Решетников Александр: другие произведения.

В львиной шкуре (продолжение - 3)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.16*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приключения попаданцев из 21 века в 15 век продолжаются. Жизнь не стоит на месте, а ставит перед героями новые задачи, которые необходимо решать...

  В ЛЬВИНОЙ ШКУРЕ.
  (продолжение - 3)
  
  Пролог.
  
   Жаркий день клонился к вечеру. Солнце в этот час, как по расписанию, ослепило ярким светом окно в кабинете министра безопасности Южной империи. Недовольно зажмурившись, он отвлёкся от разложенных на столе бумаг, над которыми сидел до этого "происшествия". Пришлось вставать с кресла, чтобы опустить жалюзи. Покинув кожаное сидение, дон Артём ощутил, как мышцы тела от долгого нахождения в одной позе затекли. Выполнив несколько разминочных упражнений, он подошёл к окну. Горизонтальные жалюзи, сделанные из бамбуковых реек трёхсантиметровой ширины, отгородили министра от навязчивого дневного светила. В этот момент в дверь кабинета постучали.
  
   - Войдите! - разрешил он и направился к своему креслу.
  
   - Здравствуйте, Артём Николаевич, - в кабинет вошёл его заместитель двадцатипятилетний капитан госбезопасности Василий Самшитов. В руке у него находилась кожаная папка.
  
   - Проходи, Василий, - кивнул министр на приветствие. - Присаживайся... Чай или кофе будешь?
  
   - Благодарю, но - нет. Перед походом к вам три чашки кофе выцедил, - ответил молодой темнокожий мужчина, занимая стул напротив своего шефа.
  
   - Ну, тогда рассказывай, с чем пожаловал, - велел Бурков, сняв с носа очки, чтобы протереть их белым платочком.
  
   - Для начала хочу спросить, а вы знаете, что мускатный орех очень ценится по всей Евразии?
  
   - Я в курсе, что пряности пользуются спросом. Но к чему этот вопрос? - несколько безразлично спросил министр, при этом внимательно разглядывая, достаточно ли чисто он протёр окуляры.
  
   - Как вы знаете, наши отношения с оманской правящей династией не дали никаких результатов. Живут они слишком обособленно, чтобы войти в их семью...
  
   - К сожалению, да, - покачал головою Бурков и водрузил очки на причитающееся им на лице место.
  
   - Так зачем биться лбом в запертые ворота? Предлагаю зайти с другого конца...
  
   - Это откуда?
  
   - Со стороны южной Индии, - улыбнулся капитан.
  
   - И под видом кого Али Юсуф там объявится?
  
   - Под видом нового правителя. Тем более его родословная вполне это позволяет. Всё-таки он из знатного военного рода, хоть и обедневшего. Кстати, Олег Быстров его родню не оставляет без внимания, помогает материально. А то, что их молодой родственник неожиданно исчез, объяснил государственными обстоятельствами...
  
   - Короче, навешал им лапши с три короба?
  
   - Совершенно верно.
  
   - А при чём тут мускатный орех? - прищурившись сквозь очки, поинтересовался Артём Николаевич.
  
   - Али Юсуфу нужна будет армия. Вот Олег Быстров и предлагает, свозить новобранцев на остров Рун (один из группы островов Банда), где находится наш форт. А так, как их нужно на что-то содержать, то просит разрешения отправлять из Гоа к Островам пряностей по два торговых корабля раз в полгода.
  
   - То есть, туда рекрутов, а обратно мускатный орех и прочие пользующиеся спросом товары? - уточнил министр безопасности.
  
   - Совершенно верно. Мы-то всё равно пока лишь в состоянии отправлять всего один корабль в год. А рекруты не только будут обучаться, но заодно наберутся и боевого опыта.
  
   - А ну-ка поподробнее? - на лице Артёма Николаевича появилась явная заинтересованность. - Что, сильно неспокойно там?
  
   - В принципе к нам не лезут: каменный форт, пушки, целая рота обученных солдат с кремнёвым оружием... Зато вокруг! Островов там пруд пруди, и везде вожди, которые шибко друг друга не любят. А чтобы справится с соседом, ищут союзников. К офицеру нашего форта уже не раз обращались с подобными предложениями...
  
   - А что взамен? Помогать просто так, какой нам резон?
  
   - Резон один, монопольное право на торговлю, остальное нам неинтересно.
  
   - Что ж, с этим я согласен. Пусть офицер форта... как его? - попытался вспомнить Артём Николаевич.
  
   - Лейтенант Игнат Сухов, - подсказал капитан.
  
   - Так вот, пусть лейтенант Сухов пробьёт информацию о местных правителях и присмотрится к тем, чьим словам можно доверять. Олегу же передай, что мы обсудим его план с императором и другими министрами, но, думаю, возражений быть не должно. Кстати, как он сам?
  
   - Нормально. Потихоньку подгребает всю торговлю под себя. А два корабля пряностей только усилят его влияние. Как довелось узнать: в сторону Средиземного моря в год уходит не больше семи кораблей с мускатным орехом. Всё остальное потребляется в Индии и соседних с нею государствах.
  
   - Что ж, молодец! Если на совещании в правительстве одобрят его предложение, то он должен помнить: пятьдесят процентов от прибыли должны идти в нашу казну...
  
   - А ему не проще самому использовать часть этих денег? Всё-таки Острова пряностей к Гоа намного ближе, чем к нам...
  
   - Ты имеешь в виду снабжение?
  
   - Да.
  
   - Наверное... Но сперва этот вопрос мы обсудим с императором и членами правительства.
  
   - Я понял, - кивнул капитан.
  
   - Что у тебя ещё? - спросил Бурков, косясь на кожаную папку своего подчинённого.
  
   - Вот, - с этими словами Василий Самшитов расстегнул на папке молнию и достал пять фотографий. На четырёх из них было по одному белому мужчине, а на пятой симпатичная девушка лет двадцати европейской наружности. - Все прошли трёхлетнюю подготовку в диверсионно-разведывательной школе. Каждый по натуре одиночка и фанатично предан православной вере.
  
   - Одиночки - это хорошо, - несколько задумчиво ответил Бурков. - Но отсутствие коммуникабельности - плохо.
  
   - Не волнуйтесь, Артём Николаевич, умению контактировать с людьми их тоже обучали.
  
   - Ладно... А что они ещё умеют?
  
   - Они успешно сдали нормативы по психофизической и общефизической подготовке. Прошли специальные курсы по альпинизму, маскировке, рукопашному и ножевому бою. Знают методы обездвиживания, связывания и допроса пленников. Разбираются в медицине и подрывном деле... Динамит, конечно, их никто не учил делать, но обращаться с ним - да. А чёрный порох и греческий огонь вполне могут изготовить самостоятельно. Они лучшие, Артём Николаевич, - подытожил капитан с нотками гордости в голосе.
  
   - А как у них с языками? - продолжал допытываться министр безопасности.
  
   - Каждый хорошо знает как минимум четыре языка: свой родной, греческий, латинский и персидский, - ответил капитан и продолжил. - Если всех прочих агентов, которых мы заслали в Европу, сравнивать с животными, то они по натуре больше крысы, эти же пятеро - леопарды.
  
   - Ты уж крыс-то не обижай, - нравоучительно заметил Бурков. - Это очень любопытные и в то же время осторожные зверушки, которые быстро приспосабливаются к новым обстоятельствам. А если надо, то и зубки могут показать...
  
   - Ни в коей мере, Артём Николаевич, - заверил Самшитов. - Я понимаю, что в разведывательной деятельности умение убивать и калечить далеко не самое главное.
  
   - Молодец, что понимаешь! Эта пятёрочка... кхе, кхе "леопардов", которую мы отправим в Европу, будет опираться в первую очередь на тех самых "крыс".
   Кстати, они представляют, где находятся и кто им отдаёт приказы?
  
   - Нет. И эти "леопарды", и те "крысы" считают, что попали в тайное пристанище православного братства "Двенадцать Апостолов", которое образовалось после падения Константинополя. Они в равной мере ненавидят мусульман и католиков, да и к прочим религиям любви не испытывают. Приказы же, как они считают, передаёт им глава братства преподобный Максим.
  
   - Хорошо, - кивнул Бурков. - По одному человеку нужно отправить в Португалию, Испанию и Италию, двоих во Францию. Кстати, во Францию в качестве второго номера лучше отправить девушку. А задачи они должны выполнить следующие...
  
  Ещё в течение часа министр безопасности и его зам обсуждали вопросы, связанные с пятёркой агентов, которых в ближайшее время предполагалось тайно переправить в Европу. Закончив с этим серьёзным делом и отпустив капитана, Артём Николаевич уже стал собираться домой, как к нему в кабинет снова постучали.
  
   - Ну, кто там ещё? - спросил он недовольным голосом.
  
   - Так-то ты друзей встречаешь? - в кабинет вошёл министр энергетики дон Владимир Кузьмич Краснов.
  
   - А, это ты, Володя... Привет. С чем пожаловал?
  
   - Да вот, соскучился, - ответил тот, подойдя к столу и усаживаясь в кресло напротив Буркова.
  
   - Как же! - усмехнулся министр безопасности. - Только вчера полдня с тобой провёл...
  
   - Во-первых: не со мной, а больше с той сотней пацанов, из которых мне теперь придётся сделать электриков...
  
   - Кто на что учился, Володя, - улыбнулся Бурков, разводя руками. - Я отобрал для тебя самых достойных кандидатов. Теперь твоя задача сделать из них грамотных специалистов. Сам знаешь, планы у нас большие, а обученных людей мало. Если мне не изменяет память, то на всю страну не больше трёхсот человек, кто более-менее разбирается во всяких электрических штучках. И то, часть из них постоянно находится в других государствах, работая радистами...
  
   - Что я могу тебе на это сказать? - тяжело вздохнул Краснов и выдал частушку.
  
  
  Ох, чужбина ты, чужбина,
  Сторона не русская...
  Шлю вам почтой голубиной
  Два ведра с капустою...
  
   - Ха, юморист! - улыбнулся министр безопасности. - Ладно, хватит лясы точить... Рассказывай, что тебя ко мне привело?
  
   - Зависть, Артём Николаевич... Меня привела к тебе элементарная зависть...
  
   - Да-а? - удивился тот. - А поконкретнее...
  
   - Пожалуйста... Вот Сомов, то шляется по всей Африке и Мадагаскару, то шлёт в столицу золото тоннами, то драгоценные камни вёдрами, то корабли с ценной древесиной, то строит самый большой храм во всей стране... А я сижу в Звёздном безвылазно и чё-то всё ковыряюсь, ковыряюсь, как жук навозный... Ни размаха грандиозного, ни эффекта яркого, ни пользы ощутимой...
  
   - Ну, ты это брось! - возмутился Бурков. - Благодаря тебе мы по технологиям впереди планеты всей...
  
   - А толку? - печально вздохнул Краснов. - Всё равно больно-то показывать нельзя никому... Поэтому я решил... Вот!
  
   С этими словами Владимир Кузьмич протянул Буркову красный предмет, величиною с большой палец, похожий на продолговатый чупа-чупс конической формы.
  
   - И чего это? - спросил Артём Николаевич и, улыбнувшись, добавил. - Решил сладостями торговать?
  
   - Эх, ты! - возмутился Краснов. - А ещё министр безопасности... Это рубин!
  
   - Да иди ты! - не поверил Бурков. - Такой большой?
  
   - Могу сделать больше, могу меньше...
  
   - Сделать?! - изумился Бурков.
  
   - Да, Артём Николаевич - сделать.
  
   - Неужели ты научился делать... - начал было говорить министр безопасности, но тут же резко понизил уровень своей громкости до шёпота, - искусственные?
  
   - Да, - так же шёпотом ответил Краснов. - Просто я подумал, что мы на этом можем очень неплохо заработать... Уверен, сейчас во всём мире нет специалистов, кто отличит их от настоящих...
  
   - Володя, а кто ещё знает об этом? Твои помощники? - продолжил шептать Бурков.
  
   - Нет. Слишком секрет сахарный, чтобы ещё кого-то посвящать в эту тему. Поэтому я постарался минимизировать степень осведомлённости работающих со мною людей.
  
   - Молодец! Сейчас же нужно будет встретиться с Чернышом и обсудить новость. Кстати, где он?
  
   - Скорее всего, с оружейниками... Только у меня ещё есть сюрприз...
  
   - О Боже, - Бурков картинно закатил глаза, - что ты ещё натворил?
  
   - Гляди, тебе знакома вот эта вещь? - Владимир Кузьмич протянул другу новый предмет.
  
   - Ну, да... Это набалдашник от ручки коробки передач... Погоди, это тоже сделал ты?
  
   - Да, - кивнул тот. - Красиво, правда?
  
   - Блин, как будто роза внутри бриллианта!!!
  
   - Всего лишь оргстекло и краска... Но кто об этом знает? А ещё подобные штучки мы делам при помощи эпоксидной смолы. Недаром я с нашим императором бился в своё время над технологией её получения... Ночами порой не спали...
  
   - Хех! Не только вы. Думаю, первые десять лет все страдали хроническим недосыпанием... Ладно, пошли разыскивать Черныша... Обрадуем Его величество...
  
  ЧАСТЬ I.
  МЕШОК ПРОБЛЕМ и ВИШЕНКА на ТОРТЕ.
  
  Глава 1.
  Плата за самоуверенность.
  
   Кто-то может сказать, что пятнадцатитысячная армия - это мало. Что даже на футбольном поле легко умещаются двадцать тысяч человек, не особо мешая друг другу. Хотя история знает, когда и до семидесяти тысяч собиралось, правда, одна половина из них сидела на плечах другой. Но то - ладно... Допустим, мы соглашаемся, что пятнадцать тысяч - это мало. Однако представьте ситуацию, идёте вы поздним вечером домой, а навстречу толпа из десяти человек... Всего лишь десять... Но что вы думаете, глядя на них? Неужели нет никаких опасений? А если с вами подруга или даже парочка верных друзей, разве мысли от этого будут другими?.. А теперь представьте, что попавшийся вам десяток поголовно вооружён холодным оружием, которое никто не скрывает... Брр! Но можно взять ситуацию попроще, например пьяный дебошир, выскочивший во двор с топором и громким криком: "Убью!" Скорее всего, двор быстро опустеет. Даже десяток парней, мирно сидящий на скамейке и ведущий беседу, очень напряжётся... Зачем связываться с психом? А теперь вернёмся к пятнадцатитысячной армии, где каждый солдат мало того, что вооружён, так он ещё обучен убивать...
   В своё время правители Южной империи очень обрадовались, что их адмирал Руслан Олегович Шамов выманил у Римского Папы два миллиона дукатов. Планы начали строить... А кто не будет строить, когда столько бабок на руках? Хотя были у императора смутные подозрения, что не всё так просто. Оказалось - не зря, потому что не бывает дураков среди тех, кто управляет сотнями тысяч людей. Адмирал наобещал, деньги взял, бумаги подписал... Теперь за его самоуверенность приходилось расплачиваться. Если изначально планы строились исключительно под себя, то со временем стало понятно, что жрать в одну харю не дадут, захотят своё вернуть, да ещё с немаленькими процентами. В чём это выражалось? Во-первых: активно интересовались, как идёт подготовка войск для вторжения в Морею? Во-вторых: согласно подписанным бумагам торговать в розницу на территории Папской области русичи не имели права. Весь товар сдавался оптом по заранее оговорённым ценам. Всё-таки Италия не одну сотню лет контролировала Средиземное море, чтобы кому-то легко позволить быть умнее себя. И в-третьих: по документам выходило, если освобождение Пелопоннесского полуострова пройдёт удачно, то итальянские банкиры получают карт-бланш на ведение там своих дел. Если же неудачно, то придётся деньги как-то возвращать, причём с немаленькими процентами... Всё это правители ЮАР узнали в ноябре 1481 года, когда посланники Римского Папы вместе с небольшим посольством из ЮАР вернулись в Рим. Да, встретили русичей хорошо. Да, продали участок земли, чтобы они могли построить на нём свою миссию. А дальше никаких поблажек, лишь строгий контроль. Тем более адмирала с ними в этот раз не было. Хотя может и к лучшему, а то, кто его знает?..
   Осознав, что не всё так просто, чернышам пришлось серьёзно призадуматься... Во-первых: отыграть назад уже было нельзя, ибо в следующий раз никто не поверит. Авторитет такая штука... Во-вторых: начнут повсюду вставлять палки в колёса и требовать вернуть должок. И в-третьих: как остановить запущенный процесс? Шла вербовка людей, комплектовалась армия, на Пелопоннесе проводилась идеологическая подготовка населения, плюс разведка местности и составлении карт. Правда, этот процесс грозил затянуться... Разговоры и планы, они хороши за столом и на бумаге. В жизни обычно всё по-другому... Например, Юрьевск (Гвинея, в районе города Конакри), куда свозили рекрутов, находился более чем в шести тысячах километрах от Мореи. То есть время пути между этими пунктами составляло минимум один месяц. А сколько нужно морских судов, чтобы за один раз перевезти пятнадцать тысяч человек, да ещё вместе с ними кучу животных, оружия, обмундирования, съестных припасов? А сколько понадобится умелых моряков, которые будут управлять кораблями?
   Думать можно долго, но необходимо было принимать конкретные решения. Самое смешное, когда из Рима пришло сообщение, то ЮАР оказалась практически незащищённой... незащищённой со стороны моря. Все корабли, представляющие силу, ушли. Шестнадцать из них отправились на Русь, чтобы забрать из Архангельска экспедиционный корпус, а вместе с ним жён, которыми успели обзавестись солдаты; две тысячи ливонских пленников; родного и троюродного братьев Великого князя, женившихся на индийских княжнах и кучу различной дворни.
   Ещё два больших флейта "Сестрица Алёнушка" и "Братец Иванушка" под командованием флагмана Филиппа Смектина отправились к берегам Калифорнии. Цель - скупить у местного населения за бесценок пушнину. После чего отправиться в Китай, где обменять пушнину на шёлк, чай, фарфор и рабов. Причём среди рабов обязательно должны быть девушки. Их с нетерпением ожидали солдаты двух гарнизонов, расположенных в Австралии. Кстати, как раз ещё два корабля убыли именно в том направлении - в Австралию и к Островам Пряностей, где тоже имелся форт, принадлежащий ЮАР. Обычно гарнизоны крепостей обновлялись один раз в год. Получалось что-то типа вахтового метода... Год отработал - домой. Через год по новой. Для чего так делалось? Во-первых: вернувшись домой, человек делился полученным опытом. Во-вторых: отдыхал. В-третьих: учился, то есть повышал квалификацию. Всё-таки вдали от цивилизации люди расслабляются, теряют навыки, да и просто отстают от жизни. Этого допускать не стоило. Солдат должен знать, что о нём помнят.
   По два корабля отправились в Индию и Египет, попутно навещая значимые города восточного побережья Африки: Софалу, Момбасу, Могадишо, а так же остров Сокотра. Различные контракты, договора и соглашения не позволяли пустовать торговым маршрутам.
   Ещё два корабля ушли в Бразилию, где вовсю хозяйничал Константин Башлыков, назначенный вице-королём Южной Титаники (Южной Америки). Там на берегу Амазонки, недалеко от её выхода в Атлантический океан, адмирал строил город под названием Иваново (Макапа). Кроме города он задумал грандиозный проект на манер венецианского Арсенала. Что это такое? По сути это громадная верфь. В своё время, желая построить яхту, Костя вместе с Русланом собирал по всему "Олимпу" любую информацию, касающуюся морских судов... Информации, конечно, хватало, но самое главное вот в чём... Первое, им посчастливилось обнаружить книгу Владислава Крапивина "Фрегат "Звенящий"", которая в дальнейшем стала основным учебником по морскому делу. Второе, они нашли журнальчик книжного издательства "Весь мир", специализирующегося на выпуске литературы по общественным наукам. В этом журнале подробно описывалась история флота Венеции... Оказалось, что венецианцы ещё в 13 веке додумались до серийного производства. А уже через сто лет они могли одновременно строить и ремонтировать до 80-ти кораблей. Делалось это на специально построенном Арсенале, который занимал площадь свыше двадцати гектаров и был обнесён крепостной стеной. На его территории находилось всё необходимое для автономного существования. В громадных складах хранились запасы древесины, пеньки, смолы, ткани для парусов. Имелись канатные мастерские, вёсельные цеха, а так же кузни, на которых изготовляли якоря, цепи, гвозди, пушки, ружья. Даже был цех по производству пороха! Трудилось на Арсенале пять тысяч человек. Теперь становилось понятным, откуда взялось морское могущество Венеции. Однако содержать большой военный флот в мирное время очень накладно. Вот тут-то в полной мере и проявлялась вся гибкость итальянского ума... В отсутствие боевых действий моряки спокойно могли служить на торговых судах - и сами денежку заработают и государству принесут прибыль. Зато большие склады Арсенала ко всему прочему служили ещё хранилищем для резервного флота. Там до поры до времени содержались корабли-полуфабрикаты. То есть, если начиналась война, их извлекали со складов, конопатили, смолили, оснащали такелажем, пушками... и вуаля! - в течение десяти дней флот готов. Даже в случае военных неудач, венецианцы могли быстро восполнить утрату, так как взамен ушедших в море кораблей тут же закладывались новые.
   Когда Константин вместе с Русланом строил верфи в Звёздном, ему на ум приходил опыт Венеции, но нехватка опыта и отсутствие обученных мастеров вынуждали довольствоваться малым. Единственное, что он постарался сделать, это унифицировать процесс изготовления судов. На момент 1481 года столичные верфи за двенадцать месяцев могли выпустить или два больших корабля, или один большой и два маленьких. К большим относились клипера типа "Слон" и флейт типа "Кубышка", а к маленьким клипера типа "Лев". Хотя слово "клипер" в данном случае больше относилось не к классу корабля, а к его быстроходности. Помимо вышеперечисленного за год успевали ещё сделать десять шестивёсельных парусно-гребных яликов и четыре рыболовных фелуки. В Иване-Дальнем картина была похожей. Верфи в Гоа за год делали четыре дау водоизмещением в 300 тонн, четыре фелуки и двадцать яликов. В Архангельске: четыре коча грузоподъёмностью 20 тонн и десяток яликов. Другие плавсредства в тех водах пока не требовались. В Иваново морские суда временно не строили, там возводили эллинги. Константин хотел организовать их таким образом, чтобы на первых порах изготавливать хотя бы десять больших кораблей в год, не считая более мелких. Несмотря на то, что местные племена не знали железа, ремёсла у них были развиты очень хорошо. А какой ремесленник откажется от более совершенных инструментов и технологий? Только глупый. Тем более аборигены, оказались очень любопытными и с удовольствием перенимали новое...
   Итак, на ноябрь 1481 года весь флот ЮАР находился в отъезде, если не считать рыболовецких и каботажных судёнышек. Но даже если собрать его вместе, то для похода на Морею имеющегося количества явно не хватало. Как минимум требовалось пятьдесят кораблей класса "Кубышка", грузоподъёмность 400 тонн каждый. А их пока было всего шесть штук. Изготовить же нужное количество за два года не представлялось возможным. Почему именно за два года? Во-первых: в мае 1481 года в Османской империи умер султан Мехмед II, и между его сыновьями началась борьба за власть. Во-вторых: два года внутренних конфликтов и противоречий заметно ослабят страну. Тем более агенты ЮАР этому всячески будут способствовать. Не зря в Египте прикармливали нужных людей, имеющих влияние в Османской империи. И в-третьих: по всем договорённостям именно в 1483 году планировалась высадка войск в Морее.
   Кроме нехватки морских судов, очень медленно шёл набор рекрутов и тоже по причине больших расстояний. Сначала будущих солдат свозили в город Оран, принадлежавший Алжиру, и уже оттуда их забирали корабли ЮАР, чтобы доставить в Юрьевск. Предпочтение отдавалось грекам и албанцам - основным жителям Пелопонесского полуострова. Как говорится, им будет за что воевать. Так же популярностью пользовались греческие священники, благодаря которым создавался идеологический настрой армии. Но, как уже говорилось выше, процесс набора рекрутов затягивался. На осень 1481 года необходимый состав был укомплектован лишь наполовину. Обучением новобранцев занимались сто молодых офицеров, откомандированных из Звёздного в Юрьевск. Так же поддержку им оказывал гарнизон крепости, насчитывающий двести человек. Но и тут не всё было гладко. Причиной этому служил языковой барьер и небольшой жизненный опыт. Требовались ветераны. И ещё одна проблема заключалась в продовольственных запасах для армии. В районе её дислоцирования не хватало крестьян для распашки и обработки полей...
   Кто-то может спросить: "Если столько трудностей, зачем вообще напрягаться? Да и сам Юрьевск так ли необходим?" Что ж, европейцы действительно не стали бы заморачиваться. Для них Юрьевск - место разжиться рабами и золотом. Для ЮАР - стратегический центр, ибо здесь располагались громадные залежи бокситов (своих практически не было). А это алюминий, различные краски, флюсы, цемент, шамотный кирпич и абразивный материал широкого спектра применения. Кроме бокситов имелись рудные месторождения железа, хрома и никеля. Плодородная почва тоже играла не последнюю роль, особенно если сравнивать с Австралией, где бокситов и ценной руды было не меньше. Только Австралия находилась намного дальше, местное население, как человеческий ресурс, по сути никакое, а почвы крайне бедные. И самое главное, Юрьевск давал возможность отслеживать европейцев, желающих отправиться в сторону экватора. Теперь, что касается самой Мореи, то есть Пелопонесского полуострова. Во-первых: тоже место стратегическое, позволяющее контролировать торговые пути сразу трёх морей: Ионического, Эгейского и Средиземного. Тем более это стало актуально в связи со строительством мамлюкским султаном Каит-Баем Суэцкого канала. Во-вторых: природа полуострова благоприятствовала животноводству и сельскому хозяйству. Кто от таких земель откажется? Вот и правители ЮАР не желали. А поэтому было необходимо накапливать опыт по управлению большой массой войск.
   Возникшие проблемы сначала вызвали бурную реакцию, которая вылилась в эмоциональные обсуждения и даже переход на личности. Тем более с 1 января 1481 года законодательно был принят экономический план развития страны, разбитый по пятилеткам. А тут в самом начале такое... Выплеснув негатив, черныши успокоились. Чего зря воздух сотрясать? Нужно искать выход. Обсудив проблемы уже в спокойной обстановке, пришли к выводу, что без помощи со стороны не обойтись. Так как основной проблемой являлся морской транспорт, то с этим вопросом решили обратиться к венецианцам. Только сделать это не напрямую, иначе придётся пойти на большие уступки в области торговли из-за конкуренции в Египте, а через Андрея Палеолога. Ведь он желает освободить Морею от османов? Желает! А османы наипервейшие враги Венеции. Тем более если византийский наследник поделится кое-какими секретами... А самый главный секрет... Венецианцы строили прекрасные галеры, но у них имелся существенный недостаток - они плавали только в ясную погоду и оказывались крайне уязвимыми во время шторма. А если показать подробный чертёж галеаса, который, если верить истории, будет построен не раньше, чем через сто лет? Но почему именно галеас? Начнём с того, что он тоже являлся парусно-гребным судном. То есть солдаты, плывущие в Морею, могли временно поработать гребцами. Это и физические упражнения, и возможность перевезти больше народу. Дальше, галеас отличался улучшенной мореходностью и шторма переносил намного спокойней. И ещё, в отличие от галер, на нём располагалась орудийная палуба, что значительно повышало боевую мощь корабля. Неужели венецианцы откажутся от такого подарка? А предложить его необходимо, как один из украденных секретов в Китае, где Андрей Палеолог якобы побывал.
   Если изначально наследник Византийской империи был для правителей ЮАР разменной картой, то через некоторое время они пришли к выводу, что не стоит принимать поспешных решений. Тем более Андрей оказался не таким уж глупым человеком. Он с удовольствием откликался на различные авантюры, главное, чтобы за спиной чувствовалась поддержка. Так почему бы это не использовать? Итак, было принято решение отправить Андрея Палеолога в Венецию для заключения договора о постройке тридцати галеасов. Конечно, отпускали не одного, а под присмотром верных людей. К тому же в Звёздном оставались его молодая жена (Галина Владимировна Краснова) и дочь Мария от первого брака. Зачем приличным девушкам мотаться неизвестно где? Совершенно незачем. А людям, которым поручили присматривать за Палеологом, дали ещё одно задание - ускорить набор рекрутов. Каким способом - не имело значения.
   Следующая проблема - это нехватка крестьян в Юрьевске. По данному поводу передали сообщение Филиппу Смектину, чтобы он в Китае прикупил побольше рабов. Ради такого дела даже разрешалось потратиться на ещё один корабль или два, а вместо фарфора затарить трюмы пшеном и рисом. Попутно с сообщением Филиппу, передали сообщение в Юрьевск - привлечь для распашки полей рекрутов. Только сделать это не в приказном порядке, а в виде соревнований... Например, чья рота быстрее и лучше подготовит к посеву один гектар земли, та получает различные поощрения (вино, женщины, подарки). Других тоже не следовало обижать, небольшие утешительные призы должны компенсировать неудачи. Зато поднимется дух соревновательности, что немаловажно для будущих воинов. Кроме распашки полей, требовалось уделить внимание причалам, а проще говоря, значительно расширить порт. И вообще, чем меньше будет свободного времени у личного состава, тем лучше. Иначе от безделья они станут сами себе придумывать занятия. Только кто его знает, что может прийти в дурную голову?
   Чтобы повысить моральный дух рекрутов, а заодно улучшить их боевую подготовку, было принято решение отложить возвращение экспедиционного полка в ЮАР на год. Благо корабли, идущие из Архангельска в Звёздный, не успели проскочить мимо Гвинеи. А у бравых вояк имелось, чем похвастать - всё-таки басурман победили, плюс обзавелись богатыми трофеями, и это не говоря о молодых жёнах... Где же их взяли? Да в немецких землях. Решил Иван III после стояния на Угре наказать ливонцев, чтобы в будущем боялись лезть к Пскову или Новгороду, вот и отправил туда экспедиционный полк за жёнами... Не одних, конечно. Его воеводы тоже горели желанием пограбить, плюс сами псковичи... В общем, история повторилась, но на этот раз намного серьёзней. Не осталось на территории Ливонского ордена практически ни одного замка - всё порушили! В принципе Великий князь мог подчинить эти земли себе, но не стал. Иначе пришлось бы за них воевать - слишком много наследников осталось. А так чисто акт возмездия, к которому отнесутся с пониманием. В результате все довольны, кроме пострадавших. И вот солдаты с молодыми жёнами возвращаются домой, а тут вдруг задержка!.. Мало того, придётся на время расстаться со своими вторыми половинками - в Звёздном решили, что нечего девушкам делать в Юрьевске, в столице адаптация к новой жизни пройдёт намного лучше. Дабы воины сильно не огорчались, им сообщили, что по возвращению каждого ждёт награда или повышение по службе. Капитанов уж точно.
   Только-только "обрадовали" полковых командиров, как пришёл ответ... Даже не ответ, а неприятное известие... Андрей Меньшой - младший брат Великого князя, умер. Всё-таки здоровье у него оказалось слабеньким, хоть врачи и постарались сделать всё возможное. В ЭТОЙ истории он прожил на несколько месяцев дольше. Однако главное было в другом... Дворня, сопровождающая князя, подняла бузу. А как же - защитничек Богу душу отдал, а что ждать от молодой вдовы? Иноземка! Среди людей начался ропот, да и длительное морское путешествие не прибавляло радости, всё-таки плыли не на круизных лайнерах. Чтобы недопустить массового психоза на корабле, судовому врачу пришлось до самого Юрьевска поить людей маковой настойкой. Почему именно до Юрьевска? Там имелась церковь. Похоронить князя по морским законам просто не дали. Пришлось соорудить цинковый гроб. Уже на суше людей успокоил Василий Верейский - шурин императора Южной империи. Он плыл на другом корабле и о случившемся узнать далеко не сразу. Князь всех заверил, что в беде никого не оставит.
   Изначально Василий, полюбивший индийскую княжну, уезжать из Руси никуда не думал. Однако послушал совета отца, которому дочь, ставшая императрицей, регулярно отправляла письма. В них она сообщала, что Московский князь, объединяя русские княжества, всё равно в покое никого не оставит. Зато брат с отцом всегда могут получить в ЮАР приют. Мало того, случись у них нужда, то земли для кормления предоставят. В общем, Анастасия Михайловна всячески советовала своим родным быть подальше от Великого князя. Михаил Верейский, недавно похоронивший своего среднего сына Ивана, который умер от воспаления лёгких, уезжать никуда не собирался. Он желал быть похороненным на земле предков. Однако правоту дочери признавал - не тот человек Великий князь, чтобы спокойно смотреть на самостоятельные уделы. А уж после бунта, учинённого его братьями... В общем, коли есть земли, хоть и далёкие, где можно править самостоятельно, то пусть сын едет. Это позволит ему избежать беды...
   Великому князю тоже было выгодно, если Василий не станет мешаться под ногами, тем более дядя обещал ему Верею после своей смерти. Поэтому Иван III поспешил устроить сразу две свадьбы, после которых младший брат Андрей и Василий Верейский убыли со своими жёнами править далёкими землями, автоматически лишаясь права претендовать на уделы, когда-то принадлежавшие им.
  Ко всему прочему Иван Васильевич получил от снохи тысячу золотых лавров, которые шли в счёт погашения долга, висевшем на младшем брате. Глядя, как поблизости становится всё меньше и меньше мужниной родни, радовалась Софья Палеолог. Всё-таки она родила уже двух сыновей, а значит - наследников, поэтому тоже всячески способствовала отъезду Андрея Меньшого и Василия Верейского в далёкие земли.
   Подумав над вышеизложенными обстоятельствами, черныши пришли к выводу, раз люди слушаются князя, то пусть все к нему на службу и переходят. А жить они станут в Излодях (Ист-Лондон), где построят хорошо укреплённый портовый город. Вдову же решили отдать замуж повторно, тем более кандидат имелся - Али Юсуф. Породнить его с правящей династией Омана не получалось, слишком всё у них было запутано. Скорее всего, придётся без лишних политических интриг отправить туда флот, чтобы он разогнал всех пиратов в Персидском заливе. Но случится это не раньше, чем лет через пять. Зато имелся город Каликут. В ТОЙ истории он прославился тем, что португальцы во главе с Васко да Гамой именно с него начали своё знакомство с Индией. Не повезло тогда городу, а ещё больше не повезло арабским торговцам, обосновавшимся там. Сейчас им тоже ничего хорошего не светило - Али Юсуф арабов не любил. Мало того, что они насильно насаждали ислам, так ещё прикрываясь религией, установили повсюду монопольное право на торговлю.
  Договориться же с этими умниками по-хорошему не получалось... Ну, раз гора не идёт к Магомету, то Магомет сам идёт к горе. Тем более Али Юсуф являлся выходцем из Индии, исповедовал индуизм, происходил из знатного военного рода, хоть и обедневшего. Вдова тоже недалеко от него ушла и про свои корни не забывала... Так что сторонники среди местного населения, недовольные властями, позволившими арабам слишком многое, у них найдутся. Плюс поможет Олег Быстров. У него под рукой имелись как идейные проповедники индуизма, так и внушительная военная сила. К тому же от Гоа до Каликута лёгкие парусники доходили всего за двое суток... В общем, министр безопасности начал разрабатывать новый план под названием: "Освободительное движение в Индии". Пока только в южной Индии, а правильнее в Виджаянагарской империи, которая, кстати, соперничала с Бахманидским султанатом, то есть с союзником ЮАР. Самое смешное, Великий визирь Махмуд Гаван был мусульманином. Так и пусть будет. Посвящать его в свои планы никто не собирался.
   Участь ливонских пленников волновала чернышей тоже не в последнюю очередь. Ещё в Москве ими плотно занялись сотрудники службы безопасности ЮАР. Выяснять, какие у человека есть навыки, способности и желания было их основной задачей, чтобы знать, где и как конкретного индивидуума можно использовать. В результате получилось, что полторы тысячи останутся в Юрьевске. Одни в качестве рекрутов. Таких набиралось двенадцать сотен. Другие в виде личных рабов при солдатах, не захотевших расставаться с понравившимися им пленниками. Тем более отношение к рабам в Южной империи было несколько иное, чем в других странах. Они были скорее слугами, но никак не безмолвными скотами. Ещё двести человек, владеющих нужными профессиями, отправлялись в Звёздный. Одну сотню отдавали Василию Верейскому. Рабочие руки для строительства города ему будут в самый раз. Остальных решили отправить в Австралию на рудники, так как другой пользы они принести не могли, зато вреда - сколько угодно.
   Большинство кораблей, идущих из Архангельска в Звёздный, в результате вышеописанной "рокировки" остались без груза. Это позволяло использовать их для других дел. Одни грузопассажирские суда под завязку наполнили алюминиевой рудой, другие отправили в Троицк (Нигерия, город Варри). Им предстояло забрать скопившиеся на складах слитки золота, свинца, олова, железа, а так же бочки с нефтью и гуммиарабиком. Кроме этого на конюшнях ждали специально отобранные жеребцы и лошади местных пород. Боевые же корабли взяли курс на Алжир. Попутно им велели топить все встречные суда, плывущие вдоль северо-западных берегов Африки. Нечего тут шастать любителям лёгкой наживы. А такие ещё оставались. В погоне за золотом и рабами одиночные "торговцы" продолжали крейсировать в здешних водах. Память о богатой добыче продолжала жить в головах людей, а вот чувство страха пока не овладело умами. Но это пока...
   Что ж, решения приняты, приказы отданы, оставалось только ждать результатов да заниматься внутренними проблемами...
  
  Глава 2.
  Что такое дворец?
  
   Кто-нибудь задавался вопросом, для чего монархам всех стран были нужны большие дворцы? Если брать изначально, то понятно: вождь, рядом все его воины, заодно жёны, дети, прислуга... В общем, жилище для такой оравы приходилось строить вместительное... Дальше - больше, дворец!.. Нет, сначала всё-таки шёл замок, то есть грозное сооружение, олицетворяющее собою мощь, чтобы каждый, кто желал помериться силой, призадумался, а стоит ли?.. Дворцы, тем более роскошные дворцы, появились много позже, и тоже по понятной причине... Когда тебя боятся - это хорошо, но когда тобой восхищаются, это намного лучше... Где красота, там и любовь, а любовь сильнее страха. Если от последнего стараются избавиться или убежать, то к любви стремятся, её обожествляют, ради неё идут на смерть... Умирая за любовь, человек умирает счастливым...
   Но всё равно, громадный дворец и тысячи, тысячи комнат... Куда столько? Кому-то на ум может прийти Версаль... Хотя Версаль - это мелочь по сравнению с Запретным городом китайских императоров, где одних только евнухов насчитывалось свыше 17000 тысяч человек... Армия! И не просто армия, а армия "офицеров", которым подчинялись свыше двухсот тысяч самых прекрасных "солдат". Армия любви! "Несчастные" императоры, куда им до жизни простых смертных, когда вокруг такое великолепие? Что они вообще знали о жизни? Лишь по рассказам да книжкам... В принципе, дворец любого монарха и был своеобразным высшим учебным заведением, куда со всего света стекались знания, новости, слухи, новинки, деньги, наконец. Здесь собиралась высшая знать государства, здесь издавались законы, здесь принимали иностранных послов, здесь молодые аристократы учились этикету, манерам, заводили нужные знакомства, постигали азы интриг и управления... По большому счёту дворец - это громадное административное здание, или комплекс зданий.
   Дворец императора Южной империи, когда-то представлял из себя трёхэтажный торгово-сервисный комплекс "Олимп", имеющий ко всему прочему подземную стоянку для автомобилей. Это далеко не маленькое сооружение, занимающее почти гектар земли, по непонятным природным причинам было перемещено из 2018 года в начало второй половины 15-ого века, а именно в 1464 год от Рождества Христова. В результате приключений, которые случились с людьми, угодившими вместе с "Олимпом" на 554 года назад, последний стал дворцом. На 31 декабря 1481 года он выглядел следующим образом... Подземная парковка для автомобилей давно исчезла. А из двухсот четырёх машин в "живых" осталось только двадцать. Все остальные разобрали на различные нужды: изготовление станков, паровых двигателей, источников электроэнергии и другое... Так вот, "подвал" дворца был разделён на три зоны, наглухо отгороженные друг от друга. Первая зона являлась секретной тюрьмой, где посредством технологий из будущего занимались перевоспитанием "приглянувшихся" правителям ЮАР личностей. Вторая зона - это бункер-склад. Там хранилось большинство вещей, которые составляли государственную тайну. В третьей зоне располагались канализационные отстойники. Всё-таки дворец имел водопроводное оснащение, а так же туалеты и кухню... Специально обученные люди из дворцовой службы следили за состоянием отстойников и своевременно их чистили. Спецовка у этих ребят была коричневого цвета с зелёным верхом, как и каскетка.
   Первый этаж... Он тоже делился на несколько частей. Самой броской из них являлось фойе с парадным входом, снаружи и внутри которого несли охрану по четыре гвардейца. Глядя на их форму, знающий человек мог бы подумать: "Больно похожа на парадку спецназа внутренних войск МВД России"... Что ж, именно её и слямзил Павел Андреевич Черныш для своих гвардейцев. А чё? Он император, ему можно... Но мы отвлеклись. Итак, если человека официально приглашали во дворец, то он, пройдя через плац и миновав грозную стражу, охраняющую парадный вход, оказывался в фойе... Здесь его взору открывались: гранитный пол с затейливым мозаичным рисунком; белоснежные колонны, декорированные золочёным орнаментом; хрустальные люстры, свисающие с потолка, расписанного под небесный пейзаж... Вдоль мраморных стен стояли невысокие продолговатые кресла, обшитые велюром фиалкового оттенка. Между ними размещались или ростовые зеркала, окантованные ажурной рамкой под бирюзу или картины эпического содержания, опоясанные багетом из бронзы. Вся эта красота шла в одном направление - к лестнице, ведущей на второй этаж.
   Остальные помещения первого этажа с фойе никак не соединялись и размещались особняком. Одно из них было оборудовано под прачечную, которая обслуживала нужды дворца. Здесь вещи сортировали, стирали, сушили, гладили и аккуратно раскладывали по шкафам. Затем, кому позволяла должность, спускались сюда и всё забирали. Отдельно от прачечной стояли морозильные камеры и сухие склады. И там и там хранились всевозможные продукты питания. От них тянулся коридор на кухню. Если раньше она располагалась на втором этаже и была довольно компактной, то со временем её задачи расширились, из-за чего потребовался перенос и реконструкция. В принципе старая кухня никуда не делась, но она стала играть лишь вспомогательную роль. Туда по специальному подъёмному механизму доставляли уже готовые блюда или полуфабрикаты, не требующие долгого приготовления. Но об этом позже. А вот других помещений на первом этаже, если не считать подсобных, больше не имелось. Люди, работающие на кухни и в прачечной, в обязательном порядке носили светло-розовые халаты, белые фартуки и такие же косынки, под которыми прятали волосы.
   Итак, перенесёмся на второй этаж. Приглашённый гость попадал сюда по гранитной лестнице, которая была оснащена фигурными ограждениями и перилами, сделанными из нержавеющей стали. Само же гранитное основание, если не считать полуметрового пространства с каждой стороны, покрывал мягкий ковёр бордово-золотых расцветок. Но если лестница заканчивалась, то ковёр - нет. Он тянулся через весь длинный коридор, ширина которого равнялась шести метрам (вот бы в поликлиниках 21 века такие широкие коридоры...). В начале, в середине и в конце коридора стояли ещё по четыре гвардейца. Сам же он очень напоминал первый этаж. Только колонн здесь не было. Зато, если приглядеться, быстро обнаруживались симпатичные резные двери, которые располагались слева и справа по ходу движения. На каждой висела табличка, подсказывающая, что за нею находится.
   Начнём со столовой... За один раз тут спокойно могли принять пищу двести человек. Но обычно их было намного меньше. Люди приходили, брали на раздаче понравившиеся им блюда и занимали свободные столики. Покончив с едой, они уносили подносы с грязной посудой на специальные стеллажи, откуда их быстро забирал персонал столовой. Несмотря на то, что здесь круглосуточно дежурили два человека (мало ли кому еда потребуется), основной наплыв посетителей происходит с 8-ми до 10-ти утра, с 12-ти до 2-ух дня и с 7-ми до 9-ти вечера. В остальное время помещение обычно пустовало, так как люди были заняты работой или учёбой. Кстати, кормили в столовой бесплатно, но не всех. Например, любой из министров мог питаться нахаляву, а его личная охрана - нет. Или дети, которые обучались во дворце, они тоже питались за счёт казны. Зато их мамы и папы, решившие наведать своих отпрысков, должны были платить. В общем, существовал строгий список людей, поставленных на бесплатное довольствие. Остальным приходилось раскошеливаться, если, конечно, имелось разрешение на проход во дворец. Однако существовала ещё одна возможность погулять за чужой счёт. Каждую субботу император организовывал вечерний бал с ужином. Тут уже все приглашённые кушали бесплатно, правда, не в столовой. Столы накрывали в танцевальном зале. Там и места побольше и подиум с музыкальным инструментом имелся. Так что получить пригласительный билет на субботний бал желали многие.
   Кроме столовой и танцевального зала на втором этаже находились рабочие кабинеты всех министров, а так же императора. Располагались они в отдельном крыле, и попасть туда просто так было невозможно. И не просто так - тоже. Мало того, что имелась охрана, так ещё и сигнализация стояла для надёжности.
   Так как во дворце продолжали заниматься воспитанием и образованием детей, то учебные классы и спальни никуда не делись. Хотя император планировал к концу первой пятилетки это дело прикрыть. Он рассчитывал так: ребятишки вырастут, отучатся, займутся делом, а вместо классных аудиторий и спальных комнат будут оборудованы залы для приёма гостей. Сейчас же приглашать всевозможных послов или просто нужных людей было практически некуда. Не сидеть же им тупо в коридоре и ждать? Да и не желательно, чтобы они имели возможность видеться и общаться с обитателями дворца. А так зашёл в бильярдную, сыграл партейку - другую, пообщался, выпил бокальчик бренди... и время быстрее прошло. Или явились офицеры по делу, а принять их сразу - возможности нет. Не гонять же людей туда-сюда?.. Вот тут и пригодятся комнаты по интересам. В одной шахматные столы, в другой разнообразные макеты местности и бронзовые фигурки солдат, обозначающие тот или иной род войск. Для моряков вообще - корабли. Кому будет не интересно спроектировать битву? Уж точно не военным! Главное, чтобы люди не томились напрасно. А сейчас даже отдельного зала для приёма большого посольства не имелось. Вечно приходилось приукрашивать танцевальный (он же актовый) зал различными декорациями...
   Император с женой и почти трёхлетним сыном жили в одной большой спальне. Не хотел Павел Андреевич, чтобы наследник обитал в отдельной комнате под присмотром какой-нибудь мамки или мамок. А днём за Андрюшей присматривал пожилой ветеран, чуявший опасность на расстоянии. Анастасия Михайловна вначале хотела этому воспротивиться, ибо привыкла с детства к совершенно другому образу жизни, но император все споры моментально пресёк. Мол, чему хорошему могут научить пацана дворовые девки? Только избаловать! Пусть лучше делом полезным занимаются. И занимались...
   Перенесёмся теперь на третий этаж, где занимались делом. А каким? Для начала уточним, что этаж был поделён на три зоны. В одной работали ювелиры. Помимо различных украшений они ещё изготавливали часы, а так же измерительные приборы и инструменты. Если вначале мастера делали всего понемножку, то со временем непроизвольно разбились на группки, ориентированные по конкретным направлениям. Что ж, препятствовать подобной тенденции черныши посчитали глупостью, поэтому разбили людей по интересам, а рабочие помещения друг от друга отделили. Получилось девять мастерских, в которых в общей сложности трудилось шестьдесят три человека. Так как все ювелиры работали с электроинструментом, то были связаны гостайной. Естественно выезжать в другие страны они не могли.
   Во второй зоне как раз работали привезённые Анастасией Михайловной девушки. Здесь находилась швейная мастерская, которая обслуживала нужды дворца. Конечно, первое время их пришлось многому учить. Кто мог видеть швейную машинку до приезда в Звёздный? А ножницы?.. Не те уродливые железки, больше похожие на орудие пыток, а нормальные с колечками и гвоздиком посередине? И это не считая кучи других приспособлений... В общем, гоняли девок в первое время до седьмого пота. А вот к работе на кухне никого не допустили. Там всем заведовали Красновские жёны, плюс Бурков негласно приглядывал...
   Третья зона представляла из себя общежитие, в котором проживал обслуживающий персонал дворца. В женских комнатах размещалось по четыре девушки, а в мужских по шесть парней, так как кровати у них были двуярусные. Всего же общежитие насчитывало двести человек. Все они питались бесплатно, правда, заходить в столовую в рабочей одежде запрещалось, лишь в официальной. У мужчин она состояла из клетчатого костюма серых оттенков, белой рубашки, красного галстука и лёгких кожаных мокасин чёрного цвета. Женщины носили клетчатые жакеты, только бежевых тонов, длинную юбку аналогичной расцветки и розовую блузку с жабо. Их гардероб дополняли нейлоновые колготки, лёгкие шляпки а-ля тюрбан и красные туфельки-лодочки на небольшом каблуке.
   Поднимемся на самый верх - на крышу... На ней круглосуточно дежурили по восемь гвардейцев. Кроме этого стояли четыре сорокопятки. Грубо говоря, весь город, который находился ниже дворца, был под их прицелом. А ещё между дворцом и городом стояла пятиметровая стена и пустое пространство шириною в сто метров. Раньше это пространство занимал лес. Но потом его вырубили, а взамен посадили мелкий колючий кустарник. Эдакая полоса отчуждения, отделяющая один район столицы ЮАР от всех прочих. Для чего же были нужны такие меры предосторожности? Начнём с того, что дворец стоял не сам по себе. Справа от него располагались различные здания и сооружения, в которых "ковалось" материальное благополучие города, да и в целом всего государства. Отдельным особняком замер монетный двор. Чадила кирпичными трубами ТЭЦ. На сотни метров растянулись всевозможные склады. Шумели и пыхтели десятки цехов, в которых производили абсолютно всё, начиная от ниток с иголками и заканчивая пушками, паровыми двигателями и различными станками. Высилась дроболитейная башня. Витали запахи лаков, красок и древесины. Дышали жаром литейные участки. Гудели пиролизные установки и автоклавы. Прятались под землёй пороховые погреба. Неприятно попахивало от цехов по обработке кожи... Слева от дворца раскинулись сотни огородных полей, теплиц и хранилищ. По соседству с ними примостились коробочки животноводческих ферм, где разводили коров, кроликов, птицу и прочее... В общем, весь этот промышленно-сельскохозяйственный комплекс занимал территорию в двести гектаров, на котором трудилось семь тысяч человек. Дворец же по большому счёту являлся административным зданием. Поэтому в своё время и был разработан план по развитию страны, разбитый по пятилеткам, чтобы освободить пространство возле дворца от кучи построек, а местность облагородить парковыми аллеями и садами. Конечно, убирать предполагалось не всё. Монетный двор точно трогать никто не собирался. И не только его... Но это уже другая история.
  
  Глава 3.
  Шурин.
  
   21 января 1482 года. Наступил пятый день, как караван из морских судов, следовавший маршрутом Архангельск - Звёздный, вошёл в Столовую бухту. Правда,
  вошёл далеко не в том составе, в каком был изначально. После посещения Юрьевска одни корабли ушли в сторону Алжира, другие отправились к берегам Нигерии, третьи убыли в столицу ЮАР на несколько дней раньше прочих (не стоило всех везти скопом). Тем более предстоял "переход" через пустыню. Прямой маршрут вокруг Африки продолжали скрывать... Зато сегодня все вновь прибывшие могли познакомиться со столицей ЮАР. Почему именно сегодня, а не четыре дня назад? Так ведь карантин, который никто не отменял... Хотя по большому счёту знакомство началось ещё в день прибытия. Уже на подходе к порту всякий человек, стоящий на палубе корабля, мог разглядеть мрачный Пик Дьявола, платообразную вершину Столовой горы и остроконечную скалу Львиная Голова, от которой тянулся длинный хребет, заканчивающийся возле самого берега. Этот хребет прозвали Туловищем Льва. Прямо от него тянулся хвост... пардон, двухкилометровый мол, защищающий порт от океанских волн, пригоняемых северо-западным ветром. У основания "хвоста" встала на стражу первая пятиконечная крепость, охраняющая как порт, так и сам город. На берегу перед этой крепостью примостились новенькие кирпичные бараки на тысячу человек, а правильнее - карантинные помещения, куда и попадали все вновь прибывшие. В сотне метров от карантинных помещений недобро поглядывало решётчатыми окнами двухэтажное здание портовой таможни.
   Вторая пятиконечная крепость застыла на четыре километра восточнее первой. Она заняла свой пост между берегом и основанием Пика Дьявола. Под её бдительным оком находились проходы в город со стороны материка, а также корабельные верфи, от которых тянулся ещё один двухкилометровый мол перпендикулярный первому. Вместе они образовывали безопасную для стоянки морских судов гавань. Рядом с верфью белело продолговатое двухэтажное здание из силикатного кирпича. Там будущие моряки постигали морскую науку. Со временем здесь планировалось построить адмиралтейство. Сам же порт для удобства был разбит на несколько частей: отдельно тянулись причалы для лодок, отдельно для рыболовецких судов, отдельно для торговых и военных кораблей. Особняком возвышалась парадная пристань, облицованная голубым мрамором и украшенная каменными скульптурами древнегреческих воинов. Здесь встречали особо важных гостей. Кроме причалов, возле которых теснились пакгаузы (временные склады), были оборудованы зоны для отдыхающих, то есть пляжи, где люди могли искупаться, позагорать, поиграть в спортивные игры, перекусить. От любопытных зевак эти участки огораживались живым забором, созданным из вечнозелёных кустарников.
   Выйдя с территории порта, человек упирался в стык двух дорог, покрытых бетонной брусчаткой серо-бурой расцветки. Одна соединяла между собой обе крепости, а вторая поднималась вверх и вела в город. Вдоль дорог росли аккуратно высаженные пальмы и серебряные деревца. На полях паслась домашняя скотина. Шагая прямо, минут через десять-пятнадцать человек оказывался возле первых зданий. Слева его приветствовал мотель-кафе с философским названием "Приют для странника", а справа магазин с нескромной вывеской "Одежда на любой вкус". Выше магазина располагался "Госбанк ЮАР", напоминающий мини-замок. Здесь можно было обменять имеющиеся у тебя деньги на местную валюту, получить кредит, отдать на хранение свои сбережения. Кроме того в банке выдавали зарплату рабочим, которые трудились на казённых предприятиях. Внутри госбанка постоянно дежурила охрана. Через дорогу напротив банка за высокой фигурной оградой, отлитой из чугуна, пряталась двухэтажная кирпичная коробка здания полицейского управления. Со временем оно грозилось превратиться в министерство внутренних дел Южной Империи.
   Дальше дорога разветвлялась, а человек оказывался перед широкими дубовыми воротами, декорированными бронзовым литьём, над которыми красовалась дугообразная вывеска "Центральный рынок". Территория рынка занимала площадь в четыре гектара и была обнесена трёхметровым забором из пустотелых шлакоблоков трёх цветов: бордового, жёлтого и светло-синего. Вместе они создавали единый ступенчатый узор. С каждой стороны забора имелось по трое ворот. Вокруг рынка буквой "U" шла улица Торговая. Вдоль неё тянулись разноцветные палисадники, поверх которых выглядывали крыши и окна двухэтажных коттеджей. По краю тротуара через каждые пятьдесят метров замерли столбики ночных фонарей, а через каждые двести метров чернели абиссинские колодцы или в простонаречии - колонки.
   Человек, оказавшийся перед рынком, мог обойти его справа или слева, но чаще предпочитал идти напрямую. В любом случае он выходил на улицу с необычным названием Поперечная, где его взору открывался комплекс трёхэтажных семейных общежитий, расположенных буквой "П" со школой и футбольным полем посередине. Справа от общежитий пестрел весёлый детский парк с различными каруселями и аттракционами. Слева раскинулась просторная площадь, в центре которой возвышалось здание театра. Житель 21 века, глядя на это сооружение, назвал бы его домом культуры советской эпохи, уж больно архитектура соответствовала... Кроме театра, площадь ещё была знаменательна тем, что по ней проходила "Аллея Славы" наподобие Голливудской. Любой житель города, прославившийся чем-то хорошим, мог увековечить своё имя в центре медной звезды, вмурованной в мраморную плиту.
   Выше и параллельно Поперечной улице, шла улица Театральная. На обоих её концах разместились гостеприимные мотели, а между ними щеголяли призывными вывесками кафе, магазины, ателье, парикмахерские, аптеки. Слева от Театральной игрался солнечными бликами искусственный пруд квадратной формы. Вокруг него расположился парк с множеством разнообразных кустов и деревьев, между которыми проходили неширокие гравийные дорожки. По краям дорожек периодически попадались удобные скамеечки. За парком раскинулся оживлённый большак. По нему в сторону дворца и обратно двигались десятки телег и повозок, бегали шустрые рикши, скакали всадники, крутили педали обладатели велосипедов. Жизнь на нём замирала лишь с наступлением сумерек. За большаком цветастым морем колыхалось луговое разнотравье, через которое серой змейкой извивалась узенькая грунтовка, ведущая к Чудову и Вознесенскому монастырям, что стояли по соседству друг с другом. Там юноши и девушки обучались наукам.
   Справа от Театральной улицы находилась квадратная площадь под названием Большой Сбор. Один край площади занимала вместительная трибуна, сама же она была расчерчена сеткой белых линий. Здесь проходили всевозможные праздники и парады. Так же площадь использовали в качестве плаца для занятий по строевой подготовке. Вверх от площади тянулась улица Победы, радующая глаз стороннего наблюдателя симпатичными коттеджами и зеленью фруктовых садов. Периодически тут и там можно было увидеть, как рабочие строительных специальностей трудятся над возведением очередного дома...
   К улице Победы под прямым углом примыкала улица Центральная. В её центре (пардон за тавтологию) величаво застыла городская ратуша, на остроконечной башне которой установили часы. Теперь жители Звёздного всегда знали точное время. Напротив ратуши белели свежей известью стены новенькой церкви. Всё-таки население города росло, и потребность в культовых сооружениях только увеличивалась... Кроме храма и ратуши в глубине улицы расположилось неприметное двухэтажное здание министерства безопасности Южной империи. Оно так же, как и полицейское управление, пряталось за чугунной оградой, вдоль которой росли высокие густые деревья.
   К улице Центральной в виде редких зубчиков расчёски примыкали ещё три её коллеги: Лечебная, Каменщиков и Весёлых хохотушек. Первая могла похвастать двухэтажной больницей, кирпичные стены которой были отштукатурены и выкрашенные в нежно-персиковый цвет. Вторая славилась своими мастерами, а третья задорным нравом и невестами. Замыкала весь вышеперечисленный список улиц - улица Молодёжная. Она стояла к дворцу ближе всех. Здесь же находилась первая городская церковь, которую черныши построили собственными руками...
   Примерно всё это услышал Василий Верейский от своего сопровождающего, который вёл князя на приём к императору. Конечно, показан был далеко не весь город. Брата императрицы ознакомили лишь с основной его частью. Но для чего? А это мы скоро узнаем...
   Пройдя через парадную часть дворца, чтобы гость отведал ещё порцию впечатлений, сопровождающий и сопровождаемый очутились в приёмной императора. Здесь дежурный офицер велел чуть-чуть подождать. Василий тем временем перекрестился на образа, чьи лики внимательно взирали на всех входящих, полюбовался на пузатый аквариум с рыбками, долго и с серьёзным лицом рассматривал картину, на которой изображалась битва при Фермопилах. Мало кто знает, как на самом деле погибли 300 спартанцев и в чём их истинный подвиг. А подвиг в том, что они не тупо сдерживали армию персов... Осознавая невозможность удержать противника, который, благодаря предательству, может легко их обойти, спартанцы ночью напали на его лагерь. Цель была одна - Ксеркс. Внезапное нападение вначале дало преимущество. Паника и неразбериха позволили царю Леониду добраться до шатров персидских военачальников и даже убить брата Ксеркса. Однако ранний рассвет быстро раскрыл малочисленность его отряда. Персы тут же восстановили порядок в своих рядах и на открытой местности легко расправились со спартанцами, засыпав их градом стрел и копий. Правда, на картине, которую так внимательно рассматривал князь, сюжет был несколько иным. На нём отважные гоплиты, выстроившись в фалангу, уверенно сдерживали наступающего врага.
  
   - К сожалению, все воины, что ты видишь справа, погибли, - услышал князь за своей спиной и поспешил обернуться.
  
  Перед ним стоял высокий светловолосый мужчина лет сорока - сорока пяти. Его аккуратно подстриженные волосы обрамляла изящная золотая корона, выполненная в виде лаврового венка. Голубые глаза незнакомца излучали спокойствие и лёгкую грусть. Прямой нос имел слегка увеличенные крылья, которые в минуту гнева делались ещё больше. В уголках пухлых губ пряталась то ли усмешка, то ли ирония. Волевой подбородок был гладко выбрит. А вот одеяние мужчины Василий описать бы не смог - не видел он раньше такого... Неизвестный носил чёрный бархатный фрак, богато расшитый золотым орнаментом. Из-под фрака виднелся жилет аналогичной расцветки и молочно-белая сорочка, воротник которой скрывала тёмная галстук-бабочка. На тщательно отглаженных брюках заметно выделялись ровные стрелки. Смоляной блеск остроносых лакированных туфель невольно притягивал к себе взор...
  
   - А почему они все погибли? - спросил князь и непроизвольно оглянулся на картину.
  
   - Их было всего триста человек против двадцати тысяч...
  
   - Так это спартанцы, о которых книга написана? - догадался Василий, неоднократно во время морского путешествия слышавший про них рассказы.
  
   - Совершенно верно, - кивнул император. - Ну, что пошли ко мне в кабинет?
  
   - Э-э! - растерялся князь, только сейчас сообразив, что этого мужчину он видел на портрете, когда сватали его сестру. - Ваше величество...
  
   - Совершенно верно. Ну, что, пошли? - повторил император вопрос и открыл ключом дверь.
  
  Только сейчас Василий заметил, как офицер, который до этого безмолвно сидел за столом и что-то писал, вытянулся по стойке смирно.
  
   - Да, да, конечно, - кивнул он поспешно.
  
  Пропустив гостя вперёд, Павел Андреевич распорядился, чтобы принесли лёгкий обед на двоих человек. Правда, не было упомянуто спиртное. А зачем, когда и так имелся солидный запас? Вместительный шкаф-бар, изготовленный из сандалового дерева, уже не первый год нёс вахту в императорском кабинете...
  
   - Присаживайся, - указал Черныш на кресло, после того, как они на пару перекрестились на образа, установленные у дальней стенки.
  
  Василий неуверенно сел на краешек кожаного сиденья и выжидательно уставился на императора. Не так он себе представлял встречу с этим человеком. Он видел воинов, которых прислали в Москву на подмогу Великому князю. Он видел новую крепость в Архангельске, построенную русичами. Он видел их большие корабли и совершил длительное морское путешествие. Его потряс вид Столовой горы, да и сам город порядком удивил... Дворец тоже принёс немало впечатлений... И вот перед ним человек, власть которого казалась безграничной...
  
   - Как мне доложили, князь Андрей Васильевич Меньшой умер по дороге, - с сожалением в голосе произнёс Павел Андреевич.
  
   - Совершенно верно, - Василий вспомнил похороны и позволил себе вздохнуть. - Чахотка...
  
   - Что ж, царства ему небесного, - перекрестился император, а князь тут же повторил это действие.
  
  Помолчав некоторое время, Черныш продолжил.
  
   - Однако жизнь продолжается и людям не стоит забывать о хлебе насущном... Только доложили мне, что дворня почившего князя не захотела слушаться княгини...
  
  Сказав последнее фразу, император нахмурил брови.
  
   - Так чужая она им, - стал оправдываться князь.
  
   - А тебя они слушаются? - Павел Андреевич пристально посмотрел на своего гостя.
  
   - Ну... Да... Так получилось...
  
   - Раз получилось, то пусть все идут под твою руку, - сказал император, как отрезал.
  
   - Э-э... А как же княгиня Маргарита Биджеевна? - удивился Василий.
  
   - А никак. Десяток личных слуг у неё есть, а остальные без надобности. Здесь во дворце жить будет.
  
   - Простите, Ваше величество, может, я чего не понимаю, но Великий князь говорил, что она в наследство получила многие земли, как и моя супруга Зинаида Биджеевна...
  
   - Они получили такое же наследство, как и Софья Фоминична Палеолог, - усмехнулся Черныш.
  
   - Это что же, Иван Васильевич меня обманул, значит? - вспыхнул князь.
  
   - Он-то откуда мог знать, если мы сами только пару месяцев назад получили новость, что те земли арабы заняли? (Эх, лукавил император...) И самое плохое: местное население встретило арабов с радостью, ибо живут там в основном мусульмане. К тому же у шаха войско в сто тысяч...
  
   - Вона как! - искренне расстроился князь. - И что мне теперь делать, снова на Русь возвращаться? Так все мои земли к Москве отошли...
  
   - Василий Михайлович, а тебе Звёздный понравился? - ненавязчиво поинтересовался император.
  
   - Ну... Понравился... И что, мне тоже здесь жить? - казалось, разочарованию шурина не будет предела.
  
   - Зачем же здесь? Гляди, - с этими словами Павел Андреевич выдвинул ящик стола и достал распечатанные фотографии Излодей (Ист-Лондон), сделанные с вершины холма. - Вот... Как тебе местность?
  
  Василий долго и внимательно разглядывал необычные картинки. На них словно наяву были видны луга, холмы, лес, река и песчаный берег океана, в который она впадала...
  
   - Вот здесь и здесь можно по крепостице с церквами поставить, - указал пальцем император. - А вот здесь причалы для судов... Тут тебе и торговля, и рыбалка...
  
   - А что там сейчас? - спросил Василий.
  
   - Деревенька небольшая. Только местные людишки живут сами по себе, но обижать их всё равно не стоит. А вот дружить надо, ибо те земли они знают, как свои пять пальцев. Причём земли богатые. Из руды, что там добывают, железо получается получше, чем у немцев...
  
   - И сколько той земли? - князь заинтересовался уже всерьёз.
  
   - Больше твоей Вереи раз в сто... Хватит столько?
  
  Действительно, земли, которые император давал князю, располагались между двух безымянных рек (Хрут Фис и Большой Кей). Они служили естественной границей данной области и тоже впадали в океан, как и река, проходящая через Излоди. Расстояние от устья одной до устья другой равнялось примерно ста пятидесяти километром. Протяжённость области вглубь материка составляла триста километров.
  
   - Ого! - расцвёл Василий. - И ты дашь мне эти земли в кормление?
  
   - Дам, если принесёшь клятву верности...
  
   - Я согласен! - поспешил ответить Василий.
  
   - Вот и прекрасно, - по-отечески улыбнулся Черныш.
  
   - Только, Ваше величество, - потускнел князь, - местность там необжитая. А нынче под моей рукой людишек целая тысяча... Как быть-то?
  
   - Не волнуйся, без помощи не оставлю. Мало того, мастеров хороших дам. Умелого зодчего точно получишь! Будут Излоди не хуже Звёздного.
  
   - Излоди? - удивился князь.
  
   - Совершенно верно, - кивнул император. - Вы откуда здесь? Мы из лодьи... Отсюда и название пошло (обманывал, конечно, но как проверить?)...
  
   - Тоже хорошо, - согласился Василий.
  
  В этот момент раздался стук в дверь и дежурный офицер доложил, что обед доставлен. Кроме этого он сообщил, что пришла супруга императора с сыном. Не успел офицер договорить, как Анастасия Михайловна стремительно вошла в кабинет и радостно поспешила обнять брата...
  
   - Папа, а это кто? - спросил трёхлетний Андрюша, недоумённо разглядывая незнакомого дядю, которого обнимала мама.
  
   - Дядька твой к нам в гости приехал, то есть брат твоей мамы.
  
   - А чего он одет не по-нашему? - наивно поинтересовался ребёнок.
  
  Длинный до пят парчовый охабень небесного цвета с высоким стоячим воротником, украшенным золотой вышивкой и бархатный колпак, подбитый куньим мехом, смотрелись слишком непривычно для обитателей дворца. Сам мальчик был одет в спортивный костюмчик красно-белых тонов, в лёгкие кожаные кроссовки аналогичной расцветки, в светлую футболку и голубую бандану, украшенную золотыми звёздочками. Оно и понятно, если черныши в военной экипировке как-то пытались совместить настоящее с будущим, то в отношении повседневной одежды такими экспериментами не занимались. Зачем? Много вещей ОТТУДА имелось изначально, плюс всевозможные журналы, выкройки и прочее... Менять удобную и практичную одежду, к которой все привыкли с детства, на средневековую несуразность никто не желал. Правда, первое время ткани изготавливали только из шерсти, льна, бамбукового волокна и нейлона. Хотя нейлон в основном шёл на паруса, и то Гладкову понадобилось четыре года, чтоб научиться производить его в промышленных масштабах. Зато потом, как Константин с Русланом побывали в Индии и прочих местах, появилось множество других материалов: хлопок, шёлк, рами, пенька. Позже всё тот же Гладков придумал технологию по производству вискозы и стекловолокна. К тому времени ткацкое и швейное производства достигли достаточно высокого уровня, как и выделка кожи. А ведь мало кто знает, особенно мужчины, что из одного и того же сырья, например из хлопка, можно получить свыше двадцати видов различной ткани. Всё зависит от способов выделки, толщины нити и вида плетения... В общем, мода ЮАР сильно отличалась от остального мира, и всем вновь прибывшим приходилось подстраиваться под неё. Может не каждый и хотел, но слишком много факторов это нехотение сводили на нет. Тут и климат, и ассортимент в магазинах, и требования к тем, кто занимал какую-нибудь казённую должность, плюс сам император подавал пример... Конечно, в определённых случаях (сейчас именно такой) он одевал очень пышные и представительные одежды, но чаще любил ходить в простом джинсовом костюме, казаках и шляпе. Эдакий ковбой...
  
   - Андрюша, подойди, познакомься со своим дядей, - обернулась в этот момент счастливая Анастасия Михайловна, одетая в изящное атласное платье пурпурных тонов, которое в XXI веке с удовольствием бы примерила любая светская львица, отправляясь на торжественное мероприятие.
  
  Мальчик посмотрел на отца, поймал его разрешающий кивок, после чего шагнул к Василию Верейскому и протянул руку.
  
   - Дон Андрей Павлович Черныш, наследник Южной империи, - сказал он с серьёзным видом.
  
   - Князь Василий Михайлович Верейский, - стараясь соблюсти церемониал и подыгрывая племяннику, так же серьёзно ответил брат императрицы, легонько пожимая протянутую руку. - А наряды на мне такие, потому что я прибыл издалека... Все русские князья в них ходят.
  
   - А русичи не ходят, - самоуверенно ответил мальчик. - Зато разговаривают на русском языке лучше, чем ты.
  
   - Как это лучше? - немного растерялся князь от такого заявления ребёнка. - Русский - мой родной язык...
  
   - Нет, русский мой родной язык, потому, что я - русич!
  
   - А я тогда на каком языке говорю? - улыбнулся князь.
  
   - Наверное, на славянском, - услышал Василий голос императора. - Разве на Руси святые отцы учат детей не славянской грамоте?
  
   - Ну, да, славянской, - согласился князь.
  
   - Дорогой, - вдруг голос императрицы наполнился печалью, - А ты сказал Василию, что земли, которые принадлежали индийским княгиням, басурмане захватили?
  
  Анастасию Михайловну во многие вещи пока не посвящали, даже можно сказать использовали втёмную, как, например, сейчас. Что на самом деле происходило в Индии, знали единицы, остальным же просто озвучивали нужную информацию, которая быстро расходилась среди народа и принималась за истину.
  
   - Сказал, - со вздохом кивнул император. - Кстати, мы как раз хотели отобедать и поговорить с Василием Михайловичем о делах...
  
   - Разреши мне тоже поприсутствовать?
  
   - Конечно! Тем более речь идёт о будущем твоего брата. А вот дону Андрею Павловичу придётся нас оставить. Хорошо?
  
