Редькин Александр: другие произведения.

Зонт

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    =============================================
    Внеконкурс: "Под землей, под водой и в небе" 2011 год
    =============================================

    Продолжение Человека, которого не била молния... Второй рассказ в серии

  Зонт
  
  Темно-серая брусчатка площади, посреди которой располагался небольшой фонтан, была главной площадью нашего городка. Среди небольших питейных заведений, окружавших площадь, праздничной громадой взметнулся в серое, затянутое низкими тучами небо, тускловато поблескивающий, красивый шпиль величественного здания ратуши. Многие поколения правителей города заседали в нем, выслушивая советы от почтеннейших жителей. Я смотрел, как пустынная площадь начинает наполняться странными людьми в одинаковых серых дождевиках. Глухо громыхнул гром и мелькнула молния. Внезапный порыв ветра принес запахи пыли и свежести весенней листвы.
  Посреди площади струился небольшой фонтанчик, установленный сто лет назад по поводу дня рождения какого-то очередного мэра, ставший уже достопримечательностью.
  Когда наступает лето, многие кафе делают 'летники'. Они выносят столы и стулья на улицу, получая таким образом дополнительную площадь, на которой можно продавать пиво, мороженное и лимонад. Над столиками ставят небольшие зонтики, призванные защищать посетителей от солнца. В дождь столики обычно пустуют.
  Именно поэтому в дождь мы сидели сейчас на улице под зонтом. Я и мой друг Сигизмунд. По ряду причин мы не могли сидеть в самом кафе, а зонтик над нашими головами был достаточным, для того, что бы спасти нас от дождя. Из-за дождя, людей в 'летнике' больше не было.
  Я пил теплый грог, Сигизмунд горячее молоко. Очень уж он его любит. Нальет себе в блюдце и пьет. Уж не знаю по-каковски это. В нашем мире так обычно не делают. Но у него много привычек, которые он нахватал путешествуя по разным местам, мирам, временем. Вот, например, он не любит сидеть в квартире, говорит, что отвык от нее.
  -- О, посмотри, какой идиот!
  -- Ты о чем? - я посмотрел в направлении, которое указывал мне Сигизмунд и увидел человека, в черном строгом костюме, потерянно бредущего по улице. Вся одежда на нем промокла, было похоже, будто он только что искупался в реке. Хотя, скорее всего такой вид он имел из-за того, что большой черный зонт он нес в руке, даже не пытаясь его раскрыть.
  -- Да вот, о нем, могу поспорить, что этот человек не из вашего мира. Он здесь гость, такой же как и я. Думаю, тебя не удивляет, то, что я могу разговаривать, или три небольших рога на моей голове? Кстати, кроме тебя их никто больше не видит.
  -- Э-э-э, разве? Вот уж никогда бы не подумал, что кто-то может невидеть твоих рогов.
  -- Да, так и есть, ладно, мы отклонились от темы. Человек уходит и есть только одна причина, по которой он не открывает свой зонт.
  -- И что же это за причина?
  -- Этот зонт совсем не то, к чему ты привык в своем примитивном мире, - его белая собачья морда скорчила гримасу, которая, должно быть означала крайнюю степень жалости к миру.
  -- Мне кажется, что ты несколько преувеличиваешь.
  -- Вовсе нет. Твой мир очень примитивен. Тот человек, конечно идиот, разве может не идиот идти под дождем, держа в руке сложенный зонт. Но он из мира намного более продвинутого, чем ваш. Если хочешь, я могу рассказать тебе о его мире... Но только, если ты купишь мне еще этого прекрасного, теплого молока с медом!
  -- Вымогатель. Как ты можешь сделать вывод, что человек из другого мира? Только потому, что он идет в дождь с нераскрытым зонтом?
  -- Именно, если бы ты постранствовал с мое, то подобные мелочи очень сильно бросались бы тебе в глаза.
  -- Ладно, - я сходил и купил ему еще его любимого молока. - И что же ты собираешься мне рассказать про этого чудака?
  -- Идиота, тупого сына обезьяны, который не может решиться даже на то, чтобы открыть свой зонт!
  -- Ты очень груб.
  -- Разве?
  -- Да, мне не очень приятно тебя слушать.
