Решетов Евгений Валерьевич Данте: другие произведения.

Игра наяву

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 5.42*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Несколько десятилетий назад отгремела Война, которой предшествовало слияние цифрового пространства и реального мира. В повседневной жизни нас стали окружать игровые атрибуты. У многих в новом мире появились Таланты, и у меня в том числе. Ах да, забыл представиться. Меня зовут Макс, по прозвищу Бешеный Лис. Я многим не нравлюсь, но ведь не у всех хороший вкус. Забыл сказать, что я "Говорящий с духами". И это моя история..."


   Часть I. Город
    
   Глава 1
   Старые динамики что-то надсадно хрипели - какую-то довоенную музыку. Кругом слышался смех. Кто-то пытался танцевать, пьяно двигаясь на дощатом полу. Бармен не успевал доставать бутылки с полок и из-под стойки. А все потому, что сегодня пятница и бордель был забит людьми всех мастей и профессий, которых объединяли две вещи: выпивка и девочки, а этого здесь было в достатке.
   - Кто-то спер мое бухло! - потрясенно выдохнул Кос, заглядывая в пустую кружку.
   - Ты его выпил, - напомнил я ему, глядя немного затуманенным взглядом на полуобнаженных девиц с подносами, ловко шныряющих между круглыми столиками, сбитыми из оструганных досок. Каждый посетитель считал своим долгом ущипнуть или шлепнуть их по мягкому месту. Они притворно испуганно вскрикивали, но не пытались увернуться. Так было больше шансов, что мужики не просто выжрут все содержимое бара, но за этим последует продолжение, которое стоит денег...
   Кос, а полностью Константин, барским жестом подозвал одну из девиц. Она шустро подскочила к нам и быстро спросила, строя глазки парню:
   - Да, Истребитель, чего изволите?
   - Еще бутылочку "Бурды", - слабым голосом проговорил Кос, имитируя больного, и вытащил медяки. - У меня острая алкогольная недостаточность.
   Девушка обаятельно улыбнулась, сверкнув ровными зубками, схватила деньги и шустро умчалась. Я усмехнулся, глядя ей вслед, и весело произнес:
   - Кос, а знаешь почему они называют тебя Истребитель?
   - Да, - уверенно бросил он, почесав волосатую грудь. - Потому что я - орел и истребляю врагов города.
   - Ну, почти, - хохотнул я, взял пустую бутылку со стола и добавил, помахав ей перед глазами парня: - Это потому, что ты в промышленных масштабах истребляешь вот это.
   - Ой, - беспечно отмахнулся он, широкой, как лопата, ладонью.
   В этот момент девица принесла еще одну бутылку, которая тут же оказалась в руках Коса. Он привычным движением открыл ее и спросил у меня:
   - Будешь?
   - Нет, - быстро ответил я, перевернув вверх дном жестяную кружку, и посмотрел на друга, сидящего рядом на таком же, как у меня, стуле с высокой спинкой.
   Кос был широкоплечим русоволосым парнем с открытой улыбкой и мужественным лицом с тяжелым подбородком. Любил женщин, выпить и подраться. Звезд с неба не хватал, предпочитая уверенность в завтрашнем дне и службу в охранке.
   - Ну, как знаешь, - усмехнулся Кос и набулькал только себе, поставив бутылку на стол, отполированный частыми прикосновениями.
   Парень, затянутый в свободную военную форму, расстёгнутую на груди, выпил, закусил вареной картошкой и снова принялся пялиться на полуголых девиц, обихаживающих клиентов борделя "Райская норка", который славился своими "грязнулями" - так теперь я называл проституток, поближе познакомившись с одной из них.
   Кос толкнул меня в плечо и восторженно выдохнул:
   - Ты гляди, какие сиськи вон у той новенькой. Да они же больше, чем башка Яро.
   Я посмотрел на девицу, которая так впечатлила друга, и мысленно согласился с его оценкой ее прелестей. Действительно, молочные железы грязнули были почти, как рыжая голова пироманта, на коленях которого она сидела.
   - Кос, слушай, а чего здесь трется Яро? Он же из Корпуса. Зарплата ему позволяет зависать в самых лучших борделях. Девочки, конечно, у нас хорошие, но они и рядом не валялись с элитными прости... грязнулями.
   Парень осклабился краем рта и заплетающимся языком проговорил:
   - Макс, проститутки они, проститутки. Чтобы тебе там ни говорила Этель, они проститутки, а никакие не грязнули. Зачем ты вообще с ней связался?
   - Она моя соседка, - напомнил я, хмуро глянув в окно.
   Лучи заходящего солнца едва добирались до земли, теряясь в нагромождении мостков, которые соединяли тесно стоящие друг к другу многоэтажные дома, собранные из бетонных блоков, кирпичей, досок и металлических листов.
   Кос раздраженно фыркнул:
   - Ну, и на хрен тебе такая соседка? Давай я лучше тебя к нам во внешнюю охранку попробую устроить, мигом жилье получше снимешь, где рядом не будут жить всякие проститутки.
   - Не, на Совет я работать не хочу, - в который уже раз отказался я от предложения друга. - Душа требует свободы.
   - Да ты не ерепенься, - пьяно проворчал он. - На город работать будешь, на его жителей, а не на Совет. Зарплата у нас стабильная, выдают оружие и обмундирование. Четыре золотых в месяц - это хорошие деньги. Сколько ты там в полях зарабатывал, картошку окучивая?
   - Десять серебряных в день, - нехотя выдавил я и желчно добавил: - Мне просто не повезло, что мой талант проснулся только недавно, а не как у тебя.
   Из сказанного выше могло создаться ложное впечатление, что я еще тот трудяга. Но все далеко не так... В тот раз, когда я батрачил в полях, у меня просто не было выхода. Я сидел на мели и крошки со стола доедал. На самом деле, я предпочитаю более легкий заработок: частенько незаконный и опасный. Поэтому, когда мне предложили, сегодня ночью поучаствовать в рискованном мероприятии, которое хорошо оплачивалось, я тут же согласился.
   В это время Кос довольно улыбался, явно вспоминая, как в прошлом году, когда ему едва-едва стукнуло девятнадцать лет, он проснулся утром и обнаружил, что обрел талант. Этим могли похвастаться далеко не все люди, а только процентов тридцать от всего двухсоттысячного населения города.
   Я, кстати, на прошлой неделе тоже вошел в число этих счастливчиков. Только в отличие от друга, мне уже почти стукнуло двадцать, и я с тяжелым сердцем готовился всю жизнь провести бесталанным. Ведь каждый в городе знает, что если талант не проявится на отрезке от восемнадцати до двадцати лет, то все - здравствуй жизнь простого обывателя.
   К счастью, меня сия доля миновала. Я обрел талант "Говорящий с духами" и практически на следующий день заарканил своего первого дух - он был бродячим и как раз шастал возле поля, где я последнюю неделю батрачил до сумерек.
   Кос похлопал меня по плечу и недовольно спросил:
   - Чего завис? В интерфейс, небось, пялишься? Боишься, что все это сон и талант у тебя так и не появился? Я тоже в первые дни такой был, когда свой "Орлиный глаз" получил. Если бы не он, то не быть бы мне снайпером.
   - Ничего я не пялюсь, - вяло огрызнулся я, перестав вспоминать тот день, когда поймал духа, оказавшегося редким "Предвестником опасности".
   Друг, словно не слыша моих слов, проворчал, с завистью глядя на Яро, вокруг которого вился целый хоровод грязнуль, так падких на золото:
   - Эх, вот стал бы я пиромантом. Деньги бы сейчас заколачивал в Корпусе. Дружбу бы водил с членами Совета и всякими прочими богатеями...
   - Яро между тем почему-то здесь. Наверное, ему член какой-то посоветовал заглянуть в бордель, - скабрезно пошутил я и глянул на Коса.
   Парень ни хрена ничего не понял и серьезно предположил:
   - Да он просто опять проигрался, вот и нашел место подешевле.
   Кос сверлил завистливым взглядом рыжеволосого и веснушчатого пироманта, который больше всего походил на "Антошку, Антошку, пойдем капать картошку". Эти строки я вычитал в одной старой книге с картинками, которую написали задолго до Войны.
   - Так он азартный игрок? - полюбопытствовал я, начав мысленно приплетать Яро к одной интересной мысли, которая у меня зародилась на следующий день после того, как я обрел талант.
   - Ага. Поговаривают, что все жалование спускает на игры, проституток и травку.
   - Наш человек, - одобрил я, весело улыбнувшись. - Были бы у меня деньги, я бы их тратил на то же самое, кроме проституток.
   - Чего ты так вдруг им заинтересовался? - подозрительно спросил Кос, допив "Бурду" из кружки.
   Вообще-то, этот алкогольный напиток назывался "Слеза Ангела", и на зеленой этикетке, приклеенной к темной бутылке, так и было написано, но люди, которые хотя бы единожды его попробовали, называли просто - "Бурда".
    Я раздумчиво пожевал губы, решая, говорить ли подвыпившему Косу то, что я задумал. Он молча ждал моих слов, повесив голову на грудь. Хрен с ним, все равно это будет дело еще очень далекого будущего.
   - Помнишь деревню Лесное Урочище? - быстро спросил я у него.
   - Это которая в одну ночь обезлюдела непонятно из-за чего? - откликнулся друг, подняв голову и блаженно откинувшись на спинку стула.
     - Да, она самая. Там жил шаман, который разговаривал с духами, и этих духов у него было несколько десятков, если не сотен, - произнес я, скрывая волнение.
   - И что? - не понял парень, слизав языком слюни, выползшие из уголка его рта.
   - Это значит, что он обладал какими-то знаниями, позволяющими ему контролировать сразу множество духов, - принялся я делиться с ним своими предположениями. - Ты пойми, вот, например, я, на данный момент, могу управлять только одним духом...
   - Мало, что ли? Прокурор добавит, - пьяно хохотнул он, дав мне понять, что разговор надо заканчивать.
   - Ладно, Кос, дрыхни, только не уссысь, а мне надо идти, - недовольно произнес я, взял его за плечи и аккуратно положил лицом на стол. В это время под потолком зажглись разноцветные лампочки.
   Свет не помешал другу сразу же уснуть, оглашая громогласным храпом уголок, в котором мы обычно сидели. Грязнули никак не отреагировали на это событие. Они были привычны к подобному завершению наших посиделок. Как и охранник-амбал, подпирающий косяк входной двери. Поговаривают, что у него талант "Кулачный бой". Я пару раз видел, как он размахивает своими кувалдами, которые почему-то называет руками, после чего согласен с мнением народа насчет его таланта.
   Я поймал взглядом Яро. Он почувствовал, что кто-то смотрит на него, и обернулся. Мы встретились глазами. Я попытался улыбнуться. От непривычного движения заболели мышцы лица. Все-таки с трудом растянув губы, я кивнул ему, словно старому знакомому. Он пренебрежительно заломил бровь и демонстративно отвернулся к голой девице, сидящей у него на коленях. Вот козел рыжий! Послать бы тебя далеко и надолго, но ты мне еще очень можешь пригодиться.
   Злясь на пироманта, я быстрым шагом покинул бордель, выйдя в сумерки города. Во многих окнах горел свет... или пока горел свет. Перебои с электричеством случались каждодневно. Да, здесь не центр. Совет утверждает, что мощности солнечных батарей не хватает на весь город, радуйтесь тому, что водопровод починили. Ага, только вот канализацию здесь вырыть забыли. Все нечистоты выливались прямо на узкие улочки, которые в ширину не превышали трех метров.
   Я пошлепал по грязи, поглядывая вверх, дабы не проворонить ведро с помоями, выплеснутое из окна. Ну или прямо с мостков, которые густо соединяли этажи. Это были целые дощатые улочки над улочками, которые поднимались чуть ли не до самых крыш, подпирающих низкие облака.
   Дома в городе росли исключительно вверх из-за того, что кольцо внешних стен опоясывало не такую уж большую территорию. А за городом селиться нельзя - там чудеса: там леший бродит, русалка на ветвях сидит - в общем, ужас там, схарчат за милую душу, как только ночь настанет. Ну, если не в эту ночь, то в следующую или через одну - итог все равно будет один... смерть. Конечно, если у тебя есть еще одна жизнь в запасе, то можешь попробовать, но люди, обладающие такими возможностями, жили только в богатом центре города. Им совсем не было нужды покидать его. Хотя они могли бы провести подобный эксперимент, используя зелье "Второй шанс". Выпиваешь его и в случае смерти возникаешь на точке воскрешения, которая находится в храме Всех Богов. Стоило это зелье каких-то невероятных денег. Мне столько и за несколько лет не заработать. Даже при наличии у меня таланта.
   Надо как-то развиваться, вгрызаться во все имеющиеся возможности. Поэтому мне и нужен ублюдок Яро. Я жажду попасть в эту сраную деревню, в которой жил тот хренов шаман. По слухам там сохранились какие-то его вещи. Место то опасное и гиблое. Люди туда даже близко не подходят. Поэтому мне и нужен сильный отряд сопровождения, члены которого запросят энную сумму за такую "прогулочку". Пиромант определённо клюнет на золотишко. Оказывается, жизнь у него распутная, следовательно, ему вечно не хватает деньжат.
   Конечно, вся моя затея может обернуться пшиком, и я только золото потеряю, но даже если людская молва привирает, и шаман умел общаться не с сотней духов, а хотя бы с десятью, то это все равно очень серьезный результат. Мне позарез нужны какие-нибудь его записи, пометки, вещи, книги и т.д.
   Изначально я пошел более простым путем обретения инфы о своем таланте и пробовал пробиться к городским шаманам, дабы узнать расценки на их знания. Два раза меня сразу выгоняли, а еще два - заломили такую цену, которую я с трудом мог вообразить. Так что пока самым перспективным мне видится вариант с деревенским чудо-шаманом, который умел управлять множеством духов, в отличие от меня. Я вот сейчас оперирую всего лишь одним, а на втором уровне мне откроется возможность управлять двумя, на третьем - тремя и т.д. Таким образом, я очень долго буду двигаться к самостоятельной жизни и ни от кого не зависеть.
   До городских шаманов я воспользовался еще более простым путем получения знаний. К сожалению, в открытой библиотеке города мало что нашлось о моем таланте. Было еще одно собрание книг, но оно находилось в элитной части города, и я к нему доступа не имел. Вроде бы туда можно было заглянуть одним глазком, но цена такого подглядывания исчислялась десятками золотых монет, и не было гарантий того, что я увижу что-то стоящее. Все же этим "вуайеризмом" я хотел заняться до моего великого путешествия в деревню.
   Внезапно мне до жути захотелось взглянуть на свои параметры, особенно на талант. Такое желание часто преследует только что получивших способность людей. Я не стал противиться ему и прижался к стене дома, которая приятно нагрелась за день, затем зажмурил глаза и усилием воли вызвал интерфейс. Перед мысленным взором выскочила голубая страничка с белыми строчками и фигурой человека в правом углу:
   Базовые характеристики:
   Сила - 105 ед.
   Ловкость - 90 ед.
   Интеллект - 100 ед.
   Телосложение - 100 ед.
   Сила воли - 120 ед.              
   Мудрость - 130 ед.
   Энергия - 100 ед.
   Вторичные (основные):
   Здоровье: 1000 ед.
   Единицы воли: 1200 ед.
   Выносливость: 1000 ед.
   Подобный интерфейс имел каждый человек, независимо от того был у него талант или нет. Мы росли и видели, как увеличиваются или уменьшаются наши параметры. Существовало множество способов развивать каждый из них. Энергия, которая была связана с выносливостью в пропорции 1 к 10, увеличивалась за счет бега, плавания и т.д. Телосложение в такой же пропорции относилось к здоровью и развивалось за счет закаливания и различных эликсиров. Сила, ловкость, интеллект - эти характеристики, я думаю и так понятно, как поднять.
   Учитывая мой талант, мне важнее всего была сила воли, отвечающая за единицы воли 1 к 10, с помощью которых я мог управлять духом. А также интеллект и мудрость - они играли роль в поднятии уровня таланта.
   Каждый основной параметр делился на подпараметры. Например, сила разделялась на: силу рук, силу ног, силу сгибания тела и т.д. Существовали еще неосновные вторичные параметры. Их было великое множество: меткость, живучесть, прыжок, равновесие и т.д.
   Чтобы просмотреть все параметры, требовалась уйма времени. Так что каждый человек сам решал, что ему важнее, и именно это выносил на первую страничку.
   У меня сильнее всего была развита мудрость - это свойство человеческого разума, характеризующееся степенью освоения знаний и подсознательного опыта. Я много читал с самого раннего возраста. Сначала это были книги в приюте, в котором я рос, а потом я начал штудировать городскую библиотеку, без сожаления тратя двадцать серебряных за месячный абонемент.
   Под фигурой человечка в правом углу находилось совсем мало информации, но она была основной:
   Рост 187 см.
   Вес 80 кг.
   Возраст 20 лет.
   Раса: на 75% человек.
   СКЕБХ: 106,4(чуть выше среднего)
   Да, мне тоже было интересно узнать, кто я на оставшиеся 25%. Родители, бросившие меня в годовалом возрасте возле дверей приюта, "постеснялись" это сообщить. Так я и жил - на 25% не пойми кто. Сам я склонялся к эльфийской крови. Я так думаю, что она-то и дала мне те утонченные черты лица, с которыми я хожу уже двадцать лет. В принципе, я не в обиде. Девушкам частенько нравилась моя несколько экзотичная внешность.
   С мужской частью населения города у меня отношения складывались не очень. Возможно, потому что у меня был острый язык и свое мнение, которые частенько доводили до драк. В одной из таких потасовок, которая закончилась тем, что я с безумными глазами гонялся за троицей своих одногодок, я получил дополнение к своему прозвищу. И с тех пор меня называли не просто Лис, а Бешеный Лис.
   Ну, а СКЕБХ - это среднее количество единиц базовых характеристик. Суммировались все единицы базовых характеристик и делились на количество характеристик. Так можно было узнать, кто ты во всей совокупности своей расы, учитывая пол и возраст, - тупарь или нет. Я вот оказался практически стандартным представителем человеческой популяции.
   Просмотрев параметры, я перешел к таланту. Тут у меня значились следующие характеристики:
   Талант: "Говорящий с духами".
   Возможности таланта: управлять духами, контактировать с духами.
   Уровень: 1;
   Максимальное количество духов: 1;
   Требования первого уровня: сила воли - 120, интеллект - 100, мудрость - 120;
   Требования второго уровня: сила воли - 140, интеллект - 110, мудрость - 140.
   Требования к последующим уровням шли по восходящей в той же манере, как первый ко второму. Последний - десятый - казался чем-то недостижимым, даже несмотря на то, что люди, живущие в этом мире, могли существенно продлевать себе жизнь. Вроде бы некоторые члены Совета развили свой талант до такого двухзначного уровня, хотя это не точно.
   Дальше я решил глянуть на своего единственного духа:
   Имя: "Предвестник опасности";
   Способности: предупреждает владельца об опасности, которая угрожает лично ему;
   Радиус действия: от 1 до 10 метров, расход единиц силы воли - от 0,1 до 1 ед./сек.
   Периодичность оповещения: от 1 до 30 секунд, расход единиц силы воли - от 0,1 до 1 ед./сек
   Потенциальный вред здоровью: от 1 до 100 %, расход единиц силы воли - от 0,1 до 1 ед./сек.
   Если установить все характеристики духа на максимум, то я смогу в таком режиме без допинга поддерживать его чуть меньше семи минут, а потом единицы силы воли закончатся, и пойдет тратиться здоровье. Так можно довести себя до летального исхода. Подобные прецеденты уже бывали и не единожды.
   Взглянув, наконец, на все, что хотел, я отлип от стены, расписанной граффити непристойного характера, и потопал дальше. Жилище мое находилось совсем рядом. Вон за тем углом дома, где прикорнул на перевернутом ящике из-под патронов одноногий Маскимыч, одетый в старенький комбинезон, который выдавали цеховым рабочим. Дед был старожилом этих мест. Он еще помнил начало строительства этого города. Разговоры с ним немного повысили мою мудрость, хотя я познакомился с ним совсем недавно.
   - Здорова, Максимыч, - учтиво поздоровался я, отряхнув кожаную жилетку, на которую что-то капнуло сверху.
   - Вечер добрый, - прокряхтел дед, которому в прошлом году откусил голень правой ноги гигантский крот, который вылез из-под земли, когда Максимыч был на том берегу реки и собирал травы для Халдея.
   Против воли я покосился на его культю. Существовала возможность поставить механический или биомеханический протез, а то и вовсе регенерировать новую конечность взамен утраченной, но все это стоило приличных денег, которых у деда не было. Вот он и ковылял потихонечку.
   Я прошел мимо Максимыча и завернул за угол. Вон и мой дом, такой же как большинство в этой части города. Сейчас он насчитывал восемь этажей, но кто-то уже начал строить себе жилплощадь на крыше, образуя еще один этаж, который потом станет основой для еще одного и т.д. Так и умещались на такой крошечной территории все жители города.
   Подъездов такие дома не имели, а вместо них присутствовали лестницы, ведущие к длинным пролетам из приваренных друг к другу труб. Такие пролеты были на каждом этаже и простирались от одного конца дома до другого, захватывая все берлоги, в которых ютились люди. Еще на каждом этаже присутствовал общий туалет на несколько посадочных мест и душ с четырьмя кабинками.
   Я поднялся до шестого этажа, где была моя халупа, открыл ключом дверь и ввалился внутрь. Что-то тут же облизало мне ногу и принялось усиленно хрюкать в темноте.
   Я быстро выпалил:
   - Гром перестань!
   На собаку мои слова не сильно-то и подействовали. Мопс все так же крутился возле моих ног, требуя пожрать. Он вообще любил пожрать. Да так любил, что разжирел до состояния небольшой свинки. Когда я подобрал его на улице, то был абсолютно уверен, что беру свирепого бульдога, поэтому и назвал его Громом, а выросло вот это чудо, которое умело быть прожорливым, хрюкать и громко портить воздух.
   Я включил свет, и мое жилище осветила одинокая лампа, спускающаяся с потолка на тоненьком проводе. Комната у меня была одна. В углу примостилась панцирная кровать с ватным тюфяком, подушкой и двумя одеялами: толстым и тонким. На стене тикали механические часы. В другом углу кособоко прикорнул шкаф, полки которого были забиты книгами, а рядом такой же с вещами. Около окна стоял стол, служащий мне одновременно и обеденным, и письменным. На полу лежала мохнатая шкура белого шестилапа. Справа от двери была оборудована крохотная кухонька, где в самопальную раковину капало из крана. Еду я готовил на стареньком примусе или не менее древней электроплитке - в зависимости от ситуации. Стоила такая хибара шестьдесят серебряных в месяц.
   Я кинул псу костей, которыми он сразу же начал весело трещать, и направился к кровати, но остановился, бросив взгляд в окно. Там, в окне противоположного дома, который стоял метрах в трех от моего, на подоконнике примостилась Этель. Девушка была только в кружевном нижнем белье. Она красила ресницы и не обращала на меня внимания. Оконной рамы не было, а деревянные ставни оказались открытыми, и возникало ощущение, что девушка может вот-вот навернуться со своего места, но я не переживал за нее, она так частенько кукует на своем насесте.
   - Воздухом дышишь, Этель? - крикнул я, приветливо помахав рукой и усмехнувшись.
   - Прива, - откликнулась она, игриво подмигнув мне правым накрашенным глазом.
   - Ты сегодня дома работаешь или на прогулку? - поинтересовался я, снимая жилетку и майку, готовясь отойти ко сну на пару часиков.
   - Уйду, - ответила она, не прерывая своего дела.
   - Разбудишь меня, когда отчалит твоя лодка любви? - иронично проговорил я, скаля зубы.
   Неожиданно с пятого этажа дома Этель раздался мощный голос, принадлежащий крупногабаритной девушке, которая промышляла тем же ремеслом, что и моя почти голая знакомая:
   - Здорово, Лис.
   - И тебе не хворать, - откликнулся я, различив ее внушительный силуэт в одном из окон, и тихо добавил, чтобы меня могла услышать только Этель: - Тебе не кажется, что она слишком толстая для своей профессии?
    - Что ты такое говоришь? - притворно ужаснулась девушка, прижав узкую ладошку к губам. - Тебе не кажется.
   Мы в унисон расхохотались, а затем, отсмеявшись, Этель почти серьезно спросила:
   - А ты куда собрался-то?
   - Прошвырнуться надо кое-куда, - загадочно ответил я и, поколебавшись, хмуро добавил: - Если я не вернусь, приглядишь за Громом?
    - Хм... - удивленно хмыкнула девушка и выразительно посмотрела на меня. - Макс, ты меня пугаешь...
   Этель многозначительно недоговорила, явно намекая на то, чтобы я ей все выложил, но она мне была не так близка, дабы я ей раскрыл детали того дела, которое грядет сегодняшней ночью, поэтому я цыкнув, нехотя обронил:
   - Потом как-нибудь расскажу.
   - Судя по всему, "потом" может и не быть, - проворчала девушка, которая обладала стройным телом, правильными чертами лица, копной белокурых волос и третьим размером груди.
   Ее раскосые голубые глаза смотрели на меня с неудовольствием, а полные губы она сжала в тонкую линию, нахмурив густые соболиные брови. Ей было всего двадцать шесть, но выглядела она старше, и достаточно потрепанно, словно колода карт, которая все время переходит из рук в руки.
   - Мужские дела, - отмахнулся я, усевшись на кровать, и начал стягивать кожаные штаны с железными вставками, а перед этим я снял высокие ботинки с укрепленной подошвой, на подметке одного из них маленькими серебряными гвоздиками был выбит крест - символ одного из древних богов.
   Этель громко рассмеялась, пугая ворон, которые решили заночевать на мостках, а потом, отсмеявшись, произнесла:
   - Я, конечно, знаю, что ты мужчина, сама тебя им сделала, но Максим, по-моему, ты слишком часто встреваешь в мужские дела.
   - Ты бы лучше кровать смазала, а то хрен уснешь под эти чудовищные скрипы, - обозлившись на нее, бросил я. - Или это так скрипит спина твоего очередного клиента?
   Девушка снова захохотала, запрокидывая голову и, перемежая слова со смехом, выдавила:
   - Ой, не могу, у меня сейчас тушь потечет. Так это, значит, скрип моей кровати заставил тебя с похотливой физиономией полночи пялиться в мое окно?
   - Раньше были порноканалы, а у меня вот это... - огрызнулся я, улегшись на кровать и заложив руки за голову так, чтобы мне в окно было видно девушку.
   - Порно... Что? - не поняла Этель, маняще закинув ногу на ногу.
   - Я потом тебе расскажу, что такое телевидение. До Войны оно существовало, - громко пробурчал я и в этот момент свет очень кстати погас, а то бы самому пришлось выключать.
   - Хорошо, - весело сказала девушка, которая всегда была в приподнятом настроении. - Спи. Я разбужу тебя, как буду уходить.
   Я ничего не ответил, пытаясь уснуть. В такие моменты мне было слегка неуютно. Часто мои сны оборачивались жутчайшими кошмарами, виной которых служили злые духи. Во сне я расслаблялся, и тогда они проникали в мои сновидения. Бродячих духов, словно магнитом, тянуло к людям, обладающих талантом, подобном моему. Добрые или нейтрально настроенные духи никак не проявляли себя, а вот злокозненные частенько портили жизнь тем, кто был способен контактировать с ними. Вот именно поэтому я иногда жалел, что у меня проснулся именно этот талант. Эх, вот стал бы я пиромантом...
    
