Рассен Светомир: другие произведения.

О Козаках

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Краткие Истории Козаков
  
  Предисловие. Как Пишется История Мира
  
  История - это то, что было. Или то, чего не было, но думают - что было. Вспомните какой либо
  случай, имевший место и очевидцем которого вы явились, найдите двух-трех других
  очевидцев и попросите их рассказать об этом случае - скорее всего, вы получите две или три,
  возможно совершенно разных, истории. Прибавьте свою - уже четыре. Но История, как наука -
  одна, и в этом разница.
  Исторические факты подобны колоде карт в ловких руках мошенника - лягут так, как угодно
  сдающему. Неоспоримым же историческим фактом является один - истории государств и
  народов всегда писались в угоду их Правителям. Мошенников среди последних всегда было в
  избытке, отсюда - порой самые невероятные расклады.
  Как ни парадоксально, но чем меньше остается очевидцев Истории, тем легче её писать, если
  при этом не считается, что то, о чём вы пишете - уже написано до вас другими. Нет в ученом
  мире более консервативной братии, чем Историки, предмет изучения которых - это То, Что
  было.
  Как известно, ворошить былое люди не любят, а поскольку за свою Историю человечество
  успело наворотить "дел", о которых лучше бы и не вспоминать вовсе, то вспоминать о них
  удобнее так, как удобнее, то есть - как принято считать, что было... В противном случае вас
  могут обвинить в нарушении авторских прав, ученой этики или ревизионизме.
  Если вы натура чувствительная, то вышеупомянутые обвинения могут ранить ваше самолюбие,
  в таком случае вам лучше заниматься другой наукой - физикой, например, или генетикой. Но
  если вы весельчак и оптимист - смело объявляйте себя приверженцем Альтернативной
  Истории и валяйте в том же духе.
  Ученые-историки всех стран долго совещались и думали, как согласовать все мелкие и
  крупные нестыковки, сгладить шероховатости и прояснить неясности, и при этом не сильно
  обидеть друг друга. В конце-концов, консенсус был найден - решили не замечать "мелкие
  национальные особенности Истории" в частности, и свято чтить непоколебимые, обще-ими-признанные
  Канноны в целом. Тем самым решив, что и овцы будут целы, и волки сыты. Ведь
  всякий народ желает иметь в своей Истории славные страницы, доблестные победы;
  допустимы, правда и горестные поражения, если они освещены толково, годы гнёта и
  непременное героическое освобождение. Всем этого досталось в той или иной мере, и все
  довольны. Правда, если изучать Историю разносторонне (то есть, с точек зрения разных
  народов) - можно обнаружить удивительные вещи, например, как из двух воюющих сторон обе
  вышли из битвы победителями, при этом умудрившись наголову разбить противника....
  Канноны на такие частности смотрят снисходительно, блюдя лишь ход истории в целом.
  В английском языке слову " Каннон " соответствуют два значения - Каннон и Пушка (ну,
  почти так). А не ударить ли каноном по каннонам? Бейте - не жалко. Правду всё равно уже
  никто не узнает. Знать правду о Прошлом - дело такое же верное, как знать правду о Будущем.
  Мы не будем сейчас разбирать Историю Новую или Новейшую, то есть то, что происходило
  сравнительно недавно и происходит по сей день. Эта История настолько запутана, что в ней
  сейчас сам чёрт ногу сломит и разобрать её толково невозможно. Гораздо надежнее обратиться
  к Истории Древней или так называемых Средних Веков - вскрыть "белые пятна" в таковых
  представляется гораздо более простым делом, да и никто не проверит.
  Любая История, будь то Официальная (канонизированная) или Альтернативная, основывается
  на Фактах и Датах. Те, в свою очередь, черпаются из:
  - Религиозных учений.
  - Устных народных преданий (источник неопределенный, а потому сомнительный).
  - Письменных народных преданий и иных, изобразительно-графических (что есть, то - есть).
  - Трудов ученых-историков прошлого (их объективность и степень осведомлённости не
  обсуждается).
  - Результатов Раскопок - как в прямом, так и переносном смысле. (Археологи - оперативные
  бригады армии Ученых-историков. Они ездят по историческим местам и копают - ищут то
  ия исторических фактов. Почти всегда находят то, что подтверждает, а
  остальное - что не подтверждает, а даже наоборот, опровергает - отбрасывают, как
  исторический мусор).
  - Других источников. (Не знаю, каких. По-моему, все перечислил...)
  Тот же, кто интересуется Историей как любитель, а не профессионал - черпает знания помимо
  всего прочего из Художественно-исторической литературы, журнальных статей и кинофильмов
  - и вот здесь-то начинается сущее раздолье. И для тех, кто черпает, и для тех, кто подливает.
  Трудно сказать, кто из Историков ближе к Истине - те, которые ученые, или те, которые
  любители. Ибо если местонахождение историков не вызывает сомнений, то расположение
  Истины неизвестно.
  География, как это ни странно, не является неизменной. Земной глобус медленно, но уверенно
  претерпевает постоянные изменения - дрейфуют материки, исчезают одни острова и
  рождаются другие, меняется ландшафт - движение, не заметное человеческому глазу.
  Политическая карта мира шевелится гораздо оживленнее - меняются границы, возникают и
  распадаются союзы, гибнут империи; появляются новые города и превращаются в руины
  старые. История, которая находится в сильной зависимости именно от политической карты
  Мира, реагирует соответственно.
  Если вам повезло жить в молодом, вновь образовавшемся государстве - у вас есть большие
  перспективы на историческом поприще. Вы вполне можете получить достойное признание,
  научную степень и, может быть, по вашему учебнику даже будут учить несмысленышей.
  Итак, что вам для этого нужно? Во-первых, доказать, что ваше, с позволения сказать,
  государство существовало как суверенный, независимый субъект ещё со времен Адама и Евы.
  Вернее, даже не доказать - дело это, скажем честно, невозможное, а - расписать поярче.
  Можете даже намекнуть, что и сами прародители, то бишь вышеупомянутые Адам и Ева имели
  нужное вам национальное происхождение - например, украинцы, латыши, эстонцы - в
  зависимости, где живете и от чьего лица стараетесь. Не смущайтесь - многие так делают.
  Второе - показать, что ваша держава некогда была Великой и всемогучей. Возьмите
  географическую карту и отведите под вашу древнюю страну столько территории, сколько
  фантазия позволит!Не жалейте земли, всё равно, мол, дело прошлое... А чего? Знакомый поляк
  как-то на полном серьезе утверждал, что его родная Ржеч Посполита простиралась от Сибири
  до балтийских и черноморских берегов. Выдумайте пару аргументов в пользу ваших доводов -
  чем абсурднее они окажутся, тем лучше. История показывает, что люди падки до абсурдов - в
  плане историческом.
  Третье - достаньте какие-нибудь учебники или книжки по истории тех народов, которые на
  самом деле заселяли "отхваченные" вами территории, найдите видных древнеисторических
  деятелей (желательно постарее, хорошо бы былинных богатырей даже) и наделите их нужной
  вам национальностью. Имена и фамилии при этом неплохо заменить им на соответствующий
  лад. Осторожно относитесь к воеводам, полководцам и прочим завоевателям или наоборот -
  освободителям. Если национализировать их не удается - объявите их притеснителями и
  гонителями вашего многострадального народа. Валите все на них - вам же надо как-то
  объяснить, почему ваша страна из такой огромной стала такой, как есть. Не сама же она
  скукожилась!Горячо отстаивайте родную культуру, традиции и пр., уж они-то должны быть на
  самом деле, если ваша страна действительно существует. В общем, работайте. Простор для
  действий воистину неограничен, однако - с пониманием оперируйте историческими фактами,
  написанными и общепринятыми ещё до вас. Консенсус всё же, какой-никакой, а должен быть.
  На соседей (реально существовавших) вообще лейте побольше, как бы это помягче... э-ээ...
  помоев. Естественно, только на тех, от кого ваша держава отпочковалась. На других - от кого
  ваше правительство рассчитывает получить помощь, поддержку и кредиты - не лейте ни в коем
  случае!Наоборот - если что-то и было, лучше промолчать. Намекнуть на далекое родство,
  схожесть в культурах, всё такое прочее... Войны смело трактуйте в свою пользу. Естественно -
  своим добавляйте побольше честности, отваги и благородства, а врагам щедро оставляйте
  коварство, вероломство и невероятное численное превосходство. Тогда и поражение будет
  выглядеть, как победа наоборот. Конечно же, с вами непременно кинутся спорить - будьте
  готовы к этому и вообще не спорьте, особенно если не умеете.
  Хотя научиться спорить не так уж сложно - знайте гните свою линию, никого не слушая - и
  всего делов-то!Помните: в настоящем споре проиграл тот, кто первый охрип.
  
