Рейн Анна: другие произведения.

Никакой романтики

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.29*54  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как просто для некоторых - взять и познакомиться, выпить чашечку кофе, пофлиртовать, переспать... Просто для некоторых, непросто для Маши. Но если умная девушка по-настоящему чего-то захочет, то сможет составить план, переступить через свои страхи, сможет добиться внимания мужчины и наконец избавиться от своего одиночества. И вполне возможно, найдет взаимность там, где и не мечтала.

Никакой романтики



Глава 1



Ксюша позвонила в четверг вечером.
- Алло?
- Привет, Маш. Ты, кажется, недавно говорила, что хочешь сменить работу?
- Да, - осторожно ответила Маша.
- Ты серьезно или так, потрепаться?
- А у тебя есть предложения?
- Да. Я увольняюсь, так что можешь сходить на собеседование к моему боссу.
- Эээ... А почему увольняешься? Вроде месяц назад тебя всё устраивало.
Ксюша хихикнула.
- Меня и сейчас всё устраивает. Только, знаешь ли, мне рожать скоро.
Тут Маша вообще отупела. Она виделась с подругой... Когда же это было? Неделю... нет, уже три недели назад, и тогда ни о чем таком речи не было.
- Маша... Машенька... Ал-л-л-ло... Ты еще там? - раздавался в трубке веселый голос подруги, довольной такой реакцией.
- Ты уже беременна? Или только планируешь?
- Да уж шестой месяц начался.
- Э-э-э... А-а-а...
- Да-да, я помню, еще недавно совсем ничего не было видно. Ты бы видела, как меня сейчас разнесло. Короче, я увольняюсь через пару недель. Поскольку я заменяла предыдущую секретаршу, которая ушла в декрет, мне, наверное, отпуск по беременности даже и не полагается. Да неважно. Андрей зарабатывает достаточно, а мне моя работа не так уж дорога, чтобы за нее держаться. Потом новую найду. В общем, я к тому веду, что старая секретарша еще не собирается выходить из своего отпуска по уходу за ребенком, а новая Владимиру Борисовичу уже нужна. По крайней мере, пока та не выйдет. Как ты относишься к такой перспективе?
- Погоди, Ксюш. Ты же знаешь, я не могу так сразу все переварить. И твою беременность, и это... И надо же, ничего не сказала раньше!
- Да, я просто боялась. Скажешь заранее, а потом какие-нибудь проблемы... Не знаю. Неважно. Ну ты пока подумай, собеседования начнутся в понедельник, у тебя еще три дня. А лучше приезжай ко мне завтра вечером. Андрей сказал, что задержится на работе, так что мы с тобой поболтаем нормально.
- Давай.
В трубке раздались короткие гудки. Маша растерянно глядела на потухший экран телефона, словно он мог что-то ей объяснить или посочувствовать. Чертова личная жизнь! У Лены личная жизнь просто гейзером хлещет. У Ксюши личная жизнь спокойненько булькает в кастрюльке семейной жизни. Даже у ее собственной матери несколько граненых стаканов налито... И только у неё, у Маши, личной жизни даже с чайную ложку не наберется. И разве она не общается с мужчинами? Общается. Сколько она с подругами ходила по клубам, пока Ксюха с Ленкой не разругались, сколько мужчин она на работе встречала... А вот в жизнь свою никого не пустила. Побоялась. Уже шесть лет только и делает, что боится. А вдруг он женат? А вдруг он мне вообще не понравится? А вдруг у него сифилис? А вдруг я ему в постели не понравлюсь? А вдруг он меня через месяц бросит? А вдруг он просто так со мной разговаривает, а вовсе не потому, что я ему нравлюсь и он чего-то хочет от меня? Чего-то... Эротические фантазии за последний год совсем извели ее, и оттого она боялась еще больше. Боялась поддаться своим гормонам и совершить непоправимую ошибку, о которой будет жалеть всю жизнь.
Маша уже несколько месяцев обдумывала возможные варианты своих отношений с кем-нибудь. Она даже пришла к выводу, что пусть это будет ненадолго, просто для секса, пусть это будет даже на одну... а лучше две... или все же три ночи. Пусть даже на одну. Раньше, когда она ходила по клубам вместе с подругами, осуществить это было легче. Теперь... Одна она ни за что не решится на такое. В присутствии Лены, которая подобное проделывала с завидной регулярностью, было бы легко притвориться такой же беззаботной бабочкой. Но Лена была скорее подругой Ксюши, чем Маши, и потому Маша даже не видела ее после той их ссоры.
А вот неожиданное предложение подруги по телефону действительно открывало перед Машей интересную перспективу. Разве это уже не клише - ``босс-секретарша''? То, что Маша уже слышала про этого Владимира Борисовича от подруги, весьма подходило ее собственным целям. Холост, молод, не склонен к особому постоянству. Нельзя, правда, сказать, что он меняет женщин как перчатки, но от Ксюши Маша уже слышала два женских имени в одной связке с именем начальника. В общем, этот вариант явно следовало рассмотреть поподробнее.

- Привет, - Ксюша открыла дверь и улыбнулась.
Мария не смогла удержаться и первым делом уставилась на живот подруги, округлившийся весьма характерным образом.
- Заходи давай, не студи ребенка, - обратилась Ксеня к застывшей на пороге гостье.
- Извини, просто не могу оторваться.
- Да, я знаю, завораживающее зрелище. Сама никак от зеркала оторваться не могу. Чай будешь?
- Конечно.
Маша была недовольна собой. И чего, спрашивается, она так уставилась на беременную подругу? Человечество до сих пор размножается естественным путем.
Ксения разлила чай по чашкам, на середину стола выставила конфеты и сладкий рулет с орехами, тарелку с бутербродами и... отдельно перед Машей поставила тарелку с пловом.
- А...
Ксюша хихикнула.
- Я тебя зазвала, я тебя и покормлю после работы. Ты когда еще до дома доберешься. А меня сегодня Владимир Борисыч пораньше отпустил.
Почему-то с чаем Ксеня употребила бутерброд с мясом вместо конфет.
Заметив удивленный взгляд подруги, Ксюша пояснила с довольной улыбкой беременной:
- Совсем не хочется сладкого, вот хоть убей! Зато мяса хочется просто неимоверно! Вот так, кому-то огурцов соленых подавай, а меня на полезную пищу потянуло.
Маша жевала плов, с удовольствием слушая щебет подруги. Собственно, в плове тоже риса было в два раза меньше, чем мяса.
Когда она перешла к чаю, Ксюша уже подробно описала всех врачей и все исследования, которые успела пройти.
- Я тебе сейчас УЗИ покажу, - вскочила Ксюша, убежала в коридор и вернулась с черно-белым снимком в белых полосках. - Смотри, головастик какой. И представляешь, его смотрят - а он отворачивается! Так и не знаю, кто у меня, мальчик или девочка.
- Классный! - посмотрев снимок, восхитилась Маша, опасаясь, что подруга сочтет ее реакцию неискренней. Та рассмеялась.
- Да ладно! При размере в пятнадцать сантиметров они все одинаковые.
Но было видно, что Ксении все равно приятно.
Они еще немного поболтали на кухне о младенцах ``этого возраста'', потом Ксюша потащила подругу в комнату.
- Я тебя почему, собственно, звала сюда, а не в кафе. У меня есть пара костюмов, которые в плечах и бедрах на мне мешком, а в талии сейчас просто не сходятся из-за беременности. Жалко, если в шкафу просто так провисят всю весну. Не хочешь примерить?
Ксения достала из шкафа одну вешалку.
- О, вот этот особенно. Не знаю, о чем я думала, когда его покупала. Мне показалось, я в нем такая деловая женщина... Ну, смотри, он на мне как мешок! Тебе должен быть как раз.
Если Лена и Ксения обладали модельной внешностью, то Мария, хотя и была стройной, с выпуклостями и вогнутостями во всех нужных местах, моделью могла считаться с большой натяжкой, - сейчас, когда появляются статьи про то, что многие нормальные девушки гробят себя изнурительными диетами, бесполезными при их комплекции, и опасными операциями, и про то, что модель на подиуме должна отражать ``среднестатистическую'' женщину. Вот такой она и была, среднестатистической. И бедра у нее были чуть шире, чем ей хотелось. И талия не такой узкой. Ноги не такими длинными. Тем не менее, Маша считала себя вполне хорошенькой и знала: то, что она до сих пор одна, никак не связано с реальными или мнимыми недостатками ее внешности. И на себе случалось ей ловить заинтересованные взгляды.
Она переоделась и повертелась перед зеркалом.
- На тебе сидит просто здорово, - в глазах Ксюши зажглось неприкрытое восхищение и зависть. - Если б на мне так деловые костюмы смотрелись, я б просто утонула в мужских взглядах. А тебе советую купить дубинку. Или пистолет, чтобы лишних отстреливать.
- Точно? - переспросила Маша с расчетом.
- Да. Ты подожди, скоро Андрей придет, еще у него спросим. Если тебе этот костюм подошел, то примерь-ка еще и этот.
Когда Маша в очередной раз переоделась, у Ксюши просто не оказалось слов.
- О... Нет, сынок, это фантастика, таких женщин не бывает... Я, конечно, Андрею доверяю, но лучше тебе к его приходу переодеться в первый костюм, Маш.
Маша и не подумала принять эту фразу всерьез.
- Ты думаешь, это не слишком будет, если я на собеседование приду в этом костюме?
- Смотря чего ты хочешь, - с хитрецой ответила Ксюша. Маша в ответ многозначительно улыбнулась. - Тогда в самый раз.
- А как твой босс к служебным романам относится? - спросила Маша, продолжая оглядывать себя в зеркале со всех сторон.
- А ты действительно хочешь служебного романа? Ну да, наверное, раз спрашиваешь. Ты, вероятно, уже сто раз все обдумала. Я думаю, Владимир Борисович будет не против. Он со мной заигрывал, конечно, но вполне невинным образом и очень редко. Он из тех мужчин, кто без взаимности ни на что интимное не пойдет, мне так кажется. Но если ты этого хочешь, - Ксюша качнула головой, - он точно не устоит.
Запел переливчато звонок в коридоре. Ксения с радостной улыбкой вскочила и помчалась открывать.
- Привет, - услышала Маша мужской голос и звук поцелуя.
- Привет, - ответила Ксюша голосом, интонации которого очень отличались от тех, которые Маша слышала в свой адрес. Голос влюбленной женщины.
Проходя мимо комнаты в кухню, Андрей увидел гостью.
- Здравствуй, Маша, - улыбнулся он. Одной рукой он обхватывал располневшую талию жены.
- Привет, Андрей, - ответила Маша, подозревая, что ее жадный взгляд в сторону его руки был слишком очевидным. Не то чтобы она хотела мужа подруги, просто сейчас она хотела практически любого симпатичного мужчину, которого встречала на своем пути. Просто невозможно так жить. Она совершенно не могла совладать со своими гормонами. Хуже всего было в метро в час пик, когда кто-нибудь мужского пола прижимался к ней сбоку... или сзади.
- Андрей, скажи, классно ведь? - кивнула Ксюша в сторону подруги. Взгляд Андрея оценивающе пробежал по Маше сверху донизу.
- Бесподобно, - с чисто мужским восхищением произнёс он. От этого в животе у Маши скрутился какой-то жаркий комок и липко и влажно бухнулся в низ живота.
- Спасибо, - сдержанно отозвалась она. Не-е-ет, надо срочно бежать отсюда и не возвращаться, пока не заведет себе любовника.
- Ну вот, о чем я тебе и говорила, - произнесла довольная Ксения, полностью доверяя мужу и понимая, что любовь и древний инстинкт размножения у мужчин, в общем, мало связаны. Любил-то он ее.

Глава 2



В понедельник утром Маша прибыла на собеседование в одном из двух костюмов, подаренных подругой, - в том, который был поскромнее. В приемной ожидали разговора с потенциальным работодателем еще две кандидатки: молоденькая блондинка с аккуратной фигуркой и женщина лет тридцати пяти со строгим взглядом.
- Здравствуйте, - поздоровалась Ксюша с подругой, не выдавая ни словом ни взглядом то, что они знакомы. - Присядьте, пожалуйста.
- Спасибо, - улыбнулась Маша.
Мигнула лампочка на коммуникаторе и раздался мужской голос:
- Ксюша, пригласите, пожалуйста, первую девушку.
- Да, Владимир Борисович.
Ксения проводила блондинку в кабинет. Через несколько минут та вышла, даже не пытаясь скрыть огорчения. На одну соперницу меньше, подумала Маша. Ксения проводила вторую женщину в кабинет босса. В этот раз собеседование оказалось чуть длиннее. Стрелки на больших круглых часах в приемной ползли слишком медленно.
- Он не возьмет ее, - сказала Ксюша очень уверенно. Теперь, когда они с подругой остались вдвоем, она позволила себе расслабиться.
- Откуда ты знаешь? Она выглядит вполне компетентно.
- Ага, как учительница. Я все-таки проработала с ним достаточно, чтобы знать, какой тип женщин ему нравится. И это явно не молоденькие блондинки и не стареющие учительницы.
- Он же ищет секретаря, а не... картинку для приемной.
Ксюша только многозначительно улыбнулась.
Тут дверь открылась.
- До свидания, - вежливо попрощалась учительница с Ксюшей и покинула приемную.
- Всего доброго, - так же, очень вежливо, ответила Ксения, проводила в кабинет начальника свою подругу и закрыла за ней дверь.
- Проходите, садитесь, - сказал Маше Владимир Борисович. Насколько она знала, он был на девять лет старше нее. В самый раз. В хорошей форме. Симпатичное лицо. Длинные пальцы.
- Садитесь, - повторил он. Маша моргнула, подошла наконец к столу, за которым сидел господин Петренко, подала ему папку и села.
- Здравствуйте, это мое резюме.
- Ага... - он взял папку, открыл, пробежал глазами по строчкам. Секунды, пока он просматривал ее резюме, тянулись еще дольше, чем минуты в приемной. Маша старалась дышать ровно и не думать, что она меняет работу вовсе не ради карьеры. И вообще, со всеми этими судами и феминистками сейчас любой начальник три раза подумает, прежде чем проявить внимание к своей секретарше как к женщине. Но в любом случае у него есть какие-то деловые партнеры, он встречается с людьми, возможно...
Владимир Борисович Петренко просмотрел её резюме, задал несколько вопросов по професиональной тематике, с которыми Мария легко справилась, потом спросил:
- Здесь написано, что вы незамужем. А дети у вас есть? Постоянный друг?
Девушка с подозрением взглянула на него, но вместо ожидаемого вопроса ``А какое отношение это имеет к работе?'' ответила просто:
- Нет. Ни того, ни другого.
- Что ж... - Владимир Борисович откинулся на спинку стула и внимательно посмотрел на девушку. Не заметить ее... формы было невозможно. Он моргнул, чувствуя, что его мысли поплыли куда-то не в ту область, но прогнать их не удалось. Почему-то вспомнился ее голодный взгляд, когда она только вошла. Сейчас от этого взгляда не осталось и следа. Она взирала на него вежливо, отстраненно, официально.
- Как вы относитесь к служебным романам? - спросил он и тут же пожалел об этом. Все, на любой возможности завести какие бы то ни было отношения - даже официальные - с этой девушкой теперь можно ставить крест: ни одной, даже самой доступной, девушке не понравится прямой вопрос подобного типа. А он умудрился пропустить все необходимые метафоры, эвфемизмы и преамбулы типа ``не хотите ли выпить кофе''. Язык его всегда подводил, особенно в отношениях с противоположным полом. Может, потому он до сих пор и не был женат.
К его удивлению, девушка осталась невозмутимой, лишь моргнула и осторожно задала встречный вопрос:
- С какой целью вы спрашиваете?
Он был готов к гневу, обиде, возмущенному отрицанию, но не к спокойному вопросу. И от такой неожиданности честно ответил:
- С личной.
- Нормально, - несколько замедленно ответила она и неуверенно улыбнулась.
Напряжение разом отпустило его.
- Стало быть, вы не возражаете быть моей личной секретаршей? - Черт побери, он всю жизнь мечтал об этом.
Мария, неотрывно глядя ему в глаза, сглотнула вставший в горле комок. Трудно было не понять, что он имел в виду. Неужели ей повезло? Вот так, сразу?
- Не возражаю, - выдавила она.
- Очень хорошо, - ухмыльнулся Владимир, поставил локти на стол и скрестил пальцы у подбородка. Самая неудобная и опасная часть была преодолена, и к нему вернулась его обычная самоуверенность. - Что касается вашей внешности, вы мне подходите. Что касается ваших профессиональных навыков, то же.
- Но вы их не знаете на самом деле. Вы знаете только то, что написано в резюме, - перебила она.
- Этого достаточно, - он улыбнулся ей. На профессиональные качества ему было сейчас наплевать. Видно, что девушка не дура, справится. - Теперь по второй части нашего... контракта. Это будут не совсем личные отношения. Вернее, совершенно деловые. У меня часто бывают ... подруги, но от секретарши мне не нужны упрёки в неверности и жалобы на невнимание. Если понадобится, вы выберете для моей женщины цветы.
- Кофе в постель я вам с ней носить не буду.
Владимир кивнул с кривой улыбкой.
- Мои отношения недолговечны, но перерывы между ними наоборот, слишком длинны. У меня не всегда есть время, чтобы ухаживать, обхаживать и расхаживать. Поэтому мне и нужны вы.
- Для перерывов?
- Да, в некотором роде.
Девушка всё ещё внимательно его слушала. Даже с интересом, хотя, как ему казалось, он сделал все возможное и невозможное, чтобы она немедленно вскочила и помчалась прямиком в суд. Но поскольку она сидела и молча слушала, он продолжал:
- Насчёт зарплаты. Вам я буду платить в два раза больше, чем моей нынешней беременной секретарше при условии вашей готовности м-м... к особым услугам в любое время суток. При этом никаких влюбленностей, никаких истерик и ничего личного.
- И никакого удовольствия?
В его взгляде появилось отвращение.
- Вовсе нет. Всегда предпочитал взаимное удовольствие.
Теперь он явственно увидел, как расслабились её плечи, поэтому для усиления эффекта добавил:
- Все сугубо между нами двумя, никаких извращений.
Мария понимала, что он рисковал быть затасканным по судам, так открыто выдвигая столь непривлекательные условия. Она чувствовала себя обязанной ответить ему откровенностью.
- Дело в том... возможно, вы будете разочарованы моими качествами в качестве вашего личного секретаря. У меня не такой большой опыт, как у многих других.
- Поживём - увидим. Когда вы сможете выйти на работу?
- Через две недели. Я должна уволиться с предыдущего места работы, предупредив за две недели.
- Отлично.
Как раз сейчас он встречался кое с кем, но что-то подсказывало ему, что эти отношения долго не продлятся.
- А... л-личная зарплата с какого дня будет идти?
- С первого же, - он сухо улыбнулся. - Я плачу не за то, что сплю с вами. Я плачу за возможность в любое время переспать с вами. И ваша зарплата не зависит от количества раз в месяц.
Маша кивнула.
- Хорошо.
- И начните пить таблетки.
Маша удивленно вскинула брови.
- Хорошо.
- Вы приняты, - Владимир одарил ее чисто мужской улыбкой и нажал кнопку на коммуникаторе. - Ксения, зайдите, пожалуйста.
Чуть позже Ксения договорилась с подругой о следующей встрече, когда сможет передать ей дела.
На остановке Маша купила бутылку воды и залпом выпила - в горле пересохло от этого странного собеседования. Зато трусики насквозь промокли от неприличного разговора.
Черт побери! Ждать еще целых две недели!..

