Распопов Дмитрий Викторович: другие произведения.

Ремесленники душ. Исповедники

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 7.00*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    imagebam.com Ремесленники душ. Исповедники.
    Детектив, Фантастика, Хоррор
    .

    Когда думаешь, что достиг всего в своей профессии, оказывается ты не знаешь ничего о том, что могут настоящие виртуозы работы с человеческой душой. Исповедники Империи - это закрытый круг избранных, на которых держится мощь государства, ведь они в силах делать неживые вещи живыми, переселяя в них души. Рэнджинальд ван Дир - становится учеником одного из них, думая, что наконец настало спокойное и размеренное время для получения новых знаний, но война ускорит его обучение, ведь девушка, которая дорога ему - в опасности.

    Книга окончена. Купить можно на сайте:




   Ремесленники душ. Исповедники
  
  
   Когда думаешь, что достиг всего в своей профессии, оказывается ты не знаешь ничего о том, что могут настоящие виртуозы работы с человеческой душой. Исповедники Империи - это закрытый круг избранных, на которых держится мощь государства, ведь они в силах делать неживые вещи живыми, переселяя в них души. Рэнджинальд ван Дир - становится учеником одного из них, думая, что наконец настало спокойное и размеренное время для получения новых знаний, но война ускорит его обучение, ведь девушка, которая дорога ему - в опасности.
  
  
  
   Пролог
  
  
  
   Я открыл глаза. Яркое солнце светило в окна, его лучи пробивались через тонкие занавески, освещая комнату и падая на кровать, светя прямо в лицо. Вчерашний день, наполненный новыми впечатлениями и переживаниями казался словно прошедшим во сне, настолько всё казалось нереальным. Металлическая собака, исповедники, которые могут каким-то образом переселять души - всё это казалось мистикой. К сожалению своим глазам трудно было не верить, доказательства оказались сверх убедительными, я внимательно осмотрел механическое произведение искусства с разрешения Энни, но кроме железа и стекла ничего внутри не обнаружил. Похоже я действительно слишком много о себе возомнил, за что и поплатился, выставив себя самодовольным дураком перед всеми.
   - "Да уж, - я физически почувствовал, как у меня начали "гореть" уши от вчерашних воспоминаний, - больше я такой ошибки не повторю, сначала буду слушать, а потом рот открывать".
   Переживания за своё поведение полностью скинули с меня сон, нужно было подниматься, как вчера мне сказал сэр Энтони, сегодня у меня будет ознакомительный день, поэтому могу выспаться и позвать слуг, когда пожелаю, чем я собственно говоря и воспользовался с полным правом.
   Опустив ноги с кровати я приятно удивился, когда увидел на вешалке рядом с кроватью свой чистый и отглаженный костюм, а ведь я вчера вечером прекрасно помню, что не найдя вешалок, просто повесил всю одежду на стул. Сегодня же в комнате оказались не только чистые и аккуратно сложенные вещи, но и вешалка со шкафом, а самое главное я не слышал, когда их вносили.
   На резном деревянном столике у кровати я увидел небольшой серебряный колокольчик, который отозвался мелодичным звоном, стоило мне в него позвонить. Не успел я вернуть его на место, как дверь открылась и в комнату вошли две служанки. Обе были одеты в красивые черные закрытые по горло платья, но зато с белыми манжетами, фартуком и чепчиками.
   - Доброе утро господин ван Дир, - поздоровались они и замолчали, позволяя мне рассмотреть себя лучше. Ближняя ко мне девушка была симпатичной и мне понравилась, вторая же была как говориться "молочной" породы - толстушка с широкой костью.
   - Доброе утро, где можно помыться?
   - Можете в ванной, можем принести всё сюда, - быстро ответила первая, - как вам будет удобно.
   - Проводите меня пожалуйста, - попросил я, - только у меня с собой вещей мало и нет принадлежностей для ванны.
   - Там всё есть сэр, - чуть хриплым голосом ответила толстушка, подходя к двери и придерживая её для меня.
   Ванная так называлась условно, на самом деле этажом ниже и чуть правее комнат слуг, располагалось целое банное крыло, в котором были как общие комнаты для мытья, так и индивидуальные кабинки с ванными. Кроме меня так поздно, здесь никого не было, поэтому воспользовавшись мылом и жёсткой мочалкой, я быстро привёл себя в порядок, совсем немного поблаженствовав в ванной, не решаясь затягивать процедуры, пора и честь знать, нужно было настраиваться на учёбу. Именно поэтому я быстро позавтракал в своей комнате. Когда я вернулся, столик с расположенными на нём лёгким завтраком из яичницы с беконом и чёрным чаем со сладкими пирожками, был у кровати, так что ещё раз поразившись предупредительности местных слуг, я попросил сообщить сэру Энтони, что готов и хочу с ним встретиться.
   Ждать пришлось около часа. За это время я успел выйти на балкон, который оказывается имелся в моей комнате и не был замечен вчера в виду позднего моего прихода и расположения за широкой шторой, за которой находились огромные створки. Потянув их за ручку, они натужно скрипнув, выпустили мена наружу, а внутрь комнаты запустив свежий осенний воздух. Я также успел осмотреться вокруг, поняв, что нахожусь в отгороженной от мира чьей-то резиденции, хотя рядом виднелись серые правительственные здания, а справа виднелась Темза и парк.
   - Добрый день Рэджинальд, - раздавшийся голос позади, заставил меня вздрогнуть, я так глубоко погрузился в раздумья о своей новой жизни, что не заметил, как сзади ко мне подошли. Быстро оглянувшись я удивился, увидев вчерашнего старика.
   - Как спалось?
   - Спасибо сэр, всё хорошо: я выспался, отдохнул, готов к работе и учёбе, - бодро отрапортовал я.
   - Отлично, - улыбнулся он и потянувшись к карману сюртука, вытащил из него пенсне (только в этот раз с обычными стёклами) и водрузив его себе на нос, внимательно посмотрев на меня так, что мне стало не по себе.
   - "Словно лошадь на продажу".
   - Отлично, - повторил он и зайдя в комнату, поманил меня рукой. Там он подойдя к столку, позвал звонком прислугу. Вот только вместо двух девушек-служанок в комнату зашла Элиза ван Ленд с незнакомым мне мужчиной, который вёл на поводке за собой вислоухую молодую собаку.
   - Знакомься Рэджинальд, - старик усмехнулся, пожевав пышные белые усы, - с мисс Элизой ван Ленд вы знакомы, а это мистер Эрик Стоун и конечно же Айда.
   Я приветливо улыбнулся девушке, та в ответ даже не посмотрела на меня, что было странно, вроде бы при последней встрече она была более внимательна ко мне.
   - Рэджинальд ван Дир, - я не стал обращать на девичьи закидоны, а просто протянул руку мужчине старше меня лет на пять.
   - Эрик Стоун, сэр, - косясь почему-то на Элизу, ответил он.
   - Можете пока выйти, - распорядился старик и дождавшись, когда те покинут комнату, присел в кресло рядом с трюмо.
   - Элиза с этого дня будет твоей личной служанкой, чтобы удовлетворять все твои потребности, в том числе мужские, - буднично сказал он, на что у меня отвалилась челюсть и пропал дар речи.
   - Стоун не плохой малый, только ленив как чёрт, но как инженер лучшее что у нас есть на текущий момент, так что постарайся сработаться с ним.
   - Ну и конечно Айда, она будет теперь с тобой всегда: тебе полагается гулять с ней, кормить и баловать. Собака к концу года должна быть предана только тебе, это понятно?
   - Э-м-м, сэр, на счёт первого я не совсем понял, - промямлил я, стараясь не встречаться с его насмешливым взглядом, - Элиза дворянка, как она будет мне служанкой, да ещё и удовлетворять меня?
   - Очень просто ученик исповедника, - ответил он пожав плечами, - ляжет на спину, раздвинет ноги и даст тебе. В общем мы подобрали её тебе, поскольку вы хорошо знакомы, и однокурсники говорили, что тебе она нравилась, или ты против?
   - Не против конечно, только смутно представляю, как это будет, - честно признался я.
   - Рэджинальд, - нахмурился он, - давай сразу я тебе скажу, чтобы потом не было непониманий в дальнейшем. Теперь ты и твоя жизнь целиком принадлежат Империи или ты думаешь тебя поселили в этом поместье и будут платить огромные деньги, холить и лелеять за красивые глазки?
   - Нет конечно, сэр.
   - Ну тогда просто принимай что тебе дают и выкладывайся полностью на всех занятиях. Государство обеспечивает тебя всем в жизни, чтобы ты отныне ни на что постороннее не отвлекался. В том числе и на женщин. Если Элиза тебе не понравится, покажи кто тебе нужен, если это возможно - сэр Артур её тебе предоставит.
   - Как же вы её уговорили?
   Его взгляд потемнел, так что я быстро замахал руками.
   - Нет-нет сэр, мне просто интересно, я совсем не против такой постановки вопроса. Я сам хочу учиться и совершенствоваться, вчера я слишком самонадеянно заявил, что знаю всё.
   - По моему отцу дали должность министра, - неопределенно помахал он рукой в воздухе, - а семейству лён во владение, я не вдавался сильно в эти подробности, меня они, как и тебя не должны заботить.
   - Сэр, я полностью ваш, - я склонил голову в покорности.
   - Отлично, тогда бери собаку и пошли в мой кабинет, - вставая с кресла, распорядился он.
  
  
   Глава 1 Ученик
  
  
  
