Редж Виола: другие произведения.

Хладный труп моей мечты (Шпионская академия-1)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 8.74*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотация от Милы Малины! Если ты забралась в чужой дом, будь готова найти не то, зачем пришла. Труп хозяина может сильно испортить жизнь. И чтобы избежать обвинения в убийстве, придётся включить смекалку. Раздеться и приковать себя наручниками к кровати, притворяясь любовницей того самого убитого. И вот ты уже разобралась с ситуацией, можно выдохнуть свободно.... До тех пор, пока не получишь записку о том, что сдала какой-то загадочный экзамен. И все только начинается... Предупреждаю, что здесь только ознакомительный отрывок из истории Адрианы Вессон, которая снисходительно смотрит на закон и прочие условности. Не академка! Не романтИк!

  
  Пролог
  
  Он лежал на коврике у раскрытого настежь сейфа, широко раскинув руки, прекрасный и холодный. Труп, уничтоживший мою мечту. Блондин нордической внешности, хозяин корпорации "Прим&К", сейфа и всего особняка Роберт Норгельм. И неважно, что содержимого сейфа хватило бы на покупку небольшого острова. Того, что мне нужно, там уже не было.
  - Ри, - вклинился в мои мысли голос в наушниках. - Ничего личного, но...
  Что-то случилось. Что-то плохое. Хотя... что может быть хуже?!
  - Полиция только что приняла вызов в особняк Норгельма. Без обид, но теперь каждый сам за себя.
  Конечно, без обид, Стэн. Ты был и останешься для меня только голосом. Полезным голосом, надо признать.
  - Спасибо, что предупредил.
  - Удачи, Ри.
  Теперь надо думать, как уносить отсюда ноги... Полиция приедет с минуты на минуту. Как он мог так поступить? Почему позволил убить себя в такой неподходящий момент?! Я едва удержалась от желания с силой пнуть Норгельма в живот.
  И ведь ничего не предвещало... утро началось как обычно, и встала я с правильной ноги. Весь день готовила снаряжение, перетряхивала вещи - из особняка я планировала ехать сразу же в аэропорт... Скотина ты, Роберт! Тебя не должно было быть здесь сегодня!
  Снаружи раздались отдаленные завывания полицейской сирены. Думай, Ри, думай! Сидя в тюрьме, ты не сможешь начать все сначала! Ты вообще ничего не сможешь... Я еще раз кинула взгляд на труп. Успел окоченеть, значит, после смерти прошло не меньше 6 часов...
  Сейчас полпервого ночи, значит, его убили около шести вечера... кто-то, кому, как и мне, был нужен жесткий диск с последними разработками "Прим&К", пришел к Норгельму, заставил его открыть сейф и... Вой полицейских сирен приближался.
  Решение пришло едва ли не в последний миг. План особняка я знала наизусть. Спальня хозяина находилась на третьем этаже. Я аккуратно прикрыла дверь кабинета и бросилась наверх.
  Шик и блеск, под стать дорогому покойнику. Зеркальная стена, за которой, скорей всего, санузел. Так и есть. Окно завешено черными бархатными шторами. Стены отделаны панелями из эбенового и красного деревьев. Кровать-подиум с полосатым черно-красным покрывалом. Видела я такие модели на выставках. Если нажать на кнопочку, в изголовье выскакивает панелька с наручниками.
  О, да тут есть и ножные кандалы... Скотина, был бы жив, сама б убила! Норгельм был слишком правильным - снаружи, так что чему я удивляюсь? Пусть его сексуальные склонности поработают на меня. Я пошарила на подкроватной панельке в поисках потайного ящичка. Не может быть, чтоб презервативы он хранил где-то далеко... Есть!
  Сирена выла уже под окнами. Руки дрожали, когда я рвала упаковки и разбрасывала по длинноворсовому ковру средства барьерной контрацепции. Потом под топот полицейских ног на первом этаже скидывала с себя черный облегающий костюм и ерзала по покрывалу, создавая характерные примятости. Окинув антураж последним взглядом, я сняла белье, бюстик отправила в полет на ковер, а трусики засунула себе в рот и пристегнула наручники.
  Теперь надо бы порыдать... для достоверности. Ага, попробуйте порыдать с кляпом во рту... Даже таким крошечным, как мои стринги от "Агентесс Про". Но раз от этого зависит так много, куда деваться. Когда в дверях показался силуэт полицейского с пистолетом, я дернулась и трагично завыла.
  От неожиданности он тоже дернулся и едва не прострелил мне ногу. Кто учит этих полицейских стрелять? И как они с такой подготовкой до сих пор не поубивали друг друга?
  - Мизз, вы... ох...
  Это он нашел, наконец, как включается свет. Я помотала головой, зажмурилась и снова завыла. Нет, полным идиотом этот сержант все же не был. Сначала он вытащил кляп и спросил:
  - Мизз, кто вы и что тут делаете?
  - Что я тут делаю? Что я тут делаю?! - выдала крещендо я. - Сами не видите?!! Офицер, помогите же мне!
  Тут ожила его рация и громко прохрипела:
  - Ренкин, что у вас?
  - Свидетельница, сэр...
  - Так тащите ее сюда! - обрадовалась рация.
  - Она голая, сэр, и в наручниках, - отрапортовал полицейский.
  Рация задумалась и спустя миг выдала:
  - Сейчас подойду.
  Зрители собираются. Ничего, ребята, я устрою вам такое представление, долго помнить будете. Теперь, когда мои стринги в кармане полицейского, рыдать уже не так проблемно.
  - Помогите, офицер, - выдала я со слезами, дергая наручники, будто из последних сил.
  - Еще секунду, мизз, лейтенант...
  Дверь стукнулась о притолоку, и в проеме нарисовалась зловещего вида фигура в темном плаще.
  - Ну, где она? - рявкнул тот самый лейтенант. - А, вижу. Документы ты у нее проверил?
  - Нет, сэр, не успел, - сокрушенно покачал головой Ренкин.
  Я взвыла изо всех сил, чтоб только не расхохотаться. Из какого, интересно, места и как, со скованными руками, я должна достать ему документы?
  - Освободите меня, лейтенант! Я все, все вам расскажу! И документы покажу, и все остальное...
  - ...все остальное он уже разглядел, - под нос пробормотал Ренкин.
  - Где ваша одежда, мизз? - спросил лейтенант. - Это - ваше? - он продемонстрированный поднятый с пола бюстик.
  - Мо-ое! - провыла я. - Отстегните меня!!!
  - У нее истерика, сэр, - интимно сообщил Ренкин. - Может, отстегнуть?
  - А, да, отстегните ее, сержант, - решительно ответил начальник, бросая мой бюстик на полосатое покрывало. - И пусть приведет себя в порядок. Я пока пройдусь по этажу, может, еще что интересное нарою.
  - Да, сэр. Разумеется, сэр, - едва не щелкнул каблуками сержант.
  И отстегнул наручники. Я подскочила и, за неимением ничего иного, завернулась в черно-красное творение ненормального дизайнера. Со следом от пули, между прочим.
  - Мизз, как вас зовут? - спросил полицейский, возвращая мне безнадежно испорченное белье.
  - Ла... Лаура, - сквозь всхлипы ответила я, отползая от него по диагонали подиума: с той стороны я сбросила штанишки и водолазку.
  Костюм так и так вызовет вопросы...
  - Мизз Лаура, вы давно знакомы с мистером Норгельмом?
  - Да... давно, - снова всхлипывая, сказала я. И, вроде бы, спохватившись, спросила: - А где... он?
  - Мизз, вы пришли в особняк - кстати, когда вы пришли? Почему вас нет на камерах внешнего наблюдения?
  - Я...
  Подняв всю разбросанную одежду, я рванулась к зеркальной стене.
  - Не закрывайтесь плотно, мизз, - предупредил полицейский.
  - А вы недостаточно видели? - огрызнулась я.
  Не нравится мне этот Ренкин... с виду дурак дураком, а вопросы задает... Ладно, закончить все как можно быстрее в моих интересах. Я натянула костюм, вывернув водолазку наизнанку. С другой стороны ткань была с легким серебристым отливом, радикально черный цвет казался сейчас неуместным.
  - Так почему вас нет на камере? - продолжил он, когда я вышла. - И... вы всегда надеваете этот костюм на свидания с мистером Норгельмом?
  - Нет, - буркнула я. - Только когда он просит. Это ролевые игры, понимаете? Я - как будто воровка, а он... полицейский.
  - И вы до того входите в роль, что самостоятельно отключаете внешние камеры? - невинно продолжил Ренкин.
  - Нет. Их отключает он, - выдала я самую "страшную" тайну. - Понимаете... Роберт... деловой партнер моего мужа. Я надеюсь на вашу скромность, офицер, если муж узнает...
  - Мизз Лаура, вернемся к началу. Когда вы пришли к мистеру Норгельму?
  Да у него бульдожья хватка. Я принялась тереть и без того красные глаза и рассказывать, что приехали мы с Робертом около четырех, он отключил камеры, я переоделась и...
  - Что с Робертом? - спросила я страшным голосом, как будто только что догадалась - все эти вопросы неспроста.
  - Мизз, мы еще не закончили, - холодно высказался полицейский.
  - Что с Робертом?! - я подскочила к нему, с силой вцепилась в лацканы пиджака и рванула на себя. - Где он?! НУ!!!
  Женщины в истерике и не такое вытворяют. Сколько раз видела.
  Лейтенант вошел вовремя. Он призвал нас к порядку, так и сказал "К порядку!", а я, отцепившись от сержанта, кинулась к нему с воплем:
  - Где Роберт?!
  - Где ваши документы, мизз? - недовольно поинтересовался, в свою очередь, лейтенант.
  - В машине, - пролепетала я. - Принести?
  - Ренкин, принесите, - распорядился лейтенант.
  - Где ваша машина? - вежливо спросил он.
  - В гараже, - ответила я. Не соврав ни словом.
  Разумеется, приехала я сюда не на своей. А моя - да, в гараже, в моем собственном. И, само собой, ни моих документов, ни машины в гараже Норгельма не нашли. Лейтенант, похоже, уже был не рад, что связался со мной. А Ренкин явно хотел задержать до выяснения. Но на этого у меня была управа.
  - А... когда вы в меня стреляли, у вас палец с курка соскочил? - спросила я, будто только что вспомнив.
  - Ты стрелял в мизз Лауру? - грозно поинтересовался лейтенант. - Мизз, а вы не врете? Почему мы не слышали выстрела?
  - Я? Вру?! Никогда! На подиуме следы от пули!
  Лейтенант послал другого сержанта и тот, вернувшись, доложил - да, есть типичный след. А пуля застряла в матрасе. И странно, что никто внизу не слышал выстрела.
  - Видите ли... - тихо сказала я, - спальня Роберта звукоизолирована так, что снаружи не слышно никаких звуков.
  Ренкину пришлось умерить аппетиты, лейтенант отправил его опрашивать соседей. А мне, наконец, сообщил, что мистер Норгельм скончался.
  Я застыла, изображая вселенское горе.
  - Мизз, так у нас дело не пойдет, - взорвался лейтенант. - Машины нет, документов нет, назовите хотя бы номер социальной страховки!
  Я тихо и монотонно назвала последовательность цифр, которую он тут же пробил по базе.
  - Мизз Лаура Ван-Билтдер? - спросил он слегка изменившимся голосом.
  Я кивнула. Клан Ван-Билтдеров владел доброй половиной побережья. А старший сын нынешнего главы клана Ричард баллотировался в президенты. Лейтенант быстро взял себя в руки и, уточнив "мой" адрес, велел кому-то из подчиненных доставить меня в дом "мужа".
  
  Глава 1
  
  Из характеристики кандидата Адрианы Вессон:
  
  Отличительной чертой кандидата является хладнокровие. Сохраняет выдержку в любой ситуации. Способна к нестандартным решениям.
  
  Из отчета о вступительном экзамене Адрианы Вессон:
  
  ... 04.15 А. вошла в дом В.К. Ван Билтдера, полицейский сержант вернулся в машину и уехал.
  04.19 А. вышла через выход для прислуги, села в фургон молочника номерной знак ХХХХ.
  05.53 А. вышла из фургона на заправке "Альт-Ойл" шоссе 312Н, 5 км. Заказала сэндвич с салатом и кофе. Расплатилась наличными. Вошла в дамскую комнату.
  06.01 стандартными методами слежения А. не обнаружена.
  
  Когда я с тысячей предосторожностей, изменив внешность, вернулась к особняку Норгельма за машиной с документами, вернее, за документами из машины, обнаружила, что доблестные полицейские уже выписали штраф за парковку - бумажка, как водится, торчала на лобовом стекле под "дворниками".
