Reistlin Madzhere: другие произведения.

Рыцарь Долины

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.44*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что делать если стал попаданцем? Стать королем, архимагом, темным властелином. Все попаданцы это знают и практикуют. Но я попав в другой мир понял, что чтобы добиться чего то надо идти по трупам врагов и друзей. Я стал на этот путь. Я Рыцарь Долины, защитник угнетенной расы и кровавый палач для всего остального мира.

   Нуб.
  
   Глава 1.
  
  
   Онлайн игры - это великое открытие начала 21 века. Играя в них ты погружаешься в совершенно другие мира, миры меча и магий, миры постапокалипсиса , космооперы. И самая прелесть онлайн игр заключается в уровневым развитии персонажа. Начиная с первого уровня, ты постепенно поднимаешь героя до максимального сотого, восьмидесятого, тысячного в зависимости от создателей игры. Герой с каждым уровнем становиться все сильнее и те проблемы и мобы, которые раньше доставляли кучу проблем и казались совершенно не убиваемыми, теперь вызывают лишь презрительную насмешку, с который ты за пару взмахов меча или фаербола его уничтожаешь.
   Вот и я играю в онлайн игру. Скачал я ее часов пять назад, да так и завяз в ней. Графика была отменная, намного лучше большинства других себе подобных игр. Без остановки прокачивая своего перса и выполняя легкие миссий, я достиг тридцатого левела из ста возможных. Неплохой результат, но хорошо зная онлайн игры я понимал, что дальше будет намного сложнее получать уровни, и придется тратить много часов чтобы получить один-два левела. Что для меня было слишком нудно, ну не понимаю я, зачем тупо бить целый час монстров, чтобы выручить немного денег или опыта. Хоть и за последний годы графика и геймплей намного улучшились, но все равно игрок пялиться в экран своего компьютера, наблюдая красочные удары героя или его заклинаний. Все это не то... Как же мне хочется ощутить все это на себе, почувствовать тяжесть брони паладина, произнести древнее сверх мощное заклинание повергающее врагов направо и налево. Я разочарованно вздохнул, такого полного погружения в ближайшем будущем даже и не предвидеться, может лет через десять-пятнадцать и появиться что похожее, но оно будет стоить баснословных денег.
   Дверь в мою комнату приоткрылась и оттуда донесся голос матери. - сынок, хватить сидеть за компьютером совсем ослепнешь.
   - Ладно мам ща, пять минут посижу и пойду спать! - раздраженно говорю я, пока я оторвался от экрана меня, замочил Босс в подземелье, герой так и не успел воспользоваться зельями здоровья, которых у него было запасено в большом количестве. Дверь тихо закрывается и я вновь погружаюсь в игру.
   Спустя час, я наконец смог оторваться от захватившей меня игры. Выключив компьютер я устало прикрыл глаза, мне не нужно было зеркала, чтобы понять что они у меня красные в прожилках от лопнувших капилляров. Долгие сидения за экраном, серьезно посадили мне зрение. Всего три года назад, когда я только краем уха слышал о онлайн играх зрение у меня было стопроцентное, видел я очень хорошо, а сейчас же мое зрение перевалила за минус три и останавливаться на этом минусе не собирается.
   Впрочем зрение не единственная моя проблема. Два месяца назад меня отчислили с универа, сказалось моя игромания. Совсем забыв о сессий и даже не открывая конспекты, я играл в игры до поздней ночи. а когда наступила пора экзаменов провалил их все. Родители сильно ругались, их столь великие планы на сына провалились. А я же придя домой еще больше стал играть в ММОРГ. Начиная играть с момента просыпания и до 3-4 ночи, я стал превращаться в настоящего затворника, выходя из комнаты только чтобы поесть или сходить в ближайший киоск за банкой пива. Это можно было назвать депрессией, затянувшейся на долгое время. Единственным моим желаньем стало играть, играть до тех пор пока пальца не устанут от клацанья клавиш, а спина не одеревенеет от долгого неподвижного сиденья. Да вот такой я задрот...
   Отодвинув стул, я кое как дошел до своей кровати и с наслаждением упал на нее, так и заснув не раздеваясь. Сон пришел ко мне на удивление быстро. Обычно когда я ложился спать, сон ко мне не шел и тогда я пытался медитировать. И медитация помогала, спустя минут пять - десять я засыпал как отрубленный. В увлечениях НЛП и медитаций есть хоть что полезное, кстати это мое второе и последнее увлечение после онлайн игр, только вот за полгода занятий всякой эзотерикой, я добился почти ничего. Самое примечательное что со мной случилось - это во время проведения мелкого ритуала, для которого я быстро собрал нужные предметы, произошло непредвиденное. Читая заклинание, которого если честно я сам не понимал, вроде бы оно относилась к магии друидов или я ошибаюсь, вообщем закончив читать заклинание и как всегда не увидев результата, я стал убирать ритуальные предметы. И нечаянно задел свечу, упав на ковер она сделала маленький пожар, и пытаясь потушить его, я заработал небольшой ожог на руке. Родителей не было дома, так что этот инцидент остался за кадром, ковер же я выкинул. Проснувшись же на следующий день, я увидел на обожженной руке тот ожог, только вот он приобрел форму змейки с раздвоенным языком обвивающим запястье.
   Первое время я как фанат эзотерики думал что произойдет что то эдакое, но время шло, и я перестал обращать на не проходящий ожог внимание, смирившись что это просто ожог напоминающий змейку.
   И вот полгода спустя мне снился странный сон. Я стоял на вершине старого полуразрушенного небоскреба, а передо мной раскрывался великолепный вид на постапокалиптический мегаполис. До самого горизонта виднелись шпили небоскребов, многие из них давно разрушились и их обломки засыпали улицы. Дикие растения и деревья царили в этом городе, повсюду была зелень, лианы полностью оплетали железобетонные коробки, где некогда жили люди, под натиском сил природы стены покрывались трещинами, и становилось ясно, что они протянут недолго, от силу двадцать тридцать лет и этот город станет дремучим лесом. Кучи мусора валялись по улицам в совершенном беспорядке, создавая баррикады из битого кирпича, ржавых останков машин и непонятно чего еще.
   Вся картина постапокалипсиса была хорошо видна с моего места. Мое зрение могло видеть каждую миллиметровую трещину в кирпичной кладке зданиях стоящих в сотнях метрах от меня.
   Небо над мегаполисом была грязно черного цвета, солнце столь привычное в нашем мире не могло пробить своими лучами столь плотный слой из ядовитых испарений. Но на улице царил неяркий полумрак, как если бы сейчас стояла полная луна.
   - Великолепно не правда ли. - произнес голос рядом - Город так тих и красив без этих людишек.
   Мне не надо была поворачивать голову, чтобы увидеть говорящего. Как только услышав голос передо мной возник его образ, седого старика одетого в драное пальто и порванные сапоги( много раз обмотанные веревкой).
   - Человечество в этом мире уничтожила само себя: Ядерная война, последующие за ней катаклизмы, радиоактивные дожди, войны за ресурсы.
   Старик подошел прямо к краю крыши. Да он был таким как я и представлял, наверняка обычный выживший после апокалипсиса и немного тронувшийся головой.
   - Видишь вон там - его палец указал на одну из улиц в нескольких километров от нашего здания - Там все еще бегают люди. Они живут в своем метро, вылезая наружу только чтобы пополнить запасы оружия и медикаментов. Они все еще цепляются за свои жалкие жизни, их инстинкт самосохранения толкает их на выживание, которое не возможно даже в принципе. Люди вымирающий вид, которые должны уступить место другим, более приспособленным, более сильным видам. Но люди сопротивляются. Даже пред агонией человечества, они плодятся как кролики. Конечно большинство из их потомства гибнет, не прожив и пары дней. Радиации в метро меньше чем на поверхности, но и она там есть. Рождающихся мутантов они убивают, только вот полностью здоровых почти нет вовсе. Бесполезность их попыток выжить, меня поражает, столь безумного упорства я не видел ни у одного другого вида. И даже эта группа людей, они кажется называют себя сталкерами, так яростно борется, что вызывает во мне желанием помочь вон тем милым мутантом.
   В то место куда показал старик и правда стояла стрельба. Четверо сталкеров в антирадиационных костюмах с противогазами, пытались отбиться от своры мутировавших собак. Бугрящиеся мышцами и имеющие острые клыки, собаки горели желанием полакомиться человечинкой. Пока автоматная стрельба не давала им приблизиться к отряду людей создавших круговую оборону, но одиночные выстрелы в начале многочисленно вылетавшие из стволов становились все реже, похоже патроны у сталкеров подходили к концу.
   - Не хочешь им помочь? Или тебе не нравиться сам мир?
   Сон которые мне снился становился все более и более странным. Какой то слишком разговористый житель сна мне попался. Или это не сон?
   На месте боя тем временем свора мутировавших собак уже рвали на части тела еще живых сталкеров. Судорожные дерганья агонизирующих тел и куски окровавленного мяса. Спустя минуту, от людей остались только клочья, от защитных костюмов, да белые кости с кое где оставшимися мышцами. Вожак стаи вдвое больше чем любая другая собака с сытым взором поглядел по сторонам и протяжно завыл, стая сегодня наелась, можно раньше вернуться в теплое логово.
   - Да я вижу ты не сентиментален. - хмыкнул дед. - А как насчет другого мира?
   Мир вокруг нас померк и на смену ему пришла совсем другая обстановка. Я оказался в капитанской рубке космического корабля. Огромные экраны занимающие большую часть пространства показывали настоящий космический бой. Сотни кораблей малых и больших выстреливали в друг друга тысячи неуправляемых ракет, стреляли лазером. Защитные поля после удачных попаданий врагов мерцали голубоватым цветом, но с каждым новым попаданием цвет становился все слабее пока защитное поле не исчезало и в корабль не попадала туча ядерных ракет разносящих на миллионы осколков много километровых космических титанов.
   - Добро пожаловать в мир межпланетной гражданской войны. С одной стороны выступает седьмой флот Конфедераций , а с противоположной стороны выступает сборная солянка кораблей колонистов борющихся за свою независимость. У седьмого флота дела идут как видишь не очень, флот почти разбит, колонисты атаковали слишком внезапно и в большом количестве. В сенате Конфедераций и подумать не могли , что колонисты сделают из мусоровозов и торговых барж боевые корабли, поставив на них щиты и две-три сотни ракет. Пройдет пара часов и флот будет полностью уничтожен, но сегодня погибают только первые жертвы войны. Когда кровопролитная война окончиться и стороны после много миллиардных потерь подпишут договор о свободе колоний, все погибшие здесь станут героями, седьмой флот героями все той же Конфедераций, а повстанцы героями свободных колоний... Но до окончания войны еще очень-очень далеко и ты можешь сыграть в ней активное участие. Может тебе удастся даже переписать будущее, которое я вижу. Как тебе идея?
   - Кто ты такой? - задал я вопрос чувствуя, что это уже ни какой не сон.
   Бомжеватого вида старик, которые встретился мне в постапокалиптическом мире выглядел здесь совсем по иному. Черный камзол с различными орденами и треугольная шляпа сделали из него старого космического волка.
   - Кто я - пока тебе знать не важно. Лучше бы ты спросил где мы находимся. А находимся мы на флагмане седьмого флота Конфедераций линкоре ''Swarzessmarken'' , а точнее в запасной командной рубке корабля. Численность экипажа 840 человек, энергетический щит 1 класса. Самый сильный по боевой мощи линкор, когда либо созданный в этой вселенной человеком. Правда от щита мало что осталось, да и от экипажа тоже.
   И как в доказательство его слов начал звучать голос.
   Говорит капитан линкора Swarzessmarken Кристофер Барк. Ситуация на поле боя идет не в нашу пользу, повстанцы уже уничтожили две трети нашей флотилий. От щитов линкора осталось только 14 процентов мощности и с каждой минутой процент защиты неуклонно падает. Боезапас неуправляемых и управляемых ракет исчерпан. Адмирал Нельсон застрелился в собственной каюте. - голос на секунду прервался... - Приняв все это во внимание совет из старших офицеров корабля решил уничтожить корабль. Всем оставшимся в живых членам экипажа следует пройти к спасательным шлюпкам. Первая сотня шлюпок будут пустыми, их задачей будет отвлечение внимания противника. Также оставшиеся в живых пилоты истребителей нападут на близлежащий корабли повстанцев. Да хранит нас Конфедерация!
   - Хорошим видно капитанам был этот Барк. Чтобы спасти команду собственноручно застрелил адмирала. Адмирал то хотел еще сражаться. Но все это глупо, очень глупо. Конфедераты не знают что уже все обречены, они думают что скоро подойдет помощь и повстанцы будут разгромлены, но помощь не подойдет и их не спасут. В это время еще три больших группировки кораблей повстанцев громят основную военную базу Конфедераций, и туда скапливаются все военные корабли остальных флотов.
   Ну как? Согласен на этот мир?
   - Мне можно выбрать любой мир?
   - Да. - старик прикрыл глаза - миров великое множество. Альтернативные, параллельные, созданные богами и даже человеческой фантазией. Выбирай.
   - Тогда я выбираю мир меча и магий.
   Отлично. Ты наконец сделал выбор.
   Мир вокруг нас снова сжался, потерял краски и исчез. На смену ему пришел совершенно другой мир...
   Десятки хижин расположились вокруг нас. По узкой улице семенили люди в грязных и оборванных одеждах, на многих из них застыла маска усталости и безнадеги, но среди них были совсем непохожие на других. Их одежда была так же грязна и оборвана, но хищные взгляды которые они бросали на других заставляли тех быстрее ускорять шаг.
   - Мы на окраине Сишаэля, столицы империй Солнца. Пошли нам туда.
   Старик снова преобразился, став похожим на бродягу неопределенного возраста. Бодрой походкой, он направился в сторону виднеющихся городских стен. Белые стены Сишаэля возвышались высоко надо хижинами бедняков, башни превышающие человеческий рост в десятки раз, внушали уважение к их строителям, построивших такие мощные укрепления, которых не возьмет ни одна армия мира. Подходя к воротам, мы втянулись в очередь из сотен людей пытавшихся войти в город.
   Ворота города охраняла пятеро стражников во главе с офицером, который и проверял входящих. Сложив копья и кирасы возле своего поста стража, уставшие под полуденным зноем, остались только при коротких мечах и железных кольчуг. Вскоре подошла наша очередь.
   - Имя. Цель входа в город. - спросил офицер. Сидя под козырьком деревянного навеса он с раздражением взирал на толпу бродяг идущих через Южные ворота не прекращающим потоком в Столицу. Южные ворота, ворота для нищих и путешественников, вот его наказание за всего лишь убийство пары людей в таверне. Тогда еще капитан столичной стражи, он выпив лишнего немного разошелся и зарубил пару попавших под руку отбросов. И все бы прошло безнаказанно, кому есть дело до жителей бедняцких кварталов, но под его меч попал какой то мелкий сановник из императорского двора. А у того сановника нашлись родственники поважнее простого капитана и бывшего капитана, а ныне лейтенанта сослали с прибыльной патрульной службы, на южные ворота дежурным офицером.
   - Лан. А это мой сынок Зар. Мы пришли из деревни старые кушаки чтобы...
   - Хватит все можете проходить. - лейтенант убедился что сержант-писарь седевший с ним рядом записал имена на пергаменте и пропустил еще двоих самых обычных бродяг. Завтра ему предстоял такой же скучный день, впрочем как и все последующие...
   Вот мы и в столице Алой Империи, правда за последние века она подрастеряла свое величие, но кое что все еще осталось. Что чувствует мой сын Зар?
   - Смерть, пыль и зной.
   Именно эти три вещи я познал пройдя ворота и окунувшись в городские улицы Сишаэля. Повсюду сновали люди в самых разных костюмах и цветов, на еще более тесных улицах люди прижимались к кирпичным стенам двухэтажных домов, едва заслышав стук копыт о мостовой. Богато разодетые всадники гнали лошадей прямо на толпу не обращая на пеших людей никакого внимания. На моих глазах совсем юнец на вороном жеребце затоптал копытами старушку не успевшею вовремя прижаться к стене и раздосадовано выругавшись о потере времени, поскакал дальше. Окружающие словно ничего не произошло отжались от стен и пошли по своим делам на ходу переступая через умирающую старушку.
   - Думаешь - это жестоко. Пойдем я покажу кое что пострашнее.
   Проходя мимо людей и домов, я заметил то что почему то раньше не замечал. Люди хоть и были одеты по разному, но все же делились на две неравные части. У трети виденных мной людей на шее висел узкий стальной обруч с непонятными мне знаками, отдаленно напоминающий кельтский руны. Значит здесь есть таки рабство, хотя это средневековье и другой мир, здесь может быть все совсем по другому. А значит должна быть магия и сами маги.
   - Вот мы и пришли.
   Обширная площадь куда могут поместиться больше тысячи человек, была вся заполнена людьми. Мы встали на самом ее краю. Обратив свой взгляд за всеми я увидел место казни. К деревянному столбу был привязан немолодой мужчина лет пятидесяти, глаза его были выколоты палачом, а тело покрывали незаживающие рубцы от многодневных пыток. Костер который развели прямо над его ногами уже разгорелся и огонь начал жечь ему ноги. Но он уже не чувствовал боли, язык также был вырван, а оставшиеся время представлялось ему как последние минуты к окончанию мучений.
   Он уже давно не кричал, в первое время он храбрился и плевал в лицо палачам и экзекуторам, но после долгих пыток он сломался и наверно уже давно сошел с ума. Его единственной мыслью было желание отомстить своим врагам, нет всем людям собравшимся поглазеть на его смерть. Для них это потеха, пара часов глазения, на смешные кривляния заживо сгорающего человека. Они требуют хлеба и зрелищ и всеблагой император дает им это. О Гарион, сын Авдия великий и справедливый накажи этих людей и весь этот мир, пусть спуститься карающий ангел с небес и уничтожить этот мир и людей в нем проживающем. Таковым было последнее желание темного мага которого схватили и казнили паладины императора. Пусть спуститься ангел с небес, ангел мщенья.
   - Эй ты куда.
   Старик поспешил за мной. Я больше не мог смотреть на муки мага, его отчаянные мысли я прочитал как раскрытую книгу, и он даже не понял этого. Находясь сейчас в каком то непонятном состояний я ощущал себя всевидящим и всезнающим и если б захотел мог бы узнать все что захочу в этом мире, и потому во мне оставалась мысль что это все же такой странный сон.
   Выбравшись из площади и остановившись возле тихой улице, где не было ни души я спросил идущего за мной старика. - Что ты хочешь?
   - Я же тебе говорил. Я даю тебе возможность попасть в любой интересный тебе мир. Только и всего.
   - Почему именно я? Я избранный?
   - Хех, не смеши меня. - старик насмешливо улыбнулся. - Избранные, избранные. Все вы люди в глубине души думаете что избранные. Нет никакой ты не избранный, и вообще нет избранных. Есть случай, воля и удача.
   - Так почему я?
   - Видишь на твоей руке шрам, он остался после неудачного эксперимента с магией. То что ты пытался сделать принесло бы такое.... Старик замолчал и продолжил. Так что хорошо что у тебя ничего не вышло. Хотя шрам остался, вот и он фонит темной магией. А я проходил мимо и заинтересовался этим источником, понаблюдав за тобой я решил дать тебе шанс.
   - Но зачем это тебе?
   - Просто так. Знаешь ли скучно становиться после тысячи лет, все начинает приедаться вот и взбрело мне в голову отправить интересного мне человека в другой мир и понаблюдать за ним. Так ты согласен на этот мир? - старик выжидающие посмотрел на меня.
   - Да я согласен.
   И наступила тьма.
  