   - Хорошо, - кивнул ребёнок.
  
   - Кстати, он кушал? - император поглядел на жену.
  
   - Да, мы как раз отобедали и шли к тебе...
  
   - Что ж, тогда придётся тебе смотреть на то, как кушают большие мужчины, - улыбнулся император, после чего вызвал дежурного офицера и распорядился, чтобы телохранитель наследника отвёл его в детскую.
  
   - Это же картинки Излодей! - воскликнула Анастасия Михайловна, разглядев фотографии на столе своего мужа.
  
   - Совершенно верно. Я предложил Василию Михайловичу стать наместником тех земель...
  
   - Это замечательно! Но, дорогой, а почему здесь лишь эти картинки? А где наброски, которые сделал Сергей Рябинин, наш талантливый зодчий?
  
   - Не успел ещё показать. Но давайте вначале займём место за столом, а то ведь обед может на нас обидеться, - улыбнулся император.
  
  И снова Анастасию Михайловну использовали втёмную. Не так давно министр безопасности похвалился, мол, смотрите, Ваше величество, какие у нас есть таланты!.. После чего показал сначала фотографии Излодей, где имелся лишь природный пейзаж, а потом тот же самый пейзаж, но уже с красивыми строениями. Спроектировал их действительно молодой архитектор, совсем недавно защитивший это звание. Его дипломная работа как раз посвящалась Излодям, чьи окрестности он облазил вдоль и поперёк. По большому счёту Сергея Рябинина готовили в будущие мэры этого города. Черныши отчего-то считали, что именно архитекторы должны занимать подобную должность. Анастасии Михайловне картинки очень понравились, только Артём Николаевич Бурков посетовал, что место прекрасное, а наместником туда посадить некого - нет подходящей кандидатуры, тем более все вновь прибывшие люди расписаны по другим районам. Строилось сразу пять больших промышленных предприятий, возле которых они станут жить. Как раз и территория возле дворца немного освободиться... Выплавлять те же самые сталь и чугун лучше где-нибудь подальше. Тем более, поблизости много виноградников и прочих огородов и теплиц...
   И вот, брат императрицы остался не удел... Как ему помочь? И тут на ум сразу приходят и шикарная местность и готовый проект будущего города. Зачем Василию что-то придумывать самому? Да и нет у него таких талантов. Он воин! А в проекте есть и крепость каменная (даже не одна), и казармы для воинов, и конюшни удобные... Его дело лишь следит за порядком на вверенной ему территории да суд вершить.
  
   - И он всё это построит? - удивлённо спросил князь, после того, как с обедом было покончено, а ему предоставили новые картинки.
  
   - Василий Михайлович, если ты хочешь управлять таким городом, то он построит. Главное создать для этого необходимые условия...
  
   - Это, какие же? - Василий внимательно поглядел на императора.
  
   - Во-первых: не мешать ему...
  
   - Зачем же я буду ему мешать? - удивлённо перебил князь.
  
   - Василий Михайлович, ты до этого жил на Руси, как и все приехавшие с тобой люди. Практически всё, что вы здесь увидите, будет абсолютно новым для вас. Если молодому человеку легко привыкнуть к нововведениям, то пожилому это зачастую, как ножом по горлу. Да взять хотя бы непослушание по отношению к индийской княгине или карантин, в котором люди провели несколько дней... Неужто недовольных не было? А ведь это придумано не по злому умыслу, а только ради пользы! Мне ли тебе рассказывать, как от болезней вымирали целые города? И долг каждого правителя, чтобы его люди не дохли как мухи в мороз, а наоборот, жили в здравии и достатке!
  
   - Так я ж разве против этого?
  
   - Ты, может, и нет, но народ к другому привык... Ко всему прочему у нас законы сильно отличаются от тех, которые приняты на Руси. Да взять то же самое кормление, которое я тебе даю... Ведь деньги ты будешь получать не с Излодей, а от казны. И многие твои люди жалование будут получать тоже только от казны. Но сам понимаешь, отсыпая злато щедрой рукой, я и спрашивать буду строго. Воров и лентяев ждёт суровый суд. Согласен ты на такие условия?
  
   - Согласен, - твёрдо ответил Василий, после недолгих раздумий.
  
  Услышав это решение, Анастасия Михайловна облегчённо вздохнула. Всё-таки она очень переживала за брата и не хотела, чтобы он уезжал обратно на Русь...
  
   - Что ж, завтра в церкви ты принесёшь присягу верности. Кстати, а сколько у тебя теперь воинов? - спросил император.
  
   - Не много, всего лишь две сотни...
  
   - Им тоже придётся принести присягу.
  
   - Конечно, Ваше величество, - кивнул Василий и, будто бы смущаясь, добавил. - Только беда у нас...
  
   - Что за беда? - удивился император.
  
   - Коней у нас нет и с одёжкой не всё ладно, поизносились за время путешествия...
  
   - Ничего, лошадьми мы твои две сотни обеспечим и новым обмундированием тоже. Только прежде, чем отправиться в Излоди, придётся и тебе и твоим людям пожить месяца три в Звёздном. За это время народ немного освоится, подучится, ты их всех распределишь по способностям и умениям, чтобы на новом месте каждый сразу приступил к тому делу, к которому горазд: кому землю пахать, кому железо ковать, кому дома строить, а кому за хозяйством приглядывать... Да, и ещё!.. Первые пять лет я с Излодей никаких налогов брать не буду. Надеюсь, этого времени хватит, чтобы люди крепко встали на ноги?
  
   - Конечно, Ваше величество, хватит! - обрадовался князь.
  
   - Ну, и прекрасно. А тебе нужно будет поближе познакомиться с доном Сергеем Рябининым. Это один из лучших зодчих в нашем государстве. Так что к его советам относись серьёзно. Заодно на пару обсудите, как сделать так, чтобы город, который я поручаю твоим заботам, рос и процветал...
  
   - Обязательно познакомлюсь, - кивнул Василий.
  
   - Кроме этого, тебе придётся обсудить кое-какие вопросы с моими министрами. Всё-таки в первое время обеспечение твоих людей всем необходимым ложится на казну...
  
   - Хорошо.
  
   - Ну, и последнее, сегодня суббота, а по субботам у меня вечером во дворце проходят праздничные пиры, балы по-нашему. Поэтому вот тебе десять пригласительных билетов на бал... На праздник пропускают только по ним. Бери свою жену, самых близких друзей и в восемь часов вечера ждут всех к себе в гости. Только впишите в билеты свои имена, иначе тоже не пропустят...
  
  С этими словами Павел Андреевич поднялся. Поднялись императрица и князь, держащий в руке десять необычно ярких картонок, сложенных вдове.
  
   - Проводите князя, - велел император, явившемуся на вызов офицеру.
  
  Глава 4.
  Тайные встречи.
  
   Тем временем, когда князь Василий Верейский покидал дворец императора Южной империи, в здании портовой таможни в одном из кабинетов томилась в ожидании вдова князя Андрея Васильевича Меньшого - Маргарита Биджеевна. В соседнем кабинете на приёме, а вернее на тайной встрече у министра безопасности ЮАР находилась её сестра - Зинаида Биджеевна.
  
   - Что ж, моя девочка, спешу тебя обрадовать, - сказал Артём Николаевич сидящей напротив него княгине, - твой муж согласился пойти под руку нашего императора.
  
   - Дон Артём, а что будет с моей сестрой?
  
   - Ей некоторое время придётся походить в трауре. А потом мы выдадим её замуж за соотечественника... Возможно, она через несколько лет возвратится вместе с ним в Индию и займёт трон одного из южных княжеств...
  
   - О! Я бы тоже хотела...
  
   - Девочка моя, я сказал: "Возможно". И ещё, не думаешь же ты, что можно просто так занять трон? Будет война... И как она сложиться, знает лишь Господь Бог... Тебе нравится война?
  
   - Нет, дон Артём, я ненавижу войну! Если девочкой, глядя на мужественных всадников, сидящих на великолепных скакунах и одетых в яркие доспехи, мне казалось, что это красиво, то после смерти родителей поняла: война - зло!
  
   - Маргарита так же считает?
  
   - Нет, Маргарита другая. Она мечтает возвратиться на земли, которые принадлежат нам по праву.
  
   - Так ведь и ты мечтаешь, - усмехнулся Бурков.
  
   - Да, - согласно кивнула молодая женщина. - Но я не хочу войны. К тому же у меня будет ребёнок...
  
   - Вот как! Что ж, замечательная новость. А твоя сестра?
  
   - Наверное, так нельзя говорить, но к счастью моя сестра не успела забеременеть. Её муж оказался больным и слабым, не смотря на то, что был очень красивым...
  
   - А разве твой муж не красив? Как ты к нему относишься?
  
   - Мой муж тоже красив. А отношусь я к нему хорошо, потому что он меня любит.
  
   - Что ж, тогда помоги своему мужу, чтобы твой будущий ребёнок жил в мирной стране и занял в ней достойное его положению место...
  
   - Что я должна сделать?
  
   - Гляди, - с этими словами Бурков извлёк фотографии, подобные тем, которые Павел Андреевич показывал Василию Верейскому. - Здесь пока ничего нет... А вот так будет через несколько лет... Нравится?
  
   - Очень!
  
   - Император назначил твоего мужа наместником в эти земли. Так же даёт в помощь учёных мужей. Только у мужчин мужские дела, а командовать женщинами придётся тебе. Ты понимаешь, о чём я говорю?
  
   - Конечно, понимаю, - кивнула Зинаида. - У меня были хорошие учителя. Я помню уроки и по экономике, и по агрономии, и по медицине...
  
   - Что ж, замечательно! Думаю, ты сумеешь всем найти занятия по способностям. Кстати, хочу сказать ещё одну новость... Люди умершего князя не слушают твою сестру, поэтому император решил, пусть они служат твоему мужу, он их лучше понимает. Только не надо никому мстить, хорошо? У тебя теперь другие задачи.
  
   - Даже мыслей таких не было, - искренне ответила молодая женщина. - А где станет жить Маргарита?
  
   - Пока во дворце у императора, а дальше будет видно. Кстати, сегодня вечером состоится бал... Только твоей сестре пока туда нельзя - траур. Если честно, то я был бы рад, чтобы она немного развеялась после дальней дороги, но пойдут ненужные разговоры, причём разговоры среди людей твоего мужа. Если плохо начнут говорить о ней, то людская молва невольно затронет и тебя. Этого допускать нельзя.
  
   - Да, я понимаю.
  
   - Вот и отлично. А пока иди, и помни, о наших с тобой разговорах знать никто не должен.
  
   - Я помню.
  
   - Ну, тогда ступай...
  
  Проводив молодую женщину через одну дверь, Артём Николаевич через другую пригласил на беседу её сестру.
  
   - Здравствуй, моя красавица! - раскрыл он свои объятья.
  
   - Здравствуйте, дон Артём! - Маргарита с радостью обняла пожилого мужчину и поцеловала в щёку.
  
   - Присаживайся, дорогая. Разговор у нас будет долгим... Новостей накопилось, как у меня, так, наверное, и у тебя?
  
   - Да уж, накопилось порядком, - ответила она, занимая место в кресле.
  
   - Может, желаешь чего-нибудь поесть или выпить? - поинтересовался Бурков, оставаясь на ногах.
  
   - Я бы не отказалась от кофе с толикой бренди и каких-нибудь фруктов... Можно лимон в сахаре...
  
   - Смотрю, ты не изменяешь своим вкусам, - улыбнулся министр безопасности. - В Москве, наверное, такого днём с огнём не сыщешь?
  
   - Вы правы, там всё это большой дефицит и стоит немалых денег. А уж готовить кофе кроме нас с Зинаидой точно никто не умел. Про бренди я вообще молчу...
  
   - Тогда помогай мне!
  
  С этими словами Артём Николаевич раздвинул в стороны створки малозаметной раздвижной перегородки. За ней находилась небольшая кухонка, где имелись: буфет, стол, холодильник и переносная газовая плита. Через несколько минут запахи кофе и лимона неуловимо растеклись по комнате, переплетаясь друг с другом, словно пара, танцующая танго...
  
   - М-м, как я соскучилась по этому вкусу, - млея от удовольствия, произнесла Маргарита, сделав небольшой глоток из маленькой фарфоровой чашки.
  
   - Что-то ты не похожа на убитую горем вдову, - Бурков вопросительно поглядел на свою собеседницу.
  
   - Я вышла замуж по вашему приказу. Андрей по приказу Великого князя... Где уж тут скорбеть? Хотя мужчиной он был добрым... Жаль, конечно, что умер таким молодым... Но не более.
  
   - Хм! Откровенно...
  
   - А зачем мне что-то от вас скрывать? - сделав очередной глоток из чашки, задала девушка риторический вопрос. - Я всегда знала, с вами можно быть откровенной и сказанные мною слова не будут переданы кому-то ещё...
  
   - Служба у меня такая - беречь чужие секреты, - Бурков в некоторой задумчивости покачал головой. - А как же ты допустила, что слуги твоего мужа слушаться тебя отказались?
  
   - Так ведь не все, лишь его дружинники... Вот они и стали зачинщиками, не захотели слушать бабу, - горько усмехнулась Маргарита. - Остальные поневоле заняли их сторону...
  
   - Девочка моя, если ты желаешь власти, то должна уметь заставлять себя слушаться... даже воинов! - немного жёстко произнёс Артём Николаевич.
  
   - Власти? - Маргарита сверкнула глаза и внимательно поглядела на министра безопасности. - И где же?
  
   - Ты помнишь Али Юсуфа? - спросил Бурков, так же внимательно глядя на сидящую перед ним девушку.
  
   - Это такой молчаливый юноша?
  
   - Да. Он тебе нравится?
  
   - Я чувствую в нём скрытую внутреннюю силу, и она невольно притягивает, - созналась Маргарита.
  
   - Он из древнего военного рода, - решил просветить её Бурков. - Правда, род сильно обеднел и почти выродился... Но, как известно, почти - не считается...
  
   - Вы хотите, чтобы я стала его женой? - догадалась девушка.
  
   - Не только женой, но и верной помощницей.
  
   - И чем же я должна ему помочь?
  
   - Занять в Индии трон одного из южных княжеств... Сначала одного...
  
   - О-о! - у девушки алчно блеснули глаза. - Вы, дон Артём, прямо читаете мои желания...
  
   - Я слишком долго прожил на этом свете и имел возможность общаться с совершенно разными людьми, что научило меня хорошо разбираться в человеческой психологии...
  
   - Психология, - задумчиво растянула Маргарита. - Ею занимается донья Жанна, я помню...
  
   - Не только она... Но у нас с нею разная специфика. Она определяет, для какой работы человек больше всего годится. А мне интересны его скрытые желания.
  
   - Например? - спросила Маргарита и с сожалением посмотрела на опустевшую чашку.
  
   - Например, какой тип мужчин нравится сидящей напротив меня девушке, - улыбнулся Бурков. - Согласись, ты можешь быть и швеёй, и фрейлиной, и мастером по причёскам, и княгиней, но твои вкусы останутся неизменными на всю жизнь... Хотя под действием внешних факторов они могут и поменяться, но не значительно... Что закончился кофе?
  
   - К сожалению - да, - вздохнула девушка. - Но больше не нужно. Как учил нас покойный Марк Захарович, во всём необходимо соблюдать меру, это поможет избежать многих бед.
  
   - Да... Большого ума был человек... Сейчас таких не делают.
  
   - А новый патриарх? Он разве плох?
  
   - Нет, не плох. Просто рядом с Марком Захаровичем людям было интересно, а с этим все начинают себя чувствовать виноватыми, словно сделали что-то плохое...
  
   - И вы тоже? - удивилась девушка.
  
   - Мою работу оценивает император. Только он может решать, хорошо я её выполняю или плохо. Бывают ли ошибки? Да, бывают! Но не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. Главное, уметь их признавать и не врать самому себе. Если ты врёшь самому себе, то значит и перед Богом не честен. А мнение патриарха меня волнуют в самую последнюю очередь... чисто ради информации.
  
   - Дон Артём, а я правильно понимаю, что мне снова придётся перейти в веру моих предков?
  
   - Тебя это смущает?
  
   - Если честно, то нет. Я побывала в разных краях, посмотрела на живущих там людей... По большому счёту все мы мало чем отличаемся друг от друга, хоть и верим в разных богов...
  
   - А в кого веришь ты?
  
   - Я родилась в Индии, - улыбнулась на этот вопрос девушка.
  
   - Что ж, понятно... А теперь погляди на свою чашку... Что она тебе напоминает?
  
   - Перевёрнутый усечённый конус с примкнутым к нему полукругом, - немного подумав, ответила Маргарита.
  
   - А вот так? - и Бурков положил чашку на бок.
  
   - Круг, от которого отходит небольшой отрезок...
  
   - Вижу, ты хорошо запомнила уроки геометрии, - усмехнулся министр безопасности. - Но не суть...
  
   - А в чём суть? - в глазах у девушки читалось явное любопытство.
  
   - А в том, что ты видела и усечённый конус с примкнутым к нему полукругом, и целый круг, от которого отходит отрезок... Но всё это - чашка! Просто вид с разных сторон.
  
   - Вы хотите сказать, что Бог один, но все его видят с разных углов? - широко распахнул глаза Маргарита.
  
   - Я хочу сказать, если человек не в силах увидеть целиком даже маленькую чашечку, то, что уж говорить о Боге? - махнул рукою Артём Николаевич. - Но, как сказал древнеримский император Марк Аврелий: "Делай, что должен и свершится, чему суждено". Поэтому давай вернёмся к нашим баранам...
  
   - Давайте, - согласилась девушка. - А то в вопросах религии я не сильна...
  
   - Раз не сильна, то придётся более глубже окунуться в веру своих предков. Запомни, ты желаешь управлять людьми... Вера - это один из способов управления. Тем более твой будущий муж ярый приверженец индуизма.
  
   - Значит, чтоб стать к нему ближе, я должна разделять его взгляды?
  
   - Совершенно верно! Вижу, что ты, как и твоя сестра, соображаешь очень быстро, - сделал комплимент министр безопасности.
  
   - Да, это так, но мы всё равно очень разные. Ей нравится спокойная и размеренная жизнь, а мне... Кстати, дон Артём, а в чём ваша выгода от того, что Али Юсуф займёт княжеский трон в Индии?
  
   - Выгода в том, что Али Юсуф не любит мусульман.
  
   - А вам, что с того? - удивилась девушка.
  
   - А в том, что арабские купцы держат всю торговлю в Индийском океане под своим контролем. Кроме торговли - это религия, которую они навязывают всем подряд.
  
   - Но у вас же сильная армия! Разве вы не можете диктовать свою волю?
  
  "Если бы, - подумал про себя Бурков. - И так тратим громадные ресурсы на различные экспедиции. А случись война? О какой прибыльной торговле тогда говорить?" Но вслух произнёс совершенно другое.
  
   - Вообще-то мы говорим об Индии... На кого ты и Али Юсуф будете опираться, чтобы занять свой трон? На арабских купцов, у которых прикормлены все местные раджи?
  
   - Э-э...
  
   - Подожди! Допустим, вы договорились с арабскими купцами, которые приняли вашу сторону и помогли деньгами... Как думаешь, что они станут просить взамен?
  
   - Привилегии? - неуверенно спросила девушка.
  
   - Не только привилегии! Они станут продвигать в Индии мусульманские законы. Мало того, вы будете от них постоянно зависимы. Деньги-то кто давал?.. А если ваши действия им не понравятся, то недолго подкупить толпу, которая устроил бунт и посадит более покладистых правителей...
  
   - Да уж, - Маргарита задумчиво почесала лоб указательным пальцем. - В обоих случаях нужна армия. В первом, чтобы прогнать существующего правителя, а во втором, чтобы противостоять толпе...
  
   - Ты не совсем права. Армия - это, конечно, хорошо. Она по любому нужна всегда. Но к помощи силы прибегают в самых крайних случаях, которые лучше вообще не допускать... А как это сделать?
  
   - Как?
  
   - Вспомни, о чём мы говорили изначально?
  
   - О религии.
  
   - Правильно! В первую очередь необходимо на свою сторону привлечь всех местных проповедников. Они своими речами должны славить вашу власть. Кстати, той же самой толпе можно крикнуть: "Кого вы слушаетесь?! Иноверцев, которые наживают на вашем труде большие деньги?! А сейчас подкинули жалкие гроши, чтобы свергнуть истинного правителя, запрещающего им грабить свой народ!" Ты понимаешь, как можно дело повернуть?
  
   - Понимаю, - кивнула девушка, у которой от изумления широко округлились глаза, как будто она открыла для себя новый мир. - Только, дон Артём, а в чём ваша выгода? И чем поможете вы?
  
   - Давай расскажу всё по порядку... Первое: пару лет тебе и Али Юсуфу придётся осваивать такую науку, как управление государством. Второе: за это время мы подготовим армию, которая поможет вам занять трон. Третье: если всё пройдёт удачно, то формировать свою армию вы будете уже из местного населения, то есть из тех, на чью преданность всегда сможете рассчитывать. Четвёртое: в чём наша выгода? Ты права, за красивые глазки никто помогать не будет. Поэтому требования такие: запретить в Индии распространение мусульманства, а так же разрешить представителям ЮАР беспошлинную торговлю.
  
   - То есть, вы хотите занять место арабских купцов?
  
   - Хотим! Только есть один нюанс, мы не станем навязывать свою религию. Кроме того, всегда поможем, как в военном плане, так и в экономическом. Нам нужен крепкий союз двух равных государств. Лично тебя устраивают такие условия?
  
   - Да, меня они вполне устраивают, - после недолгого раздумья кивнула девушка.
  
   - Кстати, - продолжил Артём Николаевич. - Всех людей, которые тебе достались от мужа, император решил передать твоей сестре. Князь Василий Верейский нашёл с ними общий язык, так что пусть они служат Зинаиде... Ты не против?
  
   - У меня совсем никого не останется?
  
   - Думаю, десяток самых преданных слуг тебе хватит... Согласна?
  
   - Что ж, согласна, - вздохнула девушка. - Думаю, что так всем будет лучше.
  
   - Ну, и хорошо, - Бурков немного расслабился после этого ответа, одной проблемой меньше.
  
   - Дон Артём, а когда я могу увидеть Али Юсуфа? Может сегодня? Вроде у императора бал по субботам...
  
   - У тебя траур, не забывай! Если люди твоей сестры увидят, что ты на балу, то станут вас обоих считать очень дурными женщинами. Опять же, слух ненужный пойдёт...
  
   - И как долго мне никуда не выходить? - с грустью в голосе спросила девушка.
  
   - Три месяца. Но не раньше.
  
   - Почему именно три?
  
   - Император назначил князя Василия Верейского наместником в одном из своих городов. Но не может же он сразу всех туда отправить? Людей сначала надо подготовить... Так что терпи. Быстрота необходима лишь при ловле блох. А чтобы добиваться больших результатов, нужно уметь ждать. Ты меня поняла?
  
   - Да, дон Артём, поняла.
  
   - Вот и хорошо. А теперь расскажи мне о Московских делах...
  
  Глава 5
  (информационная).
  Законы, налоги и цены.
  
   Так как в ЮАР с 1 января 1481 года было официально объявлено о пятилетках, в течение которых страна должна была выполнить конкретные задачи, то автоматически произошёл некий пересмотр ценообразования. Что-то поднялось в цене, что-то наоборот - упало... Но, как и прежде основной внутригосударственной валютой оставался алюминиевый лавр, вес которого равнялся 4 граммам. Кроме лавра в ходу были копейки из медно-никелевого сплава (мельхиор). Сто копеек равнялись одному лавру. Что на эти деньги мог приобрести покупатель? Прежде, чем рассказать об этом, хочется уточнить ещё одно нововведение...
   Итак, указом императора вес одной унции благородного металла приравнивался к 40 граммам. Рассмотрим два основных элемента: золото и серебро. За 1 унцию золота человек по официальным расценкам получал 1 алюминиевый лавр. Серебро ценилось в 16 раз дешевле, поэтому за одну унцию серебра "счастливчику" давали всего лишь 6 копеек. Стоимость цветных металлов шла в расчёте за килограмм. Правда, само местное население ЮАР могло добывать или выплавлять всего три вида: медь, олово и свинец. На прочее требовалось знание технологий и наличие необходимого оборудования. Итак, килограмм свинца оценивался в 20 копеек, килограмм меди в 50 копеек, килограмм олова в 80 копеек. Один килограмм железной крицы стоил всего лишь 5 копеек. Кроме узаконенного веса 1-ой унции, был так же узаконен вес драгоценных камней, который измеряли в каратах. 1 карат соответствовал 0,2 граммам, а его стоимость варьировалась от 3-ёх да 5-ти лавров. Всё зависело от цвета и качества камней.
   Заметно выросла цена на каменный уголь. Чтобы получить 1 алюминиевый лавр, нужно было сдать не меньше тонны этого сырья. Повозка рикши за раз могла увезти не больше 150 килограмм. Телега, запряжённая буйволом или верблюдом, вполне тянула тонну. Лошадь, без ущерба для здоровья, не более 500 килограмм. Слон легко тащил две тонны. Телег с большей грузоподъёмностью не производили. Почему столько внимания уделялось каменному углю? Потому, что все отрасли производства были завязаны именно на нём. Например: коксовый газ, который получался при коксовании угля. Его использовали и для освещения (намного ярче керосиновой лампы), и для приготовления пищи, и для обогрева, если случались такие моменты. Кроме этого получали каменноугольную смолу, аммиак, различные красители, медицинские препараты, нейлон и многое, многое другое, не говоря уже о производстве тротила. Короче, как говорил император: "Уголь - это наше всё!" Особенно если считать, сколько прибыли он приносил. Снова вернёмся к ценам. Возьмём двух и четырёх конфорочные газовые плиты, которые стали изготавливать на продажу пять лет назад. Первая стоит 200 лавров, вторая 250. Это если без духовки. С духовкой цена в два раза выше. Можно приобрести в кредит. Опять же, тем, кто купил плиту, приходилось периодически заправлять опустевшие баллоны газом. Заправка 5-ти литрового газового баллона стоила 1 лавр. Справедливости ради нужно заметить, что далеко не все пользовались газовыми плитами. За пять лет в Звёздном было продано лишь 300 штук и 80 штук в Иване-Дальнем. Оно и понятно, вещь специфическая. Людям, пожелавшим приобрести подобную "жаровню", приходилось сдавать небольшой экзамен по технике безопасности. К этому вопросу император относился серьёзно, всё-таки бывший пожарный... Но, как говорится, лиха беда - начало. Народ культурно рос, осваивался...
   Кроме угля к императорским цехам доставляли немало и других полезных ископаемых, например известняк. Его в основном привозили с острова Тюленей, так как данное месторождение находилось ближе прочих. Цена за тонну груза была аналогичной - 1 лавр. Делалось это для того, чтобы не создавать ажиотаж. Иначе, если расценки будут выше, появится нездоровая(!) конкуренция. А зачем лишняя "головная боль"? Хотя совсем без конкуренции не получалось. Что-то добыть и привезти было легче, что-то сложнее, вот и искали люди свою выгоду...
   Перенесёмся к насущному, к хлебу. Пшеничный батон весом в 1 килограмм стоил в госмагазине 10 копеек, как и литр молока. Стандартный комплексный обед в кафе обходился одному человеку в 15 копеек, только там не подавали мяса, только рыбу. А вот персональный обед тянул порою до 5 лавров. Зато откушать тарелку овсянки можно было всего лишь за копейку. Пол-литровая кружка пива продавалась за 15 копеек, а бутылка национального(!) бренди (настойка из марулы) объёмом 0, 5 литра приравнивалась к полноценному алюминиевому лавру. Стоит уточнить, что монополией на продажу алкоголя государство озаботилось с первых дней своего создания. Как видно, если не увлекаться спиртным, то голод не грозил совершенно, особенно принимая во внимание, что минимальная оплата труда равнялась 30 лаврам в месяц. Столько получали неквалифицированные рабы, находящиеся в казённой собственности. Человек, обладающий профессией, получал на порядки больше.
   Дальше - это мебель. В городе как такового мебельного магазина не существовало. Имелась лишь скромная конторка, в которой хранились красочные каталоги, а так же небольшие образцы различных материалов. Специально обученный клерк мог дать подробную консультацию по всем интересующим вопросам. После выбора понравившихся предметов, требовалось оплатить 10% от стоимости заказа и ждать его исполнения. А если брать цены, то зарплаты простого раба хватало на примитивный деревянный стол квадратной формы размером метр на метр и две обыкновенных табуретки. В общем, мебель дешевизной не страдала.
   Теперь, что касается одежды. Одежда тоже была дороговата. Обыкновенная футболка или трусы стоили от 5-ти лавров и выше. От 10-ти лавров начиналась цена на рубашки и штаны спортивного покроя. Джинсовый костюм стоил 40 лавров. Официальный костюм от 50-ти лавров и больше. Всё зависело от материала. Рабочий костюм (спецовка) вместе с каскеткой продавали за 15 лавров, простую лёгкую панаму за 50 копеек. Шляпы стоили от 5-ти лавров и выше. Опять же, смотря какой материал, фасон и отделка. Император, например, предпочитал носить белую ковбойскую шляпу из фетра. Стоимость обуви начиналась с 1-ого лавра и до бесконечности. Цена на женскую одежду была в полтора раза выше. Зато сами ткани отличались дешевизной. Расценки за отрез (50 на 50 сантиметров) гуляли в диапазоне от 20-ти до 70-ти копеек. Так что портянки из шёлка мог себе позволить любой босяк. Только тепло тут, кому они нужны - портянки? Разве что солдатам... Простой народ предпочитал шлёпанцы или мокасины на голую ногу. Хотя носки тоже носили, хлопчатобумажная пара стоила 55 копеек. Женские колготки из того же материала уже 3 лавр, а цена на чулки и колготки начиналась с 5-ти лавров...
   Кроме повседневной лёгкой одежды, шилась и тёплая: шерстяные свитера и шапочки, брезентовые ветровки, полушерстяные штаны. Это в основном для моряков. Африка она, конечно, Африка, только мыс Доброй Надежды не зря изначально назывался мысом Бурь. Ветра тут гуляли - будь здоров! Так что если мы представим костюм норвежского рыболова, то ничуть не ошибёмся. За добротную полноценную экипировку нужно было отсыпать не меньше 60-ти лавров. В общем, кто желал заняться бизнесом по пошиву одежды, имел довольно неплохие шансы разбогатеть.
   Основным видом домашней посуды для населения были изделия из древесины: ложки, тарелки, кружки, поварёшки, скалки и прочее, прочее, прочее. В магазинах в основном продавали их. Почему? Во-первых: простота и лёгкость в изготовлении. Токарные (и столярные тоже) станки давали возможность выпускать эту продукцию в больших количествах. Причём красота и качество, в отличие от самоделок, были на порядок выше. Кстати, стоит заметить, что ложки никто не расписывал, вредны лаки для здоровья. Зато умело подобранная текстура древесины, пропитка льняным маслом и полировка, не считая резного узора на ручке, выдавали на-гора поистине шедевры! К тому же различные породы деревьев позволяли создавать довольно разнообразную цветовую гамму. Кроме этого, чтобы придать дереву приятный запах, были разработаны технологии по производству настоек из масла и лечебных трав, например из мяты или девясила. Дубильные вещества, которые содержатся в корнях этих растений, наделяют масло повышенными защитными свойствами, что деревянным поверхностям лишь на пользу, плюс ароматный запах... Во-вторых: из-за простоты изготовления такая посуда стоила очень дёшево, что заметно увеличивало товарооборот (не забываем про экспорт). Тем более женщины, чтобы похвастать друг перед дружкой, не жалели денег на разнообразные кухонные наборы.
   Относительно недорого стоила посуда из стекла (банки, стаканы, бутылки) и чугуна (сковороды, кастрюли, котелки и прочее). Глиняная посуда тоже была дешёвой. А вот фаянс и хрусталь уже считались роскошью. Фарфор сами пока не производили, как и эмалированную посуду - не умели. Но опытные работы в этом направлении велись. Однако импортный товар (фарфор) в магазинах имелся, правда, цена кусалась... Кухонная утварь из олова, серебра, золота или платины продавалась только в ювелирных магазинах, где цены начинались от пятидесяти лавров и переваливали за тысячу.
   Книжный магазин. Он же канцтоварный. Открыли его четыре года назад. То есть тогда, когда промышленные мощности позволили накапливать излишки. До этого распределение шло в зависимости от нужд и по большей части бесплатно, так как стремились не к экономии, а к распространению грамотности. Да и сейчас эта тенденция никуда не делась. Однако пришло время не только дарить, но и продавать. Причём с успехом. Цена книг колебалась от пяти лавров и до тысячи (дорогая отделка), но на прилавках они практически не задерживались, раскупались достаточно быстро. Тетради в клетку и линеечку (линеечка была всего одна - узенькая) объёмом в 24-ре листа стоили по 10 копеек. Простые карандаши столько же. А набор цветных карандашей из 7-ми цветов отдавали за 50 копеек. Кстати, древесину для их изготовления старались привозить из Руси, а конкретно - липу. В ЮАР для этого использовали марулу, но так как её плоды шли на производство бренди, то деревья берегли. Сырьём же для производства грифелей служили: графит, глина (каолин), вода, воск и цветные пигменты. Дальше... Альбом для рисования в 12 листов стоил 20 копеек. Перьевые ручки без резервуара для чернил - 25 копеек, с резервуаром в пять раза дороже. Делали его из оргстекла. Чернила продавались или в стеклянных баночках объёмом в 100 миллилитров или в розлив, если человек приходил со своей тарой. Цена вместе с баночкой 35 копеек, без неё в пять раз дешевле. Кроме этого в ассортименте имелись блокноты, ватманы, линейки, циркули, точилки, кисточки, краски и другая мелочь, например палочки для счёта. Цена на данный ширпотреб редко когда переваливала за 1 лавр. В магазине так же торговали костяными счётами, шахматами, шашками, домино и игральными картами. Стоимость этих предметов была в разы больше. Если какой-то товар отсутствовал, то существовал заказ по каталогу с предоплатой в 10% .
   Теперь, что касается предметов гигиены, хотя духи, губная помада и бритвы вроде к ним не относятся, но всё же. Эту продукцию продавали в аптеках. Начнём с мыла. Производили его трёх видов: туалетное, хозяйственное и детское. Цена за стограммовый кусочек колебалась от 30-ти до 80-ти копеек. Зубной порошок весом в 50 грамм в стеклянной баночке стоил 50 копеек. Можно было принести свою тару, тогда цена падала в 5 раз. Зубная паста тоже продавалась только в баночках. Делать тюбики из алюминия в ближайшее столетие никто не собирался, а против пластмассовой тары выступили женщины, типа нечего засорять планету раньше времени. Шампунь продавали так же в стеклянных бутылочках объёмом в пол-литра. Цена колебалась от 1 лавра до 5-ти. Часто эти бутылочки помещали в красивые деревянные тубусы, вроде как защита от случайных ударов, что, понятно, заметно увеличивало цену. Как говориться, за безопасность нужно платить...
   Расценки на духи, губную помаду и косметику начинались с двух лавров и доходили до тысячи. В ценообразовании не малую роль играла "упаковка". Те ж самые пудреницы со встроенными зеркальцами могли быть изготовлены из дерева, из слоновой кости, из бронзы, серебра и прочее, прочее, прочее. Это же касалось цилиндрического футлярчика для губной помады. Флаконы для духов изготовляли исключительно из стекла, а вот разнообразие форм поражало. Но здесь цена больше зависела от состава. Сырьём для аромата служили цветки, плоды или корни растений, так называемых эфироносов. Для фиксации аромата использовали мускус животного или растительного происхождения, например амбру из кишечника кашалота. Так как растворителем являлся высококонцентрированный этиловый спирт, то кроме духов производили одеколон, в состав которого входило до 75% "горючей жидкости" и лишь 10% смеси из ароматических масел. Остальное дистиллированная вода. Из названия понятно, что одеколон изготавливали для мужчин, как средство после бритья. Тут цена была стабильной - 3 лавра за флакон объёмом 100 миллилитров.
   В общем, производство парфюмерии особых проблем не представляло. Оно изначально пошло хорошо, плюс получение некоторых секретов от жителей средневековья. В данном вопросе очень поспособствовали и жена Буркова, и Афанасий Никитин, и Олег Быстров, у которого имелась наложница, чей папа являлся потомственным парфюмером. Беда была в другом - лезвия типа "Нева" для бритвенного станка. Да, имелись электробритвы, но ими пользовались исключительно черныши, а первоначальные запасы ширпотреба из 21 века закончились лет через пять со дня попадания. В результате пришлось наладить выпуск опасных бритв. Однако женщины отказывались ими пользоваться и требовали от мужчин более цивилизованных средств личной гигиены. Конечно, сделать что-то похожее на всем известный "Жиллет" с двойным и тройным лезвием никто даже не пытался. Но вот вроде бы элементарное... Во-первых: материал не должен ржаветь. Значит, необходимы лезвия из нержавеющей стали. А это добыча хрома (тем более он и без этого нужен). Во-вторых: требовалось в короткий срок выпускать продукцию в больших количествах, то есть снизить трудозатраты до минимума. Иначе о доступном и дешёвом товаре можно забыть. В-третьих: качество заточки. Всё-таки массовое производство - это не значит откровенное го... неприятно пахнущая субстанция. Короче, муки "творческого" процесса описывать не будем, но изготовление бритвенных лезвий можно считать чуть ли не самым высокотехнологичным производством, над созданием которого черныши бились четыре года. Тут и прокладка дороги в горах, и строительство полноценной шахты, и обустройство возле неё посёлка, и доставка руды до Ивана-Дальнего (Мапуту). Уже оттуда выплавленный металл везли в Звёздный. Но это всё мелочи по сравнению с тем, сколько пришлось потратить времени, чтобы подобрать правильный температурный режим при термической обработке бритвенных лезвий. Его высчитывали буквально по секундам, не говоря уже о градусах. Цена многолетней работы: 50 копеек за пять лезвий. Кстати, сами бритвенные станки тоже пришлось доводить до ума. Всё-таки нужный выступ режущей кромки и угол наклона играли не последнюю роль. Но, что радовало, станки можно было изготавливать практически из любого материала. Любители собирать различные коллекции непроизвольно попадали в сети собственных страстей. Если самый простенький экземпляр стоил 3 лавра, то верхняя ценовая планка терялась из виду. Конечно, не все образцы лежали на витрине. Многие даже не имелись в наличии. Зато существовал красочный каталог. Заказывай - сделают! И заказывали, причём не столько мужчины, сколько женщины... В аптеках вообще продавалось много предметов женской гигиены. И кто эти товары продвигал в народ - понятно. У мужчин же имелись свои предпочтения...
   Охотничий магазин... Куда уж без него? Здесь так же большинство изделий присутствовали только в виде картинок, собранных в каталоге. Кстати, министр безопасности не был бы продуктом своего времени, если бы не ввёл обязательную регистрацию каждого, кто желал отовариваться в охотничьем магазине. То есть, необходимо было получить разрешение, хоть и давали его абсолютно всем. Конечно, если человек откровенный дебил (такие, к сожалению, имелись, и держались на заметке), то получал отказ. Так же данная мера не позволяла воспользоваться услугами магазина преступникам. Рабам разрешение давали, но лишь с согласия его господина или начальника. Справка стоила 1 лавр и действовала в течение 5 лет. Получив заветную бумажку, человек мог купить практически любое оружие, кроме пушек и пистолетов с ружьями, оснащённых ударно-кремнёвым замком. Такое было лишь у солдат. Зато фитильные - пожалуйста. Кроме оружия в магазине продавали вещи, которые заслуживают название "для туризма". Тут и одежда, и палатки, и спальные мешки, и рюкзаки, и верёвки, и котелки... В общем, список большой, как и разброс цен. Коробок спичек (25 штук, зажигалки не продавали) стоил 20 копеек, самый простой охотничий нож 5 лавров, наконечники для стрел от одного до трёх лавров, готовые древки для них по 25 копеек. Копья сразу шли цельными, а вот цена была заметно выше - от 30-ти до 150 лавров. Ценник на ружья и пистолеты кочевал от трёхсот лавров до нескольких тысяч. Все зависело от качества материала и выделки. Хотя сами по себе стволы изготавливались по стандартной технологии, а вот всё прочее... К тому же в стоимость входили и фитили, и пулелейки, и чехлы, и футляры для хранения, и маслёнки... Дробь и порох продавали отдельно. Жестяная баночка с массой нетто в 200 грамм приравнивалась к одному лавру. Цена на арбалеты не превышала 100 лавров, но и не опускалась ниже 30-ти. Топоры стоили от 20-ти до 150-ти лавров, мачете (куда без них по джунглям?) примерно столько же. Скромная двуспальная палатка имела цену в 30 лавров, а спальный мешок в 50. Не будем перечислять всё, только отметим, что сбрую для животных (кони, собаки, слоны, верблюды) тоже продавали здесь.
   В Звёздном самыми дешёвыми продуктами являлись овощи, фрукты и зелень. Но госмагазины и казённые лавки на рынке ими не торговали, этим занимались местные жители. Так же они продавали крупы, ягоды, кукурузу, семена подсолнечника, тыквы и мака. Много было изюма и кураги. Всё стоило копейки. А вот разнообразные орехи продавали лишь в казённых лавках, потому что привозное. Своё только недавно начали высаживать, поэтому цена за килограмм начиналась с нескольких лавров. А вообще на рынке имелось практически всё. Даже оружием торговали, но по специальному разрешению. Здесь действовал такой же закон, как и в охотничьем магазине. Торговлей занимались в основном женщины, дети или рабы. Оно и понятно, привезли морячки или солдаты кучу награб... экспроприированного у нехороших людей добра, но не самим же стоять за прилавком?! Вот и оформляли рабов, как специалистов по коммерческим сделкам. А если брать свободных мужчин, то это были в основном охотники или крестьяне из дальних ферм.
   Кроме всевозможных товаров, на рынке предоставляли различные услуги, типа ножи подточить, почистить туфли или сапоги, прибить отвалившийся каблук, подшить новую подмётку, выточить запасной ключ, подковать лошадь. Понятно, что это не госуслуги, поэтому все цены были договорными. Какие вообще правила действовали на рынке? Начнём с налогов. Неважно, какой у человека был товар. Он платил или пять копеек за день или мог за один лавр приобрести разрешение на целый месяц. Всё, цена чётко зафиксирована. Но это касалось лишь жителей своей страны. Иностранные торговцы в розницу торговать не имели права. Прибыл корабль с товаром, или сразу весь груз оптом продавай, или плыви обратно. Тут действовало жёсткое правило, чужаков на рынке быть не должно. Хотя, если какой-нибудь гость столицы поиздержался, и решил что-нибудь продать, то существовал ломбард... Государственный. Но, коли было желание, то мог и сам постоять на рынке за прилавком, купив за пять копеек разрешение сроком на один день.
   Кроме налогов, существовали санитарные правила. Запрещалось торговать порченой продукцией. За это штрафовали. А если, например, бананы или апельсины сгнили, имелись специальные контейнеры, куда их требовалось выбросить. Правители ЮАР к проблеме утилизации различных отходов подходили очень серьёзно. Пока в городе действовали только золотари (мусорщик, ассенизатор), но со временем планировалось создать целое министерство экологии и природных ресурсов, которое будет заниматься исключительно вышеперечисленными проблемами. Кстати, стоит заметить, что обучение девушек в Вознесенском монастыре было с уклоном на химию. Здесь воспитывали будущих биологов, фармацевтов, ветеринаров, эпидемиологов и технологов. А на рынке, за час до его закрытия, начиналась уборка территории, чтобы грязь и мусор на ночь не оставались.
   Снова вернёмся к налогам. Человек, достигший совершеннолетия, то есть 16-ти лет, имел право на 40 соток земли, с которых никакие налоги не взымались. Но одна семья не могла владеть больше 40-ка соток безвозмездно. Например, парень и девушка поженились и у них на двоих 80 соток земли. Тут одну половину или нужно было отдать государству, или платить за неё 30 лавров в месяц. Кстати, если в молодой семье хоть один из новобрачных работал на казённых предприятиях или являлся госслужащим, то ему бесплатно строили двухэтажный коттедж общей площадью в 100 квадратных метров. Правда, после этого в течение 10-ти лет со службы уходить было нельзя. Однако если человек умирал, то вдова или вдовец, а так же дети становились полноправными наследниками. Существовало ещё одно примечание. Допустим, один из супругов убил другого, то тут ни о каком наследстве речи быть не могло, но только в том случае, если семья не имела детей. Были дети, опеку над ними брало государство, оставляя за сиротами жильё. Граждане, построившие дома на личные сбережения, могли их завещать кому угодно, кроме церкви и иностранных подданных.
   Теперь, что касается частной предпринимательской деятельности или аренды земли. Напомним, если у тебя всего 40 соток земли, где есть огород и ты на нём что-то выращиваешь, то никаких налогов не платишь. Но, неся продукты для продажи на рынок, должен приобрести разрешение на торговлю. Стоило оно или 5 копеек за день, или 1 лавр за месяц. Если же ты открыл мастерскую, например, по пошиву одежды, то налог составит 10% от прибыли, плюс оплачиваешь аренду помещения. Человек, решивший заняться фермерством, первые три года налогов не платил, но потом должен был отдавать государству 30% от урожая. Чтобы не было кидалова со стороны предпринимателя, договор на аренду земли под фермерскую деятельность заключался не менее чем на семь лет. В течение этого времени он был обязан по максимуму использовать арендованную землю. Кроме того, существовал госзаказ. Если фермер брался за него (а куда он денется?), то пятая часть арендованной земли уходила под него, зато освобождался от налогов. Мог вообще работать на одних госзаказах. Цена выкупа продукции оговаривалась заранее.
   Те, кто решал заняться животноводством, тоже освобождались от налогов на три года, а потом отдавали третью часть государству. Например: с каждого десятка яиц, три в казну, с каждых десяти литров молока, три литра государству, с десяти килограмм шерсти или мяса, три килограмма шли, как налог. С десяти голов скота или птицы государство три забирало себе. В общем, принцип понятен.
   Так же на три года освобождались от налогов люди, решившие заняться каким-нибудь промышленным производством. Например, открыть завод по производству кирпича. Тем более данная тема была очень актуальна, строительный бум в стране с каждым годом лишь возрастал. Так вот, в течение трёх лет было необходимо построить завод и наладить выпуск продукции. В конце четвёртого года требовалось заплатить налоги. Взымались они как деньгами, так и товаром. Этот вопрос решался по договорённости. За качество товара, поставляемого государству, шла персональная ответственность.
   Добыча полезных ископаемых налогом не облагалась, но 30% добытого в обязательном порядке продавалось казне, а золото, серебро, платина и алмазы в полном объёме. Цену устанавливало правительство. Но прежде, чем заниматься подобными раскопками и изысканиями, необходимо было зарегистрироваться, указать месторасположение участка и приобрести разрешение, которое стоило 10 лавров. Ювелиры могли приобретать сырьё только у государства. Имеются в виду благородные металлы и драгоценные камни. Правда, никто не запрещал скупать готовые ювелирные изделия, а потом делать с ними всё, что угодно, кроме, естественно, фальшивых монет.
   Так как многие племена жили общиной, то на них распространялись несколько другие законы. Во-первых: каждый пятый юноша из племени забирался (забривался?) в рекруты. Кстати, служить он мог по месту проживания, потому что племенами руководили капитаны. Но если из "центра" приходила разнарядка на новобранцев, то часть из них убывала туда, куда предписывалось. Так же на службу мог завербоваться любой желающий. Во-вторых: какие в общине фермеры? Тут все работали сообща. Поэтому капитаны на месте определялись, чем его племя на данной территории будет заниматься. Чаще всего занимались всем понемножку. Одни что-то выращивали, другие пасли скот, третьи ремесленничали, четвёртые добывали полезные ископаемые. Что касается полезных ископаемых, то законы везде были едины, в остальном племя отдавало лишь десятую часть со всех своих доходов. Кроме этого, на плечи капитанов ложилась прокладка дорог по территории, которой они управляли, а так же возведение через каждые двадцать километров постоялых дворов. Дворы эти, как правило, напоминали небольшой острог четырёхугольной формы с часовней посередине. Все размеры шли стандартные. Стены, желательно каменные, по пятьдесят метров в длину, пять в высоту и толщиною в метр. По углам семиметровые башенки. Вдоль стен располагались жилые и хозяйственные постройки. Часовни строились шесть на шесть метров и в высоту пять. Постоялые дворы заселяли двумя - тремя семьями и стариками, от которых в самом племени особой пользы уже не было, а там могли хоть по мелочи помогать, например: козу подоить или за детьми присмотреть. Правда, обеспечивали постоялые дворы всем необходимым из казны, то есть часть налога не уходила в столицу, а оседала в них в виде продуктов питания, фуража, домашней скотины и различных товаров. Зато центр снабжал капитанов деньгами, обмундированием и вооружением. Чтобы не было злоупотреблений, по стране ездили священники и просто проверяющие. В густонаселённых районах старались строить монастыри и назначать туда настоятелей. Они приглядывали за соблюдением законности, а так же способствовали распространению грамотности среди местных жителей. Кстати, настоятелей и капитанов в обязательном порядке обучали строить мельницы, как водяные, так и ветряные. Причём последние не зависели от направления ветра. Как говорится, электричество всем доверять пока нельзя. И не скоро можно будет... Зато поднять общий технологический уровень, который облегчит не одно дело - пожалуйста. Ведь можно молоть и просеивать зерно, ковать железо, точить инструменты, использовать в сукновальном деле, дубить кожу, распиливать брёвна, измельчать руду... Короче, если есть голова на плечах, то с выгодой использовать механизм сможешь. Заодно и казне прибыток принесёшь...
   Всё вышеперечисленное касалось только внутригосударственных законов. Но ЮАР взаимодействовала практически со всей Африкой. И если брать торговлю, то во многих странах валюта очень сильно разнилась между собой. Например (пройдёмся по привычной карте из 21 века) в Замбии, Зимбабве, Малави и Мозамбике в качестве платёжных форм использовались медные бруски и монеты. Причём монеты, по договору с королём тех земель, делал монетный двор ЮАР. В Танзании, Кении и Сомали, благодаря арабским купцам, в ходу были золотые и серебряные динары. В Конго эквивалентом стоимости являлись ракушки и медные отливки, хотя торговля в основном происходила в виде бартерного обмена. Русичи везли им железные изделия и оружие, а взамен получали рабов и слоновую кость. С Эфиопией не торговали, но в ближайшее время ждали оттуда послов. Эта христианская страна стремилась к преобразованиям, как в военном плане, так и в административном. Одно время она даже поглядывала в сторону католической Португалии, желая перенять её опыт, но служба безопасности ЮАР не зевала. В результате планы по сближению этих двух стран удалось расстроить. Так же удалось, хоть и не до конца, отвадить португальцев от Нигерии, Гвинеи и Мали. В этих странах преобладали деньги из меди и золота с названием мискаль (почти москаль (смеюсь), но слово еврейское). Кстати, с этим золотом произошла очень забавная история. Правитель Мали собрал большой купеческий караван и отправил его в Египет (транссахарская торговля), а в качестве товара были лишь золотые слитки. Благополучно добравшись до Египта, купцы скупили там всё, что только можно и довольные убыли обратно. Зато в оставленной ими стране началась жуткая инфляция (золота много, а товаров нет). После этого малийских купцов в Египет не пускали. Правда, случилось это задолго, до описываемых событий.
   В остальных государствах, с которыми ЮАР вела коммерческую деятельность, в основном использовали золотые, серебряные или медные монеты. Поэтому для внешней торговли тоже были выпущены подобные образцы, но со своими названиями и весовыми категориями. Получились они следующего вида:
  
  - 1 золотой лавр весил 5 грамм.
  
  - 1 серебряный лавр весил160 грамм = 2 золотым лаврам = 100 серебряным копейкам = 10 золотым копейкам.
  
  - ½ серебряного лавра (пол-лавра) имела вес 80 граммов = 1-му золотому лавру = 50-ти серебряным копейкам = 5-ти золотым копейкам.
  
  - 1 серебряная копейка весила 1,6 грамм.
  
  - 1 золотая копейка весила 1 грамм = 10 серебряным копейкам.
  
   В Южной Титанике (Южная Америка) потихоньку вводили денежную систему ЮАР, но пока в ходу был натур продукт. В остальном же мире деньги из Южной империи мало- помалу набирали популярность. Сказывалось качество монет и повышенное содержание благородного металла. Печатали их пока в двух местах: в Звёздном и в Иване-Дальнем, где год назад завершилось строительство филиала госбанка с примыкающим к нему монетным двором. И вообще, маршал очень удачно выбрал место для своего города. К нему с горных районов вело несколько рек, по которым на лодках доставляли каменный уголь; руды железа, марганца, никеля и олова. А так же золото, алмазы, асбест, каолин, тальк, мрамор и графит. В основном всё везли из Свазиленда (Эсватини), недаром данная область была разбита на четыре района, которыми управляли самые грамотные капитаны. Кроме богатых залежей полезных ископаемых, природа той местности благоприятствовала растениеводству и животноводству. Грубо говоря, из всего, что добывалось в стране, а так же собиралось в качестве налогов, 65% поступало именно оттуда.
   Кстати, а сколько зарабатывали сами черныши? Доходы к ним шли двумя путями. Первое - это официальная зарплата. Если раб получал 30 лавров в месяц, то министры посчитали, что их зарплата должна быть в сто раз больше. То есть все попаданцы получали по три тысячи лавров в месяц, а император - пять тысяч... за статус (и за моральный ущерб). Второе: казна каждый год собирала определённое количество денег. Двадцать процентов от этого сбора черныши делили между собой в равных долях. Всё остальное шло на развитие государства. В случае же смерти одного из них доля умершего отдавалась согласно его завещанию. Но это не должны быть граждане другой страны, а так же представители церкви. Хотя наследство Дундича перешло к нынешнему патриарху. Эта единственная доля, которую решили отдать на святое дело. В случае внезапной кончины и отсутствия завещания наследство делилось между ближайшими родственниками в равных частях. Данная схема позволяла уравновешивать чернышей между собой, а так же относится к своим обязанностям более ответственно. Как говорится, от работы каждого зависело общее.
  
  Глава 6.
  Юрьевск.
  
   Незамысловатая забегаловка, чьи стены были собраны из бамбуковых стволов разной толщины, а крыша устлана широкими пальмовыми листьями, зараз могла вместить человек пятьдесят. Забегаловка примыкала к кирпичной кухне, крытой волнообразной черепицей красного цвета. Дразнящие аппетитные запахи, что исходили оттуда, невольно вызывали повышенное слюноотделение у тех, кто оказывался поблизости. Сегодня поблизости расположился десятник Альберт Крафт и его отряд. Солдаты беззаботно сидели за массивным деревянным столом и шумно отмечали победу. Симпатичная негритянка, исполняющая роль официантки, подносила к их столу кружки с пивом и всевозможные закуски, состоящие по большей части из овощей и даров моря. Каждый раз, когда темнокожая Вивета оказывалась возле стола, кто-нибудь из солдат с удовольствием отвешивал озорной шлепок по её округлой попке, которая явственно выделалась через ткань длинной цветастой юбки. После чего наступала пора шуток.
  
   - Альберт, - смеялся его товарищ, - эти "пережаренные булочки" не для тебя! И вообще, какому пьяному монаху взбрело в голову приписать к твоему имени прозвище Крафт (сила)? Копыто взбесившейся клячи - вот самое подходящее прозвище!
  
  Что ж, немалая доля правды в этой шутке присутствовала. Мало того, что Альберт был самым высоким среди своих товарищей, так ещё и довольно худощав. Но основное достоинство скрывалось в другом: десятник, словно искусный акробат, обладал прекрасной растяжкой и при случае мог нанести довольно коварный удар ногой, что он и продемонстрировал сегодня. А случилось это так... Роте солдат пообещали, чей десяток быстрее вспашет отведённый ему гектар земли, тот проводит вечер вне стен военного лагеря. Два отряда сделали это практически одновременно, поэтому уступать первенство никто не желал. Тогда офицер назначил Божий суд. Проходил он следующим образом: зрители образовывали круг, поединщикам давали по одинаковой бамбуковой палке и бой начинался. Бились в основном до первой крови, потому как излишне травмировать личный состав - дураков не наблюдалось. Так же победой считалось, если один из соперников запросит пощады или отправится в нокаут. Альберту достался опытный поединщик и своей палкой не раз чувствительно прошёлся по его рёбрам. Но так как в правилах не запрещалось применять руки и ноги, то Крафт воспользовался этим в полной мере. Дождавшись момента, когда противник сделает очередной замах, он резко сблизился и выбросил вперёд правую ногу... Точный удар в челюсть моментально вырубил конкурента. Как говорится, победа на лицо. И вот сегодня десяток Альберта Крафта проводит весёлый вечер в забегаловке под томным названием "Женские тайны". Табличка была писана латынью, а картина полуобнажённой красотки, висевшая рядом с нею, довольно явственно на эти тайны намекала...
  
   - Это почему не для меня? - миролюбиво спросил Альберт, посмеявшись шутке вместе со всеми.
  
   - Потому что своё "копьё" потом не отмоешь, так и будешь всю жизнь ходить с обгорелой палочкой! - громко заржал шутник, - С таким изъяном никак нельзя быть десятником!
  
   - Теодор, не метишь ли ты на моё место? - спросил Крафт, улыбаясь, но в его голосе явно проступили металлические нотки.
  
   - Что ты, Альберт, упаси меня Боже от такой напасти! Вечно отдуваться за весь десяток - это не по мне. Хотя я не прочь получать в месяц один серебряный лавр вместо золотого... потому что в нём два золотых! - громко расхохотался Теодор, видимо посчитав свою шутку остроумной. - Только скажи мне, где их можно потратить так, как хочешь? В местных лавках продают одно и то же. И живём мы здесь, словно взаперти: не убежать, не спрятаться...
  
   - А зачем тебе приспичило куда-то бежать или прятаться? - усмехнулся десятник. - Кормят здесь хорошо, голым тоже не ходишь. Кстати, заметь, одежда не в пример лучше, чем ты мог позволить себе до этого... Что же тебя не устраивает?
  
   - Меня не устраивают вечные тренировки и учёба, словно я какой-то молокосос! - набычился Теодор, а сидящие рядом товарищи одобрительным гомоном поддержали это заявление.
  
   - Во-первых, - стал отвечать Альберт, - тебя никто насильно не заставлял подписывать контракт о поступлении на службу к Византийскому императору... Погоди, не перебивай! Во-вторых: неужели ты считаешь, что отправиться за Святым Граалем - это прогулка со смазливой пастушкой до ближайшего сеновала? Нам придётся биться с этими чёртовыми сарацинами! Я очень сомневаюсь, что их можно победить одним лишь гонором. Порядок и дисциплина - вот самые важные качества любой армии. А то, как нас тренируют, указывает на серьёзность намерений императора. Вспомни последние учения с его ветеранами... Наш строй смяли, будто мы трусливые щенки, не способные постоять за себя. Разве не так?
  
   - Так, - сдулся Теодор. - Я как-то про это не думал.
  
   - Вот поэтому десятник я, а не ты, - беззлобно усмехнулся Альберт. - А деньги свои можешь потратить на Вивету или её подружек. Не часто нам удаётся получить разрешение покинуть лагерь и погулять от души!
  
   Да, извилистой оказалась дорожка у Альберта Крафта и его десятка. И не только у них. Сначала позорное поражение у Кобыльего Городка. И от кого? От черномазых сарацин!.. Это пленные сперва так думали, но потом оказалось, что темнокожие парни исповедуют христианскую веру. А какие они устроили пышные похороны погибшему магистру и всем остальным, сложившим свои головы на берегу Чудского озера... Никого не бросили гнить, словно падаль, каждому воздали почести. Нет, варвары так поступить не могли. Потом был трудный путь до Москвы. Надетые колодки, натирали запястья, шею, щиколотки... Но не было злобы по отношению к пленным. Не издевались, не унижали, кормили вполне сносно. В Москве пришлось потрудиться на строительных работах. Насильно никого не заставляли, но объявили: "Кто хочет нормально есть и пить, должен работать, а кто не хочет, Бог вам судья". Что ж, нашлись гордецы, только недолго они продержались. Глядеть на то, как сытно кушают их товарищи, очень скоро стало невмоготу. А взывания к совести настроили остальных против этих "святош". Не хочешь жрать, не жри, а другим не мешай.
   Через некоторое время среди пленных пронёсся слух, что наследный император Византии желает отнять у османов, захвативших Константинополь, Святой Грааль, поэтому набирает бравых молодцов в свою армию. Да, многие мечтали увидеть священный сосуд... Ходило поверье: кому это удастся, тому простятся все грехи... Разговоры на данную тему велись постоянно. Так же часто говорили о доме, куда многие стремились вернуться. Однако не прошло и двух месяцев, как пленники узнали страшную новость: на земли Ливонского ордена пришёл безжалостный мор. Стражники даже сочувственно высказались, что не будь плена, всех ждала бы печальная участь. Жуткие подробности о случившейся напасти с каждым днём лишь усиливались. Вскоре стало понятно, что возвращаться пленникам по сути некуда. Кроме опустошённых земель их ничего не ждёт. Мало того, чтобы случайно не заразиться, лучше лет пять там даже близко не появляться... Уныние и безысходность обрушились на людей. Многие потеряли всякую надежду на встречу с близкими и родными. В этот мрачный момент среди них появился благообразный католический священник, который буквально вдохнул в обречённых новую жизнь. Его проповеди пробуждали ото сна мечты и желания, возвращали надежду на будущее... Через некоторое время возобновились разговоры о Святом Граале, а так же о дальних землях, где всегда тепло...
   Да-а, зима, проведённая в Москве, радости не принесла. Кроме слухов, которые буквально истерзали всю душу, немало физических страданий доставили сильные морозы. Кто-то даже заболел и умер... Грустно. А вот бы туда, где всегда тепло... Что ж, Господь Бог услышал эти молитвы. Наделённые властью люди стали проводить с пленниками разговоры об их планах на жизнь, сами начали предлагать различные варианты... С ответом не торопили, давали время подумать... А что тут думать? Чем киснуть в Москве, лучше отправиться туда, где есть возможность попытать удачу... Большинство с этим согласилось. Лишь восемнадцать человек, которые не могли похвастать здоровьем, решили остаться жить на подворье русичей... Так называли себя темнокожие парни. Получив согласие, с бывшими пленниками начали заключать письменные контракты. Потом, невзирая на начавшееся лето, была грязная и унылая дорога до Вологды. Оттуда на ушкуях до Архангельской крепости... Ожидание заморских судов... Путь по океану. Бунт на одном из кораблей среди бывших пленников, который был жестоко подавлен. Шансы на успех имелись, только заговорщиков кто-то предал. В результате отношение ко всем остальным резко изменилось в отрицательную сторону и причину ни от кого не скрывали. В общем, людей снова посадили в колодки, так сказать от греха подальше. Праведное возмущение откровенно игнорировалось. Хочешь вернуть оказанное тебе доверие? Заслужи! Вот так вот, из-за кучки негодяев страдали все. Это Альберт Крафт хорошо усвоил и снова терять шанс на новую жизнь не хотел, поэтому старался, как мог. Но обо всём по порядку...
   Местность, куда корабли доставили бывших солдат ливонского ордена, оказалась очень живописной и даже немного дремучей. Множество ранее невиданных пород деревьев, необычные животные, густые заросли кустарника, непривычная красная почва и жара... Правда, на побережье она ощущалась не очень сильно. Ветер, идущий со стороны океана, позволял себя чувствовать вполне комфортно. Вскоре солдатам объявили, что они попали в Африку и здесь им придётся некоторое время постигать воинскую науку. А ещё сказали, что всем очень повезло - недавно закончился сезон дождей, а, как известно, излишняя влажность не способствует улучшению здоровья. Однако жить тут вполне можно, голодать точно никто не будет, об этом, кому надо, позаботятся. Только теперь придётся все приказы исполнять беспрекословно! После чего вновь прибывших разбили на десятки, и повели мимо большой и необычной крепости к военному лагерю. Там десятки распредели по полкам, смешав их с теми солдатами, которые проходили службу до прибытия новичков.
   Каждый полк стоял особняком. Занимаемая им территория по всему периметру была обнесена земляным валом и рвом. Через равные промежутки возвышались деревянные вышки, на которых круглосуточно дежурила охрана. С вышек открывался вид на аналогично обустроенные лагеря, обосновавшиеся по соседству. Внутри них компактно располагались продолговатые одноэтажные кирпичные казармы, рассчитанные на сто человек каждая. Оконные проёмы вместо стекла занавешивались москитной сеткой. Кроме казарм имелись ещё постройки: туалеты, склады, магазины, мастерские, тренировочные залы и прочее. В центре построек в виде ровного квадрата выделялся плац, аккуратно выложенный из каменных плит. На нём спокойно умещался весь полк. Каждый полк насчитывал шестьсот человек, из которых пятьсот основного состава и сто вспомогательного: священники, снабженцы, медики, повара, барабанщики, горнисты и другие.
   Строительством лагерей занимались сами солдаты. Как раз между крепостью и военным городком находились мини заводики с мельницами, печами и мастерскими. Там производили кирпич, цемент и изделия из древесины. Так что проблем со строительным материалом не наблюдалось. Имея под рукой всё необходимое, два десятка каменщиков, спокойно за полмесяца выстраивали казарму размерами шестьдесят метров в длину, пятнадцать в ширину и три в высоту. Могли и быстрее, только приходилось учитывать тот факт, что за один день нельзя выкладывать больше четырёх рядов кирпича, иначе под весом собственной тяжести деформируется кладка.
   Зачем же понадобилось столько заморочек со строительством, если солдаты всё равно покинут эти земли? Во-первых: кирпичные казармы надёжнее деревянных, тем более во время сезона дождей. Во-вторых: люди приобретали навыки строительных специальностей. Не вечно же им воевать? К тому же, если удастся освободить Морею от османов, придётся возводить новые крепости... В-третьих: если есть готовое жильё, то всегда найдутся те, кто его заселит. Тут и рабы, и население города, численность которого уже перевалила за пять тысяч человек, а так же будущие рекруты. Юрьевск - очень удобная база, где можно тренировать наёмников, а потом рассылать их по всей Европе или Средиземноморью. В-четвёртых: пираты будут всегда, так почему бы им за определённую плату не предоставлять убежище? Только делать это не от имени императора Южной Империи, а от имени местного вождя, настроенного по отношению к русичам весьма лояльно. Оно и понятно, вся его власть держалась благодаря им. От воинственных соседей защищали, во внутренние дела не вмешивались, способствовали прибыльной торговле, помогли построить каменный дворец (всё-таки небольшой трёхэтажный особняк с бассейном и бетонной площадью перед центральным входом смотрится солиднее, чем продолговатая глиняная хижина). Ну, и последнее: данное строительство обходилось правительству ЮАР совершенно бесплатно. Оплачивать стройматериалы и рабочее время не требовалось. Так чего переживать? Главное, чтобы прибыль, поступающая из Юрьевска, всегда превышала расходы на него.
   После распределения по полкам у вновь прибывших начались суровые солдатские будни. В первый же день всех коротко подстригли, побрили и отправили в баню. Тем, кто возмущался, недвусмысленно намекнули, закон один для всех. А кто не желает подчиняться, тот может угодить на галеры или рудники. Тем более в контракте это прописывалось особо. Так же была сожжена вся одежда, в которой ливонцы приехали. Взамен каждому выдали синие льняные трусы типа "семейки", только вместо резинки (резина пока являлась уделом избранных) использовался шнурок. К трусам прилагалась белая льняная футболка. Потом шла серая спецовка, пошитая из пеньки. На голову - широкополая панама в цвет спецовки, а на ноги матерчатые мокасины на шнурках. Подошва у них была из толстой кожи и усилена металлическими шипами. Чтобы получить нормальный боевой доспех, требовалось пройти шестимесячное обучение. Пока же все походили на толпу складских грузчиков из 21 века.
   Когда процесс переодевания благополучно завершился, новобранцев начали знакомить с распорядком дня и с самим полком. То есть, где и что находится. Куда можно ходить, а куда нельзя. Чем разрешается заниматься, а чем категорически не рекомендуют. Так же всех уведомили по поводу зарплаты и от чего она зависит. Объяснили, что выдают её один раз в неделю по субботам. В полку имеется магазин, где полученные монетки можно с успехом потратить. Тем более придётся приобрести массу необходимых вещей, которые должны быть в наличии у каждого солдата. Тут и мыльно-рыльные принадлежности, и нитки с иголками, и бритвы (опасные), и зеркальца и прочее, прочее, прочее. Список вышел аж на двадцать пять пунктов. А вот когда всё это появиться, тогда трать деньги, как сам пожелаешь... Короче, первый день новобранцам предоставили для адаптации, а потом начались изматывающие тренировки и учёба.
   Учёба... В чём же она заключалась? Если кто-то думает, что солдат начали учить писать и считать, то глубоко заблуждается. Не было цели повысить их грамотность. Но вот довести до каждого смысл тех действий, которые он выполняет на тренировках, требовалось. Сделать из рекрута послушного болванчика можно, однако лучше когда всё выполняется осмысленно. Заодно на таких занятиях выявлялись будущие командиры младшего звена: десятники, сержанты, ефрейторы. Только с их помощью можно управлять многотысячной солдатской массой как единым целым. Поэтому офицеры старательно чертили на досках различные квадратики и стрелочки, объясняя с их помощью смысл того или иного манёвра. Кстати, все команды во время тренировок отдавались на русском языке, а вообще разговоры велись на латыни.
   Альберт Крафт теоретические занятия любил. Если во время физических упражнений у него получалось далеко не всё, особенное в первое время, то здесь он очень быстро начал разбираться в тактических приёмах. Его приметили. Провели беседу. Сказали над чем нужно поработать... А поработать было над чем. Альберт боялся воды и совершенно не умел плавать. А это требовалось чуть ли не в первую очередь. Для чего? Для развития физической выносливости. Без неё солдат, что надутый шарик. Ткнули иголкой, он и сдулся, а то и вовсе - лопнул. Поэтому пришлось Крафту обратиться за помощью к одному из ветеранов, который согласился за небольшую мзду позаниматься с ним персонально. Месяц упорных тренировок и мужчина уже вполне уверенно мог держаться на воде. Дальше - больше. Ежедневные заплывы позволили ему окончательно избавиться от страха перед водой, а это, согласитесь, повышает самооценку... Очень скоро Альберту присвоили звание десятника и увеличили денежное довольствие вдвое.
   Кстати, что касается денег... Система в Юрьевске (и не только в Юрьевске) была устроена таким образом, чтобы на сторону не уходила ни одна копейка. Как говориться, кто выдавал зарплату, тому всё обратно и возвращалось. Даже те солдаты, которые получали увольнительные в городок, отоваривались в местах, находящихся под контролем представителей ЮАР. Местному вождю это было только на руку, никто из племени не мог торговать в обход него. Зато имелась возможность, особенно хорошеньким девушкам, наняться на работу в те же самые забегаловки. Тут они не только подрабатывали поварихами-официантками, но и оказывали прочие специфические услуги, за что получали отдельное вознаграждение. Если же кто-то пытался их обидеть, то мог быть жёстко наказан. В Звёздном вообще подумывали построить в Юрьевске что-то типа казино. К тому же с девушками не было особых проблем. Если рабов мужчин (причём далеко не всех) увозили в тот же самый Египет на строительство канала, то женщин старались пристроить в более "тёпленькие" места или на худой конец направить на сельскохозяйственные работы. Опять же за скотиной нужен уход. Кто будет доить коз и коров? Кстати, солдаты расчищали поля не только под посевы для урожая, но и под выпасы домашних животных. Кавалеристы больше всех нуждались в таких участках.
   Теперь по поводу местного племени и их вождя... Так как вождь был крещённым, то звали его Николай Храбрый. Причём фамилию правитель выбрал сам. Кроме дворца правителя, упомянутого выше, в Юрьевске имелась довольно симпатичная церковь. В ней всецело распоряжался шаман племени, он же батюшка Тритон Мудрый. В вопросе самоидентификации святой отец переплюнул даже вождя - оба названия подобраны им лично, правда, после небольшой консультации по данному вопросу. Территория, контролируемая племенем, растянулась примерно до трёхсот километров вдоль побережья Атлантического океана и вглубь материка до рек Нигер и Сенегал. Дальше соваться было небезопасно, ибо там проходили торговые маршруты сразу нескольких государств. Причём одно из них, которое называлось Сонгай (территория современных Мали, Нигера и Нигерии) имело хорошо обученное конное войско численностью в несколько тысяч человек. Так что жизнь в Африке кипела и племена (королевства) были далеко не дикими и погрязшими в первобытнообщинном строе, а вполне цивилизованными по меркам средневековья. Основной религией считался анимизм, немного разбавленный исламом, который занесли арабские и берберские купцы. Торговля ЮАР с этими странами осуществлялась через Николая Храброго. Сами русичи вглубь материка не совались - опасно, да и на побережье хватало забот. Тут и строительство военного лагеря, и обучение рекрутов, и производство различных материалов, а ещё охота, рыбалка и сельское хозяйство...
   Крепость в Юрьевске, если глядеть на неё сверху, чем-то напоминала большого паука и занимала площадь примерно в пять гектаров. Её бастионы имели пятиугольную форму, что позволяло полностью исключить "мёртвые" зоны, в которых мог укрыться атакующий неприятель. Под контролем крепостной артиллерии находились пристани, огородные поля, близлежащие мастерские и мельницы. Сам город располагался в паре километров от этого грозного сооружения и представлял собой вершину треугольника, образованного из трёх участков: крепость, военный лагерь, город. Внутри крепости размещались: казармы, склады, церковь (не путать с городской), ремонтные цеха, сараи, колодцы и прочие подсобные помещения. В случае осады гарнизон мог продержаться два года, не испытывая недостатка в съестных припасах и в воде.
   Что касается продуктов питания, то многие рекруты были приятно удивлены, обнаружив в каждодневном рационе пищу и напитки, которые у них на родине могли себе позволить лишь богатые люди. Что-то они вообще попробовали впервые. Остановимся на еде более подробно. Начнём с напитков, основным из которых был квас. Оно и понятно, в жарком климате он наипервейший помощник в борьбе против жажды. Кроме кваса - это компоты и свежевыжатые соки, такие необходимые после тяжёлых тренировок, потому как вместе с потом выходят не только токсины. Витаминно-минеральный запас организма тоже идёт на убыль, и его своевременное пополнение особенно важно. Недаром после бани принято пить различные морсы, квасы и чаи с вареньем, особенно малиновым или смородиновым. Только здесь солдатам чай никто не давал. Слишком дорогой пока был продукт. Зато лук, чеснок, острые приправы, а так же специи, пряности, фрукты и овощи имелись почти в изобилии. В связи с этим в голову каждого новобранца упорно вдалбливали правила гигиены - нельзя есть грязные плоды! А кое-какими вредно злоупотреблять даже в чистом виде - расстройство кишечника до добра не доводит. Про сырую воду тоже упоминали постоянно. В жарком климате в ней особенно много всякой дряни, которую невозможно разглядеть невооружённым глазом. Кстати, солдат познакомили с таким устройством, как микроскоп, чтобы они наглядно увидели маленьких паразитов. Разговоров после этого хватило надолго. Но если микроскоп вызывал живое любопытство, то хлорка, которой заставляли ежедневно обсыпать туалеты, порядком раздражала. Как в том анекдоте: "Что пахнет?" "Нет, нет, не пахнет... Глаза режет!!!" Так что недовольство высказывалось с завидным постоянством. Таких крикунов быстро спускали с небес на землю, напоминая про эпидемии.
   Кроме вышеперечисленных продуктов рацион солдат изобиловал кашами и рыбой. Мясо тоже имелось в достаточном количестве, однако вездесущие священники строго следили за соблюдением постов. По этому поводу хочется заметить, что на всевозможных религиозных запретах обогатилось немало дельцов. Взять ту же Ганзу, города которой располагались по большей части вдоль морских побережий. То есть рыбный промысел был развит хорошо, а это позволяло неплохо навариваться на торговле рыбой, снабжая ею набожную Европу, которая постилась не реже двух дней в течение каждой недели, не считая прочих постов. Зато алкоголь водился в избытке, причём с большим содержанием спирта. Так что водку придумали далеко не в России. А вот бороться с этим злом начали именно на Руси. Иван III первым запретил немецким купцам торговать пшеничным вином, ибо народ дурел от него непомерно. В военном лагере со спиртным тоже были проблемы... в том смысле, что крепче кваса ничего не подавали. Поэтому заслужить увольнительную в город мечтали многие. Хотя любители выпить довольно скоро осознали, что употребление крепких алкогольных напитков в жарком климате чревато проблемами со здоровьем. Лучше довольствоваться пивом или лёгким вином, да и тут желательно соблюдать меру. От изнуряющих тренировок никто не освобождал, а желающих "закосить" медики часто пристраивали на работы, где особых физических усилий вроде бы и не требовалось, но легче от этого не становилось. Почистить ту же картошку на всю роту - занятие не из приятных, плюс наполовину уменьшалось денежное содержание. Так что болеть было невыгодно. Правда, данное правило не касалось травм, полученных во время тренировок.
   Рабочий день у рекрутов начинался в 6 утра с душераздирающего вопля: "Рота, подъём!.. Строиться!" Для подачи этой команды специально отбирали тех дневальных, которые обладали громким и противным голосом... или просто громким. Вслед за криком, словно рассыпавшийся горох, солдаты спрыгивали с двухъярусных деревянных нар и выстраивались в одну линию. Одеваться не требовалось. Что касается спальных принадлежностей... Тут всё стандартно и практично. Начнём с матраса. Он немного напоминал ватник, потому что тоже был прострочен по всей длине. Материалом для матраса служила пенька, а наполнителем морские водоросли. Толщина составляла 10 сантиметров. Ткань для подушки так же шилась из пеньки, а в качестве наполнителя использовалась гречишная шелуха. Сатин из хлопчатобумажного волокна шёл на простынь, наволочку и так называемый пододеяльник, который ничем от простыни не отличался. Само одеяло было шерстяным сине-чёрной расцветки, которая образовывала клетчатый рисунок. В каждом полку имелась прачечная и склад чистого белья. Портить казённое имущество запрещалось, а нарушение каралось серьёзным штрафом. Вначале вид постельного белья вызвал у солдат шок. Большинство из них являлись сельскими жителями, привыкшими к шкурам, к мешкам, набитыми соломой и домотканым холстинам, а тут... нежное белоснежное, как у графских жён. На это изумлённой публике отвечали, кто будет хорошо служить, смогут жить не хуже высокородных дворян. Простимулировали так сказать...
   После того, как солдаты выстаивались, офицеры приказывали им рассчитаться сначала по порядку номеров, а потом на первый - второй. В обоих случаях требовалось запомнить свой номер. Потом личному составу отпускали пять минут на посещение туалета. Дальше шло построение перед казармой и приказ: быстро, но без толкотни, зайти на склад и: первым номерам вооружиться лопатами, а вторым носилками, или наоборот. Когда одна часть роты держала в руках носилки, а другая лопаты, её выстраивали в колонну по четыре человека и бегом отправляли к побережью океана за песком или мелкой галькой. И всё бы ничего, только до берега расстояние два километра, к тому же дорогу пересекал ручей в полтора метра глубиной и пятьдесят шириной. Перебираться же через него нужно организовано, сохраняя строй. Первое время рекруты сильно мочили лопаты с носилками, но быстро поняли: намокшее дерево тащить гораздо тяжелее, особенно обратно, да и перемещение бегом никто не отменял... Нагрузили доверху носилки, положили сверху лопаты, разбились по парам, подняли груз и алга (вперёд)! И всё строем, сохраняя одинаковый интервал... А тут снова ручей... Мало того, периодически возле него устраивались "засады": переправляющихся через водную преграду новобранцев обкидывали небольшими комками грязи... И только попробуй замешкаться, начни паниковать, потеряй груз!..
   Кто-то может спросить, зачем подобными глупостями заниматься? Что это даёт? Неужто нельзя провести нормальную пробежку, а потом разминку у спортивных снарядов? Можно, конечно. Только солдат в отличие от спортсмена ради победы жизнью рискует. А вот такие "глупые" упражнения развивают выносливость, внимание, смекалку и умение чувствовать своего напарника, которому, возможно, придётся выносить тебя раненого с поля боя как раз на таких носилках, да ещё бегом. Или отправят на штурм крепости... Лестница тоже не лёгкая, а идти прогулочным шагом под прицелом неприятеля, ой, как не желательно... Вот подобными тренировками, когда человек ещё не отошёл ото сна, а значит невнимательный, раздражённый, плохо соображающий, и отрабатываются навыки выживания. Не зря Александр Васильевич Суворов говорил: "Тяжело в учении, легко в бою".
   После того, как носилки с грузом доставлялись до места назначения, их опустошали и вместе с лопатами быстро убирали на склад. А потных и грязных рекрутов ждала разминка. Рота выстраивалась перед офицером или инструктором, и повторяла за ним все упражнения, которые он показывал. Завершив разминку, солдаты шли в душ. Кстати, по поводу душа. Пока кто-то бегал с носилками, другие таким же Макаром передвигались с вёдрами. Это чтобы жизнь однообразной не казалась, плюс взаимовыручка: одни обеспечили своих товарищей строительным материалом, а другие водой для помывки.
   Помывшись и приведя себя в порядок, то есть уже в одежде (до этого бегали в одних трусах), весь полк отправлялся на утреннюю молитву, за которой следовал завтрак. Длился он час, чтобы люди не спеша поели и немного передохнули. После завтрака два часа обязательно посвящались строевой подготовке. Хоть в армиях средневековья этого ещё не было, но тут другие люди взялись за дело... После строевой подготовки рекруты вооружались учебными щитами, мечами, копьями и приступали к упражнениям. Причём учебный инвентарь весил на порядок тяжелее боевого. Манёвры, перестроения, отработка ударов, имитация атак и защиты - всё это длилось до обеда. Только прежде чем попасть на него, солдаты снова принимали лёгкий душ. Обед, как и завтрак, длился час. Затем два часа отдавались лекциям по медицине. Потом ещё два часа шли лекции о тактических приёмах, которые выполняли солдаты, находясь в едином строю. Так же упоминались другие рода войск и способы по противодействию им. Немного времени посвящалось истории, где в основном обсуждали знаменательные битвы и сражения... Дальше наступал полдник. После полдника пару часов отводилось на занятия по рукопашному бою и по владению различными видами оружия. Потом снова душ, ужин и свободное время до отбоя.
   В течение всего дня с завидным постоянством действовала система кнута и пряника. Например: отличился какой-нибудь рекрут, и весь десяток, к которому он принадлежал, получал поощрение в виде увольнительных. Это же поощрение могли отменить, если кто-нибудь из десятка успевал накосячить. Могли наказать всю роту. Подобное происходило, когда уже "залетал" целый десяток. Тут и нарушение дисциплины, и неумение справится с поставленной задачей, и плохое выполнение упражнений... Наказания чаще всего были сопряжены с урезанием свободного времени. Вместо отдыха и развлечений, солдат отправляли на работы. Случались и более жёсткие меры воспитания...
   Кончено, не все дни проходили совершенно одинаково. Комплекс отработки различных навыков скромностью не отличался. Взять хотя бы методику по преодолению всевозможных препятствий... Тут и лазание по канатам. И форсирование водных и высотных преград. И взбирание при помощи шеста на высоту трёх этажного дома, что особенно важно при штурме укреплений. И всевозможные прыжки, которые необходимо совершать правильно, дабы не травмировать сухожилия. А то доверь энтузиасту хрустальный фаллос, он им и застрелится... Так же проводились совместные учения с другими родами войск: конница, артиллерия, стрелки, огнемётчики. Тем более их специфика обучения несколько отличалась от прочих...
   Кроме муштры существовали воскресенья и праздничные дни. Как же без них? О церковных датах забывать негоже, ибо чревато... Только в армии все сразу отдыхать не могут, как минимум территорию полка кто-то должен охранять. Поэтому без караульной службы никуда! Пока одни блюли с вышек округу, другие отдыхали на солдатский манер: что не отдых, то активный, что не праздник, то спортивный. То есть устраивались всевозможные соревнования, специально посвящённые тому или иному религиозному торжеству. Тут тебе и уважение к церкви, и эмоциональная подпитка личного состава (награды и поощрения), и возможность оценить проделанную работу...
  