  
  Запорожская Сич
  
  
  Древний город Запорожье. Северная Индустриальная его часть. По улице, понурив голову,
  уныло бредет мальчишка лет четырнадцати. Из-за угла появляются два пацана примерно того
  же возраста.
  - О. Никола!Привет!- радостно восклицает один из них.
  - Привет, - безрадостно отвечает мальчишка.
  - Со школы идешь?
  - Со школы... - вздыхает пацан.
  - А мы сегодня проказёнили!Ходили на реку рыбу ловить. Так там напоролись на троих из
  соседнего района, - возбужденно принялись рассказывать ему приятели, - Ну, мы их так
  отделали!Прикинь - вдвоем - троих!
  - Молодцы, - вяло улыбнулся Никола, - а у нас сегодня контролка по алгебре была, училка
  предупредила, что если кого не будет - тому кранты.
  - Ну и как контролка прошла? Судя по твоей кислой репе - не очень...
  - Да лучше бы проказёнил тоже. Шо так, шо этак - все равно кранты...
  - Да не переживай!Подумаешь - банан получил!Из-за этого так расстраиваться... В первый
  раз, что-ли?
  - Если бы - в первый... Так теперь батькив до школы кличут...
  - А ты не говори батькам. Я уже который раз так делал - проканывало. А училке скажи, мол,
  на работе батьки сильно заняты.
  - Самое поганое то, что Батько сам завтра в школу пойти собирался... Я позавчера у мамки
  пять гривен выдурил, сказал, что на ремонт школы опять собирают. Так она батьке
  пожаловалась. А он сказал, что пойдет в школу и такой им там ремонт устроит, что мало не
  покажется.
  - Да, поганенько, - согласились друзья.
  - Слушай, Никола... У нас тут на вечер мероприятие намечается. Короче, те трое, которых мы
  отдубасили у реки, сказали что придут с ватагой на разборки. И мы теперь команду собираем.
  Ты сможешь придти?
  У мальчишки загорелись глазенки, губы тронула легкая улыбка.
  - На разборки? Конечно приду!Чтоб я - да не пошел!Проучим супостатов, забудут дорогу в Северный Индустриальный!
  
  ***
  
  Пожилая учительница устало взглянула на вошедших поверх очков.
  - Вы - Николины родители? Проходите, присаживайтесь. Будем, наконец, знакомы - я Ганна,
  классная руководительница вашего сына.
  - Очень приятно, - откашлявшись в кулак, начал отец школяра, - Так что же это, уважаемая
  Ганна, такое? Вы что же это с наших детей такие деньги собираете?!Что ни месяц - так пять
  гривен на ремонт школы!Эдак уже и хоромы построить можно было!А мы, знаете ли, не
  миллионеры!Я на заводе вкалываю, как...
  - Постойте!Какие пять гривен, какой ремонт? Что-то вы перепутали, уважаемый. А поговорить
  нам с вами ох как нужно. По поводу вашего сына.
  - А шо - не собирали? - опешил мужчина.
  Дальше говорила, в основном, учительница, а родители молча слушали, сначала удрученно, а
  затем с нарастающим чувством стыда и смущения.
  - Постоянно прогуливает уроки, - изливалась в жалобах классная руководительница, - Я уже и
  не знаю, что с ним делать. Совершенно неуправляемый мальчик. И ведь может учиться,
  неглупый же парень. Но не хочет. А задиристый какой!Он и на старшеклассников с кулаками
  бросается, а уж за младших и говорить нечего. На уроках ведет себя похабно. Все учителя жалуются. Может запросто сорвать урок, нагрубить. А вы знаете, что он уже курит люльку?
  Ах, не знаете... Я сама видела не один раз. Вы бы, как родители, обратили внимание, с кем он
  водит дружбу. У них же целая компания. И одни только интересы - похулиганить, подраться,
  люльку покурить!А как одеваются?!Это же вызов обществу!Эти безобразные шаровары атласные!
  - Ну, мода такая... у них..
  - Мода, говорите? Да это они выряжаются, чтобы их - хулиганов из Северной Индустриальной - за версту видели и десятой дорогой обходили!И ведь обходят - все нормальные дети их боятся!Это просто неформалы какие-то! А прически у них - тоже мода? Это, знаете ли, наш Директор в воспитательных целях порой, школяров от рук отбившихся, за вихры потаскать любит. Так они назло ему сговорились и все постриглись одинаково - один только клок волос
  оставили на голове, мол - на, таскай, нам всё нипочем!Это же панки какие-то!
  - Кхм...
  - Да-да!Именно - панки!Типичный протест обществу!Вся эта агрессия, необузданность...
  Поверьте, ни к чему хорошему это не приведет. Не дай Бог, конечно, но неровен час - угодит
  ваш сын на каторгу для несовершеннолетних!
  - Ну уж вы скажете тоже - на каторгу... Чай не самый худший. Дома, вон, матери помогает...
  иногда. Сами же говорите - их таких целая компания. Переходный возраст, понимаете ли.
  - Вот именно - компания. Далеко не лучшая компания!А переходным возраст потому и зовется
  - что от нас, взрослых, зависит - к чему именно подросток перейдет!
  К концу беседы отец выглядел совсем расстроенным. То горестно качал головой, то вдруг
  яростно грозился свернуть сына в бараний рог. Мать так вообще тихонько причитала и
  подвывала в платок.
  Пожилая учительница подумала даже, что перегнула маленько, и в какой-то мере сжалилась
  над несчастными родителями.
  - Ну, вы не переживайте уж так. И бить его - вряд ли поможет. Это может даже ожесточить
  мальчика. Вы бы его заняли чем-то полезным. Ему же энергию девать некуда. К наукам он не
  очень, так вы его в секцию какую отдайте. Стрельба из лука, например. Или - конный спорт.
  Драться любит - может, в секцию кулачного боя увлечется ходить, в спорте себя проявит. А
  может - в музыкальный кружок - пусть на бандуре научится играть.
  - Научится... Им бы только по подворотням на бандуре брынчать, - теперь уже жаловался отец,
  - А аппетиты какие!Им уже в пятнадцать лет коня покупай!А то, что отцы вкалывают не
  покладая рук - их не волнует!Мой дед всю жизнь на запорожец копил - не скопил, отец копил
  - не скопил, теперь я коплю, а толку!Может, лет через пятьсот и скопим, их к тому времени
  выпускать начнут... А этим - пацанам нынешним - давай все и сразу!
  - Ну, вы же сами сказали - переходный возраст... Бог даст - перерастут, поумнеют,
  перебесятся.
  Мальчишки подросли, поумнели, но... не перебесились.
  Никола с удовольствием посещал секции стрельбы из лука и верховой езды, рьяно увлекся
  фехтованием на турецких саблях и кулачным боем, тренера были в восторге от его успехов и
  возлагали на юного спортсмена большие надежды, но... Он не стал Чемпионом. Не потому, что
  не мог, а потому, что ему это не было нужно. Зато он стал лидером неформальной молодежной
  группировки. Школу он бросил сам, через год.
  Очень скоро мальчишки из рабочих кварталов Северной Индустриальной показали всему
  Запорожью, что их район круче всех в городе. Со временем они подчинили себе все районы
  города. Теперь их боялись не только сверстники, но и взрослые. Детские шалости переросли в
  недетские дела. Торговцы на базаре, владельцы лавок и ларьков исправно платили им за
  "крышу".
  Все подростки Запорожья мечтали быть принятыми в группировку Северной Индустриальной
  Части, или, как она теперь называлась сокращенно - СИЧ. Продвижение по иерархической
  лестнице сулило им разъезжать по городу на дорогих конях, гулять с прекрасными девицами в
  дорогих корчмах.
  Признак принадлежности к группировке СИЧ - их яркие атласные шаровары и необычные
  прически (в парикмахерских салонах их называли "осэлэдэць") - стали культовыми.
  Не сказать, что городские власти во главе с Головой равнодушно наблюдали за эволюцией
  СИЧ. Просто момент, когда ситуацию еще можно было взять под контроль - был упущен. Хотя
  Запорожье официально подчинялось Киеву - столице Киевской Руси, город, в силу
  существовавших в то время причин, обладал достаточной автономностью.
  Помимо редких столичных комиссий и инспекций, город посещали эмиссары монгольско-татарского
  ига. Если первые собирали налоги, то вторые взимали с города регулярную дань в
  виде оброка. И вот - объявилась третья сторона, обирающая местных предпринимателей, так
  сказать, изнутри.
  Городская Дума, наконец, обратилась за помощью к силовым структурам. Однако первая же
  попытка организовать ночную массовую милицейскую облаву на наиболее активных
  представителей СИЧ потерпела полное фиаско. Милицейские бригады получили мощнейший и
  неожиданный отпор - в рабочих кварталах милицейских коней забрасывали бутылками и
  камнями, на улицах спонтанно возникали баррикады.
  Утром следующего дня городской Голова собрал экстренное заседание Думы с
  представителями силовиков. Решался вопрос о введении в городе комендантского часа и
  привлечения в помощь столичных сил.
  В самый разгар совещания к зданию городской думы на шикарном мустанге последней породы
  подъехал... Никола. В широких ярко-голубых атласных шароварах, расшитой камнями и
  золотом жилетке, набриолиненный оселедец свисает на левый глаз, на боку коллекционный
  ятаган. Он стремительно вошел в зал заседаний. Не обращая внимания на смятение депутатов,
  он с ходу обратился к присутствующим.
  - В чем дело, панове? Это шо еще за облавы среди ночи? Почему моих пацанов выдергивают из
  постели после мирного трудового дня, словно каких-то преступников? Это полицейский
  беспредел, и я этого так не оставлю. Вы хотите войны - будет вам война.
  - Понимаешь, Никола... - ответ держал сам Городской Голова, - если уж речь зашла о
  беспределе... То здесь, как раз, бабушка надвое сказала. Прежде чем делать нам такую
  предъяву, подумай о своих делах.
  - Голова, давай каждый будет думать и отвечать за свои дела. У тебя свои дела, у меня - свои.
  Каждый зарабатывает себе на кусок сала как умеет. Чем тебе помешали мои люди, чтобы
  спускать на них своих цепных псов?
  - Не горячись, Никола. Понимаешь, держава сейчас в трудном положении, и город тоже. Две
  недели тому приезжали киевские, собирали налоги. Неделю назад, ты сам знаешь, приезжали
  татаро-монгольские, забрали оброк. Мне город надо на что-то содержать? Надо. А на что?
  Правильно, с торгашей и предпринимателей. А взять-то с них особенно и нечего, потому что
  каждую неделю к ним приходят твои люди, которым они платят за крышу. Это, по-твоему, не
  беспредел?
  В разговор вступил начальник городской милиции:
  - Уважаемый Голова, о чем ещё говорить с этим сопляком?!Чего вы перед ним
  оправдываетесь, объясняете что-то? Да я сейчас арестую его - и дело с концом!
  - Вот это, по-моему, беспредел, - перебил говорящего Никола, и, не повернув головы в его
  сторону, добавил: - за сопляка ответишь.
  - За псов ответишь!!!- взревел полицай.
  Зал зашумел.
  - Тихо!Успокойтесь все!- поднял руку Голова.
  Никола, тем временем, продолжал:
  - Посмотри в окно, Голова. И ты, мент, посмотри в окно. Площадь полна моих людей. Голова,
  видишь того парня в малиновых шароварах? Нет, не тот, вон тот - в желтой жилетке с серьгой
  в ухе. Узнал? А ты, мент, узнаешь того длинного в фиолетовых шароварах, ярко-зеленой
  жилетке и при ядовито-желтом кушаке? Не ваши ли это сыны? А вы, господа депутаты, не
  взгляните ли в окно? Не найдете ли и вы своих сыновей среди этих парней? Это - мои люди.
  И ваши сыны!Эти парни пришли в СИЧ сами, я их не заставлял. И именно они разберут этот
  дом по камешку, случись здесь что-то со мной!
  Присутствующие на собрании ошеломленно глядели в окна, а Никола держал речь:
  - Так как же так получается, что вы и киевским готовы платить, и татарским; а когда, считай,
  ваши же сыны решили на кусок хлеба сами заработать - вы на них с дубинками и
  слезоточивым газом?!
  Голова распахнул окно и крикнул: Семен!А ну быстро домой!
  Затем закрыл окно и обратился к Миколе.
  - Коля... Ну а ты бы на моем месте как поступил? Видишь ли, вы, молодые, многого не понимаете...
  - Хороший вопрос, - улыбнулся парубок, - НА ВАШЕМ МЕСТЕ, я бы погнал в три шеи и киевских, и татарских.
  
