Reeve: другие произведения.

Танец снежинок

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
  • Аннотация:
    Привычный жестокий мир Наруто оказывается не так уж привычен и куда более жесток. Почему? Да потому, что никакого Наруто, спасителя всея мира, пока и в проекте нет. Зато землю топчут такие монстры как Учиха Мадара и Сенджу Хаширама. Идёт бесконечная война всех со всеми. Как в таком хаосе выжить маленькому, но гордому клану Юки? Сохранить независимость, или присоединиться к одной из зарождающихся Скрытых Деревень? Доля крутиться ужом на этой раскалённой сковороде выпала юному наследнику клана. От автора: Перебираюсь на фикбук в связи с чем начал новый фанфик. Пока не могу сказать, насколько меня хватит, но многое зависит и от вас. Оставляйте свои комменты, поверьте - подобная отдача для меня очень важна, причем не меньше, чем сам творческий процесс. Периодически буду обновлять файл, но сразу прода будет появляться только здесь: http://ficbook.net/readfic/3176180

  Танец снежинок
  
  Пролог
  
  Раздражение копилось с самого утра. Затянутое тучами небо, промозглая погода и противный мокрый снег. Долбанные поставщики, срывающие поставки и заставляющие меня сотрясать стены офиса великим и могучим. Привередливые клиенты, которым и то не так, и сё не эдак. А под конец дня ещё и в пробку попал.
  И вот, сидя за рулём и недовольно косясь по сторонам, где из-за непогоды встряли на шоссе такие же бедолаги, я мечтал, как вернусь домой и начну ломать кости, крушить черепа, разрывать на части и отбивать яйца. Не сочтите меня за маньяка, но... мортиш же новый вышел! Самый верный способ снять скопившееся за день напряжение - навалять кому-нибудь виртуальных люлей. Причём, благодаря интернету, объектом твоей эмоциональной разрядки может стать не просто компьютерный болванчик, а реальный игрок.
  Вообще, новая часть любимого файтинга меня порадовала. Всё как всегда смачно, кроваво и брутально - самое то, после тяжёлого трудового дня. Короткая сюжетная компания была пройдена на одном дыхании в первый же день и, в принципе, оставила после себя приятные впечатления. И, что самое главное, на должном уровне раскрыла моего любимого бойца Саб-Зиро. Да, этот ледяной (ледяной, а не голубой!) ниндзя мой фаворит с самых первых частей серии. В принципе, Скорпион тоже ничего, но его бэк мне не так импонирует.
  И вот, машина впереди, наконец тронулась. Предвкушая, как насажу кого-нибудь на ледяной кол - а я насажу, не зря же неделю за Сабзирыча комбухи зардачивал! - я аккуратно надавил на педаль газа, и моя машина неспешно покатила вперед. Вдруг сзади послышался какой-то дикий грохот и скрежет металла о метал, как-то сразу начался гомон автомобильных гудков и последнее, что я увидел, были чьи то фары, полыхнувшие в зеркале заднего вида
  Ну а дальше произошло то, что я назвал 'сбылась мечта идиота'. И хоть идиотом я себя не считаю и уж, конечно, ни о чём подобном я в жизни не мечтал, но, тем не менее, факт остаётся фактом - я переродился в другом мире и стал 'ледяным ниндзей'. Да уж, кто бы не отвечал за все эти реинкарнации, Колёса Сансары, или как там всё это называется, но у него наичернейшее чувство юмора.
  
  Часть первая. Становление Снеговиков
  
  Глава 1
  
  Ночную тишину в горной крепости клана Юки разорвал пронзительный детский крик. То был крик, возвестивший о начале новой жизни. Да, этой тихой снежной ночью, был сделан первый вдох, а потом, соответственно, и выдох, того, кому суждено будет стать настоящей легендой мира шиноби. Причём, для многих, такой легендой, которая заставляет кровь стыть в жилах. Пришествие Ледяного Ужаса состоялось.
  Впрочем, для кого-то это были обычные роды. Ну, обычные, с поправкой на то, что у главы клана Юкки, которого звали Тоширо, наконец-то родился наследник. Радости родителя не было предела. Как один из лучших медиков своего времени, Тоширо сам принимал роды у своей наложницы, которую долго и упорно искал. Генетическая совместимость такая штука... при удачном раскладе свежая кровь могла существенно усилить геном. В данном конкретном случае, была использована кровь Узумаки. Нет, Тоширо не крал женщину у красноволосых, это было бы изощрённым способом самоубийства, причём коллективного, включая всех воинов клана. Юная Нозоми была плодом страсти безызвестного шиноби из Водоворота и простой крестьянки, которую тот снасильничал возвращаясь с какой-то, несомненно опасной, миссии. Тем не менее, девочка родилась, и пусть она не могла похвастать роскошными алыми волосами, запасы её чакры не могли не заинтересовать эмиссаров клана Юки, которые, попросту выкупили её и предоставили на суд Тоширо. Что сказать - это оказался джекпот. Идеальный инкубатор для будущего наследника клана. И вот, спустя пару месяцев исследований и девять месяцев ожидания на свет появился Он.
  Тоширо нарёк сына Катсуро, что как бы намекало, какие надежды он на него возлагал. К сожалению Нозоми родов не пережила - слишком уж много жизненных сил отнял у неё ребёночек, хотя и обладала она живучестью Узумаки. Впрочем, подержать на руках своё дитя она успела и умерла с улыбкой на губах. Тоширо хоть и являлся по большей части прагматиком, но, как всесторонне образованный человек, не был чужд и лирике, а потому повелел похоронить мать своего ребёнка по всем правилам клана в клановом склепе, который, по сути, являлся пещерой под крепостью, где тела умерших были вморожены в ледяные кристаллы. Вот так обычная крестьянская девчонка, оказалась в компании многочисленных предков клана Юки, вечно молодая, с навсегда застывшей на губах улыбкой. Согласно традициям клана, Тоширо даже собственноручно придумал и выдолбил на ледяной гробнице хокку, общий смысл которого сводился к благодарности за будущее всея Юки. В общем, проявил себя более чем порядочным человеком. Меньшего от него и нельзя было ожидать, всё же Юки славились своей уравновешенной политикой. Многие считали это слабостью, но их обмёрзшие тела уже давно занесло многометровым слоем снега, ибо шутить с кланом боевых медиков, обладающих кеккей-генкаем, чревато. Впрочем, количество желающих не переводились. Суровое время клановых войн было таким суровым.
  Давным-давно пристанище клану дала Страна Снега. Вернее, как дала... собственно Даймё этой небольшой страны никто и не спрашивал, просто предки Тоширо выбрали это место исходя из территориальных и климатических предпочтений. Практически круглогодичная минусовая температура этого клочка земли давала неоспоримые преимущества шиноби, что владели ледяной стихией, а выход к морю и, соответственно, развитый рыбный промысел позволял клану скупать часть улова, обрабатывать своими техниками и продавать свежезамороженную рыбу туда, где традиционно только рисом и довольствуются. В сущности, поставка свежезамороженных товаров была для клана вторым по значимости источником дохода, оказавшись не такой прибыльной, как медицинские услуги, но приносящий существенно большие деньги, чем классические для шиноби виды деятельности, типа убийств и шпионажа, которые были сведены к минимуму и не отменены вовсе только в для престижа, да чтобы молодняк натаскивать. В основном же, шиноби клана занимались охраной своих сухопутных и морских караванов, потому как и тогда лихого люда хватало, причём с избытком, да и чакрой многие были не обделены.
  В принципе, Тоширо устраивало подобное положение дел. Клан занял свою нишу, имел территорию, которую 'окучивал' и, по сравнению со многими, жил вполне прилично. Тем не менее, будучи реалистом, глава понимал, что в условиях постоянно усиливающейся конкуренции долго это относительное благоденствие не продлится. Поток желающих попробовать на зубок клан Юки усиливался из года в год, да и разведка приносила далеко не радостные вести. На западе вели между собой бесконечную борьбу великие кланы Сенджу и Учиха. На юге окопались слишком уж мутные и невероятно могучие Узумаки, если верить слухам, построившие целое поселение на одном из островов. Рядом, практически под боком, рвали друг дружку стрёмные берсеркеры Джуго, обладатели мощного кеккей-генкая Теруми, и маньяки Кагуя. И это не говоря уже о возне куда более мелких кланов.
  Тоширо не питал иллюзий и знал, что несмотря на Хьётон и поголовную ирьенинскую выучку, обеспечивающую как долголетие, так и чуть больший запас живучести на поле боя за счёт самоисцеления, клан Юки нельзя сравнивать не то что с великими кланами, но и просто с сильными. Причин подобного положения дел, по его мнению, было ровно две: малая численность клана - всего около полусотни путь и отменных бойцов всё же маловато, и не раскрытый потенциал их кеккей-генкая. Улучшенный геном давал отменный контроль чакры, что позволяло обучать медицинским техникам практически всех членов клана, сродство со стихиями воды и ветра так же давало неслабые преимущества. Однако же, основной фишкой клана всё же считался именно Хьетон, и вот как раз с его боевым применением дело не ладилось. Ну пустишь ты во врага сосулькой, а он в ответ обычный кунай пошлёт. Ну выстроишь на пути вражеской техники стену льда, но она намного более хрупкая, чем аналогичная из техник земли. Вморозить врага в глыбу льда было не реально, потому как никто из клана не мог создавать лёд на скорости достаточной, чтобы захватить в технику более-менее опытного противника. Именно поэтому все надежды и чаяния Тоширо были направлены на малыша Катсуро. Он искренне верил, что тот сможет в полной мере раскрыть потенциал Хьетона и обучить этому если не нынешнее поколение, то хотя бы уже своих потомков. И, как впоследствии выяснится, надежды его были отнюдь не беспочвенны.
  
  Глава 2
  
  Малыш радовал своего родителя с первых дней жизни. Радовал, прежде всего, своими медицинскими показаниями. Пусть в столь нежном возрасте и нельзя было сказать ничего конкретного о чакраканалах, но уже сейчас Тоширо видел, что их пропускная способность была больше, чем у остальных малышей клана. Сын требовал особенного обучения с первых дней жизни.
  Разумеется, учить младенчика работать с чакрой никто не собирался, но ведь и на одной чакре далеко не уедешь. Сиделкой и воспитательницей наследника была назначена Юки Юи - шестнадцатилетняя куноичи, уже прекрасно зарекомендовавшая себя и как воин клана и, что важнее, как ответственная нянька для подрастающего поколения. Ну и еще она приходилась главе клана племянницей, что тоже сыграло свою роль при выборе её кандидатуры.
  Первый год был, как водится, самым тяжёлым, ибо наследника интересовали только две вещи - еда и сон. Погорланить он любил, но не так уж и часто, а лишь когда испытывал определённые потребности. Тем не менее, Юи начала своё обучение уже тогда - просто разговаривала с малышом на самые разнообразные темы, делая особый акцент на клане, его главе и том, как круто быть шиноби. Тоширо, несмотря на занятость делами клана, так же старался проводить с сыном побольше времени, благодаря чему и был в один момент вознаграждён, когда, взяв в очередной раз малыша на руки, услышал от него 'Папа!'. Это событие произвело на него столь сильное впечатление, что в тот вечер страницы его исследовательского журнала были исписаны не очередными научными выкладками, а различными вариантами хокку на тему.
  Катсуро развивался быстро. Первое слово было произнесено и оно будто бы прорвало плотину. Через какое-то время Юи подверглась настоящей словесной бомбардировке со стороны наследника такой интенсивности, что бесконечные 'почему?' стали сниться ей в кошмарах. Впрочем, юная куноичи достойно держала удар и старалась ответить на все вопросы любопытного малыша, тем более, что классические 'почему небо синее, а трава зелёная?' его не интересовали. Для Катсуро в большем приоритете была скорее бытовая сторона жизни, нежели абстрактная.
  В общем, это и можно было считать началом его обучения. Мальчик рос, и по мере взросления его учили самым разнообразным вещам. Читать, писать, считать - в основе. Далее шли этикет, уроки музыки и стихосложения, которые проводил лично Тоширо. Так же он начал обучать сына основам целительства, то есть пока только знакомил с лечебными растениями и показывал, как их правильно заготавливать.
  До пяти лет активные физические тренировки, а так же тренировки с чакрой детскому организму были противопоказаны, зато после для Катсуро началась весёлая жизнь. Причём веселая без каких либо кавычек. Даже на начальном этапе пути воина Катсуро проявлял неподдельный и неослабевающий интерес к монотонным и выматывающим тренировкам, чем, в свою очередь, очень умилял как отца, так и остальных шиноби клана. Культ силы стоял в этом странном мире во главе угла и шиноби оценили стремление малыша стать сильнее.
  Тоширо пристально следил за развитием чакросистемы и очага сына и тенденции ему нравились. Уже сейчас можно было сказать, что по объёмам чакры наследник будет превосходить среднестатистического Юки минимум вдвое, и это без ущерба для контроля.
  Вода и ветер покорились юному наследнику только годам к десяти. Ну как, покорились - он смог научился создавать техники D и С ранга, на что-то более серьёзное ему пока не хватало чакры. Зато в медицине отец натаскал сына до вполне приличного уровня, которого и не каждый воин клана достигает. В перспективе Катсуро обещал если и не затмить отца, то приблизиться к нему вплотную уж точно. К сожалению, лишь в плане умений, ибо задатков учёного мальчик не проявил, его всегда больше интересовал практический аспект собственных способностей. Именно исходя из практических побуждений, Катсуро освоил уникальную отцовскую технику складывания печатей одной рукой, чем впечатлил родителя до глубины души.
  Освоение Хьетона же началось практически сразу, как мальчик почувствовал чакру. На интуитивном уровне он знал что делать, чтобы создать кусочек льда. Однако на этом дело и застопорилось. Нет, мальчик вполне освоил все клановые техники работы со льдом, вплоть до заморозки продуктов, но качественного прорыва, так ожидаемого Тоширо пока не случилось.
  В двенадцать лет Катсуро, впрочем, как и остальных детей клана этого возраста, коих было аж четыре штуки, включая наследника, допустили до полевых тренировок. В сущности, это было рутинное патрулирование территорий, которые клан счёл своими, под предводительством одного наставника и приглядом боевой группы. Тоширо знал, насколько распространено было участие детей в клановых войнах, и считал подобный подход не просто варварством, но и банальной глупостью. Насколько бы силён не был ребёнок, хоть Сенджу, хоть Учиха, да хоть Хъюга какой-нибудь, обученного взрослого противника ему не победить. Не лучше ли дать ему вырасти гармоничной личностью, подобающе обучить и только потом отправлять на мясорубку, которой давно уже стали клановые войны. Нет, Тоширо признавал, что кое-какой толк от подобного подхода есть и немногочисленные выжившие детишки в самом деле вырастают в довольно опасных бойцов. Только вот их психологическое состояние оставляет желать лучшего. Так и получаются кланы наподобие Кагуя, чуть ли не поголовно состоящие из любителей поразвесить вражеские кишки на ветвях, и обмазаться чужой кровью.
  Уж чего точно глава не хотел для своего клана, так это подобного скатывания в дикость. В соответствии со своими убеждениями он воспитывал сына, так же как и его самого в своё время воспитывал отец. Поэзия в этом деле очень помогала. Хотя, Катсуро отличился и тут. Классическое хокку его не особо привлекало и давалось с определённым трудом. У наследника была явная предрасположенность к рифмоплётству, правда проявлялась она в коротеньких зарифмованных четырёхстишиях, характеризующих кого-то или что-то с юмористической стороны. Иногда с применением нецензурных выражений, но 'это только, чтобы рифма сложилась!', как утверждал сам Катсуро. Понятное дело, настоящим искусством Тоширо это не считал и, доведись ему услышать очередной стихотворный 'шедевр' сына, тот обычно удостаивался лишь подзатыльника.
  - Хорея с ямбом на вас нет, - обиженно бурчал он тогда про себя, потирая макушку.
  
