постройки дома - вот это и есть код от замка. Нажмёте - и можете входить. Ну и ок. Нажал. Ничего. Снова нажал. Ничего. Испробовал все варианты. Ноль по фазе.
   Что делать? А, легко! Сейчас позвоню шефу, пусть спустится и впустит меня. Но я не учёл двух вещей. Вот уже полдня мой телефон "вякал", жалуясь, что почти разряжен. И теперь я чуть ли не молился, чтобы хватило энергии на пару слов шефу. Это первое. И второе - у шефа есть привычка сбрасывать звонящего ему и перезванивать. Мол, чтобы не тратил деньги. А вот этого я не учёл. Звоню. Шеф сбрасывает. И тут же тухнет мой телефон.
   Всё. Приехали. И что делать?
   Стучал, ждал, вновь стучал, ждал. Долго стучал, ждал. Ничего.
   Ух, я зол был на персонал гостиницы, что не сказали, каким макаром входить, когда ночь. Ну почему они не рассказали?! Я уже сочинял гневные филиппики в их адрес.
   Обошёл гостиницу. Горит номер у шефа - под самой крышей. Кричать ему вряд ли хорошая идея: остальные-то спят, и если завтра нажалуются руководству нашей компании, то будет очень неприятно. Горит ещё одно окно на втором этаже, а вдоль этих окон - металлическая площадка, на которую ведёт лестница. Запасной выход. О! Ведущий к двери в коридоре второго этажа. Взобрался по лестнице, промаршировал до конца лестницы. Конечно, закрыта дверь. Вернулся, нерешительно потоптался у окна, где горел свет. Работает телевизор. Значит, не спит человек? Постучать, нет? Нет, решил, что снова попробую достучаться до персонала.
   Не тут-то было! Я сбил все костяшки, чуть не выбил окно, но увы. Мелькнула даже мысль вернуться в бар, вызвать оттуда полицию, пусть, мол, подсобят. Но отмёл. Это ж скандал будет! Ещё в каталажку упекут. А что тогда? Не, ну можно в том же баре спросить зарядку. Можно тут на открытой площадке посидеть, подождать, может, кто ещё вернётся - и с ними войти. А то и до утра! Ночи нынче не холодные (я так думал), дотерплю. Кресло удобное. Жаль, пива нет.
   Но всё же решил пойти попытать счастья у того на втором этаже, что не спит. Осторожно подошёл, осторожно постучал. Нет реакции. Постучал сильнее. Ничего. Ещё сильнее. Ноль. Решил, что зря стараюсь - человек, может, просто телик не выключил и ушёл куда-то. Напоследок несколько раз сильно стукнул в окно и - о чудо! Там кто-то завозился, отдёрнулась занавеска - и на меня уставилось заспанное лицо уже, несомненно, спавшего до моего стука, мужика. Я ему скороговоркой запасённой, мол, я тоже тут живу и вот он ключ, но там дверь заперта и я не знаю, как войти, пожалуйста, помогите, впустите, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!!! Мужик кивнул головой и говорит: а вот на ключе написан код ручкой - вот это код двери. Я рассыпался в извинениях и благодарностях, помчался вниз. Спасён! Спасён!
   Торопливо ввёл код - дудки! Как так? Может, ошибся в цифре? Вновь ввёл - дудки! А может, там, со звёздочкой или решёткой? Наконец - крак! - замок открылся. Торопливо шмыгнул вовнутрь. Ура! Получилось!
   Хотел что-то плохое тут сделать, что-то порушить, как-то отомстить. Хотел подняться к шефу и сказать, чтобы не сбрасывал меня в следующий раз. Хотел... а потом плюнул - и просто пошёл к себе в номер. Будет мне наукой. Всё же приключение, которое закончилось хорошо.
   А в номере принял душ, поставил на зарядку мобильник - и просто завалился спать...
  
   На следующее утро нас должны были отвезти в аэропорт в Брюссель от самой гостиницы. Аж в десять часов. А встал я как обычно в Бельгии - в полвосьмого. Так что время было с головой, что делать, я не знал.
   Спускался вниз позавтракать всё ещё обиженный и всё ещё думающий, что вот подойду счас - и как выскажусь! Но и тут перегорел. Не стоит оно того. А может и стоило и надо было бы, да не решился, боясь последствий, боясь ухудшения отношений компании и гостиницы. Завтрак - шведский стол такой же, как и в Ибисе, разве что поскромнее. Заботливо и почти в насмешку принесли лаунч-бокс. Где я его буду есть? В самолёте? Впрочем, жене отдам, пусть попробует бельгийской ветчинки.
   Спустился шеф, я ему, слегка обиженный, всё рассказал. Он посмеялся. Я спросил его мнения насчёт жалобы. Он предложил махнуть рукой. Я махнул.
   С опозданием аж в одну минуту приехала "наша" машина. Десять утра, а городок только просыпался. Нет, большие компании и магазины уже давно открыты, но многие частные лавочки только открывали двери и поднимали жалюзи.
   Загрузили багаж, поехали в Брюссель.
   Добрались обыденно, без приключений.
   Я позвонил жене, сказал, что скоро буду дома. Кстати, так и не выговорил деньги карточки стартового пакета.
   И тут очередь, и тут думали, что опаздываем, но нет, вполне себе нормально прошли. В дьюти-фри я купил подарочные упаковки пива себе (наконец-то себе!) и тестю. Упаковали их в прозрачные вакуумные пакеты, бросив внутрь счета. Ну, правильно. Жидкости-то внутрь самолёта проносить нельзя, но в дьюти-фри уже считается безопасным. Узнав, что я с Украины, кассир сказал, что знает несколько украинских слов и тут же выдал: "Здрастуте дасиданя!" Ну, "дасиданя", значит, "дасиданя"...
   Дожидаясь своего рейса, мы с шефом ещё откушали местного настоящего "Leffe", закусили сэндвичами и запили кофиём.
   А вот и наш родной самолёт, и пусть стюардессы не те, но встречают на родном языке и улыбаются совсем по-родному.
   С местом мне не совсем повезло: сидел на проходе в нескольких рядах от хвоста и туалета. А прямо за нами устроилась компания англичан. Я не знаю, почему они летели не с Лондона, а с Брюсселя, но летели они на ЕВРО 2012. Об этом красноречиво говорили их речёвки и шарфы, и национальные цвета в одежде. Сразу с порога они у стюардесс потребовали всё пиво, что есть на борту. Потом "сжалились" и попросили упаковку пива. Потом ещё одну. Потом они начали петь песни - и ещё одну упаковку прикончили. Не знаю, сколько в них внутри литров пива было, когда мы прилетели, но шли по проходу на выход они, пошатываясь. Летели мы больше трёх часов - и всё это время за спиной пьяный ор и галдёжь. Не раз и не два переглядывались с шефом понимающе. Мол, встать бы и стукнуть им пару раз в морду, чтобы не вели себя так вызывающе, но ведь посадят и самолёт, и тебя, а не их. В общем, полёт был ужасен.
   Но зато когда мы прилетели в жаркий Киев, то первое, что увидели, когда, обвешанные замотанными в плёнку сумками, шли к стоянке, где шеф оставил свою машину - это компанию молодёжи. Два юноши, три девушки, и эти три девушки были красивее всех, кого мы видели в этом заграничье. Вновь убедились в правоте лозунга, что, мол, "Украинские девушки - самые красивые девушки мира". Воистину так.
  
   Вот так вот и закончилась поездка в Бельгию. Третья. Думаю, что не последняя, ведь Филипп намекал, что через два года...
  
  
  
  
   14.06.2012-10.09.2012
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"