Restless Katherine: другие произведения.

2.Назад, в прошлое

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 8.94*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иногда даже простой отдых на море может обернуться путешествием в прошлое. Ичиго, Гриммджо, Нел и Улькиорре придется убедиться в этом на собственном опыте.


   Назад, в прошлое
   Автор: Katherin
Беты (редакторы): Алира Айолло, Jeilen Di Kurotora, Krestitel
Персонажи: Ичиго, Готей 13, Гриммджо, Улькиорра, Нел, Тиа
Рейтинг: PG-13 
Жанры: Джен, Юмор, Фэнтези, Фантастика, Мистика, Экшн (action), Психология, Философия, POV, AU
Предупреждения: OOC, ОМП 
Описание: Иногда даже простой отдых на море может обернуться путешествием в прошлое. Ичиго, Гриммджо, Нел и Улькиорре придется убедиться в этом на собственном опыте. 
  

Глава 1

         За последнюю неделю посетители пляжа успели привыкнуть к этой странной компании подростков, состоящей из пяти человек. Также им волей-неволей пришлось уяснить для себя одну вещь: обе девушки с внешностью крошек из мужских журналов сильно зациклены на вечно хмуром рыжеволосом парне из их компании. И попытки разными способами обратить на себя внимание этих красоток чреваты либо посылом в пешее эротическое путешествие, либо вывихами и переломами для особо непонятливых. Но последние как-то быстро кончились, и Тиа с Нел, а это были именно они, заскучали без острых ощущений. Нетрудно догадаться, что тремя парнями в этой компании были Куросаки Ичиго, Гриммджо Джаггерджак и Улькиорра Шиффер. 
С момента возвращения из мира чокнутых колдунов прошло уже полгода, а временному шинигами казалось, что несколько лет. Всему виной были экзамены в школе, что светили ему в конце учебного года, его ручные арранкары и Общество Душ.
С первыми было все понятно - постоянные охоты на Пустых и, как следствие, побеги с уроков не могли не сказаться на его знаниях, вернее на их отсутствии. Так что по возвращении из мира магов Ичиго установил кеккай вокруг своего дома, чтоб никакие засланцы - хотя временного шинигами так и подмывало сказать засранцы - из Сейретея не забрели в гости и не отвлекли его от попытки нагнать своих одноклассников.
С арранкарами тоже более-менее ясно. После окончания действия той дряни, которой накачал Эспаду Маюри с подачи Урахары, те так и остались жить с Куросаки, что подчас создавало Ичиго огромные проблемы. Было сложно объяснить Тиа и Нел, что им не нужно виснуть на нем все время и что не стоит отправлять в больницу учителей за то, что они не называют его Куросаки-сама. Еще сложнее было с Улькиоррой - Кватра Эспада никак не мог усвоить, что во время занятий нужно сидеть за партой и создавать хотя бы видимость того, что он слушает учителя, а уж никак не сидеть у ног Ичиго с отмороженным видом. Единственный, с кем у него не было проблем, - это Гриммджо, если не считать его попыток найти приключений на свою голубую шевелюру. А вот что творилось в Обществе Душ - Ичиго не знал и, если честно, знать не хотел, по крайней мере до тех пор, пока не вернется с честно заслуженных каникул. В конце концов, он что, обязан решать все их проблемы? Пусть сами разбираются, а у него - отпуск!

- Эй, Куросаки, че кислый такой? - оскалился Секста Эспада, бухаясь рядом с Ичиго на песочек и обдавая его кучей холодных брызг. - Иди, окунись, и мир сразу станет прекраснее!
- Ну давайте окунемся, - безэмоциональным, больше подходящим вечно отмороженному Шифферу тоном отозвался их владыка, поднялся с расстеленного покрывала и побрел в сторону моря. Халибел и Ту Одершванк переглянулись и последовали за ним.
- И какая его муха укусила? - скорее себя, чем медленно поднимавшегося с покрывала Кватру спросил Джаггерджак. 
- Владыка еще со вчерашнего вечера не в настроении, - с легким оттенком беспокойства в голосе, что для него было почти равносильно панике, произнес Улькиорра, собираясь последовать за Нел с Тиа, которые нагнали рыжего шинигами и теперь плескались с ним возле берега. Гриммджо лишь приподнял брови в изумлении, но ничего не сказал и присоединился к компании.

      Никто уж и не упомнит, кому из них пришла идея устроить заплыв на скорость до ближайших буйков, что находились примерно метрах в ста от берега, но идея была воспринята на ура. Четверо арранкаров и один шинигами весело догребли до места назначения и уже собирались плыть обратно, как прямо под ними от
крылся переход в Общество Душ.
  