  Глава 3
  
  Долгожданный прорыв случился на тринадцатом году жизни наследника. К тому времени он уже доказал своё право называться воином клана, пройдя полностью полевые тренировки и сдав экзамен, заключающийся в убийстве очередного нарушителя границ. Понятное дело, что до этого нарушитель был пойман и обездвижен воинами, после чего к нему подвели наследника. Тоширо тщательно готовил сына к этому испытанию, особо уделив внимание психологическому аспекту. Всё же осознанное убийство никак не благоприятствует психическому здоровью даже обычного человека, но окружающая реальность была такова, что обойтись без убиения себе подобных было практически нереально. В общем, всё было оформлено в виде церемонии взросления - метод был проверен поколениями юных Юки и пока что никаких маньяков в рядах клана выявлено не было. Не то, чтобы жестокость к врагу на поле боя являлась чем-то предосудительным, но ожесточала она человека знатно. Те же Учихи с их внутриклановыми отношениями были лучшим тому примером. Клан Юки же с момента своего основания культивировал гармонию и доброжелательность в своём сообществе.
  В общем, испытание юный Катсуро прошёл, хоть и переволновался изрядно, в результате чего тело пленного шиноби было пробито насквозь вместе с деревом, к которому он был привязан, огромным ледяным колом. Подобную реакцию отпрыска Тоширо счёл первым звоночком - всё же не каждый взрослый представитель клана сможет так быстро материализовать столь крупный кусок льда.
  - Поздравляю, сын, - сказал тогда гордый отец, - теперь ты генин клана Юки! Поприветствуем нашего нового воина и защитника!
  Немного пришибленный мальчик не сразу заметил овации в его честь, зато когда заметил, приосанился и постарался улыбнуться так, чтобы это получилось не слишком вымученно, что было по достоинству оценено старшими воинами. Наследника клана не била дрожь, он не ронял слёзы и не размазывал сопли, а главное - не блевал в кустах.
  И всё же, настоящий прорыв произошёл во время миссии. Катсуро, вместе с парой сверстников и одним из двоюродных дядюшек в ранге чунина сопровождал торговый баркас под завязку набитый свежезамороженной рыбой. Плавание шло своим чередом, пока одним пасмурным утром судёнышко не накрыл густой туман. Слишком густой и слишком насыщенный чужеродной чакрой, чтобы можно было поверить в его естественное происхождение. Молодые шиноби и их более опытный коллега приготовились к бою, в то время как обычные матросы попрятались в трюме, что обычно и делали при нападениях пиратов. Надо пояснить, что морской путь из Страны Снега никогда не изобиловал особым товарооборотом, всё же страна была, прямо скажем, нищая, так что основной угрозой на путях были в основном обычные пираты. Конечно, и среди них бывали отщепенцы из каких-либо кланов, но, настолько редко, что наиболее вероятной и условно опасной угрозой считались те из пиратов, кто обладал чакрой, но из-за отсутствия обучения мог пользоваться ей лишь инстинктивно, попросту усиливая своё тело. А тут - явно отработанная техника. Ухудшает видимость, скрадывает звуки. По насыщенности тумана чакрой шиноби Юки поняли, что будь среди них сенсор, то и его возможности оказались бы ограниченны в этом тумане.
  - Круговая оборона, - произнёс старший, и четыре шиноби, ощетинившись оружием, встали спина к спине в центре палубы.
  В качестве метательного оружия Юки предпочитали либо стандартные кунаи, либо сенбоны. Лишь один из четвёрки, вполне можно догадаться кто именно, достал из спинных ножен тесак с широким лезвием, в котором обитатели совершенно другого мира могли бы опознать несколько модифицированный мачете с рукоятью больше характерной для восточных клинков и небольшой гардой по типу цубы. Так как Катсуро имел возможность создавать техники одной рукой, то не видел причин, чтобы не использовать какое либо оружие ближнего боя. С полноценной катаной в одной руке он смотрелся бы просто нелепо, да и действовал крайне неэффективно, всякие там вакидзаси и саи его не особо привлекали, а потому он озадачил кланового кузнеца, почтенного Горо-сана, своей проблемой. Результатом их совместных размышлений и стал этот аналог мачете местного разлива, созданный из чакропроводящего металла. Причём в двух экземплярах. Тот, что сейчас находился в руке Катсуро, был любовно назван им Кромсателем, оставшийся же в ножнах тесак именовался Разрубателем. Кроме имён оружие ничем не отличалось друг от друга, разве что к кольцу на рукояти Кромсателя была привязана белая ленточка, а у Разрубателя - голубая. Этими тесаками Катсуро научился довольно эффектно махать, но об эффективности говорить не приходилось. Специалистов по кендзюцу в клане не водилось, бандиты попросту не показывали не просто должный уровень мастерства, так ещё и по чисто физическим параметрам не дотягивали, чтобы проверить на них навык, а вооружённых серьёзным оружием вражеских шиноби ему пока не встретилось, так что его техника обращения с оружием была крайне спорной.
  - Эй, малыш, не боишься порезаться? - Донёсся из тумана приглушённый голос, причём его направление невозможно было определить.
  - Ты им рыбу разделываешь? - Уже другой голос, после чего послышалось несколько смешков.
  Оказавшиеся в окружении шиноби заметно напряглись, постоянно оглядываясь и стараясь предугадать, с какой стороны будет нанесён первый удар. Несмотря на подначку Катсуро - скорее всего неизвестные враги рассчитывали вывести сопляка из себя, вынудив его тем самым разбить построение - первая атака пришлась на самого старшего в команде. Прямо перед чунином из тумана вывалился шиноби в серой форме неизвестного покроя с уже движущимся по направлению к горлу противника кунаем в руке. Впрочем, Юки Осаму не сплоховал, чуть отклонившись, он пропустил оружие врага мимо, одновременно с этим воткнув ему сенбон прямо в сердце. Тем не менее, смертельный удар не прошёл, вернее он лишь заставил водного клона осыпаться лужицей воды.
  - Держим строй, - вполголоса проговорил Осаму.
  При условии плохой видимости им была выбрана верная тактика, ведь намного проще отбивать атаки лишь со своей стороны, чем со всех сразу. Но имелась в ней и слабая сторона, а именно уязвимость перед площадными техниками, потому как построение получалось слишком уж сомкнутым. Команде Юки не повезло, среди противников оказался кто-то достаточно сильный, чтобы применить мощную технику, которой оказался Водяной Дракон.
  - В стороны! - Выкрикнул чунин, стоило ему только распознать опасность.
  Выйти из под удара успели все - Юки не зря славились своей скоростью и реакцией - разве что одного из генинов слегка зацепило, да и палуба в месте попадания просела, доски потрескались, а несколько вырвало с корнем. Тем не менее, противник примерно на это и рассчитывал, потому как к каждому из Юки тут же бросилось по врагу.
  Катсуро достался мужик среднего роста с тёмными, забранными в высокий хвост волосами, парой длинных шрамов на оскаленной морде и с катаной в руках.
  'Вот и нарвался на меченосца', - мрачно подумал он, отбивая своим мачете сыплющиеся со всех сторон удары вражеского клинка.
  В чистом фехтовании противник превосходил наследника клана на голову, если не на две. Не обладай Катсуро скоростью, сравнимой со среднеджонинской, ему давно бы уже обеспечили пару десятков незапланированных природой отверстий, а так он вполне успешно отражал выпады врага, пусть и обзавёлся парочкой незначительных парезов. Тем не менее, пролившаяся кровь будто бы раззадорила шиноби-мечника, и он атаковал с новой силой, что вполне могло кончиться печально, если бы он неожиданно - но не для Катсуро, который покрыл льдом часть палубы под ними - не поскользнулся с самыми плачевными для себя последствиями. Нет, опытный шиноби не упал бы на задницу с глупым видом, но всё же пошатнулся, потерял равновесие и темп, причём на взмахе, от чего и не успел защитить нижнюю половину туловища. Свободной левой, атакующей, рукой, Катсуро моментально создал лёд - уже отработанный им до автоматизма Ледяной Шип, который в упор выстрелил прямо в живот шиноби с мечом, пробив того насквозь и улетев дальше - в стену палубной надстройки. Поверженный шиноби с десятисантиметровой сквозной дырой в брюхе осел на палубу.
  Наследник же огляделся. Сильно пострадал один из генинов, которого оттаскивал в сторонку другой, а относительно целый, хоть и измотанный чунин явно из последних сил отбивался сразу от двух противников. Вот он припадает на колено, кривясь от боли, вот враги одновременно готовятся нанести добивающий удар, но вдруг застывают ледяными статуями самим себе, а наследник клана растерянно смотрит на свою ладонь, из которой вырвался будто бы концентрированный порыв снежной вьюги. Не какой-то там абстрактной голубоватой энергии, как у пушки неизвестного здесь мистера Фриза, а что-то типа снежного смерча, что, накрыв обоих врагов, моментально их заморозил.
  Осмыслить произошедшее Катсуро не дали, с подчёркнуто громкими аплодисментами прямо из тумана на нос корабля ступило новое действующее лицо. Двухметровый широкоплечий мужик с грязными, слипшимися патлами и короткой бородой. Экипирован он был в элемент самурайского доспеха, закрывающий торс и драные штаны, подпоясанные красной тряпкой с незнакомым символом.
  'Говнарь какой-то', - машинально пронеслось в голове Катсуро.
  Мужик пренебрежительно оглядел тела своих подчинённых и усмехнулся.
  - Неплохо, неплохо, - пророкотал он гулким басом, - клан Юки действительно так удивителен, как о нём говорят. Решено, вы станете частью моего клана!
  - Да кто ты такой? - Сплюнув кровью, поинтересовался Осаму. Не то, чтобы это ему было так уж интересно, но он пытался выгадать время, чтобы хоть немного собраться с силами, да прикидывал, как бы посподручнее прикончить наглеца, что так неосмотрительно бросается столь неосторожными словами.
  - Рад, что ты спросил! - Оскалился здоровяк, подчёркнуто игнорируя направленные на него убийственные взгляды. - Я Умино Кано, Повелитель Морей! Нет такой силы, что могла бы противостоять мне в этих водах! Сдавайтесь, и я позволю вам стать частью Великого клана Умино! Даже обеспечу каждого из вас десятком женушек. А, сопляки? Решайтесь! Вас в вашем клане всё равно не ценят, раз отправили купчишек охранять!
  Ничего не говоря, Осаму стиснул зубы и подобрался, готовый к рывку.
  - Не советую, - покачал головой заметивший это Кано. - Смотрите!
  Он театрально развёл руками и туман, окруживший корабль, начал испаряться. Пару секунд спустя от него и следа не осталось, но открывшаяся взорам Юки картина откровенно не радовала. Торговое судёнышко было окружено со всех сторон парой десятков лодок, в каждой из которых сидело по три-четыре человека.
  'Итс а трап!' - мысленно констатировал Катсуро.
  - Вам не отбиться и не сбежать, сдавайтесь! - В очередной раз выкрикнул Умино.
  Осаму уже хотел было сказать нечто язвительное и напасть, постаравшись продать жизнь подороже, но тут на его плечо легла холодная ладонь. Причём холод от этого прикосновения он ощутил даже сквозь свой форменный жилет. Обернувшись, он встретился ледяным взглядом с сына главы. Такие привычные, обычно смешливые голубые глаза сейчас изучали абсолютное спокойствие, и будто бы даже сияли каким-то потусторонним светом, отбрасывающим полупрозрачную дымку, растворяющуюся в воздухе.
  - Не спеши, - произнёс он. Его голос так же претерпел изменения. Раньше по-мальчишески звонкий он звучал с какой-то неестественной хрипотцой.
  - Умино, значит? - Обратился Катсуро к предводителю шиноби-пиратов. - Нам надо посоветоваться, - сказал он и, не дождавшись ответа, нашёл взглядом своих товарищей-генинов, привалившихся к борту.
  Тот, что был поздоровее помог подняться своему более пострадавшему товарищу, после чего все представители клана Юки сбились в компактную группу, склонившись лоб ко лбу.
  - Что будем делать, Катсуро-сама? - Это обращение само сорвалось с языка Отаму.
  - Вам нужно встать настолько близко ко мне, насколько это возможно.
  - Так вроде ближе некуда, - через силу усмехнулся раненный генин.
  - Ещё как есть, - без особого удовольствия произнёс наследник клана.
  Кано удивлённо вскинул густые брови, когда Юки стиснули друг друга в крепких объятьях. Настолько крепких, что один из них, которого ранило, коротко вскрикнул.
  'Будто прощаются, как бы не учудили чего...' - размышлял Умино, наблюдая за потенциальной добычей. Их геном клану очень бы пригодился, именно ради этого пришлось нехило постараться, чтобы организовать эту засаду.
  - Эй, ну что вы там жмётесь, как... - закончить пошлый комментарий он не успел, ибо слова застряли у него в глотке. Вокруг Юки начал закручиваться снежный вихрь.
  - Дерьмо! - Выругался Кано, начав складывать печати Техники Водяного Дракона, надеясь, что и сейчас она сработает как в прошлый раз, заставив сокомандников отпрянуть друг от друга и прервать неизвестную технику. Но закончить он не успел - за доли секунды вихрь усилился и разошёлся в стороны, накрыв собой и корабль, и лодки с сидящими в них Умино, и море на несколько десятков метров вокруг.
  
  - Да, дела! - протянул Осаму, оглядываясь.
  Всё вокруг было покрыто льдом. Включая незваного гостя, который так и застыл на носу корабля. Его руки были сложены в последнюю печать для создания Водяного Дракона. Чунин перегнулся через покрытый льдом борт корабля и полюбовался обледеневшими человечками, в обледеневших лодчонках. Ну и, конечно, вся эта гигантская инсталляция оказалась вморожена в айсберг, потому как вода в радиусе поражения использованной наследником техники так же замёрзла. Ему даже стало интересно, насколько всё промёрзло вглубь.
  - Осаму-сан! - позвал его последний находящийся в сознании генин. - Я обработал раны Генке.
  - Молодец, - кивнул чунин, присев рядом с бессознательным телом наследника. Тот уже не источал холод всем своим телом, хотя и был бледнее мертвеца, что, в принципе, не удивительно для сильнейшего чакроистощения. Открывшаяся грань Хьетона оказалась довольно страшной штукой, хоть и неимоверно эффективной в бою.
  'Парень действовал на голой интуиции, оттого и не рассчитал силы. Интересно, эти способности можно адаптировать под ручные печати и обучить остальных? Было бы неплохо...'
  - Осаму-сан, - его мысли были вновь прерваны генином, - а что нам теперь делать?
  - Домой надо возвращаться, - решительно вскочив на ноги, произнёс чунин. - Давай попробуем пробить лёд и проникнуть в трюм, вдруг кто из команды выжил?
  
  Глава 4
  
  Тоширо испытывал двоякие чувства. С одной стороны - произошло то, о чём он уже давно мечтал, его сын в стрессовой ситуации смог использовать хьетон на качественно новом уровне. С другой же - какие-то пиратские отбросы, по недоразумению считающие себя шиноби, чуть было не лишили его своего единственного сына и наследника. Причём, исходя из отчёта Осаму, в приоритете у них было пленение шиноби клана Юки. Они прекрасно знали, на кого охотились и подготовились соответствующе. А дальше - унизительная участь быков-производителей.
  
  Подобная наглость сильно напрягла главу Юки, вследствие чего он принялся оперативно напрягать всех, до кого только смог дотянуться. В первую очередь разведчиков и шпионов. Необходимо было узнать об этих Умино всё. Откуда взялись, с какой целью переселились в эти края и, основное, сколько боеспособных членов этого клана осталось в живых и где они на данный момент базируются? Ну и, конечно, следовало выявить наводчиков, но с этим дело обстояло попроще. Либо крыса завелась в пункте 'А', что не желательно, потому как портить отношения с местным населением - в смысле, портить ещё сильнее - Тоширо не хотелось. Впрочем, за такую подставу Тоширо снял бы голову с самого Даймё этой захудалой страны, если бы тот оказался замешан. Снял бы даже в том случае, если бы в деле не фигурировал наследник клана. В пункте 'Б' таких проблем не существовало, однако снижалась вероятность выйти на след - там всё же прикормленных чиновников и шпионов из местных было на порядок меньше.
  
  В общем, раздав задания соответствующим помощникам, глава клана выразил свою признательность непосредственным участникам событий, которые не только благополучно вернули наследника домой, но и прихватили все его трофеи. Сделали они это оригинально - с помощью техник воды и ветра пригнали к ближайшему берегу Страны Снега тот самый кусок льда, в который и оказался вморожен корабль вместе с пиратскими шлюпками. Умотались, конечно, изрядно, но оно того определённо стоило.
  
  Прошло уже несколько дней после того, как Катсуро применил свой усовершенствованный хьётон, но за это время он так и не очнулся. Тоширо не слишком переживал по этому поводу - показатели сына были в норме и он уверенно, пусть и довольно медленно, шёл на поправку. Зато он успел изучить всё, что наморозил сынок, от глыбы льда, до последнего пирата. Вообще, под раздачу попали и матросы, которых сидение в трюме не спасло. Если стандартная заморозка человека с помощью хьетона использовалась, в основном, в медицинских целях, покрывая тело объекта на подобии твёрдого кокона, в котором жизненные процессы приостанавливались и человек впадал в некое подобие комы, причём лёд не давал ему умереть, обеспечивая организм необходимым объемом кислорода, то заморозка усовершенствованным хьётоном буквально промораживала объект насквозь. Если учесть, что тело человека на восемьдесят процентов состоит из воды, то ледышка получалась как снаружи, так и изнутри. В общем, гарантированный способ прикончить кого-либо.
  
  В рапорте Осаму было указано, что двое из нападавших были заморожены намного раньше и без помощи массовой техники, причём достаточно быстро. По его словам данный способ заморозки по скорости не уступал стандартным атакующим техникам. Тоширо проверил эти два экземпляра отдельно и заключил, что по степени заморозки они ничем не отличаются от попавших под 'бурю'.
  Впрочем, это ничего не значило, ведь и эти двое так же подверглись воздействию 'бури', которая могла доморозить то, что осталось не доморожено. Так что с этим было непонятно, и чтобы разобраться в вопросе, следовало подождать пробуждения сына. Впрочем, кроме этого к нему Тоширо имел ещё кучу вопросов. Например, в отчёте сказано, что печатей Катсуро не использовал, что, в принципе, вполне обычно, если дело касается кеккей-генкай. Хьётон всегда считался скорее умением поддержки, а так же неплохо помогал в целительстве. Нужно было нехило извратиться, чтобы эффективно использовать его в бою. А тут полноценное боевое применение, раз - и ледышка без признаков жизни! Каков же тогда истинный потенциал улучшенного генома Юки? Можно ли его пробудить у остальных, или развитые чакроканалы и большой запас чакры - обязательное условие для обладания полной мощью генома?
  
  Когда пришли данные по Умино, Катсуро уже успел очнуться и даже начал осваиваться с обретёнными после нападения силами.
  
  - Я теперь чувствую Холод, - сказал он отцу, когда тот спросил, не изменилось ли что-нибудь в его восприятии.
  
  Точнее своё состояние он описать не смог, уточнил лишь, что это не значит, что он постоянно мёрзнет. После небольшого обследования, Тоширо заключил, что чакра наследника немного изменила свои свойства. Изменения эти заключались в том, что теперь ему была подчинена лишь одна стихия - хьётон. Отныне, оперирование суитоном и футоном оказалось для Катсуро недоступно. Мальчик не особо этому обрадовался, потому как успел обзавестись арсеналом пусть не слишком мощных, но весьма разнообразных техник этих стихий, но и совсем уж в уныние не в пал - возможность вырабатывать медицинскую чакру осталась с ним, так что все его обширные возможности в качестве высококлассного - при таком то учителе, попробуй не стань! - ирьенина остались при нём. Техники же усовершенствованного хьётона надо было придумывать с нуля. Впрочем, не обделённый воображением и кое-какими знаниями из предыдущей жизни, наследник смотрел в будущее с оптимизмом.
  
  Однако же, ситуация была такова, что разработки по этому вопросу пришлось отложить до окончательного закрытия вопроса с кланом Умино. Чтобы обсудить полученные разведкой сведения, срочно был собран совет клана. Во главе низкого овального стола восседал Тоширо. Наследник расположился по правую руку от него - став полноценным воином, Катсуро начал принимать активное участие в делах клана. В основном это заключалось в обязательном присутствии на подобных мероприятиях, выслушивании лекций отца по политике, экономике и дипломатии, а так же выполнении его поручений, пока не особо сложных. Тем не менее, мальчик успел оценить объём багажа знаний, что ему предстояло изучить, чтобы стать достойной сменой отца в качестве главы клана. Тоширо не скрывал, что собирается передать сей обременительный пост наследнику, как только сочтёт его готовым к подобной ответственности, чтобы заняться серьёзными исследованиями, на которые сейчас просто нет времени. Впрочем, и события он не торопил, ведь в таком деле, как воспитание нового главы, ошибки недопустимы.
  
  Вот и сейчас, присутствуя на совете, Катсуро, следуя отцовскому наказу, внимательно наблюдал за происходящим.
  
  - Что тебе удалось выяснить, Киоши? - Невозмутимо поинтересовался Тоширо.
  
  На противоположном конце стола со своего места встал мужчина в просторном чёрном одеянии без клановой символики. Юки Киоши, командир отряда разведчиков, немного сутулился, чтобы хоть немного скрыть обычный для клана высокий рост, был коротко подстрижен, что так же выделяло его среди соклановцев, предпочитающих отращивать волосы по принципу 'чем длиннее, тем лучше', а типично миловидное для Юки лицо прятал под полумаской и капюшоном, которые, впрочем, на собрание не надел. Все эти ухищрения были обычны для разведчиков, которым, в силу специфики их работы, важно было оставаться неопознанными.
  
  - Тоширо-сама! - Лёгким поклоном поприветствовал он главу клана. - Катсуро-сама! - наследник был удостоен кивком. - Как и было приказано, нам удалось собрать сведения о клане Умино. Подробный отчёт составляется, но основные моменты я готов озвучить немедленно. Впервые Умино засветились в Стране Огня, а точнее в прибрежных водах её восточных берегов. Грабили и топили торговые суда, совершали налёты на рыбацкие деревеньки, изредка воевали с населявшими те места кланами. Несмотря на откровенно пиратский образ жизни, Умино именно шиноби с поголовной предрасположенностью к суйтону. Были выбиты оттуда красноволосыми, которые обосновались примерно в том же районе. Причина неизвестна. Либо напали на Узумаки и получили отпор, либо были признаны ими дестабилизирующим фактором, отчего и подверглись гонениям.
  
  - Скорее второе, - подал голос седовласый Фудо, Старейшина клана и превосходный аналитик, - если бы на них была кровь Узумаки, те бы их под корень извели, куда бы они не сбежали. А так они просто шуганули пиратов, навели у себя порядок.
  
  - Следующей их остановкой стала Страна Воды, - уважительно кивнув Фудо, продолжил Киоши. - Ситуация на Островах известная - тот ещё кипящий котёл, так что Умино сразу же нарвались на неприятности - сцепились с кланом Хозуки, от которого еле отбились, понеся большие потери. Тем не менее, продемонстрированная ими Техника Скрытого Тумана, весьма популярная на Островах, показывает, что некую пользу из сражений в Воде они извлекли - взяли пленных или выкрали свитки с техниками.
  
  - Среди нападавших был мечник, которого сразил Катсуро-сама, - вновь заговорил Фудо. - Возможно ли, что он был родом с Островов? Как известно, там широко распространено кендзюцу.
  
  - Вскрытие невозможно в силу определённых причин, - чуть покосившись на сына, сказал Тоширо, - но исходя из внешних данных, то был чистокровный Умино. Хотя, обучиться владению мечом он вполне мог и в Стране Воды. К сожалению, эксперта, который смог бы определить его стиль, у нас нет. Но продолжай, Киоши.
  
  - Это было лет пять-шесть назад и до недавних событий о них никто больше не слышал. Даже ходили слухи, что клан полностью уничтожен, что, учитывая темперамент и упорство Хозуки, звучало вполне правдоподобно. Однако теперь Умино объявились у наших берегов, причём несколько месяцев назад. Всё это время они занимались своим привычным делом, однако делали это очень осторожно, чтобы не насторожить нас.
  
  - Маскировались под обычных пиратов, значит, - задумчиво протянул Фудо, пригладив свою длинную белую бороду. - Щипали торговцев по мелочи, а заодно и информацию по Стране Снега собирали, контакты налаживали. Надо думать, не до конца они оправились после островной бойни, потому и таились. Варианты усиления клана продумывали. Вот и додумались до такой авантюры.
  
  - Думаю, идея похитить наших шиноби не казалась им такой уж авантюрой, скорее верным делом, - возразил Киоши. - И, надо признать, рассчитали они всё умно, кроме одного неучтённого фактора, - разведчик ещё раз кивнул Катсуро.
  
  -Хочешь сказать, что нашу ответную реакцию они не учитывали? - Негодующе фыркнул Дайсуке, сильнейший джонин и командир основных сил клана. - Очень неосмотрительно с их стороны!
  