  -- Ну и ладно. Кстати, могу поспорить, что он сейчас решается на какой-то очень важный для него шаг, - Сигизмунд вздохнул, а я опять посмотрел на человека в мокром костюме, который прошел уже через всю площадь и подходил к нарядному зданию ратуши. Не так давно стало модно подсвечивать здания ночью, а совсем недавно стало модно покрывать здания различными составами, которые, намокая под дождем, переливались, как перламутр, блестели, будто в них были инкрустированы драгоценные камни, или становились стильно-матовыми. В общем проявляли свою особенность во время дождя. Здание ратуши было покрыто ими, как ни какое другое. Оно напоминало волшебную елочную игрушку, которую оставили мокнуть под дождем. Человек брел через площадь именно к Ратуше.
  -- И что же это за шаг?
  -- Ну, смотри. Через пару мгновений ты все увидишь сам.
  Я внимательно следил за человеком, и вдруг, он сделал движение, будто хотел раскрыть свой зонт. На несколько секунд я видел черный купол зонта, а затем человек исчез, а зонт упал на мостовую.
  Сиг сорвался с места и понесся большими прыжками через площадь к упавшему зонту. Не смотря на дождь, улицы не были пусты. Я увидел двух людей в серых дождевиках, которые быстрым шагом направлялись к тому месту, где пропал человек в костюме. Но Сигизмунд их опередил. Он подбежал к зонту, зарычал на парочку дождевиков, подобрал зонт и помчался к ратуше. Забежал за нее, разбрызгивая вокруг себя миллиарды брызг.
  -- Парочка, несколько замешкавшись, кинулась за ним следом. Сильно отставая.
  Я посмотрел на молоко с медом, налитое в блюдце, пересчитал мысленно деньги, которые остались у меня до ближайшей зарплаты и вздохнул. Что ж идти никуда мне не хочется, спасть Сига, судя по всему нет нужды. Да и я скорее его не спасу, но помешаю ему. В общем придумав еще пару предлогов, что бы никуда не идти, я остался попивать свой теплый грог...
  -- Ну и лентяй же ты, - проговорил знакомый голос.
  -- Ты о чем? - я обернулся и посмотрел на Сига, сидящего рядом со мной и играющего лапой с зонтом.
  -- Я думал, что ты пойдешь домой, но не застав тебя там - вернулся.
  -- За те несколько секунд, что ты забежал за ратушу, ты успел сбегать домой и вернуться сюда? - я недоверчиво посмотрел на своего друга.
  -- Да нет конечно! - он усмехнулся. - я пошутил. Я же знаю тебя хорошо. Намного лучше, чем ты думаешь. Я обежал вокруг и вернулся к тебе. Вот и все. И в какой дом я не бегал.
  -- И все равно, как ты смог так быстро?..
  -- Не важно. Лучше давай посидим, попьем молоко. На сегодня наша работа выполнена полностью.
  -- Наша работа?
  -- А ты что думаешь, что мы тут просто так сидели и пили молоко? Наслаждаясь мерзким дождем?
  -- Ну вообще то...
  -- Разумеется нет. У нас здесь было дело - дождаться этого малого, с его зонтом и, когда он убежит к мамочке, подобрать прибор, не позволяя вашим сонным спецслужбам заполучить этот уникальный экземпляр.
  -- Так те парни в дождевиках...
  -- Были из Управления охраны короны. Не бойся, им меня не отследить.
  -- Уверен?
  -- Ну, смотри сам.
  И, словно, в подтверждение его слов, на площадь вышло человек семь в дождевиках. Они собрались небольшой группкой, о чем-то посовещались и один из них направился ко мне.
  Я внутренне сжался.
  Мужчина, подошедший к нам, был высок, жилист и хмур. Покусывая рыжий жесткий ус, он внимательно изучил меня стальным по цвету и духу, взглядом, а затем, не представившись осведомился:
  -- Здесь давно сидите?
  -- Не очень, - быстро ответил Сиг. Я с удивлением оглянулся на него, но мой белошерстый друг отвернувшись смотрел в другую сторону. Делая вид, что он то тут уж точно ни при чем.
  -- Волка, схватившего зонт видели?
  -- Извините, какого волка? - в голосе Сигизмунда послышался сарказм.
  -- Волка серой масти, который схватил зонт, - человек в дождевике внимательно смотрел на меня. Становилось понятно, что с его точки зрения он общается со мной.
  -- Нет, на самом деле я в этот момент отвлекся, смотрел на воооон ту трехэтажку, - усач обернулся, будто ему указали на дом позади него, находившийся в стороне от ратуши. - Там, знаете ли дама подошла к окну. Красивая, надо сказать. Какой уж тут волк.
