Решетов Евгений Валерьевич Данте: другие произведения.

Мемуары цифровых изгоев

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 9.10*41  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приключения Грациано продолжаются. Он всё дальше движется по лестнице могущества, обретая новых друзей и врагов. Ему предстоит пройти нелегкие квесты, побывать в скрытой локации и сразиться со Злом. Будет ли Грациано верен только себе или изменится? Сможет ли он пройти путь до конца, не запятнав честь, или настроит против себя всю Утопию?


Часть I. Башня

Глава 1

   Красное утреннее солнце поднималось из-за горизонта, отражаясь в теплых водах Южного Океана. Его буйные волны с грохотом обрушивались на прибрежные скалы, взбивая цифровую пену и бессильно отступая на исходные позиции. По песчаному пляжу медленно ползали крабы-переростки от сто пятидесятого уровня. Они прекрасно держали дамаг от стихии "Воздух". Колупать их приходилось долго и нудно. Наградой служил опыт, иногда крабовый панцирь и всегда крабовое мясо. Сырая плоть краба была безвкусной и водянистой. Когда я начал жарить её на костре, попытки с десятой открылась профессия "Кулинар". Вкус мяса сразу преобразился. Не то, чтобы столичные рестораны обзавидовались, но есть уже можно, а то раньше больше было похоже на оконную замазку. Да, я ел оконную замазку.
   Солнце поднялось чуть выше по небосклону. Появились буревестники, что-то дружелюбно треща на своем птичьем языке, так искусно переданном разработчиками, что можно заслушаться.
   Недалеко от места моей дислокации находился настоящий птичий базар. Отсюда не было видно всю ту массу пернатых, что обитала там, но с попутным ветром слышался их гомон, под аккомпанемент которого я, словно стервятник, сидел в позе лотоса на вершине скалы, нависающей над берегом. Почему стервятник? Потому что всем известно, что стервятник - птица терпеливая, а я здесь кое-кого поджидал. Условия для долгого, возможно пару дней, наблюдения, присутствовали: под моей скалой-насестом была небольшая пещерка, в которой я ночевал - прохладное и неуютное место; еще ниже крабы, озлобленные от промышленных масштабов фарма. Они давали мне очки экспы и пищу, от отсутствия которой я мог загнуться и улететь на точку возрождения, прошляпив так нужного мне крылатого моба.
   От безделья погрузился в воспоминания. Что на меня тогда нашло? Я вел себя слишком эмоционально и непоследовательно. Ладно, Шамьюш этот взбесил, но чего мне так турнир дался? Какого хера, я вообще так переживал? Я ведь даже не собирался в нем участвовать. А этот теракт в совете клана "Посох и меч", вообще эпикфейл. Мог бы по одному их выловить или заявился бы в клан послабее и там самоликвидировался, раскидав кишки по полу. В мире, кстати, ничего не знали о моей выходке. Если клан "Посох и меч" действительно хочет что-то сохранить в тайне, то он это делает.
   После запоминающегося инцидента в совете, я появился на точке возрождения, и сразу же, выскочило оповещение:
   Внимание! Вами выполнено задание "Месть мягким". Награды:  18 млн. опыта;  +500 репутации с расой джиннов; Амулет Страданий.  
   Хорошо хоть задание закрылось. Я тогда сходил к Раахушу, забрал награду и получил новый квест. Там же скакнул на сто двадцать седьмой уровень, получил очко умений и амулет. Новая бижа была создана из овеществленных страданий первых переселенцев-джиннов и имела четыре характеристики. Прокачивался амулет страданиями - как это, пока еще не разобрался, но кое-какие мысли на этот счет были.
  
   Амулет Страданий.
     + 5% к критическому урону магией;
     + 15 % к регенерации маны в бою;
     + 15% к регенерации здоровья в бою;
     + 50% к здоровью, в случае его падения ниже 15%. Один раз за бой.
  
   Повелитель джиннов перестал на меня гневаться и дал еще один квест.
   Вам предложено принять задание "Древние враги". Задание считается выполненным в случае того, если вы сумеете найти ковен некромантов. Награда: 36 млн. опыта;  +500 репутации с расой джиннов; Кольцо Страданий. Принять? Да/Нет.
   В описании была подсказка, что некромантов следует искать там, где в жертву приносят людей и прочих разумных животных, делая это в строго отведенные для этого праздничные дни.
   О как замудрили. Знал бы я о некромантах больше, наверное, уже бы кое-какие наметки появились, а так только растеряно почесал репу. Ладно, найду. Это только вопрос времени.
   Тут же джинн выдал мне награду за испытание и придумал следующее. Я получил новую порцию опыта и вырос до сто тридцать первого уровня, плюс еще одно очко умений. Самих абилок на выбор он предложил всего две. Жмотить начал, гад чернявый. Первым шел "Прокол", который я тут же окрестил "Прикол". Он был полной аналогией портального свитка. Кулдаун с моими плюшками составлял час. Я тут же просчитал всю выгоду такого умения и взял его, отказавшись от второго на выбор - боевого.
   Вам предложено пройти испытание "Ученик джинна III". Испытание считается выполненным после того как вы в течение двадцати четырех часов онлайн не убьете ни одно живое существо. Награда:  36 млн. опыта; 1 навык вариативно.  Принять? Да/Нет
   Надеюсь, это будет последнее испытание, как во всех народных сказках, где присутствует магия трех. Выполнять испытание решил с сегодняшнего утра.
   Вообще они по степени сложности, по-моему, идут по нисходящий. Первое испытание, мне кажется, было явно сложнее, чем втрое, да и третье. Единственное, что меня смущало - это возможное появление дракона, но я же не должен с ним сражаться, а всего лишь проследить, куда он полетит. В теории звучит все гладко и сладко, а как будет на практике, покажет время.
   Раз уж мои руки должны быть двадцать четыре часа чистыми от крови, решил не впустую проводить время, а написать в лабораторию. Пожаловался на не совсем привычное для себя поведение и упомянул про слишком реалистичные страдания женщины-духа. Мне тут же без промедления ответили, что со мной все в порядке - это просто моральная усталость от игрового процесса и еще много заумных терминов, от которых я почувствовал себя последним болваном с тремя классами церковно-приходской школы. Человек или, может быть, это была женщина, в общем, тот, кто вел переписку со мной от лица лаборатории, посоветовал где-нибудь на время уединиться. В голову закрались серьезные опасения, что в лабораторию проник Раахуш. Я весело усмехнулся. Тем не менее, ответ меня успокоил. Действительно, даже в реальности такое бывает сплошь и рядом. Чего я сразу на капсулу грешу? В последнее время всё вроде, как и прежде. На скале сижу уже не первый день и нормально. Крабы не проявляли излишних эмоций при насильственной смерти. Может быть, только если их глаза становились немножко более грустными после очередного респа.
   Кстати, в это место меня привели слова провидец. Пришлось выполнить короткую линейку их квестов. Ничего сложного, если ты уже выполнял ее раньше. Справился за день. Получил немного опыта и две тысячи золота. Страшнее было блуждать по их подземным лабиринтам. Жуткое место. Все эти замогильные стоны, визгливые крики, практически полное отсутствие света и невозможность его зажечь. Нет, зажечь-то его можно, но тебя тут же ваншотят какие-то твари из тьмы. Есть предположение, что это сами провидицы и есть, которые дуреют от света, как кот от валерьянки. В итоге, в обмен на инфу, я получил свое проклятие - это было -50% к здоровью на неделю, но мне удалось задать вопрос по квесту. Провидица согласилась на него ответить. Слова ее были своеобразны и туманны. Она посоветовала мне уединиться на скале. На той самой скале, где сейчас сидит моя жопа. Она очень подробно описала это место - не промахнешься. Сейчас вот думаю, что все они сговорились. Прямо вот мечтают отправить меня в уединение. Естественно это было просто совпадение и ничего более.
   Позади меня раздались звуки нарочито тяжелых шагов и хруст сухих веток под ногами. Я быстро принял вертикальное положение и обернулся. Громадный орк в доспехах из клубящегося мрака шел прямо на меня, как океанский лайнер на шаланду полную кефали. На его плече лежал огромный шестопёр, с пробегающими по нему белыми сполохами. Я мимолетом отметил, что оружие дробящее и заточено на стихию "Свет". Скелетов что ли где-то гонял?
   Он остановился, в паре метров от меня, упер шестопер боевым концом в землю и сложил могучие длани на рукояти. За его спиной мрачно колыхался старый, местами в дырах, серый плащ. Насколько я знаю, он его снял с тела убитого им лича, босса одного из самых жутких данжей, который сумела зачистить только его гильдия.
   - Приветствую Грациано, - громыхнул Чертовсон, откидывая забрало рыцарского шлема. Голос его был подстать образу - рыкающий, низкий. Чую он не хило поигрался с его настройками.
   - Как вы меня все находите? - раздраженно произнес я, внутренне восхищаясь его доспехами, уже позабыв о необычном голосе.
   - Мне говорили, что ты весьма некультурный и неприятный тип, но я надеялся на лучшее, - произнес орк едко. В его взгляде промелькнул интерес, когда он увидел мой плащ. Так-то, знай, что не только у тебя есть фильдеперсовые шмотки, мы тоже не пальцем деланные.
   - Некультурный и неприятный? Это еще далеко не весь список моих достоинств, - усмехнулся я.
   - Диссоциальное расстройство личности? - проговорил Чертовсон глядя на меня оценивающим взглядом, словно покупал тушку бройлера на базаре. - По-простому - социопатия.
   - Звучит как ругательство.
   - Не можешь остановиться? - проговорил он. - Серьезней надо быть.
   - Да уж какой есть. Приветствую легендарного игрока. Чем обязан?
   - Поговорить хочу, и поблагодарить, - выражение его лица немного смягчилось.
   У орков рожи вообще очень дикие и свирепые, словно они всегда находятся в центре битвы. Чертовсон же и этот момент детально проработал. Черты его лица были более мягкими и располагали к доверию. Как он этого добился, ума не приложу.
   Галочки возле ника естественно не было, так что хрен его знает, как выглядит в жизни этот титан.
   - Поблагодарить? - изумился я, меж тем как разглядывал его. Легенда все же. Любого сильного бойца сравнивают с ним. Он эталон, икона. Триста десятый уровень - вершина всего айсберга игроков.
   - Ага, за то представление, что ты устроил на совете одного зазнавшегося клана, - усмехнулся он.
   - Признаться, я был несколько не в себе, - протянул я. Пусть не рассчитывает, что я исполню на бис, если вдруг эта шальная мысль бродит в его голове.
   - Тем не менее, прими мою благодарность и вот еще: если поклянешься, что не передашь эту информацию третьим лицам, то я кое-что тебе покажу.
   - Клянусь, - отрывисто сказал я. Ничего ведь не теряю. Всё же уточнил: - И ты вот так просто поверишь мне?
   - Ты показал себя честным игроком. Сделку со "святыми" ты провел по всем правилам, - проговорил он. - Вот тебе моя благодарность.
   Система уведомила меня, что Чертовсон запрашивает ответ на прием видеозаписи. Я согласился. Это были те секунды большого бада-бума, которые я не мог увидеть, по причине цифровой смерти. Снято было практически с крайнего места из-за стола-подковы. Вот я активировал навык "Сердце смерти", пожертвовав девяносто девять процентов экспы. На волю вырвалось почти двести тысяч дамага. От моего живописно разорвавшегося тела в разные стороны с воем устремились серые волны стихии "Смерть". Они пожирали игроков, словно огонь промасленную бумагу, мгновенно превращая их в горстки праха, который при достижении пола собирался в полупрозрачные трупы. Эх, собрать бы с них лут. Погибли, конечно, далеко не все, а только слабейшие в совете, те, кто был около двухсотого уровня. Таких набралось больше пятидесяти. Какой тут шум поднялся. Игроки вскакивали, кричали, пронзительно верещали, как будто в свинарник забрался минимум медведь. Их рожи были перекошены от гнева и удивления. Каких только матюков они не слали на мою шахидскую голову. Все казни египетские кажутся детскими насмешками в сравнении с их проклятиями. Камера переместилась на того самого мужика, что представлял меня совету. Он зло сверкал глазами в сторону Вильгельмины. Она же с каменным лицом по-королевски встала с кресла и вышла из зала. На этом запись обрывалась.
   - А ничего так, я очень неплохо смотрюсь в кадре, - протянул я задумчиво, почувствовав удовольствие от увиденного зрелища.
   - Я тоже так подумал и решил, что это вопиющая несправедливость оставлять тебя в визуальном неведении относительно такого красочного выступления, где ты в главной роли, - произнес Чертовсон, злорадно ухмыляясь и еще больше обнажая клыки.
   - У тебя значит, есть шпион среди их клана? - спросил я, просто чтобы поддержать разговор, так как ответ, в общем-то, не требовался, я его видел. Орк согласно кивнул головой. - Не боишься доверять мне такую информацию?
   - Ты же поклялся, что не выдашь ее третьим лицам, - спокойно сказал Чертовсон. - Я научился разбираться в людях.
   - В "святых", я так понимаю, у тебя тоже есть крот?
   - Если представить гильдию как сыр, а шпиона как дырку в этом сыре, то "святые" это один из самых ноздреватых сыров в Иллирии.
   - Да уж. А то я всё никак не мог отделаться от чувства, что за мной иногда не наблюдают.
   - У меня много глаз и ушей.
   - Что-то ты больно откровенен, - подозрительно протянул я, нахмурив брови.
   Чертовсон ухмыльнулся. Какие же крупные зубы у орков: ими деревья перегрызать можно. Не от бобров ли они ведут свой род?
   Он вальяжно произнес:
   - Я отдаю себе отчет в том, что делаю.
   Я никогда не любил долго ходить вокруг да около, поэтому стараясь ускорить процесс привнесения главного блюда в диалог, спросил, точно зная, что это не так:
   - Ты пришел, только ради того, чтобы передать видео?
   - Ты общался с другими Владыками? Что тебе известно о них? - напрямую спросил он, внимательно следя за выражением моего лица.
   - Нет и ничего, - соврал я, не моргнув глазом, не став упоминать о письме от одного из них.
   За всей этой беготней случившейся с того приснопамятного момента, в голову только недавно пришла замечательная мысль, что по вензелям на письме, можно многое понять, достаточно пообщаться с каждым Владыкой и прикинуть - кто может такие использовать? Думаю, квест как раз и рассчитан на то, чтобы я познакомился с коллегами по цеху - это же классика.
   Орк сделал несколько шагов, сел на траву, возле прогоревших остатков моего костра, и внушительно проговорил:
   - Тогда я кое-что тебе расскажу. Забесплатно.
   Чертовсон отложил шестопер, накидал веток из приготовленной кучи сухих дров, которые я собрал на берегу, и поджег их. Взвилось пламя. Оно принялось танцевать под напором ветра, дующего с океана. У меня в голове, такие огненные танцы, всегда ассоциировались с извивающимися под музыку стриптизершами. Сейчас же мне там виделся орк, отрывающий эльфу уши. Чур меня, чур.
   Чертовсон, протягивая громадные ручищи над костром, признался:
   - Люблю смотреть на огонь. Успокаивает он меня. Особенно люблю глядеть на то, как горят мои противники. Они так смешно верещат, - закончил орк, попытавшись изобразить добрую улыбку.
   Наигранность прозвучала в каждом его слове, и сквозили в эмоциях. Я сглотнул комок, который все же встал в горле, и осторожно присел к костру. Формально я здесь хозяин, но таковым себя не ощущал.
   Чертовсон мазнул по моему лицу изучающим взглядом, пытаясь определить, как я отреагировал на его слова, и начал говорить:
   - Пять Владык, включая тебя, номинально принадлежат светлой стороне, а пять темной. Воздух, Земля, Вода, Жизнь и  Свет - относительно светлая сторона. Ментал, Хаос, Тьма, Смерть и Огонь - относительно темная.
   - Почему относительно? - перебил я его.
   - Потому что это условное деление, просто они появились на той или иной стороне, но равнодушны к обеим и могут свободно путешествовать по любой территории, - проговорил орк, бросив на меня предупреждающий взгляд, чтобы я больше не перебивал его. - Один ты уникум. Изгой. Кстати, тебе дали достижение "Иуда"?
   - Что-то они мне Иисусами не показались, чтобы награждать таким достижением, но между тем, я его получил, - сказал я, пожав плечами. - Такой уж Владыка Воздуха получился. Слушай, а почему они могут свободно бывать на любой стороне, а я нет? Что за произвол?
   - Уникум, - повторил он. - Значит, у тебя есть что-то другое, нивелирующее такой их преимущество.
   - Равновесие?
   Он кивнул головой и продолжил говорить:
   - Все Владыки между собой не ладят. Особенно почему-то невзлюбили друг друга Владыка Тьмы и Владыка Смерти. Оба вроде темные, да еще и дроу, но вот что-то вражда у них лютая, будто тянется уже многие годы.
   На пару секунд повисло задумчивое молчание, потом Чертовсон произнес:
   - Они все выдают квесты, и чаще всего эти квесты связаны с кознями другому Владыке.
   Скверное предположение, относительно того, зачем он здесь появился, молнией сверкнуло в голове. Брови резко взлетели до волос, теряясь где-то в их глубине, я пораженно выдохнул:
   - Тебе кто-то заказал меня, и ты явился сгубить мою невинную душеньку?!
   - К твоему счастью - нет, - обрадовал он меня. - Я пришел, чтобы узнать, на чьей теперь ты стороне? За светляков или за нас?
   - Буду честен, у меня нет врагов и нет друзей. Есть только свои интересы.
   - Уважаю за прямой ответ. В некотором роде, не стал юлить, - сказал орк, одобрительно хмыкнув. - Тогда еще один вопрос, квесты можешь выдавать?
   - Нет, - честно ответил я. - Наверное, мне, сперва, самому надо выполнить задание какое-нибудь.
   По линии Владык у меня два квеста, видимо один ведет к полноценному статусу Владыки, со всеми вытекающими отсюда атрибутами.
   - Так выполняй, чего сидишь? - рыкнул Чертовсон, нахмурившись.
   - Нервы восстанавливаю. Релакс у меня, - ответил я. - Вон, видишь, руки дрожат как с похмелья.
   Чертовсон хочет с вами дружить. Принять заявку? Да/Нет.
   Орк внимательно на меня посмотрел. С ним нужно дружить, даже если мне не особенно этого хочется. Нажал "Да". Он одобряюще кивнул головой.
   - В гильдию не зову, не нужен ты нам, - сказал орк, немного уязвив мое самолюбие. - Асоциальный ты тип. Но люди не врали, дело иметь с тобой можно. Встанешь в нужный момент под знамена темной стороны, заплачу золотом или реальными долларами. Будешь квесты выдавать только тем людям, на кого я укажу - отблагодарю. Расскажешь о джиннах - сам выбирай награду.
   Чертовсон, нехорошо прищурившись, уставился на меня, ожидая ответ. Во взгляде был посыл, что его лучше не злить, он не всегда предлагает такие условия. Я замялся, но собравшись с духом, произнес:
   - Джинны мои. В остальном я подумаю.
   Видно было, как трудно ему укротить вспыхнувший гнев: желваки заиграли под кожей на лице, вздулись вены на висках, послышался тихий скрип зубов. Отказ его обозлил, но он не был бы главой одной из сильнейших гильдий, если бы не умел подавлять чувства.
   - Ладно, - выдохнул мне в лицо орк сквозь зубы, опалив горячим дыханием. - Думай.
   Он быстро встал, развернулся и размашистым шагом двинулся в небольшой лесок, растущий возле этой части побережья океана. Его массивная фигура с каждой секундой становилась всё меньше и меньше.
   Я облегченно выдохнул, когда Чертовсон оказался достаточно далеко. Успокоишь тут нервы: такие дяденьки заходят на огонек. Его силуэт окончательно скрылся среди деревьев.
   Вернувшись на свое место на скале, вновь попробовал отрешиться от мира, но в голову стучалась целая прорва мыслей. Пришлось уступить и открыть дверь. Сперва, начал расставлять приоритеты. Самое главное сейчас что? Правильно, защититься от Зла. Было бы зло, я бы еще подумал, но когда Зло, надо действовать, а не думать. Пета бы сейчас, но ему придется подождать, как и джиннам. Да и задание "Друг или враг" отложу до лучших времен, хотя, оно может разрешиться само собой в процессе поиска Башни. Такой вариант был бы предпочтителен. Руки так и чешутся пораздовать квестов.
   Неожиданно на фоне солнца появился темный силуэт. Он становился всё больше, пока не превратился в молодого дракона двухсотого уровня, сверкающего зеленой чешуей. Крылатая рептилия двигалась рывками на восток вдоль берега. Скорость моба была таковой, будто бы он приглашал меня следовать за ним. Задание "Башня Первого" обновилось, выразилось это в том, что описание изменилось: предлагали выяснить, куда летит дракон. Не соврали провидицы, не даром здесь жопу просиживал.
   Я портанулся на берег, потом начал телепортироваться вдоль него, держа в прицеле глаз ящера. Даже если бы кулдаун не был бы таким порезанным, всё равно успевал бы за ним. В голову пришла мысль, что драконы так медленно не летают. Я уже практически догнал его. Странность прояснилась, когда он изменил курс: стал двигаться еще ближе к берегу. Дракон был ранен. В его боку зияла кровоточащая дыра. Остатки кожи не могли скрыть отсутствие здоровенного куска мяса. По телу ящера текли струйки крови, срываемые движением встречного ветра. Рубиновые капельки частым дождем падали в океан. Рана уже отчасти покрылась коркой, но движение крыльев тревожили её, открывая кровотечение и снижая шкалу здоровья.
   Дракон уставал все сильнее. Полоска выносливости не успевала восстанавливаться. Он летел ниже с каждой секундой. Сейчас его траектория проходила точно над кромкой берега. Упади он в воду, наверняка бы захлебнулся и утоп. Его тень от солнца скользила по мокрому песку, чуть впереди меня. Я уже не сомневался, что он не дотянет до показавшихся на горизонте гор. Как известно горные хребты - это любимые места гнездования драконов. Меня устраивал сценарий, при котором, он сам убьется. Драться с ним сейчас не входило в мои планы.
   К моей вящей радости, дракон вдруг нелепо захлопал крыльями и бессильно рухнул вниз. Инерция падения протащила его по песку, ломая крылья и кости. Дракон захрипел, из его пасти потекла кровь, и начали вздуваться кровавые пузыри - это был верный признак пробитого легкого. Пустотелые кости, проткнув кожу, высунулись из тела моба. Он умирал. Полоска его жизни снижалась. Она и так упала в ярко красный цвет, пока он летел, а теперь и вовсе остались жалкие крохи.
   Я портанулся к его телу. Жизнь оставляла желтые глаза с вертикальными зрачками. Они затягивались туманной поволокой смерти. Я опять пожалел о слишком тщательной детализации происходящего. Больно было смотреть на мучения ящера. Он, конечно, гад еще тот, не один десяток игроков и неписей завалил, но когда умирает такой гигант, сердце обливается кровью.
   Драконы были полуразумной расой, не имеющей способности говорить, но, тем не менее, они как-то общались между собой. Сказать бы пару утешающих слов, но поймет ли?
   Я взял себя в руки. Опять нюни распустил. Думай, что теперь делать? Как задание выполнять? Ну, проследил ты, где издохнет дракон, дальше что? Внезапно, взгляд ящера на краткий миг обрел ясность, и он посмотрел на меня: глаза в глаза. Окружающий мир ушел куда-то в темноту, и я увидел остров лишенный малейших признаков растительности, посередине которого стояла высокая башня, насчитывающая десяток этажей.
   В видении, я был драконом. Могучее тело со свистом разрезало воздух и приближалось к острову. Вокруг начал клубиться туман. С каждой секундой он становился гуще, и постепенно затянул всё пространство, оставив нетронутым лишь пяточек перед башней.
   На мгновение, вдалеке, кисель тумана разошелся, и появился корпус пузатого торгового судна, покачивающегося на волнах. Туман практически тут же сомкнул свои объятия, но я успел прочитать название корабля - "Черепаха".
   Видение дрогнуло. Откуда-то с вершины башни, из тумана, в Грациано-дракона, попал серый бесформенный шар, магического происхождения. Не просто серый, а какой-то безжизненно серый, словно не от мира сего. Видение рассеялось.
   Я ошеломленно стоял перед мертвым драконом. Его глаза закрывали тонкие веки. Могучее тело, созданное, чтобы парить в небесах, больше не содрогалось в предсмертных конвульсиях, когда происходит спазм как скелетной, так и гладкой мускулатуры. Я похлопал его по окровавленному носу, отдавая дань памяти. Собрал ценный лут: чешую, жилы, кровь. Задание обновилось. Я должен был найти "Черепаху".

Глава 2

   Утро встречал как бородатый дауншифтер. Выполз из пещеры и сладко потянулся, не столько из-за потребности, сколько вследствие привычки. Таймер отсчитывал последние минуты испытания джиннов. За сутки никого не убил. На душе было как-то муторно от осознания этого. С долей кровожадности во взгляде посмотрел на крабов. Один приглашающе пощелкал клешней и сделал несколько движений вперед-назад. Мне как наяву послышалось от краба: "Ублюдок, мать твою, а ну ползи сюда, говно акулье. Ну, ползи сюда, попробуй меня чпокнуть... я сам тебя клешней чпокну". Я разразился истерическим хохотом. Фух, сам пошутил, сам посмеялся. Что еще для жизни надо?
   Таймер приближался к значению 00:00. Пора уже в гости к Раахушу. Использовал "Прокол" и перенесся к джиннам. В очередной раз подумал, что надо обязательно качать это умение, дабы кулдаун еще меньше стал. И так выгода большая, а будет вообще улет - Грациано-экспресс.
   По-хозяйски пнул ногой дверь. Она отлетела назад и громко ударилась о стену. На мгновение испугался: не переборщил ли? Вроде никто не орет и не спрашивает на повышенных тонах, какого хера я двери в чужом доме ломаю? На всякий случай втянул голову в плечи и вошел внутрь палат повелителя джиннов. Двигал ногами медленно, сверяясь с таймером. Когда оказался возле Раахуша, всплыло оповещение:
   Внимание! Вами выполнено испытание "Ученик джинна III". Награды: 36 млн. опыта; 1 навык вариативно.
   Раахуш бросил на меня долгий взгляд и торжественно произнес:
   - Встань на одно колено, ученик!
   Я тут же бухнулся на колено, больно ударившись об пол. Сняли пару единиц здоровья. Джинн поднял жопу с трона. Я впервые видел, как он стоит на ногах. Он действительно был выше всех ранее встреченных мною джиннов, настоящая каланча. Раахуш уверенно сделал шаг ко мне, взял за руку и закатал мой рукав, обнажив тонкое предплечье интеллектуала.
   - Ты уверен, что хочешь стать моим учеником? - спросил он, внимательно глядя в мои глаза.
   Внимание! В случае вашего положительного ответа изменение невозможно будет обратить. Принять? Да/Нет.
   - Да, - я согласно качнул голову.
   Джинн сильно сжал мое предплечье, практически у локтя. Руку на мгновение пронзила боль. Раахуш отпустил меня и сел на трон. Под кожей предплечья возился, будто бы тонкий черный червь, который затих в форме полукруга. Посыпался опыт за испытание.
   Я совершенно охреневшим взглядом посмотрел на джинна. Он, как ни в чем не бывало, начал объяснять:
   - Теперь мы связаны. Как ученик и учитель.
   - Ты оставил во мне какую-то черную эктоплазму, - проговорил я ошарашено. Боже мой, как же это омерзительно звучит.
   Внимание! Ваш статус поменялся - "Ученик джинна Раахуша".
   Повелитель джиннов сделал паузу на пару секунд, давая мне время, переварить эту информацию, затем продолжил говорить:
   - Выбери же навык.
   Это были два призыва. "Призыв джиннов" - можно было позвать на помощь в любую точку Утопии пятерку чернокожих магов трехсотого уровня сроков на две минуты и кулдауном с учетом плюшек - один день. Опять же, в случае того, если джинны совместными усилиями нанесут больше урона, чем я, то опыт, достижения и прочие плюшки мне не светят. "Призыв Раахуша" - практически тоже самое, но тут в роли призываемого выступал как уже понятно по названию навыка - сам Раахуш. Уровень его был не указан.
   Я, в общем-то, практически не думал. Надо брать повелителя джиннов. Он точно стоит в бою не меньше, чем пяток его соотечественников. Добавился новый навык - "Призыв Раахуша".
   Сам джинн, как только я закончил с выбором, произнес:
   - Теперь мой ученик, почувствуй силу.
   Внимание! Вам стал доступен навык - "Плоть джинна". Использовать прямо сейчас? Да/Нет.
   Подарочки сыпались как снег на голову или как рубль в кризис. Я активировал навык, и живая татуировка на руке начала расти. Она расплывалась как нефтяное пятно по морю. Кожа по всему телу становилась черной и грубой как старая древесная кора. Я получил кратковременный бафф на +100% к магическому урону, физической и магической защите. Длительность навыка была тридцать секунд, кулдаун пять минут.
   Раахуш удовлетворенно посмотрел на меня. Я радостно-изумленно изучал свое почерневшее тело. В глаза бросилась шкала экспы. За тридцать шесть миллионов опыта я получил семь уровней и стал сто тридцать восьмым.
   Росту как на дрожжах по всем направлениям, словно стероидов вкатил. Как нормальный адекватный геймер, я безмерно радовался этому событию.
   Очки характеристик вложил в интеллект, чтобы дорасти до нового уровня таланта. Получил "Интеллектуал III" за каждые 500 очков вложенных в этот параметр - это подняло плюшку с +20% до +30% к базовому значению интеллекта.
  
   Раса: Дроу (метис: серый эльф)
   Имя: Грациано Ветреный
   Статус: Ученик джинна Раахуша
   Возраст: 23 года
   Уровень: 138 (268111000/271111000)
   Класс: Маг (подкласс: стихийник)
   Слава: 1000
   Базовые характеристики:
   Сила - 45
   Ловкость - 10
   Интеллект - 2283
   Мудрость - 760
   Энергия - 60
   Живучесть - 160
   Сила воли - 150
   Вторичные параметры:
   Выносливость: 1320
   Здоровье: 6062
   Мана: 10101
   Броня: 550 ед.
   Магический урон: +682% к силе атакующего магического умения.
   Физический урон:+ 15 % к силе атакующего физического умения.
   Физическая защита: 1190
   Магическая защита: 5805
   Регенерация манны в бою: 247,0 ед./сек
   Регенерация жизни в бою: 22,4 ед./сек
   Регенерация выносливости в бою: 15,0 ед./ сек
   Грузоподъемность:105 кг
   Удача: 100
   Харизма: 50
   Шанс игнорирования умения: 2,37%
   Шанс критического урона умением: 19,91%
  
   Настроение джинна резко переменилось, он глухо заговорил:
   - Пришло время многое тебе рассказать...
   Я навострил уши, подспудно ожидая услышать о нелегкой судьбе джинна в лучших традициях бразильских сериалов с индийским танцем в конце.
   Раахуш говорил медленно, будто с каждым словом переносясь все глубже в прошлое. Я слушал его и мотал на ус. Джинны пришли в Утопию из погибающего мира Теней, где угасал первый свет. Они искали новую родину. Во главе шли самые могучие джинны, дабы отвоевать территорию для жизни. На верхушки всей этой армии чернокожих стояли два брата-принца Раахуш и Шамьюш. Когда территория была захвачена и подготовлена для житья-бытья, выяснилось страшное... Сфера Жизни похищена. А отвечал за ее сохранность Шамьюш. Это был страшный удар для джиннов, так как сфера позволяет открывать межмировой портал. По словам Раахуша, он сильно разгневался на брата и с тех пор их отношения только усугубляются в худшую сторону. Официальным лидером джиннов стал Раахуш, назвавшийся единоличным повелителем и даже богом. Самомнения неписю было не занимать. С той минуты чернокожие маги искали сферу, пока я не добыл ее и не передал им, а теперь они создают условия для ее использования, чтобы открыть портал в их родной мир.
   Он замолчал, закончив на этом повествование: вторая серия откладывалась до лучших времен, наверное, пока не выполню задание "Древние враги". Само название квеста, кричит о том, что некроманты здесь замешаны по самые уши. Видимо отыщу их и услышу продолжение рассказа - надеюсь на это.
   Спустя пару десятком секунд тишины, Раахуш неожиданно громко выдал:
   - Я почти равен богу.
   - Согласен, - покладисто поддакнул я.
   - Но никогда не стану им, пока не одолею одного из них, - сказал джинн и остро посмотрел на меня.
   Вам предложено принять задание "Новый бог I". Задание считается выполненным в случае того, если вы сумеете собрать достаточное количество сторонников Раахуша. Награда: 72 млн. опыта;  +500 репутации с расой джиннов; умение; +500 славы; +500 очков к нераспределенным очкам характеристик; +50 очков умений. Принять? Да/Нет.
   Какая щедрая награда, а уж перспективы. Я согласился. В голове тут же замелькали мысли о более точном значении слова "достаточно". Я озвучил эти мысли вслух и джинн немного прояснил ситуацию:
   - Сторонники бывают разные. Одни сильные, другие слабые. Одних надо больше, других меньше.
   Хм, ну, как сумел, так разъяснил. В общем, нужны хайлевелы. Я так понимаю, как игроки, так и неписи. Займусь этим позже, сперва найду "Черепаху".
   Я покинул джинна и вышел на площадь. Надо обмозговать ситуацию. Где искать торговый корабль? Естественно в порту. В каком? Наверное, стоит начать с самого большого, тем более что он и территориально очень близок к той самой скале, где я штаны просиживал. Стационарные телепорты теперь для Грациано закрыты. Нет, номинально они открыты, вот только в городе меня уже ждут вилы, смола, перья и горящие факелы - всё в лучших традициях охоты на ведьм. Придется пешком добираться до цели, а в порту скрываться.
   Так, надо бы увидеться со Стариком МакЛаудом. Я написал ему и предложил встретиться где-нибудь недалеко от Аркаима - города, где собственно и был порт. Он согласился. Я высчитал примерное время, за которое доберусь туда и отправил эти цифры казначею, попросив, что бы он притащил с собой двести тысяч голда, а я за это скину ему шмот и лут, зверино-крабово-драконьего происхождения. Он ответил, что будет там, на опушке леса, с деньгами.
   "Прокол" перенес меня на знакомую скалу. Солнце подбиралось к зениту. Я с запасом пожарил на костре уже опостылевшее крабовое мясо, съел его, запив водичкой и своим стандартным способом перемещения, устремился в сторону Аркаима.
   Мигнула иконка профессий. Картограф поднялся до четвертого уровня. Теперь я могу копировать карты и тратить на это еще меньше ресурсов, чем раньше - тоже хлеб. Начать продавать, что ли свои изделия? Ну, допустим, те территории, что между руинами Гидар-Ксама и Слезой Пустыни. Вроде должны будут пользоваться спросом.
   Мысли переключились на джиннов. Откроют они портал и что дальше? Чернявые хотят уйти обратно или кого-то перетащить к нам? Почти сто процентов, что это второй вариант: у них же там свет затухает. Ну, вот, пропустили они через КПП в наш мир еще джиннов, к чему это приведет? Предположений может быть масса, но я склоняюсь к мнению, что они станут открытой расой, за которую смогут геймить новые пользователи. Ведь когда я еще только начинал играть за Грациано, уже ходили слухи о введение в Утопии в скором времени новой игровой расы. По словам Вовы, сценарий джиннов должен был активироваться при достижении некоторым количеством игроков трехсотого уровня. Чертовсон на тот момент как раз подбирался к значению - триста уровней. Вроде бы всё сходится. Если всё произойдет так, как я мыслю, то на выходе к кому на поклон пойдут все первоуровневые джинны? Кто будет для них самым авторитетным игроком? Монополия на знания и товары джиннов, конечно, рухнет, но это и так произойдет: всего лишь вопрос времени. Зато откроются новые возможности и перспективы уже с реальными людьми, решившими играть за чернокожих. Надо будет на досуге подумать, как лучше распорядиться этими знаниями, а пока вон впереди лесок показался: обычный, ничем не примечательный. Старик МакЛауд уже стоял на опушке. Он издалека узнал меня и помахал рукой. Я в последний раз портанулся к нему.
   Гном примостился на поваленном дереве, под сенью леса и поздоровался:
   - Приветствую, Грациано.
   - Привет, - сказал я и присел рядом с ним. В мягкое место уперся сучок, чуток отодвинулся. Казначей отреагировал на это поднятием левой брови, потом увидел сучок и улыбнулся.
   Он начал разговор с неожиданной темы:
   - Люди шепчутся, что ты примерил на себя роль Троянского коня в совете "Посоха и меча". Действительно твоя работа?
   - Ну, не хотелось бы хвастаться, - скромно ответил я, - но радует, что страна знает своих героев.
   Старик МакЛауд коротко хохотнул. Я подумал о том, что такие слухи скорее на пользу моему имиджу. "Посох и меч" и так меня ненавидят, может другие кланы будут хотя бы в тайне на моей стороне. Тех, кто наверху, многие не любят.
   Гном деловым тоном произнес:
   - Давай свой лут. Бери деньги.
   Мы обменялись заявленными вещами. Я ссыпал золотые кругляши в мешок. Старик МакЛауд поинтересовался:
   - Как ты дракона-то укокошил?
   - Да он сам, того... - произнес я, и рукой изобразил, будто кто-то летит и падает на землю, сопроводив все это посвистыванием и восклицание "бууух" в конце.
   - Занятно ты играешь, занятно. Вон и плащ, у тебя какой модный, - сказал гном, не став спрашивать, откуда у меня такая шмотка, а задал другой вопрос: - Как там наш бизнес?
   - У джинна еще не обновился ассортимент товаров. Я вот думаю карты продавать. Возьмёшься? А то мне в города путь закрыт.
   - На темную сторону податься не думал? Ты, со своими умениями, сумеешь туда добраться. Потом пройдешь квест на лояльность темным и всё. Светлые еще сильнее тебя не возненавидят - некуда уже.
   - Да чего я там забыл? Потом может, как-нибудь. Кстати, с Чертовсоном пересекался. Совсем близко отсюда. Ты не знаешь, как он так далеко забрался от темных земель?
   - О, у него полно возможностей. Говорят, виверну он недавно купил, - произнес гном.
   Хм... странно, я вроде не видел никакую виверну. Хотя это не говорит о том, что ее не было. В лесу мог оставить. Вот только зачем ему прятать ее? Я мысленно махнул рукой на этот вопрос. В голову к нему не залезешь, мало ли чем он руководствовался.
   Сделаю небольшое отступление. Светлые как только попадают на темную сторону тут же отгребают от всех встречных-поперечных, такая же система действует и в обратную сторону. Великая Пустыня - это граница между двумя враждующими альянсами. Примерно одна четверть пустыни, условно принадлежит светлой стороне, и светлые расы могут по ней перемещаться свитками-порталами, еще одна четверть принадлежит темной стороне и уже они могут там портоваться. Две эти части пустыни разделяет нейтральная зона, составляющая половину пустыни, там свитки-порталы никто использовать не может, только своим ходом или на маунтах. Если вдруг одна из сторон собирает крестовый поход против другой, то игроки скапливаются на границе своей зоны пустыни и уже потом, идут на нейтральную территорию, затем если сумеют ее пройти, вступают в пески противоборствующей фракции.
   Я задумался. Город джиннов номинально в нейтральной зоне, но я как-то же туда могу портоваться. С чем это связано? Ну, скорее всего, потому что эту зону открыли для действия свитков-порталом, иначе туда весьма долго добираться, даже на маунтах. Еще один плюсик за предположение о том, что именно джинны будут новой игровой расой.
   Старик МакЛауд пихнул меня локтем в ребра:
   - Чего в облаках витаешь?
   - Да так. Ты видел его доспехи из мрака? - не совсем логично произнес я.
   - Ага. Уникальный сет.
   - Вот бы украсть где-нибудь такой, - мечтательно протянул я.
   Гном усмехнулся и сказал:
   - Нет, чтобы самому добыть. Какой-то криминальный у тебя склад ума.
   - Да я так, к слову пришлось. Ты что вообще о Чертовсоне думаешь?
   - Сделку предложил?
   - Ага, сказал, что подумаю, - сообщил я. - Что-то не очень он мне нравится. Не доверяю я ему, а почему, сам не понимаю.
   - Сильный он - это надо признать. Умеет запугать, уговорить, обмануть, но вот в плане интеллекта с ним можно посоревноваться, - проинформировал меня казначей.
   - Туповат?
   - Ну, я бы не был столь категоричен, скорее больше рассчитывает на грубую силу.
   - И почему те, кто наверху, чаще всего не особенно умны? - тихо произнес я без задней мысли, но Старик МакЛауд попробовал дать ответ.
   - Ты знаешь, ум - это тяжкий груз, и с ним непросто забраться наверх.
   Немного посидели в философском молчании, каждый думал о чем-то своем. Я первым нарушил тишину, без особого интереса в голосе спросил:
   - Что там, в гильдии, обо мне говорят?
   - Тишина. Словно и не было такого.
   Его ответ меня немного покоробил. Он заметил это и криво ухмыльнулся:
   - Рыжая Справедливость почему-то не приветствует такие разговоры.
   - С чего бы это? - почти искренне удивился я. Казначей пожал плечами. - А остальные чего?
   - Ну, скучают, вспоминают...
   - Мы сейчас точно об одной и той же гильдии говорим? - сказал я, не скрывая скептичного взгляда. - Я больше поверю, что проклинают и матерят.
   Гном смешался, даже немного покраснел. Пряча эмоции, он наклонился к земле и сорвал травинку. В этот момент у него из-за пазухи выскочил крестик: большой такой, внушительный. Он висел на золотой цепочке и сам был золотым.
   - Помогает? - хохотнул я, кивнув головой на крестик.
   Казначей беззлобно усмехнулся, затем прикоснулся к крестику, на что-то нажал, и из него выскочило блеснувшее на солнце лезвие. Я подавился смешком. Гном произнес:
   - На Бога надейся, а сам не плошай.
   - Мне бы парочку таких не "плошай" на всякий случай.
   - Действительно пригодились бы. В мире тебя всё так же ищут, - сообщим мне Старик МакЛауд то, что я и так знал.
   - Популярность, - выдохнул я притворно смущенно, всплеснув руками.
   Он молчал, но молчал так красноречиво, что я не выдержал и начал оправдываться:
   - Я не думал, что всё так закончится. Приказ отдавал не я. Мне тоже их жалко.
   - Я понимаю, - тяжело выдохнул он не слишком искренне. Винит все-таки.
   - У меня не самые лучшие отношения с неписями, но я же не маньяк идти на геноцид целого форта.
   Гном не стал бередить рану и перевел тему:
   - Какие сейчас квесты выполняешь?
   - Да есть один. Фигня за мной одна из трех букв должна прийти. Скажу сразу, это не то, что ты подумал и нечего так лыбиться. Кстати, ты как на счет нового бога на просторах Иллирии?
   Казначей задумался. Я вдруг тоже... божество с джиннской кровью... Еще один плюсик?
   Гном думал долго, даже бороду подергал, ответить однозначно все же не сумел:
   - Для гильдии это могло бы быть положительным явлением, но вот для Рыжей Справедливости... она же паладин.
   - А для тебя лично?
   - Мне все равно. Меня волнует другое: не слишком ли ты высоко взлетел? Помнишь Икара?
   - А при чем тут воск? - не совсем сообразил я, почему именно такой пример, но понял, к чему именно ведет Старик МакЛауд.
   - Под воском я подразумеваю твой тыл. За тобой никто не стоит, а ты богов уже задумал менять. Не подумай, это не из зависти. Ты ведь знаешь, что чем выше взлетишь, тем больнее упадешь?
   - Ага, - согласился я.
   - Знают это и разработчики Утопии. Они очень любят такие падения. Помнишь тот разговор о неписях в форте? И чем всё закончилось?
   - Учту.
   Мы немного посидели в молчании, пока он запоздало не поинтересовался:
   - Ты как вообще, в норме?
   - Я в говнорме, - только сейчас понял я. - Береги себя МакЛауд, мне нужна твоя дружба.
  

Глава 3

   На игровой мир Утопии опустились сумерки. Солнце уже зашло за горизонт, на небе появился жирный полумесяц луны и яркие точки звезд.
   - Тьфу, - разочаровано сплюнул я. Предпочел бы менее светлую ночь.
   Ожидая наступление этой минуты, я несколько часов фармил мобов: вся лесная живность подверглась тотальному уничтожению и имела все шансы выиграть суд в Гааге, обвинив меня в геноциде.
   Пришла пора попробовать пробраться в город. С опушки леса, виднелись его могучие стены и огни факелов на каменной вершине. Они стояли через каждые десять метров стены, и их трепещущее пламя неплохо освещало пространство.
   Локация была сто пятидесятого уровня, как и вся округа. Так что стражнички могли скопом намять мне бока, если загонят куда-нибудь в угол. Предстояло действовать осторожно и скрытно. В такие моменты и приходит в голову, что класс "вор" очень даже не плох, несмотря на их не самые мощные боевые характеристики.
   Я с грустью посмотрел на шкуры, зубы и кости, разбросанные по лесу. Не хватало грузоподъемности, чтобы утащить весь лут. Придется все это бросить. Вот кто-то утром обрадуется такому подарку судьбы. Надеюсь, хоть поблагодарит вслух, промолвит доброе словечко о неизвестном игроке, оставившем столько дармовщины. Глядишь, какие-нибудь божественные силы услышат это и мне где-нибудь свезет.
   Отбросив ненужные мысли, я снял слишком приметный плащ и засунул его в сумку, затем портанулся, телепортировался и снова портанулся. Вот теперь стою под городской стеной, задрав голову. Наверху бродят неписи-стражники. Пламя факелов обрисовывает их силуэты и играет бликами на кирасах: в руках копья с боевой частью устремлённой вверх, при каждом шаге древко глухо бьется о поверхность стены, доносится громыхание шагов и тихий звон плохо смазанных кольчуг.
   Я дождался, когда разминутся два стражника и портанулся на вершину стены между ними. Подошвы сапогов тихо ударились об камни. Я испуганно присел.
   Добро пожаловать в город Аркаим! Рекомендованный уровень игрока 150+.
   Найдя взглядом первую попавшуюся безопасную точку, быстро телепортировался на черепичную крышу какого-то дома и спрятался за печной трубой.
   - Ты что-нибудь слышал? - произнес один из стражников, подозрительно вглядываясь в темноту. Надо сказать, что смотрел он в правильном направлении. Глазастые тут неписи.
   - Нет. А ты? - ответил ему товарищ и тоже начал глядеть во мрак.
   - Почудился звук какой-то. Будто бы на черепицу кто-то наступил.
   Если они меня сейчас просекут, то это будет отвратительное начало операции. Даже если сумею уйти от них и затаиться в городе, то они всё равно будут разыскивать меня и это создаст огромные проблемы в моих личных поисках "Черепахи".
   Рядом с ногой почувствовал что-то теплое. Скосил глаза. Рыжий котяра терся об мою правую штанину, оставляя клочья шерсти на ткани. Тело само отреагировало, не став ждать приказов мозга. Я пнул кота на освещенное факелом место крыши. Он, сдавленно мяукнув, прилетел точно туда, куда мне и требовалось.
   - Да это же кот! - громко произнес не самый бдительный стражник, с насмешкой глядя на своего более внимательного товарища. - Ну, ты брат даешь. Орел! Лови врага-то. Вон же он. Хвостом дергает. Убежит сейчас. А грозный какой! Смотри, как усищи топорщит, аж в дрожь бросает.
   - Говорил же, что слышал, - несколько пристыженно ответил НПС и пошел вдоль стены, просительно проговорив напоследок: - Ты только не говори никому.
   - Хорошо, ты же меня знаешь. Я могила, - твердо произнес другой стражник и пошел в противоположную сторону. Через десяток секунд донесся его веселый голос: - Библис, слышь, че скажу. Тамас кота принял за лазутчика. Вот ведь умора.
   Послышался негромкий мужской смех. Я облегченно выдохнул. Кот злобно на меня посмотрел, расстроенный в лучших чувствах. Ну, извини братан, выхода не было, желают тебе много кошачьего корма и пушистых кисок.
   Я принялся по системе портал-телепорт перемещаться по крышам, выбирая те, что менее освещены: их, кстати, тут было совсем мало. Помимо того, что ночь была довольно светлой, так еще у них тут масляные фонари на столбах вдоль улиц висят. Как вообще ворью и прочим татям незаметно передвигаться? Ущемляют здесь их права. А мне ведь до самого порта надо добраться. Хорошо хоть там райончик нищий и преступный, полегче должно быть.
   Неожиданно я увидел практически прямо перед собой человеческий силуэт. Неизвестный согнулся в три погибели и не видел меня. Он был обращен ко мне спиной. Я присмотрелся и высветился ник, уровень и гильдия: "Мрачная убийца", 151-ый уровень, гильдия "Crazy Клубнички".
   Девушка-игрок держала в руках арбалет и кого-то высматривала внизу. Ее укрывал широкий плащ с каким-то эффектом, позволяющим сливаться с окружающим пространством. Был бы я хотя бы на шаг дальше от девушки, то фиг бы заметил ее, а вот она бы при определенных обстоятельствах могла услышать меня и поприветствовать арбалетным болтом между глаз - вряд ли бы мне пошло такое украшение.
   Пару слов об ее гильдии: "Crazy Клубнички" - это чисто женское сообщество, эдакие амазонки. Мужиков на дух не переносят, сразу начинают шипеть и фырчать, только завидят нас. Любят саркастически, а бывает, что и садистски, поиздеваться над игроками мужского пола. В общем, не самые ласковые и домашние девушки, а стервозные бабенки с определенными наклонностями.
   Первоначально я хотел десятой дорогой обойти ее, но потом задумался. Нет, спасать я никого не собирался, а судя по всему она готовилась кого-то помножить на ноль, дело было в другом. Есть призрачный шанс, что убив ее, я покраснею. С красным ником, да еще моей способностью запугивать НПС, я бы мог достаточно просто выбивать из неписей нужные мне сведения. По-хорошему они же не будут со мной разговаривать, так что неплохо бы стать большим и страшным серым волком.
   Я баффнул на себя "Плоть джинна" и выпустил "Шаровую молнию". Бил почти в упор. Молния врезалась в девушку и нанесла критический урон, так как заклинание попало в спину ничего не подозревающего игрока. Мрачная Убийца сомлела с первого же скилла - ваншот в чистом виде.
   - Тьфу, - разочарованно сплюнул я. Мало того, что она ничего не оставила после себя, так я еще и не покраснел, на что, в общем-то не сильно и рассчитывал, но всем черным сердцем желал. Не покраснел же я по причине того, что ее счётчик ПК-убийств был значительно выше моего.
   То, что с нее ничего не обломилось, объяснялось просто: вряд ли найдется хотя бы один чудак, который возьмет на дело много голда. После смерти из игрока выпадает рандомизированный процент золота, только в том случае, если у него в сумке больше пяти золотых кругляшей, если меньше, то шиш тебе, а не деньги. Может игроку за комнату платить будет нечем? Или еду не на что будет купить? В этом плане Утопия была достаточно либеральна. Я, кстати, когда как крыса погиб в подвале, тоже ничего не оставил подлым врагам. А вот если сейчас меня грохнуть, то могу растерять крупную сумму денег.
   Опасаться мести не стоит. В логах Мрачной Убийцы отразится, что убил ее "Неизвестный", потому что она не видела меня. Всё же благоразумие подсказывает быстрее валить отсюда. Фьють и я уже на другой крыше, а потом на следующей.
   Пока скакал по домам, написали из лаборатории. Информировали о новой опции сна. Теперь можно было регулировать его продолжительность: от четырех часов до двенадцати. Соответственно, длительность сна отражала время бодрствования. Мало поспал - быстрее захотел на боковую, много ряху давишь - играешь по максимуму.
   Показался самый бедный и бандитский район города. Повеяло чем-то родным, неосознанно начал высматривать крышу родительского дома из профнастила. В ноздри с силой ударил запах океана, к нему примешивался аромат гниющих водорослей и вонь тухлой рыбы.
   Радостной новостью было то, что о фонарных столбах здесь и слыхом не слыхивали. Только слабо чадили редкие факелы, вставленные в железные кольца, которые в свою очередь крепились к какой-нибудь кирпичной постройке. В основном, конечно, всё было из древесины, но нет-нет, да и мелькали домишки из кирпичей.
   Ну, что же, пришла пора найти какого-нибудь осведомителя на этих пустынных улицах. Я осмотрелся. Улицы действительно, словно из фильмов про апокалипсис - ни души. Может быть, устроить засаду возле какого-нибудь питейного заведения, которых тут в достатке? Наверное, так и сделаю.
   Мысль была хорошей, но я не ожидал, что придётся так долго ждать. Я уже час сидел на крыше какого-то кабака, свесив ноги, и от безделья смотрел на порт. В темноте вырисовывались силуэты множества кораблей: больших, маленьких, пузатых и с хищными очертаниями. Есть ли среди них "Черепаха"? Надеюсь, что да.
   Из кабака доносились пьяные крики, рев множества мужских голосов, возносящих какому-то Храмсу здравицу и жеманное хихиканье дешевых... э... как бы их половчее назвать... ночных бабочек? Не, скорее ночных гусениц. Был у меня один знакомец, который провел ночь с подобной девушкой, так вот он говорил, что ее, скажем так, ворота наслаждения, были похожи на размазанного по ведру выстрелом из дробовика ежа.
   Скрипнула дверь. На улицу упал прямоугольник света, затем дверь с грохотом закрылась. Судя по одежде, внизу пьяно покачивался моряк. Непись отыгрывая роль, побрел вдоль сточной канавы, идя по самому краю. Я ожидал, что моряк вот-вот грохнется в грязную вонючую воду, но он как-то справлялся с алкогольным штормом и балансировал на грани крушения.
   Я разочарованно выдохнул. Толку от него не будет. Это уже третий такой моряк, который покинул кабак. Первый, сразу же дал мне понять, пьяным мычанием, что он ничего не знает и в таком состоянии не боится не только меня, но и самого морского черта. Смелость рождается в вине. Надо ждать кого-то более адекватного. Только вот время поджимает. Спатеньки Грациано скоро захочет. Глаза уже начинают слипаться. Прикорнуть что ли?
   Тут из кабака вышел мужик в щегольской шляпе с пером. Его одеяния состояло: из синего жилета, поверх белой льняной рубахи, парусиновых штанов и что странно, он был совершенно бос.
   Щеголь бодро пошел в сторону океана, шлепая голыми подошвами ног. Надо же, не пьяный! Я портанулся на твердь земную и пошел за ним.
   Моряк взвинченной походкой двигался впереди меня, тихо проклиная кого-то за то, что проиграл башмаки, потрясал кулаками и грозился взять на абордаж и всё вернуть сторицей. Я баффнул "Плоть джинна", подошел к нему со спины и, разворачивая к себе лицом, толкнул к стене дома, приставив рапиру к горлу.
   Факел очень удачно освещал мою рожу, которую я попытался изобразить наиболее злобной. Кроме того, НПС видел мой ник и понимал, что перед ним джинн. Он явно струхнул. Глаза наполнись ужасом и какой-то покорностью, что, в общем-то, не свойственно морякам, обуздывающим такую капризную стихию как вода.
   Сверкая глазами, я люто прошипел:
   - Если расскажешь, всё что знаешь, то будешь жить, - я даже немного порыкивал для убедительности, подражая Чертовсону. Щеголь истово закивал головой, чуть не скинув шляпу на землю. Я немного ослабил хватку. - Как тебя зовут?
   - Джеймс, первый помощник капитана Джеймс, - проговорил моряк трясущимися губами, дохнув на меня ядреной смесью чеснока, пива и квашеной капусты.
   - Скажи-ка Джеймс, стоит ли в порту "Черепаха"?
   - Была, - выдохнул он. - Ушла сегодня вечером. Командует капитан Харринг Ушастый. Возят вино на острова...
   - Стоп, стоп, стоп, - остановил я его словоизлияние, похожее на понос, попробуй, удержи. Джеймс порывался еще что-нибудь рассказать о "Черепахе", но наткнувшись, на мой взгляд, не решился раскрыть рта.
   Так что мы имеем? Во-первых, я гребанный везунчик. Первый же порт и сразу бинго. Во-вторых, твою мать, корабль ушел в океан!
   Я немного подумал, сформулировал перечень вопросов, требующих ответов и начал их задавать в режиме блиц:
   - Когда они вернутся?
   - Не меньше недели ждать придется, сэр.
   - Они всегда ходят по одному и тому же маршруту или в разные места?
   - По одному, сэр.
   - Точно маршрут знаешь? - спросил я, подумав: "Может быть, достаточно пройти по их океанскому пути, и я уж как-нибудь вспомню то место: ведь оно такое приметное?"
   - Нет, сэр, - обломал меня моряк.
   - А остров с высокой башней? Там еще туман кругом.
   Джеймс совершенно искренне с удивлением выдохнул:
   - Никогда о таком не слышал и не видел, сэр.
   - Догоним их на твоем корыте?
   - Можем, но капитан не согласится, - промямлил он, даже забыв добавить "сэр".
   - Долго ты первый помощник?
   - Да уж почитай лет пять.
   - Хочешь стать капитаном?
   - Хочу, - выдохнул он, почуяв перспективу. - Сэр.
   - Тогда пойдем на корабль, проталкивать тебя по карьерной лестнице, - произнес я твердо. Похоже, попался беспринципный мерзавец. Наш человек, с таким можно работать.
   Спал бафф. Я внешне перестал быть джинном. Отношение непися кто мне, неуловимо изменилось. Щеголь уже не так боялся меня, но страх все равно не покидал его глаз. Вопросов по поводу того, почему я сбледнул, он задавать не стал.
   Мы пошли по улице. НПС шел рядом. Я краем глаза неустанно наблюдал за ним. Джемс вроде бы не собирался совершать глупостей: то ли от жадности, то ли из страха. Будь здесь хотя бы пяток таких моряков как он, сто пятидесятого уровня, то они непременно напали бы на меня, но по одному, их можно запугать.
   Вообще, я молодец, что сообразил прикинуться джинном. Может быть, даже это стало переломным моментом в запугивании непися. Щеголь хоть и выглядел жалко, но абордажная сабля на боку и пара шрамов на лице, говорили, что он кое-что может.
   До порта мы дошли быстро. Он был совсем рядом. Шум прибоя усилился в разы. Мы ступили на скрипучие доски причала. На лицо попали капли соленой воды. Они взвивались в воздух, после каждого удара волны и приветствовали людей на причале.
   - Туда, - махнул рукой моряк в сторону восточного конца причала.
   Благо вокруг никого не было. Все моряки пьянствовали в городе, а те, что не просаживали жалование на берегу, храпели на кораблях. Игроки тоже отсутствовали.
   Мы преодолели несколько десятков метров, пару судов и шли к большому хорошо оснащенному галеону. Я сглотнул вязкую слюну. Не поторопился ли я? Ну завалю капитана, а как же матросы? Они же нашинкуют меня на мелкую стружку. Сколько их на борту? Сотня? Две? Пойдут ли они за Джеймсом? Да и сам Джеймс, не направит ли оружие против меня?
   - Вот он, красавец, - произнес моряк, глядя на пакетбот, мирно покачивающийся на волнах в тени галеона.
   - Почту перевозите? - удивился я, с облегчением переведя взгляд с монструозного галеона на древний кораблик.
   - Это не так легко как кажется, - насупился моряк.
   Я начал рассматривать старенький пакетбот - это был однопалубный двухмачтовый корабль с четырнадцатью пушками на борту. Длина его составляла метров двадцать пять, ширина меньше семи, ну, осадка метра три. Водоизмещение не скажу - не ведаю этого, а прикинуть - знаний не хватает.
   - Сколько человек экипаж? - спросил я у Джеймса.
   Он осмелел, оказавшись возле родной стихии и корабля, уверенно ответил:
   - Семьдесят пять человек. Сейчас на борту меньше половины.
   Я еще раз окинул взглядом пакетбот. Ему явно пора на корабельное кладбище. На чем же он держится? Ему ведь давно уже надо утонуть или рассыпаться от старости. Не иначе, как молитвы матерей моряков, еще как-то способствуют, его передвижению по воде. Ну, я как-то так себе представлял мысли разработчиков, которые его лепили.
   Я с огромным сомнением в голосе спросил:
   - Он не утопнет по дороге?
   Джеймс вскинул голову и гордо ответил:
   - Это один из лучших кораблей, на которых я служил.
   Не стал шутить, что его прошлые корабли были корытами, произнес вместо этого:
   - Вперед, капитан.
   Он прыгнул в шлюпку и сел на весла. Я примостился на скамеечке. Моряк начал грести. Весла с тихим шелестом опускались в воду и толкали наше средство передвижения.
   Несколько сильных гребков и вот нос шлюпки глухо ударился в борт корабля. Джеймс ловко взобрался по веревочной лестнице на палубу. У меня екнуло сердце, а ну как тревогу поднимет? Я портанулся на корабль. Фух, все нормально, ждет меня.
   - Пошли в каюту капитана, - сказал я. Он согласно кивнул головой. - А почему никто корабль не охраняет?
   - От кого? От воров? Они знают, что тут взять нечего. Почту уже выгрузили, - произнес Джеймс тихо.
   Остановились возле капитанской каюты, моряк постучал и проговорил:
   - Капитан, открой, дело есть. Вино принес. Давай мой выигрыш отметим.
   За дверью кто-то зашуршал и она открылась. Я тут же использовал "Волну". Оба непися влетели в каюту. Я ломанулся за ними и закрыл дверь.
   Заросший по самые брови черными курчавыми волосами НПС, обалдело тряс головой. Он был одет в грязную сорочку и штопанные грубыми стежками нижние штаны. Капитан, а это видимо он, зашарил рукой возле себя. Я думал саблю ищет, ошибся, НПС нащупал треуголку и нахлобучил на голову.
   - Ты кто такой? - произнес непись, облизав шершавым языком пересохшие губы.
   - Пассажир, которому срочно нужно догнать один корабль.
   - А по-хорошему нельзя было? - произнес капитан, яростно сверкнув глазами. - Дал бы пару монет. Кого хочешь, догнали бы.
   Я удивленно воззрел на Джеймса. Кто из них пытается обвести меня вокруг пальца? Решил прояснить этот вопрос и спросил у бородача:
   - Тысячи золотых хватит, чтобы прямо сейчас броситься за ними в погоню?
   Он потрогал золотую серьгу в левом ухе и взвешено проговорил:
   - До утра надо подождать. Пару ребят еще на берегу.
   Ага, как же, пару. Джеймс тем временем быстро проговорил:
   - Я готов сейчас отправиться следом за "Черепахой". Матросов хватит. Остальные пусть на берегу остаются. Там все равно всякая рвань и пьянь.
   Я подумал, что и он был на суше, и если бы не проигрался, то, наверное, до сих пор там оставался, но в данной ситуации мне любой союзник сгодится. Эльфийский нос, славящийся тонким обонянием, воротить не стоит.
   Капитан люто проговорил, глядя на Джеймса:
   - Ах, ты сучонок!
   - Убей его! - взвизгнул щеголь, словно сильная и независимая женщина, увидевшая маленького серенького мышонка.
   Я быстро выбрал наиболее лояльного НПС. Капитан погиб мгновенно. Еще один ваншот за ночь. Жаль с него кроме шляпы и взять-то нечего.