  - А кто бы узнал об их участии, если бы всё прошло по плану? - Пожал плечами Киоши. - Мы даже не подозревали, что у нас под носом затаился целый клан шиноби. В чём, несомненно, виноват я - проглядел. Готов понести любое наказание.
  
  - Наказание твоё мы обсудим исходя из результатов твоей нынешней задачи, - холодно произнёс Тоширо. - Скажи, удалось ли вам выйти на след Умино? Вы уже знаете, где они прячутся?
  
  - Да, Тоширо-сама! - Преданно глядя на главу клана, Киоши расправил плечи, приосанился, отчего стал казаться на полголовы выше, и продолжил доклад: - Большая часть бойцов клана Умино, включая его лидера, была выведена из строя техникой Катсуро-сама! Когда они пропали, остальные Умино зашевелились, пытаясь выяснить, что произошло. Нам удалось распознать их разведчиков, что посетили Тохо, где, среди прочего, они имели контакт с одним из наших поставщиков рыбы, которого позже нашли мёртвым.
  
  - Это он сдал наш маршрут? - Спросил Тоширо.
  
  - Да. Как выяснилось, его не устраивала цена, которую мы даём за рыбу, 'чтобы потом продать её втридорога в чужой стране', - явно процитировал погибшего дельца разведчик. - Сейчас выясняем, действовал ли он один, или в сговоре с кем-то.
  
  - Как он умер?
  
  - Умино инсценировали несчастный случай. Не слишком умело, но жители Тохо купились.
  
  - Если сообщники всё же будут найдены, умереть они должны так, чтобы даже самый тупой рыбак понял, кто их казнил и почему, - приказал глава Юки.
  
  - Хай, Тоширо-сама!
  
  В тот момент Катсуро едва заметно поёжился - хорошо контролируемый гнев сквозил в каждом слове отца, когда тот выносил приговор. Не то, чтобы Катсуро было жалко Умино, но только сейчас он осознал, что очень скоро одним кланом в этом мире станет меньше.
  
  - Что до Умино, - подтверждая мысли наследника, произнёс Киоши, - то мы определили местонахождение их лагеря. Они укрылись в гротах вдоль скального берега в трёх часах морского пути к востоку от Тохо. Сейчас мои люди наблюдают за этим местом. По их последним отчётам, у Умино осталось лишь около двух десятков воинов, в основном генины, а так же шестёрка разведчиков, которых мы не стали трогать, чтобы избежать немедленного бегства остатков клана. Ну и, конечно, женщины и дети. Отдельно стоит выделить стариков. Их не много, всего семеро, но выглядят они опытными шиноби, не стоит их недооценивать. Обязанности главы взял на себя один из них. С виду - суровый вояка.
  
  - Сниматься с места пока не собираются? - Спросил Фудо.
  
  - Приготовления к отплытию идут, но не к немедленному. В их распоряжении имеется десяток кораблей, которых от пиратских не отличишь, разве что клановые символы на парусах.
  
  Тоширо задумчиво побарабанил пальцами по столу.
  
  - У нас должны быть карты тех гротов, - проговорил он.
  
  - Они есть, Тоширо-сама , - подтвердил Юки Амида, казначей клана, в ведении которого находилась так же организация перевалочных пунктов и тайных схронов. - Пещеры там глубокие, но подступы к ним неудобные - сплошные скальные выступы, да и волны у того берега достаточно сильные. Умино, должно быть, умелые мореплаватели, раз смогли маневрировать там на своих кораблях. Впрочем, быстро вывести их оттуда невозможно, каким бы мастерством они не обладали.
  
  - Особенно если заморозить самые широкие проходы, - кивнул глава Юки и принялся раздавать распоряжения. - Срочно найди эти карты, Амида-сан. Киоши, Дайсуке, к вечеру план нападения на Умино должен быть разработан. Горо-сан будь с ними и подготовь всё, что может понадобиться для операции. Не хочу давать им время на побег или подготовку к сражению, если они его ждут, поэтому атакуем не позже, чем через два дня.
  
  - Хай, Тоширо-сама! - Рявкнули в один голос получившие задания.
  
  Тоширо чуть отодвинулся от стола, положив руки на колени, тем самым дав понять, что совет закончен. Через несколько секунд в зале собраний остался только он, да наследник.
  
  - Что думаешь по поводу всего этого, сын?
  
  - Мы убьём их всех? - Не без дрожи в голосе спросил Катсуро.
  
  - Как получится, - пристально глядя на сына, ответил глава. - Мужчин либо убьём, либо пленим, если будет возможность. Их знания могут иметь некоторую ценность, и я сейчас говорю не только о техниках, но и об их познаниях в мореходстве, об их опыте сражений на Островах и в Стране Огня. В наше время ценна любая информация, сын. Умино могут поделиться с нами сведениями о других кланах, с которыми мы можем столкнуться в будущем.
  
  - А если они не захотят? - Спросил наследник, но тут же помотал головой, поняв, насколько это глупый вопрос. - Что будет с женщинами и детьми?
  
  - Всё пойдёт на благо клана, Катсуро. У Умино сродство с суитоном, что, конечно, не кеккей-генкай, но тоже неплохо. Разумеется, надо будет всё проверить, но у женщин есть неплохой шанс стать наложницами наших воинов. Кто знает, может дети от них смогут усилить геном Юки. А если нет, приток свежей крови тоже лишним не будет. Насчёт детей же... есть у меня на них некоторые планы, но я их ещё не до конца обдумал. Но, в перспективе, они тоже будут нам полезны.
  
  - Понятно, - рассеянно проговорил Катсуро.
  
  Сколь бы талантливым и подающим большие надежды шиноби он не был, но наследник всё же оставался подростком и его сомнения были понятны Тоширо. Всё же, его, как и других детей клана, специально воспитывали так, чтобы бессмысленные убийства не стали для них чем-то... обыденным или, что хуже, желанным. Но и чётко осознавать позицию клана относительно любого вопроса он должен был уметь, а потому пришло время для нового урока.
  
  - Идём со мной, Катсуро, - встав из-за стола, глава поманил сына за собой.
  
  Они спустились в пещеры под крепостью. Это были не те пещеры, где Юки хоронили мёртвых, нет, в этих пещерах находились лаборатории Тоширо. Он подвёл сына к одной из холодильных камер, после чего сдвинул массивную металлическую дверь в сторону, открывая проход. Довольно просторное квадратное помещение занимали ледяные статуи. Статуи, некогда бывшие людьми. Умино. Застывшие в разных позах, они совсем не походили на мертвецов, что лежали парой уровней ниже в своих ледяных саркофагах, спокойные и умиротворенные. Нет, лица этих людей выражали эмоции. Злость, растерянность, сосредоточенность... и страх. Казалось, стоит разбить эту тонкую ледяную оболочку, и застывший в испуге пират растерянно оглядится, после чего осядет в шоке... либо попытается сбежать... либо атаковать... Но этого не произойдёт, потому что техника хьётона Катсуро не делает жертву пленником в сдерживающей ледяной оболочке, но промораживает её насквозь. Истинная суть хьётона - создание льда.
  
  Отец уже успел объяснить Катсуро предположительный принцип действия его новых возможностей, но только теперь, застыв на пороге этого помещения, занятого ледяными статуями, некогда бывшими живыми людьми, мальчик понял, насколько опасные и устрашающие способности он получил.
  
  'Ледяной ниндзя, вашу мать' - с горечью подумал он, глядя на дело своих рук.
  
  - Катсуро! - Строгий голос отца, вывел его из оцепенения. - Подойди!
  
  Наследник, стараясь не смотреть по сторонам, двинулся вглубь помещения.
  
  Отец стоял рядом с очередной ледяной статуей, в которой мальчик узнал Умино Кано, главу клана Умино.
  
  - Посмотри на него! - Приказал Тоширо, заметив, что сын невольно отводит взгляд от поверженного им же противника.
  
   Подчиняясь воле отца, наследник уставился прямо в лицо, чуть искажённое за призмой льда. Оно казалось абсолютно спокойным. Разве что нахмуренные брови, чуть прищуренные глаза и плотно сжатые челюсти говорили о намерении человека довести свою технику до конца. Он не успел лишь самую малость.
  
  - Вот он, настоящий лидер, - проговорил отец, так же вглядываясь в лицо Кано, - вожак, глава клана! Пусть это клан пиратов и бесчестных ублюдков, но эти пираты через многое прошли. Страна Огня, Страна воды... И теперь их путь закончится в этой жалкой Стране Снега. Эти люди всю жизнь ходили по лезвию ножа, всю жизнь играли со смертью и, как итог, доигрались. Но знай, всё это они делали не из-за банального желания нажиться, чтобы после растратить награбленное на выпивку и шлюх. Нет, всё, что они делали, они делали ради своего клана. Грабили и убивали. Похищали людей. Стремились усилить собственный клан любыми доступными способами. Чтож, это был их выбор. Они прекрасно знали, что в случае неудачи придёт расплата. Смотри, как непоколебимо он стоит, глядя в лицо неминуемой смерти. Он ведь понял, что несёт твоя техника, понял и не сбежал, хотя наверняка успел бы это сделать. Но нет, он попытался защитить своих людей. Всё для клана, сын. Жизни врагов, жизни посторонних людей, если придётся. Да даже твоя собственная жизнь - всё для клана. Ты понимаешь меня?
  
   - Да, - тихо донеслось в ответ.
  
  Тоширо посмотрел сыну в глаза.
  
  - Что именно ты понимаешь?
  
  - Есть клан, и есть все остальные, - серьёзно произнёс мальчик.
  
  - Верно, - согласился глава, - только не забывай, что есть ещё и честь, и гордость, и репутация, и принципы. Всё это не менее важно для Юки, чем новые техники, подконтрольные земли или те же знания. Мы не похожи на них, Катсуро, - сказал он, обведя взглядом зал. - У нашего клана собственный путь. У каждого клана собственный путь.
  
  Тоширо положил руку на плечо сына, всё ещё стоящего напротив поверженного противника.
  
  - Гордись этим, сын. Гордись тем, что победил такого сильного противника, тем, что защитил своих собратьев, что не позволил Умино усилить свой клан за счёт нашего. Я вот - горжусь.
  
  Катсуро ошеломлённо уставился на отца. Между ними и раньше были подобные серьёзные разговоры, отец и раньше очень радовался успехам сына, не стесняясь при этом показывать свою радость. Но теперь он именно Гордился им.
  
  - Ладно, сын, идём, - улыбнулся Тоширо. - Довольно нам прохлаждаться, причём в прямом смысле, в этом мрачном месте, дела не ждут - у нас небольшая война на носу, если ты не забыл.
  
  На этой не слишком оптимистичной ноте глава развернулся и направился к выходу из холодильной камеры.
  
  - Отец? - Позвал его наследник. - А что ты будешь делать со всем этим?
  
  - Не знаю, - весело отозвался Тоширо, - может, разрублю на кубики для напитков?
  
  - Оставь этого, - не поддержал шутливый разговор сын, указав на Кано. - На память.
  
  - Как пожелаешь, - хмыкнул глава, удаляясь.
  
  Катсуро задумчиво посмотрел на своего мёртвого врага, после чего извлёк из рукава сенбон и выцарапал на льду, покрывавшем его тело, короткую фразу, после чего отправился вслед за отцом. Фраза эта была написана на языке другого мира и, если бы кто-то всё же смог её прочитать, он бы наверняка усомнился в том, что наследник таким образом решил почтить память павшего врага. А всё потому, что фраза гласила: 'Кано - зараза, без лазера-глаза!'
  
  Глава 5
  
   Подготовка к сражению напомнила Катсуро набирающий мощь ураган. Каждый из Юки был чем-то занят, кто-то куда-то спешил, что-то делал, с кем-то переговаривался. Однако, несмотря на всю эту суету, ощущения разворошенного муравейника не возникало - никаких бессмысленных метаний, каждый точно знал, что ему делать. Свою задачу знал и Катсуро. Так как ему предстояло так же поучаствовать в нападении на Умино - не то чтобы в этом была практическая необходимость, просто наследник клана не мог пропустить такое событие - Тоширо выделил ему один из полигонов, приставил опытного воина в лице хорошо зарекомендовавшего себя Осаму, и послал тренироваться.
  
  Понятно, что за столь короткий срок не создать мощных техник и не разработать тактику их боевого применения. Зато можно хоть немного освоиться со стихией и попытаться осознанно воспроизвести то, что ранее Катсуро делал лишь инстинктивно.
  
  Создание Ледяных Шипов на порядок упростилось, и если раньше наследник прилагал определённые усилия для формирования техники, то теперь мог создавать хоть три шипа за раз, выпуская их одновременно или очередью. Конечно, меткость оставляла желать лучшего, а потому техника представляла опасность лишь на предельно близкой дистанции, либо для обездвиженной цели. Катсуро пытался изменить форму Шипов, уменьшив их хотя бы до размера стандартного куная, что у него пока не получалось. Осаму подбодрил его тем, что это всё дело опыта, и со временем данная техника станет воистину грозным оружием.
  
  С Ледяным Лучом дела обстояли получше. В том смысле, что Катсуро хотя бы научился по собственному желанию выпускать из рук поток Холода, промораживающий противника насквозь. Проблема заключалась в том, что и эта техника была предельно сыра и не отработана. Эффективная дальность поражения составляла всего пять метров, и, чтобы осознанно её использовать требовалось какое-то время накапливать ледяную чакру на кончиках пальцев. Для реального боя, когда враг предельно собран и сосредоточен на противнике, применять её категорически не рекомендовалось - Катсуро ещё не умел мгновенно прерывать технику при промахе и оказывался открыт для контратаки.
  
  Так же, во время тренировок с Лучом была обнаружена возможность испускать накопленную чакру при прикосновении. Так было создано Ледяное Касание - самая эффективная из техник Хьётона, состоявшая на данный момент в арсенале Катсуро. Формировалась она быстро за счёт меньшего количества чакры, подававшейся в пальцы, вследствие чего не замораживала противника целиком при удачном ударе, но оставляла ему криоожоги, существенно снижая его боеспособность.
  
  - Неплохое подспорье в тай, - кивнул Осаму, когда его водяной клон, после пары тычков расплескался по полу закрытого полигона. - Немного практики и драться с тобой в рукопашную станет поопаснее, чем с каким-нибудь Хъюга. Те-то по тенкецу метят, а тут даже не сильный удар в любую часть тела оставляет серьёзный урон. Продолжим тренировку в этом направлении.
  
  Что ни говори, а Катсуро был пока лишь начинающим воином, и, чтобы посоперничать в тайдзюцу с опытным противником, ему предстояло ещё много тренироваться. Тем не менее, Ледяное Касание повышало его шансы в ближнем бою, а потому оставшееся время было посвящено отработке именно этого навыка.
  
  ***
  
  В эти смутные времена, войны разного масштаба были самым обычным явлением - кланы воевали между собой, воевали с бандитским отребьем, воевали с дружинами Даймё. Невозможно было прожить долгую жизнь и не пройти хотя бы через парочку крупных и десятки мелких конфликтов. Но Катсуро было всего тринадцать, и ранее он не принимал участия в сражениях, где было задействовано около половины воинов клана. Да ещё и под предводительством главы этого самого клана. Впрочем, сразу надо уточнить, что в бою главенство Тоширо было весьма формальным, ибо он лишь давал отмашку, в то время как непосредственно боевыми действиями руководил Дайсуке, который и разрабатывал план сражения. План этот, кстати, был прост и надёжен - перекрыть выход в море с помощью хьётона, окружить выходы из гротов, после чего, использовав футон в сочетании с парализующей дымовой смесью - давним рецептом Тоширо, созданным с помощью яда одной из глубоководных рыб - выкурить пиратов из своих нор. Глава этот план всецело одобрил, потому как не имел никакого желания терять воинов при штурме пещер, где Умино могли преподнести множество неприятных сюрпризов. На открытом же пространстве, да ещё и против противника, надышавшегося ядовитым дымом, были шансы если и не избежать жертв полностью, то хотя бы свести их к минимуму. Тоширо не собирался недооценивать пусть и ослабленного, но серьёзного противника, прошедшего через бои на Островах и сумевшего уцелеть.
  
  Первый этап плана прошёл как по нотам - разведчики нейтрализовали вражеский дозор, самые подкованные в хъётоне шиноби, включая главу и наследника, до дна проморозили участок перед берегом напротив пещер, где затаился враг. Стоит отметить, что заморозка воды давалась Юки куда как легче, чем создание льда из собственной чакры, что, впрочем, свойственно для любой из стихий. Конечно, везде есть свои особенности. Например, для использования футона достаточно воздействия чакрой на воздух, в то время как в райтоне используется исключительно чакра, преобразованная в энергию, ибо поймать настоящую молнию - это надо постараться, да и не всякий сможет с подобной мощью совладать.
  
  Когда поле боя было готово, а шиноби заняли свои позиции, произошло непредвиденное. Не успела ещё в специальных котелках разгореться ядовитая смесь, как Умино сами вышли из своего убежища. При составлении плана, Дайсуке и Киоши учитывали тот факт, что Умино могут подготовиться и организовать засаду как в пещерах, так и перед ними. Именно поэтому было решено заморозить не только вероятные пути отхода противника, но и вообще всё, дабы исключить возможность удара из под воды, ведь пираты вполне могли обладать умениями, позволяющими затаиться на дне. Но, вопреки всем ожиданиям, боеспособная часть клана Умино попросту высыпала на лёд, оказавшись окружённой силами Юки. Старались они вести себя не агрессивно, во всяком случае, ни у кого не было оружия, никто не вставал в боевые стойки и не складывал печати. Тем не менее, было заметно, что они напряжены и готовы ринуться в бой, несмотря на невыгодную позицию.
  
  Между враждующими сторонами воцарилась тишина. Не было ни боевых кличей, ни оскорблений, никто никого ни в чём не обвинял. Юки застыли в полной боевой готовности, площадные техники футона готовы были в любую секунду устремиться в толпу врагов, если поступит приказ, или если Умино пойдут-таки в атаку. Умино не шли, они ждали. Ждал следующего хода врага и Тоширо. Он уже примерно догадался, к чему всё идёт, а потому не спешил давать Дайсуке приказ к атаке. Командующий недовольно хмурил брови, но особого недовольства промедлением не выказывал - он тоже сообразил, куда дует ветер. Катсуро, стоящий справа позади отца не то чтобы не понимал происходящего, всё же в политике и дипломатии отец его чему-то обучить успел, но очень сомневался в благополучном исходе намечающихся 'переговоров', если только у Умино не было по-настоящему весомых аргументов.
  
  Меж тем, нестройные ряды Умино расступились, пропуская, очевидно, парламентёра, коим оказался высокий мускулистый старик, определённо похожий на покойного Кано. Его длинные седые волосы были заплетены в множество косичек, прищуренные, но всё ещё ясные, глаза на обветренном морщинистом лице смотрели уверенно и спокойно. В правой руке парламентёра, расписанной татуировкой в виде морских волн, был сжат гарпун явно церемониального значения - его лезвие было отполировано до блеска, а деревянная рукоять покрыта искусно вырезанными узорами.
  
  - Это он принял обязанности главы, - тут же тихо доложил вышедший из шуншина Киоши, после чего встал рядом с Дайсуке.
  
  Старик вышел вперёд, встал на колени, положив гарпун перед собой, и на несколько секунд уткнулся лбом в лёд, заменяющий землю.
  
  - Приветствую благородный клан Юки! - Громко произнёс он, распрямившись. - Я хотел бы поговорить с вашим лидером.
  
  Некоторое время Тоширо задумчиво рассматривал всё ещё сидящего на коленях старика, после чего решительно двинулся к нему. Вместе с ним вышли ещё двое шиноби-джонинов, с закрытыми полумасками лицами - его телохранители.
  
  - Встань, - не доходя до старика нескольких метров, приказал глава Юки, после чего, когда тот поднялся на ноги, бросил одному из телохранителей: - Проверь.
  
  Джонин будто размазался в воздухе, после чего оказался возле Умино и нанёс ему короткий, но до предела усиленный чакрой, удар в живот. Секунда, и он вновь стоит за спиной главы своего клана, с невозмутимым видом рассматривающего согнувшегося старика, хватающего воздух ртом. Со стороны Умино тотчас поднялся недовольный ропот, в ответ на который Юки уже начали складывать печати.
  
  - Стойте! - С трудом распрямившись, прохрипел старик, подняв татуированную руку. - Ничего не делайте! Так надо!
  
  Отдышавшись, он поднял взгляд на своего оппонента.
  
  - Полагаю, вы убедились, что я явился лично? - Уже обретшим силу голосом поинтересовался он, на что Тоширо лишь коротко кивнул.
  