Глава 3

19 апреля

В свой первый рабочий день Маша появилась на работе раньше на целый час. Владимир Борисович Петренко не был олигархом, и его дела не были особенно сложными. Он владел несколькими магазинами электроники по городу. С некоторой натяжкой их можно было назвать сетью. Его фирма была настолько небольшой, что он, по мнению Маши, вполне мог знать всех своих сотрудников поименно. Она успела вызнать у подруги, что расширяться он пока не собирался, придерживаясь мнения, что маленькая фирма не так бросается в глаза государственным структурам и доставляет меньше проблем. А также больше свободного времени на личные дела. В том числе и в офисе.
Маша включила компьютер, открыла папку с недавними файлами, которые ей показывала Ксюша. Подруга оставила дела в идеальном порядке. Маша пробежалась глазами по строчкам. Ничего сложного, но она все равно волновалась и перечитывала отчеты и заметки.
Ровно в девять часов раздался звонок телефона. Босса еще не было. Маша вздохнула, взяла трубку и приветливо сказала:
- Доброе утро, ЗАО... - она поспешно заткнулась, сообразив, что на автомате чуть не выдала в трубку название фирмы, откуда уволилась.
- Что?.. - услышала она немного обалделый мужской голос.
- Доброе утро, я вас слушаю, - бодро поправилась она.
- Девушка, Петренко на месте?
- Нет, он еще не пришел. Что передать?
- Пусть позвонит во второй магазин, как приедет, - мужчина явно был на взводе, - его сотовый не отвечает!
Маша расслышала какие-то витиеватые ругательства, ради собеседницы старательно приглушенные. Из этой фразы было ясно, что звонит, скорее всего, старший работник того самого второго магазина. Менеджер, наверное.
- Как передать ему, кто звонил? - решила уточнить она.
- Скажите, Световостоков из второго магазина просил срочно перезвонить.
Просто офигенная фамилия, подумала Маша, записывая ее на бумажке.
- Хорошо, передам. До свидания, - она положила трубку.
Мария Световостокова... Хорошо звучит. Впрочем, Мария Петренко тоже неплохо.
Маша тряхнула головой, прогоняя наваждение. Для нее приставить к своему имени мужскую фамилию было практически равнозначно тому, чтобы завалиться с обладателем этой фамилии в постель. В последнее время у нее в голове все крутилась в голове фраза: ``Почему все женщины обязательно хотят замуж? Для регулярного секса!'' Ей сейчас эти слова казались ну очень актуальными.
Босс явился через пятнадцать минут. Маша сильно перенерничала за эти четверть часа. Она даже дважды звонила ему на сотовый, только чтобы услышать: ``Абонент недоступен или находится вне зоны действия сети.'' Так что, когда Владимир Борисович явился в офис живой, здоровый и вполне веселый, она буквально вскочила. Он поприветствовал ее кривоватой улыбкой.
- Доброе утро, Мария. Уверяю вас, вовсе незачем вставать при моем появлении.
Маша глубоко вздохнула, восстанавливая самообладание.
- Что-то случилось? - спросил он.
Видимо, что-то такое было написано на ее лице, что он вмиг стал серьзным.
- Звонил Световостоков из второго магазина, я не спросила, в чем дело, но он был очень встревожен, и просил вас срочно перезвонить, как только сможете, - сохраняя полностью профессиональный вид, передала она.
- Чего же он на сотовый не позвонил? - скривился начальник, доставая телефон из кармана и с недоумением глядя на пустой экран. Он нажал кнопку включения. Телефон никак не отреагировал. Маша с непроницаемым лицом взирала на его манипуляции и осталась серьезной, даже когда он с раздражением бросил трубку на ее рабочий стол, выругавшись чем-то вроде ``чтоб его... мать... так-растак... за ногу''.
- Сделайте мне кофе, пожалуйста, - отрывисто бросил он, прошел в свой кабинет и хлопнул дверью.
Ксюша научила подругу в том числе и тому, какой кофе любит Петренко. Маша сосредоточенно делала кофе, невольно прислушиваясь к словам босса. Он говорил на повышенных тонах, насколько поняла девушка, как раз со Световостоковым. Судя по всему, что-то не в порядке оказалось с поставками.
Она не стала стучать, когда вошла с чашкой кофе в кабинет босса.
- Все, Виктор, я приеду, как только добуду новый телефон. Максимум через час.
Владимир Петрович буквально силой вдавил трубку в стационарный телефон.
- Спасибо, - кивнул он Маше и принялся набирать новый номер. Она не успела еще закрыть за собой дверь, как он закричал в трубку. - Максим-ты-мать-Егорович! Я тебе шею сверну! Что за волынку ты мне подсунул? Я просил у тебя нормальный телефон!..
Впрочем, и через закрытую дверь было слышно, как начальник чехвостил это Максима. Это продолжалось недолго. Еще пара предложений, которые Маша предпочла бы не слышать, и закончился разговор коротко:
- Дуй наверх!
Маша сделала вывод, что Петренко говорил с менеджером первого - так сказать, головного - магазина, который располагался на первом этаже этого же офисного здания.
Секунд через тридцать в приемную вошел молодой человек примерно ее возраста с телефоном в руках.
- Максим Егорович? - поинтересовалась Маша, очень стараясь глядеть ему в глаза. Или, по крайней мере, не ниже пояса. Он решительно кивнул. Видимо, взбучка от начальника не особо его встревожила.
- О вас доложить? - поинтересовалась она. Тот коротко мотнул головой и вошел в кабинет босса. Подруга, впрочем, предупреждала Машу, что порядки здесь простые.
- Максим, какого хрена, я тебя спрашиваю? - несколько злобно спросил Владимир Борисович. Но было ясно, что буря уже миновала. Вспыльчив, но отходчив.
Маша слышала, как объяснялся молодой человек. Он не оправдывался, не заискивал, а вполне спокойно объяснял, что именно на эту модель телефона никогда никаких жалоб не было, о чем Владимир Борисович и сам прекрасно знает. ``Возможно, вы просто забыли зарядить телефон?'' - очень вежливо закончил Максим. Наступила такая тишина, что Маша уже даже предположила, что это последний рабочий день Максима. Она несколько растерянно посмотрела на провинившийся сотовый. Ничего особенного, таких тысячи. Или даже миллионы.
Петренко и Максим вышли в приемную, в руках у Петренко было зарядное устройство, он сунул его Максиму и коротко бросил:
- Подключай.
Маша сообразила подать молодому человеку телефон, забрала у него зарядное устройство и сунула вилку в розетку, чтобы тому не пришлось гадать, что подключать и куда. По идее, экран телефона должен был загореться и дать понять, что процесс идет. Ничего не произошло.
- Еще идеи? - поинтересовался босс. Максим вздохнул и отрицательно покачал головой.
- Разберитесь, - отдал приказ начальник. - И что ты там взамен принес?
Максим подал Владимиру Борисовичу новый мобильный, тот за три секунды переставил симку и вышел. Только на прощание сказал ей:
- Я не знаю, когда вернусь. Пусть звонят на сотовый.
Когда начальник вышел, Максим задумчиво почесал затылок.
- Ерунда какая-то... Абсолютно новый телефон. А вы вместо Ксении Леонидовны? - обратил он внимание на девушку.
Маша кивнула.
- Как вас зовут?
- Мария Павловна.
- Павловна - потому что замужем? - криво улыбнулся молодой человек. Маша, улыбнувшись, отрицательно покачала головой.
- Ладно, - с усмешкой сказал Максим, забрал телефон и направился к двери. - До свидания, Мария Павловна.
Маша глядела на закрывшуюся дверь, только сейчас начиная понимать, насколько удачно она сменила работу. Это же несколько магазинов всякой техники в которых... кто работает? Чаще всего молодые мужчины. К тому времени, как закончится ее ``контракт'', она уж постарается обзавестись несколькими... Ну, скажем, знакомыми.
К сожалению, первый рабочий день оказался неимоверно скучным, если не считать первые полчаса, когда появился босс. Делать было совершенно нечего. Ксюша говорила же, что здесь день на день не приходится. Когда-то работы бывает невпроворот, а когда-то - маешься от скуки.
Маша дочитала книгу, которую брала с собой в дорогу. Некоторое время погоняла пасьянсы. Сходила на обед, поставив офисный телефон на автоответчик. Вернувшись, не нашла на нем ни единого сообщения. Вздохнув, решила воспользоваться безлимитным интернетом в личных целях. Проверила почту - никаких сообщений. Почитала анекдоты, залезла на ленту новостей. В конце концов скачала себе книгу и на несколько часов погрузилась в чтение. Дочитав до конца, обнаружила, что до конца рабочего дня еще сорок пять минут.
Она побарабанила пальцами по клавиатуре, но потом решила, что лазить по порносайтам с рабочего компа в первый рабочий день - это уж слишком.
Ничего себе работка...
Раздался резкий звонок телефона. От неожиданности Маша вздрогнула и поспешно схватила трубку:
- Я вас слушаю.
- Мария, на сегодня можете быть свободны, - раздался голос босса. - До завтра.
В трубке раздались короткие гудки, она даже ответить не успела. М-да.
Вновь поставив офисный телефон на автоответчик, она отправилась домой.
Когда она уже подходила к дому, раздалась трель ее мобильного. На экране высветился Ксюхин номер.
- Как прошел первый рабочий день? - жизнерадостно поинтересовалась подруга.
- Чувствую себя какой-то мошенницей, - пожаловалась Маша. - Весь день пасьянсы раскладывала.
Ксюша хихикнула.
- Что, босс даже на работе не появлялся?
- Появлялся, - тяжело вздохнула Маша и пересказала подруге утренние события.
- Не волнуйся. Ты еще этот ленивый день с завистью вспоминать будешь, - под конец утешила ее Ксения и отключилась.
Переступив порог квартиры, Маша увидела в углу модные мамины туфли. Что-то та тоже сегодня рано с работы вернулась. Может быть, она не одна?
С кухни ползли восхитительные запахи, что свидетельствовало, что гостей у них нет. Если бы мать кого-то привела, то готовить бы не стала.
Маша прошла на кухню и поцеловала мать в щеку.
- Привет, солнце. Что так рано? Уже уволили? - с усмешкой поинтересовалась мать, помешивая жаркое.
- Нет, а тебя? Ты тоже рано.
- Пф-ф, - фыркнула мать. - Пусть только попробуют. Как тебе новый начальник?
Прекрасно зная, какие именно детали интересуют маму, Маша пожала плечами и ответила:
- Молод, холост, симпатичен и ужасно занят. Пробыл в офисе всего полчаса, потом умчался наводить порядки.
Женщина мгновение смотрела на дочь взглядом, который Маша называла ``рентгеновским'', потом отвернулась к плите. И как всегда, обе воздержались от комментариев. Все уже давно было сказано. Маша, в отличие от матери, никогда не заводила служебных романов. Если уж на то пошло, вообще никаких романов.
Маша несколько минут молча наблюдала за матерью, размышляя, сказать той или нет о второй части ее трудового договора. Она точно знала, что мама не осудила бы ее, лишь посмеялась бы и подбодрила. Ну разве что, поморщилась бы при мысли, что дочь за свои интимные услуги будет еще и деньги получать. Сама Наталья Павловна за свою жизнь сменила не мало поклонников, хотя никогда не была замужем. Родила Машу она достаточно рано, и сейчас, в свои сорок четыре года оставалась привлекательной и, более того, очень сексуальной женщиной, чем и пользовалась с большим удовольствием. Работала она секретарем в ректорате госуниверситета, то есть была, если верить старому анекдоту, самым главным человеком в этой организации. Но правда была в том, что несмотря на все это, им не хватало денег на... кое-что, о чем Маша не хотела думать. Так что ее ``вторая'' зарплата пришлась бы очень кстати, хотя и без нее мать и дочь не пропали бы.
И все-таки Маша не стала распространяться о том, что ее роман с боссом не просто возможен, а, так сказать, активно планируется. Просто чтобы не внушать матери ложных надежд.

Глава 4


На следующий день Маша заняла в метро сидячее место. Прямо перед ней стоял некто мужского пола, в джинсах. Молодой человек читал книгу и ничего вокруг не замечал. Маша тоже пыталась читать книгу и ничего вокруг не замечать. Вернее, не замечать одну-единственную вещь - то, что находилось на уровне ее глаз. И у нее ничего не получалось. Вместо слов перед глазами вставали неприличные картины, что было бы, если бы замок на его джинсах расстегнулся, и если бы вокруг никого не было, и если бы...
О черт! Когда же это кончится?!
Она вздохнула и сделала вид, что не выспалась. Закрыла глаза и попыталась думать о чем-нибудь другом. О работе?.. Нет-нет, с работой у нее сейчас связывались еще более неприличные фантазии. На офисном столе... В офисном кресле... У офисного окна... О Боже, ну, пожалуйста, хватит...

К счастью, сегодня Владимир Борисович появился на работе вовремя. И у нее даже хватило самообладания смотреть ему в глаза, а не...
Этот день был не похож на предыдущий. Из-за сорванных поставок боссу пришлось перекраивать расписание на неделю, звонить куче народу и делать еще массу нужных дел. Понятно, что дозвон партнерам, согласование встреч и расписаний легли на плечи Марии. У нее все же оставалось время подумать, позволит он себе что-нибудь неприличное или нет... Но всего несколько секунд.
И только однажды она поймала на себе его взгляд - чисто по-мужски одобрительный взгляд на ее ноги. Владимир перевел взгляд выше, на ее грудь, потом без всякого стеснения посмотрел ей в глаза, многозначительно улыбнулся и вновь окунулся в дела. Две секунды... Но это были ее лучшие секунды за последний год.
Она вышла из его кабинета и глубоко вздохнула. Маша точно знала: он бы не позволил себе так открыто разглядывать ее, если бы не их соглашение. Интересно, у него все еще есть кто-то?.. Ох, как бы ей хотелось, чтобы... да, кто-то был. Несмотря на все фантазии и всю ее решимость, она продолжала бояться. Но в этот раз она не отступит. Ни за что.
Интересно, можно ли считать поведение мужчины, когда он разгневан, хоть каким-нибудь признаком того, каков он с женщиной? Быстро загорается и быстро кончает? Хотя ей абсолютно все равно, думала Маша, рассеянно слушая гудки в трубке, дожидаясь, пока ответит следующий по списку абонент, с которым хотел поговорить ее босс. Когда в трубке раздался приятный женский голос, Маша мгновенно переключилась в профессиональный режим, чтобы вернуться к приятным фантазиям попозже. Она хорошо умела скрывать свои неприличные мысли. Видимо, чересчур хорошо, иначе какой-нибудь из отвергнутых ленкиных кавалеров обязательно отрикошетил бы к ней. Но все они почему-то пытались подкатить к Ксюше, которая выглядела более открытой для ухаживаний. Хотя на самом деле все было наоборот.
Следующие две недели ничего не менялось в отношении к ней ее начальника. Правда, когда она надела второй костюм из тех, что подарила ей подруга, его взгляды стали чуть более продолжительными и чуть более серьезными. Каждый из этих взглядов был ей дорог, но физическое желание не могло утолиться одними лишь взглядами. Набрасываться на него самой Маша сочла неправильным. ``Никаких претензий и никакой ревности'', так, кажется, звучало их соглашение. Следовательно, она должна ждать, когда он сделает первый шаг. И, несмотря на свой страх, к его неведомой подруге она уже начала ревновать.
Начало ее третьей рабочей недели пришлось на вторник из-за майских праздников. День этот оказался всего лишь чуть менее скучным, чем самый первый: звонков было больше, нужно было привести невнятный отчет из третьего магазина в вид, удобный для начальника. Владимир Борисович сегодня вновь куда-то умчался, и Маша работала в полном одиночестве.
За полчаса до конца рабочего дня вновь зазвонил телефон.
- Слушаю вас, - отстраненно, профессионально и чуть рассеянно проговорила она в трубку.
- Девушка, скажите, пожалуйста, где Владимир Борисович? - спросил женский голос, который Маша узнала бы где угодно. Она чуть не выронила трубку от неожиданности, но вовремя поймала ее плечом.
- Простите? - она была настолько шокирована, услышав Лену, что даже охрипла. Бывшая Ксенина подруга говорила довольно уверенно, и будь на месте Марии кто-то другой, ни за что не услышал бы ноток неуверенности и расстройства в этом сильном голосе.
- Я спрашиваю вас, не знаете ли вы, где Владимир Борисович Петренко. Его сотовый не отвечает, а мы должны были сегодня вместе ужинать. Я хотела подтвердить встречу, но не могу дозвониться до него.
Вот это да... Лена - его девушка?.. У Маши свело скулы от злости и ревности. Если бы она знала это раньше, то ничего бы не ждала от босса. Неудивительно, что ей самой приходится довольствоваться одними взглядами.
- Нет, простите, я не знаю. Если вы не можете дозвониться на его сотовый, то, боюсь, я ничем не могу вам помочь. На работе он появлялся только утром и, кажется, возвращаться в офис сегодня не собирался, - Маша впервые за всю свою жизнь прилагала столько усилий, чтобы голос ее звучал профессионально и скрыл все ее чувства. Обычно это получалось само собой.
- Понятно. Спасибо. Если он все же появится, попросите его перезвонить Лене Петровой, хорошо?
- Хорошо.
В трубке раздались короткие гудки. Ленка-петренка... Ей и фамилию-то в случае чего не сильно придется менять...
Стараясь держать себя в руках, Маша очень медленно положила трубку на место. А слезы уже катились из ее глаз. Господи, ну почему даже в этом случае, когда мужчина буквально заранее оповестил ее о своих намерениях, более того, был привязан к ней денежным соглашением, даже в этом случае она не могла получить то, что хотела? Она ведь не хотела слишом многого. Она не хотела за него замуж, она не рассчитывала иметь от него детей, всего лишь служебный роман, без привязанностей и упреков. Всего лишь секс, без обязательств и романтики.
Когда она успокоилась, то набрала номер его мобильного. ``Абонент недоступен или находится вне зоны действия сети''. Опять. Она позвонила на домашний, но трубку никто не брал.
Выполнив свой рабочий долг - она же не обязана разыскивать босса по всем его магазинам, правда? - Маша дала волю чувствам. ``Хоть бы он забыл про этот твой ужин'', - пожелала она Ленке от всей души.
Но после работы Маша поехала прямиком к Ксюше домой. Она держалась всю дорогу, и только уже когда лифт начал останавливаться у двадцать первого этажа, зашмыгала носом.
- Привет, Ксень, - дрожащим голосом поздоровалась она, стараясь держать себя в руках.
- Заходи, - растерянно сказала Ксюша. Она никогда не видела, чтобы подруга так явно проявляла свои чувства.
Хлюпнув носом в очередной раз, Маша переступила порог, сняла обувь, едва не потеряв равновесие. Ксюша решительно повела ее на кухню и налила ей чаю.
- Рассказывай, - приказала она.
- У него есть подруга, - начала Маша, зная, что Ксюше это известно.
- Лена-а-а-а! - и вот тут она окончательно разревелась и склонилась Ксюше на плечо.
- Скажи, ну на что я могу надеяться, если рядом с ним - Ленка?! Ну на что? Откуда она вообще взялась? - ревела в голос Маша, выплескивая боль, копившуюся в течение пяти лет.
Ксения молча утешала подругу, гладила ее по плечу. Когда рыдания начали стихать, она сказала:
- Ленкины романы недолговечны. Он будет твоим, если ты этого хочешь, причем скорее рано, чем поздно.
Маша, подавляя последние всхлипы, выпрямилась.
- Прости, не знаю, что со мной случилось.
Ксюша махнула рукой.
- Ерунда, забудь. Пей чай.

