Редькин Сергей Владимирович: другие произведения.

pro kotikov

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


ПРО КОТИКОВ

Цикл

Проказы братьев котовских

Когда сбываются мечты

(Сказочка)

   - Давай зароем здесь. В этот подвал только крысы и осмеливаются ходить. Даже бомжи, и те, брезгуют! - сказал старший из воров, небритый детина, лет двадцати.
   - Можно и тут, - поддакнул его товарищ, тоже бугай, правда, чуток поменьше и где-то на пару годков моложе.
   - А теперь идем отсюдова быстрее. Не то шеф прознает еще. Он ведь, как Вельзевул, плохое нюхом чует.
   - Пошли уж, - согласился младший, - береженного и Бог бережет!
   И оба, выйдя из подвала, словно растворились в ночи.
  
   Мы с Севастьяном всегда мечтали жить, ну, если не богато, то хотя бы зажиточно. Севастьян, это котик мой. Красавец: блондин, один глаз голубой, а второй золотой! А вот породы какой, непонятно. То ли ангорец, то ли ван, а, может, и бирманец, во всяком случае, очень похож на все эти породы. Хорошо еще, что точно не русский голубой тире альбинос! Потому, что Сева мой этих голубых жуть, как не любит! Ну, да ладно.
   Значит, сидим мы как-то с Севой вдвоем: я винцо попиваю, а он, соответственно, пузырек с валерьянкой катает. А почему одни сидим?! Так это просто. Жена с тещей и Севиным братом, Тимой, на даче. Бабка - пенсионерка, а супруга в отпуске.
   Вот мы и отчепручиваемся за все прежние наши притеснения.
   Занимаемся мы, значит, ответственным делом, а заодно и размышляем, как обычно, вслух.
   - Слушай папа, - говорит мне Сева, - может, пойдем перед сном прошвырнемся?! Я мурку, а ты себе бабу надыбаем, кажись, готовы уже! Я-то точно нанюхался.
   - Так и я, кажись, тоже, можно сказать, в форме, - поддакиваю я.
   - Ну, что, пошли, - мурлычет Сева и, достает из шкафа свой любимый гуляльный комбинзончик. В нем он чертовски хорош! Ни одна кошка не устоит! (Они ведь, дуры, падки на обеспеченных котиков, а когда допрут, что это всего лишь показуха, дело давно уже сделано!)
   Одеваю и я свой костюмчик, ну и идем гулять! Ходим, носом водим. Глазами зыркаем туда, сюда, а все зря! Словно ветром сдуло и баб, и мурок, похоже, тоже, за компанию. Опечалились мы. Что делать? Не ведаем. То ли домой идти. Или еще, поддав с горя, все же продолжить поиски дальше.
   Решили все-таки тяпнуть, а там видно будет. Для этого зашли в наш любимый подвал. Не на улице же пить из горла. Да и вообще, мы с Севой за культуру. Ежели выпивать, то в соответствующем для этого дела месте!
   Короче, выпили мы по чуть-чуть, уже в подвале, потом еще по столько, ну а после Сева захотел пописать. А как коты писают и, что для этого делают, я полагаю, рассказывать не надо, все и так знают. Стал, значит, Сева ямку рыть, долго чего-то ковырялся, видать хотел оба дела в одну лузу оформить. Он у меня хозяйственный. Ковыряется, значит, он, а потом вдруг как заорет. Я в это время курил. Я иногда по пьяни этим грешу. А так, ни-ни. Не переношу запаха табачного дыма.
   - Эй, - орет Сева! - Папа, родимый, да тут, кажись, капуста зарыта!
   - Ну, и хрен с ней, - говорю, - делай дело и дуем отсюда, уже пора.
   А сам сердитый потому, что чуть не подавился дымом. Ведь Севастьян, если орет, то так, что хоть уши затыкай! В первый раз, услышав этот слоновий рев, я чуть было не обдулся со страху. А жена с тещей, да и Тима заодно, аж целую неделю из ушей беруши не вынимали. Потом и они все же привыкли.
   - Да не, - еще громче ревет Севастьян Сергеевич, - ты папа просто не понял, это деньги зелененькие!
   - Доллары, что ли?
   - Аха, - урчит котик.
   - Сколько?
   - Цельная коробка!
   - Давай, тащи сюда, зверюга, говорю я.
   А сам радуюсь. Ну, наконец-то! Молодец, котяра, сильно, значит, папу любишь, раз так глубоко копаешь!
   Взяли, значит, мы эти доллары да и бежать домой. Как посчитали уже дома сколько, так и припупели! Сто тысяч баксов. Короче, когда прошла эйфория, поняли, что за такие бабки достанут откуда хочешь. Загрустили на совесть. Хотели нести уже обратно, потом Сева все-таки придумал кое-что. Он у меня очень умный парень, хотя и рисковый.
   - Давай, - говорит, - папа Сережа, сделаем вот как. Сегодня уже поздно, а завтра ты пойдешь к маклакам и обменяешь часть этих денег на фальшивые. Думаю, сумеешь договориться.
   Положили мы, значит, эти фальшивые деньги в коробку да и закопали там же, где и нашли. А денег настоящих у нас осталось еще предостаточно. Ну, и зажили мы с тех пор с Севой очень неплохо. И пока родственники трудились на даче, как пчелки. Мы, как заядлые трутни, развлекались вовсю! Правда, когда те приехали, пришлось утихнуть. И, чтобы чего не вышло, не дай бог прознают - точно прибьют, деньги-то не малые - припрятали остатки на черный день. Я - у родителей и кое-что в банке. Сева - часть у подружки, а остальное, как он позже шутил, тоже в банке, только он эту банку зарыл.
  
   - Эй, вы, идиоты гребаные, думали меня можно надуть?! А вот хрен вам, понимаешь ли! А ну несите живо сюда, сколько там у вас? Шеф бандитов взял из трясущихся рук младшего коробку с долларами. Старший наотрез отказался делать это. Видимо, предчувствовал, что ему будет от этого неприятность.
   - Ни хрена, - присвистнул главный, - сто тысяч баков! Толково, молодцы, храбрецы! Да за такие бабки я вас, пожалуй, наказывать не стану. Я - шеф толковый, все понимаю! Явно хотели как лучше, только молодые еще, поэтому и напортачили. Но следить за вами теперь буду в оба! А теперь вон отсюда!
  
   - Представляешь, Сергей, - говорит мне теща уже осенью, - Иван Ароныч, что с соседней дачи, нашел клад сто тысяч долларов!
   - Везет же людям!
   - Да обожди ты, дослушай сначала, - перебивает теща. Понес он их, значит, в банк на счет свой класть.
   - И не побоялся, что оставят только двадцать пять процентов, а остальное - государству?
   - Какой же ты все-таки у нас дурак, поэтому и денег у тебя ни копейки.
   Я хотел было возразить, но вовремя одумался.
   - Да он же никому не сказал!
   - Как - никому?! Ты-то знаешь!
   - Я другое дело, мне можно! Так вот, а они, оказывается, все фальшивые! Хорошая, конечно, работа, а все равно, догадались, сволочи!
   - И что, взяли его, твоего Ивана?
   - Скажешь тоже! Кто ж его тронет, он ведь бандит в законе!
   Все до копеечки вернули обратно! Так он потом, бедный, даже с его авторитетом смог лишь за полцены их маклакам пристроить.
   Не, теперь мы на дачу с Севой точно ни ногой! Ибо этот Ароныч, он, как черт все прознает! А оно нам надо?!
   Да, к слову, так, напоследок.
   В газете статья была, где-то ближе к зиме. О том, как финские пограничники задержали двух молодых мужиков, обряженных медведями, да и то только потому, что те по простоте душевной сами к ним на пост пришли просить политического убежища!
  
   9 января 2007 г.
  
  

Тимонс

Кот назван так в честь прокурора из "Санта-Барбары".

А по-нашему, по-домашнему, просто Тима!

оже сказочка)

  
   Котик Тима:
   - Мама Галя, а папа с Севой опять нарушают!
   - И чего на этот раз делали?
   - Сева стащил пузырек валерианки, а папа Сережа грыз пупсикин шоколад!
   - Неужели весь сожрал, скотина? Опять мелкий будет недоволен!
   Ладно, хоть не родной, а племянник всего лишь.
   - Не, не весь. Только, где уже начато было, пообгрызал чуток.
   - Ну, это терпимо, лишь бы бабка не догадалась. А то опять учинит скандал. А ты, Тимочка, молодец, всегда докладывай маме. Я ведь не против Севы и папы твоего. Но, понимаешь ли, миленький, в доме всегда порядок нужен, и если хозяйка чего не знает, то его, стало быть, и нет. Вот оно, как в жизни, маленький. Сплошная философия!
   - Да уж, - соглашается Тима и просит дать ему попить молочка, но не за докладание, он у нас котик порядочный, а просто так, чисто по-человечески.
   Пришлось жене налить. А иначе обидится и перестанет шпионить для неё.
   Вечером того же дня. Тима и Сева лежат в обнимку на диване и травят анекдоты.
   Тима:
   - Тренер волейбольной женской команды, сам, правда, мужчина, после очередного проигрыша, говорит своим подопечным: "Ну, все, девочки, хватит. Я обещал вам, что если проиграете и в этот раз, я вас всех буду безжалостно драть, так, как прежде, никогда! Итак, с кого начнем?!"
   Самый храбрый голос: "Я не поняла, как это "драть", трахать что ли?!"
   Тренер разводит руками: "А уж как получится".
   Тот же голос: "Не, тогда я, чур, не первая!"
   Тренер, начиная злиться: "Давай, подходи, не дрейфь. Как говорится, наше дело не рожать, сунул вынул и бежать!"
   Никто не шелохнется, видать, побаиваются крутого тренера!
   "Ладно, - говорит тот, поняв, что малость перезагнул палку, - я пошутил. Короче, матрос девчонку не обидит. Ну, девочки, да не бойтесь же так".
   Опять ноль. Только через несколько секунд из рядов выходит маленькая пушистенькая болоночка и, виляя хвостиком, подходит к тренеру...
   Сева, перебивая, Тиму:
   - Я не понял это ты о чем? Чья болонка-то?
   Тима:
   - Ох! Чья-чья? А я почем знаю? Наверное, одной из спортсменок.
   Сева:
   - А, вон ты как загнул, у... круто!
   Тима:
   - В общем, тренер, как увидел это, сразу смекнул, что тут, что-то не так, ну и говорит: "Ах, ты моя лапочка, мурочка моя волосатенькая!"
   Сева:
   - Болонка - Мурка?!
   Тима:
   - Да! Заткнись! Слушай дальше.
   Тренер: "Просишь простить их. Хорошо, так и быть!" Девушкам: "Считайте, что вам повезло!"
   Сева:
   - Не, лучше будет так: "Считайте, что у вас сегодня внеочередной выходной". Тима:
   - Ух ты, хитрец! Хотя я сам так и хотел закончить.
   Сева:
   - А теперь я.
   Поехал один российский турист за границу без жены. Ну и первым делом в публичный дом. Заплатил все, как положено, пришел к проститутке. Та и говорит: "Свет будем выключать?" "Нет, - говорит наш турист, - я ничего не боюсь!"
   Короче, сделал он дело, старался, как мог, чтобы было что вспомнить. Одевается, собрался уже было уходить, а та дает ему на дорожку целую пачку зеленых! Тот даже не спросил за что, чтобы она не передумала, затем ноги в руки и бегом, значит, на улицу, да так, чтобы нипочем не догнали!
   Приехал обратно домой, ну и рассказал об этом другу. Думал, что, может, и тому сгодится. Он ведь тоже ходок хороший. Когда и его друг приехал по путевке в заграницу, конечно, в тот же город, он первым делом пошел в то место, куда ему посоветовал приятель. Уж в чем в чем, а в своих способностях он был уверен. Проплатил, сколько надо, заходит в номер к той же самой бабе. Специально напросился. Ну, она и говорит ему: "Будем свет выключать?" Тот подумал и отвечает: "Пожалуй". "Хорошо", - говорит женщина.
   Сделал он дело, старался изо всех сил, совсем бедную умаял! Стоит, ждет платы, а та дает ему всего-то ничего, по сравнению с тем, что получил его приятель.
   "Как же так? - изумляется он, - ведь моему другу вы заплатила намного больше?"
   "А, так это был ваш друг? Извините, но его мы транслировали по телевидению, а вас всего лишь по радио".
   Тима:
   - Не понял, а почему такая несправедливость?!
   Сева:
   - Эх ты, обалдуй, он же свет-то выключил!
   Тима:
   - А, теперь понятно!
  
   Сева и папа Сережа. Мама Галя на работе, бабушка пошла в магазин. Тима на кухне пьет молоко, правда, ушки врастопырку, а они у него, как у зайчика. Когда жена его принесла, он был такой забавный, эдакий клубочек с хвостиком и предлинными ушками. Сева:
   - Папа, дал бы ты Тимошке чуток деньжат. Или купил бы ему чего-нибудь путного, он ведь тоже твой сын. От бабки с мамой Галей ничего не дождешься. Они все только для ихнего мелкого, Сереженьки! А нам с тобой и куска хлеба лишний раз не подадут. Они и Тимку не очень-то жалуют, хотя он больше ихний. Да и вообще, пока тебя нету дома, бабка нас с Тимошкой за всякие шалости крепко гоняет, а меня так иногда даже бьет!
   - О, скотина старая, ты ведь у нас и так не от мира сего! - Папа Сережа явно расстраивается и, смахнув набежавшую слезу, продолжает, - да, надо порадовать Тимку, но как? К мурке сводить или купить ему резиновую? Так он кастрированный.
   Сева, влезая без очереди:
   - Купи тогда мне!
   - Да пошел ты! Сами найдем, я тебе уже помогал. Помнишь, когда деньги нашли?
   - Да тише ты, папа, вдруг Тимка услышит, продаст ведь.
   - Не продаст, он по-крупному всегда с нами, а за мелочь я на него не в обиде. Сева:
   - Да и я тоже, брат все-таки!
   Тима из кухни:
   - Ребята, а я все слышал!
   Сева:
   - Я же говорил! У, урод! - бежит на кухню.
   Шум драки, потом выходят оба в обнимку, у одного поцарапано под левым глазом, у другого под правым.
   Папа Сережа:
   - Опять подрались?!
   Тима:
   - Не, просто договаривались.
   - Ну и как?
   Сева:
   - Похоже, он все понял!
   Тима:
   - Да-да, обязуюсь денно и нощно неусыпно следить, любимый папочка Сереженька, за твоими женой и тещей! И докладывать, куда и что они от вас прячут. А денег ваших мне не надо! Я не такой!
   Сева перебивая:
   - Да дадим, дадим и тебе деньжат, не ной!
   Тима:
   - Ну, если только за работу, а трудиться я буду, клянусь, как слон!
   С этого дня, точнее с того момента, как ему первый раз заплатили, мы все трое стали "не разлей вода". Друзья, да и только! Даже спали и то, теперь в обнимку! А жена с бабой Мусей, так ничего и унюхали! Был, правда, один маленький прокол, да удалось кое-как отбиться. Это, когда я теще подарил на именины сто долларов, что мне Сева назад от своей прежней мурки притащил, с которой к этому моменту вконец рассорился, а они оказались фальшивыми. Даже дед Иван, тещин сосед по даче, и тот этому посмеялся. А она, дура старая, почему-то расстроилась. Я же на это сказал лишь одно:
   - А мне-то как стыдно тещенька. Да, видать, на все воля Божья!
   Сева сначала озлился на мурку очень, хотел было заставить сказать правду, но я его сумел отговорить, объяснив, что, может быть, мы сами чего напортачили, когда деньги меняли. Ибо мурка-то Севкина была кошечкой невестки все того же Ивана Ароновича, героя нашей предыдущей истории. И все-таки Сева обиделся, теперь уже на меня.
   Выходит, я мог сунуть ему липовых денег, ему, моему любимому сыну!
   Хотел уже было даже Тимке поплакаться. Пришлось подбросить ему, да и Тимошке за компанию, деньжат. Так, на всякий случай!
  
   10 января 2007 г.
  
  

Добрый поступок.

(еще сказочка)

  
   Когда он пил, То всех мирил.
   С.Р.
  
   - Ладно, - сказал Сева и почесал лапкой нос. - Папа придет - откроет, а я покамест с Тимкой в шашки поиграю.
   Эй, братец, хватит спать, вставай, будем в шашки биться! - трясет кота Тимку. Тот и усом не шевелит.
   - Ну, хорошо волосатый! - говорит Сева и идет на кухню за водой, чтобы уже точно разбудить Тимошку. Кто же выдержит такое?!
   Тима сквозь сон:
   - Ох, придется просыпаться, а то это чмо короткошерстное сделает какую-нибудь гадость.
   Глубоко зевая, а заодно и рыча, как маленький лев, окончательно просыпается. Только он, значит, пришел в себя, а Сева уже тут как тут, с цельной кружкой!
   - А это ты братан, - говорит Тима, а сам косится на кружку, - чего это у тебя?
   - Да так, видя, что попался, отнекивается Сева, - попить малость захотелось. Тима:
   - А не описаешься, выпив стоко?!
   - Ах ты Мурло! - трубит Севастьян и кидает в брата кружку.
   Слава богу, промахивается.
   Тима, блаженно улыбаясь:
   - Хорошо, Чудо, сдаюсь! Идем играть в шахматы.
   Сева:
   - Идем, но только в шашки!
   Тима:
   - В поддавки или Чапаева?
   Сева:
   - Все попробуем, не успокоюсь, пока не выиграю.
   Берут доску и играют шахматными фигурами в шашки.
   Через некоторое время Сева:
   - Не, в Чапаева неудобно, фигуры какие-то нелетучие!
   Тима:
   - Оно понятно, значит, сдаешься?!
   - Ну, уж нет!
   Играют дальше. Сева, уже вконец обозленный тем, что проигрывает:
   - Да ну его, этого Чапаева, уже все лапы отбил. Предлагаю ничью. И играем в поддавки.
   - А если не соглашусь?
   - Тогда... тогда, - немного подумав, - не дам тебе валерианки. Мне папа Сережа подарил.
   - Брешешь поганец, я сам видал, как ты у бабушки из шкафчика стащил. Увидел, что там ещё есть, вот и не удержался.
   - Ваша правда, господин старший брат. Ну, так как ничья?
   - Слушай братан, я, конечно за, но помни, чему я учил тебя маленького.
   Сева:
   - Ур-ра ничья! Не хочу в поддавки, давай лучше выпьем! А что воровать плохо, это я помню.
   Тима:
   - Еще бы, если бы меня так же колотили, тоже бы не забыл.
   Теперь уже Тима пытается открыть пузырек. Никак не получается.
   - Да ну его, папа придет откроет. Через некоторое время снова пробуют, уже каждый по очереди.
   Сева:
   - Да что же это люди делают! Так закрыть!
   Тима:
   - Не любят они животных, вот и вредят им!
   Сева:
   - Обидно, однако, что мы - пьяницы какие что ли? Если пьем иногда, то только по делу.
   - Верно братик, а чего еще прикажешь делать, коли жизня такая неинтересная!
   Опять не открыть. Думают. Затем Сева ударяет себя по лбу и говорит:
   - А пес с ним, раз не открыть - разбабахаем его нахрен! А содержимое с пола слижем, ведь не впервой.
   Тима:
   - Правильно, давно бы так!
   Швыряет пузырек в холодильник, тот раскалывается. Но не вдребезги, а как надо, потому что бросок мастерский. Аккуратно, чтобы не порезаться, зашвыривают осколки под холодильник. Затем начинают лизать пролившуюся валерианку.
   - Хорошо, - урчит Тима, уже малость окосев.
   - И не говори, - поддакивает Сева, - крепкая, зараза.
   Долизав все вчистую, пошатываясь, идут в комнату и ложатся на диван спать, как обычно, в обнимку. Через пару секунд уже храпят на всю квартиру!
   Мама Галя (почему-то сегодня она пришла раньше всех. Отпросилась, наверное. Сердце матери, оно все чует! Нюх-нюх):
   - Не пойму, чем это пахнет?! Похоже, на валерианку. Ну, мать, все ей неймется! Я вот химии не употребляю. Лучше уж водочки хряпнуть, ежели нервничаешь!
   О том, что валерианка не только успокаивает, она, видно впопыхах, начисто, забыла.
   - Фу, как прет, сколько же это надо вылакать, чтобы так пахло. Небось, целый пузырек.
   (Как в воду глядела!)
   Раздевшись, идет в кухню.
   - Похоже, пила здесь. Сколько раз просила: "Не делай этого на кухне!" Никогда не слушает. Ладно, сегодня я ей все скажу.
   Входит теща. Тоже нюх, нюх.
   - Кто разлил валерианку?!
   - А то ты не знаешь! Только не разлил, а так пил.
   - А откуда мне знать! Меня дома с утра не было!
   - А вот и врешь, ты только одна и сосешь валерианку!
   - Ну не также, что я дура какая-нибудь, чтобы вонять на всю квартиру! Я всегда по чуть-чуть.
   - Но только не сегодня!
   - Да заткнись ты, показывай лучше, что там у тебя.
   Внимательно, причем на пару, обнюхивают и осматривают кухню.
   Теща, одевая очки:
   - Кажись, вон откуда прет, - показывает под холодильник. - Посмотри что там.
   Мама Галя смотрит:
   - Щас достану. Так и есть пузырек, только разбитый! Ну, мама, ты что совсем охренела на старости, разве можно так ставить. Думать надо! Ты ушла, а оно само и упало. Это же холодильник. Его знаешь, как трясет!
   Теща:
   - Лучше заткнись, корова, а то сейчас врежу! Вечно на мать наговариваешь. Да не я это, не я!
   - Точно, не ты?!
   - Не сейчас, точно получишь!
   - А кто тогда?
   Грозно смотрят друг на друга.
   - Может, твой разлюбезный или его бандит Севка!
   - Да? Убедила! Придет - спросим!
   Звонок в дверь. Теща:
   - Кто там? - Да я, я!
   - Ну, слава богу, приперся, наконец-то. Сейчас за все ответишь!
   Открывает дверь. Входит зять (папа Сережа) с двумя баулами.
   Мама Галя, высовываясь из кухни:
   - А сам открыть не мог?!
   - Извини, милая, я очень торопился!
   Обе:
   - Подарки что ли приготовил?
   Зять примирительно:
   - Почему сразу подарки, просто в щечки побыстрей поцеловать хотел.
   Обе недовольные:
   - Да пошел ты... иди,смотри, что тут!
   Папа Сережа, сразу смекнувший, в чем дело:
   - Не ничего не чую. Теща сует ему битый пузырек в нос:
   - А это что?! Папа Сережа:
   - Ну, я это, я, а что такого? Он сам упал!
   Теща грозно:
   - Почему не убрал?!
   - А где?!
   Теща:
   - Мать твою, чего прикидываешься?!
   Зять, поняв, что отнекиваться бесполезно:
   - Не было времени, торопился очень!
   Мама Галя, снова ковыряясь рукой под холодильником:
   - Я чего-то не пойму, а где разлитое?!
   Папа Сережа:
   - Испарилось, наверное?!
   Мама Галя:
   - И все-таки странно.
   Все трое идут в комнату, а там... Короче, как обнюхали ребят, так и поняли сразу, в чем дело! Хорошо, что хоть каждый по-своему.
   Мама Галя:
   - Сергей, ты все-таки свинья! Вдруг они отравятся, ведь целый пузырек выдули!
   Теща:
   - Да как же! Будет им чего! Я же говорила, что Севка, поганец!
   Треплет Севку за ухо, но тот и не чует. Видать, действительно многовато по пол пузыря на рыльце.
   Мама Галя примирительно:
   -Да и наш тоже хорош, а еще за порядком следить оставлен!
   Папа Сережа:
   - Ладно, девочки, пусть проспятся сначала, а там видно будет. Давайте лучше обмоем мою новую книгу! Я и бутылочку принес!
   Открывает баул, достает шампанское.
   - А там, что? - спрашивает теща, пытаясь заглянуть внутрь.
   - Да там несколько книжек, на память подарили!
   Мама Галя:
   - Твоих, что ли?
   - Ага!
   Теща:
   - Небось, гадость?!
   Папа Сережа:
   - Давай лучше замнем... мама Галя, открывай!
   Теща:
   - А ты, что сам не можешь? Мужик - тоже мне!
   Мама Галя:
   - Он боится!
   Ну и стали, значит, они наливать да выпивать, пока бутылку до конца не приговорили! После чего подобрели настолько, что больше уже к котам не цеплялись.
  

Конец сказочки!

  
   13 января 2007 г.
  
  
  

Совсем сказочка.

  
   - Блин, - сказал Тимоша, стукнув с досады лапкой по стульчику, на котором сидел Сева.
   - Ой, да больно же!
   - А ты, что хотел? Если мне какая-то скотина мешает смотреть порнуху, я что ли терпеть должен?!
   Сказал да и пошел брать телефонную трубку.
   В телефоне человеческий голос:
   - Писателя Свеклина можно?
   Тима с досады человеческим голосом:
   - Ведь уже два часа ночи!
   В трубке:
   - А я поздно ложусь. Так, где он?!
   Тима, уже буквально рыча в трубку:
   - Спит писатель ваш, теперь до утра не дождетесь!
   Трубка:
   - Хорошо. Передайте, что Атлантов звонил.
   Тима, малость опешив, а заодно и подобрев:
   - Ух ты, певец что ли?
   - Нет, поэт!
   Тима, разочарованно:
   - А! Хорошо, передам. Он знает ваш номер?
   - Знает.
   - Ну, тогда он вам сам позвонит завтра, аж с самого утра!
   Голос в трубке испуганно:
   - Только, чур, не раньше десяти. Я поздно встаю.
   Тима:
   - Да понял я, понял.
   Кладет трубку. идет обратно в комнату, а заодно по пути недовольно урчит:
   - Блин! Развелось, понимаешь ли всякой шушеры! Один, блин, писатель, а этот, блин, и вовсе поэт! Во дятлы-то!
   Входит в комнату. А там Сева воспользовавшись отсутствием брата, вовсю шурует пультом, крутя пленку туда и обратно.
   Тима:
   - Ты чего делаешь, мелкий? Так и поломать недолго!
   Сева:
   - Да мне интересно, когда на убыстренном, кролики да и только! Во, смотри, - опять крутит.
   Тима смотрит во все глаза, затем согласно кивает:
   - Точно, блин! А я и не замечал раньше!
   Сева:
   - Так ты всегда порнуху вполглаза смотришь!
   Тима:
   - Это почему же?
   - Ты уж прости за правду, брат, но ты ведь у нас кастрированный.
   Тима обиженно:
   - Да, что я евнух что ли какой-нибудь, мать твою! Мне тоже интересно, большое иск-х-уйство, как-никак!
   Сева:
   - Оно, верно, - заграница. Кстати, наши тоже насобачились не хуже! Хочешь, поглядим?
   Тима:
   - Да не, я пас. Расхотелось чего-то.
   Сева:
   - А кто звонил-то? Баба Муся с дачи?
   - Не, другой тронутый. Поэт, понимаешь ли, Атлантов.
   Сева:
   - Не не знаю. Мелочь, наверное, какая-то!
   - А то нет!
   - И чего ему надо было?
   - Папу Сережу требовал!
   - Во дают! Три часа ночи! - смотрит на часы, - совсем не спится что ли?!
   - Да нет, говорит, только поздно встает.
   - Ну мы ему устроим, все доложим папе!
   Тима:
   - Точно, разбудим его пораньше и пусть себе звонит.
   Сева:
   - Интересно, сколько нам еще блаженствовать? Когда у мамы Гали путевка кончается? Тима:
   - Кажись, послезавтра должна приехать из Парижу!
   Сева:
   - Во, как! Живут же люди. А мы с тобой все дома, да дома, даже на улицу и то - по праздникам выпускают.
   Тима:
   - И не говори братец, зверюги! Ладно, ты досматривай, а я пойду спать ложиться.
   Влезает на кровать к папе Сереже, обнимает его и мгновенно засыпает.
   Сева, уже где-то под самое утро:
   - Не, все, хватит, глаза уже слезятся! А все же хорошая штука порнуха. Надо бы к муркам самому шастнуть! Жаль, Тимка не в теме. А, может, пока наших баб нет, вообще к себе пригласить?! Папа будет не против, я уверен. Ему все до фени! Вот Тимка, тот может заартачиться.
   Ладно, видно будет.
   Тоже влезает к папе на кровать, обнимает того, уже с другого боку и также быстро засыпает.
   Где-то в семь тридцать все трое вскакивают, от неистового звонка телефона.
   "Кто это может быть?" - удивляются все трое, а особенно папа Сережа. Он вообще раньше девяти никогда глаз не открывает.
   Папа Сережа протирая глаза, а заодно густо матерясь, идет поднимать трубку:
   - Алло?!
   - О, Свеклин, здорово, это Атлантов.
   - Ну, ты даешь: ведь только полвосьмого!
   - Извини, но я вдруг неожиданно вспомнил, что мне сегодня рано вста­вать. Хочу в Пушкин съездить в парк. Гербариум пособирать, а заодно и воздухом подышать. Поедешь со мной?
   - Да ты что, ку-ку, что ли совсем?!
   - А чего? Пивка попьем!
   Папа Сережа, осознав, что случай тяжелый:
   - Да не, не могу, жену надо встречать из заграницы приезжает.
   - Ну, ладно, как хочешь. Тогда бывай!
   Сева, как и обычно, в таких случаях, спрашивает у Тимы (Сева туговат на ухо):
   - О чем говорили-то?
   Тима:
   - Да, блин, говорит: "В парк поехали! Гулять!" Не, точно дятел обмороженный Сева:
   - И все, больше ничего?
   - Да, кажись, мать наша приезжает чуть ли не сегодня!
   - А когда?!
   - Не знаю, наверное, ближе к ночи.
   Сева, усиленно размышляя (не в слух): "Бля, бля, бля! Так нужно торопиться, не то поймает! А я уже загорелся. Может, не стоит? Впрочем, плевать, ведь не выгонят же! Подумаешь, бабу привел. Я ведь не папа Сережа, женатик хренов! Я - кот-одиночка, бля и еще раз бля! В конце концов!"
   Вслух:
   - Папа Сережа, а ты когда сегодня будешь обратно дома?
   - Да поздно, сыночек. Дел много.
   Сева, про себя: "Ага, значит все о'кей! Ведь не врет же?!"
   Сева, когда папа Сережа ушел на работу.
   - Слушай, Тимонс, ты не против, ежели я пока папы нету, мурку приведу сюда? Тима:
   - А к ней не хочешь сползать?!
   Сева:
   - Да не, братик, с той я поссорился. А у той, которая на примете, хаты нет! Кстати, можем и тебе привести, только без обид!
   Тима:
   - Право, не знаю, мне-то зачем? Если только потискать?
   Сева:
   - А хоть бы и так. Я все оплачу, иначе мне стыдно!
   Тима:
   - А пес с ним, тащи шерстлявочек! Что я - не кот, что ли?!
   Сева одевает гуляльный комбинзончик и уходит в поход по злачным местам. Где-то около двух по полудню приводит двух цыпочек. Тима к этому времени хату уже подготовил. Знакомятся, значит. Похоже "мальчики" кошечкам понравились. Болтают, телик смотрят, короче, весело проводят время!
   Потом очередь доходит и до главного. Расходятся по разным комнатам. У Севы все, как и должно быть, тип-топ. У Тимы возникают кое-какие трудности.
   Киска (звать Машка):
   - Да не переживай ты так, котик, я ж не знала! Давай лучше просто пообнимаемся.
   Обнимаются. Через некоторое время:
   - Слушай Тим, а говорят, что у некоторых все же получается иногда, только котят от них не бывает.
   Тима обиженно:
   - Не верю!
   - А давай, я у Клавки возбудителя попрошу и попробуем.
   Идет в комнату, где Сева и Клава. Задерживается надолго, затем приходит довольная:
   - Вот, - показывает пузырек, - две капли, а лучше - четыре. Посмотрим, что будет.
   Тима пьет.
   Машка:
   - Подействует не сразу, если, конечно, подействует!
   Тима:
   - А когда?!
   - Часа через два, три, а что, у нас разве уже нет времени?
   Прошло три часа.
   Машка:
   - Ну, как?
   Заодно и Клава с Севой поддакивают. Тем уже этого дела не надо!
   Тима:
   - Пока ни мур-мур! Сева:
   - Девочки, сколько еще у вас есть свободного времени?
   Обе хором:
   - Только до восьми часов вечера!
   Тима, разочарованно:
   - Блин, уже полвосьмого!
   Сева шутит:
   - А ты, как кролик попробуй, ведь не зря же я тебе фильму крутил! Клава:
   - А как это? Ты мне показывал?
   Сева:
   - Да показывал, показывал.
   Клава:
   - А вот и врешь, а ну быстро снова в койку. Заныкал, понимаешь ли.
   Снова идут в другую комнату. Тима озадаченно:
   - О, кажись, зашевелилось! О, блин, фантастика!
   Мурка:
   - Ах ты мой золотой!
   Вопли, стоны и тому подобное!
   Вдруг неожиданно открывается входная дверь. Пришел папа Сережа. Ничего не подозревая, открывает дверь в комнату, где Сева с Клавой.
   - О, мама родная! - Тихонько закрывает дверь. - Не буду мешать.
   Идет в другую комнату.
   - Господи и здесь траходром! Во, дают котята!
   Уходит в кухню, чтобы не отвлекать. Сидит, ждет, а заодно и кофий с булочкой попивает.
   Где-то без пяти восемь вечера, коты и кошки выходят из своих логовищ и гуськом на кухню: девочки перекусить напоследок, котики приветствовать папу.
   Только, значит, сделали они свои дела, стали уже прощаться, как в квартиру ввалилась мама Галя с чемоданами!
   Мама Галя:
   - Привет, ребята!
   Папа Сережа:
   - Так ты, вроде, должна лишь завтра?!
   - Да, блин, так получилось, я и сама не ожидала.
   Замечает всю гоп-компанию.
   - А это, что за чудики?
   Папа Сережа:
   - Это-то, друзья к ребятам в гости заходили, уже уходят. - Кошечкам: - Ну, все, все. Хватит сопли жевать, пора и по домам. Мамки с папками, небось, заждались!
   Клава с Машей:
   - Чао, мальчики.
   Папа Сережа открывает дверь, и те уходят.
   Сева:
   - А проводит можно?
   Тима:
   - Да заткнись ты, и так влипли!
   Папа Сережа:
   - Не, сынок, мама не разрешает, поздно уже!
   Мама Галя:
   - Ну-ну, проводить, значит!
   Папа Сереже:
   - Я так и знала, что все этим кончится! А где твоя? Признавайся!
   Папа Сережа, испуганно:
   - Да ты что, дорогая? Я ни-ни. Это все они! Котики!
   - Котики, говоришь. Хорошо, позже проверим, как ты меня любишь! И, если грешен - прибью! - Котам: - А вы, чего лыбитесь? И вам тоже всыплю, за компанию. Да и вообще, что это такое! Вы кто: кобели или коты?!
   Дальше не было ничего интересного.
  
   14 января 2007 г.
  
  

Не виноватые мы, он сам хотел!

(печальная сказка)

  
   Тима с Севой на чердаке на даче, курят марихуану.
   Тима, докурив до конца цигарку:
   - А все-таки гадость!
   Сева, искурив только наполовину, тушит остаток:
   - И не говори, а выбросить все же жалко, после докурю.
   Тима:
   - Да брось ты её совсем, нахрен.
   - Как же, щас. А вдруг кто найдет, что тогда?
   Тима:
   - А чего нам-то бояться, все люди знают, даже Иван Ароныч, что кошки травку не курят!
   Сева:
   - Кстати, об Иване Ароныче. Чего это к нему человеки какие-то зачастили, все носят да носят чего-то?!
   - Ну ты, ё-моё, даешь! А где я по-твоему взял эти цигарки?!
   Сева:
   - Выходит, ему все мало, уже и в наркотики вдарился! У, хапуга!
   Тима:
   - Дурень, это и есть самый прибыльный бизнес для такого бандюги, как он.
   Сева:
   - А все-таки, он дерьмо собачье, если не хуже!
   Тима:
   - Согласен, но что мы можем?! Нам его не пробить.
   Сева:
   - Бля буду, но я ему все же наврежу!
   Тима:
   - Так и я не против, но как?
   Сева:
   - Стоит подумать (думает вслух): "Милицию натравить... бесполезно. Там все у него схвачено. Стащить не удастся - охрана (пауза). А если спалить нахрен, а Тимон?!
   Тима:
   - Да, можно попробовать, а вдруг он дома запасов больших и не держит?! Может, у него, пункт - транзит!
   - Во бля, как запел, транзит, значит. Скажи лучше - боишься! А, вообще, хоть бы и так! Все равно подпалю. Клянусь папой Сережей.
   Заслужил!
   Тима:
   - Пожалуй, ты прав, пусть весь сгорит нахрен, не жалко!
   Сева испуганно:
   - Не, не, малость подпалим да и будя, а там пусть потушат. С говном лучше шибко не возиться, себе же дороже.
   Тима:
   - Думаешь, могут узнать, что это мы?!
   Сева еще более испуганно:
   - Акстись засланец, тогда уж точно шапки сделают, - едва не хватаясь лапкой за сердце, пока ещё только, вытирая со лба пот. - А какая из меня шапка?!
   Тима с чувством черного юмора:
   - Ясное дело, хреновая!
   Сева обиженно:
   - Да пошел ты!
   Тима примирительно:
   - Так и я боюсь! Да делать нечего, кто же постоит за правду-матушку, коли не мы?! Сева:
   - Верно, помнишь, как когда-то три богатыря!
   Тима:
   - А третий, стало быть, папа Сережа?
   Сева:
   - Ну не мама же Галя?! А давай вдвоем?!
   Тима:
   - Ладно, видно будет! А теперь пошли-ка, братан, на разведку. Разнюхаем, что там у Ароныча.
   Слезают с чердака с превеликим трудом, видать, действительно, крепко курнули. Пошатываясь, а затем и вовсе ползком проникают на участок соседа.
   Хозяйский пес Грифон из конуры:
   - Кто это там, так обкурился, мать вашу, - вылезает. - А, привет Тимон с Севастьяном. - Чего надо-то? Барина дома нет.
   Тима с Севой одновременно:
   - Да мы это, просто гуляем.
   Грифон:
   - Знаю я вас, опять нагадить в чужом месте норовите?!
   Сева:
   - Не понял?!
   Тима затыкает ему пасть лапой:
   - Тише ты, скотина, вдруг догадается, продаст ведь!
   Сева в знак согласия кивает ушами. Тима отпускает его.
   Сева:
   - Слушай, дядя Гриф, а ты сам-то курнуть не хочешь?
   Тима снова затыкает ему пасть уже другой лапой.
   Грифон:
   - Да отпусти его Тимка, пущай полает, авось, что дельное и прокукарекает. Небось, не дурак, в натуре!
   Сева, наконец, свободный:
   - Да не, в натуре, Гриф, хорошая штука, крепкая, еще полцигарки осталось! - Достает из кармана окурок, - не веришь? На, помусоль!
   Грифон:
   - А чего, в натуре? Все равно делать нехрена. Давай сюда, попробуем. А ты, случаем, не с перьями котик?
   Громко хохочет, довольный своей шуткой.
   Тима, опережая Севу, чтобы тот все не испортил:
   - Не, он у нас чистый, как сам Ангел, гляди, какой белый!
   Тоже хихикает, довольный данной импровизацией.
   Грифон раскурив начинает пробовать качество. Сева все это время, отвернувшись, стиснув зубы, а за одно и кулачки, зло топает ногами, короче, выпускает пары, чтобы не вцепиться в Грифонову морду.
   Грифон:
   - Ух, хорошо.
   Докурив:
   - Жалко маловато, надо бы еще добавить!
   Тима:
   - Братан, сгоняй еще за одной.
   Сева, уже успевший выпустить пар:
   - Так нету же больше!
   - А то ты не знаешь, где я брал. А ну, живо давай, слыхал?! Дома-то его нету!
   Уже на ухо:
   - А я тут пока барбосу лапшу повешу.
   - Гут, - говорит Сева и начинает действовать.
   Тимон в это время отвлекает Грифона, травя тому байки. Приведу, только одну из них, она больше всех понравилась псу.
   В армии, в стройбате, солдат говорит прапорщику-прорабу: "Товарищ прапорщик, а вы можете гвоздь забить с одного удара?"
   Прапорщик: "Ясное дело, смогу, товарищ солдат, а вы?"
   Солдат пробует. Куда там!
   "Эх вы, а ведь уже второй год служите! Дайте сюда!"
   Берет гвоздь, затем молоток. Хлоп! С одного удара самое то, что надо
   "Ух ты, - восхищается солдат".
   "Это еще что! - говорит польщенный прапорщик. - Я могу и в стену!"
   Солдат: "Да неужто?!" - "А то, как же! Глядите, товарищ солдат!"
   Бах и точно, стена пробита насквозь, да так, что шляпку и клещами не ухватить!
   Солдат восхищенно: "Товарищ прапорщик, а вы не могли бы это все показать всему нашему отделению? А то сержант на слово точно мне не поверит".
   Прапорщик совсем, отупев от похвальбы: "Хорошо, я вам, бляха, устрою спектакль, до старости не забудете".
   Уже перед всем отделением: "Смотрите: раз и готово! Ну как?"
   Молчание.
   "Ладно. Вот еще раз!"- уже в совсем другое место, чтобы, наконец, оценили. "Не правда ли, круто?!"
   Отделение хором: "Так точно, товарищ прапорщик!"
   Сержант: "Товарищ прапорщик, а не могли бы вы сделать это еще один раз, но только в том месте, которое я вам укажу?"
   Прапорщик: "Хитрите, сержант?" - "Да нет, просто очень интересно, товарищ прапорщик".
   Прапорщик, махнув рукой: "Была - не была, показывайте, где, товарищ сержант".
   Сержант показывает ему место.
   Прапорщик - раз и ни хрена! Гвоздь заходит в стену лишь до половины. Прапорщику стыдно, просит перебить, мол, рука дрогнула. Берет другой гвоздь, раз и опять неудача.
   "Как же это так, да быть такого не может!" - изумляется прапорщик.
   В третий раз, уже без спроса берет гвоздь и бьет, на этот раз, уже изо всех сил и притом два раза! Все равно ничего. На одной и той же длине гвоздь застревает и дальше уже - ни в какую. Только он собрался стукнуть в третий раз, как из-за стены раздался голос командира части: "Вашу там мать, зачем же так громко стучать в стену, я же не глухой, уже иду! Ой, а это что, бля, такое, кто посмел?!"
   Грифон, услышав эту байку, долго смеялся. Минут пять, не меньше. Очень уж ему понравилось то, что командир части оказался крепче гвоздей!
   Наконец, Сева возвращается с полным карманом цигарок.
   Тима:
   - Дядя Гриф, пару хватит?
   Грифон:
   - Давай четыре, гулять, так уж на полную!
   Сева:
   - А плохо не будет?!
   Грифон:
   - Как же, щенок, жди! Я - псина крепкий, да и барин только послезавтра приедет. Еда и вода есть, так что точно оклемаюсь!
   Коты оба хором:
   - Ну, как знаешь!
   Дают ему цигарки. Тот курит, а они смотрят, умиляясь, до тех пор, пока пес не вырубается окончательно.
   Сева:
   - Ну, что, пора? Пошли палить!
   Тима (он-то выкурил больше):
   - Пошли, хотя, постой. А вдруг вспомнит о нас старый, ведь продаст!
   Сева:
   - А кто ему такому поверит! На него же и свалим.
   Видать, Сева успел еще добавить для храбрости, потому так долго и отсутствовал.
   Тима почесывал лапкой нос:
   - А как ты думаешь: Ароныч по-собачьи понимает?
   Сева:
   - Да не должен, вроде бы.
   Тима:
   - А я думаю, что да. Ведь скотина-то он редкая!
   Сева:
   - Так идем или нет?!
   Тима:
   - Хрен с ним рискнем, где наша не пропадала!
   Уходят на дело. Уже на обратном пути переговариваются.
   - А ты прав, нету дома ни хрена путного, видать, и впрямь транзит! За это пусть теперь и мучается! А не потухнет?
   Тима:
   - Да пошли уже, что теперь-то вспоминать, когда дело сделано! Там видно будет. Уже глубокой ночью, разбуженные воем пожарных сирен, наблюдают с чердака, как пожарные спасают от огня соседский участок.
   Тима:
   - Не понял, кажись, дом уцелел?! А что же горит-то?
   Сева:
   - А пес его знает! 3начит, не вышло, пошли узнаем!
   Тима:
   - Да боязно!
   - А мы потихоньку!
   Вынюхивают, значит. Подслушали разговор двух пожарных.
   - Слушай, первый раз такое вижу.
   - Да и я тоже. Жалко пса. Чего это он убежать не мог, что ли?
   - Как же убежать, а цепь?
   - Так ведь будка-то сгорела, а шест, за который он был привязан тоже деревянный был.
   - Тогда не знаю, может, пьяный?
   Подходит командир, уже без противогаза:
   - О чем гутарим парни?
   - Да, командир, пса жалеем!
   Командир:
   - А чего его жалеть! Скотина безмозглая, так обкурился анаши, что чуть пол участка не спалил! Хорошо хоть и сам тоже сгорел, а то бы вообще неприличина получилась. Пожарные хором:
   - О, бля, чего только не бывает!
   Командир, подозрительно зыркая глазами по тому месту, где спрятались котики.
   - Интересно, кто же его этому научил? Наверняка, не хозяин.
   - Не мы это, не мы, - взвизгивают Сева и Тима, - и опрометью бросаются вон из этого ужасного места.
   Пожарные, все трое разом:
   - Да тут еще и кошаков полно, ну тогда хозяину, точно надо съезжать отсюда нахрен. Можно, конечно, было бы и дальше продолжить эту историю, да только зачем? И без того понятно, что безобразники. И в этот раз ушли от ответственности. Добавлю лишь одно! С этого самого дня, отношения между бабой Мусей и Иваном Ароновичем, стали все более и более ухудшаться. И теперь они не друзья, а скорее враги. Увидя ее, он орет:
   - Твои коты только на шапки годные.
   А она ему в ответ:
   - А твой пес и вовсе сдох!
  
   15 января 2007 г.
  
  
  
  

Первый день нового президента или попросту кошмар!

  
   Сева входит в комнату.
   - А это кто?
   Тима:
   - Ну, блин, даешь! Это же новый президент!
   Сева:
   - Ну и рожа!
   Тима:
   - Так это же кукла, дебил!
   Сева:
   - Не понял, кто кукла, а кто дебил?
   Тима:
   - Да передача такая есть. Шендерович сварганил. В ней, понимаешь ли, всех крупняков нашего государства парадируют в виде кукол.
   Сева:
   - Так что же тогда выходит, этот - ненастоящий?! Тогда нахрена он мне нужен?! И смотреть не буду.
   Уходит, возвращается снова:
   - А кто все-таки дебил? Я что-то не урюхал?!
   Тима:
   - Да все они там дебилы!
   Сева:
   - Понятно!
   Уходит уже окончательно.
   Тима переключает на кабельное, на тот канал, где эротика. Видать, и ему тоже не понравилось, как президента песочат. А там, мать твою, опять те же куклы! Только повтор давнишней программы, когда еще старый Бориска всем верховодил. Ну, ту самую, где он со свиньей в Царской ложе разговаривал. Как его бишь там? О, кажись, вспомнил: "Лебединое озеро" называется. Посмотрел Тимон чуток, чтобы вспомнить, в чем суть. А как вспомнил, вообще выключил телевизор нафиг. Да и улегся спать пораньше с горя! Так, видно, что-то ему в этом грёбаном телевизоре не понравилось.
   Сон Тимы.
   Тима - президент, Ельцин у него за премьера.
   Сева, тот и вовсе - вылитый Паша Грачёв (то есть министр обороны).
   Секретная беседа в кабинете самого Тимы!
   Тима Ельцину:
   - Нет, Борис, ты не прав, с американцами дружить надо!
   Сева влезая без очереди:
   - А зачем? У нас территория больше, значит, мы и круче!
   Тима:
   - Боря, объясни ему, я уже не могу!
   Боря Ельцин:
   - А я его поддерживаю. Плевать, что у них армия сильнее, все равно мы лучше. Есть же и международное мненье, кто же им, как Никите, тапком стучать позволит по столу, не те нынче времена, понимаешь ли.
   Тима, хватаясь за голову обеими лапками сразу:
   - Блин, куда я попал! Цирк да и только, даже хуже прямо сплошной зверинец! Сева и Ельцин хором:
   - Не поняли Шеф?! Ты, что против нас, что ли?!
   Тима испуганно:
   - Да не, я за, но только осторожность никогда не помешает, лучше обождем. Ельцин с Севой опять хором:
   - Чего?
   Тима:
   - Дальнейшего развития событий! Короче пустим все на самотек.
   Сева:
   - То есть подождем, пока они сами не предпримут первые шаги
   Ельцин:
   - Во дает, уже на вы Америку называет! Ладно, ребята, раз дело сделано, давайте обмоем. Приглашаю ко мне на дачу!
   Президент:
   - Уж не в Барвиху ли?
   Ельцин:
   - Самое, что ни на есть для этого дела место!
   Тима и Сева выпучивают глаза от удивления, затем Тима пишет что-то и передает это Севе. Тот читает.
   Сева-Паша:
   - Да господин Президент так и есть, за ним осталось.
   Ельцин возмущенно:
   - Чего за мной осталось, небось брешите?! Я всегда долги плачу! - надвигается грозно на Севу.
   Тима-Президент примирительно:
   - Все, хватит трындеть. Если решили, то едем и точка!
   Барвиха. Общий стол в зале для торжеств. За столом: Тима с супругой, Ельцин с женой, Сева с Эллой Панфиловой, с ними затесались Абрамович с Таней Дьяченко. Пьют, значит, жрут, а заодно и дела свои обсуждают. Один Ельцин почему-то песни поет.
   Наина Ельцина:
   - Борис, хватит орать, не слышишь что ли, о чем президент с Абрамовичем беседуют?!
   Ельцин еще громче:
   - Ой, мороз, мороз, не морозь меня, а морозь коня! Я ведь, это Я!
   Абрамович, толкает Бориску в бок локтем и шепотом, но так чтобы все слышали:
   - Ну, хватит, лучше и впрямь заткнись, а то карманных денег не получишь! Дьяченко очень тихо, чтобы никто другой не расслышал:
   - Ромик, не обращай на него внимания, мы и сами все обтяпаем!
   Ельцин неохотно умолкает, после обиженно:
   - Вот так всегда, вечно пугает! Несправедливо это!
   Плачет. Сева с Наиной успокаивают его. Сева:
   - Не надо, Боря, мы за тебя и мы все помним. Ельцин успокаивается.
   Тима супруге Мурке Моисеевне на ушко:
   - А я, блин, все, все слышал! Ну, Ромка, а еще детдомовец! Все, небось хапнуть хочешь, да и Танька туда же! Оно, правда, и понятно, бабы все дуры!
   Мурка Моисеевна, обиженно фыркая:
   - Все да не все!
   Тима:
   - Извини, дорогая, я не тебя имел в виду!
   Мурка:
   - Ладно, замнем, слушай лучше дальше, ишь уши какие отрастил, как у зайца. И, чтобы после обо всем доложил! А то глупая я, понимаешь ли, а сам-то тоже недалеко ушел! Тима:
   - Тише!
   Ельцин, видно, уже окончательно очнувшись:
   - Все, надоело, пойду прошвырнусь!
   Жена хочет идти вместе с ним.
   Ельцин Наине Иосифовне:
   - А ты сиди здесь и слушай, может, еще чего надумают.
   Орет во все горло:
   - Эй, свинья!
   Входит кабан в малиновом пинджаке с револьвером в одном кармане и сотовым телефоном в другом, правда, без буденовки, точнее, вообще с бритой наголо головой. Похоже, телохранитель Борискин.
   Свинья:
   - Я здесь, босс!
   Ельцин:
   - Поехали прогуляемся.
   Уходят в обнимку.
   Наина, порываясь вмешаться:
   - Куда это они?!
   Но Абрамович, а заодно и Дьяченко не пускают ее.
   Сева шутит:
   - Куда-куда? По девкам, небось!
   Наина пыхтит от злости.
   Сева, не замечая, шутит дальше:
   - А, может, и по мальчикам. Тайное обязательно становится явным!
   Наина хватается рукой за сердце.
   Тима дает Севе-Паше подзатыльник:
   - Не смей больше так шутить, накажу!
   Сева, оправдываясь:
   - А чего, пожалуй, я правду сказал, не пить же по-новой он поехал?! Мог бы и здесь с тем же успехом.
   Все обиженно хором, кроме Наины, та пока еще не пришла в себя:
   - Как не стыдно, а ещё министр обороны!
   Затем уже один Абрамович:
   - Еще раз ляпнешь подобное, станешь бывшим!
   Тима-президент примирительно:
   - Ну, все, Рома, хватит, постоянно ты чем-то недоволен! Я ведь тоже могу так! Абрамович с гонором:
   - Это, что, угроза, президент?
   Тима грозно:
   - Лучше не зли, не то все отберу, - добавляя как бы на будущее, - и Чукотку, да и Челси тоже потом отниму! Вообще голым останешься!
   Абрамович на все это показывает Тиме кукиш, а затем и вовсе неприличный жест! На этом месте Тима в ужасе просыпается. То ли от страха, то ли от гнева - непонятно, наверное, и сам не знает.
   Тима, отирая со лба пот:
   - Блин, приснится же такое! А еще говорят: "Сказок не бывает!"
  

На этом конец истории.

  
   16 января 2007 г.
  