  Разговаривать с водяным, или любым другим, клоном у него не было совершенно никакого желания, и если уж терять время на болтовню, то только с реальным человеком, наделённым полномочиями говорить от лица своего клана. Вообще, посылать на переговоры клонов, либо других людей под Хенге, считалось верхом неуважения, но, учитывая репутацию Умино, а так же положение, в котором они оказались, Тоширо предпочёл перестраховаться. Конечно, это тоже можно было считать неуважением, но вполне простительным, при данных обстоятельствах.
  
  - Я Умино Рока, Старейшина клана Умино и временно исполняющий обязанности главы клана, - представился парламентёр.
  
  - Временно? - Поднял бровь Тоширо.
  
  - Глава клана пропал, а наследник ещё слишком мал, - без утайки ответил Старейшина. - Могу ли я поинтересоваться, известна ли вам судьба Умино Кано? Он жив?
  
  - Погиб в бою, - коротко ответил глава Юки, не став вдаваться в подробности.
  
  - Вот как... - немного потерянно произнёс Рока, но быстро справился с собой. Видимо он уже мысленно похоронил своего младшего родича, хоть и надеялся на обратное. - Его действия оскорбили благородный клан Юки, и от имени всего клана Умино, я приношу Вам свои извинения.
  
  Старейшина вновь упал на колени, уткнувшись лбом в лёд, и уже из такого положения продолжил:
  
  - Я понимаю, что одних извинений мало, раз вы посчитали оскорбление настолько страшным, что пришли сюда с воинственными намерениями, но наш клан не хочет воевать.
  
  Катсуро, оставшись в отдалении вместе с остальной свитой, тем не менее, прекрасно слышал разговор глав кланов - те не считали нужным понижать голос. Слова старика о нежелании его клана воевать заставили наследника мысленно усмехнуться, потому как выражения лиц большинства воинов враждебного клана говорило об обратном.
  
  - К сожалению, нам нечем компенсировать вашу обиду, - продолжал, меж тем, старик. - Ценностей у нас недостаточно, да и не дело мерить честь презренным металлом. Техниками, способными заинтересовать ваш могучий клан, мы так же не обладаем.
  
  Тут Рока покривил душой, потому как та же техника Скрывающего Тумана заинтересовала многих. Впрочем, Тоширо не стал акцентировать на этом внимание, с лёгким любопытством ожидая, что же предложит ему старик, чего Юки не смогли бы взять сами.
  
  - Всё, что осталось у Умино, это сами Умино. Наши корабли, наши воины, наши женщины и наши дети - вот то, чем мы готовы расплатиться за нанесённое Вам оскорбление. Клан Умино просит клан Юки взять его под свою руку, чтобы служить Благородному клану Юки, отстаивать его интересы, как свои собственные, и способствовать его процветанию! - Торжественно произнёс Рока.
  
  Катсуро знал отца достаточно, чтобы по его чуть изменившейся позе понять, что такого он точно не ждал. Что и не удивительно, Катсуро и сам был шокирован - то, зачем Юки сюда пришли, Умино отдавали добровольно.
  
  - Ты понимаешь, о чём просишь, старик? - донёсся до Катсуро холодный голос отца.
  
  'Как тогда, когда он приказывал жестоко казнить предателей', - пронеслось у него в голове.
  
  - Прошу принять нас, как верных вассалов, господин! - Всё ещё не поднимая головы, твёрдо ответил Старейшина.
  
  Юки Тоширо был недоволен. Недоволен до такой степени, что хотел прикончить стоящего перед ним на коленях Умино, посмевшего предложить ему... такое. Это должна была быть относительно простая карательная операция, дававшая молодняку возможность проверить себя в сражении против большой группы шиноби, с последующим сбором трофеев. Но теперь, после предложения, озвученного хитрым стариком, уже нельзя было просто так взять и начать резню. Основополагающие принципы клана Юки не предусматривали решения таких серьёзных вопросов на скорую руку. А вопрос был действительно серьёзным, всё же вассальный клан - усиление достаточное для не особо многочисленных Юки, отмахнуться от которого вот так вот просто нельзя.
  
  - С чего это вы решили поступиться своей независимостью? - Хмуро спросил Тоширо. - Судя по тому, что нам удалось узнать об Умино, вы не из тех, кто покорно склоняют головы.
  
  Рока расправил спину и, поудобнее устроившись на льду, посмотрел главе Юки прямо в глаза.
  
  - Мы... устали, - произнёс он, и было заметно, как тяжело даются ему эти слова. - Последние годы нас преследовали неудачи. После того как проклятые красноволосые выбили нас из Страны Огня, я сложил с себя обязанности главы клана, передав их своему сыну, Куро. Мы долго скитались, нигде не оставаясь подолгу, пока не добрались до Страны Воды. Мы направлялись туда с уверенностью, что это место как раз для таких, как мы, и, отчасти, это действительно было так - мы встретили кланы, чей образ жизни был похож на наш, но они этой встрече не обрадовались. Всего за несколько месяцев мы лишились большей части воинов клана и потеряли Куро. Следующим главой стал мой племянник Кано. Он не хотел повторять предыдущих ошибок и поэтому мы действовали осторожно, таились, по крупицам восстанавливая боевой потенциал клана. В первые годы нас вели реваншистские настроения - мы желали окрепнуть, вернуться на Острова, наказать обидчиков и захватить причитающееся нам по праву силы. Со временем подобные настроения ослабли, но идея восстановить клан вела нас вперёд. Именно она и привела нас к очередной неудаче - мы вновь лишились главы и самых сильных воинов.
  
  Старик обернулся, осмотрев собравшуюся позади него толпу шиноби, которые, слушая его рассказ, лишь стискивали зубы, да сжимали кулаки.
  
  - Мы не боимся смерти, но... всё ради клана. Если надо потерять независимость, чтобы его сохранить - мы пойдём на это.
  
  Молчание Тоширо длилось долго. И без того напряжённая обстановка накалялась с каждой секундой. Нервно толпившиеся Умино украдкой оглядывали окруживших их Юки, а те, в свою очередь готовы были дать дружный залп площадными техниками, если те решатся на прорыв.
  
  Дайсуке и Киоши, стоявшие рядом с наследником, невозмутимо ждали решение своего главы. Они были более чем спокойны, будто знали, каков будет ответ Тоширо. Катсуро о себе такого сказать не мог, хоть и считал, что знает отца хорошо. Тем не менее, пойдёт ли тот на принцип, или же предпочтёт решить дело без лишнего кровопролития - были одинаково возможными вариантами.
  
  - Хотите сохранить клан, значит? - Заговорил Тоширо таким тоном, отчего сидящий перед ним на коленях старый шиноби заметно подобрался. - Ничего не могу обещать, кроме того, что подумаю над этим. Сейчас вы без сопротивления сдаётесь в плен и будете помещены под стражу. То же касается ваших женщин и детей. Судьба Умино будет решена советом клана Юки.
  
  - Каковы гарантии, что вы попросту не перебьёте нас, когда мы будем не в состоянии защититься? - Нахмурившись, спросил Рока. Всё же возможность погибнуть в бою в случае неудачного исхода 'переговоров' много значила для старого пирата. Умереть в неволе - вот уж воистину бесславный конец.
  
  - Никаких, - улыбнулся Тоширо, который не собирался облегчать его выбор. - Если вы захотели довериться нам, то доверяйтесь полностью.
  
  Старейшина Рока не стал томить всех ожиданием. Он ловко поднялся, подхватив свой гарпун, и... протянул его Тоширо, рукоятью вперёд. Повинуясь жесту главы клана, один из телохранителей бережно принял гарпун, а второй скрутил старого Умино.
  
  Глава 6
  
  Юки лихорадило, что на памяти Катсуро случалось впервые. Несмотря на постоянную боевую готовность, что являлось обязательным условием выживания в это неспокойное время, несмотря на высочайший самоконтроль практически всех членов клана, несмотря на спокойный, местами даже флегматичный, характер Юки, нервозность и взволнованность в крепости сгустились до такой степени, что наследник их будто кожей ощущал.
  
  - Грядут перемены, - мрачно ответил мастер Горо, когда мальчик поделился с ним своими наблюдениями. К кузнецу он захаживал не часто, потому как не любил царящего в кузнице жара, но более-менее регулярно - ему нравились беседы со старым мастером. Пусть Горо каждый раз вываливал на его голову тонны нравоучений, но и на самые разнообразные вопросы отвечал практически всегда и без утайки. Сказывались живой ум и богатейший жизненный опыт. - К лучшему ли они, или совсем наоборот - не важно, главное сам факт. Никогда у Юки не было вассалов, и если предложение Умино будет принято, наш образ жизни изменится.
  
  - Насколько мне известно, шансы стать нашими вассалами у Умино сомнительные, - проговорил наследник, присутствовавший на всех собраниях, посвящённых этому вопросу.
  
  - Кто знает, решать-то главе, - пожал широкими плечами мастер. - Но даже если и откажемся, перспективы несостоявшегося союза ещё долго будут мутить умы. От того и вся эта суета. Но, вот что я тебе скажу, малой, - именно так и никак иначе кузнец обращался со всеми юными членами клана, не делая исключения даже для наследника, - не важно, что произойдёт - мы всё переварим. Не сломались же мы, когда вынуждены были покинуть Страну Воды! Справились же! И не скажу, чтобы сильно горевали по поводу оставленного дома, хотя добра бросили не меряно.
  
  - Расскажи, как всё было? - Историю клана Катсуро знал назубок, но никогда не отказывался послушать воспоминания живого свидетеля о событиях, представление о которых он имел лишь из свитков.
  
  - Да обычно всё было - собрались да ушли, - отмахнулся кузнец, оказавшийся не в настроении ворошить прошлое. - Разве что, как и сейчас все на взводе были - как же, родной дом бросаем! Это уже много позже, когда здесь обустроились, поняли, что где семья, там и дом.
  
  В свитках описывалось, что клан вынужден был покинуть свои исконные земли, когда там разразилась очередная война, причём война не между кланами, а между странами. Сцепились Страна Воды и Страна Молнии за кусочек побережья, считающийся территорией Воды, но расположенный на полуострове занятом Страной Молний. Да, тогда Страна Воды не ограничивалась архипелагом, но и имела обширные территории на берегах континента. Вот на одной из таких территорий и проживал в те времена клан Юки. Поначалу удалось даже немного нажиться на противостоянии двух стран - всё же услуги шиноби, как убийц, шпионов, разведчиков и даже курьеров всегда ценились высоко. Только вот помимо Юки на этом пожаре войны решили погреть руки ещё несколько кланов, как из Воды, так и из Молнии, в чём, в общем-то не было ничего необычного.
  
  Скоро клочок земли, за который велась борьба, был охвачен настоящим хаосом. Целые села и небольшие городки уничтожались непонятно кем и с какими целями. Обрезались торговые маршруты, леса кишели недружелюбно настроенными шиноби и обездоленными крестьянами, которым уже нечего было терять. Поля становились местами сражений между дружинами Даймё, состоящими из разнообразной голытьбы и самураев. Причём иногда первое отнюдь не исключало второго. В общем, тогдашний глава клана - дед Катсуро - решил, что неплохо было бы сменить место жительства, пока кто-нибудь не вспомнил о Юки, и не захотел от них избавиться по одной из множества причин, которых тогда и на десяток кланов хватило бы. Да и послевоенные расклады были не в пользу клана, независимо от того, кто бы победил.
  
  В той войне, кстати, одержала верх Молния, тогда как Вода, ослабленная противостоянием, была втянута ещё в несколько конфликтов и за последующие годы растеряла все свои материковые территории, отчего её теперь и называли просто Островами, эдакой обидной кличкой и по сей день напоминающей правителям Воды о былом 'величии'. На самом же деле, границы стран и теперь продолжают регулярно изменяться, разве что не так быстро как прежде.
  
  Юки же взяли всё самое ценное и покинули зону боевых действий, не забыв разрушить поместье, в котором проживали. И вот теперь они живут в относительно спокойной, по меркам всего остального мира, пусть и нищей стране, зато имеют здесь почёт - попробовали бы местные относиться к шиноби без должного почёта и уважения! - собственное дело и внушительную крепость. А всё потому, что дед Катсуро не побоялся сделать выбор. Конечно, всё могло случиться иначе и Юки имели все шансы разделить судьбу тех же Умино, но ведь история не знает сослагательного наклонения!
  
  И вот теперь свой выбор должен был сделать Тоширо. Да, именно на нём, как на главе клана, лежало бремя принятия решений. Совет же... советовал. Старейшины и самые уважаемые родичи могли высказывать свои мнения, спорить как между собой, так и с Тоширо, предлагать, оспаривать, предоставлять необходимые данные и помогать разобраться с возникающими вопросами, но не выбирать. Когда Катсуро в тот день услышал ответ отца на предложение Умино, что судьба их будет вершиться Советом, он предполагал что-то вроде голосования и гадал, есть ли голос у него. Первое же собрание расставило всё на свои места - собравшиеся, все как один, заверили Тоширо, что поддержат любое его решение и помогут ему максимально верно оценить ситуацию. После окончания, Катсуро спросил у отца, верно ли он понял происходящее, на что тот вздохнул и ответил:
  
  - Голосование? Было бы неплохо. Только толку от главы, если он не может решать сам? Ведь он и свою ответственность за клан тогда не сможет воспринять в полной мере. И как такому главе вести клан к процветанию? И как людям в него верить? - Устало улыбнувшись, Тоширо потрепал сына по макушке и покинул зал совещаний, оставив того с собственными невесёлыми мыслями. Ведь рано или поздно и ему придётся занять место отца!
  
  ***
  
  Пока Юки совещались, Умино томились в застенках Снежной Крепости, как обитель Юки называли в народе. Впрочем, томились они там в более менее комфортных условиях, во всяком случае, тесноты не было, кормили сносно, а для детей с матерями выделили отдельные помещения. Так же как и для старейшин клана, которых и охраняли куда строже, чем обычных воинов. Каждому из старых Умино довелось побывать на собраниях Юки, иногда - не по одному разу. Старики, как водится, были хранителями традиций и знаний клана, они пережили взлёты и падения Умино, и общение с ними позволяло сложить полноценное представление как о самом клане, так и об их готовности встать под чужую руку.
  
  Надо признать, впечатление Умино производили весьма неоднозначное. Потенциально, этот клан действительно мог усилить Юки, причём существенно. Те же миссии по охране водных путей они бы выполняли куда как лучше, да и с обеспечением защиты берегов вполне бы справились, что немаловажно, учитывая, что сами Юки, как в случае с Умино, могли лишь реагировать на угрозы с моря, причём не всегда своевременно. Но, очевидные плюсы такого союза уступали перед несколькими значительными минусами.
  
  Для начала, у Умино были враги, которые, в случае принесения ими вассальных клятв, становились так же и врагами Юки. Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что большинство этих врагов осталось на Островах - те же Хозуки, к примеру - сама специфика жизни не способствовала возникновению долговременной вражды, потому как враги были кругом, они были врагами друг другу, и их количество постоянно сокращалось. Только вот Совет беспокоили отнюдь не островные кланы, которые хоть и были опасны, но то была привычная и понятная опасность. Куда серьёзнее выглядел конфликт Умино с Узумаки, всегда демонстрировавшими невероятную мощь своих бойцов, но, при этом, являющимися одними из самых загадочных кланов. С этими Юки конфликтовать не хотели и заверения старейшин Умино о том, что конфликт был односторонним и никаких оскорблений они Узумаки не нанесли, не сильно успокаивали. Всё же красноволосые были слишком закрытым сообществом, чтобы можно было с уверенностью утверждать, нанесено ли им оскорбление, или нет. Вопрос этот был отнюдь не праздный, потому как в случае присоединения Умино, отвечать за их прошлые грехи пришлось бы вместе.
  
  Тем не менее, главной проблемой и, одновременно с этим, потенциальной угрозой являлась непосредственно лояльность самих Умино. Всё же они были пиратами. Общение со старейшинами лишь подтвердило сей и без того очевидный факт. Они всегда жили за счёт грабежей, никогда и не помышляя, что для шиноби есть множество вариантов заработать, самым очевидным из которых являлась охрана купцов. Нет, как показали многочисленные расспросы, Умино действительно несколько раз нанимались в охрану морских караванов, но лишь за тем, чтобы разграбить их по пути. Вот из-за подобных откровений доверия к клану не было никакого. Что помешает им, наплевать на все клятвы и, получив свободу, попросту сбежать? Или, что намного хуже, выждать какое-то время и попытаться напасть на своих хозяев, чтобы отомстить, либо из жажды наживы. Так же, скверным вариантом было возможное - даже очень возможное! - недостойное поведение подчинённого клана, способное очернить репутацию Юки, которые, как клан-сюзерен, оказывались в ответе за действия своих вассалов. Стоит им, Умино, только начать действовать по привычке, как вся ответственность за их деяния падёт и на Юки.
  
  По мнению Катсуро, сложившуюся ситуацию вполне можно было охарактеризовать выражением 'и хочется, и колется'. Плюсы от подобного союза если и не перевешивали минусы, то хотя бы частично их компенсировали. Всё же, чтобы не просто выживать, а жить в достатке и безопасности, нужна сила, а сила, она, в том числе, и в единстве. Так что, по прошествии почти двух недель совещаний, Тоширо начал склоняться к тому, чтобы взять Умино под своё крыло. Разумеется, с кучей оговорок и условий, должных гарантировать безопасность интересов Юки.
  
  И если, в случае с кровной враждой, у клана был аргумент в виде нескольких десятков замороженных фигур - эдакой кровавой дани с Умино, то вот с гарантиями их преданности были определённые проблемы, впрочем, как и с их перевоспитанием, потому как Юки нужен был именно клан шиноби, а не пиратская шайка. Способов, обеспечивающих лояльность, было не так уж много. Наибольшей популярностью пользовались печати на верность и ментальные техники. Оба этих варианта были Юки недоступны, потому как в этих областях клан себя никак не проявлял, а нанимать кого-то со стороны для такого дела слишком рискованно... да и накладно.
  
  Решение, вернее идею, как это решение можно было бы реализовать собственными силами, подкинул Катсуро, задав вполне резонный вопрос: есть ли у отца какой-нибудь яд отсроченного действия, не дающий никаких симптомов до истечения срока и противоядие к нему? Такого яда не оказалось, но направление было признано верным - обеспечить послушание медицинским путём, что заставило Тоширо буквально ночевать в своих лабораториях.
  
  Одновременно с посещением совещаний Катсуро продолжал заниматься с Осаму, улучшая свои навыки в обращении с хьётоном. Мальчик был полон энтузиазма поскорее восстановить свою боеспособность, подточенную утратой возможности контроля над футоном и суитоном, потому как собственная беззащитность его нервировала, да и на миссии уже не походишь. Поэтому наследник трудился изо всех сил, оттачивая уже изученные техники и пытаясь придумать новые. Последнее даже получалось - на манер Водяного Ядра ему удалось создать Сферу Льда, которая уже не промораживала противника насквозь, а, как более привычный для Юки хьётон сковывала его прочной ледяной коркой, способной обездвижить на несколько секунд даже сильного шиноби. Последнее было проверено на живых противниках, после того, как Тоширо заверил, что здоровью 'подопытных' ничего не угрожает. Так генин сравнимой с Катсуро силы оказался заморожен на восемь минут, Осаму ледяной покров удерживал около минуты, а одного из отцовских телохранителей техника не смогла сдержать и десяти секунд. Впрочем, в реальном бою даже несколько мгновений запинки противника могли решить исход поединка.
  
  Время шло, Умино, как про себя охарактеризовал их положение Катсуро, 'отъедались на казённых харчах', глава клана проводил исследования, попутно следя за тренировками сына, а компетентные люди из числа старейшин разрабатывали методики контроля и перевоспитания бедового клана, судьба которого ещё не была решена окончательно. Долго такое положение дел длится, не могло, но оно и не продлилось - у Тоширо произошёл прорыв.
  
  
  
  
  
  ***
  
  Лишь спустя три месяца заключения в темнице крепости Юки, Умино Рока предстал пред Советом клана не в качестве пленного, приведённого на допрос, а как глава клана Умино, которому предстояло выслушать решение главы Юки, относительно судьбы своего клана. Условия заточения пусть и были более чем приемлемыми, но для свободолюбивого Умино, неволя сама по себе была той ещё пыткой, а потому происходящее он воспринял с облегчением. Так или иначе, но скоро всё закончится.
  