  В любом случае, оплачивать штраф будет владелец, когда спохватится. Но вынимая штрафную квитанцию, я... вдруг заметила слова, которые никак не должны были там находиться. Поперек линованной бумаги размашистым почерком было написано "Экзамен сдан. Ждите инструкций".
  Что за идиот решил так пошутить? Я швырнула бумажку на асфальт, села за руль и, попетляв на всякий случай по городу, заехала на платную стоянку супермаркета. Оплатив парковку, забрала вещи. Улететь из страны уже не получится, заказ я провалила, а значит, по-прежнему осталась в кабале у Панти Мортимер...
  "Ты у меня в долгу, дорогуша. Помнишь, что это я платила за твою учебу?"
  Еще бы не помнить. Она говорила это так часто, что на сей раз я почти не поверила своему счастью.
   "Это последнее мое поручение, милочка Риа, выполнишь его - и навсегда освободишься от всех долгов".
  И никто не виноват, что мерзавец Роберт так не вовремя позволил отправить себя на тот свет. А вот тот, кто меня опередил... Если бы удалось найти его, отобрать жесткий диск "Прим&К" и принести Пантише... Но раз кто-то не постеснялся прибить Норгельма, со мной и вовсе церемониться не будет.
  Выяснить о конкурентах нужно все. До сих пор в этом городе ни у кого не возникало даже мысли перебежать дорогу самой Пантиции Мортимер. Да что город, во всех Штатах Соединения с ней могли бы потягаться главы кланов, которых можно пересчитать по пальцам одной руки. И, кстати, не тянется ли к кому-то из них след от особняка Норгельма?
  - Кредитка или наличные, мизз?
  Оплатив наличными новое белье взамен пострадавшего от моих зубов и лап полицейского сержанта, а заодно и одежду, обувь, апфон, цветные линзы, косметику... короче, самые необходимые вещи, я зашла в спа. Не хочется надевать чистое и новое на грязное тело...
  Пока я заказывала программу, кинула взгляд на большой плоский экран над ресепшеном. Местный ТВ-канал как раз показывал криминальную хронику. Конечно, убийство Норгельма попадет и во все центральные новости. Но сейчас репортаж от ворот особняка вел Пол Дрю, жаль, что я еще позавчера сказала ему, будто еду с миссией "Врачи без границ" в экваториальную Африку...
  И вдруг в кадре мелькнул сержант Ренкин. Хотя, может, ему приказано отвлекать внимание свободной прессы? Звук был отключен, но я довольно сносно читаю по губам. Так вот он сказал "Экзамен сдан. Ждите инструкций". Нет, этого не может быть. Потом пересмотрю репортаж Дрю в сети и со звуком. А пока... меня ждут углеводный пилинг и водорослевое обертывание.
  Бессонная нервная ночь дала о себе знать. Во время обертывания я заснула, да так крепко, что даже видела сон. Сны мне снятся разные, и цветные, и черно-белые, и немые... Этот яркий сон, очень неприятный, снился не часто, но... помнился хорошо. Я снова была мелкой вертлявой девчонкой с отвратительными косицами и ввалившимися щеками в приютской одежде с чужого плеча.
  {- Эта, - тонкий костлявый палец ткнул мне почти в глаз.
  Старуха в мехах и дорогом платье - это про нее говорили ребята постарше. Я точно знаю, что если попаду к ней в лапы, вырваться не выйдет.}
  Я поморщилась, и внимательная работница спа тут же спросила, все ли хорошо. Успокоив ее, я принялась вспоминать, сколько же времени прошло с тех пор? Сколько лет я знакома с Пантишей? Выходило, что всю сознательную жизнь.
  Из приюта она отвезла меня в больницу, где установили, что я здорова, а оттуда - в закрытый пансион для девочек в пригороде Большой Груши. Там учились очень многие дочери известных отцов и матерей, но и таких, как я, тоже было достаточно. В каждом классе по две или три приютских девчонки.
  С Лаурой, тогда еще Остенштайн, а не Ван-Билтдер, мы жили в одной комнате. В пансионе не делали различий между девочками из богатых семей и неимущими сиротками, и эта политика давала хорошие результаты. С кем-то мы дружили, с кем-то - просто поддерживали ровные отношения, а с Лаурой близки до сих пор. Несмотря на ее политический брак со средним отпрыском клана Ван-Билтдеров.
  После ее замужества мы встречаемся не так часто, но слуги в доме меня знают. А Лаура всегда готова прикрыть, правда, я еще ни разу не пользовалась ее страховкой. В эту ночь ситуация была аховой, но, надеюсь, лейтенант не сможет добиться у семьи разрешения на допрос. В любом случае, сегодня я выйду на связь с того акка, о котором знаем только мы двое, и все ей объясню.
  Я заказала еще татуаж бровей, стрижку и колорирование волос. Так что после всего этого, переодевшись в новое белье и платье, вышла полностью преобразившейся. Теперь мне нужен недорогой мотель, где можно отоспаться, а вечером... Вечером загляну-ка я к Дрю.
  Но... проявилась Пантиша. В почте оказалось несколько ее сообщений. Пять восклицательных знаков в конце - редкий признак эмоциональности.
  Получив от Лауры ответ и вздохнув с облегчением - на допрос ее не вызывали, я оставила вещи в мотеле и вышла на улицу. Пришлось брать такси: Пантиша жила в самом центре Вуманхеттена - в Верхнем Ист-Сайде. С одной стороны из окон ее апартаментов можно было видеть кроны деревьев Центрального парка, с другой - воды Ист-Ривер. Впрочем, я любоваться видами не собиралась.
  - Мизз Мортимер ожидает в... - что хотел сказать ее новый служащий, я не узнала, чужой острый взгляд словно кольнул спину.
  Бросив один взгляд на зеркало у входа, я прошла холл насквозь и рванула к запасному выходу. Ренкин! Выследить меня он не мог, значит, это дело рук Пантиши. Сдала. Что ж, теперь я знаю, что против меня не только полиция, но и весь клан Мортимер...
  Высокий каблук не способствует быстрому бегу, а Ренкин просто дышал в затылок, я это чувствовала... Рядом уже вырастала стена деревьев Центрального парка, но я понимала, что не успею. В добропорядочном и дорогом Ист-Сайде не укрыться... И вдруг рядом распахнулась дверь, нежно звякнул колокольчик, и наперерез мне выбежал мужчина с кипой книг. Мы столкнулись едва ли не лбами, его фолианты посыпались из рук, он, даже не взглянув на меня, нагнулся со словами:
  - Мои сокровища, сейчас я вас подниму...
  Поняв, что он - мой единственный шанс, я присела рядом на корточки и стала лихорадочно собирать рассыпанные фолианты.
  - Простите, сэр, я такая неловкая, простите, позвольте вам помочь!
  Говорить надо тихо, не факт, что Ренкин меня потерял лишь оттого, что я ползаю по асфальту за припаркованным у тротуара седаном.
  - Нет, мизз, вы не виноваты, это глаза с возрастом меня подводят, - сказал мужчина. - Книги - мое единственное достояние, но зрение они не улучшают, уж вы мне поверьте.
  - Я вас так понимаю, - подняв последнюю тонкую книжицу, сама я подниматься не торопилась. - Но все равно, разрешите помочь, умоляю вас! Иначе чувство вины будет преследовать меня...
  Когда смотришь на мужчину снизу вверх и говоришь таким умоляющим тоном, мало кто из них откажет. Если только такая редкая скотина, как Норгельм... Или любимчики Пантиши братцы Ник и Рик Ротвейлеры. К счастью, этот мужчина был нормальным.
  - Мизз, вы и так уже помогли. Мне лишь надо положить книги в машину, боюсь, скоро начнется дождь...
  Над головой действительно сгущались тучи. В прямом смысле, нормальные тучи, и в переносном тоже - топот полицейских ног приближался. Так что я наскоро положила все на заднее сиденье седана книголюба. А он, в свою очередь, любезно предложил меня подвезти.
  - Джим Сеттон, - представился он. - Преподаю в Колумбийском университете.
  - Рита Джексон, - назвалась я. - Я бы хотела у вас учиться.
  - Мизз Джексон, но учебный семестр уже в разгаре, - растерялся он.
  Я успокоила Джима, сказав, что не намерена идти с заявлением прямо сейчас. И тут... совсем рядом Ренкин громко сказал: "Преследую подозреваемую. Вызываю подкрепление". Резво развернувшись к Сеттону, я схватила его в охапку и страстно поцеловала.
  Мужчина оторопел лишь на пару секунд, а потом втянулся. И стал отвечать, да так, что я испугалась его энтузиазма. Он полностью загородил меня от полицейского сержанта, и вскоре тот, не вглядываясь в лица целующейся парочки, прошел мимо. Я перевела дух и отпрянула от Джима.
  - Так куда вас подвезти, мизз Джексон? - спросил он слегка хриплым голосом.
  Мне надо было убраться из Ист-Сайда и как можно скорее, пока Ренкин не привел подкрепление, но... я стрельнула глазами и кокетливо сказала:
  - Куда-нибудь, где есть мартини.
  - Моя квартира подойдет? - прямо спросил Джим. - Мартини в наличии.
  Почему нет? Лишь бы подальше отсюда. К счастью, жил он не на территории университета, а в одном из новых домов на набережной Гудгудзона. Так что, пусть и недалеко, но из Верхнего Ист-Сайда я сбежала. Теперь осталось сбежать из города и штата.
  - Рита, только не подумай, что я... - с трудом проговорил он, отрываясь от моих губ.
  - Сексуальный маньяк? - продолжила я. - А может, мне нравятся сексуальные маньяки?
  Он действительно был хорош. Я рассмотрела Джима как следует только во время поездки в лифте. Высокий лоб, умные, слегка близорукие, серые глаза, а какие губы... И мышцы на ощупь совсем не как у сорокалетнего университетского профессора... Это и настораживало.
  - Вокруг одни студентки, - сообщил Сеттон, отпирая дверь. - У нас с этим строго, вот и...
  Рассказывай, рассказывай, что обычных женщин в твоем окружении нет. Коллеги, соседки, девушки с улицы - их ты, конечно, не замечаешь. И кстати, где мое мартини?
  - Я соврал про мартини, - признался Джим. - Но есть скотч, если...
  Фффууу, терпеть не могу скотч! Я сморщила нос и спросила, где у него ванная.
  - Там, - он махнул рукой. - Ты проходи, а я...
  Беглый осмотр ванной не занял много времени. Чисто, аккуратно, без излишеств. Наверняка есть приходящая домработница - вот и еще вариант для удовлетворения мужских потребностей. Или он слишком долго их подавлял?
  - Рита, - он нарисовался за спиной, чуть щуря близорукие глаза.
  Не суетился, не нервничал, в каждой руке по бокалу. Но паранойя во мне расцветала буйным цветом.
  - Почему ты не носишь очки? - спросила я, взяв свой скотч.
  - Вообще-то ношу, но когда ты меня чуть не сшибла, они разбились.
  Не-ет, я тут ни при чем. Во всем виноват Ренкин. И Пантиша, предательство которой... впрочем, Пантиша не предавала - она меня использовала. А потом выкинула, как ненужную вещь. Как разбитые очки.
  - Теперь понимаю, почему я тебе понравилась. Ты просто меня не рассмотрел.
  - Рита, я рассмотрел достаточно. Тебя ищет полиция?
  - Глупости, - я отмахнулась, изображая легкомысленность.
  - Странное совпадение - ты кинулась целоваться с незнакомцем, когда полицейский в штатском сказал в рацию "преследую подозреваемую".
  Наблюдательный.
  - Ты считаешь меня похожей на подозреваемую? - "удивилась" я. - Знаешь, пожалуй, мне лучше уйти. Спасибо за скотч.
  - Рита, останься, я не хотел тебя обидеть!
  Обидеть меня не так просто... Но тебе об этом знать необязательно. Обида - прекрасный способ добиться желаемого. В моем случае, резко развернуться и уйти, хлопнув дверью.
  Возвращаться в мотель теперь казалось не особенно разумным, связываться с Дрю, как и с прочими знакомыми, о которых известно Пантише, тоже. Похоже, все-таки придется уезжать из страны. Но для этого... нужны документы и деньги.
  Резко развернувшись назад, я услышала щелчок открывшегося замка.
  - Рита, льет как из ведра, возьми хотя бы зонт!
  Дьявол, вот с чего ему так заботиться о первой случайной встречной? Несмотря на уже колосящуюся паранойю, я сделала шаг к Джиму и, смущенно затрепетав ресницами, ответила:
  - Может быть, я пережду дождь тут?
  Он широко открыл дверь, и я в третий раз пересекла порог. Изобразить раскаяние так же легко, как и обиду. Впрочем, сейчас мы оба были заинтересованы друг в друге, так что обоюдно обходили острые углы. Джим не заговаривал про полицию, а я миролюбиво согласилась на вторую порцию скотча.