  

***

  
О существовании Гнезда Личинок, вечной и неприступной тюрьмы для шинигами, представляющих опасность для Общества Душ, знали немногие. Официально об этом было известно ныне покойному стараниями Айзена Совету Сорока Шести, главнокомандующему Готей-13, командованию второго отряда и главам четырех благородных домов. Неофициально об этом знали капитаны четвертого, восьмого, одиннадцатого, двенадцатого и тринадцатого отрядов, а также Урахара Киске и бывший командир кидо-отряда - Тессай. И уж совсем неофициально об этом откуда-то было известно зампакто Куросаки Ичиго, Зангетсу; а вот откуда - это уже другой вопрос, ответ на который капитан второго отряда Сой Фонг не сможет получить при всем своем желании. Однако из всех выше перечисленных личностей только Ямамото Генрюсай как капитан первого отряда и Сой Фонг с Омаэдой как руководство отряда правопорядка, а также Шихоуин Йороуичи как его бывший капитан знали еще об одном Гнезде Личинок, тоже расположенном на территории второго отряда. Вторая тюрьма служила хранилищем для редких вещей, которые посчитали опасными для Общества Душ. После победы над Айзеном и его приспешниками именно сюда принесли сломанный Хоугиоку. 
В это хранилище никогда и никто не заходит просто так. Только для того чтобы поместить в него новый экспонат - это непреложный закон Общества Душ. Именно из-за него никто так и не узнал, что страшное детище бывшего капитана двенадцатого отряда, которое до этого все считали неисправным, ровно на двадцать пять минут вспыхнуло фиолетовым светом, чтобы после осыпаться пеплом.
  
  

Глава 2

         
  
   Приземление было не из мягких. Более того, это даже приземлением нельзя было назвать. Их просто выкинуло из перехода на зеленую травку, как мешки с картошкой. Что случилось с гигаями арранкаров и куда подевалось его тело, Ичиго не знал, но ему очень хотелось отправиться в Сейретей, достать Зангетсу и сказать одно, а затем еще два ласковых слова тому, кто переместил их сюда. С этими мыслями рыжик начал активно пихаться, чтоб у четырех с относительным комфортом лежавших на нем тел появилась светлая мысль слезть с него. 
- Куросаки, где мы? - оглядевшись и не найдя ничего, напоминавшего пляж, где они отдыхали, поинтересовался Гриммджо.
- В Обществе Душ, я полагаю, - хмуро оглядывая окруженную деревьями полянку, сообщил он.
- И какой урод нас сюда вытащил? - нащупывая ножны Пантеры, злобно спросил Секста. Судя по всему, голубоволосый арранкар тоже собирался рвануть в Сейретей и устроить там маленький переполох. Маленький, потому что в сравнении с тем, что устроит злющий Куросаки в банкае своей Гетсугой Теншо, его переполоха почти не заметят.
- А я знаю? - внимательно разглядывая своих подопечных и отмечая, что с их обликом что-то не то, ответил Ичиго.
- Куросаки-сама? - чувствуя возраставшее недоумение владыки, вопросительно произнес Улькиорра.
- Кватра, твоя маска, она исчезла! - пораженно вскрикнула Халибел и, переведя взгляд на не менее ошеломленную коллегу по номеру, ахнула. - Нериел, и твоя! - после чего блондинка, ничуть не стесняясь находившихся рядом с ней парней, расстегнула молнию на своей коротенькой куртке и взвизгнула. - И моя!
- И моя тоже, - подытожил Гриммджо, ощупывая лицо и не находя привычного обломка маски. - И дыра Пустого куда-то делась! Да что здесь происходит? Опять проделки этих маньяков-ученых?
Нетрудно догадаться, каких маньяков-ученых имел в виду Джаггерджак, но что-то подсказывало Ичиго, что к исчезновению масок и дыр Урахара Киске и Куротсучи Маюри не причастны. Тогда кто? И вообще, что, во имя ками, это означало для Пустых?