  
  

КАЖДОМУ ПО ЗАСЛУГАМ

(Счастлива сказочка)

  
   Пошли как-то Тима с Севой в магазин сельский (дело было на даче) рыбки купить. Очень уж им этого захотелось. Пришли, глядь, а магазин закрыт.
   Чего там? Прочитай! - Говорит Сева.
   Тима надевает очки и начинает читать:
   - Переучет на четыре дня. Ничего себе!
   Сева:
   Вконец оборзели люди, совсем срамоту утеряли! А как же мы? Ведь за цельных четыре дня без рыбки и сдохнуть можно!
   Тима (тоже недовольный):
   - Вечно не везет, что делать-то будем, брат?
   Сева:
   - Даже не знаю. - Думает. - Придется, пожалуй, зайти без спроса.
   Тима:
   - Да ты что, украсть что ли?! А вдруг поймают, прибьют же!
   Сева:
   - Не поймают, мы осторожно.
   Осматривает магазин снаружи.
   - Аха, вот, где сигнализация! Ладно, будем копать и затем проломим пол.
   Тима:
   - Блин, скоко работы, а вдруг там и рыбы-то нет той, которую мы любим! Во, фигня-то будет!
   Сева:
   - Как же нет! Есть она там, осетринка, есть! Я сам видал, как Ароныч с черного хода два осетра пер.
   Тима:
   - А кто еще видал?
   Сева:
   - Кажись, никто. Во всяком случае, драки точно не было!
   Тима:
   - А, может, он все у них и конфисковал? Небось, поэтому с горя и закрылись!
   Сева:
   - Не, я сам слышал, как он обещал еще зайти, как раз именно сегодня. Во влип-то, старый хрыч! Придешь, козел, а оно и закрыто. Будешь знать, как нас забижать! А то шапки, мол, из нас и то, не выйдут!
   Тима:
   - Верно, и чего он к нам привязался?!
   Сева:
   - Ладно, полно причитать, давай лучше о деле. Значит, все сегодня ночью грабанем.
   Тима:
   - Блин, работы много!
   Сева:
   - Ничего, братик, выдюжим, зато бесплатно!
   Тима со вздохом:
   - Только это и обнадеживает.
   Уже дома беседуют, готовясь к делу.
   Тима:
   - А чем пол ломать будем, не зубами же его грызть?!
   Сева:
   Ох ты, а ведь я это не додумкал. Что же делать-то?
   Тима:
   - Блин, и еще раз блин!
   Чешет горлышко.
   - Придется делиться!
   Сева:
   - Чего? С кем еще?!
   Тима:
   - С кем, с кем! С хорьком этим вонючим, крысой Арнольдом.
   Сева испуганно:
   - Да ты, часом, не опупел, братан? Они же все сожрут сами.
   Тима задумчиво:
   - Да, семья у него большая.
   Сева:
   - Не то слово, огромная! В прошлый раз, когда я его видел, он говорил, что баба его снова дюжиной окотилась. Теперь, небось, уже большие!
   Тима:
   - Договоримся, нам осетрину, а им все остальное. Ну, я пошел к Арнольду, а ты пока готовься получше, чтобы все прошло на мази.
   За полночь, у магазина Тима и Сева, со снаряжением, крыса Арнольд с семейством. Сева:
   - Ты чо, Арни, совсем обнаглел что ли, столько привел?!
   Арнольд, оправдываясь:
   - Так все хотят.
   Тима:
   - Угомонись, братан, так даже лучше.
   Сева обиженно:
   - Чем?
   Тима:
   - Быстрее будет.
   Сева, подумав, уже миролюбиво:
   - Ладно, Арни, гони отпрысков на дело.
   Уже внутри магазина.
   Арни и его семейство, скопом:
   - Во, жратвы-то скоко! Не уйдем, пока все не сожрем.
   Тима и Сева в один голос, награждая подзатыльниками не в меру разбушевавшихся крысят:
   - А ну тихо, вашу мать! Сначала мы, как договорились, а потом уже ваша очередь! Арнольд, видя, что Тима с Севой что-то основательно ищут:
   - Ребята, а побыстрее нельзя?! Я ведь их, долго сдерживать не смогу.
   Сева радостно Тиме:
   - Все, нашел, только две рыбки и осталось!
   Тима:
   - А где?
   Сева:
   - Да вот, - показывает - где. Тима:
   - Блин, здоровущие какие! Допрем?
   Сева:
   - Надо, братик, надо. Не оставлять же этим, - зло смотрит на Арнольда с семейством. Берут каждый по рыбине и с трудом тащат прочь.
   Арнольд восхищенно:
   - Во, дают, неужели стащат?!
   Предлагает:
   - Мальчики, вам помочь?
   - Не, не мы сами.
   - Ваше дело, - говорит Арнольд.
   Затем, уже обращаясь к своим деткам и супруге:
   - Ну, все братва, коты ушли, налетай! Ура!
   Тима и Сева кое-как дотащили рыбины. Уже на чердаке едят осетрину и, запивая её, Тима пивком, а Сева валерианкой, мило беседуют.
   Тима:
   - Интересно, Арнольд все, что сможет в нору утащит?
   Сева:
   - А ты разве не слыхал, как они пели: "Не уйдем, пока все не сожрем!" Тима:
   - Точно-точно, теперь и я вспомнил. - Подумав, - тогда их, точно, застанут. Сева:
   - А нам-то что? Думаешь сдадут нас?
   Тима:
   - Да кто им поверит. Все знают, что они сами первостатейные ворюги.
   Сева:
   - Не, лучше я пойду и объясню им, что так нельзя.
   Тима:
   - А как надо, знаешь!?
   Сева озадаченно:
   - Пойдем тогда вместе?!
   Тима:
   - Пошли!
   Тима и Сева перед магазином, внутрь заходить не хотят, шёпотом:
   - Арнольд, выходи, это мы.
   Появляется Арнольд очень довольный.
   - А это вы. Чего ещё?
   Тима:
   - Слушай, Арни, вы там надолго?
   Арнольд:
   - А чего? Там еще много.
   Сева:
   - Знаешь что, утащите-ка, что можете в нору, а остальное бросьте, не то точно пропадете!
   Арнольд, подумав:
   - А ведь дело говоришь, кот. Пойду, поговорю со своими, но ничего не обещаю. Тима и Сева:
   - Твое дело, а мы пошли назад. Ну, смотри, ежели попадешься и нас сдашь, всех твоих, кто спасется, точно передушим.
   - Понял, - обиженно говорит Арнольд, все будет, как надо!
   Уходит.
   Тима и Сева тоже удаляются доедать рыбку.
   Где-то через неделю баба Муся говорит маме Гале:
   - Слышала? Наш Сельпо обворовали, пока у них там переучет шел.
   - А кто?
   - Да говорят, непонятно: не то люди, не то живность какая!
   - Не врубилась?
   - Да, понимаешь, что не унесли, так начисто перепортили!
   Мама Галя:
   - Тогда, значит, и те, и эти пошустрили!
   Баба Муся:
   - Думаешь?!
   - А то как же? А я-то думаю, чего это у нас в доме, вроде, как рыбой пахнет.
   Обе загадочно смотрят друг на друга.
   А Тима и Сева к этому времени уже рыбку всю и доели. Так что, сами понимаете, опять увильнули.
   А что же случилось с Арнольдом и его семейством? Да ничего особенного. Осень, а затем и зиму они так и питались одними магазинными запасами вплоть аж до самого мая. А потом их, разжиревших на дареных харчах, почти всех переловили приехавшие на лето соседские котики. Кажись, только Арнольд с женой и уцелели, да и те остались инвалидами: он без хвоста, а она без уха. Но это им не помешало к осени подготовить еще одну ораву Арнольдин и Арнольдиков.
  

Конец

заветной седьмой сказочки.

  
   16 января 2007 г.
  
  
  

Незваный гость хуже...

  
   Сева ковыряется на свалке, ищет что-либо годное для хозяйства.
   Тима дежурит на стреме. Сева, разгребая очередную кучу хлама:
   - Не понял, а что там за морда, а ну вылазь живо! Тимка, греби сюда, щас мы его на пару уделаем!
   Тимка тут же подскакивает на помощь.
   Тима:
   - Ну, чего там?
   Сева показывает ему.
   Тима:
   - Кажись, крыса там, ну и чего! На кой она нам? Мы же домашние.
   Сева, злой:
   - Не, щас все равно достану, не люблю я этого дерьма.
   Грозно:
   - А ну, выходи, харя, не то хуже будет.
   Крыса выходит с поднятыми к верху лапами.
   - Все, сдаюсь нахрен, честное слово!
   Тима и Сева, хором:
   - Кажись, я его знаю!
   Крыса, внимательно всмотревшись:
   - О, черт, с перепугу и не узнал! Привет, ребята, да я это я! Арнольд!
   Сева приходит в себя первым.
   Сева изумленно:
   - Кажись Арнольд.
   Тима, тоже уже в себе:
   - Арнольд-то Арнольд, а где, блин, хвост?
   Крыса смущенно:
   - А, так вы, стало быть, ничего не знаете! Тима и Сева, снова хором:
   - А чего знать-то? Давай же, не томи.
   Арнольд:
   - Так это, как вы уехали, сначала все было путем, а потом еда кончилась, уже ближе к маю, мы и вылезли на промысел. А сами-то уже ожирели, да и разленились вконец на украденных харчах, вот кошки и подрали, да так, что мы с женой только и спаслись, да и то чудом. Я теперь без хвоста, а она без левого уха. Горе-то какое.
   Рыдает.
   Тима сочувственно:
   - Неужто всех деток подъели?!
   Арнольд, еще громче рыдая:
   - Всех!
   Сева, тоже сочувственно:
   - Жалко, а чего здесь делаешь?
   Арнольд, утирая слезы:
   - Так, куда было податься? Пробрались мы, значит, к вашей бабке в поклажу, да и дунули вместе с ней в город, но до конца все-таки, побоялись, вдруг не признаете нас, тогда уж точно, пиши пропало. Вылезли, значит, перед самой дверью пока старая с ключами возилась, да и бегом в подвал. Там с тех пор и прижились. Местных-то всех бомжи переловили, а затем и их самих выгнали. Мне знакомец, кот Степа, рассказывал.
   Сева:
   - Который с первого?
   - Он самый.
   Тима:
   - Этот может, он смирный. Сева, влезая:
   - Да и ленивый он потому, что жирный. Где ему мышку или крысу слопать! А жена-то, где?
   Арнольд:
   - Да дома она, обед готовит.
   Тима:
   - А ты чего тогда здесь?
   Арнольд:
   - Так я, как и вы, ребята, искал что-либо пригодное для хозяйства.
   Сева:
   - Ну и нашел?
   - А вы?
   Сева:
   - Ну, ни хрена путного, ладно Тимон идем назад. Чего зря болтаться, дома ведь все равно никого нету. Вот это раздолье так раздолье! В квартире одним-то!
   Арнольд заискивающе:
   - А я за всю жизнь ни разу в городской квартире не бывал!
   Тима:
   - Оно и понятно, ты же деревенский.
   Сева сочувственно:
   - Считай, тебе не повезло, парень.
   Арнольд канючит:
   - Ребята, я хочу с вами. Возьмите и меня, ну возьмите же, пожалуйста!
   Тима и Сева чешут лапками: один - нос, другой - затылок. Размышляют, значит. Тима:
   - Ну, брат, как думаешь - возьмем его?
   Сева:
   - Давай, пусть хлопец красивую жизню, хотя бы напоследок, увидит. Арнольд:
   - А почему напоследок, мальчики, я чегой-то не врубился?!
   Тима, смеясь:
   - Да, - шутит он, шутит. - Ладно, пошли с нами. Уже в парадном, Арнольд:
   - Ребята, вы поднимайтесь, где ваша квартира, я знаю, видел, а я пойду пока пописать, вниз сбегаю, а то в гостях неудобно.
   Сева:
   - Только, давай, поживей, а то не впустим.
   Арнольд:
   - Я живо!
   Бежит в подвал к супруге.
   Тима вдогонку:
   - Можешь и матрешку свою захватить.
   Арнольд, уже с самого низа:
   - Не-не, я один приду, так лучше будет.
   Уже в самой квартире Тима, Сева, крыса Арнольд сидят за столом в комнате смотрят телевизор (не порнуху!), а заодно выпивают и закусывают.
   Арнольд:
   - Да, хорошо тут у вас. так и тянет здесь пожить остаться!
   Сева уже изрядно нагрузившийся и потому реагирующий неадекватно:
   - А что, живи сколько хочешь я разрешаю!
   Тима более трезвый, он всегда пьет понемногу осторожничает:
   - Скажешь тоже, а где нам его спрятать?!
   Арнольд пьяный вообще в дым, но еще вяжущий лыко:
   - Ребята, а я ведь о вас вначале плохо подумал!
   Тима и Сева хором:
   - Колись, бесхвостый, чего удумал?!
   Арнольд, еле ворочая языком:
   - Считал, что вы меня заманить хотите!
   Пауза.
   - Я был неправ.
   Наливает себе еще по полной с горя, выпивает и тут же падает рылом в салат. Короче, вырубился значит.
   Тима:
   - Чего это он, часом не сдох ли?
   Сева:
   - Да не, в обморок упал, переволновался!
   Продолжают пить и закусывать дальше. Некоторое время спустя. Сева уже почти в дупель пьяный:
   - Я пойду сосну чуток, а ты, брат, разберись с этим, - показывает на Арнольда.
   Ложится на диван и тут же засыпает.
   Тима:
   - Во, блин, подарил бог родственника! Пьянь да и только!
   Зло смотрит на Арнольда:
   - А этот, блин, скотина безмозглая, тоже хорош!
   Трясет крысу, Арнольд и носом не шевелит.
   Тима озадаченно:
   - Выбросить его, что ли за дверь нафиг?
   Думает.
   - Не, жалко, как никак сами пригласили, придется к жене снести в подвал. Тоже, блин, неохота!
   Пробует приподнять крысу.
   - О, блин, тяжелый-то какой! Да, ну его, точно не дотащу! Что же делать-то?
   Длительная пауза.
   - Нет он должен все-таки сам, мало ли, что в гости пригласили. Зачем же так пить! Опять думает.
   - О, кажись, сообразил. Положу-ка я его пока в холодильник. Полежит там чуток, живо дурь выветрится! А как проситься станет, я его и выпущу. И все будет тип-топ, как говорится, и крысы сыты, и коты довольны.
   С превеликим трудом делает, что и обещал. Закрыв холодильник, идет обратно в комнату и продолжает смотреть телевизор.
   Тима:
   - Интересно, сколько ему для этого понадобится? Я полагаю, не менее часа! Крутит каналы. Затем где-то уже почти к самому сроку неожиданно сам для себя, случайно засыпает.
   Уже ближе к ночи. Папа Сережа, пришедший, наконец, с работы, первым делом открывает холодильник, а там!..
   Папа Сережа:
   - Ё-моё, крыса в холодильнике?!
   Чешет нос.
   - И как она туда попала, хотел бы я знать?!
   Трогает крысу пальцем, непонятно: вроде, как холодная, а вроде, как и не совсем?
   Идет в комнату.
   Папа Сережа:
   - Понятно. Опять отчебучили!
   Трясет Севку - бесполезно! Тимку... тот, нехотя, врубается.
   Тима:
   - А, папочка, привет.
   - Я те сейчас дам "привет"!
   Идет на кухню, берет платочком крысу (так брезгует), несет её в комнату и показывает Тимке.
   Тима, все ещё не очень соображая:
   - Кто это?
   Папа Сережа грозно:
   - А вот ты мне сейчас сам и расскажешь!
   Кладет крысу в платочке на стол. Снимает ремень, а заодно и хватает кота за шкирку.
   Тимка, видя, что дело швах скулит:
   - Не надо не бей, я все расскажу!
   Папа Сережа отпускает и вставляет ремень обратно.
   - Я слушаю, гаденыш.
   Тима:
   - Это все он, - указывает на спящего Севку. - Совсем допился задница!
   Папа Сережа грозно:
   - Короче!
   - Да это Арнольд, крыса, помнишь тот, который с дачи?
   Папа Сережа:
   - Не знаю я никакого Арнольда, я на даче уже и забыл, когда был. Ладно, понятно, но зачем же в холодильник?!
   Тима:
   - Так он выпимши в хлам, думали - там отрезвеет.
   - Думали... ни хрена вы не думали! Когда я пришел вы дрыхли, а он там мерз! Тима:
   - Каюсь, папа, грешен, надо было будильник поставить.
   - Эх ты, на посту заснул значит! Ну, ладно, посмотрим, что там.
   Делает Арнольду разогревающий массаж, тоже через платочек. Очень старается, наконец, крыса подает первые признаки жизни.
   Арнольд, открывая глаза, первым делом чихает, затем осматривается, увидев папу Сережу пытается вырваться, но не тут то было!
   Папа Сережа:
   - Ишь ты, шустрый, ожил-то как!
   Тима:
   - Арни, не шебуршись, это свой.
   Крыса успокаивается, но все ещё затравленно зыркает глазами.
   Папа Сережа отпускает крысу.
   Арнольд:
   - Что это со мной случилось, замерз, как собака?!
   Тима, не признаваясь:
   - Не знаю, когда мы с Севой вздремнули, ты лежал мордой в салате.
   Арнольд старательно обнюхивает свою шерстку:
   - Странно, а пахнет так, как будто я в морозилке сидел! Со мной это уже было, однажды, когда с дуру в рефрижератор залез. Потом с месяц радикулит мучил!
   Тима - папе Сереже, боясь, что все раскроется:
   - Проводи его, папа, домой, пожалуйста, он в нашем подвале живет!
   Арнольд, ударяя себя лапкой в лоб:
   - Я же жене не доложил! Который час?
   Тима:
   - Полночь!
   Арнольд:
   - От это да! Она, наверное уже, кого смогла на уши поставила. Надо спешить, не то беда будет!
   Тима:
   - Папа Сережа тебя проводит, а заодно все и объяснит.
   Арнольд:
   - А ты, что не можешь?
   Тима загадочно:
   - Не, папа лучше сможет!
   Делать нечего, папа Сережа берет Арнольда с платочком вместе, в придачу к ним - кусок колбасы грамм на двести - и выходит из квартиры. Почти тут же буквально впрыгивает обратно! Уже без колбасы и Арнольда.
   Орет:
   - Тимка, сволочь ты немытая, там же их тьма!
   Тима:
   - Кого это?!
   Папа Сережа не может найти подходящего слова, потом всё же выпаливает:
   - Да друзей Арнольда твоего!
   Тима:
   - Во, блин, попали! Папа, делать нечего, разгружай холодильник!
   Папа Сережа согласно кивает:
   - Да лучше так, не то, как бы хуже не было! Только теперь ты иди сам!
   Тима:
   - А мы Севку пошлем, он еще ни хрена не знает.
   Будят того, приводят в чувство, обвешивают сосисками и выставляют за дверь. Оттуда, шум тарарам! Папа с Тимой очень хотят узнать, что же вышло из их затеи, но выглянуть боятся! Через некоторое время шум стихает. Затем и вовсе открывается дверь и обратно входит Сева, причем с Арнольдом на руках!
   Сева радостно:
   - Не дрейфь, мужики, я договорился! - Указывает на Арнольда. - Он будет жить у нас!
   Немая сцена, напоминающая окончание пьесы Гоголя "Ревизор".
  
   17 января 2007 г.
  
  

Загадочная история.

(сказочка)

  
   Сева, выглядывая в форточку настолько основательно, что Тима держит его за ноги: - Вот это да, смотри, какая бибика, в жизни такой не видел!
   Тима:
   - Где? Сева:
   - Да слева, почти под нашими окнами!
   Тима, отпуская одну "ногу" Севы, вытягивается и глядит влево.
   - Не, не вижу!
   Сева чувствуя, что он начинает съезжать вниз, орет от страха:
   - Ты чо, братан, я же упаду! Ой, мама!
   Тима:
   - Блин, а я и забыл, что тебя держу! Сейчас!
   Втаскивает того обратно в комнату.
   Сева:
   - Однако, ну и натерпелся же я, прямо душа в пятки ушла!
   Тима:
   - Прости, родненький, - ласково гладит брата по голове, - я же не нарочно.
   Сева:
   - Ладно, замнем. Ну и тачка, тысяч сто баков, пожалуй, стоит!
   Тима, почесывая нос:
   - Живут же люди, нам бы так!
   Сева:
   - Верно, братик, обидно, даже завидки берут.
   Тима:
   - А где она все-таки стоит, расскажи?
   Сева:
   - А чего болтать-то зря? Стемнеет, пойдем и посмотрим. Мы ведь и ночью, что надо, углядим.
   Тима:
   - А зачем тогда, когда можно прямо сейчас?!
   Сева:
   - Не, пока нельзя, я что-то удумал.
   Тима:
   - Опять гадость какую?!
   Сева:
   - А чего? И правильно. Не люблю я выскочек, сам знаешь!
   Тима:
   - Хорошо, как скажешь, только ты это... не очень. Вдруг выследят?
   Сева:
   - Ха, ха, как же, не бойся! Сам знаешь, какие из нас шапки!
   Уже ночью, чтобы наверняка, папа Сережа дрыхнет без задних ног, короче, вообще ничего не чует, мамы нет, она в гостях, бабки тоже. Та на даче.
   Тима:
   - Пошли что ли? Чего ковыряешься?
   Сева:
   - Помог бы, а то мне одному тяжело тащить стоко причиндалов!
   Тима:
   - А на хрена набирал?
   - Сева:
   - Скажешь тоже! В таком деле всякое сгодится.
   Тима с Севой теперь у самой машины. Осторожно, но тщательно ее осматривают и еще более осторожно ощупывают.
   Тима:
   - Не, угнать не сможем, сигнализацию точно не осилим.
   Сева:
   - Похоже, что так. Что же делать?!
   Тима:
   - Видно, придется идти домой не солоно хлебавши.
   Сева:
   - Ну, уж дудки. Гадом буду, коли чего не удумаю! Помнишь, как хохол в известном анекдоте: "Что ни зъем, то надкушу!"
   Тима:
   - Чего на этот раз хочешь, признавайся. А то и я убежать не успею!
   Сева смеется:
   - Хорошая шутка, братец. Не дрейфь, все будет, как и обычно, в ажуре!
   Тима:
   - Ну, коли так, тогда, давай вредить.
   Сева:
   - С чего начнем?
   Тима:
   - А я почем знаю, ты же командир!
   Сева сразу, приободрившись, начальственным тоном:
   - Итак, раз кругом сигнализация, шибко трогать опасно! Отвинтить колесо точно не сможем, поцарапать тачку, тоже навряд ли. Остается только одно, действовать на расстоянии!
   Тима:
   - И чего делать будем?
   Сева:
   - Ха, зря я что ли стоко добра сюда припер!
   Тима:
   - Да там у тебя все больше ключи гаечные да отмычки.
   Сева:
   - Не только. Есть еще нож кнопочный и во!
   Вытаскивает из-за пазухи ракетницу.
   Тима:
   - Ну и чем будем?
   Сева:
   - Да и я, брат, тоже пока еще не решил. Послушай: если ножом, то можно лишь колесо проколоть.
   Тима:
   - Пожалуй, и стекло разбить можно.
   Сева:
   - Так и камнем не хуже!
   Тима:
   - Тогда, как же быть, не томи, я чо-то не врубаюсь!?
   Сева:
   - Это просто, будем действовать ракетницей. И бьет дальше, да и поджечь может запросто!
   Тима:
   - Хорошо, давай целься!
   Сева:
   - Не спеши, давай мешок с нашим добром на спину и дуй на угол на шухер. А я тут сам разберусь.
   Тима, одевая мешок:
   - Ну, уж нет, кукиш, я оттуда не все увижу!
   Сева:
   - Ну, коли и ты не боишься, тогда готовься.
   Отходит на несколько шагов и целится из ракетницы в лобовое стекло. Выстрел, трам-тарарам от ракетницы... стеклу хоть бы хны, как будто бронированное!
   Сева едва успел увернуться от отскочившего патрона, лишь трава малость загорелась! Сева тут же еще раз, теперь уже ножом в колесо... ни хрена путного.
   Сева:
   - Не понял, ведь вошло же?! И тут, сами понимаете, вой сигнализации, а вслед за ней и жуткий рев хозяина из окна.
   - Вы чо в натуре, охренели там совсем что ли? Я ведь из-под земли достану! Тима бросает свой рюкзак, а Сева нож и ракетницу. И опрометью скрываются через потайной ход в подвале.
   Где-то через пару дней папа Сережа маме Гале:
   - Слыхала, у Банкира с шестого новую тачку грабануть хотели?!
   Мама Галя:
   - Ну и как?
   - Не вышло, едва ноги унести успели! Даже инструмент, и тот, со страху побросали.
   - И как, следствие идет?
   - А то как же! Говорит, уже сняли отпечатки пальцев. Просили приехать, мол, очень неожиданные результаты.
   Папа Сережа и сосед Банкир с охраной встречаются у выхода из лифта. Папа Сережа, приподнимая шляпу:
   - Здравствуйте, Виктор Степанович!
   Банкир:
   - А это ты, писатель. Привет. Не поверишь, они там в милиции совсем сбрендили, в натуре. Человека от кошки отличить не могут! Но я, этого так не оставлю, я сам все разузнаю!
   Идет дальше, выходит из парадной, за ним охрана.
   Папа Сережа, усиленно обмозговывая услышанное:
   - Или я дурак! Или чего-то все-таки не так понял?! Причем здесь кошки-то? Входит в квартиру раздевается, заходит в комнату, подозрительно поглядывает на дрыхнувших на диване Севку и Тимку.
   - Не, это не мои! Они, так не могут, я ведь их сам учил, что вредить соседям грех.
   Случайно открывает кладовку:
   - Не понял, а где мой новый набор инструментов? Я ведь его еще так и не открывал, с тех пор как принес из магазина.
   Усиленно думает. Затем:
   - О, ё-моё, если это точно, то, что я думаю, надо держать ухо востро, пусть лучше считают, что это кошки!
  

Конец сказочки.

  
   18 января 2007 года.
  
  
  
  

За все надо платить или нечестный папа!

(невеселая сказочка)

  
   Пошли как-то летом Тима с Севой на охоту, а заодно и лукошки с собой взяли, ягодок пособирать. Сева - тот ещё и короб на спину взвалил, для грибов, значит. А какая у котов охота, сами знаете. Птичек половить, да зайчиков попугать!
   Охотятся, ни черта поймать не могут. То ли птица шибко умной в последнее время стала, то ли причиндалы не позволяют.
   - Все, - говорит Сева, - больше не могу, устал. А ты брат?
   Тима:
   - Тоже умаялся. Говорил я тебе, оболтусу, ну на кой ляд нам это-то дерьмо, - машет лукошком, а заодно и тычет им в короб Севки.
   - Снял бы что ли эту гадость.
   Сева:
   - Да погорячился я малость, думал, что, если не одним, так другим займемся. А тут на тебе, сплошной фиг нахрен. Ни птичек, ни грибов, да и ягод, кажись тоже.
   Прислушивается:
   - Слышишь: кто-то там вдали, как кусты ломает.
   Тима тоже навостряет уши:
   - Так не только ломает, кажись, и орет вдобавок. Сейчас чуток передохнем и пойдем поглядим.
   Отдыхают.
   Сева обиженно:
   - Это просто наглость какая-то, сколько можно, совести что ли нет, уже совсем слышно стало!
   Тима, нехотя поднимаясь:
   - Блин, пошли выясним в чем дело!
   Сева:
   - Причиндалы берем или пока здесь бросим?
   Тима испуганно:
   - Ты чо, звезданулся что ли? Стащат ведь!
   Сева:
   - Да, жалко будет. Ладно, идем.
   Берут каждый свое и идут разузнать, в чем там дело. Где-то, уже значительно ближе к источнику шума, вдруг неожиданно замечают, как из кустов вдалеке выскакивают двое мужиков, а вслед за ними огромный бурый медведь. Похоже, очень старается, но догнать мужиков пока не может.
   Тима и Сева, присвистнув, хором:
   - Во дают то.
   Сева:
   - Как ты полагаешь, братан, поймает он их или нет?
   Тима, прищурившись, всматривается:
   - Не братик, на дерево влезут, а может, и рекой уплывут.
   Сева жалостливо:
   - Плохо, что мы этого не увидим, гляди, как быстро шуруют-то. Нам нипочем не догнать!
   Тима:
   - Хватит скулить, идем дальше. А тебе не кажется, братик, что, вроде, потише как стало?
   Сева:
   - Ага, это я заметил. Да и вообще, похоже, звук весь ушел за этой троицей.
   Тима, останавливаясь:
   - Блин, это чо, мы выходит, зазря такой путь прочапали?!
   Сева:
   - Погод, родимый, нюхом чую, там что-то и для нас осталось!
   Тима:
   - Тогда потопали.
   Доходят до того места, откуда медведь с мужиками выскочили, внимательно всматриваются, затем бредут дальше.
   Сева:
   - Это что такое, яма какая-то, могила что ли?
   Тима, внимательно оглядывая яму:
   - Щас спустимся, тогда и узнаем.
   Лезет в яму.
   Сева:
   - Я что-то боюсь!
   Спешит вслед за братом. На дне ямы. Тима смотрит наверх.
   - Во, блин, накопали-то, метра два, не меньше!
   Сева испуганно:
   - Я же говорил, что могила это! Пошли отсюда, еще придурок какой-нибудь закопает.
   Тима:
   - Да не ссы ты так, кому мы нужны! А тут что?
   Тычет куда-то.
   Смотрят, затем усиленно копают лапками.
   Сева восторженно:
   - Вот енто да! Оружие, кажись?!
   Тима:
   - Да, трофейное, еще с времен Отечественной осталось.
   Сева пробует поднять автомат. - Во тяжесть-то!
   Тимка помогает Севе пристроить автомат на спину в короб, дуло торчит наружу.
   Сева:
   - Ну, я полез обратно что ли?
   Тима:
   - Погоди, я еще кое-что надыбал! - держит в зубах противотанковую гранату. - А теперь айда!
   С превеликим трудом лезут наружу, при этом по пути Тима изо всех сил толкает Севу в задницу, чтобы тому легче было. Наконец, все-таки выбираются. Оба пыхтят, причем Тима больше.
   Тима:
   - У, блин, устал!
   Хочет отдохнуть.
   Сева, тоже едва жив:
   - Не, Тимон, давай лучше дунем отсюда, пока не поздно, дома отдыхать будем!
   Тима, ругаясь:
   - Блин, бля, хорошо, гаденыш, пошли.
   Идут домой. Короче, еле допехали, когда уже совсем стемнело! Еще бы. Как никак километров с десять отпахали! Уже утром, как обычно, на чердаке дачи.
   Сева:
   - А на кой оно нам надо, это добро, а братик? Мы ведь стрелять-то не умеем!
   Тима:
   - Во дебил, кто ж это тебя стрелять заставляет? Мы его лучше продадим!
   Сева:
   - Не, гранату не дам. Она для Ароныча, а то с тех пор, как погорел, совсем нас не уважает!
   Тима:
   - Щас! Как же - для Ароныча. Больше я в такие кумекалки не игрок.
   Забыл, что еле спаслись тогда! Нет, тоже продадим.
   Сева хнычет:
   - Не отдам, драться буду!
   Тима, угрожая ему автоматом, с трудом отбирает у Севки гранату.
   Тима:
   - Ну, что успокоился?!
   Сева задумчиво:
   - А кому продадим-то?
   Тима:
   - Блин, во влипли! Связей-то у нас, и вправду, нет, если только через того же Ароныча!
   Сева показывает брату кукиш, а это, мол, видел? И пытается снова взять гранату. Тима опять наставляет на него автомат, затем слышится шум драки.
   Папа Сережа откуда-то снизу, он в этот раз тоже на даче, по пьяни случайно заехал:
   - Эй, вы там, ребята, чего опять не поделили?!
   Сева и Тима, выглядывая в чердачное окошко:
   - Привет папа, лезь сюда!
   Теперь уже втроем рассматривают добытое оружие.
   Папа Сережа довольный:
   - Хорошие штуки, ребята! Автомат, можно сказать, в рабочем состоянии, только подготовить малость надо, да и граната, кажись, целая.
   Что делать-то будем?
   Тима:
   - Продавать!
   Сева опять за свое:
   - Нет, гранату не отдам!
   Папа Сережа:
   - Тише, сыночек, дай папе подумать.
   Мыслит.
   - Знаете, что, мальчики, связей-то и у меня нет, да и опасно продавать, могут ведь и прокатить.
   Сева озадаченно:
   - Как это?!
   Тима:
   - Эх, деревня, это же просто, оружье отберут, а потом еще и по башке дадут, - обращаясь к папе Сереже, - правильно я говорю, а па?
   Папа Сережа:
   - Молодец, сынок, толково мыслишь! Поэтому я и предлагаю, не продавать оружие каким-то там барыгам, а взять да и сдать его попросту государству.
   Сева:
   - И что за это нам будет?
   Папа:
   - Ничего плохого, еще и деньгу дадут в придачу. Кажись, три штуки за Калашник и тысячу за гранату!
   Тима:
   - Видать, ничего другого и не остается. Как говорится, лучше синица в руке, чем журавль в небе.
   На том и порешили. Севе, чтобы не ныл про гранату, папа Сережа подарил пузырек валерианки из тещиных личных запасов, Тима ограничился одной колбаской.
   Где-то денька через три Тима после беседы по сотовому с папой, немного грустный, Севе:
   - Слышь, братан, гранату-то твою не взяли!
   Сева, взвизгивая:
   - Я же говорил не отдам, выходит не зря. - Идиоты, она бы мне и тут пригодилась! - зло смотрит в сторону соседского участка.
   Тима:
   - Да тише ты, заранее не ори, она у тебя неисправная оказалась!
   Сева:
   - Быть не может!
   Тима:
   - А на кой им врать-то?!
   Сева разочарованно:
   - А я уж было обрадовался! Думал, папа обратно привезет и тогда уж... а так что, на кой она мне такая?!
   А за автомат скоко дали?
   Тима:
   - Как папа и обещал, аж три тысячи.
   Сева уже на другой день:
   - Слушай брат, я всю ночь не спал, все размышлял: нестыковка, как вроде какая-то получается. Если он сдал государству, то оно все брать обязано! Тима:
   - А ведь верно братик, а папа, засранец, сказал, что гранату не приняли! Сева:
   - Позвони и спроси, куда он её дел?
   Тима идет звонить.
   Приходит обратно.
   Сева:
   - Ну, чего?
   Тима озадаченно:
   - Выбросил, говорит.
   Сева:
   - Понятно!
   Затем оба хором:
   - Обманул, значит, нас папа, это детей-то своих! Хорошо же, папочка, как аукнется, так и откликнется!
  
   ПОСТСКРИПТУМ.
   Медведь, хоть сам мужиков и не поймал, но все-таки догнал их аж до самого отделения милиции, где те за всё и поплатились.
   Оказывается, это были черные, как их бишь, короче, оружьеискатели!
   А медведю этому с тех пор в лесу, что ни наесть самый почет был! Никто на него не только не охотился, а всякий, наоборот, так и норовил каким-нибудь гостинцем одарить.
  
   18 января 2007 г.
  
  

Бесы в бане.

(Сказочка на ночь)

  
  
   Решили как-то Тима с Севой сельскую баню посетить, а то что же это получается, третий месяц на даче, а еще ни разу как следует не помылись. Как говорится, сказано - сделало. Пошли, правда, уже ночью. Чтобы никого не отвлекать.
   Подходят к бане, а сами удивляются, чего это там свет горит?!
   Тима озадаченно чешется.
   Сева:
   - Погодь, брат, не спеши, я щас влезу да и посмотрю зачем это?
   Влезает глядит в окно.
   Длительная пауза, затем Сева:
   - Вот это да, Тимка, лезь-ка и ты сюда.
   Тима уже рядом с Севой:
   - Блин, ни хрена себе! Им что, дня мало? Сева:
   - Да ты посмотри, что вытворяют! Интересно, кто это все-таки?
   Тима, тщательно протирает запотевшее стекло, потом внимательно всматривается:
   - О, узнал, кажись, это же местный мэр, а тот который слева... Сева:
   - Что шаечкой прикрывается?
   Тима:
   - Он самый.
   Сева:
   - Ха, так и я его узнал, это же Ароныч, только голый.
   Тима:
   - Во блин, каких друзей себе завел зверюга!
   Сева:
   - И не говори, везет же людям. Я бы тоже от таких крошек не отказался!
   Тима:
   - Да я не о девочках, а о мэре.
   Сева малость задумывается. После паузы:
   - Это что же получается, власть дружит с бандитами?! Нет, это плохо.
   Тима:
   - Да уж, чего хорошего!
   Сева:
   - Давай их, сдадим милиции, хоть на какое-то время неудобство почуют. Тима:
   - Как же, неудобства!.. Да таким писай в глаза, а они смахнут и скажут - то с небес роса.
   Сева:
   - А ты, все-таки позвони.
   Тима достает телефон, звонит. Никто не берет трубку.
   Тима:
   - Блин, никто не хочет отвечать, похоже бесполезняк!
   Сева, прищуриваясь:
   - То-то я гляжу, эта рожа мне знакома. Тимка, прекращай дозвон! Здесь ихний начальник в самой, что ни на есть гуще бабья! Ишь ты, чего выделывает, постеснялся бы, ведь мы же смотрим!
   Тима, спрятав сотовый:
   - Да ты за нас не беспокойся, братик, мы уже не маленькие!
   Пристраивается рядом с Севой. Оба внимательно изучают картину за окном.
   Сева:
   - Какая гадость, не-е, я этого, так не оставлю!
   Тима:
   - Ну, хватит, опять своё заскулил, да не хочу я им вредить! Честно скажу, просто боюсь. Пошли лучше и мы мыться, оттаскивает брата за шкирку. Тот вначале упирается, потом все же соглашается. Сева:
   - А все равно обидно! Ладно, раз ты так хочешь, пойдем, сначала помоемся. Тайком пробираются туда, где еще свет не горит.
   Уже внутри, Тима:
   - Блин, это что за каморка?
   Включает фонарик и все внимательно осматривает.
   Сева:
   - Да выключи ты свою коптилку, у меня и так с утра глаза чего-то болят!
   Тимка:
   - Так не видно же ни хрена! Пару по самое "дальше некуда".
   Сева, прикрывая глаза рукой:
   - Ну, как, изучил?
   - Да, похоже удачно попали. Это не зал, а номер.
   Сева:
   - Маленький чегой-то?
   Тима:
   - Дурень, он же одиночный! А нас-то двое!
   Сева:
   - А, понятно. Ну чо, братан, начинаем? Да выключи ты его. Мы лучше на ощупь, что я тебя голого что ли не видел!
   Тима, выключая фонарь:
   - А оно ведь и правда забавно, на ощупь-то.
   Моются, кряхтят, пищат, похоже, очень стараются! Постепенно привыкают к туману и, уже кое-что видят.
   Тима:
   - Слушай, братан, а тебе не кажется, что чего-то чересчур уж жарко.
   Сева:
   - Не, не очень, как в парилке!
   Тима:
   - Вот именно!
   Сева:
   - Давай дальше.
   Выливает ушат холодной воды на Тимку, тот орет.
   Тима:
   - Ой, блин, ледянючая!
   Сева обиженно:
   - Опять, значит, набрехал, а ведь говорил, что жарко.
   Немая сцена протеста с обеих сторон, опосля - шум серьезной драки - писк, визг и рев (Севкин).
   Увлекшись, не замечают шум приближающихся шагов. Приходят в чувство, только тогда, когда уже слышат чьи-то голоса.
   Голоса:
   - Кто это там, Кузьмич?!
   Сторож пьяным в дупель голосом:
   - Знамо дело кто, бесы банные там, тоже моются!
   Долгая пауза, тихо как в глуши. Затем робкий голос Ивана Ароновича, его ребята сразу узнали, сосед как никак.
   - Брешешь?!
   Сторож:
   - Не верите, можете сами проверить!
   Ароныч:
   - Ладно, пошли, но ты, чур, первый!
   Кузьмич:
   - Ясное дело.
   Выходит откуда-то из темноты с масляной лампой. Хочет включить рубильник. - Нет, - говорит Ароныч, - идем так, я голый!
   - Понятное дело, господин барин, извольте.
   Пошатываясь идет туда, откуда был слышен бесов шум, за ним следом Ароныч, на цыпочках с пистолетом наизготовку. Подходят уже к самому месту.
   Тима и Сева, со страху окончательно помирившись, шепотом за дверью:
   Тима:
   - Кажись, влипли?!
   Сева:
   - Похоже. Что же делать?
   Тима:
   - А я знаю!
   Сторож осторожно открывает дверь и лампой освещает помещение. За ним Ароныч с пистолетом. Тима и Сева, как увидели пистолет, так заверещали от страха, чуть самим дурно не стало. А сторожу хоть бы хны, только лампу пониже, значит, опустил, посмотреть, в чем там дело.
   Но Ароныч, тот тоже струхнул, да так, что пистолет выронил нахрен. Ну, тот возьми да и выстрели сам, прямо в сторожеву лампу.
   Наступила, можно сказать, полная неразбериха. Тима и Сева, воспользовавшись этим, выскочили в окно, позабыв при этом не только банные принадлежности, но и одежду тоже. Спасли только телефон и фонарик, да и то потому, что дрались ими.
   Ароныч, уже с обратной стороны двери, сторож все еще внутри.
   Ароныч:
   - Кузьмич, чего это было то?
   Сторож:
   - Я же говорил, бесы это банные. Во, кажись, и причиндалы ихние! Только их самих, уже нету.
   Ароныч более спокойным тоном:
   - Ушли, значит, это хорошо.
   Нехотя, открывает дверь и заглядывает внутрь.
   Ароныч:
   - Чего там Кузьмич, тащи сюда, не томи.
   Кузьмич:
   - Барин Ароныч, сходи, включи рубильник, пожалуйста, плевать что голый, а то ни хрена не видать!
   Ароныч включает рубильник - зажигается свет! Ароныч голый, сторож в тулупе, видать, с улицы пришел, с пистолетом в одной руке и, котяжкиными достопримечательностями во второй.
   Ароныч, отбирая у него пистолет:
   - Это не твое, а тут что такое?
   Показывает на другую руку сторожа.
   Сторож:
   - Да я же говорил, одежа это ихняя!
   Ароныч внимательно рассматривает Тимкины с Севкой трусики, маечки и гуляльные комбинзончики.
   Ароныч:
   - О, бля, мелкота какая, а шуму сколько!
   Сторож:
   - А мелкий бес, он завсегда самый шумный. Силы, понимаешь ли, нет, а пугать хочется.
   Ароныч:
   - Слушай, Кузьмич, а, может, это лилипуты какие-нибудь? А?! Не бреши лучше, не то, как скажу ребятам сразу на смех поднимут!
   Кузьмич:
   - Не, бесы это, точно! Видал же, как в окно сиганули. Не-е, лилипуты так не могут! Тима и Сева, уже дома, как обычно, на чердаке. Сева:
   - Хорошо, что хоть сами спаслись. Ведь, кажись, даже стреляли!
   Тима грустно:
   - Тебе хорошо, у тебя комбинзончиков гуляльных куча!
   Сева:
   - Ха-ха, будешь теперь блудить в трусах и майке!
   Тима:
   - Во, блин, влип!
   На другой день, уже ближе к вечеру.
   Бабушка маме Гале:
   - Слушай, Ароныч совсем обнаглел. Я у него знаешь что, на бельевке нашла?!
   Показывает дочери котикову одежку.
   - Во, гляди, комбинзончики, трусики, маечки.
   Галя, все внимательно оглядев:
   - Блин, точно наши!
   - Вот и я говорю тоже. Во, хапуга-то! На кой они ему?!
   Галя:
   - А нечего было их самой во дворе вывешивать! Бабушка:
   - Да я же, кажись, их снимала. Точно, Тимка приходил забирать!
   Галя:
   - Тогда не пойму.
   - Да я тебе говорю - он это, точно он!
   Чуть позже Ароныч, обращаясь к маме Гале. С бабушкой он так пока еще и не помирился:
   - Леонидовна, ты не видала, куда делись шмотки?
   - Какие?
   - Да трусы, маечки... совсем детские.
   - Нет, а что?
   Ароныч:
   - Да, блин! Улики это! На кой хрен домой припер? Жена, дура, взяла, да постирала. Теперь, в натуре, все пропало. Кто же без них мне поверит?
   Значительно позже. Сева обрадовано Тиме:
   - Наши шмотки нашлись!
   Тима:
   - А где?
   Сева:
   - У Ароныча, жена сушила.
   Тима:
   - Не, не бери, я все равно не одену!
   Сева:
   - Так я уже обещал!
   Тима:
   - Блин! Давай их нахрен зароем!
   Сева:
   - А ты, в чем гулять будешь?!
   Тима:
   - А я подожду, пока папа мне такой же из дома привезет!
   Сева:
   - Ну-ну, долго ждать придется.
   Тима:
   - Так я уже позвонил!
   - Ну-ну, - снова бубнит Сева еще загадочнее. - Ладно, я пошел за вещами!
  

Конец сказочки N11

  
   19 января 2007 г.
  
  
  
  
  

Борцы с нечистью

(сказочка-кошмарик)

  
   Тима Севе, опять же на чердаке, жалуется по секрету:
   - Вконец измаялся!
   - А что так?
   - Да чертовщина с неделю какая-то снится! А вчера и вовсе пугать приходили! Сева:
   - Как это?
   Тима:
   - Да проснулся понимаешь среди ночи, надоело рожи поганые во сне видеть, ну и пописать заодно. Только я открыл глаза, блин, а на меня прямо в упор, нечистая сила смотрит. Мама родная, ну точь-точь та же, что и снилась! Испугался я, значит, дюже, закрыл глаза, а сам думаю: "Какой там пописать, до самого утра так и буду лежать с закрытыми глазами, пока петухи не пропоют, а там уже, говорят, и не страшно будет"!
   Сева, перебивая:
   - А я почему ничего не учуял?!
   Тима:
   - Так ты опять по обыкновению наклюкался на ночь!
   Сева:
   - Ну, не так же. Странно, а мне вообще редко когда, что приснится.
   Тима:
   - Оно и понятно!
   Сева:
   - А я говорил тебе, братец, нервы беречь надо.
   Тима:
   - Так я же не нарочно!
   Сева:
   - И чего делать будешь?
   Тима озабочено:
   - Говорят, чеснок в таких случаях помогает.
   Сева:
   - Не понял?
   Тима:
   - Да тяжело с тобой братец! Чеснок, есть главное оружие в борьбе с нечистой силой, его даже вампиры боятся!
   Сева:
   - А почему?
   Тима:
   - Пес его знает, сила говорят у него такая!
   Сева:
   - У чеснока-то?
   Смеется.
   Тима:
   - Короче, Склифасовский, дуй за чесноком к бабке!
   Сева:
   - Так у нас чеснока и нету, один лук только и остался!
   - А на огороде?
   - Тоже уже нет, все наши "коровы" слопали!
   Тима:
   - Блин, не верю!
   Уходит проверять. Возвращается обратно, весь чумазый.
   Тима удрученно:
   - Ты прав, братец, нету ничегошеньки. Все, что мог перекопал! Сева:
   - А лук не сгодится? Тоже ведь гадость!
   Тима:
   - Фиг его знает. Чеснок - точно, а лук - не знаю.
   Сева:
   - Ну, тогда попали!
   Тима усиленно размышляет. Затем радостно хлопает себя по лбу.
   - Эврика, не пропадем!
   Сева:
   - Чего удумал-то?
   Тима:
   - А то ты не догадался?
   Сева тоже думает:
   - А-а - понял: если нет, то надо стащить, а у кого?
   Тима:
   - Знамо дело, у Ароныча, у него куркуля, точно есть!
   Поздно вечером, когда стемнело, дело было в середине сентября, предпринимают попытку украсть чеснок с огорода соседа. Все, конечно же, проходит тип-топ!
   Уже на чердаке:
   Тима:
   - Хорошо сходили, я подсчитал двадцать - ты, да двадцать шесть я припер. Думаю, хватит!
   Вешают чеснок, где только могут достать.
  
   Нечистая сила сидит в своем логове.
   Старший:
   - Ну, чо, братва, летим и сегодня, в натуре, пугать шерстлявика Тимку?! Бригада:
   - Летим! И Севку тоже пугнём!
   Старший:
   - Ну, это-то, навряд ли получится. Он, небось, опять в дупель! А такому сами знаете и море по колено!
   Бригада озадаченно:
   - Да, похоже, этот парень не по нашим зубам!
   Ночь - самое пугательное время. Бригада нечисти, взбирается по лестнице на чердак. Старший уже у самого входа. (Нюх-нюх):
   - О, бля, в натуре влипли! Это же чеснок! Вот сволочь, никакой жизни нам, нечисти, нету! - Братве: - Что делать то будем?
   Братва хором:
   - Ну, на нет и суда нет. Айда, Шеф, тогда к Аронычу!
   Шеф, поводя рылом:
   - Только чур, пить не до усёру!
   На другой день, Ароныч, где-то около полудня, сразу видно, что не в настроении, выходит из дома и идет по направлению к сортиру. По пути замечает, что грядки с чесноком значительно поредели, останавливается.
   Ароныч:
   - Ё-моё, в натуре, и на чеснок позарились. Все, больше столько не пью. А то так вообще все просрать можно!
   Сказав это, злой, как черт, скрывается за дверью туалета.
   За два часа до этого, Сева просыпаясь, уже вставшему Тиме:
   - Ну как, помогло?
   Тима радостно:
   - А то как же, наука великая сила!
   Сева, ещё зевая:
   - Тогда я тоже доволен!
  

Конец, возможно, самой коротенькой сказочки.

  
   17 января 2007 г.
  
  

Тимкина благодарность

(тринадцатая сказочка)

  
  
   Квартира жены Свеклина, людей нет дома. Сева смотри телевизор, а заодно и приглаживает шерстку Тиминой щеткой. Тима на кухне пишет натюрморт. С некоторых пор он заделался художником. Ходит теперь по квартире в берете и шарфике. Рисует пока еще не очень, но уже исправляется и, даст бог, все же станет-таки большим мастером, хотя бы среди животных!
   Сева переключает на новости. Показывают кадры казни Саддама Хуссейна.
   Сева, переставая чесаться, негодующе:
   - Звери, а не люди! Ты посмотри, что делают. Он же и так старик, зачем же вешать? Нельзя подождать что ли, пока сам на небо отправится?!
   Читает титры. Бывший диктатор Ирака Саддам Хуссейн казнен там-то и тогда-то... мировая общественность взбудоражена поспешным решением нынешних властей Ирака!
   Сева:
   - А я что говорю? Это несправедливо и, без базара, в натуре! - Орет на всю квартиру, - Сволочи! как не стыдно, убью!
   Кидает в телевизор чесалку. После молотит по экрану лапками в припадке гнева.
   Арнольд (крыса) из коридора, вылезая из своего ящика:
   - Севастьян, чего опять орешь-то? или забыл, что я в это время отдыхаю!
   Сева:
   - Да пошел ты... Тут человека убивают, а я, что терпеть должен?!
   Арнольд, уже заинтересованно:
   - А кого?
   Сева:
   - Какого-то Хуссейна старого!
   Арнольд:
   - Неужто Саадама все-таки казнили?!
   Сева:
   - Ага, только что!
   Арнольд:
   - О, бля, самое интересное-то я проспал! Не, меньше пить и жрать надо, а то вечно в сон клонит.
   Севастьян, если будет еще что-нибудь стоящее, буди, не стесняйся!
   Снова забирается в ящик и продолжает спать, как ни в чем не бывало!
   Тима с кухни:
   - Братик, чего горланишь-то? Обожди, скоро буду, уже почти закончил!
   Делает несколько завершающих мазков, потом, откладывая кисти, любуется проделанной работой. На картине накалякано нечто вроде квадрата Малевича, только больше смахивает на трапецию.
   Моет руки и идет в комнату.
   Тима:
   - Чего опять?
   Замечает на полу, брошенную в сердцах Севкой щетку-чесалку:
   - Так-так, значит, своим добром пользоваться не хочешь, все на чужое заришься?!
   Поднимает чесалку, рассматривает:
   - Ох, скотина, сколько волосни нанизал-то!
   Чистит щетку.
   - Ладно, говори уж!
   Севка, смущенный тем, что плохо обращался с имуществом брата:
   - Да я и не орал вовсе. Обидно просто было.
   Тима:
   - А с чего?
   Сева:
   - Так это, казнили все-таки Хуссейна!
   Тима:
   - Во, блин! А чо, и, правда, показывали как?!
   Сева:
   - Показывать-то показывали, но как-то не очень. Съемка, видать, любительская!
   Тима:
   - И как он, не испугался?
   Сева:
   - Не, вел себя геройски!
   Тима:
   - Молодец! А все же жалко.
   Сева:
   - Не то слово!
   Плачет. Затем уже и Тима за компанию.
   Сева сквозь слезы:
   - Это все американцы! Заставили, небось!
   Тима, вытирая слезы и беря себя в руки:
   - А то как же. Ох, не люблю я эту Америку, лучше бы ее не было вовсе!
   Сева, наконец, кончив плакать, торжественно:
   - Я решил протестовать против произвола!
   Тима:
   - А как?
   Сева:
   - Ты напишешь плакать с каким-нибудь лозунгом, а я буду с ним гулять ходить!
   Тима разочарованно:
   - Ну, этого, брат, мало!
   Сева обиженно:
   - А что мы еще можем?!
   Тима:
   - Ну, не знаю, надо подумать, да и вообще, такие дела с наскока не делаются!
   Ближе к вечеру сидят втроем за столом, пьют, едят, а заодно и делятся впечатлениями.
   Арнольд:
   - Ребята вы правы, нехорошо они с Хуссейном поступили, да и американцев, тоже проучить надо! Сева:
   - А я о чем толкую! Тима:
   - Тогда, мальчики, нужно начинать с их консульства на Фурштадтской, там, в соседнем доме, папин друг живет! Можно попробовать через него. Я поговорю с папой об этом. Арнольд:
   - Нечего людей в такие дела завлекать, ненадежные они!
   Сева и Тима одновременно:
   - Не, папе нашему можно доверять!
   Арнольд ехидно:
   - Ну-ну, запамятовали что ли, как он вас с гранатой надул?
   Тима:
   - А ведь было дело, верно.
   Сева, вздыхая:
   - А я ему так верил!
   Арнольд перебивая:
   - Братва, я, кажется, придумал! Давайте поступим так же, как тогда в магазине. Сева:
   - А где же ты здесь, такую шоблу наберешь?
   Арнольд:
   - Баба моя поможет, у неё связи.
   Берет сотовый, идет в ванную и звонит оттуда жене в подвал. Долго о чем-то беседуют, а про что, даже Тимке, и то, не слышно. Затем возвращается обратно.
   - Ребята, все на мази, она договорится. Кстати, можем и без вас обойтись.
   Тима:
   - Как это?!
   Арнольд:
   - Так, мы сами все сделаем. Чего вам-то, зря болтаться?
   Сева:
   - Но мы тоже ведь возмущены.
   Арнольд:
   - А мы и за вас отомстим.
   Тима и Сева скопом:
   - А как мы узнаем?!
   Арнольд:
   - Так по телевизору в новостях объявят!
   - А когда?
   Арнольд:
   - А чего тянуть-то, послезавтра, в утренних и услышите. Послезавтра утром.
   Сева и Тима сидят у телика, ждут новостей.
   Арнольд и его супруга рядом.
   Новости: "Вчера ночью произошло чрезвычайное происшествие. Кто-то, пробравшись внутрь здания консульства США, воспользовавшись нерасторопностью охраны, изрезал, словно ножом, коллекцию живописи господина Консула! По оценкам экспертов ущерб от содеянного около миллиона долларов, так как некоторые картины, можно сказать, не подлежат восстановлению!"
   - Ура, - орут все и громко хлопают в ладоши.
   Затем гробовая тишина, в которой строгий голос Тимки звучит подобно набату:
   - Чему радуемся, дебилы, горю людскому?! А вы, Арнольд и Арнольдиха, вообще, полное Чмо. Картины надо было не губить, а стащить! Тогда бы у них, хоть какая-то надежда появилась!
  
   Конец - сцена подобная той, что в картине Репина "Не ждали"!
  
   20 января 2007 г.
  
