Рэй Андреевич: другие произведения.

Пособие для юного шинигами (общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 5.40*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Тяжела жизнь обычного человека и, несмотря на обещания религий о вечном счастье в Раю, после смерти ничего не меняется. Те же люди, те же проблемы. Если только... Если только ты не собрался стать профессиональным воином - борцом с бесдушными чудовищами и спасителем заблудших душ. А по пути обрести новых друзей, овладеть магией и возможно, если очень постараться, вернуться домой... P.S: Просьба пояснять низкие оценки (надеюсь, что хоть какие-нибудь оценки будут)и оставлять комментарии в основном файле. (Фанфик по миру Блича, знание канона приветствуется, но не обязательно.)

   Умирать было... обидно. Да-да, именно так. Не больно, не страшно, а дико обидно. Буквально пять минут назад сделал предложение своей любимой девушке, а уже прямиком на тот свет. И ведь она согласилась! Ну где в этом мире справедливость?
   А как хорошо начинался тот день. Как там? Ничего не предвещало беды? Вот-вот. Но начну сначала...
  
   Пролог.
  
   Будучи человеком немного ленивым, да что там немного, лентяй я. Потомственный. Ну, это по словам матери. Отец, как это ни странно, категорически с ней не согласен. Сейчас я понимаю, как мне не хватает их добрых перепалок, когда папа сидит в своем любимом кресле-качалке с пустой трубкой в зубах, а мать попрекает его всем чем можно, готовя что-нибудь вкусненькое. Особенно интересно их было слушать, когда заходила речь обо мне. Можно было узнать много нового: и сколько раз меня роняли там-то и там-то, и кто это делал, и при каких обстоятельствах. Короче, решали вечный спор родителей о том, кто виноват в том, что ребенок - балбес? А я лишь посмеивался и иногда вставлял свои реплики, рискуя словить по лбу трубкой или ложкой.
   Стоп, куда это я? Продолжим. Остановился на том, что я - лентяй. Так вот, лень преследовала меня на протяжении всей моей жизни и не могу сказать, что так сильно уж она мне мешала, по крайней мере до совершеннолетия. Ребенком я был довольно сообразительным, что позволило мне окончить школу с дипломом, в котором практически все позиции заняла твердая четверочка. И вот после выпускного, когда я уже раздумывал о том, куда поступать дальше, отец отозвал меня поговорить. Оказалось, что он не собирался оплачивать ни мое высшее образование, ни отмазывать меня от армии. А я ведь возлагал большие надежды на его финансы в плане моего последующего обучения. И ни в какую армию я идти не собирался. А тут такая новость...
   Отец, грустно улыбаясь, объяснил мне, что они слишком разбаловали свое чадо и так хотят подготовить меня к взрослой жизни. Конечно, я не понял ни их мотивов, ни тем более методов этой "подготовки". В тот момент меня хватило только на то, чтобы развернуться и уйти.
   Думал я над тем разговором не долго. Отец был тем человеком, который никогда не сделает чего-то просто так. Проанализировав его слова, я пришел к выводу, что мне нужно идти в армию. Так хотят мои родители. И в армии меня подготовят, да, определенно подготовят ко вступлению в новую, 'взрослую' жизнь... Идиот... Отец хотел, чтобы я хотя бы попытался поступить на бюджетное место в местном ВУЗе. Он рассчитывал на мой интеллект, а не на желание отдать долг Родине. Резко ограничив меня в финансах, надеялся пробудить меня от лени и заставить засесть за учебники в процессе подготовки к вступительным экзаменам. Но об этом я узнал только тогда, когда из этой самой армии вернулся.
  
   ***
  
   Спустя два года по той улице, по которой раньше возвращался из школы домой полноватый высокий паренек с длинными растрепанными волосами, шел высокий стройный мужчина, блестя на солнце гладкой лысиной. Он растягивал рот в счастливой улыбке, подставляя лицо слепящему летнему солнцу. Вот только всё впечатление портил грубый длинный шрам, прошедший через всю левую щеку. Ему он достался в подарок от взрыва на складе боеприпасов, как и полное отсутствие растительности на голове. В обмен на этот сомнительный презент тот огненный шквал забрал у него лучшего друга, единственного настоящего из многих приятелей, которые появлялись в его жизни. Тогда инцидент списали на человеческий фактор, выбрав в качестве козла отпущения погибшего срочника-сироту, и замяли инцидент, пока второй пострадавший находился в коме. А этот шрам - единственное, что осталось в память о нем, человеке которого этот мужчина уже тогда называл своим старшим братом.
  
   ***
  
   После возвращения из армии всё было так быстро, что просто смазалось в воспоминаниях. Один раз посмотрев в глаза костлявой старухи с косой, я уже не мог просто так отдаться во власть своей лени. И ведь не приукрашиваю, говоря про старуху... Впрочем сейчас не об этом.
   Не отдохнув и дня с момента приезда, я развел бурную деятельность. Поиски работы, учебного заведения - всё это отнимало кучу времени. Но через пару недель темп активности спал, работа нашлась, благо у отца были некоторые связи, подал документы в университет и понеслась размеренная жизнь. Работа - учеба, работа - учеба... Замкнутый цикл. Этого ли я хотел, когда решил прожить полную жизнь? Тогда, когда очнулся весь в бинтах.
   Но все мысли вытеснила Она. Эта девушка появилась в моей жизни внезапно и сразу заняла там прочное место. Её не смущал мой шрам, ей нравилось говорить со мной о разной ерунде, я мог спокойно сказать ей о том, что люблю её и услышать в ответ то же. Случайное знакомство во всемирной сети переросло в нечто большее, чем простая переписка, а после личной встречи, с которой я чуть не сбежал, боясь разочаровать её, я мог с уверенностью сказать, что влюблен. А когда она ответила мне взаимностью...
   И вот настал день "z", час "x". К нему я готовился особенно тщательно. Решил не отставать от проверенной схемы - купил кольцо, зарезервировал столик в дорогом ресторане. Всё было выверено до мелочей: дорогой костюм, бархатная коробочка во внутреннем кармане, телефон отключен. И вот она, потрясающе красива, сидит и смотрит на меня сияющими глазами. Всю торжественность момента испортила досадная оплошность - я забыл кольцо. При виде пустой коробочки её рука потянулась к лицу, пытаясь изобразить знаменитый жест, я же бросился на платную стоянку, где в машине и оставил колечко. Но её "да" прозвучало ещё до открытия бархатной крышки, так что впору примерять роль жениха. Я так глубоко погрузился в себя, обдумывая предстоящую свадьбу, что широко улыбаясь во все тридцать два, пропустил тот момент, когда моя нога ступила на проезжую часть. И лишь услышав визг тормозов, предпринял попытку дернуться назад, которая к сожалению успехом не увенчалась. Сознание померкло, напоследок показав несущееся на меня белое пятно, с желтыми глазами-фарами.
   Очнулся я практически сразу. Боли не было. Попробовал пошевелиться, но попытка успехом не увенчалась. Вообще никаким. Не слушалось ничего, вплоть до век. Оставалось только лежать на спине и смотреть сквозь немигающие глаза. Это было... необычно. Страха не было. Казалось, что всё это какая-то шутка, сон. Но страх пришел. Он пришел тогда, когда глаза начала заливать кровь. Голубое небо, заливаемое кровью. Это последнее, что я видел в этой жизни.
  
   Глава 1.
  
   Пробуждение было не очень приятным. Голова просто раскалывалась от ужасающей боли. С кем это я так надрался? Вроде не пью уже с армейских времен, а тут развезло. Что со мной произошло этим вечером?
   Так, спокойно, всё по порядку. Я утром проснулся, на работу не пошёл. А почему не пошел? Выходной? Нет, вроде бы взял отгул. Отпросился с работы на пьянку? Сомнительно, скорее всего, был какой-то праздник. Возможно, кто-то из коллег подсуетился и пригласил куда-нибудь посидеть. Хотя нет. Я ведь предложение делал, а она согласилась! На душе стало сразу теплее и даже боль в голове отступила на второй план, но тут же вернулась, заняв в ней свое место и напоминая о том, что я упился вчера до состояния полной невменяемости. А значит, это я так на радостях погулял? Настроение окончательно испортилось и больная голова только усугубляла мое положение. Сделал предложение и тут же напился. Надеюсь, обошлось без инцидентов, ведь моя новоявленная невеста ещё ни разу меня пьяным-то и не видела. Вот же.
   Пообещав себе больше не пить, я решил, что сейчас неплохо бы встать и позвонить любимой. Но срываться с кровати пока не спешил. По печальному опыту знаю, что резких движений делать не нужно. Так что надо потихоньку оживать. Характерного сушняка для моего состояния не было, но пить всё-равно хотелось. Закрытые до сих пор глаза открываться не желали, ну и чёрт с ними. У меня тут где-то бутылочка была, на тумбочке, и рукой дотянуться можно. Но попытка нащупать искомый сосуд с водой тоже провалилась. Рука просто отказывалась двигаться. Возмутиться таким положением вещей тоже не получилось, так как рот попросту не открылся. Почувствовав неладное, я поочередно задергал конечностями, но они оставались глухи к моим усилиям. Да что это такое? И тут я вспомнил.
   Любуюсь кольцом, которое сегодня должно увенчать руку моей девушки. Меня отвлекает охранник стоянки, стуча в стекло машины, с просьбой перепарковаться. Кладу кольцо на переднее пассажирское сидение и отъезжаю на новое место. Я не очень конфликтный человек, для меня это не принципиально. И тут замечаю, что назначенное время близится. Схватив бархатную коробочку с приборной панели, выскакиваю из машины и отправляюсь на решающее свидание, которое, надеюсь, перерастет в семейную жизнь. Но вот только кольцо осталось в машине, а другой автомобиль, скорее всего, сломал мне позвоночник.
   Неужели я теперь инвалид? Буду вынужден провести всю свою жизнь в неспособности двинуться? Худшая судьба, которую только возможно представить. Только вот почему я даже моргнуть не могу? Хоть это-то должно функционировать! Но нет, я лежу полностью обездвиженный, радует только, что боль в голове начала рассеиваться. Но теперь это слабое утешение на фоне общих неприятностей.
   Я в сознании уже около нескольких часов и всё так же не могу ничем пошевелить, вот только мне минут десять назад показалось, что веко дернулось, и лучик света проник в темноту моего сознания. По этой причине я упорно пытаюсь открыть глаза. А вдруг получится?
   Спустя еще несколько часов субъективного времени, веки задрожали и дали мне надежду. Поняв, что открыть глаза вполне реально, у меня словно открылось второе дыхание, и вскоре моему вниманию предстал каменный серый потолок. Такой бывает в подземельях старинных замков - необработанный камень, скрепленный раствором. Основательно.
   И вот тут на меня накатила паника. Если до этого ещё оставались надежда, что я просто лежу в больнице, то теперь мои мысли заняло другое слово - СКЛЕП. Меня попросту похоронили заживо в какой-то старой гробнице, посчитав меня мертвым. Другого объяснения каменному потолку над головой у меня не было. А вместе с тем фактом, что двигаться я не могу - меня обрекли на голодную смерть.
   Когда успокоился, и ко мне вернулась способность мыслить здраво, в глаза бросилось то, что тут достаточно светло. Не солнечный свет, а как от открытого огня, то есть немного дрожал и дергался, разгоняя тени. Да и в склеп тоже кладут в гробу или саркофаге, а не просто на голый камень. Да и родители у меня верующие люди, закопали бы и дело с концом. Но приемлемых вариантов развития событий на такую ситуацию у меня нет. Где я и как тут оказался?
   Оказалось, что шевелить пальцами гораздо проще, чем открывать глаза. Хотя то, что они вообще могут двигаться стало для меня большим сюрпризом. Приятным, надо сказать. Теперь я разрабатывал кисти рук, сжимая-разжимая кулаки. И потихоньку возвращал чувствительность всему телу. В геометрической прогрессии. Если только на глаза я тогда угробил кучу времени, то примерно столько же потратил сейчас на приведение в действие рук и ног.
   Вставать пока не спешил. Не уверен, что попытка увенчается успехом. Тело двигается уже всё, но в мышцах жуткая слабость. Даже головой крутить тяжело. Пока отлежусь, а потом посмотрим, что тут можно сделать. Хотя есть повод для радости.
   - Я жив! - мой хриплый крик метнулся по комнате и эхом отдался у меня в ушах. На что я только захихикал. Тело двигается, а значит ещё не всё потеряно...
   - Жив? Не торопись с выводами, милок, - старческий голос с изрядной долей ехидства вернул меня с небес на землю.
   - Кто здесь? - всё так же хрипло спросил я, пытаясь повернуть голову.
   - Не узнаешь? Ну да ладно, ты на руку свою посмотри для начала.
   Вскинутая к глазам рука шокировала меня до глубины души. Безусловно, она была моей, но вот только через нее явно просвечивал потолок. Неужели я всё-таки умер?
   - Призрак...
   - Ну нет, ты у нас нынче просто душа. Призрак - это совсем другой уровень. Да... - протянул мой неведомый собеседник, а я, наконец, обратил внимание на говорившего, вернее на говорившую. Шея отозвалась протестующими порывами боли, но я на них уже не обращал внимания.
   - Ты?! - глазам резко стало тесно в глазницах.
   А было на что посмотреть. В небольшой комнатке без дверей, за каменным столом на каменном же стуле, сидела она - Смерть. Вполне такая стандартная. Сухонькая старушка в черном саване со спущенным капюшоном и косой наперевес. Вся эта композиция смотрелась весьма интересно, так как коса была необычной формы, цельнометаллической и довольно громоздкой, что на фоне такой маленькой старушки выглядело немного комично. Но стоило только вспомнить, кто сидит перед тобой, как всё веселье куда-то улетучивалось. Хотя моё удивление было вызвано не только тем, что за умершим человеком пришла Смерть, просто... Я уже видел её. Тогда, во сне, после того несчастного случая на складе.
   - Да, тогда тоже была я, - старушка хитро прищурилась, глядя как бы сквозь меня. Это было довольно таки просто сделать, принимая во внимание то, что сейчас я нахожусь в состоянии голой души. Вот только то, что она читает мои мысли, неприятно удивило.
  - Извините меня! - я склонил голову в виноватом поклоне. Согнулся бы и в поясе, только вот встать для меня было ещё слишком проблематично. И обращался я к ней, опираясь на локоть.
  - За что? - на её лице читалось легкое удивление. Да и вообще, какая-то она слишком эмоциональная. В плане мимики. Обычно по лицу престарелой дамы очень сложно понять, какие эмоции она испытывает, а вот именно этой женщине возраст помехой не являлся, и переход от некоторого интереса к удивлению можно было отметить.
   - Ну, родители с детства воспитывали меня в уважении к старшим. А я позволил себе фамильярничать с вами. Еще раз прошу прощения.
  - А, так вот ты о чем, - она рассмеялась звонким девичьим голосом. Я непроизвольно вздрогнул. - Так я не намного старше тебя, совсем молодая, начинающая Смерть.
   Я поднял голову и увидел престранную картину. Вместо старухи на её месте сидела молодая девушка с улыбкой на лице. Видно, что довольна произведенным эффектом. А эффект в виде отпавшей челюсти точно присутствовал, по крайней мере зубы клацнули звонко, когда я собрался с мыслями, чтобы задать следующий вопрос. Хотя, судя по нему, с мыслями я собрался только частично.
   - А-а-а, как же это всё? - жалобно прозвучал мой вопрос. В красивых глазах сидящей передо мной Смерти отразились сомнения в моем умственном здоровье.
   - Что именно тебе не понятно? - ласково поинтересовалась она.
   - Ну, если ты молодая Смерть, то куда делась старая? И почему ты в виде старухи ко мне заявилась? И тогда зачем являлась? - в общем, поток вопросов прервал громкий удар металла по камню.
   Я удивленно уставился на хохочущую молодую Смерть, которая, согнувшись, обхватила себя руками за плечи в тщетной попытке сдержать новые порывы смеха. Громадная коса, лишившись опоры в виде теперь уже девичьей руки, ткнулась в стену, выбив небольшой кусочек камня, и застряв в ней. Успокоившись, девушка подняла голову, но заметив мой удивленный и немного обиженный взгляд, ткнулась носом в стол в новом порыве хохота.
   - Ну не хочешь, можешь не отвечать, - я с чувством оскорбленного достоинства, как лежа на полу, так и отвернулся в сторону противоположной стены. Думаю, играть перед ней вежливого пай-мальчика больше не имеет смысла, да и видит она меня насквозь со всеми моими мыслями. Девушка, отсмеявшись, взглянула на в мою сторону и вздохнув, начала:
   - Неужели ты думал, что Смерть всего лишь одна на весь мир? Я не Дед Мороз, что за одну ночь обслуживает целую кучу детей. Моих коллег довольно много и каждую из нас обучают в Академии Смерти, - заметив краем глаза, как она морщится при упоминании Академии, сделал вывод, что место там не очень приятное, но выбирать не приходиться. Только я открыл рот, как тут же последовал ответ.
   - Предвидя твой следующий вопрос, сразу отвечу - нет.
   - Но почему? Чем я не подхожу? - мне очень хотелось продолжить свое существование не только в виде души в Раю или, чем чёрт не шутит, в Аду. Но и заниматься какой-либо общественно-полезной деятельностью, желательно с применением всяких магических финтифлюшек. Всё таки коса на обычную явно не смахивает - настоящее боевое оружие предназначенное для сражений. О чем говорит и шип в навершии - предусмотрены не только рубящие, но и колющие удары. А уж у таких потусторонних существ, как Смерть, должны существовать свои примочки, возможно даже из раздела некромантии....
   - Просто прими на веру, в Академию ты поступить не можешь.
   - А еще вакансии есть? - надежда умирает последней, так что спросить не помешает.
   - Нет, - ответ звучал как приговор.
   - Но почему? Что же во мне такое, что мешает сделать карьеру в новом для меня мире?
   - Всё-всё, замолчи. Я тебе всё объясню, так и быть, - её лицо спряталось в ладошке, и она устало вздохнула. - Слушай внимательно. Твоя душа вообще ничем не выделялась среди обычных душ, ты бы меня даже и не заметил, просто отправился бы в лучший мир. Почему ты сидишь здесь со мной, я объясню позже. В принципе, устройство магического мира, назовем его так, довольно простое. Роль верховной власти и аристократии играют ангелы. Мы же, Академия в частности, являемся боевой силой, напрямую зависимой от них. Академию создал один из ангелов и обучают там только девушек, сильных духовно. Почему только их? Не знаю. Ряды ангелов же пополняются за счет мужчин и небольшого количества женщин. Но если у нас боевые потери, которые нужно восполнять за счёт набора новобранцев, то куда деваются крылатые нам не ведомо. Вообще, раньше всё было гладко, но с недавних пор Старшие из Смертей и Ректор разочаровались в белокрылых и отношения с ними обострились. До открытой конфронтации пока дело не доходило, только подгадить друг другу изредка.
   - Но почему же ангелы не приструнят вашу Академию? Ведь, как я понял, то именно с их подачи она и образовалась.
   - Просто сейчас мы очень сильны. Прошло слишком много времени и их влияние ослабло. Хотя сейчас Академия всё ещё играет роль подчиненной организации, но это только снаружи. Реальное положение вещей выглядит как вооруженное перемирие, которое вскоре способно перерасти в войну.
   - Чувствую, от реального мира, мир магический мало чем отличается, - я тяжело вздохнул. - И тут свои тараканы.
   - Угу. Но я забыла сказать - существует еще одна сила, довольно значительная и существует испокон веков, которая воюет со всеми сразу и между собой. Наверное, только поэтому они еще не начали активных боевых действий против нас. Это демоны.
   - Демоны? - мне показалось, что я ослышался. Хотя вроде чему ещё удивляться, если ангелы есть?
   - Да, самые настоящие, классические демоны. Но основную опасность представляют только отдельные особи огромной силы, которые стягивают к себе полчища демонов поменьше и так и кочуют толпой по своему мирку недалеко от Ада. Практика младших смертей, таких как я, например, заключается в уничтожении мелких, прорвавшихся в реальный мир, демонят. Или же в отлове душ, не отправившихся в лучший мир.
   - Это безусловно очень интересно, но почему ты мне всё это рассказываешь?
   - Отвечаю на твой вопрос. Ты же хотел узнать, почему тебе нельзя сделать 'карьеру' и почему я здесь?
   - Ах да. Точно. Я весь во внимании, - за увлекательным рассказом я совсем забыл о первоначальном вопросе.
   - Так вот. Начнем сначала, тебя здесь быть не должно. Вообще. Ты просто должен был очнуться там, - она ткнула пальцем вверх. Потом перевела палец на меня. - Два года назад. Но тогда умерло сразу два человека, и пока душа одного готовилась к путешествию наверх, душа второго заметила меня. Но я заметила его еще раньше. Он просто сиял от переполнявшей его духовной энергии, - тут она заметила мою довольную улыбку, которая против воли вылезла наружу после последней фразы. - Это был не ты, - я сдулся. Но потом до меня дошло.
   - Брат?
   - Ну... Не думаю. Ваши души были ни капли не родственны.
   - Это мой названный старший брат. Он взял меня под своё крыло и заботился обо мне с первого же дня нашего знакомства, - печально пояснил я, откинувшись на спину. Воспоминания о дне трагедии навалились на меня снова. Хотя, казалось, что прошло уже слишком много времени.
   - Соберись, нюни тут распустил, - сердитый голос выдернул меня из воспоминаний. Переведя взгляд на девушку, отметил крайнюю степень её возмущения. Наверное, не понравилось, что забыл про неё. Женщины в любом мире требуют внимания. Улыбка против воли выползла на лицо. - Ну вот, так гораздо лучше, - удовлетворенно кивнув, она продолжила: - Так вот, эта душа была потенциальным ангелом и очень сильным, ты уж мне поверь - я отличный сенсор. - Гордость на её лице читалась большими буквами, но заметив, что я не смотрю на неё восхищенными глазами, а всё так же улыбаюсь, она обиженно замолчала.
   - Да? По тебе сразу видно, что ты не обделена талантами, одна красота чего только стоит, - дошла до меня суть проблемы.
   - Правда? - она мило покраснела.
   - Да, конечно. Не понимаю почему ты носишь образ той старухи. Демоны такой красавице, сдавались бы сами. А она и правда была красива, какой-то милой красотой.
   - Ну, старшие Смерти заставляют нас накладывать на себя подобные иллюзии, а старуха идет по стандарту. Они говорят про вековые традиции, но между нами, они просто завидуют нашей молодости, - доверительно сообщила мне юная красавица.
   - Разумеется, - согласился я. - Но не могла бы ты продолжить?
   - А? Да, точно. Так вот, передо мной был потенциальный сильный ангел. А по неуставному правилу Академии, которое появилось с недавних пор, такие души желательно уничтожать. Наши косы могут манипулировать ими: перенести в Ад, Рай, в том числе и уничтожить... Но, - она погрустнела. - Я не смогла поднять косу на человеческую душу. Демоны - это одно, но человек, умоляющий тебя спасти жизнь своему другу - другое. Я еще слишком молода и возможно мне придется еще проделать это, но тогда я не смогла.
   - Что-что умоляющий? - я всё прекрасно слышал, но хотел удостовериться в этом еще раз.
   - Ну, пока я раздумывала о том, что мне делать, душа сумела добраться до меня и, спутав с демоном, предложила себя за спасение другой души. Я сначала не сразу поняла, чего он хочет, но потом решила, что такой вариант возможен. С помощью косы я смогла вплавить его душу в твою. Это ведь не полное уничтожение, и отсвечивать он не будет. Можешь убедиться. Посмотри на сердце.
   Я последовал её совету и опустил голову, всё такое же прозрачное тело, но на месте сердца пульсирующая 'гантель', которая светилась неярким светом. Другим словом назвать это не получается. Одна половина её была белой, другая красной, и вопреки всем законам смешения красок - черная 'ручка' соединяющая сферы.
   - Белый шарик - это его духовная сила, красный - твоя. Что за черная штука между ними - понятия не имею.
   - А почему шарики одинаковые? Ведь по твоим словам он просто сиял от переполняющей его силы, в отличии от меня? - чтобы задать этот вопрос я собирался с мыслями несколько минут. Всё-таки услышать о том, что в тебя вплавили чужую душу, было несколько дико.
   - Возможно, его источник силы раскачал твой, ещё может по закону сообщающихся сосудов энергия из его источника перетекла в другой, а черная штука - вероятный фильтр духовной энергии. Кто знает? Я не ученая. Но сейчас вопрос в другом и поэтому я здесь.
   - Ммм? - вопросительно промычал я, всё так же разглядывая свою просвечивающую грудную кетку.
   - Что с тобой делать?
   - А что? С этим есть какие-то проблемы? - я поднял голову.
   - Ну, в принципе да, есть. Всё-таки ты уникальная душа. С двумя универсальными источниками духовной энергии, только они закапсулированы.
   - Как это? - похоже, сегодня вопросы у меня не кончатся.
   - Понимаешь, духовная энергия обычно распространена по телу равномерно и вырабатывается всей его площадью, а у тебя она в виде вот этих вот шариков. Я же говорила, что твой 'брат', - скептически выделила она последнее слово: - сиял от переполнявшей его энергии. Вот так это обычно и выглядит.
   - А-а-а... Теперь всё понятно.
   - Так, вернемся к нашим проблемам и постарайся не перебивать. Ангелы тебя примут с раскрытыми объятиями. Да и наша Академия не отстанет от них... Только членство в виде подопытной мыши тебя вряд ли устроит. Остаются ещё демоны, но они тебя просто сожрут.
   - Чёрт, - мысленно я выругался гораздо более красочно. Раз тут такой расклад, то почему мне вообще помогают? Этот вопрос я и озвучил: - Почему ты помогаешь мне?
   - Ну, я чувствую некоторую ответственность за твою жизнь, ведь это я создала подобное существо.
   - Эй! - мой возмущенный взгляд уставился на эту ехидную мордашку.
   - Да ладно тебе, всё равно формально человеком ты уже не являешься. Ну всё, это долго объяснять, а время нынче дорого, - промурлыкала она, откручивая пятку косы. Вот же язва, а производила впечатление милой девушки. Эх, женщины.
   - Чего? - из размышлений меня выдернул её окрик.
   - Куда отправляться будешь, спрашиваю? - увлеченно что-то высматривая в шарике, пробормотала она. Шарик, я так понял, явился на свет из косы.
   - В смысле отправляться?
   - В этом мире тебе оставаться опасно, а коса может перемещать души. Например, в Ад, ну или в Рай. Вот только если подкрутить настройки... - она многозначительно глянула на меня.
   - Всё понял, персональный заказ на мир обитания, да? Тогда хочу в мир, где есть магия, - детская мечта дает о себе знать.
   - О, забыла сказать, у косы только одно ограничение, она не сделает тебя живым. И переместишься ты в Рай другого измерения. А тут как раз подходящий вариантик подыскался. Вполне можешь стать моим коллегой, - она хитро подмигнула, засунула шарик в косу, закрутила её и без промедления начала замах.
   - Эй, подожди, что за мир? Что мне там делать? Кто там живет?
   - На месте разберешься, - замах закончился. - Готов?
   - Нет.
   - Вот и молодец, - резкий взмах и я снова теряю сознание.
  