"- Переход на новый уровень, король", - хмыкнул в голове голос его белобрысой копии.
"- В смысле - на новый уровень?" - переспросил рыжик, но Пустой не был настроен говорить больше, вместо этого он расхохотался неприятным смехом, напоминающим звук наждачной бумаги, царапающей металл. Раньше это вызывало у временного шинигами мигрень, потом он привык, но сейчас это вызвало только дикое раздражение.
"- Он прав, Ичиго, - явно куда-то спровадив белобрысого психа, произнес Зангетсу, - это последняя и совершенная форма арранкаров, и никто не знает, в чем её преимущество, потому что раньше её не существовало".
"- И что теперь, старик?" - несколько нервозно спросил свой меч Куросаки.
"- Кто знает, - ответил он. - Но на твоем месте я бы не за это переживал, Ичиго".
"- А за что же мне следует переживать?" - не понял рыжий шинигами.
"- Неужели ты не почувствовал, когда вас переносило сюда? Эту странную реацу?"
"- Теперь, когда ты сказал об этом, я начинаю вспоминать что-то такое... - Парень с волосами колера "взбесившийся апельсин" задумался. - Эта духовная сила не могла принадлежать шинигами, что же это было?"
"- Я знаю, что этого не может быть, но мы с тобой уже ощущали нечто подобное, когда сражались с бывшим капитаном пятого отряда и его подручными".
"- Ты думаешь, что Айзен каким-то образом остался жив? - недоверчиво спросил Ичиго. - Ты прав, этого действительно не может быть, я же сам видел, как его казнили!"
Вместо ответа Зангетсу издал что-то среднее между рыком и мученическим стоном. Это было так не похоже на обычно спокойный как танк меч, что Куросаки задумался. Если это не Айзен, тем более не Ичимару и не Тоусен, и уж точно не кто-то из капитанов и лейтенантов Готей-13... Арранкары и вайзарды тоже отпадают, потому что эта реацу не похожа на них. Итак, методом исключения оставался только...
"- Старик, этого не может быть! Он же был сломан! Как нам объяснил Киске, этот недобог израсходовал почти всю силу Хоугиоку, пока создавал себе личную армию арранкаров и строил свой неимоверно пафосный дворец, поэтому у артефакта не хватило энергии для того, чтобы применить его в полную силу во время решающего сражения!"
"- И он не соврал, - подтвердил зампакто. - Но у нас нет никакой гарантии, что такая опасная вещь не может восстанавливаться. Тем более нам так никто внятно и не объяснил, что с ним сделали после казни Айзена, Гина и Тоусена".
"- Ты прав, Старик. - Шинигами согласился с клинком. - И, похоже, пришло время потребовать ответы у главнокомандующего".
"- Будь осторожен, Ичиго", - тяжело вздохнул Зангетсу, отлично понимая, что просить своего шинигами быть осторожным - это все равно что просить Кенпачи сдерживаться во время боя, то есть совершенно нереально. 
"- Постараюсь".
- Куросаки-сама, простите, что отрываю вас от разговора с вашим зампакто, но изменения, произошедшие с нами, коснулись и вас, - прощебетала успевшая обнять его Нел.
- Э-э-э, в каком смысле? - опасаясь, что у него вырос хвост или, не дай ками, рога как у его холлоу-формы, нервно спросил временный шинигами.
- Ваши волосы, владыка, они выросли почти до пояса, - промурлыкала Тиа, запуская пальцы в длинную рыжую шевелюру.
- Ксо, - с чувством выдохнул Ичиго, рассматривая немного посветлевшую прядь длинных волос, мысленно поминая недобрым словом свою прическу в холлоу-форме. - У меня все больше и больше складывается впечатление, будто кто-то чего-то перекурил в этом на голову больном Сейретее. И во мне прямо-таки разгорается желание отправиться туда!
- Мы с тобой, Куросаки! - резво поднимаясь на ноги, выкрикнул Гриммджо, и остальные арранкары его молчаливо поддержали.

