Бахтиев Рауф: другие произведения.

Колдун

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
  
   КОЛДУН
  
  
  
  
  
   ОЛЕШКА
  
  
  
   В большой комнате на кровате лежал мальчик, натянув простыню до самого носа и испуганно смотрел на полукруглую стену. Ему было одиннадцатьть лет и он не боялся привидений, потому-что их нет и не должно быть. Так говорила его мама, а ей он верил безгранично. Она говорила ему, что домовые и привидения это всего лишь плоды фантазии людей. Он лежал на кровате в комнате, где две стены плавно переходили в полукруг. Вот уже третью ночь на правой стороне полукруга стены, на высоте около метра от пола, на фоне танцующих теней от ветвей деревьев за окном, появлялся странный, пугающий человек. Движущие тени на потолке только усиливали оцепенение мальчика. Человек на стене этой ночью был очень осязаем. Высокий, чуть сгорбленный мужчина в черной одежде, с тонким орлиным носом, с большими выпученными глазами. Его тонкие, с утолщенными суставами пальцы чем то напоминали клещни рака. Человек на стене смотрел прямо на него. Страх сковал все тело мальчика.
  
   Когда же все это началось в первый раз ?
   Все это началось две недели тому назад. День для мальчика начался на удивление удачно. На первых двух уроках в школе, он получил две пятерки. На перемене он выиграл желание в зелень у длинного, конопатого Гоши. Зелень это такая игра, когда надо с собой все время таскать траву или листок, вообщем зелень. Эта игра длится самое долгое месяц, потому-что потом она быстро всем надоедает.
   После школы он вместе со Спартаком шел домой. Сегодня после обеда тетя Спартака едет в Карабах на три дня и забирает его с собою. Возле подъезда они немного постояли, поговорили о всякой всячине и пошли по домам. Дома в хорошем настроении он пообедал, неторопливо вымыл посуду и только потом сел за уроки. Все у него ладилось прекрасно. С домашним заданием он справился очень быстро, дважды перепроверил арифметику и сложив все, что было надо для школы на следующий день в свой портфель. Выглянув в окно, он увидел, что во внутреннем дворе поликлиники ребята собираются играть в кулек и достав из-за шкафа свою биту, отправился на улицу. Ему в этот день явно везло. Он ни разу не водил, что бывало довольно редко, удачно сбивал кулек битой и возвращался с ней на исходную позицию. Раза два он не попадал, но и водящий тоже мазал его битой. В этот день он набегался вдоволь и прибежал домой весь раскрасневший и мокрый. Дома после игры, он поставил биту на свое место, за шкафом в коридоре, потом тщательно помыл руки и лицо, а когда немного отдышался, сел читать книжку на кухне. Вскоре пришла с работы мама, от его разгоряченности уже не оставалось и следа. Вечером они вместе с мамой поужинали, немного поговорили. Он рассказал ей о школьных новостях. Мама никогда не проверяла, выполнение его домашних заданий, уверенная в том, что он все сделал как надо. В этом вопросе, да и во многих других, у них было полное доверие друг к другу. Перед самым сном он почитал "Зверобоя" и лег спать. Беготня на улице сделала свое и он быстро уснул.
   Неожиданно ночью он проснулся и удивленно посмотрел вокруг себя. У него было ощущение, что в спальне кто-то есть. Когда он протер спросонья глаза, то заметил на стене темное пятно, очень напоминающее человека. В начале он подумал, что это всего лишь тень с окна, но это была не тень. Это был слабый бледный контур человека на стене, довольно неприятный и пугающий. Мальчик испугался, зажмурил глаза и спрятался под одеялом. Когда он выглянул из под одеяла и опять посмотрел на стену, то никакого темного силуета там не было. Он даже подумал, что все это ему только померещилось. Мальчик повернулся на другой бок и уснул. Утром, складывая постель, он вспомнил про свое ночное видение и внимательно посмотрел на стену, но так и не смог определить было ли это на самом деле или все это ему только приснилось.
   - Доброе утро, мама. - забежав на кухню, сказал он, поцеловал маму и побежал в ванную комнату.
   - Доброе утро. Как спалось ? - в догонку ему ответил голос мамы из кухни.
   - Нормально. - радостно ответил мальчик, окуная зубную щетку в зубной порошок.
   Ванная комната и туалет в их доме были совмещенными, но помещение было большим и условно называлось ванной комнатой. Из-за отсутствия горячей воды в доме, в каждой квартире, в ванной комнате, для обогрева воды стояла высокая самодельная газовая колонка, которая через систему кранов, обеспечивала ванную и кухню горячей водой. Посторонний человек вряд ли разобрался бы с таким количеством понавешанных кранов. У мальчика уже давно была мечта сделать здесь фотолабораторию. Мама знала о его мечте и пообещала, что если он хорошо закончит четвертый класс, то она купит ему фотоаппарат и принадлежности к фотоделу. То, что он хорошо закончит четвертый класс, мальчик не сомневался. Он с нетерпением ожидал окончания учебного года.
   Через несколько минут он появился на кухне.
   Мальчика звали Олег, а мама называла его просто Олешка. Месяц назад ему исполнилось одиннадцать лет. Это был самый обычный мальчишка со смышленными и добрыми глазами. По его глазам легко было в разговоре определить, говорит он правду или нет. Олешка прекрасно знал это, поэтому всегда старался говорить правду, либо вообще отмалчивался, чтобы не быть пойманным во лжи. Они жили вдвоем с мамой уже семь лет. Отца он помнил очень смутно, единственное что он запомнил, это растерянный взгляд отца, стоящего в проеме двери, какие то люди подтолкнули его и он ушел. Больше отца он никогда не видел. В этот день мама долго плакала и он прижимался к ней, как маленький слепой котенок. Мама рассказывала, что у него много двоюродных братьев и сестер по папиной линии, но все они живут в других городах большой страны. Изредка они получали от них письма вежливости и его мама отвечала на эти письма, тоже из вежливости. Первое время, после ухода отца, соседи стали сторониться их, но постепенно все старые взаимоотношения между ними восстановились.
   До шести лет у Олешки были длинные светлые волосы, кудряшками обрамляющие его лицо, но потом волосы стали резко темнеть. Перед первым классом мама сделала ему короткую стрижку и уже никто не догадался бы, что у мальчика год назад были светло соломенные вьющиеся волосы.
   Свой первый школьный звонок Олешка запомнил на всю жизнь. Вечером он несколько раз примерял новую школьную форму и раз десять открывал и закрывал новенький, светлокоричневй портфель, заглядывая в его отсеки. На следующее утро перед школой собралось много народу. Он стоял в новой школьной форме среди таких же детей как и он сам, с новеньким портфелем и с тремя большими, красными розами. Перед входом в школу кто-то стоял и что-то говорил, перед собравшимися. Потом вышел старшеклассник, поднял над головой колокольчик и помахал им. Колокольчик громко и пронзительно зазвенел. Их всех повели в класс. В первый класс. Мама стояла стороне с другими взрослыми и улыбаясь, махала ему рукой.
   Валентина Петровна, так звали его мать, симпатичная молодая женщина, 33-х лет, среднего роста с красивыми темными глазами. Для своего возраста она выглядела прекрасно. Потеря мужа ненадолго вывело ее из равновесия, но она быстро оправилась и всю свою любовь и заботу перекинула на сына. И сын платил ей тем же. Валентина Петровна знала, что является для сыны самым большим авторитетом и ее слова для него были законом. Они всегда понимали друг друга с полуслова. О повторном замужестве она как-то не задумывалась. Она получала неплохую заработную плату, работая бухгалтером, но одевалась скромно и в то же время со вкусом. При появлении лишних средств она тратила их на сына, при этом всегда приучала его к аккуратности и порядку. Олешка на всю жизнь запомнил слезы мамы, после ухода отца. Где-то два года тому назад, после своего нехорошего поступка, он опять увидел у нее на глазах такие же слезы и ему стало стыдно за себя и так жалко ее, что он дал себе слово, что больше никогда не обидит ее. Пока до сих пор это ему удавалось.
   На столе уже лежал завтрак, а мама сидела перед зеркальцем и подкрашивала губы.
   - Олешка, очень прошу, после школы сразу же иди домой, обязательно покушай, сделай уроки и только потом можешь немного погулять. И далеко не ходи. Все бегу, я уже опаздываю. Договорились ? - сказала Валентина.
   Ее темно-рыжые волосы, окрашенные хной, были со вкусом уложены на макушке и приколоты шпильками, хотя Олешке больше нравилось когда они свободно, словно волны, опускались на ее плечи. Она поцеловала его в лоб, затем взмахнула рукой и стерла салфеткой следы помады на лбу сына и потрепала его по волосам рукой. В ответ он чмокнул ее в щеку.
   - Все, пока. Не опоздай в школу.
   Она взяла сумочку и вышла из дома. Олешка закрыл за ней дверь, доел завтрак и сложил посуду в раковину. Он неторопливо одел куртку, взял свой портфель и вышел из квартиры. Закрыв дверь ключами, он повесил их на шею, спрятав под рубашкой и насвистывая какую-то мелодию, в припрыжку побежал вниз по лестнице.
   Они жили на третьем этаже пятиэтажного дома в двухкомнатной квартире. Комнаты были большими и светлыми. На каждом этаже в подъезде было по две квартиры, а на первом этаже дверей вообще не было. Квартиры первого этажа имели свои отдельные входы со двора, да и не все первые этажи были заняты квартирами. Когда строили эти дома, то планировалось установка лифтов в каждом подъезде, как ни как, высота потолка в квартирах была более четырех метров, а на первом этаже более пяти метров. Не удивительно, что эти пятиэтажные здания его двора выглядели очень внушительными по сравнению с другими жилыми домами поселка. Однако лифты так и не установили, проем для лифта оградили высокими, металлическими перилами, где растояние между вертикальными прутьями ограждения было большим и ребенок мог бы запросто в него пролесть. Самое странное, что пока не было ни одного такого несчастного случая.
   Олешка вышел из подъезда дома. На улице стояла самая настоящая весенняя погода. Деревья наперегонки только начинали обрастать зелеными листьями, как бы соревнуясь между собой ради того, чтобы потом вновь потерять их. Миндаль уже выпустил первые цветы и вот-вот должны были распуститься цветы абрикосовых деревьев и сливы. Весна властно брала бразды правления в свои руки.
   Олешка по привычке постоял возле подъезда, в ожидании Спартака, и уже собрался постучать в стекло, но потом вспомнил, что вчера тот уехал с теткой на несколько дней в Карабах. Спартак был на год младше его и учился в третьем классе, но это абсолютно не мешало их дружбе. Хоть они и учились в разных классах, но в школу всегда ходили вместе и часто вместе возращались домой, если у них совпадало окончание занятий.
   Олешка с сожалением отправился в школу один.
  
   Старый двор, где проживал мальчик находился на окраине города Баку, на поселке Разина. Поселок распологался между городом и пляжными пригородами и свое название получил от легендарного атамана Степана Разина. Говорят, в очень далеком прошлом, он посещал эти места, в перерывах от своих набегов по Волге. Возле станции электричек пригородного направления на холме, в солнечный день, большим темным пятном выделялась скалистая гора, называемая - горой Степана Разина. Всю территорию на вершине горы до самого песчанного каръера занимала воинская часть связи. Мальчишки часто покупали у солдат сигнальные ракеты, а потом стреляли ими с крыши домов. В последствии воинская часть покинула гору и вершину горы стали украшать партийные лозунги, с буквами в два человеческих роста, но это все будет потом, а пока там находилась воинская часть. У подножия горы в глаза бросалась большая, черная пещера, словно гора разинула свой беззубый рот. По преданию эта пещера имела выход к Каспийскому морю и якобы Степан Разин через эту пещеру с моря имел безопасный выход на сушу. Старики даже говорили, что где-то в глубинах пещеры спрятаны его несметные сокровища. Пещера манила к себе пацанов всех возрастов, хоть раз читавших Стивенсона, но еще чаще туда лазали для утверждения своей храбрости. Но некоторые мальчишки уходили в глубь пещеры ради поисков Разинских сокровищ. Однажды одна группа мальчишек из трех человек так и не вернулась назад. Все поиски с помощью военных и милиции окончились безрезультатно. Пещера стала проблемой для местных властей. Кроме того бывали случаи, что в этой пещере укрывались преступники. В общем, во избежании последующих хлопот, местные власти, два года тому назад, взорвали проход в глубине пещеры. Так что теперь, если кто-то заходил в пещеру, то через пятьдесят шагов он резко спускался вниз и упирался в монолитную каменную стену, а справа до самого потолка лежали глыбы камней. Эти глыбы камней и были последствием искусственного завала. Но даже заваленная пещера была внушительна своими размерами и таинственна своей глухой темнотой и странным эхом внутри. Высота свода пещеры составляла около пятнадцати метров. Пацаны всегда завидовали своим старшим сверстникам, которые могли когда-то, в поисках приключений, уходить далеко в глубь пещеры.
   В первомайские праздники подножие горы преображалось. Напротив пещеры устанавливали деревянную трибуну. На ней усаживался духовой оркестр и с редкими перерывами, играл марши и вальсы. Его игра, в этот праздничный день, была слышна во всем поселке. Люди приходили сюда со своей едой и выпивкой. Растилали на траве покрывала и отмечали первомайский праздник, в кругу своих знакомых и соседей по лестничной клетке, под громкие звуки духового оркестра. Все подножие горы превращалось в пестрый ковер от скопления людей. В дальнейшем, эта традиция постепенно стала отмирать и в семидесятых годах исчезла совсем.
   Сейчас, чаще всего, жители из одного подъезда даже не знают друг-друга, но в те времена связь между соседями была очень сильной. Информация во дворах распространялась мгновенно. Соседи знали друг друга по имени. Если ты что-то натворил, то успей сказать это раньше соседей, ведь об этом все равно будет доложено родителям в тот же вечер. Даже просмотр телевизора, который был большой редкостью в те времена, превращался в своеобразный ритуал. Показывал он один единственный канал в черно-белом изображении и к тому же только вечером. Соседи приходили к тому у кого был телевизор на интересную передачу со своими стульями, усаживались плотно друг к другу и смотрели на этот таинственный ящик. Интересными передачами были в основном концерт и футбол. Соседи обмениваясь между собой мнениями, спорили совсем забывая про хозяев квартиры. Сам телевизор, со странным названием КВН, представлял собой большой ящик, но с очень маленьким экраном, перед которым стояла громадная аквариумная линза. В эту линзу заливалась дистиллированная вода, которая придавала телевизору эффект большого экрана, но сидящие с боку видели чуть искаженное изображение на экране.
   Некоторые праздники часто отмечались соседями совместно. Новый год для детей делали в складчину. В одной из квартир подъезда ставилась елка до самого потолка. Каждая семья приносила, припрятанные елочные украшения, которые развешивались на елке. Кто-то переодевался Дедом морозом. Патефон крутил пластинки. Дети читали стихи, пели песни и в награду получали долгожданные новогодние подарки. И так происходило почти в каждом подъезде.
  
