Редькин Александр: другие произведения.

Бд-9: Человек, которого не била молния

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ==============
    Полуфинал БД-9
    ==============
    Первый рассказ в серии


  
   Человек, которого не била молния.
  
   Мне всегда было интересно, каково это - точно знать, в какой момент жизни ты начинаешь быть другим. Вот ты идешь по улице, бах, тебя бьет молния, но ты выживаешь. С этой секунды все люди вокруг тебя делятся на "тех, кого ударила молния" и "тех, кого молния не била". Разумеется, первых очень мало. Если вот тебя ударит молния, а ты потом посмотришь по сторонам, то и не увидишь больше никого, с кем это случалось. Таких людей обычно нет ни среди родственников, ни среди друзей. Так, кто-то где-то когда-то читал. Ты становишься реально особенным. А так как ты единственный в своем роде, то тебя начинают звать на разные презентации, журналисты берут у тебя интервью, на какое-то время ты становишься знаменитым... Даже если ты живешь в каком-нибудь селе Рязанской области или деревне в Тамбовской губернии, есть реальный шанс засветиться на Федеральном телевидении. Желательно, чтобы сам факт удара молнией был задокументирован.
   Все это мне рассказал Сигизмунд. Меня-то молния не била. Его, кстати, тоже. Но вот в плане рассказать чего-нибудь такого интересного, он -- мастак. Не то, что я. Мне вообще многое интересно, правда, поговорить часто не с кем. Если бы не Сиг, даже не знаю, что бы я делал.
  -- Ты уснул, приятель? - Сигизмунд посмотрел в мою сторону, слегка поморщившись.
  -- Нет, разумеется, нет, - я улыбнулся и развел руками. - Все нормально.
  -- Я спросил у тебя, когда пойдет дождь?
  -- Ну... - я пожал плечами. - Так сразу и не ответишь.
  -- Эй, попробуй. Это мне очень нужно.
   Как приятно знать, что вот до понедельника ты нормальный, такой, как все, а затем, во вторник -- тебя кусает радиоактивный кактус, и ты становишься сверхчеловеком, способным питаться солнечным светом, вырабатывать кислород и мимикрировать под серые камни, разбросанные по пустыне, из которой родом этот кактус. Когда же что-то ты умеешь делать с рождения, это кажется тебе само собой разумеющимся. Ты умеешь это и очень удивляешься, когда узнаёшь, что больше никто на это не способен. Помню, мне было лет шесть, когда я первый раз удивил маму. Мы собирались идти гулять в парк, а я спросил, почему она не берет зонтик, ведь ясно и понятно, что к вечеру пойдет дождь. Она посмотрела на бездонное, без единого облачка, голубое небо, и, рассмеявшись в ответ, сказала, что дождя не будет. Мы даже немного повздорили на эту тему, вернее, я вздорил, а мама ругала меня за мои капризы.
   Разумеется, вечером пошел дождь и намочил нас.
   Я вдохнул свежий, пахнущий близкой рекой, воздух, прислушался к своим ощущениям и почувствовал, как где-то высоко, на расстоянии нескольких десятков километров от нас, начинает зарождаться небольшой дождик. Еще пока легкий и не настоящий, а так, весеннее недоразумение, но в скором времени он может превратиться в настоящую грозу. Весеннюю стихию, воспетую поэтами.
  -- Часа через два он случится.
  -- Ты уверен?
  -- Да, разумеется. Я говорю о дожде только тогда, когда уверен в нем.
  -- Вот черт, а я думал, что мы еще погуляем...
  -- Ну, часик-то можно.
  -- Часик, - ворчливо передразнил меня Сигизмунд. - Что такое часик прогулки для того, кто отвык жить в квартире?
