Рейн Елена: другие произведения.

Второй шанс

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!



  • Аннотация:
    Если тебя ранили так, что не можешь не помнить, забрали то, чем жила, убили то, во что верила, можно ли жить дальше? Надежда не думает над этими вопросами, она живет... доказывая себе и всем, что мы сами меняем свои судьбы. Но на празднике ее прошлое врывается снежной бурей, разрушая новую жизнь и вскрывая старые обиды. Есть ли шанс все простить и быть вместе с любимым человеком, когда сердце сжимается от боли и разочарования? ЗАКОНЧЕНО. Текст выложен не полностью.

  
  Второй шанс [Елена Рейн]
  
  
  Елена Рейн
  
  ВТОРОЙ ШАНС
  
  
  ГЛАВА 1
  
  Молодая женщина сидела за столом и задумчиво смотрела на маленькую елочку, подаренную ей акушеркой Евгенией Петровной. Кто бы знал, что эта единственная прелесть напоминала Наде о том, что через шесть часов уже будет новый год. Да по идее она уже с девяти часов утра должна отсыпаться дома после бессонной ночи, так как мамочки роддома сегодня всю ночь трудились, и теперь в палатах на двенадцать малышей больше.
  Надежда закрыла глаза и, положив пальцы на виски, стала их массировать. Конечно, Новый год - замечательный праздник для всех, а она старалась в этот день работать, чтобы не вспоминать о том, что когда-то было и не давало ей спокойно жить до сих пор.
  Раздалась мелодия телефонного звонка, по которой она определила абонента. Стас. Женщина подняла голову вверх и, открыв глаза, заставила себя взять трубку.
  - Да, милый... - произнесла она, стараясь, чтобы ее голос не дрожал и звучал радостно, но, к сожалению, у нее это совсем не получилось.
  - Надюша! Родная! Но почему еще на работе? Сегодня такой день, а ты торчишь там.
  - Прости, работы много очень.
  - Но ведь ты сегодня не работаешь?! А ты до сих пор там.
  - Малыши не спрашивают, когда им появляться на свет, - сказала она, проводя пальцами по маленьким искусственным иголочкам.
  - Нет, так не пойдет. Конечно, это здорово - рождение детей... для матерей, но у тебя должна быть и своя жизнь. Тем более нас пригласили сегодня в гости.
  - Стас, - резко ответила Надежда, возмущаясь его постоянными бесшабашными поступками, совершенно ей чуждыми... теперь.
  - Милая, пожалуйста. Нас пригласил деловой партнер. Там будет замечательно, я знаю. Обещаю, мы немного посидим и поедем ко мне, чтобы только вдвоем дальше продолжать отмечать праздник. Пойми, я не могу отказаться от любезного приглашения. Без Петрухова я просто не заключу выгодные договора на установку окон в престижных заведениях. Это наше будущее...
  - Стас... - предостерегающе сказала Надя.
  - Знаю, что спешу. И мы только год встречаемся, но почему ты такая? Ведь я не дворник, а деловой предприниматель, который раз сто предлагал узаконить наши отношения и наконец-то жить вместе. А ты всегда молчишь, и твоя работа... Ты там живешь!
  - Давай потом об этом поговорим? Хорошо? Я устала, - ответила женщина, кусая нижнюю губу от неприятного разговора.
  - Хорошо, - буркнул мужчина. - Но ты же поедешь со мной? Надюша, я очень надеюсь. Прошу.
  Она отодвинула немного в сторону телефон и потерла лоб пальцами так, будто хотела проткнуть его насквозь.
  - Хорошо, но там не будет много людей? - с надеждой спросила она.
  - Спасибо, зайка. Знал, что ты не откажешь. Нет, там только семья Петруховых и еще один человек будет. Друг Олега, он в городе проездом, и его пригласили на праздник. Поэтому не волнуйся...
  Надежду мгновенно посетило тревожное предчувствие, и она спросила:
  - Может, все же я пойду домой? А ты... потом...
  - Милая, да все уже смеются, что я не показываю тебя. Не верят, что женщина может мечтать о тихой обстановке, а не бегать по общественным мероприятиям, хвастаясь перспективным женихом.
  Надежда напряглась и честно сказала:
  - Прости, я даже не знаю, что тебе ответить на это...
  - Солнышко, ты скажи только, что поедешь со мной, и я буду счастлив.
  - Да, я поеду... с тобой... к твоим знакомым, - выдавила она, пытаясь при этом улыбаться.
  - Малышка, чувствую, что ты устала. Но обещаю, твою усталость я сниму в мгновение ока. Кстати, сразу туда поедем, или ты не готова?
  Надежда скептически окинула себя взглядом и поняла, что никак не готова. Свитер, строгая юбка - нормальная одежда для повседневных будней, но не для праздника.
  - Нет, я на работе вторые сутки без сна, поэтому не готова. Мне нужно к себе домой: принять душ и переодеться.
  - Да, ты у меня умница. А за сколько ты справишься? - спросил мужчина с огромной надеждой на ответ, порадовавший бы его.
  - Через час я буду полностью готова.
  - Отлично. Умничка! Тогда я подъеду к тебе через час. А может, тебя с работы забрать?
  - Стас, я живу в пяти минутах от работы. Быстрее дойду, - с улыбкой ответила она.
  - Хорошо! Ты у меня самая лучшая дама на земле.
  - Все, пошла собираться, - сказала женщина в надежде, что все красочные эпитеты в ее адрес закончатся. И почему они вместе, если ей так тяжело с ним? Если бы от нее зависело, то этих отношений никогда бы не было. Но Стас умел добиваться поставленной цели, а он считал, что любит Надю...
  - Целую, целую, целую, - сказал мужчина и положил трубку.
  Надежда встала с кресла и двинулась к своей сумке, но тут к ней постучались, и в кабинет вошла Евгения Петровна.
  - Надежда Николаевна, ну я так и знала, что ты до сих пор тут.
  - Что-то случилось? - обеспокоенно спросила Надежда.
  - Нет, все у всех нормально. Одни готовятся, другие рожают, третьи с малышами носятся.
  - Ну, дай бог! - радостно произнесла акушер-гинеколог второй категории.
  - Ой, Надежда, Надежда... Смотрю на тебя и не нарадуюсь. Хорошая ты баба, да только все одна.
  - Ну что вы, Евгения, я вроде как не одна, - тихо сказала Надя.
  - Да? Этот лощеный предприниматель добился-таки своего? Уговорил на свадебку? - радостно спросила акушерка и, не дожидаясь ответа, продолжила: - Хотя не подходит он тебе. Весь какой-то крученый, верченый. Видно, что наглый и такой уж хитровымудренный. Тебе бы спокойного и уравновешенного. Чтобы вы с ним идеально подходили друг другу.
  - И такой мне не подходит, - с улыбкой произнесла Надежда, чувствуя, что сердце сжалось от боли и обиды. - Мне никто не подходит...
  Она сказала, стараясь преподнести все шуткой, но опытная прожженная женщина ответила:
  - Глупости. Тебе уже 28 лет, и ты все боишься создавать пару. Нужно попробовать. Мужика, малыша - что еще бабе нужно?! А ты...
  Надежда не выдержала, крепко сжимая телефон в руке, подошла близко к акушерке и четко произнесла:
  - Нет, Евгения Петровна, в том-то и дело, что не глупости. Я была замужем... И малыш тоже должен был быть. И любовь безумная была. Такая, что готова была кричать от огромного счастья. Но жизнь... она как дает, так и забирает. Поэтому... не хочу я больше такого счастья. До сих пор не оклемалась... хотя прошло уже три года. Я так...
  Зазвонил телефон, и Надежда замерла, поражаясь себе, ведь она впервые заговорила о своей боли, рвущей ее на части, хотя всегда шла вперед, но, видно, как-то плохо старалась, раз не могла забыть о бывшем муже и их жизни.
  - Предприниматель? - спросила Евгения Петровна, пронзительно глядя в глаза Колмаковой Надежде.
  Та кивнула головой, не в силах ничего сказать, переживая, что разревется от бушующих внутри эмоций. Акушерка взяла телефон из рук Надежды и ответила на звонок.
  - Але! Ой, Надежда Николаевна телефончик-то забыла... Да... Нет, не волнуйтесь, у меня перерыв сейчас будет, и забегу к ней. Да, да. Не переживайте, она его в кабинете оставила. Я? Акушерка, Соловьева Евгения Петровна. Угу. Конечно, мне не трудно. Всего доброго. Да, и вас.
  Женщина захлопнула телефон и передала Надежде, та спрятала его в сумку.
  - Ты, Надежда, хорошая баба, но, видно, очень много думаешь. Нельзя жить прошлым и всю жизнь страдать от этого. Пусть прошлое таким и останется, а ты иди дальше и сделай все, чтобы быть счастливой.
  - Я так и делаю... - произнесла Надя.
  - Плохо делаешь, моя дорогая.
  - Ну, как получается.
  - Так вот, я тебе желаю в последние часы этого года встретить свое счастье. А в следующий и последующие любить, быть любимой и жить в радости со своим мужчиной. Будь уверена, так и случится!!!
  Надежда улыбнулась искренней улыбкой и, обняв женщину, прошептала ей спасибо, шедшее от сердца. А потом пошла домой, так как через сорок минут Стас уже будет у ее двери, точный как часы.
  