Глава 4

   Я стоял на баке корабля и впервые в Утопии ощущал, как разнятся некоторые законы физики игры и реального мира. Палуба по устойчивости была словно обычный деревянный пол, какого-нибудь частного дома. Меня всего лишь немножко шатало, будто бы с нескольких рюмок коньяка, несмотря на то, что судно быстро разрезало хищным носом водную гладь и практически летело вперед, едва касаясь килем волн. А теперь представьте, если бы я в реальном мире, где-то середины восемнадцатого века, стоял на баке парусного корабля, который сначала зарывается носом в волны, а потом взлетает на их вершины. Я бы, мягко говоря, не расслабленно смотрел вдаль, а судорожно держался за натянутые канаты, боясь, что меня качкой выбросит за борт, а тут, в цифровом океане, ничего так: попутный ветер сильно трепет волосы, надувает паруса, соленые брызги то и дело попадают на палубу.
   Лучи давно взошедшего солнце искрятся в водах Южного Океана и создают радостное настроение, и предчувствие чего-то прекрасного, захватывающего. Только ради этого стоило создать Утопию.
   Некий восторг начинает охватывать душу. Постепенно понимаешь, почему моряки, рискуя жизнями, так стремятся в открытый океан, не боясь таящихся в нем опасностей. Правда, сейчас, те самые, хоть и виртуальные, моряки, выглядели, мягко говоря, совсем не покорителями бушующей стихии. В их оправдание надо сказать, что коварная океанская гладь вовсе не имеет отношения к их нынешнему состоянию, а вот некий пассажир... Стоит их еще и похвалить. Они все же пытались держать марку: матросы старались не замечать мою фигуру, только нет-нет да все же искоса бросали на меня полные страха взгляды. Согревающая душу картина.
   Пришлось потрудиться, чтобы склонить опытных мореходов к сотрудничеству. Джеймс среди ночи начал колотить в колокол, созывая команду. Несмотря на позднее время, моряки быстро собрались возле него. Сна у них не было ни в одном глазу. Что неудивительно - не реальные же люди.
   Неписи были встревожены, но готовы к любому приказу. Оказалось, что Джеймс превосходный лицедей. Он рассказал команде проникновенную историю, в которой пьяный капитан проиграл корабль иноземному торговцу, и теперь им пора убираться из этого порта, пока торговец не заявил права на пакетбот и не выкинул их на берег, оставив без возможности заработать и прокормить семью, а у кого нет оной, то заработать на вино, шлюх, азартные игры и т.д. Слабым звеном в его истории было то, что капитан не сходил на берег, но неписи не обратили на это внимание и Джеймс продолжал пытаться достучаться до каждого. Даже юнге он что-то там наболтал об адмиралтейской школе, на которую такой орел обязательно должен накопить денег, а если юнгу вышибут с пакетбота - парень непременно сдохнет в канаве пуская пузыри.
   Большая часть команды, выглядела как сборище лиц, с заниженной планкой социальной ответственности, поэтому они были согласны со словами Джеймса, но некоторые задались вопросом: "А что они будут делать в океане на краденом корабле?" Тут Джеймс выдал еще одну тираду, склоняя народ к пиратству. Он начал сыпал уже опробованными им клише о сытой жизни, доступных шлюхах и закончил морем рома. Пролетариату это понравилось. Опять же - не всему. Самые здравомыслящие, посетовали на то, что без боевого мага им жопа, - это не почту перевозить, а на торговые корабли нападать, которые были неплохо вооружены. Джеймс с видом фокусника поманил пальцем меня. Я вышел из тени и народ обалдел, офигел, струхнул. Юнга тоненько вскрикнул, закатил глаза и упал бы, если бы его тело не поддержали матросы, стоящие рядом.
   - Товарищи! - громко произнес я, глядя как юнгу приводят в чувство, от всей души хлеща по щекам так, что голова парня болтается из стороны в сторону. - Всё, что вы слышали обо мне - это вздор и происки врагов! Я такой же, как и вы. Хочу стать свободным человеком и не подчиняться господам. Не работать за гроши, а купаться в роскоши! Ведь мы все достойны этого!
   Не верят. В глазах страх и ненависть, особенно напуган пришедший в себя юнга, готовящийся исполнить на бис. Красноречие не работает. Зайдем с другой стороны.
   - Я Владыка Воздуха! Во мне кровь джиннов! Никто не смеет тягаться с силой моей магией! - я баффнул "Плоть джинна". Команда ахнула, юнга без чувств плюхнулся на палубу. - Со мной вы не познаете горечи поражений! Но если я почувствую, что вы готовите бунт, то кишки ваши будут сохнуть на реях! Я уничтожу каждого из вас самыми жуткими заклинаниями, а души пошлю на съедение монстрам. Теперь же я вновь предстану перед вами в роли человека, дабы зазря не смущать своим видом таких славных моряков. Спасибо вы превосходная публика.
   Бафф прошел. Команду проняло - запугивание прокачено заметно лучше красноречия, хотя я бы с удовольствие поменял их местами.
   Джеймс взволновано проговорил, встав рядом со мной, решалась его судьба:
   - Кто готов отправиться с нами за золотом и покрыть себя неувядающей славой?
   Согласилось человек двадцать. Остальных, в том числе и сомлевшего юнгу, выбросили за борт. Живыми.
   В ту же ночь мы вышли в открытый океан. Малочисленность команды никого не смущала. Те, кто остался, были опытными моряками. Они решились на отчаянный шаг и пойдут до конца. Джеймс шепнул, что команду можно будет пополнить в первом же пиратском порту. Я пожал плечами. Мне это было не интересно. "Черепаху" бы догнать, да на остров попасть, а все остальное может гореть синим пламенем и живописно клубиться черным дымом, застилая горизонт.
   После захвата корабля я почувствовал, что мне пора на боковую. Спать в каюте капитана было страшновато. А вдруг бунт поднимут? Но система требовала свое. Глаза уже почти не открывались, принудительно отправляя меня в царство местного бога сна, если таковой имелся.
   Махнув на все рукой, завалился на грязную кровать и тут же отрубился, надеясь, что разработчики не додумались создать в Утопии клопов, а если и нарисовали этих мерзопакостных насекомых, то не подбросили их на этот корабль.
   Сон промелькнул как одно мгновение - закрыл глаза, открыл глаза, несколько часов долой. Проснулся и сразу выглянул на палубу: трудится команда, судно идет. Вот теперь стою на носу и изображаю впередсмотрящего. Пришла запоздалая мысль, что надо будет каюту капитана обчистить. Может, что-то ценное найду.
   Я помелькал на пакетботе, давая понять матросам, что я бдю, слежу и контролирую, потом зашел в каюту убитого мною бородатого непися и увидел, как там роется в вещах бывшего капитана Джеймс. Он увидел мою удивленную рожу и сделал вид, что ждет меня, а вовсе не потрошит вещи почившего начальника.
   - По моим подсчетам, - начал торопливо говорить новый капитан корабля, - мы их скоро догоним.
   - Отличная новость, - сказал я бодро, действительно, новость хороша. - Думаю, мы оба славно потрудились и надо поровну поделить наследство безвременно покинувшего нас капитана.
   Джеймс понятливо ухмыльнулся и затем робко начал исследовать на предмет добычи платяной шкаф.
   Внимание! Репутация с капитаном Джеймсом повысилась на 100 единиц.
   Что-то не густо. Я тут ему половину отстегнул, а он всего на сотку репу поднял. Так моя мысль о полностью преданном пиратском капитане, будет долго воплощаться в реальность.
   Руки чесались тоже начать потрошить каюту, но при Джеймсе не хотелось этого делать. Как есть уроню честь грозного мага-изгоя. Скрепя зубами смотрел, как он ссыпает себе в карман содержимое маленького мешочка с завязками: золотым ручейком из горловины капали монеты в его оттянутый рукой карман штанов. Немного, пара сотен, но это может быть единственная наличность капитана, да и на корабле вообще. По идеи на бедном почтовом судне, такого добра не должно водиться. Недаром матросы так споро решили стать пиратами. Вряд ли будет, чем жабу утихомирить. Лут же в ближайшем будущем мне негде реализовать, даже если найду что-то ценное и легкое, так что попробую забыть о нем: грузоподъемность весьма не велика, даже если выброшу всю добычу из леса.
   - Капитан! - раздался громкий крик с палубы. - Капитан!
   Джеймс с сожалением бросил взгляд на рундук бывшего капитана и выбежал из каюты. Я тоже с грустью посмотрел на ящик бородатого НПС и выскочил вслед за новоявленным главарем пиратов.
   - На горизонте "Черепаха", - заорал матрос из вороньего гнезда, находящегося на вершине мачты, по-научному - марсе. Капитан еще ночью дал ему указание высматривать это судно.
   Джеймс вбежал на капитанский мостик. Матрос передал ему подзорную трубу. Он пару секунд посмотрел в нее и вручил мне. Я проделал то же самое, что и он, и сразу узнал знакомые очертания корабля, хотя видел его всего один раз.
   - Скоро нагоним, - сказал капитан громко. Матросы засуетились. - Готовьте пушки.
   - На абордаж? - спросил я.
   Он отрицательно покачал головой:
   - Идти на абордаж - это чистой воды самоубийство. Их там человек сто. Вся надежда на вас, сэр маг. Мы подойдем на расстояние пушечного выстрела и сделаем несколько залпов. Дальше вы сами. Эффект неожиданности будет на нашей стороне, от нас они такого не ожидают.
   - Есть ли у них маги?
   - Нет, сэр.
   - Буду думать, - прошептал я. Он услышал и принялся ждать итог моих мыслей.
   Вариант с переговорами, я сразу отмел. Они не станут со мной разговаривать, пока их численность не уменьшится. Сотня неписей сто пятидесятого уровня, что я им могу противопоставить? Десятка полтора-два я могу завалить сам, а остальных? Хм, придется звать Раахуша. Он в одиночку уложит всю команду. Жалко, конечно, сутки оставаться без своего главного козыря, но другого варианта не вижу.
   - Дай пару залпов, а затем подойди к "Черепахе" метров на сто пятьдесят. Я портанусь туда, а потом ждите моего сигнала, - произнес я, строго глядя на капитана и кинул ему группу, установив его лидером.
   Джеймс, принял ее, согласно кивнул и начал командовать матросами. Я побежал на нос корабля. Старенький пакетбот стремительно приближался к противнику. На "Черепахе" не придали значения нашим действиям. Легкое оживление возникло только после того как пакетбот начал совершать поворот. Прогремели выстрелы пушек. Вспышки пороха из чугунных жерл сверкнули единым фейерверком. Корабль тряхнуло отдачей. Два ядра попали в корму "Черепахи". На торговце, словно муравье, беспорядочно забегали люди. Повторный залп и еще одно ядро попало в корабль, ниже ватерлинии. Процентов тридцать прочности судна как морская корова языком слизала.
   В воздухе запахло порохом. Азартно кричали матросы, видя результат своих действий. "Черепаха" загорелась. Клубы густого дыма поднимались из её трюма. Торговец не сдавался, он пошел на разворот, чтобы использовать свои пушки.
   Мой выход. Я портанулся на палубу "Черепахи". На меня никто не обратил внимания, словно я не существовал для них. Матросы в кажущемся беспорядке бегали по кораблю, не замечая нового персонажа, появившегося на борту.
   Я вызвал Раахуша. Сначала, я не понял, кто явился по велению навыка. Джинн был вооружен большим обоюдоострым топором, который он держал в правой руки, и искривленным посохом в левой. На нем был одет длинный черный плащ с глубоким капюшоном: он словно крылья, развивался на ветру. Тело Раахуша было заковано в угрюмо блестящие рыцарские доспехи, покрытые чем-то черным, стекающим на палубу. Твою мать, будто назгула вызвал. Я почувствовал себя Сауроном.
   - Убивай простых матросов, офицерский состав не трогай, хотя... штук пятнадцать всего людей оставь и капитана обязательно, - проинструктировал я его дрогнувшим голосом.
   Он криво усмехнулся, радостно блеснув глазами. Этот Раахуш мало походил на того повелителя джиннов, которого я уже неплохо знал. Почему-то в голове возникло сравнение с прилежным семьянином, работающим в офисе, который по ночам надевает рыжий парик, красит ногти и идет в ночной клуб для трансвеститов.
   Тем временем, чернокожий маг взревел и начал шинковать неписей. Один удар его топора - матрос пополам, заклинание из посоха - сразу пару НПС рассыпаются в прах. Команда судна попыталась совместными усилиями дать ему отпор, но это было подобно тому, как если бы маленькая соломенная хижина, бросила вызов могучему урагану.
   Раахуш разил без пощады, он не ведал жалости. Удары его топора были страшны. Особенно ловкий моряк успел пригнуться и пропустить лезвие топора над головой. Оно врезалось в мачту, врубившись на треть толщины. Моряк еще не успел осознать, как ему повезло, когда заклинание джинна превратило его в воющий от боли огненный факел. Я отвернулся от неприятного зрелища. Ну, на хрена же так реалистично? Внутренний голос ответил: "Сам виноват, покопайся в настройках и убери "раны" и сцены особой жестокости". Я ему возразил: "Ага, как же, и пропустить такой фан?"
   Мой взгляд уперся в спину вражеского матроса. Решил поиграть в благородство и крикнул:
   - Эй, повернись! Враг за спиной!
   Он не обратил на меня внимания. Ну, и ладно, не очень-то и хотелось. Запустил ему в спину "Воздушный кулак", казалось, что последний раз я использовал этот скилл в прошлой жизни. У непися система поглотила единичку здоровья. Он даже не подумал сагриться на меня. Теперь мне засчитают этот бой, хотя опыта конечно не дадут - Раахуша не опередить, так что смысла наносить много дамага не было, а неписи могут переагриться с джинна на меня.
   "Черепаху" заволокло ядреным дымом, от которого начало щипать глаза и выступили слезы, так умиляющие Старика МакЛауда. Надеюсь, я никогда не проболтаюсь ему о том, что здесь устроил. Хороший он дед, но вот его чрезмерная любовь к НПС может пошатнуть нашу дружбу.
   Сквозь дым огляделся вокруг. Языки пламени лизали деревянное тело судна. Жарко горели паруса. Вопили беспомощные матросы. Радостно ревел Раахуш, сея вокруг себя смерть и разрушение. Вечеринка была в самом разгаре, в прямом смысле этого слова.
   Я залез на фальшборт корабля, одной рукой держался за ванты, а другой помахал новоявленным пиратам. Там все поняли. Пакетбот немедленно направился к торговцу. Они уже давно не обстреливали погибающее судно, а только ждали сигнала.
   Я начал искать взглядом капитана "Черепахи". Он банально стоял на капитанском мостике и с ужасом таращил глаза на джинна. Я был практически уверен, что это капитан. Внешне выглядел он, вот прямо по-капитански: треуголка, сюртук, подзорная труба в одеревеневшей от страха руке. Телепортировался к нему, схватил за грудки и заорал, в перекошенную от страха рожу:
   - Вели своим людям сложить оружие, и я отзову джинна!
   Страх настолько проник в его сознание, что он совершенно не понимал, кто его трясет как тряпичную куклу и что от него хотят. Я оттолкнул капитана. Он упал на доски корабля и свернулся клубком, подвывая от ужаса. Шляпа слетела с его головы и оказалась возле моих ног. Я быстро поднял ее.
   - Сдавайтесь, - заорал я, размахивая шляпой, глядя с капитанского мостика на команду торговца. - Сдавайтесь, и я отзову джинна! - только бы они вдруг не осмелели и не бросились на меня. Нет, этого не произошло. Уцелевшие матросы, побросали оружие и с отчаянной надеждой смотрели на меня.
   - Стой, Раахуш, - крикнул я. - Прекращай.
   Джинн застыл возле моряка, занеся над ним обагренный кровью топор. Непись тихо скуля, уполз от страшного чернокожего воина. Пираты, как будто, только и ждали, когда я остановлю Раахуша: на "Черепаху" полетели стальные кошки, и люди начали перепрыгивать на судно.
   - На колени! На колени! - орал Джеймс морякам захваченного торговца. Он первым оказался на "Черепахе".
   Пираты хоть и пытались выглядеть безмерно отважными, но все же старались держаться подальше от залитого кровью джинна, выглядящего настолько жутко, что даже мне хотелось немного бзднуть, глядя на него.
   Все вздохнули с нескрываемым облегчением, когда вышло время действия навыка. К этому моменту корабль был наш. Джеймс подал заразительный пример и начал грабеж. Он выбил ногой дверь в капитанскую каюту и скрылся в ней. Огонь пожирал корабль, так что главарь пиратов торопился урвать самое дорогое.
   Я тоже решил не мешкать, схватил капитана торговца за воротник и поставил на ноги. Он словно впал в оцепенение. Его глаза потускнели и выглядели отсутствующими. Я дал ему звонкую пощечину. Ноль эмоций. Тьфу, ну что за непись такой, впечатлительный? Капитан еще.
   Я потащил его за собой. Он совсем не сопротивлялся. По мосткам, перекинутым с пакетбота, переправил его в безопасность, передав грустным матросам, наблюдавшим как их товарищи, грабят обреченное судно. Процесс был уже налажен. Пленных по одному вели на пакетбот. Таких насчиталось человек семнадцать. После людей на корабль стали перетаскивать бочки с вином - это был основной трофей.
   Оказавшись на пакетботе, я оперся на фальшборт и смотрел как "Черепаха", с возрастающей скоростью начинает тонуть. Самые жадные пираты, как водится, последними возвращались с добычей. Радость и азарт царили в их рядах. Такое начало пиратской деятельности им явно по нраву.
   - Руби канаты! - заорал капитан Джеймс, когда все матросы были на борту.
   Задание обновилось. Теперь советовали выяснить местонахождение Башни Первого у капитана, затонувшей "Черепахи", или у членов ее команды. Капитан пока был не способен к членораздельному общению. Он все еще пребывал в ступоре - по этой причине, решил отложить его допрос.
   После успешной атаки на "Черепаху", в душе остался осадочек. Хм, я такую операцию провернул, но даже достижения никакого не дали. С другой стороны: за меня львиную доли работы сделал Раахуш, так что, наверное, всё по делу, за навык надо платить. Зато, какой фан и самое главное - выполнение квеста стало чуть ближе.
   В этот момент "Черепаха" шипя, ушла под воду. Огонь соприкасался с водой и издавал то самое шипение. На поверхности океана остались только деревянные обломки, часть обгоревшего паруса и трупы моряков. Интересно, а если прыгнуть за борт и подплыть к трупу, лут он даст?
   Ко мне подошел радостный капитан с двумя пузатыми деревянными кружками и протянул одну мне.
   - За победу, - произнес он весело.
   Я взял кружку, мы чокнулись и выпили. Хорошее вино возил торговец.
   Джеймс отвлеченно произнес:
   - Думаю, предложить пленным присоединиться к нам, а кто откажется...
   Он зловеще недоговорил и полоснул себя по горлу большим пальцем руки. На шее осталась красная полоса. Я посмотрел на его пальцы. Давненько он ногти не стриг.
   - Не торопись их убивать, - сказал я, внушительно глянув ему в глаза. - Они мне еще нужны.
   Капитан не уходил, стоял рядом со мной. Заняться, что ли ему нечем? Матросы вон пьянствовать начинают: выбивают затычки из бочек с виной, и только успевают кружки подносить под тугую рубиновую струю. В воздухе появился ощутимый пряный аромат вина.
   - Что-то еще? - спросил я его, раз уж он так нерешителен.
   - Мы тут с ребятами посовещались и решили, что ты должен дать название нашему пакетботу. Сегодня было его перерождение в настоящий пиратский корабль, грех не отметить это событие новым названием и кружкой доброго вина.
   - Хм, назовите его "Сладкая Месть", - произнес я, выудив откуда-то из чертогов памяти название.
   Внимание! Репутация с командой пиратского корабля "Сладкая Месть" повысилась на 2000 единиц. Текущий уровень - "Неприязнь".
   Внимание! Репутация с капитаном Джеймсом повысилась на 2000 единиц. Текущий уровень - "Неприязнь".
   - За "Сладкую Месть", - заорал капитан, поднимая кружку, и пошел к веселящимся матросам.
   Эк как их проняло на репутацию. Еще пару таких дел обстряпаем, и в ножки будут кланяться вчерашнему изгою. Была "ненависть", а сейчас смотри-ка уже "неприязнь".
   Я проводил взглядом капитана и тоже решил не стоять на месте. С такой командой может произойти всякое. Раз уж капитан сомлел, то надо с пленниками поговорить. Последние стояли на палубе на коленях, со связанными руками за спиной: понурые лица, большинство ранены или обожжены. Им бы оказать хотя бы какую-нибудь минимальную медицинскую помощь. Я мысленно махнул рукой на дальнейшую судьбу пленников: пусть капитан этим занимается - его пленные, его корабль, его заботы. Мне бы только до острова добраться, а потом обратно.
   - Так, - тихо прошептал я, резко остановившись от промелькнувшей в сознании мысли. - По-моему, я что-то не учел. Похоже, придется бросить лут.
   Порталы-свитки не работают на море-океане-реке, но с острова на материк перенестись уже можно будет, если я буду без лута: а у меня его полны карманы. Жаль, придется, похоже, расстаться с ним. А можно ли его сохранить? С текущим уровнем репутации, даже если прикажу Джеймсу ожидать меня где-нибудь на острове, пока я прошвырнусь в башню, чует мое сердце, не выполнит он этого приказа, уведёт корабль по причине неприязни. А можно ли всю пиратскую шайку взять на задание и тем самым присматривать за ними? Поживем-увидим. Репу качать все равно надо, либо отказываться от карманных пиратов.
   Разобравшись с мыслями, я подошел к пленным матросам и проговорил:
   - Остров в тумане, башня... видели нечто подобное?
   Они молчали, вперив глаза в доски палубы. Я почти физически чувствовал, как они меня боятся. С остатками команды торговца еще сложнее, чем с пьянствующими сейчас пиратами.
   - Кто расскажет мне об этом, будет жить, - проговорил я. - Учтите ребята, после такой фразы, хотя бы просто что-нибудь успеть ответить.
   Среди пленников был совсем юный парень, живо напомнивший мне юнгу. Он поднял на меня затравленный взгляд голубых глаз и быстро заговорил ломающимся голосом:
   - Я помню это место: нехорошее оно. Мы часто там проходили на корабле, но никогда ничего не видели, а в тот раз вдруг налетел туман и на миг показался остров с башней. Отродясь там ничего не было, а тут как по волшебству. Выглядел он, точь-в-точь как вы сказали, господин. Не убивайте меня... нас.
   Я поморщился, скрывая жалость. Циферки и нули, но все же сердце екнуло. Этот юнга в лучшую сторону отличался от того. Тщательно созданное юное лицо было наполнено таким количеством душевных страданий, с легкими штрихами физической боли, что я решил проявить милость - быстро развязал парня. Он начал энергично тереть запястья, разгоняя кровообращение, пережатое веревками - даже такие мелочи, на которые я бы не обратил внимания, учитывает физика игры, хотя всё же обратил.
   - Тебя как зовут-то? - спросил я, с сочувствием глядя на его руки.
   - Фильдельмундо.
   Я удивленно вскинул брови. Он тут же дрожащим голосом выдохнул:
   - Зовите меня - просто Филя, ваша милость.
   - Юнгой был, Простофиля? - спросил я и так зная ответ, просто пытаясь поддержать разговор с этим пареньком сотого уровня.
   - Матросом, - удивил он меня и повесил голову.
   - Да не трясись ты так. Нормально всё будет, - сказал я и подбадривающе хлопнул его по костлявому плечу с татуировкой в виде осьминога. Парень, который весит намного меньше меня, даже не покачнулся. Эх, силушка у меня, конечно, не та. - Покажешь, то нехорошее место?
   - Ага, - сказал он и поднял на меня бездонные коровьи глаза, в которых, где-то на самой глубине плескались слезы. - А что будет с остальными?
   - Уговори их принять предложение капитана и перейти под его командование. Все же лучше, чем смерть.
   Мы оба посмотрели на полуют, где пьянствовала команда и Джеймс. Сложно будет с таким капитаном: и мне, и им.
  

Глава 5

   Я резко открыл глаза, не совсем понимая: кто я и откуда, как будто бухал всю ночь и на меня неожиданно упал пол. Кровать качало, как плот среди бушующей реки, хотя больше всего это было похоже на состояние "вертолет" после неумеренного потребления алкоголя.
   Перед глазами мельтешили белые мушки среди тьмы. Они не давали мне сосредоточиться на главном - что произошло?
   Взгляд постепенно прояснялся, но тьма всего лишь преобразилась в густые сумерки. Уши будто ватой заложили и втрамбовали поглубже шомполом. Какие-то звуки мог разобрать, но едва-едва, словно сквозь пухлую подушку.
   Внимание! Произошел экстренный вывод из сна игрока - Грациано Ветреный. Причина - угроза жизни.
   Оповещение, мягко говоря, совсем меня не обрадовало. Я вскочил на ноги и тут же упал. Корабль бросало из стороны в сторону. Палуба уходила из-под ног. Это было похоже на то, как я в пьяном угаре после выпускного шел домой. Добавлю, что до дома я не добрался, а проснулся на пляже в обнимку с шаловливой одноклассницей. Ничего удивительного в этой истории не было: ее поведение слыло таким вызывающим, что даже проститутки называли ее проституткой, а пляж... да кому это интересно.
   В один момент до конца прояснилось зрение, и восстановились остальные чувства. Сверкнула молния, разрезая ночное небо и на мгновение, раскрасила мир в черно-белые цвета, отразившись в моих испуганных глазах. Я начал неосознанно считать: раз, два, три, четыре... Оглушительно грянул гром, снова заложив уши.
   В голове всплыли какие-то обрывочные знания о том, что если умножить время, прошедшее между молнией и громом на 330 - скорость звука в м/с, то можно высчитать примерное расстояние, на котором произошло это ослепительное явление. Еще мозг подбросил информацию о том, что в эпоху деревянных кораблей, обладающих большим удельным сопротивлением корпуса, удар молнии практически всегда заканчивался трагически: корабль либо сгорал, либо разрушался. Зная любовь создателей Утопии к реализму... Я поежился, с минуты на минуту, ожидая полета в город джиннов.
   Гребанный капитан Джеймс клялся-божился, что в этих широтах не бывает штормов. Я безнадежно схватился за голову. Что делать? Когда система практически принудительно отправила меня в сон, команда уже пела пьяные матросские песни. Я пытался их образумить, но два фактора помешали мне сделать это: все тот же гребанный сон и будоражащее кровь НПС вино. Реализм, мать его, реализм. Неписи уже забыли, что я большой и страшный серый изгой. Тогда-то Джеймс и уверял меня, что немного вина не повредит победителям, а места здесь тихие и спокойные, хватит всего пары-тройки матросов, чтобы справиться с кораблем.
   Я попытался встать на ноги: так просто это не получилось. Вот теперь физика игры, очень напоминала реальный мир. Судно накренялось то влево, то вправо. Я практически выполз на палубу, открыв дверь каюты головой, не специально, просто "Сладкая Месть" так неудачно взбрыкнула на волнах, что я почувствовал себя шаром для боулинга, въезжающим в кегли.
   - Тьфу, - сплюнул я, почувствовав боль в районе лба, потом добавил: - Мрази.
   Если плевок относился к инциденту с дверями, то оскорблял я пиратов. О пленниках никто не позаботился. Со связанными руками и ногами, они беспомощно скользили по палубе: то в одну сторону, то в другую. Часть из них уже смыло за борт. Будь я букмекером, то можно было бы организовать ставки на то, кто из них погибнет последним.
   Я схватился за канат, протянутый вдоль борта, и телепортировался. Среди пленных с удивлением увидел Филю. Он снова был связан, хотя я хорошо помню, как освобождал его. Парень сумел зацепиться за мачту и чувствовал себя в относительной безопасности, если так можно выразиться о человеке, пленённом пиратами, связанном по рукам и ногам и оказавшимся в жестокий шторм на утлом суденышке. Несмотря на это, если была бы ставка на то, что кто-то из команды погибшей "Черепахи" выживет, то я бы рискнул поставить на Филю пару ломаных грошей.
   Так, отвлекаться на идиотские мысли больше некогда. Первого же попавшегося на пути пленного, я сумел освободить рапирой. Избавил его от веревок и, превозмогая вой ветра, прокричал в заросшее волосами ухо:
   - Ползи в каюту!
   Он встал, ухватился за ванты, но судно так швыряло на волнах, что матрос плюнул на это дело и решил ползти, как я, собственно, и приказывал.
   Я еще восемь раз проделал трюк с освобождением и оправил матросов вслед за первым из них. Последним был Филя. У него на лице сиял громадный синяк. Я освободил его, и мы вместе двинулись к каюте. Он полз впереди, но я телепортировался и оказался сразу возле дверей каюты. Вопросов было множество, но я их отложил до покоев капитана. Наконец мы оказались внутри них. Матросы нас ждали.
   - Так, - громко произнес я, привлекая внимание, хотя все взгляды и так перекрестились на мне. - Вы ненавидите меня, мне плевать на вас, но сейчас только совместная работа может нас спасти.
   Они хмуро смотрели на меня. Страха в глазах, почему-то было меньше, чем когда я расспрашивал их о башне. Сейчас выяснится, кого они боятся больше: меня или шторм. Их десять - я один. Они безоружные - я маг, но на мне проклятие провидец.
   - Кто из вас старший офицер? - спросил я, сумрачно глядя на их рожи.
   - Ну, я, - неохотно ответил один из них. - Квартирмейстер.
   - Не презентабельно ты выглядишь, квартирмейстер, - попенял я ему. - Принимай на себя обязанности временного капитана и специалиста по решению чрезвычайных ситуаций. Чего застыли? Быстро на палубу! Если выживем, вот вам крест, всех отпущу и еще денег в дорогу дам.
   Я кинул группу, назначив лидером квартирмейстера. Матросы со смешанными чувствами покинули мнимо безопасную каюту. Удалось-таки установить контакт, несмотря на "ненависть".
   - Филя, стой, - попросил я парня. - Откуда синяк? Где команда корабля и что, млять, вообще происходит?
   - Они упились практически вусмерть, а тут штор начал приближаться. Я к капитану, а он сказал не мешать. Я не отставал. Он меня по морде и связал. Команда, та ее часть, что на ногах могла еще стоять в кубрик и там продолжила пьянствовать... оставили кого-то за штурвалом. Так он вместо того, чтобы править кораблем, к бочке присосался и уже не смог подняться... а потом, потом, наших волна... за...за... - Филя начал заикаться, на глазах появились слезы.
   - Прорвемся, боец, - грубовато подбодрил я непися. - Выживем, поговорю с одним старым гномом, пристроит он тебя куда-нибудь на сытную должность. Заживешь, жену найдешь, детей нарожаете, ну, она в смысле, а ты это...
   Парень начал красней. Румянец покрыл его щеки. Так уже лучше.
   - Господин, а у вас есть жена? - неожиданно поинтересовался НПС.
   - Девушка была, - протянул я, думая о чересчур любопытных неписях. - Расстались. У нее ТАМ знаешь, какие волосы были? Вот я и не выдержал - парень стал пунцовым как помидор. - А разве ты бы смог встречаться с усатой девушкой? Всё, хватит лясы точить. Вперед, на борьбу со стихией!
   Мы поползли на палубу. Квартирмейстер стоял за штурвалом и пытался развернуть пакетбот носом к ветру. Он одним концом каната обвязался за пояс, а другой привязал к штурвалу. Матросы, обезопасили себя практически так же, только привязались к корню мачты. В их руках я с удивлением увидел топоры. Откуда они их успели взять? Мелькнула мысль, что они пойдут сводить счеты, но матросы начали рубить мачту, выше того места, где они привязались. Они что от страха одурели? Лучше бы пошли пьяни мстить. Вот действительно была бы "Сладкая Месть". На хрена мачты рубить?!
   - Что они делают? - заорал я Филе испуганно. - Как мы без мачт?
   - Так нужно, - прокричал он. - Паруса не убрали! Если не срубим, то корабль опрокинется.
   - Рубите ее к такой-то матери! - выкрикнул я и скастовал в мачту шаровую молнию. Матросы испуганно отпрыгнули, а заклинание лишь опалило мокрое дерево. Тогда я использовал "Проклятый ветер Маауд". Мачта почернела. Вроде сработало.
   - Рубите! - крикнул я и зачем-то попытался встать на ноги.
   Пребывая в состоянии стресса, я на мгновение позабыл о магии и хотел своим ходом рвануть к матросам и помочь им. Желание было хорошее, но глупое. Я тут же упал и покатился к фальшборту. Еле успел уцепиться за канат. Если бы оказался в океане, то с моей-то выносливостью немного побарахтался бы и улетел к джиннам на точку возрождения, потеряв кругленькую сумму денег.
   В связи с этим подумал: почему Утопия не позволяет портануться или телепортироваться из воды, а зависнув в воздухе на левитации, легко можно использовать подобные умения? Вот если же сейчас сдохну, то обратно на корабль уже не смогу вернуться, так как с помощью свитка-портала в море-океан-реку, даже на судно, с суши портануться нельзя, если корабль не в прямой видимости.
   Я судорожно начал обвязываться канатом. Филя делал тоже самое. Раздался страшный треск. Мачта упала в океан, утащив за собой парус и часть такелажа, и поплыла за кораблем. Матросы привязали ее толстым канатом к судну. Крепкий морской узел не должен подвести нас.
   Пакетбот стал заметно более устойчив на воде. Люди принялись за вторую мачту. Тут я уже не мог помочь своим дебаффом. Придется так стучать топорами. Они справились почти так же быстро: приноровились что ли. Рухнула вторая мачта, подняв тучу брызг. Уже две мачты плыли за кораблём, их едва-едва было видно за стеной проливного дождя.
   Филя прокомментировал срубленные мачты словами:
   - Ну, всё, теперь только на Бога надеяться.
   - Самим бы не сплошать, - проговорил я в унисон парню.
   Судно легло в дрейф. Волны перекатывались через палубу, захлестывая ее. Дождь лил как из ведра, даже как из двух ведер, беспрерывным потоком бомбардируя корабль. Крупные капли оставляли следы на воде и сглаживали гребни волн. Сила ветра была таковой, что будь у меня уши, как у чебурашки, то они зверски измордовали бы меня до обморочного состояния. Всю эту мощь стихии сопровождали раскаты дьявольского грома и зигзагообразные изгибы молний, росчерки которых складывались у меня в голове в слово "конец".
   На ум пришла совершенно дурацкая мысль, что сюда бы перенести из загробного мира Ивана Айвазовского. Он бы столько шедевров намалевал, до конца жизни хватило бы.
   Сквозь рёв ветра, донесся крик квартирмейстера:
   - Всем укрыться в каюте!
   Матросы потянулись в бывшее логово капитана, а теперь временно мое. В этот момент корабль начал взбираться на чудовищно огромную волну. В душе появилось какое-то неприятное сосущее чувство, словно я влюблен в кого-то и меня ждет жёсткий облом.
   Тем временем, ветер стал просто ошеломительно силен. Он сдувал шапку гигантской волны, и на нас летели потоки воды и клочья пены. Пакетбот забрался на вершину океанской горы и завис на самом гребне.
   В романе Жюля Верна "Дети капитана Гранта" учёный-географ Жак Паганель назвал Альпы "карманными" горами, этого же водного монстра, он вряд ли бы охарактеризовал так уничижительно, несмотря на всю свою стойкость и мужество.
   - Матерь Божья, - прошептал я одними губами, осеняя себя крестным знамением. Плевать, как я выгляжу со стороны. Это действительно до чертиков пугающее зрелище, даже несмотря на то, что где-то на заднем плане бродит мысль о том, что это просто игра.
   "Сладкая месть" покачнулась, и заскользил вниз, ускоряясь с каждым мгновением. Отдаленно это было похоже на то, как если бы мы на санках летели с Эвереста.
   - Аааа, - орал кто-то тоненьким голосом. Твою мать, это же я завываю, не замечая потоков воды заливающих рот.
   - Аааа, - мужественно вторили мне неписи в разнобой.
   Удар, скрип, брызги. "Сладкая Месть" подпрыгнула как поплавок и завертелась на месте. Прочность судна заметно просела. Квартирмейстер справился со штурвалом и снова направил корабль против волн.
   - Когда кипит морская гладь, корабль в плачевном состоянье, - с громадным облегчение, шепотом продекламировал я, строки знакомые со школы, и от греха подальше телепортировался к дверям каюты, пробравшись в нее.
   Оказавшись в каюте, подумал о пьянчужках в кубрике: "Не залило ли их там? Живы они вообще или уже нет?" Одновременно было немного жалко последовавших за мной неписей, - такая смерть ужасна, хотя любая смерть ужасна, и в тоже время я ненавидел их всей душой. Вскорости ненависть вытеснила жалость, и я перестал думать о них. Легче забыть того кого ненавидишь, чем того, кого жалеешь.
   В каюту начали заползать бывшие матросы "Черепахи" и нынешние спасатели "Сладкой Мести". Да уж, ну и выкинула фортель их цифровая судьба.
   - Что за шторм, что за шторм? Отродясь такого не было, - шептал Филя. - Что его могло вызвать?
   - Убийство невинных, - буркнул какой-то храбрый НПС, не поднимая головы. Другие неписи согласно молчали, но никто из них не осмелился взглянуть на меня.
   Слова матроса начали разгонять мою мозговую деятельность. Я, конечно, свято уверен в том, что весь мир крутится вокруг меня, но даже мне трудно поверить в то, что этот шторм как-то связан со мной. Ну, да, повоевали немного, пустили кровь команде торговца: как будто это первый раз в этих широтах. Пиратов что ли мало развелось? Нет, этот вариант отметаем. Что там у нас еще остается? Задумался. Хм, а ведь это могут быть последствия вызова Раахуша, но ведь в описании навыка ничего такого нет. С чего бы системе так реагировать на главу джиннов? Стоит, наверное, называть его не главой, а главарем, так точнее будет звучать в свете его появления на корабле. Нет, наверное, все-таки не это. Опять задумался. А если какое-нибудь событие? Тогда было бы оповещение. На кого грешить - не знаю. Стечение обстоятельств? Не буду гадать. Поживем - может быть, увидим.
   - Надо бы проверить, что там с квартирмейстером, - произнес Филя озабоченно.
   Неписи синхронно посмотрели на меня.
   - Ага, разбежались. Комиссарского тела захотели, - буркнул я. - И ты Филя не ходи. Вон он зеленый в группе мелькает - значит живой.
   - Может, он упал и головой ушибся? - предположил парень.
   - Я могу сходить, если вы не возражаете, - произнес сердобольный НПС с лысой головой, но шикарной седой бородой, и вопросительно посмотрел на меня.
   - Эти слова могут тебя обидеть, но мне они нравятся не только этим: я не возражаю, даже если ты сейчас выпрыгнешь за борт.
   Непись понял всё правильно и пополз на палубу, проверять самочувствие квартирмейстера.
  

Глава 6

   Шторм утих под утро, как это бывает в большинстве фильмов и книг, вроде как новый день, новая надежда. Океан еще волновался, но это были последние судороги умирающего буйства стихии. На поверхности плавала вся та муть, что поднялась во время ночной свистопляски и ненавязчиво напоминала нам, что и наши посиневшие тела могли бы сейчас качаться на присмиревших волнах, будь судьба менее милостива к нам.
   Трусливо выползшее из-за горизонта солнце озарило следы разрушений. Пакетбот устилали обломки и щепки, часть канатов смыло за борт, все пушки на дне океана. Фальшборт разрушен в нескольких местах, а за судном следовала только одна мачта. Даже корыто деревенской хозяйки, имело больше оснований называться кораблем, нежели пакетбот капитана Джеймса.
   Неписи с "Черепахи" выжили все. Квартирмейстеру я бы медаль дал. Он как-то умудрился спасти корабль от смерти, и нас заодно с ним. Сейчас НПС бесцельно бродили по палубе.
   Атмосфера начинала пропитываться отчаянием. Даже я, сухопутная крыса, и то понимал - "Сладкую Месть" не восстановить. Ситуация кажется безвыходной. Неписи полностью уверены в этом и ходят мрачнее тучи. Если бы дело было в реальном мире, то я бы первый начал рвать волосы на голове и проклинать судьбу, но в виртуальной реальности Утопии безвыходных ситуаций не бывает. Говорят, что даже в реале, безвыходных ситуаций не бывает, весь вопрос в цене, которую ты готов заплатить, а уж игра всегда дает возможность спастись - если бы всё было иначе, то это уже не ты играешь, а тобой играют - принципиальное различие.
   - Филя, - позвал я парня. Он быстро подошел: глаза красные, лицо как у покойника, во взгляде обреченность. - Найди подзорную трубу и встань на бак, точнее на то, что от него осталось. Высматривай сушу или корабли.
   - Если судить по солнцу, то нас отнесло далеко на север, тут нет суши, - проговорил парень дрожащим голосом и вытер сопли рукавом.
   - Корабль, значит, скоро покажется корабль, - уверенно сказал я, - или мы наткнемся на какой-нибудь таинственный остров. Там будет ром, сундук мертвеца и пятнадцать человек, в общем, весело время проведем, готовь черные метки.
   - Почем вы знаете? - недоверчиво спросил он. - Корабельных путей здесь нет.
   - У меня есть основания полагать, что судно или сушу мы точно увидим.
   - А когда кто-нибудь из них покажется? - с надеждой протянул парень. По его взгляду было не сложно прочитать, что он всем сердцем желает мне верить.
   - Ты слишком много от меня хочешь. Ждем, - проговорил я и по-военному кратко добавил: - Всё, иди.
   Он поскакал к квартирмейстеру, выпрашивать подзорную трубу. Похоже, я вселил в него немного уверенности в завтрашнем дне. Окончание фразы как-то двояко звучало.
   - Эй, - окликнул я непися средних лет. - Иди сюда.
   Матрос-НПС подошел и хмуро уставился на меня.
   - Иди, проверь, что там у нас с запасом воды и пищи, - приказал я. - И пошли кого-нибудь в кубрик...
   Не успел я договорить, как на палубе показался держащейся за голову Джеймс. Я думал, с похмелья мучается, но не только это беспокоило капитана: его волосы слиплись в колтун от корки крови, покрывавшей затылок.
   За Джеймсом на свет Божий выползли остальные пираты, тяжело охая и протяжно постанывая, словно неисправные тромбоны.
   Я хотел устроить им гневную отповедь, но передумал это делать. По большому счету, во всём виноват я. Можно было бы обвинить капитана, но что с него возьмешь - он же непись.
   - Иди, исполняй, - отпустил я НПС. - Джеймс ко мне.
   Он медленно шел с изумлением глядя на то, что осталось от корабля. Судя по выражению его глаз, Джеймс понял, что произошло за время его пребывания в кубрике.
   Когда капитан оказался возле меня, то ничего хорошего не ждал. Мне показалось, что он мысленно читает заупокойную. Джеймс не чаял получить от меня помилование. Уставившись в доски палубы, он ждал суровый приговор.
   Я громко начал говорить:
   - Ты и остальные пираты, переходите под командование квартирмейстера. Вон тот молодой человек с поседевшими волосами за штурвалом. Если будут драки или тем более убийства - казню всех зачинщиков. Я всё сказал.
   Он с облегчением выдохнул и собирался отойти, но я кое-что уточнил:
   - Спали в кубрике непробудным сном?
   Капитан виновато кивнул и потрогал рану на голове.
   - Свободен.
   Он быстро направился к квартирмейстеру. Не знаю, как у них наладится контакт, после всего, что было, но кровь из носа, нам надо всем действовать сообща без закулисной возни, а уж тем более открытой вражды, иначе нам не спастись.
   Помятых пиратов мучало похмелье, но как только мой взгляд останавливался на ком-нибудь из них, то он пытался принять бравый вид. Получалось это у них из рук вон плохо. Даже не знаю с чем сравнить, когда человек чувствует себя виноватым и в тоже время страшится тебя. Больше всего это было похоже на выражение морды моего кота, который жил в отчем доме: он как-то нагадил мне в тапки и я застал его за этим процессом. Коридор бы узкий: на одном его конце до крайности разозленный я, а на другом он. Так вот, выражение лиц пиратов, было очень схоже с мордой кота в той ситуации. Нашкодившие пираты.
   Я бы мог удивиться тому факту, что исконная команда "Сладкой Мести" храпела без задних ног в такой шторм, но кое-что понимал в законах Утопии и нашел логическое объяснение этому феномену. Казалось бы, как бы не был пьян человек, он бы точно отреагировал на такие танцы корабля на воде, но только не неписи в игре. Система вырубила их на несколько часов из-за лошадиной дозы промиллей в крови, а то, что они могли утонуть, ее не волновало: программа, она и есть программа. Другое дело реальный человек и его игровой процесс, тут она подсуетилась и пробудила меня. Законы системы для НПС и для игроков существенно разнились. Неписям пора создавать профсоюз и отстаивать свои права.
   Показался НПС, которого я отправлял проверить количество воды и пищи. Его взгляд не предвещал ничего хорошего.
   - Соленая вода попала в трюм и все испортилось. Осталось только вино с...- он замялся, - с "Черепахи".
   Говорил матрос достаточно громко, для того, что бы услышавшие это неписи, издали слитный возглас отчаяния. Всё веселее и веселее. Сразу же ощутил легкий приступ жажды. Психика буянит. Вот если бы он сейчас сказал, что у нас нет, и никогда не будет коровьих хвостов, то тут же возжелал бы эти самые хвосты.
   Хорошо хоть вино есть. Можно ли им утолить жажду? В реале алкоголь обезвоживает организм и вызывает чувство голода, а тут? Не знаю, не знаю, почти на сто процентов уверен, что и в Утопии вино вызовет такой же эффект. Похоже, скоро мы всё это проверим. А как быть с пищей?
   - Удочки есть? Гарпуны? - быстро спросил я непися.
   - На "Черепахе" были, - ответил он, уже не став тормозить перед упоминанием потонувшего корабля.
   - Переверни всё судно, но найди мне удочки.
   НПС резво побежал исполнять мой приказ. Его проводили тусклыми взглядами. Команда совсем осунулась, словно мы уже долгое время находимся без воды и еды. В детстве, когда я выдавал что-нибудь интересное или даже умное, батя называл меня КБ и легонько стучал по виску. КБ расшифровывалось как Конструкторское Бюро и сейчас КБ думало. Я вспоминал различные ситуации из фильмов, книг и т.д. со схожими условиями и пытался почерпнуть из них что-нибудь полезное. Итог получился довольно кровожадный: можно ли утолить жажду кровью НПС? Мыслить об этом совсем не хотелось, но как крайний вариант спастись, на подкорке мозга сохранился.
   Еще сам собой сформировался план с попыткой покинуть корабль через зеркало в капитанской каюте. Оно было довольно маленьким, но если положить его на пол, то есть шанс провалиться в него как в прорубь и оказаться в городе колдунов. С орденом репутация не порезана. Колдуны были не совсем от мира сего и поэтому не сильно обращали внимание на то, что здесь творится. Репутация с ними падала или поднималась непосредственно от прямого контакта с орденом.
   На душе немного повеселело, тем более что прибежал непись и сообщил о наличии на корабле удочек: их никуда не смыло и не поломало. От голода, вроде как, помереть нам не суждено. Оставалась жажда. Тут вариантов решить этот вопрос у меня не было. Хотя, кое-какая расплывчатая мысль начала приобретать фиксированные границы, но ей не суждено было оформиться до конца.
   - Земля! - громко и радостно заорал Филя. - Земля на горизонте.
   Все ринулись на нос корабля и начали передавать друг другу подзорную трубу. Где-то очень глубоко в душе, я был разочарован. Столько всего придумал, а воплотить не удастся. Ну, что ж, до следующего крушения подожду.
   Я появился на баке и мне тут же сунули в руку подзорную трубу. Глянул в нее. На горизонте едва-едва виднелась какая-то черная точка. Матросы радостно скакали и обнимались друг с другом, на краткий миг, забыв, что часть из них пираты, а другая жертвы. Я передал трубу дальше.
   Судно шло хоть и медленно, но волны исправно несли его в правильном направлении. Мы всё так же стояли на носу. Подзорная труба ни у кого в руках надолго не задерживалась, ходила от одного непися к другому. Команда "Черепахи" почему-то начала ахать, после того, как с помощью оптического прибора увидели остров ближе. От ахов дело дошло до испуганных переглядываний.
   Настала моя очередь, я поднес подзорную трубу к правому глазу и зажмурил левый. Тоже ахнул. Не может быть - это он. На горизонте был остров, посередине которого высилась башня. Ее кончик сперва мы все и приняли за землю, а теперь, когда она полностью показалась из-за горизонта, я сдавленно воскликнул:
   - Етить колотить.
   Филя посмотрел на меня и пораженно проговорил:
   - Остров, господин, тот самый, что вы искали, но как он оказался здесь?
   - Хороший вопрос, хороший, - задумчиво протянул я, не выпуская трубу из рук.
   Я начал понимать, что шторм разыгрался не случайно: меня привели к Башне Первого. Если бы мы шли прежним курсом, то остров не нашли бы. Видимо он перемещается по океану и обладатель квеста с помощью подобного шторма должен попасть на него. С другой стороны, как "Черепаха" из видения умудрилась пройти рядом с ним? Там что, тоже был обладатель квеста? Хм, подозрительно. Может быть это случайность, что торговец тогда увидел башню или просто задуманные разработчиками вехи квеста? Должны же они были оставить хлебные крошки.
   Пока я думал, судно двигалось дальше и чем ближе оно подходило к острову, тем гуще вокруг нас начинал клубиться туман, становясь все плотнее. Поначалу это была невесомая дымка, а теперь даже подзорная труба стала бесполезной. Очертания острова скрылись, а затем и всё близлежащее водное пространство. Квартирмейстер наугад правил в сторону башни.
   - Лишь бы там не было подводных скал и мелей, - прошептал кто-то из неписей.
   - Эх, жаль, шлюпок нет, - посетовал еще один НПС. - Могли бы разведку выслать.
   - И я портануться туда не могу, потому что не вижу конечную точку действия умения, - под нос прошептал я.
   Туман стал практически физически ощутим, казалось, что от него можно оторвать клочок и смять в снежок. Какая-то потусторонняя тишина опустилась на судно. Только слышно, как вяло плещет вода о борт корабля и скрипит палуба. Потом эти звуки разбавились чем-то отрывистым, непонятным как горловое пение, и жутковатым. Я прислушался, и мне показалось, что это женские голоса. Туман сильно приглушал силу звука и доподлинно, что-то разобрать не получалось. Я даже начал грешить на слуховые галлюцинации. Помотал головой, отгоняя наваждение, но оно не прошло.
   Команда "Сладкой Мести" в полном составе тревожно молчала. Они тоже вслушивались в окружающее пространство и бледнели на глазах. Звуки заметно усилились и обрели отчетливое потустороннее звучание. Матросы оробели и пугливо вздрагивали. Те, из них, кто был в команде "Черепахи" вели себя даже более робко, чем пираты, хотя они уже видели этот остров и проходили мимо него, оставшись при этом в живых. Пираты же еще не понимали, с чем столкнулись и всей полноты угрозы не ощущали, хотя мистический страх обуял и их.
   Я отчетливо понимал всё больше охватывающий НПС ужас и трепет. Трудно не вздрагивать от замогильных голосов в сплошной стене тумана. Несмотря на мою репутацию с неписями, они с надеждой в глазах смотрели на меня, ища поддержку.
   - Всё будет нормально. Я уже бывал на подобном острове, - соврал я. - Держите ухо востро и тогда с нами ничего не приключится.
   Неписей мои слова подбодрили совсем немного, но большего эффекта я и не ожидал. Оратором я был никудышным, да еще репутация порезана.
   Корабль все дальше шел в туман. По коже пробежали мурашки. Не знаю, как Утопия это сделала, но я ощутил десятки глаз, рассматривающих меня. Это были не просто заинтересованные взгляды, а изучающие взгляды хищников, готовящихся напасть на жертву.
   Туман стал еще более плотным: на расстоянии вытянутой руки ничего не было видно, словно я муха, попавшая в стакан с молоком. Голоса, доносящиеся из тумана, стали еще выше и пронзительнее. Мы приближались к их источнику.
   - Мужики, вы здесь? - произнес я в туман. Они начали откликаться. - Филя иди на звук моего голоса.
   Через пару ударов сердца, парень оказался рядом. Я бросил ему группу. Она начала разрастаться. Вроде все на месте.
   По внутренним ощущениям мы уже должны подойти к острову. Я напряженно замер, ожидая удара судна о дно и скрип дерева, но дождался совсем другого. Звуки за долю секунды переросли в высокие чистые женские голоса, складывающиеся в какую-то заунывную песню, которая, казалось, доносилась отовсюду.
   Я закричал быстрее, чем успел сообразить:
   - Сирены! Заткните уши! Сирены! Уши!
   Я быстро достал из сумки шкурку животного, разорвал ее и напихал в уши обрывки кожи и меха. Пение стало едва слышно - этого хватило, чтобы дебафф не подчинил меня.
   Сирены - это полурыбы-полуженщины, которые благодаря своему божественному голосу очаровывают моряков, заставляют их прыгать за борт и вести корабль на скалы, мели и т.д.
   Судно начало закладывать поворот. Твою мать, квартирмейстер! Я побежал в сторону штурвала, но в кого-то врезался, отлетел, ударившись об остатки фальшборта, и сполз на палубу. По руке торопливо пробежала жирная толстая крыса и скрылась в тумане, махнув голым хвостом. Очень плохой признак, очень.
   Рядом раздался душераздирающий человеческий крик, на лицо брызнуло чем-то горячим. Я подскочил на пятой точке, судорожно провел рукой по коже и посмотрел на то, что осталось на ней. Кровь! Твою мать, что происходит? Сирены начали резать моряков?
   Быстро вскочил на ноги и приготовился воевать. Сердце бешено колотилось о ребра. Опасность может прийти со всех сторон, но внимательней всего надо следить за ногами. Сирены не могут ходить, но вот ползают весьма ловко, не каждая змея с ними сравнится.
   Я со страхом таращился в туман, а криков становилось всё больше. Вдруг корабль во что-то врезался, раздался треск ломающегося дерева. Судно резко остановилось. Я не устоял на ногах и снова кубарем покатился по палубе. В голове пронеслась мысль, что мы добрались до острова. Воевать сразу расхотелось, тем более что туман лишил меня главного оружия - перемещения: я не мог ни телепортироваться, ни портануться. Оставалось только бежать, бросая команду на произвол судьбы, но их уже вряд ли можно спасти, самому бы выжить.
   Я принял вертикальное положение и помчался на нос корабля. В каких-то сантиметрах разминулся с сиреной неопределенного уровня, вырывающей недвижимо лежащему пирату сердце: последнее усилие и оно трепыхается в ее руке, по которой стекает густая алая кровь. Матрос расслабленно улыбался и бессмысленно глядел куда-то в туман, находясь под воздействием чар. Его грудь была разворочена: виднелись ребра, окровавленная плоть и органы.
   Сирена возбужденно била рыбьим хвостом по палубе и плотоядно смотрела на сердце. Ее рот начал раскрываться наподобие змеиного. На юном красивом девичьем лице лежала печать какого-то хищного безумия. Во рту блеснули зубы-иголки. Вдруг ее взгляд перекинулся на меня.
   - Я ничего не видел, ментам не стукану, - проговорил я заполошно и скакнул с корабля в воду.
   Прыгать в неизвестность было страшно, но выбора не было. Секундный полет и ноги увязли в мокром песке. Воды было немного выше колена. Чуть ли не вприпрыжку начал двигаться вперед, высоко задирая ноги. Надеюсь, там остров, а не просто мель.
   Позади, раздавались предсмертные крики. Даже, несмотря на то, что я успел забить уши разорванными частями шкурки, какофония звуков проникала сквозь них и подстегивала меня бежать прочь во весь дух.
   Имена моряков в группе становились красными. Воображение рисовало, как за мной по пятам следует сирена. Вот ее тело ловко изгибается на мелководье, она догоняет меня и готовится всадить в шею свои страшные зубы.
   Я побежал еще быстрее, пока водная гладь океана не закончилась. Под ногами был все тот же рыхлый песок, но хлюпанье исчезло. Кромка воды осталась где-то за спиной.
   Добро пожаловать на остров Первого! Рекомендованный статус - Владыка!
   Дальше следовало длинное описание, от которого у меня руки опустились. На острове не работала магия, навыки, порталы-свитки, бутылки допинга, чат и т.д.
   Я помчался вперед, охреневая от происходящего. Теперь даже умереть достойно не смогу. Не рапирой же мне отбиваться.
   Туман так же густо покрывал остров, как и прибрежные воды. Я спотыкался, падал, снова вставал. Кроме сирен и всякой прочей нечисти, рефлекторно, забыв, что в игре, опасался расшибить голову об какую-нибудь ветку и потерять внутренний ориентир в этом белесом киселе. Потом вспомнил, что остров не имеет растительности. Облегченно выдохнул. Одним страхом меньше.
   Больше половины неписей, оставшихся на корабле уже были обозначены как мертвецы. Едва слышные сквозь шкурку крики, стали еще менее внятными, песня тоже практически заглохла. Я все дальше двигался вглубь острова.
   Если сравнивать с каким-нибудь городом, например Парижем, то издалека площадь острова представлялась как один-два квартала, а башня таких же размеров как девятиэтажный дом, но то издалека, а как на самом деле - не ведаю.
   Я почувствовал под ногами ровную поверхность: песок исчез. Присел и потрогал рукой - это были тщательно подогнанные друг к другу камни. Скорее всего - дорога. Помчался по ней. Бежать стало легче. Выносливость не так сильно расходовалась, и не приходилось останавливаться для того, чтобы подождать ее восстановление.
   Неожиданно в стороне обрисовалась какая-то темная громада, примерно человеческого роста. Я вскрикнул и тут же облегченно выдохнул: оказалось, что это просто скала нависла над дорогой. Перепугался до усрачки.
   Дорога привела меня к каменным ступеням. Туман здесь трусливо огибал лицевую часть башни, и мне была хорошо видна ее архитектура: сложенная из плотно подогнанных камней, она возвышалась над землей и терялась в тумане. Башня была круглой в сечении, но декоративные колонны, прилепившиеся к ее внешним стенам, придавали ей квадратную форму. Над аркой двустворчатых ворот зиял провал разбитого витража из желтого стекла. Складывалось ощущение, что кто-то в суицидальном порыве выбросился оттуда и пораскинул мозгами. Я уверен, что он пожалел об этом. Больше всего хочешь жить, когда ты секунду назад на эмоциях выпрыгнул из окна, а теперь летишь на убийственно твердый асфальт и ничего нельзя изменить. В этот момент все проблемы мира кажутся тебе сущей ерундой.
   Я быстро пробежал по ступеням, попутно пытаясь отыскать взглядом кровавое пятно под ногами. Через пару секунд оказался возле входа в башню. Схватился за массивное железное кольцо и потянул одну из дверей на себя. Она с жутким скрипом поддалась. На меня посыпалась пыль и каменная крошка.
   Внимание! Вами выполнено задание "Башня Первого". Награда: 1млн. опыта; слово из заклинания Первостихии.
   Я перепрыгнул на сто тридцать девятый уровень. На створке двери вспыхнуло неоном какое-то слово, сложенное из иероглифов. Я быстро его заскринил.
   Дверь открылась до конца. Впереди был зал с множеством колонн и вдалеке мраморная лестница, ведущая на второй этаж. Я занес ногу, чтобы переступить порог.
   Вам предложено принять задание "Зло не дремлет". Задание считается выполненным в случае того, если вы сумеете выбраться из Башни Первого за 24 часа онлайн. Одна попытка: в случае провала, повторно пройти это задание невозможно. Награда: 3млн. опыта; слово из заклинания Первостихии. Принять? Да/Нет.
   Я быстро принял задание, шагнул внутрь и с облегчением закрыл дверь, отрезая туман. Затикал таймер. Группа распалась. Филька еще был жив, но теперь я не узнаю его судьбу как минимум до того момента, как выберусь из башни. Дверь затянула непреодолимая фиолетовая пленка, которая исчезнет только после того, как я разберусь с местным боссом этого данжа.
  