  - Я ожидал, что ты скажешь нечто подобное. Понимаешь, это - политика. Если я погоню
  киевских, они расценят это как мятеж. Пошлют войска на подавление. Если я погоню татар -
  они нашлют на нас свои орды, и городу конец.
  - Какие, на фиг, орды? Слушай, давай так - не можешь сам - поручи нам с ними разговор
  держать. Лады? Один раз только дай поговорить. Всё уладим.
  - Ага, уладите... Всё-то вы молодые умнее нас, стариков. А если не уладите?
  - Уладим. Если не уладим - дальше сам будешь всякие переговоры продолжать.
  - Дальше нас в порошок сотрут, и те, и другие.
  - Не сотрут. Один раз дай побазарить, говорю.
  - Лады. Но смотри. Если что - скажу им что и знать вас не знаю. Ох, уж вы, пацаны...
  Никола улыбнулся. На то время ему едва исполнилось восемнадцать лет...
  Через месяц приехали киевские вельможи. Караваном с тремя пустыми телегами. Однако,
  вместо Городского Головы встречать их вышли трое молодых парней в разноцветных штанах и
  серьгами в ушах.
  - Вы кто такие? А Голова где? - спросили вельможи.
  - Приболела Голова немного. Скоро будет. Просил подождать. Идем пока чайку попьем.
  Все вместе они зашли в ближайшую корчму, откуда не выходили три часа. Через три часа
  вышли; вельможи были задумчивы и приказали возницам запрягать коней и готовиться в
  обратный путь.
  - Как - в обратный? - удивились извозчики, - порожняком, что ли? А налоги где?
  - Поехали, я сказал!!!- рявкнул на них главный вельможа.
  Еще через неделю через юго-восточные ворота в город въехали татары - шумным отрядом в
  десять янычар и пятью пустыми телегами. Их встречала троица похожих на панков парней -
  сичевиков. После недолгих переговоров конные спешились, и трое татарских вместе с
  сичевиками направились в местную чайхану. Через два часа из двери чайханы выбежали
  татары, за ними вышли и парни.
  У одного из татар под глазом светился свежий фингал.
  - От блин!Напортачили.. Ну всё, хана теперь!- тихо выругался наблюдавший за
  происходящим через мутное слюдяное окошко ближайшей хаты Голова.
  Янычары бросились к вышедшим своим.
  - Что случилось, Эффенди?!- встревожено спрашивали они, разглядывая набухающий фингал.
  -Да ничего!Об дверь стукнулся!- зло отмахнулся от них Эффенди, - поехали!
  - Куда?!
  - Куда-куда!!!Домой, на фиг!
  - А оброк?!
  - Будет тебе оброк-моброк... Поехали!!!!
  Едва улеглась пыль от колес телег и конских копыт пришельцев, Голова выскочил из хатынаблюдательного
  пункта и подбежал к Николе.
  - Что ж вы натворили-то? А, сынок?!Неужто нельзя было по-хорошему то, а?
  - Всё путем, папан.
  - Ай-яй-яй... Что ж теперь будет-то, а?!- суетливо причитал Голова, метаясь из стороны в
  сторону, - от я дурень старый, доверился пацанам!Что ж теперь будет-то???
  - Не сцы, папаша. Все будет о-кей. Всё под контролем.
  Два месяца в Запорожье не приезжал никто. Ни киевские, ни татары.
  
  ***
  
  Монголо-татарский Хан созвал Большой Курултай. В просторном шатре собрались все видные
  полководцы Ига, вожди узбекских и туркменских военно-кочевых племен, одетые в защитного
  цвета халаты и расписные тюбетейки; крымский хан в огромном тюрбане с павлиньим пером;
  арабский эмир в белой рубашке до пят и куфье; татарские ханы рангом поменьше, кто в халатах, кто в доспехах с кольчугами; монгольские батыры в островерхих шапках из
  верблюжьей шкуры. Присутствовали также иностранные советники из европейских стран,доходившие от жары в своих стальных рыцарских латах; представители наемнических отрядов
  из Китая, Индии, Африки и Азии.
  Собравшиеся многоголосо шумели - приветствовали старых знакомых и знакомились с
  новыми, вспоминали былые походы, обсуждали последние новости, сплетничали и молились
  на разных языках и наречиях мира. Меж сидящими ловко лавировали наложницы, позвякивая
  монетами на монисто и ожерельях - разносили чай и прохладительные напитки.
  Скамеек не было - делегаты сидели прямо на полу, на мягких коврах ручной работы и
  атласных и шелковых подушках.
  Наконец, шум начал затихать - появился сам Великий Хан в сопровождении двух огромных
  мавров-телохранителей. Хан занял подушку председателя и, бегло просмотрев списки
  присутствующих, открыл Курултай.
  На повестке дня были рассмотрены такие важные вопросы, как:
  - Поставка новых видов вооружения: арбалеты из Европы, порох из Китая, сабли и пики нового
  образца из стран Азии.
  - Тактико-технические данные нового вооружения.
  - Политическая и экономическая обстановка на Ближнем Востоке.
  - Поход на Киевскую Русь с последующим уничтожением таковой.
  Когда были заслушаны все доклады, начались прения и обсуждения. Наконец,
  Председательствующий Хан торжественно закрыл Курултай, поблагодарив всех
  присутствовавших за внимание. После Курултая, как положено, состоялся банкет. На
  следующий день началась подготовка к Походу. Две недели зарубежные инструкторы обучали
  войска и наемников как пользоваться новым вооружением, а полководцы и вожди
  разрабатывали тактические и оперативные планы.
  Наконец, настал День и вострубили длинные медные трубы, и несметные полчища двинулись
  на Запад.
  ***
  Голова примчался к Николиной хате и, без стука отворив калитку, ввалился во двор.
  Никола, по пояс раздетый, упражнялся со штангой.
  С трудом отдышавшись, Голова молвил:
  - Беда, Никола. Большая беда!
  - Какая беда, Голова? Откуда? - ухмыляясь иронично, спрашивал парубок.
  - И оттуда беда, и отсюда!И нечего зубы скалить!Нечего сказать - наломал ты дров. Не
  сносить нам теперь головы...
  - Какой головы, Голова? Ты нормально можешь изъясняться?
  - Рать идет неисчислимая на нас. Со всей Киевской Руси дружины собрались, движутся в
  нашем направлении. Через неделю будут.
  - Что будут? - не понимал Никола, или прикидывался дурачком, скорее всего.
  - Здесь будут!!!На колья нас сажать будут!Или четвертовать...
  - Чтобы нас с тобой на колья посадить - со всей Руси дружины собрались? Круто!
  - Да кабы только нас с тобой - и поделом бы было!Город жалко... Ведь камня на камне не
  оставят.
  - Оставят, - отмахнулся Никола, переходя от штанги к гирям.
  - Ну а коли оставят, то татаро-монголы точно на молекулы все разберут!Неисчислимые
  полчища идут на нас с востока!Через две недели здесь будут!!!
  - И татаро-монголы - тоже? - удивился парень, - Жалко татар... Такой путь за зря проделают.
  Придут - а здесь камня на камне не осталось.
  - Вижу я, большую ошибку совершил, доверившись тебе, Никола... Думал - серьёзный ты
  пацан, а ты - балабол. Тебе всё шутки дурацкие шутить. Ну вот, считай, дошутились...
  - Я не шутки шучу, а дела, в основном, делаю... Хотя хорошая шутка делу не помеха. Не боись,
  Голова. Я же говорил тебе, и говорю - всё под контролем!Вот если скажу, что не под
  контролем - тогда боись!... Шутка.
  - Балабол!
  - Не надо паниковать, успокойся, отец. Сходи в мою корчму за углом - выпей горилки, тебе на
  шару нальют. Сколько войска в дружинах киевских?
  - Тьма тьмущая!
  - А татар сколько идет?
  - Я же тебе говорил - полчища несметные!
  - Да хоть и сметные. Помни, отец - сила на нашей стороне. Всё будет путём.
  Старик устало махнул рукой и побрел, ворча, в корчму.
  Никола некоторое время смотрел ему вслед, пока сгорбленная фигура не скрылась за углом и
  думал: "Постарел... Постарел, Голова.".
  В те времена не было телеграфов, телефонов и телевизоров. Все новости приносила Народная
  Молва. Она, Народная Молва, непостижимым образом неслась впереди движущегося войска,
  оповещая всех на тысячи верст вокруг.
  Каждый день прибегал Голова к Николе по нескольку раз, принося свежие новости и вести.
  - Сегодня по Народной Молве передали - дружинам осталось три дня ходу до Запорожья!А
  татары даже быстрее дойдут - в Самарканде их не пустили - гостиница на ремонт закрылась,
  так они без привала движение продолжили!Считай, день ходу сэкономили, ироды!Говорят,
  пушки у них китайские, и эти, как их... арбалеты!
  - Я бы китайскую пушку не купил, - размышлял Никола, - Во-первых.....
  Но старик уже не слышал его, бежал обратно в Думу. Чтобы опять торчать в своём кабинете,
  настроишись на волну Народной Молвы, прильнуть ухом к динамику старого лампового
  радиоприемника. "Внимание!Говорит радиостанция Народная Молва!Прослушайте краткую
  сводку последних новостей. После короткой рекламы - музыка!Оставайтесь с нами!"
  А за день до подхода Дружин Голова срочно, со всей семьей, уехал в Чернигов. Там у него
  заболела тётя, нужно было помочь. Так он сказал.
  Город, однако, продолжал жить своей жизнью. Паники не наблюдалось, хотя жидкая вереница
  беженцев, было, потянулась по пыльной дороге за южными воротами.
  Сичевики дежурили на городской стене и её башнях, вглядываясь вдаль - не покажется ли
  полчише супостатов на горизонте.
  Все ворота в город были теперь наглухо закрыты.
  В расчетный день подхода Дружин ничего не произошло. Дружины не подошли, а по Народной
  Молве передали, что они, миновав Запорожье, без остановок проследовали дальше. Люди
  ломали головы - что за маневры такие.
  Впрочем, оставалось ещё ждать татар. Многие из горожан не сомневались, что дружинские
  объединенные войска решили не громить город, коль скоро это и так сделают татаромонгольские.
  А лишние недоразумения с татарами Киеву ни к чему - действительно, такой
  путь за зря проделать.
  А еще через день Никола и его наиболее подготовленные бригады оседлали коней и отбыли в
  восточном направлении. Как они объяснили - защищать город от супостатов. Где и как
  защищать - не объяснили; и еще непонятно было - от каких супостатов именно. То ли они
  Дружины догонять пустились, то ли татаро-монгольских встречать.
  А еще через несколько дней по Молве передали, что началась битва великая. На Поле
  Куликовом. Сошлись в решительном сражении великая Рать Киевской Руси и полчища
  монголо-татарские.
  Много дней и ночей длилась битва, а закончилась полным разгромом монголо-татарских войск!
  Прошли дни, а Никола со своими бригадными так и не вернулся. Никто не знал, где и как
  сложили свои буйные головы отчаянные парни-сичевики.
  Благодарные горожане со стен городских и башен еще долгое время продолжали вглядываться
  на восток - не появятся ли их герои, чудом уцелевшие, но они так и не появились.
  А вошли они в город через северные ворота, откуда их никто и не ждал.
  