  -- Понятно, - высокий подергал правый ус и еще раз смерил меня взглядом. - Как вас зовут?
  -- Анхейльмо Вордуарес, - быстренько пробормотал Сиг и я в изумлении поперхнулся.
  -- Благодарю, господин, Анхейльмо, если вы нам понадобитесь, мы с вами свяжемся. Где вы говорите живете?
  -- Улица Вишневых садов дом семнадцать, - отрапортовал большой трехрогий пес, сидящий рядом со мной и человек в дождевике, кивнув нам, направился к группе товарищей.
  -- И что это было? - спросил я у своего друга, который, как ни в чем не бывало продолжал играться украденым у Охраны короны зонтом.
  -- Это был небольшой импровизационный этюд, на тему, 'Все в погоню за волком'. А сейчас я предлагаю нам взять ноги в руки и отправиться домой. Так как внимания мы не привлекаем, то и вопросов больше не возникнет.
  Я вздохнул и залпом допил остывший напиток. Встал, перекинул через плечо свою сумку и поднял зонт, который Сигизмунд хитростью и скоростью забрал у служителей Охранки. Протестов не последовало.
  Мы шли по улице, под струями холодного дождя, в одной руке я держал поводок, который для конспирации надевался Сигу, в другой нес сложенный зонт, рассматривая его. Обычный, с полностью деревянной рукояткой. С внешней стороны купол представлял собой удивительный материал черного цвета, мягкий на ощупь, в котором, как в ночном небе искрились золотистые песчинки звезд. Я дотронулся до кнопки, открывающей его...
  -- Думаешь стоит? - спросил Сигизмунд.
  -- В смысле?
  -- Ты ведь даже не знаешь почему тот парень не хотел его раскрывать.
  -- Вообще-то да.
  -- Так вот, думаешь стоит это делать посреди улицы, на виду у всех?
  -- Это разве опасно?
  -- Я этого не говорил. Я и сам не до конца уверен, что именно произойдет.
  -- В смысле?
  -- Я знаю, какие последствия бывают, но не уверен, какое из них произойдёт именно сейчас. На что он настроен в настоящее время. Могу лишь посоветовать повременить с сим действом.
  Я пожал плечами, крутанув зонт в руке, перестал обращать на него внимание.
  -- Сиг, расскажи анекдот.
  -- Про что?
  -- Про зонт...
  -- Ну ладно, одной проститутке... - так мирно беседуя мы шли по мокнущему городу, в сторону моей квартиры.
  
  
  С момента, как в моей квартире появился Зонт, прошло уже дня два. Сигизмунд никуда уходить не собирался, потому я взял на работе выходные и прогуливался с другом по городу. Мы бродили по любимой мною набережной, гуляли по паркам, которые так нравились Сигу, устраивали ночной променад по пустынным улицам, выходя из квартиры заполночь. Я был счастлив. К разговору о зонте мы, как-то не возвращались. Инцидент был забыт нами, пока Сиг не заговорил о нем сам.
  -- Как думаешь, много ли таких зонтов в мире?
  -- Ну, если учесть, что особенно ничего я о нем не знаю, а того, что знаю, хватает, что бы понять, зонт прост, я думаю, что таких зонтов очень много. К тому же ты сказал, что не знаешь на что он настроен, следовательно, ты знаешь какие именно настройки бывают у подобных зонтов и значит их много. В нашем мире, или в другом - этого уж я не знаю, но уверен, что зонтов таких - не мало.
  -- Ого, какой длинный ответ, - Сигизмунд смерил меня взглядом. - Долго готовился?
  -- Нет, не долго, всего лишь подумал над твоими словами.
  -- Понятно. Так вот, да будет тебе известно, что этот зонт единственны в своем роде. Таких больше нету, ни в этом мире, ни в каком другом. Я расскажу тебе, откуда он и для чего он служит.
  Я очень многое знаю о данном артефакте. Он очень известен в определенных кругах. Как я уже говорил, создали его не в этом мире. И даже не в соседних. Имя создателя его тебе ничего не скажет. Поэтому называть я его не буду. В своем городе он занимался тем, что сводил воедино различные направления и пути, собирал сущности и значимости. Соединял попытки и результаты. Я не знаю, какой аналог есть в вашем мире. Мне это совершенно не известно. Скажу только, что в том городе вся Сила течет по законам, написанным людьми, так как именно людям она подчиняется. Ликов у нее есть много. Умения поймать ее в ловушки и запустить в специальные каналы - это умение людей того мира. Умения, искусство... Можешь для удобства называть это "магией".