Глава 7

   Описание квеста приглашало меня найти путь на второй этаж. Я двинулся к лестнице. Звук шагов по дубовому светло-коричневому паркету гулко разносился по залу. За высокими окнами двойного света, царил туман, затрудняя проникновение солнечных лучей внутрь башни, из-за этого повсюду мерцали огоньки свечей. Свечи были вставлены в натертые до блеска подсвечники и массивные люстры под высоким сводом. Угловатая, грубая мебель, покрытая толстым слоем пыли устроилась по углам. На стенах висели рыцарские щиты и знамена.
   Я погладил эфес рапиры и надел плащ джиннов. Без магии чувствовал себя беззащитным не очень симпатичным котенком. Если кто-нибудь вздумает напасть на меня, то Грациано каюк. Рапирой я не отобьюсь.
   Хм... а ведь никто и не будет нападать на меня, просто разработчики пытаются напугать. Нужно всего лишь немного пошевелить мозгами, чтобы понять - этот квест не будет связан с битвами, а если таковые и предусмотрены, то дадут какую-нибудь возможность выжить. Это место рассчитано на Владык, видимо разработчики решили проверить, что стоят Владыки без их возможностей. Магию и навыки отобрали не просто так.
   Я пересек зал и начал подниматься по мраморной лестнице. Она была закругленной и имела два пролета. По сути, я уже поднялся на второй этаж и толкнул двери, но они не поддавались. Я навалился плечом, но двери даже не шелохнулись. Никаких замков или замочных скважин они не имели.
   Ну, вот теперь понятно, почему в описании звучали смешные слова о том, чтобы просто найти путь на второй этаж. Куда уж легче? Вон же лестница. Разбежался, не тут-то было.
   Я еще немного помялся возле дверей, чуть ли не облизал их, но возможность открыть, все-таки, не нашел. Особо и не рассчитывал на это.
   Принял решение поискать в зале какой-нибудь тайный ход. Спустился вниз. Все эти средневековые замки, башни и крепости во всех книгах и фильмах буквально нашпигованы секретами: в какую стену не ткни, то за ней обязательно потайной ход.
   Пока бродил по залу и простукивал стены, перед глазами встал эпизод, когда Старик МакЛауд так же ходил по Белой Цитадели. Результат я думаю, у нас был один и тот же. Для пущей уверенности намотал еще два круга: стены никак не хотели звуком выдавать какой-нибудь потайной ход. Может надо на что-нибудь нажать или пол осмотреть?
   В течение нескольких минут я излазил на корячках весь паркет, попутно протерев его штанами до блеска. Меня опять постигла неудача.
   Я постоял, подумал, и начал издеваться над подсвечниками. Я крутил их, пытался оторвать от стен или просто тушил свечи. Последнее действие мне особенно понравилось. Может быть, если их все погасить, то в темноте что-нибудь обнаружится? Сказано, сделано. Добился я лишь того, что зал освещал только серый и тусклый свет, струящийся из окон.
   Так, что у нас еще остается? Пробежал взглядом по залу. Ага, щиты и знамена. Они висели по кругу, так как зал повторял форму башни. Щиты были из стандартного рыцарского сета. На знаменах вышиты золотыми нитками гербы. Кому они принадлежат, даже мысли не было. Хм... может как-то надо их использовать?
   Подошел к одному знамени и начал его рассматривать - это не возымело ровным счетом никакого результата. Я снял его со стены и повертел в руках.
   Упоротое какое-то задание. Где подсказки? На что мне ориентироваться? А таймер тем временим, отсчитывает минуты.
   Не выпуская знамени из рук, постучал по щиту. Звук получился звонкий и веселый. Был бы рядом рыцарский конь, то он бы агрессивно всхрапнул и ударил копытом по паркету, требуя начала битвы.
   Щит я тоже снял и облегченно выдохнул. Ну, наконец-то. Задание по типу свой-чужой. На внутренней стороне щита был знак магии хаоса.
   Я быстро осмотрел остальные щиты. Их было десять и на каждом свой магический знак. Напряг память и вспомнил, в какой последовательности шли колонны в храме. Поколебался с "Воздухом": куда его ставить? Первым, вторым... десятым?
   Начал развешивать щиты по часовой стрелке, в том же порядке, в котором они были в той пещере, где я стал Владыкой. Когда стихия "Воздух" оказалась третьей, что-то громко щелкнуло в одной из стен, и в сторону отъехала панель.
   Тут же сверкнула иконка достижений. "Умник I" - к общему интеллекту +1% за то, что сумел решить загадку. Отлично, очень неплохая плюшка в перспективе. А если бы они еще знали, что я догадывался о наличие какого-нибудь потайного хода, то вообще бы пару процентов дали. Иногда жалею, что система еще не научилась читать мысли, или читает, но молчит.
   Я быстро подошел к прямоугольнику дверного проема, открывшемуся после того как отъехала панель. По звуку определить наличие пустоты не удалось, потому что толщина кладки была весьма внушительной или я был не достаточно тренирован для этого.
   Ход вел куда-то вниз. Крутые ступеньки спускались заметно ниже первого этажа и терялись во мраке. Запахло сырой землей. Я тяжело сглотнул. Как-то это все не вдохновляет на подвиги. Искал путь наверх, а нашел вниз.
   Осторожно сделал шаг, затем еще один, повеяло сыростью и затхлым воздухом. Мои шаги отдавались глухим эхом, словно ему было лень работать полноценно и эхо функционировало вполсилы.
   Позади что-то скрипнуло. Я быстро обернулся. Панель вернулась на свое место, погружая меня во мрак. Хотел вытащить фонарь, но не успел этого сделать, вспыхнули факелы. Они висели на земляных стенах: потрескивали и чадили. В общее амбре, вплелся аромат смолы. Теперь освещения хватало, чтобы заметить не только земляных червей, копошащихся вокруг, но и то, что ход, изгибаясь, убегал вперед.
   Я никак не мог отделаться от ощущения, что нахожусь в каком-то склепе. Запах сырой земли и затхлый воздух у меня ассоциируются именно с местами захоронения.
   Делать нечего, надо идти дальше. Выставил рапиру и медленно двинулся вперед, тщательно всматриваясь в окружающее пространство. Кто его знает, что нам несет грядущий шаг.
   Пока шел, начал прикидывать, какие загадки могут еще быть в этой башне? Ну, первая понятно, простая проверка на соответствие. Правильно расставить щиты мог лишь тот, кто знал информацию о колоннах храма. Подразумевается, что Владыка легко справится с этим препятствием, а вот тот, кто не имеет отношения к храму - опростоволосится. Комбинаций из десяти щитов, не зная последовательности, можно составить уйму.
   Так после первой же загадки отсекаются все лишние, кто случайно сюда попал. Значит ли это, что дальнейшее прохождение будет связано только с информацией по Владыкам и всем что с ними связано? Я считаю этот вариант более-менее приемлемым.
   Неожиданно, пронесся порыв непонятно откуда взявшегося ветра и факелы погасли. Я прошел уже достаточно далеко и теперь опять застыл впотьмах. Придется, все же доставать фонарь: во второй раз я полез в сумку с этой мыслью, и во второй раз мне не дали этого сделать.
   - Кто ты? - прошелестел слабый голос.
   Я замер, немного согнувшись над сумкой. Может, показалось?
   - Кто ты? - донесся вопрос, уже откуда-то из непосредственной близи.
   Кому принадлежит голос, на данный момент, выяснить было невозможно. Темнота скрывала его обладателя или обладательницу. Сам голос был настолько обезличен, что трудно было угадать пол носителя.
   - Я Владыка Воздуха, - проговорил я, выпрямляя спину. Надеюсь, здесь любят Владык. Фонарь доставать не стал. Вдруг это не понравится вопрошающему?
   - Как ты стал Владыкой?
   Хм... какой линии поведения стоит придерживаться? Можно наврать с три короба или говорить полуправду... пожалуй, выберу третий вариант: честность - лучшая политика. Для принятия этого решения была еще одна причина: те, кто писал этот квест, очень может быть, как раз рассчитывали проверить Владыку на вшивость.
   - Хитростью, - сказал я и на всякий случай сильнее сжал рапиру. Если существу не понравится мой ответ и последует внезапный удар, то хоть не выроню ее из руки, а там глядишь, и глаз ему выколю.
   - Ты использовал свою силу во зло? - вопрос прозвучал совсем рядом, словно кто-то стоял прямо передо мной. В нос ударил неприятный запах, будто вопрошающий давненько не чистил зубы - это был даже не запах, а смрад. Как наяву увидел черные пеньки гнилых зубов и застрявшие между ними разлагающиеся кусочки плоти. Мгновенно захотелось нанести удар шпагой, но я сдержался. Холодный голос разума твердил, что здесь все может быть испытанием - не только вопросы.
   - Нет, - кратко ответил я, практически не задумываясь. - По крайней мере, осознанно, ведь зло - есть величина относительная.
   Попробуй мне еще не удовлетвориться этими словами, я такую кляузу на тебя накатаю админам, сотрут на хрен после этого.
   Внезапно тоннель передо мной раздвоился, и каждый из концов упирался в светящийся прямоугольник. Я ахнул. У всех нормальных людей один свет в конце тоннеля, у меня же два.
   - Выбирай, - прошелестел голос из пустоты. Теперь я ясно видел, что никого рядом нет, а голос идет из ниоткуда: говоривший должен был стоять между мной и светом, но там никого не было.
   - А подсказки? Камень там какой-нибудь указательный, - произнес я, не скрывая раздражения в голосе. Странная ситуация.
   - Положись на удачу, - посоветовал невидимка с каким-то затаенным подтекстом в голосе.
   - Ага, как же, есть неплохой шанс прогадать. Я так понимаю, что вернуться обратно и зайти в другое пятно света уже нельзя будет?
   Молчание было мне ответом, но тут и так было всё понятно. Я задумался. Не может быть все так просто или наоборот тяжело: угадай или не угадай. В подобной ситуации в игре обязательно должен быть смысл и его можно найти: нельзя просто полагаться на удачу, выбор должен быть обоснован какими-нибудь подсказками. Раз невидимка молчит, то все карты уже должны быть у меня на руках, надо только напрячься и как-то выбрать направление. Слишком заковыристый ответ не стоит искать - Утопия все-таки рассчитана на средние умы, а вот простенький, вроде как развернуться и уйти... хм... а ведь это интересная мысль.
   - Я вот тут подумал, - начал я говорить, подбирая слова. - Положиться на удачу - это как расписаться в собственном бессилии, то есть заведомо проиграть, потому что не нашел логического ответа.
   Невидимка молчал, никак не реагируя на мою речь.
   - Тьфу на тебя, бревно, - прошептал я и развернулся, - найду свой путь.
   Только сделал шаг и перед глазами потемнело. Спустя краткий миг темнота исчезла, и я осознал, что стою столбом на втором этаже башни. Слева разбитое витражное стекло, а справа двери, которые были закрыты на засов. Понятно, почему я их не мог открыть с той стороны.
   Описание задания обновилось, теперь предлагали найти путь на третий этаж и, судя по тому, что весь второй этаж был увешан зеркалами в человеческий рост, они как-то должны в этом поспособствовать.
   Зал был практически полной копией того, который на первом этаже. Только на этом не было ни лестницы на следующий этаж, ни дверей туда же. Такое ощущение, что башня имела всего два этажа или местные молдаване забыли сделать проход на третий. Еще здесь отсутствовали щиты и знамена, что лишний раз указывало на использование зеркал в этой загадке, так как они висели на месте щитов.
   Я не стал откладывать решение этой задачи в долгий ящик. После прогулки по подземному ходу, я для себя вынес интересную мысль - надо быть проще. Может быть вообще, изначально следовало бы влезть сразу на второй этаж через разбитое окно? Интересно, такой вариант предусматривался разработчиками? Вероятнее всего да. И я почему-то уверен, что залезть в окно не удалось бы - это же миновать две загадки, первая из которых очень важна для квеста.
   Ладно, вернусь к зеркалам. Может всё банально и просто? Как у египтян? Они ведь придумали хитроумную систему бронзовых плит, которые отражали свет. Через витражное окно, как раз падают настоящие солнечные лучи, а не та блеклая ерунда, которая пробивается сквозь туман. Тем более что лицевая часть башни, наверное, неспроста не погружена в этот кисель - еще один плюсик к моей теории с египтянами. Надо только изменить угол зеркал и поиграться с отраженным светом, куда-нибудь его направить, вот только пока не знаю куда: то ли в противоположно висящее зеркало, то ли куда-нибудь в стену.
   Я подошел к провалу окна, затянутому фиолетовой пленой и глянул наружу, стараясь не задеть осколки витража, торчащие из рамы. Стена тумана никуда не делась, криков слышно не было: видимо отмучались. Накатила волна стыда. Единички и нулю, но все-таки жалко. Всю ночь вместе в каюте просидели, такой шторм пережили. Спасти я их при всем желании не мог. Что-то шевельнулось в душе, какое-то незнакомое чувство. Уж не осознание ли это вины? Чур меня, чур, продолжай спать летаргическим сном.
   Отвлекусь работой. Начал разворачивать зеркала таким образом, чтобы отражение одного переходило в противоположное, а оттуда в следующее. Зал расчертили линии солнечного света. Ничего не произошло. Я несколько изменил последовательность отражений - опять ничего не случилось.
   Я прошелся вдоль зеркал: десять штук, по пять на каждой стене, внимательно вгляделся в каждое. Постойте-ка, постойте. Отражение в одном зеркале казалось мне несколько не соответствующим реальности, будто бы оно не отражает меня, а подражает мне, словно искусный актер. Идея пришла незамедлительно, я выхватил рапиру и ударил ей в зеркало. По залу разнесся приглушенный стон, и посыпались осколки. Они падали на паркет и разбивались на еще более мелкие кусочки.
   - Каждое зеркало отражает по-своему, - тихо прошептал я.
   За зеркалом обнаружился проход, в котором виднелись ступени крутой винтовой лестницы. Я пригнулся и просочился в него, потом потопал по ступеням наверх. Несколько витков и передо мной самая обычная дверь, толкнул ее и оказался на третьем этаже.
   Описание задания тут же изменилось и посоветовало как-то оказаться на четвертом этаже. Против воли изо рта вырвался стон, тут же десяток этажей, так точно не успею за двадцать четыре часа. Руки как-то сами собой начали опускаться, но я их вовремя остановил. Рано отчаиваться. Оглядел этаж и против воли улыбнулся. Вдоль стеночки стояли семь "святых", с которыми я ходил в данжен. Естественно это были не они, а их куклы. Зачем они нужны, я понял практически сразу. Возле двухстворчатых дверей заметил два ворота, следовательно, требуется выбрать одного из "святых", чтобы он крутил один ворот, а я другой. Теперь надо решить, по какому принципу выбирать напарника.
   Неожиданно из-за колонны вышла тоненькая девочка лет девяти: хорошенькая, черноволосая, в цветастом сарафане, с голубыми, как безмятежное небо глазами и точеными аристократичными чертами лица. Она могла бы сойти за дочь того доктора, который отправил меня на месяц в капсулу.
   Я мгновенно напрягся, даже пот выступил. Виртуальная реальность научила меня бояться таких девочек, бродящих в подобных местах. Ей не хватало только воздушного шарика на ниточке, чтобы соответствовать образу самого кровожадного монстра.
   - Не подходи ко мне! - выкрикнул я, готовясь скрыться в проходе, ведущем на второй этаж.
   Девочка остановилась и озадачено прижала указательный палец к губам.
   - Ты кто такая? - произнес я.
   Она пожала плечами. Боже мой, опять, что ли немой непись на мои хрупкие плечи?
   - Чего тебе надо? - крикнул я недружелюбно.
   - Помочь, - пискляво выдохнула она, вроде бы искренне и растянула губы в чистой улыбке.
   - Чем? - заинтересовался я.
   - Ты должен выбрать того, кто поможет тебе открыть ворота, - проговорила девочка таким голосом, будто открыла для меня Америку и показала пальцем на "святых".
   - А в чем подвох?
   Девочка молчала. Как-то слишком легко, просто подойти и выбрать, но может, я опять накручиваю?
   НПС вроде не проявляет признаком агрессии. Я, осмелев, пошел к "святым", держа в поле зрения ребенка. Она тоже двинулась к ним. Я занервничал. Мягко сказать, подозрительная она какая-то.
   Я остановился напротив кукол. Девочка встала рядом. От нее пахло луговыми цветами. Бросил на нее косой взгляд. Она ответила мне доверчивым выражением глаз. У неё проявился уровень - всего лишь пятидесятый. У кукол игроков тоже показались левелы - все сотого уровня.
   - И кого мне выбрать? - спросил я у ребенка, которого мысленно решил окрестить "Писклей".
   Она озадачено засунула палец в рот и смотрела на "святых". Почему именно они здесь оказались? Только потому, что я ходил с ними в свой первый и единственный данж? Очень может быть, что именно так дело и обстоит.
   Кого бы мне выбрать? Сердце говорило, что Старика МакЛауда, а ум - Рыжую Справедливость, правда, нимба у нее не было, значит, она еще не так сильна как на самом деле. Я не удержался, подошел к паладину и щелкнул по высокомерно задранному носику. Девочка весело прыснула в узкую ладошку.
   - Ее выбираю, - проговорил я улыбнувшись. МакЛауд, конечно, мой друг, но если придется сражаться, то паладин эффективнее в связке с магом воздуха.
   - Пойдем крутить ворот? - предложил я Пискле, немного снизив градус подозрительности.
   Она кивнула. Рыжая Справедливость механической походкой направилась к дверям.
   - Вон тот, - приказал я кукле и показал пальцем на ворот. Она поняла, подошла к нему и схватилась руками.
   Крутить надо было синхронно. Двери заскрипели и начали открываться. Девочка радостно захлопала в ладоши и проскочила в образовавшуюся щель, я последовал за ней. Только мой зад пронесся между створок, как двери с грохотом закрылись, отрезая куклу Рыжей и путь назад. Не оставляло ощущение того, что всё прошло слишком гладко.
  

Глава 8

   Мраморная лестница привела меня и девочку на пятый этаж. Это оказалась библиотека. Первым делом в глаза бросился монументальный стол из полированного дерева, за которым сидел на стуле скелет в истлевшей мантии. Его череп отдельно от тела лежал на полу: видимо вследствие того, что хрящи разложились, да еще и сам скелет нависал над столом, вот шея не выдержала и череп "убежал". Девочка с интересом смотрела в пустые глазницы. Ее рука дернулась, словно она хотела поднять череп, но потом передумала и просто ударила его ногой. Он поскакал по полу и разбился на три части о стену.
   - Когда подрастешь, не вздумай становиться археологом, - пробурчал я и подошел ближе. На столе лежала раскрытая тетрадь и чернильница, в лишенной плоти руке скелета зажато перо. Писарь что ли какой-то?
   Описание задания изменилось и изрядно удивило меня. Теперь речь шла о том, чтобы я сразу попал на крышу. Хм, порталом каким-нибудь, вроде того как я из подземного хода перенесся на второй этаж?
   - Что там написано? - проговорила Пискля, стрельнув любопытными глазами в сторону тетради.
   Я заглянул через плечо скелета и увидел мешанину из несвязанных между собой слов, будто бы их засунули в блендер на пару минут, а потом вылили на листы бумаги.
   - Ерунда какая-то, - произнес я. - Похоже на шифр, не пойму его.
   Кое-что, правда, разобрал: по краям страницы ползла густая вязь колдовских символов, что-то подобное я видел - это было похоже на заклятие от всяких загребущих ручонок. Значит ли это, что писарь был из одного со мной ордена или кто-то другой нанес эти колдовские закорючки?
   Пискля протянула руку к тетради. Я хотел её остановить, потому что знал, чем это может закончиться, но заколебался: жаба ведь не даст мне просто так оставить здесь эту тетрадь, самому боязно ее касаться, а вот если непись... Девочка с огоньком предвкушения в глазах тянулась к тетради: еще немного, еще...
   - Не трогай её, - быстро сказал я, кляня себя последними словами за мягкотелость. Пискля испуганно отдернула руки, прижав их к груди, и посмотрела на меня.
   - На ней заклятие, - пояснил я со вздохом. - Хорошо, если просто руки оторвет.
   - Оставим ее здесь? - было видно, что ей по какой-то причине важна судьба тетради. Она затаила дыхание.
   Подозрение с новой силой вспыхнуло во мне:
   - Как ты оказалась в башне?
   - Я не знаю, - ответила она, пожав худенькими плечами, персонажа фильма ужасов.
   - Почему ты не покинешь её?
   - Не могу, пока он жив. Как только его не станет, магия заработает, - произнесла она и достала из кармана сарафана свиток-портал, повертела им передо мной и сказала: - У меня есть это.
   - Кто такой "он"?
   - Он наверху, ждет тебя.
   Уж, не та ли это подлая скотина, что ранила дракона? Да еще и, похоже, что это местный босс. Девочку вон неволит. Как есть гад.
   - Как он выглядит?
   - Большой и страшный, - сказала Пискля. Её лицо приняло испуганное выражение.
   - А поточнее?
   - Очень большой и очень страшный! - "уточнила" девочка.
   Хотел бы я сказать, что всё понимаю, но это было бы ложью. Пискля вызывала у меня обоснованные подозрения: ничего толком не рассказывает о своем прошлом, но ведет себя подчёркнуто неагрессивно и по капельке выдает информацию о квесте. Теперь вот я знаю, что на крыше меня ждет кто-то большой и страшный, видимо еще и с не хилым уровнем, но способ его убить определённо должен быть. В этот момент Пискля, словно прочитала мои мысли.
   - Меч, - коротко сказала она.
   - Какой меч? - не понял я.
   - Чтобы победить его, нужен меч.
   - И где мне его взять?
   - Там, - сказала девочка, и ее палец уперся в стену.
   Я повернулся и увидел, что она показывает на картину, на которой рыцарь в полном сете и с абсолютно черным мечом, прикрыл глаза свободной ладонью от пламени, вырывающегося из пасти какого-то бескрылого драконом: всё это происходило на фоне заснеженных гор.
   - Не понял, - обронил я, с недоумением глядя на полотно.
   - Тебе нужен этот меч, - произнесла Пискля как само-собой разумеющееся.
   Она удивленно смотрела на меня, словно говоря, как ты не понимаешь этого?
   - А не подскажешь ли ты, как мне добыть нарисованный на картине меч? - сказал я, не сумев сдержать ехидства.
   Похоже, начал понимать, зачем здесь эта девочка, без нее, я бы никогда не додумался до многих вещей. Разработчики дали ее в помощь игроку, который окажется в башне. Напомню, что Утопия рассчитана на средние умы, а загадка с картиной, вряд ли настолько проста: вот девочку сюда и добавили, как костыль для хромых интеллектом. Уровень у нее как раз такой, чтобы никто ее не заподозрил в том, что она здесь для боевого усиления игрока, а вот для подсказок хватит и ее пятидесятого левела.
   Девочка, азартно блеснув глазами, быстро произнесла:
   - Тебя надо нарисовать!
   Она вырвала перо из руки скелета, подхватила чернильницу со стола и метнулась к картине.
   Несколько прифигев от происходящего, я смотрел, как Пискля увлеченно рисует на картине: палка, палка, огуречик, вот и вышел человечек, и впрямь похожий на меня.
   Вам предложено принять задание "Мир Сумасшедшего Гения". Задание считается выполненным в случае того, если вы в составе группы из трех игроков, сумеете добыть Проклятый меч. Награда для каждого участника группы: 9 млн. опыта; эпический предмет. Принять? Да/Нет.
   В описании настоятельно рекомендовали позвать в течение минуты двух друзей, иначе задание будет провалено. Сперва мозг решил дать ответ, почему именно шестьдесят секунд, а не больше или меньше, он увязал это с темпом рисования Пискли: как только она закончит, так меня тут же туда затянет или я сам должен буду шагнуть в картину. Во вторую очередь, я подумал о друзьях. У меня их всего шесть тушек. Старик МакЛауд естественно пойдет со мной, а вот кто второй? Помойный Кот? Оба в сети, лучше варианта, пожалуй, не найду. Я кинул им приглашение поучаствовать в квесте. Спустя десяток секунд казначей согласился. Кот молчал. Прошло уже полминуты, потом еще десяток секунд. Я зло сплюнул и сделал рассылку по друзьям. Хоть кто-нибудь бы откликнулся.
   Пискля закончила рисовать и довольно посмотрела на меня. В тот же миг картина начала стремительно приближаться, разрастаться и я окунулся в нее, словно погрузился в водоем лицом вниз.
   Добро пожаловать в Мир Сумасшедшего Гения! Рекомендованный статус - Владыка!
   Цепь заснеженных гор тянулась до горизонта. Я повернул голову налево, затем направо и усмехнулся. Рядом ошалело крутил головой Старик МакЛауд и стояла потрясенная Вильгельмина. Только обратный таймер задания "Зло не дремлет" был всё так же равнодушен.
   Я оглядел себя, игроков, мир и, не выдержав, расхохотался. Гном и девушка поддержали меня. Их лица, нарисованные небрежными мазками акварели, гротескно передавали чувства. Наши тела и вещи, да и всё вокруг было создано, словно из папье-маше, когда изделия склеиваются подобно фанере под давлением из пластин твёрдого плотного картона, потом полученную заготовку грунтуют и раскрашивают. В общем, Мир Сумасшедшего Гения был создан из бумаги, которой придали форму и разрисовали. Я наклонился и подобрал горсть снега: мелкая белая бумажная стружка.
   Никакого дискомфорта от нового тела я не испытывал: все функции работали так же превосходно как и прежде. Только каждое движение сопровождал тихий шелест.
   - Как бы не расклеятся по такой погоде, - проворчал Старик МакЛауд с отголосками смеха в голосе.
   - И костер боязно разводить, - откликнулась Вильгельмина.
   Гном, ясное дело, шутил. Хоть пейзаж и был зимний, но так как все из бумаги и мы сами бумажные, то никаких неудобств не испытывали. А вот слова девушки следует принять к сведению: как бы не спалить этот мир к чертям.
   Вильгельмина, будучи существом, наименее тактичным, чем казначей, проговорила:
   - Ты как сюда попал? Я даже не слышала о подобных местах.
   - Успели прочитать условия квеста? - произнес я. Они синхронно кивнули головами. - С вас хватит и этого, я и так оказал вам великую честь.
   Вильгельмина ядовито выдала:
   - Ой, ой, ой. Да у тебя просто френдов нет, вот и кинул пати нам. Совсем нубу погеймить не с кем.
   - Я по-чешски не понимаю, - огрызнулся я.
   - Ну, скажи Старик, разве не так? - насела на гнома девушка. Он поднял руки и отошел в сторону, мол, разбирайтесь сами.
   - Спасибо дед за нейтралитет, - сказал я и пояснил: - Так говорят у нас в Швейцарии.
   - Какая Швейцария? У тебя на лбу написано, что ты максимум из уездного города N, - не унималась Вильгельмина, всё больше распаляясь.
   Я глядел на нее и понимал подоплеку происходящего: ей наконец-то выпала возможность отыграться на мне за тот теракт, но, к сожалению, я тоже начинал заводиться.
   - Перестань хулить мой город! Он, между прочим, известен тем, что подарил миру меня!
   - Он настолько "известен", что я даже не помню его названия!
   - Память-то девичья! Хоть что-то в тебе есть от девушки!
   - Да ты, да ты...
   Мы стояли друг напротив друга как дуэлянты готовые к схватке. Нарисованные глаза Вильгельмины гневно сузились. Мои плоские губы были плотно сжаты от негодования. Напряжение, повисшее в воздухе, уже практически можно было раскрашивать.
   - Я помню, с первой женой так же собачился, - задумчиво проговорил гном, глядя на нас. - Это верный признак любви. Скоро, глядишь, и свадебку сыграем.
   - Да что бы я за него замуж вышла? Никогда! - выкрикнула девушка.
   Когда она кричала, ее губы далеко отбегали друг от друга и были видны нарисованные зубы и язык, никакого ротового отверстия не наблюдалось, сплошная бумага. Меня это немного смущало, будто с мультяшным персонажем переругиваюсь, тем не менее, я не собирался сдаваться первым:
   - Такая противоестественная свадьба возможна только при условии, что мне кто-нибудь сломает ноги, и я не смогу убежать, и даже тогда, я попробую уползти или геройски притвориться дохлым.
   - Мне это не помогло, - расстроенно сказал гном.
   - Как это? - полюбопытствовала девушка, на краткий миг, забыв обо мне.
   - Уж очень она была того... - Старик МакЛауд выразительно сжал кулак и погрозил им в нашу сторону.
   - А чего ты на ней женился? - спросил уже я.
   - Это не я на ней женился, а она вышла за меня замуж.
   Замолчали. Меня начало отпускать. Ругаться дальше желания не было. Судя по физиономии Вильгельмины, с ней происходило нечто подобное, но более медленными темпами. Хитрый гном умело скрывал довольную улыбку.
   - Пошли уже посмотрим что там? - примирительно сказал я, глядя на девушку. Она гордо вскинула голову и пошла вперед. Мы с гномом за ней. Он тихо спросил у меня, так чтобы Вильгельмина не услышала:
   - Зачем ты ее вообще позвал?
   - Так получилось, - прошептал я, не говорить же ему, что у меня и, правда, с фрэндами не густо.
   Гном неодобрительно покачал головой и громко произнес:
   - Расскажи, что нам ждать в этой локации.
   - Судя по тому, что у меня не так много времени осталось - локация маленькая, быстро должны прошерстить ее. Если читали описание квеста, то знаете, что нам нужен Проклятый Меч. Он должен быть у одного рыцаря, который где-то впереди сражается с драконом. Вот, пожалуй, и всё, что я знаю.
   - Не густо, - недовольно протянула Вильгельмина. - Враги, думаю, на этой локации должны подстроиться под наш средний уровень, да МакЛауд?
   - Скорее всего, - ответил он.
   Мое мнение не соизволили узнать, вместо этого, девушка спросила, не поворачивая головы:
   - А Меч тебе зачем?
   - В зубах ковыряться, - огрызнулся я, не рассказывает же ей правду, пусть лучше всё спишет на мой дурной характер.
   Я думал, что настанет второй раунд разборок, но Вильгельмина на рожон не полезла. Наверное, сейчас она утешает себя мыслями, что надо быть умнее меня и выше всего этого дерьма.
   Внезапно из-за камней начали неспешно выползать мобы под кодовым названием - "Детеныш Дракона": в холке как некрупная лошадь, а в длину метра три от кончика покрытого гребнем хвоста и до зубастой пасти. Пасть, кстати, у них была устроена аналогично реальной, то есть они могли хватать и рвать. Уровень у них был, начиная от двухсотого и заканчивая двести десятым. Система посчитала, что такие противники нам по зубам, хотя чисто арифметически средний уровень у нас был меньше двухсотого: Вильгельмина - 305 ур., Грациано - 139 ур., Старик МакЛауд - 125 ур. Кстати, да, гнома я уже опережаю по уровням.
   - Танкую, - со вздохом сказала девушка, - лишь бы мои клинки резали никак бумажные.
   - Ага, и магия, надеюсь, здесь не бумажная, - поддержал девушку я, чем вызвал ее снисходительное фырчанье.
   - У нее газы что ли? Глаза резать не начало? - тихо прокомментировал я ее фырчанье гному на ухо, но тот предпочел словам дело. Он выпустил в дракона арбалетный болт. Тот с хлопком пробил зеленый бок дракончика и остался в нем торчать. С мобов мигом улетучилась неспешность, и они агрессивно побежали на нас.
   Противников было ровно десять тушек: за главного у них был упитанный дракончик как раз максимального для этих мобов уровня. Он вел за собой всю банду. Дракончики точно следовали за ним: куда он, туда и они. Сейчас мобы всем скопом пытались познакомиться поближе с казначеем.
   - Валим первым, вон того мордатого, - проговорил я и тыкнул посохом в дракончика-главаря.
   - Начал соображать? - язвительно проговорила Вильгельмина, полоснув лидера детенышей кинжалом и увернувшись от его пасти. - Чувствуешь непривычную тяжесть в голове? Это мысли.
   Ехидная девушка не хуже меня понимала, кого следует отправить на респ в первую очередь. После ее удара Мордатый сразу же позабыл о существовании гнома и попробовал напасть на Вильгельмину, но та была слишком шустрой для него. Тем более что и Старик МакЛауд не стоял без дела и поумерил прыть дракончика-главаря. Гном всадил в него ярко вспыхнувший болт, который прожег сквозную дыру в пустотелой лапе моба. Тот взвизгнул от боли и на трех ногах начал гораздо больше славливать от Вильгельмины.
   Я со вздохом облегчения телепортировался детенышам в тыл и запустил шаровую, затем еще одну. Старик МакЛауд прокомментировал голубой сгусток краски, в который превратилась "Шаровая Молния":
   - Хорошо хоть в черно-белый фильм не попали, а то бы сейчас вообще тортами кидались.
   - Твоя правда, - поддержал я его, глядя как краска расплескалась по телу моба. Хорошо хоть урон она наносила сопоставимый с тем, что обычно проходит от "Шаровой Молнии" в стандартном мире Утопии.
   На защиту я не стал тратить время, просто баффнул "Плоть Джинна": на меня будто вылили ведро черной акварели. Мелькнула мысль использовать "Проклятый Ветер Маауд", но решил поберечь этот скилл. Сейчас мы точно выиграем, а что там дальше будет, хрен его знает. В общем, приберегу.
  

Глава 9

   Первые встреченные нами в этой локации мобы, не доставили проблем, хотя пытались использовать пасть для укусов и когти передних лап - для раздирания. На меня с гномом они не агрились, а Вильгельмина была слишком вертючей. Детеныши не совершили ни одного точного удара, но всё-таки по-другому отомстили нам: бумажные трупы дракончиков не оставляли лут, чем вызвали какое-то детское разочарование в глазах Старика МакЛауда. Я бы тоже с превеликим удовольствием что-нибудь урвал в таком не тривиальном мире, но пока видимо облом, довольствуемся опытом.
   После того как мы завалили десяток мобов во главе с Мордатым, наша группа двинулась дальше по крутой тропе, змеящейся между гор.
   Я пнул ногой камень, и он улетел в сторону подобно мячику. Естественно камни были не настоящие, а бумажные, выкрашенные под камень, но в дальнейшем я буду называть вещи теми именами, под которые они мимикрировали.
   Старик МакЛауд неожиданно произнес:
   - Чем-то наши лица похожи на макияж, не находите?
   - В этом сильнее всех Вильгельмина, - проговорил я. - Ведь что такое, по сути, макияж? Это попытка нарисовать на своем лице другое, более привлекательное.
   - Намекаешь, что я не красивая? - в голосе девушки послышался рокот, набирающей оборот бури, ведь я задел самую чувствительную женскую зону.
   - Нет, что ты, красивая, - совершено искренне сказал я, и ехидно добавил: - Просто если ты не красива и нравишься людям, то дело не только в твоей внешности.
   - Ага! - воскликнула Вильгельмина. - По-твоему я нравлюсь людям, только потому, что красивая?
   - Я не говорил, что ты нравишься людям, - ухмыльнулся я.
   Девушка по-змеиному зашипела, резко повернулась и быстро пошла вперед, аппетитно двигая бумажным задом. Делала это она нарочно, раньше вполне себе нормально шла, не рискуя вывихнуть тазобедренную кость. Внимание своей пятой точкой Вильгельмина привлекла - это надо признать. Даже Старик МакЛауд нет-нет да поглядывал на полушария девушки. Поглощенный просмотром, я не заметил, как мы поднялись выше по тропе и обошли гору, очнулся только когда оказались на небольшом плато. Первое что бросилось в глаза - это огромный скелет дракона, который перегородил заваленную камнями тропу.
   Дракон при падении снес часть вершины соседней горы, и теперь его костяк лежал между гор. Он был настолько огромен, что мне на ум приходил только один вариант его кончины - это по естественным причинам от старости. Летел себе летел куда-нибудь помирать, как старые кошки, которые уходят из дома, чувствуя приближение Рая, а потом инфаркт или что-то подобное, ну и околел, попутно изменив местный ландшафт.
   - Каков паразит, - ахнул гном, шагами измеряя длину скелета.
   Мне было тоже интересно узнать его длину, и я внимательно считал шаги казначея. Внезапно бдительная Вильгельмина крикнула:
   - Воздух!
   Семь черных точек в голубых небесах быстро приближались к нам.
   - Рассредоточиться! - скомандовала девушка, хотя номинальным лидером был я. Ущемляют мою власть, ущемляют.
   Местные военно-воздушные силы приблизились к нам настолько, что уже можно было рассмотреть, каковы они из себя на вид.
   - Горгульи, - произнес гном.
   - И горгулы, - добавила Вильгельмина.
   Горгульи - это женский пол данного вида мобов: злобные летающие монстры демонического вида, чья плоть создана из камня. Они похожи на исхудавших людей с крыльями летучих мышей, пастями, усеянными игольчатыми зубами и саблевидными когтями на ногах и руках.
   Горгулы - соответственно мужики, отличительные особенности: кривые рога на башке, и меньшие габариты. Традиционно уровень у них был ниже, чем у самок. Похоже, этих мобов создала какая-то властная женщина, которая называет мужа - Десять сантиметров.
   - Три таких и три таких, - определил половую принадлежность мобов зоркий гном. - Я тут недавно брал в руки книгу одного игрока, у которого профессия "Писатель", так вот он выдвинул предположение, что в горгулий превращаются неверные жены неписей.
   - На основании того, что у горгулов рога? - с живым интересом поинтересовался я, пока налетчики были вне зоны атаки.
   - Дальше, к сожалению, я не успел прочитать, позвали на одно очень интересное задание, а зря, там-то я и столкнулся с этими горгульями, хоть и бумажными.
   Разговор прекратился по причине того, что мобы подлетели достаточно близко и совершенно бестактно напали на беседующих игроков.
   Горгульи, по сути, это те же самые дракончики, только летающие: схожие приемы атаки, уровни, коллективные действия. Но были у них и существенные отличия - эти сражались гораздо ловчее, сообразительнее и агро не играло для них роли. Они парами напали на каждого из нас. Если для Вильгельмины это был пустяк, мне они тоже не доставляли проблем, то гном начал ловить дамаг.
   Я бросил раздраженный взгляд на девушку, она словно не замечала бедственного положения казначея, игралась с мобами, хотя давно уже могла их завалить. Не трудно было догадаться, что Вильгельмина руководствуется каким-то своими клановыми мотивами, даже в такой малости, как прохождение подобного квеста не желая усиления игроку другой гильдии, несмотря на то, что "святые" им уже давно не конкуренты.
   Я шуганул своих противников шаровыми, потом телепортировался и скастовал в сторону гнома "Разряд" и "Ураган". Последний скилл произвел неожиданный эффект, бумажные мобы закружились, будто осенняя листва на ветру. Гном не растерялся, отбежал и начал дамажить их болтами. Горгульи беспорядочно махали крыльями, но силу ветра абилки преодолеть не могли. В тот же миг, я и своих противников накрыл "Ураганом". Добить их шаровыми молниями было делом технике, потом я помог Старику МакЛауду справиться с его мобов.
   Вильгельмина закончила со своими за мгновение до того, как мы повергли противников гнома. Я с неудовольствием посмотрел на нее. Она ответила безмятежным взглядом хитрой бестии.
   - Может уже хватит? - проговорил я, не скрывая негодования в голосе. - Мы одна команда, по крайней мере до того момента как пройдем это задание. Ты ведь понимаешь, что нам всем так будет выгоднее. Давай без этих подковерных игр, а?
   - О чем ты? - девушка сделала вид, что не понимает меня.
   - Я знаю, почему ты злишься на меня, за сущую мелочь, но при чем тут Мак...
   Вильгельмина не дала мне договорить:
   - Мелочь? Ты предательски проник в мой замок и убил часть членов совета!
   - Ну, подумаешь, на один раз больше погибли - это же игра, а не реал. Воспринимай это с чувством юмора, весело же было. Я потом животик чуть не надорвал, когда вспоминал ваши лица.
   - Ты подорвал наш авторитет! - девушка не восприняла мой шутливый тон.
   - Притом в прямом смысле, - тихо хохотнул гном, но Вильгельмина его услышала и ожгла бешеным взглядом.
   - Этого бы не произошло, если бы вы не помешали мне выполнить задание в Гидар-Ксаме, - нарочито спокойно сказал я. - Потом, из-за вашего вмешательства и срыва квеста, мне требовалось отомстить тем игрокам, кто напал на форт, чтобы реабилитироваться у джиннов.
   - Да кто же знал, что это всё ты затеял? Рассказал бы правду, и мы даже помогли бы тебе.
   - Ха, ха, ха. Вот умеешь ты шутить в серьезных ситуациях, - натянуто рассмеялся я.
   - Мы могли бы уже давно действовать сообща! - громко произнесла девушка.
   - Да очнись наконец! Чего ты так маешься из-за своей гильдии? Это всё ненастоящее, - я обвел руками горы, - в реале бы лучше взяла под опеку какой-нибудь приют и заботилась о нем! Или попроще что-нибудь: кошек заведи что ли или сад посади.
   - Ты не понимаешь... - с горечью проговорила она.
   - И не хочу понимать. Я ради гильдий и палец о палец не ударю.
   - А как же турнир? - попыталась подловить меня Вильгельмина.
   - Там дело другое. Меня друг попросил - это ради него.
   - Палец о палец, значит, не ударишь, - задумчиво повторила мои слова девушка. В ее глазах застыло какое-то нехорошее размышление, словно вот сейчас она решала какую бы подлянку мне устроить.
   - Нам пора двигаться, - быстро сказал я. Вильгельмина хмыкнула и первой двинулась через плато.
   Старик МакЛауд похлопал меня по плечу и прошептал:
   - В целом - неплохо, но она, похоже, обиделась.
   - Да нет, просто потеряла нить разговора, с девушками такое бывает, - попытался отшутиться я.
   Всё оказалось гораздо серьезнее, чем я рассчитывал. Напряжение воцарилось над группой: эпицентром являлась Вильгельмина. Она была подобна грозовой туче, из которой вот-вот начнут бить злые молнии. Я старался держаться от нее подальше. Опытный гном, который сумел пережить тяготы семейной жизни, поступил так же. Заговорить с ней никто не пытался, пережидая бурю.
   Я с облегчением выдохнул, когда выше по тропе мы встретили спаянную группу из горгулий, горгулов и дракончиков. Вильгельмина дралась сама по себе. Она вымещала на мобах накопившуюся злость. Казначей и я пытались действовать совместно, не приближаясь к Вильгельмине, которая с упоением кромсала противников, явно представляя на их месте меня.
   По итогам боя девушка и я - не пострадали, а вот Старику МакЛауду пришлось пить бутылочки. Дракончики из-за своего веса не хотели учиться летать под воздействием "Урагана" и гнома они потрепали на славу.
   Я обоснованно ожидал, что Вильгельмина выпустит пар и успокоится, но на нее никак не повлияло это столкновение. Она все так же бросала на меня лютые взгляды, не предвещающие ничего хорошего. На душе начали скрести кошки, трещина между мной и Вильгельминой ширилась, грозя перейти в стадию вражды. Надо бы как-то попробовать сгладить конфликт, но сейчас была не та ситуация.
   Тем временем мы все дальше поднимались в горы: вот-вот должна уже показаться вершина, которая издалека казалась, будто срезанной гигантским ножом. Чуяло мое сердце, что там и произойдет финальная битва. Пейзаж был схож с тем, что на картине в башне. Гном думал так же.
   - Надо бы передохнуть, подготовиться, - произнес он и сел на бумажный снег.
   - Дело говоришь, - согласился я и тоже бухнулся на пятую точку. Время таймера неумолимо тикало, но на небольшой перекур можно было согласиться.
   Вильгельмина окинула нас взглядом а-ля что за слабые мужики пошли, но спорить не стала и тоже присела. Она изменила тактику, теперь старательно не замечала меня, но иногда бросала любопытные взгляды на гнома, складывалось ощущение, что девушка не решается задать какой-то вопрос. Казначей был не менее наблюдателен, чем я, а скорее всего даже более, он довольно таки сухо проговорил:
   - Что-то хотела спросить?
   Вильгельмину его тон не остановил, и она произнесла то, что вызвало у меня легкий приступ шока:
   - Действительно, что твой отец покончил жизнь самоубийством?
   Гном бросил на нее косой взгляд, затем посмотрел на меня. Я состряпал каменную физиономию. Неужели девушка бьет ниже пояса ради того, чтобы как-то пошатнуть нашу дружбу со Стариком МакЛаудом и насладиться этим в качестве холодного блюда мести? Как-то гадко даже думать об этом, пусть будет просто неуемное девичье любопытство, которое выплеснулось рядом с объектом вопроса.
   - Ага, - односложно ответил казначей. Я думал, на этом он остановится, но гном продолжил: - Он был несколько оторван от реальности, считал себя писателем, хотя его потуги вызывали у людей лишь насмешки. Самым лучшим его произведением были две строчки на предсмертной записке: "Я подарил вам душу, а вы ее растоптали".
   Вильгельмина молчала и не знала, куда глаза деть. Мне показалось, что ей стало стыдно. Она как-то резко встала на ноги и пошла вперед напряженной походкой. Дальше расспрашивать гнома никто не собирался: почему и от чего его отец решился на такой шаг, было понятно из его предсмертной записки.
   Мы двигались дальше и чем ближе подбирались к вершине горы, тем отчетливее слышали звуки тяжелого топота и устрашающий рев. Мы с гномом переглянулись.
   - Как будто Донской Мамаю по шеи дает, - произнес он с усмешкой.
   Вот наше трио и на места. Мы с опаской увидели как огромный дракон гоняет по каменному плато того самого рыцаря с картины. Он петлял как заяц среди камней и пытался скрыться от разъярённого чудища четырёхсотого уровня по имени "Бумазавр". Я усмехнулся и выпустил шаровую. Она попала точно в его огромную как кузов самосвала рожу. Местный босс удивленно вздрогнул и сфокусировал взгляд змеиных глаз на мне. Я помахал ему рукой и телепортировался в сторону, и уже оттуда еще раз кинул в него так любимую мною молнию. В это время к его хвосту подобралась Вильгельмина и вонзила в него кинжалы. Бумазавр взревел и попытался грызануть девушку, но та ловко ушла перекатом. Гном спокойно расстреливал босса издалека. Рыцарь куда-то скрылся, что обеспокоило меня: у него же меч.
   Локация была по силе противников щадящей. Даже, казалось бы, здоровенный Бумазавр был страшен только внешне, сражаться с ним было весело и легко. Вильгельмина ловко шастала у него под брюхом, работая кинжала: я и казначей дамажили издалека. Мне даже телепортироваться практически не приходилось, только когда босс использовал длинный хвост и бил им на достаточно приличное расстояние, вот тогда перемещаться следовало быстро и заблаговременно. Пара таких ударов, я уже точно вычислил, что прежде, чем использовать хвост, он немного запрокидывал башку к небесам, так что ни разу не попался на этот скилл, заранее тикая со своего места. Хвост вхолостую бил по земле, заставляя ее вздрагивать и рваться. Зазеваешься и такая абилка могла снять нехилый процент здоровья.
   Бой усложнился, когда мы снесли Бумазавру половину ХП. Босс стал заметно более ловким и агрессивным, у него появился еще один скилл: он начал изрыгать настоящее, совсем не бумажное, пламя. Вот теперь стало жарковато. Длинная струя, вырывающаяся из его пасти, поджигала всё вокруг: землю, камни, гнома. Старику МакЛауду досталось вроде бы немного, но рука сгорела, лишив его возможности использовать арбалет. На какое-то время он выбыл из боя. Ему требовалось выпить восстанавливающий эликсир и подождать пока он приведет его тело в порядок.
   Надо сказать, что мы и без гнома отлично справлялись. Буквально через десяток минут Бумазавр был на последнем издыхании. Тут, откуда не возьмись, появился рыцарь, доселе прятавшийся в камнях. Он нанес по шее босса размашистый удар. Если бы не многоопытный гном, то и финальный удар остался бы за рыцарем, но болт казначея добил босса.
   Вся наша троица испытала всплеск понятного негодования, а рыцарь поставил ногу на труп дракона и изрек звонким юношеским голосом:
   - Это моя законная добыча!
   - Да я тебя сейчас... - зарычала не хуже дракона Вильгельмина. Похоже, она нашла кого-то лучше, чем бессловесные мобы, чтобы выместить весь свой гнев. - Сопляк какой-то нарисованный вздумал увести из-под носа мой лут. Да что ты о себе возомнил, нуб? Я, таких как ты, на завтрак пачками ем, вместе с костями.
   - Это моя до... до... добыча, - голос непися дрогнул, когда мы подошли к нему.
   - Подтверждаю, она правда на завтрак любит свежую молодую мужскую плоть, - произнес я и мигом поправился, увидев вспыхнувшие глаза Вильгельмины: - Эээ, я не в том смысле.
   Девушка молча отвернулась от меня и выразительно провела большим пальцем руки по лезвию своего клинка, свирепо глянув на рыцаря сотого уровня.
   На плато появился портал. Хм, можно уйти без меча?
   - Давай-ка сюда свою ковырялку, - произнес я и протянул руку к его клинку. Он резко взмахнул им и встал в стойку.
   - Вы всего лишь наглый грабитель, сударь! - патетически воскликнул рыцарь.
   - Давай по-хорошему, - проговорил я. - Мне нужен этот меч, чтобы убить одну жуткую тварину.
   - Это Проклятый меч, - сказал это он таким голосом, словно я вот прямо сейчас должен упасть от страха на колени.
   - Я в курсе, - проговорил я. - Недаром же он такой же черный, как душа Вильгельмины. Шучу, шучу.
   Гном не стал тратить время, слушая наш с неписем спор, и собрал лут с Бумазавра.
   - Не трогайте! Это моё! - отчаянно крикнул рыцарь, когда увидел, что казначей держит в руках три маски.
   - Ага, как же, - проворчала девушка. Старик МакЛауд протянул ей одну из масок - это была точная копия ее лица, но какая-то злая и жестокая. Еще одну маску он дал мне.
   - Ну, дела, - протянул я. Маски изображали наши лица, перекореженные отвратительными гримасами совсем не любви и милосердия.
   - Похоже, это все-таки наше, - сказал гном и показал свою маску рыцарю.
   - Я не совершу подвиг и умру в бесчестье, - горько выдохнул он и как подрубленный упал на колени, схватившись стальными рукавицами за шлем.
   Я тут же подобрал его упавший меч. НПС никак не отреагировал, он, словно превратился в изваяние, мающегося головной болью рыцаря, или силящегося снять шлем.
   - Не переживай, мы все умрем, - утешил я парня. Он не издал ни звука. - Похоже, решил долго не ждать и сразу помереть?
   Старик МакЛауд посмотрел на меня и произнес:
   - Пошли что ли отсюда? На этом, видимо, всё.
   Действительно, пора: таймер тикал, оставалось не так уж и много времени. Вильгельмина вспомнила, что она гордая, сильная, независимая женщина и первой вступила в портал, за ней гном, а я замешкался, хотелось попробовать расспросить непися, какого черта здесь вообще происходит? Но не думаю, что он произнесет еще хоть слово.
  