   Взяв поводок у хмурого мужчины который вместе с девушкой стояли за дверь комнаты, я пошел за своим новым учителем. Беспокойная собака постоянно дергала поводок, обнюхивая все углы. Я раньше не держал у себя животных, так как денег на это у нас не было, теперь же я толком не знал, что с ней делать.
   Пока я пытался побороть собачье любопытство, мы прошли от моей комнаты вниз на первый этаж и дальше по коридору мимо обширного зала, в другое крыло этого поместья. Богатство хозяина виднелось тут всюду, как я заметил ещё по приезду ранее: золотые, серебряные подсвечники и ручки дверей, огромные картины, толстые ковры по которым было непривычно ходить, а также множество слуг кругом. Значительно больше, чем требовалось для обеспечения жизни нескольких человек и приставленных к ним слуг.
   - Айда, - прикрикнул я на собаку, когда она попыталась присесть и помочиться на ковёр, та дёрнулась и побежала за мной, не успев нагадить.
   - "Вот же навязали её на мою голову".
   - Проходи, - сэр Энтони открыл дверь и пригласил меня в свою комнату. Оставив собаку за дверью, я вошел внутрь. В отличии от моей комнаты в его практически не было свободного места, она превратилась из жилого помещения в лабораторию: три разных модели аниматрона, куча различного и странного вида железа и камней, всё было разбросано и навалено, создавая хаос. Хотя наверняка сам старик ориентировался в нём очень хорошо, по себе знаю.
   - Думаю для начала нужно провести тебе экскурс в историю исповедников, - он устроился в соседнем кресле и задумчиво опустил голову на сложенные руки, - я дам тебе всю необходимую литературу для самостоятельного ознакомления. Пока же я расскажу тебе, для чего мы нужны государству. Не секрет, что на земле живут люди и Люди, некоторые сильнее других, некоторые слабее. Сейчас я говорю о тех, кто ведёт за собой других, командует, считает можно ли потратить тысячу солдат взамен клочка земли, который в будущем сможет предотвратить гибель десятков тысяч. Такие люди редко умирают стариками, но всё же они есть. Так вот думаю ты знаешь, что концентрация человеческой души разнится в зависимости от конкретного человека, а также его жизненного опыта. Как ты думаешь, какой будет концентрация например у меня?
   - Думаю очень большая сэр, - чтобы ответить на этот вопрос мне даже не нужен был камень.
   - Верно, ещё большей она будет у генерала, который прожил свою жизнь в боях, а теперь готовиться отойти в мир иной.
   - И как это связано с нами?
   - Очень даже прямо мой мальчик, - сэр Энтони посмотрел на меня немигающим взглядом, у меня даже пробежали мурашки по спине от него, - мы помогаем их душам не пропасть зря, а переселяем их туда, где они смогут принести пользу своему отечеству. Например в корабли, дирижабли, поезда.
   - А что это даёт? - услышанное впечатлило меня, ведь о таком ходили слухи, но конкретики не услышишь не от кого.
   - Как думаешь, что будет более эффективно? Корабль просто обслуживаемый экипажем, или тот, который чувствует всё что в нём происходит, понимает всё что делается, а также может в нужный момент направить снаряд в цель, внеся более точные корректировки, чем люди.
   - Такая самостоятельность ведь может мешать экипажу, не говоря уже про то, что служить на корабле, который обладает волей человека не всякому дано, - заметил удивлённо я.
   - Верно, на такие судна отбираются специальная команда не только из одних добровольцев, но и ниже чина капрала ты там никогда не встретишь солдата.
   - Насколько оправданы такие расходы сэр?
   - Скажу лишь статистику: корабль с подселённой душой и таким экипажем может сразить три десятка одного с собой класса кораблей, но без души.
   - Что мешает тогда делать только такие корабли? Или проблема найти такую душу?
   - Проблемы Рэджинальд подстерегают на всём пути создания такого симбионта: начиная от того, сможет ли исповедник найти нужную душу, сможет ли без искажений трансформировать её и вселить куда-либо ещё.
   - А поскольку началась война, то потребность в исповедник выросла в разы? - догадался я столь пристального ко мне внимания и свалившихся на меня благ, - у республиканцев много исповедников?
   - Мыслишь в правильном направлении, - сэр Энтони тепло мне улыбнулся, - сейчас больший перевес у них и нам всем нужно постараться, чтобы количество нашей техники не было меньше чем у них, не забывая конечно о качестве.
   - А как вообще можно преобразовать душу, чтобы она вселилась куда либо? Можно ли вселить душу в другое тело? Можно ли вселить душу в механизм, а потом забрать её оттуда и переселить в другой? - вопросы посыпались из меня как горох, новая тема, где бы я смог раскрыть себя, меня очень заинтересовала.
   Старик внезапно рассмеялся.
   - Теперь я понимаю, почему сэр Артур был в тебе так заинтересован, - проговорил он, спустя минуту, - думаю с тобой будет проще, чем с другими моими учениками.
   - Сэр?
   - Я дам тебе две книги, как прочитаешь их, мы снова встретимся, - он взял со стола рядом с собой две даже не книги, а потрёпанные дневники и протянул их мне, - думаю так будет лучше, ты узнаешь многое из этих записей и мы продолжим.
   - Но сэр Энтони, книги это одно, а я хотел бы узнать от вас - вы ведь я так понял самый опытный исповедник из всех, - взмолился я, не давая закончить наш разговор.
   Он усмехнулся.
   - Ну почему же, сэр Дональд не менее почтенный и знающий исповедник, просто он менее общителен чем я, так что мне и приходится заниматься вновь прибившими.
   - Ответьте хотя бы на эти вопросы сэр Энтони, а когда у нас будет практика?
   - Ты опять задаёшь слишком много вопросов, наше дело не терпит суеты, поверь мне. Отвечу тебе лишь на последний вопрос, твоя практика начата, как только ты ступил в мою комнату, так что задавая вопросы, ты лишь напрасно тратишь своё оставшееся время.
   Я непонимающе посмотрел на него и тут же почувствовал, что этот разговор так меня обессилил, как будто я бегал час или два, а ведь вошёл я в кабинет полный сил и энергии! Непонимающе я посмотрел на него, он лишь в ответ достал свой монокль с зелёными линзами паинита и довольно улыбнувшись, протёр его. Внезапно я вспомнил о том, что такое же состояние было у меня после сдачи налога! Быстро выхватив камень я приложил его к глазам и посмотрел на сэра Энтони - зелень его души была просто ослепительна, широчайшая аура была не только огромна, она занимала всю комнату и мало того, отростки его души присосались ко мне и по их тонким жгутикам-отросткам от меня к нему уходила душа!!! Пока мы разговаривали, он меня опустошал, даже не прикасаясь ко мне!!!
   Я вскочил на ноги и попытался отмахнулся от его отростков, но махать руками было конечно же бесполезно, только вызвало его старческий и дребезжавший смех. Ярость накатила на меня.
   - Прекратите сейчас же!! - я кинулся к нему. Я не знал, как противостоять его методу опустошения, но у меня был свой, прекрасно опробованный.
   Он спокойно дождался, когда я прикоснусь к нему и я тут же понял свою ошибку, если до этого его жгуты души были лишь тонкими и едва заметными, вытягивая мою душу, то едва я прикоснулся к нему рукой, его аура словно обняла меня, высасывая целиком.
   Последнее что я запомнил, его довольную усмешку перед тем, как я потерял сознание.
  
  
   В себя я приходил тяжело, глаза не хотели открываться словно залитые свинцом, а в горле было так сухо, что я первым дело захрипел.
   - Пить...
   На губах я тут же почувствовал влажную ткань и судорожно стал мять её губами, стараясь выжать воду. С трудом открыв глаза я увидел сидящую рядом с собой Элизу, державшую ложку, обёрнутую на конце тканью.
   - Привет, - прохрипел я, не в состоянии двинуть ни рукой не ногой, похоже вот что испытывали те, кого досуха осушали, забирая максимум души. Кроме полной потери сил я чувствовал странный холод, который охватывал всё моё тело, хоть я и лежал укрытый одеялом, особенно это ощущалось в области сердца, казалось мне на груд положили кусочек льда.
   - Доброе утро Рэджинальд, - хоть и вежливо, но всё же очень сухо сказала она и намочив ещё раз ложку, дала мне освежить рот.
   Когда горло было смочено, я вдобавок понял, что мой мочевой пузырь просто разрывается от желания.
   - Элиза, - промямлил я, - мне надо в туалет.
   Она тут же встряхнулась и нагнувшись под кровать, вытащила оттуда горшок.
   - В туалет сходишь сам, - отрезала она и вышла из комнаты.
   - "Похоже она не сильно довольна текущим положением вещей, - догадливо подумал я, справляя нужду и чувствуя себя лучше",
   Не успел я нагнуться и поставить горшок под кровать, как дверь отворилась и ко мне вошла знакомая по прошлой встрече девушка-исповедник. Она осмотрелась и подошла к кровати, плюхнувшись на неё всем телом.
   - Эй! Осторожнее! Я тут болею всё-таки! - возмутился я.
   - Да ладно тебе, привыкай, - отмахнулась она от меня, - в таком состоянии ты будешь постоянно.
   - В смысле?!
   - Не сердись на сэра Энтони, просто он всегда проверяет так реакцию новичков, я также как и ты провалялась потом в кровати три дня.
   - Три дня!! Сколько же он из меня вытянул?!
   - Две трети твоей души, - спокойно заявила она, как нечто самой собой разумеющееся.
   - Зачем он это делает? - спросил я, когда ярость вспыхнувшая во мне на старика, едва не перекинулась на девчонку.
   - Слушай, а ты симпатичный, давай дружить?! - внезапно огорошила меня она своим вопросом, - я хоть и бывшая простолюдинка, но сейчас у меня титул есть и даже владения. Давай дружить?!
   Я опешил и пригляделся к ней. Младше меня совсем ненамного, она не было даже условно симпатичной: нос картошкой, крупные щёки, торчащие паклей короткие волосы - всё выдавало в ней простолюдинку. Я не видел в девушках с кем общался, такого как у ней пренебрежения к своей внешности. Не говоря уже о том, что дорогое платье, в которое она была одета совершенно ей не шло, она выглядела в нём, как корова под красивым седлом.
   - Дружить мы можем, - осторожно ответил я, - но как это отвечает на мой вопрос?
   - Всё просто, если мы будем дружить, я буду тебе помогать, - она зажмурилась и наклонилась ко мне.
   - Эй, ты чего?
   Она открыла глаза и удивилась.
   - Поцелуй меня, ведь мы друзья теперь?!
   - Друзья не целуются, - твёрдо ответил я, отодвигаясь от неё, - так близко мы не будем дружить, прости.
   Девушка тут же спрыгнула с кровати и зло сверкнула глазами.
   - Ты отказываешься от моей дружбы?
   - Энни, дружба не заключается в поцелуях, если ты росла с родителями, то знаешь чем они занимаются по ночам, - я постарался мягко намекнуть ей про секс.
   - Спят что ли? - она разозлись и стала едва ли не кричать, - у меня для это есть Ганс! А я хочу дружбы и любви!
   Тут уже настала моя очередь поражаться.
   - "Она уже и спит что ли с кем-то?!".
   - Что за Ганс? - осторожно спросил я.
   - Мой слуга, кто ещё, - она отвернулась от меня и пошла к двери, - я видела твою служанку, она красивее меня, теперь я понимаю, почему ты меня отверг.
   Она не дала мне ответить и выйдя, сильно хлопнула дверью.
   - "Что тут вообще происходит?! Куда я попал?! - я устало опустился на подушки".
   Отдохнуть мне не дали, дверь снова открылась и в комнату вошел человек, от одного вида которого моя кровь забурлила, но поскольку я не смог с ним сладить в своём нормальном состоянии, то обессиленным не стоило и пытаться, я лишь прищуренными глазами следил, как он берёт кресло от моего трюмо и ставит его рядом с кроватью, удобно в него усаживаясь.
   - То, что ты не кидаешься на меня, определённо говорит о твоем уме, - спокойно заметил он, - и пока ты не начал сыпать вопросами и обвинениями, я спрошу - ты прочитал книги, что я тебе дал?
   Я скосился на круглый столик у кровати, там лежали обе нетолстых книги с коричневой кожаной обложкой.
   - Нет.
   - Отлично, тогда продолжим, - он улыбнулся и остался сидеть на месте, а я почувствовал, как из меня снова начинают уходить силы. Камня, чтобы увидеть это у меня с собой не было, так что скоро холод стал нарастать и я отключился.
  