  ГЛАВА 2
  
  Через тридцать минут девушка надевала на себя новое нижнее белье синего цвета с выбитыми цветочками и приталенное платье до колен. Чулки она обожала носить, поэтому натянула их на стройные ноги, не боясь, что замерзнет. Что там из подъезда до машины, а потом из машины до дома? Не замерзнет... Черную маленькую сумочку Надя взяла с собой и все необходимое в ней для непредвиденных ситуаций: влажные и сухие салфетки, расческу, запасные чулки, гигиеническую помаду и кошелек.
  Волосы у нее были до плеч, и она очень любила свою прическу. Надя обладала густыми вьющимися волосами, поэтому особо ничего не требовалось делать. Но она все-таки подкрутила их круглой расческой для объема, когда сушила. Десять минут - макияж готов, и очень привлекательная женщина улыбнулась себе в зеркале.
  Раздался звонок в дверь. Надежда пошла открывать, полностью готовая к нежеланной, но вынужденной поездке. Мимоходом она улыбнулась и своей однокомнатной квартирке, за которую до сих пор отдавала приличную сумму, выплачивая "доступную" ипотеку. Надя оформила ее три года назад, и еще ей предстояло нести свои обязательства семь долгих лет. Но ничего, главное - не общежитие и не съемные квартиры, где хозяйки почти всегда недовольны жильцами, но надо сказать, что ей такие не попадались. Возможно, потому, что она всегда училась и постоянно находилась на работе, а когда приходила домой, то единственное, на что хватало сил, это принять душ, съесть йогурт и лечь спать. Но... свое есть свое, и никакое доброе отношение это не заменит.
  Жаль, что мама умерла, ведь дочери так не хватало ее. Она часто размышляла о том, что многое сделала бы по-другому, прислушиваясь к советам родного человека, если бы мать была рядом. Но мама оставила ее, так как рак никого не спрашивает. Женщины находятся в большей опасности умереть от рака мочевого пузыря, потому что они часто принимают симптомы этой болезни за инфекцию мочевого пузыря. Так и мама Надежды... Думала на одно, а получилось совсем другое, когда на обследовании, на которое она все же нашла деньги, была диагностирована поздняя стадия рака мочевого пузыря. Солодкина Ольга умерла очень молодой.
  Отец, когда Ольга стала болеть, был рядом, беспрестанно возмущаясь постоянными ее простудными проблемами и неприятным запахом тела, а потом... нашел себе женщину. Устал от того, что за какое-то короткое время молодая красивая женщина превратилась в старуху с вечными болезнями, постоянными упреками, придирками в его адрес, что не могла с ним спать. И он ушел, а ее болезнь как будто почувствовала угнетенное состояние женщины, так как Ольга сдалась, взгляд ее потух, и зараза стала съедать ее еле дышащее здоровье. Мама умерла через четыре месяца, которые провела дома, а последний месяц в больнице, загибаясь от ужасной боли.
  Когда мать умерла, Надежда жила с бабушкой, потому что у отца была уже новая жизнь, его молодая жена ждала ребенка. Жили в деревне, и естественно, больших денег не водилось. Надя уже отчаялась, думала, что не сможет учиться в городе, но тут приехала тетка, родная сестра ее матери, и забрала девушку с собой.
  Тетка работала в диагностическом центре гинекологом высшей квалификационной категории. Она отправила Надю учиться по своим стопам, подключая личные связи. Устроила ее в комнате и навещала раз в месяц, чтобы смотреть за нравственностью племянницы. Лариса Ивановна была очень умной, гордой и сильной женщиной, но, к сожалению, не имела своих деток, отчего "воспитывала" мужа, хорошего человека, любившего ее до беспамятства, даже несмотря на то что у них не было детей. Но мужчина в определенный момент не выдержал жизни без продолжения рода и ушел к другой женщине, родившей ему двоих сыновей. Но потом, что странно и удивительно, Иван вернулся к Ларисе через три года, и суровая обиженная жена приняла его назад, хотя никто бы никогда и подумать не смог, что она так поступит. После этого их жизнь вошла в прежнее русло, правда, с одной огромной разницей, что на стороне у мужа Ларисы росли сыновья, которых он хорошо обеспечивал и общался с ними, но это он делал, стараясь не ранить чувства Ларисы. Зарабатывал Иван очень хорошо в нефтеперерабатывающей компании мастером, поэтому по их бюджету дополнительные расходы не ударили. Но, в любом случае, сиротку они не взяли к себе, а поместили в общежитие, где она жила, подрабатывала и училась долгие восемь лет (институт плюс ординатура) и два года работы. Тут, конечно, был промежуток личной жизни и штампа в паспорте длиной в семь месяцев, но в целом бытие Надежды можно и так расписать.
  Она открыла дверь и увидела Станислава с огромным букетом белых роз, которые он так любил ей дарить. Что интересно, хоть они и встречались около года, но Надя до сих пор ему не сказала, что не любит этот оттенок в цветах. Да, может, она, как и многие, слишком проста и предсказуема, но ей нравились бордовые или темно-красные розы. Поэтому Надежда мило улыбнулась и взяла букет. Хотя нет, она как-то заикнулась об этом, но тут же услышала мнение Стаса о чистоте, изяществе и неповторимости этого оттенка цветов, которые он дарил от чистого сердца, а другие расцветки тут не подойдут. Ну что на такое ответить? Ничего... только улыбнуться и сказать спасибо. Конечно, можно было врезать по морде этими цветочками и заявить, что, кроме красных роз, она никакие не принимает, но зачем? Ведь Стас не ради принципа или что-то доказать ей дарил белые цветы, а в силу своих убеждений, во что действительно верил и считал нормой. Так пусть дарит то, что хочет. А Наде... не так и важно. Хоть как-то быть не одной с ее теперешней позицией в жизни, а не выть в подушку... И вообще, Надежда была спокойной и рассудительной, хотя могла сорваться, да так, что было не представить, выплескивая все, что сдерживала внутри.
  - Спасибо, - произнесла обладательница роскошного букета белых роз.
  - Ты очень красива, Надюша! Я самый счастливый мужчина на планете, - радостно сказал Стас, закрывая двери.
  Женщина прошла в кухню, взяла с кухонного гарнитура вазу, налила воды и поставила розы. А потом вдохнула аромат, как и положено счастливицам, которым преподнесли нежные цветы, отчего Стас почувствовал себя покорителем женских сердец и самым восхитительным ухажером.
  Поставив вазу в зале, Надежда спросила:
  - Идем, или ты передумал?
  - Нет конечно, не передумал. Нас ждут! Просто я хотел подарить тебе свой новогодний подарок здесь, наедине.
  Чувствуя, что его подарок ей не понравится, Надежда тут же сказала:
  - Там же не...
  Мужчина мгновенно подошел к ней и, как-то легко вытянув ее руку, надел на палец обручальное кольцо, отчего у Нади остановилось на секунду сердце, а в голове сильно зашумело. Она облокотилась на стол и тихо загнанно произнесла:
  - Зачем? Я...
  - Любимая, прими от меня это нежное кольцо, и пусть все поймут, что ты только моя. А я, знаешь, какой собственник... - шутя сказал он и, видя, что Надя побледнела, со вздохом произнес: - Надюша, я всем сердцем люблю тебя и хочу, чтобы ты стала моей женой.
  - Нет...
  - Постой, я знаю, что ты не хочешь, но мы взрослые люди и уже год с тобой общаемся. А полгода уже занимаемся любовью...
  Надежда смотрела и почти не слушала, ее до ужаса раздражало это ненавистное кольцо, которое она однозначно не хотела видеть на своем пальце.
  - Стас... ты обещал...
  - Знаю, ты сказала сразу, как мы встретились, что не хочешь ничего, кроме простого общения, и если будет возможно, то только близость, хотя я по дурости сразу не поверил. Но все же... Мы уже столько вместе... Я не смогу без тебя. Ты для меня все...
  - Но... - попыталась возразить женщина, однако Стас перебил:
  - Пожалуйста, оставь его у себя на пальце. Для всех мы будем, как и должны быть, жених и невеста, а для нас все останется прежним. Пойми, я хочу большего, но если ты так настроена, то соглашусь с тобой. Но в то же время я прошу тебя оставить кольцо, чтобы мне хотя бы перед знакомыми и друзьями не пришлось оправдываться, что ты не желаешь выходить за меня замуж, - обиженно произнес он, хотя старался скрыть свои эмоции.
  - Стас, я не могу...
  - Но почему? Почему? Чем я так плох? У меня все есть! Трехкомнатная квартира в новостройке, свой бизнес, крутая машина. Я не жадная скотина! Но тебе ничего не нужно! Ты даже за эту квартирку сама платишь, не позволяя тебе помогать. Даже вещи... Я не могу купить тебе одежду, чтобы мы сходили...
  - У меня все есть, - сухо сказала Надежда, стараясь сдержать крик, надеясь, что Стас сейчас уйдет. Она понимала, что, возможно, вела себя неправильно, но она и не соглашалась быть другой. Так что же он требовал от нее то, чего она и не хотела давать?
  - Но не такое, что ты заслуживаешь, - снисходительно сказал Станислав.
  - Меня все устраивает, - уперто сказала Надя, стараясь не вспоминать слова злобной эгоистичной женщины, кричавшей мерзости, смешивавшей ее с грязью только из-за того, что посмела носить то, чего была недостойна по мнению той.
  - А меня нет! Я хочу, чтобы на тебе были хорошие элитные модные вещи, а не эти...
  - Я покупаю их в торговом центре, и качество меня устраивает, - раздраженно ответила Надежда и отвернулась, пытаясь собрать себя в кучу и успокоиться.
  - Прости. Черт, я просто так надеялся, что ты обрадуешься... - огорченно произнес он. - А ты даже не хочешь попробовать узнать, что такое совместная жизнь... брак... семья...
  - Я знаю, что такое семья, брак и совместная жизнь, - тихо произнесла Надежда, закрывая глаза, считая, что момент икс настал.
  - Не понял... - возмущенно и удивленно произнес Стас.
  - Я была замужем три года назад...
  