Глава 10

   Внимание! Вами выполнено задание "Мир Сумасшедшего Гения". Награды:  +9 млн. опыта; классовый предмет.
   Прилетел опыт. Я шагнул на сто сороковой уровень. В сумке лежала маска, а в руке зажат меч. Я не торопился их рассматривать. Перед глазами сгорала картина. На ней был изображен труп дракона и рыцарь, в той самой позе, в которой мы его там оставили.
   - У тебя получилось! - весело взвизгнула Пискля.
   - Ага, - выдавил я. - Ты не расскажешь, что там произошло?
   Я кивнул головой в сторону картины.
   - Я сама плохо помню, но вроде бы там сражалось Зло против Добра, - нахмурив бровки, огорошила меня девочка.
   Не понял, это я сейчас завалил то самое Зло, что должно прийти за Владыками? Я ведь должен был всего лишь найти знания, которые должны мне помочь уберечься от Зла. Как там в Свитке Десяти: "Тот, кто ценит свою жизнь, сумеет спастись, найдя ответы в Башне Первого..."
   Что-то не сходится. Я спросил у девочки:
   - А ты не знаешь, то Зло, что было в картине, случаем, не собиралось уничтожить Владык?
   - Оно, нет, - ответила НПС. - То, что будет наверху - это оно не любит Владык.
   - Так Зло не одно?
   Пискля улыбнулась и произнесла:
   - У Зла много лиц, как и у Добра.
   - Ну, да, философский диспут устраивать не будем, - проговорил я.
   Значит, мой главный бой еще впереди, точнее наверху, но с информацией из свитка все-таки не сходится. Хотя может я не смогу убить это Зло? Оно как-нибудь улизнет в последний момент, наподобие того номера, что отколол Асурк и всего лишь найду его уязвимую точку? Вроде как обнаружу ответы, которые помогут мне спастись.
   Я посмотрел характеристики меча: несмотря на то, что он был уникальным и должен обладать десятью дополнительными характеристиками, у него они отсутствовали, но была специальная атака - "Луч Проклятия", которая отнимала десять процентов здоровья у любого количества ХП при любом уровне защиты. Если убить существо с помощью этого меча, то опыт, достижение и лут идут мимо кассы игрока - знакомая тема.
   Взял клинок поудобнее в руку, размахнулся и активировал скилл. Ничего не произошло. Я еще раз попробовал, опять ноль эмоций. Тьфу, млин, сломать, что ли я его успел?
   Еще раз тщательно прочитал описание и нашел дополнение мелким шрифтом, в котором говорилось, что меч будет работать только с другой вещью Сумасшедшего Мастера.
   - Похоже, облом, нужна еще одна цацка этого Кулибина доморощенного.
   - Она у тебя есть, - проговорила Пискля. - Одень маску.
   Хлопнув себя по лбу, мог бы и сам догадаться, я последовал ее словам и достал маску: так и есть - "Маска" работы Сумасшедшего Мастера из сета "Проклятые вещи". Она была личной и эпической, так как еще две есть у игроков. Такое ощущение что маска и меч, заточены на один-единственный бой. У нее была специальная возможность: при любой направленной на игрока атаке, она не позволяла пройти урону, но взамен этого, сама отнимала у игрока десять процентов от общего здоровья. Я присвистнул, вот так вещица, идти на Зло уже не так яйки трясутся. Дополнительных характеристик у нее тоже, как и у меча, не было
   Я размахнулся клинком и сделал выпад. В стену из кончика меча, будто черный лазер ударил, пробив камень башни. В практически идеальной дыре показался туман. Выносливость упала до нуля: прожорливая какая абилка.
   - Ого, - выдохнула Пискля и захлопала в ладоши.
   - Эта штука сильнее, чем "Фауст" Гете, - произнес я, имитируя Сталина.
   - Пойдем бить дракона?
   - Подожди, - сказал я и достал из сумки немного снеди и воды, - перекусим и можно супостату хвост крутить.
   Я протянул ей жареное мясо краба. Она схватила его детскими ручонками и сразу же откусила приличный кусок.
   - Ого ты пиранья, - изумился я.
   - Ты хороший, - сказала она. Я чуть не подавился от такого наглого вранья. По-всякому меня обзывали, но что бы так...
   Чувствуя себя довольно таки уверенно, после того как поел, я предложил:
   - Вставай страна огромная, пошли на смертный бой. Хотя, постой.
   Мой взгляд упал на тетрадку, лежащую на столе. Не могу я ее оставить. А вдруг там что-то важное написано? Надо рискнуть. Я подцепил ее кончиком клинка и сбросил на пол. Ничего не произошло. Я выдохнул. Руками брать страшно, попробую совершить ход конем. Положил сумку на пол и открыл ее. Под тетрадь просунул повернутый плашмя клинок меча, поднял ее и скинул внутрь сумки. Фух, словно хирургическую операцию провел.
   - Ее надо сжечь, - твердо сказала Пискля, неодобрительно глядя на мои манипуляции.
   - С чего бы это? - удивился я, приподняв левую бровь.
   - Она не хорошая.
   - Это просто тетрадь.
   - Ее следует уничтожить, раз уж мы не можем ее прочитать.
   - Хренушки, я найду способ ее расшифровать.
   - Она может причинить много вреда! - выкрикнула девочка.
   - Откуда ты знаешь?
   - Чувствую. Она несет погибель, - уперлась Пискля, надув губки и сжав кулачки.
   - Вот как раз такие вещи и могут быть полезными. Учись, пока я жив. Веди, давай, к дракону.
   Девочка мрачно покачала головой, но пошла вглубь библиотека, остановилась возле книжного шкафа и нажала на одну из книг. Потайная секция шкафа отъехала в сторону и за ней показалась обычная вертикальная лестница.
   - Я первый, - проговорил я и полез вверх, Пискля за мной. - Прими группу.
   Через несколько этажей я уперся головой в люк. Пару раз глубоко вздохнул и откинул его. Выбрался на плоскую крышу. Вокруг был такой знакомый густой туман. Практически на ощупь, я начал исследовать крышу, опасаясь наткнуться на таинственное Зло в обличии дракона. Через некоторое время, я со смешанными чувствами, выяснил, что крыша окружена парапетом и совершенно пуста.
   - Ну, и где он? - прошептал я на ухо, следовавшей за мной хвостиком, Пискле.
   Что-то глухо ударило в отдалении, но явно на крыши башни.
   - Люк, - тихо сказал я, сообразив, что это за звук.
   Мы с девочкой синхронно повернулись на звук. В тумане обрисовался расплывчатый силуэт.
   - Твою мать, кто это? - под нос прошептал я и тут же покаянно произнес: - Последний раз при детях выражаюсь.
   Силуэт принял узнаваемые черты куклы Рыжей Справедливости.
   - Подмога прибыла, - сказал я громко, но тут же осекся. Паладин выхватила меч и напала на меня, я еле успел отскочить от ее удара. Клинок высекая искры скрежетнул по камням.
   Пискля завизжала и кинулась в туман, прочь от куклы. Я подхватил ее визг и бросился в другую сторону. Тут пространство сотряс мощный рев, и я ощутил сильный порыв ветра, который на мгновение разогнал туман. На краю башни, вцепившись когтями задних лап в камень, сидел дракон: настоящий, с завитыми рогами, острыми зубами, дикой яростью в глазах и почему-то снежно-белой чешуей. Он расправил крылья, и мир снова сотряс его вибрирующий рев, пробирающий до самых костей.
   Над драконом красовалось имя "Первый", а уровень был скрыт. Я крутанул в руках меч и использовал специальную атаку. Черный лазер пронзил пространство и опалил чешую на его груди. Десять процентов здоровья испарилось. Проявился уровень - семисотый. У меня челюсть упала до камней башни, но этого не было видно в сгустившемся тумане.
   Дракон ответил тем самым серым бесформенным шаром, который я однажды уже видел. Не с моими возможностями было от него уйти, тем более с упавшей после спец атаки выносливостью. Он попал в меня. Я отлетел к парапету. Боль практически не заметил, но ощущения были, словно в меня врезался поезд на полной скорости. Я воздел себя на четвереньки и обалдело потряс головой. Так, разменялись. Мы оба выдержим по девять подобных ударов.
   Откуда-то из тумана раздался полный боли детский крик. Твою мать, Пискля! Где она? Кукла Рыжей дамажит ее. В группе было видно, как уменьшается полоска жизни девочки. Вот и огрызнулась загадка с воротом. Взял бы кого-нибудь другого, сейчас было бы легче, но я позарился на самую сильную куклу. Теперь расплачиваюсь. Хитро разработчики подошли к этой загадке.
   Прозвучал еще один крик девочки. Я побежал на него. Неожиданно показался высокий силуэт. Я не успел затормозить и с разгона врезался в него всем телом. Мы вместе полетели на камни башни. Раздался рев дракона. Идея вспыхнула мгновенно. Я подлез под брыкающуюся куклу Рыжей. На такой дистанции мечи были бесполезны, и она ударила меня головой. Легкий дезориентирующий дебафф "головокружение" и осталось восемьдесят процентов здоровья, зато псевдо Рыжая исчезла в серой вспышке. Ей в спину попал шар дракона, уничтожив куклу. Даже полупрозрачного силуэта не осталось.
   Я вскочил на ноги и подбежал к парапету. В три погибели скрючился за ним и затих. Пискля в группе обозначалась как "Девочка" и она была в зеленом. Паладин практически ничего не отняла у шкалы ее здоровья.
   Раздался рев. Фух, угадал, где спрятаться. Скилл дракона расплескался об парапет с той стороны. Я быстро выскочил из-за своего укрытия и пустил луч туда, где был звук: дракон летал не так близко к башне, так что его крылья не разгоняли стену сплошного тумана, и атаковать приходилось только на рев. Попал, но трюк опасный. Дракон взревел от боли. Надо придумать что-то умнее. Сейчас у нас равные шансы: всё будет зависеть от того, кто нанесет последний удар первым.
   Однако, был и позитив в моей ситуации. Я мысленно поаплодировал себе за прекрасно проделанную работу с устранением куклы Рыжей Справедливости. Если бы она была еще жива, то сильно усложнила бы сражение мне или убила Писклю.
   Еще один рев дракона, уже с другой стороны. До парапета добежать не успеваю, но все равно смело рванул на звук. Передо мной появился расплывчатый силуэт приближающегося скилла Первого, в ту же секунду я выпустил луч. Опять разменялись. Меня протащило по камням, и я снова спрятался за парапетом.
   Еще два раза мы обменивались обоюдными ударами, пока Первый не решил, что ему пора переходить во вторую фазу. Он уцепился когтями задних лап за парапет и грозно расправил крылья, словно желая обнять весь этот гребаный мир, - точь-в-точь как в тот момент, когда я впервые увидел его. Летать ему стало лень, и он, раззявив пасть, начал пускать в меня струю серой жидкости. За мгновение до плевка, он не орал дурным голосом, как раньше перед запуском шара, а громко хлопал крыльями, разгоняя туман перед собой. Периодичность его скилла заметно увеличилась: едва-едва успевал отвечать ему, выносливость не давала делать это быстрее.
   После того как струя попадала в меня, она растекалась по телу и щипала кожу, будто соли насыпали на тысячу мелких ран. Одеяние меня не спасало, только маска защищала лицо. Я сто раз пожалел о том, что в настройках поставил двадцатипроцентный порог боли от реальной.
   Дело принимало дурной оборот еще пару ударов и мне кают. Он первым доведет меня до могилы. Помимо того, что провалю задание, так еще расстанусь с деньгами, полученными от Старика МакЛауда. Золото, конечно, меня заботило меньше, чем квест, но все равно жалко.
   В голову не приходило ни одной гениальной мысли, как можно победить Первого, даже просто мыслей не было - шаром покати. Как-то сложно соображать в такой ситуации. Мои судорожные метания по крыше не давали ровным счетом никаких результатов. Ну, вот и всё: последний жидкий скилл летит в мою сторону. Как-то много у меня поражений в игре за Грациано.
   Внезапно из тумана выскочила Пискля и встала между мной и плевком дракона. Я не растерялся, и черный лазер пробил грудь Первого навылет. Он истово заревел, нелепо захлопал крыльями и замертво распластался по крыше башни, заняв своей тушей половину ее площади. Девочка без чувств рухнула возле него. Она была жива, что не укладывалось в рамки моего мировоззрения. Как пятидесятиуровневая непись выжила после скилла босса семисотого уровня? Я, конечно, надеялся на чудо, когда струя абилки Первого врезалась в ее тело, надеялся даже больше, чем когда ждал, что ко мне прилетит сова из Хогвадса, но это не вписывается в рамки Утопии. Просто немыслимо!
   Внимание! Вами выполнено испытание "Зло не дремлет". Награда: 3млн. опыта; слово из заклинания Первостихии.
   Из-под туши дракона начала вытекать кровь, она плевать хотела на законы физики и собиралась в отчетливые иероглифы. Я присоединил их к уже имеющимся, и система поздравила меня с приобретением очень древнего навыка "Истинное око", которое позволяет пять секунд видеть суть любого предмета или живого существа; кулдаун с учетом плюшек два часа.
   Со смертью Первого туман стал рассеиваться, и заработали: магия, навыки, чат. Рядом появился портал, скорее всего, он вел по последнему месту привязки.
   Я поколебался, но любопытство победило - я использовал "Истинное око". То, что я увидел, повергло меня в шок. Дракон предстал как затухающая гора белого света, а Пискля как растущая клякса первозданной тьмы.
   Девочка пошевелилась, открыла наполненные чернотой глаза и вкрадчиво прошептала, голосом взрослой женщины:
   - За то, что ты меня освободил, я не убью тебя... сейчас. Беги, Владыка, беги.
   В голове, словно свободолюбивая птичка в клетке, металась мысль, что я выпустил на свободу Зло, то самое, защиту от которого искал здесь. Если бы мне дали второй шанс, то сумел бы я разочаровать себя еще сильнее?
   Качнулся в сторону портала, но тут же одумался: "Чего это я бегу? Магия и навыки работают, может, удастся завалить обманщицу Писклю?" Она тем временем становилась сильнее с каждой секундой: пятьдесят первый уровень, пятьдесят второй, пятьдесят третий... Смерть Первого разблокировала ее возможности. Пока я рассусоливался, Пискля начала действовать. От ее тела отделились две руки из овеществлённой тьмы, схватили меня, плотно оплели и подняли над башней. Я бессильно болтал ногами где-то в полуметре от крыши и со страхом взирал на НПС. Мои руки были плотно прижаты к телу. Я даже не мог использовать свое оружие.
   Внимание! На острове Первого невозможно использовать... дальше шел обширный список: умения, навыки, порталы-свитки, склянки и чат.
   Ну, еще бы, свято место пусто не бывает, перехватила бразды правления - она теперь здесь полновластная хозяйка.
   Девочка подошла ко мне и глумливо произнесла, глядя снизу вверх:
   - Это я, пожалуй, заберу.
   Она вырвала у меня из руки Проклятый Меч, повертела его перед глазами, и он исчез во вспыхнувшем пятне мрака.
   Вам предложено принять задание "Вернуть меч". Задание считается выполненным в случае того, если вы сумеете добыть Проклятый Меч. Награда: 16 млн. опыта; уникальная классовая вещь.
   Неожиданно ее тело поплыло, трансформируясь во что-то большее. Через миг передо мной стоял Грациано, тот самый, что подражал мне в зеркале. Игроки, знающие меня хорошо, нашли бы десять отличий, те, кто поплоше знаком со мной, могли бы отличить нас по глазам: лиловые от черных; остальные же подмены не заметили бы, единственное, что тихо сказали бы: "Хм, как этот мерзавец скрыл свой ник?"
   Руки из тьмы пропали, как и мое желание сражаться с девочкой здесь и сейчас - время этой битвы еще не настало. Меч-то тю-тю, маска тоже на последнем издыхании.
   Я упал на одно колено встретившись с крышей, после того как скилл Пискли неожиданно пропал. Наши глаза оказались на одном уровне. Пискля цинично смотрела на меня: ни малейшего признака страха или благодарности в ее глазах не наблюдалось, одно сплошное превосходство.
   - Тьма имеет много лиц, - произнес я и хотел на этой ноте нырнуть в портал, раз уж она отпускает меня, но поколебавшись, попросил: - Может, не станешь убивать тех матросов, кто выжил, а?
   Она молчала. Ну, хрен с тобой. Я сделал всё, что мог. Взбрыкнувшая совесть, снова погрузилась в летаргический сон. Два шага и я в портале.
   Город джиннов - это, наверное, самое стабильное место в этом мире. Чернокожие маги невозмутимо шастали по площади, а я же с задумчивым видом широкими шагами ходил туда-сюда, разглядывая свои шмотки. Придется просить гнома отнести их на починку. Прочность здорово упала. Сейчас на мне какие-то лохмотья, а не геройский сет "Громового Орла". Много золота теперь потребуется, чтобы починить их. Но это все наживное, а вот другое... Как же лихо сложилось мое путешествие по Башне Первого. Выходит дракон охранял Зло, чтобы оно не упорхнуло на волю?
   Пискля не соврала, когда сказала, что на крыше будет Зло, но предусмотрительно не уточнила, что это она сама и есть. Значит вероятнее всего, что ее слова о сражении Добра и Зла в картине, правда. Вот только в Мире Сумасшедшего Гения, на чьей стороне кто воевал? Юный рыцарь с Проклятым Мечом и Бумазавр с масками. До путешествия по башни, я бы совершенно точно сказал бы, что рыцарь на стороне Добра, ну а Бумазавр играет за Зло, но теперь совсем не уверен в этом. Хотя, все-таки склоняюсь к мнению, что рыцарь - это Добро. В задании было сказано, чтобы я добыл Проклятый Меч, видимо маски мне так бы отдали. Почему он тогда не стал сражаться против нас, чтобы защитить свой меч? Подумал, что мы тоже за Добро? Логично вообще-то. Дракона на башне, ведь я тоже первым атаковал. Кхем, кхем... а он бы вообще напал на меня, если бы я не запустил в него Луч Проклятия?
   Внезапно в голове всплыл вопрос невидимки: "Ты использовал свою силу во зло?" Так он имел ввиду Зло с большой буквы. Теперь ясно. Жаль, что белых пятен всё равно остается еще много, но картина уже немного проясняется. Вот только на этом холсте, я изображен коричневыми красками.
   Кстати, картина. Везде где проходили битвы Добра со Злом, там было по одному чистому представителю этих сторон одной медали, а остальные просто прихвостни разной силы - это пресловутое Равновесие, к варианту с которым я склоняюсь или все же совпадение?
   Вопросов было еще много, но два казались мне наиболее значимыми. Во-первых, что такого я могу прочитать в тетради, если Пискля как стремилась ее уничтожить? Во-вторых, кто млять, вообще, написал этот гребаный Свиток Десяти из-за которого всё и началось?
   По поводу тетради пока могу сказать одно: хорошо хоть разработчики решили, что для ИИ будет слишком жирно, что-то требовать от игроков, если это уже попало к ним в инвентарь, иначе девочка-зло могла отобрать у меня кроме меча еще и тетрадь. Вытащи я ее из сумки, и она непременно бы это сделала. Правило, конечно, чисто игровое, но очень нужное, на мой взгляд. Если бы его не было, то в теории, любая доминирующая над игроком непись, могла бы до трусов раздеть его.
   А вот про Свиток Десяти могу только повториться: кто его написал?
  

Часть II. Дипломатия

Глава 1

   Погода стояла прекрасная: еще по-летнему теплая и зеленая, но первый день осени уже наступил. Настоящий ветерок обдувал свежевыбритые щеки, с некоторым количеством свежих порезов от бритвенного станка. Несмотря на все новомодные медицинские штучки, тело еще плохо слушалось меня: еще бы, месяц лежать без дела. Физическая форма, как меня и уверяли, осталась без изменений, но моторика тела как-то отвыкла работать: надо ведь мышцам приводить конечности в действие, а не только мозгу, как в Утопии. Да и сам мозг порядком подустал, не просто же так мне ноотропы дают.
   Солнце подбиралось к зениту, но удушливой жары уже не ощущалось, лето окончательно сдает свои позиции. Только пролежав месяц в вирт-капсуле, я понимаю всю прелесть реального мира. Его ничем не заменить. Он вдохновляет, поражает и завораживает своей красотой. Я даже готов простить ему голубя, который чуть не попал в меня, промахнувшись всего лишь на пару пальцев, и его шлепок растёкся по асфальтированной дорожке парка, а не по моей голове.
   Я развалился на деревянной скамье, закрыл глаза и блаженствовал, под щебет птиц и молоденькой симпатичной медсестры с "редким" русским именем Наташа. Первые дни меня курировала старая злобная карга, а сейчас вот пришла вполне себе красивая девушка. Она прилежно инструктировала меня по поводу медицинских процедур, которые должны еще пройти с моим участием в этом санатории, находящимся рядом с городом. Оказывается, в моем контракте был указан пункт, по которому я должен несколько дней восстанавливаться на свежем воздухе. Последний раз я был так близок с природой, когда навещал свой отчий дом. Ехать туда было часов восемь на машине, но мне после мегаполиса показалось, что я передвигался на машине времени.
   Если бы в Утопии была локация, на которую разработчики наложили бы проклятие и остановили там время, то вполне возможно они бы тупо срисовали ее с моего родного города, а неписей бы оцифровали с его жителей.
   Зачем-то я тогда взял с собой друга по университету, сейчас он усвистал в другой город, но в то время мы с ним неплохо дружили. Ваня, а его звали именно так, по папе был нигериец, а по маме русский. Историю его жизни рассказывать не буду, ограничусь только этим фактом его биографии. Когда Ваню увидел мой дед, то он удивленно выдал забавный набор слов:
   - Барак`а маза фака.
   Батя же только настороженным взглядом посмотрел на Ванину серьгу в левом ухе. Надо сказать, что у нас в городе тот, кто носил серьгу в правом ухе - считался геем, а тот, кто вставлял серьгу в мочку левого ухо - считался геем.
   Отец считал себя продвинутым мужиком, практически на одной волне с молодежью, чем разительно отличался от большинства местного населения, поэтому он в отличие от деда промолчал.
   Маленький кулачек ударил меня в плечо, пробуждая от воспоминаний. Наташа, нарочно растягивая слова, произнесла:
   - Молодой человек, вы все запомнили?
   Я поднял голову и посмотрел на нее, пытаясь скрыть огонек интереса, каждый раз вспыхивающий в моих глазах как только я глядел на нее.
   Вот, что мне больше всего нравилось в ней, кроме выглядывающих из белого халатика сисек, так это ее яркий, эмоциональный, всё время пытающийся сорваться на смех голос.
   - Может на "ты"? Мы вроде как ровесники, - предложил я улыбнувшись.
   - Отлично, - сразу согласилась она. - Ты всё понял?
   Взгляд ее умных, задорных зеленых глаз с веерообразными ресницами пристально изучал меня. Я в свою очередь поднял взгляд от ее длинных ног, прошел по узкой талии, быстро пробежал глазами грудь, а то опять затянет в омут и остановился на лице: легкий золотистый загар, привезенный из дальних тропических стран, лежал на гладкой коже и намекал, что и мне было бы неплохо, хоть раз в жизни выбраться куда-нибудь отдохнуть.
   Курносый нос и улыбчивый рот с бледно-розовыми губами, полностью вписывались в ее облик умной, но веселой девушки со своими тараканами в голове.
   Осветленные до белизны волосы, лежали в модной ныне прическе, не знаю ее название, но выглядела она так - в анфас прямые волосы закрывают лоб, до широких бровей, в профиль и сзади, спускаются чуть ниже линии тонкого подбородка. Казалось, что даже внезапно налетевший ураган не способен поколебать монументальность данной прически.
   Закончив осмотр, я покачал ладонь и расплывчато проговорил:
   - Более или менее.
   Она тяжело вздохнула, грудь чуть не выпрыгнула из декольте: у меня непроизвольно сжались пальцы, что не ускользнуло от ее внимательного взгляда.
   - Повторять больше не буду, - строго сказала Наташа.
   - Может быть, кратенько? - заискивающе произнес я. - Просто хочется продлить время, проведенное в обществе такой красивой девушки.
   Она весело хохотнула, красиво запрокинув голову, после чего сказала:
   - Не все еще забыл в виртуальном мире? А то я уже начала беспокоиться, когда заметила, что ты смотришь поверх моей головы и выискиваешь там ник и уровень. Или ты просто сейчас качаешь репутацию и ждешь от меня квест?
   Настало мое время улыбнуться, было заметно, что Наташа подначивает меня. От жаркого квеста с ней, я бы, конечно, не отказался. Ох, слишком много виртуала, слишком много.
   - А есть ли у такой замечательной девушки молодой или не очень человек? - спросил я, перейдя в разведку боем.
   - Все сложно, - ушла она от ответа. - А как твои амурные дела?
   - Мы расстались, - сказал я и добавил: - Очень быстро, практически мгновенно.
   - Из-за чего? - проговорила девушка. По ее лицу невозможно было понять рада она этому или нет.
   - Просто она была толстой.
   - Ты расстался с девушкой только потому, что она, видите ли, толстая? - с негодованием в голосе произнесла медсестра.
   - Скорее это она со мной рассталась, - проговорил я. - Сейчас вкратце расскажу, как это произошло. Я говорил ей, что она толстая, она же себя таковой не считала и продолжала трескать пончики. Нас рассудил веревочный мостик, на котором она провалилась и ухнула в ущелье. Вот так мы и расстались, мне даже ничего не пришлось ей говорить напоследок, а то бы она точно обиделась.
   - Ты ведь сейчас шутишь? - неуверенно спросила Наташа.
   Я звонко расхохотался. Она подхватила мой смех. Идиллия.
   - Нет, все так и было, - сказал я, резко посерьезнев. - Да ладно, шучу, она умерла от СПИДа.
   - Веселый ты малый, но остановиться, видимо, не можешь.
   - Всё, я в порядке. На самом деле, я весьма воспитанный молодой человек.
   - Да ну, - не поверила она.
   - Я, например, знаю, что заниматься сексом на первом свидании нехорошо... если не спросить разрешения девушки.
   - Это экспромт или уже какие-то наработки? - спросила Наташа с интересом. Пока было не ясно, нравится ли ей такой мой подход. Блин, ну когда девушки влюблялись в нормальных парней? Последний раз, когда ко мне испытывало нежные чувства существо противоположного пола, я был пьян и нес какую-то херню о том, что весь мир меняется, даже президенты меняются... в США например, после этого мы прожили душа в душу целый год. Так что, вроде, всё путем.
   Я без пошлых намеков проговорил:
   - Ближе познакомимся, и ты сама решишь.
   - Ты думаешь, мы познакомимся ближе? - проговорила она с нарочитым сомнением в голосе и грациозно закинула ногу на ногу.
   - Чем черт не шутить.
   - Вот как, значит, за наши отношения отвечает черт?
   - А ты думаешь Гиппократ?
   Внезапно браслет на тонкой руке Наташи завибрировал.
   - Мне пора бежать, - произнесла девушка быстро и встала. - Спасибо за... - она поколебалась, -... необычную беседу.
   - Я не смогу дойти до палаты! Кажется, я ослеп от твоей красоты! - крикнул я ей вслед неуклюжий комплимент.
   - Это амавроз, - через плечо бросила она, не поворачивая головы и не замедляя быстрый шаг.
   На следующий день я покинул санаторий. Увидеться с Наташей мне не удалось, но я слезами вымолил ее номер у другой медсестры. Звонить пока не решался, не дай-то Бог решит, что я навязчивый или влюбился. Если она подумает, что я вот так сразу воспылал к ней страстью, то веревки из меня вить начнет и приготовится к долгой обороне крепости, а оно мне надо?
   Мысли о прекрасной медсестре посещали меня до самых дверей Вовиной квартиры. По телефону он ответил слабым согласием на мое желание заскочить к нему на огонек. Дверь оказалась не запертой: то ли подготовился к моему приезду, то ли жутко осмелел. Хм, квартира оказалась еще более грязной дырой, чем я ее помнил. Воняло здесь со страшной силой. Повсюду разбросаны остатки готовой еды, пакеты из-под вкусной, но все-таки дряни, пустые банки из-под пива. Я медленно пробирался вглубь квартиры ожидая увидеть наркоманский притон, но ожидания несколько обманули меня. В романе "Двенадцать стульев", написанном в 1927 году Ильей Ильфом и Евгением Петровым, была такая вставная история про какого-то старика, который много лет пролежал в гробу, умерщвляя плоть, потом его укусила блоха, и он открыл глаза, а вокруг уже Советский Союз, а не царская Россия. Вот я себя чувствовал примерно так же, глядя на Вову. Он лежал на диване, укутавшись в плед, с закрытыми глазами, под которыми были отчетливые синие мешки. Парень скинул килограммов пятнадцать-двадцать веса. Черты лица заострились, пропали пухлые щечки, количество подбородком стало ровняться одному. На секунду возникла мысль, что Вова уже отошел в мир иной, и я шокировано смотрю на его хладное тело, но нет, впалая грудь мерно вздымается.
   Я деревянной рукой потормошил его за плечо, ощутив кости. Он открыл глаза. Сквозь стекла очков на меня смотрели два бездонных колодца печали.
   - Привет, - выдохнул Вова, обдав меня перегаром.
   - Охренеть, - воскликнул я и схватился за голову. - Что произошло?
   - Ничего, - сказал он и сел на диване. Я ощутил запах давно немытого тела, сбросил мусор со стула и сел на него, пристально уставившись на болезненно выглядящего парня.
   - Всё из-за Эли? - утвердительно спросил я.
   В его взгляде мелькнула неподдельная боль, после этого я разразился гневной тирадой, наполненной отборной матершиной, которая сводилась к тому, что она дура, а он еще больший дурак.
   После эмоционального монолога я тяжело дышал, пронзая его взглядом. Вова молча достал из-под дивана непочатую банку пива и приготовился ее откупорить. Я вырвал пиво из его слабых пальцев, открыл и залпом выпил. Он с грустью посмотрел на банку в моих руках и снова начал шарить под диваном. Печально вздохнул, ничего не найдя.
   - Нахрена она тебе? - уже спокойно спросил я, вытирая рукой губы. - Баб, что ли, мало в городе?
   - Люблю, - сказал он просто.
   - Что ты в ней нашел? Нет в ней ничего особенного, - проговорил я, вспоминая нескладную фигуру девушки.
   Парень пожал плечами.
   - Она такая же, как все. Стоит сейчас где-нибудь на кухне в бигудях и читает слезливый женский роман, где в простушку из села влюбились несколько лощеных самцов из высшего света: один оказался драконом, другой вампиром, а третий колдуном. А эта селянка еще и придирчиво выбирает с кем бы ей связать свою такую "интересную" судьбу, но ее ума хватает лишь на то, чтобы со всеми переспать, - возбужденно выпалил я, и на мгновение задумался. - Слушай, а ведь это неплохой сюжет для такого избитого до полусмерти жанра - как любовный роман. Возьму хлесткий женский псевдоним и накропаю пару сотен страниц, а? Как тебе? Глядишь, прославлюсь.
   - Она не простушка - дочь прокурора, - напомнил он мне.
   - Это был вполне удачный пример. Ну, не пара ты ей, не пара. Вообще, это даже хорошо, что ты влюбился. Любовь это такая болезнь, переболеть которой должен каждый, чтобы потом уже не заразиться. Вот ветрянкой же болел, ну и это тоже самое. Выздоровеешь. Потерпи.
   - Не тоже самое, - не согласился со мной парень.
   Я махнул рукой на его реплику, словно отметая ее, и с напором сказал:
   - Зачем тебе любовь? Оглянись. Вокруг так много доступных девушек, которые сами готовы запрыгнуть в твою кровать, а ты нюни развесил.
   - Это они у тебя стучатся в двери, - сказал Вова, вроде бы начиная напоминать себя прежнего, не визуально конечно.
   - Порой я их даже выпускаю, - со смешком произнес я. Он даже не улыбнулся. - А в последний раз, когда я оказался в постели с девушкой, кстати, на вечеринке твоей дражайшей Эли, мне вообще показалось, что все произошло не по обоюдному согласию, и я вполне мог заявить на нее за насилие.
   Вова издал сдавленный смешок:
   - Эля рассказывала.
   Так она еще и трепло? Нет, это она Вове точно не пара.
  

Глава 2

   Покинул Вову спустя пару часов, после того как мы выгребли почти весь мусор из его квартиры. Если бы перед Гераклом поставили выбор: Авгиевы конюшни или хата Вовы, он бы выбрал первый вариант, а вот мы такого выбора не имели. Занятие для нас обоих было непривычным, но мы справились. Под конец Вован устало сообщил:
   - Если бы знал, что будет так сложно, отказался бы от этого квеста или использовал черную магию.
   Сегодня я был в каком-то необычно приподнятом настроении и кроме помощи с уборкой, сгонял в магазин и накупил другу различной снеди. Я догадывался, в чем крылась причина такого моего поведения, но не хотел думать об этом. Лучше прикину, как еще помочь Вове. Он на глазах начинал преображаться, все больше напоминая себя прежнего.
   Наверное, хватит сегодня с бесплатной помощью. Пора завязывать. Я мысленно отметил, что на ближайший год выполнил лимит добрых дел.
   Пока занимались уборкой я пересказал Вове практически все свои приключения в Утопии, не забыв отчитать его за Свиток Десяти. Он стойко перенес мой наигранно преувеличенный гнев и, пожав плечами, сказал:
   - Откуда же я знал? Больше не буду ничего тебе советовать.
   - Эээ, еще чего, должен же я на ком-то выместить свое негодование? Копить в себе отрицательные эмоции - это значит в один прекрасный день взять автомат и расстрелять людей в супермаркете. Друзья на то и нужны.
   Вован снова пожал плечами. Пора было покидать парня. Напоследок я взял с него обещание больше не думать об Эли, начать жить прежней жизнью и удалился восвояси.
   Съемная квартира показалась мне такой необычайно уютной и родной: никогда не думал, что буду так относиться к этой берлоге. В следующую же секунду подумал, что местожительство надо менять, деньги теперь вроде как есть, хотя пятьдесят штук, полученные за месяц в вирт-капсуле, я отослал родителям с сообщением: "На метро гораздо экономнее". Они, конечно, уговаривали меня потратить их на что-то другое, но только нужное, - я отказался. На счету оставались средства полученные от бизнес проекта с шмотками джиннов - это были неплохие деньги, на которые можно немного разогнаться.
   Еще раз поев, так как у Вовы мы трапезничали, я полез в капсулу. Она как-то уже не так презентабельно блестела, после капсулы в лаборатории, но функции свои исполняла привычно.
   Секундная темнота рассеялась, и я увидел город джиннов, площадь и мигающее общекластерное сообщение в чате. Что же там я пропустил, пока был в реале? Сухие строчки гласили, что Равновесие между Добром и Злом покачнулось в пользу последнего. Всё, никаких подробностей не было.
   Чего-то подобного я и ожидал: видимо, Пискля достигла какого-то уровня, и система отреагировала на это. Первый был семисотого уровня, стоит ли мне думать, что и она стала подобной ему? Интересно, а Раахуш завалит ее? Вряд ли, джинн где-то пятисотый, Пискля размажет его тонким слоем по песку, если она достигла того же уровня, что и дракон.
   Сделаю отступление. Число уровней топовых НПС, к коим, без сомнения, относятся неписи с божественными замашками, рассчитывалось от среднего уровня десяти сильнейших игроков кластера, умноженного на коэффициент, который зависел от степени крутизны НПС. Например: средний уровень десяти первых игроков в рейтинге - сотый, умножаем на, допустим, коэффициент два с половиной, получаем двести пятидесятый уровень какого-нибудь полубога. Через какое-то время игроки подросли и их средний уровень уже трехсотый, тогда этот полубог имеет семьсот пятидесятый уровень. Это довольно примитивный пример, так как и коэффициент умножения претерпевал изменения в зависимости от того, как меняется статус НПС.
   Кстати, раз уж задумался об уровнях, не грех проверить, что там у меня с этим делом и вкинуть свободные очки в интеллект, а потом подтянуть манну, а то плюшек от шмоток и достижений уже не хватает на оптимальное ее использование.
  
   Раса: Дроу (метис: серый эльф)
   Имя: Грациано Ветреный
   Статус: Ученик джинна Раахуша
   Возраст: 23 года
   Уровень: 140 (284111000/286611000)
   Класс: Маг (подкласс: стихийник)
   Слава: 1000
   Базовые характеристики:
   Сила - 45
   Ловкость - 10
   Интеллект - 2325
   Мудрость - 760
   Энергия - 60
   Живучесть - 160
   Сила воли - 150
   Вторичные параметры:
   Выносливость: 1320
   Здоровье: 6062
   Мана: 10116
   Броня: 550 ед.
   Магический урон: +686 % к силе атакующего магического умения.
   Физический урон:+ 15 % к силе атакующего физического умения.
   Физическая защита: 1190
   Магическая защита: 5922
   Регенерация манны в бою: 247,1 ед./сек
   Регенерация жизни в бою: 22,4 ед./сек
   Регенерация выносливости в бою: 15,0 ед./ сек
   Грузоподъемность:105 кг
   Удача: 100
   Харизма: 50
   Шанс игнорирования умения: 2,38%
   Шанс критического урона умением: 19,92%
  
   Слава что-то не растет: от заданий ее не повысить, а крутых достижений, на моем пути, с тех давних пор в Горах Троллей, пока не появлялось. Зато скоро откроется четвертый круг умений. Жалко только, что у меня всего три свободных очка умений, да и то руки чешутся их использовать на тот же "Проклятый ветер Маауд" например, но я держусь.
   Если все пойдет по стандартному сценарию, то к сто пятидесятому уровня получу еще два очка. Среднее умение четвертого круга по мощности, конечно, выше третьего, но они у меня хорошо прокачены. "Шаровая Молния X" будет по дамагу, примерно, как абилка четвертого круга, прокаченная до шестого уровня. Соответственно, надо хотя бы семь очков умений, чтобы переплюнуть шаровую и обзавестись более убойным скиллом. А еще бы мне не помешали: пара баффов, дебаффов, и много всего прочего.
   Настало время посетить лавку джинна и скупить у него весь товар, но для этого нужен Старик МакЛауд и его голд. Я написал казначею, назначив встречу как можно скорее в той самой роще возле Аркаима. Он тут же согласился и сказал, что может перенестись туда в любое время. Я быстро сбегал к джинну и удовлетворенно крякнул, увидев обновившейся ассортимент. Разнообразием он снова не блистал, но количество вещей увеличилось ровно вдвое. Отписался гному, чтобы он притащил четыре ляма и уже может встречать меня с распростёртыми объятиями.
   Я использовал "Прокол" и оказался на опушке перед угрюмым гномом, который появился практически в тот же миг, что и я, опередив меня на пару миллисекунд.
   - Чего пригорюнился? - спросил я весело. - Привет.
   - Беда, - проговорил он и едва слышно печально вздохнул. - Здравствуй.
   - Беду пока отложим, - сказал я. - Дэньги, дэньги давай.
   Старик МакЛауд передал мне голд и я два раза свитками спрыгал в город джиннов. За один раз весь шмот не упер - грузоподъемности не хватило. Гном же спокойно принял весь объем продукции, и это совсем не затруднило его шаг, когда он подошел к поваленному стволу дерева и присел на него.
   - Что там за беда? - без интереса спросил я, вытирая воображаемый пот - вроде как умаялся.
   - Вильгельмина, - выдохнул Старик МакЛауд и полез за трубкой. Похоже, разговор будет долгим. Основательно готовится.
   - Что с ней? Дай Бог, если околела. Ой, нельзя так, наверное, говорить, - спохватился я.
   - Я бы не отказался от такого варианта, - удивил меня гном, раскурив трубку.
   - Что-то действительное серьезное? - произнес я, отбросив шутовскую манеру разговора.
   - Пришла к нам сегодня утром в замок, вместе со своими подхалимами и объявила ультиматум, - гном бросил на меня острый взгляд поверх курящегося над трубкой дымка. - Дескать, если небезызвестный вам Грациано Ветреный не соизволит поведать клану "Посох и меч" всю информацию о джиннах и не выдаст место их нахождения, то выше приведённый клан уничтожит "святых". Топнула ножкой и ушла, виляя задом.
   - Вот сука, - не сдержался я, сжав кулаки.
   - Согласен.
   - Недолго она вынашивала свой план, - задумчиво протянул я, встал с дерева и принялся ходить кругами по опушке. - Вот жопой чуял, что она выкинет что-нибудь эдакое. Заставляет меня отказаться от джиннов ради гильдии. Но не всерьез же она думает, что я пойду на это? И не надо на меня смотреть жалобным взглядом побитой собаки МакЛауд, я свою позицию давно обозначил.
   - Значит, война, - произнес гном и обреченно опустил голову, прекрасно понимая всю перспективу этих слов.
   Ясный пень, что "святые" и дня не продержатся против клана "Посох и меч" и их союзников. Те быстро разрушат их Белую Цитадель и оберут гильдию до нитки. Никакой войны не будет - чистый геноцид.
   - Я поговорю с ней, - принял я "мудрое" решение. - Это наш с ней конфликт.
   - Не спорю - ваш, - сказал Старик МакЛауд, - но затрагивает он слишком многих.
   - Надо как-то раз и навсегда разрешить этот вопрос, - хмуро произнес я. - Почему она такая стерва? Мужика что ли у нее нет? Без нее как будто у меня проблем нет. Зашел в игру, а тут Равновесие пошатнулось. Да еще и в сторону Зла. Что это вообще значит?
   - Ну, попробую объяснить, - вздохнул казначей. Его явно этот вопрос не сильно тревожил, в отличие от гильдии. - Добро и Зло - это две довольно мутные величины, которые находятся надо всем в Утопии, включая богов. Если честно, раньше я никогда не сталкивался с представителями той или иной стороны, - в этом месте, я мысленно сказал ему: "Сталкивался", - но кое-что слышал. Каждое разумное существо в Утопии совершает различные поступки, и вот вследствие этих поступков мы, как бы, оказываемся на той или иной стороне. Много помогаешь игрокам, неписям, животным и т.д. вроде как делаешь добрые поступки, и в теории Добро может призвать тебя на борьбу со Злом, ну и с антагонистической стороной тот же сыр-бор.
   - Мда уж, - протянул я и почесал в затылке.
   - Раньше ничего такого не случалось. Я даже о жрицах или проповедниках не слышал, чтобы кто-то агитировал за ту или иную сторону. Видимо, разработчики решили запустить какой-то глобальный сценарий. Это, кстати, в случае войны с кланом "Посох и меч" играет нам на руку. Глядишь, и не будут нас трогать, если мы выступим на одной стороне. Так что если не удастся сразу решить вопрос к обоюдному согласию, то тяни время, авось, нападет Зло какое-нибудь и не до разборок будет.
   - Хм, а куда ты дел ту маску? - не в тему для гнома, но очень даже в тему для себя, спросил я.
   - Лежит она у меня в цитадели. Личная же - не продашь, да и не стал бы я ее продавать. Шутка ли, такая специальная возможность у нее: гарантированные десять атак любой силы выдержит.
   - Ты бы это, не использовал ее, ок? - попросил я смущенно. - Похоже она одноразовая. Десять и атак и всё.
   - А зарядить? - изумился гном, чуть не выронив трубку.
   - Это уж вряд ли. Скорее всего, только ее создатель может это проделать, но где он сейчас - тайна покрытая мраком. Так что не балуй с ней.
   - Пока и не думал, - откликнулся Старик МакЛауд. - А почему ты просишь?
   Как бы половчее рассказать ему правду о Зле? Совсем недавно в голову пришла любопытная мысль: а какого хера масок три, а меч один, при том, что маски личные, а меч нет, но все они с одного сета? Я на досуге поразмыслил и пришел к кое-каким выводам.
   - Тут такое дело, - осторожно начал я. - Ты один из двух игроков кто может завалить любое существо мира Утопии, если... - я заколебался.
   - Если? - словесно подтолкнул меня казначей.
   - Если у тебя в руках будет один забавный меч, - договорил я.
   - А не тот ли это меч, который ты отобрал у юного рыцаря? - сообразил гном.
   - Ну, не отобрал, скорее взял, но это действительно он.
   - Масок было три, - напомнил гном, - а ты говоришь о двух игроках... - он красноречиво недоговорил.
   - Понимаешь ли, я свою маску использовал, - медленно произнес я, не решаясь говорить дальше. - На тот момент мне казалось, что я поступаю правильно, но ошибся и выпустил на волю маааленькую девочку, - на моих губах появилась извинительная улыбка. - И это, она еще и меч у меня отобрала, и самого меня грохнуть хочет.
   Лицо Старика МакЛауда приобрело настолько недоумевающее выражение, что я разразился истерическим булькающим смехом.
   - Уж, не из-за этого ли покачнулось Равновесие? - наконец спросил гном, придя в себя. Я в этот момент тоже практически овладел собой, только совсем немного похихикивая.
   - Как бы да. Да чего скрывать: Зло - это и есть та самая девочка, ну или за старшую она у них.
   - Ты знаешь, вот я раньше играл себе спокойно и играл, медленно покрываясь тиной, и вдруг в нашем замке появился ты, - проговорил казначей. - Что-то в тебе мне удалось разглядеть, какую-то искорку присущую настоящим авантюристам. Тогда я подумал: "Неплохо бы подружится с этим парнем, он добавит в мою жизнь красок". Теперь я будто плаваю в море краски, пытаясь найти хотя бы пятно обычной водицы.
   - Восприму это как похвалу.
   Гном потрепал свою внушительную бороду и спросил:
   - И как ты намерен добыть меч?
   - Пока не знаю, но возможность точно есть.
   - Драться, значит, придется мне или Вильгельмине?
   - Выходит, что так.
   - Забавно, - подвел итог гном.
   - Ага. Интересный такой сюжет вообще получается. Может, удастся договориться с Вильгельминой, поманив ее лаврами победительницы вселенского Зла?
   - Даже не знаю. Скользкая это тема. Тут надо быть очень осторожным.
   - Ты знаешь, у меня сейчас в голове формируется многоходовый план, - сказал я, задумчиво набрасывая первые его штрихи.
   - Излагай.
   - Сперва, нужно кое-что расшифровать, а потом я тебе что-нибудь да поведаю.
   - Ну, ладно, - согласился казначей, выбивая трубку об бревно.
   - Пока мы еще не разбежались, хочу тебя попросить об одной услуге...- я нерешительно замер. Мне еще за тот раз с починкой сета стыдно, а теперь вновь прошу его.
   - Говори уже, чего застыл?
   - Ты не притащишь мне вот такое здоровенное зеркало? - попросил я и обозначил руками его размеры.
   - Сейчас.
   Он исчез и через пару минут вернулся с требуемой вещью.
   - Спасибо МакЛауд. Удачи.
   - Удачи, Грациано.

Глава 3

   Я перенесся в город чернокожих магов. Надо бы к Раахушу зайти, какой-нибудь жилой уголок выпросить, а то совсем как бомж, даже зеркало некуда поставить. Прошел по площади, привычно толкнул двери и устремился к трону повелителя джиннов. Он бесстрастно смотрел на мое приближение. Еще бы, я же не выполнил ни одного нового квеста по линии джиннов, да и не провалил, так что с чего бы ему радоваться или печалиться?
   - Приветствую вас солнцеликий повелитель могучих джиннов Раахуш, - произнес я подобострастно, и поклонился. - Я пришел к тебе как проситель. Я, твой ученик, вынужден скитаться по ночлежкам да притонам, не имея своего дома, постели и очага. Мне негде укрыться в лютый мороз, переждать проливной дождь и спрятаться от палящего солнца... - я картинно горько вздохнул, и внимательно посмотрел на Раахуша. Вроде он уже проникся моей проблемой, того и гляди скупая слеза скатится по жесткой черной щеке. - Не мог бы ты, великий вождь расы джиннов, выделить мне от своих щедрот, личную комнату в бессрочное и безвозмездное пользование? Можно без Wi-Fi и отдельного санузла.
   Хватит ли у меня с ним личной репутации на такую просьбу? Если джинны новая игровая раса, то вся инфраструктура в их городе должна быть, в том числе и личные комнаты.
   - Я дарую тебе комнату, - величаво произнес Раахуш. - Ступай в башню Памяти. Там много свободных комнат: выбирай любую.
   - Спасибо о Щедрейший, - поблагодарил я не совсем искренне, помня кто там уже живет. Вот так сосед у меня появился, лучше бы клопы или тараканы.
   Покинув повелителя джиннов, направился в башню Памяти. Дорогу я знал, так что добрался быстро, целеустремленно переставляя ногами и не отвлекаясь ни на что. Хотелось скорее начать превращать в реальность свой пока еще не до конца оформившийся план. Пока в голове нарисовалась только его первая стадия, а все последующие зависели именно от того, что выяснится на первом этапе.
   Райончик здесь быль спальный, что меня, в общем-то, устраивало как месторасположения личной комнаты. Толкнул дверь и вошел в башню. Вокруг ничего не изменилось. Я снова не стал разглядывать мазню, повествующую о житье-бытье джиннов, и поднялся на второй этаж. Выбрал первую попавшуюся комнату и система осведомилась: "Не желаю ли я сделать ее личной?" Без лишних раздумий согласился.
   Ну, что сказать, кровать есть, сундук для личных вещей тоже присутствует, и на этом спасибо. Подошел к окну. Вид открывался жутковатый: синие огоньки душ джиннов подсвечивали мрачные жилые полусферы из обсидиана. Прям ухх. Я отвернулся и еще раз взглядом окинул комнату. Зато свое. Теперь вот еще зеркало поставлю, проапргрейдирую жилплощадь.
   Установив зеркало, я твердой рукой начертил на нем колдовские символы и шагнул в податливую глубину. Краткий миг тьмы и я словно домой вернулся, ощутив себя моряком дальнего плавания, наконец-то оказавшимся у родных берегов. Чувство было непривычным, но не скажу, что мне оно не понравилось. Город колдунов всегда оставался одним из самых загадочных мест в Утопии, может, поэтому он так и нравился мне? Я ступил на его пропитанную временем брусчатку и зашагал по таинственным средневековым улицам, всеми фибрами души впитывая витающий в сумраке мистицизм.
   В отличие от других городов, где меня непременно бы умертвили неписи, здесь они, словно не замечали меня, но это было связано не с тем, что я изгой, а с тем, что у меня не прокачена репутация с орденом, вот они и смотрели сквозь меня. Даже фоновые черные кошки вызывали в них больше эмоций, чем некий Грациано. Тех они хоть шугали и обходили десятой дорогой, а меня, будто не существовало.
   Провел эксперимент: поклонился какому-то важного вида неписю с длинной седой бородой. Он даже лохматой бровью не повел. Ну, ничего страшного, когда-то надо мной смеялись игроки в городе Вантит, а вот теперь меня знает каждая собаки и непременно, где-то глубоко в душе, завидует.
   Под аккомпанемент таких мыслей я добрался до своей цели, приоткрыл тяжелую дверь библиотеки и проскользнул в образовавшуюся щель, придержав закрывающуюся створку. Она тихо приняло свое исходное положения. Никто осуждающе не посмотрел на меня.
   Я окинул взглядом зал. Народа практически не наблюдалось, были даже свободные столы: будний день, рабочее время. Хоть кто-то тянет трудовую повинность.
   Стараясь не шуметь, подошел к скриптору и вежливо спросил:
   - Здравствуйте. "Малую книгу защитных заклятий", где я могу найти?
   Он окинул меня изумленным взглядом, будто увидел свинью интересующуюся творчеством Дюма, но все же указал местонахождения требуемой книги.
   - Премного благодарен, - поблагодарил я скриптора, мысленно желаем ему сдохнуть под обвалившимися полками с книгами, желательно самого похабного содержания.
   Немного поплутал по библиотеки, надышавшись пылью, но все же довольно быстро отыскал книгу, лишний раз, дивясь тому, что здесь они имеют манеру кочевать по шкафам и полкам. В последний раз, еще, будучи Абракадабрусом, я ее брал совершенно в другом конце библиотеки.
   Вернулся в отдел для чтения и сел на скрипнувший стул. Передо мной был небольшой стол, с блестящей от множества прикосновений поверхностью. Положил на стол книгу, чихнул от попавшей в нос пыли и открыл первую станицу. Итак, приступим. Желтые страницы с выцветшими чернилами с тихим шорохом переворачивались, пока я не остановился, увидев знакомое заклятие. Так я и думал: символы на тетради предназначались исключительно для того, чтобы защитить ее от сил Зла. Краткое описание заклятия поведало мне об этом.
   Блин, вот надо было тогда дать Пискле дотронуться до нее, и проблем бы не знал. Ну, попереживал бы я пару минут, вроде как дал ребенку-НПС себя загубить, но история пошла бы по менее запутанному пути. Глядишь, я бы тогда сам нашел лестницу за шкафом, выбрался наверх, а там дракон семисотого уровня. Я бы тогда упал ему в когтистые ноженьки, наложив кирпичей в штаны, а он бы не только не убил меня, а более того наградил и отправил восвояси как героя, повергнувшего всемирное Зло. Жаль история не терпит сослагательного наклонения.
   Уже без страха, я достал тетрадь и начал осматривать ее: теснённая красная кожа с несколькими желтыми от времени страницами и угловатым мелким подчерком, которым выведена мешанина слов. Хоть бы название какое-нибудь вменяемое было, или имя автора, даже инициалы могли бы сгодиться, а так попробуй, догадайся, о чем она и как ее расшифровать.
   Были, конечно, кое-какие мысли относительно того, как можно разгадать шифр, но пока не могу решить с чего бы лучше начать. Вот как было бы просто, будь в игре интернет: сделал скрин, скинул себе на почту, прогнал через программу дешифратор и вот он ответ на блюдечке с голубой каёмочкой.
   Пожалуй, начну с определения имени автора, глядишь, это как-то поможет. В ордене существует книга, в которой записаны имена абсолютно всех его участников. Относилось это чтиво к справочной литературе и имело на последний страницы обычный фильтр, как на любом поисковом сайте. Если бы этого фильтра не было, то ту хреновину, которую я с трудом по наводке скриптора сейчас притащил на стол, я бы месяцами читал.
   Открыв последнюю страницу начал отсеивать лишних. Игроки долой, даешь неписей. Появившаяся цифра очень сильно обескуражила меня своей длиной. Что там еще я знаю об авторе записей в тетрадке? Ага, вычеркиваем всех ныне здравствующих неписей. Тьфу, все равно очень много. Что еще можно использовать? Думай голова, думай. О! Наклон подчерка. Автор правша, лучше бы был левшой, их вроде меньше. Ввел. Тьфу, общее количество подпадающих под эти параметры неписей превышало установленные мною для поиска вручную нормы.
   Какие еще дивиденды мы можем поиметь с подчерка? Линии твердые и четкие, с острыми росчерками. Вроде бы всё это присуще мужчинам, а ведь еще череп... Я начал вспоминать костяшку. Вот если бы Пискля не пнула череп, то я бы не запомнил его в таких подробностях: крупные размеры, ярко выраженные надбровные дугу, массивная нижняя челюсть. Не уверен, но, кажется, всё это подтверждает, что автор - мужчина. Ладно, ввожу в фильтр и этот параметр. Теперь итоговая цифра мне больше нравилась, но надо бы ее еще как-то уменьшить.
   Я подпер подбородок кулаками и призадумался. Больше ничего в голову не приходило, как бы усиленно я не морщил лоб и не массировал виски. Вроде использовал всё что можно, и так практически из пальца кое-что высосал и притянул за уши. Хотя постой-ка. А уж не числится ли он в списке без вести пропавших? Ведь его смерть никто ни видел, как и тело. Путешествовал и пропал, ну или пересекал океан и утонул. Если погиб весь экипаж, то все они без вести пропавшие, если кто-то выжил и вернулся на сушу, то мог ли он сообщить, что остальные погибли? Такой вариант тоже возможен, но я склоняюсь к мнению, что всем им пришел каюк. Хотя автор мог и один отправиться на остров, например на шлюпке, спущенной с корабля. Ладно, хрен с ним, придется рисковать, тем более это дело благородное. Ввел и этот параметр. Результат превзошел все мои ожидания - тринадцать тушек. Начал читать их краткую биографию и нашел понравившегося мне товарища, который занимался проблематикой отношений Добра и Зла, ещё он был подвержен мании преследования и вследствие этого часто шифровал свои записи. Артур Странный - так его звали. Прямым текстом не говорилось, как распутать его каракули, но сообщали, что он любил писать длинными предложениями и менять в них местами слова.
   - Фух, - победно выдохнул я и обвел довольным взглядом неписей и игроков. Первым было глубоко пофиг, что я там отыскал, а вторые уже давно шушукались, любопытно поглядывая на меня - слава, никуда от нее не деться, пусть даже это слава изгоя.
   Достал карандаш, который прикупил из-за профессии "Картограф" и начал расшифровывать тетрадь. Очень удачно, что в ней оказались не исписанные листы, и я прямо на них начал чиркать результат дешифровки. Выбрал самое маленькое предложение из семи слов, собрал из него осмысленную конструкцию и записал последовательность меняемых местами слов. Допустим: пятое на второе, первое на треть и т.д. Благодаря этим нехитрым записям, дальнейшее действо пошло как по маслу. Правда, мешало то, что Артур напрочь игнорировал запятые. Может получиться ситуация как в классическом примере всех учителей русского языка: "Казнить нельзя помиловать". Работа была не сложной, но трудоемкой. Время летело незаметно, пока я корпел над тетрадью.
   Когда я закончил дешифровать, система уведомила меня о том, что "Умник I" стал "Умником II", и к общему интеллекту теперь не +1%, а +5%. Устало порадовался этому событию и погрузился в чтение. Текст являлся не связанным логически литературным рассказом, а чем-то вроде записок или пометок на полях, когда ты парой предложений описываешь саму суть, чисто чтобы не забыть, а потом, если надо, возвращаешься к ней, читаешь и тут же вспоминаешь всю информацию. Что-то вроде этого: "В башню я вошел в первый день осени" - и если бы это я, а не Артур, вошел в башню, то прочитав эту фразу, тут же бы вспомнил тот день.
   Хоть записи Артура и были скудноваты, но все же здорово мне помогли, я теперь точно знал, что Писклю можно завалить с помощью Проклятого Меча. Помимо этого просветился в отношении проблематики противостояния Добра и Зла. Тетрадь оказалась действительно полезной штукой, не зря Пискля не хотела, что бы я ею владел. Чуяла, что там есть что-то жареное.
   Когда же я прочитал, где девочка-зло с большой долей вероятности могла спрятать меч, то внезапно обновился квест "Вернуть меч". Теперь в описании было сказано, где искать проклятый клинок. Ну, еще бы, я же только что об этом прочитал. Тут же выскочило новое задание:
   Вам предложено принять задание "Мир без Зла". Задание считается выполненным после того как Зло будет изгнано из мира Утопии. Награды:  30 млн. опыта; вариативно.  Принять? Да/Нет.
   Естественно я принял этот квест: мне все равно надо с ней разобраться, пока она не разобралась со мной.
   В тетради было несколько абзацев написанных хоть и рукой Артура, но автором явно был не он, колдун только переписал эти строки. Сам стиль подачи, отличался от того, что практиковал Странный. Если эти строки правдивы, а я не сомневаюсь в этом, то наперед нужно четко себе представлять, что Пискля весьма хитрое и коварное создание. Абзацы, переписанные Артуром, гласили, что именно она поучаствовала в создании некой картины, в которой я побывал.
   Сейчас я пробираясь сквозь словестные завитушки и со своими комментариями представлю саму суть этих строк. Начну я издалека: много-много лет назад жил-был один кузнец-уникум - в истории его запомнили как Сумасшедшего Мастера. С изготовленными им приблудами я уже сталкивался. Он ковал потрясающие вещи, вкладывая в них душу, в прямом смысле, каждое последующее его изделие становилось все более могучим, но и требовало оно все больше материала. Дошло до того, что его душа стала совсем крошечным угольком, тлеющим во мраке, негодным для создания новых вещей. К этому времени с головушкой у него стало совсем бо-бо: он страстно желал создать Идеальные вещи, именно вот так с большой буквы, - это желание настолько захватило его, что он тронулся умом.
   Делать не хрен, души нет, а желание есть, ну и заточил он в свои изделия целиком без остатка, души своих же детей. На этом его история обрывается и начинается другой абзац, в котором написана часть летописи трех Проклятых Масок, с душами трех сестер внутри и Проклятого Меча с душой брата. В этом есть даже какой-то урок, как в народных сказках, - мораль.
   Ну, что же, продолжим чтение. Мудрый Дракон, который еще носил такие имена как Владыка Первостихии и просто Первый, понял, что за вундервафли создал Сумасшедший Мастер и решил навсегда разделить сестер и брата. Долго он думал, как водится три дня и три ночи, и решил заточить меч в картине. Хотел спрятать и маски, но их уже украло расторопное Зло, тоже не сидящее без дела. Как это часто бывает в сказаниях, просрал он их, когда задремал, а если бы вовремя не проснулся, то и меч бы у него увели, а так Зло, в обличие маленькой девочки скоммуниздило только маски и тут же пропало со смрадным духом.
   Опростоволосившийся дракон решил тогда, хотя бы меч спрятать. Позвал он искусного художника и наказал ему перенести Проклятый Меч в картину. Мастер ответил ему, что не сумеет это сделать без особых уникальных красок. Мудрый Дракон пошёл ему навстречу и добыл эти самые волшебные краски, посоветовав использовать их экономно, потому что вторых таких не сыскать на всем белом свете.
   Художник принялся за дело: нарисовал картину, перенес туда меч и намалевал рыцаря, вдохнув в него часть своей доброй души, дабы он охранял его. У меня сложилось впечатление, что в те времена мастера разбазаривали души направо и налево. Хотя, может, раньше души большие были, и их хватало на все, не то, что сейчас: маленькие, скукоженные и эгоистичные.
   Умаявшийся мастер с чувством выполненного долга прикорнул возле картины, повторив ошибку Первого, а Пискля пошла по проторенной дорожке и сделала свое черное дело. Художник проснулся и опешил, оказалось, что красок больше нет, а картина изменилась: на ней появился Бумазавр.
   С тех пор Первый и охранял картину, получившую название "Мир Сумасшедшего Гения", ожидая, чем закончится битва между Рыцарем-Добром и Бумазавром-Злом.
   Я так думаю, что ставил он все-таки на Зло. Каким бы ни был великим художник, он все же человек и душа у него человеческая, а вот Пискля - это ого-го.
   По тому, что в тетрадке нет никаких упоминаний о чем-то необычном в Башне Первого, сложилось впечатление, что Артур либо не знал о том, что Пискля в башне, либо ее в то время там не было.
   Всё выше написанное было далеко не всем, что я почерпнул из записей Артура. Я откинулся на спинку стула и задумался над возвращением Проклятого Меча. Шесть человек это максимум, который я могу взять с собой в локацию Туманные Топи, звучит как Масло Масленое, но раз уж разработчики так ее назвали, то не буду лишний раз пинать их дряблое тело, лучше подумаю над тем, кого с собой взять. Артур никак не упоминал, какими качествами или характеристиками должны обладать эти шестеро, чем увеличивал стройные ряды претендентов. Вряд ли кто-то откажется от такого квеста. Мне, в общем-то, было понятно, почему к моему заданию разработчики привлекают игроков: квест суперский и жирно только одному игроки его проходить, так что ищи себе группу. Шесть человек, всего лишь шесть или аж целых шесть?
   Неожиданно Утопия начала навязчиво напоминать, что я тут загостился. Блин, совсем забыл, что я теперь и в реале живу: нажал логаут.
  