  
  
  

Удачная рыбалка

(почти быль)

  
   Решили как-то мама Галя и папа Сережа, искупаться в речке. Ну и мальчиков взяли для компании. Сева сидит, значит, в рюкзаке за спиной у папы, а Тима у мамы, только тыковки ихние наружу выглядывают. Чтобы скучно не было, переговариваются.
   Тима:
   - Братан, правильно сделали папа с мамой, что и нас с собой взяли.
   Сева:
   - Конечно, а то мы бы сами поленились в такую даль.
   Тима:
   - Искупнемся!
   Сева:
   - А ласты с маской не забыл?!
   Тима:
   - Да взял, блин, во всяком случае, для себя точно!
   Сева:
   - А мне и не надо я и без них неплохо могу.
   Тима:
   - Ясное дело, ведь твои предки с озера Ван!
   Сева:
   - Так и ты, вроде как, норвежец у нас, тоже морской, значит человек! Тима:
   - Не, в ластах все же сподручней, а уж с маской-то, могу даже под водой во все глаза смотреть!
   Уже на реке. Папа с мамой, раздевшись, идут купаться.
   Тима с Севой уже успели вылезти из рюкзаков. Тима в ластах и маске, правда, без трубки. Сева с биноклем в лапах. Тима пробует воду, Сева смотрит в бинокль.
   Тима:
   - Во, блин, холодная что-то.
   Сева:
   - О, кажись, рожа знакомая!
   Тима:
   - А где?
   Сева:
   - Да на том берегу, метров за двести отсюда вперед.
   Тима, плавая на спинке, вдоль берега:
   - И кто там? Сева:
   - Ясное дело, Ароныч! Кто же еще может так дурью маяться!
   Тима:
   - Чего делает-то?
   Сева:
   - Да рыбу, придурок, удит.
   Тима:
   - Брешешь, я сколько раз здесь плескался, а ни разу так ни одной и не видел! Сева:
   - А я о чем говорю. О, ё-моё, братан, не поверишь, кажись, клюет.
   Тима, переворачиваясь на животик:
   - Хватит врать-то, все равно не поплыву, далеко это.
   Сева орет благим матом:
   - Мать его, поймал-таки. Ни хрена, щука, да и большая, еле вытянул, подлюга! Тимка, услышав о таком, едва не захлебнувшись, тоже благим матом:
   - О, морда, тоже хочу!
   Сева:
   - Не спеши, братец, пущай ещё поймает, а мы потом у него, когда пописать пойдет, все и стащим!
   Тима:
   - Тогда давай подберемся поближе.
   Сева:
   - Давай, только я с берега руководить буду, сам ведь говоришь, что вода холодная, да и бинокль у меня, как же в таком деле без него!
   Тимка:
   - Паршивец ты все-таки. Ну да ладно, я сегодня добрый! Почапали, чего стоишь-то? Подбираются поближе, Тима по воде. Севка вдоль берега. А папа Сережа и мама Галя, так и продолжают купаться, даже не подозревая ни о чем подобном. Ароныч довольный:
   - Никогда не думал, что в этой зассаной речке даже щучки водятся! Целых четыре, уже изловил. Так, пора, что ли, пописать... - расстегивает ширинку, по-видимому, собираясь все шурануть в воду. Потом, все же, спохватившись, - нет, не годится так, добегу-ка я лучше до кустов, вдруг еще чего-нибудь захочется! - спешит к кустам, что шагах в тридцати от берега.
   Сева Тиме через речку по-кошачьи:
   - Пора, Тимон, только, чур, поживее!
   Тима:
   - Да я и сам вижу.
   Подплывает к берегу, затем вылезает из воды, хватает бечевку с нанизанными щучками, тащит это все обратно. Рыбки сопротивляются!
   Сева:
   - Дай им по балде, а то сорвутся ещё!
   Тима бьет несколько раз изо всей силы по щучьим головам. Те, вроде как, и затихают сразу.
   Когда Ароныч возвращается, Тима с грузом уже на середине реки.
   Ароныч:
   - В натуре, не понял, кто посмел?
   Внимательно смотрит по сторонам, но все равно никого не замечает. Берет сотовый, набирает номер:
   - Эй, Василий, скажи ребятам, чтобы срочно еще пару ящиков запустили. Тут, блин, кто-то ворует! Когда буду-то? Да как наловлю побольше, так сразу. Короче, заберите часа эдак через три!
   Поговорив, начинает снова удить.
   Тима, наконец-то, выныривает у другого берега:
   Тима:
   - Братик, не поверишь, чуть не утопили нафиг! Помоги-ка, пожалуйста!
   Сева помогает тому вытаскивать рыбу на берег.
   Сева:
   - А почему только три? Ни хрена, все еще живые! - изо всех сил топчет рыбу лапами, та снова на время затихает.
   Тима, оправдываясь:
   - Так я же и говорю тебе, буйные они очень, особенно в воде! Пришлось одну загрызть.
   Сева:
   - Сожрать, что ли?
   Тима, облизываясь:
   - Не, сорвалась гадина, только покусал малость!
   Сева, почесывая затылок биноклем, не-не Тимкин свой!
   - Опять брешешь, ладно бежим, пока не поймали!
   Тайком пробираются по берегу обратно. Уже на самом месте.
   Мама Галя:
   - О, мальчики вернулись!
   Папа Сережа:
   - Ничего себе, где столько рыбы стащили?
   Сева обиженно:
   - Не стащили, а Тимочка сам добыл.
   Тима, наконец, снимая ласты и маску:
   - А то я, в натуре, и рыбки поймать не способен что ли?! Лучше, папочка, не задавай глупых вопросов, а принимай поскорее работу!
   Папа и мама Галя, пристраивают рыбу.
   Папа в свой рюкзак две, а мама только одну, женщина все-таки! Вес папы 66 килограмм, мамы 99.
   Озадаченно Сева:
   - А меня в чем обратно понесете?!
   Папа Сережа думает.
   Мама Галя хочет посадить Тимку в свой рюкзак к щуке. Тот орет:
   - Нет, я с этой зверюгой не поеду! И, вообще, я за себя не ручаюсь!
   Папа Сережа:
   - Да отпусти ты его, пусть пешком идет! - Севе, - и ты с ним, сыночек, а то Тимке одному скучно.
   Тима:
   - Ладно, ладно поеду, перетерплю, а то устал очень, прямо сил никаких!
   Сам залезает в рюкзак к рыбке. Та вроде, как не возражает. Сева идет пехом, в его рюкзаке места не хватило!
   Так и шел, аж до самого дома, а по пути Тимке заодно фиги показывал да рожи строил, чтобы тот чего плохого не сотворил.
   А Ароныч, потом еще долго перед всеми хвалился, какой он рыбак умелый, сколько рыбы-то зараз наловил!
  
  

Верная лапа и его друг.

(Сон Севы)

  
   Много справедливости натворили Верная лапа и его друг, странствуя по прериям и пампасам Техаса. И вот, наконец, судьба свела их с самим Элькойотом! Верная лапа (Сева) и его друг (Тима) наблюдают с верхушки кактуса в подзорные трубы, чтобы не упустить ни малейшей подробности. Элькойот (на расстоянии полета меткой пули) беседует о чем-то со своим приятелем, продажным Шерифом. Оба на лошадях.
   Мулы Тимы и Севы спрятаны где-то в чаще более мелких кактусов. Элькойот - крыса Арнольд, продажный Шериф - Ароныч.
   Тима, наконец, наведя нужную резкость:
   - Да, лошади у них знатные, не чета нашим!
   Сева, тоже накручивая подзорную трубу:
   - Какие лошади, урод, а это что торчит?!
   Тима присматривается:
   - Точно, а я, блин, оказывается, не туда смотрел!
   Сева:
   - А на кой гоп им такие крутые жеребцы?
   Тима:
   - Знамо дело, чтобы от нас побыстрее улепетывать!
   Сева:
   - И оружие у них получше нашего.
   Тима:
   - Да, брат, не только револьверы, но и берданы дальнобойные!
   Сева:
   - Как же мы тогда справедливость чинить будем?!
   Тима:
   - Верно, братан, как? А ведь надо!
   Рассуждает дальше:
   - На нашей скотине их нипочем не догнать. Да и бердана тоже штука шибко опасная! Что же, будем хитрить.
   Сева:
   - Придется, Тимон, только, как?
   Тима:
   - Попробуем их подманить совсем близко.
   Сева (Верная лапа):
   - Верно и затем застрелить нахрен исподтишка!
   Тима ловит странствующего голубя, случайно задремавшего неподалеку. Пишет записку и просит переслать ее, показывает кому. Голубь соглашается за мешочек риса. Но Тима хитер, как сам Элькойот! Мешочек будет лишь на обратном пути.
   Голубь улетает, поверив котику на слово.
   Элькойот читает записку, после чего говорит своему приятелю:
   - Ароныч, нас, кажись, вызывают!
   Ароныч:
   - А зачем и куда? Да и кто, блин, посмел, в натуре?!
   Элькойот (Арнольд):
   - Не подписано!
   Шериф (Ароныч) берет у Койота писульку и читает вслух по слогам:

"Записка

   Блин, мудаки грёбаные, если хотите узнать интересное. Срочно скачите к большому кактусу у обрыва. А коли боитесь, то мы вас тогда вообще поимеем.
   Аноним".
   Шериф, поняв смысл прочитанного, злобно рвет записку в клочья!
   Шериф:
   - Ну, я и устрою им, бляха, жизнь за таки слова, в натуре!
   Элькойот
   - А вдруг это ловушка?
   Ароныч:
   - Да, блин, хоть бы и так! Но за такие слова я их и сам поимею!
   Скачет туда, куда указывает писулька. Элькойот, нехотя, следует за ним.
   Элькойот по пути:
   - Вот всегда они так, люди, постоянно из мухи пытаются выдуть слона. Мало ли, что там написано, а может это просто юмор такой. - Пауза, - черный!
   Подъезжают к самому месту, шериф впереди, Койот чуть сзади.
   Тима уже поджидает их под кактусом.
   Севы не видно, похоже, замаскировался для пользы дела, как-никак, Верная рука все-таки!
   Ароныч злобно:
   - Так это ты, гнида, стало быт, чирканул мазу? Растопчу!
   Тима, едва успевает скрыться за кактусом.
   Элькойот авторитетно (он же за старшего):
   - Да не мельтиши ты так, Иван, вдруг парень дело сбалакать хочет! Просто у него натура вредная.
   Теребит один из мешочков с золотом, привязанных к его поясу.
   Продажный Шериф, видя это, сразу, как-то успокаивается.
   Элькойот Тиме:
   - Ладно, выходи засланец, мы тебя сразу не тронем!
   Тима послушно выходит. Сева с вершины соседнего кактуса осторожно берет обоих бандитов на мушку.
   Арнольд (Элькойот):
   - Говори, что там у тебя интересного.
   Шериф:
   - И коли брешешь, спалим заживо, даже без базара!
   Тима:
   - Джентльмены, я предлагаю вам заключить пари.
   Шериф:
   - С кем, с тобой что ли?
   Элькойот:
   - А на какой интерес?
   Тима:
   - Вы ставите ваше добро, а я свою жизнь и пожитки!
   Выводит из кактусов своего мула-ослика.
   Бандиты, наблюдая это, чуть ли не лопаются от смеха.
   Арнольд, утирая слезы:
   - Согласен, ох и уморил же! А чо делать-то будем?
   Тима:
   - Стрелять!
   Арнольд:
   - В кого?
   Тима показывает на продажного Шерифа.
   Ароныч, кончая икать:
   - Не понял, а почему в меня?!
   Тима:
   - Хорошо, давайте тогда в цель!
   Бандиты озадаченно, уже оба:
   - Хватит темнить, говори ясно, чо делать-то будем?!
   Тима:
   - Эх, ребята, короче, я могу с расстояния ста шагов попасть в доллар, даже из револьвера.
   Элькойот:
   - Не, я пас. Я точно не попаду!
   Шериф:
   - Да врет он все! Такое сможет только Верная Лапа, а я того знаю, это не он! Тима:
   - А если я промахнусь, то поступайте со мной, как и договорились.
   Ароныч Койоту:
   - Соглашайся, Арнольд, не потянет он этого. А как промажет, тут мы его, сразу и поджарим! У кошаков, говорят, мясо вкусное!
   Арнольд:
   - Ладно, согласен, а куда монету присобачим?
   Тима:
   - Можете держать её в вытянутой руке, я не промахнусь!
   Арнольд испуганно:
   - Нет, только не я!
   Шериф:
   - Ну и трус же ты, Койот! Он ведь все равно не попадет!
   - Хорошо, пусть буду я.
   Тима:
   - Только, чур, слово свое держать, а иначе я не согласен!
   Шериф:
   - Да ты чо, совсем оборзел в натуре. Пахану не веришь. Во, блин, дает! Берет и отъезжает, как и договорились на сто шагов.
   Тима достает револьвер, прицеливается, стреляет. Бах, монета вылетает из руки Шерифа да так, что чуть пальцы не оторвало нахрен!
   Тот удивляется. А на самом деле, это Верная Лапа (Сева) попал в цель с верхушки соседнего кактуса. Делать нечего, хотя и обидно, а слово держать надо. Шериф понурый, бредет обратно, держа коня на поводу. Подходит.
   - Ладно, забирай, коль выиграл! Подает уздечку Тиме, тот ему взамен своего мула.
   Пожимают друг другу руки в знак обоюдоуважения.
   Элькойот:
   - Хватит, Ароныч, садись на ишака и поехали, мы и так уже опаздываем.
   Ароныч:
   - Погоди малость, дай еще раз обниму волосатика, такой человечище! И тут, как назло, в самый неподходящий момент откуда-то сверху Шерифу точно в глаз, попадает птичья кака! Это, оказывается, голубь, нажравшись риса нахаляву, сработал. Видать, тоже верная, только не лапа, а задница! Ну, что тут делать прикажешь?! Выковырял он, значит, то самое дерьмо из глаза, да и посмотрел наверх: чтобы это могло значить? А там, значит голубь. Хотел было пристрелить, да случайно скосил, когда целился, глаз не в ту сторону. Видать, птичья зараза еще действовала. А там на другом кактусе Верная Лапа. Ну, тут ему все и понятно стало! Схватил он тогда Тимошку в охапку, заткнул тому рот кляпом, чтобы орал поменьше, да и привязал бедного к кактусу. А проделав это, и вовсе поджег этот самый кактус, как и обещал. А Верная Лапа, дремал в это время на вершине безмятежно, а все потому, что привык верить людям на слово. Он ведь полагал, что работа-то им уже выполнена. И что же было дальше?
   А вот что!
   Уже реальность.
   Тимка, тряся спящего Севку за плечо:
   - Чего верещишь-то так? Приснилась дрянь что ли?!
   Сева, просыпаясь, весь в холодном поту:
   - Ой, это ты Тимка, - осматривает свои руки и ноги. Пауза. - Ура, выходит, все-таки живы остались.
  

Конец сказки о приключениях Верной лапы и его друга.

  
   20 января 2007 г.
  
  
  

Предатель

(тоже сказочка)

  
   Тима, Сева и Арнольд между ними дрыхнут на диване, обсмотревшись военной тематики. Всем троим снятся очень похожие сны.
   Сказать точнее, у всех трёх общий сюжет да и смысл тоже.
   Тима и Сева, заключённые в концлагере, очень страдают. К ним подселяют нового товарища, чуть живого от учиненного над ним насилия лагерных бонз.
   За несколько часов до этого. Секретная беседа в личной камере самого здешнего начальника. Начальник стоит спиной, поэтому, как он выглядит, не видно. Агент, вообще где-то скрывается, слышен лишь голос, да и то, измененный, на всякий случай.
   Шеф:
   - Все, разговор окончен. Пойдешь на это дело, иначе и самому крышка! И без базара, в натуре, я все сказал!
   Агент:
   - Господин бос, я всегда рад стараться в вашу честь, но не слишком ли я мелок, для такого задания?
   Шеф:
   - Больше некому, только твоя рожа, на мой взгляд, и способна еще, вызывать доверие у здешних узников.
   Агент:
   - Слушаюсь, масса бос. Ну, я пошел?
   Шеф:
   - Да, не забудь зайти по пути в здешнее Гестапо, чтобы там тебя, как следует, подготовили к заданию, я уже дал Ц.У.
   Агент:
   - А без этого нельзя, а босс?
   Шеф грозно:
   - Пошел отсюда! И попробуй, только все завалить.
   Показывает кулак агенту. Тот, прошмыгнув между ног начальника, в страхе скрывается за дверью.
   Камера. Тима и Сева играют в карты в подкидного. Товарищ постепенно приходит в себя.
   Тима, замечая это:
   - Да, брат, тяжело тебе наверное, ишь, как настрадался!
   Новый товарищ (ясное дело, это сам Арнольд):
   - Да, да, очень плохо, братцы, но я им ничего не сказал!
   Сева:
   - И правильно!
   Арнольд обиженно:
   - Но они же били меня!
   Тима:
   - Не, нас с братом пока лишь матом ругали.
   Арнольд возмущенно:
   - Вот сволочи! Сева:
   - Ничего браток, не горюй, мы тебе поможем, слово даю.
   Тима:
   - Конечно, блин, или мы тогда, уже не братья Тим и Севастьян Котовские, а всего лишь шушера обычная!
   Новый товарищ:
   - Да неужто я познакомился с самими Котовскими!
   Тима и Сева хором:
   - Мы не собаки, брехать не любим!
   Арнольд, потирая ладошки:
   - Это такая честь, такая честь! А у вас есть уже какие-нибудь намётки.
   Сева:
   - По досрочному освобождению что ли?
   Арнольд обрадованно:
   - Аха!
   Тима Котовский:
   - Да, блин, план-то есть уже, но дело серьезное, лишняя харя не помешает!
   Арнольд с пафосом:
   - Я всегда готов на все, ради справедливости!
   Сева Котовский:
   - Так и мы тоже, пойдешь с нами? Арнольд, едва не теряя сознание, снова, уже от радости: - Да, ведь мне рядом с вами бояться нечего!
   Братья посвящают его в свой план и только затем, уже на другой день, показывают ему, прорытый ими подземный ход.
   Арнольд озадаченно чешется:
   - А когда бежать-то будем? Тима:
   - Да сегодня же, в тихий час и дунем! И пока они там отдыхают, мы уже будем далеко. Арнольд смотрит на часы:
   - Ё-моё, значит, час с небольшим на все про все остался!
   Сева:
   - А ты, как думал? Сказано - сделано! Или, как говорил наш прадедушка Шурик: "Собака на цепи лает, а кошке хоть бы хны!" Смело свое дело делает!
   Тима:
   - Ну, это ты брат загнул, даже я ни черта не понял!
   Арнольд:
   - Не, я осознал, я с детства, головоломками грешен. Ребята, можно выйти?
   Тима настороженно:
   - А для чего? Арнольд:
   - Хочу покакать напоследок в общем туалете.
   Тима, уже подозрительно:
   - А здесь чего, стесняешься что ли?
   Арнольд взволнованно:
   - Ага!
   Сева:
   - Да пусти ты его, может, это и правда!
   Тима:
   - Хорошо, иди, но помни, мы ждать не будем!
   Арнольд обиженно:
   - Да вы чо, ребята, в натуре, я свой! Стучит в дверь камеры, просит надзирателя пустить его по-большому в общак.
   Стражник за дверью:
   - А сокамерники не против?
   Тима и Сева:
   - Да нет, пущай сходит напоследок.
   Стражник открывает дверь и выпускает Арнольда.
   Где-то под самый срок побега Арнольд возвращается довольный.
   Тима и Сева, как и договорились ещё ждут.
   Сева недовольно:
   - Ну, как, облегчился?
   Арнольд, сияя:
   - И не спрашивайте! Тима недоверчиво:
   - Почему долго так?
   Арнольд:
   - Старался очень, хотел память о себе побольше оставить!
   Сева и Тима, хватая его под лапы хором:
   - Ну, тогда пошли, товарищ!
   Все трое, скрываются в подземном ходе.
   Уже на свободе, Арнольд:
   - Ребята, а куда путь дальше будет?
   Тима:
   - В ближайшую воинскую часть Красной Армии!
   Арнольд настороженно:
   - А что, тут разве есть?
   Сева:
   - Да, где-то там! - показывает на лес.
   Арнольд заинтересованно:
   - А где, поточнее?
   Тима:
   - Не дрейфь, друг, обязательно найдем!
   Двое суток блуждают значит, а найти ничего не могут. Жрать хочется - страсть! Арнольд уже начинает подозрительно коситься на братьев, а те на него. Видать, не зря гласит поговорка: "Голод - не тетка".
   Где-то, на следующее утро Арнольд, наконец, не выдерживает и, с криком "Ничего у вас не выйдет ребята!" скрывается в лесной чаще!
   Братья Котовские, удивленно переглядываются. Тима Севе:
   - Ладно, сделаем остановку, подождем пока он одумается.
   Отдыхают на привале.
   Уже к вечеру из ближайших кустов, наконец, все-таки высовывается крысиная мордочка.
   Арнольд:
   - Мальчики, я, кажется, нашел их здесь, недалеко. Пошли что ли?
   Сева:
   - Небось, брешешь, задобрить хочешь!
   - Не, точно, точно! Меня уже и покормить успели.
   Тима:
   - А вот это вряд ли. Арнольд обиженно:
   - Не верите, идемте, я провожу.
   Котовские, нехотя, соглашаются. Блуждают по чаще.
   Голос из лесу:
   - Левее, братья, я тут!
   Тима настороженно- А кто ты?
   Голос торжественно:
   - Командир партизанского отряда - товарищ Голиков!
   Показывается им на глаза, все идут ему навстречу.
   Командир (переодетый Ароныч) жмет котикам лапы, при этом, отодвигая крысу в сторону.
   - Молодцы, братья Котовские, как быстро нашли-то!
   Сразу видно мастера!
   Котовские довольно улыбаются.
   - А теперь прошу ко мне, доложите о проделанной работе.
   Сева:
   - У нас задание очень секретное!
   Тима, поддакивая:
   - Точно, блин, не всякому открыть можем!
   Красный командир:
   - Чо пургу гнать-то, я и сам понимаю не дурак же, в натуре!
   Тима и Сева, подозрительно вглядываются в командира. Затем оба вскрикивают и на этом самом месте, все трое просыпаются.
   - Через какое-то время окончательно очухиваются.
   Тима бьет Арнольда по загривку:
   - У блин, предатель хренов!
   Арнольд, оправдываясь:
   - Да не я это!
   Сева пока бездействует, но потом, подумав, говорит веско:
   - Обожди, брат, не горячись. А не ты ли сам, на прошлой неделе в медпункт отпрашивался?!
   Тима испуганно:
   - Да заболел я тогда, не помнишь что ли?
   Сева:
   - Так-то оно так, но все-таки, ведь всякое бывает!
   Тима:
   - Да ты что, блин, мелешь?! Сговорились, видать!
   Все трое настороженно смотрят друг на друга!
  

Конец сказочки

  
   21 января 2007 г.
  
  
  
  

Почти попались!

(познавательная сказочка)

  
   Опять же, в городе. Тима изучает собачий Атлас, который папа принес из библиотеки. Тима:
   - Хорошая книга, теперь я многих своих врагов в лицо знаю! Надо бы дома иметь постоянно.
   Сева листает книгу "Кошки всего мира", эту папа уже купил в магазине. Сева:
   - Сколько же здесь красивых кошечек, нужная вещь. Правильно папа сделал, когда заимел её!
   Тима, прослушав:
   - Кого, говоришь папа?
   Сева:
   - Да, вот эту самую книгу, - показывает.
   Тима смотрит сначала озадаченно. Потом до него все же доходит:
   - Во блин даю, видать, совсем старый стал, книгу с бабой спутал!
   Горько смеется. Уже Севе:
   - Слушай, братик, а как ты полагаешь, купит мне папа и эту книгу, если я попрошу?
   Демонстрирует тому собачий Атлас.
   Сева:
   - Фу, гадость какая!
   Тима обиженно:
   - Сам знаю, что гадость, но все-таки вещь в доме нужная.
   Сева:
   - Нет, точно пожадничает, лучше и не проси. Он собак пуще нашего не любит. Обидно ему потому, что сам родился в год собаки.
   Тима задумывается:
   - Так и я тоже. А-а, теперь-то мне понятно, почему я такой. - Обращается к Севе, - значит, не купит, говоришь.
   Ладно сами добудем.
   Сева:
   - Щас, как же! Я на эту дрянь своих карманных не дам!
   Тима:
   - И не надо, жадина! Я тогда её лучше украду!
   Сева:
   - Из дома что ли? Совсем оборзел, полосатик несчастный!
   Тима задумывается:
   - Тогда из библиотеки.
   Сева:
   - Во, дебил-то, так вот же она из библиотеки!
   Указывает лапой на Атлас.
   Тима:
   - Блин, а может, у них еще есть?
   Сева:
   - Это, навряд ли. Оно кому надо? Такое добро-то?!
   Тима:
   - Хорошо, подожду, когда пала сдаст. А потом уже, стащу её окончательно! Наконец, папа несет-таки книгу в библиотеку, сдавать, значит.
   Тима осторожно, как разведчик, крадется за ним следом. Долгое время спустя, Тима возвращается обратно, правда, без книги.
   Сева:
   - А где папа?
   Тима:
   - Поехал на работу!
   Сева:
   - Ну как там с книгой?
   Тима?
   - Да блин, из-под носа увели! А ты пищал: "Нахрен никому ни нужна!"
   Сева:
   - Да, плохо дело!
   Тима:
   - Ясное дело, но не дрейфь, я её всё же нашел!
   Сева:
   - Брешешь! Где?
   Тима:
   - В читальном зале.
   Сева:
   - А чо не принес-то?!
   Тима:
   - Там, блин, очень сложно, да и форточка закрыта.
   Сева:
   - Так, что же делать будем?
   Тима:
   - Ну, если и ты со мной, брат, тогда пойдем брать, лучше ночью.
   Сева:
   - Конечно, как и обычно, пойду стеклорез готовить!
   Тима:
   - Так я открыл её обратно, фортку-то.
   Сева:
   - Не-не, на всякий случай. Вдруг опять закроют!
   Ночью, у библиотеки.
   Тима:
   - Во блин, а ты прав, братец, закрыли-таки, псы гребаные!
   Сева, довольный:
   - А я, что говорил!
   Берет стеклорез и пристраивается к форточке. Вырезает, сколько надо, влезает внутрь, за ним и Тима.
   Уже в читальном зале.
   Сева:
   - Я хоть и кот, а ни хрена не видно!
   Тима:
   - Да, блин, темновато, как у негра в заднице!
   Сева, всматриваясь в темноту, Тимке:
   - Хватит врать-то, ведь не был же там, ищи лучше, где лежит!
   Тима:
   - Ну ты, блин, даешь, уже и пошутить нельзя.
   Шурует по полкам долго, затем:
   - О, кажись, нашел! Ой, кто это блин! - трясет лапой, после накидывается на кого-то. - Кусаться, значит, блин?.. Братец, на помощь!
   Сева тут же спешит на зов, шум драки, затем чей-то писклявый голос произносит плаксиво:
   - Да-а, справились, как же: двое на одного!
   Тима:
   - Сам виноват, зачем сразу кусаться-то!
   Библиотечный мышонок в очках, видать, тоже начитанный хлопец.
   Мышонок:
   - Так вы же воруете дяденька, а это нехорошо!
   Сева, присматриваясь:
   - А ты вообще книги жрешь. Гляди! - указывает мышонку на стоящий рядом с тем книжный корешок.
   Мышонок, оправдываясь:
   - Я только чуть-чуть, очень уж кушать хочется! Да и то не особо ценные.
   Сева:
   - А мы и вовсе, дрянь забирать пришли, никому не нужную.
   Тянет лапу к Атласу.
   Мышонок, прочитав, название:
   - Эту брать нельзя, их всего две штуки!
   Сева:
   - Значит, будет одна! Сгребает книгу, кладет в сумку, чтобы та не промокла.
   Тима в это время сосет укушенную лапу.
   Сева мышонку:
   - Ну, мы пошли, бывай парень! Хлопает того по плечу. Тима по-прежнему занят лапой.
   Мышонок:
   - Я не позволю!
   Сева сует ему под нос кукиш:
   - Только пикни, прихлопну!
   Тима, переставая сосать лапу, заносит над мышонком другую. Тот в ужасе, закрывая глаза от страха, падает в обморок.
   Сева, толкая Тимку:
   - Хватит пугать, пошли уж!
   Тима, нехотя отпускает мышонка. Уже дома, на следующий день. Сева с Тимой беседуют в комнате. Папа Сережа на кухне, моет посуду.
   Мама Галя в ванной, моется под душем.
   Сева, указывая на ящик, в котором Арнольд осуществляет послеобеденный сон:
   - Во, кретин-то, ишь как разорался! Похоже, забыл, что в гостях!
   Тима:
   - Да блин, подумаешь - стукнул я его двоюродного племянника разок! Так ведь было за что.
   Сева:
   - А я и вовсе не знал, что наш Арни еще и с мышами якшается.
   Короче, чмо оно и есть чмо!
   Арнольд, выглядывая из ящика:
   - Ребята, вы меня не вспоминали? Тима и Сева дуэтом:
   - Упаси боже, тебе просто послышалось!
   Арнольд:
   - Тогда ладно, пока! - укладывается спать по новой.
   Папа Сережа, уже справившись с посудой, протирает книги в книжном шкафу. Папа:
   - А это что такое? Откуда? Я же её сам лично сдал! - Берет в руки, листает. - Точно она, так и есть, библиотечная. Мальчики!
   Идет в комнату. Тима и Сева виновато прижимают уши, папа входит с книгой: - Итак, я слушаю вас.
   Сева:
   - Папулечка, мы больше не будем, честное слово!
   Тима:
   - Ты только мамке не говори, пожалуйста!
   Папа:
   - Хватит канючить, скажите лучше, почему сперли-то? А попросить меня было нельзя?!
   Тима:
   - Так Сева сказал, что ты жадный, все только себе норовишь!
   Сева, оправдываясь:
   - Да я не это имел в виду.
   Папа обиженно:
   - Хорошо же, а еще сыночек называется. - Совсем обиженно, - нет, все маме доложу. Даже хуже, потом и бабушке, когда придет!
   Сева испуганно:
   - О, нет, только не это!
   Тима:
   - Ладно, папочка, а мы тогда расскажем про гранату и автомат!
   Папа примирительно?
   - Ребята, не горячитесь, я же пошутил! - идет с книгой на кухню выводить штамп.
  

Конец сказочки.

  
   21 января 2007 г.
  
  
  

Непрофессиональный подход к делу.

(производственная сказочка)

  
   Деревня Мужикино, на юге Ленинградской губернии. Участок Ивана Ароновича. Немного за полночь. Хозяин в доме, выпивает со своим корешом, бригадиром нечистой силы.
   Тима с Севой подглядывают в окно. Арнольда с ними нет, он как стал городским, обратно в деревню уже ни ногой.
   Тима:
   - О, блин дают, шестую уже начинают!
   Сева:
   - И заметь, братик, водяры!
   Тима:
   - Эх ты, чудило! Пиво же в такие бутылки не наливают!
   Сева:
   - Правильно говоришь, Тимон, я тоже пива в литровых стекляшках не видал!
   Тима:
   - Да тише ты, не ори в самое ухо! Дай лучше послушать, о чем люди разговаривают! Сева восторженно:
   - Ну и повезло же тебе с ушами, а я, ну ни фига не слышу, о чем они там гутарят, только по губам и разбираю!
   Тима внимательно прислушивается, Сева вглядывается.
   Тима:
   - Блин, темнят что-то, похоже!
   Сева, стуча лапкой в окошко кому-то внутри:
   - Чего пасть прикрыл, рожа, я и без того мало, что понял!
   Сидящие в доме озадаченно поглядывают на окно. Сева и Тима прячутся, причем Сева, крайне неохотно.
   Бригадир:
   - Ароныч, скоко щас? Неужто наши вызывают?!
   Ароныч смотрит на стенные часы:
   - Не понял, неужели еще только пол второго?
   Бригадир:
   - Вот и я о том же. Не, точно не мои, они в четыре придут, раньше не управятся. Ароныч:
   - А куда послал-то?
   Бригадир:
   - Да соседей твоих пугать!
   - Гальку с мамкой что ли?
   - Да нет, Тимку с Севкой! Ароныч:
   - Ну этих-то надо, редкостные засранцы!
   Тима и Сева уже оправившись от испуга, обиженно пыхтят за окном.
   Ароныч, как бы вспоминая, о чем в сущности речь:
   - А кто бы это тогда мог быть? Я явно что-то видел.
   Бригадир:
   - Да и я. Морды какие-то волосатые.
   Вновь бросают подозрительные взгляды в сторону окна.
   Ароныч:
   - Ладно, я сам пойду, посмотрю, а ты пока допивай, отстаешь что-то.
   Идет на улицу, через какое-то время возвращается.
   - Так и есть они, засранцы волосатые. Как сиганули-то, черти! Жалко, камнем ни в кого не попал!
   Бригадир, неточно врубаясь в смысл:
   - Засранцы, говоришь, волосатые?! Тогда мои, а зачем же камнем-то? Я лучше сам выйду, так спокойнее.
   Собирается в путь. Ароныч, преграждая ему дорогу:
   - Погодь, не спеши, да не твои это точно, я же их знаю! Бригадир озадаченно:
   - А чьи тогда?
   Ароныч:
   - Так это - коты соседские!
   Бригадир:
   - Не понял. Тимка с Севкой что ли?!
   Ароныч, ухмыляясь:
   - Ага!
   Бригадир в ужасе:
   - Блин, а кого же мои-то, тогда пугают?
   Ароныч (улыбка, аж во всю харю):
   - Знамо дело кого - бабу Мусю!
   Галька ещё вчерась в город укатила!
   Бригадир, походкой сомнамбулы идет обратно к столу, садится на стул, наливает полный стакан горькой, тут же залпом выпивает его. Затем отирает шерстлявой лапищей пот с лысины и говорит:
   - Во попал в натуре! Да она же от них живого места не оставит! А больничные за этот месяц, я уже прижулил! Думал обойдется, ведь уже послезавтра первое число.
   А в это время на соседнем участке баба Муся лупит непрошенных гостей скалкой, приговаривая при этом:
   - Я вам покажу, как ночью по частным владениям шастать! Ворюги заросшие. Ишь ты, чего удумали, чертями прикинулись! А ну, живо вон, из моей усадьбы! Что я, нечистой силы никогда что ли не видела?!
   Тимка, Севка, а ну-ка живо, дыхните на них чесноком! Тимка и Севка, уже успевшие в целости и сохранности, добраться до дома в (два горла):
   - Сейчас, бабулечка! Уж мы им устроем!
   Тоже пугают нечистую силу, дыша на ту валерианкой, а заодно и размахивая вовсю вязанками чеснока.
   Нечистая сила в ужасе убегает на участок Ивана Ароновича.
   Уже в хате Ивана Арановича.
   Бригадир накидывается на подчиненных:
   - Вы что, ни хрена не соображаете в натуре, куда поперли? Нет, мое терпенье кончилось, больничный можете не оформлять, все равно денег вам не будет!
   Бригада:
   - Как это?!
   Бригадир:
   - А вот так, не заслужили!
   Ароныч примирительно:
   - Ладно, ребята, кончай базар! Я вам работу нашел!
   Все, включая бригадира:
   - Какую?
   - Будете начальство местное вместо меня разуму учить. А я, вроде, как в стороне останусь! Мне, это выгодно.
   Нечистая сила всей командой:
   - По рукам, а теперь, командир, давай обмоем!
   Ароныч:
   - Ясное дело, блин!
   Бригадир (на ухо Аронычу):
   - А что с кошаками делать?
   - Да оставь их в покое, с такими лучше не связываться, тронешь, а они бабке пожалуются и, что тогда?!
   Бригадир:
   - Да они и сами с усами. Нас в прошлом годе, так дюже люто напугали чесноком-то. Насилу за зиму забыли.
   Не-е, правильно мыслишь, ну их, нахрен!
  

Конец сказочки.

  
   21 января 2007 г.
  
  
  

Язык мой, враг твой!

(сказочка с подсмыслом)

  
  
   Включил Тима, уже в городе, как-то случайно папин компьютер и, чтобы зря вещь не работала, начал потихоньку изучать. Во всем разобрался пушистик, как никак коэффициент полтораста, не то, что у Севки, всего сто сорок! А у папы и того меньше, едва сто двадцать набегает, да и то по праздникам.
   Разобрался, значит, нашел зашифрованные файлы, да и вскрыл их не долго думая, полагал порнуха, а оказалось, что это всего лишь музыкальная классика в видеоформате! Поглядел малость для порядка, вроде как и понравилось. Некоторые певички были даже очень ничего. К примеру Аня Нетребко, да и Лариса Луста тоже, а как увидел, а затем и услышал Роландо Вильясона и вовсе влюбился нафиг! А как влюбился, так и запел сразу, приятным таким тенором, как у самого Роландо, только по кошачьи:
   - Я люблю вас, я люблю...
   Открывается дверь, в комнату всовывается крысиная мордочка Арнольда.
   - Кого любишь-то?
   Видит на мониторе поющего Вильясона.
   - Ты чо, в натуре, во, даешь-то!
   Орет:
   - Эй, Севанчик (так он называет Севу, когда в хорошем расположении духа)! Сева из кухни:
   - Да чего там у вас? Обожди чуток, а то я уже налил себе.
   Слышится "буль-буль" от принимаемой внутрь дозы, затем возглас:
   - Ух, ну и гадость!
   После чего объявляется и сам Севастьян.
   Обращаясь к Арнольду:
   - Ну, чего хочешь-то?
   Арнольд, показывая на Тиму, а после и на монитор:
   - Да братан твой, гляди, чего учудил-то: в любви, мужику признается!
   Тима, так и недопевший фразу до конца из-за вмешательства крысы, смущенно:
   - Так это же сам Вильясон!
   Арнольд Севе:
   - Нет, ты слышал? Еще и оправдывается!
   Сева, негодующе:
   - Да, братик, и ты туда же, не ожидал!
   Тима, уже совсем оробевший от такого наглого обвинения:
   - Да врет он всё, я всего лишь пел арию!
   Сева подозрительно:
   - Какую?
   Тима:
   - Владимира Ленского из оперы Петра Ильича Чайковского "Евгений Онегин".
   Арнольд ехидно:
   - Вот ты и сознался, Чайковского, значит, уважаешь?!
   Сева озадаченно:
   - Тимка, я чо-то не врубаюсь, причем здесь какой-то Чайковский? Ты же только что сказал, что это Вильясон!
   Тычет лапкой в центр Вильясона.
   Арнольд в притворном ужасе, хватаясь за рыльце лапами.
   - Ну я пошел, ребята, вы тут и без меня, надеюсь, разберетесь. Как-никак два сапога пара! Уходит.
   Сева:
   - Не знаешь, что он имел в виду?
   Тима обиженно:
   - Совсем обнаглел бесхвостый, уже стыдить начал!
   Сева, поддакивая:
   - Верно, верно, еще и сапогами обозвал!
   Тима, довольный тем, что есть возможность увильнуть от ответственности, тотчас заостряет тему насчет Арнольда:
   - И не говори, братик, а давай лучше проучим его!
   Сева:
   - Я за, только как?
   Тима после длительной паузы:
   - О, придумал! Мы этого засланца напоим встельку, а затем вынесем из квартиры нахрен! Поближе к подвалу, чтобы жена поскорее нашла. Сева:
   - Не, так не годится, писку будет от его бабы дюже много. Она ведь всем говорит, что муж её трезвенник, давай лучше, подсыплем ему снотворного, набедокурим чего-нибудь, а потом его же и обвиним в лунатизме!
   Тима в восторге:
   - Да ты, блин, у нас мыслитель в натуре! Верно, так мы и сделаем. Чур, только бабушке я буду докладывать.
   - Сева:
   - Давай лучше папе, тот хоть в живых оставит.
   Тима:
   - Нет, бабушке!
   Сева:
   - Папе!
   Выясняют отношения, потом, вроде как, все-таки договариваются.
   Тима:
   - Ладно, идет, но на меньшее я не согласен.
   Сева:
   - Замётано.
   Короче, дальше в точности проделали то, что и задумали.
   Папа Серёжа, роясь в своем ящике:
   - Не понял, а куда делось моё последнее стихотворение?! Кто вырвал страницу? Сева, подленьким голоском:
   - Прости, папочка, не уследил, это Арнольд сожрал его по старой привычке! Понравилось видать.
   Арнольд в ужасе от услышанного из ящика:
   - Нет, это не я, я совсем неграмотный!
   Папа Сережа, чему-то самодовольно ухмыляясь:
   - Ладно, хрен с ним, я его наизусть помню. Пойду, на всякий случай, в компьютер вставлю.
   Уходит вставлять.
   Уже перед самым ужином бабушка, только что вернувшаяся с дачи, роется в своих городских закромах:
   - Я не врубилась что-то, валерианки нет, сыра ни крошки, колбасы и той осталось с кукиш. Кто посмел?! Убью?!
   Тима смело из-под дивана:
   - Бабусечка Мусечка, прости меня вшивого, не уберег! Слишком их много было. Бабушка:
   - Кого, продуктов?
   Тима:
   - Нет, родненькая, крыс!
   С бабой Мусей немая сцена.
   Арнольд, улучшив момент, вылезает из ящика и опрометью скрывается за входной дверью. Папа Сережа предусмотрительно приоткрыл её, явно предчувствуя, что-то недоброе. Где-то, через неделю, звонок во входную дверь.
   Тима открывает, там Арнольд.
   Арнольд, стоя на плечах своих друзей:
   - Ну, как, Тимочка, можно уже?
   Хочет спрыгнуть в квартиру. Тима удерживает его от этого, тыча лапкой в кончик Арнольдова носа.
   - Не, бабушка ещё думает.
   Сказав это, быстро захлопывает входную дверь. Голос папы Сережи, он почему-то на этот раз дома:
   - Тима, кто это был? Неужто Арнольдик назад просился?!
   Тима:
   - Да не, просто ошиблись дверью!
  

Конец сказочки.

  
   22 января 2007 г.
  
  

Доброе дело.

(Бытовая минисказочка)

   Решили как-то Севастьян и Тимон птичек покормить, зимой это было. Жалко им жутко пернатых стало, особенно ворон. Такие умные птицы, а вечно голодные. Глянешь, как они, бедные, с утра до позднего вечера в помойке ковыряются в поисках хлеба насущного, так сразу слеза невольно прошибает! Сказано, значит, сделано. Взял Тимон из холодильника полбатона бабушкиной колбасы, остальное ей оставил, чтобы плохо о нем не подумала, чуток сыру, куска четыре не больше, тоже бабушкиного, а заодно и шматок сала украл, уже у мамы Галины. Посчитал, что так оно будет справедливее. Покрошил все это на мелкие кусочки, да и вынес в миске на балкон. Севастьян для лучшей усвояемости бухнул туда еще и пару пузырьков валерианки.
   Сидят, ждут, чего же будет-то. Час прошел, два, а ничего и не происходит! Надоело им, значит, пошли на кухню, травки перекурить, а заодно и обмозговать, как все-таки им дело обставить так, чтобы их труды не пропали впустую. Докуривают, значит, и понять не могут, вроде как шум на балконе какой-то объявился, только голоса, похоже, не птичьи. А чьи, не разобрать! Идут посмотреть, прямо с цигарками в пастях. Видать, действительно, интересно. А там, мать моя! Картина, так картина! Уверен ни за что не отгадаете, кто это был. Ладно, скажу, чтобы не томить. Это, оказывается, соседский кот Буся зайти в гости решил, а с ним и подруга его за компанию. Кажись, уже половину приговорили.
   Севастьян, вынимая из пасти цыгарку:
   - Сосед, ты чего? Не ваша ведь еда-то, а воронья?!
   Тима сквозь цигарку:
   - Блин, ещё и бабу свою притащил!
   Буся, оправдываясь:
   - Так мы с Люсей только что из командировки, а дома никого нет, похоже тоже уехали. В холодильнике - шаром покати. Хорошо, что хоть эта еда подвернулась. Спасибо ребята!
   Хочет пожать им лапы, да и Люся тоже.
   - Ладно, будет тебе, Буся, говорит, расчувствовавшийся Тимон, с трудом высвобождаясь от пожатия.
   Сева, тот напротив, чувственно пожимает лапку Люсе, преданно заглядывая в её карие глазки. Люся видя эти знаки внимания:
   - Ох, я право, и не представляю себе, как бы мне Сева отблагодарить тебя получше. Сева смущенно:
   - Тимон, забирай Бусю и дуйте на кухню кофий с мамкиным коньяком пить, а мы вас догоним!
   Буся, вроде как и не хочет, но все же соглашается. Интеллигентный, понимает, что отказывать хозяевам не прилично.
   Пьют, значит, кофе с коньяком. Уже по две порции выдули, а Севы с Люсей все еще нет!
   - Блин, - говорит Тимоша, - это уже слишком! Пойду посмотрю.
   Буся, уже порядком захмелевший, останавливает его:
   - Да куда они денутся, ключи все равно у меня!
   Принимаются за очередную порцию. Наконец, появляются Сева с Люсей к концу пятой дозы.
   Тима, еле ворочая языком:
   - Во, блин даете, чо так долго?
   Сева с Люсей дуэтом:
   - Да, блин, заблудились малость!
   Буся, вообще на грани отруба:
   - А свет не могли включить?
   Сказав это, вырубается окончательно.
  

Конец минисказочки.

  
   22 января 2007 г.
  
  
  

Слово не воробей, вылетит, не поймаешь.

(Сказочка N 21)

  
   Папа Сережа никогда не пользуется лифтом. Поднимается по лестнице, где-то между вторым и третьим, а живет он на четвертом, чувствует, как кто-то мелкий вцепляется ему в штанину. Папа Сережа останавливается, надевает сильные очки и смотрит, кто бы это мог быть.
   Папа Сережа обрадовано:
   - О, Арнольдик, наконец-то я нашел тебя!
   Берет крысу на руки, гладит по голове, сюсюкая:
   - Какой хорошенький и не похудел совсем, то-то бабушка обрадуется.
   Крыса при слове "бабушка" пытается вырваться, но не тут то было,
   Папа Сережа держит как слон.
   Папа восторженно:
   - Ишь, как доволен-то, запрыгался даже! Обожди чуток, щас уже дома будем.
   У самой квартиры, Арнольд, осознав бесполезность своих попыток, наконец-таки, подает голос:
   - Папа Сережа, пусти меня, пожалуйста, вдруг ты чего не так понял?! Я ведь приходил, а Тима сказал, бабушка против (малость привирает), даже дверь закрыл перед носом. Папа Сережа, ухмыляясь:
   - Да не, она вроде как передумала. Арнольд успокаивается. Входят в квартиру. Хозяек никого, бабка на даче, мамка Галя в гостях.
   Котики выходят встречать папу. Тимка с цигаркой, Севка с пузырем валерианки. При виде Арнольда, вытаращивают глаза.
   Тимка:
   - О, блин, а это чудо откуда?
   Папа Сережа довольно:
   - Я подобрал.
   Тима:
   - Понятно.
   Сева обрадованно:
   - Братан, ты проспорил свои карманные. Я же говорил, что он вернется.
   Тима:
   - Да и сам вижу, блин!
   Сева озадаченно:
   - А как же Буся тогда, ведь и его из дома выгнали.
   Тима:
   - И правильно, за тунеядство!
   Сева:
   - Лучше бы уж Люсю выгнали.
   Тима ехидно:
   - А ты бы ее, значит, приютил. Как же, размечтался! Она барышня работящая, а таких все любят!
   Сева, вздыхая:
   - А я уже дал Бусе слово.
   Тима, зловредно поглядывая на Арнольда, обращаясь к папе Сереже:
   - Ну, и что делать будете?
   Папа Сережа в растерянности чешет свой нос.
   - Во, бляха-то, предупреждать надо! Ладно, с мамой Галей я договорюсь, а вот с бабушкой?
   Сева авторитетно:
   - Так она раньше чем через месяц не вернется, воду-то горячую позавчерась лишь отключили!
   Папа Сережа:
   - А ведь верно. Хорошо, зови. А где он?
   Тима:
   - Пока пристроился на балконе.
   Папа Сережа озадаченно:
   - И все-таки это не дело. Надо бы основательно переговорить с его хозяевами, чего жадничать-то, у самих денег куры не клюют, а туда же!
   Арнольд испуганно, все еще сидя на руках:
   - А кто это Буся, часом, уж не кот ли соседский?
   Тима (рот до ушей):
   - Он самый!
   Арнольд:
   - Не, не надо его нам, папа Сережа. Он плохой, он нас с женой недавно так гонял в подвале, на силу ноги унесли!
   Папа Сережа:
   - Не бойся, мы ему объясним, что тебя трогать не следует.
   Тима уходит за Бусей, возвращается уже не один. Арнольд, изо всех сил вцепляется в рубашку папы Сережи и верещит нечеловеческим голосом:
   - Точно, он это! Не, унесите меня лучше отсюда обратно в подвал!
   Буся, увидев Арнольда, довольно облизывается.
   Тима подметив это Бусе:
   - Кажись, и ты его знаешь.
   Буся:
   - А то как же!
   Папа Сережа веско, чисто по-хозяйски:
   - Всем молчать, папа говорить будет. - Уже непосредственно к Бусе, - а ты, сосед, коли тронешь Арни (указывает на висящую у него на груди крысу), будешь иметь дело со мной. Понял?!
   Буся недовольно:
   - Да нужен он мне! Я тогда сильно жрать хотел, дома не покормили.
   Папа Сережа Тиме с Севкой:
   - И чтобы кормить, как следует, понимаешь ли!
   Сева с Тимой в один голос:
   - А кого?
   Снова немая сцена, в этот раз только с папой Сережей.
  

Конец очковой сказочки.

  
   23 января 2007 г.
  
  

Муаро

(Почти детективная сказочная история)

Занавес открывается.

   За окном, ранняя весна, выходной день, 11 часов утра. Тима, открыв холодильник:
   - Ба, не понял, а кто опять, взял моё пиво?
   Баба Муся из комнаты:
   - Тимочка, это не я.
   Тима, берет блокнотик и что-то записывает.
   Бабушка тихо папе Сереже:
   - Зачем выпил Тимкино пиво?
   Папа Сережа, обидевшись, громко:
   - Да я вообще пива не употребляю в последнее время.
   Тима, опять записывает в блокнотик.
   Папа Сережа маме Гале, но так, чтобы слышно было даже на кухне:
   - Колобок, а ты не трогала? Мама Галя:
   - Сегодня, точно нет.
   Тима, записав:
   - Блин, не понял, а кто же тогда виноватый?!
   Идет в коридор спрашивать у Арнольда. Тот уже почему-то проснулся, хотя обычно в это время еще дрыхнет.
   Тима:
   - Гость ты наш ненаглядный, а не ты ли это учудил?
   Арнольд, оправдываясь:
   - Чо я-то?! Я только сыр и могу тронуть. Что я место свое не знаю, что ли!
   Тима подозрительно:
   - Сыр, говоришь, а его запить?
   Арнольд:
   - Не, не я привык всухомятку!
   Тима в очередной раз записывает в блокнотик, после направляется обратно в кухню. Хочет выяснить у Севы. Тот спит без задних ног в своей коробочке под батареей. Трясет изо всех сил, бесполезно, тот и не морщится. Тогда тянет брата изо всех сил за хвост, это подействовало.
   Сева пьяным сонным голосом:
   - Кто там наглеет? Ща, как врежу!
   Лягает Тимку задней лапой, промахивается, но все равно получает за это от старшего брата подзатыльник. Сева, наконец, нехотя открывает глаза.
   Сева:
   - Не врубился, что это за дела? Я же, кажись, не попал!
   Видит Тимку, тупо смотрит, затем все же соображает, кто это:
   - А, привет, братан, чего дерёшься?
   Тима:
   - А ты зачем снова воруешь, падло?!
   Сева:
   - Не, я твое давно уже не брал, папой клянусь.
   Тима, поставив точку в конце очередной записи, озадаченно:
   - Интересно, кто же тогда, это был?
   Сева:
   - А чаво пропало-то?
   Тима:
   - Да блин, уже вторую неделю, какая-то морда моё пиво себе присваивает.
   Сева, обиженно потирая голову, а за одно и хвост:
   - Ну, тогда я, точно ни причем! Сам знаешь, что пиво не жалую, я больше валерианочку.
   Тима, принюхиваясь:
   - Опять набрался, задница!
   Сева:
   - А чего еще делать, ты ведь все равно дерешься?! Не любишь ты меня, братик.
   Пьяные слезы.
   Тиме стыдно, что несправедливо обидел младшего:
   - Прости, родненький, я больше не буду!
   Мирятся.
   Уже ближе к вечеру. Тима доверительно Севе на ушко:
   - Гнилой буду, если не вычислю, кто это проделывает!
   Сева:
   - Коли помощь в чем нужна, рассчитывай на меня.
   Тима:
   - Да, не, брат, я сам разберусь! Всем докажу, какой я умный!
   Уходит думать в свой угол. В дальнейшем, в течение нескольких последующих дней, не происходит ничего исключительного. Все, как и обычно. Тима утром открывает холодильник, а там опять кто-то пошуровал с пивом. Наконец, утром следующего воскресенья, точнее, где-то около одиннадцати, Тима собирает всех своих близких (папу, маму, бабушку, брата и туда же за компанию Арнольда) в комнате и торжественно объявляет, что все-таки раскрыл данное дело!
   Не буду, чтобы не утомлять, приводить полностью его рассуждения, донесу до сведения самый конец.
   Тима папе Сереже:
   - Милый мой папочка, а ты и сегодня, конечно же, пива тоже не брал?
   Папа Сережа, с трудом врубившись в смысл витиеватой фразы:
   - Нет, сыночек, не трогал, как и всегда!
   Тима быстро:
   - А еще хочешь?
   Папа рефлекторно:
   - Так больше же нет?
   Тима, довольный полученным результатом, пафосно раскланивается перед публикой.
  

Занавес закрывается.

  
   24 января 2007 г.
  