   Конечно первым же делом, когда я пришел в себя и отпихнул ложку с тканью от своего рта было судорожное хватание книг и начало чтения. Дёрнувшаяся от моего рывка Элиза расплескала воду из чашки на кровать, но мне было всё равно, я не собирался больше просто так сдаваться старику.
   Для начала я бегло прошёлся по всему тексту обоих из них, хватая урывками такие знания, которые ранее повергли бы меня в шок, теперь же я лишь судорожно искал ответ лишь на один вопрос - как защитить себя от чужой ауры!
   - Нашёл!!! - воскликнул я, когда наткнулся на нужный текст и судорожно начал читать.
   - "Душа не постоянный и целый объект, - говорилось в книге, - её можно развивать, можно тренировать, можно обучать. Обученный человек может даже не мыслью, а лишь искрой мысли расширять зону контакта своей души с окружающим его миром. Нужно лишь желание, разум и тренировки, постоянные тренировки. Далее мы покажем несколько эффективных приёмов тренировки высвобождения своей души".
   Все приёмы выглядели простыми, но попытавшись, как было показано на одной из картинок медленно и спокойно дышать, представляя, как моя душа начинает дышать вслед за мной, становясь всё больше и шире, у меня ничего не получилось. Я попросил Элизу принести мне камень и зеркало, и сколько бы я не пытался повторить изображённые приёмы, аура моей души не сдвинулась от тела ни на дюйм.
   Мою тренировку прервал старик, который пришёл спустя два часа и опять усевшись рядом, но не прикасаясь ко мне руками, лишил меня остатков сил. Самое противное в этом всём было то, что я ничего не мог с ним сделать и когда очнулся и стал снова тренироваться, он пришёл опять и это повторялось раз за разом.
   На теле от неподвижности моего положения на кровати стали появляться красные пятна, которые начинали болеть с каждым днём всё сильнее и сильнее, а мой разум настолько отупел от череды непрерывного опустошения и судорожных попыток научиться противостоять исповеднику повторением картинок из книг, что в конце концов я просто выкинул обе книги от себя и посадил перед собой Элизу. Сначала я дотрагивался до неё, а как только душа её отрывалась от ауры, я прекращал и увеличивал расстояние между её рукой и своей, пытаясь воздействовать на её ауру так, как привык и у меня это получилось!!! Сначала нехотя, едва заметно, но с каждым разом когда моя разгоревшаяся ярость на старика стала похожа не на яростно горящий костёр, а в жаркие угли, которые пусть не были такими эффектными как огонь, но дающие больше жара, стоит их только пошевелить. Вот так же и я, вспоминая старика, с каждым разом всё более и более увеличивая расстояние между рукой и её телом, когда наконец смог по своему желанию не увеличивать свою ауру, чтобы охватывать чужую, подобно моему противнику, а заставлять чужую душу устремляться ко мне. Странно было наблюдать, как по движению моей руки и желанию, от тела другого человека отрывались тонкие полоски души и устремлялись ко мне, чтобы быть поглощёнными. Моя радость от того, что у меня получается, компенсировалось тем, что Элиза начинала меня ненавидеть за подобные эксперименты над ней. Я видел это и по её взгляду, когда я тренировался на её душе, а она не могла не чувствовать, как слабеет её тело, а также тому, как стали резкими её слова и поступки. Она не сидела рядом, когда я приходил в себя от приходов старика, а старалась как можно меньше быть рядом. Также она всё чаще оставляла Айду со мной, не выводя её гулять и нередко бедная собака гадила прямо в комнате, получая тумаки от девушки, хотя не была виновата в том, что природу не победить. Я пытался урезонить девушку и защитить Айду, но пока собака была в комнате это ещё получалось, но судя по тому, какой побитой и поджимающей хвост она возвращалась с прогулок, девушка отрывалась на ней там, где я не видел. Это тоже выводило меня из себя, но прикованный к постели, я ничего не мог с этим поделать, проклятый старикашка так меня обессиливал, что кроме занятий и тренировок больше времени и сил ни на что другое не оставалось между моментами его приходов.
   В очередной его приход, когда он уселся на стул и улыбнулся мне, замерев, я не стал ждать его атаки, а напал сам, протянув руку и потянув со всех своих сил его душу на себя. Без камня я не видел, что происходило, но прекрасно чувствовал упругое сопротивление своей воле, будто решил пойти на встречу ветру. Сопротивление нарастало, а силы мои слабели, я чувствовал всем телом, что если отпущу волю и дам всего лишь миг послабления, старик тут же разобьёт мою атаку и контратакует сам, на что у меня просто не останется сил. Нарастающее давление внезапно пропало, а я устало опустил руку, сил сражаться больше не было, я был выжат своими усилиями больше, чем если бы меня опустошили.
   - Отлично, первый этап обучения закончен, - старик внезапно встал с кресла и довольно улыбнулся, - мы выяснили направленность твоего умения, теперь будем его расширять. Неделю тебе на отдых, откорм и продолжим.
   С этими словами он встал и ушел, оставив меня в глубоком недоумении от того, что сейчас произошло, а еще более от того, что я хоть и без сил, но не валяюсь бессознательным трупом на кровати после его прихода.
   - "Я смог! - мысль осторожно, словно боясь спугнуть саму себя просочилась в моё сознание, - я смог ему противостоять! Пусть слабо, едва-едва, но смог!".
   Радость и гордость за себя лишь на мгновение охватили меня, тут же омрачившись пониманием того, что если бы всё было всерьез, старик также как и раньше мог убить меня, лишь находясь рядом. Я просто смог сдать урок, неизвестно на какую оценку.
   В комнату вошла Элиза и с удивлением посмотрела на меня, видя так же как и я удивившись этому факту.
   - Ты в сознании?
   - Еды! Ванну! Чистое бельё! - приказал я, не смотря на её внезапно исказившееся лицо. В конце концов пусть она привыкает к своему положению, не нравится - пусть валит на все четыре стороны - желающих заменить её будет предостаточно. Между делом старик рассказал мне сколько им платят и что они и их семьи получат, если я смогу закончить обучение - не каждый Род в стране может такого достичь и за всю жизнь, как просто поработав пару-тройку лет служанкой у исповедника.
   Спустя три часа, я благоухающий, побритый и сытый зашел в свою комнату и зажал нос от стоявшего в ней смрада испражнений и того запаха, который оставляет тело долго лежавшего человека, за которым не ухаживают. Я тут же собрал и выкинул в коридор всё бельё и ткани в комнате и настежь открыл оба окна и выход на террасу. Силы после стольких телодвижений покинули меня и я устало присел на проклятый стул у трюмо, болезненно сморщившись, красные пятна на спине и ногах после ванной, болели ещё сильнее прежнего.
   Я поднял взгляд и замер, в зеркале отразился незнакомец. Лишь вглядевшись лучше в знакомые черты, я понял, что обтянутый белой кожей череп с впалыми и сверкающими глазами - это я. Я невидяще протянул руку к зеркалу и дотронулся до него, словно пытаясь понять, как я в него превратился. Зеркало похолодело мои пальцы прикосновением к стеклу, я второй рукой дотронулся до щёк и носа, отражение повторило всё тоже другой рукой, и я убедился, что всё это не сон, а явь. В ванне меня побрил один из слуг, а пена из мыла не дала мне рассмотреть себя, я ведь настолько привык к собственным худым и тощим конечностям, что не обращал на это внимание пока не увидел себя в зеркало целиком.
   - "Тот-то он пока брил меня я замечал его бегающий и боязливый взгляд, - вспомнил я брадобрея".
   Дверь отворилась, в комнату вошли, прошелестев тканью. По запаху вишни я понял, что это Элиза. Внезапно злость при виде собственного тела, а также тому, что она всё это время оставляла меня в таком состоянии не пытаясь помочь, нахлынула на меня, я обернулся к ней и глядя прямо ей в глаза приказал.
   - Подошла к кровати, закинула платье себе на голову, оперлась руками на постель!
   - ЧТО!!! - она вспыхнула словно свеча и наши взгляды схлестнулись. Моя злость на неё дополнилась тем, что вот сейчас, именно сейчас рухнули мои мечты и первая любовь вслед на ними. Я судорожно сжал кулаки и сам не понял, как стал наполнятся силой, а она наоборот бледнеть.
   - "Я тяну её! - я с трудом остановил себя, поскольку получаемый поток сил рос, а девушка оперлась рукой о стену".
   Помолчав она молча оттолкнулась от стены и выполнила всё что я сказал, в добавок сняв с себя простые хлопковые панталончики. Мне совершенно не хотелось к ней прикасаться, так что я молча встал и вышел из комнаты - остаточные чувства по трепетно хранимому образу первой любви рухнули как хрустальный замок, едва я закрыл за собой дверь.
   Ночью меня разбудило горячее тело, которое прижалось ко мне и настойчиво снимало с меня одежду. Я не стал дёргаться, а позволил ей сделать всё за меня, испытав даже некоторое облегчение, когда она ушла и запах вишни стал слабеть в моей кровати. Удовольствие, которое я получил сейчас от неё, было много меньше того, когда я удовлетворял сам себя в школе, представляя, что ласкаю тело девушки, которую люблю. Сейчас я вместо успокоения и удовлетворения чувствовал лишь спокойствие члена и легкое томление после акта, ничего более.
   - "Анна, я по тебе соскучился, - я закрыл глаза и вспомнил о своем друге, - надо завтра будет спросить, можно ли ей написать".
  
  
   Глава 2 Второй этап
  
  
  
   Выгуляв утром Айду и позавтракав, я направился в комнаты сэра Энтони. За прошедшую неделю ненависть к нему и его методам воспитания немного угасла, поэтому я мог держать себя в руках при виде его довольного лица, когда вошел. Он выглядел так, словно и не было изматывающих недель, когда я в прямом смысле слова боролся за свою жизнь - он же выглядел довольным и счастливым.
   - Проходи Рэджинальд, присаживайся, - он кивнул мне на стул за столом, на котором было по-прежнему всё навалено, пришлось убрать часть железок и камней на другой стол и только после того, как я протер освободившееся место и стул, смог устроиться на относительно чистом и свободном месте.
   - Как и я обещал, начинаем второй этап обучения, удержание и сохранение в себе энергии, - он кивнул на книги, которые я принёс с собой, - ты ведь всё прочитал?
   - Да, но мало что понял, нужны конкретные примеры, - сухо ответил я.
   - Отлично, тогда начнём с примеров, - он позвонил в колокольчик и в помещение вошли две служанки, сэр Энтони кивнул на них и сказал, - с каждой по трети.
   Девушки недоуменно переглянулись при его словах, ведь его понял только я. Как тогда с Элизой у меня пока не сильно получалось, поглощать совсем без направляющих, так что пришлось вытянуть руку и ощутить знакомое чувство, когда тебя наполняет чужая энергия. Поскольку очков с паинитом у меня не было, пришлось контролировать поглощение прикладывая камень к глазам, что конечно же выдало мои действия, к тому же девушки ощутили падение сил и заволновались, жалостливо смотря то на сэра Энтони, то на меня.
   Сэр Энтони ни взглядом, ни действом не выдал, что его хоть чуточку волнуют эти межевания служанок, он лишь внимательно наблюдал за мной, через свой монокль. Вытянув ровно треть с каждой, я посмотрел на него.
   - Отлично, теперь читай вот эти книги, завтра утром продолжим, - сказал он, протягивая мне новые тетради, отпечатанные печатным текстом.
   - Это всё? - удивился я, - в чём же тут подвох?
   - Поймёшь через два-три дня, - отрезал он, - займись своими делами, или лучше прочитай ещё что-нибудь.
   - Может быть вы дадите мне просто допуск в свою библиотеку, чем кидать по зернышку каждый раз, когда заходите меня прикончить? - с иронизировал я.
   - А ты что готов читать не только то, что я даю? - удивился он.
   - Вообще-то я для этого здесь нахожусь, - заметил я, - так что это сильно ускорит нам время, к тому же если ещё напишите, что мне лучше прочитать в первую очередь.
   - Хорошо, - он кивнул несколько раз головой, - завтра всё подготовлю, а пока свободен.
  
   На следующий день он и правда дал мне ключ от своей комнаты, а также список того, что мне нужно прочитать. Затем вызвал других служанок и заставил меня также вытянуть у них ещё по трети души. Так повторилось ещё два дня, хотя уже на третий раз я понял, что меня вскоре ждёт, потому что я такое уже испытывал на себе и нисколько не хотел повторить этого, поэтому усердно читал не только те книги, которые он мне дал, но и всё время, что его не было у себя в комнате я тратил, чтобы найти себе полезную книгу, или тетрадь. Нужно отметить, что рукописных тетрадей на полках его комнаты было большинство, причём там соседствовали как записи основателя ремесла, так и его учеников и последователей. Я чувствовал себя пчелой, залетевшей в банку варенья, настолько обширных и разнообразных знаний я нигде не видел, как в одной взятой комнате. В них описывались как собственные изыскания ремесленников, так и их научные гипотезы и предположения. В принципе на многие свои первые вопросы к сэру Энтони я нашёл ответы, а ведь я только начал читать огромный объем собранных знаний! Как жаль, что никто не систематизировал эта разрозненные и обширные труды и не изложил в виде доступной книги, в который раз я жалел об этом, продираясь через рукописный текст очередной тетради.
   К сожалению моё новое увлечение прерывалось учёбой, приходилось отвлекаться от книг и заниматься тем, что нужно было для повышения своей силы в первую очередь, а именно не умереть от смешения и хранения различных душ внутри себя. Уже на третий день я почувствовал лихорадку, меня бросало в пот, дыхание стало прерывистым, по прочитанным книгам я знал, что очень опытные антианиманты могли не хуже любого прибора замешать чужие души со своей аурой так, что на выходе может получиться чистая нейтральная эссенция. К сожалению, с распространением аниматронов такие умения были практически утеряны и не практиковались, так как значительно быстрее, качественнее и безопаснее было использовать прибор, чем подвергать свою жизнь опасности с непонятным результатом на выходе.
   Мне же приходилось учить методики борьбы с чужими душами, чтобы равномерным раскачиванием собственной ауры, словно одним большим маятником, приводить чужие маятники душ, колеблющиеся с другой частотой в одну слитную систему. Со слов сэра Энтони он не собирался вмешиваться в этот процесс, пока у меня не получится привести свою непрерывно колышущуюся, дёрганную ауру в одну слитно "дышащую" систему. Он сказал, что мы будем повторять этот этап обучения столько раз, сколько будет нужно, даже если для этого я каждый раз буду сходить с ума от боли и раздирающего желания опустошиться от наполняющих меня чужих душ.
   Странно, но с этим уроком мне помогла справиться моя собака, я привык к тому, что она постоянно со мной и всегда ластится, когда я бываю свободным. К тому же я честно выполнял все обязанности её хозяина, хотя и не очень был этому рад. Кроме всего прочего, после той памятной ночи, девушка больше не приходила ко мне по ночам, днём же старательно делала вид, что ничего ранее не происходило. Приказывать ей, мне не хотелось, так как я помнил, что прошлый раз раздавив и унизив её, я просто не смог к ней потом прикоснуться. Повторять ещё раз подобное меня не тянуло, так что забив на девушку, собакой занимался я сам, так и случилось, что во время вечерней прогулки, когда собака поела и нагулялась, стала ластиться ко мне, чтобы я её почесал и я прямо физически почувствовал волны любви и обожания, которые она испускала. Именно это всепоглощающее чувство направило мои мысли по новому руслу решения проблемы.
   - "А что если не бороться с чужими душами, а полностью слиться с ними? Не давить, а дать им волю делать все, что они хотят, подстраивая не их под себя, а себя под них".
   Поскольку других вариантов решения у меня не было, я решил попробовать. Конечно же каждая душа имела свою частоту колебания и резонировать с моей душой, просто потому, что та перестала давить на частицу чужой одухотворённой энергии не решило проблемы сначала, но позже, когда я смог подстраиваться сначала под одну частицу, затем под другую, а поскольку моя душа была преобладающей силой, то колебания стали задаваться ей, так что в конце концов все частицы внутри меня колебались в один такт, нужный мне.
   Когда я смог этого добиться, я почувствовал себя по настоящему счастливым, наконец-то обучение стало приносить мне удовольствие, а не только одну боль. Даже сэр Энтони удостоил меня скупой похвалой, когда я продемонстрировал ему свои результаты, слив единую душу напрямую в аниматрон, газ в котором едва-едва подкрасился в зелёный, выдав на выходе эссенцию на бар больше, чем если бы я просто пропустил через него то, что поглотил сразу. Я даже знал почему мы то делаем, в прочитанных тетрадях были указаны все способы тренировки исповедников, этот был нужен для того, чтобы при поглощении и трансформации великой души мы не вносили в неё больших искажений, ведь даже малейшее несоответствие наших аур и их частоты колебаний на выходе может дать искажённую душу, не способную вспомнить себя или управлять механизмами. Сейчас именно потому, что я знал, что и для чего делает со мной сэр Энтони, злости и ненависти на него не было, как учёный-практик он добивался максимально быстрым путём то, для чего обычно требовались месяцы и годы.
   Исповедник был так мной доволен, что дал мне выходной к конце месяца с правом выхода в город, правда в сопровождении охраны, но я и так был рад этому, поскольку нужно было закончить пару дел, которые я не успел сделать до своего задержания в школе, когда меня практически силком увезли оттуда. Осталось всего пару недель и закрепление пройденного материала, всего ничего по сравнению с тем, что я уже достиг.
  