Глава 4

   Реальность порадовала меня санузлом и едой. Я набросился на нее как голодный волк, жадно чавкая полуфабрикатами. Пельмени с майонезом активизировали работу серого вещества в совершенно неожиданном направлении. Мысль, внезапно пришедшая мне в голову, сначала показалась весьма неудачной, но она так просто не сдавалась и я уступил.
   Я не любил вмешиваться в чужие отношения с тех давних пор, как жил за пределами мегаполиса. У меня есть дальняя родственница, которая является мне, нет, не во снах, а ровесницей, так вот она долгое время встречалась с парнем: то расходилась с ним, то снова встречалась и постоянно плакалась мне какой он мудак. В очередной раз они со скандалом разбежались и она снова, хлюпая носом, жаловалась мне. В этот момент позвонил он. Я движимый благими побуждениями решил пообщаться с ним: ну и, в общем, многое ему высказал, поддерживаемый словами родственницы, что она точно больше с ним ни-ни. Догадались, что было дальше? Они поженились, а я говно.
   Сейчас случай был другим и, в общем-то, хуже уже не будет. Мысль превратилась в действие. Я посмотрел на часы. Время для визитов было поздним, но я уже морально настроился, и меня было не остановить. Тем более, что мы крестьяне не знакомы с рамками приличия, а если и знакомы, то нам тесно в них: захотел явиться в гости, так чего откладывать? Достал телефон, вызвал такси, прилично оделся, пригладил пятерней волосы и, собравшись с духом, вышел из квартиры.
   Через полчаса такси подъезжало к особняку. Водитель с любопытством смотрел в зеркало заднего вида, пытаясь понять, что я забыл в элитном районе. Моя решимость помочь другу никуда не делась. Я был серьезно настроен улучшить его личную жизнь, и скорее всего ухудшить Элену.
   Я расплатился с таксистом и вышел из машины. На улице слабо накрапывал дождь. Ежась от неприятной холодной влаги, я быстренько подошел к двери дома и позвонил в звонок. Где-то в глубине особняка прозвучала мелодичная трель.
   Спустя минуту ожидания открыл дворецкий: настоящий, всамделишный, в ливрее и с постным выражением лица, как будто сошел с экрана телевизора, где играл роль в каком-нибудь детективе.
   - Я вас в прошлый раз здесь не видел, - растерянно брякнул я. Не каждый день вижу таких персонажей.
   - Я вас тоже, - чопорным голосом ответил он и с неудовольствием посмотрел на меня, будто увидел как кто-то насрал под дверь, прямо на дорогой коврик для ног.
   - Мне бы с Элей поговорить, - сказал я, придя в себя. - Друг я ее.
   Он хмыкнул и с наигранным сочувствием проговорил:
   - Элеонора не предупреждала меня о вашем визите. Может быть, вам следовала для начала позвонить ей?
   - Так, это уже не ваше дело, - огрызнулся я. - Скажите ей, что пришел Грациано.
   - Не похожи вы на Грациано, - прокомментировал он мои слова. - Молодой человек, если вы не можете позволить себе телефон, то это не беда, я уверен, у вас все наладится.
   Дворецкий закрыл дверь, оставив меня мокнуть под разыгравшимся дождем. Не понял, что он вообще себе позволяет? Я как-то по-другому представлял себе обслуживающий персонал или как там их зовут по-научному. Он батя, что ли ее? Какого хера вообще? Может ее матушка согрешила с ним и на свет появилась Эля? Вот встретишься ты мне в темном переулке господин дворецкий...
   Пока я мысленно придумывал для него всевозможные кары и внутренне наделся, что он пошел доложить Эле о том, что на улице мокнет какой-то оборванец по имени Грациано, дверь открылась.
   - Проходите, - кисло произнес дворецкий и посторонился, пропуская меня внутрь.
   Так-то лучше. Я зашел в дом и хотел снять ботинки, но он печально вздохнув, отрицательно покачал головой.
   Через пару шагов по ковровой дорожке на ней перестали оставаться мокрые следы от моих подошв. Я злорадно подумал: "А вот не хрен было держать меня за дверью - теперь отмывать будете".
   Не скрывая недовольной мины на лице, дворецкий проводил меня до богато обставленной гостиной и шепнул мне напоследок:
   - Молодой человек, я настоятельно вас прошу, попробуйте ничего не украсть.
   Он исчез, оставив меня одного с возмущенно вытаращенными глазами. Ну, знаете ли, бедность еще не предлог для обвинения в воровстве.
   В гостиную впорхнула Эля. Она разительно отличалась от Вовы. В то время как мой друг усыхал от неразделенной любви, девушка пополнела, щечки округлились, даже появился намек на сиськи. Взгляд ее глаз лучился жизнерадостностью и довольством.
   - Привет, - прощебетала она, усаживаясь на резное кресло, века эдак девятнадцатого. Оно было сделано в Туманном Альбионе: на это указывали ножки, в виде лап львов и изображение самих царей зверей на спинке кресла. Я, конечно, знал, что это не львы, а золотые леопарды, ну раз уж весь мир так их величает, то куда уж мне со свиным рылом в калашный ряд.
   Вообще вся гостиная была словно перенесена из Букингемского дворца времен восшествия на престол королевы Виктории, впоследствии получившей прозвище "Бабушка Европы".
   Глаза разбегались от обилия красивой мебели, обладающей массивными чертами того времени. Сейчас-то мои органы зрения не застилает возмущение - неприятный дворецкий отсутствует в гостиной, а старинный комод, торшер, камин и т.д. присутствуют и дают величавое позволение себя рассмотреть.
   - Привет, - заторможено произнес я, уставившись на настенные часы с позолотой. Эх, поставить бы их в прихожей.
   Девушка покашляла в кулачок, привлекая мое внимание, и глазами указала на низенький диван, который стоял напротив нее.
   Страшновато было садиться на практически музейный экспонат, но я все же с каменной физиономией примостился на самом краю, почувствовав пружины под мягкой обивкой. Как раз где-то в это время их придумали засовывать в мягкую мебель.
   Между мной и девушкой оказался чайный столик из красного дерева.
   - Сейчас принесут чай, - сказала Эля, весьма органично вписавшись в общую картину.
   Ну, еще бы пиво принесли с воблой. Я уж не стал в подобном месте демонстрировать свой крестьянски-рабочий юмор и проговорил:
   - Я ненадолго, на пару минут.
   Ловкая служанка быстро принесла поднос с двумя фарфоровыми чашками, чайником, печенье, сахарницей и т.д. Оставив все это, она вышколено удалилась. Эля начала наливать чай: и мне, и себе. Я же в это время прикидывал в голове, сколько же все это стоит? Цена только за этого сервиз, наверное, сопоставима с ценой пары улиц в моем городе.
   Эля показала глазами на чашку с чаем. Я аккуратно взял ее, боясь раздавить. Собственные руки показались мне такими же грубыми как ковш экскаватора.
   - А где твои родители? - поинтересовался я, чтобы завязать разговор.
   - Мама заграницей, а папа всегда допоздна на работе, - сказала Эля и подобрала под себя ноги, целиком уместившись на стуле.
   Ага, мама красивая, а папа без устали дела кому-то шьет. А может быть, глава семьи круглые сутки думает, какие бы еще купить предметы роскоши, чтобы отмыть неправедно нажитые деньги? Интересно, в процессе прокурорской деятельности он сам на себя выходил?
   - А я вот мимо проезжал и решил заглянуть, - проговорил я, - по старой памяти так сказать.
   - Приятно, - просто ответила она, глядя на меня поверх чашки.
   Я с запоздание отхлебнул свой чай. Вкусно, собака, - это не обычное сено в пакетиках.
   - Замечательный чай, - оценил я.
   - Английский, - односложно ответила девушка и взяла печенье с подноса.
   Разговор как-то не клеился и не выруливал в нужное мне русло.
   - Ты ведь знаешь, что я друг Вовы? - рубанул я с плеча.
   - Ага, - ответила она, поджав губы, словно эта тема была ей неприятна. Мне она самому не особо льстила, но отступать некуда, позади Москва.
   - Давай поговорим с тобой откровенно, - предложил я, не став ходить вокруг да около.
   Она пожала плечами и сказала:
   - Давай.
   - Вова, конечно, парень, может быть, и не самый видный, но он действительно любит тебя, - произнес я, следя за ее реакцией. - Я не так давно вернулся из месячной командировки и еле успел вытащить его из петли. Ты знаешь, до встречи с тобой, Вова не страдал приступами суицида.
   О, отреагировала: большущие глаза вспыхнули, холеная щека дернулась. Она быстро поставила чашку на стол и взахлеб заговорила:
   - Ты пришел укорять меня в этом? Я что, должна отвечать за всех дебилов, которые в меня влюбились?
   - Не высоко же ты себя ценишь, раз считаешь, что в тебя могут влюбиться только дебилы, - спокойно произнес я. Не хватало мне еще ее выслушивать.
   Эля насупилась, сложила руки на груди и замолчала, буравя меня недовольным взглядом. Я почувствовал себя на месте ее отца, когда он запрещает ей засиживаться до ночи за книгами. Как вообще ей разрешили устроить вечеринку? Семестр что ли с одними пятерками закончила или предки куда-нибудь уезжали?
   - Пойми, - тяжело вздохнул я, входя в роль. - Человек, который так любит, достоин хотя бы просто уважения. Этот мир и так полон боли и страданий. Мы не сделаем его лучше, но может попытаться не дать ему стать хуже. Я не прошу для Вовы твоей любви, но я прошу для него немного меньше боли. Его любовь, словно свеча среди моря тьмы, сотканной из похоти и цинизма. Отношения на одну ночь, измены - все это уже норма в современном обществе. Он не разделяет таких взглядов. Не потеряй этот луч света по имени Вова.
   Не переборщил ли я? Чувствую, как над верхней губой наворачиваются розовые сопли, но вроде работает. Лицо Эли приобрело жалостливое выражение с нотками раскаяния. Ну, дело пошло.
   - Я расскажу тебе одну историю, - продолжил я, тяжело вздохнув, и для убедительности поиграл желваками. - Много лет назад, один мой друг был как раз твоего возраста и он влюбился в девушку. Любил страстно, неистово, но ее сердце оставалось холодным. Она мечтала о принце на белом коне, но никак не об обычном парне. Время шло, он продолжал ее любить, а ее романы, раз за разом оканчивались неудачей, но она с упорством достойным лучшего применения бросалась в омут новых отношений, не замечая его. Эта девушка прекрасно знала, что мой друг ее любит. Он ухаживал за ней, дарил подарки, купленные на последние деньги, с обожанием заглядывал в ее глаза. Она все это воспринимала как должное, но в ответ не давала ничего. В какой-то миг, мой друг изменился. Его сердце зачерствело, душа выгорела на медленном огне любви. Он стал совершено другим: робкий и застенчивый парень, превратился в отъявленного циника, не верящего в людей.
   Я плавно поставил чашку с недопитым чаем на стол и резко встал. Хорошо бы слезинку выдавить, но чего нет, того нет.
   - Всего хорошего Эля, - попрощался я.
   А вот глаза девушки были полны слез. Выступление удалось. Захотелось похлопать в ладоши и выкрикнуть "на бис". Как бы мир не менялся, всегда останется тот тип девушек, которые падки на сентиментальные истории.
   - А чем закончилась история любви твоего друга и той девушки? - быстро спросила она дрожащим голосом.
   - Он уехал в другой город, а она осталась.
   Негромко хлопнула дверь, когда я покинул дом. Меня не отпускал внимательный взгляд дворецкого, который словно ощупывал мои карманы на предмет украденных серебряных ложечек.
   Дождь прошел. На улице окончательно стемнело. Таксист попался ровно тот же самый: молодой парень одних со мной лет. Любопытство он не умерил, оно разгорелось только ярче. Уж не поджидал ли он меня где-нибудь за углом? Я сел в машину и мы поехали.
   - Золотых унитазов нет, - произнес я, глядя на его отражение в зеркале.
   Раздался печальный вздох, будто разрушился один из столбов, на которых стоял его мир.
   - Украл что-нибудь? - прошептал он совсем тихо, чтобы в случае чего, отмазаться, вроде как мне послышалось. Я молча показал ему серебряные щипчики для сахара и заслужил одобрительный взгляд. На этом наш разговор прекратился, но начался мой внутренний диалог. Как отразится моя сегодняшняя встреча с Элей на ее дальнейшие отношения с Вовой? Хуже ведь не будет? Правда? Может она сейчас на эмоциях даже позвонит ему, а то и в библиотеку на свидание пригласит? Надолго, конечно, такого заряда не хватит, если Вова как-то не проявит себя. Ну, например, расскажет, что он оборотень в десятом поколении или заколдованный принц. Это, конечно, все шутки, но ему и правда, надо как-то поразить девушку. Цветы, подарки, рестораны - я думаю, для нее все это банально, надо с фантазией подойти к данному вопросу. Узнаю завтра как у него дела, ну и намекну. Чую, в итоге, мне самому придется соблазнять Элю исхудавшими руками Вовы.
   Уже дома, лежа на диване, подумал: "Может быть, Эле стоило поведать полную версию концовки рассказа?" Как мой друг спустя пару лет встретил ту девушку в новом городе: у нее оказалось двое детей и не одного мужа. Они встретились совершенно случайно, в многомиллионном городе, на улице, и пошли в кафе, где она недвусмысленно намекала ему, что не прочь попробовать с ним завязать отношения. Он подыграл ей, создал впечатление, будто старая любовь вспыхнула с новой силой. Девушка поверила ему. Он пообещал ей волшебную ночь. Всё так и произошло: он переспал с ней и исчез.
  

Глава 5

   Когда я появился в игре, было позднее цифровое утро, аналогичное моему реальному часовому поясу. Утопия уже давно проснулась: птички летают по синему небу, солнышко светит все на том же небе и только кузнечики прыгают в траве. Я и Старик МакЛауд расслабленно сидели на, ставшей для нас практически родной, опушке леса.
   Гном прервал молчание тяжелым вздохом:
   - Всё принес, как и договаривались, - мне в сумку перекочевала еда, вино, свитки-порталы и еще кое-что по мелочи. - Когда решил с ней встретиться?
   - Чуть позже ей напишу, - сказал я с неохотой, заранее потея от предстоящей встречи. - Сперва хотел с тобой обсудить будущее Белой Цитадели. Как бы не сложился мой разговор с Вильгельминой от нее надо избавляться.
   - От кого от нее? - не понял казначей, нахмурив брови. - От девушки?
   - От Цитадели, - пояснил я. - От Вильгельмины так просто не избавишься, а жаль.
   - Эво как, - потрясенно выдохнул он. - Это же гильдейский замок. Мы без него даже не гильдия, а так... шайка бомжеватых игроков.
   - А чего ты хочешь? Надавили на вас "Посох и меч", а что другим гильдиям и кланам мешает повторить их трюк? - произнес я с напором. - Допустим, сейчас выкрутимся, а если завтра к вам придут те же "Первородные"?
   - Тут ты прав, - грустно повесил голову гном.
   - Не расстраивайся. Есть у меня одна мыслишка... - я пересказал ему один из фрагментов моего плана.
   - А ты знаешь - мне нравится, - подумав, изрек он глубокомысленно.
   - А то, Грациано херни не скажет. Чуешь, какие перспективы открываются? Главное - уговори Рыжую Справедливость.
   - Будет трудно, - посетовал Старик МакЛауд, почесав седой висок, - но она должна согласиться - это же на благо гильдии.
   - Вот и отлично. Я со своей стороны договорюсь с чернокожими обормотами и черной душой Вильгельминой.
   Гном на мгновение задумался, а потом произнес:
   - Не торопись. Насколько я знаю, Рыжей Справедливости нужно будет что-то более существенное, чем просто слова. Договор с печатью должен ее устроить. У любого главы гильдии или совета клана есть печать, позволяющая скреплять такие договоры, а вот есть ли такая у джиннов?
   Всем своим видом гном выражал сомнение. Даже его борода как-то неуверенно топорщилась.
   - У них все есть, - твердо сказал я.
   Раахуш же правитель, поэтому у него должны быть соответствующие положению цацки, просто Старик МакЛауд не знает их социальный строй так же хорошо, как и я, вот и задает подобные вопросы. Он-то думает, что там просто банда разбойничающих чернокожих магов, как про них обычно говорят, а там на самом деле целое королевство: печать или ее аналог, точно есть.
   - Когда нужно дать ответ? - спросил гном, с затуманенными размышлениями глазами, наверняка набрасывает речь, с которой выступит перед верхушкой гильдии.
   - Подожди минутку, - попросил я и написал сообщение Вильгельмине, в котором предлагал встретиться. - Я-то за сегодняшний день должен управиться, а вот ты...
   - А вот я не уверен, справлюсь ли за такой короткий срок.
   Пришло личное сообщение. Вильгельмина ответила согласием, от которого веяло лютой стужей. Осталось утрясти, где мы встретимся. Так как вход во все города мне был строго воспрещен, решили пересечься через десять минут на территории Слезы Пустыни.
   - Так, я с ней договорился, - сообщил я Старику МакЛауду. - Через десять минут буду совать голову в пасть льву, хотя скорее змеюке.
   Он понял о ком идет речь и кивнул, перескочив на другую тему:
   - Деньги переводит на тот же счет?
   - Ага. Сколько там получилось?
   - Твоих сорок пять тысяч зелеными, - коротко ответил он.
   - Что-то не богато.
   - Чем больше на рынке вещей джиннов, тем меньше их стоимость, - принялся объяснять мне законы коммерции казначей, - и, как я уже говорил ранее, игроки поняли, что это дело поставлено на поток.
   - Тоже хорошая сумма, - все же с довольной миной на лице подвел я итог. - Ближе к вечеру сконтактируемся.
   - Много же хороших литературных русских слов, - неодобрительно заметил Старик МакЛауд. - Пушкина на вас нет.
   - Спознаемся, - произнес я с улыбкой и использовал "Прокол".
   Я появился на берегу соленого озера, и тут же телепортировался на его территорию, а то мобы были совсем рядом. Давненько я их не видел. Под пустыней бываю часто, а вот ее пески совсем забросил.
   Вдали виднелась расхаживающая туда-сюда человеческая фигура. Вильгельмина что ли? Портанулся ближе. Точно она. Недовольно бродит по лику озера. Переместился к ней и был сходу атакован ехидным вопросом:
   - Прибежал ударять палец о палец ради гильдии?
   - И тебе привет красна девица.
   - Хотела бы я назвать тебя добрым молодцем, но тут, похоже, ближе вариант со змеем трехголовым.
   - Ладно, завязываем с обоюдными уколами. Я хочу серьезно поговорить, - начал я входить в роль.
   - Решил рассказать о джиннах в обмен на гильдию?
   - Насрать мне на все эти гильдии, - устало сообщил ей я. - Мне людей жалко.
   Вильгельмина безразлично хмыкнула и сухо выдала:
   - Это игра - сильный жрет слабого, впрочем, как и в реальной жизни.
   - Вам бы и дела до них не было, если бы не моя дружба со Стариком МакЛаудом.
   - Раньше надо было думать, прежде чем подельника своего так подставлять.
   - А почему ты только сейчас замыслила такой мерзопакостный ход? По достоверным данным я знаю, что у вас в "святых" давно сидит крот, - проговорил я, внимательно наблюдая за ее реакцией. Пригодилась инфа от Чертовсона. Вот только не ляпнул ли я лишнего, сказав, что крот сидит "давно"?
   Вильгельмина помявшись, ответила:
   - Не было нужды.
   - Да ну конечно, - не поверил я. - Тебя так сильно задела наша перепалка в Мире Сумасшедшего Гения?
   - Нет, - резко ответила она и сложила руки на груди. Сама собой возникла мысль, что наступает вторая часть вчерашнего сериала, начавшегося в доме Эли. Сегодня я затеял новую игру. Пусть Вильгельмина считает, что легко распознает мое неумелое притворство. Главное выручить МакЛауда и разобраться с Писклей, а не то, что обо мне будет подумает Вильгельмина: даже если мой рейтинг остановится возле отметки "клоун".
   - Знаешь, - начал я говорить и картинно тяжело вздохнул. - Ведь в тот квест я тебя пригласил не случайно. Тогда я доверял тебя так же сильно как Старику МакЛауду и жестоко ошибся в тебе. Такого удара в спину, я не ожидал ни при каких раскладах. Ведь мы всегда находили общий язык. Хотя непосвященному человеку, со стороны это могло показаться взаимной неприязнью, но ее не было. Была игра.
   - Ты совсем меня за дуру держишь? Думаешь, я поверю твоим насквозь лживым словам? - воскликнула девушка, но присутствовала в ее лице какая-то неуверенность, словно она оставляла пару процентов на то, что я все-таки искренен. Хм, она обо мне еще не самого плохого мнения.
   В наступившем неловком молчании ее глаза со злым интересом следили за мной. Она выжидающе замерла и довольно улыбнулась. Вся ее поза говорила о том, что ей очень любопытно узнать, как я теперь выберись из выгребной ямы, в которую угодил из-за грубого просчета, посчитав ее идиоткой.
   Я скомкано попытался выкрутиться:
   - Вообще-то, я и правда, доверял тебе больше, чем остальным.
   - Вот это уже другой разговор. Чувствуешь нюанс? Среди зол, выбирай меньшее?
   - Что-то подобное было и с взрывом в совете: с одной стороны джинны, с другой вы.
   - Лучше не напоминай мне об этом, - проворчала Вильгельмина.
   - И кому от этого хуже стало? Вы всё так же безоговорочные лидеры среди гильдий и кланов и никто пискнуть не смеет без вашего ведома, - попытался я принизить значение своего террористического акта и тут же снова включил сельского актера: - Для меня были важны наши личные отношения, а не все эти танцы с гильдиями. Что ты еще хочешь от меня услышать? Пойми меня, на тот момент я вообще в шоке был и не мог относительно здраво соображать. Я месяц не вылезал из капсулы, - проговорился я в запале, и тут же осекся, со стуком захлопнув рот. Мне настоятельно не рекомендовали разглашать эту информацию - это точно не входило в первоначальный план.
   Вильгельмина удивленно выпалила:
   - И ты тоже?!
   - Хм. Вот уж не думал, что мы оба ока...
   Она приложила палец к губам, затем показала им на уши. Я понятливо кивнул головой, и ушел от этой темы:
   - Ладно, прости, я должен был сначала все рассказать тебе, а не бездумно шуметь в вашем совете.
   - Прости - будет мало.
   Вильгельмина приняла независимый вид и гордо вздернула подбородок. Тьфу, мало тебе кровопийца? И так чуть язык не сломался на слове "прости", знает же, что я в тот момент поплыл от виртуала, но все равно строит из себя невесть что. Я тогда даже на смерть некоторых мобов не мог смотреть. Они погибали в таких страданиях, словно являются реальнее всех реальных. Хорошо, что сейчас, когда я вылез из погружения, игра снова стала просто игрой. Вот как сказать обо всем этом девушке? Правильно - никак.
   Я вздохнул полной грудью, искоса глянул на нее и тихо проговорил:
   - Засим, откланяюсь. Желаю удачи в победе над "Святыми", а мне еще надо Зло одолеть и вернуть пошатнувшийся баланс в игру.
   Удастся ли провокация? Это не Эля, Вильгельмина уже доказала, что хитрее и гораздо опытнее, но все же она отреагировала именно так, как я и ожидал.
   - Какое Зло? - с ленцой спросила девушка. В ее глазах засверкала искорка интереса, словно ленивая сорока увидела блестяшку, но еще не решила, стоит ли она того, чтобы за ней лететь.
   - Ты ведь помнишь тот меч?
   - Ага.
   - Так вот он мне нужен был для того, чтобы я остановил Зло, рвущееся в наш мир, но я проиграл, хотя сделал все, что мог. Теперь я с компанией друзей имею шанс на реванш. Мы должны закончить этот эпический квест, - с пафосом закончил я. Если бы у меня был павлиний хвост, то я бы его непременно распушил для пущей убедительности, пусть потешит свое самолюбие тем, что умнее меня, но и переигрывать не стоит.
   Девушка нахмурила бровки, что-то там прикидывая в хорошенькой голове. Ну, давай уже, глотай наживку.
   - Грубо, конечно, работаешь, - демонстративно зевнула она, - но может быть, я могу помочь?
   Ну, ты и стерва. Больших усилий мне стоило истерично не расхохотаться ей в лицо.
   - Чем? Не хочу тебя отвлекать от уничтожения "святых", - хотел произнести эту фразу с печалью, но решил, что раз уж она "раскусила" мое грубое притворство, то подпустить яда в голос будет самое оно.
   - Разве тебе не пригодится сильный игрок? - произнесла она, нарочно пропустив мимо ушей мои слова о гильдии.
   - Там нужны друзья. Слава Богу, у меня еще такие остались, - не меняя тон, сказал я.
   - Слушай, - с одолжением в голосе сказала она. - Может быть, сумею тебе помочь.
   - Чем же?
   - Тем, что ты так бесхитростно пытаешься выторговать. Я поговорю с советом, и мы никогда не будет трогать белых и пушистых "святых", а ты возьмешь меня с собой на битву со Злом, ок?
   Именно с этим предложением я и шел сюда, но осадочек остался, хотя по итогам все в выигрыше: такое развитие событий еще больше укрепит авторитет их клана, нежели победная войнушка со слабой гильдией "Святые", ну а я помогу Старику МакЛауду и выполню квест. Я бы в любом случае предложил заключить подобное соглашение, но если бы сделал это первым, то потерял бы стратегическое преимущество в торге: теперь я могу выдвигать свои условия, а не она.
   - Не знаю, могу ли я тебе полностью доверять? - неуверенно произнес я, пытаясь усилить свои позиции.
   - Грациано, хватит строить из себя дурака, ты уже на все согласен, - проговорила Вильгельмина вальяжно.
   - Попытка не пытка, - я быстро полез в сумку и с победным выражением на лице достал вино, - вот, случайно мне досталось. Может за примирение?
   - Отличная мысль, - поддержала она меня.
   Пить пришлось из горла. Я подумал, что она может отказаться употреблять таким способом, но ничего подобного не произошло, вон как хлыщет.
   - Расскажи о Зле и о том, как сражался с ним, - попросила Вильгельмина, отлипнув от бутылки и передав ее мне. - Какой у него левел? Скиллы? Тактика?
   - Все началось на острове... - я принялся переплетать правду с ложью - идеальный вариант, в этой истории я разоблачил Писклю, но она вдруг начала расти в уровнях и надавала по шапке и мне, и Первому, отобрав меч.
   - Меч не у тебя? - воскликнула девушка, смешно округлив рот.
   - Я знаю, где он и как его добыть, - успокоил я ее и сделал глоток. - Кстати, мы можем его раздобыть для тебя, и ты сразишься с Писклей.
   Вильгельмина с подозрением посмотрела на меня.
   - С чего бы такой щедрый жест?
   - Мы же теперь снова друзья, тем более ты опытный воин, а я маг, - ответил я с улыбкой, которая была только похожа на искреннюю.
   - Звучит заманчиво, но не может быть правдой - ехидно улыбнулась Вильгельмина и по-кошачьему потянулась, ожидая от меня разъяснений.
   Надеюсь, где-то на подкорке ее мозга, останется информация о том, что я для нее не пожалел лавры победительницы Зла. Блин, а если не останется? Меч-то я ей впихнуть должен, у нее шансов хорошо потрепать Писклю больше, нежели у Старика МакЛауда. Она и правда опытный воин, в отличие от гнома арбалентчика, который долгое время просидел за конструированием, но и возможный барыш упускать не хочется. Ладно, пусть лучше звонкая монета осядет в моих карманах, чем что-то там неосязаемое, на подкорке ее мозга.
   - Ты знаешь, я в последнее время сильно поиздержался со всеми этими квестами...- намекнул я.
   Она понятливо усмехнулась.
   - Сто тысяч золотом хватит, чтобы покрыть твои издержки?
   - Более чем, - улыбнулся я. Не хреново они там, в клане живут.
   - Ты сегодня такая душечка, - иронично похвалила меня девушка.
   - Съел, наверное, что-то не то. Вот опять накатило. За редкое умение четвертого круга для мага воздуха, могу включить вашу гильдию в один интересный квест с джиннами, раз уж они вам так нужны. Их лидер ищет себе сторонников среди игроков для того, чтобы бросить вызов какому-нибудь мелкому божку, вроде Асурка - самоутвердиться ему надо.
   Зря я Асурка упомянул. Глаза Вильгельмины гневно сверкнули, но тут же снова приняли ласковое выражение - актриса.
   - А тебе какая выгода?
   - Массовка нужна для квеста.
   Она быстро сказала:
   - Я согласна.
   - А совет?
   - Он тоже согласится, - уверенно произнесла девушка и пригубила вино, запрокинув голову. Если бы рядом были гаражи, а вино называлось "Портвейн", то эта картина была бы очень похожа на школьные воспоминания из старших классов.
   - Все в порядке? - спросил я, косясь на ее вдруг ставшие слишком милыми глаза, которые немного пугали меня. Моя фантазия рисовала именно такой взгляд у самки паука каракурта, после спаривания, когда она готовится сожрать самца.
   - Да, - ответила она, кокетливо хлопая ресницами.
   - Не хрена подобного, дорогая моя, - резко сказал я и даже немного отстранился. - Если бы все было в порядке, то ты бы ответила какой-нибудь гадостью.
   Возникшее в змеиных глазах Вильгельмины удивление сменилось явным облегчением. Она ехидно сказала:
   - Ты даже не представляешь, как тяжело делать вид, что ты мне не совсем безразличен. Просто ты такая удачливая свинья, что у тебя за пазухой может быть еще какой-нибудь интересный квест.
   - А, - понял я. - Чары свои женские включила? А я уж думал, ты меня съесть хочешь. У тебя был такой грозный вид.
   - Мерзавец, - выплюнула она.
   - От тебя это звучит как комплимент. Сильно же тебе понравился квестик, раз ты пошла на такие меры, пытаясь выудить из бесхитростного Грациано еще что-нибудь.
   - Вот только попробуй меня обмануть, - прошипела она.
   - Я так люблю твое милое воркование, - передразнил ее я. - Будь спокойна, квест реально крут. Я честно веду дела.
   - Сколько я могу с собой взять людей?
   - Губа не дура...
   - ... Язык не лопатка: знает, что горько, что сладко, - закончила она полный вариант поговорки, чем привела меня в изумление. - Когда ты уже поймешь, что не самый умный?
   - Признаю, тебя не унизить вопросом о впечатлениях от крайней прочитанной книги.
   - Свою грубую лесть можешь оставить для дурочки Рыжей. Так сколько людей?
   - Пока сам не знаю, - соврал я.
   - Когда узнаешь?
   - Э, ты берега-то не теряй, - одернул ее я. - Всё в свое время.
   Вильгельмина раздраженно фыркнула, но все же немного сдала назад:
   - Ладно. Чем хоть придётся заниматься по квесту?
   - Будет много грязи.
   - Я не белоручка, - вскинулась она.
   - Да я знаю, что у тебя руки по локоть в крови.
   Вильгельмина хищно сощурила глаза, ноздри начали ритмично раздуваться, того и гляди кинется. Надо уходить отсюда подобру-поздорову. Я уже получил все, что хотел.
   - До встречи. Не смей трогать "святых", иначе всем договоренностям кабздец, - предупредил я ее.
   - Не торопись, скажи хотя бы, когда начнем квест на Зло?
   - Мне надо парочку дней, чтобы все подготовить и потом пойдем за мечом. А квест с джиннами начнется еще не скоро, но умения и деньги можно уже завтра мне передать, а я кину приглашение в квест всем тем, кого ты назовешь.
   - Хорошо, - сказала она, неожиданно подалась ко мне, поцеловала в щечку и быстро пошла прочь, сексуально виляя бедрами. Дразнит стерва, знает, что глаз невозможно оторвать. Определенно вспоминаются старшие классы.
   Когда ее фигура скрылась в портале на границе песка и воды, я пошел к противоположному краю озера. В голове билась всего одна мысль: "Правильно ли то, что я решил использовать в своих планах игроков?" Выгода должна быть выше, чем возможные потери, но как-то страшно подпускать к джиннам реальных людей, хотя если все пойдет точно по плану, то они джиннов увидят лишь мельком.
   Неожиданно тренькнула личная почта, писал Чертовсон: "Подумал?" Ни здравствуйте, ни до свидания, но ссориться не буду, отправил ему: "Привет, у меня есть заманчивое предложение, когда можем встретиться?" Невоспитанный орк тут же настрочил: "Вечером, на той же скале". Воспитанный, только когда выгодно, я, отправил: "Ок".
  

Глава 6

   Чем чаще я здесь бывал, тем больше находил сходств с костелом, где джинн на троне представлялся мне объектом для молитв. Если все пойдет по плану, то это место действительно может стать обителью бога. Вот только бы суметь донести до его цифровых мозгов мои мысли.
   Я стоял перед Раахушем и медленно объяснял ему то, что хочу провернуть. ИИ взвешивал мои слова и искал в них нарушения правил, но пока таковых не находил и джинн согласно кивал головой. Я понимал, почему ИИ все так тщательно просчитывает: с одной стороны я облегчал себе выполнение квеста "Новый бог I", но с другой предлагал джинну очень весомую награду по итогам всей линейки заданий.
   Награда была столь высока, что я даже боялся, как бы ИИ, от греха подальше, не испепелил меня, ужаснувшись перспективе тех далей, куда нас всех могут унести мои мысли.
   Я многое на себя брал в плане того, какое место может занять Раахуш в мире Утопии при моем непосредственном содействии, но особенно тонкий лед был там, куда я забегал вперед. Мне мало было этого квеста и я, предвосхищая какое у него будет продолжение, предлагал немного его дополнить.
   Устроит ли мое предложение ИИ? Весьма вероятно, что да: сам я так делаю впервые, но точно знаю, что с хорошо прокаченной репутацией можно исполнить подобный финт ушами, если он не выходит за рамки правил.
   Раахуш меня не разочаровал, согласившись со мной, но возразил, что для этого понадобится гораздо большее число сторонником. Я довольно улыбнулся, предвидя этот момент, и заранее подготовился к нему.
   И так, передо мной сидит Раахуш, и его взгляд напряжен, что говорит о том, как ИИ старательно просеивает каждую крупицу, полученной от меня информации. Я размеренно продолжил увещевать его:
   - Около трех тысяч игроков от пятидесятого уровня поддержать вас, - Раахуш в очередной раз кивнул. - Джинны за это окажут, одной из групп игроков, некоторые услуги защитного характера на территории Великой Пустыни.
   Вот это был очередной скользкий момент. Раахуш решил уточнить:
   - Какие именно?
   - Их надо обговорить, - ушел я от прямого ответа. - И если все пройдет хорошо, то это дело следует скрепить договором.
   ИИ призадумался, но все-таки Раахуш через несколько секунд кивнул. Я продолжил говорить, внутренне немного расслабившись:
   - Можно устроить встречу: их лидеры и вы, но только на территории Великой Пустыни, в город их приглашать не стоит.
   Я точно не уверен, но, по-моему, он и так бы их сюда не позвал, но подстраховаться стоит - я пока никому не раскрою месторасположение города джиннов.
   После минутного молчания ИИ, управляющий Раахушем, решил:
   - Шамьюш пойдет с тобой.
   Да уж, этот кровожадный непись "лучший" выбор для подобной беседы, но больше, похоже, некому: повелитель джиннов не расположен покидать свой уютный трон.
   Может ли сыграть отвратительный характер Шамьюша в принятии решений? Или ИИ будет пользоваться только рамками правил? Если бы сейчас на троне сидел именно он, то я бы, наверное, вообще никогда бы не сотрудничал с джиннами, и не из-за своего решения, а его.
   Между тем я поклонился и с лестью в голосе произнес:
   - Мудрое решение. Мне следует оповестить Шамьюша о вашем приказе?
   - Он уже знает.
   Мигнуло личное сообщение, привлекая мой взгляд. Писал Чертовсон: "Я на месте".
   - Как только мягкие дадут мне знать, я тут же организую встречу.
   Раахуш одобрительно кивнул и махнул рукой, отпуская меня. Я еще раз поклонился и покинул его. Спина не переломится, но как-то уже не комфортно играть в эти придворные расшаркивания с набором нулей и единичек. Последний раз кланялся, когда кошелек нашел в старшем классе. Внутри "неожиданно" оказались постепенно вымирающие бумажные деньги: с каждым днем их становится все меньше и меньше в природе. Они уступают свой ареал обитания виртуальным, о которых замечательно сказал один мой знакомый: "Виртуальные деньги - это как темная материя. Ею заполнена значительная часть Вселенной, но никто ее не видит".
   Я вышел на площадь и использовал "Прокол". Мгновение тьмы и я оказался на когда-то приютившей меня скале. День уже клонился к вечеру. Заболтался я с джинном, а сейчас предстоит еще один раунд переговоров, только теперь с реальным человеком, а не НПС. Вон он сидит возле костра и жарил что-то на тонком прутике. Ей Богу турист, выбравшийся на природу, если бы не зеленая клыкастая рожа и доспехи из клубящегося мрака. Вооружен орк сегодня был алебардой, чем немного удивил меня. С кем он сражался? Кого гонял этой длиннющей штуковиной? Я не стал задавать такие не куртуазные вопросы, а сконцентрировался на том, что он жарил над костром.
   - Зефир? - с сомнением предположил я.
   - Сам ты зефир, вырезка миртия, - с гордостью сказал он.
   Миртия - редкий моб, напоминающий реального кабана, только с множеством мягких рогов по всему телу. Игроки прозвали его просто - "многочлен".
   Я заинтересованно подсел к костру. Чертовсон протянул мне прутик и несколько кусочков сырого бледно-розового мяса. Я быстро нанизал их и начал тщательно обжаривать: мой уровень "Кулинара" очень мал, так что я могу спалить деликатес в мгновение ока.
   Орк свои уже приготовил и аппетитно ел. Пара десятков секунд и я тоже чувствую вкус нежного мяса во рту. Определенно эти миртии вкусны. Да и индикатор насыщения быстро поднимается до максимального значения.
   Чертовсон, доев мясо, спросил:
   - Что там у тебя за предложение?
   - Водки не обещаю, но погуляем хорошо: возможны редкие вещи и обязательно будет незабываемый фан.
   - Тоже мне Сусанин, - фыркнул он, но явно заинтересовался.
   - Теперь буду знать, что орк Чертовсон - россиянин.
   - Да я и не скрывал, что родился и вырос в тотально насилуемой чиновниками стране.
   - Что ты слышал о пошатнувшемся Равновесии между Добром и Злом? - перешел я к делу.
   - Ты что ли накосячил?
   - Вопросом на вопрос отвечают только... - многозначительно недоговорил я. - Уж не поторопился ли я с выводами, назвав тебя русским?
   Чертовсон едва заметно помрачнел, но явно не от того, что является гипотетическим евреем, его, гложет что-то другое. Он проговорил:
   - Мутная история с этими Злами-Добрами. Никто толком ничего не знает.
   Теперь понятна его мрачная мина. Ему неприятно осознавать, что он в чем-то не осведомлен.
   - Дашь слово, что никому не расскажешь о том, что я сейчас расскажу?
   - Ага, - отрывисто бросил он и предвкушающе затаил дыхание.
   - Квестик тут мне упал, на битву с этим Злом, но нужно сперва достать один уникальный меч.
   - А мне какой с этого профицит? - произнес Чертовсон, ища свою выгоду.
   - Меч тот в скрытой локации, и я думаю, что там мало кто бывал. Смекаешь, какие могут ценности нас ждать?
   - Я помогу тебе, - предсказуемо решил он с таким видом, будто делал мне величайшее одолжение. Разбежался зеленый, это еще не всё, что я хочу получить от тебя.
   Ухмыльнувшись, я повторил его слова:
   - А мне какой с этого профицит?
   - Не врубился, - судя по его глазам, он и правда, не совсем понял. Привык брать, а не давать.
   - Я веду тебя в скрытую локу, где можно обогатиться.
   - Чего ты хочешь? - кисло спросил Чертовсон.
   Решил не выдумывать велосипед и произнес:
   - Ты знаешь, я в последнее время сильно поиздержался со всеми этими квестами...
   - Скрытых локаций множество, но я могу дать тебе тысяч пятьдесят золотом.
   Жлоб, Вильгельмина меня ценит и то больше, несмотря на нашу "любовь".
   - Согласен. Квест индивидуальный, так что я не могу тебя в него включить, но в эту локу могут войти несколько человек, - принялся объяснять я. - Сходим за мечом и по дороге что-нибудь приподнимем. Ручаюсь, там вряд ли кто-то бывал из игроков. И раз уж ты такой щедрый, то еще за пару монет могу вписать тебя в квестик с джиннами: тут я тебе приглашение кину, но опять же, награду за квест ты не получишь, кроме того, что сам заработаешь. Зато непременно будет крутой фан и лут.
   - Согласен, - быстро сказал он, опустив глаза, но я успел заметить зажегшийся в них победный огонек. - Чем нужно помочь джиннам?
   - Массовка нужна для одного квеста с ними, - проговорил я. Орк уже снова был невозмутим. - Всю твою ги могу включить в нее. Их начальник решил самоутвердиться, изничтожив какого-нибудь полубога. В общем, ничего сложного там не будет. Я так мыслю, что пока они схлестнутся один на один, мы будем рубиться с прислужниками этого полубога.
   - Еще пятьдесят штук?
   - Хорошо, - решил не наглеть я. - Через пару дней пойдем за мечом, а с джиннами еще не скоро, но в квест могу включить уже завтра.
   - Какие гильдии участвую? "Святые" наверное?
   - Ну, они пока думают, а кроме них, еще один не очень известный в широких кругах клан вроде как может помочь нам, но тоже не особо в них уверен.
   - Если что, сами справимся. У меня самая сильная гильдия, - пафосно произнес он и по-деловому добавил: - Деньги тогда тоже завтра. С джиннами решили. Сколько людей можно взять в поход за мечом?
   - Ну, давай по-братски - двое вас и двое нас? - предложил я и вопросительно изогнул бровь. Представляю, как сейчас дьявольски выглядит мое лицо в сгустившейся темноте, да еще и в отблесках костра.
   Щека орка слегка дрогнула, когда он обронил:
   - Хорошо.
   Что у него за тик? Жутко стало от вида моей рожи или неприятно, что я, вроде как, назвал его братом?
   - Так тому и быть, - подвел я итог.
   - Кто-то из сотрудников Утопии сливает тебе квесты? - внезапно произнес он и впился глазами в мое лицо.
   - С чего это ты взял? - изумлённо спросил я. Изумление было настоящим, я офигел от его вопроса.
   - Да так, - ухмыльнулся он, скаля клыки. - Иногда такое бывает и всегда, всегда заканчивается служебным расследованием. Лет пять как с куста. Тебе-то ничего не будет, а вот ему или ей...
   - Как хорошо, что я чист как слеза младенца.
   - Вот и отлично, - произнес орк и сменил тему разговора: - Ты какого класса игрока возьмешь?
   - Пока не знаю, сообщу позже.
   - Вот теперь всё, - сказал он и протянул руку. Я пожал ее, и орк побрел в лес.
   Потряс он меня своим вопросом до глубины души, аж до сих пор внутри все потряхивает. Я нервным взглядом провожал его спину, пока он окончательно не скрылся во тьме. Где-то на периферии возникла мысль: на хрена он скрывает свою виверну? Но больше всего меня интересовало, какого овоща он поднял тему слива квестов? Просто так, бил наугад? Или действительно серьезно подозревает меня? Жуть, жуть, жуть. Мне-то, как он говорил, ничего не будет, а вот Вове... Пять лет как с куста. Думаю маловероятно, что его когда-нибудь зацепят, он в этом плане еще тот Штирлиц.
   Я все-таки считаю, что Чертовсон, как опытный игрок, проверил один из вариантов, вследствие чего мне в загребущие лапы попались крутые квесты. Забавно, что только он предположил такую возможность и больше никто из игроков, с которыми я общался. Сам замарался и теперь других подозревает? Или просто уже где-то сталкивался с подобным явлением? Большого смысла сейчас нет в подобных гаданиях, но наперед надо быть с ним исключительно осторожным. А этот наперед точно будет, как и общение с не менее опасной Вильгельминой.
   Причин для одновременного сотрудничества с обоими топ-игроками хватало. Помимо того, что Вильгельмина и Чертовсон реально одни из сильнейших на Иллирии и существенно могут помочь мне, они еще уравновесят друг друга в квесте со Злом. Я все-таки боюсь подставы, и как бы у меня в скрытой локации не отобрали что-нибудь действительно ценное. Хотя, вроде бы, задание с джиннами, на которое подписались и девушка и орк, должно удерживать их от опрометчивых поступков. Только вот Вильгельмина оказалась способна на подлые поступки, и мне не хотелось бы проверять, что еще она может выдумать в благоприятных для этого условиях. У Чертовсона же на лице написано, что он гусь еще тот.
   Двое членов "Посоха и меча" в легкую разметают меня и допустим трех "святых", в чьей лояльности я совсем не уверен. Только Старик МакЛауд практически на все сто процентов предан, а вот остальные могут сговориться с Вильгельминой, и тогда будет совсем все плохо. Вот поэтому у меня в голове всплыла мысль с привлечением Чертовсона в квест. Два игрока "Темной Луны", точно не будут слабее аналогичного количества членов "Посоха и меча". Думаю, я сумею лавировать между ними. Хотя и неуютно чувствую себя на такой шаткой поверхности.
   Еще в подобной комплектации группы был не самый явный плюс, но я его учитывал, и думаю, Вильгельмина с Чертовсоном, тоже уловят его: только для орка и девушки это минус. Если сейчас, каждый из них где-то в голове держит, что, в крайнем случае, всегда может говорить со мной с позиции силы, то увидев, что мне есть к кому прийти за защитой, задумается: стоит ли давить на меня?
   Вроде бы с мыслями о походе за мечом разобрался. Что же касается квеста с джиннами, то все пока думают, что в явном выигрыше. Вильгельмина и Чертовсон уже, небось, просчитывают, как ототрут мне от монополии на общение с джиннами, и сами будут их использовать. Я же вроде бы как должен радоваться тому, что выполню квест, да еще и получу за это барыш. Интересно, какие будут у всех рожи в финале квеста, когда всем станет действительно ясно, кто сорвал куш?
   В голове рисунок предстоящих событий смотрелся завораживающе прекрасно. Единственное за что на данном этапе я немного переживал это за встречу Вильгельмины и Чертовсона. Когда они увидят друг друга, то будут, мягко говоря, неприятно удивлены, но думаю, все обойдётся. Не дети же они малые, что бы устраивать разборки - квест для них важнее.
   Пока я размышлял, окончательно прогорел костер, сожрав последнее полено. В сгустившейся темноте таинственно подмигивали бордовые угольки и тихо скрипели деревья, под аккомпанемент шума океанского прибоя. Неожиданно захотелось, чтобы рядом сидела какая-нибудь симпатичная девушка. Обстановка располагала к романтике, ну, как я ее понимал. Вспомнились аппетитные сиськи Наташи, да и сама она очень даже ничего.
   Так, ладно, надо обрадовать Вильгельмину сообщением. Я написал ей: "Можешь взять одного игрока, пока не знаю какого класса, я тоже возьму одного своего. Честно?" Она спустя минуту ответила: "Честно".
   Пора разузнать, что там у "святых". Отправил сообщение Старику МакЛауду. Содержание было плагиатом письма Виктора Гюго: "?" Гном оказался подкован в этом вопросе и ответил точной копией письма книгоиздателя "Hurst and Blackett", которое он отправил в ответ на письмо Гюго: "!" Это самая короткая в мире переписка. Ну, что же, выйду тогда в реал, мне есть, кому там написать, недаром же я со слезами выпрашивал ее номер.
  

Глава 7

   За окном был вечер, не поздний, но все же уже достаточно темно для того, чтобы местная молодежь начала тереться на каждом углу и плеваться семечками. Можно было бы, конечно, к примеру, задержаться в Утопии и пофармить мобов, но что-то я начал уставать от всей это игровой суеты - мне требуется разрядка.
   Достал телефон, зашел в список контактов и остановился на имени Наташа. Какая-то непривычная для меня робость, начала нашептывать, чтобы я послал ей сообщение, а уж потом по итогам ее ответа принимал решение.
   Робость пошла дальше и попыталась надиктовать мне сообщение: "Привет! Если кто-нибудь позвонит тебе среди ночи с этого номера и будет тяжело дышать в трубку, то это не тот парень, что ослеп от твоей дивной красоты". Дописал последнее слово и тут же на хер всё стер. Мужик я или где? Вон даже яйца имеются. Решительно нажал кнопку вызова.
   Вместо гудков у нее стояла какая-то новомодная попсовая ерунда - это лишний раз утвердило меня в мысли, что идеальных девушек не бывает.
   - Алло, - раздался знакомый голос.
   - Привет, - сказал я, скрывая волнение. - Узнала?
   - Эээ... - задумчиво протянула она.
   - Помнишь, я угрожал тебе, что мы познакомимся поближе? Так вот я решил выполнить свою угрозу.
   - А, - понятливо обронила Наташа, не слишком-то радостно. - И насколько твое "познакомимся поближе" далеко зайдет?
   - По ситуации.
   - Хм. Мужчина без определенных целей?
   - Ладно, раскрою карты: как бы ты меня не упрашивала, насиловать не буду.
   - Ой, как жаль. Я так надеялась, - голос девушки немного повеселел.
   - Ого, - удивился я. - Для начала хотел бы тебя пригласить куда-нибудь поужинать.
   - Это ты очень удачно позвонил. Я в центре. Приезжай.
   - Через двадцать минут буду, - произнес я быстро. - Жди и предвкушай.
   - Уже горю, - хохотнула она.
   Так, вроде общение налаживается. Надеюсь, пока я еду она не загрустит. Быстро оделся и вышел вон. Где-то на лестнице пришла в голову мысль, что я должен был позвонить Вове, узнать, как там Эля себя повела, ну и проинструктировать его. А, ладно, не маленький, сам разберется.
   В такси мне пришло сообщение. Думал от Наташи, но ошибся - от банка. Старик МакЛауд перевел деньги. И так хорошее настроение скакнуло еще выше. От избытка чувств сунул таксисту крупную купюру и не стал забирать сдачу. Он благодарно посигналил мне в спину. На губах расползалась довольная улыбка.
   Наташу увидел издалека. В этот прохладный осенний вечер, она была в коротеньком пальто. Девушка нетерпеливо притопывала ножкой в высоком сапоге и что-то быстро строчила в своем смартфоне. Ее палец порхал с такой скоростью, что за ним практически невозможно было уследить - как за курсом рубля.
   Я подошел к ней и молча замер напротив. Она быстро подняла на меня немного испуганный от неожиданности взгляд, но тут же расплылась в милой улыбке.
   - Заставляешь даму ждать, - проговорила Наташа, с наигранным обвинением в голосе.
   - Это провокация, чтобы я чувствовал себя виноватым, - отпарировал я.
   - Не интересно с тобой, - смешно надув губки произнесла девушка, чем заставила дрогнуть от умиления мое черствое сердце.
   Вот по большому счету, она не была прям уж такой красавицей, но то, как она одевалась, накладывала макияж и преподносила себя, делало ее невероятно привлекательной особой.
   С отношением к ее внешности, я разобрался, осталось выяснить, насколько гибко ее чувство юмора и как далеко можно заходить.
   Я заговорил:
   - Кстати, обознался пока шел к тебе. Смотрю, впереди кто-то идет, вроде бы ты, а потом пригляделся - нет, мужик какой-то.
   - Твои шутки заставляют меня думать, что есть еще мужики в русских селениях, - с легкой улыбкой огрызнулась она.
   Наташа восприняла подобную шпильку, как королева, прекрасно знающая себе цену. Вот если бы я выдал такую шутейку в лицо какой-нибудь не очень симпатичной девушки, то тут же бы отгреб по полной, но с красотками такое прокатывает.
   - Куда пойдем трапезничать? - спросил я.
   - Да вон хотя бы туда, - сказала Наташа и стрельнула глазами в сторону дорогого ресторана. В ее глазах было размышление, а хватит ли у меня денег? Я поспешил развеять ее сомнения.
   - Пойдем, - я взял ее под руку и шутливо прояснил свое финансовое положение: - Как раз репу сегодня с огорода продал.
   Швейцар учтиво открыл перед нами дверь. Я пропустил девушку вперед. Она сказала:
   - Мерси.
   - А вдруг там яма впереди, - глупо срифмовал я, но Наташе, вроде бы, понравилось.
   Ресторан, как это водится, среди заведений подобной ценовой категории, обладал пафосной начинкой из белых скатертей, больших тарелок и маленьких порций, которыми и ребенка не накормишь. По словам одного моего знакомого псевдогурмана сюда приходят не есть, а наслаждаться изысканным вкусом. Жаль я был из категории: херни, но побольше. А так, может быть, и понравилось бы.
   Я помог девушке снять пальто. Мы сели за стол, друг напротив друга, быстро сделали заказ, и пока ждали, возникла легкая беседа.
   - Чем ты занимаешься помимо того, что выращиваешь репу и играешь в Утопию? - невинно спросила Наташа, сложив руки на коленях.
   Не, ну понятно, что ей интересно узнать, чем я зарабатываю на жизнь. Отвечать же, вот прям так в лоб, что живу на деньги, полученные от игры, как-то не очень хочется. Тем более она и так думает, что я попал в ее санаторий в результате чрезмерного увлечения игрой. Добавлять еще камешком на эту чашу весов будет весьма недальновидно. Может образоваться критическая масса под названием "задрот конченный" и я свалюсь в ее рейтинге на последние позиции к геям и импотентам.
   Я беспечно проговорил:
   - В банке работаю, не особо крупном и известном, но пока сойдет, - с иронией добавил: - А как ты докатилась до такой жизни?
   Она усмехнулась краешком рта и ответила:
   - По наклонной: медицинский университет, затем бесплатная практика, теперь вот санаторий.
   - Бесплатная практика? А почему не захотела сделать ее платной? - заинтересовался я.
   - Пока не очень опытной была, задаром помогала людям: клиентов приманивала. А когда уже достаточно освоилась, решила брать с них деньги. Вот тогда-то я и узнала, что никакая не лапочка, и не добрая девочка, а стерва меркантильная и что замуж я никогда не выйду.
   - Узнаю людей, - поддакнул я.
   Наташа рассказала об этом случае без всякой печали или сарказма, просто поведала факт из своей биографии. Видимо, легко она относится к жизненным неурядицам. Мне это определенно нравится.
   Принесли заказ. Мы, тут же, не сговариваясь, принялись уничтожать его. Наташа ела без всяких девичьих закидонов: фигуру берегу, после шести ни-ни, да ты что я же располнею. Обычная вменяемая девушка с отменными манерами и аппетитом.
   Утолив первый голод, я произнес:
   - Вкусно, как будто бесплатно.
   Она согласно фыркнула и откинулась на спинку стула.
   - На вот, попробуй. Они здесь великолепны, - Наташа протянула мне надкусанную булочку. - Правда я ее кусала. Обычно руками разламываю.
   - Ничего страшного, - откликнулся я, - так даже лучше. То, что ты ее кусала, похоже на поцелуй, - я укусил булочку именно там, где отгрызла она, - а если бы разламывала руками - это было бы похоже на то, как если бы я облизывал тебе пальцы.
   - Фу, совать такую гадость в рот, - захихикав, проговорила она, и показала мне тонкие пальчики.
   Я против воли тоже хохотнул. У нее такой заразительный смех. Мелькнула бредовая мысль, что я хочу его слышать изо дня в день. Что-то не в ту степь Грациано тебя несет. У меня на Наташу определенные пошлые одноразовые виды, хотя стоит признать, что с ней легко и уютно, и я бы продолжил наше общение, если бы не одно "но"... Я себя не обманываю и понимаю - как только она поймет, что я нищий или практически нищий, то без колебаний удалит мой номер. Так что добраться до ее постели - будет приемлемым вариант.
   - Расскажи что-нибудь о своих родителях, - попросила Наташа и поставила на стол чашечку с кофе, показывая, что она внимает мне.
   - Да нечего, в общем-то, рассказывать. Мать, отец, дед - обычная семья из провинциального городишки.
   В этот момент коротко тренькнул ее новый брендовый телефон.
   - Ой, прости, - быстро сказала она, прочитала сообщение и выключила телефон.
   Я кивнул на ее гаджет и с усмешкой произнес:
   - Правду говорят, что эти смартфоны очень мощные и умные? Вроде бы один из них даже стал председателем в соседнем с моим городом колхозе.
   Она легонько поморщилась, давая мне понять, что я уже перегибаю с игрой в деревенского парня. Я тут же поставил себе галочку - больше не шучу на подобные темы. Даже посерьезнел, но, правда, ненадолго.
   Наташа внимательно на меня посмотрела, словно взвешивая рассказывать мне что-то личное или нет, потом решилась и заговорила:
   - Раз уж ты так "подробно" поведал о своей семье, то я немного расскажу о своих родителях. Они развелись больше двух лет назад. Не надо делать грустную моську, меня это совсем не расстраивает, а даже веселит, когда я вспоминаю, как отец узнал о маминых изменах. Всё началось с того, что в аптеку отца ворвался какой-то грабитель и, угрожая ему пистолетом, отобрал всю дневную выручку. Папа ничего не сказал матери: он же позиционирует себя как мачо, а тут его грабанули. После этого отец ходил пару дней жутко мрачный и задумчивый. На все вопросы матушку, он только коротко огрызался. Маман подумала, что он начал догадываться об ее изменах и занервничала. На третий день случилось это - батя купил револьвер и пришел домой. Матушка увидела его в дверях со стволом и в слезах во всем ему покаялась.
   Если бы я не успел закрыть рот рукой, то непременно бы лихо ржанул на весь такой пафосный ресторан. Наташа действительно легко относится к жизни.
   - Забавно вышло, - произнес я, погасив рвущийся на волю смех.
   - А то, - откликнулась она и залпом выпила кофе.
   - В медицину пошла из-за отца?
   Наташа утвердительно кинула головой, так как ее рот был занят пирожным.
   - Я, кстати, тоже немного разбираюсь в медицине. Вот если из человека выкачать всю кровь и перелить ее в банку, то он умрет, - победно закончил я.
   - Экий ты знаток, - улыбнулась она перепачканными взбитыми сливками губами. - Может мне называть тебя "коллега"?
   - Даю добро.
   В ресторан зашла юная силиконовая блондинка. Она держала за руку весьма пожилого, но молодящегося мужчину с явными признаками богатства. Он был на целую голову ниже своей эффектной спутницы. Наташа проводила их задумчивым взглядом. Я тоже глянул на них. Моя спутница проследила, куда я смотрю и желчно выдала:
   - Ты что пялишься на нее?
   - Нет, что ты, я просто люблю смотреть на людей.
   Наташа неодобрительно покачала головой, дернула бровью и ехидно заметила:
   - Она, конечно, не Белоснежка, но отравленное яблоко я бы ей дала, да и тебе за такие взгляды.
   - И ты бы смогла совершить такой чудовищный поступок? - притворно ужаснулся я. - Ладно ее, но меня-то?
   - Легко, - ответила она и сымитировала старушечий смех.
   - А ты опасная штучка.
   - А ты всегда такой циник? - внезапно посерьезнела она. - Ты за кого-нибудь кроме себя волнуешься?
   - Я сегодня знаешь как распереживался? Читаю, значит, газету, а там пишут, что сгорел приют для бездомных. Сразу начал за них переживать. Как же их теперь называть? Бесприютные бездомные? И где же они теперь жить будут? Но потом дочитал статью и облегченно выдохнул. Бездомные сгорели вместе с приютом.
   - Не смешно, - резюмировала девушка, поджав губы.
   Я пожал плечами. Не удалось отделаться саркастической шуткой. Вся такая уютная и веселая Наташа, в один миг стала серьёзной и взрослой что ли.
   Ее глаза насторожили меня. Девушка явно начала пересматривать свое отношение ко мне в худшую сторону. И это происходит всего-то из-за одной неудачной шутки? Или я чем-то неосознанно обидел ее?
   Дабы окончательно не потерять ее интерес, честно произнес:
   - С тобой не угадаешь, что тебе понравится.
   - Спасибо за комплимент, - с иронией в голосе, сказала девушка. - Просто будь собой - это самое лучшее поведение мужчины.
   - Будь собой, будь собой... - задумчиво повторил я. - Я не работаю в банке, а зарабатываю деньги игрой в Утопии.
   - Зачем соврал?
   - Хочу понравиться тебе.
   - Спасибо за запоздалую искренность. Что-то слишком часто я тебя благодарю за обыденные вещи.
   - Ха, где это искренность - обыденная вещь? Покажи дверь в этот прекрасный мир.
   Наташа невесело произнесла:
   - Ты прав. В нашем мире все меньше такой дорогой метафизической субстанции - как искренность.
   - Полностью солидарен.
   - А виртуальный мир, где ты проводишь так много времени, лучше, чем наш? - спросила она.
   - Так много времени? - повторил я ее слова, словно взвешивая их на весах. - Я занимаюсь практически тем же самым, что и офисный планктон. Только они высиживают геморрой по восемь часов в день, а я лежу в капсуле, и график у меня свободный. А в плане искренности, виртуал еще более гадкое место, чем это, - я обвел руками ресторан.
   - Да уж, - мрачно протянула девушка и отодвинула от себя пирожное. - Зачем же ты туда так стремишься, а не работаешь здесь?
   - Осуждаешь, что я, как все, не горбачусь на дядю пять на два?
   - Я ни в коем случае не осуждаю тебя. Лишь бы тебе нравилось, - произнесла девушка. Ее глаза говорили, что она действительно так считает. Повисло неловкое молчание.
   Я посмотрел на нее и неуверенно проговорил:
   - В общем-то, Утопия не такое уж плохое место.
   - Утопия, - произнесла Наташа, отчего-то задумавшись. - Этот термин ведь означает - идеальный мир?
   - Ага. Но по мне это скорее мир, которого нет.
   - Да уж.
   - По-моему, плодотворно пообщались, - сказал я, глядя на вконец посерьезневшее лицо девушки.
   - Согласна, - сказала Наташа и улыбнулась, словно солнышко, вышедшее из-за туч. - Пошли?
   - Ага.
   Мы покинули ресторан и уснули каждый в своей кровати. Я и не думал, что будет легко. Не такая она девушка.