  Так вот. Однажды юноша, который ловил за хвост удачу и заманивал к себе в гости истинное везение, известное всем, как возможность, вдруг встретил девушку. Прекрасную и нежную, - мне показалось, что в словах Сигизмунда проскользнула грусть. - Они были почти ровесники. Понравились друг другу с первого взгляда. Что еще можно о них сказать? Они были похожи на всех влюбленных во всех мирах. Ни секунды не мыслили друг без друга. Находя друг в друге прекрасную и безграничную вселенную. Я не знаю, какие чувства и эмоции это вызовет у тебя, возможно ты вспомнишь какую-нибудь девушку из своих знакомых, а может угасшие чувства пройдутся по твоей памяти легкой походкой воспоминания. Или сладкая мечта напомнит тебе о своем существовании. Вне зависимости от выбранного тобой образа, всем этим они и были друг для друга. Но была одна деталь...
  ----->
  -- Не смей его бить! - кричит Мира. Лицо искажено страхом и ненавистью. Волосы растрепаны. Один рукав надорван. Некрасивое лицо и некрасивые эмоции. - Хватит, умоляю!
  -- Заткнись! - Бавадор небрежно отмахивается от нее и девушка отлетает через всю узенькую улочку, впечатываясь спиной в стену дома. - О твоем поведении мы еще поговорим! Господин Николос сказал тебе предельно понятно, что бы ты не путалась с этим отребьем!
  -- Он делает шаг ко мне и бьет рукой в перчатке по лицу. На пальцах, поверх ткани массивные перстни, сдирающие кожу с моих скул. Боль. Рот наполняется солью. Я кричу, разгоняюсь и пытаюсь сбить его с ног, но он легко уходит с моего пути, ставя подножку. Я лечу в стену дома. Врезаясь в грубый, необработанный камень стены, я чувствую болезненный удар, отбивающий легкие. Дыхание перехватывает. Я некоторое время стою на коленях, хватая ртом воздух, пытаясь вздохнуть. Перед глазами темнеет. На камни мостовой капает густая и темная кровь. Моя кровь.
  -- Убью... - выдыхаю я, поднимая глаза на нападающего и различаю, как на лице у того появляется улыбка.
  -- Давай, щенок, если сможешь, - он подходит ко мне, берет за волосы и бьет по лицу еще раз, еще и еще... Голова, удерживаемая твердой рукой, мотается из стороны в сторону.
  На секунду удары прекращаются и я ясно вижу картинку, врезающуюся в память. Светлый квадрат соседней улицы, на фоне которого замер силуэт Миры, вскидывающей в мою сторону руку.
  А затем яркая вспышка и мое лицо опаляет нестерпимый жар.
  <-----
  Я вздрогнул и посмотрел на Сигизмунда. Тот, как ни в чем не бывало продолжал свое повествование. Во рту у меня пересохло, а лицо горело.
  -- Ее звали Мира?
  -- Что? - мой друг вздрагивает и смотрит на меня в упор. - Допустим, а с чего ты взял?
  -- Так, подумалось вдруг. Скоро вот дождь будет, - не впопад говорю я, пытаясь переменить тему.
  -- Дождь - это плохо, - тут же теряет интерес к моему вопросу Сиг и продолжает: - Как я уже много раз говорил, многие города имеют свою историю. Некоторые героическую. Большинство имеет свой характер. И абсолютно все имеют свои легенды и поверья. Так же было и с тем городом, где жили наши влюбленные. Клаус и Мира, как и все горожане, знали, что в их городе есть странное место, на котором в безлунные ночи пропадали люди. Туда старались не ходить. Это место называлось Пустырь. Пустырь начинался сразу за Храмом и тянулся до кладбища. Считалось, что когда-нибудь кладбище доберется и до Пустыря, но время шло, а оно все не добиралось. На Пустыре когда-то хотели строить большой дворец для местного князя, но что-то там не заладилось. Ямы под фундамент выкопали, принесли несколько фрагментов стены, да на том все и стало. Затем все заросло высокой травой. По ночам там выли какие-то диковинные звери, а редкие путники видели блуждающие по Пустырю огоньки, ничего хорошего не предвещающие. Именно на этом Пустыре, не подчиняющемся законам города, начали встречаться наши влюбленные. Дни для них тянулись как патока, наполненные ожиданием встречи. А ночью, выскользнув за ворота своих домов, они находили пристанище на неровном поле Пустыря, спокойно пробираясь к своему счастью мимо светляков и бродячих собак. Лишь один раз к из маленькому костру подошло местное привидение. Посмотрело на них из темноты, вздохнуло и растворилось в воздухе. Без спора, это было очень деликатное привидение. Что-бы без беспрепятственно добираться до Пустыря, Клаус, будучи искусным созидателем, подарил своей возлюбленной зонт. Тот самый зонт.