   Глава 2
   Проснулся я от криков Этель. Дико вытаращил глаза, все еще пытался выблевать всех тех личинок червей, в море которых тонул. Опять кошмар приснился. Надо что-то с этим делать.
   Я сел на кровати и крикнул девушке, которая орала мое имя:
   - Угомонись уже. Спать не даешь!
   - Так ты же сам меня просил разбудить тебя! - громко возмутилась она, сорвавшись на фальцет.
   - Так это было до того, как я уснул, - хохотнул я, встав с кровати и принявшись одеваться.
   - Как можно быть таким хамом? - риторически проговорила в небеса девушка.
   - За пару серебряных могу рассказать, а за золотой - научить, - ухмыляясь во все тридцать два зуба, произнес я.
   - Потом как-нибудь расскажешь, - крикнула напоследок Этель и со стуком захлопнула ставни.
    Как только девушка скрылась с глаз долой, я покормил собаку, глянул на часы и покинул свою хибару, переведя рычажок управления светом в положение "ВЫКЛ". Спустился по лестнице на грешную землю и потопал к Речным воротам.
   Город с трех сторон огибала река. Ворот было двое: Центральные - те, которые выходили на дорогу, разрезающую сельскохозяйственные поля; и Речные - уже понятно по названию к чему вели они. Мы договорились встретиться недалеко от вторых, напротив забегаловки Старухи. Путь туда лежал достаточно близкий, но ночные путешествия по городу - это не променад перед обедом. Я закрыл глаза и активировал духа на средних настройках. В городе под страхом смерти нельзя было носить оружие: холодное, огнестрельное или магическое. Никто, кроме охранки, не должен был владеть им, но все-таки у многих его жителей оно присутствовало - в основном, конечно, у криминальных элементов. Я бы тоже обзавелся пушкой, но деньги, деньги, деньги... Отсутствие их как раз и толкнуло меня на эту опасную прогулку, которая вела за пределы города.
   Пока вот, введу отсутствия средств на покупку огнестрела, в кармане я носил небольшой нож. Если удачно ткнуть им в глаз или печень, то это может существенно остудить пыл нападающего, если это, конечно, человек. С различными залетными агрессивными существами было сложнее. От них так просто не отделаешься. Однажды подобная тварь чуть не убила меня. Еле ушел от нее. Все же она оставила мне на память длинный шрам на шее. Я специально не стал убирать его, чтобы он служил мне напоминанием о той ночи.
    Хорошо хоть сейчас улицы были практически пустынны, если не считать бродячих собак и кошек, а вон еще крыса пробежала, обычная, но глаза сверкали как два лазера. Она исчезла в подвале одного из домов, презрительно пискнув напоследок.
   Кое-где в окнах из-за плотных штор пробивался электрический свет, который давали небольшие генераторы, работающие на бензине, солярке или керосине. Некоторые люди покупали себе такие, чтобы не зависеть от городской энергосистемы. Мне определенно стоило обзавестись подобным генератором.
   Спустя несколько минут я практически добрался до условленного места. Дух так ни разу и не кукарекнул. А пройдя еще десяток метров и вывернув из-за угла, я увидел забегаловку Старухи, ярко сверкающую неоновой вывеской "Пьяная красотка".
   Этот район был благополучнее моего, поэтому перебои с электричеством здесь случались намного реже. Тут кое-где даже росли фонарные столбы, по большей части разбитые, но все же некоторые из них освещали пространство желтым светом ламп накаливания.
    Возле забегаловки крутилось несколько накидавшихся алкоголем парней. Один из них, шатаясь, мочился на переполненный мусором контейнер. Опасности они не представляли, если не считать мощного амбре, которое могло выжечь слизистую носа. Я отключил духа. Силу воли надо поберечь - тут вроде относительно безопасно.
   - Лис, - тихо окрикнул меня знакомый хриплый голос.
   Я мгновенно повернул голову. В тесном проулке между домами стоял Атос. Сам себя он величал Антон, а все остальные Крыса - за его черты лица, похожие на крысиную морду, и жидкие пепельные волосы, похожие на окрас шерсти вредителя. А такое необычное имя ему дала одна из воспитательниц в приюте, которая увлекалась довоенной литературой. Именно там мы и познакомились. Крыса на пару лет был старше меня. Последние полгода он работал на Халдея и несколько раз в месяц бывал за городом. Крайнее его "путешествие" закончилось неудачно: один человек погиб, а второй лишился руки. Поэтому Крыса предложил мне сходить с ним. Я так думаю, что немалую роль сыграл талант, открывшийся у меня. Я рассказал ему о нем, дабы он точно взял меня в этот рейд. Крыса пообещал, что нам заплатят по два золотых каждому.
   Сейчас он пожал мою руку и насмешливо проговорил:
   - Третьего подождем и пойдем. А ты чего как на тусу вырядился?
   Сам парень был одет в маскировочный костюм, который скрывал его щуплую слегка сутулую фигуру.
   - Ты же сказал, что там будет весело, вот и соответствую, - грубо проговорил я, нависнув над ним и глядя в его маленькие глазки. - Кто третий?
   - Тоже из наших - Вася Ружо, - ответил он, блуждая взглядом вдоль улицы за моей спиной.
   - Лучше никого найти не мог? - недовольно проворчал я. - Он же наполовину человек, а наполовину тряпка.
   Крыса хохотнул и расслабленно произнес:
   - Да там дел на пять минут. Найдем эту полянку, соберем цветочки-лепесточки и тут же обратно, тем более что у Васьки талант на огнестрел.
   - Халдей не обманет? - проворчал я, переменив тему. - А то всякие слухи о нем ходят.
   - Нет, он нормальный мужик, - беспечно отмахнулся парень. - Ни разу меня не кинул. А вон и Васька топает.
   Я обернулся и встретился взглядом с еще одним участником ночной вылазки в лес. Парень-то он был не плохой, но вот постоянно прогибался под свою бабу. Еще удивительнее это звучало, когда видел его воочию. Вася обладал почти двухметровым ростом и косой саженью в плечах. Его лицо наполовину заросло черной курчавой бородой, а голова наоборот - была лысой, словно бильярдный шар.
   - Здоррова, Лис, даррова Кры... Антон, - запнувшись, картаво пробасил он, пожав каждому из нас руку.
   Его добрые голубые глаза, поселившиеся на мужественном загорелом лице, смотрели на нас как-то неуверенно.
   Крыса сразу подметил это и ехидно пропищал:
   - Передумать не желаешь? Милка не отпускала и ты тайком улизнул? Вот теперь решаешь, что тебе важнее?
    - Я с вами, - твердо сказал он, засунув одну руку в карман свободных штанов, а второй нервно поправил черную майку.
    - Тогда погнали, - насмешливо бросил Крыса и двинулся к Речным воротам.
   Мы потопали за ним. Вообще-то ночью город покидать нельзя, но Крыса сказал, что обо всем договорился. В этом вопросе ему верить можно, а вот в целом - нет. Василию тоже не особо стоит доверять, но все же он заслуживал большего доверия, чем Атос. Вот такой дефицит доверия в природе.
   Я покосился на мощно вышагивающего рядом Васю и улыбнулся, вспомнив, как он получил свое прозвище. Дело было в совсем юном возрасте, когда парень еще плохо умел читать и писать. Он тогда с какого-то хрена взял в руки городскую газету и обнаружил на последней странице кроссворд. Недолго думая, Вася вооружился карандашом и принялся отгадывать его. В кроссворде том был вопрос: "За чем ходят на охоту?" Ответ должен был состоять из четырех букв. Видимо Вася прочел "с чем ходят на охоту", а если учесть еще его слабую грамотность, то ответ "ружо" кажется логичным. Вот так он и стал Вася Ружо.
   Пока я вспоминал эту историю, то не заметил, как наше трио подошло к массивным железным воротам. Город окружала высокая и широкая стена, на вершине которой стояли прожекторы и несколько пулеметов. Частенько близлежащие районы оглашал их стрекот. В основном это происходило ночью, когда выходила на охоту львиная доля кровожадной нечисти, обитающей за пределами города. Их манили запахи густонаселенного людьми места. Иногда встречались летающие существа - они были самыми опасными. Проскользнет такой урод над стеной и начинает рыскать по городу в поисках того, кого бы можно было сожрать.
   Тем временем Крыса подошел к одному из двух бойцов охранки, стерегущих ворота. Они были облачены в бронежилеты и каски. На боку одного из них висела рация. Парень украдкой что-то передал ему. Нетрудно было догадаться, что это были деньги.
    Второй открыл маленькую дверцу и грубо проговорил:
   - Быстрее.
   Мы шустро выскользнули из города и побежали за Крысой. Он помчался к лодкам, привязанным к причалу. Нашей троице категорически воспрещалось попадать под свет прожекторов. Вроде бы нам это удалось. На стене никто не всполошился.
   - Отлично, - довольно произнес Крыса, когда мы незамеченными оказались возле одной из лодок. - Если бы засекли, то в следующий раз с нами бы никто не замазался или цену бы несусветную заломили.
   - Скорее второе, - буркнул я.
   - Лис пррав, - согласился со мной Вася, как обычно с трудом справившись с буквой "р", хотя все остальные произносил безукоризненно. - Мила говоррит, что им по хррену на нашу безопасность - лишь бы золотишко сррубать.
   - Ты именно поэтому ждешь, когда у них местечко освободится? - хохотнул Атос, глумливо ухмыльнувшись и запрыгнув в лодку.
   - У меня талант такой, - хмуро пробасил Вася. - Только с орружием я могу его прокачивать, а ты сам знаешь, что в горроде только у охрранки оно есть.
   - Ну, не только у охранки... - протянул я с намеком.
   - Нет, я так ррисковать не буду, - твердо произнес Вася, неодобрительно покосившись на меня.
   - Будет тебе оружие, - проговорил Крыса, подняв какой-то кусок ткани, лежащий на дне лодки, - под ним оказался ящик. Атос открыл его ключом и откинул крышку. Внутри спрятался старенький "калаш" с глушителем, два "макара", тоже с глушаками, боеприпасы, два коротких клинка, загнутых полумесяцами, и несколько склянок с зельями: шесть восстанавливающих здоровье, три "Кошачьих глаза" и три восстанавливающих единицы силы воли.
    Крыса передал автомат Васе и предупредил:
   - Ребята, за оружие отвечаем головой. Зелье тратим аккуратно: если что-то останется, то сможем потом продать, а денежки себе заграбастать.
   - Халдей всегда так экипирует? - спросил я, взяв пистолет и засунув его в карман штанов.
   - Ага, - кивнул головой Крыса, приладив к ремню ножны с клинками. У него был талант на владение холодным оружием.
   Разобравшись с клинками, он еще взял себе второй пистолет. Зелье мы поделили поровну.
   Я запрыгнул в лодку. Вася следом за мной. Суденышко закачалось под его весом. Я со смешком произнес:
   - Как бы Вася нас раньше времени не потопил.
   - Не потоплю, - буркнул он и сел на весла, принявшись грести ими. Через пару гребков парень проворчал: - Моторрку, что ли, нельзя было найти? Сейчас всю выносливость посажу.
   Крыса огрызнулся:
   - Чтобы нас услышали и сожрали? Греби давай, - затем он посмотрел на меня и сказал: - Ну, Лис, призывай своего духа. Ночью на реке бывает сыкотно.
   - А чей-то у тебя тоже талант откррылся? - удивленно спросил Вася, легко орудуя веслами.
   - Ага, - нехотя выдавил я и активировал духа на средних настройках, перед этим сделав глоток из склянки с синей жидкостью - зелье, восстанавливающее единицы силы воли.
   Ну все, теперь Вася расскажет об этом бабе своей и пошло-поехало... Скоро каждая собака в городе будет знать о наличии у меня таланта.
   - Шаманом стал, что ли? - не отставал от меня парень.
   - Нет, - процедил я, сверля его неприязненным взглядом.
   - А чего тогда?
   - Говорящий с духами, - сказал я, подумав, что, возможно, я не прав, и моим планам наоборот поспособствует сарафанное радио.
   - Так это же шаманы тррындят с духами.
   - Шаманы - это шаманы. А у меня более узкоспециализированный талант. Смекаешь? - раздраженно проговорил я.
   - Угу, - выдохнул парень, так ничего и не поняв.
   Крыса, не встревающий в наш диалог, по его окончанию просипел:
   - Ребята, когда окажемся в лесу, базарю, не стреляйте без стопроцентной угрозы. Глушаки - это тема, но там окопались такие ушастые упыри, которые могут сагриться на нас.
   - Понятно, - бросил я, наблюдая за черной водой, ярко блестящей в лунном свете.
   В этот момент Вася задел веслом какую-то корягу и привычно проворчал, проводив ее недобрым взглядом:
   - Тьфу, мля, пиндосы шалят.
   Я еле сдержал улыбку. Он частенько поминал пиндосов, абсолютно не догадываясь, кто скрывается под этим словом. Для него это были какие-то мифические злокозненные духи, которые постоянно вредят людям. Надо сказать, что он был не одинок в своём мнении. Со временем это слово приобрело другой смысл.
   - Греби давай, - снова посоветовал ему Крыса, рыща внимательным взглядом вокруг лодки.
   Я тихонько с сожалением прошептал:
   - Эх, Вася, вот было бы у тебя какое-нибудь животное прозвище, а не Ружо, у нас бы образовался маленький зверинец. Можно было бы даже басню какую-нибудь сварганить.
   Крыса и Вася синхронно посмотрели на меня. Они оба восприняли мои слова с одинаковыми кислыми минами. Им их прозвища совсем не нравились. Я усмехнулся, а потом посмотрел на тот берег и слегка удивился. Мы уже приближались к середине реки. Ружо будто родился с веслами в руках, так быстро и мощно он ими работал.
   Вдруг дух резко взвизгнул голосом впечатлительной домохозяйки, увидевшей мышь:
   - Опасность!
   Я аж подскочил на своем месте и тут же сипло выдохнул:
   - Тихо. Перестань грести.
   Вася мгновенно бросил весла и испуганно спросил, прерывисто дыша:
   - Что такое?
   - Опасность где-то в радиусе десяти метров, - прошептал я, вертя головой, будто она была пропеллером.
   К сожалению, этот дух не мог сказать, где притаилась опасность и в чем она выражается, поэтому приходилось самому искать ее.
   - Вон, вон что-то плывет, - слабо проговорил Вася, судорожно сглотнув и тыча пальцем в воду.
   Я бросил туда взгляд. Там виднелась чья-то здоровенная спина, унизанная шипами. Ее хозяин вполне способен был расхреначить к чертям собачьим лодку. Наше трио синхронно приготовило оружие.
   - Если нападет - стреляем только по моей команде, - хрипло сказал Крыса, держа в руке пистолет.
   - Макары не пробьют такую хрень, - нервно заметил я. - По глазам если только...
   - Ну, значит, по глазам, - согласился со мной Атос.
   - Говоррила же мне Мила, - печально прошептал себе под нос Вася. - Куда ты с этими бандюгами.
   - Сам ты бандюга, - окрысился Крыса, услышавший бормотание парня. - Я честный наемник. А Лис... ну, да... тут она права.
   Хозяин спины, виднеющейся из воды, промолчал, а через несколько секунд бесшумно ушел вглубь. Мы все облегченно выдохнули. Лицо Васи приобрело здоровый цвет.
   - Плывем дальше? - спросил у меня Крыса, нервно барабаня пальцами по коленке.
   - Ага, - уверено сказал я, не получив предупреждения от духа.
   Оживившийся Вася приналег на весла, стремясь оказаться как можно дальше от этого места. Лодка буквально полетела над рекой, едва касаясь ее водной глади. Крысе даже пришлось приструнить Ружо:
   - Тише ты, за ногу и об пол. Сейчас всех хищников привлечешь. Греби потихонечку вон к той иве.
   Вася послушался Атоса и направил замедлившуюся лодку, куда тот сказал. Оба парня постоянно бросали на меня тревожные взгляды. А вдруг опять дух почует опасность? Но он молчал. Мы все втроем сидели как на иголках, вплоть до того мига, когда лодка без происшествий проникла под зеленую шапку ивы.
   Крыса сипло скомандовал:
   - Глотаем "Кошачьи глаза". Хватит на один час. За это время мы должны, кровь из носа, управиться.
   Я открыл зелье и быстро влил его себе в рот. Оно имело не очень приятный терпкий вкус. Ночь тут же окрасилась в пятьдесят оттенков серого. Стало заметно проще ориентироваться.
   Крыса взял из лодки три мешка, а затем, привязав ее к корням ивы, проговорил:
   - Лис, я пойду первым. Ты вторым. Ружо замыкай. Вот вам по мешку.
   - Хоррошо хоть не по моррде, - хохотнул Вася.
   Взяв мешок, я понятливо кивнул головой, глотнул силы воли, врубил духа на максималку и потопал за пригнувшимся парнем, который двинулся по едва приметной тропинке.
   Вокруг нас раскинулся обычный лиственный лес. Тут росли: ивы, дубы, березы, осины и т.д., а также множество различных трав и цветов. Когда-то здесь безбоязненно собирали грибы и ягоды, а сейчас же людей сюда можно было заманить только золотом, потому что теперь опасность тут подстерегала под каждым кустом.
   Когда реальный мир слился с цифровым, то в этом лесу поселились разнообразные мобы, которые как-то умудрились сосуществовать с реальными животными. А вот людей они люто ненавидели. Несколько отрядов охранки пытались проредить их численность, но куда там... еле сами ноги унесли. Около берега реки мобы были еще вменяемой силы, а вот чем дальше в лес, тем они становились злее, сильнее. Дальше, чем на пятьсот километров от города, никто не забирался, хотя Совет посылал несколько раз хорошо укомплектованные разведывательные экспедиции, желая найти новые подземелья или руины городов. Со всеми отрядами рано или поздно пропадала связь и больше не было от них ни слуху ни духу.
   Внезапно из чащи леса раздался какой-то негромкий треск. Вася испуганно выдохнул мне в затылок:
   - Лис, там что-то скррипит.
   - Ты намекаешь, чтобы я пошел и смазал? - процедил я, раздраженно дернув щекой.
   - А вдрруг там кто-то поджидает нас? - проговорил он.
   Крыса остановился и бросил на меня через плечо вопросительный взгляд.
   - Дух молчит, - произнес я, посмотрев в ту сторону, откуда раздался треск. Нет там вроде никого... Хотя... до меня донеслось неразборчивое бормотание, которое раздавалось от поваленного дерева. Я прислушался, сконцентрировавшись на таланте. Бормотание превратилось в тихое стариковское ворчание о том, что ходят тут всякие, траву мнут, растениям мешают и все в таком роде. Это был леший - дух места. Я читал о них. Они в основном настроены к людям нейтрально и угрозы не представляют, если сильно не бушевать в лесу.
   - Дух молчит, - еще раз повторил я, глядя на Крысу. Он приглашающе махнул рукой, и мы пошли дальше.
   Луна, пробиваясь сквозь низкие темные облака, освещала верхушки стройных разлапистых деревьев, которые густо росли вдоль тропинки. Ноги путались в высокой траве. Вокруг стояла тишина, нарушаемая лишь стрекотом насекомых. Даже ветер не пытался вплестись в хоровод этих звуков в отличие от Ружо, который заговорщицки прошептал мне в спину, как только Атос немного отдалился от нас:
   - Лис, ты Кррысе доверяешь?
   - Нет, - отрезал я. - Тебе я тоже не доверяю.
   - А я-то чего? - прокудахтал парень. - Я ни в жисть никого не прредам.
   - Поживем - увидим, - сумрачно бросил я, обходя стороной чью-то небольшую нору.
   - Лис, да ты чего? - тихонько возмутился Вася. - Мы с тобой почти двадцать лет знакомы. Я же еще помню, как тебя в приют подбрросили. Тебе тогда даже года не было.
   - Это еще ни о чем не говорит.
   - Я, в отличие от многих, никогда не шутил над тем, где ты был этот год, - проговорил Ружо, словно это была великая заслуга.
   - Вась, ты тайны хранить умеешь? - доверительным шепотом спросил я у него.
   - Да, - тут же бросил он и затих, перестав дышать от любопытства.
   - Я знаю, где был этот год...
   - Где?
   - Ты никому не расскажешь?
   - Да чтоб мне к пиндосам прровалиться на этом самом месте, - твердо выдал он и начертил перед собой священный круг одного из богов, пришедших в этот мир из цифрового.
   - Меня весь этот год растила стая волков. А потом я завалил своего злейшего врага Шерхана и ушел к людям, - проговорил я, сдерживая смех.
   - Да ну тебя на хррен, - обиделся Вася, поняв, что я шучу.
   - Вы чего там шепчетесь? - донесся голос Крысы, который стоял на небольшом пригорке.
   - Да вот Вася спрашивает: после того, как Атос принял зелье "Кошачьи глаза", можно ли его теперь называть Котокрыса? - насмешливо произнес я, обнажив зубы.
   - Ничего я такого не говоррил! - громко выпалил Ружо и несильно ткнул меня в спину "калашом".
   - Вася, я тебе сейчас этот ствол в ухо засуну, - грозно рыкнул я на него. - В Милу свою тыкать будешь.
   - Ты Милу не тррогай! - выдохнул он, сузив глаза. Когда дело касалось его девушки, парень становился другим.
   - Замолчи, а то спалишь всех, - шикнул на него Крыса и недобро посмотрел на меня.
   Я мило улыбнулся ему в ответ и поднялся на пригорок, за которым расстилалась небольшая поляна, усеянная цветами с мертвенно-бледными лепестками.
   - Они, что ли? - спросил я Крысу, глядя на этот цветник.
   - Ага, - кивнул он головой. - Только в это время суток они распускаются. Надо их скорее собрать, а то снова скукожатся.
   - Ну, погнали тогда, - решительно сказал Ружо, закинул "калаш" на спину и принялся срывать цветы, закидывая их в мешок.
   Мы присоединились к нему, и вот уже луна освещала три согнутые до земли спины, разгибающиеся только для того, чтобы оглядеть окрестность на предмет опасности. Духу я доверял, но десять метров это мало. Все же именно он, спустя полчаса, когда мешки уже были почти набиты цветами, предупредил меня об угрозе жизни.
   - Опасность! - истошно завопил дух.
   - Ложись, - вторил я ему и рухнул в цветы.
   Крыса и Вася мгновенно последовали за мной. Мы затихли, не смея двинуться. Цветы были достаточно высокими для того, чтобы нам ни хрена не было видно, но и нас издалека стало не заметно.
   Атос нервно спросил, стараясь говорить предельно тихо:
   - Лис, что там?
   - Опасность, - расплывчато ответил я, лежа возле ботинок Ружо и ощущая вонь, исходящую от них. - Вася, это ты во всем виноват.
   - Я? - глухо изумился он.
   - Ага. Они учуяли благоухание твоих педалей, - едко произнес я. - Вот и решили познакомиться с их обладателем поближе.
   - Кто "они"? - быстро спросил Крыса.
   - Не знаю, - отмахнулся я и добавил, поймав взгляд Атоса: - Высунись немного и проверь, там ли они. Дух молчит. Может уже ушли.
   Крыса последовал моим словам. Он приподнялся, вытянув шею, повертел головой, а потом уставился в одну точку и прошептал:
   - Попадос, братцы. Это гомункулы Жорика. Пять штук вижу.
   Произнеся эти слова, Атос снова распластался на земле и затих. Я судорожно сглотнул вязкую слюну, прикинув, чем нам грозит обнаружение этими существами. Они не ведали страха и жалости, как и их создатель - некромант Георгий. Несколько лет назад его хотели посадить в тюрьму за те опыты, которые он проводил в подвале своего дома, но Жорику удалось сбежать. С тех пор он поселился где-то в этом лесу и продолжал свою деятельность. А в прошлом году люди впервые узрели результаты его трудом - гомункулов - богомерзких созданий, состоящих из человеческих и звериных фрагментов. Тела чаще всего у них были людскими, а вот головы и руки - животными. Кос клялся, что однажды видел гомункула с башкой кабана, телом медведя и руками человека. Мало того, из кабаньей головы торчали рога оленя. Он тогда долго отстирывал свои штаны от г... глины, в которой измазался, когда убегал от него.
   Жорик умудрился передать своим созданиям жуткую ненависть к людям. Когда они их видели, то тут же нападали, а если учесть то, что у гомункулов физические параметры гораздо выше, чем у среднестатистического человека, то подобное нападения практически всегда заканчивалось людской смертью.
   Неожиданно дух снова всполошился и начал, не переставая, верещать:
   - Опасность! Опасность! Опасность!
   - Ребята, они идут сюда, - быстро проговорил я, облизав губы.
   - Близко? - проблеял Вася, так мощно дыша в почву, словно хотел воздухом прорыть нам подземный ход.
   - Не знаю, - ответил я.
   - Они увидели нас? - дельно спросил Крыса, сохраняя спокойствие.
   - Не знаю. Я могу точно сказать только одно: они идут сюда, - произнес я, ощущая, как спина стала липкой от пота. - Может, это просто совпадение, которое, надеюсь, не станет роковым. А может быть, они как-то заметили нас.
   Крыса задумался. Дух верещал. Вася дрожал. А я молча потянулся за "макаром", отчетливо понимаю, что его пули только пощекочут гомункулов.
    