   Общий двор, где жил Олешка, сверху выглядел как гиганская прямоугольная подкова, огороженная со всех всех сторон домами. Крыши домов его двора вообще отличалась от крыш других домов поселка. Крыши были плоскими, обрамленными балюстрадой и застелены светлой плиткой. Балюстрада через каждые пять метров чередовалась трехметровыми колоннами с перекладинами. На первом этаже его дома за аркой находилась поликлиника. Каждый подъезд имел свой выход на крышу, который запирался на ключ, чтобы мальчишки не лазили по крыше, но то, что запрещается мальчишкам особенно привлекательно для них. Крыша всегда притягивала к себе пацанов всех возрастов. С крыши открывался чудесный вид на весь поселок Разина, да и мало ли чего можно делать на крыше в хороший, безветренний день. Мальчишки всегда находили способ открыть двери, ведущие на крышу. Но не все крыши во дворе были такими, исключением была крыша дома за дорогой. Этот дом во дворе был достроен намного позже остальных и уже имел коньковую крышу, покрытую жестью. Да и высота потолков в квартирах этого дома была уже намного меньше. В этом комплексе домов, окружающих двор, кроме жилых квартир, практически было все. Почти все первые этажи занимали магазины; - электротовары, одежда, мебель и продукты. Большую часть первого этажа занимала поликлиника, расположенная между высокими прямоуголными проходами. Все входы в поликлинику и в магазины были с наружи домов двора. Напротив окна Олешки, прямо во дворе в подвале, даже была ковровая мастерская. Где-то потом в восьмидесятых годах выяснилось, что там было подпольное производство ковров.
   Двор пересекала неширокая дорога, с редким движением машин, которая называлась Комсомольской улицей. Она отсекала от всего двора меньшую часть прямоугольной подковы, его угловую часть, пробегала под высоким, сквозным порталом и вела во внутренний двор поликлиники, а затем убегала к одноэтажным садовым постройкам. Движение транспорта по дороге было редким, кроме того у границ двора по всей ширине дороги, перпендикулярно ее направлению, имелись пятнадцати сантиметровые возвышения. Водителям приходилось волей, неволей сбавлять скорость. Другое направление дороги, возле школы выходило на перекресток, где в виде буквы Х пересекалось с улицей Розы Люксембург, и уходило дальше, мимо детского сада и милиции, на проспект Кирова. Отсеченная дорогой пятая часть двора и была его двором. Почти в центре этого двора была заасфальтированная большая круглая площадка диметром пятьдесят метров, со скамейками по кругу. В центре площадки стоял высокий флагшток на канатных растяжках. Саму площадку со скамейками огораживали металлические столбики с натянутыми между ними канатами. Летом на флагштоке поднимали флаг пионерского лагера городского типа. Перед площадкой, ближе к дороге, стояла покрытая рубероидом, большая шатровая беседка со скамейками по кругу, а справа от пионерской площадки стоял глубокий бассейн с фонтаном. В басейне плавали золотые рыбки, а летом иногда плескалась малышня. Во избежании несчастных случаев, на глубине полуметра от поверхности воды в басейне была установленна металлическая решетка. Между пионерской площадкой, бассейном, беседкой и дорогой была еще одна большая заасфальтированная прямоугольная площадка, где играли в футбол не только дети, но даже взрослые. За ней находились волейбольное поле и небольшое деревянное сооружение - пионерская комната, где хранился весь летний реквизит. А прямо перед ковровой мастерской стояла шестиметровая, огороженная карусель, где дети, лазая по металлической конструкции карусели, играли в ловитки и совсем реже катались, из-за ее невыносимого скрипа при вращении. Далее в углу зданий стоял металлический пожарный бассейн, с закрытым верхом. Все остальное пространство территории двора занимали деревья. В основном это были тутовые деревья, акации и оливковые кустарники. Под деревьями во дворе было множество всяких скамеек и столиков. Эта вся территория и была уличным миром Олешки. Все что находилось за пересекающей дорогой уже не была его двором, потому-что там было не так интересно, хотя и бывало, что Олешка иногда играл там с ребятами.
   Школа 169, где учился Олешка, находилась прямо за двором, напротив продуктового магазина, расположенного в доме его двора. Как только он вышел из двора возле дороги, то перед ним и была его школа. Валентина никогда не волновалась за сына, его путь в школу даже не пересекался с дорогой. Олешка прошел мимо продуктового магазина и вдоль киосков направился к входу школы. Здание школы, построенное совместно с комплексом его двора, снаружи выглядело мрачно-серым. Перед входом в школу четыре большие колонны, по две с разных сторон от входа, поддерживали терассу на третьем этаже. Вся мрачность здания снаружи забывалась с опрятностью внутри. Классы были светлыми, с высокими потолками. Школа имела все для спортивного развития своих школьников; футбольное поле с беговыми дорожками, баскетбольную и волейбольную площадки, которые находились прямо за школой. Физкультуру в старших классах преподавал, бывший игрок Бакинского футбольного клуба "Нефтяник" Юрий Гнездов, которого уважали все старшеклассники. Футбол всегда был в большом почете. В самой школе был небольшой спортивный зал, где проходили занятия по физкультуре зимой и где фотографировались на память группой школьники и выпускники. В фойе школы, перед громадными окнами, между первым и вторым этажами стояла трех метровая гипсовая скульптура вождя народа в шинели, окрашенная бронзовой краской. Два раза в месяц, рано утром, скульптура протиралась от оседавшей пыли. Директором школы был Биневич, страстно уважающий порядок в школе и ловивший во время занятий не только выгнанных из класса учеников, но и курильщиков в туалетах. Пойманному ученику грозил вызов родителей в школу. Между собой старшеклассники называли директора Копыта, скорее всего потому, что он часто устраивал марафон по коридорам школы за убегающим учеником, а может быть совсем и не за это.
   Его прозвище имело анекдотичный случай. Мать одного из учеников пришла по вызову в школу и зашла в кабинет директора.
   - Здравствуйте, товарищ Копыта. - увидев директора, просто по домашнему сказала она. Все бы ничего, но в кабинете находился старшеклассник. В начале последовала немая сцена из известного произведения русского классика. Директор стоял в растерянности, не зная что сказать, а старшеклассник, придя в себя, с трудом сдерживал смех от услышанного. Женщина поняла, что сморозила какую-то глупость, быстро выскочила из кабинета. Зато об этом узнала вся школа, превратив забавный случай в прекрасный школьный анекдот.
   Когда Олешка вошел в фойе школы, ему показалось, что скульптура Сталина на фоне окон вдруг похудела и стала похожа на контур его ночного кошмара. Олешка мотнул головой и скульптура вновь стала привычной. Он забежал в школьный киоск на первом этаже и купил карандаш и четыре тетради. Продавца школьного киоска все называли - Урубл, потому-что за все купленные у него мелочи он всегда говорил: - "урубл", то есть столько надо было заплатить, хотя рубля там чаще всего и не набегало. На него часто писали жалобы за обман детей, но почему-то это не влияло на принцип его работы. Отдав рубль и не ожидая сдачи, он уложив карандаш и тетради в портфель и побежал на второй этаж. Первые два этажа были для младших классов. Эти этажи были самыми шумными и непредсказуемыми в школе. Только на этих этажах надо было ходить с большой осторожностью, чтобы не быть сбитым бегущим мальчишкой. Когда-то школа была чисто мальчиковая, а 74-я школа, что находилась совсем в другой стороне от его двора, была женской. В тысяча девятьсот пятьдесят четвертом году обе школы сделали общими.
   Учился Олешка в четвертом классе и учился хорошо. В первом классе с ним училось сорок три ученика, а в четвертом численность уменьшилась до тридцати восьми человек. Девочек было больше чем мальчиков и они сидели в классе на первых рядах. На последних партах сидели самые непослушные или не успевающие ученики. Иногда туда временно отправляли в наказание за какой-нибудь проступок. Последние парты назывались Камчаткой. Сидевший на последней парте прекрасно знал, что относится к группе неуспевающих.
   Занятия в классе проходили как обычно. В школе у него завязывалась дружба с Игорем, который жил в его подъезде этажом ниже, они сидели за одной партой, однако дома они встречались редко. Олешка не знал, что родители Игоря категорически возражали против этой дружбы, и он всегда удивлялся, что когда звонил Игорю, то его родители часто говорили, что он сильно занят, либо его нет дома. Однако в школе их тянуло друг к другу. На уроках Олешка всегда был аккуратным и внимательным, кроме того он очень уважал свою учительницу - классную руководительницу. Его классная руководительница Дударева Мария Ивановна - не высокого роста, немного полная женщина, была одного возраста с его мамой. Ее волосы всегда были ровно зачесанны назад и уложены на затылке. Она любила порядок и дисциплину в классе. Если в классе нарушалось равновесие по дисциплине, то ее губы плотно сжимались и у нее в руках, неизвестно откуда, появлялась деревянная, ученическая линейка. Она начинала ходить с ней между партами и этой линейкой часто доставалось рукам особо не послушных учеников. Из-за этой линейки некоторые ученики не любили ее и даже, когда повзрослели, помнили эту линейку в ее руках. Олешка еще ни разу не был знаком с ее линейкой. Почему-то Мария Ивановна всегда с добротой относилась к нему и постепенно стала для Олешки вторым авторитетом после матери.
   На перемене Олешка споткнулся и ударился правым коленом об угол стены, но боли он не почувствовал, а только почесал колено рукой и продолжил свою беготню. Занятия прошли незаметно и быстро. С уроками тоже повезло, на дом задали совсем немного.
   После школы Олешка сразу пошел домой, Игорь по дороге как обычно где-то застрял. В припрышку и насвистывая мелодию он поднялся на свой этаж. Дома он переоделся, погрел обед и покушал, затем помыл посуду, лежавшую в раковине. Бесцельно походил по комнатам, выглядывая в окна, то на улицу своего двора, то во внутренний двор поликлиники и когда это ему надоело, он сел делать домашнее задание. Около трех часов, сделав все уроки, он с чистой совестью вышел во двор. На улице мальчишки, о чем-то споря, гурьбой собрались в песчанный каръер, но идти с ними он отказался. Он не хотел обманывать маму, тем более сегодня он ей пообещал далеко не ходить. Мальчишки посмеялись над ним и через сады отправились к каръеру.
   Олешка в одиночестве бесцельно бродил по двору. За столом в тени взрослые играли в карты на деньги и матерились между собой. Взрослые к этому столу пацанов не подпускали, да Олешка туда и не собирался подходить. Его всегда удивляло, что кроме обыкновенного имени у каждого, из сидящих за столом, была еще и кличка. Баламут, Поп, Свист, Кусок и так далее. Он ни как не мог понять для чего это надо. Олешка вернулся к бассейну и стал следить за медленно плавающими золотыми рыбками на поверхности. Наблюдая за плавающими золотыми рыбками, Олешка вспомнил, как в позапрошлом году ездил с мамой в город.
   Это было 9-го мая. Они выехали из дома под вечер. В городе было многолюдно, у многих на груди висели разноцветные награды. Мама, когда он был маленький, часто рассказывала ему, что люди с медалями на груди воевали в тяжелой войне. Тогда фашисты захватили почти всю европейскую территорию страны, но все таки народ победил. В той войне, в стране погибло почти тридцать таких городов как город Баку со всеми своими жителями. Олешка ни как не мог представить всего этого. После ее рассказов Олешка стал с уважением относиться к людям с наградами на груди. Возле вокзала мама купила ему два воздушных шарика, красный и синий, которые надо было крепко держать, чтобы они не улетели в небо. Начинало темнеть. С вокзала они пешком спустились к набережной и пройдя мимо Дома Правительства, вышли к морю. На набережной, где было много народу, играла музыка военных лет. Они подошли к парашютной вышке у моря и остановились возле нее.
   Многие здания, а также скульптура Кирова на горе подсвечивались прожекторами, создавая иллюзию воздушности ночного города. В темноте на море светились контуры военных судов и яркие желтые отражения от них скользили по воде до самого берега.
   Они с мамой часто ездили в город. Он был в кукольном театре, в цирке и в зоопарке. Правда, когда они были в зоопарке, то стояла такая жара, что многие звери попрятались в тени и он увидел только половину обиталей зоопарка. Они также гуляли с мамой в Крепости, отдыхали возле фонтанов, которых в центре города было много, и ели мороженное. Они даже влезали на Девичью Башню, откуда открывался прекрасный вид на море, но ночного города Олешка еще никогда не видел, да еще в таком праздничном освещении.
   Неожиданно музыка прекратилась и стало тихо. Говорят тишина не имеет звуков, но почему-то эта наступившая тишина была громче всяких звуков. Вдруг вокруг что-то грохнуло. Олешка испугался и от неожиданности схватил маму за руку, но тут же разинул рот от удивления. С кораблей взвились вверх огненные стрелы и раскрылись в черном небе цветными одуванчиками. Разноцветные фонтаны были в парке Кирова, возле Дома Правительства и совсем рядом, возле Девичьей Башней. Вся набережная и вода переливались разноцветными бликами. Олешка видел как запускали ракеты с крыши его дома, но это были одна, две ракеты, но чтобы сразу столько, он видел впервые. Как только в небе все погасло, опять грохнуло и все повторилось заново. Второй грохот уже не испугал его, он завороженно смотрел в небо. Салют длился около пятнадцати минут и при каждой стрельбе все вокруг кричали, задирая лица вверх. Всему приходит конец, снова заиграла музыка и люди начали расходиться.
   В электричке синий шарик почему-то лопнул, чем развеселил окружающих, хотя Олешка не видел в этом ничего смешного. Ему стало жалко шарика, но даже это не испортило ему настроения от полученных впечатлений. Домой они добрались поздно вечером. Уже в такое время Олешка давно бы спал. Он лег в кровать, но долго не мог уснуть. Как только он закрывал глаза, то видел разноцветные плывущие звезды. Он еще несколько дней находился под впечатлением этого салюта.
  
   Золотые рыбки медленно делали круги в басейне. Еще минут пять Олешка наблюдал, как женщина лохматит шерсть, разложеннную под солнцем, отбивая ее прутиком.
   Делать было нечего. А очень скоро можно будет сходить в степь за синими казачками, испечь в золе картофель и есть его с диким чесноком. Ведь это очень вкусно, есть дымящийся, горячий картофель. Олешка даже облизнулся от воспоминаний. Можно будет ловить физкультурников. Физкультурники это такие большие продолговатые, перламутрово-зеленные жуки, с белыми крапинками на спине. Когда их положишь на спину, то они раскрывали крылья, делали кувырок и становились на лапки. За этот кувырок их и называли физкультурниками. Но сейчас степь только начинала просыпаться.
   Летом все таки лучше. Иногда на месяц мама отправляла его отдыхать в пионерский лагерь в Бузовнах. Когда он отдыхал в пионерском лагере, Валентина была спокойная за Олешку, как ни как он был накормлен и под присмотром. Каждое воскресение она приезжала к нему в гости и он делился с ней полученными впечатлениями. Хоть ему было немного скучно без мамы, но в пионерском лагере ему все таки нравилось. Он всегда легко сходился со сверстниками и находил друзей, хоть они были друзьями только на один месяц. Пляж находился в полукилометре от лагеря и если не было сильного ветра, то они купались в теплом море и загорали на раскаленном песке. Вожатыми в младших группах были студенты педагогического института, которые еще не были испорчены своими жизненными проблемами и по-этому охотно занимались с детьми. Там всегда было чему поучиться в различных кружках. Олешка там научился делать парашют и настоящий воздушный шар из папиросной бумаги, с подвешенным внизу огрызком горящей свечи. Часто группы соревновались между собой, запуская воздушные змеи, изготовленные собственными руками. Чего он не любил, так это спать после обеда и это было единственным что не нравилось ему в пионерском лагере.
   Часто летом они уезжали из города куда-нибудь отдыхать, но даже тогда, когда летом он был дома, то всегда было чем заняться. Можно полазить по деревьям, покушать тута, рвать плоды свисающие над забором садов. Они были намного вкуснее тех, что лежали на столе дома. Во дворе начинались войны зелеными маслинами и шишками. Шишками стреляли из самодельных проволочных пистолетов и когда шишка после выстрела попадала в голое тело, то было ощутимо больно и даже иногда оставался синяк. Крупными маслинами просто бросались. Некоторые пожилые люди осенью собирали маслины для маринования. Однажды, осенью, он попробовал одну большую черную маслину.
   - Ужас, какая гадость. - подумал он тогда.
   Рот связало и сразу захотелось пить. Да и маринованные маслины ему тоже не очень нравились. Ими его угощала тетка его друга Спартака. Жаль, что нет Спартака, они бы точно что-нибудь да придумали.
   Из всех времен года Олешка не любил зиму. Конечно зимой Новый год, но снега почти не бывало. Пронизывающие до костей холодные, сильные порывы ветра нахально залезают под одежду. Слякоть и грязь. Бывает и снег, но только на два-три дня. В основномм снег выпадает с на декабря. Олешка это хорошо запомнил потому, что двадцать пятого декабря день рождения мамы, а двадцать четвертого родился Спартак и когда он возвращался от него домой на улице всегда шел снег. В конце февраля, в начале марта месяца снега выпадало на землю до полуметра и в школах даже на два дня отменялись занятия, вовсе не потому, что было холодно, а просто временно останавливался весь электротранспорт. При нулевой температуре снег прилипал к проводам и они, обрастая льдом, рвались. Это было самым лучшим, но очень коротким временем. Снег держался до пяти дней, через неделю от него оставались одни воспоминания в виде луж и грязи.
  
   Чем занимались мальчишки того времени ? Сейчас пятьдесят процентов свободного времени дети просиживают у компьютера, а в те времена все игры мальчишек были на движениях. Игры в кулек, в чижика и в лунка-чос требовали большой сноровки и умения в владении битой. Именнно эти игры во дворах и были играми мальчишек того времени. Иногда приходил сезон и мальчишки играли в лямку и альчики. Лямка это меховой кусок кожи со свинцом, который надо было подбрасывать ногой как можно больше раз. Приходил и период, когда все начинали играть на жестянные пробки от бутылок, сбивая кон битком. Биток - это таже пробка, но заполненнная асфальтом. В этот период все карманы мальчишек заполнялись жестянными пробками, которые чаще всего собирались в Летнем саду возле круглой забегаловки. Мама не одабривала эту игру, так как от этих пробок постоянно рвались карманы. Футбол и лазание по металлоконструкциям часто оставляли свои следы на теле мальчишек. Проволочные пистолеты, для стрельбы маленькими зелеными шишками, рогатки, самокаты, самодельные роликовые коньки на подшипниках, футбольный мяч, альчики, самодельные лук со стрелами и хорошая бита - вот нехитрый арсенал для мальчишеских игр того времени. Каждый арсенал приходился на определенный период года. Мальчики по-взрослее делали самопалы и стреляли в песчанном каръере. Ну и конечно обязательные походы по окресностям поселка и местным садам.
   Был период когда все занялись взрывпакетами, которые бросались где угодно и своим взрывом пугали окружающих. Мальчишки на то и мальчишки. Где-то в четырех километрах между Кагановичем и песчанным карьером, мальчишки с его двора нашли, почти зарытый в земле, немецкий самолет. Говорили, что это единственный самолет-разведчик, который во время войны так глубоко залетел в Закавказье. Через несколько дней пацаны докопались до кабины. В кабине все, что можно было снять, уже было снято, но кто-то придумал из стружки панели делать взрывпакеты. В аптеках мальчишки массово скупали марганец. Тогда на поселке гремело везде, пока местная власть не разобралась в чем дело. К самолету приехала группа военных с техникой, выкопала весь самолет и увезла его, а на месте самолета осталась глубокая яма в земле. Через месяц шумовые эффекты стали затихать, Но заменитель для взрывпакета мальчишки очень быстро нашли. Так что и взрывпакеты тоже были в арсенале мальчишек.
   Но сейчас во дворе царила скука. За столом в тени дома девочки играли с куклами, разложив их на столе. Они переодевали их в разные наряды, громко обсуждая результат своего творчества. С девчонками можно было играть в прятки и в ловитки, но играть в куклы ни один мальчишка позволить себе не мог.
   Двор был пуст, все ребята ушли в песчанный каръер. Олешка не спеша направился домой.
  
   Второй раз человек появился на полукруглой стене через три дня, после первого появления. Теперь он был более четким, можно было заметить очертания рук, складки его одежды и контуры больших глаз. На этот раз Олешка спрятался под одеялом надолго и когда через три минуты он выглянул, то образ еще был на стене еле заметным пятном и на его глазах исчез совсем. После этого видения Олешка долго не мог уснуть. Когда он уснул ему приснился сон, что у него сильно болит колено и он не может его согнуть. Все было так натурально, что когда он проснулся, то впервую очередь потрогал колено и лежа на спине стал сгибать ногу. Он встал этой ногой на пол и подпрыгнул, но ничего не ощутил. Он опять ни как не мог понять, что было наяву, а что ему приснилось.
   - Ты что это делаешь? Зарядку ? Доброе утро, дорогой. - мама поцеловала его в щеку.
   - Доброе утро. Нет, не зарядку, просто так. - он хотел все рассказать ей, про свои ночные видения или сон, но потом передумал.
   - Стели быстренько постель, иди мыться и одевайся. - и она ушла на кухню.
   За столом Олешка спросил:
   - А домовые в каменных домах живут ?
   - Ты уже когда-то задавал этот вопрос. Тебе, наверное приснилось что-то страшное, раз ты спрашиваешь об этом ? Домовые не живут ни в каменных, ни деревянных домах. Их вообще не бывает, как не бывает леших и колдунов. Это всего лишь народные предания. - Валентина внимательно посмотрела на сына. - Ну расскажи, что же тебе приснилось. Дома никогда не надо ничего бояться.
   Возможно, если бы она сделала хотя бы маленькую паузу между этими двумя последними предложениями, то Олешка бы все рассказал маме. Но паузы не было и он опять промолчал.
   Она положила руку на руку сына. - Ты кушай, а то опоздаешь, да и мне уже пора бежать на работу.
   Она подошла к зеркалу и поправила прическу. - Да на столе я положила тебе деньги, купи белый хлеб и сливочное масло. Придешь со школы погрей котлету с макаронами. Договорились ?
   - Хорошо. - Олешка кивнул головой.
   Она подошла к сыну, поцеловала его. - Ну все, я побежала. Если хочешь поешь супа, а не захочешь, покушаем его вместе вечером.
  
   Войдя в фойе школы Олешке показалось, что скульптура опять ожила, но на этот раз он не стал подниматься по центральной лестнице, а пошел слева по коридору и по лестнице поднялся на второй этаж.
   На уроке он задумался о человеке на стене, пытаясь разобраться, сон это или не сон, и так отвлекся от урока, что Мария Ивановна сделала ему замечание, наверное первый раз за все время учебы. Он стал слушать урок, но мысли о человеке на стене возвращались снова и снова. После первого урока все выскочили в коридор.
   Мария Ивановна остановила выходящего из класса Олешку. - Олег, что нибудь случилось ? Ты сегодня какой-то не такой.
   - Ничего не случилось, Мария Ивановна. - вяло ответил он.
   - Как здоровье твоей мамы ?
   - Нормальное. А что с мамой что-то должно произойти ?
   - Нет, ничего. У тебя очень хорошая мама. - и Мария Ивановна погладила его по голове, как делала мама. - Просто ты сегодня очень странный. Ты сидишь за партой, но тебя как будто бы нет на уроке. Прошу будь повнимательней.
   У Олешки появилось желание все рассказать, но он передумал. Первой с кем он мог поделиться со своими проблемами должна быть его мама.
   - Ну иди, еще три минуты до второго урока.
  
   На большой перемене Олешка с Игорем поднялись на третий этаж и осторожно заглянули в кабинет химии. Они часто поднимались в классы, где учились старшеклассники и там рассматривали школьные принадлежности. Это можно было делать только на большой перемене, когда одна группа учеников уходила из класса, а другая еще не пришла. Старшеклассники гоняли на своих этажах школьников из младших групп. Убедившись, что старшеклассников нет, они вошли в класс. Над черными классными досками висел портрет бородатого мужчины и большая таблица в клеточку, с буквами на иностранном языке. На длинном столе лежали различные прозрачные стеклянные предметы, а за открытой дверью внутри класса, на полках стояли всякие баночки, скляночки с разными порошками и жидкостями. Эта комната чем-то напоминала комнату колдунов из сказок. Туда заходить они не стали, зная, что на перемене там сидит химичка.
   - Я когда вырасту, то буду химиком, но только не учителем. - тихо прошептал Игорь. - Все новое придумывают химики.
   - Классно, а мне бы хотелось стать хирургом. - так же тихо ответил Олешка.
   - Бррр.., резать людей, это же больно.
   - Конечно больно, но это спасает людей. Тише ты, а то застукают. - Олешка внимательно рассматривал полки.
   Таких любопытных классов в школе было два. Это были классы химии и физики. Многие из преподавателей среди учащихся имели второе имя. Учителя физики все называли Фитиль, из-за его худобы и за высокий рост, но он часто на уроках говорил, что он не длинный, а высокий. В его классе тоже было много всяких интересных механических приспособлений, разложенных по полкам внутреннего помещения. Конечно был еще класс биологии, наша ботаничка - прыгает как птичка. Там тоже было много всяких пособий, но там было не так любопытно и интересно как в первых двух классах. Был еще один самый таинственный класс военной подготовки, но что находилось там подсмотреть было просто невозможно. Он находился в подвале школы за решетчатыми дверями.
   - Брысь отсюда. - увидев двух пацанов, сказал вошедший в класс старшеклассник.
   Мальчишки бочком направились к двери. Они понимали, что в любой момент можно получить подзатыльник или еще хуже коленом под зад. Этот оказался не таким агрессивным и они, выскочив за дверь, побежали на свой этаж.
  
