Razengart: другие произведения.

Записки Странника. Первые шаги. (версия 1.1)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 4.25*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фанфик по "Highschool of the dead". Один из многих, быть может не самый интересный или удачный... не знаю. Главное - законченный, во всяком случае, первая часть - точно. Переписываться уже не будет.


Пролог

   Несется тропа, шальная стрела,
   К далеким мирам ведет она,
   Но вечен твой путь,
   Назад не вернуть...
   Тебя
  
   Мелькают Миры, тают века,
   И за тобой скрипят врата,
   Ты снова у порога
  
   Черный Кузнец "Твой путь"
  
   Очередное пробуждение давалось с неохотой. Все же, не стоило вчера сначала допоздна зависать на стрельбище, а после этого перечитывать руководство по оказанию первой помощи при переломах опорно-двигательного аппарата. Не сказать, что я являюсь поклонником подобного рода литературы, но интернета здесь все равно нет. И все же, и в самом деле, лечь стоило на час раньше. Даже то, что сейчас на полной громкости играл рок, совсем не стимулировало на проявление хоть какой-то активности.
   Кошмаров сегодня не было, вернее, на фоне того, что мне снилось ранее, они были какими-то блеклыми, словно выцветшие фотографии. Выключив будильник, я посмотрел на часы. Пора вставать, до встречи с наставником осталось полчаса. Одевшись и умывшись, я вышел из своей комнаты и пошел к его кабинету, вспоминая по пути все, что произошло за эту неделю. Неделя, к слову, и впрямь выдалась захватывающая: сначала я случайно, каким-то образом совершил межмировой переход, после этого попал под всплеск хаоса, откуда меня вытащил мой будущий наставник. Дальше было семь не менее насыщенных дней, проведенных на базе.
   Когда оглядываешься, то кажется, что прошло больше месяца, а вовсе не семь дней. Пожалуй, сложнее всего было, когда я понял, что найти свой родной мир у меня получится нескоро. Во всяком случае не раньше, чем научусь свободно ходить между мирами. А случится это отнюдь нескоро: мне предстоит еще довольно долго восстанавливаться после воздействия эманаций Хаоса. Нет, перемещаться у меня получается, но расход сил на это дело не лезет ни в какие рамки, даже один переход сильно выматывает организм. Да и ощущения при этом мягко говоря..... С навигацией еще хуже, постоянно выносит не туда, куда нужно, но потихоньку ситуация начинает выправляться. После нескольких обзорных лекций посвященных трансовым методикам различных школ стало существенно легче сосредотачиваться на финишной точке.
   Пожалуй, договор об ученичестве был взаимовыгодным решением. Наставник получал ученика, обязанного ему, и не только жизнью. Мне же предоставляется относительная свобода, примерно соответствующая вассалитету, даже с несколько меньшими обязанностями. Главное - он был заключен на вполне ограниченный срок, через семь лет мне предстоит решать, как жить дальше. Хотя, до этого еще нужно дожить, но кое-какие наметки на будущее есть уже сейчас. В принципе, мне повезло, и довольно сильно. Совсем как в том анекдоте, "дяденька добрый был, конфету дал, а ведь мог и зарезать". Когда имеешь возможность оценить, что с тобой могли сделать с помощью имеющегося научно-медицинского оборудования, то становится совсем не до смеха.
   К сожалению, та, самая первая беседа с наставником особых результатов не дала. Поиски информации в библиотеке тоже не особо помогли прояснить ситуацию. Известно было про Странников - группу людей к которой как оказалось я относился - до обидного мало. Пожалуй, самым известным фактом была способность к перемещению между мирами, вернее ее особенности, выделяющие их в отдельную категорию. Как оказалось, процесс прыжка занимает от пары десятков минут, до нескольких секунд, в зависимости от опыта перемещающегося, его психологического и физического состояния и кучи других факторов. Еще интереснее была информация, что ориентируются странники не по абсолютным координатам, а по ориентирам, можно сказать, что на ощупь. Грубо говоря, такое ориентирование было похоже на поиск по ключевым параметрам, вместо стандартного листания каталога. Не менее "милой" особенностью был обход любой защиты, в том числе и стационарных щитов. Пожалуй, самой ценной чертой было игнорирование странниками "закрытости" миров, для нас это не имело значения. На этом "общеобразовательная" часть заканчивалась, и начинались научные дебри, лезть в которые без соответствующего образования было бессмысленно.
   Собственно, именно из-за этой навигации "на ощупь" меня и вынесло под всплеск хаоса. Так уж случилось, что прыгнул я совершенно случайно, не осознавая, что я делаю, только на ощущениях, а вот когда уже стало понятно, что случилось что-то не то, меня и накрыло всплеском. Ощущения при этом были крайне паршивыми, нечто среднее, между сгоранием заживо, и попаданием одновременно в водоворот, воронку вихря и снежный буран одновременно. Собственно, последнее, что я помню - это то, как меня куда-то тащат, а также многоэтажные матерные загибы моего будущего наставника.
   Очнулся я уже здесь, на базе. Разговор состоялся здесь же. Предложение я принял, после чего мне устроили небольшую экскурсию по базе, а после - оставили со списком необходимой к изучению литературы. Помимо теории, была общефизическая подготовка, и практические занятия. Последние чаще всего были направлены на "повышение выживаемости во враждебном окружении", проще говоря, курсы выживания. Стрелковой подготовки почти не было, однако вход на стрельбище был свободный, количество патронов было запредельным, так что, стрелять получалось много и часто. Длилось это все до вчерашнего дня, когда Наставнику пришло несколько сообщений. Через полчаса он отменил все совместные мероприятия запланированные на этот день, сказав зайти к нему в кабинет следующим утром.
   Подойдя к двери кабинета, я вспомнил свои впечатления возникшие при первом посещении. Я, конечно, предполагал, что будет что-то необычное, но реальность превзошла все мои ожидания. Кабинет представлял собой большую комнату, определить размеры которой было очень сложно, из-за крайне специфической системы голографии, которая делила кабинет на две части. Первая была собственно его рабочим местом, со столом, стульями и обычным офисным креслом на колесиках. Стиль мне очень понравился, все либо прозрачное, либо стальных оттенков. Впрочем, его кресло было оббито черным бархатом. По периметру этой зоны была голограмма неизвестной звездной системы, с двойным белым гигантом в центре и троицей красных и одним белым карликом вращающимися вокруг него. Вторая часть кабинета напоминала смесь библиотеки и мастерской, с черной мебелью, большим количеством книжных стеллажей вдоль одной из стен и несколькими станками вдоль противоположенной. Рядом с третьей стеной находился невысокий столик, вокруг которого был поставлен диван и несколько кресел. Центр комнаты, по неизвестной причине был пуст.
   Войдя, я встретился взглядом с Наставником, который видимо до этого что-то читал. Вообще интересно получилось - Наставник имеет внешность обычного кареглазого брюнета лет двадцати двух. Несколько шрамов на лице, самый заметный - над глазом, делит левую бровь на две части. Да и то, что называю я его наставником вынужденно, он предпочитает именно это обращение любым другим вариантам. Его имя стало мне известно только во время принесения обоюдной клятвы, и только общая серьезность обстановки не позволила мне заржать. Чего я никак не мог ожидать, так это того, что он окажется моим тезкой. Внешность у него, правда, была скорее европейской, с монгольским разрезом глаз.
   Затянувшуюся паузу прервал усталый голос наставника:
   - Ну что встал, проходи, присаживайся.
   Присев, я в очередной раз поразился удобству стульев, а ведь по внешнему виду и не подумаешь. Устроившись поудобнее, я еще раз посмотрел на стол. Над ним висели изображения каких-то карт и документов с различными графиками и диаграммами. Наставник, отпив чай из стакана, повернулся ко мне.
   - Ты ведь помнишь, что вчера было?
   Я немного напрягся, вчера пришли какие-то срочные сообщения. Срочные настолько, что были отменены все мероприятия. - Да. Ожидаются неприятности?
   - Довольно сложно сказать... с одной стороны, в принципе, ничего серьезного не предвидится. С другой, тебя сейчас можно и соплей перешибить. Еще хуже то, что ты все еще фонишь хаосом, засвечивая свое местоположение для большинства магов и части технарей, соответственно, здесь тебя оставлять нельзя, да и в любые развитые миры тебе путь заказан. В остальные тоже, подготовка у тебя нулевая, так что, остается только один вариант. Не скажу, что самый приятный, но тебе будет полезен опыт, который ты там получишь, да и найти что-либо в подобных местах довольно сложно.
   Скривившись в горькой гримасе, которую и улыбкой то назвать нельзя, наставник замолчал, видимо, вспоминая не самые лучшие моменты своей жизни. Потом, обхватив рукой стакан с остывшим чаем, дождался пока от него снова пойдет пар и неторопливо сделал пару глотков, собираясь с мыслями.
   - Надеюсь, мне не предстоит сражаться с ордами пришельцев, или же пытаться выжить во время очередной мировой войны?! - Я попытался разрядить обстановку шуткой, пусть и не самой удачной. Правда, в качестве шутки это было воспринято только мной. Ответ Наставника был вполне серьезен.
   - Нет, тебе не придется вживаться в шкуру Сэма Стоуна, Виллфорда Роквелла или кого-то еще. Ты и не сможешь, у тебя нет ни знаний, ни соответствующего склада ума, ни характера. Все проще, и одновременно сложнее - тебе предстоит просто жить, и пытаться остаться собой. Ну и не сдохнуть в течении того срока, пока я буду решать свои проблемы. Не думаю, что это затянется надолго, скорее всего, несколько дней, максимум на неделю. Ну а мир... ты же знаешь что такое аниме и манга?
   Безусловно, с этими направлениями современной литературы знакомо большинство школьников и студентов. Был знаком и я, однако мои познания ограничивались несколькими анимешными вселенными, самой известной из которых был Блич. Ну а манга - с ней знакомство было гораздо более продолжительным и широким. "Йормунганд", "Черная Лагуна", "Кровавый понедельник", несколько сериалов в стиле эччи, открываемых, когда мозги начинали глючить под гнетом профильных предметов. Читал я и фанфики, заполонившие в том числе и русскоязычный интернет. Но слышать о японском творчестве применительно к будущему месту пребывания было несколько... неприятно?
   - Такое что, может и в реальности существовать?
   - Периодически подобные миры возникают, на территориях близких к Хаосу. - Постепенно, его лицо возвращалось к обычному своему состоянию.
   - Это те самые места, куда не суются даже самые отмороженные демоны?
   - Ну, кто-то сунулся, раз уж эти места описаны. Но речь сейчас пойдет не об этом. В свое время группка молодых полудурков на спор создала серию анимешных миров. Это у них было... чем-то вроде дипломного проекта, наверное. Уничтожать получившийся результат после закрытия данной темы не стали, просто засунули в свертку пространства, на память так сказать. Миры брались более-менее реалистичные, так что, ничего запредельного ты бы не встретил. Только вот, прошедший по тому сектору пространства всплеск Хаоса изуродовал большинство миров, сузив выбор до одного, где чувствуется лишь слабое его эхо. Остальные пострадали гораздо сильнее, и обстановка, царящая там, напоминает вселенную сорокатысячника. Так что, выбора у нас нет, придется тебе осваивать тонкости сурвайверского искусства.
   Постапокалипсис. У японцев очень мало такого рода произведений, куда больше это направление свойственно творчеству жителей СНГ, и это рождает закономерный вопрос, от ответа на который зависит очень многое. Как минимум - понимание, насколько сильно я попал. Соответственно:
   - Как называется первоисточник, по которому он создавался?
   - Высшая Школа Мертвецов. Судя по твоей весьма красноречивой реакции, с сюжетом ты знаком. А в скором будущем ознакомишься и с изнанкой знания подобного рода материала. Учти, ничего упускать нельзя, и нельзя ничто брать на веру, цена ошибки может оказаться слишком велика. Могу только сказать, что глобальная геополитика возьмет свою дань кровью. Китай станет слишком опасен, и его устранят. Если коротко - "Nuclear launch detected!". Произойдут и кое-какие другие события, но Японии они не коснутся, поэтому узнаешь о них по возвращении. Если, конечно, тебе будет это интересно.
   Вслед за этим была сделана очередная пауза, мне дали время собраться с мыслями. Складывалась не самая лучшая картинка. Хотя, это не худшее, что могло со мной произойти. Все же, это не Гантц, в котором каждые несколько глав менялась команда главного героя, а сам он постоянно балансировал на лезвии бритвы. И не дурацкий сенэн, в котором мне пришлось бы совершать героические подвиги, во имя хрен знает чего.
   А наставник тем временем продолжал, сообщая теперь уже настоящую вводную.
   - Твоя задача - выживание в условиях условно-враждебного окружения, в течении максимально долгого времени. Ориентировочно - неделя, плюс-минус два дня. Так как в будущем тебе предстоит сформировать свою группу поддержки, если посчитаешь, что кто-то тебе подходит, то по возвращении можешь взять их с собой. Но именно ты будешь держать ответственность и за них, и перед ними. Так что, постарайся думать головой, а не чем-нибудь другим.
   В этот момент он напоминал мне одного из наших преподов, хирурга-травматолога преподававшего основы оказания первой помощи. Только вот я вполне здраво оценивал и особенности своего характера, и положение, в котором сейчас нахожусь.
   - Этого не будет. Ты ведь сам знаешь, со мной сложно ужиться, особенно нормальным девушкам.
   - Посмотрим по возвращении, поступки всегда красноречивее слов. И не только для меня, уж поверь. Но, вернемся к делам нашим скорбным. Так как в Японии очень и очень туго с огнестрельным оружием, то тебе достанется небольшая посылка, но из-за довольно сильных помех она прибудет только тогда, когда вероятность удачной транспортировки составит хотя бы процентов восемьдесят. В твоем же случае, таких проблем нет, так что, отправляешься ты прямо сейчас. Время вышло.
   Последним что я увидел, был приближающийся наставник. К сожалению, сил выматериться у меня не хватило.
  

Эпизод первый.

  
   Очнулся я от головной боли. При попытке встать, стало понятно, что изменился рост, центр тяжести и вес. Координация тела была как у пьяного матроса после полугодового рейса. Не меньшим кошмаром стал первый шаг - ноги так и норовили подогнуться. В завершение ревизии можно было отметить некоторое улучшение самочувствия. Да и рефлексы стали подстраиваться под сознание. Ну, хоть не в Коту занесло, и то - дело.
   - Комуро! Ты заснул что ли? Помоги ты нам, наконец!
   Еще одна хорошая новость - я разумею местную мову. Уровень знания языка не слишком понятен, но сам факт уже воодушевляет. Сама ситуация, правда, не слишком хорошая, ведь бита - это контактное оружие дробящего типа. Но в данных обстоятельствах оно явно более уместно, чем нож, или кастет. И уж точно лучше, чем голые руки. Особенно в подобной ситуации.
   Диспозиция следующая: на крыше нахожусь я, в паре метров от меня стоит рыжеволосая девчонка, в школьной форме, зеленого цвета, примерно моего роста. В руках палка, которой она проткнула труп, вцепившийся зубами в руку какому-то парню лет шестнадцати, одетому в такую же форму как у меня. Как их звали? Рей вроде... точно, Миямото Рэй и Хисаси Игоу. Определившись с направлением и расстоянием, я, немного пошатываясь, подошел к Хисаси и врезал зомбаку по затылку. Интересно..., у зомбака не выдержал череп, хотя я особо не размахивался. Ничего не понимаю.
   Надо было перевязать Хисаси, чтобы он не истек кровью. Он уже достал вещи для перевязки, вместе с перекисью. Интересно, откуда это все у него? Хотя если он рукопашник, то вполне может и тягать с собой, на случай возможных травм.
   - Эй, Хисаси, может, я тебе помогу, самому перевязывать раны крайне неудобно, особенно если они на руках.
   С сомнением посмотрев на меня, он опустил взгляд на свои руки, потом вновь поднял на меня.
   - А ты умеешь?
   Ну, что мне было ответить? В принципе - должен, курсы первой помощи у нас длились четыре семестра, из них два - теория, один - практика. И в самом деле - немного. Впрочем, даже этого небольшого курса хватило на оценку ситуации и адекватную помощь. Так как выступившая на ране кровь была темно-красной, и не фонтанировала из раны, можно было сделать вывод, что артерии задеты не были. В основном была откушена кожа, мышцы были практически не повреждены. Промочив ватный тампон перекисью, я осторожно протер участок кожи вокруг раны, после чего облил все антисептиком. Уложив еще тампон прямо на рану, забинтовал руку.
   Помимо этого, мне было важно узнать ответ на еще один вопрос. Подойдя к упокоенному трупу, присел. Интересно, показалось, или нет? Потрогал руку, на ощупь, мышцы были вялыми, словно он уже порядочно полежал на солнышке, однако запах почти отсутствует, естественно, если сравнивать с трупом минимум трехдневной давности. А что с костями? Повернув труп набок, несильно замахнувшись, я врезал битой по ребрам трупа. Выдержали. Врезал еще раз, чуток посильнее - ребра сломались. Интересно, они пружинили очень слабо, словно при жизни человек страдал остеопорозом. Ладно, надо вставать и идти, а то эта парочка как-то странно на меня смотрит. Хисаси с любопытством, а Рэй по непонятной мне причине - с возмущением. Надо отметить, нарастающим возмущением, которое вскоре прорвалось наружу коротким вопросом:
   - Чем это ты занят?
   А вот Хисаси вроде понял, чем именно, умный парень. Вот только уже труп, хотя еще и не подозревает об этом. Решаю кинуть пробный шар.
   - Не видно? Проверяю прочность костей, она сильно снижена, по равнению с нормой. Масса тела не изменилась, скорее всего, распалась органическая составляющая, это подтверждается состоянием мягких тканей. Впрочем, нам и в самом деле надо идти дальше.
   Встав с колен, я уже гораздо внимательнее обозрел окрестности. При осмотре я понял одну вещь - архитекторы, которые все это проектировали, были фанатами творчества Эшера. Тут было шесть корпусов, разных годов постройки и соответственно разной высоты и планировки. Впрочем, остановимся на том, который нам нужен. От лестницы шла дорожка, ведущая к краю крыши и продолжающаяся над галереей соединяющей соседние корпуса. У края крыши был перекресток образованный пересечением с дорожкой, ведущей к двум площадкам, расположенным на концах здания, каждая из которых занимала примерно треть крыши. И главное - вся крыша огорожена перилами, высотой в метр с лишним. На площадке справа располагалась школьная обсерватория, которая выше крыши на один этаж. Собственно к ней мы и собирались прорываться.
   До площадки мы дошли относительно спокойно, и без происшествий. А вот через нее пришлось прорываться, и это оказалось совсем не так легко. Малейшая потеря темпа грозила неприятностями, вполне возможно, что и со смертельным исходом. Первым в получившемся клине бежал я, за мной справа - Рэй, а слева Хисаси. К счастью, зомби на площадке было относительно мало, наверное, не больше тридцати, или может двадцати пяти. Да и скопились они в основном возле одного из углов, наиболее близкого к выходу на крышу. По пути нам попалось штук шесть зомбаков. Где получилось - просто оттолкнули с пути, где нет - упокоили. К счастью, таких ситуаций как с Хисаси больше не повторялось.
   Добравшись до обсерватории, мы быстро забежали наверх. Что-то здесь не так. Повернувшись, я увидел, что Рэй то ли споткнулась на лестнице, то ли еще что-то случилось. Только вот после этого, она решила погеройствовать, и проткнула своей палкой зомбака. В туловище проткнула, дура. Офигеть! Ей что, прошлого раза не хватило, чтобы понять? Видимо, нет. Сбегая вниз по лестнице, я размахнулся битой, зажатой в левой руке. Почему только левой? Правую я держал над перилами, на всякий случай. Добравшись до Рэй, я врезал трупу по голове, второго удара уже не понадобится. Вытащив палку из трупа, я пинком столкнул его вниз. Не бревно конечно, однако тоже неплохо сработало, подарив нам секунд десять. Схватив Рэй за плечо, я рывком поднял ее на ноги и потянул наверх.
   - Комура, ты что делаешь?! У меня же синяки останутся!
   - Жизнь спасаю, раз у тебя мозги не работают. Можно же было уже понять, что их надо бить в голову, так какого хрена ты била в тело?!
   Рэй взглянула мне в лицо с явным вызовом.
   - Ну извини, не все же такие "умные" как ты.
   Разговор явно пошел в совершенно не нужном направлении. Дать задний ход? Неприемлемо. Придется поступить по-другому.
   - Действуй, как знаешь. Но если вдруг будешь готова к нормальному разговору - обращайся.
   Знаю, поступок выглядит глупо, но я выиграл время на размышления. Да и оправдываться мне не пришлось. Можно сказать, что я в плюсе, хотя и обеспечил себе проблемы в будущем. К сожалению, в условиях цейтнота решения зачастую не оптимальны, и порождают новые проблемы требующие дополнительных затрат времени и сил. Я подошел к краю крыши и сел, свесив ноги вниз и схватившись за столбики перил. Честно говоря, я только сейчас начал понимать в какой заднице я оказался. Мне повезло с увлечениями и образованием. Высшим в том числе. Но все же, главное мое преимущество - предзнание. Вот только непонятно, что я помню, а что - нет.
   Я потер виски. Нужно попытаться вспомнить, что и как там было. В принципе, сначала умрет Хисаси, потом спуск с крыши на нижние этажи. Встреча с остальной компанией. Вот после учительской я ничего не знаю, вплоть до визита в домик подруги Морикавы. Следующее что я видел - визит к родителям Саи. Ну и ЭМИ, судя по отдельным признакам - это был стратосферный взрыв. Кстати, непонятно, когда оно случится - если верить моему приятелю, время в аниме и манге отличается на сутки. С остальными моментами ничего не ясно. Вернее, я смотрел отдельные главы до момента в торговом центре, она и была последней. Потом вроде был эпизод с военными вертушками, которые эвакуировали людей. Насколько я помню, манга заканчивалась на встрече с матерью Рэй. Все-таки хорошо иметь знакомых, интересующихся джаповским творчеством, особенно когда тебе проводят подробный обзор по всему посмотренному и прочитанному. А когда этот человек еще и с зомби-тематики фанатеет, то это дает еще больше полезной информации. Теоретической, правда, но это лучше чем заниматься эмпирическими изысканиями.
   Неторопливо обдумывая события возможного сценария будущих событий и планы по их изменению, я осматривал школьный двор и крышу нашего корпуса. Ситуация особо не менялась - все кто сглупил уже погибли, остальные попрятались в разных местах. В целом зомби во дворе было не так уж и много, впрочем, малым их количество тоже назвать было сложно - в среднем на одного зомби приходилось шесть-семь квадратных метров. А вот на крыше их похоже прибавилось, увеличив общее количество еще штук на десять или около того. Печально. Я посмотрел на город, он выглядел брошенным, обреченным на запустение и безвестность. Мои мысли плавно переключились на обдумывание моего будущего. Все выглядит довольно паршиво, особенно то, что сейчас от меня ничего не зависит. Оружия у меня нет, Хисаси обречен на смерть, а Рэй не станет меня сейчас слушать. К сожалению, в данной ситуации в одиночку можно сделать только одну вещь - умереть, чаще всего еще и очень глупой смертью. Я посмотрел на часы, прошло максимум минут семь, может и меньше. Надо заняться делом, а то нервы могут не выдержать. Как вариант можно провести инвентаризацию и запастись тем, что пригодится в дальнейшем.
   Встав, я обернулся и увидел выходящих из обсерватории Хисаси и Рэй.
   - Вы все здесь осмотрели? Нашли что-нибудь полезное?
   Хисаси кивнул. - Да, обнаружили еду и воду в бутылках. Похоже, в клубе астрономии были предусмотрительные ребята, засиживающиеся допоздна.
   Похоже, что Хисаси и Рэй чувствуют себя не в своей тарелке. Оно и понятно - вместо Хисаси Рей спас я, вот только при этом очень четко показал свое мнение о ее уровне интеллекта. Вот и получается - Рей бесится от этого, но ничего мне сказать не может, а Хисаси не знает что делать. Впрочем, эта неловкая ситуация немного сгладилась, после того как Рэй кое-кого заметила.
   - Смотрите - это учитель Такаяма. Что он делает?
   - Собирается умереть. Не видит смысла жить. - В ответ на эти два коротких рубленых предложения у Рэй здорово расширились глаза.
   - С чего ты решил, что он собирается...
   Именно в этот момент физрук прыгнул с ограждения, словно заправский пловец в бассейн. Результат, правда, довольно сильно отличался - переломанное тело напоминало мешок картошки облитый из ведерка с краской. Отдельные серые мазки на асфальте свидетельствовали о том, что мужик уж точно не мучился. Рэй совсем расклеилась, прижавшись к Хисаси и мелко подрагивая. Он, почему-то посмотрел на меня с растерянным выражением лица, и отвел взгляд после пожатия плеч. Рэй продолжала мочить его футболку своими слезами.
   - Я не могу это все вынести, почему все так... почему все так плохо?!
   В ответ Игоу бормочет ей какие-то успокаивающие глупости. Подобный подход действительно помогает, но мне это не дано. Характер слишком приземленный - грубый и циничный. Хотелось бы верить, что все у них наладится, вот только я знаю, что ему осталось очень недолго, и сделать уже ничего не нельзя. Он уже умирает, хоть и не знает этого. Иногда чувствуешь себя такой сволочью, зная некоторые вещи, однако поступая так, как надо тебе - для получения нужного результата. Результата, который не факт что будет, а решения нужно принимать много ранее, чем поймешь, что все пойдет в нужном тебе русле. Хисаси все-таки хороший парень, хоть его и самого трясет от увиденного, он все же пытается ее успокоить.
   - Рэй, должна быть причина, когда ее найдут, все будет хорошо. Все будет хорошо, я обещаю.
   К сожалению, не будет. Причины, кстати, ни в одном месте так и не было показано. Хотя если учесть, что всплеск прошел сквозь этот мир... а также то, что он рандомно меняет миры... такие зомби наверное не худший вариант. Да, пожалуй, особенно если сравнивать с любым другим зомби-апокалипсисом, а также другими возможными сценариями. Вот только от этого не легче. Просто не люблю, когда умирают свои, даже когда это происходит в играх, и вроде как понарошку. Даже если это обезличенные юниты. Но эти двое - они не входят в эту категорию. Еще нет, и не факт, что это случится позднее. Они просто попутчики.
   Рэй начала успокаиваться. Вот только срок отпущенный Хисаси похоже подошел к концу - похоже ему сейчас нехорошо, на это четко указывает сильная бледность, потливость и мелкая дрожь. Внезапно отшатнувшись от Рэй, Хисаси скрючился в приступе жесткого и сухого грудного кашля и упал на колени. После этого, он попытался встать, но снова согнулся во время приступа сильного кашля. Рэй, застывшая как ледяной столп сейчас склонилась над ним. Похоже, она начала понимать, что с Хисаси что-то не то. Я взял сумку, которая лежала возле меня, и быстрым шагом подошел к ним. Взяв Хисаси за плечо, я прислонил его к стенке и проверил лоб. Нет, не показалось - и в самом деле очень горячий. Кашель вроде немного притих и стал не таким резким. Достав полотенце, я попросил Рэй смочить его водой, для компресса. Когда она ушла в обсерваторию, между мной и Хисаси завязался разговор.
   - Я ведь умираю. Ты, ты знал об этом?!
   Вопрос был явно наугад. Но он угадал. И я отвечу, и при этом скажу правду. Это не та ситуация, в которой стоит врать или лукавить. Да и никогда это у меня нормально не получалось.
   - Да, знал. Вот только надеялся что ошибаюсь. Сейчас у тебя два варианта - совершить свой последний полет или умереть здесь. В последнем случае ты вреда не нанесешь, я не позволю. И нет, я не планировал твоей смерти, у меня нет причин желать ее. А если бы были, нашел бы другое время.
   - Про что ты?..
   Именно в этот момент до него дошло, как выглядит ситуация с укусом со стороны. Впрочем, сам виноват, вот только цена этой ошибке - его жизнь.
   - Именно поэтому я тебе и сказал. Лучше провести свои последние минуты с близкими тебе людьми. Ну, а умирающему врать - последнее дело.
   Тут из дверей вышла Рэй и я замолчал. Помочь Хисаси я не мог, это не было в моих силах, даже если бы у меня были лекарства. Впрочем, даже в этом случае единственное, чем я мог бы ему помочь - это летальной дозой морфия или другого его аналога. Не желая мешать им, я отошел на другую сторону площадки, к лестнице. Оттуда было не разобрать, о чем разговаривают Рэй и Хисаси, но разговор был очень не простым. На это указывали и жесты Рэй и интонации во время спора. Похоже, Хисаси смог ее в чем-то убедить. А теперь они прощаются - это четко видно по их мимике, жестам, поведению. Грустно наблюдать за этим, хотя и понимаешь, что по-другому быть не могло. Не выдержав собственных воспоминаний, которые всплыли из глубин памяти при взгляде на эту сцену, я отвернулся и стал смотреть на город. Было очень тихо, не было слышно даже птичьих трелей. Такое ощущение, что здесь не осталось ничего живого. Оглянувшись, я понял, что они закончили говорить и теперь просто ждут. Видя, что уже не помешаю, я подошел ближе, встав в паре метров от них. Уже понятно, что он доживает последние минуты - очень уж паршиво выглядит.
   Вдруг, Хисаси посмотрел на меня: - Комуро, ты обещал, надеюсь ты сдержишь свое слово. Повернувшись к Рэй, он продолжил - Рэй, не спорь, ты же знаешь, что я прав. Прошу, сдержи свое обещание. После этого воцарилось молчание. Через несколько минут, он как-то натужно задышал, потом закрыл глаза и обмяк. Не обращая внимания на попытки Рэй привести его в чувство, я проверил пульс. Как и ожидалось, его не было, как и дыхания. Теперь осталось только это объяснить Рей, что, похоже, будет сложно.
   Те, кто не сталкивался со смертью, почему-то не верят, что близкий им человек умер. Что он не вернется. Обычно, нужно дать им время, чтобы эти люди оплакали потерю. Осознали ее. Смирились. Но сейчас это стало роскошью, цена которой - жизнь.
   - Рэй, он умер. Его больше нет. И ты знаешь, что сейчас будет. Это больше не Хисаси, которого ты знала, сейчас он превратится одного из них.
   Хлесткая пощечина оборвала мои слова. За что? Хотя да, похоже, до нее дошло, что я пообещал Хисаси, и что я сейчас буду делать. Тогда надо расставить акценты.
   - Рэй, раз ты поняла, о чем я договорился с Хисаси то, пожалуйста, не мешай мне.
   Вроде как недавно совершенно сломленная девушка стала настоящей фурией, возмущенно смотрящей на меня.
   - Ты, да как ты мог?.. Это ведь из-за тебя все случилось! - В ответ я парировал контраргументами, краем глаза отслеживая положение трупа.
   - Да неужели, он сам отказался от оружия. Да и я бы предупредил об опасности, если бы мог. Я никогда не стал бы подставлять его. Нас и так мало, сейчас мы в ловушке.
   Тут труп Хисаси начал подавать первые признаки "нежизни". Обрадовавшаяся было Рей снова сникла. Подождав пока он поднимется на ноги и двинется ко мне, я замахнулся подобранной битой. Что за.... Он отшагнул назад?! Ладно, еще раз. Похоже на какие-то рефлексы, препятствий не видит, только движущиеся предметы. Вдобавок реагирует на опасность. Раз он отступил к перилам, попробую столкнуть толчком в грудь. Получилось. Смотрю на ошарашенную Рэй.
   - Мда, даже в посмертии отличился. Надеюсь, нам больше такие не встретятся.
   Посмотрел вниз, на землю. Контрольного выстрела не понадобится, да и нечем, оружия у меня нет. Ладно, пойду, умоюсь. Зайдя в обсерваторию, я заметил возле входа кран пожарного гидранта со скаткой шланга - одной проблемой меньше. Еда лежала на столе - шоколадные батончики типа сникерса, какие-то сублиматы типа сухих хлебцев и несколько бигмаков в упаковках. Еще там была упаковка на двенадцать литровых бутылок, на месте - восемь. Сомневаюсь что минеральная. Собственно, так и оказалось - простая вода, прошедшая очистку. Проверяю состояние баррикады перед лестницей.
   Ситуация складывается в стиле цугцванга, но сейчас наш черед делать ход, а часики тикают. Баррикада держится нормально, вот только убрать ее можно только вперед, вниз по лестнице. Попытка у нас будет только одна, поэтому, надо собрать все, что может быть полезно. После этого идти на прорыв. Проверяю сумку: чужая одежда, бинты, бутылек перекиси, ватные тампоны (обычные косметические). Вроде все. Школьные принадлежности, кажется, выкинули. Убрав из сумки всю одежду, я начал заполнять ее едой - все равно она вся упакована. Не забыл и о воде, закинув три литровые бутылки. Подняв сумку, понимаю, что если добавлю еще что-нибудь, то нести ее будет гораздо сложнее. Выйдя из комнаты, кладу ее рядом с баррикадой.
   Неожиданно вдали послышался рокот. Присмотревшись, я заметил несколько черных точек, которые быстро увеличивались. Впрочем, их не только я заметил - Рэй сильно оживилась. Думает, что нас с этих вертушек спасать будут? Орлы прилетели блин. Я присмотрелся - и в самом деле орлы. Три "черных ястреба" и пара "апачей". Интересно, а в экипаже седых много? Символично ведь получится. А не очень-то они и спешат, даже ста пятидесяти километров в час не будет. И летят они очень низко, на высоте тридцати-сорока метров. У ястребов открыты двери десантного отсека, и пулеметчики держат пулеметы наготове. Рей начала активно размахивать руками, пытаясь привлечь внимание. Еще и кричать что-то пыталась. Немного понаблюдав за этим цирком, я понял, что это не скоро прекратится.
   - Рэй! - Блин, не слышит. Трясу ее за плечо. - Рэй!!! Они не будут нас спасать, у них другая задача. Скорее всего, это захват и защита стратегических объектов - электростанции, водоочистка, контроль над газом. Спасение обычных людей не входит в их обязанности, этим займутся другие люди. Причем это будет нескоро, да и начнут с окрестностей опорных пунктов, которые смогут отстоять силы самообороны, полиция и солдаты США. Скорее всего, сейчас идет эвакуация больших шишек, так что им не до обычных граждан. Спасают правительство, командный состав и ведущих специалистов. Поэтому придется выбираться самим.
   Обломав ее, натыкаюсь на праведное возмущение.
   - Да есть хоть что-то, что ты не знаешь??!
   - Да, есть, например причина, по которой восстают эти зомби, впрочем, я склоняюсь к версии с магией - потому что вариант с вирусом не выдерживает никакой критики. Впрочем, об этом можно и позднее поспорить. Сейчас надо отсюда выбираться. Кстати, прошло около часа, телефонные линии должны уже освободиться - можешь позвонить отцу.
   Передав ей телефон, я начал еще раз осматривать варианты - уйти отсюда можно двумя путями - через крышу или использовать брезентовый шланг вместо веревки. Впрочем, его длины не хватит, чтобы спустится до уровня земли - максимум второй-третий этажи - он слишком короткий. Ключи от транспорта можно взять в учительской. Встретить остальную компанию можно по дороге туда же. Главное сейчас снести струей всех зомбяков, тем более мы своим шумом стянули их к нам. Оглянувшись, я увидел постепенное изменение выражения лица Рэй - с радостного до удивленно-огорченного. Вот и дождался.
   - Да вы что сговорились? Сначала ты со своим всезнанием, теперь отец со своими советами!!
   - Он ко мне обращался? Там, наверное, шумно, он тебя не слышал - вот и обращался ко мне. Телефон то мой - вот он и думал, что разговаривает с владельцем. Впрочем, ладно - видишь этот кран на трубе, сейчас я присоединю шланг и ты по команде откроешь вентиль. Закроешь, когда я скажу. И не надо возмущаться, если у нас получится, одной проблемой будет меньше.
   Ну, вот после этого я и проверил, как все работает. Работало все нормально, напор воды был настолько силен, что я с трудом удерживал шланг. Репетиция прошла успешно, теперь осталось проверить в деле. В отличие от мультика вместе с трупами была снесена только часть баррикады. После этого процедура продолжилась, вплоть до необходимого результата, ведь первым делом они вставали на ноги, и только потом начинали делать что-то еще. После этого я подобрал сумку, и мы начали спускаться, потихоньку продвигаясь к учительской.
  

Эпизод второй.