   Глава 3
   Атос решительно проговорил, мудро не поднимая головы от земли:
   - Лис, они все еще прут сюда?
   - Ага, - выдохнул я, слыша истошно голосящего духа.
   - Вася, шмальни в них очередью и линяем отсюда. Мешки не забудьте.
   Ружо быстро вскочил на ноги и лихо начал строчить из "калаша". При всех минусах парня, стрелял он совсем даже не плохо. "Кошачьи глаза" в серых тонах позволяли увидеть, как пули кучно ложатся в гомункулов. Их фигуры дергались от попаданий, словно марионетки в руках неопытного кукловода, и от них отлетали куски мертвой плоти, из которых были собраны эти человекоподобные существа. Жаль вот только, что атака Васи их совсем не остановила, а даже наоборот - они более рьяно побежали к нам, не обращая внимания на пули, рвущие их тела.
   - Валим! Валим! - заорал Крыса и подхватил два мешка.
   Я схватил оставшийся и побежал за ним. Ружо поскакал следом за нами, изредка стреляя в гомункулов, которые стали преследовать нас. Я успел различить, что все они обладали человеческими телами, а вот головы у них были от различных животных: волчья, медвежья, оленья, лосиная и от мегакрота.
   - Догонят, мамой клянусь, догонят! - кричал Вася на весь лес, иногда постреливая в преследователей. - У них выносливость железная!
   - Не дрейф! - откликнулся Атос, улепетывая во все лопатки. - Оторвемся! Они медлительные!
   Мы неслись по той же тропинке, по которой пришли сюда. Трава сразу же стала какой-то приставучей, словно специально заплетала мне ноги, пытаясь повалить на землю.
   Я обернулся проверить, как там Вася. Парень бежал, почти не глядя вперед, все его внимание было сосредоточенно на гомункулах, поэтому он чуть ли не каждую ветку, нависающую над тропой, проверял головой на прочность. Ружо только и успевал болезненно вскрикивать.
   После очередного столкновения его лба с веткой, я весело выдохнул:
   - Вася, вон еще ветка! Не пропусти! Вдарь ей как следует, а то висит тут подлюка!
   Но тут мне стало не до веселья. Крыса оказался не прав. Отвратительные создания Жорика сокращали расстояние. Я прикинул, с какой скоростью это происходит и сколько нам осталось бежать до лодки, и пришел к неутешительному выводу, что боя не избежать, а нас всего трое, а может быть и двое - опередивший нас Атос имел некоторые шансы удрать от гомункулов. Я не был уверен, что он останется с нами. Парень может запросто предпочесть ретироваться.
   Внезапно Вася вскрикнул, как раненый зверь, и полетел кубарем по тропе. Вот сейчас мы и высним: убежит Атос или нет.
   Я притормозил и заорал:
   - Крыса! Помоги!
   Он остановился и, матерясь, подбежал к Ружо. Отлично, Атос не сбежал. Мы подхватили Васю под руки и потащили по лесу. Ужасно мешали мешки. Так и хотелось их бросить, но тогда бы весь наш поход отправился бы псу под хвост.
   - Ногу, ногу подверрнул, - стонал Вася. - Там норра какая-то была. Ботинок в ней оставил. Теперрь Мила меня за него убьет.
   - Новый купишь, еще лучше прежнего, - прошипел я, достав одной рукой склянку с жидким здоровьем. - Открывай рот.
   Он послушно распахнул свое жерло, и я набегу влил туда зелье. Парень практически сразу же смог наступать на подвернутую ногу: содержимое склянки помогло ей восстановиться. Гомункулы воспользовались нашей заминкой и еще больше сократили расстояние.
   - Не уйдем, - зло бросил Крыса, глянув на преследовавших нас существ.
   В этот миг мы как раз пробегали то место, где я услышал лешего. Он все так же ворчал среди деревьев. Мне в голову пришла дельная мысль.
   - Господин леший! Брат леший! Помощь ваша нужна! - прокричал я на бегу, ловя на себе изумленные взгляды Васи и Крысы.
   - А ты кто такой будешь? - подозрительно проскрипел старческий голос, который слышал только я.
   - Я бы вам ответил на все вопросы, но за мной гонятся очень плохие существа, которые совсем лес не ценят, не то что мы, - произнес я, остановившись. - Уведите их от нас, а мы вам за это отплатим.
   - Лис! Ты сбрендил?! Беги! - проорал Крыса, но все же затормозил следом за мной, решив дать мне шанс договориться с лешим.
   Вася тоже остановился и со страхом проблеял, перезаряжая автомат:
   - Максим, обещай ему что хочешь.
   - А почему же у вас в мешках сорванные цветы, которым еще жить и жить, раз вы лес цените? - пробрюзжал леший.
   - Порочный круговорот жизни в природе, - выпалил я первое, что пришло на ум. - Давайте я за вашу помощь дам две бутылки зелья здоровья?
   - Гомункулы совсем рядом, - жарко напомнил Крыса, наведя на них пистолет.
   - Четыре, - жадно произнес леший.
   - Согласен, - быстро бросил я и проговорил, глядя на Васю и Атоса: - Давайте сюда ваши зелья здоровья.
   Они мигом протянули мне требуемые вещи, и я их швырнул в то место, откуда доносился голос лешего. Только склянки достигли земли, как тут же пропали, а гомункулы, не добегая до нашей троицы нескольких метров, внезапно свернули в кусты перпендикулярно от нас.
   - Я чуть не обделался, - прошептал Вася, провожая облегченным взглядом существ Жорика, а потом покосился на голую ногу, лишившуюся ботинка, и скорбно добавил, перебирая короткими пальцами: - Что девушке-то сказать?
   - Похвастайся ей, что убил в бою ботинком десяток врагов, после чего он пришел в негодность, и ты выкинул его, - хохотнул я, двинувшись к лодке. - Ребята, давайте скорее, я не знаю, сколько леший будет их водить по лесу.
   - За четыре бутылки он их до утра выгуливать должен, - весело произнес Крыса, идя за мной, а потом обернулся и проговорил, глядя на угрюмого Ружо: - А Миле твоей я скажу, что Васька пришел босоногим, потому что бежал от врагов так, что аж ботинки слетели.
   Я и Крыса одновременно заржали. Вася наградил нас хмурым взглядом. Отсмеявшись Атос серьезно произнес:
   - А если по чесноку, ребята, то мы крутая банда. Кто-нибудь еще разок хочет сгонять сюда?
   - Я был бы не прочь, - бросил я, через плечо.
   Ружо промолчал, зло пнув ногой шляпку какого-то гриба, растущего на тропинке.
   Крыса посмотрел на парня и ехидно произнес:
   - А Ваське сначала надо у Милы узнать: хочет он или нет.
   Мы снова засмеялись тем же составом. Ружо махнул рукой и грустно выдохнул:
   - Да ну вас. Ничего вы не понимаете. Вот сейчас вы прридете домой, а кто вас там ждет? А? Тебя собака, а тебя Кррыса?
   - Ладно, не заводись, - успокаивающе произнес я. - Просто пошутили.
   Дальше мы передвигались в молчании, и даже когда грузились в лодку, то никто ничего не сказал.
   Вася снова сел на весла и начал грести. Мы отошли от берега на несколько десятков метров, и в этот момент глаза начало щипать и резать. Я закрыл их рукой и услышал, как Крыса прошипел:
   - Паскудное зелье попалось. У вас так же, мужики?
   - Ага, - выдавил я, подняв веки и ощутив слезы на щеках.
   - Да, - мучительно произнес Вася, который, несмотря на дискомфорт, не закрывал глаза и глядел, куда гонит лодку. - Может, в следующий рраз, фонаррики бррать будем?
   - Ага, чтобы нас сразу сожрали? - ехидно бросил я. - Да и батарейки стоят дорого. Лучше уж это поганое зелье.
     - Только очень крутые "Кошачьи глаза" не оставляют последствий, - проговорил Крыса, болезненно хмурясь. - Сейчас уже должно пройти. Обычно Халдей дает получше.
   - Схалтурил, - выплюнул я недовольно и снова зажмурился, а раз уж глаза все равно закрыты, то я глянул на свои параметры. Энергия поднялась на одну единицу, тем самым увеличив выносливость на десять. Ну хоть так.
     Лодка тем временем быстро разрезала водную гладь. Вася, словно лошадь, почуявшая отдых, мощно работал веслами. Из нас троих у него была самая большая сила и выносливость, поэтому он и оказался в роли гребца, а не из-за того, что мы его как-то ущемляем.
   Я посмотрел на Васю из-под полуопущенных век. Он оставил двоякие впечатления после нашей сегодняшней вылазки. В принципе, с ним можно иметь дело, как и с Крысой. Осталось только проверить - не обманет ли нас Халдей. Я мало что знал о нем. Рассказывают, что свое прозвище он получил в те времена, когда бегал по различным богатеям и предлагал им создать лабораторию, где он бы мог изготовлять протезы, а потом пришивать бы их к нуждающимся в этом людям.
   Значение слова "халдей" - это ряженый шут или скоморох. Кто-то дал ему это прозвище, и оно закрепилось за ним, потому что все смеялись над парнем и не верили, что у него что-то получится, но в какой-то момент смешки закончились... Теперь у Халдея одна из самых крупных лабораторий в городе, где он и его помощники проводят операции, варят зелья, изготавливают протезы и еще много чего интересного. Он стал одним из немногих, кто двигает город вперед.
   Вообще наше общество почти ничего не производило, а большинство сложных механизмов было собрано благодаря деталям, которые люди находили в руинах города, носящего неофициальное название Киберград. Располагался он километрах в ста пятидесяти от стен нашего городка. Мобы там обитали весьма и весьма мощные. Только хорошо подготовленные и укомплектованные отряды имели наглость соваться туда.
   В Киберграде можно было найти действительно ценные вещи. Вот только с электроникой было туговато, но так стало везде, из-за того, что много лет назад, еще до Войны, кому-то из сильных мира сего, пришла в голову "гениальная" мысль, что Слияние можно остановить путем уничтожения электроники, дескать, благодаря ей в нашу реальность рвется цифровая. Ну и всё... взвейтесь кострами, синие ночи. Сначала в ход пошли: игровые капсулы, компьютеры, смартфоны, ну а потом уже и менее значимые вещи легли на пылающий алтарь борьбы со Слиянием.
   Вот так и получилось, что сейчас очень мало какой-либо электроники. Но все же надежда на развитие этой отрасли присутствовала. В городе появлялись люди, которые обрели талант, связанный с электроникой. Он позволял им что-то изобретать или восстанавливать старое. Я бы с удовольствием стал одних из них, но мне не суждено.
   В какой-то момент я отвлекся от своих мыслей и посмотрел вокруг. Пока я бродил среди закоулков своей памяти, иногда прикладываясь к бутылке с силой воли, лодка почти добралась до причала, а спустя несколько минут глухо ткнулась в него носом.
   - Фух, приехали, - облегченно выдохнул Крыса и требовательно протянул руку к "калашу" Васи.
   Он неохотно отдал его. Я тоже передал Атосу оружие. Он все сложил в ящик, запер его и прикрыл тканью, затем парень посмотрел на нас, опасно сузил глаза и предупреждающе произнес:
    - Если что-то пропадет...
   - То я тебе по роже дам за такие подозрения, - зло перебил его я. - Думаешь, я у своих ворую?
   - Извини, Лис, просто привычка, - сбавил тон Крыса и сунул мне в руки мешок. Второй он дал Васе, а последний закинул себе на спину.
   Затем Атос привязал лодку, и мы быстро пошли к воротам города. Лучи прожекторов двигались достаточно лениво, поэтому мы без проблем добрались до калитки никем незамеченные. Крыса постучал в нее каким-то особенным стуком, напоминающим азбуку Морзе. В калитке открылось небольшое окошечко. Мужик, который выпускал наше трио из города, узнал нас и молча открыл калитку. Мы проскользнули в нее и он, наставив на нас автомат, грозно спросил:
   - Что в мешках?
   - Цветы, - ответил Крыса, снял со спины мешок и открыл его.
   - Вы двое тоже показывайте, - приказал второй охранник.
   Мы повиновались. Один из сотрудников охранки принялся шуршать в них рукой, пока второй держал нас на мушке.
   - Цветы, - наконец сказал мужик своему коллеге, удовлетворившись осмотром.
   Обстановка разрядилась. Сотрудник охранки опустил дуло автомата и со смешком выдал, глядя на ноги Васи:
   - А где второй ботинок-то? Разонравился и выбросил?
   Его товарищ засмеялся. Крыса, угодливо усмехнувшись, произнес:
   - Ага, все так и было.
   - Только перед этим он двух гомункулов завалил, пока вы тут золото стригли, - процедил я, начиная закипать.
   Атос резко повернулся ко мне и всем своим видом показывал, чтобы я заткнулся и не отсвечивал, а то в следующий раз эти ребята не станут с нами сотрудничать, а вот прямо сейчас накостыляют нам по первое число.
   - Ботинком, что ли, завалил, или у вас есть оружие? - произнес один из охранников, вцепившись острым взглядом мне в лицо. - А может вы нашли подземелье нехоженое и не сдали его властям?
    - Ничего мы не нашли. Да и нет у нас ничего, - быстро затараторил Крыса и схватил мешок. - Мы уже уходим. Быстрее, мужики, быстрее. Нас уже ждут.
   Я поднял мешок, а Вася закинул на плечо свой. Парни из охранки переглянулись, но промолчали, дав нам спокойно уйти.
   Только мы отошли от них, как Атос набросился на меня с гневной речью:
   - Лис, ты охренел? Ты им сейчас чуть не спалил пушки Халдея!
   - Крыса, ты вот вроде башкой соображать умеешь, а элементарных вещей не понимаешь, - с ленцой в голосе ответил я. - Ты думаешь, они не понимают, что мы за город не с пустыми руками ходили?
   - Откуда они знают, где мы лазали? Может быть, мы тут возле стен прошвырнулись и нахапали этих лепестков, - не сдавался Крыса, ища взглядом поддержки у Васи. А тот, словно не слыша нас, с независимым видом вышагивал по улице, иногда поглядывая на мигающие фонари.
    - Ага, прямо с клумбы, - скептически изрек я. - Обо всем они прекрасно знают. А нужно будет выслужиться перед начальством, то они мигом сдадут тебя.
   Крыса задумчиво нахмурился, будто сам не догадывался об этом, а затем, успокоившись, произнес:
   - Все равно не надо было говниться. Посмеялись бы над их шутками и спокойно двинули бы в город.
   - Да что-то накатило, - пожал я плечами, не став ему объяснять, что мне стало обидно за Васю.
   - Ладно, - махнул рукой Крыса и весело добавил: - Тебе можно - ты же Бешеный Лис. И, ребята, в этом районе аккуратнее. Сами знаете, чей он.
   Вася кивнул головой. А я кислой рожей дал понять Атосу, что в курсе того, куда мы пришли. Этот район целиком и полностью принадлежал одному из членов Совета, который, по совместительству, возглавлял влиятельный клан, специализирующийся на бионике - искусственных компонентах тела. Он-то и пригрел Халдея.
   Вокруг здесь было заметно чище, чем там, где я жил. Для мусора стояли бачки, под ноги его не кидали. Дома были намного лучше, чем в моем районе. Тут не наблюдалось никаких мостков, а улицы стали чуть шире и на них появились канализационные люки. Во множестве присутствовали фонарные столбы с целехонькими лампами, заключенными в плафоны. На крышах я заметил людей с оружием - некоторые из них разглядывали нас в оптику. Особенно заинтересовался нами человек в бронежилете, стоящий рядом с антенной станции связи. Он провожал нас дулом своей винтовки.
   Вася тоже обратил внимание на навязчивый интерес с его стороны и краем рта спросил у меня, нервно поежившись:
   - Лис, что там твой дух говоррит? Он нас не хлопнет?
   - Меня точно не хлопнет, - буркнул я, ощутив в этом районе свою ущербность. - На счет тебе не знаю. Рожа у тебя подозрительная.
   - Шутит он, - хмуро сказал Крыса, пытаясь держаться уверенно, но было видно, как он робеет.
   Если кто-то из местных застрелит нас, то ему вряд ли даже пальчиком погрозят. Мы это понимали, поэтому шли, не делая даже намеков на резкие движения.
   - Долго еще? - спросил Ружо, вышагивая так, словно лом проглотил.
   - Пришли уже, за этим углом, - ответил Атос, глядя на пятиэтажное серое здание с толстыми стенами и решетками на окнах, во многих из которых горел свет.
   Мы повернули и остановились возле железной двери, ведущей в подвал. Крыса постучал в нее. Раздались скрежещущие звуки с трудом отодвигаемой задвижки. Дверь приоткрылась, и на улицу высунулась лохматая голова бледнокожего худющего мужичка с синяками под глазами, одетого в халат, испачканный какими-то зелеными пятнами.
   - Здорово, мужики. Вижу, что принесли, - пролопотал он, глядя на мешки, и посторонился, пропуская наше трио внутрь.
   Сначала каждый из нас пожал его протянутую мягкую руку, а уж затем мы спустились по железной лестнице. Тут оказался короткий коридор. Мы прошли по нему, а потом Атос открыл еще одну дверь и мы попали в освещенное электрическими лампами длинное помещение с низеньким потолком. Вокруг были какие-то реторты, перегонные кубы, горела печь, а в углу примостился редкая редкость - компьютер, рядом с которым на стальном столе лежала человеческая рука.
   Вася испуганно вздрогнул, увидев ее, а потом присмотрелся и выдохнул:
   - Как живая.
   - Ага, Халдей умеет, - довольно хохотнул мужичок.
   - Это для Славика? - спросил у него Крыса, взяв искусственную конечность и начав ее сгибать.
   Я так понял, что этот протез предназначен для того мужика, который во время прошлой вылазки в лес лишился руки. Подобная биомеханическая конечность имела чувствительность равную обычной руке. Но ее можно было, как снизить, так и увеличить - в зависимости от желания заказчика. Такой протез полностью заменял человеку утраченную конечность. Даже внешне он был не отличим от настоящей руки. Им можно было выполнять все те же манипуляции, которые подвластны "живой" конечности. Стоило такое чудо весьма дорого.
   Мужичок в халате произнес, глядя на Крысу:
    - Ага, для Славы, ему утром на операцию. Халдей с него в два раза меньше взял. Да еще и в долг.
   - А чего она здесь лежит? - удивился Крыса, пожимая ладонь искусственной руке, будто здоровался с ней. - Ты же тут зелья новые химичишь.
   - Длинная история, - отмахнулся мужичок, смущенно отводя взгляд.
   - Онанировал, что ли, ей? - хохотнул Атос и с наигранным испугом бросил руку на стол.
   - Сам ты онанировал, - огрызнулся он, показав крепкие белые зубы, очень может быть, что искусственные.
   - А как ей управлять? - ровным голосом спросил я, кивнув на биомеханическую руку. - Я слышал, надо чип в затылок вживлять.
   - Не, - замахал руками мужичок, - это сказки. Пока таких технологий нет. Нервы вот специальные выращиваем, потом вживляем их. Они-то и помогают управлять бионикой.
   - Ясно, - понятливо сказал я, больше ничего не добавив.
   А он торопливо произнес, сменив тему:
    - Цветы сюда кладите. Вот деньги. Все, как договаривались.
   Мы кинули мешки в указанное место, и мужичок протянул Атосу шесть золотых. Крыса сграбастал их и произнес:
   - Бывай, Бледный.
   Наша троица распрощалась с ним и покинула подвал. На свежем воздухе Атос дал по два золотых мне и Васе. Последний довольно улыбнулся и быстро проговорил:
   - Все, я пошел. До встрречи, мужики.
    - Удачи.
   - Милке привет передавай, - сказал Крыса и, глядя ему вслед тихо добавил: - Ну что, Лис?
   - Нормально, - ответил я, провожая взглядом широкую спину Васи. - Я тоже пойду дрыхнуть.
   Мы пожали друг другу руки и разошлись в разные стороны. Духа я предусмотрительно не выключал. Такую роскошь стоит позволять только в собственном доме или хотя бы днем, когда находишься в городе доверху забитом людьми... одними только людьми. Мне бы, по некоторым причинам, хотелось бы, чтобы здесь жили не только люди, но и прочие разумные. Никто точно не знает, но вроде бы где-то за лесами обитают эльфы, гномы, орки и прочие человекоподобные существа, наделенные разумом. Они объявились в нашем мире, когда он слился с цифровым, поэтому люди считали, что подобные разумные создания несут для нас угрозу. Но Войну, вроде бы, развязали не они.
   Я стал вспоминать все теории о том, кто ее начал, и занятый этим делом чуть не проскочил нужный мне поворот, где под шиферным козырьком, в темноте, терся средних лет блондин с бегающими водянистыми глазками. Одет он был в пиджак и спортивные штаны, и вид имел донельзя подозрительный: небритая рожа, воспаленные глаза, серые безжизненные губы и свернутый на бок нос, похожий на наконечник стрелы.
   - Не спится, Гарик? - насмешливо произнес я, подойдя к нему.
   Он меня узнал и через губу быстро обронил:
   - Что-то надо или соскучился?
   - "Снотворное" и ампулу "Силы", - произнес я, решив провести эксперимент, раз уж появились лишние деньги.
   - Семьдесят серебряных, - сказал он, обнажив желтые зубы. Изо рта у него пахло чем-то химическим.
   - Сдача есть? - спросил я, показав ему золотой.
   Он кивнул головой и полез куда-то под лацкан потертого пиджака. Вытащил оттуда требуемые мной вещи и сдачу. Все это он протянул мне, а я отдал ему золотой. Не прощаясь, я быстренько потопал прочь, а остановился только возле здания из желтых кирпичей, со смешными рисунками на стенах - это был приют, где я провел так много времени. Его двери были закрыты. Все уже давно спали. В окнах сплошная темень. На стене, возле дверного косяка, висел обычный жестяной ящик для пожертвований. За все время его существования даже самый отъявленный мерзавец не взял оттуда не медяка. Я приоткрыл его и ссыпал туда три десятка серебряных монет, а потом двинулся к своему дому.
   Через несколько десятков минут вернувшись в свою халупу, я проверил свет - его еще не дали, тогда я зажег свечу, погладил пса, кинул ему еды и занялся экспериментом. Я достал ампулу "Силы", свернул ей кончик и вылил содержимое в рот. Шанс того, что эта кроваво-красная жидкость сработает, равнялся пятидесяти процентам. Подобные ампулы хорошего качества давали гораздо больший шанс срабатывания, но они стоили в разы дороже. Если эту я взял у подпольного дельца за шестьдесят серебряных, то хорошая будет стоить где-то четыре золотых, но она точно сработает и не будет никаких побочных эффектов. Эту же ампулу я купил из-за того, что примерно десять процентов людей вообще не восприимчивы к подобным жидкостям. Мне просто нужно было узнать - вхожу ли я в их стройные ряды или нет.
   Тем временем я почувствовал, как поднялась температура моего тела. Это означало, что жидкость попала туда, куда ей следует. А теперь глянем эффект. Я открыл параметры.
   - Отлично, - радостно пробормотал я.
   Сила увеличилась на одну единицу. Значит, я вхожу в девяносто процентов восприимчивых к подобной фармакологии людей. Это было замечательно. Используя такой метод, можно было подтянуть отстающие параметры, кроме нескольких, на которых химия не действовала. Богатые люди часто именно так и поступали. Денег у них хоть одним местом жуй, вот они и становились запредельно раскаченными.
   Но чем чаще ты пользовался фармакологией, тем больше должна была становиться доза, иначе организм переставал отзываться на подобный допинг и параметры не увеличивались.
    Я достал из кармана еще одну купленную у Гарика вещь - это была трава, которую в простонародье называли "Снотворное". Она должна была отправить меня в мир грез, куда духам пути нет. Кошмары мне уже поперек горла стоят. Я так скоро клеенку буду под себя стелить, перед тем как ложиться спать.
   Я быстренько смастерил самокрутку, поджег ее от свечи, затушил последнюю, и лег на кровать, предварительно избавившись от одежды. Вот так лежа на спине и глядя в окно, я попыхивал "Снотворным", ощущая, как веки начинают вяло ползать по глазным яблокам.
   Внезапно из жилища Этель раздались характерные поскрипывания кровати. Да что же это за жизнь-то такая?! Только расслабился - как тут же весь кайф обломали. Я спрятал голову под подушку и попытался заснуть, положив на пол почти докуренную самокрутку.
    
   Глава 4
   Ночь прошла без кошмаров и прочих нехороших событий. А утро началось со стандартной процедуры выгула собаки. Гром скакал возле меня и возбужденно хрюкал. Я открыл дверь своего жилища, и мы по лестнице спустились на землю, раскисшую за ночь от влаги. Климат у нас был достаточно влажным и весьма теплым. Зимой даже река не покрывалась льдом.
   Максимыч уже сидел на привычном месте. Мы поздоровались, и он весело сказал:
   - Собака у тебя какая-то мордоляпая.
   - Ну какая есть, - философски произнес я и сел рядом с ним на ящик.
   - Как дела? - любопытно спросил словоохотливый дед. - Слушок идет, что ты за город ночью ходил.
   - Было дело, - ответил я и вкратце пересказал ему перипетии этой вылазки, догадываясь, что слушок пустила Мила.
   - Повезло вам, повезло. Совсем без потерь, если не считать ботинок, - усмехнувшись в бороду, оценил дед, покивав седой головой. - Хороший у тебя талант, нечета многим. Развивай его, не ленись. А то молодежь нынче совсем ленивая пошла... Вот в наши-то годы по-другому все было... Мы и от чудищ оборонялись, и город строили, и учились всякому...
   - Слушай, Максимыч, а ты никогда эльфов не встречал? - проговорил я, наблюдая за Громом, который увлеченно обнюхивал угол дома.
    - Однажды видал, - изумил он меня. - Лет восемьдесят тому назад. Красивый, собака. На тебя похож. Мы его тогда в яме сожгли.
   - Весело, однако, вы жили, - сдавленно крякнул я, покосившись на него. - Вы его хоть допросили?
   - Некогда было. Я же говорю: от чудищ отбивались, город строили, учились всякому разному... - недовольно проскрипел дед, словно решил, что я его не внимательно слушаю. - Да и язык его никто не понимал. Чего он там щебечет? Вот и отправился к своей почившей родне.
   Я серьезно спросил, недовольно глядя на деда:
   - Разве нельзя было попробовать обучить его нашему языку?
   - Да кто им бы занимался? Мы ж тогда считали, что если не человек, то обязательно враг, - ответил он, степенно погладив бороду. - Раньше же на планете эльфов не водилось, а значится, пришлый он - цифровой. А добра от таких не жди. Вот и сейчас за город нос покажешь и считай, что его мобы отгрызли. Их ведь тоже отродясь в мире не было.
   - А потом, после эльфа, встречал еще каких-нибудь человекоподобных разумных? - с жадностью проговорил я, заглядывая в светлые, выцветшие глаза Максимыча.
   - Нет, - твердо сказал он, пожевав бледные губы. - Людей-то мало: один город, да несколько деревень вокруг. Мы так ни с кем на связь и не вышли: и радиоволны пробовали, и еще как-то умельцы пытались, но везде молчок. А ты о каких-то других разумных лепечешь.
    И все же они были. Я тому свидетельство. Никто в городе не знал о том, что я только на три четверти человек, а я хранил этот секрет пуще зеницы ока. Тьфу, блин, как Максимыч заговорил.
   Я решил задать ему еще один вопрос, который уже множество раз задавал своим друзьям:
   - Так ты считаешь, что реальны только люди? А остальные разумные - цифровые?
   - Да, - бескомпромиссно обронил дед, как и все те, кому я задавал его прежде.
   - А если вдруг объявятся какие-нибудь полукровки? - ровным голосом спросил я, внутренне напрягшись.
   - Не дай Бог! - испуганно выпалил Маскимыч и перекрестился трясущейся рукой. - Это будет противоестественно. Надо давить такое в зародыше. В яму и сжечь.
   Я отшатнулся от деда, хотя был уверен, что он ответит, так же, как и все до него. Мне мгновенно расхотелось дальше развивать эту тему, и я поспешно спросил у него, переводя разговор в совершенно другое русло:
   - Максимыч, а ты в каком возрасте был на пике своих параметров?
   - Ну-у-у, - протянул он, задумчиво нахмурившись. - Где-то годков к тридцати я вышел на хорошие показатели и держал их почитай лет до сорока пяти, а потом начал потихонечку сдуваться. У нас ведь тогда не было того хитрого пойла, которое сейчас есть у вас. Да и не знали мы многого. Ногу вот еще потерял.
   - Халдей одному из своих подручных, лишившемуся руки, протез за полцены сделал, - с намеком проговорил я, косясь на деда.
   - Все равно дороговато для меня, - тяжело выдохнул Маскимыч.- Мне ведь не только нога нужна, но и зелье омоложения, иначе зачем мне конечность взамен той, которой мегакрот подавился и сдох в жутких корчах? Я без омоложения так и буду здесь сидеть, только уже с двумя ногами. Параметры ведь не те. Даже в поля работать не возьмут. А никакому другому ремеслу я так и не обучился.
   - Не расстраивайся, - обнадеживающе сказал я, хлопнув его по худому плечу. - Вот я разбогатею и обязательно помогу тебе.
   - Хороший ты парень, Максим, - ухмыльнулся он, показав желтые частично съеденные зубы. - Только вот много я таких знавал. Проходили годы, а они все так же топтались на одном месте и жаловались на невезение. И я таким был. Всегда думал, что я рожден для чего-то большего, нежели крестьянский труд. Смотрел в небо и всем сердцем чувствовал, что у меня все получится. А видишь, как сложилось...
   Дед закончил говорить с тяжелым вздохом, потрепав по холке подбежавшего Грома. Собака блаженно зажмурила жабьи глаза. Я посмотрел на утреннее солнце и проговорил:
   - Ладно, пойдем мы. Гром, домой.
   - Ну, это, надолго не пропадай, - наставительно произнес Максимыч. - И попусту не рискуй. Хороший ты парень, жалко будет, если сгинешь зазря.
   - Спасибо на добром слове, - усмехнулся я и потопал в сопровождении собаки в свою хибару.
   Вернувшись домой, я покормил пса и занялся другими традиционными утренними мероприятиями: тренировкой, включающей в себя отжимания от пола и подтягивания на присобаченном к стене турнике; а потом медитацией.
   После нескольких десятков минут интенсивных упражнений, которые были призваны увеличить физическую силу и энергию, я сел в позе лотоса на шкуру шестилапа, отогнал пристающего Грома и отрешился от всех звуков и соблазнов этого мира. Сердце замедлило свой бег. Я почувствовал, как пульсируют вены на висках. Дыхание стало ровным и спокойным. В этот момент я врубил духа на максимальных настройках. В таком состоянии единицы силы воли расходовались заметно меньше, что позволяло дольше использовать талант, а это способствовало более быстрому росту параметра.
   Я подождал, пока дух истощит запасы единиц силы воли, а потом еще немного дал ему попользоваться единицами здоровья, сразу же ощутив, как начинает ухудшаться мое состояние: появилось головокружение, слабость, я стал немного заторможено воспринимать мир.
   Когда здоровье сократилось почти на десяток процентов, я выключил духа, но медитацию не прекратил. Теперь она служила для более быстрого, чем обычно, восполнения утраченных единиц здоровья, а затем силы воли.
   Прошло некоторое время, и я снова был в оптимальном состоянии. Следующую подобную процедуру стоит провести только вечером. Часто медитациями баловаться нельзя - организм привыкает и параметры не растут. Если же соблюдать определенные правила, касающиеся подобных процедур, то постепенно можно прокачать силу воли и телосложение. Конечно, прямо сейчас у меня эти параметры не поднялись, но при регулярных занятиях рано или поздно они повысятся.
   Закончив с медитацией, я раскрыл глаза и мой взгляд упал на довольного пса, который развалился возле двери, набив брюхо. Я подумал, что неплохо было бы и мне позавтракать. Этим я, собственно, тут же и занялся. Быстренько сварганил себе нехитрую еду и сел за стол напротив окна.
   Только я поднес ко рту наколотую на вилку картофелину, как тут оконные ставни жилища Этель со скрипом распахнулись. Девушка подставила утреннему солнцу заспанную мордашку и блаженно зажмурилась. Я же завис, держа вилку на полпути ко рту, потому что Этель была в одних кружевных трусиках.
   - Привет, близняшки, - справившись с легким удивлением, весело поздоровался я, глядя на ее молочные железы.
   - Надо же, живой, - поприветствовала меня девушка, не торопясь, накинув на себя халатик. - А я так хотела забрать себе Грома, чтобы в доме был хоть один нормальный мужчина.
   - У тебя в доме бывает полно мужчин, - оскалившись, поддел ее я.
   - Я говорила о "нормальном", - задорно улыбнулась Этель, потом ее милое личико потемнело, будто девушка что-то вспомнила, и она серьезно добавила: - Макс, ты слышал, что сегодня ночью пропала еще одна грязнуля? За две недели это уже шестая.
   - Нет, не слышал, - быстро ответил я, нахмурив брови.
   - Кос тебе ничего не говорил?
   - Ну внутренняя охранка занимается этим делом, - ответил я достаточно уверенно. - Но вроде бы никаких улик и подозреваемых нет. Пока грешат на залетных мобов.
   - Чушь, - резко сказала она, гневно сверкнув глазами. - Если бы это были они, то остались бы хоть какие-нибудь следы: кровь, части тела. И кто-нибудь обязательно бы слышал крики жертвы.
   Я пожал плечами, откусил все-таки от картофелины, и, пережевывая ее, проговорил:
   - Больше у меня никакой информации нет.
   - А что если это снова потрошители активизировались? - предположила Этель, округлив глаза от страха.
   - Да брось ты, - успокаивающе махнул я рукой. - Их переловили следом за Жориком, на которого они работали.
   - Так он же живой, - не сдавалась она. - Вдруг они куда-нибудь в лес переправляют ему людей, а он там из них гомункулов лепит.
   - Этель, успокойся. У них мужские тела. И я даже не знаю, откуда Жорик их берет. Хотя, будь я на его месте, то втихаря бы покупал их в городском морге, - задумчиво закончил я, подумав, что мимоходом раскрыл канал поставки Жорика, а то все удивляются: откуда у него столько человеческих деталей?
    - Хорошо, что ты не на его месте, - быстро выпалила Этель и жалобно добавила: - Максим, я боюсь.
    - Может быть, тебе следует прекратить на время свою трудовую деятельность? - посоветовал я ей, накалов на вилку еще одну картофелину. - Или принимать клиентов исключительно дома?
   - Я так и поступлю, - решительно сказала девушка, тряхнув волосами.
   - Прекратишь? - иронично улыбнувшись, спросил я, полностью уверенный в том, что она выбрала второй вариант.
   Девушка подтвердила мои мысли, со вздохом сказав:
   - Дома буду работать. Деньги-то зарабатывать надо. Кстати, как прошло твое ночное мужское дело?
   - Отлично, - бросил я, доев завтрак.
   - Я за тебя рада, - искренне проговорила Этель, немного грустно глядя на меня. - Какие на сегодня планы?
   - В библиотеку надо нагрянуть, - отрывисто ответил я, подойдя к раковине, и начал мыть посуду в желтоватой воде, начавшей вяло струиться из крана. - А потом на базар надо заскочить.
   - Хозяйственный, - оценила девушка. - Завтра воскресенье, сходим вместе в Храм Богов?
   - Ну, если дел не будет, то давай, - протянул я не слишком охотно, потому что достаточно прохладно относился к традиции многих жителей города: каждое воскресенье ходить в храм и оставлять там подношения богам - цифровым или тем, кому поклонялись до Слияния.
   Кто-то скажет, так чего же ты носишь на подметке символ одного из них? А я отвечу: так я ботинки купил уже такими. Лень мне было выколупывать из них гвоздики. А потом кто его знает? Может быть, мне еще поможет как-нибудь этот символ.
   Девушка тем временем обрадованно сказала:
   - Тогда вечером точно скажешь: идем или нет?
   - Договорились. Ты, кстати, знаешь о том, что один из пастырей Храма Богов недавно застрелил своего соседа?
   - Ага. Мне подруга рассказала. Интересно, что им двигало?
   - Одному Богу известно, - весело бросил я в окно, поставил посуду на полку и вышел из своего обиталища, вытерев руки о полотенце.
   Максимыча на улице не было - уже свалил куда-то. Я потопал в направлении центра города, туда, где располагалось здание, в котором целый этаж занимала библиотека. В ней были собраны книги, журналы, цифровые носители информации и так далее. В общем, всё, что удалось отыскать после Слияния и Войны и что подходило под формат библиотеки.
   Библиотека, кстати, охотно скупала у народа различную литературу на бумаге или на ином носителе. Стоимость покупки зависела от ценности той информации, которая была на носителе. Кос однажды за пару серебряных продал им какие-то детские сказки, а я толкнул флэшку с порнухой. Найдя ее в подвале одного из зданий, я даже не догадывался, что на ней. А когда пришел в библиотеку, где за определенную плату можно было воспользоваться одним из немногочисленных уцелевших компьютеров, то, открыв ее, понял, что на меня снизошла удача. Я как раз слышал об одном озабоченном сотруднике библиотеки, который мог забрать у меня ее за хорошую цену - звали его Петр. Он, несмотря на молодость, был подслеповат и действительно оказался ценителем подобных файлов. Парень взял у меня ее за целый золотой. Когда она оказалась у Пети, то его блеклые глазки наполнились такой волной радости и нетерпения, что я поскорее оставил парня наедине с компьютером и флэшкой.
   Я улыбнулся, вспомнив тот случай из прошлого. Вскоре после него у меня завязались прочные деловые отношения с Петей, который обладал внешностью хилого интеллектуала и абсолютно не пользовался популярностью у девушек. Может быть, именно из-за этого он был поклонником "горячего"? Мне, в принципе, было плевать на его интересы, потому что человеком он был полезным. И на той неделе он снова подтвердил свою ценность. Парень отыскал в библиотеке целых две книги, которые касались моего таланта. Написаны они были нашими современниками, одним из которых являлся шаман, впоследствии заломивший мне за инфу такую цену, что я потерял дар речи.
   Конечно, мне пришлось заплатить за услуги Пети, но это того стоило. Эта пара книг немного познакомила меня с миром духов. Я буквально за несколько часов проглотил их содержимое, отчаянно желая добавки. Поэтому Петя пообещал мне перевернуть всю библиотеку вверх дном и найти для меня еще что-нибудь интересное. Надеюсь, что у него действительно получится, а то просто так смотаюсь, вместо того чтобы заняться другими делами.
   Прогоняя все эти мысли в голове, я автоматически топал по городу и изредка здоровался со знакомыми людьми. В какой-то момент путь мне пришлось немного перекроить из-за того, что одна улица была перекрыта котлованом, который выкопали несколько мужиков с лопатами. Внутри котлована еще парочка мужиков с матом кувалдами чинила водопровод. Я пошел в обход.
   Внезапно что-то заставило меня остановиться. Дух молчал и это не из-за него. Я не сразу осознал, почему именно в этом месте мой мозг решил отвлечься от мыслей о библиотеке и перекинуть меня в реальный мир. А потом осмотрелся и понял - именно здесь, в узком переулке между грязными домами с заколоченными на первом этаже окнами, произошло исчезновение одной из проституток. Кос совсем недавно показывал мне это место. Грязнулю, по словам одного местного жителя, в последний раз видели в этом переулке. Она часто зазывала клиентов, стоя возле тех обшарпанных дверей. Жила девушка недалеко отсюда, но предпочитала работать тут. Видимо, слова Этель сильно запали в мое подсознание, раз я так отреагировал, проходя мимо этого места.
   Не колеблясь, я решил изучить переулок на предмет улик. Любопытство и желание помочь девушке проголосовали однозначно. А может быть, я не пошел прочь еще и потому, что у меня возникла отличная идея. В прошлый раз, когда я мимоходом был здесь, то даже не подумал об этом, а вот сейчас решил воспользоваться талантом и найти какого-нибудь местного духа. Правда в большинстве своем они лишь стенали или несли какую-то чушь, но иногда оказывались вполне сносными собеседниками и даже помощниками, например, как тот леший, спасший нас в лесу. Надеюсь, что сейчас я наткнусь на какого-нибудь подобного духа, не обделенного разумом и интеллектом. Пусть даже разговор будет сложным и мне придется пробираться сквозь хитросплетения едва понятных слов.
   Медленно переставляя ноги, я пошел вдоль стены дома, внимательно вслушиваясь в пространство, используя талант. Я был на сто процентов уверен, что внутренняя охранка не привлекала к поиску пропавших грязнуль шаманов, обладающих схожими с моими возможностями. Они тоже умели слышать духов, но, в отличие от меня, им требовались специальные обряды или зелья. Поэтому их услуги стоило дорого. Голову даю на отсечение, что охранка не стала тратиться на поиски каких-то там шлюх.
   Внезапно что-то коснулось моей ноги. Я дернулся от неожиданности и быстро опустил взгляд. Это оказался всего лишь кот, который расстроенно смотрел на меня. Шерстинки его потрепанного пепельного меха остались на моей штанине.
   Я ласково просюсюкал, поглаживая животину:
   - Я бы тебя покормил, блохастый, но, как видишь, пустой я. Вот отыщу духа, потом схожу на базар, а затем, если не забуду, то принесу тебе чего-нибудь пожрать.
   Кот мгновение зыркал мне в глаза, а потом, задрав хвост, перешел на ту сторону переулка и исчез в трещине, возникшей в стене дома между двумя нижними бетонными блоками. Животное как-то уж больно акцентировано свалило с глаз долой, будто приглашало следовать за ним. Я пожал плечами и сделал несколько шагов к трещине. Мне почти тут же почудилось, что оттуда донесся слабый голос. Я подошел ближе. Голос усилился, обретя хриплые нотки, но слов, доносящихся из трещины, я разобрать не сумел, как и то: человек там за стеной или дух? Но все же я склонялся ко второму варианту. Чутье подсказывало мне именно это.
   Я окинул внимательным взглядом дом, ища возможность проникнуть внутрь. Похоже, что в этой части многоэтажки произошел пожар. На стене остались его следы, написанные копотью. Двери и окна были заколочены. Отрывать доски я не хотел, мало ли кто там обитает. Тогда я решил поступить по-другому. Я брезгливо встал на одно колено прямо в грязь и крикнул в трещину:
   - Есть кто живой?
   Голос затих. Меня определенно услышали. Тогда я крикнул громче:
    - Ответь мне: кто ты такой? Дух?
   - Я - домовой, - неохотно откликнулся хриплый голос.
   Мои губы самопроизвольно растянулись в радостной улыбке. Вот это удача! Дух, да еще и домовой! Они ведь в подавляющем большинстве благоволят к людям! Он точно пойдет на контакт.
   Похоже, что я весьма удачно встретил кота. Без него я мог запросто пройти мимо этой трещины, не обратив внимания на голос. Мне тут же вспомнились слова одной шапочно знакомой ведьмы, которая сказала, что коты частенько помогают людям, причастным к миру духов. Интересно, кот действительно мне помог или это просто совпадение?
   Тем временем домовой спросил у меня:
   - А ты кто таков будешь?
   - Я - Макс.
   - Ты шаман?
   - Нет, но обладаю схожими умениями, - ответил я, сев на четвереньки, а то коленка уже промокла. Грязи тут было по уши.
   - Выпить есть? - спросил у меня домовой.
   - Молочка, что ли?
   - Самогонка есть? - жадно произнес он, отчего я слегка охренел.
   Домовой полностью порвал шаблон, сложившийся у меня о духах, подобных ему. Не должны они алкоголь клянчить. По крайней мере, я ни о чем таком не слышал. Это какой-то странный домовой. Я решил вызнать о его прошлом.
   - А ты чего в подвале живешь? - спросил я у него.
   - Я не в подвале. Я на первом этаже, - ответил он. - Так самогонка есть?
   - Твое жилище выгорело? - поинтересовался я у него, прекрасно зная ответ.
   - Да. Хозяева тоже сгорели, - грустно проговорил домовой. - Не уберег я их.
   Картина начинала вырисовываться предельно ясная. Скорее всего, здесь жили или наркоманы, или алкоголики. В любом из этих случаев понятно от кого домовой мог научиться пить самогонку. На будущее стоит запомнить, что духи места могут перенимать человеческие привычки.
   Подумав об этом, я спросил у домового, перейдя к тому, для чего, собственно, и затеял этот разговор:
   - Тут недавно ночью проститутка пропала - прямо напротив твоего жилища. Ты что-нибудь видел или слышал?
   - Выпить дашь - все поведаю, - быстро сориентировался дух.
   - Не обманешь?
   - Нет. Я не озорую.
   - А тебе, вообще, есть что рассказать? - засомневался я в том, что домовой может знать что-то ценное.
    - Блудница рыжая была? Такая, как ржавая сталь?
   - Да, - выдохнул я обрадованно.
   Кос вскользь упоминал о цвете ее волос. Сам парень не занимался делами подобного толка, но знал о ходе расследования и интересовался им, потому что иногда спал с этой рыжей. Наверное, ее судьба была ему не совсем безразлична. Вообще, Коса очень тянуло к рыжим девушкам. Он однажды встречался с такой рыжухой, при том что параллельно спал с пропавшей грязнулей - тоже рыжей. Я подтрунивал над его изменами, а он отшучивался, говоря, что это всего лишь кавер.
   Между тем домовой быстро прохрипел, дабы я не подумал о том, что он бесполезен:
   - Я зрел ее той ночью, после которой она здесь больше не появлялась. Самогонку дашь - расскажу.
   - Договорились. Только я приду через пару часов. Дела у меня, - проговорил я, решив воспользоваться его помощью.
   - Я обожду тебя, - сказал он обрадованно, но между тем тоскливо. Уж очень ему не терпелось выпить.
    