   После уроков, по дороге домой, в магазине прямо напротив школы, Олешка сделал покупки, про которые ему сказала мама и поспешил домой.
   Общий двор, поделенный дорогой, был разделен не только территориально, но и на две группы мальчишек, которые не дружили между собой. Бывало, что они объединялись для решения споров с другими дворами и тогда весь двор превращался в большой военный лагерь. В свои одиннадцать лет среди пацанов двора он был вполне нормальным и своим. По правилам дворов, даже внутри двора были свои группы мальчишек, однако ни в одну из них он не входил и общался со всеми, не обращая внимания на предостережения Спартака. Он как-то легко находил общий язык со всеми. И когда дворы дрались между собой его даже не звали, но зато в мирных переговорах он часто принимал участие. Странно, но сейчас улица стала пугать его. Дома он чувствовал себя намного спокойнее и увереннее, причину этого Олешка объяснить не мог. Он забежал к Спартаку, но дома никого не было.
   - Наверное они еще не вернулись. - подумал Олешка.
   Придя домой, в первую очередь Олешка закрыл дверь в свою комнату, затем погрел на плите макароны с котлетой. После обеда он вымыл посуду и впервые с большой неохотой сел делать уроки на кухне, а не в своей комнате. Когда он делал арифметику к перу ручки из чернильницы что-то прилипло и отвалилось с пера прямо на тетрадь. Олешка взял промакашку сложил ее в четверо и положил на кляксу. Когда он поднял промакашку на листе было чернильное пятно стоящего человека, очень похожего на того, которого он видел ночью на стене. Он испуганно посмотрел на пятно, затем не спеша вырвал страницу и переписал весь лист заново в тетрадь. Лист с кляксой порвал на мелкие кусочки и выкинул в мусорное ведро. Через два часа он сделал все уроки, взял карандаш и бумагу и сел на балконе за откидным столиком. Олешка попытался что-то нарисовать, но у него ничего не получалось. В свободное время, он любил рисовать, и как говорила его мама, у него это хорошо получалось. По рисованию в школе у него были одни пятерки, он даже учавствовал в школьной выставке рисунка, но сегодня с рисованием у него явно не клеилось.
   Воздух был прозрачен и видимость была отличная, чего бывало не так часто. Чаще всего, из-за постоянных ветров, в воздухе стояла пыль и горизонт скрывался за дымкой. Но сегодня отчетливо просматривалась линия горизонта. Степь уже приобретала зеленый цвет. Этот цвет степи сохранится очень недолго, трава быстро пожелтеет и обретет желто-рыжий оттенок. В поле, в полукилометре от дома, весной всегда скапливалась вода, которая стояла до середины лета. Она была рассадником для комаров и лягушек. Этот временный водоем, чтобы убить личинки комаров, заливали мазутом и керосином, но мальчишки поджигали его и тогда клубы черного дыма высоко поднимались в небо. Быстро приезжали пожарные машины и в зависимости от направления ветра принималось решение тушить или не тушить огонь. Где-то в районе Кагановича, в середине холма, Олешка увидел маленькую, темным пятном бегущую кукушку, окутанную белыми разливами.
   В прошлом году летом он с ребятами ходил туда. Это где-то в девяти-десяти километрах от его дома. Там было очень шумно и грязно от мазута. Везде стояли вышки и качали нефть из земли, словно грязные и голодные котята сосали молоко из кошки. Земля была черной от нефти и возле вышек блестели лужи черной маслянистой жидкости. Они устали и дальше идти не решались, хотя по словам взрослых, прямо за горой было Каспийское море. Когда Олешка посмотрел в сторону своего дома, то с трудом нашел его. Его дом был как маленький, маленький желтый кубик, утопающий в зелени. Тогда он подумал, как далеко они ушли от дома. Там он впервые и увидел кукушку. Это был самый настоящий паровоз, но маленького размера, бегущий по узкоколейке и выплевывающий пар со всех сторон. Шум, который он издавал, был ужасным и казалось, что он вот-вот развалится на части. Когда машинист, заметил их, он помахал им рукой и кукушка приветствовала их громким визгом, выплюнув дополнительные клубы пара. После того похода, когда они вернулись назад домой, то еще полчаса во дворе отдирали от сандалий смолу. Когда мама узнала о том, куда они ходили, то два дня не разговаривала с ним. Он это хорошо запомнил и больше никогда не уходил далеко от дома без ее разрешения. Конечно район в зоне его дома, зимнего кинотеатра и базара все равно оставались его территорией походов с мальчишками или со Спартаком. И разве это далеко песчанный каръер или гора Степана Разина. Тем более летом на склонах горы среди скал, растут бешенные огурцы. Это маленькие, колючие плоды пять-семь сантиметров длиной, очень похожие по виду на огурцы. Рвать их надо было очень осторожно и обязательно класть в коробку, так как при неправильном отрыве они выстреливали зеленой жидкостью с черными семенами. Поэтому их и прозвали бешенными огурцами. Потом мальчишки подкладывали их на тротуаре и в других местах, которые выстреливали от случайного прикосновении к ним, пугая прохожих.
   Неожиданно Олешка опять вспомнил про человека на стене. Он решил, что если он появится еще раз, то обязательно все расскажет маме. Случайно его взгляд остановился на мусорных контейнерах за больничным двором. Он вспомнил, что надо выбросить мусор. Олешка пошел на кухну, взял мусорное ведро и направился вниз по лестнице. Пройдя под высоким проходом дома он вышел на больничный двор. Возле контейнеров, он прочитал считалку. Его выбор пал на правый контейнер, но когда он чуть приподнял крышку контейнера из него с шумом и визгом выскочил большой черный кот и бросился наутек. От неожиданности Олешка даже выронил мусорное ведро. Домой он возвращался в скверном настроении. Пальцы била мелкая дрожь, ключ упорно не влезал в замок, наконец ему удалось открыть дверь. Он ни как не мог понять, почему кошка смогла его так сильно напугать. Ведь он отлично знал, что возле контейнеров всегда бывают собаки и кошки. Собак и кошек он вообще не боялся, достаточно было ему посмотреть им в глаза и они становились добрыми и послушными. Мальчишки со двора знали это и часто просили его успокоить собаку, пока сами лазили по огороду. Но сегодня эта черная кошка сильно напугала его.
   Раздался звонок в дверь. Олешка подошел к двери и спросил кто это. Услыхав голос Спартака, он открыл дверь и они радостно поздоровались. Спартак принес баночку инжирового варенья.
   - Это тебе передала тетя. Мы приехали сегодня в обед. - они зашли в комнату.
   - Ну, рассказывай чего ты там делал .
   - Ничего. Скучище. Там шли дожди, так что сидел вместе с остальными детьми дома. На кладбище нас с собой не взяли. Я забежал ненадолго, завтра в школу, а так неохота. Надо идти домой, я и так пропустил несколько дней в школе. Я побегу. Я еще не все уроки сделал за эти дни. - было видно, что у него не было никакого желания делать уроки.
   - Передай большое спасибо тете. Завтра утром увидимся. - сказал Олешка.
   - Давай. - и с большой неохотой Спартак пошел домой.
   Со Спартаком Олешка дружил уже более пяти лет. Между ними была настоящая мальчишеская дружба. Последние два года Спартак жил со своей теткой один. Его отец умер от болезни, когда Спартаку было три года, а мать умерла через пять лет после смерти отца и все заботы по воспитанию мальчика взяла на себя его тетя. Его бабушка пережила многих своих детей и в сто трех летнем возрасте умерла в прошлом году. Так что основное воспитание он получал от тетки и улицы. Удивительно было другое, воспитание улицей не оставляло у Спартака отрицательных последствий. Он был сорви голова и многие мальчишки во дворе побаивались его, но в то же время никто не называл его хулиганом.
  
   Прошло несколько дней. Человек на стене больше не появлялся и Олешка даже стал забывать про него.
   И вот на десятую ночь после второго появления, он вновь возник на стене. Олешке приснился сон, что у него опять сильно болит правое колено. От боли он проснулся, колено болело на самом деле. Он потер его рукой, но боль не проходила и только потом Олешка заметил его на стене. Человек на стене был очень осязаем. Высокий, чуть сгорбленный мужчина в черной одежде, с тонким орлиным носом, с большими выпученными глазами. Теперь Олешка видел отчетливо каждую черточку его лица, узкие, плотно сжатые губы, большие темные глаза. На нем была странная одежда, длинный, широкий плащ и сапоги. Олешка быстро спрятался под простынью, натянув ее до самого носа. Человек на стене смотрел прямо на него и на этот раз не исчезал. Страх сковал все тело мальчика. Губы человека дернулись и Олешка услыхал голос, голос из ниоткуда.
   - Я искал тебя. Ты нужен мне и я жду тебя. Только я могу помочь тебе. Если не хочешь беды, никому не говори обо мне. Кому ты расскажешь обо мне, тому будет плохо. Запомни это хорошо. Я жду тебя. - и человек на стене стал растворяться и исчез.
   Утром, когда Олешка проснулся и встал с кровати, то почувствовал слабую боль в колене. Он сел на кровать и задумался. Можно подумать, что все это ему приснилось, словно сон во сне, но боль в колене была самая настоящая и он точно помнит, что человек на стене говорил ему. Голос, который нельзя было забыть. Это уже не было похожим на сон.
   - Олешка, быстро вставай и в ванную. - из кухни послышался голос матери.
   Он молча сложил постель. Когда он чистил зубы в ванной комнате, то посмотрел на колено. С ним было все нормально, но когда он сгибал ногу в колене появлялась слабая, но неприятная боль.
   Он вошел в кухню, поцеловал маму и сел за стол.
   - Что-то ты сегодня не такой. Что нибудь приснилось нехорошее ?
   Олешка хотел все рассказать, но вспомнив предупреждающие слова человека на стене, ответил. - Ничего.
   - В школе все нормально ? - опять допытывалась мать.
   - Все хорошо, мама.
   Олешка молча приступил к завтраку.
   - Как твои Печенкины учатся ? - она знала, что это самая разговорчивая тема для него и которой его можно было разговорить.
   - Нормально. Да и не такие уж они и красивые.
   Она впервые услыхала от Олешки такой отзыв о них. Эти две двойняшки были его симпатиями с первого класса. Как то, придя со школы, он вдруг объявил ей, что женится. Она с нескрываемой улыбкой, сгорая от любопытсва, спросила его на ком это он собирается жениться. Его ответ поразил ее - на близняшках, и на обоих сразу. Поэтому его сегодняшний ответ озадачил ее. Значит что-то действительно не так.
   - Кушай. Надо будет мне забежать в школу. - и она испытывающе посмотрела на сына, потом поцеловала его в щеку. - Точно ничего не случилось ?
   - Нет. Ничего. - чуть обиженно ответил он, не поднимая головы.
   - Не злись. Вечером обязательно поговорим. Я побежала.
  
   Впервые уроки для Олешки превратились в сплошные пытки. На перемене он хотел выйти в коридор, но боль в колене остановила его. До конца занятий он так и не выходил из класса. Игорю хватило сочувствия только на одну перемену. На большой перемене забежал Спартак. Ему Олешка сознался, что болит колено и больно ходить, но про человека на стене он ему ничего не сказал. Мария Ивановна с любопытством наблюдала за Олегом на уроках. На одной из перемен она попыталась выяснить у него, что случилось, но он только отмалчивался. По окончанию уроков она дала ему конверт и попросила передать его маме. Олешка вложил конверт в дневник.
   Дома он чуть поклевал гуляш и сел за уроки. В свою комнату он заходил с опаской и старался не смотреть на круглую стену. В четыре часа забежал Спартак и они поиграли в морской бой на балконе, а в завершении игры из расчерченных листков сделали бумажных голубей и пустили их в свободный полет во двор поликлиники.
   Вечером во время ужина мама попросила у него дневник, он молча протянул его. Там было все нормально. Валентина между листами увидала конверт и вопросительно посмотрела на сына.
   - Да, Мария Ивановна просила это передать тебе. - проговорил Олешка.
   Валентина осторожно распечатала конверт, развернула лист и стала его читать.
   "Уважаемая Валентина Петровна.
   Мне кажется, что с Олегом что-то не так. Последние дни он стал невнимательным на уроках, хотя больших замечаний у меня к нему нет. А сегодня, вообще странно, за все время занятий он ни разу не вышел из класса. На мои вопросы он ничего не ответил. Поговорите с ним.
   С уважением,
   Мария Ивановна Дударева."
   - Мама, что там интересного. Наверное, насчет меня ? - спросил Олешка.
   - Это лично для меня. Ты кушай. - она задумалась, как бы поосторожней расспросить сына.
   Когда они поели, она убрала посуду, взяла книгу и легла на кровать сына. Олешка тоже залез на кровать и прижался к матери.
   - Что-то с тобой не так, расскажи мне все, пожалуйста. И что ты сегодня все время трешь колено ? - она отложила книгу в сторону.
   - Прости, не хотел тебя беспокоить, но у меня болит колено, когда я сгибаю ногу. - не поднимая головы сказал Олешка.
   - Ну ка, покажи мне свое колено. - она села на край кровати.
   Олешка задрал правую штанину.
   - Покажи и второе.
   Олешка задрал и вторую штанину и лег на спину.
   Валентина внимательно осмотрела колено, сравнивая его с другим. Разницы никакой не было, только ей показалось, что правое колено теплее другого.
   - Странно, как будто бы разницы никакой. Сильно болит ?
   - Так не болит, а когда сгибаю больно. - совсем тихо ответил Олешка.
   Она осторожно сгибала ему ногу и по лицу сына чувствовала его боль.
   - Завтра пойдем к врачу. - она опустила ему штанины. - А ты не ударился им ?
   - Да..., нет как будто бы... - пытался вспомнить он.
   - Ты не возражаешь, если я немного почитаю в твоей кровати ? - она опять взяла в руки книгу, хотя ей было совсем не до чтения.
   - Конечно. - радостно ответил Олешка. - Я тоже немного почитаю с тобой.
   Человек на стене больше не появлялся.
  
   На следующее утро Валентина в первую очередь осмотрела колено. На колене появилась заметная краснота.
   - Сегодня в школу не пойдешь. Я к десяти часам буду дома и мы сходим к врачу. Потом позвоню в школу. Так что можешь кушать не спеша. Жди, скоро буду.
   С этого дня для Олешки начались походы по врачам. Главное, что эти походы ничего не давали. Никто не мог ничего объяснить, но все давали направления на сдачу крови и анализов. В конце концов она записала сына к лучшему детскому врачу.
   Доктор Кац - черноволосая, улыбающая женщина средних лет, долго сквозь очки осматривала колено и сгибала ногу, следя за выражением глаз Олешки. Потом минут пятнадцать изучала рентгеновский снимок колена и результаты анализов, которых уже накопилась целая куча. За это время Олешка только кровь сдавал пять раз и даже два раза из вены.
   Наконец она подняла голову. - Олег, если тебя не затруднит, посиди немного в коридоре, а я пока поговорю с твоей мамой.
   Когда Олешка вышел, Кац сказала Валентине. - По всем симптомам очень похоже на костный туберкулез, но анализы не подтвержадают это. Честно сказать, с таким случаем я сталкиваюсь в первый раз в своей практике. Я Вам выпишу рецепт, попробуйте делать ему компрессы с этой мазью, вечером давайте выпить по одной таблетке и через неделю приходите опять. Не надо записываться, просто приходите ко мне. Я Вас приму без записи.
   Три дня не принесли никаких результатов, кроме ухудшений. Колено стало опухать. Новая встреча с Кац тоже не дала результатов. Она предложила положить его в туберкулезный диспансер в Мардакянах хотя бы на полгода. Валентина даже не знала что делать. В этой больнице дети лежали по пять-десять лет в гипсе и чаще всего выходили оттуда инвалидами. Все ее мысли крутились вокруг сына. Она уже согласилась принять предложение доктора Кац, но одна случайность изменила ее планы.
   Как то после работы она забежала на базар и случайно услыхала разговор, который ее заинтересовал. Между собой говорили две женщины преклонного возраста. Они говорили о мальчике, внуке одной из говорящей. У него опухал локтевой сустав, лечение не помогало. Неделю тому назад, одна из говорящих, привезла внука от известного знахаря. Знахарь в течении двух недель снял опухоль и боли у мальчика прошли.
   Когда говорившие разошлись, Валентина пошла за бабушкой вылеченного мальчика и наконец обогнав ее, обратилась к ней:
   - Простите. Я случайно подслушала Ваш разговор. Еще раз простите меня. У меня болеет сын. Простите, как Вас зовут ?
   - Екатерина Федоровна. А как Ва...
   - Валентина Петровна - не дав ей договорить, ответила Валентина.
   - А что у Вашего мальчика тоже болит рука ? - спросила женщина.
   - Нет, не рука, а колено. - в глазах Валентина светилась надежда.
   - Знаете что, Валентина Петровна, дайте мне Ваш телефон, я позвоню Вам и продиктую адрес. Это не очень близко, деревня Ахметка. - Екатерина Федоровна переложила авоську в другую руку.
   - Нет. Нет. Я лучше пойду с Вами. Вдруг Вы не позвоните. Я провожу Вас.
   Екатерина Федоровна жила в здании главпочтамта, во внутреннем дворике возле пятьдесят седьмого магазина. Она пригласила Валентину в квартиру, угостила чаем и дала адрес знахаря. Она также объяснила как с вокзала добраться до деревни и даже у кого удобней всего остановиться. Валентина все записала, хотя запомнила все до мельчайших подробностей. Она поблагодарила Екатерину Федоровну, попрощалась с ней и сразу же спустилась в главпочтамт и написала письмо, описав болезнь и все о своем сыне. Письмо она отправила заказной почтой. Отправив письмо, она почувствовала большое облегчение и теперь ей оставалось только ждать. Валентина не спеша шла домой через Летний сад. Только сейчас она обратила внимание на буйное цветение садов и звон птичьих голосов. Узкий проход между садами весь был усыпан белыми и розовыми лепестками цветущих деревьев.
   Здоровье сына не улудшалось. Колено распухло еще больше. Ходить ему стало тяжело. На улицу он перестал выходить, только в школу и обратно. К нему часто заходил Спартак и они играли в маленький настольный бильярд, пускали бумажных голубей с балкона на спор чей дальше пролетит. Иногда на паркетном полу они мелом чертили большое футбольное поле, ставили самодельные бумажные ворота и, ползая по нему, играли пуговицами в футбол, загоняя маленькую пуговицу в бумажные ворота. Это были моменты, когда Олешка ненадолго забывал про боль. Мама называла эту игру - полировкой паркета.
   Через три дня Валентина стала ежедневно заглядывать в почтовый ящик. Она еще никогда не ждала так письма, как сейчас. Через семь дней наконец пришло долгожданное письмо из деревни Ахметка. Валентина дрожащими руками вскрыла конверт. Федор Трофимович, так звали знахаря, писал, что согласен принять мальчика, но только с одним условием. Мальчик на месяц должен остаться с ним, так как болезнь сильно запущена. На время лечения она должна вернуться домой. Через месяц она сможет забрать сына здоровым. Если она согласна на это условие, то через неделю он ждет ее с сыном. В письме он сообщал, что каждое утро в девять часов бывает у почты.
   Раздумывание Валентины длилось очень недолго. На работе она оформила на неделю отпуск за свой счет. После работы зашла в школу и написала заявление, что месяц сын не будет посещать класс из-за болезни. Собрала все самые необходимые вещи для сына, купила билеты и в субботу они сели на междугородний поезд. В своей поспешности она даже ни кому не сказала, куда собирается ехать с сыном.
  
  
  
   АХМЕТКА
  
  
  
   Деревня Ахметка удобно расположилась на возвышенности у реки, в окружении лесов. Из-за своего расположения, разливы реки не приносили существенного вреда деревне. Несколько проселочных дорог связывали деревню с двумя районными центрами и с железнодорожной станцией. Шумные грозы с проливными дождями, часто делали эти дороги почти непроходимыми. Лес богатый ягодами и грибами, как и все здешние леса, оказывал неоценимую услугу местным жителям. По реке часто сплавлялся лес и тогда все деревенские мальчишки с интересом наблюдали, как человек на плоту виртуозно управлялся с большим веслом, ловко скользя по водной поверхности быстрой реки. Два берега между собой связывал сорока метровый висячий мост на канатах, который сразу же начинал раскачиваться при прохождении по нему.
   С одной из местных жительниц Валентина благополучно добралась до деревни Ахметка. С ней она случайно познакомилась на вокзале. Местную жительницу звали Мария Александровна, она совсем не была похожа на деревенскую женщину. Ей было около пятидесяти-пятидесяти пяти лет, она возвращалась из Минеральных вод, где две недели гостила у дочери. Хотя Валентина не сообщила о цели своего приезда, Мария Александровна была несколько удивлена приездом в деревню в такое время года. Однако она сразу же предложила ей с сыном остановиться у нее, за совсем небольшую плату. В основном сюда приезжают отдыхать летом и тогда население деревни увеличивалось на треть. Валентина, не раздумывая, приняла предложение случайной знакомой. Хозяйка выделила им одну комнату в просторной светлой избе. Около часа Валентина с Олешкой вытирали в комнате пыль и раскладывали свои вещи. Приближалось время ужина.
   Когда Валентина за ужином рассказала о причине своего приезда, то Мария Александровна воскликнула:
   - Так Вы к нашему Лешему. Смотри ты, слава о нем так далеко расползлась. Надо же. А знаете, совсем недавно у нас была женщина с ребенком из Ваших мест. У него кажется болела рука, через две недели он вылечил его. Действительно он лечит всякие болезни, когда врачи ничего не могут сделать, но все же лучше с ним не связываться, человек он непредсказуемый. Одним словом Леший. Он почти каждое утро приходит на почту, помните мы проходили ее ?
   - Да, я хорошо помню. Завтра утром схожу туда. А где он живет ? Разве нельзя просто сходить к нему ? - поинтересовалась Валентина.
   - Бог ты мой, даже не советую. Он страшно не любит, когда кто-то приходит к нему без его дозволения. Проводить Вас к нему никто не согласится, а дорогу к нему Вы одна не найдете, да и опасно. Говорят, что сейчас у него появился волк, так что наши боятся близко подходить к его дому. - Мария Александровна посмотрела в окно. - Наверное опять будет дождь. Что-то ноет рука.
   - А что дожди здесь часто бывают ?
   - Ой, милая, сейчас как раз и сезон. Для земли это хорошо, только вот гремит уж слишком громко. А Вы покушайте и отдохните. Не бось устали с дороги ? - хлопотала у печи хозяйка дома.
   - Расскажите, если Вам не трудно, про Лешего.
   - Чего ж не рассказать, из того, что я знаю, тем более что многое о нем мне тоже рассказали другие. И начну я с его учителя. Это говорят было очень давно. - Мария Александровна села на табуретку и вытерла руки тряпкой.
   - В этой деревне до революции, неизвестно откуда появился шаман. Поговаривали, что он с Урала, а если точнее, то никто не знал откуда он появился. Шаманом его назвали, потому, что у него был с собой бубен, как у шаманов. Да и по характеру он был как шаман. Нелюдимый, ни с кем не общался, о себе ничего не рассказывал и поселился в лесу за деревней, поставив там малый сруб. Началось смутное время, люди стали убивать друг друга. Тогда в деревне пошла эпидемия оспы, но Шаман начал лечить и с его помощью мор удалось избежать, умер только один человек и деревня зауважали его как знахаря. Но он со всеми был груб и в жизни деревни не принимал никакого участия. Его даже арестовывали, но через короткое время почему-то отпустили. В деревне он лечил людей, но деревня его не любила и все боялись его и по мелочам старались с ним не связываться. Знаете наш принцип - кто не с нами, тот против нас. Многие считали, что все беды в деревне исходят только от него. Странно было и другое. Те кто больше всего его ругали просто погибали. Отсюда и пошел этот страх к нему. Когда он постарел у него неизвестно откуда появился мальчик, который всюду стал ходить вместе с ним. Потом в деревню стал приходить только этот юноша один без Шамана. Тем временем между Шаманом и деревней возник конфликт, даже не знаю из-за чего. В начале кто-то перерыл всю его избу, видно что-то искали. В деревне все болтали, что он очень богат. Затем кто-то поджег его избу, но шаман спасся и сказал, что накажет за это деревню. И в деревню действительно пришла болезнь и даже смерть двух жителей. Один парень, когда ученик Шамана был в деревне, подстерег его в одной из летних построек в лесу, закрыл дверь и сжег постройку вместе с ее хозяином. Так Шаман сгорел. Его ученик вылечил деревню, но сказал, что те кто сжег его учителя сгорит сам и в течении трех месяцев действительно тот парень, что сжег Шамана с его постройкой сгорел сам, по пьянке. Ученика Шамана все стали называть Лешим. Какие то люди, не из нашей деревни, помогли ему перестроить избу в лесу.
   - А почему его назвали Лешим ? Простите, что прервала Вас. - спросила Валентина.
   - Бог его знает. Может быть потому, что живет он один в лесу и появляется всегда безшумно и неожиданно, как из под земли. Наверное за это, а характером он стал похож на своего учителя Шамана. Такой же нелюдимый, он просто лечил людей, но только тогда, когда его просили об этом. Удивительно другое, стоило кому-то сказать о нем плохое, как Леший узнавал об этом. Каким образом, бог его знает, но обидчика он грубо одергивал. Второй раз уже не надо было, так как с тем, кто его ослушивался обязательно что-нибудь да случалось. Между Лешим и нашей деревней установились особые отношения, которые сохраняются и по сих пор.
   Мария Александровна аккуратно сложила тряпку и положила ее на колени.
   - Во время войны Леший исчез. Деревенские немного осмелели и осмотрели его жилище. Оно выглядело так, словно там постоянно проживали. Трогать что-нибудь побоялись, чем черт не шутит. После войны он появился опять и как всегда был в девять часов у почты. Как было принято в те времена, на него написали бумагу в район, но оттуда пришел ответ оставить его в покое. Я сама то попала сюда во время войны. Ты не смотри, что я живу здесь, я не деревенская, а из города, беженка. Хозяйка приютила меня с дочерью, спасибо ей большое, и историю эту мне рассказала сама хозяйка этого дома. Так до сих пор и повелось, территорию Лешего обходят стороной, а сам он без вызова не приходит, кроме как на почту. Слава о его способностях уже давно покинула нашу деревню, к нему стали приезжать лечиться с близ лежащих окресностей. Денег за лечение он не брал, и сейчас не берет, а если и берет то совсем мало. Хотя и бывали случаи, что неожиданно приезжему он даже увеличивал сумму и забирал ее. Чаще он заказывает продукты и кое-что очень необходимое ему. Эти заказы маленькие, если сравнивать с деньгами. Хочу добавить одну особеность, если в деревне заболеет ребенок, то он приходит сам. Как он это узнает ? Не знаю. Даст ребенку какие-то настои из трав и скажет что делать, как лечить. И если взрослые побаиваются его, то дети его не боятся совсем. Все таки наверное есть что-то в нем и хорошее, ведь за все время он ни разу не обидел ребенка.
   Мария Александровна задумалась. - Я хочу сказать, что есть в нем что-то доброе человеческое. Детей ведь не обманешь, они то всегда добро чувствуют. Деньги у него есть, он часто покупает продукты у наших деревенских. Бывали случаи, что семье больного ребенка он и денег даст. Ой, что-то я заговорилась, дел невпроворот.
   Мария Александровна сняла тряпку с колен и повесив на крючок у плиты, стала собирать посуду со стола. Валентина помогла ей помыть собранную посуду.
  