   Отступление.
  
   Юная Смерть сидела на тротуаре и смотрела на суету вокруг окровавленного мужчины. Заклинание, скрывавшее их духовную энергию от прочего мира, отняло у нее слишком много сил. Намного больше чем она планировала. И ведь непонятно почему. Она знала, что его источники закапсулированы и духовная энергия не ощущается. Если не знать о той мощи, что скрывается в этой душе, то от обычного человека её не отличишь. Каменная комната, форму которой приняло заклинание сокрытия, была лишь предосторожностью. Скорее всего, точка выхода была слишком далека от нашего мира и силы ушли на процесс переноса. Эх.
   Энергия понемногу восстанавливалась, и она смогла подняться на ноги, опираясь о верную косу. В силу своей молодости она не знала её имени, но надеялась в будущем узнать не только его, но и постичь полное высвобождение своей косы. Мечтательное выражение исчезло с её лица, когда она вспомнила, сколько времени уйдет на это. Хотя оно того стоило. В памяти всплыла демонстрация полной силы того оружия, которое является частью их души. Старшая Смерть Марта просто раскатала весь курс юных адептов по тренировочной площадке. Та огромная мощь и сильное давление духовной энергии просто поставили весь их курс на колени, а те, кто был способен стоять, валились при приближении на расстояние удара. Она мечтала когда-нибудь тоже овладеть подобной силой. Но для этого нужно упорно тренироваться. Пока же в её арсенале имелось только стандартное искусство владения косой и стандартный же набор заклинаний, на что-то большее её ещё не хватало. Смерть потихоньку захромала прочь, но на глазах её походка становилось всё тверже, а коса, поначалу просто уныло волочившаяся по неровному асфальту, легла на плечо.
   Пройдя не больше ста метров, девушка в черном саване замерла и обернулась. К телу парня пробивалась молодая женщина в вечернем платье, что-то крича. Наконец её пропустили. Но увидев окровавленное лицо возлюбленного она не остановилась, а бросилась к нему и обняла его уже остывающее тело, содрогаясь в рыданиях.
   Неужели она так любила его? Именно этот вопрос поселился у нее в голове. Но почему он не вспомнил про нее? Не спросил, что будет с ней? Неужели смерть повлияла на его память? Но нет, было не похоже. Но тогда почему? И ведь в его мыслях даже не мелькнул её образ. Ни разу. Что же с тобой случилось, неизвестный парень? На этом моменте она хлопнула себя по лбу и бросилась назад, разворачивая свиток заклинания. На паралич стольких людей одновременно её сил пока не хватало. Когда все застыли, ловкими руками она проверила карманы покойного и достала водительское удостоверение. Котов Денис Валерьевич, читалось напротив фотографии мужчины бандитской наружности, левую щеку которого венчал шрам. Смерть хмыкнула.
   - Почему-то мне кажется, что мы еще встретимся с тобой, Дениска, - прозвучало среди замерших людей.
   Когда черный саван скрылся за углом, улица вновь ожила в своей обычной суете. И только машины различных спецслужб своими мигалками раскрашивали лица прохожих.
  
  Глава 2.
  
   Мое пробуждение сопровождал хохот нескольких мужских голосов и пинок под ребра, который сыграл роль оригинального будильника. Тело нещадно болело, и болело оно все, вплоть до корней волос. Подождите, каких волос? Додумать мысль мне не дали. Очередной удар ногой всколыхнул новую волну боли. Сознание сделало попытку покинуть меня, только вот ведро ледяной воды прервало все поползновения на уход в спокойную темноту. Немного полегчало, но не успел я перевести дух, как меня подхватили под руки, прислонили к чему-то и залепили пощечину, еще одну, еще. И все по одной щеке. По правой.
   - Хватит, - прошептал я. Голос явно был не моим, слишком звонкий и резко контрастировал с моим прежним гулким басом.
   - О, да ты никак жив еще? - издевательски поинтересовались у меня.
   - Надеюсь, это был риторический вопрос, - слова всё ещё давались с трудом, но меня что-то потянуло на разглагольствования.
   - Смотрите парни, у нас тут шутник объявился. Да еще и такие умные слова знает, - пощечина, гораздо сильнее предыдущих, обожгла мою несчастливую правую сторону лица. Впору задуматься о втором шраме, усмехнулся я, вспомнив знаменитого злодея из фильма про человека - летучую мышь. Есть подозрение, что левую щеку бережет именно он. - А ему, оказывается, весело, - радостно прокричал голос, а потом, резко перейдя на шипение, произнес мне в ухо: - Деньги где, оборвыш? Это наш город и за вход нужно платить, а тебя среди оплативших этот месяц я не припоминаю.
   Ага, плавали, знаем. Это наша корова и мы её доим. Только я выступал не в качестве похитителя молока, а сена для коровы. Довольно печально, надо признать. Ну, хоть тут люди такие же, как и везде, значит можно и договориться будет. Правда, аргументов в договоре с моей стороны нет. Ни денег, ни силы, ни информации, которая могла бы их заинтересовать. В плане денег и силы я пока беспомощен, но вот добывать информацию можно уже сейчас. А какой у нас главный естественный и доступный её источник? Правильно, глаза. Так что открываем и оцениваем обстановку. Дать деру в моем состоянии не получиться, но всё же посмотреть на местных стоит.
   - Оставь его, Кен. Не видишь, это же новенький. Ему просто повезло вывалиться в нашем городке, - подал голос новый собеседник.
   - Новенький? Возможно... - протянул первый. - И что нам с тобой делать, шутник?
   - Ребят, может отпустите меня, а? - попытка - не пытка, не так ли? О, вот и глаза решили поддаться моему напору, и в следующий момент они широко распахнулись, чтобы тут же закрыться. Чёрт, как же больно, будто песку сыпанули. Но открыть их жизненно необходимо.
   К сожалению, весь пейзаж перегораживала рожа какого-то патлатого и небритого мужика. На заднем фоне виднелись еще два бугая. Своими обширными телесами они окончательно убили все мои попытки рассмотреть место, в котором я оказался. Но судя по одежде местных 'владельцев' города, прогресс в сторону текстильной промышленности тут недалеко ушёл. Льняные брюки и рубахи на всей компании. Своеобразный широкий пояс из ткани, смахивающий на кушак. А на мужике, который вёл мой своеобразный допрос ещё и расстёгнутая жилетка. Обувь у всей компании одинаковая, похожа на деревянный лодочки.
   Моё разглядывание прервали ехидные смешки, и я поспешил перевести взгляд на лицо Кена. Так вроде бы его зовут?
   - Нет, парень, отпускать мы тебя не будем. Ждет тебя незавидная участь... - что за участь меня ждет я так и не узнал. На самом интересном месте он отвлекся на раздавшиеся где-то вдалеке грохот и крики. Кен нахмурился и выжидательно уставился в сторону шума.
   Спустя пару минут оттуда в нашу сторону побежал испуганный паренек, истошно что-то орущий. По мере его приближения к нам я смог расслышать что-то вроде 'Пустой'. У громил резко стал заметен отток крови от лиц и прочих частей тела. По крайней мере руки Кена, летающие перед моим лицом в классической распальцовке, побелели и задрожали. Но стоит отдать ему должное, что он не растерялся, кивнул головой и один из мужиков резво перехватил паренька поперек пояса. На что крик паренька потерял всякую осмысленность и превратился в бессмысленный ор.
   - Успокой его, - кивнул Кен второму громиле. В отличие от своего предводителя мужик не так хорошо себя контролировал и исполнил приказ, залепив пощечину пареньку. Тот резко замолчал. Хм, а что, действенный способ и весьма тут популярный. Правда, теперь у него явно синяк останется. Кен же, дождавшись осмысленного выражения в глазах у пойманного паренька начал задавать вопросы: - Что случилось?
   - Там пустой. Сюда идёт. Бежать надо! - срываясь на крик, зачастил мальчишка.
   - Как вы его вообще проспали? - видимо они узнали всё что хотели, так как паренька отпустили, но убегать он не спешил.
   - Так он прямо на окраине вывалился, никто ничего и не понял.
   - Вот же! - чертыхнулся Кен. - Ладно, бежим отсюда. Мы в укрытие, а ты от нас подальше держись. Из города не убегай, засядь где-нибудь в подвале, на окраине, - не медля больше, они вчетвером сорвались с места и быстро скрылись из виду.
   Фух. Наконец-то можно спокойно осмотреться. Окружали меня довольно старые дощатые бараки, уж на что, но на полноценные дома они мало походили. Некоторые были просто в виде квадратных коробок с отверстием, подразумевающим вход. Прямоугольные и вытянутые в длину имели намек на окна... БУМ! Кажется, что со спокойствием меня кинули. Грохот приближался в мою сторону, но кроме туч пыли над бараками видно ничего не было. Внезапно по моим глазам, которые пытались хоть что-то уловить в клубах пыли, резанула яркая алая вспышка и проморгавшись, я увидел то, что мне видеть совсем не хотелось. Огромный черный монстр с белой маской на лице смотрел себе под ноги, что-то увлеченно выискивая. Больше мне рассмотреть ничего не удалось, так как в воздух опять взметнулась пыль, скрывая черное существо. А мне уже ничего и не нужно было, кроме одного...
   Бежать, стучало в голове. Этот монстр явно не местный аналог домашней живности. Но вот куда? Я снова осмотрелся. Уж, что-что, а бараки надежным укрытием не выглядели. Так, для начала нужно хотя бы встать. Оперевшись о небольшой каменный бортик, к которому и был прислонен, стал подниматься на ноги. Стоп, каменный? Наконец-то обратив внимание на подпорку под моей рукой, методом сложных аналитических вычислений сделал вывод, что это - колодец, а точнее его ограждение. Я уставился в черный зев, в котором слышался плеск воды. Вроде бы неглубоко. Решено, прячемся тут. Каких трудов стоило перекинуть только одну ногу, описывать я не буду. Но хорошим обезболивающим служил приближающийся рёв монстра. Глубоко вздохнув, как перед прыжком в воду, собрался прыгать.
   - Эй, ты чего творишь? - от раздавшегося рядом с ухом шипения рассерженной девушки я чуть не свалился туда, куда и планировал. - Пошли быстрее! - неизвестно откуда взявшаяся мадемуазель схватила меня за рукав и сильно потянула. К такому обращению с моим бережным организмом я был не готов и, развернувшись, просто шлепнулся носом о твердую землю. Но полежать мне не дали, мою тушку приподняли и я почувствовал как руку закидывают на плечо. - Идти можешь? - видимо всё-таки заметила моё состояние, хоть на этом спасибо.
   - Постараюсь, - пробормотал я и постарался сделать шаг. К моему счастью совершить его удалось без проблем.
   - Давай быстрее, - увидев, что помирать пока не собираюсь, меня буквально поволокли на себе, оставалось только успевать переставлять ноги.
   Затащив мою тушку в ближайший барак, она попинала лежащую в углу деревянную крышку. Та без промедления открылась и меня туда бесцеремонно сбросили. Всему есть предел, думал я, летя в темноту подвала, сознание со мной согласилось и погрузило меня в блаженную темноту.
  