   На этот раз его провели не в зал для совещаний, а в большое помещение, предназначенное для провидения различных церемоний и официальных мероприятий. Длинный зал с деревянными полами и колоннами, в дальнем конце которого на возвышении восседал Юки Тоширо. По обе стороны от него двумя параллельными линиями расселись старейшины. Катсуро, как обычно, был ближним справа. Охраны видно не было, но наличие неосвящённых мест по углам и под потолком, что называется, намекало.
  
  Рока подвели поближе, после чего тот поклонился и так и остался сидеть на коленях, напротив главы Юки.
  
  - Я принял решение, - прервав молчание, произнёс Тоширо. - Клан Юки соглашается взять клан Умино под свою руку, защищать и поддерживать его.
  
  Он замолчал, давая собеседнику осознать услышанное. Рока не дожил бы до своих лет, если бы был дураком, а потому терпеливо ожидал продолжения, понимая, что сейчас последует большое и жирное 'НО'. Что и случилось.
  
  - В связи с не вызывающей доверия репутацией клана Умино, - дипломатично продолжил Тоширо, - мы будем вынуждены принять некоторые меры предосторожности, а так же ввести некоторые ограничения.
  
  Подобный поворот не стал для Року неожиданностью. Как правило, среди шиноби союзы, держащиеся на одном честном слове, долго не длились. До первых же пересечений интересов кланов, так сказать. А потому полное подчинение одного клана другому за счёт 'введения ограничений' любым доступным способом было вполне обычным делом. Конечно, каждый изворачивался как мог, потому старый шиноби надеялся, что 'ограничения' Юки не окажутся какими-то особо... изощрёнными.
  
  - Во-первых, абсолютно все дети, включая рождающихся, по достижении четырёхлетнего возраста будут обучаться у Юки. Во-вторых, любые действия, способные нанести вред как клану Юки, так и его репутации, будут караться смертью. В-третьих, в качестве сдерживающего фактора, ныне уже ступившим на путь воина Умино будет поставлена Печать Льда, которая не позволит избежать кары никому, кто решиться пойти против клана Юки. Так же, для налаживания более тесных связей между кланами, мной лично были отобраны девять девушек, что станут жёнами воинов нашего клана. Уточняю - именно жёнами, а не наложницами. Так же возможно заключение браков между будущими поколениями кланов с вхождением молодожёнов в клан Юки. Остальные условия, такие как место вашего проживания, обмен знаниями и совместные тренировки, будут оговорены позже. Так же отдельно обговорим наши взаимные обязанности. Все вышеизложенные условия обязательны и обсуждению не подлежат. Вы либо принимаете их в полной мере, либо - нет.
  
  О том, что последует в случае отказа, старейшина старался не думать. И без того было понятно, что клан Умино перестанет существовать, а отдельные его представители, преимущественно малого возраста, станут какой-нибудь побочной ветвью Юки. Условия же были... приемлемыми. Во всяком случае, никаких ограничений на работу с чакрой или копания в мозгах не предвиделось. Ну а эта таинственная Печать Льда казалась Рока хоть и коротким, но вполне обычным поводком. Куда меньше ему понравилось условие с воспитанием детей среди Юки, где они не смогут впитать в себя клановые традиции, но, видимо на это и был сделан расчёт. Дети воспитываются среди Юки, находят себе друзей и подружек среди Юки, в отдельных случаях сами становятся Юки через брак. Это было разумно, так как исключало в будущем множество проблем взаимодействия между кланами, только вот что оставалось Умино, если все перспективные молодые шиноби будут на контроле у Юки, которые наверняка сведут их с кем-то из своего клана? Этот вопрос и озвучил Рока.
  
  - Это всё дела будущего, - произнёс Тоширо, - очень отдалённого будущего, когда сомнений в лояльности Умино у нас не останется, когда отпадёт надобность в Печати Льда, а следующие поколения вашего клана будут самостоятельно воспитывать своих детей, но уже по нашим стандартам. Мы настроены на долговременный союз, а потому постараемся привить вам принципы, которые не позволят вам вновь поставить собственный клан, а заодно и наш тоже, на грань вымирания, - прямо ответил он.
  
  - Я, от имени всего клана Умино, соглашаюсь со всеми вашими условиями и требованиями, - сказал Рока то, что от него требовалось.
  
  Он сделал свой выбор ещё давно, когда сидел в гроте, понимая, что очень скоро их придут убивать. Тогда, как пусть и временный, но глава, он решил покориться. Было ли это решение во вред, или на благо клана - покажет будущее, до которого Рока может и не дожить.
  
  
  
  Глава 7
  
  Неказистый, но добротный кораблик, больше напоминающий плот с бортами, надстройками, и большим квадратным парусом на единственной мачте, споро рассекал морскую гладь. За несколько дней морского путешествия Катсуро успел и с пафосным видом на носу судна постоять, и на мачте посидеть, и за руль подержаться, так что теперь он, лениво облокотившись на перила, без особого энтузиазма смотрел вдаль, на простирающуюся до самого горизонта гладь воды. С момента его первой морской миссии, которая пусть и закончилась провалом - груз то доставлен не был! - но имела весьма впечатляющие последствия, прошло уже чуть больше двух лет. За это время генин успел выполнить множество самых разнообразных миссий и набраться опыта, как непосредственно боевого, так и опыта командной работы. Но теперь всё было иначе. Ему предстояла особая миссия, справиться с которой мог лишь наследник клана!
  
  Началось всё с того, что в обитель клана Юки прилетел орёл. Орёл не обычный, довольно крупный, принёсший в лапах свиток с незнакомым символом клана, и... чрезвычайно разговорчивый. Призывной. Как выяснилось из свитка, а на оставшиеся вопросы ответил орёл, молодому лидеру клана Фума из далёкой Страны Дождя резко поплохело. Что сказать - удар смазанной ядом катаной в плечо здоровья не прибавляет. Глава метался в горячке, но, благодаря целителям своего клана, отправляться на встречу с шинигами пока не спешил. Тем не менее, состояние его постепенно ухудшалось, и надо было что-то делать. Младшая сестра пострадавшего, временно заменившая его на должности главы, приняла решение обратиться к сторонним специалистам.
  
  Надо отметить, что кланов, славившихся своими целительскими техниками, всегда было мало. А ближайший к Стране Дождя всего один - великий клан Сенджу, связываться с которым себе дороже. Нет, они, конечно, помогли бы, но и цена оказалась бы соответствующая. Терять независимость и становиться вассальным кланом Сенджу дураков не нашлось - небольшой клан Фума очень быстро оказался бы перемолот жерновами бесконечной войны между Учиха и Сенджу. Потому было принято решение обратиться к более надёжному варианту в виде Юки, тщательно поддерживаемая репутация которых позволяла надеяться на квалифицированную помощь и адекватную оплату.
  
  Единственным минусом данного выбора было расстояние, ибо от Снега до Дождя путь неблизкий, пролегающий через море и несколько стран. И если с морской частью пути особых проблем не предвиделось - Умино таки доказали свою полезность в качестве опытных мореходов - то о сухопутной такого не скажешь. Маршрут, проходящий через занятые противоборствующими группами шиноби земли, мог преподнести множество неприятных сюрпризов и даже обещанный Фума эскорт не особо спасал положение.
  
  Тем не менее, миссия была принята и доверена наследнику клана, как особо важная с точки зрения дипломатии и политики. Хотя у Юки были не настолько раздутые аппетиты, как у тех же Сенджу, продешевить они не могли. Поэтому-то выбор и пал на Катсуро, который был не только одним из лучших медиков клана, но и имел некоторое представление о дипломатии, совершенно достаточное, по мнению отца, чтобы стрясти с Фума цену адекватную спасению жизни главы клана, который даже наследника оставить не успел, и заключить какие-нибудь не особо значимые договора. Именно 'какие-нибудь', потому как их полезность будет впоследствии рассмотрена Советом клана и оценена. Проще говоря, для наследника эта миссия являлась проверкой его целительских, дипломатических и лидерских качеств. Лидерских потому, что собранная группа была обозначена делегацией клана Юки, руководил которой именно Катсуро. Но это уже по прибытии на место, потому как в пути фактическое руководство осуществлял недавно произведённый в джонины Осаму, личный наставник и командир группы наследника. Остальных членов группы, а именно генинов Дзиро и Генке, так же участвовавших в событиях двухлетней давности, тоже решено было взять. Кроме команды Осаму в полном составе, в делегацию включили Юки Хару, опытного чунина-разведчика из отряда Киоши-сана, и Юки Каеде, молодую куноичи, что считалась в клане экспертом по ядам, правда преимущественно в практическом их применении. Тем не менее, было решено, что лишними её знания не будут.
  
  И вот, делегация, состоящая из шестерых Юки во главе с наследником клана, преодолевала первую, морскую, часть пути. За прошедшее с принятия Умино в качестве вассалов время, Катсуро не часто пересекался с членами этого клана. Во всяком случае, со взрослой его частью. Он прекрасно помнил торжественно обставленную церемонию, задача которой заключалась в том, чтобы вселить в Умино уверенность в завтрашнем дне под мудрым руководством Юки, разумеется, и отогнать мрачные мысли, навеянные Печатью Льда, что была нанесена им заранее. С этой 'печатью' у наследника так же были связаны определённые воспоминания, потому как именно он ассистировал отцу в её 'нанесении'.
  
  Наблюдавший за тренировками сына Тоширо в один прекрасный момент просто подумал - зачем извращаться с ядами, либо какими-то способами пытаться перекроить функции организма, с целью получить над ними контроль, если можно использовать хьётон? Вскрыть грудную клетку, разместить около сердца кристаллик льда, созданного из чакры, и способного изменять форму по желанию того, чья чакра была использована, удалить следы операции и чакрой же выжечь на левой стороне груди 'пациента' иероглиф 'Лёд' в окружении нескольких непонятных символов, должных создать впечатление сложной фуин-печати. И контроль над этими 'печатями' был лишь у двух человек, непосредственно осуществляющих вживление льдинок, созданных ими совместно. Причём Тоширо, как автор техники, имел непосредственный контроль над льдинками, в то время как Катсуро пока просто не знал для этого необходимых ручных печатей, о чём совершенно не печалился, понимая, что поводок должен находится в руке полноправного хозяина.
  
  Сами же Умино за прошедшее время ещё ни разу не попытались проверить границы своей свободы - старик Року держал своих родичей в узде, прекрасно понимая, что первый же нарушитель договорённостей долго не проживёт, и не потому, что Юки такие жестокие, а ради соблюдения порядка в дальнейшем, ибо нет ничего лучше наглядного примера, и Юки скорее сразу продемонстрируют возможности Печати Льда в полной мере, чем позволят игнорировать собственноручно установленные правила.
  
  Теперь, спустя время, Умино смогли убедиться, что Юки могут быть не только строгими, но и щедрыми хозяевами. Для клана был выделен участок берега рядом с портовым городком Тохо, где на средства Юки построили причалы, парочку ремонтных доков, складские и подсобные помещения, а так же непосредственно поместье. Так у клана шиноби-моряков появилась Своя Гавань, как они сами прозвали территорию клана. Так же на них возлагались обязанности по обеспечению морской безопасности и миссии по охране торговых маршрутов. Конечно, людей не хватало, а потому, Умино выполняли в основном лишь функции моряков, да и то хватило их лишь на четыре неполных экипажа, в то время как основными боевыми силами служили пока воины Юки.
  
  На взгляд Катсуро, подобное взаимодействие несло пользу обоим кланам хотя бы тем, что установилось некое подобие взаимопонимания, что было немаловажно при условии, что один клан был причиной больших потерь среди воинов другого. Конечно, косые взгляды и умеренная ненависть никуда не делись, но ситуация хоть и медленно, но верно выходила на более доверительный уровень межклановых отношений. К тому же большие надежды главы двух кланов возлагали на новое поколение Умино, воспитанное среди Юки, тем более, что среди детей, которые проживали и обучались в Снежной Крепости был и будущий глава Умино, внук Рока. Возвращение детей в родной клан предусматривалось только после их становления в качестве воинов, то есть в тринадцать-четырнадцать лет, что было приемлемо для обеих сторон. Умино успевали обучить пополнение морскому делу, а Юки, присутствовавшие практически во время каждого выхода кораблей в море, контролировали этот процесс, следя, чтобы из воспитанников не готовили очередных пиратов.
  
  В экипаже корабля, что вёз Юки, молодых Умино ещё не было - первый выпуск должен был выйти из стен обители лишь через год. Зато командовал этим кораблём сам Рока, решивший лично доставить делегацию до условленного места, а потом забрать её оттуда. Причём, то была не блажь старика, а насущная необходимость - всё же путь предстоял долгий и болтаться в опасных водах лучше под руководством опытного капитана, а опытнее Рока среди Умино никого не было. Ну и, естественно, это был жест, который глава Юки не мог не оценить. Но, то уже были дела Тоширо, хотя и Катсуро не собирался оставлять содействие Умино без благодарности. Пусть он не мог ничего сделать от имени клана, но что мешало ему привезти какой-нибудь подарок наследнику Умино? Тем более, что малышу Тору, с которым - первое время исключительно из-за его статуса - ему частенько приходилось общаться, он симпатизировал.
  
  - Земля! - Крик одного из Умино прервал вялотекущие мысли Катсуро, отчего тот встрепенулся и принялся старательно вглядываться вдаль. Действительно, на самом стыке неба и воды обозначилась тоненькая ниточка суши.
  
  - Катсуро-сама, - позвал его Осаму, заходя в надстройку посреди палубы.
  
  Зайдя в единственную каюту на корабле, наследник подошёл к откидному столу, где была разложена грубоватая карта, присланная Фума, на которой был отмечен залив, где будет ждать встречающий отряд.
  
  - Мы примерно здесь, - постучал пальцем по месту на карте Рока, обозначив их текущее расположение, - немного отклонились на восток, так что до места встречи дойдём часа за три.
  
  - Не будем спешить, - обнаружил себя притаившийся в углу Хару, - как раз с этой стороны, если верить карте, будет небольшой мыс. Встанем за ним, после чего я пройду по берегу до точки и всё разведаю.
  
  - Разумное предложение, - согласился Осаму, вопросительно взглянув на Катсуро.
  
  - Быстро управишься? - Поинтересовался наследник. - Всё же время у заказчика ограничено, было бы глупо не успеть из-за излишней подозрительности.
  
  - И ещё глупее - попасть в засаду из-за излишней неосмотрительности, - тихо проворчал Осаму, на что Катсуро лишь дёрнул плечом. Советами более опытных товарищей он пренебрегать не собирался, но и провалить свою первую важную миссию в качестве наследника клана из-за излишней перестраховки, он тоже не хотел.
  
  - Несколько часов, - пожав плечами, ответил разведчик. - Не знаю, что там за местность, но, исходя из расстояния, максимум - полдня.
  
  - Приемлемо, - кивнул Катсуро.
  
  Он хотел было добавить, чтобы Хару поспешил, но вовремя себя одёрнул. Полугодичная практика среди разведчиков многому его научила, в том числе и тому, что разведка лишней суеты не терпит, и чунин сделает своё дело настолько быстро, насколько позволят обстоятельства.
  
  ***
  
  Пока ждали возвращения разведчика, Катсуро охватило волнение. Не то, чтобы он во время плавания не волновался, но тут, практически достигнув второго этапа путешествия, сомнения с новой силой обуяли его разум. Да, эта миссия была особенной. Это была его миссия, от успеха которой зависит не столько благополучие клана, сколько признание кланом своего будущего лидера. Он должен показать, насколько хорошо его обучили, насколько быстро и эффективно он способен справляться с трудностями. Показать, сумеет ли он повести за собой людей, насколько он им доверяет, способен ли прислушиваться к их советам, либо действовать вопреки, отстаивая свою позицию. Катсуро не сомневался, что по возвращении все его действия и решения будут внимательнейшим образом изучены и разобраны, исходя из чего, будут сделаны соответствующие выводы. Миссия-экзамен, единственным провалом в котором могла стать лишь его смерть, а высшей оценки его достижений не существовало вовсе. Катсуро не жил ради похвалы, хотя гордость во взгляде отца и была ему приятна. Но он очень боялся не оправдать ожиданий, возложенных на него. Именно поэтому, несмотря на волнение, он лишь привалился плечом к мачте, стараясь придать лицу более-менее беззаботный вид.
  
  'Я всю жизнь прохожу через эти экзамены, - успокаивал он себя, - с тех пор как научился говорить, если не раньше. Первое убийство, первая миссия, да много ещё чего первого было...'
  
  - Знаешь, я никогда не сомневался в своём выборе, - негромко сказал подошедший к нему Рока. - Я имею ввиду Тот Самый выбор. Я не сомневался в нём, когда стоял на коленях перед твоим отцом в окружении ваших воинов. Не засомневался ни разу за те месяцы, что просидел у вас под замком. И когда услышал ваши условия, и даже когда получил эту метку, я тоже не сомневался. А знаешь почему?
  
  - И почему? - Спросил Катсуро, удивлённый тем, что Рока заговорил с ним на подобную тему, хотя до этого всё их общение сводилось к обмену приветствиями и прочими официальными фразами.
  
  - Потому что я знал, что при любом другом исходе клан Умино ждёт окончательное уничтожение. Мы могли дать вам бой, и погибли бы. Могли бы попытаться сбежать, и то не все, потому как и кораблей, и способных управлять ими людей у нас осталось слишком мало. Так что бегство тех немногих из нас, что согласились бы бросить остальных, лишь отсрочило бы наш конец. Ты даже не представляешь, насколько жалкое зрелище представляют собой недобитые остатки клана. Хотя, там, - старый шиноби мотнул головой в сторону берега, - у тебя будет возможность повстречать и таких. Кстати, не верь ни единому их слову и не поворачивайся к ним спиной - эти люди, словно загнанные крысы, в своей агонии становятся совершенно непредсказуемы.
  
  - Но ведь, если задуматься, ваши шансы на благополучный исход были не велики.
  
  - Но они были, - широко улыбнулся Умино, - в этом весь смысл. Когда ты глава клана, то должен думать в первую очередь не столько о настоящем, сколько о будущем, постоянно просчитывать последствия своих действий и правильно оценивать свои силы.
  
  - А Кано, - Катсуро на миг замялся, но всё же продолжил вопрос, - следовал всем этим советам?
  
  - Это не советы, - усмехнулся Рока, - это скорее образ мысли тех, на ком лежит подобная ответственность. И эта миссия, о которой ты с таким хмурым видом тут размышлял, это не проверка, как ты, скорее всего, считаешь. Вернее, не только проверка. Скорее это урок. Первая ступенька к пониманию того, что из себя на самом деле представляет власть. Щёлочка, через которую ты можешь пока лишь мельком увидеть, насколько хороший из тебя получится лидер, и которая с каждой последующей подобной миссией будет отворяться всё шире и шире, - старик с сомнением взглянул на задумавшегося наследника Юки. - Я не переборщил с метафорами?
  
  - Нет, - покачал головой Катсуро, - суть я уловил... кажется...
  
  - Ну и славно. А что до Кано, то на главу его так усердно, как тебя, не готовили, хотя он неплохо справлялся. Но, в конце концов, свои силы он всё же переоценил. Но, не будем ворошить прошлое, хотя... - Умино на мгновение задумался, - о нём тоже забывать не следует. Ну, в некоторых случаях. Ладно, - он махнул рукой, - можешь считать, что на этом поток стариковской мудрости иссяк.
  
  - Спасибо, - неуверенно протянул наследник, - наверное...
  
  - Не благодари, - отмахнулся Рока, - я ведь пока ещё глава своего клана, а потому вынужден думать о будущем. И будущее это неразрывно связано с тобой. Как ты себя осознаешь в качестве правителя, так и будешь потом управлять своим, и частично моим кланом. Так что мне выгодно, чтобы за штурвалом стоял опытный капитан, способный вести корабль через рифы, и умеющий огибать подводные камни. Ох, опять эти метафоры, нет от них спасу на старости лет!
  
  - Ну, зато они вполне доходчивы, - приободрил старого шиноби Катсуро.
  
  - Тактично, - одобрил Рока, - такт и дипломатия тебе тоже пригодятся, причём очень скоро, вон твой масочник возвращается.
  
  Юноша обернулся и тоже увидел, как от берега по воде бежит фигура в чёрном облачении. К своему удивлению, никакого волнения он не ощущал, по мере приближения Хару к кораблю, становясь всё более спокойным и собранным.
  
  'Старый пират определённо умеет придать нужный настрой, - заключил он про себя. - Нужно будет подобрать для Тору подарок посолиднее'.
  