Глава 5



Несмотря на сломавшийся телефон и вопреки Машиному пожеланию, Владимир все-таки явился на ужин, опоздав на пятнадцать минут и заставив Лену понервничать. Она-то опоздала всего на десять, и теперь вертела в руках сотовый, зная, что звонить мужчине бесполезно и что услышит лишь механический женский голос, сообщающий, что абонент недоступен.
- Прости, попал в пробку. Что-то сегодня на проспекте совсем плохо, - сказал он, усаживаясь за столик в кафе.
Лена понимающе улыбнулась. Она не собиралась дуться из-за такой мелочи. Натренированным на множестве мужчин шестым чувством она предчувствовала нечто более серьезное, чем пятиминутное опоздание.
- Я сама опоздала, так что ничего страшного.
Они заказали по чашке кофе.
Отношения с Леной длились, в общем, не так уж долго - два месяца всего, но Владимир все равно ощущал их несколько затянувшимися - когда возникает неловкость в разговоре, нелепые паузы, когда прислушиваешься больше к собственным мыслям, чем к словам собеседницы. В какой-то степени это был рекорд для него - отношения, быстрее всего сошедшие на нет. Может, именно поэтому ему было неловко первому говорить о разрыве. Хотя из всего, что он знал о Лене, можно было предположить, что она первой его бросит - и это его чрезвычайно бы обрадовало, - девушка вовсе не выглядела готовой лететь на очередной огонек. Так что агонию придется прерывать ему.
Лена прекрасно видела, что мыслями он сейчас не с ней, и это было очень, очень тревожным сигналом. Но она не подавала виду, что заметила неладное, и продолжала щебетать.
- Лена.
Она замолчала, замерла, понимая, что не ошиблась в своих предположениях.
- Я думаю, нам пора расстаться, - решительно сказал он, глядя ей в глаза. И Лена знала: здесь не помогут ни хитрость, ни уговоры, ни слезы. Сколько раз она сама говорила эти слова?.. Даже не вспомнить. И она всегда чувствовала, когда разрыв окончательный, а когда - нет. И несмотря на все это, несмотря на все свои привычки и принципы, она все-таки спросила:
- На время?
- Нет, Лена, навсегда.
О да, она видела, что ему было тяжело говорить эти слова, ему было жаль, его взгляд передавал ей тысячу извинений - но ей было от этого ничуть не легче.
Она на мгновение вздернула брови, надвинула на глаза солнечные очки и встала из-за стола.
- Тогда пока, - бросила она на прощание в своей легкой манере и направилась к своей красавице-машине. С каких это пор двух месяцев с одним мужчиной ей было мало? С каких это пор она уходит после очередного расставания в слезах?
Очень аккуратно она выехала со стоянки и влилась в поток машин.
С каких это пор не она бросает, а ее бросает мужчина?
С тех пор, как она решила увести мужчину у лучшей подруги. Видимо, какая-то справедливость все-таки есть в этом мире.

Владимир задумчиво смотрел ей вслед. От таких женщин, как Лена, никогда не знаешь, чего ждать. Он даже не был уверен, что та спустит все так, на тормозах. Она способна мстить и мелко пакостить, и ему не хотелось подвергать себя подобному риску. Куда проще было дождаться, пока женщина сама его бросит. Но в этот раз ему хотелось поскорее стать свободным, ибо теперь у него была Маша.
Эта странная Маша...
Было в ней что-то такое, абсолютно непроницаемое, что хотелось как-то разрушить, извлечь на поверхность. Было в ней что-то, взывающее ко всем его первобытным инстинктам. И он собирался извлечь из этого максимум удовольствия.
Омрачало удовольствие лишь одно сомнение: он не мог понять, хотела ли его секретарша того же, что и он, или вынуждена была согласиться на его предложение из-за нужды в деньгах?

Глава 6

5 мая

Когда Мария на следующее утро принесла боссу кофе, он смотрел на нее как-то... по-другому. Уже не оценивающе, а... Она просто не могла подобрать слов, чтобы охарактеризовать этот его взгляд. Словно он уже оценил свою жертву и теперь готов напасть. Проклятое воображение.
- Вчера вам звонила Петрова Лена, - сообщила Маша. - Она не смогла дозвониться на ваш сотовый, чтобы подтвердить ужин.
Босс несколько секунд пристально смотрел на нее.
Эта странная Маша... Всегда собранная, всегда невозмутимая. Должна же она понимать, кем была для него Лена. И тем не менее сообщает ему об этом звонке так, словно он совершенно не касается ее лично.
Он поморщился, обрывая контакт взглядов.
- Да, ужин состоялся. Опять проблемы с телефоном. Вызовите ко мне Максима, пожалуйста. Он не сообщал, что там с прежним телефоном было?
- Что-то с аккумулятором.
- Это и так понятно. А подробности?
Маша пожала плечами:
- Он не сообщил, сказал только, что аккумулятор бракованный.
Он опять внимательно посмотрел на нее, раздумывая, сообщать или нет Маше, что он расстался с Леной. В конце концов сказал, без предупреждения меняя тему, не сомневаясь, что Маша поймет, о чем речь:
- Мы расстались.
Секундная пауза. Потом она моргнула и, совершенно не изменившись в лице, ответила:
- Понятно.
Словно это не касалось ее лично. Единственным признаком того, что она помнит об их договоре и замечает его внимание, были секундные паузы в ее движениях. Он смотрел на нее - а она замирала на мгновение, даже, кажется, не дышала, а потом продолжала заниматься делами. И что прикажете с этим делать? Ни призывных взглядов, ни кокетливых улыбок, ни обиженных напоминаний об их договоре - ничего, что развязало бы ему руки. Договор договором, но он совершенно не представлял, что сможет в первый раз заняться с ней интимными делами в офисе. Не на свидание же ее приглашать?..
И все-таки именно это он и сделал ближе к вечеру, когда с делами было покончено. Он тянул их как мог, но за полтора часа до конца рабочего дня не мог придумать уже совершенно ничего, чем стоило и, главное, хотелось заняться. Он вышел в приемную.
Маша оторвала взгляд от экрана компьютера и посмотрела на него.
- Владимир Борисович? - очень деловым тоном спросила она.
- Не поужинаете со мной сегодня в восемь? - очень официальным тоном спросил он.
Секундная пауза.
- Да, конечно, - вежливо и размеренно ответила Маша.
Интересно, какие мысли пронеслись в ее голове за эту секунду?..


Маша старалась не думать, чем может окончиться вечер. Вчера он расстался с одной девушкой. Сегодня ведет почти что на свидание вторую. Чем все может окончиться?.. Всем, чем угодно, по правде говоря. И все-таки самым вероятным был самый неприличный исход. И оттого Маша чувствовала жуткую неловкость, которую тщательно пыталась скрыть.
Дома она подумывала сменить деловой костюм на что-то более легкомысленное, но не сделала этого по нескольким причинам. Первая - возможно, ей завтра с утра придется ехать на работу из квартиры босса. Странно она будет смотреться, если появится в кафе с пакетом одежды в руках. Поэтому просто сунула в свою бездонную женскую сумочку смену белья. Вторая - для нее ведь эта ночь, если таковая состоится, просто работа, следовательно, и одежда должна быть рабочей. Хотя, учитывая специфику, подошло бы как раз нечто чересчур легкомысленное. Третья - нельзя же ведь показывать боссу, что она прихорашивалась перед свиданием. Было его приглашение на ужин свиданием или нет - она не осмелилась уточнить. Чем бы оно ни было, главное, чтобы закончилось... в постели.
Маша пришла в кафе минута в минуту, но Владимир уже ждал ее.
Разыгрывать официоз и равнодушие ей всегда удавалось практически без проблем. Поэтому, несмотря на то, что из-за жуткого волнения практически не ощущала голода, она заказала в дополнение к кофе салат и даже съела его, пока разговаривала с Владимиром Борисовичем. О, наверное, на ближайший вечер стоит забыть об отчестве. Или же упоминание отчества лишний раз придаст всем предстоящим событиям больше официальности?..
Начал босс с каких-то деловых вопросов, на которые Маша отвечала, даже не задействуя мозг, сама же думала о всяких других вещах, но босс внезапно сменил тему.
- Кто был твоим первым?
Она застыла на мгновение, потом медленно закрыла глаза и открыла, покачала головой, выдавив из себя насмешливую улыбку, и напомнила:
- Ничего личного.
Он усмехнулся в ответ.
- А кто вторым? - спросил он. Маша улыбнулась, понимая, что он поддевает ее и ответ не требуется. Хотя на этот вопрос можно было бы и ответить: ``Ты''. Но ему об этом знать не следует, наверное.
Через несколько секунд она сделала последний глоток кофе.
- Хочешь посмотреть, где я живу? - небрежно спросил он.
О... О-о-о... Все-таки так... Маша вдруг четко осознала, что имеет полное право сказать ``нет''. Несмотря на то, что она дала слово, Владимир абсолютно не принуждал ее, и с легкостью принял бы сейчас ее отказ и отвез бы ее туда, куда она попросила.
- Хочу, - не отводя от мужчины глаз, ответила она. Как же все-таки было страшно... И от этого страха что-то сжималось внутри. Но чего же ей бояться?..
- Точно? - переспросил он.
- Точно, - девушка постаралась вложить в слово всю свою решимость и скрыть неуверенность. - Мне надо позвонить, извини.
Владимир кивнул и спросил:
- Кому?
Маша ответила той самой улыбкой ``ничего личного'', отошла на пятнадцать метров к цветущим клумбам и даже отвернулась, чтобы, не дай Бог, он даже по губам не смог ничего угадать.
Наталья Павловна ответила с первого гудка.
- Алло?
- Мам, я не знаю, когда вернусь. Может быть, даже завтра, после работы.
- Ночуешь у Ксюши, - уточнила мать.
Маша секунду подумала и решила сказать правду:
- У босса.
Теперь настал очередь матери мгновение потормозить.
- Какие-то срочные дела? - осторожно спросила она.
``Очень срочные'', - подали голос гормоны девушки.
- Надеюсь, что нет, - усмехнулась она в трубку. - Что-то вроде свидания.
- О-о... - ответила мать, просто донельзя удивленная. - Что ж, тогда до завтра. Не смею задерживать.
- Спасибо, мам. Пока.
С кривоватой улыбкой Мария подошла к столику, где ее дожидался мужчина.
Ее дожидался мужчина!.. Вы только вслушайтесь в эти слова!

Глава 7


Основной поток машин к этому часу иссяк, и Владимир доехал до своего района всего за пятнадцать минут.
Маша сидела на пассажирском сидении совершенно неподвижно и за всю поездку не произнесла ни слова, просто глядела в окно.
Когда он подъехал к серии высоток, в одной из которых была его квартира, девушка как-то очень странно улыбнулась.
- Знакомые места? - спросил он.
- Да, вот в этом доме живет моя подруга.
Они проехали еще немного, миновав Ксюшин дом и еще несколько подобных, и остановились. Маша вышла из машины, не дожидаясь, пока мужчина откроет ей дверь. Не такое это сложное дело, в конце концов, - выйти из машины.
- Не передумала? - спросил ее Владимир, стоя с другой стороны своего автомобиля.
Маша, насмешливо улыбнувшись, отрицательно покачала головой. Босс перестраховывался, очевидно, до сих пор опасаясь, что она может подать на него в суд. Она, конечно, не собиралась этого делать.
``А в случае отсутствия домогательств? За нарушение трудового договора?'' - подали голос взвинченные гормоны.
Но Владимир Борисович ждал ответа, очевидно, не поняв смысла ее молчаливого отрицания.
- Не передумала, - с намеком ответила Мария.
- В таком случае, прошу, - он обошел машину и подал девушке руку. Маша протянула ему свою ладонь. Так, невинным образом взявшись за руки, они вошли в подъезд, потом в лифт, и поднялись на восьмой этаж. Здесь он отпустил ее руку, чтобы открыть входную дверь.
``Как-то пустовато'', - подумала Маша, обозревая квартиру с порога. По-холостяцки пусто. Минимум необходимых вещей.
Она сняла туфли и прошла на кухню помыть руки. Полотенца не оказалось. Стерильную чистоту нарушало штук пять кружек на стойке у раковины. Что-то подсказывало Маше, что они копились тут несколько дней. Интересно, на сколько дней рассчитан его запас посуды? Взглядом она отметила посудомоечный агрегат и не удержалась от завистливого вздоха.
Он подошел к ней сзади почти вплотную, но не стал прижиматься, лишь деликатно прикоснулся к ней, убрав прядь волос с шеи. Девушка невольно склонила голову, ожидая поцелуя. Его дыхание послало крошечный разряд по всему позвоночнику, когда он спросил:
- Хочешь кофе?
Он давал ей еще один шанс отступить и все обдумать. Она могла бы просто выпить кофе, посмотреть квартиру и уйти.
- Нет, - ответила она. - Я не хочу кофе.
Он поцеловал ее в шею. Она не смогла сдержать стона. От одного этого короткого поцелуя у нее подогнулись колени, и Мария была вынуждена опереться о стойку, чтобы удержаться на ногах, потому что Владимир Борисович продолжал держать дистанцию.
- Порядка ради я должен спросить: понимаешь ли ты, что я в любом случае не уволю тебя и даже не урежу твою зарплату, если ты вдруг откажешься сейчас? Понимаешь?
О Господи, о чем он?.. Какие тут разговоры?..
- Понимаешь, Мария Павловна? - настойчиво повторил он, продолжая дыханием заставлять подгибаться ее колени. Маша сделала вывод, что чем скорее она ответит, тем скорее он продолжит.
- Я понимаю, что моя работа... и моя... зарплата... не зависят от моего согласия или отказа... - заставила она себя выговорить, чтобы не оставить никаких недоразумений и чтобы он наконец перестал мучить ее!
- Хорошо, - ответил он. Его руки обвились вокруг ее талии. Не стесняясь, она прислонилась к нему, впитывая это ощущение, запоминая его, получая абсолютное наслаждение от объятий мужчины.
Он целовал ее шею, пока его руки были заняты расстегиванием пуговиц на пиджаке. Зная, как женщины ценят хорошую одежду, он, не прерывая поцелуев, даже проследил, чтобы снятый им пиджак аккуратно лег на спинку стула.
На блузке пуговиц не оказалось. Он развернул девушку лицом к себе, прислонил к стене, запустил руки под блузку, одновременно начиная целовать Машу в губы. Мария отвечала на его поцелуи с такой жадной страстью, что пару раз даже стукнулась с ним зубами. Он засмеялся, переместился с ней в коридор и вновь прижал к стене.
В первый раз ему хотелось сделать это абсолютно цивилизованным, классическим образом, но ее бешеное вожделение вызывало в нем такой же по силе ответ, и он стал сомневаться, что такими темпами они смогут добраться до кровати в спальне. Максимум до софы в большой комнате.
``Ну уж нет'', - подумал он и огромным усилием воли оторвался от девушки. Она недовольно простонала и потянула его голову на себя, чтобы продолжить поцелуи. Но все-таки он был сильнее. Он развернул ее спиной к себе, в три шага они добрались до большой комнаты, там у Маши подогнулись колени и она нагнулась вперед, уперевшись руками в мягкие подушки софы и уткнувшись в его пах своими ягодицами. Он не стал противиться желанию прижаться к ним еще покрепче. Хорошо бы совсем без одежды...
Маша задохнулась, оказавшись в такой позиции. Да, да, можно и так, хоть как, только пожалуйста...
Она услышала, как он что-то пробормотал - что-то явно ругательное. Потом он одним резким движением развернул ее к себе лицом, вновь начиная целовать и заставляя ее шагать в спальню, где, наконец, с облегчением простонал прямо ей в рот и рухнул вместе с ней на постель.
Ему очень хотелось забыть об аккуратности, но он заставил себя аккуратно снять с девушки юбку и блузку и аккуратно скинуть их на пол. Вроде приземлились без единой складочки. Вот теперь можно, наконец, забыть обо всем, кроме самого основного.
Маша лежала перед ним на его кровати. Окна спальни выходили на запад, но шторы были закрыты, и освещение в комнате было очень слабым от заходящего солнца. Он раздевался и смотрел на Машу, а она смотрела на него. В ее взгляде не было оценки. Он помнил такие оценивающие взгляды в начале отношений с некоторыми другими: ну-ка, а каков это экземпляр?.. Маша же безусловно жаждала его всего и не собиралась скрывать это. Как только он снял с себя последнюю деталь одежды, ее взгляд переместился на то, что гордо торчало ниже пояса, да там и приклеился. Наступила полнейшая тишина. Он стоял, позволяя ей смотреть, а она смотрела, наверное, минуту, а потом... выдохнула скопившийся в легких воздух. Она в буквальном смысле смотрела не дыша!
Он раздел ее до конца порывистыми движениями, с удовольствием отбрасывая трусики и лифчик назад и не следя, куда они приземляются. Он коснулся ее груди - и Маша закрыла глаза и стиснула зубы, словно сдерживая крик. Он почувствовал, что она зажалась, и заставил себя притормозить. Но он не мог заставить себя оторваться от нее полностью. Если бы она попросила или оттолкнула бы его- тогда другое дело. Но она лежала перед ним, раскинув руки, предоставляя себя в его распоряжение.
Легкими движениями он обводил контуры ее груди.
- Тебе нравится? Тебе хорошо? - спросил Владимир. Никакой реакции со стороны девушки. - Или мне остановиться?
Вот на это она отреагировала. Глаза ее широко раскрылись, в них плескался неприкрытый ужас. Она обняла его за плечи в попытке притянуть к себе.
- Только не это, не останавливайся... - прошептала она, пытаясь дотянуться до его губ своими. Он склонился к ней, пытаясь по поцелую определить, не остыла ли в ней страсть. Она бешено прижималась к нему своими губами, требуя поцелуев.
- Мне хорошо, - лихорадочно шептала она между поцелуями и ласками. - Мне все нравится... Только не останавливайся.
Но все-таки он вынужден был остановиться на мгновение, доставая из тумбочки презерватив. Маша вопросительно посмотрела на него, но ничего не сказала, хотя уже принимала таблетки.
Она была восхитительно тугой, обнаружил он, когда наконец овладел ею. И восхитительно жаркой.
Маша выгнулась под ним в первое мгновение и задохнулась. Он ждал, но она, кажется, была на грани оргазма после единственного проникновения. Он еще не знал, что именно доставляет ей удовольствие и как, и потому был вынужден просто ждать.
Маша отдышалась и снова обняла его - руками и ногами. Следя за ее реакцией, он начал медленно двигаться. Девушка лежала под ним довольно неподвижно, лишь чуть приоткрыла рот, и коротко дышала в такт его движениям. Не царапалась и не требовала больше. Возможно, он должен был двигаться тогда, вместо того, чтобы остановиться почти на минуту. Возможно, она отошла от той границы, где ее ждало высшее удовольствие, дальше, чем он мог представить. Но у него не осталось сил ждать ее.
С коротким стоном он кончил и спрятал лицо у нее за плечом, уткнувшись в подушку. Черт!
Восстановив дыхание, он попытался заговорить:
- Маш... Кажется, я слишком поспешил.
Ресницы ее затрепетали и она открыла глаза. Он вновь услышал этот длинный выдох. Кажется, девушка снова не дышала некоторое время.
- Это неважно, правда, - она вдруг улыбнулась ему совершенно счастливой улыбкой. - Оргазм я и сама могу добыть, а где я добуду живого мужчину?
Он недоуменно поморгал. Маша смутилась и спрятала лицо у него на груди. Потом снова посмотрела ему в глаза.
- Мне хорошо, честное слово.
Она покрепче обняла его. Владимир скатился с нее, лег рядом, махнув рукой на необходимость привести себя в порядок. Маша повернулась к нему спиной и прижалась покрепче, мурлыкнув. Он обнял ее и принялся раздумывать, что значат ее слова.