  ГЛАВА 3
  
  - Почему об этом я только сейчас узнаю? - недовольно спросил мужчина.
  - Потому, что я не считала это важным в наших отношениях.
  - То есть я не важен? - возмутился Станислав.
  - Не напирай. Зачем об этом говорить, если я не жажду идти в загс?
  - Черт, ладно... Кто он? Кто тот урод, сделавший тебя такой закрытой?
  - Нет, ты не понимаешь. И я не закрыта... Просто для меня брак - жизненный тяжелый этап, который я не хочу повторить.
  - Но так тоже нельзя. Значит у тебя психо...
  - У меня сердце до сих пор болит, - прокричала Надежда, поворачиваясь к нему. - Возможно, мы с мужем необдуманно сошлись, наплевав на социальное различие, воспитание, что было глупо и неправильно... Но эти семь месяцев повлияли на меня, и я категорически не хочу замуж.
  - Но я другой. Я не такой, как он...
  - Откуда ты знаешь, какой он? - возмутилась Надя, никогда не смея сравнивать.
  - Но ты бы не ушла, если бы он был хорошим...
  - Стас, прости, я не хочу и не могу об этом говорить.
  - Ладно, но я надеюсь, ты примешь кольцо. Я терпеливый... Буду ждать, когда ты сможешь и захочешь быть со мной ближе, чем мы есть.
  - Спасибо, - сказала Надежда и подошла к нему, нежно обняв за талию. - Я тоже приготовила тебе подарок.
  - Лучший подарок - это то, что ты рядом и согласилась носить мое кольцо, а остальное для меня мелочи.
  Сказав это, мужчина пальцами приподнял ее подбородок и поцеловал. Надежде нравилось, как он целовался, но она не испытывала того счастья, легкости и сумасшедшего возбуждения, как... раньше.
  "Скорее всего, я - однолюбка. И раз так... то нужно считать эти чувства блаженством, а не мечтать и вспоминать о том, кто этого не заслуживает..."
  Стас прижал ее к себе и прошептал:
  - Черт, очень хочу тебя и остался бы здесь, чтобы провести горячую новогоднюю ночь, не вылезая из постели, но нас ждут.
  - А может... все же останемся? - нежно прошептала женщина, гладя его по груди.
  - Не-е, так не пойдет. У тебя даже мишуры нет, не то что елки. Поэтому вначале к Петруховым, а потом ко мне. Согласна?
  Женщина кивнула, и они пошли в коридор, где Надя надела белоснежный пуховик, делающий ее настоящей сказочной Снегурочкой, а потом направились к машине.
  Дорога прошла как обычно: лишь только они тронулись с места, Надежда уснула под классическую музыку, которую так обожал Турников Станислав.
  Женщина проснулась от щекотания в носу. Она распахнула глаза и увидела серебристую мишуру, которую Стас надевал ей на шею.
  - Зачем? - сонно спросила она.
  - Ну как же? Ведь мы в гостях будем отмечать Новый год. Я купил классный торт, который ты подаришь молодой хозяйке. Ну а я возьму пакеты с коньяком и фруктами. Согласна?
  - Да... - ответила Надежда, чувствуя себя некомфортно у ворот огромного дома, к которому они подъехали.
  Вот и отлично, - сказал Стас и тут же нажал кнопку на руле. Раздался гудок, через некоторое время огромные ворота открылись, и машина заехала во двор.
  Женщина почувствовала себя неловко в чужом незнакомом месте, особенно увидев огромный двухэтажный дом, где их ждали хозяева. Обреченно вздохнув, Надя вышла из машины. Стас достал огромный торт и вручил ей, а сам взял два громадных пакета.
  В просторном доме было прохладно, пахло елкой. Хозяева встретили гостей радушно и весело. Олег и Нина казались очень интересной и любящей парой, как подумала Надежда, видя их отношение друг к другу. Огромный мужчина и маленькая темноволосая красивая девушка, которая тут же взяла торт и, представившись, пригласила всех идти в гостиную. Олег со Стасом обсуждали дорогу, предполагая, что ее занесет снегом, а в такой лютый холод и новогодние праздники навряд ли кто-то поедет ее чистить.
  В гостиной стояла огромная роскошная искусственная елка, но от нее очень натурально пахло хвоей.
  - А я подумала по запаху, что настоящая... - заметила Надя, подойдя к ней и трогая веточки, проверяя на всякий случай, не обманывают ли глаза.
  - Это хвойное масло. Данила специально обрызгал ветки, чтобы стоял волшебный запах.
  Надежда напряглась, так как имя резануло по памяти.
  - Понятно, - сказала Надя.
  - Это твой друг, Олег? Он уже здесь? - спросил Стас, подойдя к Надежде и обнимая ее за плечи.
  - Да! Друг детства, а вот, собственно, и он. Познакомьтесь, мой лучший друг и замечательный человек. Колмаков Даниил Александрович, но можно просто Данила! Он первоклассный фотограф, самый лучший и высокооплачиваемый, - гордо сказал хозяин, довольно представляя спускавшегося по лестнице мужчину, непрерывно смотрящего на Надежду.
  Ужас... боль... неверие пробивалось сквозь шок, и Надежда замерла, не зная, может ли что-то сказать или сделать. Даниил здесь... рядом... и такой же... Как себя вести? Что делать? Почему так несправедливо?
  - Добрый вечер, - холодно произнес Данила и направился к гостям.
  Стас отошел от любимой девушки и, протянув руку для пожатия, произнес:
  - Приятно познакомиться, Даниил! Наслышан! Позволь познакомить с моей невестой Надеждой. Между прочим, у вас с ней даже фамилии одинаковые. Не родственники, случаем? - спросил он.
  - Нет, - тут же сказала Надежда, очнувшись от ступора и быстро пролепетав нужные слова.
  "Он ей НИКТО, она уже забыла его и знать не желает!"
  Даниил ничего не ответил, лишь только с ног до головы просканировал ее. Затем сухо заметил:
  - Я тоже о вас слышал, Стас. Приятно познакомиться с вами и вашей... невестой.
  - Ну что же, раз все познакомились, то прошу к столу! - сказал гостеприимный хозяин, видя, что его лучший друг очень странно себя ведет по отношению к женщине Стаса, что совсем непонятно.
  - Да, уже пора. А после двенадцати ночи у нас будут бесподобные фейерверки, - восторженно сказала Нина, чувствуя какую-то напряженность.
  - Осталось два часа до Нового года!!! - радостно ответил Стас и, обняв застывшую Надю, повел ее за хозяевами, считая, что его женщине нужно меньше работать. А еще лучше вообще не работать. Он будет ее обеспечивать, а она - сидеть дома с их сыновьями. Эх-х, как хорошо бы было!!! Однако огромное "но" мешало ему - страх и нежелание самой Надежды. Ничего, он упорный и добьется своего.
  Даниил стоял на том же месте, стараясь отойти от нахлынувших чувств и воспоминаний, рвущих душу и сердце. И правда, земля круглая. А может, все не просто так? Судьба?! Второй шанс?! Ведь все было хорошо... Да так, что он считал себя самым счастливым мужчиной на свете. А потом... Его любимая поняла, что работа превыше всего... Даже плод их любви не стал для нее преградой...
  Мужчина поднял глаза на верхушку елки, и прошлые воспоминания вспыхнули, как будто наяву.
  ...Девушка стояла на лестнице, вешая красивый домик на ветку огромной высокой елки. Неожиданно, но приятно сзади ее обняли сильные руки, и она засмеялась:
  - Даня... Я сейчас упаду!
  - Я же тебе говорил, чтобы не наряжала без меня, - сказал он, снимая девушку с высоты.
  - Глупый! Я ведь на лестнице стою, и тут все надежно, - ответила она, нежно улыбаясь своему мужчине.
  - Не желаю рисковать, тем более у нас уже была угроза выкидыша... Не хочу, чтобы ты напрягалась или тянулась. Я переживаю за своих девочек.
  - А если это сынок? - счастливо прошептала девушка, нежно целуя мужа в шею.
  - Нет, я знаю, что дочь, - хрипло выдохнул мужчина. - Надя, а тебе уже можно? - с надеждой спросил Даниил, приходя в восторг от ее ласковых прикосновений.
  - Да, гинеколог разрешила... если только без акробатики... и сильного усердия...
  - Точно? - прошептал мужчина, поднимая шерстяное платье девушки и получая удовольствие от того, что ее тело покрылось мурашками от желания. Надя хотела его так же сильно, как и он ее.
  - Я соскучилась... - прошептала девушка, обнимая мужчину руками за шею и целуя его.
  - Боже, я думал, умру от желания дотронуться до тебя... - пробубнил он, накидываясь на нежные губы в ответ на ее прикосновение, понимая, что и любимая вся в предвкушении и нетерпении. - Обещаю, что буду вести себя хорошо...
  - Угу... после третьего раза, - прохрипела девушка, расстегивая неподдающийся ремень брюк мужа.
  - Постараюсь... быть самым милым...
  - Даже не представляю тебя таким... - засмеялась она, прикусывая ему губу.
  Мужчина страстно ответил на наглую ласку и, приподняв девушку за попку, отчего она обхватила ногами его талию, понес в спальню, чтобы жена не простудилась на холодном полу в их съемной квартире...
  Даниил посмотрел на дверь столовой, куда все ушли ужинать, и пошел следом. Что же... Нужно убедиться, что за три долгих года без него она действительно счастлива, а если не так... то тогда он смело может действовать... доказывая, что она была не права.
  
  ГЛАВА 4
  
  Надежда сидела за столом, почти ни к чему не прикасаясь, хотя видела, с каким удовольствием мужчины уплетают салаты, закуски и спиртное. Кроме Даниила. Он не пил, ссылаясь на то, что у него завтра деловая встреча. Но нужно признать, что он вообще не пил, во всяком случае, раньше. А сейчас Надя не знала его привычек, да и не хотела знать.
  Стас первые полчаса тоже не пил, но потом после убедительных просьб Олега все-таки согласился, совсем забыв про обещание побыть вдвоем с Надей. Женщина, конечно, понимала, что это важно для него по работе для дальнейших выгодных заказов, но тем не менее, они же планировали провести Новый год по-другому. И когда Стас призывно смотрел на нее, молчаливо извиняясь, она лишь понимающе улыбалась. Ну а что оставалось делать? Кричать и устраивать сцены? Не в ее духе... и к тому же все ее мысли были совершенно о другом человеке, мужчине, прожигавшем своим взглядом непосредственно ее. Наде было не то что некомфортно, ей было просто отвратительно неудобно. Но почему-то никто не замечал, или делали вид, что не замечают. А Стас... Он непрерывно что-то говорил Олегу и изредка поворачивался к ней, чтобы с нежностью положить свою ладонь на ее или приобнять, а потом вновь обращался к хозяину дома.
  Надежда задыхалась от такого милого вечера, который, по идее, должен был быть веселым и праздничным. Но, кроме желания спрятаться и сбежать, других желаний у нее не возникало.
  За десять минут до нового года она пошла в туалет. Выходя из него, увидела Стаса, стоявшего у стены с целью поговорить или объясниться.
  - Надь, прости. Просто я не смог отказать.
  - Я понимаю... - тихо сказала женщина.
  - Это наше будущее. Я стараюсь для нас! - выдавил он.
  - Стас, мы уже говорили об этом...
  - Знаю, но если я...
  - Я правда все понимаю.
  - Ты не думай, мы поедем на такси, если нужно. Или, может, заночуем здесь? - с надеждой спросил мужчина.
  - Мне нужно на работу к вечеру. Ольга попросила к шести подойти, чтобы заменить ее. Она с мужем и детьми поедет на поезде к родителям во Владивосток.
  - Так тоже попроси кого-нибудь... Ну почему ты такая? Неужели нельзя было сказать "нет"? Пусть бы она просила кого-то другого, - возмутился Стас.
  - Не могла, она маму два года не видела...
  - Да хоть десять. Нам какая разница?! Главное - мы! А ты...
  - Стас, давай не будем говорить на эту тему. Мне нужно быть на работе в шесть вечера, и это не обсуждается.
  - Ладно, понял. Но такая метель, не знаю, приедет ли сюда такси...
  - Тогда, может, я сейчас его закажу, а ты оставайся, - с обидой сказала Надежда.
  - Не обижайся, любимая. Клянусь, ты обязательно будешь на своей работе вовремя. Я что-нибудь придумаю, - сказал он и, подойдя ближе к ней, поцеловал Надежду со страстью и горячностью, показывая свою любовь.
  - Простите, но через несколько минут новый год, все вас ждут, - процедил Даниил, прислонившись к стенке у входной двери в коридоре и сложив руки на груди.
  Надя, даже не глядя на его лицо, могла с уверенностью сказать, что он зол. Даже больше, в бешенстве. Да с чего? Она ему никто, как и он ей! Надежда ему ничего не должна.
  - Ой, мы тут немного уединились. А праздник никого не ждет! Пойдем, малышка, не стоит заставлять всех ждать нас, - довольно сказал Стас, совсем не замечая напряженности Даниила и Надежды, пронзительно смотревших друг на друга.
  Когда часы пробили двенадцать, посыпались взаимные поздравления, а потом все пошли на улицу пускать фейерверки. Салюты получились шикарными. Стас, обнимая Надежду, что-то ей шептал, а она старалась радоваться этим мгновениям, хотя совсем не получалось. Ведь сзади стоял тот, о ком все время были ее мысли. Она чувствовала, что он находился почти рядом, прожигая их взглядом. Надежда молилась, чтобы празднование подошло к концу, и можно было бы уехать, забыв обо всем.
  - Черт, что за новая замудренная коробка, не пойму, где тут поджигать, - сказал Олег Петрухов, вертя внушительную упаковку.
  - Я помогу. В этом я спец. В ней фитиль, наверное, закрыт фольгой, - сказал Стас и пошел к хозяину дома, стоявшему подальше от всех.
  Через некоторое время началась череда залпов, и Надя с открытым ртом смотрела на бесподобную игру разноцветных огромных световых отблесков. Но через мгновение ей стало не до этого, потому что на ее плечи накинули мужской пиджак. Надя не поворачивалась, точно зная, что это Даниил проявил заботу, как раньше, и сейчас он стоял чересчур близко к ней.
  - Замерзнешь, - тихо произнес Даня.
  - Не нужно, мне и так нормально... - сказала женщина, снимая с себя чужую вещь, но мужчина положил теплые ладони на ее пальцы, сжимая их.
  - Оставь, - четко сказал он, прижимая к себе Надежду.
  - Отпусти, - прошипела она, стараясь не показать, что они находились слишком близко друг к другу, ведь со стороны казалось, что Данила стоит рядом с Надеждой, и к тому же в такую темную ночь все внимание было направлено на красоту в морозном воздухе.
  - Ты счастлива, Надя? - тихо спросил Даня.
  - Отойди от меня, - тихо прошептала женщина, чувствуя, как его левая рука опустилась вниз, обхватывая ее за талию.
  - Нет, пока не ответишь на мой вопрос.
  - Даниил... - возмутилась Надежда, не понимая его действий.
  - Ответ, - спокойно сказал он, вдыхая аромат ее волос.
  - Я счастлива. Ужасно счастлива! - процедила Надежда, лихорадочно убирая его руку со своей талии.
  - Тогда почему так реагируешь на меня? - он ни на секунду не усомнился, что бывшая любимая женщина обманывает его.
  - Потому что не хочу тебя видеть и знать. Тебя нет для меня.
  Даниил прижал ее к себе сильнее и хрипло сказал:
  - Это мы еще посмотрим, девочка моя.
  - Нет, все в прошлом. Нас нет! И я даже не хочу об этом вспоминать.
  - И это говоришь мне ты, после того...
  - Любимая, ты замерзла? - крикнул Стас, подбегая к ним, отчего Данила был вынужден отойти в сторону.
  - Да, замерзла, - вымученно сказала Надя, не зная, как вести себя.
  - Так Нина тебе теплую кофту дала... - возмутился Стас.
  - Я мерзлячка, - выдавила из себя Надя, думая о словах бывшего мужа.
  "Что он имел в виду, говоря последнюю фразу? Он смеет меня в чем-то обвинять, если сам повел себя, как чудовище, когда был мне так нужен?"
  Стас обнял девушку и повел в дом, куда уже направились Олег и Нина. Надя еле сдерживала себя, чтобы не убрать руки Станислава и не закричать от раздражения. Ее все бесило и выбивало из колеи: праздник, мужчины, вскрытие старых ран, ошибок и обид. Она хотела домой, чтобы успокоиться и взять себя в руки.
  Надежда даже не запомнила, как прошло три часа, она лишь улыбалась и кивала головой, совершенно никого не слушая. Лишь по голосу Стаса она поняла, что ее мужчина до ужаса напился. Таким она его еще не видела. Он громко хохотал и хвалился своими достижениями, мечтая о будущем. И что неприятно, говорил о ней и их будущих детях, живущих в огромном престижном коттедже, как будто это само собой разумеющееся. То есть подсознательно Стас никаким образом не воспринял слова Нади и остался при своем мнении.
  Кто бы знал, как ей хотелось домой! Просто не терпелось. Но Стасу уже было не до того, чтобы куда-то ехать. Через какое-то время он вышел в туалет и уснул на каком-то диванчике, так и не дойдя до места назначения.
  Когда Надежда его нашла, она села в кресло и с разочарованием посмотрела на спящего мужчину с закинутой на спинку дивана ногой. Закрыла глаза и немного посидела, чтобы решить многое для себя. Действительно, Стас - не ее мужчина, и она была права изначально, когда наотрез не хотела с ним встречаться. Но что поделать, наверное, каждой женщине нравятся завоеватели, добивающиеся, несмотря ни на что, желанной женщины. Это льстит и заставляет почувствовать себя особенной.
  Надежда встала и подошла к окну, глядя в ночную мглу. Раз уж так вышло, то пусть Стас остается здесь, а ей тут делать нечего. Она приедет домой и отпразднует этот праздник в одиночестве по-домашнему. В тихой обстановке, читая какую-нибудь книгу, попивая любимый чай с бергамотом, заедая стресс любимыми конфетами.
  Девушка улыбнулась отражению в окне и пошла к хозяевам, чтобы сказать, что хочет уехать и заодно вызвать такси. Сумочку она оставила в кресле. Дойдя до гостиной, Надя увидела, что хозяева смотрят фильм "Пережить Рождество", сидя на диване, а Даня в кресле.
  - О, Надежда, а мы вас потеряли. А где Стас? - спросила Нина.
  - Он уснул, а мне нужно ехать. Сейчас вызову такси и...
  - Вы можете остаться у нас, - четко произнес Олег, не желая, чтобы их гостья ехала в ночь.
  - О нет, мне вечером на работу, нужно хорошо выспаться. А в чужом месте никогда этого не удавалось, - с улыбкой сказала женщина.
  - А может... - хотела предложить Нина, но хриплый громкий голос Данилы всех перебил:
  - Я отвезу тебя.
  