   ***
  
   Пришел в себя я резко, как будто кто-то дернул выключатель в голове. Глаза, поначалу широко распахнувшиеся, тут же закрылись, в надежде на то, что никто не заметил моего пробуждения. Да и боль не спешила исчезать, откликаясь на каждое движение. Полежав несколько минут в тишине, которая прерывалась вздохами людей, я рискнул всё же осмотреться. В небольшом подвальчике сидело 6 человек, в основном подростки лет 13-14, точнее сказать не берусь, так как единственным источником света служили щели в деревянной крышке и видно было только общие очертания.
   - Почему ты притащила сюда этого? - нарушил тишину, кивнув головой в мою сторону, крайний ко мне паренек. Обращался он к девушке, которая сидела, прислонившись к стене, под самой крышкой. Глаза её были закрыты, создавая впечатление, что она спит. Возможно, так оно и было. Хотя не понимаю, как можно спать, когда снаружи доносится треск рушащихся бараков и крики преследуемых людей.
   - Ты слышал когда-нибудь о человеколюбии? Любви к ближнему своему? Если ты можешь помочь человеку, то нужно это сделать. Да и не так сильно мы потеснились тут, - не открывая глаз, пробормотала спящая красавица.
   А она и вправду была красива. Основная масса солнечных лучей, пробивающихся сверху, падала как раз на неё, даруя возможность хорошенько её разглядеть. Без какого-либо макияжа, её личико было весьма симпатичным. Особенно с закрытыми глазками. Темно-русые волосы спадали до плеч водопадом, а выбившийся локон добавлял еще больше шарма. Сложенные перед собой руки поддерживали небольшую упругую грудь. Материал ткани не разглядел, но одежда выглядит пошитой прямо на её фигурку. Вот если бы еще очки нацепить... Ну да, люблю девушек в очках. Не знаю почему, но нравится. Придает носительнице какую-то грациозность. Но тут главное не переборщить. В очках тоже нужно знать толк. От дум о своем маленьком фетише меня отвлек вышедший из ступора парень.
   - Ха-ха-хах... - зашелся спрашивающий в громком смехе и тут же получил подзатыльник от соседа.
   - Тихо ты, - прошипел он.
   - Да ладно, ты же знаешь Айко, она ничего просто так не сделает. Значит, этот чувак может быть чем-то полезен. Тебе разве не интересно? - перейдя на шепот и почесывая затылок, ответил первый.
   - Точно, Айко, зачем он нам? Или ты... - мальчишки закончили хором: - Влюбилась?
   - Пф! Потому что Кену было что-то от него нужно. Он не стал бы лично заниматься новенькими. Для этого и нужны его шестерки. Ну а этот парень чем-то привлек его интерес, возможно, за спасение его жизни и нам чего-нибудь перепадет, - снизошла до ответа девушка.
   - А если он бесполезен, и Кен просто хотел развлечься? - первый паренек нравился мне всё меньше и меньше.
   - Ничего страшного, возьмем его к себе. Нам не хватает людей, а постоянно тащить вас в одиночку я не смогу.
   Парни переглянулись и постановили:
   - Влюбилась, - чем заслужили только еще одно возмущенное 'Пф'.
   Жаль, думалось мне, я был бы не против положительного ответа. А вот первая её реплика немного насторожила. Передача моей бренной тушки в руки пресловутого Кена ни в коем разе меня не устраивала. Нужно пока лежать и не отсвечивать.
   Но очередной громкий 'БУМ' внес поправки в мой план. Земля вздрогнула, сверху посыпалась пыль и что характерно, на меня. Громкий чих нарушил только установившуюся тишину подвала.
   - О, наш больной пришёл в себя, - радостный шепот над самым моим ухом заставил меня отвлечься от перечисления нетрадиционных половых актов, которые этот пыльный потолок совершал с другим, не менее пыльным потолком. Я, забавно фыркнув, перевел взгляд на девушку, которая уже добралась до меня и, судя по лицам пареньков, оттоптала им все конечности в процессе продвижения.
   - Да. Спасибо, что позаботилась обо мне, - я попытался изобразить на лице приветливую улыбку, но тут же скривился от боли.
   - Ничего-ничего, мы должны помогать друг другу. Как ты себя чувствуешь? - при этой её фразе, двое пострадавших, участвовавших в недавнем разговоре, гаденько захихикали, чем заслужили гневный взгляд в свою сторону.
   - Если честно, то неважно. Всё тело ломит и пить хочется, - пока я решил говорить чистую правду или скатываться в несознанку, во избежание.
   Тут мои губы почувствовали горлышко фляги, и я ненадолго выпал из окружающего мира. Божественная влага давала огромное облегчение, и боль уходила как по волшебству. Я пил много, огромными глотками, захлебывался, но пить продолжал. На попытку выдернуть флягу только сжал крепче зубы. Наконец, поняв, что больше в меня не влезет, откинулся на спину и закрыл глаза. Как же хорошо, думал я, так хорошо я себя еще никогда не чувствовал. Во мне клокотала энергия. Хотелось встать и чего-нибудь сделать этакого, спеть или станцевать, и даже потолок не казался уже таким противным. Но, к счастью, эйфория быстро схлынула, не успев заставить совершить донельзя глупый поступок - показать, что теперь со мною все в порядке. Пусть лучше пока заботятся обо мне и недооценивают в случае чего.
   - Что это было? - спросил я. - Какой-то особый настой? Дорогой наверное? Простите, что так много выпил, но он немного заглушил боль. Давим на жалость, на жалость я говорю. У девушки, должно быть, сильно развит материнский инстинкт. Вон, какую прорву мелюзги вокруг себя собрала.
   - Н-ничего, - запинаясь, ответила мне Айко, видимо, моя небольшая сценка с флягой оказала на нее большое впечатление, и уже уверенней продолжила: - Это была простая вода, из того колодца, который ты наметил себе в качестве могилы.
   - Почему могилы? - удивленно уставившись на нее, пояснил: - Я там прятаться собрался.
   - Ну, просто уровень воды там очень высок и сомневаюсь, что в твоем состоянии ты был способен на что-то большее, чем просто утонуть, - скептический взгляд из-под прищуренных век оценивающе осматривал меня.
   Идиот, а она ведь права. Что-то я плохо соображаю. Если до уровня воды было около двух метров, то это не значит, что воды там меньше этих самых двух метров. Могло быть и гораздо больше. Но больше всего меня беспокоит резко понизившийся уровень мышления. Раньше я ни за что не стал бы прыгать в незнакомый мне водоем, тем более в состоянии живого трупа. Что же со мной случилось? Или просто туго соображал после перехода... Но покопаться в себе мне не дали.
   - Эй, ты чего? - рука замелькала перед моим носом.
   - Нормально. Я просто задумался.
   - О чём? - на её лице читалось неприкрытое любопытство. И ведь не скажешь, что она собирается продать меня местному братку по сомнительной цене. А может и правда попробует привлечь в свою банду? Я тяжело вздохнул. Сейчас никому доверять нельзя. Попасть в чьи-либо руки в качестве рабочей силы или еще чего хуже, мне совсем не хотелось. Так что перейдем к спасению своей шкуры. Что там по плану? Правильно, информация. А вот с ней у меня огромные проблемы. Значит, следующий шаг заключается в получении ответов на вопросы: Кто такой Кен? Что ему от меня нужно? Что это был за монстр? И где я, чёрт возьми???
   - Просто всё так свалилось на меня. Я ведь совсем не помню этого места. Как я здесь оказался? И где это здесь, - я знаменитым взглядом кота из Шрека посмотрел на нее сверху вниз.
  - Понимаешь, сейчас не время для подобного рода разговоров, - но тут она заметила мой взгляд. Я ожидал чего угодно, скорее всего смеха конечно. Но никак не этого! Она умилилась! Я знал и раньше, что на моей зверской морде такой взгляд смотрится комично, но чтобы он действовал по назначению? Все страньше и страньше. - Ну хорошо, - тяжело вздохнув, она продолжила: - Слушай внимательно и не перебивай. На самом деле тут все просто. Ты умер и попал в лучший мир.
   - Лучший? - я ткнул пальцем в потолок, который содрогнулся от очередного 'БУМ'.
   - Ну я же просила не перебивать, - она нахмурилась.
   - Всё-всё, молчу-молчу, - и умильный взгляд. Раз он тут работает, грех не воспользоваться. Вон, вроде уже прощен.
   - Слушай дальше. Другой мир действительно существует, собственно, в нем ты и находишься. Да, тут нет ни ангелов, ни арф, ни нимф и прочей амброзии. Люди, которые умерли на Земле, просто перемещаются сюда в качестве душ. Особо отпетые грешники попадают в Ад, что там творится мне неведомо. Есть ещё и третий тип душ, которые остаются в мире живых. Они должны попадать сюда, но их что-то держит там. Такая душа, побродив какое-то время, засасывается в третье измерение, где и превращается в подобных монстров. О них мало что известно, но периодически их выбрасывает из своего мира к нам. Либо они изначально безумны, либо на них так влияет переход из привычной среды обитания сюда, но факт в том, что эти твари жрут всех встречных, - она передернулась. - А ещё они очень сильны и хоть какое-то сопротивление им могут оказать только сильные души, - Айко вдруг замолчала, прислушиваясь к далекому и раскатистому 'БУМ'.
   - А...
   - Не волнуйся. Все, кто попал сюда, забывают о своей прошлой жизни, - по-своему истолковала мой ожидаемый вопрос девушка. - Только очень редкая душа помнит о ней. Но им приходиться еще хуже. Ведь они знают о своих родственниках и часто уходят из селений, пытаясь найти их. Так что тебе еще повезло с потерей воспоминаний, - она ободряюще улыбнулась мне.
   - А какое новое имя ты выберешь? - вдруг прозвучал робкий голосок. Я нашел взглядом маленькую девочку, которую и не видно было за полным пареньком. Заметив, что я смотрю на нее, она мило потупилась и окончательно скрылась за ним.
   Значит тут семь человек, одного не заметил, провел я нехитрый подсчет и задумался. Новое имя. И ведь правда. Нужно сменить его. Можно конечно оставить и старое, но что-то останавливало меня. Во-первых, на фоне местных оно будет смотреться весьма экзотично. Во-вторых, это всё-таки новый мир и хочется начать тут свою жизнь сначала... Точнее нежизнь, я же уже умер. Какое имя выбрать... Блин! Ничего в голову не приходит. Эх, фантазия-фантазия, на что я тебя променял в детстве?
   - Хироши, - девочка снова рискнула вылезти из-за толстячка. - Щедрый.
   - А что? Пусть будет так, - поддержал её паренек, выполняющий функцию её персонального укрытия. - Айко-чан у нас жадина, пусть хотя бы Хироши будет ей противовесом.
   - Я вам дам жадину, а ну замолчали мне, - грозная и жадная девушка трясла кулаком над головами смеющихся детей.
   - А что, мне нравится, - я улыбался. - Хироши очень даже подходит.
   - Ну, Хироши, так Хироши, - вдруг успокоилась Айко. - Я не против.
   Мы всей дружной компанией замолчали. О чем думали дети с их предводительницей, я не знал. Сам же катал на языке свое новое имя. Хироши... Щедрый... Я усмехнулся. Ну что же, придется соответствовать. Хоть что-то я получил от нового мира. Но тут вспомнился так и не заданный вопрос. Тогда меня перебили, озаботившись моим новым именем. Что же, пора нарушить тишину.
   - Прости, Айко. А что за сильные души? - робко спросил я. Всё-таки, такая вспыльчивая девушка внушала мне некоторые опасения.
   - Ну, у душ есть определенное количество духовной энергии. У тех, у кого этой энергии больше, тот и сильнее. Ну, я сама так поняла. Но и пустые тоже зачастую охотятся именно за теми, кто сильнее. Поэтому-то Кен со своими людьми от них и убегает быстрее всех. Сил на то, чтобы победить у них не хватит, а среди нашего городка они самые первые в очереди на обед, - пояснили мне. Я же впитывал ценную информацию, как губка. Так вот значит и та самая магическая энергия? Её тут называют духовной, но не суть. Научиться бы только ей пользоваться и дело в шляпе. Но этого катастрофически не хватает, нужно задать как можно больше вопросов, пока есть время.
   - Слушай, пустые это те самые черные монстры? И почему их так называют?
   - Ну, просто у монстров всегда есть одна общая черта, у них в груди сквозная дыра, как будто чего-то не хватает.
   - А еще у всех маска вместо лица, - подал голос один из пареньков. - Или на лице.
   - А ну тсс, - шикнула Айко на него. - Шкету слово не давали, - шкет ожидаемо надулся.
   - А Кен очень силён? Раз он захватил целый город?
   - Ну, если честно, то нет. Насколько нам известно, существует множество таких вот поселений, где обретаются души. И в каждом всегда найдутся люди, охочие до власти. А побеждает обычно тот, кто сильнее. Так что можешь сделать вывод, что у нас тут Кен есть Царь и Бог. Хоть он и самый сильный в городе... Правда, какой тут город... - печально протянула она. - Так вот, хоть он и самый сильный среди местных жителей, но против пустых он способен выставить только свою скорость. То есть бежать, чтобы не догнали. А вот в больших городах есть такие сильные души, что способны творить чудеса со своей энергией. Словно настоящая магия. Вот бы посмотреть, - на лице девушки появилось мечтательное выражение. Не знаю, себя ли она представляла в роли загадочных магов или же довольствовалась ролью зрителя. Но мне пришлось нарушить очарование момента, задав следующий вопрос.
   - А почему ты не отправишься в эти самые большие города? - от её ответа зависело очень многое.
   - Я еще жить хочу. Души, умирая там и появляясь в этом мире, обычно притягиваются именно скоплениями местных душ, то есть шанс очнуться после смерти где-нибудь в лесу необычайно мал. Чем больше город, тем быстрее он разрастается. А наш городок притягивает около пятидесяти душ в месяц. Этого хватает для того чтобы жители полностью не вымерли. Всё-таки нападения монстров не проходят бесследно, - она опять замолчала.
   - Ну а при чём тут переезд в другой город?
   - А притом, что никто не знает, где находятся эти самые города. Люди появляются в уже основанных поселениях, никто к нам не приходит, а те, кто уходят, больше не возвращаются. И вообще, может их и не существует. Все что мы знаем, то это только россказни стариков, - ее настроение начало падать с первых слов и окончательно упало, когда наступила гнетущая тишина.
   - Она просто боится, что кроме нас больше никого нет в этом мире, - доверительно сообщила мне девочка.
   - Тск. Тихо. Мы вылезаем, пустой должен был уже покинуть город.
   - Эй, - я подал голос. - А можно я еще тут полежу? Тело до сих пор очень болит, - наследие кота в сапогах страшное оружие.
   - Лежи уж, а вы на выход. Быстро. Ищите раненых и убитых. Что с них снимите, то ваше.
   Восторженный крик подростков наложился на ужасную акустику подвала и эта какофония ощутимо ударила по моим ушам. Я поморщился. Айко заметила мою сморщенную мордашку и шустро, пинками, начала ускорять их продвижение наверх.
   После того, как я остался один, до меня дошел смысл последней её фразы. Чёрт, где же я оказался, если даже дети радуются возможности обобрать убитых. А словам насчёт того, что в этом мире ничего нет, кроме этого поселения я не верил. Смерть намекала на наличие тут собственной Академии. Если никто еще не возвращался, то это не значит, что все они погибли. Вполне возможно, что тут есть места получше чем это и смысла возвращаться на 'родину' местные уроженцы не видели. Но я вернусь. Вернусь и заберу этих детей и Айко. И расскажу всем, что существуют большие города, где не нужно опасаться пустых.
   Короче, решено. Сейчас в суматохе выбираемся из города и двигаем куда глаза глядят. Но только дернувшись, хлопнул себя по лбу. Нужно набрать воды. Если она оказывает такое потрясающее действие на мой организм, то возможно очень поможет мне в дальнейшем путешествии. Хотя возникает новая проблема, где взять флягу? Той, из которой меня поили, видно не было. Украсть же ведро у колодца не смогу, так как оно на цепи, да и не уйду я с ним далеко.
   Оборвав в себе сомнения, решил решать проблемы по мере поступления. Задача номер один - выбраться из ямы. Задача выполнена успешно. Фляги замечено не было. Жаль. Тихонько, вдоль стеночки, подхожу к выходу из барака. Предосторожность оказалась лишней, никого видно не было. Фляги тоже. Вдвойне жаль. Значит, будем надеяться, что естественные водоемы здесь в наличии и побежим так, в чем есть. А что на мне есть? От поиска ответа на этот, без сомнения, интересный вопрос меня отвлекли:
   - Уже уходишь?
   Я медленно повернул голову. Из-за угла выглядывала хитрая мордашка Айко.
   - Всё было так очевидно?
   - Агась.
   - Знаешь, - я поднял голову к небу. Оно порадовало меня пухлыми, совсем земными облаками. - Я не могу остаться здесь.
   - Почему? Мы вступимся за тебя перед Кеном, - она искренне недоумевала. Мне стало стыдно за мои подозрения. - Может со мной и кучка ребятишек, но мы сможем постоять за себя.
   - Не в этом дело, просто я уверен в том, что в этом 'лучшем' мире, - на этом слове кривая улыбка против воли выползла на мои губы. - В этом 'лучшем' мире есть настоящие большие города. С настоящей магией. И когда я ей овладею, я вернусь и заберу вас отсюда.
   - Хи-хи-хи, - а у нее приятный смех, даже я искренне улыбнулся. Но тут же опомнился:
   - Чего смешного?
   - Просто никакая магия тебе не светит, - улыбаясь, пояснила она мне.
   - С чего бы это?
   - Даже от слабенького Кена исходит некоторая аура силы, а ты вообще не чувствуешься. Никак.
   Я недоумевал. Как же так? Ведь мне непрозрачно намекнули на целых два источника силы. Почему же? Возможно... Да, скорее всего причина в этом. Они же у меня закапсулированы, а у остальных энергия вырабатывается и распространена по всему телу. Я успокоился, и улыбка в который раз выползла на мое лицо. Проблема найдена, решим со временем, ну а пока:
   - Верь мне, - я смотрел прямо ей в глаза и улыбался. - Только дождитесь.
   - Ну хорошо, всё равно ведь не отговорю. Держи флягу, воды я набрала. Куда ты пойдешь - не знаю, но на востоке есть озеро, дальше него никто не заходил. И если еще не передумал, то поторопись. Кен убежал в укрытие, но скоро вернется, а без него ты сможешь выбраться без лишнего шума.
   - Спасибо, - я был искренне благодарен этим душам... людям... Да по сути какая разница, как их называть? Они спасли мне жизнь, снабдили некоторой информацией и отправили в дорогу. Первые, кто проявил ко мне доброту в этом мире. А я не люблю оставаться в долгу. - Ну, я побежал.
   - Давай уж, беги-беги. Но чтобы флягу вернул.
   - Обязательно! - прокричал уже на бегу.
   Я бежал по местному поселению, имея возможность рассмотреть его, если и не полностью, но большую часть. Хотя, рассматривать тут было особо нечего. Все те же деревянные постройки, изредка мелькали добротные деревянные дома совершенно разных стилей. Разве только классической русской избушки не увидел, а жаль.
   Решив двигаться в сторону озера, то бишь на восток, пришлось пробегать по диагонали. Но все равно никакой структурированности строений не заметил. Никаких центров города, никаких нищих окраин, да и улицы представляли собой шедевр лабиринтостроения. Всё намешано. А вот и просвет. Странно, при частом нападении пустых должны были появиться стены вокруг всего городка, но ничего подобного. Неужели эти монстры настолько сильны, что ставить стены бесполезно?
   Наконец, выбежав на открытое пространство, я смог осмотреть окрестности. Вдалеке виднелся лес. Видимо, он и являлся источником строительного материала. Расстояние до него занимала сплошное зеленое поле, на котором виднелись ниточки тропинок. Ну, пора искать себя в этом мире. Жди меня, загадочная Академия.
  
   Отступление.
  
   - А где Хироши-кун? - отвлек Айко голос маленькой девочки.
   - Ушел, - ответила девушка, смотря на восток. Что она там пыталась увидеть, оставалось загадкой.
   - Как ушел?
   - Просто взял и ушел, но обещал вернуться за нами, - тут она улыбнулась. - Сказал, что научится магии и вернется.
   Тут подтянулись и остальные члены маленькой банды. Кто-то уже щеголял обновками, кто-то держал их в руках, планируя сначала отстирать от крови. А кому-то и вовсе не повезло сегодня с уловом, но мальчик не расстраивался, ведь с ним обязательно поделятся. Они всё же маленькая семья. И успех других радовал его не меньше своего.
   - У-у-у, очередной смертник, - наконец раздалось в тишине.
   - Ну, я думаю, недельку побродит по окраине и вернется. Куда он отсюда денется? - подбодрила она посмурневших ребят. Но в первую очередь Айко успокаивала не их, правда в этом она никогда не признается. Даже себе.
  - А я верю в Хироши - он обязательно придёт и заберет нас, - всё та же маленькая девочка упрямо вздернула носик.
   А новенький всё не возвращался. Время шло: день за днем, неделя за неделей. О нем тут никто и не вспоминал, да и пробыл он здесь очень недолго, чтобы его успели запомнить. Никто, кроме небольшой группы ребят, которые сидя ночью у себя в подвальчике, иногда разговаривали о том, какая же странная душа им попалась. С необычной татуировкой из ломаных линий на левой щеке.
  
  Глава 3.
  
   Я медленно брёл по пустыне и размышлял. Идея покинуть поселение уже не казалась такой хорошей, как первоначально. Нет, сначала всё было нормально, я бы даже сказал прекрасно. Идти быстрым шагом на восток по зеленому большому полю, растянувшемуся за лесом в паре километров от города. Вдыхать свежий воздух, который пьянил непривычного городского жителя. Голубое небо над головой с редкими барашками облаков. Всё бы хорошо, но... Скоро стало вечереть.
  ***
   Время для отправления в путь-дорожку я выбрал неудачно. Наступающая темнота ещё полбеды, благо на небо взошла луна, и проглядывали редкие звезды. Но вот температура начала стремительно падать, а от этого спасения у меня не было. Да и одежда... Да-а-а... Одежда... Холщовая рубаха и штаны из мешковины, подвязанные грубой веревкой. Все эти тряпки не давали никакой защиты от холода. Особенно мне не понравился тот факт, который заключался в отсутствии какой-либо обуви вообще. А что было под одеждой, так это очередной шок... Этот мир удивлял меня непрестанно на протяжении всего дня. Но об этом подробнее...
   Отбежав на значительное расстояние от такого негостеприимного места, которое удостоилось сомнительной чести зваться моей новой родиной, я решил разобраться в себе. Такое насыщенное на события начало дня не оставляло мне времени хоть на что-то, кроме получения крупиц информации, и любые попытки узнать что-либо о моем нынешнем состоянии грубо прерывались разговорами с разными хитрыми личностями, пылью и пинками под ребра. Так что самое время заняться собой.
   Первым сюрпризом оказались вновь отросшие длинные волосы. Узнал я об их существовании совершенно случайно - только потянувшись в старой привычке потереть лысину, наткнулся на густую шевелюру. Моему удивлению не было предела, ведь я давненько уже расстался с такой сомнительной радостью, как использование расчески. Первую мысль в ключе 'сбрить нафиг' я отмел сразу. Во-первых, отрастут, а брить по утрам не только морду лица, но и всю голову желания не было. Во-вторых, жалко. Всё-таки я тогда очень горевал, когда мне сообщили о вечной лысине. Да и нечем брить-то. Но тут в мою голову забрели странные сомнения...
   Каким чудом они ни разу не попались мне на глаза? Как они умудрились это провернуть, я категорически отказываюсь понимать. По всем законам вероятности я должен был замучаться стряхивать их с лица, но нет же. Они упорно ныкались всё то время, в течение которого я был допрошен, извалян в пыли, скинут в подвал, лежал в этом самом подвале и, наконец, сбежал из этого города. Но тут от размышлений о заговоре различных частей тела против своего хозяина, меня отвлекли эти самые волосы.
   - Пфр, тьфу, хр, - тут же послышалось мое фырканье. Этот мерзкий волосяной покров решил реабилитироваться передо мной и начал упорно забивать мне всё лицо, залезая в нос и наползая на глаза. Мысль о бритье налысо вернулась в мою голову. Но пока орудия, которым можно поугрожать волосам нет, просто откинем их назад. Всё равно лезут, сволочи. Ну да ладно, я буду мстить, и мстя моя будет страшна.
   - Покрашусь в розовый, будете знать, - видимо, такой удар для черных, как смоль, волос был ниже пояса. Лезть в лицо они не перестали, но напор изрядно уменьшился.
   Задумавшись о собственном психическом здоровье и природе шизофрении, я не заметил, как прошел насквозь небольшой лесок. Пеньков видно не было, так что первоначальный вывод о источнике стройматериалов оказался неверен. Ну да ладно, продолжим осмотр. Чувствую, что волосами сюрпризы не ограничиваются.
   Это подтвердил взгляд на руки, которые значительно уступали в размере бывшим. В страшной догадке, я, нисколько не стесняясь, да и кого собственно, сбросил одежду, сверху упала фляга. Догадка не оправдалась, тело было вполне себе мужским, но просто очень молодым. Мышцы в наличии имелись, но было видно, что это результат не тренировок, а просто здорового питания и небольших нагрузок. Слишком уж худощавое тельце у меня, да и производит впечатление какой-то хрупкости. Нет той мужской основательности. Не видя лица сложно оценить примерный возраст, но думаю, что больше 18-и я себе точно не дам.
   Следующий сюрприз оказался не настолько приятным. В попытках ощупать лицо до меня дошло вот что - шрама не было. Не было вообще никаких шрамов по всему телу. А отсутствие оного меня потрясло больше всего. Нет, конечно, он мне мешал время от времени, в основном при попытке знакомства с девушками. Но всё же единственная и неотделимая память о брате. Ну, не настолько неотделимая, как представлялась.
   Печаль ушла, не успев поселиться в мыслях. Что там дальше с лицом? Нос, как нос, вполне человеческие уши, глаза щупать не стал, чревато. Был соблазн разлить воду из фляги в небольшую лужицу и оценить отражение, но воды было откровенно жалко. Да и по пути должно быть озеро, там и осмотрюсь.
   Пора посмотреть на одежду. Швейных мастерских на горизонте не видно, да и денег на оплату их услуг тоже. Значит к ней нужно отнестись со всей серьезностью. Что там у нас...
   Спустя полчаса я сидел в полной прострации. Осмотр был самым тщательным, но я так и не смог заметить ни единого шва. Сама одежда была относительно чистой. Ну, если не учитывать мои валяния по голой земле. Ткань была грубой, но совсем обычной - мешковина, да холстина. Как её умудрились превратить в одежду без швов, мой мозг упрямо отказывался понимать. Ну хорошо, спишем всё на магию. В данном случае это оптимальный вариант.
   Пора и одеться, всё-таки стоять голым в чистом поле то еще удовольствие, но явно не для меня. Накинув всё своё имущество на себя, столкнулся с новой проблемой. Обувь. Её не было, а ходить босиком особого желания нет. Не знаю, можно ли тут заболеть, но рисковать не хотелось. Пришлось выпутываться по ходу дела. Стянув штаны, смог зубами отодрать два куска ткани от обеих штанин. Примерно по колено. Такие вот своеобразные шорты получились. Ступни довольствовались простой обмоткой вокруг ноги, на сколько хватило оторванного. Портянки не вышли, но ничего страшного. На первое время пойдет. Вроде бы готов. Вперед.
  