  ----->
  Вокруг было темно и тихо. Бездонное небо над головой было наполнено золотистыми крупинками звезд, усеивающих небосклон, будто кто-то просыпал на черный бархат целый мешок золотого просо. Густо пах бурьян, легкий летний ветерок освежал лицо. Сухо потрескивал костерок, наполняя небольшое углубление, где мы нашли свой приют, теплом и подобием уюта.
  -- Мне так хорошо с тобой, - шептала Мира, щекоча губами мою шею.
  -- Мне так хорошо с тобой, - отзывался я, зарываясь в ее прекрасные волосы и жмурясь от нежности и восторга. - У меня для тебя подарок.
  -- Какой? - девушка отстранилась, глядя мне в глаза.
  -- Вот, смотри, - я завел руку за спину и достал мужской зонт-трость. - Я сделал его на цеховой экзамен. Теперь я Мастер...
  -- Правда? Теперь ты можешь открыть свою мастерскую! - она улыбалась. - Спасибо, такой прекрасный подарок!
  -- Зонт тоже тебе, - я улыбнулся. - Пусть он будет с тобой. Я не совсем уверен, как, но он должен помочь тебе тайно приходить ко мне. Он будет оберегать тебя, когда меня нету рядом. Я вложил в него частичку себя, своей любви. Это мое особенное произведение. Создавая его я думал о тебе. Его можно открыть тремя разными способами, я потом покажу какими.
  -- Спасибо.
  Меня захлестнула волна нежности. Я сжал Миру в объятиях.
  -- Счастье мое.
  -- Счастье мое, - вторила мне моя любовь.
  <-----
  -- Так они и встречались. Долго ли, коротко ли, но вот однажды, главный стражник отца девушки что-то заподозрил и один раз пошел за ней. Но она почувствовала его, раскрыла зонт и стала невидима. Это было первое умение подарка Клауса.
  -- А она разве не убила Бавадора?
  -- Убила? Нет, она просто сильно опалила его из огне-защитника. Кстати, Клаусу тоже немного досталось... Стоп, а откуда ты знаешь?
  -- Мне кажется я уже как-то слышал подобную историю.
  -- Не нужно меня обманывать, я же знаю, что мог ее слышать ты только от меня, а я ее тебе не рассказывал.
  -- Хорошо, предположим, что мне снился сон. Сон о том, как они встречаются на своем Пустыре, сон о том, как Клауса избил Бавадор. Сон о том, как он подарил ей этот зонт.
  -- Хороший сон, жаль, что я его не вижу, - ответил Сиг и мне опять почудилась печаль в его голосе. Интересно, с чего бы это? - Они встречались еще долго, проводя друг с другом все ночи напролет. Мира обманывала чуткую стражу с помощью подарка своего возлюбленного и они благополучно встречались. Но вот однажды, а нужно тебе заметить, что жили они в очень нехорошее время, ночью был большой погром. Пылало несколько лавок и один большой склад. Люди ходили по ночным улицам, носили с собой оружие, убивали друг друга. Так бывает и в вашем мире. Думаю, если ты захочешь, то легко можешь вспомнить случаи из своей истории. Уж не знаю, что там случилось в тот раз, то ли вопрос был в вере, то ли в религии, а возможно кто-то решил в очередной раз поделить чужие богатства, только вот начался погром в тот момент, когда Мира была уже на пол пути к Клаусу. И тогда она открыла зонт вторым способом, и зонт защитил ее от камней и пуль, которыми обменивались в равном количестве обе стороны. И те, кто громил и те, кого громили. И тогда Бавадор ее засек и выследил. Он шел за ней до Пустыря, а когда она уже пришла к Клаусу, напал на них и избил парня в очередной раз. Отобрал зонт и увел девушку силой...
  ----->
  -- Любимый мой, я смогла, - она прижалась ко мне и я почувствовал, как моему плечу становится жарко и мокро от слез моей любимой.