  ***
  
  Голова, к тому времени давно уже вернувшийся из Чернигова (Тётя??? Всё в порядке, пошла на поправку, спасибо) по-отцовски тискал в объятьях небритого, уставшего Николу.
  
  Никола и его товарищи были весьма немногословны, жадно поедали накрытые на столы явства
  (видать, проголодались в дороге) и, в основном, ничего не рассказывали. И потом они так
  никому ничего и не рассказали - где были, что делали, с кем сражались.
  Сказали только, что битва была тяжелой (Куликовская, наверное?) но враг был разбит (из чего
  горожане сделали вывод, что сражались они на стороне Киевской Руси).
  Потом сдержанно добавили, что их ратный подвиг был высоко оценен Великими Князьями (ну
  точно - на стороне Киевской Руси!) и за их храбрость и отвагу было им дано высочайшее
  прощение всех непростительных ошибок и грехов (??? Или за татар, всё-таки?).
  Позже, выпив горилки, Никола достал из сумки и начал хвастаться татаро-монгольским
  новеньким арбалетом (точно - за татар сражались!Надо же...), но сказал, что это трофейный
  (нет, какие, на фиг, татары!За Киевскую Русь!).
  Выпив еще горилки, Никола взобрался на стол и громогласно объявил, что ему жаловано
  звание Атаман (блин, слово какое-то новое... похоже, татарского всё-таки, происхождения).
  В общем, многое так и осталось загадкой. Единственное, в чем Никола уверил горожан - что
  оброк теперь монголо-татары собирать никогда больше не будут. И так оно и было!
  Налоги, правда, для Киева остались, но это больше чем вполовину меньше от той суммы, что
  городу приходилось выплачивать раньше - обеим сторонам...
  Репутация сичевиков многократно возросла, не только в Запорожье, но и далеко за его
  пределами. Многие, и стар и млад, мечтали назваться Паном. ПАН - сокращенно от Парень
  Атамана Николы, вскоре стало уважительным и почетным обращением, широко
  распространилось в округе, дошло даже до Польши и укрепилось там, и, по-моему, даже иногда
  используется и в наши дни в некоторых странах.
  Во всяком случае, я лично был в Америке в заведении общепита Пан-пицца.
  И летал туда, кстати, самолетами Пан-Америкэн.
  Позже происхождение этого обращения, по-видимому забылось, ибо стало ошибочно
  применимо даже к лицам женского пола - Пани. А может, и не ошибочно. Например, вот на
  знатном приеме представляют пару пришедших гостей, сичевик пришел с подругой или женой:
  Пан и Леся!
  Звучит как Пани Леся!Естественно, внимание присутствующих зарубежных гостей приковано
  в основном к прекрасной девушке, вот они и слышат: Пани Леся!И так и будут ее называть. И
  умная девушка возражать не будет, потому что умные девушки никогда не возражают.
  До сих пор не известно, и не станет известным уже никогда - о чем всё же толковал тогда
  Никола с вельможами в корчме и янычарами в чайхане, когда они приехали за налогом и
  оброком. Каким таким образом он провернул все так, что оно закончилось так, как
  закончилось. Была ли Куликовская битва результатом хитро прокрученной Николой
  политической махинации или простым очень сложным совпадением. Я думаю, все-таки, что
  была - но вот чем - не знаю, и никто не знает.
  Во всяком случае, историческую роль произошедшего трудно переоценить.
  А в городе - всё успокоилось, и все были довольны, кроме торговцев и предпринимателей, с
  которых Паны продолжали исправно взимать свою дань за крышевание.
  Но в один день атаман Никола сказал: "стыдно, братцы-пане, грабить своих, когда можно
  грабить чужих. Настала пора расширяться - велика Земля-Матушка. И бесчисленно велико
  число городов и весей на этой земле, а еще больше - число торговцев и предпринимателей в них. Раньше платили они дань монголо-татарам, а теперь им платить и некому... благодаря нашим с вами стараниям (так значит не была случайностью Куликовская Битва?!...или что он имел в виду?). Ныне накопительская способность таковых неизмеримо возросла, а возможно даже многократно превысила все расходно-платежные потребности. Таким образом, бесконтрольное увеличение финансовых средств неминуемо приведет к недопустимому нарушению бюджетно-экономического балланса, превышению допустимых пределов насыщения денежной массы, которая, в свою очередь, достигнув критических значений неизбежно вызовет коллапс всей финансовой системы в целом, я уже не говорю о таких
  побочных явлениях, как инфляция, девальвация и прочее. В результате чего, лишь как логическое следств....."
  