   ***
  
   Иду уже больше нескольких часов, лесок давно скрылся из виду, а горизонт не спешит меня обрадовать хоть чем-нибудь. Всё то же поле тянется во все стороны - высокая трава по щиколотку без всяких цветов. Такой сплошной своеобразный зеленый ковер. Скучно... Самое время обдумать всё, чем я располагаю.
   Начнём с общей информации. Что у нас по этому миру? Это мир мертвых в котором души живут в селениях новой жизнью. Её (новую жизнь) им обеспечивает потеря памяти. Так что о своих исключительных воспоминаниях буду молчать. Проще слиться с толпой, тех, кто выделяется, - не любят. Хотя вроде говорилось о душах, которые помнят о своей прошлой жизни. Желательно найти таких и узнать какой здесь мир живых.
   Духовная энергия. Тот еще вопрос. В том, что у меня она есть, я уверен. А вот в том, как ей воспользоваться... Да. Вот тоже задачка. Но со временем и её решим. Хотя плюс тут тоже есть. Я не чувствуюсь как сильная душа, значит опять же, сливаемся с толпой. Да и бегать от пустых нет никакого желания.
   Пустые... Странные монстры, которые получаются из блуждающих душ. Им чего-то не хватает, что и символизирует сквозная дыра. Еще эта маска на морде. А как они жрут души? Высасывают из них энергию или буквально пожирают? Скорее первое. Так как во втором случае стягивать одежду с убитых не стали бы. Вот ведь тоже вопрос, но ответ увидеть мне не хотелось бы.
   Что я еще узнал? Души притягиваются поселениями, значит попутчиков встретить будет сомнительно. Тут больше минусов, чем сомнительных плюсов. Самый большой и очевидный минус - я не знаю куда идти и спросить дорогу не у кого. А вот это очень плохо...
  
   ***
  
   Чем дальше я шел, тем мрачнее становился. Вся моя затея с быстрым побегом из города казалась уже не такой удачной. Возможно, стоило отсидеться там, поговорить со стариками. Ведь это они просвещают молодежь на тему мироустройства. Могли бы многое рассказать...
   - Черт, что же делать? - бормотал я, сбавляя шаг и периодически оглядываясь назад. Может еще не поздно вернуться? Но тут я ясно понял, что стоит повернуть назад, и я больше не покину теплое местечко. И нет, дело не в Кене с дружками. Совсем не в них. И не в Айко с ребятами. Я просто испугаюсь. Испугаюсь потеряться здесь, в этой неизвестности, в этом огромном поле под темнеющим небом. Значит что? Вперед и только вперед.
   Набравшись решимости, я зашагал дальше, оставляя за спиной заходящее солнце. Стоит ему полностью скрыться, и я резко погружусь в темноту. А ведь уже холодает. Тело против воли зябко пытается закутаться в рубаху, благо она на несколько размеров больше. Но фляга в руках сильно мешает. Куда ее пристроить можно? Посетовав на отсутствие карманов, заткнул за пояс и продолжил свое молчаливое шествие.
  
   ***
  
   Так я и двигался всю ночь напролёт. Спать пока не хотелось. Думать тоже, да и не о чем. Просто шел, изредка срываясь на бег, в попытке согреться. Потом опять шел. Иногда тело начинало болеть, но глоток воды снимал ноющие ощущения. Над этим феноменом я задумался тоже ненадолго, данных для анализа подобной реакции не хватало.
   Во время очередной пробежки вспомнил о необходимости разобраться с источниками. На ходу этого сделать не получилось, сколько бы я не бился. Но всё же занял себя на некоторое время. После сделал заметку на будущее - помедитировать. В чистом поле на голой земле сидеть в позе лотоса не хотелось, застужу еще репродуктивные органы, а они мне очень важны, хотя бы как память. Не знаю, возможно ли здесь иметь детей, но хотелось бы. Так что пока пытаемся достучаться на ходу, авось что получиться?
   С рассветом сделал для себя несколько открытий. Первое - я сбился с курса. И весьма значительно. Всё-таки ориентирование по звездам не по мне...
   Я остановился и хлопнул себя по лбу. Идиот! Нужно было посмотреть на созвездия. Они вообще тебе знакомы? Большую и малую медведицу я узнаю, но на остальные сочетания звезд рассчитывать не приходиться. При жизни меня интересовали более приземленные вещи, чем звездное небо. Ну да ладно, ночь тут еще наступит и даст мне второй шанс. От которого я с удовольствием бы отказался. Всё-таки холодно в темное время суток. Бррр.
   Так, второе - на горизонте показался какой-то темный массив, прямо на востоке. Скорее всего очередной лес. А на ветках и отдохнуть можно. Добежим и вздремнем. План на отдых намечен. Осталось добраться.
   Добираться пришлось мордой вниз. Рассветное солнце не давало еще сильного жара, но свет прямо в лицо, заставлял опускать голову и щуриться.
   А вот и спасительная тень. Самая пора устроить привал. Весь перекус ограничился глотком воды и, немного углубившись в гущу стволов, собрался ложиться спать. На сами деревья я не полез, отказав себе в таком интересном опыте, как сон на весу. Помимо опасности сверзиться вниз, ворочаясь на ветках, я просто не видел смысла лезть туда. Животных в этом мире замечено пока не было. Даже вечно надоедающей мошкары. И не сказать, что я был так уж против. С комарами я намучался еще в бытность живым и довольно сильно опасался встречи с ними в лесу. Но пронесло. Ни комаров, ни пения птиц, ничего, что напоминало бы о лесных обитателях. Кто-то назвал бы такую тишину гнетущей, но мне хватало и шелеста листьев в кронах. Так что, изрядно проредив местный кустарник на предмет веток, я завалился спать.
  
   ***
  
   Это пробуждение нисколько не отличалось от обоих предыдущих. Жуткая боль во всем теле после открытия глаз становится моим личным проклятием. И в чем её причина я не знал. Если так и дальше пойдет, то спать больше не буду. Вообще. От размышлений отвлекла пропажа фляги.
   - Что за? - бормотал я, шебурша руками вокруг. Паника от потери жизненно необходимого сосуда с водой заглушила все прочие чувства. - Фух, - рука наткнулась на нее в ворохе веток, на которых я, судя по солнцу, проспал около пяти часов.
   Удовлетворение жажды ожидаемо помогло, но тут встала новая проблема. Вода подходила к концу, а для меня это смерти подобно. Нужно ускорить шаг и искать озеро, в надежде на то, что от курса я отклонился не критично. Вероятней всего было бы найти его именно в этом лесу. Так что на ноги и вперед.
   Лес ничем не отличался от наших, русских. Разве что берез не было. А так создавалось впечатление, что выехал в местную лесополосу по грибы. Но огромной разница была в полном отсутствии мусора. Даже непривычно как-то. Я хмыкнул. Вот что прогресс с человеком делает. В остальном же отличий не наблюдалось. Деревья тоже вполне узнаваемые: тонкие осины, широкие дубы с резными листьями, красивые клены, колючие ель с сосной. Хотя нет. Вон то дерево не знаю. И то.
   В таких размышлениях я и брел по лесу, крутя головой по сторонам и не особо напрягаясь. Пока, задумавшись, не выпал на просеку. А упал я неудачно - лицом вниз и ладонями на какие-то острые веточки. Тихо матерясь, поднялся, стряхнул руки и огляделся.
   Создавалось впечатление, что по лесу прошел гигантский медведь. Деревья вырваны с корнем, а на их стволах следы от огромных когтей. Некоторые просто переломлены пополам небрежным движением лапы. В том, что это сделал не мишка-переросток, я убедился сразу. Не бывает у медведей огромных человекоподобных ступней. Я конечно не следопыт, но вполне впечатляющие вмятины в земле я увижу. А они напоминали человеческую ногу, но не голую. Исходя из того, что монстры вряд ли носят носки, сделаем вывод об отсутствии пальцев у него на ногах. Что это нам дает? Да ничего. Я ему даже позавидовал. Ещё бы, мизинцы на ступнях многим попортили жизнь, стучась об ножки стола, стульев, диванов и прочей мебели. Ну да ладно. Скорее всего тут прогуливался очередной пустой. У первого монстра нижнюю часть тела было не видно, но уверенность в правоте моей догадки подпортила мне настроение.
   Дальше я шёл гораздо осторожней, прислушиваясь к каждому шороху. Конечно, я понимал, что такая махина издает просто огромный шум, но инстинкт самосохранения настаивал держаться тише воды, ниже травы. Увидев же через просвет между деревьями мелькающие блики, снизил темп продвижения еще больше. Но все обошлось. Блики принадлежали маленьким волнам, которые легкий ветерок гонял по глади искомого озера.
   Первым делом я внимательно изучил водную гладь. В мире живых, выпей я из незнакомого водоема, с большим процентом вероятности оказался бы здесь. Я поморщился, вспоминая грязь и копоть городов и загаженные речки. Хотя глупо тут выискивать масляные следы на поверхности озера. Цивилизация сюда еще не добралась...
   Меня вдруг посетила интересная мысль. А может в этом и заключается смысл жизни после смерти? В единении с природой? Вырывании человека из плена технологий и переселении сюда? Стирание памяти же идет только на пользу.
   От размышлений о высоком меня отвлекла возвращающаяся боль. Уже без промедления бросился к воде и напился. О, как же хорошо.
   Я, довольный, развалился на берегу. Но тут же вскочил и бросился к озеру опять. Отражение! Долгожданное отражение! Наклонившись, узрел свой новый облик.
   Длинные волосы свисали перед лицом, мешая рассмотреть себя получше. Запрокинув голову, сжал их в кулаке и вернулся к созерцанию. Водная рябь немного искажала лицо, но ключевые подробности я рассмотрел.
   Порадовало то, что шрам не исчез бесследно. Вместо него левую щеку венчала странная татуировка в виде узора из линий. Начинаясь у подбородка, она диагональю проходила через лицо к виску. Занимала при этом площадь гораздо большую, чем бывший там ранее шрам. Причину такой странной метаморфозы я не понял. Хотя сильно и не заморачивался. Убедившись в её несмываемости, я рассмеялся. Всё-таки узнать о том, что память о брате исчезла не бесследно, было довольно приятно. Раньше я мог почувствовать её рукой, но теперь я просто знал - она есть там. И выглядело это все гораздо эстетичней.
   Вспомнив про остальное лицо, полез к озеру опять. Ну, вроде ничего не изменилось. Разве что помолодел. Если телу можно было дать 18 с натяжкой, то в совокупности с лицом тянул только на 16. Это удручало. Побыв взрослым мужчиной тяжело оказаться в теле подростка...
  
   ***
  
   Около озера я провел остаток дня, там же и переночевал. Закончил с осмотром я только после полудня, а отправиться в это время означало, что на переход до вечера у меня остается часов 7-8. Холодная ночь в чистом поле очень повлияла на мое решение. Которое заключалось в том, что следует передохнуть и отправиться с утра. Таким образом, я получал в запас еще несколько часов теплого времени суток. На всякий случай. Вдруг остановок в виде леса больше не предвидеться?
   Натаскав веток, устроил лежанку подальше от берега озера, от него ощутимо тянуло прохладой. И занялся тем, что и планировал в дороге. Медитация. Возможно спокойная обстановка поможет мне в освоении своей силы. Но увы. Классическая поза лотоса ничего не дала, а других способов, кроме курения грибов и прочей растительности я не знал.
   А после я пережил самые неприятные 10 минут в этом мире. Попытка искупаться чуть не обернулась трагедией. Зайдя в воду по колено, я ощутил дикую боль в ногах. Настолько дикую, что прежняя вообще не имела никакой значимости. Её появление было неожиданным. Всё тело резко заломило привычной болью, но ноги... Их как будто прокручивали в мясорубке. Из озера я выполз чудом. Фляга не принесла должного обезболивающего действия и пришлось пить прямо из взбаламученной мной воды. Как в человеческое тело поместилось столько жидкости, я не знаю. Я даже в туалет ни разу не ходил. Что уж тут.
   Пройдя немного вдоль берега, набрал воды во флягу из заливчика с чистой водой. Добрел до веток, упал и тут же уснул.
  
   ***
  
   Пробуждение не порадовало ничем новым, всё та же тупая боль во всём теле. Пить из фляги не стал. Потерпев, добрел до озера и напился из него. Почувствовав себя гораздо лучше, незамедлительно отправился дальше. От рассвета прошло не больше часа, нужно было поторапливаться.
   Лес я покинул быстро. Не прошло и получаса, как я увидел знакомый пейзаж - всё тот же зелёный ковёр. Тяжело вздохнув, потопал на восток в решении придерживаться выбранного курса.
   Солнце уже стояло в зените, когда вдалеке стала заметна какая-то аномалия. Любопытство и скука от однообразия окружающего мира заставили прибавить ходу. Через час стало понятно, что там степь меняла колер. Зелень обрывалась и начиналось уже желтое поле. Это было конечно интересно, но не до такой степени, чтобы бежать туда, сломя голову.
   Но в реальности всё было куда удивительней. Добравшись до границы разделения цветов, я встал, как вкопанный. А причина оказалась достаточно веской. Гигантский луг просто обрывался, обрезанный, как по линеечке. Дальше на восток тянулась пустыня, исправно припорошенная слоем желтого песка. Небольшим слоем, который во многих местах раздувался, обнажая потрескавшуюся почву. И больше ничего. Совсем. Вопрос 'Как пустыня соседствует с лугом?' отпал сам собой при виде песчинок, стукавшихся о невидимую преграду.
   Первопроходчицей оказалась рубаха, которая спокойно пролетела через невидимую стену и была втянута назад при помощи веревки от штанов. Что ж. Рисковать больше нечем, остальные вещи бесполезны. А живности, как назло, нет. Но штаны я всё-таки тоже метнул. Ничего, притащил на них горстку песка и спокойно рассыпал над лугом. Эх, была не была. И сделал шаг. Прислушался к своим ощущениям. Ничего. Разве что ветер усилился, да солнце сильнее печет. Шаг назад. Опять ничего. Теперь нужно принять решение - в какую же сторону идти?
  
   ***
  
   - Тьфу, - от очередных проклятий в адрес самого себя, пустыни, этого мира, меня отвлек песок, прилетевший в лицо. Порывы ветра, первоначально дувшие в спину, сменились на противоположные. Пустыня... Чертова пустыня всё никак не желала кончаться! Я уже шел третий день на одном упрямстве. Вода кончилась, боль возобновилась и неумолимо нарастала. А сил терпеть практически больше нет. Что ж, похоже я так и умру тут. Безымянный путник. Песчинки сточат всё, вплоть до костей и не останется ничего, что напоминало бы о новоявленном Хироши. А жаль, хотелось бы вернуться к ребятам и забрать их. Я ведь обещал. На этой мысли я и приветствовал свою третью смерть.
  
   Отступление.
  
   Танаки Тору, бывший член двенадцатого научного отряда шинигами, тащил на себе невысокого паренька своего возраста, может чуть помладше. Он нес его в заброшенное поселение, не на песке же проводить эксперименты. А они, эксперименты, обещали быть очень интересными. Ведь как же так - душа без реацу!
   Встретил он эту необычную душу совершенно случайно. Находясь в добровольной ссылке, которая переросла в принудительную, он удалялся от Сейритея всё дальше и дальше. А всему виной этот Маюри!
   Цель, с которой Урахара-тайчо вытащил из тюрьмы этого сумасшедшего ублюдка, юный Танаки отказывался понимать. Да, сомнений в его гениальности нет, но этот психопат опасен для общества! И его, Тору, просто проигнорировали, когда он пытался высказать свои претензии. Конечно, недавний выпускник академии пока не овладел даже шикаем, да что там говорить про шикай. Запасы его реацу не позволяли ему развернуться и в кидо. Несколько заклинаний и его можно забить тапком. Но на то двенадцатый отряд и научный, что внимание там обращают исключительно на ум! Почему же его, одного из перспективнейших молодых сотрудников просто задвинули, как ненужную мебель? А эта белая рожа устроила ему настоящий ад на земле. Разумеется, пока Урахара-сан не видит или отсутствует. Конечно, Танаки был благодарен своему капитану и бесконечно уважал его за формирование научного отдела на основе двенадцатого отряда. Но это возмутительное соседство он терпеть был не намерен.
   Сейчас он понимал, что поступил тогда как мальчишка, уйдя из Готея. Но в планах было вернуться со временем, хотелось, чтобы на него обратили внимание. Только вот, не иначе как стараниями Маюри, он был объявлен дезертиром. И теперь вынужден скрываться, всё дальше уходя от места, ставшего ему домом.
   Странная душа появилась неожиданно. Просто в облаке песка сформировался темный человеческий силуэт. Для Танаки это оказалось огромным шоком. Ведь несмотря на малые объемы, сенсором он был хорошим, но только этот человек не чувствовался никак. Тогда Тору смог спрятаться и остаться не замеченным. Только вот... Юный шинигами был настоящим ученым и просто так пройти мимо подобного феномена не мог. Он стал следить за этой пустой, в плане реацу, душой. В то, что она маскировалась, не верилось. Такую маскировку может поддерживать разве что капитан. А этот тощий оборванец никак не мог оказаться Урахарой-саном.
   В течение двух дней наблюдаемый просто брел по прямой, не останавливаясь ни на ночлег, ни на перекус. Наблюдатель так не мог. Просыпаясь, Танаки в сюнпо догонял объект исследования и пока просто смотрел со стороны. Но на третий день душа не нашлась.
   - Куда же он делся? - причитал Танаки, метаясь туда-сюда. Его личное изобретение, его гордость - модифицированное сюнпо, которое потребляет самый мизер реацу, позволяло с завидной скоростью носиться по пустыне, выискивая следы. Носился бы он еще долго, если бы не заметил темное пятно, уже изрядно засыпанное песком. Это было именно нужное ему тело. Без капли реацу в организме.
   Внешний вид души соответствовал пареньку лет 17-18. Одет он был бедно, как в самых трущобах Руконгая. Но на всё это Танаки было наплевать. Предварительно связав, он взвалил тело на плечи и в сюнпо скрылся в песке.
  
  Глава 4.
  