  
  
  
   Глава 2
  
  
  
   В придорожном трактире было как всегда шумно. Дешевое пойло, называемое трактирщиком лучшим вином королевства, оказалось на вкус кислым и совершенно не королевским. Сам трактирщик, жирный боров с некогда белым передником, крутился между посетителями распуская сальные шутки, стараясь угодить всем собравшимся. И вот он подошел к страной компаний состоявшей из лучника, копейщика, мечника, молодого рыцаря и магессы в ливреи цвета одного из магических орденов. Взяв с них заказ, он пропыхтел в подсобку и вытащил оттудова большой окорок и пару бутылок вина, явно лучшего качества, чем мое. Мечник что то одобрительно прогудел, а рыцарь довольно кинул трактирщику монету. И судя по довольному лицу толстяка, серебряную.
   С той пары как я очутился в этом мире прошло три месяца. Очнулся я после разговора с тем загадочным стариком из сна на лесной поляне, посреди дремучего леса, и пока выбирался едва не откинул копыта. Сильно исхудавший и простудившийся, я наконец набрел на деревню. Там меня приютил местный староста. Сначала он позвал знахарку и она отпоила меня травами и полежав в постели пару дней в ничего неделанье ко мне пришел староста. Из его слов я понял, что очень ему должен, так как он буквально спас меня от смерти и теперь я должен, чтобы отдать долг работать у него два года. И для быстрого размышления он привел с собой пару деревенских мужиков звероватого вида с крепкими дубинами. Мне не оставалась ничего как принять его условия. Вскоре я стал одним из многих батраков старосты. Всех нас, а закабаленных было четверо, староста поселил возле своего дома в длинном деревянном сарае, с сеном вместо кроватей. Кормили хорошо, ведь из голодного работник никакой. Но спустя неделю одна и также каша напоминающая нашу перловку стала вызывать отвращение и рвотные позывы. Работал я с рассвета и до заката, пасся скот и следя чтобы деревенских коров не задрали волки.
   Единственное что меня согревала в этой ситуаций, то что я мог свободно говорить на здешнем языке, хоть какой то достался мне бонус от переноса в этот мир. А в остальном магий, супер способностей и так далее у меня не появилось. Мышцы после непривычной для меня работы болели ужасно, я доползал до своего стога сена и засыпал как мертвый. Наступил третий месяц моего батрачества и мое терпение подошло к концу. Общаясь с другими батраками, удалось узнать что это деревня принадлежит Цао Лунгу , правителю царства Хань . Но на самом деле до этой деревне никому нет дела, король пьет вино и трахает служанок, а его придворные пользуясь этим воруют и плетут интриги, пытаясь подсидеть друг друга.
   - Пора.
   - Да.
   Тихо отперев двери сарая, я вместе с одним из тех троих невольников вышел во двор. Каин, высокий светловолосый юноша и я взявший имя Зарна. Ночь была темна, только лунный свет освещал нас. Крадясь между постройками мы добрались до дома старосты, двухэтажного особняка из бревен. Дверь была закрыта, но Каин только усмехнулся и прошептал короткое заклинание, и железный засов отодвинулся сам собой, дав нам отворить дубовую дверь. Войдя в дом мы разделились, Каин направился на второй этаж, а я в подвал. Спустившись по лестнице вниз, я оказался в большом помещений где хранилось различное барахло старосты. Но даже и среди такого, можно найти нечто полезное, покопавшись в груде вещей я вытащил два старых много раз залатанных кожаных нагрудника и обычный меч-полуторник, которые носят солдаты всех армий этого мира. Схватив награбленное я вылез наверх. Там меня уже ждал Каин. Сидя в кухне он с довольным рыком уплетал жаренную курицу, запивая ее найденным в продуктовых закромах вином. Рядом лежал окровавленный кинжал.
   - Ты убил его? - говорю я кивая головой в сторону кинжала.
   - Ага, заодно прирезал и его дочерей и жену. Хорошо сработал, никто и не пикнул...
   - Будешь?- Каин оторвал ножку от курицу и протянул мне.
   - Нет, как то не хочется. Нам надо поскорее бежать, к утру в дом придут деревенские и если мы не успеем далеко уйти, то забьют нас колами.
   - Дело говоришь. - Каин вытер жирные пальцы об свой штаны. - Выдвигаемся.
   - На вот держи в подвале нашел.
   Я отдал ему нагрудник и меч, хотя меч отдавать душила жаба, но зная что мечом я владею ужасно, всего лишь месяц тренировок на палках с Каином, то я принял правильное решение. Впервые познакомившись с Каином, я не перестал удивляться им. Как он мне рассказывал, Каин родился шестнадцать циклов назад в глухой деревушке на юге Вольных Баронств. Бежав из дома, он прибился к наемникам и отрядный чародей приметил в нем кое какие способности к магий вскоре стал полноправным членом отряда. Но отряд наемником был разбит, а оставшиеся в живых разбежались. Каин решил постранствовать по миру ищя новый отряд наемников. И путешествуя набрел на эту деревню, где у него отобрали меч, доспехи, нажитые трудом деньги и заставили работать. Ничего необычного, такое теперь твориться в королевстве повсеместно.
   - Хорошо. Теперь надо взять лошадей в конюшне и сваливать из деревни.
   К рассвету мы были уже очень далеко, и могли не бояться преследования. Решив дать отдохнуть коням, мы остановились на поляне. Не став разжигать костер, мы ели взятую у старосты курицу запивая оставшимся вином. Перекусив, мы разложились в тени деревьев на зеленой траве.
   - Нам надо разделиться. - сказал вдруг Каин.
   - Зачем нам это? Вместе нам будет легче.
   Каин недоуменно воззрился на меня.
   - Ты что думал мы пойдем вместе... Теперь у нас разные дороги. Я пойду в наемники, а ты можешь идти куда захочешь. На вот держи тут немного серебра в подарок нам от старосты.
   Каин протянул мешочек в котором звонко звякнуло монетами, высыпав несколько десятков он отчитал половину и отдал мне. Кроме серебра он дал мне меч, со словами что и без него сможет постоять за себя. После лениво потянувшись, поймал свою пасущуюся лошадь и поскакал на лево, на тракт ведущий в столицу королевства. Я же решил направиться по другой дороге ведущей на север королевства к ее границе.
   Царство Хань расположена на севере полустрова, она занимает примерно четверть территории суши. Кроме этого королевства, существуют еще два царства. Царство Су и царство Ю. Эти два царства на протяжении двух сотен лет, ведут беспощадную войну на истребление. Сжигают пограничные села, города,заставы. Устраивают карательные рейды в глубь царств противника и так далее. За два века войны царство Су и Ю воевали в полную силу тридцать два раза. Царство Хань и ее правители лавировали между царями Су и Ю, сначала вставая на сторону Су, а на следующей битве войска царства Хань воевали на сторону юйцев. Мудрая политика Ханских царей привела царство к богатству и процветанию. Но пять лет назад пришел новый царь и всего лишь за такой короткий срок развалил мощное царство, превратив царство Хань в лакомый кусок для суйцев и юйцев горящих праведной мести к неверным своему слову ханцам.
   Вот и все что знал сам Каин и что он мне поведал перед расставанием. После того как доберусь до любого города надо будет зайти в книжную лавку и купить подробную карту мира...
   А сейчас надо подумать куда идти. Дорога которую я выбрал ведет , как раз на Север и дальше в Вольные Баронства. После убийства старосты, нас могут объявить в розыск, поэтому надо уходить подальше. Осесть где-нибудь в северном городе, и пытаться заработать побольше монет. В вольных баронствах царит полный хаос, многочисленные бароны совершают набеги друг на друга из года в год, на дорогах бродят разбойники, да и колдунов в баронствах довольно много, в основном чернокнижников, темных магов, и некромантов.
   Так размышляя, я двигался в сторону северной границы царства. В котомке за спиной лежало немного хлеба, в кошеле звенели серебренные монеты, а пояс непривычно отягощали ножны с мечом, который при ходьбе бил по ногам. Бредя по пустынной дороге, я ночевал на лесных полянах, черчя перед сном охранные чары, которые помнил еще с родного мира, которые правда не получались на Земле, но здесь сам фон магий был столь насыщен, что я мог ощущать его даже физически. Потоки магий, словно прохладный ветерок облегали мое тело, аура ярко вспыхивала жадно поглощая магию, с моего прибытия в этот мир она становилась все насыщеннее и сильнее, мой потенциал как мага рос как на дрожжах. А если я буду усердно заниматься, доводя до опустошения свой запас сил, то моя сила будет увеличиваться еще быстрее. Магам этого мира не надо бить в бубен и кривляться часами, не надо одалживать силу у непонятно каких чужеродных сил, им достаточно просто протянуть руки и взять силу. Но тут возникает проблема, хоть магию может взять каждый, но оставить у себя ее очень тяжело, все зависит от того каково величина магического сердца человека (это рабочее название придумал я, когда узнаю как называют маги этого мира свой запас сил, так и буду говорить по другому) Потому достаточно просто качать магическое сердце, как обычную мышцу. Нагружая ее до изнеможения, но стараясь не порвать ее.
   Люди не имеющие силу, тоже непроизвольно впитывают магические потоки, но не имею сосуда, сила просто уходит из них почти не оставаясь в теле. Маги же имея магическое сердце, могут творить заклинания используя потоки сил. Кстати потоки сил тоже весьма интересное явление, я их встречал и в своем месте и уверен не только я. Бывало проходишь возле храма или древнего места, и на тебя нахлынивают различные чувства и эмоций, и тебе может стать плохо не с того не с сего или же наоборот улучшиться настроение, это все места сила моего мира. Такие места могут давать магические силы, или же наоборот отнимать их, чувства и ощущения это всего лишь признаки этих действий.
   Потоки сил схожи с ними. Весь мир куда я попал, окружают магические потоки, где то они подобно бурной реке щедро выплескивают силы, а где то похоже на иссыхающий ручеек сил, которых хватит только на пару слабых заклинаний.
   Мое магическое сердце, я бы сравнил с сердцем новорожденного, слабое и маленькое, но со временем я добьюсь своего и стану сильнейшим из волшебников и буду вершить свою судьбу и судьбы других людей по мгновению руки. Как я мечтал об этом все свою жизнь и наконец мне выпал шанс и я его не отпущу.
   Да мечты, мечты. Я вздохнул. Пока же я сидел в таверне, и разглядывал большую зеленную муху кружащею вокруг моей еды.
   Вдруг тихое спокойствие в придорожной таверне было прервано приходом новых посетителей. Их было четверо. Немолодой рыцарь в кольчуге и длинным мечом, девушка в мантий и деревянным посохом вовсю исписанным рунами (судя по рассказам которых я подслушал работая в деревня это была магиня из местной королевской академий или из многочисленных магических орденов), фигура в зеленном плаще (и так надвинутым на нос капюшоном что был виден только заостренный подбородок) и перекаченный мужик всем видом напоминающий конана-варвара, в довершении имеющий двуручный меч за спиной.
   Они вошли в таверну. Конан ( так я назвал перекаченного мужика ) оглянулся по сторонам и смачно харкнул на деревянный пол. После этого в тишине группа последовала за свободный стол. Пара невзрачных путников обычных крестьян, которые были здесь кроме меня, потихоньку свалили на второй этаж в свой номера, остался я один и трясущийся трактирщик. Рыцарь что то сказал негромким голосом и трактирщик яростно закивав быстро побежал выполнять заказ. Остальные молча расселись и принялись ждать. Девушка долгим пронизывающим взглядом посмотрела на меня, но спустя некоторое время отвела взгляд и прислонив посох устало опустила голову на стол. Все ее спутники тоже выглядели уставшими, а на плаще рыцаря я заметил бурые пятна крови.
   Но это не мое дело. Не важно что они здесь делают и куда направляются. Кинув монету пробегающему трактирщику, я пошел в свою комнату, завтра мне предстоит снова идти в путь...
   Окинув беглым взглядом комнату, я с удивлением заметил отсутствие брезгливости, раньше я бы не за что не решился заснуть в таком месте, а сегодня мир вокруг меня уже перестает казаться диким и зловонным. Хотя эти блохи которые меня кусали пока я спал, изрядно меня искусали.
   Проснувшись с восходом солнца, привычка с рабством в деревне я умылся холодной водой в тазике находящимся рядом с кроватью и зацепив меч, вышел во двор трактира. Там я увидел ту самую вчерашнюю группу, они уже седлали своих лошадей и готовились проехать через открытые прибежавшим трактирщиком ворота.
   Я подождал, пока они не удаляться подальше, чтобы не встречаться с ними и пошел по той же дороге как и они, Северный тракт царства, что неудивительно ведет только на Север и широкая вымощенная камнем дорога только одна.
   Солнце клонилось к полудню, когда я услышал звуки боя. Бой шел чуть впереди меня сразу за лесным поворотом дороги. Кинувшись в густые заросли, я крадучись побежал в ту сторону. Меч в руке придавал уверенность в своих силах, а на крайней случай у меня была магия. Крики людей совсем близко. Спрятавшись за деревом, я смог увидеть картину затихающей жестокой битвы. На тех четверых вышедших вперед меня напали то ли разбойники, то ли наемники и их было где то два десятка. Из двадцати нападающих на земле валялось дюжина истекающих кровью мертвецов, еще парочка лежала на траве и что есть мочи вопили, зажимая отрубленный конечности.
   Из обороняющихся на ногах остался только едва стоящий на ногах рыцарь. Остальные были мертвы. Четверо с мечами окружили его, но действовать дальше боялись. Страшась меча рыцаря, который в полтора раза был длиннее их мечей. Они ждали пока он не истечет кровью и тогда его можно будет безбоязненно добить, понимая что ему все равно не выжить рыцарь скинул меч вверх и с ухмылкой загнанного зверя бросился на них. Он рубанул одного, другого, третьего. Каждый взмах меча нес смерть врагам. Не имея доспехов нападающие были обречены, если по ним даже вскользь попадет меч, они умрут. Порубив до пояса третьего, рыцарь окончательно выдохся и тогда удар нанес последний четвертый противник, резко прыгнув вперед он одним движением воткнул свой меч в живот рыцарю. Кольчуга защищающая тело не выдержала и меч глубоко вонзился в живую плоть.
   Пора и мне начать действовать, момент упускать нельзя. Подобравшись я выдохнул и побежал к сражающимся. Стоящий ко мне спиной воин нечего не слышал, он явно устал от произошедшего боя. Мне не составила труда вонзить меч ему в спину. Воин пронзительно закричал, пытаясь обернуться, но я еще сильнее нажал на меч, в один момент мне показалось что я слышал хруст ломаемых позвонков воина. Выдернув меч из агонизирующего тела, я побежал к рыцарю тот еще был жив и едва заметно стонал сквозь стиснутые зубы.
   - Ты как в порядке. - спрашиваю я подойдя вплотную и наклонясь поближе к его лицу. Лицо было белое а зрачки глаз то увеличивались и уменьшались. Кровавая пена из о рта. Все говорило о том, что не жилец.
   - Нет... Я умираю, раны которые я получил не возможно залечить. Вот если бы Далина не проткнули копьем, то он смог меня исцелить. Но это не главное. Вот возьми эту сумку - рыцарь пошевелил рукой показывая сумку валявшеюся неподалеку от него. - Там важное письмо. Отдай ее лично в руки бургомистру города Браменса Жерару, этот город находиться прямо впереди. Спеши! Эти охотники за головами, были не единственным отрядом.
   Хорошо осмотрев меня, рыцарь замолк. Видок у меня не производил впечатление человека чести, да и его последние слова про других охотников за головами не улучшили мне настроение. Все говорило о том, что я обычный авантюрист, путешественник. Тогда он сказал из последних сил. - Если доставишь письмо до заката солнца, то получишь кучу золота от бургомистра. Слово дворянина.
   После растратив все силы на разговор со мной он умер. Закрыв ему глаза, я подтащил поближе сумку и вытащил на свет письмо с рунной печатью и неизвестным мне гербом, больше ничего в сумке не было. Теперь остается самое главное, то для чего я вмешался и убил человека. Мародерство.
   Осматривание тел охотников за головами, дало мне три золотых, пять десятков серебряных и несколько тысяч медяков, которыми я заполнил неприметную сумкой, остальные деньги как и уже имеющие три десятка серебряных, я положил в тайный кошель на поясе взятый у одного из охотников. Кроме того у них же одолжил серый плащ и сапоги, мои то были мне данные еще во времена моего батрачества и были ношенными и дырявыми. Настала пора осмотреть тела убитых товарищей рыцаря, самое вкусненькое оставил себе на потом. Убитый копьем лучник лежал рядом со своим конем, копье прошило их обоих в первые секунды боя. Видно этот ханец и был Далин, целитель. У него я нашел два великолепных кинжала ханьской работы. Осмотрев остальных, я взял себе кошель золотых монет, около сотни у воина с топором. И пять волшебных колец магине с посохом. Посох я решил не брать, ведь посох выдается всем магам после их десятилетнего обучения в Академий и успешной сдачи экзамена, он связан с владельцем на духовном плане, и чужой маг никогда не сможет им воспользоваться. А так хотелось его прибрать, посох мага позволяет использовать низшие заклинание без произношения магических слов силы и улучшает концентрацию мага, облегчающую чтение заклинаний высшего порядка. Интересно как столь сильную магиню смогли убить обычные люди, на ней не было никаких физических повреждений, но она была мертва. Скорее всего убийцы воспользовались амулетом или чем то подобным.
   Собрав все ценное я словил испуганную лошадь,и положив на нее все имущество пришпорил в сторону того самого города куда надо отнести важное письмо. Тела я оставил там где они и лежали, правда была мысль спрятать их чтоб сбить со следа возможных наемников ищущих письмо, но таскать столько тел... мне слишком лениво и среди охотников наверняка будет много следопытов которые враз отыщут тела.
  
  
   ***
  
   Окружающий мир померк, только что я ехал в город на лошади как мир потускнел потерял цвета, а вскоре перед глазами явилась совсем другая картина. Я находился на вершине горы, долины и реки лежащие внизу были как на ладони и не видно никаких строений и людей.
   - Приветствую герой. - хмыкнул старик подчеркнув слово герой. - наконец ты убил человека и сможешь начать квест с новыми способностями. Как и в ваших рпг я добавил тебе систему уровней и систему магического и физического развития. Пора их объяснить.
   Уровней нескончаемое количество, чтобы повысить уровень надо убивать. Чем сильнее был тобой убитый, чем больше будет расти опыт, и тем быстрее ты повысишь уровень. Но в среднем, если ты будешь убивать обычных воинов, то чтобы перешагнуть десятый уровень тебе придется убить пять десятков, это не слишком долго, а вот чтобы из девяносто девятого перейти на сотый, тебе надо будет убить не менее двух тысяч воинов сам понимаешь это займет много лет. Поэтому мой совет убивай тех кто у кого сильная душа, это магов и тех кто может взаимодействовать магическими потоками... Хотя можно пойти по легкому пути и убить пару тысяч крестьян.
   При достижений десятого, тридцатого, сотого уровня, ты получишь особые умение и бонусы. Сейчас же ты получил символический первый уровень и можешь выбрать что получить. Есть два пути. Овладеть заклинанием малого познания, позволяющего заниматься чтением местных рун, и понимать слова заклинаний или увеличить на пятнадцать процентов от уже имеющегося один из физических параметров: силу, ловкость, выносливость, жизнь.
   Значит уже с первого выбора мне предстоит решить по какому пути пойти. Путь мага или путь война. Выбор для меня очевиден, конечно путь мага, всегда начиная играть в новое рпг я выбирал путь мага и развивал магические показатели, что сделал и сейчас.
   - Я выбираю Путь Мага. Но скажи мне зачем ты послал меня в этот мир? И реален ли он?
   - Зачем я тебя послал. - старик задумался. - да просто так, мне было скучно. Но теперь я смогу видеть то же что и ты, чувствовать тоже что и ты, это должно быть интересно и развеет мою скуку хотя бы на время. Что насчет реальности мира, то подумай реален ли был твой мир. Может этот мир более реален чем твой, может тот мир где ты не жил, а существовал и был нереальным, а этот мир о которым ты мечтал и есть настоящая реальность. А может ... этого мира не существует и ты придумал его окончательно спятив и лежишь себе в психушки пуская слюни, мечтая о великих свершениях мага. Кто знает. Пользуйся шансом, который выпал тебе. Смотри внимательно на змею на руке, она является показателем набора опыта. До скорой встречи.
   Мир снова изменился и я ощутил под собой крепкое седло лошади, а вокруг был мир полный приключений и великих свершений только вставшего на свой путь мага.
  
  
  
  
   Глава 3
  
  
   Бесконечный лес стелящийся вдоль торгового тракта, постепенно редел, пока лошадь не достигла окраин нужного мне города. Город Браменс - это главный город севера. Среди других городов, он занимает третье место числу жителей. Всего около двадцати четыре тысячи человек. Люди живущие в городе занимаются вырубкой леса, сплавляя древесину вниз по реке к южным городам. Но Браменс славен не этим, это важный торговый путь связующий Вольные баронства и юг царства Хань.
   Бароны охотно скупают стальное оружие выкованное в центральных провинциях, давая в замен серебренные монеты и ценные меха.
   Лошадь утомленная долгой дорогой уже еле передвигала копытами. Мой багаж из нескольких сумок полными от мародерства висел по бокам лошади. Проехав пост стражи возле открытых ворот, и расспросив горожан, я слез с коня и ведя ее под уздцы направился прямо к магистрату. Трехэтажное каменное здание с маленькими оконцами напоминающие бойницы и деревянной дверью отбитой железом походило скорее на маленькую крепость.
   - По какому поводу вы желали у меня аудиенций - спросил бургомистр, толстый боров обвешенный словно новогодняя елка, всякими драгоценными побрякушками. Его вид и жадные оценивающие глазки вызвали во мне неприязнь.
   - Я приехал чтобы доставить вот это, (показываю письмо) ее мне передал умирающий рыцарь, его отряд был атакован охотниками за головами.
   Увидев печать на письме, бургомистр перешел из состояния пренебрежительно слушающего в напряженного и немного испуганного человека. Взяв в руки письмо, бургомистр трясущимися руками сорвал печать и стал быстро читать. Прочитав он немного помолчал, а потом задал неожиданный вопрос:
   - Вы знаете что за герб на печати?
   -Нет - совершенно искренне ответил я.
   - Тогда лучше вам и не знать. Идите подобру-поздорову, пока вас не отправили на допрос к серым плащам.
   - А как же награда которую обещал мне рыцарь? Все таки я наемник и ничего не делаю за просто так.
   - Обещание дал рыцарь, вот у того рыцаря и требуйте.
   Сказав это бургомистр дал понять что разговор окончен и мне ничего не оставалось делать как выйти из его кабинета, проклиная себя за свою наивность. Зачем только я выполнял эту пустую миссию.
   Так я дошел до вывески с изображением кружки пива. Зайдя в таверну я договорился с трактирщиком снять комнату на три дня. Ровно настолько я решил остаться в городе. Куда следовать дальше я не пока не знал. Сначала надо сходить в книжный магазин прикупить пару книг о магии и истории этого мира, да и нормальная карта этих мест тоже не будет лишней.
   Зайдя в книжную лавку, перед моим взором простерлись сотни книг, десятки рядов книг занимали все помещение. Походив около получаса я выбрал три книги: Основы магии - Магистр Дэшэн Ло, Магия рун - маг третьей ступени Феократ Бернадский, История мира с древних веков до нашего времени - архивариус Мэй Ланьфан. Взяв их в руки я подошел к прилавку где сидел старичок в очках, читающий одну из многих книг лежащих в беспорядке у него на столе.
   - Я хочу купить все эти книги. Сколько они будут стоить. Сделанные из кожаного переплета и оббитые серебром, они явно стоили дорого.
   - Книги основы магии, магия рун, история мира по пять золотых каждая.
   -Почему так дорого? - сильно удивился я, на двадцать медяков можно снять комнату на день. сорок медяков - это один динарий, двенадцать динариев это уже один золотой.
   -Ну что поделать - вздохнул старичок - книги по магии даже базовые основы стоят дорого, ведь магия не для простых смертных, тем более книги которые вы выбрали самые лучшие, среди имеющихся у меня книг по магии.
   Ведь все магические книги - это собственность Царской магической академии и магических орденов, а те остатки и крохи информации которые не несут особой ценности для магов, собираются в книжных лавках.
   - ... Хорошо я беру их.
   Потратившись на книги, у меня осталось три десятка золотых, полсотни динариев и несколько сотен медяков.
   Дальше по плану у меня стоял поход к оружейнику. Надо купить хороший меч и броню.
   - Так значит тебе нужен меч который не сломается от пары ударов с другими клинками. И чтобы был острый и мог разрезать плоть человека. Хмм. - где то у меня был такой на примете.
   В задумчивости почесав голову, оружейник пошел в подсобку. Долго копошась среди оружия, так что грохот был на весь магазин. Вот, наконец он отворил дверь и с улыбкой бережно протянул клинок закутанный в бархатную тряпку.
   - Это не обычный меч. Его выковал кузнец центральной провинции из стали, а потом рунные маги нанесли на нем руны укрепления и руны заострения лезвия. Он с легкостью пробьет кожаный доспех и даже сможет порвать стальные кольца кольчуг. Отличный меч для наемника, сражаться им не побрезгует и дворянин.
   Меч и впрямь был хорош. Чуть длиннее солдатского меча то есть длиннее пятидесяти сантиметров, и менее офицерского пол-уторника. Он бы хорошо подошел под мой рост.
   - Сколько за меч?
   - Тридцать золотых и ни медяком меньше. Такой меч не может стоить меньше. - самодовольно заявил оружейник мысленно подсчитывая прибыль.
   Как бы я не торговался, но он так и не скинул цену, видно увидев как загорелись мой глаза при виде этого великолепного меча, он решил содрать с меня по максимуму.
   Больше у него я решил ничего не покупать. Денег после покупки книг и меча осталось мало, а самая дешевая стальная кольчуга без рунной магии стоила двенадцать золотых.
   Теперь осталось зайти к портному и купить одежду, более подходящею для путешествий. Найдя портного по вывеске иглой с нитью, как и нашел оружейника, я купил готовую одежду. Кожаные сапоги под мой размер, все это время мне приходилось носить сапоги на размер больше, хлопчатую рубашку, толстый шерстяной свитер под кожаный панцирь, и главное купил подштанники, так как обычных трусов в этом мире не было, что не удивительно.
   Царство представляет собой пятнадцатый-шестнадцатый век нашего средневековья. Книгопечатанье уже изобретено, но пушки и порох то ли под запретом, то ли их еще не изобрели.
   Прикупив также сменные штаны и запасной плащ, я покинул портного, оставив у него оставшееся у меня серебро. Теперь у меня всего триста медяков и два динария во внутреннем кармане. Итого у меня девять с половиной динария, хватит на девятнадцать дней житья в таверне для приехавших в город крестьян и бедных путешественников. Подумав о том, какое подаст мясо на обед трактирщик, мне невольно захотелось снять комнату где ни будь в лучшем месте, какой ни будь таверне среднего класса для купцов и мелких дворян. Я заходил в такую таверну проходя по городу в поиске жилья. Поел в ней жаренного кабанчика с приправами. Но цена за постель в таверне среднего класса это полтора динария в день. Моя жадность не позволила так расточительно тратить оставшиеся монеты.
   Для путешествий мне нужна броня. Стальная кираса, а лучше чешуйчатая кольчуга. На границе опасно, разбойники боящиеся промышлять на юге королевства. Здесь на границе со светлыми баронами их развилось много. Местные стражники поймали троих, которые и висят повешенные возле ворот в назидание другим разбойникам.
   Вот зачем я сюда пришел. Вступи я в разбойничью шайку, у меня появятся деньги и будет стабильно повышаться опыт за счет неудачливых путешественников. Став разбойникам можно убивать сколько вздумается, не заботясь о мнениях окружающих.
   Через три дня я выступаю.
   Проснувшись на следующий день, я прихватил меч и спустился на первый этаж таверны. Там меня ждал завтрак в виде овощной похлебке и разбавленного пива.
   На этаже из десяти столов было занято семь. Всего набилось, где то четыре десятка людей. Все что то горячо обсуждали, шум стоял на все помещение.
   Но дверь открылась, и в таверну вошел сержант с двумя стражниками. Обведя всех грозным взглядом, он остановился на мне и сказал.- Ты пойдешь с нами.
   Двое стражей окружили меня по обеим сторонам, не давая место для побега.
   - А что собственно случилось?
   - Да ты никак, спать горазд - хмыкнул сержант - Колокол звонил три раза. Осада у нас намечается. Все люди имеющие пользоваться оружием в обязательном порядке призываются в ополчение города...
   - Следуй за мной, я отведу тебя на место сбора.
  