  ГЛАВА 5
  
  - Нет, не нужно, - прохрипела девушка в панике, стараясь дышать ровно.
  - По-другому ты не сможешь уехать. Такси не приедет, в лучшем случае только завтра.
  - Но как же...
  - Новый год. И не забывай про лютые морозы, - между прочим заметил Даня.
  В горле пересохло, стало нечем дышать. Ладони вспотели, отчего Надя возненавидела себя. Но по-другому как она вернется в город?! Стас?! Нет, он не в состоянии, да и опасно даже завтра с ним ехать после того количества алкоголя, которое он употребил, даже если и выехать за несколько часов до работы. Но и здесь Надежда совсем не хотела оставаться, какими бы гостеприимными хозяева не были. Зачем она вообще сюда поехала? Чтобы выяснить, что Стас не ее мужчина и они разные?!
  - Ну что? - спросил до боли родной голос Данилы, прожигавшего ее взглядом.
  - Я... может, стоит попробовать позвонить в такси? - хватаясь за соломинку, спросила она.
  - Как хочешь, но я хотел ехать уже в ближайшее время, - сказал Даниил, с уверенностью подгоняя бывшую жену к правильному ответу.
  Надежда посмотрела на него и увидела то, от чего ей стало не по себе. Его глаза горели диким тихим огнем, но она знала, к чему может это спокойствие привести. Бывший муж себя сдерживал... Но выхода нет, нужно ехать. В любом случае он не обидит ее... физически.
  - Хорошо, - сказала она, глядя ему в глаза.
  - Тогда я заведу машину, - сказал Даня и, достав из кармана ключ зажигания, нажал на кнопку брелка.
  - Вы так скоро уезжаете? Может, что-то не понравилось? - расстроенно спросила Нина.
  - О нет, все было очень вкусно. Вы прекрасно готовите! Огромное спасибо вам за такой волшебный вечер, - честно сказала девушка, чувствуя себя неудобно, что вот так уезжает и еще... гостя их забирает.
  - Может, я положу вам торт? Сама готовила, - спросила Нина.
  - Если можно, то с удовольствием возьму, - сказала Надя, понимая, что отказом может обидеть добрую хозяйку.
  Прощание прошло быстро. Как только выехали из двора Петруховых, Даниил включил флешку, и в салоне раздались тихие звуки до боли знакомых и любимых мелодий группы Enigma.
  Около получаса они ехали, не разговаривая друг с другом. Даниил вел машину, сильно сжимая руль, а Надежда смотрела в лобовое стекло, стараясь думать о чем угодно, только не о мужчине, который до сих пор рвал ее сердце на части.
  - Где ты работаешь? - внезапно спросил Даня, стараясь быть вежливым, чтобы хоть как-то начать разговор.
  - В роддоме, - спокойно ответила женщина.
  - Довольна? - тут же задал вопрос Даниил.
  - Да, - сказала Надя. - А ты почему не работаешь в бизнесе отца?
  - Потому что никогда не хотел этого. Я... никогда не был бизнесменом, это не мое.
  - Фотограф? - с улыбкой уточнила Надежда.
  - Да, имею свою фотостудию.
  - Рада за тебя, - искренне сказала женщина.
  - И я... доволен.
  - Как твой отец себя чувствует? - спросила Надя, надеясь, что Данила ничего не скажет про свою змею-мать.
  - Он все так же работает, увеличивая капиталы. А мать...
  - Не нужно... - панически произнесла Надежда.
  - Она умерла, - тихо произнес Даниил, считая, что Надя должна узнать про смерть его матери и, возможно, тогда не будет ее так люто ненавидеть.
  - Соболезную, - тихо сказала женщина.
  - Она разбилась на машине.
  Надя молчала. Ну а что сказать, если она не испытала ничего, когда услышала эту чудовищную новость? Ничего. Эта женщина все время, сколько Надя была с ней знакома, только унижала, всячески оскорбляла и вывернула ее душу наизнанку, разрывая в клочья сердце наивной дурехи, так мечтавшей о счастье со своим мужчиной и маленьким чудом, которое она носила под сердцем. Нет, конечно, о покойниках не говорят плохо, но Наталья Александровна была исчадием ада, и поэтому Надя совершенно к ней ничего не испытывала. Даже жалости. Только боль, что нельзя вернуть время и сделать все, чтобы эта жестокая женщина и она никогда не виделись. Никогда!
  Поездка вновь стала угнетать, так как каждый думал о своем. Надя молилась, чтобы путешествие скорее подошло к концу, а Даниил пытался не испортить все бушующей ревностью, достигшей предела уже через десять минут, когда он увидел бывшую жену и ее воздыхателя. Как ему хотелось забрать ее оттуда, не забыв надавать по морде этому "жениху". Но не мог... Ведь он не имел на нее никаких прав. Надя развелась с ним, бросила, чтобы жить в свое удовольствие.
  - Ты... планируешь выйти за него замуж? - неожиданно спросил Даня.
  - Данила, пожалуйста, перестань... - нервно ответила Надежда.
  - А что не так? Что? Я беспокоюсь за тебя... Переживаю...
  Надя молчала, боясь, что все вырвется из нее наружу, тогда она не сможет отвечать за себя. Она всегда считалась серьезной женщиной: уверенной, ответственной, спокойной, умеющей контролировать себя в любой ситуации, показывая хладнокровие и спокойствие. Но сейчас... все это висело на волоске от разрушения, три года рвущего ее изнутри. И сейчас он беспокоится? Он за нее?! Через три года после того, как бросил одну в проклятой больнице, попросив позаботиться матушку о своей надоедливой жене. Злость... боль... обида вырывались из груди, наплевав на привычку, смирение и гордость.
  - Ты? Это ты беспокоишься обо мне?! Да с таким беспокойством и враг не нужен. Не хочу даже слышать это ненавистное и несовместимое с нашими отношениями слово. Только знаешь что обидно? Никогда. Понимаешь, никогда в жизни я бы не подумала, что ты трус и подонок! Но я была неправа. Ты хуже... Я ненавижу тебя! - закричала женщина, держась дрожащими руками за подол пуховика.
  - Стоять. Не понял, с чего я в нашей истории получился виноватым? - с искренним непониманием спросил мужчина, посмотрев на Надю и тут же на дорогу, чтобы не попасть в аварию.
  - Не хочу... Не хочу ворошить прошлое... - хрипло прошептала Надежда, прерывисто дыша, но тут же стала повышать голос, переходя на истерическое рычание, уже ничего не контролируя. - Зачем? Я только пытаюсь жить по-новому, без тебя. Именно - без тебя. Только отошла от той грязи, ненависти, боли, что ты с твоей матерью на меня вылил. А он тут мне про беспокойство рассказывает.
  - Черт возьми, Надя. Это ложь. Я никогда не посмел бы тебя обидеть, а тем более причинить боль. Черт, это какой-то бред! Это ты меня бросила и сделала аборт. Ты захотела так, а потом сбежала. Сбежала. А я... как щенок искал. Да! Да, я тебя искал. Мне было даже плевать на то, что ты отказалась от нашего ребенка. Я тебя так любил, что надеялся убедить тебя передумать. Дать нам шанс. Думал, что, если так не хочешь, тогда будем жить без детей... просто вместе... вдвоем.
  - Ложь! - закричала девушка, ударяя его по плечу, не ожидая такого удара, не понимая значения его слов. - Обманщик! Проклинаю тебя и ее! Не смей мне больше врать, я не хочу слышать ложь!
  - Я не вру. Никогда не врал. Я тебе сказал, как есть, как было. Как ты поступила с нами.
  - Да? То есть я вру? То есть это не меня привезли в больницу с диагнозом: угроза выкидыша на сроке 13-14 недель? И это не твоя мама заявилась туда, чтобы кинуть мне в лицо свидетельство о разводе и мои пожитки? Ты отправил свою мать выполнять грязную работу, сказать то, что не взял за труд сам сказать в глаза! - прокричала она, не стесняясь горьких слез, катившихся по щекам. - Ты предал нас... и убил...
  Машина резко затормозила, отчего Надежда подалась вперед, но Даниил тут же схватил ее за руку, отталкивая к спинке кресла, и хрипло прорычал:
  - Рассказывай! Все! С того момента, как меня отправили в командировку в Тольятти. Все, Надя. Немедленно!
  