  Шквал аплодисментов не дал атаману закончить речь. Слышались возгласы из зала:
  - Мы давно об этом думаем, Атаман!
  - Ты читаешь наши мысли, Вождь!
  - Эти мысли не давали нам покоя!
  - Вперед!Спасать финансово-экономическую систему!
  Да и заскучали пане сидеть безвылазно в своем городе. Оседлали они коней, и пустились в
  кочевой образ жизни.
  Избрать монголо-татарский способ поддержания финансового балланса в спасаемых ими от
  неминуемого кризиса городах сечевикам не позволяла их, в сравнении с татарами,
  малочисленность. Для применения киевской схемы отсутствовали необходимые политикогеографические
  условия. Даже определенная степень известности и популярности не способна
  была компенсировать отсутствие перечисленных факторов. Поэтому единственно применимым
  оставался силовой метод, а силушки у сичевиков хватало. Высокая мобильность,
  стремительность и целеустремленность способствовали неизменному успеху сичевиков.
  Отсутствие логических схем в планировании маршрутов и выборе целей, отказ от стандартных
  методов, что, в сущности, и являлось стандартом и логической схемой их действий, сводили к
  минимуму возможность любого возможного противодействия.
  В своих стремительных походах сичевики доходили до... доходили до...... Эх, да ладно!До
  Англии доходили. И даже дальше. Есть тому весомые доказательства, приведу ниже одно из
  них.
  ***
  Мэр города, заложив руки за спину, мерял шагами пол своего роскошного кабинета и отдавал
  распоряжения:
  - Закрыть все ворота - южные, северные, восточные. По непроверенным, впрочем, данным,
  сичевики были замечены на территории нашего государства. Всегда лучше перестраховаться,
  чем недооценить риск.
  - Западные ворота, сэр?
  - Через западные они не пойдут. Крайне неудобно, и в высшей степени для них безрассудно.
  Можно держать открытыми, однако, под постоянным контролем. Мы не можем ограничивать
  свободу наших граждан до такой степени. Кроме того - должен же быть путь для торговцев,
  крестьян и визитеров.
  - Ясно, сэр.
  - Усилить охрану крепостной стены, удвоить посты. Выставить кордоны на дальних и средних
  подступах. Проверить систему связи и оповещения.
  - Есть, сэр.
  - Мммм... Я вот думаю, не стоит ли ввести комендантский час...
  - Сэр, но свобода наших граждан...
  - Вы правы, не стоит. Излишне на данный момент. Гарнизону, однако, объявить готовность
  номер один. Это никогда не помешает.
  - Так точно, сэр.
  - Далее... Известить население о возможной угрозе, о необходимости соблюдать бдительность
  и, в случае обнаружения сичевиков немедленно извещать ближайших представителей власти.
  - Есть сэр... Извещать немедленно, Сэр?
  - Да.
  - Сичевики в городе, сэр.
  - В каком?
  - В нашем, сэр.
  - Кхм... Как они вошли?
  - Через западные ворота, сэр.
  - Я же говорил - держать под постоянным контролем!
  - Так точно!Держим, сэр!Но они вошли до того, как вы сказали....
  Немного подумав, Мэр строго распорядился:
  - Немедленно арестовать их, разоружить и заточить в тюремную башню. Учинить допрос с
  пристрастием, выяснить.....
  - Хэнде хох!- весело сказал появившийся в дверном проёме Никола, поигрывая тяжелым
  арбалетом немецкого производства и улыбаясь во весь рот.
  Мэр замолчал, скорбно поджав губы и с плохо скрываемым интересом косясь на стальной
  наконечник стрелы, нацеленной ему в лоб.
  Помощник мэра вопросительно уставился на него, ожидая, все-таки, услышать - что же
  необходимо выяснить.
  В кабинет вразвалку вошли еще несколько похожих на панков ребят. Они с любопытством
  разглядывали убранство - развешанные на стенах картины, рыцарские доспехи, массивную
  люстру под высоким потолком и канделябры в углах.
  - Ишь ты, неплохо живешь, сэр!
  - Вон какой оффис себе отгрохал...
  - А этот, в рамке на стене - дед его, что ли?
  - Похож...
  Мэр прокашлялся и дрогнувшим голосом молвил:
  - Кхм... Ээээ.... Что вам угодно, джентльмены?
  - Оброк, - коротко ответил Никола.
  - Об.. Оброк? - не понял Мэр.
  - Да. Оброк. Типа налогов, ну, плата такая. Символическая...
  - Плата - за что???
  - Ну, вы же татаро-монголам платили, не спрашивали за что.
  - Англичане монголо-татарам не платили, - гордо вскинул голову Мэр.
  - Ну, другие платили. За вас. А теперь не платят. В общем, мы пришли спасти вас от кризиса.
  Долго объяснять. Отсчитай-ка нам монету и мы пойдем.
  - И сколько же отсчитать?
  - Два мешка нормально будет, - ответил Никола глядя на Мэра, который достал зачем-то
  портмоне из заднего кармана камзола.
  - Два мешка???? А если я не заплачу, то что?
  - Тогда нам придется разрушить город, - сочувственно вздохнул Никола.
  - Разрушить город? За два мешка?!- Мэр возмутился, - Городу пол-тыщи лет, и за каких-то два
  мешка... Ладно. Серебром - пойдет?
  - Нет, серебром не пойдет. Золотом надо.
  Мэр на минуту задумался, потом медленно подошел к массивной двери в стене, ведущей в
  городскую казну.
  - Отвернитесь!Я код наберу!
  Хлопцы сдержанно отвернулись.
  - И ты тоже!- нервно сказал Мэр помощнику. Затем дрожащей рукой набрал на кодовом замке
  секретную комбинацию цифр. Дверь с вымученным скрипом отворилась и сэр скрылся за ней.
  Минут через десять он появился, неся в каждой руке по увесистому холщовому мешку, весь в
  паутине и пыли.
  - Вот!- объявил он присутсвующим, затем бросил мешки на мраморный пол и уселся считать.
  - Может, кофе пока? Или чай? - предложил парням помошник, скорее, чтобы нарушить
  гнетущую тишину, чем из гостеприимства.
  - Чай можно, - согласились паны.
  - С молоком или без?
  - Без молока.
  - Может... Виски?
  - На работе не пьем.
  Помощник ушел в подсобку заваривать чай, а мэр продолжал сосредоточенно отсчитывать
  монеты.
  Вечерело; уже было выпито по три чашки английского чая, а мэр все продолжал считать.
  - А что, сэр, у вас в Англии... - обратился было к нему Никола дружелюбно, но Мэр грубо
  перебил его:
  - Не мешайте!... Вот, опять сбился!Пересчитывать теперь!
  В узкое окошко заглядывала молодая Луна, на улице пели сверчки; помощник тихо похрапывал
  в углу на диване, сичевики прикорнули кто где устроился, Никола тоже кунял носом, когда
  Мэр, наконец, гордо сказал: - Всё!Закончил!
  Парни проснулись и зашевилились, Никола поднялся и спросил:
  - Ну что, сколько насчитали?
  - Два мешка... золотых.. Как и заказывали.
  - Да, два мешка и заказывали.
  - Блин... а на фига я считал-то...
  Попрощавшись с Мэром, сичевики с мешками вышли из замка и растворились в ночной тьме.
  - Так, а теперь начальника стражи ко мне, срочно!
  Начальник стражи появился буквально через сукунду, наверное, ошивался за дверью.
  - Схватить их немедленно, пока они не достигли ворот города; арестовать, разоружить и
  заточить в башню!
  - Есть, сэр!- начальник стражи тенью метнулся за дверь.
  Мэр нервно шагал из угла в угол и отдавал распоряжения помощнику:
  - Заточить; заковать в кандалы - всех; мешки забрать - лично опломбируешь и немедленно
  принесешь сюда. На вот, возьми пломбы. Учинить допрос с пристрастием, выяснить....
  - Сэр!!!- в дверях возник запыхавшийся начальник стражи.
  - Чего тебе?!
  - Они достигли!
  - В смысле - достигли?
  - Достигли ворот!Ушли они, сэр!
  - Очень уж быстры, канальи, - услужливо вставил помощник своё резюме.
  - Сан оф зэ бич!- чётко выговорил Мэр.
  И было не ясно, кто - начальник стражи, помощник или главарь разбойников. И еще осталось
  непонятным, что же нужно было выяснить, а переспросить помощник постеснялся.
  ***
  В тяжелую, кованую дверь крепости постучали. Страж поднялся с дубового табурета, подошел
  к бойнице и отворил скрипучую ставню.
  - Кто?!- строго вопросил он.
  - Панки мы... Едем на фестиваль в Казантип. Пустите переночевать?
  Страж поглядел в щель бойницы; под его тяжелым взглядом панки смущенно заулыбались.
  - Панки? А почему на конях?!
  - А на чем в Казантип ехать?
  - Хм... А в чехлах что?!
  - Инструменты. Музыкальные..., - один из них достал и продемонстрировал стражу нечто
  отдаленно напоминающее гитару.
  - Это что за бандура такая?
  - Бандура и есть, - закивали парни, - мы тоже ее так называем.
  - Вы что - группа, что ли? Что лабаете?
  - Группа. Лабаем.. ну... рэп немного, фолк... В основном - альтернативный рок. А, ну еще панк
  рок, конечно.
  - Ща у градоначальника спрошу.
  Вечерело; музыканты терпеливо ждали, отмахиваясь от вечерней мошкары. Наконец, ставня
  бойницы снова отворилась.
  - А деньги у вас есть?!
  - Есть, есть, - снова закивали головами парни.
  - Значит, так. Ночлег с харчами - по десять драхм, с каждого. Ну и за вход по две драхмы с
  носа - мне... Это в счет не входит, платить сразу.
  - Заплатим, - согласились покладистые музыканты и принялись скидываться по две драхмы.
  - И ещё: будете играть на ужине у градоначальника. Бесплатно, естественно. Желают
  послушать, что за альтернативный рок такой.
  - Будем, - переглянувшись, заулыбались парни, - сыграем!Дадим концерт градоначальнику -
  на шару!
  Стоит ли говорить, что хотя концерт и был бесплатный, ужин градоначальнику и городской
  казне обошелся весьма дорого.
  Прибывшие неделей позже настоящие панки из Йоркшира были очень удивлены, встретив у
  ворот крепости яростный отпор по всем правилам военного искусства.
  
