Редькин Александр Валерьевич: другие произведения.

Закат красного солнца

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  - Я, Ухналёв Владимир Ильич, 1949 года рождения, уроженец города Москвы, исходя из высших интересов СССР, добровольно соглашаюсь работать на органы советской государственной безопасности и выполнять только личные инструкции майора Иволгина М.М. Мне разъяснено, что в случае разглашения государственной тайны и сокрытии сведений, имеющих государственное значение, я могу быть привлечён к уголовной ответственности по статье 64 УК РСФСР, - Ухналёв посмотрел на офицера.
  - Подписывайте, Владимир, и продолжим, - майор бросил взгляд на часы.
  - Скажите, товарищ Иволгин, а в чём конкретно будет заключаться наше сотрудничество?
  - Вы будете передавать мне на согласование черновики статей.
  - Какие черновики? Чьих статей?
  - Ваших собственных, Владимир. Тех, которые вы напишите в будущем.
  Иволгин вспомнил, как всё началось.
  Апрельским вечером 1970 года его, тогда ещё старшего оперуполномоченного УКГБ по Москве и области, сразу после торжеств по случаю столетнего юбилея вождя вызвали в кабинет начальника. Однако вместо него Иволгина там ждали два незнакомых человека. Предъявив высокие удостоверения, они поставили майора перед фактом, что с завтрашнего дня он будет переведён на научно-исследовательскую работу. Рассказали, что выбрали его по причинам, которые не хотели бы раскрывать, и обрисовали шикарные перспективы.
  Сначала Иволгин хотел отказаться, но когда офицеры намекнули на исключение из партии, то пришлось согласиться.
  Отныне он должен был участвовать в закрытом эксперименте. В непосредственные обязанности Иволгина входил дистанционный надзор за объектом, всевозможное обеспечение лиц к нему приставленным, составление отчётов и передача "конечного продукта" одному генерал-майору в центральный аппарат.
  Несколько позднее Иволгин понял, что генерал не является ни руководителем эксперимента, ни конечным звеном. Информация от него шла дальше. На самый верх. И там ею пользовались. Её отголоски слышались даже в речи Суслова. Информацию буквально внедряли в жизнь. О том, что это действительно так говорили разные события и перемены в стране.
  О сути эксперимента Иволгину рассказал в общих чертах завербовавший его офицер. Недостающие детали и уточнения он получил сам в процессе работы. Когда выстроилась полная картина, Иволгин несколько дней ходил в прострации. Воскрешение личности! И не просто личности, а гения вывернувшего страну наизнанку. Так далеко советская психологическая наука не заходила ещё никогда.
  Согласно совершенно секретному приказу председателя ОГПУ в далёком 1926 году была создана небольшая комиссия из тщательно отобранных и проверенных специалистов с целью воскрешения Ленина. Разумеется, речь не шла о непосредственном воскрешении тела ?1 или пересадке мозга вождя пролетариата, хотя такие шаги предпринимались и для этого даже находились добровольцы. После ряда неудачных попыток комиссия остановилась на косвенной модели. Для воскрешения решили использовать "детский материал".
  Кадровые турбулентности и последовавшая война внесли свои коррективы. Состав комиссии менялся, накапливался уникальный опыт, развивалась наука. Наконец в 1949 году независимые друг от друга пары участников эксперимента отобрали и усыновили несколько здоровых детей-отказников.
  Перед психологами стояла задача развить в новых личностях максимальное подобие ленинскому интеллекту и стилю мышления. Для этого применялись новейшие знания, оригинальные воспитательные методики и разработки.
  Всем мальчикам дали имя Владимир. Всем придумали фамилии на букву "У". При этом подопечные должны были вырасти как бы обыкновенными и ни о чём не подозревающими советскими людьми, которых по результатам эксперимента планировалось трудоустраивать в разные учреждения. Сами "педагоги" в званиях не ниже капитана работали в глубочайшей конспирации, и даже скрупулёзная проверка ничего бы на них не дала.
  Шло время. Детей воспитывали и задавали требуемое направление развития, внушали, учили мыслить как Ленин. Им постоянно рассказывали, какой это был великий авторитет, добивались нужных ассоциаций, выстраивали аналогии, подводили к самоотождествлению. Ленина часто, но аккуратно, чтобы не перестараться, ставили в пример.
  На книжных полках в каждой такой "семье" стоял бюст вождя и полное собрание сочинений. Детей даже кормили как молодого Ильича, пытаясь нащупать закономерности. Отдавали в шахматные кружки. Воспитатели работали как садовники - где надо поливали, где не надо подстригали. Тщательно подбирали друзей, а позже подруг.
  В юности все подопечные обучались в ключевых гуманитарных ВУЗах, но на разных факультетах. Не стоит и упоминать, что "родители и преподаватели" требовали от своих чад высоких оценок по марксизму-ленинизму.
  В процессе эксперимента по воссозданию модели личности Ленина периодически снимали промежуточные результаты, осуществляли выборочный контроль, выполняли разнообразные проверки и тесты.
  Наконец, в 1972 году все юноши писали дипломные работы, по которым руководитель эксперимента смог бы оценить результат и сделать вывод об итогах. К этому времени Иволгин уже два года как работал в этой системе. Куратор ввёл майора в состав каждой экзаменационной комиссии и всё лето Иволгин отсидел на защите дипломов. После чего изымал работы студентов и отвозил генералу.