  
  Глава 8
  
  Дав условный сигнал и дождавшись ответа, делегация Юки не спеша вышла из под прикрытия деревьев. На встречу им так же неторопливо двинулись четверо незнакомых шиноби. Если бы Хару не предупредил команду заранее, Катсуро принял бы вышедших незнакомцев за банду шиноби-одиночек, о которых его предупреждал старый Умино. Нет, ничего необычного в них не было, кроме того, что этих людей попросту невозможно было принять за представителей одного клана. И дело тут не столько в их одежде - потому как каждый нарядился кто, во что горазд - сколько в отсутствии семейного сходства. Различный тон кожи, черты лица, цвет глаз и волос, сильно различающаяся комплекция. Уже много позже, во время совместного путешествия, Катсуро, как сын одного из немногих в мире учёных-генетиков, заприметил несколько черт, способных выдать их родство, таких как строение ушных раковин, к примеру. Но то потом, сейчас же наследник с любопытством рассматривал таких разных, но всё же членов одного клана, клана Фума.
  
  Возглавлял команду сопровождения смуглый коренастый крепыш средних лет с коротким ёжиком черных волос, одетый как обычный крестьянин, в старое кимоно без рукавов. Несмотря на накачанные мышцы, впечатления медлительного бойца он не производил - наоборот, каждое его движение было лёгким и непринуждённым, что выдавало в нём опытного рукопашника. Несмотря на свои немалые способности в тай, подобного противника Катсуро предпочёл бы закидать самыми дальнобойными техниками, что имелись в его распоряжении. Миловидная девушка неопределённого возраста с длинными зелёными волосами выглядела вполне безобидно, что, впрочем, совершенно ничего не значило. Долговязый тип с угрюмым выражением лица и, виднеющейся за правым плечом рукоятью катаны, заставил наследника немного напрячься.
  
  Его навыки в обращении с холодным оружием сам он оценивал как вполне удовлетворительные... для дилетанта и самоучки. Отказаться от полюбившихся мачете ему не позволяло упрямство, а так же возможность отбивать вражеские техники, накачанным ледяной чакрой, чакропроводящим оружием. Так что для юного шиноби Разрубатель с Кромсателем были скорее средствами защиты, нежели нападения. В отличие долговязого, который даже на его дилетантский взгляд казался опасным рубакой.
  
  Четвёртый из Фума был сущим пацаном, лет десяти, не больше. Глядя на его серьёзную мордаху и не по годам тяжёлый взгляд, Катсуро в который раз возблагодарил судьбу за то, что ему повезло родиться среди Юки.
  
  В общем, команда встречающих собралась преколоритнейшая, и наследник не сомневался, что, не разведай всё Хару заранее, их встреча вполне могла бы начаться не так мирно, несмотря на все условные сигналы и пароли-отзывы. Кстати о паролях...
  
  - Неудачный путь вы избрали для путешествия, шиноби-сан, - глухим голосом произнёс 'крепыш', выйдя вперёд.
  
  - В наше время удачных путей не существует, шиноби-сан, - выдвинулся ему навстречу Осаму.
  
  - Здесь все? - Поинтересовался не представившийся Фума, когда процесс распознания завершился.
  
  - Все, кому положено быть, - откликнулся Осаму.
  
  За его спиной стояло лишь четверо Юки, в то время как пятый скрывался в тенях где-то поблизости. Ещё в начале путешествия было решено не светить разведчиком до подхода к убежищу Фума. Хару должен был следовать за отрядом, не попадаясь на глаза проводникам, и не вмешиваясь в сражения без крайней необходимости. Разумеется, это могло считаться проявлением неуважения к принимающей стороне, но, во-первых, подобное преимущество компенсировало потенциальную обиду заказчиков, хотя те и сами шиноби, а потому должны всё понимать, а во-вторых, не было никакой уверенности, что схожим образом не поступили и Фума.
  
  - Кто из вас целитель? - спросил крепыш, но, обратив внимание на нахмурившегося Осаму, пояснил: - Должны же мы знать, кто должен дойти до Ясуо-сама в любом случае?
  
  - Все, - отрезал Осаму.
  
  Отношениям между этими двумя кланами только предстояло оформиться, а потому вопрос доверия даже не стоял, в отличие от вопроса безопасности. Не то, чтобы подобное недоверие устраивало Фума, добавляя им лишней нервотрёпки, но они его переварили.
  
  - Вы задержались, - наконец сказал старший из них, - нужно торопиться.
  
  Осаму, который прекрасно знал, что они появились в срок, позволил Фума оставить последнее слово за собой - всё же, ситуация, в которую попал их клан, была не из приятных, а потому лишний раз нагнетать обстановку не стоило.
  
  Судя по карте, земли, где высадились Юки, относились к Стране Водопада. Страна эта была маленькая, и сильных кланов шиноби здесь не имелось, именно поэтому Фума и выбрали побережье Водопада для встречи гостей. Тем не менее, у такой маленькой страны были проблемы посущественнее, чем стычки проживающих в ней шиноби. Географически она оказалась зажата между двумя крупными и воинственными странами - Страной Огня и Страной Земли, что, естественно, приводило к многочисленным стычкам как с одной, так и с другой стороны. А иногда войскам местного Даймё разумнее всего было попросту отойти в сторону, когда беспокойные соседи устраивали разборки прямо на их территории. Та же ситуация была и в Стране Травы, и в конечной точке маршрута делегации Юки - Стране Дождя. Опасности на пути к цели были самые разнообразные, от дружин Даймё и разбойничьих банд, до столкновения с кланами из Земли и Огня, которые могли выполнять заказы, либо просто рубиться между собой, используя малые страны в качестве нейтральной территории.
  
  Существовало так же и два альтернативных маршрута - через Камень и Огонь, соответственно. И оба из них имели свои нюансы. Так в Камне преобладали открытые пространства, заметить на которых немаленький отряд шиноби, пусть и передвигающийся с большой скоростью, труда не составляло. Так же, как и организовать у него на пути засаду. В Стране Огня скрытное передвижение было куда более удобным - страна буквально утопала в растительности - но и шанс нарваться на вражеского сенсора оказался чрезвычайно высок. В огне проживало слишком много кланов, способных тем или иным способом ощущать чужую чакру. Да и случайно налететь на неспособных тоже было более чем вероятно - те места буквально кишели шиноби, сражающимися друг с другом и, оттого, куда более агрессивными и бдительными на своих территориях.
  
  Фума предложили двигаться напрямую, через малые страны, причём с максимальной скоростью. Среди них имелся довольно сильный сенсор - та самая девушка - способный корректировать маршрут, если на пути окажется слишком многолюдно, либо при обнаружении шиноби, которые в рамках этой миссии считались вражескими. Боевой контакт предусматривался лишь в самом крайнем случае, если от погони не удастся уйти.
  
  В целом Осаму ничего против этого плана не имел, всё же местным было виднее, как лучше организовать скорейшую доставку врача к пациенту. Но именно это его и настораживало - их нетерпение могло сыграть злую шутку, а потому и об осторожности забывать не следовало. К тому же он не хотел, чтобы от них отстал Хару, чья скорость из-за обеспечивающих скрытность техник была ниже обычного. Поэтому он предложил компромиссный вариант, сочетающий быстрое передвижение со скрытностью, где это только возможно. Подобный подход был более медленным, но, при наличии сенсора, и на порядок более безопасным, чем просто движение напролом.
  
  - Это нас замедлит, - покачал головой старший из Фума, - Ясуо-сама становится хуже с каждым днём.
  
  - Если забудем об осторожности, то рискуем влететь в такие неприятности, что Ясуо-сама нас вообще не дождётся, - стоял на своём Осаму, ответственный за безопасность наследника клана.
  
  - Вы жалкие трусы! - Выкрикнул мальчишка Фума. - Если боитесь, то отдайте нам доктора, и мы сами доставим его так, как сочтём нужным!
  
  - Это невозможно, - покачал головой Осаму.
  
  Мелкий шиноби наглядно демонстрировал одну из причин, по которым Юки не ставят в строй детей - иногда они бывают непредсказуемы и их неосторожные слова или поступки могут спровоцировать серьёзные неприятности.
  
  - Давайте придерживаться договорённостей, - сказал он, увидев, что остальные Фума задумались над словами мелкого провокатора, - иначе мы просто уйдём.
  
  - Мы не вернёмся домой без доктора, - гнусаво протянул мечник, показательно разминая шею, - готов поспорить, это та девка, - кивнул он в сторону Каеде, - не зря же они её с собой притащили. Давайте...
  
  Слова застряли у него в горле, к которому так кстати оказался приставлен сенбон, находящийся в руке этой самой 'девки'. Что сказать, Юки всегда славились своей быстротой и скоростью реакции, которая даже у молодых членов клана не уступала скорости опытных шиноби. Вот и теперь долговязый мечник, явно не самый слабый противник, даже дёрнуться не успел, как ему в кадык упёрся отравленный сенбон. Одно неосторожное движение с его стороны, малейшее усилие со стороны Каеде, и...
  
  - Давайте дружно успокоимся, - продолжил за мечника Катсуро, выйдя вперёд и встав рядом с Осаму. - Каеде-сан, ты бы не могла...?
  
  Смерив мечника презрительным взглядом, девушка фыркнула и резко отпрыгнула, в мгновении ока оказавшись среди своих соклановцев.
  
  - Спасибо, - поблагодарил её Катсуро, после чего обратился к командиру Фума: - Ваш клан обратился с просьбой о помощи, клан Юки решил эту помощь оказать. И он окажет, даже если нам придётся добираться до цели самостоятельно, но в приемлемом для нас темпе.
  
  Намёк на отказ от помощи проводников не сказать что произвёл на Фума хоть какое-то впечатление, хотя, скорее всего он просто умело это скрыл, в отличие от своих подчинённых, которым данная перспектива явно не понравилась, но накалять ситуацию и дальше он не решился.
  
  - Ладно, сделаем, как вы сказали, - произнёс он после недолгих размышлений. - Но если мы не успеем из-за вашей... нерасторопности, не ждите тёплого приёма.
  
  На эту неприкрытую угрозу наследник лишь холодно улыбнулся, напомнив Осаму его отца, и отступил назад, оставив джонина решать организационные вопросы. Осаму был рад его своевременному вмешательству, ведь сам он вряд ли смог бы так же быстро разрядить обстановку, не прибегая к двум своим любимым аргументам - правому и левому кулакам, но, вместе с тем, его беспокоило то, что из-за этого инцидента Катсуро пришлось раньше времени обратить на себя внимание. Впрочем, сейчас главное - добраться до клана Фума, чему профилактический мордобой его членов явно не пошёл бы на пользу. С этими мыслями Осаму, вместе с Маширо, командиром отряда Фума, который, наконец, соизволил назваться, погрузился в разработку схемы передвижения двух отрядов.
  
  ***
  
  
  Пересечение страны Водопада прошло относительно спокойно. Благодаря Амие, девушке-сенсору из клана Фума, нежелательных встреч удалось избежать. Все скопления 'очагов чакры', как называла потенциальных противников сама Амия, отряд огибал по широкой дуге. Лишь раз за ними увязалась погоня, но быстро отстала, дело даже до визуального контакта не дошло.
  
  После короткого обсуждения между лидерами отрядов, был выработан следующий порядок движения: первыми идут Маширо и Амия, дальше Юки в своём собственном боевом построении, прикрывают сзади пацан с мечником. Осаму очень не хотел оставлять этих непредсказуемых личностей за спиной отряда, но, по словам Маширо, те владели техниками, способными задержать любую погоню. Джонин, скрепя сердце, всё же одобрил это построение, но, с помощью жестов, дал понять скрытому в тенях Хару, чтобы за прикрывающими их тыл Фума он присматривал особенно пристально.
  
  Вот так они и двигались на протяжении двух дней, не останавливаясь на ночлег, лишь позволяя себе короткие привалы. Интересно, что сенсор Фума как будто бы не замечала неучтённого Юки, что следовал за отрядом. Катсуро предполагал, что сопровождающим было не до этого, но они обязательно поднимут этот вопрос при первом же удобном случае, либо Амия действительно не видела Хару - всё же в разведке упор делался именно на незаметность в ущерб боевым техникам. Что, впрочем, не делало бойцов из отряда Киоши-сана менее смертоносными, у них имелись собственные способы разбираться с неприятностями, насколько бы сильны эти неприятности не были.
  
  'Не существует идеальной обороны, - делился своими знаниями Киоши-сан, когда отец направил Катсуро к разведчикам, - у всех есть слабые места, и для хорошего разведчика критически важно уметь быстро их распознавать'
  
  Умения, показанные тогда отрядом разведчиков, настолько впечатлили наследника, что при разработке защитных техник на основе хьётона, он обязательно просил кого-нибудь из подчинённых Киоши, а то и его самого, протестировать их. Результаты это дало не малые - множество дыр в обороне Катсуро было закрыто, но тот не обольщался, зная, что тот же Киоши обязательно найдёт новые - со временем доведение защиты наследника до максимально возможного уровня стало для главного разведчика чем-то вроде хобби. Хотя Катсуро подозревал, что могло не обойтись без прямого приказа отца, всё же глава разведки - человек очень занятой. Тем не менее, главное из тех тренировок он всё же вынес: не имеет значения, насколько мощна и совершенна техника - абсолютной защиты не бывает.
  
  'Да уж, всегда найдётся умелец с гнутой скрепкой, способный вскрыть даже самый навороченный замок' - резюмировал тогда для себя Катсуро.
  
  Предаваясь подобным воспоминаниям во время их 'марафонского забега', как сам же и обозначил их передвижение наследник, о бдительности он не забывал. Действительно, не стоило отвлекаться и смотреть по сторонам, ибо не проходило и пары часов, как на границе восприятия Амии вырисовывались очередные неприятности. У Катсуро сложилось впечатление, что мирного времени эта страна не знала уже давно. Тем не менее, он понимал, что прав лишь отчасти, ведь если бы боевые действия велись до полного уничтожения, все на континенте уже давно бы вымерли. А так - кланы разрешают свои разногласия в кровопролитных схватках, Даймё играют друг перед другом мускулами, а крестьяне продолжают возделывать землю, чтобы и тем и другим было что жрать и чем кормить свои дружины. И торговля - пусть и весьма рискованное занятие для здешних мест, но слишком уж прибыльное, чтобы товарооборот между враждующими странами иссяк. Культ силы культом силы, а жить то надо.
  
  Постепенно леса, не такие густые, как в Стране Огня, но всё же способные обеспечить укрытие, начали разбавляться полями и лугами, что обозначило переход границы со Страной Травы. Очередной этап путешествия подошёл к концу, что впрочем, никак не сказалось на уверенности наследника клана исполнить возложенную на него задачу. Он понимал, что размеренное движение в любую секунду может смениться яростной схваткой, и был готов к этому. Морально, во всяком случае. Полпути было, считай, преодолено, причём без особых проблем, и Катсуро не безосновательно считал, что всё самое 'интересное' впереди. Когда ему пришлось извернуться прямо на бегу, чтобы уйти от брошенного в него куная, он понял, что не ошибся.
  
  
  Глава 9
  
  Юки не часто доводилось действовать в лесистой местности, когда враги могли притаиться где угодно, начиная от кустов и ветвей, заканчивая землей под ногами, тем не менее, команда Осаму состояла уже не из генинов-новичков, а испытанных в совершенно разных условиях шиноби, потому джонину даже не пришлось отдавать приказ на рассредоточение - все, включая Каеде, ушли из под массированной атаки метательным оружием. Фума так же не сплоховали, не позволив себя задеть.
  
  Враги обнаружились сразу же - нижние ветви близлежащих деревьев оказались заняты где-то десятком шиноби... которые оказались примерными ровесниками младшего из Фума. Идентификация малолетних агрессоров много времени не заняла - черные волосы и, самое главное, жуткие красные глаза у каждого из них, простора для воображения не давали. Ну и клановые символы в виде красно-белого веера тоже.
  
  'Учиха, - констатировал Осаму, оценивая обстановку, - натаскивают молодёжь. Смогли поймать нас в гендзюцу, слишком мощное, для этих сопляков. Здесь их прикрытие, чтобы помочь загнать добычу и принять удар на себя, если она окажется малолеткам не по зубам'
  
  Всё это пронеслось у него в голове за секунды, потому как он уже начал жестами отдавать приказы. Генины, за исключением Катсуро, должны были заняться этой шелупонью, в то время как он с наследником пойдёт поприветствует их нянек. Короткий жест в конце дал понять Хару, чтобы тот выявил и аккуратно убрал командира нападающих.
  
  Так команда Юки разделилась. Видимо, решившие покичиться своей крутостью и принадлежностью к великому клану, малолетки не успели среагировать на изменение обстановки, когда 'добыча' без всяких разговоров пошла в наступление. К трём молодым Юки присоединились Амия и мелкий Фума, единственный из группы, кто был бы не прочь позубоскалить с оппонентами, но, видя действия остальных, предпочёл тоже заняться делом, сложив руки в печать призыва и призвав... пчелу, которая, впрочем, выглядела достаточно грозно, ибо была размером с небольшую собаку.
  
  Тем временем, Осаму, Катсуро, Маширо и мечник приняли на себя удар старших Учих, что быстро поняли свою оплошность и поспешили на выручку подопечным. Было их немного, всего трое, но джонин подозревал, что способны они на многое, раз уж кто-то из них сумел навести пусть и слабенькое, но гендзюцу на группу быстро передвигающихся целей. Маширо с мечником, явно сработавшиеся напарники, напали на высокого Учиху средних лет, что бежал впереди. Катсуро, неожиданно для себя, был втянут в противостояние с противником, не так уж сильно отличающимся от него по возрасту, в то время как Осаму достался явный лидер - бритый налысо одноглазый Учиха со шрамами, покрывавшими череп и пол лица. Несмотря на увечье, джонин не сомневался, что с этим противником придётся повозиться.
  
  Малышня Учиха не сплоховала, относительно быстро настроившись на схватку - из-за замешательства они потеряли всего троих. В одного выстрелила жалом огромная пчела, отчего тот весь как-то раздулся и свалился со своей ветки, второго нейтрализовала Каеде, пырнув его сенбоном, с парализующим ядом, а третьего уложил Генке, отправив того в кусты незатейливой оплеухой. Сдерживаться Юки не собирались, впрочем, до резни малолеток скатываться они тоже не хотели. Подобные ситуации рассматривались перед и во время отплытия, а потому Юки знали, что делали. Щадили мелочь они не столько из-за их малого возраста, сколько из не желания злить один из великих кланов больше, чем этого требовала самозащита - всё же среди этих детей могли оказаться сыновья сильных джонинов, старейшин или же самого главы. Не то, чтобы шиноби из Огня особо следили за своими отпрысками, чему данная ситуация являлась наглядным примером, но зачем лишний раз усложнять себе жизнь? Впрочем, мелкие Учихи, перегруппировавшись, попытались дать им отпор. На их стороне были едва-едва развитые шаринганы, видимо для обкатки которых их и выпустили в 'поле', да слабенькие техники огня, с которым у Учих было поголовное сродство. Впрочем, даже тройке юных Юки они были на один зубок, а уж при поддержке Фума...
  
  Со старшим поколением Учиха дела обстояли сложнее. Если боевая пара Фума кое-как теснила своего противника, то противник Осаму уверенно теснил его самого. Одноглазый Учиха буквально предугадывал движения, засыпая Юки очередями довольно мощных техник, и недостатка чакры, похоже, не испытывал. Спасал джонина только лишь хьётон, ставший неприятным для Учихи сюрпризом. Осаму, как личный тренер наследника, первым овладел усовершенствованным хьётоном. И пусть в его распоряжении были самые экономичные и низкоранговые из техник, пусть для их применения требовались ручные печати, пусть он не чуствовал того Холода, о котором говорил Катсуро, новые возможности стали серьёзнейшим подспорьем в любой битве, а скорость создания льда возросла на порядок. Вот и сейчас Осаму атаковал Ледяными Иглами, периодически намораживая лёд на землю под ногами, что серьёзно рассеивало внимание Учихи, иначе бы он спалил джонина какими-нибудь Цветами Феникса в самом начале боя. В их противостоянии установился некий паритет - Учиха атаковал техниками, причём не только огненными, в то время как Осаму, экономя чакру, сбивал ему прицел и ждал удобного момента. И удобный момент представился.
  
  - Только и можешь, что уворачиваться? - Зло спросил Учиха, ненадолго прервавшись. - Тогда увернись от этого!
  
  Чутьё на неприятности, развитое у каждого, кто дожил до ранга джонина, заставило Осаму прекратить метания и начать срочно ставить защиту. Успел он как раз вовремя - Ледяной Кокон отсёк его от остального мира за мгновение до того, как по небольшой полянке между деревьями, где они сражались, прошёл огненный вал.
  