  
   ***
  
  
  
   На сборном пункте, находящимся возле здания магистрата собралось порядка трех сотен ополченцев. По пути сержант рассказал о предстоящей осаде. Оказалось под покровом ночи войско трех баронов тихо перешла границу царства, захватив приграничную заставу. И к рассвету тысяча вражеских солдат уже стояли у стен города. И теперь в срочном порядке призывались все умеющие держать мечи, на защиту стен.
   Толпа ополченцев оживленно переговаривалась, все обсуждали предстоящее сражение. Среди ополченцев можно было встретить и сурового вида мужчин, с висящими на поясах мечами и обычных горожан, которые имели у себя кинжал или короткое копье, мало у кого в толпе был надет панцирь или кольчуга.
   Вскоре двери магистрата открылись и оттуда вышел бургомистр и еще несколько человек.
   - Жители славного города Браменса! Мужчины! Ополченцы! Проклятый враг, кровавые бароны снова хотят посягнуть на нашу свободу и мир нашего города. Но мы этого не допустим! Как и пять лет назад мы дадим отпор захватчикам. Защитим же наш родной город! - закончил свою речь бургомистр, утирая пот со лба.
   Дальше, вперед выступил один из людей вышедших с бургомистром из магистрата.
   - Сотник Кайман - прошептали вокруг меня.
   - Легендарный сотник. Благодаря ему город отбил прошлую атаку баронов - пояснил стоящий рядом сержант. Сам отослав солдат куда то, он так и остался стоять со мной то ли сторожа, чтобы я не сбежал, то ли по каким то другим причинам. - Сотник Кайман - хороший мечник и талантливый командир. С ним мы точно не пропадем.
   - Слушайте меня внимательно ополченцы! - заговорил наконец сотник - сразу после моей речи вам выдадут снаряжение и оружие на ваш выбор, из арсенала городской стражи. После этого вас разобьют на десятки и к каждому десятку будет приставлен сержант. Дальше ваши непосредственные командиры, скажут что делать дальше. Займите позиции на стенах и постарайтесь не умереть. Бароны вряд ли захотят терять много солдат под стенами города, отбив пару штурмов они будут вынуждены уйти в свои земли. А потом подойдет армия королевства и сожжет пару их столь любимых замков. Сражайтесь! Убивайте врагов без пощады! Слава Царству Хань!
   -Хань! Хань! - радостно подняли оружие ополченцы обнадеженные что городских схваток не будет. Когда запросто можно погибнуть от меча варвара, другое дела с высоких стен осыпать врага стрелами и кидать камни. Даже я решил было поднять меч, но передумал. Но кричать Слава Царству Хань! Мне все таки пришлось, ибо сержант все еще стоявший рядом внимательно за мной наблюдал.
   - Свир, вам нужно оружие? - спросил сержант.
   - Нет. У меня есть свой меч, который гораздо лучше мечей из арсенала стражей.
   - Хорошо, тогда направимся к западной стене, там нас уже ждут остальные ополченцы моего десятка.
   Сержант пошел быстрым уверенным шагом , расталкивая толпу ополченцев. Мне ничего не оставалось как идти за ним. Большинство ополченцев являлись горожанами города, меньшая часть наемники и путешественники застигнутые врасплох этой пограничной сварой. Всего триста ополченцев и две сотни стражи, против тысячи хорошо вооруженных и главное закаленных в многочисленных схватках воинств баронов. Единственную надежду дает девятиметровая каменная стена и семь башен на которых установлены баллисты и требушеты. Ров давно засох, мост не поднимается. Деревянные ворота выдержат пару ударов тарана и развалятся. И тогда защитникам города придется туго. Если при штурме стен, размен идет один ополченец на четыре воина барона, то в городе ситуация перевернется. И тогда ополченцы будут отдавать двоих-троих против одного вражеского воина. Остается надеяться что слава сотника не преувеличена. Но на других я не привык рассчитывать и тем более доверять свою жизнь...
   Идя по городу я видел заколоченные ставни и закрытые на засовы двери, все кто не сражался сидели в своих домах и молили местных божков о защите.
   - Сержант. - окликнул я его и когда он посмотрел на меня я сказал. - Знаешь сегодня утром выпил много пива хорошо бы отлить, совсем невмоготу. С бегаю я вон в тот закуток (показываю пальцем на полутемный переулок невдалеке.)
   Сержант немного подумал и произнес. - Хорошо. Но я пойду с тобой.
   - Ладно. - я зашел в темный переулок а следом зашел сержант.
   - Ну что долго отливать будешь?- нетерпеливо произнес сержант, нервно теребя перевязь меча.
   Дальше события помчались быстрым темпом. Уже сформированная руна малого усыпления зависла в воздухе. Резко обернувшись, я навел руку на сержанта и плеснул что есть силы на активацию руны. Сержант не успел даже что то ответить на мою непонятную реакцию, как руна начала действовать. Даже под действием магии сержант одним движением вынул меч из ножен, и судя по его бешеным глазам приготовился меня убить. Но я был быстрее, руна замедлила его на доли секунды, которых мне хватило сделать пару шагов к пошатывающему сержанту и резко вонзить ханьский кинжал в грудь моего врага. Обычная железная кольчуга которую носили все стражники с неохотой подалась стальному кинжалу, чувствуя сопротивления, я со всей силы надавил на рукоять своего клинка, так сильно что кинжал пробил кольчугу и тело, высунувшись концом со спины сержанта. Выдернув окровавленный кинжал и толкнув агонизирующего стражника на землю, я для верности нанес удар мечом в шею, отсекая голову от туловища. Агония стража прекратилась, кровь вырвавшиеся струей из разрезанной артерий замарала мою одежду. Теперь придется ее выкинуть , иначе она привлечет ненужное ко мне внимание.
   Убив мешающегося стражника, теперь мне надо срочно покинуть город. Это не моя война, и не боя битва. За нее я не получу золота или серебра, а вот со своей жизнью расстаться могу запросто. Надо придумать, как побыстрее выбраться из осажденного города.
   - Дурак, что ты наделал! - произнес голос совсем рядом. Я оглянулся по сторонам и увидел странного человека, с головы до ног закутанного в черную мантию.
   - Кто ты такой. - задал я вопрос, оценивая шансы убить случайного свидетеля до того как он закричит на всю округу.
   - Я маг. И как маг я помогу своему глупому собрату не только спастись, но и обрести нужные ему знания. Думай быстрее, через пять минут здесь будет проходить патруль стражников, у тебя есть два выбора или ты идешь ко мне в ученики или ты погибнешь в этой дыре в течение пары часов. Так каков твой выбор?
   Выбор? Выбора не было. Даже если я сейчас убегу от стражников, все равно ворота закрыты, а по стенам во множестве стоят ополченцы. Мне не пробиться через них, но и не спрятаться. Вскоре стража схватиться за сержанта и главным подозреваемым в его убийстве буду я. Поэтому я выбрал единственное верное на мой взгляд решение...
   - Я согласен, мастер. Я прошу вас взять меня в ученики.
   - Тогда следуй за мной. - довольно кивнул маг. - Я научу тебя всему что должен уметь настоящий маг...
  
  
  
  
   Глава 4
  
  
   Дэсар - молодой маг на службе города Браменса, тяжело вздохнул. Мне двадцать четыре года, а я до сих пор лишь третий маг в магистрате. Все мои умения заключаются в создания десятка низших и средних по силе заклинаний. Воздушный таран, стена воздуха, воздушные лезвия, и тому подобное. Магия воздуха сильнейшая боевая стихия, маги воздуха - прирожденные боевые маги, имея всегда под рукой воздушные потоки, воздушник может быстро пополнять свой резерв, даже если на месте схватки нет каналов магии.
   Все бы хорошо, но Дэсар имел несколько отрицательных качеств, которые мешали ему стать главным магом города - это лень и меланхолия. В детстве он мечтал о том, как станет великим волшебником, будет одним мгновением разрушать горы и вызывать бурю, но реальность оказалось не такой, о которой он мечтал. Академия магии открывшая для него свои ворота, втоптала в грязь все его мечты.
   Десять долгих лет обучения, Дэсар зубрил гримуары и тренировался в создание заклинаний. Но все равно оказался предпоследним в списке выпускников. Общие знания шестьдесят три бала из ста, еще чуть-чуть и Дэсар мог вообще не получить диплом. Но что он мог сделать! Остальные были дворянами, многие поколения их предков были магами, а он сын бастарда и шлюхи, получил только объедки с дворянского стола.
   И теперь он в захолустном городке, мальчик на побегушках у Кроснеля, первого мага магистрата. О мечте стать сильнейшим волшебником и попасть в орден, он давно отказался, потеряв цель и разуверившись во всем он растрачивал пять золотых (свою месячную зарплату) в дыре под названием "Веселый маг". Из магов здесь был только Дэсар, но вот веселым магом он точно не был.
   Глоток холодного пива, приятно обжог горло, острый кадык выдвинулся еще больше и задвигался в такт выпиваемой жидкости. Глиняная кружка была выпита, как и кувшин. Изрядно напившись дрянной выпивки, покачиваясь маг пошел домой.
   Так он иронично называл однокомнатную квартиру, которую он снимал. Все на что хватала его убогой зарплате.
   - Я пришел. Ужина не надо. - сказал Дэсар, желая побыстрее оказаться в своей комнате.
   - Когда ты мне наконец заплатишь, а маг? - визгливо накинулась на него маленькая, высухшая старуха, вплеснув руками. - Срок выплаты закончился два дня назад, а своих денег я все еще не вижу. Вот ты маг, наколдуй золото! Ты же маг или шарлатан? Небось в своей академий только штаны протирал?
   -Заткнись, старая карга - процедил сквозь зубы Дэсар, ненависть забурлила с новой силой, руки непроизвольно сжались в кулак желая бить бить-бить, пока старуха не превратиться в кровавое месиво, но он сдержался.
   - На следующей неделе получу аванс и заплачу за жилье.
   Едва сдерживая себя, маг оттолкнул хозяйку дома загораживаю проход и быстро поднялся на второй этаж. Зайдя в комнату, он запер дверь деревянной щеколдой и прошептал снятие заклинания астральной защиты.
   Наконец я один. Маг устало опустился на стул. День за днем одно и тоже. Магия превратилась из искусства в каторжную работу.
   Дэсар посмотрел на себя в зеркало. Длинные черные волосы, губы сжаты в всегда презрительной улыбке к этому миру, и глаза, глаза горящий ненавистью ко всем людям в королевстве. Худое тело мага, прикрывала теплая черная мантия мага магистрата. Рядом на кровати валялся магический посох (который выдают всем прошедшим обучении в Академии).
   Собравшись с силами, молодой маг приготовился, его ждала еще одна незаконченная работа.
   Мел в длинных и тонких пальцах уверенно рисовал линии на деревянном полу. Черча, Дэсар по памяти вспоминал пентаграмму найденную им в одной из книг, библиотеки Академии.
   Закончив чертить пентаграмму, маг нарисовал рядом охранный круг. Особо укреплять барьер он не видел смысла. Тот с кем он будет говорить, да именно говорить, с легкостью сломает любую защиты, если захочет. Столь велика его сила и столь мала сила мага призывателя.
   Осталось последнее. Взяв в руки ритуальный кинжал, Дэсар резко рассек вены на руке, щедро оросив начертанную пентаграмму.
   Восковые свечи расставленные по углам комнаты и разгоняющие темноту, взвились огнем до потолка и спустя секунды погасли. В комнате осталась только кромешная тьма.
   Едкий серый дым обволок комнату. А в пентаграмме вызова появилось странное густое облако, не имеющее формы.
   - Зачем ты звал меня колдун?
   - А зачем тебе Двуликий столь банальное появление, присущее скорее демону, чем божеству из пантеона. Двуликий Арк.
   - Снова хочешь знаний. Так и говори. - хмыкнуло облако, принимая облик человека в маске. - Но нынче цена выросла. На темную магию и темные заклятья большой спрос.
   Как же большой - подумалось Дэсару. Насколько он знал, судя по астралу, чернокнижников в королевстве едва наберется с десяток. Но Арк, зная что магу необходимы эти знания мог каждый раз увеличивать плату, но хоть цена и повышалась, но Арк никогда не перегибал палку. Он был покровителем не нашедших защиты у других богов пантеона двенадцати, в том числе и покровителем магов-чернокнижников.
   - Сколько? - нетерпеливо прошептал маг.
   - Три души.
   - Согласен. Клятва мага.
   - Хорошо. - довольно качнуло головой божество - Слово бога. Я даю тебе фолиант темного мага жившего триста лет назад , там описаны все заклятья собранные за всю его жизнь. Желанная вещь для любого чернокнижника...
   Последние слова прозвучали уже в воздухе, существо именующее себя Двуликим исчезло из магического круга, оставив после себя горстку пепла и запах серы.
   Вот оно. Дрожащими от предвкушения руками Дэсар открыл фолиант.
   Как маг воздуха он был посредственностью, он не мог быстро плести боевые заклятья, да и резерв манны был не очень большим. Но у него было одно качество, которое затмевала лень и меланхолию. А именно настоящая одержимость темной магией. Еще в Академий найдя кое-какие темные заклятья, он понял, вот где его природный талант и предназначение.
   Чернокнижники находятся в постоянных гонениях в большинстве населенных людьми мест. Их ловят, сжигают, четвертуют, если занятия темной магии раскрывается, мага ждут многодневные пытки, а потом мучительная смерть.
   В таких условиях темные должны были объединиться для отпора, но каждый темный маг - это индивидуалист одиночка и объединиться может лишь на короткое время и то в очень редких случаях. Сам Дэсар знал о существовании десятки таких же как и он магов-чернокнижников, но их имен и лиц он не видел, впрочем как и они его. Общение шло только в скрывающих лиц балахонах и в самых злачных местах столицы, куда в не сунется здравом уме ни один патруль стражников.
   Каждый из магов пошедших по пути тьмы, пришел к ней по разным причинам. Некоторые желали мести, другие хотели деньги, власть, силу. Но всех объединяло одно, все они в прошлом получили психические или духовные травмы, среди темных магов было не мало самых настоящих психов и маньяков. А если ты встал на путь тьмы в здравом уме, но тьма все равно изменит твое сознание рано или поздно...
   Дэсар получив ценный гримуар, изучал его всю ночь напролет, разбирая криво написанные закорючки давно усопшего мага, записывая наиболее практичный и эффективные заклятья в свой собственный гримуар.
   Удары колокола застали его врасплох. Судя по ударам, город перешел в осадное положение. Быстро спрятав все следы магического ритуала, и положив темный гримуар в сундук. Дэсар вышел из комнаты, напоследок активировав защитные контуры двери и комнаты.
   Неспешно идя по городу, он видел метившихся в страхе людей, стражников бегающих туда сюда не знающих что делать. Он наслаждался зрелищем. Хаос царил в Браменсе. Но в скорее он прекратился, ополченцы и стража начала стекать к зданию магистрата.
   Но его занимала другое. Он почувствовал всплеск магической силы. Кто то использовал магию внутри города и где то близко. Дэсару стала интересно, кто так бездумно использовал магию из его коллег, вдруг удастся найти компромат и подсидеть кого то из верха магистрата. И он пошел по следу магического возмущения, удивляясь неопытности мага, который даже не смог скрыть следов совершенного заклятья. Это был точно не магистратский маг.
   Он дошел до темного переулка. И перед ним открылось кровавая картина.
   Молодой парень с мечом, добивающий стражника. Сразу оценив выгоду ситуации, он громко сказал.
   - Дурак что ты наделал!
   - Кто ты такой! - задал встречный вопрос парень, явно готовясь нанести удар или мечом или заклятьем.
   - Я маг. И как маг я помогу своему глупому собрату не только спастись, но и обрести нужные ему знания. Думай быстрее, через пять минут здесь будет проходить патруль стражников, у тебя есть два выбора или ты идешь ко мне в ученики или ты погибнешь в этой дыре в течение пары часов. Так каков твой выбор?
   На самом деле никаких патрулей не будет. Все уже давно на стенах. Но поставить к стенке и не дать выбора вот любимый ход мага Дэсара.
   - Я согласен, мастер. Я прошу вас взять меня в ученики.
   - Тогда следуй за мной. - довольно кивнул маг. - Я научу тебя всему, что должен уметь настоящий маг...
  