  
   Мы уже прошли в корпус, где находилась учительская, и спускались на третий этаж, когда послышался визг. Да, такое трудно пропустить, особенно когда этот визг раздается всего на лестничный пролет ниже. Следовало поторопиться. Буквально слетев вниз, я застал довольно бредовую картинку - ну а как еще можно назвать сцену высверливания девчонкой, лет пятнадцати головы зомби. Ну, кроме этого еще был парень, напоминающий по комплекции Сэма из властелина колец. Собственно, он пытался зарядить перекуроченый строительный пистолет, предназначенный для забивания гвоздей. Похоже, что он пашет на пневматике, а не патронах и предназначен для мелких гвоздиков, а жаль, жаль. К детишкам подкрадывался песец в виде мертвяков, которых привлек визг девчонки. Тут на лестнице показалась Рей и я, показав правой рукой на девчонку начал гасить мертвяков двигавшихся к парню. За тылы я был спокоен, потому как там я не заметил ни одного зомбака. Через пару минут к нам присоединились девушка с фиолетовыми волосами и блондинка. Девушку с фиолетовыми волосами я опознал сразу - ее зовут Саэко Бусуджима, она является капитаном клуба кендо. Причем, вполне заслужено является, учитывая, насколько умело она орудует своим боккеном. За эти несколько минут пока мы занимались упокоением, она умудрилась угробить больше зомбаков, чем я и Рей вместе взятые. Так поневоле можно и комплекс неполноценности заработать. Впрочем, рукопашный бой и холодное оружие никогда не были моими сильными сторонами, в отличии от некоторых других вещей.
   Однако вернемся к событиям в коридоре. После небольшой, и довольно скоротечной схватки все как-то быстро успокоилось. И по моему личному мнению стало даже слишком тихо. И надо как-то разрядить обстановку.
   - Ну что, давайте знакомится?! Меня зовут Такаси Комуро, семнадцать лет. Прозвище - "Скар". Немного разбираюсь в оказании первой помощи, а также в огнестрельном оружии. Вот в принципе и все.
   Наверное, зря я назвался своим старым никнеймом. Во времена своей школьной жизни мне часто приходилось им подписываться, что во время походов в компьютерные клубы, что во время представления своих работ. Но время идет, характер меняется, и не всегда в лучшую сторону.
   - Бусуджима Саэко, капитан клуба кендо. Владею навыками кендо и кендзюцу.
   Тут я перевел взгляд на толстяка, хотя нет, не такой уж он и толстый - просто комплекция такая. В первый раз вижу японца с подобной фигурой.
   - Хирано Кота. Разбираюсь в огнестрельном оружии. - И, похоже весьма этим гордится.
   - Миямото Рэй. Владею навыками обращения с копьем.
   - Морикава Шизука. Школьная медсестра. - И весьма симпатичная в отличии от анимешной версии. Да и грудь у нее вполне реальных размеров - третий или четвертый. И не висит как вымя. Короче говоря - симпатяжка, да и лицо отмечено печатью интеллекта.
   А вот сейчас, посмотрев на Саю, я понял, что кое-чего не учел. И сейчас будут проблемы. А если учесть, что в психологии японцев я не разбираюсь, то лично для меня эти проблемы будут очень большими.
   - Хватит болтать, нам нужно убираться отсюда!!! - Впавшая в истерику Сая буквально орала, стремительно сажая себе голос.
   - Ты чего Такаги?
   - Сейчас придут эти твари! Я не хочу умирать из-за вас....
   Обычная женская истерика. Только вот есть один нюанс - опыта по части утешения и успокоения у меня нет. Причем, и в целом вообще, и девушек в частности. Настолько, что я всерьез рассматривал идею угостить Саю стаканом спирта, что было достаточно спорной идеей, так как, скорее всего, она бы с него окосела. Впрочем, Саэко не сплоховала, сначала сломав Сае весь шаблон поведения своей непреклонной вежливостью, а потом ставшая ее успокаивать, после того, как Такаги начала плакать. Вообще странное дело, в аниме и манге все персонажи ведут себя как бывалые ветераны. Я практически никогда не видел нормальной реакции на ранения и трупы - под нормальной реакцией я подразумеваю сильный стресс, с истерикой слезами и блеванием. Почему? Если опираться на субъективные ощущения, то труп недельной давности выглядит, и особенно пахнет... как минимум отвратительно. А уж как выглядят укушенные рваные раны.... Это ведь не мультик, где всего этого не покажут, это реальная жизнь. Хотя да, если задуматься, то, пожалуй, становится понятно, почему истерика только у Саи. Рэй - у нее отец работает комиссаром, наверняка что-нибудь она видела и, наверное, не один раз. Саэко? Если ее воспитывали в старых традициях, то понятно, что крови она не боится. А если учесть что в аниме она рассказала о первом убийстве... ну, понятно. Шизука? Если она училась на медика, посещения морга у нее были. Кота? Если учесть, что его тренировал зеленый берет, тем более инструктор - то психику ему должны были поправить. Вот и получается, что всем как-то поровну, а Сае нет.
   Ладно, она вроде как уже в относительной норме. До учительской немного - метров двадцать. Мертвецов мы уже уничтожили, осталось дойти.
   - Сая, теперь все нормально? Успокоилась?
   Сая нехотя кивнула. Вот и ладушки, а то я уже хотел раскулачивать Шизуку на спирт. По большому счету - это оптимальный вариант. Причина проста - успокоительное подействует или слабо, или его эффект будет сильным и продолжительным. Да и не разбираюсь я в местных лекарствах. Зато знаю, как ускорить и усилить действие спирта, а потом уменьшить длительность его постэффектов. Та лекция отлично сохранилась в моей памяти, но к счастью, применять эти сведения не пришлось. Негромко хлопнув в ладоши соскакиваю с подоконника на пол, и спрашиваю:
   - Вы ведь в учительскую собирались? Пойдемте, заодно разберемся - что нам дальше делать.
  
   И вот, после недолгих сборов мы, наконец, собрались и дошли до учительской. Уже в учительской все разбрелись по помещению, занявшись своими делами. Сая ушла к умывальнику, чтобы смыть с себя кровь и мозги. Саэко и Шизука отправились к одному из столов. Рэй о чем-то разговаривала с Котой. Ну а я, наконец, заметил стенд с ключами, в том числе и от автобуса. После того как я их позаимствовал, мой взгляд упал на часы. Без пары минут два. Наверное, сейчас будут новости. Ленивчика нигде не видно, но мы люди не гордые, можем обойтись и без него. Включил телевизор, теперь ищу новости.
   Рэй пристально смотрит на меня. После крыши она молчаливо признала мое главенство, но сейчас решила поделиться сомнениями:
   - Комуро, по-твоему, это разумно? Телевизор привлечет их сюда.
   - Это оправданный риск. Если хочешь поговорить, то это лучше сделать после новостей, тем разговора будет гораздо больше.
   Ну, вот и новости. Прекрасно. Однако, тут сзади начался разговор на повышенных тонах. Ну вот, Сая сцепилась с Котой. Охренеть как мило. А сейчас, Кота что-то ляпнул и получил пощечину. Достали, я и так звук на минимум поставил, чтобы не шуметь, теперь эти мешают.
   - Эй молодожены, потише никак? - Это было моей ошибкой. В меня полетел первый попавшийся Сае под руку предмет. Хорошо хоть это была бутылка воды, которую я поймал относительно легко. Можно сказать, что "пострадала только моя гордость".
   - Если будете мешать, я верну ее отправителю. У вас что, нет дел поважнее?
   Мда, у Шизуки такое лицо... интересное. Такой возвышенный взгляд, мечтательная улыбка. Сидит тихонько в уголке за столом. Тут меня посетило чувство дежавю. Да я также сидел, на уроках. Подсказывал, только когда одноклассники начинали нести полный бред. Только я скорее был похож на Артаса, ждущего очередную тиму "героев" ВоВки, а вот у нее... или это не маска? Похоже, я потихоньку становлюсь параноиком похлеще Аластора Грюма.
   - Саэко, можешь сказать название канала, на котором показывают международные новости? Хотя... здесь есть американские и российские каналы?
   Саэко задумавшись покачала головой.
   - Простите, но я этим не интересовалась.
   Кто-то стал листать каналы. Остановился на первом государственном, или как его там? Короче говоря, на аналоге ОРТ. И кто же это у нас такой наглый? Сая, ну почему я не удивлен?! Хотя ладно, сейчас там то, что мне нужно.
   "... из-за огромного количества происшествий, правительство вынуждено задействовать резервные силы...". Ничего полезного, это и так понятно.
   "... по последним данным правительство США эвакуировали из белого дома. Борт #1 отправился на восток. Введено военное положение, силы национальной гвардии пытаются ограничить распространение эпидемии и взять ситуацию под контроль..." Шустро работают. Интересно, мне уже готовиться к ЭМИ? Доллар рухнул, остальные деньги тоже стали бумажками. И что теперь будет? Интересно, что на других каналах?"... по последним данным, в России введено военное положение, объявлен комендантский час. Сейчас в наиболее крупные города введены войска, которые занимаются созданием защищенных зон, предназначенных для эвакуации населения. Производится раздача оружия резервистам...". Оригинально..., морфов тут нет, так что, зомби не особо опасны. Оружие? Наверное, что-нибудь из старых запасов - Мосинки, ППШ, ППС. Странно, про амеров ничего такого не было, или я пропустил? Ладно, про ядерное оружие ничего не сказали, но это и так понятно. Впрочем, ЭМИ имело место быть. И судя, по тому, что мне известно - люлей отхватит Китай. Заодно с ним может быть "отдемократизирована" КНДР. Также понятно то, что через пару недель с этой эпидемией справятся. И скорее всего, возникнут обычные вопросы, например - кто виноват. Если учесть, что это очень похоже на магию, выводы будут соответствующие. То, что у меня документов нет - хрен с ним, а вот изменившимся поведением заинтересуются. Сначала это будут старые знакомые, а затем... кто знает...?! Очной ставки я не пройду, точно - память реципиента отсутствует, не считая мелких ошметков. Толку с них, как с козла молока.
   Ловлю себя на том, что изрядно нервничаю по этому поводу. Как ни странно, эта мысль успокаивает, и мне вновь удается сосредоточиться на новостях, только вот похоже больше ничего интересного не покажут. "...полиция настоятельно рекомендует оставаться дома...".
   Как и ожидалось, ничего полезного. Что имеем в сухом остатке? Это началось по всему миру, судя по всему в одно и то же время - примерно в час дня. России повезло, там сейчас первая половина дня, а вот в Америке уже темно. Началось, похоже, с единичных случаев, и лавинообразно увеличилось. На данный момент хуже всего в мегаполисах, особенно в густонаселенных странах. Военным пока не до гражданских. И еще, через три-четыре дня к китайцам в гости придет песец. И, похоже, что придет надолго, да и "подарки" он не забудет. Гостинцы у него будут долгоиграющие, не меньше чем на несколько десятков лет полураспада. Впрочем, это не моя головная боль. А вот мои сокомандники восприняли все близко к сердцу.
   - Неужели так везде? Где-то же должно быть в порядке?! - На лице Рэй было выражение полного отчаяния. Сая же похоже решила не оставлять остальным никакой надежды. Или, как вариант, просто озвучила свои мысли.
   - К сожалению, похоже, что это происходит по всему миру. Похоже на эпидемии, вирус распространяется как пожар... - не ржать, только бы не заржать. Вирус, ну-ну. А магию не хотите? Мне ведь почти прямым языком сказали, что магии в этом мире не было. Теперь, очевидно, есть - в облике классических низкоуровневых зомби. Или неклассических, слишком они хлипкие. - В целом похоже на эпидемию гриппа, испанским гриппом переболело свыше шестисот миллионов человек, умерли около пятидесяти миллионов. - Мне подбросить огоньку? Или не стоит? Ладно, подождем....
   - Похоже на "черную смерть", в XIV веке, она убила каждого третьего в семье. Лекари пытались помогать, но ничего не помогало, а потом все прекратилось. Люди просто выработали иммунитет.
   А Шизука с какого перепугу вмешалась? Похоже, сочла, что уровень "морали" слишком опустился. Или нет?
   - Но умершие восстают и нападают на живых.... - А это уже Кота. Явно нервничает, барабаня пальцами по столу. Его обрывает Саэко:
   - Значит, не существует способа остановить все это?
   - От жары их мускулы отгниют от костей, и они не смогут двигаться. - У Шизуки такое интересное выражение лица... ну прямо отличница-первоклашка отвечает у доски. Вызывает улыбку, несмотря на тему обсуждения. А сейчас она начала высчитывать, когда это произойдет. Придется немного огорчить их всех. Я ведь тоже не сидел сложа руки. И выводы из полученной информации у меня тоже были сделаны. А сейчас будут и озвучены.
   - У меня нерадостные новости. Во-первых, судя по тому, что мы узнали в новостях, зомби появились одновременно по всему миру. Во-вторых, это не вирус. В-третьих - у нас есть куда более приоритетные задачи. Так что, если желание поговорить на научные темы закончилось, то может, обсудим - как и куда будем выбираться? Заодно построим примерный маршрут нашего пути, определим места промежуточных остановок? У кого есть родственники в городе?
   Блин, все так ошарашено на меня смотрят. Ну что, неужели не думали, что дальше делать. Расслабились все. Конечно, неохота думать о вполне вероятном финале. Впрочем, взглянув на Саю, я понял, что все будет ой как непросто.
   - Комуро, ты чего здесь раскомандовался? Считаешь себя самым главным? - Ну, какого хрена от нее столько проблем?! Изображает из себя непонятно что и постоянно истерит. Самое слабое звено среди нас. Накачать успокоительным или спиртом...? Так это не выход. Я ведь не железный, сейчас сорвусь. - Чего замолчал, язык проглотил? - Продолжение стало последней каплей, переполнившей чашу моего терпения.
   Где там умывальник был? О, отлично! Взяв ее за шкирку, я потащил ее к раковине. Надо все сделать быстро, пока остальные не вмешались. Сунув голову Саи под кран, и бережно ее зафиксировав, я открыл холодную воду на полную мощность. Вскоре активные брыкания Саи сменились всхлипами. Выключив воду, я взял полотенце и стал осторожно вытирать ей голову. Вроде начала успокаиваться, но необходимо "добить" "противника". Иначе, спокойной жизни у меня не будет точно, а так - возможны варианты.
   - Сая, пойми, если ты будешь так орать, тебя никто не станет слушать. Мы не твои слуги или подчиненные. Если подобное повторится, то мне придется накормить тебя успокоительным, а этого я делать не хочу. Это здорово уменьшит твои шансы выжить. Поэтому, пожалуйста, не провоцируй меня, ладно?!
   Как ни странно, но никто не врезал мне за самоуправство. Почему? Оглянувшись, я увидел "идиллическую картинку", все дружно смотрели друг на друга, за исключением нашей медсестры. А вот Шизука пристально смотрела на меня. Чего там произошло? Непонятно. Ладно, потом разберусь, а сейчас необходимо все расставить все по своим местам. Нервничая, начинаю крутить в руках карандаш.
   - Меня только что спросили, почему я вдруг решил покомандовать?! Я пока не командовал, а ставил вопросы, на которые надо найти правильные ответы, если мы хотим дожить до вечера. Нам сейчас надо выбраться, и заодно понять, а куда мы собственно должны идти. Поэтому, спрошу еще раз, у кого есть родственники в этом городе?
   - А если мы не хотим идти с тобой? - Вопрос был достаточно "острый", но в моем случае на него нашелся вполне привычный ответ. Привычный, правда, именно мне, в силу специфики характера.
   - Я никого не держу, и заставлять что-то делать не буду, это не в моем характере, Рэй. Все кто хочет, могут идти куда угодно. Просто намного выгоднее быть в команде, подстраховывать и прикрывать друг-друга. В одиночку сейчас могут выжить только три человека - это Саэко, Кота и я. Но, даже у нас шансы на благополучный исход весьма невелики. Давайте, наконец, решите, что и как вы делаете и приступим, наконец, к обсуждению имеющихся задач. Самый важный вопрос уже был озвучен. Так что, как договоритесь - позовете.
   Высказав это все, я свалил к окошку. Мне уже как-то наплевать, что они там нарешают, просто уже все надоело. В принципе, можно поискать ближайший пожарный шланг и спустится по нему, как по канату. Настроение потихоньку начало выходить из штопора. Тут сзади начался разговор на повышенных тонах. Наверное, зря я так сел, отсюда плохо слышно, а пересаживаться уже поздно. Хотя, кое-что можно разобрать и отсюда. Ну, надо же, какой жаркий спор. Сая, сначала активно меня хающая, после пары аргументов Саэко, похоже, изменила свое мнение. Кота похоже изначально был за меня. Шизука отмалчивается. Рэй... Рэй тоже отмалчивается но, похоже, что изменения, произошедшие с ее школьным другом ей совсем не по душе.
   Похоже, наконец, все решили, теперь вот хотят высказать свое решение. Начала разговор Саэко, похоже, она самая благоразумная в нашей скромной компании.
   - Комуро, может быть, расскажешь, в чем заключается твой план?
   - Это зависит от ответов на вопросы, первый и самый важный уже озвучен. - Она кивнула головой, и ответила:
   - Хорошо. Мой отец за пределами Японии, он улетел на соревнования.
   Кота тоже для себя все решил. На данный момент он со мной.
   - Мои родители тоже не в Японии. Мама в Париже, а папа в Голландии.
   - У меня все родственники не в этом городе.
   Шизука тоже высказалась. Вся имевшаяся информация подтвердилась. Похоже, остальная имеющаяся информация вполне правдива, естественно с соответствующими нюансами. Продолжим....
   - Понятно, значит, фактически нам надо найти родителей Рэй и Саи. Но это промежуточная цель... хотя о дальнейшем подумаем, после того как проверим их дома.
   - Если, это промежуточная, то какая задача у нас по твоему мнению главная? - Сая пришла в норму? Кажется, да.
   - А главная задача, у нас выжить. И не просто выжить, а еще обеспечить себе нормальные условия жизни.
   - И как ты это планируешь сделать? - Этот вопрос, как ни странно, задала медсестра. Надо будет к ней присмотреться. Первое впечатление - отнюдь не всегда самое верное.
   - Посмотрим на развитие ситуации. Всего есть три, или четыре варианта, но сейчас главное выбраться отсюда. Ключи от автобуса я уже взял. Конечно, это будет не слишком легко - на выходе довольно много зомби, но по округе бродит еще больше. Впрочем, это пока только прикидки, когда доберемся до выхода - проверим.
   Немного помявшись, Кота сказал:
   - По пути надо будет взять еще гвоздей, если будет возможность. У меня их маловато осталось.
   Уточняю:
   - По пути зайдем в кабинет труда..., или вы там уже были?
   - Никак нет, мы не успели туда дойти.
   Вот и ладненько, а пока нужно подготовиться. Хотя бы доработать копье Рэй, по наиболее разумному варианту.
   - Можешь дать инструменты? Надо бы сделать пару вещей.
   Именно сейчас настало время, когда я смог оценить все преимущества советской системы образования, а также того, как меня воспитывал мой отец. Поэтому превращение бывшей ручки швабры в охотничью рогатину прошло довольно просто. Сначала был спилен болт. Причем это было сделано под углом, для получения острого наконечника. Закрутив хомут вокруг конца деревяшки, сделал две широкие поперечные проточки немного ниже него и зафиксировал в них перекладину, сделанную из двух деревяшек. Фиксация обеспечивалась кабельными стяжками, и проклейкой клеем. Посмотрев на наш "балласт" я на пару минут застыл в раздумьях, чем бы их вооружить. Ничего подходящего по габаритам. Ножки стульев слишком легкие, столов - тяжелые (ну или представляют собой листы ДСП). Тут мне на глаза попался стоящий в уголке журнальный столик, украшенный резным орнаментом. Конечно, жаль гробить такую красоту, но пара дубинок нам сейчас важнее. Заметив направление моего взгляда, и поняв направление моих мыслей, Сая стала активно возражать:
   - Комуро, не смей это делать, ему больше лет, чем тебе. Ты даже не представляешь, сколько он стоит.
   - Сая, ты же хочешь жить? - Она тихонько кивнула. - Оружие повысит шансы на это. Поэтому, пожалуйста, не мешай мне.
   Кроме Саи против акта мелкого вандализма никто не возражал. Нара ножек была аккуратно отпилена и приспособлена в качестве дубинок.
   Вскоре после этого мы направились к центральному выходу. Почему к нему? Там нас ждет примерно такое же количество зомби, что и в остальных местах. Вот только есть небольшой нюанс - первый этаж там образует просторное фойе, в котором имеется центральный коридор и множество шкафчиков с двух сторон вокруг него. В конце коридора имеется лестница, ведущая на второй этаж. Пространство для маневра там больше, и прорваться будет проще. Помимо этого, этот вход находится очень близко к стоянке. Ближе него только еще один, к которому вел узкий коридор, в котором оружием не помашешь. А гвозди у Коты не бесконечные. К сожалению, пожарных шлангов в школе не было, за исключением крыши. Зато на потолках была система автоматического пожаротушения. Совсем как в "американских офисах". Штор здесь тоже не было, только пластиковые жалюзи, которые нельзя было использовать как веревки. На первых этажах отсутствовали учебные кабинеты, да и их планировки я не знал. Поэтому при обсуждении и предложил этот вариант. И с ним согласились.
   По коридору мы шли колонной по двое. Спереди я с Саэко. За нами Шизука и Сая. В хвосте были Рэй и Кота. В целом - достаточно простой вариант, в котором мы попарно прикрываем друг друга и защищаем Шизуку с Саей. К сожалению, посещение кабинета труда ничего нам не дало. Инструменты у нас и до этого были, а гвоздиков подходящего "гвоздомету" калибра там не нашлось. Мастерить щиты смысла не было - шум собрал бы большое количество зомби, да и времени на это жалко. Гораздо проще обмотать руку тканью, получив худо-бедно, но работающий наруч. Так что, задерживаться было опасно, да и попросту - бесполезно.
   Когда мы уже почти добрались до коридора, ведущего к центральному выходу, послышались крики. Это сулило довольно большие проблемы, так как нам, похоже, придется прорубаться через толпу живых мертвецов. Рванув всей группой вперед, мы задержались на балконе, образованном продолжением галерей - переходов соединяющих соседние корпуса с центральным. Вернее, балконов было два, расположенных по стенам корпуса, параллельно друг другу. Если смотреть сверху, все это напоминало рукописную букву т, с лестницей, которая образовывала серединную палочку. В целом уровень второго этажа находился довольно высоко. Из ошметков памяти Комуро мне попалась пара картинок, где виднелся вход в актовый зал, расположенный во второй половине корпуса. Занятно. Похоже, что в отличие от памяти, большая часть основных рефлексов принадлежит ему, иначе бы я сильно страдал из-за смены роста и веса. Хорошо хоть комплекция у нас относительно одинаковая. Впрочем, к делу.
   Как оказалось, на лестничной площадке зажали пятерку школьников, я бы сказал - школоты. Почему школоты? Они угрожали зомбакам. Честное слово, даже диалог с телевизором имеет больше смысла, чем это. Да и безопаснее будет. Или они так накручиваются перед дракой? Толку от этого я не вижу. Бить надо сразу и на поражение, ограничившись одним, максимум двумя предупреждениями. А в данной ситуации имеет смысл обойтись и без бесполезного сотрясения воздуха.
   Решение приходится принимать сходу. Пусть не самое оптимальное, но думать над этим в условиях нехватки времени .... Отрывисто командую:
   - Рэй, Кота - защищаете Саю и Шизуку. Мы вниз. Кота, если что, постарайся прикрыть. - Рэй попыталась что-то возразить, пришлось давить. - Не спорить!
   После того как я скинул сумку, мы рванулись вниз. Была опаска, как бы Саэко не споткнулась, но все обошлось.
   К счастью, эти недоумки не успели привлечь внимание большого количества зомби. Всего-то штук пятнадцати-двадцати. Почему всего? Да по одной простой причине - внизу их было под семьдесят-восемьдесят. И это, нам еще сильно повезло. В школе училось под две с половиной тысячи человек. Умерло больше девяноста пяти процентов, больше половины сделали это на выходах. Выходов - вроде как шестнадцать, вот только загрузка выходов во время эвакуации была неравномерной. Это отразилось на распределении трупов, том числе и "восставших". Меньше всего зомби возле двух дальних корпусов - тех, в которых находились лаборатории и кружки. Так что под сто зомбаков - это нормально. Тем более есть где развернуться, центральный коридор - примерно восемь метров в ширину, по бокам ряды шкафчиков, прикрытые нависающим балконом.
   На лестничной площадке пошло месиво, в исполнении двух человек. В целом мои действия были однотипными - удары в голову и шею, под небольшими углами к горизонту. Помимо этого - подсечки и работа по ногам. А вот Саэко упокаивала их максимально быстро и экономно, буквально перетекая из одного положения в другое. Было видно, что то, что у нее в руках боккен, а не боевая катана ей здорово мешает, не давая использовать все изученные связки и приемы, жестко ограничивая их спектр.
   Где-то на периферии колыхалась мысль, что как-то гладко все идет, несмотря даже на то, что эти придурки открыв рты уставились на нас. Накаркал. Впрочем, сами виноваты - надо было хотя бы защищаться, или даже помочь нам. Похоже, они думали, что мы сделаем за них всю работу, за что и поплатились. Один из оставшихся возле них зомби прокусил парню руку. Обидно, на этот момент поблизости было всего-то четыре неупокоеных. Одного пришил Кота, когда тот попытался укусить одну из девушек, а вот этого уже не успел. Жаль.... После того как мы зачистили лестничную площадку, к нам спустились остальные. Пора задать пару вопросов. Неприятных, но необходимых.
   - Надеюсь, среди остальных укушенных нет?
   - Нет, нас не кусали эти...эти.... - Девушка заплакала.
   Укушенный парень посмотрел на меня с тоской в глазах. Он уже понял, но не хотел в это верить. Но все же, спросил:
   - А что будет со мной?
   - Ты умрешь. Все укушенные умирают. - Огорошил я его. - У тебя есть минут пять, чтобы попрощаться. Может, немного больше.
   Отойдя от него, я стал наблюдать за изменениями окружающей обстановки. После недолгих раздумий был сделан неутешительный вывод - эти твари самоорганизуются. Они уже равномерно распределились по площади помещения. К счастью, наблюдается "наличие отсутствия" интеллекта, как любил говаривать один из наших преподов. Однако, уже имеется распределение ролей - самые шустрые шатаются по фойе "патрулируя" его. Ну, а на выходе стоят относительно тяжелые двери с тугими противовесами, чтобы их открыть потребуется время и довольно серьезные усилия. Еще больше потребуется на прохождение дверей десятью людьми. Учитывая лестницу с перилами, которая ведет от входа к дорожке, нас могут зажать. Это только кажется, что зомби двигаются медленно, на самом деле, услышав добычу, они не сильно отстанут от человека идущего прогулочным шагом.
   Вариант, в общем-то, один - сходить к дверям, открыть первую створку и разблокировать вторую. Правда это скорее напоминает прогулку по минному полю. Шансов сильно больше, но последствия могут быть куда хуже. Хотя... все зависит от ответа на один вопрос.
   - Эй, ребята - вы с нами?
   Согласились. Я в этом и не сомневался. Мда, косятся на своего товарища, пока еще не отправившегося в Валгаллу, или что там у японцев. Ёми кажется...? В принципе, можно было бы его и добить, но вот реакция остальных - меня попросту не поймут. Ведь это мне наплевать на смерть, ее я не боялся очень давно, лет с десяти, наверное. Именно тогда пришло понимание, что все смертны, только, одни уйдут раньше, а другие позже. Когда-нибудь умру и я, может от несчастного случая, может и от старости. Вот только, все предпочитают не задумываться о смерти, о том, что она рядом, незримо сопровождает каждого из нас. Сопровождает, и рано или (как многие надеются) поздно придет за нами. Наверное, человеку надо оказаться прикованным к постели, без малейшего шанса на выздоровление, чтобы он начал желать ее визита. Хотя, я не желаю ее визита - ни себе, ни другим. Просто отношусь к этому, как к еще одной грани жизни, которую не минует никто. Как было сказано в одной хорошей книжке - "никто не живет вечно". И если я наглядно покажу им, что может их ожидать, то меня постараются убрать подальше. Просто, чтобы не вспоминать об этом. Что-то я в очередной раз расклеился. Бросив взгляд на часы, я понял, что прошла всего пара минут. Надо думать о том, как отсюда свалить без потерь, а не философствовать.
   - Как по-вашему, мы сможем пройти через холл, не привлекая внимания?
   На меня посмотрели с подозрением. В принципе, обоснованным, учитывая мое поведение с раненым только вот я ничего такого предлагать не собирался. Всеобщие сомнения решила выразить Рэй.
   - Ты хочешь оставить их здесь?
   - Нет, просто просчитываю варианты и пути эвакуации. Можно просто попробовать пройти бесшумно, но я сомневаюсь, что это получится у группы. Можно попробовать выбежать, что тоже чревато. Двери могут быть заперты, стекла прочные, быстро разбить не получится. Если будем тормозить, то отсюда не выберемся - сначала нас задержат самые близкие к нам зомбаки, а остальные задавят числом.
   - Что предлагаешь? - Хм, второй парень из той компании хорошо держится, несмотря на сложившуюся ситуацию.
   - Сбегать к выходу, проверить. Если все нормально - просемафорить, чтобы остальные тоже сваливали отсюда. Потом вместе отчалить на автобусе. Или, если не хотите с нами и умеете водить - вот ключи от машины.
   У всех на лицах было буквально написано, что они думают относительно такого экстрима. Идея явно не вызывала энтузиазма ни у кого из присутствующих. А паренек похоже подумал, что я собираюсь отправить его на верную смерть. Вид у него был именно такой. Что он и не замедлил узнать...
   - И кто, по-твоему, туда отправится? Как-то не верится, что найдутся добровольцы.
   Улыбаюсь так, что он аж отшатывается. Неужели выражение моего лица настолько страшное?
   - Ну, один есть. Я бы не предложил, если бы не был готов на это.
   А сейчас все опешили. Я их понимаю, не часто встретишь психа, готового рискнуть своей шеей в подобных целях. Но понять - это не значит принять чужие убеждения.
   - Почему ты это делаешь? - Слабым голосом спросил укушенный. Поворачиваюсь к нему, на лице обычное для меня пофигистическое выражение.
   - Кто-то же должен. У меня самые высокие шансы пройти.
   Со стороны Саи послышалось "сумасшедший". И, похоже, вся встреченная нами компания была с ней солидарна. А еще этим поступком я реально огорчил Рэй. Огорчил настолько, что она попыталась схватить меня за отвороты пиджака, чего я не допустил. Комуро что, позволял ей подобное?! Или это из-за моих фортелей?
   - Почему ты? Почему все берешь на себя?
   Я пожал плечами. И в самом деле, почему? Никто меня не заставляет. Вот только я не могу по-другому.
   - Наверное, потому что привык все делать сам. Потому что я могу это делать.
   Рэй попыталась было шагнуть вперед, но Саэко придержала ее за плечо.
   - Рэй, не отговаривай его - он уже все решил. Комуро, я иду с тобой. Прикрою спину.
   Я покачал головой:
   - Одному будет проще. Чуть не забыл, - Шизука, держи ключи. - Медсестра взяла их с грустным выражением лица. Они что, меня хоронят уже? Но тем приятнее было услышать от нее:
   - Главное, вернись, мы будем тебя ждать.
   Только вот проверю все, перед тем как пойду. Обидно будет умереть из-за развязавшегося шнурка. Начал проверку как обычно - с ног. Хорошо, что на мне кроссовки, туфли не только неудобнее, в них еще и шумишь гораздо больше. Узлы - перезавязать намертво, убрать под шнуровку, чтобы не цеплялись. Штаны узкие, не зацепятся. Пиджак застегнут наглухо. Биту взял, самодельные погремушки из пластиковых пузырьков тоже. Вроде готов идти. Меня начало потряхивать от напряжения. Как всегда.
   Саэко не выдержала.
   - Комуро, ты уверен, что тебе стоит идти? Ты же весь трясешься!
   Сквозь сведенные зубы отвечаю:
   - Вполне. Сейчас пройдет. У меня всегда так перед экзаменами. Кота, если все будет в порядке, я помашу руками, думаю, ты поймешь, что к чему.
   Ну, вот и все, в путь. Дрожь прошла, вместо нее появилось ощущение объема пространства радиусом в метра полтора, или чуть меньше. Эта особенность проявлялась довольно редко, за всю жизнь не наберется и тридцати раз. Впрочем, и ситуаций, где бы оно пригодилось, у меня было мало. Спустившись вниз по лестнице, я начал идти по центру холла. До выхода было больше пятидесяти метров. Возможно, шестьдесят. Уже через пару метров от лестницы начали встречаться отдельные мертвяки. Дальше их станет еще больше. Пока удавалось пройти между ними, даже не сменяя направления.
   Вскоре идти стало сложнее, мертвяки стали плотнее, разрывы между ними не превышали двух метров. Уже приходилось идти очень и очень осторожно, стараясь ничего не задеть. Замерев, чтобы перевести дух, я медленно огляделся. Как оказалось, сорок метров уже пройдено, осталась треть дистанции. Не самая легкая треть надо сказать, ведь каждый труп в пределах чувствительности ощущается словно ржавый нож в ране. Внезапно накатило чувство опасности, причем не в конкретном направлении, а по всему объему. Я присмотрелся. Блин, не успел, у трупов очередное изменение позиций. Конечно, это относится не ко всем, а лишь наиболее целым, но легче от этого не становится. Теперь приходится идти очень медленно и осторожно, чтобы не напороться на их "ласковые" объятья.
   Наконец-то выход, эти твари уже заканчиваются. Тут меня накрыло ощущение опасности со стороны спины. Сделав два быстрых шага вперед, я повернулся. Один из "патрульных". И двигается довольно тихо, почти не шаркая, поэтому его практически не слышно на общем фоне. Еще бы чуть-чуть и все....
   Дойдя до дверей, попробовал их открыть. Створка двигалась тихо, но довольно туго и медленно. Вторая половина была зафиксирована стандартными стержнями уходящими в пол и потолок. Вдвинув их в дверь, я открыл и вторую створку. Ну а теперь финальные штрихи. Надеюсь Кота в курсе этих обозначений, хотя два главных интуитивно понятны любому.... Ну, приступим.... Сначала покажем - "я на позиции", затем "быстро", "сюда". Отлично, похоже, что поняли.
   ________________________________________
   А в тот момент, после того как Комуро свалил к двери:
  
   Все смотрели в спину идущему по коридору брюнету. Вот, он уже начал осторожно лавировать между зомби, стараясь держаться от них подальше. Один из парней которые находились в коридоре покачал головой.
   - Все-таки решился. Похоже, этот парень переиграл в видеоигры.
   У Рэй не выдержали нервы. Прожигая взглядом заговорившего, она буквально выкрикнула говорившему в лицо:
   - Ты о нем ничего не знаешь! Как ты можешь о нем судить? - Правда, все же не слишком громко - присутствие зомби заставляло людей стараться говорить как можно тише. Вдруг услышат?
   Укушенный паренек, до этого безучастно сидевший в уголке негромко хохотнул. Вскоре хохот сменился надрывным кашлем. Откашлявшись и утирая выступившие и глаз слезы, он негромко возразил Рэй:
   - Вы и сами, похоже, с ним не особо знакомы. Иначе, вели бы себя по-другому. Не так как сейчас.
   - Он беспощаден к врагам, к друзьям и к себе - это ты хотел сказать? - Голос медсестры был тихим, но сказанное услышали все. Эмоции, которыми были пронизаны взгляды, скрестившиеся на ней, вполне соответствовали их владельцам. Осторожный интерес Саэко соседствовал с растерянностью Рэй и любопытством Саи. Кота прислушивался, но молчал, пытаясь сообразить - правильно ли он понял подтексты сказанного. Остальные присутствующие тихо охреневали в сторонке, и только укушенный прищурил глаза. - Не стоит идти на поводу первых впечатлений - издали и стекло кажется алмазом, а опал не отличить от булыжника. - Продолжила Шизука, повышая градус охреневания остальных. Мало кто из ее знакомых ожидал услышать подобное.
   - А вот вы его действительно знаете. - Уже начавший покрываться испариной парень улыбнулся. - Не поделитесь, в каком инкубаторе выращивают такие... кхе... "опалы"...? - Сарказма и иронии в этом вопросе хватило бы на целый концерт Задорнова.
   - Я его не знаю. Однако, мне приходилось встречать похожих людей. Но, тебе ничего не скажут ни их имена, ни названия мест, где мы пересекались. - На лице медсестры появилась слабая улыбка. - Вы не на того человека смотрите. Он уже почти дошел, готовьтесь.
   ________________________________________
   Через пару минут группа собралась и начала идти к выходу. Идут быстрым шагом, стараясь не шуметь. Самые слабые в центре, Саэко, Рэй и тот парень спереди, а Кота прикрывает всех сзади. Нормально так идут, будут здесь максимум через секунд тридцать. В это время я постоянно вертел головой, стараясь ничего не упустить из виду. Особенно зомби, идущего к входу, прямо на меня. Впрочем, уже не идущего. На звук удара приковыляла еще парочка, которых постигла та же участь. Еще трое появились со стороны входа. С ними уже пришлось повозиться. Оттолкнув первого на второго, я ударив третьему под горло. После этого врезал второй твари, которая весьма удачно подставила мне шею. Первый так и остался лежать под вторым, безуспешно пытаясь выбраться. Огляделся - рядом никого из мертвецов нет, а компания уже на подходе.
   - Рэй, назад и влево, Саэко - правее. - Я встал в образовавшееся место. - Мою сумку взяли? - Одна из встреченных в холле девушек протянула мою сумку, которую я закинул за спину, вытащив перед этим будильник. После установки времени побудки на плюс три минуты к текущему, он был поставлен на землю.
   - Уходим. Я не хочу быть здесь, когда это начнет орать на всю округу.
   Все последующее время мы старались как можно быстрее оказаться у стоянки, подальше от будильника. И даже уже почти дошли, когда он сработал. Сработало нисколько не хуже хлопушек, петард и других, довольно полезных в подобной ситуации вещей, из весьма известных игр. Еще бы, ведь звук у него оказался крайне мерзким и очень громким. И зачем такое в учительской? Зато сработало просто замечательно. Практически все зомби в радиусе шестидесяти с лишним метров стянулись к нему. Хорошо бы еще один, только нет их больше. Закончились. Хотя тут этих тварей не так уж и много осталось, справимся.
   Управились мы за четыре минуты. Осталась одна минута спокойной жизни, после этого мертвяки начнут разбредаться. На стоянке пока все спокойно. Автобус рядом, машины тоже - уже пора прощаться. И вот мы уже стоим друг напротив друга.
   - Уходите?
   В ответ парень пожал плечами.
   - Просто, нам нужно в другую сторону.
   - Судя по тому, что ты взял ключи, водить умеешь. Держи, - я протянул часть еды завернутую в пакет. - Воду, думаю, вы и сами найдете. Лучше, если выезжать будете вслед за нами. Удачи вам, и прощайте.
   Я уже развернулся и пошел к автобусу, когда услышал одно совершенно обыденное, но очень искреннее слово. - Спасибо. - Просто кивнув головой, я продолжил идти. Сейчас ведь очень трудно услышать это слово. Хотя нет, услышать легко, а вот, чтобы это еще и звучало искренне - это уже редкость.
   Слушать, как прощаются остальные, я не стал, мне абсолютно плевать на то, что они скажут. Слишком долго приходилось считаться с мнением только двоих людей - моим и отца. И если становилось понятно, что я не прав, то именно мной решалось - что и как будет исправлено. Выслушивать же все эти пожелания и прочие расшаркивания не было никакого желания. Дождавшись остальных, я сел в автобус, и вот уже третью минуту смотрю как Шизука изучает приборную доску. А ведь к нам медленно сейчас подбираются зомби.
   - Шизука, ну как? Разобрались?
   - Еще нет, моя машина была проще - здесь куча переключателей, кнопок, приборов.
   - Значение имеют только спидометр и уровень топлива. Педалей только три - газ, тормоз и сцепление. Чего там копаться?
   Она раздраженно посмотрела на меня.
   - Может, сам поведешь?
   - У меня с глазомером не очень.
   - Причем тут глазомер?
   - Потому что на автобусе не впишусь даже в двухполосную дорогу. Опыта нет.
   Похоже, что разобралась. Да, разобралась и завела мотор. Автобус находился прямо напротив выезда со стоянки, поэтому, мучиться с рулежкой не пришлось. Да и с воротами все легко получилось - они только выглядели грозно и внушительно, но легко открылись при таране. Ну а дальше - вам налево, нам направо, вот и до свидания.
  

Эпизод третий.