  ГЛАВА 6
  
  3 года назад...
  Высокая интеллигентная женщина с модной стрижкой в белом халате на дорогой костюм шла по фойе с черным пакетом с левой руке и черной фирменной сумочкой через плечо. Ее раздражал этот ужасный, накидывающийся на плечи посетителей дурно пахнущий халат, от которого за милю несло медикаментами. Она сморщила нос и решила, что тут все пропитано невозможным запахом хлорки и лекарств. И больница... на ее взгляд, была в прискорбном состоянии. Да что говорить, она даже не знала, что бесплатная больница может быть такой запущенной. Уму непостижимо! И тут кому-то помогают? В этом свинарнике?!
  Конечно, Колмакова Наталья привыкла к платным медицинским центрам, лучшим по стране. Чтобы ее за те деньги, которые она отстегивала, а если точнее, муж, обслуживали по высшему разряду. ВИП-палата, еда только из ресторана на ее вкус, доброжелательное отношение и высококвалифицированные специалисты, отзывчивые и корректные. Только так, а не как здесь. Женщина посмотрела себе под ноги, на свои зимние сапожки в бахилах, и ей уже казалась, что и дорогая обувь впитывала запах пола, который тут усердно намывали хлоркой по десять раз в день от нечего делать и до невозможности дышать.
  В гинекологическое отделение никого не пускали, но только не ее. У Натальи был "друг", помогавший ей избавить двух дураков от фатальной ошибки.
  Женщину всю передернуло, когда она вспомнила о своей невестке. Простушка. Деревенская невоспитанная курица. И плевать, что умница и подает большие надежды, как говорила ее тетя Лариса Ивановна. Для Натальи она - грязь, мешающая ее сыну жить достойно в нормальных условиях, как он того заслуживает.
  Даниил... Он превратился в глупца, как только увидел эту никчемную девку. Отказался работать в бизнесе отца и ушел к нищенке на съемную квартиру, наплевав на родительное предупреждение, что ничего не получит. Ничего. Когда Наталья уже обрадовалась, что все, они с мужем не оставили сыночку выбора, он собрал свои вещи и ушел. Ушел! К Наде. Змея, увела сына. Да, конечно, родители поставили Даню перед выбором, что он очень не любил. А тем более с его упертым характером, но он не оставил им других возможностей. И если Александр проникся симпатией к девушке, то Наталья - нет, а муж никогда не шел против ее мнения. Ведь все, чего он добился, произошло благодаря ей и ее богатым родителям. Поэтому согласие мужа она получила, а вот сынок пошел наперекор требованию матери расстаться с Надей. Сопляк. Но ничего, осталось чуть-чуть, и все будет как прежде. Хотя, конечно, Даня немного расстроится, а может, и взбесится, ну да ничего, будет умнее впредь.
  Колмакова Наталья вошла в палату номер 408 и закрыла за собой дверь. Надежда стояла у окна, положив руку на живот, любуясь снегопадом. Как только дверь хлопнула, девушка повернулась на звук и удивленно сказала:
  - Наталья Александровна?! Почему вы здесь? Данила... Он уже приехал? Когда он придет ко мне?
  Женщина усмехнулась и пошла к девушке. Встала около нее и пренебрежительно ответила:
  - Даня?! А зачем бы ему приезжать сюда? В этот клоповник?!
  - Нормальная больница, и врачи тут хорошие. Мне было так плохо... а они... все сделали, и до сих пор вытаскивают нас из критического состояния, чтобы мы с малышом чувствовали себя лучше.
  Женщина недовольно прищурилась, презирая все, что связано с этой деревенщиной. Бог мой, и как это убожество могло понравиться ее сыну? Не накрашенная, слова "маникюр" никогда в жизни не слышала, бледная и в каком-то ужасном дешевом халате поверх больничной бесформенной ночнушки. Не то что Лидочек, такая красавица, всегда на высшем уровне. В любой момент приятно посмотреть, вот какая должна быть невестка! И явно бы Лидочка сразу детьми ее сына не закидывала, чтобы удержать. А эта... девка... только и способна на подлость.
  - Так, Надежда, скажу тебе прямо и честно...
  - Не нужно... вы мне уже позавчера все сказали, что думаете обо мне и малыше, которого я ношу под сердцем. И благодаря вам я попала сюда! - сказала девушка, пытаясь держать себя в руках, но боль и обида рвали душу, слезы текли из глаз.
  - Это благодаря своему слабенькому здоровью ты попала сюда. Еще и в этом никчемная... - процедила женщина.
  - Хватит. Мы здесь не просто так находимся. Уходите!
  - Да нужна ты мне, коза деревенская. Я по просьбе сына пришла, наконец-то прозревшего и понявшего, что за чучело было у него в женах.
  Надежда напряглась, чувствуя приближающуюся беду. Она и так могла потерять ребенка. И все из-за свекрови, не дающей ей спокойно жить. А ведь когда Даня познакомил ее со своей матерью, та была образцом великодушия и радости. Но стоило ему уехать на 20 дней в командировку, стала травить Надю. Да так, что девушка не могла поверить в такую безосновательную злость. За что? Что она сделала? Постоянные звонки и внеплановые приходы на съемную квартиру, утверждения, что она гулящая и пьющая. Потом хуже... свекровь закатывала скандалы, а затем перешла на оскорбления. Данилу Надя ничего не рассказывала, ожидая приезда мужа для такого разговора. Но два дня назад женщина заявилась и стала выгонять сноху из своей квартиры... так как выкупила ее у бывших хозяев, чем довела бедняжку до ужасного состояния. Наде стало так плохо, что сил не было терпеть разрывающую изнутри боль. И сейчас... свекровь здесь... Пришла... добивать...
  Надежда посмотрела ей в глаза и уверенно сказала:
  - Уходите! Я не желаю вас видеть и слышать.
  - Ты бы знала, как я не желаю... И кто мне это говорит? Нищенка, нахлебница!
  - Я у вас ничего никогда не просила, - сказала девушка, чувствуя сильную боль внизу живота.
  - Зато моего сына обдираешь умело. Еще и додумалась забеременеть. Только бездарные и тупые девки рожают детей, чтобы не заниматься ничем умным, кроме вонючих пеленок.
  - Вы о чем говорите? Я и мужа не прошу! Но это вас не касается. Если так раздражает, то я не задерживаю. Даже больше скажу! Я не желаю вас видеть. Никогда. И я клянусь, все расскажу Даниилу. Пусть знает о вашем недостойном поведении в отношении его жены и ребенка.
  - Да он сам меня попросил передать тебе... это, - сказала Наталья Александровна и стала выкидывать все, что было в пакете: платье, нижнее белье, тонкую кофту, шорты, футболки и документы девушки.
  Женщина с огромным удовольствием доставала вещи Нади, уже кидая на пол. Надежда сглотнула, совершенно ничего не понимая и стараясь не психовать, но это было невозможно в данной ситуации.
  - Не узнаешь? Это те тряпки, в которых ты ходила до встречи с Даней. Вот. Забирай их. Твоего больше ничего нет в том клоповнике, где вы снимали квартиру. Она продана с моей помощью, а все твои вещи, купленные моим сыном, выкинуты на свалку.
  - Постойте, вы лжете! - прохрипела Надя, немного наклоняясь вперед, чтобы легче переносить боль.
  - Да, и еще, чтобы сомнений не было. Вот! Это Даня тебе лично просил вручить. Держи... - сказала женщина, впихнув в дрожащие руки девушки... свидетельство о расторжении брака от сегодняшнего числа.
  Надежда, ничего не соображая, вчитывалась в буквы, не понимая, как любимый мужчина мог с ней так поступить. За что?
  - И еще Даниил просил передать тебе деньги, если ты захочешь все же прервать никому не нужную беременность. Он не собирается воспитывать ребенка такого убожества, как ты, посмевшая претендовать на большее, чем ты достойна.
  Женщина тут же открыла свою сумочку и достала толстую пачку денег. Надежда не видела щедрости свекрови, так как она с силой сжимала проклятую бумагу, на которую падали горячие слезы. Она не видела ничего, только повторяла про себя одно слово - "развод".
  - Это тебе! Последняя щедрость от семьи Колмаковых. Пользуйся, пока мы добрые.
  Надя резко повернула к ней голову и прохрипела:
  - Ненавижу! Я вас ненавижу! Какая же вы...
  - Не смей меня оскорблять, деревенщина. Не на ту напала, я тебя уничтожу, если услышу...
  Сил не было терпеть адскую боль, и Надя громко закричала, падая коленями на пол. Низ живота сильно сжимало, как будто ножом вырезали внутренности. Никогда еще такого с ней не было. Девушка стала правильно дышать, стараясь успокоиться. Из глаз текли слезы, которые она глотала.
  - Что же... так даже лучше.
  - Боженька все видит, ждите бумеранга, - прохрипела Надежда. - И заберите свои поганые деньги! Или я их сожгу...
  - Соплячка, даже в этом поступаешь, как гусыня. Таких-то денег отродясь не видела. Не ты их заработала, чтобы сжечь. Деревенщина, - процедила женщина и, положив деньги в сумочку, пошла к выходу из палаты.
  У двери она повернулась и снисходительно сказала:
  - Между прочим, мой сын уже месяц тебе изменял. Не был он ни в какой командировке. И скоро у него будет свадьба с достойной женщиной, так что надеюсь, ты не будешь унижаться и просить тебя пожалеть.
  Надежда закрыла глаза, дыша через нос, а потом громко сказала:
  - Не дождетесь!
  Наталья Александровна самодовольно усмехнулась и вышла из палаты. Как только мать Данилы вышла, Надежда легла боком на пол и громко разрыдалась, чувствуя между ног вязкую влажность. Закричав от невыносимой утраты, она в последней надежде обхватила свой живот, шепча сквозь горькие слезы тихие слова: "Не умирай, маленькая, пожалуйста, не умирай".
  