   - За Святой Грааль, парни! - громко выкрикнул подвыпивший Теодор, поднимая очередную кружку с пивом. - Когда Византийский император благодаря нам вернёт его себе, то каждый, я уверен, получит достойную награду!
  
   - А о какой награде мечтаешь ты? - спросил Альберт Крафт.
  
   - А мне много не надо, - ответил Теодор, отхлебнув предварительно из кружки добрую половину, заодно успев хлопнуть проходящую мимо Вивету по её соблазнительным округлостям. - Хочу немного землицы, где я смогу открыть свою таверну... Заведу там парочку вот таких же чумазых красоток, которые будут выуживать звонкую монету из богатеньких постояльцев и отдавать её мне...
  
   - Хорошее желание! - улыбнулся десятник. - Только не играй в азартные игры, иначе все монетки вместе с красотками уплывут в чужой карман...
  
   - Ха! - осклабился Теодор. - Кто бы говорил... Сам-то ты за игру никогда не садишься.
  
   - У меня есть дела поважнее...
  
   - Это, какие же?
  
   - Он мечтает командовать всей ротой, поэтому в свободное время читает книжки, - хохотнул кто-то из товарищей.
  
   - Зря смеёшься, - не поддержал шутку Теодор. - Я уверен, из Альберта выйдет прекрасный офицер! Ведь благодаря ему мы все сегодня весело гуляем... За нашего десятника, парни, и за Святой Грааль!!!
  
   - За десятника, и за Святой Грааль! - поддержали остальные.
  
  Глава 7.
  Перед балом.
  
   Князь Василий Верейский после приёма у императора вернулся к своим людям, временно размещённым в карантинных помещениях. Другие благоустроенные места для проживания в городе пока отсутствовали. Тем более незадолго до их приезда прибыла делегация из Египта. Даже не столько делегация, а те, кого султан отправил для обучения артиллерийской науке. Было их ни много, ни мало - полтысячи человек. Каит-Бай серьёзно отнёсся к совету, что лучше заранее обучить побольше людей, а потом распределять специалистов по готовым крепостям. Случилось это после демонстрации трёх бронзовых(!) пушек типа "Полкан" привезённых в Каир из Звёздного. Правда, все они отличались калибром: 100 мм, 150 мм и 200 мм. Стрельбы произвели впечатления не только на него. Многие высокопоставленные мамлюки призадумались, глядя на ужасные разрушения, произведённые орудиями. А уж когда кто-то обмолвился, что османский султан сам вооружает свою армию подобными пушками, то большинство противников огнестрельного оружия поколебались в своём неприятии - пусть как минимум послужат для защиты крепостей... А что же взамен? Деньги? Нет. У мамлюкского султана помимо денег много чего имелось хорошего: прекрасные кони, выносливые верблюды и мулы, пшеница, хлопок, квасцы, кварц, природная сода... Как говорится, было чем расплачиваться.
   Что можно сказать про спутников князя? Про челядь говорить не стоит, куда хозяин, туда и они. Остаётся две сотни дружинников, которые отправились искать счастья за морем, причём половина из них до этого служила Андрею Меньшому. Богатеев среди этих вояк не наблюдалось, как и незаурядных личностей. Так - мелкие дворянчики, понимающие, что на Руси им ловить нечего. "Тёпленькие" места давно поделены, а пришлых близко никто не подпустит. Вот и приходилось идти под бочок к господам попроще... Конечно, ближайших родственников Великого князя не назовёшь худородными, только те бояре, которые им служили и имели земельные наделы, предпочли остаться на родине. Как говорится: "Лучше ноги в сапогах, чем лыжи на босых ногах".
  
   - Други мои, есть у меня для вас две новости, - начал Василий Верейский, собрав возле себя самых авторитетных дружинников числом двадцать пять.
  
   - Говори, княже, мы тебя внимательно слушаем, - высказался сотник Мирослав Студень, приземистый чернобровый мужчина тридцати лет, известный своей неспешностью и рассудительностью.
  
   - Земли моей жены заняли басурмане...
  
   - Тихо, вы! - гаркнул сотник, на поднявшийся возмущённый гул. - Пусть Василий Михайлович до конца речи сказывает...
  
   - Так вот, - прокашлялся Василий, - можно, конечно, предъявить на них права, только придётся тогда идти под руку басурманского шаха, авось удостоит милости...
  
   - Служить нехристю?! - снова поднялся возмущённый гул. - Ни за что!
  
   - Василий Михайлович, а большое у него войско? - громко спросил второй сотник, Семён Борода, служивший до этого Андрею Меньшому и славившийся своей заносчивостью.
  
   - На каждого нашего воя придётся по полусотне человек, - невесело усмехнулся князь.
  
   - Ох, ты!.. И что теперь делать? - снова послышались выкрики. - Может император нам поможет? Всё-таки он женат на твоей сестре...
  
   - Ты хоть представляешь, сколько для этого потребуется кораблей? - осадил говоруна Мирослав Студень. Тут чать не ближний свет...
  
   - Ты прав, Мирослав Филимонович, - покачав головою, ответил князь. - Плыть туда не меньше трёх месяцев, а то и больше... Императору нет проку, собирать большое войско и флотилию, чтобы отправлять так далеко. Ему и нынешняя помощь Великому князю обошлась в деньгу немалую...
  
   - И как нам теперь быть? - в вопросе сквозило неподдельная растерянность.
  
   - Император предлагает идти под его руку. Много земли даёт в кормление... Если говорить по правде, то я согласился... А вы решайте сами: со мною остаётесь или сами по себе...
  
   - Вона как! - призадумались дружинники.
  
  Если честно, то совершать очередное далёкое путешествие по океану многим не очень хотелось - натерпелись за дорогу. А тут ещё "переход" через пустыню сказался с негативной стороны...
  
   - А богата ли та землица? А сколько император нам будет платить за службу? А что будет с людьми Андрея Меньшого? - зазвучали вполне практичные вопросы.
  
   - Про людей Андрея Меньшого не беспокойтесь, без своей опеки никого не оставлю. Всех возьму под свою руку. Этот дело уже решённое.
  
   - Хорошо, коли так...
  
   - Теперь, что касается тех земель, - продолжил князь. - Могу сказать сразу, земля богатая. А оружием, лошадьми и обмундированием император нас обеспечит. Да и деньгой не обидит. Если верить его солдатам, то с оплатой ещё ни разу никого не обманывали.
  
   - А какая служба требуется взамен? А то условия шибко хорошие, - недоверчиво скривясь, спросил Семён Борода.
  
   - Служба обычная: порядок блюсти, судить по правде и оберегать те земли от ворогов, коли таковые объявятся. А ещё придётся портовый город возводить, сейчас там лишь деревенька небольшая...
  
   - Портовый? - перебил кто-то.
  
   - Да. Там как раз большая река в океан впадает, так что место очень удобное...
  
   - А ты откуда знаешь?
  
   - Император мне парсуны показывал.
  
   - Что за парсуны? - раздался очередной вопрос.
  
   - Сам он везде быть не может, поэтому отсылает специальных людей, которые хорошо рисуют. Вот они ему и показывают, как всё на самом деле есть. А картины те зело знатные, слово явь перед очами встаёт...
  
   - Вона как! - подивились собравшиеся.
  
   - Ага, - кивнул князь. - А место то Излодями зовётся.
  
   - А река?
  
   - А для реки мне император предложил самому название придумать. Как скажу, так и будет. Так что решайте, други мои, со мной вы или сами по себе...
  
   - Конечно, с тобой, Василий Михайлович. Чего нам без роду мыкаться? - озвучил общее мнение Мирослав Студень. - Не так ли, братья?
  
   - Так, так! - поддержали остальные.
  
   - А раз так, то выберите промеж себя восьмерых самых достойных мужей, - сказал Василий Верейский.
  
   - Зачем?
  
   - Император мне честь оказал, пригласил меня и мою жену на пир. А так же ещё восемь человек... Давайте думать, кто пойдёт?
  
   - А чего тут думать? - высказался дородный мужчина лет тридцати пяти, одетый в светлую однорядку и поярковый колпак. - Бери Семёна Бороду и Мирослава Студня, а другие пусть жребий тянут...
  
   Примерно за час до назначенного времени за князем Василием Верейским и его спутниками явился дежурный офицер. Чтобы люди напрасно не топтали ноги, с офицером прибыло три кареты, каждая запряжённая четвёркой лошадей. Кстати, кареты на данный момент времени делали только в ЮАР, причём кареты со стальными рессорами. В Европе же передвигались в крытых повозках, которые мало чем отличались от телег. Подобные средства передвижения считались женскими. Мужчины предпочитали ездить верхом.
  
   - Ух ты! - дружинники обступили необычные для их взора повозки.
  
  Все три образца немного напоминали карету из диснеевского мультфильма про Золушку. Только цвет у них был чёрный, и блестели они, как рояль. Красоту добавляла золотистая ажурная роспись по бортам, изображающая необычные цветы и птиц. Внутри мягкая обивка из нежно-зелёного бархата; кожаные кресла светло-коричневого цвета; широкие оконные проёмы с прозрачным стеклом и видом во все стороны. Шёлковые занавески бордовых тонов позволяли спрятаться от любопытного глаза...
  
   - Господа, прошу садиться! - привлёк внимание офицер. - В каждом экипаже свободно умещаются четыре человека. Я же поеду с князем и княгиней Верейскими.
  
   - Почему - это ты? - набычился Семён Борода.
  
   - Так положено по инструкции.
  
   - Э-э, - завис сотник. - Что за икструкция такая? - спросил он, коверкая слово.
  
   - Должностная инструкция. Я нахожусь на службе и действую в рамках прописанных правил, а так же исходя из указаний моего вышестоящего руководства. Ещё вопросы будут? Или всё-таки поедем?
  
   - Семён Данилович,- поморщился Василий Верейский, - садись уже... Чего время тянуть?
  
  Дружинники стали рассаживаться по каретам, с любопытством ощупывая материал, из которых они были собраны.
  
   - Надо же, - присвистнул Семён Борода, касаясь рукою бархатной обивки. - Не у каждого князя в теремах есть... Только уместно ли воину в таком ехать? Я бы лучше верхом...
  
   - А чего тебе не нравится? - спросил один из дружинников, вальяжно развалясь на мягком сиденье. - По мне, так очень удобно. И скажи, где тебе ещё такую честь оказывали?
  
   - Посмотрим ещё, велика ли та честь. Несколько дней тут мурыжили, словно мы прокажённые какие-то...
  
   - Опять ты, - это уже ответил Мирослав Студень. - Тебе же человеческим языком объясняли, что не по злому умыслу так поступают. Закон тут такой, дабы заразу с других земель не завезли. Зато всех помыли хорошо, подстригли аккуратно, вещички выстирали... Не за каждым князем подобный уход...
  
  Пока кареты не спеша направлялись в сторону дворца, стало смеркаться...
  
   - Гляди-ка ты! - присвистнул кто-то из дружинников. - Огни вдоль улицы зажигают...
  
   - И впрямь зажигают, - уставились в окошки остальные. - А ярко-то как!
  
   - Видать деньги девать некуда, - ощерился Семён Борода. - Это, ведь какие растраты...
  
   - Семён, зачем думать о чужой мошне? - спросил Мирослав. - Зато гляди, всё видно... Это тебе не по тёмным подворотням тыкаться. Лично мне здесь нравится...
  
   - Ха - здесь! Князю нашему деревушку какую-то дали, там и станем обитать...
  
   - Так ведь город будем строить... Если бы Василию Михайловичу предложили что-то недостойное, разве он был бы таким довольным? Кстати, когда мы в Москве находились, я посещал подворье русичей... Так они на арбатском пепелище такие терема отгрохали, что в них князю не зазорно жить... И построили всё достаточно быстро, причём из камня... Смотри, здесь тоже все дома из камня... А как красиво...
  
  Глава 8.
  Бал. Самое начало.
  
   В спорах и обсуждениях увиденных диковинок дружинники князя Верейского не заметили, как прибыли к месту назначения. Кареты остановились на площади, недалеко от парадного входа во дворец, который ярко освещала цветная иллюминация. Прежде всего, в глаза бросался большой щит размером три на три метра с гербом ЮАР (а теперь и всей южной империи), висевший над входом. Ниже стояли гвардейцы в количестве шести человек и проверяли у всех входящих пригласительные билеты, спрашивая у человека сперва имя, а потом сверяя с тем, что написано на бумаге.
  
   - Господа, свои билеты не теряем и никому не передаём, - предупредил офицер. - Сегодня по ним будет разыгрываться лотерея...
  
  Князь и дружинники от этих слов впали в ступор. Пришлось княгине объяснять мужу и его воинам, что такое лотерея и для чего внутри билета три арабских цифры.
  
   - А что за подарки? - поинтересовался Семён Борода.
  
   - Дорогие подарки, - с толикой неприязни ответила Зинаида Биджеевна, недолюбливавшая сотника, который раньше служил мужу её сестры. - Сам такие точно не купишь, денег не хватит...
  
   Благополучно миновав охрану, гости оказались в просторном фойе. Пока дружинники восторженно пялились на интерьер, княгиня подошла к одному из висевших на стене зеркал и принялась поправлять свой гардероб, который слегка помялся в карете. Мимо проходили другие приглашённые, с любопытством разглядывая необычных посетителей дворца (разница в одежде). Некоторые узнавали княгиню, здоровались, отвешивая ей лёгкий поклон. Вскоре "прикреплённый" офицер позвал всех следовать за ним. Поднявшись по лестнице на второй этаж и немного пройдя по широкому коридору, гости вошли в так называемую гардеробную комнату. Её стены покрывала "венецианская" штукатурка светло-сиреневого цвета, создающая эффект мраморной отделки. В золочёных рамах висели ростовые зеркала. Рядом с ними стояли небольшие фигурные столики из розового дерева. От хрустальных люстр, свисавших причудливыми гроздями с белоснежного потолка, разливался мягкий матовый свет. Одну часть помещения от прочей отделяла длинная барьерная стойка из отполированного красного сандала. За ней располагались вешалки.
  
   - Господа, сдаём верхнюю одежду и получаем номерки, после чего я всех проведу в трапезный зал, - привлёк к себе внимание офицер.
  
  Дружинники от этих слов растерялись, а Семён Борода снова стал взбрыкивать и требовать разъяснений.
  
   - Перед входом в трапезную залу положено снимать головные уборы и верхнюю одежду, если, конечно, вы не басурмане или скоморохи, - ответил сопровождающий.
  
   - Это кто басурмане?! Это кто скоморохи?! - стал возмущаться сотник.
  
   - Что здесь за клоунада? - раздался властный голос.
  
  Все моментально оглянулись. Возле гардеробной стойки стояла министр культуры и сдавала прислужнику длинный шёлковый плащ светло-бежевого цвета и кокетливую бордовую шляпку.
  
   - Донья Елена! - княгиня шагнула вперёд, и сделал книксен.
  
   - Здравствуй, моя дорогая, - хмурые морщинки на лице Елены Петровны разгладились, и на губах появилась лёгкая улыбка.
  
  Шагнув навстречу, она приобняла молодую женщину и троекратно поцеловала в щёки, после чего спросила:
  
   - Так что тут у вас?
  
   - Донья Елена, - на вопрос поспешил ответить сопровождающий офицер, - господа прибыли из Руси и, к сожалению, не знакомы с нашим этикетом и правилами. Им постоянно кажется, что я хочу умалить их честь...
  
   - Умалить честь? - брови Елены Петровны сначала удивлённо выгнулись, а затем она пристально посмотрела на дружинников. - Честь, она либо есть, либо нет. Её невозможно ни отнять, ни прибавить. Это не товар, которым торгуют на рынке. Или может кто-то считает, что люди Его императорского величества дона Павла I только тем и занимаются, что совершают подлости, дабы умалить чью-то честь???
  
  В гардеробной повисла гнетущая тишина. И князь, и дружинники быстро поняли, что с ними разговаривает женщина, занимающая очень высокое положение при дворе императора, и поэтому не спешили с ответом.
  
   - Что за шум, а драки нет? - в комнату со своей очаровательной супругой вошёл улыбающийся министр безопасности.
  
  Все обернулись в сторону новых персонажей.
  
   - Да вот, - стала отвечать Елена Петровна, а Артём Николаевич тем временем подошёл к ней и галантно поцеловал её руку. - Господа не желают снимать верхнюю одежду.
  
   - Замёрзли что ли? - удивился Бурков, глядя на хмурых молчаливых мужей.
  
   - Нет, не замёрзли, просто господа не знакомы с нашим этикетом и правилами? - ответил офицер.
  
   - А чего так? - спросил Артём Николаевич, и повернулся к своей жене, чтобы помочь ей снять длинный кожаный плащ красного цвета и широкополую фиолетовую шляпу, украшенную белым плюмажем. - Нужно было заранее всё объяснить...
  
  Только сейчас, глядя на возникшую ситуацию, Василий Верейский сообразил, почему на приёме у императора сестра два раза спросила его, не хочет ли он раздеться? И оба раза, получив отрицательный ответ, бросала испуганные взгляды на мужа. Но тот лишь чуть заметно усмехался и ничего не говорил...
  
   - Чего стоим? - рявкнул он. - Хотите, чтобы нас считали басурманами или скоморохами?
  
  После чего живо скинул с себя бархатный опашень и колпак. Передав одежду прислужнику и получив от него овальный бронзовый номерок с цифрой "31", он повернулся к супруге, которая разделась раньше всех.
  
   - Кто это? - негромко спросил у неё князь, кивнув в сторону министров.
  
   - Члены правительства Южной Империи, - ответила Зинаида Биджеевна. - Это самые близкие к императору люди. Он слушает только их советы. Так что с ними лучше дружить.
  
   Как только дружинники разделись и привели у зеркал свой внешний вид в порядок (больше, конечно, просто глазели на своё отражение да на бронзовые номерки), офицер повёл всех в трапезный зал. На входе стоял симпатичный юноша, одетый в богатую ливрею и приятным баритоном громко объявлял всех пришедших.
  
   - Князь и княгиня Верейские со своими людьми!
  
  На вновь прибывших гостей моментально обратились взоры всех присутствующих. Если платье княгини ещё как-то соответствовала местной моде, то вот у её мужа и дружинников... Чтобы ощутить разницу, представьте светский раут 21 века и княжий пир в 15-ом...
   Сам зал был поделён на три части. Первая: на ней располагались богато сервированные столы. Императорский занимал место у дальней стены по центру. Стоял он на небольшом возвышении. Слева и справа от него в форме ёлочки были установлены столы для гостей в количестве двадцати штук, рассчитанные на десять человек каждый. Вторая, она же центральная часть, где сейчас временно тусовались все приглашённые, предназначалась для танцев и различных представлений. Третья - самая маленькая, представляла из себя деревянный помост высотою в один метр. На нём стоял рояль, за которым в данный момент сидела одна из фрейлин, а так же певцы и прочие музыканты со своими инструментами. Все ждали выхода императора и его супруги. Юный рыжеволосый дирижёр, одетый в чёрный фрак, слегка взволновано поглядывал то на настенные часы, которые висели за креслами венценосных особ, то в сторону двери, откуда они должны были появиться.
  
   - Василий Михайлович, - сопровождающий офицер обратился к князю. - Как только император объявит, что гости могут рассаживаться, вы (уже объяснили, почему на "вы") и ваши люди займёте самый ближний стол со стороны Её императорского величества доньи Анастасии Михайловны.
  
   - Хорошо, - кивнул князь и стал взглядом отыскивать предназначенный для них стол.
  
  Дружинники тем временем пялились во все глаза, как на сам интерьер, так и на женщин, что находились здесь.
  
   - Дорогой, - обратилась княгиня к мужу, - скажи своим воинам, что в высшем свете неприлично так откровенно глядеть на женщин.
  
   - Так ведь они одеты-то...
  
  Конечно, облегающие фигуру платья, многие из которых имели декольте спереди и вырез сзади, оголяющие тем самым плечи, грудь и спину, не могли оставить мужчин равнодушными.
  
   - Ну, и что? - нахмурилась Зинаида Биджеевна. - Эдак любая, прости меня, Господи, баба, обнажит своё плечико и уведёт твоего воина, куда захочет.
  
   - Ну, и пусть ведёт, - улыбнулся довольный князь.
  
   - Васенька, ты хоть понимаешь, о чём я тебе говорю? - с нежностью поглядев на мужа, но с тревогой в голосе спросила княгиня.
  
   - О чём?
  
   - Ты посмотри, как все прочие мужчины смотрят на женщин...
  
   - И как же? - Василий удивлённо вскинул бровь.
  
   - Как на цветы, стоящие в вазе, но не как на предмет вожделения. Свои чувства нужно уметь держать в руках, иначе бед не оберёшься.
  
   - Каких таких бед? - насторожился князь.
  
   - Ты думаешь, что на земли, отданные императором под твою руку, других желающих нет?.. Все эти красотки, - княгиня кивнула головой, - имеют отцов, братьев и мужей, которые тоже считают, что они достойны звания наместников. Поэтому присматривай за своими воинами. Натворят бед они, а отвечать тебе...
  
   - Зинаида, - князь проникся сказанным, - а чего же они разрешают своим женщинам ходить в таких э-э... одеждах?
  
   - В каких - таких? Это обычные одежды. Здесь так всегда на праздники наряжаются. И ещё запомни, каждый мужчина старается показать, что его женщина самая красивая, но для этого не обязательно прятать её под ворохом одежд, увешанных грудой жемчугов и самоцветов. Стать видна по фигуре и по походке. Если на корову надеть седло с золочёной сбруей, она же от этого не превратится в грациозного скакуна...
  
   - Это точно! - улыбаясь, согласился князь, после чего обратился к воинам. - Эй, други мои, всех женщин, которых здесь видите, считайте своими сёстрами или даже матерями, понятно?
  
   - И что, даже ни одной зазнобы? - печально вздохнул один из дружинников.
  
   - Ни одной! - твёрдо ответил Василий. - Мы плохо знаем местные обычаи, поэтому ведите себя скромно, чтобы не опростоволосится...
  
   - Зинаида Биджеевна, - обратился Мирослав Студень, - ты случайно не знаешь, что это за светящееся стекло на стенах и потолках? Я ни одной свечи не увидел, зато так светло...
  
   - Это светящееся стекло называется "лампа".
  
   - А что внутри горит?
  
   - Не знаю. Какой-то хитрый состав, который держится в секрете.
  
   - А кто же такое придумал? - залез с вопросом Семён Борода.
  
   - Да откуда мне знать? У императора много учёных людей, да и сам он книжным премудростям обучен не мало...
  
   - А зачем в секрете держат?
  
   - Не задавай глупых вопросов! - нахмурилась княгиня.
  
  В этот момент часы на стене показали ровно восемь вечера. Тут же распахнулась дверь, и церемониймейстер громко объявил:
  
   - Их императорские величества: дон Павел I Андреевич и донья Анастасия Михайловна!
  
  Вслед за этим венценосные особы вошли в зал. Сделав несколько шагов, они остановились, глядя на своих гостей. Приглашённые на бал мужчины и женщины поспешили сделать поклоны и реверансы. Секунда, другая и зазвучал гимн ЮАР (а теперь и всей Южной Империи). Все собравшиеся тут же выпрямились по стойке "смирно" и, приложив правую руку к области сердца, замерли.
  
   - Это чаво? - Семён Борода и другие дружинники начали удивлённо крутить головами по сторонам.
  
   - Тсс! - шикнула она на них княгиня.
  
   - Прошу всех гостей занимать свои места, - как только отзвучал гимн, император сделал широкий жест рукой.
  
  Что означают прозвучавшие музыка и песня, княгиня объяснила мужу и его дружинникам, когда они рассаживались за столом. Правда, мужчины не столько слушали Зинаиду Биджеевну, сколько щупали хромированные каркасы банкетных стульев, обшитых серой кожей, и разглядывали необычную сервировку. Тут и расписные фарфоровые тарелки, и столовые приборы из позолоченного серебра, и высокие стеклянные графины с разноцветным соком, и хрустальные вазы с необычными фруктами, ягодами, орехами, салатами... Вскоре к ним подошла миловидная девушка с тёмным цветом кожи, одетая на манер ресторанных официанток времён СССР. Чтобы её представить, достаточно вспомнить песню "Ах, Таня, Таня, Танечка" из кинофильма "Карнавальная ночь". С собой она привезла разнос на колёсиках. На верхнем ярусе разноса стоял пустой тазик и несколько симпатичных кусочков мыла. На нижнем находилось ведёрко с чистой водой, небольшой ковшик и белые хлопчатобумажные салфетки. Чтобы показать пример остальным, первой услугами девушки воспользовалась княгиня.
  
   - Как тебя зовут? - обратилась она к ней, намыливая ладони мылом.
  
   - Меня зовут Дарья, - ответила та, поливая из ковшика на руки княгини. - Сегодня я буду обслуживать ваш столик.
  
  За остальными столами проходила аналогичная процедура. Как только прелестницы, отвечающие за гигиену гостей, удалились, слово взял император.
  
   - Доны и доньи, дамы и господа, товарищи... Вот и закончилась очередная рабочая неделя, - заговорил он, не вставая со своего места.
  
  В зале тут же наступила тишина. Все взоры сразу обратились к императорскому столику.
  
   - И теперь мы с полным правом можем позволить себе небольшой отдых, - продолжил Павел Андреевич. - Но прежде, чем сделать это, давайте оглянемся чуточку назад... За прошедшую неделю случилось много разных событий, как хороших, так, к сожалению, и плохих... О них вам напомнит министр безопасности. А наши очаровательные официантки тем временем разнесут по столам блюда, которые принято подавать в холодном виде...
  
  После этих слов "опытные" гости заулыбались, потому что первым делом девушки из обслуживающего персонала стали снабжать прикреплённые за ними столики спиртными напитками. Запотевшие бутылки с водкой, с вином и с бренди (шампанское делать пока не научились) очень скоро, подобно красочным знамёнам, водрузились на столах. Тем временем со своего места поднялся Артём Николаевич Бурков. Надев очки и откашлявшись, он обратился к собравшимся.
  
   - Сегодня среди гостей присутствует много новых лиц, поэтому я напомню о некоторых правилах, принятых при проведении императорского бала... Первое: есть категория людей, которым употребление спиртных напитков противопоказано по состоянию здоровья. Особенно это касается беременных женщин. Плод, находящийся в чреве матери, воспринимает хмельное питьё, как яд. К чему приводит употребление яда, я думаю, все понимают? - Бурков обвёл взглядом притихший зал. - Поэтому, дорогие женщины, если вы носите под сердцем дитё, то лучше воздержитесь от крепких напитков. Так же советуем воздержаться от спиртного тем, кому это рекомендовали врачи. Тост за здоровье императора ещё не повод калечить своё здоровье. Его величество не одобряет глупых жертв. Помните об этом! Лучше выпейте простой воды или сок... Второе: во время бала не допускаются ссоры. Если таковые произойдут, то зачинщики и провокаторы будут сурово наказаны. Это касается, как мужчин, так и женщин. Император устраивает балы для того, чтобы люди отдыхали и веселились, а не омрачали его своим поведением.
  
  После этих слов Артём Николаевич взял в правую руку стакан с водой, сделал несколько глотков, поставил стакан обратно на стол, а вместо него поднял несколько листов бумаги.
  
   - А теперь по поводу новостей, произошедших на этой недели, - продолжил он. - Начну с плохих. Случились они в среду. Прямо не среда, а наказанье Божье... Хотя сравнивать человеческую глупость и Божье наказание считаю не этичным... Но обо всём по порядку... Итак: все знают, что слоны - животные умные, миролюбивые и к человеку в целом относятся хорошо. Мало того, они часто помогают людям в их повседневных трудах, поэтому охота в нашей стране на слонов запрещена. Однако нашлись умники, которые решили... нет, не поохотится, а подразнить слонов. На ферме под названием Семечкино, что находится в шестнадцати километрах от города, два молодых оболтуса стали дразнить слониху со слонёнком и кидать в них камни. Один из камней попал слонёнку в больное место, после чего он стал громко кричать, а говоря человеческим языком, жаловаться своей матери на нанесённую ему обиду. Естественно, что слониха подобное отношение к своему ребёнку снести не смогла и погналась за обидчиками, которые прятались за деревянным забором. Однако это её не остановило. Сломав забор, она продолжила преследование. В результате были порушены ещё несколько строений и покалечены четыре человека, хорошо, что не насмерть. Из-за этого нашему министру здравоохранения пришлось лично отправиться на ферму, чтобы оказать помощь пострадавшим. Пока он со своими помощниками находился там, уже в самом городе случились неприятные события...
  
   - А что со слонихой? - перебила Галина Владимировна Краснова (то есть уже Галина Палеолог).
  
   - А что ей будет? - усмехнулся сидящий рядом с ней адмирал Шамов. - Наверное, накостыляла всем, да и ушла...
  
   - Совершенно верно, дон Руслан, - кивнул Бурков, - ушла. Но недаром я говорил, что слоны - животные умные, то есть потерей памяти не страдают...
  
   - Ага, - снова усмехнулся адмирал, - зла не помню, поэтому всё записываю...
  
  После этих слов по залу прошлись смешки. И только княгиня была вынуждена объяснять своему мужу и дружинникам суть происшествия и высказывания членов правительства, которые вместе со своими взрослыми детьми занимали два стола, что располагались по правую руку от императора. Дети младше пятнадцати лет на бал не допускались.
  
   - Итак, продолжаю, - снова взял слово Артём Николаевич. - Пока дон Илья со своими помощниками находился на ферме и помогал раненным, в городе случились следующие события... Первое: начались роды сразу у трёх женщин и моя супруга донья Эвридика, как заместитель министра здравоохранения была вынуждена находиться рядом с роженицами, чтобы облегчить им роды. В этот самый момент нашёлся умник, который решил посмотреть на солнце через телескоп... К чему это приводит, надеюсь, все знают?
  
   - Как минимум - ожог глаза! - высказался Ярослав Сомов.
  
   - Совершенно верно, - кивнул Бурков.
  
   - Ярослав, - обратился в этот момент император, - а где твой отец? Что-то я не вижу его...
  
   - Э-э, - заколебался юноша.
  
  В зале было много посторонних людей, и говорить при них, где отец, он посчитал излишним.
  
   - Отправился по делам, но сказал, что скоро будет, - ответил Ярослав.
  
   - Однако что-то он опаздывает, - Павел Андреевич поглядел на часы, что находились у него на левой руке. - Ну, да ладно. Продолжайте, дон Артём...
  
   - Продолжаю... Умник, который решил поглядеть на солнце через телескоп, получил сильный ожог глаза... А теперь скажите мне, для кого пишутся правила по технике безопасности? - министр безопасности окинул взглядом всех собравшихся. - Или вы думаете, что члены правительства их сочиняют от нечего делать, изводя напрасно бумагу и чернила?
  
  В зале повисла гнетущая тишина, слегка разбавляемая еле уловимым шумом работающих кондиционеров. Правда, мало кто об их существовании догадывался.
  
   - Дальше - больше, - снова заговорил Бурков. - Пока один из-за своей глупости повредил себе глаз, другому вообще два пальца оторвало. И снова по причине нарушения техники безопасности... А случилось следующее: слесарь, который занимается изготовлением дверных замков, решил обточить на станке деталь, не снимая с рук рабочих перчаток... Вижу, для большинства присутствующих мои слова непонятны... Хорошо, тогда спрошу так, что будет, если край рубашки затянет между двух жерновов?
  
   - Зерно молоть не сможешь! - выкрикнул Семён Борода.
  
   - А если эти жернова размером со стол, за которым сидишь, и крутит их не человек, а пара быков?
  
   - Рубаху изорвёт. А если ткань крепкая, то и придушит, чего доброго... Тут главное скотину скорее остановить, - ответил сотник, довольный тем, что с ним разговаривают.
  
   - В нашем случае вместо рубахи были матерчатые перчатки, которые, согласно технике безопасности, нужно снимать, чтобы ткань не зацепилась за вращающиеся детали, так как сразу остановить станок нет возможности. Мастер перчатки не снял... В результате оказался без двух пальцев. Хотя, как утверждает наш министр здравоохранения, их можно было бы пришить обратно, если поблизости оказался знающий человек...
  
  Изумлённый гомон, пробежавший по залу, заглушил слова Артёма Николаевича. Подобные вещи казались людям чудом Господним... С места пришлось подняться Гладкову.
  
   - Успокойтесь, пожалуйста! Ничего необычного в такой операции нет. При удачном стечении обстоятельств пальцы рук или ног можно пришить обратно.
  
   - И что это за обстоятельства? - выкрикнул кто-то из зала.
  
  Не желая усугублять слишком скользкую тему, Илья Тимофеевич решил её минимизировать.
  
   - Во-первых: подобную операцию нужно сделать в течение 30 минут, начиная с того момента, как человек лишился пальцев.
  
   - А если больше 30 минут? - снова кто-то выкрикнул.
  
   - А если больше, то отторгнутая от тела часть теряет свои жизненные силы и умирает. Даже если её пришьёшь, то толку не будет. Покалеченное место начнёт гнить, из-за чего человек вполне может умереть. И во-вторых: если тебе отрезало пальцы на руке, то их нужно моментально засунуть в лёд, как и травмированную руку...
  
   - Илья Тимофеевич, - решил прийти на помощь министру здравоохранения министр энергетики, - а сколько вы можете назвать успешных операций, связанных с пришиванием отрезанных органов?
  
   - Если брать мой собственный опыт, то всего две. И оба раза это были уши, - улыбнулся Гладков. - Пришивать пальцы, увы, мне не довелось.
  
   - Так! - повысил голос министр безопасности, ибо в зале стало слишком шумно. - Что-то мы отвлеклись! Разговор шёл о нарушении техники безопасности... Пока наши врачи спасали жизни одних людей, другие бездумно калечили сами себя. Слава Богу, хоть никто не умер. Мало того, на свет появились три новых карапуза...
  
   - Вот давайте за них и выпьем! - громко произнёс император, и весь зал дружно его поддержал.
  
  Официантки умело разливали по хрустальным бокалам спиртное, а закуску гости накладывали себе на тарелки сами. Лишь за столом князя Верейского дружинники действовали несколько растерянно, больше глазея по сторонам и задавая вопросы княгине. Слишком много нового и необычного. Почти, как в кинофильме "Красотка" со сценой в ресторане...
  
   - Пейте что-нибудь одно, - советовала Зинаида Биджеевна, - иначе потом будет очень плохо.
  
   - А ты чего не пьёшь? - удивился князь.
  
   - Нельзя мне, - загадочно улыбнулась княгиня и погладила рукой живот.
  
  Василий Верейский несколько секунд недоумённо смотрел на неё, а потом его глаза озарились счастливой улыбкой.
  
   - Неужто, правда?! - поспешил спросить он.
  
   - Правда, правда. Придётся тебе пить за себя и за меня.
  
   - Э-э... Хорошо. А чего лучше пить?
  
   - Пей белое вино, а закусывай его вот этими блюдами, - указала она вилкой.
  
   - А другие блюда как же?
  
   - Васенька, не обязательно кушать всё, что находится на столе. Ну, или попробуй всего по чуть-чуть... Тем более будут новые угощения. Так что не спеши набить свой живот...
  
  Тем временем со своего места снова поднялся министр безопасности, чтобы закончить начатую речь.
  
   - Ваше величество, разрешите, я продолжу?
  
   - Конечно, дон Артём, продолжайте! Что там с нашими пострадавшими?
  
   - Находятся на излечении.
  
   - А денежное довольствие?
  
   - Так как оба работали на казённых предприятиях, то денежное довольствие полностью сохраняется за ними даже во время болезни. Однако если излечение продлится более месяца, то выплачивать им будут всего 30 лавров, то есть поставят на один уровень с рабами.
  
   - Но ведь у пострадавших может быть семья, дети...
  
   - Ваше величество, а почему они сами не думали о семье и детях, когда нарушали технику безопасности? Тот же самый слесарь... Разве трудно было ему снять рабочие перчатки и убрать в карман? Кстати, по поводу карманов, - и Бурков поглядел на сидящих в зале людей. - Скажите мне, в какой ещё стране пришивают карманы на одежду?.. Молчите? А я вам отвечу - ни в какой!!! Это придумали у нас - в ЮАР, чтобы людям было удобно! Даже у меня на пиджаке имеются карманы. Один для платочка, который можно использовать и для красоты, высунув его край наружу, словно цветочный бутон, и как предмет гигиены... Я платочком могу: и лицо от пота вытереть, и высморкаться в него, и перевязать случайно пораненную руку... В другом кармане у меня лежат ключи и совершенно мне не мешают, в третьем находятся деньги или какие-нибудь бумаги... У ремесленников на рабочей одежде тоже обязательно есть карманы, куда можно убирать временно ненужные вещи. Всё придумано для того, чтобы людям было удобно работать... А что касается денежного довольствия, Ваше величество, так оно ведь сохраняется на всё время болезни... Пусть небольшое, но государство не выкидывает своих людей на улицу, словно ненужную вещь. Тридцати лавров вполне достаточно, чтобы вести скромный образ жизни. У нас ещё ни один человек не умер с голоду, как это происходит в других странах! И никто не сидит с протянутой рукой у церкви! Русичи своих не бросают!
  
  Конечно, вопросы императора и речь министра безопасности были больше направлены на публику. Радио, телевизоров и интернета нет, а без пропаганды государству нельзя. Вот и приходилось использовать такие нехитрые способы "охмурения" своих граждан. Хотя стоит отметить, что большая доля правды в словах Буркова присутствовала - на произвол судьбы никого не бросали.
  
   - Хорошо, - кивнул император. - А люди, которые пострадали на ферме?
  
   - Ваше величество, им оказывается бесплатная медицинская помощь. А в материальном плане у них проблем нет. И ещё я надеюсь, что данное происшествие послужит им хорошим уроком - нельзя обижать животных, тем более тех, которые находятся под защитой закона.
  
   - Что ж, я с вами согласен, - кивнул Павел Андреевич своему министру. - Поэтому предлагаю тост за благоразумие!
  
  Гости снова дружно поддержали тост, а дружинники за столом князя Верейского шумно обсуждали законы, которые приняты в ЮАР и немало удивлялись... Официантка тем временем им своевременно наполняла бокалы. С различными закусками они уже разобрались сами и предпочитали кушать более-менее знакомые или понравившиеся блюда: курицу гриль, салаты, мясную нарезку, кружочки солёных огурцов, копчёную скумбрию, красиво нарезанные кусочки белого хлеба... Оркестр тем временем негромко играл лёгкую музыку, создавая уютную атмосферу вечера...
  
   - Дон Артём, а есть какие-нибудь необычные новости? - снова обратился император к Буркову.
  
   - Есть, Ваше величество! - громко ответил министр безопасности, а гости снова навострили свои ушки, чтобы не пропустить ничего интересного. - Только не знаю, как к ним отнесётся Её величество...
  
   - А что такое? - встрепенулась Анастасия Михайловна.
  
   - Ну, вы всё-таки женщина и некоторые вещи...
  
   - Дон Артём, - вступил в разговор император, - Её величество не наивная послушница при монастыре, а правительница большой страны. Она прекрасно осознаёт, что современный мир далёк от христианской морали. Тем более кроме христиан есть ещё магометане и язычники. Поэтому было бы глупо не рассказывать ей, а так же всем собравшимся гостям то, что происходит на белом свете. Чтобы противостоять любой возможной беде, мы должны чётко понимать её причины...
  
   - Да, дон Артём, - кивнула императрица, - я не маленькая девочка, и никакие новости не смогут меня развратить или сделать дурной. Поэтому, как любит выражаться Его величество, не нужно жалеть мои уши.
  
   - Хорошо, - ответил Бурков и сделал небольшой поклон. - Один из наших торговцев, что проживает в городе Софала, плыл на корабле со своим товаром в Индию... Во время путешествия он попал в шторм и сбился с курса, из-за чего оказался возле берегов королевства Ормуз. Грубо говоря - попал в Персию...
  
   - Как имя торговца? - спросила императрица.
  
   - Замир Албанец, - ответил министр безопасности и продолжил. - Оказавшись у берегов Ормуза, он был окружён таможенными кораблями королевства, которые забрали у него четверть всего товара.
  
   - Как - забрали? - удивилась Анастасия Михайловна. - У нас же вроде с ними есть торговый договор...
  
   - Совершенно верно, Ваше величество, договор есть. Только дело в том, что прежний король трагично погиб на охоте... А новый, которого зовут Али Ахмед, считает совершенно иначе. Лично ему прежние условия не нравятся. К тому же он контролирует торговый путь между Индией и Европой, проходящий через Персидский залив. То есть думает, что поймал Бога за... бороду.
  
   - Вот, значит, как! - нахмурилась императрица. - И что было дальше?
  
   - А дальше Замир Албанец с остатками груза благополучно добрался до Индии. Там он первым делом отправился к знакомому радже и попросил продать ему насильников, которые на тот момент сидели в тюрьме...
  
   - Насильников!? - удивилась Её величество, впрочем, как и большинство гостей.
  
   - Совершенно верно.
  
   - Но зачем?
  
   - А вот слушайте... Раджа привёл его в тюрьму и сказал: "Выбирай, кого хочешь". Замир выбрал пять человек, которые имели более менее симпатичные лица и обладали тонким голосом. Купив этих "красавчиков" он принялся их откармливать...
  
   - Но зачем? - не унималась Анастасия Михайловна.
  
   - Дорогая, - наклонился к ней император, - не спеши с вопросами. Думаю, скоро мы всё узнаем.
  
   - Конечно, узнаете, - улыбнулся Бурков. - Короче, купец пробыл в Индии четыре месяца. За это время выкупленные им преступники отъелись так, что стали походить на молодых бегемотиков... С ними он и отправился обратно в Софалу. Только по дороге специально заплыл к берегам Ормуза, где в очередной раз угодил в лапы таможенников. Там он им сказал: "Забирайте, что хотите, только не трогайте евнухов. Они мне обошлись слишком дорого".
  
   - Евнухов? - удивилась императрица.
  
   - Ага! - широко улыбнулся министр безопасности. - Он всех пятерых преступников представил, как очень умелых и дорогих евнухов. Тем более они были наголо побриты, имели пышные формы, разговаривали тонким голосом и носили дорогую одежду из шёлка. Таможенники, желая угодить новому королю, забрали именно их, ну и ещё кое-какой товар...
  
   - А что потом? - нетерпеливо спросила молодая женщина.
  
   - Потом Замир Албанец уплыл, а король Али Ахмед парочку "евнухов" оставил себе, а остальных подарил своим друзьям... Говорят, теперь у короля друзей стало намного меньше, а женщины в его гареме беременны непонятно от кого, - снова широко улыбнулся Артём Николаевич...
  
   - Но это же ужасно! - возмутилась Анастасия Михайловна. - Разве христианин должен был так поступать?
  
   - Эх, Ваше величество, - вздохнул министр безопасности. - Восток - дело тонкое... Чтобы тебя уважали, нужно делом доказать, что ты мужчина. А уж, какого придерживаешься вероисповедания, вопрос второстепенный. Нынче над жадным королём многие потешаются, а Замира Албанца считают за счастье пригласить к себе в гости...
  
  Глава 9.
  Бал. Середина вечера.
  
   Не успел министр безопасности пофилософствовать на тему востока, как церемониймейстер громко объявил:
  
   - Маршал Южной империи дон Иван Леонидович Сомов со своими людьми!
  
  Свои люди - это пять высоких и очень красивых темнокожих девушек, одетых в красочные кимоно. Сам Иван Леонидович был в парадном маршальском мундире образца 1945 года и понятно, какой страны, если не считать знаков различия.
  
   - Ты чего опоздал? - обратился к нему император.
  
   - Это у нашего министра безопасности нужно спросить, чего я опоздал? - ответил Сомов, остановившись посередине зала. Девушки скромно примостились за его спиной.
  
   - Меня?! - удивился Бурков.
  
   - Конечно, тебя! - ответил маршал и продемонстрировал небольшую стальную скобу с острыми краями. - Твои головорезы прозевали диверсию...
  
   - Это у кого головорезы? - возмутился Артём Николаевич. - Да с моих сотрудников ангельские лики можно писать! Зато твоими солдафонами только детей пугать...
  
   - Глядите, Ваше величество, - повернулся маршал к императорскому столу, - как он отзывается о солдатах? Это он так мстит...
  
   - Это за что мне тебе мстить? - продолжал возмущаться Бурков.
  
   - За то, что твои кривоногие сотрудники проиграли моим орлам футбольный кубок!
  
   - Ха! Зато твои дегенераты проиграли моим красавцам шахматный турнир!
  
   - Вот видите, Ваше величество, он считает моих... нет - ваших солдат тупыми, уродливыми гоблинами... Это вообще беспредел!..
  
  Гости и императрица с изумлением смотрели на препирательства двух министров.
  
   - Это чего они, бранятся что ли? - удивился Василий Верейский, обращаясь к своей жене.
  
   - Все бы так бранились, - улыбнулась княгиня.
  
   - Ну, хватит! - в этот момент Павел Андреевич махнул рукой. - Один седой, как лунь, другой лысый, словно пень, а ведёте себя хуже маленьких детей... Перед гостями-то не стыдно?
  
   - Лично мне - стыдно! - тут же заявил маршал и засунул указательный палец правой руки между губ, смущённо склонив голову на бок, а правой ногой стал водить по полу. Так продолжалось секунды три. - А вот дону Артёму не стыдно! Он даже не покраснел!
  
   - Иван Леонидович, садись уже давай! - не выдержал император и улыбнулся, а вслед за ним и все гости.
  
   - А кто ответит за пробитое колесо?
  
   - Какое колесо?
  
   - Я решил перед балом по-быстренькому смотаться на джипе в Акулью бухту, чтобы забрать с корабля очень нужную вещь... И тут на обратной дороге - на тебе, получил "подарочек", - Сомов снова продемонстрировал скобу. - Это точно диверсия против меня...
  
   - Дон Артём, - Черныш обратился к Буркову, - найди ты ему человека, который потерял эту скобу, а то ведь не успокоится...
  
   - Ну, найду... А дальше, что?
  
   - Верни её и скажи, что товарищ маршал сильно гневался.
  
   - И пропиши ему от моего имени пинчер! - добавил Сомов.
  
   - Отставить - пинчер! - нахмурился Черныш. - Хватит и морального внушения. А ты давай, садись...
  
   - Ваше величество, разрешите сначала показать то, зачем я ездил в Акулью бухту.
  
   - Ну, покажи...
  
  По знаку Сомова девушки, стоящие за его спиной, расступились и "обнажили" стоящую на небольшой тележке чёрную гранитную плиту, на которой был выгравирован цветной портрет. По залу прошёл удивлённый шёпот...
  
   - Так ведь это Семён Михайлович Будённый! - выпалила старушка Леве. - Ну, прямо, как живой...
  
   - Совершенно верно, - кивнул довольный Сомов. - Это наш первый маршал... Антонина Григорьевна, а вы что, видели Будённого живым?
  
   - Конечно, видела! Я всё-таки живу подольше тебя...
  
  Тут министр культуры донья Елена Петровна Шамова стала дёргать Леве за рукав, чтобы старушка не начала болтать при гостях лишнего.
  
   - Да, работа мастерская! - тем временем значительно покачал головой император. - Кто автор?
  
   - Идея и разработка технологии - мои, а выполнил работу Даниил Вепрев, сын солеварщика Михаила Вепрева. Я сам художественными талантами не обладаю, а вот парнишка по этой части просто гений!
  
   - Это хорошо, что Господь Бог не обделяет нашу землю талантами. Только для чего ты принёс на бал эту э-э... мемориальную доску?
  
   - Хочу в Иване-Дальнем построить техникум художественных ремёсел. Вот, прошу вашего разрешения...
  
   - А чего - техникум, а не училище? - перебила министр культуры.
  
   - Потому, донья Елена, что в училище обучают простых ремесленников, а в техникуме готовят мастеров!
  
   - А как собираешься финансировать техникум? - спросила министр финансов.
  
   - Из городской казны... Фонд специальный создам. Кстати, Замир Албанец тоже обещал свою помощь в этом деле...
  
   - Ты лучше про него не говори, а то Её величеству он шибко не понравился, - с некоторым сарказмом заявила министр лёгкой промышленности донья Ольга Яковлевна Гладкова.
  
   - Правда, что ли? - Сомов сделал удивлённое лицо и посмотрел на императрицу. - Вот правильное говорят, что женское сердце не обманешь! Мне этот Албанец тоже сразу не понравился...
  
   - Кто бы говорил! - засмеявшись, перебила Ольга Яковлевна. - Сам через него все свои дела крутишь...
  
   - Да, дела кручу, но методов его не одобряю! - с совершенно серьёзным лицом заявил маршал. - Это надо же быть таким циничным... Поссорил Али Ахмеда со всеми друзьями, а в четырёх гаремах устроил жуткие оргии без ведома законных мужей!
  
   - Дон Иван, - обратилась императрица, - а как бы вы поступили на его месте?
  
  Весь зал притих, ожидая ответа маршала.
  
   - Как бы поступил? - задумался Сомов. - Учитывая, что король проявил неуважение к нашему государству в целом и к Его величеству в частности, я бы посоветовал лже-евнухам... изнасиловать самого Али Ахмеда!
  
   - Ох! - императрица прикрыла рот ладошкой, а Павел Андреевич недовольно покачал головой.
  
   - Кстати, а какова дальнейшая судьба насильников? - поинтересовался адмирал Шамов.
  
   - Известно какая - всех казнили. Зато теперь их имена среди простого народа упоминаются, как героические... Повезло! Если бы не Замир Албанец, то придушили этих дегенератов по-тихому ещё в Индии...
  
   - Разве можно прославлять преступников? - забеспокоилась Анастасия Михайловна.
  
   - Нет, Ваше величество, нельзя! - ответил маршал. - Это я говорю на полном серьёзе. Но так же нельзя прощать неуважение по отношению к нашему государству! Иначе каждый урод будет считать, что в Южной империи живут одни бараны и овцы, годные лишь для того, чтобы их стричь или пускать на мясо...
  
  Зал отреагировал на слова маршала одобрительным гулом, а адмирал громко выкрикнул:
  
   - За Южную империю и за прекрасных людей, которые в ней живут! Слава нашему императору!
  
   - Слава! Слава! Слава! - поддержали со всех сторон.
  
   - Иван Леонидович, а чего ты всё стоишь? - обратился Черныш к Сомову, после того, как осушил свой бокал.
  
   - Так ведь по поводу техникума мне никто ничего не ответил...
  
   - В понедельник на заседании правительства решим этот вопрос. Хотя я не вижу поводов для отказа.
  
   - Благодарю, Ваше величество! А теперь разрешите моим девушкам продемонстрировать свои умения... Всё-таки они уже в том возрасте, когда пора замуж... Пусть возможные кандидаты на их руки и сердца знают, какие сокровища им достанутся...
  
   - Хорошо, пусть покажут.
  
   - Донья Елена, - обратился к министру культуры маршал, - а ваши музыканты могли бы сыграть что-нибудь этакое?
  
   - Например?
  
   - Ну-у... Казачье чего-нибудь...
  
   - "Ойся, ты ойся, ты меня не бойся"- пойдёт?
  
   - Ага, пойдёт! - кивнул Сомов и повернулся к императору. - Ваше величество, разрешите взять из гардероба кое-какие аксессуары для выступления...
  
   - Берите.
  
  Девушки тут же вышли из зала, а через минуту возвратились обратно, неся с собою сабли, метательные ножи и большой деревянный щит размером два на полтора метра. Ножи и щит были оставлены возле стены, зато в руках у каждой "невесты" оказались по две сабли. Вот девушки замерли в центре зала, расположившись, как цифра "пять" на игральном кубике. Маршал тем временем занял место за столом и что-то шепнул Елене Петровне. Та сделала жест рукой... Зазвучала музыка и певуньи, стоящие на помосте, запели в три голоса песню.
  
  На горе стоял казак.
  Он Богу молился,
  За свободу, за народ,
  Низко поклонился.
  
  Ойся, ты ойся, ты меня не бойся,
  Я тебя не трону, ты не беспокойся.
  Ойся, ты ойся, ты меня не бойся,
  Я тебя не трону, ты не беспокойся.
  
  Девушки, "застывшие" в центре зала, с началом песни моментально ожили и начали в такт музыке выписывать саблями замысловатые фигуры. Проще говоря, занялись фланкировкой. Делали они её синхронно, исполняя при этом загадочный танец. Вскоре гости, увлечённые необычным зрелищем, стали прихлопывать в ладоши. Вот темп музыки ускорился, как и движение девушек. Крутящиеся сабельные клинки практически невозможно было рассмотреть, и лишь отблески света, отражённые от них, буквально гипнотизировали всех зрителей...
  
  Ойся, ты ойся, ты меня не бойся,
  Я тебя не трону, ты не беспокойся.
  Ойся, ты ойся, ты меня не бойся,
  Я тебя не трону, ты не беспокойся.
  
  ... песня оборвалась так резко, что в зале на несколько секунд повисла полнейшая тишина, а исполнительницы танца неподвижно застыли в позе умирающего лебедя, уронив сабли перед собой.
  
   - Браво! - крикнул адмирал, и помещение захлестнул шквал оваций.
  
  Девушки поднялись с пола и, смущённо улыбаясь, сделали несколько признательных реверансов. Только сейчас по движению их грудных клеток стало заметно, как они часто дышат.
  
   - Это ещё не всё! - громко оповестил маршал, как только гости немного успокоились. - Есть в зале смелые люди, которые не боятся острой стали?
  
  С места поднялся министр физического развития дон Борис Васильевич Михеев.
  
   - Что нужно сделать?
  
   - Встать возле деревянного щита, а девушки будут кидать в тебя ножи.
  
   - Боря, сядь на место! - тут же отреагировала его жена, а заодно и министр финансов донья Татьяна Юрьевна Михеева.
  
   - Я быстро, - улыбнулся он и пошёл к щиту.
  
   - Ваше величество, запретите ему рисковать! - обратилась министр финансов к императору.
  
   - Не делай из мужа труса, - шикнула на неё Елена Петровна. - Не бойся, ничего с ним не случится.
  
   - Ага, а ты своего поставь к щиту...
  
   - А то он ни разу не рисковал! Ты посчитай все его морские путешествия...
  
   - Дон Борис, а стоит ли? - в этот момент император обратился к Михееву.
  
  Но тот лишь махнул рукой, дескать, не мешайте мне хлебнуть адреналинчика.
  
   - Ну, Сомов, я тебе этого не прощу! - сверкнула глазами Татьяна Юрьевна.
  
   - Я-то при чём? Кто ж знал, что он вызовется? - несколько растерянно ответил маршал.
  
   - Вот сам бы и стоял у щита!..
  
   - Так ведь стоял и не раз, когда девочек тренировали...
  
   - Если с ним что-нибудь случится, я тебя задушу собственными руками, - не унималась женщина.
  
   - Договорились, - усмехнулся Сомов.
  
  Тем временем Борис Васильевич скинул с себя чёрный пиджак и повесил на спинку ближайшего стула. Девушки в кимоно уже убрали ненужные сабли, а в центре зала установили деревянный щит, собранный из досок пятисантиметровой толщины. Михеев встал к нему спиной и слегка приподнял руки в стороны. На фоне коричневых досок его белоснежная рубашка выглядела, словно бутон лилии, склонившийся вниз.
  
   - Барабанщик, бей дробь! - громко скомандовал он.
  
  Музыканты посмотрели на Елену Петровну, та одобрительно кивнула головой. Секунда, другая... И вот слух резанула сухая барабанная дробь. Зал притих в тревожном ожидании. Одна из девушек встала напротив застывшего у щита мужчины, держа в каждой руке по ножу... Взмах! Ещё один! И оба ножа, вибрируя, вонзились в дерево справа и слева от головы министра физического развития, примерно в трёх сантиметрах от каждого уха. Помещение моментально наполнилось одобрительными возгласами!
  
   - Боря, а ну садись за стол! - перекрикивая общий шум, скомандовала его супруга.
  
  Михеев виновато улыбнулся гостям, сделал шаг вперёд, а затем, резко обернувшись, с шумным выдохом ударил кулаком в щит, аккурат посередине двух ножей. Одна из досок лопнула, образовав на месте удара почти ровное прямоугольно отверстие. От этой выходки восторженный шум в зале только усилился.
  
   - Вот это удар! - воскликнул потрясённый Семён Борода. - Эдак он без топора вражеские щиты крушить может!
  
   - А ты видел, - кричит другой дружинник, - он даже не моргнул, когда девка в него ножи кидала?!
  
   - Кто это? - спросил Василий Верейский у жены.
  
   - Один из родственников императора. Его должность - делать из мальчиков воинов...
  
   - Я бы тоже такому доверил своего сына...
  
  Тем временем Борис Васильевич занял место рядов со своей супругой, а Ярослав Сомов спросил:
  
   - Дядя Боря, а о чём вы думали, когда в вас летели ножи?
  
   - Думал, сколько будет семнадцать умножить на семнадцать?
  
   - Да-а? - удивился юноша. - И сколько же? - тут же поинтересовался он с хитринкой в голосе, так как знал ответ.
  
   - Не успел сосчитать, туго у меня с математикой... Если бы ещё чуток там постоять...
  
   - Я тебе постою! - пригрозила кулаком Татьяна Юрьевна.
  
   - Дядя Боря, а если бы нож летел прямо в вас, чтобы вы сделали? - снова спросил Ярослав.
  
   - Увернулся бы или отбил его... Не думаешь же ты, у меня реакция хуже, чем у этих девушек?
  
   - Нее, не думаю.
  
   - Дон Иван, хватит страстей на сегодня, - в этот момент обратилась к маршалу императрица, видя, что опасное представление может затянуться. - И так уж сердце зашлось... Только не пойму я, к чему девицам сии науки?
  
   - Как к чему? Во-первых: Ваше величество, вы сейчас воочию убедились, что девушки прекрасно владеют ножами, а значит, на кухне будут первыми хозяйками, - улыбнулся Сомов. - А во-вторых: став матерями, они, как никто другой смогут уберечь детей от опасности. К сожалению, мужчины не всегда бывают рядом...
  
   - В таком случае я предлагаю тост за наших матерей, жён и сестёр! - громко произнёс император.
  
   - За прекрасных дам! - поддержал адмирал.
  
  Тем временем из центра зала убрали всё лишнее, а недавние исполнительницы трюков заняли место за одним из столов. К ним тут же подошла блюстительница гигиены с передвижным подносом, чтобы они могли вымыть руки.
  
   - А чьи это дочери? - обратился Семён Борода к княгине Верейской, кивнув в сторону девушек.
  
   - А что, свататься собрался? - улыбнулась Зинаида Биджеевна.
  
   - Да, нет, - ответил он несколько смущённо. - Просто хотелось узнать, кто тот славный воин, что обучил их так ловко владеть оружием?
  
   - Видать сыновей у него не было, вот и передал дочерям своё мастерство, - высказал предположение Василий Верейский.
  
   - Каких дочерей? - рассмеялась княгиня. - Они близко не родственницы, неужели не видно?
  
  Мужчины не сговариваясь, уставились на темнокожих девушек, прямо как японцы в фильме "Мимино": "Эти русские все на одно лицо"...
  
   - А ещё они все одного возраста. Не думаете же вы, что у кого-то сразу родилось пять дочек? - продолжала потешаться княгиня.
  
   - А как тогда?.. - удивились мужчины.
  
   - А это вы у товарища маршала спросите... Одно могу сказать, невесты завидные, иначе бы их на бал не пригласили...
  
  Во время этого обсуждения на сцене зазвучала песня группы "Фристайл": "Ах, какая женщина", а после неё песня группы "Белый орёл": "Потому что нельзя быть на свете красивой такой". Песни исполнял темнокожий юноша с голосом, почти как у Луи Армстронга. Пока он пел, некоторые гости мужского пола стали покидать свои столики и приглашать на танец дам. Отказов не было. Вскоре парочки закружились в вальсе, стараясь двигаться в темп музыки...
  
   - А это чаво такое? - изумился Семён Борода, когда одна, а затем и вторая парочка исполнили первые па.
  
   - Ты пришёл на бал, а на балу принято танцевать, - ответила княгиня. - Тем более под такую красивую песню...
  
  Не то, чтобы на Руси не любили танцевать... Любили! Пляски на различных торжествах устраивались часто. Но вот таким Макаром... Больше всего дружинников поразило, когда после танца дамам целовали руки. С этим вопросом снова обратились к княгине.
  