  ***
  
  В тот год турне вышло насыщенным. Сичевики особенно удачно посетили Италию,Францию,
  Германию; побывали и в Голландии. В Запорожье продолжали прибывать огромные посылки,
  обклееные почтовыми марками разных стран, а из Голландии был доставлен целый контейнер с
  золотом, серебром, драгоценными каменьями, европейской валютой и другими сувенирами.
  Путь домой лежал через Грецию и Турцию.
  Неприятности начались на земле Эллинов (для тупых - в Греции).
  Сначала дорогу четыре раза перебегала черная кошка (на пятый раз Никола запустил в нее
  камнем из пращи и она, взвыв от удивления, смылась в кусты).
  Потом во время бритья Никола разбил зеркало, а за завтраком опрокинул солонку.
  Настроение испортилось, и весь день Никола ехал хмурый. Его одолевали дурные
  предчувствия.
  - Надо снять стресс, - заявил, наконец, Никола, - где ближайший населенный пункт?
  - До Афин три дня ходу, - развернув карту, отвечал ему его верный соратник Андрей.
  - Это когда мы там будем?
  - Так... Сегодня тринадцатое... Ну, шестнадцатого вечером и будем. В понедельник.
  - А поближе ничего нет?
  - Нет. Вот какая-то деревушка, но мы ее уже проехали. Зачем тебе? Заночуем в палатках.
  - Выпить хочется...
  - Ну и что это будет? Ты же сам говорил - никаких пьянок в походах.
  - Ну, я сам поеду. Потом догоню.
  - Сам? Это как-то...
  - Ну, поехали вдвоем.
  - Вдвоем - выпивать?
  - Семена позовем.
  - Возвращаться - плохая примета.
  - Предрассудки. Нам вон черная кошка четыре раза дорогу перебегала, и ничего.
  - Ну да. И зеркало ты разбил, соль рассыпал...
  - Вот-вот.... Так что, поехали. Чтобы не поссорились.
  - Приспичило тебе... Ну, поехали.
  - Поехали, с Божьей помощью.
  Где-то совсем рядом громыхнул гром, сверкнула молния. Оба одновременно повернули головы
  в сторону грозы и некоторое время задумчиво молчали. Затем Андрей молвил:
  - Поспешить надо, неровен час, дождь пойдет...
  Проинструктировав войско о мерах безопасности при ночлеге и оставив вместо себя
  заместителей, атаман и двое его помощников вскочили на коней и понеслись в сторону
  ближайшего селения, озабоченно поглядывая на приближающиеся с северо-востока тучи.
  - Выпьем по чарке Метаксы - и назад, - кричал на скаку Никола.
  - У них тут вино хорошее, - отвечал Семен.
  - А я Узо никогда не пробовал, - вторил им Андрей, стремясь перекричать свист ветра.
  - Узо - дрянь, тебе не понравится, - уверял его Никола, - к тому же мешать нельзя!
  Таверна была небольшая, и народу немного. Сичевики заняли столик в углу и подозвали официанта.
  - Три греческих салата, - начал заказывать Никола, глядя в меню, - сувлаки, сырную нарезку...
  - Мне - Цезарь!- поднял руку Семен.
  - Два греческих и один Цезарь, - поправился Никола, - саулаки, цацыки, сырную нарезку, оливки. И графинчик метаксы, пожалуйста.
  - Простите-с, графинчик литровый-с? - поинтересовался официант.
  - Да.
  - Никола, а не много ли будет?!- с беспокойством спросил Семен.
  - Да нет, не много. Метакса мягкая, пьется легко, - успокаивал его атаман.
  Под хорошую закуску, негромкую музыку и задушевную беседу метакса действительно пошла
  легко и хорошо.
  - Вот видишь Сёма, литрика уже и нету, - нравоучительно изрек Никола, жуя маслинку.Затем
  поднял пустой графин и заорал, - Официант!!!
  Второй графин пошел даже легче, чем первый.
  После третьего графина Андрей пошел к музыкантам в очередной раз заказывать Сертаку, а
  Семен в туалет.
  Андрей станцевал сертаку и вернулся к столику, Семен же еще не возвращался. Наконец,
  появился и он, таща огромный плетеный бутыль красного вина.
  - О!- сказал он, счастливо улыбаясь, - в подвале был!
  Вино оказалось изумительным.
  - Да, неплохое вино, - согласился Никола, - но... Метакса лучше!Официант!!!!!
  Потом они станцевали сертаку втроем, дружески обнявшись за плечи и выделывая хитрые
  коленца, нечаянно разбив огромную амфору, стоявшую в углу. К счастью, пустую.
  - Внесешь в счет!- отмахнулся Никола от хозяина трактира.
  - Я щас, - загадочно объявил Андрей, и исчез. Вскоре он материализовался вновь, покачиваясь
  на ногах в обнимку с двухлитровым бутылем, наполненным мутноватой жидкостью.
  - Это шо, горилка что ли?!- скривился Никола.
  - Обижааааешь, атаман... Узо-с!- пафосно объявил Андрей.
  После последнего стакана узо Андрея стошнило на пол.
  - Я ж тебе говорил, не понравится тебе!- в сердцах втолковывал икающему другу Никола, -
  говорил же тебе... Эхххх ты..... Метаксу пить надо!А узо - дрянь!!!Тьфу!
  - Официант!!!!- подняв от стола голову, заорал Семен, - вытри это... И метаксы принеси!
  Первым проснулся Семен и спросил:
  - Где это мы?
  От его вопроса пробудился Никола. Некоторое время он с трудом разглядывал интерьер
  помещения, и наконец произнес:
  - Ну и где же?
  - Вопросом на вопрос отвечают знаешь кто? - укоризненно заметил Семен, - Может, Андрюха
  знает? Андрюха, вставай!
  Андрюха встал, вернее, уселся на топчане и присоединился к товарищам, разглядывающим
  помещение.
  - Судя по окнам... вернее, по решеткам на них, мы в нехорошем месте, - предположил, наконец,
  Никола.
  - Это шо - не отель? - удивился Андрей.
  В головах еще сильно шумело, и ощущения были неприятные. Не то, чтобы ощущения
  надвигающейся беды или угрозы, но просто - ощущения.
  Раздался лязг металла, и отворилась кованая дверь в стене. В помещение вошли трое - два
  верзилы в форме и при оружии и один гражданский заморыш.
  Настороженно оглядев сичевиков, заморыш заговорил:
  - Вы в греческий тюрма. Мой - дознавател. Немного говорит на ваш язык - старославянский.
  Мой будет проводит допрос.
  - Допрос? - вскинул пьяную бровь Никола, - а потрудись-ка объяснить причину задержания.
  Все оказалось прозаически просто. В интересах Истории угодно умолчать о том, что учинили
  товарищи в таверне после приема последнего графина метаксы. Отбросим это как
  исторический мусор, да и не важно это. Многие мужчины и так уже догадались, наверное.
  В общем, друзей сначала отвезли в полицейский участок. Там, как на грех, оказались
  расклееные на стенах ориентировки. С ориентировок на полицейских глядели портреты лиц,
  весьма похожих на только что доставленных товарищей...
  Срочно был вызван столичный спецназ, и парней, стараясь успеть до их пробуждения,
  транспортировали в Афины, в главную республиканскую тюрьму.
  