  
  
   Где-то на Холброн стрит. Две недели спустя.
  
  
   Накрытый белоснежной скатертью стол с установленным на нём тончайшим фарфором, ярко освещался газовыми лампами. Дёрганный отсвет пламени кидал тени от всех предметов в комнате, иногда словно наполняя зал страшными монстрами, но всё это не видели два человека, которые сидели друг на против друга и тихо разговаривали, иногда прерываясь, чтобы выпить из фарфоровых чашек глоток чая.
   - Значит говорите мальчишка талантлив, сэр Энтони? - хозяин дома ничуть не изменился за прошедшие месяцы, всё тот же не мигающий и холодный взгляд, подчёркнуто скромная одежда.
   - Уникум! Сэр Артур! Настоящий уникум, не зря вы потратили на него столько время! - старик хоть и говорил восторженно, но его поза и тело оставались спокойными, такой сильный контраст межу речью и телом был непривычным для любого собеседника, кроме того, который уже много лет знал своего визави.
   - Я по вашей рекомендации начал сразу с тяжёлых тренировок без раскачки, так как вы сказали, что под давлением он будет ограняться лучше. Так и получилось, за два месяца он смог то, что, моя последняя ученица достигала год! Я лично думаю, ещё полгода и он обгонит её в навыках, не говоря уже про знания. Представляете, чем он занялся в свободное время?
   - Удивите меня сэр Энтони, - уголком рта улыбнулся глава тайной канцелярии.
   - Забрал у меня мою комнату и систематизирует все знания, которые там есть! Как вам?! Всё то, что я хотел, но из-за недостатка времени не мог сделать, он сам взялся делать только потому, что ему видели-те неудобно читать чужие каракули! Представляете?! Он труды ван Червиваля, Дермарка, дер Хольца - называет каракулями!!!
   - Но согласитесь сэр Энтони, вы сами неоднократно жаловались мне, что было бы значительно проще обучать новых исповедников по более систематизированной программе.
   - Да, просто вы не так часто их находите, так что смысла в этом особо и не было. Возможно с вводом нового закона об образовании всё измениться? У вас есть новые кандидатуры?
   - Есть пара перспективных, но это пока очень сырой материал, - нехотя признался сэр Артур, - с сожалению на создание алмаза нужно время, которого у нас очень мало.
   - Надеюсь мальчик сможет нас удивить, - задумчиво произнёс исповедник, наклоняясь и погладив ноющее колено, - думаю завтра пойдет снег, моё колено особенно гудит сегодня.
   - Возможно, - в тон ему ответил глава полиции и за столом воцарилось молчание.
   - Кстати, он мне тут намекнул недавно, - вскинулся исповедник, вспомнив последний свой разговор с беспокойным учеником, - поскольку он не всё понимает в написанном, ему пригодилась бы лаборатория и подопытные для проверки теорий, изложенных в чужих дневниках.
   - Даже так? А вы что?
   - Ещё не решил, с одной стороны меня радует его усердие в изучении трудов своих предшественников, с другой ему нужно сначала выучиться тому, ради чего его собственного говоря и вырвали из привычной жизни. Нам с коллегами очень бы пригодилось его энергия в подготовке последнего проекта.
   Глава тайной полиции посерьёзнел.
   - Проект "Аргус" должен быть закончен в срок, вы лично обещали императору!
   - Я помню, - тут же быстро ответил исповедник, - но сэр Артур вы должны понимать - это очень амбициозный и сложный проект, с кучей стыковок и проблем, не хотелось бы получить по итогу просто смешение различных душ в одном корабле.
   - Вы хотите, чтобы мальчик взглянул свежим взглядом на проект? - догадался глава.
   - Вы как всегда правы сэр Артур, - хитро улыбнулся исповедник, - я видел его отношения с собакой, так что теоретически он готов попробовать своё первое переселение.
   - Вы не торопите события сэр Энтони? Прошло всего несколько месяцев!
   - Я понял одно с ним, если не загружать его работой и тяжёлой, чтобы у него не оставалось времени, он сам начинает придумывать себе занятия и они бывают не столь мирные, как мои.
   - Мне доложили, что Элиза ван Ленд не исполняет взятые на себя обязанности, может стоит её заменить? - переключился на другую тему глава тайной полиции, - мы столько дали преференцией её отцу, а также их семейству, что и за половину от этого можем найти двух других красоток.
   - Они вначале неплохо ладили, - задумчиво почесал подбородок исповедник, - но вы правы, я поговорю с девушкой для начала, объясню ей ситуацию, а также то, что нехорошо нарушать данные государству обещания.
   - Хорошо, недели будет достаточно? - поинтересовался сэр Артур, - служанки сказали мальчик заигрывает с ними, а это сами знаете куда может привести.
   - Опять же согласен, его голова и то что ниже, должны думать только в одном направлении - стать исповедником.
   - Есть ещё что-то что мне стоит знать сэр Энтони? - глава тайной полиции встал, показывая, что их встреча подошла к концу, - а то мне нужно во дворец, доложить о обучении нового исповедника.
   - Это настолько на высоком уровне контролируется?
   - Да, республиканцы давят нас на фронте, "Аргус" единственный сейчас реальный проект, который может дать нам преимущество. Его Величество лично запрашивает у меня сроки по нему, так что сэр Энтони не подведите меня.
   - Я сам в этом заинтересован сэр Артур, - склонил голову в понимании исповедник, - и о последствиях также знаю.
   - Тогда приезжайте ко мне чаще, хочу знать подробности, в том числе о которых вы умалчиваете в моём кабинете на Сохо.
   - Договорились.
  
  
  
  
  
   - Фенчурч стрит сто двадцать, - я сел на заднее сиденье парокара и назвал адрес. Кроме шофера впереди сидел охранник, здоровый детина в клетчатом пальто не по сезону и сплюснутым котелком, который сидел на его бритой голове словно прибитый гвоздями и это не считая ещё одного парокара, который полный охраны двигался за нами следом! Только под такими условиями меня выпустили из поместья, хотя я был согласен на всё, лишь бы вырваться из одних и тех же стен и сменить обстановку. Обещанный сэром Энтони выходной я заслужил, сделав всё, что он мне задал. Он не нашёл к чему придраться, поэтому когда я напомнил ему о нашем двухнедельной давности разговоре, он нехотя вспомнил, что обещал подобное. Правда согласовать мой выход пришлось с тайной канцелярией (куда уж тут без неё), но в конце концов всё случилось и подхватив свои вещи и чековую книжку, я быстро устремился к выходу из поместья, пока никто не передумал.
   - Ист Энд, сэр? Вы уверены? - недоверчиво спросил бугай поворачиваясь ко мне, его перебитый нос кривил его лицо, но глаза были настороженными и в них светился ум.
   - Как вас звать?
   - Фрэнк сэр.
   - Фрэнк, я всегда знаю, чего хочу, кроме тех моментов когда этого не знаю, но тогда я хотя бы не говорю, что конкретно я хочу. В данном случае я назвал точный адрес, дальше продолжать?
   - Нет сэр, - тот почти хрюкнул, переглянувшись с водителем, оценив мой нехитрый юмор, - Вилли, Фенчурч стрит сто двадцать.
   Водитель промолчал, но парокар издав тоненький свит, тронулся с места и набирая скорость покатил по широкой дороге в обратный путь, по которому меня сюда везли: сначала по Стрэнд, потом по Флитт стрит и Ломбард стрит. В этот раз меня не подпирали с боков два дюжих охранника, поэтому я смог рассмотреть больше. Первое, что бросилось в глаза то, что война сильно отразилась на городе. Даже центральные улицы стали менее нарядными и праздничными, люди больше не прогуливались неспешно, а шли быстро и явно по делам. Не стало на улицах девушек, что обычно стайками гуляли по осенним улицам, зато появилось множество полиции, которые останавливали тех, кто выглядел беднее и о чём-то с ними разговаривала. Обычно оживлённый и бурлящий город сейчас напомнил мне собаку, пригнувшуюся для прыжка, он словно затаился и ждал чего-то плохого.
   - Как дела на фронте, не знаете? - спросил я у впереди сидящих, - меня полностью изолировали, так что я даже не знаю, выигрываем мы или проигрываем.
   - Мы несём потери, как в прочем и респы сэр, - ответил водитель прокуренным и сиплым голосом, - так по крайней мере говорят новости.
   - А что говорят на улицах?
   - Этого мы не можем с вами обсуждать, - перебил Фрэнк водителя, который начал говорить.
   - Ну хотя бы то, что можно?!
   - Фронт прорван и с каждой неделей мы отступаем, - буркнул Вилли, не смотря на показанный кулак соседа.
   - "Ужас! Надо будет заехать на телеграф и запросить, как дела у Анны и сэра Немальда".
   - Спасибо, - буркнул я видя, что они больше не настроены это обсуждать и вернулся к осмотру дорог и зданий, которые мы проезжали.
   - Могу я поинтересоваться, куда мы едем сэр, - вежливо спросил охранник, словно хотел разрушить угрожающе повисшую тишину внутри салона.
   - Мы ищем человека, точнее девушку - Марту Уоткинс, жену полисмена Вилли Уоткинса, которого убили прислужники Кукольника, - обстоятельно ответил я, - он был моим другом.
   - Хорошо, тогда как приедем, оставайтесь пожалуйста в машине, а я пойду зайду к ней сначала.
   - Как скажешь Фрэнк, - я не собирался спорить с сотрудником тайной полиции по таким мелким поводам, он тоже делает свою работу.
   Хоть широкие улицы с частыми газовыми фонарями и стали лишь немного сужаться, едва мы покинули центральную часть Мидл Тауна, но всё же Ист Энд уже показывал своё лицо в виде куч навоза и грязи, которые лежали здесь на дорогах.
   Наконец мы подъехали к знакомому мне двухэтажному дому и спугнув двух беспризорников, которые при виде двух парокаров прыснули прочь от дома, охранник качнув машину выбрался наружу. Отсутствовал он долго, а когда вернулся был мрачен и почёсывал рассечённый кулак.
   - Бурр стрит, - скомандовал он, - дом, где-то рядом с булочной.
   - ??
   - Она съехала почти сразу, как похоронила мужа, человек живущий сейчас в этой квартире был так любезен, что подсказал примерно в каком направлении она ушла.
   Наши поиски затянулись, так как на Бурр стрит нам сказали, что она давно съехала и отправили нас ещё дальше, в глубь Ист Энда, что конечно же не могло меня порадовать. Одинокая, симпатичная девушка с деньгами на руках - всякое могло случиться.
   Фрэнк не зря работал в тайной полиции поскольку после пяти часов усиленных поисков с подкупами и угрозами мы наконец нашли девушку с похожими приметами в глубине доков на Куин стрит, правда нам сказали, что она с маленьким ребёнком на руках. Хоть я и сомневался, что это она, но по всем описаниям было очень похоже, поэтому мы решили проверить, по пути заехав к телеграфу и отправив таки весточку на Восточный фронт моим друзьям. Я попросил отправить её от имени Вилли, поскольку попросил его получить ответ здесь же, меня навряд ли больше выпустят из поместья в ближайшее время, а так он сможет мне передать ответ.
  