   Опять я просыпаюсь и сразу же закусываю губу в ожидании своей порции боли. ЧЕГО? Подождите... Боли нет! Вообще. Никаких отголосков. Наконец-то закончилось мое проклятие. Я радостно осклабился. Жизнь налаживается. Возможно, прошел своеобразный инкубационный период в этом мире или что-нибудь ещё.
   За такими радостными мыслями я не заметил некоторого дискомфорта. А он заключался в том, что ни руки, ни ноги двигаться не хотели. Они ощущались и определенно были на месте, но попытки пошевелиться ни к чему не привели. Яростно захлопав глазами, начал разгонять сонный туман. Зрение же, обретя привычную четкость, показало мне деревянный потолок. Почувствовав неладное, я начал вспоминать каким образом тут оказался. Только вот что-то мне подсказывало, что не вспомню ничего, как бы ни старался. После того как отрубился в пустыне в памяти больше ничего не было.
   Я мысленно застонал. Как же так? Неужели всё-таки опять умер? Тогда всё понятно: и отсутствие боли, и незнакомое место, и невозможность пошевелиться. Причём тут невозможность пошевелиться я не знаю, но отнесем это к странностям нового мира. В то, что меня спасли, мне не верилось. Какой дурак найдётся в пустыне, который дотащит меня на себе до ближайшего поселения и напоит? Правильно, да ника...
   - Очень интересно, - прозвучало откуда-то слева.
   Повернув голову, констатировал - вот он, дурак. Собственной персоной. Почему именно дурак, а не новый персонаж в моей новой жизни? Да потому что через проем, выполняющий функцию входа-выхода в знакомом по конструкции бараке, виднелась пустыня. Я, конечно, не очень разбираюсь в них, но по-моему та же самая. Значит что? Этот парень тоже бродил по пустыне, наткнулся на меня, пожалел и решил не оставлять умирать. Но как он дотащил мою тушку сюда? Не просто дотащил, но еще и напоил водой, а она в пустыне явно очень дорога. Иначе как чудом назвать это я не решаюсь. И вообще, каким образом он меня нес? Я ведь не меньше его даже в таком состоянии!
   Кстати, о спасителе. Многого я не рассмотрел, ибо он не удостоил меня чести показать свое лицо, сидя ко мне спиной. Но точно я могу сказать вот что: одет в черное подобие короткого халата, заправленного в штаны, подпоясан белым поясом, да и не просто подпоясан, а намотал на себя в несколько оборотов. Сами штаны плохо видно, но тоже черного цвета и широкие. Нет, не так - ШИРОКИЕ! Я даже не уверен, что это не юбка. Обуви не вижу, так что остаюсь в неведении по этому вопросу. О самом человеке могу сказать только что у него белый цвет кожи - из под коротких черных волос виднеется шея. И всё, пожалуй. О! У него ещё мужской голос, а то я уже начал сомневаться в его половой принадлежности.
   Следующим моментом, которым я озаботился, являлась моя неспособность двигаться. Переведя взгляд со своего спасителя на себя, мысленно присвистнул. Всё тело, с шеи до пят, было замотано в веревки. Сбежать отсюда в подобной ситуации можно только в стиле человека-гусеницы. А парень то перестраховщик. Нет, конечно, спасая меня, он не знал кого спасает и логично обездвижить неизвестного. Мало ли чего он выкинет. Но заматывать меня теперешнего в такую кучу веревок - это слишком. Себя прошлого я ещё сильнее скрутил бы, да и кляп не пожалел с мешком на голову. Только вот сейчас я выгляжу как обычный тинейджер, проводящий дома большую часть времени.
   - Как же всё-таки интересно! Как такое вообще получилось? - донеслось до меня опять.
   Я прислушался к его бормотанию, но ничего не разобрал. Зато послышался шелест бумаги, как от переворачиваемой страницы. Похоже, ничего больше так не узнаю. Будем налаживать контакт.
   - Эй, парень, - тихонько позвал. Ноль внимания. Не услышал? Или притворяется? Попробую ещё раз, погромче: - Эй, паренек.
   - А, чего? - заоглядывался мой спаситель.
   - Я тут лежу, - подсказал я ему. Ну наконец-то, он нашел меня взглядом и замер, уставившись в мое лицо. Надо бы нарушить возникшее неловкое молчание, а то как-то неуютно, мне в особенности. - Привет. Как дела?
   - П-привет, а почему ты спрашиваешь? - ошарашенно спросили у меня.
   Что это с ним? Не ожидал, что я жив? Или что вообще умею говорить? И если первый вариант, то почему я связан? Может это такой своеобразный погребальный ритуал? Куча вопросов и ни одного ответа.
   - Просто интересуюсь. Правила вежливости, так сказать. А что ты так на меня уставился? Ведь можно на ты? Вроде бы разница в возрасте у нас не большая. И почему я связан? Тем более так? - и красноречивый взгляд на веревки.
   - Ой, прости. Я просто давно уже ни с кем не общался, - смущенно пояснил он, чеша рукой в затылке.
   - И? Это всё что ты мне можешь сказать? - разыгрываем оскорбленную невинность, сверля взглядом свои путы.
   - Ну, э... Да, можно на ты. И, это... Прости, что связал, но побудь пока в таком положении. Хорошо? Мне нужно провести еще несколько опытов.
   Что за? Каких опытов? Я попал в руки к местному ученому? Предупреждала же меня Смерть, что меня там с радостью на запчасти разберут. Почему же я решил, что тут будет по-другому? Эх. Это же надо умудриться так влипнуть. Лучше бы помер, там, в пустыне. Становиться жертвой местных Франкенштейнов не хочется. Что же делать?.. Хотя постойте, а может и от него польза будет? Если в дальнейшем удастся вырваться из его лап, то узнать ответы на некоторые вопросы будет довольно таки интересно. Попытаемся пока вытянуть всё, что можно. И главное на данный момент - его планы на мой счёт и природа этих опытов.
   - Слушай, - доверительно начал я. - Я в принципе не против помочь делу прогресса и науки в общем, но обязательно было меня связывать?
   - Ага.
   Вот же... юный натуралист. Успокаивает, что пока только что-то строчит в своем блокноте и не бросается ко мне с разделочным ножом. Пока не буду мешать, а то кляпом наградят. Ученые - они такие, не любят когда их прерывают в размышлениях. Зато есть возможность разглядеть внешность моего нового знакомого более подробно.
   Ну что тут сказать? Парень как парень. Ровесник моего нынешнего тела. Хотя, наверное, постарше. Я всё-таки больше смахиваю на подростка, а он уже вроде личинки мужика, хоть и щуплый больно. На лицо ничего особенного: никаких татуировок, шрамов, родинок и прочих отличительных черт. Разве что глаза лихорадочно сверкают. Ну, я слышал, что все ученые этим страдают. В руках держит блокнот и что-то в нем усердно пишет, да так размашисто. Хоть сейчас в больницу работать, с руками оторвут.
   Что еще можно сказать о его внешности? Ко мне он повернулся на пятой точке, не вставая. Так что, как он выглядит в положении стоя, не знаю. Но что на нем штаны, просто чудовищно широкие, а не юбка - это точно. На ногах весьма необычная обувь: белые носки с отделенным большим пальцем и плетеная подошва, которая крепится к ступне плетеными же веревочками. Тело одето скорее всё же не в халат, а в подобие кимоно.
   А по обстановке как там у нас? Всё тот же барак, но явно не жилой. Никаких люков в полу, а по углам кучи занесенного из пустыни песка. Около левой от входа стены лежу я и с некоторым страхом жду начала опытов. Около правой сидит паренек, такой молодой, а всё туда же, ставить опыты на людях. Начинающий доктор Моро, мать его.
   - Ну, начнем пожалуй, - вырвал меня из размышлений голос потенциального мучителя. - Только прошу - не шевелись.
   - Хм, - я красноречиво поиграл подобием мышц нового тела. Но из под веревок этого даже заметно не было. Жаль.
   Опыт начался с того, что меня ещё раз попросили не шевелиться и выпить воды. Я, конечно, посмотрел на предлагаемую воду с подозрением, но глоток сделал. Последовав просьбе, дергаться не стал, подвижными остались только глазные яблоки, да и моргал время от времени. А великий экспериментатор внимательно таращился на меня. Чего он там увидел? Ослушавшись, приподнял голову и осмотрел себя. Вроде бы ничего нового, всё те же веревки по всему телу. Кстати, на мои телодвижения парень никак не отреагировал. Ну, не буду мешать. Я опустил голову и закрыл глаза.
   Из полудремы меня вывел скрип карандаша по бумаге. Приоткрыв глаз, посмотрел на яростно штурмующего свой блокнот паренька. Видно, к каким-то результатам эксперимент привел.
   - Эй, не спи! На, съешь это, - к моему рту протянулась рука с... камнем? Обычным камнем?
   - С чего бы мне это... А-мгум-пфф, - этот придурок засунул мне этот камень в рот прямо посреди фразы и придавил рукой, чтобы не выплюнул. Предусмотрительная сволочь! Я же подавился! Да и вообще - это попросту не гигиенично. А он так и смотрит прямо в лицо. Был бы девушкой, покраснел бы, точно. Как будто признание делает. Такой серьезный и сосредоточенный. Мне даже смешно стало.
   Хрусть! За попытками вывернуться и выплюнуть камень, не заметил, как он вполне себе жуется. С характерным хрустом и песком на зубах, но жуется. А песок медленно рассасывается. В итоге - минута времени и камня как не бывало. Какой фигней он меня потчует? И тут рука убралась с моего лица, открывая мне доступ к воздуху.
   - Невероятно, это просто невероятно! Поглощение духовных частиц организмом. Только квинси так могли, но в гораздо более совершенной форме. А тут у обычной души и такая способность... - раздавалось под аккомпанемент шелеста бумаги.
   - Кха-кха, - всё-таки съеденный камень не прошел бесследно и в горле першит. - Чего-чего там у меня?
   - Понимаешь, твой организм уникален! Как он вообще может существовать в Обществе Душ я не знаю! Ты же пустой! Абсолютно пустой!
   - Ну, вообще-то у меня нет маски. Какой из меня пустой?
   На меня уставились в явном недопонимании. Потом до него дошло:
   - Нет, ты не понял. Пустой в плане реацу! У тебя вообще нет духовной энергии! Как тебя еще не раздавило, я не понимаю! - разъяснял он мне, ходя взад-вперед по бараку и размахивая руками. Вдруг присел около меня. - Расскажи, а?
   Я задумался. Рассказать? Или нет? С одной стороны плюсы очевидны. Он всё-таки ученый и сможет прояснить хоть что-то. Да и про пустоту тоже нужно послушать. А из минусов... Ну, этот самый ученый тут же меня и препарирует в порыве любопытства. Какие же плюсы у другого варианта? Я сохраню свою тайну. И всё. В попытке узнать обо мне всё самостоятельно он так же может меня разобрать на запчасти, особо не интересуясь моим скромным мнением. Хотя, не производит он впечатления вивисектора. Да и всю правду пока рассказывать не обязательно. А если еще и развяжет, то степень доверия к этой личности приподнимется еще чуть-чуть. Решено, говорим, но самый минимум.
   - Понимаешь, друг. Я бы с радостью тебе обо всём рассказал, но в таком неудобном положении, как-то не тянет на откровенность, - главное акцентировать внимание на дружественных намерениях, ослабить бдительность и всё такое. И не наезжать в стиле 'А ну шнурки с меня скинул, пацанчик'. Сейчас от его ответа зависит очень многое.
   - Ой, извини, я сейчас, - метнулся он к рюкзаку, который я сначала не заметил. И не удивительно. Цветом он от песка не сильно отличался и смотрелся, как очередная его кучка.
   Перевернув меня на спину, стал пилить веревку добытым из недр своей сумки ножом. Именно что пилить - нож оказался зазубренным. Не с покрошившимся лезвием от старости и частоты использования, а с таким как у ножей для намазки масла на хлеб. Размазываешь таким масло по тосту, а на нем волнистые следы остаются.
   Пилил он долго. Связывал он меня туго, но неумело. И узлов навязал кучу. По-видимому, в порыве энтузиазма. А сейчас развязывать лень, вот и трудится, высунув язык. Мне же приходится мириться с ворочанием по полу. А он тут чистотой не блещет, знаете ли. Но всему приходит конец. Последняя веревка спала, и я вскочил на ноги. Ну, попытался вскочить. Не учел, что туго перетянутое тело затечет в неподвижном положении, вот и ткнулся носом в пол, глухо шипя от боли в оживающих конечностях.
   - Эй, что с тобой? Помощь нужна?
   - Погоди, пацан. Сейчас отлежусь и всё нормально будет. Угу, - пробормотал я в пол. Хех, поймал себя на мысли, что , несмотря на столь юное тело, считаю себя старше этого паренька, причем намного. Отсюда и этот 'пацан' в обращении. Надо пообвыкнуться. А то смотрится со стороны комично. А паренек вроде как ничего, помощь предложил. Ну, будем посмотреть.
   Полежав еще какое-то время, привстал на локтях. Боли нет, но щиплет все тело. Такое бывает, когда долго сидишь неподвижно, а потом встаешь. Или руку отлежал, не суть. Раз боли нет, то и встать можно попробовать. Получилось, но шатает. В ногах правды нет, был вынужден признать я. Присев там, где стоял, вытянул ноги. Кайф! Лег, сделал бабочку в пыли. Вроде все работает. Ну, пора и поговорить.
   - Слушай, у нас как-то не сразу заладилось знакомство. Давай начнем заново? Не против?
   - Да нет, всё нормально.
   - Вот и хорошо, - я улыбнулся. - Меня зовут Хироши.
   - Тору, Танаки Тору, - представился мой новый знакомый.
   Черт, я же о фамилии совсем не подумал. Ну ладно, спишем пока на недавнее появление в мире мертвых. Я тут новенький и вообще... А пока продолжаем развивать тему знакомства.
   - Очень приятно, Танаки, - и опять улыбка, к тем, кто постоянно улыбается отношение лучше и опасности от них не ожидают. Да и вообще выглядят они придурковато. (Слышал бы его Ичимару... - отст. автора) - Это ведь ты меня спас?
   - Ну, не совсем спас, но в общем да, - а он интересный парень, этот Танаки Тору. Постоянно о чем-то думает, а из размышлений его вырывают только мои фразы. Прирожденный работник ума. Ну вот, опять, ответил и взгляд сразу отсутствующий.
   - Я конечно тебе благодарен, но обязательно так связывать было? - я кивнул головой на кучу веревок, которые так и лежали неподалеку.
   - А? Ах, ты про это? Извини, но ты дергался при вливании реацу, а нужен был покой тела, чтобы провести наблюдения. Кстати, а где твоя духовная энергия? - сразу оживился Тору, видимо, кроме исследований его больше ничего не волнует. Ну, попробуем удовлетворить его любопытство. Немного.
   - Понимаешь, я не знаю, - приврем для пущей безопасности. - Я когда здесь очнулся, была только боль... - я ему рассказал всё о своем недолгом путешествии: появление в городе, пустой, влияние воды на мой организм, временами накатывающие приступы, попытка искупаться, заметки об отсутствии животных в этом мире и странная пустыня. Тору внимательно меня слушал, иногда кивая на некоторых моментах. - Вот, а потом я вспомнил о Академии Смерти, в городе про нее рассказывали. Вот и подумал, может там мне помогут, но где её искать - не знаю.
   - Понятно... Интересный эффект, - заскрипел карандашом мой неблагодарный слушатель. И это всё, что он мне скажет? Я тут перед ним распинаюсь, на жалость давлю. Что-то типа - боль ужасная, терпеть мочи нет. А оказывается это только интересный эффект. Ну вообще зашибись. Вежливым быть ужасно трудно...
   - Извини, но ты не мог бы мне помочь?
   - Да-да, сейчас, подожди секунду, - он наконец-то закончил переносить на бумагу, без сомнения умные мысли, и перевел взгляд на меня. - Вынужден тебя огорчить, но помочь не смогу, да и не нужна тебе моя помощь.
   Ничего не понимающий взгляд мне не пришлось даже изображать. Я просто вылупился на этого на этого... этого... этого Тору! Значит, меня мучают сильные боли, а это нормально? Что-то типа - живи от случая к случаю? Видимо, я еще не выглядел никогда настолько красноречиво. Даже этот непробиваемый оболтус заметил.
   - Нет-нет, - вскинул он руки в защитном жесте. - Я тебе сейчас всё объясню. Ничего сложного тут на самом деле нет. Этот мир, - взмах рукой, - состоит из духовных частиц, уплотненной духовной энергии, реацу по-другому. И тела душ, которые попадают сюда, тоже состоят из этих частиц. Тут всё, ВСЁ из них состоит. Но каждая, даже самая слабенькая душа, вырабатывает свою собственную реацу, создавая некоторое давление изнутри, духовное давление. У капитанов и лейтенантов давление настолько сильно по сравнению с обычными душами, что прорывается наружу. Ну да ладно, вернемся к тебе. У тебя внутреннего давления нет, но оно предусмотрено в создаваемом для тебя теле. Поэтому ты тут как, ну не знаю, пусть будет пустой сосуд под давлением снаружи. Все же в мире полностью созданном из уплотненной духовной энергии везде есть своеобразный остаточный фон из реацу. Но для тебя хватает, отсюда и боль. Это как погружение под воду на большую глубину, - чуть ли не на одном дыхании протараторил он.
   - Короче, на меня давит своеобразное атмосферное давление, потому что внутри вакуум? - дошли до меня его сравнения.
   - Ну да, примерно так. Для обычных душ тела полностью идентичны натуральным, то есть нужно и есть, и пить. А у тебя некоторые органы, отвечающие за эти функции, стремясь подготовить тело к существованию здесь, эволюционировали. Ты не ешь, в буквальном смысле этого слова, ты расщепляешь духовные частицы на реацу. Тело создает внутри себя фальшивое духовное давление за счет окружающего мира. Поэтому ты и жив. Я всё сразу понял! Но некоторые исследования провести всё же не мешает, - опять ушел в себя мой просветитель. Даже ради этой информации я был готов хоть неделю тут связанным лежать. Ведь вот как объяснялось мое проклятие! А, вот еще, тот камень из опыта!
   - Тору, а тот камень?
   - А? Что камень?
   - Ну ты ставил на мне опыт, пока я был связан. Скормил мне камень, - напомнил я.
   - Ну и? Камень, как камень. Ничего особенного. Если я правильно понял причину твоего вопроса, то да. Ты можешь есть тут что хочешь. Тогда, в пустыне, мог песка поесть и дальше идти. Поэтому-то я и не вижу никакой проблемы. Конечно, феномен интересный и хотелось изучить его внимательнее, но и держать тебя я не стану, - он печально вздохнул, видимо уже смирившись с потерей такого материала для исследований.
   - Слушай, друг, не расстраивайся. В мире много чего интересного, - улыбочка, вот так, поправдоподобнее. - Но ты ведь знаешь где здесь Академия? Не подскажешь направление?
   - А зачем тебе? Тебя всё равно туда не возьмут. Сколько бы ты ни съел духовных частиц, всё равно сильнее не станешь. Лишняя реацу из тебя просто выдавливается новой. Но Руконгай в той стороне, - махнул рукой он на восток. Значит, я шел правильно. Хоть это радует. - Только идти тебе до него месяца три.
   Сколько-сколько? Надеюсь, он шутит. Но не похоже, он даже из своих размышлений вынырнул и смотрит на меня с ехидной улыбочкой. Хотел увидеть мою реакцию? Он её увидел. Даже посмеялся. Но мне было не до этого. Идти целых три месяца! Пешком! В каких-то тряпках!
   - Ну ладно, Хироши-кун. Меня тут больше ничего не держит, - он поднялся на ноги. - Удачно добраться.
   Я, не меняя выражения лица, смотрел на пустое место, где только что сидел Танаки. Был и исчез. Телепортация? Такая скорость? Локальное замедление времени? Что это было?
   - Это сюнпо, техника мерцающих шагов.
   Видимо последние мысли я произнес вслух. Стойте... Тору? Я резко обернулся - около входа стоял Танаки собственной персоной.
   - А..а..а, - только и смог выдавить я из себя.
   - Извини, я рюкзак забыл.
   Он прошел мимо меня, подхватил свои вещи, закинул на спину. И тут я уже устал удивляться. У стопроцентного ученого, хилого паренька, судя по ножнам, была катана. Она пряталась около стены, за рюкзаком. Её он просто заткнул за пояс и направился к выходу.
   - Подожди, - я ухватил его за рукав. Как бы опять не исчез.
   Я принял решение. Какие у меня проблемы? Три месяца пешком до Академии. Заблокированные источники. Что произойдет в дороге за эти три месяца? Тут пустые чуть ли не стадами бродят. Преувеличиваю, конечно, но всё же. Значит нужно как-то защититься или убежать. А противопоставить им мне нечего. Дальше. Представление об этом мире у меня минимальное. Тоже чревато.
   И что же мне делать с этими проблемами? Да вот же решение, передо мной стоит. Что тут думать? С его техникой сюнпо, если он меня ей научит, я смогу добраться до Академии намного быстрее. И убежать, если что, смогу. Расширить мои познания он сможет? Сможет. Ученый муж, как-никак. А вот если он мне и источники расшевелит, тогда вообще замечательно всё будет. А платой за возню со мной буду я сам. Но-но. Прочь грязные мысли. Уверен, что возможность изучить мой двойной источник захватит его надолго. Расчленять он меня не будет. Уже зарекомендовал себя. Ну а если не выгорит, есть еще вариант с рассказом о другом мире. Но там слишком мало информации и никаких доказательств. Всё, решено, будем продавать себя. Эх.
   - Слушай, Тору, не хочешь заключить небольшую сделку?
  
  Глава 5.
  