  Допрос происходил в кабинете дознавателя. Кабинет поражал скромностью убранства,
  привинченными к полу стульями, крохотным зарешеченным окошком под потолком.
  "Как можно работать в таких условиях", сочувственно подумали друзья, глядя на усевшегося
  за обшарпанным письменным столом дознавателя.
  Дознаватель, тем временем, достал из ящика стола несколько листов писчего папируса,
  чернильницу и большое гусиное перо. Обмакнув перо в чернила, изготовился писать протокол
  допроса. Приводим дословно.
  - Ваши имя, пожалуйста.
  - Николай,
  - Семен,
  - Андрей.
  А чего скрывать-то? Пусть знает.
  - Насионали?
  - Чего?
  - Насионали..нест.
  - Ты говорил, что знаешь старославянский.
  - Из какой старана прибывали?
  - Это он о чем спрашивает, откуда мы прибыли?
  - А фиг его разберет. Наверное.
  - Насионалиност, - терпеливо дознавался дознаватель, - из какой старана приезжали?
  - С какой стороны приехали, говорит.
  - Ааа, - протянул Никола и неопределенно махнул рукой,- оттуда.
  - Откуда оттуда?
  - Ну, с окраины.
  - Так, приезжали из страна Украина, - записал сморчок, а сичевики неприлично заржали.
  - Во-во, из Украины!
  - Как он сказал? Из Украины? - захлебывясь от смеха уточнял Семен.
  - Не понимай притчина дуракский хохот, - пожал плечами дознаватель, - Записали -
  насионалинест Украина. Какоф урод занятный?
  - Што? Это ты кому, сморчок?
  - Чем занималися? Какоф.. род... занятий? - поправился следователь.
  - А, вот ты о чем. Кочевники мы.
  - Кочевники? Туда-сюда ездить? Не жить в дом? Как казахи?
  - Во-во, как казахи!- глумились над греческим юристом паны.
  - Мы - украинские казахи!
  - Так, записали: украинский казахи, - следователь с трудом вспоминал язык, который учил
  когда-то в школе, потом в университете. Долгие годы без разговорной практики ... Однако, в
  ходе допроса многое возвращалось из глубин памяти, и вскоре он говорил уже более понятно.
  - На-пра-сно вы смеялся, товарищи.... Ваша участ незавидный. Мы много знали как вы
  натворили в разный страна Европа. И Эллада в тот число.
  - Мы вас от кризиса спасаем, - сичевики ещё не совсем протрезвели, и потому продолжали
  вести себя несколько нагло и развязанно, - Вы нам спасибо сказать должны, а не в тюрьму
  забирать!
  - В Афины, столица наш уродина, много посол другой страна. И они фсе уже знат, кого мы
  поймал. Дакси, эла рэ. Будем продолжал зафатра. Сейчас вы пошол.. пошли.. в камэра спат.
  Допрос был отложен до следующего дня. Друзей увели в камеру, а дознаватель пошел к
  знакомой учительнице на урок старославянского языка.
  Следующий день, из протокола допроса задержанных:
  - Итак, как я уже говорил, многий страна знал о том, кто есть пойманный в наша тюрьма... И
  все очень желал заполучить такой долгожданный преступник себе.
  - Это зачем же?
  - Все страна на вас очень злой... Много плохих дел натворил. Вам надо признаваться - што
  наделал?
  - Ага, щас... И вообще, коль так ставишь вопрос - без адвоката говорить не будем!- твердо
  заявил Никола, и Андрей с Семеном посмотрели на него с уважением.
  - Не можно адвокат, - сочувственно развел руками следователь.
  - Как это - не можно? Беспредел какой-то.
  - Вот так, решил правительство Эллады. Адвокат будет в страна, который вас будет судить.
  Может быт, будет судить в Эллада, нам тоже хотеть. Все страна хочет вас получит. Франция
  будет вас казнить на гильотина. Англия - повесит за шею. Италия - привязать к пушке и
  стрелять. Турция - сажать на кол. Испания - четвертовать. Германия - тоже приготовил что-то
  интересное. Эллада, Греция - привязать к столбу пока живой.
  - Богатый выбор, - усмехнулся Никола, - Нам надо подумать. Слишком много заманчивых
  предложений.
  - Нет, вам думат не надо. Какой страна заплатит больше денег, тот получит.
  - Вот оно как... Стало быть, дело в цене... Так может, это - договоримся? У нас-то, знаешь,
  сколько деньжищ? Заплатим хорошо.
  Следователь бросил быстрый взгляд на стену напротив, и сказал на этот раз довольно чисто:
  - Нет, не получится. Греция демократическая страна, не подвержена коррупции... К тому же,
  поосторожней со словами. Всё, что мы говорим - записывает Диктофон.
  - Что за чушь собачья?
  - Какой, на фиг, диктофон, в наше-то время?
  - Ты чё, юрист, с головой не дружишь? Тебе хорошие деньги предлагают, а ты...
  - Хорошо. Если не верите - я докажу. Диктофон!
  В стене напротив отворилась маленькая потайная дверь - не заметишь, если не знаешь о ней.
  Из двери вылез человечек с блокнотом и ручкой в руках: - Чего?
  - Покажи им стенограмму допроса.
  - Пожалуйста, - пожал плечами человечек, - вот, слово в слово, все записано. Прошу прощения
  за возможные ошибки, но не могли бы вы говорить немного помедлен...
  - Всё, Диктофон, спасибо, эфхаристо поли. Полезай обратно и продолжай.
  Сичевики проводили человечка взглядами, пока потайная дверь не закрылась за ним.
  - Вот вы, греки, бюрократы, - изумился Семен.
  - Это наше техническое нововведение. Все записывается. Таким образом мы боремся с
  коррупцией. Кстати, я предупреждал - попытка подкупа должностного лица пошла в плюс.
  - Ну и что?
  - Ничего. Лишняя статья. Оно вам надо?
  - Какая разница?
  - Учтется в суде при вынесении приговора.
  - Это, типа, если мне голову отрубят, то за это ещё мизинец оттяпают дополнительно? -
  спросил Никола, а Семен с Андреем снова заржали.
  - Я не знаю. Всё решит суд, - простодушно признался следователь.
  - Ну ясно. Короче, так. Адвоката нет, Диктофон... В общем, слова больше не скажу. А то
  пальцев на руках и ногах не хватит потом рассчитаться... И вот что: мне нужно срочно
  позвонить в Киев.
  - Срочно - что??? - изумился дознаватель.
  - Э, Никола, ты чего, - забеспокоились также Семен с Андреем, - ты в порядке?
  - Мне не послышалось? - раздался глухой голос из-за потайной стены, - он сказал "позвонить"?
  - Послышалось, - вздохнул Никола, - короче, голубя мне почтового. Срочно.
  - Ну что ж, - согласился грек, - имеете право на одного почтового голубя. На какое направление?
  - Киевское.
  - Принесите одного голубя. Киевского, - распорядился дознаватель.
  - Скоростного, - уточнил Николай.
  - У нас только скоростные, - гордо отвечал юрист.
  Вскоре сизокрылый красавец сидел в руках у сентиментального Семена, тот поглаживал его и
  приговаривал:
  - Ух ты мой хороший... Раскормленный какой!Гули-гули-гули....
  - Дайте мне листок папируса и перо, - потребовал Никола и ему дали.
  Атаман написал несколько строк размашистым почерком и принялся сворачивать письмо в
  трубочку.
  - Простите, - настойчиво заявил дознаватель, - попрошу ваше письмо. Мы должны его сначала
  отсканировать, а потом лишь можете отправлять.
  - Это с какой радости? Может, оно интимного характера, - возмутился Андрей.
  - Таковы правила. А то мало ли что.
  - Да ладно, - махнул рукой Никола, - пусть сканируют.
  Следователь взял письмо, расправил его на столе. Затем достал свежесваренное гусиное яйцо,
  очистил его и умело прокатал по написанному. Отпечатавшиеся на яйце буквы он ловко
  перенес на чистый лист папируса и подшил копию в папку с делом.
  Никола молча скатал письмо в трубку, прикрепил скотчем к лапе голубя и выпустил того в
  форточку.
  - Всё, - сказал он, - дождемся ответа, тогда продолжим всякие допросы.
  - Ваше право, - снова покладисто отвечал грек, - ну, тогда прошу обратно в камеру. Жалоб,
  кстати, нет? Кормят как?
  - Хреново кормят, - буркнул Семен, вставая со стула.
  ***
  Время в заточении тянулось томительно долго. Арестанты маялись от безделья. Играли в нарды
  на отжимание. Семен вслух пробовал сочинять стихи, но Андрей с Николой вскоре попросили
  его заткнуться, видать, не получалось.
  Читали прессу и не находили в этом ничего хорошего. На первых страницах всех газет одно и
  то же: все европейские страны требуют от Греческого правительства ускорить решение вопроса
  о выдаче преступников именно им. Постоянные пикеты у Акрополя. Демонстрации на улицах
  Афин - греческий народ требует не выдавать преступников за границу, а казнить в стране
  поимки. Группа демонстрантов пыталась прорваться к тюрьме для свершения самосуда над
  пойманными, но была разогнана полицией с применением молотого перца.
  Случались, однако, и пикеты с требованием свободы узникам; но мало. Демократия, блин.
  Один раз попалась интересная статья, в которой автор связывал растущую в Европе инфляцию
  с поимкой лидеров сичевиков и прекращением их благотворной деятельности. Чудак, конечно,
  но идея хорошая.
  - Слышь, Андрей... Сегодня какое число? - спросил Семен.
  - Восемнадцатое, кажется, - проверил по зарубкам на стене тот.
  - Ты говорил, до Афин три дня ходу. Это получается, наши уже два дня как в городе?
  - Ты что, забыл? Мы же им сказали: без нас никуда не двигаться. Сами ждать велели...
  - К тому же мы бы уже знали, если они пришли, - добавил Семен, - Переполох бы был.
  - Ну да... Получается, они нас до сих пор ждут в лесу у дороги?
  - Получается ждут. И не дождутся.
  - Таак... - задумался Никола, - Через пять дней Дмитро, что остался за старшего, должен
  вскрыть конверт с инструкцией "Б".
  - Выходит, сегодня. И что ты там написал в инструкции?
  - Да ничего хорошего. В случае нашего невозвращения выдвигаться в Запорожье через
  Трансильванию.
  - Это через Румынию? Изъясняйся проще.
  - Через Румынию... Потом они соберут людей и вернутся за нас мстить.
  - Это... сколько времени займет?
  - Месяца, думаю, полтора-два.
  - Долговато. Дурацкая инструкция какая-то.
  - Согласен.
  ***
  - Заключенный Никола - на выход, без вещей!- раздалось в окошко и дверь отворилась.
  - Опа-на!Это что ещё? - присвистнул Андрей.
  - А пёс его знает, - пожал плечами Никола, спрыгивая с нар, - пойду посмотрю.
  В кабинете дознавателя стояла клетка с голубем.
  - Вот, сегодня прилетел, из Киева. Письмо вам.
  - Что, будете сканировать?
  - На этот раз - увы... Письмо с воли. Не имеем права. Вот прочтете - тогда да. К тому же -
  голубь дипломатический...
  Никола развернул скрепленное сургучной печатью гербовое письмо.
  
  Следователь, стараясь казаться равнодушным, косился на письмо, но по всему было видно -
  гербовая печать его весьма впечатлила.
  Письмо было лаконичным:
  "Колян, сегодня вечером выезжаю. Скоро буду. Держись, лишнего не болтай. ДД в курсе.
  До встречи, жму руку, В.К. Передай это письмо греку."
  Дальше следовали несколько строк на греческом.
  Прочитав письмо, Никола протянул его дознавателю: - На, почитай.
  Тот осторожно взял письмо и прочитал. Затем встал со стула и прочитал его ещё несколько раз.
  Снял и протер очки, затем снова перечитал. Побледнел. Затем прокашлялся и, старательно
  выговаривая слова, молвил: - Господин Никола. Прошу Вас вернуться в камеру. Сегодня вас
  переведут в другую, с видом на море и холодильником.
  А потом добавил: - Слушание дела откладывается на неопределенный период.
  Что прозвучало довольно глупо.
  ***
  Через неделю в Афины прискакал сам Великий Князь из Киева с эскортом в сто двадцать
  штыков. Это вызвало переполох не только в Греции, но и во всей Европе и даже неоткрытой
  еще Америке.
  Дело в том, что после разгрома монголо-татарских войск на Куликовом поле авторитет
  Киевской Руси на международной арене невероятно возрос.
  Тот факт, что сама армия-победитель оказалась после битвы значительно поредевшей и до сих
  пор не оправилась толком, меркнул перед самим фактом решительной победы киевскороссийских
  войск.
  Однако в Киеве прекрасно понимали, что если при нынешнем соотношении сил европа соберет
  объединенную армию и двинет на Русь - последствия для последней могут быть весьма
  катастрофическими.
  Понимали ли это европейские лидеры и их полководцы? Возможно. Однако хроника битвы
  была ещё столь свежа, и отчеты военных наблюдателей столь ужасающе красноречивы, что
  европейцы со страхом отгоняли саму мысль о возможном походе на Русь.
  Не стоит забывать и о том, что многие европейские генералы совместно со своими азиатскими
  коллегами открыто поддержали Хана и приняли участие в битве на татарско-монгольской
  стороне. Те немногие из них, что сумели выжить, ныне строчили в киевско-российском плену
  покаянные мемуары.
  Сам Великий Дмитрий Донской на закрытых Совещаниях настоятельно требовал от князей не
  терять приобретенного Авторитета, наглеть в меру, но всеми силами стараться избегать
  возможных военных конфликтов и эскалации напряженности в международных отношениях.
  И вот теперь европа и азия, затаив дыхание, тужились в размышлениях.
  Известно, что Великий Князь прибыл в Элладу по вопросу о пойманных разбойниках.
  Национальная принадлежность последних, назвавшихся "украинскими казахами", оставалась не ясна.
  