   - Это мужчина так выказывает даме благодарность за танец, - ответила она.
  
  А потом некоторые из дружинников не выдержали и сами пустились в пляс, потому что зазвучала песня на стихи Михаила Пляцковского и музыку Владимира Шаинского "Хмуриться не надо, Лада". Тем более слова так были в тему...
  
  Под железный звон кольчуги,
  Под железный звон кольчуги,
  На коня верхом садясь,
  Ярославне, в час разлуки,
  Ярославне, в час разлуки
  Говорил, наверно, князь:
  
  Хмуриться не надо, Лада,
  Хмуриться не надо, Лада,
  Для меня твой смех - награда, Лада.
  Даже если станешь бабушкой,
  Всё равно ты будешь Ладушкой
  Для меня ты будешь Ладушкой, Лада.
  
  Нам столетья не преграда,
  Нам столетья не преграда,
  И хочу я, чтоб опять
  Позабытым словом, Лада,
  Позабытым словом, Лада,
  Всех любимых стали звать.
  
  Хмуриться не надо, Лада,
  Хмуриться не надо, Лада,
  Для меня твой смех - награда, Лада.
  Даже если станешь бабушкой,
  Всё равно ты будешь Ладушкой,
  Для меня ты будешь Ладушкой, Лада.
  
  Половинки пёстрых радуг,
  Половинки пёстрых радуг,
  Сложим мы назло дождям.
  Мы умножим нашу радость,
  Мы умножим нашу радость,
  И разделим пополам.
  
  Хмуриться не надо, Лада,
  Хмуриться не надо, Лада,
  Для меня твой смех - награда, Лада
  Даже если станешь бабушкой
  Всё равно ты будешь Ладушкой
  Для меня ты будешь Ладушкой, Лада.
  
  Да, танцевальные движения дружинников сильно отличались от движений прочих гостей. Потому что все прочие, так или иначе, прошли через руки министра культуры Южной Империи. Но всё равно к новым танцорам отнеслись благосклонно и даже прихлопывали им...
  
   - Эх, лепо! - выдохнул Семён Борода, садясь обратно за стол после окончания песни.- Нашим скоморохам в жизнь так не сыграть!
  
   - Им так и не спеть, - усмехнулась княгиня. - Музыке учиться нужно ничуть не меньше, чем владению оружием.
  
  Только было начал сотник спорить с княгиней, мол, сравнивать ратное мастерство и скоморошьи потехи просто глупо, как император объявил, что на сегодня новости ещё не закончились.
  
   - Уважаемые гости, наверное, это было нужно сделать в самом начале бала, но я решил не спешить... Думаю, все заметили новые лица, которые присутствуют на нынешнем мероприятии?.. Что ж, разрешите представить вашему вниманию князя Василия Михайловича Верейского, который приходится родным братом Её императорскому величеству, а так же его людей... А вот супругу князя - Зинаиду Биджеевну, надеюсь, представлять не надо?
  
   - Не надо! Не надо! - послышались выкрики.
  
   - Что ж, прекрасно! Итак, продолжу... В силу различных политических и военных обстоятельств князь и княгиня Верейские лишились принадлежащих им земель... Возможности вернуть их обратно в ближайшее время, к сожалению, не предвидится...
  
   - А что, нет даже маленького шанса? - выкрикнул из зала лейтенант Остеонов (Генрих фон Остен).
  
   - Глупо рисковать людьми ради призрачного шанса. Должна быть чёткая уверенность в победе и осознание того, что за нею последует. Это разбойники с большой дороги живут одним днём, а государственным мужам необходимо просчитывать последствия своих деяний на многие годы вперёд, - нравоучительно ответил Павел Андреевич.
  
   - Так что же теперь, совсем не рисковать? - спросил уже лейтенант Тиссенов (Густав фон Тиссен).
  
   - Риск, конечно, дело благородное, - улыбнулся Черныш. - Только не нужно путать оправданный риск с глупым безрассудством! И ещё, доны, я знаю о вашем желании проявить воинскую доблесть на полях сражений, но поверьте своему императору - не время!
  
  Не стал Павел Андреевич распространяться о том, что пять сотен пограничников (лёгкая конница), прошедших обучение, убыли служить на границу. А именно в район 20-ой параллели южной широты, туда, где на картах 21-ого века на территории Ботсваны протекает река Ботети, а так же находится озеро Суа-Пан. Данная область мало того, что благоприятствовала сельскому хозяйству, она так же располагала большими природными запасами солончаков и поташа. Кроме этого там имелись залежи меди, никеля, золота и угля. Перед пограничниками стояли следующие задачи: построить дорогу вдоль границы, а так же возвести цепь фортов. Опять же, если опираться на карту 21-века, то тянуться они должны от города Маун, что находится в Ботсване, до города Булавайо, который уже оказывается в Зимбабве. Протяжённость участка примерно 550 километров. Как говорится, северные соседи должны чётко видеть, кому принадлежит земля. А племена, находящиеся южнее и обитающие вдоль берегов Лимпопо, помнить, кто в доме хозяин.
   Кроме пяти сотен убывших пограничников, это сто офицеров, которые в настоящий момент тренировали в Юрьевске будущую армию Андрея Палеолога. Сюда так же стоит добавить полторы тысячи солдат и офицеров, несущих свою службу в крепостях, расположенных не на территории ЮАР, причём лучших солдат и офицеров. Все прочие находились внутри страны, и было их всего семнадцать тысяч человек. Саму столицу на данный момент охраняли четыреста пехотинцев, по двести в каждой крепости; двести рейтаров, по сотне на лейтенанта и семьдесят пять гвардейцев охраны дворца. К этому списку можно добавить моряков, полицейских, сотрудников службы безопасности и егерей. Это где-то ещё человек семьсот. Как видно из вышеперечисленного, армия ЮАР не могла похвастаться большими размерами. Поэтому отправлять куда-либо свои лучшие кадры никто не собирался. Тут наоборот - стремились заселить побережье страны выходцами именно из военного сословия. Только знать о том широкому кругу лиц не следовало.
  
   - Поэтому, учитывая сложившиеся обстоятельства, - продолжил император, - я предложил князю Василию Михайловичу Верейскому принять подданство Южной Империи, а так же занять пост наместника в Излодях... Данная местность хорошо знакома нашим морякам, так как они очень часто делают там остановки... Однако тот район нуждается в умелом управлении и надёжной защите... Итак, выслушав мои предложения, князь Василий Михайлович Верейский согласился их принять...
  
   - Добро пожаловать в ЮАР! - выкрикнул кто-то из зала.
  
   - Совершенно верно, - улыбнулся император. - Добро пожаловать в ЮАР! А от себя добавлю, завтра в одиннадцать часов дня в Вознесенском монастыре состоится принятие присяги на служение Южной империи князем Василием Михайловичем Верейским и его людьми... А сейчас предлагаю тост за здоровье наших гостей!
  
  Когда здравицы за новоприбывших улеглись, с места поднялась министр культуры.
  
   - Хочу всем напомнить, особенно семьям, у которых есть дети не младше семи лет, что завтра в пять часов дня в нашем театре состоится премьера спектакля под названием "Золушка". Билеты в кассах театра начнут продавать за три часа до начала спектакля. Поэтому, кому интересно, милости прошу на премьеру...
  
   - А про что она? - послышались вопросы из зала.
  
   - Приходите и всё увидите своими глазами, - улыбнулась Елена Петровна.
  
   - Я тоже хочу сделать объявление, - вслед за своей женой с места поднялся адмирал Шамов. - В следующее воскресенье в Акульей бухте состоится парусная регата. Победители гонок будут удостоены ценных призов... Но не это главное...
  
   - А что? - выкрикнули из зала.
  
   - А то, что в парусной регате примут участие всего пять яхт монотипов, только сделаны они все не из дерева, как мы к этому привыкли, а из железа!
  
   - Так ведь потопнут, - удивились дружинники, когда княгиня объяснила им, про что ведётся разговор.
  
   - Ну, да, - усмехнулась Зинаида Биджеевна, - дон Руслан прямо такой дурень, что всех взял и утопил...
  
   - Так ведь - из железа же! - продолжали сомневаться воины.
  
   - Да хоть из камня, - хмыкнула княгиня. - Из вас физику, хоть кто-нибудь изучал?
  
   - Физику? - спросил Мирослав Студень. - А что это за зверь такой?
  
   - Наука такая, а не зверь.
  
   - И что это за наука? - залез с вопросом Семён Борода.
  
   - Сотник, мы на балу, а не на уроке! Хочешь знать больше, учись!
  
   - Я не дьяк, чтобы в письменах копаться, я - воин!
  
   - Правда, что ли? - саркастично усмехнулась Зинаида Биджеевна. - А ты разве заметил в зале хоть одного попа? Тут в основном сидят воины, и науки они почитают наравне с ратным делом! Оглянись вокруг... Вся красота, что ты видишь, создана благодаря наукам и руками присутствующих здесь людей...
  
  Пока княгиня препиралась со своими дружинниками, князь внимательно слушал, что говорят в зале.
  
   - А большие ли яхты? А какие на них будут команды? - спрашивали у адмирала.
  
   - Яхты не большие, всего десять метров в длину. Команда каждой яхты будет состоять из трёх человек...
  
   - Дон Руслан, - влез в разговор маршал, - а к чему все эти разъяснения? Люди в нашей стране грамотные, читать умеют... Нужно поставить на площади перед театром столбы для афиш, и на них вывешивать всю необходимую информацию...
  
   - А ведь действительно, - поддержал император. - На бал, к сожалению, весь город не пригласишь, зато каждый житель Звёздного сможет прочесть, что написано на афише. Кроме этого, там можно установить стенды, где будут размещаться мои и правительственные указы. Одно дело, когда их оглашают в церквях, и совсем другое, если человек сможет прочесть всё сам... Дон Артём, возьмите этот вопрос на заметку.
  
   - Хорошо, - кивнул Бурков.
  
   - Ваше величество, - снова раздался вопрос из зала, - а зачем дон Руслан сделал яхты именно из железа?
  
   - Как - зачем? Это задел на будущее... Чтобы наша страна продолжала оставаться одной из самых сильных, мы должны чутко реагировать на изменения, происходящие в мире... Например, дошла до нас информация, что в каком-то государстве случился голод из-за неурожая... Какие мысли в первую очередь приходят в голову?
  
   - Ну... можно продать голодающей стране излишки нашего урожая или скупить где-то подешевле, а им продать подороже...
  
   - Что ж, мысли правильные, но не совсем... Почему? А потому, что неурожай может случиться так же и у нас... Тогда мысли, высказанные вами, придут совершенно в другие головы... Чтобы этого не произошло, мы должны заранее учитывать подобную ситуацию... Для этого необходимо, во-первых: создавать стратегический запас продуктов, который позволит без ущерба для нашей экономики пережить тяжёлое время. Тем более в своей стране мы не имеем права наживаться на горе наших граждан, потому что это наши граждане! Во-вторых: чтобы иметь стратегический запас, необходимо повышать урожайность в благодатные годы... Для этого в своё время и было создано министерство сельского хозяйства. Люди, работающие там, делают всё, чтобы наша земля родила богато. Они выводят новые сорта семян, которые меньше подвержены болезням. Они улучшают плодородие почвы. Они модернизируют орудия труда, позволяющие не только облегчить труд крестьянина, но и повысить качество обработки земель. Так же и с новыми железными яхтами... Смотрите сами, в других государствах умные головы прекрасно осознают, что в современных войнах, которые происходят, как на суше, так и на море, роль артиллерии и огнестрельного оружия только усиливаются... Кстати, в зале присутствуют люди, которые данный факт могут подтвердить официально... Так вот, наша задача состоит не только в том, чтобы изготавливать самые лучшие ружья и пушки... Создание надёжной защиты против вражеского оружия важно не меньше! Сейчас мы собрали лишь пять небольших парусных яхт из железа, а если говорить точнее - из стали. После проведения регаты у нас будет возможность оценить, насколько они хороши? То есть, мы получим опыт! Конечно, опыт не всегда бывает удачным, но выявление ошибок сегодня, поможет избежать их завтра!
  
   - Ваше величество, - обратился Василий Верейский, - я правильно уразумею, что вы желаете сотворить корабль наподобие рыцаря, закованного в латы?
  
   - Прекрасное сравнение, Василий Михайлович! Надеюсь, в недалёком будущем, мы будем делать такие корабли. Пока же можем лишь похвастаться пятью маленькими яхтами, которые созданы под чутким руководством дона Руслана. Насколько они хороши, оценим в следующее воскресенье.
  
   Конечно, Павел Андреевич немало привирал. Во-первых: два алюминиевых катера в Звёздном имелись изначально. Попали они в прошлое вместе с "Олимпом". Но на яхты, тем более на парусные яхты, катера не тянули. Без мотора их практическое значение скатывалось к нулю. Роль адмирала, как чуткого руководителя, тоже мягко говоря, была завышена. Во-первых: чертежи, которые он изготовил, не являлись его творческой мыслью. Масса всевозможной литературы и различные видеоролики из будущего - вот тот базис, на который Руслан Олегович опирался, плюс, несомненно, богатый опыт морских путешествий и личное участие в постройке деревянных судов. Во-вторых: руководство сборкой именно стальных яхт производилось по большому счёту не им. Да и собирали их не на верфях, а в заводских цехах по причине множества огнеопасных работ. А следил за рабочим процессом то сам император, то министр энергетики. Адмирал же в это время с караваном морских кораблей ходил в сторону Руси и обратно. И в-третьих: испытания уже проводились. Иначе бы не стали тратить время и ресурсы на постройку сразу пяти яхт. И вообще, для чего перед народом проводить демонстрацию, которая может закончиться крахом? Всё-таки средневековье... И любое происшествие в народе трактуется с мистической точки зрения, хотя в ЮАР и старались придерживаться двух важных принципов:
  
  1. Не Боги горшки обжигают.
  2. На Бога надейся, а сам не плошай.
  
   Кстати, а с чего вдруг решили строить стальные парусные яхты? Во-первых: в этом "виноват" адмирал, у которого фамилия Шамов. Он уже давно всех доставал с этой темой, плюс непременно хотел построить город-порт в Кораблёве (Салданья). Император не мог оставлять без внимания просьбы своих людей, поэтому отправил в Кораблёв экспедицию, с целью выявить, насколько местность вообще подходит для постройки города-порта. Местность подходила идеально за исключением всего одного нюанса. Но этот нюанс полностью перечёркивал все плюсы. Строить город в районе, который испытывает жёсткий дефицит питьевой воды, просто глупо. А ближайший источник, который мог бы удовлетворить потребности порта, находился почти в тридцати километрах от него. Для строительства водопроводной магистрали такой длины не было ни людей, ни материала, ни опыта, ни денег. Вариант с колодцами тоже - не вариант. Поэтому данный проект отложили до лучших времён. Во-вторых: отложенный проект - это не повод отказываться от постройки железный судов. Да, пусть вначале небольших, но со временем накопится опыт, который позволит перейти к более серьёзным вещам, где будут не только паруса, но и паровые двигатели. Правители ЮАР понимали, что без развития металлообрабатывающей промышленности государство не сможет продуктивно развиваться. И пока они живы, необходимо сделать всё, чтобы ускорение научно-технического прогресса, заданного ими, не застопорилось, едва начавшись. Поэтому, было принято решение построить верфи, на которых будут изготавливать железные суда, в районе Акульей бухты. Благо местность прекрасно подходила для этого. Ширина самой бухты равнялась сорока километрам, так что теснота исключалась. Напомним, в восточной её части уже имелся небольшой порт, предназначенный для торговых судов. Его специально построили для того, чтобы уменьшить риски, связанные с прохождением водным транспортом, идущим в столицу ЮАР со стороны Индийского океана, опасного участка, который проходил мимо мыса Доброй Надежды. Новые верфи планировалось обустроить в западной части Акульей бухты, то есть подальше от посторонних глаз. К тому же гористая местность прекрасно подходила для возведения сети блокгаузов. Мало того, что они с высоты будут контролировать всю округу, так ещё и захватить их окажется крайне сложным занятием.
   Возникает вопрос, а для чего князю Василию Верейскому отдали такую шикарную область, как Излоди? Почему бы не адмиралу, если Кораблёв не подходит? Начнём с того, что Кораблёв располагался от Звёздного всего в ста километрах, а Излоди больше, чем за тысячу... К тому же дон Руслан мечтал о кораблях с паровыми двигателями, что, несомненно, хорошо, но... Давать ему такую же свободу, как, например, маршалу, было бы очень не разумным. Не тот характер и широта мысли. Без пригляда он мог учудить, не зная что... Сажать же его в Излодях вместе с князем - идея плохая, ибо вопрос о главенстве невольно приводил к конфликту. Поэтому вариант с Акульей бухтой подходил идеально. Под рукой и промышленные мощности столицы, и умелые мастера, и учебные заведения, и вся родня. Не пришло ещё время распылять грамотных специалистов по всей стране. Их концентрация в одном месте позволяла со временем сделать данный процесс естественным. Молодое поколение захочет самостоятельности, захочет проявить себя в деле... Вот тогда распределение образованных людей по малообжитым районам страны будет эффективным... Доказывай, на что способен!
  
   - Ваше величество, но ведь это, наверное, очень дорого? - задал князь очередной вопрос.
  
   - Как говорят у нас в стране, Василий Михайлович: "Не дороже денег". Зато наши мастера приобретут бесценный опыт по работе с железом. Вот лично ты, каких предпочитаешь дружинников, опытных или отроков неразумных?
  
   - Конечно же, опытных!
  
   - Вот видишь! - Павел Андреевич поднял вверх указательный палец. - Но чтобы они таковыми стали, тоже цену немалую приходится заплатить. Сколько воинов погибает во время сражений? А сколько времени, труда и забот уходит на то, чтобы из грудного младенца вырастить настоящего воина?..
  
   - Это - да, - согласно закивал князь.
  
  Остальные гости тоже призадумались, соглашаясь со словами своего императора. Но больше всего они пришлись по душе так называемым производственникам, которых на балу хватало. Директора, инженеры, мастера - все знали, сколько заботы и внимания уделяется их делам и проблемам. Были среди них те, кто, можно сказать, вырос при дворце, обучаясь наукам с детства. Были и приезжие. Кого-то завербовали в других странах, кото-то выкупили на невольничьем рынке. Но никто не пожалел, что оказался в Звёздном. А как может жалеть о чём-то кузнец, если на невольничьем рынке выкупили не только его, но и всю его семью, чтобы жил он с нею неразлучно, причём жил в человеческих условиях. Мало того, если у кого-то родные и близкие остались далеко на родине, то их находили и привозили. Правда, такие случаи были редки, но зато показательны. Да, отпустить домой не можем, но чем тебе плохо у нас? Сыт, обут, одет, жильём обеспечен, есть работа по душе... Внимание, уважение? Пожалуйста! Развлечения? Да сколько угодно, лишь бы не во вред делу. А погляди на инструмент, о котором ты даже мечтать не мог... А слабо сделать вот такую вещицу, ты же вроде мастер?..
  
   - Предлагаю тост за наш прекрасный город! - встала со своего места Елена Петровна.
  
  Все её дружно поддержали, а музыканты заиграли песню группы "Браво": "Этот город самый лучший город на Земле", правда, слегка переделанную... Не все слова вписывались в действительность... В этот раз никто не танцевал, но зажигательная песня пришлась по душе многим. После того, как она закончилась, исполнителей поблагодарили аплодисментами.
  
   - Кстати! - снова привлёк к себе внимание император. - Уважаемые гости, вот мы сидим, веселимся, а между тем у нас в стране самым наглым образом нарушается закон!..
  
   - Закон нарушается? - тревожно зашептались вокруг.
  
   - Кто мне подскажет, - продолжил Павел Андреевич, - во сколько лет гражданин Южной Империи по закону получает паспорт, определяющий его совершеннолетие и социальный статус?
  
   - В шестнадцать! - выкрикнули сразу с нескольких столиков.
  
   - Дон Ярослав Иванович Сомов, сколько вам лет? - хмуря брови, грозно спросил император.
  
   - Шестнадцать! - ответил юноша, поспешно соскочив с места.
  
   - Где ваш паспорт?
  
   - Э-э, - растерялся Ярослав. - Так ведь не успел ещё получить... В пути был...
  
   - Так значит, вы путешествовать любите, да? - продолжал хмуриться император. - А паспорт кто за вас будет получать? Жираф?
  
   - Так ведь я... - совсем смутился юноша, не зная, что ответить.
  
  Вроде и оправдываться ему не пристало, тем более перед таким количеством народа. К тому же действительно, прибыл он буквально несколько дней назад, совершив многомесячное путешествие. Тут других забот хватало...
  
   - Ну, что ж, - улыбнулся император и обвёл взглядом всех собравшихся, - простим молодому дону его забывчивость?
  
   - Простим! - послышалось со всех сторон.
  
   - Тем более, - продолжил Павел Андреевич, - путешествовал дон Ярослав не сам по себе, а по нашему приказанию. И как мне доложили, проявил себя выше всяческих похвал... А поэтому, слушайте мою волю... В честь совершеннолетия, а так же за проявленные мужество и героизм в борьбе против врагов Южной Империи дон Ярослав Иванович Сомов награждается серебряным Георгиевским крестом четвёртой степени и получает офицерское звание - лейтенант... Дон Ярослав, подойдите ко мне!
  
   - Есть! - чётко ответил юноша, не в силах сдержать расплывающуюся по лицу улыбку.
  
   Где же этот смуглый (в маму пошёл) паренёк так проявил себя? В бою под Кобыльим Городком - нет. Там он находился рядом с высшими офицерами и особой опасности не подвергался. Может на реке Угре? Тоже - нет. Во время боя он был при обозе, к которому враг даже близко не подошёл. Тогда где же? А при захвате замка Феллин (современный Вильянди, Эстония), где прятался брат погибшего магистра Ливонского ордена епископ Симон фон дер Борх. Там скапливались силы Ливонских рыцарей, чтобы с наступлением весны восстановить статус-кво на утраченных землях. Напомним, Ревель был разрушен пиратами (а на деле флотом ЮАР) и сейчас в той местности хозяйничали разные банды мелких феодалов, а из Риги епископа прогнали горожане. Так же на два этих города (и не только на них) облизывались Дания и Швеция, которые в настоящий момент состояли в личной унии и являлись как бы единым государством (Кальмарская уния). Но из-за внутренних противоречий решиться на серьёзный шаг у них не получалось. Вылазки отдельных дворянчиков с целью - пограбить, в расчёт брать не стоило.
   Так вот, пока рыцари копили силы для летней компании, на земли Ливонского ордена пришли псковские и московские полки, плюс экспедиционный полк из ЮАР. Несмотря на предупреждение псковичей (рассылка писем по совету капитана Кудрявцева), никто не предполагал, что русские рати предпримут нападение, да ещё зимой. Причём хорошо продуманное и подготовленное нападение. В результате все укреплённые пункты щёлкались, как орешки. И лишь замок Феллин попытался оказать сопротивление, не желая сразу капитулировать. В принципе, у воевод, посланных сюда Великим князем, не стояла задача - уничтожить ливонцев. Основная цель (не считая грабежа ради личного обогащения) - это принудить их к заключению более выгодных для Руси торговых договоров. Поэтому они не спешили рисковать дружинами, отправляя их на штурм. Пока лишь осада, да пострелять по стенам из пушек... Смотришь, сговорчивее станут.
   У капитана Кудрявцева имелся другой приказ, чем меньше рыцарей останется в живых, тем лучше. Так же было необходимо прикарманить побольше различных документов. Поэтому он не стал дожидаться капитуляции. Пока псковичи и москвичи изображали деловую активность, разоряя посады и обстреливая внешние стены замка, русичи провели молниеносный штурм с самой вроде бы неприступной стороны, которая охранялась хуже всего. Для начала с помощью бинокля определили, сколько вообще караулов находится на стене, как днём, так и ночью. Тем более ночью осаждаемые зажигали факелы и разжигали костры в широких железных чанах. Последние использовали для обогрева стражи. Так вот, вычислив всех караульных, а так же при помощи разведчиков "ощупав" местность, которая прилегала к замку, штурмовать решили следующим образом... В течение ночи, используя маскировочную экипировку, к стене первыми выдвигались снайпера. Такие специалисты в количестве одной боевой единицы состояли в штате каждого десятка стрелков. Только, в отличие от своих сослуживцев их вооружение состояло не из гладкоствольного ружья, а из винтовки (или просто - штуцера), которая заряжалась пулей Минье. Кстати, подобные умельцы имелись и на боевых кораблях, чтобы выбивать канониров и командиров противника. Так вот, снайпера подкрадывались на дистанцию уверенного выстрела и обустраивали лёжку. Причём действовали они парами - один прикрывал другого. После чего подавали световой сигнал. Следующая группа так же скрытно, неся с собой составные лестницы и верёвки с прикреплёнными к ним кошками, приближалась к стене, возле которой затихала до поры до времени. Третьей "волной" подкрадывались те, кому предстояло в числе первых лезть на стену. Ночь, как назло, была звёздной, поэтому действовать приходилось крайне осторожно. Сам лагерь русичей располагался в километре от замка, чтобы пушки осаждаемых их случайно не достали. Хотя, если верить показаниям пленных, то дальность выстрела крепостных орудий едва ли достигала половины этого расстояния.
   Итак, к назначенному часу все, кто принимал участие в штурме, находились на обозначенных для них местах. Дальше начиналось представление, чтобы отвлечь ливонцев от основного места действия. В чём оно выражалось? А в том, что в лагере псковичей устроили яркий салют. В это же самое время снайперы открыли огонь по заранее выбранным целям. Мало того, со стороны лагеря москвичей, где капитан Кудрявцев временно разместил свои пушки, за стены замка полетели дымовые гранаты (шашки). Естественно всё это привлекло внимание осаждаемых. Кто-то обалденно глазел на красочный салют. Другие, привлечённые шумом, поспешили выйти на улицу... Правда, сумерки раннего утра ясности не прибавляли. А тут ещё то с одной, то с другой стороны начали вырастать столбы дыма... Обычно, когда происходит что-то непонятное, людей охватывает недоумение и даже паника. В замке происходило что-то похожее. Тем временем штурмующие группы без потерь "оседлали" приглянувшуюся им стену. Ярослав Сомов оказался в их числе. Не захотел парень отсиживаться в лагере. В результате отправился на дело вместе с капитаном Мухиным. В какой-то момент юноша остался один и тут из ближайшей башни в его сторону устремился отряд ливонцев. Сын маршала не растерялся и угостил нападавших сначала парочкой лимонок, потом применил ПМ (пистолет Макарова), а оставшихся в живых добил саблей. Когда потом подсчитали трупы, то аккурат "высветилась" чёртова дюжина. Однако результат! Причём - приличный результат, особенно если учитывать, что это его первое боестолкновение с грозным противником лицом к лицу. К тому же среди погибших оказались два рыцаря. И ссылка на более совершенное оружие - не канает. Им ещё нужно уметь правильно воспользоваться. Тут некоторые из пулемёта не могут попасть...
   Что происходило дальше? А дальше московским воеводам доложили, что русичи уже вовсю грабят замок. Правда, на самом деле это было не так. Гарнизон крепости превосходил своим количеством численность полка. К тому же на штурм отправили далеко не всех. Поэтому, облюбовав захваченную стену, солдаты ЮАР планомерно выбивали воинов Ливонского ордена оружейным огнём и гранатами, не стремясь к рукопашной схватке. Места узкие, неудобные... Зачем куда-то лезть, когда и так можно безнаказанно наносить противнику урон? Но московские воеводы о том не знали. Испугавшись, что военная добыча от них ускользает, они предприняли общий штурм. И он удался. Опять же, этому очень поспособствовали снайпера. Да, они не имели оптических прицелов, но, удобно устроившись на высоких башнях, легко поражали "соблазнительные" цели на расстоянии до пятисот метров. Очень скоро командный состав ливонцев иссяк, началась общая паника и о решительной обороне уже никто не помышлял...
   Если в ТОЙ истории военная добыча, добытая русскими полками, оказалась большой (тогда замок не захватили, удовлетворились богатым откупом), то в этот раз она была просто огромной! Оружия и доспехов хватило бы на оснащение двадцатитысячной армии, плюс пушки и порох... Вот только солдатам ЮАР из этого списка ничего не требовалось (своё намного лучше). Певро-наперво они выбрали себе молодых невест. Потом для этих невест хорошую одежду, украшения и посуду. Дальше шли деньги, запас продуктов питания и фуража. В Москву полк возвращаться уже не собирался. Его путь лежал в сторону Пскова, где будут сыграны все свадьбы. Затем - Новгород и дальше маршрутом паломников к Архангельску... А капитан Кудрявцев постарался прибрать к своим рукам документы, печати и картины...
   Были ли споры при дележе добычи? Ну, куда же без них? Князья и бояре москвичей и псковичей торговались так, как будто на кону стояла их жизнь. И озвучь капитаны сразу, что им надо, то, скорее всего, ничего бы из перечисленного не получили. И не нужно искать здесь какую-то логику. Просто чисто из-за принципа, а то вдруг уважать перестанут?.. Поэтому приходилось с пеной у рта торговаться за вещи, которые на хрен были не нужны, подводя спор к желаемому результату. В итоге князья и бояре перехитрили сами себя... Как говорится: "Не всё золото, что блестит". Получив необходимое, русичи отправились домой...
  
   Вот юноша подходит к столику императора... Её величество с благодушной улыбкой прикрепляет ему на левую сторону пиджака Георгиевский крест, после чего протягивает руку для поцелуя. Потом сам император вручает Ярославу паспорт, а затем отдаёт воинское приветствие, приложив правую ладонь к короне.
  
   - Служи, сынок, во славу Империи и пусть Империя гордится тобой!!!
  
  При этих словах Ярослав вытягивается по стойке смирно и замирает. Чтобы сделать ответный жест - не хватает головного убора.
  
   - Служу Южной Империи и её народу! - громко отвечает он и зал наполняется рукоплесканиями.
  
   - Молодец! Сегодня пей и гуляй, а завтра, чтобы как штык явился на принятие присяги. Можно сказать, что звание ты получил авансом, - улыбнулся Павел Андреевич. - Иди, садись на своё место... А я предлагаю поднять бокалы за нашу молодёжь!
  
  Гости дружно поддержали тост, а подошедшего к своему столу Ярослава сначала крепко обнял отец, а потом принялись тормошить все остальные. Юноша так растерялся, что больше походил на неразумного ребёнка, чем на воина, которому довелось испробовать вкус кровавых сражений.
  
   - Дон Ярослав, а против кого ты воевал? - с долей зависти крикнул лейтенант Генрих Остеонов, осушив свой бокал.
  
  Трудно было получить награду в мирной жизни, а она давала немало привилегий. Тут и повышение жалования, и пенсия после оставления службы, да и просто приятно, когда остальные люди выказывают тебе уважение...
  
   - Против хана Золотой Орды, - скромно ответил юноша, продолжая смущаться от свалившихся на него похвал.
  
  Смущаться-то - смущался, но сказал ровно столько, сколько ему велели. Хоть вокруг и собрались вроде бы все свои, но лишнюю информацию разглашать не стоило. О Европе вообще старались молчать. Основной темой были арабы, Индия, Персия, Египет, Китай... Слегка упоминались Австралия и Южная Титаника (Южная Америка), но где это и что это - люди не представляли. Рано ещё было продвигать географию в массы. Князь Василий Верейский тоже воевал против хана Золотой Орды, но что там творилось на западных границах Руси, особого понятия не имел. Конец осени 1480 года, а так же зиму и весну 1481 года он провёл в Москве, где стараниями очень многих людей под него "подкладывали" его нынешнюю жену.
  
   - Я слышал, это степняки? - задал лейтенант очередной вопрос. - Их основная сила - лёгкая конница?
  
   - Совершенно верно, - кивнул Ярослав.
  
   - Ваше императорское величество, а почему нас не послали принять участие в битве против них? - обратился он к Павлу Андреевичу, подразумевая себя и своих рейтаров.
  
   - Начнём с того, что военные люди подобные вопросы на балу задавать не должны. Кому и в каком месте нести службу, решается не на весёлых застольях. Надеюсь, дон Генрих, вы меня поняли? - от вопроса императора, заданного ледяным тоном, атмосфера в зале моментально сгустилась.
  
   - Так точно, Ваше императорское величество! - сообразил ответить лейтенант, после чего получил тычок в бок от своей жены за слишком длинный язык.
  
  Фрейлина Катерина Остеонова хорошо помнила свою прежнюю жизнь на одном из островов Кабо-Верде, где её отец служил мелким чиновником... Вечная нищета, потом нападение пиратов, тёмный и грязный трюм корабля, долгое морское путешествие, освобождение... И вот она фрейлина самого императора. У неё есть красивый дом с приусадебным участком, хорошее жалование, чудесная дочурка, муж... И у этого самого мужа, как выражается донья Елена, шило в заднем месте. Вечно ему неймётся...
  
   - Кстати, - императрица решила разрядить обстановку, - а не пора ли нам продемонстрировать гостям призы?
  
   - Давно пора! - послышались выкрики с места.
  
   - Нет! Считаю, что ещё рано! - выкрикнул маршал. - Лично я выпил слишком много жидкости и боюсь получить вместо возможного выигрыша кучу насмешек...
  
   - Действительно, - улыбнулся император и поднялся со своего места. - Предлагаю перед знакомством с призами немного развеяться...
  
  Глава 10.
  Бал. Демонстрация призов.
  
   Музыканты играли ненавязчивую музыку, официантки убирали грязную посуду и приносили новые блюда. На столах появились вместительные кастрюльки с холодной окрошкой. Это блюдо стали считать в ЮАР национальным. На Руси имелось нечто похожее, но называлось оно "ботвинья" или холодный суп. Жирного на столах практически не было по причине позднего времени. Это делалось по совету министра здравоохранения. В вечернее время вообще старались больше кушать лёгкую пищу. Ни пельменей, ни шашлыков, ни запечённых свиных рёбрышек, ни антрекотов с бифштексами и шницелями - ничего этого не подавали. Зато десерт... Но о нём позже. А пока одни гости посещали туалет, другие дивились на него, и отлучка по нужде вылилась для них в небольшую экскурсию... Унитазы, писсуары, раковины с кранами для воды... Кстати, гости из Руси очень удивились белоснежным хлопчатобумажным салфеткам на столах. Зачастую жирные руки просто вытирали об полы одежды, а губы - рукавом. Но господам объяснили, что не стоит лишний раз пачкать одежду, для этого существуют специальные салфетки.
   Не прошло и получаса, как все гости снова заняли места за своими столами. А император напомнил, что не нужно ждать специального разрешения на посещение уборной. Если организм требует, то глупо искушать судьбу напрасным терпением, а то ведь эдак и опозориться недолго. Чать не младенцы грудные...
  
   - Итак, сегодня разыгрываются...
  
  В центр зала в цветастом костюме конферансье вышел темнокожий юноша с запоминающимся именем Гектор Певцов, который до этого пел песни, и донья Екатерина Кузьминична Краснова - дочь Кузьмы Краснова... Вы когда-нибудь видели негритянку с рязанским лицом? Это был именно тот случай, который сочетался с изящной фигуркой, а белоснежное платье-миди (не мини) с причудливыми оборками только подчёркивало все её достоинства. На ногах у неё красовались лёгкие розовые туфельки на среднем каблучке. Девушка легко выкатила в центр зала прозрачный лототрон, в котором находились маленькие цилиндрики свёрнутой бумаги. Внутри каждого цилиндрика прятался числовой набор из трёх цифр.
  
   - ... следующие призы, - между тем продолжал юноша. - Первое: кресло из шкуры волка с подлокотниками - голова волка.
  
  Специальные люди стали выносить призы для всеобщего обозрения. Кресло поистине выглядело шикарно. Создавалось ощущение, будто бы два оскалившихся волка синхронно спускаются прямо на тебя с небольшой горки. Тем более ножки кресла были искусно замаскированы под лапы. Гости стали бурно обсуждать первый приз, а Екатерина Краснова элегантно уселась в него, демонстрируя из себя повелительницу грозных зверей. В зале раздались одобрительные хлопки и выкрики.
  
   - Второе: кресло-качалка, обшитое шкурой зебры...
  
  Первое кресло уходит на второй план, а перед зрителями выставляют новое. Выполнено оно из эбенового дерева. Изящно изогнутые подлокотники и "ножки" вороного цвета создают по его краям симметричный рисунок, похожий на морских коньков. Мягкое сиденье и высокая спинка чёрно-белого окраса невольно завораживают взгляд. И вот Екатерина Краснова уже "оседлала" его. Украсив лицо имитацией очков, и взяв в руки книгу, она с видом романтичной девицы изобразила чтение, и будто бы непроизвольно стала раскачиваться... Вдруг книга падает ей на колени, глаза закрываются, а голова склоняется на бок... Девушка спит. Кресло же продолжает совершать лёгкое покачивание... Сцена была настолько правдоподобной, что некоторые даже поверили...
  
   - Зинаида Биджеевна, а чего это она? - не удержался от вопроса Семён Борода.
  
   - Тебя ждёт, чтобы ты унёс её на своё ложе, - озорно улыбнулась княгиня.
  
   - Правда, что ли?
  
   - Семён (ещё бы добавить "Семёныч"), - покачал головою Василий Верейский. - Не видишь, девица показывает, что в кресле можно удобно почивать...
  
   - Эх, ёлки-моталки, какова притворщица! - восхитился сотник, а парочка дружинников его шумно поддержала.
  
   - Третье, - продолжал вещать Гектор Певцов. - Картина: "Богатыри".
  
  В центр зала вынесли репродукцию картины Васнецова "Богатыри". Слава Богу, технические возможности пока ещё позволяли воспроизводить достаточно качественные копии мировых шедевров. Технику, доставшуюся ОТТУДА, использовали очень бережно, а отсутствие интернета помогало уберечь её от непредвиденных поломок. Сами тоже не сидели, сложа руки. Гладков и Краснов-старший пытались наладить технологию производства осциллографических электронно-лучевых трубок и фотоаппаратов. Да, сперва самые примитивные. Но лиха беда начало... Тем более эти вещи были нужны и для медицинских целей, и для военных, и для многих других... Но мы отвлеклись. Итак, картина Васнецова "Богатыри" в красивой золочёной рамке, украшенной фигурным рисунком, оказалась в руках у Екатерины Красновой. Девушка с непринуждённой улыбкой неподвижно застыла, чтобы гости смогли спокойно рассмотреть очередной приз. Его размер, конечно, отличался от оригинала в меньшую сторону. Имеющиеся цветные плоттеры не позволяли делать копии больше, чем формат А-0. Но и этого вполне хватало для неискушённой публики средневековья. Картины ценились, и иметь дома подобное творение считалось престижным. В ЮАР пока своих великих художников не было, а все талантливые юноши и девушки работали на государство и в основном не на поприще искусства. Например, Бурков очень ценил тех сотрудников полиции или службы безопасности, которые умели рисовать. Они часто подмечали детали, ускользающие от взгляда прочих людей. Но не только министр безопасности привечал подобные кадры. Адмиралам требовались грамотные корабелы, умеющие видеть перспективу. Императору были нужны инженеры-конструкторы. Мэру - архитекторы, скульпторы. Даже Гладков приветствовал у врачей художественный дар... Из самих чернышей более-менее красиво умела рисовать лишь Жанна Егоровна - министр по кадрам. В своё время она и преподавала детишкам этот предмет, опираясь на найденные в книжном магазине книги. Причём книг оказалось много, за авторством аж тридцати двух человек... Но мы опять отвлеклись...
  
   - Кто сии воины? - спросила императрица у мужа.
  
   - Как повествует легенда, - стал отвечать он, - были на Руси три могучих богатыря: Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алёша Попович... Когда князь высылал их дозором на рубежи, то все супостаты разбегались от страха... Эта картина посвящается им...
  
   - Они все погибли, - вдруг опечалилась Анастасия Михайловна, - когда Чингизовы рати пришли на Русь... Мне батюшка рассказывал в детстве...
  
   - Вот как! - растерялся Черныш.
  
  Конечно, жена говорила ему о своей родословной и родословной своей родни. Но там столько всего намешано... Даже первый князь Белозёрский - Глеб, был женат на внучке Батыя. А его отца казнили из-за того, что он отказался служить хану. Если же брать Европу, то там чуть ли не у каждого короля присутствовала кровь Рюриковичей. А тут былинные герои... Хотя про могилу Ильи Муромца Павел Андреевич что-то слышал...
  
   - Ну, хочешь, мы не будем разыгрывать эту картину. Хочешь, я подарю её тебе? - спросил император.
  
   - Нет. Нельзя так. Людям уже показали её, а теперь словно отнимаем... Жаль на Руси у нас картин не имелось... Батюшки запрещали рисовать... Токмо святые лики или чьё-нибудь житие, и то лишь с их одобрения...
  
   - Батюшки вообще часто лезут туда, куда им не следует, - недовольно заметил Черныш. - Они людей просвещать должны, а вместо этого в дремучесть загоняют... Взять хотя бы мусульманских имамов... Знаешь, что они говорят, благословляя воинов Аллаха на войну с гяурами, то есть с христианами?
  
   - Что? - с немалым любопытством взглянула Анастасия Михайловна на мужа.
  
   - Они говорят, что в случае гибели воин попадёт в рай, где его будут ждать тридцать три девственницы... Вот я и думаю, если рай - это возможность лишать девиц невинности, то все наши блудники и так уже в раю...
  
   - Дорогой, грех так говорить! - несколько подрастерялась молодая женщина.
  
   - Ты это имамам скажи... А картины рисовать надо! И без всяких разрешений. Иначе пройдёт лет триста, и захотят потомки узнать, как жили их предки, во что верили, чем занимались? И не узнают.
  
   - А письмена?
  
   - А что - письмена? Письмена - это то же самое, как слепому рассказывать об утренней заре. Представить, конечно, можно всякое, но знать реальность, а не вымысел, вот, что главное!
  
   - Для чего же тогда написано в Библии: "Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли"? - неуверенно спросила императрица.
  
   - Ваше величество, а вы помните, что было написано дальше? - Черныш пристально поглядел на жену, и сам же продолжил. - "... не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой..." То есть, не рисуй с целью поклонения...
  
  В зале временно наступила тишина. Все прислушались к разговору императорской четы.
  
   - И ещё, - несколько эмоционально продолжил император, - кумиров себе создавать не надо, но герои будут всегда, как те триста спартанцев, которые ценою собственной жизни спасли граждан своей страны от персидского рабства!!! И мы обязаны чтить своих героев... Уточняю, не поклоняться им, но чтить! Это дань памяти нашим предкам...
  
   - Павел Андреевич, пожалейте ушки своей супруги, - вклинилась в паузу Елена Петровна. - И Бог с ними - с кумирами. Они приходят и уходят, а герои всегда остаются в наших сердцах! И замечательные картины - яркий тому пример!
  
   - Да, донья Елена, вы правы! - тут же взял себя в руки Черныш. - Предлагаю тост за тех, кого с нами уже нет...
  
  Закат уносит всё былое...
  К вечерне колокол позвал...
  Седой старик у аналоя...
  Молитвы путь... И, как финал:
  "Аминь... аминь, - промолвят губы"...
  На небе вспыхнут сотни звёзд...
  А грёзы память приголубят,
  Чтоб меньше было в жизни слёз...
  
  Заря проснётся, вспыхнет светом,
  Укажет путь, благословя...
  И будут, будут песни спеты
  И про тебя и про меня...
  Их разнесут молва и ветер
  Во все концы, во все края...
  Так пусть запомнимся в столетьях,
  Как эти три богатыря!!!
  
   - Вау, Павел Андреевич! - восхитился маршал (и не только он), - Как вы правы! Кто сейчас смотрит на нас с небес, должны видеть, что благодаря им у нас всё хорошо! И мы постараемся быть достойны их памяти!.. Разрешите добавить от себя?
  
   - Конечно, дон Иван!
  
   - Предлагаю почтить минутой молчания память всех погибших наших братьев...
  
  Император, не говоря ни слова, поднялся со своего места. Гости моментально сделали то же самое. В Звёздном знали, что такое "минута молчания". Данный ритуал в своё время ввела Елена Петровна... В наступившей тишине барабанщик стал отбивать шестьдесят ударов, стукая палочкой об палочку, изображая метроном.
  
   - Прошу всех садится, - спустя минуту торжественно-печальным голосом произнёс Черныш.
  
  Пока гости садились обратно, Елена Петровна сделала жест музыкантам и Гектору Певцову. И вот в стенах бывшего торгово-сервисного комплекса "Олимп" заиграла песня композитора Яна Френкеля на стихи Расула Гамзатова в переводе на русский язык Наума Гребнева "Журавли".
  
  Мне кажется порою, что солдаты,
  С кровавых не пришедшие полей,
  Не в землю нашу полегли когда-то,
  А превратились в белых журавлей.
  
  Они до сей поры с времён тех дальних
  Летят и подают нам голоса,
  Не потому ль так часто и печально
  Мы замолкаем, глядя в небеса.
  
  Летит, летит по небу клин усталый,
  Летит в тумане на исходе дня,
  И в том строю есть промежуток малый,
  Быть может, это место для меня.
  
  Настанет день и с журавлиной стаей
  Я поплыву в такой же сизой мгле,
  Из-под небес по-птичьи окликая
  Всех вас, кого оставил на земле.
  
  Мне кажется порою, что солдаты,
  С кровавых не пришедшие полей,
  Не в землю нашу полегли когда-то,
  А превратились в белых журавлей.
  
  Они до сей поры с времён тех дальних
  Летят и подают нам голоса,
  Не потому ль так часто и печально
  Мы замолкаем, глядя в небеса.
  
  Песню слушали молча. Даже дружинники князя Верейского прониклись моментом и задумчиво притихли. У императрицы и у многих женщин на глазах выступили слёзы...
  
   - Не чокаясь! - громко сказал маршал, как только музыка стихла.
  
  После памятного укуса змеи Иван Леонидович пил спиртное крайне редко, лишь по особым случаям. Сейчас был именно он. Осушив свою рюмку с водкой, маршал поставил её на стол и обратился к императору:
  
   - Ваше величество, предлагаю давать как можно меньше поводов для грусти нашим женщинам...
  
   - Полностью с вами согласен, дон Иван, - ответил Черныш и с нежностью посмотрел на свою супругу. - Анастасия Михайловна, мы можем продолжать наш вечер?
  
   - Конечно, - улыбнулась та и вытерла платочком глазки.
  
   - Четвёртое, - тут же продолжил темнокожий юноша. - Самовар пятилитровый, гранёной формы, материал - полированная латунь. Топится дровами. К самовару прилагается фарфоровый заварник золотистого цвета и чеканный латунный поднос, выполненный в виде круга...
  
  Тут же на небольшой тележке, покрытой белой скатертью, выкатили самовар. Стоял он на подносе, как и заварник. Екатерина Краснова с озорным видом поднесла к крану чашку... Открыла его, словно наливая кипяток... Потом "налила" чай из заварника... После чего принялась шумно дуть на чашку и, гримасничая, прихлёбывать.
  
   - Не обожгись! - выкрикнули из зала, поощряя её правдоподобную игру.
  
  В сторону крикуна девушка хулиганисто высунула язычок. Гости весело засмеялись, и только министр культуры недовольно покачала головой, после чего сделала знак музыкантам и они заиграли песню "У самовара я и моя Маша". Гектору Певцову срочно пришлось опять переквалифицироваться (пардон за тавтологию) в певцы - очень уж у парня голос был подходящим для разных случаев... Пока он пел, Екатерина ловко подыгрывала ему, исполняя роль той самой супружницы Маши...
   В Звёздном чай любили, причём как привозной, так и свой. Свой назывался ройбос (красный куст) и был чем-то сродни иван-чаю из Руси, но это скорее по свойствам, чем по внешнему виду. Черныши переняли его от местных жителей. Привозной же доставлялся из Китая и Бенгалии. Его понемногу начали выращивать и у себя, чтобы в будущем не зависеть от поставок со стороны, а так же самим заниматься экспортом. В Москве (пока только в Москве и чуть-чуть в Архангельске) самовары и чай тоже вошли в моду (и не только они). Бояре, глядя на Великого князя, принялись ему подражать. Хотя не все, а наиболее богатые - дорого стоил импортный товар. Но тут уже больше думали не о деньгах, а о престиже. Но мы снова отвлеклись... Как только песня закончилась, а гости отблагодарили исполнителей аплодисментами, вынесли новый приз. Слегка отдышавшись, юноша произнёс:
  
   - Пятое: часы мужские для ручного ношения с ремешком из крокодиловой кожи деликатной выделки. Сам корпус стальной, нержавеющий...
  
  Екатерина продемонстрировала всему залу красную бархатную коробочку, в которой лежали часы.
  
   - Ваше величество, - обратилась Галина Палеолог (родная тётя и одногодка стоящей в центре зала девушки). - А если мужские часы выиграет дама, то, как быть?
  
   - Я надеюсь, что у каждой дамы есть любимый мужчина, - улыбнулся Черныш. - Дарить подарки любимым - это прекрасно и благородно...
  
   - А если часы выиграет донья Антонина? - указала юная женщина (всё-таки замужем) на старушку Леве и замерла с хитрой улыбкой.
  
   - Брат, сын или внук тоже может быть любимым мужчиной, - ответил император с серьёзным лицом. - Любовь, она намного шире, чем мы её себе представляем... А у Антонины Григорьевны столько любимчиков, что пальцев на руках не хватит, чтобы всех сосчитать, - улыбнувшись, закончил он.
  
   - А ещё подарки можно делать в знак признательности за оказанные услуги, внимание или помощь, - нравоучительно добавила Елена Петровна.
  
   - А часы я сама могу носить, - заявила молчавшая до этого Антонина Григорьевна, одетая в закрытое красное платье с длинным рукавом. - Мне всё равно, мужские они или дамские. Я девушка непритязательная...
  
  Смех и одобрительные аплодисменты были ответом на слова министра сельского хозяйства.
  
   - Девушка в красном вы - прекрасны! - громче всех зааплодировал Краснов-старший, подмигивая при этом дочке и внучке, типа смотрите, какая у нас бравая бабулька.
  
   - Эх! - не выдержала Леве и обратилась к адмиралу. - Русланчик, возьми-ка гармонь...
  
  Тут же со сцены принесли гармонь, и Руслан Шамов заиграл любимую песню Антонины Григорьевны: "Каким ты был, таким ты и остался". Леве пела её сама и без всяких переделок в тексте. Вскоре все гости стали дружно прихлопывать в такт песне.
  
   - Шестое, - продолжил конферансье, после того, как песня закончилась, а министра сельского хозяйства искупали в овациях. - Комплект серебряных дамских украшений с жемчугом и бриллиантами: колье, ручной браслет и серёжки.
  
  Екатерина Краснова тут же достала из принесённой шкатулки драгоценности и надела их на себя, чтобы продемонстрировать, так сказать, народу красоту. До этого на ней ничего не было, если не считать нитку жемчуга, украшающую вьющиеся смолянистые локоны, доходящие до плеч. После чего девушка с невозмутимым видом продефилировала по залу туда и обратно, словно модель из будущего... Этому её (и не только её) обучила Гладкова Ольга, хотя сама не один месяц потратила на то, чтобы всё было, как ТАМ. Для чего это делалось? Черныши решили, что девушки из знатных семей обязаны иметь "благородную" походку. Юношей это тоже коснулось. Отсюда и обязательная специфическая зарядка по утрам, способствующая правильной осанке и лёгкости движений. Напомним, что основная масса жителей Звёздного, включая рабов, с первых дней его основания делала утреннюю гимнастику. Вначале по необходимости, так как "посланники богов" подобным способом пытались приобщить всех к чему-то общему, первыми подавая наглядный пример (плюс, конечно, молитвы в церкви). К тому же противостоять внешнему агрессору всегда легче, когда ты физически хорошо развит. Со временем это вошло в привычку и стало обязательным атрибутом, сопутствующим утренней молитве... Завершив "показ мод", девушка аккуратно сложила драгоценности в изящную шкатулку и ещё раз продемонстрировала гостям её содержимое.
  
   - Седьмое: велосипед... Его я покажу сам, так как наша очаровательная донья Екатерина, увы, не в спортивном наряде, - улыбнулся Гектор Певцов.
  
  В центр зала выкатили красивый дорожный велосипед, чем-то напоминающий "Салют" советских времён. Его стальная рама отливала бронзой, втулки руля и седла - серебром (хромированные), крылья - бирюзой, а кожаное седло и эбеновые ручки руля, исчерченные противоскользящим рисунком, чёрным ониксом. Шины использовались цельнолитые перфорированные. Почему такие? Всё дело в проколах. Острые камни, сучки и прочие "колючие" предметы быстро выводили камеры, доставшиеся ОТТУДА, из рабочего состояния. Находясь вблизи дворца и мастерских, образовавшуюся проблему решали быстро, а вот вдали от "цивилизации"... Тем более велосипеды, окрашенные в белый(!) цвет, стали средством передвижения для святых отцов. Это дело одобрил сам патриарх Иаким Звёздный. Понравились они ему. К тому же есть и пить, как, например, мул или лошадь, не просили. Зато можно быстро доехать до дальней фермы или какой-нибудь деревеньки, где срочно требуется присутствие батюшки: отпустить грехи умирающему, отпеть покойника, обвенчать молодожёнов, осветить новое жилище... Короче, велосипеды, как средство передвижения, люди оценили по достоинству. К тому же их делали не только двухколёсными, но и трёхколёсными, чтобы ездить было удобнее, а заодно возить грузы. Багажники устанавливались и сзади и спереди...
   Стоит заметить, что казённые предприятия начали выпускать велосипеды всего три года назад. До этого использовали запасы, доставшиеся из будущего. Кроме велосипедов стали так же изготовлять детские коляски и инвалидные кресла. Причём последние высоко оценили в Риме, куда они были отправлены вместе с новым посольством в количестве трёх штук. Одну коляску подарили Римскому Папе, страдающему болезнями ног. Понятно, что для такого случая камерные или вообще - бескамерные шины, вариант не из лучших. Случись прокол, и репутация будет подмочена. Поэтому в результате многочисленных опытов создали то, что создали. Кстати, Краснова-младшего назначили министром резиновой промышленности. А то, что он, как папа, занимался ещё энергетикой и прочими делами - издержки обстоятельств. Тут и людей образованных не хватало, да и сами черныши не горели желанием сажать в министерские кресла "чужих". Хотя по поводу образования нужно заметить, что благодаря наработкам покойного Дундича оно оказалось продвинутым настолько сильно, что прекрасно подошло бы и для жителей 21 века. Опирался он, прежде всего, на труды Виктора Фёдоровича Шаталова, по системе которого обучались многие будущие генералы КГБ и академики СССР...
   А по поводу велосипедов хочется сказать вот ещё что... В Звёздном кроме стальных казённых изделий бегало немало самоделок из дерева. Люди любят "копировать", тем более для использования в личных целях это не запрещалось. Поэтому "вездеходов" с необычными формами хватало. То с педалями, то без них, то вместо цепи прилаживали кожаные ремни... Звёздочки тоже зачастую отсутствовали. Вариант детского трёхколёсного велосипеда с "крутилками" на переднем колесе был самым распространённым. Понятно, что и колёса мало чем отличались от тележных. А о резине даже говорить не приходится - слишком дорогое удовольствие. Сделать её дешёвым ширпотребом пока не позволяли ни технологии, ни производственные мощности. Хотя товары, где присутствовала резина, в магазинах имелись. Но, как говорилось выше, цены кусались. Это тебе не древки для стрел, которые бригада из десяти человек может за день изготовить в количестве пяти тысяч штук... В общем, цена за велосипед начиналась с 500 лавров. Правда, для церковных служащих их изготовляли бесплатно.
   Кстати, а где сам Иаким Звёздный? Присутствовал ли патриарх на балу? В этот раз - нет. Он вообще редко посещал подобные мероприятия. В основном из любопытства, чтобы оценить, что из себя представляют императорские пиры? И в целом смотрел на них положительно. Какого-либо падения нравов им обнаружено не было. Опять же - этикет, направленный на воспитание у молодёжи благородства и человеческого достоинства. Именно достоинства, а не превосходства, например, перед тем же самым рабом. Это особенно нравилось патриарху, ибо он, как никто другой понимал, что перед Богом все равны. Хотя правители Южной Империи его немного огорчали своей самоуверенностью, которая происходила от многих знаний. Да, он осознавал, что найти в мире более образованных людей трудно, но кичиться этим не следовало. Они же часто говорили, что именно священнослужители виноваты в людском невежестве, и истоков этого убеждения Иаким Звёздный найти не мог. Правда, был наслышан, как некоторые попы ради личной выгоды дурят доверчивых прихожан... А вот уличить в корысти императора или членов правительства у него поводов не имелось. Конечно, они стремились к получению прибыли, только вся эта прибыль была в цифрах расписана на конкретные нужды, которые тратились на благо простых людей. Хотя пару раз патриарх имел с императором неприятные разговоры. Первый случился из-за попрошаек у церкви. Откуда они взялись? В Звёздный на кораблях привозили много разных людей, чтобы пристроить к какому-нибудь труду и со временем сделать из них достойных граждан. Только не все к этому стремились. Проще попрошайничать и ничего не делать. Так же не все обращались с болячками в больницу. Поэтому вид грязных попрошаек, покрытых язвами, вызвал у императора такой приступ гнева, что ужаснулась даже императрица. Она ещё не видела мужа настолько разозлённым... Если люди средневековья к подобным оборванцам относились со снисхождением и даже с жалостью, а к странствующим паломникам и вовсе с почтительностью, то для выходцев из 21 века бомжи являлись социальным злом, разносящим заразу. Только в будущем на них всем было плевать, а вот сейчас правительству ЮАР - нет. Помывку в бане, медицинское лечение и работу предоставляли каждому. Нет ног? Работай руками. Нет рук? Используй ноги: меси глину или выдавливай сок из винограда... Не можешь выполнять физическую работу? Сиди, вари клей, который постоянно необходим для столярных работ. Короче, найти занятие по способностям не составляло труда, для этого и существовало министерство по кадрам. Поэтому император пригрозил, что если ещё раз увидит в столице бомжей (так и сказал), то отдаст приказ, чтобы их повесили, а на грудь нацепили табличку "лентяй". Правительству же дал задание более доходчиво доводить до местного населения правила и порядки, принятые в ЮАР.
   Второй случай произошёл, когда у императрицы умер духовник, привезённый ею из Руси. Умер, можно сказать, по собственной дурости. Несмотря на то, что его кончина избавила чернышей от многих проблем, сама причина, из-за которой он лишился жизни - возмутила... Святой отец вместо трусов носил железные вериги, почитал себя аскетом и умерщвлял плоть... В результате в паху образовалась язва, куда проникла зараза и вызвала заражение крови... В средние века таких людей считали чуть ли не святыми... Император думал иначе. "Я вам покажу умерщвление плоти, самоубийцы грёбаные, - не сдерживал он себя в выражениях. - Если подобные случаи повторятся впредь, то вместо отпевания и похорон получите место в выгребной яме! Не хотите жить по-человечески? Лучше сразу стреляйтесь или топитесь в океане, чтобы проблем с вашей утилизацией не возникало..." Ни патриарх, ни императрица понять причины его гнева не смогли - слишком менталитет разный. Поэтому первый случай приписали к последствиям мора, который (якобы) случился из-за заразы и грязи, а второй к осуждению самоубийц. Владыка попытался что-то объяснить Его величеству, но император посмотрел на него, как на ребёнка и сказал: "Отче, я не собираюсь с тобой ни спорить, ни ссориться. Я высказал свою волю, ибо абсолютно уверен в собственной правоте. Была бы хоть тень сомнений, то обязательно обратился за советом. Излишней гордыней, слава Богу, не страдаю". Что ж, патриарху оставалось только тяжело вздохнуть и смириться...
   Сейчас же Иаким Звёздным готовился к вселенскому собору, который должен состояться летом следующего года в Иване-Дальнем. Инициатором этого собора был он сам и в немалой степени правительство Южной империи. Требовалось "легализовать" пришедшие в мир новые знания. Не все, конечно. Далеко не все, но всё же... В первую очередь это связано со здоровьем людей. Например, определить возрастной ценз выхода девушек замуж не раньше 16-ти лет. Сейчас же у девочки не успевали начаться месячные, как её считали годной для деторождения. А это зачастую происходило намного раньше вышеуказанного возраста. Так же было не желательно рожать чаще одного раза в два года. Если брать местные племена ЮАР, так у них вообще женщины рожали один раз в три года, то есть пока первый ребёнок не научится ходить и бегать. Всё это время мать продолжала кормить его грудью. Кстати, Иаким Звёздный первый раз услышал русский мат, причём в свой адрес, именно от женской половины правительства Южной империи, когда сказал, что их основное предназначение - рожать детей. "Отче, а ты часом не ох...ел? - произнесла с хмурой улыбкой министр сельского хозяйства. У остальных суровости на лицах было не меньше. - Ты людей-то со скотиной не путай! Или женщину за человека уже не считаешь?.." И опять патриарх не мог понять, что же их так возмутило?.. Правда, немного позже, сойдясь поближе с министром здравоохранения, нашёл ответы на некоторые свои вопросы. Женская смертность во время родов - случай чуть ли не обыденный в средние века. Тем более от частых родов организм не успевал нормально восстановиться, что тоже не уменьшало статистику смертности. Поэтому поступать вопреки здравому смыслу, уповая на Божью волю, было несколько кощунственно. Ибо сказано в Библии: "Не искушай Господа, Бога твоего".
   На соборе вообще планировали поднять очень многие вопросы, связанные с медициной. Во-первых: создать организацию "Международный Красный Крест" с уставом и полномочиями, которые, по мнению чернышей, стали бы близки к ТЕМ. Во-вторых: раскрыть саму суть зарождения жизни, то есть процесс оплодотворения. На данный момент в мире существовало много разных теорий, по которым велись споры, но чёткого понимания не было. Недаром, особенно в Европе, врачи после смерти предпочитали препарировать именно женщин, а не мужчин, чтобы понять, как вообще происходит зарождение человеческой жизни... В-третьих: более подробно осветить причину венерических заболеваний и методы по борьбе с ними. В четвёртых: рассказать о пагубности алкоголя, наркомании и курения. Хоть последнее, как таковое, и существовало лишь на землях Титаники (Америки), но в других частях света люди тоже курили разные одурманивающие травы. Например, на Востоке и в Азии был широко распространён кальян, правда, не в том виде, который известен жителям 21 века, а намного проще. Поэтому для участников собора готовились наглядные пособия, объясняющие, что и как. Кстати, похожие пособия (картинки) Константин увёз с собой в Южную Титанику (Южная Америка), чтобы местные племена видели, как вместе с дымом в лёгкие проникают "злые духи" и почему он отказывается курить. Хотя против самого табака (растения) никто не выступал. Ведь из него не только готовили некоторые виды лекарств, он ещё с успехом применялся в сельском хозяйстве в борьбе против вредителей и сорняков. Это намного лучше, чем химией травить почву...
   Дальше прорабатывались вопросы по поводу гигиены, а так же вакцинации против оспы. Тут, как и с процессом оплодотворения, патриарху наглядно доказали, почему это происходит. До этого с ним наглядными опытами занимался только ныне покойный Дундич. Например, объяснил природу происхождения электрического тока, а так же из-за чего возникают молнии и как при помощи громоотводов им противодействовать. Правда, на будущем соборе про электричество говорить не велели. Всё-таки государство на нём делало большие деньги, немалая часть которых шла на развитие церкви. Иаким Звёздный это прекрасно понимал, и рубить сук, на котором сидел, не собирался. Зато было необходимо официально признать, что Земля круглая и имеет конкретные(!) размеры. Мало того, патриарх знал и о её вращении вокруг солнца и собственной оси. Тут снова постарался Дундич, предоставив ему труды, расчёты и опыты знаменитых учёных якобы прошлого... Тот же маятник Фуко, убедительно доказывающий суточное вращение Земли... К тому же в Звёздном на Столовой горе имелась шикарная обсерватория и неплохие телескопы, доставшиеся из будущего. Делали и собственные, но они пока уступали по качеству своим "потомкам". Но не суть. Главное было в том, чтобы церковь и наука шли рука об руку. Тем более православные монахи греческих, азиатских и восточных земель были намного просвещённее своих католических собратьев из Европы. Нетерпимая борьба с "ересью" и массовые убийства людей, которые произошли в XVI и XVII веках не должны повториться. Хотя правители Южной Империи беспокоились не столько за Европу, сколько за своих детей. Им-то преподавали знания в полном объёме...
   Дальше рассматривались вопросы о единых единицах измерения, завязанных на десятичной системе и общем мировом календаре по Грегорианскому принципу. На Руси он уже действовал вовсю. В Риме католические кардиналы его тоже одобрили, но на год позже. Если так продолжится и дальше, то лет через десять путаница, связанная из-за различия в летоисчислениях, заметно уменьшится. Так же на соборе планировалось познакомить епископов с некоторыми измерительными приборами (микроскоп, телескоп, термометр, барометр...) и подарить книги с научными трудами... Книги писались на трёх языках: латинском, персидском и греческом. Их всяко станут копировать и цитировать, но когда одно и то же будет происходить в разных частях света - уже прогресс...
   Так же прорабатывался вопрос о едином мировом патентном бюро под надзором церкви. То есть, все новшества в мире именно церковь должна оформлять законодательно. Главное, чтобы не было такого беспредела, как в ТОЙ истории. То на авторские права всем наплевать, то вдруг появляются непонятные организации, которые начинают засуживать человека, исполнившего песню двадцатилетней давности, а то и более старую. Да, наказывать за воровство чужих трудов надо, однако всему должна быть разумная мера. Прошло десять лет и та же песня автоматически становится народной, чтобы любой мог её петь и слушать где и когда захочет. Прочим изобретениям будет вполне достаточно двадцати лет "неприкосновенности"... Кстати, по поводу изобретений. В Звёздном особо подчёркивали тот факт, что творцом является лишь Господь Бог. Сатана создавать не может, лишь разрушать. Его удел - негативные эмоции и только. Сера - не порождение дьявола, а один из многих элементов, созданный Творцом при сотворении Земли. То, что люди используют её для уничтожения себе подобных, ещё ни о чём не говорит. Простым камнем тоже можно голову проломить, а гусиным пером глаз выколоть... Патриарх, как человек адекватный и логически мыслящий, с данными суждениями полностью соглашался. Кстати, учебник по логике, подаренный ему Дундичем, лежал у него постоянно на виду, как настольная книга...
   Почему вселенский собор решили проводить не в Звёздном, а в Иване-Дальнем? Во-первых: Иван-Дальний находился намного ближе к будущим участникам собора. Во-вторых: там стоял прекрасный храм Христа спасителя. Как же без показухи? В-третьих: в этом году завершалось строительство благоустроенного гостиничного комплекса. Будет куда заселять гостей. В четвёртых: в городе имелись прекрасные асфальтированные улицы с дорожной разметкой - удивлять, так удивлять! В Звёздном асфальта было немного. В основном - дорожная плитка, хоть и прекрасного качества. Но не это главное. Просто черныши не горели желанием демонстрировать свою столицу разным пройдохам. А то, что среди служителей церкви таких окажется немало, никто из них не сомневался. Тут сами готовили шпионов... К тому же в столице вступил в силу план по проведению первой пятилетки, и ей близко было не до собора. Куча новых людей, которых привезли (и ещё привезут) в Звёздный за последние два года, требовала массу внимания. Обучение, обеспечение жильём, едой и одеждой отнимало слишком много сил и времени, чтобы ещё размениваться на церковные дела. Эти задачи возложили на патриарха и маршала.
  
   Вот Гектор Певцов продемонстрировал гостям свой класс езды на велосипеде и отставил его в сторону...
  
   - Глупость какая-то, - хмыкнул Семён Борода. - Вместо этого велсипеда (не смог правильно произнести слово) лучше бы коня боевого...
  
   - Эх, сотник! - презрительно покачала головой княгиня. - Ты бы видел, какие на велосипедах устраивались соревнования... Не хуже конских скачек! А уж призы для победителей...
  
   - Восьмое, - тем временем продолжил Гектор Певцов, - палаш кавалерийский обоюдоострый. Клинок изготовлен из императорской стали (литой булат). Эфес латунный корзинчатой формы с вензелями. Рукоять из розового палисандра оплетённая кожей морского ската. Навершие украшено ярко-красным рубином. Ножны цельнометаллические с изображением на них эпической битвы в обрамлении цветочного орнамента. На аукционе, устроенном нашими купцами в столице Египта - Каире, подобный палаш был продан за девять тысяч золотых дукатов, что примерно равняется нашим восьмистам лаврам...
  
  Те, кто проживал в Звёздном не первый год, отнеслись к названным цифрам более менее спокойно. Ну, а что?.. Высококлассные мастера, а так же директора (чиновники 5 ранга) различных производств получали до трёхсот лавров в месяц. Поэтому купить такой клинок особо труда не составляло. В крайнем случае, если прямо невтерпёж, можно было взять в госбанке кредит. На всей территории Южной Империи его процентная ставка равнялась десяти процентам. Только действовала она не так, как принято в 21 веке. То есть, если ты взял в кредит 100 лавров, то в оговорённый срок должен вернуть 110 лавров. Помесячно тебе ничего не набегало, и за этим следили строго. Хотя выплачивать долг разрешалось и частями... Ростовщичество же было запрещено и сурово наказывалось. Короче, "местные" отреагировали спокойно. Зато дружинники князя Верейского, да и он сам, просто оху... сильно изумились. На Руси сто рублей уже считались громадной цифрой, а тут тысячи, да ещё золотом...
   В зал вынесли продолговатый отполированный футляр из чёрного дерева. На его крышке красовалась сцена кавалерийской атаки. Внутри он был обшит красным бархатом, на котором лежал палаш, помещённый в ножны. Екатерина Краснова аккуратно взяла их из футляра и извлекла на свет суровый клинок тёмно-серого цвета. Продемонстрировав его гостям, она вдруг посерьёзнела и выполнила несколько боевых фехтовальных приёмов.
  
   - Молодец, Катюшка! - выкрикнул маршал. - А со мной бы не забоялась биться?
  
   - Легко! - с лучезарной улыбкой ответила девушка и изобразила фехтовальное приветствие.
  
  В принципе хвалилась она не просто так. Черныши всех своих детей с малых лет обучали стрельбе, фехтованию и рукопашному бою. Это не считая верховую езду, акробатику и плавание. К тому же обучением занимались люди, которые не раз встречались со смертью лицом к лицу, и боевого опыта им было не занимать. Причём учили владеть как правой рукой, так и левой. В этом очень хорошо помогали уроки жонглирования, ведённые в своё время в обязательную программу Бурковым с подачи Дундича...
  
   - Договорились! - ответил довольный маршал. - А на что будем биться?
  
  Гости тут же стали внимательно прислушиваться к разговору.
  
   - Если я выиграю, то вы мне подарите свой джип!
  
   - Хорошо!- засмеялся Сомов. - Только, когда я буду по делам приезжать в столицу, ты станешь везде меня возить, как личный водитель...
  
   - С удовольствием! - рассмеялась Краснова.
  
   - А вот если проиграешь, то придётся тебе перебраться в Иван-Дальний...
  
   - Зачем?
  
   - Станешь директором школы...
  
   - Так это, - растерялась девушка, - чтобы получить диплом педагога мне ещё пять лет нужно учиться...
  
   - Учись! Никто тебя не торопит. А я за это время в Иване-Дальнем построю такую школу, какой нет во всём мире! Зато вожди со всей Африки станут слать тебе телеги, гружённые золотом, только ради того, чтобы ты приняла на обучение их детей...
  
   - И что я с такой грудой золота буду делать? - засмеялась Катя.
  
   - Как что? Во-первых: платить зарплату своим сотрудникам. А во-вторых: снарядишь большой корабль с умелой командой и солдатами...
  
   - И куда они поплывут? - удивилась девушка.
  
   - Как - куда? Ты, наверное, слышала, что в горах Кавказа живут племена, у которых есть традиция, чтобы жених похищал свою невесту?
  
   - Ну-у, что-то слышала, - кивнула девушка головой. - И чего?
  
   - А мы сами будем похищать женихов! - широко улыбнулся маршал. - Хочешь в мужья грузинского князя?
  
   - Хочу! Только пусть крадут не одного, а, хотя бы, трёх...
  
   - Куда тебе столько? - рассмеялся Сомов, а вместе с ним и весь зал, бурно обсуждая забавную идею.
  