  
   Пригороды Токио. Можно сказать, что это метастазы мегаполиса, образованные агломерациями когда-то маленьких населенных пунктов. И сейчас, нам нужно было попасть из одного района в другой, находящийся по соседству. Они почти срослись, образовав единое пространство заполненное домами, но транспортную сеть еще не успели перестроить на новый лад. Поэтому, во избежание проблем с заторами и прочими дорожными неприятностями приходилось двигаться в объезд, по шоссе. Пока расчет оправдывался - мы нигде еще не застряли, хотя и ехали уже больше получаса. Не сказать, что на дорогах было совсем пусто, несколько раз нам приходилось объезжать места ДТП по обочине.
   Наше положение оставалось все таким же - стабильно-паршивым. Не лучше и не хуже, чем было в школе. Изменились окружающие нас декорации, но сама задача осталась прежней. Выжить. К сожалению, эта цель недостижима, и приходится дробить ее на более мелкие, которые все же можно решить. Найти еду, найти ночлег, пережить эту ночь... это все эти задачи входят в цель под названием "Выжить". Даже создание соответствующего комфорта для себя и сокомандников является одним из важных компонентов обеспечения отряда. Голодные, не выспавшиеся, замерзшие и немытые люди плохо воюют, их мораль ослаблена, а боевой дух подточен сомнениями. Меня же окружают отнюдь не солдаты, я не могу им приказывать. Не могу сказать Шизуке о том, что неплохо было бы заехать к ее подруге - Комуро о ней не знал, как и все остальные. Не могу сказать о Китае - нет доказательств. Слишком много этих "не", сковывающих меня по рукам и ногам, ограничивающих возможные действия. Но действовать необходимо, иначе мы погибнем.
   Прежде всего, необходимо добраться до реки, посмотреть, можно ли через нее перебраться. Хорошим вариантом был бы сплав по реке, но вспомогательный каскад ГЭС ниже по течению ставит на нем жирный крест. Еще один недурной вариант - достать грузовик с КУНГом (кузов унифицированный нормального габарита), дополнительно обшить его стальным листом по типу эрзацев первой чеченской и использовать для прорыва к относительно вменяемым группам спасшихся людей. В идеале - к силам армии или полиции. Правда, возникает одна проблема - а кем мы там будем?
   Размышления о нашем нелегком будущем несколько отвлекли меня от дороги, поэтому, заметив разбитую всмятку полицейскую машину я отреагировал несколько запоздало. Да и последующие действия были... не самыми разумными.
   Негромко, но видимо очень веско заявляю медсестре:
   - Шизука тормози!
   После очень быстрого движения ее ноги, натужно скрипя тормозами, автобус остановился. Задремавшие было пассажиры, по инерции впечатались в спинки впередистоящих кресел. Меня и Шизуку от встречи с лобовым стеклом уберегли пристегнутые ремни безопасности. Хорошая реакция.... Я бы сказал, даже слишком хорошая. За доли секунды перебросить ногу с газа на тормоз, вслепую, в незнакомой машине... да, интересная у нас медсестра. Водить значит не умеет...?
   Всклокоченная Рэй буквально подлетела ко мне. Ну да, кто же еще мог стать источником проблем? Явно ведь не Кота.
   - Комуро!!! Да что опять стряслось?! - Миямото грозно смотрела на меня, словно пытаясь прожечь дырку. Вот только на ее заспанном лице это смотрелось настолько забавно, что я с трудом удерживался от улыбки. Но это бы стало поводом для углубления конфликта, который мне не был нужен....
   - Да так, не хотел упускать возможности разжиться оружием. Кота пойдем наружу, подстрахуешь.
   Уже выходя из автобуса, я услышал, как Рэй жалуется на меня Сае. Ну, нехай косточки перемывают, все лучше подлого удара в спину. Что, кстати говоря, является вероятным вариантом нашего расставания. Это будет не предательством даже, а просто местью - за Комуро, и все остальное. Плевать....
   Двери патрульной машины были блокированы грузовиком с одной стороны и легковушкой с другой. Пришлось пробивать себе путь через лобовое стекло. Триплекс был хорош, но монтировке он все же поддался. После этого был "контроль" трупов, зафиксированных воздушными мешками - не хотелось попасть под укус. Обыск стал не самым приятным занятием, множественные открытые переломы и разрывы внутренних органов создали весьма благоприятные условия для гниения. Авария произошла в одиннадцать часов тридцать семь минут - именно на этом времени остановились часы полицейского. Учитывая теплую погоду, неудивительно, что появился неприятный запах. Причем, неприятный - это слишком мягко сказано, ведь смесь большого количества пищеварительных ферментов, излившихся в брюшную полость... мда. В принципе, им повезло - умерли мгновенно, от множественного перелома позвоночника. Похоронить бы их, но тела зажало - без гидравлических домкратов и специальных ножниц не вытащить.
   В результате обыска тел был обнаружен один револьвер и початая пачка патронов в бардачке. Негусто, бедновато живут местные полицейские. Хотя, о чем это я...? По их меркам это даже много, большинство служащих только с "демократизаторами" ходит. В принципе, можно посмотреть багажник, может они дробовик с собой возят. Как в американских боевиках, где в каждой машине имеется целый арсенал, вплоть до гранатомета.
   Дробовика в багажнике не оказалось. В нем не было вообще ничего, за исключением запаски под фальшполом. Не все коту масленица - иногда и великий пост наступает. Оружием разжились, и то хлеб.
   В автобусе нас уже ждали, так что, выложив находку на всеобщее обозрение, я спросил:
   - Кто умеет обращаться с огнестрельным оружием?
   Реакция была околонулевой - никто не стремился признаться в наличии значков ГТО или "Ворошиловского стрелка". За исключением Коты, понятное дело - тот буквально впился своим взглядом в револьвер. Ну, ему он и достанется, раз других претендентов нет.
   Подталкиваю "Ругер" его новому владельцу.
   - Стрелять ты вроде умеешь, тебе и владеть этим оружием.
   Дальнейшее напоминало... а хрен его знает. У меня такого опыта не было. Наверное, так выглядели какие-нибудь монахи, обнаружившие потерянную реликвию. Ну, или ребенок, нашедший давно потерянную любимую игрушку, эти два варианта различаются довольно слабо.
   Сев на место, ощущаю на себе чей-то взгляд. Внимательный, но не враждебный, и какой-то... спокойный, наверное. Да, именно спокойный, как гладь равнинной реки. Последовательно перебираю всех присутствующих - это не Шизука, она рядом, не Кота, Сая или Рэй - не соответствует характер. Значит Саэко. Достав телефон, использую его как зеркальце. Да, это определенно она.
   После того как мы въехали в город, количество разбитых машин сильно возросло, не всегда можно было проехать по улице. Приходилось искать объезды, иногда выдавливать на обочины машины мешающие проезду. А вот тот факт, что нам встретилось на удивление мало зомби, вызывал сильное беспокойство - ведь ничто не исчезает бесследно. Хотя, это может быть вызвано тем, что вокруг были двухэтажки спального района, а началось все в то время, когда все были либо на работе, либо на учебе. Отдельные личности все же попытались прорваться к своим домам, но в большинстве случаев это только увеличило количество разбитых машин и зомби. Вскоре стало понятно, что на автобусе мы дальше не проедем - слишком уж он большой и неповоротливый. В обычную машину мы поместимся с большим трудом, а микроавтобусов типа газели пока не попадалось, как и джипов. Придется идти пешком. Но перед этим надо перекусить, заодно сумка полегчает.
   - Шизука, можешь притормозить возле торговых аппаратов?
   - Каких именно?
   - С напитками. У нас воды маловато.
   Остановившись возле группки автоматов продающих всякие мелочи - от сигарет и до печенья, чипсов и газировок мы начали готовиться к дальнейшему пути. Закупили воды, перекусили бигмаками. Заодно пересобрали сумки, распределив вес вещей более равномерно. Ну и отправились дальше. К большому сожалению, автобус проехать дальше уже не мог - авария, полностью перегородившая всю дорогу. И полное отсутствие объездов, вернее - та же самая картина, повторяющаяся на них с незначительными отличиями. Пришлось спешиваться.
   Мы уже прошли пару кварталов, как вдруг зазвонил мобильник. На экране высветилось "Номер не определен", но мне даже не нужно было догадываться, кто решил со мной поговорить. Несмотря на ехидные нотки в голосе Наставника, чувствовалась усталость, и нервное напряжение.
   - Здравствуй. Думаю, можно обойтись без прелюдий, все же виделись мы... часа четыре назад. И за это время ты не только выбрался с той крыши, но и набрал народу, а также разжился кое-каким оружием.... Неплохо, но недостаточно. Надолго этого не хватит, но о дальнейших действиях тебе придется думать самому.
   - Это очевидно, но ты ведь звонил не для того, чтобы просто поболтать за жизнь?
   - Нет. Хотел предупредить, о том, что посылка уже не только отправлена, но и успешно достигла конечного пункта назначения. Ты найдешь ее в конце квартала, в одном из переулков, по ходу движения - слева. Я оставил там сюрприз внутри, для любопытствующих. Ничего серьезного, пара вспышек, американского производства, но все же, будь осторожнее.
   - Внутри оружие?
   - Не только. Если не будешь тупить, то на неделю должно хватить, особенно если учесть отсутствие пулеметов. Мне не жалко, но никто из вас не сможет его грамотно использовать, только патроны напрасно сожжете.
   - Я знаю. Пара калашей будет гораздо полезнее.
   - Там достаточно оружия. Любого. И, внимательнее с патронами.
   - "УС"? Или что-то другое?
   - Другое. Маркировки ты должен помнить. Мне сейчас сильно не до тебя, поэтому будь осторожен. Думаю, хоть с парой человек ты общий язык найти сможешь. Успехов тебе.
   После этого пошли гудки. Вот и поговорили, теперь придется объясняться со всеми остальными. Наверное. Странно, но после этого разговора мне стало как-то спокойнее на душе.
   - Кто это был? - Спросила у меня Рэй.
   - Друг. Звонил проверить, все ли у меня в порядке.
   - Он из России, да? - С интересом осведомилась у меня Шизука. - Вы ведь на русском разговаривали?
   - Да, на русском. - Шизука, похоже, поставила себе мысленный плюсик. - У меня было желание и возможность его выучить. - Сая нахмурилась, задумавшись о чем-то. - А главное - времени на это хватало. - Рэй опустила голову. - И не только на это. - Я посмотрел время на сотовом. - Но, мы и так задержались, а сейчас уже три часа дня. Необходимо добраться до мостов хотя бы к шести, до того, как начнет темнеть, иначе, у нас будут проблемы. Возможно, очень серьезные.
   Больше меня ни о чем не спрашивали. Не сказал бы, что это хорошо, ведь, если мне не задают вопросов сейчас - значит, зададут потом, но уже гораздо более аргументированные. Мы продолжили идти, теперь уже немного быстрее. Уже почти дойдя до конца квартала, я заметил тот самый переулок, про который мне говорил наставник. Почему тот самый? В нем стояла машина, которую я легко узнал, у меня несколько лет над кроватью висел плакат с "Тигром". Ну а на базе удалось свести личное знакомство с этой машиной, тщательно доработанной напильником, и не только им. Конечно, это хорошая вещь, только проблем от нее будет... ведь подобную технику постараются отобрать все встреченные группы с серьезными заявками. Ведь, в отличие от "Хамви" данная модель является не разведывательно-дозорной, а патрульной специального назначения, ее вместимость и грузоподъемность существенно выше. Надеюсь, хотя бы оружие внутри обычное, без "изысков" наподобие четыреста шестнадцатого хеклера, или сто шестидесятой беретты, которых здесь нет даже в чертежах.
   Флешки скорее всего зацеплены за люк, и, возможно, за задние двери. Сомневаюсь, что там что-то сложнее обычных растяжек, иначе придется выполнять разминирование действием, и рисковать собрать толпу зомбаков.
   Машину заметил не только я. Реакции были совершенно разные, от радостного охренения Коты, и заканчивая очень мрачным выражением лица Шизуки. Наиболее спокойной, пожалуй, выглядела Саэко. Впрочем, как и всегда.
   - Кота, можешь дать свой мультитул?
   - Эм..., Комуро, зачем он тебе?
   - Машину вскрыть. Перекусывать проволоку зубами будет сложно.
   Шизука решилась вправить мне мозги:
   - Комуро, жаль тебя огорчать, но это военная техника. С нас потом три шкуры спустят, если застанут за ее взломом, или угоном.
   - Не застанут, сейчас это сделать некому. Отбирать ее тоже некому, в округе даже зомби нет, не говоря уже о людях.
   - Откуда такая уверенность?
   - На это несть свои причины. Но, ты так боишься военной техники? Если бы на ее месте был "Дефендер", или УАЗ, ты бы тоже так возражала?
   - Я не хочу связываться с людьми в форме, это всегда обходится слишком дорого.
   - Вам и не придется. Это мои проблемы, мне их и решать. В крайнем случае, валите все на меня.
   - Ты не знаешь, о чем говоришь, Комуро.
   - Я знаю, но, если вам придется, то мне к этому моменту будет уже все равно.
   Остальные не вмешивались, частично догадываясь, но, не понимая до конца, о чем мы говорим. Зато, Шизука вполне поняла толстый намек на вполне возможные обстоятельства.
   - Надеюсь, мы закончили этот разговор, Шизука?!
   Молчаливый кивок. После этого я направился к машине. Полуспущенные колеса намекали, что без знания внутренней механики уехать на ней получится крайне недалеко. Ну, а первого же взгляда на крышу, стало понятно, что основой послужила военная версия "Тигра". Медленно поднимая половинку люка, я заметил проволоку..., судя по тому, что она не натянута, ее можно обрезать.
   Перекусив проволоку кусачками, я поднял люк и залез внутрь машины. В салоне оказалось неожиданно тесно, из-за двух здоровых металлических шкафов, установленных на места передних сидений салона. Располагаясь с двух сторон от платформы под люком, они занимали все пространство от пола до потолка, образовывая довольно узкий коридор. На сидениях лежала пара баулов и рюкзаков. Над колесными нишами находилась несколько картонных коробок. Там же лежали чехлы с оружием и пара каких-то непонятных свертков. После того, как я перелез на водительское место, оставалось только включить зажигание и запустить подкачку колес, благо здесь в наследство от БТРа остался в том числе и компрессор. Снаружи все утихли и стали ждать, что же произойдет дальше. Дождавшись сигнала об окончании накачки колес, я медленно выехал из переулка на улицу.
   После того как я открыл задние двери, народ полез внутрь и начал рассматривать содержимое машины. Ну, кому что интересно. Кота понятное дело начал с оружия. Уже на первом стволе у него был вид котяры дорвавшегося до сметаны.
   - Комуро, ты только посмотри! Это же настоящий "Калашников" да еще и с глушителем!
   Его восторг был мне не слишком понятен - это ведь обычный АКМ с ПББС, выпущенный еще в советский период. Рукоятка, цевье и приклад пластиковые, перекручены с АК-74. Без патронов УС глушитель бесполезен, да и лязг работающей автоматики слышен на расстоянии до семидесяти метров. Подтягиваю к себе чехол с автоматом, лежащий на сидении. В глаза бросается характерный газоотводный узел и расположение переводчика огня дублированного по обеим сторонам ствольной коробки - это позволяет почти сразу определить модель - АЕК-973, он же автомат Кошкарова-Гарева. К сожалению, приклад рамочный, а не телескопический, а также есть и другие, незначительные отличия от тех образцов, с которыми мне пришлось иметь дело на базе. Однако клеймо на ствольной коробке осталось прежним - шестеренки ломающие меч, а значит и качество изготовления должно быть на уровне.
   Следующей "жертвой" Коты оказался "Бизон" с навернутым глушителем. Как ни странно, про этот пистолет-пулемет нашему "оружейному маньяку" не было известно ничего. Как впрочем, и про СВДМ, который был расчехлен несколько позднее. В свертках оказались пистолеты АПБ (6П13) и ПБ (6П9), очевидно, взятые сразу со складов мобрезерва. Других причин, по которым они были буквально утоплены в застывшем ружейном сале, словно бабочки в янтаре, я не видел. К сожалению, процесс расконсервации затянется надолго, и провести его можно будет только на длительной стоянке.
   Рэй, решившая посмотреть, что же находиться в баулах, похоже, обломалась. Внутри лежал набор камуфляжа и остальной снаряги. Наколенники, налокотники, разгрузка и все такое, разве что щита не нашлось. Сейчас она, похоже, пыталась прикинуть, насколько это все соответствует одежде полицейского спецназа. И судя по всему увиденное ей не особо нравилось. Кота увидевший раскраску снаряги выпал в осадок, что было неудивительно - этот камуфляж появится лет через пять, "Крайсис" тоже еще не вышел. Порадовало то, что наборов было два, один городской, другой назывался "Тайфун" и отличался почти черным окрасом.
   Шизука обнаружила коньяк. Ну да, профессия обязывает. Заодно осмотрела сухпай, но не смогла разобраться в принадлежности его изготовителя. Учитывая, что подборка сделана на базе российских рационов две тысячи десятого года, но безо всяких маркировок, указывающих на дату и место изготовления, это не слишком удивляет. Вместо записи о сроке годности применен специальный маркер изменяющий свой цвет по прошествии определенного времени. Оставшиеся снаружи Сая и Саэко мирно беседовали.
   Решив посмотреть, что находиться в шкафах, я открыл тот, который был слева. Да, похоже, я не ошибся. Сверху на выдвижных салазках, в специальных креплениях крепились четыре РПО "Шмель", пара РШГ, пара РПГ-27 "Таволга". На дверце было заботливо указано, что где находится. Под ними находились полки заставленные дымами и слезоточивыми гранатами, занимавшие все свободное пространство. В шкафу справа обнаружились большое количество патронных цинков. Одна из полок была занята гранатами типа РГО и РГН, с запалами находящимися отдельно, в специальных пеналах. Еще на паре полок был разложен упакованный оружейный обвес - коллиматоры, ЛЦУ и все остальное, в явно превышающем необходимость количестве.
   К счастью, Кота увидел содержимое только правого шкафа, но и этого ему хватило. Оглядывающий все это "богатство" он был похож на дракона, который перебирает свое золото и все никак не успокоится. Похоже, что он думает, что оружие способно дать что-то само по себе. Наивный. Оружие - только инструмент, и ничего более. Если ботаник купит себе пистолет, и пойдет шугать гопников, ничем хорошим это не закончится, а профи сам найдет - что когда и как применить. Сам разживется оружием, возможно, сделает, или отберет - способов уйма. Примером подобного может служить "Рэмбо", тот самый - самый первый. Есть примеры и наших героев, но они все больше молчат, стараясь не выделяться. Не только придуманные, но и реальные.
   Есть страна, которая может служить одним из примеров того, что главное - не оружие, а настрой. Вьетнам, много лет бывший колонией Франции, сначала смог выгнать французов, после этого сражался с Америкой и победил. В завершение всего этого, они еще и от войск КНР отбились. Маленькая страна умудрившаяся противостоять трем тяжеловесам. И не только противостоять, но и победить. Конечно, не без помощи Советского Союза. Вот только арабам наша помощь была совсем не впрок. Так что главное - это совсем не оружие. Главное - это то, на что ты готов пойти, и чем пожертвовать ради достижения намеченной цели. К сожалению, Кота этого не понимает. Считая, что оружие делает его сильнее, он прав и неправ одновременно. Безусловно, он может не бояться зомби, вот только сможет ли он убивать людей...? Ведь зомби - не единственная угроза в этом городе.
   Решив не мешать Коте, который засел за снаряжение магазинов, я пересел на переднее сиденье. Опасности того, что он напортачит с патронами не было, я черкнул маркером, какие патроны для чего предназначены. Да и маркировки, вроде, от НАТОвских особо не отличаются (на самом деле, они очень сильно отличаются - прим. автора). Засев на переднем сидении я начал изучать содержимое самого интересного кейса. Выделялся он как цветом, так и наличием эмблемы наставника - шестеренок ломающих меч. Аналогичная эмблема была на всей "новой" снаряге. Внутри обнаружились мобильник, нечто похожее на PSP, очки, судя по всему предназначенные для сноубординга, куча проводов, пара переходников-распределителей, с набором различных разъемов, и папки с документацией на всю эту технику. Ощутив что-то непонятное за плечом, я проверил боковую поверхность сидения. Мда, наставник конечно оригинал, но тут он явно перестарался - как оказалось, он спрятал шпагу сбоку, на спинке кресла, гардой вниз. Весьма стремную шпагу, изготовленную из неизвестного материала, по структуре похожего на стекло, а по фактуре - на янтарь. Поэтому, она была возвращена на место, благо, ножны и рукоять были сделаны без украшений.
   Включив мобилку, я начал просматривать документы. Похоже, в полной сборке вся электроника представляла из себя комплекс связи и информационной поддержки, замаскированный под обычные вещи. Правда, обычные в моем времени, здесь сенсорных дисплеев нет, и не предвидится. Также к ним прилагался тюбик геля, позволяющий использовать сенсоры даже в толстых перчатках. Связь между модулями осуществлялась как по проводам, так и беспроводным способом, в зависимости от обстановки. Наличие переходников позволяло использовать систему вместе с другой техникой - характеристики позволяли. Правда, часть модулей отсутствовала. Но, зачем мне сейчас аппаратура шифрования, интеграция в систему связи уровня "батальон-рота" и другие специфические возможности...?
   К сожалению, оказалось, что возможность интеграции в сеть была только у тепловизоров, "ночников" и пары прицелов малой кратности. Но, даже этого должно хватить с лихвой. Ну, вроде разобрались, можно и в путь.
   Уже подходя к девчонкам, я услышал, как они обсуждали, откуда бы достать одежду. Честно говоря, я тоже думал об этом, но сомневаюсь, что наши мнения относительно фасона и расцветки совпадут. Однако меня это мало волнует, гораздо важнее, чтобы все шло по намеченным мной реперным точкам. Тем не менее, правильный выбор одежды важен. Не знаю, уговорами, или другими методами, но, подходящая одежда у них будет. В идеале - городской камуфляж или его аналоги. Еще бы бронежилеты достать, но это вряд ли получится. Разве что совсем уж повезет.
   После того как я залез в кузов, ко мне пододвинулся ошалевший Кота держащий в руках автомат со снятой ствольной крышкой.
   - Комуро, это же не автомат Калашникова?!
   В руках он держал пресловутый АЕК, но уж без ствольной крышки. С газоотводным узлом он похоже не разобрался - там довольно хитрая защелка, с наскоку не понять как именно открывается. Молча забрав автомат, довожу неполную разборку до конца, и, убедившись, что нет ни недостающих деталей, ни лишних, собираю его вновь. Проверка спуска патроном-пустышкой прошла успешно - а значит все прошло нормально... почти. Блеск глаз нашего оружейного маньяка изрядно действовал на нервы и чтобы хоть как-то нарушить тишину, я спросил:
   - С автоматными магазинами закончено? - А после утвердительного кивка добавил. - Заряжать пистолетные не стоит, с ними разберемся вечером. А пока тебе придется ждать... и пожалуйста, не надо ничего трогать, особенно гранаты - в машине муляжей нет, зато есть куча незнакомого тебе оружия.
   Спрыгнув с подножки, я посмотрел на медсестру, с интересом прислушивавшейся к моей "лекции". - Шизука, поведешь машину?
   Вопрос явно был для нее неожиданным. Возможно, ей показалось, что мне не составит труда сесть за руль, но это не так. В ответ на риторический вопрос "почему я?" мне пришлось привести сразу несколько доводов - таких как больший водительский стаж, наличие рефлексов и прочее и прочее. О самом главном - знании города я умолчал, сочтя что остальное звучит вполне убеиительно.
   Уже согласившаяся Шизука только уточнила:
   - Баки хоть полные?
   Прикинув их объем, расход и остаток топлива, делаю нехитрые расчеты
   - Их хватит еще примерно на триста километров.
   Следующий вопрос был не менее закономерен.
   - Едем в то же направлении?
   - Да, в прежнем. Нам нужно на ту сторону, именно там располагаются их дома. - Развернувшись, направляюсь в сторону отошедших девушек, но последний вопрос догоняет меня, словно выстрел в спину.
   - А твой?
   Как бы мне не хотелось сделать вид, что это меня ничуть не задело, но в горле словно ком появился, а рот наполнился горечью, как от полыни. Слез не было, их я выплакал уже давно. Задолго до нынешних событий.
   - Дом говоришь.... Мне есть куда уйти, вернее, есть надежда на подобный исход. Пара резервных вариантов тоже есть, но там толпа не пройдет. Поэтому, думать об этом сейчас, в текущей обстановке - бессмысленно. Я не собираюсь бросать вас на съедение этим тварям, спасая только свою шкуру - неправильно это, не по-людски. Особенно в нашей ситуации, когда альтернативы нет.
   - Что собираешься делать?
   Пожимаю плечами.
   - Посмотрим. Сначала верну Саю ее родителям, после этого попытаюсь обеспечить эвакуацию тех, кто останется со мной. Силы Самообороны наверняка будут удерживать окрестности своих баз, обеспечивая безопасность в определенном радиусе от них. - Разговор начинает меня утомлять, но раздражения еще не вызывает. Пока еще нет. - Это достаточно неплохой вариант.
   Шизука прищурилась.
   - Ты знаешь подозрительно много. Такое чувство, что ты готовился к подобному... развитию событий. Прости, но это действительно так выглядит.
   Глядя в ее глаза, не замечаю в них агрессии, сказанное - обычная констатация факта. Земля круглая, вода мокрая, а я вот - специалист по выживанию в "нестандартных ситуациях".
   - Понимаю. В сумме, мои знания дают очень интересный эффект, позволяя гибко подстраиваться под любую ситуацию, но они не бесконечны, как и любые другие резервы. Ведь, универсальность - это когда кто-то делает все, но одинаково плохо. - В ответ на это она улыбнулась.
   - Интересное определение.
   Вновь пожимаю плечами.
   - Правдивое. Особенно про меня.
   Фактически, разговор был окончен, и я отправился за остальными. Но судя по взглядам, которые мне достались, похоже, придется отвечать на неудобные вопросы. Да, явно придется, но как не хочется это делать.
   - Комуро, ты ничего не хочешь нам рассказать?
   Рэй себя накрутила настолько, что это заметил даже я. И, похоже, у нее это все копилось еще с крыши, а я так и не понял. Да и это ведь было предсказуемо. Учитывая степень моей отчужденности от "современного общества", я довольно паршиво разбирался в человеческих взаимоотношениях. Книги по психологии никогда не заменят реального опыта. Опыта, который у меня практически отсутствовал.
   - Например, что с тобой происходит? И откуда взялась эта машина? Почему, почему ты так изменился? Когда успел, я же тебя с детства знаю?! - Рэй схватила меня за плечи и пристально рассматривала, будто силясь увидеть, что же так изменило ее друга детства. - Это ведь не сказка о снежной королеве, а мы не Кай и Герда! Здесь нет этих проклятых осколков. Так почему же ты стал таким?
   - Каким, Рэй? Черствым, грубым, замкнутым? Может, жестоким? Мы все меняемся, прежним не останется никто. Это не война, но все произошедшее с нами оставит свой след. Просто я пытаюсь сделать так, чтобы вас при этом задело как можно меньше. Женщины не должны воевать, пока рядом есть мужчины. Это наша обязанность - беречь вас. И я это сделаю, так или иначе.
   - Что ты сделаешь? Как исправишь? Сейчас все катится в ад, все умирают! Как, как ты это исправишь?
   - Никак. Никто не живет вечно, даже боги. И не все умирают, многие спаслись. Это нам так "повезло". Твои родители скорее всего живы, родители Саи тоже. - А вот это я зря сказал.... Зря сказал вот так. Хлесткая пощечина обожгла мне лицо.
   - Не смей, слышишь, не смей пользоваться этим - голос Рэй напоминал шипение змеи. - Это подло Комура. Это очень подло.
   За меня заступилась Саэко:
   - Мне кажется, что сейчас Комуро сказал правду. В его словах не чувствовалось лжи.- Да, что-то я упустил. Ей-то с чего меня защищать. Слегка качаю головой.
   - Спасибо Саэко, но это ее дело, верить мне или нет.
   - Да откуда ты можешь это знать? - Рэй наморщила лоб, видимо пытаясь просчитать, что же мне известно, и насколько я честен с ней. По всей видимости, картинка не складывалась, особенно на фоне наших нынешних находок.
   - Это не важно, я не собираюсь ничего доказывать.
   Сая, увидевшая что разговор зашел в тупик, решила сменить тему. Вот только способ она выбрала совсем неудачный.
   - А откуда здесь появилась эта машина?
   - Это несущественно. Но теперь мы в большей безопасности, чем раньше - Похоже, этот ответ еще больше разозлил обеих девушек. По всей видимости, он был воспринят как издевка, хотя и не являлся ею.
   - Комуро, там форма твоего размера. Ты умеешь водить эту машину, разбираешься в оружии.... Может, ты секретный агент, ну, типа Джеймса Бонда? - Я, похоже, довел их до ручки, как и они меня. А вот Саэко удивительно спокойна, как и Шизука.
   - Джеймс Бонд говоришь? - На лицо наползает ухмылка, больше приличествующая какому-нибудь анимешному антагонисту. - Честно говоря, я не лишком люблю мартини, да и из оружия предпочитаю пистолет-пулеметы. - Я развел руками - Так что, на старину Джеймса я не тяну. Поверь, если бы я на кого-то там работал, вас бы рядом со мной не было по определению. А меня бы не было здесь, так что, хватит глупых домыслов.... Займитесь лучше чем-нибудь более полезным.
   Можно сказать, что Сая махнула на меня рукой. Фигурально, конечно.
   - Пойдем, Рэй. Ему бесполезно задавать вопросы.
   - Вы идите, а я немного здесь постою. - Мне явно нужно успокоить нервы, хоть немного побыв в тишине. Не люблю шумных компаний - тяжелое наследие первых классов школы.
   Уходя, Рэй окликнула Саеко:
   - Саэко, ты не идешь?
   Та в ответ повернулась к ним.
   - Я скоро буду.
   Сая с Рэй ушли, а Саэко никак не напоминала о себе. Стало очень тихо, и все чувства стали потихоньку гаснуть, оставляя лишь покой. Заодно, расслабившись и отрешившись от эмоций, я начал трезвее и рассудительнее мыслить. Конечно, многое было сказано зря, вот только я об этом не жалею. И жалеть не буду, все равно это не изменить. Остается думать, как обратить мои же оплошности мне на пользу. Становится все яснее, почему же мне устроили такую "песочницу". А также то, зачем появился этот "подарок". Просто, мне сейчас очень четко показывают, что меня будет ждать в будущем. Это все направленно даже не на тренировку, а на выправление многих моих бзиков. Социопатия - социопатией, но отношения с людьми выстраивать необходимо. С частью реципиент был знаком, с частью познакомился уже я. Пытаюсь руководить, только вот авторитета у меня нет, разве что перед Котой и то, совсем немного. Умудрился засветиться перед всеми - но это можно и не учитывать. Я не шпион чтобы жить под чужой личиной. И к тому же, судя по характеру посылки, это и не предусматривалось. Надо жить дальше. И необходимо уже начать работать головой, потому что мои выверты не будут терпеть бесконечно. Сзади послышался шорох. Да, очередная глупость, я забыл о Саэко.
   - Хочешь что-то узнать?
   - Уже нет. Пойдем, остальные нас заждались.
   Повернувшись, мы пошли к машине. Смысла говорить не было. Иногда тишина способна сказать гораздо больше. И объединить людей гораздо сильнее, чем самый откровенный разговор. Вот только, это не тот случай. Совсем не тот.
   Вот и машина.
   - Спасибо Саэко.
   - За что ты меня благодаришь?
   - Ты не стала меня беспокоить. Спасибо за это. Мне и в самом деле нужно было успокоиться и подумать.
   Саэко, задумавшаяся о чем-то, просто кивнула в ответ.
  
   *****
  
   Пора ехать, задние двери уже закрыты. Сев на переднее сидение я переглянулся с Шизукой.
   - Комуро, ты кое-что обещал.
   - Да. Сейчас покажу. Коробка передач здесь механическая, за рукояткой переключения передач находится демультипликатор (он же "понижайка"). - В том же духе прошли объяснения относительно остальных органов управления и приборов - тех, которые были мне знакомы.
   Наконец-то мы поехали. Конечно, я и сам мог сесть за руль, все же свои навыки я несколько преуменьшил. Вот только был один нюанс - города я не знал, а карты у нас не было. Обрывки воспоминаний были бесполезны, и лишь мешали. Выехав на одну из центральных улиц, мы поехали в сторону реки. Количество битых машин уменьшилось. Похоже, нам и в самом деле поначалу не повезло с дорогой. К сожалению охотничьих или туристических магазинов нам так и не встретилось. Пока не встретилось, а надежда умирает последней.
  

Эпизод четвертый.

  
   Доехав до реки Шизука благоразумно остановилась так, чтобы нас не было видно с того берега. Похоже, проблем с ней не будет, в отличие от Рэй. Надо посмотреть, что творится на мосту. Бинокля у меня нет, зато есть СВДМ, прицел которой может отлично его заменить. Когда я осматривал винтовку, то заметил, что вместо штатного прицела ПСО-1 на винтовку поставили прицел изменяемой кратности 3х-12х, наподобие "Гипериона". Это вполне позволит узнать ситуацию на мостах. Благо, располагаются они недалеко.
   Вылезая из машины, я осматривался, прикидывая расстояние до скоплений зомби. Ближайшее находилось метрах в тридцати, но приближаются они довольно шустро. Открыв заднюю дверь, я взялся за цевье калаша, выдергивая его из креплений, сунул в карман пару магазинов и стал отстреливать зомбаков. К счастью, изначально прицел был приведен к точному бою на сто метров, на патроны УС (дозвуковые, они же "сабсоники"). Упокоив самых ближних мертвяков и перезарядившись, я занялся отстрелом дальних целей. Спустя несколько минут, два магазина и сорок три зомби, окрестности оказались зачищены полностью. Благо, время и возможность отстреливать их в голову у меня была, а значит и "контроль" проводить не имело смысла. Проверив ближайшие окрестности, и не заметив других опасностей, снова перезарядил автомат. Теперь можно заняться и остальным.
   Снова открыв дверь машины, я потянулся было за новыми магазинами, но заметив встревоженные взгляды остальной компании, предпочел объяснить ситуацию.
   - Вроде, всех окрестных зомби я отстрелял. Могут набежать еще, на шум мотора, но это маловероятно. Если что - свяжемся по рации, из машины вас достать нереально, разве что сами откроете двери.
   На лицах дружной компании появилось выражение полного охреневания. Рэй буквально вцепилась мне в плечо, с тревогой смотря на оружие в моих руках.
   - Куда ты снова собрался?
   Аккуратно отцепляю ее тонкие, но довольно сильные пальчики.
   - На разведку, хочу понять, что творится на мостах. - Закончив с этим делом, требовательно протягиваю руку. - Кота, передай пожалуйста СВД и тепловизор.
   Взяв обе вещи и прихватив с собой дополнительные магазины, я пошел по направлению к кафешке располагавшейся на углу у конца улицы. Всего-то метров пятнадцать от машины. Встав так, чтобы живая изгородь из какого-то неизвестного мне вида плюща прикрывала меня от взглядов возможных свидетелей с моста, я принялся осматривать контрольно-пропускные пункты. Мда, видел бы это наш преподаватель по медицине катастроф (так у нас обозвали курсы первой медицинской помощи, знания давались на уровне младшего медперсонала - санитаров и медсестер, притом - урезано). Матов было бы... контрольно-пропускные пункты еще не были развернуты, люди стояли в пробке и подвергались риску нападения зомбаков. Из этого явно не выйдет ничего хорошего. Не был организован процесс медосмотра и развернуты пункты оказания помощи. Эвакуация пострадавших не предусматривалась вообще. Полиция просто выстроила заградительный кордон и чего-то ждала. А еще, их оружие было предназначено для разгона демонстраций, а не противостояния мертвецам. Резиновые дубинки, щиты, табельные пистолеты - нет даже дробовиков, не говоря уже о спецтехнике. Их уже можно списать. Продержатся двое, максимум трое суток и все. Полицейские, да и врачи присутствующие там серьезно недооценивают опасность. В нашей же компании, похоже, переоценивают угрозу со стороны зомби. И не думают о других проблемах.
   А вот меня эти проблемы заботили весьма сильно. То, что я не стал отыгрывать роль Комуро, объяснялось одним простым фактом - я не японец. Если кому-то кажется, что мне стоило бы показаться психологу или психиатру, поспешу огорчить - отыгрывать психотипы незнакомых людей весьма тяжело. Особенно, если они диаметрально противоположены твоим. Как ни странно - японцы очень сплоченная нация, и одним из самых суровых наказаний у них считается оставить ребенка в комнате одного. Хватает даже пары часов, чтобы провинившийся осознал всю глубину своего падения. Переходит эта особенность и во взрослую жизнь. И как, интересно, мне отыгрывать японца? С моим-то мерзким характером, ведь я по праву считался одиночкой даже среди наших индивидуалистов. И теперь мне предстояло убедить пять человек в том, что соваться к полиции - дохлое дело. Проблема состоит в том, как это сделать. Хотя, это ведь не детский сад, они взрослые люди. Просто поставлю их перед выбором, остаться со мной или уйти к полиции. Сзади послышался шум шагов. Как оказалось, ко мне подошла Шизука.
   - Комуро, с тобой все в порядке?
   - Да. Вот, "любуюсь" действиями доблестной полиции и медиков. Выставлено оцепление, введен режим жесткого карантина.
   Поведение Шизуки стало собранным и деловитым:
   - Как я понимаю, через мосты нам не проехать?
   Качаю головой.
   - Нет. Не сейчас. Ориентировочно, прорыв оцепления произойдет через двое-трое суток. До этого момента нам еще нужно дожить.
   - Есть на примете, где можно переждать?
   - Разве что только в машине, из нее нас не выковыряют. Есть другие варианты?
   Шизука задумалась, машинально прокручивая между пальцами один из локонов. Немного помявшись, она предложила:
   - Можно в доме у моей подруги. Но, это не самый лучший вариант - неизвестно, как поведут себя соседи, да и место не самое удачное.
   - Там все же будет лучше. Сама подруга возражать не станет?
   - Нет. Но в случае необходимости тебе придется ответить на некоторые вопросы.
   - На некоторые отвечу, на все - не обещаю. Пойдем отсюда, пока на нас не обратили внимания. Думаю, ты и сама можешь объявить о нашем следующем пункте назначения?!
   - О чем ты, Комуро? Мы просто собираемся пару дней пожить в доме моей подруги. - На меня вновь смотрела витающая в облаках девушка лет двадцати пяти. И как назло, мы уже вошли в зону слышимости остальных, так что высказать ей все то, о чем я сейчас думаю, к моему сожалению, было нельзя. К моему очень, очень большому сожалению. Видимо поняв мои чувства Шизука слегка улыбнувшись мне, подмигнула левым глазом. Вот же зараза!
   Медсестра направилась к водительскому месту, я же пошел к задним дверям. В данной ситуации игры в демократию слишком опасны, они породят разброд и шатание, которые нас погубят. Отступать мне некуда, и права на ошибку тоже нет. Открыв дверь, я передал Коте СВД и тепловизор. Все происходило в полном молчании, хотя, только что я слышал как грызлись между собой Сая и Рэй. Недолго, кстати, грызлись - Саэко урезонила их буквально парой фраз. Пора и мне внести свою лепту.
   - Шизука сказала, что мы пока можем остановиться в доме ее подруги. Сейчас мы направимся туда, и скорее всего, остановимся там, на несколько дней.
   - Но Комуро, разве мы не должны были отправиться дальше, через реку? - Удивленно спросила Рэй.
   - Введен режим жесткого карантина. Все мосты оцеплены полицией, движение через них перекрыто. Соваться к ним пока опасно, особенно на нашей машине.
   - А если кто-то решит идти через мост, то, что сделаешь ты? - Поинтересовалась Сая
   - Отпущу. Дам револьвер, чтобы вы смогли добраться до моста. Только вот, возвращаться будет некуда. Если хотите, можете попытать счастья, но полиция блокирует дороги. И бог его знает, сколько вы будете ждать, пока там не начнут пропускать людей. Думайте, время пока есть.
   Уйти так никто не решился. Оно и правильно, шансы выжить у любого принявшего такое решение будут минимальными. И у меня в том числе - большая толпа опасна, еще опаснее она станет, когда придут зомби. Даже будь это война - все равно, любая толпа - это просто еще одна групповая цель. Ну, а город - одна большая ловушка, лабиринт из которого сложно найти выход.
   Перекрытыми оказались все мосты, встретившиеся нам по дороге - на это указывали пробки, вытянувшиеся за габариты мостов, и весьма заметные даже издалека. Практически все встреченные магазины были либо разграблены, либо заполнены зомбаками. В одной из бакалейных лавок во время недолгой остановки "одолжили" продуктов и мы. В основном бралось все питательное, нетребовательное к условиям хранения и желательно занимающее минимальный объем. Все попытки протащить какие-нибудь левые вкусняшки всячески пресекались - места в машине уже слишком мало. Запасы рассчитывались из срока в одну неделю. Да, это паранойя, но лучше запастись сейчас, чем грызть локти потом. А вот с камуфляжем случился пролет. Нет, цивильная одежда была, но она не слишком подходила для нынешних условий. Поэтому вопрос со шмотками пришлось отложить еще на пару дней - пока совсем не прижмет. Заодно, под этим же соусом можно будет поискать необходимую снарягу.
   Но до этого еще надо дожить, а сейчас нас ждал домик Рики Минами. Той самой Рики, которая была снайпером спецназа. До сих пор не могу понять, как она туда попала, особенно если учесть отношение высоких чинов к службе женщин в армии и полиции. Похоже, у девушки и в самом деле талант, иначе бы она там не работала.
   Домик оказался примерно таким, как я его себе представлял. Небольшая двухэтажная постройка, с вытянувшимся вдоль одной из стен балконом. Впрочем, его можно было назвать и верандой, а сам дом был маленьким только по нашим меркам. По японским это вполне так приличное место, предназначенное для семьи из трех поколений. Дворик был накрыт брезентовым тентом, под которым стояла гордость американского автопрома - HMMWV, он же "Хамви". Помимо этого, за ним находилась небольшая пристройка, впереди - ворота. Забор был полудекоративным - людей он бы остановил, а вот нашу машину уже нет. В целом уровень защищенности здания можно было оценить как неплохой. Вот только забор бы укрепить, желательно не менее чем тридцатисантиметровым слоем железобетона, и все станет просто шикарно. Но, только до первого импульса ЭМИ, после которого посыплется все коммунальное хозяйство.
  