  Пока он ходил за бутылкой, я бегло осмотрелась. Из большого холла со светлым кожаным диваном и телевизором вели три двери - в коридор к санузлу и кухне, в спальню и, видимо, в кабинет. Очень надеюсь, что в квартире есть наличка и нет сейфа. Сейф не проблема, проблема во времени...
  Вернулся Джим, сел рядом на диван и протянул бокал. Пить эту гадость не хотелось, но я сделала глоток и улыбнулась.
  - У тебя роскошная квартира. Покажешь?
  Осмотр мы предсказуемо начали со спальни. Кровать была добротная, матрас удобный, постельное белье - чистое. Я осталась довольна и решила больше не откладывать. Провокационно сложила губы в букву "о", распрямила спину, подавая вперед грудь, а руку приложила ко лбу со словами: "как кружится голова". Изобразить потерю равновесия рядом с такой кроватью сможет любая.
  Джим галантно поддержал меня под локоть, я, будто случайно, развернулась к нему, прижавшись всем телом, а дальше действовали уже инстинкты. Не только его, мои тоже. Все-таки целовался он отменно, а мне, после всех стрессов последних суток, очень нужна была разрядка.
  Я даже не заметила, как с нас слетела одежда, и, только оказавшись в горизонтальном положении, поняла, что едва не утратила контроль. А потом решила - плевать на контроль, этот университетский профессор пер напролом, жадно и очень по-собственнически брал меня целиком. Мысли разлетелись в разные стороны, я, кажется, даже укусила его от избытка эмоций, громко стонала и просила еще. К финишу он пришел первым, но не успела я разочароваться, как его руки за минуту довели до оргазма. Оба получили свой релакс и вытянулись рядом на смятой простыни.
  Вопреки ожиданиям, он не храпел. Пришлось легонько прижать его сонную артерию - для надежности. Чтобы одеться, обойти квартиру и найти, где в ней деньги лежат, потребовалось всего минут пятнадцать. Можно было и не отключать книголюба, он бы все равно не успел проснуться. Сумма в наличных порадовала, я даже не ожидала, что здесь будет столько. Коробка стояла прямо на столе в кабинете, среди других коробок с книгами и бумагами. Переезжает он, что ли?
  Из чистого любопытства я заглянула в парочку. Книги разной степени ветхости - "Экономика Эвропы и мировая закулиса", "Краткий справочник конспиролога", "Фонд Жоржа Ревова" и так далее... Хозяин дома интересуется теорией всеобщего заговора - все против всех? А казался неглупым человеком.
  Впрочем, во второй коробке были его блокноты, запись в одном меня заинтересовала. Я споткнулась на имени "Роберт Норгельм" и автоматически прихватила блокнот вместе с деньгами. Уходя, тихо прикрыла дверь. Прощай, Джим.
  Дождь уже прошел, так что я, старательно обходя лужи, двинулась по направлению к набережной. Ночь в разгаре, но тем людям, к которым я собиралась обратиться, это не помеха. Правда, сначала мне нужно убраться из Вуманхеттена.
  - Мизз, подвезти?
  - Спасибо, но нет.
  Приличный с виду мужчина, но подвезет он меня обратно в Ист-Сайд, или в Морнинг-Сайд или... Неважно, я почти пришла. Пристань, с которой можно перебраться в Джерси. Вот и туристы, которым приспичило покататься на катере вокруг Вуманхеттена ночью. Смешаться с их толпой, получить стаканчик горячего эспрессо и пончик, а потом... договориться с парнями, чтоб перевезли на другой берег Гудгудзона.
  В Джерси все проще. Пантишу здесь уважали так же истово, но зато полиция уже не та, что в Нью-Йорке. И машиной разжиться не проблема. Парни, которым я собиралась доверить изготовление моих новых документов, позвонят Пантише, но не сразу, а дня мне хватит. Когда я подъехала, в модном клубе "Элькью" кипела жизнь.
  - К Тонино, - сказала я охране.
  Пропустили беспрепятственно. Тони Автолино, главарь местной банды, встретил по-деловому, без эпатажа и лишних вопросов. Я назвала сумму, он поторговался, но в итоге мы договорились. Мне даже был предложен ночлег под кровом "Элькью", но я отказалась. Грохот музыки, сотрясавший здание от фундамента до верхних этажей, отдыху не способствовал.
  К тому же я должна оценить ситуацию. Посмотреть криминальную хронику и сетевые новости. Смерть Норгельма до сих пор не давала покоя. И блокнот профессора-книголюба тоже ждал своего часа. Так что, найдя неподалеку тихий маленький мотель, я договорилась с ночным портье и взяла номер на первом этаже.
  Для начала я нашла тот репортаж Пола Дрю и просмотрела от начала до конца. Ренкин в кадре не появлялся! Может, вырезали? Версии смерти хозяина корпорации "Прим&К" высказывали все, кому не лень. Но никто, ни проныры-журналисты, ни полицейские чины, ни блоггеры ни словом не упоминали про свидетельницу и про вскрытый сейф.
  На всякий случай я расширила поиск - ничего. Хорошо это или плохо? Ладно, у меня есть еще блокнот. Любопытно, что Джим Сеттон написал про Роберта Норгельма?
  Разбирать почерк профессора оказалось проще, чем японские иероглифы. Конечно, писал он, прежде всего, о деятельности корпорации, которая работала над созданием интеллектуальных систем безопасности и новых компьютерных технологий в целом. Сеттон тезисно доказывал, что эти технологии в будущем могут привести к угрозе для всего человечества. Что от интеллектуальных систем безопасности полшага до создания искусственного интеллекта, а это крах нашей цивилизации.
  Вывод, который он делал из всего этого, потряс до глубины души. Норгельм, как глава корпорации, главный разработчик и идейный вдохновитель стал опасным для... да, так и написано, "теневого правительства" и будет устранен. Только в этом случае есть шанс удержать существующее равновесие.
  Бред про теневое правительство я отмела, как несущественный. А вот устранение идейного вдохновителя и разработчика наблюдала собственными глазами. Сеттон - провидец? Или... он что-то знал?
  Ладно, на всякий случай проверю, как дела у Лауры. В сети обычные фото, привычные сплетни, клан Ван-Билтдеров всегда держался старой доброй репутации, не допуская появления скандальных новостей. Но внутри зудела тревога, и я открыла акк, известный только Лауре.
  "Ри, я пишу по просьбе мистера Ренкина. Он уверяет, что между вами сегодня вечером произошло недоразумение, и что он хочет разрешить его как можно скорее. Виновата в нем Мортимер, которая должна была тебя о чем-то предупредить. Умоляю, ответь".
  Какое такое "недоразумение", что за "умоляю"?! Эти словечки Лаура в переписке не использовала! Дело плохо. Аккаунт взломан. Надо тихо удалить свой. И как-то предупредить подругу. Проклятый Норгельм, это он во всем виноват!
  Утром я вышла из мотеля, чтобы купить неброскую одежду и одноразовый телефон. Джерси по сравнению с Нью-Йорком город небольшой, но торговых центров хватает. Правда, звонить Лауре лучше не отсюда. Проехаться до зоопарка Тертл-Бэнкс - полчаса. Зато когда Ренкин найдет телефон в клетке северного медведя, я повеселюсь. Жаль, что не увижу лично.
  В зоопарке я была в начале одиннадцатого. Лаура в это время должна выходить из фитнесс-клуба. Пройдя вглубь по одной из боковых дорожек к утиному пруду, я набрала ее номер.
  - Дорогая, твой акк взломан, - сообщила вместо приветствия.
  - Ри, что ты вчера устроила? - возмутилась она в ответ. - Этот Ренкин, между прочим, серьезный человек с деловым предложением, а ты...
  - А я не принимаю предложений от полицейских, - вздохнула я.
  Лаура иногда такая доверчивая...
  - Да он такой же полицейский, как я - проститутка из Чайна-Тауна! Ри, он хочет предложить тебе работу на правительство!
  Качественно полиция морочит головы честным гражданам. Но, вроде бы, подруга в безопасности.
  - Лаура, я сменю аккаунт и сообщу, когда обоснуюсь на новом месте.
  - Не дури, ты же всегда хотела освободиться от паучихи!
  - Она-то меня им и сдала. И не верь всему, что тебе говорят. Мне пора.
  Нажав отбой, я аккуратно вынула сим-карту, и отправила ее вместе с куском булки на середину пруда. Надеюсь, ее заглотит какая-нибудь из местных наглых уток. А нет - так пусть достают со дна. Сам же телефон я отнесла, как планировала, к большому вольеру северных медведей. В одиннадцать у них показательное кормление, рядом уже толпились посетители, а вот и сотрудники с тележками. В гору чищеной моркови, яблок и чего-то неопознанного легко подложить небольшой предмет. А медведь - создание умное, он пластик не съест.
  Выполнив все пункты своего плана, я вернулась в Джерси. Документы будут готовы только к ночи, так что сейчас самое время посмотреть новости и проверить почту. Усевшись за столик уличного кафе, я достала второй одноразовый телефон. Пока ждала свой сэндвич с тунцом, успела взглянуть на новости по делу Норгельма.
  Знакомый лейтенант клялся, что у полиции есть перспективная версия, и что поимка преступника - дело нескольких дней.
  Только я почему-то вспомнила о блокноте Сеттона: если верить его выкладкам, убийцу не найдут никогда. Хотя с какой стати мне верить конспирологу, у которого в доме нет даже мартини?
  Не будь я в бегах, не сдай меня Пантиша, я бы присмотрелась к конкурентам на обладание жестким диском Норгельма. Но...
  - Ваш сэндвич, мизз.
  Какой знакомый голос...
  - Спасибо, Стэн. Присоединишься?
  - Ри?! Что ты тут делаешь?!
  Переигрывает. Я широко улыбнулась:
  - Отдыхаю. А ты?
  - Работаю, - сообщил он, указывая на свой серый фартук официанта. - Как ты меня нашла?
  - Я не искала, Стэн.
  - Черт, Ри! - вспылил он. - Панти в бешенстве, парни на ушах, а ты так спокойно заявляешься сюда и просишь сэндвич с тунцом?!
  - Это случайность, Стэн. Мне уйти?
  - Я обязан буду доложить, понимаешь? Но... - он затянул паузу, - ты заслуживаешь фору.
  Задница...
  - Скажи, когда ты меня раскрыла?
  Он что, думает, будто я давно знаю, как он выглядит, и где его можно найти в реале?
  - Стэн, ты идиот, - вздохнула я.
  - Еще какой, - внезапно согласился он. - Но я не мог тебя предупредить, Ри, Панти...
  О чем он? Неужели... Панти знала о покойнике?!
  - Панти не сказала, но это и так было ясно. Она велела работать, как обычно, а...
  - Постой, - я перебила Стэна. - А зачем она меня ищет? Если сдала копам, то ведь теперь это уже их дело?
  - Ты думаешь, она мне докладывается? - возмутился Стэн. - Думаю, ей предложили сделку.
  Сделка должна быть для Панти очень значимой, потому что пока я приносила ей чистую прибыль. Отодвинув стаканчик с кофе и нетронутый сэндвич, я поднялась.
  - Стэн, ты обещал фору, мне нужно время до ночи.
  Он кивнул и сунул мне в руку новый стаканчик. Я взяла и ушла, не прощаясь.
  Теперь лучше бросить машину и прогуляться по улицам. Стэну я доверяла, сама не знаю, почему. Он не сдаст. Мы работали вместе два с половиной года, достаточный срок, чтоб узнать напарника, даже если это просто голос в наушниках.
  Но это не значит, что меры предосторожности будут лишними. Попетляв немного для верности и убедившись, что за мной не следят, я вернулась в мотель. Кофе Стэна пить не стала, он уже остыл, но стаканчик вскрыла, повинуясь какому-то странному импульсу. По ободку снаружи шла надпись: "ищи 326 кн 8031 z 36623". Послание? Шифрокод? Адрес? В любом случае, выяснить это я не успела.
  Из вентиляционной шахты послышались негромкий хлопок и шипение, я рванулась к двери, но... не добежала полшага, потеряв сознание.
  Кажется, меня куда-то везли... Сквозь вату, в которую превратился окружающий мир, я расслышала громкое "идиоты" и снова отключилась.
  Второй раз я пришла в себя в незнакомом месте. В голове звенело, но тошноты не было. Чем меня так? Кажется, газ? Но я никогда не сталкивалась ни с чем подобным...