   На следующее утро без десяти девять Валентина стояла у почты. Это была обыкновенная изба, в одной половине которой жили, а в другой находилась почта. Было очень тепло, но на небе собирались грозовые облака, создавая иллюзию приближающих сумерек. В садах яблони разбросали белый цвет, который резко выделялся на фоне темного неба. Валентина немного засмотрелась на серые бревенчатые избы в окружении яркой зелени распустившихся деревьев в перемешку с белым цветением.
   - Вы, наверное, Валентина Петровна ? - раздался рядом низкий мужской голос.
   Валентина повернулась на голос, перед ней стоял худощавый, высокий чуть сгорбленный мужчина. Узкие губы его были плотно сжаты. Орлиный нос и большие на выкате глаза делали его лицо пугающим.
   Валентина сразу вспомнила слова хозяйки - появляется словно из под земли. Точно, Леший.
   - Да, а Вы Федор Трофимович ? Здравствуйте.
   - Здравствуй. Обожди чуток, я посмотрю почту и возьму газету. - и он скрылся за дверью почты.
   Очень быстро он вернулся и подошел к Валентине.
   - Сегодня в шесть часов вечера приведешь своего мальчика. - человек говорил, а губы его чуть шевелились. - Раньше нельзя. Будет гроза и много грязи. Завтра уезжай, через месяц приедешь и заберешь мальца назад здоровым.
   Мужчина всем своим видом дал понять, что разговор окончен и он уже собирается уходить.
   - Простите, а может я могу здесь подождать. Я продлю свой отпуск.
   Человек повернулся и сказал тоном не требующего возражений. - Нет необходимости. Да ты и не так богата, чтобы месяц не работать. Главное малец должен знать, что тебя здесь нет, если хочешь, чтобы он выздоровел. Может быть ты уже передумала ?
   - Нет, конечно нет. Что Вы... - быстро ответила Валентина и спросила с мольбой в голосе. - Дайте мне слово, что не сделаете ему ничего плохого.
   - Глупая женщина, даю тебе слово, что через месяц он будет абсолютно здоров. Я никогда не вру. Так что оставляй и не бойся за него.
   Она осторожно добавила. - Простите еще раз, а сколько я буду Вам должна за лечение ?
   - За лечение я никогда ничего не беру. И не набирай много продуктов для мальца, все равно не возьму. Все. Вечером жду здесь. - Леший резко развернулся и мимо крайних изб направился в сторону леса.
   Валентина растерянно постояла минут пять, она не ожидала такого жесткого разговора, затем медленно направилась к избе. Когда она открыла дверь, то услыхала голос Дарьи Евдокимовны, соседки хозяйки. Они успели познакомиться утром, когда та забегала к хозяйке избы, чтобы посмотреть на приезжих. В деревне новости распростряняются очень быстро, хотя как показалось Валентине, никто их не видел.
   - .... так испугал меня. Его глаза разрывали меня на кусочки. Ты знаешь, что он сказал мне ? Он сказал, что если я начну говорить лишнее, то он меня сильно накажет.
   - Почему ты всегда о нем говоришь только нехорошее ? Ведь он тебе ничего плохого не сделал.
   - Не верю я ему. - ответила Дарья Евдокимовна.
   - Но может быть и в самом деле поможет, он же все может, сама знаешь скольких он вылечил. Вот недавно мальчика вылечил, она говорит, что они тоже оттуда. К нему едут отовсюду. Чего это ты так завелась ? - раздался голос Марии Александровны.
   - Да боюсь я чего-то, а чо не знаю сама. Как то неспокойно на душе, словно кошки скребутся.....
   Валентина вошла в комнату.
   - Ну, я побегу - увидев Валентину, соседка вдруг засуетилась.
   - Да, Евдокивна зайди на обед. Посидим, поболтаем. Все равно скорей всего будет дождь и на огороде делать будет нечего. - не глядя на Валентину, сказала хозяйка.
   - Забегу, если старый ворчать не будет. - соседка выскочила за дверь.
   Из соседней комнаты вышел Олешка и прихрамывая бросился к матери.
   - Что случилось, дорогой ? - она чмокнула его в щеку.
   - Ничего, я думал, что ты уже уехала. - чуть ли не со слезами на глазах ответил он.
   - Ну что ты, как же я могла уехать не поцеловав тебя. - она крепко прижала сына к груди.
   Ей безумно захотелось бежать подальше от этих мест.
  
   На обед, как и обещала забежала соседка. На улице резко потемнело. Черные тучи заволокли все небо до самого горизонта. В избе включили свет. По крыше дома забарабанили первые крупные капли дождя, а затем все слилось в один монотонный гул падающей воды. Все расселись за столом. В окне на улице засверкала молния, яркой вспышкой осветив стол, вслед за этим раздались оглушительные раскаты грома. Олешка еще никогда не слыхал таких расскатов грома, похожих на салют, и с интересом поглядывал в окно. Марья Александровна разлила борщ по тарелкам и сама села за стол. Валентина, после слов Лешего, разложила на столе почти все привезенные с собой продукты.
   - Так, что Вам сказал Леший ? - обратилась к Валентине хозяйка дома.
   - В шесть часов вечера он заберет Олешку, а через месяц я заберу его. Мы с Олешкой уже обо всем договорились. Правда ? - и Валентина посмотрела на сына.
   - Договорились. - не отрывая взгляда от окна, тихо ответил Олешка.
   На него нельзя было смотреть без жалости.
   - А Вы смелая женщина. - сказала Евдокимовна.
   - Да, не смелая я, выхода нет. Видите там, куда его хотят положить лечиться, дети лежат до десяти лет, а гарантии в лечении нет никакой. - тихо ответила Валентина, положив руку на плечо сына.
   - Может все и обойдется. Евдокивна подай мне сольницу. - сказала Мария Александровна.
   Евдокимовна взяла сольницу с крупной солью, встала, протянула ее хозяйке избы и смотря на Валентину сказала. - Не знаю, но я бы на Вашем месте.....
   Что бы она сделала на месте Валентины, Евдокимовна не успела договорить. За окном прямо над домом сверкнула молния, лампа над столом ярко вспыхнула и взорвалась. От нее отделилась зигзагообразная яркая нить и перекинулась на Евдокимовну. Она только охнула, тело ее резко дернулось и Евдокимовна опрокинув стул, упала спиной на пол. Громкие раскаты грома заглушили звуки падения. Сквозь носки были видны черные, обгоревшие пятки, а от краев отверстий носков поднимались голубые струки дыма. Валентина поспешно увела Олешку в другую комнату. Вернувшись назад, она увидела как хозяйка хлопочет вокруг соседки уже лежащей на кровате.
   - Ну что с ней ? - поинтересовалась Валентина.
   - Нет больше Евдокивны. Надо ж такому случиться. Я схожу к ней домой и скажу ее мужу. - Мария Александровна накинула брезентовую накидку и вышла из избы.
   Валентина села на стул и уставилась на лежащую женщину. Она за всю свою жизнь видела мертвых, но эта смерть прямо у нее на глазах, да еще таким образом ошеломила ее. Открылась дверь и в след за хозяйкой вошли два местных жителя.
   - Боже, как же так. Говорил же я тебе, старая, не ходи ты ни куда... - сказал старший из них. - Чувствовало мое сердце... Как же так ....
   Валентина встала и ушла в свою комнату. Олешка сидел на стуле и смотрел в окно. Только сейчас Валентина обратила внимание на то, что дождь за окном прекратился и даже местами пробивались солнечные лучи.
   - О чем ты думаешь. - она подошла к сыну и встала за его спиной, даже сквозь спинку стула она чувствовала его неровное дыхание.
   - Мама, а она умерла, да ?
   - Нет милый, она просто потеряла сознание. Не бойся. - она положила руки ему на плечи.
   В первые в жизни Валентина сказала сыну неправду.
   - Мама, а ты заберешь меня через месяц ? Ведь правда ? - не оборачиваясь сказал Олешка.
   - Ну, что за глупый вопрос ты придумал. - Валентина вздрогнула всем телом. - Я пешком приду сюда, приползу, чтобы только забрать тебя. Даже не думай об этом. Ты только выздорови. Я очень тебя прошу....
   И она поцеловала его в темечко. - Ты только выздорови.
   - Я постараюсь, мама.
  
   Около шести часов пошел мелкий, теплый дождь. Валентина с Олешкой зашли на почту и встали у окна. Валентина находилась в странном состоянии, ей хотелось схватить сына и бежать, бежать как можно дальше отсюда, но болезнь сына удерживала ее от этого необдуманного поступка. Олешка сел на стул и внимательно следил за матерью. Дверь открылась и вошел Леший. Валентина отошла от окна и подошла к сыну. Женщина, которая работала на почте, увидев Лешего, поспешно ушла во внутренную комнату. Олешка был удивлен и напуган. Вошедший был очень похож на человека в его ночных видений.
   Леший подошел к окну, протянул руки к растению в горшке и остановил их на растоянии пятнадцати сантиметров от листьев. Олешка увидел как листья задрожали и зашевелились под его костлявыми, скрученными пальцами. Затем он убрал руки. Движение листьев прекратилось.
   - Прощайтесь. - раздался голос, который Олешка узнал бы из тысячи других голосов.
   - Ну, дорогой, не скучай. Через месяц я заберу тебя. - Валентина стала горячо целовать сына.
   Олешка молчал, но его глаза говорили больше, чем можно было сказать в эти минуты. Он уткнулся лицом в грудь матери и молчал. Ему так хотелось многого ей сказать, но он только молча прижимался к ней.
   - Все, ступай. Придешь через месяц. - приказным тоном сказал Леший.
   - Здесь все необходимые вещи для него. - и Валентина протянула Лешему большую сумку.
   Он молча взял сумку. Она еще раз крепко обняла и поцеловала сына.
   - Я приду за тобой. Выздоравливай. - и Валентина быстро вышла.
   Леший подошел к окну. - Сейчас прекратится дождь и мы с тобой пойдем.
   Олешка смотрел на спину мужчины. Странно, но сейчас страха он не чувствовал. Через минуту мужчина взял сумку.
   - Ну что Лежек, прости, ты ведь не будешь возражать, если я буду тебя так называть ? Пошли. - и он направился к выходу.
   Олешка, прихрамывая, поплелся за ним. Дождь на улице действительно прекратился. Леший шел не спеша, чтобы мальчик поспевал за ним. Они обошли избу на краю деревни и пройдя мимо еще трех домов на окраине, по узкой еле заметной тропинке вошли в лес. Олешка молча шел за мужчиной, смотря по сторонам.
   - А как Вас зовут ? - спросил он.
   - Называй меня просто Федором и больше ни как. Ведь у тебя нет брата. Я и буду твоим братом. Обращайся ко мне на ты. И ничего не бойся, здесь с тобой ничего не случится. Все что ты увидишь твое. - не оборачиваясь, говорил мужчина.
   Лес вокруг них шумел на разные голоса, от шума качающихся ветвей до пения различных птиц, незнакомых Олешке. Редкие капли с деревьев падали на него, но Олешка не замечал этого. Ему вдруг вспомнилась сказка про маленького мальчика, которого уводили в лес и чтобы найти обратную дорогу домой он бросал по пути камешки, которые заранее набрал в карманы.
   - А ты жалеешь, что не набрал камешков ? Не жалей, камешки тебе не нужны. Запоминай все глазами, пригодится, эту тропинку ты всегда найдешь, когда захочешь. Ну вот, почти и пришли. - и мужчина замедлил шаг.
   Олешка ничуть не удивился, что Федор угадал его мысли. Впереди, между стволов деревьев он заметил просвет и бревенчатое строение. Перед самой избой из кустов выскочил волк. Увидев мальчика, он оскалил пасть. Федор хотел окриком остановить его, но неожиданно волк подошел к Олешке и облизал ему руку. Олешка даже не успел испугаться, хотя все произошло очень быстро, да и он не знал, что перед ним волк. Он подумал, что это всего лишь большая, серая собака.
   - Быстро же Вы познакомились. Это Страж, так я называю этого волка. Я его раненным щенком подобрал в лесу и выходил. Он добрый и будет сопровождать тебя по лесу. С ним можешь ничего не бояться, он в обиду тебя не даст. Вообще бояться зверей в лесу не надо, бояться надо людей. - сказал Федор и с любопытством посмотрел на мальчика.
   Поднявшись по деревянным ступенькам, Федор открыл дверь и они вошли в маленькие сени. Справа на стене висел рукомойник с зеркалом, на крючках висели полотенцы. На полочке лежали мыльница, зубной порошок и стакан с новыми зубными щетками. Слева от рукомойника на табуретке стояло ведро с крышкой, а на полочке два граненных стакана и металлическая кружка. Справа стоял табурет, а над ним полка с двумя тарелками на подставке. Напротив рукомойника две вешалки для одежды, одна повыше, другая пониже. Через вторую дверь они вошли в комнату. Страж остался за первой дверью.
   - Ну вот и моя обитель. - сказал Федор и положил сумку на стул возле стола, стоящего посередине комнаты. Олешка с любопытсвом огляделся. В комнате было очень чисто и опрятно. В углу стояла странная, массивная кровать, возле кровати на низком шкафчике лежала книга с крупными буквами "Иван Грозный". Все свободные от мебели стены были облеплены полками, на которых лежали коробки, банки, бутылки и пузырки. Эти полки напомнили Олешке химический кабинет в школе. Над входной дверью висел старый, потемневший бубен. На маленьком столике у окна стояла электрическая плитка и кастрюли. На тумбочке у другого окна, рядом с кроватью, находилось высокое радио, точно такое же как у них в доме. Возле дверей в другую комнату стояла кирпичная печь с плитой, обогревающая одновременно две комнаты. Над плитой на полке аккуратно лежала разложеная посуда. Посередине комнаты, над столом, висела электрическая лампа с синим, матерчатым абажуром. Олешка был удивлен, он не думал, что в лесу в избушке может быть свет.
   - Два года тому назад мне удалось протянуть к избе кабель. Эта дверь в туалет для тебя. Потом я покажу тебе туалет на улице. Эта дверь в подвал. - Федор указал на вторую дверь от входа.
   - Ну а эта дверь ведет в твою комнату. - и он открыл дверь возле печи. - Заходи и располагайся. Скоро поужинаем с тобой. Заходи не бойся.
   Странно, но лицо Федора уже не вызывало страха у Олешки. Он зашел в комнату.
   Его комната была намного светлее первой. Она была поменьше и в ней было четыре небольших окна. Возле печи стояла кровать, с голубым покрывалом. На стене над кроватью висела голова оленя, между рогами которого находилась электрическая лампочка. От головы оленя вниз свисал шнур с красным шариком на конце. В углу у окна стоял темный шкаф, а справа от окна, вплотную к стене, стояли однотумбовый стол со стулом. На столе стоял календарь перевертышь, чернильница с ручкой и карандашница с карандашами. Слева на столе стояла лампа, укрытая зеленым плафоном. Рядом лежали тонкие альбомы для рисования, новенькие тетради, набор цветных карандашей, коробка акварельных красок. Справа стоймя были уложены различные учебники, а над столом на всех полках стояли книги. Посередине стола лежала книга " Зверобой ". На стене возле окна висело зеркало в старинной раме. Федор вышел в другую комнату и вернулся с сумкой, которую ему передала Валентина.
   - Это твои вещи. Разложи их так, как тебе удобно в своей комнате. Если будут продукты, пока оставь в сумке, потом мы с тобой решим что с ними делать.
   Федор уже хотел выйти, но остановился в дверях и добавил. - У тебя на столе я положил учебники за четвертый класс. Чтобы не отстать от своих сверстников, тебе придется учиться самостоятельно. Да, если тебе еще что-то понадобится обязательно скажи мне. - и он вышел из комнаты.
   Ужинали они в полном молчании, сидя один против другого. Изредка Федор бросал изучающие взгляды на Олешку.
   Перед сном Федор поставил какую то примочку из трав на колено, поверх повязки накрутил шерстянной шарф. На полочку у изголовья он положил книгу и укрыв мальчика ушел в свою комнату, закрыв дверь. Олешка взял Зверобоя и перелистал книгу, но читать не смог. В голове у него был полный сумбур, мысли путались, он выключил свет и вскоре уснул.
   Утром Олешка удивленно посмотрел на окружающую его обстановку. Не спеша оделся и застелил постель. Колено совсем не болело. Он снял шарф и повязку, свернул их и положил на край стола. Когда он открыл дверь, то увидел прикрытую полотецем тарелку и чай в цветастой чашке на столе. Он направился в прихожую почистил зубы и помыл лицо. Его любимая зубная щетка была в отдельном стакане, куда ее положил вчера он сам. Вода была чуть-чуть холоднее чем дома. Он вернулся к столу. На столе лежала записка, написанная красивым, ровным подчерком.
   " Завтрак на столе. Можешь немного погулять вокруг дома. Далеко не ходи. Федор."
   Олешка снял полотенце, на тарелке лежали бутерброды. Он без удовольствия съел их, запивая еще теплым чаем. С пустой посудой он вернулся к рукомойнику, прополоскал ее и сложил на полку. Открыв дверь, он вышел на улицу, вернее сказать в лес. Перед ним стоял Страж, который увидев мальчика, мотнул головой и подошел к ступенькам. Олешка сел на вторую ступеньку и взяв голову волка, положил к себе на колени, стал гладить ее по голове и ушам. От удовольствия Страж закрыл глаза. Мальчик уткнулся лицом в жесткую шерсть волка. Ему хотелось заплакать и он с трудом сдерживал слезы. Неожиданно Страж резко поднял голову.
   - Уже проснулся. Доброе утро. - перед ним стоял Федор. - Он даже мне не позволяет с собой так обращаться.
   Волк отошел в сторону.
   - Доброе утро.
   - Как твоя нога ?
   - Сегодня совсем немного болит, но еще толстая. - ответил Олешка.
   - Ничего, очень скоро все пройдет. Дай время. Если хочешь сходим в лес. Ты ведь никогда не был в настоящем лесу ?
   Олешка отрицательно покачал головой.
   - Ну, вот и хорошо, только мне надо кое-что забрать с собой. - и Федор зашел в избу. Он сразу обратил внимание, что на полке стоят помытые чашка и тарелка. Стол в комнате был чист, а в комнате мальчика постель была застеляна. Шарф и повязка, аккуратно сложенные, лежали на столе. Мальчик все больше и больше нравился ему. Он развернулся, взял матерчатую сумку и вышел из избы.
   - Только ты, Лежек, накинь куртку. Я видел там у тебя резиновые боты, их одень, я тебя подожду. - и сев на ступеньках, внимательно посмотрел на Стража.
   - Чем же он тебя приманил ? - смотря на волка, сказал Федор.
   Страж отвернул голову в сторону, не выражая никаких эмоций.
   Через минуту вышел Олешка. Страж дернув хвостом, перебежал на сторону мальчика.
   - Ну что, Лежек, погуляем немного по лесу. Твоей ноге прогулка будет на пользу. Леса у нас красивые.- Федор медленным шагом пошел от дома.
   Олешка застегнул куртку и двинулся следом. Шествие замыкал Страж.
   - Лес, это то же самое, что и город, в нем есть свои районы, дворы и дома, свои правила, только к этому надо привыкнуть. Ведь когда ты идешь куда-нибудь, ты всегда знаешь где твой дом и возвращаешься домой по известным тебе приметам или направлению. Так же и в лесу, ты должен всегда знать где твой дом. - не оборачиваясь, как бы сам с собой, напевающим голосом говорил Федор.
   - Если ты не уверен, что найдешь дорогу назад, то лучше в лес не ходить. В лесу у тебя всегда есть помощники солнце, звезды и деревья. Конечно я не говорю о Страже, он дорогу всегда укажет тебе, но ты можешь оказаться в лесу один. Главное в лесу надо всегда ходить с открытыми глазами.
   - А разве можно ходить в лесу с закрытыми глазами ? - с удивлением спросил Олешка.
   - Грибники и ягодники часто ходят с закрытыми глазами, вернее смотрят только на землю, а не вокруг себя и поэтому не всегда могут найти дорогу назад. - Федор остановился, нарвал какой-то травы и положил в кармашек свой сумки.
   Сверху что-то упало под ноги Олешке. Он нагнулся, поднял с земли орешек и посмотрел наверх. На высоте пяти метров из-за ствола дерева выглядывала рыжая мордочка белки, с любопытством наблюдавшая за ними. Олешка, посмотрел белке в глаза, безшумно подошел к стволу дерева и протянул руку. Федор с интересом наблюдал за происходящим. Даже Страж замер за спиной у Олешки. Олешка не спускал взгляда с белки. Белка медленно заскользила по стволу вниз, остановилась возле вытянутой руки, схватила орех и замерла. Олешка остановил дыхание. Он никогда не видел так близко настоящей белки. Ему хотелось потрогать этот волшебный рыженький комочек с блестящими глазами, но он опустил руку. Белка так же медленно заскользила вокруг ствола и исчезла наверху среди ветвей.
   - Смотри ты, что умеешь делать. Мне бы это уметь. Ничего я научу тебя делать то же самое с людьми. Я научу тебя всему тому, что умею сам и даже большему. Надо будет подобрать тебе какую-то живность, хотя бы и маленького бельчонка. - мысленно сам с собой разговаривал Федор. Он закрыл клапан кармана сумки и двинулся дальше. Тем дольше он общался с мальчиком, тем больше восхищался им.
   - А ты раньше знал, что можешь воздейсвовать на животных ? - не оборачиваясь, спросил Федор.
   - Я на них и не воздействую, просто кошки и собаки меня слушают. Дома я отвлекал собак, когда мальчишки лазили по огородам. - следуя за Федором, ответил Олешка.
   Он все еще находился под впечатлением белки.
   - Мне бы твой дар. - подумал Федор.
   Кармашки его сумки постепенно увеличивались в размерах. После получаса ходьбы Федор остановился.
   - Ну, Лежек, можешь сказать где наш дом ?
   Олешка остановился, посмотрел по сторонам и махнул рукой. - Там.
   - Почему ты так думаешь ?
   - Когда мы выходили из дома тени были справа.
   - Ну что ж, теперь я думаю, что лес тебе не страшен. Но без меня в лес ни ногой. Дай время и я научу тебя в лесу быть хозяином, а сейчас пошли домой. - и Федор направился туда, куда указал мальчик.
   Дома Федор часть собранной травы разложил у плиты, а часть развесил в сеточках на стене. Олешка привел в порядок обувь и одежду, уложив их по своим местам.
   Вечером перед сном, Федор опять положил примочку на колено. Олешка немного почитал и быстро уснул. Ему приснился сон, что к нему пришла очень печальная мама. Она поцеловала его и просила простить ее. Олешка ни как не мог понять за что она просит простить ее, когда она поцеловала его второй раз, он проснулся. Из под двери пробивалась яркая полоска света. Олешка встал и открыл дверь. Он увидел сидящего за столом Федора. На столе горела свеча, хотя в комнате горел свет. Федор поднял голову.
   - Лежек. Приснилось что-то нехорошее ?
   - Нет. - Олешка посмотрел на свечу.
   - Сядь, посиди со мной, только ничего не говори.
   Олешка сел и уставился на свечу. Неприятный холодок прошел у него по всему телу. Он почувствовал, что произошло что-то нехорошее, но что он не знал, а спросить у Федора он не решался, да и ему не хотелось с ним говорить.
   Федор поднялся со стула и погладил мальчика по голове. - Теперь иди спать. Дети должны ночью спать.
   Олешка вернулся в свою комнату и лег в постель. Он поворочался в кровате еще минут пять, а потом уснул.
   Мальчик крепко спал в чужой кровати, в чужом незнакомом ему месте, далеко от своего дома и не знал, что вчера под Махачкалой пассажирский поезд, следовавший в Баку, сошел с путей. Из всех пассажиров погибли два человека, один мужчина и одна женщина. Эта одна женщина была его мама, но мальчик крепко спал и ничего не знал об этом. Он не знал и того, что с сегодняшнего утра он больше никогда не увидит свой двор, свою школу, своих друзей и знакомых. Мальчик крепко спал и не знал, что мама с сегодняшнего утра больше никогда не придет в его сны. Мальчик крепко спал и ничего не знал об этом.
  