  
  

Впечатлительный

(Криминальная сказочка)

  
   Дача тещи и жены писателя Свеклина.
   Сева и Тима, как и обычно, на чердаке. Тима, покуривает травку, Сева читает Виля Липатова.
   Сева, откладывая книгу:
   - Тимон, дай курнуть.
   Тимон передает брату травку, тот затягивается.
   Сева, блаженно жмурясь:
   - Хорошо! Тимон, про Анискина читал?
   - Не, братан, только кино смотрел.
   Сева озадаченно:
   - У, так ещё и кино есть, надо бы тоже посмотреть.
   Тимон, отнимая у него цигарку:
   - Так у папы есть, приедем в город, я тебе поставлю.
   Сева задумчиво:
   - Я бы тоже так хотел, как он, проводить расследование. Умный дедка, а самое главное, уважаемый остальным обществом.
   Тима:
   - Правильно чирикаешь, братец, хорошие дела делал, этот Анискин. Все, блин, находил, что ни украдут!
   Сева:
   - Знаешь что, я, пожалуй, тоже сыском займусь.
   Тима:
   - Кого ловить-то будешь, преступников?
   Сева:
   - Да не, для начала воров там разных. Короче, начну по чуть-чуть, а там, видно будет. Тима:
   - А где их возьмешь-то? У нас тут, все чин-чинарем! Сам знаешь, Ароныч организовал.
   Сева:
   - Да сработаем чего-нибудь, братик, кажись не впервой!
   Тима:
   - На что намекаешь, задница?!
   Сева:
   - Пока, еще точно не знаю.
   Идет делать себе рекламу.
   Сева, а заодно и Тима обзванивают всех здешних знакомых.
   Тима:
   - Не, братик, навряд ли получится, не верят отчего-то!
   Сева обиженно:
   - Ничего поверят, я им, бля, устрою, сразу прибегут, как миленькие! Братан, с кого начнем?
   Тима:
   - Чего делать-то будем? Чур, на плохое я не согласен!
   Сева:
   - А за справедливость постоять, неужто слабо?
   Тима, подумав:
   - Ну, коли не врешь, тогда я согласен!
   Примерно через неделю Сева, наконец-то, принимает первые заказы. Тима у него помощником.
   Сева:
   - Так, значит, говоришь Котя (рыжий кот, живет через участок), Альбом с марками кто-то стащил.
   Котя:
   - Ага, причем самый здоровенный!
   Тима:
   - Тот, который в бархате?
   Котя озадаченно:
   - Да, в красном, а откуда знаешь?
   Тима испуганно:
   - Да Сева, кажись, упоминал.
   Котя, подозрительно косясь на Севу:
   - Так я его, вроде, ещё никому не показывал, он ведь почти пустой!
   Сева и Тима:
   - Как это?!
   Котя задумчиво:
   - А все равно жалко, шибко представительный, как у настоящего коллекционера! Сева, понимая, что могут возникнуть осложнения, бойко:
   - Я беру этот заказ! Уверен, что все будет тип-топ!
   Котя:
   - Значит, альбом найдете?!
   Тима:
   - Не сомневайся, сосед!
   Котя, переминаясь с лапы на лапу:
   - А тех, кто это сделал, тоже выдадите?
   Сева:
   -Ну, это уже навряд ли.
   Тима, влезая как раз вовремя:
   - Котя, а почему ты считаешь, что преступников было несколько?
   Котя:
   - Так он больно тяжелый, мне его сюда мой папа в машине привез.
   Договариваются о цене и сроках, затем Котя, довольный, уходит.
   Следующим в очередь на сегодня, уже последним, пес Нурик (французский бульдог, проживает и вовсе, в соседнем доме. Вредный малый, хобби - любит пугать, идущих за водой баб, тыкая их носом под коленку).
   Нурик канючит:
   - Братаны, не дайте честной душе пропасть нахрен!
   Тычет себя лапой в грудь.
   Тима:
   - А в чем дело, брат Нураддин?
   Нурик:
   - Да вошь ядрена, пошел я вчерась на охоту, бабок пугать, а дома хозяев не было. Так когда пришел, аккордеона уже не обнаружил!
   Приедут, точно жопу нагреют!
   Сева, улыбаясь:
   - Ясное дело, братан, а ты как хотел?! Ладно, не дрейфь, отыщем.
   Нурик:
   - И того, кто его упер, обязательно покажите. Уж я его покусаю!
   Тима:
   - Дружок, а вот эти слова уже лишние, нам и так все понятно!
   Снова договариваются, уже с Нуриком, о цене и сроках.
   В назначенное время в указанном месте. Котя и Нурик ждут.
   Появляются Тима и Сева, один везет на каталке альбом, второй аккордеон. Котя и Нурик:
   - Ура! - бегут к своим вещам.
   Тима и Сева, хором:
   - Деньги принесли?
   Котя и Нурик точно так же:
   - Знамо дело!
   Отдают тем бабки.
   Котя:
   - А кто это был?
   Тима:
   - Да, блин, не разобрали, ночью понимаешь ли, вышли на след!
   Нурик:
   - Ну уж моего, вы наверняка взяли!
   Сева:
   - Щас, как же! Он как услышал, что ты обещал с ним сделать, удрал так, что на машине не догонишь!
   Нурик разочарованно:
   - Вот непруха!
   Тима ехидно:
   - Нечего было язык распускать! Ладно, впрягайтесь!
   Общей компанией развозят вещи по адресам.
   Уже, после того как стемнело и, стало быть, стало тяжело читать, Сева, отложив, наконец, книгу Виля Липатова в сторону:
   - Ну чо, братан, а не пора ли нам?
   Тима:
   - И долго это будет продолжаться?
   Сева:
   - А пока интерес не пропадет нафиг!
   Тима:
   - Понятно, значит, покамест книгу не домусолишь.
   Сева:
   - Аха, а потом, примемся за что-нибудь другое!
   Тима делает вид, что падает в обморок. Сева довольный увиденным смеется.
  

Конец.

  
   25 января 2007 г.
  
  

В зоопарке.

(Детская сказочка)

   Напросились как-то Сева и Тима с Пупсиком за компанию в зоопарк, скотинку разную посмотреть.
   И вот они уже в зоопарке. Тима на руках у мамы, Сева - у папы. Пупсик тоже рядом, на руках у бабушки, хотя было ему в это время уже около пяти, а котикам еще только четыре и три с половиной, соответственно.
   Сидят они, значит, на руках и беседуют: Пупсик с бабушкой, а Тима с Севой между собой (тогда еще по-кошачьи. Заодно и зверями, что в этот момент перед глазами, любуются: Пупсик - белыми медведями, а ребята - тиграми.
   Пупсик бабушке:
   - Муся, а чего это они в таких теплых шубах ходят, ведь лето же! Рявкни, чтобы сняли.
   Бабушка кричит в шутку:
   - Эй, косолапые, шубы снимите, мальчик Сережа просит!
   Медведи, ясное дело, не слушаются.
   Пупсик обиженно медведям:
   - Вы плохие, я вас тоже не люблю!- Уже бабушке, - а ты - старая (Мусе уже далеко за семьдесят), бабушка, раз не умеешь руководить. Купишь мне за это мороженое, а дома еще и тортик.
   Баба Муся:
   - Слушаюсь, мой родненький. Пошли за мороженым!
   Хочет опустить двоюродного внука на землю. Тот сопротивляется:
   - Не, неси меня на ручках!
   Бабушка:
   - А сам не хочешь, золотко?
   Пупсик:
   - Не, что-то устал.
   Бабушка сочувственно:
   - Расстроился, видать, из-за медведей. У-у, противные!
   Показывает косолапым кулак, те недовольно рычат.
   Пупсик:
   - Да неси меня скорее прочь от этих противных мишек, я их теперь еще больше не люблю!
   Бабушка с пупсиком, наконец, уходит искать мороженое.
   Тима:
   - Во, блин, борзый-то какой Пупсик наш! С самих полярников шубы снять хотел!
   Сева:
   - Да ну его, дебила этого. Смотри лучше, какая женщина появилась!
   Тима:
   - Где?
   Вертит шеей.
   Сева:
   - Да не туда глядишь, братик, в клетке!
   Тима:
   - Ах, эта? Так она же замужем. Смотри, супруг, какой громила!
   Сева:
   - Пока он за решеткой, я на него чихал!
   Строит глазки тигрице, та озадачена.
   Тигр тигрице тоже по-кошачьи, только на тигрином диалекте:
   - Гляди жена, какие пушистики, на нас зеньки вылупили. Спроси чего надо? Тигрица:
   - Чего-чего, меня, конечно! - красуется перед тигром.
   Сева, думая, что это стараются для него, хлопает в ладошки.
   Тигр:
   - Я не понял, а зачем это мелкий лапками сучит? Пугает что ли?
   Сейчас я ему устрою! - грозно рычит, а после, и вовсе прыгает на решетку. Та, конечно, выдерживает, но все равно зрелище жуткое!
   Папа Сережа, как увидел это, едва не выронил Севку из рук от страха, а мама Галя чуть в обморок не хлопнулась, прямо вместе с Тимкой на руках. Хорошо, стена поддержала, отделяющая тигров от медведей.
   Сева, наконец, придя в себя, ошеломленному Тимке:
   - Чего это он? Я же ещё ничего не сделал?! Во козел-то!
   Тима
   - Тише, он, кажись, понимает.
   Тигр явно прислушивается.
   Тигрица тигру:
   - Ладно, старый, хватит бренчать, ишь как испугал! - ласково смотрит на котиков.
   Тигр Севке и Тимке, да так, что вполне можно разобрать:
   - Ну чо, усекли мохнозадые?! Будете знать впредь, кто в доме хозяин!
   Видя, что те озадачены:
   - Ладно, ребята, не писайте раньше времени, я просто пошутил. Хотите мясо? Подвигает поближе к прутьям здоровенный шматок.
   Сева:
   - Может, попробовать? Небось, вкусно их кормят.
   Тима, так чтобы тигр не понял:
   - Не вздумай, это ловушка!
   Сева так же тихо:
   - Вообще-то я не боюсь, но раз ты советуешь, согласен.
   Сева с Тимой дуэтом:
   - Спасибо, хозяин, но нам уже пора домой. К тому же мы сегодня сытые.
   Теребят папу с мамой, чтобы те уходили прочь от этого гиблого места.
   Папа с мамой тут же соглашаются, и все дружно отправляются искать бабушку.
   Тигр:
   - Хитрые, хотя и мелкие.
   Тигрица:
   - Да неужто бы лапа поднялась на таких крошек?
   Тигр:
   - Право, не знаю. Не брезговали же мы с тобой, живя на воле, иногда крольчатиной. Тигрица наставительно:
   - То кролики, а это наши меньшие братья!
   Тигр:
   - Блин, а ведь верно. Надо бы извиниться.
   Орет извинения во все горло.
   Тима с Севой, не разобрав издали в чем дело, боязливо вздрагивают, а папа с мамой, на всякий случай, вообще пускаются вскачь.
   По пути натыкаются на возвращающуюся бабушку с маленьким Сережей на руках. От неожиданности всем скопом падают.
   Пупсик первым, приходя в себя, Тиме и Севке, а заодно и их папе с мамой:
   - Вы плохие, я вас всех теперь не люблю! А за сломанное мороженое вы ещё ответите! Папа Сережа, потирая ушибленное место:
   - Щас, как же, я ведь не твой папа.
   Пупсик, хныча, ругается матом. Бабушка уже, оправившаяся от удара, видя, что любимому чаду (не дочке, пупсику) действительно плохо, зятю:
   - Купишь ему торт, какой он захочет, а не то твоему выпарку худо будет! Показывает на Севку.
   Севка недовольно шипит, видать, ушибся очень.
   Мама Галя бабе Мусе:
   - А вот хрен ему, мелкому твоему, будет знать, как вредничать! Пять лет, а все пешком не ходит! Ужас!
   Теща дочери:
   - Заткнись лучше, а не то, твоего выброшу нахрен! Ведь понимать же надо, где кот, а где ребенок!
   Тима возмущенно фыркает.
   По дороге домой, все постепенно мирятся, а дома и вовсе начинают плясать вокруг Пупсика хоровод, даже Сева с Тимой за компанию. Дите как никак! Злить его, себе дороже выйдет.
  

Конец сказочки о походе в зоопарк.

  
   25 января 2007 г.
  
  

Переодевшись людьми, Тима и Сева идут в цирк.

(Правдивая сказка)

  
   Тима, вбегая вприпрыжку на чердак:
   - Шапито приехал! Сева читает книгу, но уже не Виля Липатова.
   Сева:
   - Чего орешь так, какой такой Шапито? Ароныча родственник, небось? А тебе то что? Тима:
   - Во недоросель-то! Шапито - это цирк передвижной. Сева, откладывая книгу "Дамские прелести":
   - А где он остановился?
   Тима:
   - Да на бывшем колхозном поле, там теперь ничего не растет.
   Сева:
   - О, бляха, обязательно сходим!
   Тима:
   - А как, опять что ли исподтишка подсматривать будем?
   Сева:
   - Не, пойдем, как все, переоденемся только.
   Тима:
   - Не понял?
   Сева:
   - Эх ты, а еще старший брат! Людьми, на время станем лилипутами.
   Тима:
   - Молодец, брат! Умно говоришь. На этот раз так мы и сделаем! Пойду у бабушки пару масок одолжу.
   Сева ему вдогонку:
   - Лучше гномиков, чем гоблинов. Чур, я Пятница! Тима:
   - Не, я буду Смегороу. Пусть знают наших!
   Уже в цирке. Тима в маске Смегороу, правда, прикрывается веером, чтобы не сразу узнали и Сева, одетый Пятницей, пробираются к своим местам. Садятся.
   Тима:
   - А я думал, не пропустят.
   Сева:
   - Скажешь тоже, им все равно, лишь бы деньги за вход заплатили!
   Тима, искоса поглядывая на Севу:
   - Ну, у тебя и рожа!
   Сева обиженно:
   - А ты вообще морду прикрываешь!
   Смотрят представление. Похоже, им нравится. Свистят, хлопают в ладоши, что-то кричат, когда по-человечески, а когда и вовсе, совсем по-своему. Так они, значит, радуются увиденному, что к ним уже начинают присматриваться, а не подсадные ли они. Наконец очередь доходит до номера лилипутов-иллюзионистов. Коронная часть номера, уже после пиления, сожжение, а вслед за этим и исчезновение клиента.
   Фокусник, отъявленный карлик:
   - Господа, прошу желающих из зала, пожаловать на сцену.
   Пристально смотрит куда-то, затем озадаченно чешет большую голову. Соседи подозрительно посматривают на наших братцев, но те не шелохнутся. Фокусник на всякий случай, еще раз повторяет свою фразу, от отчаяния уже не глядя, куда следует, неприятностей, видно, боится. Опять ни гу-гу.
   Ближайшие к котам зрители начинают недовольно шипеть на них, а потом и попросту, хватая за что придется, вытаскивают бедных на манеж, бросают там, а сами быстро удаляются.
   Фокусник котикам, озадаченно:
   - А я и не знал, что вас двое, хорошо хоть мелкие. Пожалуйте сюда, господа!
   Показывает Смегороу и Пятнице, куда тем надо попасть. Сева и Тима в нерешительности, затем окинув зал, и поняв, что путь назад отрезан, неохотно подчиняются.
   Уже там, где надо, фокусник на ухо Тиме, а вслед и Севе:
   - Не бойтесь, у нас все отработано!
   Объясняет мохнатикам, что тем надо делать.
   Представление начинается.
   Фокусник, оря во все горло:
   - Ву-аля, тип-топ, гоп-стоп. Готово!
   Открывает ящик, там никого нет. Зрители умиленно вздыхают. Жалко им, что чудики, так быстро сгорели. Затем, через какое-то время, раздается радостный крик, откуда-то из-за кулис:
   - А вот и мы!
   И на арену выскакивают, выделывая при этом немыслимые кульбиты, пропавшие. В зале гробовое молчание, после, глубокий вздох разочарования и ни одного хлопка одобрения. Тима Севе на ухо, не переставая кланятсья:
   - Братик, кажись, мы влипли. Давай лучше дадим отсюда деру, пока не поздно!
   Сева, озадаченно осматриваясь по сторонам, явно в поисках выхода:
   - Да, братишка, рвем-ка когти, мне тоже, это все не нравится!
   С криками "Мы ещё вернемся!" спешно исчезают там, откуда и появились.
   На следующее утро, как всегда на чердаке.
   Тима читающему Севе:
   - Я, блин, всю ночь не спал, все переживал вчерашнее.
   Сева, нехотя отрываясь от книги:
   - Так и я тоже, все понять хотел, почему люди такие злые.
   Тима:
   - Ну, как, допер-таки?
   Сева:
   - Похоже, я полагаю, что мы просто ошиблись с костюмами.
   Тима:
   - Это ты виноват, зачем дебилом нарядился!
   Сева:
   - Так и ты не лучше, кто знает этого Смегороу?! Чай не в Холивуде живем! Оба горестно смеются:
   - Ха, ха, ха!

Конец самой правдивой сказочки.

  
   28 января 2007 г.
  
  
  
  

Похождения Робин Гуда.

(Уже не сказка)

   Первые сутки нового месяца. Сева - Робин, Тим - Малыш Джо (он крупнее). Поздно вечером в лесу, следят за пикником братков на поляне, ждут пока совсем стемнеет, чтобы взяться за дело. Наконец, кутеж все-таки окончен, братки расходятся по палаткам отдыхать. Тима:
   - Ну чо, пошли, сначала подкрепимся остатками их пира и, тут же чинить справедливости! Сева:
   - Не, лучше с собой возьмем, когда все сделаем.
   Тима берет инструменты, Сева тоже. Пробираются тайком к самой большой палатке.
   Тима прорезает ножом ткань, после чего, оба пробираются внутрь. Долго возятся там, потом, так же бесшумно вылезают обратно и бочком, а где и вовсе ползком, исчезают в близлежащих кустарниках, а вслед за тем и вовсе растворяются со всей добычей в лесу. Уже на чердаке.
   Сева, рассматривая изъятое у братков добро:
   - Повезло, давно таких вещиц не трогал!
   Тима:
   - Верно говоришь, брат Робин, славно мы у них зацепили!
   Сева:
   - Тогда продолжим это занятие?!
   Тима:
   - А то как же, я уже и местечко новое приглядел.
   Сева:
   - А чо с вещами делать будем?
   Тима:
   - Нужное, себе оставим, а остальное бедным раздадим! Сева, подумав:
   - Не, так нельзя, могут неправильно понять, лучше распродажу устроим.
   Тима:
   - Аха, конфиската!
   Смеётся.
   Сева серьезно:
   - А чего? Так и сделаем, когда накопим побольше.
   Несколько ночей подряд совершают подобные вылазки по местам загородных увеселений сильных мира всего. То есть до тех пор, пока не набирают достаточно для осуществления задуманного.
   Где-то в конце текущего месяца, как раз под выходные, соседи читают на стене одного из домов анонимное объявление:
   "В текущее воскресенье проводится распродажа конфиската, по адресу: улица Котовского дом 7. То есть, как раз напротив самого правления садоводства, после семи часов вечера.
   Бульдог-француз Нурик приятелю коту Коте:
   - Да, объявление хорошее, жалко, подписи нет.
   Котя:
   - Интересно, а почему так поздно? Нурик (он умный):
   - Это, чтобы людей поменьше пришло.
   Котя:
   - Бля, надо сбегать, папу предупредить, а то он как раз тогда уезжать собрался.
   Нурик, останавливая его:
   - Не вздумай!
   Котя обиженно:
   - А почему?
   Нурик:
   - Нам больше достанется, лучше денег у него займи!
   Котя:
   - А мне папа и так дает.
   Убегает, наверное за деньгами.
   Итак, в воскресенье, как и указано в объявлении, после семи вечера. Котя, Нурик, их близкие знакомые, а заодно и несколько людей для представительности, ходят, смотрят, как ведется распродажа. А там все чин-чинарем. На каждой вещице бирочка с ценой, даже продавцы и те не нужны, только ящик с прорезью стоит, для денег, значит.
   Все довольные, выбирают, а кое-кто даже покупает, аккуратно засовывая купюры во входное отверстие. Наконец, распродажа окончена, где-то около полуночи, и покупатели расходятся, оставив лишь несколько совсем ненужных вещей.
   Тима Севе, издалека рассматривая место в бинокль:
   - Ну, чо, братан? Пошли, что ли, пока подскребем, самое то будет!
   Сева:
   - Ага, пора!
   Собираются и идут. Ароныч, случайно оказавшийся на месте распродажи, погулять, видимо, вышел, это его самое любимое время:
   - Ни хрена, скоко добра просто так бросили, а еще говорят люди плохо нынче живут! - роется в вещах.
   - Не понял, а это, блин, откуда здесь в натуре? - внимательно разглядывает, пользуясь фонариком. - Точно, мои!
   Кладет трусы и тельняшку в баул, а заодно и несколько других, приглянувшихся ему вещей.
   - Наверное, баба моя опять их сушить во дворе повесила, а кто-то подумал, что их просто выбросили, взял да и принес сюда за ненадобностью.
   - Ой, больно же!
   Опрокидывает незамеченную в темноте впопыхах, тумбу с деньгами, смотрит, в чем дело:
   - На хрена мне такая дрянь, урна, небось?! Только дырка маловата.
   Аккуратно ставит тумбу на место, после чего, прихрамывая и сочно матерясь, удаляется в неизвестном направлении.
   Робин и маленький Джо уже на месте, около урны с деньгами.
   Джо:
   - Кажись, это Ароныч был, я его разглядел.
   Робин:
   - Похоже, во всяком случае, точно им пахнет!
   Джо:
   - И чего это он, вечно под ногами путается?!
   Робин-Сева, внимательно оглядывая ихнюю копилку:
   - Несомненно, кто-то её все же трогал, видишь, не на месте стоит!
   Джо, присматриваясь:
   - Точно, у-у, задница! - Гневно машет кулачком в сторону, удалившегося шефа братков. - Если чо пропало, мы тебе устроим!
   Берут урну, ставят на каталку и волокут домой. Дома, на чердаке, считают деньги, сразу видно, что результатом довольны.
   Тима:
   - Не думал, что стоко продадим.
   Сева:
   - Ха, а я и не сомневался!
   Неожиданно с соседнего участка раздается ехидный голос Ароныча, слава богу, что не по ихнему адресу.
   - Эй, бабка Муся, а ты чо, в натуре, до сих пор всякую дрянь собираешь, даже урнами не брезгуешь!?
   Бабка Муся:
   - Снова брешешь, мы люди порядочные!
   Ароныч:
   - А зачем тогда ваши волосатики ночью её в ваш двор на салазках привезли?
   - Покажи, где?
   - Так вон же, разбабаханная, у туалета стоит!
   Сева и Тима в страхе вздрагивают на чердаке, затем лихорадочно начинают прятать деньги. Ведь они прекрасно понимают, на что способна их бабушка.
  

Конец правдивой истории о маленьком Джоне и Робин Гуде.

  
   26 января 2007 г.
  
  
  
  

Мужская дружба

(Пикантная минисказочка)

   Тима, Сева, а также увязавшийся с ними Буся, в кошачьем баре на крыше, смотрят стриптиз.
   Сева незаметно, так, чтобы не догадалась администрация, наливает всем по новой. Сева:
   - Ну чо, ребя, давай грянем за жизнь нашу кошачью!
   Поднимает бокал, остальные тоже, чокаются, затем выпивают, каждый всё до дна. Тима:
   - Крепкая, зараза!
   Буся:
   - А по мне и не очень.
   Сева с умилением, глядя на сцену, где идет танец голых кисок:
   - Во пляшут-то, а фигуры какие! Жаль, что нет среди них ни одной знакомой! Тима:
   - Щас, как же, размечтался, на таких у нас карманных денег не хватит.
   Сева:
   - Я же говорил тебе, задница, давай стащим больше, пока папа спит!
   Тима:
   - Забыл что ли, что воровать не хорошо!
   Сева:
   - А все ты, дурак, виноват, зачем капусту на даче спрятал?!
   Тима:
   - Да ведь я не знал, что нас так неожиданно оттуда увезут.
   Сева очень обиженно:
   - Не знал, не ведал! Вот всегда ты так, а я должен расхлёбывать!
   Буся:
   - Ребята, давайте жить дружно. У меня бабок куча - папа-нефтяник на именины подарил!
   Лезет в карман, достает пачку баков.
   Сева довольный:
   - О, это дело, а скоко не жалко?
   Буся:
   - Да сколько надо, то и берите.
   Сева тянет лапу, Тима бьет своей по ней.
   Тима:
   - Не, спасибо, отдавать нечем!
   Буся:
   - Да ладно, я угощаю!
   Сева, жутко довольный, берет у Буси деньги, чуть ли не половину пачки, затем, видя, как у соседа округляются глаза от подобной наглости, спешно добавляет:
   - Сдачу обязательно принесу!
   Опрометью бежит договариваться, пока Буся не передумал.
   Тима в это время отвлекает соседа.
   Тима:
   - Ну, чо? Еще по одной, пока Севки нет? А то, когда с бабами вернется, все подчистую выметут?!
   Наливает себе и Бусе по полной, правда, тоже исподтишка, знать, дисциплину уважает. Выпивают, затем ждут прихода Севки, а того нет и нет!
   Буся:
   - Чего это он так долго?
   Тима:
   - Да вернется он, не дрейфь. Мы коты честные!
   Буся задумчиво:
   - Хотелось бы верить!
   Тима:
   - Чего это ты, сосед, загрустил, вроде?
   Буся:
   - Да нет, это я так, на всякий случай.
   Тима:
   - А, понятно!
   Примерно через два часа Сева возвращается, только почему-то без девочек.
   Тима:
   - Ну, как? Вышло?
   Сева:
   - А то как же?! После представления, наши!
   Отдает Бусе сдачу, всего несколько купюр.
   Тима:
   - Брат, не дороговато ли?
   Сева обиженно:
   - А что я мог сделать? Сам знаешь, какие теперь нравы!
   Буся:
   - Да не, ничего, я же сказал, что угощаю!
   Тима:
   - А ты на всех заказал?
   Сева:
   - Аха, ровно три штуки!
   Буся:
   - И мне тоже?!
   Сева:
   - А ты что, не с нами? Или Люси своей боишься?
   Буся испуганно:
   - Ребята, вы только никому не говорите, но я не смогу вам помочь.
   Сева:
   - Это почему же?!
   Буся:
   - Я кастрированный!
   Сева:
   - Ну и что? Тимка тоже. Примешь виагры, от нее точно заработает!
   Буся, заливаясь пьяными слезами:
   - Мальчики, простите, но я полный импотент!
   Сева:
   - Трус ты! Скажи честно, просто кисок испугался!
   Тима:
   - А как же тогда та девица, с которой ты тогда приходил?
   Сева:
   - Да-да, точно, точно!
   Буся:
   - Ах, это? Так то - конспирация была.
   Сева и Тима в две глотки:
   - Не поняли?!
   Буся:
   - Так я ей плачу, а она меня и прикрывает перед друзьями.
   Сева:
   - Во, бля, влипли-то!
   Тима:
   - Ничего, выдержим, зря что ли деньги заплатили! А ты, Буся, тоже готовься. Коли нечем, тогда ложкой поработаешь. Только, чур, не сачковать!
  

Конец минисказочки.

  
   26 января 2007 г.
  
  
  

Защитники отечества

(То ли сказка, то ли быль)

  
   Напросились как-то Тима и Сева, а вслед за ними и все их товарищи на переподготовку в кошачью Армию. Тима с Севой оттого, что на бабушку шибко обиделись, а Котя с Нуриком, так, за компанию. И вот они уже в части. Сева, сержант значит, а Тима, тот и вовсе старшина роты! А вот друзьям их не так повезло, всего лишь, простыми бойцами устроились. Это Котя с Бусей, а Нурик, тот все же сумел стать капралом.
   Те поначалу было обиделись, на то, что Нурик над ними начальником поставлен, собака все-таки, но после, когда сам командир части им объяснил, что это все из-за того, что у Нураддина спецконтракт, вроде, как сразу успокоились, потому что поняли, что родине так нужнее!
   Служат они, как говорится, потихоньку да полегоньку. А почему бы и нет! Ведь не зря же гласит поговорка: "Солдат спит, а служба идет!" Иногда, с ними случаются забавные истории.
   Вот, к примеру, некоторые из них.
  

N 1

  
   Находчивый солдат, обречен на успех! Дежурный по роте, в этот раз Тима, проверяет посты. Все, вроде как, и в порядке. Во, всяком случае, до сих пор ни одного стоящего замечания.
   Дежурный уже начинает волноваться, если так пойдет дальше, то ему и вовсе может стать неинтересно этим заниматься. А это, действительно, никуда не годится, ведь проверять - единственная его страсть в невеселой армейской жизни.
   И вот, наконец, все-таки удача ему улыбнулась.
   Часовой, это был Котя, вместо того чтобы бдить, попросту спал, причем стоя, крепко прижав автомат к груди.
   - Ага, - обрадовался Тима, - щас я ему устрою! Если разбудить сразу, ясное дело не признается, значит, надо все сделать грамотно, и тогда ему будет, точно, не отпереться. Думает, а заодно и проверяет, спит солдат или лишь притворяется.
   - Похоже, в самом деле дрыхнет. Придумал, - шепотом говорит старшина и, немедля, начинает осуществлять удуманное.
   Короче, не мудрствуя лукаво, отсоединяет от автомата магазин и кладет его в свой карман. Затем орет изо всех сил:
   - Спим, значит!
   Котя автоматом, даже не проснувшись:
   - Никак нет, бодрствую!
   Тима ехидно:
   - А почему глаза так сильно сощурены?
   Котя после некоторой паузы, видно, приходит в чувство:
   - Чтобы лучше видеть!
   Тима, совсем ехидно:
   - А вы раскройте и поглядите, что это.
   Указывает на Калашников без магазина.
   Часовой смотрит, понимая, что попался, начинает выкручиваться:
   - Товарищ старшина, а мне такой дали!
   Тима строго:
   - А это что?
   Достает из кармана магазин и показывает его.
   Котя:
   - Спасибо, товарищ старшина, что не поленились принести сами.
   И так как Тимка всю жизнь шибко ценил находчивость, он простил своему приятелю и это его прегрешение.
  

N 2

  
   Невнимательный.
   Командиру части, где служили наши друзья, присвоили очередное воинское звание, то есть был подполковником, а стал полковником. Прицепил, значит, он свои новые погоны, а главное папаху на голову не забыл надеть. Да и отправился в казарму себя показать, а заодно и поглядеть, как подчиненные отнесутся к его новому званию.
   Дневальный (Буся), встретил его командой "Смирно"!
   Тут же, подлетел дежурный с рапортом (Сева):
   - Товарищ подполковник, за время вашего отсутствия, никаких происшествий не случилось!
   Озадаченный тем, что его нового звания не заметили, полковник начал дипломатично подводить сержанта, к тому, чтобы он, исправил свою оплошность:
   - Сержант, а вы случайно не знаете, кто в нашем государстве носит папахи? При этом скромно тычет пальцем в свою.
   Сержант Сева:
   - Правительство, я такую у маршала Сергеева видал!
   - Правильно, сержант, маршалы, а кто ещё?
   Тычет себя в грудь кулаком.
   Сержант, подумав:
   - Кавказцы!
   Полковник, начиная терять терпение:
   - Хорошо, а еще?
   Наконец, сержант понимает все-таки, что имеет в виду командир части.
   - И вы, товарищ подполковник! - Бодро отчеканивает он.
   Командир, видя такое дело, совсем расстраивается и, махнув на службу рукой, уезжает домой, жаловаться жене.
  

N 3-4

  
   Две миниатюры.
   Старшина роты (Тима) в мрачном настроении, еще бы, сам командир части отчихвостил! Ищет, на ком бы отыграться. Видит рядового Бусю, приглашает к себе.
   Тима:
   - Я слышал вы, товарищ Нефтяной, работали бурильщиком?
   - Так точно, товарищ старшина!
   - Тогда я нашел вам дело по специальности! Будете следить за порядком, в сортире! Там тоже скважины есть.
  

***

   Капрал-контрактник Нуреддин, беседуя с новобранцами:
   - Хреново придется вам ребята, ибо фамилия у меня Кошкодралов! Но я по натуре, ещё злей! Так что не вздумайте меня, выводить из терпения! А теперь, давайте знакомиться. Как ваша фамилия рядовой?
   Здоровенный, бритый наголо кот-браток смущенно молчит.
   - Ну, смелее, я Кошкодралов, а вы?
   - Рядовой Собакодеров, - набравшись смелости, рапортует солдат.
  

N5

  
   История последняя, после неё друзья, наконец-то, вернулись в свои дома.
   Командир части, тогда уже полковник, вызывает к себе братьев Котовских, то есть старшину Тиму и сержанта Севу, и начинает распекать:
   - Мне доложили, что вы, а особенно ваш брат, - указывает на сержанта, - распускаете слухи, будто нашу часть за ненадобностью, вскоре расформируют.
   Это наглая ложь и, чтобы впредь было неповадно, я обязан вас наказать!
   И тут как раз, командиру передают срочную депешу, тот, прочитав её, меняется в лице и уже совсем другим тоном спрашивает:
   - Кстати, старшина, а почему вы об этом узнали раньше меня?
   Тима:
   - О чем, товарищ полковник?
   - О расформировании!
   Тима:
   - А мне мой папа позвонил. Они с вашим командующим соседи!
   Командир:
   - А вы не могли бы ему перезвонить?! И попросить уточнить, куда меня все-таки переводят?
   Подвигает Тиме аппарат.
   Сева про себя:
   - Во влипли-то.
   Тима, нехотя берет трубку, набирает номер, затем с кем-то разговаривает, после чего, кладет ее обратно.
   Командир:
   - Ну, как?
   Тима:
   - Плохо дело, товарищ командир. Полковник грустно:
   - И куда же?
   - Пока неизвестно, папа уехал в командировку, на Дальний Восток, но я доложил обо всем маме!
   Командир со вздохом:
   - Очень жаль, что не удалось переговорить с твоим папой!
   Ладно, ребята, можете быть свободны, я и сам все скоро узнаю!
  

На этом конец сказочки.

  
   27 января 2007 г.
  
  
  

Кто-то теряет, а кто-то находит.

(Спортивная сказочка)

   Тима, Сева, Котя и бульдог Нурик гоняют позаимствованный где-то мяч на пустыре. Готовятся к футбольному матчу с командой "Суперкоты" из Мужикино-2. Нураддин - вратарем, а котики разыгрывают между собой различные хитроумные комбинации, а заодно и отрабатывают удары по воротам.
   Итак, перевод мяча слева направо, затем, пас вперед на выход нападающему, удар, гол!
   - Ура, - тотчас орет Тима, хотя забил не он, а Котя.
   - Во, бляха! - возмущается в воротах Нураддин. - Зачем же так сильно лупить?! Даже лапу не успел поднять!
   Недовольно выбрасывает мяч обратно в поле.
   Новая комбинация, удар и вратарь с трудом переводит мяч на угловой. Котя идет подавать. Бульдог, потирая руки в воротах: - И этот щас отражу!
   Удар и, куда там отразил!.. Мяч снова в сетке!
   Это Сева ухитрился пробить головой точно в девятку.
   - Так нечестно, - злится Нурик, - договорились же, бить не выше, чем я могу допрыгнуть!
   Просит Котю переподать. Сева недоволен, но соглашается.
   Сева:
   - Ладно, задница, договорились, в следующий раз, получишь вообще между ног!
   А в это время в деревне Мужикино 1 происходило следующее.
   Ароныч супруге:
   - Ты не трогала мои новые копилки?
   Жена:
   - Которые?
   - Те, что в спортзале лежат.
   - Это круглые кожаные?
   - Да, да, эти самые.
   - Не, не, только пыль протерла!
   - А почему их стало на одну меньше?!
   - А сколько их было раньше?
   - Двадцать одна.
   - Не, тогда точно не я! Мы с братом ещё в третьем классе в очко играть научились! Ароныч:
   - Блин, а кто же в, натуре, такой неграмотный оказался? Поймаю, изувечу, без базара!
   - Правильно, старый, и от меня привет передай! А теперь хватит языком чесать, иди искать живо!
   Ароныч послушно уходит на поиски.
   Снова пустырь для игры в футбол. Там и вовсе явная ссора.
   Нурик:
   - Свинья, ты Севка, еще раз, так сделаешь, враз покусаю! Разве можно голкиперу своей команды, такую травму причинять?!
   Сева:
   - Извини, братан, но я думал у тебя ноги длиннее!
   Нураддин:
   - Ну уж нет, извинениями ты тут не отделаешься, становись-ка лучше сам в ворота, я тебе разок пенальти вдарю, поглядим, что из этого выйдет!
   Сева, безбожно матерясь при этом, послушно становится в ворота.
   Тима, устанавливает мяч на одиннадцатиметровую отметку.
   Французишка (Нурик - французский бульдог) разбегается и бьет, что было силы. Со страшной скоростью мяч, врезается в перекладину, а там гвоздь! Короче, эффект получился ошеломляющий, мяч разлетелся вдребезги, а вместо него откуда-то сверху, похоже с самого неба, посыпались на землю, медленно кружась в воздухе, стоевровые купюры, мягко приземляясь между ошеломленными приятелями.
   Все четверо, в едином порыве восторга:
   - Денежки, наши!
   Набрали, значит, друзья денег, кто, сколько сумел, сидят довольные, ждут чего-то. Котя, не совсем удовлетворенный результатом (он в момент взрыва был дальше всех):
   - Может, пересчитаем и общее поделим поровну?
   Сева, он хапнул больше всех:
   - Ага, держи карман шире, нечего было хлебалом щелкать!
   Нурик, быстренько подсчитав свой улов:
   - Маловато будет!
   Зло смотрит на Севку. Тима, становится на защиту брата. Дело пахнет дракой и тут Тима неожиданно восклицает, он самый глазастый:
   - Блин, кажись, сюда человек идет.
   - Не! - в ужасе бежит прочь. - Ароныч, за деньгами!
   Убедившись, что он не, врет, остальные устремляются вслед за ним.
   Ароныч, изучив остатки мяча, а заодно найдя случайно оброненную кем-то при бегстве купюру, делает далеко идущие выводы.
   - Ну-ну, в футбол, понимаешь ли, играем, да ещё при этом, деньгами швыряемся! Вообще все это как-то подозрительно, возьму домой, проверю на всякий случай.
   Размышляет дальше:
   - Не, если б не деньги, я бы точно не сумневался, а так... вдруг, и, правда, это моя вещь!
   Уже дома:
   - Ё-мое, точно, моё! Ну, детишки грёбаные, я вам устрою!
   Тима и Сева, как обычно на чердаке. У Тимы прокушено ухо, у Севы синяк под глазом.
   Сева:
   - Ты, брат, молодец, крепко гнусного Нурика поцарапал!
   Тима:
   - Да и ты не хуже, ловко Котю нашего отделал!
   Нурик и Котя около туалета Нурика, тоже делятся впечатлениями.
   Котя:
   - Чертов Севка, мелкий, а дерется бойко!
   Нурик, зализывая нанесенные Тимкой раны:
   - А я вдобавок, еще и сто евро где-то потерял!
  

Конец сказочки N 30.

  
   28 января 2007 г.
  
  
  

Хотели, как лучше, а вышло, как всегда.

  

(Полусказочка)

  
   Попросила бабушка Муся зятя огород вскопать, а сама уехала в город по делам. А ему ленивому, разве мыслимо такую тяжелую работу выполнить?! Призадумался не на шутку он, ведь не оправдать оказанного доверия он не может, теща не мать, вдруг не поймет. Сначала обидится, а потом и вовсе, отравит, как следует, чтобы впредь неповадно было. Но, как ни старается, ничего намыслить не может.
   Зовет на помощь детей своих, те тут же являются и, все трое начинают совет держать. Старший ребенок (Тима):
   - Папа, не волнуйся, мы тебе поможем!
   Младший ребенок (Сева):
   - Папулечка, да мы все сами за тебя сделаем!
   Отец (папа Сережа):
   - Давно бы так, мои солнышки! Если, что будет непонятно, зовите, тут же примчусь и все объясню!
   Уходит загорать на крышу.
   Дети берут лопаточки и идут копать огород.
   Где-то часа через четыре папа, уже устав загорать, кричит с крыши:
   - Ну, как, ребята, дело двигается?
   Мальчики хором:
   - Уже до половины докопали!
   Папа, довольный этим, сыновьям:
   - Похоже, я уже освободился, сейчас спущусь к вам. Коли, где напортачили, подскажу, как исправить!
   Слезает вниз, подходит:
   - О, молодцы, все вроде правильно, продолжайте и дальше в том же духе!
   Заходит внутрь дома, садится обедать. Покушав, ложится вздремнуть, эдак с часок. Просыпается, как минимум, через все два!
   Едва продрав глаза ото сна, глядит в окно, видит, что Сева с Тимкой уже почти закончили. Смело выходит к ним подбодрить. Папа:
   - О, вовремя я. Кажись, все закончили. Хвалю, за доблестный труд. С меня по фуфырю каждому! С копченой семгой на закуску. Котики отирают пот, кладут инвентарь на место и чапают вслед за папой на кухню отметить свой успех.
   Сидят, отмечают вместе с папой, решили с ним поделиться в знак уважения. Ясное дело, тот отказаться не посмел.
   Час проходит, два, уже дело к ночи приближается, а они все ждут горемычные, скоро ли бабушка вернётся оценить работу. А той все нет и нет. Наконец, на следующий день где-то около полудня, она является и тут же начинает качать права, а у родственников, сами понимаете, голова трещит, то ли с перепоя, а, может и с расстройства потому, что так долго без присмотра оставались.
   Короче, придирается, значит, старушка к Севе с Тимкой, а больше всех к зятю своему, ихнему папе. То ей не так, это не эдак. Злится, похоже. А потом, не выдержав и вовсе, уходит проверять огородную работу. Через некоторое время возвращается вообще свирепая, как фурия.
   Теща:
   - Зять - нехрен взять, кто огород копал?
   Зять:
   - Кто, кто? Конечно, я, Мусенька!
   Теща:
   - Я же тебе, дебилу очкастому, сколько раз говорила, копать надо на глубину лезвия лопаты, а ты что сделал? А ну пошли!
   Хватает зятя за руку, а, может, и куда пониже и ведет убеждать, что тот был неправ. Теща:
   - Видишь, как мелко копано. Словно кто-то детской лопаточкой ковырялся, а не этим, - показывает зятю на свою личную лопату, гораздо крупнее обычной.
   Зять, оправдываясь:
   - Тещенька, я все по науке!
   Теща дает ему в руки лопату:
   - Чтобы все к вечеру, было как надо!
   Зять, скрипя зубами, начинает копать. Теща уходит в дом кормить котиков.
   Прошло часов десять, зять, наконец, закончил, исправлять упущенное. Впрочем, так ему, лодырю, и надо. Еле доползает до койки и без сил, не смотря на то, что все это время не жравши, валится спать.
   Утром следующего дня, зять голодный и злой, улучшив момент, когда теща уединяется в туалете, говорит своим сыновьям:
   - Зайчики, я на вас обижен, вы что не могли копать поглубже?!
   Тима:
   - Папочка, мы работали, как положено. Копали как, раз на острие наших с Севкой лопат!
   Папа заливается слезами, правда, не совсем понятно, с горя или все-таки от смеха. Сева:
   - Папулечка, не плачь, мы же не знали, что бабушка такая зоркая! Думали, как и ты, ведь тоже четырехглазая!
   Дает папе свой платочек, чтобы тот утерся.
  

Конец сказочки.

  
   29 января 2007 г.
  
  
  
  

Раки к пиву.

  

(Поучительная сказочка)

  
   Послал как-то папа Сережа своих мальчиков на деревенский базар, раков к пиву купить. А чтобы пошли, набрехал, что бабушка это приказала.
   Ну, тем делать нечего, взяли лукошки да и побрели, куда надо.
   С деньгами у котиков никогда проблем не было. То копилку случайно обнаружат где-нибудь на пустыре, то и сами подзаработают, торгуя чем-нибудь среди местной звериной братии. Так что и в этот раз у папы брать на раков постеснялись.
   Приходят на рынок, что вдоль речки расположен, около железнодорожной станции, ходят, выглядывают раков, а тех, как назло, ни у кого нет! Слышат, кто-то свистит им. Оборачиваются, а это Нурик, сосед их, тот, который французским бульдогом ещё с детства числится.
   Подходят к нему, спрашивают:
   - Чего звал-то?
   А тот им отвечает, тоже вопросом:
   - А вы, что тут сами делаете?
   Тима:
   - Раков ищем.
   Сева:
   - Папа к пиву приказал достать!
   Нурик:
   - А я мешок охранять поставлен, папа по большому в сортир пошел, теперь я за старшего!
   Тима:
   - И кто у тебя там спрятан?
   Нурик:
   - А конь его знает, кажись, что-то живое, шевелится.
   Сева:
   - Давай поглядим что там?! - тянет лапы.
   Нурик:
   - Да ты чо, вдруг папа вернется!
   Тима:
   - А давно ушел-то?
   Нурик смотрит на часы:
   - Ровно семь минут стукнуло.
   Сева обрадовано:
   - Ну, тогда вряд ли, сам же божился, что у него, вечно запор.
   Нурик:
   - Так-то оно так... А-а, ладно, где наша не пропадала!
   Развязывает мешок, суёт туда лапу, чтобы пошуровать там.
   - Кажись есть! - Радостно орет бульдог, тащит что-то наружу и, только достал он это, как вдруг заорет благим матом, - ой, бляха, больно-то как! Ай, Ай!
   Потому, что то, что он достал из мешка, больно хватануло его за лапу. Тима удивленно:
   - Во, блин, рак, а здоровущий-то!
   Нурик, не переставая скулить от боли в сердцах, швыряет рака на землю. Тому хоть бы хны, даже шкура не помялась!
   Сева, обрадовано:
   - О, наконец-то нашли! Почем?
   Нурик зло смотрит, причем на обоих братьев, потом глаза его хитро прищуриваются, видать, сообразил все же, что к чему.
   Нурик:
   - Да дорого, братцы, евро - штука!
   Тима лезет в карман за деньгами, сегодня он казначей.
   Сева:
   - А скоко можешь без спроса?
   Нурик хитро:
   - Хоть все, пожалуйста!
   Тима озадаченно:
   - А что своему скажешь?
   Нурик:
   - Набрешу чего-либо, не прибьет же! Да и вообще, я ради друзей на любой подвиг готов!
   Сева, блаженно сложив лапки на груди:
   - Во даёт, какой человечище!
   Нурик улыбается, как бы говоря этим, а вы, что разве сомневались?!
   Тима, не очень довольный тем, что раков, явно, не меньше чем полмешка:
   - Чего уж там, выгружай, задница!
   Нурик вытряхивает живность на траву.
   Сева:
   - Ё-моё, расползаются точь-в-точь, как наши проселочные дороги!
   Тима:
   - Да ты, блин, ещё и в литературе силен, даже Гоголя наизусть знаешь!
   Сева, озадаченно:
   - А я думал, что я это сам придумал.
   Нурик, тем временем, считает убегающих раков, а заодно и прикидывает барыши. Нурик:
   - Ровно семьесят семь!
   Тима отсчитывает деньги.
   Сева, наконец, приходя в себя:
   - Ой, да они же к реке ползут! Хватай их, нахрен!
   Собирает раков в лукошки, тех, кто шибче других сопротивляется, бьет лапой по балде!
   Тима передает Нурику, как и условились, семьдесят семь евро, потом начинает помогать брату.
   Оба хором бульдогу:
   - Чо встал-то, помог бы лучше?!
   Нурик:
   - Не, не, я боюсь! Да и вообще, мне уже пора!
   Впопыхах, убегает куда-то.
   Тима с Севой, матерясь почем зря, продолжают собирать клешников. Тима грустно:
   - Я троих все-таки упустил!
   Сева похоже, чуть не плача:
   - А я, братик, аж четырех!
   Тима:
   - И того выходит семьдесят.
   Пробует лукошко на вес. - Ни хрена себе, да и неудобно!
   Сева, тоже пробует:
   - Не, стащитъ можно!
   Тима, вглядываясь куда-то:
   - А это блин, кто там чешет?!
   Указывает лапкой.
   Сева, тоже присматриваясь:
   - О, просрался, кажись. Все, братик, нам пора, валим отсюда пока не поздно! Тима:
   - Не, не успеем, давай лучше спрячемся, покамест он нас не увидел.
   Прячутся в кустах.
   Хозяин Нурика, обнаружив пустой мешок:
   - От это да, похоже и барбоса прихватить не забыли. Не надо мне было такого мелкого брать. Жалко раков все же, таких денег лишился, уверен, можно было и по двадцатнику штука загнать! Да чего, теперь-то молоть!
   Берет мешок и, утирая по пути слезы, понуро бредет домой.
   Сева, вылезая из кустов:
   - Жалко дядьку. Видел, как плакал-то?
   Тима:
   - Ну и ладно, пусть Нурик сам с ним расхлебывает. Пошли, братец. Пока допрем, точно стемнеет!
   Однако, ошибся котик, дотащили гораздо быстрее.
   Как обычно, уже на чердаке, пьют пиво с раками, папа угостил, он не жадный, а заодно и посматривают в окошко, как Нурик в огороде деньгу зарывает.
   Нурик, зарыв деньгу, уходит в дом.
   Тима:
   - Смотри, сделал свое черное дело и в хату пошёл! Видать, пронесло. Сева:
   - А ты точно сможешь отыскать, куда он их запрятал?
   Тима:
   - Ха, да чтобы я не углядел, быть такого не может!
   Сева:
   - Когда изымать-то будем?
   Тима:
   - А чего спешить, пускай полежат, легче отпираться будет.
   Сева:
   - А вдруг он их перепрячет?!
   Тима:
   - Наврядли, выжидать будет, пока дома скандал окончательно не утихнет.
   Сева:
   - Думаешь?
   Тима:
   - Уверен!
   На другое утро.
   Нурик кричит братьям с крыльца своего дома:
   - Ну, как, моряки, попы в ракушках, не обожрались вчера?
   Сева:
   - Мы, нет.
   Тима, перебивая брата:
   - У нас все хорошо, а ты-то сам, как?
   Нурик весело:
   - Все тип-топ! Я сумел его убедить.
   Сева восхищенно:
   - Не пришибли!
   Нурик:
   - Сам видишь! - Явно в восторге от самого себя возвращается в дом.
   Где-то недели через две, ночью. Тима и Сева, втихаря выкапывают сокровище Нурика. Приносят в своё убежище, начинают подсчёт.
   Тима:
   - Не понял, всего двадцать семь евро!
   Сева дает ему подзатыльник:
   - Я же говорил тебе, козел безрогий, что потратит! А ты - "не" да "не"!
   Тима, еле сдерживаясь, чтобы не подраться:
   - А мы у него самого потом спросим!
   Сева:
   - Совсем сбрендил, задница! Он же догадается!
   Тима:
   - Как же, жди, я хитрый!
   Еще через несколько дней:
   Тима, как бы между прочим, спрашивает у соседа:
   - Ты, Нураддин, все бабки себе забрал?
   Нурик:
   - За раков-то? Да не, иначе, как бы я с папой договорился.
   Тима:
   - Так, понятно. А скоко себе оставил?
   Нураддин:
   - Двадцать семь евро!
   Тима:
   - Ну, ну молодец всем бы так.
   Нураддин, польщенный:
   - Чего-чего, а смекалки мне не занимать!
   Уже перед самым отъездом с дачи, в конце сентября, Нурик жалуется Севке:
   - Сосед, во я попал, бляха, с деньгами!
   Сева:
   - А чего случилось?
   Нурик:
   - Да зарыл их в саду еще летом, а они и пропали! Видать, фальшивые были, сгнили небось?!
   Сева:
   - Это те, что за раков выручил?
   Нурик:
   - Аха!
   Сева:
   - Так ты, что ими и, впрямь, не пользовался? - Поправляется, - то есть, не брал оттуда? Нурик:
   - Не, как зарыл, ни разу!
   Сева:
   - А скоко там было? Нурик:
   - То-то ты не знаешь?! Тимка еще с месяц назад про это спрашивал!
   Сева:
   - Понятно, остальные, куда дел?
   Нурик:
   - Папа отобрал, иначе прибить грозился!
   Сева расстроено:
   - Какой я все-таки дурак! До последнего на что-то надеялся!
   Нурик:
   - Не врубился?!
   Сева:
   - Да не, это я так, к слову. Себя ругаю!
   Нурик:
   - Это правильно, тогда я тоже буду себя оскорблять, заслужил!
   Проклиная себя последними словами, снова идет в огород, продолжать копать дальше.
   Видно, не зря Сева только что предположил, что надежда умирает последней!
  

Конец.

  
   30 января 2007 г.
  
  
  

Халявщик.

  

(Совсем сказочка)

  
   Приказала как-то мать дочке, а та, соответственно, мужу макулатуры раздобыть для родственника ихнего. Тот как раз в тот год, в четвертый класс пошел. А так как числился он редкостным двоечником, из начального в последующие классы, только благодаря деньгам бабки двоюродной всякий раз переползал, то мог порадовать своих ближних лишь успехами в подобных мероприятиях. Но он, гаденыш, даже этого делать не хотел. Потому-то и поручили другим. Призадумался зять, хочется родственнику подсобить, но как? Не заниматься же самому такой ерундой? Долго мыслил, потом все-таки нашелся, поручил это своим котам. Да вы их уже знаете. Правильно, Тиме и Севе. Те поначалу хотели было отказаться, но папа Сережа обещал им всыпать, если не послушаются. Пришлось согласится. Да и взрослые они уже к тому времени были, даже переподготовку, и ту, в кошачьей Армии не однажды проходили.
   Как говорится, приказ есть приказ, и тут ты ничего не попишешь, хочешь - не хочешь, а выполнять надо!
   Поплакали они малость втихомолку, на людях-то не привыкли, да и пошли выполнять задание. Ходят по дворам горемычные, да и подбирают, что бог послал. Но, как ни стараются, а все маловато у них получается этой самой макулатуры, да и тяжело тащить им её. Не люди все же, для подобного природой не приспособлены.
   Короче, к концу второго дня всего двенадцать килограмм набрали, курам насмех да и только! Что же делать-то, думают? Ведь сроку им осталось еще ровно столько, то есть двое суток. Решили знакомых зверюшек попросить, обзвонили и обходили всех, кого знали. Те обещали помочь и, надо отдать им должное, действительно, слово держали.
   В итоге, к концу срока набралось-таки сто двадцать килограмм. Как родственнику сообщили о результате, тот аж до потолка от радости подпрыгнул. Долго потом ещё успокоиться не мог, все первое место мерещилось! Но Тима с Севой, да и их друзья, не в пример некоторым, не полными кретинами были и поэтому кое-чего удумали, чтобы жизнь их гадскому родственнику, не казалась медом помазанной!
   Так что же придумали хитрые не люди?
   А вот что. В середине каждой собранной пачки, они сделали по надписи, в которой ясно говорилось, что ее собрал не Сережа Помаленькому (исключительная фамилия, неправда ли?!), а кто-то другой, например, тетя Галя, дядя Сережа, баба Муся и тому подобное.
   Но получилось совсем не то, что они хотели. В школе никто на это, даже ухом не повел потому, что поленились пачки разбивать на более мелкие и дали-таки, негодники, несносному мальчику первый приз! Надо же хоть раз и такое ЧМО порадовать. Тот был в восторге. И все же правда выплыла наружу, когда уже в самом пункте сдачи, случайно обнаружилось, только непонятно почему, наверное, веревки перепрели, что внутри рассыпавшейся пачки оказалась, особенная библиотечная книга, аж середины девятнадцатого века рождения! Стали всю пачку перебирать, ну и нашли все-таки запись, которая гласила "Собирала тетя Галя для Сережи Помаленькому". Посмеялись, значит, несуразности человечьей, да и стали все похожие пачки вскрывать, вдруг еще что-то подобное обнаружится!
   И не ошиблись-таки. Помимо записок типа "папа Сережа" или "баба Муся", все для того же Сережи, отыскалась ещё и рукопись книги Гофмана "Похождения кота Мурра", правда на французском языке, датируемая вообще 1808 годом.
   Рукописи они испугались, ибо вещь шибко ценная. Решили обязательно возвратить хозяину, предположительно, тому самому Сереже с редкой фамилией. А про книгу, посчитали своим делом умолчать. Не знаем, мол, ничего, да и только! А попробуй, докажи тут обратное - зубы обломаешь, где живем-то, чай не в цивилизованной Европе.
   Ну, да ладно, проехали. Принесли они рукопись по указанному адресу, тычут ее егойной матери, а та знать ничего не знает. Хорошо ребенок нашелся, позвонил двоюродной бабушке, та и спрашивает у зятя, чья это книга? А тот, мужик умный, не постеснялся спросить, где нашли, а как узнал, то и усек все сразу!
   Точно, говорит, моя! Ну, тем делать нечего отдали ее. Вещь, действительно, стоящей оказалась.
   Большие деньги за неё потом в антикварном получили! Одно, только обидно, забыли сказать спасибо крысе Арнольду. Да тому самому, у кого жена живет в подвале. Ведь это благодаря его родственнику, мышонку из библиотеки, рукопись и прижулинная работниками вторсырья книга, в макулатуре оказались! А он сам, какой умница, видно, не зря свои очки носит! Штамп-таки не забыл яйцом свести, так на всякий случай.
  