  Пока я не в форме, надо хоть осмотреться. Обстановка аскетичная, несколько офисных кресел, длинный пустой стол, за широкими окнами вид на небоскребы Вуманхеттена... Меня бросили на единственной здесь узкой кушетке, даже не связав руки. Это плюс. Минус, что бежать некуда. За дверью громко ругались братцы Ротвейлеры. Свобода - вот она, за окном, но миг полета будет слишком кратким. А я все еще рассчитывала насладиться ею сполна.
  - Она очнулась, - раздался голос с потолка.
  Я взглянула туда и увидела глазок камеры. Однако... Тут, похоже, пользуются интеллектуальными системами безопасности, которых так опасался Сеттон...
  Дверь немедля распахнулась и вошли... Панти Мортимер, Ник Ротвейлер и... гад Ренкин!
  В голове не укладывается сотрудничество Панти с копом в ранге сержанта!
  - Что происходит, Панти? - я попыталась встать, но тело повело в сторону.
  - Дорогуша, ты меня разочаровала. Я так надеялась, что ты сбежишь как минимум на другой континент... - нарочито вздохнула Пантиша.
  - Зря, мизз Мортимер, вы не предупредили мизз Вессон заранее, - высказался Ренкин.
  - Вы всегда забираете лучшие кадры! - рявкнула Панти. - У Ри было все, чтобы стать идеальной!
  - Поэтому и забираем, - гнусно ухмыльнулся Ренкин. - Итак, я жду ваших объяснений.
  - Это я жду объяснений, - напомнила о себе я. - Что происходит?!
  - Видишь ли, Ри... - Панти снова стала спокойной, - я обещала тебе, что дело "Прим&К" станет последним, но... скажем так, твой контракт перекупили.
  - Не могу согласиться с такой формулировкой, - встрял Ренкин. - Контракт с самого начала был нашим.
  - Ты же понимаешь, Ри, что организация, подобная моей, не может существовать в вакууме. Есть люди, чьим просьбам я не могу отказать.
  - Мизз Мортимер хочет сказать, что правительство закрывает глаза на ее делишки лишь в обмен на ряд услуг, - снова вмешался Ренкин.
  - Сэр, зачем вы меня притащили, если все способны объяснить Адриане самостоятельно? - ядовито поинтересовалась Пантиша.
  - Потому и притащил, что объяснять - не моя работа, - холодно ответил коп.
  Или не коп? Он говорил про правительство, значит, из АНБ? Задница...
  - Милочка, мне безумно жаль, но теперь ты будешь работать не на меня.
  Вот тут я готова была ей поверить. Она сожалела, что отдает меня. Кстати, кому?
  - Панти, я не вещь.
  - Мизз Вессон, боюсь, вы плохо понимаете ситуацию. За ваши преступления вы в совокупности получите...
  - От трех до пяти, отсижу полтора года и выйду за хорошее поведение, - без эмоций ответила я.
  Панти бодро закивала.
  - Нет, мизз Вессон, предумышленное убийство с отягчающими тянет на пожизненное, - снова ухмыльнулся Ренкин. - Повесить на вас смерть Норгельма - пара пустяков.
  - Вы знаете, что я не убивала. Помимо того, что убийства - не мой профиль, могу сказать, что к моему приходу труп уже остыл.
  - Я-то знаю, вы это докажите безутешным родственникам, компаньонам убитого и суду.
  Доказать я ничего не могла... Панти ведь не сдаст себя саму, как заказчицу, и Стэна, как помощника.
  - И в тюрьме люди живут, - довольно громко высказался Ротвейлер.
  - Заткнись, - в один голос рявкнули я и Пантиша.
  Хотя... в чем-то он прав.
  - Что ж, сержант Ренкин, или вы - агент Ренкин? Перспектива мне ясна. Мне не ясно, ради чего весь этот спектакль?
  - Это не спектакль, - он назидательно поднял вверх палец, - а экзамен, и вы его благополучно сдали. Я даже дал вам два дополнительных балла за мастерский уход от преследования.
  - Какой экзамен?
  - Вы приняты в Академию.
  У меня галлюцинации из-за неизвестного отравляющего вещества?
  - Риа, дорогуша, ты будешь учиться в закрытой правительственной академии.
  Хватит с меня закрытых учебных заведений. Впрочем, это не конец света. Из тюрьмы можно сбежать, чем их академия лучше?
  - Как интересно... А ничего, что я не хочу?
  - У вас есть выбор: женская тюрьма или Академия, - сообщил Ренкин.
  Лучше я сдохну, чем буду жить по чужим правилам. Ваша академия пять раз сгорит и семь раз взорвется, но я найду способ освободиться.
  
  Глава 2
  
  Ренкин не поверил моему смирению даже после того, как я подписала все бумаги. Пантиша с Ротвейлерами давно ушли, а я все торчала в его кабинете под прицелом камеры.
  - Чем меня вырубили? - задала я мучивший до сих пор вопрос.
  - Это новейшая разработка наших химиков, "А02", газ без запаха и почти без побочных эффектов. Идеален для похищений, - исчерпывающе пояснил Ренкин. - Работает безотказно, выявить - невозможно.
  Дрянь, должно быть, редкая. Как раз для правительственных агентов, которые, по идее, должны с похищениями бороться...
  - Риа, пиццу будете? Или заказать вам стейк с салатом?
  Я пожала плечами.
  - Не важно, главное, чтоб без отравы.
  - Я распорядился доставить ваши вещи, выезжаем ночью, у вас есть время попрощаться с городом.
  - Погулять отпустите? - скептически поинтересовалась я.
  - За вами пришлось побегать, так что - нет, - отрезал он.
  - Вы считаете странным, что преступник бежит от копа? - удивилась я.
  - Я понимаю, Мортимер не сообщила, что последнее задание - экзамен, но искал вас я, нервы тратил - тоже я, предпочитаю, чтоб в последние часы вы были на виду.
  Бедняжка, сейчас заплачу. У таких, как ты, нервов не бывает.
  - Где я прокололась?
  - Первый раз - на пристани, когда сорили ворованными деньгами.
  И не сорила я, тем более деньгами!
  - Ваше платье было слегка странным для ночной прогулки на катере, вас хорошо запомнили, так что отследить дальнейшие передвижения было не сложно. Делайте выводы.
  Ну ладно, признаю, можно было бы забежать в какой-нибудь маркет и разжиться курткой и джинсами. Но я должна была уйти как можно дальше и не думала, что...
  - Ваш первый урок: не всегда разумно уносить ноги, забыв переодеться. Есть множество примеров, когда выдержка позволяла беглецу оставаться прямо под носом у преследователей и уходить, когда сворачивались поиски.
  Запомню.
  - Так откуда вы? - продолжила я задавать вопросы. - Нацбезопасность, разведка, люди в сером?
  Он хмыкнул.
  - Я из Шпионской Академии.
  - ЦРУ, - обрадовалась я. - И как вы доверите государственные секреты неблагонадежной преступнице?
  - В Академии вы быстро поймете, что лучше быть благонадежной.
  - Вы в это верите? - скептически поинтересовалась я.
  - Вам предстоит очень многое узнать. И, насколько я понимаю, вы в этом заинтересованы.
  Он ненормальный?
  - Ваши поиски пропавших без вести супругов Вессон будут идти намного активнее, если к ним присоединится... куратор.
  А вот это интересно. И то, что Панти не знала о моих запросах в архивы, а значит, рассказать не могла. И то, что у Ренкина помимо кнута в запасе оказался и пряник...
  - Куратор - это вы? И зачем вам лишние проблемы?
  - Затем, что мне нужна ваша лояльность. Вы подписали документы, но сбежите при первой возможности. История ваших родителей не так проста, а у меня есть связи.
  Любопытно. Жаль, что я не хирург, и не могу прямо сейчас вскрыть его голову и вытащить из нее нужные сведения.
  - Откуда мне знать, что вы не врете?
  Он нарочито вздохнул:
  - Риа, я не враг. Скажу больше, вы мне нравитесь - ваша мгновенная реакция на меняющиеся условия игры, ваша способность исчезать на ровном месте... Ваши воля и азартность достойны восхищения. И для них найдется более подходящее применение, чем мошенничества и кражи. Мортимер разглядела в вас алмаз, но бриллиантом вы станете, лишь окончив Академию.
  Высокопарная чушь! И ни слова по делу. Нет, помахав морковкой перед носом, ты не сделаешь из меня ослицу.
  - Я хочу попрощаться с городом.
  Он кивнул, и я подошла к окну. В черном небе сверкали огнями небоскребы Вуманхеттена, затмевающие звезды. Город - воплощение мечты, город - сказка, многомиллионный человеческий муравейник, в котором все решают деньги, и где я почти отвоевала свою свободу... Город, в который я обязательно вернусь.
  - Ужин, - сообщил механический голос с потолка.
  Я неприязненно дернула плечом. Теперь идеи Сеттона стали мне намного ближе, и ведь как раз из-за примовских разработок искусственного интеллекта я оказалась в этом дерьме.
  - Риа, жизнь намного сложнее, чем кажется, - глубокомысленно сообщил Ренкин. - Скоро вы в этом убедитесь, а пока ешьте. Отравы нет.
  Отравы там не было, а вот экстракт галлюциногенных грибочков - наверняка. Иначе чем еще объяснить тот факт, что меня даже не удивил спуск в подвал и переход прямо сквозь стену в сухую пещеру, освещенную потрескивающими факелами? Ноги я переставляла бодро, а язык ворочался с трудом.
  Из пещеры по ровному туннелю мы вышли еще минут через пятнадцать, и я опять не удивилась абсолютной тьме вокруг. Ни одного фонаря, ни единого освещенного окна... Только редкие вкрапления звезд на облачном небе. Мозг воспринимал информацию как что-то вполне обыденное...
  Под ногами очень твердая поверхность. Скалы? На Вуманхеттене? Стоп. Этого не может быть!
  Критика, наконец-то, включилась.
  - Где мы?
  Мой провожатый уперся растопыренной пятерней в гладкую стену. Отпечаток начал светиться, наливаясь ровным зеленым сиянием. Через секунду стена расступилась и Ренкин, пропустив меня вперед, торжественно объявил:
  - Мы на месте.
  Место представляло собой нечто среднее между площадью средневекового замка и тюремным двором для прогулок заключенных. Через каждые два-три метра горели приделанные к грубой каменной кладке факела, а сверху была натянута вполне современная сетка из толстой проволоки.
  Темная громада, возвышавшаяся в некотором отдалении, больше всего напоминала крепостную башню. Даже две - одну широкую с зубцами, а вторую высокую со шпилем. У подножия широкой беззвучно распахнулась дверь. На темный двор упал прямоугольник нормального, чуть желтоватого, электрического света, и длинная тень в проеме вкрадчиво произнесла:
  - Добро пожаловать в Шпионскую Академию.
  После кромешной тьмы, освещаемой лишь факелами, и всего средневекового антуража, я ожидала увидеть какого-нибудь рыцаря в латах или дворецкого в форменной куртке, но высокий худой мужчина с рыжей шкиперской бородкой был одет в джинсы, майку и клетчатую рубашку.
  - Мистер Хайсмит, хранитель, - вежливо сообщил мне Ренкин. - Со всеми вопросами в мое отсутствие можете обращаться к нему.
  - Полагаю, агент Ренкин, вопросов будет много, - с неопределенной интонацией произнес Хайсмит. - Мизз, вам на второй этаж, пятая комната слева по коридору.
  Видимо, действие галлюциногенов еще не прошло окончательно, потому как кроме огромного пустого зала, вдоль стен которого стояли, как в музее, старинные ружья на подставках, висели кольчуги и шлемы, полотнища знамен незнакомых мне стран и прочий хлам, вокруг не было ничего. Ни одной лестницы, если точнее.
  Ренкин повернулся направо и... я с облегчением услышала знакомый звук лифта. Кабина из прозрачного пластика, хромированные обводы, все как дома... можно выдохнуть.
  На этаж лифт поднял нас за секунду.
  - Пятая по левой стороне, - напомнил Ренкин. - Расписание на завтра и вещи уже там. Доброй ночи.
  Я пожала плечами и вышла, а лифт поехал выше. Этот коридор, хоть и с ковром на каменных плитах пола, с большой натяжкой можно было бы назвать замковым. Стены тут были отделаны панелями под дерево, двери и вовсе напоминали о солидных домах на Вуманхеттене.
  Зато обстановка комнаты отличалась аскетизмом: две узкие койки, два стола, два шкафа, два стула... и одна сантехкабина. Одна из коек была застелена, рядом стояла сумка и лежали вещи, оставленные мной в мотеле перед несостоявшейся встречей с Пантишей.
  С одной стороны, меня отследили до мотеля, что плохо. С другой - вещи из моей квартиры я вывезла, собираясь уехать из страны, до склада с ними Ренкин не добрался, что хорошо.