   Разумеется, отвык. Сиг периодически уходил от меня, и тогда я коротал свои вечера совершенно один. Он никогда особо и не привыкал жить в квартире. У меня возникало подозрение, что он покидал наш город, а возможно, и страну. Кто его знает, по каким мирам он разгуливал и с какими целями? Он никогда не рассказывал, где был и что делал, только иногда вдруг разучивался жить в квартире, или отвыкал от телевизора. А однажды вообще перестал пользоваться обычным унитазом, забыл - как. Почему так происходило, он не рассказывал, а я и не спрашивал. Мне было очень важно его общество, я ценил его и поэтому не обращал внимания на мелкие неточности в "легенде его жизни". Он рассказывал о себе лишь то, что считал нужным, а я не смел спрашивать больше.
   Мы шли по набережной нашего городка, рассматривая редких в этот пасмурный день прохожих. Низкое небо над головой было похоже на ватную бороду Деда Мороза. Такое же грязновато-белое и не настоящее. Несмотря на то, что день был выходной, привычным праздником не пахло. Все было обыденным и скучным. Нравилось мне в этот день то, что я был с Сигом. Гулял, разговаривал, делал, что захочу, а не то, что нужно. Никто не заставлял меня продавать опостылевшие кроссовки. Никто не гнусил голосом управляющего: "Давай продадим еще две пары и у нас появится возможность стать лучшим продавцом месяца, с хорошей премией". Под "хорошей премией" понималось рублей пятьсот. Возможно, это и была "хорошая премия", но явно не из этого времени или мира.
   Примерно через час пошел дождь, мы побежали к нашему дому. Редкие, легкие капельки неслись к земле, подобно десантникам-разведчикам, которые предваряют наступление основных сил. Успешно отбиваясь от них, мы прорывались к своим тылам. В крепость, где никакие Военно-воздушные силы дождя нам не страшны.
   Мы забежали в подъезд. Капли летели с нас в разные стороны, орошая облезлые стены, когда-то зеленого цвета, пыль на полу и ступеньках. Быстро, перепрыгивая через ступеньку, взбежали по лестнице к заветной двери на третьем этаже. Вокруг витали запахи, принадлежавшие этому дому и этому городу. Вы никогда не обращали внимания на запахи в подъезде? Обратите. Они живут своей собственной жизнью. Каждый день они разные. Сиг однажды рассказал, что дома и города иногда проваливаются в иные реальности, которые практически неотличимы друг от друга. Там бывает маленькая неточность, по отношению к нашей вселенной, которую никто не видит. Некоторые люди, например, не могут потом вернуться к себе домой, потому что его нет. А какой-то дом наоборот -- теряет своих жильцов без вести. Сиг рассказал мне, что если бы не эти провалы, то пустующих домов, пропавших людей и бомжей на улице было бы гораздо меньше. Узнать же о провале можно по запахам в подъездах домов. Он неуловимо меняется. Становится иным. Это первый признак того, что стоит внимательнее отнестись к своему дому. Побыть с ним. Уговорить -- не проваливаться вместе с другим городом. Дом не ответит. Но поймет.
   Весело отфыркиваясь и смеясь, мы забежали в квартиру. Как хорошо быть заурядным жителем своего города, ходить на работу, получать деньги. Никуда и никогда не проваливаться. Жить своей жизнью, изредка прогуливаясь с другом. Чувствовать мир вокруг и осознавать, что все происходящее -- это часть красивой игры, имя которой жизнь. Твоя жизнь. Умение предсказывать дождь -- не такое уж и ужасное отличие. Его не видно и не слышно. Как хорошо быть нормальным человеком в нормальном мире.
   Я смотрел на Сигизмунда, как он смешно отряхивает свою белую шерсть от капель воды. Высовывает алый язык и поглядывает на меня, ожидая, что я ему скажу. Наверное, пытается предугадать, что будет сегодня на ужин. Интересно, он помнит, какую пищу едят крупные трехрогие собаки в нашем мире? И отличается ли еда здесь, от еды, которой кормят их в других мирах, другие хозяева-люди?

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"