   *****
  
   Все произошло как-то обыденно. Выгрузившись, я отстрелял ближайших неупокоеных, после чего все отправились внутрь дома. После проверки на нежданчики и сюрпризы все занялись своими делами. Я - повторной чисткой автомата, Кота - обыском дома, а девушки отправились купаться. И, как оказалось, сопровождалось это действо вполне себе интересными звуками. Какими? Думается мне, любой парень их уже слышал, и не раз. Лично мне вспомнился анекдот про поручика Ржевского, скрывавшегося в шкафу гимназисток и умершего со стыда. Однако, приходилось терпеть все эти охи, ахи и взвизги. Чтобы немного отвлечься, я пошел готовить еду. Наиболее удачным вариантом мне показалось приготовить макароны с мясом. Ну а что - быстро, сытно, вкусно. Удобно.
   Странно, но осознание того факта, что это совсем не японский дом заняло у меня минут двадцать, не меньше. Извиняло меня только три факта - я проверял и дочищал окрестности, был в этот момент в довольно замотанном состоянии и наконец, в японских домах мне бывать не доводилось. Нет, мне конечно известно, что японцы спят на футонах, используют палочки вместо столовых приборов, питаются рисом.... Это общеизвестные вещи, можно сказать, эдакий восточноазиатский бренд.
   У меня были знакомые корейцы, киргизы, казахи, узбеки... много кого было. Однако с японцами я не пересекался, вообще. И про быт и их культуру знаю... нет, даже не из книг, нормальных книг о Японии довольно мало, а аниме и манга не являются мало-мальски авторитетными источниками информации. Выудить из них можно довольно много, но это требует массу времени и сил, ведь проводить перекрестную проверку на совпадение информации - тот еще геморрой, а я не виабушник. Скорее наоборот. Мои знания были обусловлены тем, что в моем окружении виабушники все-таки были, как и анимешники. Вот и приходилось соответствовать своему прозвищу, и подбирать реальные аргументы, подтверждать их ссылками, забивая еще один гвоздь в гроб пропаганды привлекательности этой страны. Но это жилище было отнюдь не японским.
   Наверное, именно поэтому, на кухне я чувствовал себя как дома. Она и была - почти как дома, только побольше, и оборудована получше. Набор продуктов только подкачал - зелени не было совсем, кетчуп был какой-то не такой, овощи были откровенно убогими. Нет, на вид - нормальные, но вот на вкус - картон картоном. На мой вкус, понятное дело. Да и мало их было, только вот есть один нюанс - в магазине некоторых овощей не было вовсе. Тут даже свеклу достать проблема, так что, обойдемся без борща. Да и со щами вышел пролет.
   На кухне различия только начинались. В гостиной стояло несколько массивных диванов с кожаной обивкой. Вернее, зон было две - типично-японская гостиная с низким столиком и вот эта вот. Разделялись они раздвижной бумажной ширмой, в данный момент сложенной. Через стенку находились холл, ванная, и кухня. Там же была и лестница на второй этаж. На втором этаже находилась спальня, довольно большая по размеру. А если судить по японским меркам, то очень большая. Ну и двуспальная кровать, отнюдь немаленьких размеров. Напротив кровати находилась метровая плазменная панель, жидкокристаллические таких размеров здесь пока делать не научились. Неплохо однако живут некоторые бойцы, совсем неплохо. А вот оружейный шкаф здесь какой-то хилый, и совсем не внушает. Вот в нашей оружейке - там да, дверцы толщиной больше пяти миллиметров, кодовые замки, сложная система охранных датчиков. Еще была серия фугасов, которые подрывались по указаниям этих самых датчиков. Поэтому, за оружием я в одиночку не ходил. А здесь - наверное, его и в самом деле можно открыть фомкой. Но, не стоит портить впечатление о себе. А вот Кота уставился на него как на одно весьма известное зеркало, под названием Еиналеж. (зеркальце из ГП и Философский Камень, отражавшее сокровенные мечты каждого человека). Наверное, в нем он бы увидел примерно то же самое, но гораздо больших размеров и открытое.
   Похлопываю нашего оружейного маньяка по плечу, предусмотрительно встав подальше и в мертвой зоне. По идее он должен был меня заметить, но мало ли....
   - Кота, пойдем вниз, поможешь.
   Кота аж подпрыгнул от неожиданности. Все-таки не заметил... печально, в первую очередь для него.
   - А-а-а-а, Комуро не пугай так! - И чуть позднее добавил, с виноватыми нотками. - Что делать нужно?
   - Найти растворитель. Лучше всего ацетон, керосин, на худой конец - спирт. Будем снимать пистолеты с консервации, благо, здесь должно быть чем.
   - Э-э-э, Комуро, а почему ты это раньше не сделал?
   - В машине это сделать сложно и нечем. - Благо, оружие у нас было, особенно повезло с Калашом. На него есть дозвуковые патроны и глушитель, как и на "Бизон". И звук достаточно тихий. - А после... после все разбежались, а одному это делать скучно и долго.
   Уже внизу, когда мы обыскивали мастерскую, Кота наконец решился меня спросить:
   - Комуро, а кто тебя учил? Меня вот в Штатах тренировал инструктор зеленых беретов, ветеран Вьетнама. Прикинь, за месяц я отстрелялся из половины всех стволов, которые были на вооружении армии США. - Тут Кота замялся. - Ну, просто понимаешь, то, что ты там сказал в машине, я не знал, вот и интересно, откуда инфа?
   - Учил? - Насмешливо фыркаю. - Просто нужно уметь искать в сети. В России сейчас бардак, в общий доступ выкладывают все что угодно, в том числе и видео испытаний нового оружия. Там же можно найти и много чего другого, например - боевые уставы. Только искать нужно на русском языке, переводить тебе никто не станет. - Я чуть было не брякнул о Гугл-перводчике, но успел вовремя заткнуться. А ведь "Гугл" сейчас является всего лишь обычным поисковиком... и "Яндекс" тоже, один из многих. "Ютуба" еще нет... мда. - Ладно, вот растворитель, пойдем чистить оружие.
   Чистка оружия протекала как-то буднично. Сначала мы минут пятнадцать мучились с пистолетами ПБ, после чего плюнули на это дело, и оставили их отмокать в растворителе. А вот с АПБ дело пошло куда веселее, все же со "Стечкиным" мне пару раз иметь дело приходилось. А АПБ - это доработанный АПС, внутреннее устройство у них одинаковое. Главное различие - более длинный ствол, с возможностью крепления глушителя.
   Кота ни о чем не спрашивал, но над чем-то напряженно размышлял. Я, конечно, здорово дал маху, когда упомянул об автомате, все же он не особо известен. Были впрочем, и другие помарки. Однако проблемы возникнут, если придется работать с забугорной техникой - с ней незнаком уже я. За неделю вообще мало что можно узнать, приходилось выбирать самое необходимое.
   - Комуро, а чем вы тут занимаетесь? - Неожиданно спросили у меня со спины. Как оказалось, кое-какие рефлекторные реакции в меня все же вбили, я прыгнул вперед, разворачивая корпус и поднимая только что собранный пистолет, попутно снимая его с предохранителя. Отрезвил меня только щелчок бойка. Оригинально... заряди я его, как и собирался.... - Шизука, никогда, ты слышишь, никогда так не делай. Если конечно хочешь жить.
   - Комуро, да кто тебя так научил? - Кто бы сомневался, Кота как всегда в своем репертуаре. - Ведь это точно в интернете не вычитаешь.
   Встав, делаю глубокий вдох, затем выдыхаю, концентрируясь на ощущении движения диафрагмы, повторяю это несколько раз. Меня все же слегка потряхивает от адреналина, но пульс уже начал замедляться. Теперь можно и ответить.
   - Зато можно вычитать другие материалы, в том числе и принципы выживания в зоне боевых действий. - Вспоминается подборка цитат из биографий героев Великой Отечественной. Не менее познавательны и более свежие материалы. - Ну, или методы тренировки снайперов, оперативников НКВД, войск ВДВ. Правда я в основном обрывки находил, но только потому, что и не искал толком.
   - А что ты искал? - С каким-то нездоровым интересом спросила Шизука. Ответ был неожиданным даже для меня.
   - Забвения. Иногда бывает очень больно, в душе, а пить, глотать таблетки или курить - явно не вариант. Не потому, что этих средств не достать, а потому, что это реально не выход. Боль пройдет, а привычки останутся. - Снова... и опять с шапочными знакомыми, можно сказать, временными попутчиками. Почему же меня так тянет на откровенность? Снова выворачивать душу, извлекая на свет то, что хотел бы, рад был бы забыть. Я думал, что смог оставить прошлое где-то там, далеко за горизонтом. Но оно со мной, всегда, и с этим можно только смириться. Но раз я сказал "а", следует добавить и "б". Из груди вырывается усталый вздох. - Оставалось пытаться забыться в книгах. В тех, которые очень и очень сильно отличались от привычной для нас реальности. Еще лучше получается, если удается разорвать все связи с тем, что причиняет тебе эту боль.
   - Не лучше. - Покачала она головой. - Проще. И не всегда это получается, Комуро.
   - Но попытаться то можно. У некоторых это неплохо получается, во всяком случае, они так говорят. Только вот взгляд у них на редкость несчастный. - Нотки в моем голосе постепенно менялись, с безжизненных на командные. - Кота, пистолеты пока оставим отмокать, а пока займемся чем-нибудь другим. Шизука, ванная освободилась?
   - Да.
   Перевожу взгляд на нашего "оружейника".
   - Кота - идешь мыться, а я пока дежурю. Потом меняемся.
   Из-за резкой смены темы Кота выглядел выбитым из колеи. Его хватило только на то, чтобы выдавить из себя нечто вроде:
   - Э-э-э-э, Комуро....
   Однако его возражения были безжалостно оборваны.
   - У тебя полтора часа. После этого идешь наверх и ждешь меня. Там и поговорим о распределении дежурств. Я пока позабочусь о переброске оружия на балкон.
   Дождавшись, пока Кота уйдет, Шизука спросила:
   - Не слишком ли жестко, Комуро?
   - Нет. - Я продолжал копаться в салоне. - Подожди, патроны вытащу, вместе с магазинами.
   - А ты разве снарядил не всё?
   - Пистолетные не трогал.
   Шизука повертела в руках один из пистолетов. Посмотрела на затворную рамку, положила обратно.
   - Разве это не пистолет Стечкина?
   Указываю на конец ствола, высовывающийся из кожуха почти на сантиметр.
   - АПС не комплектуется глушителем, и у него деревянная кобура-приклад. У этого в комплекте должны идти проволочный приклад и брезентовая кобура, а ствол имеет штатные крепления для глушителя. Но я и не подозревал, что медсестер информируют о штатном оружии советской армии.
   - Российской армии, Комуро - Ответила Шизука, со странными интонациями в голосе. - Советский Союз развалился больше двенадцати лет назад. Знаешь, еще удивительнее услышать подобные откровения от японского школьника. И очень невежливо говорить с человеком, повернувшись спиной.
   Вытаскивая пакет, с пачками пистолетных патронов я резонно замечаю:
   - Терять время на расшаркивания глупо, особенно в нашей ситуации. Поможешь перетащить все наверх?
   Шизука, конечно, помогла. Только все равно пришлось перетаскивать все на балкон в два захода. Заодно стало понятно, что девушки подвыпили. Сая уже спала на одном из диванов в гостиной, укрытая одеялом. Неподалеку от нее Рэй предавалась самобичеванию и буквально упивалась мысленным самобичеванием. Да-да, при совпадении некоторых условий подобное может приносить удовольствие. Весьма извращенное, но все же.... К счастью, ей пока было совсем не до окружения, сегодняшние события пока занимали главенствующее положение в ее мыслях. Но, скоро она начнет искать собеседников, и я не хочу быть в этот момент в зоне досягаемости. Мне хватило одного раза из прошлой жизни, и надеюсь, подобное больше никогда не повториться. Саэко тоже выпила, но у нее, похоже, железный самоконтроль. Однако это явно не относится к одежде. Нижнее белье и передник - не лучший весенний наряд, пусть мы и не на улице. Хотя, это у меня на родине в это время снег лежал, иногда и до двадцатых чисел апреля, а здесь уже тепло.
   Закончив с перетаскиванием имущества, я начал расставлять притащенное по балкону. Автомат и СВД на столик, стоящий между двух шезлонгов. Ящик с электроникой чуть поодаль, не открывая. Чуть ближе - магазины от ПБ и АПБ, и туда же патроны. Приземлившись на ближайший шезлонг, я пригласил Шизуку присесть по соседству. Ну а дальше - заряжание магазинов, перемежающееся обменом подколками. В общем - ничего серьезного, так, обоюдное прощупывание. Монотонная работа затягивает, руки уже сами собой начинают забивать патроны.
   - Тебя ведь, только оружие интересует? - В голосе Шизуки был слышен интерес.
   Пальцы, нависшие над очередным патроном, замерли. Повернувшись, я внимательно посмотрел на нее.
   - Нет. Можешь не верить, но интересы у меня вполне обычные. Просто, с людьми я схожусь на редкость паршиво.
   - Это из-за неразделенной любви, о которой, похоже, знала уже вся школа? - Медсестра продолжила задавать не самые приятные вопросы.
   - Нет. Но мое поведение с Рэй и Саей является вполне осознанным и логичным. Остальным досталось главным образом потому, что отнесись я к вам иначе, чем к этим двоим, и последствия были как минимум плохими. А то и катастрофичными - угадать, что может задумать сошедший с нарезки человек очень сложно. В принципе, даже невозможно. Ведь недаром ты налила всем, а напились только они. Спиртное очень неплохо показывает, кто кем является, и как будет действовать во время форс-мажоров.
   - Спиртное в качестве лакмусовой бумажки? - Шизука улыбнулась. - Интересная теория.
   Хмыкаю, откладывая очередной магазин. Морикава продолжает попытки прожечь меня своими карими глазами. Выдержав небольшую паузу, все же разъясняю свою позицию:
   - Ничуть. В некоторых местах встречается сплошь и рядом. Например, в Ирландии. - Мы вместе негромко рассмеялись. По всей видимости, ей было известно, как пьют ирландцы. ПМСМ, так не квасит даже большинство русских.
   - А если я предложу выпить тебе? - Вкрадчиво спросила она.
   - Не сегодня. Сейчас в доме присутствует два, ну или три человека умеющих пользоваться автоматами. Ну а я не настолько сволочь, чтобы заставлять Коту дежурить всю ночь. Да он и не выдержит, после сегодняшнего марафона, а полагаться на случай я не хочу - это опасно. Мы находимся слишком близко от моста.
   Ее хорошее настроение отсекло, словно гильотиной. С немного нервозными нотками Шизука спросила:
   - Зомби или люди?
   Пожимаю плечами. Своего опыта у меня нет, приходится пользоваться заемным. Который, вдобавок, еще и не слишком подходит к окружающей обстановке. Проблема не в зомби - строить модели их поведения несложно, особенно если опираться на кое-какие работы, касающиеся биологических систем - графики зависимости фермент-субстратного взаимодействия на удивление точно отражают динамику процесса. Проблема в японском менталитете и культуре. Если более обобщенно - в культуре Восточной Азии, которая сильно отличается от нашей... советской. Другое понимание ценности жизни, отношение к ресурсам, пониманию идиом "верность" и "честь". Другое отношение к смерти. Но, выхода нет, работать необходимо с тем, что есть на данный момент. Наконец, решаюсь ответить:
   - Мародеры. Зомби будут через день-два, не раньше.
   - Похоже, ты научился предвидеть будущее? - В ее голосе нет ехидства, это лишь констатация факта. Мой ответ звучит в том же ключе.
   - Обычная логика. Как у Шерлока Холмса, достаточно лишь определить важные детали и все сразу станет понятно. - Усмехнувшись, продолжаю. - Да и вообще, будущее - слишком зыбкая материя, а предсказания - довольно ненадежная штука. При послезнании можно опираться только на то, что изменить нельзя.
   Ненадолго задумавшись, Шизука протянула:
   - Похоже, ты мно-о-ого об этом думал....
   - Это было давно. Потом появились более важные темы для размышлений. Более жизненные, чем это... - Я горько улыбнулся. - Взрослеть всегда мучительно больно, каждый раз что-то теряешь, приобретая взамен что-то другое. Видение мира становится сложнее, а последствия ошибок все серьезнее. Это касается всех, и нас в том числе - бывшим школьникам придется взрослеть ускоренными темпами, иначе они не выживут, не успеют приспособиться. Происходящее вокруг не имеет отношения к войне,но действует на психику гораздо более разлагающе.
   Медсестра попыталась меня успокоить:
   - Они пока неплохо справляются. - Но это ей не особо удалось. Я ведь тоже человек, и мои нервы состоят отнюдь не из стали.
   - Они просто пока еще не расслабились, и не почувствовали себя в безопасности. - Осталось набить последний магазин, чем я и занимаюсь. - Дальше будет куда как хуже. Применить же лучшее средство против излишних мыслей у меня не выйдет, мы все же не в армии.
   - Это когда у бойца не остается ни времени, ни сил?
   Мое выражение лица ответило на этот вопрос гораздо красноречивее, чем любые слова. Щелчок вставленного в пистолет магазина прозвучал на редкость зловеще.
   Разговор завял на корню, кажется, мы сказали все, что считали нужным. Теперь, каждый думал о чем-то своем, и молчание продолжалось, пока наверх не поднялся Кота. Заметив его, я отправился вниз, за полотенцем и свежей одеждой. Конечно, использовать камуфляж несколько рискованно, но никакого желания снова одевать эту идиотскую школьную форму, уже изрядно изгвазданную в крови и прочих... физиологических жидкостях, у меня не было. Поэтому, прихватив банные принадлежности и "городской" комплект я отправился в ванную. Там подтвердился еще один штамп, хорошо знакомый всем анимешникам - японцы очень любят принимать водные процедуры. Ванная была немаленькой, да что там, если ее ширину увеличить раза в два, то получится полноценная джакузи на четверых человек. В принципе, учитывая наличие так называемого "трапа" (специальный сток для воды, располагающийся в полу) в качестве душевой кабинки могла использоваться вся комната. Что с успехом и продемонстрировали девушки. Почему девушки? Просто, не мог же Кота в одиночку забрызгать все стены водой, да еще на высотах превышающих человеческий рост.
   Быстро приняв душ, и переодевшись в чистое, я направился наверх. Там и убедился, что Кота все-таки добрался до арсенала. Оружие там оказалось... нормальное. Можно сказать, что вполне неплохая коллекция, если ориентироваться на американцев из южных штатов. "Снайперская" модификация AR-10, отличающаяся от М-16 главным образом используемым патроном - в этой версии штурмовой винтовки применялся калибр 7,62 NATO. Там же нашелся помповый дробовик времен Вьетнамской войны. Пожалуй, одной из самых ценных находок можно было назвать арбалет... если бы не одно но - автомат с глушителем в данной ситуации гораздо практичнее, тем более, что и сам арбалет был классической, а не блочной системы. Последней мне на глаза попалась винтовка "Спрингфилд" (аналог СКС), кажется, в версии карабина. И все под тот же натовский патрон 7.62. Кота столь радостно примерял это оружие, становясь то в одну, то в другую стойку, что я не решился его обламывать. Сам поймет, когда-нибудь. Это само собой случается, когда новое становится обыденным, превращаясь в часть жизни. Тот же "тактический обвес" - это средства, а не самоцель, он должен исполнять какую-то роль, а не просто висеть, красоты ради. Конструкторы ведь не зря ломают головы, над уменьшением веса оружия и патронов.
   Но Кота не мог не похвастать новыми приобретениями.
   - Комуро, ты только посмотри на эту красотень. Это же SR-25 Knight, с магазином на двадцать патронов.
   - Неплохой тюнинг. - Продолжать я не стал, чтобы случайно не ляпнуть про мое отношение к винтовкам системы Стоунера в целом, и конкретно по этой в частности. Обидится ведь.
   - И все... - Кота не скрывал своего разочарования моей лаконичностью.
   Пожимаю плечами. Наверное, это один из самых применяемых мною жестов, наравне с "челодланью".
   - А что еще? Я винтовками, сделанными на базе AR-10 и AR-15, не интересовался. Больно уж отзывы на них были... ну...не самыми лучшими. Да и времени не было. Соседняя винтовка - это М-14?
   - Нет. Это - Кота ласково взял винтовку за цевье. - Спрингфилд М1А, в матчевом (спортивном) исполнении. (Спрингфилд М1А - это "гражданская" версия М-14, но ГГ в этом не шарит. Автор, если честно, тоже).
   - Ясно. Нам в любом случае, негде их применить. Но, пусть будут, может, когда-нибудь и пригодятся. Есть гораздо более важный вопрос, - в какой очередности и сколько будем дежурить?
   Кота взглянул на меня с недоумением. Слегка замявшись, он все же спросил:
   - Эмм, а ты еще не решил?
   - Мне интересно твое мнение. Ведь наша безопасность будет зависеть, в том числе и от тебя. Нам обоим нужно выспаться, завтра будет тяжелый день.
   - Может, по одной семичасовой смене? - Кота замолчал, подумал несколько секунд, потом продолжил. - Ну, чтобы нормально выспаться?
   - Шестичасовой. - Против моего желания это прозвучало довольно жестко. - Доспать можно будет после обеда, по очереди. Делу это никак не помешает.
   - Какому еще делу? - Заинтересованно спросила подошедшая Шизука.
   - Наблюдению за окружающей территорией. Помимо этого нам необходимо разобраться с распределением обязанностей - в одиночку со всем не справиться. Только, я не вижу кандидатур на роль ответственного за работу с личным составом и тыловое обеспечение. Не сомневаюсь, что при обсуждении этого будет два голоса, критикующих любое мое решение. Это закономерно, учитывая сколько раз потоптались по их гордости....
   Прижавшаяся к солнечному сплетению ладонь Шизуки заставила меня отвлечься и ненадолго замолчать.
   - Решения будешь принимать ты, Комуро. - Громко прошептала она. - И отвечать за последствия тоже тебе.
   Глядя ей в глаза, осторожно поглаживаю тыльную сторону ее ладони своей легшей поверх. Против моей воли уголки губ все же ползут вверх.
   - Не придется. Мелкие ошибки исправить легко, а крупных мы не переживем. Слишком слабые у нас зубки - три человека не умеет обращаться с огнестрелом, а холодным оружием много не навоюешь. Приглашать людей со стороны смысла не вижу - высока вероятность предательства, да и других проблем будет полно. "Избавиться от балласта" не считаю возможным, это противоречит моим принципам и характеру. Впрочем, задерживать силой или нянькаться с ними не собираюсь, пусть делают что хотят. Не во вред остальным конечно.
   - Ты говорил...
   - Это вполне вписывается в то, что я говорил. Обещано было довезти всех до безопасного места, не больше. Вскоре выжившие будут представлять нешуточную опасность, а война с мертвыми плавно перейдет в войну с живыми. Страны, сохранившие государственность займутся борьбой за влияние, а остальные территории погрузятся во мрак, наподобие эпохи Сэнгоку Дзидзай или Смутного времени. Из недавних примеров могу привести Косово, или другие спорные территории Югославии. Ирак еще не стал наглядным пособием, но там тоже будет то же самое. Про Японию скажу лишь, что под боком Китай, обе Кореи и Филиппины, не забывшие произошедшего во время второй мировой войны. Что будет в будущем - предугадать сложно, но сказать, что все будет хорошо нельзя при всем желании. Могу только посоветовать поискать счетчик Гейгера армейского образца и радиопротекторные препараты - у Китая довольно грязные боеприпасы.
   Буквально затаившая дыхание медсестра растеряно спросила:
   - Но ведь до такого не дойдет, правда?
   Мне оставалось только тяжко вздохнуть.
   - Кто знает, Шизука, кто знает... идиотов много, ядерного оружия тоже.
   Выражение ее лица периодически менялось, медсестра все сильнее закусывала губу, похоже, прикидывая в уме реальность описанного мной сценария. Решив не продолжать, я похлопал Коту по плечу. - Кота, нам еще пистолеты надо дочистить, пойдем.
   Какой-то деревянной походкой он пошел вниз. Не навернулся бы с лестницы, слишком уж его состояние было похоже на ступор, и он еще не успел окончательно очнуться.
   Уже спускаясь вниз, я повернулся, и сказал:
   - Как я уже говорил, опереться можно только на ту информацию, которую своими действиями даже случайно нельзя изменить. - Похоже, Шизука поняла мой намек. Только вот предсказать ее действий я не мог, единственно что, убивать она меня сейчас не будет. Конечно, я сейчас поступаю довольно рискованно. Но другого выхода у меня нет, мы сами себя ограничили своими решениями. Фактически, у нас ситуация с взаимным цугцвангом, только вот ход оппонента можно и проморгать, все же реальная жизнь мало похожа на шахматы. Мои тяжкие размышления прервал Кота.
   - Комуро, это же шутка была, про Китай? - С нотками надежды спросил он.
   - Да нет, это было вполне серьезно. Китаю было выгодно экономическое превосходство и перенос производства на его территорию. Проблема в том, что это было выгодно раньше, а сейчас приоритеты сместились. ООН и Совбез не работают, везде царит хаос. В данной ситуации можно сделать очень много - например, захватить новые территории. Или решить территориальные конфликты (Тибет и уйгуры, Тайвань). - Настроение сразу упало, видимо, это отразилось, в том числе и на выражении моего лица. Только вот я совсем не о Китае думал. - В ближайшие два дня ничего масштабного не будет, можешь не беспокоиться на этот счет. А в дальнейшем... нам до этого еще надо дожить, так что, не забивай голову.
   Через минут двадцать пистолеты были дочищены, а растворитель аккуратно слит в пару стеклянных бутылок. Дальше было очередное перетаскивание вещей наверх, теперь уже с целью повышения удобства и эффективности караульной службы. ПНВ, парочку ночных прицелов, тепловизоры, ну и бытовые мелочи забыты не были. Несколько пачек сухофруктов, прихваченные из магазина, литровый термос, пара одеял, плащ-палатка, и другие полезные "мелочи".
   С Шизукой мы так и не пересеклись, безо всяких помех поднявшись на балкон. Очевидно, к продолжению весьма неприятного разговора она готова не была. Закончив с переброской материалов, мы занялись обустройством балкона. Прежде всего, были перемещены шезлонги и столик, после этого ближний к улице угол был прикрыт найденными в гараже стальными листами. В принципе, как мне кажется, обеспечить защиту от большинства типов гражданского оружия (пистолетные пули и дробь) мне удалось. Правда, крепление было не слишком надежным, но это только пока. Перекус был уложен на столик, уже перекинутый в дальний угол, по соседству с ним расположились шезлонги, один из которых я и приспосабливал для сна. Ничего сложного в этом не было - всего-то нужно выставить самые нижние положения защелок, дальше первое одеяло укладывается качестве простыни, а вторым укрываешься. Ну а подушка - подушка в общем-то и не нужна. Как уже стало понятно, мне удалось договориться с Котой о том, что первым дежурить будет он.
   Свет на втором этаже был выключен уже больше пятнадцати минут, но мне все равно не спалось. Мешало много чего... воспоминания, впечатления от пережитого сегодня, обрывки планов, постоянно пересекающиеся между собой и пытающиеся сложиться в разных вариациях. Ну и этот долбанный вопросительный взгляд тоже играл не последнюю роль. Вскоре я не выдержал.
   - Спрашивай. Если я смогу, то отвечу.
   - Ну, это, Комуро... - Кота мялся, словно не зная, как бы спросить, но потом все же, решился. - Почему сестра Шизука так себя повела? - Сказал он на одном дыхании.
   - Вопрос не совсем корректен. Начну с самого начала. Чем чревата резкая смена линии поведения ты мог видеть на мне. Поэтому, скорее всего она и вела себя как обычно. Кроме этого, с высокой долей вероятности могу предположить, что руководить нашим маленьким и весьма "дружным" отрядом. - Тут мой голос был буквально пропитан сарказмом и желчью. - Так вот, командовать она будет, только если других вариантов у нее не останется. И я ее отлично понимаю, но у меня других вариантов нет уже сейчас. Ну а из Саэко получился бы неплохой сержант, максимум - лейтенант. Это ее потолок, если ты понимаешь, о чем я. - Кота, похоже, понял. - Вот и получается то, что получается. Та Шизука, которую ты видел - это личность без маски. И о которой тебе лучше не распространяться, иначе она тебя прибьет, а я "проконтролирую". - Кота слегка вздрогнул. - Так что, это наши разборки, и тебе не стоит в них вмешиваться. Даже интересоваться не стоит. Спокойной ночи. - В этот раз сон сморил меня почти мгновенно.
   Только вот кошмары в очередной раз напомнили о себе, а доступа к аптечке у меня сейчас не было. Она на базе осталась, да и принимал я это снотворное всего пару раз, когда становилось совсем уже невмоготу. Можно сказать, что мне еще повезло, кошмары в основном отражались на психике, не затрагивая мое физическое состояние. Ощущение сходное со средней тяжести похмельем не в счет, пропадало оно довольно быстро. Так что, вероятность того, что я разбужу всех остальных душераздирающими воплями, или свалюсь на пол, была минимальна.
   Собственно, так оно и получилось. Удалось и нормально выспаться, и не помешать никому. Только вот Кота на меня то и дело, как-то очень странно косился, даже не знаю, почему. Может, чего ночью случилось ведь до того как я лег спать, подобного за ним замечено не было...? Но как бы там ни было, наступила моя очередь дежурить. Уже похолодало, и Кота отправился на первый этаж, где уже был расстелен один из найденных футонов. Надеюсь, он все же сможет нормально выспаться, все же денек у нас выдался не из легких.
   Я не надевал ночник, света в полнолуние хватало и без этой, несомненно, полезной вещи. Но, полезной в других условиях. Коте он был вручен только с одной целью - дать ему понять, что это инструмент, а не игрушка. Его излишне восторженное отношение к любому предмету имеющему отношение к военным здорово напрягало, и, похоже, не только меня. И, пусть в какой-то степени, я его понимаю, но "лечить" ему мозги придется в любом случае, если это не сделает кто-нибудь другой.
   Сзади послышались легкие шаги. Я не стал оборачиваться, все так же опираясь локтями на перила балкона, и глядя куда-то вдаль. Фактически, я был безоружен, если не считать пары ножей и небольшого (290 гр.) сюрприза в кармане. Но, его время еще не пришло, и, надеюсь, в ближайшем будущем он мне не понадобится.
   - Под лунным светом медленно опадают цветки сакуры, их лепестки плавно кружатся в лунном свете. Легкий апрельский ветерок приятно холодит кожу, неся вглубь острова прохладный морской воздух. Вроде бы, о таком принято складывать стихи, но я не силен в этом искустве. Поэтому, предпочитаю просто наслаждаться моментом, пока могу это делать. А что за нужда привела тебя сюда в сей час?
   Саэко, одетая в традиционную японскую одежду, встала рядом со мной, положив руки на перилла балкона и смотря куда-то вдаль. Она же и нарушила молчание.
   - Почему ты так поступаешь, Комуро? Разве нельзя вести себя иначе, более приветливо и тактично? Не отделяться от остальных, словно огораживаясь колючей проволокой....
   Устало смотрю ей в лицо.
   - Считаешь, веди я себя мягче, это позволило бы избежать конфликтов? Мое отношение к Сае и Рэй лишь ускорило то, что в ином случае протекало бы скрытно и проявилось неизвестно когда. Ты и сама это прекрасно понимаешь, так в чем же дело?
   Следующий вопрос стал для меня "откровением".
   - Твои поступки не соответствуют тому, что ты нам говорил. - А ведь для Саэко он вполне себе тестовый. Любое мое действие или бездействие хоть как-нибудь да охарактеризует мою позицию. Отмахиваться от подобных обвинений не хотелось, поэтому пришлось включить самый "страшный" режим - "профессорский". Иногда он пронимал даже матерых троллей.
   - Мои поступки соответствуют складывающейся ситуации. Я, так же как и вы, приспосабливаюсь к окружающему миру, пытаясь выжить. Просто у меня больше опыта, пусть и не имеющего прямого отношения к создавшейся ситуации. Информации мне доступно было тоже, несколько больше, чем вам. На ее основе были сформированы шаблоны действий во время некоторых нестандартных ситуаций. Причем скорее, для развлечения, чем с какими-то серьезными целями. Тот же опыт обращения с оружием носит в своей основе теоретический характер, и получен из обычных статей посвященных военному делу. Так что, мне еще многому предстоит научиться.
   - Но ты свободно обращаешься с оружием. Естественнее, чем Кота. - Саэко на мгновение задумалась, формулируя свои ощущения, затем продолжила. - У тебя поставлены стойки, наработаны рефлексы. Это не теоретическое знание, подобное достигается только каждодневными тренировками.
   Уж чего-чего, а сдавленного смеха она реально не ожидала. Слегка отдышавшись, все же привожу контрдовод.
   - Попроси Коту показать пару приемов с найденными здесь винтовками, и все сразу встанет на свои места. Думаю, ему будет приятно показать все, чему он научился в Америке, на оружии, разработанном американцами. Оно для Коты гораздо привычнее, чем то, чем пользовался я. - И очень надеюсь, что он меня не подведет. Должны же были его научить хоть чему-нибудь. Пусть не штыковому бою, но все же. (Штыковой бой на М-16 невозможен, трескается приклад, гнутся люминевый магазин и тонкий ствол).
   - Значит, ты предпочитаешь пользоваться российским оружием?
   Ненавязчиво поправляю ее:
   - Скорее советским. Копии автоматов Калашникова производят по всему миру, но конкретно у меня автомат советского производства. Семьдесят третьего года выпуска, если верить тому, что выбито на ствольной коробке. Правда, сомневаюсь, что это соответствует истине, в те годы боковые крепления для прицелов на автоматах не устанавливались, а вместо пластика использовались фанера и дерево. - Меня уже начинает нести, такое бывает иногда. Именно после таких случаев изрядно прибывает в стане моих врагов, и иногда - друзей. - Забавно, он кажется не тем, чем является, прямо как больше половины нашей группы. Сая, которая пытается изображать из себя взрослую. Шизука, изображающая из себя блондинку, и прокручивающая какие-то непонятные комбинации. Наиболее честен, наверное, Кота - он просто отыгрывает роль оружейного маньяка.
   - Надо же, а ты весь в белом, наверное? - Послышался знакомый голос из-за спины. Похоже, Шизука решила начать следующий тайм.
   - Да нет, у меня тоже есть куча скелетов в шкафу. - Сделав небольшую паузу, добавляю. - И я, как и все остальные, хотел бы, чтобы они там и оставались.
   - Тогда зачем было поднимать эту тему? - Поинтересовалась она, облокотившись на перилла балкона, рядом со мной.
   - Потому что меня уже достала сложившаяся ситуация. - В моем голосе появились шипящие нотки, он стал звучать ощутимо глуше. - С имеющимся положением дел надо что-то решать, иначе мы тупо сдохнем, рассорившись по пустякам. Как уже было сказано, Сая и Рэй уже показывают свой характер, и завтра будет еще веселее, ведь шок и общее состояние цейтнота уже пройдет, а вопросы останутся. И не только ко мне, у тебя Шизу-чан (в остальных случаях подразумевается, что суффиксы юзаются автоматически) тоже будет пара весьма неприятных минуток. Или даже не пара...
   Саэко придержала меня за плечо. Да, хватка у нее железная, но в данной ситуации это играло скорее положительную роль.
   - Комуро, остынь, так ты сделаешь только хуже. - Постепенно, ярость стала уходить, сменяясь ледяным спокойствием.
   - Спасибо. Прошу прощения за свою вспыльчивость, Морикава-сан, но ситуация складывается и в самом деле, не самая лучшая.
   - Ты правильно заметил, что ситуация складывается не самая лучшая. - Шизука снова начала крутить в пальцах кончик локона. - Но вопросов, относящихся к тебе, у всех накопилось слишком много. И ответить на них все же, придется.
   - На некоторые ответов не будет. На часть я готов ответить только вам, поскольку реакция остальных на мои ответы будет непредсказуемой.
   - Настолько же, насколько непредсказуемо твое поведение? - Ехидно спросила медсестра.
   Захотелось сплюнуть. Подавив этот порыв, пытаюсь сосредоточиться на том, чтобы ответить не слив лишней информации. Действительно лишней, ведь одно дело намеки на будущее, а совершенно другое - узнать, что ты герой мультика.
   - Я ведь упоминал, что мне приходится приспосабливаться?! Ну а постоянный цейтнот заставляет применять типовые шаблоны поведения, подстраивая их под текущую ситуацию. У меня не было времени думать - а как же сделать все хорошо, чистенько так, чтобы не засветиться, куда важнее было реализовать все имеющиеся возможности, получив максимальное преимущество по времени, и материальной части.
   - Значит, ты с самого начала был значительно информированнее, так? - Я кивнул. - Не поделишься источником знаний?
   - А смысл? Источник этих сведений недоступен, и не будет доступен ни мне, ни вам, но то же самое можно узнать из материалов МЧС находящихся в открытом доступе, максимум, под грифом ДСП. Поведение людей в кризисных ситуациях, система действий при применении биологического ОМП, создание блок-постов на транспортных узлах. Вам ведь должны были это преподавать?!
   Шизука была удивлена.
   - В нашей программе была только военно-полевая медицина. Подобным вещам учат эпидемиологов, военных врачей и тех, кого готовят для служб МЧС. И мне очень интересно, откуда у обычного школьника могут быть такие знания?
   - Это непринципиально, важно, что у меня они есть. Не слишком подробные, так как особого акцента на них не делалось, но есть, как и их понимание. Но думаю, вам будет гораздо важнее тот факт, что я не солгал ни разу, если брать период, со времен учительской. И про Китай тоже, ты ведь хотела сейчас спросить именно про это?
   Шизука и Саэко задумались ненадолго, прокручивая произошедшее за сегодняшний день. Первой "оттаяла" Шизука.
   - Ну ты и сволочь. - Искренне, и с нотками удивления и восхищения сказала мне Шизука.
   А вот лицо Саэко превратилось в маску, не отражая ни единой эмоции.
   - Он действовал так, как мог. Легко рассуждать о том, как бы ты поступила на его месте, но ты ведь не сделала ничего...?
   Однако на Морикаву это практически не подействовало. Она лишь искренне улыбнулась Саэко, и спросила.
   - Значит, ты все же приняла решение. Но, может, объяснишь причину?
   Саэко покачала головой.
   - Не сейчас.
   Я перестал понимать, что происходит. Вроде, ничего особенного не было, но смысл диалога от меня ускользал.
   - Я что-то пропустил?
   - Нет! - слитно сказали девушки, после чего Саэко смущенно добавила: - Это... личное, я... я потом все объясню. - А Шизука добавила. - Мы продолжим эту беседу позднее, ладно?!
   Мне оставалось только пожать плечами в ответ. Пытаться понять выверты женской психологии - довольно бесполезное занятие, так что остается только ждать.
   Собственно, до утра так ничего интересного и не произошло.
  