  
   ***
  
  
   Город пылал. Деревянные дома нищих сгорели до основания. На улицах было не спокойно. Шел третий день грабежа Браменса. Дисциплинированные воины баронов, только поддавив последнее сопротивление горожан сразу начали мародерствовать. Грабежи, убийства, изнасилования. Всюду стоял крик и плач. Бароны торжествовали. Здание магистрата было сожжено, остались только голые стены, здесь сражались последние защитники города.
   Говорят сотник Кайман,прежде чем погибнуть от вражеских лучников убил не менее десяти воинов. Стража и ополчение во главе с сотником, сражались целый день на стенах города и могли даже выстоять и отбить город. Стены были крепки, а дух высок. Но вечером, кто то открыл ворота врагу, перерезав глотку трем часовым. И в ту же минуту в город хлынули рыцари и мечники, сметая с пути сонных защитников вместе с их баррикадами. Стены, как и башни пали ночью, с рассветом пало здание магистрата.
   Барон Зарк, главный среди баронского союза приказал повесить всех кто защищал город, а голову ненавистного сотника доставившего много хлопот баронам, подвесили на пику. Три дня бароны пили и грабили. Не было ни одного дома который они пропустили, разве что кроме дома мастера. На второй день к дому подошел пьяный отряд баронских солдат. Трое мечников и несколько копейщиков. Но когда до дома осталось два десятка метров сверкнула молния и ударила в центр отряда, разбросав солдат по мостовой. Из семерых воинов выжило трое, остальные так и остались лежать на каменных булыжниках дороги. Их горелая плоть и удушливый смрад служило предупреждением мародерам до конца третьего дня. На третий день бароны покинули полуразрушенный город. Из двадцати четырех тысячного населения осталось только двадцать. Около тысячи человек бароны угнали в рабство.
   Бургомистра так и не нашли. Как и не нашли тех кто открыл ворота врагу.
   Первый маг также пропал, второй маг погиб защищая магистрат. Поэтому мастер Дэсар был назначен на должность верховного мага Браменса. После началось восстановление города. Я стал учеником мага и перебрался теперь уже в башню Дэсара, первого мага города.
   Сложно сказать, как я относился к своему учителю. Дэсар был не намного старше меня, но холодный взгляд в которых горел огонь всеплогащающей ненависти и губы всегда сжатые в презрительной усмешки не позволяли обращаться с ним как с равным. Он стал моим мастером. Но долго терпеть этого я не собирался, моей задачей было выучить как можно больше боевых заклинаний, а дальше я уйду от мастера по своему пути. Мечта о своем замке и хорошей постели с многочисленными слугами еще грело мое сердце. Скоро я стану настоящим магом...
   Основы магии - это медитация. Медитация позволяет восполнить недостатки маны в короткое время, также медитация позволяет улучшить свою астральную тень для создания своего домена в мире духов. Главное во время занятия - это правильное дыхание. Считая количество выдохов, начинающий маг погружается в состояние подобно трансу, теряя ощущение времени и пространства. Ученик погружаясь день за днем в транс, вскоре открывает третий глаз, способность видеть каналы магии, пронизывающие весь мир. - монотонно говорил мастер разбирая ворох бумаг на рабочем столе. - Но ты уже самостоятельно открыл третий глаз. Поэтому занятий по медитаций, будут вестись всего два часа в день. Остальное время можешь проводить в магической библиотеки на втором этаже. На этом все, можешь идти.
   - Мастер, расскажите о истории магии и магов. - задал я давно интересующий меня вопрос. - В книге которую я купил не было ни слова о вкладе магов в нашу историю.
   - Конечно, в книгах ни чего такого будет. - фыркнул маг. - Магов люди ненавидят и бояться. Только если в нашем царстве магов терпят, как естественную необходимость, вызвать дождь, вызвать попутный ветер и так далее. То в других местах любого замеченного в колдовстве ждет смерть.
   Маг отложил ворох бумаг в сторону. Видно его заинтересовала тема разговора.
   - Сейчас я расскажу тебе подлинную историю магов. Те кто имел дар магии появились с первыми людьми, те маги не знали заклинаний и рун. Они проводили различные опыты, пытаясь понять основы. Но люди еще тогда не возлюбили нас. Они ловили экспериментаторов и втыкали им в сердце кол, а иногда просто забивали до смерти. Тысячу лет назад возникла Империя, сегодняшнее Империя лишь жалкая тень по сравнению с первой Империей людей. Империя людей возникла благодаря магам, маги объединили людей и объединились сами. Стали возникать ордена и возникать Академии и школы магии. Так продолжалось шестьсот лет.
   Но четыреста лет назад люди во главе с Императором взбунтовались против магов. Толпы невежественных горожан громили школы и Академии, а легионы занялись уничтожением орденов. Даже магистры ордена не могли противостоять тысячам закованных в латы легионеров, поддерживаемых благословлению богов. За несколько лет, пали все пятнадцать великих орденов магов. Пали под мечами легионеров и жезлов жрецов. Последним пал орден Черного пламени. Магистр ордена и несколько приближенных магов унесли с собой два легиона Империи и несколько сотен жрецов, открыв портал в мир демонов. Так закончилась золотая эра магов.
   Ныне маги не подвергаются гонениям лишь в этом царстве . Мы уравновешиваем силы. У царства боевые маги, у Царств Су и Ю жрецы пантеона двенадцати. Убогое зрелище. Маги, когда то вытащившие из грязи людей и давшие им знания, теперь считаются верными псами королевства. Лижут пятки престолу вместо того чтобы снова создать Империю! - со злостью выкрикнул маг, ударяя кулаком по столу. Но быстро взяв себя в руки, маг закончил. - Ученик. Ты можешь идти. Сегодня занятии не будет.
  
  
  
   ***
  
  
   Мы с мастером спустились в темные катакомбы. Сюда сливались все шлаки и отходы многотысячного города. Темнота обволакивала теплой пеленой не пугая, а давая уверенность. Сердце учащенно забилось, стало трудно дышать. Посох мастера и мой факел разгоняли малый участок тьмы, давая увидеть, то что твориться под ногами. По всюду бегали здоровый красноглазые крысы, недовольные вторжением в их обитель. Но даже они хозяева этих мест поспешно убегали едва увидев зеленоватый свет посоха мастера.
   Полгода я учился у мастера, учил заклятья и увеличивал запас манны. За это время я мог бы убить пару десятков человек, если вступил в разбойничью шайку, но я смотрел в более далекое будущее. Когда знания боевого мага помогут мне возвыситься, и иметь всего что пожелаю. Читая старые магические книги, роясь в алфавитах давно исчезнувших языков, я искал силы. Мастер об этом не волновался, он дал мне полную свободу действии только пару раз в неделю показывал какое то простенькое заклинание и заставлял повторять его помногу раз. Теперь я уже не тот юнец которым попал в этот мир, я ученик мага, имею неофициальную должность второго мага да и вообще стал сильнее в магии и знании этого мира.
   Вчера мастер сказал что пришла пора посвятить меня в маги. Церемония будет происходить в тайном месте, о котором знают только маги магистрата, где их самих посвящали в различные должности. Сегодня ночью мы открыли дверь в канализационный люк и спустились в низ. Шли мы долго. Повсюду смрад от сточных вод и злобные крысы.
   - Скоро мы будем на месте. - вдруг нарушил тишину мастер.
   И правда спустя сотню метров перед нами возник сухой участок земли, обложенный каменной плиткой. Весь пол был расчерчен многочисленными пентаграммами и магическими рунами, а по середине стоял иссиня черный камень. Адамантий. Я узнал этот металл, так как он применяется в алхимий, да и не только в алхимии, для хранения магической энергии, его использовали многие слабые маги. Но столь большого камня я еще не видел.
   - Мастер зачем мы пришли сюда. - произнес я предчувствую неладное. - Мастер...
   Это были последние слова, которые я успел произнести затухающим голосом. На меня было направлено малое заклятье сна с заклинанием оцепенения. Тело стало вялым , и я опустился на исчерченный рунами пол. Факел упал вместе со мной.
   - А теперь нам пора провести настоящий ритуал. - сказал холодно Дэсар. - неужели ты думал что я просто по доброте душевной взял тебя в ученики. Смешно... такое бывает только в детских сказках про добрых волшебников. Маги всегда используют друг друга в личных целях и никогда не берут учеников. Маг десятки лет копит свои знания и ты думаешь он так просто отдаст их другому? Да, никогда. Лучше умереть с ними, чтобы они никому не достались. Но я слишком заболтался. Обычно всякие злодей в театральных пьесах долго и нудно описывают свои планы пока герой не вытащит меч и заколет темного властелина, но я не темный властелин, а ты не герой. Ну начали...
   Дэсар подошел к моему обездвиженному телу и с натугой поволок к черному камню. Пару раз ругнувшись то ли за мой вес то ли на свой слабый мышцы, он дотащил меня до камня и кинул мое тела прямо на адамант.
   И без предисловий начал читать неизвестное мне заклинание на давно мертвом языке.
   Я понял насколько был наивен. Но корить себя не было времени. Я пытался вспомнить контр заклятье, но сил выговорить его не хватало. Тогда я взмолился тому старику который послал меня в этот мир. Где ты старик? Где ты старикашка? Появись, как появляются в трудную минуту добрые волшебники во многих прочитанных еще в той жизни книжек. Где мой меч-кладенец выпевающий души? где супер сила, чтобы я мог на равных огрызаться с богами. Нет, я всего лишь обычный попаданец. Ведь на самом деле попаданец, никогда не выбьется в люди в Средневековье, никогда не сделает на коленке автомат калашникова, и никогда не станет великим военачальником. Всего лишь червь, которого скоро прикончат.
   Выкрикнув последние слова, маг вытащил кинжал и воткнул в мое сердце.
   Так оборвалась жизнь попаданца Свира, в родном мире Виктора Алексеевича Петрова.
  
   Вот и все.
  
  
  
  
   Глава 5
  
  
   Тьма. Кромешная тьма. Всегда ненавидел темноту еще с самого раннего детство. Но ты боишься не темноты, а то что скрывается в ней. И чем больше ты смотришь, тем больше погружаешься в пучину отчаяния. Если долго смотреть в бездну, то бездна может посмотреть на тебя, мудрая мысль философа моего мира.
   Когда ритуальный кинжал пронзил мою грудь и достал до сердца, я умер. Наверно от адреналина, я не чувствовал той боли, как разрывалась сердце под ударами ножа, мой глаза затуманились и покрылись красной пеленой. Вскоре наступила тьма. Она поглотила меня. Окружила и пленила. Но теперь она была не той мягкой и дарующей силы тьмой когда я спускался в подземелье, и не той которой я боялся в детстве. Нет, она обволакивала меня мягким киселем. Я не чувствовал своих ног и рук, только ощущал легкое покалывание, говорящие что я еще могу чувствовать. Тьма не была настроена враждебно, но и не радовалась моему присутствию. Я мог бы оставаться здесь многие века, не ощущая времени в бесплодных размышлениях и осыпание проклятий на своего врага. Мне было хорошо, состояние тела не требовало пищи и воды, я словно бы с головой окунулся в теплую воду. Может мне остаться здесь на всегда? В тишине и покое...
   - Я вижу твой дух начал сдаваться этому месту. - пришел голос из тьмы. - ты растворяешься во тьме и скоро от твоей личности ничего не останется. Тебя не станет и никто не отомстит за тебя.
   - За меня? - месть, месть. Я словно заново прожил свою жизнь. Картины жизни мелькали с огромной скоростью, пока я снова не пережил предательство того кого называл мастером. - Меня отдали на заклание. Словно какую то свинью. Вырезали сердце и послали мою душу какому то уродскому демону...
   - Э... я вижу ты вспомнил детали своей смерти. Только знаешь твою душу принесли в жертву не демону, а богу. Богу пантеона двенадцати Двуликому Арку. - передо мной образовалась светлое место разгоняющий темноту, в которую вошел мужчина в белой маске с трем черными глазами на ней. - То есть мне.
   - Извини за то что назвал тебя демоном. Двуликий Арк. - склонился я в поклоне. Для богов что люди что маги, просто муравьи на земле. Боги злопамятны, вот единственное что я знал о богов этого мира.
   - Да не извиняйся. - махнул рукой Двуликий. - на самом деле какие мы боги. Мы такие же демоны, что живут в Инферно, только посильнее и поумнее. Люди сами назвали нас богами, мы были не против. Они платят душами, а мы исполняем их просьбы.
   - Зачем я был принесен в жертву? Почему не множество горожан живущих в городе?
   - Ну душа мага пусть даже такого слабого как ты, стоит намного дороже обычных. Намного дороже. - поднял назидательно палец демон - Тем более того кто имеет предрасположенность к темной магии. Дэсар отдал мне твою душу, а я дам ему за это кое что чего он давно у меня просил. Равноценный обмен. Без обмана и надувательств.
   - Зачем ты разговариваешь со мной. Ты мог давно съесть мою душу. Я догадываюсь, что я в твоем домене в мире духов. Зачем эти бессмысленные разговоры. Тело мое мертво, а заклинание возвращения или по другому заклинания лича, я не успел наложить на свое тело. Не хватало ни мастерства, ни опыта. Так зачем?
   На минуту воцарилась тишина. Двуликий Арк просто смотрел на меня тремя черными, как первородная тьма глазами и молчал. А я же просто соблюдал тишину, спокойно ожидая приговора демона.
   - Ты хочешь жить? - прервал тишину Двуликий.
   - Да. - кивнул я головой, но зная что за все надо платить спросил. - Что мне надо сделать, что бы снова жить?
   - Принеси мне тысячу душ. - тихо сказал Арк. - Неважно убьешь ты их своими руками или их убьют твои люди. Главное чтобы при убийстве они произносили: Во имя Двуликого.
   - Почему ты оценил мою жизнь в ровно тысячу душ? Я хоть и маг, но моя душа максимум стоит сотни, не больше.
   - Хочешь поторговаться? - усмехнулся демон. - Нет, торга не будет. Вот когда станешь моим частым покупателем как тот же Дэсар, то будет тебе и скидка и торг. А сейчас соглашайся на тысячу душ или будь поглощен моим доменом, на пару крупиц укрепив его защитный круг.
   Выбор. Снова выбор. Как тогда с Дэсаром. Тогда я сделал выбор и проиграл. Теперь я снова делаю выбор. И на этот раз я не проиграю. Всех убью, но в живых останусь.
   - Я согласен на твои условия. Тысяча душ в обмен на мою жизнь.
   - Отлично. Тогда я прямо сейчас отправлю тебя в мир живых, но твое тело уже давно сьеденно крысами в канализационным стоке. Поэтому я дам тебе новое тело. Оно тебе понравиться...
  
  
   ***
  
   Всю ночь лекарке Руг снились кошмары. Она хотела, но не могла проснуться. Она видел как убивали ее сородичей, как сжигались последние поселения кицунэ. Хуманы были закованы в стальную броню, от которой отскакивали деревянный стрелы, пращи не брали их, копья воинов ломались о кольчуги и щиты. Враги. Хуманы. Они везде. Они сильнее, их больше. В кошмаре Хуманы уничтожили все оставшиеся села лис-оборотней - так они назывались нас.
   Кошмар прошел рано утром. Старуха Руг проснулась с рассветом и поняла, что это не было кошмаром, это было будущее ее народа. Еще с детства ее посещали видения, она видела будущее и прошлое. Тогда двести лет назад нас было много. Все горы принадлежали нам. Воины лисы бесстрашно сражались с людьми, умирая, но не сдаваясь. Тогда было много храбрых воинов и много таких как Руг. Теперь она осталась одна. Все умерли. Век лис не долог, мало кто доживал до полусотни, а Руг уже забыла сколько ей лет. Не до этого ей было. На ней осталась забота о ее маленьком поселении. Триста лис жили в горной деревушке в цветущей долине скрытой древней магией лис-оборотней.
   Лис-оборотней. Руг горько улыбнулась. Из трех сотен кицунэ, только она могла принимать форму лисы. Даже ее ученица не переняла дар предков. Магия уходила из племени лис. Умрет Руг, и кто будет обновлять заклинание сокрытия? Кто будет делать амулеты? Кто даст мудрый совет? Старуха Руг не знала этого, нет в поселении того кто мог возглавить его, нет лидера и сильного мага. Одни старики, да юнцы. В других поселениях точно также. Поэтому старухе Руг нельзя умирать, умрет Руг, умрет и поселение. Она должна жить , но что она будет делать когда кошмар будущего воплотиться в реальность. Ответ прост. Тогда она умрет. Вместе с мужчинами она постарается забрать как можно больше вражеских воинов с собой. Да поможет ей в этом Девятихвостый Лис.
   Ее грустные размышление прервал стук в дверь.
   - Бабушка Руг. Бабушка Руг. - словно небольшой ураган в комнату ворвалась юная кицунэ. - Там... Там...
   - Не торопись Аяса. - наставительно проговорила лекарка. Горькие думы сразу выветрились при виде своей молодой ученице. - Выпей воды. Отдышись. И расскажи все ясно и понятно.
   Аясе затрясла головой в несогласие. Немного отдышавшись, и поправив платье она затараторила.
   - На тропе возле границы долины был найден молодой кицунэ. Видно на него напали дикие звери, но он отбился. Потом потерял сознание из-за большой потери крови, упав прямо поперек тропы по которой ходит плотник Урт. Я осмотрела его, никаких серьезных повреждении. Я сказала Урту тащить его в твой дом бабушка. Ты обязательно должна вылечить его.
   - Молодой кицунэ значит. - откуда мог взяться этот кицунэ? Вблизи нет поселений лис, только наше. Значит, он шел из далека.
   - Этот лис он имел при себе оружие? Посох, кинжал, лук?
   - Нет. Нет... Я сама тоже сначала удивилась, какой кицуне без лука или копья. Но у него ни чего не было, даже котомки путешественника. Хотя котомку могли утащить звери, если там было что то съедобное.
   - Ясно. Ну поглядим на этого странного лиса. - лекарка засучила рукава, и принялась готовить все необходимое для обработки ран и последующего выздоровления. Много целебных трав знала она, но молодая ученица Аяса знала гораздо больше во врачевание. Но к сожалению Великий Лис не дал ей таланта магии...
  