  'Огненным Драконом вдарил', - как-то отстранённо подумал Осаму, заворожено любуясь разводами пламени через призму льда.
  
  Не зря он экономил чакру, ведь на создание этой простой, но крайне эффективной техники, ему пришлось на треть опустошить свой резерв. Это была одна из защит, созданных наследником и доведённых до ума парнями из разведки. Техника Учихи обволакивала, чуть подтапливая, Кокон, но не могла его преодолеть. Вот буйство пламени спало, Ледяной Кокон красиво осыпался множеством льдинок, а Осаму оказался на полностью выжженной поляне, обрамлённой обуглившимися головешками, бывшими раньше деревьями. Учиха лежал, уткнувшись лицом прямо в пепел, а из его затылка торчал кунай. Действительно, представился удобный момент, когда внимание врага поглощено исключительно собственной атакой, и Хару не сплоховал.
  
  Осаму ненадолго задержал внимание на своём бывшем враге, лишь убедился, что тот точно мёртв путём отрезания головы, после чего поспешил на помощь товарищам. Его противник совершенно не использовал гендзюцу, а значит, мастер иллюзий достался либо Катсуро, либо Маширо с напарником. Джонин искренне надеялся, что последним, потому как наследник был не то, чтобы уязвим для гендзюцу, скорее имел очень специфическую защитную реакцию, заключающуюся в непроизвольном испускании Холода при воздействии на сознание. Функция, конечно, удобная, но только не при взаимодействии с напарниками, которые рисковали превратиться в ледяные статуи наравне с атакующим.
  
  ***
  
  Паренёк лет четырнадцати с типичными для Учиха чёрными волосами и дикими алыми глазами оказался очень неудобным для Катсуро противником. Он практически не уступал ему ни в скорости, ни в мастерстве ведения рукопашного боя, виртуозно вплетая в свои атаки как техники ниндзюцу, так и банальное использование метательного оружия.
  
  - Давай, покажи, что ты можешь! - Оскалившись, чуть ли не прорычал он, бросаясь в атаку.
  
  Мог Катсуро многое, хотя всего демонстрировать не собирался. Они с Учихой скакали меж деревьев, осыпая друг друга железом и техниками, изредка сталкиваясь в воздухе и обмениваясь при этом ударами. Противник явно упивался сражением, в то время как наследник, не без помощи Холода, держал эмоции под абсолютным контролем, что позволяло ему думать в несколько раз быстрее и функциональнее. Его глаза, как и тогда, во время боя с Умино, испускали холодное голубое сияние. Именно это состояние компенсировало отсутствие у него шарингана, способного предугадывать движения противника.
  
  В какой-то момент скорость Учихи возросла, будто он перешагнул свой предел, на что Катсуро вынужден был выпустить Холод вовне. Совсем немного, лишь чтобы понизить температуру на поле боя. Тут же окружающее пространство начало покрываться инеем, а противник сбавил темп.
  
  - А у тебя необычные способности, - задумчиво протянул он так, будто до этого и не уклонялся от летящих в него Ледяных Шипов, не получал ударов Ледяным Касанием, и не прорывался через ледяные преграды.
  
  На это заявление Катсуро решил промолчать, просчитывая дальнейшие действия Учихи, глаза которого изменились, демонстрируя не характерный для шарингана узор, и это его настораживало.
  
  Не дождавшись ответа, враг вновь бросился в атаку, но лишь затем, чтобы ударом кулака разбить ледяного клона, который, при своём уничтожении, взорвался множеством острейших осколков, чтобы спастись от которых Учихе пришлось разорвать расстояние, и то его порядком посекло. Хорошо ещё глаза защитить успел. Но именно на это и рассчитывал Катсуро, уже поджидая прикрывшего лицо противника с Ледяными Когтями наготове. Тот, отскочив назад, неожиданно проехался по оказавшемуся под ногами льду, что так же его немного дезориентировало, и пропустил удар из слепой зоны. На ногах Учиха не устоял, упав на промороженную землю, и обильно орошая её кровью из распоротого бока. Лишь феноменальная выдержка и реакция спасли его от глубокой заморозки Ледяным Лучом. Эта техника хоть и являлась одной из удобнейших атак в арсенале Катсуро, позволяя гарантированно вывести врага из строя даже при касательном попадании, но для таких быстрых противников её скорости не хватало.
  
  Какое-то время велась игра в 'кошки-мышки', где раненный мышонок-Учиха успешно уходил от атак, стараясь следить за обстановкой, чтобы не упустить очередного сюрприза вроде того ледяного катка на земле, и держась рукой за раненный бок. Понятно, что долго так продолжаться не могло, а потому, чтобы хотя бы просто выжить, требовалось что-то срочно придумать.
  
  Катсуро же, хотел поскорее закончить этот бой, на который изрядно потратился. Выносливость врага, что, даже будучи раненным, умудрялся уходить от его самых скоростных атак, неприятно поразила наследника Юки, хотя он понимал, что прыгать ему осталось недолго. Лишним подтверждением этому стали кровавые дорожки, идущие из уголков глаз Учихи.
  
  - Гендзюцу: Воронья Стая, - прокричал Учиха, на миг пересекшись взглядом с противником. Ему очень повезло, что одновременно с этим, он применил технику замены, потому как последовавший выброс Холода проморозил всю область их сражения.
  
  Осаму, который боялся как раз чего-то подобного, а потому и приказал остальным держаться от схватки наследника подальше, подошёл к тяжело дышащему Катсуро.
  
  - Упустил, - с досадой выдохнул тот, взглянув на наставника.
  
  - Да уж, шустрый тебе малый попался, - сказал Осаму, - но на его поиски времени нет, нужно убираться отсюда поскорее, пока ещё кто-нибудь не нагрянул.
  
  Подобное развитие ситуации было очень даже вероятно - всё же пошумели они тут изрядно. Да и вполне возможного подкрепления Учиха тоже никто не отменял.
  
  - Как там наши? - Уходя вслед за джонином, спросил Катсуро.
  
  - Все целы, разве что у проводников ранения, хотя и незначительные, бежать смогут.
  
  Раненный Учиха, с уже принявшими чёрный цвет глазами, наблюдал за двумя удаляющимися фигурами и в бессильной злобе сжимал кулаки. Не следовало ему использовать недавно обретённый Мангекё Шаринган, даже не успев выучить ни одной техники, лишь ради усиления восприятия и увеличения скорости. Рана на боку, четыре рваные полосы, теперь станет ярким напоминанием о его самонадеянности. Когда фигуры скрылись, юный шиноби, скорчившись от боли, привалился к покрытому инеем стволу дерева и перевёл дыхание, при этом зябко поёжившись. Если его не найдут в ближайшее время, он рисует истечь кровью... или замерзнуть. Или и то, и другое одновременно, что наиболее вероятно.
  
  ***
  
  После первого в этой миссии боестолкновения последовал многочасовой марафон через Страну Травы, изредка прерываемый короткими передышками, во время первой из которых Дзиро подлечил раненных Фума, словив от тех несколько странных взглядов. Заметив это, Осаму лишь поздравил себя с тем, что не позволил наследнику заниматься лечением, хотя тот смог бы подлатать Фума быстрее и с куда меньшими затратами чакры, чем его напарник по команде. Не доверял он проводникам, и прошедший совместный бой этого никак не исправил, учитывая, что и противнику Маширо, тому самому мастеру гендзюцу, так же удалось уйти. Из гарантированно убитых противников можно было назвать только одноглазого Учиха, чью отрезанную голову с шаринганом он собирался доставить Тоширо-сама. Насколько он понял из краткого доклада Генке, малышня Учиха практически не пострадала, если, конечно, не учитывать травм разной степени тяжести.
  
  Столкновение с одним из великих кланов было неожиданным, хотя гипотетическая возможность этого и допускалась. Вообще, Юки собирались на этой миссии по возможности не привлекать внимания к своему клану, а потому даже снаряжение взяли без клановых символов, и использовать хьётон им разрешалось только в крайнем случае. Но какой случай можно считать крайним, если не бой против шиноби из великого клана? Джонин сомневался, что идентификация противника станет для Учиха серьёзной проблемой, а потому, по прибытии к месту назначения, собирался попросить Фума отправить в клан весточку с предупреждением, хоть с помощью того же говорливого орла. Конечно, вряд ли Учиха вознамерятся мстить серьёзно, всё же они и так живут в окружении врагов, а до Юки ещё добраться надо, но и подстраховаться следовало. Гнев великого клана - совершенно не та вещь, которой стоит пренебрегать.
  
  Лишь на границе между Травой и Дождём решено было сделать привал - всё же слишком уж вымотались все за время этого забега. Во время отдыха Осаму провёл краткий разбор действий каждого из делегации... ну, за исключением Хару, конечно. Больше всего претензий досталось, разумеется, Катсуро, но ведь и противник у него оказался на порядок серьёзнее, чем у остальных. Если свести все ошибки наследника воедино и сделать вывод, получалось, что тот увлёкся боем сильнее, чем следует. В этом не было ничего удивительного, ведь серьёзно сразиться с кем-то не из клана, у Катсуро возможностей было мало, вот поэтому, во время боя он не использовал наиболее эффективные тактические приёмы и техники, а скорее испытывал самые разнообразные техники на своём противнике. В этом тоже был свой плюс, однако же, столкновение с врагом, причём практически равным по силам - не самый лучший для подобного момент. Именно на эту тему джонин долго и со вкусом песочил своего ученика. Катсуро виновато кивал в ответ, понимая, что должен был предельно серьёзно взяться за того Учиху с самого начала и, лишь только улучив удобный момент, вбить ему Ледяной Шип в брюхо, либо приласкать Ледяным Лучом с короткой дистанции. Но ведь так хотелось проверить свои силы!..
  
  Немного отдохнув и придя в себя, группа продолжила движение. Впереди была граница с Дождём и последний этап путешествия. Как заверил Юки Маширо, последний - не значит лёгкий. В пределах родной страны врагов у Фума хватало, а потому расслабляться не следовало. Нервозность проводников при приближении к цели, заметно возросла. Даже тот же Маширо, самый невозмутимый из них, нервно покусывал губы. Это могло означать как определённые трудности на пути, так и их беспокойство за жизнь главы. Тем не менее, чем бы это не было обусловлено, перед отправкой Осаму как следует накачал отряд на повышение бдительности. Причём направленной как на окружающее пространство, так и непосредственно на проводников - взгляды, бросаемые на Дзиро, когда тот занимался лечением, он не забыл.
  
  
  Глава 10
  
  Страна Дождя встретила Юки... дождём. Низкие свинцовые тучи исторгали из себя влагу в неимоверных количествах.
  
  - У вас всегда так? - Поинтересовался Осаму, как и остальные члены делегации, спешно натягивая, предусмотрительно захваченный, непромокаемый плащ с глубоким капюшоном.
  
  - По большей части, - пожал плечами Маширо, - хотя, в основном, у нас идут моросящие дожди, такие ливни, как сейчас, случаются не часто.
  
  'Видимо вместо оркестра и транспарантов, эта страна решила поприветствовать дорогих гостей буквально изливая всё своё гостеприимство им на головы', - мрачно пошутил про себя Катсуро. После неоднозначного, но довольно трудного, боя с Учиха и последовавшим за этим выматывающим забегом через Страну Травы, настроение его было далеко не оптимистичным, хотя решимости не поубавилось. Несмотря на усталость, несмотря на мерзкую погоду, нервозность проводников и, связанные с этим, нехорошие предчувствия, он готов был довершить дело до конца. Впрочем, как и остальные Юки.
  
  Дзиро и Генке держались рядом с наследником, так что, под плащами трудно было разобрать, кто есть кто. Эта уловка была придумана Осаму на случай, если Фума посетят нехорошие мысли относительно условий их будущего сотрудничества. Более миниатюрная Каеде двигалась чуть приотстав, что давало ей возможность держать на виду всех четверых Фума. Осаму же вырвался вперёд, присоединившись к бегущим впереди Маширо и Амии.
  
  Все эти изменения в построении он объяснил командиру Фума ухудшившимся из-за дождевиков обзором, отчего и понадобились ведущий строй и контролирующий его. Что бы об этом Фума не думали, они предпочли держать свои мысли при себе.
  
  ***
  
  Фума Минэ ждала. Это было всё, что ей оставалось. Она могла бы находиться сейчас в покоях брата, меняя ему компресс и поправляя одеяло, что тот постоянно скидывал, находясь в бреду, но вместо этого она сидела под навесом внутреннего двора, безразлично разглядывая стекающие с крыши ручейки. Не то, чтобы она не могла видеть ранее всегда полного сил и жизнерадостного Ясуо в подобном состоянии - нет, причина была совершенно в другом. Если бы она находилась там, если бы помогала ухаживать за раненным братом, то сковывала бы сама себя иллюзией пусть и не особо значительной, но полезности. Нет, химе клана Фума совершенно не считала себя бесполезной особой.
  
  Когда брат слёг, она развила бурную деятельность, чтобы организовать его лечение и вселить в членов клана надежду на благополучный исход. Поддерживала порядок и ежедневный быт, старалась показать всем свою уверенность в завтрашнем дне. Она сделала это всё, но теперь, когда брат стал совсем плох и счёт пошёл буквально на часы, она поняла, что более от её действий ничего не зависит. Потому ей осталось только ждать неминуемой развязки, не теша себя иллюзиями мнимой полезности.
  
  Теперь всё зависело от отряда Маширо и доктора из Юки, если его успеют доставить вовремя. Минэ неоднократно спрашивала себя, правильный ли она сделала выбор, отказавшись идти на поклон Сенджу? И тут же сама себя одёргивала: Ясуо скорее умер бы, чем позволил такому случиться. Всё же, на другой чаше весов находилось благополучие клана Фума, которое оказалось бы под большим вопросом, свяжись они с Сенджу. Всем известно, что в своей вражде великие кланы не считаются ни с чем, что их главы способны пожертвовать даже собственными отпрысками ради сомнительных достижений, лишь бы только они встали костью в горле врагов. Нет, с подобными 'покровителями' никаких врагов не нужно.
  
  С другой же стороны - Юки, снискавшие славу умелых врачевателей. Судя по слухам, этот клан охотно оказывал услуги медицинского характера, взимая при этом пусть и высокую, но справедливую цену. Кто-то расплачивался с ними деньгами, кто-то техниками, кто-то ответными услугами. Для Фума каждый из этих вариантов был приемлем. Впрочем, Минэ собиралась назначить свою цену, и сомневалась, что Юки будут против подобной оплаты. Если, конечно, прибудут вовремя, и сделают своё дело. Именно в этом и заключалась основная проблема - расстояния.
  
  Орлиный призыв, которым владела Минэ, помог доставить Юки её сообщение, только вот принести в клювике доктора он не мог. Вернее, этого не могла добиться химе, которой не хватало чакры на призыв орла достаточно сильного, чтобы поработать не только курьером, но и транспортным средством. Умом юная принцесса клана, конечно, понимала, что не будет готова к таким нагрузкам ещё как минимум несколько лет, но червячок самобичевания всё же подтачивал её силу воли постоянными 'а если...'. А если бы она больше тренировалась, если бы лучше училась у своего призыва, если бы не тратила столько времени впустую...
  
  И теперь она просто сидела и ждала, мучительно осознавая своё бессилие. Всё зависело от расторопности и мастерства чужака, который пока что не спешил постучаться в ворота поместья Фума, хотя времени осталось так мало.
  
  - Минэ-химе! - В брызгах шуншина, посреди двора появился командир разведчиков клана Фума, тут же встав на одно колено перед своей принцессой.
  
  Навалившаяся апатия мигом слетела с Минэ - во времена трудностей и лишений глава не должен показывать свою слабость! Во всяком случае, именно так говорил её покойный отец, чьих советов она старалась придерживаться.
  
  - Говори! - Приосанившись, повелительно произнесла она.
  
  - Наш отряд, который вы послали встречать целителя и группу сопровождения вступил в бой с ублюдками из Шиин. Они подготовили засаду прямо на пути между перевалами.
  
  - Опять они, - глаза девушки хищно сощурились. - Что-нибудь слышно о Юки? Они должны быть уже на подходе!
  
  Сообщение от Маширо, присланное с призывной пчелой Араты пришло несколько часов назад. В нём говорилось, что они уже на границе с Дождём. Именно поэтому, Минэ и решила подстраховаться, отправив им на встречу небольшой отряд, как оказалось - не зря. Клан Шиин, с которым у Фума издревле были очень натянутые отношения, в последнее время перешёл к активным действиям. Ранение Ясуо было результатом одной из стычек с именно ними. А теперь и эта засада, в которую вполне мог угодить отряд Маширо, если бы не предусмотрительность химе. Впрочем, о нём и его подопечных пока ничего не слышно, так что об эффективности всех мер противодействия судить было рано.
  
  - Наши справятся? - Спросила химе.
  
  - Подкрепления они не просили, похоже им удалось застать Шиин врасплох, всё же они на нашей территории, так что, думаю, проблем не возникнет.
  
  - Очень на это надеюсь, - кивнула Минэ. - Но сейчас главная задача - доставить к нам Юки, а потому отправь ещё людей. На кону жизнь Ясуо-нии-сана, и я не позволю Шиин завершить своё дело. Выполняй!
  
  - Да Минэ-химе, я отправлюсь туда лично и обо всём позабочусь, - поклонился Фума Рафу, после чего исчез в вихре брызг.
  
  Минэ посмотрела на то место, где секунду назад стоял её двоюродный дядя, главный разведчик клана Фума и один из сильнейших шиноби клана. Уж с его-то помощью путь до поместья клана точно будет расчищен, теперь дело за Маширо. В своём учителе она не сомневалась, как и в тех, кого он лично выбрал для этой миссии, и верила в то, что он сделает всё возможное и невозможное, чтобы привести сюда Юки.
  
  'Только бы он успел!' - с тоской подумала химе, вновь переводя внимание на льющиеся с неба потоки воды.
  
  ***
  
  Впереди шёл бой, совершенно никаких сомнений у Катсуро в этом не было. Всё же звуки, сопровождающие схватку шиноби, трудно с чем-то спутать.
  
  - Мы ведь почти добрались! - От досады сплюнул Маширо, когда их отряд скрылся в одной из расщелин. - Нужно отправить разведку. Арата, вызови кого посообразительнее!
  
  Пацан, к которому и обращался командир сопровождения, кивнул и сосредоточенно принялся складывать печати для призыва.
  
  - Подожди, - остановил его Осаму. - Одной сообразительности тут будет маловато. Если все твои призывы фонят чакрой так же, как те, что я уже видел, то ты попросту привлечёшь к нам ненужное внимание.
  
  Пацан насупился, но промолчал. Он и вправду не мог пока призвать более... опытных пчёл, на них ему попросту не хватало чакры.
  
  - И что ты предлагаешь, сидеть и ждать? - Тут же отреагировал мечник.
  
  - Именно, - спокойно кивнул Осаму, и тут же поспешил успокоить своих так остро реагирующих на любое промедление спутников: - но не долго.
  
  Долго ждать действительно не пришлось - не прошло и пяти минут, как за плечом джонина, будто из ниоткуда, появилась высокая, закутанная в такой же, как и у остальных Юки плащ, фигура.
  
  - Всё же решил представить нам своего шпиона? - Насмешливо бросил Маширо.
  
  По его как обычно невозмутимому лицу трудно было понять, действительно ли наличие у Юки прикрытия не являлось для него секретом, либо он просто скрыл своё замешательство.
  
  - Докладывай, - не обращая на него внимания, произнёс джонин.
  
  - Там сражаются две группы шиноби, - начал Хару, - у бойцов одной из них отличительный знак в виде татуировки на плече...
  
  - Три горизонтальные полосы? - Тут же спросил Маширо и, дождавшись от разведчика подтверждающего кивка, с едва сдерживаемым гневом в голосе выплюнул: - клан Шиин. Что другие?
  
  - Пятеро бойцов. Трое мужчин и две женщины. Знаков принадлежности к какому либо клану не обнаружено.
  
  - Ваши? - Тут же спросил Осаму.
  
  - Возможно. Опиши кого-нибудь из них?
  
  - Рослый шиноби с перебинтованными кулаками, использующий стихию земли, смуглая девушка с собранными в две косы волосами... - начал перечислять Хару, но был тут же перебит.
  
  - Сестра! - Подскочив на месте, воскликнул пацан. - Мы должны им помочь!
  
  - Тихо, Арата! - Тут же осадил его Маширо. - Похоже, действительно, наши. Нужно соединиться с ними. Какова численность противника.
  
  - Семь бойцов, не считая троих выбывших.
  