Глава 8

6 мая
Она все пыталась понять, что же это так пищит в телефоне... Она выключила будильник, отключила звук, проверила заряд батареи - а он все пищал и пищал. Маша с размаху ударила телефоном по столу... и проснулась. Вздохнула. Сотовый продолжал зловредно пищать где-то очень далеко... Кажется, сумочку она вчера оставила на кухне.
Маша с сожалением посмотрела на мужчину, совершенно спокойно продолжавшего спать и не реагировавшего на мерзкий писк. Хорошо быть начальником и игнорировать будильник. Но она-то должна быть на работе, чтобы объяснять, что начальник застрял в пробке.
Будильник замолчал, но Маша знала, что это ненадолго. Через минуту опять примется пищать. Она выбралась из нагретой постели, припоминая, что есть у мужчин такое свойство, как утренняя эрекция. Было бы жаль ее пропустить, но что ж... Она бросила последний сожалеющий взгляд на своего босса и, захватив с пола одежду, пошла на кухню. Заметила свой пиджак, висевший на спинке стула. Какое внимание к женской одежде, однако...
Так, а где белье? В сумке - запасные трусики, а вчерашнее белье все равно надо отыскать. Накинув блузку, она пошла в спальню еще раз посмотреть на мужчину. Мужчина продолжал спать. Маша за три секунды отыскала недостающие вещи, бросила на босса последний взгляд и отправилась обратно на кухню.
``Ничего личного'', - напомнила себе Маша на кухне и включила чайник. И кофеварку. Потом заглянула в холодильник. М-да. Несколько упаковок готовой еды, пять яиц и полпалки колбасы. Если вспомнить, что в упаковке обычно десяток яиц, то пять - это единичная порция для него. Масло тоже нашлось. Ну ничего, себе она возьмет одно, ему - четыре. Если с колбасой, то нормально.
- Я уж решил, что ты сбежала, - Владимир вдруг возник в дверях. Он окинул подозрительным взглядом ее приготовления.
- Нет, - бесстрастно ответила Мария. - Я готовлю завтрак.
Он усмехнулся.
- Я понял. Я в душ.
Он неспешно развернулся и вышел из кухни, оставив Машу недоумевать, как же он отнесся к ее затее с завтраком. Ей казалось, что здесь она все-таки перегнула палку. Но что сделано, то сделано.
Через десять минут, когда завтрак был уже готов, Владимир, полностью готовый к трудовым будням руководителя, вернулся на кухню, временно оккупированную женщиной. Он не стал выговаривать девушке за нарушение главного условия. Почему-то казалось, что именно Маша прекрасно сознает разницу между ``приготовить завтрак один-единственный случайный раз'' и ``готовить завтрак для него всегда''. Поэтому просто получил гастрономическое удовольствие от еды и эстетическое - от строгой девушки, которая не болтала, а просто ела и позволяла любоваться собой. Не то чтобы она как-то по-особенному элегантно ела, просто она не хихикала, не пыталась вызнать о его дальнейших планах по отношению к ней и не рассказывала, какие занавесочки она бы купила для этой кухни. Давно он уже поделил женщин на две категории. Первые, получив удовольствие, просто исчезали к утру, чтобы на следующий вечер появиться вновь. Вторые оставались на утро, готовили завтрак и начинали строить далекоидущие планы. Некоторые, правда, из первой категории вдруг переходили во вторую. Строила ли Маша такие же планы, только втихомолку? Что-то он сомневался. Абсолютно профессиональный вид и непроницаемый взгляд. ``Мне хорошо... Только не останавливайся...'' - припомнил он ее ночной шепот и усмехнулся.

До офиса они снова ехали, сохраняя молчание. Владимир чувствовал потребность сказать какую-нибудь ерунду - просто, чтобы понять, в каком настроении находится его спутница. Вернее, не сказать, а выслушать от нее какую-нибудь ерунду. ``Мы опаздываем'', или ``Костюм помялся'', или ``Хороший у тебя автомобиль''... Но Мария молчала, и ему не хотелось неверно подобранными словами усугублять неловкость.
Этим утром на дорогу до офиса ушло в два раза больше времени, чем накануне вечером от кафе до постели. Наконец он высадил ее у главного магазина.
- Я во второй, - сообщил он своему секретарю. - Проверю, как там справляется новый продавец.
Маша коротко кивнула, поправив сумочку на плече.
- Вернусь сюда после обеда, - сообщил он напоследок. Вообще-то у него не было никакой необходимости возвращаться сюда сегодня, кроме как пообщаться с Машей.
Девушка смотрела ему вслед не больше одной секунды, потом направилась вверх по лестнице. Ее взгляд упал на клумбы. Что-то цветы нынче утром уж очень оранжевые, и листики у них чересчур зеленые. ``Мир заиграл красками'', - вспомнила Маша еще одно клише и для проверки оглянулась вокруг. Машины, неторопливо продвигавшиеся по городским улицам, радостно блестели, дома восторженно тянулись к небу, а солнце... переливалось, играло и как будто на что-то намекало. Маша стояла на крыльце еще несколько секунд, улыбаясь и впитывая в себя обновленный город. Наслаждаясь каждой секундой того, что теперь у нее есть личная жизнь.
Потом повернулась ко входу и встретилась взглядом с Максимом Егоровичем. Тот разглядывал ее одновременно вопросительно и понимающе. Маша ослепительно улыбнулась молодому человеку, не собираясь смущаться. Ну да, утром босс привез ее на работу, выводы делайте сами. ``А также постарайтесь стучаться, заходя к боссу в офис'', - подкинули мыслишку гормоны, теперь имея вескую причину для оптимизма.
Маша невозмутимо поздоровалась с Максимом, тот ответил ей тем же.
Владимир Борисович, как и обещал, вернулся после обеденного перерыва - сосредоточенный и серьезный. Гормоны Маши приуныли. Она так и представила, как сотни головастиков хором издали разочарованный стон и уголки губ на их мордочках уныло опустились. О чем может говорить то, что гормоны она представляла в виде голубеньких сперматозоидов?..
Через полчаса он попросил ее принести ему кофе. Когда Маша зашла с подносом, то увидела, что начальник читает какую-то книгу.
- Жалобная книга, - пояснил он, заметив ее взгляд, - из второго магазина. Почему-то на него больше всего жалоб. То ли покупатели в том районе особо склочные, то ли продавцы особенно вредные. Спасибо за кофе.
Он сделал глоток и задумчиво уставился в потолок.
- Пожалуйста, - официальным тоном отозвалась Маша и вышла из кабинета босса.
Через полчаса загорелась лампочка коммутатора.
- Мария Павловна, зайдите, пожалуйста, - раздался голос начальника.
``С чего бы такая официальность?'' - подумала она, но ответила в той же тональности:
- Сейчас, Владимир Борисович.
Она вошла в кабинет.
- Дверь закройте, пожалуйста.
Она застыла на мгновение, внимательно вглядываясь в лицо начальника. Гормоны дружно вскинули ручки и закричали ``ура''. Игра началась.
Владимир мог эту паузу предсказать заранее.
Устав от жалобной книги, он отбросил ее и несколько минут думал о своей секретарше, представляя, что мог бы ей сказать и какими словами позвать. Эту секундную паузу он не просто мог предсказать, он ждал ее.
Медленный выдох - и Маша запирает дверь.
Она повернулась к нему. В глазах ее он не видел ни страха, ни отказа - одна только слепая жажда.
- Подойдите ко мне.
Она подошла. Он обнял ее за талию и усадил к себе на колени. Девушка часто задышала, но не обняла его в ответ. Он не стесняясь запустил руку под ее блузку и сжал грудь. Маше не удалось сдержать стон удовольствия. Теперь она уцепилась за его плечи, чтобы сохранить равновесие.
Ее лифчик сильно мешал. Владимир не стал возиться с застежкой, просто сдвинул его вверх и продолжил ласкать грудь девушки. Она пыталась не стонать, открыла рот и шумно дышала, цепляясь за него, содрогаясь, получая наслаждение от каждого прикосновения. Потом как-то неожиданно сползла на пол, встав на колени между его ног, обняла его за бедра и прижалась лицом к его паху. Он помнил ее ночную сдержанность, тогда она целовала и ласкала его в ответ, но не прикасалась собственно к тому органу. Сейчас же, не скрывая наслаждения, потерлась щекой о внутреннюю поверхность его брюк в непосредственной близости от паха.
Она посмотрела на него мутным взором и спросила шепотом:
- Можно мне?..
Он коротко усмехнулся, расстегнул ремень и молнию на брюках. Он хотел сказать, что это необязательно, но... Тонкие девичьи пальцы коснулись его плоти, она выдохнула длинное ``о-о-о...'' даже не с восхищением, а с каким-то запредельным благоговением. Он просто не смог ничего сказать. Никогда не ощущал себя объектом поклонения.
Время замедлило свой ход. Она коснулась его губами. Еще один короткий поцелуй. И еще один. Легкое поглаживание...
Он вдруг с кристалльной ясностью осознал, что не он сам, а вот та нахальная твердая часть является объектом поклонения. И сейчас Маше абсолютно безразлична личность мужчины, которого она ласкает. На мгновение в нем взыграла мужская обида, но у него не хватило духу лишить девушку долгожданной ``игрушки'', и Владимир откинулся на спинку стула, сдаваясь на ее милость.
Мария действовала как-то несмело, то прикасаясь, то отступая. Поцеловала - и едва ощутимо приласкала пальцами. И снова... и снова... Хотелось большего, но Маша вновь отступила. Владимир чертыхнулся, подавляя желание форсировать события, так сказать, грубой силой. Маша, кажется, поняла, в чем дело, и приняла его в себя до конца. Чуть отступила - и опять до конца. Но это было как-то не так - не так, как он хотел, не так, как он привык. Она царапнула его зубами, слишком сильно сжала пальцы...
- Черт, Маша, поосторожнее, - он придержал ее голову.
Она отстранилась и настороженно поглядела на него снизу вверх.
- Не кусайся... не сжимай так сильно, понежнее, - попросил он, зарываясь пальцами в ее волосы.
Девушка вернулась к своему увлекательному занятию, но теперь ему стало совершенно очевидно то, что ночью проскальзывало какой-то дальней мыслью: она была совершенно неопытна. Просто удивительно - с таким-то энтузиазмом и такой жаждой. И то, что должно было быть наслаждением, превращалось для него в сладкую пытку. Не в силах больше терпеть, он потянул девушку за волосы наверх и крепко поцеловал в губы, пытавшиеся доставить ему удовольствие. Он посадил ее на себя. Теперь он был внимательнее, чем ночью, и уловил в ее стоне не только удовольствие, но и удивление. Там внутри она была мягкой, жаркой и тугой. Гораздо лучше, чем то, что она пыталась проделать чуть раньше. Но будь он проклят, если скажет ей об этом.
Он опять был уже на краю, а Маша, кажется, пребывала очень далеко от оргазма. Он не стал сдерживаться.
Потом обнял ее и вздохнул.
- Я опять поспешил, - повинился он, потеревшись щекой о ее плечо. Маша взглянула на него и очень светло и легко улыбнулась.
- Мне все нравится, - уверила она его и поцеловала в губы. Потом попыталась встать с него. Он придержал презерватив, чтоб не слетел вслед за девушкой. Маша посмотрела на то, что осталось вместо нее и криво ухмыльнулась, подумав: ``Как неромантично.'' Надела трусики и посмотрела на часы. Всего-то двадцать минут прошло с тех пор, как она вошла в кабинет начальника.
- Я принимаю таблетки уже полгода, так что нет необходимости в дополнительной подстраховке, - сказала она с улыбкой.
- Полгода? Зачем?
Вместо ожидаемого ``ничего личного'' она просто пожала плечом - ответ ничем не лучше.
- Я могу идти? - спросила она с особой интимной ноткой, продолжая улыбаться.
- Да.
Он проводил ее улыбкой. Неопытная и недевственница. Ему было очень любопытно узнать, в чем тут дело, но его сдерживало его собственное условие. Ничего личного. Никаких расспросов, лишь ежеминутное удовольствие. К тому же таблетки принимает полгода. Зачем? На всякий случай?

Домой Маша ехала, даже не пытаясь сдержать счастливую улыбку, и рассеянно перебирала и смаковала в уме интимные моменты прошедших суток.
Она переступила порог квартиры. Мать уже ждала ее. Маша засмеялась:
- Что, прямо в коридоре будешь выпытывать подробности?
Наталья Павловна ухмыльнулась в ответ, прошла на кухню и села за стол, поджидая дочь. Маша присоединилась к ней через несколько секунд. Дочь выглядела очень довольной, отметила мать.
- Ну и как он? - наконец строго спросила Наталья Павловна.
Интонация матери рассмешила девушку. Что-то ее сегодня способна рассмешить любая мелочь.
- Мне все понравилось, - пожала она плечом. - Только...
- Ну?..
- Вроде он делал все как надо, теоретически, вот только этого мне оказалось мало.
- В каком смысле мало?
Маша не представляла, как сможет произнести в разговоре с матерью слово ``оргазм'', но синонима подобрать не могла. Пэтому собрала всю свою решимость и выговорила:
- Ну... без оргазма... как-то вышло.
Ей действительно было интересно поговорить на эту тему именно с собственной матерью. Сама Маша имела много теоретических сведений на эту тему, но вот здесь в ее знаниях оказался пробел.
Наталья Павловна засмеялась.
- Не волнуйся, - сказала она. - В этом деле, как и в любом другом, нужна практика. Когда твой организм приспособится к данному конкретному мужчине, к его особенному стилю, тогда и получишь все возможное наслаждение.
Мать сделала многозначительную паузу, наклонилась поближе:
- Когда твои ожидания и фантазии заменятся реальным опытом и настоящими воспоминаниями. Ты слишком долго мечтала, Маша. И вообще, оргазм в этом деле не главное.
- Я так и подумала.
- Наслаждайся.
Наталья Павловна коснулась руки дочери, словно даруя родительское благословение, потом налила себе и дочери чай.
- А у меня тоже есть новости, - сказала она фальшиво-беззаботным тоном.
Маша подняла взгляд.
- Назначили дату операции. Через две недели, в четверг.
Так скоро... Всего через две недели... Маша с трудом смогла сделать глоток чая.
- И я рада, что у тебя кто-то появился именно сейчас, - добавила мать. - Пусть это даже служебный роман.

Глава 9


пятница, 7 мая
Следующий рабочий день Маши начался со звонка Владимира Борисовича: он сообщил, что появится в офисе часа в четыре. И хотя голос его был вполне равнодушным и не намекал ни на что интимное, надежда на секс умирает последней. На всякий случай Маша мысленно погрозила своим обрадовавшимся, излишне оптимистичным гормонам.
В плане работы день оказался довольно скучным. Стрелки на офисных часах подползли наконец к четырем часам, и по всему ее телу прокатилась дрожь предвкушения.
- Держи себя в руках, нимфоманка, - недовольно обратилась к себе Маша, взглядом продолжая гипнотизировать минутную стрелку. - Подумай о чем-нибудь другом.
О чем? Что может быть интереснее... эээ... скажем так, что может быть для секретарши интереснее, чем приезд босса?
Но шли минуты, а начальник все не появлялся. Зато забежал Максим-тот-самый-мать-Егорович, извещенный, что босс должен появиться примерно в это время, принес новости из сервисного центра.
В половине пятого Маша решила позвонить Владимиру Борисовичу на сотовый.
``Абонент недоступен или...''
Вот так... Ждать или не ждать, вот в чем вопрос. Маша на всякий случай позвонила подруге. Ксюша уверила, что если начальник говорит, что приедет, значит приедет.
- А в чем дело? - спросила Ксения напоследок.
- Не могу до него дозвониться. Наверное, опять что-то с телефоном.
- Опять? - сдавленно и как-то совсем неженственно хрюкнула подруга.
- Да. При мне уже два телефона отдал в техцентр. Устроил разнос Максиму Егоровичу.
- Маш, ты не поверишь, но в последние две недели моей работы у него тоже подряд сломалось два телефона. Значит, этот уже пятый. Странно...
- Да уж.
Девушки попрощались.
Как там было? Десять пар железной обуви истопчешь, десять просвир железных изгрызешь, десять посохов железных сотрешь - тогда найдешь своего суженого. Маша, конечно, знала, про те несчастья с обувью Ксюши, которые случались во время ее встреч с Андреем, но вот про эту поговорку из какой-то старой русской сказки Ксюша ей не говорила. И не хотела говорить сейчас. К чему зря обнадеживать человека? А все ж таки... загадочно.