   *****
  
   Жизнь - странная штука. Непредсказуемая, интересная именно этим своим качеством. Если руководствоваться разделами теории вероятности и квантовой физики, то можно сказать, что массовая зомбификация людей вероятна, но шансы на ее реализацию стремятся к нулю.... Стремится, но не равняется. Можно сколь угодно долго считать подобное невозможным, даже находясь посреди подобных событий и стремясь выжить. Не смотреть на факты, не замечать очевидного, полностью отвергая все не вписывающееся в привычные рамки покрустова ложа повседневности.
   Морикава Шизука считала подобный подход к проблеме глупым и непродуктивным, предпочитая решать проблемы а не отмахиваться от них. Ведь любые неприятности - как грязь, накапливаются со временем и тогда избавиться от них труднее, а уж когда количество переходит в качество... зачем создавать себе лишние сложности?
   Среди нынешних проблем главной были отнюдь не зомби, заполонившие округу. Эти твари были на редкость тупыми, своим поведением напоминая амеб. Несколько отличались лишь раздражители и реакции на них, не более того. Не были проблемой и ресурсы - вода, еда и электричество, все это пока присутствовало в достаточном объеме. Комуро очень правильно определил главную опасность - другие группы выживших. Учитывая менталитет японцев, достаточно большая часть групп превратиться в банды, ведь в руководство прорвутся наиболее отмороженные личности, а тормозов в виде полиции и других карательных институтов власти уже нет. То, что парень сказал этим вечером, во многом совпадало с размышлениями самой Морикавы, но радоваться этому не приходилось.
   Сам Комуро проблемой не был, он был тем, кто их решает, периодически создавая новые. А еще этот паренек был не тем, за кого себя выдавал..., хотя нет, он и не стремился выдать себя за Комуро Такаси. Разве что на имя отзывался, да не спорил, когда ему пытались напомнить о прошлом. Всегда держался немного в сторонке, на расстоянии в пару метров - так, чтобы была возможность приглядеть за всеми. Манера речи тоже была весьма специфической - слова он выговаривал чисто... слишком правильно. Манера построения фраз и предложений была нехарактерна для японского языка, да и для романской языковой группы тоже. А еще, в последнем разговоре он использовал именные суффиксы в качестве усиления эмоциональной составляющей. Тогда, во время эмоциональной вспышки, малозаметные шероховатости проявились в полной мере. Странности на этом не заканчивались, самое "вкусное" осталось напоследок....
Военная машина с оружием... российская, обнаруженная Комуро после разговора на русском языке. Друзья значит... которым не только не жалко кучи денег, но и в чьих силах провести транспортировку немаленькой (размерами примерно с газель - П/А) машины через границу, а также обеспечить доступ к вооружению из закрытого списка (тепловизоры в России производят лет шесть, не больше - П/А). Лезть в дела, людей имеющих подобные возможности, Шизуке не хотелось. Скорее, было желание свалить как можно дальше, останавливало только понимание, что деваться-то некуда. Нужно налаживать отношения, рядом с ним шансы выжить гораздо выше. Да и ведет себя парень нормально, цели свои обозначил четко и границы, через которые переступать не следует - тоже. То, что срывается иногда - нормально, в подобных обстоятельства не слететь с нарезки довольно сложно. Главное, что бросать или подставлять их явно не собирается, несмотря на желание избавиться от некоторых "нежелательных элементов". В конце концов, он даже поделился информацией, реализовать которую можно будет через Рику, когда получится наладить связь. Главное, чтобы не оказалось слишком поздно, потому что на шутку это совсем не похоже.
   Взгляд медсестры переместился на спавшую на диване девушку. Значит, "каждый клинок желает обрести достойного хозяина", да?
  
  
  
  

Эпизод пятый.

  
   Утро вступало в свои права. Из-за горизонта уже виднелся краешек солнца, а его лучи раскрасили немногочисленные облака нежным абрикосовым и вишневым цветом. Мне всегда нравилось на это смотреть, утром все кажется свежее и чище - на улице еще не видно людей, не слышен шум машин, и лишь иногда раздается пение немногих птиц избравших своим домом столь негостеприимное место. Помнится в свое время, наш зоолог сильно обломал романтически настроенных одногрупниц, популярно объяснив, чем являются эти звонкие птичьи трели. А являются они ничем иным, как выкриками, что территория занята, и у нее есть хозяин. Вот такие неромантические будни были у нашего курса, ведь на птичках отнюдь ничего не заканчивалось. Биология вообще к романтике не располагает, а уж разделы, имеющие хоть какое-то отношение к физиологии и подавно.
   Неспешно раздумывая над причинами, заставившими меня так налажать в разговорах, я медленно потягивал горячий зеленый чай. Они, конечно, были несколько... детскими, наверное. Перекосы в развитии всегда аукаются, так или иначе, вот и мне прилетел очередной привет из прошлого. Ведь, класса так до седьмого я был похож на Коту. Сильно похож. Хотя нет, между нами есть вполне существенная разница - все же, я не сломался до конца. Он ведь считает что его сила в оружии, и если оружия не будет, то он снова станет никем. В моем случае все обстоит несколько иначе - если прижмет, то я и отстреливаться буду до последнего, и отмахиваться, чем смогу. Ну а если дела совсем запахнут керосином, то одна граната для личных целей у меня припасена. Допроса я все же не выдержу, и не сказал бы, что мне стыдно из-за этого, ведь: "при допросе четвертой степени говорят все и все, просто вопросы иногда задают не те". Ну а смерть... смерть ждет каждого из нас, и рано или поздно все мы встретимся с ней.
   Лирическое настроение как ветром сдуло, когда я увидел, как во двор вышла Саэко. Хотя нет, пожалуй, оно все же исчезло, когда я увидел выполнение стандартных ката кендо, ее фигура буквально размывалась во время исполнения отдельных ударов. Вслед за ускорением темпа следовало его постепенное замедление, почти до полной остановки. И так раз за разом. Надо отметить, что куртка от спортивного костюма была ей немного мала. Видимо, именно поэтому Саэко застегнула ее не полностью, и во время выполнения приемов время от времени из под нее проглядывались витки эластичного бинта. И в правду, бесконечно можно смотреть на три вещи - как горит огонь, как течет вода, и как работают другие люди. Если, конечно, они являются профи в своем деле.
   Пока я любовался окрестностями, избегая концентрировать взгляд на мечнице, наша медсестра в очередной раз попыталась незаметно зайти мне за спину, однако, в этот раз у нее ничего не получилось, а слегка раздосадованное выражение лица бальзамом пролилось на мою душу. Не стоило ей пить кофе, особенно такой. Настоящий.... Уж этот запах я узнаю сразу, два года жизни по соседству с итальянцами, и каждое утро встречало меня этим неповторимым ароматом. Правда, с тем, чтобы его попробовать был жесткий облом. А вот капучино как-то довелось, и пить после этого растворяшку из автоматов меня не тянет. Совсем.
   - Мог бы порадовать девушку, чурбан ты бесчувственный! - Шутя, сказала мне Морикава. Во всяком случае, общее выражение ее лица, а также улыбка свидетельствовали именно об этом. Но вот мне было не до шуток. Я и сам любил так делать, до одного случая, и совершал подобные маневры не в пример удачнее. Но когда тебя берут на удушающий прием исключительно на рефлексах, едва не сломав руку, только потому, что ты слишком тихо двигаешься, и подошел с неудачной стороны, то это становится поводом задуматься над своим поведением. Особенно, если это делает знакомый твоего друга, несколько лет занимающийся боевыми искусствами. Хорошо хоть, что он не служил - уж больно специфические рефлексы у армейских отставников. Подчас, смертельные.
   Раздраженно делаю замечание:
   - Я вполне мог бы порадовать себя, дав волю своим рефлексам. Конечно, мне бы пришлось долго объяснять, почему я так отреагировал, но нужные слова не так уж и сложно найти. Только вот тебе бы точно уже было все равно. Это второе предупреждение, третьего может и не быть. И если хочешь отыгрывать блондинку, то делай это перед кем-нибудь другим, мне гораздо больше нравятся умные девушки. А если они еще могут за себя постоять.... - За этим последовал мой тяжелый вздох. - Только вот им нахрен не сдался я....
   Глядя на развеселившуюся медсестру, я пытался понять, что же вызвало такую реакцию. Наконец перестав смеяться, она ответила:
   - Если не сдашься, то у тебя есть все шансы. Просто продолжай двигаться в том же направлении, и сам удивишься результату. Главное - не останавливайся на полпути.
   - И снова какие-то ребусы, хотя... сам виноват, ведь это я начал первым. - А затем добавил, ожидая весьма негативной реакции. - Это завуалированное предложение?
   - Если бы.... Шизука горько вздохнула. - Будь ты постарше... но здесь есть и другие девушки, которым ты симпатичен.
   - Между нами не такая и большая разница. Тем более, ты же медик, будь проще. Примерно как в медицинском университете, от больничных приколов лучше воздержаться. Боюсь, остальные их не поймут.
   Медсестра тяжело вздохнула, и с раздражением произнесла:
   - Здесь даже университетских не понимают. В Европе с этим было попроще.
   В голове мелькает пара воспоминаний. Был у нас один препод, рассказывал про медицинское образование в странах ЕС. Надо же, а ведь пригодилась информация.
   - Часом не во Франции? - Попытка закинуть крючок удалась. Как-то странно на меня посмотрев, она поинтересовалась:
   - С чего ты так решил?
   Заметив ее интерес, прохожусь по всем замеченным мной нестандартным деталям:
   - Профессия в сочетании с твоим характером. И всего два варианта - Англия или Франция, но во втором случае накрутка за имя ВУЗа ниже, население относится гораздо дружественнее и богатеньких детишек вроде как поменьше. А вот Рика в Италии точно бывала, и не по одному разу. Общий стиль отделки дома, продукты на кухне, кофе в конце концов. - И сглотнув слюну, спросил. - Кофе... там как, наберется на еще одну чашку?
   - Даже на две, если возьмешь среднего размера. - И в качестве ответной подачи звучит. - Ты бывал в Италии?
   Вставая, лениво отмахиваюсь:
   - Да нет. Просто разбираюсь в кое-каких нюансах, и немного знаком с их кухней. Если честно, то даже языка не знаю.
   В спину прилетает:
   - В медицине ты тоже немного разбираешься?
   Обернувшись, улыбаясь, отвечаю:
   - Совсем чуть-чуть. Практики было по минимуму, да и заключалась она в перевязках, наложении шин и других вариантах оказания первой помощи. Я за завтраком.
   Внизу мне довелось пересечься с Саэко, по всей видимости, направлявшейся в душ. Ну, столкнулся и столкнулся, казалось бы, ничего особенного, если бы не ее задумчивый взгляд, сопровождавший до самой кухни. Непривычное ощущение, если честно, раньше мной особо и не интересовались. Да и сам я тоже отличался толстокожестью в плане взглядов, да и не только их. Слишком слабо была развита невербалка, она "качается" при общении, мне не раз доставалось, казалось бы за сущие мелочи - то взгляд слишком борзым покажется, то еще что-нибудь похожее. Не сказал бы, что так было часто, но периодически все же случалось. Все же, я довольно сильно изменился, очутившись в теле Комуро. Изменения отнюдь не затронули мой характер, все было куда сложнее и проще одновременно. Я плохо сближаюсь с людьми, в целом напоминая Хауса из первых серий, будучи завзятым циником и мизантропом лет так с шестнадцати. Чтобы из аморфной личности превратиться вот в это мне хватило года. Еще одного мне хватило для осознания, что свой характер нужно светить только в тех случаях, когда по-другому уже никак. Всегда найдется пара человек, которые захотят влезть тебе в душу, наплевав на твое мнение по этому поводу. К их великой скорби, это было позволено только одному человеку помимо меня, но он этой возможностью не пользовался никогда. Отец всегда обходился другими, более мягкими методами, предпочитая не доводить дело до крайностей.
   Кухня радушно встретила меня запахами свежего кофе и сливового варенья. Что тут у нас? Хлеб, масло, мед, джем, пакет молока. Чашка кофе, рядом еще одна, с соком. Я посмотрел на кофейник, прикидывая, что лучше - притащить его наверх, или просто налить еще одну чашку. Немного подумав, решил не жадничать и не брать лишнего - поднос все же не резиновый, да и перегружать его не следует. Взяв его, я направился на балкон.
   Кота все также дрых в конце коридора, рядом с ним лежал дробовик и пачка патронов. Надеюсь, в ближайшее время нам не понадобится выход на террасу, обращенную к реке - его тушка надежно перекрыла доступ к двери. Будить же вооруженного человека - аттракцион сродни русской рулетке. Впрочем, надо будет - поднимем, тут главное - оружие заблокировать.
   Посмотрев на поднос, я убедился, что ничего не пролилось, и спокойно пошел дальше.
   Сая и Рэй пока спали, Саэко все еще находилась в душе. Уже скоро будет семь часов утра, и скорее всего, скоро тишине придет конец. Как-никак, уроки начинаются утром, а сегодня среда. Все же, привычки - это страшная сила.
   Шизука спокойно сидела на моем месте, и рассматривала тепловизор, прикрученный на АЕК. Я решил не снимать коллиматор с калаша, проще было перекрутить глушитель и навесить прицел на второй автомат. Только вот, сообразил я это сделать только во время своего дежурства, а Кота был с калашом. Но никто не идеален, осечки случаются у всех. Заметив меня, она оторвалась, от этого, весьма интересного ей занятия. Дождавшись, пока я положу поднос на стол она присев рядом, нагло утащила сок. Ну, не больно то и хотелось, поэтому мне оставалось только флегматично готовить себе бутерброд... который она не менее нагло захапала. Я невозмутимо начал делать себе следующий.
   - Ну, ты бы хоть возмутился, для приличия?! - Наконец прожевав откушенное, заявила она.
   - Зачем? Мне несложно сделать новый. - С весьма ехидной улыбкой заметил я. - Да и с соком, похоже, не ошибся. Как и с твоей реакцией. Полагаю, спрашивать, какая ты настоящая - бесполезно?
   - О чем это ты? - с вполне явным непониманием спросила Шизука.
   - Мы изучаем реакции друг друга, при этом ты так и не смогла подобрать ко мне ключ, понять мою логику. В свою очередь, мне так и не удалось разобраться в твоих масках. Если это, конечно, маски, а не что-то другое.
   Протянув мне автомат, медсестра ответила на мой вопрос.
   - Ты воспринимаешь все слишком серьезно. Если не научишься вовремя сбрасывать напряжение, то свихнешься от стресса, просто сгоришь на работе. - На ее лице не было ни обычной улыбки, ни шальных отблесков в глазах. Только на миг проглянула безмерная усталость и отчаяние. - Да и не любят в Японии умных женщин, умеющих принимать решения, а у меня нет даже парня, не говоря уже о муже. - Откинув голову назад, она продолжила со злыми нотками в голосе. - У Рики тоже, но по другим причинам. Совсем другим. А маски... это не маски, просто, воспоминания о детстве, тогда все было куда как проще. Да и грузят на работе меньше, - в ее голосе плескалось море иронии - ведь что взять с "блондинки"?
   - И на карьере можно ставить крест, что в твоем случае являлось оправданным решением. Как я понимаю, даже должность школьной медсестры для тебя была большой удачей?
   В ответ на мой вопрос раздался негромкий, но весьма злой смех. Хотя нет, не злой, такой бывает, когда горло заполняет непрошенная горечь, оно отказывается двигаться. Отсмеявшись, Шизука разъяснила:
   - Не в том смысле, который ты подразумеваешь. Это не было моим потолком, но на работе в больнице пришлось бы гораздо сложнее. Судя по твоей реакции, ты как минимум догадываешься, что я имела в виду.
   Слегка прикрыв глаза, комментирую ее последнюю фразу:
   - Японская привычка страдать херней на работе известна всему миру. Усердие заменяет талант и все такое.... Учитывая консерватизм медицины, нагрузки там должны быть жуткие, а о стрессах я вообще промолчу. Наверное, работа школьной медсестрой на этом фоне выглядит раем. Надеюсь, со скальпелем ты работать не разучилась?
   Шизука спокойно ответила:
   - Не беспокойся, практика у меня была. Так что, при необходимости я смогу вас заштопать. - И с немалым интересом добавила. - Или ты справишься и с этим делом?
   Дожевав очередной бутерброд, лениво отмахиваюсь от подобных подозрений:
   - С этим не справлюсь, я больше по химической части. Да и то, даже в этой области мои знания довольно посредственны.
   Слегка улыбнувшись, она заметила:
   - Для школьника даже такой багаж знаний очень неплох.
   - Есть такое, но, ко мне это не относится. Знал бы, что попаду в такую ситуацию, ставил бы иные приоритеты в образовательном процессе.
   - Подобное развитие событий предусмотреть невозможно, слишком оно невероятно.
   - А я говорю о глобальной катастрофе в общем смысле, а не о восстании мертвецов. Чем-нибудь наподобие третьей мировой войны, падении метеорита и других, более вероятных вариантов. Единственное, что я сейчас могу - это анализировать обстановку, и примерно прикидывать последовательность действий, необходимых для нашего выживания. Хотя, большего нам и не нужно, мы все же не боевая группа на выходе. К счастью.
   Последние фразы крепко ее задели. Немного сощурившись, она пристально на меня посмотрела, заодно задавая вопросы, каждый из которых был схож с ударом кувалды по лому:
   - Так тебя специально обучали? Может, ты еще и знаешь, как такая группа должна вести себя правильно?
   - Обучали? - Выразительно изгибаю бровь. Надеюсь, получилось, потренироваться перед зеркалом времени не было. - Разве что, оказанию первой помощи. В остальном - скорее это было хобби, в первый раз мои знания пригодились совсем недавно. И не рассчитывай на многое, они находятся скорее на любительском уровне. Присмотришь за остальными? Мне сейчас не хочется разруливать проблемы, причиняя добро, и нанося справедливость.
   - Тогда, я, пожалуй, пойду вниз. Но с тебя должок.
  
   _____________________________________________________________
   Завершив тренировку, Бусуджима Саэко привычно направилась в душ. Чего она не ожидала, так это встречи с Комуро, всю ночь безвылазно находившимся на балконе. Парень вызывал у нее весьма сложные чувства, одновременно и привлекая и раздражая своим поведением. С одной стороны, он плевать хотел на нормы поведения в обществе, неоднократно нарушая все приличия. Более того, своим поведением он в чем-то походил на одного из учителей - Коичи Шидо, точно так же, не стесняясь в средствах достижения своих целей, а также отношении к людям. Однако, в отличие от последнего, он заботился не только о себе, но и об остальных, пусть и весьма своеобразно.
   Гораздо чаще Комуро был похож на ее отца, с таким же бескомпромиссным и жестким характером. Только, он еще молодой, без должного опыта и еще не битый жизнью. Она видела, как менялись ученики отца, постепенно взрослея, становясь крепче и оттачивая свой дух и разум, словно клинки, выковываемые ударами умелого кузнеца. Так было и с ней, отец с детства учил ее искусству битвы, передаваемому в их семье. По сути, это было не искусство спортивного фехтования, а путь меча - отточенное многими поколениями умение выжить в бою и победить. Тренировка не только тела, но и духа, закалка характера.
   Саэко была единственным ребенком в семье, когда умерла ее мать, то стало понятно, что ей достанется все наследство ее рода. Рода, ведущего свою историю с эпохи Эдо, но в котором осталось лишь два человека. Вторая мировая война не пощадила никого, мужчины гибли на фронте, а ковровые бомбардировки уносили жизни женщин, детей, и стариков. В те годы оказались уничтожены многие старые семьи, и судьба рода Бусуджима была не самой трагичной. Все же, линия наследования не прервалась, уцелел ее дед, который приложил все силы, чтобы уберечь то немногое, что осталось от их имущества. А главное - воспитать наследника, достойного своих предков. Ему удалось справиться с обеими задачами, но, как оказалось, жизнь любит вносить коррективы в любые планы. Все бы ничего, но у Бусуджима Ренджиро родилась дочь, а через год в автомобильной катастрофе трагически погибла жена. После ее смерти он посвятил все свое свободное время двум вещам - созданию своего додзе, и воспитанию дочери.
   Оба занятия имели весьма... занятные последствия - передача некоторых семейных секретов резко подняла результативность выступлений его учеников, а весьма вольная манера общения стала весьма широко известна в узких кругах. А дочь... - у Саэко было весьма интересное детство, да и не только детство. Обычно, в школе дети стремятся затравить тех, кто непохож на остальных, выделяется из толпы. Но, в любом правиле не обходится без исключений, одним из которых стала и она. После нескольких показательных разборок с остальными, ее предпочли оставить в покое. Саэко это вполне устраивало, ведь у нее хватало знакомых, занимавшихся в додзе отца. Да и разговаривать с ними было гораздо интереснее, пусть большинство учеников и были намного старше ее.
   В средней школе сначала ей пришлось вступить, а потом и стать главой клуба кендо. Примерно тогда же ученики Ренждиро стали выходить на международный уровень на соревнованиях любительского, а иногда и профессионального уровня. Ее отца заметили и журналисты, но он не стремился к известности, предпочитая заниматься делом, а не игрой на публику. Последние четыре года ему часто приходилось бывать заграницей, возглавляя команду спортсменов и представляя свою родину. А Саэко... Саэко уже была достаточно самостоятельна, чтобы позаботиться о себе. В том числе и в плане самозащиты. Уже в пятнадцать она смогла выйти на республиканский уровень, и оказаться в первой десятке. Учитывая привычку носить с собой бокен - подарок отца, ей было нечего бояться. И некого, за исключением одного человека - себя.
   Каждый может обнаружить в своем характере черты, которые ему не нравятся, или совершить ошибки, которых будет еще долго стыдиться. Но не у каждого хватает духу взглянуть правде в глаза и понять, что никто не идеален, признать свои изъяны и трудится над их исправлением. Часто люди считают, что их не оценивают по достоинству, забывая о своих недостатках и преувеличивая чужие. Пословица про бревно в своем глазу появилась не на пустом месте. И другие пословицы тоже, точно также как и притчи и сказки. Но, тут был несколько иной случай. У Саэко с самооценкой все было в порядке, люди с заниженной самооценкой в мире боевых искусств, как правило, не задерживаются или меняя свое мировоззрение, или же уходя в другое место - туда, где их пожалеют и приласкают. Только вот, не любят в этом мире тех, кто получает удовольствие от чужой боли, унижения противника или же убийств. Такие люди становятся изгоями, их сторонятся, перестают признавать и зачастую просто вычеркивают из своей жизни. О спаррингах даже речи не идет, а это означает завершение пути бойца, ведь только в поединке с равным или превосходящим противником можно совершенствоваться, изобретать что-то новое. Учитывая стиль и направление ее обучения, было неудивительно, что, когда она обнаружила подобные черты в себе, то первой ее реакцией было жесткое неприятие, в дальнейшем сменившееся отвращением к себе.
   Тогда, когда она провоцировала того педофила, Саэко просто хотела устранить угрозу для остальных девушек и совсем не ожидала таких последствий. А последствия были неприятные, и дело совсем не в том, что у этого извращенца были сломаны бедро, предплечье и запястье. И даже не в том, что ей пришлось давать объяснения в полиции, там ее только опросили и отпустили. Просто, она чуть было не убила человека, выполняя одну из простейших связок. Завершающий удар должен был прийтись по шее, что привело бы к смерти или инвалидности. Хотя, дело было даже не в этом, все же, тело сработало на рефлексах, вбивавшихся с детства. То ощущение мрачного торжества, появившееся в момент, когда жертва осознала свою роль, когда в его маслянистых глазках появился ужас, она запомнила навсегда. Точно так же, как и ощущение власти над его жизнью, ведь Саэко могла убить его в любое время, с ее навыками это бы не составило никакого труда. Это воспоминание было до отвращения притягательно, вызывая желание ощутить подобное вновь. И она боялась, что однажды утратит над собой контроль, и ничем хорошим это не закончится. Пожалуй, это было единственным, чего Саэко по настоящему боялась.
   В обычной жизни причин для потери контроля, как правило, немного. Но, ситуация значительно изменилась после того, как мертвые начали убивать живых, превращать их в себе подобных. В стрессовых условиях вероятность слететь с катушек повышается многократно, а уж когда события принимают подобный оборот... сложно сохранить душевное равновесие. Да еще эта симпатия к Комуро, время от времени толкающая на дурацкие поступки. Пока ей удавалось себя сдерживать, заметить это удалось только школьной медсестре, с которой у Саэко состоялся весьма интересный разговор. Они тогда о многом поговорили, и, поняв позиции друг друга, договорившись о совместных действиях. Сейчас, несмотря на некоторое затишье, ситуация все же не располагала к ссорам и выяснению отношений. Это было не в их интересах, тем более что их положение в группе устраивало обеих ... на данный момент.
   Саэко довольно прищурилась, расслабившись в кресле. После утренней тренировки мышцы приятно тянуло, а душ приятно освежил девушку. Ну а сам день обещал быть хорошим хотя бы в плане погоды, не говоря уже обо всем остальном. Если его, конечно, никто не испортит.
   Со второго этажа спустилась медсестра, и, отнеся поднос с остатками завтрака на кухню, уселась в соседнее кресло. Справа. Пауза затянулась надолго, каждая думала о чем-то своем, молча смотря друг на друга. Мимо них прошла Рэй, направляясь в ванную комнату, но на нее не обратили никакого внимания. Наконец, поборов накатывавшую на нее дремоту, Саэко поинтересовалась:
   - Так вы узнали, то, что хотели, Шизука-сан?
   В ответ на это блондинка пожала плечами.
   - Сейчас это сложно понять, слишком много важных мелочей. Но, они настолько противоречат друг другу, что я уже не знаю, как их можно сложить в единую картину. - Шизука ладонями потерла виски. - Его поведению есть два объяснения - либо Комуро плевать на последствия, либо это зачем-то ему нужно. Точно так же, как раскол внутри отряда, ты ведь заметила, как он смотрит на Саю и Рэй. Любовью там и не пахнет, хотя и ненавистью это назвать сложно. Но, ему явно неприятно находиться рядом с ними, и девчонки это чувствуют, закатывая истерики. Они ведь друзья детства, вроде бы. Были.
   - Это не Комуро. - Прозвучало со стороны гостиной. В дверном проеме стояла Сая, с хмурым выражением лица. - Это может быть кто угодно, только не он, мы дружили с детства и Рэй может сколько угодно пытаться не замечать этого, но это не Комуро Такаси. Да он этого и не скрывает, если вы заметили. Как не скрывает желания отделаться от нас. Не избавиться, а именно отделаться, переложив заботу на плечи наших родителей.
   - Надеюсь, ты не собираешься делиться своими мыслями с Рэй? - С весьма прохладной интонацией ответила Сае Шизука. - Она может сорваться, с непредсказуемыми для всех последствиями. Сомневаюсь, что это пойдет на пользу хоть кому-нибудь.
   Сая смущенно потупилась и даже слегка покраснела, что было ей отнюдь не свойственно. Ее ершистый характер предрасполагал к несколько другим вариантам действий. Более "стервозным". Еще больше выбивали из колеи виноватые нотки в голосе розововолосой.
   - Я не дура, просто... вчера все было так..., я растерялась. Морикава-сан, что вы собираетесь делать?
   Медсестра устало посмотрела на Саю. Очевидно, для нее разговор с Комуро прошел не так гладко и легко, как ей хотелось бы.
   - Думать. - Жесткие нотки, появившиеся в голосе Шизуки, быстро разрушили это, без сомнения, обманчивое впечатление. - Если мы начнем делать поспешные и при этом ошибочные выводы, то плохо станет всем. Не стоит раскачивать лодку, в ней и так хватает воды. Тем более что мы не знаем, кто за ним стоит.
   - А за ним кто-то стоит? - С сомнением спросила Сая.
   Незаметным жестом остановив начавшую было говорить Саэко, медсестра ответила:
   - Надеюсь, сомнений в том, кому предназначалась эта машина нет? - Дождавшись подтверждающих кивков, она продолжила. - Можно не обращать внимание на саму машину, на оружие находящееся внутри, и, пожалуй, даже на одежду. Но вот наличие тепловизионных прицелов, причем не одного и не двух - это повод задуматься. Военных прицелов, один из которых предназначен для установки на крупнокалиберное оружие. - Посмотрев на ничего не понимающих девушек, она на мгновение задумалась и продолжила. - Во всем мире технологиями их производства обладает всего несколько стран, и в обычном магазине такое не купишь. Их экспорт ограничен, попытка вывоза даже одного уже может закончится реальной отсидкой в тюрьме. - Ненадолго прервавшись, Шизука продолжила. - В Штатах, Рику так просто отпустили только из-за семейных связей, ограничившись конфискацией винтовки и прицела. Винтовку, правда, потом все же вернули.
   - Этот... Комуро мог заинтересовать кого-то серьезного? - Неверяще спросила Сая. - Настолько серьезного, что потеря нескольких сотен тысяч долларов ничего для них не значит?! Он же с виду обычный парень....
   - Я не знаю, кто и почему в нем заинтересован. - Раздраженно ответила медсестра. - Комуро все равно не собирается ничего рассказывать, а рисковать, пытаясь выбить из него информацию - попросту опасно. Он уже упоминал о том, что не собирается сдаваться живым, и мне совсем не хочется загонять его в угол. - И чуть позднее добавила. - Попытавшись копать под него, мы при любом исходе потеряем намного больше, чем приобретем. Сейчас он нам хотя бы доверяет... немного.
   Неожиданно, со второго этажа зазвучала тяжелая музыка, на весьма высокой громкости. Продолжалось это недолго, от силы секунд десять, после чего наступила тишина, время от времени прерываемая неразборчивой руганью.
   Шагов Комуро не было слышно вплоть до самой лестницы, поэтому его появление оказалось для всех несколько неожиданным. Буквально слетев вниз, он направился было к выходу, но резко затормозив, развернулся и подошел к столику.
   - Шизука-сан, здесь найдется мышь и клавиатура? - И, привычным движением пригладив подбородок, уточнил. - Желательно с латинским алфавитом.
   Медсестра ненадолго задумалась. Видимо, определившись, она спросила:
   - Может, сразу компьютер дать? Интернета, правда, сейчас нет.
   Парень покачал головой.
   - Спасибо, но этом нет необходимости. Разве что, наушники пригодились бы. Я скоро вернусь.
   Развернувшись, Комуро быстрым шагом отправился к входной двери. Хотя, тут скорее подошло бы слово рванул, потому как это скорее походило на бег, чем на ходьбу. Вернулся он буквально через несколько минут, таща с собой связку каких-то кабелей. Забрав мышку с клавиатурой, Комуро поблагодарил медсестру и резво упрыгал наверх, заниматься своими делами. Посмотрев на все еще спящего Коту, держащего дробовик за ремень, Сая слегка поморщилась:
   - Похоже, они нашли друг друга - теперь он с оружием даже спит.
   Рэй, наконец вылезшая из ванной, направилась было на второй этаж, но ее перехватила Саэко.
   - Тебе не стоит идти туда, вы лишь еще один раз поссоритесь.
   В ответ на это, Рэй вскинулась:
   - А может, это вы семпай так считаете? Считаете, что он хочет говорить только с вами.
   Саэко только улыбнулась в ответ на эти заявления, но сказать ничего не успела. Вместо нее ответил Комуро, в очередной раз спустившийся на первый этаж:
   - Она хотя бы не претендует на то, что ей не принадлежит. У нас ничего не получится, не стоит даже пытаться. Слишком поздно, Рэй... слишком. И если тебя это утешит, то терпеть меня осталось недолго, меньше двух недель.
   Глаза Рэй заблестели от сдерживаемых слез.
   - Что такого есть в них, чего нет во мне? Скажи Комуро, почему ты выбрал их? - От избытка чувств она хотела было подбежать к нему, но отпрянула от ледяного взгляда парня, не предвещавшего ничего хорошего. Голос Комуро был еще холоднее, чем его взгляд, буквально промораживая насмерть всех, кто его слышал.
   - Ты, похоже, так и не поняла одной простой вещи - это не те отношения, о которых мечтает большинство сопливых девчушек. Любовной романтикой тут и не пахнет, Рэй, как и клятвами любви до гроба. Правда, и боевым братством это не назовешь, просто я верю в то, что Шизука, Саэко и Кота мне в спину не ударят, без серьезных на то причин. А их пока нет.
   - Ты... ты во мне сомневаешься? - Смаргивая слезы, спросила Рэй.
   Комуро тяжело вздохнул, и медленно, подбирая каждое слово начал вбивать гвозди в гроб надежды Миямото.
   - Нет, не сомневаюсь. Просто, тебе нужен парень, а мне нужны соратники, те на кого я смогу опереться, без опасений, что они ударят в спину... хотя бы из ревности. Мы слишком разные, и цели у нас тоже, разные. - Прервавшись на пару секунд, он продолжил. - Не стоит ждать от меня того, чего я не хочу и не могу тебе дать. - И видя, что Рэй пытается его прервать, закончил, делая "контрольный выстрел". - То, что было в прошлом, в прошлом и останется.
   Рэй убежала в гостиную, а присоединившаяся Сая начала ее успокаивать, прикрыв дверь. Саэко не знала, как отнестись к его поступку, с одной стороны - все, что он сказал, судя по всему было правдой. Во всяком случае, поведение Комуро отличалось логичностью и последовательностью решений, особенно, принимаемых в отношении Саи и Рэй. Однако, методы, которыми он действовал, были слишком прямолинейными, и подчас предельно жестокими. Комуро словно не хотел быть мягче и дипломатичнее, сглаживая углы... или не мог? Возникало ощущение, что парень не понимал, насколько сильно ранит стиль формулирования его мыслей. (Особенности японской культуры, менталитета и языка).
   Раздумья Саэко были прерваны Шизукой, сначала внимательно прислушивавшейся к диалогу Комуро и Рэй, а после поднявшейся с кресла, и подошедшей к нему.
   - Зачем ты с ней так? - Комуро долго молчал, но видя, что медсестра не собирается отступаться, решил ответить на ее вопрос.
   - Я не умею по другому, в прошлом мне не приходилось решать подобные проблемы. Вернее, не приходилось решать применительно ко мне, все ограничивалось сторонними наблюдениями. Если считаешь это возможным, то можешь поговорить с ней.
   Скептически изогнув бровь, Шизука заметила:
   - Ты ведь прекрасно понимаешь, что она не станет слушать ни меня, ни Саэко.
   Комуро отрывисто кивнул головой и горько усмехнулся.
   - Знаю. Вы из разных групп, Миямото и Такаги не потерпят соперниц. Это одна из причин, мне нафиг не сдалось слушать змеиное шипение, глядя на милые улыбки. Насмотрелся уже, блевать тянет при одном намеке на подобное. - И негромко, так, чтобы не было слышно в соседней комнате, добавил:
   - Такие как Рэй страшно ревнуют своих парней, мне подобного счастья даром не нужно и даже возможный секс не кажется достаточной компенсацией. Нервы дороже.
   - Ты преувеличиваешь. - Быстро, словно проводя укол шпагой, заявила Шизука. Ответ был больше похож на удар "полуторника":
   - Не слишком. Если ты хотела поговорить только об этом, то я пойду, займусь более полезными делами, пока связь еще держится. Если она ляжет, то восстанавливать систему никто не будет, некому это делать.
   - Связался со своим командованием? - Насмешливые интонации в голосе никак не вязались с серьезным выражением лица, и понять, какие именно чувства она испытывает было сложно.
   - Командованием? - На лице Комуро было написано нарочитое удивление. - У меня появился командир? Надо же, какая интересная новость.... - Тут его выражение лица сменилось на привычно-безразличное. - Нет, я всего лишь серфил по сети, в поисках нужной информации. Пришлось, правда, неслабо поизвращаться с телефоном, но он все же соизволил начать работать в качестве модема. Ну и других проблем тоже хватило, особенно с настройкой громкости.
   - Удалось подчерпнуть что-нибудь полезное? - Деловито поинтересовалась Шизука.
   - Ханэда (токийский аэропорт) пока держится, во всяком случае, самолеты с него все еще взлетают. Спутниковых снимков предъявить не могу, только отдельные сообщения, выложенные в сеть.
   - Их вообще мало кто может предъявить, особенно свежие. Ты ведь работаешь не на Штаты?
   - Я вообще не работаю на конторы, в том числе и Штатовские. А свежие снимки - что ты скажешь, если в сети появится сервис, где будет вестись потоковое вещание со спутника в режиме реального времени?
   - Скорее, президентом Америки станет негр.
   - А в Северной Корее смогут разработать ядерное оружие. - Комуро негромко рассмеялся. - Ладно, больше ничего интересного мне неизвестно, так что пора и честь знать. Будет что-то важное, зови...! - Развернувшись, Комуро буквально взлетел по лестнице.
   - Не известно ему... говорить он не хочет, а не неизвестно. - Негромко проворчала Шизука. - И свои обязанности сбагрил на меня, а сам занимается не пойми чем.
   Саэко, смотревшая на все происходившее со стороны и не вмешивавшаяся в беседы, пожала плечами. Со стороны поведение Комуро и Шизуки было на удивление похожим. Причем похожим именно в целях - никто из них не хотел взваливать на себя "лишнюю" ответственность, предпочитая наблюдать со стороны. Такаси - так вообще, старательно расшатывал связи, не давая группе сплотиться. Вернее, создавал все условия для разделения группы по интересам, с дальнейшим безболезненным расставанием. Впрочем, нормального будущего у них быть не могло даже по киношным меркам. Пожалуй, в живых могла бы остаться Миямото, и возможно - Комуро. Только вот жизнь - не кино, и в ней действуют другие законы.
   Кота все еще спал. Саэко, подошедшая к нему, заметила блистер с таблетками, две ячейки которого были пусты. Заметила лекарство и Шизука, подобрав и осмотрев упаковку. Видимо, что-то упрямо не хотело сходится, потому что медсестра проверила пульс Коты, затем его дыхание, потом еще раз посмотрела на блистер... и отправилась к тому, кто явно был в курсе, в том числе и того, откуда здесь могли появиться вещи, содержание которых не соответствовало их внешнему виду.
  