   - Чтобы было из кого выбирать, - самодовольно ответила Екатерина Краснова.
  
  Половина гостей со смеху чуть не попадали на пол. Даже Их величества не сдерживали смех. Когда шум немного утих, в разговор влезла Ольга Яковлевна.
  
   - Они из-за того воруют своих невест, потому что калым нечем платить!
  
   - С милым и в шалаше - рай, донья Ольга, - напомнил маршал.
  
   - С мылом - рай в шалаше, а не с голодранцем, - усмехнулась та.
  
   - Ну, всё, хватит разговоров о сердечных делах, - сказал своё слово император. - А биться об заклад я вам запрещаю. Слишком цену высокую назвали, тем более неравнозначную.
  
   - Почему - не равнозначную, Ваше величество? - спросила Краснова.
  
   - Потому, Катенька, что твоя жизнь, по сравнению с джипом, бесценна. К тому же в столице тоже нужны хорошие педагоги, - улыбнулся Черныш.
  
   - А жениха мы тебе хорошего обязательно найдём, - поддержала мужа Анастасия Михайловна.
  
   - Ну, вот, - сделал обиженное лицо маршал. - А ведь какая красивая комбинация складывалась...
  
   - Не бурчи, Иван Леонидович. Будет и на твоей улице праздник, - пресёк разговор император. - Кстати, сколько у нас ещё призов осталось?
  
   - Два, - ответил Гектор Певцов.
  
   - Тогда объявляй...
  
   - Девятое, бронзовые львы.
  
  В зал выкатили двух идентичных львов, сидящих с гордым видом на задних лапах. Высота бронзовых скульптур составляла примерно сантиметров семьдесят, длина пятьдесят, а ширина сорок. В Звёздном было модно устанавливать подобные скульптуры у парадного входа в дом. Располагались они обычно по обеим сторонам крыльца. А вот материал, из которого делали всевозможных зверей, различался. Использовали в основном стукко (искусственный мрамора), бетон или дерево. Реже - чугун. Всё-таки художественное литьё из металлов технологически намного трудозатратнее. А если брать бронзу, то она сама по себе не дешёвая. Хотя у чернышей перед остальным миром было преимущество в виде книги Бориса Николаевича Зотова "Художественное литьё". Она и была основным учебником, по которому обучали мастеров. В своё время, опираясь именно на неё, они отлили первые колокола для первой церкви, построенной в Звёздном. На её основе возводились литейные цеха. Кстати, обнаружили книгу не в магазине, а в багажнике одной из машин, где она находилась в числе таких же бедолаг, связанных в несколько пачек. Наверное, хозяин собирался отвезти их на дачу, чтобы "похоронить" на чердаке. А в магазине, как говорил покойный Дундич, семьдесят процентов книг действительно не представляли никакой ценности. Тома глупых детективов, начиная от Агаты Кристи и заканчивая Донцовой, без дела занимали полки. Если бы не учебники и специальная литература, касающаяся конкретных сфер деятельности, то всю эту макулатуру можно было бы пустить на туалетную бумагу.
  
   - Десятое, - между тем продолжил ведущий, - музыкальный ларец для хранения драгоценностей.
  
  В зал вынесли ларь трапециевидной формы размером с коробку для кроссовок. Отделанный чеканной латунью, мелкими жемчужинами и малахитом, который привозили из Конго, он выглядел по-восточному и очень богато. Екатерина Краснова продемонстрировала всем замысловатый бронзовый ключ, подвешенный на тоненькую серебряную цепочку, после чего вставила его в заднюю стенку ларца и сделала шесть оборотов по часовой стрелке. Спустя секунду заиграла музыка из кинофильма "Крёстный отец", а крышка автоматически открылась. Изнутри она была инкрустирована не менее богато, чем снаружи. Остальное пространство покрывал зелёный бархат. В зале непроизвольно все замерли, прислушиваясь к негромко играющей музыке, исходящей от чудесного ларца.
  
   - Пойду я, пожалуй, привяжу своих коней, - прозвучал в тишине громкий голос маршала.
  
   - Каких коней, дон Иван? - удивилась императрица.
  
   - Ваше величество, я съел слишком много арбуза, вот кони и взбеленились, - улыбнулся он.
  
   - Понятно, - улыбнулась она в ответ и продолжила, повернувшись к мужу. - Мне, наверное, тоже стоит посетить дамскую комнату, чтобы припудрить свой носик.
  
  Что ж, под влиянием женской половины чернышей императрица значительно обогатила свой обиход новыми фразами и поступками, которые вполне успешно использовала... Так как оглашение призов закончилось, большинство гостей тоже поспешили покинуть свои места.
  
  Глава 11.
  Кулуарные беседы.
  
   Василий Верейский покинув трапезный зал, снова с радостью посетил нужник. Почему с радостью? Потому что, когда физическое и эстетическое удовольствия наступают одновременно - это и есть настоящий оргазм. Чтоб понять чувства князя, достаточно представить деревенского парня, который всю жизнь ходил по нужде или в горшок, или в неказистую деревянную будку, или под дерево, а тут вдруг попал в пятизвёздочный отель... Некоторые вообще боялись окропить своими "излишками" белоснежный фаянсовый писсуар... Как можно?! К тому же в туалете было не просто стерильно чисто, здесь ещё опрыскивали воздух специальными сладкими ароматами. Это тебе не карантинные нужники, где имелись лишь кабинки с дырками в бетонном полу (напольный чугунный унитаз чаша "Генуя" советского образца), а вместо цветочных благоуханий резкий запах хлорки. Есть с чем сравнивать...
   В отличие от гостей столицы ЮАР для местных жителей унитазы и писсуары не являлись чем-то необычным. Их устанавливали и в общественных зданиях (театр), и в административных, и в производственных... Короче, везде. Даже на улице в виде самостоятельных объектов. Черныши, проталкивая в широкие массы понятия о гигиене и санитарии, старались их реализовывать на деле. В своё время нынешний мэр города, читая учебник "Водоснабжение и канализационные системы", был поражён доставшимися ему знаниями не меньше, чем нивелиром и теодолитом, а чуть позже лазерными рулеткой и уровнем, но это уже после посвящение в тайны электричества. Не сказать, чтобы мэр вообще ничего об этом не знал (о канализации). Знал и очень даже много. Но его знания были намного проще и примитивнее, а некоторые и вовсе вредными. Например, свинцовые трубы. Правда, система канализации в городе как раз соответствовала его уровню. Не смогли черныши пока создать что-то более прогрессивное. Однако работы по этой теме велись. Как раз мэр и занимался данной проблемой. Поэтому он и ратовал за строительство цементного комбината, на котором в числе прочего станут выпускать железобетонные трубы для канализации. Сейчас же цемент производили в небольших цехах, используя шаровые мельницы объёмом не больше двухсот литров. Тем более кроме производства цемента они применялись и для изготовления других материалов (гипс, силикатный кирпич, сухие смеси, сырьё для бумаги и пигментных красок), а так же для помола различных рудных и нерудных полезных ископаемых. Какие уж тут паровые двигатели для кораблей, когда промышленность нуждается в шаровых мельницах? Не вручную же всё молоть? Хотя и так поступали. Если человек больше ни на что не годится, не гнать же его взашей? Пусть хоть так пользу приносит...
   Кстати, по поводу канализации и туалетов... Фёдор Васильевич Курицын, побывавший в столице ЮАР всё увиденное подробно описал Великому князю. Иван III, привыкший внимательно относиться к разным мелочам, не преминул обратиться к императору с просьбой, чтобы тот посодействовал в этом деле. Заодно не побрезговал в очередной раз побывать на подворье русичей. Во-первых: осмотрел водонапорную башню, что стояла на берегу Неглинной. Во-вторых: посетил баню, а так же туалетные и ванные комнаты. В-третьих: расспросил об утилизации отходов. В четвёртых: заинтересовался устройством котельных печей, которые обогревали сразу несколько этажей в здании. Всё увиденное посчитал зело полезным, поэтому прислал служивого дьяка, чтобы тот составил подробные записи. О том, что нельзя применять свинцовые трубы, Великий князь узнал ещё во время посещения Москвы доном Константином. А митрополит всея Руси Геронтий запретил пользоваться в качестве пудры для лица свинцовыми белилами, из-за чего крепко насолил некоторым купцам.
   В Звёздном к просьбе Великого князя отнеслись с пониманием, поэтому отроков, которых обучали фортификации, заодно нагрузили информацией о водопроводных, санитарных и канализационных системах. Вдобавок к этому изготовили три медные ванны: две большие и одну маленькую. Большие предназначались для Ивана III и Софьи Фоминичны, а маленькая для их детей. Кроме ванн для князя и княгини сделали по унитазу из нержавейки, снабдив их стульчаками из тиса обшитыми нежной белой кожей, чтобы сидеть было мягко. Не сказать, чтобы у государя и государыни Руси чего-то похожего на унитазы не было. Было - деревянный стул с отверстием диаметром сантиметров двадцать пять. Но уж как-то бедно они смотрелись в сравнении с фаянсовыми унитазами на подворье русичей. Только фаянсовые им предлагать не стали, сославшись на хрупкость изделия и трудности установки. А ещё пообещали цветные стеклоблоки для обустройства "комнаты раздумий", плюс чугунные и керамические трубы для водопровода и канализации. Естественно не за просто так... Однако мы отвлеклись.
  
   - Если бы я в молодости встретил такую же красавицу, как твоя жена, я бы тоже отправился за ней на край света...
  
  Василий Верейский, разглядывавший после помывки рук цветную керамическую мозаику на стене, не заметил, как к нему со спины подошёл маршал. Маршал вообще ходил очень тихо, как кошка. Этому умению он в своё время научился у местных охотников. Немного позже упражнения по приобретению данного навыка вошли в обязательную программу при обучении разведчиков.
  
   - Эх, дон Иван, - обернувшись, вздохнул князь. - Земли моей жены теперь басурмане топчут...
  
   - А я слышал, что индийский шах с удовольствием привечает храбрых воинов и одаривает их землями...
  
   - Нет, не стану я служить басурманам, даже ради земель! - возразил Василий с гордостью.
  
   - А как же ты тогда согласился отправиться со своей женой на край света? - удивился маршал. - Неужели не понимал, что нет там людей нашей веры? Живут лишь магометане да язычники... И мира по большому счёту там тоже нет, воюют постоянно друг с другом.
  
   - Мне воевать - не привыкать! - с нотками хвастовства ответил победитель ордынцев под Алексиным в 1472 году. - А про всё остальное, если честно, даже не думал... Отца послушал... Но уверен, что я не многое потерял. И служить вашему императору - почту за честь!
  
   - Приятно это слышать, Василий Михайлович, - улыбнулся Сомов. - Кстати, дело у меня к тебе есть...
  
   - Какое?
  
   - Ты видел девушек, которых я сегодня привёл на бал?
  
   - Видел, - князь тоже улыбнулся. - Бойкие у тебя девицы и красивые. Моим дружинникам зело понравились...
  
   - Вот и давай их поженим, - взял быка за рога маршал. - Особенно тех, кто тебе не совсем по нраву...
  
   - Кто это мне не по нраву? - Василий пристально поглядел на Сомова.
  
   - Как я слышал, - начал отвечать маршал, - к тебе перешли вои, которые раньше служили князю Андрею Меньшому...
  
   - Да, это так, - кивнул Василий.
  
   - Неужели твои люди всех охотно приняли? Не бывает такого. Думаю, и тебе кое-кто не по нраву. Зачем в дружине держать тех, из-за кого возможны ненужные ссоры?
  
   - А ты, значит, не боишься брать к себе новых людей? - с сарказмом заметил князь.
  
   - Нет, конечно. Они ведь у тебя все обучены конному бою?
  
   - Э-э, - завис Василий, не понимая логику маршала. - А причём тут их умения?
  
   - Мало у меня воинов, обученных конному бою. В основном пешие солдаты: копейщики да стрелки. А город, где я поставлен наместником, стоит близко к границе. Вот и нужны мне опытные люди, которые бы стали обучать молодых отроков... Тут им почёт и уважение. Не с кем будет ссоры заводить. Тем более молодые жёны рядом... Думаю, ты меня понимаешь?
  
   - Эвон, как у тебя всё продумано, - усмехнулся князь. - Но ты прав, не всем я рад, как и мои вои.
  
   - Ну, вот видишь...
  
   - Хорошо, я намекну дружинникам, чтобы внимательнее пригляделись к твоим девицам.
  
   - Благодарю, князь, заранее! А за мной не заржавеет. Можешь на меня всегда рассчитывать, если понадобиться помощь.
  
   - Что ж, буду рад её принять, - ответил Василий Верейский и собеседники, довольные друг другом, направились в сторону зала.
  
   Стоит заметить, что маршал, испрашивая для себя обученных конному бою воинов, ничуть не прибеднялся. Да, в Иване-Дальнем имелась сотня рейтаров, которых он тренировал сам. Но это была, так сказать, личная гвардия. Зато егерей и пограничников действительно крайне не хватало. А уж стрелять из боевого лука умели считанные единицы. Огнестрельным оружием лёгкую конницу практически не снабжали, в основном арбалетами. Но в здешней местности лук был предпочтительней из-за своей скорострельности, тем более доспехи у местных племён отсутствовали. Опять же, изготовление луков технологически выходило намного проще и дешевле. Не смотря на то, что их производством занялись не так давно, получилась вполне конкурентоспособная продукция. Это подтвердили бывалые воины. А вот торговать огнестрельным оружием стало невыгодно, особенно с другими странами. Простым людям оно оказалось не по карману, а вкусы богатых лежали несколько в другой плоскости: надёжные клинки и прочные доспехи. А если кто и покупал ручные кулеврины, то лишь у своих кузнецов. Да, они были донельзя примитивными и даже убогими, но и цена соответствовала...
   В принципе правители Южной империи тоже не горели большим желанием втюхивать всем подряд слишком хорошие для этого века стволы. Они и на продаже пороха неплохо зарабатывали, благодаря его низкой себестоимости. Производство аммиака и азота полностью снимало зависимость от привозной селитры, хотя и ей не брезговали. Благодаря чему жители Звёздного и Ивана-Дальнего имели возможность пару раз в месяц бесплатно пострелять из ружей и пистолетов, причём использовались как фитильные образцы, так и кремнёвые. Подобные стрельбы решали сразу несколько задач: утилизировался порох, срок хранения которого подходил к концу; люди привыкали к огнестрельному оружию и считали его использование как само собой разумеющееся; приобретался опыт стрельбы, а так же навыки по уходу за оружием и понимание мер безопасности при его использовании. Помимо стрельб время от времени на главной площади города устраивались показательные парады. Каждая улица выставляла определённое число своих представителей, которые выполняли строевые приёмы и, исполняя песню, парадным маршем проходили мимо трибуны. Жюри состояло из самих горожан, то есть из тех, кто пользовался авторитетом и понимал толк в строевой подготовке. Победители в этот день могли бесплатно поесть в кафе пиццу и выпить пива, а жители их улицы на неделю освобождались от мелких налогов. За них это делала мэрия. Контролировали же подобные мероприятия министр культуры и министр безопасности. Иногда присутствовал сам император. В такие дни количество и ценность призов увеличивались.
  
   - Дон Иван, - обратился Василий Верейский, когда они почти подошли к дверям, ведущим в зал, - а ты правда стал бы биться на саблях с той девицей, что сегодня развлекала нас весь вечер? Кстати, кто она? Мне жена сказала, что это дочь какого-то министра...
  
   - Совершенно верно, это дочь дона Кузьмы Владимировича Краснова. Замечательный я тебе скажу человек, что он, что его дочь, - добродушно улыбнулся Сомов. - А с ней я уже бился... Вернее сказать проверял, чему её научил учитель фехтования... В благородных семьях каждый должен уметь держать в руках оружие, не взирая, кто ты - парень или девица. В противном случае это будут глупые и трусливые люди, не умеющие постоять за свой род!
  
   - Вона как! - удивился князь. - А на Руси редко такое бывает. Девиц обычно рукоделию обучают. В рукоделии они мастерицы...
  
   - Так и у нас рукоделию обучают, - пожал плечами маршал. - А ещё кулинарии, чтобы кормила мужа самыми вкусными обедами...
  
   - Ага, и кулинарии тоже, - согласился Василий, с некоторой заминкой выговорив незнакомое слово, но вполне понятное по смыслу. - Скажи, а вот я не понял, что такое "джип", и для чего ты хотел, чтобы она переехала в город, где ты сидишь наместником? Какую-то школу для неё хотел построить...
  
   - Джип - это самобеглая карета, наподобие виденного тобою сегодня велосипеда...
  
   - Тоже о двух колёсах? - перебил князь.
  
   - Нет, - улыбнулся марш. - Тебя сегодня во дворец привезли в карете, которую тащили кони. А джип - это та же карета, но ездит сама при помощи механизма. Только стоит очень дорого, потому как механизм слишком сложный в изготовлении.
  
   - И сколько же?
  
   - Не берусь ответить тебе на этот вопрос, Василий Михайлович. Такие вещи не покупаются, их только дарят.
  
   - А кто же их делает?
  
   - Сейчас, к сожалению, никто, - тяжело вздохнул маршал. - Все мастера погибли во время большого мора. А новым ещё слишком далеко до их искусства. Думаю, если и научатся делать что-то подобное, то лишь при жизни наших внуков. Поэтому и попытался я забрать донью Екатерину в свой город. Девица зело наукам обучена, вот и хотелось, чтобы она детишек учила. В моём городе мало хороших учителей... Однако сам видишь, император лучших оставляет в столице.
  
   - Неужели нигде нельзя найти учёных монахов? - удивился князь.
  
   - Василий Михайлович, - покачал головою Сомов, - донья Екатерина знает в тысячу раз больше всех учёных монахов, несмотря на то, что ей всего шестнадцать годков. И не только она... Детишек наших обучал ныне покойный патриарх, которому удалось сохранить старинные рукописи... Вот это был по-настоящему учёный человек! Сейчас во всём мире подобного ему не найти...
  
   - А ты сам что ж, не силён в науках?
  
   - Не очень... Не до наук мне было. Воевал всю жизнь...
  
   - И император воевал?
  
   - Конечно! Помню, даже в одном строю вместе бились...
  
   - Пешими, что ли? - снова удивился князь.
  
   - Ага, без коней, зато в каких доспехах, мм... Короче, приглашаю тебя с женою после бала к себе в особняк... Погостишь немного, поглядишь на моё житьё-бытьё... Заодно покажу доспехи... А если тебе что-то понравится, то с удовольствием подарю...
  
   - С удовольствием принимаю твоё предложение, - улыбнулся Василий Верейский. - А поедем на джипе?
  
   - Именно! - ответил Сомов, заходя в зал. - Только ты не забудь своим дружинникам про моих девушек намекнуть.
  
   - Не волнуйся, память у меня хорошая...
  
  Глава 12.
  Бал. Розыгрыш призов.
  
   И вот гости снова расселись по своим местам. Вдруг свет в зале начал неожиданно тускнеть, а над сценой появился крутящийся зеркальный шар, в который ударили лучи света... По стенам и по потолку тут же задвигались десятки маленьких звёздочек. Им в такт зазвучала песня на музыку Микаэла Таривердиева и слова Николая Добронравова "Маленький принц".
  
  Кто тебя выдумал,
  Звёздная страна?!
  Снится мне издавна,
  Снится мне она.
  Выйду я из дому,
  Выйду я из дому -
  Прямо за пристанью
  Бьётся волна.
  
  Ветреным вечером
  Смолкнут крики птиц.
  Звёздный замечу я
  Свет из-под ресниц.
  Прямо навстречу мне,
  Прямо навстречу мне
  Выйдет доверчивый
  Маленький принц.
  
  Самое главное -
  Сказку не спугнуть,
  Миру бескрайнему
  Окна распахнуть.
  Мчится мой парусник,
  Мчится мой парусник,
  Мчится мой парусник
  В сказочный путь.
  
  Где же вы, где же вы,
  Счастья острова?
  Где побережие
  Света и добра?
  Там, где с надеждами,
  Там, где с надеждами
  Самые нежные
  Бродят слова.
  
  В детстве оставлены
  Давние друзья.
  Жизнь - это плаванье
  В дальние края.
  Песни прощальные,
  Гавани дальние, -
  В жизни у каждого
  Сказка своя.
  
  Кто тебя выдумал,
  Звёздная страна?!
  Снится мне издавна,
  Снится мне она.
  Выйду я из дому,
  Выйду я из дому -
  Прямо за пристанью
  Бьётся волна.
  
  Пока звучала песня, в полумраке зала кружились загадочные танцевальные пары. Сегодня эта композиция исполнялась впервые. Пела её одна из фрейлин. Пела настолько проникновенно, что многие буквально физически ощутили каждую фразу. И только за столом князя Верейского дружинники первое время вели себя несколько обескураженно, крутя головами во все стороны. Они таких световых спецэффектов ещё не видели... Князь тоже было дёрнулся, но жена успокаивающе положила свою ладонь на его плечо, и он расслабился, переведя внимание на смысл песни. Как только она закончилась, яркий свет снова наполнил помещение. Танцевальные пары поклонились, а зрители восторженно захлопали. С удовольствием захлопала и императрица.
  
   - Дорогой, - взволнованно обратилась она к императору, - какая замечательная песня про наш город. Здесь я нашла своё счастье и родила на свет принца...
  
   - Да, Настенька, эта песня про наш город, - с ноткой грусти в голосе согласился Черныш - эту песню любила слушать его маленькая дочь...
  
   - Вот Васенька, - обратилась княгиня к мужу, - это тебе не на скоморошьих представлениях лебедя исполнять...
  
   - А что, я плохо лебедя исполняю? - несколько обиделся князь.
  
   - Ты его хорошо исполняешь, - улыбнулась Зинаида Биджеевна. - Только вот разница в антураже слишком огромна...
  
   - Э-э, - завис Василий, услышав новое незнакомое слово.
  
   - Потом расскажу, - ответила княгиня, видя непонимание мужа. - Давай послушаем, что говорит Его величество.
  
   - Уважаемые гости, - говорил тот, - каждый из вас может загадать желание, потому что сегодня мы впервые попробуем новое блюдо, которое называется... шоколад! Несомненно, некоторые про него слышали... Но, как говорят в нашей стране, лучше один раз попробовать самому, чем питаться слухами... Ведущий, продолжайте!
  
   - Да, Ваше императорское величество, - сделал поклон Гектор Певцов. - Итак, наши повара очень постарались и сделали для всех гостей два сладких блюда... Первое - это шоколадное мороженное, а второе - шоколадный торт... Официанты, вносите десерт, и самовары с чаем!
  
  Что ж, благодаря Константину осуществились регулярные поставки какао-бобов в Звёздный. Кроме этого недалеко от города была организована целая ферма, где их начали разводить. Причём занялись этим крестьяне, приехавшие из Мексики и знающие в данном деле толк. Кстати, адмирал, а ныне вице-король Южной Титаники (Южной Америки), помог ныне правящему королю ацтеков Ашаякатлю в борьбе против племени тарасков, чем упрочил его положение на троне. А король признал себя вассалом императора Южной империи. Короче, дел у Константина хватало, и на одном месте он практически не сидел. Пока было время, требовалось надёжно закрепить свою власть на новых территориях. Тем более племена постоянно воевали друг с другом. В общем, ни чем не отличались от остального мира.
   Кроме установления своей власти в народные массы активно внедряли православие. Но больше всего работы было у врачей - завезённые в Новый Свет бактерии довольно быстро дали о себе знать. Не будь у них (у врачей) знаний из будущего, то масштабы эпидемий оказались бы просто катастрофическими. Плюс опыт. В ЮАР в своё время тоже прокатилась волна пандемии, из-за чего некоторые племена просто вымерли. Зато теперь появилась надежда, что коренные жители смогут противостоять "биологическому оружию" переселенцев из Европы. А такие рано или поздно появятся. Невозможно будет долго скрывать новые материки и морской путь вокруг Африки. Максимум на всё про всё есть лет пятьдесят.
  
   - Мм, как вкусно! - восхитилась княгиня, сняв чайной ложечкой с верхушки шоколадного шарика немного мороженого.
  
  Дружинники же с любопытством разглядывали треугольные кусочки коричневого торта, украшенного клубникой, которые им по тарелкам разложила официантка. Кто-то взял новое блюдо в руки, чтобы отправить его в рот, но тут же перемазал пальцы.
  
   - Торт лучше кушать вилкой! - рассмеялась Зинаида Биджеевна, когда увидела, что муж измарал не только руки, но и губы. - Вот так... И запивать чаем, - свои слова она сопровождала сноровистыми движениями.
  
   - А мне и так вкусно, - чавкая, заявил Семён Борода, измарав тортом и руки, и бороду, и усы, и даже нос.
  
  Запив торт чаем, который официантка разбавляла молоком, чтобы гости не обжигались, он большой ложкой от души зачерпнул из вазочки мороженого и отправил его в рот... Спустя секунду его глаза безумно вытаращились, а рот распахнулся, словно на приёме у стоматолога. Княгиня уже не сдерживала свой смех.
  
   - От чего за вашим столом так весело? - обратилась императрица. - Понравились новые блюда?
  
   - Да, Ваше величество, блюда очень понравились! Только сотник решил, что мороженое можно есть, словно это кусок мяса.
  
   - Однако смелые у вас сотники, Зинаида Биджеевна, - императрица позволила себе небольшую улыбку и с лёгким беспокойством поглядела на брата. - Надеюсь, больше никто не пострадал?
  
   - Слава Богу, нет, - ответила та и недовольно покосилась на Семёна Бороду, который выплюнул мороженое на тарелку.
  
   - Мороженое лучше кушать после рюмки бренди, но по чуть-чуть, - вступил в разговор император. - Кстати, обращаюсь ко всем, где бы вы ни были, любое новое блюдо всегда пробуйте маленькими порциями. Так сказать проведите сначала разведку, а уж после решайте, как поступать дальше...
  
   - Семён Данилович, ну, право, как малое дитё? - князь осуждающе глянул на сотника. - С тебя девица очей не сводит, а ты...
  
   - Какая девица? - завертел головою Семён.
  
   - Которая сегодня ножи кидала. Видать понравился ты ей. Слышал я, что завидная невеста... Так что не теряйся...
  
  В этот момент сотник встретился с девушкой взглядом, и она ему ослепительно улыбнулась, от чего по его телу пробежала жаркая волна... Тем временем конферансье объявил о начале розыгрыша призов. Екатерина Краснова подошла к лототрону, раскрутила его, а музыканты заиграли тушь. Засунув в остановившийся барабан руку, девушка достала бумажный цилиндр, развернула и объявила:
  
   - Первый приз достаётся обладателю билета с номером 063... У кого этот номер?
  
  Из-за стола поднялся дон Лев Рыков - директор завода, на котором изготовляли сельхоз механизмы и инструменты. Подойдя к ведущей, он отдал ей билет, а взамен получил сертификат на право владения призом, а так же разъяснение, где и как можно забрать кресло - слишком большой выигрыш, чтобы сразу уносить с собой... И вот снова крутится барабан, а музыканты играют тушь...
  
   - Второй приз достаётся обладателю билета с номером 064, - оглашает Екатерина нового победителя.
  
  Со своего места поднимается донья Анна Рыкова - директор завода по изготовлению бумаги, и направляется к ведущей...
  
   - Ваше величество, - недовольно обращается Светлана Яблочкина - жена директора центрального рынка. - Рыковы в прошлый раз унесли самый большой приз, а теперь и вовсе целых два...
  
   - Похоже, мне нужно позвать охрану, - громко ответил император.
  
   - Зачем?
  
   - Затем, что во дворец без приглашения проникла зависть...
  
  За столами послышались смешки.
  
   - Простите, Ваше величество, это скорее не зависть, а алкоголь, - пытается защитить жену Николай Яблочкин.
  
   - Тогда пусть заменят бутылки, из которых вы наливали его. Похоже, лукавый помочил в них свой хвост.
  
   - Обязательно, - соглашается супруг виновницы разговора и просит официантку убрать всё спиртное со стола, лучше уж чай с тортом...
  
  Между тем розыгрыш призов продолжался, и Екатерина Краснова объявляла нового победителя:
  
   - Третий приз - картина, достаётся обладателю билета с номером 121...
  
  Из-за стола поднялась Любовь Копьёва - жена капитана Егора Копьёва. В отличие от мужа, который заслужил право носить титул дон, женщина этого права не имела. Чтобы оно распространилась и на неё, мужу требовалось дослужиться до звания флагман, то есть получить потомственное дворянство. Или ей занять определённый государственный пост. Пока же она была лишь домохозяйкой.
  
   - Четвёртый приз получает обладатель билета с номером 190...
  
  За столом князя Верейского вдруг засуетились. Везунчиком оказался сотник Мирослав Студень. Смущаясь, он направился в центр зала, где ему объяснили, где и как можно будет забрать приз. Не сейчас же с самоваром таскаться...
  
   - Пятый приз достаётся обладателю билета с номером 071...
  
  Из-за стола поднялась Кристина Пчёлкина, девушка, которая метала сегодня ножи. Приз она получила сразу. Открыв коробочку и полюбовавшись на часы, Кристина не направилась обратно на своё место, а подошла к столу князя Верейского и обратилась к сотнику:
  
   - Семён Данилович, не побрезгуй подарком из моих рук, - поклонилась она и протянула ему свой выигрыш.
  
  Мужчина от такой неожиданности растерялся, а дружинники стали весело над ним подшучивать. В зале тоже нашлось много комментаторов... Справившись с растерянностью, сотник встал со своего места и церемонно принял подарок, высказав слова благодарности. Затем девушка удалилась.
  
   - Ну, всё, Семён, теперь ты просто обязан на ней жениться, - продолжали шутить за столом, а он то глядел на ушедшую девушку, то на неожиданный подарок, пока не объявили очередного победителя.
  
   - Вот же везёт тебе Борода! - воскликнул один из дружинников, глядя на цифры в его билете.
  
   - И чего теперь? - недоумённо спросил сотник.
  
   - Иди, получай дары! - усмехнулась на эти слова князь.
  
  Пришлось Семёну снова вставать. В центр зала он пошёл словно победитель, мол, глядите, каков я! Получив приз и внимательно разглядев украшения, сотник направился к столу, где сидела Кристина. Теперь ситуация повторилась с точностью до наоборот. Вокруг все захлопали, а император попросил жену по такому поводу объявить белый танец. Не успела заиграть музыка, как Ольга Яковлевна поспешила пригласить на танец Сомова.
  
   - Не кажется ли вам, Иван Леонидович, эти совпадения очень необычными? - спросила она, кивая в сторону несуразной парочки (Кристина учила Семёна танцевать).
  
   - Чего хочет женщина, того хочет Бог, - ответил, усмехнувшись, маршал.
  
   - Да-а? - удивилась та. - И чего же хочет женщина?
  
   - Красивого белого мужчину в мужья... Вполне нормальное желание.
  
   - Ха! - рассмеялась министр лёгкой промышленности. - Всё равно я не верю таким совпадениям.
  
   - Это разве совпадения? Так, баловство...
  
   - А что не баловство?
  
   - Да вот, говорят новый король Португалии Жуан II больше не король...
  
   - Как так?
  
   - Говорят, рыцарские турниры очень любил, а после турниров устраивал грандиозные попойки...
  
   - И что?
  
   - А то, что пьянство до добра не доводит...
  
   - Неужели умер?
  
   - Ага. А вместе с ним весь его двор... Пятьсот человек...
  
   - Ох ты, Господи! - мелко перекрестилась Ольга Яковлевна. - Как же так получилось?
  
   - Говорят, что поставщиками вина были еврейские купцы... Видать вместо благородного напитка гнали откровенный денатурат.
  
   - Слава Богу, что у нас вино своё, - снова перекрестилась министр лёгкой промышленности и задала очередной вопрос. - И кто же теперь король Португалии? Корона, случайно, не к испанцам перешла?
  
   - Вы знаете, в Испании тоже всё не слава Богу...
  
   - Отчего же?
  
   - Дороги в горах не отличаются безопасностью... То бандиты шалят, то камнепад вдруг случается...
  
   - Камнепад?
  
   - Ага... И прямо на королевский кортеж... Изабеллу I сразу насмерть, а Фердинанд II, похоже, останется калекой на всю жизнь...
  
   - И что же теперь там будет?
  
   - Пока не ясно. Но грызни за власть точно не избежать. Как бы вся Европа в неё не втянулась...
  
   - Лишь бы у нас всё было спокойно, - вздохнула женщина.
  
   - Полностью с вами согласен, - ответил маршал, делая поклон и целуя ей руку - песня закончилась.
  
  Как только принимавшие участие в танце парочки снова разошлись по своим местам, Екатерина Краснова снова раскрутила барабан лототрона...
  
   - Седьмой приз получает хозяин билета, на котором отпечатан номер 033...
  
  Из-за стола поднялся Георгий Булочкин - мастер хлебопекарного участка. Выпекали хлеб в столовой на первом этаже дворца, а затем развозили по госмагазинам.
  
   - Восьмой приз просится в руки обладателю билета с номером 200, - в очередной раз объявила Екатерина.
  
  Теперь пришлось подниматься Василию Верейскому. Палаш достался ему. Дружинники откровенно радовались за своего князя. Видать Бог сегодня на их стороне, раз так везёт...
  
   - Бронзовых львов получает обладатель билета с номером 004...
  
  Приз достался хозяину рыболовецкой артели Ивану Крючкову... Имена у жителей ЮАР, а особенно у жителей столицы, были в основном русскими или же греческими, не смотря на то, что раньше многих звали по-другому. Крестился? Получи новое! Первоначальные имена носили единицы. Фамилии же в основном давали (придумывали) в зависимости от рода деятельности или характера, а то и просто из-за внешности. А вот отчества были не у всех. Среди воспитанников императорской академии таких оказывалось большинство. Маленькие дети, попавшие во дворец, часто просто не знали или не помнили своих родителей. Заниматься же лишними придумками никто не хотел. Зато будущие граждане страны имели прекрасную возможность подарить отчество своим детям, а может даже и титул...
  
   - И последний приз получает хранитель билета с номером 023...
  
  С места поднялась хозяйка парикмахерского салона "Элегантность" Надежда Носорогова, жена капитана Вадима Носорогова. Музыкальная шкатулка досталась ей. Молодая женщина просто светилась от счастья. Жаль, рядом не оказалось мужа. В данный момент он бороздил просторы Карибского моря, выполняя поручение вице-короля Южной Титаники дона Константина Климовича Башлыкова.
  
  Глава 13.
  Ночные экскурсии.
  
   После розыгрыша призов прозвучало ещё пять танцевальных композиций, а затем конферансье объявил, что бал закрывается. Гости неспешно стали покидать дворец и отправляться по домам... Кто в карете, кто верхом на лошади, кто просто пешком... Свет фонарей достаточно ярко освещал улицы, так почему бы и не прогуляться по ночной прохладе? Дружинников князя Верейского снова отвезли в карантинные бараки. С понедельника их разместят в казармах, которые раньше занимали убывшие на службу пограничники. Сейчас там проживали лишь егеря и инструкторы черкесы, которые приглядывали за казёнными лошадьми и за отдельную плату обучали всех желающих верховой езде. Новое пополнение новобранцев ожидалось не раньше мая. Ими станут юноши из Нового Света.
   Дворню князя Верейского предполагалось распределить между жителями города. В основном по профессиональным качествам. Как говорится, плотников - к плотникам, кузнецов - к кузнецам, пахарей - к пахарям и так далее. Детишки же станут учиться. Конечно, за три месяца многому не научишься, но читать хотя бы по слогам и знать счёт до ста - вполне по силам. Их родителям тоже придётся осваивать науки. Здесь была другая природа, другой климат, другие растения, другие животные... И это не говоря о единицах измерения. Пусть изначально привыкают к общему стандарту, а заодно к новым законам и правилам. Попутно будут готовиться к переселению. Было необходимо запасти нужный инструмент, продовольствие, фураж, стройматериалы, обзавестись скотиной... Короче, скучать не придётся.
  
   - А вот мой джип, - показал рукой маршал.
  
  Сам он, а ещё пять девушек-телохранителей и князь с княгиней оказались на отдельной освещённой площадке, где министры ЮАР ставили свои автомобили. Так как Сомов со своей компанией немного задержались и выходили в числе последних, то на стоянке остался лишь его серебристый Lexus LX 570. На обоих бортах джипа красовался угрожающего вида чёрный скорпион. Когда черныши обзаводились гербами, маршал недолго думая, притянул к этому делу свой знак зодиака.
  
   - Ух, ты! - Василий Верейский восхищённо разглядывал машину. - Дон Иван, разреши потрогать...
  
   - Трогай, конечно. Только, пожалуйста, не поцарапай. Металл очень нежный, - предупредил Сомов, а про себя подумал: "Это тебе не "Победа" времён товарища Сталина".
  
   - Ага, - кивнул князь и словно подросток, впервые увидевший перед глазами обнажённую женскую грудь, начал боязливо прикасаться к прохладной поверхности автомобиля.
  
  В принципе мастерам казённых предприятий не составило бы большого труда создать внешний вид джипа. Труднее будет с шинами, с резиной только учились работать, зато диски могли отлить ничуть не хуже оригинала. Даже изготовить двигатель внутреннего сгорания вполне бы получилось, так как имелись не только книги по автомобилестроению, но и наглядные экземпляры для копирования. Плюс токарные и фрезеровочные станки, а так же сварочные аппараты... Про внутреннюю отделку даже говорить не стоит. Мастерство шорников и краснодеревщиков было на такой высоте, что специалисты из будущего отдыхают... Короче, если бы поступила команда сделать джип, то сделали бы, причём вполне рабочий. Вот только его цена... Это всё равно, что при последнем российском императоре Николае II построить авианосец... Короче, не выгодно. Тем более пришлось бы отвлекать мастеров от их основных дел, тормозя таким образом всё производство. Вот появятся в стране богатеи, которые захотят вложиться в автомобилестроение - пожалуйста! А пока намного важнее трактора на паровых двигателях, так как сельское хозяйство города на семьдесят процентов зависело от них.
  
   - Ну, что Василий Михайлович, не пора ли нам ехать? - маршал решил прервать "сексуальные" поползновения князя.
  
   - Да, наверное, пора, - отрывая руки от хромированной решётки радиатора, ответил тот.
  
   - Только придётся потесниться, - предупредил Сомов. - Ты князь сядешь на переднее сиденье и посадишь на колени свою супругу. Ну, а мои девочки как-нибудь устроятся сзади...
  
   - Как скажешь, ты хозяин, - ответил Василий Верейский. - Только куда деть мой подарок? Боюсь, мешать будет.
  
   - Не беспокойся, для подобных вещей у нас есть специальный отсек. В него и спрячем твой приз, - с этими словами маршал открыл багажник.
  
   - Ого, и тут необычные лампы! - воскликнул Василий, глядя на подсветку салона. - А что у них внутри?
  
   - Свет у них внутри, свет, - засмеялся Сомов. - А вообще князь не забивай голову. Придёт время, всё узнаешь. Дети твои точно будут знать тайну этих ламп, если, конечно, в науках окажут прилежание.
  
  Убрав футляр, в котором находился палаш князя, в багажник и, рассадив всех, маршал проверил, хорошо ли закрыты пассажирские двери, после чего сел за руль и завёл машину. Подсветка салона погасла, зато загорелась приборная панель, а фары осветили дорогу.
  
   - Ну, что, поехали, как говорил Юра Гагарин...
  
   - А кто такой Юра Гагарин? - спросила княгиня, тоже с интересом разглядывая внутренности автомобиля, так как находилась в нём впервые.
  
   - Это был герой нашего времени, - с неуловимыми нотками грусти ответил Сомов.
  
   - А кем он был?
  
   - Он был настоящим рыцарем! - ответил маршал, плавно трогая машину с места.
  
  С началом движения игрушечная собака, установленная на приборной панели, смешно закивала своей головой, чем вызвала бурный восторг у обоих супругов. Сомов для гостей с удовольствием бы включил музыку, только по решению правительства проигрыватели и прочую электронику из машин изъяли. На этом настояли Бурков и Краснов-старший. Даже всю сигнализацию поснимали, типа нечего привлекать излишнее внимание и сажать аккумуляторы.
   Метров через двести пришлось остановиться. Дорогу преграждал контрольно-пропускной пункт. Два охранника проверили, кто сидит в салоне и только после это пропустили машину. Освещая дорогу фарами, джип выехал на большак. Здесь фонарей не было. Поэтому Сомов ехал со скоростью не более пятидесяти километров в час. Не дай бог придётся резко затормозить, тогда князя с княгиней не слабо тряханёт. Лучше этого не допускать. Они же сидели обнявшись, и восторженно, словно дети, пялились на дорогу. С такой скоростью им ещё не доводилось передвигаться. Эффект добавляло слегка приоткрытое боковое окно, через которое влетали потоки воздуха и теребили то одежду, то непослушные волосы, не желающие прятаться под головным убором. Проехав километра три, пришлось снова сделать остановку. Здесь, недалеко от крепости, что на фоне звёздного неба застыла бесформенной тёмной громадой, стояла кирпичная будка блокпоста, оборудованного шлагбаумом. С наступлением сумерек его опускали. И теперь он перекрывал проезд. Из будки вышел сержант, проверил, кто едет, после чего подал кому-то знак, и деревянная поперечина, раскрашенная в красно-белые полосы, ушла вверх, открывая путь. Через пятьдесят метров начиналась асфальтовая дорога, которая вилкой расходилась вправо и влево. Та, что вправо, вела к Акульему заливу. Но ночным путешественникам нужно было в другую сторону...
   Развлекая пассажиров смешными историями, маршал продолжал неспешную езду. За окном в свете фар мелькали кусты, деревья, иногда можно было увидеть какое-нибудь животное... Ещё через три километра упёрлись в очередной блокпост. Он стоял перед каменным мостом, который перешагивал через речку Тёмную, где на другом берегу возвышался бетонный блокгауз. Проверив документы, машину пропустили дальше. Только она пересекла мост и оставила за спиной блокгауз, как князь ткнул пальцем в окно.
  
   - А там что за огни?
  
   - Кочевники, наверное, на постой расположились. Здесь проходят земли, по которой перегоняют скот. Ночью их за мост никто не пустит. Да и нечего им там делать. На той стороне вдоль реки располагаются фермерские хозяйства.
  
   - Что за фермерские хозяйства?
  
   - Ну, это типа крестьяне или арендаторы. У нас они зовутся фермерами, от слова ферма, то есть частное сельскохозяйственное предприятие, которое занимается производством сельскохозяйственной продукции... Надеюсь, понятно объясняю?
  
   - Ага, понятно.
  
  В этом момент фары осветили очередную развилку дороги с указательным столбом. Сомов снова свернул налево.
  
   - Какие у вас ровные дорогие, - восхитился князь.- Не трясёт совсем, лишь покачивает... Ощущаю себя младенцем, сидящим в колыбели...
  
   - И ты такие же станешь строить, - улыбнулся маршал. - Только за материалом придётся людей ко мне присылать.
  
   - Почему к тебе? - удивился Василий.
  
   - А материал для строительства таких дорог есть только у меня, - похвастался Сомов. - Я тут один островок (Мадагаскар) данью обложил, вот они в качестве откупа мне его и поставляют.
  
   - Большой остров-то?
  
   - Ну, - задумался маршал. - В длину где-то полторы тысячи вёрст и в ширину пятьсот.
  
   - Ох, ты! - изумился Василий Верейский. - Это ж сколько земли...
  
   - Ага, кусочек не маленький. Только нам пока его не проглотить, подавимся. Проще дань взымать, чем тратить уйму денег на войну.
  
   - А как же тебе удалось его данью обложить?
  
   - Князь, такие разговоры при дамах не ведутся. Потом как-нибудь расскажу...
  
   - Дон Иван, а вы можете остановиться? - попросила княгиня.
  
   - А что случилось?
  
   - Что-то тошнит меня...
  
   - Сейчас, сейчас...
  
  Сомов прижался к правой обочине. Быстро вышел из джипа, обошёл его и открыл переднюю пассажирскую дверь. Вовремя. Только под ногами княгини оказалась земля, как её стошнило. Девушки, тоже покинули салон. Первая по неуловимому знаку маршала принялась помогать Зинаиде Биджеевне, остальные рассосредоточились вокруг машины, заняв позиции метрах в пяти от неё.
  
   - Что это с ней? - обеспокоился Василий Верейский за свою жену.
  
   - А она у тебя часом не беременна? - поинтересовался маршал.
  
   - Ну, да, есть немного...
  
   - Тогда всё понятно. С беременными такое случается. Не волнуйся сейчас всё пройдёт.
  
  Эти слова успокоили князя, и он стал оглядывать по сторонам... Звёздное небо с редкими облаками. Жёлтая луна, похожая на круглую головку сыра. Вдоль дороги скошенное поле, уходящее в кромешную темноту.
  
   - А это, что такое? - Василий показал на скирды сена цилиндрической формы, лежащие на боку. В диаметре они были не больше пятидесяти сантиметров и с метр в длину.
  
   - Сено спрессованное, - как само собой разумеющееся сказал маршал. - А что?
  
   - Так вид-то какой!.. Как так делают?
  
   - Механизм есть специальный, пресс-подборщик называется, он собирает скошенную траву и скучивает её, словно ковёр... Хотя мне больше нравятся скирды прямоугольной формы, наподобие больших каменных блоков. Их на телегах удобнее перевозить, да и на сеновале укладывать сподручнее - порядка больше получается.
  
   - А их как делают? - удивился объяснению князь. - Тоже механизмом?
  
   - Нее, - засмеялся Сомов, - намного проще. Из досок собирают одинаковые ящики. Потом помещают в их нутро пару верёвочек, только чтобы концы наружу торчали. А дальше набивают ящики соломой и ногами плотно утрамбовывают. Как до верха доходит, концы верёвочек связывают между собой и вытаскивают спрессованную массу на свет божий. Получаются очень симпатичные соломенные блоки. Я даже слышал, что из таких дома строят...
  
   - Надо же! - снова подивился князь. - А я вот слышал, что у крымского хана людишки себе жилище вообще из кизяка стряпают...
  
   - Из навоза, что ли? - уточнил маршал.
  
   - Ну, да, из него.
  
   - Понятно... Чем богаты, тем и рады, - рассмеялся Сомов.
  
   - Точно! - поддержал его Василий.
  
   - У нас тоже с деревьями не везде хорошо, - посерьёзнел маршал. - Поэтому стараемся их высаживать и напрасно не вырубать...
  
   - А кочевники как же? Обрывают, наверное, всё?
  
   - Нет, у нас тут люди немного по-другому воспитаны. Вот корову у тебя увести могут, а дерево не тронут. Кстати, по всей стране действует закон, если ты срубил в разрешённом месте дерево, то взамен должен посадить новое.
  
   - А где ж его взять? - удивился Василий.
  
   - Вариантов много... Можно купить, можно заранее высаживать саженцы, можно привезти их откуда-нибудь. А иначе, будет пустыня... Думаю, тебе не нужно объяснять, что это такое?
  
   - Да, уж нагляделся, - тяжело вздохнул князь.
  
   - Вот видишь. А случилось это из-за того, что люди бездумно вырубали всё вокруг, а взамен ничего не оставляли... Ладно, я вижу, что Зинаида Биджеевна уже в порядке.
  
   - Да, дон Иван, мне гораздо лучше. А долго ещё ехать?
  
   - Нет, минут пять, не больше, - ответил Сомов и громко крикнул, - девочки, садимся в машину...
  
   - А чего это они у тебя разбрелись-то по темноте? - удивился князь. - И ведь не боятся.
  
   - А кого им здесь боятся? Они сами кого хочешь могут напугать, так что пусть гуляют, - улыбнулся маршал, так и не ответив на вопрос.
  
  Ещё пара минут, и джип трогается со своего места. Вскоре с левой стороны дороги периодически начинают попадаться аккуратные съезды с табличками на обочине. В седьмой по счёту съезд маршал сворачивает сам. Здесь вдоль дороги растут аккуратно высаженные небольшие ёлочки. За ними угадываются деревья покрупнее. Где-то через сто метров свет фар упирается в некое подобие триумфальной арки, длина и высота которой пять на пять метров. Венчает арку угрожающего вида скорпион. Он словно свешивается с неё, а его большие красного цвета глаза буквально проникают каждому в душу. Неподготовленному человеку нужно проявить немало самообладания, чтобы не поддастся панике от такого вида.
  
   - Как тебе князь, охранник моей усадьбы? - весело спрашивает маршал.
  
   - Ну, и страшилище! - слегка охрипшим голосом отвечает тот, а княгиня невольно сжимает своими пальчиками плечи мужа.
  
   - Не боись, он своих не трогает, - продолжает улыбаться Сомов и производит клаксоном два длинных и три коротких сигнала.
  
  Въезд в арку перекрывают широкие стальные ворота с элементами художественной ковки. Справа от них аналогичного вида небольшая калитка. В стороны от арки расходится кирпичный забор высотою в три метра. Поверх него натянута колючая проволока, увеличивающая преграду ещё сантиметров на пятьдесят.
   После сигнала прошло секунд двадцать, а у ворот не обозначилось никакого движения. Сомов уже хотел подать его повторно, но тут отворилась калитка. Из неё вышел охранник и приблизился к водительской двери. Опознав маршала, он бегом кинулся обратно и вскоре створки ворот беззвучно распахнулись, пропуская своего хозяина. Проехав арку, джип попал на ярко освещённую фонарями Кулибина площадку. Здесь маршал остановился и открыл боковое окно. Слева и справа можно было увидеть очень знакомые жителям 21 века посты охраны, которые стоят на автостоянках. То есть вышка с домиком наверху, к которому тянется железная лестница. Как раз по такой лестнице спускался ещё один охранник.
  
   - Здравия желаю, товарищ маршал, - отдал он приветствие, подойдя к водительской двери.
  
   - Здравия желаю, Никита, - кивнул Сомов. - Ярослав приехал?
  
   - Так точно! Минут пятнадцать назад его привёз джип министра безопасности и тут же уехал.
  
   - Хорошо. Бдите дальше.
  
   - Есть, товарищ маршал, - снова отдал тот честь, а автомобиль продолжил путь.
  
  Через десять метров дорога разошлась в противоположных направлениях. Кто заезжал на территорию особняка, должен был свернуть направо, что Сомов и сделал. Здесь дорожное покрытие состояло из брусчатки двух цветов: бордовой середины, шириною в три метра, и светло-оранжевого двадцатисантиметрового кантика по краям. Дальше начинался газон, обрамлённый ровно подстриженным кустарником вечнозелёного самшита. На газоне, что располагался с водительской стороны, росли молодые берёзки, высаженные в шахматном порядке, а с пассажирской стороны - липы. Ехали по дуге в направлении против часовой стрелки. Периодически на обочине встречались полуобнажённые женские скульптуры из искусственного мрамора. В поднятой руке они держали фонари, освещающие путь. Сомов не газовал, чтобы гости смогли всё более менее рассмотреть. Метров через сто пятьдесят с правой стороны показалось первое строение с широкой площадкой перед ним. Это были гараж и стоянка для автомобилей. Строение представляло из себя одноэтажную кирпичную коробку с покатой черепичной крышей и двумя воротами. Отштукатуренные стены гаража отливали приятным ярко-синим цветом. Кстати, производство синего пигмента, который в ТОЙ истории назывался "Берлинская лазурь", приносило чернышам неплохие доходы. Секрет его изготовления чуть не сболтнул Егор Копьёв, когда находился в Москве. До этого случая его больно-то не скрывали. Но когда в Звёздный передали, какую он имеет цену, а потом аналогичные сообщения пришли из других стран, то рецепт приготовления синего пигмента объявили государственной тайной.
   Маршал не стал останавливаться у гаража, а проехал дальше, туда, где угадывалось главное здание. Нажал на тормоза он только тогда, когда поравнялся с центральным входом, от которого, словно раскрывая объятия, спускалось кругообразное крыльцо с лепными перилами. Что представлял собою особняк? Его внешний вид Сомов полностью скопировал с найденного видеоролика, который назывался "Усадьба Асеевых в Тамбове". Строительство заняло четыре года. Остальные черныши строили себе дома, опираясь на глянцевые журналы, в которых российские знаменитости хвастались своими богатствами, а так же на книги, где описывалось строительство загородных домов. Таких в книжном магазине тоже хватало. Но в отличие от сотен детективов и прочей эзотерики, они хоть несли реальную практическую пользу...
  
   - Ну, вот, господа хорошие, мы и приехали, - улыбнулся маршал. - Прошу всех на выход.
  
  Переднюю пассажирскую дверь открыл спустившийся с крыльца Ярослав и помог выйти княгине. Князю помощь не требовалась. Девушки-телохранители тоже вышли сами, давно привыкли.
  
   - Ярослав, - обратился отец, - джип поставишь в гараж. Ключи я оставил в замке.
  
   - С удовольствием! - обрадовался юноша.
  
   - Только по территории не гоняй. Поставишь и быстро в дом. Всё-таки у нас гости.
  
   - Хорошо, - уже с гораздо меньшим энтузиазмом ответил Ярослав и сел в машину.
  
   - Князь, - Сомов тем временем оторвал гостя от разглядывания особняка. - Ты по утрам молиться ходишь или ленишься?
  
   - По-разному бывает... А что?
  
   - Часовня вон, - указал рукой маршал.
  
  Махонькое белоснежное здание с золотой маковкой на макушке, увенчанное православным крестом, стояло от них в тридцати метрах, как раз напротив центрального входа. К нему вела узенькая бетонная дорожка, освещаемая парой тройкой фонарей, свисающих с неброских шпилеобразных столбиков чёрного цвета.
  
   - А вы как встанете, дон Иван, то и нас прикажите будить, - попросила княгиня.
  
   - Стоит ли? Мы встаём рано. Режим, знаете ли, тренировки...
  
   - А я обычно с первыми петухами встаю, - похвастался Василий Верейский. - Так что привычный. Заодно с удовольствием погляжу на ваши тренировки...
  
   - Хорошо, - кивнул маршал. - Но Зинаиде Биджеевне лучше подольше понежиться. Всё-таки ребёнка под сердцем носит, поэтому силы нужно беречь...
  
   - Не беспокойтесь, я тоже привычная, - поблагодарила молодая женщина.
  
   - Ну, тогда пойдёмте в дом. Хватит на улице морозиться.
  
  Середину лестницы перекрывала дугообразная лепнина, поэтому, дойдя до её центра, людям приходилось выбирать, с какой стороны дальше подниматься наверх, слева или справа? Сомов свернул направо, гости за ним. Одна из девушек-телохранительниц пошла налево, чтобы раньше всех очутиться на площадке возле двери. Дождавшись маршала и князя с княгиней, она предупредительно открыла её. В просторном вестибюле всех вновь прибывших встретил молодой рыжеволосый дворецкий, одетый в богатую ливрею, бордово-золотистой расцветки.
  
   - Добрый вечер, дон Иван, - улыбаясь и делая поклон, поприветствовал он, после чего принялся докладывать. - Ваша жена и дети уснули пару часов назад. Причём донья Юля и дон Сергей уснули в комнате доньи Светланы...
  
   - Опять им дочь книжки читала? - спросил маршал.
  
   - Так точно, - снова поклонился дворецкий.
  
   - Ладно, пусть спят. А мне вот гостей нужно устроить в самую лучшую комнату...
  
   - Может гости желают покушать или выпить? - спросил рыжеволосый юноша.
  
   - Друзья, - повернулся Сомов, - продолжим сегодняшний ужин?
  
   - Я не буду, - ответила княгиня. - Устала что-то. Мне бы сполоснуться, да под одеяло...
  
   - Я тоже, пожалуй, лягу, - князь решил поддержать жену. - Дел завтра много...
  
   - Владислав, слышал? - маршал поглядел на дворецкого.
  
   - Так точно! - бодро ответил тот.
  
   - Да не кричи ты... Лучше веди, комнаты показывай.
  
   - Тогда прошу следовать за мной, - ответил юноша, и с гордым видом повёл всех за собой.
  
  Интерьер особняка по красоте не уступал тому, что князь видел во дворце. Его поражало обилие мрамора, хрусталя и света, а так же необычно изящная мебель, большие окна и шторы из дорогой ткани... Поднявшись на второй этаж, дворецкий показал гостям их комнату. Здесь полы были деревянными, но по красоте не уступали мраморным. Искусно выложенный паркет создавал рисунок, похожий на тот, которым украшают ковёр. Да и вообще (правда, князь об этом не знал) комната напоминала номер люкс в дорогом пятизвёздочном отеле. Оно и понятно, интерьер создавался по глянцевым журналам, доставшимся чернышам вместе с "Олимпом". Вот и тратили свои доходы на себя любимых, переманивая и выкупая откуда только можно искусных мастеров. Порой даже придумывали многоходовые шпионские операции... Но об этом позже.
  
   - Это Людмила, - дворецкий показал на невысокую, симпатичную девушку с восточной внешностью, одетую на манер горничных. - Она вам всё объяснит и покажет. Если что-то понадобится, то принесёт.
  
   - Ладно, Владислав, свободен, - кивнул маршал, после чего повернулся к гостям. - Располагайтесь и отдыхайте. Надеюсь, нынешний вечер вам понравился...
  
   - Очень понравился, дон Иван! - с жаром ответил князь. - Я за один день увидел столько чудес, сколько не видел за всю свою жизнь... И дворец у императора прекрасный и твой дом тоже...
  
   - Будешь верно служить и у тебя будет не хуже, - улыбнулся Сомов.
  
   - Дон Иван, - спохватился Василий, - а мой приз-то в джипе остался...
  
   - Точно! - маршал хлопнул себя ладошкой по лбу. - Совсем про него забыли. Сказать, чтобы тебе его сейчас принесли или до утра подождёт?
  
   - Если не трудно, то сейчас... Хочу ещё раз на него перед сном взглянуть...
  
   - Вот, сразу видно, что ты настоящий воин, - рассыпался Сомов в комплиментах. - На верный клинок, как на красавицу жену, пока не поглядишь, спать не сможешь. Ладно, располагайтесь пока, скоро всё принесут...
  
  Приз принесли минут через пятнадцать, а вот уснул князь только часа через два. Сначала любовался на палаш и ножны. Потом смотрел, как жена принимает джакузи. Попутно с этим, словно ребёнок, перетрогал руками всё, что только можно: мебель, одеяло, цветную простынь на толстенном пуховом матрасе, полы, стены... Хотел даже разобрать парочку плафонов, за которыми скрывались лампы, но княгиня отговорила, сказав, что секрета он всё равно не узнаёт, потому, что как только дотронется до лампы, то сильно обожжётся. А начнёт её ломать, свет пропадёт и больше не появится. Мол, проверено и не раз. Зато могут обидиться, что испортил дорогую вещь. Денег она больших стоит. Делают их и устанавливают специальные мастера, которых император бережёт, как зеницу ока...
   Решив напрасно не огорчать гостеприимного хозяина, князь направил свою энергию в более цивилизованное русло... Если жена принимала джакузи, то он решил искупаться под душем. Горничная, которая находилась всё время поблизости, охотно объяснила, как им пользоваться и какие шампуни стоит брать, а какие лучше не надо. Видать опиралась на собственный вкус. Когда супруги намылись, она обоих обтёрла, а затем выдала каждому по длинному махровому халату и по паре плюшевых тапочек в виде зверюшек. Княгине достались зайчики, а князю пёсики, что его очень позабавило. Пока муж с женой делились впечатлениями, расчёсывая перед большим зеркалом свои волосы, горничная прикатила поднос. На нём находились самовар с кипятком, заварник со свежезаваренным чаем, хрустальный молочник с прохладным молоком, мёд и печенья. Поставив всё это на стол, она посоветовала гостям не выходить на балкон, так как на улице уже достаточно прохладно. Тем более река всего в двухстах метрах от дома, а ещё метров через триста начинается берег океана. Река в районе усадеб как раз идёт параллельно ему. Князь поинтересовался названием реки и как далёко она течёт? Словоохотливая девушка сообщила, что называется она Глубокая, а ближе к центру города проходит река Тёмная и на ней есть мост. А у этой нет моста, и уходит она далеко за город, минуя защитный вал, теряясь где-то в горах, откуда и берёт своё начало. После такой "лекции" князь захотел выйти на балкон. Там стоял невысокий круглый стол из бамбука и пара таких же кресел с мягкими подушечками на сиденьях. Только он садиться не стал, а оперся локтями на лепные перила и попытался в свете ночных звёзд рассмотреть соседние особняки и реку с океаном. Не удалось. Лишь фонари, освещающие задний двор усадьбы, позволили увидеть какой-то водоём (бассейн), непонятные постройки, дорожки и садовые насаждения... Но тут княжна позвала мужа к себе, и он решил оставить созерцание окружающего ландшафта до утра...
  
  ЧАСТЬ II.
  ШПИОНСКИЕ СТРАСТИ.
  
  Глава 1.
  Рим.
  
   Покинув на время Францию ради неотложных дел в Риме, кардинал Джулиано делла Ровере спешил возвратиться назад. Дипломатическая миссия, доверенная ему римским папой, была очень важна для святого престола. Однако прежде чем уехать обратно, он не отказался встретиться с послом из далёкой Южной империи. Им оказался молодой смуглолицый юноша дон Яков Верёвкин. Кардинал принял гостя в своём доме. Разговор вёлся в комнате, где стояла небольшая печка, больше похожая на камин. Её нутро потрескивало от горящих поленьев. Тому виной был дождливый январский день и холодный северный ветер. Кардинал даже накинул поверх повседневной сутаны тёплую шерстяную накидку. Посол тоже не спешил снимать с себя верхнюю одежду. Чёрный длиннополый кожаный плащ с воротником из меха рыси, а также меховая кепка, пошитая из шкуры нерпы, позволяли чувствовать себя вполне комфортно. Тем более в руках находилась чашка с горячим кофе, которым любезно угостил хозяин.
  
   - ... так скажите мне, дон Яков, - вопрошал делла Ровере, отхлёбывая из фарфоровой чашки горячий напиток, - для чего вашему императору нужно объединение Италии под властью одного человека? Это желание, мягко говоря, странное... Тем более, насколько я знаю, в вашей стране очень неприязненно относятся к католикам...
  
   - Уважаемый кардинал, то, что между детьми Иисуса существуют разногласия, конечно, плохо, - печально улыбнулся молодой мужчина, отрываясь от чашки с кофе. - Но ещё хуже, что Средиземное море одно, а хозяев на нём слишком много... И вот ведь какая беда, среди этих хозяев больше всего приверженцев Магомета, из-за чего процветает пиратство, мешающее цивилизованным торговым отношениям. Порой даже наши братья по вере не гнушаются разбоя... А почему? Потому, что нет твёрдой власти, как во времена Великой империи. Мало того, мой государь удивлён, почему в германских землях разные проходимцы именуют себя Священной Римской империей? Где они и где Рим?! Вечные междоусобицы среди титулованной знати не позволяют их называть иначе, как варвары... Нужен порядок, а его способна навести только твёрдая рука, имеющая влияние, как на умы, так и на души...
  
   - Всё равно я не пойму, в чём интерес вашего императора? - спросил делла Ровере, чётко контролируя суть разговора. - Его земли находятся слишком далеко, чтобы беспокоиться о Средиземном море.
  
   - Как вам известно, египетский султан строит морской канал, через который откроется прямая дорога к Индии и её богатствам. И если не навести порядок сейчас, то потом будет поздно. Вместо мирной торговли и возможности отправлять духовные миссии, дабы вразумлять язычников, наживаться будут пираты всех мастей.
  
   - Но сейчас-то корабли вашего императора спокойно плавают к Индии, - усмехнулся кардинал, после чего сделал очередной маленький глоток из чашки.
  
   - К Индии - да, но разговор идёт о Средиземном море... Разве Риму не нужны наши товары?
  
  Посол намекал на образцы различных изделий, доставленные в этот раз к папскому двору, а так же на дары, которые произвели на понтифика очень благоприятное впечатление.
  
   - А как же Андрей Палеолог, которому ваш император решил оказать помощь? - гнул своё кардинал. - Я даже слышал, что ему отдали в жёны одну из принцесс... Разве он, освободив Морею, не сможет навести порядок в Средиземном море?
  
   - Чтобы навести порядок на море, нужен флот! - Яков отложил чашку с кофе на стол. - А у Андрея пока нет даже армии... Только формируется. Зато флот есть у генуэзцев и венецианцев, которые, как я слышал, не слишком жалуют святой престол. И что от них можно ожидать - неизвестно. Кстати, я уже неоднократно слышал, что венецианцы часто не отпускают галерных рабов-христиан, когда захватывают османские суда, а перепродают их, словно скотину и часто именно в руки мусульманских купцов. Так кому они поклоняются: Господу Богу нашему или золотому тельцу? Если так и дальше будет продолжаться, то люди от Христа начнут отрекаться, ибо братья по вере их предают...
  
   - Хм, - задумался кардинал. - А разве ваш император не торгует рабами? Разве не продаёт их египетскому султану?
  
   - Да, торгует, но исключительно язычниками. И даже на этот шаг он пошёл с большой неохотой. Однако верит, что данная жертва не напрасна. Канал, который соединит Средиземное море с Индийским океаном, принесёт немало пользы христианской вере. Уже сейчас наша церковь посылает идейных проповедников в ряды строителей, чтобы в будущем иметь на тех землях лояльно настроенное население... Как бы не была крепка дружба с египетским султаном, но случиться может всякое, поэтому лишняя поддержка никогда не помешает.
  
   - Что ж, разумно, - кивнул головой кардинал. - Кстати, мне племянник передавал, что ему делали предложение пройти обучение в военной школе... Так?
  
   - Совершенно верно. Но его больше привлекают секреты медицины, - ответил посол.
  
   - А правда, что вода, проходя через свинцовые трубы, превращается в яд замедленного действия?
  
   - Правда. Убить, конечно, не может, но здоровье ослабляет сильно. Поэтому в нашей стране свинцовые трубы запрещены законом. Так же запрещено вставлять свинец в оконные витражи и изготовлять свинцовые белила для лица.
  
   - А куда же вы тогда его деваете? - удивился делла Ровере.
  
   - Из свинца получаются замечательные пули, - улыбнулся посол, - которые не жалко для врага.
  
   - Понятно, - краешком губ улыбнулся кардинал. - Однако мне любопытно, для чего моему племяннику предлагали учиться в военной школе? У него обнаружены какие-то таланты?
  
   - Если честно, то особых талантов нет.
  
   - Даже в медицине?
  
   - Даже в ней, - Яков развёл руками. - Кроме того, начинать учёбу нужно не позже десятилетнего возраста и провести в научных трудах не меньше десяти лет, полностью посвятив себя этому делу.
  
   - То есть, избрать жизнь монаха-затворника? - удивился кардинал.
  
   - Нет, затворничество делу не поможет. Наоборот, нужно быть чаще среди людей, чтобы иметь возможность наблюдать за ними, а так же оказывать помощь дипломированным врачам, перенимая у них практические навыки.
  
   - Однако десять лет для учёбы - это не малый срок...
  
   - Это разве срок? Вот в Китае родители отдают своих детей в монастыри в пятилетнем возрасте и учатся они там до девятнадцати лет, то есть до совершеннолетия. И лишь после этого допускаются до экзамена, после которого им разрешают или не разрешают заниматься врачебной деятельностью.
  
   - Ого! - искренне удивился кардинал. - А вы, значит, дон Яков, успели побывать в Китае?
  
   - Успел, - соврал посол, не моргнув глазом. Куда без пантов? Тем более информацией по разным странам его нагрузили под завязку, так что вполне мог себе позволить косить под бывалого путешественника. Пусть не думают, раз молодой, значит неопытный. - Однако не получилось встретиться с их императором. Слишком много чиновников его окружает и все хотят денег...
  
   - Надо же! - не переставал удивляться делла Ровере. - А какую религию они проповедуют?
  
   - Там проповедуют в основном два вида религии, буддизм и конфуцианство. Первое пришло к ним из Индии, а второе - своё.
  
  Дальше, примерно в течение получаса, посол рассказывал кардиналу про основные понятия данных религий. Короче, высыпал на него всё, что сам почерпнул из книжек.
  
   - О, я смотрю, что вы основательно познакомились с их культурой, - уважительно произнёс делла Ровере.
  
   - А как же иначе? - пафосно ответил Яков. - У них страна самая большая в мире и армия не меньше. Что может взбрести в голову очередному китайскому императору - неизвестно, поэтому приходится быть настороже.
  
   - Понятно, - кивнул кардинал и задумался, а спустя минуту продолжил. - Знаете, я бы был не против, если бы к вам в страну отправилось человек пять молодых юношей для обучения военному делу... Это возможно?
  
   - Вполне возможно, - охотно согласился посол, после чего несколько таинственно заявил. - К тому же мне кажется, что здоровье его Святейшества хватит от силы года на три... К переменам лучше готовиться заранее.
  
   - Хм! - удивился кардинал такой откровенности, но внимательно глядя послу в глаза понял, что его приглашают к сотрудничеству. Правда, это было заметно практически с самого начала разговора, однако столь явных намёков не поступало. Проведя в раздумье ещё с минуту, он спросил. - Вы так высоко ставите своё военное искусство? Думаете, что в Европе оно хуже?
  
   - Война с крестьянами, которые являлись приспешниками Яна Гуса, доказала это со всей очевидностью, - усмехнулся Верёвкин.
  
   - С тех пор прошло пятьдесят лет! - возразил кардинал.
  
   - Совершенно верно, прошло. Только воз, как говорится, и ныне там. Тем более у Рима нет постоянного войска. Даже в недавнем конфликте с Флоренцией пришлось звать на помощь неаполитанского короля. Два года бесплодных топтаний на месте... За это время османы высадились в Италии, захватив и разграбив Отранто. Если бы не смерть их султана, то городом сейчас правили бы они... Разве не так?
  
   - К сожалению, так, - тяжело вздохнул кардинал и поставил пустую чашку на стол.
  
   - Мир меняется, жизнь меняется, - не успокаивался посол. - Продолжать жить по старому, значит облечь себя на погибель. Риму нужна постоянная профессиональная армия, а не наёмники с ополчением... Италия должна стать единой!
  
   - Будем надеяться, что с Божьей помощью это случится, - перекрестился кардинал, после чего продолжил. - Я в Риме буду ещё два дня. Думаю, за это время мне удастся найти пятерых смышлёных юношей, жаждущих стать бравыми вояками...
  
   - Тогда разрешите дать вам совет...
  
   - Конечно!
  
   - Ищите таких среди небогатых семей. Лучше даже среди бедных... Они привычны к трудностям, кроме того у них лучше развито чувство благодарности, ибо помнят, кому обязаны...
  
   - Что ж, наверное, вы правы, - согласился кардинал, после чего спросил. - У вас есть ко мне ещё какие-нибудь вопросы?
  
   - Есть.
  
   - Слушаю вас.
  
   - Мой император наслышан, что во Флоренции находится одна из лучших школ живописи. Мастера, которые там живут, умеют прекрасно расписывать стены храмов... Очень бы хотелось поглядеть на их работу, а так же, если возможно, заключить с кем-нибудь из мастеров рабочий контракт...
  
   - То есть, вам нужны сопроводительные бумаги?
  
   - Совершенно верно, - кивнул Яков.
  
   - Хорошо, послезавтра вы получите бумаги и полдесятка юношей в придачу. Надеюсь, это будет не напрасно, - сказал кардинал, поднимаясь с места.
  
   - Я тоже на это надеюсь, - ответил посол, поднимаясь со стула вслед за хозяином дома.
  
   Через день в доме кардинала произошла повторная встреча. На этот раз она проходила не в одной из комнат, а в патио (открытый внутренний дворик жилого помещения, огороженный стеной, забором или живой изгородью), так как погода с утра стояла солнечная. Хотя температура воздуха вряд ли поднялась выше десяти градусов по Цельсию. Здесь делла Ровере представил Якову пятерых подростков. Четверым из них было по четырнадцать лет и одному семнадцать. Происходил он из разграбленного османами Отранто. Турки вырезали всю его семью, юноша спасся только чудом. Звали его Карло Пеццула.
   Представляя послу подростков, кардинал выглядел несколько озабоченным, о чём Яков не преминул спросить. Оставив юношей во внутреннем дворе до дальнейших распоряжений, делла Ровере решил пройтись с послом по зимнему саду.
  