  На столе лежал планшет без опознавательных знаков. Я взяла его в руки, и он немедля включился. Вместо заставки с логотипом производителя по экрану побежали строчки:
  "Идентификация объекта: Адриана Вессон
  Код объекта: курсант
  Куратор объекта: Стью Ренкин
  Время активации ХХ ХХ ХХХХ".
  Я пролистнула вправо, и заставка сменилась на новую - "Расписание". Из него я узнала, что завтра мне предстоит физподготовка, завтрак, самостоятельное изучение испанского языка, обед, пять индивидуальных занятий - три из них с куратором, остальные с некими м-ром Номом и м-ром Ассанди, ужин, сеанс психологической разгрузки и... итоговая беседа с куратором.
  Похоже, моя главная проблема - этот куратор. Первоочередная задача - узнать, что он собой представляет. И вторая первоочередная задача - узнать, куда я попала.
  В меню планшета оказалась вкладка "Часто задаваемые вопросы", так что я ознакомилась с предлагаемыми ответами.
  "База Хайрок Касл находится в измененном пространственно-временном континууме с целью обеспечения полной безопасности процесса обучения".
  Какая-то... какое-то... какой-то бред!
  "Продолжительность обучения зависит от класса и специализации курсанта и составляет, в среднем, шесть стандартных месяцев".
  Полгода? А потом?
  "После окончания обучения агент поступает в распоряжение Агентства на заранее оговоренных условиях".
  Галиматья. Нет, полная галиматья! Как отсюда сбежать?!
  "Побег невозможен".
  Я делала многие вещи, о которых говорили "невозможно". Посмотрим, что можно будет сделать тут.
  *****
  - Вдох - выдох, расслабили мышцы. Риа, не отлынивай.
  Мизз Страбовски отвечала на базе за физподготовку и предпочитала неформальный стиль общения. Эта дама без каких-либо признаков возраста (в зависимости от освещения я бы дала ей от 30 до 50) с длинными каштановыми волосами и загаром на гладкой коже называла всех по именам и на "ты". Высокого чернокожего парня с бритым черепом - Фрэнки, блондина, на удивление похожего на проклятого Норгельма - Ханс, курчавого смуглого латиноса - Хорхе. Себя она требовала звать Амандой.
  Возражать позитивной, всегда улыбающейся Аманде желания не возникало. И если парни влюблено пялились на ее провокационно открытый пупок и длинные ноги, то у меня... были свои причины.
  Физподготовку я решила проигнорировать. Не вовремя начавшиеся месячные - ни при чем. Надо с первого дня продемонстрировать, что "курсант Вессон" - особа с маргинальным поведением, и поглядеть, какие меры тут применяют к нарушителям.
  Меры мизз Страбовски меня впечатлили. Она вошла в комнату за пять минут до начала занятий, с широкой улыбкой объявила, что месячные - не повод для прогулов, вытащила меня из койки (в буквальном смысле вытащила!), всучив упаковку прокладок и новый спортивный костюм, а потом, все с той же улыбкой, вынесла дверь сантехкабины, где я попыталась забаррикадироваться, и сунула меня лицом в ледяную воду. Человек без подготовки задохнулся бы через 2 секунды, но... она-то не знала, что я тренирована. Теперь знает.
  - Риа, лучше дружи со мной по-хорошему, - доброжелательность Аманды сочилась изо всех щелей. - Или придется дружить по-плохому. Я ведь могу сказать твоему куратору, что ты крайне нуждаешься в круглосуточной женской опеке. И поверь, я стану тебе родной матерью.
  Быстро прикинув перспективы, я согласилась дружить с ней "по-хорошему". Аманда просияла и обещала познакомить с "мальчиками" - курсантами, которые прибыли на базу раньше меня. Ими и оказались Фрэнки, Ханс и Хорхе. Неожиданно, что их так мало... Значит, сбежать будет сложнее...
  После финальной растяжки Аманда великодушно отпустила всех в душ. Правда, велела Хорхе заменить ее в роли "родной матери" и накормить меня завтраком.
  - Си, сеньора Аманда, - ответил тот.
  Завтракать пришлось тем, что нашлось в большом холодильнике в просторном холле на втором этаже. С электричеством в "средневековом замке" все обстояло хорошо. Хорхе на английском с сильным акцентом сообщил, что мне нужно заполнить карту-заказ на те продукты, которые я предпочитаю, и уже завтра они будут доставлены. А пока придется есть то, что уже в наличии.
  Как настоящая коламбианка, на завтрак я люблю сосиску с тостом, блинчики с кленовым сиропом и большую чашку кофе. В холодильнике были йогурты, сыр, апельсиновый сок, яйца, ветчина и буритос... Хорошо, что кофеварка стояла рядом.
  Фрэнки взял сок и буритос, Ханс - йогурт, сыр и ветчину, Хорхе на большой сковороде жарил яичницу, а я пила кофе и разглядывала парней. Ханс вызывал отвращение своей похожестью на Норгельма. Голубоглазый блондин с холодным взглядом, правильными чертами лица, пропорциональной фигурой и... наверняка, БДСМ-предпочтениями в сексе.
  Фрэнки - по всем статьям красавец, высокий, мускулистый, с умными глазами и чувственным ртом. Настораживало одно: взгляды, которые он исподтишка кидал на Ханса. Заинтересованные взгляды.
  Хорхе казался наиболее субтильным из них. Если бы я не была на физподготовке, то доверилась глазам своим. Но парень вытворял такое... Даже Аманда глядела с уважением. И, судя по всему, прочила его мне. Внимательно осмотрев его с тыла, в профиль и анфас, я решила, что особо сопротивляться не буду.
  - Риа, хочешь йогурт? - неожиданно спросил Ханс.
  - Нет, - ответила я быстрей, чем подумала.
  - Одним кофе сыт не будешь, - назидательно заметил Фрэнки.
  - Ри будет поесть яичница, - от плиты бросил Хорхе.
  - Си, - согласилась я.
  Хорхе тут же разразился длинной эмоциональной тирадой на родном языке. Как я поняла? По-испански - то есть "эспаньол", именно так он и сказал. Мои знания языка включали только это. Нет, еще "буэнос диас" и "буэнос ночес".
  - Нет, я не говорю по-испански, - медленно и едва не по слогам, так у нас принято общаться с туристами.
  Только Хорхе явно не турист. Интересно, как его угораздило попасть на базу разведуправления?
  - Он тебя прекрасно понимает, - заметил Фрэнки, - здесь тупых не держат.
  А это мысль! Надо прикинуться тупой, и тогда... я избавлюсь от контракта. Я усиленно похлопала ресницами и, сложив губы трубочкой, сказала:
  - О, Фрэнки, ты такой у-умный, спасибо-спасибо-спасибо! Ханс, а ты... такой ми-илый... И Хорхе... За что вас сюда замели?
  - Замели? - переспросил Ханс.
  - У милашки Риа уголовное прошлое, - с пошловатой ужимкой сообщил ему Фрэнки. - Ты сидела?
  - Две ходки, - умильно улыбнулась я. - Первый раз по малолетке, второй - кража со взломом, вышла по УДО. А ты? Небось, из какой-нибудь банды?
  - Бриджкем, штат Мачусасетт, преподавал уголовное право.
  Врет. Надеюсь, я врала не так топорно.
  - А ты, Ханс?
  - Я из Шведо-Норвегии, - сообщил двойник Норгельма. - Серийный маньяк, но не бойся, ты - не мой типаж.
  - С ума сойти! - обрадовалась я. - Всегда мечтала познакомиться с маньяком! Ханс, что ты делаешь сегодня вечером?
  - То же, что и ты, - произнес без интереса тот. - Общаюсь с куратором.
  В этот момент на стол передо мной плюхнулась тарелка с большим куском бело-желтой, красиво поджаренной яичницы, рядом на стул приземлился Хорхе и спросил:
  - Ри, а тебя замели за что?
  Я прожевала первый кусочек, взяла салфетку и скорбно призналась:
  - Меня подставили. Украли личность. Все - от банковских карточек до номера соцстраховки! А я не наркоманка, не колюсь и не нюхаю!
  - Чем докажешь? - Фрэнки подался вперед.
  Я протянула ему свои руки.
  - Следов от инъекций нет, - высказался Ханс.
  - Могу и ноги показать, - предложила я кокетливо. - И высморкаться.
  - У нас все равно нет оборудования, чтоб исследовать твои сопли на кокс, - с брезгливой миной протянул чернокожий красавчик.
  Хорхе с аппетитом ел, переводя взгляд с меня на Фрэнки и Ханса. Я тоже принялась за еду, когда он повторил свой вопрос.
  - Так тебя замели за что?
  Въедливый...
  - Так за наркотики, - вздохнула я. - Но мне их подбросили. Все восемь килограмм!
  - Восемь килограмм - это пожизненное, - разъяснил всем "профессор" уголовного права.
  - А что ты с ними делала? - заинтересовался Ханс.
  - Хотела сдать в багаж в аэропорту Кеннеди, - я снова похлопала ресницами. - А у стойки регистрации вдруг оказалось, что я не Клементина Мацолли, а Риа Джонс-Маккена!
  - Дай угадаю, - снова вклинился Фрэнки. - Эта Джонс-Маккена уже привлекалась за перевозку и хранение?
  - Какой ты умный! - я послала ему восхищенный взгляд и снова взялась за вилку.
  - То есть, на самом деле тебя зовут Клементина? - серьезно спросил Ханс.
  - Только не рассказывай куратору! - вскинулась я, изображая тревогу.
  В этот момент запищал планшет Фрэнки. Потом - планшет Ханса. Парни шустро прибрали за собой и, не прощаясь, ушли. Не знала, что планшет нужно всегда держать под рукой. Впрочем, это и к лучшему. Может, он сейчас тоже пищит. А я еще не доела яичницу! И не поблагодарила мужчину, который ее для меня приготовил.
  - Хорхе, как сказать "спасибо" по-испански? Граци?
  - Грасиас, - поправил меня без улыбки он.
  Я кивнула и повторила за ним.
  - Пор фавор, - прозвучало в ответ.
  Запомню.
  - Мизз Вессон, сеньор Мартинес, - неожиданно прозвучало за спиной.
  - Буэнос диас, сеньор Хранитель, - вежливо ответил Хорхе.
  Я обернулась - да, это был действительно Хайсмит, - и тоже поздоровалась. Не забыв идиотски улыбнуться и усердно похлопать ресницами.
  - В вашем расписании изменения, - сообщил он. - И виной тому блестящее сольное выступление мизз Вессон.
  - Моё-о? - преувеличенно удивилась я.
  - Ваши кураторы пока заняты, так что сеньор Мартинес убирает посуду, а мизз Вессон идет в комнату за планшетом. Встречаемся на минус третьем этаже.
  Хорошо... Тупенькая мизз исполнительно двинулась в комнату. Правда, в другую. Интересно, кто тут...
  - Мизз, ваша комната дальше по коридору.
  - Ой, мистер Хайсмит, сэр, я так запуталась! Моя надзирательница в женской тюрьме "Леуэлл" постоянно твердила, что у меня... кретинический топографизм... или... графотопический кретинизм? Ну вот, опять... Запуталась.
  - Чтобы не путать комнаты, носите с собой планшет. Там есть вкладка с подсказками, - преувеличенно вежливо ответил хранитель.
  Сегодня он выглядел так же, как и вчера: худой, высокий, бледнокожий, как большинство рыжеволосых, с невыразительным лицом рыбака или фермера. Скорее, конечно, рыбака, шкиперские бороды чаще носят именно они... С другой стороны, клетчатая ковбойская рубашка... Ладно, к чему гадать, он хранитель базы разведуправления, что само по себе говорит о многом.
  - А может, вы меня проводите? - я снова похлопала ресницами.
  - С удовольствием, - кивнул Хайсмит.
  Под его надзором я вошла в комнату, забрала планшет и вышла, чувствуя себя почти что так же, как если б действительно попала в старейшую женскую тюрьму Штатов Соединения. Впрочем, эта база ничем не лучше тюрьмы. Единственный плюс в том, что контингент смешанный: все-таки я натуралка.
  - У вас есть вопросы, мизз Вессон? - поинтересовался Хайсмит, пока мы спускались в лифте на минус третий этаж.
  - Не-ет, - для убедительности я даже покрутила головой.
  - Появятся - смотрите в планшет.
  Мы вышли из лифта и пересекли обширный пустой холл. Хайсмит толкнул дверь, ведущую в большую комнату со скругленными углами. Посередине было открытое пространство с большим столом и подобием интерактивной доски, еще несколько экранов для проекторов висели по стенам, а чуть в стороне стояли три ряда кресел, как в театре.