   - Это она, - дверь приоткрылась, впустив ветер внутрь и заглянувший внутрь Фрэнк поманил меня рукой, - что-то она не похожа на обеспеченную вдову, как ты говорил нам.
   - Фрэнк, - нахмурился я, - я практически лично передал ей деньги, думаешь я вру?
   - Нет конечно, - сразу попятился он, - в общем я поднимусь с тобой, и подожду за дверью.
   Та выгребная яма, где мы остановились наверно никогда не видела на своей улице парокаров, а уж два сразу тем более, а поскольку на таких чёрных, хромированных монстрах передвигалась в основном тайная полиция, было не удивительно, что кругом стояла почти полная тишина прерываемая завываниями собак, да свистом ветра с Темзы.
   Переступая грязь и испражнения, я поднялся и постучал в дверь с номером "21".
   - Открыто, входите, - раздался слабый голос внутри. Я открыл дверь и замер на пороге - это определённо была Марта, но вот только где та радостная фея, какой я запомнил её при нашей последней встрече, когда Вилли был ещё жив? На меня смотрела не молодая, счастливая девушка, а уставшая, грязная женщина с ребёнком.
   Увидев кто вошёл, она вскрикнула и положив ребёнка на топчан, бросилась ко мне. В нос мне ударил запах давно не мытого тела, хотя я прекрасно помнил ту чистоту, которую она когда-то излучала. На мне повисли и слёзы промочили мою рубашку, она плакала и плакала, а остановить я её не мог. Она оторвалась от меня только тогда, когда проснулся ребёнок и подал свой голос, она тут же вытирая слёзы и пряча от меня красные глаза побежала проверить его.
   - Что случилось? Дрейк не отдал тебе деньги? - требовательно спросил я, пока она сюсюкала с ребёнком, успокаивая его.
   - Отдал, но кто-то из соседей прознал про это и их украли почти сразу, - она не поворачиваясь ко мне, говорила едва слышно.
   - Ты ходила к нему? Рассказала?
   - Да, он дал мне сто гиней и попросил спрятать их в этот раз надежней, на них мы и живём до сих пор, да подработкой тут и там, - ребёнок заснул и она повернулась ко мне, - прости Рэджинальд не могу тебе предложить ничего, Вилли болеет, я не ходила никуда за продуктами.
   - Он что не нашёл воров? - удивился я, - чтобы Дрейк и не нашёл?
   - Вора он нашёл, только его успели убить подельники и концы в воду с его смертью, вместе с моими деньгами.
   Она замолчала, молчал и я. Нужно было сейчас или поворачиваться и уходить, либо что-то предпринимать - я выбрал второе.
   - Собирайся, вы уезжаете, - приказал я.
   Она удивлённо на меня посмотрела и открыла рот.
   - Марта, я не хочу спорить и рассуждать, либо ты собираешься и едешь со мной, либо я прошу того здоровяка, что заходил передо мной, силой запихать тебя в парокар.
   Она благоразумно закрыла рот и замотав ребёнка в тряпьё, а также взяв небольшую котомку с вещами, пошла за мной.
   - "Недолгие же сборы у ней оказались".
   Охранники удивились, когда я посадил её в парокар рядом с собой, но вида не подали.
   - Квартал ремесленников, дальше покажу куда ехать.
  
  
  
   К моему дому мы подъехали затемно - день, который я собирался потратить на себя, купив себе новую одежду и обувь - пропал, так что нужно было доводить до конца то, ради чего я его потратил.
   С забитыми ставнями, отсутствием света и неухоженным садом, он смотрелся мрачно, я сначала даже не узнал его, а ведь я отсутствовал всего несколько месяцев. Я вышел из кара и приказал выйти Марте, затем достал ключ, чековую книжку и выписал чек на тысячу гиней.
   - Ты теперь работаешь на меня, - я протянул ей ключ и чек, - к моему следующему визиту, надеюсь дом будет более гостеприимным и обжитым, чем сейчас, так что постарайся Марта чтобы он выглядел также, как ваша комната, когда я пришёл к вам впервые.
   Девушка открыла рот от изумления и недоверчиво смотрела то на ключ, то на чек в моей руке.
   - Ну же!
   - Рэджинальд. Мистер ван Дир! - она прижала ребёнка к груди и на глазах снова показались слёзы.
   - Марта -это не подачка, - я спокойно, но твёрдо посмотрел на неё, - это мой дом, ко мне могут приехать друзья и я хочу, чтобы он выглядел гостеприимно и в нём всегда была готова горячая еда и теплая постель, тебя понятно?
   - Мистер ван Дир, - она сглотнула слёзы и стала быстро кивать головой, осторожно взяв обе протянутые вещи.
   - Если я понадоблюсь, подойдёшь к любому полицейскому и попросишь, чтобы он передал в тайную полицию об этом.
   - Хорошо.
   - Всё иди, - я кивнул головой в сторону дома, - к сожалению у меня осталось не так много времени, нужно ещё успеть вернуться в место, где я сейчас живу.
   Девушка несмело кинула мне и пошла к калитке, я проследил как натужно скрипнув она отворилась, а вскоре в доме зажглось окно.
   - Фрэнк, можно через тебя нанять привратника в дом, чтобы в этот раз ничего из него больше не пропало? Кого-нибудь из отставных, за кого бы ты мог поручиться, деньгами я не обижу, - мы сели в машину и молча поехали обратно, за окном мелькали светлые витрины и окна домов квартала, а мне хотелось лишь одного - помыться, поесть и лечь спать.
   - Конечно сэр, - в его голосе я услышал странные интонации.
   - Спрашивай Фрэнк.
   - Это ваш ребёнок сэр? - напряжённо спросил он.
   - Нет.
   - Вы были дружны с её мужем?
   - Не особо.
   - Тогда зачем вы всё это делаете?
   - Я погубил его Фрэнк и с этим мне теперь жить.
   В салоне настала долгая тишина, никто не хотел говорить после такого, только когда мы приехали на место и я открыл дверь чтобы выйти, бугай наклонился ко мне и тихо сказал.
   - Я найду человека сэр, не волнуйтесь.
   Я похлопал его по руке и улыбнулся.
   - Спасибо Фрэнк.
  
  
   Не успел я зайти в дом, как возле меня тут же оказалась Элиза и приветливо улыбаясь, помогла снять пальто. Пока я удивлялся таких внезапным изменениям, она стала интересоваться моими делами и что я хочу на ужин. Пришлось поднять свою челюсть с пола и заказать отбивную из говядины с овощами, а также сделать вид, что ничего странного не происходит.
   - Рэджинальд прости меня, - девушка провожала меня в комнату, держа под руку, - я поняла, какой эгоистичной была, не замечая твоих проблем и волнений. Ведь очень важно для всех нас, чтобы ты стал исповедником. Ты ведь станешь им?
   Пока мы шли я смог преодолеть первое потрясение от перемены её отношения, но предполагал, что это влияние извне, так быстро люди сами по себе не меняются, нужно будет об этом поинтересоваться у сэра Энтони.
   - Конечно Элиза, за этим я и здесь.
   - Жаль у меня не хватило таланта стать им, - на миг она стала грустной, - а ведь я закончила школу с отличием! Как думаешь, ты мог бы меня подтянуть в ремесле?
   - Не знаю, я и сам пока мало что могу, - попытался отмазаться я от нежданной ученицы, времени на себя-то не оставалось, а ведь ещё я всё-таки занялся систематизацией книг и тетрадей из библиотеки сэра Энтони, решив взвалить на себя этот труд для собственного ускорения обучения.
   - Хотя бы вечером, часок, - она прижалась ко мне плотнее и я почувствовал локтем её упругую грудь.
   - Я подумаю, - скрипя сердце пообещал я.
   - "Ну не отучился я ещё твёрдо отказывать красивым девушкам".
   - Я приду! - она многообещающе провела язычком по своим губам и поднявшись на носочки туфель, поцеловала меня в щёку.
   - "Надо спросить сэра Энтони, что он ей наговорил, - решил я, - прилежная и кроткая Элиза - такого я ещё не видел".
   Поскольку я теперь обитал в его комнате, нахально переселив его в соседнюю, поскольку замучался бегать за новой порцией книг, то поймал его сразу, едва зашёл в комнату.
   - Сэр Энтони, что случилось с Элизой? - поинтересовался я, снимая пиджак и одновременно гладя вьющуюся у ног Ауду, - я не узнаю её.
   Старый исповедник презрительно хмыкнул.
   - Напомнил сначала её отцу, а затем и ей самой, благодаря кому они находятся на своих местах. Причём её отец был более сговорчив, с ней пришлось поговорить дольше.
   - Надеюсь это надолго, - хмыкнул я в ответ, закатывая рукава рубашки, чтобы не испачкать их в чернилах, садясь за работу, - такой она мне больше нравится, напросилась сегодня поучиться у меня искусству.
   - Думаю на ночь мне нужно будет найти другое место для ночёвки, - язвительно прокомментировал он, - не готов слушать всю ночь ваши стоны.
   - Сэр Энтони, - я укоризненно на него посмотрел, - теперь, когда она сама ко мне липнет, лучшим решением будет держать её на коротком поводке и лучше всего строить из себя недотрогу, какой она была всё это время. Мне интересно насколько долго хватит ей вашего внушения.
   Исповедник недоуменно на меня посмотрел, а потом залился скрипучем смехом, отсмеявшись он подошел ближе и заглянул мне за плечо.
   - Молодец Рэджинальд, я начну скоро гордиться тобой.
   - Вы это об Элизе или о моей работе? - подколол его я.
   - Обо всём. Зачем ты записываешь одни записи в одну книгу, другие в другую?
   - А тут всё просто, - я отложил перо и показал ему две своих тетради, - в первую я записываю только факты и подтверждённые эксперименты, во вторую всё, что мне нужно будет проверить, все теории и гипотезы. Причем поскольку многие из предположений повторяются, я решил их объединить по темам, видите?
   Исповедник взял у меня вторую тетрадь и внимательно прочитал оглавление, пробежавшись по краткому содержанию.
   - Серьёзно ты подошел к вопросу, - уважительно сказал он, вернув мне её, - пожалуй выделю я тебе лабораторию для опытов, как ты и просил.
   - А подопытных? Мне нужен будет материал.
   - Материал..., - сэр Энтони задумчиво хмыкнул, - как быстро ты стал называть людей всего лишь "материалом". Не боишься очерстветь настолько, что на всех вокруг будешь смотреть только как на своих подопытных?
   - Я думал об этом сэр Энтони, - я посмотрел ему прямым взглядом в глаза, - но пока у меня есть несколько людей, о ком я хочу и могу заботиться, мне это не грозит.
   - За одним из таких ты и ездил сегодня?
   - Угу.
   - Я переговорю с начальником тюрьмы, сейчас военное время и почти всех отправляют на фронт, но думаю несколько преступников мы тебе отыщем, только не убивай их сразу, я не смогу тебе каждый день по человеку давать.
   - Жаль я не могу попасть на фронт, - задумчиво почесал я нос пером, которое снова взял в руку, - там с этим сейчас думаю нет проблем.
   - Рэджинальд, - голос учителя стал строгим, - не забывай, всё это побочное! Ты должен сначала выучиться, если у тебя есть столько свободного времени, может быть есть смысл ускорить наше обучение?
   Я оглянулся на него.
   - "А правда, если я быстрее выучусь, я ведь смогу дальше самостоятельно работать!".
   - Сэр Энтони, почему бы нам не попробовать? - с достоинством ответил я, вызвав его очередную усмешку.
   - Хорошо, тогда я подготовлю нижнюю лабораторию, а ты будь завтра готов, начнём сразу с утра, так что выспись.
   Я понял его намёк.
   - Никаких женщин в постели, я понял.
   Он промолчал, уйдя к себе и оставив меня заниматься работой.
  