   - Недавно мы с вами разговаривали по поводу пиратов, - стал рассказывать кардинал. - И буквально сегодня пришло известие, что две Навы (класс парусных кораблей), следовавшие из Александрии в Остию (порт недалеко от Рима), подверглись нападению и были захвачены...
  
   - И кто же их захватил?
  
   - Неизвестно. Скорее всего, берберские пираты. Всё указывает именно на них...
  
   - И какой груз был на галерах?
  
   - Одна Нава везла зерно, а вторая пряности, ткани и сахар... Но тревожат меня больше всего не товары, хотя потеря целого корабля с зерном непременно поднимет в городе цены на хлеб...
  
  Ни посол, ни кардинал не знали, что тихоходные Навы были захвачены кораблями Южной империи. В хлебе нуждался Юрьевск, а куда девать всё остальное в столице решат отдельно. Но почему пиратские корабли приняли за берберские? Во-первых: потому, что они действовали под марокканскими флагами. Во-вторых: внешний вид экипажей не позволял причислить их к кому-либо другому. И в-третьих: алжирский пират Шериф, который вёл дела с представителями ЮАР, за несколько лет превратил посёлок, в котором обосновался, в небольшой портовый городок со своими верфями. Так вот, на верфях всем заправляли бежавшие с Пиренейского полуострова мусульмане и евреи, прекрасно разбирающиеся в кораблестроении. И вот этим умельцам предоставили подробные чертежи шхуны и брига. В ТОЙ истории это были любимые корабли пиратов в Карибском море. Небольшие и быстроходные, они всецело соответствовали своему предназначению. У Шерифа уже имелись три таких судна, построенные по полученным чертежам. В деле новые кораблики проявили себя отлично, но в результате засветились. Основное, чем они запомнились постороннему зрителю, это своим непривычным видом и расположением парусов. На Навы тоже напали корабли необычной для средиземноморья конструкции...
  
   - А что же вас ещё тревожит? - спросил посол.
  
   - Меня тревожат две трагедии, случившиеся в Португалии и Испании.
  
   - Кто-то умер? - Яков внимательно поглядел на кардинала.
  
   - К сожалению, да. И боюсь, что эти смерти развяжут очередную затяжную войну среди наших братьев по вере...
  
   - А кто же всё-таки покинул этот бренный мир? - ненавязчиво поинтересовался Верёвкин.
  
   - Королева Кастилии и Леона Изабелла I и король Португалии Жуан II. В обоих случаях вместе с ними погибло очень много знатных вельмож, - печально вздохнул кардинал.
  
   - Разве они с кем-то воевали? - искренне удивился посол.
  
   - В том-то и дело, что - нет. Оба случая, трагическая случайность...
  
  После чего кардинал поведал послу о том, что через некоторое время расскажет на балу у императора Южной империи маршал министру лёгкой промышленности...
  
   - Что ж, царство им небесное, - перекрестился Верёвкин на католический манер, чтобы лишний раз не печалить собеседника. - Но почему вы решили, что их смерть приведёт к раздорам? Разве не осталось наследников?
  
   - Как я уже говорил, в обоих случаях погибло множество высокопоставленных вельмож... А в случае с португальским королём, там оказались его жена, сын, и все ближайшие родственники. Как такое могло произойти, ума не приложу... Вечером все пировали, и всё было хорошо, а на другой день люди начали массово заболевать и корчиться от болей (отравление метанолом). Такое впечатление, что они одновременно приняли чаши с ядом...
  
   - Уважаемый кардинал, вы так рассказываете, словно сами там присутствовали...
  
   - Нет. Там был один из наших братьев. К счастью он противник мирских утех и не принимает вина...
  
   - Простите, но это сколько нужно яда, чтобы одновременно отравить столько людей?! Вы мне прямо какие-то жуткие вещи говорите...
  
   - Вы правы, история там действительно тёмная, - задумчиво произнёс кардинал. - Поставщик вина был человеком надёжным и проверенным. К сожалению, его не удалось даже допросить.
  
   - Сбежал?
  
   - Если бы... Он происходил из иудеев, и обезумевшей от горя толпе этого вполне хватило, чтобы во всём обвинить его. Беднягу разорвали на части...
  
   - Ого! А вы сами, что думаете?
  
   - Я думаю, что в таких делах нет место эмоциям. Но разве что-то можно объяснить охваченным горем людям?
  
   - Да уж, - согласно кивнул Верёвкин и спустя минуту спросил. - А что же в Испании? Как так угораздило королевский кортеж попасть под камнепад?
  
   - В Испании много гор и дорог, проходящих через них. Столица Вальядолид соединяется с Мадридом именно такой дорогой... По рассказам очевидцев перед камнепадом скалы будто бы задрожали, а потом послышался оглушительный грохот (закладка динамита)... К чему теперь приведёт эта трагедия, известно лишь одному Господу Богу...
  
   - Но вы же сами сказали, что король остался жив, - перебил Яков.
  
   - Да, остался. Но он так изувечен, что неизвестно, как долго сможет прожить... Какой из него правитель?
  
   - Понятно, - глубокомысленно изрёк посол и ненадолго задумался. - Часто после подобных трагедий остаётся много сирот, чьи фамилии дают им право в будущем ходить с высоко поднятой головой... Разве в Риме не найдётся для них места, а так же воспитателей, умудрённых жизненным опытом? Для объединения Италии понадобится немало молодых, энергичных людей, заряженных верной идеей...
  
   - Похоже, вы сами заражены ею не меньше, - рассмеялся кардинал.
  
   - Я в детстве читал много книг о временах Великой империи, - начал вспоминать посол. - Наша страна в какой-то степени тоже построена по тому образцу... Как говорит Его императорское величество: "От всех нужно брать только лучшее, - добавляя при этом, - главное не уподобляться глупому подражательству. Здравый смысл - прежде всего".
  
   - Что же, я полностью согласен с вашим императором, - закивал делла Ровере. - Однако, как я заметил, у вас немало и своего... Одежда, измерительные приборы, предметы быта... Раньше мне даже близко не доводилось видеть многих вещей... Взять то же самое перо со стальным наконечником и сосудом для чернил... Очень удобная и практичная вещь!
  
   - Согласен, - улыбнулся посол, - оно намного лучше гусиного пера. Главное, не стоит забывать про патент... Венецианцы, например, из-за зеркал до сих пор злы на нас... Однако близко не могут сделать что-то похожее на наши экземпляры. Увы, но они сильно отстали от жизни. То, что в Европе зачастую принимают за новинки, в Китае и Индии считается обыденностью.
  
   - Почему же так происходит? - делла Ровере внимательно поглядел на своего собеседника.
  
   - Потому, что они любое созидание считают естественным процессом. В Европе же принято размышлять, угодно ли это Богу или не угодно?
  
   - А разве не так должно быть? - удивился кардинал.
  
   - А для чего заранее искать оправдание своим действиям? - вопросом на вопрос ответил Яков. - Разве не римский император Марк Аврелий говорил: "Делай, что должен, и свершится, чему суждено"?
  
   - Однако он не был христианином, - с улыбкой парировал делла Ровере.
  
  Ему всё больше и больше нравился этот молодой человек. Несмотря на возраст, вести с ним беседы было крайне интересно. Видно, что в Рим прислали не абы кого, а очень грамотного и перспективного вельможу. Эх, если бы кардинал только знал, какой это "вельможа"... Но не суть. Главное было в другом - в системе обучения. Конечно, природные таланты многое значат, но без грамотной и продуманной методики преподавания они вряд ли полностью раскроют свой потенциал. А в Звёздном образованию уделялось очень большое внимание. Разработанная в течение первых десяти лет попаданства методика позволяла в короткие сроки добиваться значимых результатов, плюс индивидуальный подход. Достаточно года, чтобы в полной мере определить, как и чему продолжать обучать ребёнка, чтобы из него получилась самодостаточная личность с широким кругозором и хорошим воспитанием. Ведь мало - дать знания, нужно ещё научить ими эффективно пользоваться. Вот это и было основным постулатом в императорской академии.
  
   - Был бы он христианином, то я уверен, что сказал бы то же самое, - улыбнулся в ответ Верёвкин.
  
  Ещё некоторое время кардинал и молодой посол занимались взаимной пикировкой, но вскоре возвратились на задний двор, где их ожидали оставленные подростки. С этого часа они поступали в полное распоряжение посла. По договорённости срок их обучения составлял пять лет. С первым встречным кораблём им предстояло отправиться в Александрию и уже оттуда в Звёздный. У посла же были другие задачи, одна из которых - Флоренция. Там проживал Леонардо да Винчи и не только он...
  
  Глава 2.
  В мастерской у Андреа дель Верроккьо.
  
   - Эй, чужеземец, смотри куда прёшь! - услышал Яков Верёвкин за своей спиной недовольный голос.
  
  Обернувшись, он увидел мужчину, везущего ручную тележку с дровами. Одет тот был в льняную рубашку сероватого цвета, узкие зелёные шерстяные трико и потёртый кожаный дуплет. Голову скрывал остроконечный капюшон, пошитый, как единое целое и имеющий вырез для лица.
  
   - Простите, уважаемый, я невольно засмотрелся на это прекрасное здание, - дипломатично ответил Яков, чтобы сразу расположить горожанина(?) к себе.
  
  Мужчина остановился и сначала внимательно рассмотрел незнакомца, а потом бросил быстрый взгляд на громадное здание, возвышающееся в шагах тридцати от них.
  
   - Сеньор видит перед собой собор Санта-Мария-дель-Фьоре, - услышал Верёвкин.
  
  Вслед за этим последовала длинная история возникновения во Флоренции данного собора. Видать мужчина устал везти тележку, и был не прочь чуток передохнуть, а заодно и потрепать языком. Стояли они на площади Пьяцца-дель-Дуомо. Это Яков тоже узнал из рассказа, наделённого такими подробностями, словно перед ним распинался не лесоруб, а гид высшей категории.
  
   - Послушайте, уважаемый, - наконец Верёвкин смог вставить слово, - а где у вас в городе находятся мастерские художников и скульпторов?
  
   - Для этого сеньору нужно развернуться назад, пройти до следующего перекрёстка и повернуть направо. После чего всё время шагать прямо пока не появится дом мастера Андреа дель Верроккьо. Там находится лучшая боттега (мастерская) во Флоренции, которую я знаю.
  
   - Благодарю, - ответил довольный Верёвкин и бросил рассказчику монетку в один сольдо, чему тот очень обрадовался.
  
  Яков же двинулся по мощёной булыжником улице в указанном направлении. На некотором отдалении от него шли трое мужчин. Двое выглядели, как явные телохранители, а третий нёс увесистую дорожную сумку, накинув кожаную лямку на левое плечо. Наверное, стоит описать эту четвёрку, шагающую по зимним улицам Флоренции. Сам посол был одет в тёмно-синий костюм двойку, белоснежную сорочку и бордовый галстук, на котором блестела золотая заколка. В центре заколки в обрамлении мелких бриллиантов располагался герб ЮАР величиною с ноготь большого пальца - неотъемлемый атрибут посланников императора. Поверх костюма на фигуре посла аккуратно сидело однобортное кашемировое пальто песочного цвета длиною до середины бёдер, на ногах кожаные тёмно-коричневые туфли с мехом внутри. Голову украшала каракулевая шапка-пирожок пепельного оттенка. Ладони рук прятались под тёмно-коричневыми перчатками из тонкой кожи. Когда посол останавливался и подносил в задумчивости левую руку к подбородку, на его запястье можно было разглядеть наручные часы, поблёскивающие золотым браслетом. В правой руке он держал резную трость из чёрного дерева. Набалдашник представлял из себя копию ручки коробки передач советских времён, сделанную из оргстекла с розочкой внутри. Секрет изготовления таких набалдашников и рукоятей черныши держали в тайне, так как цену за них давали очень большую. У Якова же ко всему прочему набалдашник был снабжён плетённым кожаным темляком, чтобы случайно не выронить трость, внутри которой скрывался хитрый механизм, посредством которого она удлинялась на пятнадцать сантиметров стальным трёхгранным клинком.
   Телохранители Якова были одеты в одинаковые длиннополые двубортные кожаные плащи коричневого цвета, опоясанные широкими ремнями, к которым крепились ножны. Под плащом синие джинсы и красная джинсовая рубашка. На ногах замшевые казаки бурого оттенка, а на голове фетровая шляпа на манер "Крокодила" Данди. Оружием каждому служила сабля, висевшая на левом боку, а так же поясной кинжал-кастет, скрытый под плащом. Таким и челюсть можно свернуть, и сердце проткнуть, и глотку перерезать... Кроме этого в карманах прятались: бронзовая грушевидная гирька, удерживаемая прочным полуметровым шнурком и нож-выкидуха с пятнадцатисантиметровым "жалом". Метко брошенная гирька запросто проламывала череп, а выкидуха, спрятанная в рукаве, таила в себе массу неожиданных открытий для непосвящённых... Шли телохранители друг от друга на таком же расстоянии, как и от посла, образуя втроём равносторонний треугольник. Носильщик этот треугольник портил, превращая фигуру в вогнутый четырёхугольник. Его головной убор представлял из себя объёмную светло-синюю вязаную шапку, заваленную на затылок. Одет он был в утеплённую брезентовую ветровку с капюшоном, в синие джинсы и серый шерстяной свитер с воротником под горло. На ногах чёрные кожаные берцы. Из оружия носильщик имел кинжал-кастет, скрытый под ветровкой, парочку фитильных гранат, внешним видом напоминающих лимонки и духовую трубку, стреляющую иглами.
   Минут через двадцать "кочующая" четвёрка оказалась возле боттеги (мастерской). Это было каменное трёхэтажное здание с высоким первым этажом и входом арочного типа. Рядом находилась ещё одна дверь арочного типа, но значительно меньших размеров. В неё Яков и постучался.
  
   - Что вы хотели? - на стук вышел юноша лет пятнадцати и с любопытством уставился на необычного посетителя, стоящего перед ним, и на сопровождающих его людей.
  
   - Юноша, вы не подскажете, это мастерская Андреа дель Верроккьо? - с важностью в голосе спросил Верёвкин.
  
   - Да, синьор, это она, - сделал тот лёгкий поклон, определив, что перед ним не простой человек.
  
   - Я могу его увидеть?
  
   - Конечно! Только сначала назовите себя...
  
   - Обращайтесь ко мне дон Яков. Я посол Его императорского величества дона Павла I императора Южной империи, - с некоторым пафосом ответил Верёвкин.
  
  От услышанных титулов паренёк на некоторое время впал в ступор. Всё-таки перед ним стоял посланник целого императора. Правда, что это за император, неизвестно...
  
   - Пьетро! - вдруг из глубины помещения раздался возмущённый голос. - Ты долго будешь держать дверь открытой? Напустил, олух, сквозняка! Или нынче дрова в цене упали? А может, их вовсе бесплатно раздают?
  
   - Мастер, тут к вам пришли синьоры...
  
   - Так чего же ты их держишь на улице, несносный мальчишка? - перебил Андреа. - Пусть скорее заходят!
  
  Подросток распахнул дверь пошире и пропустил необычных посетителей в мастерскую. В глаза сразу бросался сводчатый потолок, который опирался на квадратные колонны, стоящие вдоль стен и составляющие с ними единое целое. Выступая вперёд, они образовывали одинаковые по размерам арочные ниши. В нишах с левой стороны располагались окна. Одни большие, примерно метр на метр, а над ними, ближе к потолку, маленькие, где-то сантиметров сорок на двадцать. И те и другие имели внутренние ставни. Ими как раз и были закрыты большие окна. А маленькие очень напоминали узкую зарешеченную отдушину в тюремной камере. Между прутьями "решётки" были вставлены мутные кусочки стекла. Свет в помещение поступал через них. Дополнительным источником освещения служили масляные лампы, сделанные из глины. Они стояли на небольших полочках с правой стороны помещения. Под ними располагались деревянные столы, за которыми группками сидели подростки. Одни рисовали, другие пилили и вырезали, третьи лепили... На одном из столов лежал череп и какие-то кости. По ним ученики изучали анатомию. Так же справа находилась печка, представляющая из себя нечто среднее между "голландкой" и камином. Сейчас в ней весело потрескивали дрова. Возле печки лежала небольшая белая собачка и грызла кость. На вошедших гостей она не обратила никакого внимания.
  
   - Чем могу быть синьорам полезен? - поинтересовался мастер, внимательно разглядывая гостей.
  
  Сам он был в красной рубашке с широкими рукавами, которые ближе к ладоням сужались; в обтягивающих шерстяных трико тёмно-коричневого цвета; на ногах мягкие кожаные башмачки с острым носом; на голове синяя, похожая на детское ведёрко, шапочка. Но в глаза, прежде всего, бросались кожаный фартук и грязная ветошь, которой он вытирал от глины руки. Так как за его спиной находилась незаконченная скульптура, то становилась понятно, откуда глина взялась.
  
   - Меня зовут дон Яков, - Верёвкин решил представиться ещё раз и сказал мастеру всё, что до этого говорил на входе мальчишке.
  
   - О! Это очень большая честь для меня, - поклонившись, рассыпался в комплиментах хозяин мастерской, хотя тоже не представлял, о каком императоре идёт речь. - А ваши спутники? - кивнул он в сторону телохранителей и носильщика.
  
   - Это люди, которым поручено заботиться о моей безопасности. Можете на них не обращать внимания. А вот я хотел бы побеседовать с вами без посторонних... Это возможно?
  
   - Конечно, конечно, дон Иаков, - на свой манер произнёс мастер. - А ваши люди пока могут присесть вон за тот стол...
  
   - Слышали? - повернулся к ним Верёвкин?
  
   - Так точно, - синхронно кивнули они.
  
   - Тогда садитесь и ждите, - велел посол и снова повернулся к мастеру. - Показывайте, куда идти?
  
   Чтобы пообщаться без лишних ушей, пришлось подняться на второй этаж. Там находился кабинет мастера. Даже скорее не кабинет, а комната. Здесь он ел, спал, писал бумаги... Дневного света сюда поступало больше, так как внутренние ставни единственного большого окна были открыты. Состояло оно из множества мутных кругообразных стеклянных кусочков. Тепло в комнату шло от печки, топка которой находилась на первом этаже. Сама же она тянулась до самой крыши.
   Оглядев помещение, Яков уселся на предложенный хозяином единственный стул. Правда, имелась парочка небольших скамеек, но Андреа дель Верроккьо продолжал стоять и ждал, что скажет гость.
  
   - Думаю, вам тоже лучше присесть, - произнёс Верёвкин. - Как говорят в моей стране: "В ногах правды нет". А разговор нам предстоит долгий...
  
   - Может, вы желаете чего-нибудь выпить или закусить? - поинтересовался мастер, не спеша садиться.
  
   - Благодарю! Но я к вам не на обед пришёл. Лучше присядьте, - с этими словами Яков достал из внутреннего кармана пальто бумаги. - Здесь документы от Римского Папы, а так же от кардинала Джулио делла Ровере, в которых подтверждается моя личность, а так же выражается надежда, что в моих просьбах не будет отказа...
  
   Андреа дель Верроккьо внимательно прочитал протянутые ему бумаги, после чего спросил:
  
   - Дон Иаков, а как далеко находятся ваша страна? К сожалению, я о ней ничего не слышал.
  
   - Находится она на юге и омывается водами Индийского океана, который очень хорошо знаком вашим соотечественникам из Венеции.
  
   - Почему именно им? - удивился мастер.
  
   - Потому что венецианские купцы торгуют с Индией и Китаем.
  
   - А с вами?
  
   - И с нами, тоже, - приврал посол.
  
  В ЮАР венецианцы не плавали, слишком далеко, да и дорогу они толком не знали. Вся торговля проходила в Каире и Александрии. Правда, оптовая купля-продажа отсутствовала. Слишком дорогой у русичей был товар. Венецианцы пока приобретали лишь образцы изделий, чтобы узнать, будет на них спрос или нет. Опять же, они не стремились закупать вещи, которые производили у себя, например, стекло и зеркала, опасаясь конкуренции. То есть оберегали своего производителя. Что ж, так оно и должно быть. Страны, где правители об этом забывают, очень быстро превращаются в чьи-то колонии...
  
   - Мало того, - продолжил Верёвкин, - Византийский император Андрей Палеолог женат на нашей принцессе донье Галине Владимировне Красновой.
  
   - А с каким делом вы пожаловали ко мне? - решил задать вопрос мастер, с любопытством поглядывая на трость своего гостя.
  
   - Я пожаловал по поручению моего императора. Он намечает строительство нескольких больших храмов... Но без талантливых художников и скульпторов подобное вряд ли возможно...
  
   - Неужели в вашей стране нет мастеров? - удивился Верроккьо.
  
   - К сожалению, пару десятков лет назад по стране прошёл мор и много достойных людей ушли в иной мир... Сейчас приходится восстанавливать художественное искусство буквально на пустом месте. Я, от имени своего императора гарантирую полную безопасность, достойную оплату труда, способных помощников, а так же постройку мастерской или нескольких мастерских за счёт казны. Кстати, посмотрите на рисунки, как они вам?
  
  С этими словами Верёвкин достал из другого кармана фотографии, на которых были изображены разнообразные художественные студии из далёкого будущего... Просторные светлые помещения, высокие потолки, большие застеклённые окна, удобная мебель, инструменты и разнообразные скульптуры - вот что увидел мастер на картинках...
  
   - О! - восхищённо воскликнул он. - Какие прекрасные рисунки!.. А мастерские!.. Они существуют?!
  
   - К сожалению, нет. Эти мастерские проектировали мастера прошлого, жаль им не довелось осуществить свои мечты. Однако императору не составит труда всё это построить, было бы для кого...
  
   - Простите, - перебил Андреа. - А вот на окнах... это такое большое и чистое - стекло?!
  
   - Да, а что? - удивился Верёвкин.
  
   - А как его делают?
  
   - Если честно, - улыбнулся Яков, - я никогда не задавался этим вопросом. Подобные окна окружали меня с детства и казались настолько привычными...
  
   - Надо же! - снова восхитился мастер, после чего вдруг погрустнел. - Я бы с удовольствием съездил в вашу страну. Однако у меня есть мастерская, куча учеников, заказы и обязательства перед клиентами... Кроме того, возраст...
  
   - Уважаемый Андреа, неужели ваши ученики не мечтают о своих мастерских? Неужели среди них нет талантливых? Я, например, слышал о Леонардо да Винчи...
  
   - О, Леонардо! Вы правы, это лучший из моих учеников. Правда, он уже давно не ученик... Он сам - мастер! Только боюсь, что с ним у вас тоже ничего не получится. Леонардо находится под патронажем Лоренцо Медичи, а тот очень сильно к нему привязан...
  
   - Хорошо, - посол не стал заострять внимание на интересующем его персонаже. - Но у вас, несомненно, есть конкуренты... А если кто-нибудь из них на некоторое время уедет в нашу страну?..
  
   - О, дон Иаков! А я смотрю, вы не так просты, как кажетесь, - улыбнулся Андреа дель Верроккьо. - Вам нужны имена?
  
   - Если вас не затруднит, а я обязательно отблагодарю, - с этими словами Яков глянул на часы, чтобы узнать, который час.
  
   - Что это?! - снова воскликнул удивлённый мастер - Часы?
  
   - Да, - кивнул Верёвкин.
  
   - А можно поглядеть?
  
   - Конечно, - Яков расстегнул браслет, снял часы с руки и протянул мастеру.
  
  Тот аккуратно взял их и буквально прилип к ним глазами, время от времени поворачивая под разным углом.
  
   - Какая тончайшая работа! - воскликнул он поражённо. - А вот у вас на шее...
  
   - Вы про галстук? - не дав договорить, спросил Верёвкин и полностью извлёк его наружу.
  
   - Галстук? - мастер попытался повторить сказанное по-русски слово. - Нет, про украшение... Знаете, я в каком-то роде ювелир... Но подобную огранку вижу впервые. Тем более камни такие мелкие... Как это возможно?
  
   - Не знаю, - развёл Яков руками. - Я не ювелир, - после чего надел часы на руку и застегнул браслет. Галстук тоже занял своё прежнее место.
  
   - И это сделали у вас в стране? - возбуждение не покидало Андреа дель Верроккьо.
  
   - Совершенно верно.
  
   - И трость? - указал мастер на необычный набалдашник, который напоминал громадный алмаз с голубым отливом и розой внутри.
  
   - И трость тоже, - снова кивнул Верёвкин.
  
   - Знаете, к чёрту этих конкурентов! Я попытаюсь уговорить Леонардо, чтобы он обязательно побывал в вашей стране...
  
   - Уважаемый Андреа, я не против. Только случиться может всякое... Для меня же главное, привезти талантливых мастеров. Для этого я и послан сюда императором. Если получится с Леонардо, буду только рад. Если же не получится, то возвращаться с пустыми руками тоже не хочется... Вы понимаете?
  
   - Да, да я понимаю, - о чём-то задумавшись, ответил тот.
  
   - Уважаемый мастер, - между тем продолжил Верёвкин, - я отнял у вас время и отвлёк от работы... Примите, пожалуйста, вот это, - Яков поднялся со стула, а на столе появилась стопка из десяти золотых дукатов.
  
   - О! Не стоит, - попытался отказаться Верроккьо, тоже поднявшись с места. - Я же для вас ничего не сделал...
  
   - Но хотите сделать... А это отнимет у вас время. Так что не стоит отказываться...
  
   - Позвольте тогда задать вам ещё вопрос? - решился хозяин мастерской.
  
   - Конечно, задавайте.
  
   - Какую сумму ваш император готов платить мастеру?
  
   - Шестьсот дукатов в год, - ответил Яков, зная что в Италии самые лучшие мастера не получают больше четырёхсот пятидесяти дукатов и то подобное происходит не часто.
  
   - Что ж, это достойная сумма, - согласился Андреа дель Верроккьо, решив, что с такими людьми торговаться не стоит, ибо и так предлагают немало. - Скажите, а какая в вашей стране погода?
  
   - Примерно такая же, как в Италии, - пожал плечами Верёвкин. - Правда, я у вас видел снег... У нас его не бывает... Если только где-нибудь высоко в горах... Однако, уважаемый мастер, мне пора идти. Я зайду к вам через день. Если же захотите найти меня раньше, то ищите на другом берегу Арно в таверне "Жареные цыплята у Гаспара".
  
   - Хорошо, - кивнул тот и пошёл провожать гостя.
  
  Глава 3.
  Садовник.
  
   Где в средневековом городе пристроиться разведчику-нелегалу, который не шибко жаждет общения? Может палачом? Вроде удобно, люди сами будут обходить тебя стороной... Однако, как добывать информацию, если каждый постарается избежать встречи с убивцем? Опять же, в самом городе жить нельзя, лишь где-нибудь на окраине... А зайди на рынок, то будешь для всех окружающих, как бельмо на глазу... Короче, для разведчика-нелегала скрываться под видом городского палача можно, но слишком много ограничений... Другое дело - садовник, особенно в каком-нибудь знатном доме. Тут и уважение к тебе, и нужную информацию добыть не сложно, и общество не сильно напрягает. Копошишься среди цветов, и дело до тебя нет никому...
   Марк Амбелас был как раз таким садовником. Пройдя обучение в тайном убежище православного братства "Двенадцать Апостолов" (ЮАР, город Звёздный, школа разведчиков-диверсантов в районе Акульей бухты), он оказался во Флоренции. Город красивый, яркий, богатый, наполненный духом свободы и чувством собственного достоинства. Правил им Лоренцо Медичи, человек богатый, умный, образованный и жестокий. Жестокий к своим врагам. С друзьями же обходительный и щедрый. Была у Лоренцо жена - Клариче Орсини, на которой он женился по расчёту. Была и любимая женщина - Лукреция Донати, но быть с нею мешали два обстоятельства. Первое, у Лукреции имелся муж. Второе, молодая женщина очень берегла свою репутацию. Нет, она не запрещала любить себя другим мужчинам, любите на здоровье, но только на расстоянии. И действительно, недостатка в поклонниках, благодаря своей красоте, Лукреция Донати не испытывала. В её честь устраивали балы и рыцарские турниры, ей посвящали стихи, даже заказывали портреты с её изображением... Для женщины должно быть лестно, чувствовать, что ты принадлежишь всем и в то же время никому, не считая, конечно, мужа. Да и тот вечно в пути, торговые дела не позволяли сидеть дома. Левант, Константинополь, Александрия... Это римский папа может назначать врагов и объявлять крестовые походы, купцы же торговали со всеми подряд, невзирая на национальность, цвет кожи и религиозные убеждения. Да что далеко ходить, если сам Лоренцо Медичи вёл переписку с недавно умершим Османским султаном...
   Марк Амбелас попал в дом Ардингелли, так по мужу именовалась Лукреция Донати, год назад. Попал до безобразия просто - преподнёс ей возле церкви букет, собранный из разных цветов и попросил его оценить. Молодой женщине букет очень понравился. Тогда Марк спросил, где он может найти работу садовником? Узнав, что букет мужчина составил лично, Лукреция попросила его рассказать о себе. Заранее подготовленная легенда, в которой присутствовали любовь, трагедия, героизм и лишения, не могли оставить слушательницу безучастной к судьбе флориста и он получил место в её доме.
  
   - Молодой человек не желает зимний букетик? - к носильщику, стоящему на мосту через Арно, подошёл мужчина лет двадцати пяти с корзиной цветов.
  
   - Когда-то я любил фиалки, а нынче даже белые розы несут моей душе тоску, - несколько странной фразой ответил носильщик.
  
   - Может, поделитесь со мной, отчего так с вами происходит?
  
   - Может, и поделюсь, - согласил агент-связник, проговорив условную фразу.
  
  Дальше мужчины пошли вместе, ведя друг с другом негромкий диалог.
  
   - Я увидел в условленном месте тайный знак и поспешил на встречу, - заговорил Марк Амбелас. - Это значит, братство надеется на мою помощь? Значит, пришло время действовать?
  
   - Уважаемый Марк, я надеюсь, что вы и до нашей встречи не сидели без дела...
  
   - Я старался... Мне посчастливилось устроиться садовником в дом богатого купца Никколо Ардингелли, который ведёт от имени Лоренцо Медичи торговые дела по всему Средиземноморью.
  
   - Это прекрасно! А что ещё известно о семье этого купца?
  
   - У него очаровательная жена, по которой сходит с ума пол Флоренции... Даже Лоренцо Медичи объявил её дамой своего сердца...
  
   - Как так?! - удивился носильщик. - Ведь Лоренцо, насколько я знаю, женат...
  
   - Жён не выбирают дамами сердца, - усмехнулся Марк. - Но самое интересное, подобные отношения носят в основном платонический характер. Страдать духовно нынче в моде. Так же в моде открыто высмеивать религиозные каноны...
  
   - Неужели не изменяют? - продолжал удивляться агент-связник.
  
   - Увы, разврат во Флоренции не новость. Здесь процветает культ времён Великой империи... Свободная любовь, проституция и содомия не считаются большим пороком... А над слишком набожной женой Лоренцо Медичи посмеивается весь город...
  
   - Да уж, видать добродетель нынче не в почёте... А что слышно о Леонардо да Винчи?
  
   - Он пользуется покровительством у Медичи. Да и вообще, этот банкир приблизил к себе многих художников, музыкантов и скульпторов. За деньги они превозносят его на каждом углу.
  
   - Понятно... А что удалось разузнать о семье Буонарроти?
  
   - Семья Буонарроти - это отец и четыре брата в возрасте от года до девяти лет. Мать недавно умерла. Проживают они в небольшом городке Капрезе, что располагается в шестидесяти километрах на юго-восток от Флоренции. Живут бедно. Отец занимает пост мелкого чиновника. Интересующий братство мальчик Микеланджело Буонарроти является вторым по возрасту ребёнком в семье.
  
   - Это всё?
  
   - Пока, да.
  
   - Хорошо. А человек под именем Америго Веспуччи?
  
   - Этот человек трудится в конторе своего отца нотариуса Анастазио Веспуччи. Очень достойный, образованный и честный юноша, но тяготится своим положением...
  
   - Отчего же?
  
   - Мечтает о самостоятельном деле.
  
   - Понятно... А теперь расскажите о местных ткачах...
  
   - Для начала возьмите бумаги. В них находится список ткачей, которые не обделены талантами и в тоже время ради лучшей доли готовы отправиться куда угодно. Так же в бумагах описана прочая интересующая братство информация, - с этими словами Марк Амбелас незаметно передал несколько свёрнутых в трубочку листков бумаги, после чего озвучил информацию на словах...
  
   - Хорошо, - кивнул носильщик, - ждите. В ближайшие дни с вами свяжутся...
  
   - А букетик не возьмёте? - улыбнулся разведчик.
  
   - С удовольствием, - ответил носильщик и за пару сольдо приобрёл симпатичный букет. - Кстати, где вы их зимой берёте?
  
   - Выращиваю в оранжерее... Она пока первая и единственная во всей Флоренции...
  
   - Дорого, наверное, обошлась?
  
   - Так ведь деньги не мои... Лоренцо Медичи не отказывает в подарках своей даме сердца, - продолжал улыбаться Марк.
  
   - Что ж, понятно... Ну, всего хорошего... Господь с нами!
  
   - Господь с нами! - ответил разведчик, и мужчины разошлись в разные стороны.
  
  Глава 4.
  Приём у Медичи.
  
   Не хотелось Якову Верёвкину встречаться с правителем Флоренции. Только как избежать встречи, если ты не простой путешественник, а целый посол со всеми сопутствующими бумагами? Новым человеком в городе быстро заинтересуются и доложат, куда надо. Это крестьяне из соседних сёл никому не нужны, хотя всегда найдутся те, кто спросит: "С чем в город пожаловал?". И пусть в средневековье отсутствовали телефоны и интернет, зато многие горожане знали друг друга в лицо. Это как в общеобразовательной школе двадцатого века, когда ещё гаджеты не придумали... Случилось на уроке происшествие в одном классе, а на перемене случившееся обсуждают уже во всех коридорах. Мало того, вечером пол района, где находится школа, "обсасывает" новость... Короче, пришлось Якову наносить визит вежливости.
   Как одеваются послы? Можно, конечно, в парадный мундир... Только Верёвкин военного звания не имел. Он был чиновником пятого ранга, что соответствовало примерно офицерскому званию капитан. Министерство иностранных дел только создавалось. Разрабатывался проект постройки здания под него. Будущим министром видели Фёдора Рыбкина. А всю посольскую деятельность контролировало пока правительство, то есть министры. Они же решали, как одевать своих посланников, что им с собою давать и кого определять в качестве сопровождающих. Во Флоренцию Яков приехал с охраной из пяти человек, оставив в Риме троих помощников рангом пониже и ещё десяток различных сотрудников. Были там и охранники, и радист, и врач... Здесь сотрудники обладали несколько иной квалификацией, но защита посла являлась основной. По улице они могли ходить в чём угодно, ориентируясь на свой вкус или обстоятельства. Сопровождать посла на приём требовалось в единообразном красивом наряде. В Звёздном решили, что на официальные приёмы в других странах охрана должна одеваться в форму Кубанского казачьего войска из 21 века. Не один в один, конечно. Шевроны и знаки различия другие, а всё остальное то же самое: черкески, бешметы, газыри, папахи, а так же сабли с кинжалами...
   Сам посол одевался в цивильное, если только он не военный. Так как сейчас на улице стояла зима (не путать с русской), то верхней одеждой могли служить или чёрный кожаный плащ с меховым воротником, или кашемировое пальто. Головной убор - меховая кепка из норки или каракулевая шапка-пирожок. Под верхней одеждой или тёмно-синий костюм двойка с белой сорочкой и бордовым галстуком, или чёрный костюм тройка, расшитый золотом. Сорочка так же белая, а галстук не предполагался. Вместо него чёрная бабочка, в середине которой золотое украшение с бриллиантами и гербом ЮАР. Атрибутику требовалось соблюдать. Туфли в первом случае темно-коричневые или чёрные, во втором - только чёрные. Трость в обязательном порядке. Использовать её в качестве аксессуара предложил Бурков. С возрастом ходить ему стало труднее, поэтому он попросил, чтобы для него сделали симпатичный экземпляр. Сделали. Понравилась. Дальше - больше... Так и родилась идея по применению.
   И вот дон Яков Верёвкин, опираясь правой рукой на трость, стоит перед Лоренцо Медичи, расстегнув чёрный плащ с меховым воротником из рыси, чтобы открыть всеобщему взору расшитый золотом чёрный костюм тройку. На голове меховая кепка из норки. Идеально отглаженные брюки (только утюг работает на углях), под ними чёрные лакированные туфли. За спиной пять "кубанских казаков". Приём происходит на втором этаже Палаццо Медичи в одном из представительских залов, богато украшенном фресками и гобеленами. Сам Лоренцо, его мать, жена, а так же близкие к семье люди сидят в креслах на небольшом возвышении. По бокам охрана, экипированная в стальные доспехи, прикрытые яркими "тряпками". На поясах мечи в руках алебарды.
  
   - С чем пожаловал посол из далёкой южной страны во Флоренцию? - вопрошает хозяин города, лицо которого подошло бы скорее профессиональному боксёру, чем банкиру.
  
   - Флоренция славится своим художественным искусством и умелыми ткачами... Мой император велел мне узнать, так ли это на самом деле? Как говорится, учиться у лучших не зазорно.
  
   - И как, убедились? - несколько иронично спросил Лоренцо.
  
   - К сожалению, я в городе всего третий день, поэтому не успел убедиться в этом в полной мере. Но то, что увидел, впечатляет! Надеюсь, что не разочаруюсь и в будущем...
  
   - Что ж, я выделю вам людей, которые покажут город во всей его красе.
  
   - О! Это прекрасное предложение. С радостью принимаю его! А теперь разрешите преподнести вам дары от моего императора.
  
   - Конечно, - кивнул Медичи.
  
  Яков сделал знак своим охранникам, и те принялись доставать из принесённых с собою больших сундуков подарки. Первым достали деревянный манекен в виде мужского туловища с головой, размещённый на стальном шесте с подставкой. Манекен был облачён в кольчугу.
  
   - Такие вещи во Флоренции любой кузнец умеет делать, - язвительно заметил кто-то из сидящих.
  
   - Вы уверены? - тут же отреагировал Верёвкин, обладавший прекрасным слухом. - Тогда попрошу её примерить...
  
  Лоренцо подал знак одному из пажей, чтобы тот удовлетворил просьбу гостя. Юноша развязанной походкой подошёл к манекену, с которого охранник посла уже снял кольчугу.
  
   - Взвесь сначала на руке, - усмехнувшись, сказал он.
  
   - О! Такая лёгкая?! - удивился паж.
  
   - Мало того, что лёгкая, так ещё и прочная... И вдобавок ко всему никогда не ржавеет! - объявил Яков.
  
  Юноша облачился в кольчугу и с довольным видом попрыгал...
  
   - Я её совсем не ощущаю! - не перестал он удивляться.
  
  Разоблачившись, паж передал кольчугу в руки Лоренцо. Тот тоже подивился её лёгкости.
  
   - Из чего она сделана? - спросил он у посла.
  
   - Она сделана из редкого металла под названием титан, который стоит в тысячу раз дороже золота.
  
   - О! - раздалось по всему залу, цифра впечатляла.
  
  Тем временем два "казака" поднесли аналог примерочного напольного зеркала на колёсиках, только рама была из латуни, имеющей ажурный рисунок. По залу снова прошёлся изумлённый шёпот.
  
   - Так вот, значит, о каких конкурентах говорили венецианцы! - засмеялся Лоренцо. - Теперь я вижу, что не зря! Мои купцы тоже про вас рассказывали... Кстати, это не вашему принцу Его Святейшество одолжил довольно кругленькую сумму?
  
   - Уважаемый Лоренцо, - посол произнёс полное имя Медичи. - Как жена Цезаря должна быть выше всяких подозрений, так и финансовые дела не терпят громкой огласки, а так же любопытных глаз и жадных до слухов ушей... Давайте лучше возвратимся к дарам...
  
  После этих слов один из охранников принёс две связки соболиных шкурок и положил их на шёлковую ткань недалеко от ног Лоренцо.
  
   "Хм! - подумал Медичи. - А посол-то неплохо образован... Дары тоже не малых денег стоят. Такими направо и налево не разбрасываются... Не похожи эти заморские гости на попрошаек... Так чего же они хотят?"
  
  После шкурок была преподнесена золотая перьевая ручка типа "Паркер" в резной коробочке из красного дерева и стеклянная чернильница размером с грейпфрут, выполненная в виде черепа. В конце подарили ручные часы. Корпус был из нержавейки, а браслет из серебра, украшенный гравировкой на библейские темы. Все подарки произвели на хозяев впечатление. Лоренцо же предложил послу и его людям перебраться из таверны, где они остановились, в его Палаццо (дворец). Типа здесь условия для гостей намного лучше, а так же намного удобнее обсуждать дела. Эх, душило любопытство банкира, душило... Очень хотелось ему знать истинную цель визита. Не верил он, что только ради ткачей и искусства они приехали во Флоренцию, тем более по рекомендации римского папы, с которым Медичи не так давно заключил мирный договор.
   Яков от приглашения отказываться не стал, хотя понял, что теперь будет под неусыпным контролем. А вот получится ли договориться насчёт Леонардо да Винчи и других мастеров - неизвестно. Так же неизвестно, получал ли тот письмо, которое передавал дон Руслан, всё-таки тогда шла война. В принципе у Верёвкина имелся приказ не церемониться с Медичи (конечно не лично и не навлекая подозрений). Сам он тоже подумывал, не станет у художников покровителя, проще будет сманить их в ЮАР. Хотя Медичи мешал, скорее всего, не в этом деле. В Звёздном сделали ставку на кардинала делла Ровере, желая видеть его римским папой, а семья Медичи поддерживала конкурентов кардинала, да и вообще имела слишком большое влияние в Европе. А, как известно, чайники лучше давить, пока они не стали паровозами... Тем более различные банкирские семьи мешали объединению Италии под властью римских пап...
   Зачем же правителям Южной империи понадобилось усиление папской власти? А затем, что Рим будет сдерживать остальную Европу от излишней самостоятельности. Куча мелких государств, вечно враждующих между собой, намного лучше, чем несколько больших, желающих определять политику во всём мире. Риму тоже не удастся набрать слишком большой вес. Когда льва окружает стая гиен, тому приходится распылять свои силы в разные стороны, не добиваясь при этом какого-либо существенного результата. Короче, пока различные князья, короли, графы, герцоги и бароны будут выяснять, кто круче, государство, приютившееся на самом краю Африки и раскинувшее свои длинные руки в стороны, будет строить свой рай на земле. К тому же там изначально внедрялись законы, способствующие улучшению социального положения граждан. А получится у них, или нет...
  
   - Дон Яков, расскажите о своей стране? - попросила Клариче Орсини, жена Лоренцо.
  
  Посла пригласили на небольшой обед, а его охрана вместе со слугами Медичи отправились в таверну, чтобы забрать оттуда свои вещи.
  
   - С удовольствием расскажу, - улыбнулся Верёвкин. - Хотя в нашей стране существует поговорка: "Когда я ем, я глух и нем".
  
   - Почему? - удивилась она.
  
   - Есть три ответа на ваш вопрос: религиозный, романтический и научный, то есть медицинский.
  
   - Вот как! Расскажите, мне очень любопытно.
  
  Поставив кубок с вином в сторону, и промокнув губы салфеткой, посол приступил к объяснению.
  
   - Одни считают, что приём пищи сродни молитве. Ты отрешаешься от всего мира и приступаешь к священнодействию, ибо хлеб наш насущный достаётся нам лишь по воле Господней и его употребление не терпит мирской суеты... Другие говорят, что приём пищи, всё равно, что ночь любви, проведённая с любимой женщиной. Здесь нет место публичности. Только ты и она... Глаза в глаза... Губы в губы... Одно дыханье на двоих... - чтобы увлечь слушателей рассказом, Верёвкин пытался вместе со словами передать чувства, как это делают актёры. И у него получалось. Сердечный ритм у большинства слушателей участился, зрачки расширились, а он продолжил. - И последних я называю приверженцами науки, которые опасаются, что разговаривая во время приёма пищи, ты можешь сделать непроизвольный вдох, и тогда крошка залетит в дыхательное отверстие... В результате смерть... от удушья...
  
  За столом воцарилась гнетущая тишина. Есть перестали абсолютно все. Кто-то даже уставились на еду, как на ядовитую змею. Лоренцо Медичи отреагировал первым.
  
   - Дон Яков, а к какой группе вы причисляете себя?
  
   - К четвёртой, - широко улыбнулся Верёвкин. - К рационалистам. Если желаешь что-то сказать, сначала прожуй, проглоти, запей, потом промокни губы салфеткой и только после этого спокойно говори всё, что хочешь... Тем более существующий в императорском дворце этикет учит поступать именно так.
  
   - А что такое - этикет?
  
  Пришлось послу объяснить не только значение этого слова, но и поведать о том, что вообще происходит во дворце императора. Вопросы следовали один за другим, поэтому полноценно покушать не получилось. Всё внимание уходило на обдумывание ответов, чтобы не уйти в сторону от легенды и рекомендаций, которыми Верёвкина снабдили в Звёздном. Всё-таки не на исповеди. Через какое-то время по неуловимому знаку Лоренцо собравшиеся за столом знатные люди оставили гостя и хозяина одних, сославшись на различные дела.
  
   - Дон Яков, думаю, пришло время поговорить о вещах, которые не терпят постороннего присутствия...
  
   - Что ж, я не против.
  
   - Тогда ответьте на таков вопрос, на какие цели ваш принц получил от римского папы довольно приличную сумму?
  
   - Простите, но откуда вам про это известно?
  
   - Хм, откуда? - усмехнулся Лоренцо. - Разговор-то не о кошельке с десятью дукатами, который можно незаметно передать из рук в руки. В нашей стране хорошо развито банковское дело, многие семьи сотрудничают друг с другом... Поэтому перемещение крупных сумм денег из одного места в другое очень трудно сохранить в тайне.
  
   - Понятно, - кивнул Верёвкин. - Но смею вас заверить... Нет, даже готов поклясться, что данная операция ни Италию в целом, ни Флоренцию в частности не затрагивает.
  
   - Однако она может затронуть другие регионы, где мы тоже ведём свои дела, - парировал Медичи. - Знаете, не хотелось бы оказаться в убытках в результате нежданных событий.
  
   - Что ж, прекрасно вас понимаю, но это очень конфиденциальная информация. И обменять я её могу лишь на что-то действительно стоящее...
  
   - Например?
  
   - Например... Извольте! Мой император хочет воплотить в жизнь несколько архитектурных проектов, однако он испытывает недостаток в мастерах высокого уровня. Во Флоренции они есть.
  
   - И кто же это?
  
   - Мой император был бы очень признателен, если бы нашу страну посетил Леонардо да Винчи...
  
   - Почему именно он? - удивился Лоренцо. - Во Флоренции есть мастера не хуже.
  
   - А вот этого я уже не знаю, - развёл Верёвкин руками. - К Его величеству стекается информация со всего света... Возможно, кто-то просто похвалил при императоре талантливого художника, а он запомнил...
  
   - Что ж, вполне возможно. Кто ещё?
  
   - Его величество желает, чтобы некий дворянин по имени Лодовико Буонарроти поступил к нему на службу. Проживает этот сеньор вместе со своею семьёй в городке Капрезе.
  
   - Странное желание, - несколько задумчиво произнёс Медичи.
  
   - Ничего странного, - пожал плечами Верёвкин. - Если человек имеет опыт работы на государственной службе, то почему бы не пригласить его к себе? Как я уже рассказывал, два десятка лет назад в нашей стране прошёл большой мор и с тех пор мы ещё не успели восстановить надлежащий уровень чиновнического аппарата. Нехватка грамотных людей, знаете ли...
  
   - Ах, вот в чём дело! - кивнул понимающе Лоренцо. - Тогда это многое объясняет. Что ещё?
  
   - Ещё ткачи. Правда, это уже просьба Её императорского величества...
  
   - И много?
  
   - Два десятка умельцев будет вполне достаточно, - спокойным тоном озвучил цифру Верёвкин.
  
   - И вот за исполнение этих просьб вы готовы поделиться информацией? - несколько удивлённо спросил Лоренцо.
  
   - Да, - так же спокойно ответил посол.
  
   - А если этого мало?
  
   - Уважаемый Лоренцо, если этого мало, то мы можем заключить торговые контракты с вашими купцами. Согласитесь, наши товары очень привлекательны... У вас тоже имеется немало хорошего... Долгосрочный договор на взаимовыгодной основе лишь укрепит дружбу между нами. Надеюсь, вы не против дружбы?
  
  Для чего Верёвкин вёл этот диалог, если жизнь семьи Медичи была, по сути, уже предрешена? Предрешена, потому что шла новая история, которая безжалостно вычёркивала старые фамилии. Мир кроился по другим трафаретам. Кроился людьми, которым пришлось надеть "львиные шкуры". Так для чего же? А всё очень просто. Во-первых: находясь во Флоренции официально, посол не имел права подставляться. Зачем кому-то давать лишний повод для подозрений? Вот когда уедет отсюда, пусть хоть потоп начнётся. Сейчас же семья Медичи должна процветать и здравствовать. Во-вторых: Лоренцо Медичи мог реально помочь, особенно если его правильно мотивировать. В-третьих: это его связи с купцами. Они-то никуда не денутся. Правители приходят и уходят, а в городах как торговали семечками, так и продолжают торговать. И в четвёртых: молодой посол тренировался. Вот она - живая практика. Одно дело, когда ты отрабатываешь какие-то задания в учебном классе, и совсем другое - в жизни. Его так учили, использовать любую возможность для развития профессиональных навыков.
  
   - Я не против дружбы, особенно если на неё можно рассчитывать в трудную минуту, - ответил Медичи.
  
   - Можно! А торговый договор сроком на десять лет станет надёжной гарантией. Как говориться, ваши конкуренты - наши конкуренты, если надо, то и силу применим...
  
   - Что ж, хорошо, - ответы посла вполне устроили банкира. - Окончательный ответ вы получите через неделю. Сами понимаете, решение некоторых вопросов требует времени.
  
   - Прекрасно понимаю.
  
   - Вот и ладно. А пока будьте гостем в моём доме! Надеюсь, не пожалеете.
  
   - Благодарю! Я тоже на это надеюсь.
  
  Глава 5.
  Шипы кактуса и запах розы.
  
   С утра садовник Марк Амбелас только-только успел гладко выбрить своё лицо, как был вызван к хозяйке. Зайдя к ней в комнату, он учтиво поклонился.
  
   - Доброе утро, моя госпожа. Чем могу быть вам полезен?
  
   - Доброе утро, Марк, - кивнула в ответ женщина. - Я вот о чём хотела с тобой поговорить... Сегодня мой дом обещал посетить синьор Лоренцо Медичи. Мне бы хотелось показать ему зимний цветник...
  
   - Оранжерея это, моя госпожа, оранжерея. Так её называют в землях, откуда мне пришлось бежать, чтобы сохранить свою веру.
  
   - Хорошо, пусть будет - оранжерея, - согласилась Лукреция Донати. - Я надеюсь, она понравится нашему гостю...
  
   - Несомненно, моя госпожа! Я всё подготовлю в лучшем виде, можете не беспокоиться.
  
   Разговор происходил спустя десять дней после отъезда из Флоренции посла Южной империи. В доме Лоренцо Медичи он гостил две недели. В честь него даже устроили бал и охоту. Но Верёвкин не только развлекался. Когда ему показывали город, он активно интересовался боттегами, стараясь найти там умелых работников. Короче, уезжал Яков из города значительно перевыполнив план. Во-первых: благодаря Андреа дель Верроккьо и Лоренцо Медичи удалось соблазнить Леонардо да Винчи на поездку в Звёздный. К тому же Гильдия Святого Луки (гильдия художников), в которой он состоял, тоже оказала помощь. За небольшое денежное вливание она благосклонно отнеслась к поездке одного из своих мастеров в далёкую страну. Кроме того, сплавила ещё пяток умельцев, которые в гильдии не состояли, однако хлеб пытались "отобрать". Это были так называемые вольные художники, работавшие сами по себе. Им по закону запрещалось открывать свои мастерские и набирать учеников, а тут появилась возможность осуществить мечты, хоть и в другой стране. Ради этого они даже не претендовали на конкретный контракт с чёткой суммой. Во-вторых: удалось завербовать на службу Америго Веспуччи и ещё троих юношей. Для своего времени они были прекрасно образованы, а ЮАР нуждалась в грамотных торговцах и мореплавателях, что зачастую являлось неотъемлемым друг от друга. В-третьих: удалось завербовать двадцать ткачей, причём половина из них поехала вместе с семьями, так как во Флоренции им ничего хорошего ждать не приходилось. Попутно с ткачами удалось прихватить прядильщиков и красильщиков в количестве одиннадцати человек. В-четвёртых: пройдясь по боттегам, Верёвкин навербовал ещё полтора десятка различных специалистов: кузнецы, столяра, скорняки, слесаря, шорники, каменщики. В-пятых: на поездку в Звёздной со всей своей семьёй согласился Лодовико Буонарроти - отец шестилетнего Микеланджело. Ему пообещали должность на службе у императора с хорошим содержанием и просторным домом за казённый счёт. Так как мужчина кичился своим аристократическим происхождением, то счёл подобное предложение лестным, особенно когда ему намекнули, что он может занять пост наместника. Ну, и в-шестых: это торговый договор с Флоренцией, по которому купцы Южной империи получали право заходить на своих кораблях во флорентийские порты Ливорно и Пизы, где им разрешалось торговать оптом и в розницу.
   Что же узнал Лоренцо Медичи, и какие выгоды, на его взгляд, он получил? А узнал он, что Андрей Палеолог готовит армию, при помощи которой намерен освободить Морею от османов. Именно для этой цели принц Южной империи получил от римского папы деньги и выступил гарантом их возвращения. Так как долг нужно будет возвращать, то понадобятся состоятельные купцы. Сбыт военной добычи пойдёт через их руки... Дальше, Андрей Палеолог после освобождения Мореи планирует сделать разведение овец одним из приоритетных направлений в том регионе, а шерсть хочет продавать Флоренции. Тем более это выгодно ей самой. Англия-то в три раза дальше находится и то большую часть сырья забирают себе немецкие города... Конкуренты, однако. Кроме поставок шерсти - это сельхоз продукты, которых во Флоренции вечно не хватает по причине малопригодной для сельского хозяйства местности. Короче, посол дал понять, что Андрей Палеолог желает видеть Лоренцо Медичи своим союзником и торговым партнёром на долгосрочную перспективу. А от римского папы хочет отвязаться как можно скорее. Слишком у понтифика рот "большой"... Следующие выгоды - это предоставление льгот флорентийским купцам на дефицитные товары, а так же оказание им помощи и защиты в других землях. В той же Александрии, например. Что ж, и сам Медичи и правительство республики посчитали, что это вполне выгодные условия. К тому же представители Южной империи будут с удовольствием скупать их ткани.
   Для чего всё это понадобилось ЮАР? Как уже говорилось, не важно, кто будет главным во Флоренции, купцы и договора никуда не денутся. А флорентийские ткани нужны потому, что своё производство было ещё слабо развито, хоть и превосходило технически все страны мира. Но много ли проку в одном танке, если ему противостоит десятитысячная конная армия? Тупо задавят массой... Скупая же ткани, русичи могли их продавать по всей западной Африке, в Титанике (Америке), на Руси и островах Пряностей. В этом и было основное преимущество - наличие громадного рынка сбыта, недоступного или малодоступного для всех остальных. Для Флоренции тоже имелись товары: лекарства, китовый ус, красители, меха, воск, спички, шампуни и мыло, плюс всевозможные предметы роскоши. Конечно, очень хотелось бы продавать им зеркала, стекло и пряности, но ссориться в ближайшее время ни с египетским султаном, ни с Венецией в планы не входило. И так алжирские пираты контрабандой занимались. Но то понятно - пираты, торгуют награбленным. А если и попадутся, то сдать никого не смогут. Представители Южной империи вообще не афишировали свою страну в подобных операциях. Богатый купец Синдбад-мореход из Палестины - вот основная версия, которой кормили очень многих. Кому надо, пусть проверяет...
   Теперь, что касается мастеров, набранных во Флоренции. Для чего они нужны? Если брать Леонардо да Винчи, то с его помощью планировали открыть школу искусств, в которой станет учиться мальчик Микеланджело и прочие дети. К тому же в средние века многие мастера представляли из себя этаких универсалов. Тот же Леонардо не только рисовал, он так же лепил скульптуры, изготовлял музыкальные инструменты и различные механизмы. То есть, как минимум инженер-конструктор. В этой истории он вместо поездки в Милан, отправился в Звёздный. В Милан же его хотел пригласить герцог Лодовико Мария Сфорца. Пригласить в качестве архитектора, гидротехника, инженера гражданских сооружений и конструктора военных машин... Круто, да? Но повезло... Якову Верёвкину повезло. Во время он приехал. Ещё бы чуть-чуть и не стал бы Лоренцо Медичи разменивать дружбу соседа-герцога на далёкого и неизвестного императора. Кстати, письмо от адмирала Леонардо да Винчи получил, но не придал ему значения. Мало ли кто пишет, других дел полно...
   Остальные художники были нужны вот для чего... В самом Звёздном и рядом с ним в ближайшее время планировалось построить пять промышленных предприятий, а значит, образуются жилые районы, в которых будут проживать сотрудники этих предприятий. Естественно в первую очередь там построят церкви. Если при каждой церкви появится симпатичная художественная мастерская, то получится очень даже хорошо. Будет, кому храмы расписывать и детишек заодно обучать. А может и не только детишек. Пока же в ЮАР наблюдался дефицит грамотных и талантливых художников. Тут сами правители, как универсальные солдаты, чем только не занимались... Бурков даже подшучивал, что они угодили не в средневековье, а во времена сталинской индустриализации, когда каждый начальник пахал похлеще любого рабочего... Вон, даже императрицу готовили на пост министра сельского хозяйства. Леве и Окунько стали уже слишком стары. Причём Окунько в последнее время сильно болела...
   Ткачей, красильщиков и прядильщиков тоже понятно куда набрали. Будущему текстильному комбинату были необходимы квалифицированные работники. Конечно, их придётся немного переучить, однако и они смогут многое подсказать. Всё-таки профессионалы. Всём прочим тоже найдётся место. На любом предприятии помимо основной профессии нужна куча других самых разных специалистов...
  
   После обеда в доме Ардингелли Лоренцо Медичи согласился посмотреть на диковинку. Лукреция Донати привела гостя в помещение, которое примыкало к заднему двору. Размеры его составляли примерно пять на десять метров. Потолок, он же крыша, представлял из себя односкатную застеклённую плоскость, собранную из мелких мутноватых квадратиков со сторонами не больше пятнадцати сантиметров. Стены в помещении, как и дверь, тоже были наполовину застеклены. Внутри первое, что бросалось в глаза, это необычная печь, низенькая, но широкая и с двумя трубами, расходящимися в стороны, словно рога. Между ними располагался небольшой чугунный под (плита), на котором стояла медная кастрюля с герметично закрытым верхом и прикреплённой к нему узенькой трубочкой. Из трубочки тонкой струйкой бил пар и раскручивал установленный над кастрюлей вентилятор. В результате всего вышеперечисленного в помещении было светло, тепло, и ощущалась лёгкая влажность.
   Печь, конечно, привлекала внимание, но ненадолго. Всевозможные цветы, декоративные кусты и деревца очень быстро переманивали его на себя, демонстрируя посетителю красочную гамму своих "одёжек". Одни росли группками, другие поодиночке, третьи вообще расползались в стороны...
  
   - О! Сеньора Лукреция, да у вас тут райские кущи! - на некрасивом лице гостя заиграла искренняя улыбка.
  
   - Это всё благодаря моему садовнику, - улыбнулась женщина в ответ, польщённая комплиментом.
  
   - Я здесь, моя госпожа! - словно чёрт из табакерки выскочил Марк Амбелас.
  
   - Ох, напугал! - возмутилась та.
  
  Действительно, зеленоватого цвета рубашка и шапка очень здорово маскировали садовника, который до этого стоял склонённым над одним из кустов и что-то с ним делал.
  
   - Госпожа, прошу меня простить! Я просто сильно увлёкся вот этим растением, что даже не услышал, как вы пришли...
  
   - Это ведь кипарис? - Лукреция обратила взор на показанный ей куст.
  
   - Совершенно верно, моя госпожа, - с лёгким поклоном ответил Марк.
  
   - Какой пушистый и яркий! - женщина нежно погладила растение рукой.
  
   - А это что за растение?.. Ай! - раздалось за их спиной.
  
   - Аккуратно, сеньор Лоренцо! - воскликнула Лукреция Донати - Это кактус и он очень колючий. Дайте вашу руку... Если в неё попал шип, то нужно скорее удались, иначе будет долго болеть.
  
   - Давайте, лучше это сделаю я, - воспротивился садовник желанию своей хозяйки. - Вдруг вы опять уколитесь? А у меня всё-таки есть опыт по вытаскиванию этих крохотных колючек.
  
   - Опять уколитесь? - Медичи заинтересованно поглядел на Лукрецию, при этом протягивая руку садовнику.
  
   - Да, дорогой Лоренцо. Впервые увидев кактус, я, как и вы, тоже захотела его потрогать... А потом Марку пришлось вытаскивать колючки из моих бедных пальчиков...
  
   - Зачем же ваш садовник держит здесь это растение? - удивился банкир.
  
   - Затем, что оно красивое, редкое и стоит больших денег. Розы ведь тоже имеют шипы...
  
   - Действительно, - согласился Лоренцо. - И откуда это растение?
  
   - Марк, откуда оно? - Лукреция обратилась к садовнику, который внимательно разглядывал ладонь банкира.
  
   - Купцы рассказывали, что из Титаники, - ответил он, не оборачиваясь.
  
   - Титаника? - удивился Медичи. - А где это?
  
   - Не знаю, сеньор, но говорят, что очень далеко, - сказал садовник истинную правду.
  
  Действительно, когда Марку готовили легенду, то постарались под эту легенду обеспечить всем необходимым. Тут и просто семена, и уже готовые горшки с цветами и кустарниками. Так же его учили за ними ухаживать, говорили их названия и откуда они, правда, часто не указывая конкретного местонахождения. Там, мол, далеко, сами точно не знаем...
  
   - И давно ты занимаешься разведением цветов? - спросил Лоренцо, и ещё раз внимательным взглядом окинул оранжерею.
  
  Раньше ему таких необычных цветников не доводилось видеть, тем более растущих зимой в таком количестве... В принципе, никому не доводилось. В ТОЙ истории оранжереи появились намного позже...
  
   - С детских лет... Помогал своей матери, которая растила меня без отца, - и Марк, закончив разбираться с колючками, рассказал душещипательную историю "своей" жизни. - Кстати, сиятельный синьор, а вы знаете, что в домах, в которых потолочные перекрытия мостят тисом, хозяева болеют гораздо реже, а губительные поветрия обходят их стороной?
  
   - Вот как? - удивился Медичи. - А ты разве медик?
  
   - Вовсе нет, - учтиво улыбнулся садовник. - Просто наблюдая всю жизнь за различными растениями, невольно замечаешь, какие из них несут человеку здоровье, радость и удачу... Кстати, вот понюхайте эту розу, только берите её аккуратно, всё-таки шипы... Чувствуете, как душа сразу наполняется чем-то светлым и радостным?
  
   - Апчхи! - не удержался Лоренцо, сделав своим боксёрским носом слишком резкий вдох, после чего громко рассмеялся. - Действительно запах чудесный, если бы он ещё не щекотал так сильно нос!
  
  Садовник же поспешил убрать горшок с этой розой подальше от гостя и хозяйки, после чего ещё минут тридцать водил их по оранжерее и рассказывал о растениях. Но вскоре Лоренцо Медичи засобирался домой, почувствовав, как сонливость и скука начинают одолевать его. Не желая показывать этого любимой женщине, он сослался на неотложные дела и попрощался. Чувство сонливости сопровождало его весь день, поэтому спать вечером банкир лёг пораньше...
   А садовник, после ухода гостя, быстренько переоделся и отпросился у хозяйки по делам в город, взяв с собою небольшой рюкзак. С этим рюкзаком он направился на левый берег реки Арно. Перейдя мост, Марк Амбелас спустился к старому покосившемуся сарайчику. Без двери и с провалившейся крышей строение выглядело уныло и пустынно. Незаметно оглядевшись вокруг, садовник вошёл вовнутрь. Закрытый ветхими стенами от посторонних взглядов, Марк достал из рюкзака набор для грима... Минут через двадцать из сарайчика уже выходил мужчина лет пятидесяти с густою бородой и тронутыми сединой волосами. Одежда тоже поменяла свой цвет, а в руках появился кривоватый посох. Шаркающей походкой и чуть горбясь, преобразившийся садовник направился к таверне "Жареные цыплята у Гаспара".
  
   - Да ниспошлёт Всевышний свою благодать хозяину этого заведения, - поздоровался Марк, зайдя в таверну.
  
   - И тебе путник доброго здоровья, - ответил Гаспар, внимательно глядя на нового посетителя.
  
   - Привет от преподобного Максима, - подойдя ближе и понизив голос, произнёс садовник.
  
   - Покажи перстень! - насторожившись и быстро зыркнув по сторонам, потребовал хозяин таверны.
  
  Яков слегка приподнял длинный рукав плаща, и на безымянном пальце левой руки блеснула серебряная печатка. Её верх был выполнен в форме удлинённого ромбовидного щита со слегка закруглёнными сторонами. В центре щита был отчеканен Георгий Победоносец, пронзающий копьём змея. От конного Георгия во всей стороны расходились лучи, а слева и справа шла надпись на греческом языке: "Святой Великомученик Георгий".
  
   - Иди за мной, - коротко бросил хозяин таверны, удостоверившись, что перед ним член братства.
  
  Пришлось подняться по лестнице на второй этаж и войти в одну из комнат, обустроенных для постояльцев. Здесь находились: деревянный стол с парой табуретов, узенький топчан с матрасом набитым соломой и небольшая печь наподобие камина. Маленькое оконце из мутных стёкол почти не пропускало в помещение свет, поэтому хозяин при помощи кресала зажёг масляную лампу, стоящую на столе.
  
   - Что требуется брату? - спросил он, когда в комнате стало чуточку светлее. - Еда, постель?
  
   - Благодарю, но я вполне сыт и не испытываю усталости. Давай лучше присядем, нужно кое о чём поговорить...
  
   - Подождите... Мне сначала необходимо сходить вниз и сказать своему помощнику, чтобы нас не беспокоили.
  
   - Хорошо, - согласился Марк.
  
  Пока хозяин таверны ходил по делам, гость огляделся, после чего снял с себя рюкзак и вытащил из него коробочку. В ней находились принадлежности для письма: герметично закрытая медная чернильница, одинакового размера чистые бумажные листки, специально заточенные палочки, кусочек сургуча и несколько невзрачных маленьких конвертов.
  
   - Я слушаю тебя, брат, - возвратившийся хозяин таверны сел напротив гостя, предварительно закрыв дверь в комнату на засов.
  
   - Для начала хочу спросить, у тебя есть надёжный человек, который может отправиться в Рим?
  
   - А что там, в Риме?..
  
   - Нужно передать письмо о том, что Лоренцо Медичи находится при смерти.
  
   - Откуда ты знаешь?! - возбуждённо воскликнул Гаспар, приподнявшись с табурета.
  
   - Тише ты! Сядь... Откуда знаю, тебя не касается, но скорее всего он еле-еле доживёт до завтра.
  
   - Это точно?
  
   - Точнее не бывает. Но об этом пока никто не должен знать, даже гонец. Ты меня понял? - и Марк сурово глянул на собеседника.
  
   - Д...да, я понял тебя, брат - заикаясь от волнения, кивнул тот.
  
   - Вот и хорошо... Так есть у тебя надёжный человек?
  
   - Есть, - снова поспешил кивнуть трактирщик.
  
   - Это радует, - мрачновато улыбнулся Марк. - Следующий вопрос, мне нужны человек десять крепких ребят, которые не любят трепаться языком, но зато умеют держать в руках оружие и не боятся запачкаться в крови...
  
   - Когда они тебе нужны? - быстро спросить Гаспар.
  
   - Уже сегодня, так как ночью необходимо совершить небольшое путешествие.
  
   - Есть у меня такие ребята, только за просто так они не работают, - владелец таверны всем видом показал, что готов оказать помощь, но его финансовые возможности ограничены.
  
   - Можешь им пообещать богатую добычу. Думаю, не меньше десяти флоринов на брата, а то и больше...
  
   - Как далеко придётся совершить путешествие? - спросил повеселевший Гаспар.
  
   - Всего пять лиг (примерно 22 километра) от Флоренции.
  
   - Тогда вам, скорее всего, понадобятся кони...
  
   - Ты прав, кони понадобятся, а поэтому держи, - с этими словами Марк вытащил кожаный мешочек, в котором лежали двадцать флоринов. - Надеюсь, этой суммы хватит на всё, о чём я тебя попросил?
  
   - Да, да, конечно, хватит, - снова закивал владелец таверны.
  
   - Хорошо... Я сейчас сяду писать письмо, а ты, прежде всего, найди гонца для поездки в Рим, а потом всё остальное... Но помни, лишнего не болтай!
  
   - Я помню, - вставая, ответил Гаспар, и поспешил исполнить просьбы своего гостя.
  
  Марк Амбелас закрыл за ним дверь и сел писать письмо. Если бы кто посторонний захотел его прочесть, то обнаружил бы там банальное любовное послание. Как говориться, доверяя бумагу в чужие руки, не забывай о скрытом троллинге. Закончив с шифрованием, Марк сложил письмо вчетверо и вложил его в конверт, запечатав тот сургучом, растопленным на масленой лампе. В качестве печати использовал уже совсем другой перстень. На нём изображался витиеватый вензель с тремя буквами "М". Примерно через пару часов в дверь комнаты постучал хозяин таверны и назвал себя.
  
   - Всё готово, брат, - зайдя вовнутрь, негромко сказал он. - Гонец ждёт внизу, а нужные тебе люди подойдут чуть позже.
  
   - Гонцу не нужно меня видеть, поэтому послание передашь сам, а на словах скажешь, пусть в Риме найдёт таверну под названием "Семь звёзд". Хозяйка таверны Джульетта Агатти. Письмо нужно вручить ей. Всё запомнил?
  
   - Да, - ответил Гаспар и повторил сказанные гостем названия.
  
   - Хорошо. На, держи письмо. Только не "свети" им, передавай незаметно. А гонцу напомни, чтобы нигде не задерживался.
  
   - А ответ какой-нибудь должен быть? - спросил Гаспар.
  
   - Нет, ответ не требуется. Но через некоторое время мой человек будет в Риме и проверит, как твой гонец исполнил поручение, - соврал Марк Амбелас. - Надеюсь, тебе не придётся держать ответ за его действия...
  
   - Не волнуйся, брат, - это надёжный человек.
  
   - Как имя этого надёжного человека?
  
   - Адамо... Адамо Быстрый...
  
   - Хорошо. Иди, передавай письмо, а потом поднимайся обратно.
  
  Передав письмо гонцу, и отправив его по нужному маршруту, Гаспар снова постучался в комнату гостя.
  
   - Брат мой, ты желаешь встретиться сразу со всеми крепкими парнями или будет достаточно их кондотьера?
  
   - Кондотьера? - удивился Марк. - Значит, это будут наёмники?
  
   - Да.
  
   - А они захотят исполнять мои приказы? Вдруг у них контракт с теми, на кого я укажу?
  
   - Не волнуйся, брат. Во-первых: они не местные. Во-вторых: в настоящий момент никому не служат. И в-третьих: очень нуждаются в средствах...
  
   - Хорошо. Но помни, ты за них отвечаешь. Если что-то пойдёт не так, не сносить тебе головы...
  
   - Я это понимаю, поэтому общаюсь лишь с проверенными людьми.
  
   - Надеюсь, - несколько мрачновато заявил Марк и ненадолго задумался. - Думаю, для разговора будет достаточно одного кондотьера. Приведёшь его сюда. Главное, постарайся не привлекать излишнего внимания. Оно нам не нужно.
  
   - Да, брат, я понимаю.
  
   - Тогда иди, а я отдохну чуток... Кстати, когда придёт кондотьер, принеси нам сюда что-нибудь поесть и выпить...
  
   - Обязательно, - ответил Гаспар и удалился.
  