  ГЛАВА 7
  
  - Зачем ты только появился? Зачем? - прохрипела девушка, отталкивая руку Даниила, а потом посмотрела на него с обидой и злостью. - Ты это хотел услышать? Или мне нужно доказывать, что я не делала аборт? Я бы никогда... никогда не лишила жизни маленького ребенка. Никогда! Даже больше скажу. Я каждый день на работе борюсь за маленьких крошек и их матерей, потому что без помощи гинекологов их жизнь будет находиться под угрозой смерти. А ты посмел подумать, что я... я убила своего ребенка?! - закричала женщина, плача навзрыд.
  - Нет. О боже, - в ужасе прорычал мужчина, впиваясь пальцами себе в волосы. - Это безумие. Она уничтожила мою семью. Мою семью... Она убила моего ребенка. Как же так?! За что?
  - Еще бы... уничтожила... Тебе-то на нас было наплевать, - с обидой крикнула Надя, выплескивая свою боль на мужчину, не позаботившегося о ней и их ребенке.
  Даня резко потянулся к ней и, схватив за руки, прижал их к своей груди.
  - Милая, клянусь, я ничего не знал. Я видел, что она отвратительно относится к тебе и подзадоривает отца, поэтому бесконечно с ними ругался. А потом ушел, бросив все, ушел к тебе. А когда вернулся из командировки, пришел в нашу квартиру, а там ремонт. Неизвестные люди... Я... как будто сошел с ума. Стал звонить, но твой телефон был выключен. Потом позвонил твоей тете, но она сказала, чтобы я не смел и имени твоего вспоминать, не то что смотреть. Я поехал к отцу, чтобы узнать, может, он что знает, но и его не оказалось дома. Папу вызвали в Москву. А мать... она пришла... и кинула мне свидетельство о разводе от твоего лица, как заявителя на расторжение брака, и справку... что ты оплатила и сделала аборт...
  - Что? Это бред! Как ты мог в такое поверить? Как? Я хотела этого малыша и была счастлива! - крикнула Надежда в лицо Даниилу и, вытянув свои пальцы из его, повернулась к стеклу, обхватывая себя руками на груди.
  - И я тоже, Надя. Поэтому не понимал... Не верил... - прохрипел мужчина. - Я позвонил в ту больницу, и мне подтвердили, что ты оплатила...
  - Это твоя мать. Как же я ее ненавижу... Ненавижу... - шептала как в бреду девушка, пытаясь взять себя в руки.
  - И я... Проклятая... Что же за мать она, раз так со мной поступила? - сам себе говорил мужчина, с болью глядя на отвернувшуюся бывшую жену.
  - А знаешь... - тихо сказала Надежда, закусывая до крови губы. - Ведь я надеялась, что малыш выживет. Так молилась... Так просила... Но... это было бесполезно... Врачи ничего не могли сделать с открывшимся кровотечением... А я верила, что это кошмарный сон, что меня там нет, вспоминая нас, как мы мечтали и надеялись. Просто... я не была готова к такому удару. Не была... Когда ты счастлив, и все в мгновение рушится, приходит неверие... отрицание неизбежной трагедии. И...
  Девушка вытерла слезы, стараясь не смотреть на Даню. Говорить было тяжело, как будто ком застрял в горле. Не было сил даже вдохнуть.
  Сильная рука обхватила плечо Надежды и притянула к мужской груди. Девушка сопротивлялась, а потом сдалась, прислонившись к родному телу. Не думая, находясь наполовину в воспоминаниях, а другой частью души в машине с мужчиной, которого до безумия любила. А может, и любит до сих пор. Но сейчас ей было не до этого... Надежда уткнулась в его грудь и прохрипела:
  - Я так тебя ждала... Очень сильно ждала. Надеялась, что ты придешь... и поможешь мне. Ведь я разваливалась на куски. Я так мечтала и хотела малыша, мне было так плохо, что не было сил пройти этот ад...
  - Прости. Прости, родная, что не пришел... Прости за все... Я виноват. Презираю себя, что подверг тебя такой боли... И хоть я искал.... Плохо искал, раз не нашел, когда ты ждала...
  - Не говори, ничего не говори, - тихо сказала Надежда, закрыв глаза, стараясь отпустить боль... и успокоиться... в тишине. - Прошло три года, но мне больно до сих пор. Если бы у меня была семья, то, возможно, я бы оправилась быстрее от утраты. Но я была одна, после учебы и работы... оставалась одна, все мои мысли были о прошлой жизни и боли...
  Данила крепко обнимал девушку, шепча ей простые, но искренние слова, надеясь, что когда-нибудь любимая сможет его простить. Но не он себя...
  Мужчина с трепетом держал в объятиях желанную, единственную женщину и боялся, что это всего лишь сон. Как же он любил Надю... Сильно, страстно, безумно. С первого дня, как увидел ее в сквере на лавочке, ласково разговаривающей с котом, у которого была перебита лапка. Как выяснилось потом, в общежитие ей не разрешалось носить живность, и она приходила сюда, подкармливая Пушистика. Когда он поранил лапу, провела все процедуры, предварительно позвонив в ветклинику, а потом успокаивала его, ласково обещая завтра принести ему кусочек колбасы и целый пакет молока. Даня минут пятнадцать подслушивал у скамейки, а потом подсел к ним. Так и началась история их нежного счастья.
  Их чувства можно было сравнить с морем: то тихое и спокойное, то волнующее и непостоянное. Даниил любил ее любую, уважая ее ценности и приоритеты, никогда не давил и всегда доверял. Как их маленький рай смогла разрушить бесчувственная, эгоистичная мать? Когда? Ведь она довольно спокойно отнеслась к невестке, когда он привел Надежду знакомиться с родителями.
  Да, они расписались втайне, считая, что им больше никто не нужен в важном для них событии жизни. Гордая девушка наотрез отказалась жить у родителей Даниила, предпочитая съемную квартиру вместе с ним. А он... ему до встречи с ней было без разницы, где он жил, так как Даня много путешествовал и был в постоянных разъездах после университета. Там он нашел свою страсть... фотографии. Его хобби превратилось в неуправляемое стремление, он больше не видел себя директором или заместителем директора крупной компании. Нет, он решил открыть свое дело. Переговорив с отцом, он понял, что бессмысленно рассчитывать на его помощь, и устроился фотографом в престижный салон, чтобы окончательно убедиться в своей страсти. Даниил считал, что если за это время ничего не изменится, то он снимет всю сумму со счета в Сбербанке, полученную от деда на "важное дело жизни", и откроет свою фотостудию. В это время он и познакомился с Надеждой, милой, очаровательной девушкой, покорившей его сердце.
  Мужчина закрыл глаза, вспоминая момент, когда мать сказала о том, что Надя с ним развелась и сделала аборт. Боль... ломающая, жестокая боль от разочарования и утраты завладела разумом и телом. Даниил себя таким ненавидел и презирал, пытаясь найти силы идти дальше. Раненый волк, загнанный псами, таким он себя видел. Другого примера он придумать не мог.
  Когда шок рассеялся, пришло понимание, и мужчина осознал, что не сможет отпустить любимую женщину. Да, он осуждал, винил, но любил... и знал, что в конечном итоге простит. Надеялся, что найдет ее, и они начнут новую жизнь. Да, возможно, со стороны покажется, что это бред. Но себе можно смело признаться, что жизни без нее он не видел. Верил, что найдет шанс... не будет давать прохода... пойдет напролом, но вернет жену. Поэтому искал ее... Везде, но она как будто сквозь землю провалилась. А потом смерть матери, болезнь отца и проблемы с бизнесом.
  Конечно, если бы он знал, что нет взаимности, такого бы не было. Но он и сейчас был уверен, что Надежда его любит. Знал наверняка. Возможно, потому, что они прожили вместе мало и не так надоели друг другу, но их чувства были настоящими. Даня наслаждался мгновениями, проведенными с женой, как и она расцветая от счастья.
  Сейчас, когда они смогли поговорить, и все встало на свои места, у Даниила появилась маленькая, но светлая надежда, что еще можно все вернуть. Да, конечно, если Надежда не сможет простить его... он поймет, но будет пытаться бороться за свое счастье, как никогда... всеми силами. Ведь заглушить ту боль, что поселилась в ее сердце, будет очень тяжело, видя, как любимая за три года очень сильно изменилась, впрочем, как и он. Но если их встреча состоялась, значит это судьба дает им второй шанс. И Данила его не упустит, будет бороться за свое счастье, несмотря ни на что.
  Долго сидели они в машине в безмолвной тишине, было лишь только видно, как метель бушевала на дороге, перегоняя снежные волны.
  - Даня... - тихо сказала Надя. - Пожалуйста, отвези меня домой.
  Мужчина напрягся, переживая, что, возможно, ее дом у этого предпринимателя. У Даниила на мгновение остановилось дыхание, но потом он спросил, стараясь, чтобы его голос не выдавал бушевавших эмоций:
  - Где ты живешь? У Стаса?
  - Нет, в больничном городке. Адрес... - устало произнесла Надежда, пересаживаясь на пассажирское место.
  - Ты поспи, - сказал мужчина и, видя, как Надя покачала отрицательно головой, спросил: - Ты не против, если я тихую мелодию включу?
  - Нет, - сказала женщина, съеживаясь от холода после тепла Даниила.
  - Включить печку? - спросил Даня.
  - Нет, все нормально.
  Данила тронулся с места, наблюдая украдкой за Надей. Увидев, что она уснула, нежно погладил ее по щеке и поехал дальше, надеясь, что дорога не подведет.
  
  ГЛАВА 8
  
  Надежда проснулась, когда они уже почти подъезжали к ее дому. Она посмотрела на Данилу, пытавшегося разобраться с поворотом, который указывал навигатор, но, к сожалению, закрытым из-за ремонтных работ.
  - Там перекрыто. Нужно в объезд, - сонно сказала Надя.
  - Извини, я первый раз в этом городе.
  - Да? А я думала, ты тут частый гость.
  - Нет, у меня здесь была деловая встреча и, если честно, я не хотел ехать, но в последнюю минуту передумал и поехал. За что уже сто раз сказал себе спасибо.
  Надя промолчала, стараясь не задавать ненужных вопросов. Не хотелось сейчас уже никаких разговоров. Она отвернулась и посмотрела в окно.
  - Почему ты уехала сюда? Никогда бы не подумал...
  - Хотелось спокойствия, а этот маленький городок как раз идеально подходит.
  - Понятно... А я никуда не переезжал в надежде, что...
  - Даня... - тихо сказала Надя. - Я сейчас действительно без сил... Совершенно не чувствую себя... Ты извини...
  - Это ты прости. Говори, как быстрее доехать, и я мигом доставлю, а то навигатор немного тупит. Наверное, я долгое время его не обновлял...
  - Хорошо. Тогда прямо и налево, - спокойно сказала Надя, украдкой поглядывая на бывшего мужа.
  - А работа поблизости находится? - спросил Даня, контролируя дорогу.
  - Да, пять минут от моего дома. Роддом. Мне нравится здесь работать. Конечно, тяжело и устаю, но я счастлива. Это - мое!
  - Рад, что ты в своей стихии, - довольно сказал Даня.
  - Это точно, - ответила Надя, нежно улыбаясь.
  - Ты очень красивая... - хрипло произнес мужчина.
  - Даня...
  - Не смог удержаться. Когда вижу тебя такой очаровательной...
  - Заспанной и растрепанной? - шутливо спросила она.
  - Милой и нежной... желанной и любимой, - серьезно ответил он и остановил машину у ее подъезда.
  Надя замерла, поражаясь, что Даня до сих пор может на нее влиять одними только словами. Она посмотрела на него и нежно сказала:
  - С Новым годом, Даня!
  - С Новым годом, Надя! Надеюсь, что ложь канет в прошлое, оставляя только настоящее, чистое и светлое...
  - И тебе того же...
  - Это я нам обоим пожелал... - сказал он, проводя рукой по своим волосам.
  - Тогда... надеюсь, что твои слова сбудутся. И... я пойду... Спасибо огромное, что привез, - сказала женщина, чувствуя себя неудобно.
  - Что ты... Рад, что помог. Можно я тебя провожу? - с надеждой спросил он.
  - Нет, - резко и со страхом сказала Надежда, а потом посмотрела ему в глаза и прошептала:
  - Я тебе очень благодарна. Ты... сдвинул меня с мертвой точки. Я... мне сейчас очень тяжело. Воспоминания рвут душу, но сейчас уже не так, как раньше. Будет легче... Я знаю. Уверена в этом. И огромное спасибо... за правду... за то, что поверил... и за поддержку. Она была мне очень нужна.
  - Три года назад, - обреченно сказал мужчина, чувствуя, что в нем вновь поднимается гнев на себя и на мать.
  - Ты... не ходи за мной. Прошу.
  - Я переживаю... и всегда переживал...
  Надежда улыбнулась и тихо сказала:
  - Седьмой этаж. Как свет зажжется, значит я дома и все хорошо.
  - А если...
  - Два раза... включу и выключу...
  - Дашь условный знак? - усмехнулся Даня.
  - Знак, что я дома и почти сплю...
  - Хорошо. Жду.
  - Спокойной ночи, и еще раз спасибо.
  - Это тебе спасибо... за все! - произнес он, прожигая ее взглядом. - Ты замечательная...
  - Пока, - сказала Надежда и, открыв пассажирскую дверь, вылезла из машины, а потом быстро дошла до подъезда и нырнула внутрь.
  Даниил с нетерпением ждал, когда она даст ему сигнал, и счастливо улыбнулся, когда увидел ее знак. Он не уезжал, а все так же продолжал смотреть на ее окна, думая о прошлом и... будущем, если Надя позволит ему быть с ней рядом. Но, в любом случае, он будет бороться, чтобы вернуть все то, что у них было и что так жестоко отняли. Хотя нет... Их любовь жива, но только раздавлена ложью, обидой, огромным горем и разочарованием. И он... сделает все, чтобы излечить ее и дать им шанс.
  