Глава 8

   Утром, после завтрака, я погрузился в мир, которого нет. В личке было три сообщения и одно видео, присланное Стариком МакЛаудом. Я подтвердил запрос на передачу и начал смотреть его. Тетрадь Артура Странного подготовила меня к тому, что я увижу, но все равно я был впечатлен. Орды разнообразных доселе невиданных мной мобов штурмовали замок на лесистом холме. Его каменное тело было сплошь оплетено плющом и лианами, которые отбивались от атакующей армии. Я что-то слышал о подобном замке, похоже, - это резиденция Владыки Жизни, и сейчас она превращалась в груду руин, несмотря на то, что помимо рьяно отбивающейся флоры, на защиту замка встали неписи и игроки из числа тех, кто хоть как-то был завязан на Владыку Жизни.
   Я со смешанными чувствами наблюдал за разрушением жилплощади Владыки. У него целый замок... был, а я даже квесты выдавать не могу. А если это он мне то письмецо прислал? Вряд ли, квест бы тогда был провален, а он активен. Когда мне теперь удастся заняться выполнением этого задания? Ох, не знаю.
   В свете того, что Зло придет за каждым из нас становится ясна та ненависть, которую испытывают друг к другу Владыки. Разработчики банально соблюдают равновесие. Объедини мы своих прихвостней в одну армию, любое Зло убежит, поджав хвост, и квест с Проклятым Мечом терял бы всякий смысл.
   Видео тем временем продолжалось. У воинства Зла не имелось каких-либо осадных орудий, но в их рядах возвышались сгорбленные болезненно худые гиганты с огромными животами и вытянутыми до земли костлявыми руками. Они служили, чем-то вроде живых лестниц. Более мелкие миньоны Зла, ловко карабкались по ним на стены замка, пока гиганты хватали мельтешащих на стене игроков и пожирали их.
   Артур писал о подобных тварях: они обитали в родном мире Зла и носили название "гаки" - это вечно голодные демоны, в которых перерождаются те, кто при жизни обжирался или был расточителен в еде. Голод гаки неутолим, но они не могут от него умереть. Они всеядны и жрут абсолютно все до чего дотянется их костлявая рука, а больше всего на свете предпочитают сладкую человеческую плоть, набивая ее брюхо до умопомрачительных размеров.
   В общем, разработчики сделали интересных мобов с красочной историей. Респект им за это. Сейчас эти монстры двухсот пятидесятого уровня наворачивали полными горстями игроков и неписей - это я, конечно, утрирую, в лапу гаки помещался только один индивидуум, но зато они быстро хватали другого, если он попадался на этот достаточно медленный скилл, который между тем прекрасно работал в такой толчее.
   Если у игрока оставалось не так много ХП, то гаки выплевывал уже только его полупрозрачный труп, но примерно половина была выплюнута живыми, хоть и потрёпанными. Я заметил, что даже игроки сотого уровня часто выживали после их челюстей. Хм, странно, что моб такого левела не ваншотит подобных игроков. Я присмотрелся внимательней и осознал, что игроки, которые были гораздо ниже уровнем, на равных сражаются с мобами, превосходящими их в левелах. Интересно, это Владыка Жизни наложил на них бафф или армия Зла приобрела дебафф?
   Наконец воинство Зла стерло с лица земли замок, а заодно и Владыку Жизни. Нас стало на одного меньше, а у Пискли появился свой зам-непись, оперирующий силами Жизни и безраздельно преданный ей - таков исход каждого Владыки, если он падет от рук непосредственно Пискли.
   Артур писал, что если Зло проникнет в наш мир, то первым делом оно возьмётся за Владык, так как мы априори стоим на стороне Добра. Я, единственное, не ожидал, что всё начнется так быстро. Похоже, стоит пересмотреть приоритеты и выполнять квест со Злом, а не искать некромантов: подождут они.
   Закончив просмотр видео, начал разбирать корреспонденцию. Первое сообщение было от Старика МакЛауда, он писал, что "святые" готовы встретиться. Второе от Вильгельмины. Она чирканула пару строк, написав, что желает со мной увидится на том же самом месте. А третье от Чертовсона. Он в ультимативной форме прислал: "19:00".
   Я отписался казначею, сообщив, что скоро буду с джинном на опушке. Он оперативно ответил, что и они скоро там будут. Вильгельмине и Чертовсону я написал аналогичные сообщения: "Привет. Планы поменялись. Завтра идем за мечом - это может занять до нескольких дней, так что решайте там свои черные богомерзкие делишки и завтра поутру в путь". Я думал, что они начнут возмущаться из-за того, что я так резко всё переиграл, но они ответили согласиями, хотя и с оговорками, гласящими, что еще при личной встрече всё обговорим. Сложилось такое ощущение, что у них один и тот же ленивый спичрайтер - составитель текстов и речей для выступления высокопоставленных лиц.
   Вильгельмина предложила увидеться сейчас, но я отказал, написав, что у меня еще куча незавершенных дел и предложил встретиться через пару часиков. Девушка ответила: "Ок".
   С берега океана я перенесся к башне, где у меня личная комната, и где так же влачит виртуальное существование Шамьюш. Я быстро поднялся на его этаж и произнес, глядя на НПС:
   - С вещами на выход.
   Он с удивлением воззрел на меня, словно матерый лев, которому бросил вызов смешной плюшевый львенок.
   - Да ладно, не бойся, - дерзко произнес я. - Сейчас не тридцать седьмой год и ты не диссидент... или диссидент?
   - Я ничего не боюсь, - воскликнул он, грозно раздувая ноздри.
   Я достал карту и ткнул пальцем в ту самую опушку леса.
   - Перенеси нас сюда. Там скоро появятся наши будущие союзники.
   Шамьюш весь перекривился от того, что я ему приказываю, но все же резко вскинул руку, дотронулся до меня и вот мы уже стоим под кронами деревьев.
   - Я не могу здесь находиться больше двух часов, - предупредил меня джинн.
   Я тут же вспомнил о том, что Старик МакЛауд когда-то упоминал о такой странности чернокожих магов - они не могут надолго покидать пределы Великой Пустыни.
   - Почему? - с интересом спросил я.
   Шамьюш с насмешкой произнес:
   - Не твоего ума дело.
   Я только хотел максимально дипломатично заявить, что я теперь ученик Раахуша, а не хер собачий и меня надо уважать, холить и лелеять, как на опушке появились "святые": Рыжая Справедливость, Помойный Кот, Старик МакЛауд, Вишенка и Пэндальф. В общем, все те, кого я в той или иной степени знал.
   "Святые" во все глаза уставились на Шамьюша, который с отвращением во взгляде изучал их лица и пренебрежительно хмыкнул, глядя на левелы игроков.
   - Привет ребята и девчата, - проговорил я, словно радушный хозяин долгожданным гостям.
   Игроки скомкано поздоровались в ответ, не удостоив меня и взглядом. Чернокожий маг интересовал их значительно больше.
   - Присядем? - предложил гном и первым сел на траву. Все последовали его примеру, даже Шамьюш.
   - Ну, что решили? - спросил я.
   - Продаем Цитадель, если договоримся с джиннами, - решительно произнес казначей. Видимо он будет вести переговоры.
   - Сколько времени вам нужно, чтобы построить новый замок?
   - Около двух месяцев, учитывая то, что материалы придётся в такую даль везти на маунтах.
   Я заговорил на джиннском языке:
   - Шамьюш, два месяца охранять караваны сможете?
   - Нам нет равных в этих песках, никто не посмеет напасть на караван, который сопровождает джинн, - с видом оскобленной невинности сказал брат Раахуша, гордо вскинув голову.
   Ответ меня удовлетворил, хотя оставались вопросы, относительно безмозглых мобов: им то по хер, кто там с караваном идет.
   - Он что, по-нашему не балакает? - удивился Кот, адресуя вопрос мне и кося глазом в сторону чернокожего.
   - Иностранец, - вклинилась Вишенка, томно потянувшись и обещающе проведя языков по полным губам, при этом кокетливо глядя на джинна. Шамьюш в ответ проявил примерно столько же эмоций, сколько и дерево за его спиной.
   Скрывая удивление, Рыжая Справедливость произнесла, не особо рассчитывая на ответ:
   - Как же ты все-таки умудрился найти с ними общий язык?
   - Это все мое природное обаяние.
   Вишенка прыснула от смеха, Кот тоже весело усмехнулся, остальные даже легкой улыбкой не обозначили свое отношение к моим словам.
   - Джинны согласны охранять ваши караваны, - сообщил я посерьезнев. - Теперь по поводу места строительства. Вы придумали, как отгрохать замок на территории Слезы Пустыни?
   - Ага, - сказал гном. - Я еще после того как мы там побывали в первый раз, обсасывал эту мысль и нашел выход.
   Я повернулся к джинну:
   - Шамьюш, два месяца требуется не пускать в район Слезы Пустыни игроков, и надо будет выгнать оттуда тех, кто сейчас там находится.
   На лице воинственного джинна проступило кровожадное выражение. Он с удовольствие согласно ухмыльнулся. Я живо вспомнил кадры из фильмов про индейцев, которым лишь бы отрыть томагавк и снять скальп какого-нибудь бледнолицего переселенца.
   - Что-то я его опасаюсь, - выдал общее настроение притихших "святых" Кот. - Грац, у него всегда такой скрипт поведения?
   - Ага. Отпетый головорез. Просто маньяк.
   - Чем-то он мне напоминает одного моего знакомого, которого я последний раз год назад видел в Геленджике, - потирая сквозь бороду подбородок, задумчиво изрек Старик МакЛауд.
   - А из-за чего потом не виделись? - с любопытством спросил Пэндальф.
   - Ну, скорее всего, из-за того, что последние услышанные мною от него слова были: "Поплыли до Крыма, сыкун". Затем он пьяно улыбнулся и прыгнул в море.
   - Еще не все потеряно. Как доплывет, напишет, - хохотнул я.
   Остальные с каменными рожами никак не прокомментировали слова гнома.
   Кот кивнул головой в сторону не изменившего выражения лица Шамьюша и проговорил:
   - Там все такие?
   Я изумленно покрутил пальцем у виска:
   - Ты думаешь, что говоришь? Послал бы ты на переговоры вот такого как он, если бы он не был самым смирным и миролюбивым среди них?
   - Ого, - выдохнула Вишенка. - Какие же там монстры остались?
   Я безнадежно махнул рукой, показывая, что дьявольски устал общаться с такими отъявленными душегубами как джинны и мне хочется свести к минимуму подобное общение.
   Повисло раздумчивое молчание. Казначей оглядел наши лица, словно давая последний шанс высказаться. Никто рта не раскрыл. Тогда он подвел итог:
   - Вроде все. Подпишем договор?
   Рыжая Справедливость достала пергамент, что-то начиркала на нем и передала джинну, точнее попробовала передать ему, он никак не отреагировал на ее действие, словно паладина не существовала. Шамьюш смотрел презрительно куда-то вдаль сквозь нее. Девушка с недоумением в глазах посмотрела на меня.
   - Не считает он тебя равной себе, - произнес я, взял пергамент и быстро пробежал глазами. Вроде все предельно ясно и лаконично.
   Вспыхнувшая паладин, яростно смотрела, как я передаю пергамент Шамьюшу. Он взял его и тоже прочитал. В его руке появилась круглая золотая блямба, которую джинн приложил к пергаменту.
   - Ну, всё, - со смешанными чувствами проговорил гном. - Пора искать покупателя. Грациано, прими доступ к списку гильдии.
   - Ого, так ты стал гильд-мастером? - удивился я.
   - На время, - ответил он, стрельнув глазами в сторону Рыжей Справедливости. - Вот список тех, кого ты можешь выбрать.
   Я получил доступ к списку гильдии и начал ставить галочки возле ников, отправляя им приглашение в квест. "Выбрать всех" я не мог, так как "святые" разрешили мне брать только тех, кто не имел никаких отношений с богами - цифровых атеистов так сказать. По этой причине Рыжая Справедливость в квесте не участвовала. В итоге в квест попала тысяча человек. Осталось еще две тысячи тушек до обещанного мной Раахушу количества.
   - Хм, - хмыкнул Кот, ознакомившись с описание квеста, - я теперь значит сторонник Раахуша. Зная подобные линейки заданий, уверен, что будет и "Новый бог II", где потребуется помочь Раахушу кого-нибудь кокнуть. Грац, ты уже выяснил кого?
   - Да хрен знает, - отмахнулся я. - Полубога какого-нибудь, чтоб уж наверняка завалили. И Кот, прекрати так безбожно сокращать мой ник.
   - О, как мы замяукали. Большим игроком стал? Может мне тебя еще называть Грациано Ветреный? - беззлобно выдал он.
   - Было бы не плохо, - скромно сказал я.
   - Мне сейчас послышалось: "Знай, свое место холоп", - тонко захихикал Пэндальф. Остальные подхватили его хохот, глядя на недовольное лицо Кота.
   Казначей сквозь смех произнес:
   - Всё, наверное, на сегодня. Обо всем договорились. Пора по делам.
   Мы попрощались, и они начали исчезать. Я показал глазами Старику МакЛауду, чтобы он остался. Когда последним исчез джинн, и мы остались вдвоем, я произнес:
   - Пойдешь со мной за мечом? Только клинок потом Вильгельмине отдадим. У нее шансов потрепать Зло больше. Ты уж извини, что я не сделал ставку на тебя.
   - А, забудь, - махнул он рукой, совсем не обидевшись. - Тем более что я не могу с тобой пойти. Мне еще Цитадель надо пристроить в хорошие руки. Без меня они ее за бесценок отдадут.
   - Блин, а кого тогда взять? Чтобы в спину не ударил.
   - Кота, - ответил казначей. - Я за него ручаюсь.
   - А он согласится?
   - Уверен. Я поговорю с ним. Когда выходите и где встречаетесь?
   - Девять ноль ноль, на краю локации Туманные Топи. На несколько дней уходим. Пусть подготовится, как следует.
   - Кто еще пойдет?
   - Вильгельмина +1, и Чертовсон +1.
   - Ого, - потрясенно выдохнул гном. - Как ты их уговорил пойти вместе?
   - Они еще не знают, что идут вместе.
   Глаза Старика МакЛауда округлились до предела, но, несмотря на любопытство, обуявшее все его гномье существо, дальше развивать эту тему он не стал. Я тоже решил уйти от нее и посетовал:
   - Что-то последние дни я занимаюсь совсем не тем, чем хочу.
   - Я последние лет двадцать так живу, после того как во второй раз женился, - грустно сказал казначей.
   - Есть у меня к тебе еще одна просьба, но она не очень срочная.
   - Выкладывай.
   - Мне тут надо некромантов найти. Подсказки такие: искать их надо там, где приносят в жертву людей в праздничные дни. В общем, такая вот муть.
   - Если нужны просто некроманты, то их легко найти. А если ковен некромантов, то тут уже сложнее, - проговорил гном, приподняв бровь и ожидая разъяснений.
   - Не понял разницы.
   - Некромант - это подкласс среди магов, есть и игроки и НПС. Я думаю, тебе все же нужен ковен.
   - Да, точно, ковен некромантов, - уверенно произнес я, перечитав описание квеста.
   - Ковен - это сообщество некромантов, регулярно собирающихся для проведения обрядов на праздник Колесо Года.
   - Что еще за Колесо Года? - удивился я. Ну, да, я непроходимо туп в этом вопросе. Никогда не имел никаких дел с некромантами, будь они из ковена или нет.
   - Это ежегодный цикл праздников. Состоит из восьми праздников, проходящих через равные интервалы времени. В основе этого цикла лежат наблюдаемые с Иллирии изменения пути Солнца по небесной сфере в течение года. В третьей декаде сентября будет Мадон - осеннее равноденствие. Видимо, тебе надо узнать, где будет проходить этот праздник, - лекторским тоном выдал гном и механическим движением растопыренной пятерни расчесал свою бороду.
   - Не хрена ты энциклопедия, - выдохнул я. - Можно узнать, где они соберутся?
   - Сложно, но можно. Некоторые квесты как раз завязаны на Мадон. Пошепчусь кое с кем, и глядишь, узнаю чего.
   - Ой, спасибо. И кое-что еще... - я нерешительно замер. Замучал уже старика.
   - Говори уже, - усмехнулся он.
   - МакЛауд, купи, пожалуйста, какое-нибудь убойное заклинание четвёртого круга для меня. Деньги не имеют значение, лишь бы урон был максимальный и откат не больше тридцати секунд.
   - Посмотрю что-нибудь.
   В этот момент раздался легкий хлопок, и возле нас с гномом появилась закутанная в черную струящуюся до земли мантию фигура. Глубокий капюшон скрывал лицо, но это была явно женщина: выпирающие из-под ткани округлости кричали об этом. Казалось, она не шла, а плыла над землей. Ника над ее головой не было, как и уровня или гильдии - просто непись. Я тут же с почти небьющимся сердцем заподозрил кто это. Так быстро за мной прийти? Еще даже тело Владыки Жизни не остыло.
   Старик МакЛауд выхватил арбалет. Я ему горячо прошептал на ухо:
   - Убери.
   Он поколебался, но последовал моим словам. Я использовал "Истинное око" и сделал скрин экрана. За пять секунд я бы многое не увидел, а так на досуге разберусь какие у нее скиллы, защита и т.д. Самое главное я сейчас узнал: мои подозрения оправдались - это "Зло", 999-го уровня.
   - Пискля, - прошептал я гному, легонько кивнув на непись и приготовил "Прокол". - Портуйся отсюда МакЛауд.
   - Ты же говорил, что она маленькая девочка, - сказал он, даже не сделав попытки использовать свиток-портал.
   - Дети нынче быстро растут, - философски заметил я.
   НПС подняла руку и наставила на меня бледный тонкий палец с длинным черным ногтем.
   - Ты следующий, - произнесла она глубоким резонирующим голосом, от которого у меня волосы подмышками зашевелились. Как разработчики этого добились?
   - Это мы еще посмотрим, - произнес я, храбрясь. - Добро всегда побеждает Зло.
   - Добро - это всего лишь искаженное отражение Зла, - после этих непонятных слов Пискля исчезла. Я выдохнул.
   Гном потрясенно произнес:
   - Я бы жену свою отдал, лишь бы попасть в квест, где является такая непись. А уж сразиться с ней... будет незабываемо.
   - Ты ведь есть в квесте с джиннами?
   - Ага.
   - Ну, значит, будет у тебя такая возможность, - загадочно сказал я.
   - Что ты задумал? Неужели... - у него челюсть отвисла от промелькнувшей догадки.
   - Ага, - сказал я и заговорщицки подмигнул. - Вечером надо будет еще пересечься. Деньги тебе скину. Выведешь в реал? - гном кивнул. - Ну, тогда до встречи.

Глава 9

   Я переместился на берег Слезы Пустыни и, не мешкая, скакнул на территорию озера. Сагрившиеся мобы споро бежали ко мне, дружелюбно улыбаясь оскаленными пастями полными острых зубов. Когда они добежали до берега озера, то резко остановились и принялись грустно смотреть мне вслед. С такими соседями любые вражеские армии будут отхватывать еще на подходе к стенам предполагаемого замка "святых". Врагам-игрокам же придется портоваться за пределы озера, где уже будут ждать "гостеприимные" хайлевельные мобы. Правда, и союзники, если таковые вдруг придут на помощь, вынуждены будут познать всю "любовь" таких соседей.
   И все равно хорошее место для кланового замка - это будет одно из уникальных строений подобного толка, если, конечно, всё выгорит, как задумано. Буду надеться на это, хотя уверен, что будет весьма не просто.
   Я еще очень давно читал на форуме Утопии, как один из игроков предлагал построить на территории Слезы Пустыни какую-нибудь хибару. Даже были какие-то перспективные проекты на эту тему. Только вот до сих пор лик озера не осквернен нагромождением камней, складывающихся в замок.
   По сути, здесь хозяйничают "Посох и меч" - они клан богатый и могли бы себе позволить подобное строительство, но не сделали этого. Не видят смысла? Бояться трудностей транспортировки материалов по пустыне, где каждый куст жаждет крови? Опасаются, что им не позволят этого сделать другие конкурирующие кланы и гильдии, которые мгновенно сплотятся, дабы не дать им тем самым укрепиться в Великой Пустыни? Что-то из перечисленного выше может быть правдой, а может и нет. "Святых" же, напротив, уже давно сбросили со счетов и не воспринимают как сколько-нибудь серьезного противника. Буквально все игроки уверены в том, что дни славы "святых" давно миновали и в скором времени гильдия развалится или ее прикончит какой-нибудь молодой и агрессивный клан, либо гильдия, чтобы засветиться на форумах и продемонстрировать мощь.
   Продажа замка еще больше уверит игроков в том, что "святые" спеклись и делят наследство когда-то топовой гильдии. Вот только какова будет их реакция, когда в пустыню потекут караваны со стройматериалами и более того, их будут сопровождать джинны? А ведь чернокожие маги еще и, где-то в это же время, выкинут с озера клан "Посох и меч".
   Всё более чем непредсказуемо и если бы не отчаянное положение "святых" они вряд ли бы согласились на эту авантюру. Сейчас же им отступать некуда - позади забвение.
   Кто-то спросит: а какой мне со всего этого прибыток, помимо участия "святых" в грандиозных планах Раахуша? Ну, во-первых, они все будут понимать, что некий Грациано вернул их к жизни - в случае удачного завершения этой операции. Во-вторых - Великая Пустыня - это моя вотчина, пока я авторитет у джиннов, и иметь на ее территории дополнительно две тысячи бойцов, очень не плохо. "Святые" пойдут за мной, хотя бы в знак благодарности. Существуют и еще несколько пунктов, из-за которых я решил переселить "святых" в пустыню, но их я пока озвучивать не стану.
   Ладно, в будущем увидим, что выйдет из этой рискованной затеи и кто больше всех выиграет от нее. Главное, что я в любом случае должен остаться в плюсе, как бы не сложилась эта история.
   Впереди мелькнул знакомый силуэт - это идет Вильгельмина, быстро двигая ногами и лихорадочно сверкая глазами. Примерно так она должна будет выглядеть, если вдруг каким-то чудесным обзором узнает о том, что ждет лично ее и весь клан "Посох и меч".
   С легкомысленной улыбкой деревенского дурочка я портанулся к ней, абсолютно точно уверенный в том, что ни хрена она не узнает до самого последнего момента, когда уже поздно будет пить Боржоми.
   Девушка остановилась напротив меня и быстро спросила, захлебываясь воздухом:
   - Ты знаешь, что стало с Владыкой Жизни?
   - Отбегал свое, болезный. Баста. Финиш. Склеил ласты, - произнес я и задумчиво добавил: - Сколько же всего с ним случилось.
   - Там был полный п... - закончила Вильгельмина матерным словом, которое, в общем-то, не должно покидать прекрасных дамских уст - это можно только мужикам, но с этой эмансипацией...
   - Мне видео прислали. Так что я в курсе.
   - Столько новых мобов! Да таких клевых! Они нас раскатали часа за два, но и мы им вломили по самое не балуй. Если бы нас только было больше...- против воли в словах девушки звучал восторг. - А как Владыку Жизни баба какая-то в траурных одеяниях завалила - видел?
   - К сожалению, нет.
   - Она его какой-то черной кляксой накрыла, и он пропал - насовсем! - Вильгельмина возбуждённо дышала, грудь ходила ходуном. Даже спустя время, она все еще была там - на стенах замка Владыки Жизни.
   - Успокойся, - попросил ее я, выставив руки. - Вздохни поглубже, задержи дыхание, подольше, подольше, еще...
   Вильгельмина шумно выдохнула закашлявшись:
   - Чуть не задохнулась.
   - Жаль, план был хорош, - разочарованно сказал я. - Это было бы одно из самых нелепых самоубийств в Утопии.
   - Ну, ты и гад.
   - Ой, спасибо, так неожиданно.
   - Эта баба и есть Зло? - серьезно спросила девушка, действительно успокоившись.
   - Ага. Кстати, это в очередной раз подтверждает, что всё Зло от баб. Вот ты ее и должна одолеть. Ваше женское племя это замутило, вам и разгребать.
   - Не знаю, не знаю, - неуверенно покачала головой Вильгельмина. - Она очень мощная.
   - Э? Ты чего? Где твой бойцовский дух? У тебя будет маска и меч. Маска даст тебе нужную защиту, а меч за десять ударов завалит Зло - надо только опередить ее и дело в шляпе.
   Хмурое выражение лица Вильгельмины разгладилось. Глаза засверкали, в них зажглись победные огоньки.
   - Действительно? Чего это я? - встрепенулась она и тут же немного приуныла. - Просто после того, как я увидела армию Зла, как-то неуютно.
   - Нормально все будет. Надо только действовать быстрее, чем Пискля. Именно поэтому мы идем за мечом завтра.
   - А может, мне подождать пока Зло тебя шлепнет, как Владыку Жизни, а? - с насмешкой произнесла девушка. - А то знаешь, я немного завидую тебе - единственному Владыке-игроку.
   - Не неси чушь, - отмахнулся я. - Что ты сможешь сделать с Писклей без меня? Ну, скажи, скажи.
   - Убью. Игра даст какой-нибудь шанс одолеть эту бабу.
   - А кому она даст этот шанс? Тебе? Уверена в этом?
   - Ладно, я просто неудачно пошутила, - пошла на попятную Вильгельмина, натянув дружелюбную улыбку.
   Я решил немного поучить ее уму-разуму:
   - Постой, а может мне лучше с Каином обсудить этот поход? Зачем ты мне вообще нужна?
   Она поджала губы так, что они аж побелели, лицо наоборот пылало алым цветом. Вильгельмина с трудом сдерживалась, чтобы чисто по-женски, не разбирая, кто прав или виноват, нагрубить мне. Я, не скрывая удовольствия, молча смотрел, как она злобно пыхтит и пытается подобрать нужные слова, дабы не уронить лицо, а еще лучше втоптать меня в грязь.
   - Хам, - наконец выдохнула девушка.
   - Столько комплиментов я давно не слышал, - осклабившись, произнес я. - Ладно, оставим лирику. Принесла?
   - На, - процедила Вильгельмина и протянула деньги. Я стал обладателем ста тысяч золотых. - Выбирай умение.
   Девушка приперла пять книг. Я быстро прочитал описание каждой и удовлетворенно подумал, что оказался прав, не взяв тогда у джинна умение "Элементаль". Среди книг был "Усиленный элементаль". Я решил взять его в качестве красной тряпки для мобов. Пусть они агрятся на него, а я уж как-нибудь с тыла их расстреляю. Жаль только пока я не мог выучить это умение, так как четвертый круг можно применять только со сто пятидесятого уровня. Просто положу книгу себе в сумку, потом выучу.
   С добавлением членов клана "Посох и меч" в квест, всё прошло ровно так же, как и со "святыми". В этом списке были только игровые атеисты - полторы тысячи человек. Нужно еще пятьсот до требуемого количества. Их я доберу из числа членов "Темной Луны".
   Закончив со списком, я начал инструктировать Вильгельмину:
   - Завтра утром в девять, на локации Туманные Топи. Идем на пару дней, бери воду, еду, скл...
   - Не учи меня, - прошипела она, перебив меня. - У тебя как с работой? Придется выходить? Как долго работаешь?
   - До шестидесяти лет, - отшутился я. - Нормально все у меня с работой. Я в отпуске. Целый день могу геймить. А ты?
   - Аналогично.
   - Бери с собой игрока с классом - "воин", - проговорил я. Она кивнула. - До завтра.
   Я развернулся и пошел к краю озера, напряженно размышляя: надо бы уточнить у Кота, а сможет ли он столько играть не прерываясь? А то ведь придется кем-то заменить его. Вот только кем? Да и группу уже начал собирать под него. Хм, я ведь даже еще не знаю, согласится ли он вообще. Как-то непродуманно подошел к выбору напарника. Это все Пискля карты смешала, заставив действовать быстро и тем самым совершать ошибки.
   Ступив на песок пустыни, в некотором отдаление от делегации мобов, я быстро использовал "Прокол" и оказался прямо перед носом Чертовсона. Он, несмотря на свои габариты, ловко отпрыгнул и замахнулся алебардой. Я на рефлексах телепортировался в сторону.
   - Вот так жаркая встреча, - проговорил я, часто дыша, направив на него посох с готовой с него сорваться "Шаровой молнией".
   - Выскочил перед носом как черт из табакерки, - недовольно проговорил он, опуская алебарду и уперев ее боевой конец в землю.
   - Проверял твою бдительность, а то зачем мне не бдительного в поход за мечом брать? - шутливо сказа я и добавил: - Проверку прошел.
   Орк ухмыльнулся краем рта и насмешливо спросил, сложив руки на древке оружия:
   - Завтра значит выходим? Нелегкая судьбинушка Владыки Жизни тебя заставила поторопиться?
   - Ага, - не стал отнекиваться я. - Золото мое где?
   Еще одна партия монет осела в моих карманах. Буратино становится все состоятельней и состоятельней. Скоро на кукольный театр хватит, без всяких золотых ключиков.
   Чертовсон по-хозяйски сказал:
   - Добавляй моих в квест с джиннами.
   Он дал мне доступ к списку гильдии и когда увидел тех, кто уже в квесте, то свирепо уставился на меня и произнес:
   - Так вот значит, что это за неизвестный клан.
   Я робко улыбнулся и проговорил, неосознанно делая шаг назад:
   - Мы ведь уже договорились? И не было сказано ни слова, что я не могу брать их в квест. Они ведь могут очень сильно помочь. Такой квест нельзя провалить - это будет преступление.
   - Да уж, договорились, - бросил он, нарочито грузно переступив с ноги на ногу. Неприятно скрипнули его доспехи. - Но я тебе этого не забуду.
   - Я честно выполнил всё, о чем мы договаривались, - уже более уверенно выдал я, расправив хлипкие плечи и вытянувшись во весь рост, но все равно проигрывая орку. - Ни капли лжи.
   - Ты не юрист по образованию?
   - Нет, ты что? Вот те крест. Зачем порочишь порядочных людей?
   Чертовсон скупо улыбнулся и проговорил:
   - На первый раз прощаю. Заканчивай быстрее добавлять их в квест.
   Еще полторы тысячи человек прибавились к двум с половиной. Итог: четыре тысячи игроков. Задание "Новый бог I" засчитается, осталось забрать награду у Раахуша.
   Решив все-таки до конца собирать группу под Кота, я, дивясь тому, как легко отделался, проговорил:
   - Бери с собой хиллера. И еще, ты можешь играть целый день без перерывов?
   Орк согласно кивнул и, не прощаясь, затопал в лесок. Я мысленно перекрестился. Один из самых шатких моментов в моем плане прошел необычайно легко и даже с каким-то шармом.
   Чертовсон не успел скрыться с глаз моих, как я, сгорая от нетерпения, прочел свиток-портал и оказался в городе джиннов. Не мешкая, бегом рванул в обитель Раахуша. Мимо замелькали джинны. Они даже бровью не вели на мой забег. В любом другом городе его обитатели тут же бы переполошись, а эти спокойны будто танки.
   Заканчивающаяся выносливость дала о себе знать тяжелым дыханием и ватными ногами. Прошел несколько метров шагом, а потом снова побежал. Вон впереди уже сияющий довольством Раахуш. Я подлетел к нему и протянул руку. Он понял меня без примитивных слов и дотронулся до моей ладони. В тот же миг на меня посыпались плюшки, как из рога изобилия.
   Внимание. Вами выполнено задание "Новый бог I". Награда: 72 млн. опыта;  +500 репутации с расой джиннов; умение; +500 славы; +500 очков к нераспределенным очкам характеристик; +50 очков умений.
   Я тут же вырос на тринадцать уровней и получил еще сто тридцать очков характеристик к уже заработанным за квест пятистам. Пять сотен очков я влил в интеллект и получил талант "Интеллектуал IV" - плюс сорок процентов к интеллекту, а не плюс тридцать как раньше. Сто тридцать очков добавил в мудрость. Существенно подрос урон и магическая защита, да и мана тоже.
  
   Раса: Дроу (метис: серый эльф)
   Имя: Грациано Ветреный
   Статус: Ученик джинна Раахуша
   Возраст: 23 года
   Уровень: 153 (356511000/359611000)
   Класс: Маг (подкласс: стихийник)
   Слава: 1500
   Базовые характеристики:
   Сила - 45
   Ловкость - 10
   Интеллект - 3277
   Мудрость - 903
   Энергия - 60
   Живучесть - 160
   Сила воли - 150
   Вторичные параметры:
   Выносливость: 1320
   Здоровье: 6062
   Мана: 12104
   Броня: 550 ед.
   Магический урон: +785 % к силе атакующего магического умения.
   Физический урон:+ 15 % к силе атакующего физического умения.
   Физическая защита: 1190
   Магическая защита: 8586
   Регенерация манны в бою: 250,1 ед./сек
   Регенерация жизни в бою: 22,4 ед./сек
   Регенерация выносливости в бою: 15,0 ед./ сек
   Грузоподъемность:105 кг
   Удача: 100
   Харизма: 75
   Шанс игнорирования умения: 2,41%
   Шанс критического урона умением: 19,99%
  
   Помимо всего этого, было еще и обещанное квестом умение. Раахуш внушительно заговорил, крепко держа мою руку, и строго глядя в мои распахнутые от геймерского счастья глаза:
   - Это знание - одно из самых важных. Им могут обладать только представители знати джиннов. Ты первый не джинн, кто получит его. Помни это и гордись.
   Мне прилетело умение: одно, без возможности выбрать. "Порабощение" - любое существо, кроме игрока, некоторое время сражается на моей стороне. Чем выше уровень и интеллект, тем сложнее подчинить. Определенно - это зачет. Я становлюсь всё более разносторонне развитым магом.
   Так как у меня теперь пятьдесят пять очков умений, то я сразу поднял "Порабощение" до максимального, десятого уровня. У меня получилось: расход маны - две тысячи единиц; время повторного использования умения - две минуты; время, которое существо сражается на моей стороне - минута; максимальный уровень существа не может превышать мой в полтора раза, то есть, если я сейчас 153-го левел, то при благоприятных обстоятельствах могу заарканить моба 229-го уровня максимально. Многое, помимо левела, конечно, зависело еще и от степени его интеллекта, чем дурнее, тем легче подчинить.
   Раахуш резко отпустил мою руку и выжидающе откинулся на спинку трона. Я же продолжал свои манипуляции. Еще тридцать одно очко умений потратил, чтобы довести до максимума "Проклятый Ветер Маауд", "Прокол", тут же выученный "Усиленный элементаль" и "Портал".
   "Усиленный Элементаль X" - имеет расход маны - тысячу единиц. Время повторного использования умения - двести секунд. Уровень элементаля - сто пятидесятый. Существует пока его не завалят или я не отзову.
   "Проклятый ветер Маауд X" - теперь резал все параметры на -70% процентов и дебафф держался сто секунд, а площадь его действия могла накрыть маленькую армию. Жаль что периодичность двенадцать часов.
   "Прокол X" - могу использовать каждые шесть минут и тратить на это по тысячи маны за раз.
   "Портал X" - за четыреста единиц маны могу улететь на триста метров. Откат и время создания немного увеличились.
   Девять оставшихся очков я решил потратить на какое-нибудь боевое умение, которое Старик МакЛауд купит мне в городе.
   Пока Раахуш спокойно сидел на троне и ждал, пока я разберусь со всем свалившимся на меня богатством, я написал казначею: "Купил?". Он ответил утвердительно. Я предложил встретиться через минут десять. Гном согласился.
   Я тряхнул головой и внимательно посмотрел на джинна. Тот отлип от спинки трона и, грозно сжимая кулаки, с предвкушением в голосе проговорил:
   - Пришло время осуществить то, о чем ты говорил мне, ученик.
   Отчего-то я вспомнил повзрослевшую Писклю и внутренне поморщился. Она была куда более внушительным НПС, чем джинн. Игра ее голоса могла заворожить. Раахуша же создали на порядок менее ярким персонажем. Вот так и падают кумиры со своих пьедесталов. Раньше, до встречи, с Писклей девушкой, Раахуш для меня был самым крутым НПС в этой игре, сейчас же он занял второе место. Благо, что джинн не мог проникнуть мне в голову, иначе он бы не так уверенно обновил квест.
   Вам предложено принять задание "Новый бог II". Задание считается выполненным, если вы в составе рейд-группы, поможете Раахушу одолеть его божественного противника. Награда: 104 млн. опыта; +1000 репутации с расой джиннов; умение вариативно; +1000 славы; +1000 очков к нераспределенным очкам характеристик; +100 очков умений. Принять? Да/Нет.
   Я со спокойной душой принял квест и довольно посмотрел как "Новый Бог I", превратился в "Новый Бог II". Все многочисленные участники так и остались в нем. Длинный список ников никуда не исчез.
   Я более чем уверен, что самые сообразительные из игроков уже готовят свои планы в отношении этого задания. Само название квеста, говорило о том, что нам надо завалить бога и тем самым помочь Раахушу занять его место. Хоть я и чесал языком о том, что это будет кто-то вроде Асурка, но вряд ли Чертовсон и Вильгельмина мне поверили. Победив его, джинн не станет богом. Хотя откуда они знают? Может ему как раз не хватает капельки божественной силы до полновесного значения бог? Трудно предугадать их мысли и дальнейшие действия в отношении этого квеста, но я очень надеюсь, что они не догадаются кто основная цель джинна. Сейчас головы Вильгельмины и Чертовсона заняты походом за уникальным мечом в скрытую локацию - это должно их отвлечь от Раахуша.
   Поклонившись, покинул хоромы джинна и вышел на площадь. Немного поколебался, посмотрел на время и решительно двинулся в Башню Памяти. Пора уже рассмотреть, что там за мазня на стенах, чую, она прольет свет на историю джиннов.
   Скрипнула дверь, я по-хозяйски зашел внутрь и сразу же направился к стене. Довольно четкие рисунки, выведенные на ней, давали кое-какое представление о джиннах. Вот серия рисунков, на которых изображено уменьшающееся солнце - я так понимаю, что это угасающий свет. Вот множество коленопреклонённых джиннов вскидывают руки к стоящей перед деревом группе. Один из джиннов держит... та самая "Святыня джиннов"? А дерево - это Древо Жизни? Следующая порция рисунков показывала, как они входят в это дерево и появляются на острове, посередине реки. Потом целая серия рисунков о кровавых баталиях с людьми, эльфа и орками, сменилась постройкой, если так можно выразиться, аналогичного тому Древа Жизни. А вот они хватаются за голову от пропажи Святыни. Дальше мое внимание привлекла их карта - это была Великая Пустыня с Древом Жизни в центре. Карту я заскринил, отметив еще ряд рисунков, посвящённых Древу. Так вот в чем дело! Вот почему джинны не могут надолго покидать пустыню. Они не пустыню не могут покинуть, а не могут надолго отлучаться от Древа! Вон рисунок, где джинн обессиленно падает в горах, а Древо в углу изображено совсем маленьким, крошечным. Были и еще рисунки, подтверждающие мою теорию. Еще один кусочек истории чернокожих магов стал мне известен.
   В хорошем настроении, я покинул башню. "Прокол" безукоризненно выполнил свою функцию, перенеся меня на уже начавшую приедаться опушку.
   После моего появления, оказавшийся уже здесь гном, возбуждённо вскочил с поваленного дерева и умоляюще уставился на меня. Его буквально раздирало от одного-единственного вопроса, но он, будучи человеком, высоко этичным в игровом плане, не смел, задать его. Я же не хотел раскрывать и так засвеченные карты раньше времени и зашел с другой масти:
   - Кот согласен? Он может играть целый день? Как там у него с работой?
   - Он согласен, и Кот всегда так играет. Не уверен, что он вообще работает, - разочарованно сказал Старик МакЛауд. Не такого разговора он ждет.
   - Открывай сумку, - попросил я и ссыпал гному деньги.
   - На, вот, - сказал казначей, передавая мне книгу умений. - Самая убойная штукенция, которую только нашел. До двухсотого уровня точно хватит. Вот только, зря ты сразу не сказал, чтобы я заодно и на пятый круг что-нибудь нашел, - гном выразительно посмотрел на мой взлетевший уровень.
   - В жизни так бывает, - с улыбкой сказал я, пожав плечами. - Квестик один закрыл.
   - Жирный видимо. Уж не Новый ли Бог один, а? У всех он обновился уже до второго.
   - Он самый, - ответил я. Треснула все-таки броня гнома.
   - Сколько же тебе дадут за второй? Ой, извини, вырвалось. Что-то я слишком любопытен, - спохватился он.
   - Ничего страшного. Любопытство - это движущая сила организма. Спасибо тебе большое МакЛауд. Пора мне. Еще до Топи добираться своим ходом.
   - Удачи.
   Мы пожали друг другу руку и я "Проколом" перенесся до самой географически близкой к Топи точке, где уже бывал. Дальше буду двигаться по системе портал-телепорт, пока же выучу книгу умений и вкину оставшиеся девять очков. "Грозовое Копье Воздуха IX" - смесь обычного полупрозрачного копья, сотканного из воздуха, и молнии, которая трескуче пробегает по нему. Урон 710-910 единиц, расход маны 400 единиц, время повторного использования 2 секунды, время создания 1 секунда - это уже с учетом девятого уровня и всех моих плюшек. Я рассчитал полный урон: посох + урон заклинания + процент магической атаки. Ого, получилось, что я могу наносить дамаг в районе восьми тысяч. Круто, почти на две тысячи единиц мощнее чем "Шаровая молния X", при моем нынешнем состоянии. А ведь еще есть бафф "Плоть джинна"... В общем, вооружен. Я смело продолжил путь.

Глава 10

   Реальный мир. За окном краткое царствование раннего хмурого осеннего утра, сбрызнутого холодным дождем. Я бы с огромным удовольствием пропустил данный неприветливый час и понежился под одеялом, но настойчивый перезвон мобильника, который я оставил на кухне, мигом вывел меня из состояния глубокого мирного сна, потом из тревожного полусна и наконец, совсем прогнал сон из моих наполненных гневом глаз.
   Мелодия, голосящая из динамика гаджета, была установлена на одного, когда-то пухлого, субъекта. Что этот демон в человеческом обличии хочет от честного человека в такую рань, пока еще остаётся загадкой, но ее придется раскрыть. С кислой рожей, я быстро прошлепал босыми ногами на кухню и схватил мобильник со стола.
   - Да! - проорал я в трубку, прокручивая в голове список наиболее мерзких эпитетов, которыми сейчас награжу парня.
   - Она написала мне! - прокричал заливистым счастливым щенком Вован.
   - Матушка? - ехидно спросил я, мигов позабыв эпитеты. Похоже, сработал мой визит.
   - Какая матушка? Эля! Мне написала Эля!
   - Вот, скажи мне Вова. Мать тебе жизнь дала, кормила-поила, а ты ни разу не позвонил мне с таким же счастливым голосом и не сказал, что она тебе написала. Вот куда мир катится? Что мы за поколение такое, а?
   Исхудавший парень, казалось, не слышит меня, он влюбленно пропел:
   - Эля предложила встретиться! Сама! Понимаешь? Сама!
   - С чего бы это? - с деланной задумчивостью протянул я. Действительно, сработало.
   - Я ей не безразличен. Точно тебе говорю! Она все осознала.
   - Это она тебе так написала?
   - Нет, но я так думаю, - смешался Вова, но тут же ликующе добавил: - Она ведь первая написала мне!
   - Ну, ты пока не обольщайся, но все же шанс есть: не упусти его. Как говориться, что посеешь, то пожрешь.
   - Хм, там вроде, не так было.
   - Ты главное к себе домой ее не веди, - напутствовал я его. - А то у тебя там сейчас столько тараканов, что они могут двоих-то вас из квартиры выгнать. Одного-то тебя они как-то еще терпят, а вот двоих...
   Вован на пару секунд нерешительно затих, а потом робко спросил:
   - Ты же в курсе, что ты мой лучший друг?
   - Нууу, - протянул я с сомнением.
   - Так вот, одолжи мне денег.
   - Сколько? - он озвучил сумму. - Сейчас переведу.
   - Спасибо, - радостно воскликнул парень и отрубился. Надеюсь это просто связь, а не Вова от счастья. Скомканный какой-то получился разговор. Даже попрощаться не успел.
   Я перевел Вове денег, попутно прочитав сообщение из банка: Старик МакЛауд работал как швейцарские часы, сумма была уже на моем счету.
   Раз уж сна все равно не было ни в одном глазу, то я поел и полез в капсулу. Краткий миг тьмы и вот я нервно ежусь. Впереди расстилается густой туман, поднимающийся над бескрайними болотами, которые словно дышат, будто живые, вспучиваясь зелеными пузырями и выпуская в воздух едкий газ.
   Тощие гнилые деревца торчат из вонючей воды и злобно взирают на редких игроков, отваживающихся ступить на неверную поверхность Туманных Топей. Деревья и правда, взирали: малая часть из них была мобами, а не просто декорациями. Внешне они ничем не отличались друг от друга, пока ты не оказываешься рядом с мобом: он тут же атакует тебя своими ветвями и пытается раздавить в крепких объятиях. Над ним в тот же миг вспыхивает название "Страж Топи", 200-ый уровень. Казалось бы, двухсотый уровень - это ведь ничего особенного, почему Туманная Топь так непопулярна у игроков? Я сперва тоже так думал, пока не понял, что она помимо мобов, которые с каждым шагом становятся все сильнее, страшна еще и своим ландшафтом, способным в мгновение ока затянуть тебя на самое дно и заставить несколько секунд ощущать, как твои легкие горят от недостатка воздуха. Малоприятные надо думать ощущения.
   Я почему-то нисколечко не удивился, узнав, что именно путь через Топь ведет к входу в мир Зла. Есть в ней что-то такое потусторонне злобное. Еще никому не удавалась пройти эту локацию до конца. Дальше всех зашел Чертовсон со своей группой. Они рассказывали, что остатки их банды пали от фараонок - это не американские женщины-полицейские, а мобы, родственные сиренам, которых я уже встречал. Только эти были обоих полов и с сомиными хвостами вместо ног, ну и жили соответственно не в открытой воде, а в болотах. Был у них и еще один секретик, разительно отличающий их от сирен, но об этом потом.
   Легенда, которую придумали данным мобам, гласила, что это проклятые погибшие люди с глухим и хриплым волшебным голосом, которым суждено оставаться в таком обличье до конца света. Уровень у них был далеко за двести, а скиллы, по словам членов "Темной Луны", весьма мощные, особенно один дебафф, схожий с подобным у сирен, который парализовал игроков из-за чего их без сопротивления топили.
   Локация была устроена хитро - портануться на ее территорию невозможно, ландшафт неустойчив. Большинство игроков двигалось по дну, то и дело, рискуя попасть в яму и улететь на точку возрождения, после чего только через три часа локация снова даст тебе еще один шанс. Отдохнуть по пути можно было только на редких клочках дернины - поверхностном горизонте почвы, густо заросшим травянистыми растениями. Игроки пробовали портоваться на них, но локация этого не позволяла. Вообще первое время, после ее открытия, геймеры толпами валили сюда, так как по Утопии прошел слушок, что в конце Туманных Топей спрятано такое, такое, что прям ваще всем имбам имба. Игроки пытались хитрить, раз уж силой не получалось: собирались целые группы исключительно магов воздуха, которые по системе левитация-портал, двигались над поверхностью болота и тем самым хотя бы не рисковали утонуть, но и они мало куда доходили. Последний большой поход в топь, затеяли обладатели летающих маунтов. Они взмыли в небеса, ровно до той точке, где туман становился жутко ядовитым. Он за секунды спускал игроков с небес на точку возрождения. В целом их поход, закончился так же как у магов воздуха. После этого наступило очередное затишье, длящееся до сих пор. На любую старуху в этой локации была своя проруха. После прочтения записей Артура Странного я понимал, почему игроки так плошали в Туманной Топи, и надеялся, используя эти знания достигнуть цели.
   Я, глубоко задумавшись, смотрел куда-то вдаль, прикидывая свои шансы на удачный исход дела, как вдруг кто-то бесцеремонно хлопнул меня по плечу.
   - Привет Грац, - нахально проговорил Помойный Кот.
   - Привет, - прогоняя мысли прочь, откликнулся я.
   - Когда мне МакЛауд сказал, куда ты вознамерился идти, то я не поверил ему. Подумал, что старик все-таки сбрендил, а вот теперь вижу, что был не прав, - сбрендили вы оба, - проговорил Кот и постучал себя пальцем по виску. - Как мы ее пройдем?
   - Есть кое-какие мысли. Да и Вильгельмина с Чертовсон идут с нами.
   - Это я знаю. Кстати, не забыть бы включить запись видео, когда они встретятся лицом к лицу. Вот будет зрелище, - он азартно потер ладони. - Они точно не знают, что увидят тут друг друга?
   - Ну, орк, может, догадывается, - неуверенно протянул я, внутренне опасаясь этого момента.
   - Ох, Грац, ты и авантюрист, - Кот шутливо погрозил мне пальцем. - Нарвешься когда-нибудь.
   - Ты, главное, держись рядом и подыгрывай мне, - попросил я его. - И конфликты гаси.
   - Оп чем базар. Вот тебе мое честное мяу, - весело сказал он, и тут же серьезно добавил: - Вызову-ка я своего Тигру, на всякий случай.
   Через пару секунд рядом со "святым" появился его пет - боевой камышовый кот "Тигра", двухсотого уровня. Сам игрок, кстати, уже был двести шестьдесят седьмого левела.
   - Оригинально, - иронично оценил я его питомца.
   Кот Кота был в длину где-то метра полтора, весил килограмм двадцать пять, а в холке чуть больше метра. Окрас серый с едва видимым грязно рыжим рисунком вдоль спины. Пет подозрительно зыркал на меня желтыми глазищами и настороженно поводил ушами с кисточками.
   - Ох, не нравишься ты ему, - проговорил со смешком "святой". - Чует, что ты не одну собаку вырастил.
   - Шут с тобой. Какие собаки? Последнее что я вырастил - это плесень под диваном.
   - Ну, тогда шанс подружиться у вас есть.
   - Кстати, Кот, пока время есть, не расскажешь, как растут питомцы? А то я очень далек от этой темы, - попросил я.
   - Легко. Растут они так же как игроки, только умения не покупаешь, а они сами растут с уровнями, и открываются новые. Опыт в бою получают, примерно столько же, сколько и игрок, зависит от самого пета, кто-то растет быстрее, кто-то медленнее, только за квесты им ничего не обламывается.
   - Надо будет заарканить питомца, - задумчиво проговорил я.
   - Давно пора.
   - А если его грохнут?
   - Три часа и снимают опыт.
   В этот момент я увидел вдали орка и быстро выдохнул:
   - Чертовсон идет.
   - Ну, понеслось представление. Вон и Вильгельмина с другой стороны. Как по заказу. Камера. Мотор, - на губах Кота расползлась предвкушающая улыбка. - Интереснее не придумаешь. Жизнь - лучший режиссер.
   Вильгельмина и идущий рядом с ней воин двухсот восьмидесятого уровня с ником - Раскрушитель, синхронно замерли, увидев Чертовсона и бредущую чуть позади него орчанку - Геркулану.
   Геркулана как будто специально создала весьма уродливого персонажа: высокая толстая орчанка с большим носом, лопоухая, с маленькими глазами и спутанными зелеными волосами. Трехсотый уровень, лекарь. Одета девушка была в какой-то сет, очень похоже, снятый с водяного, запутавшегося в рыболовецкую сеть и основательно вывалившегося в ряске. Зато в ее руке зажат красивый, ослепительно белый, резной посох из ветви Мирового дерева - одно из сильнейших оружий подкласса "лекарь".
   Пальцы Геркуланы были унизаны крупными перстнями с драгоценными камнями, а на короткой шее, прямо под свисающим третьим подбородком, болталось ожерелье из ракушек: что-то мне подсказывает, что ракушки совсем не простые. В общем орчанка была упакована по самое не могу: бижа минимум геройская, сет тоже примерно того же пошиба, а уж посох - это я точно говорю - эпический.
   На фоне Геркуланы спутник Вильгельмины смотрелся весьма блекло. Это если его сравнивать со мной, то он звезда, а вот орчанка явно прибарахлилась основательнее.
   Раскрушитель был из тех воинов, которые склоняются к ловкости. В его руках зажато легкое копье с наконечником из шипа дракона, смотрящееся не боевым оружием, а облегченным реквизитом для какого-нибудь театра. Ну, наверное, оружие геройское. Все зависит от того с хвоста какого дракона он утащил шип. Защищают парня доспехи из усиленной кожи с пластинами из солнечного золота - полный сет, геройский. Особенно примечательным в этом сете был шлем: срисован явно с Коринфского шлема с красным плюмажем, только этот шлем не из бронзы, а целиком из солнечного золота. За спиной Раскрушителя обвисшей тряпкой висел короткий красный плащ до поясницы с гербом клана "Посох и меч". Патриот что ли?
   Кот возбужденным шепотом проговорил:
   - Смотри, это же Геркулана, больше известная как Гера и МеГера - в зависимости от ситуации. По Иллирии ходит слух, что в реале она бабёнка пальчики оближешь. А тут такую образину создала, чтобы парни к ней не клеились. Вроде как они ее в реале уже достали.
   - А если это она сама такой слух пустила? И там и тут страшила?
   - Да ну, вряд ли, - отмахнулся "святой". - А вон тот, в чешуе, как жар горя, Рас. Повернутый на своем клане парень. При нем лучше не шути над "Посохом и мечом". Совсем головушкой он бо-бо. Ой, гляди, они сейчас схлестнутся. Ставлю на "Темную Луну" тысячу золотых. Принимаешь?
   Я быстро побежал вперед и встал между готовыми к схватке игроками, выставив по сторонам руки, словно пытаясь остановить сдвигающиеся стены.
   - Стойте! - выкрикнул я. - Мы все вместе идет в топь! Вы не случайно здесь встретились.
   - Тьфу, - разочарованно сплюнул Кот в гробовой тишине. О том, что согласился на роль пожарного, он уже забыл.
   Чертовсон отживел первым, грозно спросив:
   - Как это понимать?
   - В Туманную Топь должны вступить шесть игроков, иначе квест не пройти.
   - Ты же сказал, что нас будет четверо! - заверещала Вильгельмина, срываясь на фальцет, но все-таки пытаясь как-то сдержать рвущиеся из нее эмоции.
   Чертовсон с тем же вопросом в глазах нехорошо посмотрел на меня. Я судорожно сглотнул. Может зря понадеялся на их благоразумность?
   - Я так не говорил, - сохраняя видимость спокойствия, произнес я, глядя на Вильгельмину. - Я сказал, что бы ты взяла одного своего, и я возьму одного своего. Чертовсон и его подруга явно не мои.
   Орчанка пришедшая вместе с Чертовсоном поморщилась, но ничего не сказала. В разговор вступил Кот, очень не любящий когда все решается без него. Он с улыбкой произнес:
   - Несравненная Геркулана, меня зовут Кот, а этого шутника, с замашками юриста, часто называют Грациано.
   - У него же ник такой, - хмуро громыхнула густым басом Геркулана, чем шокировала всех, кто до этого не слышал ее голос: таких было четверо, включая "святого".
   - Вот именно поэтому его часто называют Грациано, - с увядшей улыбкой произнес Кот.
   - Я требую объяснений, - прорезался звонкий голос Раскрушителя. Теперь уже все вовлечены в разговор, кроме Тигры.
   - Заткнулся бы ты малыш пока взрослые разговаривают, - насмешливо посоветовал ему Чертовсон, поудобнее перехватив алебарду. - Не видишь, один хитрован крупно нас всех подставил, хотя формально придраться не к чему.
   Рас всхрапнул не хуже быка и уже готов был рвануть в атаку, но сильная рука Вильгельмины остановила его. Орк со смехом произнес:
   - Мамка не пускает?
   Кот-разжигатель громко вторил обидному хохоту Чертовсона - судя по всему, эти двое могут спеться, что совсем не входит в мои планы.
   Рас попытался скинуть руку Вильгельмины, но та что-то сказала ему на ухо, и парень обмяк, словно из него выдернули стержень.
   Я громко заговорил:
   - Ребята и девчата. Как бы мы друг к другу не относились, но нам нужно сплотиться и пройти эту гребанную Топь. Только мы шестеро можем это сделать, иначе я бы хренушки вас позвал. Нашел бы более лояльных игроков.
   - И куда бы ты с ними ушел? Мы самые сильные, - перебил меня орк.
   - Вот именно поэтому вы сейчас здесь.
   - А зачем тогда ты его взял? - спросила орчанка, кивнув головой на Кота. - Он же малек.
   Обалдевший "святой" широко распахнутыми глазами взирал на Геркулану, словно увидел любовника в постели жены, с которой прожил не один десяток лет и никак не мог ожидать такого предательства.
   Я с улыбкой ответил:
   - Ну, должен же нас кто-то веселить.
  

Часть III. Конец игры

Глава 1

   - Вон то, - ткнул пальцем в дерево Чертовсон.
   - Нет, вон то, - сверкая глазами, почти крикнул Раскрушитель, указав копьем в совершенно другую сторону.
   - Ставлю сто золотых, что это, - уверенным басом произнесла Геркулана, наставив посох на ближайшее деревце.
   - Твою, мать! От этого никто не ожидал, - воскликнул Помойный Кот, когда ожил моб. - Валите его!
   Обхитривший всех Страж Топи хлестанул ветвями по Раскрушителю, чем вызвал довольную улыбку Чертовсона. Сам воин клана "Посох и меч" не пострадал, но был запачкан грязью. Ловкость позволила ему уйти от скилла моба, несмотря на то, что воды было по колено. Правда, после того как живое дерево промахнулось, его ветви подняли нехилую волну мутной жижи, которая окатила Раскрушителя, запятнав его блестящий вид.
   Страж Топи прожил немногим более пяти секунд, прежде чем его уработали. Он оставил после себя горстку коры, в качестве лута. Группе игроков с такими левелами не составило никакого труда завалить его с полтычка. Я еле успел поучаствовать в убийстве. С такой бандой хрен поспеешь влезть в драку: Чертовсон алебардой остервенело кромсает моба, а скачущая мартышкой Вильгельмина, ревниво не позволяет ему нанести больше урона, чем она сама. Понятное дело, что опыт капает всем и дамаг не играет решающей роли, но эти двое рьяно следят друг за другом, чтобы не дай Бог, кто-нибудь из них не опередил другого в таком благородном деле, как изничтожение набора нулей и единичек. Ох уж это клановое соперничество.
   Стражи Топи не доставляли нам проблем, и пока вся сложность Туманной Топи состояла в том, чтобы не провалиться в какую-нибудь яму и не утопнуть. Лично мне - это не грозило: я леветировал на месте, потом портавался или телепортировался, и снова застывал в воздухе. Вильгельмине тоже не доставляла неудобств эта проблема. У нее оказался навык "хождение по воде". Я о таком никогда не слышал, но вот теперь воочию вижу, как девушка преспокойно, аки Иисус, ходит по чавкающей под ее ногами, словно грязь, болотной воде и свысока поглядывает на плетущегося по пояс в этой жиже Чертовсона. Раскрушитель довольно улыбался глядя на эту картину. По глазам же Помойного Кота, можно было твердо судить, что он готов на многое, дабы заполучить такой же, как у девушки навык. Если я всё правильно понимаю, то помимо самого навыка, нужен еще и хорошо раскаченный параметр "ловкость", иначе навык не заработает. В части прокаченной ловкости "святой" может многим дать фору, но вот где добыть такой навык... Интересно, он теперь жалеет, что в открытую поддерживает орка в его противостоянии с членами клана "Посох и меч"? Ведь в противном случае, Кот мог бы попытаться договориться с Вильгельминой на тему этого навыка: где и как она его добыла.
   - Нам туда, - твердо сказал я и повернул на девяносто градусов от прямого пути по локации.
   - Ты уверен? - с сомнением спросила Вильгельмина, отмахиваясь от комаров, которых здесь было видимо-невидимо. Если кровососущие насекомые грызанут игрока достаточное количество, то у него откроется штраф к восстановлению здоровья.
   - Раньше-то не ошибался, - поддержал меня Кот, брезгливо снимая тину, налипшую на перчатку.
   - Так-то Кот прав, - громыхнула орчанка, чем вызвала мимолетную благодарную улыбку у "святого" и рябь по воде.
   Я портанулся в сторону, группа пошла за мной. Неожиданно ожило дерево. Я тут же кинул в моба "Грозовое Копье Воздуха IX". Оно со свистом врезалось в тело Стража Топи, опалив то место, куда попало и, отняв у него значительное количество жизней. Подскочившие игроки добили моба быстрее, чем я успел скастовать второе заклинание. Вот так мы и двигались вперед, уничтожая Стражей и подбирая кору.
   Лут решили делить так - всякую мелочь поровну, а действительно стоящие вещицы с правом выбора: я первый, потом Чертовсон, затем Кот, Геркулана и последний Раскрушитель. Вильгельмину, не смотря на ее грозный взгляд, я исключил из этого списка, потому что рожа треснет, ей и так Проклятый Меч перепадет.
   Как только мы завалили первого Стража Топи, то у тех, кто его не выполнял, выскочило задание:
   Вам предложено принять задание "Болотный дровосек". Задание считается выполненным после того как вы соберете десять порций коры Стража Топи. Награды:  750 тысяч опыта. Принять? Да/Нет.
   Я его принял, и мы стали делить кору только между собой: мной и Котом. Остальные игроки уже выполняли этот квест и не претендовали на лут Стражей. Жаль, что в их памяти отложится, что мы со "святым" уже кое-что получили в этом походе, а значит, впоследствии нам достанется чуть меньше трофеев.
   Я обратил внимание, что чем дальше мы двигаемся в топь, тем сильнее отряд верил в меня как в реального лидера группы, а не формального, которого выбрали на эту должность, только вследствие сложившихся обстоятельств. Если на первых метрах локации, они сомневались в том, знаю ли я как пройти Туманные Топи, то теперь их вера в удачное завершение квеста неуклонно росла.
   Я же прекрасно помнил страницы тетради Артура, посвященные этой локации: "Идти строго между островков. На каждом пятом, по левой руке, можно отдохнуть. На открытое пространство не выходить". Руководство работала. Никто из отряда не провалился выше пояса. Немного жаль, что Странный не оставил подсказок по поводу того, как отличить Стража Топи от простого дерева. Хотя, с другой стороны, отряд теперь развлекался ставками на то, какое дерево окажется мобом. Интуиция оказалась лучше всех развита у Помойного Кота. Он уже стал обладателем тысячи золотых.
   Вильгельмина, после кончины очередного Стража Топи, недовольно проговорила:
   - Что-то они не много-то опыта дают, хотя мобы двухсотого уровня.
   - Какой же ты опыт от них хочешь? Они даже догнать тебя не могут: ножек то нет. На месте стоят, - откликнулся Чертовсон ехидно. - Самые любимые мобы "Посохов и мячей", которые не могут дать сдачи.
   - Мячей, мячей... - повторял Кот, несколько натужно посмеиваясь.
   Вильгельмина громко фыркнула, считая ниже своего достоинства вступать в перепалку с орком. Ярость во взгляде Раскрушителя стала полыхать еще на несколько градусов выше.
   Не знаю, правильную ли тактику выбрала всегда такая боевая Вильгельмина, отмалчиваясь на все подначки орка. Тот вроде бы был даже доволен этим фактом, безнаказанно высмеивая "Посох и меч". После каждой такой шутейки, орк веселым взглядом искал поддержку у Кота или у меня: не подхватим ли мы его шуточки и смех? Я был строго нейтрален, а вот Кот уже давно вился вокруг Чертовсона, правда, шутить он еще не решался, но подобострастно смеялся в тех местах, где было нужно, дабы больнее уколоть Вильгельмину и Раса.
   Отряд двигался дальше. Помойный Кот попросил орка рассказать, что нас ждет впереди. Тот несколько неохотно принялся говорить:
   - Сейчас этих Стражей пройдем, потом Топь превратится в некое подобие грязного озера с гнилыми деревянными мостиками. Враги там фараонки. Жуткие твари с противным дебаффом - "парализация". Если от сирен еще можно спастись, законопатив чем-нибудь уши, то тут жопа - такой номер не прокатывает, все равно дебафф накладывается. Потом они ломают мостик и в воду утаскивают: где-то пятьдесят на пятьдесят, что все-таки не хватит им сил сломать мостик, смотря, где дебафф тебя застал. Там есть мостики покрепче, а есть совсем хилые... - Чертовсон понизил голос, но его все равно услышали все, - как Рас.
   Раскрушитель молча проглотил этот выпад орка, только умоляюще посмотрел на Вильгельмину. Та отрицательно покачала головой.
   - А как они кричат эти фараонки, накладывая дебафф? - спросил Кот.
   Ответила ему Геркулана:
   - Будто соловья с фистингом знакомят.
   Чертовсон заржал и показал большой палец орчанке. Кот подхватил его смех, хотя было видно, как он обалдел от сравнений, где-то там, в реале, лежащей в капсуле, девушки.
   - Еще и бред какой-то несут про Судный День, - дополнил рассказ, смеющийся Чертовсон, не догадываясь, что произнес самые важные для прохождения озера слова. Я только загадочно ухмыльнулся, а остальные призадумались. Абсолютное большинство умеющих разговаривать мобов несут нужную для фона информацию, дабы создать у игрока соответствующее настроение. Например, ундины поют о том, как их жестоко убили при жизни. Личи бессвязно шепчут все что угодно, касающееся их мнимой прошлой жизни. Ну и т.д. Поэтому игроки не особо прислушиваются к фараонкам, хотя, в первый год Утопии, многие тщательно записывали слова тех же личей, думая, что это поможет найти какие-нибудь плюшки: все оказалось зря и на этом игроки забили на бредни мобов.
   Попутно, за разговором, мы завалили еще парочку Стражей, и я закрыл квест "Болотный дровосек", получив опыт. Кот тоже закрыл его, словив экспу, что подняло его на уровень.
   - Поздравляю с апом, - сказал Чертовсон, изобразив дружелюбную улыбку. Я и орчанка тоже сказали что-то поздравительное, представители клана "Посох и меч" промолчали, что было не удивительно.
   Последние изломанные деревья кончились, и мы оказались перед большим вонючим озером с зеленой грязной водой. На его неухоженном лике, были разбросаны сотни деревянных мостиков, уже порядком подгнивших и облепленных роскошным бурым мхом. Мостики переходили один в другой, создавая некое подобие шатких улиц: были и перекрестки, и тупики, и широкие мостики-проспекты и узкие мостики-улочки.
   Низкие тяжелые черные тучи клубились над всей этой "Венецией" и препятствовали проникновению солнечного света в эту часть локации, но освещение здесь все-таки было, и было оно весьма запоминающимся. Я удивлен, что Чертовсон не сообщил нам о подобной особенности этого места. Над всем озером, в воздухе, сами по себе, летали мириады зажжённых свечей, создавая мистическое настроение и нагоняя какой-то потусторонней жути. Их колышущиеся от передвижения языки тонкого пламени давала достаточно света, чтобы можно было рассмотреть: шелестящие камыши, листья кувшинок, на которых деловито квакали жирные жабы, носящихся повсюду стрекоз, размером как котенок и отражение полной луны в водах озера.
   Кот громко прочистил горло и сказал:
   - Это одна из самых крутых лок, где я оказался. Вот вам моё честное мяу. Был бы здесь Тигра, он бы меня поддержал.
   Пета Коту пришлось убрать, когда стало ясно, что животное слишком маленького роста, чтобы передвигаться по такой воде. "Святой" особо и не печалился по этому поводу, потому что он вызывал пета, дабы не мешкать, если пришлось бы разнимать "Темную Луну" и "Посох и меч", а то и отбиваться от них, в случае того, если бы они решили проучить меня за маленькую уловку, которую я провернул.
   Чертовсон с видом, будто эта локация принадлежит лично ему, понимающе ухмыльнулся глядя на Кота, как опытный воин на молодого выпускника военной школы.
   - Нам надо разделиться, - внезапно сказала орчанка. - Так у нас больше шансов.
   - А как вы в прошлый раз прошли это место? - спросил Кот.
   - Мы его не прошли, - отрубила Геркулана. - И честно говоря, я вообще не знаю, как Грациано собрался нас провести через него. Здесь сотни высокоуровневых фараонок. А еще есть и полукони-полурыбы, тоже мобы не из легких, хоть и просто воины, обходящиеся без магии.
   Взгляды игроков обратились ко мне.
   - Идем отрядом, не рассыпаемся, - решительно сказал я. - Впереди пойду я. Без моего приказа в бой не вступать, чтобы не произошло. Питомцев не вызывать.
   На слове "приказ" Вильгельмина и Чертовсон синхронно поморщились. Ничего, переживете. А по поводу петов - Артур никак не указывал, как могут фараонки на них отреагировать, речь шла только о представителях гуманоидных рас.
   Я вступил на мостик. Он зашатался, но вес выдержал. Уверенным шагом я двинулся вперед. Свечи, словно недавние комары, с жужжанием, издаваемым пламенем, разрезающим воздух, носились вокруг, создавая причудливые тени, которые давили на и так натянутые нервы. Слишком многое поставлено на карту.
   Игроки, идущие позади, несмотря на мои слова, обсуждали, как ринутся кто куда, тем самым запутывая мобов, иначе они легко числом задавят отряд, даже если мы призовем петов, а так может быть кто-нибудь и убежит.
   Я повернул голову, с намерением кое-что им объяснить, и увидел, как Чертовсон с неудовольствием во взгляде глядит на молчащую Вильгельмину, понимая, что у нее и у меня, больше всех шансов на этот маневр. Я со стуком закрыл, раскрывшийся было, рот. Таким лучше не выдавать лишней инфы. Снова сосредоточено иду вперед.
   Послышался нарастающий со всех сторон плеск воды. Геркулана с печалью в грубом голосе проговорила:
   - Началось. Чтобы ты там не придумал Грац, пора действовать.
   Вильгельмина с затаенной надеждой посмотрела на меня. Женщина всегда подсознательно ожидает, что у мужчины на любой случай в жизни есть какой-то план. Я остановился. Плеск нарастал. Он доносился отовсюду. Я спиной ощущал, какое напряжение царит среди людей, погрузившихся в этот удивительный цифровой мир.
   - Теперь даже не убежим, - безнадежно выдохнула орчанка. - Они окружили нас.
   Действительно, волны озера ходуном ходили вокруг мостика, на котором замер отряд. Я уже видел конские морды над водой с названием "Гиппокамп" - мобы двести пятидесятого уровня. А вон и их хозяева с лицами утопленников и жидкими серыми волосами - "Фараонки", двести восьмидесятого уровня.
   - Хм, - хмыкнул орк. - Что-то не так. Почему они не дебаффят?
   Фараонки и гиппокампы дьявольским хороводом быстро плавали вокруг нас, создавая некое подобие водоворота. Вонючая вода вспучивалась, пенилась и бурлила. Мутные брызги летели во все стороны.
   Я в подробностях рассмотрел выпрыгнувшего из воды гиппокампа и опять скрывшегося в ней. В голове вспылили строчки, переписанные у неизвестного автора Артуром: "Странное это существо: полуконь-полурыба. Голова конская, хотя немного более раздутой будет. Передние ноги конские, но вместо копыт лошадиных, лапы лягушачьи. От середины и ниже - чистой воды рыба-кит с хвостом как у русалки. На спине же, там где седло у обычных лошадей, плавник костяной и из пуза его, по бокам, тоже плавники растут"
   Над озером начали разноситься все более отчетливые слова:
   - Когда Судный День? Когда Судный День?
   - О, узнаю, сейчас начнется, - проговорил Чертовсон возбужденно, перехватив алебарду для атаки по воде. - Герыч, держись за спиной. Не забывай хилить. Кот сзади к ним заходи, как только на мостик выпрыгивать начнут. В лоб не лезь. Грац, почему ты сразу не сказал, что они дебафф накладывать не будут? Как ты вообще это сделал?
   Я промолчал, не рассказывать же ему, что это все Проклятая Маска. Орк не успокаивался:
   - Теперь хоть какой-то шанс есть. Эх, жаль, что нас так мало. Тебя бы в прошлый раз в нашу банду, враз бы всех покрошили. Нас тогда такая силища собралась...
   Чертовсон говорил, говорил и говорил. Странно, но его голос успокаивал людей. Даже Вильгельмина и Раскрушитель заслушались своего врага.
   Внезапно, прямо передо мной, из воды на мостик выпрыгнула русоволосая фараонка. Я старался смотреть на ее лицо, а не на крупные груди, которые были целомудренно замазаны серым илом, резко контрастирующим с белизной кожи. Без сомнения, если бы не утопленническая одутловатость, то она была бы весьма красивой девушкой, даже не смотря на перепончатые кисти рук, жабры на шее и рыбий чешуйчатый хвост.
   - Когда Судный День? - пробулькала она синими губами, с мольбой глядя на меня бесцветными водянистыми глазами.
   - Скоро, милая, скоро, - сказал я, кинул в воду Проклятую Маску и поцеловал руку фараонки. Авось и так сойдет, ну не могу я целовать так отчетливо нарисованного мертвяка, чтобы там не писал в своей тетрадке Артур, высказывая мнение о том, что таким способом нужно выказать почтение той фараонке, которая встретит обладателя Проклятой Маски, знающего когда наступит Судный День.
   Над озером поднялся многоголосый ликующий крик, постепенно затихающий с каждый метром, который проплывали отдаляющиеся от нас фараонки.
   Буквально пару мгновений и гробовая тишина установилась над озером. Даже лягушки удивленно замолчали, а свечи перестали бесцельно носиться по воздуху, выстроившись в подобие коридора, который убегал вглубь локации, пронзая ее до очередной территории, где нас ждет еще одно испытание.
   - Что это было? - произнес ошеломленный орк, вслух высказав тот вопрос, который был написан на лицах всех членов отряда.
   - Пошли дальше. Путь открыт, - спокойно сказал я, хотя внутренне разрывался от торжества.
   В глазах игроков на миллисекунду возникло какое-то мифическое благоговение, будто бы они на краткий миг увидели цифрового бога в моем обличии.
  