Конец истории.

  
   30 января 2007 г.
  
  
  
  
  

Ошибка в расчетах

или же проще:

каракатица под номером 33.

  

(Чисто бытовая сказочка)

  
   Тима сидит за компьютером в пейсах и шляпе, аля раввин, изучает Талмуд в интернете.
   Входит Сева, только что, пришедший с гулянки на крыше по привычке малость подшафе.
   Тима, отвлекаясь от работы, причем, с явной неохотой:
   - Наконец-то возвратился чудо, чо пил в этот раз? Кажись, не только валерианку! Сева, довольный тем, что старший брат сразу обратил на него внимание:
   - Точно Тимон, даже коньячку попробывал! А ты, никак раввином заделался? Тима:
   - Да не, просто решил поинтересоваться верой своих пращуров.
   Сева:
   - Не понял, мы чо с тобой, евреи выходит?!
   Тима:
   - Подозреваю, что да, потому как девичья фамилия нашей бабушки Майкина!
   Сева:
   - Так это же самая, что ни наесть русская фамилия, почти такая, как у дедушки Ленина!
   Тима (он умный):
   - Во-первых, задница, настоящая фамилия Ленина Ульянов!
   Сева восхищенно:
   - Так это еще и лучше!
   Тима:
   - Во-вторых, Майкин, Хайкин, Райкин совсем не то, что, к примеру, Свеклин, Брюквин и уж, конечно, Иванов либо Петров!
   Сева:
   - Так ты полагаешь, что Майкин и Хайкин это, как близнецы-братья, что ли? Короче, одного поля ягоды!
   Тима авторитетно:
   - Слава богу, допер-таки!
   Сева задумчиво:
   - Похоже, твоя взяла. А мне, чем тогда заняться, если я тоже этот самый, как его, о, точно, иудей!
   Тима:
   - Да нет, ты пока не иудей, а всего лишь еврей.
   Сева:
   - А разве разница есть?
   Тима:
   - Большая!
   Сева:
   - Не допер, объясни?!
   Тима:
   - Пойди сначала проспись, как следует, после придешь! А я пока тут малость покумекаю!
   Сева:
   - Аха, правильно братик, ты здесь покамест помучайся, а я пойду сосну пару часиков, устал очень!
   Уходит.
   Тима продолжает изучать Талмуд. Похоже, очень старается. Входит крыса Арнольд, он уже успел выспаться после обеда.
   Арнольд:
   - От это да! В жиды решил записаться?
   Тима, оскорбившись услышанным:
   - А тебе чего надо, гойское отродье? Пшел отсюда, не видишь, будущий раввин делом занят!
   Арнольд восхищенно:
   - Тимон, ты точно не дурак, откуда знаешь, что мой давний предок у самого Франсиско Гойи служил!?
   Тима, махнув на него лапой, как на явное недоразумение:
   - Догадался, блин, а теперь давай вали, откуда пришел.
   Арнольд:
   - Уже иду, господин вундеркинд.
   Уходит, продолжая умиляться.
   Ровно через два часа появляется Сева, видать, будильник не поленился поставить.
   Сева, озадаченно:
   - Ну, как дела, браток? Все теперь уже знаешь?
   Тима:
   - Чо, уже очухался?
   Сева:
   - А то как же, ну чего скажешь?
   Тима:
   - Да блин, чо-то я начинаю сомневаться. Вроде как, не родное какое-то учение! Сева:
   - А это всегда так, когда берешься за незнакомое.
   Тима:
   - Да не, я тут и Библию,заодно,пролестнул. Там, вроде как, мне попонятней будет. Сева:
   - И чего решил, кто мы все-таки есть?
   Тима:
   - Какой породы, спрашиваешь?
   Сева:
   - Аха!
   Тима:
   - Затрудняюсь сказать. По виду вроде, как евреи, а по душе, определенно, что-то другое.
   Сева:
   - А я говорил тебе, русские мы! Ладно, валяй дальше, только голову шибко не забивай этим. А вернется папа, мы у него все и спросим!
   Тима:
   - Верно, верно, подь сюда, давай изучать вместе!
   Уже, под самое ложиться спать, папа приходит все же домой.
   Папа Сережа:
   - Привет, мальчики, почему не ложитесь?
   Сева:
   - Тебя ждем!
   Папа:
   - А зачем?
   Тима:
   - Побеседовать хочим!
   Папа делает вид, что зевает:
   - А не поздновато ли?
   Тима:
   - Самое время, дело очень срочное!
   Папа:
   - Хорошо, о чем?
   Сева:
   - Папа, а кто ты у нас по национальности?
   Папа Сережа испуганно:
   - Да русский я, а чего, кто-нибудь вам наплел?
   Тима:
   - А мама кто?
   Папа:
   - Да тоже русская!
   Сева:
   - А почему же тогда, бабушка Муся - Майкина?
   Папа (писатель):
   - Обьясни яснее?
   Тима:
   - Он имел в виду, нерусская!
   Папа задумчиво
   - Да не, ребята брехня! Она лишь похожа:
   Тима и Сева дуэтом:
   - Врешь, наверное своих защищаешь?!
   Папа обиженно:
   - Да, чтобы я тёщу?! Сами поглядите!
   Достает бабушкин паспорт и показывает котикам.
   Там ясно написано национальность русская.
   Тима озадаченно:
   - Выходит, я ошибся?!
   Папа:
   - Ты в этом не одинок, сынок, я тоже, поначалу, так считал!
   Сева обрадовано:
   - Я же говорил тебе, переумок несчастный, что русские мы, а ты все не верил!
   Примерно через несколько дней. Папа, мама, бабушка и котики рассматривают семейный альбом. Нет только Арнольда, ему неинтересно, он ведь не родной.
   Зять теще:
   - А кто этот тучный старикан?
   Теща:
   - Так это папа мой. Александр Яковлевич!
   Папа Сережа, умиляясь:
   - До чего же на моего друга Абрама Профштейна похож!
   Теща, захлопывая альбом, обиженно:
   - Да русские мы, русские! Али паспорта моего не видал?!
   Зять примирительно:
   - Вечно вы ко мне придираетесь, Марья Александровна! Я же всего лишь пошутил!
  

Конец сказочки.

  
   31 января 2007 г.
  
  
  

Каждому свое или по Сеньке и шапка!

  

(Поварская сказочка)

  
   Телефонный звонок, Тима берет трубку:
   - Привет, папочка, чего звонишь-то?
   - Сынок, ты не забыл, что сегодня у мамы Гали день рождения? Подарок я уже подготовил, а вот испечь чего-нибудь к празднику не успел, помоги, пожалуйста!
   - Конечно, па, а что выпекать-то?
   Папа:
   - Говорила, что пиццы хочет.
   Тима:
   - Сделаем, не переживай!
   Сева орет из кухни да так, что и в телефоне слышно:
   - Я еще ей пирожков испеку!
   Папа в трубке Тиме:
   - Ладно, пускай и Севка тебе поможет. Ну, пока. Я пораньше вернусь принять работу. Чао, родненький!
   Тима:
   - Ауфвидерзеен, папулечка!
   Спрашивает Севку:
   - Ну, что, сивый, пора за работу?!
   Сева:
   - Аха, полосатенький.
   Начинают работать. Первым делом берут кулинарную книгу, изучают состав пиццы.
   Тима:
   - Блин, выбор богатый, даже не знаю за какую взяться!
   Сева, разглядывая картинки:
   - Давай, рыбную заделаем. Может, не понравится, тогда нам больше достанется!
   Тима:
   - Верно, по жопе! Нет, братан, гадить нельзя, мама все-таки! Да и вообще, если хотеть, любую вещь загубить можно, не обязательно рыбную!
   Сева:
   - Молол бы поменьше, а то я ничего не усек, одно лишь понял, хочешь, как лучше потому, что боишься!
   Тима:
   - Заткнись, придурок! При чем здесь страх?! Просто у меня есть совесть, не в пример некоторым!
   Сева обиженно:
   - Я маму тоже люблю! А вот ты, кажись, шуток начисто не воспринимаешь!
   Тима:
   - Ха-ха, теперь договорились!
   Сева вместо ответа машет лапой и идет в кухню готовить пирожки по своему рецепту.
   Тима, перечитав несколько рецептов и, похоже, наконец, определившись, почесывает нос.
   Тима:
   - Уговорил-таки, братец, рыбную сварганю, должно понравиться! Ведь мама по Зодиаку, кажись, рыба. А коли нет, вывернусь, наплету, что хотел, как лучше. Чего с меня взять-то, я же не повар дипломированный, а так, всего лишь любитель.
   Идет к Севке, предварительно переписав нужный рецепт на листочек. А тот уже папино тесто во всю метелит, в пирожки компонует.
   Тима:
   - Э, куда разошелся так, оставь и мне на пиццу.
   Сева, не отрываясь от работы:
   - Бери, не жалко, еще ровно полкастрюли осталось!
   Тима берет свою часть теста и начинает мастерить из нее платформу для будущей пиццы. Затем кладет в нее начинку. А Сева уже и вовсе, жарит пирожки во фритюрнице!
   Арнольд, выглядывая из ящика, нюх-нюх.
   - Кажись, сыром пахнет?! И кто же это готовит, когда человеки на работе? Прокрадывается на цыпочках в кухню:
   - Понятно,
   Снова нюх-нюх:
   - Как вкусно все же пахнет, швейцарский, ещё и голландский, о еще и... - потом и вовсе, - у! О!
   Короче, бежит обратно, в свой ящик и зарывается с головой в одеяло, чтобы отвадить от себя данное наваждение. Но, увы, все бесполезно. Выстоять не в его силах.
   Арнольд, начинает лихорадочно размышлять, что бы ему удумать и, наконец, находит выход. Он достает сотовый и набирает Тимкин номер, зная, что тот эаныкал свой где-то в комнате.
   Раздается звонок, Тима бежит на зов, начисто позабыв обо всем на свете. Наверное, показалось, что киска знакомая звонит.
   Арнольд в это время быстренько шастает в кухню и ворует часть сыра. Сева не видит, он занят пирожками. Когда Тимка возвращается, не солоно хлебавши, Арнольд доедает (правильно, под одеялом) последние крохи.
   Тима:
   - Во, блин, прокатил кто-то, скоко ни орал, все равно ни гугу!
   В расстройстве не замечает, что в пицце что-то изменилось. Ставит своё творение в духовку. Готовит.
   Уже, когда пришел папа Сережа.
   Тима папе:
   - Если хочешь, отрежь себе кусочек, но только маленький. Скажу, сам съел, когда работу проверял.
   Папа отрезает и пробует:
   - Вкусно!
   Тима довольный:
   - Еще бы, я ведь готовил!
   Папа Севе:
   - А ты, сыночек, тоже хочешь дать папе попробовать?
   Тянет руку. Сева бьет по ней поварешкой.
   Сева:
   - Как же, размечтался, я жадный!
   Папа:
   - Но, мальчик мой, а вдруг у тебя не получилось?!
   Сева:
   - Как же, жди, папулечка! Я уже три штуки проглотил, в самый раз по мне!
   Несколько позднее, в период отмечания дня рождения.
   Мама Галя, попробовав пиццы:
   - Вроде неплохо, только сыру маловато.
   Тима, озадачен, но не подает вида.
   Тима:
   - Понравилось, значит, мамочка?!
   Галя, гладя сына по спинке:
   - Конечно, миленький!
   Тимка нагло подмигивает Севке: знай, мол, наших!
   Сева:
   - А теперь - мое, пожалуйста!
   Мама пробует:
   - Непонятно, вкус какой-то странный. Севочка, а с чем они?
   Сева самодовольно:
   - Ясное дело, с Китикет! Мое любимое овощное ассорти.
   Мама:
   - Понятно!
   Срочно бежит зачем-то в туалет.
   Папа Сережа удивленно:
   - А доедать потом будешь? Хорошо, только руки не забудь помыть!
  

Конец сказочки.

  
   1 февраля 2007 г.
  
  
  
  

Малость поторопился.

  

(Криминальная сказочка)

  
   Тима считает только что распустившиеся листочки на тополе за окном.
   Тима:
   - Итак, сегодня уже 265, а вчера было всего лишь 108.
   Записывает в блокнотик.
   Входит Сева, как всегда, в хорошем настроении. А почему, вы и сами уже знаете. (Пузырек валерианки подмышкой.)
   Сева:
   - Привет, братик, что колдуешь-то?
   Тима:
   - Да, блин, наблюдательность свою повышаю!
   Сева:
   - А зачем?
   Тима:
   - Хочу, как сам Шерлок Холмс, все замечать.
   Сева:
   - Понятно, если ты Холмс, тогда я - Ватсон.
   Тима:
   - Не, не годится. Ты пишешь с ошибками.
   Сева:
   - Это ничего, главное в том, что у каждого Шерлока должен быть свой Ватсон!
   Тима смеется:
   - Ладно, уговорил. Быть по-твоему. Хорошо, что хоть Шейлоком не обозвал!
   Сева:
   - А кто это?
   Тима:
   - Да был такой дяденька, жадный очень!
   Сева:
   - Ясно. С чего начнем-то?
   Тима:
   - Даже не знаю, может оно само все и придет? Стоит лишь подождать.
   Сева:
   - Это навряд ли!
   Тима, задумчиво шагая взад-вперед по комнате:
   - Какое бы раскрыть преступление?!
   Сева, пососав из пузырька валерианки:
   - Давай, грохнем кого-нибудь, а потом все быстренько сами и раскроем.
   Тима, чуть не подпрыгнув от удивления:
   Да ты чо, белены объелся, братец?
   Сева:
   - Не, только валерианки! Как обычно.
   Тима:
   - Думай, вообще, когда говоришь. Нас же сразу тогда раскусят!
   Сева, начиная окончательно окосевать от выпитого:
   - А мы ни за что не признаемся!
   Тима машет на него лапой и уходит на кухню, чтобы уже в одиночестве все основательно обмозговать. Сева ложится подремать. Через минуту храпит так, что будит Арнольда, отдыхающего по привычке после сытного обеда, в своем ящике.
   Арнольд, насилу разлепляя веки:
   - О, ё-мое! Опять Севастьян песню во сне завел! Ну и шум, как на картингдроме! Не, пора вставать, все равно уснуть уже не получится. Вылезает из укрытия, бредет на кухню жаловаться Тимке.
   Тимка, сидя на обеденном столе, размышляет вслух:
   - Что бы все-таки натворить, чтобы самому и раскрыть, да так, чтобы другие не догадались, что это я сам и сделал!
   Арнольд уже в кухне, уловив часть Тимкиной речи:
   - Тимон, чо, помощь никак нужна?
   Тима:
   - Ага, Арни, подсоби, коли можешь!
   Снова пересказывает, уже Арни, свои тревоги.
   Арнольд, внимательно выслушав:
   - Так это же просто. Я найму ребят, а ты потом все и раскроешь, только не забудь им побег побыстрее сварганить, чтобы не мучились.
   Тима жмет крысе лапу в знак одобрения.
   Спустя неделю, всего через двое суток после того, как преступление было совершено, Тима сообщает, что он раскрыл его. Все громко хлопают в ладоши, особенно старается Арнольд. Тима жеманно раскланивается.
   - А теперь пусть введут преступников.
   Все тот же Арнольд подает сигнал, и преступников доставляют по месту назначения.
   Короче, двое крысят вносят клетку, в которой сидят шесть здоровенных тараканов, трое рыжих прусаков и столько же черных американцев.
   Тима, потирая лапки:
   - А вот и они, родимые!
   Все: Сева, Буся, Люся, Арнольд и его жена, мышонок из библиотеки любуются проделанной Тимой работой.
   Тима тараканам:
   - Сознаетесь, что это вы совершили все это?!
   Те в знак согласия шевелят усами.
   Обращаясь уже к присутствующим:
   - Господа, а теперь - ваш вердикт!
   Сева, Люся, а заодно и Буся:
   - Казнить их!
   Тима Арнольду растерянно:
   - Как это, за что?
   Арнольд:
   - А я не против, пусть знают наших!
   Тараканы в ужасе падают в обморок, черные на спину, рыжие рылом вниз!
   Тима:
   - Нет-нет, надо быть гуманнее, вдруг они решили исправиться!
   Арнольд Тиме на ухо:
   - Хорошо, тогда бери ответственность на себя, а иначе народ будет недоволен!
   Тима:
   - Господа, я их поймал, я их и накажу! или кто против?!
   Сева за всех, заткнув на всякий случай Бусе рот лапой:
   - Как знаешь, Холмс, хозяин - барин.
   Тима:
   - Вот и хорошо, а теперь прошу всех за стол, обмоем успех!
   Садятся за стол, пьют, жрут, песни поют. Одни лишь тараканы по-прежнему в клетке маются.
   Поздно ночью, когда все уже спят пьяные, Тимка, он почти не пил, лишь делал вид, прокрадывается на кухню и начинает втихаря пилить прутья клетки ножовкой. Закончив работу, он выпускает тараканов на свободу.
   Старший из тараканов, огромный негр:
   - Спасибо, братан, что освободил. Давай теперь с деньгами разберемся!
   Тима удивленно:
   - А что, разве Арнольд не заплатил вам?
   Таракан:
   - Только аванс дал, остальное, сказал, барин после побега добавит! Так что, гони еще триста баков и мы тут же уходим, пока изверги не проснулись!
   Тима:
   - О, блин, попал!
   Идет за деньгами.
   Уже после того, как все, наконец, очухались.
   Сева, рассматривая перепиленные прутья:
   - Убежали-таки, сволочи! Только не могу понять, как смогли-то?
   Тима:
   - Так это просто, перегрызли зубами, да и ушли!
   Сева:
   - О, дают, бляха, а по виду и не скажешь!
   Тима Арнольду тихо, чтобы Сева не просек:
   - Арни, ты скоко им заплатил, колись?!
   Арнольд:
   - Сколько надо было, все и отдал!
   Тима:
   - Брешешь!
   Арнольд:
   - Да не, родней своей клянусь, правда!
   Тима грустно:
   - Блин, дорого же обошлась мне эта прихоть!
  

Конец сказочки N 36.

  
   2 февраля 2007 г.
  

Что ни делается, все к лучшему.

(экономическая сказочка)

   Тима в бабушкиной комнате, листает "Плейбой" и одновременно курит пахитоску.
   Сева на кухне готовит пироги с Китикет, готовится отмечать Тимкин юбилей.
   Арнольд, в обнимку со своим родственником, мышонком из библиотеки, дрыхнет в посылочном ящике.
   Сева, поставив последний пирог в духовку, наверное, от радости, что дело близится к завершению, начинает петь октавой "Ах ты, ноченька", да так, что слышно за версту. Он, по сути своей, широкая натура и если за что берется, то обязательно с душой.
   Тима, вздрогнув от неожиданности:
   - О, опять Шаляпин наш шумит! Севастьян, убавь звук, пожалуйста, а то уши давит, а меня надо беречь. Я юбиляр все-таки!
   Сева недовольно:
   - Да помню, что за день сегодня. Это я от радости. Ты ведь мой брат!
   Тима:
   - Ладно, разрешаю, но только эту песню, а дальше, чтоб уже тише было!
   Сева продолжает петь, причем, ещё громче. Тима раз обещал, терпит из последних сил. Арнольд и мышонок из библиотеки все ещё спят без задних ног, а все потому, что уши берушами заткнули. Подозревали видать, что что-то будет.
   Сева, окончив петь "Ноченьку", тут же затягивает другое вокальное произведение, правда уже, как брат и просил потише.
   Тима, по-прежнему недовольный его поведением:
   - Севастьян, думаю с тебя достаточно, кончай орать. Подь-ка лучше сюда! Сева, нехотя, закрывает пасть, потом смотрит, готов ли пирог и, поняв, что вроде бы да, выключает духовку и идет на зов старшего брата.
   Сева:
   - Чего надо, господин генерал?
   Тима, показывая ему картинки в журнале:
   - Ну, как, хороши?! Сева задумчиво:
   - Да, вроде, ничего, а чо смолишь-то?
   Тима:
   - Это-то?
   Вынимает сигарету и дает Севке курнуть. Сева делает пару затяжек.
   Сева:
   - Не понял, а почему такая слабая?
   Тима:
   - Чудило, она же дамская!
   Сева в ужасе швыряет пахитоску на пол и с остервенением топчет её лапой.
   Тима, отталкивая его:
   - Ты, чо удумал, задница. У, блин, помял-то как, скотина! Хорошо, что хоть в фильтр в основном попал.
   Поднимает цигарку и, обтерев, бережно вставляет на прежнее место, то есть в свою пасть.
   Сева все это время почему-то молчавший, видно, тоже
   обмозговывал происшедшее, решает, наконец, ответить:
   - Как можно курить такое, во-первых, дерьмо, а во-вторых, ты же мужик, а не баба какая-нибудь!
   Тима:
   - Подумаешь, их сама мама Галя курит! А я, чем хуже?
   Сева:
   - Да ну тебя, пошли лучше праздновать!
   Тима:
   - Пожалуй, ты прав. Юбилей редко бывает, поэтому давай отметим, как следует! Иди, буди наших оболтусов.
   Уже за столом.
   Сева:
   - Дорогой мой брат Тимон, поздравляю тебя с юбилеем, желаю тебе всего наилучшего.
   Дарит подарок деньгами.
   Арнольд
   - Тимон, неужели тебе уже десять? А выглядишь так, словно еще только пять!
   Тоже дарит подарок, зажигалку.
   Тима:
   - Спасибо, ребята, я тронут.
   Мышонок из библиотеки:
   - Дядя Тима, прими и от меня подарок!
   Вручает виновнику торжества средневековый свиток.
   Тима развернув, разглядывает его.
   Тима:
   - А о чем в нем говорится?
   Мышонок:
   - Это стихи Гафиза Ширази, подлинник, начало пятнадцатого века!
   Тима:
   - Спасибо, друг, только я по-персидски не знаю.
   Мышонок:
   - Как это?!
   Сева, видя, что вещь действительно ценная, а на это у него глаз наметан, приходит брату на помощь.
   Сева:
   - А мы изучим, даем честное слово братьев Котовских!
   Тима, тоже, наконец, сообразив, чем это может пахнуть:
   - И уверяю тебя, золотой ты мой друг, в кратчайший срок. А теперь давайте еще выпьем!
   Пьют, жрут, песни поют, а еще и покуривают. Тимка решил ради такого случая не щадить мамкиных пахитосок.
   Через несколько дней мама Галя, она, наконец-то, вернулась из гостей, папе Сереже перед сном:
   - Ты не знаешь, куда делись мои сигаретки?
   Папа Сережа:
   - Честное слово, я ничего не трогал!
   - А кто тогда, колись?!
   Папа Сережа:
   - А я почем знаю, лучше сама у них спроси!
   Мама Галя:
   - Тима, Сева ко мне!
   Тима:
   - Я здесь мамочка!
   Сева:
   - И я тоже!
   Мама Галя:
   - Мальчики, неужели это вы выкурили все мои пахитоски?!
   Тиме и Севе стыдно, поэтому они добровольно во всем сознаются.
   Мама Галя:
   - Но их же было пятьдесят штук! Вы что, хотели отравиться?
   Тима:
   - Не переживай, мамочка, нам друзья помогли!
   Сева, влезая:
   - Они хорошие. Тимочке, знаешь, каких подарков надавали?
   Мама и папа заинтересованно хором:
   - Показывайте уж!
   Тима достает из кармана зажигалку и протягивает её маме. Та внимательно разглядывает:
   - Красивая штучка, мне нравится!
   Сева Тимке на ухо:
   - Отдай, не то разозлится!
   Тима, показывает брату кукиш: как же жди, мол, мне и самому она нужна. Мама Галя, кладет зажигалку под подушку.
   Папа Сережа:
   - А теперь, мальчики, идите и вы спать, пока мама добрая.
   Котики послушно уходят, причем, Тима почему-то, недовольно пыхтя.
   Уже на следующее утро. Мама Галя, проснувшись, первым делом шурует рукой под подушкой и, не найдя того, что нужно, начинает сердиться.
   Мама грозно:
   - Тимон, а ну живо топай сюда!
   Тиме самому страшно, поэтому отсылает Севку.
   Мама Галя:
   - Не поняла, а ты чего приперся? Я же его звала?!
   Сева:
   - Он боится!
   Мама:
   - Еще бы не трусил, раз виноватый!
   Сева:
   - Тимочка предлагает, возместить ущерб.
   Мама:
   - Чем?
   Сева:
   - Деньгами!
   Мама:
   - Надо подумать, сходи, доложи пока брату!
   Сева Тимке на кухне, а тот, и без того, уже все слышал.
   - Она, кажись, согласная. Скоко выделишь, хочет узнать.
   Тима задумывается не на шутку, чтобы не продешевить.
   Тима:
   - Ладно, свободен, я сам разберусь!
   Мама:
   - Ну что, Тимоша, я, в принципе, не против. Как говорится, по рукам. Тащи сто долларов и считай, что она снова твоя!
   Тима, набычившись:
   - Я передумал, предлагаю вот это взамен!
   - Протягивает маме Гафизов свиток.
   Мама:
   - Чего, что это за хрень?
   Разворачивает:
   - Так, ясно, стихи, значит, мне.
   Эй, Свеклин, вали сюда, разберись с этим!
   Папа Сережа, пулей примчавшийся на зов супруги:
   - Покажи поближе, любимая!
   Изучает стихи Гафиза.
   Ценная вещица, похоже. А сколько просят?
   Мама Галя:
   - Тимка взамен зажигалки предлагает!
   Папа Сережа:
   - Соглашайся!
   Мама Галя:
   - Ты находишь?
   Папа Сережа:
   - Убежден!
   Мама Галя:
   - Тимоша, считай, что тебе повезло, мы согласны!
   Тима, довольный уходит.
   Еще через день.
   Сева:
   - Тимочка, а где стихи-то, что тебе мышонок подарил?
   Тима:
   - А зачем тебе?
   Сева:
   - Я хочу загнать их, хорошие деньги обещали!
   Тима:
   - А я их матери вместо денег за зажигалку отдал!
   Сева:
   - Урод, что ты натворил!
   Тима:
   - Сам скотина, она ведь сто баков хотела! А я сумел ей вместо них этот хлам всучить! Сева, хватаясь лапкой за сердце:
   - Брат, ты даже не представляешь, как она тебя нагрела!
   Тима:
   - Объяснись, я что-то не додул?!
   Сева:
   - Мне предлагали, если бы все потом подтвердилось, пятнадцать тысяч евро за него! А стоит, наверное, и вовсе, добрых пятьдесят!
   Тима после долгой паузы:
   - Братан, а, может, это и к лучшему, у нас ведь и так с тобой денег хватает. Пусть теперь и папа с мамой ими разживутся!
   Сева грустно:
   - Вообще-то логично. Ладно, время покажет.
   Тима:
   - Да не переживай ты так, свой процент мы у них обязательно вытянем! Обещаю!
  

Конец.

  
   3 февраля 2007 г.
  
  
  
  

Почти попали.

  

(Озорная сказочка)

  
   Тима, Сева и их сосед Буся на крыше, но не в кошачьем баре.
   Братья, старший - обкурившись травки, а младший по привычке, напившись валерианки в дым, кидаются снежками в шныряющих во дворе собак.
   Буся, сумевший объединить оба этих нехороших дела в одно, отдыхает на коврике, прислонившись к печной трубе, чтобы не замерзнуть.
   Тима:
   - О, как точно, прямо в левый глаз!
   Сева:
   - А я, кажись, промахнулся!
   Берутся за очередные снаряды. Целятся, как следует, и вновь производят залп.
   Тима:
   - Ё-мое, прямо в хозяина!
   Сева:
   - Ха, я тоже в хозяина! Хи-хи! Между ног попал!
   Тима неожиданно резко падает на четыре лапы и бойко шмыгает за трубу.
   Тима, уже оттуда:
   - Братан, ложись, нас, кажется, заметили. Видишь, Мильтон кулаком машет!
   Вот что значит перебрать! Это даже хуже, чем обкуриться. Совсем бдительность теряешь.
   Сева беспечно:
   - Чо боишься, плевал я на это. Он далеко, а мы высоко, всегда удрать успеем! Щас я ему все и объясню!
   Скатывает снежок, затем точно метает его в цель (ведь не зря же его прозвали Верная лапа), короче, прямо в лоб представителю правопорядка! Да, так ловко, что тот бедный, аж на попу упал. А Сева, нахаленок, видя это, ещё и покрасовался перед ним на крыше.
   Где-то минут через десять-пятнадцать, когда сержант, наконец, пришел в себя, Тима и Сева все еще кидаются в собак, иногда задевая и прохожих. Одно лишь изменилось, Тима ,осмелевши, больше уже не скрывается после каждого неудачного попадания за печной трубой. Он делает это всего дважды. Первый, когда попадает в детскую коляску, второй, когда случайно зашибает снарядом старушку. Хорошо, что не досмерти.
   Сева, тот, вообще как и всегда, ничего не боится.
   Сержант милиции, ощупывая вскочившую шишку:
   - Бля, не надо было опохмеляться перед дежурством. Опять чертовщина какая-то мерещится! Быть того не может, чтобы кошка в меня снежком кинула!
   Подходит маленький мальчик лет пяти и спрашивает:
   - Дяденька милиционер, они и в вас попали?
   Милиционер ошарашено:
   - Кто?
   Мальчик
   - Да коты, которые на крыше!
   Милиционер:
   - На какой?
   Мальчик, подавая ему детский бинокль:
   - Вон на той, сами поглядите!
   Милиционер, всматриваясь через бинокль:
   - Ни хрена себе, и в самом деле, кошаки! Надо же. Ну, я им устрою!
   Берет рацию и говорит в неё:
   - Четвертый, это второй. Срочно наряд на крышу, по адресу... - обращаясь к мальчику, - адрес знаешь?
   Мальчик:
   - Ага. Обкаканурская 15!
   Милиционер повторяет адрес дежурному.
   Спустя примерно час Тима и Сева, услышав вой приближающейся к дому сирены и, на всякий случай, взглянув в чем дело, решают, что лучше будет, пожалуй, удалиться. Пусть даже чисто для проформы. Как говорится, береженного бог бережет.
   Будят спящего Бусю. Почему-то не получается. Потом пытаются тащить волоком, опять плохо выходит. Лихорадочно соображают, что же предпринять. И тут наряд из двенадцати человек, все же появляется на крыше. Пока еще далеко, метров эдак за двести, здание-то на две тыщи квартир, как-никак, но все равно опасно.
   Тима и Сева бросают тяжелого товарища и в страхе, с мышиным визгом, скрываются на чердаке через ближайший вход.
   Уже дома ждут, что же все-таки будет?! Повезет и на этот раз или, увы, нет? Нервничают шибко. Севастьян разок чуть слезу не пустил, представив, как его, горемычного, в кандалах на зону везут.
   Тима пока ещё держится, только вздыхает как-то грустно.
   Наконец, в четыре часа утра, долгожданный звонок.
   Крыса Арнольд берет трубку:
   - Алло, кто это? А, понятно. А чего звоните?
   Тима и Сева, в ужасе, закрывают мордочки лапками. Арнольд, хватая
   Тиму за ногу и, таща к телефону:
   - Тимон, ты чего, плачешь никак? Иди-ка, лучше поговори с соседом! Может, тогда и успокоишься?
   Сева подходит к телефону и берет трубку. Иначе ему стыдно, он же, а не его брат, первый храбрец в квартире.
   Сева:
   - Я слушаю.
   Внутри трубки, голосом Буси:
   - Привет, Себастьян, меня уже отпустили. Даже позвонить разрешили.
   Сева:
   - А почему?!
   Буся:
   - Посчитали, что я это проделать был не в состоянии.
   Сева:
   - А кто тогда?
   Буся:
   - Пока не знают, но я им намекнул!
   Тима, наконец, осмелев, вырывает у брательника трубку.
   Тима в непритворном гневе:
   - Заложил, значит?!
   Буся:
   - Тимон, а ты-то здесь причем?! Я что-то не въезжаю. Они же ясно сказали, что нарушитель был похож на меня, только без черной маски на роже!
   Сева, похоже, совсем грустный, идет в кладовку готовить вещи в дорогу.
   На следующий день. Звонок, в дверь. Тима смотрит в глазок, а там Буся, на руках у пострадавшего сержанта милиции.
   Тима Севе:
   - Прячься, за тобой пришли!
   Сева, срочно скрывается в туалете, запираясь на шпингалет.
   Тима бежит стрелой на кухню, докладывать папе Сереже о случившемся, тот только с полчаса, как вернулся из командировки и поэтому ещё ничего не знает.
   Обмозговав услышанное, папа, нехотя, идет открывать дверь.
   Папа Сережа сонным голосом:
   - Кто это?
   - Милиция!
   Папа Сережа:
   - Минуточку!- открывает.
   Милиционер:
   - У вас проживает кот белый ангорский, один глаз голубой, а другой желтый?! Папа Сережа удивленно:
   - Да, а в чем дело?
   Милиционер:
   - Позвольте посмотреть на него!
   Буся самодовольно ухмыляется, как бы подавая знак сержанту, а ты еще сомневался!
   Папа:
   - Так его нету!
   Милиционер:
   - Но, позвольте, тогда, где он?!
   Папа:
   - Уехал на дачу!
   Милиционер
   - А когда, случаем, не сегодня?!
   Папа:
   - Что вы, еще позавчера! А сегодня и Тима уезжает.
   Показывает милиционеру полосатого норвежского кота.
   Милиционер:
   - Понятно, но я лучше сам проверю!
   Ходит по квартире с Бусей на руках, смотрит по разным местам, но кота не находит. Милиционер, передавая Вусю папе Сереже:
   - Подержите, пожалуйста, я под мебель загляну.
   Папа Сережа:
   - Вы тут занимайтесь, товарищ милиционер, а я пойду Бусю хозяевам отнесу. Милиционер:
   - Так вы его, стало быть, тоже знаете.
   Папа:
   - А то как же, это из квартиры рядом.
   Милиционер, опять ничего не обнаружив:
   - Ладно несите, а я пока в ванной и туалете погляжу.
   Папа Сережа, уносит Бусю к хозяевам. Те безумно рады, что, наконец, их котик объявился.
   Милиционер, дернув за ручку туалетную дверь:
   - О, блин, закрыта, а почему?
   Папа Сережа, успевший вернуться:
   - Так там теща сидит!
   Милиционер:
   - То-то я и думаю, что там кто-то, определенно, есть! - Теще, - мадам, простите, а у вас там кота нет?
   Сева басом, похожим на человеческий голос:
   - Нет, мне и одной тесновато!
   Милиционер, видимо, устыдившись, своей подозрительности:
   - Простите, я не хотел вас обидеть!
   Качая головой, надевает шапку, заодно потирая и шишку, и со словами:
   - Видать, нестыковочка вышла, - покидает квартиру.
   Через неделю.
   Буся жалуется Тиме:
   - Достала вконец, эта милиция, никак не успокоится!
   Тима:
   - А почему?
   Буся:
   - Да все спрашивает, может ещё чего вспомнил!?
   Тима:
   - Сам виноват, нечего было вредничать.
   Буся:
   - Так я же хотел, как лучше!
   Тима:
   - Придется теперь Севке обиду фуфырями компенсировать!
   Буся:
   - Пожалуй, во всяком случае, до тех пор пока еще что-нибудь не припомню!
  

Конец сказочки N 38.

  
   5 февраля 2007 г.
  
  

Беда приходи чаще не одна.

  
   Пошел как-то Буся, как и обычно, пописать на соседний балкон, ну и углядел, чего не следует.
   Квартира господ Заразовых, в которой уже довольно давно базируются Тима и Сева (такова фамилия их бабушки и мамы). Тима изучает Каббалу, Сева прячет заработанные "честным" трудом бабки. Буся подсматривает через замочную скважину в балконной двери.
   Тима:
   - Очень толковая книга, надо бы папе подарить такую на двадцать третье февраля, уверен, будет доволен!
   Сева закручивает обратно ножку своего сульчика, в которую он спрятал несколько купюр.
   Сева:
   - Так эту и подарим, зря я что ли старался!
   Тима:
   - А где достал-то?
   Сева:
   - Так это, когда предыдущую заначку прятал, случайно нашел в комоде.
   Тима:
   - Бабкином.
   Сева:
   - Не, в мамкином.
   Тима:
   - Понятненько!
   Буся на балконе, потирая руки, возможно, от холода, дело было зимой:
   - Во, нахапал-то разноглазый! Надо бы в гости напроситься.
   Сева:
   - Слушай, братан, а вдруг эта книга чьейная?
   Тима:
   - Скажешь тоже, кто же такие умные вещи прячет? Они всегда должны быть навиду. Очень, понимаешь, помогают в трудных жизненных ситуациях!
   Сева:
   - Полагаешь?
   Тима:
   - Уверен!
   Сева:
   - И обязательно подпишемся, чтобы папа надолго запомнил!
   Тима:
   - Ага, только лучше на последней странице.
   Сева:
   - А почему?
   Тима:
   - Чтобы меньше в глаза бросалось!
   Сева:
   - Хитро задумал, брательник! Не врубился, кажись, глаз чей-то мелькнул!
   Тима:
   - Брешешь, кому мы нужны?
   Сева:
   - Да не, точно. В замочной скважине!
   Тима:
   - Пойди, посмотри на всякий случай.
   Сева:
   - Сейчас, только за ружьем схожу!
   Буся, как услышал, сразу урыл к себе. Побоялся, как бы чего плохого не вышло.
   Сева с ружьем выходит на балкон, осматривается:
   - Не, похоже, показалось.
   Хочет войти обратно.
   Тима, нюх-нюх:
   - А чем это пахнет? Вроде как мочой!
   Сева втягивает воздух:
   - И, определённо, свежей.
   Тима:
   - Не иначе, кто-то опять нахулиганил.
   Сева:
   - Наверное, это Буся?
   Тима:
   - Ну, да, он же трус!
   Сева:
   - Ладно, когда припрется в гости, сразу спросим! Ну что, я иду обратно, а то дюже прохладно?!
   Тима:
   - Да заходи уж, чего мерзнуть без толку.
   Сева уже в комнате:
   - Вот вечно так. Обязательно какая-то скотина настроенье испортит!
   Тима:
   - Ставь оружие на место и дуй сюда Каббалу изучать!
   Сева:
   - Да ну ее нафиг, сам знаешь, такое дело не по мне. Лучше чуток подремлю, переволновался малость!
   Уходит на кухню, ложится в свою коробочку под батареей с ружьем в обнимку и уже через минуту спит, как сурок.
   Звонок телефона. Тима снимает трубку.
   - О, привет, Буся! Что звонишь-то? В гости хочешь?! А когда? Прямо сейчас! Что так торопишься? Соскучился очень! Ну, чего уж там, заходи! Сева, где? Да дрыхнет на кухне! Это даже лучше?! Тебе виднее.
   Кладет трубку.
   Идет открывать дверь.
   Буся уже в квартире, с пузырем коньяка в одной руке и с корзинкой закуски в другой.
   Буся:
   - Ну, что, не будем пока будить Севку?
   Тима:
   - Пущай поспит, а мы тем временем разомнемся!
   Буся:
   - Чего встал, веди уж!
   Пьют, жрут, беседуют.
   Сева в коробочке на кухне во сне:
   - Бля, кажись, коньяком пахнет?! Не, так нельзя. Постоянно спиртное мерещится, даже сквозь сон.
   Переворачивается на другой бок.
   Буся:
   - Тимон, иди проверь брата и, если сочтешь нужным, буди! А то мне чего-то без него скучно стало!
   Тимон (уже под изрядным градусом):
   - Аха, уже пошел!
   Уходит.
   Буся сразу - прыг к стулу, да так ловко, будто и не пил вовсе. Откручивает ножку, достает купюры, сует их в пасть, начинает закручивать. Не получается, злится, а время-то идет! Слышит, что Тима уже возвращается и, похоже, не один. В панике сует часть купюр в карман (что поместилось), остальные прячет между страниц Тимкиной книги (Каббалы).
   Затем, кое-как укрепив ножку, ставит стул на место.
   Входят братья Котовские.
   Тима:
   - Вот, привел его, еле уговорил!
   Буся:
   - Ура! Я доволен, теперь к столу.
   Пьют, жрут, песни поют.
   Сева:
   - Сосед, не видел, кто это на наш балкон постоянно гадить шастает?
   Буся:
   - Писать или какать?
   Тима:
   - Пока лишь писать!
   Буся:
   - Не, не знаю.
   Сева:
   - Ну-ну, а я, похоже, видел, как ты в замочную подглядывал!
   Буся:
   - Побойся бога, сосед! Разве можно такое молоть, сам знаешь - я парень порядочный.
   Тима Севе:
   - Да не приставай ты к нему, давай лучше еще тяпнем!
   Сева:
   - Наливай!
   Когда братья уже совсем захмелели.
   Буся:
   - Все, мальчики, хватит. Мне пора домой!
   Тима:
   - Уже уходишь?
   Буся:
   - Да, завтра рано вставать, на рыбалку собираюсь!
   Сева:
   - Это дело, я провожу?!
   Через какое-то время Сева возвращается обратно, вроде как уже и не такой пьяный.
   Сева:
   - Тимон, я все-таки молодец! Здорово я этого Бусю уделал.
   Тима, еле ворочая языком:
   - Объяснись, брат, что-то плохо соображаю!
   Сева:
   - Вот, гляди!
   Показывает банктноты, реквизированные из кармана Буси.
   - Будет знать, урод, как ссать на нашем балконе!
   Тима, икая:
   - А вдруг догадается?
   Сева:
   - Да и хрен с ним. Нипочем не признаюсь!
   Двадцать третье февраля.
   Тима дарит папе книжку, как и было обговорено, с подписью обоих братьев на последней странице. Папа Сережа польщенный, немедля, идет ее изучать.
   После того, как папа удалился в тещину комнату, там настольная лампа лучше.
   Сева:
   - Ну чо, братик, давай теперь и себя порадуем?! Доставай из стула заначку!
   Тима:
   - О, блин, да там уже пусто!
   Сева:
   - Не может быть!
   Проверяет.
   - Кто же это?
   Тима:
   - Точно, не я!
   Сева:
   - Ну не я же!
   Тима:
   - Думай, братец, такое спустить нельзя!
   Сева, помыслив:
   - Ну-ну, провел все-таки, задница! А я полагал, что это я его ущучил.
   Тима:
   - Ты о ком?
   Сева:
   - Ясное дело, о Бусе!
   Тима:
   - Вобще-то реально, только, когда успел-то?
   Сева:
   - Так это, когда в гости заходил, чтобы выпить!
   Тима:
   - Верно, верно. Не зря же он меня на кухню выправаживал!
   Сева:
   - Во, подлюга, попадись он мне в темном месте!
   Тима:
   - Ничего, братец, будет и на нашей улице праздник!
   Сева:
   - Не будет, так сами устроим!
   Тима:
   - Я даже придумал, как!
   Сева:
   - Говори, не томи!
   Тима:
   - Поймаем, когда в следующий раз начнет гадить у нас на балконе! Да и вломим по полной!
   Сева:
   - Лучше пристрелим нафиг!
   Тима:
   - Можно и так, а теперь давай график дежурств составлять!
   Занимаются делом. Входит папа Сережа, довольный - жуть!
   - Сынки, спасибо вам за подарок!
   Сева и Тима:
   - Не за что, папулечка, вегда рады доставить тебе удовольствие.
   Папа:
   - А особенно за это! - показывает братьям три купюры по сто евро, обнаруженные между страниц Каббалы.
   Тима Севе:
   - Буся, говоришь, значит взял?
   Сева, оправдываясь:
   - Так эти, наверное, в карман не поместились, вот и совредничал!
   Тима:
   - Ну-ну! (небольшая драчка)
   Папа Сережа, растаскивая ребят за шкирки:
   - Да, полно вам! Чего на этот раз не поделили?
   Тима и Сева, насупившись, дуэтом:
   - Да, ничего!
   Уже поздно вечером, когда мама Галя вернулась с работы.
   - Слушай, Свеклин, я чего-то не поняла?! Откуда у тебя эта книга?
   Папа Сережа:
   - Подарили!
   Мама Галя:
   - Блин! Я точно такую собиралась вручить маме на восьмое марта!
   Сережа:
   - Так дари, в чем дело?
   Галя:
   - Так это, все никак найти не могу. Точно покупала, а вот, куда положила, забыла!
   Канун восьмого марта.
   Папа Сережа маме Гале:
   - Колобок, я нашел твою книгу!
   Галя:
   - Не может быть!
   Сережа:
   - Да точно, в комоде была заныкана!
   Галя:
   - Так я и там, кажись искала!
   Сережа:
   - Выходит, плохо!
   Галя:
   - Спасибо, - целует мужа. - Давай сюда! Завтра маме подарю!
   Сережа отдает жене фолиант.
   Уже восьмое марта.
   Теща, рассмартивая подаренную дочерью книгу:
   - Ничего не понимаю! Ладно, не беда, потом еще посмотрю!
   Переворачивает последнюю страницу, а там...
   Теща:
   - Это еще что такое?! Тимка и Севка здесь с какого припёку?
   Галя и Сережа:
   - Не врубились, покажи!
   Теща Гале:
   - Да вот же их подписи, а твоей нету!
   Мама Галя папе Сереже:
   - Так!
   Тима и Сева на кухне, а заодно и папа Сережа:
   - Ой!
   Тоже восьмое марта, только позже. Тима, Сева и папа стоят наказанные в углу.
   Тима:
   - Папа, ты подвел нас!
   Сева:
   - Аха, папулечка, точно,точно!
   Папа:
   - Но я же хотел, как лучше! Она бы все равно догадалась, что это ваших лап дело!
   Сева:
   - Ну, мы же не знали, что книга для бабушки куплена!
   Папа:
   - А зачем же было подписывать?
   Тима:
   - На память!
   Папа:
   - Не, с вами не соскучишься!
  
   18 марта 2007 г.
  
  

ВЕНДЕТТА

  
   Санкт-Петербург. Верховная ставка братьев Котовских (то бишь, бабушкина квартира). Сева ходит на задних лапах, заложив передние за спину, попыхивая трубкой словно маленький паровозик. Дело происходит в большой комнате.
   Входит Тима в черкеске с кинжалом за поясом.
   Тима:
   - Чем на этот раз маешься?
   Сева:
   - Да, злюсь!
   - На себя что ли?
   - Да не, на подлого Бусю. От это да! Где взял такой прикид-то?
   - Ха, Арнольдик подарил после того, как я его ущучил с биржевыми махинациями.
   - Во трус-то, сразу подлизываться начал! Не, я не такой. - Начинает пыхтеть трубкой еще сильнее. - Ну, Буся, ты у меня все же дождешься!
   - Дался тебе этот Нефтяной! Давай лучше тяпнем, тогда сразу поостынешь.
   - Нет, я обязан ему отомстить. У меня к нему вендетта, понимаешь ли!
   - Блин, да ты что, офанарел, что ли? За такое враз посадят!
   - Не, братан, это не то, что ты думаешь. Просто я так, для красного словца сказал.
   - Ладно, не темни, лучше колись сразу, чего удумал! А то, точно помочь после не сумею!
   - Короче, за все его прегрешения в мой адрес я просто обязан ему отомстить!
   - Может, ты и прав. Добре, поступай, как знаешь. А теперь марш - за бутылкой, я же пойду на кухню закуску готовить.
   - Ага, согласен!
   Дождавшись момента, когда Тима уже окончательно забарикадировался на кухне и стал готовить еду, открывает буфет и берет папину бутылку коньяка. Тот будет только через неделю, так что вернуть пропажу к сроку вполне реально, даже для такого безденежного парня, как Севастьян.
   Когда Тима возвращается обратно в гостинную, младший уже расставляет тарелки, а заодно и коньяные рюмки.
   Тима:
   - Блин, быстро же ты!
   Сева, ухмыляясь:
   - Я такой!
   - Ладно, хренов Гермес, садимся, что ли?!
   - Арнольда будем звать?
   - Да ну его, захочет, сам придет!
   Арнольд из своего ящика в коридоре:
   - Парни, считайте, что я уже с вами!
   Уже все втроем. Как и повелось у них втаких случаях, пьют, жрут, а заодно и песни поют, да так, что сосед Буся уже два раза в стенку поваршкой стучал. Он в это время обычно ужинает. Причем Севастьян при этом особенно злилися.
   После того, как бутылка была выпита, а закуска, соответственно, начисто съедена, Арнольд и Тимон решили покемарить, потому как устали очень.
   Младший же из братьев Котовских, напротив решил еще пободрствовать.
   Примерно часа через полтора Тимка почувствовал, что кто-то настойчиво тычет его в бок. Насилу открыв глаза и кое-как собрав остаток еще трезвой мысли, старший допер-таки, что этим наглым беспокойством обязан своему брату.
   - Чо, делать нечего, что ли?! Я же только заснул!
   - Брешешь, задница! Давно дрыхнешь, я за это время успел уже осуществить свою задумку.
   - Какую?
   - Так это, ясное дело, Бусе отомстить!
   - И чего отчебучил?
   - Взял да и накакал у него на балконе!
   - А вдруг, кто со стороны видал?! Если опознали, точно продадут!
   - Скажешь тоже, я же замаскировался!
   - Понятненько, ну-ну!
   - А в нос не хочешь?!
   - Да не кипятись ты, тоже мне чайник нашелся. Время покажет, кто из нас мудрее!
   Пока они препирались в комнату просочился Арнольд с говорящим сотовым телефонем в пьяной руке.
   Арнольд:
   - Блин, даже поспать толком не дадут! Мальчики, вам сосед звонит!
   Тима:
   - А чего он так верещит, будто его обидел кто-то?!
   Арнольд:
   - Кто-то наклал на его балконе!
   Тима берет трубку:
   - Не ори, я-то здесь причем? Севастьяна подозреваешь? А почему? Свежее, говоришь? Даже остыть не успело?! Хорошо, щас ему обо всем доложу.
   Сева:
   - Чего там у него?
   Тима:
   - Намекает, что это твоя работа!
   Севастьян:
   - Вот сволочь! Не, тогда я его вообще зарежу!
   Берет Тимкин кинжал и хочет идти посчитаться с соседом.
   Арнольд и Тимон с трудом отбирают у него оружие. Осознав, что ему с доими не справиться, расстроенный Севастьян заливается горючими крокодильими слезами. Голос Буси из телефона:
   - Парни, да у всас там никак побоище? Из-за меня, что ли?!
   Арнольд:
   - Да не, просто СЕванчику от обиды малость нехорошо стало!
   Тима:
   - Слушай, Нефтяной! В следующий раз думай, что говоришь. Не то плохо кончишь!
   Буся-Нефтяной:
   - Ребята, если что не так, извините. Считайте, что я всего лишь погорячился...
   Срочно дает отбой.
   Спустя двое суток. Севка в большой комнате смотрит телевизор - "Эротическое шоу мальчиков". Арнольд Тимке на кухне шепотом на ухо:
   - Сегодняшний номер "Кошачьей правды" видал?
   - Не, а чего там?
   - Увидишь, сейчас принесу.
   Идет к себе, затем возвращается обратно уже с газетой.
   - Вот!
   Тима, листая страницы:
   - Ой, а это что такое?
   - Так и я о том же толкую!
   - Прочитай, чего там под фотографией написано, а то я очки забыл.
   Арнольд, пробежа заметку глазами:
   - Там говорится о том, что это инопланетянин, справляющий нужду у землянина на балконе!
   Тима:
   - Блин, тогда это точно не он, а я признаюсь, уже успел испугаться!
   Арнольд:
   - А все-таки похож как! Вот, оболтус, не мог, что ли скафандр перед этим снять!
   Тима:
   - Верно глаголешь, Арни! Коли бы не это, я бы не сомневался!
  
   11 апреля 2007 г.
  