  ***
  
  Стоя у окна своего кабинета, Надежда Николаевна смотрела на падающий снег и редко проходивших прохожих. Она хотела успокоиться после вынужденной операции из-за преждевременных родов на 34 неделе беременности у Портонской Юлии. Женщине всего 23 года, вторые роды и один самопроизвольный выкидыш, но вследствие несостоятельности шейки матки, вызвавшей неспособность удержать плод, Юлия оказалась на грани между жизнью и смертью. Причинами такой патологии стали травмы шейки матки во время прошлых беременностей, а также повышенная нагрузка на нее, многоводие и низкое предлежание плаценты. В общем, полный букет, который привел ничего не ожидавшую женщину в больницу.
  Надежда закрыла глаза, вспоминая полные ужаса глаза пациентки, умоляющей помочь и спасти ее ребенка. Когда та схватила Надю за руку со словами о помощи... как она когда-то... липкий холод пошел по всему телу. Надежда прижалась лбом к ледяному стеклу, радуясь, что тяжелые роды прошли успешно, хотя коллеги были уверены, что потеряют ребенка... по его показателям. Но... у них получилось... Операция прошла успешно и для женщины, и для ее дочери.
  После того как Надя вышла из операционной, холодный профессионализм растворился, пришло воспоминание... И кажется, почему, трудясь на такой работе, она еще не успокоится, но, видно, это сильнее ее. Главное, что на работе это не сказывалось... только потом... когда Надя оставалась одна. А сейчас... она улыбалась, несмотря на душевную боль. Вместе с осмыслением пришло огромное счастье, что она помогла женщине и ее малышу, и теперь у них все будет хорошо.
  В дверь постучали, тут же зашла коллега и замечательная подруга Нади, Вердник Ольга Николаевна.
  - Надюша, ты - умница. Я только что из реанимационного отделения. Мамочке лучше, и за малышку уже не стоит волноваться. Уверена, что у них все будет замечательно.
  - Спасибо, - сказала Надя.
  - Пойдем пить чай? А то я сегодня дежурю и по обходу с уверенностью могу сказать, что ночь у меня будет жаркой. Так что давай, пока ты не убежала домой, чайку попьем, и ты мне расскажешь, как Новый год встретила.
  - Да так... Непонятно самой, как я его встретила. Одно точно, что не так, как думала, - устало ответила Надя.
  - Что-то ты устала, моя дорогая. Пойдем. Если не хочешь делиться впечатлениями, то я за себя и тебя расскажу. Обещаю, будешь смеяться.
  Надежда улыбнулась, поражаясь подруге, всегда общительной, боевой и находящей интересное в простом.
  - Ты меня заинтриговала. Пошли, а то мне нужно еще двух мамочек проверить.
  - Вот и я говорю, нужно торопиться. А то, как в прошлый раз, не успею рассказать, если чей-нибудь малыш пожелает появиться на свет.
  Дальше Ольга стала рассказывать о том, как она ездила с мужем к его родителям...
  Время пролетело быстро, и когда часы пробили шесть, Надежда поняла, что опять забегалась и забыла о времени. Стас звонил несколько раз и прислал пять сообщений, но она не хотела с ним разговаривать и даже не открывала телефон. Только на сенсорном экране отмечала увеличение пропущенных звонков и сообщений.
  Если честно сказать, Наде очень не хотелось с ним разговаривать и объясняться. Но им точно нужно поговорить в ближайшее время, чего ужасно не хотелось. Расставание всегда неприятно, а других путей она не видела после всего, что произошло. К тому же, зная его характер, Надежда понимала, что так просто они не расстанутся. Мужчина не мог спокойно реагировать на плохие новости, особенно, если что-то шло не так, как он желал.
  Надежда оделась и пошла на улицу, по пути прощаясь с коллегами и другими сотрудниками роддома. На улице было очень холодно, но женщина не спешила в свою квартиру, желая немного подышать свежим воздухом. Сходив в магазин, она с полным пакетом продуктов подходила к своему дому, когда увидела машину Стаса, а потом и его самого, как только он заметил ее.
  Турников вновь полез в машину и, достав что-то длинное и большое в бумаге, уверенно поспешил к ней. По виду это букет цветов, чтобы помириться. И чем ближе он подходил, тем отчетливей Надежда понимала, что разговор у них будет тяжелым.
  
  ГЛАВА 9
  
  Стас подошел к Надежде и, вручив цветы, сказал:
  - Надюша, солнце, прости, что так получилось. Мне нет прощения. Это тебе! Твои любимые. И чтобы...
  - Стас, прости, мы расстаемся, - сказала Надя, чувствуя облегчение от произнесенных слов. Слава Богу, она это сказала.
  - Не понял? - резко спросил Станислав. - Что значит расстаемся? Ты что, так сильно устала?
  - Я, конечно, устала, но еще вчера поняла, что не хочу быть с тобой.
  - Не понял тебя?! Мы взрослые люди, встречаемся уже год...
  - Я тебе честно сказала, что, кроме постели...
  - Да хватит об этом говорить! Я сыт этими отговорками по горло. Уверен, что ты просто боишься. Скажи нормально, что во мне тебя не устраивает? - процедил Стас.
  - Все.
  - Надя!
  - Понимаешь, я с тобой не та, какая я есть на самом деле. Ты заметь...
  - Черт, на нас все смотрят, давай поговорим у тебя дома... - предложил он.
  - Стас... я не хочу с тобой...
  - Только поговорим, или ты считаешь, что я больной, как твой муж?
  - Бывший муж...
  - Да... какой бывший?! - громко закричал Станислав. - Я уже с утра пробил, что ты не разведена. Даже заявления не подавали ни он, ни ты. Ничего!
  - У меня есть документ, - прохрипела Надя, еще больше поражаясь ненависти к ней бывшей свекрови. Вот же змея!
  - Надя, я тебе говорю, что как была запись в загсе, никто из вас двоих на расторжение брака не подавал. А то, что ты говоришь, это не знаю что, но не свидетельство. А я считал, что ты умная.
  - Я не знала! - громко крикнула Надежда. - Клянусь, не знала. Я была убеждена, что документ подлинный.
  - Надо было проверить! - рявкнул Стас.
  - На тот момент мне ничего не нужно было, поэтому не надо тут орать.
  - А как мне себя вести? Я год за тобой хожу, добиваюсь и планирую. Свадьбу, детей, а ты... замужем, - с презрением сказал он.
  - Я не знала, клянусь, - произнесла девушка, мысленно проклиная мать Даниила.
  - Ладно, обиду я высказал. Теперь главное: у меня есть друг, через час он примет нас, чтобы быстро развести тебя с мужем.
  - Стас, - сказала девушка, стараясь не обидеть мужчину. - Прости, я сейчас не в состоянии воспринимать твои слова, потому что три года считала фальшивую бумажку доказательством моего развода. Я не сто раз разводилась и не знаю всех нюансов, к тому же я бы никогда не подумала, что такой документ можно подделать. Извини, Стас, я сейчас хочу пойти домой и элементарно поесть и поспать, ночь была тяжелая.
  - Надюша, но я же договорился с человеком, - обвиняюще сказал он.
  - Я не просила тебя. Не просила! Зачем меня обвинять в том, в чем я не виновата? - возмутилась Надежда.
  - Ладно, я договорюсь на завтра, - сказал Станислав, пытаясь взять ее пакет в свою руку.
  - Стас, я тебя очень прошу, давай ты меня послушаешь... хоть раз! - сказала Надежда, крепко прижав пакет к себе.
  - Надя, я знаю как лучше...
  - Рада, что ты знаешь, но я сама хочу принять решение. А по поводу наших отношений...
  - Они не исчезнут! Я люблю тебя, - сказал мужчина, пронзительно глядя ей в глаза.
  - А я нет, - уверенно прошептала Надежда. - И никогда не смогу...
  Станислав непонимающе посмотрел на нее, сжав губы, а потом сухо произнес:
  - Что изменилось? Что? Почему ты так кардинально стала противиться нашим отношениям?
  - Я всегда говорила, что не хотела большего...
  - То есть только постель? - процедил он.
  - Да.
  - Ладно, тогда...
  - Нет, мы не сможем больше встречаться, - сказала женщина в надежде, что Стас наконец-то поймет и не будет мучить их обоих.
  - Почему? - произнес мужчина, еле сдерживая злость. - Я тебя не устраиваю? Надо идеального?
  - Нет, ты замечательный мужчина.
  - Но не для тебя, - горько усмехнулся он, стараясь не подавать виду, что его сильно ранят ее слова.
  - Я... люблю другого... - прошептала Надежда, понимая, что говорит чистейшую правду, какой бы горькой она ни была.
  - Еще раз... Что?
  - Я... люблю другого, - сказала женщина, отчетливо сознавая, что не хочет обманывать человека, который испытывает к ней нежные чувства. - И не смогу никогда тебя полюбить, как бы ни пыталась.
  - Черт, но ты же говорила...
  - Я говорила, что не хочу больше семьи, и это истинная правда.
  - А как же он...
  - Он... так же оказался окутан ложью, как и я. Но... теперь мы разные люди, отдалившиеся друг от друга.
  - Но тогда... - с надеждой сказал Стас.
  - Я не хочу тебя обманывать. Понимаешь, не хочу! Никогда не лгала и сейчас не буду. Я... не готова обсуждать свои чувства, боюсь сделать шаг в сторону, я не готова... Должна, но внутренне я разрушена. А попытаться сделать шаг с другим мужчиной - сил нет, потому что люблю... его...
  - Своего мужа? Его? Даниила Колмакова? Стой... - мужчина на секунду задумался и чуть ли не прорычал: - Так это он! Он? Друг Олега? Данила? Вот почему ты была такая зажатая, а я думал, что стесняешься. Так ты же с ним поехала в город. И как? О чем поговорили? Любовь, и я больше тебе не нужен? Да?
  - Стас, прекрати. Я понимаю, что ты сейчас видишь все в ужасном свете, но...
  - Что? Не разговаривали? - злобно спросил Станислав.
  - Разговаривали... - устало прошептала женщина.
  - И теперь с ним можно заново начать отношения? Конечно, я-то так... переспать...
  - Стас...
  - И ты хочешь, чтобы я спокойно отступил? Чтобы отдал тебя тому, кто не удержал? - закричал он.
  - Пожалуйста, не надо, Стас... - прокричала женщина, понимая, что ее уже трясет от этого разговора.
  - Нет, я буду рядом. И ты увидишь, что я лучше его.
  - Я не приз! - с обидой сказала Надежда. - И не девочка без мозгов. Я тебе честно сказала, что не люблю, не может быть у нас иного, кроме постели. Пойми, пожалуйста, чтобы потом ты не возненавидел меня!
  - Нет, Надя. Ты сама не знаешь, что говоришь. Он не тот, кто тебе нужен. Не будет тебе жизни с тем, кто тебя потерял. Не входят в одну и ту же реку дважды.
  - Стас, перестань! - сказала Надежда и пошла вперед, но мужчина задержал ее, схватив за руку, больно сжал запястье и процедил:
  - Я люблю тебя! А ты...
  - Но я нет! Отпусти, ты делаешь мне больно, - сказала женщина.
  - А может, и в сторону отойти, раз всем мешаю? Да ни хрена подобного!
  - Отпусти ее! - раздался мужской голос, отчего Надежда и Стас одновременно повернули головы в сторону дороги, откуда к ним быстро шел Даниил.
  Стас недовольно сощурился, сильнее сжимая руку Нади, совсем этого не понимая.
  - А вот и муж явился! - с презрением выдавил он. - Тоже, как я понимаю, не в курсе, что ваше свидетельство о разводе - подделка!
  Даня нахмурился, а потом посмотрел на Надежду и, видя, что ей больно, громко процедил:
  - Отпусти ее сейчас же. Ты делаешь ей больно!
  Стас как будто только сейчас понял значение слов о боли, резко отпустил руку и с сожалением произнес:
  - Прости, Надя. Я... не знаю, как так получилось...
  - Я понимаю, - сказала женщина, прикоснувшись здоровой рукой к запястью.
  - Больно? - с тревогой спросил Даня.
  Надя отрицательно покачала головой, чтобы не было конфликта, желая поскорее отсюда уйти.
  - Ты так себя трогай! - рявкнул Даниил и, видя, что Стас виновато посмотрел на Надю, продолжил: - Свидетельство - фальшивка? Надя моя жена?
  - Временно! Скоро разведут, - убежденно произнес Станислав.
  - Да ни черта подобного, - сузив глаза, произнес Даниил. - Я никогда не разведусь...
  - О господи, как я устала от этого... - буркнула Надежда, уже не скрывая, как ее угнетало все, что сейчас происходило. Ее бесило, что мужчины не слышали ее. Что-то там доказывали... себе... - Я ухожу и, пожалуйста, не нужно меня беспокоить. Никому.
  - Надя, прости... - тут же сказал Даня, понимая, что жена сейчас на пределе, а виноват в этом он.
  Она кивнула и быстро пошла домой, надеясь, что никто не станет ее останавливать, чтобы поговорить.
  
