Ренэйт Софья: другие произведения.

Семя чужое

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Коротенький рассказ - первый опыт в жанре фантастики.


   Чужое семя.
   Когда-то мы были единым народом. Но это было давно, даже легенды не сохранили следов тех времен. И все же, время не удержало истину - вечно вращающееся колесо истории, в конце концов, смело со своих лопастей налипшую тину и грязь.
   Эльмарус, планета бескрайних лесов и величественных гор - мой дом... Сейчас, спустя почти двадцать лет после войны - первой и последней войны, я нашел в себе силы описать все, чему стал свидетелем.
   Было лето, жаркое лето 3698 года. Наше племя, состоящее всего из десяти семей, через несколько дней должно было продолжить путь на север, к горам. Животные, дали уже третий приплод и нуждались в длительном отдыхе, а до пещер оставалось еще довольно далеко.
   Аны - высокие и стройные травоядные, являлись нашей основной и единственной пищей: мы пили их молоко, ели их мясо, получали из шерсти пряжу. Аны были залогом жизни и процветания - единственной, кроме нас, крупной формой на планете. Так было всегда, с самого начала и так должно было быть, пока над Эльмарусом всходило солнце. Но случилось непредвиденное.
   Почти пятьсот лет назад, в результате аварии, один из межгалактических звездолетов сбился с курса и приземлился в нашем мире. Это бы не первый контакт с иными цивилизациями. Многие посещали Эльмарус, восхищались его красотами, изучали, безуспешно искали ценные ресурсы... К счастью, кроме лесов, чья древесина не отличалась особой прочностью, планета не обладала необходимым количеством полезных ископаемых.
   Территории, на которые приземлился звездолет, принадлежали самому многочисленному клану того времени - Тальмам или детям опавших листьев, как они себя называли. Выяснив, что произошло, гостеприимные аборигены, оказали гостям необходимую помощь. Взамен, один из членов экипажа, ученый, научил старейшину клана основам генетики и селекции. Мы обладали довольно развитой, хотя и своеобразной, благодаря образу жизни, цивилизацией. И семена знаний, к сожалению, упали на благодатную почву.
   Через год звездолет улетел, оставив в душах Тальмов чудовищные сорняки иной культуры и мировоззрения. Вкусив удобства оседлой жизни, семьи клана отказались следовать обычаям своего народа. Вырубая леса, они стали использовать древесину для постройки домов и ферм, а выжженные поля засевали генномодифицированной травой, заменившей анам природный корм - древесные листья.
   За одним кланом последовали другие, число деревень увеличивалось, сливаясь в города, леса вырубались все больше, а сами Тальмы постепенно утрачивая связь с природой, теряли способности к телепатии и, как следствие - душевную чуткость. Они стали назвать себя Тальмы, по названию первого, отступившего от традиций клана. Все же, кто остался верен укладу предков, объединились вокруг клана Альм - молодых листьев.
   Проходили столетия, непонимание постепенно перерастало в ненависть, и спустя Эльмарус окончательно разделился на две непримиримые стороны - Тальмов и Альмов. Волею судьбы, коей я готов за эту милость целовать ноги, я был рожден в кланах последних.
   ***
   Ина вернулась мрачная. Тальмы отказались от переговоров и без одобрения наших старейшин заняли спорные территории. Теперь привычные маршруты, которыми аны нашего клана ходили уже добрую сотню лет, придется менять. Скоро от лесных массивов, удобных для стоянок, не останется ничего - только черное пепелище.
   Обняв сестру за плечи, я с тревогой оглянулся на старейшину. Отец, седовласый, но еще крепкий альм, задумчиво смотрел на бледнеющее небо. Три малых луны Эльмаруса, один за другим загорались у горизонта, предвосхищая ночь. Внезапно я почувствовал, как сознания коснулся ветерок.
   "Так больше не может продолжаться", - мысленно сказал отец и, отвернувшись, прислонился к широкому серому стволу. - "Они убивают наш мир... Медленно, незаметно, век за веком, пока мы покорно отступаем".
   "Я пыталась убедить их обойти молодые леса стороной..." - вырвавшись из моих объятий, воскликнула сестра. Мне стало душно от ее боли и отчаяния.
   "Они безумны", - раздался хор голосов, - "безумны и жестоки!"
   "Мы не должны терпеть! Наш долг - защищать леса, защищать анов!"
   "Почему старейшины медлят? Чего мы ждем?"