   Глава 5
   Впереди показалось здание, в котором находилась библиотека. Фасад был украшен глиняными барельефами, изображающими обнаженных женщин с впечатляющими грудями. Фигуры-то, в целом, у мастера получились, но вот лица... они вполне могли отпугивать мелких воришек и страшить до икоты мирных прохожих, вздумавших впотьмах пройти мимо этого здания.
   Мазнув взглядом по барельефам, я подошел к трем широким ступеням, ведущим к двухстворчатой двери, лихо взбежал по ним, пнул ногой одну из створок и проник на первый этаж, где собственно и располагалась библиотека. За небольшой стойкой сидела полноватая женщина средних лет. Она вопросительно взглянула на меня поверх очков, в которых читала книгу.
   Я мимоходом бросил ей, не сбавляя шаг:
   - Я к Петрушке. Он меня уже ждет.
   Женщина дернула тонкой бровью, снова уставилась в книгу, и почти нечленораздельно пробурчала:
   - Петрушка через раз рабочая игрушка.
    Расслышав ее слова, я с трудом скрыл рвущуюся на волю усмешку. Петя-то, оказывается, шашни тут крутит, а все плачется, что в последний раз голую живую женщину видел никогда.
   Пройдя по короткому коридорчику, я попал в читальный зал. Несмотря на субботнее утро люди здесь уже водились. Я окинул их внимательным взглядом. Пети среди них не наблюдалось. Значит, он затаился в своей коморке.
   Я быстро пересек зал. Звук моих шагов эхом отдавался от стен. Книголюбы недобро на меня смотрели, словно в церковь зашел черт рогатый, поэтому я с явным облегчением толкнул дверь маленькой комнатки, которую Петя гордо величал своим кабинетом.
   Парень оказался тут. Он быстро поднял на меня испуганный взгляд и бросил куда-то под стол журнал, обложку которого я не успел рассмотреть. В принципе я догадывался о чем он.
   - Привет, интеллигенция, - весело поздоровался я, не став протягивать ему руку.
   - Доброе утро, Макс, - взволнованным голосом произнес он, пряча глаза.
   Я пробежался по нему насмешливым взглядом. Внешность Пети была вся какая-то тусклая и невзрачная, словно он являлся чахлым растением, которое никогда не видело солнечного света. Черты лица у него были незапоминающимися и какими-то смазанными что ли, будто художник провел по свежему полотну рукавом халата, или в чем там пишут художники свои работы.
   Бросив разглядывать Петю, я примостился на единственном свободном стуле, на втором скрючился страдающий сколиозом парень, затем я вольготно облокотился на кособокий шкаф с книгами. Литературой здесь было забито абсолютно все, кроме маленького пяточка на столе и трети подоконника.
   - Обрадуешь меня? - поинтересовался я, очень надеясь на то, что он сейчас скажет "да".
   Парень просто кивнул головой, потревожив длинные сальные волосы. Его короткого кивка мне хватило для того, чтобы предвкушающе замереть, словно я был ребенком ждущим подарок под елкой.
   Петя полез в выдвижной ящик стола. Через миг в его руках появилась книга в кожаном переплете, на которой от руки было написано красными чернилами "Гримуар: Духи и Обряды". У меня во рту стала обильно скапливаться слюна, как только я прочитал, что на ней написано.
   - Дай, дай мне ее скорее, - выдавил я, протянув к книге дрожащие пальцы, словно наркоман к вожделенной дозе.
   Петя бледно улыбнулся, отодвинул от меня гримуар и спокойно произнес:
   - Десять золотых.
   - Десять?! - воскликнул я, ощущая, как взлетевшие брови потерялись в волосах. - Ты рехнулся? Это же целое состояние!
   - Меньше десятки я за нее не возьму, - пожав худыми плечами, флегматично сказал он и положил книгу обратно в ящик.
   - Ты чего творишь, кровопийца?! Где я тебе такие деньги достану?! - негодовал я, брызжа слюной.
   - Максим, успокойся. Криками ничего не решить. Давай все обсудим, - ровным голосом проговорил Петя, немного устало глядя на меня, словно психиатр на пациента.
   Я до хруста сжал кулаки, люто на него посмотрел, потом разжал их и нехотя бросил:
   - Давай.
   - Я понимаю, что у тебя сейчас нет десяти золотых, но я готов немного подождать и пока никому не продавать эту книгу, - успокаивающе произнес он и, улыбнувшись, добавил: - Мы же друзья.
   - Иуда тебе друг, - прошипел я. - Никому другому, кроме меня, эта книга и не нужна.
   - Ты ошибаешься и сам прекрасно это знаешь.
   Тут этот слизняк был прав. Если надпись на обложке не врет, то книга весьма ценна для всех, кто причастен к миру духов, а это: ведьмы, ведьмаки, шаманы, ну и я собственной персоной. Может быть, силой отобрать ее у него? Я окинул расчетливым взглядом его хрупкую фигуру.
   Петя будто прочел, что сейчас происходит в моей голове, и спокойно проговорил:
   - Максим, ты же знаешь, кто является содержателем этой библиотеки. Зачем тебе портить с ним отношения? Он не простит тебе этого.
   - А ты сказал ему, что толкаешь книги налево?
   - Тут ничего не делается без его ведома, - бросил Петя, скучающим тоном.
   - А он знает, что ты шпилишь ту полноватую мадам за стойкой? - просто так произнес я, мысленно ища возможность раздобыть столько денег.
    Неожиданно глаза парня расширились, а бледные щеки налились кровью. Глядя на его реакцию, я обрадованно выдохнул:
   - Ага! Дай Бог если она чья-нибудь жена и у нее здоровенный муж, который тебя похоронит среди этих книг, если узнает о... как это по-французски... об адюльтере.
   - У нее нет мужа, - взяв себя в руки, сказал парень. - Можешь сам проверить. А та ночь была ошибкой. И мне совершенно нет дела до того, если кто-то помимо тебя, узнает об этом.
   - Точно нет дела? А то ведь я могу и от себя добавить, а скорее приуменьшить кое-что. Да и вообще сказать, что у тебя проблемы с этим, - ехидно проговорил я, не скрывая ухмылки во все тридцать два зуба.
   - Максим, мы взрослые люди. Давно ведем дела. Неужели оно того стоит?
   Я посмотрел на него и вынужден был сказать:
   - Ладно, проехали. Давай в рассрочку на четыре месяца? Расписку напишу.
   - Нет, - не согласился он, помотав головой. - Ты в последние время бываешь вовлечен в слишком опасные дела. Тебя могу убить. И тогда плакали мои денежки.
   - Если помру до того, как все выплачу, то книгу обратно заберешь, - вскинулся я, облокотившись на стол и привстав со стула. - Ты чего какой хрен трусливый? Этель тебе ее отдаст. На бумаге все оформим.
   Парень вроде бы задумался, даже потер тонкими пальцами подбородок, покрытый кудрявым пушком, который словно из подмышек надергали, а потом медленно обронил:
   - Ладно, я согласен. И это... как ты узнал обо мне и девушке за стойкой?
   - Да она так шумно хвалила тебя подруге... Говорит не парень, а единорог. Ну, ты понял, где рог, да? - скабрезно пошутил я, раздвинул губы в широкой усмешке.
   - Мало похоже на правду, - сухо кашлянув в кулак, сказал он. - Ладно, сам у нее спрошу.
   - Хорошая идея. А теперь давай-ка сюда гримуар, - жадно произнес я и, подумав, положил на стол золотой: - Еще девять буду должен.
   Петя достал книгу, два листа бумаги и ручку, и стал заполнять расписку. Гримуар он положил рядом с собой. Я потянулся к нему и едва успел схватить его, прежде чем Петя среагировал. На лице парня разлилась досада. Я не сразу понял ее причину, а когда попытался открыть гримуар, то закричал:
    - Обмануть меня решил, морда протокольная?!
   Книга не открывалась, будто все листы в ней были пропитаны клеем, который скрепил их так, что они казались единым монолитом.
   - Девять золотых, - прерывисто дыша впалой грудью, бросил он, ловко сграбастав мой золотой, - включая этот.
   - Вот значит, какие мы друзья, да? - вызверился я, стукнув книгой о край стола. - Вот как ведем дела, да?
   - Ты пытался меня шантажировать, - напомнил Петя об его адюльтере с той дамой за стойкой.
   - Да на хрен ты мне нужен?! Тем более что такими вещами не шантажируют! - искренне веря в свои слова, почти крикнул я.
    - Тише, нас могут услышать, - быстро произнес Петя, косясь в сторону хлипкой двери. - Ладно, признаю, что хотел немного схитрить. Просто у меня долги образовались, а я знаю, что ты ночью два золотых поднял.
   - Ну, Мила, - пораженно выдохнул я, хлопнув себя по коленке. - Может у нее Талант, а?
    Петя не ответил на мой вопрос, который был адресован не ему, а скорее Вселенной. Парень вместо этого пролопотал, волнуясь за сбой барыш:
   - За восемь возьмешь?
   - Где ты вообще нашел эту книгу? - немного успокоившись, спросил я и попытался зубами открыть гримуар.
   - Представляешь, уборщица книгу принесла. Говорит, что за шкаф завалилась. Его в том году двигали, - проговорил Петя, вроде бы честно. - Ну, а я как увидел, что на книге написано, так сразу о тебе подумал. Мы же друзья.
   - Ага, друзья, - саркастично буркнул я, перестав грызть гримуар, который, оказывается, долгое время валялся в пыли. - А уборщицу-то сменить бы надо. Раз в год мыть за шкафом - это так себе профессионализм.
   - Цитирую ее слова: как платят, так и работаю, - с усмешкой сказал он. - Так, может, за семь возьмёшь?
   - На гримуаре заклятие, - убежденно произнес я, положив его на стол. - Представляешь, сколько стоит его снять? А если книга открывается только истинному владельцу, то вообще труба.
   - За шесть? - робко предложил Петя, пригладив разлохматившиеся волосы. - Ну, очень нужны деньги.
   - Бери тот золотой, который ты у меня уже стибрил и мы в расчете, - твердо проговорил я, пожевав губы. Авось не прогадаю.
   - Гильгамеш предлагал пять! - воскликнул Петя, округлив глаза, а потом ойкнул, поняв, что выдал себя с головой.
   - Ага! Обо мне ты, значит, подумал, друг! - громко возмутился я, наставив на него грязный палец, который, скорее всего, испачкал, когда с домовым разговаривал. - Уже успел к Гильгамешу сбегать, Иуда!
   - Тише, тише, - выпалил парень. - Давай я отдам тебе гримуар в рассрочку на два месяца за шесть золотых, и мы забываем все наши неурядицы.
   Я задумался, поглядывая то на Петю, то на книгу, лежащую на столе. Она может оказаться пустышкой, а то и вовсе ее невозможно открыть, но в тоже время - кто его знает, какие убойные тайны хранятся в ней? Шесть золотых - это хорошие деньги, но не те из-за которых азарт и любопытство, присущие мне, сказали бы: Максик, ну на хрена? Тем более что и скупердяй Гильгамеш решил отвалить за нее пять монет, а он ведь за золотой удавится. Значит, почуял что-то старый шаман, раз задумал раскошелиться.
   - Ладно, согласен. Только если я сдохну раньше срока, то шиш тебе, а не книга, - проговорил я, для убедительности сунув дулю под нос Пети.
    Он поморщился, но головой все же кивнул, и стал заполнять сначала один лист бумаги, а потом второй. На каждом мы оба расписались, взяв себе по одному экземпляру. Теперь у меня есть два месяца, дабы передать пять золотых Пете.
   Я засунул гримуар под футболку и произнес, вставая со стула:
   - Удачи, Петруш.
   - Хорошего дня, Максим, - откликнулся он, вытирая трудовой пот со лба.
   Я уже открыл дверь и собирался уйти, как внезапно мне на ум снова пришла идея, которая до этого уже блуждала в моей голове, но природная скрытность не давала ей задерживаться.
   Поколебавшись, я проговорил, решив, что сейчас самое время:
   - Петь, я тут задумал предоставлять услуги связанные с моим талантом. Могу разговаривать с духами, выселять их, или наоборот - подселять.
   - Думаешь, что все это есть в книге? - едва усмехнулся он.
   - Уверен, - ответил я, недобро глянув на него.
   - Хорошо, я буду рассказывать посетителям библиотеки о том, что в городе завелся новый шаман, - хитро произнес Петя, прекрасно зная, что я не шаман. - Какова цена твоих услуг?
    - Договорная, но много не возьму, - бросил я и вышел из комнаты, а затем покинул библиотеку, подмигнув женщине за стойкой. Она наградила меня недоумевающим взглядом.
   Дальше мой путь пролегал на один из двух городских базаров: ближайший ко мне был для людей не бедствующих, а дальний - для жителей попроще. Ну, думаю ясно, на какой пошел я, звеня медяками в кармане.
   Металлические деньги жуткий архаизм. Были времена, когда в мире царствовали бумажные и цифровые деньги, но после Войны они вышли из обихода по объективным причинам. Первые сложно изготовлять, а для вторых не осталось технологий, вот так и получилось, что в этом аспекте человеческой жизни, люди вернулись чуть ли не в Средневековье. Еще со средними веками или немного более поздним временем нас роднили узкие загаженные улочки, по которым не могли пробраться автомобили. Хотя кое-какая часть четырехколесного транспорта сохранилась после Войны, а некоторых колымаги восстановили местные умельцы. Сейчас все они стоят в одном большом гараже, находящемся возле Центральных ворот.
   Весь транспорт принадлежит городу. На нем ездят исключительно за пределами городских стен. Например, в деревню за продуктами питания животного происхождения. Так делают владельцы многочисленных лавочек, которые и кормили город. Оставляешь залог, арендную плату и вали куда хочешь.
   Даже состоятельные люди передвигались по городу, не используя автомобили. Но пешком ходить им было не с руки, поэтому они катались в закрытых паланкинах, которые таскали на своих плечах дюжие молодцы, одновременно служащие еще и охраной.
   На кое-каких автомобилях была навешана броня и установлено оружие, пули для которого делали в цехах, расположенных возле одной из стен. Там, кстати, одно время трудился Кос. Парень вообще был примером для многих детей, большинство из которых сразу после окончания приюта поступали в тюрьму. Перспектива, я скажу вам, так себе. За решеткой практиковали каторжный труд, и нравы там царили исключительно дикие. Даже я побаивался этого места.
   Дальше я не стал развивать ход своих мыслей, так как шум базара издалека стал проникать в мои уши, отвлекая от размышлений.
   Если вы думали, что базар это открытое пространство, заставленное палатками, то глубоко ошибались. Наш базар скорее напоминал довоенный ТЦ. Он находился в узком шестиэтажном здании, кишащем людьми. Даже на крыше чем-то торговали и что-то покупали. Весь этот бедлам продолжался ровно до восьми часов вечера, а начинался с восьми утра. Нарушение этого режима строго каралось.
   Я подошел к базару и краем глаза обратил внимание на лист бумаги с гербом внутренней охранки, который был приклеен к стене здания. Заинтересовавшись, я прочел его. Там было сказано, что власти города готовы вознаградить любого, кто сообщит им дельную информацию о местонахождении пропавших проституток. Тут же были нарисованы их лица и написаны имена.
   Что-то Кос не говорил мне о вознаграждение. Только недавно его назначили? А может парень просто не знал? Он ведь из внешней охранки - это что-то вроде армии, а внутренняя охранка соответствовала довоенной полиции. Два этих ведомства недолюбливали друг друга.
   Конечно, награда будет очень далека от мешков с золотом, но все же стоит принять эту информацию к сведению. Кстати, надо не забыть купить сивухи.
   Я зашел в здание базара и, мысленно прикидывая количество своих денег, начал совершать покупки: овощи, хлеб, молоко и т.д. Когда покупал мясо у тучного продавца по имени Гора, обратил внимание, что оконная решетка за его спиной едва держится. Он ее закрепил, чем попало. Вон даже бинты висят.
   Гора заметил, как я разглядываю решетку и, поигрывая топором, рассерженно произнес:
   - Ты представляешь, Макс. Прихожу утром, а у меня вон оно что... Видимо, какая-то тварь ночью кровь учуяла и давай мне решетку ломать. Что под рукой было, то и пошло в ход, дабы приладить ее обратно: проволока, бинты, тещины волосы.
   На последних словах он мощно расхохотался. Я тоже заулыбался. Гора любил пошутить. Не всегда смешно, но зато постоянно от души.
   Сделав нужные покупки, которые уместились в одной сумке, а не в двух, как я предполагал до посещения библиотеки, я направился к ближайшему выходу из базара. По пути обратил внимание на прилавок, возле которого крутились подростки. Там, представительного вида мужчина, продавал мобильные телефоны: одни из самых простеньких, созданные на основе реанимированных технологий из Киберграда. Но между тем стоили они весьма дорого, а связь была ужасная: в городе соорудили всего пару вышек.
   Сокрушенно покачав головой, я вышел из здания базара. Теперь мне надо было вернуться к домовому-алкоголику. Оказывается, и такие духи бывают. Мысли сразу же перескочили на гримуар. Не прогадал ли я, отдав за него шесть монет? Ну, пока не шесть, а всего лишь одну, но все же... А ведь еще надо снять с него заклятие. Ох, не знаю, ох, не знаю. Или все же я молодец, что купил его? А то уже больно какое-то странное стечение обстоятельств, словно сама госпожа Удача подталкивала меня взять этот гримуар. Тебе ведь нужны знания? На, бери, и за приемлемую цену.
   Пока я думал обо всем этом, то мой недолгий путь по грязным улицам уже закончился. Вон берлога домового. Стоило мне подойти к ней, как из трещины дома раздался возбужденный хрип:
   - Принес? Самогонку принес?
   - Ага, - обронил я и пошел дальше.
    Остановился я только возле входа в выгоревшее жилище. Правой рукой с трудом оторвал одну из досок, загораживающих проход, и проник внутрь помещения. В нос сразу ударил запах гари. Повсюду на стенах, потолке и полу были следы сажи и пепла. В углу валялась целая груда пустых бутылок и истлевших объедков. Возле заколоченного окна лежал дырявый тюфяк с желтым пятном посередине: из него торчала грязная вата. Видимо, здесь кто-то жил после пожара.
   Когда я разглядывал пол, то мой взгляд привлекли почти стершиеся линии, выведенные мелом. Я присел на четвереньки, и непроизвольно прошептала себе под нос:
   - Хм... Кто здесь свастику мог рисовать?
   - Это мертвяка мелом обводили, - раздался хриплый голос возле меня.
   Я был готов к тому, что домовой где-то рядом, но все же чуть не подпрыгнул от неожиданности. Вместо этого я всего лишь быстро выпрямился.
   - Самогонку давай, - почти потребовал он.
   Видеть духов я не мог, а только слышал. Говорят, что есть шаманы, которые способны на это, но я к их числу не относился. Поэтому я просто поставил бутылку со знатным первачом на пол возле себя. Она тут же взлетела в воздух, вровень с моими коленями, наклонилась, и жидкость в ней прилично убавилась. На пол ни капли не упало.
   - Ох, хорошо, - крякнул домовой. - Ну, глаголь. Чего ты там хотел?
   - Что стало с блудницей рыжей? - проговорил я, задав самый важный вопрос, хотя мне было любопытно узнать, чей труп обвели мелом.
   - Она ушла с каким-то мелкорослым человеком, - ответил он. - И после этого я ее более не зрел.
   - Опиши его, - попросил я, и хотел было поставить сумку с продуктами на пол, но передумал. - Во что он был одет? Какое у него лицо?
   - Человек закутался в плащ. Лик не видал, - огорчил меня домовой, а потом добавил: - От него пахло чем-то едким... чем-то похожим на смрад смерти.
   - Мда уж, - обронил я, почесав затылок свободной рукой. - А как пахнет смерть?
   - Как смерть, - логично ответил дух. - Будешь?
   Ко мне подлетела на треть пустая бутылка с самогонкой. Я схватил ее и пригубил, подумав, что дело принимает запутанный оборот. Эдак, хрен кого найдешь. У меня у самого есть плащ, как и у трети мужского населения города. А пах я иногда так, что бомжей бы наизнанку вывернуло: за это надо сказать "спасибо" тем, кто отвечал за подачу воды в мой район.
   Домовой между тем с опаской прохрипел:
   - Осторожнее с ней. Она пахнет кровью.
   - Ты о ком? - не понял я, до сих пор чувствуя привкус самогонки во рту.
   - Книга у тебя под майкой. На ней отпечаток крови и зла.
   - Ну-ка подробнее, - попросил я, весь подобравшись, и протянул бутылку туда, откуда раздавался голос.
   Первач перекочевал к домовому. Он сделал несколько шумных глотков и произнес:
   - Дай мне ее подержать.
   Я достал гримуар и засомневался: а вдруг дух хочет меня как-то обмануть и присвоить книгу себе? Но домовые в этом вроде бы не замечены. Хотя этот совсем не стандартный их представитель. Все-таки поколебавшись, я протянул книгу в пустоту и почувствовал, что домовой взял ее. Я отнял руку и гримуар завис в воздухе.
   - Узнаю, узнаю запах ведьмы. Злой ведьмы. Кровавой ведьмы, - шептал домовой, у которого оказался такой нюх, что иная собака от зависти удавится.
   - А как открыть гримуар? - заполошно спросил я, раскрыв рот в ожидании чуда.
   - То я не ведаю, - разочаровал он меня и тут же обрадовал: - Но знаю, кто сведущ в этом деле.
   - Кто? - жадно выпалил я, предвкушающе сжав свободный кулак.
   Домовой помедлил, а потом грустно сказал, совсем не то, что я рассчитывал услышать:
   - Устал я здесь жить. Совсем один, как перст. Мурлыка вон только меня навещает.
   Дух прозрачно намекал на то, чтобы я нашел ему новое местожительства. А Мурлыкой же он назвал того самого кота, который сейчас выбрался из трещины, оставив на блоках клочки своей шерсти.
     - Найду я тебе новый дом, найду, - быстро выдохнул я, достав из сумки кусок мяса и бросив его коту, который сразу же утащил подарок куда-то в угол комнаты и стал там с аппетитом уминать.
   - А Мурлыке? - в конец обнаглел домовой.
   - И ему тоже, - махнул я рукой, смирившись с обстоятельствами. - Скажи только, как открыть гримуар?
   - Ну, вот када мы снова станем жить с людьми, то я тебе мигом все поведаю, - хитро произнес дух, живо напомнив Петю.
   - Напомни-ка, какой нужен обряд для твоего переезда? - задумчиво проговорил я, мгновенно придумав, куда заселить каждого из них.
   - Домовой переходит на новое место только в понедельник или субботу. Сегодня, как раз суббота. Нужен мне красивый сундучок, дабы я в него мог сесть, и меня доставили в новый чистый дом, а то я могу рассерчать на неряху и грязнулю, - с крестьянской обстоятельностью принялся объяснять дух. - И еще надо ласково сказать: добрый наш хозяин-домовой, с собой тебя забираю, на новое место переезжаем. Пойдем со мной, забирайся в сундучок. Будешь хозяином в новом доме.
   Я усмехнулся, достал из кармана ранее не потребовавшуюся сумку, открыл ее и сказал:
   - Полезай внутрь. С собой тебя забираю. Будешь слушаться меня в новом доме и Мурлыку прихвати.
   Домовой сдавленно охнул, а затем в комнате на несколько секунд наступила тишина, которую нарушил недовольно мяукнувший кот, взлетевший в воздух. Спустя пару мгновений, у меня были уже две полные сумки: в одной продукты, а в другой - Мурлыка и домовой. Вот такие вот будни у "Говорящего с духами".
    