  -- Нежная моя, спасибо, что ты пришла, но как ты теперь вернешься домой?
  -- Никак...
  -- Что?
  -- Я больше не вернусь домой. Я так не могу. Мне плохо там без тебя! - ее горячий шепот сводил меня с ума. Сердце захлестывали чувства нежности и желания защитить. Спрятать ее от невзгод всего мира. - Как я могу находится в своем доме, когда ты здесь, ждешь меня, думаешь обо мне!
  -- Но что же мы будем делать?
  -- Давай уедем отсюда. Я знаю, что в других городах ты сможешь создавать свои прекрасные творения. Они будут пользоваться там спросом так же, как и здесь. Ведь ты воистину талантлив! Красив и умен! Нежен и добр... Я хочу быть всегда с тобой!
  -- Хорошо, давай уедем. Давай уедем сейчас же, пока тебя еще не хватились...
  <-----
  -- И они убежали. Перебрались в соседний город, затем в другой. Они бежали так стремительно, что казалось пыль под их ногами не успевает почувствовать, что на нее наступают и остается нетронутой. Но ничего не получилось. Их преследователи были еще боле быстры и искушены в искусстве преследования. Их выдал трактирщик, у которого они остановились перед долгим переходом в портовый город, где собирались уплыть на корабле. Пересечь море и остаться там, куда не смогут добраться родители Миры. Зажатые в угол, они открыли зонт третьим способом и ушли в один из невероятного количества миров, окружающий нашу действительность. В какой из миров они попали? Были ли они там счастливы? Этого не знает никто. Никто не видел их с тех пор. Возможно они умерли. А возможно прожили долгую и счастливую жизнь вместе, как и хотели. В этом и заключается особенность зонта. Мир, куда ты переходишь, открыв его третьим способом - он всегда разный и ты не можешь его выбрать.
  А артефакт стал очень известным. - продолжал Сигизмунд. - Никто так и не разгадал, каким образом он функционирует, так как парень был очень искусным Творцом. Никто не знал откуда зонт черпает свою силу. Всем известно, что есть шесть стихий: огонь, вода, земля, воздух, дерево (жизнь), пустота (смерть). Считается, что парень открыл седьмую стихию, которая не требует постоянной подпитки и ее Сила очень выборочна и, практически, 'интеллектуальна'. Это стихия, простая и сложная, элементарная и непостижимая - это Любовь.
  Сигизмунд закончил и, потянувшись, принялся пить свое молоко с медом. А я потрясенный смотрел на зонтик, который казался простой, изящной игрушкой.
  -- А как это, открывать зонт другим способом? Там, вроде, ни кнопок, ничего нету.
  -- Каждый раз, открывая его, ты думаешь о чем-то, что-то чувствуешь, и каждый раз разное. В зависимости от этих мыслей, ты открываешь зонт тем или иным способом.
  -- А можно я попробую? Вдруг получится стать невидимым?
  -- Попробуй, но я бы тебе не советовал. Ведь он создан не для тебя, а значит и управлять им в полной мере ты не сможешь.
  -- Да ладно, брось, это всего лишь зонт. Мне очень интересно!
  -- Делай что хочешь, я предупредил. Только не обижайся, если вдруг окажешься в ледяной пустыне или посреди зыбучих песков. Кстати, есть еще дикие джунгли, а так же элементарный океан, в который ты можешь плюхнуться, вне зависимости от твоих желаний и надежд...
  -- Но я его уже не слушал. Схватив зонт, я затаил дыхание и прислушался к своим мыслям и ощущениям. 'Хочу стать невидимым!' - подумалось мне. Я представил, как пройду по улицам своего города, как зайду в свой магазин, где продаю опостылевшую мне обувь, какой бедлам там устрою, как буду смеяться от души над своими друзьями, с которыми работаю, как...
  Я не заметил, как распахнул зонт. Вздрогнув, я посмотрел на его нежно-голубую внутреннюю сторону. Если снаружи у него была звездная ночь, с гораздо большим количеством звезд, чем в нашем мире, то изнутри в нем царил летний полдень. На голубом небосклоне нежно белели красивые облака... Я вопросительно посмотрел на Сигизмунда.
  -- Ты меня видишь?
  -- Разумеется! Ничего не произошло, ты к этому еще не готов!
  Я разочарованно вздохнул.
  Да, в тот день ничего не произошло, а открывать зонт еще раз я не стал. Так он и остался висеть в моей прихожей, ожидая случая, когда вдруг понадобится.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"