   -Вы не знаете, что такое война... - проведя по шершавой коре, отец обернулся и протянул мне руку - его ладонь была залита кровью. - Война - это смерть. Не только тела, но и души. Если мы нарушим закон, наши сердца окаменеют так же, как и у них.
   "Пусть, пусть..." - в общем хоре, я различил мощные голоса старейшин. - "Годы излечат души, годы восстановят семьи, годы позволят семенам дать ростки! Время! Время настало! Мы защитить свой дом! Любой ценой!".
   "Отец", - решительно произнесла Ина, - "Если промедлить еще год - может стать поздно. Пока кланы не вернулись в горы, следует нанести удар - Тальмы не будут ждать... Они вообще забыли, что мы существуем!"
   Отстранив дочь, старейшина, оглядел собравшийся народ и, мысленно кивнув, громко произнес:
   -Что ж, я присоединяю свой голос!
   Так одно слово решило судьбу целого мира. В тот день, все радовались и ликовали. Даже аны, чувствуя эмоциональный фон хозяев, взволнованно вытягивали длинные шеи, силясь понять, что произошло. Аны тоже обладали телепатическими способностями, хотя и на ином уровне: их разум не порождал связанных мыслей - только чувства и образы, которые ассоциировались с ними. И все же, это помогало им понимать друг друга, а нам - управлять ими.
   Эльмэрус обладал богатой флорой, но скудной фауной - по сути, кроме нас и анов, на планете больше не было крупных животных. Несколько видов грызунов, около пяти тысяч видов птиц и несметное количество насекомых - вот и все движущееся население этого мира. Именно поэтому, звенья пищевой цепи были настолько спаяны, что любое вмешательство грозило гибелью всем.
   Как я уже сказал, благодаря телепатии, мы научились жить с анами в мире и использовать их для себя. Так как пищей анам служили листья нижнего яруса леса, они были вынуждены постоянно кочевать и жестко контролировали свое воспроизводство. Только раз в год, самка у анов приносила приплод. В случае же повторных родов или рождение больной особи - детеныша при рождении убивали. Мы научились воздействовать на самок ан, вынуждая их размножаться чаще. Специально обученные женщины клана, контролировали беременных ан и, вступая с ними в телепатический контакт во время родов, блокировали боль, таким образом, обманывая животных.
   Детенышей от спровоцированных беременностей, называли Гаа, что означало "лишний". Мы, альмы, выкармливали их до годовалого возраста, а потом забивали на мясо. Таким образом, природный баланс ничем не нарушался, а народ имел в достатке еду, молоко и прочные шкуры.
   Тальмы, отличие от нас, утратив способности к телепатии, ан просто разводили. Число их стад быстро росло, что приводило к излишкам и заставляло фермеров постепенно вырубать все большие площади леса. Кроме того, их аны, выращенные на искусственном корме, со временем стали крупнее диких и отличались свирепым нравом. Ни раз Ина, которая наблюдала за Тальмами, рассказывала, как последние нападали на своих хозяев. Имелось даже подозрение, что в результате какой-то мутации, их аны превращались в плотоядных. Впрочем, зная этих кротких животных, верилось в подобное с трудом.
   Со дня, как Ина вернулась из последней разведки, прошло уже три лунные недели. Широкая долина, расположенная у подножия гор, заполнилась сотнями кланов и тысячей маленьких кожаных палаток. Аны были повсюду, они вели себя тревожно из-за длительной остановки, и поэтому всех детенышей было решено отогнать в устроенный наспех загон. При недостатке еды, взрослые особи могли их покалечить.
   Впервые за всю обозримую историю, старейшины кланов собрались вместе. Избираемые из лучших семей, предводители альмов, обладали исключительным даром и в отличие от менее способных собратьев, могли поддерживать друг с другом связь на любых расстояниях. Все важные дела: обмен анами и молодыми альмами-невестами, решались без слияния кланов. Такой уклад был разумен, потому что большое стадо анов могло нанести лесу серьезный урон. Мы же старались не выбиваться из ритма природы, частью которой являлись.
   План грядущей войны обсуждался всеми без исключения, даже детьми. Сложностей было много. Во-первых, у нас не было опыта, тогда как Тальмы то и дело воевали друг с другом за лучшие поля. Во-вторых, телепатические и эмпатические способности могли стать помехой и, как сказал отец, нанести нам вред, чем врагам. Тальмы убивали без страха сойти с ума от боли своей жертвы... Это было безусловное преимущество.