Эпизод шестой.

  
  
   Примерно семь часов вечера. Дом Рики Минами.
  
   На улице уже темнеет, скоро солнце уйдет за горизонт. Весьма насыщенный день сменит не менее насыщенный событиями вечер, а затем и ночь. Почему так? Ну, после утренней разборки у меня был еще один разговор с Саэко и Шизукой. Как оказалось, Кота прихватил из машины снотворное - то самое, которым я пользовался на базе. Только вот действовало оно часов так восемь, а при двойной дозе - и вовсе двенадцать. Сейчас Кота был занят тем, что учил девушек стрелять из пистолета с использованием ЛЦУ. Девушкам определенно повезло с тем, что Кота обожал оружие и мог часами показывать и объяснять, что и как нужно делать для достижения нужного результата. После пары магазинов, Сая и Рэй более-менее освоили это нехитрое искусство. Шизука уже умела стрелять, причем довольно точно и быстро. Саэко же огнестрел не вдохновлял, куда больше ей нравилось холодное оружие, но со шпагой я еще не разобрался - элементарно не было времени, а рисковать не хотелось.
   Утром, после разговора с Шизукой очередь добралась и до чемоданчика с электроникой. Можно было заняться им и раньше, но настройка и пристрелка АЕКа с одетым на него тепловизором отняли больше часа. После этого на изучение приблуд не было ни сил, ни желания. Да и изрядно в сон, но стаканчик "адаптона" быстро исправил это дело. Был правда у этого средства небольшой недостаток, с точки зрения любого нормального мужика недостатком не являвшийся. А вот с точки зрения призывников... (адаптон входит в состав сухпая)... но, по идее, бром убивает подобные постэффекты на корню. (Кому надо - гуглите "лимонник дальневосточный" - П/А).
  
   Если эксцессы с энергетиками на этом закончились, то с электроникой все было еще впереди. Как говорится, ничто не предвещало..., но после перекидывания симки из телефона Комуро в мобилку найденную в машине последняя начала жестко чудить. Сначала пришлось ввести универсальный личный идентификатор вместе с универсальным паролем. После - убеждать телефон, что именно я являюсь его владельцем. "Вишенкой на торте" стало путешествие по всем кругам ада, для разнообразия - компьютерного, настройку системы пришлось проводить вручную. Закончив и этот этап ось начала чудить с сетью, запустив сразу несколько, как мне тогда казалось, стандартных протоколов. Как потом выяснилось из логов, сначала была выполнена синхронизация даты и времени, затем произведен слив червей в интернет, организована сеть типа ботнет, вскрыты сервера оператора связи и подчищены их логи. Целью всего этого была организация халявного высокоскоростного интернета. Миленько.... Что дальше - "мирно пашущий советский трактор" с ЯСУ и ТЯРД? (Ядерная Силовая Установка и ТермоЯдерный Ракетный Двигатель).
   Единственное, что меня успокаивало - это то, что вся сеть "ботов" работала на архитектуре аналогичной I2P, и сходным протоколам шифрования. Максимальная децентрализация распределенной сети позволяет скрыть управляющие узлы, а передача данных сходная с методами торрент-клиентов - не беспокоиться о возможности перехвата пакетов. Там было еще много чего понакручено, но опознать удалось лишь то, немногое, с чем приходилось сталкиваться.
   Но это все обнаружилось несколько позднее, а до этого у меня были проблемы несколько другого характера. Серфить по сети на четырехдюймовом экране оказалось не слишком сложно, но достаточно неудобно. Прикинув количество и разнообразие гнезд на переходниках, я решил попробовать подсоединить к телефону плазменную панель (входящую в состав домашнего кинотеатра). Получилось не очень удачно, и целых десять секунд по всему дому слышался трек группы Disturbed "Remember".
   На этом все отнюдь не закончились - вслед за этим пришлось разбираться с некоторыми личными вопросами. К сожалению, в них никогда нельзя поставить окончательную точку. Свинцом, разве что, но это слишком радикальный подход.
   Факт взлома сети обнаружился спустя час после разговора с Шизукой и Рэй. Тогда, после извлечения симки индикатор сети остался на максимуме, а интернет-подключение стало существенно быстрее. Мануалы многое прояснили, а логи позволили разобраться в происходившем. Но вот чего я понять не мог - так это того, зачем мне дали настолько навороченное оборудование. Оно было попросту несоразмерно, это как использовать новейший смартфон в качестве игрушки для трехлетнего ребенка. Особенно если учесть, что наша машина служила одним из мобильных пунктов РЭР и космической связи, но с нее сняли большинство дополнительного оборудования, включая основной комплекс радиосвязи. Логика наставника периодически вышибала меня из колеи, поражая своей чуждостью. Та же аптечка имела в своем составе шприц-тюбики не только с промедолом, но и с морфием. Двадцать шприц-тюбиков - по мне это слишком много даже на одно отделение, а нас в группе куда как меньше. Фактически, это еще одна мина замедленного действия под моим боком.
   Еще мне удалось найти родной глушитель для АЕКа. Наверное, нужно было перетряхнуть правый шкафчик сразу же по приезду, слишком много в нем было интересных и полезных вещей.
  
   Спустя еще пару часов, там же...
  
   Крыша коттеджа - не самое безопасное место, но более подходящих позиций у меня попросту нет. Свалиться я не боюсь, меня подстраховывает трос, зацепленный за опорную балку, да и крутизна поверхности не слишком большая - надо еще постараться, чтобы соскользнуть. С этой позиции видно все, что происходит вокруг - не только мост, но и ситуацию на окружающих дорогах.
   За последний час ситуация на мосту стала гораздо напряженнее - отсюда видно, как толпу подогревают какие-то люди, вроде как "из народа". Активисты, мать их... "революционеры" хреновы, шакалы подзаборные. Под боком пристроена СВДшка, можно конечно попробовать пристрелить кого-нибудь, но хоть как-то обозначать свою позицию я не хочу. Они все равно умрут, а ставить себя в проигрышное положение из-за сиюминутного раздражения - глупо.
   Нам уже и так уже пришлось закрыть брезентом обе машины, когда через нашу улицу хлынул поток людей. Впрочем, хлынул - это громко сказано, их было не так и много, особенно если сравнивать с центральной магистралью, ведущей к мосту. Сейчас же готовится следующий акт трагедии - фигуры расставлены, роли их расписаны и остается только ждать начала действия. И как бы я не хотел пропустить это все, но мне было необходимо знать, как именно развернутся события. Можно опираться на канон до конца, но это реальная жизнь, здесь анимешные фишки не прокатывают, да и я не ОЯШ. Ценой ошибок станут жизни тех, кто умрет по моей вине. Тех, кто уже стал мне дорог, но кому я не смогу этого сказать. Не в этой ситуации... не в этой жизни....
   Мост охранялся полицией, их там было примерно семьдесят-восемьдесят человек. По другую сторону оцепления собралась толпа из нескольких тысяч граждан. Именно граждан, назвать их людьми достаточно сложно, человек - это в первую очередь индивидуальное сознание с индивидуальными же особенностями, а сейчас ими уже и не пахнет. Судя по отдельным признакам, толпу осталось подогревать примерно полчаса, может немного больше. Чуть дальше расположилась съемочная группа, снимающая это непотребство на камеру. За полицейским ограждением развернуты палатки медиков, проводящих осмотр населения. Но медленно, все слишком медленно - они опоздали, время уже безнадежно упущено. Толпу на мосту слышно за несколько километров, и сюда собираются трупы со всей округи. Пока их единицы, но отбиваться будет некому, собравшиеся все еще считают, что их должны защитить полиция и военные. Ситуация изменилась но никто этого еще не понял, и уже не поймет. Поздно....
   По центральной магистрали к мосту все еще идут отдельные группки, пугливо озираясь и стремясь добраться до безопасного, как они считают места. В переулки типа нашего никто не суется - кто знает, что их там ждет? Видя родителей с детьми, чувствую себя сволочью, но понимаю - у меня нет других вариантов действий. Если я буду распыляться - могут умереть не только они, но и люди из моей группы. Сейчас не время расхолаживаться, устраивая нытье по поводу слезинки ребенка, количество зомби уже изрядно увеличилось, но до моста они еще не добрались. На передней улице, находящейся вровень с домом появилась группа мажоров, в руках одного из парней была охотничья двустволка. Пройдя рядом с нашим домом, они ушли к мосту, видимо надеясь на то, что им удастся прорваться.
   Прицел переведен на мост, там уже начинается заваруха. Нет, все несколько иначе - старший из полицейских пристрелил одну из обезьян, кривлявшихся на потеху толпе. Это отрезвило всех собравшихся. Вот он возвращается на место, рядом с ним встают остальные его сослуживцы. Местных "омоновцев" убрали еще днем, прислав на их место медиков, поэтому ряд получился несколько жидковатым, что не убавило решимости полицейских. Они бы могли выстоять, не появись позади толпы зомбаки. Происходящее напоминало сход лавины, когда вниз постепенно нарастая обрушивается поток снега, погребая под собой все. Толпа ломанулась вперед, затаптывая, давя насмерть отдельных неудачников. Полиция стреляла на поражение, но это не приносило никакого эффекта, людей было уже не остановить.
   Откуда-то появилось два мощных грейдера, весом, наверное, под несколько десятков тонн. Буквально пробив просеку в людских телах, они уничтожили заграждения выставленные полицейскими. Одного водителя полиция пристрелила, но второму все же, удалось уйти. Через бреши начали проникать люди, разбегаясь по второму берегу, уходя вглубь. Может, они выживут, а может и нет. Но там лучше хотя бы потому, что Токио находится по эту сторону реки, пусть и в нескольких десятках километров отсюда.
   Стоило бы пригасить наружный свет, идущий от уличных фонарей. Серия негромких хлопков и вот, шесть фонарей потухнув, скрыли в темноте этот участок дороги. Теперь очертания коттеджа можно увидеть разве что на фоне неба - условия светомаскировки соблюдаются неукоснительно.
   Мажоры решили вернуться. Зря, они не смогут уйти - сейчас улица заблокирована с обеих концов, окрестности наводнены зомби. Проскочив неосвещенный участок они поняли свою ошибку, буквально нос к носу столкнувшись с зомби, влетев в их "теплые" объятия. И уйти они уже не успевали, да и некуда было уходить. Двери им бы никто не открыл, даже я. Гопники остаются гопниками, и неприятности они бы стали обеспечивать ровно с тех пор, как пришли бы в себя. Судя по их одежде, украшениям и содержимому пары брошенных сумок днем они занимались мародерством, или же развлекались. Видя безвыходность ситуации, парень с двустволкой решил стать героем. В обоих вариантах, в том числе и без кавычек. Но позволить здесь нашуметь я не могу. Поехали!
   Во внезапно наступившей тишине раздаются два негромких щелчка - автомат снят с предохранителя и поставлен на огонь одиночными. На его дуло уже давно накручен глушитель, в магазине патроны с уменьшенной навеской пороха - все сделано еще прошлой ночью. Прицельная марка уже пять секунд, как находится на уровне головы парня с двустволкой. Видя, что он вскинул оружие, я начинаю выбирать ход спускового крючка. Выстрелы произошли одновременно, но мой был практически неслышим - негромкий хлопок, лязг затвора, да едва слышно звякнула гильза, упав на кровельное железо. Тот факт, что я только что хладнокровно убил человека не вызывал у меня никаких эмоций. Тем более что мне предстояло повторить это еще шесть раз - именно столько народу осталось в замеченной группе. Это акт милосердия, до них сейчас доберутся мертвяки, которые будут убивать их еще несколько минут. Люди - не хищники, у них другое строение челюстей, не позволяющее сходу перегрызать связки, мышцы и суставы. Пока формулировалась эта мысль, было сделано еще четыре выстрела. Выстрел. Выстрел. Аут, все цели поражены летально.
   Спустя двадцать секунд начинаю затемнять этот участок, хватило семи патронов, четыре по фонарям, остальные по наружному освещению зданий. Больше никого не заметно, поэтому продолжаю наблюдение.
   Волна зомби уже прошла наш дом, двигаясь в сторону моста. Больше никого нет, можно расслабиться, и продолжить наблюдение в обычном режиме. Автомат на предохранитель, и перевешивается за плечо, но как оказалось, слишком рано.
   Откуда-то из переулков выныривает японец, лет тридцати - тридцати пяти, в левой руке которого находится разводной ключ, а в правую вцепилась девочка лет восьми. Озираясь, он пытается найти безопасное место, но здесь таких попросту нет.
   Снова взяв в руки АЕК, дожидаюсь, пока он повернется лицом в сторону моей позиции, и начинаю отстрел зомби. В этот раз дистанция около двухсот метров, и комплекс только начал вносить необходимые поправки в положение прицельной марки. Благо, за счет тепловизора удается отслеживать трассы пуль, их скорость меньше скорости звука и не превышает предельных для комплекса пятисот метров в секунду. После нескольких неудачных выстрелов наконец приноравливаюсь, и начинаю стрелять гораздо точнее. На дисплее очков высвечивается значок пустого магазина. Произвожу смену, осталось пять по тридцать патронов. Ресурс глушителя еще меньше - осталось порядка ста выстрелов, не больше. В одиночку сработать не получится, зомби слишком много.
   Закончился уже второй магазин. Сменив его на полный и передернув затвор, кладу автомат рядом с собой. Теперь можно и на помощь позвать, воспользовавшись моментом. Среди функций телефона затесалась и радиосвязь, в том числе и в дуплексном* режиме. На рациях уже запрограммированы соответствующие алгоритмы шифрования, а сами они объединены в общую сеть, аналогичную мобильной соте. Да и сами эти рации похожи на мобильники типа старых нокий. Разве что гнезда под SD-накопители, вместо SIM-карт.
   Врубив "автодозвон" вновь берусь за оружие. Теперь остается ждать, пока Шизука и Кота ответят.
   Кота сделал это практически сразу, а после - мухой рванул на балкон. Других причин такого быстрого открытия огня попросту нет. Стрелял он довольно хорошо, в основном в ближней зоне и по освещенным целям. Ну да, у него же коллиматор, с соответствующей пристрелкой.
   Спустя еще секунд двадцать, в динамике послышалось.
   - Скар, это Хиллер, ответьте, прием. - Безошибочно угадывался американский стиль ведения радиопереговоров. У Шизуки, значит, он тоже поставлен, как и у Коты. Одной проблемой меньше.
   - Хиллер, это Скар, выдвигайся к калитке и встреть гостей, прием.
   - Скар, это Хиллер, гости дружественные? (То самое пресловутое "friendly" из DayZ).
   Грубо нарушаю правила радиопереговоров:
   - Мужчина с ребенком. - После чего добавляю. - Статус условно дружественный. Дистанция - тридцать пять метров. Стрелок, зачисти вход.
   - Вас понял, выполняю. - Кота перенес огонь в указанном направлении.
   Шизука вышла во двор с фонарем, на который уже был одет синий светофильтр. Подойдя к калитке, она просто контролировала окружающую обстановку, выстрелив лишь пару раз.
   Встреча прошла нормально, все внутри периметра. Пора прекратить стрельбу и расслабиться - ничего серьезного быть не должно.
   На самом деле ничего еще не закончилось, а часть событий только начинается. Однако происходят они за пределами контролируемого нами пространства. Они окажут свое действие в будущем, меняя в том числе и нашу судьбу. Повлиять на них невозможно, остается учесть их воздействие на мои планы и корректировать их в соответствии с заданными целями. Но не сейчас, позже.
   Сидя на крыше потихоньку потягиваю из фляжки зеленый чай. Настроение умеренно хорошее - погода располагает, да и не беспокоит никто. Магазины уже в разгрузке, все уже собрано, осталось только спустится, но это так влом...
   Как обычно, по закону подлости именно в этот момент со мной связались по рации.
   - Скар, ты можешь сейчас спуститься вниз?
   - Сейчас буду. Что-то серьезное?
   - Не слишком.
   Плюнув на все, я спустился на балкон, где Кота чистил свой автомат. Похоже, он прифигел с моего вида - на мне не было одето разве что противогаза и бронежилета. А вот нацепить каску было вполне здравым решением, как и наколенники с налокотниками - они не только предохраняли суставы от ушибов, но и позволяли дольше опираться на колени и локти. Вместо боевого грима - балаклава. Поверх нее очки, с затемненным снаружи стеклом. Изнутри же они совершенно прозрачны, а интерфейс системы (HUD) напоминает игровой. Ладони закрыты перчатками, надетая разгрузка выглядит не очень привычно, за счет плоского горизонтального крепления автоматных магазинов ремнями непосредственно к ней, без использования карманов. "Телефон" закреплен на правом предплечье, планшет (PSP) на уровне ключицы - справа. Слева находится аптечка. Вот такой вот "Солдат Будущего", блин. К счастью, лезть ко мне с вопросами и восторгами он не стал, продолжая чистить АКМ.
   Кота, явно был обрадован тем, что ему удалось пострелять. То, что мы при этом кого-то спасали, конечно, играло свою роль, но относительно небольшую. Похоже, он нашел свою точку опоры, отличную от моей. Внешнюю, в виде оружия, которым он сейчас владеет. Она не лучше и не хуже, просто имеет другие преимущества. И право на жизнь эта точка зрения тоже имеет, пусть я с ней и не согласен.
   Скрутив с автомата ПББС (глушитель), я быстро почистил, можно сказать протер автомат от нагара. Заняться им можно будет и позднее, а сейчас важно уменьшить возникшую в стволе кислую среду. Оборотная сторона "бездымных" порохов - ускоренная коррозия за счет продуктов распада азотной кислоты, образующихся при их сгорании. Проще говоря, бездымные пороха буквально съедают ствол оружия. Конечно, хромирование в какой-то мере спасает положение, но гораздо больше зависит от качества пороха. Проблемы М-16 во Вьетнаме во многом обуславливались именно им, штатовская оборонка закупилась самым дешевым, результат известен всему миру. А вот наставник не особо и пошутил на счет "целевых" патронов, они и в самом деле были очень качественно изготовлены, и практически не оставляли нагара.
   Там же, на балконе я оставил СВД и шлем, вместе с магазинами. Сая и Рэй уже спали, а Шизука и Саэко меня в этом костюме уже видели, так что мой вид у них удивления не вызвал. Зато, мужика которого мы спасли можно было назвать оху... то есть до крайности удивленным. Девочка тоже смотрела на меня с изрядной долей любопытства. Наступившую тишину прервал голос Шизуки.
   - А это глава нашей группы, Такаси-сан. Именно он находился на крыше, и расчищал ваш путь.
   Несмотря на изрядную долю удивления, меня все же хватает на стандартное:
   - Меня зовут Комуро Такаси, с Морикавой-сан и Бусуджимой-сан вы уже познакомились?!! - Мой, относительно звонкий и высокий голос оказался не в кассу. А ведь раньше я нифига не ценил свой бас.
   - Меня зовут Рюичи Морисато, а это моя дочь Арису Морисато. - Поклон, показывающий его уважение и благодарность, совпал с моим мысленным фейспалмом. Пожалуй, даже двойным, ибо один не отразит всю степень моего неприятия подобного обращения. У нас кланяться... мягко говоря непринято. - Спасибо что спасли нас.
   - Этим занимался не только я, но и другие люди. В том числе и вы, поняв, куда нужно двигаться. Кроме того, пройти мимо ребенка находящегося в опасности могут только выродки, которых заботит только их благополучие. Но, лучше оставить эту печальную тему. Может, все же перейдем на кухню?
   Остальные согласились, и мы передислоцировались на кухню, оккупировав обеденный стол. Я неторопливо ужинал, остальные пили чай со сладостями. Правда, Саэко время от времени обижено на меня косилась, из-за того, что я питался исключительно своей стряпней. Причем делал я это не из-за страха, что мне что-то подсыплют, или чтобы ей досадить. Просто, у меня непереносимость японской кухни в целом, а особенно, их соусов. Да и сладости мне тоже пришлись не по вкусу, а вот Арису-Алиса буквально уничтожает их, на зависть всем остальным. Весьма яркая и сообразительная девочка, да и ее отец тоже ничего так. Сходу понял, что со мной все не так просто, когда я снял балаклаву. И хватило всего нескольких легких намеков, чтобы он перестал задавать неудобные вопросы.
   Во время посиделок на кухне мне пришлось обозначить "политику партии", разъяснив некоторые важные неочевидные нюансы нашего положения. Как оказалось, часть была неочевидна и для Шизуки с Саэко. За десять лет все же очень многое изменилось, я бы сказал, что слишком многое. Зомби апокалипсисы были популярны еще с серии игр "Обитель Зла", но повальный психоз на этой теме начался всего года четыре назад, в две тысячи девятом. Если отталкиваться от здешних дат, это могло бы быть пять лет спустя. В принципе, сейчас реализовался не самый худший сценарий. Есть много таких, когда у нас не было бы и тени шанса на выживание. И это я здесь могу чувствовать себя героем, но все относительно, где-нибудь в России или Казахстане я был бы одним из многих, и не самым лучшим. Там крутых парней хватает и без меня. И даже здесь, где по проведенным опросам в случае войны взяться за оружие готово отправиться чуть больше двадцати процентов мужчин (цифры реального соц. опроса японцев), я остаюсь всего лишь одним из многих. И главное для меня - сохранить равновесие, не впадая ни в самоуничижение, ни излишне возвеличивая себя. И то, и другое с весьма большой вероятностью меня убьет, если не в физическом, то в моральном смысле.
   Рюичи с Алисой устроились на первом этаже, там, где раньше спал Кота. А вот ему, похоже, придется искать другое удобное место. Сейчас можно не бояться визита незваных гостей - все вокруг заполонили трупы, образовав непроходимое "минное поле", преодолеть которое можно, только если есть бесшумное оружие и боеприпасы к нему. Много боеприпасов, которых не жалко будет потратить. Или же на большегрузной машине, приближение которой пропустить будет сложно. Но в качестве подстраховки мной было решено использовать тепловизоры и пару телевизионных прицелов в качестве камер. Конечно, это отдает извращением, но других вариантов у меня как-то и нет. А пока займусь-ка я чисткой оружия.
   Кота был все в таком же отвратительно-хорошем настроении. Отвратительном, правда, исключительно для всех остальных, потому что это сопровождалось выносом мозга разговорами на оружейную тему. Нет, я тоже любил поговорить об оружии, но восприятие у нас было слишком разным. Я рассматривал его с точки зрения инструмента, а Кота больше обращал внимание на его историю. Это как с машинами - есть любители концепт-каров, а есть те, кто гонится за раритетами. Есть, правда, и третья категория - те, кто просто выбирает наиболее удобную для себя машину. Она может быть не самой новой, не выделяться в серой массе остальных моделей, но ею удивительно комфортно пользоваться. Наверное, точно также выбирали свои самолеты летчики, а снайперы - свои винтовки. Всегда находились те люди, которые понимали, что любая вещь должна ощущаться продолжением тела, а не чем-то инородным. Тогда она не подведет тебя ни в бою, ни в мирной жизни.
   Автомат разбирался легко, заученными, ставшими уже привычными движениями. За неделю мне приходилось проводить его частичную разборку и чистку каждый день, по несколько десятков раз. Правда, на тех АЕКах, которыми приходилось пользоваться на базе, прицелы цеплялись на планку пикатини, а не на боковое крепление. Хотя, и при этом варианте потребуются исключительно мелкие поправки, вдобавок, на этом прицеле производящиеся автоматически. А вот Коте придется помучиться с калашом. Но с него станется обрадоваться и этому факту, ведь это же "настоящее" оружие.
   Закончив чистку и сборку автомата я с удивлением посмотрел на Коту. Как ни странно, он не пытался вынести мне мозг, а тихонько занимался своими делами в сторонке. Интересно, что на него так повлияло? Явно ведь не моя лекция о том, что трогать чужие вещи опасно, а иногда и смертельно. Ну да ладно, это не мои проблемы.
   - Кота. - Он посмотрел на меня. - Лучше иди спать, завтра будет нелегкий день. Автомат можешь прихватить с собой, только не пристрели там никого. Сам ведь зачитывал остальным правила обращения с оружием.
   Кота кивнул и, повесив АКМ на плечо, молча направился было в комнату, когда я его окликнул;
   - Я тебя чем-то задел, Кота? Или может, сделал что-то не то?
   Он грустно ответил:
   - Нет, все в порядке. Просто... с некоторыми вещами сложно смириться.
   Кивнув головой, оглашаюсь:
   - Есть такое. Если захочешь поговорить о чем-нибудь - обращайся. Постараюсь помочь, чем смогу.
   - Спасибо. - Затем он немного постоял, видимо, собираясь с мыслями, а после пожелал спокойной ночи, и направился вниз. Блин, я же ему про новеньких не рассказал. Ладно, сам разберется, не маленький.
   Пора и мне на боковую. Завтра придется прорываться через мост, полный немертвых. К счастью, заграждения и завалы расчистили бульдозеры, так что проблем с тем, чтобы прорваться у нас не будет. Только вот, есть одна проблемка - после переделок в "Тигр" нормально вмещается шесть человек. Причем шесть - это вместе с водителем. Можно втиснуть еще двоих, но сидеть они будут друг на друге, в проходе, оставшемся между шкафами. И теперь на повестке дня стоит вопрос - использовать "Хамви" или не стоит. И, если использовать, то кто какую машину поведет? Вопрос этот вовсе не бессмысленный, функции у этих машин разные - "Хамви" разрабатывался как дозорная машина, а "Тигр" создавали в качестве легкого колесного бронетранспортера. Масса "Тигра" превышает массу "Хамви" чуть больше, чем в два раза, грузоподъемность и вместимость, кстати говоря, тоже. Подвеска "Хамви" ведет родословную от пустынных багги, а вот у "Тигра" используются торсионы, гораздо чаще применяемые в БТРах, БМП и танках. И еще одна немаловажная деталь - "Хамви" не бронирован, а его проводка не экранированна. Короче говоря, очередная головная боль.
   Размышляя о наиболее разумном варианте, я занимался расстановкой прицелов, тех, которые моги использоваться как камеры. Можно довольно долго удивляться тому, насколько сильно возрастает паранойя во враждебной обстановке, но в этой ситуации такая подстраховка кажется вполне разумной. Будь у меня возможность и окрестности бы превратились в управляемое минное поле, а на заднем дворе появилась бы ЗУ-23-2 - спаренная двадцати трех миллиметровая зенитная пушка, неплохо работающая и по земле и по воздуху. А пока придется обойтись тем, что есть сейчас. В принципе, тоже неплохо, особенно если учесть, что емкость батареек больше стандартной чуть и отнюдь не на порядок, а у прицелов есть внешние разъемы, в том числе и для питания. А еще есть подключаемые беспроводные модули, действующие в радиусе метров тридцати, так что, с проводами особых мучений не будет.
   Закончить это все удалось минут за пятнадцать, еще пять заняли проверка и поправки огрехов. Закончив с делами, я начал расшнуровывать берцы, когда понял, что ко мне в очередной раз подошли со спины. Сомнений в личности подкрадывавшейся девушки у меня не было - Саэко не стала бы заниматься подобным, а остальные уже спали. Да и размер прижатого к моей спине бюста позволял не сомневаться в личности их владелицы.
   - Кажется, я предупреждал о возможных последствиях? Или ты прекратишь этим заниматься только получив острую передозировку железа в печени? - Отрешившись от весьма приятных ощущений, я продолжал расшнуровку ботинок
   - Ну, ты ведь меня загодя заметил. И оружия у тебя под руками сейчас нет.
   - Ошибаешься. - Я продемонстрировал небольшой складной нож. - Есть вещи, которые я таскаю с собой везде. Никогда не знаешь, что может тебе понадобиться в следующий момент.
   С негромким хеканием сняв левый ботинок, я приготовился было стянуть второй, когда заметил, что Шизука с интересом присматривается к моей стопе. Вернее, к предмету, который по идее уже ушел в прошлое. МО РФ так гордилось, что его похоронило, как похоронило и перловую кашу. Пережиток прошлого, хе-хе.
   - А зачем было обматывать ногу полотенцем? Размер ботинок ведь подходящий?
   - Это не полотенце, а портянка. Используется в странах бывшего советского союза в качестве заменителя носков, вместе с сапогами. И поверь, в полевых условиях они гораздо практичнее. Меньше проблем со стертыми ногами и возни со стиркой.
   - Значит, все же русские. Надо полагать, не самый плохой вариант.
   - Не правительство. - Немного подумав, добавляю. - И с корпорациями я тоже никак не связан.
   Надо же, как крепко задумалась Шизука. Будь у нее компьютер вместо мозгов, и можно было бы ощутить запах паленого пластика. Спустя несколько минут напряженных размышлений она "отвисла", чтобы задать вполне закономерный вопрос.
   - Тогда, что ты делаешь здесь, в таком вот виде?
   Развожу руками.
   - От меня не зависело ничего. Абсолютно. - Не верит моим словам. Плевать. - Думаешь, мало-мальски адекватный человек будет желать вляпаться в такое? - Я указал рукой в сторону улицы. - Скорее уж, меня пинанули под зад с самолетной рампы, надев перед этим парашют, и сунув по нос бланк с заданием. Предъявить "красный конверт" не могу, информация доводилась на брифинге и исключительно устно. Там же мне озвучили кое-какие рекомендации, "желательные" к исполнению. Одну из них я сейчас частично нарушил, но не она первое, не она последняя. Больше на этот счет ничего сказать не могу, иначе будут проблемы. У тебя - в том числе.
   Снова несколько минут "аута", Шизука задала еще один вопрос.
   - А с Комуро что случилось? - Не то, чтобы он не имел отношения к теме, но из колеи меня все же выбил. Причем настолько, что я таки сказал больше, чем стоило бы.
   - Технология переноса позволяет "использовать" только "овощи". Он умер, оставив мне в наследство некоторые рефлексы, но скоро не станет и их. К сожалению, все вышло именно так. Он сам умер, без нашего вмешательства.
   Следующий вопрос оказался из все той же категории "нежданчиков". Да и пара солидных выпуклостей, прижатых к спине, действовала весьма... ну весьма....
   - Какое у тебя было имя?
   - Йоханес. Этот вариант произношения наиболее близок к привычному мне. - И тут пришло понимание, что меня собственно сейчас мягко и ненавязчиво допрашивают. Мда, сам виноват, не уследил, расклеился. Не убивать же ее. Лишнего... совсем лишнего я ничего вроде не сказал. - Ладно, Шизука-тян, вопросы закончились?
   - Шизука. - Она фактически висела, обвив руками мою шею и плечи, а для большей устойчивости опираясь на колени, расставленные по бокам от моей пятой точки. - Просто Шизука, ладно?! - Буквально промурлыкала она мне на ухо. - И, зачем ты все это сейчас рассказал?
   Потому что просто устал. Устал морально, от одиночества, вымораживающего чувства и эмоции, словно лютый арктический мороз. Устал держать маски, которые нравятся всем. Устал молчать, скрывая свои мысли, которые не озвучишь, а если все же ляпнешь разок - то жалеть будешь очень долго, кляня свой длинный язык. Но, ты не узнаешь об этом, и не потому, что я тебе не доверяю. Просто так проще, проще всем, не только мне. А сейчас мне предстоит сказать правду, показав другую ее грань. Гораздо более очевидную и простую.
   - Мне все равно пришлось бы, а другого подходящего момента может и не представиться. Мое положение одновременно попадает под шахматные определения "цейтнот" и "цунгцванг", вдобавок, сейчас я еще и ограничен в ресурсах. Мы все ограничены, но по-разному. Твой ход.
   Мне в очередной раз удалось выбить ее из колеи. Ненадолго, начинает сказываться привыкание к моим фортелям. Вот и сейчас Шизука с "блондинистыми" интонациями прошептала мне на ухо:
   - Мы вроде играем не в шахматы.
   В штанах уже ощутимо тесно. Хотя нет, не особо. После "гормонального шторма" моего родного тела это ощущается как весьма заторможенным... в плане давления на мозги отдельных органов. Впрочем, все равно ощутимо давит, и соображать уже сложно.
   - Скорее в покер. Ну, или в домино. - Наверное, моя скороговорка походит на речь Мордина Солуса. Если не по стилю, то по скорости - наверняка. - Процесс до крайности похож - есть ставки, ходы делаем по очереди, и не знаем, можем ли доверять друг другу. И каждый боится довериться, думая о том, что ему могут вонзить нож в спину, но одновременно и жаждет это сделать, потому что в одиночку здесь выжить может и можно, но остаться при этом нормальным - нельзя. - Осторожно отстранившись от нее, я встал на ноги, и повернувшись протянул открытую ладонь Шизуке. - Я готов рискнуть, но что ответишь ты? - Ответом на мой вопрос был поцелуй. А я с горечью вспомнил старый анекдот, про то, что в дружбе мужчиной и женщиной постоянно что-то встает. И вправду ведь, жизненно.
   Дождавшись, пока она завершит поцелуй, я плавно отстранился.
   - Зачем все усложнять, Шизука? - Ловлю себя на том, что моя рука нежно скользит по ее щеке и подбородку. Прекращать не хочется, но нужно. - Скажи, зачем?
   Она стоит, не делая никаких попыток обнять, или приблизится. Просто стоит. Неожиданно, раздается шепот:
   - Я упрощаю. А спрашивать девушку о причинах ее поступков, как правило, бессмысленно. Мы делаем то, что хотим, или то, что считаем правильным. Не пытайся понять, просто прими все как есть.
   Нас прервал сигнал моего "мобильника". По мне, так весьма удачно получилось, особенно если учесть что я уже готов бы сдаться. У всех есть свой предел.
   Шизука с ненавистью посмотрела на мой телефон, и негромко, очень мягко спросила:
   - Что случилось?
   Я посмотрел на дисплей. Там светилась имя, которое я впечатал в поиск еще в полдень, а после клика (тапа) по нему развернулась карта, с областью предполагаемого местонахождения, вычисленного по ретранслятору мобильной связи. Аэропорт, центральный терминал.
   - Рика включила свой телефон.
   - Ты что, взломал телефонную компанию? - Спросила сильно удивившаяся сказанному медсестра.
   - Не совсем. - В мыслях эта фраза звучала как "не совсем я". - И лучше не теряй время, кто знает, сколько она будет в сети. Форсмажоры - такая штука, что...
   Заканчивать свою мысль мне не пришлось, достаточно было протянуть старую мобилку, и Шизуке стало резко не до меня. Говорить о том, что весь разговор не только перехватывается, но и записывается, я не стал. Все равно, нет ни времени, ни желания выключить эту функцию, так что нехай будет, может и пригодится.
   Наблюдать за Шизукой было довольно интересно. Ледяное спокойствие, полный контроль эмоций, четкие формулировки и максимально сжатая информация... ага, хрен там! Постоянные упоминания неизвестных мне событий, аналогий и непонятные шутки. Все это периодически сопровождалось непроизвольной жестикуляцией и перепадами эмоций. А еще все это продолжалось уже больше десяти минут, и уже начало надоедать. Заодно захотелось подышать свежим воздухом, поэтому нацепив кроссовки, ночник и кобуру с пистолетом я ушел на улицу. Короткая прогулка была совмещена с осмотром территории, но ничего неожиданного так и не встретилось. Впрочем, оно и к лучшему, сюрпризы мне сейчас ни к чему. Любые неожиданности, поэтому, необходимо разобраться со всем, включая шпагу, сегодня.
   При внимательном осмотре оказалось, это была не совсем шпага. Или совсем не шпага - слегка изогнутое лезвие и сложной формы двойной дол соответствовали скорее сабле. Весила она чуть меньше килограмма. Баланс был довольно странным, словно плавающим между серединой лезвия и его двумя третями, считая от гарды. Впрочем, как оказалось, это ощущение было исключительно субъективным, возникающим при отклонении лезвия на тот или иной угол от горизонта. Материал, из которого она была изготовлена, преподнес немало сюрпризов. Самым веселым, пожалуй, была заточка клинка - сердечник бронебойных патронов разрезался без труда, не менее легко была настругана титановая пластинка, найденная в гараже. При ковырянии трупов клинок особых свойств не проявил, за исключением своей остроты. Проверять его на зомби без подстраховки было бы глупостью, так что оставалось провести финальный тест - небольшую проверку своей кровью.
   Сказано-сделано, но отсутствие спецэффектов стало волне убедительным доказательством беспочвенности моих подозрений. Но попытаться стоило. А сейчас стоило бы лечь спать, как-никак полночь уже наступила.
   Добраться до кровати мне удалось только после еще одной беседы с Шизукой. После того, как она поговорила с Рикой, ее настроение кардинально изменилось, и причины этого, в общем-то, понятны. Поэтому была всего пара второстепенных вопросов и согласование завтрашних задач.
  
   Дом Рики Минами, семь часов утра.
  
   Есть вещи, которые входят в привычку, хочешь ты этого, или нет. Умение вставать в одно и тоже время - одна из них. Особенно ярко это проявляется в армии, но и в школе и в универе эта особенность появляется у довольно большого количества учащихся. В том числе и у меня. На самом деле она не так уж плоха, если ты, конечно, не спал всего шесть часов. Хотя, иногда даже шесть часов сна - это роскошь.
   У Саэко эта привычка судя по всему, тоже имеется. И утренние тренировки тоже, по всей видимости, входят в список ее привычек. Поэтому, мне оставалось только любоваться плавными ката, тело Саэко словно перетекало из одной стойки в другую. Красиво, гармонично, смертоносно. Будь у нее в руках катана - смотрелось бы еще более угрожающе.
   Потихоньку народ начал просыпаться. Первым, как ни странно, встал Кота. Вслед за ним на кухне появилась Сая и Рюичи с Алисой. Потом подтянулись Рэй и Саэко. Так что, сейчас спала только Шизука, но ждать ее пробуждения я не собирался. Поднять человека можно разными способами - звук истребителя, взлетающего на форсаже, холодная вода в постель, шашка "черемухи". Впрочем, настолько садистская побудка в мои планы не входила. Со стороны реакция спавшего выглядит смешно, а вот когда испытываешь подобное на своей шкуре....
   Когда человек спит, его тело, как правило, расслабленно, а сам человек выглядит, да и является на редкость беззащитным. Это не относится к людям, в которых вбивались боевые рефлексы, там действуют несколько иные правила. Но сейчас это все можно было и не учитывать, а просто сидеть и любоваться безмятежно спящей блондинкой. Вернее, можно было бы, но сейчас времени на это нет. Впрочем, солнечный зайчик направленный в ее лицо сработал очень неплохо.
  