  - Пятеро против семи, - ненадолго задумался командир сопровождения, - мы окажем им поддержку, а вы останетесь здесь. Когда всё закончится, мы за вами вернёмся.
  
  - Не возражаю, - ответил Осаму, после чего все Фума сорвались с места и помчались в сторону сражения, звуки которого всё не стихали.
  
  - Хару, есть тут место, где можно укрыться? - тут же спросил он, как только Фума скрылись из виду.
  
  Разведчик кивнул.
  
  - Уходим, чакрой сильно не светить, - приказал остальным Осаму.
  
  - Нам точно надо уходить? - Спросил Генке. - Мы же вроде должны их ждать.
  
  - А они должны, по возможности избегая контактов с противником, доставить нас в поместье клана, - ответил ему Катсуро, которому сложившаяся ситуация не нравилась не меньше, чем наставнику. Сначала подозрительное поведение сопровождающих Фума, потом этот разыгравшийся прямо у них на пути бой. А теперь всё сопровождение попросту покинуло своих подопечных. Возможно, всё и правда выглядело именно тем, чем являлось, но рисковать джонин не хотел, и Катсуро полностью разделял мнение своего наставника.
  
  Местность, по которой они до этого передвигались, являлась нагромождением невысоких скал, рассечённых ущельями и каньонами - идеальное место для засады. И для того, чтобы спрятаться. Каменные препятствия такой толщины были неплохой защитой от сенсоров, если, конечно, не использовать техники, а сидеть тихо и спокойно. Именно этим и занялись Юки, когда разведчик провёл их в находящуюся неподалёку пещерку. Сам же Хару отправился наблюдать за ходом боя. Впрочем, довольно скоро он вернулся и вид имел весьма обеспокоенный, что, правда, за маской и капюшоном было не так уж заметно.
  
  - Осаму-сан, вы должны это увидеть, идёмте со мной, - напряжённо произнёс он, едва появившись в пещерке.
  
  - Веди, - кивнул джонин.
  
  - Я с вами, - подошёл к ним Катсуро.
  
  Осаму с сомнением посмотрел на ученика. Как сильный боец и лидер делегации, он мог как оказать поддержку в вероятном бою, так и на месте принять решение, на которое у самого джонина не хватало полномочий, а именно - отмена миссии, в случае самого неблагоприятного развития ситуации - предательства со стороны заказчика. Однако, как наследник клана, Катсуро являлся мощнейшим отвлекающим фактором, ибо требовал постоянного пригляда и защиты. Требовал, конечно, не он сам, а Тоширо-сама, но положения это не облегчало.
  
  - Хорошо, - вздохнул Осаму, - Дзиро, за старшего.
  
  Если бы наставник обращался с наследником, как с любимым бабушкиным сервизом для чайных церемоний, тот бы никогда не достиг таких успехов. Именно потому Осаму и стал его наставником - он умел балансировать между возможностью дать Катсуро набраться реального боевого опыта и осторожностью.
  
  Не обмолвившись больше и словом, три закутанные в плащи фигуры скрылись за стеной дождя, что продолжал идти за пределами пещеры.
  
  
  Глава 11
  
  Открывшаяся Юки картина оптимизма не внушала. И дело было даже не в побоище, устроенном на небольшом перевале меж скал, хотя, по мнению Катсуро, вышло оно знатным - тела, отмеченные знаком с тремя линиями, валялись то тут, то там в разной степени разобранности. Конечно, не только тела людей из Шиин, как их назвал Маширо, раскрашивали местный пейзаж в багровые тона, но и Фума досталось. Наследник заметил как минимум три трупа в характерных для клана разнообразных одеждах, лежащих на камнях в неестественных позах.
  
  Были и раненные. Тот же Маширо держался за резанную рану на боку, обильно истекая кровью. Он стоял на коленях, впрочем, как и Амия с Аратой, а так же девушка с косичками, должно быть та самая, что пацан назвал сестрой. Итак, раненный командир отряда сопровождения, а так же две женщины и ребёнок разной степени потрёпанности, оказались в окружении... других представителей клана Фума. Во всяком случае, среди них находился тот самый здоровяк со стихией земли, о котором упоминал Хару, и сопровождавший их ранее мечник, сейчас красноречиво держащий меч у горла Амии и презрительным взглядом смотрящий на бывших соратников.
  
  Помимо уже знакомых лично, либо по описанию, присутствовали так же и новые действующие лица. Трое шиноби в масках и неприметных одеждах, среди которых особенно выделялся высокий широкоплечий субъект, сейчас с важным видом расхаживающий перед окружёнными проводниками и что-то с воодушевлением вещающий. Из-за шума дождя, спрятавшиеся неподалёку среди скал Юки не могли расслышать, что же он говорит, а закрывающая нижнюю половину лица маска препятствовала возможности прочитать по губам. Разве что бешеный рёв Маширо, заглушавший даже грохот ливня, давал понять, что ничего хорошего неизвестный шиноби ему не сообщил.
  
  - Семейные разборки, - прокомментировал происходящее Осаму, внутренне радуясь тому, что всё же решился взять наследника с собой, ведь теперь ему можно было адресовать актуальный, при открывшихся обстоятельствах, вопрос: - что делать будем?
  
  Некоторое время Катсуро обдумывал ситуацию.
  
  - Было бы неплохо узнать, из-за чего они сцепились, и как всё это повлияет на нашу миссию. Хару-сан, ты сможешь подобраться поближе и послушать, о чём они говорят?
  
  Разведчик лишь кивнул и будто бы растворился среди капель дождя.
  
  - Судя по всему, эти в масках - разведчики Фума, как бы они его не заметили, - покачал головой Осаму.
  
  - Если это случится, и они проявят агрессию, мы вполне сможем прикрыть Хару-сана.
  
  - Ты ведь не собираешься ввязываться в бой с нашими нанимателями? - Подозрительно спросил джонин.
  
  - Кто знает, - пожал плечами наследник. - В любом случае, в первую очередь необходимо узнать, заинтересованы ли они ещё в наших услугах.
  
  ***
  
  Маширо был в ярости и не считал нужным этого скрывать. Его обычная маска невозмутимости не просто дала трещину, она осыпалась прахом, когда Хачиро, двоюродный брат и проверенный напарник на протяжении многих лет, не убрал свою катану, после того, как сразил последнего из Шиин, а атаковал собственного командира. Не ожидавший предательского удара Маширо не успел среагировать, из-за чего обзавёлся глубокой резаной раной на боку. Он прекрасно осознавал, что мечник вполне мог убить его в тот момент, но предпочёл просто вывести из строя. Впрочем, не всем так повезло. Четверо легкораненых Фума, что до этого бились с вражеским кланом, попали под массированный обстрел Каменным Дождём, произведённый здоровяком Джуро. Одна лишь Аки смогла спастись, вовремя заметив изготовившегося к атаке предателя, и уйдя из зоны поражения техники. Впрочем, досталось и ей - один из каменных снарядов чиркнул её по лбу, немного дезориентировав, чего хватило на то, чтобы успел Джуро обезвредить и её, и полезшего защищать старшую сестру Арату. Амия даже предпринять ничего не успела, как в опасной близости от её горла оказалось лезвие катаны.
  
  - Не дёргайся детка, поверь, я не хочу лишать клан сенсора, пусть и такого паршивого, как ты, - криво ухмыльнувшись, посоветовал ей Хачиро.
  
  - Отличная работа, парни, нам даже не пришлось вмешиваться, - раздался со стороны хорошо знакомый голос.
  
  Повернув голову, Маширо увидел, как из завесы дождя проступают ещё три силуэта, очень узнаваемых силуэта, несмотря на маски и неприметные одежды.
  
  - Рафу, - чуть ли не прорычал командир отряда сопровождения, - какого биджу здесь твориться?
  
  - Всего лишь небольшой переворот, мой старый друг, - главный разведчик Фума подошёл ближе. - Правящая ветвь увяла, клану необходим новый лидер, сильный лидер. Уверен, ты сообразил, кого я имею ввиду, и мне не помешала бы твоя поддержка.
  
  - Ты... - взвыл Маширо, тут же зайдясь кровавым кашлем, но всё же сумев выдавить: - предатель!
  
  - Ты не прав, - покачал головой Фума Рафу. - Не торопись меня осуждать и, для начала, просто выслушай. Поверь, всё, что я делаю, я делаю на благо клана. Когда мой дед выбрал себе преемника, моего двоюродного брата, я радовался этому выбору. Да Кента-сама оказался именно тем, кто был нужен клану. Я с гордостью служил ему и думал, что с не меньшей гордостью буду служить его детям. К сожалению, они не оправдали ожиданий. Ясуо-сама... если при его отце мы процветали, то, когда главой клана назначили его, для Фума начались тяжёлые времена. Мы едва стали сводить концы с концами! И, как последняя капля, он позволил ранить себя одному из этих ничтожеств! - Рафу указал рукой на ближайшее тело поверженного Шиин.
  
  - Дурак, - собравшись с силами, выдавил из себя Маширо. - Ясуо-сама не был готов... но это нормально. Он научится со временем, справится со всеми трудностями и станет отличным лидером.
  
  Морщась от боли, и придерживая рану, шиноби с трудом встал на ноги, полностью развернувшись к своему уже бывшему другу.
  
  - А Минэ-химе ему в этом поможет. Я верю, как верил и Кента-сама, что этим детям по силам не просто обеспечить клану достойное существование, но возвысить его! Именно в их руках будущее Фума, и не тебе это оспаривать!
  
  - Почему же не мне, - улыбнулся Рафу, хотя под маской этой улыбки никто не увидел. - Я...
  
  - Вы напрасно тратите время на этого чистоплюя, Рафу-сама, - бесцеремонно перебил его Хачиро, всё так же удерживая свою катану у шеи девушки-сенсора, - он слишком туп, чтобы понять, что только под вашим руководством у клана есть будущее.
  
  - Заткнись! - Тут же прикрикнул на него разведчик, впрочем, сразу же переключив внимание на Маширо. - А ты - знай, что скоро мальчишка умрёт, а его сестра не вытянет этот груз в одиночку. Именно поэтому, клану нужен новый глава, тот, кто сможет преодолеть всю эту смуту, порождённую частой сменой власти. Мне благоволят старейшины, я проведу клан через все препятствия, какие только встретятся нам на пути, и в этом деле мне очень нужна твоя помощь. Не ради меня, но ради всех Фума!
  
  - Единственное препятствие для клана - это ты! Ясуо-сама ещё можно спасти, но вместо того, чтобы помочь нам доставить к нему Юки, ты держишь нас тут, мешая нашей миссии, - Маширо медленно осмотрелся, ненадолго остановив взгляд на сестре Араты. - Те, кого убил Джуро... Кира, Дзамбей, Такеда... и выжившая Аки - лучшие друзья Ясуо-сама. Ты отправил их нам навстречу, загнал прямо в ловушку. Тебе не нужны живые сторонники главы, те, кто мог бы оспорить твои притязания. Не такой лидер нужен Фума - только не тот, кто ослабляет собственный клан лишь ради своих же амбиций.
  
  - Не ошибусь, если предположу, что это ты ранил Ясуо-сама, - вдруг заявила Амия, взглянув в глаза человеку, что держал меч у её горла. - Либо позволил этому случиться.
  
  - Заткнись! - прошипел он, ударом свободной руки сбивая девушку на землю, - и впредь не смей пятнать мою честь подобной ложью!
  
  - Честь? - Чуть ли не пропела девушка, стирая стекающую из разбитой губы струйку крови. - Громкое слово для человека, что ударил в спину своего командира. И сейчас и тогда. Ты прав, я не очень сильный сенсор, но я помню, что в тот день именно ты прикрывал Ясуо-сама. Ты сам нанёс удар, или пропустил одного из Шиин мимо себя? Думаю, второе, иначе бы Ясуо-сама не выжил.
  
  - Я сказал тебе заткнуться! - Закричал мечник, нанося девушке удар ногой в живот.
  
  - Тварь! - Прорычал Маширо, прыгая на своего двоюродного брата, но достичь цели ему было не суждено - его сбил с ног Каменный Кулак, посланный Джуро.
  
  - Хватит! - Повысил голос Рафу, обращаясь к своим подчинённым, которые явно не желали останавливаться на достигнутом. - Они нам нужны!
  
  В его словах Маширо различил отчётливое 'пока'.
  
  - С Ясуо-сама случилось ужаснейшее несчастье, - сказал разведчик, присев возле валяющегося в грязи командира сопровождения, - в котором, в первую очередь, виноват он сам. Сама судьба направила на него отравленный клинок врага, тем самым дав нашему клану новый шанс, который мы не имеем права упускать. Друзья Ясуо-сама погибли в схватке с Шиин к которым пришло подкрепление. То же стало и с Юки. Кстати, где они?
  
  Маширо упрямо поджал губы.
  
  - Остались ждать неподалёку, - ответил за него Хачиро, - я покажу.
  
  - Так вот, - продолжил Рафу, - вы тоже пострадали в этом бою, но подкрепление, к сожалению пришедшее слишком поздно, заставило Шиин отступить. Ты не выполнишь свою миссию, старый друг, и юная Минэ-химе будет очень расстроена. Настолько, что вряд ли будет против, если место главы займёт кто-то более опытный. Тем более, если её учитель выскажется по этому поводу. Ведь в противном случае, наша упрямая химе... может и не перенести горя по ушедшему брату, как ты считаешь?
  
  Маширо ничего не ответил, лишь оскалился в злобной ухмылке.
  
  - Я сказал что-то смешное? - Нахмурился Рафу.
  
  - Холодает... - ответил ему бывший друг, выдохнув облачко пара.
  
  Первыми пали сопровождающие Рафу разведчики - их попросту пригвоздило к земле скрытыми пеленой дождя ледяными иглами.
  
  
  
  ***
  
  Это была чистейшая импровизация, но она сработала. В первую очередь потому, что Катсуро не создавал лёд, высоко над головами целей, а преобразовывал его из дождя, что оказалось не так уж и трудно, когда ливень настолько плотный. Так что эта массовая техника, которую наследник отрабатывал на протяжении последних месяцев, не просто удалась, но была использована на ограниченном клочке пространства и совершенно не навредила находящимся под присмотром этих шиноби проводникам.
  
  Не успели поверженные ледяными иглами опасть, как в дело вступили остальные Юки.
  
  Вот Осаму, сблизившись, запускает в выбранного им противника, мастера земляных техник, Водяное Сверло. Техника исключительной пробивной мощи - самое то против врагов, умеющих наращивать броню. Тем не менее Фума Джуро показывает себя опытным шиноби, успевая уйти с линии атаки. Почти. Попавшую под Сверло руку не может спасти даже спешно созданная Каменная Шкура - враг лишается конечности ниже локтя. Подобное ранение не может не вызвать шок и замешательство, чем и пользуется джонин, развивая успех. Он не навязывает врагу ближний бой, потому как знает, насколько выносливы и опасны пользователи Дотона на ближней и средней дистанции, а потому запускает в него рой Водяных Лезвий. Ливень позволяет ему существенно сократить расход собственной чакры, что Юки охотно использует.
  
  Тем не менее, сбрасывать со счетов Фума пока рано. Пусть он и лишился одной руки, а вместе с тем и возможности складывать печати для наиболее сложных техник, пусть его тело покрыто порезами, хотя, благодаря той же Каменной Шкуре, не рассечено на кусочки, враг ещё вполне боеспособен, доказательством чему служат Каменные Копья, вырвавшиеся из под земли точно под Осаму. Техника, созданная на голой мощи жрёт неимоверно чакры, но и того может хватить зазевавшемуся противнику. К счастью, Осаму не из тех, кого можно запросто подловить. Он джонин, и он Юки. Противнику не уследить за ним даже будь тот цел и полон чакры. Осаму не любит рисковать, когда можно обойтись без этого. Он истощит свою цель, что произойдёт скорее рано, нежели поздно, и только тогда нанесёт решающий удар.
  
  Хару же, в свою очередь, выбирает оппонентом своего коллегу из другого клана. Не просто рядового разведчика, но главного над ними, и его уже не так просто застать врасплох. Фума Рафу мастерски уходит с линии атаки, которая, к слову, довольно предсказуема. Близость противника к раненному проводнику не даёт Юки развернуться по полной - он не решается с ходу применить мощную технику, опасаясь задеть союзника. И вот - ближний бой. На стороне Фума опыт и 'заложник', в союзниках у Юки его скорость и пластика. Два совершенно разных стиля тай, жесткие блоки против уворотов, выверенные и мощные удары против непредсказуемых и, в то же время, удивительно плавных атак. Несмотря на различия, смертельный танец мастеров под аккомпанемент дождя завораживает. Кажется, он может длиться вечно, но тут в поединок двух противоположностей вступает третья сила. Рваная и нескладная, добавляющая в феерию разлетающихся от ударов брызг оттенок алого, она сбивает ритм, заставляет отвлекаться и ошибаться.
  
  Маширо небезосновательно считается мастером кланового стиля тай, а потому, несмотря на серьёзное ранение, он, хоть и с трудом, но вклинивается в сражение. Его умений с лихвой хватает на то, чтобы не подставляться под самые опасные удары, не мешать союзнику и переводить часть внимания бывшего друга на себя. Будь на месте Рафу кто-нибудь другой, и он не рискнул бы вступить в бой с такой то раной, но тут... он прекрасно знает, чего ожидать от противника, всё же эту науку они постигали вместе.
  
  Катсуро не отвлекается на то, чтобы следить за боем своих соклановцев, ведь перед ним его собственный противник, причём очень неудобный - настоящий мастер кендзюцу. Его катана вспарывает воздух в миллиметрах от тела наследника. Разрубатель с Кромсателем покоятся в ножнах за спиной, Катсуро не настолько уверен в своих навыках боя с оружием, чтобы поставить на них свою жизнь. Сейчас он лишь уклоняется и отступает, уводя мечника от раненных союзников.
  
  - В чём дело, сопляк? Боишься? - Выкрикивает Хачиро в пылу схватки, будто и не замечая, что всё сильнее отдаляется от тех, за кем должен был присматривать.
  
  Катсуро давно уже заприметил за ним эту особенность - сильный боец, но никудышный шиноби, не способный в пылу боя концентрироваться на какой-либо другой задаче, кроме убийства противника. Обратная сторона мастерства.
  
  - Тебя-то? Не смеши! - Пренебрежительно фыркает Катсуро, подзадоривая врага.
  
  - Ублюдок! - Простенький психологический трюк сработал безотказно.
  
  Атаки мечника становятся быстрее и яростнее, от них теперь намного сложнее увернуться, но это именно то, что и нужно наследнику - внимание врага сконцентрировано только на нём, осталось лишь дождаться. Впрочем, ожидание длится не долго, кунай, брошенный Амией в спину ненавистного соклановца... не достигает цели - отбит катаной на подлёте.
  
  - Сучка! - Найдя взглядом того, кто посмел вмешаться в его поединок, шипит Хачиро, и это слово становиться последним в его жизни, потому как уже в следующее мгновение его тело превращается в лёд. Смертельная ошибка - недооценивать Юки, пусть даже до этого он не предпринял ни одной попытки атаковать и лишь уворачивался. Но стоило ему улучить момент, и Ледяной Луч находит свою цель.
  
  'Ещё один готов', - проносится в голове у наследника прежде, чем он переключает внимание на своих товарищей. Осаму уже заканчивает со своим противником - трепыхаться тому осталось не долго - в то время как яростная рукопашная схватка трёх шиноби и не думает сбавлять обороты. Даже объединив силы, чунин Юки и раненный командир сопровождения не могут одолеть разведчика Фума. Если так пойдёт и дальше, Маширо либо окончательно истечёт кровью, либо подставится под удар.
  
  'Хъётон: Ледяная Сфера!' - проносится в сознании Катсуро название техники за мгновение до того, как с его рук срывается голубовато-белый шар Холода. Сразу же за этим, пронзительный свист - сигнал для Хару. Тот успевает разорвать дистанцию до того, как довольно медленная техника всё же достигает увлечённых боем друг с другом Фума, покрывая их льдом, не промораживающим насквозь, но сковывающим.
  
  'Удар по темечку поставил жирную точку в этой истории', - подводит итог этого сражения наследник, невозмутимо наблюдая, как подскочивший к этой скульптурной композиции Хару профессиональным тычком тыльной стороной куная в затылок, вырубает главного разведчика Фума до того, как тот успевает освободиться от ледяных оков.
  

Популярное на LitNet.com Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Н.Пятая "Безмятежный лотос 4"(Боевое фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Л.Черникова "Призыв - дело серьезное. Практика в Авельене"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"