   Глава 6
   Спустя некоторое время, я стоял возле двери Этель и колотил в нее ногой, так как руки были заняты. Девушка на удивление быстро открыла и изумленно вытаращилась на меня, стоя с полотенцем на голове и в халате. Я с трудом проскользнул мимо нее и вошел в комнату, обклеенную розовыми обоями. Этель использовала ее одновременно как гостиную и кухню. А вот спальня у нее была отдельно. Я с ностальгией вспомнил большую, скрипучую кровать с мягким валиком вместо нормальных подушек.
    Отойдя от изумления, девушка насмешливо произнесла, стрельнув на меня плутоватыми глазками:
   - Ну, проходи.
   - На вот тебе мужика. Зовут его Мурлыкой, - сказал я и вытащил из сумки кота, а потом добавил, втянув ноздрями гарь, которой пахло от сковороды, стоящей на столе: - Опять вонь, что ли, приготовила?
   - Ой, какой милый, - просюсюкала девушка, пропустив мимо ушей мои слова, ласково глядя на кота.
   Этель наклонилась к животному и принялась его гладить. Обалдевший кот прижался к истертому ногами ковру, который лежал на полу, и насторожено оглядывался, прядая ушами. Так круто его пушистая жизнь, наверное, еще никогда не менялась.
   Глядя на кота, я с надеждой в голосе спросил у затылка девушки:
   - Берешь его себе?
   - Ага. Но если он вездеСсущий, то я тебе его обратно всучу, - не поворачивая головы, строго сказала Этель, почесывая за ушком принявшегося урчать кота, плюхнувшегося на бок.
   - А ты почаще выпускай его гулять, - посоветовал я, а потом заглянул в сумку и доложил домовому: - Мурлыке здесь нравится. Он остается.
   - А я тут жить не буду! - возмущенно выдал дух. - Здесь пахнет блудом и развратом!
   - Хорошее место, - попытался я убедить его. - Просто ты капризный.
   - Нет и баста, - заупрямился домовой.
   Этель покосилась на меня и слегка напряженно спросила:
   - Ты с кем это разговариваешь?
   - С домовым. В сумке он у меня, - ответил я, посмотрев на нее так, будто это для меня была серая обыденность.
   - Покажи! - сразу же вспыхнула девушка, глаза которой заискрились от интереса.
   Кот тут же отошел на второй план. Животное недовольно принялось махать хвостом. А Этель уже выпрямилась и стояла напротив меня, словно маленькая девочка, которой пообещали показать нечто замечательное.
   Я посмотрел в ее лучащиеся глаза и кое-что прояснил:
   - Ты его не увидишь. И не услышишь.
   Она недоверчиво хмыкнула и заглянула в сумку, визуально кажущуюся пустой, а потом перевела хмурый взгляд на меня и недовольно проговорила:
   - Ты разыгрываешь бедную доверчивую девушку?
   - Хорошая, конечно, была бы шутка, но это не она, - ухмыляясь, произнес я. - Там действительно домовой.
   - Меня на мякине не проведешь, - пропыхтела Этель и засунула руку в сумку, пошуршала ей там и немного плаксиво выдохнула: - Я ничего не чувствую! Разыгрываешь, подлец.
   - Пошевелись там, - приказал я духу.
   - Ладно, - прохрипел домовой, и сумка сильно затрепыхалась.
    - Верю! - взвизгнула Этель и отдернула руку, будто ее за пальцы кто-то грызанул.
   - Круто, да? - весело оскалился я.
    - Ага, - согласилась она, боязливо поглядывая на сумку. - Ты его тоже мне принес?
   - Была такая мысль, но он здесь жить не хочет, - с тяжелым вздохом сообщил я. Похоже так и придется его подселять к себе.
   - Почему это? - уязвленно спросила девушка, окинув придирчивым взглядом комнату.
   - Говорит, что ты стряпуха так себе, - хохотнул я.
   - Много он понимает, - возмущенно фыркнула Этель, чем привлекла внимание кота, который уже по-хозяйски ходил по ковру.
   Животное с любопытством посмотрело на девушку. А она, поймав на себе его взгляд, ласково улыбнулась ему, обнажив ровные белые зубы. Похоже, что они нашли друг друга. Ну, хоть тут срослось. Кот с возу - Максу легче.
   Я радостно вымолвил, сделав шаг по направлению к двери:
   - Ладно, живите тут, не тужите, а мы пошли.
   - Постой, - остановила меня Этель, положив руку на плечо, а потом поспешно проговорила, словно только что вспомнила: - Тебя Крыса искал. Просил передать, что часам к восьми зайдет.
   - А чего ему надо? - нахмурившись, буркнул я.
   Неужели опять за город? Рановато как-то. Надеюсь, это никак не связано с теми цветами, которые мы приволокли. А то еще заставят деньги обратно отдавать. Мне бы очень этого не хотелось.
   Девушка пожала хрупкими плечами и проронила:
   - Не знаю.
   - Хорошо, приму к сведению, - кивнул я.
   - А мы завтра пойдем в храм? - быстро спросила она, хлопая длинными ресницами и томно улыбаясь.
   - Вот теперь хрен его знает, - резко ответил я. - Как с Крысой поговорю, так и сообщу тебе.
   - Ну, ладно, - промямлила Этель, уже начав обидчиво надувать губки, хотя я еще не отказался.
   Я посмотрел на нее, потом на кота и попрощался с ними, прежде чем открыть дверь. Девушка кивнула мне головой, а Мурлыка проводил долгим взглядом.
   Выйдя из обиталища Этель, я быстро спустился по дребезжащей лестнице и оказался на улице. Тут какие-то мальчишки играли в футбол самодельным мячом из рубашки набитой всякой ветошью. Эх, я бы тоже погонял с ними, но в нашем мире приходится взрослеть очень и очень быстро, так что мои деньки, отведенные на веселые игры, безвозвратно прошли. Мне стало немного грустновато.
   Вдруг неожиданно из-за кучи какого-то бытового мусора выскочил щуплый низкорослый мужик, заросший черной бородой с проседью по самые косматые брови. Он подскочил ко мне и быстро прошепелявил, обдав меня крепким перегаром:
   - Лис, есть минутка?
   - Есть, но я не хочу ее на тебя тратить, - поспешно ответил я, отстраняясь от этого человека одетого в засаленные обноски.
   - Ты щего, не узнал меня? - удивленно произнес мужчина, округлив почти беззубый рот, который мог похвастаться всего парой желтых пеньков.
    - Нет, - недоуменно протянул я, пытаясь вспомнить его. - Богатым будешь, хотя, конечно, вряд ли. Без обид.
   - Какие обиды? - благодушно хрюкнул он и грязной рукой убрал со лба прядь длинных всклокоченных волос, которые пышной шапкой покрывали его голову. - Это зе я - Ефрем
   - Тьфу ты, черт лохматый. Ты где пропадал? Похорошел, по-моему, - обрадованно выпалил я, узнав своего старого знакомого, который был в курсе всех сплетен города.
    - Спасибо, - довольно прошепелявил Ефрем. - Это я нос вправил. Помнись, какой он у меня был? А сейщас гляди - ровнёхонький.
   - Ну, вообще красавчик, - похвалил я его, посмотрев на вполне себе обычный нос картошкой, который раньше лежал на боку.
   Когда-то внешность у Ефрема была вполне себе привлекательной, но годы алкогольного запоя и наркотической зависимости сделали свое черное дело: теперь он был на дне, потеряв все, что мог, даже внешность.
   - Я чего хотел скасать-то, - помявшись, произнес он, почесав отчего-то красный глаз. - Интересуются тут тобой.
   - Кто? - мигом насторожился я.
   - Баба какая-то. Красивая до невосмосности. Заль я ее сам не видел, но мне передали, что ведьма, скорее всего.
   - Вот это поворот, - удивился я, высоко подняв брови. - И что ей от меня надо?
   - Не снаю. Но мой корес говорит, что она в основном расспрасивала о твоем Таланте.
   - А откуда она вообще обо мне знает? - настороженно спросил я, неподвижным взглядом вцепившись в пропитую физиономию Ефрема, которую опутывала сеть сосудистых звездочек.
   Он немного смешался под моим взором, а потом вполне дельно, хотя и несколько путанно, принялся рассуждать, намекая, что еще не все мозги в алкоголе растворились:
   - Я так думаю, что это Милка виновата. Она зе всем расстрещала о том, што ты, Рузо и Крыса в лес ходили. А баба эта, раз она ведьма, хотя они все ведьмы, но эта вроде прям всамделисная ведьма, саинтересовалась тем, как ты ловко договорился с лесим. Вот и ресила для чего-то выснать о тебе побольсе. Ну, это я так думаю.
   - А ведь это может быть правдой. Молодец, - оценил я его мыслительный процесс.
   - Стараемся, - смущенно улыбнулся он.
   - Ну, это все. Я тогда полетел?
   - С моей стороны да, - с намеком сказал Ефрем, хитро глядя на меня.
   Я прекрасно его понял и вложил в трясущуюся руку несколько серебряных монет, признательно проговорил:
   - Спасибо за информацию.
   Кивнув лохматой головой, он быстро спрятал деньги куда-то под свои обноски и мигом скрылся с глаз долой, оставив меня наедине с мыслями о ведьме, которая заинтересовалась мной. Не люблю я подобные повороты. Какого хрена ей от меня надо? А ведь точно надо, иначе она бы не стала расспрашивать обо мне. В принципе, я догадываюсь почему ей понадобился. Даю сто процентов, что все дело в моем Таланте. Ей видимо надо пообщаться с каким-нибудь духом. Вот только если она ведьма, то ей самой достаточно просто это проделать. Загадка. И если верить корешу Ефрема, то красивая до невозможности загадка.
   Я усмехнулся и начал обходить торец своего дома, а затем подошел к лестнице и поднялся на нужный этаж. Из-за двери уже доносилось радостное хрюканье. Гром почуял хозяина.
   Домовой озадаченно прохрипел:
   - Пахнет собакой, а по звуку маленький хряк.
   - Это дикая взрывная смесь. Сейчас увидишь, - подавив смешок, выдавил я и открыл замок ключом.
   Стоило мне войти в комнату, как пес тут же радостно бросился к моим ногам, а потом резко отскочил и стал лаять на сумку, в которой был домовой.
   - Гром, успокойся, - внушительно произнес я, строго глянув на него. - Теперь вот этот дух будет жить с нами.
    Я поставил сумку на пол. Мопс еще дальше отпрыгнул от нее и молча стал провожать глазами что-то невидимое, принявшееся расхаживать по комнате. Надеюсь, что они подружатся, а то мне войны в доме не надо.
    Спустя несколько секунд, за которые я успел разуться, от кровати раздался разочарованный голос домового:
   - Работы тут непочатый край.
   - Хочешь, чтобы я тебя вернул? - хмуро произнес я, принявшись распихивать продукты по местам.
   - Нет-нет, что ты. Все поправимо, ежели не лениться, - испуганно откликнулся дух.
   Внезапно из угла комнаты вылетел веник. Гром в панике забрался под кровать. Я сам дернулся от неожиданности. А веник принялся летать под потолком, собирая паутину.
   - Лампочку не задень! - крикнул я, переживая за хрупкую вещицу, которая свисала на тонком проводе.
   - Я не слепой, - уязвленно промычал домовой и гордо добавил: - В прошлом доме я за все годки не одной лампочки не поколол. И вообще ничего не сломал.
   Слова духа о старой его жилплощади заставили меня вспомнить "свастику" на полу, которую я там видел.
   Я с интересом спросил у домового:
   - А кого там мелом обвели?
   - Пропойца какой-то съел странные синие камешки и издох.
   - Ясно, - обронил я, поняв, что человек умер от синтетических наркотиков.
   - Вот зачем он их ел? Иногда я совсем не разумею людей, - посетовал дух.
   - Я тоже, - прошептал я себе под нос и добавил, решив, что выполнил все свои обязательства перед домовым: - Так как книгу открыть? Кто это знает?
   - То ведает книжник, - важно изрек дух из-под стола, куда он переместился горя желанием навести чистоту.
   Неожиданно показался осмелевший Гром, покинувший свое подкроватное убежище. Он принялся опасливо глядеть на веник, которым орудовал домовой.
   - Книжник? Кто это? - нахмурив лоб, произнес я. Никогда не слышал о таком духе. - Где его можно найти?
   - Он обитает там, где много книг, - "непредсказуемо" ответил домовой, а потом озадаченно добавил: - Надо бы шкуру выбить, а я из дома выйти не могу.
   - Я сам с ней разберусь, - отвлеченно сказал я, думая о книжнике.
   Итак, скорее всего такие духи живут в библиотеках. Но если бы книжник обитал в вотчине Петра, то я бы его услышал, так как в последнее время часто там бываю и собственноручно рылся несколько часов в поисках нужных книг во всех помещениях библиотеки. Напрашивается вариант с закрытой библиотекой из Золотого квартала - это то самое собрание книг, на которое я бы хотел взглянуть одним глазком. Если и там нет книжника, то остаются только частные библиотеки, собранные обычными людьми.
   Я решил кое-что уточнить у домового, принявшегося мыть посуду, которую я наивно считал чистой:
   - Сколько должно быть книг, чтобы в этом здании поселился книжник?
   - То я не ведаю, - проворчал дух, словно я его отвлекал от чего-то важного.
   Ладно, хрен с тобой, продолжу сам думать над тем, как бы мне повидаться с книжником, но сперва положу-ка я гримуар под матрас. Я вытащил книгу из-под футболки и засунул ее туда, куда и задумывал. И тут мне в голову пришла неплохая мысль: а может, просто пройтись рядом со зданием библиотеки в Золотом квартале, и попытаться услышать духа? Идея для начала неплохая, тем более бесплатная. Вот только в Золотой квартал, который является обиталищем элиты нашего города так просто не попасть. Там ворота с охраной и две турели. Хотя, Кос может меня туда провести. Сейчас он на дежурстве, как и завтра, а вот в понедельник стоит попробовать.
   Я сразу повеселел и стал с любопытством наблюдать за домовым, который серьезно взялся за комнату, и все что находилось в ней. У меня сложилось впечатление, что домовой банально соскучился по бытовым делам. Тряпка и веник рьяно наводили чистоту. Скоро комната будет блестеть, как у Мурлыки яйки. Вот только пес не очень-то радовался этому. Он прижался к моей ноге и со страхом пучил глаза.
   - Привыкай Гром, - сказал я ему и погладил по голове. - Ты же смелый и сильный мужик.
   Неожиданно дверь содрогнулась от удара кулаком. Затем она вздрогнула еще раз и еще. Пес дернулся и подбежал к ней, басовито лая. Дух, предупреждающий меня об опасности, промолчал. А вот домовой прохрипел, мгновенно прекратив все свои дела:
   - Пахнет человеком.
   - И как это я не догадался? - иронично заметил я, подходя к двери и открывая внутренний замок.
   Снаружи оказался взволнованный Крыса. Его глазки, спрятавшиеся за темными очками, обрадованно сверкнули, когда он увидел меня.
   Парень горячо произнес, словно успел где-то запыхаться:
   - Лис, здорова. Дело есть. В дом пустишь?
   - Проходи, - великодушно проговорил я, крепко пожав его протянутую руку. - А чего это ты так рано? Этель сказала, что только к вечеру заглянешь.
   - Да я тут неподалеку был. Вот решил проверить, авось ты уже дома, - объяснил парень, глядя на Грома, который мирно обнюхивал его штаны. - Что-то у тебя тут темновато. Может, свет включишь?
   - А ты очки сними, - насмешливо посоветовал я и добавил: - Пиво будешь? Только сегодня купил у Бороды. Клялся, что варил с душой.
   - Давай, - охотно согласился он, сняв окуляры.
   - Ну, еще бы ты отказался, - ехидно протянул я.
   Парень в это время удивленно оглядел значительно более чистую, чем раньше, комнату, и спросил у меня:
   - Девушку, что ли, завел?
   - Почти, - уклончиво ответил я и дабы пресечь дальнейшие вопросы на эту тему, добавил: - Этель попросил убраться.
   Домовой недовольно проворчал:
   - Пущай он гамаши свои грязные скидывает.
   - Разувайся, и вон тапочки стоят, - едва усмехнувшись, сказал я Атосу.
   Он послушался меня: снял свои ботинки и засунул ноги в тапочки. Затем парень подошел к столу, выдвинул стул и уселся на него, наблюдая, как я аккуратно разливаю пиво по кружкам. Гром крутился возле его ног.
   Крыса наклонился к псу и таинственно выговорил:
   - Как ты думаешь, твой хозяин хочет заработать еще два золотых?
   - Хочет, - ответил я за собаку, на мгновение, отвлекшись от пива. - Излагай.
   - Завтра рано утром, часов в пять, нужно сгонять в деревню Большие Сосенки, - начал рассказывать он. - С ними связь заглохла. Весь день сегодня никто с деревней побазарить не может.
   - А при чем тут мы? - недоуменно вымолвил я. - Внешняя охранка же есть.
   - Да ты дослушай, - жарко произнес Крыса. - Охранка поедет туда. А нам надо опередить их. В деревне этой есть кое-что принадлежащее Халдею. Если Сосенки действительно разбомбили мобы, то эти хапуги из охранки все дома выставят, и так свои тачки загрузят, что на пузе обратно в город поедут.
   - Ну, да, тут ты прав, - согласился я с ним и заинтересованно спросил: - Что нам надо забрать?
   - Грибы, - понизив голос, шепнул Крыса, словно повсюду были чужие уши.
   - Одни из тех самых, которые в городе запрещены? - безрадостно выдохнул я, ставя перед ним одну из кружек.
   Он кивнул головой, отхлебнул, шумно причмокнув, а потом проговорил:
   - Не факт, конечно, что тараканы из охранки найдут их, но если все же отыщут, то мы оба знаем, как они поступят.
   - На словах уничтожат, а на самом деле приволокут в город и тут кому-нибудь толкнут, - понятливо произнес я, садясь на еще один стул.
   - Вот-вот, - кивнул головой парень и кое-что объяснил: - Халдей бы уже в городе купил бы грибы у охранки, через какую-нибудь прокладку, но он уже забашлял деревенским за них. Грибы тогда вообще золотыми выйдут. Вот он и отправляет нас.
   - Ясно, - сказал я, сделав большой глоток пива.
   - Только молчок обо всем этом. В городе единицы знают о том, что с Сосенками пропала связь, - предупредил Крыса и глянул в окно. - Сегодня мы туда уже не успеем, иначе ночью придется в город возвращаться, а это самоубийство. Ночевать там тоже как-то сыкотно. Я манал так рисковать. Если деревню реально разбомбили мобы, то в темень их там столько соберется, что сраными трусами не отобьемся.
   - Да, дельце опасное, и всего-то по два золотых на брата, - расчетливо проговорил я, заломив левую бровь и с намеком глядя на Крысу.
   - А затраты на тачку? А на пули, зелье, бензин? - горячо выпалил Атос, возмущенно вытаращив глазенки. - Если не хочешь, то я с Васей вдвоем туда сгоняю.
   - Далеко вы без меня не уедете, - с мрачной уверенностью бросил я, набивая себе цену.
   - Макс, ну вот хоть режь меня, больше нет. Шесть золотых на троих, - с надрывом выпалил парень и алчно добавил: - Если в деревне, правда, всех порешили, то приберем к рукам самое ценное и свалим. Вообще в шоколаде тогда будем. А потом затусим так, что весь Неоновый квартал обзавидуется.
   - Ладно, - согласился я, поморщившись при мысли, что Сосенки действительно вырезали.
   Людей и так мало. Уж лучше пусть они будут живы. Вот только заплатит ли нам Халдей именно по два золотых, если там все в порядке? Риска ведь тогда никакого не будет. Может он даст нам по золотому и на этом все. Надо бы уточнить у Крысы.
   - Атос, а если у них просто связь накрылась и в деревне все тип-топ?
   - Тогда просто забираем грибы и валим оттуда, - обнадеживающе выдал парень, залпом допив пиво. - На бабках это никак не скажется. Так же по два золотых на рыло.
   - А из деревни никаких сигналов бедствия не было? Не могла же она так быстро пасть. Люди бы обязательно что-нибудь передали бы.
   - Ноль, - уверенно выплюнул парень, разрезав ребром ладони воздух. - Тишина полнейшая.
    - Странно как-то, - нахмурился я. - Помнишь, когда на Придорожный поселок мобы напали, то они сразу же дали знать в город, что им подкрепление требуется.
   - А здесь вот так, - развел руками Крыса и решительно добавил: - Ладно, погнал я. Завтра в пять возле Центральных ворот.
   - Договорились, - бросил я.
   Парень скинул тапки, сунул ноги в свои ботинки, кивнул мне напоследок и вышел из комнаты. Я закрыл за ним дверь и сразу же услышал бухтение домового:
   - Ходят тут всякие, полы топчут, а мне потом их мыть.
   - А ты случаем не брюзга? - подозрительно осведомился я. - А то Гром таких не любит.
   - Больно мне нужна любовь этой помеси хрюшки и собаки, - возмутился распоясавшийся дух. - Грязь от него одна в доме. Вот Мурлыка другое дело...
   - Так, похоже, что у нас завелся кошатник, - медленно отчеканил я, глядя на пса. - Как будем его изгонять?
   - Не надо меня изгонять! - искренне испугался домовой, хотя пора бы уже начать понимать мои шутки. - Я вот сейчас гляжу на Грома. А ведь зело хороший пес! Чистоплотный! Спокойный!
   - То-то же, - улыбнувшись, заметил я и погрозил духу указательным пальцем, который снова взялся за веник и активно принялся мести им пол. Собака уже не так пугливо наблюдала за этим процессом. Теперь лягушачьи глаза Грома смотрели скорее с интересом.
   Неожиданно до меня донесся крик Этель:
   - Макс! Максим!
   Я подошел к окну, открыл его, узрев девушку, которая сидела на своем подоконнике и втирала в кожу лица какой-то белый крем. Увидев меня, она проговорила, не прекращая своего занятия:
   - Чего Крыса хотел?
   - А ты чей-то делаешь? - ответил я вопросом на вопрос.
   - Морщинка появилась вот тут, - печально сообщила она и ткнула пальцем возле краешка рта.
   - Это мимическая, - сказал я и со смешком добавил: - Ты можешь прекратить использовать губы.
   - Ха-ха, очень смешно, - саркастично произнесла Этель, на миг закатив глаза. - Так чего Крыса хотел?
   - А ты откуда знаешь, что он у меня был? Подглядывала, что ли? - ляпнул я, пошло подмигнув.
   - Больно надо, - насмешливо протянула она, а потом показала острый язычок. - Так чего он хотел?
   - Звал завтра утром на рыбалку.
   - Ну, я серьезно, - проговорила Этель, капризно надув губки.
   - Дело у него есть мужское. Завтра вместе с ранними пташками отправляемся, - произнес я, уже заранее зевнув.
    - Жаль, - промямлила она, немного погрустнев. - Тогда в следующий раз в храм сходим?
   - Да, обязательно.
    - Удачи тебе завтра, - пожелала Этель, по-доброму улыбнувшись.
   - Спасибо. Она пригодиться, - искренне ответил я.
   На этом наш разговор с девушкой закончился. Она скрылась в глубине своей греховной обители, так не понравившейся домовому. Вместо нее на подоконник запрыгнул Мурлыка. Кот, похоже, уже освоился. Он вполне себе довольно принялся лапой мыть усатую морду.
   Подмигнув коту, я закрыл окно и внезапно почувствовал желание проверить свои параметры. Я подчинился этому порыву и залез в интерфейс. Меня тут ждал приятный сюрприз. Интеллект, сила воли и мудрость прибавили по единице. Видимо сегодняшние мои приключения поспособствовали этому.
   Больше в этот день ничего значимого не произошло. А спать я завалился только после того, как проделал комплекс физических упражнений и стандартную медитацию, вслед за которой докурил "Снотворное" и намного раньше обычного отправился в мир грез.
    