   Через час подали ужин и Элиза как старательная жена весь вечер ухаживала за мной, всё время пытаясь прикоснуться ко мне то рукой, то грудью. Я понимал все эти её нехитрые попытки возбудить меня и делал тупой, отрешённый вид, якобы не понимая эти очевидные намёки.
   После ужина я как и обещал позанимался с ней вещами, которые мне показывал учитель, очередной раз поразившись, как мало имеют практики выпускники школы. После учёбы я также не понял её намёки о близости, просто пожелал ей спокойной ночи. Девушка вспыхнула, уши и щея покраснели, но она "проглотила" это и через силу улыбнувшись, забрала столик с остатками ужина и гордо удалилась.
   Я улыбнулся ей в след и вернулся к работе, нужно было закончить ещё одну главу и ложиться спать, раз завтра мне было назначено испытание.
  
  
  
   Глава 3 Бедная Айда
  
  
   - Бери Айду и спускайся за мной в лабораторию, Эрик подготовил всё нужное. Я кстати тебя ведь просил с ним хотя бы общаться, а ты не поддерживаешь с ним отношения.
   - Сэр Энтони, ну я не пересекался с ним никак, а заданий, связанных с инженерами не было, так что у меня просто не оставалось на него времени, - я пожал плечами не признавая своей вины, - он мог бы и сам прийти поговорить, между прочим.
   - Ладно с этим разберёмся позже, сейчас есть дела поважнее, - буркнул он, выходя из комнаты. Я последовал за ним, мы дошли до ванных комнат, а потом свернули мимо комнат слуг направо и упёрлись в дверь, рядом с которой стоял охранник. Он отошел и пропустил нас.
   - Я тут ещё не был, - прокомментировал я наш спуск вниз, осторожно ступая по тускло освещаемым ступенькам, - здесь наши лаборатории?
   - И пыточная, - сухо ответил он, - не наша, но и мы используем её для своих целей, как никак процесс один, только концовка разная.
   Собака жалась к моим ногам, трусливо повизгивая, пришлось взять её на руки и погладить по голове, успокаивая.
   Мы прошли несколько дверей и подошли к той, за которой пробивался свет, сэр Энтони толкнул её и мы вошли в небольшое помещение целиком обложенное белой мраморной плиткой, даже потолок был ею выложен! Инженер стоял к нам спиной, чем-то гремя на столе.
   - Эрик, готово? - обратился мой учитель к мужчине.
   Тот обернулся и недовольно поджал губы, затем поправил очки с несколькими линзами на правом глазе и помахал отвёрткой.
   - Почти сэр Энтони, вы и так меня ускоряли всё время, никаких условий для работы.
   - Могу отправить тебя назад, там можешь покачать свои права, - спокойно отозвался исповедник, на что тот скривился, но промолчал, вернувшись к работе. Заинтересовавшись, я подошёл ближе и моё спокойствие пошатнулось. На столе, в куче мелких деталей и шестерёнок стояла копия маленькой железной собаки. Ещё меньше по размерам, чем Айда.
   - Я решил поскольку у нас мало времени, то делать большие механизмы нет смысла, - пожал плечами сэр Энтони, отвечая на мой немой вопрос, - главное, чтобы ты освоил принципы, а какого размера при этом будет механизм, совершенно не важно.
   - Но... - попытался сказать что-то инженер, но замолчал по суровым взглядом исповедника.
   - Что мне делать? - я начинал догадываться, что именно и сердце сжалось от жалости.
   - Думаю ты всё понял, как только Эрик закончит макет, тебе нужно будет очень нежно и по капле вытянуть душу из своей собаки и синхронизировав свою душу с её, переселить в этот механизм, - он показал рукой на копию.
   - Я конечно чисто теоретически представляю, как это делать, - я ведь не зря столько много читал и знал, как это делается, но знать и уметь - две разные вещи, - может пару советов от более опытного наставника?
   - Главное, не торопись, всегда и все проблемы от спешки, - он задумался, но тем не менее ответил, - если попытка провалится, будем приручать следующую собаку, но займёт это не мало времени, сам понимаешь.
   Мне было жалко Айду, хоть она была труслива, но очень меня любила, всё время ластясь и радуясь, когда я возвращался, даже если вышел ненадолго.
   - Собаку жалко, - признался я, когда инженер закончил сборку и делал последние проверки, - неужели без этого никак?
   - Можем проверить на Элизе или на той девушке, которую ты поселил в своём доме, - он пожал плечами, - в принципе выбор за тобой. Ты ведь к ним тоже по своему привязан?
   - Ладно, собака, значит собака.
  
   - Эрик, если закончил, то свободен, - сэр Энтони указал ему тростью на дверь, когда инженер собрал все свои инструменты и отошел от стола.
   - Сэр может лучше остаться? Я проверил её всего раз, вдруг что-то пойдет не так?
   - Мне повторить?
   Недовольно бурча, тот вышел за дверь. Сэр Энтони показал мне на широкое кресло, а также стол специально под собак, с ремнями для захватов.
   - Можешь привязать, можешь держать в руках, твоё решение, но чтобы завтра утром, её мелкая душонка была переселена.
   - Эм-м-м, - я был если честно потрясен, я думал будет какая-то подготовка или тренировка, а не так это буднично будет происходить - "сядь и делай".
   - Завтра утром я зайду, а чтобы тебе не мешались, я закрою дверь.
   Я промолчал, мне нужно было собраться с мыслями. Не услышав ответа, он застукал своей тростью, которую брал с собой только когда начинал прихрамывать, затем вышел из комнаты и я услышал, как задвигается засов за ним - мы остались одни. Айда попыталась спрыгнуть с рук, чтобы обнюхать незнакомое помещение, но я не позволил, оставив её на руках. Мне нужно было сосредоточиться, чтобы начать поглощать её душу по капле, не рукой втягивая её всю сразу, а своей аурой - медленно и размеренно, чтобы я успевал подстроиться под тонкий ручеёк льющийся ко мне и синхронизироваться с ним. Нельзя было допустить ни малейшего противорезонанса, иначе ничего не получится, а через много часов усилий я получу такую же душу, как если бы просто выдернул её из собаки одним движением.
   Положив собаку на колени, я стал поглаживать её, настраивая свою ауру, заняло это у меня не много времени, всё же тренировки на людях были каждодневными и многочасовыми. Собака слегка поскулила, но замерла, поддаваясь под моей рукой.
   Я давно потерял счёт времени, поскольку всё моё внимание занимало только поглощение. Сидя с закрытыми глазами я старался не упустить ни мига, ни капли её души, чтобы не допустить противодействия. Так что когда собака под моей рукой стала слегка дёргаться, я лишь крепче прижал её к коленям и продолжал своё дело. Конвульсии длились не долго, поэтому когда я почувствовал пальцами, что её сердце перестало биться, то еще несколько минут сидел неподвижно, проверяя, всё ли в порядке с её душой в моей ауре.
   - "Вроде бы всё нормально".
   Я пошевелился на стуле, едва двигая затёкшими ногами и руками. Острые покалывания пришедшие от конечностей подсказали мне, что неподвижно я просидел очень долго. Когда я стал чувствовать ноги и левую руку, то положив труп собаки на стол, я поднялся, вытер мокрые глаза рукой и положил ладонь на небольшую площадку расположенную на животе механической собаки, аналогичную приёмочной площадке аниматрона. Теперь следовало запустить обратный процесс, также медленно и без противорезонансов передать душу собаки в механическое тело. Если всё пройдёт успешно, то я получу механическую собаку, если нет, то из этого механизма получится просто накопитель с энергией.
   Очень скоро я пожалел, что встал и остался на ногах, нужно было взять механическую собаку на руки, но сожалеть было поздно, передача началась и прерывать её было нельзя. Через час неподвижного стояния у меня начался зуд по всему телу, пришлось стоять и терпеть, сосредотачивая всё внимание на процессе передачи, а не на предательски начинающих дрожать коленях.
   - "Что я такой слабый-то, - сокрушался я собственному телу, - надо хоть позаниматься над собой, а то постоял всего ничего и без сил".
   Когда всё было кончено и последняя капля её души, покинула меня, я просто отвалился от стола и рухнул в кресло, стоять я больше не мог.
   - "Надо и правда хотя бы бегать утром, - шевельнулась усталая мысль, - совсем не дело так уставать".
   Позади меня лязгнул засов и знакомый перестук трости прошёлся от двери до меня.
   - Ну как? - раздался надо мой голос учителя.
   Я не знал, что ему ответить, ведь только что закончил переливать душу и даже не проверял, что получилось. Ответ нам обоим пришёл сам по себе, механическая собака заворочалась на столе, несколько раз попыталась подняться, но всё время падала, пока исповедник не пошёл к ней и не помог поддерживая, несколько раз пройтись по столу. Когда механизм освоился и стал увереннее держаться на лапах-поршнях, он спустил её на пол и достал своё пенсе, вглядевшись. Я последовал его примеру и поднёс камень к глазам, направив свой взгляд на механизм, который бегал и делал вид, что обнюхивает помещение. Ровная и правильная аура собаки - вот что я увидел. Если не видеть глазами того, что передо мной механическое создание, а ориентироваться только на ауру её души, то можно сказать, что работа была проделана превосходно, её ничем нельзя было по ауре отличить от настоящей собаки.
   - Пошли наверх, покажем твою работу остальным, - сэр Энтони положил пенсне в чехол и затем его в нагрудный карман, - я специально попросил всех сегодня приехать.
   - Может я для начала хотя бы поем и душ приму? - поинтересовался я, - или в туалет схожу, всю ночь терпел.
   - Всё потом, - не терпящим тоном возражения сказал он, - нам нужно принять коллегиальное решение, привлекать ли тебя по результатам работы в наш общий проект, или ты пойдешь обучаться дальше по обычной программе.
   - В туалет я схожу, - проворчал я вставая, - Айда, ко мне!
   - Она тебя не слышит - это ведь не живая собака, модуль слуха был бы слишком трудоёмким, так что прикоснись к ней и мысленно пожелай.
   - Но Энни, тогда, первый раз... .
   Я понял, как они меня тогда провели, когда девушка-исповедник отдавала приказы собаки голосом, а та всё исполняла, вводя меня в ступор от удивления.
   Исповедник усмехнулся.
   - На простых людей это всегда такое неизгладимое впечатление производит. Никто не будет тратиться на сложные модули для простых собак.
   - Кругом один обман, - качая головой я поплёлся к выходу, собака по моему мысленному приказу и правда последовала за мной. Её поведение ничуть не изменилось с тех пор, как она была живой. Также обнюхивала всё кругом и также пыталась пометить углы, как и раньше.
   Сэр Энтони дождался, когда я сделаю все свои дела и неотступно следовал за мной, проводя меня в уже знакомую комнату. Та же комната, те же люди, даже сэр Артур и тот, присутствовал. Я раскланялся с ним, затем поздоровался с присутствующими. Девчонка даже не посмотрела в мою сторону, а вот женщина наоборот, очень даже заинтересовано стрельнула в меня взглядом. Стуча металлическими лапами, вслед за тростью сэра Энтони в комнату вбежала механическая Айда. Все взгляды обратились к ней, причём все без исключения исповедники достали свои инструменты: кто монокль из паинита, кто просто камень. Несколько минут длилось рассматривание, во время которого у меня даже внезапно вспотела спина, я видел, что глава тайной полиции внимательно смотрит за их лицами, пытаясь предугадать вердикт исповедников.
   - Не так чисто, как у Энни конечно, - проворчал второй старик, - но с учётом того, что это всего лишь второй месяц как парнишка попал к нам, однозначно за.
   - Сэр Дональд привередничает, - женщина отняла от своего глаза монокль, - я тоже за.
   - За, - буркнула девчонка, недовольно поджав губы и пряча свой огромный камень.
   - Сэр Энтони? Жду вашего решения, - глава тайной полиции был доволен.
   - Я против, - высказался старик, и от его решения воскликнули все без исключения, в том числе и я.
   Он поднял руку, прерывая возгласы удивления.
   - Я против сейчас привлекать его. Мы привлечём его через две недели, я хочу, чтобы он закончил свою работу, иначе он не сможет сосредоточиться. Этого времени тебе Рэджинальд хватит?
   - Думаю да сэр, - подумав ответил я, - но только с первой книгой, вторую за такой срок мне не осилить.
   - Вторую будешь писать параллельно учебе и погружению в проект, - кивнул он головой, - всё равно будешь работать с человеческим материалом, времени для экспериментов будет предостаточно.
   - Ну тогда отлично, благодарю вас всех, - глава тайной полиции, сверкнул глазами, - я могу доложить Его Величеству, что у нас появился ещё один исповедник?
   - Думаю да сэр Артур, мальчик может быть им, осталось лишь отточить его искусство, но это только дело времени.
   - Думаю трёх месяцев хватит ему для испытательного срока? - продолжал допытываться до старшего исповедника сэр Артур, - за это время подготовим новые приказы и пожалования ему дворянского титула.
   Я стоял едва не открыв рот.
   - "Всё слишком быстро!".
   - Ещё раз всем спасибо, леди, джентльмены, - сэр Артур слегка склонил голову, получив утвердительный ответ от исповедников, а затем повернулся ко мне и приказал, - пройдемся Рэджинальд.
   - Конечно сэр.
   Мы спустились вниз и вышли во двор, охранники при виде своего шефа сразу подтягивались и не дышали, мы же проходили мимо и шли глубже в сад, туда, где не было видно никого.
   Дойдя до скамейки, сэр Артур остановился, затем нагнулся и смахнул с неё опавшие листья, показав мне присесть и сел рядом.
   - Рэджинальд, я хотел уточнить, у тебя есть понимание того, что всё что для тебя сейчас делается и все блага которые даются - это аванс твоей будущей работы?
   - Конечно сэр, я всё прекрасно понимаю.
   - Просто я хочу предостеречь тебя от головокружения и любования собой, с той стремительностью, с которой ты взлетаешь вверх, если ты не будешь выполнять свою работу - вниз падать будет ещё быстрее и больнее.
   - Сэр Артур я это прекрасно понимаю, приложу все силы, чтобы быть полезным государству.
   - Энтони рассказал мне о твоей работе и твоих стремлениях, как я понимаю ты хотел бы заниматься исследованиями?
   - Это было бы просто превосходно сэр, заниматься тем, чем тебе нравится да к тому же со всеми благами, что мне предоставили, - улыбнулся я, показывая, что сильно не обольщаюсь на этот счет.
   - Ты веришь мне? Моему слову? - внезапно спросил он.
   - Конечно сэр, не было ни мгновения, когда я в этом бы усомнился, - горячо заметил я, вспомнив предыдущее общение с этим могущественным человеком в нашем государстве, он ведь действительно ни разу не нарушил своё слово.
   - Так вот я даю тебе своё слово, если ты завершишь совместно с коллегами проект "Аргус" раньше срока, у тебя будет собственная лаборатория и все доступные ресурсы для исследования, - очень серьёзно сказал он.
   - Сэр?!! - я даже привстал со скамейке, настолько меня поразило такое предложение.
   - Думаю для тебя не секрет о положении на фронтах?
   - Кое-что слышал сэр, - я не стал сильно юлить, показывая свою неосведомлённость.
   - Этот проект, это детище предложил и курирую лично я, поэтому его провал или величие, либо вознесёт меня ещё выше, либо похоронит, вознеся более удачливых конкурентов. Я доступно выражаюсь?
   - Более чем сэр, - я понял, что он приоткрыл мне одну из дворцовых тайн.
   - Я верю в тебя, твой ум. С самой нашей первой встречи верил, поэтому и говорю так открыто. Мне нужен этот корабль к концу года, больше терпеть император не будет.
   Я осторожно подбирая слова, ответил.
   - Сэр, если мне предоставят все данные по проекту и не будут мешать, я обещаю, что приложу все свои силы, для его успешного окончания.
   - Отлично, именно это я и хотел от тебя услышать, - кивнул не мне, а словно своим мыслям, - тебе ещё что-то нужно?
   - Нет, сэр. Вы и так сделали для меня столь многое, что я теперь просто обязан ответить вам добром, поэтому я прошу только обеспечить меня всем необходимым, для погружения в наш проект.
   - Правильно, именно НАШ Рэджинальд, - я видел, как дрогнул уголок его рта, - я знал, что ты умный мальчик, получив сейчас этому очередное подтверждение. Завтра все чертежи и дневники будут у тебя. Сначала ознакомься со всем, затем поговори с сэром Энтони и действуй!! Действуй!
   Я почувствовал, как на мои плечи сейчас взгромоздили гигантскую гору ответственности.
   - "Выдержу ли я её, устою ли? - на эти вопросы у меня не было ответа, но стало очень страшно и жутко".
   Я прекрасно понимал, что будет - если я не оправдаю возложенные на меня ожидания, самое лёгкое что меня ждёт - это вечная высылка на фронт.
   - Хорошо, тогда возвращаемся, думаю сэр Энтони хочет устроить небольшой обед в честь твоей маленькой победы, - он встал и пошел вперед, я поспешил за ним.
   Мы дошли до дома, но дальше он не пошел, поскольку к подъезду подали парокар и он пошел к нему, затем остановился, вернулся и тихо мне сказал.
   - Рэджинальд, не подведи меня.
   От его голоса мне стало по-настоящему страшно, такого страха я не испытывал даже тогда, когда стоял рука в руке с Кукольником и понимал, что он сильнее меня.
   Не став ждать от меня ответа, он повернулся и сел в кар, хлопнула дверь, тихо прогудел свисток пара и машина тронулась, за ней стали набирать ход машины сопровождения.
   Я еще десять минут стоял, чтобы прийти в себя, затем вошел в дом и только тогда, холодок страха, который охватил всё моё тело, прошёл. Прочистив горло, я пошёл в общий зал, сегодня мне нужно было отдохнуть и развеяться. Так что сначала обед, потом работа, а потом после ужина...
   - "Похоже Элиза сегодня будет ночевать не одна, - решил я".
  