   *****
  
   Шизуку разбудил солнечный свет. Как оказалось, его лучам немного помогли, с помощью небольшого зеркальца. Прищурившись, она смогла разобрать детали, - это был Комуро и, судя по его довольной роже, он получил немалое удовольствие, заметив ее недовольство. Видимо, это было местью за вчерашнее. К сожалению, его самоконтроль оказался слишком силен, и желаемого добиться так и не удалось. И почему парни не понимают, что девушкам тоже иногда хочется...?
   Соскочив с подоконника, он убрал зеркальце в один из карманов и посмотрел на экран КПК, закрепленный на предплечье. Легонько кивнув, видимо в ответ на какие-то свои мысли он подошел к кровати.
   - Ну что, с добрым утром тебя. Через полчаса намечается небольшая планерка, провести ее придется здесь. Надеюсь, ты не собираешься потратить это время впустую? Впрочем, это твое дело, а я вниз.
   После этого Комуро ушел, не дав времени на ответ. Эта его привычка к быстрой ходьбе жутко раздражала. Мало того, что он очень быстро двигался, так это еще и происходило практически бесшумно. Зато любые попытки подойти незаметно уже к нему была заведомо провальными - Комуро словно имел радар кругового обзора, засекая живых и мертвых подходящих к нему с любого направления, даже спины. И при этом всем боевыми искусствами он не занимался, и боец ближнего боя из него был никакой. Как впрочем, и из остальных, за исключением Саэко. Ее явно учили не только для выступлений, часть приемов была направлена на обход доспехов и другой защиты, а сами удары ставились отнюдь не только на бамбуке.
   Шизука на своем опыте знала, как поначалу бывает сложно правильно резать. То, что она умела пользоваться только скальпелем, особой роли не играло - для понимания подобных вещей опыта было вполне достаточно. Точно так же, как и для понимания некоторых других вещей - например того, что почти у всех в их компании были какие-то скелеты в шкафах. Тот же Кота вполне умело обращался с огнестрельным оружием, и явно обладал, куда большим опытом, чем остальные. Сая хоть и выглядела дурой, но вполне неплохо занималась аналитикой, конечно, когда пользовалась своими мозгами. К сожалению, это происходило достаточно редко и зачастую совсем не к месту. Все же ей изрядно не хватало как опыта, так и хладнокровия. Рэй - она пожалуй была самым бесполезным членом группы, не имеющая практически никаких полезных навыков, но думающая, что любовь все спишет. Раньше может, и было бы так, но Комуро, или Йоханес как он себя назвал, плевать на это хотел. Он оценивал всех исключительно с точки зрения полезности и эффективности... или нет...? Прошлая ночь преподнесла множество информации, над которой стоило бы поразмышлять.
   Йоханес... мда. Пожалуй, это и впрямь, было единственной рабочей версией, притом не столь важно, как это было реализовано - реинкарнация, переформатирование памяти, одержимость или еще что-то подобное. Людям несвойственна резкая беспричинная смена характера и линии поведения. Несвойственна даже сумасшедшим, а таковым он не выглядел. Во всяком случае, большую часть времени он выглядел куда более вменяемым, чем остальные. Да и в большинстве остальных случаев, со временем его поведение становилось вполне понятным. Но имеющейся информации все равно было недостаточно для того, чтобы понять, на кого он работает, и кем является. Но попытаться можно.
   Если сказанное им - правда, то он не имеет отношения ни к государственным, ни к корпоративным структурам. Помимо этого - хорошее знание русского и японского языка, и если Комуро говорил как школьник, то у Йоханеса часто мелькают канцеляризмы. Притом, привычные ему канцеляризмы. Имя... имя у него похоже на немецкое. В Европе он не бывал, но разбирается в некоторых специфических вопросах. Скорее всего жил где-то на территории Советского Союза. Еще, он хорошо стреляет, причем из всех положений - стоя, в приседе, лежа. Стреляет без использования упора и сошек, но с захлестом ремня вокруг рук. Имеет представление о военной технике, оружии, снаряжении, но не в тактике. Одиночка. В армии не служил, об этом свидетельствует отсутствие характерных шаблонов, привычек и опыта. Страйкбол и другие забавы тоже отметаются, по той же причине. Возраст... тут Шизука задумалась надолго - возраст, наверное, около двадцати трех - двадцати шести лет. Немного разбирается в медицине... тут надо будет смотреть по ситуации, пока об этом рано говорить.
   Вырисовывалась интересная картина - вроде бы обычный парень, без особого командного опыта, но уже привычный к трупам. Судя по его реакции, в том числе и к ходячим. Связан с какими-то тайными организациями. Не боевик. Клерком он тоже не был, значит либо новобранец, либо из технарей и научников. Но новобранцу такое снаряжение будет слишком жирно, хотя... кто знает, что у них за технологии... но все равно жирно. Научник или технарь? Слишком мало информации, но не похоже ни на то, ни на другое. Девушка тряхнула головой.
   - Все равно бред получается.
   - Бред или нет, но часы свое уже оттикали, да и ты уже успела одеться. О, даже макияж нанесла?! - Послышалось от двери. Учитывая голос....
   - А если бы я была неодета?
   - А тебе есть чего стесняться? - В голосе Комуры-Йоханеса были вполне заметны нотки веселья, а если сравнивать с его обычными интонациями, это вполне тянуло на полноценный смех. В ответ в него полетела подушка, которая была перехвачена на подлете. - Я тоже думаю, что нет. Я пока займусь настройкой оборудования и подбором материала.
   - Может, хотя бы объяснишь, о чем конкретно будет идти речь?
   - Необходимо переработать план эвакуации с учетом новых данных и изменившихся обстоятельств. Мне пришлось вчера просидеть на крыше весь вечер, для лучшего понимания обстановки. И, знаешь, все оказалось хуже, чем можно было предположить. Ситуация похожа на ту, что была в Белоруссии в июне и июле сорок первого года. - Комуро оторвался от коробок с разъемами, держа в одной руке шнур, а второй водил в воздухе, словно рисуя невидимую картину. - Потеряна связь с командованием, разрушены вертикальные и горизонтальные связи в большинстве правительственных структур, отсутствуют люди, готовые взять на себя ответственность, везде царит дезорганизация и паника. Найти безопасное место будет непросто - в данной ситуации наиболее устойчивы структуры с жесткой иерархией. Госслужбы сейчас заняты, так что голову поднимают не самые приятные личности. Придется все время держаться настороже, мы выглядим слишком заманчивой целью. - Закончив с кабелями, он встал на ноги и поднял очки. В этот раз, для разнообразия, их линзы были прозрачны. - Речь пойдет обо всем этом, да и не только об этом. На этой стадии поведенческие шаблоны (для ЧС) уже теряют свою эффективность, нужно начинать прорабатывать тактические и стратегические маневры. Впрочем, об этом мы еще успеем поговорить, а пока ждем остальных.
   - Комуро, можешь ответить на пару вопросов? - Дождавшись короткого кивка, Шизука продолжила. - Во-первых - сколько тебе лет? А во-вторых - у тебя что, имеются сенсоры на перчатках?
   - Двадцать три. А сенсорами нашпигованы не только перчатки. Правда, работать с мышкой и клавиатурой мне привычнее. - Пара жестов, и на плазменной панели вырисовывается карта, с жирной извилистой синей линией. - Посмотри, я маршрут правильно отобразил?
   Внимательно изучив получившуюся картину, Шизука кивнула в ответ:
   - Да, все верно.
   *****
   Нарисованный мной маршрут начинался в той самой школе и заканчивался коттеджем. Конечно, на карте было отображено большое количество достаточно интересных данных, но полезного для нас было не слишком много. Вот если бы мы были диверсионной группой - тогда другое дело, но сейчас... сейчас у нас были другие цели. Главная - выжить. Остальным еще нужно будет выдержать период кризиса, и вернуться к нормальной жизни, после того, как все разрешится. Но, сомневаюсь, что это станет актуальным для меня. Стабильность, планирование своих будущих шагов, пошаговое выполнение разработанных планов... пожалуй, все это еще долго не найдет применения в моей жизни. Во всяком случае, на стратегическом уровне. Дело даже не в том, что любое планирование ограничено... много чем. Не в отсутствии информации и ресурсов. Не в невозможности нормально использовать свои способности. И даже не в клятве, которую мне пришлось дать. Раньше понимание таких понятий как стабильность, или уверенность в завтрашнем дне было условным. Было понимание смысла, но не сути этих слов, это все казалось само собой разумеющимися вещами, несмотря на не самую стабильную обстановку в стране. Сейчас изменилось все. Абсолютно все. Не прямо сейчас, неделю назад, но окончательное осознание этого факта произошло только вчера. Мне никто ничего не должен, за исключением оговоренных в договоре вещей. Цели наставника - неизвестны. Его планы - тоже. Мое будущее зависит от двух вещей - что со мной смогут сделать, и что я позволю с собой совершить. Единственное, что у меня осталось - это мои принципы, характер, память и моя честь. Честь не в пошло-затасканном смысле, вкладываемом в это слово романистами. Честь как самоуважение, основанное на соблюдении собственного кодекса морально-этических норм. Авторитета пока нет, но эту проблему сходу еще никто не решил. Репутация ведь складывается из мелочей, которые, тем не менее, оказывают на нее огромное влияние...
   Меня потрясли за плечо.
   - Комуро, с тобой все в порядке? - Шизука была не на шутку взволнована.
   - Просто вспомнилось кое-что... не слишком приятное. - После короткого взгляда в зеркало стала понятна причина ее беспокойства - лицо, словно превратившееся в застывшую маску, слегка побледневшая кожа и весьма неприятная "змеиная" улыбка. Раньше я не был настолько эмоционален, видимо сказывается влияние этого тела. - Сходишь за остальными?
   Вздохнув, медсестра поднялась на ноги.
   - С тобой точно все в порядке?
   - Да, волноваться не о чем.
   Бросив на меня еще один внимательный взгляд, Шизука ушла на первый этаж. После этого пару минут я сидел в полной тишине, пытаясь понять, что послужило спусковым крючком для очередного кризиса. Похоже, разум в очередной раз выжал стоп-кран, во избежание не самых приятных последствий. Можно использовать таблетки, но они уберут последствия, да и то, только на время. Чтобы избавиться от проблемы, нужно найти причину, а это отнюдь не так просто. Сложно найти черную кошку в темной комнате, особенно когда ее там нет.
   После того, как все остальные поднялись в спальню, и расселись полукругом вокруг меня и плазменной панели за моей спиной, оставалось только вывести систему из спячки и начать говорить, время от времени иллюстрируя свою речь картинками на панели.
   - Ну, начнем, пожалуй. На данный момент ситуация выглядит следующим образом - путь через мост свободен, останавливать нас там некому. Оставаться здесь нельзя, отключить электричество и воду могут когда угодно, особенно, если учесть активный сброс воды из большинства водохранилищ лежащих выше по течению, отразившийся на уровне воды в реке. Скорее всего, также сейчас в штатном режиме гасятся реакторы АЭС, консервируются другие потенциально опасные объекты, в том числе и химические производства. - Челюсти большинства присутствующих медленно отвисали, естественно, в фигуральном смысле. - Впрочем, напрямую нас это не касается, я слегка отошел от темы. Так вот, на поддержку полиции или армии... извините, сил самообороны особой надежды нет. Силы полиции разрознены и их самих нужно выручать, а Силы Самообороны Японии слишком малочисленны, и их базы вроде бы не близко находятся. На американцев надежды еще меньше - в их задачи не входит помощь населению. Остается четыре варианта действий. Первый - прорыв из города, без объединения с кем-либо. Второй - присоединение к какой-нибудь группе. Третий - Присоединение кого-нибудь к нам. Четвертый - помощь властей. Последнее - лучший вариант для вас, но мягко говоря, маловероятно. Второй и третий - в зависимости от обстоятельств, но учитывая состав нашей группы... сами понимаете. Первый - в зависимости от обстоятельств. Нужно больше информации, но ее пока неоткуда достать, доступа к военным каналам у меня, к сожалению, нет. Поэтому, придется ориентироваться по ходу действия. Сейчас необходимо решить, как, куда и в каком порядке мы отправимся. Вернее, мне предстоит скорректировать планы, учтя ваши предложения, если они будут достаточно разумными.
   - Не слишком ли много ты берешь на себя, Комуро? - В голосе Саи не было ярости или злости и, пожалуй, это было еще опаснее. В то время как остальные охреневали с формы моей речи она успела вычленить ее суть и начала прощупывать почву.
   - Сможешь найти существенные изъяны в предложенном плане или предложить что-то дельное - будет причина прислушиваться к тебе. Если нет, то не обессудь, заниматься пустой болтовней нам некогда.
   - Вы что, готовились к происходящему сейчас...? - Напрягшийся Рюичи переводил свой взгляд с меня на Саю и обратно. Ситуацию попыталась разрядить Шизука.
   - Нет, просто у некоторых людей есть привычка выкручиваться из любых ситуаций. Обычно это приходит с опытом, но есть люди, которые с самого начала видят правильные решения.
   - Правильные? Да, правильные... только вот, тебе ведь плевать на наше мнение, мы ведь лишние, да? - Голос Саи был все также тих, но ненависть, появившаяся в нем давала понять, что пытаться ее успокоить - дохлое дело, а также то, что лучше нам быть врозь. Да и не останется она с нами - слишком мы друг друга раздражаем. - Ты не представляешь Комуро, как же я ненавижу таких как ты, делящих людей на полезных и нет, использующих первых и втаптывающих вторых в грязь.
   Возразить на это мне было нечего. Всем все было понятно, и последствия этого всего тоже не особо нуждались в просчитывании. Группа раскололась раньше, чем это должно было случиться. Конфликт опередил плановое время на шесть часов, и не скажу, что меня это радует. У тех, кто уйдет серьезно уменьшатся шансы на выживание, впрочем, это не мои проблемы. То, что я сделаю сейчас - не самый лучший вариант, но другого приемлемого выхода у меня нет. Сая спустилась вниз без особого шума, но раздражение явно лилось через край. Будь у нее возможность и дом бы содрогнулся от хлопнувшей двери, но архитекторы не оставили ей шанса уйти красиво. Следом нас покинул Кота, виновато улыбаясь, но определенно решив, что его первая любовь важнее хобби, каким бы интересным оно не было. Пора ставить точку, вместо многоточия этой затянувшейся паузы.
   - Как я понимаю, есть и другие люди, желающие уйти вместе с Саей? - Мой вопрос не стал ни откровением, ни спусковым крючком для событий. Это была простая формальность, разделение по лагерям уже произошло и его осталось только закрепить словами и действиями. Рюичи похоже считает, что я их использую и подставлю, а спасал их из сиюминутной прихоти. Не сказал бы что это так, спасение детей является одной из базовых основ морали. Но он повысит их шансы на выживание, как единственный человек, умеющий водить машину, поэтому я просто продолжу молчать. После тяжелых раздумий он все же решил уйти. Рэй тоже решила, что с ними будет проще, бросив мне на прощание, мол "я не узнаю тебя, Комуро" и добавив, что я стал чудовищем. Стал, как же... нельзя стать тем, кем являешься уже давно. Впрочем, впору удивляться другому - как со мной вообще кто-то остался. Даже, если это те люди, которым больше некуда идти.
   - Ты не стал им ничего говорить, хотя и мог. Не стал их удерживать. - Саэко говорила рублеными фразами, словно ей что-то мешало. Смущения незаметно, но она явно чувствует себя не в своей тарелке - может, последствия воспитания?
   - Чтобы терпеть их заскоки, мило улыбаясь в ответ? Если человеколюбие заставляет помогать, то это не значит, что я при этом еще должен делать довольную рожу. Тсундере умиляют только в аниме.
   Шизука тоже решила принять участие в беседе.
   - Рюичи тебя тоже раздражал?
   - Нет, но удержи я его, и у них не останется и тени шанса. Впрочем, его не будет и в том случае, если им не на чем будет уехать. Отдашь им ключи от Хамви?
   - Если других вариантов нет... - Она снова начала прокручивать между пальцами прядь волос, видимо, прикидывая все последствия.
   - На моей они уедут разве что на тот свет. Что у нее вместо нормального ключа зажигания ты уже видела, а помимо этого есть и противоугонные системы активного типа.
   - Как в робокопе? - Несмотря на веселые нотки вопрос был задан вполне серьезно.
   - На несколько иных принципах, с менее летальными последствиями. - Говорю я безразличным тоном, и тут же перехожу к следующему пункту, стоящему на повестке дня. - Что будем делать с найденным здесь оружием?
   - Хочешь отдать им? - Мое предложение не слишком нравится Шизуке, и я ее вполне понимаю.
   - В отсутствии Рики ее имуществом распоряжаешься ты, как самый близкий человек. Тебе и решать, что с ним делать. Считаешь нужным - отдай, нам нашего хватит. Можно и с собой взять, но пользоваться им будет некому - у меня АЕК, тебе и Саэко тоже есть из чего выбирать. АКМ и парочку пистолетов я им оставлю, как и патроны к этому добру. Саэко, в машине есть кое-что под твой стиль, но показывать эту хренотень остальным не стоит - слишком приметная.
   - Как твоя одежда? - Саэко постаралась отыграть поведение Шизуки в стиле "блондинки". Переглянувшись, мы дружно улыбнулись. Ситуация все же оставалась довольно напряженной, но уровень ее накала уже существенно ослабел и продолжал снижаться.
   - Еще больше. О побочных свойствах сказать ничего не могу, но тот, кто комплектовал машину, имеет очень специфическое чувство юмора и взгляд на жизнь. Впрочем, в этом вы убедитесь сами.
   - В каком именно смысле? - Насторожилась медсестра.
   - Увидим. Оставлять на произвол судьбы я никого не собираюсь, но жизнь может сложиться по-разному. В любом случае, у нас своих не бросают, особенно в таких поганых местах, в не самые лучшие времена.
   Воцарившееся молчание прервал звук шагов поднимавшегося по лестнице Рюичи. Алиса, похоже, решила остаться внизу. Наверное, смотрит мультики, на кухне был еще один телевизор, и нашлись диснеевские лицензионки.
   У Рюичи же было виноватое выражение лица. Похоже, он успел поговорить с "уходимцами", и теперь у него появились сомнения в правильности совершенного выбора. Вернее, так мне казалось, но реальность преподнесла небольшой сюрприз....
   - С моей стороны было черной неблагодарностью принять сторону уходящих, после того как вы спасли меня и мою дочь, но я не могу поступить по другому. Без меня они погибнут, в лапах этих тварей, как могли погибнуть и я с дочерью. - Речь Рюичи была быстрой. Очень быстрой, он частил так, что даже с моим знанием японского было сложно успевать за его речью, а обычный иностранец наверное мало что бы понял. - Поэтому я не могу остаться с вами, простите. - Снова эти поклоны, как же они меня раздражают. Раздражение еще больше увеличивает тот факт, что он старше.
   - То, что вы уйдете с ними было понятно заранее, за что же вы извиняетесь? - В противовес ему, говорил я четко и медленно, с положенными интонациями, но без проявления излишних эмоций.
   - Я не смог их убедить продолжить вместе хотя бы часть пути. Сая готова умереть, лишь бы не находиться рядом с вами. Видимо, ваше к ней отношение довело ее до нервного срыва.
   Пожимаю плечами. Наверное, она вчера вечером увидела лишнего, но не стала об этом никому говорить. На это ей мозгов хватило, а на то, чтобы прикинуться ветошью - уже нет. Ладно, не важно, пора уже что-то ответить, а то мужика сейчас реально удар хватит.
   - Оно было заслужено упорным трудом, но это уже не мои проблемы. Сомневаюсь, что мы еще когда-нибудь свидимся. - Успокоился. Вот и ладушки. - Надеюсь, хотя бы полчаса до ухода подождете?
   - Вы собираетесь что-то сделать? - Как-то сразу напрягся этот не шибко молодой мужчина.
   - Ну не отпускать же вас с пустыми руками, это попахивает убийством. Вам будут выданы пистолеты и патроны к ним, автомат тоже останется у Хирано.
  
   Как бы ни хотелось закончить с этим пораньше, но сборы продолжались не меньше двадцати минут. Причем укладывались не наши вещи, а то, что предназначалось для Коты и Рюичи. Сомневаюсь, что белоручка захочет научиться стрелять, ведь не барское это дело - грязной работой заниматься. Зачем, если для этого есть мужчины, перед которыми достаточно всплакнуть или улыбнуться, и они исполнят любой твой каприз, не говоря уже о защите драгоценных мозгов... хотя в качестве цели больше подойдут сиськи. Как бы это цинично не звучало, но спасение женщин и детей заложено в инстинктах по одной причине - для сохранения вида во время катаклизма, и его быстрого восстановления после того, как закончатся тяжелые времена. Учитывая катастрофическую убыль населения, здешние женщины будут рожать, рожать и рожать, восстанавливая былую численность "Сынов Аматерасу", во славу Империума!.... Впрочем, это немного не из этой вселенной. Что, к сожалению, ничуть не отменяет правду во всем остальном.
   По прошествии двадцати минут в сумку отправилась последняя пачка патронов. Столько времени было потрачено потому что помимо обычных патронов 9х18 имелись и патроны с повышенной навеской пороха. Последние при использовании в "макарове" и "стечкине" всего за несколько выстрелов могли превратить пистолет в кучу перекореженного металла, а также травмировать стрелка. Патроны типа ПММ и ПОП предназначены для пистолет-пулеметов, да и то, отнюдь не всех. Еще одна степень защиты против тех, кому эта посылка не предназначена. Хуже то, что мне неизвестно количество таких "закладок" - патроны, рации, сама машина... что еще? Не хотелось бы умереть из-за собственной невнимательности или оплошности. Все равно, не использовать эти вещи не удастся - они дают слишком большое преимущество, а заменить их нечем... да и зачем?! В любом случае, с оружием закончено, а остальным должны были заняться Саэко и Шизука. Подхватив сумку, я молча пошел к Рюичи и Коте.
   - В сумке три пистолета, семьсот патронов к ним, шестьсот патронов к АКМ, запчасти к глушителям, пара цветных дымов - думаю, разберетесь. Удачи вам.
   Положив сумку рядом с сидящими на веранде Котой и Рюичи, я направился было в дом, когда услышал от последнего довольно неожиданный вопрос.
   - Почему они вас так ненавидят?
   - Потому что тот, кого они любили, умер.
   После этого воцарилось молчание. Коте было неловко вмешиваться в разговор, мне не хотелось отвечать на вопросы... вообще говорить не хотелось. Ну а Рюичи не стал лезть туда, куда по его мнению лезть не стоило. Вот и сидели мы в тишине... минут пять, наверное. Тишина была нарушена гудением вертушек, летевших вдоль реки. Снова три Черных Ястреба и пара Апачей. Судя по всему, забиты пехотой, хоть отсюда этого и не видно. Они направлялись к ГЭС, скорее всего, для ротации личного состава и замещения выбывших... умерших. Каждый укус смертелен, об этом не стоит забывать никому.
   - Как по-вашему, когда силы самообороны начнут спасать людей? - На лице Рюичи был лишь легкий интерес, словно этот вопрос и не был для него важен. Мне оставалось только пожать плечами, учитывая нынешнюю ситуацию, будет чудом, если в ближайшее время хоть кто-то начнет это делать.
   - Не знаю. Вам не стоит этого ждать, лучше прорывайтесь из города сейчас. Как доберетесь до дома Саи, так и уходите. Впрочем, не в моем праве вам указывать, но своим мнением я уже поделился.
   Кажется, мой ответ скорее усилил его удивление, чем удовлетворил любопытство. Еще через минуту он решил задать еще один вопрос:
   - Почему вы так стремитесь предостеречь нас от того, что считаете ошибками?
   - Не люблю, когда из-за таких ошибок страдают люди. Еще больше чем это, мне не нравится, когда мои усилия оборачиваются прахом. - Немного промолчав, я продолжил. - Все равно, мне это ничего не стоило... за исключением кучи сожженных нервов.
   Снова воцарилось молчание. И в очередной раз оно было нарушено, в этот раз Алисой. Мелкая прибежала похвастаться новой прической и несколькими сувенирчиками, подаренными на прощание. Чуть позднее присоединились и девушки. Прощание происходило... пристойно. Да, пристойно - это самое точное определение происходившего. На востоке есть понятие "потери лица", и оно для местных хуже смерти. И происходящее сейчас было естественно для японцев, но оставляло меня чувство неправильности. Улыбки и пожелания, потому что так положено и так "правильно". Впрочем, сейчас это было вполне уместно. Для меня в том числе.
  
  

Эпизод седьмой.

  
  
   Жизнь - странная штука. Она, то медленно и степенно несет вас вперед по руслу вашей судьбы, то оборачивается бурным горным потоком, швыряя из стороны в сторону в стремнинах, топя в водоворотах, бросая на пороги и пытаясь разбить вас о камни, хищно выглядывающие из воды. Подобно драгоценному камню, у нее много граней, с каждой из которых мы хоть раз, но встретимся. И никто не может предсказать, что может ждать тебя завтра. Будущее не предопределено, мне ли это не знать. Если не все, то подавляющее большинство значимых событий в моей жизни произошли по велению великого "корейского", ну или "белорусского" рандома. После такой жизни поневоле научишься и приспосабливаться к любой ситуации и использовать любое преимущество, которое у тебя будет. Перестанешь привязываться к любым вещам, ведь они могут сломаться или потеряться. Перестанешь страдать от разлук с людьми, потому что после очередного переезда едва ли увидишь их снова. Это страшно для большинства людей, ведь любой нормальный человек - существо социальное. По их мнению, так жить нельзя, но из моего опыта явно следует, что не только можно, но иногда и нужно.
   До заката осталось еще четыре часа, но заняться сейчас было решительно нечем, разве что размышлять о том, что было сделано, и чего сделать не удалось. На мой взгляд, ничего особенного за те несколько часов, прошедших с отъезда Саи и компании не произошло. Так, мелкие хлопоты, такие как перекрытие водопровода и газа, отключение света, а также, другие процедуры подготовки объекта к консервации. Звучит просто, да и делается это быстро, если конечно есть соответствующий опыт. Определенно, самой большой проблемой станет та гора съестного, которая была в холодильнике. Наверное, одно из самых душераздирающих для студента зрелищ - это вид портящейся еды. Еды, которую уже не получится съесть.
   Если зрелище портящейся еды - это траур для студента, то понимание, что фирменный немецкий (!) инструмент, которым был оснащен гараж, придется оставить, является пыткой для любого нормального мужика. Хотя... дрель, болгарка и удлинители не займут много места. Да, забыл про легкий перфоратор (аккумуляторный), который притащили из школы. Но все равно, слишком многого здесь попросту нет, что не удивительно, учитывая пол и профессии владелиц дома. Необходимо навестить магазины сейчас, пока на них еще не обратили внимание выжившие - строительные инструменты, расходники и стройматериалы пока не пользуются интересом, но это только пока.
  
   ***
  
   В руках зажата чашка, время от времени покачиваемая то в одну, то в другую сторону. Чаинки то садятся на дно, то вновь всплывают наверх, увлекаемые течениями, появляющимися в момент покачиваний. Тоска....
   - Ты уже двадцать минут гипнотизируешь чашку своим взглядом. - Шизука посмотрела на меня укоризненным взглядом. - Неужели чай тебе настолько не понравился?
   В ответ мне оставалось только пожать плечами и положить чашку на стол.
   - Чай хорош, просто все никак не удается расслабиться. Мобилизация систем организма и все такое, хорошо хоть психотип у меня соответствует интроверту-флегматомеланхолику.
   - Это ты то меланхолик?! - Всплеснула она руками. Чуть не поверил, но слегка напряженное лицо, приподнимающиеся уголки губ и немного прищуренные глаза ее выдали.
   Хмыкнув в ответ на это заявление, я откинулся на спинку кресла.
   - Тебя тоже сложно назвать нежной и ранимой натурой. С Рикой связывалась?
   - Да, мы созванивались несколько раз. - Медсестра посмотрела мне в глаза. - Хочешь что-то ей передать?
   - Нет. Хотелось убедиться, что с ней все в порядке.
   Мы вновь замолчали. Говорить было решительно не о чем. Тишина нарушалась лишь шумом ветра и иногда глухим стуком зомбаков, врезавшихся в очередное препятствие.
  
   ***
  
   Малая пехотная лопатка все никак не желала нормально вписываться в обвес разгрузки - либо начинала мешать нормально двигаться, либо приходилось снимать что-то нужное. Не было у меня опыта работы с таким снаряжением, тут уж ничего не поделаешь. Пришлось крепить к рюкзаку, а на место МПЛ-50 были закреплены карманы с магазинами. Благо, система креплений позволяла с легкостью адаптировать ее в достаточно широких пределах. Пригодилась и изолента, которой после регулировки лямок были прикручены все болтающиеся концы. Подготовка - довольно скучное дело, особенно если идет по второму кругу, с небольшим пересмотром того, что нужно. Бронежилет с фартуком и наплечниками, совмещенная с ним разгрузка, рюкзак, каска, пистолет, берцы, автомат, запас патронов - по отдельности все это весило мало, но вместе превышало двадцать килограмм. Из них рюкзак весил около шести, а остальной вес приходился на носимое снаряжение. Недаром римских легионеров называли "мулами Мария", за общее количество носимого груза.
   Ждать сложно, и чем меньше остается времени, тем сложнее это делать. Уже темнеет, скоро надо будет ехать. Направление у нас изменилось радикально, новым пунктом назначения был Токийский аэропорт. По сути - неизвестно, будут оттуда вытаскивать выживших, или нет. Бравировать "знанием канона" мне что-то не особо и хочется, хоть и совпадало довольно многое, но предзнание имеет свойство заканчиваться. Оно фактически уже закончилось, сейчас я ориентируюсь исключительно по своим выкладкам. И что-то мне подсказывает, что многое сейчас пойдет совсем не так, как это представляли поклонники аниме и манги. Куда больше доверия вызывают варианты, отраженные в произведениях Андрея Круза, или Бориса Громова и Берг Dok'а. Люди... они никогда не меняются. И дай бог, чтобы люди нам попались такие как у этих писателей, ведь есть еще и Беркем Аль-Атоми, с его "Мародером".
  
   ***
  
   Уходить из обжитого места всегда сложно. Хочется остаться еще ненадолго, чтобы не терять ощущение тепла, поселившегося где-то глубоко внутри. Каждый преодолевает это по своему, в моем случае всегда хватало волевого усилия. Шизуке расставание далось куда как сложнее, но и у нее была цель - выручить свою подругу. Мне не были известны цели Саэко, но она вела себя очень отстраненно с того времени, как я презентовал ей саблю... или шпагу. Понять бы еще, почему это на нее так подействовало.
   В этот раз машину веду я, благо, удалось задействовать системы бокового и заднего вида, с проецированием создаваемого изображения на стекло очков. Вдобавок удалось реанимировать систему навигации, привязав ее ко всем доступным ориентирам. Благо, собственная ИНС гарантировала нормальную работу даже в автономном режиме. В сумме с имеющимися картами Японии это решало мою главную проблему - незнание окружающей территории. Такое ощущение, что всю связку создавали для даунов... тыкнул пальцем в точку на карте, завел машину, поехал по указанному коридору. По моим прикидкам, даже не сам поехал - система автоматического вождения вполне вписывалась в систему, но отсутствовала среди программного обеспечения.
   В любом случае, все это работало и в определенных случаях весьма облегчало жизнь. Особенно если учитывать, во что превратились современные улицы. Растаскивать битые машины радости мало, даже если есть лебедка на восемь тонн. Слишком часто это приходится делать, даже с учетом возможности объехать перегороженные места. Зомби, частенько попадавшиеся в подобных местах, особой угрозы не представляли и уничтожались врукопашную - шпагой и лопатой.
   Описать рутину интересно - сложное занятие. Нельзя сказать, что рутинным было все путешествие, было достаточно и забавных моментов. Опасностей тоже хватало, взять хотя бы слоника. Наверное, многие видели слонов живьем, в цирке, или зоопарке. Однако немногие знают, что от слонов гибнет больше людей, чем от тех же тигров, которых, как правило, боятся куда как больше. Индийские слоны достигают до трех с половиной метров в высоту и пяти тонн веса, обладают развитым интеллектом и легко приручаются. И именно индийские слоны выступают в цирковых программах, даря незабываемые впечатления зрителям.
   Вот и у нас были незабываемые впечатления, когда из-за фуры вылез слон и неторопливо побрел к нам. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять, что он не совсем жив - полуоторваный хобот красноречиво указывал на это обстоятельство. Точно также на это указывали и волочащиеся за ним по асфальту внутренности, свисавшие из распоротого живота. Когда-то темно-кирпичного цвета попона испачкалась и потемнела, обзаведясь прорехами в которых виднелись длинные порезы. На ногах виднелись бурые потеки, перемежаемые сероватыми брызгами, уже высохшие и поблекшие, но все равно выделяющиеся на коже гиганта.
   Эта тварь обнаружила нас раньше, чем мы ее, и неспешно шла навстречу машине. Автомат и снайперская винтовка мало чем могли помочь в сложившихся обстоятельствах, поэтому пришлось прибегнуть к аргументам, светить которые я бы не хотел. Только вот отступать было некуда - в сотне метров позади был завал, через который не удалось бы перебраться обратно. Система "ниппель" бл.... Не важно.
   - Саэко, открой левый шкаф и выдвини ближнюю ко мне подвеску. Быстрее! - Учитывая необходимость ехать задним ходом, всматриваться в выражение лиц девушек мне было некогда. Важных дел было всего два, первое - никуда не вписаться, и я его выполнил полностью. Второе - завалить слона, в количестве двух попыток. Учитывая, что из гранатомета я не стрелял ни разу... придется импровизировать. Честное слово, лучше бы у меня была старая добрая "семерка".
   Выдернуть "Таволгу" из креплений было плевым делом. Удержать его в руках немного сложнее - восемь килограмм, как-никак. Выдернуть чеку, взвести УСМ, поднять целик, мушку и целиться в медленно приближающегося гиганта было сложно. Еще сложнее - заставить себя ждать, пока слон подойдет немного поближе, чтобы уже точно не промахнуться. Наконец решаюсь, и нажимаю на спусковую скобу. Трубу слегка толкает назад, а сам я глохну от звукового удара. Смаргивая выступившие слезы, смотрю на упавшего слона. Полчерепа ему не оторвало, не было и других красочных повреждений. Просто, небольшое отверстие, размером с детский кулак и все. Но ему хватило, а нам нужно отсюда убираться - слишком уж громким получился выстрел. Выкинув пустую трубу в стоящую рядом мусорку сажусь за руль, но понимаю, что не смогу сейчас вести машину. Это придется делать Шизуке.
  
   ***
  
   Убраться из этого района оказалось достаточно легко. Благо, вылезать из машин больше не приходилось, а сам я достаточно быстро пришел в норму. Правое ухо, правда, все еще болело. До аэропорта оставалось еще двадцать километров с лишним. По прямой, естественно, меньше, но на самом деле наверняка больше. Топлива еще треть бака, доехать хватит, уехать - нет. Канистры уже показали дно, придется заехать на заправку. Крюк в пяток километров большой роли не сыграет.
   Японские заправки не особо отличались от любых других. Автоматизация разве что, и возможность расплатиться не отходя от машины. Прихваченные с собой иены пригодились, так что даже не пришлось ничего ломать. Подумать только, конец света, трупы жрут людей, а тут без денег ничего не получишь. И это навевает мысли о сюрреалистичности происходящего гораздо сильнее, чем что бы то ни было. Однако баки залиты по горловину, пора отправляться в путь.
   Вопросов по поводу гранатомета не было. Причем не было скорее из-за того, что девушки не разбирались в их марках, названиях и характеристиках. Причина этого довольно проста - практически все одноразовые РПГ, а до кучи и РШГ, РМГ и реактивные огнеметы типа РПО-А и РПО-М "Шмель" представляют из себя одно и то же. Боевую часть с взрывчаткой и разгонную ступень, заключенные в стеклопластовый контейнер. Выглядит это все очень похоже, с поправкой на габариты, и нет особой разницы - находится перед тобой "Муха" или какой-нибудь норвежский "АТ-4". Основные различия скрываются внутри пластмассовой трубы, там может быть "карандаш" ПГ-7В позаимствованный у РПГ-7, или же тандемный кумулятивный боеприпас, от того же гранатомета. Наверное, из всех одноразовых гранатометов только "Шмель" и "Бур" разрабатывались с нуля. Как бы то ни было, половина имевшихся средств усиления еще даже не поступила в войска, это я сейчас о "Шмелях-М" говорю. В моем мире они начали поступать на вооружение то ли летом, то ли осенью этого года, поэтому пересекаться с военными у меня желания не было. Конечно, сотрудничество с ними полезно, но в любой ситуации необходимо взвешивать плюсы и минусы возможных вариантов действий.
   До аэропорта оставалось десять километров, и одна из дорожных полос была уже расчищена, если конечно не считать вездесущих зомби. Только вот на ней не было видно ни одной машины, похоже, все кто мог уже свалили. Не было и взлетающих самолетов, все вокруг словно вымерло.
   Когда оставалось меньше шести километров, сканер начал перехватывать радиопереговоры. Судя по перехваченным сообщениям, дела там обстояли не шибко радужно, но до катастрофической ситуации было далеко. Основных каналов было шесть, и все перехваченное дополнительно писалось на карты памяти. Вдруг пригодится...?
  