  Марк снова закрыл за ним дверь, после чего подбросил в печку несколько поленьев и лёг на топчан. Мысли его были о том, как хозяин таверны воспользуется полученной информацией? Всё-таки узнав заранее о смерти правителя, можно неплохо навариться. А как видно, Гаспар ещё тот пройдоха... Для него членство в братстве скорее лишняя возможность заработать, чем более возвышенная цель. Одно слово - контрабандист. Но братству нужны разные люди... И такие тоже. А то, что Лоренцо Медичи вряд ли доживёт до утра, Марк видел, когда тот покидал дом Лукреции Донати. Смазанные ядом шипы кактуса и практически невидимый порошок на лепестках розы сделали своё дело...
  
  Глава 6.
  Под корень.
  
   Когда внутри собора Санта-Мария-дель-Фьоре часы пробили восемь часов вечера в километре от него на другом берегу Арно в таверне "Жареные цыплята у Гаспара" Марк Амбелас проснулся от стука в дверь.
  
   - Кто? - тут же проснулся он.
  
   - Это я, - раздался голос хозяина таверны.
  
   - Сейчас, - садовник неспешно поднялся, изобразил пожилого человека и подошёл к двери...
  
   - Вот, брат мой, это Диего Амбож, - представил Гаспар пришедшего вместе с ним человека.
  
  На вид тому было лет тридцать - тридцать пять. Среднего роста, худощав. Синий объёмный берет прикрывал смолянистые волосы, доходящие до плеч. Чуть прищуренные карие глаза смотрели оценивающе. Нос прямой, губы тонкие. С левой стороны выступающего вперёд подбородка имелся небольшой шрам. Одет он был в светло-серый дуплет, в узкие трико с разноцветными штанинами, на ногах высокие остроносые башмаки из мягкой кожи. Поверх всего этого длиннополый шерстяной плащ на завязках.
  
   - Хорошо, - ответил Марк. - Принеси нам пока ужин, а мы познакомимся поближе... Присядем? - предложил он, когда за Гаспаром закрылась дверь.
  
   - Ничего не имею против, - ответил гость и оседлал один из табуретов.
  
   - Называйте меня нотариус Джузеппе, - сказал садовник, занимая место напротив.
  
   - Хорошо, нотариус, так нотариус, - легко согласился кондотьер. - Какую работу вы хотите предложить?
  
   - А сколько у вас людей?
  
   - Десять, вместе со мной.
  
   - Какое есть оружие?
  
   - У каждого имеется меч и стилет. Кроме этого есть четыре арбалета, и пять лёгких копий... Так что вы хотите предложить?
  
   - Я хочу предложить вам совершить налёт на одну виллу... Богатую виллу...
  
   - Много там охраны?
  
   - Примерно десяток стражников, плюс прислуга человек тридцать...
  
   - Хм, многовато, - задумался Диего Амбож.
  
   - Не беспокойтесь, у меня есть план, как быстро расправиться с охраной. А расправиться с прислугой труда не составит.
  
   - Что ж, излагайте свой план...
  
  В этот момент Гаспар принёс ужин на двоих. За ужином мужчины примерно час спорили по поводу предполагаемой операции, однако решение, удовлетворяющее их обоих, достигли. После чего они разошлись. Следующая встреча состоялась через полтора часа за воротами Святого Галла, которые располагались на северной стороне городской стены и вели в сторону Болоньи. Только им так далеко было не надо. Кавалькада из одиннадцати вооружённых и облачённых в доспехи мужчин, освещая себе путь факелами, поскакала неспешной рысью к предместью коммуны Биланчино. Неподалёку от неё находилась одна из вилл Медичи. Сейчас там вместе с детьми проживала Клариче Орсини - жена умирающего Лоренцо.
   Не доезжая до виллы примерно километр, кавалькада свернула с дороги и слегка углубилась в небольшую рощицу, где и притаилась до утра. Утром один из наёмников, отправленный на разведку, доложил, что в их направлении со стороны Флоренции быстро приближается всадник. Тогда весь отряд покинул своё пристанище и двинулся ему навстречу, перегородив собою дорогу.
  
   - Синьоры, попрошу вас освободить мне путь! - крикнул молодой паж, приближаясь к ним.
  
   - Почему это мы должны освободить тебе путь? - высокомерно заявил Диего Амбож, остановив своего коня. - Мы посланники герцога Бари и регента Милана Лодовико Мария Сфорца. Едем к его другу Лоренцо Медичи. А ты кто такой?
  
   - О, уважаемые синьоры, я паж несчастного Лоренцо Медичи...
  
   - Почему - несчастного?
  
   - Потому что сегодня утром он умер...
  
   - Ох, беда-то какая! - наигранно расстроился кондотьер. - Только почему ты не у тела своего господина?
  
   - Я спешу сообщить его жене эту печальную новость.
  
   - Далеко ли она находится?
  
   - Нет, около четверти лиги отсюда.
  
   - Думаю, нам тоже стоит увидеть её прежде, чем ехать во Флоренцию, - не обращаясь ни к кому конкретно, громко сказал Диего Амбож.
  
   - Как вам будет угодно, синьоры, - ответил паж на эти слова и отряд уже из двенадцати человек направился к вилле Медичи.
  
   - Ты оказался прав, старик, - скача рядом с Марком, сказал кондотьер.
  
  Сейчас он глядел на него более уважительно, чем вчера, когда тот сообщил, на чью виллу хочет совершить налёт. Но если вчера Диего Амбож опасался, соглашаясь на столь рисковое мероприятие, и даже подумывал сдать старика в руки Медичи в случае неверной информации, то сейчас был абсолютно спокоен. Как бы не любили Лоренцо Медичи во Флоренции, но и врагов у него числилось не мало. А недостатка в тех, кто пожелает пнуть труп поверженного льва точно не будет. А он солдат, всего лишь солдат, убивающий других за деньги. Так почему бы не воспользоваться благоприятной ситуацией?
  
   - Я рад, что мои слова подтвердились, - мрачновато улыбнулся Марк, от чего кондотьер внутренне поёжился. - Догони мальчишку и скажи, чтобы охрану на воротах раньше времени не тревожил, да и прочих тоже.
  
   - Думаю, ты прав, - согласился Диего Амбож.
  
   - Стой, ещё хочу сказать...
  
   - Что?
  
   - Как проскочим ворота, я задержусь... Не нужно оставлять врага за спиной...
  
   - А ты справишься? - удивился кондотьер.
  
   - Ты снова сомневаешься в моих словах?
  
  Глядя на жёсткое выражение лица Марка, у наёмника тут же пропали все сомнения, и он припустил коня вперёд...
  
   - Юноша, - догнал Диего пажа, - думаю, стражникам на воротах не стоит говорить о трагедии. Синьора Клариче сама решит, когда объявить о смерти мужа. Вы согласны со мной?
  
   - Да, да, наверное, вы правы, - на пажа с утра столько всего свалилось, что его голова отказывалась соображать быстро и трезво.
  
   - Джованни, кто это с тобой? - два стражника на воротах быстро узнали пажа их хозяина.
  
   - Это люди герцога Бари и регента Милана Лодовико Мария Сфорца. Мы едем к синьоре по очень важному делу.
  
  На эти слова стражник поспешил открыть ворота, и кавалькада поскакала к парадному крыльцу виллы.
  
   - Старик, а ты чего плетёшься еле-еле? - закрыв ворота за неожиданными гостями, один из охранников повернулся к отставшему от всех Марку.
  
   - О, уважаемый синьор, это дорога вымотала меня вконец, - сделал он плаксивое лицо. - У вас не найдётся глоточка воды?
  
   - Найдётся. Пошли, зайдём в будку, - добродушно ответил стражник, заодно желая расспросить, что их сюда привело?
  
  Марк тяжеловато слез с коня и попросил второго охранника присмотреть за ним, а сам заковылял к будке. В небольшом продолговатом помещении, размером примерно три на шесть метров, была жарко натоплено. Кроме двух солдат, что встретились у ворот, в комнате оказались ещё двое. Они с утра пораньше пили вино и играли в кости. Наверное, внутри виллы, которая напоминала мини замок с двумя донжонами, такого приятного времяпровождения доблестные охранники были лишены. Всё-таки хозяйка славилась строгостью и набожностью.
  
   - Бартоломеу, кого это ты привёл? - спросил один из них, бросая кости.
  
   - К нашей хозяйке пожаловали знатные гости из Милана.
  
   - Да? - удивился тот. - А это кто?
  
   - Я, синьоры, нотариус, - поспешил ответить Марк. - Не обращайте на меня внимание. Мне всего лишь захотелось попить воды.
  
   - На, старик, держи, - Бартоломеу протянул ему массивную деревянную кружку.
  
   - Какие у вас высокие донжоны на вилле, - напившись, заговорил Марк. - Должно быть там сейчас очень холодно?..
  
   - Ты прав, нотариус, поэтому мы здесь! - засмеялся один из игроков.
  
   - А как же остальные? Не вчетвером же вы охраняете виллу? - сделал Марк наивное лицо.
  
   - Остальные семеро или спят или сидят поближе к кухне. Там сейчас самое тёплое и вкусное место, - снова засмеялся тот же самый игрок.
  
  Он и его напарник были настолько беспечны, что не заметили, как Марк, возвращая охраннику одной рукой кружку, другой молниеносно ткнул его кинжалом в сонную артерию. Тот ещё стоял и непонимающе глядел на старика, не осознавая своего конца, как лже-нотариус приблизился к играющим. Первый получил удар в шею со спины, а второй, удивлённо уставившийся на оказавшегося рядом старика, в горло... Марк между тем быстро повернулся назад и поймал падающее тело Бартоломеу. Аккуратно опустив пойманную жертву на пол, он оглянулся на двух остальных. Они в неестественных позах скрючились на лавке, на которой до этого сидели. Вытерев окровавленный кинжал о плащ лежащего на полу охранника, Марк направился к выходу.
  
   - Синьор, ваш друг Бартоломеу зовёт вас, - выйдя на улицу, он почтительно позвал последнего охранника.
  
   - Как же, друг, - хмыкнул тот и пошёл мимо старика в будку.
  
  Не успел он с ним поравняться, как получил удар кинжалом в сонную артерию и тут же обмяк. Подхватив ещё живого стражника подмышки, Марк быстро затащил его в будку. Пусть здесь все покоятся, а то вдруг из донжона кто-то посмотрит и увидит лежачее на улице тело... Очередной раз оттерев кровь с кинжала и быстренько приведя себя в порядок, Марк Амбелас поспешил на виллу. Отсутствовал он не больше десяти минут, так что за это время ничего не произошло. Наёмники и паж слезли со своих коней и ждали возле центрального входа. Дворецкий не пустил их вовнутрь, велев подождать, а сам отправился докладывать хозяйке о нежданных гостях.
  
   - Что, не пускают? - оказавшись возле кондотьера, спокойно поинтересовался Марк.
  
   - Ждём. А как у тебя дела? - спросил тот негромко.
  
   - Дела в порядке. Правда, охранников оказалось чуточку больше.
  
   - Да?! - удивился Диего Амбож. - И насколько больше?
  
   - Ровно на два человека. Зато теперь на вилле их на два меньше, - мрачновато усмехнулся Марк, от чего наёмник снова внутренне поёжился.
  
   - Кто там прибыл? - между тем спрашивала синьора Клариче Орсини у своего дворецкого.
  
   - Паж вашего мужа со срочным донесением, а с ним непонятные люди, которые сказали, что они от герцога Бари и регента Милана Лодовико Мария Сфорца.
  
   - Так, пажа срочно приведи ко мне, а людей миланского регента отведи в столовую. Пусть их накормят. А то ещё скажут, что мы не соблюдаем правил гостеприимства. Я позже с ними поговорю. Мне нужно подготовиться...
  
   - Как синьоре будет угодно, - поклонился дворецкий и отправился исполнять приказание.
  
  Вскоре во двор вышли слуги, чтобы забрать у гостей коней и отвести их на конюшню. Парочка наёмников отправилась вместе с ними, типа нужно приглядеть за своими лошадками и оставить рядом с ними кое-какое ненужное оружие. Всех остальных повели в столовую, которая располагалась на первом этаже. Оказалось, что остальные охранники виллы тоже заседают там. Марк Амбелас, как всегда, шёл позади своих спутников. Он поглядывал, куда повели пажа? И незаметно направился в ту же сторону. Идти пришлось на второй этаж. В сводчатых коридорах, освещаемых через высокорасположенные узкие окна арочного типа, было довольно прохладно. Попадавшаяся навстречу прислуга не обращала на него никакого внимания, спеша по своим делам.
  
   - Мой муж мёртв?! - услышал он громкий возглас Клариче Орсини, оказавшись возле двери в её комнату.
  
   - Да, синьора. Его утром стали будить, а он уже холодный...
  
   - Да как такое могло случиться? Я не верю!
  
   - Но это так, синьора, поверьте мне, - оправдывался паж. - Клянусь Святой Девой Марией!
  
   - Так, нужно срочно собираться и ехать во Флоренцию! - заявила женщина.
  
  Марк через небольшую щель в неплотно закрытой двери внимательно оглядел помещение. Сейчас там находились четверо. Сама Клариче Орсини, её служанка, дворецкий и паж.
  
   - Госпожа, а как же посланники миланского регента? - спросил дворецкий.
  
   - А чего они хотят?
  
   - Я не знаю, - развёл тот руками, паж тоже не мог дать ответа.
  
   - Приведи кого-нибудь из них сюда, - велела она дворецкому. - А всем прочим прикажи собираться. Мы как можно скорее должны отправиться во Флоренцию!
  
   - Слушаюсь, синьора - ответил тот и поспешил на выход.
  
  Марк быстро спрятался за пилястру, расположенную справа от двери. Только-только дворецкий вышел из комнаты, как снизу послышался нетипичный для мирного дома шум. "Похоже, началось, - подумал садовник. - Тогда скрываться уже не имеет смысла". Выступив из-за пилястры вперёд, он ударил навершием кинжала прислушивающегося к непонятным звукам дворецкого по затылку, но так, чтобы только оглушить. Зачем убивать, когда после можно будет допросить? Этот лакей по любому знает о вилле всё. Оттащив обмякшее тело в сторону, Марк поспешил к двери. И тут на него буквально выскочил паж. Пару секунд они растерянно смотрели друг на друга, но садовник среагировал первым и нанёс юноше резкий удар кинжалом в область сердца. Клинок погрузился в грудь по самую рукоятку. Паж вцепился руками в плечи Марка и, обезумевши глядя на него, пытался что-то сказать.
  
   - Некогда, - произнёс садовник, отталкивая тело в сторону от входа.
  
   - Кто вы?! - увидев в комнате незнакомого старика, громко спросила Клариче Орсини.
  
   - Привет тебе от мужа, - жутко скалясь, произнёс Марк и, стремительно сблизившись с женщиной, полоснул её кинжалом по горлу.
  
  Стоящая рядом служанка, глядя, как из шеи её синьоры фонтаном брызнула кровь, прижала кулаки к лицу и дико завизжала. Но тут же получила кинжалом удар в гортань и захлебнулась собственной кровью.
  
   - Так, теперь дети, - пробормотал Марк себе под нос и огляделся вокруг.
  
  Из этой комнаты через небольшую дверь вёл ещё один выход. Садовник направился к нему. За дверью оказалась комната аналогичная первой. Там находились три молоденькие служанки и дети Лоренцо Медичи. Они испуганно сгрудились все вместе и со страхом смотрели на вошедшего в комнату старика.
  
   - Всем лечь лицом в пол! - грозно прокричал он. - Живо, я сказал! Лицом в пол!
  
  Через пару минут Марк порывисто вышел в коридор и подошёл к дворецкому, который ещё не успел прийти в себя. Затащив его в комнату и крепко связав, он отправился вниз, чтобы посмотреть, как там дела? На лестнице ему попался Диего Амбож, сжимающий в правой руке окровавленный меч.
  
   - Что у вас? - спросил его Марк.
  
   - У нас всё в порядке, - улыбнулся тот. - А ты куда пропал?
  
   - Не стал вам мешать разбираться со стражниками, - улыбнулся в ответ заляпанный кровью садовник. - Надеюсь, свидетелей не осталось?
  
   - Вроде нет. Но я приказал своим солдатам, чтобы на всякий случай обошли все помещения на первом этаже.
  
   - Это правильно, - согласился Марк. - Тогда пойдём, допросим дворецкого. Его я оставил на потом...
  
   - Пошли, - согласился кондотьер. - Нужно у него поскорее выведать, где хозяева держат ценные вещи.
  
   - Слушай, Диего, - продолжил Марк. - Когда мы здесь закончим свои дела, то возвращаться во Флоренцию лучше окружной дорогой, а то мало ли кто попадётся навстречу...
  
   - Ха-ха, старик, да ты стратег! - рассмеялся Диего, шагая с ним рядом. - Если все нотариусы такие же, как ты, то я знаю, куда отдать учиться своего сына...
  
   - У тебя есть сын? - удивился садовник.
  
   - Кто ж его знает, кто у меня есть? Не с одной красоткой я провёл ночи...
  
   Спустя двадцать минут они чётко знали, где на вилле хранится столовое серебро и золото, где хозяйка прячет свои драгоценности и где лежат товары, которые можно продать за хорошие деньги. Так же для себя садовник выяснил местонахождение документов и печатей. В отличие от полуграмотных солдат, ему такие вещи могли пригодиться в будущем. Вскоре наёмники стали сносить всевозможные ценности в один из залов первого этажа...
  
   - Диего, нужно уходить, - спустя час произнёс Марк.
  
   - Куда уходить?! - несколько опешил кондотьер. - Меня солдаты не поймут... Здесь знаешь, сколько ещё на складах лежит? Не на одну тысячу флоринов...
  
   - И что, ты хочешь собрать торговый караван? - поморщился садовник. - И далеко мы с ним уйдём? Первый же патруль, превосходящий нас по численности, всё отнимет...
  
   - Пусть только попробует! - алчно блеснул глазами Диего.
  
  Видя, что кондотьера не переспорить, Марк решил подыграть ему.
  
   - А знаешь, ты прав, не пропадать же добру? Эти Медичи немало присвоили чужого добра...
  
   - И я о том же! - улыбнулся довольный Диего.
  
   - Тогда я, пожалуй, загляну в винный погребок, - улыбнулся Марк в ответ. - Уверен, там есть, чем промочить своё горло.
  
   - Иди, - легко согласился кондотьер. - Нам с ребятами тоже можешь принести оттуда чего-нибудь хорошего.
  
   - Договорились...
  
   Через полчаса Марк покидал виллу в одиночестве, если не считать неприметную кобылку, навьюченную парой дорожных сумок, в которых лежали различные бумаги, печати, деньги и драгоценности. Ровно столько, чтобы своими размерами не привлекать излишнего внимания. А наёмники, хлебнув вина, которое он им принёс, навсегда уснули... Слишком алчные напарники оказались. Ни к чему такие. Да и Гаспару тоже. Нечего людям братства привлекать к себе излишнее внимание.
   Во Флоренцию Марк вернулся ближе к вечеру. Прежде, чем заехать в город, он остановился в укромном месте, тщательно спрятал дорожные сумки, потом внимательно рассмотрел себя в зеркало, подправил грим, после чего направился в сторону уже знакомой таверны.
  
   - Как всё прошло? - Гаспар встретил его на заднем дворе возле конюшни и помог слезть с лошади.
  
   - Всё прошло замечательно, - улыбнулся Марк, очутившись ногами на земле. - Если не считать того, что Диего и его люди погибли...
  
   - Как?! - побледнел хозяин таверны.
  
   - Они оказались слишком беспечными для того серьёзного дела, которое я им предложил. Но ты можешь не волноваться, о связях с тобой никто из них не успел проговориться. Меня тоже никто не видел. А это тебе за хлопоты, - и Марк кинул в руки Гаспара кожаный мешочек с пятьюдесятью флоринами. - С лошадью можешь поступить, как пожелаешь. Она теперь твоя.
  
   - Но всё же, что произошло? - спросил Гаспар повеселевшим голосом, так как успел заглянуть в кошелёк и взвесить его в руке.
  
   - Брат мой, каждый должен знать ровно столько, сколько должен. Так что не забивай свою голову ненужными мыслями. А если кто-то будет интересоваться Диего, скажи, что он задолжал тебе денег и исчез, наверное, чтобы не возвращать их... Ты меня понял?
  
   - Да, брат, я тебя понял.
  
   - Вот и хорошо. А сейчас накорми меня, только подальше от посторонних глаз. Потом мне нужно будет отдохнуть. Ближе к полуночи я уйду...
  
   - Тебя устроит прежняя комната?
  
   - Вполне, - кивнул Марк и спросил. - Про Лоренцо Медичи что-нибудь слышно?
  
   - Ты оказался прав, он умер сегодня утром - дворцовая прислуга проболталась. Уже весь город знает. Теперь святые отцы борются за право похоронить его, - хихикнул Гаспар. - Дело до драк доходит...
  
   - А чего раньше времени копья ломать? - слегка удивился Марк. - Как родственники пожелают, так и будет.
  
   - Какие родственники? У него кроме жены и малолетних детей нет никого. Только во Флоренции его жену никто всерьёз не воспринимает, поэтому она редкий гость в городе. В основном предпочитает проводить время на своих виллах... В общем, она по большому счёту ничего не решает...
  
   - А кто решает?
  
   - Правительство и близкие к ним люди. А в правительстве в основном сидят друзья покойного Лоренцо или те, кто ему очень обязан... Теперь, хе-хе, между ними начнётся грызня... Каждый постарается доказать, что был самым лучшим другом усопшего.
  
   - А я смотрю, Гаспар, ты неплохо разбираешься в жизни города...
  
   - Приходится, - развёл тот руками. - Иначе конкуренты быстро обставят.
  
   - Не забывай, ты всегда можешь рассчитывать на помощь братства, - Марк серьёзно поглядел на Гаспара.
  
   - Благодарю, брат, я помню.
  
   - Хорошо... А теперь скажи мне, кто больше всего рад смерти Лоренцо Медичи?
  
   - Понятно кто, женщины, - быстро ответил Гаспар.
  
   - Почему они? - искренне удивился Марк. - Что он им плохого сделал?
  
   - Благодаря его вмешательству, правительство приняло закон, по которому дочери не имеют право наследовать своим родителям. Всё переходит к сыновьям.
  
   - Хм... Думаю, он был не прав. Господь Бог одинаково любит и своих дочерей и сыновей. Вот скажи мне Гаспар, каково это жить с сестрой, которая тебя искренне ненавидит? Но ладно бы - открыто ненавидит, так ведь женщины по природе своей искусные притворщицы... А этот закон ещё сильнее толкает их в руки дьявола... Ты понимаешь, о чём я?
  
   - Да, понимаю. Хорошо, что у меня нет сестры, - с явным облегчением выдохнул хозяин таверны. - Я из-за этого даже побаиваюсь жениться...
  
   - Ты боишься женщин?
  
   - Да, - смущённо кивнул Гаспар.
  
   - Однако, как мне кажется, это не мешает тебе блудить?..
  
   - Плоть человеческая слаба, а сам он по натуре грешен, - развёл тот руками.
  
   - Хм... Тогда послушай совета... В час расслабленности и удовлетворения после соития с очередной красоткой упаси тебя Господь Бог предаваться откровениям. Ты сам говорил, что конкуренты не дремлют... Что мешает красотке получать деньги из двух рук?
  
   - Ничего не мешает, - быстро согласился Гаспар.
  
   - Кстати, скоропостижная смерть Лоренцо Медичи для жителей Флоренции обязательно покажется подозрительной...
  
   - Так оно и есть.
  
   - Знаешь, будет неплохо, если по городу поползут слухи о том, что к смерти Лоренцо приложили руку оскорблённые женщины... Может быть, тогда в правительстве возьмутся за ум?
  
   - Может быть, - кивнул Гаспар и повёл гостя в отдельную комнату.
  
  Глава 7.
  Звёздный. Кабинет императора.
  
   Павел Андреевич сидел в своём рабочем кресле и с любопытством разглядывал бронзовую ручку дубовой трости. Представляла она собою ощерившуюся змеиную голову, хвост которой овивал в три кольца верхушку деревянной оси.
  
   - Хм... Занятная вещица, - сказал он, возвращая трость её владельцу. - И какая она у тебя по счёту?
  
   - Семнадцатая, - улыбаясь, ответил министр безопасности. - Знаешь, всю жизнь мечтал чего-нибудь коллекционировать, и вот именно трости меня зацепили...
  
   - А оружие - не мечтал?
  
   - Нет, оружие не мечтал. Зато сейчас строю сразу два музея...
  
   - И где строишь?
  
   - Один при полицейском управлении, а другой при министерстве безопасности. Дублирую их, так сказать...
  
   - Смею предположить, что там будут храниться всевозможные орудия убийств?
  
   - И не только они, - кивнул Бурков. - Будем учить молодёжь на наглядных образцах.
  
   - Короче, музей криминалистики? - уточнил император.
  
   - Два музея криминалистики, - улыбнулся министр безопасности.
  
   - Понятно... Вы только из-за строителей не передеритесь. Проектов задумано много, а людей не хватает...
  
   - Павел Андреевич, а я предлагаю при каждом министерстве создать подведомственную ему строительную организацию. А то сейчас строители то ли общие, а то ли ничьи... Хватай, кто первым успел!
  
   - Думаешь, стоит? - Павел Андреевич недоверчиво поглядел на Буркова. - Вот скажи мне, зачем полиции и министерству безопасности нужны строители?
  
   - Ха - зачем! Да как минимум строить квартиры для своих сотрудников. Прочих объектов тоже набирается не мало. Взять те же учебные заведения... Я не хочу, чтобы будущие сотрудники МВД и МГБ учились при монастырях. Я вообще за светское образование. При монастырях пусть обучаются те, кто к нам из других стран приезжает. А то доживём до того, что церковники всё контролировать начнут.
  
   - Между прочим, у нас нехватка батюшек, - заметил император.
  
   - Ага, поэтому набираем всех подряд, а у них в головах столько пурги, что жутко становится. Дундич же воспитал тридцать грамотных батюшек. Зачем их раскидали по всей стране? В Звёздном всего двое осталось. А оставь здесь половину, какой бы сильный преподавательский состав получила семинария! Смотришь, и просвещённых людей стало бы гораздо больше. А сейчас у нас сплошные религиозные догматики. У них одно в голове: "В СССР секса нет!".
  
   - Ничего, - улыбнулся Павел Андреевич, - патриарх с такими придурками сам борется. Благодаря доступу к новым знаниям, у него мировоззрение потихоньку меняется. Тем более он видит наглядные подтверждения словам... Хотя, знаешь, по поводу подведомственных строительных организаций ты, наверное, прав. Нужно будет завтра на совещании этот вопрос обсудить.
  
   - Ещё нужно выбрать нового коменданта города.
  
   - Да, я помню, - печально вздохнул император. - Сходил человек на охоту, сам жертвой стал...
  
   - Трагическая случайность, - развёл Бурков руками. - Тут уж ничего не поделаешь.
  
   - Угу, не поделаешь... Кстати, а ты чего пришёл? Только тростью похвастаться?
  
   - Не только. Из Рима новости хорошие пришли.
  
   - Излагай...
  
   - Во-первых: удалось завербовать всех людей, которых запланировали. Сейчас они направляются в Александрию. Так что работа Якова заслуживает поощрения. Молодой, как говорится, да ранний. Правильно, что я в своё время взял его под свою опеку, а то бы сейчас в театре у Елены Петровны кривлялся на радость публике.
  
   - Ты, Артём Николаевич, не совсем прав. Может благодаря курсам актёрского мастерства у него и получилось сделать то, что получилось. Дипломат - это в какой-то мере профессия творческая, впрочем, как и профессия разведчик.
  
   - Это я и без тебя знаю. Недаром при обучении они обыгрывают различные жизненные ситуации, чтобы, так сказать, быть готовыми к любым неожиданностям.
  
   - Ладно... А что, во-вторых?
  
   - Во-вторых: семья Медичи в полном составе покинула этот бренный мир...
  
   - Подробности известны?
  
   - Не особо... Лоренцо лёг вечером спать, а утром не проснулся. Его жена и дети были убиты на вилле, на которую напали разбойники. Мать Лоренцо погибла во время траурной церемонии.
  
   - А что случилось?
  
   - На улице взорвалась бочка, в которой лежали разные мелкие железяки... Досталось не только ей... Короче, Флоренция в шоке. Паника там конкретная.
  
   - И что обо всём этом думают?
  
   - Что там только не думают, версии разнятся от мистических до сюрреалистических. Есть, конечно, и адекватные, например, месть. По одной из версии, мстят женщины.
  
   - Какие?
  
   - Которых лишили наследства.
  
   - Не вижу логики.
  
   - Правительство Флоренции под нажимом Медичи провела в своё время закон, по которому дочери не имеют права наследовать своим родителям, всё достаётся сыновьям. Кстати, сейчас из всех Медичи в живых осталась только сестра Лоренцо, Бьянка. Она со своим мужем проживает в изгнании.
  
   - А чего так?
  
   - Она замужем за Гульельмо Пацци...
  
   - Пацци, Пацци, - задумался Павел Андреевич. - Это те, которые организовали заговор против Лоренцо, убив при этом его родного брата?
  
   - Именно! Как ты знаешь, заговорщиков казнили. Но так как сестра и её муж оказались не при делах, то отделались лишь изгнанием.
  
   - Ха! Это что же получается, сейчас сестра единственная наследница?
  
   - Или её дети, которых у неё больше десяти штук. Первым эту фишку просёк римский папа и поспешил взять "девушку" под свою опеку. Короче, замес там намечается знатный.
  
   - Понятно... Что ещё?
  
   - Ещё идут такие слухи, что всё случившееся в последнее время в Португалии и Испании очень на руку Франции. Тем более французский король владеет самой большой и сильной армией в том регионе.
  
   - И что, его нельзя никак остановить?
  
   - Пока - никак. Но наши люди над этим работают. Хотя я не исключаю вариант атаки с моря на какой-нибудь значимый французский порт...
  
   - Чё, понравилось грабить? - хмыкнул император.
  
   - Ну-у, - министр безопасности многозначительно покрутил головой.
  
   - Нет, - твёрдо ответил Павел Андреевич. - Во-первых: во Франции сейчас находится кардинал Джулиано делла Ровере. Ты сам мне об этом говорил. Как бы его ненароком не зацепить. Во-вторых: из-за таких нападений Европа начнёт строить мощные крепости на побережье. Не нужно ускорять этот процесс. Лучше действовать изнутри. Ту же литературу, например, распространять в противовес нарождающемуся протестантизму. Через него, между прочим, фашизм пришёл...
  
   - Наших технических возможностей не хватает печатать литературу для западной Европы, - перебил Бурков. - Сейчас все силы направлены в сторону Греции. Для неё печатаем Грегорианский календарь, книги "Спартак" и "Триста спартанцев", а так же прочие мелкие брошюрки с картинками... Благо у нас знатоков греческого языка много. А вот с французским - беда, да и не только с ним...
  
   - Так на латинском печатать нужно...
  
   - А толку? Говорю же, технических возможностей пока не хватает. То есть, нужно в разы увеличивать производство бумаги, создавать типографию со специфическим направлением, а так же готовить литературных редакторов... Кроме того в западной Европе латинский язык знают исключительно высокообразованные люди, а их не так уж и много. Всем прочим достаточно родной речи. Вот и нужно для этих прочих печатать понятные им книжки...
  
   - Я тебя понял. Но на Европу пока мы морских атак не совершаем! Пусть твои агенты лучше действуют изнутри. Отслеживают талантливых людей, сманивают их к нам или на Русь, давят в зародыше протестантскую ересь, распространяют нужные нам слухи, стравливают королей и их вассалов...
  
   - Павел Андреевич, - вклинился в паузу Бурков.
  
   - Что?
  
   - А ещё нужно построить полноценно торговое училище...
  
   - Зачем? - удивился император.
  
   - Чтобы открывать свои консульства по всему миру. Итальянцы именно так действуют. Их купцы чуть ли не во всех странах имеют свои представительства. А мы только в Индии, Египте и на Руси.
  
   - Ну, не только, - попытался возразить Павел Андреевич.
  
   - Я считаю лишь тех, кто может нам дать хорошего пинка под зад.
  
   - Что ж, пожалуй ты прав. Этот вопрос тоже нужно будет более подробно обсудить на совещании. Тем более к нам в этот раз едет много умненьких итальянцев... Кстати, а как там конкурент кардинала поживает?
  
   - Борджиа? - уточнил министр безопасности.
  
   - Да.
  
   - Пока хорошо, но наши люди уже ищут к нему подходы...
  
   - Хорошо, держи меня в курсе.
  
   - Обязательно, - кивнул Бурков.
  
   - А что слышно об Андрее Палеологе?
  
   - Он только-только добрался до Александрии. Пытается навести мосты к представителям Венеции. Если всё удачно получится, то может даже не придётся плыть туда.
  
   - Нее, это навряд ли. Всё-таки лучше заключить полновесный договор с самим дожем, а не через посредников. Больше шансов, что не кинут.
  
   - Наверное...
  
   - Какие ещё есть новости?
  
   - Только из Южной Титаники, - ответил Бурков.
  
   - Слушаю.
  
   - Во-первых: Константин просит людей, желательно русских.
  
   - Зачем?
  
   - Нужно форт строить на месте ТОГО Рио-де-Жанейро. Сам знаешь, место стратегическое. Тем более в трёхстах километрах от него имеются крупные залежи золота.
  
   - Блин! - выругался император. - Вроде только - только всех строителей собрали воедино...
  
   - Ну, - развёл Бурков руками. - Костя тоже разорваться не может. У него сейчас из наших всего четыреста человек, все прочие - местное население... Кстати!!!
  
   - Что? - Павел Андреевич удивлённо поглядел на буквально расцветшего министра безопасности.
  
   - Смотри, мы же парней из Руси в этом году предполагали возвращать домой?
  
   - Да.
  
   - А если они на годик задержаться? Исполнят, так сказать, дембельским аккорд...
  
   - Ты хочешь их отправить в Бразилию?! - искренне изумился Черныш.
  
   - Да! И их, и их сопровождающих, плюс немного наших людей. Будет выпускникам самостоятельное задание, организовать укреплённое поселение, которое смогло бы нормально функционировать... Заодно получат реальный жизненный опыт. А мы за это вернём их на родину обеспеченными людьми...
  
   - А ведь действительно, - задумался Павел Андреевич, - пусть на практике докажут, что учились не зря. Заодно самых старших выходцев из Бразилии вернём в родные края.
  
   Стоит сказать, что отроки из Руси и их сопровождающие получили для своего времени достаточно прогрессивные знания. Если сравнивать с ТОЙ историей, то они тянули как минимум на 18 век. Во-первых: каждый ученик, проходя курс физики, выполнял практические задания. Одно из них состояло в том, чтобы собрать действующий макет мельницы, причём как водяной, так и ветряной, работающей вне зависимости от направления ветра. Сюда стоит так же отнести простейшие токарные станки, приводимые в движение ножным приводом или механизмом мельницы. Во-вторых: это анатомия и методы оказания первой медицинской помощи в различных жизненных ситуациях. В-третьих: люди познакомились с устройством доменной печи, которая только - только стала зарождаться в Европе. Кроме этого они узнали о методах термической обработки железа, а так же всевозможные способы литья. В-четвёртых: учащиеся за 75 лет до выхода книг Георгия Агриколы по минералогии и геологии, уже изучали данные дисциплины на более высоком уровне. Так же отроки изучали астрономию, картографию, топографию, черчение, геометрию и алгебру. В-пятых: учащиеся чётко себе представляли, что такое кольцевая печь Гофмана по изготовлению кирпича. Кроме этого они узнали, как делают цемент. На уровне европейских мануфактур этого времени понимали принцип производства бумаги. В-шестых: все поголовно сдавали экзамен по сельскому хозяйству. Тут и различные варианты вспашки земли (в зависимости от состава самой земли, так как не везде глубокая вспашка ведёт к положительному результату), и способы удобрения почвы, и методы её полива, и мероприятия по защите растений от болезней, а так же от неблагоприятных погодных условий. Сюда же были включены способы по переработке злаков, их хранению и улучшению вида (селекция)... Короче, у парней за пять лет ни разу не было каникул. Теория моментально чередовалась практикой, а умственные занятия физическими упражнениями: конный спорт, фехтование, стрельба из всех видов оружия, рукопашный бой, плавание, акробатика...
   Конечно, уровень знаний был у всех разный. Многое зависело от личных способностей, а так же от того, на кого юноша учился. Один, например, выбрал морское дело, а другой строительство крепостей. Третий вообще мечтал водить в бой полки. Кстати, что касается военного дела... Тут юноши очень много почерпнули из истории прошлого, а так же узнали, как воюют современные армии в разных государствах. Мало того, некоторые знания они получили, так сказать, на перспективу. Ребятам терпеливо вкладывали в умы, для чего необходимы воинские и морские уставы. Почему строгая дисциплина, тщательная разведка и хорошо организованное снабжение - гарантия боеспособности любого войска. Их учили управлять полками, используя в качестве наглядного пособия игрушечных солдатиков. Это было что-то сродни игры в "Монополию", только разработанную под существующие реалии. Разработал, между прочим, Сомов. Там учитывалось всё: и рельеф местности, и погодные условия, и боевой настрой, и качество снабжения, и возможность измены... А то ведь можно набрать и сто тысячную армию, только к месту боя придёт, дай Бог, если половина, да и та не шибко горит желанием воевать... В общем, парней учили думать и принимать верные решения. Очень приветствовались нестандартные ходы, ведущие к нужному результату...
   Среди ребят были и те, кто тяготел к мирной жизни. Вон, тот же Архимед ни с кем не воевал, а сколько полезного сделал (на уроках преподаватели частенько восхищались этим учёным)... Большинство механизмов по его придумкам работают... Как говорится, проявить себя можно не только на поле боя. Один из таких ребят обладал прекрасным художественным талантом, поэтому его учили на гравёра и чеканщика монет. Под него же готовили специальные станки. Великий князь по достоинству оценил присланные в Москву денежные образцы, поэтому пожелал наладить их выпуск, а так же построить в Кремле каменный Монетный двор.
  
   - Только это, Павел Андреевич, всех отроков отправлять не следует. Тот же Тимофей Травин у нас один такой. Если что случится, то Великий князь обидиться может...
  
   - Ты о парне, который учится монетному делу?
  
   - Да.
  
   - Согласен. Пусть ещё годик в Звёздном побудет, побольше опыта наберётся... Остальным нужно объявить, чтобы готовились к поездке. Доходчиво объяснить им, для чего она предпринимается, и чего от них ждут. Пусть главного промеж себя выберут или совет какой-нибудь создадут... Так как поедут на "голое" место, то очень многое придётся везти с собою: стройматериалы, инструменты, продовольствие, оружие и прочее... Значит, этот вопрос они должны проконтролировать лично, чтобы знать по приезду туда, чем располагают. Можно даже составить предварительный план мероприятий, по которому станут действовать, оказавшись на новом месте...
  
   - Собак им тоже с собою брать? - спросил Бурков.
  
   - Каких собак?
  
   - Так это... за пять лет почти каждый из них воспитал себе питомца...
  
   - А-а! Ну, тогда конечно пусть берут. Зачем нам чужие собаки? Кстати, а сколько у тебя сейчас всего в питомнике пёсиков?
  
   - Почти триста штук.
  
   - Ого, не мало! Куда столько?
  
   - Сотня как раз парням из Руси принадлежит. Остальных выращиваем для егерей и пограничников. Полицейские тоже их используют. Ну, и продаём... Хорошая собака хороших денег стоит...
  
   - Понятно.
  
   - Павел Андреевич, а сколько тогда планируем кораблей к берегам Южной Титаники отправить?
  
   - Думаю, шесть. Четыре в этот Жанейро... Кстати, название нужно придумать...
  
   - Ага, - кивнул Бурков.
  
   - И два корабля Косте в Иваново (Макапа)...
  
   - Во! - перебил его довольный министр безопасности.
  
   - Что?
  
   - Петропавловск-Бразильский пусть называется!
  
   - Хм, - задумался император. - А пусть... Мне нравится!
  
   - Так, - зашарил Бурков по карманам, - дай-ка я в блокнотик занесу всё тут сказанное... А то ещё по старости лет забуду чего...
  
   - Заноси, - кивнул Павел Андреевич и нажал кнопку вызова дежурного офицера.
  
  Когда тот пришёл, император попросил, чтобы в кабинет принесли лёгкий обед на двоих. Пока офицер ходил отдавать распоряжения, император и министр безопасности определили список задач, которые отрокам из Руси необходимо будет выполнить в течение года на новом месте. Вскоре принесли прохладную окрошку, зелень, бутерброды и охлаждённое пиво.
  
   - Рассказывай, какие ещё новости пришли из Южной Титаники? - напомнил о теме разговора Павел Андреевич, занося ложку с окрошкой в рот.
  
   - Костя нашёл в Боливии место (город Потоси), где достаточно много серебряной руды, а так же олова и меди, - ответил Бурков, тоже хлебая окрошку. - Организовал их добычу... Кстати, серебра и золота много в Перу. Наш вице-король хочет дождаться, когда Филипп Смектин доплывёт на своих кораблях до её побережья, чтобы с ним на пару "нагнуть" перуанского короля. Слишком тот независимый и агрессивный. А Костины корабли на данный момент все в Карибском море...
  
   - А где сейчас Филипп?
  
   - Возле берегов Чили на широте Сантьяго.
  
   - Что-то медленно он как-то плывёт, уже полгода прошло...
  
   - Так ведь не гонит, изучает всё, что на пути попадётся. Следующим кораблям путь прокладывает. Смотрит, где есть удобные бухты, стоянки...
  
   - Да понимаю я, понимаю, - махнул рукой император. - Ладно, пусть связываются между собой и совместно решают вопрос с перуанским королём. Только чтобы без лишних жертв. Могут ведь придумать чего-нибудь "сверхъестественное"... Эх, Сомова бы туда...
  
   - Угу, - кивнул министр безопасности, аппетитно жуя окрошку. - Кстати, насчёт Сомова... Он мне тут недавно жалился, что в дождливый сезон его рейтары теряют свою эффективность...
  
   - Из-за чего?
  
   - Из-за того, что карабины отказываются стрелять. То порох намокнет, то вода ещё что-то там намочит...
  
   - И что он предлагает?
  
   - Он предлагает не играть в средневековье, а наладить выпуск капсульных картонных патронов. А в качестве основы для карабина взять вертикальную двустволку МР-27 (ИЖ-27). У нас же есть образцы ОТТУДА...
  
   - Значит, пистолета Макарова ему уже мало? - покачал головой Павел Андреевич.
  
   - Макарова всем не раздашь... Сам знаешь, им вооружаем только самых близких людей, а тут можно и рейтар и гвардейцев охраны...
  
   - Так ведь у двустволок эффективная дальность поражения не больше шестидесяти метров, - попытался возразить император.
  
   - Если брать рейтар, то им больше и не нужно. Подскочили поближе, пальнули, развернулись и ушли в сторону. Тем более заряжать удобно, сунул в стволы по цельному патрону и опять можно атаковать... Охране тоже незачем таскать дальнобойные "пушки"... Кстати, Сомов откуда-то узнал, что вы полностью отработали технологию производства "Сайги" ...
  
   - Краснов, наверное, ему сказал, - подумав несколько секунд, сделал вывод Павел Андреевич и отодвинул в сторону пустую тарелку. - Да, технологию отработали, техкарты составили, только выпускать её никто не собирается. Вся документация уйдёт под замок в госархив. Будет лежать до лучших времён... Оружейникам хватает забот с фитильным и кремнёвым оружием... Оно тоже не всегда идеальным выходит. Пусть, как говорится, пока учатся на кошках.
  
   - Павел Андреевич, так если "Сайгу" отработали, то может и МР-ки?..
  
   - Может, может, - покивал тот головой и недовольно продолжил. - Тут цеха куда-то нужно переносить и создавать заводы с более узкой специализацией... А у нас всё в куче: и пушки, и ружья с пистолетами, и производство различных снарядов с патронами...
  
   - Так ведь в разных же цехах! - не понял министр безопасности переживаний императора.
  
   - А нужно, чтобы в разных заводах! - возразил Черныш. - Все цеха должны быть нацелены на выпуск одной основной продукции, а не распыляться на десятки других... Тем более у нас здесь с водой не всё гладко. Ближе к речкам предприятия надо переносить или куда-нибудь на побережье...
  
   - Так это, - решил напомнить Бурков, - вон, ближе к устью реки Тёмной, очень хорошее место. Там не одно предприятие можно поставить. И от дворца недалеко, всего километров семь.
  
   - Забыл что ли? - удивился Павел Андреевич, недонеся кружку с пивом до рта. - Мы и так в том районе уже приступили к постройке четырёх предприятий: фармацевтический завод, цементный завод, текстильный комбинат, резиновый завод...
  
   - Я и говорю, - перебил Бурков, - что там ещё столько же предприятий можно поставить. И место удобное и близко к дворцу.
  
   - Тогда это получится целый промышленный район, - улыбнулся император и хлебнул из кружки пива.
  
   - Он и так промышленный, - министр безопасности тоже перешёл на пиво. - Кстати, мы тогда подсчитали, и у нас получилось, что удобная для строительства зона занимает примерно сто пятьдесят гектаров. Каждому предприятию требуется не больше девяти гектаров. То есть, можно смело построить десять заводов, а между ними и вокруг расположить парки, скверы, кафешки, магазинчики и прочие места отдыха... Это же не металлургический завод, который мы строим аж в шестидесяти километрах от дворца. Ему одному понадобятся двести гектаров...
  
   - Да, ты прав, не сразу, конечно, но понадобятся... Красновы же ещё там ГЭС небольшую намечают построить... Кстати, как строительство дороги в ту сторону продвигается?
  
   - Тяжеловато. Горы путь перекрывают, обойти их - возможности нет, приходится взрывать, а потом очищать всё... Зато кое-кому - тренировка...
  
   - Ты про кого? Про тех, кто камни таскает? - удивился Павел Андреевич.
  
   - Нет, я про горных инженеров и диверсантов...
  
   - Ага, - усмехнулся император, - и сдаётся мне, что последних гораздо больше...
  
   - Совершенно верно. На горных инженеров у нас всего девять парней обучаются, а диверсантов, не считая тех, которые сейчас с Константином, сорок человек. Им ведь тоже надо на чём-то тренироваться...
  
   - Ну, вот, - допив пиво, стал резюмировать император, - после службы могут пойти работать горными инженерами. Будут прокладывать дороги, строить шахты, проводить геологическую разведку... Кстати, как они, не отмороженные?
  
   - Нее, - улыбнулся министр безопасности. - Мы на такую специфическую работу отбираем только самых адекватных кандидатов и по возможности флегматичных. Проверяем, опять же, не по одному разу и как ты мог заметить, проколов пока не было, тьфу, тьфу, тьфу.
  
   - Дай-то Бог, дай-то Бог, - кивнул Павел Андреевич и улыбнулся. - А ведь первых наших "Геростратов" мне пришлось обучать лично, хотя сам был лопух лопухом...
  
   - Ну, не всё же тебе в мальчика играть... И сам возмужал и замену вырастил, теперь можешь заниматься более серьёзными делами.
  
   - Эх, Артём Николаевич, у нас все дела серьёзные, а грамотных специалистов хрен, да маленько... Треть дня преподаю на занятиях, треть дня бегаю по цехам, смотрю, что да как, треть дня с бумажками разбираюсь...
  
   - Ага, - широко улыбнулся Бурков. - И всё-то ты в трудах, всё в трудах, великий государь, аки пчела! Хорошо, хоть молоко за вредность дают...
  
  После этих слов оба собеседника весело рассмеялись.
  
   - А как там брат моей жены поживает? - чуть погодя спросил император.
  
   - Расстроился, что Сомов к себе уехал. Сдружился он с ним сильно, даже подражать немного начал.
  
   - Ага, Иван тот ещё хитрец, - улыбнулся Павел Андреевич. - Человека "привязал" к себе, а сам свалил потихоньку, не забыв решить дела, ради которых притащился в Звёздный.
  
   - Это точно: девок своих "женил", обученных воинов переманил и был таков...
  
   - А чем князь кроме переживаний занимается?
  
   - Учится... Знакомим его потихоньку с нашей системой и законами. Правда, не всё им легко принимается. Что-то изучает с большим любопытством, а что-то, словно браток, попавший в класс к бухгалтерам... Ещё плохо, что некоторые вещи пытается копировать, не думая, нужны ли они вообще?
  
   - Например?
  
   - Очень понравилась ему экипировка рейтар. Только ведь у них всё заточено под конкретную тактику и вооружение. А дружинники князя обучены совсем другому, и переучивать их никто не собирается, да и вооружать кремнёвым оружием тоже. Князь вообще не понимает, для чего у нас войско поделено на рода, которые имеют свою чётко установленную форму? Для него, чем круче все экипированы, тем лучше. А самая навороченная броня должна быть у тех, кто знатнее... Так же ему непонятен принцип полевой и парадной формы, хотя красивый наряд приветствует. Дружинники вообще к ярким тряпкам неравнодушны, дай им волю, павлинов перещеголяют...
  
   - А что, переход через пустыню им ума не прибавил? - удивился император. - Я имею в виду тяжёлые доспехи...
  
   - Так ведь не в доспехах по пустыне топали, тем более климат там прохладный и ветреный. Туманы, опять же, частенько бывают. Знаешь, пустыня Намиб мало соответствует нашим представлениям о жаре и палящем солнце, хотя и такое не редкость. В тех краях желательно одеваться поплотнее...
  
   - Надо же, а я и не знал! Думал, что там так же, как и у нас... Вот бы заставить князя и его дружинников в тяжёлых доспехах переться отсюда и до реки Оранжевой, сразу бы понял, что форма пограничника намного практичнее и удобней... Мы же их в форму пограничников экипируем?
  
   - Совершенно верно, - кивнул министр безопасности. - Так же вводим наши обозначения и воинские звания. Теперь полковник Верейский командует конным эскадроном... Кстати, а чего ты ему такое высокое звание сразу дал? Супруга попросила?
  
   - Ага, - кивнул император. - Она вообще хотела генерала, на что пришлось ответить, мол, у моих лейтенантов отряды больше и круче, не говоря уже про капитанов, так что не нужно делать из родственника посмешище. А вот против полковника спорить сложно, как не дать князю потомственного дворянства? Жена бы тогда не простила...
  
   - Ясно. Главное, чтобы он не стал просить присвоить каждому дружиннику звание лейтенанта. Думаю, двоих за глаза хватит.
  
   - Согласен, на ближайшие года три точно - хватит. Кстати, ты их вообще не хочешь вооружать огнестрельным оружием?
  
   - Дружинников точно - нет, - ответил министр безопасности. - Они и от луков в восторге. А вот из простых людей создать стрелковую роту и артиллерийскую батарею на десять пушек типа "Полкан", надо.
  
   - Ружья какие, фитильные?
  
   - Пока - да. Пусть с простейшим сначала научатся управляться.
  
   - Согласен, пусть учатся.
  
   - Павел Андреевич, - спустя некоторое время Бурков решил задать мучавший его вопрос, - а с обмундированием для армии Андрея Палеолога уже всё, окончательно решили?
  
   - Да. Нечего нам своих мастеров от дел отвлекать. В Звёздном и без этого забот хватает. Оружием снабдим, а вот доспехи пусть покупают. Мы за эти годы столько барахла надыбали, на всю армию с избытком хватит. Я приказал всё собрать и с ближайшими кораблями отвезти в Юрьевск.
  
   - А у рекрутов денег хватит? - улыбнулся министр безопасности.
  
   - Хватит. Я офицером передал, чтобы цены были чисто символическими. Тем более у них там есть мастерские, вот и пусть стараются подогнать амуницию под единый стандарт. Мы в Звёздном только пошьём поддоспешники и сюрко, который одевается поверх брони.
  
   - Зачем?
  
   - Для единообразия. Сюрко будут разукрашены в цвета Палеологов. Нам на швейных машинках проще их заготовить на всю армию, чем им там с иголками ковыряться.
  
   - Понятно... И всё же, не лучше было весь металлолом переплавить и сделать более качественные доспехи?
  
   - Артём Николаевич, я же говорю, у нас здесь своих забот хватает. Конечно, мы что-нибудь крутое сделаем, но лишь для командного состава. А с остальным пусть сами разбираются. Народу много, руки у всех есть...
  
   - А помнишь разговор про шлемы, которые можно быстро наштамповать? Тоже решил этим не заморачиваться?
  
   - Не совсем угадал, - улыбнулся император. - Штамповочный станок для производства шлемов слишком сложен в изготовлении и нам он пока без надобности. Зато на токарных станках можно заниматься ротационной вытяжкой...
  
   - А это чего такое? - перебил Бурков.
  
   - Ну, это наподобие того, как гончары куску глины придают объём... Со стальным листом можно делать то же самое. Получается намного проще и выгодней, чем штамповка.
  
   - Так, значит, вы будете шлемы делать? - решил уточнить министр безопасности.
  
   - Уже давно сделали, - снова улыбнулся император. - Два месяца работы и пятнадцать тысяч шлемов единого образца готовы. Заодно на них отработали методы цементации стали и способы покраски.
  
   - И как?
  
   - Получилось достаточно надёжно и эпично. Мы для каждой сотни шлемов создали свой уникальный рисунок. Лишь середина налобной части шла стандартная...
  
   - А что там?
  
   - Там на красном квадратном фоне золотой двуглавый орёл - герб Палеологов.
  
   - И на что шлем похож? - задал Бурков очередной вопрос.
  
   - Та-ак, - задумался император. - Это типа полусфера, снабжённая козырьком, нащёчниками с ремешком и назатыльником. Сомов говорил, что он похож и на ранний кирасирский шлем и на бургиньот открытого типа.
  
   - Ему виднее, - кивнул министр безопасности. - Он же у нас доспехами увлекается. Я вообще в этих названиях не разбираюсь, да и не понимаю, если честно, зачем нужны десятки различных видов? Вон, во время ТОЙ войны миллионы в одинаковых шлемах ходили и ничего... Всё равно под все случаи жизни не угадаешь. Сделать один оптимальный вариант и хватит...
  
   - Если брать Сомова, то он изгаляется в формах из-за того, что всё гонит на продажу. Каждый феодал старается как-то выделиться, поэтому с удовольствием покупает доспехи не как у других. Состоятельные граждане, занимающиеся рискованным бизнесом, тоже грешат подобным. Мы же, как ты сам знаешь, стараемся сводить всё к единому образцу...
  
   - Ага, как же! У рейтар близко не как у всех...
  
   - Ну, рейтары у нас несколько особый вид войск. Можно даже сказать - экспериментальный... Должны же они чем-то отличаться? Ты вон сам просишь вооружить их оружием, которое заряжается капсульными патронами...
  
   - Я ж для эффективности! Причём не только их, но и гвардейцев охраны.
  
   - А стрелков не хочешь? - улыбнулся император.
  
   - Стрелков винтовками надо, чтобы как минимум могли выстрелить на километр...
  
   - Надо, надо, - передразнил Павел Андреевич. - Только для этого нужно построить не меньше трёх заводов: пороховой, оружейный и патронный.
  
   - Вот и давай в следующую пятилетку займёмся ими? - предложил Бурков. - Заодно ещё артиллерийский завод построим... Всё равно производственные цеха нужно переносить от дворца в другое место. А взамен возводить образовательные и административные здания... Например, министерство иностранных дел...
  
   - Посмотрим. Надо ещё до конца этой пятилетки дожить да с намеченными задачами справится...
  
   - Будем стараться, - подмигнул министр безопасности. - Ладно, спасибо за хлеб, за соль, за компанию, а мне пора. Обещал сегодня сыну возвратиться пораньше...
  
   - Раз обещал, иди, - кивнул император.
  
  Глава 8.
  Между ЮАР и Венецией.
  
   Представьте русского братка образца 21 века в Египте. А конкретно: в красной футболке, в центре которой красуется золотой двуглавый орёл; в обтягивающих трусах типа боксёрки, расписанных в жёлто-серую полоску; в длиннополом шёлковом халате бордового цвета, украшенном золотым драконом; в белоснежной туристической капитанской кепке с чёрным козырьком и околышем, на передней части которого красуется золотистый шнурок. Ноги обуты в лёгкие шлёпанцы из пробкового дерева. На груди толстая золотая цепь с крестом, пальцы рук поблёскивают благородным металлом и драгоценными камнями... Представили? Именно в таком виде Андрей Палеолог встречал венецианского байло (дипломат) в одном из особняков Александрии. На дворе стоял ранний вечер 10 февраля 1482 года. Комната освещалась фонарём Кулибина.
   Андрей сидел в удобном кресле-качалке, сделанном из бамбука и пил из позолоченного хрустального фужера белое вино. Рядом стоял невысокий журнальный столик круглой формы. Столик был примечателен своим рисунком: под гладко отполированным слоем эпоксидной смолы чётко выделялась цветная карта средиземноморья, причём настолько реалистичная, словно смотришь на эти земли с высоты вживую. Удерживалась "земля" подставкой в виде слона, изготовленного из чёрного дерева. На "итальянском сапоге" застыла початая бутылка вина. Остальное пространство занимали фрукты в фарфоровых вазах.
   Чуть в стороне от столь необычного столика, располагался другой, но намного попроще: материл - сосна, форма - квадрат, стоящий на четырёх ножках кувшинообразной формы. За столом на табуретах сидели двое юношей, походившие одеждой то ли на китайских мандаринов, то ли на японских самураев... Их лица с кожей бронзового цвета тоже ясности не вносили. Юноши играли в шахматы.
  
   - Добрый вечер, Ваше величество, - поклонился венецианский байло (дипломат) Диего Контарини, зайдя в комнату. - Мне передали, что вы желали меня видеть?
  
   - Совершенно верно, синьор Контарини, - кивнул Андрей. - Проходите, присаживайтесь...
  
   - На вас необычный наряд, - произнёс гость после того, как внимательно оглядел комнату и занял место в кресле напротив Палеолога.
  
   - Зато очень удобный для здешнего климата. Китайцы понимают толк в комфорте...
  
   - Китайцы? - удивлённо спросил гость.
  
  Стоит понимать, что собеседники говорили о представителях Поднебесной на языке и обозначениях, принятых в 15 веке.
  
   - Совершенно верно, китайцы.
  
   - Вы посетили эту далёкую страну? - несколько удивлённо спросил байло.
  
   - Да, - самодовольно заявил Палеолог, отхлебнув вино из фужера и, кивнув на бутылку, спросил. - Кстати, не желаете?
  
   - Благодарю, Ваше величество, не откажусь... М-м, какой необычный и приятный вкус! - спустя минуту воскликнул Диего Контарини. - И откуда это вино?
  
   - Из Китая, дорогой синьор Контарини, из Китая, - самодовольно врал византийский император. - Знаете, я там завёл знакомства с очень влиятельными людьми...
  
   - А кто сейчас правит в Китае? - быстро поинтересовался дипломат.
  
   - Сейчас там правит мой брат чэнхуа (император) Чжу Цзяньшэнь, - вальяжно ответил Андрей Палеолог, не раз репетировавший эту сцену.
  
  В Звёздном всю информацию о Китае и о других соседствующих с ним государствах получали от Олега Быстрова. Он же поддерживал тесную связь с купцами, которые за приятные сердцу вознаграждения охотно делились имеющимися сведениями, а так же узнавали о том, что его интересовало. Кроме того, иногда вместе с купцами Олег отправлял своих людей, так сказать - разведчиков. Тем более одной из основных целей были шаолиньские монахи. И буддийские, кстати, тоже. Для чего? Во-первых: будущему министерству иностранных дел понадобится своя школа с углублённым знанием иностранных языков. На данный момент основными носителями знаний в мире являлись монахи... Во-вторых: все черныши что-то строили, кроме Бориса Михеева. Ему было не до этого. Однако министр физического развития тоже мечтал о солидном дворце спорта, который соединит воедино различные спортивные секции. Тут и пригодятся шаолиньские монахи, владеющие боевыми искусствами... Конечно, в Звёздном имелись свои инструктора, умеющие профессионально обращаться с холодным оружием. Кроме того, был создан аналог самбо, который назывался рукопашным боем. А ещё многие занимались боксом, так как Борис Михеев сам изначально был боксёром. Однако научиться чему-то новому - лишним не будет. И в-третьих: на территории ЮАР располагалось немало гор, где планировалось построить христианские монастыри, наподобие шаолиньского. Да, Дундич умер, но идея осталась, и от неё не собирались отказываться.
  
   - Вы с ним встречались? - с большим интересом дипломат задал очередной вопрос.
  
   - Да, - продолжал врать Андрей. - Но, к сожалению, всего один раз. У него слишком много советников, которые оберегают императора от тяжкого бремени государственных дел. Поэтому всё свободное время мой брат Чжу Цзяньшэнь проводит в своём гареме...
  
   - И большой у него гарем?
  
   - Точно не могу сказать, синьор Контарини. Но говорят, что несколько тысяч прекрасных девушек со всего света...
  
   - Ого! - изумился байло.
  
   - Да, - улыбнулся Палеолог. - Мой брат очень любвеобилен.
  
   - А эти люди? - Диего кивнул в сторону играющих в шахматы юношей.
  
   - Они тоже оттуда. При них можете говорить спокойно, они не понимают нашего языка. Зато внимательно следят за тем, чтобы против меня никто не захотел сотворить зла... Даже не заметите, как обидчик тут же будет наказан. Их с детства обучали этому...
  
   - Надо же! - и синьор Диего Контарини поглядел на них более внимательно и даже с некоторой опаской. - Ваше величество, а для какого дела вы меня пригласили?
  
   - Мне необходимо встретиться с вашим дожем.
  
   - А можете сказать, для чего?
  
   - Я могу быть полезен Венеции, а Венеция может быть полезна мне...
  
   - И в чём же?
  
   - У Венеции есть прекрасный флот. Я хочу воспользоваться его услугами...
  
   - И насколько большой нужен флот?
  
   - Мне необходимы тридцать кораблей, но построенных по проектам, которые я везу из Китая... Это самые совершенные в мире корабли! Мне даже кажется, что не будь Китай настолько миролюбив, то он с такими кораблями давно бы завоевал весь мир...
  
   - А откуда у вас проекты этих кораблей? - не на шутку заинтересовался байло.
  
   - Я же вам говорил, что свёл знакомства с очень влиятельными китайскими вельможами, которым оказал существенные услуги, - загадочно усмехнулся Палеолог. - А они умеют благодарить... Так что у меня есть, что предложить Венеции. Кроме того, я могу ей помочь в начавшейся войне с Феррарой...
  
   - Откуда вы знаете про войну? - удивился дипломат. - Я сам только вчера получил это известие.
  
   - Вы, уважаемый синьор Контарини, вчера, а я сегодня. Земля полнится слухами...
  
   - Хорошо, и как вы поможете Венеции?
  
   - Эти вопросы я хотел бы обсудить с дожем, - развёл Андрей руками, показывая, что для некоторых вещей дипломат слишком маленькая фигура.
  
   - Как скажете, - сразу поскучнел тот лицом.
  
   - Кстати, синьор Контарини, - сделав из фужера очередной глоток вина, продолжил Палеолог, - вы заметили, что со своим предложением я обратился к представителю Венеции, а не к кому-то ещё?
  
   - Что вы имеете в виду? - насторожился тот.
  
   - А то, что мои знания и связи могут принести немалую выгоду. Поглядите, сколько в комнате необычных вещей... А ведь многие не бедные люди пожелают купить что-то подобное...
  
  По знаку Палеолога юноши встали и быстро всё убрали со стола, за которым сидели император и дипломат.
  
   - Ох, ты! - изумился тот, увидев ни чем не заставленный стол.
  
   - А лампа? - указал Андрей на лампу. - Где вы такие выдели?
  
   - Да, да, я обратил на неё внимание, - быстро закивал байло. - Светит действительно очень ярко!
  
   - И это далеко ещё не всё... Вы меня понимаете?
  
   - Да...
  
   - А я ведь мог обратиться к генуэзцам... Что им стоит построить для меня тридцать кораблей? Тем более они мне будут нужны всего на один раз... И не думайте, что я хвастаю! При мне один такой корабль легко расправился с пятью пиратскими парусниками... Не дай Бог подобное судно попадёт к разбойникам, - продолжал стращать император.
  
   - Неужели он настолько грозен? Неужели венецианские мастера делают хуже? - спросил дипломат, находясь под впечатлением от услышанного, но при этом, не теряя трезвости рассудка.
  
   - Если бы я был не уверен, то данный разговор терял бы всякий смысл, - высокомерно ответил император.
  
   - Ваше величество, а у вас хватит денег на постройку подобных кораблей?
  
   - Денег?! Вы смеётесь, что ли, синьор Контарини?
  
   - Нет, - растерялся тот, - ни в коей мере...
  
   - Я продаю секреты, - эмоционально продолжил император, - которые могут принести ОЧЕНЬ большие деньги! Зачем же я ещё за это должен платить?! Кстати, вот вы сидите тут в Александрии, а как часто жалование из Венеции доходит до вас?.. Думаю, не чаще одного раза в год, зато требуют от вас не мало, верно? Неужели вы не задумывались о способах приработка? Выкупать тех же самых венецианцев, попавших в неволю... А ведь благодаря дружбе со мной некоторые вопросы можно будет решить достаточно легко...
  
   - Ваше величество, дайте мне пару дней для раздумья, - поспешил ответить дипломат. - А послезавтра вечером я снова приду к вам, чтобы уже окончательно обсудить вопросы, которые вы сегодня выдвинули.
  
   - Хорошо, - согласился император. - Только помните: время - деньги. Так что не стоит затягивать дела...
  
   - Да, да, я вас понял, - поднимаясь с места, ответил байло и поспешил на выход.
  
   - Ваше величество, - обратился к Палеологу один из "китайцев", после того, как гость ушёл, - а чего вы не показали ему свадебный подарок вашей супруги? Уверен, он тогда бы не слишком задумывался, стоит нам помогать или нет...
  
   - Александр, вы говорите о большом красном рубине?
  
   - Да, о нём. Пусть считают, что вы знакомы с теми китайскими вельможами, которые знают, где подобные раритеты можно достать. Согласитесь, не один монарх захочет украсить свою корону чем-то похожим...
  
   - Вы правы, этот камень бесценен. Однако я опасаюсь его показывать кому бы то ни было. Неизвестно, чего можно ожидать от этих венецианцев? Что им стоит украсть все наши секреты?
  
   - Во-первых: не посмеют. Здесь вы находитесь, как гость египетского султана. Во-вторых: пусть только попробуют... Тогда мы раздуем такой скандал, что живые позавидуют мёртвым. И в-третьих: зачем трогать человека, который поможет в войне с Феррарой? Этому Контарини необходимо как-то отличится перед правительством республики, чтобы занять более высокий пост... Вы ключ к его мечте!
  
   - А вдруг жадность пересилит трезвый расчёт? - возразил Палеолог. - Кстати, они могут напасть не в Египте, а когда мы будем плыть в Венецию...
  
   - Ну, не знаю... Тут жадность тоже может сыграть свою роль. Захочет ли он делиться секретами с другими? Ему же нельзя покидать Александрию... Хотя при следующей встрече намекните этому синьору, что в случае вашей безвременной кончины копии секретов окажутся в надёжных руках...
  
   - Именно так и поступлю, - кивнул византийский император. - А камень я покажу лишь дожу и правительству республики. Думаю, это ещё больше убедит их в сотрудничестве со мной... Кстати, вы не узнавали, когда отплывает торговый караван в Венецию?
  
   - Не успел. Однако товары из Индии прибыли только неделю назад... Сейчас составляются договора, и производится подсчёт груза. Погрузка-выгрузка тоже занимает время... Неделя у нас точно ещё есть. Но я завтра попытаюсь узнать через купцов, когда они намечают свой выход. А вы поинтересуйтесь об этом у синьора Контарини. Он тоже должен знать. Ему с караваном почту в Венецию отправлять...
  
   - Хорошо. А пока оставьте меня одного и пришлите в комнату служанку... Эту, как её?
  
   - Елену? - подсказал телохранитель.
  
   - Да.
  
  Елена была филиппинкой, которую Палеологу дали с собой, чтобы она в отсутствие жены скрашивала ему часы одиночества. Девушку в своё время привезли в Звёздный с Филиппинских островов, что соседствуют с островами Пряностей. И не её одну. Флагман дон Филипп Смектин провёл в том регионе больше года, собирая разные ништяки для своей страны. Однако мы отвлеклись. А тем временем в Звёздном...
  
   - Артём Николаевич, разрешите? - в кабинет министра безопасности пожаловал его зам.
  
   - Да, Василий, заходи. Что у тебя?
  
   - Новости из Александрии от Фёдора Рыбкина, - ответил тот, занимая кресло напротив своего шефа.
  
   - Слушаю.
  
   - В Каир из Мекки возвращается Джем - брат Баязида II. Есть основание предполагать, что оттуда он отправиться в Турцию, чтобы снова выступить против своего венценосного родственника, которым недовольны некоторые представители знати. Однако если верить собранным сведениям, Баязида II поддерживает и армия и более могущественные кланы. Джему, скорее всего, ничего не светит, как и в прошлый раз. Люди неохотно идут за теми, кто проигрывает...
  
   - Да уж, неудача за неудачей, - почесал подбородок министр безопасности.
  
  По ТОЙ истории Артём Николаевич знал, что Баязид II будет править долго и счастливо. Это он организовал эвакуацию евреев и мусульман из Испании, которых преследовала инквизиция, всемерно поддерживаемая Фердинандом II Арагонским и Изабеллой I Кастильской... Но здесь и сейчас испанской инквизиции не было, хотя Реконкиста завершилась на десять лет раньше, причём под знаменем Португалии, а беженцев приютил египетский султан Каит-Бай. Испанской королевы тоже уже не было, погибла под камнепадом. Её мужу повезло чуточку больше, остался жив, но сильно покалечился... Однако Артём Николаевич не знал, что в ТОЙ истории случилось с братом турецкого султана - Джемом. Все собранные в книжном магазине учебники по истории давали крайне скудную информацию. А зачастую и вовсе ей противоречили. Имеющиеся же энциклопедии были в основном по русской истории. Но если исходить из того, что Баязид II будет править долго и счастливо, то Джема ничего хорошего не ждало. Здесь быстро расправлялись с неугодными родственниками, в этом министр безопасности уже успел убедиться неоднократно. Тем более ТАМ он всю жизнь проработал сначала в милиции, а потом в полиции, поэтому иллюзий по поводу человеческих взаимоотношений не питал.
  
   - Нельзя Джема пускать в Турцию, - после минутного размышления, сказал он.
  
   - Почему? - удивился его зам. - Разве нам не выгодна междоусобица в Османской империи?
  
   - Выгодна. Только я боюсь, что она слишком быстро закончится. Джема ничего хорошего в Турции не ждёт. Разбив его, Баязид II начнёт всемерно укреплять свою власть, а это может расстроить все наши планы. Джем должен выступить против своего брата более подготовленным и не раньше, чем на следующий год... Короче, пусть Фёдор придумывает, что хочет, но он должен организовать похищение родственника султана.
  
   - А его семью? Он же не один...
  
   - И его семью тоже!
  
   - И куда их? - недоумевал капитан.
  
   - Так, дай подумать... В Средиземном море есть хоть один наш корабль?
  
   - Нет. Те, что напали на итальянские Навы, сейчас уже в Юрьевске. Было решено, весь добытый товар перевезти туда...
  
   - Да, я помню, - кивнул министр безопасности. - А в Суэце? Корабль, который доставил Андрея Палеолога в Египет там ещё?
  
   - Да. Он ждёт мастеров, которых Фёдор Рыбкин выкупил из рабства.
  
   - Туда Джема с семьёй нужно доставить! Только тайно! Мы даже близко не должны быть в этом замешаны...
  
   - Хорошо, я передам, - кивнул капитан и сделал запись в блокноте. - Есть и другие новости от Фёдора.
  
   - Слушаю.
  
   - Он из Рима от Якова Верёвкина получил сообщение о начавшейся войне между Венецией и Феррарой. Поэтому по совету наших людей Андрей Палеолог намекнул венецианскому консулу, что может помочь в этом деле...
  
   - Помощник, блин! - саркастично усмехнулся Бурков. - Без няньки на горшок сходить не может... Единственное, что умеет, языком хорошо трепать... Кто сейчас правит Феррарой?
  
   - Герцог Эрколе I д"Эсте.
  