   Глава 7
   Ночью разразился жуткий дождь с грозой и громом. Окна бомбардировали крупные капли небесной воды. Пес испуганно забился под кровать. А домовой иногда что-то бурчал из угла. Все это мало способствовало здоровому сну, даже несмотря на скуренную траву. Я лежал с открытыми глазами и считал секунды, прошедшие от молнии до грома. Вот за окном сверкнул очередной разряд электричества. Один... два... три... Внезапно кто-то уверенно принялся колотить в мою дверь. Сердце от неожиданности чуть не вырвалось из груди. Я подскочил на кровати, мгновенно активировав Талант. Дух снова молчал, как и в случае с Крысой. Собака не показывалась из-под кровати. А домовой уверенно прохрипел:
   - Дивчина.
   Я поспешно встал на ноги, схватил с полки ножик, спрятал его за спиной, а затем протопал к двери, настороженно спросив:
   - Кто там?
   - Лис, открывай, - раздался снаружи холодный женский голос, который мог бы принадлежать роботу, настолько мало в нем было эмоций.
   - С хрена ли? - "галантно" поинтересовался я, прислушиваясь к Таланту.
   - Это в твоих интересах, - прозвучало с той стороны. - Меня зовут Чертовка.
   Я почувствовал, как в горле встал комок, а во рту пересохло. Если женщина за дверью не врет, то ко мне пожаловала одна из сильнейших ведьм клана "Ночные сестры", которая была известная своей жестокостью и беспощадностью. По городу о ней ходили страшные истории. В частности посвященные тому, что она делала с мужчинами, которые разочаровали ее. Пьяный Кос рассказывал, что она в прямом смысле слова оторвала хер мужику, который настолько испугался ее, что не сумел возбудиться. Может быть, конечно, это плод пьяной фантазии моего друга, но все же он очень уверенно говорил об этом. Лично мне, доподлинно известно, что она участвовала в боях, которые проводили в бункере под городом. Там Чертовка покалечила пяток своих противников и заработала еще более грозную славу, а потом, пресытившись этим развлечением удалилась.
   Из-за двери раздался раздраженный голос:
   - Ты еще не выпрыгнул в окно?
   - Нет, трусишки меняю, - нагло произнес я, набравшись смелости.
   Судя по косвенным признакам, ведьма жутко не любила слабых мужчин и если она подумает, что я из этой породы, то чуется мне, ночь будет веселой.
   Я повозился с замком и приоткрыл дверь. В комнату ловко проскользнула невысокая девушка в легком плаще с капюшоном, под которым был облегающий комбинезон из блестящей тонкой черной кожи.
   Я не мог с точностью сказать действительно ли эта девушка Чертовка или просто выдает себя за нее, так как никогда не видел эту опасную ведьму. С уверенностью я мог констатировать только то, что аура силы, исходящая от ночной пришелицы прозрачно намекала, что ко мне и правда заявилась очень опасная леди.
   Неожиданно за окном сверкнула удивительно яркая молния, отразившаяся в бездонных изумрудно-зеленых глазах Чертовки, выделяющихся на безупречном лице, обладающим идеальными линиями и пропорциями. Оно было словно смоделировано на компьютере. Я, не отрываясь, смотрел на черные брови, греческий носик, алые пухлые губы, высокий лоб и на длинные густые волосы, цвета воронова крыла, спускающиеся чуть ниже ее лебединой шеи.
   Фигура у Чертовки была подстать чертам лица. Ее тело будто ваял великий скульптор - все было абсолютно безупречным: плавные изгибы бедер, выделяющиеся под комбинезоном холмики грудей, плоский живот. Если раньше у меня в голове витали сомнения, то теперь я был абсолютно точно уверен, что именно она интересовалась мной. Действительно, красивая до "невосмосности". Вот только вся ее красота была какой-то бездушной и холодной. Меня это отталкивало, я любил что-то более живое и менее совершенное.
   Тем временем Чертовка, в свою очередь, тоже разглядывала меня. Делала она это беззастенчиво, даже не пытаясь скрыть изучающего взгляда. Я хотя бы украдкой смотрел на нее, а она же будто выбирала на базаре какой-то товар. Ее взор начал с моей головы, а потом стал плавно спускаться вниз и остановился на семейных трусах, пуговица на которых была расстегнута.
   Я промычал, ощущая, с каким трудом двигается язык:
   - Жарко. Вентиляция.
   - Надень что-нибудь, - почти приказала Чертовка, бесстрастно глядя на меня.
   Я согласно кивнул головой и начал напяливать штаны. Ведьма заметила, что я пытаюсь скрыть от нее нож, держа его в ладони параллельно внутренней стороне руки. По ее губам скользнула тонкая усмешка. Я едва сумел сдержать досаду. Теперь если она вдруг нападет, то эффекта неожиданности не будет.
   Чертовка же будто прочла мои мысли. Она бесстрастно проговорила:
   - Если не будешь делать глупостей, то останешься цел.
    Я завис, ища достаточно остроумный ответ, а потом понял, что момент уже ушел. Ведьма же включила свет и оглядела мою комнату, прокомментировав ее словами:
   - Давно я не была в такой нищете.
   - Это просто спартанские условия, - буркнул я, надев еще и майку.
   Неожиданно Чертовка неуловимым движением руки достала из-под плаща небольшой мешочек, высыпала на ладонь золотистый порошок и дунула на него. Он стремительно разлетелся по моему жилищу.
   Я громко чихнул, а потом еще раз. В носу засвербело будь здоров. Ведьма, не обращая на это внимания, задумчиво проговорила, глядя в угол комнаты:
   - Довольно сильный домовой. Сам его у себя поселил или уже жил тут?
   - Сам, - выдохнул я, вытерев нос ладонью.
   Чертовка перевела свой прищуренный взор на меня и с ленцой произнесла:
   - Знаешь, зачем я пришла?
   - Догадываюсь, - хмуро процедил я, держа в голове два варианта: либо ее клан решил крышивать новоиспеченного "шамана", либо ей лично что-то нужно от меня. Я склонялся ко второму предположению, так как она раньше начала интересоваться мной, чем я попросил Петю рассказывать о моих услугах.
   Ведьма же сообщила, странно улыбаясь, словно для нее это было в диковинку:
   - По городу идет слух, что ты собрался зарабатывать, используя свой Талант.
   - Абсолютно верно, - выговорил я, не став отпираться.
   Неужели все-таки первый вариант? Что же тогда получается? Ее клан заблаговременно собирал обо мне информацию, предвосхищая мой сегодняшний поступок? Если это действительно так, то я им мысленно аплодирую. Крутые бабенки.
   Я глянул на Чертовку в ожидание продолжения, но она молчала. Чего ведьма тянет? Почему она застыла, словно памятник самой себе? А нет, двинулась, провела кончиком изящного пальчика с длинным ноготком, покрытым красным лаком, по столу, словно искала там пыль, и не найдя оную удовлетворенно хмыкнула, глянув в угол комнаты. Девушка опять застыла. Постоять, что ли, сюда пришла? Я не понимал такого ее поведения. Она словно провоцировала меня на какие-то действия.
   - Может быть, чай? - неуверенно предложил я.
   - А есть что покрепче? - оживившись, высокомерно спросила она, сняв плащ и кинув его на мою кровать, которая тут же намокла, соприкоснувшись с ним.
   - Могу предложить два чая, - пошутил я, покрепче сжав рукоять ножа и глядя в спину ведьмы, которая присаживалась на стул.
   - Он тебе не поможет, - холодно вымолвила она, явно намекая на полоску стали в моей ладони.
   - Зато уверенности придает, - проговорил я, а потом, поколебавшись, положил нож на полку. - Итак, чай ставить?
   Оказавшись ко мне в пол-оборота, Чертовка коротко кивнула, не потревожив ни одного волоска из своей шевелюры. Мне снова пришло в голову, что она заявилась сюда не только ради того, дабы сообщить мне, что я теперь хожу под ведьмами. Дамочки ее калибра не ходят по таким поводам к начинающим юнцам вроде меня и не пьют с ними чай среди ночи. Ей от меня что-то было нужно. Вот только что? Жаль я не могу прочесть мысли, которые таятся за этим безупречным лбом, лишенным морщин. Кстати, а сколько ей лет? По виду можно дать, как двадцать, так и тридцать. Внешность Чертовки возраст не отражала. Это как смотреть на маску из нержавеющей стали и пытаться понять, сколько лет назад ее отлили.
   В этот момент активизировался домовой. Он прохрипел из угла:
   - Я сделаю чай, раз уж она все равно знает, что я тут.
   Через пару секунд включилась плитка, затем взлетел чайник и приземлился на нее. Чертовку это, естественно, нисколько не удивило. Девушка только спросила:
   - Давно он у тебя живет?
   - Очень, - соврал я, сев на стул напротив нее.
   - Ложь, - выплюнула ведьма, наморщив носик, словно учуяла запах чего-то совсем нехорошего. - Я не люблю лжецом и не советую мне врать.
   От ее слов повеяло угрозой. Но Талант молчал. Значит, опасность пока отсутствовала. Все же мне стало слегка не по себе. Я словно дразнил смертельно опасное существо.
   Между тем она продолжила, перейдя на деловой тон:
   - Я даю тебе два месяца, чтобы обзавестись клиентами, а потом двадцать процентов с месячного оборота отдаешь моему клану, и у тебя не будет никаких проблем.
   - Десять, - попытался выторговать я себе лучшие условия, прекрасно понимая, что платить все равно придется. Такой уж вокруг меня мир: если не они, то какой-нибудь другой клан захочет крышивать меня.
   - Нет, - твердо бросила Чертовка и взяла в руку, подлетевшую к ней кружку с чаем.
   Вторая такая же оказалась у меня. Только вот пить мне совсем не хотелось. Девушка же сделала маленький глоток и неожиданно спросила:
   - Ты знаешь, что только очень старые духи, способны воздействовать на объекты в физическом мире?
   - Да, - автоматически соврал я, чтобы не показаться беспросветным тупицей.
   - Ты нарываешься, - спокойно констатировала она, холодно взглянув на меня. - Надеюсь, что это в последний раз.
   Внезапно меня прорвало. Горячую натуру никуда не денешь. Я процедил, наплевав на осторожность:
   - Это уж мне решать.
   - Опасность! - завопил бродячий дух, которого я поставил себе на службу.
   Чертовка выбросила в мою сторону руку и сжала ее. Я почувствовал, как мою шею сдавили стальные тиски ее пальцев. Из глаз потекли слезы. А в следующую секунду хватка ослабела. Пару раз моргнув, я увидел, что Чертовка застыла в одной позе, а напротив ее правого глаза зависла вилка.
   - Повезло тебе с ним, - ровно произнесла ведьма, в голосе которой появились едва уловимые нотки зависти.
   - Да я вообще везучий, - зло проронил я, потирая шею.
   - Можешь успокоить своего защитника. Я не стану убивать тебя без особой на то необходимости, - усмехнулась Чертовка.
   - Да это же почти комплимент, - ядовито выдавил я и сказал домовому: - Опусти вилку. Мы же верим дамам, которые вламываются посередине ночи в дома честных людей.
   - Насколько я успела узнать - ты не совсем честный человек.
   - Но у меня есть определенные границы, которые я не перейду, - проговорил я, сдвинув брови и нарочито громко отхлебнув из кружки.
   - Например, не станешь спать с проституткой, - уверенно сказала Чертовка, проводив равнодушным взглядом вилку, которая вернулась на свое место. - Что тебя вообще связывает с Этель? Дружба? Она ведь не одна из ваших - в приюте не росла.
   - Мы просто знакомые, - увильнул я от прямого ответа. - Этель хорошая девушка.
   - Она не девушка, - выплюнула ведьма, сузив глаза. - Этель перестала ей быть, когда стала проституткой.
   - Каждый из нас останется при своем мнении, - пропыхтел я и перевел тему: - Я согласен на условия твоего клана.
   Чертовка презрительно хмыкнула, словно ожидала от меня чего-то другого, затем закинула ногу на ногу и пристально уставилась мне в глаза своими бездонными озерами, на две которых плескалось тщательно сдерживаемое безумие.
   Я не стал отводить взор. Мы принялись молча буравить друг другу глазами. Воздух в комнате начал потрескивать. Электрическая лампочка моргнула, и мое жилище на мгновение погрузилась во мрак. Я клянусь, в этот миг глаза Чертовки засветились в темноте.
   Внезапно ведьма резко откинулась на спинку стула и сухо обронила:
   - Я предлагаю тебе работу.
   - У меня уже есть работа, - бросил я, мысленно погладив себя по голове за прозорливость.
   Я оказался прав. Она пришла сюда не только для того, чтобы сообщить мне о том, что я теперь буду платить дань ее клану. Ведьма хотела, чтобы я работал на нее. Именно поэтому она наводила справки обо мне. Видимо ей для чего-то потребовался человек с моим Талантом.
   Между тем Чертовка жестко усмехнулась и буквально изрыгнула:
   - Халдей скупой одноглазый старик. Он не сможет дать тебе тех знаний, которые есть у меня.
   - Я сам ими обзаведусь, - твердо сказал я, совсем не стремясь видеться с ней хотя бы еще раз. Очень опасная штучка. Но все же я заколебался, потому что ее предложение было очень заманчивым.
   - Теорию, но не практику, - насмешливо произнесла девушка, покачав указательным пальцем.
   Немного поразмыслив, я медленно проговорил, чеканя слова:
   - Почему именно я тебе нужен? Ответишь честно, и я подумаю.
   - Справедливо, - согласилась она. - Твой Талант достаточно редкий. Он встречается еще реже, чем способности шамана или ведьмы. Да, он не такой широкий и объемный. Многое тебе не подвластно. Но ты способен напрямую общаться с любыми духами... любыми. И все они благоволят к тебе.
   - Вот уж дудки, - не поверил я. - Ты знаешь, какие кошмары мне снятся? Злые духи буквально одолевают меня, как и любого шамана.
   Чертовка тонко усмехнулась и хитро спросила у меня:
   - А ты пробовал с ними поговорить? Попросить их оставить тебя?
   - Нет, - удивленно протянул я, округлив рот. Неужели она не врет и все так просто?
   - По рукам? Я тебе знания и золото, а ты выполняешь для меня некоторые задания, - вкрадчиво произнесла ведьма, по лицу которой невозможно было прочесть пытается ли она меня каким-то образом обдурить или нет.
   - Какие именно? Незаконные? - задумчиво поинтересовался я.
   - Возможно, - не стала исключать такого варианта девушка.
   - Я согласен при одном условии, - решительно вымолвил я, соблазнившись перспективой получать знания напрямую от самой Чертовки.
   - Каком?
   - Если мне что-то не нравится в твоем задании, то я волен от него отказаться.
    - Идет, - бросила Чертовка и протянула руку, которую я тут же пожал, ощутив ее твердость.
   Ведьма плавно встала со стула, взяла с кровати плащ и направилась к двери, бросив напоследок:
   - Я буду приходить к тебе ночью. Имей это ввиду.
   - Надо запастить шампанским и сыром? - вяло пошутил я.
   - Если ты когда-нибудь вырвешься из этих трущоб, то забудь свои шутки. Они примитивны и глупы, - посоветовала Чертовка, окатив меня ледяным взглядом, и покинула комнату. Из-под кровати тут же вылез Гром и храбро облаял дверь
   - Нормальные они, - уязвленно буркнул я. Вот гадина в самое больное место попала.
   - Она зело лютая ведьма, хозяин, - прохрипел домовой.
   - Спасибо, что чуть не выбил ей глаз вилкой - поблагодарил я духа, выключая свет и раздеваясь.
   - Не за что, - воспитанно ответил он.
   Я лег на кровать и с интересом спросил у него:
   - А, правда, что духи благоволят ко мне?
   - Нет, - удивил меня домовой. - Ведьма заблуждается.
   - Вот это поворот, - разочарованно протянул я, тяжело вздохнув. А ведь такие радужные перспективы открывались.
   - Просто на тебе лежит какое-то хитрое заклятие, манящее удачу. Ведьма сотворила неверные выводы.
   - Что ты сейчас сказал?! - изумленно выдохнул я, мигом открыв глаза, которые начали слипаться.
   - Ведьма сотворила неверные выводы - повторил дух.
   - Нет, до этого, - давясь воздухом, выпалил я, вскочив на ноги.
   - На тебе заклятие. Оно немного поднимает твой лимит удачи, - проговорил домовой и постарался объяснить: - То, что ведьма приняла за благоволение духов, взаправду есть удачное стечение обстоятельств.
   - А ведь это многое объясняет, - возбужденно прошептал я, глядя в потолок. - Книга ведь тоже, скорее всего, из этой же категории. Да и вообще - мне часто в жизни везло. Вот только откуда на мне это заклятие? Его же нельзя подцепить как какую-нибудь болезнь.
   Дух прохрипел, будто разговаривал с неразумным дитем:
   - Я не могу ведать, откель оно на тебе.
   - Ну, хоть что-нибудь можешь о нем сказать? - почти взмолился я, наворачивая круги по комнате. Гром бегал рядом со мной, думая, что мы играем.
   - Заклятие старое, ему годков двадцать. Оно зело прочно переплелось с токами силы, пронизывающей твое тело. Ежели его попытаться снять, то ты можешь окочуриться.
   - Охренеть! Никогда не буду этого делать. Да и зачем? Его же не просто так наложили, а чтобы мне было проще в этой гребанной жизни, - выдохнул я, схватившись за голову, и принялся рассуждать вслух: - Наградили же меня этим заклятием примерно в те далекие времена, когда я появился на свет. А кто мог это сделать? Скорее всего, один из родителей, а то и оба. Может, зря я на них всю жизнь бочку качу?
   - Предков надо чтить и уважать, - важно бросил домовой, хотя вопрос был адресован не ему, а самому себе.
   - Да, ты абсолютно прав, - отвлеченно согласился я, плюхнувшись на кровать и мимолетно посмотрев на часы. Спать мне оставалось всего три часа. А я даже думать о сне не мог. Внутри меня клокотал вулкан эмоций. Это же надо столько лет жить и не знать, что на мне заклятие удачи, которое, по всей видимости, является последним даром родителей. Кем же они были, раз сумели обуздать такую капризную силу как Удача? Для меня это загадка века, которую я постараюсь разгадать.
   Я усиленно принялся вспоминать свои самые ранние годы, медленно прокручивая их в голове. Постепенно накал страстей начал затихать. Мысли стали путаться. Сон незаметно подкрадывался ко мне. Вот, наконец, я провалиться в царство Морфея. Мне показалось, что я пробыл в нем всего пару мгновений, прежде чем услышал громкий хрип в ухо:
   - Подъем, лежебока!
   - О-о-о, - страдальчески выдохнул я, еле разлепив веки, которые сопротивлялись изо всех сил.
   Мне стоило огромных усилий воли заставить себя встать с кровати и одеться. Если бы я был Гераклом, то этот подвиг можно было бы смело засчитать, как тринадцатый. Но я же был всего лишь Максом по прозвищу Бешеный Лис, который сейчас закрыл за собой дверь и вывалился на лестницу.
   На улице царили предрассветные сумерки. Дождь почти прекратился и лишь слабо крапал с неба. Воздух был напоен влагой. Все вокруг покрывали холодные капли небесной воды. Почва раскисла и неприятно чавкала под ногами. Я включил духа, предупреждающего меня об опасности, и двинулся к Центральным воротам, держа в кармане руку, с зажатым в ней ножом.
   Когда я добрался до цели, то мои ботинки были облеплены толстым слоем грязи, и я с трудом передвигал ногами. Крыса и Вася уже были здесь. Они тихо разговаривали возле стены огромного гаража с покатой крышей. Рядом с ними стоял небольшой заведенный фургончик, покрытый толстыми листами стали. На крыше у него я заметил люк и пулемет с лентой патронов, а лобовое стекло закрывала крепкая решетка.
   Я подошел к парням и поздоровался с каждым из них за руку. Вася хмуро просипел, будто уже успел простудиться:
   - Погодка так себе. Сейчас бы нежится в теплой крроватке, а не вот это вот всё.
   - Ружо, думай о хорошем. Сейчас смотаемся, бабок заработаем. Ты свою часть отдашь Милке, и глядишь, она денек будет называть тебя настоящим мужиком, - проговорил Крыса, ехидно усмехаясь.
   - Поехали, что ли? - обронил я, передернув плечами.
   - Паршиво выглядишь, - оценил мою физиономию Атос. - Глаза краснющие, мешки в три ряда, а на шее какие-то ссадины. Ну чистый алкоголик.
   - Захлопнись уже, - огрызнулся я и пошел к машине, сев на переднее сидение справа от водителя.
   Крыса запрыгнул следом за мной, взявшись за руль. Вася открыл боковую дверь и забрался в кресло, которое имело функцию подъема к люку. Сидя на нем можно было орудовать пулеметом на крыше.
   Машина тронулась с места и направилась к воротам, которые незамедлительно открылись. Видимо, Атос уже обо всем договорился. Нас не стали досматривать, и фургончик выкатился из города, поскакав по ухабистой дороге, иногда пробуксовывая в грязи.
   Крыса проговорил, внимательно глядя в лобовое стекло:
   - Сейчас подальше отгребем, и я раздам вам зелья и оружие. Лис, ты, кстати, не брат Васи?
   - Что за бредовые мысли? - буркнул я, глядя на приближающийся лес.
   - А ты на ходули свои посмотри, - хохотнул он.
   Я перевел взгляд на ботинки и только сейчас обратил внимание, что в полусонном состоянии надел всего один носок. Сумрачно посмотрев на Атоса, я грубо бросил:
   - На дорогу лучше смотри, а не на мои ноги.
   - Что там? - с любопытством спросил Вася, который заскучал в одиночестве.
    - Волосы. У мужиков на ногах растут. Не видел, небось, никогда? Могу одолжить тебе часть, - желчно сказал я.
   - Это скоррее вы брратья, - обидчиво буркнул Ружо, смешно картавя. - Шутки у вас одинаково плоские.
   Неожиданно у Васи громко пробурчал живот, будто там граната взорвалась. Я через плечо посмотрел на парня. Он немного покраснел. Ну, насколько позволяла смуглая загоревшая кожа. Я насмешливо произнес:
   - Что, Василий, Мила тебя не покормила? Вот и зачем такую девушку заводить?
   - Некогда было, - хмуро бросил он, погладив живот. - В дерревне что-нибудь перрехвачу.
   - Мила покормила? - наигранно озадачено повторил мои слова Крыса. - Так это Васька кашевар, а не она. Что там твоя фифа больше всего любит?
   - Салат с Цезаррем, - смущенно брякнул парень, отводя глаза.
     Я заржал так, что чуть стекла не вылетели. Крыса поддержал меня громким хохотом. Он даже на дорогу перестал смотреть. Вася непонимающе уставились на нас. Ему было невдомёк, какую смешную ошибку он допустил в название салата. А я от избытка чувств стучал ладонью по бардачку и задыхался воздухом, пытаясь просмеяться. Сонливость мигом куда-то улетучилась. Тонус сразу же повысился. И жизнь стала чуть лучше.
   - Вас что пиндосы обуяли? - предположил Вася и судорожным движением руки начертил в воздухе священный круг.
   - Нормально все, братан, - проблеял я, вытирая выступившие в уголках глаз слезы. - Просто название салата забавное. Не пойму, чем он Милке нравится?
   - Вкусный салат! - вскинулся Вася, грозно глядя на меня. Дело ведь коснулось его девушки. - Миле он очень нрравится. И мне тоже.
   - Вася, Вася, успокойся, а то от твоего рычания тачка развалится, - весело протараторил, отсмеявшийся Крыса и ехидно добавил: - Лис, а твоя Этель, что любит?
    - Она не моя, - спокойно заметил я, сощурив глаза.
   - Ой, ой, смотри-ка, как глазки сузил! - ликующе воскликнул Атос. - Шпилитесь с ней, да?
   - По-моему, всех только это интересует,- тихо возмутился я, повернув голову и став глядеть в боковое стекло.
   - Чего ты там бурчишь? - не расслышал моих слов Крыса. - Или скажешь, что она тебе просто так полы моет?
   - Я ей кота за это задонатил, - бросил я, слегка усмехнувшись.
   - Не, Лис не спит с прроститутками, - уверенно хрюкнул Ружо. - У него прринципы.
   - О, как. Я тебя сейчас еще больше зауважал, - наигранно восхитился Атос.
   Я промолчал, вспомнив, что очень давно все-таки переспал с Этель. Но тогда я не знал, что она грязнуля. Все было бесплатно и по обоюдному согласию. После того раза я несколько лет не видел ее, а потом жизнь вновь свела меня с ней. Оказалось, что я снял жилплощадь, как раз напротив ее окон. Так мы снова стали общаться.
   Неожиданно фургончик начал замедляться и Крыса серьезно сообщил:
   - Тут тормознем и распотрошим ящик с оружием и зельями.
   Автомобиль полностью остановился, и мы принялись за дело. У меня опять появился "макар" с глушаком. Вася взял "калаш", а Атос "макар" и свои клинки. Зелий было столько же, сколько и в прошлый раз - двенадцать, но "Кошачьих глаз" не оказалось, вместо них Халдей дал еще три склянки, которые восстанавливали единицы силы воли. После дележки, мы двинулись дальше. У каждого из нас стало по четыре зелья.
    