Глава 2

   Мы спокойно шли по мостикам под аккомпанемент отошедших от шока лягушек, уверенно продвигаясь через Туманную Топь. Свечи, словно выстроившиеся по сторонам гвардейцы, прямыми линиями посадочных огней освещали наш путь. Я шел впереди, краем уха слушая Помойного Кота пристроившегося рядом.
   - И много у тебя еще таких сюрпризов? - говорил он, возбужденно сверкая глазами.
   - Должно хватить до конца.
   - Значит любых мобов в Утопии можно угомонить каким-нибудь трюком?
   - Я не знаю, - кратко бросил я. - Но в этой локации часть из них действительно можно пройти без боя.
   - Слушай, а ведь, наверное, если мы пройдем Туманные Топи, то они превратятся в обычную высокоуровневую локацию? Или еще где-то есть такие же маски, которую ты бросил этой фараонке?
   - Ты прав, скорее всего, Топи будут обычной локой, - задумчиво ответил я. Не думал никогда над этим вопросом.
   - А где ты вообще достал эту маску? - с любопытством спросил "святой".
   - Любопытному котяре на базаре хвост оторвали.
   - Понял, - недовольно произнес он, нахмурив брови. - А если бы из воды вылез мужик, ты бы ему тоже руку целовал?
   - Неа, Геркулану попросил бы, - сказал я отстраненно. Действительно, а если бы вылез мужик? Не, ерунда, разработчики, наверное, как-то предусмотрели такой вариант развития событий: к игроку должна выползти фараонка противоположного пола. Хотя, этот современный мир с его сексуальной свободой, попробуй, угадай.
   Между тем, Кот, при упоминании ника орчанки, мазнул по ней изучающим взглядом, который я успел перехватить и не преминул ехидно прокомментировать:
   - А если она действительно такая страшная и жирная?
   - Да, нет. Не верю в это, - убежденно ответил парень и покрутил головой, словно отгоняя какое-то страшное наваждение.
   - Смотри, а то если захочешь поиграть с ней в бои подушками, тебе придется брать перину, - хохотнул я очень тихо. Не дай Бог она услышит. - Представляешь, как она в Аду на сковородке шкварчать будет? А если вы вдруг расстанетесь, то она тебя и сожрать может, так что записывайся на бокс, чтобы иметь козырь в споре с ней.
   - Прекращай, - строго одернул меня Кот. - Все женщины в той или иной степени прекрасны.
   Я удивленно вскинул брови. Парень говорил совершенно серьезно. Я подавился готовыми выскочить остротами.
   - Ну, наверное, ты прав. Главное, как говорит моя сестра, - это душа, - произнес я голосом чуть выше обычного, перекрывая скрип досок шаткого мостика, на который мы вступили. Долго, что ли, еще нам чапать по ним?
   - Абсолютно с ней согласен, - поддакнул он. Коту не следует знать, что никакой сестры у меня нет и говорить так некому.
   Разговор затих, но ненадолго. Остроглазый "святой", у которого нет расовой способности "крот" - минус десять процентов к радиусу зрения в светлое время суток, потрясенно выдохнул, узрев то, что было впереди:
   - Ты куда нас привел? Это что за херня?
   По обеим сторонам мостика, в дно озера, были воткнуты колья с насаженными на них телами людей. Всё было выполнено более чем реально, как впрочем, и всё в Утопии.
   Я ожидал нечто подобное, поэтому даже не раскрыл рот от удивления, а обратил внимание на то, что никто из игроков не сбился с шага, незадолго до этой картины, значит у них, как и у меня, в опциях, разрешены сцены особой жестокости - одни хардкорщики, блин, собрались.
   - Что это за дьявольщина? - прорезался голос Вильгельмины, слева от моего плеча. Девушка подошла совсем близко. Я чувствовал ее жаркое дыхание на своей обнаженной и испачканной болотной грязью коже.
   - Мертвые с косами вдоль дорог стоят, дело рук красных дьяволят, - попыталась пропеть орчанка, но с ее голосом это было похоже на то, как мой дед с похмелья завывает.
   Я чувствовал, что члены отряда ждут от меня каких-то пояснений, раз уж я так много знаю об этой локации.
   - По лору игры - это сделали фараонки, - проговорил я, вертя головой из стороны в сторону, глядя на наколотых, словно бабочки, на гнилые колья, людей. Все интимные части тела у них были прикрыты различной степени, изорванной одеждой. - Хотя, конечно, больше похоже на работу Влада Цепеша, так же известного как Колосажатель.
   - Мы что идем к нему в замок? - изумился Чертовсон. Я отрицательно покачал головой.
   - Это хорошо. Не люблю вампиров, - процедил Раскрушитель.
   - Боишься запачкаться кровью? - весело проговорил орк. - Кстати, давно хотел у тебя спросить, а мужские такие плащи есть?
   Воин "Посоха и меча" выдал стон отчаяния, далеко разнесшийся по округе. Вильгельмина тут же подскочила к нему и немного приобняла.
   Чертовсон заржал от собственной шутки и толкнул локтем в бок Кота. Тот подхватил его смех, но хохотал не так громко, более тактично, что ли.
   Вообще поведение "святого" оставляет много вопросов. Не таким я его знаю. Никогда он так подобострастно не поддерживал чью-то сторону. Что-то тут не так. Кот ведет какую-то свою игру? Похоже на то. Как-то невзначай мозг обратил мое внимание на то, что "святой" иногда притормаживает во время разговора или просто частенько оступается на прогнивших досках. Переписывается в чате? В общем-то, ничего странного в этом нет: делится впечатлениями от локации или просто какой-то свой треп. А что если Кот готовит почву для дальнейшего сотрудничества с Чертовсоном? Или даже так: а что если гильдия "Святые" планирует задружиться с "Темной Луной"? Место их нового, пока еще гипотетического, замка очень располагает к этому. Уж не замышляет ли Рыжая Справедливость и компания за моей спиной что-то глобальное? Надо бы тщательнее присматривать за Котом. Хотя может быть, я слишком себя накручиваю, и он просто изменился на фоне всех тех потрясений, что произошли с его гильдией.
   Чертовсон и Кот, всё не унимались, ржали в унисон. Я покачал головой. Все-таки, даже несмотря на всё выше перечисленное, от его поведения тянет блевать. Их ржачь прекратился только тогда, когда впереди замаячил берег озера, на котором раскинулся мрачный лес из старых лишенных листьев деревьев.
   - Готовьтесь, скоро будет бой, - сообщил я отряду.
   - Сколько? Кто? Какие скиллы? Тактика? - посыпались на меня вопросы.
   Я на секунду задумался, собирая в кучу, отрывки промелькнувшей тут и там на страницах тетради Артура информации, и медленно заговорил:
   - Одно могу сказать точно - это будет эпично.
   Помойный Кот вызвал Тигру. Пет тут же обтерся боком об его штанину. Раскрушитель последовал примеру "святого" и призвал своего питомца - орла с размахом крыльев метра в два, звали его "Девятый" и был он двухсот двадцатого левела.
   - Ааа, - понятливо протянул Кот, глядя на ник пета Раскрушителя, - вроде как "Орел девятого легиона" - древний фильм про римлян?
   Воин высокомерно промолчал, но что-то в нем выдавало то, что так оно и есть.
   Остальные члены отряда тоже начали вызывать свою подмогу. На мостике сразу стало тесно, особенно много места занимал своей тушей с длинными ногами бронированный паук Геркуланы. Я вздрогнул, увидев его, живо вспомнив, как сражался с подобными тварями, возле города джиннов. Хотя, надо признать, что пет орчанки был все-таки поменьше и изящнее, и не производил такого отталкивающего впечатления как те. Уровень у него был двести тридцать шестой и ник "Хрюша".
   Вильгельмина немного разочаровала меня своим питомцем - обычный полярный волк двести тридцатого уровня по кличке "Снежок". А вот от Чертовсона я ожидал, что он призовет какую-нибудь эпическую несусветную хрень от взгляда на которую, сразу кирпичи в штаны пуляешь, но он с ухмылкой вызвал "Тень" - это был, по сути, призрак самого орка, точно такой же, как он, только лишенный плоти и, словно бы запечатленный на черно-белом негативе.
   - Все-таки добыл, - не сдержала потрясенного возгласа Вильгельмина.
   Орк довольно лыбясь, шутливо развел руками и поклонился.
   - Уникальный, - с завистью резюмировал Кот. - Поздравляю.
   Он панибратски хлопнул Чертовсона по плечу, будто они дружат уже уйму лет. Орк благодарно улыбнулся.
   После восторгов по поводу питомца главы "Темной Луны", игроки, за исключением "святого", с вопросом в глазах уставились на меня.
   - Ну, не воспитал я никого. Какие мои годы? Еще найду пета.
   - Зря, - сказал орк и добавил: - Продолжай инструктаж.
   Я начал отрывисто выкрикивать, будто фанатскую кричалку:
   - Сколько? Много! Как? Не знаю! Нужны скиллы?
   - Ты не на футболе, - громыхнула с какой-то потаенной ненавистью орчанка. Ненависть была направлена не на меня, а скорее на сам вид спорта. Кот задумчиво отметил это где-то в закоулках своего мозга.
   - Я, правда, ничего не знаю, кроме того, что это будет эпично, в лесу и под дождем, - быстро проговорил я, не собираясь злить Геркулану.
   - Какие-нибудь сюрпризы нас ждут, вроде того с фараонками? - хмуро спросил Чертовсон, ожидавший более подробной инфы о предстоящем бое. Его "Тень" тоже нахмурилась. Тут одного Чертовсона иногда опасаешься до дрожи, а здесь ажно цельных два. Я еще быстрее заговорил:
   - Нет. Чистый бой. Если исходить из логики, то мы должны уработать их. Нас не случайно шестеро, только если таким числом игроков проходить этот лес, можно встретить адекватное количество противников, всех остальных ждет нескончаемый поток мобов, - выдал я им кое-какую инфу. - Я так мыслю, что авторы квеста исходили из числа дьявола "666".
   - А почему нам тогда просто такой гурьбой не ломануться вперед? Почему именно шесть? - задал вопрос Рас. Ответ я на него не знал и просто пожал плечами, сопроводив это неуверенными словами:
   - Хер знает. Ну, что, пошли?
   И мы двинулись вперед. Берег был совсем рядом, поэтому наша шайка-лейка быстро достигла его. Как только мостик кончился, группа выстроилась, как для круговой обороны. Внутри круга оказались: я, орчанка и почему-то "Тень". Остальные игроки и наземные питомцы прикрывали нас. Орел "Девятый" летал над нашим отрядом и зорко глядел на рыхлую почву вперемешку с перепрелой листвой.
   Мы крадучись шли по лесу, вздрагивая от каждого шороха, словно компания неопытных трусоватых воров, влезших в богатый дом с множеством ловушек. Я точно знал, что до того как пойдет дождь, никто на нас не нападет, но знания - есть знания, а тревога вот она. Жуткое место. Я мысленно аплодирую тем, кто придумал его. Так и, кажется, что сейчас из дупла выскочит какая-нибудь тварь и вцепиться тебе в лицо. Если бы дело было в реале, то я бы от волнения дышал через раз, а то и вовсе забыл, как это делается. В мертвой тишине леса, каждый шорох гремит оглушительной канонадой батареи орудий. Еще и Снежок Вильгельмины, повинуясь скрипту, заложенному в него, принялся заунывно подвывать, оказавшись в лесу. Все зашикали и на него и на нее. Даже Рас и тот грозно глянул на волка, а потом и на его хозяйку.
   На лицо упала первая осторожная капля. Я вздрогнул всем телом. Твою мать - началось. Я провел рукой по тому месту, куда она попала, размазывая ее, и посмотрел на руку. Кровь. На руке была кровь. Капли часто забарабанили, падая из низких туч. Все вокруг окрасилось в красный цвет.
   - Ребята и девчата - это полный... - проговорил потрясенно Кот. - Как думаете, если мы накатает коллективную жалобу, нам что-нибудь перепадет за изуродованную психику?
   - Хренушки нам под нос, - зло произнес орк, вытирая заливающую лицо кровь. - Сами на все согласились в опциях.
   - Она ведь еще и теплая, - сказал Рас, наполнив сложенные лодочкой руки до краев.
   - Куда же ты нас ведешь, чертов извращенец? - выкрикнула Вильгельмина и тут же со стуком захлопнула рот, понимая, что туда попадает.Я никак не отреагировал на ее слова.
   Упреки продолжали сыпаться. Теперь от орчанки.
   - Мог бы хоть предупредить, - пробасила она гневно.
   - Я знал, что будет дождь, но не знал, что такой, - проговорил я, прикрывая ладонью рот. Понятно, что все цифровое, не настоящее, но все-таки омерзительно глотать даже такую кровь.
   - Лучше бы к вампирам попали, - посетовал Раскрушитель.
   - Хватит, - рявкнул Чертовсон, мгновенно превратившись в уверенного в себе лидера сильнейшей гильдии. - Грациано молодец. Кто-нибудь из нас проходил хотя бы отчасти похожие по фану квесты, а? Молчите. А он проходит, и нас с собой зовет. Вы как хотите, а я рад, что оказался здесь.
   Его речь прервалась от того, что под ногами заколыхалась почва - это было до ужаса похоже на всё тот же бой с пауками, когда они полезли из своих нор. Только теперь это были маленькие, по колено, шустрые мобы под названием "Дрекавац" двухсот пятидесятого уровня. Строй тут же развалился, потому что в нем уже не было острой необходимости. Противники лезли прямо из-под ног. Лес наполнился жуткими криками, издаваемыми этими тварями. Я портанулся в сторону, баффнул на себя "Плоть джинна" и накрыл отряд "Проклятым ветром Маауд".
   Вам предложено принять задание "Санитар леса". Задание считается выполненным после того как вы уничтожите десять дрекавацев. Награда: 1,5 млн. опыта. Принять? Да/Нет.
   Быстро нажал "Да". В это время моя абилка на сто секунд порезала на -70% все параметры мобов. "Проклятым ветром Маауд" словно густой серый туман опустился на внушительную площадь леса. Каждый новый дрекавац вбегающий в него, тут же получал мощный дебафф.
   Я поколебался, но не стал вызывать Раахуша, а призвал "Усиленного элементаля". Его агро отвлекло от меня мобов, давая легкую передышку. Смысла перемещаться по земле системой портал-телепорт не было, оставалось только зависнуть над почвой: жаль, что высоко это сделать нельзя было, облака ядовиты и чертовски низко висят, казалось, протяни руку и дотронешься до них.
   Пора бы уже действовать, так как элементаля укокошили и ковер противников бежит ко мне. Я телепортировался вверх, завис на левитации и еле успел увернуться от ветки дерева - они ожили и стали "Стражами Леса" трехсотого уровня. Благо хоть на месте стояли. Их ветви были расположены высоко над землей, и они не могли бить по игрокам, находящимся внизу, но пытались приголубить летающего меня и пета Раскрушителя. Тут всё было предусмотрено и мертвой зоны не имелось, приходилось шустро использовать "Портал" и "Телепортацию". Орел же ловко уворачивался от ветвей, не забывая их клевать.
   С деревьями я решил не воевать и обстреливал грозовыми копьями дрекавацев, попутно наложив на себя все заклятия защиты, которые у меня были.
   На земле творился форменный Ад. Несмотря на то, что из магов там была только Геркулана, воины оказались тоже не лишены эффектных умений: сверкала ослепительным светом сталь клинков Вильгельмины, вокруг Чертовсона плясал ураган тьмы, Рас ловко крутил копьем, покрытым языками пламени. Все они прекрасно сражались с противниками, достойно встречая их атаки. Кот и Вильгельмина то исчезали, благодаря скиллам скрыта, то снова появлялись, только уже совершенно в другом месте. Воины же, словно могучие башни, вертелись на одном месте, лишь только вспыхивали зелеными вспышками, лечась склянками здоровья.
   Петы тоже не отставали от своих хозяев. Они рвали, кромсали, драли, грызли, уничтожали дрекавацев. Какофония звуков стояла дьявольская: животные рычали, мобы истошно орали, деревья трещали, "святой" матерился на чем свет стоит, сталь со свистом рассекала воздух, гудели заклинания. Бой был, что надо.
   Орчанка, отбросив клановые распри, лечила всех, но время кулдауна не позволяло ей делать это часто. Геркулане самой приходилось туго, даже несмотря на то, что Чертовсон и "Тень" прилагали все усилия для ее защиты.
   Я использовал "Разряд" и с ужасом отметил такое редкое для меня явление, как практически опустошенный запас маны. Тут же выпил бутылку допинга, пополняя магический ресурс. Заработал таймер отсчитывающий время до повторного использования склянки.
   Через несколько десятков секунд, я понял, что, несмотря на все наши усилия, мы проигрываем. Хуже всех дела оказались у Кота и его пета. Мобы изрядно потрепали их, и здоровье было уже в желтой зоне, грозя перейти в красную.
   Делать нечего. Я вызвал Раахуша. Джинн-маньяк сумасшедшим мясником принялся косить дрекавацев, как сочную траву на лугу. Его уровня хватало, чтобы за пять-шесть ударом валить поганых коротышек, но и они, объединив усилия из-за его высокого агро, начали нехило дамажить джинна.
   Глядя на всё это у меня волосы зашевелились на затылке, руках, ногах, лобке и подмышках. Я выложил все свои козыри, кроме одного, но это означает пирровою победу. "Сердце Смерти" может уничтожить их, но что это мне даст, кроме удовлетворения? Смогу ли я снова пройти в одиночку до этого места, если остальные игроки будут меня ждать? Опять ведь нужна будет Проклятая Маска, я же заново зайду в локу и для фараонок нужно будет очередное подношение. Что же мне остается? Убежать, бросив отряд? Но дальше, перед мостом, мне нужен будет хотя бы один из них.
   Одни вопросы и не одного ответа. Пролетевшая рядом мертвая тушка Девятого, отвлекла меня от внутренней борьбы. Страж Леса доконал его. Пет бухнулся в лужу крови, подняв брызги и исчез. Скоро, похоже, и я так понесусь к земле.
   Внезапно закрылся квест: дали опыт, еще немного экспы и новый уровень. Хоть какая-то призрачная радость, на фоне такого крушения, в котором не устоял даже могучий Раахуш. Облепленный десятком дрекавацев, он терял оставшиеся крохи здоровья, но отвлекал на себя основную массу мобов. Игроки продолжали сражаться, но было видно, что они уже прикидывают дальнейшие действия, последующие за поражением.
   Иногда, по чистой случайности, в жизни происходит так, как и в большинстве клише, используемых киноиндустрией. Джинн, сраженный мобами, упал на колени и тут же исчез. В это же мгновение, так же внезапно, как и начался, дождь прекратился, словно кто-то наверху перекрыл огромный кран. Кровь перестала потоками извергаться с небес. Тучи разошлись, обнажая голубые небеса и веселое ласковее солнце. Светило кошкой начало лизать кожу, высушивая кровь.
   Дрекавацы бросили сражаться и полезли в напоенную кровью землю. Спустя несколько секунд их уже след простыл, а деревья снова стали просто фоном, а не Стражами Леса.
   Я заорал отряду:
   - Быстрее валим отсюда. Нам надо преодолеть лес пока дождь снова не начался.
   - Одну минуту, - быстро сказал Кот и принялся обирать дрекавацев.
   Не став тупить, я занялся тем же самым, мимолетно оглядев их внешний вид: двигались во время боя они очень быстро, поэтому такой возможности не было. Дрекавац был похож на маленького сгорбленного ребенка, почти младенца с непропорционально большой лысой головой, желтыми зубами-иголками и длинными звериными когтями на руках. Кожа землистого цвета, грубая и сморщенная. Уши совсем маленькие, как и глаза, которые застилала мембрана. Одеты они в плохо выделанные звериные шкуры. В качестве лута давали драгоценные камни, видимо под землей добыли: в большинстве своем - это были рубины.
   После получения первого лута, Кот возбужденно заговорил:
   - Вот это да. Я же теперь себе новые кинжалы куплю. Те самые, которые хотел.
   - Стоящие камушки, - довольно произнес Чертовсон, вертя один такой в руке, и, посмотрев на меня, добавил: - Действительно, было эпично.
  

Глава 3

   Толпа игроков, ураганом неслась через негостеприимный лес, взрывая ногами падшую, мертвую листву и сопровождалось всё это моими пронзительными возгласами:
   - Быстрее, быстрее. Если не успеем, то нам конец.
   Мчались мы так, что только пятки сверкали. Я-то телепорт-портал, а вот остальные бежали так, будто в них вселился Усейн Болт. Благо с выносливостью у всех, кроме меня, был полный порядок, так что, скорее всего, мы успеем.
   - Мы все умрем! Мы все умрем! - дурашливо закричал Кот, патетически схватившись руками за голову. На его веселой физиономии крупными буквами было написано, что он уже в любом случае доволен этим походом, независимо от дальнейших результатов. Даже если мы не успеем, и нас покромсают дрекавацы, парень до чертиков рад тому количеству драгоценных камней, что осели в его сумке, рядом с кошачьим кормом.
   Геркулана отчего-то решила поддержать развеселившегося "святого":
   - Мчусь так, что аж земля дрожит и шмот спадает.
   - Я тебе подтяжки подарю, - пообещал ей мощно бегущий Чертовсон, улыбнувшись краем рта и обнажив клык.
   - Тут бы кто утяжки подарил, - гулко хохотнула она, похлопав себя по объемным бокам.
   Вильгельмина покачала головой, посмотрев на бочкообразную орчанку, и высокомерно улыбнулась, ненавязчиво скользнув взглядом по своей идеальной фигуре, акцентировав внимание на спортивных ногах с легкостью преодолевающих расстояние. Блин, а ведь она и в реале такая красотка. А вот какая Геркулана еще неизвестно. В виртуале орчанка ведет себя очень органично своему аватару. Даже шуточки, вон какие. Уж, не от этих ли мыслей приуныл только что радостно скалившийся Кот?
   Внезапно всем нам пришло оповещение:
   Внимание! Вы приближаетесь к враждебной всему живому зоне! Штраф: -10% ко всем параметрам, умениям, навыкам; +10% к времени восстановления зелий, умений, навыков.
   - Святой крит! - удивленно воскликнул Кот, мгновенно сбросив хандру. - Ты куда нас ведешь, Грац?
   Судя по глазам остальных участников группы, они были полностью с ним согласны. Черт, что же делать? Я ведь и сам плохо себе представляю, что нас ждет впереди. Надо бы как-то увести разговор в сторону. Игроки только-только начали воспринимать меня как лидера, а я тут им распишусь в своём незнании. Уж лучше бы как-нибудь потом. Как-то я пригрелся в лучах их уважения. Даже если сейчас расскажу им про местного босса - это ненадолго остановит их расспросы. Надо оттянуть момент. Хм, пора выпускать на волю внутреннего актера.
   Я, вроде как, поддавшись окружающему нас пейзажу, выразительно продекламировал, стараясь придать голосу веселой таинственности:
   - Над этою землёй нависли тени, как сон веков, прошедших прежде нас. Скрывая мир минувших поколений, над плитами склонился пышный вяз. Печальный ряд -- могила за могилой, и мёртвая листва шуршит уныло, о тех, чей голос в вечности угас. И призрак одиноко и сурово: идёт, ступая в прежние следы. Невидим он, но сказанное слово, звучит, как заклинанье от беды. И только посвящённые поймут, что это Грациано, гуляет тут.
   Перефразировав последнюю строку стихотворения, я замолчал. Игроки пребывали в легком замешательстве. Реакция их была разнообразной: от сомнения в моей адекватности до огонька поощрения. Забавно, что эти две крайности я прочел в глазах представителей одного клана - "Посох и меч". "Темная Луна" же была более бесстрастной. Орк и орчанка равнодушно отнеслись к стиху. После его окончания Чертовсон на бегу выдохнул:
   - Браво. Я думал, ты максимум можешь пару матных куплетов сбацать под гитару где-нибудь в овраге, а тута вона чего... Что там дальше-то по локации, лидер?
   Хм, эффект вышел совсем не тот, на который я рассчитывал. Не удалось сбить их допросный настрой. Может, все-таки надо было сразу выложить последнюю инфу?
   Я кисло улыбнулся. Ситуацию попытался исправить "святой". Он легкомысленно махнул рукой и громко сказал:
   - Не обращайте внимания. У него такое бывает. В целом, Грац довольно адекватен. Просто любит он всякую рифмованную ерунду.
   Ему поверили: как-никак Кот дольше всех знает меня. Мало ли какие загоны у человека? Я предполагаю, какие сейчас мысли сейчас бродят в головах игроков: чем бы лидер ни тешился, лишь бы через локацию провел. А стихи невпопад - это еще мелочь. Только Вильгельмина как-то странно посмотрела на меня. Остальные же просто сделали зарубку на память. Фух, вроде пронесло.
   Раскрушитель посмотрел на меня и произнес:
   - А я вот черно-белое кино люблю.
   - Межрасовое порно? - заржал Чертовсон.
   Парень скрипнул зубами, до хруста сжал кулаки и понесся вперед, оставляя далеко позади отряд. Затем резко остановился - выносливость кончилась. Группа его догнала, и тут же выскочило еще одно оповещение:
   Внимание! Вы приближаетесь к враждебной всему живому зоне! Штраф: -20% ко всем параметрам, умениям, навыкам; +20% к времени восстановления зелий, умений, навыков.
   Твою мать. Оповещение было подобно бензину: любопытство и волнение среди отряда разгорелось с новой силой. Песню что ли им теперь спеть?
   - Рассказывай, - потребовала Вильгельмина. - Мы должны знать куда идем. Это элементарное правило любой командной игры, для того, что бы понимать, как нам действовать дальше. А ты...
   Я вскинул руку, прерывая ее речь. Глаза девушки округлились от удивления. Орк уважительно скользнул по мне взглядом. Мне же в голову ржавым гвоздем вонзилась любопытная мысль, которая объясняла эти штрафы. Может пока эта информация удовлетворит игроков?
   Я начал медленно говорить, подбирая слова, практически на сто процентов уверенный в своей правоте:
   - Вильгельмина, ты ведь защищала замок Владыки Жизни?
   - Ну, да, - с легким удивлением ответила девушка, пока не понимая к чему этот вопрос.
   - А тебя не насторожили необычайно слабые, несмотря на уровень, мобы армии Зла? И как с этим могут быть связаны штрафы, прилетающие нам? Еще не догадалась? - ухмыльнулся я.
   Игроки первые секунды недоуменно глядели на нас, а затем сами втянулись в раздумья. Хоть, по-моему, никто из них не оборонял замок Владыки Жизни, но запись видели все, поэтому они тоже запустили свои мыслительные процессы, как это сделала Вильгельмина. Девушка тщательно хмурилась и усиленно морщила лоб, отчего на идеально гладкой коже образовались крохотные мимические морщины.
   Вдруг в глазах Вильгельмины мелькнула догадка, которая быстро вылилась в удивленно вскинутые брови и захлебывающуюся словами речь:
   - Они получают дебафф в нашем мире, а мы, приближаясь к их миру?
   - Я тоже так считаю, - согласился я, практически в унисон с третьим оповещением:
   Внимание! Вы приближаетесь к враждебной всему живому зоне! Штраф: -30% ко всем параметрам, умениям, навыкам; +30% к времени восстановления зелий, умений, навыков.
   - Ааа, я понял, - протянул Кот и мазнул победным взглядом по лицу Геркуланы. Мол, гляди какой орел-интеллектуал.
   - Как-то непривычно становиться в два раза слабее, - посетовал Чертовсон, передернув плечами, словно увидел, что-то весьма омерзительное.
   Глядя на орка, Раскрушитель довольно оскалился. На лице воина клана "Посох и меч", застыло такое удовлетворение, будто он наяву видит, как Чертовсона вываляли в дерьме, привязали к столбу и выставили на потеху толпе.
   - То ли еще будет, - сумрачно произнес я, внутренне выдохнув: допрос пока отсрочен. Тут как раз и эта часть локации начала заканчиваться. Вдали редели деревья, и виднелся просвет.
   Кот обрадованно заорал:
   - Лес кончается! Поднажмем братцы! - и тут же смущенно добавил: - И прекрасная мадмуазель, конечно.
   "Святой" пристально посмотрел на Геркулану. Она ответила равнодушным взглядом. Вильгельмина еле слышно фыркнула, чем вызвала улыбку на моих устах.
   Игроки, будто почуявшие отдых лошади, рванули в сторону просвета. Быстро проскакав отделяющее нас от кромки леса расстояние, мы выбежали из-под сени деревьев и, не сговариваясь, остановились.
   Группа изумленно стояла на каменном берегу широкой реки: ее яростные черные воды, вспучивались волнами с белыми шапками и стремглав неслись куда-то вдаль, практически задевая гребнями перекинутый на ту сторону мост.
   Зрелище было впечатляющим, но не это вызвало такое удивление среди нас. Первым опомнился Раскрушитель:
   - Тишина-то какая.
   Действительно, это в наибольшей степени поразило людей, нежели сам пейзаж. Мы будто смотрели телевизор с выключенным звуком, где показывали какую-нибудь оцифрованную Амазонку, на которой бушевал настоящий девятибалльный шторм.
   - Такое возможно только в виртуале, - проговорила орчанка, потрогав себя за мочку уха. Я автоматически отметил редкую серьгу, вставленную в нее.
   - Ага, - поддакнул Кот, во все глаза глядя на реку. - Смотрите, как бушует, а шума нет. Прикольное местечко. Я бы здесь завис.
   - Завис, - повторил я, - в цифровом мире это звучит как-то двойственно.
   Кот отмахнулся от меня, как от назойливой мухи. Он неотрывно смотрел на реку. Волны вздымались и падали, далеко разбрызгивая капли воды, попадающие нам на лица. В голову пришло сравнение с брызжущим в припадке ярости слюной бешенным животным. Фу, омерзительно. Быстро вытер капли воды и отошел под прикрытие моста.
   Внимание! Вы приближаетесь к враждебной всему живому зоне! Штраф: -40% ко всем параметрам, умениям, навыкам; +40% к времени восстановления зелий, умений, навыков.
   - Уж не Стикс ли это? - ни к кому конкретно не обращаясь, спросила Геркулана. - Было бы забавно.
   - Вроде нет, - ответил я на полном серьезе. Хрен знает этих разработчиков, что они придумали. - Тут есть мост. Харон вроде бы незачем.
   Постояли в молчании, пока опытный командир Чертовсон не произнес, стараясь, чтобы его слова не звучали, как приказ:
   - Давайте поедим, а то скоро шкала вниз пойдет. Думаю, тут агро дрекавацев нас уже не зацепит.
   Никто спорить не стал. Слова орка звучали более чем разумно. Даже члены клана "Посох и меч" ничего не проворчали ради проформа.
   Перекус на берегу странной реки в очередной раз показал, что наш отряд довольно разобщенная команда: никто не стал ни с кем делиться едой или питьем. Даже разговор не мог завязаться. Нам просто не о чем, кроме квеста, разговаривать. А я же отмалчивался, как только речь заходила о нем. Дабы не провоцировать дальнейшие попытки разговорить меня на эту тему, я отошел от игроков и встал на самом краю берега, мужественно ощущая брызги на лице и глядя на мост. Он был словно естественное продолжение берега. Такой же монолитно каменный и угрюмый. На всем его протяжении не было ни одной опоры - в реальном мире, он бы вряд ли мог существовать.
   - Рассказывай, - неожиданно раздался голос из пустоты. Скрыт спал с Вильгельмины. Девушка стояла по правую руку от меня и смотрела вдаль. Мост прикрывал нас от глаз остальных игроков. - Я надеялась, что ты начнешь разговаривать сам с собой, и я выведаю все твои мерзопакостные тайны: как ты отбираешь конфеты у детей, бьешь животных и слушаешь попсу.
   - Миру нужны не только герои, - ухмыльнулся я. В этот момент до нас донесся натянутый смех Кота и почти искренний орка.
   - Ну, и друзья у тебя, - сказала она разочарованно.
   - Завидуешь?
   - Зачем ты их взял с собой? Что у тебя вообще с головой?
   - Тоже, что у тебя с тактичностью - иногда пользуюсь, - огрызнулся я.
   Не боится она там Раскрушителя одного оставлять? Как бы он с орком не подрался. Мало надежды, что Кот будет их разнимать. Может, орчанка не даст этому произойти? Она вроде хорошо понимает плачевную перспективу такого события.
   Девушка задумчиво проговорила:
   - Ты знаешь, когда я увидела, кто еще добавлен тобой в квест "Новый бог I", а сейчас уже "Новый Бог II", то хотела тут же выйти из него, но потом решила, что раз дала слово, то нарушать его не буду. Даже не послала тебе матерное сообщение. Просто сделала себе очередной узелок на память - Грациано нельзя доверять. Каков же был мой гнев, когда я увидела плоды очередной твоей уловки в виде рожи Чертовсона в походе за моим мечом. Тебе не кажется, что ты мне должен?
   - Пожалуй, я с тобой не соглашусь. После выходки со "святыми" я решил играть по твоим правилам. И ты знаешь - мне понравилось.
   Вильгельмина резко передернула плечами и недовольно произнесла, перескочив на другую тему:
   - Что там дальше? - она бросила взгляд на ту сторону моста. - Только давай без твоих "Прогулок Эдгара По". Можешь морочить голову недалекому Коту и тупому Чертовсону, но не мне. Почему ты не хочешь говорить об этом?
   - А чем тебе не нравится Лавкрафт? По-моему, превосходный стих.
   В глазах девушки зажегся опасный огонек. Она начинала закипать. Я легкомысленно улыбнулся и сказал:
   - Там еще одна загадка.
   - Какая?
   - Не очень сложная.
   - Ты знаешь ответ? - быстро спросила она, облизнув губы кончиком язычка.
   - Боле того, ответ на нее, даже ты уже получила.
   - Когда? - удивилась девушка.
   - Даже несколько раз получила, - я откровенно насмехался, и она поняла это.
   Вильгельмина побагровела, гневно раздувая ноздри точеного носа, и приглушенно воскликнула, словно курица, которую схватили за шею:
   - Ты опять за свое?
   Я смотрел на нее и думал: "Какое превосходное сравнение. Точнее вряд ли подберешь, вот только курица, чертовски красива".
   Я ответил ей:
   - Пора нам уже идти.
   - Стой. Что ты хочешь за решение загадки? - проговорила Вильгельмина, стараясь успокоиться, но у нее это плохо получалось: зубы плотно сцеплены, желваки играют, в общем, страшная в гневе женщина.
   - А тебе зачем? - сперва не понял я, а потом догадался: - А! Хочешь утереть нос орку? Вроде как сама доперла, а он чурбан не сумел.
   Девушка яростно засопела, но промолчала, выжидающе уставившись на меня метающими молнии глазами, которые превратились в два скальпеля, пытающихся вскрыть мою черепную коробку и добрать до нужной ей информации.
   Я не мог позволить себе не насладиться этим зрелищем пару секунд, и только затем таинственно выдал бесцветным голосом:
   - Внимание! Вы приближаетесь к враждебной всему живому зоне!
   Закончив предложение, я развернулся и быстро пошел к отряду.
   - Мерзавец! - донесся в спину взбешенный вопль. Я улыбнулся. Музыка для моих ушей.

Глава 4

   Красный как рак Раскрушитель стоял на мосту и делал вид, что оглох. Парень смотрел на ту сторону реки, а за его спиной орк и Кот натужно смеялись, понятно над кем. Геркулана неодобрительно глядела на них. Она стояла боком и не видела моего приближения, но услышав звук шагов, девушка встрепенулась и резко повернулась, вскинув посох.
   - Ой, Грац, не узнала, - облегченно выдохнула она.
   - Да нет, узнала.
   Чертовсон, как только увидел меня, подозрительно спросил, оборвав хохот:
   - Чего лыбишся? - затем он узрел пытающуюся скрыть недовольный вид Вильгельмину, идущую позади, и понятливо проговорил: - Тоже начинаешь втягиваться?
   - Выдвигаемся, - коротко проговорил я, не отреагировав на слова орка, отчего он нахмурился, а я внутренне дал себе установку не перегибать палку.
   Группа вступила на мост и быстро пошла по нему, подбодренная моими словами:
   - Сейчас никто напасть не должен.
   Вот, практически и всё, что я еще знаю.
   - А потом? - быстро спросил Кот.
   - Увидите. Хочу вас обрадовать, скоро эта лока будет пройдена, - теперь точно всё, хотя еще загадка.
   - Нас определенно ждет какое-нибудь достижение, - произнес Раскрушитель.
   - Для тебя в трех соснах не заблудиться, уже достижение, - хохотнул орк.
   - А ты, а ты...- пытаясь дать достойный отпор, подбирал слова Рас,.
   Кот не дал ему этого сделать, перебив громкий восклицание:
   - Ни хрена себе!
   Мост был слегка выгнут, и только теперь мы увидели, что на той его стороне поднимаются шесть драконьих голов на мускулистых, покрытых зеленой чешуей шеях.
   - Это что еще за Змей Горынич? - прокомментировала Вильгельмина, бросив на меня гневный взгляд. Я загадочно улыбнулся в ответ. Отряд молча увеличил скорость. Интрига подстегивала нас.
   Чем дальше мы шли, тем яснее видели, что головы смело присобачены разработчиками к большому, как коттедж телу, закованному в ромбовидную чешую.
   - Зуб даю, есть скилл с хвостом, - быстро проговорил орк, как только мы оказались в той точке, с которого могли хорошо рассмотреть местного босса, но еще не вошли в агрозону последнего.
   - Это и ребенку понятно, - буркнула Вильгельмина. - На фига же ему еще такой длинный хвост с костяным наростом на конце?
   Орк удивленно всхрапнул, но промолчал. Вильгельмина впервые вступила с ним в прения. Решили изменить тактику?
   Орчанка глянула на них и сказала:
   - Крылья выглядят рудиментарно, но в Утопии он может и полететь.
   - Ага, - согласился Кот, - может у него там реактивная тяга или пыльца феи в карманах.
   - Всяко может быть, - не остался я в стороне.
   - Он же ведь еще наверняка огнем пуляет. Вон дымок из пастей.
   - А рога, рога? Просто так или абилка какая? - произнес Помойный Кот.
   - Может жена неверная? - улыбнувшись, предположил орк.
   - Когтями на лапах он точно мочит. Глядите какие, почти как половина Чертовсона, - проговорил Раскрушитель.
   - Э, ты на что намекаешь? - недружелюбно откликнулся орк. - Он тебя первого уработает или утащит в гнездо как сорока блестящую цацку.
   - А цепи на его задних лапах, привязанные к мосту - это вроде как элемент лора? - спросил Кот у меня. - Улететь не может, убежать тоже, сторожит, стало быть?
   - Как Цербер, - произнес Раскрушитель, довольный тем, что нежданно-негаданно уколол орка, - сторожит вход в Ад.
   - Ну, а этот охраняет проход в другой мир, туда, где меч, - проговорил я утвердительно.
   Кот, повернувшись ко мне всем телом, громко произнес, подражая речи ведущих телевизионное шоу:
   - А теперь самый главный вопрос: как мы его завалим, если он семисотого уровня, а? Какой ты трюк приготовил?
   Я с интересом посмотрел на Вильгельмину. Она что-то лихорадочно прикидывала, пытаясь придумать хоть что-то, дабы опередить меня. Я молчал, давая ей время. Геркулана поняла мое молчание по-своему.
   - Ты не знаешь, как нам пройти его? - с нотками отчетливой тревоги спросила она. - В честном бою мы его точно не завалим, предложи нам хоть что-то.
   - А может нам самим умереть? - отчаянно выдохнула Вильгельмина, с ужасом глядя на игроков, на сто процентов уверенная, что сморозила глупость и уронила авторитет.
   Чертовсон заржал и хлопнул по плечу Кота. Тот подхватил его смех. Даже Геркулана улыбнулась, а Рас потрясенно уставился на Вильгельмину.
   Я громко сказал:
   - Ты абсолютно права.
   Чертовсон подавился смехом и надсадно захрюкал. Игроки изумленно воззрели на меня. Самое сильно удивление царило на лице Вильгельмины.
   Я серьезно пояснил:
   - Внимание! Вы приближаетесь к враждебной всему живому зоне! Как только мы перестанем быть живыми, босс нас пропустит, и мы сможем уйти в другой мир.
   - Ты уверен? - спросил орк, надеясь, что я все-таки шучу.
   - Если ошибёшься, то нам всем... - Кот провел пальцем по шее.
   - Ну-ка вдарь мне посильнее, - попросил я.
   Помойный Кот поколебался, но все-таки быстро полоснул меня кинжалом по груди. Тут же выскочило оповещение о том, что союзник атаковал меня и "святой" превратился в противника.
   - Давай еще. Не спи, - азартно подбодрила Кота Вильгельмина. - Прикольное зрелище.
   Парень добил меня ударом в сердце и к всеобщему изумлению, я не улетел на точку возрождения, а подобно призраку спокойно пошел в направлении местного босса семисотого уровня по имени "Страж Моста".
   Было несколько тревожно просить Кота лишить меня цифровой жизни, хотя записи Артура, практически прямым текстом говорили об этом. Но раз уж до этого момента все шло согласно этим самым записям, то и тут я решил положиться на них и не прогадал.
   Был, конечно, малый шанс, что разработчики могут подкинуть какую-нибудь подлянку в эту тетрадь, но этого не произошло. И вот теперь я шел по мосту и отмечал, что у моего персонажа ничего не работает, всё было заблокировано: навыки, умения и т.д.
   Через бесплотное тело были видны серые камни моста. Зрелище, я вам скажу специфическое. Решил провести эксперимент и прикоснулся одной рукой к другой, они свободно прошли сквозь друг друга. Никакого дискомфорта я не испытал. Подспудно ожидал, что ступни будут проваливаться в камень, но ничего подобного не происходило. Всё было ровно так же, как если бы я шел по мосту в цифровой плоти.
   Босс приближался. Я внутренне поежился, хотя был уверен в своей правоте. Он безучастно смотрит приблизительно в середину моста. Огромные пасти открыты, обнажая зубы-сабли. Дымок и правда, густо валит из них. Тело моба застыло, словно вытесанное из громадного изумруда. Лишь только покачиваются шеи, показывая, что он живой, а не просто статуя.
   Вот я прохожу под его белесым брюхом между колонноподобных лап с огромными когтями. Еще пару метров и Страж Моста, вместе с самим мостом позади. Впереди ровная каменистая равнина, где-то на горизонте сливающаяся с небом. Пейзаж дрожал, словно марево или как горячий воздух над асфальтом. Все было смазанным, колышущимся - это тонкая грань между мирами. Добрались.
   Я обернулся. Остальные игроки уже шустро убивают друг друга. Рас перевел в разряд призраков Вильгельмину, и скрепя сердцем, попросил Кота проделать с ним тоже самое, что он сам сделал с девушкой. Парень согласился.
   Вообще, "святой" оказался центральным персонажем в массовом суицидальном порыве. Его самого до красноты довел Чертовсон, затем Кот завалил орка и Геркулану, получив напоследок от лекаря проклятие, которое за пару секунд добило парня.
   Они все беспрепятственно прошли под боссом и оказались возле меня. Где-то минуту мы радовались такому исходу, а затем двинулись в пелену. Дрожащее марево приняло нас и тут же начали происходить странные метаморфозы: земная твердь принялась сливаться с синевой небес и приобретать устойчивый желтый оттенок - это было похоже на то, как если бы мы попали внутрь желтой сферы. Потом чёткость пейзажа будто убавили до минимума. Я уже ничего не мог различить, словно у меня зрение ухудшилось до предела. Игроки куда-то исчезли. Вот они были рядом со мной и пропали. Я остался один среди желтого тумана и просто двигался вперед.
   В групповой чат посыпались сообщения. Оказалось что мы все в одинаковых условиях.
   Внимание! Вы получили достижение "Первопроходец Туманной Топи".
   В описание было сказано то, о чем я и так знал. Так, тырам-пырым, поздравляем, бла-бла-бла, вы первый кто в составе группы... ерудна все это. А вот уже интересно: давали +10% к экспе в этой локации. Достижение можно было опубликовать.
   Чертовсон написал в чат: "Опубликуй". Вильгельмина тут же возразила: "Не надо!" Кот, который был не прочь стать известнее, чирканул: "Почему?" Девушка, чисто по-женски, ответила: "Я не хочу, чтобы меня видели в одной группе с "Темной Луной"". Я быстро написал: "Голосуем". Трое "за": Чертовсон, Геркулана, Кот. Двое "против": Вильгельмина и Раскрушитель. Я написал: "Большинством голосов: публикую". Девушка завопила заглавными буквами: "ТЫ ЖЕ НЕ ГОЛОСОВАЛ!" Я ответил: "Воздержусь". И опубликовал достижение. Пусть мир знает, с кем водит дружбу Грациано, и если что, за него есть, кому постоять. Ну, это не совсем так, даже совсем не так, но мир-то этого не знает.
   Я не сразу понял, но потом осознал, что рядом со мной потихоньку разрастается клочок чего-то белого. Выход из тумана? Хрен там. Еще одно приведение на мою голову. Без ника и уровня. Просто, словно вырезанный из простыни мужской силуэт. Даже призраком-то его можно назвать с натяжкой. Херня какая-то непонятная.
   Я между тем, глупо его спросил, почти уверенный в том, что он немой:
   - Ты кто?
   - Тяжело, - бесцветно произнес призрак, буду так его называть за неимением лучшего варианта. - Разрыв между мирами выталкивает меня. Я Артур.
   - Странный? - воскликнул я изумленный до глубины душу. Вот кого меньше всего ожидал встретить, так это его.
   - Я чувствую свою тетрадь, - сообщил он мне.
   - Как ты тут оказался?
   - Я никому не хотел зла.
   - Не понял, - протянул я. - Ты о чем, брат-колдун? Как ты тут оказался?
   - Я просто жаждал знаний. Притворяясь, я выведывал у нее их и записывал в тетрадь.
   - Ты про девочку-Зло? - проговорил я, почти уверенный в своих словах.
   - Настал момент, когда она начала что-то подозревать. Я хотел уйти, подняться на крышу, чтобы Первый защитил меня, но не успел. Она убила меня.
   Бесцветный голос, нет лица, на котором можно прочесть эмоции, но я все больше склоняюсь во мнении, что он о Пискле.
   - Кто написал Свиток Десяти? - попытал я счастье.
   Он вроде бы начал отвечать на прямой вопрос:
   - Я, иначе ее доверия не заслужить.
   - Как она оказалась в башне?
   - Мы проникли в нее и стали ждать одного из возродившихся Владык. Он должен был прийти, а я и она, направить его против Первого.
   - А самой ей слабо было завалить дракона?
   - Много веков назад он отобрал ее силу, но не знания. Только Проклятые Вещи, могли поразить сердце Первого.
   - Как свиток оказался в библиотеке? Ты уже давно с ней сотрудничал, еще до острова?
   Призрака опять понесло не в ту степь:
   - После Великого Сражения, в котором пали все Владыки, кроме Первого, их сила вернулась в храмы, посвящённые им.
   - Я, кстати, один из возродившихся Владык, - похвастался я.
   Желтый туман начал расступаться, открывая картину бесконечного кладбища под двумя лунами: большой желтой и маленькой синеватой. Артур Странный исчез, словно его никогда и не было, но ответил на многие вопросы. Теперь лор квеста полностью ясен. В центре паутины разработчики поместили Артура. Если честно, мне в свете последних событий не так уж и интересна была подоплёка всего квеста. Главное выполнить его, а информация Артура ничего мне не давала. Ну, да, я теперь знаю, как там оказалась Пискля, кто написал Свиток, и где были Владыки, но что мне это дает? Как мне это поможет в мире-кладбище?
   Я окинул взглядом новую локацию. Здесь царила светлая ночь, которую иногда сменял практически абсолютный мрак, когда кучевые тучи закрывали луны. Испещрённая низкими холмами равнина была покрыта множеством могил: от самых простеньких кучек земли, которыми в спешке присыпают покойников, до великолепных мраморных склепов. Под ногами была мертвая серая пожухлая трава. Редкими уродцами на морщинистом лике нового мира тут и там стояли такие же неживые, как и трава, деревья-коряги. В воздухе носился слабый запах разложения и пепла.
   Группа оказалась снова вместе. Из тумана мы вывалились одновременно и теперь застыли ровной шеренгой.
   Внимание! Вы вошли во враждебный всему живому мир! Штраф: -50% ко всем параметрам, умениям, навыкам; +50% к времени восстановления зелий, умений, навыков.
   - Забавно, - почти прошептал Кот, разглядывая свое налившееся плотью тело. - Обратно, наверное, порталом? Или опять убивать друг друга?
   - Если добудем то зачем пришли, то, скорее всего, откроется портал в наш мир, - неуверенно предположил я.
   - А тут есть точки привязки? - спросила у меня Вильгельмина. Я развел руками. Она недовольно поджала губы.
   - Хм, Тигра не призывается, - расстроено произнес Кот.
   - И мой пет тоже.
   - И мой.
   - Понятно, - подвел я итог. - Рассчитываем только на себя.
   Внимание! Вы получили достижение "Первый в мире Зла".
   Давали +10% к урону по тварям Зла; +10% защита от всех видов урона, наносимого тварями Зла; на +10% улучшается зрение в темноте; +10% к возможности увернуться от атаки.
   - Уворот - это хорошо, остальное - дрянь, - проговорил Чертовсон. - Грациано публикуй.
   Я скользнул взглядом по Вильгельмине. Она обреченно махнула рукой. Чего уж из себя корчить невинность, когда уже один раз публиковали. Я последовал словам орка. Кот улыбнулся до ушей и тут же горестно воскликнул:
   - Твою кошачью мать! Чат гильдии не работает!
   - Остались, значит, один на один с этим миром, - произнесла Геркулана, отчего-то предвкушающе улыбнувшись, словно увидев румяный пончик.
   - Куда дальше идем, Грац? - спросил Раскрушитель.
   - Эммм, - протянул я, не зная, что сказать.
   Я был уверен, что как только попаду в этот мир, то на карте появится точка с местонахождением Проклятого Меча, но этого не произошло.
   - Ты не знаешь? - выдохнула Вильгельмина, разочарованно сверкнув глазами. - И как нам дальше быть?
   - Сейчас нам пора в реал, - вмешался в разговор орк. - Время уже подходит.
   - Точно, - поддержала его орчанка. - Завтра утром в 9:00 тут. И давайте поищем на форумах инфу об этом мире. Как называется задание, которое ты получил, Грац?
   Если я им сейчас расскажу о квесте "Вернуть меч", то не раскопают ли они инфу о том, что это задание дают после того как игрок бесславно профукает меч? Уж лучше не рисковать своей репутацией.
   - Расслабьтесь ребята и девчата, - мирно проговорил я. - Утро вечера мудренее. Адьос.
   Я нажал логаут и вышел в реал. Быстро откинул крышку и выпрыгнул из капсулы. Голова закружилась, я покачнулся, и только стена спасла меня от падения. Срочно надо звонить Вове. Только он может мне помочь. Я схватил телефон и набрал его номер. Парень долго не брал трубку, затем гудки прекратились, и раздался его крайне недовольный голос:
   - Алло.
   - Привет, друг. Нужна твоя помощь, - лихорадочно проговорил я.
   - Я сейчас в кинотеатре, не могу говорить.
   - Срочно! Вопрос жизни и смерти.
   - Ну, что там у тебя?
   - Я сейчас в мире Зла, как мне найти Проклятый Меч?
   - Ну, откуда я знаю?
   - Так узнай. Завтра край девять утра.
   Из динамика донесся приглушенный голос Эли. Она восхищалась тем, что популярная актриса в сорок лет очень хорошо выглядит. Девушка восторженно произнесла:
   - Вот мне бы так в ее возрасте выглядеть.
   - Вова, передай ей, что она уже так выглядит, - не удержался я.
   - Пока, - грубо бросил Вован и связь прервалась.
  