Владимир намертво застрял в плотном потоке медленно продвигающихся машин на проспекте, где в это время никогда не было пробок. Звуки сирен далеко впереди подсказали, что дело совсем плохо - крупная авария. Раньше, чем через два часа, он до офиса не доберется. Надо бы позвонить Марии, сказать, чтобы не ждала его. Он взял телефон и с удивлением обнаружил, что тот не видит сеть. Залез в настройки телефона. Тот не видел не только родную сеть, но и все остальные. Продвинувшись в пробке на десять метров, Владимир успел сплясать вокруг телефона все шаманские пляски типа ``включить-выключить'', которые только знал. Но истории с предыдущими трубками подсказывали ему, что надеяться не на что.
Мужчина в соседней машине говорил по телефону.
- Да, Оль. Не знаю, когда выберусь из этой пробки. Я позвоню. Прости, пожалуйста. Ну, солнышко... Ага, пока.
Владимир дождался конца разговора и обратился к нему:
- Можно мне позвонить с вашего телефона? С моим что-то случилось.
- Держи, какие проблемы.
Они продвинулись еще на полметра.
Владимир зажал в руках оба телефона и стал искать в своем сотовом Машин номер. Но все имена в справочнике вдруг превратились в нечитаемые символы. Коротко выругавшись, Владимир попробовал вспомнить номер офисного телефона, у него ничего не вышло. Кто же нынче помнит хоть чьи-нибудь телефоны наизусть? Так, кому он звонил в последний раз со своего мобильного? Ну да, несколько последних звонков оказались всяким левым людям, так сказать, бизнесс-партнерам, которых он точно не будет просить перезвонить его секретарше. Так, офисный номер должен быть на его визитке...
Тут сзади раздался нестройный хор гудков.
- Эй, мужик! - замахал рукой водитель, одолживший Владимиру телефон. Оказалось, его ряд тронулся вперед, и машины должны были немедленно разъехаться.
- Держи, спасибо, - протянул Владимир телефон владельцу вместо с сотенной бумажкой.
- Да брось, - сказал тот, забрал трубку, оставив купюру в ладони Владимира.
Обыскав всю машину, Владимир обнаружил, что у него нет ни одной визитки. Так что пришлось забыть и об этой идее.
Больше автомобили не останавливались рядом больше, чем на несколько секунд, и даже если бы он вспомнил чей-то номер, попросить у кого-нибудь телефон возможности больше не представилось.
Он прекрасно помнил, что абсолютно не должен объяснять своей любовнице-секретарше, почему не приехал, если обещал, но ему самому было неприятно, что так получилось. Он очень не любил давать пустые обещания. Впрочем, это даже не было обещанием, так - ну намеревался приехать в офис к четырем, ну не получилось.
``Оправдываешься?'' - ехидно спросил внутренний голос. Владимир только вздохнул и дал себе зарок выучить наизусть хотя бы два номера: собственного офиса и первого магазина. Впрочем, можно и номер Марии Павловны выучить.
Он подъехал к офису ровно в шесть. Магазин должен был работать до восьми, а вот Маша наверняка уже ушла - все-таки последний рабочий день недели, пятница. Ни говоря ни слова, Владимир на ходу кинул Максиму очередной сломанный телефон и поднялся в офис. Маша сидела за компьютером, что-то читала.
- Вы еще не ушли? - удивился он.
- Зачиталась, - с улыбкой пояснила она. Он проследил, как ее пальцы нажали комбинацию клавиш, закрывая какую-то программу. Вероятно, боялась, что он увидит, что же именно она читает...
- Что читаете? - не удержался и спросил он. Маша застенчиво улыбнулась и отрицательно покачала головой. Ну что ж, он и не надеялся, что она скажет. Ее право. Интересно, знала ли она, что ему достаточно заглянуть в логи на ее компьютере, чтобы выяснить ответ на свой вопрос? Если бы он не уважал ее право на личную жизнь, может, так и сделал бы. Если читала с браузера, еще проще.
Да Бог с ним.
Маша смотрела на него кристально чистым, абсолютно невинным взором, и Владимир чувствовал себя каким-то извращенцем, запирая двери изнутри. Когда он вновь повернулся к девушке, выражение ее лица изменилось так, что он тут же почувствовал, что сделал все правильно.
Накопившиеся за время простоя в дороге эмоции мгновенно трансформировались в сексуальное напряжение. Мужчина буквально сминал ее губы своими, его руки были везде, и девушка восхищенно и беспомощно постанывала под ним, абсолютно не заботясь о том, куда это он ее укладывает и что это так ``бумкнуло''. И лишь где-то на заднем плане ее сознания, быстро и неотвратимо погружавшегося в пучину страсти и океан безумия, маленькие голубенькие гормончики восхищенно взвизгнули: ``На стол!!! Ура!!!''

Он тяжело дышал, будто только что бежал стометровку. Ну почти так и было. Он посмотрел на часы. На все про все ушло пять минут. Рекорд скорости даже для него. С каждым разом все хуже и хуже.
Он с сомнением поглядел на девушку, распростертую под ним на столе, раздумывая, стоит ли в очередной раз извиняться.
- Маш? - позвал он.
Девушка с трудом разлепила ресницы и поглядела на него вполне удовлетворенно:
- Всю жизнь мечтала уронить принтер в порыве страсти, - сообщила она, лениво улыбнувшись ему и не думая о необходимости поправить одежду.
Он не смог удержаться от смеха, между тем понимая, что девушка сказала чистую правду.
Как ни странно, пластмассовая жертва женской мечты даже нигде не треснула, и принтер вполне исправно напечатал пробную страницу после того, как Маша попрощалась с боссом и покинула офис.
Владимир посмотрел на ее десктоп. Чистый сдержанно-голубой фон, никаких там цветочечков. Все приложения закрыты. Он улыбнулся и подавил в себе желание залезть в историю браузера.

Глава 10


Проснувшись утром в субботу в одинокой постели, Владимир очень пожалел, что рядом нет Маши. Судя по их самому первому свиданию, их странное соглашение вовсе не запрещало ей ночевать у него дома. Но к чему это может привести?..
А впереди еще воскресение и понедельник. Если бы Маша просто была его девушкой, он пригласил бы ее куда-нибудь. А сейчас он был в растерянности, не совсем понимая, что может и что должен сделать. И кто его тогда на собеседовании за язык тянул?
Он решил как следует подумать на выходных, стоит ли его отношения с Машей пытаться перевести в категорию ``личных''. Не стоит спешить в таких вопросах. Ну а пока оставалось только мечтать о следующей рабочей неделе...
Владимир успел понять, что Маша после долгого перерыва наконец дорвалась до мужчины (то есть, до него) и что она с жадностью хотела всего и побольше.
Следующие четыре рабочих дня показались ему до ужаса короткими, несмотря на то, что он каждый день виделся с Марией Павловной, так сказать, по второй части контракта. Вдруг разом навалившиеся дела не оставляли времени на рассмотрение личных проблем, так что Владимир оставил их до лучших времен.
17 мая
Маша с неизменным энтузиазмом поддерживала его во всех случаях, когда он запирал двери изнутри, и очень быстро набиралась опыта, нисколько не страдая по поводу отсутствия оргазмов. Или, возможно, просто притворялась, что не страдает. Владимиру было очень интересно, насколько она умеет сдерживать эмоции и насколько она воспринимает его как своего мужчину. Так что в очередной понедельник, пока еще не успел завалить ее на... на какую-нибудь горизонтальную поверхность, не меняя сосредоточенно-рабочего выражения лица и глядя в свой ежедневник, он неожиданно для себя сказал ей:
- Да, кстати, Мария, купите, пожалуйста, большой букет белых роз и пошлите вот по этому адресу, - он протянул ей небольшой листочек, на котором написал адрес. - Напишите что-нибудь вроде: ``Женечке, с наилучшими пожеланиями.'' Или там ``спасибо за все''.
Он внимательно глядел на Машу. Абсолютно невозмутима.
- Это все? - профессионально осведомилась она, ничем не напоминая оскорбленную в лучших чувствах женщину.
- Да.
Она кивнула. Потом выражение ее лица стало нерешительным и она, не очень уверенно, заговорила совсем о другом:
- Владимир Борисович...
- Что?
- Мне нужен будет отгул в этот четверг. И в пятницу, наверное, тоже...
- Конечно, ради Бога. Все дела с вами мы разгребли на прошлой неделе, так что не вижу никаких проблем. Могу я узнать, зачем?
- М-мне нужно к врачу. Там... по записи.
Выражение ее лица впервые за месяц с лишним, что они работали вместе, показалось ему подозрительным. Он, прищурившись, уставился на нее.
- Это... по женским делам, плановый осмотр, - нехотя объяснила Мария.
Владимир поморщился и взмахнул рукой, показывая, что вопрос решен. Но осознание того, что он лишится ее общества на два дня раньше, чем предполагал, было не очень приятно.
Поскольку начальник дал ей задание купить букет для неизвестной Женечки, Маша после обеденного перерыва отправилась в цветочный магазин, благо он располагался через дорогу. Ей пришлось гадать, что именно Владимир Борисович считает большим букетом, потому что ей самой букеты дарили разве что на восьмое марта на работе. А при том, что на старой работе мужчин было в десять раз меньше, чем женщин, букет состоял дай бог из трех хиленьких тюльпанов.
И потом... Было крайне неприятно выбирать букет другой женщине от имени своего мужчины. Ну... не то чтоб своего. А уж думать об этом ``спасибо за все'' и вовсе было мерзко. Майские выходные были длинными, и их он провел явно не с ней. Маша повторила себе три раза как мантру ``ты знала, на что соглашалась'' и сказала продавщице:
- Двадцать пять белых роз, пожалуйста. Красивым букетом.
Но мантра мало помогала. Тело, получив то, чего так долго было лишено, теперь замолчало, а душа затребовала романтики: белых роз, прогулок под луной, ужина при свечах...
Но с другой стороны, увещевала себя Маша, что лучше: стабильно получать дозу интима без всяких цветочечков или один случайный секс на выходные и прощальный букет? Разум подсказывал, что лучше, конечно, первый вариант, раз уж нельзя иметь и розы, и мужчину одновременно. В итоге Маша теперь и сама не знала, чего хочет. Или чего не хочет...
Желая проверить реакцию своей секретарши на букет, посланный другой женщине, Владимир специально задержался в офисе, ожидая звонка Евгении, хотя все дела на сегодня закончил.
Маша сняла трубку:
- Алло?
- Это офис Петренко? - раздался звонкий женский голос. Маша не дала бы обладательнице этого голоса и двадцати лет.
- Да, - подтвердила она.
- Могу я поговорить с ним? Это Женя.
Что-то эта Женя совсем не производила впечатления брошенной женщины.
Владимир Борисович сказал Маше соединить его с позвонившей. Маша стиснула зубы и усилием воли заставила себя положить трубку и не подслушивть.
- Володька, это за что спасибо-то? - изумленно вопрошала Женька.
Он хмыкнул:
- Да так, хотел одну девушку проверить. Просто не знал, кому еще можно послать цветы, чтоб это не поняли неправильно.
- Я-то пойму, а вот муж мой... Ты о нем подумал?
Владимир засмеялся:
- Как будто ты его не знаешь. Все он прекрасно воспримет.
- Ну ладно. За букет все равно спасибо. Просто чудесный.
- Да?
- А ты что, даже не выбирал его?
- Нет. Скажешь спасибо Маше при случае.
- Какой Маше?
- Моей новой секретарше.
- А... приятный у нее голос. Только ты смотри, как бы тебе эта проверка боком не вышла.
- Как-нибудь справлюсь.
- Счастливо, Володь.
- Пока.
Закончив разговор, он вызвал к себе в кабинет Машу.
- Закрой дверь, пожалуйста.
Он ожидал отказа. Он ожидал вопроса, что это за Женя и к чему эти цветы. Он бы ответил. Но Маша закрыла дверь и посмотрела на него, может быть, с чуть более напряженной улыбкой, чем обычно.
``Готова ли ты смириться с тем, что будешь у него не единственной?'' - спросила она себя. Что-то это была не очень привлекательная перспектива, о чем бы там ни говорил их договор. Но готова ли она ко второму варианту: уволиться, гордо развернуться и уйти? И опять остаться одной на неопределенное время? Как скоро она решится на повторную попытку? О нет, сейчас она еще очень живо помнила все свои мучения на почве сексуальной неудовлетворенности. И потому Маша улыбнулась и направилась к креслу Владимира Борисовича.
Ни во вторник, ни в среду Маша так и не предъявила ему ни одной претензии. Неужели ее настолько не тронул этот букет другой женщине? То есть определенно тронул, он видел, что-то изменилось в ее взгляде, в ее отношении к нему. Крайне неприятно было чувствовать себя обманщиком. И Владимир испытывал острое желание купить цветы Маше, словно провинившийся муж, и объяснить все насчет Жени. Но сказав ``А'', говори и ``Б''. То есть вслед за цветами и признанием надо будет как минимум признаться, что ему хочется более личных отношений. Так? Или нет?

Глава 11



В четверг утром Маша поехала к матери в больницу. Наталья Павловна уже неделю лежала в стационаре, пока ее готовили к операции, которая должна была начаться сегодня в десять утра. Зашел главный хирург.
- Наталья Павловна, в последний раз спрашиваю, сознаете ли вы весь риск экспериментальной операции? Существуют гораздо более проверенные и безопасные способы продлить вашу жизнь лет на десять.
- А потом опять операция? Нет, спасибо. Я предпочитаю один раз рискнуть.
Хирург покачал головой и вышел.
Маша сжала руку матери.
- Мам...
Она не знала, что сказать.
- Знаешь, Маш, я ведь однажды чуть не вышла замуж.
Вот это была новость.
- Когда?!
- Шесть лет назад. За мной ухаживал один из молодых докторов. - Наталья Павловна засмеялась. - В смысле, он был доктором физико-математических наук. Он был на пять лет младше меня. Хотя почему был... Он и сейчас есть. Его тогда звали в Церн, в Германию, а он звал меня с собой. Я побоялась уехать.
- Мам, но я бы справилась и одна...
- Я знаю, Маш, - хмыкнула Наталья Павловна. - Дело не в тебе. Просто я ужасная трусиха: побоялась разницы в возрасте. Ну и потом, я уже привыкла к свободе и побоялась брать на себя ответственность за семейную жизнь.
Наталья Павловна закрыла глаза.
- Он написал мне недавно по электронной почте. Сказал, что возвращается в Россию и будет рад навестить меня. Сказал, что я была не права и его чувства не просто увлечение.
- Когда он приезжает, мам?
- Не знаю, - она улыбнулась. - Если операция окажется удачной, думаю, я снова рискну и выйду за него замуж.
- А если... нет?
- На нет и суда нет. Значит, хорошо, что не испортила человеку жизнь.
Потом Маша сидела в больнице, не в силах оторваться от стрелки часов. Она знала, что операция должна была продлиться до самого вечера, и у нее было время сходить перекусить и даже поспать, но она сидела в больнице и пыталась мысленно придать матери сил.
Стрелки подползли к полудню. Потом к двум часам. К четырем. К шести...
В полседьмого к ней подошел главный хирург.
- Маша.
Она посмотрела на него, уже по выражению лица сознавая, что все, надежды на лучшее нет. И врач, в подтверждение ее мыслей отрицательно покачал головой. Маша до боли прикусила губу.
- Вероятность успешного проведения этой операции восемьдесят процентов, - напомнил он. - Но риск всегда есть.
- Да, я знаю. Мама все равно настояла на ней, - едва слышно отозвалась она. У нее никого не было, кроме матери. И теперь она осталась совсем одна.
- Что... что мне теперь следует делать? - спросила она у врача. - Наверное, получить справку о... о...
- Езжайте домой, выспитесь, поешьте как следует. Все формальности уладим завтра.
Маша абсолютно не помнила, как она добралась домой. Просто в какой-то момент обнаружила себя на кухне в их с мамой квартире. Увидела неоткрытую пачку сигарет, которую мама имела обыкновение вертеть в руках. Когда-то она курила, потом, когда стала ясна необходимость операции, бросила, но привычка покупать сигареты у нее осталась. И серебристая пачка лежала на столе. Несправедливо, что вещи остаются жить гораздо дольше людей. Почему они не умирают вместе с хозяевами? Остаются в квартире как напоминание о человеке. Вот здесь она любила сидеть, вот из этой кружки - пить чай, а вот ее любимые туфли... Маша даже не представляла раньше, что вещи, бездушные, безразличные, могут вызывать такую ненависть. Просто потому, что мама умерла, а они - остались. Как так можно?
``А ты думала, они просто истают?'' - спросила она себя, закусила губу и заплакала.

Глава 12



В понедельник утром позвонила Маша и сообщила, что сегодня ей тоже нужен отгул. Живот болит. Наверное, съела что-то не то. Голос у нее и правда звучал нездорово. Владимир с легкостью дал ей еще один свободный день, но, положив трубку, понял, что пятый день без Маши это уж совсем неприятно. Пора заканчивать эти ``неличные отношения'', он и так уже слишком долго тянул.
Покончив с делами к трем часам, он отправился к Маше домой, надеясь что она живет по тому адресу, что указан в личном файле. Предварительно позвонил, но не дозвонился, так как она, по всей видимости, отключила телефон, чтобы ее, и без того больную, не беспокоили. Так что он рискнул явиться без предупреждения.
Еловые ветки на дороге сначала не насторожили его, пока они прямиком не довели его до нужного подъезда. Дом был старым, еще пятиэтажным, без лифта. Он поднимался по лестнице, стараясь не наступать на ветки. Они закончились на той же площадке, где была квартира, указанная в личном деле Маши. Тут он понял, что Маша соврала насчет болезни. Но почему просто не сказать, что она должна быть на похоронах?
Нужная ему дверь была приоткрыта, но он все же постучал, вошел, не дожидаясь ответа. В глаза бросилось завешенное черным зеркало. Потом две женщины лет пятидесяти на кухне. Потом накрытый в зале (справа от двери) стол, полупустые скамьи, люди с печальными лицами.
Все было гораздо хуже, чем он думал. Умер кто-то из родных Маше людей, а он даже не подозревал. Почему она не сказала? Посчитала это слишком личным?
Он вошел в зал, поздоровался.
- Вы к Маше? - сочувственно спросила одна женщина и указал на балкон. - Вот она.
Владимир вышел на балкон и молча встал рядом с девушкой, облокотившись, как и она, на перила. Он не знал, что сказать. Он хотел узнать, кто умер, но вопрос казался ему в данных обстоятельствах бестактным.
Он заметил, что она вертит в руках пачку сигарет и зажигалку.
- Не знал, что ты куришь, - сказал он.
- Это мамины, - отозвалась она. - То есть, были мамины.
Значит, умерла ее мама.
- Мне жаль, - произнес он искренне. Маша посмотрела на него, печально улыбнулась и опять опустила голову.
Потом, за столом, ему пришлось произносить комплименты женщине, которую он совсем не знал. На фотографии с черной узкой ленточкой была красивая, уверенная в себе женщина лет сорока. И говорить ей комплименты было, в общем, совсем не сложно.
Некоторые люди приходили, некоторые уходили, выражали Маше свое сочувствие, говорили, какой прекрасной женщиной была ее мать. Владимир чувствовал, что и ему пора бы честь знать, он ощущал себя лишним, его ведь никто не звал, он сам вломился незваным гостем. Но он не мог заставить себя уйти. Он не видел рядом с Машей никого, кто мог бы поддержать ее. Ни подруг, ни родственников. Такое ощущение, что она осталась совсем одна. И потому он не уходил, хотя ему потребовалось немалое мужество, чтобы в конце концов обнять ее за талию, предлагая свою поддержку. Он опасался, что будет отвергнут, но Маша прислонилась к нему, хотя и не глядела на него.
Потом все разошлись. Женщины убрали в квартире, чтобы Маша могла свободно горевать, не загружая себя домашними делами.
Владимир очень хотел остаться. Вернее, он не хотел оставлять Машу одну.
За окном было солнечно, и заливался соловей.
- Никак не могу понять, как соловьи могут петь в такой день? Неужели они... не чувствуют? - спросила девушка, обращаясь в никуда.
- Маш... Я останусь с тобой сегодня, хорошо?
Она слабо улыбнулась и кивнула. Она так и не глядела на него. Он решил, что выяснит, где будет спать, потом, когда дело будет к ночи. Он, правда, думал, что ему уж точно не светит сегодня спать с Машей, но это было неважно. Он слишком долго тянул с тем, чтобы прекратить эту глупую игру в ``босса-и-секретаршу''.
Они стояли на балконе, наблюдая как гаснут отблески солнца на зеленых листьях и белых цветах яблонь, растущих под окном, пока не стало совсем прохладно. Тогда он решительно проводил девушку с балкона в зал, потом в спальню. В спальне было две кровати.
- Которая из них твоя? - вынужден был спросить Владимир.
- Эта, - указала она на кровать ближе ко входу в комнату.
- Ложись, - он откинул покрывало, ему пришла в голову мысль, что нужно бы помочь ей раздеться, но он не решился. Не настолько между ними доверительные отношения.
- А ты?
- Я посплю в зале, на диване.
Маша вдруг усмехнулась - слабо, сквозь слезы.
- Зачем?
И принялась расстегивать его рубашку.
Он сглотнул.
- Маш, тебе не кажется, что это... не правильно? Здесь и ...сейчас...
Она опять усмехнулась.
- Ты просто не знал мою маму. Поверь, она была бы не против. Даже наоборот.
Он не стал противиться тому, чего хотел больше всего на свете - утешить ее древним как мир способом, и, сдерживая себя, ласкал ее, пока она сама не потянула его на себя. Она крепко обнимала его, а из глаз ее катились слезы.
Он лежал рядом с ней, глядя в темный потолок, и по легкому движению ее пальцев чувствовал, что она тоже не спит.
- Маш... Возможно, сейчас не время, но я хочу сказать тебе кое-что.
- Что?
- Я хочу, чтобы у нас было по-настоящему. По-человечески.
Она перевела дыхание, села на постели, обняв колени вместе с одеялом. Владимир ждал ответа, хотя он совершенно не понимал, над чем тут можно думать. Либо она хочет того же, либо нет.
- Я хочу рассказать тебе про Женю, - начал он, не дождавшись ответа с ее стороны. - Я послал ей цветы, потому что хотел проверить, как ты отреагируешь. На самом деле Женя - моя давняя подруга. Мы с ней в один детский сад ходили. Как говорят, на одном горшке выросли. Она замужем и вполне счастлива. Между нами никогда ничего интимного не было.
Владимир усмехнулся, вспоминая разные мелочи из прошлого.
- Пожалуй, она цветам удивилась еще больше твоего. Я ей даже на восьмое марта цветы в этом году не посылал.
Он услышал, как Маша расслабленно усмехнулась.
- Понятно, - сказала она.
- Расскажи мне что-нибудь, - попросил он с расчетом. Если расскажет, значит, согласна на его предложение.
- Что? - растерянно спросила она.
- Расскажи про своего отца, - рискнул он.
- А... мой отец... - протянула Маша. - Я знаю, кто он, но он никогда с нами не жил. Отчество мне мама дала в честь дедушки, то есть, ее отца. Она забеременела от одного из преподавателей, когда была на первом курсе. Тот был женат, и оставлять свою семью не имел намерения. А мама не хотела делать аборт. Он обеспечил ее деньгами на первое время, устроил на работу потом, но никогда не встречался со мной и не интересовался моей жизнью, видимо, посчитал, что уже сделал все, что мог. Я знаю его имя, мама мне сказала, чтобы я, не дай Бог, не влюбилась в какого-нибудь своего родственника, но никогда не пыталась встретиться с ним. Зачем? Ни ему, ни мне это не надо.
Она легла обратно на постель, вновь устраиваясь в его объятиях.
- Значит, ты согласна?
Она зевнула.
- Да. Покажите мне девушку, которая бы отказалась.
Он усмехнулся.
Некоторое время лежал, глядя в потолок и размышляя, что было бы, если б он не решил приехать сегодня. Потом вдруг почувствовал, как Маша вздрогнула и хлюпнула носом. И без всяких вопросов было ясно, что она плачет. Он тихонько погладил ее по плечу и поцеловал в макушку.