  ГЛАВА 10
  
  Войдя в свою уютную маленькую квартирку, Надя захлопнула дверь и, сняв с себя сапоги и пуховик, направилась в зал к окну. Отсюда было видно дорогу, как, впрочем, и двух мужчин, до сих пор разговаривавших друг с другом. И очень агрессивно, судя по их взглядам и жестам. Надя постояла несколько секунд и, устало вздохнув, села на диван, поджав под себя ноги.
  Женщина обхватила себя руками и с удивлением поняла, что сонливость пропала. Нервно улыбнулась, посидела несколько минут в тишине и решила успокоить себя чаем с конфетками под любимый фильм. Как подумала, так и сделала. Через час Надежда поднялась и подошла к окну, с облегчением увидев, что мужчины разошлись.
  Раздался звонок в дверь, и Надя напряглась. Лишь на второй звонок она подошла к двери и, увидев незнакомого парня через глазок, спросила:
  - Кто?
  - Здравствуйте! Доставка, - вежливо сказал парень.
  - Я ничего не заказывала, - тут же заметила Надежда, считая, что курьер ошибся.
  - Колмакова Надежда Николаевна? - тут же раздался громкий голос настойчивого парня.
  - Да.
  - Для вас заказ, - совершенно спокойно заметил посыльный, видно, привыкший к таким ситуациям.
  Женщина нехотя открыла дверь и посмотрела на молодого парня с длинными светлыми волосами и сережкой в ухе, а потом обратила внимание на его руки. Худощавый высокий блондин держал красивую плетеную корзину приличных размеров, накрытую бумагой.
  - Распишитесь в планшете, пожалуйста, и принимайте доставку.
  Надежда сразу решила отказаться, но так не хотелось упреков и недовольства от посыльного, что она молча поставила подпись и взяла корзину.
  Поставив подарок на журнальный столик, аккуратно сняла бумагу и тут же улыбнулась. В корзине лежали ее любимые мандарины и красивая декоративная веточка ели, на которой был нежный ватный иней и маленькие стеклянные игрушки. Очень волшебно и нежно! Надя погладила подарок, поражаясь, что Даниил до сих пор помнил обо всем, хотя прошло уже три года, да и жила она с мужем вместе всего ничего.
  Конечно, ей это не нужно, и она сама может без проблем купить себе мандаринки, но... Это было так приятно, что в груди что-то сжалось, вспоминая заботу этого мужчины. Даниил умел ухаживать, замечая и продумывая малейшие нюансы. И вот сейчас... ей тяжело, так как она одновременно испытывала счастье, надежду, перекрывавшиеся обидой, болью и страхом. Да, страхом, что все повторится опять, а это самое ужасное... Для нее. И пусть ядовитой змеи больше нет, но страх остался... что такое возможно.
  Надежда даже не заметила, как ее тонкие красивые пальцы очистили от кожуры три мандарина и аккуратно сложили кучкой на столик. Ну что же, ведь фрукты не виноваты в ее страхах, а рациональность, совесть и сердце не позволят выкинуть любимое лакомство в урну.
  Что интересно, сейчас она смотрела фильм, который очень сильно любила. "Будет светлым день", где в жизни главной героини тоже случилась трагедия по вине свекрови, и ко всему прочему на нее обрушились обман и предательство мужа. Но как бы там ни было, многосерийный фильм закончился замечательно для сильной женщины, достойной этого.
  Слава Богу, что Даня не предавал свою жену, хотя она до сих пор не могла в это поверить.
  Надежда под впечатлением от просмотра вышла на утепленный балкон и посмотрела в окно. Снег блестел в ночи от уличных фонарей. Красиво, нежно и волшебно. Хотелось просто наблюдать... И тут тишину разорвали залпы салюта, ночную мглу на небе осветили волшебные падающие огни, красиво опускающиеся множеством разноцветных искрящихся линий.
  Надежда смотрела, улыбаясь уголками губ. Нет, нужно идти дальше. Теперь можно, когда все встало на свои места... Да, ей до сих пор тяжело от воспоминаний... рвет сердце, но она попытается. Для себя... Она будет стараться, не как раньше, чувствуя себя преданной и ненужной, что так с ней обошлись. Нет... Она будет строить новую жизнь, оставляя в прошлом самое страшное. Ведь со временем все проходит, не зря говорят: "Время лечит". А Надя не давала себе забыть... ничего... живя воспоминаниями, прошлым, хотя старалась верить в противоположное. А сейчас все будет по-другому... совсем по-другому... Не так, чтобы для всех. Именно для себя. Только для себя, чтобы быть действительно счастливой. И пусть ее сердце ныло от любви к мужу... жизнь покажет, как дальше будет.
  Постояв еще немного, Надежда пошла в теплую квартиру. Приняла расслабляющую ванну и легла спать. И когда сон почти пришел к ней, услышала писк сообщения:
  "Спокойной ночи, родная".
  Даня. Надя тяжело выдохнула, продолжая лежать с телефоном в руках, глядя на цифры до боли знакомого номера его мобильника. Даниил не поменял номер телефона.
  Кто бы знал, сколько раз она хотела позвонить по этим выученным наизусть цифрам и задать ему всего один единственный вопрос: "За что?" А теперь... такого желания нет... Появились другие...
  Через полчаса постоянных поворачиваний с одного бока на другой женщина обреченно вздохнула и, снова взяв телефон, написала:
  "Спасибо. И тебе спокойной", - вроде сухо, но понятно. И она не чувствовала себя погано от такой поблажки... По-другому она пока не могла это назвать. Теперь вроде все, но она подсознательно ждала еще сообщений от Дани. Четкая уверенность, что ей не нужно ничего от него, рассеивалась. Надя была, как комок нервов, вся в ожидании.
  Вновь раздалось пиликанье, она тут же нажала нужные кнопки и прочитала сообщение:
  " Что бы ты ни решила, знай, я тебя очень сильно люблю".
  Надежда несколько минут смотрела на эти слова, читая их и как будто не понимая значения. Потом вышла из меню сообщений и, включив будильник на телефоне, легла спать, впервые за долгое время ощущая себя поистине любимой и желанной женщиной.
  
  ***
  
  Следующие дни Колмакова не видела своих мужчин и была благодарна судьбе за эту передышку. Кроме, конечно, сообщений Данилы, с пожеланиями хорошего сна и доброго утра, ну и редких сообщений о его мыслях, которые всегда вызывали у нее улыбку. Понемногу Надежда стала оттаивать и даже чувствовать себя спокойней, хотя прошло только четыре дня после откровенного разговора с Данилой.
  Перед Рождеством Надежда решила навестить свою тетю и съездить в родной город. Теперь не было того страха, что в этом же городе живет и ее бывший муж. Хотя нет... Неправильно, ее муж, с которым она не жила вместе.
  А почему бы не съездить, тем более если Даня в командировке? Он прислал ей сообщение в середине дня второго января, кратко объяснив, что ему нужно срочно уехать. Естественно, она ему пожелала удачной поездки, но на душе стало холоднее. Но даже оттуда Даня старался ненавязчиво напомнить о себе сообщениями, что с ним и как он.
  В середине рабочего дня, за сутки до поездки к тете, в кабинет Нади без приглашения вошла солидная деловая женщина в длинной норковой шубе, смутно ей кого-то напоминавшая.
  - Ну здравствуй, Надежда, - не представившись, сказала женщина, подойдя к ее рабочему столу.
  - Кто вас пустил в роддом в верхней одежде? - тут же возмутилась Колмакова, поражаясь такой беспардонности и наглости.
  - Не стоит ничего говорить. Прежде чем нападать на человека, нужно узнать, кто перед тобой стоит, - презрительно сказала женщина.
  - Мне совершенно без разницы, кто передо мной стоит, если он в верхней одежде и не в бахилах в чистом отделении, а тем более не является беременной женщиной.
  - Не стоит так реагировать. Все просто. Я Турникова Екатерина Олеговна, мать Стаса.
  Удивление, нет, скорее, шок испытала Надежда от визита матери ее любовника. И к этому еще добавлялось отвратительное предчувствие назревающего конфликта.
  - Добрый день, Екатерина Олеговна. Очень приятно познакомиться, но все же это родильный дом. Поэтому будьте добры...
  - Моему сыну плохо! - процедила Екатерина.
  Надежда сглотнула, понимая, что только она виновата в таком состоянии Стаса, но, с другой стороны, они взрослые люди, и это Станислав не пожелал понимать ее слова, а теперь страдает.
  - Екатерина Олеговна, на данный момент я нахожусь на работе, у меня нет времени на разговоры. И для справки: свою личную жизнь я обсуждать не намерена ни с кем.
  - Это ты его довела до такого состояния. Он пьет! - со злостью сказала худощавая женщина.
  - Станислав - взрослый мужчина, и я не думаю, что он в курсе вашего прихода ко мне, как представителя его интересов, - заметила Надя.
  - Бесчувственная! Какая сухая, черствая женщина! Что ты можешь понимать в родительских чувствах, если у тебя нет детей? Стас - моя плоть и кровь! Сейчас ему плохо, и виновата в этом только ты!
  - Екатерина Олеговна, при всем уважении попрошу не повышать голос и не кидаться словами. Я еще раз повторяю, что Станислав - взрослый мужчина. И свою жизнь я не намерена обсуждать с кем-либо.
  - Я его мать!
  - И что? Это должно что-то поменять в моем восприятии отношений между мужчиной и женщиной? Я вас разочарую. Если я и буду разговаривать по поводу наших отношений со Стасом, то только непосредственно с ним, а не с его родственниками.
  - Я его мать! - крикнула женщина ей в лицо, не тая своей злости.
  - Да хоть отец. Свое мнение я вам уже сказала. А сейчас прошу извинить, у меня через семь минут операция - кесарево сечение, и мне совершенно не до разговоров.
  - Думаешь о других, наплевав на него? - истерически крикнула Екатерина.
  - Даже не хочу отвечать на данный вопрос, - уверенно сказала Надежда, поражаясь наглости и узколобости этой женщины, позволявшей себе сравнивать совершенно разное и даже не представлявшей, что говорит невероятную глупость.
  - Если ты ничего не сделаешь, чтобы мой сын опять был прежним, я тебя раздавлю. Ты не сможешь нигде работать, я уж постараюсь.
  - Позвольте уточнить ваши возможности для принятия мер? - уверенно спросила Надя, посматривая на ручные часы.
  - Хм-м-м, я смотрю, ты смелая, но ничего. Как выкинут с работы, так прибежишь опять к нему. А по поводу моей работы... я жена очень богатого и известного политика.
  Надежда прищурилась, не вспомнив политика с такой фамилией, и тут же услышала:
  - Да, Стас - мой сын от первого брака. Но это не означает, что я люблю его меньше.
  - Я попрошу вас уйти.
  - Да как ты смеешь, докторша! - крикнула Екатерина.
  Надежда была на пределе, а у нее скоро начнется такая ответственная и серьезная операция. Но вместо того, чтобы очистить голову от ненужной информации и успокоиться, она почувствовала нервную дрожь от такого неожиданного сюрприза. Надя сжала кулаки и сказала:
  - Я прошу вас выйти и никогда не приходить на мою работу по данному вопросу. Никогда. Для этого есть личное время и общественные места. Я на работе, и мне некогда. Всего доброго, Екатерина Олеговна.
  Женщина с пренебрежением посмотрела на Надежду и, процедив "посмотрим", гордо вышла из кабинета.
  
  
  
  https://feisovet.ru/магазин/Второй-шанс-Елена-Рейн

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Лабрус "Ветер в кронах" (Современный любовный роман) | | Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | | А.Анжело "Сандарская академия магии. Перерождение" (Любовная фантастика) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | Я.Логвин "Сокол и Чиж" (Современный любовный роман) | | С.Елена "Невеста из мести" (Любовное фэнтези) | | Л.Летняя "Магический спецкурс. Второй семестр" (Попаданцы в другие миры) | | С.Лайм "Мертвая Академия. Печать Крови" (Юмористическое фэнтези) | | А.Кувайкова "Дикая жемчужина Асканита" (Приключенческое фэнтези) | | П.Эдуард "A.D. Сектор." (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"