  

ИНОГДА ДАЖЕ КАЗАТЬСЯ ЧЕЛОВЕКОМ - НЕПОЗВОЛИТЕЛЬНАЯ РОСКОШЬ

  
   Мужикино. Чердак на даче. Тима читает вслух телеграмму, вынутую Севой из почтового ящика.
   Текст:
   "Просим оказать содействие в проверке по типу Инкогнито общества любителей домашних животных под названьем "Золотая рыбка". Доставку к месту действий гарантирую. Председатель общества охраны животных руками их самих же
   Нураддин Разбитноев".
   Сева:
   - О, выходит, наш французишка высоко взлетел!
   Тима:
   - Блин, а про оплату забыл накалякать, задница!
   Сева:
   - Так это мы что, согласны, что ли?
   - А чего нам терять, погода, сам видишь, стоит теперь гадская. А бабки за сделанную нами работу мы с него завсегда выбить сможем.
   Ведь не впервой же!
   - Это верно. Ну, чо, собираться что ли будем?!
   - Да погоди ты, не горячись. Там же ясно написано - инкогнито!
   - Да, я понимаю, братан, что это слово значит. Бакалавр права все-таки!
   - Ага, как же! Кто как не я для тебя дипломчик этот доставал!
   - Ладно, замнем. Вечно настроение испортишь!
   - Чего напяливать-то будем?
   - Даже не знаю!
   - Давай тогда, как в прошлый раз, когда цирк передвижной приезжал?!
   Снова кем-нибудь нарядимся!
   Сева:
   - Согласен, но на этот раз уже чистыми лилипутами будем, а не всякими там Смегороу!
   Тима:
   - Да иты не лучше, кто же твоего Пятницу-то знает! Если бы это был тот, что у самого Робинзона служил, а так фигня какая-то в образе самого непутевого из гномов.
   Когда шестисотый мерс подкатил к загородной резденции братьев Котовских, из дома выпорхнули два каких-то шикарно одетых малыша и попытались проникнуть внутрь салона ватомобиля. Но не тут-то было. Водитель на всякий случай заблокировал двери и только после того, как ему было неоспоримо доказано, то эти детишки и есть сами будущие проверяющие, он, наконец, смилостивился и впустил их внутрь.
   - А где сам Нураддин? - спросил старший из братьев у угрюмого шофера.
   - Он остался на банкете, что учинил в честь своего избрания.
   Сева:
   - От дает, а нас почему не пригласил?
   Тима:
   - Мелкий, кончай скулить. Мы ведь уже с тобой на работе, поэтому некогда нам понимашь ли шастать по всяким там церемониям, что устраивают из чванства некоторые неблагодарные животные.
   - Верно, верно, Тимон. Так его! Куда едем-то, дяденька?
   Водитель, пожилой карликовый шпиц:
   - В Питер, на Тамбовскую 68, там у них в этот раз сборище!
   Уже на месте.
   Сева Тиме, собирающемуся покидать автомобиль:
   - Слушай, может не надо, боязно чего-то?! Вон скоко людей пришло на нас поглазеть!
   Тима:
   - Надо, Сева, надо. Иначе плакали наши денежки, ты же Нурика знаешь, он и за доллар удавится. Да не дрейфь ты так, я же рядом. Если что, сразу вали все на меня!
   Сева:
   - Так бы и сказал сразу, а то - надо, мол, Сева. Как будто я сам этого не знаю! Пошли что ли?
   Тима:
   - Аха!
   Вылезают из авто, перед этим попросив шпица без них ни за что не уезжать, и идут в само здание.
   Братья пристраиваются на последнем ряду и начинают внимательно наблюдать за происходящим.
   Тима:
   - Блин, да здесь, кажись, самая что ни на есть выставка-продажа!
   Сева:
   - Так это, кажись, противозаконно?! Вон, смотри, белого персюка продали за тысячу баксов, а ему красная цена от силы сотен семь!
   Тима:
   - И заметь, даже без его на то согласия!
   - Скажешь тоже! С чего это ты решил, что он против?
   - Ну у тебя и зрение! Он же вон, какую лужу напустил со страху!
   Сева, доставая бинокль:
   - Щас проверим. Бля, точно, так оно и есть! Да это же позор!
   - Аха, поистине бесчеловечное обращение с животными!
   Сева:
   - Не забудь записать вдоносный блокнотик!
   Тима:
   - Обязательно, слушай, не нравится мне это. Давай-ка лучше сгоняем в буфет да и тяпнем там по одной, пока эти изверги окончательно нас не расстроили!
   - Это дело, а потом, когда вернемся обратно, такого понапишем!
   - Угу, даже чего и не было, чтобы знали подлые. Как пугать меньших братьев!
   В буфете.
   Тима и Сева сидят в самом темном уголке, чтобы поменьше бросаться в глаза и лакомятся пивком с рыбкой, а заодно и запивают его водочкой.
   Тима:
   - Блин, кажись, проняло на совесть. Не развезло бы!
   Сева:
   - Чо-то мне малость нехорошо стало, зря, видать, ёрш сварганили?! Пойдем, что ли в сортир поправить здоровье?
   Тима:
   - Думаю, уже пора, по три кружки все же выдули.
   В сортире. Тима, сделав дело:
   - Ну, как, полегчало?
   Сева, пытаясь снова напялить на себя маску то ли лилипута, то ли мальчика:
   - Похоже, что так
   Тима:
   - Да не спеши ты с ней, я тоже свою лучше сниму. Давай посмолим сначала, а потом уже дальше работать будем.
   Курят травку и, конечно же, от этого окосевают еще больше. Неожиданно открывается дверь и в туалет входит уборщица. Заметив котов, делает круглые глаза, затем сочно матерясь, хватает обоих оболтусов за шкирки и, не смотря на их отчаянное сопротивление, волочит к председателю выставки-продажи.
   Уборщица:
   - Рафик Иванович, вот двоих из ваших нашла, курили в туалете, а еще в костюмчиках.
   Председатель - Дина Львовна:
   - Это, кажись, пришлые. Наши подшефные на такое не способны! Сейчас пойду у Ады Никифоровны спрошу, может, она знает? А вы, ребята, посидите пока тут под замком
   Председатель и уборщица уходят, не забыв перед этим, как и обещали, запереть братьев в клетку.
   Тима:
   - Во попали-то!
   Сева:
   - Эх, была не была! Человеком буду прикидываться!
   Надевает опять масу.
   - Ну-ну, еще и возмещения морального ущерба потребуй!
   - А чего. Вдруг проскочит!
   - Как же! Давай лучше думать, как сбежать, пока председатель обратно не вернулся.
   Сева, изучив запорную систему клетки:
   - Ха, да я ее одной левой!
   Тима:
   - Черт, кажись отмычку в туалете посеял!
   Сева возится с замком:
   - Вот и готово!
   Тима:
   - Ну, ты молодец! Ловко шпиндель перекусил!
   - А как же иначе? Или я зря что ли победитовые коронки на клыки лишь позавчера поставил?!
   Тима:
   - Фуфырь с меня. А теперь ноги в руки и в окно! Сматываться будем! Небось, шофер нас уже заждался?!
   - Блокнот только не забудь, а то Нурик недоволен будет.
   Тима:
   - Шутишь или как?мы же все равно теперь все по иному напишем?!
   - Не понял?
   - Идиот! Или ты хочешь, чтобы он догадался о том, как мы здесь прохлаждались?!
   Снова в Мужикино, смотрят исподтишка телевизор, пока старшие родственники ковырются в огороде, а заодно беседуют.
   Тима:
   - Не, французишка все-таки жлоб! Всего двести баков за такой грамотный донос отвалил!
   Сева:
   - Даже хуже, вообще попа немытая! Сам-то, как это дело в газете раскрутил. Всех, кого только сумел, в произволе обвинил, нафиг.
   Тима:
   - Переключи-ка на новости. Вдруг хоть чем-то порадуют.
   Сева:
   - О да, это же председатель Золотой рыбки, а чо в наручниках-то?!
   Тима:
   - Читай титры, морда безграмотная!
   Сева, видно, все-таки сумев одолеть текст:
   - Ха-ха, так ему и надо, будет знать, как обижать животных!
   Тима:
   - Ничего себе, сам Нурик интервью дает!
   Сева:
   - Где?!
   Тима:
   - А вон в сторонке из-под коленки хозяина на микрофон тявкает!
   Оба, довольные увиденным, радостно хихикают.
  
   18 апреля 2007 г.
  
  

Цикл

БАРИН БАРСИК

ВСТУПЛЕНИЕ

  
   Точная характеристика главного героя.
   Жил в кошачьей стране барин, звали его господин Барсик. Добрый был не редкость, даже крестьянам своим и тем, помогал! А бедных родственников и вовсе, можно сказать, содержал.
   В столовой у Барсика за столом сидят несколько его приятелей из местных господ, а также родственники хозяина, Тимофей и Севастьян.
   Барсик:
   - Отведайте и икорки белужьей, господа. Чего стесняться, свои ведь люди, завсегда сочтемся!
   Первый гость, толстый кот Персюк, в чалме и парчовом халате, облизав ложку:
   - Видная у тебя икра, хозяин, рецепт выдашь? Клянусь пророком, не пожалеешь!
   Барин Барсик:
   - От друзей у меня нет секретов!
   Второй гость, худой кот, породы Крон Рекс, отдаленно напоминающий испанского идальго, едва отведав предложенного, сразу, видно, не едок:
   - Икра славная, но вино твое, барин, диво дивное,такого пржде не пивал!
   Продай половину, золотом плачу!
   Барин:
   - Заметано, для такогодорогого приятеля, как ты, ничего не пожалею!
   Третий гость, последний, желчный кот неизвестной породы средней упитанности:
   - Все у тебя, дружище, как у людей, и икра, и вино. А все-таки... чего-то не хватает. Только вот чего, никак не пойму!
   Барсик:
   - Ну и ладно, не переживай так, выпей-ка лучше со мной на брудершафт.
   Наливает своего знаменитого вина, после чего делают то, что он предложил.
   Барсик задумчиво Тимке и Севке:
   - А вы почему голоса не подаете, родственнички?!
   Сева, не отрываясь от еды:
   - Та мы это... как все, нам тоже понравилось!
   Тима от бокала:
   - Точно, очень понравилось, дядя Барсик!
   Барсик:
   - Оно и понятно, где же вас еще подобным попотчуют, если только на том свете в раю!
   Смеется.
  

Конец минисказоски

   2 февраля 2007 г.
  
  

ОБХОД ВЛАДЕНИЙ или ЧТО БЫВАЕТ, КОГДА ТЕРЯЕШЬ БДИТЕЛЬНОСТЬ.

Лукавая сказочка

  
   Решил как-то барин Барсик проверить свои лесные угодья, нет ли там каких-либо упущений! Взял с собой за компанию и бедных родственников, то есть Тимку и Севку. Оделись, как и подобает в таких случаях, в плащ непромокаемый да сапоги болотные. Мало ли чего может приключиться: вдруг по недогляди, по болоту не тем местом пройдут. Заодно и по ружьишку прихватили на каждого, чтобы, если что, поохотиться. Идут себе, значит, уже в лесу, песни поют, кошачьи народные. Сева - Лучинушку - басом, Тимка, лирическим баритоном - Бухенвальдский набат, а пан Барсик, как самый образованный, крепким терором - серенаду "Песнь моя летит далеко". Орут так, что за километр слышно! И по ходу дела выискивают разные несуразности, ну, например, почему это птицы в страхе куда-то от них улетают или от чего это мухоморы выросли такие большие, а хороших грибов, особенно белых, вроде как, и нет вовсе!
   Наконец, дошли они до самого центра леса, как раз к тому месту, где избушка на курьих кожках стояла, прямо на берегу каког-то озера! Видя такое дело, кончили, значит, петь, смотрят карту, ну и удивляются.
   Барсик:
   - Мальчики, здесь явно какая-то неточность.
   Тима:
   - Похоже так, Барс Сергеевич. Не должно быть в данном месте этого!
   - Показывает на избушку.
   Сева:
   - А мы щас проверим! Ваше, барин, как озеро называется?
   Барсик:
   - Барсова заводь, кажись, и бирка должна где-то быть! Во всяком случае, я приказывал.
   Тима и Сева уходят искать.
   Барин Барсик садится на пенек перекусить, а заодно и обождать результатов поисков. Довольно не скоро, Барсик уже задремать успел, появляются котята да еще с пренеприятнейшим известием. Робко будят барина.
   Барсик, открывая глаза:
   - А это вы, ну как?
   Родственники дуэтом:
   - Босс, ничего не нашли!
   Барсик:
   - Ребята, похоже, мы заблудились. Я тут покумекал, пока вас не было и пришел к выводу, что это определенно не мои угодья.
   Тима:
   - Как это?!
   Сева:
   - А чьи?
   Барсик, отвечая на два вопроса сразу:
   - Да все просто, расслабились малость, вот ориентацию и потеряли. А место, похоже, гиблое, парни! Если не ошибаюсь, то плохо нам придется, когда хозяйка вернется!
   Сева:
   - Старушка, небось, вредная какая-нибудь?!
   Барсик:
   - Правильно мыслишь, малыш!
   Тима:
   - А как звать, не знаете?
   Барсик:
   - Баба Яга - Костяная нога!
   Тима:
   - Не может быть, во, блин, попали!
   Сева плаксиво:
   - Хочу домой!
   Барсик дает ему подзатыльник.
   Тима:
   - Барс Сергеевич, что предпримем? Неужто без боя сдадимся!
   Барсик:
   - Не дрейфте, пацаны, барин с вами! Пойдем, посмотрим, есть ли кто в хате.
   Крадутся проверять.
   Сева жалобно вслед:
   - Я боюсь!
   Барсик:
   - Ладно, стой на стреме! Коли что, свистнешь!
   Сева:
   - Ага, босс, согласен так рявкну, что и мертвый услышит!
   Барин Барсик, стоя на плечах у Тимы, заглядывает в окошко.
   Барсик:
   - Пошли, никого нет!
   Уже внутри избушки Тима, осмотрев все закоулки:
   - Барин, да тут пожрать принесено, да и выпить тоже!
   Барсик:
   - Это дело!
   Садится за бабкин стол.
   - Тимон, зови сюда брата, нечего прохлаждаться, обедничать будем!
   Тима кличет Севу. Тот откликается, но заходить в дом отказывается.
   Чтобы соблазнить Севку, Тима предлагает тому выпить.
   Сева, крепко подумав:
   - Хорошо, иду, только не забудьте штрафную мне налить!
   Короче, пьют, жрут, песни поют и при том в наглую. А захмелевши и вовсе уже ничего не боятся. Севка, и тот, обещает хозяйке хвост накрутить!
   И вот, в самый, что ни на есть разгар ихнего веселься объявляется сама баба Яга, а с нею и кот ученый, приятель ее.
   Бабка, поводя носом, она почти слепая, зато обоняние - будьте - нате!
   - Кажись, не нашим духом пахнет?!
   Кот ученый:
   - Ха, знакомые рожи, это же кошаки из поместья за лесом!
   О, кажись, и Барин ихний с ними!
   Яга:
   - Спроси, чего надо?
   Кот:
   - Эй, дебилы волосатые, кончай горланить, матушка правду знать хочет!
   Барин Барсик, он самый трезвый, потому как самый культурный:
   - Простите нас, хозяюшка, если что не так. Мы - люди не местные. А за хлеб и соль, спасибо вам отдельное, да и вообще, живите, как можно дольше, хозяюшка!
   Яга:
   - Чего он, блин, мелет, в натуре?!
   Кот ученый:
   - А пес его знает, упился, видать, задница!
   Баба Яга, подходя поближе, нюх-нюх:
   - Не поняла, кажись, моей горилкой пахнет, я же закрывала!
   Кот:
   - Щас проверю. - Пауза. - Точно, они ее уделали!
   Баба Яга:
   - Всю что ли?
   Кот:
   - Определенно!
   Баба Яга:
   - Это наглость, придется проучить!
   Сева, чокаясь с Тимой:
   - Ага, еды сварить!
   Барсик, не на шутку испугавшись последствий от пьяной выходки младшего родственника:
   - Это он так шутит. Юродивый еще с раннего детства!
   Баба Яга:
   - Не защищай его, барин, пущай, что хочет, то и получит!
   Кот ученый:
   - Похоже, шандец вам, ребята, бабушка шуток не приемлет!
   Баба Яга:
   - Какя я тебе бабушка. Рыло ты усатое, мне еще только шестьсот лет!
   Кот ученый:
   - Прости, Матушка, худое оно ведь прилипчиво, у ентого научился!
   Показывает на Севу.
   Баба Яга:
   - Все вы, блин, мастаки поначалу дерзить, а как припугнешь ввас, сразу шелковыми становитесь! - Ученому коту, - сторожи, а я пойду в амбар инструмент готовить! А заодно и Кащею позвоню на сабантуйчик приглашу!
   Уходит.
   Кот ученый:
   - Ну чо, гаденыши, сколько за спасение ваше дадите?
   Сева:
   - Да я ее, пусть только придет, на части порву!
   Тима, видно, и ему бабкино зелье на совесть подействовало:
   - А я, блин, помогу!
   Кот ученый:
   - Ну-ну, как хотите.
   Делает вид, что хочет удалиться.
   Барсик:
   - Не, не спеши, милый, давай лучше договариваться
   Кот ученый, довольный:
   - С этого и надо было начинать!
   Договариваются.
   - Заметано, - говорит кот. - Только не проболтайтесь потом по пьяни, а то и мне достанется!
   Барсик выписывает ему чек. Кот отпускает их всех через окно (причем Севу выталкивают насильно), предварительно объяснив Барсику, как быстрее попасть отсюда в его владенья. Севастьян, злобно погрозив ученому коту напоследок кулачком:
   - Скажи старухе, что я еще вернусь!
   Где-то через неделю стук во входные ворота усадьбы Барсика. Хозяину докладывают, что егео спрашивает какой-то кот. Барсик дает указание пропустить гостя.
   Барсик, Тима и Сева в кабинете хозяина. Входит ученый кот.
   Барсик:
   - Ну, как жизнь, Академик Василий?
   Кот:
   - Пришел сдаваться твоей милости!
   Барсик, улыбаясь:
   - А что так?
   Кот Василий:
   - И вы еще спрашиваете? Деньги по чеку я ведь так и не получил!
   Барсик удивленно:
   - Почему?
   Кот:
   - Так не дали!
   Барсик:
   - Не врубился?!
   Кот:
   - Сказали, что чек фальшивый!
   Тима и Сева стыдливо прячут глаза. Барсик, задумчиво глядя на них:
   - Так я тебе другой выпишу!
   Кот ученый:
   - Только не из этой чековой!
   Барсик:
   - Оно и понятно!
   Достает новую чековую книжку, заполняет чек, затем передает его Василию. Тот, посмотрев на цифру:
   - Это даже больше, чем я ожидал!
   Хочет уходить. Барсик:
   - Обожди, побудь с нами, давай отобедаем вместе?!
   Кот:
   - Извини, хозяин, не могу, время поджимает, бабка денег ждет!
   Все трое:
   - а она откуда знает?!
   Кот:
   - Унюхала, карга старая!
   Попрощавшись, уходит.
   Барсик бедным родственникам:
   - Мальчики, как же такое могло случиться?!
   Сева:
   - Не, это не мы!
   Тима:
   - Точно, точно, Барс Сергеевич, они, наверное, все такие?! Давайте проверим?
   Барсик:
   - Не усек, объясни!
   Тима:
   - Выпишите и мне чек, я пойду в банк и все узнаю!
   Барсик:
   - Хорошо, согласен.
   Через двое суток. Тима только-только, наконец-то, вернулся из банка. Объясняет.
   Тима:
   - Все облазил, босс. Нет. Нигде денег не дали, говорят липовый!
   Барсик:
   - Давай его обратно, будем дальше разбираться!
   Тима:
   - Так это... у меня его отобрали!
   Барсик:
   - Где?
   Тима:
   - В банке!
   Барсик:
   - А зачем?
   Тима:
   - Сказали, чтобы дело завести, уголовное.
   Барсик:
   - Это на меня что ли? А для чего?
   Тима:
   - Чтобы наказать за подделку.
   Барсик:
   - О, блин, попал по твоей милости!
   Тима:
   - Барс Сергеевич, не, я не дал вас в обиду. Я его выкрал и съел!
   Барсик:
   - А чего темнишь тогда?!
   Тима:
   - Боялся, что вы разозлитесь, что я его вам не вернул!
   Барсик:
   - Да чего уж там, я ведь только, когда есть за что, чехвостю!
   Поздно вечером в своей спальной, на чердаке особняка Барсика.
   Тима:
   - Чуть не попались!
   Сева:
   - Ладно, проехали. Давай барыш делить будем!
   Спустя неделю. Барсик Тиме:
   - Слушай, милок. Я чего-то все-таки не допонял. Если чек, говоришь, фальшивый, почему тогда Василий Бабаегович обратно не припехал?!
   Тима:
   - Ясное дело, снова побеспокоить постеснялся!
   Сева, он тоже, оказывается, был неподалеку:
   - Или же бабка за такую некомпетентность начисто прихлопнула!
   Барсик:
   - Этого-то я и боюсь! Может, сходим вместе, узнаем?!
   Сева:
   - Не, я туда больше не пойду, боюсь очень!
   Тима:
   - Барс Сергеевич, давайте не будем торопиться с выводами, обождем еще немного, а потом уж и решим, что делать.
   Барсик:
   - Не хотите помочь, значит? Хорошо, тогда я один пойду готовиться!
   Удаляется. Тима и Сева лихорадочно думают, что же им предпринять, чтобы все не выплыло.
   Барсик в своей спальной пишет завещание перед дальней дорогой, всякое может случиться! Вбегает Сева:
   - Босс, звонил кот Василий, просил передать, что у него все в порядке!
   Барсик:
   - Давно?
   Сева:
   - Только что!
   Барсик:
   - Не могли позвать что ли?
   Сева:
   - Он спешил!
   Барсик:
   - Вообще-то, это к лучшему!
   Разрывает завещание.
   После длительной паузы, когда Сева уже смылся:
   - Ну-ну, в порядке говоришь, это без денег-то?!
   Входит Тима:
   - Барс Сергеевич, Сева уже доложил вам?
   Барсик обрадованно:
   - Вот ты-то мне и нужен!
   Тима подобострастно:
   - Я весь - внимание!
   Барсик:
   - Поведай-ка мне, Тимоша, получал Василий по чеку или нет!
   Тима:
   - Не знаю, мы не уточняли. Ведь вы же хотели, чтобы у него все было хорошо. Вот он об этом и сообщил! А о деньгах ни слова!
   Барсик:
   - Вот, чудилы-то! Не могли догадаться сами?
   Тима:
   - Не успели, он очень торопился!
   Барсик:
   - Куда это?
   Тима:
   - В Африку собираться, к родственникам.
   Барсик:
   - И когда уезжает?
   Тима смотрит на часы:
   - Уже в пути!
   Барсик, взглянув на клочки завещания в мусорной корзине:
   - Не, определенно мне повезло, что все так удачно закончилось!
  

Конец сказочки

  
   2 февраля 2007 г.
  
  

ПЕРВЫЙ БЛИН ВСЕГДА КОМОМ

(Коварная сказочка)

  
  
   Приехал как-то барин Барсик из своего поместья в кошачьей стране в город Санкт-Петербург, погостить у своего дедушки отставного старшего офицера, да и задержался там надолго. Понравилось очень! И пока он прохлаждался у дедушки, его управляющий наводил шорох в именьи.
   Барсик ходит по квартире дедушки, изучает обстановку. Открывается входная дверь, появляется бабушка Лида, только что из магазина, с полной сумкой всяких разностей.
   Бабушка:
   - Ну, как внучок, привыкаешь?
   Барсик:
   - Ага, бабуля, но мне здесь, среди людей, трудновато.
   Бабушка:
   - Ничего, пообвыкнешь, наберешься городских манер, потом, когда к себе вернешься, всех учить будешь!
   Барсик:
   - Хорошо бы, а то другие помещики меня не очень-то жалуют. Говорят, что, мол, только мордой и вышел, а больше нечем похвастать!
   Бабушка:
   - Да брешут они, завидуют!
   Барсик, любуясь на себя в зеркале:
   - Не, правильно говорят, что красив я очень!
   Накручивает усы, чтобы быть еще краше!
   Бабушка:
   - И не говори! Одним словом, чемпион. Кушать хочешь?
   Барсик:
   - Давай, только чего-нибудь повкуснее!
   Бабушка:
   - Понятное дело, господин барин, осетринки не желаете?
   Барсик кривит мордочку:
   - Не, в деревне надоела. Дай, лучше, бананов. У нас не растут! А на закуску ножку индейки, а то проголодался малость!
   Бабушка удивленно:
   - Так ты, вроде как, завтракал плотно?!
   - А у меня в деревне, кроме как покушать и заняться больше нечем.
   Бабушка:
   - Понятно, ладно, садись за стол, внучек.
   Барсик все, что дали, смолотил так, словно и не было. Потирая животик:
   - Ох, хорошо-то как, в первый раз в этом доме по-настоящему наелся!
   Икает.
   Бабушка, она туговата на ухо:
   - Еще просишь что ли? А не лопнешь?!
   Барсик обиженно:
   - Да ничего я не просил, хватит раскармливать-то, и так толстый!
   Смотрит на часы:
   - О, пора звонить!
   Бабушка:
   - Кому миленький?
   Барсик:
   - Да в деревню, управляющему!
   Бабушка:
   - Так ты же уже звонил сегодня.
   Барсик:
   - Да помню я, однако лишний контроль не помешает!
   Набирает номер:
   - Кто у телефона? А это ты, Прокопий, не узнал, богатым, значит, будешь! Ну, как там у вас, все путем говоришь. Ну, коли так, тогда бывай, завтра перезвоню!
   Кладет трубку. Водит глазами по сторонам, не зная чем заняться.
   Барсик:
   - Кому бы еще брякнуть?
   Думает.
   - О, позвоню-ка я родственникам своим, Тимке и Севке, они тоже теперь в городе живут, у папы моего, Сережи Свеклина, пристроились задницы, говорят, он даже усыновил их, предатель!
   Звонит:
   - Алло, кто это? Севастьян, привет, это Барс Сергеевич говорит.
   Сева:
   - О, дядя Барсик, здорово, если не шутишь!
   Барсик:
   - Сколько раз я тебе повторял еще в деревне, что мы с тобой братья, хотя и не любим друг друга. Я старший, а ты младший!
   Сева, недоуменно, так громко, что даже бабушка разобрала:
   - А Тимка тогда кто, коли он тоже, мой старший брат!
   Барсик поучительно:
   - Вот деревня, сразу видно, что не барин! Тимка, он наш средний брат. Помнишь, как в сказке о старом Будрасе: было у отца три сына, старший ладный был детина, средний был ни так, ни сяк, младший попросту... дальше сам знаешь!
   Сева обиженно:
   - Брехня всё это, одним словом сказка!
   Барсик:
   - Ладно, не петушись, я пошутил! Как там у вас дела, чего делаете?
   Сева:
   - К папиному дню рождения готовимся.
   Барсик:
   - О, мать вашу, а я и запамятовал! Чего не предупредили-то?
   Сева:
   - Так ты же в деревне, думали снова поленишься!
   Барсик:
   - В прошлый раз не считается, я тогда приболел немного. Кстати, я уже у бабушки Лиды, хочешь заедем вместе с дедом?! Сева:
   - Щас у Тимки спрошу. - Пауза. - Не, говорит, лучше не надо, отмечать все равно не будем!
   Барсик:
   - Ну-ну, как скажете!
   Сева:
   - Да не обижайся ты старшой, поговори, если хочешь сам с папой Сережей.
   Барсик:
   - Тащи его сюда!
   Папа Сережа:
   - Барссулечка, миленький, когда приехал?
   Барсик:
   - Сегодня утром.
   Папа Сережа:
   - Молодец, что тут же не поленился позвонить папе. Кстати, у меня сегодня праздник! Барсик:
   - Да мне уже сообщили, день рождения.
   Папа:
   - Верно, юбилей, сорок пять!
   Барсик:
   - О, мать вашу, неужели! Тогда ещё раз поздравляю, уже от себя лично. Извини, но подарок посылкой пришлю, по почте! Севка доложил, что мне приезжать к вам никак нельзя!
   Папа Сережа испуганно:
   - Так и сказал? Гаденыш! Вообще-то он прав, наша бабка зверь, не то, что мама моя, бабушка Лида. Тимку с Севкой, и тех еле выносит. А тут еще и ты. Не, точно не надо, только прошу, не обижайся, сам знаешь, как я тебя люблю!
   Барсик, расчувствовавшись:
   - Папочка, я тебя тоже люблю. Приезжай-ка ты сам ко мне сегодня?!
   Папа:
   - Не сегодня не могу, сынок!
   Барсик:
   - А когда?
   Папа:
   - Только в следующие выходные смогу вырваться!
   Барсик грустно:
   - Что же, буду ждать!
   Оба кладут трубки одновременно.
   В назначенный день папа Сережа звонит в дверь квартиры своих родителей. Открывает дедушка Вова.
   - Привет, сынок, заходи, гостем будешь.
   Сережа:
   - Здорово, па!
   Входит внутрь, смотрит по сторонам:
   - А где Барсик?
   Дедушка:
   - Так еще вчера ночью обратно к себе маханул. Вызвали, понимаешь ли, ЧП там у них приключилось!
   Сережа:
   - Блин, а я, так надеялся! А когда вернется?
   Дедушка:
   - Не скоро, минимум, дней через пять, шесть!
   Сережа
   - Во влип-то!
   Дедушка назидательно:
   - Сынок, сколько раз я тебе повторял, если приезжаешь, предупреждать надо! Сын Сережа, по привычке истолковав все по-своему:
   - А что он сам предупредить не мог?! А еще сын!
   Дедушка Вова:
   - Да ты на него не сердись, он человек занятой, барин, все-таки! Не то, что мы с тобой, люди простые! Ну, чо, останешься или как?
   Сережа:
   - Прости отец, я лучше поеду, забот много!
   Отец:
   - Как знаешь, сынок, неволить не буду.
   Помогает сыну открыть входную дверь.
  

Конец

   2 февраля 2007 г.
  
  
  

Даже, если ты босс, слово надо держать!

(Экономическая сказочка)

  
   Барин Барсик, ковыряется на своем личном садовом участке, копает лунки для посадки в них деревьев. Тима и Сева рядом на подхвате с саженцами в лапах. Барсик, посадив принесенные братьями саженцы, посылает их за следующей партией, а сам углубляет очередную ямку, заблаговременно вырытую его крестьянами.
   Барсик:
   - Не понял, чего дальше-то не идет лопата, небось, мешает что-то?!
   Пытается разобраться, осторожно выгребая землю уже лапами:
   - Так и есть, какая-то хренотень, кажись, коробка жестяная!
   С трудом извлекает вещь из ямы, видать, тяжелая, смотрит по сторонам, желая убедиться, что никто за ним не подглядывает. Похоже, что так. Открывает коробку, используя для этого лезвие ножа, иначе было никак.
   Барсик:
   - Мама родная, монеты старинные! Жаль, что лишь серебренные, хотя на халяву и это неплохо!
   В это время, как раз и подходят братья Котовские, с новой партией саженцев.
   Тима:
   - Барс Сергеевич, клад кажись нашли?
   Барсик:
   - Похоже, что так, Тимон!
   Сева орет во все горло:
   - Люди, барин сокровище откопал!
   Барсик:
   - Да не блажи ты так, рожа не мытая, вдруг кто услышит?!
   Сева, поняв свою оплошность, срочно затыкает пасть, но, увы, уже поздно, появляются первые любопытствующие.
   Ватага крестьян четким многоголосьем:
   - Ура, наш пан барин деньги нашел! Хвала нашему щедрому хозяину!
   Барин Барсик, матерясь про себя, вслух:
   - Спасибо, заботливые вы мои, что же идите сюда, барин угощать будет! Крестьяне послушно подходят по очереди. Барсик дает каждому по монетке. Где-то на половине коробки Сева, он понаглее брата, притормаживает напирающих крестьян.
   Сева:
   - Все, стоп ребята, хозяин устал, передохнуть хочет, а вы пока погуляйте, я вас после сам позову!
   Барин Барсик, отирая пот со лба ладошкой:
   - И, правда, умаялся, надо бы отдохнуть!
   Родственникам:
   - Мальчики, я пошел, а вы тут покараульте.
   Уходит в усадьбу, подремать чуток.
   Тима с Севой, дружно выпроваживают взашей задержавшийся люд, после этого Тимон говорит брату:
   - Блин, чуть все не роздал, козёл старый! О нас бы хоть подумал, а ещё близкий родственник!
   Сева:
   - Как же, нужны мы ему. Ну, ничего, я в долгу не останусь!
   Тима:
   - А что мы можем, блин?!
   Сева:
   - Слушай сюда, Тимон, щас мы эти деньги, - показывает на коробку, - прикарманим нафиг, а барину сбрешем чего-нибудь!
   Тима:
   - Чур, врать буду я, мне не впервой!
   Сева:
   - Ладно уговорил! - набивают с братом карманы монетами.
   Тима:
   - Э, нет, чуток надо оставить, для конспирации!
   Сева:
   - Так ведь все равно заметно, что трогали.
   Тимон:
   - Зато легче сочинять будет!
   Барин Барсик, позевывая, появляется на пороге.
   Барсик:
   - Ну, как дела, братаны?!
   Тима:
   - Долго же вы, Барс Сергеевич. Мы уже почти все за вас раздали!
   Барсик:
   - А чего не разбудили, поленились?!
   Тима:
   - Не, как можно, просто побоялись!
   Барин смотрит в коробку, потом по сторонам:
   - Да, маловато осталось, а чо людей больше нет?!
   Тима:
   - Так все, кажись, кто хотел, уже поживились.
   Барсик:
   - Это хорошо, оставшееся себе заберу! Уносит коробку, перед этим, вручив братьям, каждому по две монетки, за оказанную ему услугу.
   Когда хозяин уже окончательно удалился, Сева обиженно:
   - О, задница, и тут, не разжалобился!
   Тима:
   - А ты хотел, весь остаток у него прижулить?!
   Где-то, ближе к вечеру, несколько крестьян, наконец, набравшись смелости, обращаются к Севе:
   - Господин подбарин, а почему вы нас так и не вызвали, там ведь, ещё осталось?! Сева:
   - Барин слишком долго спал, устал очень!
   Крестьяне:
   - А теперь уже можно!?
   Сева:
   - Сейчас уточню.
   Звонит по сотовому:
   - Босс, тут оказывается, ещё несколько человек, за деньгами объявились!
   Барсик:
   - Передай им, что пока они чесались, я уже все и раздал!
   Сева:
   - Извините мальчики, но барин, похоже, передумал, решил, наверное, себе на память оставить!
   Крестьяне обиженно:
   - Вот всегда так! Вечно наш хозяин, поспав, об обещании забывает!
   Плача, удаляются туда, откуда пришли.
  

Конец сказочки.

  
   5 февраля 2007 г.
  

Перестарались.

(Восточная сказочка)

  
   Гостил как-то господин Барсик у своего соседа, толстого кота перса.
   Выпили они, значит, закусили, как следует, икрой белужьей, из рыбы возрастом старше восьмидесяти лет, это самая дорогая икра, янтарного цвета, да и давай хвастаться друг перед другом.
   - Я, - говорит Барсик, - имею целый рыбоконсервный завод!
   - А я, - соревнуется с ним сосед, - и вовсе, целый гарем!
   Барин Барсик удивленно, ибо, как всякий европейский человек, он плохо знаком с обычаями Востока:
   - Покажи, никогда не видал!
   Перс:
   - Ха, показывать весь гарем неприлично! Давай лучше познакомлю со своей старшей женой?!
   Барсик:
   - Не, не увиливать, я тебя за язык не тянул!
   Перс:
   - Ладно, только никому не рассказывай! А то другие богатые мусульмане этого не поймут. Идем уж!
   Показывает сераль.
   Перс:
   - Всего шестнадцать!
   Называет по именам.
   - А вот эта, Тахмина, моя главная!
   Знакомит Барсика с симпатичной, но уже в возрасте, упитанной кошечкой пекинской породы.
   Барсик внимательно присматривается ко всем представленным ему красавицам. Похоже, кое-кто ему приглянулся!
   Уже у себя в имении. Барсик звонит в колокольчик. Вбегает слуга, хозяин приказывает ему пригласить Севастьяна и Тимона для получения ими ценных указаний.
   Тима:
   - Барс Сергеевич, мы уже здесь!
   Барсик Севке:
   - Севастьян, я решил поручить тебе важное дело. Тимон будет твоим помощником! Вы должны, как можно быстрее похитить у нашего соседа, Мирзы Хафиза Заде, одну из его наложниц. Ее имя Зульфия! И доставить инкогнито в мое секретное убежище под номером два в Медвежьей заводи!
   Я уже распорядился, чтобы вам подготовили для этого карету. И никаких "но", это приказ!
   Делать нечего, пришлось взяться за работу. Где-то перед домом Перса братья изучают обстановку, чтобы беспрепятственно проникнуть внутрь. Кто-то, как бы случайно, выглядывает в окно и сразу замечает их, не взирая на темноту. А все потому, что Сева нечаянно чихнул!
   Голос из окна:
   - Кто там? Отвечайте, не то стражу позову!
   Тима:
   - Простите, а как ваше имя? Это я, чтобы не показаться невежливым спрашиваю!
   Голос:
   - О, Аллах, неужели не понятно, кто говорит?!
   Сева:
   - Ни сколечко!
   Голос:
   - Мальчики, еще одно неудачное слово и я зову своего мужа!
   Тима:
   -А, так вы, стало быть, хозяйка!
   Голос:
   - Наконец-то, допер. Конечно, сама Тахмина!
   Сева Тиме шепотом:
   - А нам нужна кто?
   Тима еще тише:
   - Зульфия!
   Голос:
   - Зачем пришли, чай не воровать?
   Сева:
   - Не, похищать!
   Голос:
   - Уж не меня ли?
   Тима:
   - Не, Зульфию. Хозяин приказал!
   Голос:
   - А кто он?
   Сева:
   - Барин Барсик!
   Тима щиплет его, хотя уже поздно.
   Тахмина:
   - Так я его знаю! Позавчерась гостил у нас. Красавец мужчина. А зачем ему Зульфия?
   Тима:
   - Сказал, понравилась очень.
   Тахмина:
   - А я, значит, нет?!
   Сева (хитрит):
   - Вы еще больше, но он понимает, что вы не можете убежать с ним!
   Тахмина:
   - Почему же?
   Тима:
   - Муж не позволит!
   Тахмина:
   - Мы ему не скажем. Мальчики, обождите, я манатки подготовлю!
   Сева:
   - И Зульфию, пожалуйста, захватите!
   Тахмина подозрительно:
   - Зачем?
   Тима:
   - На всякий случай, барин точность любит!
   Тахмина:
   - попробую, только через силу не буду!
   Тима:
   - А вы обманите ее!
   Тахмина:
   - Ради такого красавца, как паша Барс Сергеевич, я готова на все!
   Уже в карете. Тахмина:
   - Зульфия, не скули. Мирза Ага все равно тебя никогда не полюбит так, как обожал меня!
   Зульфия:
   - Госпожа, а зачем же вы тогда покинули его?
   Тахмина:
   - Поживи с мое, еще не то сотворишь!
   Зульфия:
   - Хочу обратно в гарем!
   Плачет.
   Сева:
   - Обожди немножко, если, что не так, потом обратно отвезем!
   В секретном месте. Тима:
   - Дамочки, вы пока побудьте здесь взаперти, а мы покамест до барина сгоняем!
   В имении Барсика, в его кабинете. Тима докладывает, Сева поддакивает.
   Тима:
   - Барс Сергеевич, все готово, товар уже на месте.
   Барсик Севке?
   - А ты старшой, что добавишь к сказанному?
   Сева:
   - Так все, как он и говорит. А лучше будет, если сами проверите.
   Барсик:
   - Добре. Поехали!
   Сева:
   - Не, я не могу, живот что-то разболелся!
   Барсик:
   - Тимон, запрягай!
   Тима:
   - Барс Сергеевич, вернее будет, если вы поедете один. Меньше свидетелей. Хотя, коли против, я завсегда с вами!
   Барсик, тщательно подумав:
   - А ведь верно, молодец, родственник, соображаешь!
   Спустя сутки. Барсик еще не вернулся. Ребята начинают уже опасаться чего-нибудь нехорошего.
   Неожиданно раздается телефонный звонок. Тима первый у телефона, он спортсмен!
   Тима:
   - Алло, не понял, кто это? А, дядя Мирза! Что, говорите, стряслось? Жена пропала? Даже две?! Быть не может. Нет, не знаем, тоже куда-то уехал. Обязательно передам, что вы им интересовались!
   Через какой-то период времени новый звонок. В этот раз звонит сам барин.
   Барсик:
   - Севастьян, мать вашу, что же вы наделали?!
   Севастьян:
   - Все, как вы и приказали!
   Барсик:
   - Разве я про Тахмину вам хоть что-то говорил?
   Севастьян:
   - Шеф, Зульфия без нее никак ехать не хотела!
   Барсик:
   - Ну, я вам, гаденышам, устрою, как только вернусь!
   Сева:
   - А когда ждать-то вас?
   Барсик:
   - Да как отвезу их назад, тотчас и займусь вами!
   Сева:
   - Значит, они вам не понравились? А почему?
   Барсик:
   - Да, бляха, одна, как бревно, а вторая, и того хуже, и вовсе корова блудливая!
   Сева:
   - Правильно, барин, нечего с ними рассусоливать! Кстати, Мирза Ага уже звонил! Куда это вы поехали все допытывался!
   Барсик:
   - Ё-моё! Надо спешить!
   Снова внутри дома Мирзы.
   Мирза:
   - Спасибо, друг, что выручил, а то я уже беспокоиться начал.
   Барсик:
   - Да я что, это мои родственники постарались, Тимон с Севой.
   Мирза:
   - Странно, я им недавно звонил, но они об этом ни словом не обмолвились!
   Барсик:
   - Они у меня скромные, зато смелые ужасно! Представляешь, они этих разбойников четверых вдвоем в пять минут победили!
   Мирза:
   - Тахмина, а почему ты вначале сказала, что их было шестеро?!
   Тахмина:
   - Ах, дорогой, забыла. Двое потом отказались, когда Зульфию разглядели!
  

Конец сказочки.

  
   6 февраля 2007 г.
  
  
  
  

ИНОПЛАНЕТЯНИН

(Подарочная сказочка)

  
   Пошел как-то пан Барсик на свой Карпов пруд (назван так по имени прежнего хозяина, Барсик его в карты выиграл), рыбки половить с утра пораньше, чтобы никого не смущать, а там уже кто-то сидит!
   Пригляделся издали, чтобы подкрасться и поймать уже с поличным.
   Барсик:
   - Мать моя, кажись совсем незнакомый котяра?! Ворует, небось?
   Только не пойму, почему синий, покрасился что ли? Ладно, пес с ним, с поимкой. Пойду лучше поговорю по душам, очень уж интересно знать, почему у него такой вид.
   Подходит. Пришлый делает вид, что не замечает. Барсик громко кашляет. Синий поворачивает голову и в упор цинично смотрит на владельца пруда.
   Барсик:
   - Здравствуйте, господин хороший. Чем это вы занимаетесь в такое раннее время?
   Синий кот:
   - Не видишь? Рыбу ловлю. А ты кто?
   Барсик:
   - А я здешний барин. А вы?
   Кот:
   - Ну-ну. Тогда я вообще инопланетянин!
   Барсик обрадовано:
   - То-то, я гляжу, что не из наших вы, оттого, наверное, и такой синий?!
   Кот, внимательно оглядывает себя, не выпуская из лап удилища:
   - Да, есть малость. А я и не заметил!
   Пристально всматривается в лицо Барсика и, делая соответствующие выводы, продолжает:
   - А на нашей планете все такие!
   Барсик:
   - Так вы из самого Космоса, стало быть?!
   Синий кот, видать на совесть ловкий малый:
   - Ага, с планеты Мужикино!
   Барсик:
   - А где такая находится? Я что-то не слыхал.
   Кот:
   - Оно и понятно, мы редко Землю посещаем!
   Барсик:
   - А почему?
   Кот:
   - Собак тут больно много! А мы их не любим.
   Барсик:
   - Не, можете не беспокоиться, в нашем имении нет собак.
   Синий кот, вытягивая из воды огромного карпа:
   - Спасибо, что утешил, хозяин. А что с рыбкой будем делать?
   Барсик:
   - Оставьте себе, я угощаю!
   Кот:
   - Премного благодарен.
   Барсик:
   - Да чего уж, а не хотите ли и вовсе погостить у меня, пока не надоест?
   Кот восторженно:
   - Не откажусь, Люблю людям делать приятное!
   Уже в имении, в столовой, едят приготовленного карпа. Тимки и Севки нет, они в лесу, грибы собирают, видны только их фотографии на стенке.
   Гость, покушав, благодарно икает, да и во всем ведет себя так, словно он отнюдь не пришелец, а простой российский гражданин.
   Гость:
   - Кажись, я их где-то видел!
   Барсик:
   - Навряд ли, это родственники мои!
   Гость:
   - Простите за прямой вопрос, но мне очень нужно знать название вашего поместья!
   Барсик:
   - Ясное дело, мне скрывать нечего. Зовут меня Барс Сергеевич Свеклин, а все, что вокруг именуется "Сонная лощина".
   Гость:
   - Неужели, значит, я все-таки попал, куда хотел! Ура!
   Барсик:
   - А вы, что и, правда, целились именно сюда?
   Гость:
   - Спрашиваете?! Спал и видел!
   Барсик:
   - Странно, а мне никакие гости, тем более, иноземные, чего-то не снились. Гость:
   - А когда родственники будут?
   Барсик:
   - Как только грибов наберут, сразу назад вернутся!
   Гость:
   - А когда все-таки?
   Барсик смотрит на часы:
   - Сейчас десять, стало быть, не ранее двух. Как раз к обеду.
   Гость:
   - Я вижу, хозяин, что у вас все отработано, даже порядок.
   Барсик:
   - А то как же, я дармоедов не люблю! Я им так и сказал, без грибов не возвращайтесь! Гость задумчиво разглядывает антиквариат хозяина:
   - Красивые вещицы да и дорогущие, похоже!
   Барсик:
   - Стал бы я всякую дрянь перед глазами ставить!
   Гость сокрушенно:
   - А у нас таких вещей ни у кого нет!
   Барсик, как истинный бизнесмен:
   - Могу продать, коли хотите?!
   Гость:
   - Не, не стоит, да и денег ваших я с собой забыл захватить.
   Барсик:
   - Валяйте своими, это даже ещё и лучше, соседи прознают, обзавидуются! Гость удрученно:
   - Так у нас, хозяин, давно уже никакими деньгами не пользуются!
   Барсик:
   - Как это?
   Гость:
   - Коммунизма, слыхали о такой?
   Барсик:
   - Как же я и труды дедушки Ленина читал, правда, давно это было, многое уже и позабыл. Но одно я помню твердо, Коммунизм есть самая прогрессивная формация в мире. Гость:
   - Вот-вот и я о том же!
   Барсик:
   - Жалко, что продать не получится. Ладно, давайте устроим обмен.
   Гость:
   - Так у меня, почти ничего и нет, если только вот это!
   Достает из кармана шортиков золотые массивные часы в форме луковицы. Барсик, окинув вещицу взглядом знатока:
   - О, точь-в-точь, как от самого Бомарше! Гость, читая монограмму на корпусе:
   - Не, хозяин, ошиблись, здесь написано "Боршман Иван Аронович".
   Барсик, озадаченно чешет за ухом:
   - Странно, ни разу не слышал о таком. А ведь каков мастер!
   Гость:
   - Оно и немудрено, он же из наших.
   Барсик:
   - А понял! - Смеётся, - а что хотите взамен?
   Гость:
   - А чего не жалко, но помните, моя вещь уникальная, второй такой ни у кого в Мужикино, точно, нет!
   Барсик польщенный отдает ему самое ценное, свой портрет кисти самого Никоса Сафронова в платиновой рамке, богато украшенной изумрудами.
   Гость:
   - О, спасибо, дорогой товарищ, а изображение оставьте себе на память! Барсик:
   - Нет-нет, берите всё, я могу добавить, вот!
   Дает ещё пару ценных предметов. Гость, нехотя, соглашается.
   Гость:
   - А теперь мне, извините пора, звездолет заждался!
   Барсик:
   - А это, Тимку с Севкой не подождете?
   Гость:
   - Я бы с радостью увиделся с ними, но мне и в самом деле уже некогда!
   Барсик:
   - Да чего уж там, я понимаю! Хотите, провожу?
   Гость:
   - Что вы, не беспокойтесь, я дорогу знаю. Да и лучше вам, не делать этого! Барсик обиженно:
   - А почему!?
   Гость:
   - Очень опасно, вдруг охрана не разберется!
   Барсик:
   - А, тогда другое дело.
   Гость, поцеловавшись с хозяином на прощанье, удаляется восвояси, загруженный, дальше некуда, ценными подарками типа ручных часов, столового набора, запонок, ну и тому подобного, причем, все из чистого золота, либо платины!
   Где-то в лесу примерно через час Тима и Сева, наконец-то, набравши грибов, возвращаются домой.
   Тима:
   - Во, блин, устал-то, зато теперь можно не бояться, что барин будет недоволен.
   Ой, ё-моё, кто это так топает? Кажись, неподалеку, неужто, слон или бегемот какой-нибудь?!
   Сева, подпрыгивая:
   - Ой, точно, даже я почувствовал! - Нюхает воздух, - не, это определенно не слон, в лучшем случае, тигр, потому как шибко кошачьим духом отдает!
   Тима:
   - Блин, да я его, кажись, уже вижу. Правильно, братан, кошак это, только какой-то синий! Да и блестит весь, увешанный чем-то, так что аж глаза щиплет!
   Сева наводит на цель бинокль:
   - Ни хрена, нахапал-то скоко! Э, да это же Котя. Во, бляха, дает! Если покрасился, думает, мы его не признаем!
   Орет во все горло:
   - Стой задница, все равно не уйдешь!
   Синий кот от неожиданности роняет несколько предметов. Тревожно оглядывается по сторонам, не зная, что предпринять, то ли пуститься бежать покамест хватит сил или все же остаться на месте, для подбора упавших вещей. И пока он, значит, размышляет, братья уже тут как тут!
   Тима:
   - Котя, сдавайся!
   Котя, а это был именно он, осознав безвыходность своего положения:
   - Мальчики, привет, а я вас искал!
   Сева:
   - Опять брешешь, а для чего?
   Котя:
   - Так для приюта. Меня из дома выгнали ведь!
   Тима:
   - О, блин, а за что?
   Котя:
   - Да Ароныч часы свои где-то посеял, а на меня свалил, мол, я их у него свистнул! Сева:
   - Да он такой!
   Котя:
   - И главное, что обидно, если бы он у меня эти часы нашел. А так, словом обгадить, это всякий горазд!
   Тима:
   - А почему синий такой!
   Котя:
   - Для конспирации!
   Сева:
   - А куда стоко прешь?
   Котя:
   - Еще не знаю, дальше видно будет.
   Тима:
   - Понятно, значит в ломбард потащишь!
   Котя обрадовано:
   - Ага, где он у вас?
   Сева, помогая ему подбирать упавшее:
   - А это откуда у тебя?
   Показывает на миниатюру работы Сафронова.
   Котя:
   - Так это хозяин в обмен дал.
   Тима:
   - За что?
   Котя:
   - За часы! - спохватившись, - не, не те, другие!
   Тима:
   - Ясно!
   Сева:
   - А остальное, где слямзил?!
   Котя:
   - Там же, барин подарил, чтобы я от портрета не отказывался!
   Тима:
   - А ты знаешь, кто он?
   Котя:
   - А то, как же, он сам сказал! Кстати, братья, вы уже опаздываете к обеду!
   Тима и Сева одновременно:
   - Поучи нас ещё, щас быстро все конфискуем, заодно и шорты отберем!
   Котя:
   - Драться буду! Но свое, не отдам!
   Сева:
   - Бесполезно, вдвоем мы тебе враз накостыляем!
   Котя:
   - Что же делать-то, ведь я так старался!
   Тима:
   - Жаль мне тебя, Котя! Невезучий ты парень, из дома и то выгнали! Ладно, давай по-честному.
   Котя:
   - У, сволочи, обдерете, наверняка, но ничего, я этого по гроб не забуду!
   Сева:
   - Хорошо, щас устроим! Даже лучше делиться не надо будет!
   Тима страшно перепуганному Коте:
   - Да не бойся! Он всегда так шутит. Не, все будет по-честному! Треть тебе, остальное нам!
   Делят добычу.
   - Хватит, Котя, не скули! Ну хочешь я и портрет тебе оставлю?!
   Котя обрадовано:
   - Аха!
   Сева:
   - Только без рамки!
   Котя снова плачет крокодильими слезами.
   Какое-то время спустя уже после того, как Котя, сдавши оставшееся в ломбард, уехал к себе в Мужикино с деньгами, мириться с Аронычем. Во всяким случае, он так обещал, когда звонил братьям, чтобы попрощаться, Барсик, наводя порядок в ценных вещах своих родственников.
   - А это откуда у них? - рассматривает украшенную изумрудами рамку.
   - Блин, а где изображение? Непонятно! Ну, ничего, когда появятся мои мальчики, я у них спрошу. Входят Тима и Сева, как всегда с полными корзинками лесных даров. Барсик:
   - Ребята, а почему я обнаружил свой любимый портрет в ваших вещах?!
   Сева:
   - Босс, вы ошибаетесь, нет у нас вашего портрета!
   Барсик:
   - А это что?
   Тима:
   - Ах, это! Так это всего лишь рамка.
   Барсик:
   - Вот именно! Как она к вам попала?
   Сева:
   - В лесу подобрали!
   Барсик:
   - А портрет, куда дели, гаденыши?!
   Тима:
   - Барс Сергеевич, да не было там его!
   Барс Сергеевич задумчиво:
   - Интересно, почему же он тогда рамку выбросил?
   Сева:
   - Кто босс?
   Барсик:
   - Инопланетянин!
   Котики хором:
   - А!
   Барсик подозрительно:
   - А других вещей там не было? Ложек, ножей, например.
   Тима:
   - Точно не было!
   Барсик после длительной паузы:
   - Молодец, правильно сделал, оставил у себя, то, что дороже!
   Сева:
   - Босс ножи и вилки что ли? Глупости, ведь это лучше!
   Показывает на изумруды в рамке.
   Барсик:
   - Эх ты, мелкий, видать, так никогда большим и не станешь!
   А теперь ступайте, я побуду немного один.
   Садится в кресло и, сложив лапки на груди, погружается в воспоминания.
   Где-то на лесной поляне.
   Тима:
   - А ты говорил, домой надо все снести!
   Сева:
   - Я же не знал, что он везде лазает!
   Тима:
   - Нет, ты бы разведчиком, точно, не справился!
   Сева:
   - Почему это?
   Тима:
   - Прятать не умеешь!
   Выкапывают спрятанное и срочно спешат в ломбард!
  

Конец сказочки.

  
   8 февраля 2007 г.
  
  
  

Ценю тебя, булат востока!