   Глава 8
   Фургончик торопливо катился по дороге, которая подсохла под иссушающими лучами солнца. День обещал быть жарким. Светило еще не добралось до зенита, а духота стояла уже страшная. Справа проплывал густой лес. Тень от него накрывала машину. Слева располагались сельскохозяйственные поля, а впереди виднелась деревня. Мы уже были совсем близко от нее.
   Вася, торчащий из люка, хмуро подметил:
   - Мужики, глядите, ррастения в полях какие стрранные, все в черрных точках. Тьфу, прроклятая буква "рр".
   - Кислотный дождь, по-моему, прошел, - предположил я, смотря в открытое боковое окно.
   - Хорошо хоть здесь, а не над городом, - протянул Крыса, с облегчением выдохнув.
   - Ага, - согласился я с ним и принялся глядеть на приближающийся высокий частокол, которым была окружена деревня. Помимо него Сосенки были защищены широким рвом, наполненным водой и четырьмя круглыми башнями из бревен, на вершине которых стояли крупнокалиберные пулеметы. В этой местности особо сильных мобов раньше не водилось и подобной защиты вполне хватало. Все же здесь точно что-то произошло, а не просто вышли из строя все рации. Ворота деревни были распахнуты настежь, а подвесной мост оказался перекинут через ров. Обычно такого тут не наблюдалось. Мобы ведь могут атаковать и днем, поэтому хотя бы ворота уж точно должны быть закрытыми.
   Крыса тревожно глядя на эту картину сквозь зубы выдохнул:
   - Зуб даю, там какой-то писец.
   Он остановил машину, не доезжая до деревни нескольких десятков метров. Прямо на мосту лежала разорванная коровья туша. Белели кости. Кровь под трупом животного уже запеклась, а стая ворон деловито клевала оставшееся мясо.
   - Не нрравится мне все это рребята, - просипел Вася, наведя пулемет на птиц.
   - Ты знал, куда ехал, - грубо бросил ему Атос, облизав пересохшие губы, а потом добавил, покосившись на парня: - Сейчас я с Лисом выйду из фургона, и мы потопаем в деревню. А ты сиди тут и прикрывай нас. Если там кто-то тихорится, то мы выведем его под твои пули. Усек?
   - Ага, - нервно хрюкнул Ружо.
   - Погнали? - произнес Крыса, хмуро глянув на меня.
   Я кивнул головой, отпил зелье "Силы воли" и вышел из машины. Дух, предупреждающий меня об опасности, уже давно был активирован, и пока он молчал. Но все же я покрепче сжал в руке пистолет и проверил запасные обоймы в кармане.
   Атос покосился на меня и, медленно переставляя ногами, пошлепал в сторону ворот. Я быстро поравнялся с ним и двинулся рядом. Стая ворон принялась громко каркать, отпугивая нас от останков коровы, а затем они нехотя разлетелись, когда мы приблизились к ним.
   - Ночью ее разорвали, - прокомментировал я труп животного. - Вон следы клыков.
   - Твой дух молчит? - поинтересовался Атос, скрывая нервозность.
   - Ага, - отозвался я. - Как думаешь, что тут случилось?
   - Хрен его знает, - выплюнул Крыса, входя в деревню.
   Мы принялись исследовать Сосенки. Среди крепких бревенчатых домов никого ни оказалось. Улицы деревни были пусты, если не считать части тел домашних животных, которые были разбросаны по грязи. Дома оказались совсем не повреждены. Даже стекла в оконных рамах целехонькие. Мы заглянули в одну хату, так там тоже было все на своих местах и никаких следов боя: оружие лежит нетронутым и ни одной стреляной гильзы нигде не валялось. Складывалось впечатление, что люди по собственной воле покинули деревню и куда-то умотали пешком, хотя в Сосенках были трактора, прицепы и грузовики. Если бы они бежали от какой-то напасти, то сподручнее было бы это сделать на четырёхколёсных друзьях. Часть людей загрузились бы в грузовики, оставшиеся бы прыгнули в прицепы, потом зацепили их за трактора и прочь из деревни. Ну, правда, они могли еще воспользоваться лошадьми, но люди и этого не сделали, чем обрекли их на смерть от клыков и когтей мобов.
   Когда мы, обойдя почти всю деревню, заглянули в дом местного старосты и обнаружили там целую рацию, Крыса не выдержал и разъяренно воскликнул:
   - Что, мля, за чертовщина?! Какого хрена здесь произошло?!
   Он посмотрел на меня так, словно я мог дать ответ. Я же лишь пожал плечами, сам пребывая в глубокой задумчивости, но все же кое-что сказал:
   - Крыса, а помнишь Лесное Урочище?
   - Эта та деревня, которая обезлюдила, не пойми из-за чего? - выдавил он, и добавил, поняв, к чему я клоню: - Ты думаешь, тут та же херня произошла?
   - Ну, как вариант, - хмыкнув, протянул я.
   - Может ты и прав. Ладно, хватит тут шоркаться. Сейчас зовем Васю, забираем грибы, немного тут пройдемся по домам, похватаем самое ценное и валим отсюда, - быстро протараторил Крыса и выбежал из хаты, оставив меня одного.
   Я не торопясь вышел за ним, ощущая, как вспотела рука с пистолетом. Вокруг стояла мертвая тишина. Мало того, даже духи молчали. Я ни одного не сумел услышать, а ведь в деревнях они точно есть: домовые, банники и т.д. Куда же они делись? Их всех словно ветром сдуло. Неужели кто-то обладает такой силой, что сумел изгнать всех духов из деревни? Если это действительно так, то дело здесь не обошлось без мощнейшего шамана или ведьмы. Эх, сюда бы Чертовку. Возможно, она бы сумела понять, что тут стряслось.
   В ворота деревни въехал фургончик с Атосом за рулем. Вася наполовину высунулся из люка и глядел по сторонам, ошарашенным взглядом. Он то и дело чертил в воздухе священный круг. Я зло сплюнул под ноги. Эта его вера в какого-то цифрового бога уже начинала раздражать. Лучше бы он в себя так верил.
   Автомобиль между тем проехал мимо меня и остановился возле дома с резным петушком на крыше. Крыса быстро выскочил из фургончика, а спустя несколько секунд из него показался Ружо, держа в подрагивающих руках "калаш".
   Я быстро подошел к ним и Атос проговорил:
   - Вася стой на стреме, а я с Лисом в подвал спущусь. Там должны быть грибы.
   - Рребята, а откуда столько рразоррванных животных? - нервно пролепетал Ружо.
   - Там были амбары со скотом, - хмуро сообщил я, стрельнув взглядом в дальний конец деревни. - Мобы ворота выломали, и давай пировать.
   - Ночью они сюда вернуться, - для чего-то бросил Крыса, будто мы собирались здесь ночевать, а потом махнул мне рукой, дабы я следовал за ним, что я тут же и проделал, увязавшись за парнем.
   Атос открыл калитку и вошел во двор, затем мы обогнули дом и остановились возле ржавой железной двери, ведущей в подвал. Она была заперта на большой висячий замок. Парень достал пистолет и выстрелил в него. Благодаря глушителю грохота почти не было. Замок жалобно звякнул и упал на землю.
   Крыса довольно проговорил, обернувшись ко мне:
   - Еще не придумали ничего такого, чего бы я не смог сломать.
   - Молодец, - саркастично похвалил я его, косясь на собачью будку, рядом с которой лежал окровавленный ошейник.
   Парень отворил дверь и спустился по деревянным ступеням в подвал, пошарил по стене и чем-то щелкнул. Темноту осветили три лампочки в круглых плафонах, висящие на потолке. Мы увидели, что весь подвал был забит грибницами, растущими на питательном субстрате, а в углу, на бетонном полу, сложены друг на друга ящики.
   Крыса проговорил, глянув на меня:
   - Лис, я сейчас Васю позову, и вы шустро все в тачку закинете. И это... чем больше грибов притащим, тем лучше. Может Халдей нам какой-нибудь подгон за это даст.
   - А чего сам ящики таскать не хочешь? - угрожающе поинтересовался я, подумав, что он просто сам не хочет заниматься грязной работой.
   - Да я лучше пока вы тут возитесь, хаты обнесу, - жарко проговорил парень, алчно сверкая глазенками. - Ты прикинь, сколько там сейчас бесхозного добра!
   - Ладно, зови сюда Ружо, - буркнул я, признав, что Крыса действительно самый ловкий и быстрый из нас. Он лучше всех обчистит дома, пока мы будем здесь грибочки собирать.
   - Заметано, - радостно выдохнул Атос, а затем напутствовал меня: - У нас один час на все про все. Потом валим отсюда, а то охранка нас застукает.
   Я кивнул головой и пошел к ящику. Парень же выскочил из подвала, громко стуча подошвами ботинок по ступеням. Проводив его взглядом, я взял деревянную тару и подошел к первой грибницы. От нее исходил неприятный приторно-сладкий запашок, который вызывал у меня стойкое чувство отвращения и рвотные позывы. Этот аромат пропадал, когда грибы поступали на черный рынок в сушеном или размолотом виде. Его, по-моему, убирали каким-то специальным химическим веществом. Один грамм такого грибного порошка стоил приличных денег, и он пользовался популярностью, хотя был совсем не безобиден, как, например, "Снотворное", которое я иногда курил.
   Интересно, а Халдей собирается гнать из этих грибочков наркоту или они ему нужны для чего-то другого? Я окинул оценивающим взглядом грибницы и прикинул, что здесь выросло приличное количество золотишка. Правда, и пара пожизненных сроков тут тоже подросла.
   В эту секунду в подвал ввалился Вася. Рожа у него была донельзя взволнованная и испуганная. Парень судорожно схватил ящик, достал из кармана нож и быстро принялся срезать грибы. "Калаш" он закинул за спину.
   Я насмешливо прокомментировал его трудовой порыв:
   - Ты прям золотой работничек.
   - Быстррее сделаем, быстррее свалим отсюда, - протараторил он. - Ты бы тоже мог пошустррее рруками двигать.
   - Ты слышал, что от работы кони дохнут? Может, не будем так рисковать? - пошутил я, но все же немного ускорился. Времени действительно было в обрез, и я совсем не хотел встречаться с охранкой.
   Вася вытер рукавом быстро выступивший на лбу пот и поменял тему разговора:
   - Лис, а как ты думаешь, что тут прроизошло?
   - Что-то из ряда вон выходящее, - серьезно ответил я. - Ты бы Миле своей об этом не говорил, а то ведь спалит всю компанию, а нам за такое дельце неплохо так подгорит.
   - Не могу обещать, но она в этот рраз точно никому ничего не ррасскажет, - смешался он и со вздохом добавил, словно это все объясняло: - Мы ведь не прросто парень с девушкой, мы уже почти семья.
    - На хрен такую семью, - зло бросил я. - Ты разве не понимаешь, что ее длинный язык до могилы тебя доведет? Ладно, если только тебя. Ну, пусть еще и Крысу. Но вот если еще и меня...
   - Ладно, я ей соврру что-нибудь, - пропыхтел Вася, будто готовился совершить святотатство и проникновенно добавил: - Лис, ты меня сам поймешь, когда обзаведешься семьей.
   - У меня трусы семейные. Мне этого достаточно, - резко выплюнул я, взяв новый ящик вместо того, который уже наполнил грибами.
   - Ничего ты не понимаешь Лис, - беззлобно прокартавил Вася.
   - Время покажет, - бросил я с намеком и насмешливо добавил: - Как ты вообще стал с ней встречаться? Все началось с предварительных сказок, и ты сдался?
    - Я не хочу с тобой это обсуждать, - набравшись смелости, пробурчал парень, явно обидевшись.
   Дальше мы работали в полной тишине, нарушаемой лишь хриплым дыханием. В подвале было достаточно душно, и пот обильно струился по нашим лицам. Даже открытая дверь мало помогала. Я чувствовал, как майка прилипала к моей взмокшей спине при каждом движение. Радовало лишь то, что грибы постепенно оказывались в ящиках. А когда время, отведенное нам Крысой, подходило к концу, то все грибницы уже были практически очищены. Как раз в этот миг в подвал влетел довольный Атос.
   - Ребята, мы в шоколаде! - воскликнул он. - Я там нычку одну нашел. Хер знает, откуда там столько золота - целых десять монет и два кольца обручальных! Васек, можешь их себе забрать, а мы с Лисом золото поделим. Там еще кое-чего я в машину затарил. Давайте скорее ящики перетаскаем и рвем когти отсюда. Поганое что-то здесь случилось, нюхом чую. Я так никого и не нашел.
   - Быть того не может, а я-то дурак думал, что все на речку купаться ушли, - сыронизировал я, схватив грибы и потащив их прочь из подвала.
   - Лис, можешь шутковать сколько хочешь, - махнул рукой Крыса, с лица которого не сходила радостная улыбка. - Мне по хрену. Столько бабла поднимем.
   - Его бы еще довезти, - тихо прошептал я себе под нос, выйдя на свежий воздух и направившись к фургончику, боковая дверь которого была открыта.
   Подойдя к машине, я охренел от того, сколько всего Крыса успел натаскать в тачку. Его "кое-чего" едва помещалось в машину. Для Васи и грибов едва-едва оставалось свободного пространства. Атос умудрился знатно прошвырнуться по деревне за такой короткий срок. В основном он хватал оружие и патрона, а также различные зелья и эликсиры. В деревне подобного добра хватало - им ведь надо было отбиваться от мобов. Тут даже присутствовал небольшой ящичек с гранатами. Вообще, деревенские ребята могли не хреново так дать по зубам любому, кто задумал бы напасть на них.
   Я еще раз окинул довольным взглядом оружие и понадеялся, что у нас потом не возникнут из-за него проблемы. Надо будет на обратном пути обсудить это с Атосом, а сейчас же я, раздумчиво хмыкнув, примостил в уголок ящик, а потом пошел еще за одним, встретив по пути Крысу и Васю, которые тоже носили деревянные тары с грибами. Втроем мы достаточно быстро все перетаскали в фургончик и сами запрыгнули в него. Атос радостно повернул ключ зажигания, и тачка медленно покатилась по улице, набирая ход.
   - Поедем через лес? - уверенно предположил я, потому что возвращаться по той же дороге, по которой мы ехали сюда - это форменное безумие.
   Машины охранки как раз поедут по ней, и не дай Бог, если они нас остановят, а эти ребята спокойно могут проделать такой финт ушами, выглядим мы достаточно подозрительно. Так вот, если они тормазнут наш фургончик, то с таким грузом, как у нас, мы втроем отправимся далеко и надолго.
   Вася, будто не понимая это, возбужденно протараторил:
   - Лис, ты чего? Угрробить нас хочешь? Там же в лесу такие тварри обитают, теща моя отдыхает!
   - О, Ружо оказывается шутить умеет! - хохотнув воскликнул я.
   - Если бы это была шутка... - грустно протянул он. - Она такая... такая... Ей почти сто лет, а она вон замуж собирается выйти за своего одноклассника.
   - Ну, это ненадолго, - хмыкнул Крыса и решительно добавил: - Вася, поедем, все-таки, через лес, иначе охранка может нас накрыть по дороге.
   - Так может, не станут они нас проверять? - принялся канючить парень, словно большой ребенок.
   - Я так рисковать не буду, - отрубил Атос, найдя в моих глазах полную поддержку.
   Вася, оставшийся в меньшинстве, вынужден был заткнуться и обиженно насупиться, точно мышь на крупу. Его физиономия стала еще более кислой, когда Крыса свернул с дороги в лес, направив машину в какую-то колею оставленную колесами.
   Я решил прокомментировать это событие оптимистичными словами:
   - Вася, видишь следы? Значит, ездит здесь кто-то, следовательно, не так все страшно, как ты рассказываешь.
   - А то ты сам не знаешь, что болтают об этом лесе, - хмуро пробурчал он.
   - Да вон о Сереге помнишь, какие слухи ходили? Будто бы он любит МЖМ, только без Ж, - вспомнил я забавный случай, пытаясь немного разрядить гнетущую атмосферу, которую нагнетал Ружо. - А потом оказалось, что он нормальный мужик.
   - Это тот Серега, который недавно спрыгнул с веревкой... на шее? - хохотнул Крыса, который, прямо скажем, очень легко относился к чужой смерти.
   - Ага, он, суицидник, - бросил я. - Соглашусь, не самый удачный пример, но все ж таки...
   - Ну-ну, - пробухтел Вася.
   На этом разговор затих. Воцарилось молчание, нарушаемой лишь звуком работы мотора и птичьими трелями, которые доносились из леса. Крылатые птахи во множестве облюбовали деревья, которые росли достаточно близко к дороге и нависали над ней, образуя переплетшимися ветвями подобие крыши. Крысе даже пришлось включить фары, настолько плохо солнечные лучи проникали сквозь всю эту зелень. К счастью, пока это были единственные наши проблемы в этом лесу. Ну, еще и кочки, на которых скакал фургончик. Я даже пару раз приложился темечком о крышу, чуть не пробив еще один люк.
   Мы уже неплохо так проехали по лестной дороге, которая становилась все менее проходимой, когда Атос задумчиво проговорил:
   - Лис, а мы в деревне не слишком много наследили?
   - Нормально, - тяжело выдохнул я, сразу же поняв о чем он, потому что сам хотел поднять эту тему. - Выследить могут.
   - Как могут? Почему? Из-за чего? - встрепенулся Вася, тревожно задышав.
   - Ну ты сам посуди, - принялся объяснять я ему. - Вот ты в роли бойца внешний охранки приезжаешь в деревню, начинаешь обыскивать ее и понимаешь, что оружия что-то маловато для такого количества мужского населения, которое проживало в Сосенках.
   - Мало ли где оно, - протянул парень.
   - В принципе, да. Там и других загадок хватает, но вот если это оружие всплывет в городе...- многозначительно недоговорил я и глянул на Крысу.
   Тот сразу все понял и уверенно начал говорить:
   - Да все будет в ажуре. Номера собьем, и понемногу станем толкать. Никто не чухнет, что пушки из Сосенок.
   - Надо еще, прежде чем их продавать, выждать несколько месяцев, - твердо добавил я. - Так вернее будет.
   - Это чей-то? Я деньги теперь фиг пойми когда увижу? - возмутился Ружо.
   - Вася, ты как ребенок, - шикнул я на него. - Хочешь, чтобы нас всех повязали с этим оружием? Тут и так рискуем, будь здоров. Одна надежда, что денег срубим нормально. Крыса, у тебя, кстати, есть, где пушки спрятать?
   - Ага, - бросил он и нажал на педаль газа, вдавив ее до упора.
   Фургончик начал набирать скорость, дабы пролететь широкую лужу с берегами из жирной грязи, но ему не суждено было это сделать. Мы застряли. Крыса и туда и сюда раскачивал тачку, но все было глухо. Мы переглянулись и всей троицей вышли из фургончика, оглядев его. Он по уши зарылся в грязи.
    - Там лопата есть, - опомнился Ружо и запрыгнул обратно в тачку, а потом вылез оттуда уже с ней.
   - Откапывай, - зло бросил ему субтильный Атос. - Седло вон себе отожрал. Из-за тебя и застряли.
   - Чей-то срразу я-то? - обиженно промямлил парень и принялся орудовать лопатой.
   Я молча сделал пару глотков зелья, восстанавливающего единицы силы воли, а потом проделал несколько шагов к деревьям и начал собирать ветки. Ноги сразу же по колено испачкались в грязи. Раскисшая почва буквально засасывала ботинки. Так можно было остаться без обуви. Забавно будет, если Вася и второй раз вернется к Миле без педалей. Я кинул на него насмешливый взгляд, и собрался было что-нибудь пошутить на эту тему, как внезапно земля под ногами парня вспучила, и он страшно закричал от боли, а потом стал погружаться в почву, бессильно колотя руками по воздуху, пытаясь хоть за что-то ухватиться.
   - Мегакрот! - завопил я и бросился к Ружо, схватив его за руку.
   Он вцепился мне в запястье мертвой хваткой, и я понял, что либо вытащу парня, либо крот утащит под землю нас обоих. Я что есть сил потянул Васю на себя, упершись ногой в фургончик. Парень завывал от боли и страха на весь лес. В его глазах царил первобытный ужас.
   Крот, столкнувшись с сопротивлением, потянул сильнее. Ружо снова стал медленно погружаться в землю. Он уже по колено был в рыхлой почве, откуда торчал кончик морды моба. У меня на шее от напряжения вздулись вены, а руки пронзала боль. Я осознал, что не сумею пересилить мегакрота и отчаянно посмотрел на Крысу. А тот уже действовал: выхватил свои клинки, подбежал к тому месту, где немного виднелся моб, и стал наносить удары по его морде, стараясь не задеть Васю. Я никогда не видел, чтобы толстую кожу мегакрота так легко разрезали. Атос же за несколько секунд в кровь исполосовал рыло моба, от чего тот заверещал от боли, дав мне возможность вытащить из его пасти ноги парня, которого больше ничего не держало. Мой дикий взгляд сразу же упал на правую ногу Ружо. Она лишилась ступни и части голени. Чуть ниже колена торчала окровавленная кость, обернутая в лохмотья кожи и остатки сухожилий. Сам парень от болевого шока потерял сознание. Я быстро проволок его по грязи, а затем затолкал в салон фургончика, услышав, как Крыса прыгнул за руль и завел машину. Она нехотя выбралась из ловушки и помчалась по лесной дороге, оставляя позади верещащего мегакрота.
   Оказавшись в фургончике, я открыл рот парня и стал вливать ему в глотку различные зелья, направленные на восстановления здоровья и травм. Часть ноги, конечно, они ему не вернут, но кровь остановят и закроют страшную рану. Через несколько десятков секунд так и произошло: конечность стала выглядеть уже не так страшно, словно голень откусили не буквально только что, а минимум год назад. Теперь парень определенно выживет. А ногу потом можно будет восстановить, если обратиться к Халдею.
   Я жарко крикнул Крысе:
   - Атос, у Васи половины ноги нет!
   - Я видел. Он прям жопой чуял, что в этот лес ему лучше не соваться, - тяжело дыша, бросил парень, глядя на меня в зеркало заднего вида. - Ну, ничего страшного. Халдей ему за полцены новую сделает, краше прежней. Только придется весь десяток золотых ввалить, да и колечки отдать.
   - Я согласен, - быстро выдохнул я, облизав пересохшие от волнения губы.
   - Ну и отлично, - сказал Крыса. - Мы своих не бросаем. Помнишь, что нам Дед говорил?
   - Ага, - обронил я, вспомнив одного из мужчин-воспитателей приюта, который постоянно вдалбливал нам то, что все приютские должны помогать друг другу, даже если между ними нет особой дружбы.
   Внезапно откуда-то из леса раздался многоголосый волчий вой. Я быстро залез в кресло и выглянул в люк. Фургончик нагоняли зверолюди: человекоподобные волки. Они могли бежать как на четырех ногах, так и на двух. Грудные клетки у них были чрезвычайно хорошо развитыми и мускулистыми. Передние лапы бугрились от мышц. Задние конечности были немного короче. Шерсть такая густая, что частенько защищала от пули. Сами зверолюди атаковали своих жертв острыми, как бритва когтями, способными рвать металл, и мощными клыками. Глаза у них превосходно видели, как в темноте, так и при свете дня, и были они такими большими и красными, словно у каждого из зверолюдей запор с самого рождения.
   Оценив количество и качество преследователей, я отключил духа, который истошно орал, предупреждая меня об опасности, потом схватился за пулемет и начал строчить из него. У меня это получалось гораздо хуже, чем у Васи, который до сих пор не пришел в себя. Все же я попадал в некоторых мобов. Они болезненно вскрикивали и отставали от стаи, которая преследовала нас.
   Крыса подбадривающе заорал, наблюдая всю эту картину в зеркало бокового вида:
   - Давай, Лис, вали волков позорных!!!
   Я нервно рассмеялся и продолжил свое дело. Зверолюдей становилось все больше. Они неслись к нам со всего леса, реагируя на вой своих сородичей. Вскоре за бешено мчащимся фургончиком гнался целый ковер изворотливых серых тел, в которых не так-то просто было попасть. Дело запахло керосином. Ох, прав был Вася, ох, прав.
    
    
   Глава 9
   Стрекот пулемета далеко разносился по лесу. Гильзы летели во все стороны. Фургончик ревел мотором, мчась во весь опор. Крыса матерился, убеждая его гнать еще быстрее. Я же просто надеялся, чтобы мы опять где-нибудь не застрянем. Дорога становилась все менее проходимой. Какое-нибудь поваленное дерево на нашем пути и всё - поминай, как звали. Зверолюди не оставят от нас ни клочка. Их голодные горящие глаза прямо говорили об этом. А те потери, которые понесла их стая, еще больше разъяряли мобов.
   Зверолюди, кстати, оказались не обделены определенным интеллектом: не большим, конечно, но все же кое-что соображали. Например, они поняли, что бежать сплошным ковром весьма опасно - так мои пули находили среди них больше жертв, поэтому сейчас они старались держаться подальше друг от друга.
   Крыса прокомментировал это злыми словами:
   - Умные, мрази. Лис, а Вася там не пришел в себя? Он стрелок-то получше.
   - Нет, - бросил я, мимолетом глянув на Ружо.
   Его тело металось из стороны в сторону. По-моему он даже пару раз головой ударился о приклад одного из "калашей", реквизированных в деревне. Вот и сейчас фургончик в очередной раз подскочил на кочке, и Вася приложился затылком об пол. Почему-то именно в этот момент я вспомнил о гранатах, будто кто-то дал мне хорошего леща, дабы запустить мозг.
   Выскочив из кресла, я схватил нужный ящичек, потом секунду поколебавшись, устроил тело Ружо так, чтобы он больше не обо что не бился, а затем вернулся на свое место, принявшись кидать в зверолюдей гранаты. Первый "подарочек" нанес мобам колоссальный урон. Их тела расшвыряло в разные стороны, словно они были каким-то серыми плюшевыми игрушками, выдуманными человеком с больной фантазией. Охреневшие зверолюди подняли такой вой, что аж заломило в ушах. Я всерьез начал опасаться, что лопнут барабанные перепонки. А мобы все выли и выли. И было от чего: изувеченные тела их сородичей во множестве устлали дорогу.
   За первой гранатой последовала вторая, а после третьей снова проявился интеллект зверолюдей. Они поняли, что им не тягаться с таким разудалым воином как я, и начали отставать, отказавшись от мысли полакомиться человеческими тушками, запах которых исходил из фургончика.
   Крыса заверещал от радости:
   - Получили?! Так-то! Знай наших! Зубы мигом выбьем!
   - Повезло, что были гранаты, - устало выдохнул я, бессильно растекшись по креслу и еще не совсем веря, что мы ушли от зверолюдей, да еще так им накостыляли.
   - Ага, - поддакнул Атос, улыбаясь от уха до уха, и озабоченно добавил: - Дорога куда-то резко сворачивает, а впереди поля. Лис, держись, напрямик почешем, и Васю придержи, а то катается по полу, как сыр в масле. А, ты его уже пристроил. Тогда погнали.
   Фургончик выметнулся из леса и влетел в двухметровые растения подсолнечника. Хорошо хоть они по сельскохозяйственной технологии росли не ближе полуметра друг к другу, а то ведь тачка и застрять могла, а так она вполне успешно мчалась по полю, оставляя за собой широкую просеку из сломанных стеблей.
   Крыса картинно задумчиво проговорил:
   - Может мне в комбайнеры пойти? Нервов меньше, работа на свежем воздухе, правда, башляют ерунду. Нет, лучше уж на Халдея продолжу горбатиться.
   - Мудрое решение, - поддержал я его, подняв с пола шляпку подсолнечника, которая залетела в люк.
   Семечки были крупными, уже почти поспевшими. Какой-то новый гибрид, что ли? Я выковырял себе несколько штук и начал грызть. Вкусные. Только вот пожарить бы их и вообще шик.
    Атос радостно сообщил, блестя глазами в зеркале заднего вида:
   - Уже стены города вижу.
   - Ты чего, в город собрался с таким добром, которое у нас в машине? - изумился я, чуть не подавившись семечкой.
   - Не, я же не идиот, - откликнулся он, широко ухмыляясь. - Просто сообщил тебе, что мы уже недалеко от дома. А так мы сейчас к реке рванем. Там на берегу есть не хреновые заросли. Тачку в них спрячем, и я за лодкой метнусь, а потом мы перегрузим на нее оружие с грибами.
   - Хорошо, - согласился я с его планом действий, только кое-что добавил: - Отложишь мне "макар" и несколько обойм к нему? Как номер собьешь, я его заберу.
    - Без базара, - легко сказал Крыса и, нажав на тормоз, обрадованно добавил: - О, дорога нормальная.
   Фургончик выкатил на какую-то ухабистую дорогу, разрезающую насаждения подсолнечника, параллельно стенам города. Атос недолго думая, погнал машину по этому пути в сторону берега реки. Тут уже было относительно безопасно. До города с его мощным оружием, конечно, было еще далеко, но все же опасные мобы днем тут не появлялись. Ночью же они любили побегать здесь в поисках добычи. Бывало даже, что мобы собирались в стаи и атаковали город. Но ничем хорошим для них это не заканчивалось.
   Крыса прекрасно знал, что тут шанс нарваться на кого-то моба не так велик, поэтому он окончательно расслабился. Парень даже позволил себе включить приемник, настроив его на местную радиостанцию. Из единственного функционирующего динамика полились звуки динамичной музыки с женским вокалом во главе. И тут, будто подпевая, застонал Вася. Мой взгляд быстро переместился на лицо парня. Он открыл мутные глаза и уставился в потолок. Постепенно его взор прояснялся и понимание того, что произошло, отразилось ужасом в глазах Ружо. Он судорожно приподнялся на руках и вперился взглядом в то место, где должна была быть его правая голень и стопа. Глаза парня широко распахнулись, и в них воцарилось потрясение, словно он не верил в то, что часть его конечности откусил мегакрот, а затем, в долю секунды, лицо Васи перекривилось, и из его горла раздался какой-то дикий вой отчаяния, распугавший местных ворон.
   Крыса услышал вопль парня, глянул на него через плечо и нетактично пошутил:
   - Васька, не ори, как потерпевший. Зато теперь на обуви экономить будешь. Ты же любишь гарцевать в одном ботинке.
   - Заткнись, - грубо посоветовал я Атосу, бросив на него яростный взгляд.
   - Ладно, молчу, - буркнул он, отвернувшись от нас, и вырубил радио.
   Ружо с бледной физиономией не отрываясь, глядел на травмированную ногу, затем пошевелил ею, подтянул к себе и потрогал. Убедившись, что это не морок и части ноги реально нет, он обреченно повесил голову на грудь и закрыл лицо руками. Мне послышались всхлипы.
   Я ободряюще проговорил, похлопав его по плечу:
   - Василий, в чем-то Крыса прав. Не кисни. Халдей тебе такой протез сделает, от настоящей ноги не отличишь. Деньги у нас есть. Мы договорились те десять золотых, которые Атос нашел в деревне, потратить на твою культю, плюс у нас еще есть кольца. А если этого не хватит, то еще и гонорар за грибы вольем в твою новую ногу.
   - Вот видишь, как мы тебя ценим, - донеслось от Атоса, который уже забыл, что я ему посоветовал.
   - А вдрруг не хватит? - отживел Ружо, отняв руки от лица, которое стало наливаться кровью и приобретать нормальный цвет.
   - Крыса о рассрочки договорится. А потом оружие продадим и все вернем, - быстро проговорил я, окинув взглядом пушки, которые лежали в салоне.
   - А та ррука, которрую я видел в подвале, действительно была, как живая, - чуть повеселев, вспомнил Вася и с надеждой добавил: - А может быть, попрробуем лучше договорриться со специалистом, которрый сумеет регенеррирровать мою конечность?
   - Забудь, - резко бросил я, решительно махнув рукой. - Его услуги будут стоить минимум в три раза дороже. Чем тебе биомеханический протез не нравится?
   - Он ощущается, как настоящая конечность, - очень вовремя поддержал меня Атос. - Мне Славик на днях втирал об этом. Радости у него была полна задница. А ведь такой же кислый был, как ты.
   - Сколько за орружие можно вырручить? - с лихорадочным интересом произнес Вася, задумчиво глядя на меня, словно что-то прикидывал в голове.
   - Это надо у Крысы спрашивать, - сказал я, пожав плечами.
   - Где-то семьдесят золотых, - откликнулся Атос и расстроенно добавил: - Эх, вот еще бы пару часиков в деревни пошарить и мы бы вообще сотки три подняли бы.
    - Семьдесят золотых! Это же заррплата кррестьянина почти за два года! - пораженно выдохнул Ружо, который уже окончательно пришел в себя и смирился с тем, что теперь у него будет протез. Все-таки времена такие. Многие люди щеголяют не "родными" конечностями и это было в порядке вещей. Вспомнить того же Максимыча. Будь у него деньги, он бы тоже сейчас с бионикой ходил.
    - Но ты хавальник-то не разевай на весь кусок, - резко осадил Васю Крыса. - Это на троих. На одно рыло выйдет где-то по двадцать три монеты. И это если не придется добавлять на твою новую педаль.
   - Все рравно хоррошо, - довольно сказал Ружо и, погрустнев, добавил: - Рребят, а можно я у кого-нибудь из вас поживу? Не хочу, чтобы Мила меня таким видела.
   - Да чего ты ноешь, как баба? - досадливо сплюнул Крыса. - Завтра утром уже будешь, как новенький. А ночь в операционной проведешь.
   - Так быстро? - удивился я, приподняв брови.
   - А чего там делов-то? Сейчас быстро все лепят, - бросил Атос, словно мы говорили о каких-то пустяках.
   - Вот не прришлось бы ничего лепить, если бы вы послушали меня, и мы бы поехали по норрмальной дорроге, - пробурчал Вася, уставившись в пол, а потом его взор переместился на меня и он плаксиво добавил: - Что же твой дух не предупрредил об опасности?
   - Так мне-то опасность не угрожала, вот он и промолчал, - объяснил я, поджав губы. - На тебя-то ему насрать.
   - В этом мы с твоим духом похожи, - громко рассмеялся Атос, а затем осекся и серьезно сказал: - Так ребята, мы уже приехали. Сидите тут, как мышки, а я за лодкой.
   Крыса загнал фургончик в какие-то пышные заросли и выскочил из машины, быстро потопав к городу. Вася проводил его озадаченным взглядом, а потом с вопросом в коровьих глазах посмотрел на меня. Я пересказал ему план наших действий. Он понятливо кивнул головой и посетовал на то, что денег придется долго ждать. Я хотел было бросить какую-нибудь грубость, но передумал. Парню и так прилично досталось. Вместо этого я отломил часть шляпки подсолнуха и передал ему. Вася взял ее, и мы принялись грызть семечки, каждый думая о чем-то своем.
   Мерный плеск речных волн отправил меня в Сосенки. То, что произошло в этой деревне, действительно похоже на судьбу Лесного Урочища. Там тоже за одну ночь куда-то пропали все люди. А сама деревня стояла не тронутая: ничего не пропало. Надо быть полным глупцом, чтобы не понимать то, что эти два случая исчезновения людей дело рук одних и тех же сил. Вот только каких? Да хрен его знает. Но если постараться, то можно попробовать выйти на их след.
   Кстати, в свете последних событий мой поход в Лесное Урочище отменяется. Теперь нет смысла туда идти. Там ведь тоже, скорее всего, всех духов разогнали, а только они могли мне помочь отыскать какие-то записи того убершамана. Так что решено, к чертям эту деревушку. Тем более что у меня появился гримуар, да и с Чертовки можно урвать шерсти клок. Прорвемся Макс, прорвемся.
   Неожиданно с речной глади начали доноситься звуки лодочного мотора. Я приоткрыл дверь и выглянул наружу. Сквозь зелень проглядывалось небольшое суденышко, идущее по речке. Я различил на нем Крысу. Он правил к берегу. Быстро же парень сгонял туда-сюда.
   - Кто там? - испуганно прошептал Вася, нервно косясь на ящики с грибами.
   - Крыса, - выдохнул я и выскочил из фургончика, замахав парню руками.
    Атос увидел меня и немного подправил курс, а затем вырубил мотор. Лодка почти бесшумно двинулась ко мне, пробираясь сквозь высокие камыши, а потом врезалась носом в песок. Парень спрыгнул в воду и привязал ее к дереву.
   Мы начала таскать на палубу оружие и грибы. Вася чтобы не мешать нам ускакал на одной ноге к дереву и плюхнулся там, став внимательно наблюдать за рекой. С воды нас не было видно, но Ружо все-таки молодец, что решил подстраховаться.
   Иногда Вася косился на то, как мы вдвоем таскаем ящики, словно извинялся за то, что не мог помочь. Но мы и без него работали не плохо, так что груз оказались на лодке, буквально через десяток минут, после чего Крыса пошарил по палубе и поднял крышку люка, которую скрывал какой-то кусок материи. Дальше мы все, что добыли в деревне, сгрузили в трюм и устало развалились на лодке.
   Вытирая пот со лба, Крыса выдавил, тяжело дыша:
   - Лис, я сейчас к причалу, а ты езжай туда на машине. Подберете меня там.
   - Хорошо, - бросил я и спрыгнул в реку, подняв тучу брызг.
   Вася с трудом поднялся на ногу, опираясь на ствол дерева, и попрыгал к машине. Я хотел было ему помочь, но он показал взглядом, что сам справится. Тогда я пожал плечами, подошел к фургончику и сел за руль, глядя на Ружо. Он доскакал до правой передней двери, открыл ее и запрыгнул внутрь, примостившись на сидение.
   - Помчали, - бросил я и завел фургончик.
   Машина задним ходом покинула заросли, а потом выбралась на дорогу, которая огибала город прямо возле его стен. Где-то там наверху сейчас на нас через прицел может смотреть Кос. Завтра обязательно надо будет заглянуть в его берлогу. Надеюсь, он проведет меня в Золотой квартал.
   Неожиданно со стены раздались звуки выстрелов. Я выглянул в боковое окно. Стреляли по крылатой твари, напоминающей птеродактиля. Существо вилось в воздухе и ловко уходило от пуль, яростно клекоча. К пулеметной очереди прибавились тяжеловесные выстрелы турели, а потом в тварь полетела ракета из ПЗРК. Снаряд попал в нее, и существо разорвало на несколько частей. Со стены донеслись радостные крики.
   Вася, который наблюдал эту картину, завистливо проговорил:
   - Прремию, наверрное, дадут.
   - Все еще хочешь к ним? - поинтересовался я, бросив на Ружо изучающий взгляд.
   - В охрранке хоррошо. И орружие они легально носить могут. Опять же трренирруются с ним, - тяжело выдохнул парень.
   - Но они столько не зарабатывают, сколько ты сегодня, - дельно проговорил я, наблюдая, как приближается причал. Лодка с оружием и грибами была уже там.
   - Но и ррискуют в охрранке меньше, чем мы. Они перредвигаются только хоррошо воорруженными отррядами. Того мегакррота, эти паррни в миг бы рразвалили, - яростно закончил Вася, покосившись на свою культю.
     - Ну, возможно, ты прав, - сказал я, остановив фургончик возле Крысы, который шел нам навстречу.
   Атос запрыгнул в салон и довольно произнес:
   - Ребята, мы вообще звери. Такие дела творим. Скоро в золоте купаться будем.
   - Или убьют нас где-нибудь, - пропыхтел насупившийся Вася.
   - Ружо, ты чего опять? - удивился Крыса. - Все же ништяк будет.
     Парень ничего не ответил. Я тоже промолчал, не став говорить, что Вася просто хочет в охранку, а не рисковать жизнью, лазая где-то за пределами города в обществе Крысы и Лиса, пусть даже подобные приключения приносят нормальные деньги.
   Дальше фургончик помчался к городским воротам. Мы обогнули стену и выехали на главную дорогу, оказавшись третьими в очереди машин, которые желали попасть в город. Их внимательно осматривали в воротах и только после этого пускали внутрь. Стандартная процедура.
   Когда очередь дошла до нас, фургончик принялись досматривать два сотрудника охранки и один низенький парнишка с какими-то бумагами в руке. Заглядывая в них, он облазал машину вдоль и поперек, а потом выдал нам дополнительный счет на израсходованные патроны и на неподобающий вид транспортного средства. Я собрался было возмутиться и послать его на хрен, заплатив только за пулеметные патроны, но Крыса успокаивающе положил руку мне на плечо, украдкой подмигнул, а потом спокойно отсчитал монеты в руку парня.
   Когда мы въехали в город и оказались возле гаража, Атос пояснил свои щедрые действия:
   - Это легальная взятка. Я частенько его подмазываю, а то говниться будет и мы хрен потом тачку нормальную получим или из города выберемся без досмотра.
   - Ясно, - бросил я, кивнув головой, и поинтересовался: - Дальше что делаем?
   - А дальше... - протянул Крыса и насмешливо посмотрел на Ружо. - Василий, готов на паланкине прокатиться как богатая сволочь?
   - К Халдею? - попробовал угадать парень, немного повеселев.
   - Ага, - ухмыльнулся Атос и протянул к нам руку с четырьмя золотыми на ладони. - По две монеты, братцы.
   Я сгреб свою часть денег и проговорил ехидно скалясь:
   - Ну, что ребята, я больше вам не нужен, и вы сами до Халдея доберетесь или вам сопельки по пути вытереть?
   - Проваливай, - беззлобно фыркнул Крыса и пожал мне руку.
   Я посмотрел на Васю и, широко улыбаясь, произнес:
   - Ружо, потом похвастаешься обновкой. Удачи тебе.
   - И тебе, - брякнул он, сумрачно на меня посмотрев, после чего мы обменялись рукопожатиями и я вылез из машины, направившись домой.
   День уже клонился к вечеру. "Погуляли" мы сегодня знатно. Впечатлений хватит на целую неделю, а уж Василию на месяц вперед. Я заглянул в параметры и приятно изумился. Сила и энергия поднялись на единицу каждая, ловкость прибавилась на две и сила воли тоже на две. Также подросло множество вторичных параметров: реакция, внимательность, меткость метания гранат, точность стрельбы и т.д. Эдак, я смогу хорошо прокачаться, если буду участвовать в подобных боях. Из минусов же - только накопленная шкала усталости. Я прямо чуял, что с каждым шагом мне все сложнее идти. А глаза слипались от недостатка сна. Доберусь до дома, поем и завалюсь дрыхнуть.
   Спустя некоторое время я преодолел большую часть улиц города и оказался в своем районе. Тут неподалеку жил Крыса. Его логово находилось минутах в пяти ходьбы от моего дома. Васька же снимал хату вместе с Милой в более престижной части города. Раньше он жил примерно там же, где и Атос, а потом прогнулся под свою девушку и свалил отсюда, оказавшись в том же район, в котором живет Кос. Вот такие хитросплетения судьбы.
   Впереди наконец-то показался мой дом. Я взобрался по ступеням на свой этаж, открыл дверь и ввалился в комнату. Гром поприветствовал меня веселым похрюкиванием. А домовой прохрипел:
   - Погано выглядишь, хозяин. Есть будешь?
   - Буду, - обрадованно выдохнул я, глядя широко распахнутыми глазами на то, как на стол опустилась тарелка с супом. Пах он одуряюще вкусно. Я от двери ощущал его дивный аромат. Желудок забурчал не хуже радостного мопса, крутящегося возле моих ног.
   Скинув ботинки, я поставил на полку оставшиеся после сегодняшнего рейда зелья, быстро помыл руки и сел за стол, начав хлебать суп. Вкус у него был подстать запаху. Может открыть какую-нибудь столовую, где поваром будет домовой? Вот деньжат-то заработаем. А если заарканить еще парочку домовых, то вообще замечательно будет. Все убрано, приготовлено и зарплату никому платить не надо. А что? Стоит задуматься.
   Пока я насыщался, мне в голову начали проникать мысли, связанные с Сосенками. Кое-что я решил спросить у духа, возможно, он что-нибудь подскажет, но сперва я поблагодарил его:
   - Суп очень вкусный. Спасибо.
   - Это ты еще пирогов моих не отведывал, - довольно откликнулся он и добавил: - Собаку я тоже попотчевал.
   - Молодец, - ласково сказал я и перешел к тому, о чем хотел посоветоваться с ним: - Я сегодня был в одной деревне. Там пропали все люди. И даже духов я не нашел. Есть какие-нибудь мысли на этот счет?
   - Вещай подробнее, - попросил он, явно заинтересовавшись.
   Я в деталях рассказал ему о сегодняшнем приключении. Домовой выслушал меня и уверенно сказал, что духов так просто с места не выгнать. Нужен серьезный обряд. Возможно, даже с использованием жертвы. Правильно совершить такой обряд мог только очень опытный и сильный шаман.
   - Ясно, - обронил я, выслушав домового, и подумав, что после его слов подозрения падают на наших городских шаманов, точнее на четверых самых сильных из них. Только вот что-то мне подсказывает, что вряд ли они будут заниматься такими делами, тем более оставлять деревню не тронутой. Они бы точно разворовали ее. Так что это определенно не наши шаманы, а кто-то другой, и я даже не могу предположить кто.
   Неожиданно в окне напротив показалась полуобнаженная Этель, а за ее спиной возвышалась крупногабаритная грязнуля с пятого этажа. Девушки распивали "Бурду". Этель пила из фужера, а ее подруг хлыстала прямо из горла.
   Этель увидела меня и помахала рукой, а потом громко сказала пьяно улыбаясь:
   - Привет, Максим. Ну, как твое очередное мужское дело?
   - Нормально, - бросил я, широко зевнув. - Устал только.
   - Дарова, Лис, - громыхнула ее подруга, имя которой я не помнил.
   - Ты что-нибудь выяснил о пропавших грязнулях? - с надеждой поинтересовалась девушка, поставив фужер на подоконник.
   - Ну кое-чего, - поморщившись сказал я. - Есть сведения, что к их пропажам причастен невысокий мужчина, закутанный в плащ. И от него пахнет чем-то не очень приятным.
   - Что-то совсем не густо, - разочарованно протянула Этель, сложив бровки домиком.
   А ее объемная подруга, пошло мне подмигнула и с намеком произнесла:
   - Если найдешь его, то я подарю тебе себя.
   - Слишком большой подарок, - саркастично выдавил я и поспешно добавил, глядя на Этель: - Вообще-то поисками пропавших людей занимаются специальные люди, так что не стоит многого ждать от меня.
   - Специальных людей рожают специальные дамы, - пробулькала наклюкавшаяся толстушка, - а мы девочки универсальные, так что не пойми кого рожаем.
   Этель недоуменно на нее покосилась. А ее подруга пьяно захихикала, словно то, что она произнесла, было дико смешным. Я же быстро проговорил, ощущая, как валюсь с ног от усталости:
   - Ладно, девочки, отдыхайте, а я баиньки пошел. Пока.
   Они вразнобой попрощались со мной, и я завалился на кровать, после чего быстро разоблачился, наблюдая, как домовой моет посуду, и практически мгновенно провалился в сон.
    