Глава 13


Вторник

В семь утра раздался звонок в дверь. Маша проснулась, нехотя выбралась из объятий спящего Владимира, накинула халат и пошла к двери. В глазок увидела незнакомого мужчину.
- Кто там? - спросила она.
Звук ее голоса разбудил Владимира.
- Здравствуйте. Здесь живет Наталья Павловна? Простите, что так рано...
Маша закусила губу и открыла.
- Она жила здесь. Вчера были похороны, - объяснила она.
Незнакомцу на вид было лет сорок. Одет хорошо. И проскальзывало в нем что-то такое... иностранное.
- То есть... простите?.. - мужчина смотрел на нее с такой тревогой в глазах, что Маша окончательно убедилась в своей догадке.
- Я, кажется, знаю, кто вы, - сказала она. - Правда, я не знаю вашего имени. Вы из Церна?
Он озадаченно взглянул на нее и кивнул.
- Даниил, - представился он.
- Маша. Я дочь Натальи Павловны. Входите, - пригласила Маша. - Чай или кофе будете?
- Кофе, пожалуйста.
Маша оглянулась и увидела в дверях комнаты Владимира, с интересом прислушивающегося к разговору. Она поприветствовала его мимолетной улыбкой. Представила мужчин друг другу и прошла на кухню.
Владимир сочувственно смотрел на гостя. Тот был совершенно потерян, вертел в руках кружку с кофе, словно забыв, для чего та предназначена.
- Маша, могу я вас спросить, что... что случилось? - Даниил наконец свыкся с новостью настолько, что сумел задать вопрос.
- Операция на сердце. Шанс на успех восемьдесят процентов, но... - Маша отрицательно покачала головой.
Даниил потер глаза рукой и отпил глоток кофе.
- Она ничего не сказала мне.
Несколько минут они молча пили кофе.
- Послушайте, Маша. Такая операция, вероятно, очень дорогая.
Владимиру это даже в голову не пришло. Он тоже с интересом ждал ответа.
- Да. У мамы много знакомых, часть суммы она собрала. У нее самой сбережений не было, она не умела копить, - Маша улыбнулась воспоминаниям.
- Жить надо сейчас, - с кривой улыбкой произнес Даниил.
Владимир понял, что гость процитировал Наталью Павловну.
- Да, - с печальной улыбкой кивнула Маша. - А часть суммы мы взяли в кредит.
Оба мужчины пытливо всматривались в нее, безмолвно требуя точной цифры.
- Десять тысяч евро, - сдалась Маша.
Владимир подумал, что сумма, в общем, вполне подъемная, хотя и не с профессией секретарши.
- Я выпишу вам чек, - сказал Даниил и полез в сумку.
- Даниил, не надо. Мы с мамой все рассчитали. У нее еще страховка была.
- Страховка, - усмехнулся он. - Когда ее вам выплатят, неизвестно. Вот, возьмите хотя бы это, - он положил на стол пятьсот евро наличными.
Маша поняла его желание хоть что-то сделать для любимой женщины. К тому же деньги в любом случае были не лишними.
- Спасибо, - сказала она, принимая деньги.
- Вот мои координаты, - гость протянул визитку. - Если возникнут проблемы с выплатой кредита, обязательно свяжитесь со мной, хорошо, Маша?
Маша кивнула.
Даниил встал. Уставился в пустоту перед собой. Оглядел кухню, словно пытаясь понять, как же так вышло, почему же он не успел... Не успел даже сказать ``прощай''.
- Если бы она только сказала... В Германии отличные кардиохирурги. Возможно... - проговорил он, ни к кому конкретно не обращаясь.
Маша опустила глаза на свою кружку с кофе.
- Дело не только в этом, - сказала она. - Московский центр тоже очень хорош. Она просто не хотела оставлять мне в наследство кредит, все тянула с операцией.
Даниил растерянно кивнул.
Когда он ушел, Владимир спросил:
- Сколько составляет ежемесячный взнос?
- Двести пятьдесят евро.
Владимир быстро подсчитал в уме соотношение выплаты к машиной зарплате. Подъемно с ее нынешней удвоенной зарплатой, но если бы не их ``соглашение'', то на жизнь Маше оставалось бы всего ничего. Черт, неприятно было чувствовать себя мерзавцем, воспользовавшимся бедственным положением девушки. Естественно, сейчас она будет держаться за эту работу и за отношения с ним.
Он вздохнул и взглянул на часы.
- Маш, мне пора на работу. Через два часа встреча, которую никак нельзя отменить. Я вернусь вечером, хорошо?
- Я с тобой. Подожди, пожалуйста, пять минут, я соберусь.
- Ты пойдешь на работу сегодня? - недоверчиво спросил он. Она застыла на мгновение и поморгала.
- А почему нет? - Маша недоверчиво оглянулась вокруг. - Что-то мне не хочется оставаться сегодня... здесь.
``Дурак,'' - мысленно обругал он сам себя. И тут его осенило.
- Может быть, сегодня переночуешь у меня? - предложил он.
Маша с признательностью взглянула на него:
- Спасибо.

Этим же днем полпятого Владимир вернулся в офис. Маша разговаривала по телефону. Заметив его, улыбнулась, но разговор продолжила:
- По этому вопросу вам лучше связаться с менеджером того самого магазина, где вы покупали плеер. Сейчас я продиктую вам номер.
Маша продиктовала номер второго магазина.
- До свидания, - она положила трубку.
- Не желаешь поужинать? - спросил ее Владимир.
- До конца рабочего дня еще полчаса, - с улыбкой заметила она.
Владимир вздернул брови.
- Зануда. Я твой босс или кто?
- Работаете себе в убыток? Если клиенты не будут иметь возможность дозвониться в известное время, то они вообще плюнут на вас.
- Клиентам важнее дозвониться до менеджеров моих магазинов, чем до меня. А их телефоны они могут узнать из других источников, а не от тебя. Так что ставь автоответчик и пойдем ужинать.
Маша вздохнула. Личные отношения с боссом еще не повод регулярно прогуливать работу. Как-то неловко получалось...
Она поднялась из-за стола.
- Ммм... насчет убытков...
Что-то ему не понравился ее тон.
- Что насчет убытков? - настороженно спросил он.
- Моя зарплата... Я знаю, что...
- Забудь, - скривился он. Как будто он мог урезать ее зарплату сейчас, когда знал о кредите. И что-то подсказывало ему, что просто так Маша от него деньги не примет.
- Как это ``забудь''?
- Помнишь, что я сказал в тот первый раз? Твоя зарплата не зависит от того, спишь ты со мной или нет.
И как же он был благодарен богу, черту и всем святым, что сказал тогда именно эти слова!
- Но вообще-то это не правда, - стояла Маша на своем.
- Правда.
- Секретаршам столько не платят, - настаивала она. - Ксюша получала у вас в два раза меньше.
- Маша, хватит! - рыкнул он. Голос его при этом повысился совсем чуть-чуть, с Максимом тогда по телефону он говорил гораздо громче, но девушка вздрогнула. Владимир тяжело вздохнул, мысленно прощаясь с возможностью ужина и того, что могло бы быть после. Женщины, вообще-то, не очень любят, когда на них рявкают. И слишком часто его бросали как раз после таких слов. - Прости.
Она недоуменно глядела на него и растерянно моргала.
- Маш, прости, я не хотел кричать.
Маша, подозрительно глядя ему в глаза, очень медленно кивнула, принимая его извинения.
- Ладно, - сказала она. - Давай забудем об этом.
Что-то ему не верилось, что она так быстро простила его.
- Что, правда? - переспросил он, не удержавшись. - О чем забудем?
- Ну, разговор о зарплате.
- А... ясно. А о том, что я накричал на тебя?
- Я подумаю.
Он невесело усмехнулся.
- И часто ты так... рычишь? - спросила Маша.
- Бывает.
Они помолчали.
- А ты боишься, что ли? - спросил он.
Честно говоря, она действительно испугалась, но не хотела говорить об этом Владимиру. Но он понял ответ по ее молчанию.
- Ладно, пойдем, хоть домой тебя отвезу, - предложил он мрачно. Вот теперь он точно установил рекорд: личные отношения, не продлившиеся и суток.
Она пожала плечами и приняла это последнее предложение.
Он довез ее до самого подъезда.
- Завтра придешь на работу? - спросил он.
- Конечно, почему нет?
А взгляд ее был профессионально-отстраненным, как будто ничего и не было.
- Пока, - сквозь зубы бросил он, проследил, как она вошла в свой подъезд и только после этого отъехал. Пальцы сами собой выбивали ритм песни, крутившейся в голове:
``Вот и все,
До свидания,
Черт с тобой...''
Но он еще не был готов расстаться с Машей. Не сейчас.

Глава 14


по-прежнему вторник

Едва Маша успела переступить порог квартиры, раздался звонок сотового.
- Да, Ксюш?
- Маш, я приеду к тебе? - всхлипнула подруга. В трубке, кроме этих всхлипываний, слышен был шум автострады.
- Да, приезжай. А что случилось?
- Я с Андреем поссорилась.
- Бог ты мой... Ты где сейчас?
- Иду к метро. Буду у тебя через полчаса, наверное, - Ксения снова всхлипнула.
- Давай, жду. Я встречу тебя у метро.
- Хорошо.
Вот дела... Интересно, что же могло найтись такого, чтобы Ксюша поссорилась со своим принцем? Неужели под всей этой блестящей оболочкой крылось что-то нехорошее?
Когда Маша встретила подругу у метро, вид у той был... весьма растрепанный. Глаза красные от слез, вместо прически - небрежно заплетенный хвост. И живот еще, который при худенькой Ксюшиной фигурке выглядел неестественно большим.
- Слушай... - осторожно начала Маша. - У тебя такой вид, будто тебя только что изнасиловали.
- Что? - Ксюша удивленно округлила глаза.
- Нет? - вполне серьезно спросила Мария.
- Нет, конечно. Все гораздо хуже, - тяжело вздохнула Ксюша.
Маша сглотнула вставший в горле ком. Хуже?! Это что же?
- Пойдем чай пить, - сказала она. - Я только с работы. А тебе явно нужно успокоиться.
Когда они поднимались по лестнице, вновь зазвонил Машин сотовый. Номер Андрея.
- Ксюша у тебя? - без предисловий начал он.
Маша посмотрела на подругу и очень тихо, прикрыв трубку рукой, произнесла:
- Это Андрей. Ты у меня?
Ксения кивнула. Маша сдержанно озвучила в трубку:
- Да, она у меня.
- Слава Богу, - Андрей не удержался от длинного вздоха. - Ее телефон не отвечал. Она... поговорит со мной?
Снова шепотом:
- Ты поговоришь с ним?
Ксюша скривилась и отрицательно покачала головой.
- Она не хочет, - четко произнесла Маша. - Андрей, дай нам сначала поговорить с ней, потом я позвоню.
Мужчина на том конце трубки тяжело вздохнул.
- Ладно. Хорошо хоть, что она в порядке. Спасибо, Маш.
Маша с сомнением посмотрела на потухший дисплей. Что-то по голосу не похоже, чтобы Андрей что-то натворил. Никакой вины он явно за собой не чувствовал. Зато очень хорошо было слышно, что он волновался за жену.
Маша открыла дверь и впустила подругу в квартиру. Взгляд Ксюши упал на фотографию Натальи Павловны.
- Прости, что не смогла прийти на похороны, - сказала она.
- Ну, если лежишь в больнице, это довольно трудно сделать, - ответила Мария. - Как там ребенок?
- Нормально. Там половина беременных с повышенным тонусом матки лежат. Врачи перестраховываются просто.
Маша прошла на кухню и включила чайник. Достала из холодильника мясной рулет, сыр, порезала хлеб, сделала бутерброды. Ксюша уныло наблюдала за приготовлениями.
- Я такая дура, Машка, - вздохнула она печально.
- Вот-вот, - подтвердила Мария. - Только из больницы вышла, нервничать начала, ссориться с мужем. Опять, что ли, в дородовое попасть хочешь с этим тонусом?
- Да знаю я, просто...
- Из-за чего хоть поссорились-то? - подтолкнула Маша разговор в нужном направлении, когда Ксюша опять замолчала.
- Вот потому и дура, - та спрятала лицо в ладонях. - Боже мой, как я ему теперь в глаза-то смотреть буду? Устроила истерику на пустом месте. Еще ушла, хлопнув дверью. Вот дура, вот дура-то!
Маша успокоилась, поняв, что ничего серьезного с Ксюшей все-таки не произошло.
- Ну так из-за чего ты на него взъелась?
Ксюша убрала одну ладонь от лица и посмотрела на подругу одним глазом:
- Из-за того, что он пасту с середины тюбика выдавливает.
Маша не удержалась и весьма неженственно прыснула. Ксюша не обиделась. Только опять спрятала лицо в ладонях.
- Вот я и говорю - дура, - уныло подтвердила она.
- А раньше-то вы как жили? Ты не могла ему про пасту раньше сказать?
- Я говорила. Пока я была дома, как-то все нормально было. А пока я неделю в больнице лежала... Прихожу - а там этот несчастный тюбик... А он еще в пробке застрял, когда ехал меня из больницы забирать. А там же в больнице вообще нечего делать. Только слушать, кто как рожал, да у кого какие осложнения. А мне до родов еще целых три месяца.
Ксюша всхлипнула.
Теперь все окончательно встало на свои места.
- Ксень, успокойся, - Маша погладила подругу по плечу. - Все будет нормально.
- Да...
- Ты только с Андреем поговори. Переволновался, наверное.
Ксюша жалобно взглянула на подругу.
- Поговори, поговори, - убеждала Маша. - А насчет пасты... Решение этой проблемы я еще десять лет назад придумала. Купи второй тюбик, и наплюй, что он там со своим делает. Положи в другой шкафчик. Дарю.
Ксения растерянно глянула на подругу и вдруг поняла, какая же это глупость - ссориться из-за зубной пасты. Подруги переглянулись - и не удержались, засмеялись вместе. Вытерев последние слезы, Ксюша полезла в сумочку за сотовым телефоном, который выключила, чтобы не слышать звонков мужа.
- Андрей? - жалобно пропищала она. - Прости меня, пожалуйста. Это просто... гормональный срыв.
Маша закатила глаза от такого вранья.
- Ну, не то чтоб гормональный.
- Ксюш, все в порядке, - перебил он. - Я приеду за тобой или ты переночуешь у Маши?
- Нет, приезжай, только лучше часа через два, хорошо?
Ксения продиктовала адрес и нажала отбой.
- Вот видишь, все не так страшно, - подбодрила ее Маша. - А все-таки хорошо быть беременной. Любой срыв можно списать на гормоны.
- Что уж хорошего... - скривилась Ксюша. - Типа беременна - и можно все? Можно уже не держать себя в руках? Нет, спасибо.
- А знаешь, ты ведь могла и не застать меня дома сегодня. Владимир Борисович звал меня к себе сегодня.
- В каком смысле ``звал''?
- В самом неприличном.
- Эээ... Прости, что нарушила твои планы.
- Да вообще-то не нарушила. Мы с ним поссорились еще до того, как ты позвонила. Еще на работе.
- Поссорились? То есть, у вас что-то есть?
- Есть. Или было... Не знаю теперь, как правильно.
- Ну а вы из-за чего поссорились?
Маша вздохнула и решила наконец рассказать подруге про вторую, неофициальную, часть контракта. Ксения слушала, не говоря ни слова, совершенно потрясенная такими подробностями.
- ...Ну и вот, я хотела попросить его вернуть мою зарплату на нормальный уровень, а он... как гавкнул.
И Маша, вспомнив, снова вздрогнула.
- Потом прощения просил за то, что накричал на меня, но... это страшно. На самом деле страшно. Сначал кричит, потом... не знаю... кулаком в стену... потом, может, и в тебя.
Если до этого момента Ксения слушала спокойно, то теперь взволновалась:
- Он, что, и в самом деле? Кулаком в стену?
- Да нет, просто гавкнул.
- А, ну было бы из-за чего волноваться. У него все эмоции - в голос. Уверяю тебя, ничего страшного. Он и на меня пару раз... гавкал.
- Правда? Из-за чего? - удивилась Маша.
- Во время свадебного переполоха я забыла один раз документы ему передать из второго магазина, а потом трудовой договор нового менеджера кофе залила. Я обиделась, честно говоря, но чтобы испугаться - нет, такого не было.
- Ясно, - вздохнула Маша.
- Босс мне во-о-от такой букет наутро в качестве извинения преподнес.
- Знаешь... ну один раз можно так, ну два... а терпеть всю жизнь подобные крики что-то не хочется.
- Всю жизнь? Ничего себе ты замахнулась.
Маша от смущения лишь пожала плечами.