   ***
  
   Я проснулся. Тьма больше не окружала меня. Теплый свет от оконца светил мне на лицо. Теплая постель и мягкая пуховая подушка манили меня продолжить свой прерванный сон. Но мне нельзя расслабляться. Я потерял много времени находясь в домене Двуликого, и главное не знаю сколько именно. Судя по тому что мне дали кров и постель, меня в ближайшее время не хотят сжечь или воткнуть кол в сердце. Интересно где я?
   - Ты в деревне лис-оборотней. Кар. - сказал черный ворон влетев через окно и усевшись на стол. - Не бойся, здесь тебя никто не тронет, если будешь вести себя хорошо. Кар. Кар.
   - Кто ты?
   - Посмотри внутренним зрением и поймешь. Кар.
   Я посмотрел внутренним зрением и увидел сгусток тьмы. Тьма была сжата, готовая вырваться на волю и затопить все вокруг. Отдаленно она напоминала птицу, даже в магическом плане.
   - Так кто ты? - задал я повторный вопрос.
   - Кар. Ты ведь не можешь заглядывать в Шеол. Тогда слушай... Я высший дух, на службе у Двуликого. Он послал меня спасать твою шкуру до тех пор, пока ты не соберешь тысячу душ.
   - Кар. Я улетаю, сюда идет кицунэ имеющие силу. Она может увидеть мое истинное обличие.
   Ворон улетел также быстро, как и появился. Значит мне предоставлен телохранитель, а заодно и надзиратель, чтоб не увиливал от долга. Хитрый демон все продумал. Не оставив ни одной лазейки.
   Послышались шаги и вскоре дверь открылась. Первой зашла сгорбленная старуха опираясь на посох исписанный рунами, второй зашла девочка лет тринадцати-четырнадцати пугливо прячась и с интересом выглядывая из-за спины старухи. Все бы ничего. Но у них сзади был пушистый хвост, а уши были заостренны словно у лисы.
   - Проснулся уже кицунэ-сама. - вежливо спросила старуха, внимательно вглядываясь в мои глаза.
   - Да бабушка. - осторожно ответил я, здесь я вступаю на скользкий лед. Как я успел заметить до того как они вошли в комнату, я был похож на них. Те же высокие уши с кисточкой и длинный лисий хвост. Значит Двуликий дал мне тело кицунэ, лис-оборотней, особо известных в японской мифологий и аниме. Спасибо и на этом. Тело разваливающего на куски лича меня не прельщала, как и растворение в домене демона.
   - Пока ты слаб. Я сварила тут лекарство, которое ты будешь пить, чтобы восполнить потерю крови. Больше лежи и отдыхай. Моя ученица будет навещать тебя. Через месяц, когда тебе станет лучше, мы с тобой основательно поговорим.
   Сказав это, старуха медленно вышла из комнаты, оставив меня наедине с ее ученицей. Молодая кицуне помялась возле прохода держа в руках глиняную чашку, потом видно что то решив сделала несколько шагов к столу и поставив чашку на стол. Наставительно сказала - Пей! Это целебный отвар из многих трав собранных в нашей долине. Он даст тебе силу.
   - Подожди не уходи. - быстро выговорил я заметив что кицунэ собирается по быстрому смыться. - Как тебя зовут? Где я нахожусь?
   - Аяса. Меня зовут Аяса - немного помявшись ответила кицунэ.- а находишься ты в нашей деревне. Внутри долины цветов.
   Когда она ушла я встал, и слабыми руками дотронулся до кружки. От кружки шел вонючий запах и зеленоватого вида зелье с комочками. К горлу сразу подкатил рвотный позыв, только представить что я буду это пить. Но не тратя времени на размышления, я залпом осушил теплый отвар. В животе сразу булькнуло, отвар был не с удовольствием, но принят желудком. Сил чтобы выйти из комнаты, и осмотреть поселение у меня не было. Сон пришел как облегчение, даря утомленному организму долгий отдых.
   На следующий день, как и на последующие дни я лежал в теплой постели, пил вонючий отвар и иногда перебрасывался словами с Аясе. Сначала она избегала говорить со мной, ставя кружку на стол и разворачиваясь уходила. Но потом она привыкла к своим новым обязанностям и даже стала навещать меня не только днем...
   Спустя месяц я был здоров и полон сил. Ворон Двуликого так больше и не появлялся. Наступала пора серьезного разговора с старухой Ург, как звала ее Аясе, ее единственная ученица. Встав рано утром, я решил перед разговором с лекаркой, которая как видно обладала большим влиянием в поселении, поговорить и с другими обитателями поселения лис.
   Опираясь на самодельную палку, которую принесла мне Аясе, я вышел из дома и стал рассматривать селение. Домов двадцать-тридцать все двухэтажные сделанные на совесть из булыжников и дубовых бревен. Здесь проживают в одном доме от семи до десяти кицунэ, бабушки, дедушки, внуки, правнуки, все живут в одном доме. Вдохнув полной грудью свежего горного воздуха, я отошел от дома где лежал, и пошел куда глаза глядят.
   На улице играли дети в салки. Догоняя друг друга они весело смеялись и их было бы не отличить от обычных детей, только уши и хвост ставили непреодолимую стену между ними и людьми. Если я был бы человеком и забрел бы в эту долину они бы меня убили, нашпиговали стрелами, а кишки намотали на свои каменные копья. У меня не было сомнений на этот счет. Еще при жизни учеником мага, я читал в библиотеки магистрата отчеты о убитых лис-оборотней и цен на их шкур. Многие наемники брались за убийство лис. Хоть платили и гроши, но сама ненависть людей к другим, отличающихся от большинства была столь высока, что люди перед тем как освежевать пойманного кицунэ с наслаждением отрезали им хвосты, уши и лапы. В королевстве считалось что уши и лапы кицунэ обладали лечебными свойствами, а мех кицунэ являлся диковинкой в которой щеголяли модницы столицы.
   Жгучая ненависть. Знакомое чувство. Раньше мне было плевать на мирно живущих кицунэ в горах, но теперь я один из них. Если раньше меня ненавидело большинство города, как ученика мага бросая в след едкие слова, то теперь их ненависть ко мне возрастет еще больше. Как и моя ненависть к жалким уродливым людишкам, готовых убивать только за то что ты отличаешь от большинства, за то что ты имеешь нечто такое которое делает тебя иным. Теперь моя ненависть наконец обрела оконченную форму, я понял что ненавижу царство Хань, ненавижу баронов, я их всех ненавижу. Когда ни будь, я убью их всех. Всех до единого.
   - Эй да никак наш избранный очнулся. - произнес голос с сзади. Обернувшись, я увидел большого, слишком большого для кицунэ лиса, он был ростом почти с среднего человека. Кицунэ всегда отличались малым ростом и хлипким телосложением. Но кроме недостатков у них была нечеловеческая ловкость и зоркий глаз.
   - Я плотник Урт. - громко представился мужчина. Огромного вида топор он держал всего одной рукой, такая тяжесть явно ни чуть не напрягала его. - Когда ты валялся на звериной тропе я дотащил тебя до старухе Руг.
   - Спасибо, за то что спасли мою жизнь. Но почему вы называете меня избранным?
   - Давай на ты. Чай не хуманы какие то, а братская кровь лис-оборотней. - взмахнув топор словно перышко, он указал в сторону маленькой избушке в самом конце деревни. - Там живет Руг. Сходи к ней и все узнаешь. А я то не сильно горазд в болтании языком. Мне дрова рубить нравиться, их рубил мой отец, мой дед и я тоже их рублю. - сказав это он бодрым шагом направился в сторону далеко стоящего леса, напевая бодрую песню про пьяного лесоруба.
   Постучав в дверь и ничего не услышав в ответ, я зашел в глиняный дом всего лишь с одной широкой комнатой. Всюду были глиняные кувшины с непонятным содержимым, различные сушенные травы и многое другое. В комнате царила полутьма, горело только несколько свечей, окна были зашторены и закрыты ставнями. По середине комнаты стоял очаг, где горел костер возле которого сидела сгорбленная старуха, шевеля посохом догорающие угли.
   - Что встал на пороге, аки зверь готовый бить или убегать. Подойди поближе, дай на тебя посмотреть.
   - Мне по дороге сюда встретился плотник Урт и он говорил что то про избранного. Я не совсем понял, что он имел в виду. Может вы мне разъясните. - сказал я не доходя до старухи пары шагов, но так чтоб огонь костра освещал мое лицо.
   - Давно когда по Земле ходили ящеры, а в небесах парили драконы, появились первые хуманы, вместе с ними пришли в этот мир и лисы оборотни. Хуманы заняли бескрайнею степь континента, а лисы заселяли леса и горы. В мире жили эти два народа. Вождем племени кицунэ был Шаэль Повелитель духов, он собирал разросшиеся племя лис под свое крыло даря защиту от драконов и диких зверей. Хуманы долгое время заселяли просторы континента, уничтожая драконов и разумных ящеров. Но вскоре континент был полностью заселен - это произошло тысячу лет назад. Тогда в мире разразилась Великая Война Магов в пламени которой родилась Империя людей. Люди недовольные тем что с ними бок о бок живет другая раса и возгордившееся до небес, объявили войну лисам. Первый и последний король лис Шаэль долгоживущий собрал огромное войско оборотней, Империя собрала триста легионов людей. Война шла десятки лет с переменным успехом, кицунэ живущие вдвое меньше людей, плодились быстрее и брали в руки копье намного раньше хуманов. Но людские маги призвали демонов в наш мир, пятнадцать сильнейших демонов ворвались в мир, они уничтожали все на своем пути, и людей и лис. Тогда собрал свое воинство низших и высших духов Шаэль и повел их на битву с демонами. Несколько дней шла битва в Шеоле, невероятно огромные силы сошлись в схватки, что маги открывающие в те дни порталы в Шеол просто слепли и глохли, столь велико было возмущение мира духов. Но прошло три дня, а на четвертый в наш мир вернулись только двенадцать демонов. Вскоре люди объявили их богами и помогшими в победе над нами и создали пантеон двенадцати. Оставшиеся маги среди кицунэ вошли в Шеол спустя пару недель и увидели раненного и уснувшего на неопределенный срок Шаэля, своего короля. Он залечивал страшные раны в своем домене куда не смогли пробиться, ни демоны, ни маги. Но с тех пор существует легенда, что придет аватар Повелителя Духов и защитит свой народ... - тихим едва слышным голосом закончила свою речь лекарка Руг.
   - Но я никакой не избранный и тем более не аватар бога.
   Старуха зорко посмотрела на меня нахмурив седые брови и проронила.
   - Да, никакой ты не аватар, да и избранный из тебя никакой. Нету избранных. И никогда и не была... - немного помолчав добавила - И легенды такой не было. Я сама придумала ее несколько дней назад и распустила слух на все селение. Но есть одно но. - старуха закрыла глаза. - ты можешь притвориться избранным. Я дам тебе поддержку, старейшины послушают меня, за тобой пойдет сначала это селение. А если покажешь себя в бою то и все оставшееся племя. И не перебивай меня - повелительно махнула рукой Руг. - я не вижу у тебя души. Но я вижу в тебе метку Двуликого одного из демонов. А это значит, что ты согласился расплатиться душами, чтобы вернуться в наш мир. Больше я не вижу вариантов насчет тебя. Или ты притворишься избранным, и все будут довольны. Ты сможешь брать душ хуманов, столько сколько запросил демон, а наш народ благодаря тебе проживет еще хотя бы пару поколений. Ты был магом с черным окрасом, перейдя черту смерти, ты окончательно стал темным. Так перестань бороться с тьмой в сердце, вступи на путь тьмы, отомсти врагам, убивай людей, жги города и селения! Нету серых цветов, нет других цветов. Есть только Белый и Черный, Тьма и Свет. Все остальное придумали люди оправдывая свои грехи. Нам нужна тьма, так как мы и хуманы давно отвернулись от света.
   - Первородная тьма. Хаос, боль, ненависть, месть, кровь. - медленно проговорил я смакуя каждое слово. Да все верно, я отринул свет и пошел по пути тьмы. На этом пути нельзя сворачивать или останавливаться. Только вперед. Вперед к деньгам, власти и главное, силы. - Я согласен. - в который раз я произношу эти слова, в который раз я делаю выбор. Но назад я больше уже никогда не поверну. Здесь и сейчас я окончательно сделал первые шаги во тьму.
   - Верный выбор ты сделал. - устало ответила Руг, словно представив те ужасы которые ждут ненавистных хуманов - это будет и на ее совести. Поворошив огонь, она продолжила.
   - Долина цветов покрыта сетью скрывающих заклятий. Но они теряют силу быстрее, чем я успеваю их подпитывать. Этим пользуется небольшая шайка разбойников людей, как только падает стена невидимости, они грабят наши амбары и сжигают наши дома. Мы прячемся от них в подвалах, но так продолжаться долго не может... Год назад всю семью Аясе убили разбойники. Они нашли их убежище и убили всех, спаслась только моя ученица, в то время Аясе собирала по моей просьбе целебные травы. Ты должен отомстить хуманам за наши страдания и для начала уничтожь разбойников, вырежи им сердца и вырви им глаза. Пусть все поселения кицунэ узнают что явился избранный лис, за которым идет сама смерть...
  
  
  
  
  
  
  
   6 глава
  
  
  
   Шеол - мир духов. Совершенно другой мир, полностью отличающийся от мира людей. Таинственный и опасный, только сильные маги и шаманы могут войти в мир духов. Но даже маги с легкостью могут расстаться с жизнью в этом чуждом для живых мире, неверный шаг, неверно брошенное слово и гордого мага сотрет в порошок, съедят вместе с костями и поглотят душу.
   В Шеоле есть свои законы, которых надо соблюдать, если хочешь в нем обитать. Первое правило, сильный поглощает слабого, если ты силен ты можешь поглотить более слабого духа или же обратить его в своего раба. Второе правило - это доминионы. Устойчивые места, защищенные защитным кругом. Если ищешь силы и власти, то надо создать свой доминион. Это основа основ.
   Многие маги так и не дошли до создания собственного доминиона. Кто из-за слабого дара, кто то из-за своей глупости. И вот появился еще один жаждущий силы...
   - Ворон, как думаешь это место подходит для создания доминиона?
   - Любое место в Шеоле подходит для тебя.
   И верно Шеол представлял собой каменистую пустыню. Ни гор, ни рек, ни чего кроме песка и камня. И сейчас мы с вороном стояли на этой земле, одни на сотни миль вокруг.
   - Шеол не так пуст как ты думаешь маг. - проговорил ворон. - Всюду кишит жизнь. Своры мелких духов дерутся за территорию, за самок, да хоть просто так. Но они нам не опасны. Пока я с тобой, их отпугивает моя сила. Они никогда не подойдут ближе пары километров. - самодовольно закончил тираду высший дух.
   Перед тем как идти на разбойников, я решил найти себе источник силы и привязать его к себе. Доминион стал идеальным решением. С ним я получу пусть маленький, но постоянный ручеек магии пополняющий мои запасы манны. Вход в мир духов произошел легко, словно я входил в него тысячу раз. Шеол вновь принял своего блудного сына. Как только мои ноги оказались на твердой почве и портал провисев в воздухе пару секунд исчез, передо мной появился ворон. Но уже в своем истинном облике. Человекообразное существо в черных лоскутных одеждах с хищным клювом высовывающимся из под капюшона. Руки были скрыты черными перчатками, а на ногах были одеты кожаные сапоги. Его можно было бы счесть не опасным, если бы не два меча за спиной ворона, от них шла явственное желание крови и душ. Проклятые мечи. Один порез и будь то человек или дух, душа покидает тело и поглощается мечом, половину поглощенной души отдавая хозяину. Серьезное оружие в руках мастера. Высшие духи всегда имели пару тройку опасных фокусов, благодаря которым они и смогли возвыситься перед другими. У ворона это были мечи.
   Я не спрашивал имя ворона. Так как получив его, я смог бы приказывать ему, даже против его воли. Духи говорят истинное имя только своему господину. Я называл его воронам, он был не против.
   - Тогда начнем. - без лишних слов я начал приготовления защитного круга. - Но сначала принеси пару мелких духов, они нужны для завершения ритуала.
   - Хорошо маг. Постарайся не быть съеденным, пока я буду отсутствовать. - сказал на прощание ворон расправляя магические крылья.
   Охота для высшего духа вряд ли займет долгое время. За то время пока ворон охотился, я все таки успел закончить защитный круг. Как я и думал он притащил сразу десяток мелкотни, словно бахвалясь своей силой.
   - Теперь убей их и пролей их кровь на этом месте.
   Когда духи попадают в мир людей, они принимают другое обличие, волка, ворона, медведя и других животных. Но в мире людей они не могут умереть, как и пролить свою кровь, они уходят в свой мир залечивать раны. Здесь же их кровь и плоть реальна.
   После того как ворон убил всех мелких духов и их кровь впиталась в землю, ритуал был завершен. Доминион создан. Осталось только изменить внешний вид своего второго дома.
   Дубовый лес. Высокие зеленные дубы. Цветущий лес. А посреди леса широкая поляна. Высоко над доминионом я повесил огромный фаербол, теперь в моем маленьком мире не будет ночи, будет вечный день. Посреди поляны я решил сотворить дом, долго сомневался по какому типу его строить. Каменный трехэтажный донжон для начала или дом похожий на тот, где я когда то родился и жил. Победила лень.
   Четырехкомнатный дом. Одна комната мой рабочий кабинет, зал, спальня, гостиная, кухня, туалет и ванная. Все из двадцать первого века. По памяти сотворив мебель и все нужное для проживания, я довольно похвалил себя. Здесь я смогу отдохнуть от грязи и варварства мира под названием Суал. Выпить крепко сваренный кофе и понежиться в горячей ванной.
   Дело в том, что в внутри доминиона я мог создавать все что захочу, дома, одежду, оружие (кроме живых существ). Но все это нельзя было пронести через защитный круг, да и создание вещей требовала пусть мало, но тоже кое какую магическую энергию. На первых порах ее обеспечивали поглощенные доминионом души пойманные вороном. А дальше...
   - Ворон!
   - Здесь я маг, здесь. Не надо так кричать. - ворон вышел из недавно созданного мной дома весьма удивленным. Надо потом проследить, не сломал ли он там что ни будь.
   - Ворон, мне надо вернуться в мир людей. А ты же останешься в Шеоле. - повысив голос сказал я видя что ворон хочет мне возразить. - Твоей задачей будет собрать как можно больше слуг для меня. Пусть для начала это будут низшие духи, лови их и заставляй рассказать истинное имя. Совсем тупых или слишком агрессивных можешь отдавать на поглощение доминиону. На этом все. Мне пора возвращаться.
   - Маг. - загородил проход высший дух закрыв своим телом открывающийся портал. - Ты слишком много командуешь мной. - угрожающе сказал дух. - Не думай, что можешь помыкать мной как своим рабом. Я служу только Двуликому Арку! А не тебе, безродному магу.
   Кажется, пришла пора поставить на место высшего духа. Пусть он и высший, но у него была одна слабость.
   - Дух. Если ты не будешь слушать моих приказов, я ударю тебя молнией. Если этого будет мало, добавлю пару фаерболов. - для наглядности я создал на ладони огненный шар. - И ты мне ничего не сможешь ответить, так как тебе приказано защищать меня... Так ты будешь слушаться моих приказов мой раб?!
   Опасную игру я затеял. Кто знает, как именно приказал защищать меня Двуликий. Ворон может просто избить меня до полусмерти, или же приказ дальновидного демона распространялся и на не причинение вреда должника мага...
   - Хорошо маг. Я буду слушать твой приказы. Но когда ты отдашь свой долг, я буду волен убить тебя.
   - Отлично. Раз пока долг не отдан... В точности исполняй мой приказы и появляйся по моему зову сразу же, а не когда вздумается. А теперь иди и собери как можно больше моих слуг.
   Войдя в портал и выйдя в мир людей, я наконец мог свободно вздохнуть. Этот высший дух, своевольный и злопамятный. Но до тех пор пока я не отдам тысячу душ, он будет выполнять мой приказы. Этого мне достаточно...
  
   Прошло около двух недели с тех пор как я оказался в селении кицунэ. Большую часть времени я проводил в доме Аясе, иногда шел выпить браги с лесорубом Уртом. В то время разведчики селения искали базу разбойников. Наконец поиски увенчались успехом и меня пригласили на разговор с лекаркой Руг, сдается мне она имеет среди лис больше власти чем советы старейшин всех поселений вместе взятые.
   Дом старухи не изменился за это время. Та же самая большая комната много различных запахов, склянки с непонятным содержимым и очаг посередине. Старуха все так же сидела возле очага, грея старческие руки.
   - Разведчики селения нашли шайку разбойников. - не поднимая головы сказала она. - Теперь настал твой черед. Мужчины уже собрались, они хорошо знают то место. Иди и принеси головы проклятых хуманов!
   Не чего не говоря я молча вышел из дома старухи. Можно подумать, что она использует меня...
   Другой на моем месте с бунтовался бы. С чего влезать в чужую войну, я человек, я должен остановить кровопролитие. Вот что сказал бы на моем месте настоящий попаданец, умеющий делать порох из подручных материалов, знающий тактику лучше тупых средневековых людишек. Он конечно бы изобрел новый способ выкачки океана энергии из этого мира или мира Шеола. Стал бы хранителем какой либо вундервафли. К нему бы прыгала в постель любая более-менее симпатичная дворянка, а то и принцесса. А в конце он обманул бы глупого демона, и дал по мордасам зарвавшимся богам. И конечно же круче его только вареные яйца. Вот такой вот настоящий попаданец...
   Только вот я не такой.
   Школу закончил на тройках, с универа выгнали. Не подхожу я на роль попаданца. Я ж обязательно должен быть великим химиком, внебрачным сыном темного властелина, спецназовцем прошедшим афган и чечню... А я всего лишь обычный человек. И просто хочу выжить в этом мире и получить чуть-чуть власти и удобств. Замка со слугами будет достаточно... Но нет, все мешают этому, никто не хочет подарить мне силу архидемона.
   Я стараюсь выжить, и я выживу. Вот и все.
   - Урт, здесь все кто будет участвовать в предстоящей битве?
   - Да Шаэль-сама, здесь все кто может не только держать оружие, но и сражаться с ним. Двадцать четыре воина. Включая меня двадцать пять.
   Шаэль-сама так меня прозвала старуха, остальные подхватили. Шаэль-сама, Лан, Свир, мне плевать как меня называют, главное чтоб шли за мной и умирали за меня.
   - Тогда слушай приказ Урт. Ты будешь командиром этих воинов. Раздели их на пятерки, и назначь из каждой пятерки сержанта.
   Смотря как Урт быстро отдает приказы, уверенно распределяя воинов и назначая командиров пятерок. Я утвердился в мысли что из него выйдет хороший военачальник. Когда были закончены все приготовления, мы направились в сторону леса долины цветов. Глубоко в лесу разбойники сделали временную стоянку перед новым набегом на поселения. Скоро прольется кровь. Их кровь.
  
  
  
  
   ***
  
  
   Шэсс Мясник вспоминал. Вспоминал то что давно хотел забыть.
   Раньше его звали совсем другим именем... Кирисима Наготоре. Он родился и вырос в самурайской семье в княжестве Сунь. С трех лет он взял в руки бамбуковый меч - боккен. С пяти лет отец отправил его тренироваться в додзе, знаменитое мастерами меча. Додзе семи шагов смерти. Двенадцать лет тренировок в додзе. Двенадцать лет он постигал искусство убивать, убивать быстро и без пощады. Когда ему исполнилось семнадцать, его приняли в княжеский дворец гвардейцем. Он верно и преданно стоял на страже дворца, охраняя дайме и его детей от многочисленных врагов. Но старый дайме умер, его место занял сын. Жестокий тиран.
   Первым делом он приказал Кирисиме убить своих младших братьев и сестер. Кирисима не колеблясь сделал это. Меч в руках не дрогнул даже когда убивал самого младшего брата тирана, трехмесячного младенца. Дальше самурай потерял счет, скольких он убил по приказу нового князя. Дети, старики, богатые, бедные все кто вызывал гнев князя, должны были быть убиты. Однажды дело дошло и до самурайских кланов. Перед тем как зарубить отца и мать, его рука колеблилась пару мгновений. Но долг самурая он выполнил с честью, отрубив голову отцу с одного удара. Ибо позор самураю и его жертве если меч, оставляет болтаться голову на лоскутке коже, так и не отделив ее от тела...
   Он был слугой, его господином был юный дайме. Дайме приблизил его. На костях сотен убитых Кирисима, добился высокого положения при дворе. Но вскоре произошло событие, которое все изменило.
   Во время одного пира, кто то из придворных в толпе поставил Кирисиме подножку. Самурай упал под хохот придворных.
   - Господин как вас может защищать тот, кто не может даже ходить не спотыкаясь. - заявил кто то в толпе. Остальные поддержали говорившего, довольным гулом.
   Господин, опьяненный дорогим вином и опиумом в прострации восседал на троне. Когда случилось это происшествие, он немного подумав и посмотрев на новый кувшин вина, сказал.
   - Кирисима, ты верно мне служил... Поэтому я дарую тебе смерть от своего меча, сделай себе сэппуку и умри с честью.
   Слова были произнесены с такой легкостью, что самурай в непонимание оглянулся по сторонам не сон ли это. Но нет. Придворные пристально смотрел на него. Стража дворца, его подчиненные стояли возле стен и старались не смотреть в его сторону. Все ждали исполнение приказа господина.
   Слово господина закон... Долг самурая... Честь самурая...
   Вот что вдалбливали ему в голову все двенадцать лет провиденные в додзе.
   Долг... Кирисима не знал как ему поступить. Долг и гордость столкнулись в его душе, борясь и не находя выхода. Если бы он сотворил хоть малейший проступок, хоть мельчайшую ошибку он бы без промедления спорол себе живот. Но его вины не было.
   Самурай в надежде посмотрел на свой меч. Катана впитавшая кровь сотен людей, единственный верный друг. Она подсказала, как он должен поступить.
   Спустя несколько минут в пиршественном зале остался он один. Несколько десятков придворных, дайме и десять гвардейцев лежали в лужах крови. Кровь была повсюду. Женщины визжали, молили о пощаде, мужчины плакали и тянули кошельки с деньгами, но он всех убил. Убил, как учили. Семь шагов смерти.
   Протерев катану об мантию какого то придворного, он вышел из дворца. Сел на лошадь и отправился на корабль плывущий на другой материк. Тех денег которых он собрал с убитых придворных и золотых побрякушек, хватило на два года. Он пил вино. Когда вино надоедало, он пил пиво или брагу. Потеряв смысл жизни, он стал ронином, самураем без рода и племени.
   Когда закончились монеты. Он занялся разбоем. Грабил одиноких путешественников, сначала в одиночку. Постепенно шайка обрастала людьми, но Кирисиме было все равно. Он дело то чему учили. Однако когда он оказался в Северных баронствах, он узнал о расе кицуне. Проклятой богами расе лис-оборотней. Эти звери атаковали селения баронов, убивали мирных крестьян, пожирали их внутренности. Тогда он вспомнил о Долге. У него появилась новая цель. Ронин поклялся что не успокоится пока не убьет от мало до велика всех оборотней. Шайка следовавшая за ним поддержала его. И вот уже год он убивает оборотней, его меч впитал в себя кровь двадцати из проклятого племени, его воины убили не менее сотни. Когда он убьет их всех, грех за убийство господина будет прощен - это его клятва. Поэтому он должен убивать, убивать и еще раз убивать. Тридцать шесть его воинов скоро снова напьются крови. Люди вышли на охоту.
  