   Глава 10
   Ночь прошла в объятиях кошмаров. Несколько раз меня будил домовой, когда я особо жалостливо стонал. "Снотворное" закончилось еще вчера, поэтому злые духи спокойно проникали в мои сновидения. Я с этим ничего поделать не мог. Домовой тоже лишь смущенно хрипел. Пришлось дрыхнуть урывками, желая, чтобы поскорее прошла ночь.
   Естественно, что утро я встречал с отвратительным настроением и очередным недосыпом, а Грома выгуливал, мрачно взирая на этот бренный мир. Тренировка и медитация тоже прошли без особого вдохновения. Только позавтракав, я немного повеселел, после чего отправился к Косу, спрятав гримуар под майкой. Жил парень недалеко от борделя "Райская норка", откуда водил к себе домой местных грязнуль. Сейчас, вроде бы, у него были какие-то отношения, так что, возможно, он завязал с этим, хотя вряд ли. Парень был жутким бабником, который относился к противоположному полу с потребительской точки зрения, так что менял девушек, как перчатки. Большинство его пассий знали об этом, но их все равно почему-то неудержимо влекло к нему. Я бы понял этот порыв, если бы Кос был каким-то невероятным красавчиком, но нет же - внешне он являлся обычным среднестатистическим парнем. Я искренне не мог постичь, что женщинам нравилось в нем. Кос же несколько раз шутил, что научился управлять девушками, получив права категорий "Д", "У", "Р" и "А".
   Спустя некоторое время я оказался возле его дома, вошел в подъезд, поднялся на нужный этаж, попутно читая надписи на стенах, и постучал в обшарпанную дверь, которую словно дикие звери когтями драли. Далеко не сразу из квартиры раздался приглушенный похмельный голос Константина:
   - Кого там черти принесли?
   - Я ужас, летящий на крыльях ночи... - устрашающе протянул я, сдерживая смех.
   - Заходи, открыто, - едва слышно донеслось до меня.
   Я повернул дверную ручку и вошел внутрь, оказавшись в узком и темном коридоре. В нос ударило мощное амбре из переплетшихся запахов перегара, спирта и табака. Накануне здесь определенно была очередная пьянка. Сняв ботинки - тут это приветствовалось, я потопал в комнату, откуда доносились тяжелое дыхание парня, будто он мешки ворочал.
   Кос снимал полноценную квартиру, состоящую из кухни, ванной совмещенной с туалетом и двух небольших комнат. Настоящие хоромы, если сравнивать с моей берлогой. Конечно, арендная плата его жилплощади была больше, нежели та, которую платил я, но эта квартирка стоила того. У меня возникла мысль снять себе подобное жилье. Деньги, вроде бы, я стал зарабатывать исправно, так что могу позволить себе такие траты.
   Между тем я вошел в комнату, где на большой софе в позе звезды "умирал" Кос. По левую руку от него спала обнаженная блондинка, а по правую - голая брюнетка. На самом парне хотя бы были трусы. Вещи же девушек оказались разбросаны по искусственной шкуре бежевого цвета, которая покрывала пол. Несколько ворсинок оплавились, и ко всем прочим запахам добавлялся шлейф жженой пластмассы. Всему виной был окурок, измазанный губной помадой. Он выпал из переполненной пепельницы, стоящей на тумбочке. Сам Кос не курил, но не препятствовал тому, чтобы это делали его дамы. Эдак, они сожгут его гнездо разврата. Меня почему-то позабавила эта мысль. Я насмешливо проговорил, глядя на парня, голова которого покоилась на подушке, а глаза страдальчески смотрели в зеркальный потолок:
   - Ты же с кем-то встречался. Уже изменяешь?
   - Не сошлись характерами, - бесстрастно выдавил он и задумчиво добавил: - У меня было такое ощущение, что нас в отношениях трое: я, она и ее эгоизм.
   - Ой, какой же ты бедолага, - ехидно просюсюкал я и обвел руками комнату, пропахшую перегаром. - А это ты решил обработать душевную рану?
   - Ага, - хрюкнул Кос и слегка похлопал по филейной части девушки слева. - Угощайся.
   - Предложение, конечно, заманчивое, но я, пожалуй, воздержусь. У нас есть дела поважнее. А то ведь ты меня знаешь - это обязательно надолго затянется, - скабрезно бросил я, широко усмехаясь.
   - Пять минут - это не долго. Зря отказываешься. Она жарится так, что аж искры во все стороны летят. Чуть шкура не загорелась, - пропыхтел парень.
   - Это бычок упал и едва не поджег ее, - с ухмылкой сообщил я.
   - Блин, а я-то думал, что нашел идеал, - разочарованно выдохнул он и, приподнявшись на локтях, добавил, оглядывая пол: - А где мои штаны?
   - Вася бы сказал, что их пиндосы украли, - хохотнул я.
   - Вася? - повторил Кос, задумчиво хмуря лоб, силясь его вспомнить.
   - Потом расскажу. Одевайся. Чай есть?
    - Ага, - обронил он, сев на софе и обхватив голову руками. - Может, плеснешь чего-нибудь покрепче? Там в шкафу, вроде, что-то было.
     - Не-а, - откликнулся я уже из кухни. - Мне нужна твоя ясная голова.
   Он по-стариковски закряхтел, а потом, судя по звуку, встал с софы. Что-то страдальчески бормоча, парень принялся бродить по комнате в поисках одежды. Я же поставил чайник на плиту и выкинул в мусорное ведро использованные листы чая. Сполоснул заварочный чайничек и засыпал в него новую порцию ароматных листочков.
   Кухня у Коса был хоть и маленькой, но весьма уютно и компактно обставленной, так что создавалось впечатление, что она просторнее, чем есть на самом деле. Тут в отличие от комнаты было чисто. Вообще-то, у Константина всегда было аккуратно прибрано и все вылизано до блеска. Он был в этом хорош, несмотря на то, что жил один. Такой бедлам, как сегодня, у него случался только когда он приводил домой веселых девиц. Они, кстати, уже проснулись. Из комнаты стало доноситься сонное женское щебетание, прерываемое голосом Коса. Парень просил их скорее покинуть его скромную обитель, так как явился его строгий начальник из охранки, с которым он должен обсудить безопасность всего города. Девушки вняли его словам и необычайно быстро свалили из квартиры. Я увидел лишь две смазанные фигуры, прошмыгнувшие мимо кухни, следом за которыми просеменил Константин. Он что-то сказал им напоследок, а потом с довольной улыбкой на устах ввалился в кухню и примостился на плетеном стуле, страдальчески поморщившись.
   Я поставил на стол перед ним бокал с чаем и сел напротив, держа в руке такой же. Парень шумно отхлебнул и выдохнул:
   - Ой, как хорошо-то.
   - Ты когда успел так натрескаться? - спросил я, удивленно заломив бровь. - Ты же вчера на стене был.
   - Ну так я до восьми, а потом сразу в "Райскую норку" с парнями. Хотел тебя позвать, а тут как раз Этель повстречалась. Ну, я и поинтересовался: где Макс? А она ответила, что ты откуда-то уставший приперся и лег спать. Вот я и не стал за тобой заходить, - проговорил Кос.
   - Этель нормально себя чувствовала? - спросил я, щелкнув себя пальцем по шее.
   - Еле ноги передвигала, - весело усмехнулся друг. - Наехала еще на меня. Говорит, что охранка совсем охренела, никого не ищет, а люди пропадают и пропадают. То, что я из внешки ее совсем не смутило. Сказала, что даже ты больше для города делаешь, чем охранка. Я так и не понял, что она конкретно имела ввиду, так что мне интересно узнать: это пьяная болтовня или ты реально что-то узнал?
   Я поверх бокала внимательно посмотрел на парня. Знал я Коса хорошо. Без преувеличения даже могу назвать его своим лучшим другом. За прошедшие годы я убедился, что ему можно доверять на все сто процентов, поэтому я решил рассказать Косу обо всем, что приключилось со мной со дня нашей последней встречи. Начал я с похода за цветочками, а закончил тем, как мы удрали от зверолюдей. Я только не стал упоминать о Чертовке, и о том, где сейчас оружие и грибы. О ведьме я что-то постеснялся говорить. Ну, а где спрятан груз из деревни, уж лучше ему вовсе не знать об этом.
   Константин допил чай, который мерно хлебал во время моего рассказа, а потом озабоченно протянул, хмуря брови:
   - Макс, в опасную игру ты ввязался. Деньги, конечно, нормальные можно заработать, но шанс потерять голову писец какой большой. Вон Вася уже ноги-то лишился, но ее хоть новую приделать можно, а вот с головой так просто не получится. Давай я лучше тебя к себе в охранку устрою?
   - Забудь уже об этом, - отмахнулся я. - Расскажи лучше, как твои коллеги в Сосенки сгоняли. Они уже вернулись?
   - Не-а. Там ночевать остались. А сегодня утром туда еще одна машина отправится. Отряд возглавит сам Киборг, - с придыханием закончил Кос, восторженно блестя глазами.
   - Занятно, - задумчиво обронил я, подумав, что дело принимает интересный оборот.
   Киборг, он же Спартак - имя у него такое, элитный боец из Корпуса, который обладает силовой броней, выглядящей как стальной костюм, закрывающий все тело: от ног и до головы. Нашли эту броню в Киберграде. Поговаривают, что всего отыскали три таких костюма, но потом один куда-то пропал, второй разобрали для исследований и не сумели собрать обратно, ну а третий на Спартаке.
    Константин, глядя на меня, выдохнул:
   - Если в Сосенки отправился кто-то из Корпуса, значит, там нашли что-то необычное.
   - Надеюсь, что это не подвал с запрещенными грибами, - немного нервно сказал я.
   - Вряд ли, - отмахнулся парень. - Это мелочь для Корпуса.
   - А оружие? - выдохнул я. - Будет охранка его искать или нет?
   - Ну это как начальник решит, - пожал плечами Кос. - Может, вообще не заметят отсутствие части пушек. А если и обратят внимание, то могут и рукой махнуть. Хрен его знает, как выйдет.
   - Ты мне, если что, шепнешь о том, какое примут решение? - проговорил я, подавшись к нему.
   - Ага. Только если все же соберутся искать оружие, то этим делом будет заниматься внутренняя охранка, а не мои коллеги. Тут бы хорошо иметь под рукой кого-нибудь из внутренних, - пояснил он. - Но ты особо не переживай. Есть там у меня один знакомый. Авось поможет. Ты, кстати, не хочешь к ним пойти? С твоим талантом ты будешь к месту во внутренней охранке. Ты вон уже кое-что о пропавших проститутках выяснил, а они все еще репу чешут.
   - Кос, прекращая меня уже пристраивать куда попало, - возмутился я. - Давай лучше сами попробуем этого низкорослого мужика на живца поймать. Я Крысу позову, Васю, ну и ты будешь четвертым. А ловить станем на Этель. Я думаю, что она согласится.
   - Хорошая мысль, - одобрил парень, почесав в подмышке. - Там ведь и награду обещают. Надо бы узнать сколько.
   - Ну что, ты в деле?
   - Ага, - решительно обронил он и просительно добавил: - Только давай завтра попробуем провернуть это дельце? Просто сегодня вечером я хотел в Бункер сходить. Там Чертовка выйдет на арену. Впервые за несколько месяцев. Она, вообще, бомба, а не женщина.
   Глаза Константина мечтательно закатились. Он плотоядно улыбнулся, издав утробный стон. Парень явно представлял то, что бы он сделал с ведьмой, окажись она на его софе. Я вспомнил холодную красоту Чертовки. Мне стало как-то неуютно. Как ее можно желать? С теми девчонками, которых выпроводил Кос, я бы так зажег, а вот с ней...
   Я с отвращением проговорил:
   - Кос, ты извращенец. Она же словно бездушный механизм. У силовой брони Спартака эмоций и то больше, чем у нее.
   - Откуда ты знаешь, сколько у Чертовки эмоций? - насмешливо бросил Константин.
   - Да я с ней знаком еще со времен вчерашнего дня, - ехидно выплюнул я и рассказал ему о ночном визите ведьмы, подумав, что в такой ситуации стоит поведать парню об этом.
   Он слушал меня затаив дыхание, а потом горячо выпалил, вытаращив глаза:
   - Познакомишь меня с ней?!
   - Алло! Кос, ты чего? Ты же сам мне рассказывал, что она хер парню оторвала, - напомнил я, удивленно хмыкнув.
   - Слухи, - отмахнулся он. - Люди чего только не придумают.
   - А меня Чертовка и вовсе чуть не задушила! - громко напомнил я. - И это не слухи, а факт из первых рук.
   - Ты никогда не умел находить общий язык с девушками, - протараторил Кос, самодовольно усмехаясь, показывая, что вот он в этом непревзойденный мастер.
   - Ты умом тронулся, бык-осеменитель? - протянул я, сделав большие глаза.
   - Ты чего вообще ко мне приперся? Оскорблять? - обиженно произнес этот ловелас.
   - Нет. Мне надо, чтобы ты провел меня в Золотой квартал. В библиотеку местную хочу попасть, - спокойно проговорил я.
   - Познакомишь меня с Чертовкой, и я отведу тебя, куда хочешь. Хоть в сам Совет, - выдохнул парень, глядя на меня прищурив один глаз.
   - У тебя с этими бабами крыша окончательно потекла, - поразился я, глядя на его физиономию.
   - Нормально у меня все, - буркнул он. - Сведешь меня с ней?
   - Как я тебя с ней познакомлю? Ты меня плохо слушал? Она сама будет приходить ко мне, - горячо проговорил я, сверкая глазами. - Я знать не знаю, когда Чертовка явится.
   - Погнали вместе сегодня в Бункер. Подойдешь к ней, поздравишь с победой, представишь друга, ну а дальше уже я сам. Согласен, изверг?
   - Чего это я изверг? - изумился я.
   - Мечту друга исполнить не хочешь, - пренебрежительно фыркнул Константин.
   - Ладно, но если она тебе хер оторвет, то меня в этом не обвиняй, - сдался я.
   - Отлично! - воскликнул он, улыбаясь так, что аж рот затрещал. - За это надо выпить!
   - Потом выпьешь, - осадил я его. - Пошли в Золотой квартал.
   - Ладно, благодетель, потопали, - сказал парень, вставая со стула.
   Он был уже одет, так что мы без промедлений вышли из квартиры, спустились по лестнице и покинули подъезд. Путь до Золотого квартала, по меркам города, был не близок. Наш дуэт решил скоротать его пустой болтовней. Мы шли по улицам, обсуждая всякие пустяковые вопросы и перешучиваясь. Кос украдкой, а чаще всего открыто, пялился на девушек, провожая их прелести масляным взглядом. Можно было подумать, что он достаточно легкомысленный парень, но на самом деле Кос был не таким. Несмотря на свою любвеобильность и пристрастие к спиртному, он обладал достаточно твердым характером, который позволял ему быть образцовым сотрудником внешней охранки. Он ни разу не опоздал на дежурство или тем более пришел пьяным. Жаль вот только парень начисто был лишен амбиций, предпочитая синицу в руках журавлю в небе, чем иногда злил меня. За все время нашей дружбы я не сумел втянуть его ни в одну авантюру.
   Спустя некоторое время мы приближались к Золотому кварталу. Издалека стала видна внутренняя стена, отрезающая вотчину богачей от остального города. Она была не такой высокой и мощной, как городская, но все же производила внушительное впечатление. Примечательным было то, что внутренняя стена примыкала к храму Всех Богов - циклопическому сооружению со множеством колонн поддерживающих купол. Это было единственное место, где пересекались представители разных слоев населения.
   Между тем наш дуэт подошел к воротам, ведущим внутрь квартала. Они оказались открыты, но проход перекрывал шлагбаум, возле которого стояли два охранника с "калашами". На вершине стены, по бокам от ворот, были установлены автоматические турели. Оператор, который управлял ими, находился где-то в безопасности. Тут же я разглядел две небольшие камеры, спрятанные возле кромки стены.
   Константин тихо проговорил:
   - Постой здесь. Я договорюсь на счет прохода.
   Я кивнул головой. Друг быстро подошел к охранникам, показал им свое удостоверение, что-то сказал, а потом махнул мне рукой. Я шустро подскочил к нему, и мы миновали шлагбаум, оказавшись в Золотом квартале.
   Территория, облюбованная богачами была совсем крошечной. Тут всего проживало около двух тысяч человек. Зато все самые передовые технологии применялись именно тут. Что, впрочем, неудивительно, ведь они были самыми богатыми людьми в городе. Здесь не возвышались бетонные коробки, в которых ютились простые люди, а господствовали кирпичные особняки в четыре-пять этажей. Они были огорожены затейливыми заборами, из-за которых выглядывали собственные садики. Повсюду стояли фонарные столбы, украшенные лианами каких-то растений. Возле магазинов и различных заведений висела неоновая реклама. Я так узнал, что сегодня скидка на омолаживающие зелья, а у господина Ашота лучший шашлык. Над асфальтированными улицами тянулись линии электропередач. На тротуарах через каждые двадцать метров росли ухоженные деревья. А самое главное я здесь увидел множество паланкинов: закрытых, открытых, передвигающиеся за счет носильщиков или благодаря двигателям, которые позволяли им плыть над землей. Еще тут ревя моторами, мелькали мотоциклы. Движение было достаточно интенсивным вследствие того, что Золотой квартал - это шесть кольцевых улиц, расположившихся вокруг здания Совета. Мой рот восхищенно приоткрылся. Я уже пару раз бывал здесь с Косом, но все же вотчина богачей снова поразила меня. Это был как будто другой мир, по сравнению с тем, в котором жил я.
   Константин толкнул меня кулаком в плечо и сказал:
   - Ты мне должен два золотых.
   - Потом отдам, - бросил я, прекрасно зная, что он их незаметно всучил охранникам, дабы те пустили нас сюда.
   - Ха, - насмешливо фыркнул Кос. - Ты же теперь богатенький Максик, а все так же друг тебе одалживает.
   - Как только Крыса отдаст мне мою долю, так сразу же все тебе верну, - недовольно пропыхтел я. - Нам, по-моему, вон туда?
   - Ага, - обронил парень, подмигнув пышногрудой красотке, которая выглядывала из закрытого паланкина, передвигающегося с помощью четырех крупногабаритных молодцев.
   Она свысока глянула на улыбающегося Коса, который шел рядом со мной по тротуару, и всем своим видом показала, что он для нее находится где-то на уровне вон той вороны на заборе.
   - Мымра - зло сплюнул парень, опустив горящий взор.
   - Тихо, - быстро выдохнул я, неожиданно услышав какой-то бубнеж идущий от развесистого дуба.
   Это определенно был дух. Константин замолк и внимательно стал наблюдать за мной. Я же перебежал улицу и остановился возле места, откуда шел голос. Слова были едва различимы, но я все же понял часть из них, смекнув, что дух не привязан к одному месту, а бродит по земле. Теперь бы еще выяснить какая у него способность. Вдруг что-то посерьезнее моего "Предвестника опасности".
   Тут ко мне подскочил Кос и тревожно спросил:
   - Макс, что с тобой?
   - Я слышу духа, - быстро объяснил я, а то ведь он не отстанет.
   - Шизофрения так и начинается, - прошептал себе под нос парень, после чего замолчал, дав мне возможность снова сконцентрироваться на голосе бродячего духа.
   Он же бормотал почти нечленораздельно. Я с трудом уловил одно и то же слово, которое повторял дух - "ложь". Это наводило на мысль, что способность как-то связана с определением вранья. "Предвестник опасности" шептал об опасности. Значит, моя догадка точно верна. Следовательно, мне такой бродячий дух не подойдет. Тот, который сейчас есть у меня, намного лучше и практичнее. Вот была бы у меня возможность оперировать сразу двумя, тогда бы я заарканил его, а так буду ждать второго уровня таланта, дабы приобрести еще одного духа.
   Приняв такое многомудрое решения, я сказал Косу, который поглаживал свою шею, будто у него было раздражение:
   - Я все. Погнали к библиотеке.
   - Это ты так своим девушкам говоришь после секса? - пошутил парень и негромко захохотал.- Хотя о чем это я? Какие девушки? У Макса же есть дела поважнее.
   - Хватит балаболить, - рыкнул я на него, топая в сторону здания библиотеки, которое уже выглядывало из-за здоровенного особняка.
   - Молчу, шеф, - наигранно потупился Кос и серьезно добавил: - Попасть внутрь будет стоить не меньше десятки. У меня нет таких денег.
   - Знаю, - огрызнулся я, чувствуя, как от волнения потеют ладошки. - Мне всего лишь надо побродить вокруг.
    Библиотека приближалась - это было трехэтажное здание, облицованное природным камнем. Окна оказались очень большими, захватывающими много солнечного света. Каждое из них было окружено лепниной в форме древесных листья, похожих на те, которые росли на аккуратных фигурных деревьях, закрывающих фасад здания.
   Я произнес, глядя на Константина:
   - Сейчас пару кружков намотаем вокруг библиотеки. Ты только не мешай мне прислушиваться.
   - Как скажешь, - обронил парень, пожав плечами, и оглядевшись.
   В этой части Золотого квартала людей было намного меньше. К тому же они не больно-то обращали на нас внимания, считая кем-то из прислуги. Все это играло нам на руку.
   Я двинулся к библиотеке, подсознательно ожидая, что если услышу книжника, то произойдет это никак не раньше, чем я закончу второй круг и, разочаровавшись, решу уйти, но на самом деле все вышло иначе: я только подошел к углу здания, как практически тут же услышал приглушенный голос. Его обладатель читал вслух какую-то книгу. Я сразу же понял, что это именно дух, а не человек. Похоже, что уже начинает сказываться кое-какой опыт общения с духами.
   Я схватился руками за подоконник, подтянулся и заглянул в приоткрытое окно. Там оказалась визуально пустая небольшая комната с высокими книжными шкафами, прижавшимися к стенам.
   - Макс, ты куда полез? - всполошился Кос, испуганно поглядывая на людей. - Тут так не принято. Нас не правильно поймут и повяжут, а потом доказывай, что мы не хотели ничего украсть.
   - Отстань, - шикнул я на него.
   Голос прервал чтение и недовольно проговорил:
   - Лазают тут всякие, насладиться книгой не дают.
   - Книжник? - вопросительно изрек я, глядя на стульчик возле журнального столика. Похоже, что дух там.
   - Да, это я. Зачем пожаловал ко мне, молодой говорящий? Может, войдешь через парадную дверь?
   - Я тут повишу. Люблю свежий воздух, - протараторил я. - Помощь мне ваша нужна, господин книжник.
   - Какая же? - заинтересовано произнес он.
   - Гримуар мне тут достался за несколько монет. Вот только открыть его не могу. Поможете мне с этим? - немного заискивающе проговорил я. - Сейчас покажу его.
   - Не стоит. Я издали почувствовал эту злую книгу, - с нескрываемым отвращением сказал дух. - Книги должны быть добрыми, а не как эта.
   - Может, все-таки поможете? Я только во имя добра буду использовать знания из этого гримуара, - попытался я уговорить духа.
   - Хм-м-м, - задумчиво протянул он. - Мне нужна плата.
   - Какая?
   - Три книги, которые я не читал, - назвал свою цену книжник. - Я дам тебе список тех, которые уже прочел. Согласен?
   - Отлично, - обрадованно бросил я. - Только можно сначала сказать мне, как открыть гримуар? Я клянусь, что в течение недели принесу книги к этому окну.
   - А ты смышленый, - похвалил меня дух. - Вот только опыта тебе не хватает. Принесешь книги, будет тебе ответ на твой вопрос. Вот список.
   В приоткрытое окно пролетел охренеть какой объемный свиток, который был туго скручен. Если его развернуть, то можно половину города опоясать. Я разжал пальцы, мягко приземлился на ноги и схватил его двумя руками, в одной он не помещался.
    Константин пораженно выдохнул:
   - Вот сейчас я точно верю, что ты не шизофреник.
   - Погнали отсюда. Теперь нам надо заглянуть в еще одну библиотеку, - лихорадочно выпалил я. На нас уже начали обращать внимание местные жители.
   - Там тоже дух?
   - Нет, знакомый мой, - бросил я и стремительно двинулся прочь из Золотого квартала в вотчину Петра.
    
    
   Часть II. Духи
   Глава 1
  

Оценка: 5.42*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"