   Утром Олешка позавтракал вместе с Федором. Федор пожарил яичницу на сале. Опухоль в колене заметно уменьшилась.
   - Хочешь со мной сходить в деревню ? - спросил его Федор.
   - Хочу.
   - Тогда сложи посуду у рукомойника, потом с ней разберемся и иди одевайся. В деревне заболела девочка. Я жду тебя у дома.
   Когда Олешка вышел из дома, Страж приветливо подбежал к нему, покрутился вокруг него и убежал в лес.
   - Ну пошли. В начале мы зайдем на почту. - сказал Федор, на плече у него висела его сумка. На этот раз Федор не пошел первым, а последовал за мальчиком. Олешка прокручивал дорогу к избе в обратном порядке и наконец они вышли к деревне, для этого ему действительно не понадобилось белых камешков. По окраине они подошли к почте. Через минуту Федор вышел из почты, пряча газету во внутреннем кармане куртки.
   - Сейчас пойдем по центральной дороге, возле дома Марии Александровны. - Федор опять следовал за мальчиком.
   Возле дома у забора Олешка увидел хозяйку с тяпкой в руке, чему очень обрадовался. Мария Александровна тоже заметила мальчика.
   - Добрый день.
   - Добрый день, Олешка. Как твоя нога ? Я смотрю, что ты уже не хромаешь. - обрадованно заговорила она, но когда увидала Лешего, следующего за мальчиком, улыбка тут же исчезла с ее лица.
   - Оно даже не такое толстое как было и совсем не болит. А как Ваша соседка ?
   - Все хорошо, Олешка. - соврала Мария Александровна и отряхнула тяпку о забор. На Лешего она не обращала никакого внимания. - Ты заходи ко мне, когда сможешь, я буду всегда рада тебе.
   - Спасибо. - Олешка бросил взгляд на Фелора. - До свидания.
   - Счастливо милый. - с искренней радостью она смотрела мальчику в след.
   Мальчик пошел дальше, Федор следовал за ним.
   - Когда будет свободное время, можешь зайти к ней в гости. Она хорошая женщина, не чета нашим деревенским. Ну вот этот дом. - остановил он мальчика.
   Во дворе залаяла собака. Федор открыл калитку, мальчик вошел следом. Рыжая большая дворняга надрывалась на привязи, но увидев мальчика, перестала лаять и легла возле своей будки.
   Федор постучался и не дожидаясь ответа открыл дверь. Они вошли в избу. На пороге испуганно стояла женщина, держа в руках полотенце непонятного цвета, переводя взгляд с Лешего на мальчика. Олешка обратил внимание, что в избе не было такого порядка как у Федора.
   - Ну что застыла ? Показывай где она. - грубо сказал Федор.
   Женщина открыла дверь в другую комнату. Федор вошел в комнату. На кровати лежала девочка лет восьми. Ее бледное лицо было в капельках пота. При виде Лешего, испуга на ее лице не было. Она перевела взгляд на мальчика. Олешка улыбнулся ей и стал внимательно наблюдать за Федором. Федор сел на край кровати и потрогал голову девочки.
   - Чего это вдруг ты разболелась ? Ничего, скоро все пройдет.
   Девочка слабо улыбнулась в ответ.
   Федор достал из сумки пузырек и сказал хояйке. - Принеси немного кипяченой воды.
   Хозяйка быстро побежала к плите и вернулась с алюминиевой кружкой. Федор взял кружку и капнул туда несколько капель, затем дал выпить девочке, погладив ее по голове. Когда девочка все выпила он взял у нее кружку и передал хозяйке.
   - А теперь поспи чуток. - он вернулся в первую комнату и сел за стол.
   Олешка тоже сел рядом. Женщина со страхом смотрела на Лешего, но переведя взгляд на мальчика немного отошла и даже оживилась.
   - Может хочешь свежего молока ? - и не дожидаясь ответа, принесла и поставила на стол кружку и кувшин. Она налила в кружку молока и пододвинула ее к мальчику.
   - Пей милок. - она опять настороженно посмотрела на Лешего.
   - Зальешь эту траву полтора литром кипятка, когда остынет будешь давать по четверть кружки через каждые три часа. Ночью не давай. Перед сном дай горячего молока с маслом. - Федор достал из сумки траву и сложил ее горкой в миске, лежащей на столе.
   - И что ж ты живешь так не по людски и стаканов даже у тебя нет. - суровым голосом сказал Федор и совсем другим голосом обратился к Олешке. - А ты пей, Лежек, пей, молоко полезно.
   Федор залез рукой в куртку и достал оттуда газетный пакет. - Вот тебе деньги. Купи обувь и теплую одежду девочке. Ей тепло нужно, а не твой огород. Заодно купи стаканы и чашки.
   Положив деньги на стол он ждал пока Олешка выпьет молоко.
   - Спасибо. - Олешка поставил пустую кружку на стол.
   - Ой, это Вам спасибо. - засуетилась женщина. - Может еще хочешь ?
   - Нет, большое спасибо.
   Федор поднялся.
   - Ну пошли Лежек. - и он направился к выходу.
   На пороге он остановился. - А ты сделай все так как я сказал и купи все, что надо. Проверю.
   Когда они шли по лесу Олешка вдруг спросил. - А почему Вы с ней так разговаривали ?
   - Грубо. - на мгновение Федор остановился. - Да она думает о хозяйстве своем больше, чем о своем собственном ребенке. Зачем ей столько хозяйства, все мало и мало, а ребенок ходит чуть ли не голый. Девочка поэтому и болеет. Странна ее безрассудная жадность. А ведь именно жадность и зависть чаще всего губит людей.
   Неожиданно тон его голоса изменился, - А ведь мы с тобой договорились, что мы с тобой братья, а братья между собой на Вы не говорят. - затем добавил. - Тебе не понравилось, что я с ней груб, но по другому нельзя, если я буду с ней ласков, то она потратит деньги опять на свое хозяйство, а так она сделает как я сказал. Людей надо держать в страхе. Они должны бояться меня.
   Не останавливаясь, говорил Федор мальчику. - Только страх может управлять людьми и заставляет их честно работать. И страна живет по этому принципу.
   Федор замолчал и про себя подумал. - Да, что же это я говорю одиннадцатилетнему мальчишке, ведь он еще ничего не понимает.
   Неожиданно Федор вспомнил свой давний разговор с учителем. Шаман говорил ему то же самое, слово в слово, но Федор был тогда по-взрослее и задал ему вопрос, почему тот добр к нему.
   Учитель ответил - Мне нужен верный друг и товарищ, а не слепой, послушный исполнитель.
   Разве мог Федор это все объяснить мальчику. Олешка не спеша шел следом и услышав такой ответ на свой вопрос, вспомнил разговор с матерью. Однажды в школе, один мальчик обидел его словами и Олешка полез на него с кулаками. Вечером у него состоялся долгий разговор с мамой. Мама тогда сказала ему, что силой никогда ничего не докажешь. На это Олешка возразил, что если он побьет обидчика, то его будут бояться. От этих его слов мама возмутилась. Она еще оправдывала его за то, что он полез в драку, за оскорбление, но драку ради того, чтобы тебя боялись она понять не могла.
   - Неужели ты хочешь, чтобы с тобою дружили и общались только из-за страха перед тобой. Страх рождает рабство и предательство, но только не дружбу. - вспомнил Олешек слова матери.
   И вот он услыхал слова Федора, которые были совсем другими. Одного не мог понять Олешка, почему же Федор не груб с ним, хотя об этом он как раз таки и не жалел. Взять хотя бы Стража, ведь Олешка не бил его, а тот крутится вокруг него. Мама, наверное, права, что сила и страх не всегда могут помочь, да и Федор относится к нему не так как говорит. Только вот почему ? Мальчик совсем запутался в своих размышлениях.
  
   Прошло неполных две недели, как Олешка жил у Федора. Припухлость на колене спала и оставив от себя лишь слабую красноту. Почти каждый день Олешка с Федором, в сопровождении Стража, ходили в лес и этот каждый день для Олешки были открытием, а каждая прогулка была своеобразным уроком для него. Федор во время прогулок рассказывал все. Он учил мальчика как по деревьям узнать где север, а где юг. Олешка впервые познакомился с картой местности и хоть он еще не все понимал, но уже знал где на этой карте он живет, в какой стороне река и ближайшие селения. Федор показывал разные травы и рассказывал для чего они нужны когда их надо собирать. Олешка все запоминал, как губка впитывающая влагу. Во время этих прогулок волк неотступно следовал за мальчиком. Наблюдая за этой привязанновстью, у Федора иногда даже возникало чувство ревности, к такой преданности волка.
   В свободное время Олешка занимался по учебникам, а Федор подсказывал ему, что сейчас проходят в школе. Иногда Федор исчезал на полдня, всегда предупреждая об этом, и тогда Олешка обедал один. Вечером перед сном Олешка дочитывал Зверобоя. В деревне после болезни девочки они не были, а Олешке почему-то очень хотелось увидеть Марию Александровну.
   Утром, как всегда, Олешка пошел помыться. Когда он мылся, то опять вспомнил Марию Александровну.
   В большой комнате за столом сидел Федор в темном костюме и в белой рубашке с серо-голубым галстуком. Такого Федора Олешка еще никогда не видел. Он что-то писал, а на столе лежали какие-то бумаги. Они поздоровались. Потом Федор сложил все бумаги в большой коричневый портфель и они сели завтракать.
   - А ты не хочешь на один день погостить у Марии Александровны ? - Федор помешал чай. - Понимаешь, мне надо уехать по своим делам. Завтра после обеда я вернусь. Если не хочешь, можешь оставаться здесь, но думаю тебе одному будет здесь скучно.
   - Хорошо. - Олешка улыбнулся.
   - А чего это ты улыбаешься ?
   - Просто так. Я сегодня думал о ней, не знаю почему, а она не будет возражать ?
   - Я с ней уже обо всем договорился. Так что доедай кашу и пойдем. - Федор встал, открыл ящик стола и что-то переложил во внутренний карман пиджака.
   После завтрака Федор убрал посуду, взял со стула портфель и они вышли из дома. Олешка погладил Стража и они направились к деревне.
   - Ты за него не бойся. Он к моим отъездам привыкший. В деревню он не ходит.
   Мария Александровна уже ждала их у калитки. Она искренне улыбнулась, увидав мальчика.
   - Здравствуй. Ну как ты поживаешь ? - сказала она, открывая калитку.
   - Доброе утро. Хорошо. - глаза Олешки блестели.
   - Заходите в дом. - и она проводила их в избу.
   В квартире было все без изменений. Олешка обратил внимание, что на столе стоят маленький чайник, накрытый полотецем, чашки с блюдцами и вазочка с вареньем, а на углу стола лежали деньги.
   - Так договорились, Мария. Присмотри за ним, завтра после обеда я вернусь. - не проходя в комнату, сказал Федор.
   - Посмотрю. А ты , Олешка. Садись. Сейчас мы попьем с тобой чаю с вареньем. - она обернулась к Федору. - А ты деньги то забери, неудобно как то. Буду я брать деньги за мальчика.
   Федор посмотрел на Марию Александровну, - Ну как хочешь. Давай Олешка, до завтра. - он забрал деньги со стола и вышел.
   Мария Александровна села за стол и внимательно посмотрела на Олешку. - Ну, рассказывай Олешек, как ты живешь. Не обижает он тебя ?
   - Нет, что Вы. Он со мной добрый.
   Мария Александровна взяла заварник и налила заварку по чашкам. - Ты рассказывай, а я принесу кипятка. Как твоя нога ?
   - Совсем не болит и уже нормальная. Мы много гуляем по лесу. Федор мне столько всего показывает и рассказывает... Я уже хорошо знаю лес. - быстро говорил Олешка.
   - А ты что зовешь его по имени ? - удивилась Мария Александровна.
   - Мы говорим между собой на ты. Он сам мне так сказал. В начале мне было неудобно его так называть, он даже меня поправлял, когда я говорил Вы.
   - Смотри ты... Олешка, клади себе варенье, хочешь отдельно, хочешь прямо в чай. Сама варила, вишня из своего сада. А правда, что с ним живет волк ? - разливая кипяток по чашкам, с любопытсвом спросила она.
   - Живет, такой хороший, он со мной дружит. - Олешка положил варенье в маленькую вазочку возле своей чашки и одну ложечку отправил в рот. - Он от меня не отходит ни на шаг.
   - Все равно мне страшно, все таки волк.
   - Ну что Вы, совсем не страшно, у него очень добрые глаза. А я в лесу видел живую белку. Она у меня из рук взяла орешек, который уронила. - Олешка с удовольствием пил чай с вареньем.
   - А ты часом не придумываешь все ?
   - Не придумываю, честное слово.
   - От мамы вестей нет ?
   - Нет, ничего нет. - голос Олешки сразу изменился.
   - Странно, а кем работает твой папа ?
   - У меня нет папы, его арестовали, когда я был маленьким. - совсем тихо ответил он.
   - Ты уж прости меня. Я тоже думала, кончится война и люди будут жить свободней ... без страха... - Мария Александровна замолчала.
   - А почему Вы живете одна ? У Вас нет детей ? - вдруг неожиданно спросил ее Олешка.
   - Муж умер сразу после войны, царство ему небесное, но есть дочка взрослая и внуки чуть младше тебя. В городе они живут. Это городским интересно отдыхать в деревне, а тех кто из деревни сюда отдыхать не затащишь. Иногда внуки отдыхают у меня летом. - немного с грустью сказала она, потом вскинула голову. - Я на обед приготовлю голубцы. Я уже и капусту сварила и рис замочила. Ты поможешь мне помолоть мясо ?
   - Конечно. - с готовностью ответил Олешка.
   Еще около часа они беседовали за столом, рассказывая друг о друге, и вместе смеялись над рассказанным.
   Потом Мария Александровна занялась голубцами, порезала мясо, почистила лук и, собрав мясорубку, прикрутила ее к столу. При этом Мария Александровна стала расказывать, как во время войны она с дочерью попала в эту деревню. Как ее приютила бывшая хозяйка этого дома. У бывшей хозяйки дома муж и двое ее сыновей погибли на фронте в первые годы войны, а больше у нее никого не было. Так она с дочерью и осталась жить в этой деревне.
   Олешка быстро справился с заданием, он это часто делал дома, помогая маме.
   - Ну теперь можешь пойти погулять, посмотреть мое садовое хозяйство. - Размешивая фарш с рисом, сказала она.
   Олешка вышел на улицу. Ярко светило солнце. На небе не было ни облачка. Он прошел мимо аккуратно обработанных грядок. Почти все свободное пространство от деревьев было занято под огород, и лишь вдоль всего забора и у калитки, были посажены какие-то цветы и розы. Он несколько раз прошелся по саду и остановился недалеко у калитки.
   - Здравствуй, мальчик. - услыхал Олешка голос девочки за забором.
   Олешка подошел к калитке, возле нее стояла девочка в зеленом платьице и в красной кофточке. На ногах были новенькие красные сандали. Он сразу узнал девочку, которую недавно лечил Федор.
   - Здравствуй. - ответил он. - Больше не болеешь ?
   - Не...е...е. А как тебя зовут ? - протянув свой ответ, запросто спросила она.
   - Олешка.
   - А меня Настя. - она бесцеремонно открыла калитку и вошла. - А в каком ты классе ?
   - В четвертом.
   - А я в первом. А ты, что живешь у него ?
   - Пока да. Федор лечит мое колено. Сейчас уже все хорошо, а было страшно, я даже хромал. - Олешка удивился такому свободному общению девочки с незнакомым ей мальчиком, но стеснения с ней он не чувствовал. Они прошли в глубь участка.
   - Вылечит. Он все может. Знаешь, мама купила мне два новых платья, куртку, боты и еще кучу всяких разностей. - она прошла вдоль грядок и посмотрела в угол сада и сказала с гордостью. - Моя мама тоже уже посадила картошку и я помогала ей.
   - А где она посажена ?
   - Ты что никогда не видел как сажают картошку ?
   - Конечно не видел, не смейся, ты лучше покажи.
   - А вон, видишь, холмики-ямки рядами, там она и растет. - Она махнула рукой в угол сада.
   Олешка посмотрел туда, куда показала Настя, но увидел лишь волнами уложенную землю.
   - Но там ничего нет, только земля.
   - Подожди, через несколько дней появятся ростки. Какой ты интересный. - она посмотрела на Олешку.
   Настя провела руками по краям платья и спросила. - А ты долго еще здесь будешь ?
   - Еще две недели. Потом приедет моя мама и заберет меня.
   Настя развернулась и направилась к калитке. - Если захочешь, приходи ко мне в гости. Собаки во дворе не бойся, она крепко привязана.
   - А я и не боюсь, я умею с ними дружить. - Олешка проводил ее до калитки.
   - Да, ты колдун. Только они ничего не боятся. Ну я пойду, а то заболталась с тобой. - совсем по взрослому сказала Настя.
   - До свидания. - она открыла калитку, вышла на улицу и неторопливо пошла к своему дому.
   Олешка долго провожал ее взглядом. Он еще около получаса ходил по участку пытаясь, разгадать где что растет, со свойственным мальчишеским любопытством. Когда он зашел в дом, в квартире пахло тушенной капустой.
   - Ну что, познакомился с нашей Настенькой ? - спросила Мария Александровна.
   - Познакомился. Она много воображает из себя. - Олешка подошел к полке с книгами. - А правда. Что ее мама... - Он задумался, подбирая нужное слово. - Жадная. ?
   - Она не жадная. Как бы тебе сказать, она пережила тяжелое время и боится повторения этого. Вернее это можно назвать больше расчетливостью, чем жадностью. Все ее хозяйство держится на ней, поэтому у нее на Настеньку просто не хватает времени. А это тебе сказал Леш... - Мария Александровна запнулась. - Федор ?
   - Нет. Мы были у них дома. Помните, прошлый раз. - ответил Олешка, рассматривая книги, но про себя подумал, значит Федор о ней сказал правду.
   - Скоро будем обедать. Если тебе нравится какая-нибудь книга. Можешь взять почитать. А у Федора есть книги ? Сам то он читает что-нибудь ? - поинтересовалась Мария Алексанровна.
   - Книг у него мало и больше для взрослых. А читает он каждый день. Он получает Известия. Мне почему-то показалось, что он очень часто читает про Ивана Грозного. У него еще несколько таких книг и брошюр. - перечитывая названия книг на полке, рассказывал Олешка.
   - Можно я возьму, Уэльса ? - спросил он.
   - Бери читай. Их давно уже никто не брал с полки. Я сама почти ничего не читаю кроме газет. Это все книги дочери. Она все собирается их забрать, но ни как не соберется. - сказала Мария Александровна, а про себя подумала. - Смотри ты начитался Грозного и сам таким стал.
   Олешка снял с полки толстую книгу. Об авторе он слышал в школе. Один старшеклассник нахваливал другому Человека-невидимку. Он открыл оглавление. Война миров, Машина времени, Человек-невидимка и Рассказы. Олешка закрыл книгу и посмотрел куда бы ее положить.
   - Да положи ты ее на тумбочку. Сегодня вечером можешь и почитать, а завтра заберешь с собой. Когда прочтешь, возмешь следующую. - Мария Александровна сняла с плиты кастрюлю. Ну вот, все готово. Пусть чуть-чуть постоит. Иди мой руки и садись за стол.
  