   ***
  
   Выдвинувшись рано утром мой отряд кицунэ добрался к нужному место только вечером. Воспользовавшись заклинанием поиска, я быстро нашел живых людей. Разбойники сделали временные лежанки и шалаши в лесной низине. Трое разбойников стояли на страже невдалеке.
   Сумерки в лесу ухудшили зрение людям, но лисы прирожденные хищники и отряд кицунэ видел все как днем. Настала время для осуществления плана. Трое самых лучших лучников одновременно сняли часовых. Дальше пятерки воинов стали окружать низину. В каждой пятерки было два лучника и три копейщика. Когда все заняли свои позиции и разбойники были взяты в полное окружение. Я вытянул вперед руку и произнес магические слова. Фаербол размером с голову стартовал с моей ладони в сторону одной из хижин. Это послужило началом атаки.
   Лучники обрушили град стрел на засыпающих разбойников. Они выбегали из деревянных хижин и получали стрелу за стрелой. Я же без остановки кидал фаерболы, огонь охватил все постройки в низине. Теперь никто не сможет отсидеться в шалаше.
   Люди были вооружены лучше нас. Но удивили они не этим. Под летящими стрелами они дисциплинировано построились в формацию черепахи, прикрыв свой тела крепкими щитами. Их командир, воин без каких либо доспехов, в одном кимоно одним движением меча рассекал на лету стрелы моих лучников. Его громкие команды заставили оставшихся в живых разбойников пойти на прорыв. Два десятка человек отбросив щиты в сторону с ревом карабкались по травянистому склону. Впереди людей вел их командир. Вот он достиг пятерки кицунэ стоящих на острие прорыва людей. Секунду спустя его меча лишил троих головы, одного он рассек от плеча до живота, другому отрубил руку. Еще немного и они бы прорвались, но тут на людей набросился Урт рыча боевой клич и разя топором направо и налево. От его ударов крушились черепа, ломались ребра, люди разлетались в разные стороны словно пушинки. За ним в толпу людей ворвались остальные пятерки кицунэ. Двадцать людей схватились против двадцати лис. Ломались мечи, сталь билась о сталь, крики раненых, агония умирающих. Распланированная мной битва вдоль и поперек, получались не такой которую я ожидал.
   Посреди этого хаоса крутился воин в кимоно. Меч в его руках плясал в танце смерти. Каждый удар находил цель. Он был богом войны, покрытый кровью моих воинов с головы до ног, он смеялся. Смеялся весело. Словно случилось что- то хорошее. Безумие играло в его черных глазах.
   Но это моя пьеса. Я не дам играть ему в ней главную роль. Я единственный кто имеет право отнимать жизнь и души...
   Он увидел меня в мельтешении одиночных схваток. Мы посмотрели друг другу в глаза. Тьма и Хаос. Ненависть и безумие. Наши глаза отразили нашу сущность. Он ухмыльнулся и понесся ко мне, чтобы покончить со мной одним ударом. Молодого лиса вставшего на мою защиту он разрубил пополам и не останавливаясь, побежал дальше. Каждый его шаг был смертью. Он сам был ее эмиссарам.
   Заклинание. Заклинание. Я маг. Я должен вспомнить боевое заклинание. Любое. В голове царила пустота. И тут я понял, если ничего не предприму меня ждет смерть. Мучительная смерть, а дальше вечные муки в персональном аде Двуликого. И тогда из потаенных глубин сердца поднялась сама первозданная тьма. В ней смешалась злоба, страх, ненависть, надежда. Инстинктивно подняв руки в защите я выплеснул всю тьму из себя, чистая магия без каких либо заклятий освобожденная клубком чувств вырвалась на свободу сжигая все на своем пути. От темного пламени воина не спас ни меч, ни мастерство. В мгновения ока командир разбойников превратился в горящий факел. Но даже тогда он пытался судорожно дотянуться до меня...
   Видя смерть своего вожака, разбойники начали бросать оружие и молить о пощаде, но кицунэ разгневанные смертями своих братьев и сынов убивали их всех. Рубили стоящих на коленях, рубили умирающих. Никто из людей не остался в живых. Битва была окончена. Но осталось еще одно незаконченное дело.
   Сбросив наваждение скоротечного, но яростного боя. Я принялся за работу. Темный маг, как никак.
   Урт и одиннадцать оставшихся в живых кицунэ собрали трофеи и по моему приказу отправились в селение.
   Заклятье, которое я творил отняло у меня последние силы. Тридцать семь мертвых порубленных на куски разбойников снова ожили и выстроились в линию. Первым кого я поднял, был обгоревший труп командира разбойников. Теперь он стоял первым в ряду и смотрел на меня пустыми вытекшими глазницами.
   - Господин, слушаю ваших приказов. - проговорил воин преклоняя колени. За ним эту фразу повторили и все остальные.
   Умертвия. Я создал тридцать восемь умертвий. Но это только начало, вскоре у меня будет целая армия живых мертвецов. Я темный маг и я докажу людям что нас зря не воспринимали всерьез.
  
   ***
  
   Ненавистный человечишка. Мелкий выкормыш демона. - Ворон зло посмотрел на то место которое ему приказали защищать. И кто, какой то сопляк, едва обученный азам магии. Если бы не приказ самого Двуликого о полном содействий в начинаниях этому магику. Он вырвал бы бьющееся сердце мага прямо из его груди. Но приказ хозяина был неумолим. Ворон не знал что задумал его хитроумный господин. Двуликий всегда имел несколько комбинаций и тузов в рукаве, помощь магу могла обернуться новой фигурой на шахматной доске богов. Будь то новая пешка или ферзь, маг долго не проживет. Те кого коснулось внимание высших сил долго не живут. Жалкий смертный... Но приказ мага все равно придет выполнять. Ворон вздохнул и отрастив себе магические крылья отправился на поиске спрятавшихся низших духов.
  
   ***
  
  
   Как и ожидалось новая игрушка повела себя так, как он и задумал. Двуликий довольно улыбнулся. Люди предсказуемы. Маг решил создать собственный доминион. Вообще выбора у него то и не было. Еще до заключения контракта с Двуликим, маг заключил контракт с каким-то сильным демоном, душа убитых врагов делилось на двое, маг и демон получали равные доли. Но после заключение контракта с ним, Двуликим, все убитые непосредственно магом, попадали в силу второго контракта и вся магическая сила шла к Двуликому. Маг перестал расти в силе, и у него нет выбора как сделать собственный доминион, поддерживающий магов и шаманов. Впрочем доминион не такая уж и редкость среди магов, а у шаманов вообще редко встретишь имеющего дар разговаривать с духами и не имеющего своего собственного доминиона. Кстати о магов. Одна из его марионеток, маг Дэсар в последнее время растет в силе все сильнее и сильнее, скоро его будет сложно контролировать. Взаимовыгодный союз Дэсара и Двуликого подошел к концу. Дэсар опытный темный маг, с большими задатками, но слишком себе на уме, им тяжело управлять. Скоро все закончиться. Карты раскрыты, осталось ждать предсказуемого финала. Двуликий поудобнее устроился в кресле и приготовился ждать развязки.
  
  
  
  
  
   Глава 7
  
  
   Магический посох - это продолжение руки мага. Посох поддерживает мага в трудные дни, помогает быстрее плести заклятье, увеличивает мощность боевых заклинаний и многое другое. Но посох выдается только после прохождения магической Академии в царстве Хань. Что мне совсем не подходит. Поэтому я решил создать свой посох, он будет слабее сделанных в Академии, но все равно должен стать моим помощником.
   Сначала мне пришлось искать подходящие материалы. Деревья расположенные близко к поселению не годились для основы посоха. Нужен был дуб или нечто подобное. Взяв с собой плотника Урта, как разбирающегося в деревьях мы пошли в глубину леса. Там бродив целый день, я наконец нашел нужный материал. Отрезав от дуба ветку полтора метра ростом, я не выходя из леса принялся за дело. Нужная основа была найдена, осталось начертить руны. Так как я только начинающий маг, даже бывший ученик мага у меня не была особых вариантов в создании посоха. Руны можно вырезать горизонтально, а можно плести магическую вязь. К сожалению, писать вязь из рун я так и не научился, поэтому осталось только сочетать различные руны.
   В первый день у меня нечего не получилось, как и во второй и последующие. Наконец спустя две недели я завершил создание посоха. Всего на посохе было вырезано три разных руны, которые при сочетании вызывали ледяное копье. Но я решил усилить воздействие, вырезав эти руны еще несколько раз ниже навершия посоха. Так я за долю секунды мог сразить врага ледяным копьем, копье с легкостью пробьет незащищенное тело насквозь, а если воин защищен стальным доспехом, то копье должно отбросить и оглушить врага. Всего посох мог создать четыре магических копья за раз. Этого должно хватить в скоротечной схватке, а большего мне не надо. Убежать я всегда успею. Это не магической посох в том пониманий, который подразумевают о посохе мага. Это просто убогая подделка подмастерья, главной задачей которой будет выпустить десяток магических копий, а дальше посох превратиться в труху. Сосуд из обычного дерева и рун не долговечен, но я сделал все что было в моих силах.
   Дальше я решил создать амулет ветра. Амулеты не распространены даже среди магов, их главной проблемой бы то, что амулет постоянно нуждался в подпитке и чем сильнее амулет , тем больше он выпивает магической энергию у мага. Обычным людям амулет будет не полезнее магического посоха. Амулет ветра защищает от стрел и других предметов, брошенных в мага. По сложности создания и силе он стоял, где то посередине. Его создание занимает кучу времени и требует постоянной концентрации. Маг должен улавливать потоки ветра, связывать магическую цепь заклинаний и рун и многое другое. Амулет был создан спустя месяц кропотливой работы. Пару раз я чуть было не бросил дело на полпути, столь велико было отчаяние за свои нелепые потуги. Но амулет ветра был все-таки создан, созданный из серебряной монеты он должен послужить моим щитом от атак лучников. Много магов погибло не от меча, а от вражеских стрел...
   Все время пока я занимался изготовлением посоха и амулета, воины долины готовились к войне. После уничтожения банды разбойников в поселение вернулось всего двенадцать мужчин. Более половины пошедших на битву погибли. Но кицуне все равно радовались победе над людьми. Впервые за многие годы люди потерпели поражение, пусть даже мелкое.
   В долине проживают около трехсот лис-оборотней. Из них сотня мужчин. Многие из кицуне неплохо владели копьем и луком, но регулярной армии у них не было. Я вернувшись следом за Уртом и остальными выжившими, приказал сформировать отряд воинов. Их задачей будет нести постоянную службу, тренироваться во владение копьем и луком. Всего Урт, которого я назначил капитаном набрал шестнадцать кицуне. Учитывая что в схватке с разбойниками поселение потеряла тринадцать мужчин, в отряд записалось почти треть мужчин.
   Сразив разбойников, но оживив их снова, превратив в умертвия я представил их поселению. Не было смысла скрывать некромантию, так как все равно для предстоящих сражении умертвия должны оказать большую поддержку селению. Впрочем мои опасения не подтвердились, кицуне с пониманием отнеслись к моей затее, по крайней мере мне так показалось. Урт просто кивнул в знак согласия или одобрения, остальные поддержали его дружным молчанием.
   Умертвия - это восставшие из мертвых, у которых остаются воспоминания. Они могут думать как при жизни и владеть оружием, при условии если мозг не был поврежден. Душы у умертвия нет, впрочем это им не сильно мешает. Воскрешенные с помощью темной магии их жажда крови, сравнима с человеком оказавшемся в знойной пустыне. Вечно голодные и алчущие до чужих душ, умертвия считаются одними из лучших воинов тьмы. Но и у них есть слабые места. Умертвия не чувствуют боли, даже если вонзить ему клинок в живот он не умрет, единственный способ это отрубить или разрубить голову, только тогда наступит окончательная смерть. Поедая человеческую плоть, они залечивают свои раны, так умертвие может жить долгие годы. Но без поедания плоти и крови, умертвие не проживет и двух лет, тело станет медленно разлагаться, будут отпадать части тела и это будет продолжатся до тех пор, пока не умрет мозг.
   У меня тридцать восемь умертвий. Каждый стоит двух-трех обычных человеческих воинов. Но главное приобретение это не большое количество пушечного мяса...
   Шэсс Мясник - Кирисима Нагаторе, бывший самурай из южного княжества. Мастер меча, один из последователей семи шагов смерти. Опасный враг, который чуть было не лишил меня жизни, теперь же он мой самый сильный и преданный союзник. Умерев, он искупил вину перед убийством своего господина, кодекс чести был соблюден. Но вновь ожив, он выбрал нового хозяина, меня. Служить верой и правдой, вот что я увидел в его преданных глазах когда он склонился на колени перед тем как зачитать клятву верности. Остальные умертвия последовали за ним. Конечно, они и так бы пошли за мной, ведь я и они привязаны магической цепью, хозяина и раба. Но самурай доверил мне свой меч без принуждения, и я принял это...
   Прошло четыре месяца моего проживания в Долине. Воины упорно тренировались, Урт гонял их от заката до рассвета. Умертвия стояли в отдалении от деревни кицуне, расположившись небольшим лагерем они тоже тренировались, на этом настоял Кирисима. Хоть мы и стали умертвиями, но все равно должны оттачивать свои навыки - сказал он. Я разрешил им это. И самурай взялся за обучение.
   Пока все шло хорошо, кроме одной вещи. Воинам не хватало оружия. Копья и стрелы, вот чего было в избытке. Но доспехи, мечи, шлемы, щиты всего этого не хватало. В поселение не было кузнеца способного плавить железо, а в долине металла, которого можно было расплавить. Но вскоре появиться шанс заполучить и оружие и нужные мне души. Набег на одного из баронов должен решить все проблемы.
  
   Ближайший к долине замок находился в ста милях по горной местности. С детства зная горные тропы, как свои пять пальцев, Урт уверенно вел мою маленькую армию. Первым шел отряд из шестнадцати кицун вооруженных луками и дротиками, держась от них на некотором расстояний, шли умертвия.
   Выйдя ночью, уже к рассвету мы были на месте. Баронский замок стоял на невысоком холме. Шестиметровые стены и семь башен по периметру. Рва, как и частокола не было и в помине. Видно барон больше надеялся на труднодоступный горный хребет, мешающий ханьцам привести сюда большую армию, чем на крепкую оборону.
   - Двое часовых на воротах. Трое на стенах. В башнях никого не видно. - отчитался разведчик кицуне. Благодаря своему мелкому росту и звериным повадкам, он с легкостью обошел периметр замка со всех сторон. - Часовые имеют луки и арбалеты, кроме того у каждого на поясе висит меч. - добавил разведчик.
   Значит всего пятеро часовых.
   - Урт возьми пятерых самых лучших лучников и попытайся одновременно снять всех часовых, чтобы никто из них не поднял тревогу. Справитесь?
   - Конечно. - урт кивнул и побежал в лес, где расположился отряд.
   В радиусе двухсот метров от замка не росло ни одного дерева, только низкая редкая трава. Стрелкам сложно будет попасть с большого расстояния с луками предназначенными для охоты на диких зверей. Но они справились. Ползком приближаясь как можно ближе, они достигли ста метров от стен замка и быстро встав в полный рост пустили по одной стреле. Пять тонких стрел из каменных наконечников точно поразили свои цели. Часовых не спасли ни доспехи, ни шлемы.
   Дальше у нас по плану...
   - Кирисима!
   - Здесь господин. - подбежав ко мне, и встав на одно колено проговорил командир мертвецов.
   - Слушай приказ, твоя задача и задача умертвий. Как только кицуне откроют ворота, вы ворветесь в замок и перебьете всех его обитателей. Никого не щадить, в плен никого не брать.
   - Все понятно Шаэль-сама. Все будет сделано быстро. Замок скоро станет вашим.
   - Отлично. Тогда собирай умертвий для атаки. Урт со своими уже ползет в сторону ворот, чтобы их открыть. Надо действовать без промедлений, убитых часовых могут скоро заметить. И тогда наших сил не хватит взять замок за короткое время.
   Кивнув в знак понимания, самурай начал выдвигать свой отряд.
   Со мной осталось только шесть кицуне, дальше мне оставалось только наблюдать за свершающим действием.
   Урт и десяток кицун используя веревки, перебрались через стену и открыли ворота. Как только ворота стали открыты, умертвия пошли в атаку. Они вбежали в замок, словно тень смерти, никто из них не кричал боевой клич, никто не копошился. Словно заранее зная каждый свое место в битве, они делились на тройки, и вламывались в дома и замковые постройки, убивая быстро и тихо. Но вскоре, кто то смог закричать и тем самым поднял тревогу. Из длинного каменного барака начали спешно выбегать воины. Но тут же погибая от рук умертвий. Собрав большую часть своего отряда в кулак, Кирисима пробиваясь сквозь немногочисленных ополченцев, наконец достиг донжона. С пары ударов из наспех сделанного тарана, железная дверь вылетела из петель и волна мертвецов хлынула в башню. Но первый этаж башни оказался полон защитников. Человеческие воины встретили умертвий градом стрел и копий. Дальше началась свалка. Умертвия напирали, боли они не чувствовали, только радость от сражения и крови. Воинами командовал молодой рыцарь в белых доспехах. Орудуя длинным двурушником он крошил нежить, не давая разбиться строю. Воины смотря на него, тоже приободрились духом, крича и яростно нападая они сравняли баланс сил. Казалось противостояния будет идти вечность, как вдруг вперед вышла фигура в черном балахоне, на лице железная маска, а в руках она держала черный меч. Простояв несколько секунд в прострации, Кирисима начал танец семи шагов. Семь шагов сделанные за долю секунды, все больше ускоряя свое тело в состояние соттори, его почерневшая катана рубила головы людей, и разрезала живую плоть. За каких то пару секунд, от десятка последних защитников первого этажа никого в живых не осталось. Отрубленные конечности и море крови. Все защитники мертвы. Кроме одного. Рыцарь был еще жив. Несколько ударов катаны, которые были направлены в его сердце и голову пришлись на стальные доспехи. Доспех выдержал, оставив у себя глубокие царапины от черного клинка. Выставив вперед длинный меч, рыцарь откинул забрало, все залитое черной кровью нежити.
   Рыцарем оказался совсем молодой парень. Светлые волосы, правильные черты лица, голубые глаза , холодно смотрящие на мир и плотно сжатые губы. Парень был в бешенстве, его шатала от усталости, да и удары катаны хоть и защитил доспех, но пару костей точно было сломано. Но не смотря на это, он упрямо стоял на ступенях лестницы, загораживая проход на верхние этажы замка.
   - Отойди! Дай нам пройти! - громко проговорил Кирисима, уважая мужество рыцаря, он хотел дать ему уйти не смотря на приказ господина. - Тогда мы не тронем тебя. Ты сможешь найти другого сюзерена и жить еще очень долго.
   - Я не служу барону Дарену. Я его гость. И как гость я обязан встать на защиту давшему мне приют.
   - Тогда ты умрешь.
   Рыцарь на эти слова только оскалил зубы и промолчал. Силы покидали его. Меч Пожирающий Тьму стал невыносимо тяжелым. С ним он убил множество ведьм и колдунов. Он не был паладином, но он считал себя настоящим рыцарем, который должен спасать сельчан от всяких злых существ, помогать слабым и защищать невиновных. Сегодня меч убил пятерых умертвий. Но завтра для него уже не наступит. Рыцарь приготовился умереть, взяв с собой как можно больше врагов.
   Так думал рыцарь в белых доспехах замаранных черной кровью. Так в последний миг думала его голова, отлетающая на несколько метров в сторону. Фонтан алой крови вырвался из шеи, доспехи с грохотом упали вместе с мертвым телом на истертые ступени башни.
   - Все вперед! Никого не щадить! - прогремел голос Мясника. Когда остальные из его отряда хлынули вверх по ступеням. Он подошел к телу убитого рыцаря и с почтением склонил голову.
   Это был хороший враг. Он не знал о кодексе самурая, но он все равно шел по нему.
   - Если самурай погиб на поле боя. Но при этом он сделал все что было в его силах. Он не проиграл. - процитировал строку из кодекса, Кирисима. - Ты не проиграл храбрый рыцарь!
  
   ***
  
   Бой за замок был выигран. Замок мой. Я самодовольно ухмыльнулся. Первый удачный рейд на врага, а уже такой великолепный результат. Замок полон оружия, доспехов, продовольствия, денег. И он пал, пал всего лишь за одно утро.
   Но последние защитники замка еще сопротивлялись неизбежной смерти. Мелкие группы воинов замка, схватывались на мечах против умертвий, тут и там еще слышался звон металла и вопли раненных. Одна из таких групп, встретилась мне на пути к донжону.
   Двухметровый мужик с бородой, опоясанный фартуком, размахивал огромной кувалдой круша черепа нежити один за другим. Его спину прикрывало трое воинов со широкими щитами и копьями. Так они держали оборону против двух десятков умертвий.
   - Что будем делать с ними - спросил, подбежавший на помощь Урт со своими бойцами. - Шаэль-сама этот человек с кувалдой скорее всего кузнец, он бы нам пригодился. Если он перейдет на нашу сторону, то мы получим много хорошего оружия, да и с починкой мечей и копей проблем не будет. Прикажите его опутать сетями и заковать в цепи?
   - Нет. Просто дай приказ лучникам кицуне, расстрелять всех сопротивляющихся. Нет нужды сражаться в рукопашную и подвергать опасности наших воинов. Нашпигуйте это кузнеца как ежика, а голову его повесьте на пику возле ворот, как и голову трусливого барона.
   - Слушаюсь. - Урт хмуро поклонился и начал отдавать приказы. Пары залпов из луков хватило, чтобы уничтожить последние остатки воинов замка. Теперь пришло время подсчитывать потери с нашей стороны.
   - Так Урт созови всех командиров и Кирисиму тоже не забудь позвать. Встречаемся в донжоне.
   Дальше я пошел по замку рассматривая убитых людей в множестве лежащих на сырой земле. В замке проживало где то триста - четыреста жителей и все они были мертвы. Кровь собиралась в целые лужи. Трупы валялись на трупах. Умертвия методично исполняя приказ , добивали всех раненных, женщин, детей, стариков, воинов...
   В донжоне у нас состоялся совет. В нем участвовали Урт, как командир стрелков и Кирисима командир пехотинцев, остальные пока не заслужили моего доверия.
   - Кирисима сколько всего было защитников замка?
   - Восемьдесят четыре, мой господин.
   - Отлично тогда подготовь для этих мертвецов отдельное место, где-нибудь в погребе замка. В течении пару суток, я подниму их всех. И наша армия увеличиться вдвое.
   - Господин у меня просьба. - глухо сказал самурай, словно борясь между собой говорить или нет ведомое только ему. - Один из защитников, был рыцарем, он хорошо сражался и пал достойной смертью. Я думаю надо уважить его светлую память , и не делать из него живого мертвеца.
   - Значит, когда я сжег тебя, и перебил кучу твоих людей, я оскорбил твой дух? Значит, тебе не нравиться служить мне!
   - Нет, господин. - самурай повел плечами. - Вы победили меня в честном бою. И ваше право распоряжаться со своим убитым врагом, как вам вздумается. Но я и без этого, предан вам. Я нашел новый смысл жизни в защите вас, чего бы это мне не стоило. Я никогда не разгневаюсь на вас, и никогда не буду плести заговор, вы мой господин отныне и до конца времен.
   - Отличный ответ Кирисима. - я улыбнулся, вот таким и должен быть слуга, преданный, но имеющий свою точку зрения. - Но твоего рыцаря, я так и так не стал бы оживлять, от его трупа несет запахом божественной печати. Какой то бог поставил на его душу печать, и сделать из него умертвия все равно не получиться.
   Кирисима благодарно кивнул. Все таки он следует кодексу самурая, слишком фанатично, но да ладно...
   - Урт, у меня к тебе дело. Собери телеги с оружием из оружейных замковый стражи, и вместе со своими ребятами направляйтесь обратно в долину. Там расскажи о нашей великой победе, можешь даже немного приврать. Главное чтобы кицуне из остальных деревень прослышали о нашей войне и присоединились к нам, как можно быстрее.
   - На этом все. Урт, можешь идти собираться в поход.
  