Глава 5

   Я нисколько не сомневался, что утром позвонит Вован. Он все тем же недовольным голосом изложил мне любопытную информацию о том, как найти Проклятый Меч. Напоследок я ему ехидно сказал:
   - После ночи Эля не стала называть тебя Крошка Вован?
   - Нет, - бросил он в трубку. На этом разговор закончился, и я полез в капсулу. Привычно мигнул свет и вот я на кладбище. Оказалось, что я прибыл последним, но не опоздал. Взгляды игроков устремились на меня. Я довольно улыбнулся и произнес:
   - Вперед. Времени нет. Нам надо спешить.
   - Почему? Зачем? Что ты узнал? - посыпались на меня вопросы, как лавина на горнолыжника.
   - Удалось немного разговорить одного НПС, - соврал я. - Мы не можем долго находиться в этой локации. Она как бы это сказать, иссушает нас, то есть, нам будет требоваться значительно больше еды и воды, но мы не может тут принимать их.
   - Сколько у нас времени? - по-деловому спросил орк.
   Я повернулся к Вильгельмине и проговорил:
   - За сколько примерно воинство Зла уничтожило замок?
   - Часа за два, - сказала она, чуть поразмыслив.
   - Вот у нас есть минимум два часа, а каков будет максимум, зависит от индивидуальных параметров каждого из нас.
   - Первым, значит, будешь ты, - уверенно сказал Кот, глядя на меня. Он высунул язык, схватил себя руками за горло и захрипел.
   - Не дождётесь, - кисло произнес я, понимая, что парень прав.
   - Хватит лясы точить, - громыхнула Геркулана. - Время идет.
   Я телепортировался вперед, потом портанулся и застыл, дожидаясь, когда пройдет кулдаун. Игроки бежали за мной. Я хмуро смотрел на секунды отката умений. Группа поравнялась со мной и только тогда я снова смог использовать свои абилки на перемещение. Вильгельмина не преминула это желчно прокомментировать:
   - Непривычно, да?
   - Ага, примерно как тебе быть женственной, - отозвался я и телепортировался от возмущённо всхрапнувшей девушки.
   Довольство от удачного ответа, несколько притупило мою осторожность, а совсем напрасно. Я оказался в агрозоне местных мобов. Из могил полезли мертвецы двухсотого уровня: гнилая плоть кусками свисала с их желтых костяков, остатки волос обрамляли лысые черепа, полусгнившая одежда прикрывала анатомические подробности тела. Они с полустоном- полурыком поковыляли ко мне. Скорость у них была не велика, что спасло меня от немедленного полета на точку возрождения. Буквально из-под их гнилых носов я успел портануться обратно к отряду. Чертовсон начал раздавать команды, Вильгельмина тут же визгливо противоречить ему. Конфликт был на лицо. Я истошно завопил:
   - Просто бежим от них!
   - Хорошая идея, - быстро сказал Кот, облизнув губы и наблюдая, как все больше мертвецов разгребают свои могилы и вылезают на свет двух лун.
   Даже если бы на нас не был наложен штраф, то мы бы оказались в весьма сложной ситуации, а сейчас так вообще в критической.
   Я телепортировался в сторону, туда, где мобов было меньше. "Святой" припустил за мной. Я бросил взгляд через плечо, остальные игроки тоже бегут ко мне. Портанулся вперед и застыл на холме.
   - Ну, где же ты, где, - лихорадочно бормотал я себе под нос, шаря взглядом по округе.
   Первым поравнялся со мной Кот. Я быстро сказал ему:
   - Висельников где-нибудь видишь?
   Он притормозил и внимательным взглядом окинул местность.
   - Вон там, на фоне синей луны, - проговорил парень уверенно. Впервые минус десять процентов к радиусу зрения, ощутимо подпортили мне игру.
   Я портанулся туда и сейчас уже сам мог различить покачивающееся на слабом ветру тело. У висельника на голове был самый обычный мешок, в котором можно было легко картошку хранить. Я удовлетворенно кивнул, правильно путь держим. Обернулся назад. Кот вырвался чуть вперед, остальные игроки бежали немного позади него, а еще дальше ковыляли мертвецы. Они будто лесной пожар распространялись по кладбищу. Стоило мне проскочить их могилы, как тут же из них начинали показываться костлявые руки, разгребающие землю. Группа оказалась в сжимающейся подкове из мобов.
   - Не успеем, - обречённо выдохнул поравнявшийся со мной Кот и присел на четвереньки. На мой удивленный взгляд он ответил: - Так выносливость быстрее восстанавливается.
   Мимо пронеслись представители самых мощных объединений игроков. Все четверо успели наградить меня яростными взглядами. Чую, они кого-то очень сильно винят в том, что нам похоже, хана.
   Вильгельмина девушка сообразительная и она почти сразу поняла, что мы бежим не абы куда, а в ту сторону, где стоят виселицы. Увидев очередную она рванула к ней. Остальные за ней. Я еле успел крикнуть:
   - Не туда! Этот без мешка на голове! Ищи с мешком!
   Вильгельмина изменила траекторию бега и устремилась в другую сторону. Я портанулся и оказался чуть впереди отряда. Фух, правильно, вон нужный висельник.
   Кот вновь обогнал группы и выкрикнул, не спуская глаз с горизонта:
   - Там что-то есть. Что-то большое!
   - Туда! - заорал я. - Это храм. Нам там рады не будут, но есть шанс уцелеть.
   Мы так быстро преодолели отделяющее нас от храма расстояние, что я даже не берусь утверждать, что кто-то из нас запомнил, как он выглядит снаружи. Внутри же он был похож на египетскую пирамиду с такими же тесными проходами и примерно из таких же блоков.
   Как только мы оказались в чреве храма, единственный выход перегородила с грохотом упавшая сверху плита, погружая храм во мрак. В воздух поднялись клубы пыли. В носу защекотало. Я громко чихнул.
   - Будь здоров, - проговорил Кот, откуда-то из темноты.
   - А я бы пожелала тебе совсем противоположное, - недовольно сообщила Вильгельмина.
   - Я что-то не слышу радости в твоем голосе, - проговорил я недовольно. - Я так далеко вас завел, как еще никто из игроков не забирался, а ты не пляшешь от радости или я просто не вижу этого?
   На мои справедливые слова ответила тишина. Зажрались собаки.
   Во тьме вспыхнул факел. Раскрушитель ненамного опередил остальных игроков. Храм осветили языки пламени. Игроки с любопытством начали рассматривать высеченные на стенах рисунки.
   - Очень похоже на Египет, - авторитетно заявил Чертовсон. - Они что-нибудь значат?
   Вопрос бы адресован мне. Я пожал плечами, точно зная, что значат, но лишний раз не став раскрывать инфу.
   - Пошли дальше? - предложила Геркулана, которая, по-моему, одна, считала время. - Кто пойдет первым?
   Я сперва, не сообразил к чему это она. Орк танк, так пусть и прет первым. Рас уступает ему в броне. Так что выбор очевиден. Казалось все до банального просто, пока я снова не посмотрел на стены, так похожие на египетские пирамиды.
   Кот, уверенно выдохнув:
   - Ловушки.
   - Ну, не ваншотнян они же его, - недоуменно произнесла Вильгельмина, искоса глянув на орка. Девушка почти физически ощутимо ненавидела Чертовсона, но все же, признавала его мощь, как игрока.
   - Кто его знает, - протянул хмуро орк. - Зайти так далеко и упасть? Я думаю, что этот вопрос требует дискуссии.
   - Зачем тогда брали в отряд танка, как не для этого? - возмущенно проговорила Вильгельмина. Остальные отмалчивались, в том числе и я.
   - Вопрос задан неправильно. Не зачем, а почему, - проговорил Чертовсон, зачем-то помахав факелом. - Вот этот хитрый жук, - он ткнул пальцем в мою сторону, - пытается усидеть на двух стульях.
   Вильгельмина нахмурилась. Я напрягся. Кот сделал шажок ко мне. Мы с ним оказались стоящими между игроками и дальнейшим путем вглубь пирамиды. Орк ухмыльнувшись, продолжил говорить, не мигая глядя в лицо девушке:
   - Моя гильдия так же участвует в любопытном квесте с джиннами, как и твой клан. Мы вместе идем за уникальным мечом, который, к слову сказать, достанется тебе, а не мне. Ты почему-то всю локацию Туманные Топи ведёшь себя тише воды, ниже травы, даже холуя своего сияющего одергиваешь. Он, кстати, почему-то оказывается воином, заточенным на ловкость, а не полноценным танком, как я. Уж не используете ли вы меня господа?
   Орк и орчанка синхронно сделали шаг назад и застыли, приготовившись к любому развитию событий.
   Вильгельмина свирепо посмотрела на меня. Квест с ЕЕ мечом под угрозой. Девушка как всегда во всем винит меня. В свете факела ее лицо смотрелось особенно жестоким, казалось, что она сейчас бросится на меня и перегрызет горло.
   - Я пойду первым, - проговорил я твердо, пробежал взглядом по лицам игроков и сжал сфинктер до алмазной крепкости. - Но учтите, все местные мобы будут в первую очередь агриться на меня, так как Владыки издревле стоят на стороне Добра, поэтому я здесь.
   - Как пафосно, - фыркнул орк.
   - И если меня завалят, то очень многое будет потеряно.
   - Меч мы и сами сможем достать, - произнес Чертовсон. - Не считай нас глупее себя.
   Я злобно усмехнулся и произнес:
   - Кстати, Чертовсон, знаешь, для тех, кто боится ловушек, есть специальный термин?
   - Какой? - живо откликнулся Раскрушитель, несмотря на то, что пока не понял, кто теперь с кем внутри отряда воюет, а кто дружит.
   - Маминькин сынок, - бросил я, и гордо вскинув подбородок, размашистым шагом пошёл вперед.
   Кот занял место за моей спиной и тихо шепнул на ухо:
   - Я смогу распознать кое-какие ловушки, но хоть умение раскачено довольно прилично, вряд ли это будут все.
   Я благодарно кивнул головой. "Святой" в критической ситуации остался на моей стороне. Хотя я уже думал, что он переметнется к Чертовсону, но к неудовольствию орка, парень явно показал, кого он поддерживает.
   Я накинул на себя все свои заклинания защиты и шел впереди. Первый данж в этом мире действительно был нашпигован ловушками. Часть из них Кот обнаружил и обезвредил, а вот часть чуть не угробила меня: особенно свалившаяся с потолка плита постаралась. Выручил Амулет Страданий. Он ярко полыхнул и вернул мне двадцать пять процентов здоровья. Если бы не штраф, то, как заявлено в описании, мне бы прилетели все пятьдесят процентов. Еще очень помогала орчанка и ее баффы. В общем, скрепя зубами и дивясь своей удаче, я пробирался вперед. Игроки неизменно следовали за мной. Мобов к счастью не было. Видимо разработчики решили дать нам передохнуть.
   Львиная доля ловушек приходилась на меня, но кое-что перепадало и остальным. Позади что-то полыхнуло. Я чисто и радостно улыбнулся, глядя на то, как на орка из дыры в потолке полилось вспыхнувшее от факела масло. Геркулана почти сразу его потушила, но Чертовсон потерял часть здоровья, и ему пришлось пить бутылку.
   Отряд уже в открытую разделился на три дуэта. Никто больше не скрывал, что вчерашние договоренности теперь играли незначительную роль. Если кто-то как Чертовсон загорался, то его спешила тушить только вторая половина дуэта. Только меня еще худо-бедно как-то прикрывали, понимая, что если я улечу, то кому-то придется встать на мое место.
   Единственным кто не пострадал от ловушек, был Помойный Кот. Он лыбился и весело говорил:
   - Это все моя святость.
   Впереди забрезжил свет. Все мое существо хотело рвануть ему навстречу, но жопу прошептала, что теперь стоит быть в сто раз осторожнее. Действительно я портанулся вперед и еле успел зависнуть на левитации, когда подомной провалился пол. Выждав кулдаун, телепортировался в безопасное место и, преодолев пару метро, вышел из узкого коридора в центральную часть пирамиды - это был здоровенный зал, с колоннами и сужающимися к вершине стенами. На самом верху не было блоков, и можно было разглядеть луны, которые освещали нутро пирамиды.
   Посередине широкой каменной площадки, которая служила полом залу, блестели воды круглого бассейна, вокруг которого ходил заросший бородой трехметровый гигант с огромным кузнечным молотом. "Сумасшедший Мастер", трехсотого уровня. На нем был одет только кожаный фартук, рукавицы из того же материала и короткие штаны из мешковины. Атлетичный торс ничто не закрывало.
   - Босс? - проговорил Кот, появившийся из хода.
   - Босс, - уверенно сказал Раскрушитель, вторым оказавшийся в зале.
   Тут подтянулись и остальные.
   - Где меч? - тихо спросила Вильгельмина, чтобы расслышал только я.
   - Вон там, - прошептал я и указал на скалу в центре бассейна. Она едва возвышалась над водой и была плохо различима на таком расстоянии. Хотя черный клинок, воткнутый в нее острым концом, даже я углядел.
   Вильгельмина обменялась взглядами с Раскрушителем, и они стремительно бросились бежать в сторону бассейна. Кот растерянно глянул на меня, а орк, взревев, кинулся за ними вдогонку. Геркулана понеслась чуть позади него.
   Сумасшедший Мастер резко остановил свой неспешный шаг, как только игроки попали в его агрозону, развернулся и радостно побежал к ним навстречу потрясая гигантским молотом. Пол вздрагивал от каждого его шага. Маленькие камешки подпрыгивали на нем. Колонны зашатались.
   Кот выжидающе на меня посмотрел. Я спокойно проговорил:
   - Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам.
   - Не время, - бросил он быстро.
   - Тогда пошли, но вперед не лезем.
   - Вильгельмина уже возле бассейна, - сказал "святой" и тревожно добавил: - Действительно хочешь отдать ей его?
   - Ага.
   - Ну, тогда она скоро им завладеет и без нашей помощи.
   - Очень в этом сомневаюсь.
   В этот момент кузнец обрушил на девушку молот, но та увернулась от него. В полу осталась глубокая яма. Колонны вокруг босса пошатнулись. Сумасшедший Мастер разочарованно взревел. Вильгельмина припустила к бассейну. Всё остальные игроки далеко отстали от девушки. Внимание босса было направлено только на нее.
   - Силен, - с уважением сказал Кот и добавил: - Завладеет.
   Картина, разыгрывающаяся перед моими глазами, была весьма горькой. Вильгельмина стремглав бежит к бассейну, за ней босс, за ним в отдаление Рас, а парня уже догоняют орк и орчанка, и только мы со "святым" неспешно идем.
   Помойный Кот грустно посмотрел на меня. Он, как и я, всё понимал. Группа еще существовала, на как таковой ее уже не было. Игроки не будут сражаться с боссом. Слишком многое пролегло между нами, препятствуя командной игре. Нас уже не сплотить на борьбу с боссом. Жаль, награда могла бы быть царской, но теперь карты смешались. Сейчас всем нужен был только меч: схватить его, положить в инвентарь и надеяться, что после смерти он не останется внутри полупрозрачного силуэта. Риск был, но Вильгельмине он показался обоснованным и всё завертелось.
   Вот Сумасшедший Мастер переключился на приблизившихся к нему воинов и начал гонять их по залу. Всё это происходило недалеко от бассейна. Рас пытался увести босса от девушки, а орк проскочить к ней, но ему это было не так-то просто сделать. Кузнец реагировал на его агро и атаковал молотом и грязными волосатыми ногами. Всё изменилось, когда Вильгельмина достигла бассейна и пошла по его водной глади. Сумасшедший Мастер тут же бросил атаковать воинов и переагрился на девушку. Она сейчас являлась для его скрипта наиболее опасной. Он не должен подпустить ее к мечу.
   По воде Вильгельмина могла идти только быстрым шагом. Босс прыгнул в бассейн, подняв в воздух тучу брызг, и приложился своей колотушкой. Девушка практически увернулась, но часть дамага прошла, сразу опустив ее в красное. Еще бы: он трехсотый, а она из-за штрафа равна сто пятидесятому уровню.
   Раскрушитель вскрикнул, как раненный лебедь, и тоже прыгнул в бассейн, оказавшись чуть выше пояса в воде. Он удачно ткнул кузнеца копьем в его пятую точку, перетягивая агро на себя.
   Чертовсон в это время, стоял на краю бассейна, и яростно смотрел, как Вильгельмина пьет бутылочку здоровья и вновь быстро идет к мечу. Взгляд орка метнулся на воина клана "Посох и меч". Тот выбирался из бассейна, увлекая за собой босса.
   Орк атаковал Раскрушителя, тут же окрасившись в группе красным цветом. Он дамажил парня со спины и орал при этом:
   - Грациано! Ублюдок! Ты обманул меня! Тут нет награды кроме меча!
   Я насмешливо выкрикнул:
   - Убей босса и будет тебе награда!
   - И про камешки дрекавацев не забывай! - напомнил ему Кот и еле слышно проворчал: - И с этой мразью Рыжая хотела, чтобы я подружился.
   Чертовсон принялся истошно орать и материться, не прекращая наносить Раскрушителю удары: часть проходила, от части он уворачивался. Парень до последнего сражался только с боссом, потому что стоило ему отвлечься на Чертовсона, как кузнец делал шаг в бассейн и намеревался добить девушку.
   - Минус один, - прокомментировал смерть Раскрушителя Кот.
   Я портанулся на край бассейна и тут же телепортировался над водой к скале, застыв на левитации. Девушка уже достигла ее и взобралась верхом. Она схватилась руками за эфес меча и что есть силы потянула его на себя.
   - Что? - злорадно крикнул я, злясь на нее. - Не выходит?
   - Почему у меня не получается? - бешено выкрикнула она, глядя как к ней приближается кузнец.
   - Зло - это искаженное отражение Добра, - перефразировал я услышанные от Пискли слова.
   Сумасшедший Мастер взмахнул молотом. Вильгельмина как самая обычная пугливая девушка только успела закрыть глаза рукой, прежде чем ее полупрозрачная фигура осталась на скале.
   - Минус два, - донесся крик Кота.
   Я обернулся. "Святой" сражался с Чертовсоном, не пуская орка в воду, явно намеревающегося прибрать к рукам меч. В душе трепыхнулось какое-то полузабытое чувство. Благодарность что ли? Кот был обречён. Он бы даже один на один уступил орку, а тут последнего еще издалека поддерживает Геркулана. Кот, сражаясь, бросает на нее отчаянные взгляды, словно влюбленный, ждущий, что его избранница вдруг опомнится и поможет ему. Не опомнилась, не помогла.
   - Минус три, - прошептал я.
   Орк прыгнул в воду. В глазах орчанка отразилась печаль. Я встрепенулся и портанулся на скалу. Теперь своей целью кузнец выбрал меня, как наиболее близко находящегося к мечу. Я мазнул взглядом по черному клинку, почти до середины воткнутому в камень и протянул руку к его колышущемуся отражению на воде.
   - Лишь бы Вова не ошибся.
   Я активировал "Истинное око" и, несмотря на то, что был подготовлен, удивился. Действительно, парень прав. Рука почувствовала что-то твердое в воде. Отражение в один миг стало реальным. Я вытащил меч из воды и в ту же секунду черный клинок исчез из скалы. Кузнец не стал смотреть на царящее безобразие и его молот выбил из меня виртуальную душу, но за мгновение до этого, я успел переместить меч в инвентарь.
  

Глава 6

   - Ты чего весь на взводе? - проговорил я, вальяжно развалившись на знакомом диване.
   Вова промокнул носовым платочком, отчего вспотевший лоб и нервно проговорил:
   - Зато ты какой-то слишком довольный.
   - Проклятый Меч у меня, - улыбнулся я и рассказал ему обо всех перипетиях этого похода. Парень слушал меня и успокаивался, погружаясь в знакомую атмосферу цифровых приключений. Я со сто процентной уверенностью знал причину такого его состояния - Эля. Ее фотка уже украшала рабочий стол его компа. Сам Вова за те несколько дней, которые он с ней тесно общается, претерпел ряд разительных изменений: модная прическа, модные шмотки, туалетная вода - таких мелочей набиралось достаточно, чтобы он выглядел совсем другим человеком, нежели тот Вова, с которым я был знаком.
   - Ты нажил себе сильных врагов, - проговорил парень, после окончания моего рассказа.
   - Не беда. Если всё выгорит, то они сами будут искать примирения.
   - А Новый Бог два?
   - Я не думаю, что кто-нибудь из них откажется поучаствовать в этой затее. Я швырну Чертовсону кость, от которой он не сумеет устоять, а Вильгельмина, точно будет там.
   - А если она не захочет сражаться?
   - А куда она денется? Тем более что всегда есть запасной план со Стариком МакЛаудом.
   - Опасную игру ты затеял, - покачал головой парень, вытерев ладошки об штаны. - Личную силу ты нарастишь, а вот как на это отреагирует мир?
   - Лес рубят - щепки летят, - легкомысленно сказал я.
   - Смотри сам.
   - Зачем звал-то? - с интересом спросил я, до сих пор слыша его прерывающийся голос в телефоне.
   - Два месяца погружения, - сразу рубанул он и пристально посмотрел на меня. В его взгляде перемешались два чувства: надежда и отчаяние.
   Карьеру решил построить и боится, что я откажусь? Рассказал Эле, и теперь потеет от того, что в случае его провала, она будет косо глядеть на него? Ох уж эта любовь. Жалкое зрелище. В этот момент у меня зазвонил телефон. На экране был номер Наташи.
   - Алло, - удивленно проговорил я.
   - Сто тысяч, - произнес Вова, напряженно следя за моей реакцией. Я яростно махнул ему рукой, что бы он замолчал.
   - Привет, - раздался веселый голос девушки. - Я сейчас в центральном парке. Приезжай.
   - Выезжаю, - тут же ответил я, ни секунды не раздумывая.
   Глаза Вовы округлились.
   - Ты согласен? - лихорадочно спросил он.
   - Давай, потом, - отмахнулся я, вставая с дивана.
   - Когда потом? Надо быстро! Надо срочно!
   - Послезавтра.
   - Точно? Я буду ждать.
   - Точно-точно. Всё, пока.
   Я хлопнул дверью и покинул его квартиру. Жалкое зрелище.
   Вечерело. Осенний парк место весьма сентиментальное и отдающее печалью. Палая желтая листва шуршит под ногами. Звук шагов по брусчатке звонко разносится в прохладном воздухе. Стилизованные под старину кованые фонари освещают дорожки и начавшие обнажаться деревья.
   Прогуливающихся людей было совсем мало, а скамейки были почти пусты, чему я несказанно рад. На одной такой скамейке, возле пруда, сидела Наташа. Как всегда эффектная и прелестная.
   - Привет, - поздоровался я, подойдя к ней.
   Она улыбнулась, наклонила голову к плечу и произнесла:
   - И тебе не хворать.
   - Профессиональный юмор? - спросил я, садясь с ней рядом. Задницу сквозь тонкие штаны ожог холод. По телу пробежала короткая судорога. Наташа заметила это и вопросительно изогнула бровь.
   - Ты на меня так возбуждающе действуешь, что аж тело отказывается слушаться меня, - весело сказал я.
   Девушка усмехнулась и погладила выбившийся из идеальной прически локон. Я нерешительно открыл рот и тут же его захлопнул.
   - Ты что-то хотел сказать?
   - Шутка в голову пришла, ну уж больно она скабрезная, - смущенно проговорил я.
   - Давай, жги, - подтолкнула она меня.
   Я кинул взгляд на ее волосы, которые Наташа только что гладила и проговорил:
   - Есть такая мужская примета, что если девушка трогает волосы на свидании, то тебе что-то может обломиться, а вот если она трогает твои волосы там, - я перевел взгляд на свою ширинку, - то это верняк.
   Фух, она засмеялась. Я подхватил ее смех.
   - Ну и пошлятина, - выдохнула Наташа, пытаясь отдышаться. - Где ты такого наслушался?
   - Это мой природный талант, - картинно смущаясь, проговорил я.
   Девушка посерьезнела и спросила:
   - Тебя удивил мой звонок?
   Чуть поразмыслив, я ответил:
   - Скажем так - это был сюрприз для меня.
   - Ты не любишь сюрпризы?
   - Раньше я их любил, пока моя бывшая не назвала меня лицемером, после того как я ее кинул, узнав, что она спит с моим другом.
   Наташа хохотнула.
   - Какая интересная жизнь у твоих бывших девушек.
   - Определенно, в этом есть зерно истины, - усмехнулся я. - Моей девушкой стоит стать, хотя бы ради того, чтобы потом перейти в полную приключений жизнь бывшей.
   - Какая заманчивая перспектива, - улыбнулась Наташа.
   Я посмотрел ей в глаза. Что-то внутри подсказывало мне придвинуться к ней поближе. Я уже почти поддался этому чувству, но все испортил молодой парень, наверное, мой ровесник, весь в татуировках, кольцах и с макияжем на лице. Он с независимым видом прошел мимо нас. Наташа с некой брезгливостью во взгляде посмотрела ему вслед и тихо сказала:
   - Недолюбливаю я эти субкультуры.
   - А я вот вполне сносно отношусь к ним. Вот сейчас смотрю на него и вижу двух печальных родителей.
   - Тут ты прав.
   - А то.
   - Как твоя виртуальная жизнь? - неожиданно спросила девушка, переведя взгляд на меня. - Мне больше не придется за тобой присматривать?
   - Все пучком, - проговорил я и мысленно помявшись, выдал: - Предлагает вот одна компания контракт подписать на два месяца и слетать заграницу на, скажем так, заработки. Платят хорошие деньги.
   - И что ты им ответил?
   - Думаю, согласиться, - ответил я. Деньги действительно лишними не будут. Потом уже можно будет завязать с этими погружениями и вплотную заняться личной жизнью. За два месяца, помимо сотки за погружение, я еще и в самой игре подзаработаю. Если чутье меня не подводит, то моя личная жизнь сидит передо мной, и она явно привыкла к комфортным условиям.
   Наташа, словно на что-то решившись, резко встала со скамейки и, ежась, произнесла:
   - Что-то я замерзла. Может по чаю? Я тут недалеко живу.
   И с намеком посмотрела на меня. Пряча радостную улыбку, я поднялся и обнял ее.
   - Ага, - сказал я, - холодно. Пока ехал сюда краем уха услышал по радио, что и влажность сегодня большая.
   Наташа, широко улыбнувшись, проговорила, сдерживая смех:
   - Самая высокая влажность была в том году, когда "Пятьдесят оттенков серого" стали бестселлером.
   - Ну и пошлятина, - засмеялся я.
   Утром следующего дня, я уже был у себя дома. Насвистывая какой-то веселый мотивчик, полез в игровую капсулу. Настроение было на такой высоте, что даже предстоящие тяжелые переговоры, казались сущей неурядицей, которая разрешится буквально за пару секунд.
   Ну, здравствуй Утопия! В личке мигало несколько сообщений. Обновилось задание "Мир без Зла" и засчиталось "Вернуть меч". Прилетел опыт и я перешёл на сто пятьдесят шестой уровень. Очко умений тут же вложил в Грозовое Копье, догнав его до максимума. Непонятки были с уникальным классовым предметом. Где он? Система посоветовала мне хорошенько осмотреть Проклятый Меч. Я повертел его в руках, как вдруг набалдашник меча упал на площадь города джиннов. Вот так, ни с чего. Могли бы разработчики придумать и более правдоподобное появление награды игрока в виде уникального классового кольца. В пустотелой ручке меча оказалось грубое кольцо со следами молота. Видимо первый блин. На работу мастера эта поделка внешне явно не тянула.
  
   "Сердце Мастера".
   Для улучшения требуется - железо из мастерской Сумасшедшего Мастера.
   + 15% к силе магических умений;
   + 50 % к защите от магии Смерти;
   + 50 % к защите от магии Тьмы;
   + 50 % к защите от магии Хаоса;
   + 5% к возможности нанести критический удар по адептам Зла;
   + 15 % к регенерации маны в бою;
   + 15% к регенерации здоровья в бою;
   + 200 единиц к интеллекту;
   + 200 единиц к мудрости;
   + 500 единиц к мане.
  
   Ну, по статам нормально. Могло бы быть и хуже. "Мир без Зла" обзавелся обратным таймером. Что будет, когда он достигнет нулей, я догадывался. Пискля уже предупредила меня, что я следующий. Система разрешала призвать на защиту пять тысяч игроков и неписей. Ну, в общем-то, всё, что я предрекал самому себе, начинает сбываться.
   Перешел к разбору корреспонденции: три письма от орка, по одному от Вильгельмины, Кота и Старика МакЛауда. Начал с последнего. Казначей писал, что нашел ковен некромантов и сообщал когда и где они соберутся. Так, судя по всему, после выполнения этого задания, джинны станут доступной для игроков расой. У меня еще есть три дня до начала праздника, на котором соберутся некроманты, успеваю закончить остальные квесты. Неплохо, неплохо. Я поблагодарил Старика МакЛауда и написал ему дальнейшие инструкции.
   Помойный Кот просто уточнял, добыл ли я меч и выражал благодарность за то, что я взял его в такой незабываемый квест. Я ответил, что все в ажуре.
   Вильгельмина предлагала встретиться. Я согласился. Обговорили время. Минут десять у меня еще есть, чтобы уладить самое сложное. Первое письмо от Чертовсона было не совсем адекватным. Второе уже более разумное. В третьем он писал, что погорячился и тоже хотел встретиться. Я ответил ему. Минуты через три орк написал. Опять та же скала и то же время.
   Первая встреча состоялась с Вильгельминой. Она была на редкость собрана и спокойна. Казалось то, что произошло в храме, нисколько не заботило ее, но это был обман, иллюзия. Девушка просто делала вид, что все в порядке, на самом деле тревога волнами расходилась от нее по округе Слезы Пустыни.
   - Меч? - спросила Вильгельмина, пряча глаза, и, стараясь, чтобы ее голос не звучал взволнованно.
   Я с горьким вздохом пожал плечами, уже почти не сердясь на нее. Она нахмурилась и тяжело выдохнула:
   - Я почти успела. Он уже поддался. Я чувствовала, как меч шатался, - Вильгельмина опустила глаза. - Не думаю, что Чертовсон стал бы помогать нам убить босса. Он тоже хотел завладеть мечом. Я отчетливо чувствовала это.
   - Ох уж эти женщины. Все-то вы чувствуете, - сказал я. - А если бы мы завалили группой босса и забрали меч?
   - Чертовсон не отдал бы клинок просто так, - Вильгельмина твердо посмотрела на меня, абсолютно уверенная в своих словах. Я тоже в них не сомневался. - Вот если бы его не было в отряде...
   Она многозначительно недоговорила, намекая на то, что это я его позвал.
   -...то мы бы однозначно не уработали босса, - договорил я.
   Вильгельмина пристально на меня посмотрела и сказала:
   - Я поступила правильно, рванув за мечом. Кто его знает на чьей ты стороне был бы после того как мы убили бы Мастера. А уж тем более Кот. Он точно за орка.
   Мимолетно мелькнула картина боя "святого" и Чертовсона, как парень геройски не давал орку пройти ко мне. Он выбрал меня, а не Геркулану. Вряд ли орчанке понравилось его поведение. Ну, это такое, душевное, моральное, а из более реальной виртуальной плоскости, то, что очень может быть Кот оставил орку какую-нибудь шмотку после смерти. Уровни их хоть и разнятся, но неплохой шанс есть. Даже я там оставил "Кольцо Ордена Воздуха", хотя меня завалил хайлевельный босс. То, что Проклятый Меч остался у меня, это чистой воды везение.
   Пока я молчал, Вильгельмина тоже, что-то обдумывала и вот, наконец, выдала:
   - Пойдем туда еще раз? Я отдам Старика МакЛауда деньги за маску. Возьмем его с собой, и он сам бросит ее в озеро. Мы теперь все знаем и точно пройдем.
   - Не успеем. Завтра вечером Зло придет за мной.
   - И что будет, когда она завалит тебя? - с тревогой спросила девушка.
   - Есть такое подозрение, что мне придется играть на ее стороне, как побежденному ею Владыке Жизни, либо же остаться на стороне Добра, но расстаться со многими плюшками Владыки Воздуха.
   - Ну, вообще-то, - задумчиво протянула девушка, - как для игрока, это для тебя открывает большие перспективы. Первый игрок на стороне Зла. Хм, это... прикольно.
   - Я вот не считаю разработчиков такими лопоухими. Не будет это прикольно. Натянут они по самые уши игрока проигравшего Пискле.
   - Вот оно как. И что же теперь делать?
   - Дать ей бой. Помнится, твой клан уже соглашался вписаться в один любопытный квест, а не будет ли он теперь столь великодушен, чтобы защитить одного белого и пушистого Владыку?
   Почему я не рассказываю ей о том, что меч у меня в инвентаре? Я же хотел это сделать. Что-то останавливает меня. Какое-то гнетущее чувство тревоги. Я больше не могу рисковать. Она уже однажды поступила в разрез с моим планом, и только Вовины слова помогли мне добыть меч. Не знай, я об альтернативном способе получения клинка, то увидев, как группа распалась и больше не способна победить босса, то залился бы горючими слезами.
   Было два варианта заполучить Проклятый Меч: убить босса и вытащить меч из камня, либо же не убивая кузнеца, схватить отражение клинка в воде, ну и сдохнуть от скилла босса, надеясь, что меч останется в инвентаре - так, собственно и произошло. Сам бы я никогда не додумался до второго варианта. Хотя слова Пискли об отражении намекали на это. Но блин, знать бы, когда неписи несут чушь, а когда подсказки глаголют.
   Вильгельмина думала не долго. Как не странно где-то в глубине душу она чувствовал себя виноватой: где-то очень глубоко, так глубоко, что ее слова звучали величайшим одолжением:
   - Мы поможем тебе. А ты за это джиннские товары будешь продавать только нам и за номинал. Это очень хорошее предложение для тебя.
   Она остро посмотрела на меня. Действительно, предложение восхитительное. Особенно на фоне того, что джинны станут игровой расой.
   Скрывая улыбку, я тяжело произнес:
   - Согласен.
   - Как будем действовать? У тебя же нет замка, где можно засесть и вряд ли тебе кто-нибудь предоставит оный, - проговорила девушка, насмешливым голосом. Насмехалась она не так сильно, чтобы обидеть, скорее дабы указать мое место.
   Я достал карту, на которую перенес скрин карты джиннов, и указал ей место - это была нейтральная часть пустыни.
   - Ты с ума сошел? - изумилась она и постучала костяшками пальцев об мой лоб. - На хрена нам там сражаться? Сколько мы туда добираться будет? Лучше что ли места нет? Да вон хотя бы за этими барханами, - ее рука указывала вдаль. - А еще лучше на руинах Гидар-Ксама. Хоть какое-то прикрытие.
   - Ты забыла о Чертовсоне.
   - Что? - не поняла девушка.
   - Думаю, он не откажется помочь мне.
   - Ты опять решил связаться с ним, после того что было?! - завопила она.
   - Как ни крути, а его гильдия очень сильна.
   - Я не буду в этом участвовать, - решительно сказала Вильгельмина, гордо вскинула подбородок и сложила руки на груди.
   - Твое право, - сказал я. - Но есть у меня мысль, как можно победить Писклю. Очень жаль, что твой клан окажется за бортом этого события.
   - Врешь? - неуверенно произнесла девушка. - Опять твои уловки. Учти, я уничтожу тебя, если ты не знаешь, как победить ее.
   - Ты только маску не забудь, - проговорил я. - Как мы и договаривались, у тебя будет шанс сразиться со Злом.
   - Как я это сделаю без меча?
   Я загадочно ухмыльнулся и на прощание произнес:
   - Приведи туда свой клан и все узнаешь.
   - Но Чертовсон... - нерешительно сказала она, но было видно, что девушка пошла по наклонной. Если в первый раз ей было тяжело действовать с орком вместе, то теперь ее такая перспектива не очень пугает. Главное, чтобы она убедила совет клана.
   - Победа над Злоооом, - растягивая слова, произнес я и пошел к кромке воды, туда, где действует "Прокол".
   - Я приведу свой клан! - крикнула она мне в спину. Я довольно улыбнулся.
   "Прокол" перенес меня на скалу. Я поежился от ветра. Океан сегодня буйствовал - это не был шторм, но что-то очень похожее. Волны с удвоенной злостью нападали на берег и под аккомпанемент утробно завывающего ветра бессильно отступали назад.
   - Погодка что надо, - ухмыльнулся Чертовсон, смахивая брызги с лица. Капли океанской воды долетали и сюда.
   - Я бы предпочел, что-нибудь более спокойное.
   - Могилку например? - ухмылка орка стала шире.
   - Когда-нибудь мы все там будем.
   - Когда-нибудь, - повторил он, - но не теперь, - орк на мгновение задумался, затем продолжил говорить сухим тоном: - Признаюсь, я был в ярости после того как этот кузнец-переросток убил меня, а ты утащил меч. Видишь, - он потряс двуручным топором, - а то оружие осталось там. Не думаешь, что надо возместить потерю?
   - Договор, - напомнил я.
   - Ты обещал хороший лут.
   - Ты получил камешки дрекавацев.
   - Этого мало.
   - Убили бы босса... - протянул я и размел руками.
   - Во всем виновата твоя подруга - эта бешенная пиз...
   - Э, не стоит так о ней! - перебил я его в каком-то странном порыве защитить Вильгельмину, сам удивившись не меньше, чем Чертовсон.
   Он изумленно проговорил:
   - Ты спишь, что ли с ней? Или просто как баран влюбился?
   - О личных отношениях двух людей должны знать только они двое и ее лучшие подруги.
   Орк дернул краем рта, в попытке улыбнуться, но спохватился и грозно произнес:
   - Значит, меч не отдашь по-хорошему?
   - Он у Вильгельмины, как я и обещал. Я держу слово, несмотря на всю ту грязь, которой вы меня поливаете.
   - Ну, надо же, ты оказывается самый честный? - изумился он, с каким-то нехорошим подтекстом.
   - Не надо лести, просто помоги мне завалить Зло.
   Брови Чертовсона взлетели до небес, куда-то в грозовые тучи. Шторм все-таки разыгрался. Вот и первые капли дождя упали на кожу.
   Орк, захлебываясь словами, выпалил:
   - С чего бы мне тебе помогать? Да пусть тебя Зло хоть на ленточки порежет. Я только порадуюсь.
   - Если приведешь свою гильдию в указанное мною место, то у тебя будет шанс сделать скрин такого незабываемого зрелища и добавить его в альбом "счастливые дни", - проговорил я, мило улыбаясь. - Вот только Вильгельмина и ее клан завалят Зло, а "Темная Луна" окажется в стороне.
   - Если бы меч был у меня, то я бы сам это сделал, - прорычал орк, как настоящий орк, если бы они существовали.
   - Я не знаю, кто тебе сказал, что Проклятый Меч нужен для того, чтобы убить Зло, но тебе забыли добавить, что еще нужна личная Проклятая Маска - без нее клинок бесполезен. А вот у Вильгельмины маска есть.
   - Чем тебя так сильно за яйца держит эта баба? - с каким-то больным интересом произнес орк.
   - Людям надо во что-то верить. Я вот верю в нее.
   - Смотри не ошибись, - оскалился Чертовсон. - Я однажды поверил в то, что курс доллара пойдет вниз.
   - Ты поможешь мне со Злом? - проговорил я, повысив голос, дабы перекрыть шум принявшегося люто завывать ветра. - Кто его знает, может, ты добьешь Зло, и вся слава достанется тебе.
   - Показывай это место.
   Я достал карту и ткнул пальцем. Ветер вырывал ее из рук, пока Чертовсон внимательно глядел на координаты. Затем он согласно кивнул головой и спросил:
   - Время?
   Я назвал. Он снова спросил:
   - "Святые" там будут?
   Я утвердительно кивнул головой. Орк достал из сумки сапоги и передал мне со словами:
   - Верни ему, а то лапы, наверное, мерзнут босиком ходить.
  

Глава 7

   Солнце давно закатилось. Яркие звезды освещали пустыню, на одной стороне которой шевелилась масса мобов Зла, а на другой, небывалое дело, плечом к плечу стояли злейшие враги - клан "Посох и меч" и гильдия "Темная Луна". Про то, что среди них есть еще и "святые" мало кто вспоминал.
   Пегий конь, будто реальный, хрипел подо мной. Его, не меньше, чем меня пугали хаотично движущиеся на нас ряды воинства Зла. В голове сами собой вспылили строки: "...Ужасен он в окрестной мгле! Какая дума на челе! Какая сила в нем сокрыта! А в сем коне, какой огонь! Куда ты скачешь, гордый конь, и где опустишь ты копыта?"
   Среди черной массы возвышались гаки. Они как тянущиеся к небу секвойи подавляли своими размерами прочих мобов армии Зла. Они тяжеловесно ступали по остывающему песку. Волколакам приходилось подстраиваться под ритм шагов гаков, чтобы не вырваться далеко вперед. Их налитые краснотой глаза, словно злые угольки, багровели на волчьих мордах с чрезмерно большими зубами и гипертрофированно мускулистой передней частью тела. Они могли передвигаться как на четырех конечностях, так и на двух. Я хорошо помню, как ловко мелькали на видео их серые туши.
   Вон там идут раакшасы: уродливые шестирукие двуглавые мобы с горящими глазами. Их тела непропорциональны - слишком длинные руки, короткие волосатые ноги, одна голова больше другой. Вооружены они были саблей в каждой руке. Защита состояла только из намотанных на тело кусков ткани.
   Я долгим взглядом окинул войско Зла: от края до края. Да, много новых мобов привела сюда Пискля. Имя им - легион.
   - Где она? - лихорадочно спросила Вильгельмина. Ее покрытый броней медведь как изваяние стоял рядом с моим конем.
   - Я не знаю.
   - Как мы ее найдем?
   - Она сама найдет меня, - громко проговорил я, чтобы услышали все.
   Рядом с нами восседали на маунтах другие игроки: все сплошь элита. Многие были знакомы друг с другом не понаслышке. Только сейчас они впервые за всю историю Утопии были по одну сторону фронта, а не как обычно являлись злейшими противниками.
   Старик МакЛауд зорко оглядывал четыре тысячи игроков, выстроившись на бархане позади нас. Сегодня он командовал парадом. Номинальным лидером рейд-группы был я, но не с моими талантами стратега быть реальным лидером. Я являлся чем-то вроде знамени, за которое требовалось сражаться.
   Кандидатура Старика МакЛауда единственная удовлетворяла и абсолютного властителя Чертовсона и демократический совет клана "Посох и меч". "Святых" никто не спрашивал, но они точно были не против. Казначей, как оказалось, в бытность "святых" топовой гильдией, выиграл не одно сражения, будучи главнокомандующим, и теперь его опыт может нам сильно пригодиться.
   Я успокаивающе потрепал гриву коня. Он перепал мне от "святых". Старик МакЛауд практически заставил меня сесть на него. Не дело, говорит, лидеру пешком стоять, когда все верхом. Я отнекивался, говорил, что мне сподручнее умениями передвигаться, чем на маунте, на что он строго посмотрел на меня, поднял указательный палец вверх и изрек: "Настоящий лидер всегда ведет за собой людей, а как ты их поведешь без коня? Прыг-скок, прыг-скок?" Я взгромоздился на коня и вот теперь среди большого начальства смотрю на противников.
   Мне было бы комфортнее где-нибудь там, позади, среди простых игроков, рядом со счастливым Котом. Парень пару десятков минут назад поведал мне причину широкой улыбки, блуждающей на его лице. Я передавал ему сапоги, а он рассказал, что Геркулана вчера написала ему: всё завертелось, закрутилось и они встретились в реале.
   Помойный Кот серьезно посмотрел на меня и сказал:
   - Игроки врали про нее. Она совсем не красавица... - его счастливый тон не вязался со словами, - ... она богиня.
   Я похлопал его по плечу и, не покривив душой, сказал, что рад за него. Сейчас я отчетливо понимал, что счастье Кота, пусть, может быть, оно будет мимолетным и Геркулана разобьёт ему сердце, наполняет меня каким-то светлым чувством - это было так странно, словно в Аду случайно оказался праведник, и грешники тянутся на его свет, как алкоголики к свежей бормотухе. А нет, судя по сравнению, начинает отпускать.
   Примерно в тоже время, меня нашел Чертовсон и насмешливо спросил:
   - Почему ты не позвал джиннов?
   - Я им что, царь? - огрызнулся я.
   Орк пожевал губы, словно хотел что-то сказать, но молча развернулся и скрылся в толпе игроков. Хм, странный диалог. Он прочно засел в моей голове. Я постоянно возвращался к нему. Неужели он догадался?
   Старик МакЛауд начал строчить в чат приказы. Мне же он шепнул на ухо:
   - Помчишься в первых рядах, а потом коня притормози, чтобы тебя обогнали, ну и давай атакуй с периферии.
   - А не подумают ли игроки, что я кукунулся магом танковать?
   - Хех, поживи с мое и поймешь, что для большинства важен порыв, жест.
   - Как скажешь, - согласился я с ним.
   Чертовсон внимательно прислушивался к разговору. Хотя велся он шепотом, орк всё расслышал и прокомментировал:
   - Старик дело говорит. Героем будешь... если победим, конечно.
   С намеком закончил Чертовсон, покачиваясь в седле своей виверны. Он наконец-то вывел ее в свет. Эта разновидность драконов, в отличие от классической, имела  только одну, заднюю пару конечностей, а вместо передней -- перепончатые крылья. И поэтому виверне приходилось балансировать, используя длинный хвост со скорпионьим жалом на конце.
   Виверна повернулась в мою сторону и начала нервировать коняшку. Ее длинная подвижная шея заканчивалась уменьшенной драконьей головой с ядовитыми зубами, которыми ее снабдили вместо огненного дыхания - вот они-то больше всего и пугали мою животину.
   Надо сказать, что разновидность маунтов в нашей армии была очень велика, но все же большинство восседали на самых обычных лошадях - это что касается верховых. Подавляющая же часть игроков пойдет в бой пешком.
   Старик МакЛауд скомандовал, и лавина конных понеслась с бархана навстречу армии Зла. Так как это был русскоязычный континент, то естественно мы неслись в атаку с громким "Урррррааааа!" Бог свидетель, на мгновение я почувствовал себя ратником Дмитрия Донского. В душе вспыхнул такой восторг! Такое вдохновение! Я готов был один порвать всю армию противника под звонкое "Урррра". Благо вовремя опомнился и начал отставать. Вот я уже и среди пехоты.
   Две армии столкнулись, создав невообразимую какофонию звуков: орали игроки, визжали маунты, выли волколаки, безумно хохотали вечно голодные гаки, звенело оружие.
   Я еще на бархане прикинул количество наших и их войск. Соотношение численности было не в нашу пользу, но это все игровое равновесие: у них же штраф. Если бы нас было примерно равное количество, то мы бы их легко расчихвостили.
   Почти одновременно в личку написали Вильгельмина и Чертовсон: "Ты где?" Я тонко улыбнулся. Бояться проворонить Писклю. Дал им координаты. Тут же надо мной в темном небе начала кружить одинокая виверна с Чертовсоном в седле. Все остальные летающие маунты сражались против громадных ворон с белесыми бельмами вместо глаз. Как они ориентировались в пространстве? Хрен их знает.
   Возле меня появилась недовольная Вильгельмина. Амазонка в цифровой плоти. Бой идет там, а она вынуждена прохлаждаться со мной. Даже ее медведь выглядел разочарованным.
   Через некоторое время все были на своих позициях: маги, лучники, арбалетчики и все остальные классы и подклассы, которые сражаются на расстоянии, издали дамажили мобов, а те, кто специалист по ближнему бою, естественно лицом к лицу рубили врага.
   Я не особо старался нанести урон армии Зла, все больше внимательно следил за окружающим пространством. Где же она? Несмотря на то, что бой начался совсем недавно, мы уже начинали существенно нагибать ее миньонов. Даже могучие гаки ничего не могли поделать с объединённой силой "Посоха и меча" и "Темной Луны". Пора бы ей уже и появиться.
   Внезапно среди магов начался какой-то переполох. Черти как-то оказались среди них и пытались запырять игроков своими вилами. Я запустил "Грозовое Копье" в маленького ловкого козлоногого моба с пяточком свиньи на смешном рыльце. Моб, почти сдох от попадания моей абилки, но выжив, воинственно дернул хвостом и шустро побежал на меня, ровно до того момента, пока его не огрел лапой медведь девушки.
   Я посмотрел на Вильгельмину, желая похвалить ее маунта, но не успел. Она заорала, глядя куда-то вдаль и некультурно тыча туда пальцем:
   - Вон она!
   Я посмотрел туда, куда указывала девушка. Млять, совсем не там где мне бы хотелось. Пискля возникла на левом фланге нашей армии. Я повернул коня в сторону барханов, расположившихся на правом фланге.
   - Ты куда? - удивилась девушка.
   - За мной, - безапелляционно приказал я.
   Чертовсон написал в личку: "Ты ведь не струсил?" Я махнул ему рукой, чтобы он летел за нами. Девушка неодобрительно покосилась на него.
   Мой конь и медведь Вильгельмины уступали в скорости Пискле. Она значительно резвее летела за нами, сокращая расстояние. Внешность у нее не изменилась. Только теперь я мог разглядеть изящные сапожки, кончики которых касались песка во время бреющего полета НПС.
   Зло лихо валила заступающих ей путь игроков. Еще бы, девятьсот девяносто девятый уровень. В этот момент произошло то, что заставило меня нервно икнуть. Я был уверен, что никто и ничто не может одолеть Писклю, кроме вещей Сумасшедшего Мастера, но сейчас увидел еще один шанс: правда в данный момент шанс без разбору жрал всех до кого мог дотянуться.
   - Олгой-Хорхой! - пронесся крик игроков над пустыней.
   Огромный безголовый толстый червь жёлто-серого цвета выметнулся из песка и старательно работал своей бордового цвета дырой, которая заменяла ему рот. Хайлевельный моб семисотого уровня ваншотил всех. Сожрав парочку игроков и одного гака, он исчез под песком, а потом появился в другом конце битвы. А нет, это другой. Тот вон там. Их оказалось двое. Теперь у всех мало шансов вернуться отсюда живыми и невредимыми. А если еще приползет третий... Вот было бы здорово если шанс сработает и кто-нибудь их них атакует Писклю.
   Я посмотрел на приближающееся Зло и, не поворачивая головы, заполошно спросил у девушки:
   - Ты изучила тот скрин, который я тебе дал?
   Она утвердительно мотнула головой. "Истинное око", благодаря которому я когда-то сделал этот скрин, уже во второй раз показало, что является полезной штукой.
   Улепетывая от Пискли, мы ворвались в группу игроков, скрывшую нас от глаз Чертовсона.
   - Открывай инвентарь, - проговорил я быстро, глядя на Вильгельмину.
   - На фига? - удивилась она.
   - Доверься мне.
   Девушка изобразила сомнение на лице, но все-таки последовала моим словам.
   - Но как? - изумилась она, когда Проклятый Меч перекочевал к ней в сумку.
   - Потом, - отмахнулся я. - Доставай маску. Мы на месте.
   Наш дуэт вывалился на правый фланг армии игроков. Впереди были только барханы, а позади бой. Пискля приближалась. Девушка надела маску и взяла в руку Проклятый Меч.
   - Красотка, - оценил я. - Поняла, как он работает?
   - Ага, - ответила она дрогнувшим голосом.
   - Сейчас проверим.
   Пискля раскидала последних игроков, превратившихся в полупрозрачные силуэты, и атаковала меня, но я тут же ушел телепортом на вершину бархана, и ее грязно-черная капля растеклась по песку.
   - Давай Виля! - крикнул я. Мне не улыбалось пасть от рук Зла. Одна ее абилка и я труп.
   Девушка, подстегнутая моим криком, атаковала Писклю, переагрив ее на себя. То, ради чего я через столько прошел, началось. Зло vs Вильгельмина. Никто им не мешал. Сражение между армиями шло немного в стороне, здесь были только четверо: НПС, девушка, я на бархане и Чертовсон в воздухе. Так я думал вначале, но потом расклад сил изменился. Пискля открыла черный портал, откуда вышел изломанной походкой деревянной марионетки, бывший Владыка Жизни, а ныне "Злобная душа владыки". Я облегченно выдохнул. Уровень его был сто двадцатый. Тот самый, который у него был, когда его уничтожили. Но вот какового же было мое изумление, когда из портала начали появляться моряки "Сладкой мести", в том составе, в котором я их бросил на острове Первого. Уровни их тоже соответствовали тем, что были прежде. Вся эта нестройная толпа двинулась ко мне. Я могу разобраться с ними, но они отвлекут меня от боя Пискли и Вильгельмины. А мне нужно выждать удобный момент и вмешаться в него, но как это сделать когда на тебя идут враги? Я посмотрел наверх. Чертовсон внимательно следит за боем. Он даже ухом не ведет, дабы мне помочь.
   - Тьфу, - злобно сплюнул я и прошептал: - Придется приоткрыть карты.
   Я портанулся вниз, скрываясь за барханом. Чертовсон наплевал на мое исчезновение, а Вильгельмине было не да этого: у нее пока был равный счет с Писклей, по пяти.
   Мобы показались на гребне бархана: раздувшийся капитан Джеймс с посиневшей кожей утопленника; люто сверкающей глазами с изъеденного лица квартирмейстер; почти не изменившийся Филька, только в его груди зияла сквозная дыра; за ними шли остальные моряки. Первым же был бывший Владыка Жизни. Он изменился до неузнаваемости. НПС был словно облит нефтью с ног до головы. Теперь, даже непонятно какой он был расы, что уж там говорить о внешних чертах. Ох, не хочу быть таким.
   Тени надвигающихся на меня мобов в свете звезд длинными неровными клочками вытянулись по песку и оказались возле меня. Скорее бы они спустились, иначе Чертовсон увидит мои карты.
   Через несколько секунд я оказался вновь на вершине бархана. Мобы кучками лежали внизу. Я не стал тратить время на сбор лута и правильно сделал. Еще секунда промедления и было бы поздно.
   Картина, представшая передо мной, заставила замереть мое сердце. Раахуш и джинны, до этой секунды, скрывающиеся за барханом, тоже наверняка занервничали, только умело скрывали это. Вильгельмина азартно блестя глазами, готовилась нанести Пискле добивающий удар. Чертовсон не менее азартно готовился опередить ее. Я не стал ждать, кто из них первым прикончить Писклю, и хватит ли вообще у орка на это сил.
   - Его! - крикнул я Раахушу, показывая пальцем на вздрогнувшего орка. В глазах Чертовсона, устремленных на джиннов, отразилось скорбное понимание. Он предвидел, что я позову их, но ничего поделать с этим не мог. Вот откуда этот странный разговор. Может быть, он хотел предложить какую-нибудь сделку? Или попытался бы шантажировать тем, что все расскажет Вильгельмине? Не знаю, и узнаю ли когда-нибудь?
   Я телепортировался к Пискле. Черный луч Проклятого Меча вошел мне точно в грудь, сняв десять процентов здоровья. Я повернулся к Пискле и произнес, намекая на то, как она меня закрыла своим телом от скилла Первого:
   - Услуга за услугу,
   Внимание! Вы получили уникальное достижение "Праведник". Будучи на стороне Добра вы защитили своим телом Зло. Вы получаете: +1000 славы; +1000 очков к нераспределенным очкам характеристик; +100 очков умений.
   Я изумленно выдохнул, прочитав какие награды мне прилетели. Рядом со мной что-то шмякнулось - это джинны подбили виверну Чертовсона. Сам орк уже вставал на ноги и, задыхаясь от гнева, проорал в лицо, шокировано уставившийся на меня, Вильгельмины:
   - Я же говорил, что он не даст тебе убить ее!
   Девушка растерянно хлопала глазами и отказывалась верить в произошедшее.
   - Ты предал меня, - наконец с болью выдохнула она.
   - Ну, предательство, наверное, слишком громкое слово, скорее очередная уловка. Я же дал тебе шанс сразиться со Злом, - сказал я, разведя руками.
   За спиной раздался душераздирающий вопль. Я быстро обернулся. Пискля горела ярким синим пламенем. Рука Раахуша по локоть вошла в ее живот. Джинн будто дергался в экстазе. Вся ее мощь переливалась в него. Его уровень рос как на дрожжах, пока не достиг отметки в 999 левелов. Перед тем, как осыпаться пеплом, Пискля повернулась в мою сторону, и раздался ее тихий голос:
   - Я буду ждать тебя мой освободитель.
   Внимание! Вы получили уникальное достижение "Ученик Бога". Вы первый игрок, который достиг статуса - ученик бога. Вы получаете: божественное умение вариативно; количество опыта, которое требуется вам до достижения среднего уровня первых десяти игроков вашего континента.
   Внимание! Вы выполнили задание "Мир без Зла". Награда:  30 млн. опыта; вариативно.  
   Внимание! Вы выполнили задание "Новый бог II". Награда: 104 млн. опыта; +1000 репутации с расой джиннов; умение вариативно; +1000 славы; +1000 очков к нераспределенным очкам характеристик; +100 очков умений.
  
  

Эпилог

   Я сидел на протертом десятками задов и местами заляпанном диване и внимательно смотрел на Вована, то бишь Лорда Дарка, по имени его перса в Утопии.
   - Что скажешь, Вован? - проговорил я со смешанными чувствами, глядя как он возбужденно носится по комнате.
   - Так ты согласен?
   - Что ты ко мне пристал? Я такую операцию провернул. Даже незапланированное уникальное достижение получил. А ты всё со своим погружением.
   Вова тяжело вздохнул и сел на кресло.
   - Молодец, - похвалил он меня, наконец. - Хотя есть большой элемент удачи.
   - Система сработала как часы. Все участники квеста были на поле брани, вот она и засчитала задание. Теперь я крут неимоверно, - похвастался я, пытаясь скрыть некую горечь.
   - Я до сих пор, не понимаю, почему Вильгельмина, узнав от орка о твоем преда... - Вова наткнулся на мои сощурившиеся глаза, - ... о твоей уловке, не предприняла никаких мер.
   - Я не знаю, - честно ответил я.
   - Может быть, она так сильно верила в тебя? - предположил парень. - Ты ведь любишь повторять, что людям надо во что-то верить.
   - Вряд ли, - всё больше расстраивался я.
   - Может быть это любовь? Ради любви люди на многое способны.
   Я громко рассмеялся, хлопнув себя по ноге:
   - Не смеши мои копыта. Какая любовь?
   - Тебе совсем не жаль ее? - спросил Вова, с каким-то негодованием.
   - Ну, - я покачал рукой, - в общем-то, да, но, похоже, что ее неприязнь ко мне только усугубится. Мне еще надо выгнать ее клан с озера. Зато я предупрежу ее о том, что джинны вот-вот станут доступной для игроков расой. Пусть готовится. Ну, и когда я смогу выдавать квесты, то непременно буду с ней сотрудничать. Может быть, всё обойдется?
   - Может быть, а может и нет, - не стал он вселять в меня надежду. - Чертовсон тоже зуб на тебя имеет.
   - Хрен с ним. Он бизнесмен. Найдем с ним общий язык, - уверенно сказал я. Тут всё было проще.
   Вова потер ладони об штаны и опять завел свою шарманку:
   - Так ты согласен на погружение? У тебя появится время на решение всех проблем.
   Я тяжело выдохнул, закинув ногу на ногу:
   - Да, да, замучал уже, - в этот момент зазвонил мой телефон. - О, Натусик звонит. Всё, бывай.
   - Завтра утром в лабораторию, - донеслось мне в спину, когда я со счастливой улыбкой на устах выходил из его квартиры, нажимая зеленую кнопку и поднося смартфон к уху.
   Дверь захлопнулась. Вова тут же схватил свой телефон, лихорадочно набрал номер и позвонил.
   - Я все сделал, как вы и говорили. Он согласился, - лихорадочно проговорил парень. - Служебное расследование в отношении меня закроют?
   По его лицу растеклось неимоверное облегчение, затем на нем проступили пятна жалости.
   - У него есть шансы выжить? Так мало? Ну, почему он? Двое других не согласились? Вы все сделали, что смогли? Извините. Нет, нет, я не передумал. До свидания.
   Вован нажал кнопку и разговор прекратился. Парень сел на диван и закрыл лицо ладонями. Его била нервная дрожь.
   - Почему они сами напрямую не вышли на него? - тихо прошептал Вова и сам же начал отвечать себе: - Потому что я бы отговорил его, зная как это теперь опасно для него после первого погружения. А мне он доверяет. На это и был расчет.
   Вдруг парень глубоко вздохнул, схватил телефон и начал искать номер друга. Его взгляд зацепился за монитор компьютера. Там весело улыбалась Эля. Вован медленно распрямил спину, посмотрел на фото девушки, затем на такой знакомый номер телефона. Он решительно сжал губы, несколько раз провел пальцем по экрану смартфона и набрал номер.
   - Алло, - донеслось из динамика.
   - Я просто хотел сказать, что люблю тебя. Кроме тебя мне никто не нужен.
  

The End

  

Оценка: 9.10*41  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  К.Марго "Мужская принципиальность или как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | | А.Замосковная "Иномирянка для министра" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Яблочкова "Академия зазнаек или Попала в дракона!" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Кофф "Смотри..." (Короткий любовный роман) | | Лаэндэл "Заханд. Начало" (ЛитРПГ) | | Н.Любимка "Власть любви" (Приключенческое фэнтези) | | Ф.Вудворт "Парный танец" (Любовная фантастика) | | Е.Васина "Крылья для Доминанта" (Романтическая проза) | | Н.Кофф "Просто так " (Короткий любовный роман) | | Е.Болотонь "Кольцо на счастье, или Академия Чёрной Магии" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"