Глава 15

среда

Девять часов - а Маши нет. Владимир не знал, что и думать. Она не имела привычки опаздывать. Он посмотрел на огромный букет белых роз, который собственноручно поставил на ее стол. Он сделал то, что обычно делал, если вдруг срывался криком на женский персонал. В среднем такое бывало раз или два в год, и он очень старался держать себя в руках, но иногда не получалось. И обычно на следующий день женщина приходила обиженная, насупленная - но всё же приходила. И у него была возможность извиниться.
Прошло пятнадцать минут. Его секретарь и девушка в одном лице так и не появилась. Она не могла попасть в пробку, потому что от дома до метро ей пешком пять минут. И здесь так же. Он набрал ее номер, молясь, чтобы телефон не отказал вновь. ``Абонент недоступен или находится вне зоны действия сети''. Владимир решил, что она в метро. Проспала, видимо. Или решила его немного наказать этим опозданием.
Он посчитал: если предположить, что она спустилась в метро только сейчас, то в любом случае через полчаса будет на работе. И он сел за компьютер, открыл сапера и принялся бездумно тыкать в мины. Не было абсолютно никакого настроения заниматься делами. Игра, впрочем, тоже не заняла его надолго. Мысли о Маше мешали даже такому тупому занятию. Он снова попробовал позвонить и снова услышал в ответ механический женский голос. Стукнула мысль, что, может быть, опять сломался его собственный телефон, и для проверки он позвонил Максиму, потом - Световостокову. Как ни странно, в этот раз с его мобильным все было нормально.
Владимир спустился в магазин, поговорил с Максимом насчет своих телефонов. Тот был удивлен, что босс переспрашивает по три раза одно и то же, как тупой клиент, но терпеливо отвечал. Это заняло еще десять минут.
Владимир вернулся в офис и в третий раз набрал номер девушки. Она опять не ответила. Он подавил желание разбить телефон вдребезги о стену. Тот пока верно служил, не хотелось ломать удачу. Хотя... пока у него ломались телефоны, Маша была рядом. Может быть, попробовать снова поменять удачу? Он расчетливо глянул на современное чудо техники... и обругал себя за идиотизм. Как студент-недоучка, честное слово.
Он сделал себе кофе. Попробовав, понял, что сотворил редкую гадость, и вылил.
Черт, где же она?!
Он решил дождаться десяти часов и ехать к ней домой. Время тянулось просто невообразимо медленно.
Без пяти десять он запер офис, спустился по лестнице и в дверях столкнулся с запыхавшейся Машей.
- Черт, ты где ходишь?
Маша глянула на него примерно так же, как вчера, когда он рявкнул. И Владимир понял, что нужно срочно уехать подальше и выпустить пар, пока он не сорвался на нее второй раз за два дня. Это уже будет явно перебор.
- Метро встало. Добиралась поверху, но...
- А телефон включить не пробовала?
Маша злобно прищурилась:
- Пробовала вообще-то. Не включается. От твоих заразился.
- Ты что, издеваешься?
- А ты опять рычишь.
- Черт. Черт, черт, черт!!! - сквозь зубы процедил он.
Цензурных слов явно не хватало, чтобы выплеснуть эмоции. Владимир отвернулся и трехэтажным матом обратился к небесам.
- Маш, дождись меня вечером, пожалуйста, - он наконец возобладал над своими эмоциями достаточно, чтобы обратиться к девушке. - Дождешься, хорошо?
Она неопределенно-равнодушно пожала плечом. Ему пришлось удовлетвориться этим ответом. Он кивнул и пошел к своей машине, продолжая чертыхаться. Честно говоря, чего он только не напридумывал за последние полчаса. Он ведь не видел, дошла вчера Маша до квартиры или нет. Ее могли в подъезде ограбить, убить... ее могла сбить машина утром. Да мало ли, что еще могло произойти.
И теперь он совершенно не представлял, как извиняться. Букет, что он купил утром, теперь казался каким-то неуместным, дешевым способом подкупить девушку. Мужья с большим стажем частенько дарят женам букеты только тогда, когда провинились в чем-то. Почему бы просто не порадовать девушку, с которой встречаешься, проводишь дни и ночи? Почему бы не подарить ей букет тогда, когда все хорошо?
Владимир вздохнул. Возможно, с этим он безнадежно опоздал. Он даже не мог сделать ей какой-либо личный подарок, потому что не знал ее вкусы. Дарить коробку конфет тоже опасно: девушки часто недовольны таким подарком, потому что он мешает держать форму. Единственное, что он знал наверняка, - Маша любит секс. Круто звучит: ``Девушка, позвольте подарить вам ночь незабываемого секса!''
Ага, если б он еще так был уверен в собственной неотразимости. Ей просто не с чем сравнивать, только это его и спасает.
К пяти часам он вернулся к главному зданию, взял с пассажирского сидения одну-единственную красную розу и поднялся в офис. Маша задумчиво нажимала кнопки компьютерной мыши, что-то внимательно разглядывая на экране. Владимир молча протянул ей розу, бросив мимолетный взгляд на огромный белый букет на столе. Маша взяла цветок и улыбнулась:
- Спасибо.
Она оценила разницу между букетом для секретарши и розой для нее. Маша еще удивлялась, как это она для неведомой Жени умудрилась выбрать букет как раз в его стиле. У нее с боссом, однако, одинаковые вкусы в отношении обезличенных букетов.
Улыбка обнадежила его.
- Поедешь ко мне?
- Да.
Ее взгляд неуловимо изменился, подсказав, что секс сейчас будет в самый раз. Он неуверенно улыбнулся в ответ. Маша вышла из-за стола, обвила его шею руками и манерно сказала:
- Скажите, босс, раз между нами теперь личные отношения, то в офисе мы больше трахаться не будем?
- Что делать? - ошеломленно переспросил он. Кто бы мог подумать, что с таких красивых губ может сорваться такое грубое слово...
- Трахаться, - очень медленно повторила она, шаловливо улыбаясь.
Его руки словно сами по себе поползли по ее спине.
- Ну почему же? - усмехнулся он, наконец избавляясь от напряжения. - Если ты пожелаешь и я пожелаю...
- Я желаю, - подтвердила она, подаваясь навстречу ему, навстречу его губам. Он покрывал ее мелкими поцелуями, а она продолжала тем же манерным голосом:
- А то сейчас такие пробки на улице... Мы попозже поедем...
- Мгм, - произнес он между поцелуями. Нацеловавшись вдоволь, он нашел в себе силы повернуться к двери и запереть ее. Маша, хитро улыбаясь, смотрела на него.
Владимир сел на диван и протянул руку, приглашая девушку к себе. Она подошла, поцеловала его, встала на колени и принялась расстегивать брюки. Он гладил ее волосы, наслаждаясь каждой секундой процесса. Она приласкала его губами и языком, но он не позволил ей долго делать это. Потянув за волосы, поднял и усадил к себе на колени.
- Тебе на самом деле нравится это?
- Да, - она поцеловала его.
- А наоборот тебе нравится? - он поцеловал ее в шею. В некотором смысле он победил, потому что Маша, охнув, прижалась к нему покрепче, потеряв нить разговора. Честно говоря, он не замечал подобного эффекта раньше, хотя ее шейке уже уделял внимание.
- Новая эрогенная зона? - усмехнулся он, но Маша вместо ответа вновь прижалась к его губам шеей. Он целовал ее шейку до тех пор, пока девушка не обмякла. Ему даже показалось, что она была на краю оргазма. Все-таки до сих пор он был крайне эгоистичным в их интимных отношениях. Он запустил руку в ее трусики.
- Ну так нравится наоборот?
Маша явно выключилась из разговора, она охала и стонала, и он решил пока забыть про разговор, осознав, что сейчас у него есть все шансы наконец подарить ей оргазм. Но что-то опять не сложилось. По его ощущениям, девушка опять подобралась к самому краю - и отступила. Все книги на эту тему, которые ему довелось прочитать, советовали не зацикливаться на этом и не давить, иначе все станет только хуже.
- Подвинься чуть-чуть, - шепнул он, доставая презерватив. Маша глянула на него как-то виновато. Вот именно этого все книги и советуют избегать: девушка не должна чувствовать вину за то, что не смогла достичь оргазма. Поэтому он намеренно проигнорировал этот взгляд, сделал вид, что не заметил. Надел презерватив и посадил Машу сверху. Кажется, сидя они еще не пробовали. Он надеялся, что ей понравится. Она блаженно вздохнула, откинув голову. Он начал двигаться, стараясь понять, что она чувствует, - и ничего не мог понять. Она вздыхала в такт, но была расслаблена. В конце концов он отдался своим ощущениям.
Может быть, ей он и не позволит на этом зацикливаться, но у него самого явно появилась навязчивая идея.
Маша, в отличие от некоторых, не позволяла себе симулировать. ``Честно, тебя бы устроила симуляция?'' - спросил он сам себя. Пришлось признать, что да. По крайней мере, раньше его точно устраивала только видимость. Он даже не особо задумывался об этом. Но задумался сейчас - и понял, что с Машей одной видимости ему не хватит.

Глава 16



Когда они приехали к нему домой, Владимир первым делом отправился в душ. Он чувствовал себя как-то странно: обычно, если уж приводишь девушку к себе, то или первым делом ведешь ее в постель, или же, если обстоятельства складываются так, что о постели в этот день нечего и мечтать, на кухню. С Машей образовался третий вариант: сначала на кухню, затем - к телевизору, потом - в спальню. По-семейному так.
Пока мужчина мылся, Маша решила приготовить что-нибудь по-быстрому. Заглянув в холодильник, убедилась, что с прошлого раза там ничего не изменилось: яйца и колбаса. Что, впрочем, избавляло от необходимости думать о меню. Выбора-то все равно не было. Но с другой стороны... Обнаружилась пачка молока, так что яичница превратилась в омлет.
Они поужинали.
- Я воспользуюсь душем? - спросила Маша.
Он удивленно посмотрел на нее.
- А ты думаешь, принцессам не надо мыться? - Маша похлопала глазками. - Может быть, ты думаешь, что они и в туалет не ходят?
Владимир рассмеялся и одарил девушку коротким поцелуем.
- Нет, - ответил он. - Я думаю, что принцессам не надо спрашивать позволения принять душ. Сейчас принесу тебе полотенце.
Второй проблемой стала домашняя одежда. С утра Маша собиралась на работу, но не в гости к начальнику. И ходить в офисном наряде весь вечер тоже не хотелось.
Вернулся Владимир с полотенцем.
- Я принес тебе свою футболку, - сообщил он, - на тот случай, если ты вдруг не решишь порадовать меня и походить голышом.
Мария бросила на него надменный взгляд, ответом не удостоила, приняла из его рук вещи и гордо скрылась в ванной.
Часов в десять, посмотрев кино, они отправились в спальню. Спать, как ни странно. Маша, впервые в жизни оказавшись в постели с мужчиной не после секса, заснуть не могла. Словно в противовес нынешней ситуации вспоминались родная квартира, привычная постель и мама.
Маша, почувствовав, что к глазам подступают слезы, встала с кровати, собираясь уйти в другую комнату, чтобы не разбудить мужчину. Он проснулся, но не стал останавливать девушку: может, ей необходимо на минутку выйти. Прошло пять минут... Стояла полная тишина: ни звука воды, ни стука дверей. Он вышел вслед за ней. Маша стояла у окна в темной кухне. Он услышал тихий всхлип.
- Прости, не хотела тебя будить, - едва слышно извинилась она. Владимир не стал отвечать. Просто нежно обнял ее, поцеловав в щеку. Маша прислонилась к нему спиной и перестала сдерживать слезы.
Когда всхлипы явно пошли на убыль, Владимир поцеловал ее еще раз.
- Пойдем, - сказал он. Девушка, подчиняясь мягкому давлению его руки, вернулась с ним в спальню. Он усадил ее на кровать, стянул с нее футболку, уложил ее на простыни и принялся целовать - медленно, неспешно, успокаивающе. Он не планировал заранее, куда бы их могли завести эти ласки, просто ему хотелось утешить ее. Мария лежала перед ним расслабленная, безвольная, послушная - и совсем не похожая на соблазнительницу, так бесстыдно залезавшую в офисе к нему в штаны. И даже не совсем понятно было, что она чувствует. Она, может быть, вздыхала чуть более протяжно и чуть более громко под его ласками, но в остальном совершенно не было похоже, что она ощущает его прикосновения.
Он расположился у нее между ногами, продолжая покрывать поцелуями ее грудь, и живот, и бедра, медленно подбираясь к тому, что между ними. Она на мгновение напряглась, поняв, куда он хочет ее поцеловать, и даже попыталась сдвинуть ноги, что просто невозможно было сделать, учитывая местоположение Владимира. Он руками надавил ей на бедра, давая понять, что не намерен отступать.
- Сегодня моя очередь получать удовольствие, - шепнул он и почувствовал, как Маша сдалась. Главное, правильно подобрать слова. Она была чистая и сладкая там, вздрагивала и постанывала от его интимных поцелуев. А потом закричала - громко, прерывисто...
Он лег рядом, обнял ее. Почему-то казалось крайне неуместным говорить сейчас о том, что он и сам возбудился, пока ласкал ее. К тому же, Маша по-прежнему всхлипывала: отголоски оргазма перемешались со слезами. И совершенно обессиленная, она наконец уснула, прислонившись к его плечу лбом.
четверг
Утром Маша проснулась за минуту до будильника и вспомнила, как уснула. Кажется, прошлой ночью она довольно эгоистично использовала мужчину и уснула. Да, это было потрясающе. Разбудить или нет?.. Разбудить, конечно. Она выключила звонок будильника, легла обратно в постель и принялась будить мужчину легкими поцелуями. Постепенно выплыв из объятий сна в объятия девушки, он понял, что Маша решила отдать ему вчерашний ``должок''. Милая девушка. Он не позволил, просто усадил ее на себя сверху. К его удивлению, то, что случилось вчера, повторилось в удвоенном объеме. Кажется, вчерашний оргазм снял некий психологический барьер, и теперь Маша раз за разом взрывалась в его объятиях и даже не пыталась сдерживать крики. Когда она совершенно обессиленная легла рядом, он поцеловал ее в макушку, чувствуя прилив невероятной нежности.
Чуть позже он отвез ее в офис. Они почти не опоздали. Ему надо было уехать. И как же не хотелось оставлять ее в офисе одну... Он мечтал об отпуске, и уже знал, что позовет Машу с собой.
Освободился он только к половине шестого. Взял в руки телефон, чтобы позвонить ей, и обнаружил пустой темный экран. Как ни досадно, но в этот раз он тупо забыл зарядить его. А менял телефон уже столько раз, что автомобильной зарядки именно к этой модели у него в машине не было. Добравшись до офиса, обнаружил на столе записку: ``Не смогла дозвониться до тебя. Уехала домой. Маша.'' Это было неприятно. Кажется, она обиделась. Он позвонил ей с офисного телефона.
- Алло?
- Маш, ты обиделась?
- Что? Нет, конечно. Почему ты так решил?
- Ты уехала домой.
Она рассмеялась.
- Я же не могу всю неделю ходить в одной и той же одежде. Мне надо переодеться.
Он смог наконец расслабиться.
- Я могу приехать к тебе?
- Приезжай, - кокетливо пригласила она.
- Жди.
Вечерние пробки в городе еще не рассосались, и до дома девушки он доехал только через час. Разряженный мобильник немым укором лежал перед ним: на радостях он забыл взять в магазине зарядное устройство для автомобиля, и даже не мог теперь сообщить Маше, на сколько задерживается.
Он надавил кнопку звонка. Маша открыла и улыбнулась.
- Даже не спрашиваешь, кто там? Поразительная беспечность.
- Я видела в глазок. Заходи.
- Извини, у меня телефон разряжен. Из-за пробок долго добирался, а позвонить не мог.
Она усмехнулась, запирая входную дверь.
- Я вполне представляла, сколько ты будешь ехать от офиса, так что не извиняйся. Лучше закрой глаза. Закрой, закрой.
Чем бы женщина ни тешилась, лишь бы не ругалась. И он закрыл глаза. Она взяла его за руку и медленно, чтобы он не споткнулся, повела в комнату. Она положила его руку на спинку стула.
- Садись. Глаза не открывай.
Он сел.
- Все, теперь можно.
Он открыл глаза и усмехнулся. Маша организовала романтический ужин при свечах. Он посмотрел на нее. Она напряженно ждала его реакции, не уверенная понравится ли ему, что она решила внести в их отношения немного романтики. В конце концов, такие ужины обычно делают для девушки перед тем, как в первый раз уложить ее в постель. Если же романтический вечер проводится уже после того, то значит, девушка рассчитывает на большее. Вероятно. И все-таки, даже рискуя напугать мужчину, Маша устроила это, с позволения сказать, мероприятие.
Владимир ободряюще улыбнулся ей:
- И что у нас на ужин?
Маша смогла наконец расслабиться и тоже улыбнуться:
- Настоящая еда для настоящего мужчины. Только она еще не готова. Пока же есть вино. Будешь?
- Если ты позволишь остаться на ночь.
- Конечно, позволю, - Маша окинула его жадным взором, не оставляя ни малейших сомнений в ее грязных намерениях.
Владимир засмеялся, разливая вино по бокалам.
- Кажется, меня хотят напоить и совратить.
- Хотят, - не смущаясь, признала Маша. - Но у тебя еще есть шанс сбежать.
Они соприкоснулись бокалами, издавшими мягкий хрустальный звук.
- Боюсь, что уже нет, - и он отпил вина. - Ты слишком красива, чтобы у меня остался хоть какой-то шанс.
Ему собственные слова показались не слишком искренними. Спасало лишь то, что он произнес их шутливым тоном. Но Маше они понравились, она даже смутилась.
Больше за ужином темы совращения они не касались. Ни Маша, ни Владимир не вспоминали об этом, просто разговаривали о разных вещах.
После ужина он подумал, что должен бы пригласить девушку на танец, раз уж звучала музыка. И вот тут Маша засмущалась:
- Боюсь, я не очень хорошо танцую.
- Я тоже, - и все же он настойчиво вытянул ее из-за стола. У него было чувство ритма, хотя танцевал он плохо, зато четко ощущал, что у Маши чувства ритма нет совсем. К тому же она наступала ему на ноги.
- Девушка, да вы пьяны.
- Похоже на то, - с восхитительной беззаботностью признала она, едва не повисая на нем. Она преувеличивала степень своего опьянения, но лишь чуть-чуть: совершенно замечательно было первый раз в жизни отпустить тормоза и в присутствии человека, которому полностью доверяла, побыть пьяной похотливой кошкой. То есть, опробовать на себе еще один стереотип.