   ***
  
   Когда мы остались вдвоем с Кирисимой, я наконец начал говорить то что давно вертелось у меня в голове.
   - Кирисима у тебя будет другое задание. Вместе с замковыми умертвиями в твоем отряде станет около сотни мертвяков. Раздели отряд надвое. Полсотни умертвий раздели на десятки и назначь им командиров. Задача пяти отрядов будет сбор нового пушечного мяса. Пусть умертвия нападают на деревни и убивают всех мужчин, а их тела привозят сюда. Из них я буду делать основной костяк армии. А оставшиеся полсотни будут под твоим командованием охранять этот замок и меня, до подхода подкрепления от Урта и кицун.
   - Шаэль-сама, а что делать с другими жителями деревень? В деревнях кроме мужчин много неспособных держать оружие, дети, старики и так далее. Что делать с ними?
   - Убить. - резко произнес я, угрызения совести меня уж точно мучить не будут. - Это лишний балласт для армии, всех кто не способен держать оружие, убить, а деревни сжечь дотла. Эта называется тактика выжженной земли. Ее частенько применяли у меня на родине. Приказ ясен?
   - Ясен, Шаэль-сама.
   - Тогда приступай! Время не ждет. Скоро здесь появятся соседние бароны, напуганные потерей одного из своих собратьев и захвата опорного пункта всех горных перевалов...
  
   Глава 8
  
  
   На полуострове Юзерин расположились три царства: царство Хань, царство Су, царство Ю.
   Царство Хань лежит на севере полуострова. Ханьцы славятся своими изделиями из металла. Мечи, топоры, щиты, кирасы, кольчуги все самое лучшее - это выковывают ханьские кузнецы. Хань маленькое государство, численность армии около тридцати тысяч, численность жителей не более миллиона. Кроме своих мечей царство известно своим отношением к магам и магической деятельностью. В царстве Хань магам всегда рады, любой человек имеющий дар может поступить в Академию магии, а дальше если у него есть талант и сила, то ему открыт прямой путь в Магический Орден, которых в царстве несколько: Орден Дракона, Орден Цвета, Орден Чистоты. Все ордена служат непосредственно царю и выполняют его волю.
   Царство Су лежит на западе полуострова. Суийцы - это прирожденные наездники. В Су самые лучшие кони, будь то скаковые или обычные. Армия суийцев состоит из легких конных отрядов, такие отряды по полсотни воинов, вторгаются на территорию царство Ю и вырезав несколько деревень возвращаются на свой позиций. Вооружены конные воины короткими луками и арбалетами, такие воины способны на скаку стрелять из арбалета и перезаряжать его не останавливая коня, отменные стрелки, попадающие в глаз со ста метров.
   Царство Ю находиться на востоке Юзерина. Юийцы имеют профессиональную армию наемников, численностью до пятидесяти тысяч воинов. Главная тактика генералов царство Ю - это боевая фаланга, состоящая из шестнадцати рядов пехоты вооруженных длинными копьями. Благодаря этой тактике, царство Ю успешно отражает нападения армии царство Су. Су и Ю, два разных государства, постоянно воюющих друг с другом. Кровопролитные войны за спорные территорий длятся многие десятки лет. Но оба царство объединяет одна вещь. Общие боги. У Су и Ю одинаковый пантеон богов, двенадцать основных богов и несколько сотен второстепенных. Жрецы из пантеона обладают большой властью в обоих царствах. Они имеют огромные пастбища и поля, где сеют пшеницу и рож. Жрецы имея силу посланную богами могут творить различные мелкие чудеса, сопоставимые с заклятьями ханьских магов. И это их приводит в ярость. Жрецы на протяжении своего существования всегда преследовали магов, пытки, убийства, сожжения. Обычные дела, которые творятся в южных царствах, если где то обнаруживается маг, пусть даже не подозревающие о своем даре, его имущество достается жрецам, а родственники мага и его семья становятся рабами.
   Вот что я, кратко узнал о ближайших государствах. Что сказать, полуостров Юзерин, как и все ближайшие земли, по развитию находятся на уровне двенадцатого - тринадцатого века Средних веков моего мира, со всеми его прелестями и недостатками. Варварство, охота на ведьм, феодальная раздробленность все очень похоже на страны моего мира в эпоху Средневековья. Но если в моем мире средние века шли всего тысячелетие, то здесь они идут гораздо больше. Развития остановилось, все технические изобретения запрещаются ханьскими магами или жрецами пантеона двенадцати...
   Но сейчас это не моя забота, прогрессорством я заниматься все равно не собираюсь...
   Вот уже как месяц я вместе с отрядом умертвий заняли баронский замок. Умертвия, которых я направил на поиски боевого мяса, стабильно приносили в ворота крепости по десятку крепких мертвых мужчин каждый день. За месяц мертвых тел накопилось около трех сотен, сколько было уничтожено и сожжено деревень мертвого барона, я не интересовался. Мне нужна большая и сильная армия, и армия у меня будет любой ценой!
   Умертвия... Целый месяц я методично поднимал их. Почти целыми днями, отрываясь от поднятия лишь для того, чтобы поесть и поспать. Сам процесс подъема не сложен. Чертиться обычная магическая пентаграмма, конечно же кровью. Потом на пентаграмму ложиться мертвое тело и читается заклинания вызова духа умершего. Если умерший был жрецом, какого-то бога или его душа была слишком светла, то ничего из поднятия не получалось.
   Зарезав весь скот в замке и окрестностях, я получил нужное мне количество крови. После каждого поднятого умертвия, приходилось заново чертить пентограмму из крови и снова читать заклинание. Я настолько привык к этому, что перестал относиться с брезгливостью к мертвым телам, белесым червям ползающих в них, всякому дерьму и т.д Можно сказать что весь романтизм попаданца из двадцать первого века из меня выветрился всего лишь за один месяц.
   Если так легко поднять умертвий почему некроманты не захватили мир? Возникает вопрос. На это я отвечу так. За этот век было всего лишь четыре некроманта, которые дожили до совершеннолетия и не были убиты магами, жрецами, родителями, наемниками, разбойниками, перечислять можно до бесконечности. Смогли изучить минимальные основы темной магии и взяться за поднятье нежити. Всего лишь четверо, я стал пятым.
   Из четверых некромантов особенно прославился некромант Заулон из вольных баронств. Говорят, его армия мертвецов достигала десяти тысяч, а может и больше. Но даже если некромант силен в магии, он слаб в тактике и стратегии войны. Бароны объединились, собрали двадцать тысяч воинов и разгромили армию некроманта за несколько лет...
   После того как умертвие поднят и его дух входит в тело, умертвие получает черную метку в области шеи, как знак принадлежности к темным силами и некроманту вырвавшего его из потустороннего мира. Так образуется связь мага и нежити. Маг может чувствовать свою нежить, и примерно знать где она находиться. Также в случае смерти мага призывателя, у умертвия стирается черная метка и его душа опять возвращается в мир духов. Почему умертвия служат магу? Ведь в большинстве случаев именно темный маг повинен в смерти близких и самого мертвеца. Все так, но есть одно но. После превращения человек перестает чувствавать большинство эмоций, на первое место вступают инстинкты хищного зверя. Поедания сырого мяса, неважно кому оно принадлежит, для умертвий является самым важным моментом их жизни. Кроме этого их поглощает ярость битвы и во время сражений они становятся подобно берсеркерам. Они имеют только животные потребности, но даже это ценно для них. Мало кто из них хочет отправиться в другой мир, о котором они ничего не помнят. Постепенно они привыкают к своей новой сущности и становятся идеальными воинами: дисциплинированные, физически сильные, выносливые, они по всем факторам превосходят обычного человека. Умертвия всегда верно служат господину и никогда не придадут его. Хотя бывают и исключения. Поэтому я из всех умертвий, доверяю только Кирисиме и тем в ком он уверен на сто процентов. Таких мало, всего десяток. Вот они и составляют мою гвардию...
  
   Спустя месяц, наконец пришла весть от Урта. Гонец прибыл с известием. Распечатав конверт, я бегло прочитал, что пишет один из моих главных командиров. Урт писал, что скоро подойдет с отрядом кицун новобранцев и все подробно расскажет при личной встрече, гонца он просил отправить назад с письмом подтверждающим получение информации.
   Написав пару строк в ответ, я дал гонцу новый конверт и молодой кицуне сев на лошадь поскакал в сторону гор. Через неделю прибыл сам Урт и его подкрепление.
   Двести новобранцев. Двести кицун из десятка селений пришли на мой зов. Одетые в традиционные одежды из убитых оленей, и держа в руках длинные луки и копья, все они были охотниками у себя в деревнях, среди них не было слабых или больных. Все были преисполнены радостью от победы над людьми. Их глаза загорелись, при виде взятой мной крепости. Построившись на плацу замка, они стучали копьями о землю и били себя в грудь хвостом.
   - Боевой дух у них был на высоте, но почему их так мало? - задал я вопрос подошедшему Урту. - Сколько всего селений обошла моя весть, сколько всего селений в горах?
   - Прости Шаэль-сама - Урт виновато, склонил голову, но тут же поднял. - Хоть я привел всего двести кицун, но все они воины, каждый из них стоит десяти хуманов.
   - Ты не ответил на вопрос, капитан отряда кицун, Урт Бесстрашный. Так почему пришло так мало на мой зов?
   - Шаэль-сама, многие из кицун до сих пор не верят в вашу избранность. Я разослал гонцов во все селения кицун. Из тридцати четырех селений на клич пришло только десять. Остальные или проигнорировали гонцов или же ясно сказали, что не будут помогать вам, не дав своих бойцов или даже продуктов на зиму. Я бы попытался их образумить, но вы дали мне слишком мало времени. Вот все мои старания за полтора месяца, двести превосходных лучников, верящих в вас и готовых умереть только по одному вашему слову.
   - Хорошо Урт, ты сделал все что смог. - успокоил я разгорячившегося Урта, который стал нервно ходить по залу, теребя пояс с обоюдоострым топором. - Теперь твоя задача как командира лучников. Расположи их в ближайшем лесу, пусть привыкают к местности, обследывают ближайшие земли и готовятся к скорому бою.
   - Шаэль-сама, неужто будет еще один бой? - Урт от удивления остановился, перестав нарезать круги. - Зачем нам это? Ведь мы показали людишкам, кто в доме хозяин! Они запомнят этот урок надолго. Я думал, что вы собираете нас для объединения всех кицун под вашим знаменем. Здесь собрались многие из разных деревень и если вы прикажите мы выберем вас новым королем кицун!
   - Да будет еще бой. Потом еще один. Потом еще и еще. И так до тех пор, пока люди станут бояться, даже произносить имя нашего народа. Будет война! Война без жалости и милосердия. Или они нас или мы их. Только так. Тебя давно надо было понять мою позицию Урт. Только война на истребление.
   Урт пораженно умолк, не зная, что сказать. Он был хорошим отцом, мужем, охотником, лесорубом. Он не любил людей, но также не желал им зла. Урт хотел простого мира для своего маленького народа. Жить спокойно, рубя лес, пить хмельной эль, драться стенку на стенку с кицунами из других поселений. Урт хотел мира, но не как уж не войны. Война - это всегда боль и страдания для обеих воюющих сторон, война - это самое плохое, что есть на этом свете. Но он промолчал и в молчании ушел, не сказав мне не слова.
   Хороший командир Урт, лидерские качества, знание военного дела, смекалка и умение принимать трудные... но нужные решения. Я знаю, что он примет мою войну. И она станет и его войной тоже. Войной охвачены земли баронов, а потом ненасытный пожар черного огня доберется и до города лежащего далеко на юге. Браменс пока еще мне не по силам, но я помню предательство и свою смерть в этом городе. Моя месть свершиться рано или поздно. Око за око, зуб за зуб. Вот такие мои принципы, от которых я стараюсь не отходить. Потеряв свою мораль и свой принципы, темный маг превращается в жестокого монстра, который сеет смерть и разрушения без причин и понимания последствий своих поступков.
  
  
   ***
  
   После захвата замка и убийства барона Дарена Краснозубого, прошло два месяца. И вот урожай пшеницы был собран, и настала пора военных действий для окрестных баронов. Через пару недель наступит осень и будет распутица, лошади и пехота в тяжелой броне будут увязать в грязи и собрать большое количество воинов под свои знамена не удастся, а сейчас самое удобное время. Барон Гиларт Худой и барон Зарк Кровавый создали союз против меня и начали выдвигаться со своими войсками в сторону захваченного мной замка. Барон Гиларт шел со своим отрядом с запада, барон Зарк с востока.
   Если их войска соединяться, тогда нашей войне придет конец. Поэтому я решил напасть на одного из них, разбив сначала одного, потом другого, по одиночки. Самый слабый из двоих был барон Гиларт, его владения были вдвое меньше владений барона Зарка, да и ополченцев он не смог много набрать, помешал страх перед страшными и ужасными умертвиями. Как выяснили мои шпионы войско Гиларта состоит из четырехсот воинов, половина из которых наемники, другая же половина ополчение, одетое в рванье и вооруженное копьями и топорами.
   Двести наемников - это большая сила по меркам вольных баронств. Но как я узнал, барон нанял не простых наемников, а целый отряд наемников под названием "Лесные волки", весьма известный отряд. Они прославились своими победами над несколькими баронами в приграничных войнах, хорошо экипированные, имея за плечами опыт сотен битв они могли стать большой проблемой для моих воинов.
   Всего в мою армию набралось пятьсот воинов. Триста умертвий и двести кицун. Вооружив их всем необходимым, из арсенала замка я повел их навстречу Гиларту.
   Пройдя двести лиг на запад, мы расположились лагерем в лесу, подле дороге. По этой дороге вскоре должны были пройти воины Гиларта, мы опередили их на пару всего на пару дней. Все время до подхода вражеского отряда умертвия и кицуне готовили западню, в которую должен попасть отряда врага.
   По плану, составленному мной и Кирисимой, удары наносились по бокам вражеского отряда. Я разделил войско на две равных части, полторы сотни умертвий и сто кицун в первый отряд и также полторы сотни умертвий и сто кицун составили второй отряд. Всего в каждом отряде двести пятьдесят воинов, сто кицун - лучников и полторы сотни умертвий - пехоты.
   И вот наступил день битвы. К месту засады барон Гиларт подъехал к позднему вечеру, на лицах его воинов читалось усталость от долгого похода и жажда отдыха и горячей пищи...
   Сотни стрел взвились в воздух, лучники, выпустив натянутые стрелы, брали из колчана еще одни и пускали их во врага. Стрелы, летящие в воинов барона, поразили нескольких десятков, они упали, корчась в муках, кто-то уже умирал, а кому то смерть дала еще немного времени. Хуманы растянувшись на пару сотен метров вместе с длинным обозом представляли легкую мишень для спрятавшихся в кустах кицун. Стрелы летели не переставая. У каждого лучника в колчане было по двадцать стрел, и каждый лучник имел таких три колчана, всего шестьдесят смертоносных маленьких жал.
   Вражеские воины, растерявшись, стали метаться из стороны в сторону. Многие бежали в лес, откуда летели стрелы. Но там их ждали умертвия, такие воины быстро прощались с жизнью. У людей сложилась не простая ситуация, вперед они не могли бежать, там дорога была завалена деревьями, в лес тоже, там их поджидал враг. Им осталось только путь назад, но пути назад мешал обоз из десяток телег со скарбом и продовольствием.
   Но у них все же нашелся умный командир. Прозвучал рог к построению, рассыпавшие в страхи и потерявшие строй воины собирались в отряды и, защищая друг друга щитами, пытались выстоять под градом стрел. Несколько отрядов объединившись, пошли в атаку на первый отряд кицун и умертвий. Щитоносцы, идя впереди, не давали лучникам паразить легкую пехоту, и как только люди вошли в лес, щитоносцы расступились и из рассыпавшей черепахи на кицун напали мечники. И тут вступили в бой умертвия. Началась кровавая бойня. Лучники, попав в самый эпицентр битвы, погибали одними из первых. Вскоре из первого отряда лучников осталось едва ли половина. Хуманы так дерзко пошедший в атаку ими командовал воин в черном плаще, а рядом стоял герольд, держа герб отряда наемников лесные волки. Казалось, что настал переломный момент, что еще чуть-чуть и наемники победят. Но все случилось в точности да наоборот. Сначала один потом другой, по одному наемники стали покидать поле битвы, убегая из леса. Увидев, что многие бегут, командир наемников, громко выругавшись, бросил длинный щит и тоже побежал за своими воинами. Наемники бежали.
   В то время ополченцы барона сопротивлялись на дороге. Прикрываясь щитами, они подогнали телеги и, поставив их в круг, поставили вперед своих лучников и стрелы полетели уже в самих кицун. Сотни умирающих и вопящих солдат лежало на земле, а вокруг продолжался бой. Сложилась патовая ситуация. Надежно прикрытые телегами, ополченцы могли держать оборону до бесконечности. Кицуне и умертвия получив приказ не выдвигаться со своих мест, могли только также бессмысленно обстреливать деревянные борта телег.
   Но тут из леса начали выбегать первые наемники. Вскоре их набралось порядка полусотни, и во главе с командиром они начали продвигаться в сторону обоза. Ополченцы, увидев - это сначала обрадовались думая, что к ним пришли подмога, но наемники все ускоряли шаг, и когда до обоза осталось совсем немного метров они с криками налетели на своих же союзников, рубя и коля всех , кто попадался под руку. Ополченцы, не ожидая такой подлости от своих же, не смогли оказать достойного сопротивления и вскоре были полностью перерезаны. Наемники не останавливаясь, разломали телеги и добив последних ополченцев побежали. Побежали назад. Бросив и своих братьев по клану и своего работодателя. Они позорно, дважды бежали с поля боя, при этом убив мешающих их бегству обозников и ополченцев. Тем самым добив последние очаги сопротивления... Дорога, как и битва, осталась за нами. Это была чистая победа...
  