  В первом ряду уже сидел Хорхе. Хайсмит указал мне на место рядом, а сам остался стоять, опираясь о стол, и махнул рукой в сторону доски. Там я увидела все подробности нашего общего с "мальчиками" завтрака. Интересно, а то, как мизз Страбовски макала меня в ледяную воду, тоже где-то записано?
  - Мизз Вессон, вы быстро входите в образ, используя хорошо знакомый вам тип поведения. Это плюс. Минус - в деталях легенды. Вы...
  - Я? - перебила я. - Я ж не с Вейброда, сэр, и в Холлибаде не снимаюсь.
  - Сеньор Мартинес, где она прокололась? - не обращая внимания на мой выпад, спросил хранитель.
  - Риа слишком резко изменила поведение, - почти без акцента ответил Хорхе.
  Хайсмит снова продемонстрировал запись с начала. Вот я смотрю в нутро холодильника. Вот парни разбирают свои продукты, вот Хорхе жарит яичницу.
  - Здесь, - он ткнул рукой в экран.
  Это был момент, когда я решила, что буду притворяться тупой. Дьявол, сейчас это было очевидно. А казалось такой хорошей идеей... Ничего, еще лишь утро.
  - Но в целом мизз Вессон неплохо справилась, - вынес свой вердикт хранитель. - Она дала много информации, которую не так легко проверить, и не показала реакций, характерных для лжи. На будущее, мизз Вессон: общаясь с другими курсантами, обращайте внимание на то, что они говорят. Установка - узнать как можно больше правдивой информации, сообщив как можно меньше о себе.
  Я молчала, переживая свой провал. А все потому, что гад Норгельм позволил себя убить, а гад Ренкин притащил сюда!
  - Мизз Вессон, кто из троих курсантов лучше всего справился с этой задачей? - продолжил Хайсмит.
  Хорхе, конечно. Тут и к гадалке не ходи. Вопросы вовремя подкидывал, а сам о себе ни слова. Кроме непонятной тирады на испанском. И то, я ж не знаю, может, он стихи читал?
  Но хранитель со мной не согласился.
  - Сеньор Мартинес не дал о себе никакой информации вообще. И вас это сразу насторожило, верно?
  Я пожала плечами. Да, в нормальной жизни насторожило бы, но тут... Знать не знала про эти их установки. И про постоянное наблюдение - тоже.
  - Отлично, - непонятно чему обрадовался Хайсмит. - Остаются мистер Ольсен и мистер Кребл. Что скажете про них?
  Ольсен это, надо полагать, двойник Норгельма. А Фрэнки Кребл... врал как сивый мерин. Получается, что единственным, кому я поверила, оказался Ханс?! С ума сойти... Он сказал, что маньяк, и... я ни секунды не стала в этом сомневаться.
  - А что думает сеньор Мартинес? - поинтересовался хранитель.
  - Риа не поверила Фрэнки и поверила Хансу, - ответил тот.
  Наблюдательный...
  - Вывод: хотите, чтоб вам поверили, говорите хотя бы чуть-чуть правды, - подытожил Хайсмит. - Особенно, когда имеете дело с женщиной. У них очень развита интуиция.
  Хорхе с серьезным видом занес слова хранителя в свой планшет.
  - Вам обоим надо поработать над легендой, - продолжил рыжебородый. - Сеньор Мартинес, долго на незнании английского вы не проедете. Мизз Вессон, придумайте что-то пооригинальнее примитивной уголовщины.
  Он прав. Мне надо что-то придумать. Что-то, что поможет сбежать отсюда. А для начала... пожалуй, надо собрать побольше информации.
  - Мистер Хайсмит, можно узнать о здешнем распорядке? Я действительно не смогу покинуть базу в ближайшие полгода?
  - Вовсе нет, - доброжелательно ответил хранитель. - У вас запланированы занятия на местности, о подробностях узнаете от куратора.
  Это, конечно, не совсем то. Но тоже вариант.
  - А что значит "измененный пространственно-временной континуум"?
  - Это значит, что "Хайрок Касл" находится вне привычной вам реальности.
  Правды тут избегают не только курсанты, впрочем, чему удивляться?
  - То есть, все это - не реально? Виртуальное пространство? Или...
  - База вполне реальна. Вы, я, сеньор Мартинес - не игровые персонажи. И нет, наркотиков вам не давали, - поскучнел Хайсмит. - Вижу, вопросов у вас еще больше, чем я ожидал.
  Странно. Чего вообще можно ожидать от человека, которого продали непонятно кому на заведомо кабальных условиях, угрожая пожизненным заключением? Что он будет прыгать от счастья, как щенок за мячиком?
  - Дело в том, сэр, что со мной не обговаривали ни условия, ни последствия пребывания здесь. Я вообще ничего не знаю.
  - Хорошая легенда, - подал голос Хорхе. - Звучит, как правда.
  Потому, что это и есть правда!
  - Я еще не видел отчет вашего куратора, мизз Вессон, - склонил голову к плечу Хайсмит. - Если потребуется, я побеседую с вами дополнительно. Следите за планшетом, вкладка "Сообщения". А теперь приступайте к занятиям по текущему расписанию. Оба.
  А у меня до обеда испанский на самостоятельное изучение, а дополнительный язык никогда не помешает... И носитель языка в непосредственном доступе - рукой дотянуться... Осталось только выяснить, что в расписании у него. Хайсмит вышел, оставив нас наедине. Впрочем, теперь я была уверена, что одни мы лишь номинально: "Большой Брат смотрит на тебя"...
  - Хорхе, не поможешь мне с испанским?
  - Если ты поможешь мне с английским, - ответил латинос.
  Спустя час к моему активу прибавились "буэнас тардес" - добрый вечер, "ме йама Ри" - меня зовут Ри, "мучо густо" - очень приятно, ну, и такие мелочи, как "адьос" и "аста маньяна". Хорхе оказался продвинутым, ему требовались постановка ударений и исправление речевых ошибок, а не пополнение словарного запаса... Так что еще час мы бились с его "спасибо", которое, почему-то, чаще звучало как "спасиво".
  Об обеде нам сообщили планшеты.
  - Энкантадо, - сказал Хорхе. - Я восхищен. Так говорят при знакомстве с красивой девушкой. А ты еще и умная.
  - Тупых тут не держат, - вздохнула я. - Так что я тоже "энкантадо".
  - Ты - энкантада, - поправил Хорхе.
  Потом он рассказывал мне о родах в испанском языке, и почему мужчина "энкантадо", а женщина "энкантадА"... Словом, на обед мы опоздали.
  От отсутствия аппетита я не страдаю, но сейчас меня больше интересовало расположение камер. Судя по ракурсу съемки, в холле их было несколько. Почему же я не вижу ни одной?!
  - Риа, опаздываешь.
  - Доброго дня, куратор Ренкин, - сладко пропела я. - Я же все равно тут пожизненно, так что куда спешить?
  Хорхе взглянул на меня как на самоубийцу и быстро ретировался на свои занятия.
  - А знаешь, ты права, - вдруг выдал сержант-агент-куратор. - Как минимум, я задолжал разговор. Ешь спокойно, теорией обмана с тобой сегодня занимался Хранитель.
  Теория обмана. Вот как это называется, кто бы мог подумать. Запомню. Но всем теориям я предпочитаю практику. И пока доедаю свой томатный суп из пакета, придумаю для тебя новую ложь.
  Жертву я на нем уже отыгрывала, и, вроде бы, он... Нет, он знал, что все вокруг инсценировка, и оценивал мое актерское мастерство... Так что эту роль можно попробовать еще раз. Но сначала послушать, как соврет он.
  Ренкин отвел меня в какую-то комнату в другом крыле коридора. И там было окно! Там было целое огромное окно, а не узенькая щель, имитирующая бойницу, как в комнате, где меня поселили. А за окном прозрачная синь неба, яркое солнце и бескрайнее море... Краски казались не яркими, словно подернутыми седой дымкой, но это было сказочно. Там, снаружи, жила моя свобода...
  - Почему ты не осталась спокойно ждать инструкций?
  Вопрос вернул меня на землю. Точнее, на каменные плиты замкового пола.
  - Вы о чем?
  - Это был риторический вопрос, Риа. Ты, когда бумаги подписывала, хотя бы удосужилась прочитать об Агентстве?
  - Это тоже риторический вопрос?
  - Понятно, почему ты хочешь сбежать.
  - В самом деле, понятно? А я до сих пор не понимаю, как в один миг из свободной гражданки стала собственностью какого-то мутного агентства.
  - Иногда приходится жертвовать ради всеобщего блага.
  Бла-бла-бла. Куда же без этого.
  - Но, Риа, ты ведь еще не знаешь, что на другом конце радуги.
  И так ясно, что не горшочек с золотом...
  - Видишь ли, помимо материальной стороны, которая, поверь, тебе понравится, есть еще такая штука, как уважение. Агентству ничего не стоило бы использовать тебя в темную. Задания ты бы получала по-прежнему от Мортимер, но... Мы сочли, что ты достойна большего. Доверия.
  - Спасибо за доверие, куратор Ренкин, только прилетело оно с большим-большим опозданием.
  - Не сбежала бы, узнала обо всем своевременно. Ты должна гордиться, что для обучения выбрали тебя.
  Очередное бла-бла-бла я пропустила. Мне показалось... послышалось... едва заметное жужжание возле уха. Пытаясь выявить источник звука, я покрутила головой, чем вызвала недовольство Ренкина.
  - Риа, я говорю, что твой талант нужен обществу, что его нужно использовать для того, чтоб сделать мир вокруг лучше, а ты опять все мимо ушей?
  Он сам-то в это верит? Сделать мир лучше, у-у-у-у, как все запущено... Но теперь... мне есть, с чем работать.
  - Почему все решают за меня: кем мне быть, как использовать свой талант, где учиться? - главное, чтоб переход был не заметен... - Сначала соцслужбы, потом Панти, теперь вы с вашим Агентством? Да и какой талант, о чем вы говорите?! Я самая обычная мошенница, просто мне везло.
  - А ты никогда не задумывалась, почему тебе так везло?
  - Пантиша прикрывала, тут и думать нечего.
  - Ну а если...
  Возле уха опять послышалось жужжание.
  - Никаких если, - отмахнулась я в попытке поймать настырное насекомое, - я хочу жить своей жизнью, собственной, а не навязанной.
  Как там говорил Хайсмит? Хоть каплю правды, и тебе поверят? Этой капли должно хватить.
  - А про родителей ты уже забыла?
  - А родители-то здесь причем? Хотя вы правы, они тоже все решили за меня, лучше бы я вообще не рождалась!
  - Не говори так, Ри.
  Да! Он поверил.
  - Вы не сирота, мистер? Тогда не поймете.
  - Хорошо, Ри, мы вернемся к этой теме позже. А сейчас поговорим о контракте, который ты подписала, не читая.
  - А что о нем говорить? Срок пожизненный, этого достаточно.
  Он поморщился. Надо же, какая щепетильность!
  - Ри, раз уж ты не хочешь говорить о призвании, посмотри на все с другого ракурса. Здесь ты можешь получить максимум бонусов. Например, курсанты и агенты после выпуска получают отличное содержание. Намного больше, чем ты у Мортимер. За каждую акцию на личный счет зачисляется круглая сумма, а...
  - Цена моей жизни? Вы думаете, что этим можно компенсировать свободу?
  - Ты и раньше рисковала - и свободой, и жизнью.
  - Не знаю, что вы там себе вообразили, но я никогда не хотела стать Джеммой Бонд!
  - Да уж, карьера Клайды намного привлекательней.
  - У нее, по крайней мере, был Бонни!
  - Жили они недолго и несчастливо, зато умерли в один день?
  - А у героини Зухры Томазо в "Дело сделано" вообще по два бойфренда на фильм погибали.
  - Все-таки фильмы про агентов ты знаешь хорошо, значит, интересовалась, смотрела и...
  - И что? Их вся Коламбия смотрела, - перебила я и поняла, что выхожу из образа.
  Спас меня планшет. Следовало идти на занятие, кратко обозначенное "Яды и противоядия". Ренкин объяснил, куда.
  Я не стала прощаться, все равно еще увижусь с ним как минимум дважды - на стрельбе и на итоговой беседе с куратором... а сейчас придется знакомиться с мистером Номом. И главное при встрече не дать ему возможности подсунуть мне какой-нибудь из предметов изучения...
  Лаборатория находилась на минус четвертом этаже. Мистер Ном был мужчиной в возрасте, невысоким подвижным живчиком в белом лабораторном халате поверх простых джинсов и майки. Как оказалось, он успешно совмещал теорию с практикой, не только обучая курсантов, но и лично создавая новые яды.
  - Яды и токсины, - педантично повторил он. - В нашем деле я неточностей не терплю. Сегодня у вас ознакомительное занятие, и начнем мы его с теста.