   Я смотрел на барханы, удаляющиеся от меня с огромной скоростью. Всё-таки сюнпо - это что-то с чем-то. Как оказалось, всё дело в скорости, а не в телепортации. И эта скорость просто невероятна. Я даже не успевал уследить за перемещением Тору, который двигался с помощью этих мерцающих шагов. Миг и стоявший здесь человек исчезает и появляется в некотором отдалении. Потрясающе!
   Возможно, некоторые уже посчитали, что я овладел этой техникой и теперь лихо несусь по пустыне, рассекая барханы? Но нет, тут всё гораздо печальней... Меня несут. Я даже согласился бы сесть на ручки к своему новому деловому партнеру, да что там, уже согласился. Но мое предложение отвергли, и теперь я с огромной скоростью двигаюсь ногами вперёд, пятой точкой в зенит. Меня просто перекинули через плечо, так же как и девушек в фильмах. Простите, но ни одного уважающего себя парня в подобном положении я припомнить не могу. И от этого становится только ещё хуже. Особенно моей мужской гордости.
   Хотя чего это я тут сокрушаюсь? Сам же согласился с тем, что это в целях моей безопасности. Тору не так давно сорвался, не вытерпев моего нытья, и прокатил меня лицом вперед. Знаете, резкий переход из положения стоя, без всякого разгона, чуть ли не до сверхзвуковых скоростей сильно бьет по организму. Это я и подтвердил, сияя красным лицом с кучей мелких царапин и прикрывая ладонями уши. Повезло, что глаза на месте остались. Всё-таки песок в пустыне есть и в воздухе, как это ни удивительно, а на такой скорости бьющий в лицо... Так что мне пришлось смириться с моим положением, но это не значит, что мне оно нравится. О чем я и заявлял на каждой остановке.
   Вообще, наше путешествие проходило в таком темпе - Тору берет меня на плечо, несколько десятков мерцающих шагов и мы идем пешком вместе, пока его реацу не восстановится. Сейчас его сюнпо было гораздо медленнее, чем во время демонстрации моей несостоятельности передвигаться лицом вперед. Поэтому неприятных впечатлений было меньше, и что-то я разглядеть успевал. Как, например, вот эти вот барханы. Но в них нет ничего интересного. Эх, это конечно лучше, чем брести одному по пустыне, но всё равно скучно. Оставалось только вспоминать прошедший день и планировать свои дальнейшие действия. Покосившись на рюкзак, под которым находилась спина Тору, решил, что он наверняка тоже планирует, только вот его внимание было поглощено предстоящими экспериментами.
   Резкая остановка прервала мои раздумья. А после я встретился спиной с песком. Уже всё? Я посмотрел на тяжело дышащего Тору. Видимо, да. Пришлось подниматься и стягивать со своего носителя его рюкзак. Он был не очень тяжелым, но даже это позволяло ему отдохнуть чуточку быстрее. Так что взваливаем его на себя и продолжаем путь, но уже гораздо медленнее. В такие моменты пеших прогулок поговорить тоже не удавалось. Стремясь быстрее покинуть пустыню, Танаки не щадил себя и передвигался со всей доступной ему скоростью, а после напоминал живой труп. Естественно, что желания удовлетворять мое любопытство у него не было.
   - Хироши, - вдруг позвали меня. Я скосил взгляд на Танаки.
   - Чего?
   - Если ты меня обманул, - он сделал паузу и продолжил: - Я тебя убью.
   - Хорошо, - прозвучал мой ответ. А что мне еще сказать? Я как никто другой понимал его сейчас. Мне тоже надоело пинать песок и сидеть у него на шее. Но ему приходилось гораздо хуже. Он пинал песок постоянно, да ещё со мной на плечах. Неудивительно, что его это всё достало. Удивительней то, что он показал это только сейчас. Какой терпеливый парень. Я вспомнил начало нашего совместного перехода через пустыню и предшествующий этому разговор. Тогда он просто светился от счастья. А какой энтузиазм плескался у него в глазах...
  
   ***
  
   - Ну как-то так, - я закончил свой монолог.
   - Значит у тебя есть своя реацу? Да?
   - Угу.
   - А её источник выглядит как шарик?
   - Угу.
   - И этих шарика два, потому что ты умер вместе со своим другом и ваши души после смерти слились?
   - Угу.
   - Не буду спрашивать, как ты об этом узнал, но я согласен на твои условия сделки! - лицо Танаки просто светилось от возможности изучить подобный феномен.
   - Когда приступим?
   Реакцией на мой невинный вопрос был такой понимающий и добрый взгляд, которым владеют все медбратья клиник для больных в области психиатрии.
   - Слушай, Хироши, ты вообще понимаешь где мы находимся? Мы в пустыне, в заброшенном городе и, в отличие от тебя, мне нужно есть и пить. Это только ты обладаешь набором неизвестных науке органов вместо нормальной пищеварительной системы. Ну, возможно еще и Маюри, - тут Танаки едва не сплюнул, но удержался. - Он вообще неизвестно что с собой творит. Хотя, с твоими органами я тоже разберусь, не переживай.
   - Да я не...
   - Слушай дальше. Для некоторых опытов понадобится специальные материалы, а в пустыне их, понятное дело, не найти. Возможно, понадобятся ещё и ассистенты. Так что люди тоже необходимый ресурс.
   - Ну раз так...
   - О, про помещение забыл! - опять оборвал меня Тору. Он, кстати, уже ходил по бараку от стены к стене и делал пометки в своем блокноте и, бьюсь об заклад, их там было гораздо больше, чем он озвучил. Чего ему там ещё нужно, мне было страшно даже представить.
   - Слушай, Тору, а ты уверен, что мы сможем достать всё запланированное?
   На меня соизволили обратить внимание. Пара минут раздумий и карандаш вновь запорхал над блокнотом, но уже вычеркивая недоступный инвентарь. С сожалением посмотрев на записи, он скомандовал:
   - Значит так, отправляемся немедленно, - и закинул рюкзак, снятый в процессе разговора, опять за спину.
   - А куда? - задал я без сомнения животрепещущий вопрос.
   - Ну, думаю на север, там достаточно оживленно и даже какое-то сообщение между городами есть. Примитивная торговля тоже существует. Так что там можно будет и обустроить свою лабораторию. Желательно, на окраине небольшого городка. Только для начала нужно покинуть пустыню. На это уйдёт примерно день, не больше. Отправляемся?
   - Слушай, а может в сторону Академии двинемся? - внес я свое предложение. От курса отклоняться сильно не хотелось.
   - Это исключено, - отрезал Тору с таким решительным видом, что было понятно - спорить бесполезно.
   - Ну хорошо, пошли, - вздохнув, я поднялся на ноги. Собираться мне было не нужно. Моя фляга нашлась в рюкзаке Танаки, там же и осталась. Засовывать её за пояс, когда за тебя её несёт другой человек? Пфф. Но вскоре оказалось, что этот человек понесёт и мою тушку.
  
   ***
  
   Только надеждам Тору не суждено было сбыться. Пустыня всё не кончалась и двигались мы по ней уже второй день. Не знаю в чём причина его просчёта. Возможно, не подумал о дополнительном грузе в виде меня или же недооценил размеры пустыни. Я не спрашивал. Да и зачем? Задержимся мы здесь скорее всего еще и на третий день. Темнеет. Я поднял взгляд на небо. Несмотря на то, что мы шли по пустыне, оно было полностью затянуто облаками. Переведя взгляд на Тору, отметил, что чувствует он себя получше, значит скоро опять понесёмся в сюнпо...
   - Тору, слушай, неужели сюнпо такая затратная техника? - задал я мучавший меня вопрос. Всё-таки на шаг мы переходили довольно часто.
   - С чего ты взял? Моё сюнпо потребляет реацу меньше, чем у кого-либо. У меня духовной энергии довольно мало, пришлось жертвовать скоростью в пользу малозатратности. В принципе, я вообще не теряю реацу, за исключением некоторых потерь, - довольно обиженно пробормотал Танаки.
   - А...
   - Почему я часто отдыхаю? Это всё из-за тебя, - его палец обвинительно указал в мою сторону. - Чтобы тащить на себе такую тушу, знаешь сколько реацу требуется на усиление тела? Ты её просто сжигаешь своим весом!
   - Да ладно, не такой уж я и толстый. Даже наоборот - худенький, - теперь моя очередь обиженно бормотать. Но на всякий случай потрогал живот. Да нет вроде бы, жира не наросло. Да и с чего бы ему там появиться? С воды?
   Следующий свой вопрос я задать не успел. Тору поднял руку, призывая остановиться.
   - Я что-то вижу, - он сосредоточенно вглядывался вперед. - Скопление реацу под песком в той стороне, - сделал он вывод и махнул рукой прямо по курсу.
   - Что это может быть?
   - Понятия не имею. Я устал и плохо ощущаю природу этой энергии. Но думаю, что рисковать не стоит. Обойдем?
   - Поддерживаю.
   Вот так, аккуратно ступая, мы взяли немного левее, проходя мимо странной аномалии. Рисковать не хотелось. Я этого скопления реацу не видел, но Тору довольно сильно напрягся, положив руку на рукоять катаны, когда мы проходили мимо. Положение потенциальной опасности я отслеживал по взгляду товарища и тоже внимательно смотрел в ту сторону, пытаясь разглядеть хоть что-то. Но тщетно. Правда, всё обошлось. Отойдя ещё на полсотни метров, Танаки расслабился, убрал руку с катаны, и мы вернулись на прежний курс.
   - Слушай, Хироши, я хотел тебя спросить... Берегись!
   Но с предупреждением он явно запоздал. Сильный удар в спину бросил меня вперед как тряпичную куклу. Мое тело подняло в воздух и я ненадолго научился летать. В глазах мелькали то небо, то желтый песок пустыни. А потом меня встретила земля. Неудачно встретила, отметил я про себя, услышав хруст в левой руке. И тут же забыл про неё, так как инерцию никто не отменял и меня продолжило крутить, но уже по песку. Остановили мои кульбиты насильно и тут же подняли на ноги.
   - Ты в порядке? - как сквозь вату послышался знакомый голос.
   - Кажется, руку сломал, но вроде пока не болит, - прохрипел я. Всё-таки удар, отправивший меня в полет, и не очень мягкое приземление выбило из легких весь воздух. Да ещё и проклятый песок забился в рот.
   Отплевываясь и смешно фыркая, посмотрел в сторону, откуда мне прилетело. Хорошо, что удар пришелся на рюкзак, вполне могло и позвоночник сломать - думал я, глядя на странного пустого, который стоял и не предпринимал больше никаких попыток к нападению. Этот пустой весьма отличался от того, которого я уже видел. Тот был вполне человекоподобной фигурой, просто очень большой. Этот же больше напоминал гигантского скорпиона. Характерный хвост, шесть ног, две клешни. Типичный скорпион, только черный. Но в том, что он пустой, сомнений не было. О чём и говорила маска на его морде, хотя дыры не видно, но думаю, что если поискать, то найдем.
   - Меня навестил шинигами? Хе-хе-хе, - захихикал пустой. Я же, забыв обо всём, таращился на эту диковинку. Он говорит? Мне ведь рассказывали, что они не разумны или теряют разум, попадая сюда. Так как же он?.. Есть только один способ узнать...
   - Он разумен? - и этот способ - спросить у Тору.
   - Да, душонка, разумен. И сейчас я вас съем. Хе-хе-хе. Давно я не пробовал шинигами на вкус, - вновь захихикал пустой. Под зубами маски во рту виднелся ещё один ряд зубов, но уже видно, что настоящих. В отличии от вырезанных на маске, вполне себе травоядных, эти были острыми и загнутыми назад.
   - Что будем делать, Тору? - скосил я глаза на него. - У меня сломана рука, да я и с целой никакой боец.
   - Доверься мне, Хироши. Сейчас я быстренько решу этот вопрос и пойдем дальше, - но уверенным мой товарищ не выглядел. Вместо того, чтобы взяться за катану, он вытянул правую руку вперед и пальцем указал на монстра.
   - И не надейся, шинигами! - проревел пустой и резво рванул вперед, ловко перебирая ногами. Всё-таки он туповат, несмотря на всю его разумность.
   - Хадо номер 1: Щё, - в последний момент Тору перевёл указательный палец с монстра на песок перед нами. Что случилось дальше, я так и не понял. Песок, на который указывал Танаки взметнулся ввысь, заслоняя обзор монстру. И в следующий миг мы уже летели в сюнпо, удаляясь от ревущего скорпиона, который потерял свою добычу из виду. В этот раз мерцающие шаги были гораздо длиннее. Видимо Тору не хотел рисковать и планировал убежать как можно дальше от логова пустого. В этом я его целиком и полностью поддерживал. Правда, как бы он не перестарался.
   Танаки выдохся на ходу и просто в очередном сюнпо споткнулся о песок, отправив меня в повторный полет над пустыней. Ну вот, сглазил - думал я, вставая с песка, по которому прокатился уже второй раз за день. Только вот подобного издевательства рука не выдержала и её прострельнула боль, которая поспешила в ней поселиться. А следом за рукой заболело и всё тело.
   Боль во всём теле - это явный признак нехватки реацу в организме. Так что, приходится жевать песок. Знаете, очень неприятные ощущения. Хоть он и быстро рассасывается, но вот скрипит на зубах так же противно. Правда, нужного эффекта я добился - боль в теле ушла. Но вот рука болеть продолжала, и очень даже сильно. И неудивительно, отметил я, глядя на проступающие сквозь кожу кости. Только вот почему она разболелась именно сейчас, а не когда я её ломал? Да и боль должна быть гораздо более сильной. Ну да ладно, это потом. Как там Тору?
   Я бросился к моему товарищу по несчастью и перевернул его на спину. Вроде цел, но похоже, что без сознания. Ничего страшного, пусть проспится. Небо уже сильно потемнело и луна заняла свою позицию, кокетливо скрываясь за облачком.
   Скинув рюкзак и поморщившись от боли в левой руке, начал оказывать первую помощь. Себе. Помародерствовав в рюкзаке Танаки, нашел там своеобразный спальный мешок и палатку. Это потом, сейчас меня беспокоила рука, и искал я какую-нибудь аптечку. У любого уважающего себя путешественника должны быть медикаменты. Но никаких лекарств я не нашел, только бинт. Ну, по идее, мне больше ничего и не нужно.
   Зажав в зубах плетеную подошву, которая тоже нашлась в рюкзаке, резко вправил себе кость на место. Взвыв от боли, только крепче стиснул зубы, благодаря богов за то, что перелом не открытый.
  
   ***
  
   Никогда не ломал рук при жизни, а вот после смерти нате вам, пожалуйста. В таких размышлениях я придирчиво разглядывал свою руку. Я конечно не врач, но судя по ощущениям, кость встала нормально. Ну да ладно, завтра Тору покажу, пусть посмотрит.
   Примотав пожеванную подошву и её товарку к многострадальной конечности, изобразил таким образом оригинальную шину. Повесил руку на перевязь и попытался привести в чувство бессознательного товарища, но бесполезно. Проклиная всех пустых вместе взятых, начал готовиться ко сну.
   Ставить палатку одной рукой дело не благодарное и засовывать человека в спальник тоже. Так что, не особо напрягаясь, завернул спящего Танаки в палатку, а сам заполз в его мешок. С мыслями о том, где бы я был, если бы мне не повстречался Тору и почему пустой называл его 'шинигами', я и уснул.
  
   ***
  
   С рассветом меня бесцеремонно вытряхнули из мешка, в котором я спал. Оставалось только зашипеть от проснувшейся боли в сломанной руке.
   - Просыпайся, Хироши. Пора отправляться дальше, - радостно прокричали мне в ухо. Отмахнувшись здоровой конечностью, отметил попадание по чьей-то наглой морде. - Ты еще и дерешься? - возмущению в его голосе не было предела. - Я его спас от участи быть сожранным, а меня за это ещё и избили!
   - Не драматизируй. И вообще, хватит орать, голова раскалывается, - пробормотал я, потирая слезящиеся глаза. - Да, кстати, чего это ты такой весёлый?
   - У меня радостная новость! Я тут пробежался по округе и до границы пустыни с тобой на плечах - меньше трех часов, - лучась довольством, осведомил меня Тору.
   - Ааа... - протяжно зевнул я. Потянулся и закинул в рот песку. Какая же всё-таки это гадость. Правда, боль он убирает отменно. Хотя, левая рука всё так же ноет. - Эй, Тору, ты не мог бы осмотреть мою руку?
   - Да что там смотреть-то? Снимай повязку, сейчас всё будет.
   Подчинившись, вытащил руку из перевязи и снял шину. Отдал прифигевшему Тору его лапти.
   - Ну?
   - А, да, сейчас, - он оторвал взгляд от подошвы с явно видимыми следами от зубов и взял моё предплечье в свои руки. - Может быть немного больно, - предупредил он, а потом его руки засветились зеленым светом и кости в руке захрустели, смещаясь. Спустя, наверное, минут двадцать Тору отпустил её. - Ну вот и всё, на место поставил, немного скрепил. Главное не напрягать её и скоро сама зарастёт. Только вот пустыню мы покинем немного позже.
   Я с удивлением смотрел на вполне работоспособную конечность. Боли не было, пальцы шевелились. Переведя взгляд на Танаки, отметил, что выглядит он довольно уставшим, а от недавней гиперактивности не осталось и следа. Сколько же ты умеешь? То заклинание перед пустым, которым ты взметнул песок, магия лечения, уже знакомое сюнпо. И что это за 'шинигами' такое? Вопросы плодятся и множатся. Но время ещё есть и сейчас наседать не буду. Спрошу в дороге, когда выйдем на нормальную дорогу.
   - Спасибо, Тору. Идти сможешь? - спросил я, закидывая уже собранный им рюкзак себе на спину.
   - Да, конечно, - встрепенулся он и радостно заулыбался. - Как же я соскучился по ярким краскам природы.
   Одна только мысль о том, что мы сегодня покинем ненавистные пески придавала нам сил, а уже через пятнадцать минут меня опять вскинули на плечо и ушли в сюнпо. Добрались мы до границы пустыни за каких-то пару часов и вот стоим на гребне бархана и смотрим на такую же, как и тогда ровную границу, отделявшую песок от леса.
   - Слушай, Тору. А почему тут такое разделение? Лес и сразу пустыня.
   - Не знаю даже, - задумчиво протянул мой спутник. - Общество Душ огромно и тут можно встретить много чего странного. Может это какой-нибудь заброшенный полигон или бывшее поле битвы. Бесконтрольная реацу оказывает порой весьма странные действия на окружающий мир. Вот такие вот пустыни, текущие вверх водопады.
   - И часто тут такое?
   - Неа, в основном это обычный мир. Земля кружиться вокруг солнца, день сменяет ночь, зима заменяет лето. Всё как обычно, - он улыбнулся. - Ну да ладно, остался последний рывок, а там посмотрим.
   - Донесешь или пешочком пойдем?
   - Тащить тебя на себе - то еще удовольствие, но соблазн покинуть это место как можно быстрее гораздо сильнее, - потягиваясь, заявил он мне.
   - Ну тогда...
   - Угу, держись. Сюнпо...
  
   Глава 6.
  