   Четыреста тридцать воинов шло вместе с бароном Гилартом. На дороге осталось лежать две сотни мертвых тел ополченцев вперемешку с наемниками, и еще полсотни в лесу. Тридцать четыре пленных. Остальные сбежали, во основном сбежавшими оказались наемники. Тяжело раненные и легко раненных лежавших вместе с убитыми на дороге, добивали умертвия. Кицуне занимались мародерстванием, снимая с убитых оружие и доспехи, оставляя только голые тела.
   - Шаэль-сама несколько пленных хотят видеть вас. - проговорил сотник Урт. Его налитые кровью глаза говорили, что он еще не отошел от случившегося боя. Командуя одним из отрядов лучников, он самолично зарубил шестерых наемников секирой.
   - Хорошо Урт пусть их приведут. - интересно что хотят сказать мне эти люди.
   Спустя пару минут, ко мне притащили двух пленных. Один из них был в ярких нарядных доспехах, покрытых узорами из серебра и золота, меховой плащ был изорван, шлема не было. Я внимательно осмотрел его с ног до головы. Высокий рост, очень высокий, худое телосложение, вытянутое лицо, усики и аккуратная бородка. Я понял кто он, барон Гиларт. Вторым пленным был... Приглянувшись, я не поверил своим глазам. Передо мной стоял наемник, тот самый герольд державший герб отряда лесных волков, который после бегства наемников, затерялся в толпе боя, но видно все же не смог вовремя убежать. Это был Каин. Тот самый человек, с которым я сделал побег от старосты ханьской деревни. Те же русые волосы, местами поседевшие. Шрам на лице от меча. И главное та же самая вечная улыбка Каина. Даже когда мы с ним выгребали навоз из конюшен, он не переставал шутить и улыбаться. Но улыбка была всего лишь маской. Притворяясь простаком и оптимистом, его глаза смотрели на мир настороженно и зло, словно глаза матерого волка. Прошло много времени с времен деревенского батрачества, но я узнал его, а он меня нет. Я был совсем в другом теле, чем в то давнее время. Сейчас я был в теле лисы-оборотня, полуметрового монстра с пушистым хвостом командующего всей вражесской армией.
   - Сэр, не знаю как вас по имени. Но прошу вас выслушать меня. - надменно обратился ко мне барон Гиларт. - Я барон... у меня в подчинений пятнадцать тысяч душ крестьян, мои земли богаты и плодородны. Если вы освободите меня, то я соберу столько серебра, что его хватит чтобы полностью загрузить телегу... Я дам вам десятки тысяч динариев, только прошу вас не убивать меня!
   На последних словах плечи барона Гиларта затряслись и он заплакал. Больше не сдерживаясь, он упал на колени и попытался подползти ко мне, чтобы поцеловать мои сапоги. Когда он связанный подполз на коленях, совсем близко бормоча о выкупе, я ударил его в лицо. Мой удар попал ему точно в нос, опрокинув его назад. Что-то хрустнуло и из-за носа барона, полилась кровь. Копаясь в грязи, он пытался встать, но его тут же опрокинули в грязь. Повсюду раздался смех. Кицуне потешались, смотря, как связанный барон в тяжелых доспехах пытается встать, но снова падает под оглушительный смех и улюканье собравшихся воинов.
   Все это время Каин, молча стоял и с улыбкой смотрел на окружающих, словно его не волнует собственная судьба.
   - Ты наемник, - обратился я к нему, - Кажется, ты был знаменосцем у отряда наемников. У тебя есть, что сказать мне, чтобы выкупить свою свободу?
   - ... У меня нет ни золота, ни серебра. Только верный меч и умение фехтовать. Я не буду просить вас освободить меня. Вы все равно убьете нас, чтобы мы не сделали. Я не буду унижаться как другие. Если мне суждено умереть, то пусть я умру.
   - Так зачем ты просил встречи со мной?
   - А вот зачем, - веревки на руках наемника, порвались обратившись в прах. Одним ударом он вырвал глаза сторожащего его кицуне. Через доли секунды, он сотворил вспышку ( простое заклинание, на время ослепляющее врагов) и вырвав из рук корчащего кицуне копье он побежал в мою сторону, на ходу готовясь метнуть короткое копье прямо в меня. Кинутое меткой рукой копье должно было прошить мое тело насквозь, я не носил тяжелых доспехов и в ту минуту, моя жизнь могла оборваться вновь. Но в последний миг, меня загородила большая фигура кицуне, которая и приняла на себя летящее копье. Фигура повернула лицо, побелевшее от боли. Сотник Урт, он спас меня. Его стальные доспехи выдержали удар копья лишь наполовину. Копье пробила их, и вошла в живот. Урт оказался тяжело ранен.
   Кицуне собравшиеся посмотреть на пленных, скинули оцепенение и рвались порвать на куски, подлого наемника. А наемник больше не улыбался, маска слетела с его лица, обнажив лицо хищника попавшего в западню. Оценив ситуацию, он вытащил, откуда-то из под одежды тонкий кинжал и приготовился драться и умереть.
   - Отставить! Никому не двигаться! - крикнул я, поднимая посох и привлекая внимание к себе, - кто попытается убить человека, того я лично прошью ледяным копьем из этого вот магического посоха!
   Кицуне недоумевая, рассерженно замолчали, не двигаясь с места, они ждали, что я буду делать с тем кто покусился на мою жизнь. Каин тоже ждал своего приговора.
   Каин. Мой первый друг в этом мире. Он поддерживал меня в минуту отчаянья, когда я хотел покончить жизнь самоубийством. Он задорно смеялся, шутил, говорил, что мы еще вдохнем вольного воздуха и будем хозяевами собственной жизни. Благодаря ему я смог сделать побег, благодаря ему я стал таким, каким я есть сейчас. Так каков будет мой приговор? Я до последний секунды, сам не знал его. Старая дружба и новые друзья, мечты, принципы. Все это боролось в моей душе. Наконец я вынес вердикт.
   - Отпустить. Отпустите его. - Каин удивленно посмотрел на меня. - Дайте ему коня и отпустите. Это мой приказ! Приказ вашего господина Шаэль-сама, кто ослушается, умрет. Выполнять!
   Каину привели коня, и он сев на коня напоследок оглянулся в мою сторону и резво поскакал подальше от нашего лагеря. Теперь все ждали суда над бароном...
   Барон уже поднялся из грязной лужи и хлюпая носом, ждал что его тоже освободят.
   - Барон Гиларт вы, кажется, обещали полную телегу серебра?
   Он быстро закивал.
   - Ну для вас - это будет слишком много, - я зло ухмыльнулся, - а вот сотня денариев будет в самый раз. Эй там, расплавьте сотню монет и залейте нашему барону в глотку! Пусть знает свою настоящую цену.
   Радостное лицо барона, сменилось жутким ужасом. Он отчаянно взвыл, пытаясь порвать веревки и убежать. Но бежать было некуда... Расплавленное серебро тонким ручьем вливалось в его глотку. Агонизирующее тело барона было еще живо, когда последняя капля раскаленного металла влилась в его пищевод. Спустя пару минут он перестал дергаться. Серебро сожгло горло и все органы. Мучительная смерть для того, кто посмел встать на моем пути.
   - Отправьте тело барона в его замок. Пусть его вассалы поймут, что значит пойти против нашего народа!
  
  
  
  
  
   Глава 9
  
  
   Барон Шерон, барон Гиларт. Мои верные друзья и союзники. Все были убиты. Замок Шерон взят и разграблен, земли его вассалов разрушены и опустошены набегами нежити. Гиларт убит в лесном сражений, его войско разбежалось, рыцари в растерянности и еще долгое время не смогут оправиться от удара некроманта и его армии тьмы.
   В приграничных землях осталось только мое баронство. Несколько сотен сел и деревень, два небольших городка и пять десятков деревянных крепостей. Барон Зарк горько вздохнул, остался только его отряд. Семь сотен воинов и рыцарей, которые медленно, посылая далеко вперед конных разведчиков, продвигались к замку, где засел темный маг.
   Барон стал вспоминать свой отъезд. Полтора месяца назад до него прискакал гонец с известием, что замок барона Шерона был захвачен кицунами, немногочисленной расе живущих в горах. Тогда он сразу объявил сбор ополчения, со всех даже дальних крепостей были сняты больше половины защитников, рыцари вассалы привели с собой сотню конных легко вооруженных воинов.
  
   ***
  
  
   Он стоял перед своим войском, пристально разглядывая строй из семи сотен воинов, все что он смог собрать за короткое время. Дав команду выдвигаться из замка, он смог напоследок попрощаться с семьей. Жена и девятилетний сын стояли возле донжона и ждали когда они смогут поговорить напоследок, ведь может оказаться что барон идет на верную смерть, ведь уже двое баронов погибли, бросая вызов некроманту.
   - Отец, вы надолго уезжаете? - спросил мальчик, смотря в барону прямо в глаза.
   - Не надолго сын. Как только решу проблему с некромантом так сразу и вернусь. - барон пытаясь изобразить улыбку на сосредоточенном лице, пару раз скривил кривую улыбку. На сердце была тоска и боль от потери друзей. Но еще больше его страшило, что если не остановить некроманта сейчас он на этом не остановиться, он пойдет дальше. И под ударом окажется уже его баронство, тогда все будет кончено и для него и для его семьи.
   Единственный сын, вот что для него дороже всего на свете. Первый ребенок погиб, так и не прожив и полугода, легкий ветерок в детской и младенец тяжело заболел и умер в муках. Сын все, что у него осталось. Барон хотел бы чтобы сын стал достойным преемников, своего отца и своих предков. Но сын не был на него похож. Его не интересовали мечи и турниры, кони и замки. Все что он любил это книги. Множество книг барон купил для своего сына. Он даже принял под свою защиту старого алхимика, при условий что тот научит сына различным наукам и магии, но не будет учить его темным заклятьям. Если сын не может защитить себя мечом, то пусть хотя бы его будет защищать магия. Он смирился с этим.
   - Муж мой да прибудет с вами свет и пусть он разгоняет даже самую черную тьму. Возьмите этот талисман. - жена бережно вытащила сверток из кармана и размотав ткань, барон смог увидеть талисман сделанный из камня и высекшие руны на нем. - Руны защиты и удачи. Шлем ужаса. Он передавался из поколения в поколения в нашей семье по женской стороне. Когда наступали трудные времена мы отдавали своим мужьям этот древний талисман, перед битвой или в дальнюю дорогу. Он сохранит вас и даст силы для победы над врагом.
   Его жена была потомственной ведьмой. Магический дар в их семье передавался от матери к старшей дочери, уже многие десятки поколений. Давным- давно Зарк женился на своей жене, несмотря на запреты и угрозы родных. И вот уже долгие годы он стоит как скала, оберегая свою семью от бед и войн...
   - Господин барон - старческой походкой доковылял до барона алхимик, на нем была старая видавшие лучшие времена мантия грязно серого цвета, в одной руке он держал дорожную сумку другой опирался посохом при ходьбе. - Господин барон, я пойду с вами.
   - Зачем вам это? Оставайтесь в замке и обучайте моего сына, вы что не помните наш договор.
   - Помню. - кивнул старый алхимик. - но в настоящее время, я нужнее буду вам на войне чем в тылу. Хоть я и алхимик-теоретик, я больше предпочитаю изучать естественные науки и историю, чем поисками философского камня и созданий других магических зелий. Но я все же могу накладывать повязки и заговаривать раны. Я смог бы помочь раненым... - помолчав немного он тихо добавил. - а если вас убьют у меня не останется дома, меня выкинут и из этого места. Мне есть что терять, поэтому я хочу пойти с вами и помочь в меру своих сил.
   - Хорошо. Ты пойдешь в конце обоза, я прикажу выделить тебе повозку с лошадью.
   - Спасибо господин барон. - поклонился алхимик и выпрямившись зашагал в сторону обоза.
   Значит алхимик считает что я обречен, как многие люди из замка. Ждет ли меня поражение или победа я не знаю. Но я знаю одно, свою семью я защищу чего бы это мне не стоило.
  
   ***
  
   Кирисима стоял на стене замка и смотрел вдаль. Медитируя он погружался в раздумья. Все ли он правильно делает, скольких он убил. Но это все мелочи, он должен отбросить сомнения в правильности действий своего хозяина. Он верный вассал, поклявшись на своем мече его жизнь отныне и навсегда принадлежит некроманту. Да, все верно, я не должен думать, моя задача выполнять приказ, какой бы он не был. Пока я служу я живу, моя жизнь имеет цель, моя цель идти за господином, его цель это моя цель. Да так и есть, его мечты это мои мечты.
   - Замок барон Шерона. Ныне занятый войсками Шаэль-самы. В прошлой битве мы потеряли сорок кицун убитыми и порядка полусотни ранеными, это наше небольшое селение. Мы потеряли из всего за один день. Если так пойдет и дальше, мы потеряем еще больше своих родных и товарищей... Но наверно тебе плевать на мои слова о вымеряющей расе, ведь ты человек, пусть и мертвый.
   - Чего ты хочешь от меня?
   - Поддержи нас против нашего господина. Помоги нам своим мечом или хотя бы задержи умертвий на короткое время.
   - Нет. -качнул головой самурай. - Есть три греха, которые не имеют прощения. Убийство безоружного, унижение слабого, и предательство. Я познал все три смертных греха. Если я умру, какой будет моя кара? Меня ждут вечные муки за мои многочисленные грехи. Я не хочу умирать и терять эту жизнь. Пока жив господин, жив и я. Ты спас господина, загородив его от копья. Поэтому я ничего никому не скажу. Но если я услышу о заговоре еще раз, то я убью тебя. Если ты поднимешь бунт я тоже убью тебя.
   - Бывают вещи которые главнее служению господина. Родина, дом, семья. Тебе видно этого не понять...
   Говоривший с самураем удалился со стен крепости. Кирисима остался один на один со своими мыслями и совестью.
  
   Прошло пять месяца со дня взятия замка барона. За это время моя армия увеличилось в четверо, и смогла сразиться и победить барона Гиларта. Потери были велики, но не превышали моих худших прогнозов. За время после лесного боя, в замок пришло подкрепление из селений кицуне, несколько сотен воинов. Также мной были подняты еще две сотни умертвий. Всего триста кицун и пятьсот умертвий. Восемь сотен воинов.
   В замке шел полным ходом ремонт ворот, и разрушенных построек. Готовились запасы продовольствие и камней для осады. Кузнецы взятые в плен из ближайших сел ковали оружие и доспехи. Замок был готов к осаде. Но Зарк решил не идти на штурм замка, остановившись в паре десятков миль в замке одного из вассалов мертвого барона. Так он и стоял со своим войском уже второй месяц.
   Но пару дней назад прискакал парламентер от барона Зарка с вызовом на бой. Место сражения большая поляна, без укрытий и деревьев. В ней должны были сойтись два войска, без всяких уловок и тактик. Победить должен только тот у кого сильнее и обучение воины. Я согласился на вызов. Надо побыстрее заканчивать с приграничными баронами, оружие и армию я получил, пора навестить горную долину кицун и создать новое государство.
   Сражение началось рано утром. Поставив по краям нежить, а центре расположив основную часть кицун, я оставил только маленький отряд в лесу, который можно будет перебросить как подкрепление в переломный момент. Бой начался с взаимного обстрела стрелами и болтами. Но поняв что лучников у меня больше и такими темпами я могу обратить на себя чашу весов, барон послал в бой тяжелую пехоту. Прикрываясь щитами, выставив вперед длинные копья, они медленно надвигались на позиций лучников и легкой пехоты, находящихся впереди войска. Отдав приказ им отступить. Я стал ждать когда сойдутся два отряда пехоты. Главный удар барон нацелил на центр, как я и думал. Тяжелая пехоты врубилась в отряд кицун, их копья и короткие мечи сеяли смерть среди воинов. Кицуне дрогнули и стали отступать, затягивая пехоту барона все дальше в глубь своих позиции. Осталось только отдать приказ умертвиям замкнуть кольцо и уничтожить вражеских воинов.
   Но тут из задних рядов пехоты, широким клином ударила конница. Рыцари облаченные в непробиваемый доспехи одним ударом накалывали по несколько кицун на своих копья, рубили и ломали кости своими двуручниками и шестоперами. Еще чуть-чуть и строй кицун распадется, и тогда два фланговых отряда нежити будут разделены друг от друга и их перебьют по одиночке. Кинув последний резерв пять десятков конных умертвий я смог остановить полное уничтожение центра. Умертвия отбросили пехоту барона и перебили большую часть рассыпавшегося клина. Равновесие было восстановлено. Войска двух сторон снова вернулись на свои прежние позиции.
   Так продолжалось несколько дней. Еще четыре раза две армии встречались в битве и после небольших потерь отступали к своей стороне поляны. За эти три дня армия потеряла половину боеспособных воинов, нежить неспособная к регенерации быстро гибла под ударами конницы врага, кицуне еще с первого сражения не оправились от смертей товарищей, с их моральным духом с каждым днем только повышающим упаднические настроения надо было что то делать. Единственным кто чувствовал себя хорошо на поле боя это Кирисима, он находился всегда в передних рядах войска, его команды и потрясающие навыки меча не раз спасали армию от полного поражения. Но так не может больше продолжаться, еще один или два боя и армия может быть уничтожена, с теми остатками которые выживут в мясорубке уже будет невозможно объединить все племена и деревни горной расы.
   На четвертый день к лагерю прискакал гонец от барона с предложением встретиться и поговорить. Взяв с собой Кирисиму и еще одного умертвия, я отправился к центру поляны, где с согласия двух сторон был установлен шатер, там должны были пройти переговоры.
   Барону Зарку как я знал было где то сорок, сорок пять лет. Уже полностью седые волосы, глаза красные от недосыпа. Доспехов он не взял, оставив только свой меч. С ним в шатре находилось также двое людей. Старик, имеющий магический дар и рыцарь вассал.
   - Сэр некромант. - обратился ко мне старик, мгновенно узнав меня под плащом.
   - Господин барон. - больше пытаться запутать их не было смысла. Я скинул капюшон и приветственно кивнул.
   - Так как я предложил переговоры, то я пожалуй начну первым. - барон медленно собираясь с мыслями продолжил. - У нас сложилось трудно положение, выхода из которого на первый взгляд не видно. В моей армии большие потери, как я уверен в вашей армии потери тоже должны быть ощутимые. Еще пара сражений и мы можем потерять большинство наших солдат, я думаю вам как и мне собрать такое количество воинов было очень тяжело. Поэтому я предлагаю перемирие. Мое войско уйдет с этих мест и я больше не буду пытаться отбить земли барона Гиларта. Заключив перемирие вы сможете сохранить армию и отправить ее туда где она будет гораздо нужнее.
   - Что вы имеете в виду?
   - У меня есть шпионы в Браменсе, города находящимся возле ваших горных поселений. Так вот они сообщили что в город прибыл хорошо вооруженный отряд конных воинов во главе с сильным магом. Их прислал наместник северной провинции. Говорят что это особый карательный отряд и его собираются использовать для уничтожения ваших сел...
   - Есть ли в ваших словах правда барон Зарк? Можно ли доверять врагу.
   - Вы может мне не верить, но мне не зачем врать. Это все слухи, но я уверен в своих шпионах. Да и если я хотел вас обмануть, это не имело никакого резона, вы все равно вернетесь через пару недель если я соврал и тогда снова будет война.
   - Оставим слухи о далеком городе. Мы не доверяем друг другу и правильно делаем. Что если при отходе моих войск вы ударите мне в спину?
   - Так и вы можете ударить нам в спину. - улыбнулся барон. - я тоже рискую. Мы можем положиться только на слово чести и разум обеих сторон. Я не хочу больше убийств и сражений, дома меня ждет жена и ребенок. Если я погибну на этой войне, мою семью убьют мои родственники, а мои земли станут яблоком раздора среди вассалов и соседних баронов. Мне не нужна победа над вами, армия которая была собрана мною нужна была чтобы остановить вас и не дать вам захватить мое баронство и мой замок. Но если вы поклянетесь оставить завоевательные походы на наши земли, мне не зачем будет сражаться. Все зависит только от вас.
  
   Война была окончена. Две враждующие стороны заключили перемирие. Они одновременно сняли свои лагеря и ушли с поляны, конечно еще долго разведчики обоих сторон следили за своими недавними врагами, готовые отдать сигнал об предательском ударе в тыл. Но этого не случилось, армии разошлись и отправились к себе домой.
   - Ваша милость, почему вы заключили перемирие с некромантом?
   - Знаешь старик, когда я шел на эту войну все провожали меня словно отправляли на смерть. И я сам был уверен что не вернусь, особенно когда Гиларт погиб и мой отряд остался один на один с некромантом. На войну меня повел долг и честь, моей задачей по рыцарскому кодексу было уничтожить зло и помочь слабым, то есть крестьянам. Слухи об зверствах и массовых убийствах крестьян бывших в подчинений барона Шерона дошли даже до меня. Как рыцарь я должен был соблюсти кодекс... Но этот кодекс никто не соблюдает. - барон грустно улыбнулся. - кто то из-за жадности, кто то из-за своей гордыни или жажды власти. Я вот старался следовать кодексу в меру своих сил. Честь, долг, помогать бедным и защищать слабых. Но знаешь что... когда предстал выбор между семьей и долгом, я выбрал семью и я ни чуть не жалею. Для меня нет ничего важнее жены и сына, пусть убивают и грабят соседние земли, пусть некромант поднимает нежить. Семья намного важнее, семья это те кто кушает с одного стола. Это жена, сын, мои рыцари вассалы, и еще несколько человек. Ради них я отброшу в сторону такие слова как кодекс, клятва, и даже честь.
   - Что если некромант вернется снова? Он придет с огромной армией и тогда даже вы не сможете его остановить.
   - Если он придет снова... тогда я сдамся на его милость и присягну ему на верность.
   - Но почему?
   - Как я и говорил нет ничего важнее семьи. Даже став вассалам некроманта, я смогу защитить семью, но умерев я уже ничего не защищу. Мне надо во что бы то ни стало выжить, выжить любой ценой. Вырастить сына, защищать баронство до тех пор пока он не сможет самостоятельно править им.
   - Извините ваша милость, но я вас не совсем понимаю. - алхимик виновата пожал плечами, боясь гнева барона на свои слова. - Для нас магов конечно важно иметь свой дом и семью. Мы не любим путешествовать, нам важно найти место где мы сможем остановиться на долгое время. Мы строим свои башни, укрепляем их заклинаниями, привязываем земных духов и так далее. Постепенно вы врастаем в свою башню корнями. Для нас башня становиться нашей крепостью, местом где нас всегда ждут и где мы найдем защиту. Но если наступает момент, когда враги на подходе и ты висишь на волоске от смерти, маги просто бегут, бросая ценные книги, деньги, многолетние магические труды. Для нас важнее собственная жизнь и мы готовы бросить даже собственных детей и жен. Ведь сохранив свою жизнь, можно снова построить башню, найти новую жены и вырастить новых детей. Это может показаться циничным, но мы называем это мыслить рационально.
   - Тогда почему вы решили пойти со мной в поход? Ведь на войне вы могли бы умереть.
   - Я вызвался только оказывать помощь раненым, шанс умереть минимальный. Но я пообещал вашей жене что помогу вам сбежать если ваше войско будет разбито. Тем более если вы погибнете мне придется оставить башню, где я собрал много алхимических зелий и книг. На старосте лет я вряд ли смогу найти вторую такую башню, да и в путешествий меня скорее убьют или ограбят. Мне не долго осталось, и последние годы хочется умереть в своей башне, а не на торговом тракте с перезаном горлом.
   - А если вы были молоды. Вы бы бросили башню и убежали бы только услышав о приближении некроманта?
   - Может быть и так. - ответил старик неопределенно, стараясь не разгневать собеседника.
   - Рыцарю и магу никогда не понять друг друга. - отрывисто сказал барон прерывая разговор...
   - Наверно вы правы, ваша милость. - все таки не стоило затевать этот разговор, подумал алхимик.
  
   Заключив перемирие, войско из оставшихся кицун и нежити вернулось в замок.
   - Барон Зарк может ударить в любой момент. Не стоило его отпускать. Надо было драться до тех пор пока его воины не будут полностью уничтожены. Скоро он накопит силы и заключив союзы снова пойдет на войну с нами, и тогда господин уже ваши села и деревни загоряться заревом войны.
   - Не стоит преувеличивать Кирисима Наготоре. Ты не знаешь здешней обстановке. Каждый барон этот маленький государь постоянно враждующий с соседями, только трое приграничных баронов имели союз друг с другом, чтобы отбивать нападения ханьцев и самим собирать армию для грабежа. Мы убили двух баронов из трех. Барон Зарк оставшись один, будет вынужден отбиваться от соседей, которые захотят отхватить кусок от его владений. Он не опасен для Шаэль-самы.
   Кирисима и Урт вернувшись в замок все продолжали спорить о правильности решения согласиться на перемирие с бароном. Я не вмешивался, позволяя им высказать свое мнение.
   - Господин, - вошел в кабинет один из моих гвардейцев.
   - Чего тебе?
   - Прибыл выживший из селения кицун. Он говорит, что поселение атаковал отряд людей во главе с магом. Все были убиты, спасся только он один.
Оценка: 6.44*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"