Глава 17



Маша была абсолютно и полностью счастлива. Ее единственный любовный роман вошел в накатанную колею, она даже пару раз поругалась с Владимиром, что было воспринято ею как прогресс. Первый раз из-за того, что он свои рубашки разбрасывает по всей квартире, чему Маша удивилась. Она-то слышала, что мужчины такое со своими носками проделывают и морально была готова именно к носкам и совсем не была готова к рубашкам. Второй раз - из-за кружек, с которыми он поступал точно так же, как с рубашками. Впрочем, стоило ей в мысленных заготовках поменять ``носки'' на ``рубашки и кружки'', как все стало прекрасно.
Принципиально два раза в неделю Маша ночевала в своей квартире одна, хотя Владимир однажды сказал ей, чтобы она перестала заниматься ерундой и ночевала у него. Маша отказалась, слишком это было... опасно. И без того половина ее вещей сама собой перекочевала к нему в квартиру. Она боялась, что если будет слишком навязчива, он бросит ее. Когда она еще после такого будет готова к очередному роману? Когда ей исполнится сорок? Или шестьдесят?
Как только она смогла четко сформулировать эту мысль, то поняла, что должна переступить через очередной свой страх. Да, действительно, может так случиться, что он бросит ее. Но лучше пусть это случится пораньше. И когда Владимир в очередной раз в раздражении спросил, зачем она едет к себе, когда может остаться у него, Маша сказала:
- Хорошо, я останусь.
Он по ее голосу понял,что она чего-то не договорила.
- И?
- Насовсем, хорошо? - намешливо улыбнулась она, готовясь к грому, молнии, праведному возмущению и концу света. - Будем официально жить вместе, я перетащу сюда все свои плюшки и финтифлюшки и повешу новые шторы на кухню.
Он моргнул.
- И мои трусики будут сохнуть на всех батареях, - ``добила'' она.
Владимир пожал плечами:
- Договорились.
Летом в июле они провели неделю на Белом море. Маша, услышав предложение своего неофициального мужа, удивленно спросила, почему не на Черном.
- Там жарко, а жары нам и в городе хватает. Поехали лучше на север.
Идея Маше понравилась, и они прекрасно провели время в Архангельске. И попали туда в самые жаркие дни местного лета. ``Аборигены'' друг другу жаловались по телефону (Маша нечаянно подслушала), что жара стоит страшная - плюс тридцать. Ей же после столичной духоты подобные температуры казались райским блаженством.
Несколько раз в своей жизни Маша с матерью ездили на Черное море, и ей там нравилось все, кроме медуз. Купаться в Белом море было, конечно, не так тепло, зато не было медуз и чертовой толпы отдыхающих. Купаться в Северной Двине было еще холоднее, зато веселее. И эти баржи, не спеша тянущие бревна, и немного неухоженный причал, и речной вокзал, и даже настоящий парусник туристов-любителей...
Маша поняла всей душой: как бы ни сложились в конце концов отношения с Владимиром, эту поездку она всегда будет вспоминать с улыбкой на лице. Ей бы самой и в голову не пришло на время отпуска поехать на север, а не на юг. И даже то, что она утопила свой телефон в Северной Двине, не омрачало ее счастья. Она бы с радостью отдала в жертву речным богам и телефон Владимира, потому что он берег свою ``удачную'' модель как зеницу ока и иногда это раздражало. Маша стала шутить, что у него развилась телефонная паранойя. Подумала, что с этим она тоже вполне может смириться.
Когда этот отпуск кончился, они вернулись в город. А через месяц снова съездили отдохнуть, уже на Черное.
Так и пролетело лето.
Приближался сентябрь, люди возвращались в город, работа набирала прежние темпы.
Ксюша родила девочку, и к сентябрю нескладный младенец уже стал вполне симпатичным и улыбчивым. Маша раз в неделю, по субботам, гуляла с малышкой Лерой по бульвару, давая подруге несколько часов провести спокойно с мужем. Выбраться в кино или, наоборот, не выбраться... Впрочем гулять с такой лялькой было несложно. Лера все время прогулки спала в своей коляске.
Гуляя с чужой дочкой, Маша, конечно, не могла не задумываться о возможности иметь собственного ребенка. Даже наслушавшись рассказов подруги о всех перипетиях беременности и родов, все равно хотела своего. Один раз можно и потерпеть всю эту длинную процедуру хождения по врачам.
Однажды в субботу Владимир напросился с ней.
Они гуляли, разговаривали о том, о сем... Мысли Маши текли неспешно, она размышляла о детях, о семье, о семье, о детях...
- Может, нам пожениться? - вдруг сказал она задумчиво.
Владимир пожал плечами.
- Можно, - сказал он.
- Серьезно? - Маша, остановившись, удивленно посмотрела на него, стараясь понять, каким образом все обратить в шутку и ничего не испортить.
- Почему бы и нет... Давай? - мужчина смотрел на нее, явно ожидая ответа.
- Ну, я не знаю... - смущенно пробормотала она, пытаясь начать думать. Ничего не получалось, все мысли в панике разбежались по углам.
- Серьезно, Маша, давай поженимся. Кажется, мы вполне приятно уживаемся друг с другом, - он выделил слово ``приятно'', и Маша невольно заулыбалась, вспоминая прошедшую ночь. - Так как?
- Можно, наверное.
- Договорились?
- Договорились, - она улыбнулась ему.
- М-м... только у меня есть одна просьба.
- Да?
- Брачный, - он усмехнулся, - контракт.
- Это легко, - пожала она плечом. - Все твое - твое. Все мое - мое.
- Очень мило с твоей стороны, - он и без всякого контракта был уверен, что при разводе Маша лишнего не возьмет. Вообще ничего не возьмет от него. Если она захочет расстаться с ним, то расстанется и со всем, что он мог бы ей предложить. - Это скорее договор, чем контракт.
Она внимательно посмотрела на него, давая понять, что слушает и готова идти навстречу.
- Если вдруг у тебя возникнет мысль о разводе, то я буду первым, кто узнает об этом. Причем от тебя, а не из повестки в суд. Это раз. Прежде, чем идти к адвокатам, ты выскажешь мне свои претензии. Может быть, нам удастся найти компромисс или решить проблему. Это два. И три... - он тяжело вздохнул, посмотрел на небо. - Мы сходим к семейному психологу.
- Что? - она усмехнулась, не уверенная в том, что правильно расслышала его. - Как в кино, что ли?
- Да, именно как в кино, - он твердо посмотрел на нее. - Я не собираюсь жениться, чтобы расстаться через полгода.
Она улыбнулась и отвернулась, уставившись на Леру, мирно дремавшую в коляске.
- Маш...
- Я поняла, - перебила она. - Общий смысл сводится к тому, чтобы не разбежаться из-за какой-нибудь ерунды типа невынесенного мусора или некупленного подарка.
- Да.
Некоторое время они шли молча.
- Не очень-то романтично, да? - с сухой усмешкой спросил он.
Маша с поддельным безразличием пожала плечом, уставившись в противоположную от Владимира сторону. Она подумала: ``Что лучше: уверения в преданной и безграничной любви, наутро превращающиеся в грязь, или действительное намерение человека прожить с тобой больше, чем полгода?'' Да, она прекрасно понимала, что вся романтика в этом мужчине начиналась и заканчивалась букетом роз. И он это понимал, она видела, как на его лице мелькает болезненное выражение, словно он размышлял, как бы вернуться на несколько минут назад и сделать все лучше.
- Романтику я обеспечу... потом, - с намеком добавила она, стрельнув взглядом из-под ресниц. - Но кольцо мне покупаешь ты. Сам.
Он с сомнением посмотрел на нее, потом нерешительно кивнул, хотя понимал, что покупать женщине украшение - дело очень рискованное. Одним камнем меньше или больше, один грамм в ту или иную сторону - и вот уже развод на полкровати.
- А впрочем, ладно. Пойдем вместе, - добавила она, понимая его затруднения. Помучила - и хватит.
Они повернули в обратную сторону,обсуждая детали предстоящей свадьбы, гостей, место, цену, платья, кольца...
- Маш! Господи, ну наконец-то, - раздался встревоженный голос Ксении. Маша с удивлением посмотрела на встревоженную подругу. - Куда ты запропастилась?
- Как куда? Гуляла с Лерой.
Ксюша заглянула в коляску. Девочка, услышав материнский голос, заворочалась и подала голос.
- Почему твой телефон не отвечает? - спросила Ксюша, сбавив обороты, когда уверилась, что с дочкой и подругой все в порядке.
Маша нахмурилась и полезла в сумочку.
- Здравствуйте, Владимир Борисович, - тем временем поздоровалась Ксюша с бывшим начальником.
- Здравствуйте, Ксения, - сдержанно улыбнулся он. Маша уже давно ему рассказала, что они с Ксюшей подруги. - Хорошая у вас дочка.
- Спасибо, - засмущалась Ксюша, поднимая Леру из коляски. Она поцеловала дочку в обе щечки. - Здравствуй, моя девочка... Хорошо поспала?.. Иди ко мне...
Потом вновь обратила внимание на Владимира.
- Вам я тоже звонила, ваш телефон тоже не отвечает.
Владимир сквозь зубы чертыхнулся и достал из кармана свой сотовый, одновременно с Машей, выудившей наконец проклятый мобильник с самого дна необъятной женской сумки. Они посмотрели на пустые экраны телефонов и растерянно переглянулись.
- Ты зарядила свой телефон? - подозрительно спросил он у Маши. Маша болезненно простонала. Вчера вечером ей было не до телефона, у них с Владимиром были другие, более интересные дела. А утром она спала слишком долго, потом осталось только время быстро собраться и бежать к Ксюше. Владимир тяжело вздохнул. - Ну а вот я свой заряжал.
И он убрал очередной бесполезный кусок платсмассы обратно в карман.
Ксюша с каким-то слишком пристальным интересом следила за их разговором.

Глава 18



Лена вошла в приемную твердым уверенным шагом и едва не упала, увидев Машу возле кофеварки. Ей говорили, что Владимир женится на своей секретарше. Наверное, на этой прелестной брюнетке, с которой сейчас разговаривала Маша. Что она здесь делает? Впрочем, неважно. Бывшая подруга сейчас придется как нельзя кстати, она подтвердит все, что Лена скажет.
- Привет, Маша, давно не виделись, - прощебетала Лена радостно и клюнула "подругу" в щечку, словно они не виделись дня два, не больше. - Налей и мне кофе, хорошо?
Лена уселась на диванчик, схватила с бокового столика какой-то журнал и принялась обмахиваться им. Слегка ошеломленная Маша без единого слова протеста стала готовить Лене кофе.
- Скажите, девушка, Володенька еще не появлялся?
Посетительница, так же впавшая в ступор от неожиданного вторжения, лишь слегка покачала головой.
- Ой, как жаль... Я надеялась застать его на работе, не могу дозвониться, - Лена хмыкнула и закатила глаза, словно жалуясь на всех мужчин и на этого в частности. Так можно жаловаться только на мужчину, с которым уже многое пережито вместе. Вроде как "такой противный, но все равно самый любимый". - Не знаете, скоро он вернется?
Маша и вторая посетительница в этот раз синхронно покачали головами.
- Впрочем, не важно, - махнула рукой Лена и взяла кофе из рук остолбеневшей Маши. Отпила глоток и, вздохнув, откинулась на спинку дивана. - Боже мой, как я устала...
- Почему? - подала голос Маша.
- Такая длинная поездка... Две недели! - Лена сокрушенно покачала головой. - Только вчера вечером вернулись.
Лена прекрасно знала, что Владимир уезжал на две недели в другой город, а его секретарша оставалась в городе "за главного", так сказать.
- С кем? - невольно спросила Маша.
- Угадай с трех раз, - Лена многозначительно стрельнула взглядом из-под ресниц.
- С Владимиром? - слегка недоверчиво спросила Маша.
- Ага, - довольно мурлыкнула Лена. - Кстати, а ты откуда его знаешь?
- Потому что я его секретарша, - хмыкнула Маша. Лена не смогла удержать на лице маску. Она невольно перевела взгляд на красавицу-брюнетку, с удивлением наблюдавшую за представлением. Маша, прекрасно понимая затруднения бывшей подруги, объяснила все до конца:
- А еще его невеста. И через два дня у нас свадьба. И я точно знаю, где бы и с кем бы ни был Владимир, с тобой он точно не был.
Лена, решив, что ее бледность и шок можно списать на стыд перед подругой за невольное предательство, решила продолжать игру.
- Маш, мне жаль, но... все было именно так. Мне правда жаль.
Маша с жалостью усмехнулась.
- Нет, Лен, тебе не жаль.
Лена открыла было рот, но слов не находила. Маша его секретарша... Маша его невеста... Та самая невзрачная подруга, на фоне которой она и Ксюша выигрывали. Ни лица, ни фигуры, хотя и не дура... И жалость, написанная сейчас на Машином лице, яснее всех слов говорила, что игра проиграна. Всухую. Ноль-Сто. Это было больше того, что Лена могла вынести. Будь его невестой та брюнетка, все бы ничего, но Маша?
Развернувшись на каблуках, Лена выбежала из офиса.
- Что это было? - растерянно спросила Женя, глядя вслед незваной посетительнице.
- Это была попытка нагадить перед свадьбой, - печально ответила Маша.
- Надеюсь, ты не поверила ей? - встревоженно спросила Женя.
- Нет, конечно. Я слишком хорошо знаю Лену.
- И слава Богу... То есть, откуда? То есть, а если бы это была другая, совсем не знакомая тебе женщина?
- Ну, если б это была совсем не знакомая мне женщина, тогда бы я задержала ее до приезда Володи и устроила очную ставку.
- Значит, ты все-таки допускаешь, что он может... может ходить на сторону, в то же время готовясь к свадьбе.
- М-м-м... - Маша поморщилась. - Вряд ли. Но знаешь, Жень, часто так бывает, что невеста или жена узнает обо все последней.
- Володя не из этих, - с отвращением произнесла Женя.
- Никогда нельзя знать наверняка, - пожала Маша плечом.
- И думая так о нем, ты все равно выходишь за него замуж?!
- Это осознанный риск, - Машу забавляло, как женщина, на девять лет ее старше, могла быть настолько романтичной. И она решила немного отступить. - Причем в моем случае вероятность такого провала один... одна сотая процента.
- Одна сотая?
- Или одна десятая?.. - Маша задумчиво помешала остатки кофе в кружке, словно всерьез высчитывала вероятности.
- Бе, - в крайнем отвращении произнесла Женя, махнув в сторону Маши рукой.
В эту минуту в приемную вошел Владимир и подозрительным, встревоженным взглядом посмотрел на женщин.
- Привет, - сдержанно сказал он, осторожно приближаясь к невесте. Ему показалось, что когда он подъезжал к стоянке, оттуда с визгом улетела красная машина Лены. Он так давно ждал от нее какой-то гадости, что сейчас ему даже стало легче. Наконец-то. И чего бы тут Лена не наговорила, он все сумеет исправить.
- Привет, - Маша нежно улыбнулась ему и направилась прямо в его объятия, поднимая голову для поцелуя. Глаза ее сияли. Он коротко поцеловал ее и отстранился, внимательно вглядываясь в глаза.
Маша хмыкнула.
- Ищешь следы укуса? - спросила она, понимая, что он, наверное, как раз встретился с Леной на входе.
- Может быть.
- О, Лена, конечно, попыталась укусить, но не достала.
Владимир вздрогнул, услышав это имя.
- Да уж, - с отвращением подтвердила Женя.
- Здравствуй, Женя, - повернулся он к старой знакомой, радуясь, что здесь был хоть кто-то, кто безусловно на его стороне.
- Здравствуй, - она подхватила сумочку и направилась к выходу, - и пока. Увидимся на свадьбе.
После того, как Женя вышла, Маша поцеловала Владимира совсем по-другому, разрешая все его сомнения.
Спустя долгих-долгих полчаса они, растрепанные и довольные, лежали на диване в приемной офиса. Надо было ехать домой, но никому из них не хотелось вставать.
- Маш, давно хотел тебя спросить: сколько раз у тебя было до меня? Только честно.
Она хмыкнула:
- Один. Разве не знаешь, каждый следующий мужчина - второй? - поддразнила она его.
Он ни на секунду не поверил в ее насмешку.
- На самом деле, Маш. Как так получилось?
- О, ну старая история. Наученная горьким примером мамы, я, конечно, не собиралась бросаться на первого попавшегося парня, хотя в универе было много... красавчиков. Но я очень хотела влюбиться. Так и дожила девственницей до четвертого курса. На меня почему-то никто особо внимания не обращал, а я считала, что парень должен делать первый шаг. Ну вот, один и сделал. Ухаживал, говорил красивые слова, делал подарки. А я очень хотела любви.
- А потом?
- А потом оказалось, что он сделал это на спор, сможет ли завалить в постель самую-самую недотрогу на все курсе. Сам мне все и рассказал в универе на следующий же день. Причем даже не наедине, стоял и высмеивал меня перед своими друзьями.
- Урод.
- Да, - Маша зевнула, - скучная и старая история. К тому же это было очень давно.
Он помолчал, потом осторожно спросил:
- А со мной ты тоже спишь просто потому, что я настоял? Что сделал первый шаг?
- Нет, - она подняла голову и улыбнулась ему. - С тобой я сплю, или, вернее, не сплю, потому что так сама захотела.


ЭПИЛОГ



Свадебный день подошел к концу, они разделись и с усталым вздохом завалились в постель. Он лениво гладил ее по спине, не ощущая никакого эротического подъема, лишь нежность, спокойствие и смутное беспокойство, что Маша, возможно, ждет от него каких-то активных действий.
Она зевнула.
- Ура, вот теперь можно и поспать спокойно, - сказала она.
- А как же брачная ночь? - он поцеловал ее в макушку.
- Сказки все это. В брачную ночь люди определенно спят. По крайней мере, должны спать. В современную брачную ночь. Уж не знаю, как там в прошлом. Хм. Представляю, каково было бедной невесте в прошлом. Пережить всю эту суматоху, даже близко не сравнимую с нашей, а потом еще оказаться в постели неизвестно с кем, таким же уставшим и вымотанным. Какие уж тут наслаждения?
Он усмехнулся.
- Какая ты неромантичная.
- Сам такой.
- Мария Павловна, у меня для вас есть сюрприз.
- Какой?
- Я вас люблю.
- О... я догадывалась, - мягко сказала она, подняла голову и поцеловала его в щеку. - Я тебя тоже люблю.
- То есть, мог бы и не говорить?
- О, нет, одно дело догадываться, а другое - слышать. Это... - она сглотнула комок в горле. - Приятно.
Он перекатился, подминая ее под себя, и уже серьезно повторил:
- Я тебя люблю.
- И я тебя, - успела она сказать прежде, чем он ее поцеловал.
- И брачная ночь с уставшим и вымотанным мужем - это не сказки, - добавил он с шутливой угрозой через несколько минут.
- Какой ужас, - засмеялась она.
Оценка: 7.29*54  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Григорьев "Проклятый-3. Выживание"(Боевое фэнтези) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"