   Олешка с большим аппетитом кушал черный хлеб с голубцами и с чесноком.
   - Вкусно как... - не выдержав, сказал восхищенно он.
   - Ешь милый. Ешь. Просто ты отвык от нормальной пищи, поэтому тебе и кажется вкусно. - возразила ему хозяйка, а в душе была рада, что доставила маленькую радость мальчику.
   - В самом деле вкусно, а Федор тоже вкусно готовит. - оправдывал Федора мальчик.
   - Ну и что он готовит ? - полюбопытствовала Мария Александровна.
   - Борщ, супы разные, макароны с мясом и каши. - усиленно натирая корку хлеба чесноком, ответил Олешка.
   После обеда они вместе вымыли посуду. Мария Александровна мыла, а Олешка вытирал ее полотецем и ставил на тумбочку.
  
   На следующий день после завтрака Мария Александровна предложила сходить к реке. Олешка сразу же согласился. Они не спеша собрались и вышли из дома. На улице была почти летняя погода. Редкие пушистые облака словно барашки под охраной яркого, теплого солнца паслись в голубом небе и с удивлением разглядывали землю. Скворцы надрывались, соревнуясь между собой в песнопении. К хору присоединились воробьи, которые устроили драку возле забора. Возле одной избы, на спиленной вершине дерева стоял аист, задирая и опуская голову, клецал короткими щелчками, смешно перебирая своими длинными ногами в гнезде. Олешка впервые увидал живого аиста. Они прошли по узкой дорожке между избами и вышли на небольшой пригорок. Из-за него доносился не знакомый Олешке глухой звук.
   Неожиданнон перед Олешкой открылся ошеломляющий воображение вид. Внизу, огибая то место куда они вышли, бежала река, играя цветными солнечными бликами на своей поверхности. Песчанный берег с их стороны плавно уходил в воду, а на другой стороне, подмытая земля удерживалась торчащими голыми корнями деревьев. Весь берег утопал в зелени и оттуда, перебивая шум реки, доносились птичьи голоса. Низко над самой водой одна за другой пролетели две утки и нырнув под прозрачным мостом, скрылись за поворотом. Местами на воде таинственно появлялись круговороты, которые как живые существа дергались и извивались, плыли по течению и исчезали, но затем появлялись уже в другом месте. На самом повороте вода пенилась и бурлила. Справа между берегами на высоте трех метров над водой висел мост на канатах. Мария Алексанлровна села на траву, мальчик присел рядом. Они безмолвно смотрели на бегущую реку. Олешка видел большие реки величаво и плавно несущие свои воды. Он видел Дон, когда они с мамой гостили в Ростове-на Дону у ее знакомых. Видел он и маленькие журчащие речки, с кристально-прозрачной и ледянной водой, но такую реку он видел впервые. Она была не большой и не маленькой, но ее поверхность была в постоянном, в непредсказуемом движении.
   - Можно я пойду к мосту ? - Олешка поднялся.
   - Ступай, только на мосту будь поосторожней.
   Олешка подошел к мосту.
   - Здравствуй, колдун. - вдруг за спиной он услыхал знакомый голос девочки.
   Возле него стояла Настя и тоже смотрела на реку.
   - Я не колдун. - чуть с обидой в голосе сказал Олешка.
   - Но ведь собак ты не боишься. - рассмеялась она. - Мне тоже нравится смотреть на реку отсюда. Эта вода как в сказке, бежит и бежит, словно боится куда-то опоздать и все время на кого-то ворчит.
   - А я здесь первый раз и мне тоже приятно смотреть на бегущую воду и слушать ее ворчание.
   - Ты еще не видел, что с ней творится, когда она поднимается, словно живая. У того берега скапливается лед и такой стоит шум. Зато вот летом и осенью по ней плывут большие плоты. Знаешь как интересно - она посмотрела ему в глаза, - А ты еще не был на самом мосту. Пойдем. - и Настя за руку потащила его по мосту.
   Когда они прошли метров пять по настилу моста, Настя вырвалась вперед и ухватившись руками за канатные перила стала раскачивать мост. У Олешки все закачалось перед глазами, казалось что сейчас все рухнет вниз в бормочащую реку. Он схватился руками за канат и растерянно посмотрел на Настю. Та перестала раскачивать мост и подошла к нему.
   - Прости я больше не буду. - она не отпуская канат, посмотрела вниз. - Посмотри вниз. Как будто бежит не вода, а это ты плывешь посередине моря.
   Хоть у него немного кружилась голова, Олешка держась за канатные перила посмотрел вниз. Под ним бежала река рисуя бликами на воде скоротечные, неповторяющиеся картинки и создавалось впечатление, как сказала Настя, что это бежит не вода, а ты плывешь неизвестно куда.
   - А ты будешь добрым, когда станешь большим ? - задала странный вопрос Настя.
   Олешка отпустил канат, развернулся и пошел назад к берегу, он был зол на эту маленькую, наглую девчонку, которая испугала его и задает странные вопросы. Мост еще немного качался, но Олешка шел не держась за перила. Настя, не поднимая головы, поплелась за ним.
   На берегу Мария Александровна укоризненно посмотрела на Настью и спросила. - А ты чего, егоза, сегодня не в школе ?
   - А у нас училка заболела, до понедельника занятий не будет. - бойко ответила та.
   - Ну посидим еще немного и пойдем домой. - сказала она Олешке.
   Они уселись на траву и смотрели на реку. Настья что-то говорила, но Олешка не слушал. Его ошарашивали ее вопросы. Над рекой с писком сновали ласточки.
   Мария Александровна с любопытством смотрела на детей, слушая бессмыленую болтовню девочки, она обратила внимание, что мальчик думает о чем-то своем. Ей было интересно наблюдать за этими двумя, такими абсолютно разными детьми.
   Когда они собрались идти домой, с пригорка спустилась шумная ватага деревенских мальчишек. Увидев Олешку, они разом умолки, остановившись у моста. Один из них отделился и хотел подойти к Олешке, но увидев Марью Александровну, остановился. Настя приподняла голову и важно проследовала с Олешкой.
   Домой они шли молча. Мария Александровна шла за детьми и вспоминала своих внуков. Незаметно быстро они подошли к калитке.
   Олешка остановился и повернувшись к девочке, неожиданно сказал. - Я буду таким, каким я должен быть. - ему хотелась сказать ей какую-нибудь грубость, но он сдержался.
   - Ты разозлился на меня за то, что я раскачивала мост, но я ведь извинилась. Еще раз прости. - извиняющим тоном сказала девочка, опустив голову, словно провинившаяся ученица перед учителем. Затем потеребила подол платьица, тихо сказала. - Ну ты приходи в гости, хорошо.
   - Хорошо.
   И Настья быстрым шагом пошла к своему дому.
   - Ты на нее не злись. Она очень хорошая девочка, но иногда любит повоображать. - сказала Мария Александровна, провожая Настью взглядом.
  
   Когда Олешка и Мария Александровна уже заканчивали обедать, открылась дверь и вошел Федор.
   - Здравствуйте всем. Приятного аппетита.
   - Здравствуй. - у Олешки было странное чувство. Он был рад приходу Федора, но уходить из дома Марии Александровны ему почему-то не хотелось
   - Добрый день. Очень во время пришел. Садись с нами. Пообедай. Предложила хозяйка.
   - Нет, спасибо. Ты не суетись. Я посижу чуток. А Вы ешьте. - Федор поставил портфель рядом со стулом и сел сам.
   Он ощутил двойственное настроение мальчика, провел рукой по волосам и сказал. - Спасибо тебе Мария. Может так случится, что через недельки две он опять побудет у тебя на несколько дней, если ты не возражаешь.
   - Да. Зачем спрашиваешь, мне это не в тягость. Я же одна живу, а в двоем все таки веселее. Мог бы и пообедать, небось питался где придется. - она стала убирать посуду со стола.
   Поблагодарив Марию Александровну за обед, Олешка встал из-за стола, и хотел ей помочь.
   - Ты уж собирайся Олешка, я сама справлюсь.
   Федор встал. - Побудь, Лежек, немного на улице. Потом попрощаетесь.
   Олешка посмотрел на него, потоптался возле дверей и вышел из избы.
   - А он тебя уважает. Ты только его не обижай. - моя посуду, сказала хозяйка.
   - Да, что ты Мария, да разве смогу я обидеть сироту. Он мне дороже брата.
   - Как это сироту ? Ты что такое говоришь ? - оторопела Мария Александровна.
   - Беда у него, Мария. - Федор взял портфель. - Мать его погибла, когда ехала домой, а больше никого у него нет.
   - Бог ты мой ! Как же это так, что за напасть на мальчишку ? Несчастье-то какое. - Мария Александровна всплеснула руками и присела у плиты. - Что же дальше будет ?
   - Знаешь, я хочу усыновить его. Я ездил в районный центр, узнал какие для этого нужны бумаги. Собрал всякие бланки. Надо будет съездить к ним, собрать бумаги там. Пускай уж лучше живет у меня, не житье такому мальцу в детском доме. - Федор встал и подошел к окну. - Так, что если не возражаешь, я опять приведу его к тебе на полторы недельки, пока все утрясу. - Федор прошел к дверям и вопросительно посмотрел на хозяйку.
   - Зачем спрашиваешь. Приводи, присмотрю. Если нужна помощь, скажи, я же знаю ты гордый, сам не попросишь. - Мария Александровна медленно поднялась со стула.
   - Тогда прощай и спасибо тебе. - и Федор вышел за дверь.
   Олешка сидел на ступеньках у дверей.
   - Ну иди попрощайся, я подожду.
   Минут через пять вышел Олешка, под мышкой у него была книга, а в руке он держал что-то завернутое в полотенце. Федор стоял у калитки.
   - Ну, пошли. А это что ?
   - Мария Александровна положила голубцы, я не хотел брать, но она и слушать не хотела. - оправдывался Олешка.
   - Взял так взял, потом покушаешь. А что грустный такой ?
   - Вдруг ни с того ни с сего она обняла меня и расплакалась, не знаю я ничего такого не говорил. - идя рядом, говорил Олешка.
   - Значит хороший ты человек, если по тебе плачут, когда ты уходишь.
   Через лес они шли ни говоря ни слова. Возле избы, выскочивший из кустов Страж чуть не сбил Олешку с ног. Встав на задние лапы он лизал лицо мальчика, а тот радостно, обняв одной рукой волка, что-то говорил ему. Можно было подумать, что они не виделись много дней.
   В избе Федор, присел возле шкафчика, что-то достал из портфеля и стал укладывать в нижний ящик. Олешка услыхал знакомый металлический звук. Заглянув через плечо, Олешка увидел награды, которые носят участники войны.
   - А это все твои ? - положив книгу и сверток на стол, спросил он.
   - Мои. Неужто чужие буду держать дома. Во время войны, Лежек, я ходил по немецким тылам. - так просто ответил Федор, как будто бы он ходил с Олешкой в лес на прогулку.
   - А страшно было ? - восхищенно спросил Олешка.
   - Только глупый ничего не боится. Хочешь посмотреть ?
   Олешка кивнул головой.
   Федор взял планку с прикрепленными наградами и положил на шкафчик. Рядом он положил две большие красные звезды. Олешка с интересом разглядывал их и даже осторожно провел пальцем по гладкой поверхности звезды.
   - А почему ты их не носишь ? - Олешка посмотрел на Федора.
   У него появилось чувство уважения к этому странному, нелюдимому и грубому человеку.
   - Это сложная история. - Федор взял награды, уложил их в коробку и спрятал глубоко под одеждой в ящике.
   - Почему же она сложная ?
   - Может быть когда-нибудь я расскажу тебе. А как тебе Мария Александровна ? - перевел разговор в другое русло Федор.
   - Скучно ей одной, а она очень добрая женщина и не любит одиночества. - коротко ответил Олешка.
   - Да, кто же любит одиночество, оно иногда дается нам для испытания.
   Олешка не понял его слов и ничего не сказал.
   - А с кем из детей ты познакомился ? - перекладывая бумаги из портфеля в верхний ящик шкафчика, поинтересовался Федор.
   - Только с Настей, которая прошлый раз болела. А больше из детей я никого не видел, вернее видел, но не познакомились.
   - В этой стороне детей почти и нет. - задвинув ящик, Федор поднялся. - Надо было сходить к реке.
   - А мы сегодня до обеда были у реки. Я даже был на мосту. Детей там не было, кроме Настьи. Все дети в школе, так сказала Мария Александровна. - Олешка взял книгу со стола и понес ее в свою комнату. - Вернее, когда мы уходили, они только пришли.
   - А Настья чего не в школе ?
   - Говорит, что у них болеет учительница. - из другой комнаты донесся голос Олешки.
   - Знаешь что, Лежек ? Пойдем-ка мы с тобой немного погуляем, заодно посмотрим бельчонка. Так, что может быть вернемся назад с пополнением в нашу компанию. - передеваясь, сказал Федор.
   У него так и нехватило духа все рассказать мальчику. Олешка вышел из своей комнаты и стал одевать боты.
  
   Ночью Олешке приснился странный сон. Он какой-то большой лежит на полу в непонятной одежде, а вокруг него все горит. Огонь подбирается к нему, но ему очень холодно. Он пытается подняться с пола, но что-то тяжелое в груди не дает возможности ему подняться. Огонь со стен перебирается на потолок, на полках хлопают склянки, огонь все ближе и ближе подбирается к нему. Потолок затрещал и стал падать на него. Олешка проснулся и протер мокрый лоб рукой. За окном только начинало светать, вставать было еще рано. Он пролежал минуты две без движения, потом повернулся на правый бок и уснул.
  
  
  
   ВОСПОМИНАНИЯ
  
  
  
   Земля вступила в новое тысячелетие. Во второй половине прошлого столетия страна пережила космические прорывы, временную оттепель, всеобщее благополучие, при всеобщем дефиците, гласность и перестройку и даже собственный развал. Страна даже стала называться по другому. Многие родственники и знакомые, вдруг оказались в разных государствах, разделенных границей и таможней. В стране начался бурный этап ускоренного перераспределения накопленных ценностей.
   Каждый на это реагировал по своему. Одни, как ни в чем не бывало, продолжали работать, при этом месяцами не получая заработной платы, ухитрялись жить и самое странное работать. Другие чуть по-шустрее бросились в челночные поездки, возвращаясь с громадными сумками, увеличивая свои средства с каждым рейсом. Некоторые из активных занялись индивидуальной деятельностью. Более предприимчивые объедилялись в группы и делали набеги на шустрых и активных, обкладывая их своими налогами, а иногда даже уничтожали их деятельность, при отказе уплаты налогов. Смышленные бросились в приватизацию и в политику, причем приватизация происходила на уровне, занимаемого положения смышленного на тот момент. Очень часто с поддержкой предприимчивых они достигали значительных успехов. Военные требовали денег для решения военных конфликтов, подключаясь к коммерции, с товаром, который имели. Каждый занимался своим делом, в своей сфере и при этом старался как можно больше расширить эту свою сферу. При соприкосновении сфер предприимчивых и смышленных происходили громкие разборки, с человеческими жертвами. Те, которые должны были следить за порядком, молча наблюдали за происходящим, потому-что тех кого они задерживали чаще всего выходили опять на свободу. Иногда из-за безвыходности, а более для поддержания своего шаткого материального состояния, они сами подключались к всеобщей активной деятельности. Вообщем страна жила в новом, в непривычном, в головокружительном ритме, теряя свой первоначальный статус на международной арене.
   На возвышенности, в окружении леса, недалеко от деревни, стоял темно-зеленый дом, совсем не похожий на тот, что стоял здесь в семидесятых годах. На металлической мачте с растяжками, стояла спутниковая антена. Дом смотрел в лес пластиковыми окнами. Произошли существенные изменения и внутри дома. Большая комната изменилась до неузнаваемости. Она выглядела как современная комната со всеми необходимыми предметами современной жизни. Единственное что напоминало комнату тех лет была печь, с той разницей, что теперь она была облицованна блестящей керамической плиткой. Зато вторая комната осталась без изменений, в своем первозданном виде, если не считать пластиковых окон и кое-каких мелочей. Проблем с перестройкой дома у хозяина не было, средств было предостаточно, тем более, что различные материалы стали открыто появляться в продаже. Единственная проблемма была после завершения всех работ. Хозяин дома долго внушал строителям, чтобы они забыли этот дом и дорогу к нему. Выплатив им деньги за работу он еще раз повторил свое внушение.
   Посередине большой комнаты за столом, подперев голову руками, сидел мужчина лет пятидесяти пяти. Лицо его было гладко выбрито, сквозь седину проглядывали редкие черные волосы, напоминающие о своем натуральном цвете. В сидящем мужчине трудно было узнать черноволосого Олешку, попавшего сюда много лет тому назад по злой иронии судьбы. Лишь черные, немного уставшие глаза, чем-то напоминали того одиннадцатилетнего мальчишку.
   Мужчина сидел за столом и смотрел на разлившуюся лужицу чая на столе. Эта лужица так приковала его взгляд, что казалось ему ни до чего больше не было дела. Эта лужица на столе навела мужчину на воспоминания, которые пришли к нему самопроизвольно, напомнив о пройденном и пережитом.
  