  
  
   Данные мне для работы недели пронеслись словно день, поскольку приходилось кроме своей работы, ещё и время уделять продолжению обучения искусству исповедника, к тому же изучая ещё и чертежи левиафана проекта "Аргус". Он оказался потрясающим! До сих пор я и представить не мог себе что такая огромная махина может не только существовать, но и взлетать! До этого я видел конечно огромные дирижабли, но левиафан проекта "Аргус" был полностью металлическим воздушным кораблём, с громадными четырьмя крыльями на которых располагались силовые установки. Они предполагались быть такими мощными, чтобы смочь поднять этого гиганта воздух, что на каждый из них отводилась отдельная душа, которая будет выполнять роль не только контролирующего элемента, но и силовой установки вместе взятой. Подпитка этих установок была от десяти РС-100 сразу, но зато несмотря на все расходу, корабль мог вмещать в себя тысячу человек десанта, двадцать гигантских торпед или огромных авиабомб, а также двадцатью пушками по каждому бору и всё это с самыми современными навигационными системами и средствами связи. В общем если этот гигант и правда взлетит, в чём я усомнился. Едва взглянул на чертёж, то этот день и правда станет новым витком истории не только нашего государства, но и мира в целом. Ведь до сих пор я ни разу не слышал о механических железных кораблях, которые бороздили бы небо.
   В общем в свою последнюю ночь, перед началом погружения в этот проект, моя голова просто взрывалась от обилия информации, а также того, что нужно было ещё запомнить, ведь мне предстояло стать одним из тех, кому доверят вселить великую душу в один из силовых агрегатов. Понимать, что от твоей работы будет завесить столь многое - было для настолько волнительно, что у меня одно время даже случилось расстройство желудка. Первые дни я не мог есть и спать, едва представлял себе, как что будет, если конкретной мой агрегат сломается или не за работает.
  
  
  
   - "Надо этот механизм подальше от комнаты держать", - подумал я просыпаясь от шума, издаваемого Айдой. Пока механизм лежал, шум не был таким сильным, но вот стоило ему начать движение, как шелест шестерёнок, движения поршней и суставов становились слишком громкими. Похоже и правда нужно было отправить собаку подальше, вот только нужно было решиться на это, почему-то небольшие угрызения совести я до сих пор испытывал, что убил доверившееся мне существо. Кстати я узнал ещё один момент, связанный с переселением душ, механизмы нужно было подзаряжать хоть и менее чаще, чем своих простых собратьев, но всё же, так что постоянно приходилось тратить собственную энергию на поддержание жизни в этом подобии собаки, что конечно же ещё больше нервировало меня.
   Сегодня меня ждало знакомство с моим новым "подопытным", который предлагался в кандидаты на получение великой души для проекта "Аргус". От меня требовалось оценить, смогу ли я с ним подружиться. Ведь если мы сойдемся ближе, то ближайшие месяцы будем жить рядом и очень плотно общаться, чтобы переселение прошло успешно. Об этой странной и удивившей меня особенности исповедников, собственно из-за которой они и получили своё название, я прочитал самостоятельно. Оказалось, чем лучше ремесленник и человек, добровольно согласившийся отдать свою душу будут относиться друг к другу, тем менее безболезненным пройдет процесс вытягивания души и меньше шансов на обратный резонанс получал исповедник. Во многих опытах, которые были приведены в работах Норта дер Хольца - одного из основоположников теории переселения душ в механизмы - это подтверждалось неоднократно. Самые лучшие результаты по переселению были получены, когда у одного из его учеников умирала от болезни жена и он предложил переселить её душу в механизм. Не знаю, как он смог уговорить его на такое, но ученик так смог провести ритуал переселения, что этот пример до сих пор считается одним из самых успешны. Переселённая душа в механическое тело, подобие человеческого, прожила сотню лет, пока железо не рассыпалось от ржавчины изнутри. К сожалению, переселять из механизма в другие было нельзя, как, впрочем и в живых людей, такие опыты проводились давно, но позже были признаны незаконными и теперь карались смертной казнью. Я даже порасспрашивал сэра Энтони по этому поводу, но он был категоричен - многие опыты над переселениями были под запретом, хотя я лично не понимал почему. Ведь это же прямой путь к вечной жизни! Берёшь самоубийцу или убийцу приговорённого к казни, или того, кто добровольно захочет проститься с жизнью и переселяешь в это тело душу старика, который обладает ценными для государства знаниями или опытом. Странно, что этот вопрос так слабо изучен.
  
   Раздался осторожный стук в дверь, прерывая мои размышления.
   - Да, входите.
   В комнату сначала вкатился столик, а затем вошла Элиза ван Ленд. Она старательно старалась на меня не смотреть, а я ради озорства откинул одеяло с себя, показывая то, что сейчас утро, а я молодой и полон сил мужчина.
   - Мистер Рэджинальд, пора завтракать, - сухо сказала она, не смотря на то, что сегодняшней ночью не только мне одному понравилось наш секс, судя по её стонам и жаркому дыханию, она тоже была не мало возбуждена.
   - Элиза, - я решил её подразнить, - несмотря на то, что я тебе не нравлюсь, вчера ведь признайся, тебе понравилось самой?
   Шея девушки к моему удовольствию, стала наливаться румянцем, она не поворачиваясь лицом к кровати, стала открывать тарелки с едой и до меня донёсся будоражащий запах еды.
   - Я это делаю потому, что мне приказали, не более, - отрезала она.
   Как я предполагал прошлого внушения сэра Энтони не хватило надолго, прошло всего пару недель, а девушка опять показывала зубки.
   - Элиза, - я решил быть жестче, - давай не будем прикидываться, я знаю, что пообещали твоему отцу, тебе и твоей семье за два года служения мне в качестве служанки. Ты добровольно на это согласилась, так что давай не будем больше делать вид, что я такой сатрап заставляю делать тебя что-то неправильное. Сэр Энтони прямо сказал, что до тебя доводили все аспекты этой работы и ты с ними согласилась.
   Девушка красная как рак промолчала, лишь принесла мне на столике тарелки с едой. Я принял из её рук приборы и стал также молча есть. Она же пристроилась рядом на кресле.
   - Нам двоим будет гораздо проще жить, если я не буду тебя что-то заставлять делать, а ты сама будешь мне это предлагать, - я поел и встав с кровати, стал одеваться, мне нужно было посетить ещё туалет и ванную, поскольку к горшкам, которыми пользовались аристократы я не привык, так и ходил в общую уборную, как возникала в этом нужда.
   Она ничего не сказала, став собирать тарелки на столик, так что пришлось уйти без ответа.
  