  - Тестировать на себе ничего не буду, - немедленно открестилась я.
  Мистер Ном опустил на нос свои очки в круглой металлической оправе и подозрительно взглянул поверх них мне в лицо.
  - Включите планшет, мизз.
  Пока я не знала, пригодится ли мне то, что я смогу тут узнать. Поэтому послушалась и... С экрана планшета на меня смотрел внушительный список вопросов.
  "Перечислите широко известные лекарственные растения, которыми можно убить человека".
  "Назовите три признака отравления цианидом".
  "Какие химически синтезированные яды появились за последние 100 лет".
  "Что нужно смешать с алкогольным напитком, чтобы достичь:
  а) летального исхода
  б) комы
  в) продолжительного снотворного эффекта".
  "Какой яд быстрее распадается после смерти:
  а) змеиный
  б) паучий
  в) ботулотоксин
  г) рыбы фугу".
  После рыбы я взбунтовалась.
  - Мистер Ном, вы интересные вопросы задаете. Но я не планирую стать второй Екатериной Медичи!
  - У вас и не получится. Время идет, мизз, или хотите отрабатывать первое же занятие?
  - Отрабатывать? В смысле, пробирки ваши помыть, пол отдраить, лабораторию закрыть? Это я с радостью!
  - Мизз, отрабатывать мои занятия - это полностью самостоятельно выполнить практическое задание и отчитаться по теории. В ваше личное время. И в мое рабочее.
  О наличии у меня личного времени я услышала впервые. С одной стороны, тратить его на лабораторию не хотелось. С другой - как меня заставят?
  - Вижу, вам нужен хороший стимул, - заметил Ном, возвращая очки на переносицу.
  Повернулся к лабораторному столу, взял шприц и... с размаху вогнал его мне в шею. Дерьмо... Дерьмо-дерьмо-дерьмо!
  - Это медленнодействующий яд, - подтвердил он мои худшие подозрения. - Пройдете тест, в конце занятия получите противоядие.
  Я сжала зубы. Вот теперь карьера знаменитой отравительницы стала гораздо привлекательней. С удовольствием расплачусь с ядоделом его же монетой!
  - Поторапливайтесь, яд хоть и медленный, но мозг выключает в первую очередь.
  - Вам не позволят меня убить. Происшествие на базе, скандал, отстранение - так я вижу ваше будущее.
  - Через три минуты ваше будущее не увидит вообще никто, - скучным тоном сообщил Ном. - А уж я-то выкручусь, на моей территории нет ни одного дрона.
  В груди вдруг нехорошо кольнуло. Методы обучения на этой базе специфические. Ну, Ренкин, ну, ты гад! Сознание скользнуло мимо слова "дрон", а рука сама потянулась к планшету.
  Спустя полчаса, когда я, с ужасом прислушиваясь к собственным ощущениям, выдала ответ на последний вопрос, Ном прекратил возиться со своими пробирками.
  - Ну вот, видите, все не так и плохо, - сказал он равнодушно. - Аконит, ландыш и валериану назвали правильно. И про цианистый калий знаете. Даже про "А02", хоть это не совсем отравляющее вещество. И про снотворное сообразили. В целом, с вами можно работать.
  Он развернулся и пошел к выходу.
  - Мистер Ном, противоядие! - крикнула я ему в спину.
  - Я ввел вам безвредный физраствор, - ответил он. - К следующему занятию подготовьтесь, список литературы - во вкладке "Материалы".
  Я усмирила бешено колотящееся сердце и пообещала себе, что буду самой прилежной ученицей мерзкого старикашки. До тех пор, пока не сбегу отсюда.
  
  Глава 3
  
  В остальном день прошел... нормально, если вообще можно использовать это слово в моей ситуации. Больше никто не пытался меня отравить или утопить. На стрельбе Ренкин показал мастер-класс, посылая пули в цель из-за спины, в падении, лежа с переворотом, с закрытыми глазами...
  Я вспомнила, что подумала о нем при первой встрече - "где учат стрелять этих полицейских". Гад! Слишком искусно он создал образ не очень умного, но упертого сержанта-детектива... И "случайная" пуля сыграла в этом одну из первых ролей. Он обвел меня вокруг пальца, меня, с блеском провернувшую не одну операцию с фальшивой личностью! Несмотря на ненависть, я... кажется, начала его уважать.
  Потом было занятие паркуром с мистером Ассанди. Глядя на этого типа, я испытала смешанные чувства. С одной стороны, такие мужчины всегда мне нравились. С другой, конкретно этот настораживал. Он был очень сексуален, смешанная кровь часто дает таких в меру мужественных красавцев без излишне развитой мускулатуры. Слишком смуглая даже для латиноса кожа, живые миндалевидные глаза с прищуром, бритый череп и короткая мавританская бородка - один черт разберет, чьи гены тут отметились. Одежда на нем терялась: светло-серая майка и темно-серые трикотажные штаны без принтов и логотипов, серые же кроссовки...
  Тем более, когда он начал двигаться... взлетал на отвесную стену, делал кульбиты под потолком... Занятия проходили на минус двенадцатом этаже, возможно, изначально там была какая-то пещера, теперь же - зал для паркура.
  Вот делать скидку на то, что я не паркурщица, и даже не фанатка, мистер Ассанди не собирался и требовал, чтоб я повторяла все за ним. Хорошо, сыграем в авторитарного тренера и жертвенную жертву. Я повторила, и повторила неплохо, разбив в кровь локти и колени. Была бы чуть более неловкой, получила бы травму головы. А еще повредила бок, почему-то матов на полу не предусматривалось. Больно-ооо...
  Прибежал Ренкин (за дверью дежурил, что ли?), поругался с Ассанди на очень тарабарском языке, оказал первую помощь, словом, исполнил угрозу Аманды, став мне, практически, родной матерью. Только что на руках из зала не вынес. Подозрительно... И с места в карьер, прямо в лифте, начал вещать мне про информацию.
  Информация, способы ее добычи, новейшие методики... Не помогли мне новейшие методики, я очень тщательно собирала все сведения про Норгельма... Не хватило самой малости: записей Джима Сеттона. Но кто же знал, что иногда работают даже безумные идеи сторонников теории заговора?
  Информация нужна была мне, как воздух. Но не спрашивать же у Ренкина, каким образом он провел меня на базу?
  - У меня тут будет личное время?
  - Конечно. Мы подводим итоги дня после психологической разгрузки. Потом до отбоя - личное время.
  Задница... Про итоговую беседу с куратором я уже подзабыла...
  - Здесь есть другие курсанты, кроме тех, с кем я уже знакома?
   - В данный момент - нет.
  - Сколько будет действовать обезболивание?
  - Стандарт - пять часов, но доктор Хлоя проведет дополнительные тесты.
  Доктор Хлоя и медблок располагались на минус втором этаже. Автоматические двери не пропустили меня дальше стерильно-белого предбанника, а механический голос выдал предупреждение, что руками без соответствующей санобработки трогать ничего нельзя.
  Вслед за голосом откуда-то вылетели больничные бахилы, а в лицо прыснуло какой-то освежающей жидкостью. И лишь потом в комнате материализовалась доктор Сандерс, как значилось на бейдже. Блондинка с волосами до плеч, строгим взглядом и профессионально-широкой улыбкой, одетая в не слишком длинный голубой халат.
  Придирчиво осмотрев мой бок, она нажала на кнопочку в небольшом пульте, который держала в руках. В стене появилась ниша, куда мне было велено встать.
  - Это просто компьютерный рентген, - объяснила док Сандерс. - Хочу уточнить, нет ли ушиба легкого.
  Я пожала плечами. Даже если есть, вряд ли завтра Аманда позволит пропустить физподготовку.
  - Я рекомендую вам сбавить темп, мизз Вессон. Постепенно вы освоите паркур - в той мере, в какой способны. Ассанди не бог, поверьте, и он не может всего.
  Док выяснила, что ушиба нет, но таблеток на ночь выдала. Я не стала разубеждать ее в том, что пласталась исключительно по собственной дурости, стремясь к идеальному идеалу - суперпаркурщику Ассанди. И просить об освобождении от физподготовки - тоже. Но она сама сказала, что внесет в мое расписание снижение нагрузки. Как и следующий визит в медблок.
  Мне показалось, что доктор Хлоя единственный нормальный человек из всех встреченных на базе. Она не учила меня жить, не ставила невразумительных целей, зато помогла, и помогла реально.
  Ужинала я в одиночестве все тем же томатным супом из пакета. "Мальчики" где-то задерживались. Так что и на психологическую разгрузку пришлось идти, следуя подсказкам планшета.
  Он завел сначала в просторный кабинет, где одну стену целиком занимал аквариум. С красивой подсветкой и экзотическими рыбами кислотно-ярких расцветок. Жаль, что я не фанат подводного мира. Да и мир растительный меня не особо занимает. Другие дело - городские джунгли. Там бы я сейчас развернулась...
  Но планшет развернул в другую сторону. За вьющимися лианами, деревьями в кадках и роскошными папоротниками скрывалась неприметная раздвижная дверь. Дверь без вопросов идентифицировала меня как курсанта Вессон. Внутри была комнатка размером с небольшой шкаф и с неудобной на вид кушеткой под большим монитором, на котором сейчас мерцали психоделические радуги и концентрические круги.
  - Располагайся, Риа, - раздался приятный голос бархатного тембра. - День был тяжелый, приляг и отдохни.
  - Это обязательно?
  - Обязательно, - в голосе появились металлические нотки. - Смотри на монитор, это поможет расслабиться.
  Я громко сообщила, куда лучше всего отправиться непрошенному советчику. Терпеть не могу заигрывания с мозгом вроде гипноза и всяких иных программирований. Моя голова, а значит, там будет только то, что я захочу.
  - Ошибочное мнение, Риа, - сообщил голос. - Но раз так, позволь получше узнать тебя, ведь моя цель - только помочь расслабиться после тяжелого дня.
  С учетом того, что утром сказал Хайсмит, информацию о себе стоит приберечь. Что бы там не вещал этот голос.
  - Ну же, Риа, простой психологический тест. Всего несколько вопросов, и... я отстану.
  Неожиданно. Кажется, здешний психолог не зря ест свой хлеб. Всем остальным даже в голову не пришло так просто со мной договориться. Верю ли я в реальность этого обещания - вопрос другой. Боком присев на кушетку, я показала, что готова отвечать.
  - Что ты предпочтешь на завтрак: чашку кофе или стакан сока?
  Кофе, что же еще?
  - Твоя любимая форма - квадрат, круг или треугольник?
  Смешно. Даже неучи вроде меня знают из детских передач, что выбирать надо круг. Это совершенство среди прочих фигур. А значит...
  - Виноград, банан, манго и персик - твой выбор?
  Некорректный вопрос. Так я и сказала - по каким критериям выбирать? По вкусу? По цвету? По совокупности ощущений?
  - Не раздумывай, говори первое, что пришло в голову.
  Ага. Да ничего мне не пришло, ставьте задачу конкретней. Я и сказала "банан", просто чтоб отделаться.
  Потом был вопрос про музыку, я вспомнила трепетную любовь Лауры - Ивонну Себастиан, органистку из Эвропы. Потом... От монитора отделилось светлое облако, быстро принявшее облик сияющего херувима, какими их изображают на рождественских открытках. Херувим был пухленьким, с весьма женоподобными формами, но... с явно выпирающим мужским достоинством. Свет обтекал его фигуру, заставляя слезиться глаза, и голос обволакивал, и руки на плечах были вполне осязаемы...
  - Мы вознесемся на небо, ты получишь все, что не могут дать простые мужчины, - прошептал херувимчик на ухо, - только признайся в собственных желаниях. Ты хочешь меня здесь и сейчас?
  Просто в точку! Сериал про нефилимов отдыхает...
  - Я подарю тебе вечность, - связно сказала я, после чего зашлась в неконтролируемом хохоте.
  - Я подарю тебе вечность, - серьезно повторил херувим.
  Давно не смеялась вот так - до слез и хриплого кашля. А он все твердил эту фразу, пока мой хохот не стих.
  - Свободен, - приказала я. - Виртуальный секс не уважаю.
  Но даже после этого ничего не изменилось. Программа зависла.
  Или, может быть, херувим не понимал слова "нет"? В любом случае, свою психологическую разгрузку я уже получила. Выйти удалось, правда, со второй попытки, точнее, мне помог Ренкин. Как он ругался, я почти заслушалась...
  Следом за ним в кабинете со стеной-аквариумом объявились Ассанди, Аманда, Хайсмит и незнакомый мне мужчина в комбинезоне защитного цвета с чемоданчиком и большим ноутбуком.