   - Причины войны известны?
  
   - Венеция является монополистом по добыче соли, однако это многим не нравится. Плюс территориальные претензии друг к другу...
  
   - Василий, - улыбнулся Артём Николаевич, - а знаешь, почему они из-за соли воюют?
  
   - Потому, что это стратегический продукт, - ответил капитан.
  
   - Нет! - с довольным видом возразил Бурков. - Потому, что у них нет холодильников, как у нас.
  
   - Тогда, Артём Николаевич, может электричества? Без него холодильники не имеют смысла...
  
   - Ты прав... Но лишь отчасти. Нужно и то и другое. И ещё заметь, в нашей стране любой желающий может заниматься добычей соли. Хочешь - для себя, хочешь - на продажу. Правда, в последнем случае нужно заплатить налог. Но без налогов нет экономики страны. Армия, медицина, образование, да и мы с тобой - все кормимся именно с них...
  
   - Я это знаю, - ответил капитан. - Государство без налогов не существует.
  
   - Всё верно. Чем больше собирается налогов, тем сильнее экономика. Главное, чтобы государство не отнимало последнее у своих граждан, ведь именно их интересы оно должно охранять в первую очередь. Живи мы сейчас в Европе, тоже бы постоянно воевали... А почему?
  
   - Потому, что на маленьком участке земли пересекаются интересы слишком многих государств, - ответил Василий Самшитов.
  
   - Молодец! - похвалил Бурков. - А теперь другой вопрос, как мы можем помочь Венеции в войне с Феррарой? Надеюсь, это не блеф? А то ведь можно очень сильно пролететь...
  
   - Но у нас же всё получилось с испанскими и португальскими монархами, да и с Медичи тоже...
  
   - Эх, Василий, - тяжело вздохнул министр безопасности. - Подобный метод применяют в самом крайнем случае, ибо он низкий, подлый, да и не конструктивный. Ослабляя одних, мы усиливаем других. Нужно действовать более тонко. А если мы начнём уничтожать всех направо и налево, то и сами долго не протянем. Запомни, бешеные собаки долго не живут.
  
   - И как теперь быть? - подрастерялся капитан.
  
   - Думать, надо, думать! Любой существующий конфликт необходимо рассматривать с точки зрения собственной выгоды. И желательно долгосрочной выгоды. Тот же Андрей Палеолог, что он скажет венецианскому дожу? "Хотите, я устраню вашего конкурента?" В таком случае все вокруг будут знать, что Андрей - убийца, даже если сделает это чужими руками.
  
   - А как тогда он может помочь Венеции?
  
   - Продать, например, более совершенное оружие, которое поможет завершить войну быстрее. А ещё лучше, захватить герцога Феррары живым и преподнести его дожу в качестве подарка. А можно втянуть в войну одно или несколько соседних государств и всем им мешать, чтобы ослабли безмерно. Слабеющим же протягивать руку помощи, но не просто так! Наша главная цель - корабли и команды для них. И получить всё это нужно бес-плат-но!!! У нас и так долг перед римским папой в два миллиона дукатов.
  
   - Но мы ведь можем легко его отдать... Разве не так?
  
   - Можем, и долг, и проценты... Только что в этом хорошего? Где тут выгода для нашего государства? Запомни, взяв у кого-то деньги в долг, мы этого кого-то невольно привязываем к себе, а значит должны использовать его по полной!
  
   - Как же его использовать, если мы должны?
  
   - Как, как? - передразнил Бурков. - Для этого и существует голова, чтобы придумать - как. Кредитора ведь тоже можно превратить в должника... Кстати, что слышно из Португалии и Испании?
  
   - Неспокойно там. Слишком много претендентов на власть. Чуть ли не пол Европы. Причём основные кандидаты - это Франция и Неаполь...
  
   - Это я всё знаю. Новых новостей не было?
  
   - Пока - нет. И вообще, Артём Николаевич, по сообщениям Якова, у него немного голова пухнет от того, что там происходит...
  
   - В смысле?
  
   - Можно объяснить на примере?
  
   - Как тебе будет угодно.
  
   - Благодарю, - капитан изобразил лёгкий поклон. - Так вот на примере одного города, а их в Италии... Короче, представьте сотню богатых семей с кучей родственников и все знакомы друг с другом... И в каждой семье есть мужчина, желающий чем-то править... Только сами понимаете, в таком тесном обществе желания часто совпадают... Поэтому, кто там за кого - сам чёрт ногу сломит. Сегодня они улыбаются друг другу, а завтра один режет другого. Даже дружбу с кем-либо заводить опасно потому, что можешь тут же нажить кучу врагов, совершенно не желая этого.
  
   - Знаю я, - несколько расстроенно ответил министр безопасности. - Адмирал Руслан Шамов после поездки в Рим мне об этом рассказывал. Только работа дипломата в том и заключается, чтобы находить общий язык со всеми, чутко отслеживая любые эмоции своих собеседников. Не зря же мы изучаем физиогномику, а так же умение читать по губам... Наблюдательность и холодный рассудок - вот главные качества дипломата и разведчика. Эмоциям не место в его сердце.
  
   - Помню, - кивнул капитан. - Вы не раз об этом говорили. Так какие приказания будут по поводу Венеции?
  
   - Пока - никаких. Слишком мало информации. Пусть Яков побольше разузнает обо всех участниках конфликта. Может нам будет выгодней помогать не Венеции, а Ферраре. Всегда легче договариваться с теми, кто слаб.
  
   - Хорошо, я понял, - ответил Василий Самшитов и сделал очередную запись в блокноте.
  
   - Ещё есть какие-нибудь новости? - между тем спросил министр безопасности.
  
   - Есть одно наблюдение экономического характера...
  
   - Слушаю.
  
   - Италия в целом и Венеция в частности очень славятся своими мастерами. Они производят лучшие во всей Европе ткани, оружие, корабли и прочие вещи. Однако, чем искуснее мастер, тем он больше просит денег за свою работу. Отсюда слишком большая конкуренция... Так вот, некоторые работодатели, чтобы не платить большие зарплаты, переносят свои капиталы и предприятия в западную Европу. Фландрия, Германия, Англия и прочее... Там многие дворяне очень нуждаются в деньгах, поэтому продают свои земли за бесценок...
  
   - Хех! - усмехнулся Бурков и подумал. - "Ничего в этом мире не меняется, что ТАМ было выгоднее использовать гастарбайтеров или переносить предприятия в Китай, что здесь... Правда, сейчас Китай впереди планеты всей, зато есть бедная западная Европа, чьи дворяне привыкли только воевать. Однако оружие и доспехи стоят ой, как не дёшево... Не отсюда ли растут корни промышленной революции Англии и Голландии?" Значит, говоришь, вкладывают деньги в землю?
  
   - Так точно. Сами знаете, что Венеция стоит практически на воде. Поэтому богатые люди ищут перспективу.
  
   - Кто заметил эту тенденцию?
  
   - Это Яков поделился своими наблюдениями. Он оказался свидетелем разговора двух банкиров на эту тему...
  
   - Подслушивал, что ли? - улыбнулся Бурков.
  
   - Типа того, - так же улыбнулся капитан.
  
   - Что ж, ничего зазорного в этом не вижу. Главное, случайно не попасться. Передай ему благодарность за ценную информацию. Пусть и дальше интересуется этой темой, а людей, желающих купить земли в других государствах, записывает...
  
   - Хорошо, - делая очередную пометку в блокноте, ответил Самшитов.
  
   - Кстати, а как у нас идёт подготовка разведчиков-диверсантов?
  
   - Как вы знаете, было отобрано двенадцать новых кандидатов, но четверо уже отсеялись, не прошли проверку.
  
   - Это правильно. Не нужно полагаться на волю случая. А оставшиеся, когда будут готовы к "подвигам"?
  
   - Как минимум ещё нужен год, Артём Николаевич. Людей слишком многому приходится учить... За прошедшие с начала обучения двенадцать месяцев они только - только втянулись в непривычный для них режим подготовки.
  
   - Я понял, - кивнул Бурков. - Надеюсь, к весне следующего года их квалификация будет соответствовать нужным требованиям...
  
   - Будем стараться.
  
   - Старайтесь. А пока можешь быть свободен. Или ещё, какие вопросы остались?
  
   - Никак нет, - бодро ответил капитан, поднявшись с кресла.
  
   - Тогда ступай.
  
   Тем временем в Риме понтифик, сидя в кресле-каталке (подарок императора Южной империи), принимал у себя в кабинете своего племянника Джироламо Риарио делла Ровере (не кардинал). Хотя злые языки поговаривали, что никакой он не племянник, а его внебрачный сын... Но чего не знаем, того не знаем, поэтому наговаривать на святого отца не будем. Лучше послушаем, о чём римский папа говорил со своим племянником, который занимал пост капитана-генерала Церкви, то есть был главнокомандующим его войск.
  
   - Риарио, мальчик мой, у тебя есть прекрасная возможность стать в ближайшее время правителем Флоренции.
  
   - А как же Феррара? Мы ведь планировали войну с ней...
  
   - Человек предполагает, а Бог располагает, - воздел понтифик вверх обе руки. - Феррара призвала в союзники Милан, Неаполитанское королевство и Флоренцию... Но Господь Бог услышал мои молитвы и теперь подлая семейка Медичи, надеюсь, горит в аду! Нет больше во Флоренции того, кто бы мог объединить всех под одной рукой. Страх овладел сердцами людей. Этим непременно нужно воспользоваться.
  
   - Не ударит ли Неаполь нам в спину? - опасливо поинтересовался генеральный капитан.
  
   - Не беспокойся, у нас есть верные кондотьеры, которые встанут на нашу защиту в случае опасности... Так что готовь скорее солдат и отправляйся во Флоренцию...
  
   - Слушаюсь, - Риарио сделал поклон и поцеловал протянутую руку понтифика, после чего удалился.
  
   Тем временем на юге Италии между Неаполитанским королём Фердинандом I и его супругой Хуаной Арагонской, которая приходилась ему кузиной, а ещё живому королю Испании - родной сестрой, состоялся следующий разговор.
  
   - Фердинанд, вели пригласить к себе венецианского консула.
  
   - Для чего, Хуана?
  
   - Для того, что нам сейчас совершенно невыгодна война ни с Венецией, ни с римским папой. Нужно показать им наши миролюбивые настроения. Зато, пока французский король воюет с Бургундией, мы должны направить все свои силы в сторону Испании. Если верить донесениям, то моему брату жить осталось недолго. А его три дочери слишком малы, чтобы примерять на себя корону. В Португалии же вообще не осталось наследников. Нельзя упускать такой шанс!
  
   - И кого ты думаешь отправить в Испанию?
  
   - Я поеду сама. Доверься мне, и ты не пожалеешь!
  
   - Ты уверена?
  
   - Да! Сейчас или некогда...
  
   - Хорошо. Думаю, нам со временем понадобится одобрение римского папы, - хищно улыбнулся король.
  
  Глава 9.
  Похищение принца и не только.
  
   Ближе к полудню 18 февраля 1482 года министр безопасности Южной империи принимал у себя в кабинете своего зама.
  
   - Срочные новости из Египта и Италии, Артём Николаевич, - сев напротив шефа, начал тот.
  
   - Если есть плохие, начинай с них.
  
   - Из плохих только незапланированные денежные траты... Фёдору Рыбкину пришлось поднимать чуть ли не всю агентуру, чтобы в короткие сроки выполнить поступившее от вас приказание.
  
   - О деньгах после, - отмахнулся Бурков. - Что там с Джемом?
  
   - Всё прошло отлично! - улыбнулся довольный Самшитов. - И он, и его семья, а так же небольшая свита из разных лизоблюдов, типа сладкоголосых поэтов, находятся сейчас на нашем корабле в Суэце... Правда, в несколько некомфортных условиях.
  
   - Как удалось их всех захватить?
  
   - На пути следование принца под видом купцов разбили яркие шатры. Внимание самого Джема сначала привлёк "предсказатель". Он сказал, что тот станет править большой страной и очень прославиться... А дальше, как говорится, дело техники. Мол, какой славный воин без доброго клинка? После чего принцу продемонстрировали пару великолепных сабель и ласково пригласили в шатёр осмотреть весь ассортимент оружия и доспехов. Женщин же соблазнили нарядами и украшениями. Показывая товар, предложили напитки, утоляющие жажду...
  
   - Снотворное? - улыбнулся министр безопасности.
  
   - Совершенно верно, - кивнул капитан и тоже улыбнулся.
  
   - Вот видишь, Василий, - нравоучительно продолжил Артём Николаевич, - как для разведчика важно: хоть немного разбираться в медицине... Не нужно напрасно проливать кровь. Мало того, эти знания помогут самому не оказаться жертвой злых происков...
  
   - Я понимаю, - кивнул Самшитов.
  
   - Тогда рассказывай дальше.
  
   - А дальше было самое трудное. Пришлось в крытых повозках всю эту братию везти на корабль... Ухаживать за ними по дороге, чтобы не дай Бог чего не случилось...
  
   - Понятно. Нашему маршалу нужно передать, чтобы отправил навстречу какой-нибудь корабль, желательно хорошо вооружённый, а то мало ли...
  
   - Понял, - кивнул капитан и сделал запись в блокноте.
  
   - С Египтом всё?
  
   - Да. Корабль из Суэца, наверное, уже отплыл...
  
   - Хорошо, рассказывай дальше.
  
   - Как я уже докладывал, Венеция начала войну против Феррары. Венецию вроде бы поддержал римский папа и ещё десяток мелких княжеств. За Феррару выступил только Милан. Неаполь решил не вмешиваться в эту войну. Флоренции тоже не до неё. Тем более туда неожиданно нагрянул племянник понтифика с солидным войском. Горожане даже не сопротивлялись. Всё прошло мирно и спокойно. Посмотрим, что будет дальше?
  
   - О боевых действиях что-нибудь слышно? - спросил Бурков.
  
   - Пока нет. Но у Венеции мощный флот. Скорее всего она заблокирует всё побережье герцогства Феррары и по реке По, устье которой выходит в Венецианский залив, станет снабжать свои войска.
  
   - Река По идёт к Ферраре?
  
   - Практически, да. Герцог д"Эсте именно в её устье стал строить свои солеварни.
  
   - А какие новости от Палеолога?
  
   - Венецианский байло в Александрии очень заинтересовался его предложениями и со дня на день Андрей Фомич должен с торговым караваном отплыть в Венецию. Кстати, на вторую ночь, после первой встречи с дипломатом, в особняк пытались проникнуть воришки... Хорошо, что наши собаки обучены атаковать молча... Короче, незваным гостям здорово досталось.
  
   - Кем воришки оказались, выяснили?
  
   - Местные бродяги, которые не чураются любой грязной работы. Человек, подбивший их на это дело, сумел уйти. Ничего о нём они не знают. Лишь сказали, что пообещал неплохо заработать...
  
   - Ещё что-нибудь подобное происходило?
  
   - Нет, - улыбнулся капитан. - Андрей Фомич во время второй встречи недвусмысленно намекнул байло, что есть верные люди, у которых хранятся копии и даже оригиналы всех его секретов и если что-то с ним случиться, то...
  
   - Понятно, - кивнул Бурков. - А есть что-нибудь по Франции?
  
   - Французский король Людовик XI Валуа воюет за Бургундское наследство с Максимилианом Габсбургом, который женился на Маргарите Бургундской против его воли, так как Маргарита является вассалом короля Франции, а он разрешение на свадьбу не давал. Правда, официально считается, что там сейчас перемирие, но на самом деле постоянно что-то происходит. Кстати, сам король отсиживается в каком-то замке возле города под названием Тур, и управление ведёт оттуда. Имеются сведения, что здоровье Людовика XI не очень...
  
   - Дети у короля есть?
  
   - Есть, сын Карл VIII, который официально является наследником. Только он слишком юн, мальчику всего 11 лет. Так же у короля имеются две старших дочери, Анна и Жанна. И если Жанна тихая и богобоязненная, то Анна чересчур властная. Мало того, очень любима своим отцом. Умри Людовик XI в ближайшие годы, то она, скорее всего, станет регентом при малолетнем брате, к которому испытывает материнские чувства.
  
   - Понятно, - кивнул министр безопасности южной империи и задумался.
  
  Про французского короля в учебниках истории имелась информация, но сильно скупая. Про остальное - нет. Так же было написано, что к концу этого века завершится объединение Франции, а в её городах расцветёт торговля, ремесло и производство, причём во многом благодаря приглашённым мастерам из Италии. Похоже, итальянцы снабжали талантами чуть ли не весь мир...
  
   - В общем так, Василий, - очнувшись от задумчивости, продолжил Артём Николаевич, - задачи будут следующие... Первое, нам не нужна быстрая и лёгкая победа Венеции, поэтому всячески помогаем Ферраре. Второе, Франция не должна получить Бургундию. Если король сам не воюет, значит, есть талантливые полководцы. Денежное довольствие тоже играет не последнюю роль. Там всяко много наёмников, а они не любят, когда задерживается зарплата. Опять же, в войсках могут начаться болезни типа дизентерии... Понятно?
  
   - Так точно, товарищ министр! - ответил капитан и быстро сделал запись в своём блокноте.
  
   - Следующая задача, - Бурков поднял вверх указательный палец. - Сейчас у нас в Юрьевске около пяти тысяч голов лошадей. Их используют и для военных тренировок и для сельского хозяйства... Но! Нам даже четверть из этого количества не перевезти на кораблях в Морею, слишком далеко. Поэтому, лошадей или заранее нужно завозить туда или договариваться с теми, кто их предоставит на месте.
  
   - А сколько примерно надо? - поинтересовался капитан.
  
   - Считай, две тысячи улан, плюс перевозка обозов. Три тысячи всяко надо. Конечно, определённое количество привезут вместе с армией, но это будут жалкие десятки. Поэтому передай Фёдору, чтобы это дело взял на контроль. Кстати, ты не в курсе, из Александрии до Мореи корабли за сколько доходят?
  
   - Обычно, не больше пяти дней. Можно напрямую, можно с остановками на острове Крит. Правда, сейчас он именуется королевством Кандия и принадлежит Венеции. Однако там проживают многочисленные греческие общины. Многие из них в своё время бежали из Константинополя.
  
   - Да, я помню, - кивнул Бурков. - Наши люди вербуют там священников и будущих солдат Андрея Палеолога. Тем более население на острове достаточно грамотное: есть учёные, музыканты, художники...
  
   - Совершенно верно, Артём Николаевич. В том же Бабиче (Порт-Элизабет), благодаря архимандриту Дионисию, очень много переселенцев оттуда.
  
   - И как им новая родина?
  
   - Люди вполне довольны. Место спокойное и благоприятное для всех сфер деятельности. Так что найти занятие по душе - не проблема.
  
   - Как обстоят дела с русским языком?
  
   - Изучают, причём достаточно активно. Тем более все учебники, которыми мы их снабжаем, на русском языке. Да и прочая литература тоже.
  
   - Ясно. А что с "правильной" литературой для острова Крит? - задал Бурков очередной вопрос.
  
   - Периодически доставляем.
  
   - Правильно! Люди должны знать, что о них помнят и всегда помогут. Главное, чтобы и они помогли, когда время придёт.
  
   - Полностью с вами согласен, - поддержал капитан.
  
   - Ладно, тогда ступай.
  
  Глава 10.
  Венеция.
  
   В Венецию Андрей Палеолог прибыл 21 марта 1482 года на вместительной Наве. Корабль чем-то походил на большую бочку. Длина его составляла тридцать метров, а ширина двенадцать. При осадке в шесть метров, от ватерлинии до борта оставалось ещё метра четыре. Он мог перевозить до 500 тонн груза. Галеры в это время года практически не ходили по Средиземному морю по причине частых морских волнений, которые легко их опрокидывали. Зато Навы, как класс кораблей, прекрасно справлялись с этой проблемой. Однако они были слишком тихоходны и затрачивали на путь в два раза больше времени.
   Прибыв в Венецию, Византийский император с неделю мотался по городу без дела, бездумно прожигая деньги. Единственное, телохранители огораживали его от ненужных знакомств. А если тому доводилось провести ночь с какой-нибудь красоткой, то строго следили, чтобы у неё на теле отсутствовали следы болезней и без презервативов ни-ни! Красоток же, не обременённых строгой моралью, здесь хватало. По части свободы нравов этот итальянский город мог переплюнуть весь мир. Так же он мог переплюнуть весь мир по числу различных заболеваний. Вспышки эпидемий с завидной частотой накрывали Венецию. Особенно частым гостем была чума...
   Пока Андрей наслаждался жизнью, периодически отвлекаясь от столь занимательного дела на репетицию своей роли, которую ему здесь предстоит сыграть, дож вместе с правительством изучал бумаги, присланные из Александрии. Там было много чего интересного, но самое главное, Византийский император желал встретиться с правительством Венеции по-тихому, без привлечения ненужного внимания. Это очень удивляло. В городе умели встречать знатных гостей. Праздники закатывались такие, словно все жители участвовали в карнавале. Однако просьба... Дож хотел для начала сам поговорить с императором тет-а-тет, но члены правительства не желали, чтобы новая информация прошла мимо них. Даже секретная почта и та вскрывалась в присутствии сразу нескольких представителей... Олигархи не доверяли друг другу. После долгих споров встречу решили провести в палаццо (дворец) Соранцо.
   На встречу собрались двадцать представителей от знатных фамилий, которые входили в правительство республики и семидесятидвухлетний дож Джованни Мочениго. Собрались в небольшом зале с ограниченным количеством слуг. Андрей тоже пришёл лишь с двумя телохранителями, одетыми в азиатские одежды. Зато он сам... Представьте российского императора Александра II в коронационном облачении. Именно в таком виде перед знатными венецианцами предстал Византийский император Андрей Фомич Палеолог. Чёрный двубортный мундир с золотистыми пуговицами, эполетами и аксельбантами. Красные узкие брюки. Чёрные лакированные туфли. Поверх всего этого пурпурная мантия (длинный плащ без рукавов), подбитая мехом горностая. На голове примерная копия императорской короны Российской империи из ТОЙ истории. Большой кроваво-красный рубин на её вершине венчался алмазным крестом. Это была половина от искусственного рубина, сделанного Красновым-старшим. Вторая половина, и тоже огранённая, хранилась у Палеолога в особой шкатулке.
   Что ж, своим внешним видом Византийский император произвёл впечатление на хозяев республики. Когда он величественной походкой вошёл в зал и, дойдя до середины, остановился, все почтительно встали со своих стульев и в знак уважения поклонились.
  
   - Рад видеть вас, синьоры, - произнёс Андрей с лёгкой улыбкой, выслушивая ответные приветствия. - Прошу, садитесь обратно на свои места... Я же пока постою, ибо мне есть, что вам рассказать...
  
   - Ваше величество, - прежде чем снова занять свой стул, обратился к нему дож, - а это правда, что вы побывали в далёком Китае?
  
   - Да, уважаемый синьор Мочениго, правда. Но позвольте обо всём рассказать по порядку...
  
   - Конечно, конечно, - ответил дож, занимая на свой стул.
  
   - Начну с того, что мне первому из европейских монархов посчастливилось побывать в далёкой стране, полной сказочных чудес... Мало того, я вернулся живым и здоровым... А как я благодарил Господа, Бога нашего, пока плыл из Александрии к вам... Как хорошо, что Китай достаточно миролюбивая страна, а у наших врагов нет кораблей, которые есть у китайского императора, - после этих слов Палеолог сделал красноречивую паузу и, спустя несколько секунд с жаром продолжил. - Иначе торговля в Средиземном море несла бы сплошные убытки. Хотя и так из-за действий безбожных магометан доходы оставляют желать лучшего. Мало того, эти еретики, словно голодные шакалы, уничтожают добрых католиков. Я слышал, что случилось с Отранто... Это ужасно!!! Чёрная нечисть горькой отравой расползается по Европе, разоряя христианские города. Наши женщины становятся рабынями, а из детей выращивают послушных Магомету воинов... Нас уничтожают нашими же руками! Неужели, я вас спрашиваю, мы и дальше будем покорно сносить обиды??? Нет - хватит!!! Пришёл час остановить распространение злобной заразы! И я намерен это сделать!!!
  
  Зал наполнился шумом. Все понимали, что речь идёт об османах, и хотели выяснить, что намерен предпринять Византийский император. В принципе в настоящий момент между Венецией и Османским султанатом существовал мир... Но надолго ли? Куда обратит свои взоры Баязид II?
  
   - Да, синьоры, у меня есть армия! - стал отвечать на вопросы Андрей Фомич. - Обученная и хорошо вооружённая армия... Где она? Это я скажу чуть позже. А пока вспомните, с чего я начал свой рассказ? Да! С упоминания кораблей, которые есть у китайского императора. Они так же быстроходны, как галеры, зато им не страшна зимняя погода. Мало того, на них удобно устанавливать бомбарды, которые могут стрелять во всех направлениях... Откуда я знаю? Мне довелось плыть на таком корабле. И что же? Оказывается, пираты есть не только в Средиземном море. Эти разбойники промышляют и у берегов Китая. Пять быстроходных парусников напали на наше судно... Однако, как вы видите, я живой и здоровый, чего не скажешь о пиратах. Одни нынче кормят рыб на морском дне, а другие попали в плен... Теперь их пристанище - трюмы галер и подземелье рудников... Для чего я вам это рассказываю? Что ж, отвечу... Я планирую высадиться со своей армией в Морее и освободить земли моего отца от османов. Только существует проблема - мне не на чем перевозить свою армию... Поэтому именно к вам я обратился за помощью!
  
  Зал снова наполнился выкриками и спорами. Не смотря на то, что люди здесь сидели солидные и уважаемые, справиться с эмоциями было по силам не каждому. Одним не хотелось нарушать хрупкого мира. Всё-таки торговля шла. Венецианские купцы спокойно заходили в Константинополь и в другие турецкие города. Другие не желали ввязываться в новую авантюру, потому что шла война с Феррарой. Третьи хотели знать, сколько Андрей Палеолог готов заплатить за корабли, которые предоставит Венеция? Четвёртые заглядывали ещё дальше: если он освободит Морею, то какой им с этого прок?
  
   - Синьоры! - Византийский император поднял вверх правую руку, призывая всех к тишине. - Мне кажется, что вы плохо меня слушали, или может быть, до вас не довели точные сведения... Я не зря заговорил о кораблях, которые пока есть только у императора Китая. Именно на таких судах я хочу перевезти свою армию в Морею, а построите их - вы! Мало того, мне они нужны всего лишь на один раз, то есть для перевозки армии. Дальше - корабли ваши... И не просто корабли, а самые лучшие во всём Средиземном море! Им не страшна зима, а передвигаются они в два раза быстрее любой Навы.
  
   - Нам сообщили, - ловко вклинился в паузу престарелый дож, - что у вас, Ваше величество, есть подробные чертежи этого корабля...
  
   - Совершенно верно, есть, - кивнул тот.
  
   - А вы бы могли показать их нашим корабелам, чтобы они оценили все достоинства судна?
  
   - Конечно, могу, но только после заключения договора о постройке таких судов для перевозки моей армии, уважаемый синьор Мочениго.
  
   - Вы не доверяете правительству Венеции? - спросил один из её членов.
  
   - Синьор Контарини, не пытаетесь ли вы меня оскорбить? - Андрей Палеолог сделал надменное лицо. - А может быть вы решили, что я тут перед вами устраиваю театральное представление, как уличный паяц? Или вы думаете, что потомственный император Византии несёт бред и не отвечает за свои слова?
  
   - Синьоры, синьоры, - дож поспешил подняться со своего места. - Давайте не будем делать поспешных выводов. Ваше величество, мы вам всецело доверяем, но и вы нас тоже поймите, рассказ о грозном корабле похож на чудесную сказку. Тем более, как я понимаю, вы хотите расплатиться секретом его создания за перевозку своей армии... Так?
  
   - Совершенно верно, - кивнул Андрей Фомич.
  
   - А какова численность армии?
  
   - Тридцать тысяч воинов, - не моргнув глазом, соврал Палеолог. - Начиная от простых пехотинцев, заканчивая аркебузирами, артиллерией и конницей.
  
   - Ваше величество, однако, совет считает, что секрет постройки нового корабля слишком мал за ту услугу, которую мы вам предоставим... Тем более что вам помешает в будущем продать этот секрет ещё кому-нибудь?
  
   - Мне это помешает сделать договор, по которому все права на постройку подобных судов полностью перейдут к правительству Венеции. И ещё, освободив Морею от османов, я предоставлю венецианским купцам право на беспошлинную торговлю на её территории... Для начала сроком на десять лет. Кроме этого, у меня есть неплохие связи с Китаем, и многие товары оттуда могли бы попадать к вам по более низким ценам.
  
   - И что это за товары? - спросил кто-то из присутствующих.
  
   - Взгляните на мою корону, - с этими словами Византийский император бережно снял её с головы и, держа обеими руками чуть справа от себя, добавил. - Где вы ещё видели подобные камни?
  
  Почти все присутствующие с самого начала встречи заинтересованно поглядывали на необычную корону императора. А кроваво-красный рубин, размером с верхнюю фалангу большого пальца, притягивал внимание больше всего. Справедливости ради строит сказать, что натуральным во всей короне был только жемчуг. В качестве алмазов выступали стразы из калиевого стекла, имеющие высокое содержание свинца. Вследствие высокого показателя преломления и дисперсии, они завораживали взгляды ярким блеском и цветной "игрой".
   "Поиграв" короной в руках, император снова водрузил её на голову. После чего подал знак одному из своих телохранителей. Тот поднёс ему шкатулку... Открыв крышку, Андрей Палеолог продемонстрировал всем присутствующим вторую часть искусственного рубина, размер которой был побольше, и велел передать дожу для ознакомления. Юноша, одетый в азиатский наряд, очень трепетно взял шкатулку из рук императора и со всем почтением преподнёс её дожу.
  
   - Синьор Мочениго, вы можете пригласить прямо сюда самого лучшего ювелира, и он даст точную оценку этому камню... Главное, чтобы потом молчал о том, что здесь увидит...
  
  Все знатные гости столпились возле дожа, который держал в руках раскрытую шкатулку и, не отрываясь, смотрел на кроваво-красный рубин овальной формы, лежащий на бархатной подушечке фиолетового цвета.
  
   - Откуда он, Ваше величество? - через силу оторвав взгляд от камня, спросил минуту спустя Джованни Мочениго.
  
   - О, синьоры! - усмехнулся Андрей Палеолог. - Есть такие вещи, которые даже я предпочитаю не знать. Излишнее любопытство до добра не доводит. Да и те высокопоставленные люди при дворе китайского императора навряд ли бы согласились открыть мне свой секрет...
  
   - Хм... А что же вы предложили им взамен?
  
   - Во-первых: я вылечил любимую собаку одного знатного сановника, которая страдала от кишечных червей. А во-вторых: вот, - с этими словами император подозвал жестом ближнего телохранителя и велел ему снять с головы кожаный кабуто (японский тип шлема). Под ним оказались достаточно симпатичные кудряшки соломенного цвета. - Представьте, сколько будут платить итальянские красавицы, чтобы получить такой цвет волос...
  
   - О-о!.. Ваше величество, не в обиду вам будет сказано, но вы говорите, как истинный торговец, - с уважением высказался дож, ибо знал, что в последнее время ради светлого цвета волос многие женщины готовы были часами сидеть на крыше с непокрытой головой, подставляя её солнечным лучам.
  
   - У меня большая армия, синьор Мочениго и её на что-то нужно содержать, - улыбнулся Палеолог.
  
   - А где же она у вас находится?
  
   - Вы всё узнаете, но только после того, как мы заключим полноценный договор... Не будем, как говорят в Китае, бежать впереди коней.
  
   - Что же тогда, если вы не против, я отправлю своего человека за ювелиром... Очень бы хотелось узнать цену камня...
  
   - Да... да, - подтвердили слова дожа ещё несколько человек.
  
   - Конечно, посылайте, - кивнул Византийский император и сделал жест телохранителю, чтобы тот забрал шкатулку с камнем обратно.
  
  Глава 11.
  Договор.
  
   17 апреля 1482 года в кабинете министра безопасности Южной империи происходил следующий разговор.
  
   - Артём Николаевич, - докладывал капитан Самшитов. - Пришло сообщение из Рима.
  
   - Слушаю тебя, Василий.
  
   - Во-первых: в Венеции состоялись предварительные переговоры Андрея Палеолога с правительством республики.
  
   - И как успехи?
  
   - По всем признакам венецианцы очень заинтересовались выдвинутыми предложениями, но по своей торгашеской сущности мнутся и пытаются выторговать для себя как можно больше выгод. Жаль, что сообщения из Венеции до Рима идут полмесяца. Возможно, уже имеются новые факты.
  
   - Давай, Василий, пока пройдёмся по имеющимся фактам...
  
   - Конечно. Первое: камень, который донья Галина подарила своему мужу, оценили в сто двадцать тысяч дукатов.
  
   - Ого! Хорошая цена, - улыбнулся министр безопасности. - А тот, что на короне?
  
   - Как и было оговорено, Андрей Фомич никому не разрешил прикасаться к короне и вообще как-либо её оценивать. Однако, исходя из стоимости большого рубина, подозреваю, что правительство Венеции оценивает её раз в пять дороже. Телохранители даже опасаются возможного нападения.
  
   - Это навряд ли, - Бурков в задумчивости почесал подбородок. - Если только члены правительства не сговорятся между собой, о том, как будут делить похищенное? Скорее всего, они сейчас пристально следят друг за другом. Единственное, чего я опасаюсь, как бы венецианцы не выдали Андрея Палеолога турецкому султану. Типа и с него выгоды поиметь и захватить все секреты "византийца".
  
   - Думаете, они рискнут пойти на такой скандал? Им же не двусмысленно намекнули, что в случае чего про это раструбят по всему миру. Захочет ли руководство республики, чтобы повсюду кричали: "Венеция продалась османскому султану"? К тому же есть те, кто непременно отомстит. Об этом на переговорах тоже дали ясно понять. Мне кажется, для них сотрудничать важнее.
  
   - У них сейчас, Василий, другое: и хочется, и колется, и мама не велит... В Турции обязательно узнают, кто снабдил флотом армию Андрея Палеолога, вот этого венецианцы и опасаются больше всего. Не нужна им война в ближайшее время. Для них самое выгодное - торговать. Я уверен, они всячески будут затягивать переговоры, и склонять Андрея Палеолога именно к этому. Тем более нарисовалась прямая связь с Китаем...
  
   - Совершенно верно, Артём Николаевич, связь с Китаем заинтересовала правительство республики больше всего.
  
   - Вот видишь! Дож со своей камарильей рассуждают примерно так: "Чем дольше идут переговоры, тем сильнее Андрей Палеолог зависит от них, потому что его армия требует больших сумм на своё содержание..." Кстати, а что там по Ферраре? У нашего византийца не спрашивали, чем он может помочь?
  
   - Про это даже не заикались. Видать у них и так всё хорошо. Если верить сообщениям, то венецианцы начали неспешное продвижение вдоль реки По к Ферраре, грабя и осаждая все встречные города на своём пути. Думаю, к концу лета столица герцогства будет взята, если не случится ничего неожиданного. Да, чуть не забыл! - воскликнул капитан. - Римский папа вышел из этой войны. Ему сейчас важна Флоренция, где он пытается без лишнего насилия подгрести всё под себя. Правда, у него племянник полный дебил... Как бы дело не испортил...
  
   - А что случилось?
  
   - Этот идиот проиграл в кости большую часть денег, которые выделялись для жалования солдатам.
  
   - Ох, ты! - удивился Бурков. - А откуда про это стало известно?
  
   - Вы будете смеяться, Артём Николаевич, но деньги выиграли наши люди. Помните таких: хозяин таверны Гаспар и садовник Марк Амбелас?
  
   - Конечно, помню. Особенно садовника. Надеюсь, ему удалось избежать подозрений? Всё-таки Лоренцо Медичи перед своей смертью посещал дом его хозяйки...
  
   - Врачи признаков отравления не выявили. У банкира просто остановилось сердце. Поэтому его кончину никак не связывают с посещением дома синьоры Лукреции. К тому же у них были замечательные отношения. Все про это знали.
  
   - А эта Лукреция не заподозрила своего садовника?
  
   - Думаю, что нет. Иначе бы он не действовал сейчас столь успешно во Флоренции.
  
   - Это ты по поводу выигранных денег? - улыбнулся Бурков.
  
   - Нет. Марк в таких авантюрах сам участия не принимает. Однако подобрал для Гаспара достаточно надёжную команду э-э... Даже не знаю, как их назвать. Они выполняют и охранные функции, и разведывательные, и конкурентов осаждают, и мошенничеством не брезгают. Эдакая банда универсалов. Все из бывших солдат. Сам Марк не любит выделяться, предпочитая находиться в тени.
  
   - ОПГ это называется, - загадочно хмыкнул Артём Николаевич. - То есть: организованная преступная группировка. При толковом главаре и не глупых помощниках, такая структура может держать в страхе весь город, не привлекая при этом к себе излишнего внимания.
  
   - Точно! Я помню, как вы читали лекции о подобных группах, уточняя, что очень выгодно держать там своих людей.
  
   - Своих людей везде выгодно держать, - улыбнулся министр безопасности, но быстро посерьёзнел. - Надеюсь, римский папа поубавит пыл венецианцев, а его племянник не разбазарит все деньги... Да, ещё! Было бы неплохо, если по Венеции пройдёт слух, что некие силы с удовольствием окажут Андрею Палеологу необходимые услуги... Тем более в самой Османской империи не всё так радужно.
  
   - А что там не радужно? - оторвался капитан от блокнота, куда записывал все указания своего шефа.
  
   - Его брат Джем, который собрал стотысячную армию в степях Персии... Причём эту информацию нужно распространять везде: и в Италии, и в Египте, и в Константинополе, и в Индии... Чем больше её будет приходить с разных мест, тем лучше. Пусть неизвестность страшит турецкого султана, а его врагам придаёт уверенность... Кстати, Фёдор Рыбкин ничего по поводу исчезновения Джема не сообщает?
  
   - Говорит, что мамлюки землю носом роют. Они-то Джема поддерживают. Хотя, судя по наблюдениям, сам Каит-Бай не придаёт этому большого значения, считая принца посредственностью...
  
   - Короче, не заморачивается его исчезновением?
  
   - Абсолютно.
  
   - Понятно. А что ты скажешь о самом Константинополе? Как там дела у наших людей?
  
   - На данный момент из пяти человек, которых мы туда засылали, в живых осталось трое. Один устроился к какому-то купцу счетоводом, второй подвязался чернорабочим при христианском храме. Третий занимается рыболовством. Связь с ними не частая. В лучшем случае раза три в год. Сами они не стремятся высовываться и большой активности не проявляют. Живут себе потихоньку, стараясь никуда не ввязываться...
  
   - А на них полагаться-то хоть можно? - озаботился министр безопасности.
  
   - Думаю, да. До сегодняшнего дня ничего подозрительного за ними замечено не было. Все поручения они выполняли добросовестно.
  
   - Эх, в Константинополь бы парочку таких ребят, как Марк Амбелас, - мечтательно произнёс Бурков.
  
   - Готовим, Артём Николаевич... Как раз двоих готовим именно для работы в Константинополе. Надеюсь, летом следующего года они уже окажутся там.
  
   - Я тоже надеюсь. Но вернёмся к Италии... Кто у венецианцев за полководца?
  
   - Они наняли Роберто Сансеверино д'Арагона.
  
   - Что про него известно?
  
   - Ничего особенного. Там таких кондотьеров пруд пруди. Принадлежит к знатной фамилии Сфорца. Марк Амбелас как раз и "обул" папского племянника, чтобы присоединится к венецианской армии.
  
   - Ну-ка, ну-ка! - заинтересовался министр безопасности.
  
   - Как я уже говорил, римский папа поспешил выйти из этой войны. У него образовалось куча других интересов. Однако многие молодые дворяне далеки от политики. Они хотят славы и военных трофеев. Марк нашёл одного такого буйного юношу. Однако парень хоть и знатен, но ужасно беден. Зато на выигранные деньги можно набрать хорошо экипированный отряд человек в сто-двести и присоединится в венецианской армии... Троянский конь, товарищ министр, - улыбнулся капитан. - Помните про такого?
  
   - Хорошая комбинация, - улыбнулся Бурков в ответ. - А как он объяснит отлучку своей хозяйке?
  
   - Не знаю. Но ему помогает молодая служанка синьоры, которой очень нравится ухаживать за цветами. Наверное, оставит её за себя. Думаю, Марку не составит труда придумать причину отлучки... У неё муж вообще месяцами дома не появляется.
  
   - Эх, бедная женщина, - снова улыбнулся Артём Николаевич. - Ладно, передашь все, что я тебе сейчас сказал, и будем дальше ждать новостей.
  
   - Слушаюсь, - ответил капитан и пошёл исполнять приказание.
  
   Мы же перенесёмся на месяц вперёд и снова в Венецию. А конкретно в одну из комнат дворца дожа, где он, сидя в кресле, выслушивал своего советника.
  
   - Синьор, - докладывал тот, - наши люди подслушали очень интересный разговор слуг Византийского императора.
  
   - Да? И что там интересного?
  
   - К сожалению, удалось подслушать его не полностью, но общий смысл таков: рыцари Ордена Христа, которые обосновались в Португалии, прослышали о проблемах Византийского императора и готовы ему помочь.
  
   - И откуда рыцари про это узнали? - нахмурился дож.
  
   - Этого мы не знаем, но пытаемся выяснить.
  
   - Плохо, очень плохо! - забарабанил синьор Мочениго пальцами по подлокотнику кресла. - Эти особо торговаться не будут. Кстати, вы узнали, где находится армия Андрея Палеолога? И откуда она у него вообще появилась?
  
   - Так ведь деньги на армию давал Его Святейшество, правда, не Андрею Палеологу, а принцу русичей дону Руслану. И уезжали они из Рима вместе. Это случилось года три или четыре назад. Вы должны помнить...
  
   - Это те русичи, которые делают прекрасные зеркала и хрусталь?
  
   - Совершенно верно, синьор.
  
   - Какие у нас с ними отношения?
  
   - В целом хорошие. Из донесений от наших купцов следует, что русичи стараются поддерживать с ними добрые отношения и в случае конфликтных ситуаций предпочитают договориться, а не действовать силой. Единственная к ним претензия - это их прекрасные зеркала! Но тут мы с ними соперничать не можем...
  
   - А вы не пытались разузнать секрет изготовления этих зеркал? - дож поднял взгляд на своего советника.
  
   - Их купцы лишь торгуют, - развёл тот руками. - За секретом нужно плыть к ним на родину... А её местонахождение, если честно, толком неизвестно. Где-то далеко на юге, между Африкой и Индией. А из наших людей даже в Индии побывали считанные единицы. Вся торговля происходит в Египте.
  
   - Значит, только зеркала?
  
   - Совершенно верно. А в остальном нам даже выгодно с ними торговать. На перепродажах мы зарабатываем в тысячу раз больше...
  
   - Это хорошо, что больше... Только ты не ответил на вопрос, где находится армия Андрея Палеолога?
  
   - Не знаю. Тем более большинство его слуг разговаривают на неизвестном нам языке. Тут даже деньги предлагать бессмысленно, так как мы всё равно не поймём друг друга.
  
   - Плохо, - вздохнул дож. - А не пробовали выкрасть бумаги Византийского императора? Может там что-то есть? Заодно чертежи...
  
   - Увы, синьор Мочениго, - развёл руками советник. - У него бдительная охрана и эти чёртовы собаки! Боюсь, похищение получится чересчур громким, так как для этого придётся задействовать слишком много людей.
  
   - Да, плохо, - снова вздохнул дож.
  
   - Осмелюсь спросить, - преданно поглядел на него советник, - а почему он сам про это не говорит?
  
   - Я тоже не знаю. И вообще, ведёт он себя чересчур скрытно. И кто его только научил? Даже отказывается от приглашений на званые обеды под тем предлогом, что пока не будет договора, то не имеет смысла принимать пищу за одним столом. Причём пеняет нам постоянно смертью наших братьев по вере, которые погибли в Отранто. Эдак он против нас всю Венецию настроит...
  
   - А может арестовать его, да и всё?
  
   - Даже не думай! Во-первых: он женат на принцессе этих русичей. Во-вторых: римский папа знает, зачем он здесь. Не успеем мы его арестовать, как нас тут же обвинят в связях с османским султаном. Этот прохвост прикрылся со всех сторон. Его арест принесёт нам больше проблем, чем выгод.
  
   - А что нам мешает построить для него новые корабли? Может сейчас самое время?
  
   - Почему ты так подумал? - дож пристально уставился на своего советника.
  
   - Из Александрии пришло сообщение, что брат османского султана собрал громадную армию и идёт на него войной...
  
   - Это точно?
  
   - Как сообщают, так я и передаю, - пожал советник плечами. - В Александрии ведётся слишком много разговоров об этом. После прошлогодних поражений принц Джем бежал в Каир, после этого совершил хадж в Мекку, а потом вдруг пропал. А теперь оказывается, что он тайно собирал большую армию... Недовольных Баязидом II тоже хватает.
  
   - А из Константинополя есть новости? Что там про это думают?
  
   - Там только знают, что он неожиданно исчез... Следующие новости придут не раньше, чем через месяц - два.
  
   - Долго, - дож недовольно сжал кулаки. - Время играет против нас. Андрей Палеолог уже бьёт копытом, как застоявшийся конь, а тут рыцари... Кстати, что слышно о Португалии?
  
   - Из монастыря вернулась Жуана Португальская, родная сестра умершего короля. Генеральные кортесы единогласно провозгласили её королевой. Теперь Жуане придётся выйти замуж, чтобы сохранить династию. И ещё, Хуана Арагонская - жена Неаполитанского короля, отправилась в Испанию...
  
   - Не иначе тоже за короной? - иронично усмехнулся дож.
  
   - Так ведь король пока ещё жив...
  
   - Вот именно, что - пока. Как минимум Хуана Арагонская станет регентом при малолетних племянницах. Да... неизвестно, что ожидает Испанию в ближайшее время, тем более на её северные земли претендует французский король, - на минутку задумался дож. - Но мы отвлеклись! Не спускайте глаз с португальского, а так же с испанского посольства. Следите за всеми новыми людьми, которые там или рядом появятся. С Андрея Палеолога тоже не спускайте глаз.
  
   - Слушаюсь, синьор, - поклонился советник и удалился.
  
   А через неделю состоялось очередная встреча Андрея Палеолога с правительством республики. Каждый раз, встречаясь с ними, Византийский император одевался, как во время первой встречи, подчёркивая всем своим видом высокий статус монарха.
  
   - Синьоры, - начал он, - до меня дошли слухи, что правительство Венеции недееспособно... Да, да! Недееспособно, потому что не в состоянии справиться с проблемами, встающими перед ним, - перекрикивая возмущённый ропот, продолжил Палеолог. - Мало того, оно не замечает перспектив, которые шлёт ей Господь Бог и продолжает жить вчерашним днём... Что ж, каждый сам делает свой выбор. А вас я хочу уведомить: если до конца этого месяца между нами не будет достигнуто соглашение по моим предложениям, то мои люди обратятся за услугой к тем, кто не просит за неё денег, а сам готов платить за секреты.
  
   - И кто же это? - поспешил спросить дож.
  
   - А какая разница, синьор Мочениго? Вам не хватает своих внутренних проблем? К тому же в свете последних событий их должно порядком прибавиться...
  
   - Это почему же? - с тревогой в голосе тот задал очередной вопрос, так как вчера ему сообщили, что главнокомандующий венецианскими войсками погиб, угодив в засаду.
  
   - Потому, что вы в кольце врагов и только моё присутствие здесь удерживает их от того, чтобы не набросится на вас скопом. Где ваши союзники в войне против Феррары? А их нет. И не будет, поверьте мне. Но и это ещё не всё... Османский принц Джем, как только прогонит своего брата с трона, обратит все взоры на ближайшие к его границам земли... А ближе всего - вы. Королевство Кандия очень лакомый кусочек, расположенный на пересечении морских путей, - усмехнулся Палеолог.
  
   - Откуда вы знаете, что османский принц Джем собирается воевать со своим братом?
  
   - Синьор Мочениго, вы думаете, что только у вас везде есть шпионы? Они есть у любого неглупого правителя. Как говорят китайцы, кто владеет информацией, тот владеет миром. Так что не нужно думать, что вы умнее других, ибо это гордыня. Именно гордыня привела Люцифера в ад... А я, ещё находясь в Александрии, предлагал вашему дипломату помощь в войне против Феррары. Но к моим словам оказались глухи...
  
  Зал снова наполнился гулом голосов. Вслух были произнесены слишком специфические вещи. Оказывается венецианская разведка, которой правительство республики по праву гордилось и считало самой лучшей, не является для других большой тайной. Мало того, её высмеивали... А Византийский император между тем продолжил.
  
   - Поэтому, синьоры, если вам нужен союзник, то я полностью готов к взаимовыгодному сотрудничеству... А если нет, то я с миром и без обид покину вашу страну и буду искать помощников в своих делах в другом месте.
  
   - Ваше величество, а если мы вас не выпустим? - поинтересовался один из членов правительства.
  
   - Синьоры, угрожать мне, не лучший выход, - печально улыбнулся Андрей Палеолог. - Или вам мало врагов? К тому же лично я с вами враждовать не собираюсь. Мне это не выгодно. Однако если со мной что-то случится, то для вас это ничем хорошим не обернётся. Поверьте, я знаю, о чём говорю. В противном случае, меня бы здесь не было. Всего хорошего...
  
  С этими словами Византийский император величественной походкой покинул зал. Его нательная рубашка полностью промокла от пота. Это роль далась ему нелегко. Лишь присутствие поблизости телохранителей не дало чувству страха вырваться наружу - слишком недобро глядели на него члены венецианского правительства. Можно сказать, Андрей прошёлся по краю пропасти, отчаянно при этом блефуя. Большинства новостей он просто не знал, как и его советники.
   На другой день к нему пожаловал посланник от правительства республики и сообщил, что оно намеренно заключить с ним полноценный договор. Ещё две недели понадобилось, чтобы в договоре были полностью отражены обязательства обеих сторон. С таким меркантильным подходом к составлению бумаг венецианцы ещё не сталкивались. Правда, этим уже занимался не сам император, а сопровождающие его люди. Когда все документы были подписаны, корабелы наконец-то смогли получить в свои руки прекрасные чертежи галеаса, сделанные в разных проекциях и с полным указанием размеров и характеристик. Мало того, им подарили подробный деревянный макет судна, длина которого составляла один метр... Вскоре правительство республики получило заключение, что новый корабль, судя по признакам, должен соответствовать заявленным качествам. В результате этого конструкцию корабля объявили государственной тайной, а на верфях сразу заложили сорок новых судов. Тем временем Византийский император и его люди приступили к вербовке недостающих солдат...
  
  Глава 12.
  Наука побеждать.
  
   - Что она делает, дон Иван? - принц Джем скривился, словно от зубной боли.
  
  Мужчины сидели в мягких креслах за столиком для игры в нарды. Сомов был одет в лёгкий халат, накинутый прямо на голое тело. Между его ног расположилась молодая филиппинка и игриво водила своим язычком по его набухшему детородному органу.
  
   - Это называется "оральные ласки", - с видом учёного мужа ответил он.
  
   - О, забери меня шайтан, я не про это! Я про девушку, которая играет на музыкальном инструменте...
  
   - Уважаемый принц, вы только что ответили сами себе: она играет на музыкальном инструменте.
  
   - Но так разве играют? - снова поморщился Джем.
  
   - Ну-у, - Сомов развёл руками. - Рояль инструмент сложный, девушка только учится.
  
   - А нельзя этому учиться в другом месте или в другое время, а не когда мы играем в нарды. Из-за неё я проигрываю уже в третий раз!
  
   - Но мне-то она не мешает, - слегка усмехнулся маршал.
  
   - Это потому, что у вас нет слуха! - запальчиво ответил принц.
  
   - Так я и не спорю. Только, на мой взгляд, настоящего воина ничего не должно отвлекать от победы... Или я не прав?
  
   - Не знаю, - недовольно ответил Джем.
  
   - Тогда новая партия? Или вы сдаётесь? - с хитринкой в глазах поинтересовался маршал.
  
   - Новая партия! - запальчиво ответил принц.
  
   - Отлично, - улыбнулся Сомов и нежно погладил сидящую у его ног девушку по волосам. - Вот, помню, был со мной случай... Замани меня один хитрый вождь в ловушку...
  
   - И-и? - Джем обратился весь во внимание. Хоть он и не сознавался самому себе, но ему нравились рассказы этого седого мужчины. - Что за ловушка?
  
   - Он сделал так, чтобы всё моё войско стояло лицом к солнцу. Думал, что теперь сможет меня легко победить...
  
   - А в результате?
  
   - А в результате я отдал своим солдатам приказ достать зеркала, которые каждый обязан иметь при себе, и слепить ими в глаза противника. И вот я здесь играю с вами в нарды, а хитрый вождь добывает на руднике руду. Пусть там хитрит.
  
   - Дон Иван, а почему вы его не убили?
  
   - Убить? Зачем?
  
   - Затем, что он воевал против вас...
  
   - Э-э, дорогой принц, воин никогда не должен поддаваться гневу или злобе. Он должен быть спокоен, как удав после сытного обеда. Иначе не избежать ошибок, которые приведут к поражению. Ясность мысли и трезвый расчёт, вот путь к победе.
  
   - А вдруг он захочет отомстить?
  
   - Оттуда, где он сейчас находится, не сбегают, - серьёзно ответил Сомов. - Поэтому, когда ваши враги попадут к вам в плен, не убивайте их понапрасну. Они пригодятся мне здесь. Договорились?
  
   - Договорились, - кивнул Джем. - Только пусть она больше не играет.
  
   - Хорошо, - улыбнулся Сомов. - Вера, перестань мучить рояль. Лучше принеси нам пиво с рыбкой...
  
   - Я пиво с рыбой не буду, - тут же воспротивился брат Османского султана.
  
   - Пиво с рыбой только мне, - отменил маршал первоначальный приказ. - А товарищу принцу кофе со сгущённым молоком.
  
   - Да, со сгущённым молоком, - улыбнулся Джем, обожавший эту сладость.
  
   Принц попал в Иван-Дальний вместе с семьёй и немногочисленной свитой в мае 1482 года. И вот уже шесть месяцев, как он здесь гостил. Хотя вернее будет сказать, находился на курсах повышения квалификации. Его готовили к войне со своим братом. Конечно, абсолютным профаном в военном деле он не был, всё-таки сын султана. Маршал с большим вниманием слушал его рассказы о битвах, уточнял, конспектировал, даже советовался... Некоторые ситуации обыгрывал с ним на макетах местности, которые под их присмотром изготавливали слуги...
   Однако далеко не сразу между маршалом и принцем установились доверительные отношения. Джем всё пытался выяснить, по чьему приказу его похитили и как намерены поступить с ним дальше? Узнав, что он по большому счёту свободен, принц, как буйный рвался в сторону Османской империи. Пришлось его урезонить несколько грубоватыми методами, то есть поставить ультиматум. Или претендент на трон сидит здесь и в течение года готовится к будущей войне или его повесят. На вопрос, а зачем маршалу всё это нужно, тот ответил, мол, выполняет просьбу Крымского хана, которому приходится другом. А хан не любит Баязида II, тем более прознал, что Джема ждало предательство... Короче, Сомов уговорил принца выждать, а заодно поучиться новой военной тактике, плюс обзавестись собственным войском, хоть и не большим, но верным.
   Набирать верных бойцов для принца Сомов начал, как только узнал, что его похитили и везут к нему. За три месяца маршал собрал и укомплектовал из рослых и выносливых негров четыре полка новобранцев (2400 человек). После чего приступил к их обучению, предварительно разделив на три рода войск. Первый: это полк артиллеристов. Для них изготовили сорок полевых пушек типа "Полкан" с калибром ствола в сто миллиметров и двадцать осадных мортир. Их калибр равнялся трёмстам миллиметров. Помимо пушек каждый артиллерист имел на вооружении кинжал с прямым клинком и Т-образной гардой, а так же палаш. Его гарда имела чашеобразный вид. У кинжала длина клинка составляла двадцать пять сантиметров, у палаша - семьдесят. Крепилось холодное оружие на широкий кожаный ремень, снабжённый портупеей. Со спины портупея выглядела, как буква "Y", а спереди вертикально спускалась от плеч до ремня. Экипированы артиллеристы были следующим образом... На ногах белые шаровары с красными лампасами шириною в пять сантиметров, а так же лёгкие кожаные берцы, подошва которых подбивалась медными шипами, чтобы кожа дольше не истиралась. На торсе белая футболка с длинным рукавом, а поверх неё запашной стёганный поддоспешник красного цвета, опускающийся почти до колен и застёгивающийся на верёвочки с правого бока. К низу от талии, для удобства передвижения, он расширялся. Кроме этого поддоспешник имел стоячий воротник, защищающий шею. На голове артиллеристы носили широкополую панаму, верх которой набивался ватой. Венчал эту "конструкцию" стальной шлем, изготовленный в форме полусферы с широкими полями. Так же на него надевался брезентовый чехол, чтобы не сильно грелся на солнце. А ещё из брезента были пошиты вещмешки, в которых солдаты носили личные вещи.
   Второй род войск - это два полка стрелков. От артиллеристов они отличались лишь тем, что имели лампасы другого цвета. У тех красные, у этих жёлтые. Зато вооружение... Каждый стрелок был снабжён фитильным мушкетом калибром в двадцать миллиметров. Длина ствола равнялась одному метру. А вместе с ружейным ложем она увеличивалась ещё на сорок сантиметров. Так же мушкет оснащался пятидесятисантиметровым штыком кинжалообразной формы, который вставлялся в дуло. Завершал вооружение кинжал, как у пушкарей. К правой стороне поясного ремня стрелки крепили патронную сумку. В ней имелись отделения как для снаряжённых патронов (то есть отмеренная порция пороха, готовая пуля и пыж), так и отделения, где всё это хранилось не расфасованным.
   Третий род войск - кавалерийский полк, состоящий из четырёх эскадронов. Расскажем сначала про их вооружение. Первое - это лёгкая трёхметровая пика с тридцатисантиметровым шиловидным стальным наконечником. С другой стороны древка крепился темляк. Благодаря ему пикой можно было совершать тычки в сторону противника, который находился на значительном расстоянии. Темляк помогал не выпасть оружию из рук. Дальше шла кавалерийская сабля с длиной клинка в сто десять сантиметров. Её гарда полностью закрывала пальцы руки, защищая, таким образом, их от ударов. Так же гарда могла служить своеобразным кастетом. После сабли шёл лёгкий арбалет, уверенно поражавший человека на расстоянии до пятидесяти метров, если только тот не был одет в хорошие доспехи. Завершал список вооружение кавалериста - кинжал, который ничем не отличался от кинжала артиллеристов и стрелков. Экипировка же имела вид облегчённого кирасирского доспеха XVI-XVII веков, состоящего из шлема с нащёчниками и козырьком и кирасы с наплечниками и набедренниками. Плюс к этому специальные кавалерийские бриджи белого цвета, высокие сапоги из мягкой кожи и латные перчатки. У всех прочих перчатки были кожаные, а вот поддоспешники не отличались.
   Обеспечением рекрутов единообразным вооружением и экипировкой озаботились с началом вербовки и потратили на это пять месяцев. Причём стоит заметить, что всё, кроме пушек, изготовили в Иване-Дальнем. Своих специалистов по пушкам пока не имелось. Правда, через годик обещали прислать. Зато маршал учёл тот факт, что в столице все производственные цеха изначально теснились поближе к дворцу и в настоящее время требовали расселения. Поэтому он чётко определил под каждый завод свою территорию. И пусть она по большей части пока пустовала, но со временем количество мастеров увеличиться и понадобятся новые цеха, а значит, предусмотрительность себя оправдает.
   После того, как Сомов уговорил принца не дурить, а начать готовиться к будущей войне, потому что Баязид II ни за что не захочет поделить земли империи по-братски, как хотелось бы Джему, подготовка рекрутов усилилась. До этого с ними занимались лишь физической и строевой подготовкой. Теперь на полигоне по большей части стреляли, ходили в атаки, защищались от атак, учились строить временные укрепления и маскироваться. Заодно присматривались к бойцам, выделяя среди них будущих ефрейторов, сержантов, десятников и лейтенантов. Внедрять в полки сотрудников службы безопасности начали с момента вербовки рекрутов. Для этого в Звёздном отобрали двадцать человек, прошедших специальное обучение и проверку на верность. Как в Турции сложиться судьба Джема - неизвестно, зато внедрённые агенты смогут оказаться в нужное время и в нужном месте...
   Так как в странах Ближнего Востока основным родом войск являлась конница, то Сомов уделял особое внимание по противодействию ей. Стрелки поротно учились выстраиваться в каре. Кроме быстроты построения, воспитывался ещё психологический настрой, то есть не дрогнуть, не испугаться, не побежать, когда на тебя мчится конная масса. Или же, остерегаясь лезть на штыки, с дикими криками кружит вокруг. Подобная тактика тоже выматывает, заставляя всё время находиться в напряжении. Мало того, первая шеренга должна постоянно держать мушкеты заряжёнными и применять их в самом крайнем случае. А залпом конницу обычно встречает третья шеренга, потом вторая, или же обе вместе. После чего вставляют штыки в дуло. Главное, чтобы все действия выполнялись синхронно и по команде. Иногда маршал во время тренировок заставлял стоять в каре принца. Во-первых: пусть воины видят, что их главнокомандующий с ними заодно и понимает всю тяжесть армейской жизни. Во-вторых: Джем сам получал опыт и мог воочию убедиться, каково солдатам стоять в каре, когда на них несутся кони, а то и слоны. Страх лучше переболеть на тренировках, чем поддаться ему во время реального боя. Атаку слонов с первого раза мало кто выдерживал, да и не с первого - тоже. Привыкание наступало обычно к пятому разу. Хотя были и такие, кто бегал до десятка раз. Другие и вовсе цепенели. Да, они не бежали, зато переставали выполнять команды, что тоже не есть хорошо. Как говорил Сомов: "Хоть обгадь со страха все штаны, а команду выполни! Лучше постираться потом, чем трупом лежать сейчас".
   Так же пехотные каре учили чувствовать дистанцию и связь между собой. А то сдуру можно бабахнуть по врагу, а враг на одной линии с дружественным тебе полком. Да, полком, так как после построений поротно, перешли к следующему этапу. Если конная лава слишком большая, то даже самая дисциплинированная рота не выдержит атаки - сомнут. Поэтому уже требовалось более крупное восковое соединение. Во время боя дистанция между полками должна составлять два мушкетных выстрела. Таким образом, полк не ранит своих союзников, отбиваясь от атаки, зато сам враг попадает под перекрёстный огонь с двух и более сторон. Более - это когда пехотные каре наступают или отходят назад в форме треугольника: два спереди и один сзади. Неприятельская конница, просачиваясь между передними соединениями, попадает в огневой мешок, так как стрелять по ней начинают отовсюду.
   Кроме стрельбы залпами, рекрутов обучали индивидуальным стрельбам, то есть акцент уже делался на точность. Да, мушкет фитильный. Да, перед выстрелом нужно зажмуриваться. Однако чем ты точнее направишь дуло в сторону врага, тем больше шанс убить его или ранить. Конечно, первое время большинство рекрутов считали мушкеты чуть ли не оружием богов... А что с них взять? Тёмные люди (причём во всех смыслах). Набирали юношей с территории от Ивана-Дальнего (Мапуту) до Софалы. Это примерно расстояние в семьсот километров. Кого-то за безделушки выкупили из рабства, кого-то сманили заманчивыми обещаниями, кто-то сам пришёл, услышав о наборе в доблестный батальон нигеров... Но ничего, обвыклись. Армия умеет вправлять мозги.
   Помимо стрельб, новобранцев обучали штыковому бою. Тут и действия против конного воина, против пешего неприятия, против нескольких супостатов... Так же отрабатывались приёмы штыкового боя в совместном строю. Короче, соломенные чучела только успевали менять. Про психологический аспект тоже не забывали. Первое время шеренги рекрутов выстраивали напротив друг дружки с учебным оружием, чтобы сдуру не перекололи своих товарищей, и отдавали приказ на обоюдную атаку. В момент столкновения никто не имел права уйти в сторону или остановиться. Требовалось лишь поднять штык вверх и слегка развернуть корпус, чтобы протиснуться между теми, кто атакует тебя. Они делали то же самое. Шеренги, пройдя сквозь друг друга, по команде останавливались, восстанавливали строй, делали разворот и ждали команду для новой атаки... Со временем учебное оружие заменили боевым. Поэтому шанс получить "перо" в бок был достаточно велик. Правда, на рекрутов одевали тяжёлые бронежилеты - тренировали выносливость. Но всё равно - страшно, когда штык мелькает перед глазами.
   Джем от таких занятий немного охреневал - маршал его тоже ставил в шеренги. Да и сам не ленился объяснить или показать новобранцам, как нужно правильно действовать. Хотя военные инструкторы, которых он воспитал, многие вещи делали намного лучше. Но тут уже в дело вступал авторитет. Или тебе упражнения показывает какой-то сержант, или целый маршал, известный по всей стране. А Сомов между тем усложнял задания. Сквозные атаки проводились не только пехота против пехоты, но и пехота против конницы. Тут стрелки могли бежать навстречу всадникам, а могли оставаться на месте. Всё зависело от того, какая команда последует. Кавалеристы в обоих случаях пускали лошадей галопом. Стрелки же в первом случае протискивались между всадниками, а во втором должны были встретить атакующих мушкетным залпом, но не ранее, чем те приблизятся на расстоянии в двадцать метров. Понятно, что стреляли вхолостую. Дальше требовалось вставить штык в дуло и встать боком, держа мушкет вертикально. А кавалеристы, не снижая хода, должны были протиснуться между стоящих стрелков. И так повторялось раз за разом. Естественно, тренировки без травм не обходились. Но по мере освоения приёмов они становились редкостью. Правда, маршалу не нравилось вот что... Здесь лошади привыкали к оружейной стрельбе, только с собой их Джем забрать не мог. Во-первых: самим не хватало. Во-вторых: перевозка такой кучи животных выходила слишком дорогой. И так пришлось потратиться на принца, хоть тот и обещал всё вернуть. Поэтому Сомов внушал ему, как только он приедет в Египет, пусть сразу приобретает нужное количество лошадей и приучает их не бояться выстрелов.
   Общаясь с принцем, маршал старался привить тому новые понятия, пытался научить его думать по-другому, поступать по-другому... Прав был мамлюкский султан Каит-Бай, считая Джема посредственностью. Сомов в нём тоже полководца не видел. Скорее - хорошего рубаку. Тот очень неплохо владел булавой, часто стремился показать свою силу... Маршалу на силу было плевать. Поэтому он, словно Чапаев Петьке объяснял (правда, не на картошках), где и когда должен быть командир. И если Джем спорил, приводя в пример Александра Великого, то Сомов спрашивал, а есть ли у принца полководцы, как у Александра Великого? А что он знает о разведке Александра Великого, которая на тот момент считалась самой лучшей в мире? Если уж кому-то подрожать, то подрожать полностью! После чего расписывал структуру кавалерийской дивизии РККА (естественно с поправками на существующие реалии), и какие задачи эта дивизия должна решать. Проводил с Джемом манёвры на макетах, играл с ним в так называемую "Монополию" и всегда побеждал. Принц злился, говорил, что в жизни всё по-другому. Тогда Сомов приводил самый простой пример: полководец убит, армия разбежалась. Если уж погибать, то погибать с уверенностью, что твои воины будут биться до конца... Лишь в этом случае, оказавшись там - наверху, в кущах райского сада, можно будет действительно радоваться, а не сожалеть о бесцельно прожитых годах. На это Джему нечего было ответить, но эмоции требовали выхода и он начинал ругаться, обзывая всех предателями. Маршал опять ставил его на место: напрасным пустословием делу не поможешь... Верных соратников нужно воспитывать и желательно из тех, кто не может похвастаться ни знатностью, ни богатством, ни родовитостью. А для этого надо почаще находиться между своими воинами, а не между сладкоголосыми поэтами, упражняясь в никому не нужной поэтике. Пусть лучше поэты учатся пушки заряжать, пригодится в трудный час.
   Обижались ли на Сомова? Если честно, то его ненавидела вся свита принца, потому что он каждому нашёл дело. Ему же было плевать на знатность и обиды... Например, жене Джема было поручено следить за питанием солдат. Достойная супруга обязана разделять все тяготы жизни мужа. Поэты, вместо приятного и весёлого времяпровождения, совершенствовались в артиллерийском мастерстве, стреляли из мушкетов, верхом на лошади рубили лозу и кололи пикой мишени, учились плавать. А тех, кто не желал исполнять приказы, маршал грозился повесить. Причём на городской площади имелась реальная виселица, и на ней время от времени оказывалось чьё-нибудь тело. Обычно это был манекен, но чересчур реалистичный. Процедуру "казни" никто (кроме исполнителей) и никогда не видел. Лишь утром глашатай оглашал ужасные проступки казнённого, напоминая, что правосудие не дремлет и всем воздастся по заслугам. В общем, маршал умел нагнать жути.
  
   - Хвала Аллаху, я выиграл! - воскликнул счастливый Джем.
  
   - Когда? - с невозмутимым видом спросил Сомов.
  
   - Да вот же, только что!
  
   - Странно, а я даже не заметил, - продолжал ёрничать маршал. - Кстати, уважаемый принц, а вы хоть раз видели, чтобы я, обыграв вас в нарды, так бурно выказывал радость?
  
   - Ни разу не видел, - улыбка сошла с лица Джема. - А почему вы, дон Иван, не радовались?
  
   - Потому, что мне было грустно от того, что вы проиграли...
  
   - Хм, странно... Ну, тогда бы поддались мне...
  
   - Тогда бы грусть моя удвоилась...
  
   - Почему?
  
   - Потому, что это уже было бы обманом. А мне не доставляет радости вас обманывать. Я не хочу, чтобы вы привыкли к мысли о том, будто бы победа достаётся легко. Это расслабляет, заставляет человека быть беспечным и приводит его к печальному концу. Запомните, уважаемый принц, никогда нельзя думать, что ты самый сильный, ибо всегда найдётся тот, кто окажется сильнее...
  
   - Но в таком случае, кто-то же должен быть самым сильным?
  
   - А вот и нет... Глядите, возьмём для примера троих людей... Пусть это будут Ахмед, Фатих и Карим... Ахмед всегда побеждает Фатиха, но проигрывает Кариму. Зато Карим никак не может победить Фатиха... Так кто здесь самый сильный?
  
   - Э-э, - завис принц. - Не знаю...
  
   - Самым сильным будет тот, кто станет использовать Ахмеда против Фатиха, Фатиха против Карима, а Карима против Ахмеда. Государством, дорогой Джем, управляет не сила, а ум... Так же и полководец перед битвой должен сделать всё, чтобы его сильные полки оказались напротив слабых полков неприятеля. Вот что было вчера на манёврах? Вы привыкли считать, мол, только конница способна совершать обманные отступления. Зато если бежит пехота, то её надо догонять и рубить... В результате ваша кавалерия угодила под картечный огонь пушек, куда её заманила отступающая пехота. А последующая контратака моих всадников окончательно уничтожила вашу потрёпанную и деморализованную конницу. Причём заметьте, вы обладали четырёхкратным численным превосходством...
  
   - Дон Иван, а почему вы не хотите стать моим полководцем? Я уверен, что вместе мы бы легко разбили все войска моего брата...
  
   - Во-первых: я стар, чтобы бегать по горам и пустыням. Во-вторых: у меня и здесь хватает дел... Как вы заметили, я строю город. Большой, красивый город... А войной пусть занимается молодёжь, мне она уже давно неинтересна...
  
   - Зачем же тогда вы продолжаете заниматься обучением солдат? - удивился Джем.
  
   - Затем, что я не хочу, чтобы пришёл кто-то посторонний и захватил мой город. Это моя земля! И других земель мне не надо... Вы ведь тоже не стремитесь захватить чужие земли, а желаете лишь возвратить своё, так?
  
   - Да! Я хочу возвратить то, что принадлежит мне по праву...
  
   - Тогда учитесь побеждать, дорогой Джем... Ещё партию в нарды?
  
   - Ещё партию!
  
  ========= ===========
  ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
  ========= ===========
Оценка: 8.16*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"