   - А, Рэджинальд, - на выходе из ванной меня остановил голос сэра Энтони, - присоединяйся к нам, мы как раз шли к тебе.
   Я повернулся и убрал на плечо полотенце, которым вытирался. Рядом с моим учителем стоял старик лет пятидесяти, в военной форме без знаков различия и орденов. Наши взгляды встретились и я поёжился. Этот прямой взгляд стального цвета глаз было тяжело выдержать, уверенность в себе и сила - вот что я увидел во взгляде этого человека. Небольшого роста, с массивной тростью в руках, к тому же совершенно седой и со шрамами, он тем не менее излучал вокруг себя уверенность и силу.
   - Рэджинальд ван Дир, сэр, - я первый подошёл ним и протянул руку незнакомцу.
   - Генерал Генрих эр Горн, - сухо представился он, - Энтони, он не слишком молод для того, чтобы играть роль Бога?
   - Эр Горн? - задумался я, вспоминая. Мысли заметались в голове пытаясь зацепиться за эту фамилию, я определённо слышал её раньше.
   - Месяц назад, "Дейли Телеграф", - напомнил мне наставник с улыбкой.
   Я тут же вспомнил статью, в которой как раз говорилось про этого человека. Когда его батальон терпел поражение от пятикратно превосходящих сил противника, он лично возглавил атаку и отбросил противника. За этот подвиг его ещё наградил сам Император.
   - Сэр? - я удивлённо посмотрел на внешне крепкого и здорового старика, - вы мой первый прихожанин? Зачем вам это?
   Он хмуро на меня посмотрел, за него ответил сэр Энтони.
   - Газеты не написали кое-чего, в той атаке Генрих был серьёзно ранен и потерял много крови, а через рану на ноге началось заражение крови. Врачи хотели отнять у него ногу, но он упёрся и решил умереть на пользу отечеству. Хотя я лично не понимаю зачем, денег у тебя Генрих явно хватит, чтобы заказать себе механическую ногу.
   - Я видел, как это бывает, - буркнул он, - сначала по колено, потом выше, потом ещё и ещё, отрезая каждый месяц по куску мяса, мне этого не нужно. К тому же механическая нога - это просто железный костыль, пусть и чуть лучше, чем этот.
   Он показал кивком головы на свою трость.
   - Я не согласен, но дело твоё, - исповедник показал на меня, - он молод, не спорю, но перспективен Генрих, тем более всё равно сейчас больше некому тобой заняться.
   - Хорошо, я верю тебе.
   - Рэджинальд переезжай тогда в мою комнату вместе с вещами, генерала я поселю в свою, сам же переберусь в другую.
   - Библиотеку оставите? - задал я главный волнующий меня сейчас вопрос.
   Он засмеялся в ответ и переглянулся с сэром Горном.
   - В общем поскольку вам предстоит быть всё время вместе, пока у Генриха ещё оно есть, то никаких отвлечений.
   - Хорошо сэр.
   - Ну тогда знакомьтесь, а я пока отдам распоряжения на переезды и устрою вещи Генриха в его новой комнате.
   - Спасибо Энтони.
   Когда исповедник ушёл, мы постояли, рассматривая друг друга. Я спохватился.
   - Пойдёмте пока в сад? Вам вообще можно ходить? Как нога?
   Он подошёл ближе, только тогда я заметил, что он обильно потеет и припадает на ногу, стараясь с силой опереться на трость, но не выдать чего ему стоит на неё наступать.
   - Я не собираюсь гнить в доме, пошли и правда прогуляемся.
   Пока мы шли я всё время косился на него и понимал, что каждый шаг ему давался с огромным трудом, но тем не менее ни один мускул на его лице не дрогнул и помощи он не просил, наконец я не выдержал.
   - Сэр давайте я вам помогу?
   Он так зыркнул на меня, что все следующие слова просто застряли у меня во рту. Я заторопился и пошёл впереди него, открывая двери, не забыв позвать слуг, чтобы принесли мне верхнюю одежду.
   На улице накрапывал мелкий дождик, а небо снова было затянуто непроглядной мглой, а ведь утром в нём еще были просветы в которые заглядывало осеннее солнце, пусть сильно не грея, но хотя бы не давая мёрзнуть. Поскольку я знал только одну скамейку в саду, то и направился к той, на которой разговаривал с главой тайной полиции.
   Сев, я дождался, когда он с трудом сначала обопрется рукой о неё, только затем подогнув ногу, сядет рядом.
   - Рассказывай, - приказал он тоном, не терпящим возражений.
   - Что сэр? - удивился я.
   - Энтони сказал, что мы должны хорошо узнать друг друга, даже стать друзьями, - тут он сморщился непонятно от чего, то ли от боли, то ли от слова "друзья", - так что начнём с тебя, уверен, с твоей жизнью мы быстрее разберёмся чем с моей.
   Я недовольно покосился на него, но промолчал, он был прав, наверняка по сравнению с его жизнью, моя была явно скучнее. Поэтому я начала рассказывать о себе, начиная со своего детства и дальше, о поступлении в школу и о проблемах взросления, а также работе на полицию, фронте и прочем.
   Генерал оказался хорошим слушателем, не перебивал, слушал внимательно, только когда я закончил свой рассказ, рассказав о недавнем переселении души собаки, он стал задавать вопросы, причем в хронологическом порядке, точно также как я и рассказывал. Я стал отвечать, где лукавя, где уклоняясь от ответов, если информация там касалась того, чего не знала широкая общественность.
   - Интересный ты молодой человек, - под конец нашей беседы, когда на улице стало темнеть, а я окончательно замёрз, заключил он, - я думал мне подсунули какого-то неоперившегося сосунка, а ты на первый взгляд ничего так. Хоть врёшь и недоговариваешь в некоторых местах.
   - Спасибо сэр, - что ещё я мог ответить на такой более чем странный комплимент.
   - Я проголодался, продолжим знакомство за ужином? - предложил он.
   - Конечно сэр, - я поёжился, поскольку обувь у меня была для дома, а пальто, которое мне принесли слуги за это время насквозь промокло.
   Я встал и не стал дожидаться, когда он поднимется, сам протянул к нему руки и помог подняться. На его яростное шипение я не обратил внимание, я тут битых шесть часов изливался перед ним, вытряхивая свою душу, так что немного потерпит мою помощь.
   Около дома он тем не менее отбился от меня, грозно шикнув, чтобы идти самому, без моей помощи. Я хмыкнул, но подчинился, хотя и выдержал яростные с ним переглядки.
   Когда мы вошли в дом, слуги забрали нашу мокрую одежду и проводили нас в комнаты.
   - Я замерз сэр Горн, - когда мы зашли внутрь, сказал я, - не будете против если я ванну приму?
   - Не мёрз ты ни разу в окопе, - он пожал плечами, - зимой, когда спинная жидкость застывает и невозможно ни согнуться, ни разогнуться, вот это настоящий холод.
   - Я не солдат, сэр и надеюсь никогда им не стану.
   - Почему это?! - волком посмотрел на меня он, - чем тебе солдатская судьба претит?
   - Не претит сэр, просто мне нравится учиться, познавать новое, а не возиться в окопе и тем более командовать другими людьми - это совершенно не моё.
   - Тем не менее, людей ты убил не мало, - заметил он, - и сколько ещё убьёшь за свою жизнь.
   - Я не считаю это убийством в чистом виде, - я пожал плечами, - отношусь к этому, как необходимому злу.
   - Ну-ну, - он покачал головой, устраиваясь на кресле и позволяя себе расстегнуть лишь одну верхнюю пуговицу на кителе.
   Я прикрыл за собой дверь и поспешил в ванну, на пути встретил Элизу и принятие ванны у меня немного затянулось, впрочем, в этот раз она не слишком и сопротивлялась, видимо утрешний разговор всё же повлиял на неё, и она поняла, что я могу и разорвать наши отношения, что на фоне уже сделанного ею было бы полной глупостью.
  
   Удовлетворённый, чистый и согревшийся, я переоделся в чистое и поспешил обратно, ведь мне нужно было выслушать о жизни генерала. Правда когда я зашел в комнату, которую раньше занимал мой наставник, а теперь её отдали генералу, я увидел, что он спит сидя в кресле, ровно в таком же положении, каким я его оставил. Не став его будить, я пошёл к себе и принялся за работу - пока было время, нужно было обобщать и систематизировать знания, доставшимися мне от великих людей прошлого.
  
   - Рэдж, вставай, - громкий голос словно из далека раздавался и не давал мне спать, он словно комар жужжал надо мной. Я перевернулся на другой бок и попытался закрыть голову одеялом, к сожалению сильный рывок стащил с меня одеяло и я всем телом почувствовал свежесть наступившего утра. Недовольный, поскольку совершенно не выспался, я приоткрыл слипавшиеся глаза, увидев перед собой сэра Горна.
   - Что такое? Что случилось?
   - Вставай, мы идём на зарядку, - тоном не терпящим возражений произнёс он, уже одетый, чисто выбритый и снова в мундире застёгнутом на все пуговицы.
   - Но сэр!!! - попытался возмутиться я, - ещё слишком рано!
   - Я вчера размышлял над твоими словами о судьбе солдата и решил дать тебе её почувствовать, так что если не хочешь, чтобы я отказался от твоих услуг, быстро умываться и за мной в сад!
   Вот это была серьёзная угроза, если он от меня откажется, я не только стану бесполезным, но и не сдержу данных мной обязательств как перед сэром Артуром, так и перед своей родиной. Выбора не было, так что ругаясь про себя и кидая гневные взгляды на генерала, я встал и поплёлся в ванную. Как я и думал он не дал мне привычно долго плескаться, лишь позволив почистить зубы и сполоснуться, стал подгонять меня на улицу в одной рубашке.
   - Но сейчас холодно! Я замёрзну! - мои ругательства и мольбы были ему безразличны, так что пришлось подчинится и ёжась от холода, сначала начать с ним разминочный комплекс, а потом делать пробежку из десяти кругов вокруг сада. Генерал, который из-за ноги бегать не мог, нашёл отличный способ не давать мне отлынивать, он ехал рядом со мной на лошади и длинной тонкой веткой подгонял меня.
   На пятом круге я упал и не мог стать, лёгкие горели, а в правом боку кололо так, что я едва мог встать с земли, мои ругательства также остались напрасными и загоняв меня едва ли не до смерти, он отстал от меня когда я пробежал десять кругов и бездыханным телом упал в кровать, едва добрался до комнаты.
   - Рэджинальд! У нас урок! - сильный рывок сбросил меня с кровати, я хоть и отдышался к этому времени, совершенно не хотел никуда больше идти, тем более с ним.
   - Я умер, не трогайте больше меня, - я лежал на полу и не собирался вставать.
   - Мистер Стоун вы поможете мне? - голос генерала раздался издалека, словно он подошёл к двери и стал звать кого-то из коридора. Через десяток минут сильные руки вздёрнули меня в воздух с пола и усадили на кресло, крепко примотав к нему верёвками, оставив свободными только руки.
   - И так, начнём с азов, сначала сборка, разборка и чистка оружия, потом основы военного дела, - передо мной положили револьвер, второй такой же оказался в руках генерала, который сел напротив меня.
   - Смотри и запоминай, за каждое непослушание утром и вечером будешь пробегать лишний круг.
   - Вечером?!!!!
   - Да, а ты что думал? Только лёгкая утренняя пробежка теперь у тебя будет?
   - Стрельбы мы наверно начнём с тобой со следующей недели, когда ты освоишься с оружием и не будешь держать его словно ребёнок.
   - "Это капец, - была последняя мысль, прежде чем я смог сосредоточиться и повторять за быстрыми руками генерала, привычными к оружию, разборку револьвера".
  
  
  
   Конец ознакомительного фрагмента. Окончание книги вы можете прочитать - http://mahanenko.ru/ru/book/remeslenniki-dush-kniga-2-ispovedniki
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.00*16  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"