   -Я думаю, - вслух сказал отец, - что войну следует вести не копьями и стрелами, а тем оружием, которое Тальмы создали сами - их животными.
   -Каким образом?
   Подозвав дочь, отец обнял ее за плечи и подтолкнул к рассевшимся полукругом старейшинам.
   -Ина уверена, что тальмские аны не утратили способность к телепатии. Мы соберем лучших из наших людей и возьмем стада под контроль. Численность животных превышает количество Тальмов раз в пять. Любое сопротивление будет бесполезно.
   -А что нам делать с таким количеством ан потом?
   -Ничего. Аны поубивают сами себя, а кто останется - сгорят. Мы подожжем их города и фермы.
   -Но это верная смерть для тех, кто будет связан с анами!
   "Смерть, боль!" - раздались невидимые голоса.
   -Да, - выпрямившись, сказал отец. - Но такова цена. Вы сами выбрали путь войны. Если поступить иначе - погибнет гораздо больше народа. Я сам, как предложивший, готов возглавить стадо!
   "И я!" - мысленно воскликнула сестра.
   "Я тоже с вами!" - мой голос потонул в общем хоре.
   Отец обернулся и смерил меня внимательным взглядом.
   "Ты - нет", - закрывшись от остальных, сказал он.
   "Почему?"
   "Они правы - мы все погибнем. Лучшие и сильнейшие, собор старейшин... Должен остаться кто-то, кто сумеет объединить народ и засеять поля. Ты один из лучших. Совет принял решение сделать тебя верховным старейшиной над всеми кланами. Когда война закончиться, ты изберешь себе нужное количество приемников и останешься во главе, пока новые поколения не восполнят число ушедших".
   Я опустил глаза и промолчал. Возразить было нечем, но на сердце вдруг стало так горько, что по щекам побежали слезы. Почему я?
   Сестра утешала меня как могла, она не боялась и не жалела о своей участи. С детства избрав путь разведчицы, Ина как никто знала, какую угрозу враги несли нашим лесам. Она ненавидела тальмов все душой! Я чувствовал ее ярость, но понять не мог - трудно понять то, чего никогда не видел.
   Еще через несколько дней, когда лучшие и опытнейшие были отобраны, оставшиеся соплеменники разделили ан по кланам и увели стада в горы. Их отцы и братья, собравшись в отряды, разошлись в разные стороны к главным городам Тальмов.
   ***
   На небе, переливаясь голубым и зеленым, мерцали три луны. В их свете, лес превращался в серебристое безмолвное царство. Тихо ступая по опавшим листьям, отряд
   из ста альмов пробирался к полям. Вскоре, сквозь узор сплетенных ветвей, мелькнули огни. Махнув рукой, отец приказал остановиться. Закрыв глаза, он повернулся на восток и замер.
   "Мы готовы", - коротко передал он старейшинам.
   "Клан ветвей - готов", - донесся ответ.
   "Клан горных трав - готов"...
   "Клан утренней росы - готов"!
   "Клан северной звезды в трех часах от города Йар...", - прозвучало чуть более уныло.
   Остальные кланы уже несколько дней, как доложили о полной готовности.
   "Ждем до заката трех лун", - обернувшись к нетерпеливо столпившимся вокруг альмам, сказал старейшина.
   Послышались недовольное шипение. Ожидание было тягостно и воспринималось сейчас как наказание. Мы были живыми существами, и умирать никто не хотел. Промедление же, давало мыслям власть над разумом и пробуждало страх. Мрачно переглядываясь, соплеменники уселись на землю. Сев рядом, сестра обняла меня за шею и, преклонив голову, тихонько заплакала. Поколебавшись, я раскрыл сознание и потянулся навстречу...
   Воспоминания... Такие светлые и грустные, далекие и желанные. Наш маленький шалаш, мать у костра, новорожденны, еще лысый детеныш-Гаа. Ина с растрепанными зелеными волосами и такими же заплаканными, как сейчас, глазами. Отец впервые наказал ее за непослушание и запретил отходить от стоянки. Я невольно улыбнулся, вспомнив ее детское горе. Сестра любила бродить по лесам с того самого мига, как сделала первый самостоятельный шаг. Она была прирожденным разведчиком - тихая, гибкая, чуткая. Даже я никогда не мог застать ее врасплох.
   "Помнишь, как мы нашли убежавшего Гаа в яме?" - всхлипнув, Ина улыбнулась и поймала мой взгляд.