  

(Сказочка о том, как Барсик снова побывал в гостях)

  
   Напросился как-то Барсик к другому своему соседу, господину Хоакину Родриго, в гости. Чтобы хозяину было не обидно, захватил с собой бочонок своего знаменитого вина.
   Приехал значит, первым делом приказал слугам соседа винцо барину доставить, а вслед уже и сам заявился.
   Уже в приемной зале.
   Дон Родриго, отведав вина Барсика:
   - Господин сосед, премного вам благодарен, за доставленное мне удовольствие. Барсик:
   - Да чего уж там, свои ведь люди. Расскажите лучше, как тут у вас идут дела? Хозяин:
   - На полях все хорошо, урожай достойный, крестьяне хоть и подворовывают, но совесть имеют. Мне, как минимум, половину оставляют.
   Барсик:
   - Это справедливо.
   - В усадьбе, тоже в целом, неплохо. В будни нужными делами занимаемся, а по выходным гостей принимаем.
   Барсик:
   - А сами разве не ездите?
   Хозяин:
   - Крайне редко. Не люблю я этого!
   - А я как не приемлю! Но к вам решил заехать, вы мне дюже симпатичны.
   - Да и я вас, Барс Сергеевич, уважаю, иначе ей богу, все высказал бы вам!
   Барс:
   - Выражайтесь яснее, я человек простой, можно сказать, из трудового народа, вышел! Прадедушка мой только до полковника дослужился.
   - А мой... тот, кажись, генералом был!
   Барсик:
   - Вот я и повторяю, со мной темнить не надо!
   Идальго, понимая, что сболтнул лишнего, явно меняя тему:
   - А не желаете ли посмотреть корриду, сегодня как раз пятница?
   Барсик:
   - Бой быков что ли?
   - Ага, только не между собой, а с матадором!
   Барсик:
   - Это не интересно!
   Хозяин:
   - Почему?
   Барсик:
   - Потому, что результат заранее ясен!
   - Не понял?
   - Так матадор, ясное дело, сильнее, он же вооружен.
   Хозяин:
   - А коли он выпивши?
   Барсик:
   - Так им, вроде как, не положено.
   Хозяин:
   - Ничего, я сам угощу!
   Барсик:
   - О, тогда может быть интересно!
   Уходят, готовятся к состязанию.
   Коррида.
   Дон Родриго:
   - Вот дает, какие вензеля выписывает!
   Барсик:
   - Видать, разобрало все-таки!
   - Да ваше винцо, действительно, убойное!
   Барсик:
   - Любопытно, сколько он протянет?
   Родриго:
   - А пес его знает, наверное, пока бык в него не попадет!
   Барсик:
   - Надо было и тому налить!
   - Только не вашего, ему же ведро надо!
   Барсик:
   - Хуакин, а давайте, перерыв для них сработаем и в рогатого тоже зальем чуток. Хуакин:
   - Можно попробовать!
   Барсик удивленно:
   - Неужели откажется?
   Хуакин
   - Не думаю, пошли что ли, пока не поздно!
   Где-то в конюшнях, хозяин и гость занимаются с быком.
   Бык пьяным голосом:
   - Мне хватит, а то уже копыта разъезжаются!
   Барсик:
   - Давай ещё глоточек, теперь уже, точно, последний.
   Хуакин:
   - Пей чудище, не то в раз на бойню отправлю, независимо от результата.
   Барсик:
   - Дон Родриго, я же просил вас, выражайтесь яснее.
   Бык:
   - А чего тут понимать, дерьмо оно и есть дерьмо!
   Родриго:
   - А ты вообще заткнись лучше! Коли выпил своё, дуй теперь воевать!
   После того, как скота все же выпихнули на арену, Барсик, поводя руками:
   - Во, блин философ рогатый, а по виду не скажешь!
   - А ты как думал, барин, когда хозяин мудр, то и скотина у него соответствующая! Снова наблюдают поединок.
   Барсик:
   - Не, мне не нравится, ненатурально как-то!
   Родриго:
   - Да, похоже, больно уж вяло двигаются!
   Барсик:
   - Давай лучше прекратим всю эту дрянь нафиг. Пускай пойдут сначала проспятся, а там видно будет!
   Родриго, помыслив:
   - Ладно уговорил, раз тебе не нравится, так и быть, уважу гостя дорогого. Сам-то я конец уже неоднократно видел!
   Уходит прекращать посмешище.
   И вновь, в доме хозяина, теперь только в его рабочем кабинете.
   Хозяин, наполняя в очередной раз кубки барсикиным напитком:
   - Кажись, неплохо мы с тобой, Барс Сергеевич, провели время?!
   Барсик:
   - Согласен, маркиз, пожалуй, пора и в обратный путь собираться!
   Родриго, сразу видно, что довольный:
   - Да погоди ты, барин, я тебе еще не все показал, во, гляди-ка!
   Достает из ящика комода кинжал, богато изукрашенный причудливой резьбой. Сразу видно, что вещь дорогая, потому как в ней камней драгоценных, аж в глазах рябит.
   Барсик, прищуриваясь, а заодно, и приглядываясь:
   - О, у меня тоже такой был, где взял-то?
   Хозяин, видя, что его чудо не произвело на гостя должного впечатления, смущенно:
   - В карты выиграл!
   Барсик заинтересованно:
   - У кого?
   - Так это, у соседа нашего, гриба желчного.
   Барсик:
   - У барона фон Гнусенберга, что ли?
   - Верно, у него родимого!
   - А он, где взял?
   - В ломбарде нашем приобрел по случаю.
   Барсик
   - По какому?
   - Да говорит, оптовая распродажа была, вот и не удержался!
   Барсик:
   - Не, тогда не мой. Тот на Мужикино отправился! Хотя, похож как, даже монограмма на лезвии и то, точно такая же. Ну, прости, барин, коли задержал, теперь уж точно отъезжаю!
   Идет на выход, хозяин следом - провожать.
   Наконец-то, в родных пенатах. Барсик в обсерватории, изучает в телескоп ночное небо.
   Барсик:
   - Где же ты все-таки есть, планета Мужикино!?
   Тима и Сева тоже неподалеку, разглядывают звезды, правда, лишь в подзорные трубы, хозяин им пока телескопа не доверяет, считает, что не доросли ещё до такой сложной техники.
   Тима, вздрогнув от услышанного:
   - Барс Сергеевич, как вы сказали, Мужикино?
   Барсик:
   - Точно парень, это планета такая!
   Сева:
   - Аха, босс, в созвездии Дураков!
   Барсик:
   - Не понял, а ну, объяснись, дюймовый!
   Тима:
   - Да это, он так шутит, сами знаете, какой он у нас!
   Барсик:
   - Не, Севка, ты, похоже, совсем без царя в голове.
   Сева хочет возразить потому, как всегда готов постоять за справедливость. Тима, затыкает ему рот лапой. Барсик, уже не обращая внимания на братьев, продолжает крутить телескоп, увеличивая угол обзора.
   Барсик:
   - Интересно, добрался ли гость небесный до своего пункта назначения со всеми подарками или еще что-нибудь потерял по пути?
   Сева:
   - А какой он из себя гость этот?
   Барсик:
   - Да синий такой, очень красивый, почти как я, тоже кот, небось, благородных кровей. Сева:
   - Синий, говорите босс, из Мужикино? Не знаю!
   Тима, влезая без очереди, чтобы не приключилось чего лишнего:
   - Так это, выходит, он, тогда рамку в лесу позабыл! Ё-моё, везет же вам, Барс Сергеевич, даже инопланетяне, и те, к вам захаживают!
   Барсик самодовольно, по-прежнему, не отрываясь от наблюдения:
   - Ха, спрашиваешь! Да он мой портрет, небось, под самым сердцем носит! Потому, что сильно я ему понравился душевными своими качествами. Сева:
   - Это, какими же, босс!?
   Барсик:
   - Добротой и порядочностью.
   Сева ехидно:
   - Ясненько, ни за что бы сам не догадался?
   Барсик:
   - Куда уж тебе.
   Тима:
   - Барс Сергеевич, можно мы пойдем спать, устали очень?
   Барсик:
   - Ладно, дуйте уж, а я побуду еще чуток, может, вычислю-таки, где находится Мужикино!
   Тима и Сева кубарем скатываются вниз по лестнице, чтобы, как можно скорее оказаться подальше от проницательного родственника. Уже, лежа в своих кроватках. Тима:
   - Не, братан, пойдем завтра с утра, когда барин, свалит куда-нибудь, бабки в банк класть на предьявителя. Не дай бог, еще прознает, что это мы его гостя обчистили! Сева:
   - Обязательно, Тимон! Не то снова ляпну чего-либо лишнего! Тогда вообще, пиши пропало! А так с деньгами в банке и мы с тобой Человеки!
  

Конец сказочки

  
   9 февраля 2007 г.
  
  
  

Что ни делается, все к лучшему.

  

(Бизнес-сказочка)

   Мужикино (кому деревня, а иному и планета неизвестная).
   Котя в подвале хозяйского дома любуется портретом своего благодетеля, Барса Сергеевича Свеклина:
   - Хороший все-таки дядька, за такую безделицу, как часы, так облагодетельствовал! Звонок сотового.
   - Привет, Котя, это Тимон. Как дела?
   - Вообще-то неплохо, только я на вас все ещё обижен, обобрали-то как!
   Тима:
   - Не бреши, все по-честному, четко на троих поделили!
   Котя:
   - Да я не об этом, ведь все было даровано вашим барином лично мне!
   Тима:
   - Опять врешь, а откуда тогда у Барсика часы самого Ивана Ароновича, он же с ним ещё не знаком?!
   Котя, прикусив язык:
   - О, блин, нашли значит, сволочи! Вот я позвоню Барсу и скажу, что вы по его ценностям шастаете, то-то будет!
   - Не пугай, чай сам грешен больше нашего. Да и разве ты посмеешь признаться, что надул его, назвавшись инопланетянином!?
   Котя:
   - Так он сам хотел этого. Кроме того, я чо, дурак что ли, инкогнито позвоню.
   - Ладно, задница, только помни, кто пошел против Котовских, всегда жалеет об этом впоследствии!
   - Угрожаешь, значит! Не хочешь договориться!
   Тима:
   - Не, неправда ваша, я всегда открыт для переговоров, что имеешь предложить? Котя:
   - Я согласен простить вас.
   Тима:
   - Этого мало, ты должен помочь нам провернуть одно дельце!
   Котя:
   - Это ещё зачем, а какое?
   - Настроить Ароныча против нашего Барсика.
   Котя:
   - Ты же брехал, что они не знакомы!
   Тима:
   - Так Барсик собирается с ним знакомиться, для взаимовыгодного проекта.
   Котя:
   - От это да, похоже грядет катастрофа. Во всяком случае, для меня, если он узнает, что Ароныч из Мужикина, тогда уж точно обидится. А мне бы этого не хотелось, как никак, благодетель все же. Что же делать-то, а Тимон?
   Тима:
   - Блин, ну ты и попал приятель! Впрочем, сам виноват, мог бы и по-другому свою планету обозвать!
   Котя:
   - Да как-то не додумал, полагал, обойдется.
   Тимон:
   - Ну чо, берешься, выходит, за дело?!
   Котя:
   - Конечно, но что я могу?
   Тима:
   - Севка, иди, растолкуй, что к чему.
   Сева уже в телефон:
   - Делаем так. Мы притормозим барина, а ты через хозяина своего объяснишь Аронычу, что связываться с Барсиком, не годится, так как он дальний родственник тещи писателя Свеклина. Короче, братан он наш старший, просто не хочет в этом сознаться, гаденыш, потому, как еще с детства барином заделался!
   Котя:
   - Кажется, понял, попробую. Может, и выгорит, а вы ему там про Ароныча накуролесьте, что он лучший друг его двоюродной бабушки.
   Сами же плакались, что он все ваше семейство на дух не переносит! Сева:
   - Верно говоришь, рыжик, так и слямзим. Ладно, бывай, мы перезвоним.
   Тима Севке:
   - Скоко тебе можно повторять, нельзя так словами бросаться. Глагол "слямзим" имеет совсем другое значение!
   Сева:
   - Ну и что, он все равно догадался!
   Барсик, вызвав братьев в свой кабинет для секретной беседы:
   - Итак, мальчики, я решил попробовать заключить сделку с известным Питерским авторитетом Иваном Ароновичем. Говорят, он все может. Собираюсь уехать, недели эдак на две. Поэтому готов доверить именье в ваши руки, но не обольщайтесь, приеду обратно, все проверю на совесть и, коль что не так, враз накажу. Усекли?!
   Тима:
   - Ясное дело, Барс Сергеевич, а вы где будете в Питере или в именьи у вашего приятеля? Как его бишь?
   Сева:
   - Ивана Ароновича!
   Барсик:
   - Точно не знаю, я с ним пока не знаком лично.
   Сева:
   - А, может, и не надо, говорят, он плохой человек!
   Барсик:
   - Как это?
   Тима:
   - Очень непорядочный, нагреть может!
   Барсик:
   - Это не беда, я уже не маленький.
   В Питере, в офисе Ивана Ароновича, близ Смольного, Барсик и хозяин ведут переговоры. Можно сказать, что стороны уже почти договорились, осталось утрясти лишь кое-какие мелкие разногласия.
   Барсик достает из кармана часы в форме луковицы, дабы уточнить, который час. Ароныч:
   - О, блин, откуда у вас, господин Свеклин, эти самые часы?!
   Барсик удивленно:
   - Выменял у одного... - ищет точное слово - знакомца, который прибыл очень издалека!
   Ароныч:
   - Можно поглядеть?!
   Барсик:
   - Пожалуйста.
   Подает ему золотую луковицу.
   Ароныч:
   - Блин, определенно мои, вон и инициалы выгравированы. Откуда меняло, говорите, прибыл?
   Барсик:
   - Кажется, из Мужикино, теперь позвольте мои часы назад!
   Ароныч:
   - Ах, из Мужикино, рыжий такой, толстый, Котей звать?
   Барсик:
   - Нет, синий, а как имя я и не спросил. Так вы полагаете?.. Нет, не может быть!
   Тянет руку за часами.
   Ароныч:
   - Ну, уж нет, барин, часы вы обратно не получите, они останутся у меня!
   Барсик:
   - Но ведь это же грабеж, да еще посреди белого дня!
   Ароныч:
   - Еще слово и сделке не бывать! Правильно мне хозяин этого подлеца, Коти, говорил, что со Свеклиными надо держать ухо востро, а я не верил!
   Барсик:
   - Ах, вот вы как, если бы не было мне так выгодно, точно бы отказался от сотрудничества с вами!
   Злобно глядя друг на друга, наконец-то, подписывают документ.
   В деревне Мужикино.
   Ароныч жене:
   - Блин, чертов Котя, чуть такое дело не запортил! Хорошо хоть, все утряслось. Одного только не пойму, на кой черт ему понадобились мои часы? Ведь из-за них его же и турнули из хозяйского дома!
   Уже в имении Барсика. Барин выговаривает своим бедным родственникам:
   - Мальчики, почему вы мне не сказали, что и сами из Мужикино?!
   Тима:
   - Барс Сергеевич, а мы и не поняли, честное слово!
   Сева:
   - Точно, точно мы полагали, что и планета есть такая!
   Барсик
   - А Котю, рыжего, вы не знаете?
   Тима:
   - Котю, как же, еще как!
   Барсик:
   - Так вот, этот Котя и слямзил те самые часы у Ивана Ароныча!
   Сева:
   - Какие? Вы нам о них ничего не говорили!
   Барсик, подумав:
   - А ведь правильно, ребята, считайте, что я все забыл!
   Тима:
   - И ту рамку, что мы нашли тоже?!
   Барсик:
   - Заметано! Только никому, чур, не рассказывать! А не то!
   Грозит кулаком.
   Братья хором:
   - Знамо дело, хозяин. Не волнуйтесь, все будет тип-топ!
  

Конец сказочки.

  
   9 февраля 2007 г.
  
  

Желчный гриб.

  

(Назидательная сказочка)

  
   Очутился как-то Барсик неожиданно, даже для самого себя у ворот соседа своего, барона Гнусенберга, да еще и с подбарчуками своими для солидности. Что ж, делать нечего, пришлось постучать, чтобы хозяин не обиделся, ведь он-то, наверняка, их уже заприметил. Сказано - сделано. И вот они уже в доме у господина Отто, пьют, жрут, с чисто немецкой основательностью, а заодно и песни поют, только уже русские, а хозяин им ясное дело подпевает, противным таким тенорком. Короче, козел, да и только! Повеселились они, значит, малость, а потом те, кто постарше, то есть Барсик с бароном, стали о политике рассуждать. А что можно петрить в политике спьяну? Поэтому и получалось у них все больше ругань, то один прет на второго, то другой.
   Молодежи это, оно и понятно, совсем не интересно. Вот и отпросились ребята грибов пойти пособирать, чтобы было чего отделикатесничать за ужином. Ну и ушли они, значит. Ходят довольные, точнее навеселе, по лесу и подбирают грибочки, в основном, те, которые сами идут в руки.
   Тима:
   - Ну, чо, пожалуй, пора у меня уже полный пакет.
   Сева:
   - Аха, братик, двинем до барона, мне уже тоже надоело!
   Уже в имении Гнусенберга. Барон и барин, по-прежнему заняты беседой. Входят Тима и Сева с полными пакетами.
   Барсик:
   - О, кажись мальчики уже здесь, чем порадуете?
   Тима:
   - Барс Сергеевич грибочков вам с хозяином для ужина принесли.
   Барон Отто:
   - Грибы я люблю, как всякий русский, особенно в сметане. Показывайте, не стесняйтесь.
   Тима:
   - Вот!
   Высыпает грибы, там, в основном, сыроежки, вперемешку с подберезовиками, один только белый попался, а подосиновиками, теми и вовсе не пахнет.
   Отто:
   - Молодец, парень, уважил хозяина.
   Сева:
   - А у меня, глядите, сколько белых!
   Показывает.
   Барсик:
   - Это, милок, не белые!
   Барон Отто:
   - Знаете что, господин Барсик, вы что, поручили своим родственникам, таким образом оскорбить меня?
   Сева обиженно:
   - Чего это вы, я не понял, не понравилось что ли?
   Барон:
   - Идиото! Это же есть, самый, что ни на есть желчный гриб!
   От негодования хозяин, видно, позабыл, что очень прилично владеет русским. Барсик:
   - Простите, господин Отто, он не нарочно, просто он ещё неопытный!
   Сева:
   - Да чего он боится, хотите я первый попробую?
   Отто:
   - Мальчик, дело не в этом, а в том, что этот гриба, есть, как бы сказать точнее, как сравненье со мной!
   Барсик:
   - Парни, подождите меня в карете. Я скоро буду!
   В кабинете господина Барса.
   Хозяин:
   - Ребята, ну, сколько раз, вам можно говорить, сначала думай и только затем уже делай! В особенности, это касается тебя, Севастьян!
   Сева:
   - Так, откуда я мог знать, что он так хорошо в грибах разбирается!
   Тима:
   - Вот вечно ты так, а мне, достается за компанию!
   Барсик:
   - Ладно, хватит препираться, дело плохо, он нам войну объявил!
   Тима, присвистнув от неожиданности:
   - Что же делать-то, Барс Сергеевич?
   Сева, храбро:
   - Будем воевать!
   Барсик:
   - Похоже, придется, хорошо, что хоть Ароныч, по завершению сделки, с десяток пистолетов-автоматов Калашникова в подарок прислал.
  

Конец сказочки.

  
   10 февраля 2007 г.
  
  
  

Война котов.

  

(Сказочная повесть)

  

1

  
   Санкт-Петербург, офис Ивана Ароновича. Телефонный звонок, хозяин снимает трубку.
   - Алло, Иван Аронович, это Барс Сергеевич беспокоит.
   - О, здорово, барин, чего надо?
   - Слушай, Ароныч, помоги, пожалуйста, дело нешуточное.
   - Ладно, изложи суть вначале, а там видно будет!
   - Да тут один сосед, мне войну объявил, а остальные его поддержали.
   Грозятся вообще замочить, если у них что-то пойдет не так.
   - Так и хорошо, коли тебя кокнут, все перейдет в мои руки.
   - Иван Аронович, мне не до шуток, подсоби а? Сам знаешь, от меня одна польза, я тут ещё одну аферу удумал! Краше прежней! Ароныч:
   - В успехе уверен?
   Барсик:
   - А то, как же! Предлагаю вам равные доли.
   - Не, мне шестьдесят, тебе лишь сорок и тогда я согласен.
   - Помочь мне победить врагов?
   - И это тоже!
   - Ура!
  

2

  
   "Сонная лощина", Барсик готовится к боевым действиям. Входит очередной посетитель, здоровенный рыже-белый кот, ну вылитый местный барин, только тот черно-белый. Кот представляется:
   - Ясон Нерогов, командир подразделения контрактников!
   Барсик, внимательно разглядывая его:
   - А вы, случаем, не родственник Валентины Александровны?!
   - Я её сын, приемный!
   - То-то, я смотрю, мне лицо ваше знакомо!
   - А вы откуда ее знаете?
   - Так я, ее сестры внук!
   Обнимаются, как самые близкие родственники!
   Барсик задумчиво:
   - А у нас война, братец, соседи подборзели малость!
   - Ничего, мы их научим тебя уважать! Хочешь шнапсу? Очень в военном деле помогает.
   - Не, только не шнапс, а то сам немцем стану, а мне никак нельзя!
   - А почему?
   - Так это, один из тех с кем воюю, немецкий барон.
   - Понятно, а у тебя водка есть, тоже неплохо пойдет перед боем.
   - Да есть, думаешь надо?
   - А то как же, положись на меня и все будет как должно!
   - Хорошо уговорил!
   Идут в рабочий кабинет барина.
  

3

  
   Сева и Тима в своей комнатке в подвале усадьбы Барсика.
   Сева:
   - Братик, я чего-то боюсь идти воевать!
   Тима:
   - И не говори, как бы увильнуть, а то ещё пристрелят нахрен!
   Сева:
   - А давай убежим отсюда, пока не поздно!
   Тима:
   - Верно, так мы и поступим. Скажем, на разведку ушли!
   Сева:
   - Аха, а сами переждем, где-нибудь подальше, покамест заварушка прояснится, и тогда глянем, кто кого. Если не наша взяла, дунем обратно в Мужикино. Или и вовсе, прямо к папе в город! Коли наоборот, набрешем чего-нибудь Барсику и снова здесь поселимся.
   Собирают самые необходимые пожитки.
  

4

   Бригада нечистой силы в лесу господина Барсика, ищет дорогу к его дому.
   Бригадир подчиненным:
   - Ребята, неужто мы заблудились? Идем строго по компасу, а усадьба еще не объявилась!
   Бригада:
   - И что же делать, шеф?
   Бригадир:
   - А пес его знает!
   Трясёт компас.
   - Да не, вроде работает. Ладно, продолжим путь, может, все-таки повезет!
  

5

  
   Барсик с командиром контрактников, наконец, появляются из дверей кабинета хозяина чуть живые.
   Барсик:
   - Ясон, а давай нагрянем первые!
   Ясон Нерогов:
   - Можно и так, братец, только я сделаю это сам вместе с моими ребятами. А ты останешься дома, на командном пункте, руководить будешь по рации!
   Барсик:
   - Это дело полностью поддерживаю, а когда начнем?
   Ясон:
   - А щас и начнем, лишь отдышусь малость!
   Уходит, готовится к бою.
  

6

  
   Тима и Сева бродят по тому же лесу, что и нечистая сила, только в поисках укрытия. Тима
   - Севастьян, где заночуем-то?
   Сева:
   - А давай в нашем робингудовском убежище!
   Тима:
   - Верно, там и устроимся.
   Уже перед самым убежищем.
   Тима:
   - Не укумекал, а почему свет горит?
   Сева:
   - О, бля, там уже кто-то есть!
   Тима:
   - Давай сначала, посмотрим исподтишка?!
   Сева:
   - Правильно, чтобы не рисковать!
   Осторожно подкрадываются.
   Тима:
   - О, да это кажись, нечистая бригада!
   Сева:
   - Она самая, ну чо, будем признаваться?
   Тима:
   - Обожди, вначале выясним, зачем они здесь?
   Прислушивается.
   Бригада бригадиру:
   - Босс, а пан Барсик не обидится на нас, что задержались?
   Бригадир:
   - Надо бы позвонить, да боязно чего-то, вдруг не поймет?!
   Бригада:
   - Звони, поймет, без нашей помощи ему, все равно, крышка!
   Тима Севе шепотом:
   - Слыхал, оказывается, они помогать нашему барину собираются, думаю в войне! Сева:
   - Так это, давай тогда с ними за компанию?
   Тима:
   - Не, сами справятся, мы лучше, как они уйдут, их место займем, оно надежнее. Бригадир, дозвонившись, разговаривает с Барсиком по телефону.
   Бригадир:
   - Барс Сергеевич, прибыть-то мы сумели, да вот заблудились немного ночью в лесу. Понял, а где это? Хорошо, годится, сразу туда и двинем. Не волнуйтесь, все будет тип-топ!
   Закончив беседу, своим подчиненным:
   - Парни, маршрут изменился! Двигаем прямо к месту боевых действий. Ну, коли отдохнули, пошли!
   Бригада:
   - Ура, босс, наконец-то все-таки вы разобрались с обстановкой.
   Бригада во главе с командиром исчезает в нужном направлении.
   Тима с Севой уже внутри домика Робингуда.
   Тима:
   - Наконец-то, давай вздремнем что ли?
   Сева:
   - Аха!
   Укладываются спать, через минуту уже храпят вовсю!
  

7

  
   А в это время бригады: спецназа с одной стороны и нечистой силы с противоположной, бодро двигаются к намеченной цели.
   Ясон по рации докладывает начальнику:
   - Барс, мы уже у ворот барона! Обождать или сразу штурмовать?
   Барсик:
   - Вышли разведчиков, узнать, кто из вождей в его доме и, вообще, каковы силы и позиции противника, и только потом после того, как я все взвешу, продолжишь, понял?! Ясон:
   - Поняли, так и сделаем!
   Бригадир нечистой силы Аронычу:
   - Шеф, да нет в этом доме никаких боевиков! Только трое каких-то котов в карты на деньги играют!
   Точно, точно, даже личной охраны, и той, при них нет. Усек сейчас оформим!
  

8

  
   Спустя какое-то время, во дворе усадьбы Барсика, настоящий праздник. Еще бы, ведь здешний барин одолел-таки всех своих врагов, более того они у него, уже с цельный час как в плену, в погребе сидят.
   Барсик бригадиру нечистой силы:
   - Выводи что ли!
   Бригадир:
   - Барс Сергеевич, а как с ними покончим, расстрелянием или удушением?
   Барсик:
   - Видно будет.
   Пленные, видя перед собой строй автоматчиков, в страхе озираются по сторонам, а там и вовсе виселица, да не одна, аж три, короче, каждому персональная! Все трое в страхе бухаются барину в ноги.
   Кот Персюк:
   - Прости, Барсик! Шайтан попутал, а все эта чертова Зульфия, набрехала, что ты её пытался изнасиловать, вот я и обиделся!
   Барсик:
   - Если ты ей поверил, то твое дело плохо. Сам знаешь, я несправедливости не терплю! Персюк:
   - Не, не я только предположил.
   Барсик:
   - Ну, коли так, тогда заменяю тебе расстреляние выкупом, каким, после скажу. А теперь свободен!
   Дон Родриго:
   - Я тоже виноват, каюсь, погорячился. Я же испанец, мать мою!
   Барсик:
   - Не будешь больше?
   Родриго:
   - Нет, слово даю!
   Барсик
   - Заменяю тебе повешение на выкуп!
   - А ты чего молчишь? - обращаясь уже к барону.
   Барон Отто:
   - Немцы, хоть и боятся, а все-таки не сдаются! Хотя, может быть, я и ошибаюсь! Барсик
   - Ценю храбрость, поэтому, отменяю сначала расстреляние, а затем и удушение, заплатишь выкуп!
   Смотрит на часы.
   - Блин, а где же хренов Ясон?
   Не успел он это сказать, как наконец-таки прибывает и отделение контрактников, неся как охотничий трофей, на шестах двух пленных. Правильно, это Сева и Тима. Барсик:
   - Блин, а этих живчиков, где взяли?
   Ясон, довольный своим успехом:
   - Да тут, неподалеку, шпионили сволочи! Барсик:
   - Ладно, все в дом, отмечать будем победу!
   А с этими разведчиками я после разберусь, пусть пока свои показания обдумают.
  
  

9, последняя.

  
  
   Через пару дней.
   Сева с Тимой наперегонки, одетые в богатые ливреи, вбегают в кабинет хозяина с докладом.
   Тима:
   - Барс Сергеевич, выкуп ждет, все у ворот!
   Сева:
   - Ага, босс, а с ним ещё и подарки дополнительно!
   Барсик обрадовано:
   - Неужели?!
   Тима:
   - Точно, точно, Тахмина с Зульфией.
   Сева:
   - И бык Гишпанский с ними за компанию!
   Барсик озадаченно чешет ухо, не зная, как ему быть.
  

Конец мини-повести.

  
   12-13 февраля 2007 г.
  
  
  

Недальновидная политика

  

(Назидательная сказочка)

   Ясон Нерогов проводит занятие с челядью Барсика по военной подготовке.
   Сева и Тима неподалеку в лесу. Первый подглядывает в бинокль, второй записывает результаты наблюдений.
   Сева:
   - Чо он делает, урод, кажись, совсем ополоумел!
   Тима:
   - Ладно, не увлекайся, чего мне писать-то в доносный блокнотик?
   Сева:
   - Значит, так: забыл вернуть три автомата обратно в пирамиду, стоят прислоненные к стене туалета. О, один уже сперли, хорошо, хоть я эту морду знаю! Тима, записывая:
   - О, блин дает, ничего, мы его выведем на чистую воду!
   Сева:
   - Это не все, строчи дальше, продал две гранаты налево, кажись, старшему слуге барона Отто! Не, а вот это уже чересчур, предлагает ему же еще и автоматы! Не понял, чего-то ругаются.
   Тима:
   - Наверное, обещал больше, чем достал!
   Сева:
   - Ё-мое, барин вышел пописать, о, бля, шустрый, успел спрятать! А барин дурак, ещё ему и руку пожал! Перед тем как своим делом заняться.
   Тима:
   - Братан, а не пора ли нам до хаты? Похоже, темнеть начинает!
   Сева:
   - Пожалуй, можно и закончить на этом. Все, что надо мы уже знаем. Теперь осталось лишь у прихвостня Гнусенберга все изъять в нашу пользу, если, конечно, они договорятся! Тима:
   - А покамест подгребем, все и станет ясно!
   Сева:
   - Тогда пошли быстрее, чтобы хоть какой запас был!
   Старший слуга барона Отто Гнусенберга, осторожно пробирается тайными тропами к имению своего господина, несмотря на всю свою опытность, даже не подозревая, что за ним пристально наблюдают! Ещё бы, ведь его пасут сами Котовские!
   А в это время в имении Барса Свеклина. Кабинет барина, входит Ясон с докладом. Ясон:
   - Барс, я сделал все, как ты велел, только, блин, один автомат кто-то стащил, когда ты, помнишь, по маленькому выходил. Думаю, твои родственнички постарались! Я видал, как меньшой в бинокль подглядывал.
   Барс:
   - Не, они не посмеют, им и так неплохо живется! Это кто-то другой.
   Ясон:
   - Полагаешь?
   Барсик:
   - Уверен! Ладно, гони бабки за вычетом своих процентов.
   Ясон передает ему деньги. Барсик:
   - Главное, чтобы Ароныч не унюхал, как мы с его подарками обходимся.
   Ясон:
   - Не бойся, барин, я в таких делах собаку съел!
   Барсик:
   - Слушай, а если нам и танк загнать?
   Ясон:
   - Неплохо бы, а не опасно?!
   Барсик:
   - Ха, думаешь барон опять войну объявит?
   Ясон:
   - С него станется, больно обидчив!
   Барсик:
   - Это верно, хорошо, тогда сначала, как следует, обмозгуем и лишь затем уже, действовать будем, понял?!
   Ясон:
   - А то как же! Ну, что, давай обмоем?
   Барсик:
   - Это можно, чо будешь-то?
   Ясон:
   - Как обычно, горький шнапс.
   Только собрался, значит, баронов слуга совершить свой последний марш-бросок, уже четвертый по счету, потому как с таким грузом в один заход и осел бы не справился, несмотря на то, что он к подобному привычен, как откуда ни возьмись набросились на него двое в масках, дали наскоро по башке, да так, что он сразу отрубился, и скрылись обратно в свои закрома, только уже с товаром.
   На следующие сутки, ближе к вечеру, Барсик спрашивает, как бы невзначай, у своих родственников:
   - Мальчики, а вы автомат случайно не находили, Ясон по пьяни посеял.
   Тима:
   - Барс Сергеевич, вы что, мы бы сразу доложили.
   Барс Севке:
   - Что же ты, младший, так плохо в свой бинокль глядел?
   Сева, подумав:
   - Не надо, босс, то, что мне нужно я усек!
   Барс:
   - Объяснись!
   Сева:
   - Я знаю, где автомат, но только один!
   Барсик:
   - А, что, разве было ещё что-нибудь?
   Тима:
   - Он неточно выразился.
   Барсик:
   - Молодежь, хватит темнить, не то обратно отправлю, к маме с бабушкой! Оба хором:
   - Нет, только не это!
   Барсик:
   - Так, что с автоматом?
   Тима:
   - Его нашел козел Агафон!
   Барсик:
   - А ты-то откуда знаешь?!
   Тима:
   - Брат сказал.
   Сева:
   - Верно, верно он, только он не признается, пытать надо!
   Барсик:
   - Это не проблема, Ясон займется.
   Столовая пана Барсика. Ясон и хозяин обедают, ребята еще не вернулись, собирают грибы.
   Барсик:
   - Ну, чего признался рогатый или нет?!
   Ясон:
   - Сознаться-то сознался, но есть одна закавыка.
   Барсик:
   - Какая?
   Ясон:
   - Может заплатить лишь полцены от баронской!
   Барсик:
   - Маловато!
   Ясон:
   - Больше говорит, не наскрести!
   Барсик:
   - Ну, коли так, вообще отними нахрен!
   Ясон:
   - Поздно, я уже согласился! Забирай свою долю.
   Барсик:
   - Это ты погорячился, как бы чего не вышло!
   Ясон:
   - Да что ты всего боишься?! Чего можно сделать в наше время с одним автоматом?
   Барсик:
   - Э, не скажи. Ладно придумал, назначу его своим личным телохранителем, тогда у него не будет повода на меня злиться!
   Вбегает слуга с телеграммой, передает её барину.
   Барсик читает вслух:
   - Подарки не дошли, грабанули по дороге. Готовьте еще, лучше будет, если сами доставите. Барон Отто.
   Барсик:
   - Вот это да! Чего делать-то будем?
   Ясон:
   - Ясное дело пойдем ему навстречу!
   Барсик:
   - Верно, только цена в этот раз будет значительно больше!
   Ясон:
   - Аха, чтобы покрыть убытки!
   Сева и Тима, реализовав автоматы, груженные бабками возвращаются домой. Уже в хате, в своей каморке.
   Тима:
   - Хорошо заработали!
   Сева:
   - И что самое смешное, ему же обратно все и загнали!
   Тима:
   - Полагаешь, он не понял, что это мы его провели?!
   Сева:
   - Плевать, главное, что платить не отказался!
   Тима:
   - А если продаст?
   Сева:
   - Не думаю, чтобы им это было выгодно.
   В имении барона Отто фон Гнусенберга, в его оружейной.
   Ясон:
   - Барон, я чего-то не просек, ведь мы же договаривались на шесть штук, а ты платишь лишь за четыре?!
   Барон:
   - Друг, извини, но я просто не успел предупредить вас, о том, что прошлую партию мне обратно вернули!
   Ясон:
   - Кто?
   Барон:
   - Какие-то благодетели, инкогнито!
   Ясон:
   - Понятно!
   Звонит Барсику:
   - Хорошо.
   Спрашивает уже у Отто:
   - Скоко дашь?
   Барон:
   - Как за те два!
   Ясон:
   - Уговорил, скажи спасибо Барсику, за то, что он такой добрый!
  

Конец сказочки.

  
   15 февраля 2007 г.
  
  

Лунная экспедиция или же гравитация подвела.

  

(Изыскательская сказочка)

   Когда Российская кошачья компания по добыче природных ресурсов, наконец все же вышла на космический рынок, барин Барсик, сумел пристроиться работать начальником поисковой экспедиции по разведке ископаемых на Луне. И, так как он всегда слыл добряком, то не смог отказать в помощи своим ближним. Ясона Нерогова сделал своим заместителем, рыжего Котю приемщиком на перевалочном пункте, а Тиму с Севой назначил геологами-разведчиками первой категории, чтобы зарплата им шла побольше.
   Луна. Первая кошачья международная станция, на светлой стороне, там потеплее. Барсик, как руководитель одного из самых ответственнейших подразделений, проводит инструктаж своих подчиненных перед очередным рейдом за полезными ископаемыми:
   - Господа разведчики, еще раз, надеюсь, последний объясняю вам, не гонитесь за ценностями, докладывайте обо всем, что найдете.
   Поймите, что сегодня есть ерунда, уже завтра может из себя представлять ценность. Итак, коли все понятно и вопросов нет отправляйтесь работать.
   Тима:
   - Барс Сергеевич, как бы и нам с Севастьяном получать проценты от найденного. Барсик:
   - А зачем, вам разве чего-то не хватает?
   Сева:
   - Да не, босс, не поэтому, просто мы не хотим выделяться среди других. Коли они пашут за процент, то и нам надо тоже самое!
   Барсик, отпустив остальных работников:
   - Мальчики, поймите, я ведь это придумал, для вашей же пользы. Иначе вы просто ничего не сможете заработать!
   Тима:
   - А вы попробуйте, уверен не пожалеете! Барсик:
   - Хорошо, договорились, но только после того, как вы мне докажете вашу состоятельность.
   Сева:
   - Как это?
   Барсик:
   - Наройте чего-нибудь путного и, тогда я согласен!
   Тима и Сева вместе:
   - Сделаем, барин, не сомневайтесь! Ну, мы пошли что ли?
   Барсик:
   - Аха, идите, копайте, пока не надоест.
   Поверхность единственного спутника земли. Тима и Сева, прыгая, как горные козлики, изучают местность. И так как они специалисты отменные, быстро чего-то находят!
   Сева:
   - О, бля, самородок! Только серый какой-то, не, точно не золото!
   Тима:
   - Дай-ка погляжу. Деревня, это же серебро!
   Сева:
   - А вдруг олово? Чо-то больно легкое.
   Тима:
   - Дурень, здесь же гравитация меньше!
   Сева:
   - А, точно, а я и забыл. Ну чо, поищем еще, чтобы хоть что-то прижулить?!
   Тима:
   - А то как же, обязательно!
   Часов эдак через шесть, у них уже полные сумки этого добра.
   Тима:
   - Тяжело однако!
   Сева:
   - И не говори. Как ты думаешь, Котя согласится нам помочь?
   Тима:
   - А то нет. Но все же лучше, все обговорить заранее.
   Сева:
   - Тогда давай, свое где-нибудь спрячем, а не наше, честно отнесем, куда следует?! Тима:
   - Правильно братик, так и поступим. Ну чо, ищем место?!
   Сева:
   - Аха!
   Ещё с час бродят в поисках подходящего места. Наконец, находят, а там уже кто-то есть. Затаиваются, чтобы узнать, в чем дело. Ждут довольно долго, потом все же видят, как из пещеры, где они хотели спрятать свои сокровища, появляется Ясон Нерогов (они узнали его по скафандру, на котором четкими буквами написано его имя) и, можно смело сказать, налегке, всего лишь с небольшим рюкзачком, направляется в сторону станции.
   Когда Нерогов удалился окончательно, братья все-таки решаются пробраться внутрь. Тима, рассматривая найденное:
   - Ого, золото, ну и ну, повезло-то как!
   Сева:
   - Нам что ли?
   Тима:
   - Ну, не ему же?
   Сева:
   - Так это, давай обменяем его золото на наше серебро?!
   Тима:
   - Верно, так будет честно!
   Как говорится, сказано-сделано!
   Сева:
   - Ну чо, куда золото заныкаем?
   Тима:
   - Я возьму пару самородков на показ Коте, а остальное зароем где-либо неподалеку. Сева:
   - Аха!
   Начинает копать в другом конце пещеры.
   Тима.
   - Идиото. Здесь опасно!
   Сева:
   - Тогда, где?
   Тима:
   - По пути чего-нибудь придумаем.
   Уже на приемном пункте.
   Котя:
   - Братаны, складывайте свое вон в тот ящик! Я потом проверю, когда будет время и сам доложу о результатах начальнику. Есть возражения?
   Сева:
   - Не!
   Тима:
   - Слушай, Котя, у нас есть что-то и для тебя.
   Котя заинтересованно:
   - Показывай, не томи, свои же люди!
   Тима сует ему под нос самородок.
   Котя, изучив образец:
   - Золото чистейшей пробы! Почем?
   Тима:
   - Договоримся.
   Сева:
   - Короче, Котя хочешь к нам в долю?!
   Котя, почесав нос:
   - А то как же! Но трудно будет, меня ведь тоже пасут!
   Тима:
   - Это твои проблемы, я полагаю за треть можно и рискнуть?!
   Котя:
   - Ну, коли так, согласен! Когда ожидать партии?
   Сева:
   - В следующий заход все и припрем!
   Котя:
   - Годится, а я пока тут обмозгую, как нам лучше все провернуть!
   Ровно в полночь. Тима и Сева уже храпят, звонит телефон.
   Старший, нехотя, снимает трубку.
   Тима сонным голосом:
   - Алло, кто это?!
   - Тимон, это я Барс, ну вы и молодцы, скоко платины нарыли!
   Тима, с которого разом весь сон схлынул, будто и вовсе не было, малость заикаясь:
   - Пла-ти-ны?!
   Барсик:
   - Ага, приходите за процентами!
   Тима:
   - Когда?
   Барс:
   - Да прямо сейчас!
   Тима:
   - Есть босс, мигом будем!
   Будит брата.
   Сева:
   - Бля, в чем дело, даже поспать и то не дадут?! А Тимка, это ты, чего надо?!
   Тима:
   - Вставай чмо, за процентами пойдем!
   Сева:
   - Согласился, выходит, барин?!
   Тима:
   - Еще как!
   Сева:
   - А я и не сомневался! Он лишь с виду суров, а внутри такой же, как мы!
   Тима:
   - Кончай трындеть, ноги в руки и почапали, пока он не передумал!
   Сева:
   - Скажешь тоже, ведь серебро не дорогое!
   Тима:
   - Урод, какое, нахрен серебро, это платина оказалась!
   Сева:
   - Ой!
  

Конец сказочки.

  
   25 февраля 2007 г.
  
  

Что бывает, когда блеск золота затмевает разум.

  
   Приехал как-то бригадир нечистой силы к пану Барсику погостить на выходные, причем без своей гоп-компании, видать, и ему захотелось спокойной обстановки. Ласково встретил его хозяин, ещё бы, достойный человек все-таки. Пообщались, значит, они друг с другом, сколько их душам было угодно выделить на такое мероприятие, да и разошлись по своим интересам. Барсик телевизор смотреть, финал кубка Стенли, решающий седьмой матч, а бригадир - в лес окрестный, грибков да ягодок пособирать.
   Ну, с ним за компанию увязался и Ясон Нерогов, потому как Тима с Севой в тот раз отказались, ибо в погребе сидели, наказанные за какие-то жестокие прегрешения. Где-то в самой гуще леса бригадир и Ясон, занимаются сбором лесных даров. Первый ударяет все больше по несъедобности типа мухоморы да поганки разных сортов, а к ним плюсом и бузина с волчьей ягодой. А Ясон, тот молодец, норовит брать только проверенные по опыту личному, к примеру, грибы белые, красные, на худой конец подберезовики, даже сыроежками и теми брезгует, а из ягод так и вовсе ежевику одну и жалует, потому как шибко уважает её здешний покровитель, Барс Сергеевич Свеклин. Долго бродили они, до тех пока не набили свои кошелки доверху. А как сделали это, тут же стали домой собираться. Вот тут-то с ними все и приключилось.
   Ясон:
   - Слушай, бригадир, давай тяпнем шнапса на дорожку и двинем до хаты. Увидишь, насколько идти легче станет!
   Бригадир:
   - Наливай, Нерогов, да побольше, я это дело не меньше твоего уважаю!
   Наливают, выпивают, закусывают, после чего, передохнув чуток, собираются в обратный путь. Вдруг чуют, а затем уже и слышат, что кто-то шпионит за ними. Советуются шепотом, что делать. Решают напасть первыми. Прячутся, ждут, видят, как на полянку выходит высокий худой старичище с берданой в руках. Исподтишка наваливаются на него и связывают по рукам и ногам. Начинают выяснять, кто он и откуда, и почему шпионит за ними.
   Чтобы добиться вразумительно ответа им пришлось малость попытать его.
   Ясон:
   - Эй, дед, ты чо, в натуре, съехал с крыши? Чего людев оружием пугаешь?
   Бригадир:
   - Вот-вот, небось, вообще хотел нас пришить, чтобы трофеями чужими разжиться.
   Дед:
   - Не, сынки, вы не правы, я просто территорию охранял.
   Ясон:
   - От нас что ли?
   Дед:
   - От всякого лишнего сброду, хозяин повелел, он порядок любит.
   Бригадир Ясону:
   - Ты чего-нибудь усек? Я лично, нет!
   Ясон:
   - Ладно, щас уточним. - Деду, - старик, а кто хозяин-то?
   Дед:
   - Большой человек!
   Ясон:
   - Господин Свеклин, если не ошибаюсь?
   Дед:
   - Фамилии я у него не спрашивал, но одно знаю твердо, шуток он не любит и, если я в семь часов не вернусь и не доложу ему о результатах работы, пощады точно не будет.
   Бригадир:
   - Тогда это господин Свеклин.
   Ясон:
   - Да, наш барин таков, хотя по виду, вроде, не скажешь!
   Дед:
   - Мальчики, вы чего-то путаете. У моего шефа уже одна рожа и то, зверская, а здоровущий-то какой! Вы ему лишь до пупа будете!
   Указывает на Нерогова.
   Ясон:
   - Блин, тогда это точно не наш!
   Бригадир:
   - Похоже, ведь тот лишь на дюйм крупнее тебя.
   Ясон:
   - Кто бы это мог быть. Уж не заблудились ли мы с тобой, приятель?
   Бригадир сверяет местность по Барсиковой карте:
   - Не. Все верно, это земля нашего пана.
   Ясон:
   - Слушай, старик, кончай темнить, веди нас к своему боссу!
   Дед:
   - Хорошо. Только развяжите сначала.
   Бригадир:
   - Ага, разбежался, знаю я таких. Освободим лишь ноги!
   Втроем держат путь к ставке стариковского начальника.
   Уже на подходе к самому месту.
   Дед канючит:
   - Развяжите и руки, милки, пожалуйста, мы ведь почти у цели, а то мне плохо будет, коли хозяин прознает, что вы меня полонили.
   Ясон:
   - Да развяжи ты его, чего он нам сделает, козел старый?
   Бригадир:
   - Не скажи, брат!
   Нехотя развязывает деда.
   Дед:
   - Спасибо, ребятки, век не забуду того, как вы со мной обошлись!
   Бригадир.,=Нет ты слышал он еще и недоволен! Ясон=Эй старый не хами, а то враз образумим! Дед=Парни, мы уже пришли, вот и оно!=Выходят на берег небольшого озерца, прямо к тому месту, где расположилась гопкомпания звеского вида, вовсю строящая сооружение котеджного типа. Дед компании=Братва скажите крестному, что к нему пришли, Спустя несколько минут крестный, вылезая из своего шикарного джипа, явно недовольный тем, что ему не дали толком соснуть. Крестный= Кто там, чего надо то?Я ведь уже все оплатил! Старший братан=Хозяин так это , дед сторож двоих пленных привел! Крестный=Ладно, где они? Старший=Да вон на поляне, вашей милости дожидаются. Шеф=Хорошо, тащите поближе я подойду. Дед, докладывает=Босс по вашему приказу доставил двоих нарушителей. Крестный внимательно вглядываясь в прибывших потому, как уже стемнело=О блин, Бригадир ты чтоли внатуре?Едва признал, ишь как приоделся, а это что за мохнатик мелкий рядом? Бригадир=Е мое, крестный, это ты, о бля, даже не верится! Какими судьбами? Крестный= Не увиливай от ответа, отвечай почему с котом связался!? Бригадир= Так это братан двоюродный самого Барса Сергеевича. Крестный= Понятно, а чего в моих владеньях шастаете? Ясон= Я конечно дико извиняюсь господин хороший, но эта земля совсем не ваша! Крестный= Щас как же, а чья? Ясон= Господина Свеклина! Крестный= Уже нет, я купил у него всю местность на пять верст в округе от озера! Ясон= Странно ведь он ничего не сообщил нам об этом. Бригадир= Точно крестный, иначе мы бы ни за что тебя не побеспокоили! Крестный думает=Выходит опять Тимка с Севкой чего то напутали.Хотя подпись на документе была похоже настоящей! Бригадир= Так они могли и схимичить, с них станется! Ясон= Так надо было барину перезвонить. Крестный= А зачем?Как говорится, береженного и бог бережет!Вдруг и правда малыши ошиблись и, что тогда?А так, мол я знать ничего не знаю. А когда Барс вспохватится уже поздно будет !Чо я дурак чтоли от таких барышей отказываться. Я здесь враз дачный поселок построю! Уже в именьи Барсика. Бригадир и Ясон сквозь дверь беседуют с наказанными Тимой и Севой. Ясон= Ребята считайте, что ваша песня допета, коли барин узнает вы врядли раньше пенсии отсюда выберетесь! Сева= О чем это вы дядя Яся?Мы ничего плохого давно уже не делали! Бригадир=Ага, а за что сидите? Тима= Да так , по родственному нахамили малость благодетелю, вот он и озлился. Ясон= Снова брещите!? Сева= Не правда, правда! Бригадир= Ладно Нерогов, пошли докладать Барсу, о том, что крестный собирается сделать из его угодий вдоль озера. Тима= Стойте не темните! Что стряслось то? Ясон= А то ты не знаешь?! Тима= Так вы же все намеками, да намеками, а я так не приучен. Сева= Аха, правильно братик, мы Котовские во всем ясность любим! Бригадир= Ну хорошо задницы слушайте внимательно. Выплыло наружу, то что вы продади часть бариновых владений постороннему лицу без согласия хозяина! Сева обиженно= Ароныч не посторонний, он Барсов компаньон! Тима= Да чего вы к нам привязались, там же подпись была?! Ясон=А вот мы пойдем сейчас и спросим у хозяина еголи это подпись? Сева= А то как же, мы же неграмотные! Бригадир= Да чего с ними трындеть, идем лучше куда и задумали, барин нам за это только спасибо скажет!
   Тима - Стойте, дайте подумать, а документ при вас?
   Бригадир:
   - А то как же, иначе грош нам цена.
   Тима:
   - Ваши условия?
   Ясон и Бригадир хором:
   - Половина от вашего куша!
   Сева:
   - А морды не треснут?
   Ясон:
   - Но это же справедливо!
   Бригадир:
   - Парни, ваша карта бита, соглашайтесь, пока мы не передумали!
   Тима:
   - Договорились. Суйте в щель документ.
   Ясон:
   - Как же, дурака нашел, сначала аванс!
   Сева:
   - Так у нас, с собой нету.
   Ясон:
   - Скажите где, мы пойдем, заберем свою часть.
   Сева:
   -В...
   Тима затыкает ему пасть лапкой.
   Тима:
   - Нашли простаков, как выйдем отсюда, тогда все и провернем!
   Ясон и Бригадир после паузы:
   - От гаденыши! Хорошо, согласны, а когда ждать-то?
   Тима:
   - Когда барин разжалобится.
   В кабинете пана Барсика. Ясон и хозяин беседуют за рюмкой шнапса.
   Ясон:
   - Слушай, Барс, да выпусти ты своих оболдуев из погреба, ведь детишки еще. Барс:
   - Пусть посидят подольше! Будут знать, как гадить в руку, которая их же и кормит. Ясон:
   - Ну, как хочешь, хотя я им уже обещал уговорить тебя.
   Барс:
   - Вот всегда ты так, постоянно опережаешь события.
   Ясон:
   - Я же не виноват, что у меня сердце такое отзывчивое.
   Барс:
   - Ладно уговорил, но впредь не горячись больше так.
   Идет выпускать братьев из погреба.
   В новой резиденции Ароныча.
   Бригадир:
   - Крестный, я всё уточнил, это Барсова работа.
   Крестный:
   - А я и не сомневался, ведь он человек благородный, вот и послал своих неслухов, чтобы я лишних вопросов не задавал, скажем, к примеру, почему так дешево или ещё что-то в том же духе!?
   Бригадир:
   - Да чуть не забыл, ему тоже дубликат нужен!
   Ароныч:
   - А ведь верно, эти два мерзавчика, как деньги получили, так сразу думать обо всем забыли.
   Уже после благополучного разрешения сложной для них ситуации, Тима и Сева беседуют перед сном.
   Сева:
   - Да попали мы с тобой, Тимон, хорошо хоть половину нам оставили!
   Тима:
   - Они, конечно, поступили по-честному. И все-таки мне чего-то не по себе. Сева:
   - А почему?
   Тима:
   - Вдруг все же все выплывет наружу?
   Сева:
   - Это навряд ли. Ароныч не дурак, чтобы пилитъ сук, на котором сам сидит. Тима:
   - Не скажи, поселок все-таки дело большое!
   Сева:
   - Да хрен с ним! Не прибьет же за это?!
   Тима:
   - Пусть лишь попробует, тогда точно к маме с бабушкой двинем.
   Сева:
   Да еще и папе пожалуемся, попросим, чтобы его людского наследства лишил! Тима:
   - А ты умен, брат. Верно, если что, так и поступим!
  
   Конец
   3 марта 2007 года.
  
  

Когда эмоции преобладают над разумом.

(Грустная сказочка).

  
   Очень озлился барин Барсик на компаньона своего, Ивана Ароновича, когда узнал, что тот учинил в окрестностях его "Барсовой заводи", и решил проучить своего приятеля, да так, чтобы впредь было неповадно бесчинствовать подобным образом. Долго думал, силясь намыслить что-то, действительно, путное. Наконец-таки, остановился на одной идее, показавшейся ему довольно занятной.
   Суть ее заключалась вот в чем. Необходимо было смастерить правдоподобную аферу насчет того, что на месте Медвежьего холма, что как раз в аккурат, граничит с территорией, так безжалостно испорченной Аронычем, стояло когда-то древнее городище, может быть, даже сама кошачья Старая Ладога. И так как Барсик слыл человеком предприимчивым, то тотчас взялся за осуществление своего проекта. Прежде всего, он выпустил акции, в которых говорилось, что любой приобретший хотя бы даже одну такую бумагу, имеет право проводить научные раскопки в месте, обозначенном номером данного документа. После чего он поручил обоим меньшим братьям заняться реализацией этих бумаг. На что те, чуя немалую выгоду, с радостью согласились. Когда значительная часть акций была реализована, причем последние из них за немалые деньги, наступила пора начать изыскательские работы. Барин и его друзья, как обладатели пока еще основного пакета, тоже приняли в этом участие. И странное дело, на их участках и происходили основные положительные события, а именно: то орудие труда пращурское найдут, то остов хижины откопают, ну и тому подобное. Как тут за них не порадоваться честным людям. Ан нет, некоторые особенно те, кто ещё не приобрели акции прямо-таки обзавидовались. А больше всех Иван Аронович. Он-то ведь привык в своих делах иметь лишь сплошной успех, а тут на тебе не вышло, потому как Барс Сергеевич, наотрез отказался продавать ему свои акции. Сказал, что самому мало, пусть, мол, перекупает у других.
   Пришлось стерпеть, ибо в открытую сцепиться с господином Свеклиным, пожалуй, и ему не по силам. И тогда он решил действовать исподтишка, через бедных родственников хозяина, то есть Тимку и Севку, а за одно, и Ясона Нерогова, двоюродного брата хозяина. И это дело у него пошло, хотя и с немалыми трудностями.
   В новой резиденции Ивана Ароновича, в дачном поселке Новое Мужикино, Тима и Сева договариваются с хозяином о цене за принесенные ими акции.
   Ароныч:
   - Ну, чо, мальчики, неплохо. А скоко это будет в процентах от общего числа? Тима:
   - Десять процентов!
   Ароныч:
   - Маловато! И того, значит, у меня с теми, что вам удалось скупить прежде, получается, выходит, лишь двадцать! А надо бы еще хотя бы столько, тогда бы я точно смог бы диктовать свои условия!
   Сева:
   - Ароныч, мы все, что могли, сделали. А завтра уже последний день, после чего продажи точно не будет.
   Ароныч:
   - А спереть у барина слабо?!
   Тима:
   - Что вы, Иван Аронович, и думать забудьте! Узнает - враз уроет!
   Ароныч:
   - Ладно, парни, шучу, вот вам ваши бабки. И если дело выгорит, я вас потом еще отблагодарю!
   Тима и Сева, посчитав деньги дуэтом:
   - О, коли что, мы всегда к вашим услугам!
   Немного спустя, там же.
   Ясон Нерогов:
   - Крестный, я достал, что ты просил, но не все, больше дать братан пожадничал. Ароныч:
   - Ну, чо там у тебя?
   Ясон:
   - Вот, ровно двести штук!
   Ароныч:
   - Итого, значит, с теми, что тебе удалось для меня перекупить за эти дни, выходит семьсот штук. Так это, значит, получается... о, ровно 25%! Неплохо.
   Ясон:
   - Ты, я вижу, доволен? Но есть одна закавыка, придется малость доплатить. Ароныч:
   - О чем речь, надо так надо!
   Платит столько, сколько Ясон и просит.
   - Сможешь еще достать хоть что-то? Но помни, завтра последний день!
   Ясон:
   - Хочешь, значит, иметь контрольной пакет в своих руках?!
   Ароныч:
   - А то нет!
   Ясон:
   - Попробую помочь.
   Ароныч:
   - Ты уж постарайся!
  