   Тору всё же переоценил свои силы и на последнюю сотню метров мы поменялись местами, то есть теперь я его волок за собой по песку. Ближе к границе он немного оклемался и задвигал ногами поактивнее и под сень деревьев мы уже вступили вместе. Отряхнувшись от колючего песка, двинулись дальше в лес, наслаждаясь прекрасным воздухом, который в разы отличался от сухого пустынного. Этот лес, в отличие от уже знакомого мне, был вполне оживлен. Щебет птиц, жужжание и стрекот насекомых, шелест листвы и скрип деревьев наполняли окружающее пространство, создавая ужасающий контраст с тишиной в пустыне, которая прерывалась только шелестом песка, перегоняемого ветром.
   - Тск, - вырвалось у меня, когда моя босая нога нашла сухую веточку. Потом еще одну, и еще. Вот теперь очко уходит в пользу пустыни. Несмотря на то, что мои самодельные портянки пришли в полную негодность на второй день моего путешествия по пескам, ходить там вполне можно было и босиком. Мелких камней не наблюдалось, а крупные спокойно обходились стороной. Лес же негативно отнесся к моим босым ногам и теперь активно подсовывал всякие корни и ветки. Приходилось тщательно смотреть под ноги и стараться их обойти. Дело осложняла высокая трава, которая скрывала всё это безобразие.
   - Давай передохнем, Хироши, - раздалось откуда-то спереди. Увлекшись прокладыванием маршрута, я значительно притормозил и перестал смотреть по сторонам. Так что Тору был уже далеко впереди и призывно махал мне рукой, поторапливая.
   Оказалось, что он нашел небольшую круглую полянку метров 10 в диаметре, на которой и расположился, улегшись прямо на траву. Скинув рюкзак, последовал его примеру. Небо порадовало меня кучерявыми облаками и ясной синевой. Как же тут хорошо. Словно и не умирал, а просто в деревне ушел гулять по лесу и остановился на полянке. Я так частенько делал. После городской суеты и шума, хотелось вот так присесть где-нибудь и просто посидеть, не думая ни о чем. Но мимолетное ощущение того, что сейчас просто встанешь и, пройдя через лес, выйдешь к дому, пропало сразу же, стоило только повернуть голову и взглянуть на своего спутника. Тот лежал с закрытыми глазами и жевал травинку с мечтательным выражением на лице. Настрой немного испортился и лежать просто так расхотелось. Что у нас из насущных проблем? Нужна хоть какая-нибудь обувь. Свою имеющуюся одежду добивать собственными руками и превращать ее в очередные портянки не хотелось.
   - Слушай, Тору.
   - Мммм? - вопросительно протянул он.
   - Что с обувью можно придумать?
   В ответ на его недоумевающий взгляд показал свежие царапины на ногах. Задумчиво хмыкнув, он протянул руку в сторону рюкзака, а я внимательно наблюдал, в ожидании чуда левитации.
   - Чего застыл, рюкзак подай, - обломал мои надежды Тору. Но рюкзак всё же перекочевал к нему, посредством моих усилий. Покопавшись в нем, он извлек на свет давешние сандалии, одна из которых носила явно видимые следы зубов. Кинув их мне, Танаки опять стал что-то увлеченно выискивать в недрах своей сумки и через какое-то время ко мне прилетели белые носки. Сшиты они были в интересной манере, с отдельным большим пальцем, как в варежках. Видимо, специально под сандалии делали.
   - Тору, а без носков нельзя? - всё же меня терзало некое чувство неловкости. Да и одевать белые носки на мои неимоверно грязные ноги было бы весьма кощунственно.
   - Ноги натрешь с непривычки. Натрешь и так, но меньше, так что одевай давай.
   Молча признавая его правоту, натянул носки, а после и закрепил сандалии. С непривычки сделал всё из рук вон плохо, пришлось перевязывать, но попытки через три удовлетворился получившимся результатом. Хм, весьма удобная штука, только вот чувствую, что носки стирать нужно частенько. И зачем они белые? Вопрос я задал вслух.
   - Стандартная униформа.
   - И кто в такой униформе ходит?
   - Шинигами, - коротко пояснил он, но, заметив мой любопытный взгляд и предвосхищая мой вопрос, добавил: - По пути расскажу, вот перекушу и двинемся.
   Ну, мне тоже перекусить не помешает. Вот только рацион у нас в корне различался. Я ел всё подряд, а Тору жевал какое-то сушеное мясо с сухарями. Кстати, для мня очень печальной новостью стало то, что вкус я вообще не чувствую. Так что отбирать у своего спутника запасы еды не стал, хотя он периодически предлагает. Видимо, я всё же выгляжу довольно грустным.
   Но вот наевшись, стали собираться в дорогу. Произведя ревизию рюкзака Тору, отметили, что у нас имеется пара книг, уже виденные спальный мешок с палаткой, небольшой количество провизии, две полупустые фляги, какие-то непонятные приспособления похожие на набор юного злого гения, кипа чистой бумаги, набор карандашей и прочие мелочи походной жизни в виде иголки и ниток. У меня же кроме холщовых шорт и рубахи больше ничего не было. Что-то подкрутив в своих приборах, Тору забил свой рюкзак опять и, затянув, сунул мне.
   - Пойдем прямо до дороги, а потом по ней до ближайшего жилья. Нужно узнать в каком мы регионе сейчас и на что можно рассчитывать, - озвучил свои мысли Танаки и, не дожидаясь меня, двинулся в чащу. С моей стороны возражений не было, так что молча вскинул рюкзак на плечи и потопал за ним.
   В сандалиях идти по лесу оказалось гораздо приятнее, чем босиком, так что я в некоторой мере наслаждался моментом. Тору, задумавшись, не обращал на окружающее его пространство никакого внимания, но спокойно лавировал между стволами деревьев, пригибая где надо голову или же поднимая ноги. Шли мы так, по моим прикидкам, около трех часов. Лес уже приелся, но все равно был неизмеримо лучше огромной кучи песка, именуемой пустыней. И тут, словно услышав мои мысли, деревья кончились, представляя нашему вниманию огромное поле высокой травы.
   - Дальше в сюнпо?
   - Не думаю. Тут живут люди, а они разными бывают. Нужно беречь силы на случай непредвиденных обстоятельств.
   Как бы мне не хотелось побыстрее закончить свободное форсирование по этому миру, пришлось согласиться. Ведь воспоминания о дюже недружелюбном Кене были довольно свежи, хоть и затерлись почти недельным переходом.
   - Пешком, так пешком, - вздохнув, согласился я. Тору удовлетворительно кивнул моим словам и пошел прямо через поле, пригибая высокую траву. Мне оставалось только догонять его, пыхтя и обливаясь потом, ведь рюкзак ощутимо давил на плечи. Но жаловаться на это Танаки, который тащил и меня и рюкзак через пустыню? Пфф. Я был о себе лучшего мнения, так что оставалось только сжимать зубы крепче и не обращать на вес за плечами большого внимания.
   До дороги мы добрались на удивление быстро. Не прошло и часа, как мы вышли из леса и двинулись по высокой траве, держа курс на горизонт, а вот уже под ногами накатанная твердая земля, носящая очевидные следы от тонких деревянных колес. Этот тракт был весьма широк, по крайней мере, телеги две тут точно разминулись бы. Значит, прав был Танаки на счет хорошей обжитости этих мест. Ну а мы всё так же топали вперед, надеясь, что сегодня дойдем до жилья.
   - Тору, ты хотел рассказать о тех, кто тут носит униформу, - напомнил я ему о его обещании.
   - Хироши, давай я тебе сразу всё расскажу, чтобы потом не отвлекал меня, хорошо?
   Я был только за. И не пожалел, вытянув практически всё об этом мире у своего спутника. Когда же я успокоился, то было видно невооруженным взглядом, что на трехчасовую лекцию он не рассчитывал. Но зато я понял, как мне повезло с попутчиком. Он оказался шинигами - богом смерти этого мира! Вот чем описывались все его способности. Но, думаю, что обо все нужно по порядку.
   Этот мир носил гордое название Общество Душ и являлся некоторым аналогом Рая. Только вот попадали сюда все, вне зависимости от религиозных предпочтений. Потеря памяти благополучно сказывалась на восприятии новой реальности, в противном случае я не представляю, как повели бы себя священнослужители, получив вместо вожделенных райских кущ вот этот мир. Местами довольно жестокий и опасный.
   Хотя попадали сюда не все. Отпетых грешников сразу тащило в Ад, который тут так и назывался и по описанию ничем не отличался от каноничного. Что там происходило, Тору тоже не знал, но явно попавшим туда приходилось несладко.
   Еще к душам, не попавшим в Общество Душ, относились те, кто был привязан к своим мирским делам. Различные привязанности, возникшие в процессе жизни, и после смерти не желали отпускать несчастных. В буквальном смысле. Эту связь символизировала Цепь Судьбы и, по словам Тору, это реально была цепь, растущая из груди призрака и удерживающая его в мире живых. Классические призраки, прикованные к одному месту или человеку. Вот только увидеть их было весьма проблематично, так как для этого действа нужно и при жизни было обладать приличным запасом духовной энергии.
   Так вот, если бы эти души так и оставались в мире живых, то от них там бы уже было не протолкнуться. Но они не задерживаются там надолго. Представьте, что вы умерли и теперь можете только со стороны наблюдать за дорогими вам вещами. Только наблюдать за тем, что вам было дорого и не иметь никакой возможности повлиять на происходящее. Понятно, что такую душу со временем начинает охватывать отчаяние, и Цепь Судьбы, привязывающая их к миру живых, начинает разрушаться. Только вот с уничтожением цепи они не перемещаются в Общество Душ, их отчаяние так сильно, что захватывает душу с головой и превращает ее в бездушного монстра с пустотой вместо сердца. Пустой... Новоявленного монстра выкидывает в третий мир - Уэко Мундо, где и обитают его сородичи. В мире-пустыне, наполненным монстрами без чувств остается только уничтожать и поедать себе подобных, в попытке затянуть сосущее чувство пустоты в груди. Но самый лакомый деликатес для них - полноценные души. В его поисках они прорываются в мир живых или же в Общество Душ и начинают свое пиршество.
   А вот теперь я подошел к главной теме нашего разговора - боги смерти или шинигами. Всё началось около двух тысяч лет назад, когда невообразимо сильный человек Ямомото Генрюусай основал Готей 13 и Академию Шинигами. Он сплотил вокруг себя все сильные души, которые только смог найти и организовал полувоенную организацию, состоящую из 13 отрядов, цели которой тогда ещё не были полностью сформированы. Постепенно учеников в Академии становилось всё больше, выпускники начали входить в силу и Ямомото отстранился от обучения молодежи, занявшись организационными моментами. За неполную тысячу лет он превратил Готей 13 из небольшой горстки шинигами в могущественную военную силу, вокруг которой был выстроен город Сейритей, где жили старейшие души, основавшие благородные дома, и шинигами. К этому времени всем заправлял Совет 46 (сорока шести), осуществляя все три ветви власти, оставляя на Ямомото командование над военными силами. Неподконтрольной совету оставалась только Академия. Настоящим шоком для меня оказалось то, что Ямомото до сих пор занимает свой пост. Сколько же ему лет?
   Параллельно становлению Готея 13, за стенами Сейритея стал возникать огромный пригород - Руконгай. Ведь куда умершим душам притягиваться, как не к самому большому их скоплению? Сейчас он разросся до восьмидесяти огромных округов, где и обитала основная масса жителей Общества Душ.
   Также Тору пояснил мне смысл работы шинигами, который заключался в поддержании равновесия между миром живых и миром мертвых. Ведь если равновесие начнет нарушаться, то последствия могут быть необратимы, вплоть до конца света. Еще в обязанности богов смерти входит патрулирование мира живых на предмет задержавшихся душ и защита мирного населения от прорвавшихся пустых. Как оказалось, пустые, в отличие от призраков, хоть и невидимы, но вполне материальны. Так что без работы Готей не сидит. Что интересно, само Общество Душ они патрулируют редко и то, постольку-поскольку, хотя пустых и тут довольно много.
   Узнал я и про способности шинигами, по мере перечисления которых у меня все ярче разгорались глаза от нетерпения. Мерцающие шаги, позволяющие перемещаться с умопомрачительной скоростью, различные типы магии или кидо и наконец, самое главное - занпакто. Меч души или духовный меч, воплощение души шинигами в оружии, которое само по себе живое. А с этапами развития дарит своему хозяину кучу бонусов. К сожалению, Тору не достиг этих этапов и продемонстрировать мне ничего не смог, что без сомнения очень печально.
   Получив столько информации за раз, мне нужно было всё тщательно обдумать. Заметив, что я больше не допекаю его с вопросами, Танаки облегченно вздохнул, и дальше мы шли уже в тишине. А дорога все тянулась и тянулась, без единого поворота или же развилки.
   Через час неторопливого шага я заметил черную точку, догоняющую нас по дороге, о чем не преминул сообщить своему спутнику. Отойдя за спину Тору, на данный момент именно он единственный боеспособный член нашего дуэта, я внимательно следил за тем, что нас нагоняло. Но предосторожности были лишними, минут через пять с нами поравнялась телега со стариком, который добродушно предложил нас подкинуть. Видимо, кроме телеги красть у него было нечего, раз он так неосторожно предлагает прокатить двух незнакомых парней, один из которых вооружен. Но отказываться мы благоразумно не стали, а быстренько запрыгнули на жесткие доски, которые тут же немилосердно затряслись, едва стоило лошади тронуться с места. Вытащив из рюкзака палатку и спальник мы примостились на мягкое и дальше ехали с хоть каким-то комфортом.
   Старик оказался любопытным малым и прочно насел на нас с расспросами. Кто такие? Откуда и куда? С какой целью? Но все в такой непринужденной форме и так быстро, что было понятно - ответы ему и не нужны, необходим только благодарный слушатель. Тем более он и слова вымолвить Тору не дал, который только определился с ответами, и сразу ответил на все эти вопросы сам.
   Звали старика Удо, очнулся он здесь лет тридцать тому назад уже в таком дряхлом теле. Видимо, умер он всё же от старости и тело здесь получил такое же немощное, как и то, которое покинул после смерти. На что он и жаловался, так как на первых порах выжить старику тут было проблематично. Ему повезло, что с улицы его подобрала сжалившаяся девушка, которую он сейчас иначе как внучкой и не называл. Состояние Удо не позволяло ему заниматься тяжелым физическим трудом, так вот он и освоил плетение на дому. Плел корзины, коврики, различную обувь, чем занимается и до сих пор. Да и сейчас возвращается из соседнего городка, подчистую продав свой нехитрый товар.
   - Только вот денег у меня с собой нету, у тамошнего кузнеца все оставил. Заказ сделал на браслетик красивый. У внучки день рождения скоро, вот я и готовлюсь помаленьку, - хоть мы и не собирались покушаться на его добро, но старик, видимо решил подстраховаться и уверить нас в том, что брать с него нечего.
   - Удо-сан, а долго нам еще до города вашего ехать? - подал голос Тору.
   - Да нет, почитай лесочек покажется, так доехали. Прямо за ним городок стоит, Дате называется. Тысяч пять нас там живет, а еду я с Кумо, это уже город побольше, да и на торговлю туда все съезжаются, хотя самый большой это Одава, но до него ехать далеко, да и народу там шибко много. В десять раз больше чем Дате, а может и в пятнадцать. Ездил я туда торговать, так ограбили старика на дороге, пустой их сожри, - сплюнул Удо, потирая бок. Видно, что без боя он свой скарб не отдал, храбрый нам попался возничий. В это время вдалеке замаячил темный массив. Оживившись, старик ткнул пальцем вперед: - Вон лесок-то. Скоро доедем, с внучкой вас познакомлю, она у меня красавица.
   - Слушай, дед, а где у вас остановиться можно? Есть где-нибудь домик пустой на окраине?
   - Есть, от чего ж не быть. Вам если ночь только переночевать, так у нас устроиться можете - места много, не потеснимся.
   - Мы в доме переночуем. Обживаться начнем, - и уже обращаясь ко мне: - Думаю дальше искать не будем, городок маленький, подходит, рядом местный центр торговли, а в Одаву в крайнем случае выбираться будем.
   Возражений у меня не было. Хотя в последнее время у меня вообще никаких возражений от меня не поступало, создавалось впечатление, что меня ведут как бычка на веревочке, и чувство это не из приятных. Нужно в темпе вживаться в местный быт, чтобы иметь хоть какое-то представление о происходящем. Тем временем, пока я предавался невеселым мыслям, старик обрадовано описывал Тору все положительные стороны от того, что мы поселимся именно в Дате, короче говоря - проводил агитационную кампанию. Танаки внимательно слушал и иногда задавал наводящие вопросы по поводу того, что можно приобрести в Кумо. Также поинтересовался у старика, когда тот поедет опять с товаром. Получив примерный срок в четыре дня, он удовлетворенно кивнул и опять погрузился в какие-то свои мысли.
   - А твой друг-то немой что ли? - спросил старик, заинтересованно поглядывая в мою сторону.
   - Нет, что вы. Меня, кстати, Хироши зовут, а это Тору. Ученый он, а я его ассистент, - мы ведь так и не представились, что было несколько невежливо. Тору в ответ на мои слова только утвердительно кивнул.
   Старик заинтересованно взглянул на Танаки, но промолчал. Видимо, решил не отвлекать достопочтенного ученого мужа от его умных мыслей. Дальнейший путь до леса мы проделали в молчании, разве что Удо погонял лошадь, в стремлении быстрее добраться до дома. Обиженно фыркнув на очередное понукание, животное прибавило ходу и вынесло нас к стенам города. Да, в отличие от виденного мною поселения, тут была высокая, метров трех в высоту, стена, полностью сделанная из стволов деревьев. Местами она носила следы ударов по ней чем-то огромным или же виднелись опаленные участки стены. Около ворот суетились мужики, которые, судя по всему, ставили створки. Один из них заметил приближающуюся телегу и вышел встречать нас.
   - Старик Удо! - обрадовано воскликнул встречающий. - Как добрался? А то у нас пустой только как полчаса назад в сторону дороги уковылял. Здоровый чертяка, створку проломил, а тут мы его на копья. Чуть в маску не попали, ну он и отступил. Только вот боялись, кабы чего с тобой не приключилось. Нас же Нана со свету сживет, если узнает, что мы пустого на деда выгнали.
   Пока мы стояли и ждали окончания ремонтных работ, мужичок расспрашивал Удо о новостях из большого города, через какое-то время добрались и до нас. Узнав, что мы собираемся остановиться тут на довольно продолжительное время и нам нужен дом, новый знакомый решил, что Удо не стоит заставлять волноваться родных и кататься с нами, подбирая жилье, так как у него как раз есть немного свободного времени и роль своеобразного гида по не такому уж и большому городу он с удовольствием выполнит. На что Тору сразу согласился, видя терзания нашего извозчика, который всё это время нетерпеливо поглядывал в сторону ремонтируемых ворот. Удо только поинтересовался, не обидимся ли мы, а получив отрицательный ответ, радостно улыбнулся, пригласил захаживать в гости и, подстегнув лошадь, отправился к себе. Мы же, сразу повернули налево после входа в город и неторопливо двинулись вдоль стены.
   - Меня Шого зовут, - представился наш новый провожатый, на что мы промолчали, ибо Удо уже успел назвать наши имена, ну а тем временем Шого продолжил: - Очень рад, что вы решили у нас остановиться, всё же нового народу тут маловато, да и старого становится всё меньше. Вам какой дом-то нужен? У нас ассортимент большой, фактически все дома, которые стоят первыми у стены - свободны. Ненужный риск, сами понимаете, поэтому некоторые по пять-семь человек на дом ютятся, зато в центре.
   - Думаю, что дом, наиболее удаленный от основной массы людей - самое то, что нужно. Я всё же ученый и некоторые опыты могут быть довольно опасны, хотя надеюсь обойтись без подобного.
   - Ну тогда я думаю, знаю, что вам нужно, - с долей опаски произнес Шого и, махнув рукой вперед, продолжил: - Там дом стоит, достаточно большой и крепкий, раньше служил чем-то вроде опорного пункта, а потом стену перенесли и он остался не у дел. Поначалу хотели на камень разобрать, но как-то всё руки не доходят. Думаю, что пока можно там остановиться, а потом, если со старейшиной договоритесь, то и себе оставите. Всё же каменные постройки у нас редкость и признак большого дохода, просто так заселиться в такой нельзя.
   - И где же нам найти этого старейшину? - явно заинтересовался этим вариантом Танаки.
   - Да не стоит его искать, он сам завтра к вам придет. Он всех новеньких лично встречает. Заодно с ним и поговорите. Так что сегодня отдыхайте, осматривайтесь, можете окружающие дома посмотреть, там все свободные. А вот и он, видите вон та крыша, самая высокая? Тут уж сами дойдете, а я к старику Удо схожу, посидим, побеседуем.
   - Спасибо, Шого-сан, передавайте привет Удо-сану и заходите в гости.
   - Ну вы обживайтесь, а за нами дело не станет, обязательно заглянем.
   Махнув рукой, Шого скрылся в первом же переулке, ну а мы продолжили наше неторопливое шествие к возвышающейся впереди крыше. Вышли мы к дому минут через десять и сразу поняли почему тут никто не селится. Коренастая каменная коробка возвышалась над обломками деревянных домов, да и сами каменные стены носили следы ударов по ним чем-то тяжелым, где-то виднелись темные пятна гари.
   - Придется разгребать эти завалы дерева, - задумчиво протянул Тору.
   - Будут мешать?
   - Неэстетично.
   - Ну тогда конечно.
   - Пойдем, Хироши, посмотрим, как там внутри, - позвал меня Танаки и, не дожидаясь моей реакции, двинул вперед, аккуратно обходя торчащие обломки досок.
   Вход оказался с другой стороны и представлял собой просто дыру в каменной стене, с торчащими из кладки петлями, самой двери не наблюдалось. Внутри всё было тоже темно и тоскливо, так как всеми источниками света служили отверстия в крыше, обычных окон тут не было. Зато нашлась лестница в подвал, который оказался довольно-таки большим и тоже был обложен камнем.
   - Думаю, мы нашли место под твою лабораторию, - сказал я задумчиво осматривающемуся Тору.
   - Да, этот дом подходит, теперь найдем что-нибудь пригодное для житья.
   Скинув рюкзак в подвале, Тору вышел на улицу и повел меня к ближайшему целому дому - обычной хижине из бревен. Пробежав по комнатам, он удовлетворенно кивнул мне.
   - Ну, ты обустраивайся тут, а я начну приводить в порядок лабораторию.
   - Я думал, что мы и жить там будем, - недоуменно сказал я.
   - Ну, я тоже так думал, но раз есть варианты, то почему бы ими не воспользоваться? Короче, с тебя жилье, с меня лаборатория. До вечера должны управиться. За работу!
  
   Отступление
  
   - Как всё прошло Шого?
   - Пустой был не очень силен, Изава-сан, удалось обойтись без потерь, только сломанные створки. Очередные. Сейчас горожане делают новые, запасные поставили в проем.
   - Опять пустые, в последнее время их явно стало больше. Нужны новые меры безопасности, может всё же начать разрабатывать каменоломни? Как думаешь Шого? Каменные стены понадежнее будут.
   - У нас не так много людей, чтобы распылять и так невеликие силы. Ближайшие залежи камней далековато и рабочие будут в постоянной опасности. Если нападет пустой, мы понесем значительные потери.
   - Я понимаю, Шого, но уже готов ухватиться за единственный призрачный шанс хоть как-то защититься.
   - Вообще-то есть интересный вариант...
   - Я слушаю.
   - Сегодня вместе с Удо приехали два человека, говорят, что ученый и его помощник. Вот только ученый в одеждах шинигами, и катана при нем имеется.
   - А второй?
   - Новенький, явно видно, одеждой еще разжиться не успел. Не знаю, почему с ним носится шинигами, но он тоже должен быть не так прост. Я им посоветовал осесть в старом южном опорном пункте, сказал, что вы завтра к ним подойдете.
   - Если это настоящий шинигами... Ты понимаешь, что это значит?
   - Да, Изава-сан, нельзя терять такой шанс.
  
  Глава 7.
  