   ***
   Неприятности со здоровьем, как правило, случаются неожиданно. Никто не ждет, то у него обнаружат рак, или он будет помирать от цирроза печени, вызванного гепатитом. Люди не задумываются о своем здоровье, пока у них не начинаются неприятности. Очень серьезные неприятности.... Особенно этим грешат те, кто по долгу своей профессии должен заботиться о нашем с вами здоровье. Не только врачи, этим "отличаются" и другие специалисты - биологи, биохимики, фармацепты... много кто. Причина проста - это гуманитарии могут думать, что медики творят чудеса. Технари грешат обратным, излишне механизируя процесс лечения. Особенно этим увлекаются инженеры, сводя количество факторов влияющих на организм к едва ли полному десятку, что очень далеко от истины.
   Чудес не бывает, любое вмешательство в организм имеет свои последствия. Иногда они проявляются сразу, иногда годы спустя. Когда я слышу шутку о том, что нет здоровых людей, а есть недообследованные, меня не тянет смеяться. Обнаружить болезнь на ранних стадиях сложно, еще сложнее лечить ее на поздних. А пациенты слезно молят о спасении, их родственники винят вас в гибели их родных. Я не врач и никогда им не буду. Точно так же, как не будут ими мои однокурсники. Любая профессия накладывает свой отпечаток, формирует правила, которым следуют те, или иные специалисты. Врачи не оперируют своих родственников. Они не занимаются самолечением. Не испытывают на пациентах новых лекарств. Не ставят диагнозы по общим симптомам. Есть много вещей, которые не делают врачи. Только вот я не врач.
   Моих знаний не хватит на то, чтобы вылечить человека. Однако их вполне хватит, чтобы определить, что пострадавший безнадежен. Особенно, если это я сам. Ломота в костях, головная боль, легкая температура - казалось бы обычный грипп. Повысившееся давление и пульс - тоже вполне обыденная вещь. Да и боли в суставах еще кое-как могли вписаться, но кровавый кашель явно выходил за рамки обычного течения болезни. Не говоря о том, что склеры желтеют только когда с печенью сильно не в порядке. Или, когда решая проверить кровь, обнаруживаешь в ней красную взвесь, какая бывает при гемолизе эритроцитов. Если учесть, что почки - это грубо говоря, фильтр, который отфильтровывает белки из первичной мочи, а гемоглобин - это белок.... Чем это чревато нам на лекции посвященной краш-синдрому объясняли, как и методы лечения этого состояния. Проблема в том, что давить конечности жгутом бесполезно, диализ не доступен. Учитывая нарастающую давящую боль в области почек и печени, дела обстоят довольно плачевно. Не удивлюсь, если моча будет кирпичного цвета, если она будет вообще.
   Если учесть скорость развития этого состояния, начиная с первых симптомов и до этого момента, то вырисовывается довольно хреновая картина. Поражение печени можно вылечить, с помощью лекарств и специальной диеты. Поражение почек лечится с помощью диализа и пересадки донорских органов. Поражение почек и печени одновременно в большинстве случаев заканчивается летально. Банальное отравление продуктами жизнедеятельности организма, а дальше отказ органов и смерть. В обычной ситуации такого больного еще могут попытаться спасти....
   Наверное, я все же свихнулся, раз мысли о близости смерти не вызывают ни страха, ни чувства обреченности. Они ничего не вызывают, мне на это как-то плевать, это свершившийся факт. Разве что, интересно, почему сейчас? Да и причины непонятны, но лаборатории под боком нет, и времени на опыты тоже. Точно можно сказать, что это не обычная зараза, не какое-нибудь излучение и не яд, разве что какой-то хитровывернутый. На происходившее с Хисаси не похоже, там был несколько иной сценарий. Меня зомби не кусали, да и характер кашля отличался. Строить теории бесполезно, сейчас необходимо заняться более важными делами. Мы уже приехали, здание терминала отправки в километре от нас. Точнее, их три, но нам нужно к тому, которое находится посередине острова.
   Трехмерная карта не способна передать размеры Токийского Международного Аэропорта. В принципе, для понимания размера территории можно упомянуть, что взлетно-посадочных полос здесь четыре, две расположены параллельно, еще одна напоминает перекладину буквы "Т", пересекая ближнюю к берегу полосу. Еще одна расположена перпендикулярно первым двум, на отдельном островке. Вернее, будет..., была бы там построена через лет шесть. Длина параллельных полос около трех километров. Длинна третьей - не меньше километра. По-хорошему, здесь должно было быть минимум порядка полусотни самолетов, но было видно только шесть или семь. И минимум три из них были нерабочими или на техобслуживании, а еще два - грузовыми. На ближней полосе находился сгоревший топливный заправщик, чуть дальше него была груда тел. С расстояния в две сотни метров можно было разглядеть униформу техперсонала, а парочка трупов была одета в костюмы пожарников. Покореженный остов машины был залит специальным составом, похожим на пену. До терминала осталось полкилометра.
   Машина остановилась. Шизука берет телефон, после чего оборачивается, и буквально каменеет. Точно также, как и Саеко. Ну да, неприглядное зрелище - желтушная кожа, с четко выделяющимися на ней набухшими венами, опухшие руки, мешки под глазами. Скрывать свое состояние уже не имеет смысла, сейчас я готовлюсь колоть себе стимуляторы, вместе с противошоковым и обезболивающим. В принципе, колоть себе эту гадость, особенно, смешивая все перечисленное - верный способ отправиться на тот свет, но я вроде и не собирался здесь оставаться. Только вот свои дела завершу, и вперед. Утешает только одна мысль - это не мое тело, так что мне предстоит сыграть в русскую рулетку, с пятью патронами в барабане.
   - Это незаразно. И нет, меня никто не кусал. - По привычке протираю место укола ваткой со спиртом, после чего делаю первую инъекцию. - У меня не больше получаса, не стоит терять время.
   - Тогда что это? - Голос Шизуки дрожит, глаза подозрительно заблестели.
   - Не знаю. По всем признакам похоже на острую почечную недостаточность, с осложнением в виде реактивного гепатита. Только вот развивалось это все раза в четыре быстрее нормы. В сумме с этим... - я закашлялся, прикрыв рот бумажной салфеткой, после чего на ней остались кровавые капли - сама видишь, что. Даже если бы работали больницы, вероятность выжить с такими симптомами была минимальна. - Меня вновь скрутил кашель, стоило бы говорить лаконичнее.
   - Считаешь, шансов нет?
   - Их не было изначально. Сейчас даже аппендицит смертелен. - Рубленый стиль помог, меня больше не скручивало от кашля каждую минуту. - Лучше позвони Рике..., договорись о коридоре. Поговорим, когда вы будете в безопасности.
   Осталось вколоть еще две ампулы, и я делаю это, пользуясь тем, что машина стоит на месте. Самочувствие медленно улучшается, кажется, что все в порядке. Ненадолго. Будь я полностью здоров, и это растянулось бы часов на восемь, а потом еще сутки нужно было бы отлеживаться. Но сейчас это станет контрольным ударом по печени, минут через пятнадцать мне будет очень, очень плохо. Заметив упаковку гепатопротекторов, вкалываю себе и их, спасти может и не спасут, но хоть какой-то эффект может и окажут. Пусть и чисто психологический. Попасть себе в вену получается с трудом - все движения уже дерганые, в ушах мерзко звенит. Хреново, не вырубиться бы в самый неподходящий момент.
   Подняв голову, вижу, что Шизука закончила разговор, а Саэко перелезает назад. Все-таки, удобные здесь поручни, правда, в снаряжении так перемещаться будет неудобно. Перебравшись в салон, она дела напротив. Бережно беру ее руку своими. У Саэко холодная кожа, хотя, скорее это у меня температура повышена. Она пытается сдержаться, но слезы все равно катятся по ее щекам.
   Наверное, это больно - видеть, как кто-то умирает, но быть не в силах помочь. Паршиво, когда не можешь понять, что чувствуют другие, когда не в силах разделить этот груз. Мое отношение к смерти - ненормально. Это безразличие к тому, что остальные могут умереть, что мне жить от силы час. Впрочем - а что мне делать? Рыдать от осознания, что скоро леди с косой придет за мной? Жрать лекарства тоннами, в надежде, что пронесет? Ну, в принципе, может и пронесет, но отнюдь не в нужном смысле. Или, может сдаться особисту, в надежде на помощь в военном госпитале? Так мне нечего им предложить, я не Асанж, Мэнингс или Сноуден, значимых секретов не знаю. То, что было актуально - уже слито Шизуке.
   Осторожно стираю слезинки с ее лица. Нам не нужны слова, все понятно и без них. То, что сейчас происходит, сложно назвать привычным диалогом, мы просто сидим рядом. Молчим. Но само ощущение единения, необычайно редкое в обычной жизни, согревает, словно чашка глинтвейна.
   Все закончилось, когда мы подъехали к терминалу. В этом месте располагался один из дополнительных технических выходов, прикрываемый охраной аэропорта. С сожалением отстранившись от Саэко, я натянул балаклаву, перчатки и очки, полностью скрыв свое тело. Оставляю автомат на сидении. С разгрузки снято все ненужное, но вставать все равно тяжело. Сказывается как болезнь, так и сильный недосып после ночного марша. В принципе - все, можно выходить.
   Как такового, "комитета по встрече" нет. Рику подстраховывает какой-то парень в бронежилете, но судя по их взглядам, они не особо ладят. Однако, почему-то он здесь. Сослуживец? Наверное... снаряжение у них похожее. Вернее, обвес у них одинаковый - "штурмовой". Глушителей не заметно, и на пистолетах в том числе. Гранаты... газовые или зажигалки, "вспышек" тоже нет. Видимо, дернули сюда в дежурной снаряге, а потом руководству стало резко не до них.
   Когда Шизука выруливала к терминалу, она поставила машину наискосок - задним левым углом к входу. Первой выбралась Шизука, следом, слегка замешкавшись, открыла заднюю дверь Саэко. Выбравшись, она вопросительно посмотрела на меня. В ответ слегка покачиваю головой, и спрыгиваю на землю. Приземление выходит смазанным, словно я подвыпил. Координация движений ни к черту, мелкая моторика накрылась медным тазом. Хорошо хоть скорость реакции осталась прежней, только вот попасть в зомбяка получится метров с пяти, не больше. Впрочем... мне хватит. Смотря на обнявшихся Шизуку и Рику, улавливаю краем уха:
   - ...вырядятся в крутую форму, и воображают себя "Дельтой"... - Что он еще говорил, расслышать особо не удалось, но понятно, что ничего хорошего. Впрочем, мой взгляд, в который я вложил все свое желание пристрелить кого-нибудь, быстро заткнул парня. Видимо, его проняло настолько, что сдвинувшись в сторону, он направил дуло эмпэшки прямиком в мою сторону. Заданный им вопрос был словно ведро ледяной воды за шиворот.
   - Когда тебя укусили? - Усмехаюсь, хоть это и не видно через маску.
   - Меня не кусали. Печень накрылась, лечиться бесполезно. - На лице спецназовца проявилось сочувствие.
   - Ты еще не запарился сидеть в балаклаве?
   - Нет. Она избавляет от кучи проблем.
   - Неужели у тебя внешность Дедпула? - В ответ ненадолго снимаю очки и приподнимаю маску, после чего его сначала пробил истерический ржач, а потом он резко посерьезнел и извинился. В ответ оставалось вздохнуть, и флегматично заметить.
   - Вот от этих проблем и защищает. Это в Европе к подросткам могут отнестись серьезно, а тут... - я махнул рукой. - Один хрен, цивилы в экипировке не шарят. Ладно, лучше помогите сумки достать, я уже не в том состоянии чтобы тяжести тягать.... - Почувствовав, что дышать как-то сложно стало, смотрю на значения пульса и артериального давления. В принципе, стетоскоп можно и не доставать - времени и так уже мало. Слишком мало. - Я уезжаю через минут пять. Машину оставлю возле того здания - показываю на гараж с спецтехникой. Если после того как я сдохну, она не взлетит на воздух, то можете попытаться ее использовать. - После продолжительного кашля негромко добавляю. - В остальных вещах тоже есть сюрпризы, думаю, вам не стоит рисковать.
   Оперевшись о борт, жду, пока из машины достают сумки с вещами. Их там четыре, если мне еще не изменила память. Еще, у Шизуки остался АПБ с патронами. Второй висит у меня на разгрузке, как и ПБ, который можно назвать оружием последнего шанса. Правда, достать его не сильно быстрее, чем перезарядить оружие.
   Стоять все сложнее, поэтому разворачиваюсь, и медленно ковыляю к водительскому месту. На плечо опускается рука, слегка придерживая и поддерживая мое тело. Оказывается, у Рики мягкий, глубокий грудной голос.
   - Ты уже не в состоянии двигаться.
   - Пока в состоянии. Но ненадолго. Пожалуйста, не мешай.
   - Зачем? - Впрочем, она уже поняла. Во всяком случае, ей не надо говорить, почему.
   - Так надо. - Поворачиваю голову к Шизуке. - Все выгрузили? - Кивок в ответ. Продолжаю ковылять к вожделенной двери. Добравшись, заползаю внутрь.
   Завести машину не составляет труда, захлопнуть дверь сложнее. Сзади тоже все закрыто, можно ехать. Переключаюсь на вторую передачу. Машина не замечает такие незначительные препятствия, как лежащие, или стоящие зомби. Будь мое состояние нормальным, можно было бы отутюжить территорию, но сейчас моей целью было не это. Снимаю предохранительный колпачок с цилиндрика шприц-тюбика. После поворота верхней части вылезла игла, причем раза в два толще обычной. Военные технологии не всегда гуманны, зато эффективность зашкаливает. Такой иголкой можно колоть препарат даже сквозь одежду, что я и проделал. Ну что же, "Heraus zur letzten Parade! Der stolze Warjag ergibt sich nicht, Wir brauchen keine Gnade!". Название стимулятора, во всяком случае, совпадает, вызывая не самые лучшие ассоциации. Хороший препарат "Варягом" не назовут.
   Переждав первую волну "прихода" начинаю открывать дверцу машины. Выбравшись, захлопываю ее и медленно бреду к зданию. Наверное, со стороны моя походка сильно смахивает на зомбячью. Зря все-таки не прихватил какой-нибудь костыль, но сейчас уже поздно об этом жалеть. Зомбаки подобрались почти вплотную, достаю из кобуры пистолет. Патрон в патроннике, перевожу флажок с предохранителя на одиночные. Оперевшись о стенку поднимаю АПБ на уровень глаз. Выстрел. Промах. Промах. Снова промах. С пятого патрона все-таки попадаю ему в голову. На оставшихся двух зомбаков преградивших мне путь уходит остаток магазина. Продолжаю ковылять к входу, попутно перезаряжая пистолет. Передергивая затвор и вваливаюсь в подсобку гаража. Захлопываю дверь, внутри зомбаков не заметно, а вот снаружи сейчас набегут. Нет, они тут все же есть, в количестве четырех штук. Первого удалось снять со второго выстрела, еще одного с седьмого. Добиваю магазин, окончательно зачищая помещение. На всякий провожу контроль и обычным трупам. Перед глазами уже все плывет, умирать не хочется, но почему-то страха нет. Отыскав более-менее чистое место, начинаю снимать с себя разгрузку, а вслед за ней все, кроме нижней одежды. Проскальзывают ассоциации с одним майором, только мне некому оставлять сообщение. Сомневаюсь, что мне память отшибет, да и объяснять, что, как и зачем было сделано не вижу смысла. Это не игра, а я не квестодатель. Ну, вот и пора. Дуло пистолета перпендикулярно виску. Выстрел.
  
  

Эпилог

  
  
   Понимание, что я жив, приходит неожиданно. Однако почему-то ничего не видно... я ослеп? Как оказалось, нет. Потихоньку начинаю чувствовать свое тело. Распахнув глаза, изучаю появившуюся картинку. Похоже, камуфляж можно было и не снимать. Судя по ощущениям, я как минимум в чем-то на вроде зимнего обмундирования, во всяком случае, по весу. На забрале шлема загораются надписи - загрузка системы, диагностика скафа, еще что-то. Поднимаю руки - и в самом деле скаф, жесткого типа. Жесткого - с броневыми элементами в виде негнущихся сочлененных элементов, на гибкой подложке. Только вот попользоваться им, судя по всему не удастся - замерцавшая иконка разворачивается в изображение лица наставника. Он был чем-то довольно сильно расстроен. Чем именно, стало понятно прямо по ходу разговора. Монолога, если быть точным.
   - Жду на базе, срочно. Появились существенные проблемы, связанные с планами на будущее. Тебя заметило мое начальство. Может, обойдется, но готовься к худшему - возможно, будут вербовать, но не по жесткому сценарию. Я постараюсь тебя прикрыть, но не знаю, насколько это получится. Жду через час, детали обсудим на базе. - Окно резко закрылось, свернувшись в иконку, уползшую куда-то в край экрана.
   Вопрос идти или не идти передо мной не стоит. Не потому, что на базе "кормят хорошо". У меня нет информации о происходящем, и получить ее я могу только от него. Доверять сведениям полученным из одного и того же источника глупо, но считать, что мне постоянно лгут, подбрасывая недостоверные данные - попахивает паранойей. Нездоровой. К тому же, я ему задолжал, и довольно сильно, хотя бы в моральном плане - неплохо бы вернуть хотя бы часть этого долга. В крайнем случае, если все будет совсем плохо, можно будет и уйти. В совсем крайнем - и на тот свет. Но до этого скорее всего не дойдет.
   Пора выдвигаться. Поднимаюсь на ноги и оглядываюсь. Я все еще в той самой подсобке с инструментами. Рядом лежит труп, причем разлагающийся буквально ураганными темпами. В принципе, мне повезло - шлем оснащен фильтрами, ограждающими от царящего здесь зловония. Учитывая скорость распада тканей, причины столь хренового состояния узнать не удастся. Поэтому мне оставалось только перевесить подсумки с старой разгрузки на новую. Благо, система креплений подходила, а мобилка с ПСПшкой радостно признали скаф. Все остальное было запихнуто в найденный здесь же рюкзак. ПБ правда, пришлось отчищать от слизи, в которую расползались мягкие ткани трупа. Мерзковато, но в целом привычно. И не с таким работать приходилось.
   Выглядываю наружу. В принципе, все плохо. Я бы даже сказал, что очень плохо, особенно, если учесть количество трупов, столпившихся возле машины и выхода. Они, конечно, расходятся, но как-то слишком медленно. Осматриваю окружающее пространство. Среди стеллажей со всякой всячиной на глаза попадается будильник, и рулон теплоизолятора. Начинаю подготовку к диверсии - нарезаю квадратики, примерно соответствующие сторонам будильника, наклеивая противоударное покрытие. Думаю, шести слоев будет достаточно. Прорезаю дырку вокруг динамика. Поставив время на плюс одну минуту, выкидываю его из окошка и готовлюсь действовать.
   Как и положено, у будильника оказался на редкость мерзкий и громкий звук. Аккурат из тех, которые и мертвого поднимут... то есть приманят. Собственно, именно это и произошло. К нему бы еще МОНку и все было бы в шоколаде, но чего нет, того нет. Остается попробовать гранаты, зомбаки уже сгрудились вокруг приманки. Первой из окошка полетела РГН, но ее взрыв не дал особых результатов. Повреждения зомбаков были скорее косметическими, чем реально снижавшими их возможности. А вот РГО знатно проредила их ряды, разорвавшись примерно на уровне шеи. Все же, инерционный взрыватель, идущий довеском к основному - хорошая штука, а тут еще и рвануло удачно. Бегу к машине достреливая тварей, находящихся между мной и машиной. Запрыгиваю на капот, потом на крышу, откидываю крышку люка и буквально ввинчиваюсь вниз. Теперь можно и передохнуть.
   Беру в руки бутылку с водой и медленно делаю глоток. Вода противно-теплая, слегка отдает пластиком, но другой здесь взять не откуда. Еще один глоток, закручиваю крышку. Хочется еще, но если выпью, то никуда уже не пойду. Заставляю себя собраться и начать сортировать вещи. Добираю патроны к пистолету, добавляю еще пяток гранат в кармашки. Перевешиваю все так, чтобы не мешалось, цепляю на плечи свой рюкзак. Теперь можно и в путь. Сажусь на сидение и начинаю концентрироваться на комнате, которая была мне выделена.
   На самом деле, не столь важно, в какой позе это делается. Не важно, что ты при этом чувствуешь, какие эмоции тебя одолевают. Главное - это желание. Необходимо поставить себе цель - оказаться в пункте назначения. Наверное, также концентрируются на цели снайперы. Только у них это состояние гораздо короче. Для дополнительной концентрации служит метроном, выставленный на 90 ударов в минуту. Меня его мерный стук успокаивает, но это довольно индивидуально. Переход. Все прошло удачно... ну как удачно - я смог перейти, туда, куда было нужно, и не умер в процессе. Надеюсь, после моего исчезновения машина не рванула. Помниться, мощность системы самоуничтожения была записана в полтонны тротила. Именно поэтому я ее отогнал за гараж, поставив со стороны моря.
   Переход происходит резко, но неожиданным его назвать нельзя. Автомат, висевший на плече, перекочевывает в руки. На забрале шлема вырисовывается пиктограмма синхронизации и высвечивается схематичная карта базы. И, надо отметить, тут много чего изменилось. Были уничтожены многие залы и коридоры, часть помещений завалило, а во многих попросту опасно входить. Помимо стандартных зеленого, желтого и красного цветов на карте присутствовал и черный - цвет, означавший полное уничтожение помещения или сектора.
   Выглядываю из комнаты. Участок коридора выглядит целым, а вот справа и слева - мама дорогая. Слева завал, преградивший дорогу, а вот справа обвалилась одна из стен. Теперь оттуда можно полюбоваться на полигон, причем немалых размеров. Наверное, это помещение метров сто в ширину, а в длину раза в два побольше будет. Высота в нем тоже не маленькая - не меньше тридцати метров. Потолок раскрашен под небо, а обстановка изображает сибирскую тайгу. Таких помещений тут еще четыре штуки по соседству, с названиями "рекреационная зона 2", "рекреационная зона 3", ну и дальше по списку. Как оказалось, тут была еще и малая верфь, раза в четыре побольше своими размерами.
   Встреча с наставником произошла здесь же. Мы спокойно поздоровались, после чего сели на край пролома, свесив ноги вниз и любуясь видом на лес. Красиво. Никто не хотел нарушать воцарившуюся атмосферу тишины и спокойствия. Эти дни выдались насыщенными не только для меня. Наставник тоже устал и вымотался изрядно - синяки, ссадины и мелкие порезы довольно заметны, как и мешки под глазами. Побитое воронение на доспехе... хот нет, это антибликовое покрытие, но оно все равно изрядно покотсано.
   Хм, произошло "опознание союзника", в чине... от удивления присвистываю. В чине майора ИСБ. Хрен его знает, что за служба, но звание звучит довольно весомо. Занятный у меня скаф, ничего не скажешь. Интересно, а откуда у наставника подобный чин?
   - Рад, что ты все же решил довериться мне. - Раздалось с его стороны.
   - Было бы странно, если бы я этого не сделал. У тебя было множество возможностей что-то со мной сделать, но они не были использованы. - Сняв с пояса флажку, делаю глоток. - Если не доверять никому, и постоянно прятаться, то зачем тогда жить? Единственно что - помирать было довольно хреново. Но там, как я понимаю, случилась "небольшая" накладка?
   Несколько виновато на меня посмотрев, Наставник ответил:
   - Я бы не сказал, что небольшая. Скорее это походило на нештатное срабатывание катапульты, без отстрела фонаря кабины. Не было учтено, что у тебя может появиться... эм... антимагическая аура. - Он замолчал еще ненадолго. - Грубо говоря, ты "замораживаешь" все активные магические структуры в определенном радиусе. При нормальной работе системы произошла бы мгновенная смерть, с быстрым возрождением неподалеку. Получилось то, что получилось.
   Пожимаю плечами. Накладки бывают у всех, у меня в том числе. Да и если не накладка - хрен с ним, когда-нибудь всплывет, а память у меня цепкая. На очереди следующий вопрос:
   - У меня остались кое-какие незавершенные дела, я могу туда вернуться?
   Наставник точно так же пожимает плечами.
   - Если считаешь нужным. Помнишь, я говорил, что время - это относительная величина? - Дождавшись моего кивка, он продолжает. - Этот мир существует сам по себе, отдельно от окружающих. В теории ты можешь попасть туда примерно в то же время, что и ушел, вне зависимости, сколько времени пройдет снаружи. Но реально, можешь рассчитывать на лет семь-восемь "наружного" времени. Потом карман начнет схлопываться, с понятными последствиями. Сколько это будет длиться - сказать не могу, сроки всегда различаются. Так что, время у тебя еще есть.
   - И какие на него планы?
   - Будем учить тебя азам. Конкретно - выживать..., в том числе и врагов. - Отхлебнув из своей фляги какой-то бальзам на спиртовой основе, он неожиданно посетовал. - Не вовремя тебя заметили, будь это через лет пять, и был бы ты "неуловимым Джо". Мелким фигурам - не по зубам, крупным - без надобности. Впрочем, и у нас довольно неплохо живется - на верную смерть не посылают, и своих не сдают. Идиотских планов не навязывают. Отвечать, правда, приходится за все, никто за тебя ничего делать не будет - предоставят запрошенные ресурсы, и крутись, как хочешь. Прямо как инквизиторы, или еще кто похожего калибра.
   - Боретесь с мутантами, ксеносами и еретиками? - Попытка юморнуть была явно неудачной, лицо наставника словно окаменело.
   - Скорее с хаоситами, чужими эмиссарами и отступниками. Проводить параллели между разными придуманными вселенными можно бесконечно, но смысла в этом не вижу. Я не хотел тебя втягивать в те дела, которыми занимаюсь сам, но другого выхода просто не вижу. Правда, чтобы хоть что-то из себя представлять тебе понадобится лет сорок, не меньше. Мне на это понадобилось пятьдесят с лишним, но учиться приходилось самому. Неограниченная продолжительность жизни - полезная штука.
   - На светлой стороне силы тоже есть печеньки? - В ответ он лишь хмыкнул.
   - Не на светлой. Мы не играем в ролевые игры, а делаем свое дело. Мы даже не инквизиция, а "зеркала", которые сильны лишь тогда, когда это нужно миру. Нам проще выполнять свою работу - не требуется превозмогать, но взамен, наши возможности вне этих рамок серьезно урезаны. Обмануть систему надолго еще никому не удавалось, а расплата за это всегда чувствительна. Мы не обманываем, а реализуем наиболее выигрышные для нас стратегии. Ближе всего к нам находятся "серые" ордена и друиды - те, кто хранит равновесие. Ограничения похожи, но к тебе это будет относится в минимальной степени - твоя специализация не предполагает жесткого урезания сил. Любая доступная тебе специализация.
   - И все же, нахрена? - Вырывается у меня мысль, грызущая уже больше десяти дней. Не то, чтобы я не хотел услышать на него ответ, но услышу ли правду, или от меня отделаются обычной формальностью?
   Не было ни того ни другого. Он прост улыбнулся и сказал:
   - Думай сам. Информации данной мной достаточно для промежуточных выводов. Во всяком случае, если дать тебе полный расклад, то ты сейчас только запутаешься. Играть в Йоду я не хочу, мне гораздо ближе роль обычного солдата. Лучше отдохни с дороги, а я пока пойду в мед отсек. Потом поговорим детальнее.
   Тяжело поднявшись, наставник пошел по коридору прочь. Я же направился в свою комнату - поесть и поспать. Надеюсь, следующий день не будет хуже, чем сегодняшний. Впрочем, мне не привыкать.
  
  

Глава первая

  
   Со времени событий, произошедших в реальности "Школы мертвецов" минуло уже полгода. Они оказались крайне насыщены самыми разными событиями, особенно - последний месяц. Уроки выживания в различных условиях, курс огневой подготовки из различных видов оружия... особенно болезненной оказалась постановка рефлексов. Перерывы были недолгими: два-три дня отгулов где-нибудь в "обычных мирах", и вновь пора на баррикады... иногда и в прямом смысле. Сроки варьировались от пары недель, до месяца.
   Вот и сейчас все очень и очень весело. Очередной полигон, очередная задача. Учебная, но если по мне попадут, то будет очень больно. А если "пластиковая", и вроде как, травмобезопасная пуля прилетит в голову, то получится как в том анекдоте: "луче б я умер". Впрочем, есть и плюсы: при уничтожении вражеского командира бойцы резко тупеют, переходя на шаблонные тактики. В реальной жизни так бывает отнюдь не всегда.
   Наблюдение за единственным местом, где можно переправиться через овраг наконец стало давать свои плоды. Вот, появился авангард, прошел по сваленному дереву над оврагом, занял позицию. Переправились еще два бойца, затем связист, пулеметчик... а вот и командир. Подводим верхний угольник прицела к середине фигуры, затем выносим поправку на движение.... Выжимаем ход спускового крючка до тех пор, пока курок не сорвется с шептала. Выстрел. Из-за замены дульного тормоза-компенсатора на пламегаситель отдача ощущается довольно чувствительно. Не слишком болезненно, скорее, неприятно.
   Пора уходить, вернее, уползать. По моей позиции работают все, кто может это делать. Часть пуль жужжит над головой, часть - разбивается о землю, камни и деревья. Это ненадолго, у врагов отнюдь не бесконечный боекомплект. Магазинов двенадцать-шестнадцать, не больше. Впрочем, у меня аналогично, плюс гранатомет с десятью гранатами. Бесполезный в лесу, он окажется хорошим подспорьем в предгорьях, начинающихся в паре километров отсюда.
   После преодоления полтора километров, две поставленные растяжки и четыре выстрела, из которых удачным оказался только один, мне, наконец, попалась удачная позиция. Будь бы у меня время, стоило бы окопаться, впрочем, можно обойтись и без этого. Позиция позволяет укрыться за несколькими очень удачно расположенными валунами, образующими даже не бруствер, а вполне себе аналог укрепленной пулеметной точки. Не без недостатков, но вполне годно для долговременной обороны.
   Выстрел из СВД "уронил" всех на землю. Смена оружия занимает пару секунд, и вот, к врагам полетела "термобарическая" граната, выпущенная из ГМ-94. Выстрел оказался не слишком удачным, но пара человек попыталась перебежать поближе. Зря. Удалось подстрелить одного из них, того, что был справа. Но это уже не важно.
   Первым гаснет "небо", обнажая серые стены и потолок, теряющийся в темноте. Затем, "земля" превращается в ровный "базальтовый" пол. В радиусе сотни метров вокруг меня ничего не изменилось, груды камней и щебня все так же имитируют горный склон.
   Стоило мне сойти вниз, как и эта "декорация" начала оплывать, время от времени рассыпаясь на части, тая и съеживаясь, словно сугробы весной. С непривычки выглядит довольно пугающе, но стоит увидеть подобное несколько раз, и к подобным "чудесам" начинаешь привыкать. В свое время, слыша что "любая достаточно развитая технология неотличима от магии", в это было достаточно сложно поверить. Сейчас это уже полгода подтверждается на личном примере. Магия вблизи меня отчего-то не действует, приходится использовать технику, что налагает определенные ограничения.
   Наверное, именно поэтому Скиф настоял на таком формате будущих тренировок, с боевым оружием, "настоящими" врагами и весьма болезненными последствиями собственных ошибок. Пули моих противников хоть и не могут пробить носимую броню, но вот, скажем, поставить шикарный синяк, или сломать кость (при самом неудачном раскладе) - вполне. Это очень сильно мотивирует, особенно - в плане ношения средств индивидуальной бронезащиты. Жить то хочется, да и боль - не то ощущение, которое хочется испытывать вновь и вновь.
   Посмотрев на разблокировавшийся после нештатного завершения задания наладонник, я обнаружил новое сообщение: "Через час жду в офисе". Интересно, что в этот раз? В прошлый меня загнали в спецхран, проверять взаимодействие артефактов и антимагической ауры. Выяснилось, что в радиусе двадцати с лишним метров большая часть того, что попадает под определение "магия" перестает работать, порой - на время, а порой и навсегда. Пара артефактов наподобие штандартов или знамен произвели неожиданный эффект: кратковременно "рабочий радиус" увеличился более чем на порядок, а в дальнейшем сократился до "постоянных" тридцати метров.
   Путь до медблока занял минут пять, а вот в самом помещении пришлось задержаться уже на полчаса. Принять душ, переодеться, утолить жажду стаканом абрикосового сока с мякотью. Хотя, он гораздо больше похож на кашицу из детского питания. Это удобно, позволяет экономить время на перекусах. Одноразовая посуда, роботы-уборщики... можно сказать, обычная холостяцкая жизнь. По некоторым признакам - еще и на работе.
   "Переезд" в медотсек, произошедший пять с половиной месяцев тому назад, серьезно укоротил дорогу до полигона и лаборатории. Отказ от хорошо обставленной, уютной комнаты - не слишком большая цена за подобное преимущество. База, на которой я нахожусь, рассчитана, как минимум, на несколько десятков тысяч. Возможно, больше. Два человека на такое пространство....
   Говорят, одиночество пугает, сводит с ума, уничтожает как личность. Вполне возможно, для кого-то это так, люди отличаются друг от друга. У всех свои страхи, я боюсь не его - особенности характера и жизненного опыта. Наверное, психиатр тихо всплакнул бы над очередным тихим психом, но меня подобное положение дел вполне устраивает. Небольшую тревогу вызывает лишь постепенное отвыкание от шумных толп, но это в значительной степени компенсируется "городскими" миссиями и аналогами "социальных квестов".
   Еще, после окончания тех или иных курсов есть возможность на пару дней расслабиться и отдохнуть где-нибудь по своему выбору. Желательно - городе с вменяемым, адекватным русскоговорящим населением. Документы - не проблема, имеющееся оборудование позволяет на коленке распечатать полностью идентичные настоящим. С деньгами сложнее, но скромную пару сотен долларов выручить довольно просто. Как говаривал некий кот по имени Матроскин: "нужно продать что-нибудь ненужное". Сделать это самое "ненужное" - дело пары часов, линии экспериментальной и промышленной сборки в получасе ходьбы от медотсека, документы... как говорилось, это не проблема.
   Куда неожиданнее выглядит переход в выбранное место. Моя способность "телепортации" заметно отличается от обычных вариантов, я перемещаюсь из одной..., предпочитаю называть это реальностью, в другую. С перемещением внутри одного мира сложнее, слишком короткое плечо, проще уйти за его пределы и после этого вернуться туда же, но уже в нужное тебе место. При многократном переходе в одну и ту же реальность в течение суток, из-за постэффектов предыдущих "прыжков" точка финиша может сбиваться на несколько километров. Со временем погрешность уменьшается, но приятного все равно мало. Навигация - отдельная и весьма сложная тема, которую еще изучать и изучать.... Это непросто, особенно когда учиться приходится исключительно на собственном опыте.
   Десять минут ушло на проверку лабораторного оборудования, синтезирующего очередную группу биоактивных препаратов. Это - хобби, позволяющее отвлечься от физической подготовки. А еще, это одна из немногих нитей, скрепляющих прошлое и настоящее. В первый месяц я часто пытался найти дорогу домой, в родной мир... родную реальность. Слишком много схожих миров, это все равно, что искать одну единственную иголку в ельнике. И, как казалось, находил, только вот была одна закавыка... это было не мое место. Это очень больно, наблюдать в бинокль за окнами дома, понимая, что ты - лишний. Дело даже не в том, что в нем живет кто-то с твоим лицом и характером... а если и не живет, то его труп покоится на кладбище. Или, возможно, местный "двойник" пропал без вести, но не совпадают даты исчезновения.... Это больно, очень, очень больно.
   Порой срываешься, творя всякое..., самым безобидным были посиделки с самим собой - мы столкнулись случайно, заодно и "познакомились". Повезло, что довольно сильно изменилась внешность, появились отдельные морщинки, седина и взгляд... стоит расслабиться и мне не смотрят в глаза. Изменилась фигура, походка и манера речи, так что в студенческой компании меня просто приняли за двойника. И даже не знаю, радоваться, или грустить по тому, что оценивая возраст, накинули четыре года. Больше я подобный опыт не повторял, стараясь не светиться вообще, слухи у нас расходятся моментально. Это миров много, а город один и тот же, он не должен меняться.
   Постепенно приходит смирение. Найти нужную реальность перебором практически невозможно, но отказаться от этих попыток - значит расписаться в собственном бессилии. К тому же, есть у меня и неисполненное обещание. Нужно вытащить трех человек из гибнущего мира, только вот я могу перенести двадцать, край - двадцать пять килограмм. Можно попросить Скифа, но лезть в еще большие долги... закрыть бы имеющиеся. И для того и для другого осталось еще шесть лет, такой уж выпал жребий. Ученичество... кто бы знал, что оно будет таким. Запланированная Скифом неделя жизни в "анимешной" реальности "Школы мертвецов" сократилась до трех дней. Впрочем, мультяшного там было всего ничего - исходная расстановка фигур согласно сюжета, да парочка стервей-малолеток.
   Ах да, я там умер. Вернее, умерло тело местного паренька - Комуро, в которое меня засунул добрый дяденька Скиф. Понятия не имею, как это было сделано, до меня довели лишь причину этого решения. Сравнили с саркофагом, в который упаковывают фонящий лом, чтобы не отследили по излучению. На этом сюрпризы не закончились, по возвращении на базу показалось, что я попал куда-то сильно не туда. Разрушения затронули целый сектор, а на вполне закономерный вопрос: "что случилось?" мне ответили лишь что "разбуянившиеся визитеры подобного больше нигде никогда не повторят".
   Времени на отойти от впечатлений трехдневного турпохода мне выпало часов шесть, не больше. Следующую неделю я отсыпался в капсуле для "сложных" больных, все остальное время проводя на полигонах. Осваивал оружие, бегал по полосам, ползал... словом, обычные будни армейской учебки. Только делал это в одиночку и с утра до ночи, отдыхая только при просмотре видеоматериалов. Лишь по окончании десяти дней после моего возвращения на базу Скиф стал лично контролировать занятия. После этого продолжительность пребывания на полигонах сократилась на треть, однако свободного времени больше не стало. Только через три недели после того злополучного "турпохода" случился первый выходной.
   Бросаю взгляд на часы, осталось одиннадцать минут. Не слишком много, но я успеваю. Могу даже дойти шагом, не срываясь на бег. В этой части базы, подвергшейся разрушению полгода тому назад, не хочется шуметь. Здесь до сих пор виднеются проломы в стенах, периодически висят жгуты проводов, лохмотья отделочных фальшпанелей, скрывавших коммуникации. Видны следы ремонта: свежий бетон выделяется более темным цветом, полы прикрыты плитами из рифленой стали. Хотя, описывая изменение обстановки уместнее звучало бы не "ремонтируют", а "восстанавливается". Когда наблюдаешь, как полусотне метров от тебя обломок бетонной плиты медленно срастается с остальной стеной, становится страшновато. Жутче только видеть как сползаются порванные кабели, свиваясь в жгуты, прикрепляемые к стенам с помощью монтажных роботов-"паучков". Использование магии и техники позволяет расшивать узкие места, взаимно усиливая друг друга и закладывая дополнительные резервы.
   Наверное, единственное, что не изменилось вообще - это дверь, находящаяся передо мной и кабинет за этой дверью.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Warhammer 40000
   Данная фраза произносится в игре Starcraft, при запуске ядерной ракеты Терран
   Электромагнитный импульс
   ГАЗ-233014
   Министерство чрезвычайных ситуаций.
   Материалы для служебного пользования. По идее, выдаются в ведомственных библиотеках или на работе, и отсутствуют в свободном доступе, но вы ведь и сами все прекрасно понимаете.
   Оружие массового поражения.
  
  

Оценка: 4.25*14  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Суббота "Право Зверя" (Любовное фэнтези) | | А.Минаева "Всплеск силы" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Вайс "Красная Шапочка для оборотня " (Городское фэнтези) | | К.Огинская "Касимора. Не дареный подарок" (Юмористическое фэнтези) | | Т.Бродских "Я вернусь" (Попаданцы в другие миры) | | Natiz "Сделка" (Современный любовный роман) | | Н.Самсонова "Запрещенный обряд или встань со мной на крыло" (Приключенческое фэнтези) | | А.Рэй "Эро-сказка 1. Как приручить графа" (Романтическая проза) | | М.Весенняя "Живая Академия. Печать Рока" (Фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"