  Означает ли визит Д.Донского тот факт, что Киевская Русь признает пойманных преступников
  своими подданными? Если так, то по международному законодательству Русь должна
  разделить вину и ответственность за содеянное разбойниками.
  Но в таком случае... по правилам международного этикета следовало бы объявить Киевской
  Руси войну, но... как воюют русские, пусть даже киевские, мы все недавно имели честь
  наблюдать. И, знаете ли, не хотелось бы... прибегать к таким радикальным мерам.
  То есть, оно вроде бы как и хотелось, но... Лучше бы казнить себе пойманных, и дело с концом.
  Встреча Великого Князя с задержанными сичевиками происходила в конференц-зале афинской
  тюрьмы за богато накрытым столом. После того, как его покинули высокопоставленные чины
  правительства Эллады, дознаватель с Диктофоном и даже официанты.
  - Ну, здорово, орлы!Здорово, Никола!- осклабился Великий Князь, пожимая крепкие лапы
  сичевиков, - не буду выспрашивать, как вас угораздило в эту кутузку угодить, с кем не бывает..
  - Да чё там, - простодушно улыбнулся Никола, - Вино и бабы всему виной.
  - Тем более, что до баб дело и не дошло, - кивнул Андрей.
  - Да фиг с ними, с бабами, - отвечал Князь, - тут сейчас главное, как бы нам по-толковей всё это
  ваше дело разрулить... Ну, для начала - выпьем за встречу.
  Глотнув сладкого красного греческого вина, Князь продолжал:
  - То, что я вас отсюда вытащу - это к гадалке не ходить. Мы своих не бросаем!
  Князь закатал рукав кафтана, обнажив наколку на предплечье: скрещеные булава и меч на фоне
  щита и надпись ниже "К.П. 1380". Такие же наколки были и у всех троих сичевиков - эмблема
  участников Битвы на Куликовом Поле.
  ("так, значит, всё-таки...." - "да заткнись ты уже!И так всё ясно" - это слушатели).
  - Тут щас важно, чтобы все это как-то по-тихому организовать. Шоб без войны. Нам она сейчас
  ох как ни к чему... Как вы там на допросах себя отрекомендовали?
  - Сказали, что мы - "украинские казахи"!- ответил Никола и все заржали.
  - Вот бред!Ну вы даете, - покачал головой Князь, - То есть вы, типа, к Киевской Руси
  отношения не имеете... Это хорошо. А чего Казахстан, не возмутился?
  - Там еще не знают.
  - Ясно, - задумался Князь, - но ведь узнают. Выступать начнут.
  - Так может, скажем, что записали неправильно? - предложил Семен, - Ну, не казаХи, а казаки?
  - Казаки уже есть, Донские... Служат Руси Верою и Правдой.
  - Ну, тогда - кОзаКи!В двух буквах, мол, ошиблись!
  - А чего это за кОзаКи??? Таких же вроде нет?
  - Ну вот мы и есть!
  Снова все засмеялись.
  - Прикольно!!!- Князь вытер выступившую от смеха слезу, - Украинские КОЗАКИ!!!Ну а
  Украина - это где тогда получается?
  - Да нигде!По окраинам шастаем, и все тут!
  - Ну вы приколисты!А чего? Нормально звучит.
  - Значит - лады?
  - Лады. А что, Никола, может и вправду создадим вам страну такую - Украина? Землищи-то
  немеряно. Вон, вокруг Запорожья забирайте себе.
  - Нет, Запорожье светить не будем.
  - Ну, берите себе какой-нибудь захолустный городишко. Из развивающихся. Вон, есть такой -
  Москва. Неплохой вроде, глушь разве что. Глядишь, сделаете столицей его...
  - Не, не надо. У нас Запорожье есть, - улыбнулись сичевики.
  - Ну как хотите. А так - страна бы была своя.
  - Ну, ты, Князь, скажешь тоже.... Страна - Украина!Нету такой. И не надо.
  - Нету. Ну, может, появится еще когда-нибудь, - пошутил Князь и все снова заржали.
  Когда Князь с сичевиками окончили трапезу, в зал ввели высокопоставленных чинов из
  правительства Эллады, дознователя с Диктофоном и официантов. Все расселись по местам.
  - Кхм.. - откашлялся Министр Иностранных Дел Эллады, - Великий Князь.. Посмею
  обратиться к Вам с вопросом - намерены ли вы подать прошение о выдаче задержанных
  разбойников Киевской Руси? Таким образом вы присоединитесь к остальным государствам
  Европы и Азии, которые...
  - Нет, не намерен.
  - Вот как... То-есть, Вы.... Простите Ваше Величество, тогда - другой вопрос. Посмею
  надеяться, Великий Князь, вы не намерены заявить, что преступники являются подданными
  великой Державы - Киевской Руси?
  - Конечно, не намерен. Это... Украинские кОзаКи. Бывают, оказывается, и такие. Шастают по окраинам, все такое.
  - Но у нас записано...
  - Ошибся писарь. Описался. Описка вышла в двух буквах, всего-то делов. Отрубите ему голову,
  если угодно. Писарю, я имею в виду.
  - Э-ээээ.......
  - Сколько стран подписало заявку о выдаче преступников им?
  - Четырнадцать стран, Ваша Светлость. В том числе....
  - А сколько представителей и из каких стран на сей момент прибыли, чтобы ЗАБРАТЬ
  преступников?
  - Пока нисколько, Сэр, никто не прибыл. Видите ли.....
  - Ну вот, опять Русь Великая впереди планеты всей... Значит, я прибыл первым. А коль я
  первый - я их и забираю. Таким образом мы вновь помогаем вам избежать ненужных споров,
  долгих распрей и бессмысленных разбирательств. Еще, глядишь, войной бы все тут у вас
  закончилось, не велика ли честь разбойникам. Так что с разбойниками мы разберемся согласно
  Киевско-Российского Законодательства, а оно у нас суровое. Кстати, еще раз рекомендую -
  писарю голову отрубите. У нас бы точно отрубили.
  Диктофон закончил записывать и подавленно поглядел на замолчавших присутствующих.
  Министр Иностранных Дел и Министр Юстиции Эллады глядели на клубы пыли, вздымаемые
  уносящейся прочь каретой, котороя уносила вдаль Великого Князя и сичевиков. Некоторое
  время еще слышно было гиканье и улюлюканье княжеского эскорта - сто двадцать штыков, затем стихло и оно. Пыль начала оседать на дорогу.
  - И чё? - спросил Министр Иностранных Дел Эллады.
  - А ничё!!!- ответил Министр Юстиции. Затем размахнулся и влепил Министру Иностранных Дел звонкий подзатыльник.
  
  ***
  Напрасно вы думаете, что История на этом и закончилась. Она только началась.
  "Сарынь на кичку!" - зычно крикнул атаман. Козаки повскакивали на коней и понеслись, вздымая облака
  пыли.
  - Семеныч, - позвал молодой козак пожилого товарища, скачущего слева, - Что такое "сарынь"?
  - Сарынь? Это-о..... Ну, то, что - на кичку.
  - Ясно!- кивнул козак и обратился к другому - тому, что скакал справа - Тимофеич!Что значит
  "Сарынь на кичку"?
  - Это Батько не по-нашему ругается. По татарскому. Кичка, вроде как, по-ихнему лошадь. А
  сарынь - это ... это то, чем сидишь. Вместе получается "По коням!"
  Украинское Козачество продолжало стремительно разрастаться. Любой бродяга, кем бы он ни был, мог
  примкнуть к козачеству и стать сичевиком, а вернее - Украинским (Запорожским) Козаком. Главное -
  чтоб воин был хороший, разделял Веру, Традиции и Устав козацкий. Будь он монгол, негр или черкес.
  Был даже один китаец. Хороший воин, звали его Ю Щчен Ко. Любили козаки над ним подшучивать:
  - Слышь, Ю, а ты кто таков будешь?
  - Моя - украински козака, однако! Си Че Вик!
  Рать взорвалась хохотом. Ржали козаки, как и их кони. А китец продолжал:
  - Моя, однако, верит - будет такой страна - У Кара Ина!
  Козаки роняли пики, хватаясь за животы, а китаец продолжал:
  - Не хай твоя хо хо тать, однако!!!А моя верит!Когда нибудь мой далекий потомка станет болшой болшой
  человека в эта страна!Президента будет!!!!
  Падали с коней козаки от хохота, но продолжали скакать.
  Впереди их ждали большие битвы, великие победы и грандиозные достижения - себе на пользу, и Великой Руси - во Славу!!!
  
  2012
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"