  Всего он отвёз девять работ. Шесть из них никуда не годились. Их писали обычные наивные комсомольцы в современной стилистике. Ещё по двум дипломным работам можно было ставить "пятёрку с плюсом" за актуальную интерпретацию, но в них не хватало ленинской глубины анализа. И только работа студента юрфака МГУ Ухналёва В.И. оказалась блестящей.
  Через месяц Иволгину сообщили, что объект взят на работу младшим научным сотрудником в один из московских НИИ. Там через директора института известного академика провели приказ о создании закрытого отдела международной политики, в котором Ухналёву отводилась главная роль. Тогда же куратор поставил майору новую задачу. Требовалось организовать процесс получения всех письменных материалов объекта через его научного руководителя для последующей передачи ответственному лицу в главк.
  Помимо простой передачи материалов Иволгину вменялось в обязанность присовокуплять к ним отдельным письмом свои соображения и оперативные выводы. И вот тут начались сложности.
  Дело в том, что за годы работы в госбезопасности Иволгин научился отлично разбираться во внешней политике, знал слабые места советского руководства и отчётливо видел, что рецензии, доклады и аналитические записки Ухналёва содержат ошибки. Их было немного, но они присутствовали. Да, это был тот самый ленинский стиль и размах. Да, предлагаемые решения и прогнозы выводились из мощного анализа. Да, материалы подтверждались расчётами и статистикой. Но они опирались на принцип достижения результата любой ценой, преувеличивали военно-политические возможности СССР и, что самое тоскливое, были рассчитаны на высокий управленческий потенциал членов ЦК КПСС с их искажённым видением международной обстановки. Майор предположил, что тексты Ухналёва редактируют коллеги или начальство НИИ, но эта версия не подтвердилась.
  С 1975 года ошибки пошли серьёзные: подписание "гуманитарной корзины" Хельсинских соглашений, военная и финансовая помощь Египту и Ираку, дипломатический провал в Китае и Вьетнаме.
  Сначала офицер прикладывал к материалам рапорты, в которых излагал свои подозрения. Однако на них никто не обращал должного внимания. После подписания договора об ОСВ-2 Иволгин прямо пожаловался на Ухналёва своему куратору. Тот принял к сведению, но никаких мер не последовало. Затем случился ввод войск в Афганистан и нервы у майора не выдержали. Он решился на прямой контакт. Чтобы внести свои поправки.
  С самим объектом Иволгин лично был не знаком. Это категорически запрещалось внутренней инструкцией. Ухналёв мог видеть его на защите диплома, но вряд ли запомнил тихого неприметного человека в дымчатых очках. Обычный советский гражданин в сером костюме.
  Иволгин снял квартиру недалеко от НИИ и, воспользовавшись "дырой" в наружном наблюдении, пригласил Ухналёва на доверительный разговор.
  - Задумались, товарищ Иволгин? - Ухналёв щёлкнул авторучкой.
  - Немного. Подписали? Молодец. Расскажите, пожалуйста, над чем сейчас работает ваш отдел? Только кратко, - майор положил подписку в карман пиджака.
  - Как вы знаете, товарищ Иволгин, сейчас в Польше масштабный политический кризис и мы, то есть наш институт, считаем, что СССР не следует туда вмешиваться и препятствовать генералу Ярузельскому. Готовим соответствующий доклад.
  - У вас есть с собой черновики?
  Ухналёв порылся в портфеле и протянул собеседнику стопку листов. Они отправились вслед за подпиской.
  - Я верну их вам ровно через трое суток, Владимир. Ещё что готовите?
  - Статью. Есть одна задумка, - замялся Ухналёв. - Очень сырая мысль...
  - Содержание?
  - У меня возникла идея смоделировать административно-территориальное деление СССР не по национальному принципу как сейчас, а по демографически-производственному. С нарезкой площади Союза на относительно равновесные округа по сторонам света. Статья требует хорошей проработки и больших графических приложений.
  - Любопытно. Текст имеется?
  - Только эскиз карты.
  - Показывайте.
  Ухналёв развернул тетрадь в клеточку.
  - Когда закончите, то обязательно покажете. А сейчас, Владимир, нам надо расходиться. Встретимся через три дня. Я первым выйду из квартиры, а вы через пять минут. Входную дверь просто защёлкните. Договорились? Тогда до свиданья, - Иволгин накинул пальто и вышел.
  Ухналёв засёк время и стал ждать. Вся эта неожиданная встреча и беседа не укладывались в голове.
  Ему захотелось пить. На подоконнике стоял графин с водой. Он подошёл к окну. Налил воды в стакан. И увидел майора. Тот переходил проспект.
  Неожиданно из-за угла дома выскочила чёрная волга и на всей скорости понеслась по проспекту. Ещё через мгновение она сбила Иволгина и поехала дальше, даже не делая попыток затормозить.
  В холодном поту Ухналёв сбежал по лестнице, выскочил из подъезда и бросился за угол. Он хотел помочь Иволгину, но тело уже забирала машина скорой помощи. Вероятно, медики ехали сразу за волгой. Ухналёв посмотрел, как четыре крепких санитара грузили майора в карету, и побрёл в сторону метро.
  На душе было мерзко и тревожно. Страх как мокрый снег прилипал к подошвам. Перед вестибюлем метро в урне горела газета "Правда". Очевидно, кто-то не затушил окурок. Ухналёв подумал. Затем решительно достал из портфеля тетрадь, бросил её в урну и зашёл в метро.
  До ноябрьского пленума ЦК КПСС оставалось три дня.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"