   В самом конце этого дня, потому, как забот - невпроворот, в кабинете у пана Барсика производственное совещание. Присутствуют сам барин, Тима, Сева и Нерогов.
   Барсик:
   - Ну, парни, докладывайте, как продвигаются наши дела?
   Сева:
   - Босс, мы очень постарались, втерли ему аж двадцать процентов!
   Тима:
   - Точно, точно, Барс Сергеевич, правда, не очень дорого, но это все лучше, чем ничего. Барс:
   - Ладно, Тимон, не ной. Я в твой карман заглядывать не собираюсь.
   Отдадите, что сочтете нужным.
   Тима и Сева совещаются.
   Сева:
   - Да-да, именно так, Тима, полностью одобряю.
   Тима:
   - Барс Сергеевич, вот вам ваша половина.
   Барс:
   - Не понял?! Ну, хорошо. Так тому и быть!
   Сева бьет брату подзатыльник:
   - Я же говорил тебе ушастому, что надо было делить на три части!
   Ясон Нерогов:
   - А ну, тихо, мелюзга! Дайте пообщаться взрослым людям.
   Барсик:
   - Ладно, коммерсанты вшивые, дуйте-ка отдыхать!
   Тима и Сева уходят, довольные тем, что так легко отделались.
   Ясон:
   - Вот поросята, ничем не гнушаются.
   Барс:
   - Да не, молодцы они, правильно поступают. Им финансы нужнее!
   Ясон:
   - Это верно. Слушай, Барс, чо делать-то будем?
   Барсик:
   - Ты это о чем?
   Ясон:
   - Да, блин, Ароныч хочет владеть контрольным пакетом!
   Барсик:
   - И скоко ему не хватает?
   Ясон:
   - А скоко у нас осталось нереализованных?
   Барсик:
   - А щас посчитаем. Тридцать процентов мы продали совсем посторонним лицам, двадцать пять ты вдул Аронычу сам, двадцать пристроили ребята, во всяком случае, так они сказали. Итого осталось, значит, еще двадцать пять процентов.
   Ясон:
   - Выходит, ему не хватает всего шести процентов для полного контроля?
   Барсик:
   - Получается так.
   Ясон:
   - Ну, что, скоко ему вотрёшь?
   Барсик:
   - А хоть все. Не жалко!
   Ясон:
   - Оно, конечно, правильно, а вдруг в этом холме и вправду что-то есть!
   Барсик:
   - Не смеши.
   Ясон, подумав:
   - Впрочем, тебе виднее.
   На следующий день.
   Снова офис Ивана Ароновича.
   Ароныч:
   - Ну, как, Ясоша, принес?
   Ясон:
   - Аха, только очень уж дорого!
   Ароныч:
   - Да чего уж там, скоко сумел?
   Ясон:
   - Еще десять процентов и это уже усё!
   Ароныч:
   - Ура! Теперь я хозяин. Дай я тебя расцелую!
  

***

  
   Примерно через неделю, уже после того, как Ароныч развернулся с присущим ему размахом.
   Ясон - Тиме и Севе:
   - Братаны, акции купить не желаете? Не то поздно будет! Слышали, небось, что и Ароныч ужу вовсю копает.
   Тима:
   - Нет, дядя Ясон, у нас денег мало.
   Ясон:
   - Так недорого!
   Сева:
   - Это почем же?
   Ясон:
   - В два раза дешевле, чем Ивану Ароновичу!
   Тима:
   - Не, это дорого.
   Ясон?
   - Хорошо, тогда почем?
   Сева:
   - А скоко у вас есть?
   Ясон:
   - Около пятнадцати процентов от общего пая!
   - Неплохо, хорошо, мы подумаем.
   Ясон:
   - Только недолго, а то другим продам!
   Тима:
   - Ну и ладно, мы не жадные!
   Ясон:
   - Тимон, ты это зря, а вдруг Ароныч хоть что-то нароет и, что тогда?
   Сева:
   - Ха, как же, стали бы вы тогда их загонять?! Ничего у него не выйдет, это я точно знаю!
   Ясон:
   - Ну-ну, и все-таки, подумайте.
   Тима:
   - Хорошо, так и сделаем и, если что, вам сообщим.
   Ясон:
   - Только не тяните, а то я скоро уезжаю обратно к маме.
   Тима:
   - Надолго?
   Ясон:
   - Может быть, даже навсегда!
   Сева:
   - А почему?
   Ясон:
   - Так это, соскучился. Да и вообще, я люблю больше среди людей!
   Тима:
   - А барин знает?
   Ясон:
   - Пока нет.
   Сева:
   - Дядя Ясон, это... акции не продавайте, мы денег подкопим и вас выручим. Свои же люди.
   Тима:
   - Верно, верно, Ясон Валентинович, мы все понимаем!
   Ясон, смахивая слезу:
   - Какие вы все же милые! Я вам ещё скину!
   Спустя еще несколько дней.
   Усадьба Барсика. Ясон и хозяин, как и обычно, беседуют в столовой за рюмочкой шнапса. Тима и Сева в кабинете благодетеля изучают финансовые документы.
   Звонит телефон.
   Тима берет трубку:
   - Алло, кто? А, Иван Аронович, здравствуйте, как дела? Хорошо! Не может быть?! Говорите, точно-точно! Чего нашли? О, блин, а где? Понял. Спасибо хозяину передать?! Аха, обязательно! До свидания и, вам того же! - Уже Севе, - братик, срочно дуй к Ясону акции выкупать!
   Сева:
   - А чего так спешить?
   Тима:
   - Потом поздно будет! Ароныч кимберлитовую трубку нарыл! Только, не вздумай проболтаться!
   Сева:
   - Не, что я дурак, что ли!
   Убегает.
   Тима, оставшись один:
   - О будет воя, когда господа наши об этом узнают! А, прочем, так им и надо, сами виноваты! Впрочем, Ясона жалко, он ведь, как чувствовал, но мама есть мама. Тут уж ничего не попишешь.
   Чуть позже, уже у себя в каморке.
   Тима:
   - Ну, чо, купил?
   Сева:
   - Аха!
   Тима:
   - Дорого?
   Сева:
   - Да не, как и обещал!
   Тима:
   - Не проговаривался?
   Сева:
   - Как можно!
   Вскоре после того, как вконец раздосадованный Нерогов уехал-таки в Санкт-Петербург к своей маме.
   Тима и Сева в своем рабочем кабинете, рядом с библиотекой хозяина, раньше там была кладовка.
   Тима:
   - Не, мы с тобой молодцы, как ловко все устроили!
   Сева:
   - Аха, особенно, когда уговорили Ароныча не торопиться с обнародованием результатов.
   Тима:
   - Он думал, что все сам сумеет заграбастать, потому и согласился!
   Сева:
   - А мы его опередили!
   Тима:
   - А знаешь, почему?
   Сева:
   - Ясное дело. Потому что мы Котовские!
   Тима:
   - Не, просто барин по пьяни кухарке сболтнул, что, мол, стыдно ему за то, как он с людьми поступил, а та возьми и мужу скажи, а у того самого акции. Ну и пошло-поехало! Кончилось тем, что за любые деньги отдать готовы были!
   Сева:
   - От мы и хапнули целых двадцать процентов, а остальные Ароныч потом уже докупил задорого!
   Тима:
   - И теперь у нас с тобой. Значит, целых тридцать пять процентов, против шестидесяти пяти у Ароныча.
   С
   - Да, теперь мы с тобой тоже барчуки!
   Тима:
   - Несомненно! Это даже сам Барсик понимает, ишь, какой нам офис выделил!
   Сева:
   - Это, что, шутки, что ли? Здесь не очень-то развернешься!
   Тима:
   - Не, ты все-таки неблагодарный! Думаешь, ему не обидно?
   Сева:
   - А ведь верно, ладно, возьмем и его в долю!
   Тима:
   - Думай, что говоришь, задница. Не дай бог, услышит!
   Телефонный звонок. Сева берет трубку:
   - О, босс, привет, что надо?
   Барс:
   - Мальчики, я буду подавать на вас в суд!
   Сева:
   - За что?
   Барс:
   - За то, что обманом. Выманили у меня столько акций!
   Сева:
   - Так это... мы согласны поделиться.
   Барсик:
   - Но только, чтобы все было справедливо. А не так, как в прошлый раз с деньгами.
   Сева:
   - Ну, это-то понятно. Больше не повторится, теперь я за главного!
   Уже Тиме:
   - А ты говорил - не надо!
   Тима:
   - Судом, значит, грозился, бессовестный! Ну, ничего, будет и на нашей улице праздник!
   Кабинет Барсика, входит Сева, приносит обещанные облигации. Барсик, подсчитав их количество:
   - Севастьян, ты же сказал, все будет по справедливости!
   Сева:
   - А то, как же, ровно треть!
  
   5 марта 2007 г.
  
  
  

МАЛЫШ ТИГРИК или ДОЛГ ПЛАТЕЖОМ КРАСЕН.

   Когда Барсика, наконец-то, выбрали губернатором Ленинградской области в Кошачьей стране, он первым делом начал с того, что послал своих любимых родственников, Тиму и Севу, не проверку пограничных постов вдоль границы с Финляндией. Ибо до него дошли слухи. Что там происходит чересчур много странного.
   Одна из застав, предположим где-то за Выборгом. Тима, Сева и начальник беседуют в кабинете.
   Тима:
   - Господин майор, вы не правы. Нельзя так распускать подчиненных!
   Сева:
   - правильно, Тимон, совсем оборзели. Даже делиться забывают.
   Майор:
   - А что случилось-то?
   Сева:
   - Так это... ваш зам, когда мы его поймали и поличным, вырываться начал.
   Тима:
   - Крича при этом, что мы произвольничаем!
   Майор:
   - Хорошо, господа, я разберусь. Кстати, а сколько, полагаете, он вам должен?
   Сева:
   - Как минимум, половину!
   Тима:
   - Да дело не в этом, просто обидно, когда так с вами поступают. Да и вообще, у вас здесь творится черт знает что!
   Майор:
   - Но, позвольте!?
   Сева:
   - Верно глаголешь, старшой, мы это дело враз прекратим!
   Тима:
   - Еще и губернатору все, что надо доложим!
   Майор:
   - Ребята, подождите, не спешите, может, договоримся?
   Сева:
   - Будете знать, как не уважать братьев Котовских!
   Майор:
   - Я согласен на все ваши условия!
   Тима и Сева хором:
   - Это дело, объяснитесь.
   Майор:
   - Я готов предоставить в ваше распоряжение значительную часть своих доходов.
   Тима:
   - Какую?
   Майор:
   - Скажем, треть!
   Сева:
   - Маловато.
   Майор:
   - Так это же постоянно!
   Тима:
   - Поточнее.
   Майор:
   - Я буду вам пересылать с нарочным.
   Сева:
   - Годится, только придется прибавить еще и губернаторские!
   Майор:
   - Это еще зачем?
   Тима:
   - Для того. Чтобы глаза шефу запудрить!
   Майор:
   - Нет уж, вы сами с ним разбирайтесь!
   Сева:
   - Так, артачимся, значит, ну-ну!
   Майор:
   - Но это же грабеж!
   Тима:
   - Кому да, а кому и нет!
   Сева:
   - Слушайте, шевелите тыковкой. Подключите тогда и зама!
   Майор, подумав:
   - Хорошо, договорились. Но у него возможностей явно меньше, чем у меня!
   Тима:
   - Это ничего, Барс Сергеевич порядок любит. Ему важнее, чтобы было, а потом он уже смотрит - скоко.
   Майор:
   - Ладно, раз теперь мы компаньоны, идемте, ознакомлю вас с документами.
   Уже после того, как Котовские уехали вразумлять следующую заставу. Майор своему заму:
   - Ну, Тема, ты и учудил! Хорошо хоть мне удалось уговорить их.
   Зам:
   - Командир, но я же не знал, что они проверяющие, думал, бандиты это за данью пришли!
   Майор:
   - Да, рожи у них как раз под стать! Ну, ничего, поработаешь теперь, как говорится, за себя и за того парня. Сразу поумнеешь!
   Зам:
   - Да уж, придется!
   Сева и Тима, уже по дороге домой, после проверки последней заставы, мило беседуют в служебном автомобиле. Тима за рулем, Сева на заднем сиденье в окружении мешков с данью.
   - Ну, мы с тобой и гении, братан, барин будет доволен!
   Тима:
   - А то как же. Он же порядочный!
   Сева:
   - Не понял, ты это о чем?
   Тима:
   - Ладно, не петушись, я пошутил.
   Сева:
   - Хватит темнить. Сам знаешь, я люблю ясность! Короче, скоко ему отстегнем?
   Тима:
   - Нискоко!
   Сева:
   - Как можно, а вдруг догадается?!
   Тима:
   - Только, если ты проговоришься!
   Сева:
   - Я ни за что!
   Тима:
   - Ну, вот и договорились.
   Сева:
   - Брат, останови тачку, отлить что-то захотелось.
   Тима:
   - А потерпеть не можешь?
   Сева:
   - Смеёшься что ли? Я и так до последнего сражался!
   Тима:
   - Хорошо, только не долго!
   Останавливает машину.
   Сева, вылезая:
   - Я мигом, только по маленькому.
   Через довольно большой промежуток времени, Тимон уже и задремать успел, вдруг чувствует, кто-то тычет его лапкой в нос. Открывает глаза, а это Сева, да еще и не один!
   Сева:
   - Братан, хватит спать, вот, принимай еще одного пассажира!
   Тима протирает глаза, чтобы получше видеть:
   - Ой, мама, кто это? Неужто, Тигр!?
   Сева:
   - Аха, правда еще маленький.
   Тима:
   - Блин, где взял?
   Сева:
   - Так это... пошел, значит, я пописать. Вдруг слышу, кто-то плачет. Ну, я и посмотрел. Вот!
   Показывает на Тигренка. - Да ты, никак, против?
   Тима, скривив мордочку:
   - Да не, пусть живет. А дело ты свое сделать успел?
   Сева:
   - А то как же! От радости, что дитятю спас, даже по полной программе!
   Тима:
   - Ясненько.
   Сева:
   - Ну, чего, поехали что ли?
   Уже в машине. Сева, вынимая пустышку из пасти малыша:
   - Сынок, как имя-то твое?
   Тигренок:
   - Мама Тигриком звала!
   Сева:
   - А где она?
   Тигрик:
   - В зоопарке осталась.
   Тима:
   - Блин, а ты, как здесь очутился?
   Тигрик:
   - Цыгане уперли, продать финнам хотели, да не вышло! Вот они меня и бросили.
   Сева:
   - Вот сволочи!
   Тима:
   - Понятненько, чего Барсу-то скажем?
   Сева:
   - Так правду и сболтнем!
   Тима:
   - Хорошо, но только ты уже сам.
   Сева:
   - Да не бойся ты, коли против будет деньгами поделимся.
   Тима:
   - Ага, как же!
   Сева:
   - Ладно, не паникуй, там видно будет!
   В имении господина Барсика. В кабинете братьев Котовских Тима и Сева прячут полученные от пограничников дары по секретным местам. Звонит телефон. Тима в ужасе роняет пачки валюты на пол.
   Сева, напротив, смело идет к телефону, сунув пачку под мышку.
   Сева:
   - Алло! О, привет, босс! Скоро будем с докладом о результатах инспекции. Когда? Как только закончим прибираться. Хорошо, понял! Не понял, где, говорите? А, на кухне. А кто, не знаете? Малыш какой-то полосатенький. Все ваше жаркое сожрал и сливки выпил... Не может быть! Говорите - точно-точно?! По виду дитя, а морда больше вашей. А, так я его знаю! Это же наш Тигрик! Спрашиваете, кто он? Так это... он тигр. Ой, что это? Барин, алло?! Кто это там, вроде, как упал? Алло! - Тимке, - от, бляха, видать, нашему благодетелю плохо стало. Братан, сгоняй, посмотри, а я тут пока дело закончу!
   Тима уходит проверять благодетеля.
   Сева допрятывает остатки. Примерно через полчаса Тима возвращается жуть как довольный.
   Сева:
   - Ну, что там?
   Тима:
   - Все в порядке. Они уже подружились.
   Сева:
   - А что случилось-то?
   Тима:
   - Не признается, говорит, поскользнулся.
   Уже после получения первого долевого гонорара от начальника самой провинившейся заставы, майора Кошкевича.
   Тима читает газету в кабинете, входит Сева с кислой рожей.
   Сева:
   - Братан, мы с тобой попали - дальше некуда.
   Тима:
   - Чо, опять твой Тигрик что-то натворил?
   Сева:
   - Да не, босс губернаторские по почте получил!
   Тима:
   - Ой!
   Сева:
   - Ладно, не дрейфь, я сумел договориться!!!
   Тима:
   - А за скоко?
   Сева:
   - На этот раз сошлись на половине.
   Тима:
   - Но ты же сам говорил всегда, что делить надо на троих! Сева:
   А то я не знаю. Но, видишь ли, он оказался злопамятным.
   Тима:
   Неужто из-за альмазных акций?
   Сева:
   - аха, еще и дачный поселок припомнил. Пришлось согласиться!
   Тима:
   - Ничего, мы ему потом все в счет вставим.
   Сева:
   - Верно, когда Тигрик вырастет.
  
   14 марта 2007 г.
  
  
  

ПЕРВЫЙ БОЙ ТИГРИКА или СМЕКАЛИСТЫМ ВЕЗЕТ ЧАЩЕ!

  
  
   Спортивный зал в имении господина Барсика. Хозяин обучает Тигрика правилам английского бокса.
   Барсик:
   - Малыш, в целом все хорошо, только работать надо побыстрее.
   Удар и тут же отход. Ну, понял?
   Тигрик:
   - Ага!
   Барсик:
   - Тогда, давай!
   Внимательно наблюдает за тем, как тигренок молотит по груше.
   - Хорошо, так держать, молодец! А теперь переходим к спаррингу.
   Тигрик:
   - А с кем?
   Барсик:
   - Да хоть со мной.
   - Шутите, хозяин, вы же уже пенсионер!
   Барсик обиженно:
   - И что?
   Тигрик, он уже немного вырос за две недели, прошедшие с момента его обнаружения:
   - Так это... еще зашибу ненароком.
   Барсик:
   - Ха, скажешь тоже! Я в молодости был чемпионом в кошачьем тяжелом весе! Ну, чо, поехали?
   Тигрик:
   - Вам виднее.
   Бьются.
   Барсик:
   - Правильно, так меня, малыш! А я, смотри, на это что...
   Изловчившись, закатывает Тигрику крюк правой в ухо. Результата - ноль.
   - Ни хрена, силен, бродяга!
   Пробует повторить, но на этот раз, увы, неудача. Малыш ухитрился поставить блок.
   - Вот это да! Да ты, никак, вундеркинд?! А вот, если я от так!
   Пробует провести прямой левой.
   - Ой, бля, ай, ох! Сдурел, что ли, недоросль!
   Это Тигрик умудрился ответить на выпад тремя точными ударами.
   - Разве можно благодетеля так метелить?!
   Останавливает бой.
   Тигрик:
   - Извини, барин, я же говорил, не надо делать этого. О, кажись, дядя Сева приперся.
   Барсик, окидывает взглядом залу.
   - Где? Я что-то никого не вижу!
   Тигрик:
   - А вон в окно подглядывает!
   Барсик:
   - Блин горелый, вечно шпионит!
   Грозит родственнику перчаткой.
   Сева уже в зале:
   - Босс, вы меня никак звали?
   Барсик:
   - Севастьян, ты же знаешь, я этого не люблю!
   Сева:
   - Не понял.
   Барсик:
   - Не придуривайся, я видел, как ты шпионствовал!
   Сева:
   - Ах, это. Ладно, больше не буду, хозяин, я вообще-то по делу!
   Барсик:
   - По какому?
   Сева:
   - Я договорился с промоутером насчет дальнейшей судьбы Тигрика!
   Барсик:
   - Объяснись.
   Сева:
   - Будет биться на профессиональном ринге, пока чемпионом не станет.
   Барсик:
   - Так он же скоро совсем вырастет и, что тогда?
   Сева:
   - Черт, а я об этом как-то не подумал!
   Звонит по сотовому.
   - Алло. Это дон Кинг? Аха, точно, Севастьян. Слушайте, а что делать будем, когда малыш вырастет? А, станет настоящим тигром. Даже еще и лучше! С медведями, кабанами. А потом и вовсе с буйволами и носорогами сражаться будет. Не, не. Он согласен. Уговорим, не сомневайтесь!
   Отключается.
   Барсик:
   - Севастьян, а не будет ли это уже чересчур?
   Сева:
   - Ничуть, мы же не насильно! - Тигрику, - Малыш, ты хочешь быть великим?
   Тигрик:
   - А то нет!
   Сева:
   - Вот и прекрасно!
   Барсик:
   - Ну, гляди, Севастьян, что не так, пощады не ждите! А теперь иди уж к своему ушастому брату, а мы тут еще чуток потренируемся!
   Тигрик:
   - Ага, вот увидите, я вам покажу, какой я чемпион!
   Примерно через десять дней. Тигрик к этому времени стал уже здоровее любого виденного когда-либо кота. Сева и Тима в своем кабинете. Звонок.
   Сева берет трубку:
   - Алло, о, привет, дон. Готовимся. А то как же! Скоко весит? Щас уточню. Тимон, какой у малыша вес сегодня? Аха, понял, это... рост три фута, вес тридцать шесть фунтов! Терпимо, говоришь. А чего тогда чесался, не знаешь что ли, что надо ковать железа пока оно горячо! Да я не учу! Хорошо, согласен, а когда бой? После завтра! А с кем? Пока с котом. А не побьет он нашего? Уже позаботился об этом! Ладно, если у тебя все, пока!
   Сева Тиме:
   - Братан, все, кажись, на мази. Во денег-то заработаем! Ведь Тигрик любого кота уже и сейчас под орех разделает!
   Тима:
   - Так-то оно так, но я не очень-то доверяю этому Кингу!
   Сева:
   - Думаешь на себя больше работает?
   Тима:
   - А то как же!
   Сева:
   - Ну, коли так, Тигрик потом с него же, козла, и спросит!
   Уже перед самым боем. Майк Вафер громовым баритоном объявляет состав участников поединка.
   Вафер:
   - Господа, в синем углу ринга наш великий чемпион, Майкл Тайсон! Сорок боев, сорок побед и все нокаутом! Все тридцать пять фунтов, рост два фута десять дюйма! В красном углу, пока никому еще неизвестный, но уже подающий большие надежды, господин Тигрик! Поаплодируем же дебютанту! Регламент десять раундов по три минуты! Ставки сорок к одному в пользу чемпиона! Итак, приготовиться к драке!
   Ну и пошло-поехало!
   Первый раунд.
   Чемпион, веря в свои силы, решил не осторожничать. А зря, Тигрик оказался малый не промах. Весь раунд бой шел с переменным успехом. Голоса судей разделились.
   Второй и третий прошли почти точно также, снова голоса рефери разделились. Но уже вскоре после начала четвертого раунда, чемпион все-таки начал одолевать и к гонгу его преимущество стало очевидным.
   В минутный перерыв Сева Кингу (Тима в ринге, секундантом у Тигрика):
   - Ты что, бля, делаешь?! Мы так не договаривались!
   Кинг:
   - Сынок, я и сам не пойму, в чем дело! Я же не дурак все-таки. Сам слышал, каковы ставки!
   Сева:
   - Вот именно!
   Пятый раунд.
   Тигрик, приободренный советами Тимы, сопротивляется из последних сил. И бой, вроде как, выравнивается.
   Шестой - без комментариев!
   Седьмой раунд.
   Где-то за пять секунд до гонга чемпион посылает Тигрика в нокдаун.
   Тигрик в своем углу жалуется секунданту:
   - Не пойму, его что, чем-то накололи, что ли?!
   Тима:
   - Наверное, ладно, не дрейфь, ты все равно чемпион!
   Тигрик:
   - Нюхнуть бы чего-нибудь, чтобы озвереть окончательно! Тогда бы я его враз уделал!
   Тима:
   - Надо подумать!
   Восьмой раунд.
   Тигрик уходит в глухую защиту. Хочет измотать противника! Тот, вроде как, поддается на это, видно, мечтает закончить бой досрочно, чтобы не подмочить свою репутацию. Итог раунда снова три ноль в пользу Тайсона.
   Сева Кингу:
   - Да ты никак шутить вздумал! Гляди, допрыгаешься. Мы, Котовские, подобного не прощаем!
   Кинг:
   - А вот пугать не надо!
   Сева:
   - Слушай, а если ничью сварганить?
   Кинг:
   - А тебя не проведешь! Как догадался?
   Сева:
   - Да не, это я так, на всякий случай!
   Кинг:
   - Понятно.
   Девятый раунд.
   Тигрик, отпробовавший Тимкиной микстуры, впадает в неистовый раж и начинает перехватывать инициативу, метеля чемпиона за милую душу. Итог раунда - единогласие в пользу дебютанта!
   Десятый раунд, последний.
   Тигрик, как бешенный накидывается на Тайсона и, теперь уже тот уходит в глухую защиту, но, увы, все бесполезно! На последней минуте поединка претендент сокрушительным ударом левой в челюсть посылает чемпиона на настил ринга! Начинается отсчет. И тут при счете пять в зале неожиданно гаснет свет. Правда, почти тут же включается резервное освещение. Но, как говорится, поезд уже ушел. Сева и Тима явно недовольны потому, что рефери предлагает продолжить бой, ибо Тайсон к этому моменту был уже в норме, хотя при счете пять вообще не подавал признаков жизни!
   Когда бой был все же закончен, судьи довольно долго посовещавшись, наконец-таки, вынесли свой вердикт. Итог боя по ихнему - ничья!
   Кинг явно в восторге. Сева, напротив, в большой печали, а все потому, что привык верить людям на слово.
   Уже в спортивном зале имения господина Барсика. Тима отчитывает Тигрика:
   - Ну, все, малыш, впредь сачковать не будешь!
   Сева:
   - Да, ты нас здорово подвел, а я в тебя так верил!
   Тигрик, оправдываясь:
   - Так засудили ведь, сволочи! Я же его в конец уронил.
   - Да я понимаю, сынок. Да только шибко денег жалко!
   Тигрик:
   - А много поставил-то?
   Сева:
   Да все наличные!
   Тима:
   - Кстати, и мои тоже! Когда долг отдавать-то будешь?
   Сева:
   - Как только, так сразу!
   Тима:
   - Ну-ну, значит, никогда. А вот это видел!
   Показывает брату кукиш.
   Сева:
   - Ах ты!
   И в этот самый, что ни на есть неподходящий момент раздается звонок Севкиного сотового.
   Сева:
   - Алло, да это я, босс! Чего голос недовольный? Так это, есть от чего! Не может быть. Ура! Щас будем!
   Тимон, Тигрик, пошли, барин зовет.
   Тима:
   - А зачем?
   Сева:
   - Скоро узнаешь!
   В кабинете пана Барсика.
   Барсик:
   - Мальчики, я вами доволен.
   Тима:
   - А есть за что, Барс Сергеевич?
   Барсик:
   - А то как же, спасибо вам за Тигрика!
   Тима:
   - Так он же не выиграл!
   Тигрик:
   - Хозяин, я не виноват, они это подстроили!
   Барсик:
   - Что, ничью что ли?
   Тигрик:
   - Да не, свет!
   Барсик:
   - Подумеашь, нахимичили малость! За то я на этом заработал стоко, аж самому не верится! Кстати, вот вам ваша доля, ровно три лимона баков, то есть лимон на рыло!
   Тигрик, Тима, Сева (скопом):
   - Ура!
   Уже перед самым сном, лежа в своих кроватках. Тигрик дрыхнет на полу между ними.
   Сева:
   - Не, все-таки босс - человек! Мог бы и не признаться!
   Тима:
   - Любит он нас, а почему, никак в толк не возьму!
   Тигрик во сне:
   - Эх, был бы и у меня старший брат! Он бы мне тоже помогал!
  
   14 марта 2007 г.
  
  

ЧТО НИ ДЕЛАЕТСЯ, ВСЕ К ЛУЧШЕМУ

  
  
   Решили господин Свеклин и братья Котовские еще подзаработать на Тигрике, пока тот не вырос окончательно. Только вот, как? Больше боксировать с ним никто не хочет. Еще бы, самого чемпиона едва не побил. Долго думали, уж очень хотелось. Короче, до тех пор покамест все-таки не докумекали вот до чего, решили переквалифицировать малыша в борца и водить его по циркам да ярмаркам, как чудо природы. Мол, кто положит на лопатки нашего богатыря, тому и награда под стать. Ну, сказано, значит, сделано.
   Начали, как и водится в таких случаях с маленького, с местных ярмарок да балаганов. А, как известность приобрели, то и в столицу стали наведываться. Иногда даже в Кремль. Чтобы сразиться с тамошними чемпионами. К тому моменту, как приключилась эта довольно-таки странная история, Тигрик весил уже добрых шестьдесят фунтов, а ростом зашкалили за метр, примерно сто одиннадцать сантиметров! До тяжелого кошачьего веса его допускали теперь лишь затем, чтобы показать обществу, как он может в одиночку разделаться даже с несколькими противниками император Максимилиан, да и только! А произошло вот что. В Колонном зале в честь юбилея нового президента решили устроить показательные поединки сильнейших борцов-профессионалов различных стилей. Начиная, от культурного греко-римского и вплоть аж до самого боя без правил. Ну, пригласили, конечно, и Тигрика. Пан Барсик, как сенатор верхней палаты, попросил. Ясное дело, Верховный дал добро. Оно и понятно, протеже господина Свеклина не подкачал первым в финал вышел. Но странное дело, соперник его вдруг неожиданно заболел. Потом говорили, старший из Котовских специально отравы подсыпал, стремясь угодить Президенту, ведь все знали, что тот очень ценит малыша Тигрика! Но давно известно, что в верхах на таком уровне принято доводить начатое до конца, поэтому решили заменить конкурента Тигрика на любимого телохранителя президента. Тот сам присоветовал, полагая, что так лучше будет. А вышло вот что.
   Сева Котовский, которому все было известно заранее, забыл предупредить малыша о том, кто будет противостоять ему в поединке. Потом божился, что сделал это не нарочно! Даже справку с психдиспансера предоставил! Но это уже особый разговор.
   Итак, Тигрик, который ни о чем, как говорится, ни ухом, ни рылом не ведал, отделал этого гребаного телохранителя, как стрекозел бабочку! Хорошо хоть в живых оставил, а то, точно бы плакало Барсикино кресло.
   Президент поначалу решил обидеться, но, подумав малость, пришел к выводу, что все, возможно, к лучшему. Ну и вызвал мелких братьев к себе для переговоров.
   Барсик, на всякий случай сказал, что они главные.
   Тима и Сева в кабинете у президента. Тигрик пока за дверью ждет дальнейших указаний.
   Президент:
   - Господа тренеры, я решил вам сделать предложение!
   Тима:
   - Мы вас слушаем, господин президент.
   Сева:
   - Аха, но прошу без всяких там хитростей. Иначе я могу и не понять!
   Президент:
   - Ребята, я хочу назначить вашего Тигрика своим личным телохранителем.
   Тима:
   - Спасибо, благодетель!
   Сева Тимке:
   Да не верещи ты так, дай я поговорю с ним сам. - Президенту, - это, конечно, большая честь, но что мы-то будем иметь с этого?
   Президент:
   - Не понял, объяснитесь?
   Тима:
   - Он имеет в виду, что наш подопечный еще не совершеннолетний и мы, как опекуны, обязаны блюсти его интересы!
   Президент:
   - Ах, это, можете не беспокоиться, я вас не обижу!
   Сева:
   И что вы желаете предпринять?
   Президент:
   - А где сам будущий телохранитель?
   Тима:
   - Ждет за дверью
   Президент:
   - Позовите и мы немедленно заключим контракт, чтобы раз и навсегда покончить с формальностями.
   Сева орет басом:
   - Эй, дите, заходи. Главнокомандующий разрешает!
   Открывается дверь, Тигрик осторожно и в то же время скромно заходит, потупив глазки. Этой хитрости его пан сенатор научил. Он тоже за дверью, подошел проконтролировать, дабы братья чего не напортачили.
   Президент:
   - Ну, что, малыш, хочешь быть моим телохранителем?
   Тигрик:
   - Ага!
   Президент:
   - А не подведешь?
   Тигрик:
   - Как можно!
   Президент, довольный:
   - Хорошо, давай заключать договор!
   Тигрик:
   - Без опекунов мне нельзя, я еще маленький! (Тоже Барсик подсказал).
   Президент:
   - Так вот же они.
   Показывает на Котовских.
   Тигрик:
   - А вы им доверяете? (Опять же сенатор присоветовал!)
   Президент:
   - Коль нет других, и эти сойдут!
   Голос из-за двери:
   - Как нет, очень даже есть!
   Это господин Свеклин через посредство кружки узнал о результатах беседы.
   Президент:
   - Кто там, войдите!
   Барсик входит.
   Президент:
   - О, господин сенатор, а вы здесь с какого боку?
   Барсик:
   - Так это... они ведь мои родственники
   Президент:
   - Но вы же сами совсем недавно мне сказали, что они ответственные!
   Барсик:
   - Так-то оно так, но я, как старший по возрасту не могу не быть с ними в такую решительную минуту!
   Президент:
   - Ну-ну, знаю я вас, тоже в долю хотите?!
   Барсик:
   - Я? Да что вы! Я не таков!
   Президент:
   - Ладно, довольно гнать пургу, лучше делом займемся!
   Дает по селектору указание секретарю подготовить необходимые документы.
   После того, как документы были принесены и в соответствующих местах подписаны, кем следует. Президент, обращаясь уже непосредственно к Барсу Сергеевичу:
   - А это вам, лично от меня, господин сенатор! В подарок!
   Дает ему бумагу.
   Барсик, читая:
   - Ой, что это?
   Президент:
   - Вы назначены послом в Японию.
   Барсик:
   - А как же губернаторство и Сенат?
   Президент:
   - Да не переживайте вы так, вас заменят! Севастьян в области, а Тимон в Сенате.
   Уже после того, как благодетель отбыл в Японию, оставив имение на своего двоюродного брата Ясона Нерогова. Резиденция губернатора Ленинградской области. Кабинет самого главного начальника. Междугородний звонок. Сева снимает трубку:
   - О, привет, братан. Как дела в столице? Нормально. А как Тигрик? Еще больше стал?! Понятно. Президент доволен? Очень! Ну, тогда ура! Барин письмо прислал, уже из Японии! На дочке императора скоро женится?! От прохвост! Нечего сказать, обрадовал! А у меня все хорошо. Да не, точно, уважают, даже очень! Сам знаешь, я справедливый. Аха, ну пока!
   Набирает номер:
   - Алло, Ясон, привет! Это я, губернатор. Да не, все путем. Не слышал еще новость? Какую! А вот, барин из Японии Тимке сообщил, что скоро в отпуск приедет, да не один, а с женой! А она, знаешь, кто?
   Дочка Императора! Японцы народ дотошный! Так что (хи-хи), готовься! Чо молчишь-то? Думаешь! Ну-ну, смотри, не очень-то усердствуй, не то утомишься!
   Довольный кладет трубку!
  
   16 марта 2007 г.
  
  
  

ПЕРЕСТРАХОВЩИК

  
   Пошел как-то известный Российский дипломат Барс Сергеевич Свеклин, уже будучи послом в Японии, в баню турецкую. Попарился, значит, отдохнул малость, затем еще разок попарился, а после, обсохнув, двинул в массажный салон, так как захотелось ему для полного душевного комфорта еще и расслабляющих операций. Делает ему симпатичная японочка массаж, и так по нему лапками потопчется, и эдак. А тот, знай себе, лежит как барин, даже не шелохнется, только глазами по сторонам от скуки водит.
   Вдруг чего-то, похоже, углядел наш дипломат, потому как стал отбиваться от не в меру добросовестной массажной работницы. А потом и вовсе соскочил с места да и прямиком туда, куда и собирался, к массажисту мужчине. Нет, не подумайте чего плохого, Барс Сергеевич - животное правильной ориентации, просто вид этого самого массажиста дюже знакомым ему показался, вот он и решил уточнить. Подобрался он почти вплотную к этому кошаку, хвать его за плечо, здорово, мол, приятель! А тот почему-то вырываться начал, да еще и морду в аккурат отворачивает, видать, не хочет, чтобы его российский барин опознал. А на самом, темные очки протяженностью во всю морду. Где тут его разглядеть на совесть?!
   Но у пана посланника самой холодной в мире державы разве забалуешь? Скрутил он, как цирковые силачи, к примеру, гвоздь вокруг пальца, этого самого работника бани, да так, что тот решил сразу сдаться его милости, мгновенно осознав всю бесполезность дальнейших попыток стряхнуть с себя пана барина. Скрутил да и стянул с его рожи очки. Ну и все сразу стало ясно. Это, оказывается, был не кто иной, как его любимый родственник Севастьян Котовский. Он же, как помнил господин посол, новый губернатор Ленинградской области, назначенный самим Президентом ему на смену.
   - Блин, вот это да, быть не может! Севка ты ли это?
   - А то кто же?!
   - Каким ветром в наши с императором края занесло-то?
   - Поганец Нерогов подсуропил! Накапал президенту посредством анонимки, что я, мол, все дело загубил. Ну и прислали проверку, так, на всякий случай.
   - Во гаденыш-то, а еще братом двоюродным числится!
   - Вот я и двинул, не дожидаясь результатов. Точнее, пока еще не поздно в Японию, просить вашего содействия, да почему-то, сразу придти постеснялся. Все чего-то выжидал. Для этого и сюда устроился, зная вашу любовь ко всему турецкому. И знаете, очень теперь доволен, что, наконец, решился.
   - Понятно, рад бы тебе помочь, но ведь и сам я в опале! Думаешь, чего меня Сам сюда отправил, ведь не на повышение же?!
   - Да он вас уже простил, Тимка сам слышал.
   - А почему Тимон за тебя не заступился? Он ведь, как-никак, сенатор!
   - Да пробовал, даже Тигрика подключил, но верховный наотрез помочь отказался. Сказал, что судить о моей профпригодности по результатам проверки будет. - Да, похоже, ты влип, парень! Ладно, скоро все определенно прояснится. Ты когда заканчиваешь работу?
   - Так это... я уже освободился.
   - Ну, тогда пошли!
   - Куда?
   - Вначале в шалман, отметим встречу, после ко мне в резиденцию, на родину звонить будем! Узнаем, что к чему.
   После обмывки встречи, где-то в каменных джунглях Токио. Барсик и Севастьян в изрядном подпитии, чапают, держась за руки, прямо по проезжей части, не обращая никакого внимания на гудки объезжающих их автомобилей. Прошли они так несколько улиц по направлению к посольству, короче, не менее часа такой дурью маялись, уже и хмель из их голов выветриваться начал, а приключений на свою задницу покамест так и не сыскали. Видать, не зря говорится, что империя восходящего солнца, сама культурная держава в мире.
   Пожалуй, так бы и отделались смехерочками, но не тут-то было! Господь все видит и, если надо, жопу взгреет в любой точке земного шарика.
   В общем, только стали подходить они к самому посольству, как вдруг неожиданно из-за поворота вывернула шикарная тачка и остановилась вблизи наших приятелей. А из нее выскочили четверо здоровенных ребят, которые, как смерч набросились на посла и его родственника, и после серьезнейшей потасовки одолели-таки их. Потом старший куда-то позвонил и сообщил приметы задержанных. После чего сфотографировал их физиономии по приказу начальства и отослал их ММэской. Ждать пришлось недолго. Оказывается, они взяли не тех! Обматеря высокопоставленных чиновников последними словами, причем, не русскими, бугаи удалились так же неожиданно, как и объявились, пнув напоследок свои жертвы пару раз ногами.
   Когда наши приятели, наконец, полностью очухались, посол, как самый толковый из них, спросил у своего младшего брата:
   - Севастьян, блин ты горелый, хотя бы номер запомнил?!
   - А то как же! Век не забуду такого.
   - И какой?
   45, 46.
   - А буквы какие?
   - На одной "Л", а на другой "ХЛ"!
   Уже в резиденции пана посла.
   Барсик звонит по телефону в Россию. Супруга, дочка Императора, протирает ему синяк под глазом бодягой, чтобы быстрей сгинул.
   Севастян, озлобленный и нахохленный, как цыпленок, сидит рядом на детском стульчике, так ему сподручнее, он парень миниатюрный.
   - Алло, Тимон, привет! Это я, Барс Сергеевич. Ты чего это там Севастьяна обижаешь?
   Давно не видел, говоришь. А как там дела с проверкой? Не понял?! Посадил, говоришь, Ясона? А за что? За подвох. А почему блондин об этом нечего не знает? Пропал без вести, говоришь! Так он это... здесь, у меня. Где-где! В Японии! Конечно! Поговорить с ним хочешь? Хорошо, сейчас позову.
   Эй, перестраховщик, иди, успокой своего брата!
   - Привет, это я Севастьян! Быть не может! Небось, шутишь? Святая правда, говоришь. Бля, а чего же я тогда здесь прохлаждаюсь? Короче, первым рейсом буду на месте! Чего тороплюсь-то? Так это... Ясону в СИЗО передачи носить!
   Смеется.
  
   3 апреля 2007 г.
  
  

ЧП В ПОСОЛЬСТВЕ или РОДИНА - ЭТО ВСЕ!

  
  
   Токио, посольство России, обеспокоенный чем-то Барсик мечется по кабинету.
   Барсик:
   - Блин, какой там! Это уже целое бля! Надо же такое отчебучить! Теперь точно допросами уделают! Ясное дело, не посмотрят, изверги, что я женат на дочке ихнего императора. В ихней Японии все шиворот навыворот! А стыдно-то как! Ведь на родине могут подумать, что это я нарочно не доглядел, чтобы меня отозвали обратно, а ведь это неправда! Я настоящий патриот и служение отечеству для меня первое дело!
   Входит его жена, Химико.
   Химико:
   - Барсико, сикоко вы будете утомляться подобными действиями?
   Отдохните-ка лучше. Я сама переговорю с полицией.
   Барсик:
   - Не надо, любимая, я выше этого. Коли вляпался, сам за все отвечу.
   - Ну, холосо. Тогда я разрешу комиссару Кошаи переговорить с вами.
   Уходит.
   Стук в дверь.
   Барсик:
   - Кто там?
   - Пусико Кошаи, главный комиссар Северного округа.
   - Входите, комиссар, я уже готов.
   Открывается дверь и входит Кошаи, по-японски поприветствовав хозяина. С его разрешения садится в кресло и начинает разговор.
   Комиссар:
   - Господин посола, вы, наверное, уже уведомлены о том, что у вас случилось?
   Барсик:
   - Вообще-то да, но, если вам не трудно, уточните, пожалуйста.
   - Обязательно, СА этим я и пришел.
   Барс Зергеевич, дело вот в чем. Ваша главный бармена, господин Петров повесился в туалете.
   Барсик:
   - Неужели сам до этого додумался?!
   - Непонятно, медицинское заключение еще не готово!
   Звонок сотового.
   - Ариготе сенсей Кошаро, все понятно, и вам того же! Только что сообщили, что это самоубийство.
   Барсик:
   - Так в чем тогда дело? На похороны мы выделим средства. Так что, полагаю, вам не стоит больше ни о чем беспокоиться!
   - Нет, господин посола, что-то сдесь не стыкуется!
   - Не понял?
   - Ваша секретаря, госпоса Мяуки, доложила нам, что Петров жаловался ей на то, что ему кто-то все время угрожает.
   Барсик, подумав, а заодно и почесав лапкой нос:
   - А вдруг она преувеличивает?
   Комиссар:
   - Не, наша сограждыне этим не занимаются.
   - Блин, тогда точно ничего не понимаю! Может, он ей просто набрехал? Кому он такой нужен, пьяница и только?!
   - Не сказите, Барс Зергеевич, он мог иметь доступ к ценной информации.
   - Ага, знал, где хранятся спиртные напитки.
   Смеется.
   - Ладно, господин посола. Мене уже пора. Пойду еще малость покопаюсь.
   - Да-да, идите, всего хорошего.
   Лишь закрылась за комиссаром дверь, Барсик - прыг к телефону и давай звонить в Москву. Вначале родственнику своему, сенатору Тимону Котовскому, чтобы посоветоваться, что делать дальше. А заодно и узнать последние новости.
   - Алло, Тимка, привет. Это я, Барс. Как дела у меня? Да хреново! А ты, что еще ничего не знаешь?! Нет! Тогда слушай. Бармен тут у нас взял да ни с того, ни с сего повесился, скотина этакая! Как это "ну и что"?! так меня же могут обвинить в этом! Да не, не причастен я, но ты же знаешь верховного. А вдруг он встал сегодня не с той ноги! Не сообщать, говоришь?! Да ты что, это же должностное преступление! А, понятно. Обождать, значит, пока японцы сами доложат. Так они, вроде, и не собираются! Еще и лучше?! Что говоришь, предпринять? Ага, точно-точно, не, ты все-таки, молодец!
   Кладет трубку.
   - Бля, так и сделаю!
   Когда Кошаи, как следует, углубился в расследование, он начал сразу же сознавать, что дело это далеко не так примитивно, как казалось на первый взгляд и, что Петров, скорее, не повесился, а его убили. Но, кто это мог сделать? В подобном рассаднике добродетели? О том, что это был кто-то со стороны, не могла идти и речи. И комиссар взялся за решение вверенной ему задачи с удвоенным рвением. И вскоре кое-что стало определенно проясняться. Оказывается Петров, работающий в посольстве уже целых десять лет, дружил прежде с Сукики Муркоямой, той самой, которая отсидела в колонии строгого режима в России за торговлю наркотиками целых шесть лет и, лишь совсем недавно вернулась назад в Японию.
   Российский посол тоже не дремал. Он и сам проводил расследование. Только инкогнито. Через свою супругу ему удалось-таки разузнать (он сумел перехитрить ее), кто из сотрудников посольства состоял на службе у японской разведки. Таковых оказалось двое, сам покойный Петров и (вот зараза!) госпожа Мяуки. "Как же я сразу не догадался, - чихвостил себя господин Свеклин, - вот дурак-то! Не, рано мне звонить в Кремль, точно не сумею оправдаться!"
   После того, как секретарша господина посла подтвердила, что звонил, похоже, именно этот голос. Однажды она случайно услышала разговор Петрова с Пугателем. Кошаи все сразу стало ясно. Ай, да госпожа Муркоямо. Молодец, не захотела простить ему предательство. В том, что сдал ее именно Петров, комиссар не сомневался. Ведь у агента, сделавшего это, была кличка "бармен"!
   Лишь после того, как к делу подключили самого Императора, Химико посодействовала, коварная Мяуки все же раскололась. Оказывается, пан Барсик был не далек от истины. Как, все-таки, верна поговорка - "Преступление совершил тот, кому это выгодно больше всех!"
   И вот, наконец-таки, комиссар и Посол снова встретились. На этот раз им было о чем поговорить!
   Барсик:
   - Комиссар, что там у вас с делом Петрова?
   - Так это, господина посола, мене уже все ясно!
   - Вот как, похоже, что и мне тоже!
   - Не, вы не могли догадаться, ведь вы не специалиста!
   - Хотите пари? Расскажите вашу суть, а потом я доложу вам, совпадает она с тем, что я нашуровал или нет.
   - Мозно и пари, ставлю десять тысяч йен!
   - А я пятьсот баксов!
   - Уху, уху, тогда слусайте внимательно!
   Петров предал своего подельника и, тот решил ему отомстить! И так застыдил бармена по телефону, что тот однажды, не выдержав, повесился в припадке пьяной сентиментальности!
   - Толковая легенда, но только дело обстояло вот как! У этого самого подельника, точнее подельницы, была дочь, которая за то время, пока ее мамаша сидела за решеткой выросла и превратилась в роскошную девушку, самым заветным желанием которой стало, посчитаться с обидчиком матери! Для этого-то она и устроилась на работу в посольство. А, когда мать освободили, девушка и вовсе захотела, как можно быстрее осуществить задуманное, ибо знала, что мать, узнай она об ее планах, попытается помешать ей. Ведь она по-прежнему любила этого плохого человека. И тогда она, воспользовавшись своей мнимой дружбой с потерпевшим, подсыпала ему секретное психотропное средство в спиртное, а затем заставила покончить жизнь самоубийством.
   - И что же это у нас получается, Барс Зергеевич, кто выиграла?
   Барсик:
   - Бля, выходит ничья!
   Звонок из Москвы, Барсик берет трубку:
   - О, привет, Тимон. А я уже все и раскрыл, причем, сам! Что, и у вас тоже уже все знают?! Кто-кто, это сделал? Ё-мое, не верю! Точно, правда, блин. Хорошо, щас передам. Это вас!
   - Слусаю, господина российская сенатора, да сто вы говорите. Уху, поняла. Досвидания.
   Снова звонок. Теперь уже сотового в кармане комиссара Кошаи.
   - Слусаю, уже снаю! Хоросо, сколо буду!
   - Господина посола, мне пора, некто явился сам с повинной!
   - Да ладно, не темните. Я знаю, что это наш портье Котов!
  
   9 апреля 2007 г.
  
  

ПЕРВОАПРЕЛЬСКАЯ ШУТКА

  
   Российский посол в Японии беседовал со своей супругой за чашечкой чая о перипетиях новых тенденций в современной жизни. Неожиданно зазвонил телефон. Барсик, нехотя снял трубку:
   - О, привет, Севастьян! Откуда звонишь-то? Из Шотландии?! А чего так далеко забрался? С дружеским визитом, говоришь? Везет же некоторым, а тут все дома да дома. Даже во дворец к тестю и то по праздникам приглашают! Помочь, говоришь, надо? А в чем? Провести экспертизу фотографий. Ладно, сработаем, присылай. А что за фотка-то? Как ты паришь на полом Россвальдской церкви. Опять, небось, махинация какая-нибудь?! Все правда, говоришь? А как же так получилось, ты же не птица, а такой же кошак, как и все мы. Сам не ведаешь. Ничего такого не заметил, а когда отсняли после проявки и прояснился подобный феномен. Странно, а кто фотографировал-то? Местный экстрасенс, тот, который утверждает, что, согласно кода Да Винчи, эта самая церковь и есть портал в иные миры! И ты, взрослый мужик, веришь в это?! Тоже, значит, не доверяешь, потому и просишь сделать экспертизу. Понятно! А как там, вообще, дела у всей вашей шушеры? Ясона отмазали от статьи? Даже сам сумел, и на свои! Вот засланец, выходит, все-таки достаточно в моем именьи добра прижулил. Ничего, как выйду в отставку, все ему припомню, а пока пущай жизни порадуется! Это ему награда за трудное детство. Я вещь тоже наслышан о причудах его матушки.
   Тимка-то с тигриком как? Пашут еще на президента? Молодцы, так держать! Тигрику даже орден дали, а за что?! Спас Тимона из горящего танка. А он-то как там оказался? По пьяни? Это он-то?! Блин, совсем вы без меня от рук отбились! Ладно, извини, братан, но мне уже некогда. Жена ругается, говорит, что чай за то время, пока мы с тобой трепались в мочу превратился. Да не, это шутка такая. Просто остыл малость! И тебе того же!
   Кладет трубку.
   Супруга:
   - Ну, со, Барсёк, есё пирожного хочите?
   - А то нет, я же сладкоежка, а вот чаю больше пока не надо. Я лучше кофейку с коньячком врежу. Сваргань, пожалуйста!
   Химико уходит на кухню готовить кофе по секретному рецепту.
   Барин Барсик, развалившись в кресле, попивает кофе с коньяком, супруга суетится у телевизора, не может понять, почему это подаренный им русским президентом Ситроник берет только двести каналов. Компьютер посла дает сигнал о том. Что пришла электронная почта. Барсик, срочно допив кофе, идет посмотреть в чем дело. Чуть позже приносит распечатку и показывает ее супруге.
   Барсик:
   - Взгляни-ка и ты. Дорогая на то, как наш Севастьян над полом Россвальдской церкви порхает. Просит проверить, не липа ли это.
   Супруга:
   - Хорошо, попрошу начальника внешней разведки лично проверить.
   Примерно через неделю, когда результаты экспертизы пять дней как готовы, снова звонит Севастьян, уже из Питера и интересуется тем, как продвигается его просьба.
   Барсик:
   - О, привет, меньшой! Чего не чешешься, все уже давным-давно готово! Сказать результат?! Дружок, тебя обвели вокруг пальца. Конечно, самый, что ни на есть обычный фотомонтаж! Как догадались-то? Так там такие спецы сидят, не чета нашим. Спрашиваешь, где? Ясное дело, во внешней разведке. Скоко, говоришь, заплатил за нее? Тысячу баксов! Это ты точно погорячился! Гарантировали качество. И ты им поверил! А к чему все затеял-то? Хотел самого президента удивить, чтобы тебя повыше продвинул. Ну, ты это загнул. Он на такое вряд ли бы клюнул. Чего теперь делать, интересуешься? Ладно, уговорил, попробуем что-нибудь с Химико нахимичить, только уже по-японски!
   После того, как все было сварганено с поистине японской дотошностью и, результаты работы получены в далеком Санкт-Петербурге, вновь звонок, теперь уже сотового. Барсик включает громкую связь. Из репро­дуктора раздается могучий бас Севастьяна:
   - Барс, ты чего натворил-то!?
   - А что такое?
   - Так это, президент так заинтересовался этим феноменом, что хочет сам ехать в Шотландию!
   - Небось, тоже вздумал помедитировать в воздухе?! А тебе-то что?
   - Он предложил мне проехаться с ним за компанию.
   - Блин, видать делать нечего, придется тебе признаться, что все это всего лишь шутка.
   - Ну, уж нет. Я лучше последнее отдам этому грёбаному экстрасенсу, чем посажу такое пятно на свою доныне кристальную репутацию.
   - Ну-ну, незапятнанный ты мой. Смотри, как бы хуже не вышло!
   - Придется рискнуть, если что будет не так, скажу брачок, мол, вышел.
   Коли решит переснять, вначале пришлю тебе результат, чтобы ты чуток снова пошуровал, а потом уже отдам президенту.
   - Не, ты меня в это дело не впутывай!
   - Бля, ну ни хрена вдруг стало не слышно! Ладно, жди!
   Ровно через пять дней напряженного ожидания Барсик, не выдержав, сам звонит младшему брату.
   - Ну чего, Севастьян, в чем дело, почему до сих пор ни слуху, ни духу?!
   - Так это, чего тебя зря тревожить, все само собой прояснилось!
   - Не врубился?!
   - Да, бля, он передумал. Говорит, понял, что это первоапрельская шутка.
   - А кто подсказал-то?
   - Да Тимон число на обороте углядел!
   - Блин, вот молодец-то! Ведь там не было этого, я точно помню!
   - Да, повезло тебе, ведь сегодня еще только 30 марта!
  
   10 апреля 2007 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) И.Коняева "Академия (не)красавиц"(Любовное фэнтези) О.Гринберга "Невеста для герцога"(Любовное фэнтези) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 4"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"