   "Конечно, ты вся перемазалась, пока вытаскивала его"...
   "Он был такой беспомощный, такой жалкий... Знаешь, я ведь действительно подменила его потом на другого ана... Хотела, чтобы он жил".
   "Нет, я не знал"...
   "Ведущий самец нашего стада - и есть тот маленький Гаа. Я хранила эту тайну много лет".
   Погладив ее по изумрудно-золотистым локонам, я вздохнул. Ночь дышала покоем, и кое-кто из альм уже стал засыпать. Усталость последних дней давила на плечи и немного притупляла чувства. Пожалуй, вынужденная остановка была даром небес - всем требовался отдых, чтобы восстановить силы. То, что предстояло совершить утром, на самом деле являлось делом непростым и требовало огромных затрат энергии. Аккуратно положив уснувшую сестру на землю, я лег рядом и закрыл глаза.
   Маленькая зеленая планета вращалась между моих ладоней, поблескивая на солнце жемчужными ниточками рек и снежными горными шапками. Я видел облака, плывущие по нежно-голубому небу и уродливые желтые проплешины полей в просветах. Деревянные города Тальмов смотрелись язвами на теле Эльтэра. Словно чума, они постепенно пожирали плоть планеты. Смердящая, отвратительная зараза...
   "Клан Северной звезды - готов!"
   Резко сев, я огляделся. Над Эльтаром занималась заря. Огромное красное солнце выползало из-за горизонта, заливая небо кровавой краской. Поднялся ветер, и с полей потянуло запахом гнили и навоза. Пригладив волосы, я подошел к отцу и поклонился. Кивнув, старейшина положил ладонь на мое плечо и улыбнулся.
   "Приказ отдашь ты, Инар. Так будет правильней. Тебе предстоит пережить нелегкие испытания, сын мой, но я спокоен - ты станешь достойным вождем нашему народу".
   "Отец, я...", - от волнения стало трудно формулировать мысли.
   "Никак не поймешь, почему избрали именно тебя?" - коснувшись сознания, спросил он.
   Я кивнул:
   "Даже в нашем клане я не единственный, кто может слышать все голоса..."
   "Да, это так. Но я уже сказал - ты лучший, Инар. Чувствуя боль сестры за нашу землю, умея видеть необходимое вперед желаемого, ты не впустил ненависть в сердце. Оглянись, сын - народ озлоблен и жаждет войны. И она необходима. Но никто из них не понимает, что убивая себе подобных, мы убиваем самих себя. Такова цена спасения. Но ее не пришлось бы платить, если бы не пять веков бездействия и молчаливого согласия. Мы все, все виноваты в безумии, которому сегодня должно будет совершиться. И уже ничего не сделаешь".
   Он на миг замолчал, а потом, обернувшись к полю, закрыл сознание от остальных старейшин и тихо добавил:
   "Когда ты почувствуешь себя готовым, запиши все, что увидишь. И пусть эти знания, передаются от старейшины к старейшине. Простым альмам, тем, кто придет через века, знать о сегодняшнем не следует. История иногда любит повторения и глупо полагать соблазн тем, кто однажды не устоял".
   "Хорошо, отец".
   ***
   Ближе к полудню, согласовав последние детали, отряды альмов вышли на засеянные поля. Я остался на опушке и, сев на землю, прислонился спиной к шершавому серому стволу. Дышать было тяжело - сердце билось с такое скоростью, что дыхание сбивалось. С трудом удерживая связь со старейшинами, я мысленно охватывал общую картину их глазами. Сознание каждого альма было открыто и доступно. И многих я знал, и многие были мне дороги...
   "Все готовы?" - вмешавшись в тысячи мыслей, произнес я и тут же почувствовал ответную волну. - "Тогда внимание: удар будем наносить по команде, одновременно. Все видят животных? Распределите между собой по 50 голов ан. Повторяю, пятьдесят - не больше"!
   Вытерев со лба капельки пота, я сделал паузу и сел поудобнее. Объединенное сознание всех отрядов выражало полную готовность. Пора было начинать. Сжав кулаки, я закрыл глаза и на миг сосредоточился на образе сестры.
   Мир ее глазами был полон запахов и красок. Она видела все иначе, не так как я - более детально. Облака, трава, пятна солнца на одежде, пасущиеся вдалеке аны, зеленовласая маленькая тальма, держащаяся за ограду загона и с любопытством разглядывающая незнакомцев. Сестра попробовала коснуться ее сознания, но отклика не получила. Я почувствовал, ее боль за это существо - боль и решимость исполнить задуманное несмотря ни на что.