   Шла четвертая неделя пребывания Олешки в Ахметке. Утром за завтраком Олешка почувствовал, что Федор чего-то выжидает. И только тогда, когда мальчик съел свой завтрак и начал пить чай Федор начал неприятный для него разговор.
   - Мне нужно с тобой поговорить. - начал Федор, боясь смотреть в лицо мальчику. - Знаешь, Лежек, у нас случилась большая беда.
   Олешка настороженно смотрел на Федора.
   - Понимаешь, я как мог оттягивал этот разговор с тобой, но все равно ты должен будешь это узнать. Произошло несчастье, твоей мамы больше нет. - Федор помолчал и продолжил. - Помнишь ночью свечу на этом столе ? В тот день произошла авария на железной дороге.
   Федор говорил медленно, не поднимая головы. От неожиданности, рука мальчика качнулась и чай выплеснулся из его чашки на стол маленькой лужицей. Оцепенение парализовало мальчика, когда он услыхал эти страшные слова. Лужица на его глазах расширялась и поползла к краю стола. Эта лужица приковала взгляд мальчика и он уже не слышал Федора. Мысли ураганом закрутились в его голове. Неожиданно он вспомнил маму, когда она извинялась перед ним во сне, ее взгляд и поцелуй. Он сидел и молчал, а слезы сами текли по его щекам.
   - Ты поплачь..., поплачь. - Федор сделал паузу. - Но жить дальше все равно надо. У тебя больше никого нет. Если ты не против, то я усыновлю тебя. Когда тебе будет 16-ть лет вернешь себе свою фамилию. Живи здесь сколько хочешь, но тебе это надо решать сейчас. Если ты не согласишься, тебя могут забрать в детский дом.
   Федор встал, подошел к двери, - Только не спеши с ответом. Обдумай хорошенько, все взвесь и определись сам. - тихо добавил он и вышел из дома.
   Еще около часа Олешка просидел за столом, почти без движения, смотря на лужицу на столе, потом встал, одел обувь и ушел в лес. Страж подошел к нему, но Олешка отогнал его от себя. Волк впервые столкнулся с таким обращением мальчика, но все же преданно последовал следом за ним в нескольких шагах. Когда мальчик останавливался, он ложился на землю и внимательно наблюдал за ним. Олешка не помнил, где он был и сколько ходил по лесу. Домой он вернулся только под вечер и отказавшись ужинать, пошел спать.
   На следущее утро Олешка сказал Федору, что хочет сходить в деревню и не позавтракав, ушел. Мария Александровна по лицу мальчика догадалась, что ему уже все известно о смерти матери. Она поставила на стол чай с печеньем и они молча сидели за столом. Пожилая женщина и мальчик минут пятнадцать просто сидели за столом и не говорили ни слова. Мальчик был благодарен ей за это ее участливое молчание.
   Наконец Олешка взял печение, погрыз немного и задал всего один единственный вопрос. - Скажите, что мне делать ?
   Мария Александровна посмотрела ему в глаза. - Это должен решить ты сам. Я знаю, что сейчас тебе очень больно, но маму уже не вернуть. Только ты сам можешь решить жить тебе здесь или в детском доме. И то и другое может тебе не нравиться, но жить в детском доме не сахар.
   - Спасибо. - проговорил Олешка, медленно поднялся и ушел.
   За обедом, который проходил в гробовом молчании, Олешка дал согласие на усыновление.
  
   Лужица на столе дернулась и сделала едва заметное движение к краю стола.
  
   Первая настоящая зима с морозами для Олешки оказалась совсем не страшной, тем более, что Федор купил ему теплую зимнюю одежду. Одежду по цвету и фасону долго выбирал сам Олешка. Он прекрасно научился ходить на лыжах. В первых походах по зимнему лесу учавствовал Федор, давая свои замечания и подсказки. Потом Олешка стал уходить в зимний лес один. В этих прогулках он восхищался незабываемой волшебной красотой зимнего леса. Лежащий снег под солнечными лучами переливался разными цветами. Яркий снег с синими тенями и темными пятнами стволов и ветвей рисовали в воображении свои причудливые картинки из детских сказок. Когда не было сильного мороза, он надолго уходил в зимний лес, кроме того некоторые лекарства находились в гнездах, а зимой их найти на деревьях было проще. Его два друга всегда сопровождали его в этих долгих прогулках.
   Он вспомнил, как первый раз пошел лечить больную женщину, под присмотром Федора. Это было через два года, как он жил у Федора. Он пропустил Федора в избу, затем вошел сам. Федор ничего не говоря, сел за стол, так чтобы видеть другую комнату. В избе было везде чисто и опрятно. У дверей в другую комнату стояла молодая женщина и смотрела то на Лешего, то мальчика. Из другой комнаты с любопытством выглядывала девочка, не сводя глаз с белки, сидящей на плече мальчика. Женщина хотела что-то сказать Лешему, но тот махнул рукой в сторону мальчика. - Говори с ним.
   Она повернулась к Олешке. - Мама болеет..., не может встать.., так скрутило спину. - Она не знала как разговаривать с триннадцатилетним мальчиком-врачом и пошла в комнату, откуда выглядывала девочка.
   На кровати лежала пожилая женщина. Олешка взял табуретку, придвинув ее к кровати и сел.
   - Сейчас я постараюсь уменьшить Вашу боль. Вы лежите спокойно и ни о чем не думайте. - и он стал водить руками над телом женщины.
   Лежащая женщина слабо улыбнулась. - Спасибо, милый. Храни тебя бог.
   - До ночи боль будет слабая, а там Вам положат мазь и через день все пройдет. Поправляйтесь. - Олешка вышел в другую комнату и сел за стол напротив Федора. Белка бесцеремонно соскочила на стол и стала крутить головой, словно разглядывала обстановку. Из матерчатой сумки на плече он достал пучок подсушенной травы и положил на растеленное на столе полотенце.
   - Высушите возле плиты, только не сожгите, растолките ее и смешайте с пятидесятью граммов жира, можно со сливочным маслом. Эту мазь разотрите на пояснице, потом хорошо утеплите. Сегодня перед сном помажьте обязательно, а завтра три раза в день. - Олешка посмотрел на девочку. - А ты то чего прячешься ? Хочешь ее потрогать ? Иди сюда.
   Девочка подошла поближе. Олешка взял белку в руки и протянул девочке. - Потрогай, не бойся.
   Девочка осторожно протянула руку и указательным пальцем коснулась белке между ушек. Белка мотнула головой, но осталась на руках. Девочка резко отдернула руку к себе.
   - Не бойся, погладь.
   Девочка ладошкой провела по голове белки. Глаза ее блестели.
   - Какая гладкая ! - с нескрываемым восторгом сказала она.
   - Наверное, у меня были такие же глаза, когда я первый раз увидал возле своих рук это волшебное создание леса. - подумал Олешка и вглядываясь в лицо девочки, спросил. - А как тебя зовут, красавица ?
   - Саша. - вдруг девочка покраснела.
   - У тебя красивое имя. Ну, мы пойдем, Александра. - Олешка положил белку на плечо, встал и обратился к женщине. - Сделайте все так, как я сказал. До свидания.
   Вслед за ним поднялся Федор.
   - Куда же Вы спешите, посидите, Я сейчас накрою на стол, покушаем. - бросив взгляд на Федора, сказала женщина.
   - Завтракать как будто бы поздно, а обедать очень рано. - и Олешка вышел из избы. Последнее, что он услыхал было. - Ведь совсем еще мальчик, а уже .....
   Уже через день больная копалась в огороде. Олешка даже возмутился, на огороде кроме этой пожилой женщины больше никого не было. После этого визита, пророческие слова Насти сбылись. Некоторые в деревне стали называть его Колдуном, но при случайной встрече все называли его Олегом. Таков народ. В своей наблюдательности, он фиксирует все по-своему и любит всему давать свои собственные имена, употребляя их в обиходе, строго разделяя принятое между дозволенным. Олешка не обижался на это. Лечить руками, как и читать мысли его научил Федор. Для него сложнее было понять уроки обучению приказам. Сам Федор этого не умел, поэтому и не удивительно, что обучение шло с некоторыми трудностями. Но упорство и настойчивость Федора давали свои плоды и природный дар Олешки успешно прогрессировался.
  
   Лужица на столе замерла.
  
   Период временной оттепели Олешка запомнил хорошо. Именно тогда он заканчивал начальную школу с отличием. Это время он запомнил хорошо еще и потому, что у Федора началось странное изменение характера. Федор ни как не мог понять, за что же осуждался вождь народа, приводя свои доводы в разговорах с Олешкой. Ведь с ним считались даже такие державы, как Англия и Америка. А их руководителей дураками не назовешь. За ужином он часто задавал один и тот же вопрос. - За что ?
   Но когда началось разрушение скульптур вождя народа, то это сломило его окончательно. Если бы это происходило ночью, то может быть он и понял бы все происходящее, но когда скульптуры варварски ломали днем при всех, перед глазами детей, этого он понять ни как не мог. Они опять сидели за столом, продолжая свой затянувшийся спор.
   - Мы всегда будем помнить достижения России с именем Петра I, революцию с Лениным, фашизм с Гитлером, а победу над фашизмом будем помнить с именем Сталина, потому-что государство олицетворяет его руководитель. Нельзя отделять главу государства от его страны. Уничтожая главу государства, этим самым уничтожается и само государство того периода. В начале подменяется руководитель, затем подтасовывается история и в итоге последует, что войну выиграл не этот народ, а кто-то другой, постепенно превращая освободителя в завоевателя. Ты, представь себе лет так через сто пятьдесят в пустыне Калахари найдут документы, как Америка воевала против Гитлера и Сталина. Гитлер был разгромлен, а война со Сталиным переросла в холодную войну, которую все таки выиграла Америка в девяностых годах. И напрасно ты смеешься, в этом нет ничего смешного, ведь о прошлом мы судим по бумагам, а бумаги делают люди. - Федор сделал небольшую паузу и продолжил. - Самое страшное, что никто не понимает, что это начало ужасного конца для страны.
   - Да, Сталин держал всех в страхе, но этого требовало время того момента. Нищая и разграбленная страна поднимала голову. Все, что принадлежало государству в тот момент исчезло. Недовольных было много, но хорошо жить хотело больше. Он держал в страхе свое окружение, те своих подчиненных и так до самого низа. И не надо списывать на него, когда сосед расправлялся с соседом, а руководитель со своим соперником. Людьми управляет подсознательный страх и он должен быть у тех кем управляют и у тех кто управляет. Это природа. Возьми лес, сильный и опасный хищник тоже боится, и к человеку он ни ногой, но если ты прижмешь его в углу, он будет дратья до последнего. В политике тоже самое. Нато и Варшавский договор созданы не для защиты, а для запугивания, для создания страха. - приводил свои доводы Федор.
   Олешка выслушал его монолог и спокойно возразил ему. - Вместо страха должен работать закон, ставящий всех на свое место. Закон должен контролировать все и вся.
   - О чем ты, Лежек, говоришь. В России не могут управлять законы. Она для этого слишком огромна. Законы управляют в маленьких, в абсолютно независимых государствах. Их можно пересчитать на пальцах, и у них есть все за счет чего они могут жить. Другие, завязанные экономически, подгоняют свои собственные законы под общие законы сильнейшего. Они подобосрастно выполняют их под надзором этих же государств, делают и будут делать все по их указке. Они тоже хотят жить и при этом следят у кого из компании выпадет сладкая косточка, чтобы подхватить ее первой. Из-за своих громадных территорий в России все по другому. В России в каждой республике и в области сидит маленький царек - соловей разбойник. Ему подвластно все, что под ним, все законы и все нижестоящие инстанции, и если он почувствует отсутствие власти над собой, он станет не предсказуемым. Дай полную свободу всем таким царькам и от России останется только Садовое кольцо. Ты представь себе, какая прекрасная радость для Европы и тем более для Америки. Она сразу становится всемирным пупом земли.
   Федор хотел пальцем потрогать белку, но та фыркнула и запрыгнула на плечо Олешки. - Демократии не может быть, это только фантазия в нашем воображении и ни один закон не сможет установить ее, пока есть человеческие отношения. Всегда будет действовать принцип страха, пока есть люди выше и ниже по положению, пока одни будут зависить от других. В той же Америке действует принцип страха - потерять работу, потерять собственное благополучие. Пока человек работает, он живет.
   Федор замолчал и провел рукой по волосам. - Но в той же Америке всегда уважают всех своих президентов, независимо от их заслуг. Назови мне страну, гдес изменением государственного строя ломали свое прошлое. Но наше руководство почему-то делает это, не понимая, что народ России никогда не примет и тем более не поймет любой призыв, если при этом будет уничтожаться его прошлое, тем более такое тяжелое, как время войны. Это только вносит разброд среди людей.
   Именно тогда Олешка задумался над словами Федора. В его словах были зерна разумного и в то же время много страшного, не приемлемое для него. Олешка понимал, что уважение к настоящему не может быть без уважения к прошлому, но то, что этим должен управлять страх, он согласиться никак не мог.
   Неожиданно Федор выложил. - Все, Лешего больше нет. Он умер, лешие всегда умирают когда вырубают лес. Больше лечить я никого не буду. Считай, Лежек, что я твой помощник, если ты меня примешь в помошники. Конечно быть учеником у четырнадцатилетнего учителя сложно, но ты умеешь все. Ты понимаешь мысли и даже можешь приказывать. Я благодарен тебе, только за то, что ты не копаешься в моей голове и не давишь на меня.
   Федор замолчал и закончил свою мысль. - Если ты сейчас скажешь мне уйти, я уйду навсегда.
   Все возражения Олешки он не принял, и с этого дня в деревню стал ходить только один Олешка. Он приходил в деревню с белкой на плече. Отношение к нему в деревне было двояким. Оно было уважительным и настороженным. К нему приходили и просили помочь. К нему приезжали издалека и просили помочь. Он ни кому не отказывал в лечении. Приезжие часто предлагали ему деньги, за лечение. Деньги его не интересовали, он их не брал, за исключением, если эти деньги доставались не честным путем, а это он легко узнавал. Он просто лечил, но при этом не знал, что его лечение, незаметно увеличивало стену между ним и деревней. Как когда-то сказала Настя, он становился настоящим Колдуном, любопытным и привлекательным для детей и подозрительным для взрослых.
   Иногда он заходил к Марии Александровне и они допоздна сидели за чаем в разговорах. Он перечитал всю ее маленькую библиотеку и теперь брал книги в районной библиотеке. Бывали случаи, что они сидели за столом в полном молчании, понимая друг друга. Мария Александровна всегда интересовалась здоровьем Федора. Часто она угощала Олешку чем-нибудь вкусным, от чего тот никогда не отказывался. Олешка у нее в доме чувствовал себя так, словно он со Спартаком играл пуговицами в футбол на паркетном полу. Бывало и так, что в их компанию подключалась Настя, которая случайно заходила к Марии Александровне. Как всегда Настя была непредсказуема в разговоре. Ее простота и искренняя наивность притягивала его и в то же время злила. Он всегда помнил ее лицо и раскачиваемый ею мост, он всегда помнил ее странный вопрос о его будущем. Он злился на нее, когда она говорила что-то не понятное, но тут же забывал об этом, когда она меняла тему разговора.
   Эти два человека, пожилая женщина и девочка были для Олешки основными связывающими звеньями между ним и деревней. У него даже не было мысли, подслушать то, о чем они думают. Он просто дружил с ними искренно всей своей душой.
  
   Лужица на столе дернулась и боком двинулась к краю стола.
  
   Однажды, когда он возвращался из деревни, к нему прицепились двое подвыпивших парней, выпрашивая у него денег на бутылку. Олешка резко одернул их. Парни растерялись, потом один из них схватился за живот и побежал в кусты. По кустам он бегал еще два дня, но после того случая он бросил пить. Эта встреча мгновенно облетела всю деревню, обрастая всякими нелепыми подробностями. Человек, который умеет делать такое, бог знает что еще может сделать. Теперь для них он стал превращаться в настоящего колдуна, которого надо опасаться. Именно с этого дня его настоящее имя в деревне изменилось на имя Колдун.
  
   Мужчина сидел и смотрел на лужицу. Лужица вновь дернулась и еще на несколько миллиметров приблизилась к краю стола. Воспоминания приходили сами собой, всплывая в его сознании из закоулков памяти.
  
   Времена оттепели как и бывает в природе, длились недолго. Олешка даже слыхал, что в стране есть специальные дома для душевнобольных, где содержались инакомыслящие. Может быть они были и раньше, но сейчас о них заговорили вслух. Через некоторое время был низложен и организатор оттепели. Тот, кто сверг мертвого, был свергнут сам, но только живым. Олешка даже стал сомневаться в своей правоте при споре с Федором.
   Пришла пора полного благосостояния. Одни портреты сменились на другие. Газеты пестрели достижениями народа, а сам народ бегал за дефицитом, переплачивая деньги за эти достижения.
   Когда пришел призывной возраст, Федор сходил в военкомат и повесток больше не стало. Вскоре умерла белочка, Олешка решил найти другую. Он знал место где есть гнездо, но неожиданно отказался от своей затеи. Когда он шел по лесу, эта мысль пришла ему в голову внезапно, из ниоткуда. Белка должна жить в лесу, там ее среда обитания и она ни в чем не виновата, что тебе очень хочется ее дружбы.
  
   Через шесть лет исчез Федор. В то утро он отказался идти в лес вместе с Олешкой, сославшись на головную боль. От лечения он также категорически отказался. Когда через три часа Олешка вернулся домой. Федора не было. На столе лежал аккуратно расписанный лист, вырванный из школьной тетради. Олешка сразу узнал аккуратный подчерк Федора. Олежка сел за стол и стал читать.
   " Прости Лежек, что не попрощался с тобой.
   Когда я впервые увидал тебя, у меня сложилось впечатление, что ты знаешь меня, хотя я видел тебя первый раз. Ты инстинктивно, почему-то боялся меня. Я почувствовал это в твоем взгляде на почте. Когда мы шли с почты домой, я боялся повернуться к тебе лицом, потому-что оно что-то напоминало тебе. Мне пришлось приложить не мало усилий, чтобы уничтожить твой страх и твое недоверие ко мне. Я не предпологал, что ты обладаешь таким таинственным и самым сильным даром. Как ты справился со Стражем и белкой восхитило меня. Но откуда ты мог знать меня, я не знаю до сих пор. Скорей всего ты иногда еще можешь видеть наперед, не понимая этого. Вспомни как ты проснулся, когда у меня на столе горела свеча. Только через несколько дней я понял, что тебе приснилась мать. То, что ты можешь делать сейчас, в этом нет моей заслуги, я только чуть-чуть помог тебе развить твой дар, данный тебе природой. Ты перерос меня. Слава о тебе уже давно переросла мою и скажу тебе честно, я горжусь этим. Я горжусь тем, что ты мой ученик.
   Сейчас я не знаю, кто из нас прав в нашем споре, но я удовлетверен, что низвергнувший был свергнут сам, жалко, что все это отражается на людях. Знай только одно, у тебя никогда не будет нормальных отношений с деревней. Каким бы ты не был хорошим перед ними, они не примут тебя. Для них ты всегда будешь волшебником, колдуном. Таланты всегда живут и умирают в одиночестве. Помни это.
   Я очень прошу простить меня за твое неудачное детство. Я искал себе помощника и не знал кто это будет. Я надеялся, что мне удастся переманить Вас жить в Ахметке. Что произошло с твоей матерью, видит бог, моей вины нет, но я виноват перед тобой тем, что не отослал Вас обоих назад, но тогда бы твое выздоровление стало очень сложным, да я и не мог предвидеть, что произойдет такое. Я до сих пор не знаю, что было бы лучшим для тебя. Если можешь прости меня и хотя бы иногда поминай меня добрым словом.
   Где лежат деньги ты знаешь, кроме того внимательно осмотри в подвале кирпичную кладку. Прочтя письмо, сожги его.
   Прощай.
   Федор."
  
   Олешка долго сидел над письмом. После прочтения письма, противоречивые чувства мучили его, но все таки ненависти к Федору он не чувствовал. Потом он взял письмо, зажег его и открыв печь, сунул вовнутрь. Красное пламя съело последнюю исповедь Лешего перед Колдуном. Лешего больше не было. Теперь был один Колдун.
   Олешка еще около полугода пытался разыскать Федора, но никаких следов его пребывания найти не смог. Конечно если бы был Страж, то возможно и удалось бы его найти, но тот исчез год тому назад. Федор тогда предположил, что его застрелили в лесу. Неспроста говорят в народе - если бы, да ка бы..., да подушечку подложить...
   Только через неделю Олешка вспомнил про подвал. Он спустился вниз и стал осматривать кирпичную кладку, но ничего не заметил, тогда он стал простукивать кирпичи. Один кирпич звучал не так как другие и чуть шевелился. Он осторожно извлек его и вытащил из отверстия клеенчатый пакет. Развернув его, он увидел стодолларовые пачки, заклеенные полоской тетрадной бумаги.
   - Для чего он копил это ? - Олешка мысленно задал себе вопрос и сам же на него ответил. - А ведь это он оставил мне.
   Он знал, что некоторые приезжие для спасения своей жизни, предлагали ему валюту и Федор никогда не отказывался от нее, считая, что валюты никогда не может быть у честно работающих людей. Он все уложил по-старому, заложив тайник кирпичом. Только сейчас Олешка понял, что хранились они здесь на случай пожара, который не смог бы их достать.
   Мария Александровна сильно постарела, но по-прежнеему была доброй и приветливой с ним и так же по-прежнему называла его ласково Олешкой, хотя мальчишка уже давно превратился в мужчину. Она нисколько не удивилась исчезновению Федора, считая своей женской интуицией, что так оно и должно было быть. Настя заканчивала школу и летом собиралась поступать в институт и все реже учавствовала в их посиделках.
  
   Лужица подползла к самому краю стола и замерла. Мужчина завороженно не сводил с нее глаз, а воспоминания наползали сами собой, словно издевались над ним.
  