   Привести оба помещения в порядок до наступления темноты мы не успели, хотя нас никто не тревожил и в работу мы погрузились с головой. С различным мусором проблем не возникло, он выкидывался из всех имеющихся проемов, как окон, так и просто дыр в стенах, а потом оттаскивался подальше. Сложности возникли на конечном этапе уборки, когда оказалось, что кроме голых стен, в домишке ничего больше не было, да и различные проломы в стенах вкупе с подгнившими досками в полу не добавляли домашнего уюта. И хотя строительных материалов за окном было в избытке, хоть какие-то инструменты отсутствовали. Пришлось даже побегать по окружающим строениям, но их состояние фактически ничем не отличалось от уже убранного.
   Тору нашелся в подвале своей новоявленной лаборатории, занятый рисованием на стенах. Непонятные иероглифы вспыхивали и сразу же гасли за широкой кисточкой, порхающей над голым камнем. Понаблюдав за этим процессом, я всё же осмотрелся: подвал освещали летающие зеленые огоньки, хаотично передвигающиеся под потолком, гладкий каменный пол был чисто вычищен и на нем виднелся сложный, словно выжженный узор, который Тору и продолжал на стенах. Тут один из огоньков, пролетая мимо меня, заколебался и с глухим звуком лопнул, привлекая внимание шинигами.
   - Чего тебе, Хироши? Закончил уже?
   - Только с уборкой, но небольшой ремонт не помешал бы, да и кое-какая мебель лишней не будет, - почесал я свою шевелюру и задумчиво добавил: - Помыться бы ещё.
   - Не всё сразу, мой юный ученик. И Сейритей не сразу строился. Если сейчас не занят, то убери тут верхние помещения, мне здесь еще полночи торчать, - печально вздохнув, он опять взялся за кисть.
   Принявшись за уборку снова, я имел возможность более тщательней разглядеть будущее рабочее место нашего ученого. Это была фактически маленькая крепость. Хоть окон и правда не было, что в преддверии вечера немного осложняло работу, но нашлись своеобразные бойницы, закрытые изнутри металлическими пластинами, которые знатно приржавели к направляющим, а некоторые отодрать так и не удалось. Над входом, как я понял, должна была быть решетка, поднимаемая и опускаемая специальным воротом, но сейчас пазы были пусты и оставалось только догадываться, куда она делась.
   После наступления темноты я заглянул к Тору, который так и не вылезал из подвала, и застал его за тем же занятием. Теперь стены и пол покрывала очень плотная вязь символов, продолжающая пополняться кистью Танаки. На вопрос, требуется ли ему помощь, он ответил отказом и посоветовал мне ложиться спать, чем, собственно, я и занялся, без зазрения совести вытащив из его рюкзака спальный мешок.
   Утром меня разбудили голоса, исходящие откуда-то снаружи. Закинув в рот первый попавшийся под руку камешек, я выбрался из спального мешка и вышел на улицу, где и встал, зажмурившись от яркого солнца. Проморгавшись, я заметил довольного Тору и мужика, идущего в сторону основной массы строений.
   - Кто это был?
   - О, ты уже проснулся Хироши-кун? С добрым утром.
   - С добрым утром, Тору. Ну так всё же, что за человек?
   - Местный староста, Изава-сан. Приходил поприветствовать новых поселенцев. И знаешь, Хироши, - он похлопал по каменной стене, - этот дом, впрочем как и любой другой здесь, - теперь наш. А еще мне обещали доставить всё необходимое оборудование, которое тут только можно найти, - так и лучился довольством Танаки. - А взамен попросили сущий пустяк - долговременную защиту от пустых. Я же шинигами, как-никак.
   - Извини, Тору, но если ты не забыл, то мы еле ноги унесли от того монстра, - скептично смерил взглядом я героя-защитника.
   - Пустяки, сейчас пробежимся по городку, наберем учеников и подготовим из них элитный кидо-отряд. Карт-бланш от старосты имеется. Вот Шого-сан подойдет, так и отправимся, - светился энтузиазмом шинигами.
   - Ты хочешь научить местных магии?
   - Кидо. И не только местных, если с тобой всё получится, то будете учиться все вместе. В Академии обучение тоже шло группами, не думаю, что для меня составит большую сложность повторить стандартную программу. Ну, ты пока посиди тут, я спущусь, доделаю печать. Если Шого-сан подойдет раньше, чем я освобожусь, попроси его подождать.
   Развернувшись, Тору скрылся в полутьме своей лаборатории, насвистывая жизнерадостный мотивчик. Я же, чтобы не просиживать всё это время попусту, оттаскивал потихоньку мусор подальше, попутно сортируя на пригодные к применению материалы и, соответственно, непригодные. Через некоторое время подошел Шого, которому, поздоровавшись, передал слова Танаки. Наш проводник решил не сидеть в сторонке и тоже подключился к разбору завалов. К тому времени, как освободился Тору, площадка перед его лабораторией приобрела божеский вид. А наша парочка была наоборот запылена и представляла из себя жалкое зрелище, как впрочем, и измазанный в чернилах шинигами.
   Обменявшись приветствиями, сразу отправились в путь. Я шел сзади говоривших друг с дружкой Тору и Шого, поглядывая по сторонам и мечтая о том, как будет круто, когда я выучу местную магию или кидо. Задумавшись, не заметил, как мы вышли на более-менее оживленную улицу и очнулся только тогда, когда рядом пробежали веселые ребятишки лет 8-10 на вид, играющие в догонялки. Тем временем разговор моих попутчиков затих и Танаки начал внимательно посматривать по сторонам. Пройдя улицу до конца, под пристальным вниманием местных жителей, мы перешли на следующую и двинули уже в другую сторону. Иногда Тору замирал, но покачав головой, шел дальше. В таком темпе мы прошли уже около шести улиц, собрав за собой приличную толпу зевак, прежде чем шинигами окончательно встал и, задумавшись, подошел к одному из домов. Постояв, он утвердительно кивнул Шого, который тут же что-то записал на листок бумаги, а затем наше шествие продолжилось.
   Таким образом на листочке появилось около восьми записей, после того, как мы увидели противоположную стену города. После чего Шого поблагодарил нас и поспешил к старосте, решать какие-то свои вопросы.
   - И что это было, Тору? - я не отвлекал шинигами от его манипуляций, но сейчас задал вопрос, интересующий меня всю нашу дорогу.
   - Ну, мы сейчас составили список тех, кто теоретически может использовать кидо. С ними потом поговорит Изава-сан, всё же у него авторитета больше, чем у двух незнакомцев, которые тут без году неделя. А сейчас идем в лабораторию, сегодня я хочу кое-что попробовать.
   Развернувшись, мы отправились обратно, но уже просто проходя все улицы насквозь через переулки и до нашей лаборатории добрались довольно быстро. Не теряя времени, Тору потащил меня в подвал, где передо мной открылась огромная печать, покрывающая абсолютно все стены, пол и потолок, даже на закрывшейся за нами металлической двери были видны черные линии рисунка.
   - Впечатляет, не так ли? Это многофункциональная печать, шинигами, который изобрел её был настоящим гением своего дела. Сейчас, конечно, имеется куча более продвинутого оборудования, которая выполняет те же функции на более высоком уровне, но как малобюджетный и походной вариант эта печать идеальна. Ты пока ложись в середину рисунка, где линии образуют овал, если уместишься в него полностью, то будет совсем замечательно.
   Проследовав указаниям Тору, я прошествовал в центр зала и улегся на холодный пол, подобрав руки и ноги поближе к телу. Но в печать уместился, всё же я сейчас не отличаюсь большими габаритами.
   - Ну и что дальше? - посмотрел я в сторону шинигами, который в это время сидел недалеко от меня и прикладывал руки к полу. Линии печати под его ладонями светились мягким желтоватым светом.
   - Ты знаешь как устроены души, Хироши?
   - Откуда? Я про то, что они вообще существуют узнал неделю назад, - одарил я возмущенным взглядом Тору.
   - И я тоже не знаю, - окончательно добил меня этот шинигами, - никто не знает. Хотя и материала для исследования куча, но все равно не получается продвинуться в их изучении дальше определенной точки. Зато существует общеизвестный факт, о котором знает любой первокурсник Академии. В душе шинигами, да и вообще любого человека существует свой собственный мир, отражение всей сущности человека. У шинигами в нем образуется личность занпакто, которая вносит некоторое оживление в пустующее пространство. У обычного человека внутренний мир обычно немного запущен, и поэтому придется поискать сущность проблемы.
   - Что ты имеешь в виду? - окончательно запутался я.
   - С помощью этой печати я затолкну тебя в твой внутренний мир. Бояться ничего не стоит, это суть твоей души и опасаться там нечего. В твою задачу входит найти что-нибудь необычное, посмотри и бегом назад.
   - И как оттуда мне вернуться?
   - Понятия не имею. Это же твоя душа, может там где-нибудь табличка 'Выход' есть, я не знаю. В крайнем случае, просто захоти оттуда выйти. Короче, проблемы это составить не должно. Приготовься, печать почти готова.
   Я замолчал, обдумывая ситуацию, в принципе, если судить по словам Тору опасаться мне совершенно нечего. Но страх всё равно ютился на задворках сознания, смешивая мысли едкими репликами. А в следующий момент свет от рук Танаки распространился на всю печать, заставив подвал наполниться равномерным желтым светом. Зеленые огоньки, служащие источником света, лопнули и растаяли дымком. А линии между тем светились всё сильнее, пока в какой-то момент не вспыхнули яркой вспышкой, резанув по глазам и заставив их резко закрыться.
   После того, как разноцветные круги перестали мелькать в глазах, а навернувшиеся слезы были успешно смахнуты рукой, перед моим взором предстала стена тумана. Сплошной, очень плотный туман, в котором, чтобы разглядеть руки, нужно поднести их к самому лицу, и больше ничего.
   - Какой-то совсем унылый у меня внутренний мир. И как мне тут что-то искать? - пробормотал я себе под нос. Разумеется, ответа мне не последовало. Печально вздохнув, я двинулся вперед, ступая поначалу осторожно, боясь обо что-то споткнуться, но потом перестал опасаться и бодро зашагал в неизвестность.
   Я шел по своему субъективному ощущению уже около часа, насвистывая какой-то незатейливый мотивчик и собирался уже попытаться вернуться назад, тогда как услышал это:
   - РРАААРХ! - громкий рык яростного существа всколыхнул туман и заставил сжаться в ужасе всю мою сущность. Я забыл про попытки к возвращению из этого кошмара, в голове стучал только единственный способ спастись - бежать, бежать отсюда как можно быстрее! И я побежал, изо всех своих сил я старался спастись от того, что скрывал туман.
   Я лежал на полу и хрипло дышал, ноги уже не могли двигаться, горло и легкие раздирало, словно когтистой лапой неведомого монстра. Тот ужасающий, первобытный страх прошел, и я смог связно мыслить.
   - Безопасно тут, как же, - с трудом приподнимаясь, произнес я в преследующий меня туман. Подо мной оказался бело-красный мозаичный пол, с черными прожилками между элементами мозаики, хотя когда я сюда попал, под ногами была только ровная земля с небольшими островками зеленой травы.
   - Значит, куда-то я всё же пришел, - сделал я для себя такой вывод. Но продолжать путешествие по своему 'безопасному' внутреннему миру уже не хотелось.
   Вот только выхода отсюда не наблюдается, а просто желание покинуть это место не работает. Ну и что мне делать? Как будто в ответ на мой немой вопрос в тумане показалась человеческая фигура: темный силуэт проглядывался на самой грани видимости и выглядел он довольно-таки внушительно. Но долго стоять этот человек не стал. Человек ли, задался я вопросом, услышав звяканье металла по камню, когда он начал движение. Заметив же, что я не двинулся с места, фигура встала на месте, и я почувствовал её взор на себе. Решив, что терять мне уже нечего, я с трудом поднялся и двинулся за своим проводником. Все попытки догнать его оставались бесплодными, как был всего лишь темным силуэтом на периферии восприятия, этим силуэтом и остался, иногда вообще исчезая из поля видимости. Так и шли.
   - Звяк, звяк, звяк, - монотонно раздавалось откуда-то спереди.
   - Нет тут никого, как же; безопасно тут, ага; небольшой бардак возможен, ну-ну, бормотал я, уткнувшись носом в пол. За самокопанием я не понял, что надоедливого звяканья нет, и силуэт моего проводника тоже исчез, зато спереди туман немного светлее, чем в других местах. Видимо меня привели туда, куда и планировали, ну что же, посмотрим.
   Спустя несколько минут ходьбы я вышел на своеобразный островок чистого воздуха, посреди океана тумана. Центром островка служили огромные песочные часы, лежащие на боку, сделанные полностью из прозрачного стекла или чего-то подобного. В одной половине перекатывалась своеобразная белая плазма, в то время как в другой властвовала ярко-красная, а от середины часов, из отверстия, соединявшего две части, расходились волны черной энергии, которые успешно растворялись в преобладающих цветах.
   То, что это и есть моя запертая энергия было понятно с того момента, как только я вообще увидел данную конструкцию. Но что мне с ней делать? И что с ней вообще не так? Подойдя ближе к этим своеобразным песочным часам, я, пересилив опасения, приложил руку к холодному стеклу и... ничего. Я вообще ничего не почувствовал, стекло, как стекло, хотя за этой тонкой стенкой внушительно перекатываются мощные потоки энергии или по-другому реацу.
   Обойдя по кругу скопление своей энергии я не нашел никаких зацепок, на то, что же мне с ней делать. Я пытался царапать стеклянные стенки, постукивать, а осмелев так и бить изо всех сил по ним. Но я оставил только кровавые следы на фоне белоснежной реацу от сбитых в кровь костяшек.
   Сколько я уже тут? День? Два? Неделю? Сон, на который у меня было столько надежд в плане возвращения в реальный мир, не приходил. Мне оставалось только смотреть на стену тумана, да иногда пытаться разбить это стекло, которое и не думало поддаваться. Уходить отсюда куда-либо еще было бессмысленно, так как моя цель была прямо под носом, но достичь ее не удавалось.
   - Мне нужна сила, чтобы выбраться отсюда! - мой крик пронесся по чистому участку зала и заглох в тумане, не оставив после себя даже эха. Очередная попытка разбить тюрьму своей реацу ничего не дала. Это стекло словно издевалось надо мной, показывая доступность моей энергии, но не давая и шанса заполучить её.
   Словно в ответ на мой призыв, бело-красные элементы напольной мозаики стали испускать слабый свет. На время забыв о насущных проблемах, я присел на корточки и провел пальцем по полу, на что свет, испускаемый мозаикой, словно получил какой-то сигнал и рванул к моей правой руке, окутав ее своеобразным коконом из энергии. Я с опаской смотрел на это светопреставление, но ничего такого не происходило, свет просто окутывал руку красно-белыми потоками, а потом просто исчез, оставив после себя приятную тяжесть. На руке красовалась черная металлическая перчатка из большого количества сегментов, словно из какого-то фантастического фильма. Но ее предназначение не оставляло большого пространства для размышления, развернувшись лицом к своей запертой реацу, я без особых размышлений с размаху ударил по стеклу. Перчатка разлетелась после первого же удара, а по стеклу пошли трещины, которые все разветвлялись и разветвлялись. Через них стали прорываться порывы энергии, и были они не так приятны, как те, что образовали перчатку. Стало тяжело дышать и меня потащило к фактически уже свободной энергии, вот только чувствовалось, что стоит мне приблизиться, как меня разорвет моей же энергией.
   Развернувшись, я попытался убежать в сторону тумана, который стал тоже подтягиваться к бушующей энергии, но ноги уже скользили по полу и я смог продвинуться максимум метра на два. Я уже держался из последних сил, а притяжение все возрастало. Простоял я еще секунд десять, а потом меня просто подняло воздух и только рука в латной перчатке, схватившая мою правую, удержала меня от распыления на атомы. Того, кто спас меня видно не было из-за клубившегося вокруг тумана, но он обладал чудовищной силой, вытаскивая меня из эпицентра буйства силы, не испытывая при этом никаких трудностей.
   - Кто ты? - пытался докричаться я до своего спасителя.
   - Кто я? Я твой ангел-хранитель, Хироши, - голос, раздававшийся из глубин тумана был смутно знаком. В следующий момент рука неизвестного сильнее сжала мою, и он дернул меня на себя. Вокруг сомкнулись белые крылья.
   - Похоже, и впрямь ангел, - было последней моей репликой, а после сознание покинуло меня.
  
   ***
  
   Танаки Тору сидел в управляющем контуре печати и фиксировал поступающие данные о состоянии лежащего перед ним человека. На то, что он реально сможет с первого раза решить свою проблему он и не рассчитывал. Но попытка не пытка, не так ли? Так что пусть попробует, а Тору тем временем просканирует строение его организма. Всё же механизм расщепления реацу весьма необычен.
   После обработки первоначальных данных, поступивших от печати, юный шинигами только присвистнул от удивления: анализируемое тело было просто набором органов, связь между которыми проглядывалась весьма смутно. И на данный момент он видел только один способ убить этого человека - отрезать голову, хотя даже тут его мучали сомнения. Что же будет с ним, если до него доберется маньяк Маюри? Проще тут его прикончить, из жалости, или отговорить от идеи поступления в Академию. Но до того времени, когда он начнет собираться, время еще есть, возможно появятся идеи, так что не стоит этим сейчас голову забивать. Нужно сосредоточиться на данных...
   Спустя некоторое время Тору встрепенулся, данные начали сигнализировать о изменениях в организме сканируемого. Негативные изменения: учащение дыхания, повышенное давление, проявление внешних дефектов физической оболочки. На последнем Танаки внимательно присмотрелся к лежащему перед ним Хироши, около рук которого начали растекаться лужицы крови.
   - Что же с ним происходит? - в голосе ученого слышалось нешуточное волнение. Линии печати налились светом, проводя более глубокое сканирование, параллельно пытаясь вернуть Хироши в реальный мир, но любое воздействие блокировалось. Печать тем временем разгорелась на максимальную мощность, не прекращая попыток воздействовать на его сознание, но все было тщетно. Внезапно линии мигнули, еще раз.
   - Такие перепады реацу? - с ужасом Тору смотрел на закручивающееся сияние вокруг тела, лежащего в центре печати. Опомнившись, он свернул все функции печати, переведя все доступные мощности на защитный режим.
   Реацу продолжала закручиваться в столб энергии, окруживший лежащего. Красные и белые всполохи, разбавленные черным достигали потолка подвала и поглощались работающей печатью. Но она не справлялась с такими объемами духовной силы и потолок начал идти трещинами.
   Кончилось все так же быстро, как и началось. Реацу просто рассеялась, поглощаемая всё ещё работающей печатью. Вспотевший Тору просто рухнул на спину и тяжело задышал. Никогда он не был еще так близок к смерти. Стоило ему только выйти из управляющего контура, как его просто раздавило бы это духовное давление. Но зато, его новый знакомый все же решил свою проблему.
   Тяжело поднявшись, опираясь на дрожащие руки, Танаки подошел к Хироши, чтобы увидеть, что у того в правой руке зажата катана, с лезвием, отливающем синевой, тут же валялись и его ножны.
   - Неужели занпакто? Но как? - вопросы у Тору множились в геометрической прогрессии. И он догадывался, кто может на них ответить.
  
   ***
  
   Я открыл глаза, и первым, что увидел, был потолок испещренный трещинами и едва светящимися линиями печати, которая отправила меня в мой внутренний мир. Правая рука еще помнила твердость руки моего спасителя, всё же сжимал он мою руку довольно сильно, до хруста костей. Попытавшись подвигать пальцами, обнаружил в ней чужеродный предмет.
   - Это то, что я думаю? - спросил я у Тору, который нашелся рядом, разглядывая тонкую катану с треугольной гардой и полуторной рукоятью. В руке она сидела идеально. Привстав, обнаружил рядом ножны и отточенным движением, как будто всегда так делал загнал в них свой занпакто. Сомнений в том, чем является этот меч у меня уже не было.
   - Да, я думаю это твой духовный меч. Но откуда он у тебя? Что там произошло? - насел на меня Танаки. Не обращая на него особого внимания, я осматривал свое тело: руки и ноги были налиты тугой силой, да и во всем организме чувствовалась бурлящая энергия. Прислушавшись к себе, я ощутил в районе груди ту самую гантельку, только сейчас она была не в пример больше и постоянно излучала равномерное сияние, которое распределялось по телу и наполняло меня этой самой силой. Мысленно потянувшись к своим источникам, с удовольствием отметил, что они охотно откликаются, меняя интенсивность излучения или же посылая конкретные его порции в определенную часть тела. Так накачав немного реацу в левую руку отметил, что она начинает у меня светится в реальном. Тору вместе со мной заворожено смотрел на сполохи энергии, гуляющие по моему предплечью.
   - Получилось, - констатировал он факт.
   - Угу.
   - А теперь подробно опиши мне то, что с тобой происходило, я пока запущу печать. Надеюсь, что она не сильно повреждена, - с этими словами Тору сел обратно на свое место.
   Рассказ не занял много времени, описал я ему всё красочно, в лицах. Особенно делая упор на то, что кто-то мне обещал тихую прогулку по безопасному и пустынному месту. На что Тору просто не обратил внимания, конспектируя мой рассказ, изредка поглядывая на линии, которые опять налились мягким желтоватым светом. Позже последовали просьбы погонять реацу по телу, описать процесс, ощущения, какие-либо странности в организме. На что я ему давал предельно емкие и красочные ответы, находясь еще под впечатлением от пережитого ужаса.
   - На сегодня хватит, да и стемнело давно уже. Пойдем, нам обоим нужен отдых. Завтра разберемся что к чему, - Тору устало вздохнул и тяжело поднялся с пола.
   - Не имею никаких возражений.
   Я лежал, завернутый в палатку с ножнами в обнимку. От меча исходило странное тепло, приятное и необъяснимое чувство. Занпакто, как же тебя зовут? Мой ангел-хранитель...
  
Оценка: 5.40*21  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Д.Соул "Не все леди хотят замуж. Игра Шарлотты"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Eo-one "Что доктор прописал"(Киберпанк) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"