  Хайсмит отправил того в каморку, из которой до сих пор раздавалось "я подарю тебе вечность". Аманда заглянула туда поверх его плеча, перевела взгляд на хранителя и доброжелательно сообщила, что когда психолог Джей-Джей вернется из отпуска, она лично оторвет ему яйца.
  Ренкин извинился перед остальными и велел мне выметаться из кабинета. Я пожала плечами и пошла. Но до того все-таки успела заметить, как из зарослей лиан стали выходить "мальчики". А оглянувшись перед тем, как Ренкин захлопнул дверь, обнаружила еще кое-что.
  Куратор Фрэнки - Аманда. Ассанди работает с Хорхе. Тогда Хайсмит явился не только как хранитель базы, но и по душу Ханса. Впрочем, мне нет до них никакого дела, я здесь все равно не задержусь.
  - Риа, как ты умудрилась вывести из строя программу разгрузки? - начал нудеть Ренкин, едва мы вошли в лифт.
  Надоел, как завязший в зубах салатный лист.
  - Меня не привлекает "вирекс", - доступно объяснила я.
  В подпольных клубах Вуманхеттена имелись похожие программы. Виртуальный секс продавали пресыщенным богатым дамочкам, извращенцам и импотентам. Пол Дрю, помнится, говорил, что полиция отслеживает ситуацию, а психиатры ратуют за использование "вирекса" с целью профилактики преступлений на половой почве. Он, кажется, даже хотел сделать репортаж, но Панти не дала ему допуск.
  Так что я имею полное право обидеться: не стоило равнять меня с извращенками.
  - И это говорит мне та, чье воображение создало монстра-гермафродита?
  Тут я вспомнила про вопросы "психологического теста" и снова стала неприлично хохотать.
  Ренкин хмурился изо всех сил, но под конец не выдержал:
  - Что тебя так рассмешило?
  Как объяснить серьезному сержанту-агенту-куратору, что твои подруги в старшей школе были готовы на все ради диска с новой серией "Настоящего нефилима" и Дэйма Меттона в роли сына Вельзевула? И как слова этого самого Дэйма наложились на образ... да-да, монстра-гермафродита, созданного согласно моим ответам на тест?
   - Вы не поймете. Просто на будущее - я не нуждаюсь в психологической разгрузке.
  - Когда психолог вернется из отпуска, скажешь ему это сама.
  Мне не придется. К тому времени я буду далеко отсюда.
  Кажется, Ренкин догадался, о чем я думала. Потому что вместо итоговой беседы устроил мне экскурсию по базе. Минус-этажи были связаны друг с другом и надземной частью Хайрок Касл только лифтовой шахтой.
  - А если лифт вывести из строя?
  - Попробуй, если получится обойти пять уровней защиты, я лично выбью тебе день отпуска в Нью-Йорке.
  Ладно, если не обнаружится никаких иных способов попасть на волю, я воспользуюсь его предложением.
  Наверху имелись опоясывающие каждый этаж галереи, с которых воины в прежние времена обороняли замок. Они были защищены от стрел противника высокими стенами с узкими бойницами. Сейчас, как объяснил Ренкин, на галереях стояли магнитные ловушки, а стены охраняли электронная сигнализация внутри и подразделение спецназа снаружи.
  Упоминание спецназа, а значит, живых нормальных парней с автоматами, внесло изрядную долю оптимизма, но Ренкин постарался тут же исправить ситуацию:
  - Контакты со спецназом исключены, солдаты находятся за периметром измененной реальности.
  Это мы еще посмотрим. А пока я послушно проглотила очередную сказочку. Надо изобразить разочарование. Подумав про недоступных парней из спецназа, я очень натурально скорчила кислую мину.
  Ренкин, похоже, не поверил пантомиме. И предложил подняться на крышу. Я с энтузиазмом согласилась: осмотреться сверху никогда не помешает. Вопреки моим ожиданиям на крыше не стояло ни одного вертолета. Даже завалящего параплана не нашлось. Хуже того - как я не присматривалась, Хайрок Касл окружала непроглядная темнота.
  Так не бывает, так не может быть в современном мире: зарево мегаполиса, отсвет маяка, огни небольшого города, да просто фонарь над воротами! Хотя бы небольшой отблеск, пусть рядом с горизонтом! Я вспомнила факелы по дороге на базу и задумалась, где все-таки нахожусь.
  - В Хайрок Касл проводились эксперименты с рядом новейших технологий, - негромко сказал Ренкин, заставляя прислушаться к своим словам. - Результатом стало исчезновение базы с места локации. Ученые вместе с замком оказались в этой реальности, вынесенные из нашего привычного мира взбесившимися протонами и нейтрино. Эксперименты были прекращены, а базу получило Управление Безопасности. Более идеального места для обучения агентов просто не существует...
  Верить? Не верить? Все, даже непроглядная тьма вокруг, может быть подстроено, чтобы обмануть не только мой разум, но и органы чувств...
  - Управление Безопасности? - переспросила я. - Не слышала о таком. Новое правительственное агентство?
  - Можно сказать и так.
  Я сделала вид, что верю. Панти всегда говорила, что все продается и все покупается. Даже федералы. С разведкой она дел не имела. Или, все-таки, имела, раз сдала меня им? Может, это Управление Безопасности еще круче, чем центральное разведывательное?
  Вернувшись с экскурсии на свой этаж (Ренкин проводил), я получила, наконец, себя в свое собственное распоряжение. Накопившееся за день напряжение требовало разрядки. Алкоголь здесь, интересно, имеется?
  Чтоб выяснить это, пришлось идти в холл к холодильнику.
  - Ола, - поприветствовал меня Хорхе.
  - Пиво есть? - прямо спросила я.
  Он махнул рукой в сторону объемного шкафа, откуда я доставала пакеты с супом. Пиво нашлось на нижней полке, несколько упаковок с надписями готическим шрифтом на бутылках. Я взяла сразу две, чтоб не возвращаться.
  - Что ты сделала с программой разгрузки? - спросил подошедший Фрэнки. - Фуу, пиво...
  Не нравится, не пей, сноб из Мачусассетса. И ничего я не обязана тебе объяснять. Настроение катастрофически портилось, пена лезла из бутылки, не давая добраться до вожделенной жидкости.
  - Совсем ничего. Как и она со мной, - ответила я. - А что? Недополучил виртуального траха?
  - Нарываешься? - с обманчивой мягкостью спросил афроколамбианец.
  Нарываюсь. Еще и ребра разболелись. И пиво теплое.
  - Ни в коем разе. Просто говорят, что это у женщин мозг - самая большая эрогенная зона.
  - Ри, я совсем тебя не понимаю, - жалобно сказал Хорхе.
  - Это к лучшему, приятель, - подмигнул ему Фрэнки. - Когда у них {такие} дни, они сами себя не понимают.
  Настроение упало еще на пару пунктов. Хотя падать и без того было некуда. Хотелось сказать большую гадость про его специфическую ориентацию, но ведь решит, что вижу в нем конкурента. Так что отпив большой глоток, я улыбнулась:
  - В этом твое преимущество, красавчик. Зато у меня выбор побогаче, чтоб обойтись без вирекса.
  - Она озабоченная, - пожаловался Фрэнки в пространство.
  - У тебя в программе был вирекс? - удивился Хорхе.
  Оказалось, что так "повезло" одной мне. У парней были прогулки по берегу океана, тропический лес и пение птиц... "Мальчикам" программу настраивал еще не ушедший в отпуск психолог базы. Лично.
  С расстройства я допила вторую бутылку. Слегка полегчало. Хорхе поднялся и достал из шкафа еще. Мы чокнулись и, хоть пиво как было, так и осталось теплым, пошло хорошо. Фрэнки почти решил присоединиться, как вдруг...
  - Десять минут до отбоя, - из-под потолка раздался голос Хайсмита, - курсантам вернуться в комнаты.
  - А что будет, если не вернуться? - вопрос адресовался потолку, но ответ я все же получила.
  - Как спокойно было без баб... - протянул Фрэнки.
  - Ри, мы здесь для того, чтобы стать настоящими агентами, - проникновенно сказал Хорхе. - Не порть свой первый день на базе.
  Идейный. Да что ж мне везет последнее время, как утопленнице?
  - Да брось, пусть попробует. Пошли, - Фрэнки положил руку на плечо Хорхе.
  - Ри теперь член команды, - возразил латинос. - Мы не можем оставить ее тут. Давай.
  Фрэнки выбил из-под меня табурет, Хорхе, отступив назад, подхватил под спину и вывернул руки, отчего я чуть не клюнула носом пол. Афроколамбианец надавил на лодыжки, да так больно, что из глаз чуть не брызнули слезы. Они взяли меня один за руки, другой за ноги и бегом доставили в комнату. Идиоты! Швырнули на койку и выскочили вон.
  Благотворное действие алкоголя тут же растаяло - практически бесследно. От злости и бессилия хотелось бросаться на стены. Никогда, даже в приюте, я не чувствовала себя настолько беспомощной. Последней каплей стало поведение "мальчиков", видно их я уже считала подсознательно своими. А они не просто на стороне этих ненормальных, они сами рвутся стать такими!
  Но позволить себе проявить слабость - недопустимо. Я одна против всех, что ж, пусть эти все пожалеют, что связались со мной. Тело болело, ребра снова разнылись, так что я закинула в рот таблетки, выданные доктором Хлоей, и встала, чтоб запить их водой.
  Мелодичный трезвон планшета возвестил об отбое. Свет не погас, замок в двери не щелкнул, уж и не знаю, чего так боялись эти придурки. Никто не...
  - Курсант Вессон, немедленно явиться в кабинет психологической разгрузки, - механическим голосом сообщил планшет.
  Неожиданно. Я взяла его в руки - да, вот и текстовое сообщение от Хайсмита. Интересно, это из-за херувимчика? Или хранитель будет песочить? Он что-то говорил о возможной личной беседе. Вдруг просмотрел отчет Ренкина и решил, что мне здесь не место? Конечно, обольщаться не стоит, но... вдруг?
  Я с надеждой рванула на минусовой этаж. В кабинете с экзотическими рыбками расположился целый табор парней в комбинезонах, вокруг них лежали витки кабелей и ящики с инструментами, а у аквариума стоял Хайсмит и выговаривал кому-то:
  - Ищите. Мне нужна причина.
  Я смотрела во все глаза. Техподдержка базы? Значит, людей здесь на самом деле больше, чем кажется? Или они пришли так же, как вчера я и Ренкин? Надо выяснить! Я непринужденно поздоровалась. На меня не обратили внимания. Все, кроме Хайсмита.
  - Вессон, расскажите в подробностях, что случилось перед тем, как программа зависла.
  Я пожала плечами:
  - Разве у вас не записей?
  - В кабинете психологической разгрузки записи не ведутся.
  Упущение. Как же так?
  - Упущение, - согласился Хайсмит. - С завтрашнего дня и пока не вернется психолог, будем писать. Вессон, мы слушаем.
  Мы? Оказалось, наш диалог привлек внимание. Из каморки, которую занимали мы с херувимом, выглянул незнакомец с ноутбуком.
  У него было лицо отчаявшегося человека.
  - Чертов программер, такого в коде нах... простите, намудрил. Так что случилось, мизз?
  Я рассказала. Даже изобразила в лицах. Странно, но никто даже не улыбнулся.
  - Давайте пошагово, - вздохнул бедняга, которому пришлось исправлять код.
  - Давайте, - согласилась я. - Только у меня, вообще-то, отбой...
  - Вессон, завтра вы освобождены от физподготовки, - бесстрастно выдал Хайсмит. - Помогите технику.
  - Конечно, сэр, чем смогу, сэр, - подобострастно закивала я.
  Хранитель едва заметно сморщился, потребовал доложить о результатах и ушел. Да! Да-да-да! Хотя парни в рабочих комбинезонах так и продолжали игнорировать мое присутствие, мне хватило разговора с техником по имени Джед. Джед нервничал, искал и не находил ошибку в коде, а я подливала масла в огонь, заглядывая через плечо в его ноутбук и задавая самые идиотские вопросы, которые приходили в голову. Мне надо было уйти отсюда. Но так, чтоб Хайсмит ничего не заподозрил. И пока еще не установлены камеры.
  У рабочих на комбинезонах были задние карманы. А в них... апфоны. Когда Джед с руганью выставил меня из кабинета, я незаметно прихватила трофей. Надеюсь, его хватятся не скоро.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 8.74*12  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | | О.Алексеева "Принеси-ка мне удачу" (Юмор) | | Ю.Эллисон "Хранитель" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | А.Атаманов "Ярость Стихии" (ЛитРПГ) | | Б.Толорайя "Найти королеву" (ЛитРПГ) | | А.Енодина "Не ради любви" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"