   Время неумолимо ползло вперед, принося ему не совсем добрые вести. Настья на последнем курсе института вышла замуж за преподователя того же института и в деревню больше не приезжала. Через два года умерла Мария Александровна. Ее смерть для него была большим ударом. За день до ее смерти, они допоздна просидели вместе, пили чай с вареньем и вспоминали далекое прошлое. Что-то не понравилось Олешке в глазах старой женщины, но он как-то не придал этому никакого значения. Он никогда не влезал в голову близким людям и впервые потом пожалел об этом. На следующий день ее не стало. Кто-то из местных видел его поздно вечером, выходящего из ее дома, и эту смерть деревня сразу отнесла на его счет. И хотя все заботы и расходы по похоронам он взял на себя, это не изменило мнения деревни. Все его поиски адреса дочери были напрасными. Похороны Марии Александровны были его первым и последним в общение со всей деревней.
   Его единственные связи с людьми были порваны и к нему пришла пора одиночества. Конечно он общался с людьми при лечении, к нему приезжали, его звали и он лечил, но одиночество неотступно и преданно следовало с ним, словно тень. Он вспомнил слова Федора: - Одиночество дается нам для испытания, только жаль, что он тогда не сказал для испытания чего.
   Во время реконструкции дома у него была интересная встреча. Как всегда утром он шел на почту. Когда он вышел из почты, то у входа на дороге стояла темносиняя иномарка. Когда он вышел с газетой, дверь машины открылась и из нее вылез мужчина и направился к нему навстречу.
   - Добрый день. Вы, наверное, Олег ? - спросил он.
   - Олег.
   - Если Вы не против, чтобы нам не стоять здесь, давайте посидим в машине и немного поговорим.
   Незнакомец открыл переднюю дверь. Колдун молча уселся на переднее сидение. Незнакомец закрыл дверь и обойдя машину уселся рядом с ним. От него веяло большой энергией и холодом.
   - Меня зовут Александр Михайлович. Простите, а как Ваше отчество ?
   - Зовите меня просто Олегом.
   Незнакомец несколько удивился такому ответу, но не показал вида.
   - Ну, как знаете. То, что я сейчас Вам скажу, может удивить Вас, только прошу выслушать меня до конца. Если Вы не против, я закурю. - он опустил стекло и вопросительно посмотрел на Колдуна.
   - Курите, ведь это Вам во вред, а не мне.
   - У меня к Вам предложение. - Александр Михайлович закурил и продолжил. - Вы можете работать в центре. В Краснодаре я дам Вам в собственность большое помещение со всеми удобствами. Две комнаты будут Вам под приемную и помощника, остальные три комнаты для Вашей личной жизни.
   Он сделал паузу, стряхнул пепел в окно. - Я Вам гарантирую минимум две тысячи долларов в месяц. Оплату за квартиру будем производить пополам. Вы будете заниматься своим делом, лечить людей и чем хотите, что Вашей душе будет угодно.
   Он покрутил сигарету между пальцев и выкинул ее в окно. - Что Вы скажете на мое предложение ?
   - Ваше предложение очень заманчиво, но оно противоречит моим принципам. - Колдун поднял голову и посмотрел на собеседника. - Оно не приемлемо для меня, но я благодарю Вас за предложение.
   - Что Вас смущает в моем предложениие ?
   - Все. Во первых, лечение требует сбора трав, которые знаю только я. Во вторых, как я уже сказал, это противоречит моим принципам.
   - Ну первая оговорка не существенна. Вы можете на машине до обеда съездить в лес и собрать все что Вам необходимо. Кроме того, я сразу предложил Вам помощника. Второе - это уже сильный аргумент. Я всегда уважаю принципы, только я тоже не планирую брать больших денег за лечение бедных. Основные сборы будут идти с тех, у кого их много. - Александр Михайлович достал из переднего кармана визитную карточку и протягивая ее Колдуну сказал. - И все таки не спешите с ответом. Здесь мои координаты. Подумайте хорошенько и если согласитесь, то позвоните мне.
   Колдун взял карточку, - До свидания. - и открыв дверь, вылез из машины.
   - Не спешите говорить нет. Я всегда буду ждать Вашего звонка. До свидания.
   Колдун направился домой. За спиной он услыхал шум отъезжающей машины.
  
   Мужчина сидел и внимательно смотрел на мокрое пятно на столе.
  
   Переделанный дом вначале доставил ему приятное удовольствие, но постепенно это благоустройство стало раздражать его и он стал подолгу уходить в лес, часто ночуя в постройках Федора, разбросанных в разных местах леса. Он стал превращаться в настоящего колдуна, которым его называла деревня.
  
   Лужица подползла к краю стола, капля сорвалась и медленно полетела вниз.
   Раздались громкие удары в дверь.
  
  
  
   ПУЛЯ
  
  
  
   Дверь распахнулась и в дом вошел молодой парень крепкого телосложения. Колдун поднял голову и посмотрел на вошедшего. За всю его жизнь здесь, в этот дом, к нему впервые пришел человек, которого он не звал, и этот человек был не из деревни. Таких мальчиков он уже видел. Они в основном крутятся там, где происходят какие-то шумные разборки. На нем была нараспашку черная, кожанная куртка, скорей всего одетая на безрукавку. Голова его была наголо подстрижена, на шее висела толстая золотая цепочка, а в руках он крутил ключи от машины. Близко посаженные к переносице узкие глаза ничего не выражали, кроме вызова. За его спиной он увидел еще одного человека, похожего на первого, но в квартиру тот не вошел, а остался за дверью.
   - Здорово ! Это тебя называют Колдуном.? - человек в развалку подошел к столу и сел напротив Колдуна, развалившись на стуле. - Слушай, нужна твоя помощь, нас прислали за тобой. Собирайся.
   - Какая помощь понадобилась тебе от меня ? - с некоторым удивлением, Колдун разглядывал лицо сидящего мододого человека.
   Было странно, но в его глазах не было ни чего, кроме чувства превосходства и собсвенной значимости, что немного насторожило Колдуна.
   - Не мне, а моему шефу. Ну ты, мужик, и забрался. - он покрутил головой рассматривая комнату. Затем достал сигарету и закурил. - Человек ранен, вникаешь, только ты можешь помочь. Собирайся.
   Колдуна разозлила наглость сидящего и он решил проучить его, тем более, что говорящий сам помог ему своим неожиданным вопросом.
   - А ты что, путем, в самом деле можешь колдовать ? Ведь тебя все вокруг так называют. - крутя в руке ключи, спросил сидящий и выпустил струю дыма в сторону хозяина дома.
   Колдун сосредоточенно посмотрел ему в глаза и махнул рукой в темный угол дома. - Нет, я не умею, а вот он все может.
   Сидящий посмотрел туда, куда указал Колдун. Его узкие глаза начали расширяться, ключи выпали из его рук, сигарета прилипшая к губам повисла, он вскочил со стула и потянулся к поясу, но неожиданно замер как статуя.
   Колдун впервые в жизни ликовал, в этих, минуту тому назад нахальных глазах, сейчас он увидел неподдельный страх и испуг.
   - Если будешь шуметь, тогда он накажет всех. Он не разбирается у кого что есть и от него нет защиты. - словно провинившему ученику, наставническим голосом сказал Колдун. - Ты все ясно понял ?
   - По..ня...л. - ответила статуя, не сводя глаз с угла.
   Колдун махнул рукой в угол. - Ну тогда садись.
   Статуя ожила и медленно села на стул. Руки его дрожали, он поднял ключи с пола и положил в карман. Постепенно глаза приняли нормальное выражение, но уже в них не было той наглости, с которой он входил в комнату. Он стал искать где бы потушить сигарету.
   - Да уж кури. Все равно сам себя травишь. Как зовут то ?
   - Меня... ?
   - Ну не меня же. - Колдун ухмыльнулся.
   - Витек. Кто э...то был ?
   - Это и есть настоящий колдун. Да, ты не обращай на него внимания, он просто меня охраняет. Лучше ты, Витек, расскажи все по-порядку, что же случилось ? Чтобы помочь кому-то, я должен знать подробно, что произошло.
   - В хозяина стреляли. - сказал сидящий, бросая осторожные взгляды в угол. Он послюнявил пальцы, затушил сигарету и сунул ее назад в пачку.
   - Где это произошло ?
   - В Лабинске. Мы там были... вообщем по делам.
   - Давно это произошло ?
   - Часа три тому назад. Никто из местных не хотел вести нас к тебе, пришлось припугнуть, ну они и показали дорогу к тебе.
   Колдун встал и пошел к полкам. - Можешь подождать меня за дверью. Я возьму все что надо и выйду.
   На дороге у выхода из леса, возле почты, стояла черная иномарка. В машине они ехали молча, но было видно, что Витек все рассказал своему напарнику, потому-что тот за все время езды бросал осторожные взгляды на Колдуна через зеркало в салоне. И это Колдун прочел в его глазах. Машина остановилась перед высокими воротами и засигналила. Ворота открылись и машина въехала во двор, ворота за ними закрылись. Витек проводил Колдуна в одну из комнат первого этажа. Перед телевизором на большом кожанном диване сидел полный мужчина в черном свитере. В комнате было еще несколько молодых парней, в углу опустив голову сидел мужчина в очках. Увидев вошедших мужчина оторвался от телевизора и с любопытсвом осмотрел Колдуна с ног до головы.
   - Добрый день. Доктор расскажите ему все.
   Мужчина в очках поднялсся и подошел к Колдуну.
   - Макс Борисович. - протягивая руку, сказал он.
   - Олег. - пожимая руку ответил Колдун.
   - Простите, а отчество как ?
   - Называйте просто Олегом.
   - Ну пойдемте. Ранение очень тяжелое, но в больницу ему сейчас никак нельзя. - Макс Борисович прошел по короткому коридору к дверям, возле которых стоял человек похожий на Витька.
   - Это со мной. - сказал доктор, открывая дверь.
   - Ранения навылет - спросил Колдун.
   - Левое да, а справа пуля застряла где-то возле позвоночника. Сами понимаете оперировать в таких условиях невозможно. - Макс Борисович подошел к лежащему на кровате и поправил капельницу.
   Колдун сразу вспомнил про заманчивое предложение человека приезжавшего к нему в деревню. Он взял стул придвинул к кровате и сел. В комнату вошли мужчина в черном костюме и двое парней, которые встали у него за спиной.
   - Не стойте за спиной, лучше сядьте там. Вы будете мне мешать. - Колдун махнул рукой в сторону журнального столика. - Макс Борисович дайте мне ножницы.
   Ножницами он разрезал бинты и оголил грудь. Через раны начала сочиться кровь. Колдун положил руки на грудь возле ран. кровотечение на некоторое время увеличилось и остановилось. Доктор стоял сбоку и с интересом наблюдал за происходящим. Колдун переложил левую руку так, что вторая рана оказалась между ладонями. Доктору казалось, что вообще ничего не происходит. Темная кровь опять потекла из раны и наверху показалось что-то черное. На короткое мгновение кровь опять хлынула из отверстия. Колдун взял это черное и положил в блюдечко на тумбочке. Раздался высокий звук удара металла о фарфор. Это было пуля. Если бы доктору это все рассказали, то он бы не поверил ни одному слову, так как это противоречило здравому смыслу, но это все он видел своими собственными глазами. Он с удивлением и восторгом смотрел то на пулю, то на Колдуна, продолжая наблюдать за всеми манипуляциями. Колдун опять положил руки возле раны и из нее потекла ярко-красная кровь. Затем он встал.
   - Оботрите его всего начисто, смените белье на чистое. Помогите кто-нибудь доктору. - Колдун подошел к окну.
   За окном начинало темнеть. Возле ворот, в которые они въехали час тому назад стоял человек с автоматом в руках.
   После минутного замешательства доктор очистил грудь и спину от следов крови и с помощью охранника подложил под спину чистое белье. После все этой процедуры на груди было только два красных следа с темными пятнами в центре. Колдун повернулся к человеку в черном костюме. Подойдя к столику, он достал из сумки полиэтиленовый пакет с травой.
   - Пускай это пять минут прокипятят в пол-литре воды, остудят и процедят. Потом принесут сюда. - Он положил пакет на столик и вернулся к кровате раненного.
   - Доктор Вам больше не нужен ? - спросил человек в костюме.
   - Пусть пока будет здесь.
   Один из парней забрал пакет и вышел из комнаты. Колдун опять сел возле кровати. Он достал из своей сумки небольшую металлическую баночку и открыл ее. Затем размотал бинт и сделал две квадратные накладки, на которые нанес зеленую мазь из баночки и осторожно положил их на раны.
   - Пластырь у Вас есть ? - спросил он.
   Доктор взял с тумбочки пакет и передал его Колдуну. Тот тремя полосками пластыря приклеил каждую накладку к телу.
   - Завтра под вечер это снимите. Все. Капельницу можете снять. Если попросит пить давайте только красное виноградное вино. Пусть пьет сколько хочет. Через каждые два часа давайте по две столовые ложки настоя, что я дал заварить. Ночью не надо. Завтра утром дайте поесть не жирный куринный бульон, с мелко порезанным мясом. Ну вот и все.
   Колдун встал и показав рукой на пулю сказал:
   - А это оставьте ему на память. Тело не лучшее место для хранения таких предметов.
   Человек в костюме подошел к нему и протянул руку. - Меня зовут Сергей Николаевич.
   - Простите, грязные руки. Мне бы где-нибудь их помыть.
   - Антон, проводи Олега.... - он вопросительно посмотрел на Колдуна.
   - Просто Олег.
   - Проводи Олега в ванную, а потом в мою комнату. - он подошел к раненному. Тот неподвижно лежал, лишь простынь, прикрывающая его грудь, равномерно поднималась и опускалась.
   Антон после ванной проводил Колдуна в другую комнату и встал возле дверей. У окна стоял Сергей Николаевич и смотрел во двор. Возле дивана стоял небольшой стол на ажурных ножках, сервированный на двух человек. Когда Колдун вошел в комнату мужчина повернулся навстречу ему и жестом предложил садиться.
   - Антон ты свободен. Не нравится мне все это, усильте дежурство. Садитесь Олег, где Вам удобно. Время позднее. Покушайте.
   Когда Колдун сел, он спросил. - Что будете пить ?
   - Я не пью.
   - Спасибо Вам за помощь. - Сергей Николаевич налил виноградный сок Колдуну и сел на свободное место. - Когда он пришел в себя после ранения, то сказал найти Вас. Нам пришлось немного повозиться пока мы нашли Вас.
   - Где это произошло ?
   - При въезде в город. Ваше здоровье. - Сергей Николаевич поднял бокал, отпил немного и поставил на стол. - С ним все в порядке ?
   - Да, все нормально. Организм у него сильный. Все будет хорошо. Завтра утром увидите сами.
   - Вы уж простите, но Вам придется побыть у нас два-три дня. Вы не возражаете против этого?
   - Вы задали мне вопрос словно даете возможность для выбора. - ответил Колдун, делая бутерброд с лососем. - А мне здесь больше делать нечего. Зачем я Вам еще нужен ?
   - Я так понял, что Хозяин хотел бы с Вами погорить. После разговора с ним Вы будете свободны и Вас отвезут назад. Я Вам это обещаю. - мужчина добавил себе в бокал коньяку и залпом выпил.
   - Спасибо и на этом.
   Говорить им больше было не о чем.
  
   Утром, когда Колдун пил чай в отведенной ему комнате, в дверь постучали и вошел Антон.
   - Вас хочет видеть Хозяин.
   Колдун не спеша допил чай и только потом отодвинул поднос, который принесли ему в комнату, сразу же, как только он проснулся. Не спеша поднялся и пошел за Антоном.
   В комнате на большом кожанном диване опять сидел Сергей Николаевич. Возле раненного находился Макс Борисович. На тумбочке стояла бутылка вина и фужер. Сам раненный сидел на кровате, опираясь спиной на подложенную подушку и что-то ел из глубокой чашки.
   - Доброе утро. - сказал Колдун. - Как Ваше самочувствие, Александр Михайлович ?
   - Доброе утро. - мужчина на диване удивленно посмотрел на Колдуна.
   - Доброе утро, Олег. Надеюсь Вас не обижают тут ? - передав чашку врачу, медленно чуть хриповатым голосом сказал раненный и не дожидаясь ответа сказал. - Оставьте все нас.
   Врач и охранник вышли.
   - Сергей я попросил оставить нас наедине. А Вы садитесь, Олег.
   Колдун сел на освободившееся место врача.
   - Макс Борисович рассказал мне про Ваши чудеса и по тому, как я себя чувствую сейчас, я верю ему на все сто. Спасибо Вам. Эту пулю я буду хранить всю жизнь, совсем не потому, что она из моего тела, а потому, что из моего тела ее вытащили голыми руками. Этим мало кто может похвастаться. Я сделаю для нее специальную коробочку и положу ее туда. - Александр Михайлович улыбнулся.
   - Что верно, то верно, такие вещи лучше хранить в коробке, чем в своем теле. Постарайтесь чтобы этого больше не случилось. Болей в груди не чувствуете ?
   - Нет. Все нормально. А чтобы этого не повторилось, сделать сложнее, хотя надо стараться. Как видите судьба опять свела нас. Только на этот раз я предлагать Вам ничего не буду, но любое Ваше желание будет для меня законом. - Он поправил левой рукой подушку за спиной. - Со мной находится теперь стало опасно, но думаю, что это не надолго.
   - Скажите, для чего Вам это все надо. - спросил Колдун.
   - О чем это Вы ? Ах, да, зачем нужны власть и деньги ? - Александр Михайлович посмотрел в глаза собеседнику. - Чтобы быть независимым от других. Только и всего. Самое неприятное, что этого хочу не только я один и в итоге имеем то, что имеем. К власти стремятся все. Ведь и Вы живя в своей деревне, стараясь быть независимым, приобрели незаметную для себя власть.
   Теперь пришлось удивляться Колдуну на услышанные слова, ведь в его словах была неожиданная для него правда.
   - Не удивляйтесь, но так оно и есть, только у Вас все это получилось самопроизвольно. Да, если хотите выпить, посмотрите там на столике что Вам нравится. - Александр Михайлович кивнул головой в сторону столика у дивана.
   - Спасибо я не пью, а Вас не волнует, что такие как Вы породили этих бритологоловых монстров.
   - Вам это только кажется. Они всегда были вокруг нас, я только объединил их для достижения своей цели. Вы думаете я в восторге от них. Придет время и они станут мне не нужны. Я тоже начинал с нормального честного бизнеса, но потом ко мне пришли и попросили большую часть заработанного. Мне пришлось подчиниться. Я закрыл свое дело и создал собственную систему. Так уж все устроено вокруг нас, либо властвуй ты, либо будут властвовать тобой. Все это скучно и поверьте мне совсем не интересно. - Александр Михайлович осторожно опустил руку вниз, открыл верхний ящик тумбочки и достал оттуда пять пачек по сто долларов. - А это Олег Вам. Маленькая часть моей благодарности Вам. Берите, берите не сопротивляйтесь. Эти деньги заработаны не честно, а это, как знаю я, не противоречит Вашим принципам.
   Колдун взял деньги и сложил их во внутренние карманы пиджака.
   - Вы мой гость и можете здесь находиться сколько Вам угодно. Конечно здесь по-скромнее, нежели в Краснодаре, но с голоду здесь не умрете. - он улыбнулся и откинул голову на подушку. - Как только захотите уехать Вас отвезут назад. Я рад и в то же время мне жаль, что мы встретились именно так.
   - Поправляйтесь. Скажите своим, чтобы меня отвезли назад. - Колдун стал.
   - Вы еще не потеряли мою карточку ? - спросил Александр Михайлович.
   - Еще не потерял.
   - Звоните если Вам понадобится моя помощь. До свидания и большое спасибо Вам.
   - Прощайте. - и Колдун пошел к выходу.
   Когда Колдун вышел, в комнату вошел Сергей Николаевич.
   - Сергей, отвезите его назад и очень прошу аккуратней с ним. - сказал лежащий на кровати.
  
   Как только они отъехали от дома у Колдуна возникло странное чувство, что за ними наблюдают. Он посмотрел назад, но за ними не следовало ни одной машины. Это чувство не покидало его, пока они не подъехали к почте. Возле почты Колдун попрощался с сопровождающими и вышел из машины. На почте он забрал газету и отправился к себе домой. Дома он спрятал деньги в подвале, затем переоделся, забрал свою матерчатую сумку и ушел в лес.
   Когда в обед он подходил к дому у него опять возникло неприятное ощущение наблюдения за собой. Он ощущал всем телом, что в доме есть посторонний человек. С минуту он раздумывал, что делать, затем поднялся по ступенькам и вошел в квартиру. Перед ним у стола стоял бритоголовый и держал пистолет направленный на него. В этой позе Колдун и остановил его.
   - Что, тебя прислал Хозяин ? - Колдун подошел к столу.
   - Нет, - ответил незнакомец. - Меня прислали убить тебя за то, что ты спас Хозяина.
   - Значит конкуренты. - Колдун повернулся к двери. Возле дверей в углу стояла канистра.
   - Вот ты хочешь меня убить, но даже не знаешь меня. Неужели тебе все равно кого убивать ? - спросил Кодун.
   - Мне приказали и я выполняю приказ.
   - И много уже таких приказов выполнил ? - усмехнулся Колдун.
   - Не мало.
   - Наверное, тебе легко жить на земле.
   Неожиданно дверь распахнулась и сразу раздались два выстрела. Что-то тяжелое ударило Колдуна в грудь, ноги его подкосились, он стал оседать на пол и завалился на спину, опрокинув стул.
   - Что пасть разинул. Я же говорил тебе, что нельзя допускать, чтобы он смотрел тебе в глаза. Кончаем все быстрей и сваливаем. - словно издалека услыхал голос Колдун.
   Он видел как один из парней обливает стены из канистры, причем они опасливо обходили его стороной.
   - Все, поджигай и линяем.
   Вокруг Колдуна заполыхал огонь. Он как голодный хищник начал метаться по стенам и подбираться к нему, но Колдуну было очень холодно. Он попытался приподняться, но что-то тяжелое в груди прижимало его к полу, не давая возможности пошевелиться. Огонь со стен перебрался на потолок, на полках захлопали склянки, огонь все ближе и ближе подбирался к нему и уже начал лизать его одежду. Потолок затрещал и стал медленно падать на него.
  
   2010 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   49
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"