   "Удачи, мы надеемся на вас", - вновь открывшись, сказал я собратьям и, собравшись с силами, резко выкрикнул: - "Вперед!"
   Даже барьер, который я выставил, чтобы противостоять метальной волне, не защитил от ужаса, творящегося за полем. Разъяренные анны черно-бурой волной смели заграждения и, вырвавшись, ринулись на город. Тальмы спасались кто бегством, кто пытался отбиваться оружием, некоторые запирали двери домов... Но бежать от быстроногих ан было бесполезно, оружие не могло остановить взбесившиеся стада, а двери домов разлетались в щепки от ударов мощных копыт. Звери рвали своих хозяев на куски и не разбирали ни возраста, ни пола. Всюду лились реки крови, слышались стоны умирающих, визг и проклятья. Спасения не было ни для кого.
   Наблюдая за происходящим глазами одного из ан сестры, я беззвучно плакал. Правилен был путь, который мы избрали? Стоил ли он всех этих смертей, боли? Мне вспомнился сон и планета, медленно вращающаяся между ладонями. С каждым днем, годом, веком, язвы на ее теле становились все больше и больше. Тальмы не желали останавливаться, они планомерно уничтожали свой дом и даже не задумывались над этим. Остановить их можно было только так. Мы стали карой для своих же неразумных соплеменников. Я понимал это разумом, но сердце рвалось на части и не желало принять то, что видели глаза.
   Все кончилось очень быстро. Быстрее даже, чем ожидал отец. Когда в городах не осталось никого живого, я отдал приказ поджечь поля и уничтожить тальмских анов. С трудом удерживая рассудок, альмы бросили в стога факелы, а затем натравили зверей друг на друга. Отведав крови, обезумевшие животные кидались на себе подобных и быстро погибали. Я видел издали, как упала Ина, как, вцепившись в горло своего друга, с погиб отец. Мои соплеменники, не прерывая мысленной связи с анами и, совершив через них очистительную войну, не выдержали пережитого. Почти все умерли от боли, которую испытывали подконтрольные им животные, некоторые убили друг друга, а кто-то - сам себя.
   Я стоял на опушке леса перед дымящимся пепелищем и не заворожено смотрел, как садилось за горизонт солнце. С полей больше не тянуло навозом - теперь это был запах обгоревшей плоти. Тошнотворный, страшный запах смерти. Оставаться здесь в одиночестве было невыносимо. Мысленно попрощавшись с павшими, я повернулся и медленно побрел прочь.
   "Все кончено..." - сосредоточившись, послал я кланам и тут же, оборвал связь. Это было единственное, на что хватило сил.
   Через месяц, истощенный и физически и морально, я достиг подножия гор. Никто из оставшихся, так и не узнал о боли, которую пришлось пережить их близким. Мы, альмы, были так созданы - нам трудно было представить и понять то, что мы не видели и не чувствовали. Впервые я понял, как это было спасительно и хорошо.
   На следующий год, кланы засеяли выжженные поля семенами Высоких деревьев и оплакали павших. Наши аны приносили богатый приплод, число альмов постепенно восполнялось вновь рожденными, и жизнь входила в привычное русло. У меня родилось трое сыновей, и двое из них обещали в будущем стать старейшинами. Время моего единовластия подходило к концу.
   Однажды осенью, спустя двадцать лет после тех страшных событий, я отдал посох старейшины старшему сыну и ушел высоко в горы. В уединение и тишине, воскрешая мельчайшие детали и оттенки, я писал на стенах пещеры летопись прошлого. Время не стерло ни боли, ни скорби, но теперь, к их голосу присоединился еще один - благодарность. Наш мир стал, наконец, свободен и вернулся к пути, на котором его ждали только жизнь и процветание. И часто, во снах, я видел плывущую в звездной тьме планету, чьи раны, с каждым годом все больше и больше затягивались...
   Весной, двое из моих сыновей, нашли меня на полу пещеры. Я был еще жив и успел рассказать им все то, что предстояло передавать из века в век и от старейшины к старейшине. Я говорил вслух, боясь, что по слабости могу не удержать сознание от остальных альмов. И да, я плакал. Горько, навзрыд - как детеныш. И не было горя в этих слезах, как не было и радости - только абсолютное, глубинное понимание того, как драгоценна жизнь.
   Сыновья слушали молча...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"