      
   Они шли по этому лесу уже два часа, а он все никак не кончался. Ичиго начал раздражаться, впрочем, как и его свита, но ничего поделать ни он, ни Эспада не могли. Использовать шунпо или сонидо и стать иллюстрацией любимого выражения лучшей подруги Орихиме - "поцелуй меня с разбегу, я за деревом стою" - не хотелось никому. Поэтому им ничего не оставалось, кроме как идти, костеря ни в чем не повинный лес на все лады. Наконец кто-то из ками, видимо, устав слушать их ругательства, смилостивился над маленьким отрядом, по силе не уступающим целому войску, и лес закончился - они вышли к реке. 
На другом берегу расположилась деревня.
  
  

Глава 3

  
  
         Увидев на другом берегу дощатые домики времен Эдо, столь привычные для Руконгая, Ичиго и его арранкарская свита, используя шунпо и сонидо, ломанулись к ним. Они остановились точно посреди главной улочки... оказавшейся совершенно пустынной. Двери лавок были закрыты, а окна заколочены. Тишина и покой окутывали поселок, а легкий ветерок гнал несколько пожухлых листиков. На первый взгляд создавалось впечатление, что здесь нет ни единой души, но чуткий слух арранкаров улавливал едва слышное движение в домах и лавках. А еще все они вместе с временным шинигами ощущали слабое реацу. Жители находились в своих домах, но почему-то не выходили.
- Эй! - закричал Ичиго. - Здесь есть кто живой? Эй!
- Заткнись, ублюдок! - рявкнул из-за одной из запертых дверей дрожащий мужской голос. Он явно был чем-то напуган. - Ты привлечешь их внимание! 
- Привлеку внимание? - не понял парень. - О чем вы?
- Люди, смотрите, это шинигами! Мы спасены!- вскрикнула какая-то женщина, выбегая на улицу и в порыве чувств пытаясь броситься рыжику на шею, но метнувшийся из-за его спины Шиффер не дал ей этого сделать. 
- Куросаки-сама, мне убить эту женщину? - меланхолично поинтересовался арранкар, удерживая её за шею на вытянутой руке. 
- Прекрати, Улькиорра, - потребовал Ичиго, и Кватра послушно разжал пальцы. Женщина упала на землю и постаралась как можно дальше отползти от арранкара. К ней тут же с помощью сонидо перенеслись Тиа с Нел и помогли подняться.
- Не обращайте на него внимания, он у нас на голову стукнутый, - успокаивающе улыбнулась ей Ту Одершванк, а Халибел лишь кивнула в подтверждение слов коллеги по номеру в Эспаде. Впрочем, последнего никто не видел из-за оригинального дизайна верхней части её наряда.
Улькиорра явственно скрипнул зубами, но посчитал ниже своего достоинства ввязываться в драку на глазах у владыки, а проще говоря - он опасался связываться сразу с двумя. И это было верным решением, учитывая тот немаловажный факт, что каждая из девушек занимала меньший порядковый номер в Эспаде, чем он.
- Так что у вас случилось? - стараясь выглядеть менее хулиганисто, что в отсутствии дыры в животе и осколка маски на щеке у него получалось гораздо лучше, чем раньше, спросил Гриммджо. Голубоволосый арранкар был единственным из своих сородичей, кто не стал выпендриваться, используя сонидо, а просто вышел из-за спины временного шинигами.
- Они прилетают с закатом и убивают всех, кто не успел спрятаться, - дрожа то ли от страха перед неведомыми убийцами, то ли от сверлившего её ничего не выражавшего взгляда изумрудных глаз Улькиорры, выдавила из себя женщина. Она была немолода и не совсем красива, а искаженное сильным испугом лицо добавляло ей как минимум лет пять. Возможно, правильно подобранная одежда и хорошая косметика могли бы в её случае исправить положение, но в Обществе Душ они неимоверно дороги, а судя по состоянию этого поселка, их выкинуло не в самом богатом районе Руконгая.
- Они? - недоуменно переспросил Куросаки.
- Чудовища! - выкрикнула женщина. - Вы, шинигами, называете их Пустыми. Впервые они появились три дня назад на закате и принялись убивать всех, кого увидели. Вчера мы послали гонца в Сейретей, но они убили и его!
Ичиго и Гриммджо переглянулись и одновременно посмотрели на медленно двигавшееся к кромке леса солнце. Вроде бы все было спокойно, в какой-то мере даже идеалистично, но они оба ощущали приближавшиеся волны энергии, исходившие явно от Пустых. Они были здесь.
- Прячьтесь! - крикнул женщине временный шинигами, освобождая от бинтов Зангетсу. И в тот же миг на него спикировала дикая помесь лягушки и стервятника. Следом за ней на улочку приземлилось пять её товарищей, разрушив парочку домов.
Если для жителей Руконгая даже один Пустой представлял нешуточную угрозу, то стая из шести тварей для них сравнима разве что со стихийным бедствием. Однако для Ичиго и Эспады это было сопоставимо с легкой утренней пробежкой до школы. На то чтобы нашинковать мелкой стружкой шесть Пустых, им понадобилось ровно тридцать секунд. А вот на то чтобы отвязаться от излишне навязчивой благодарности местного населения, не хватило даже часа. Что поделаешь, им очень хотелось как можно быстрее добраться до Готей-13, а там уже потребовать, чтобы их отправили в мир живых. Еще полчаса понадобилось на то, чтобы выяснить, в какой район Руконгая их все-таки занесло. Как оказалось, не все было так плохо, как ожидал Ичиго, - всего лишь в относительно спокойный тридцать пятый. Выяснив, в какой стороне находится Сейретей, они отправились в путь, вопреки просьбам людей остаться и переночевать.

      
   Ичиго благодарил ками и одну наглую кошку за то, что та научила его шунпо. Кто обучал арранкаров сонидо, он не знал, но тоже был им благодарен, потому что благодаря этим умениям на ночь они остановились в небольшом лесочке примерно в двух километрах от покинутого ими поселения. Поужинав тем, что собрали им в дорогу жители спасенного ими поселка, шинигами и арранкары легли спать. 
Утро встретило их холодным завтраком и дорогой. Шли быстро, почти все время используя кто шунпо, кто сонидо, проносясь смазанными тенями по деревням и небольшим городкам. К обеду их маленький отряд вышел к тридцать первому району.
Тут-то их и поджидало первое потрясение. Несмотря на казавшийся вполне мирным и спокойным район, в первой же подворотне отряд стал свидетелем того, как пятеро отвратно выглядевших шинигами с дебильным гоготом и похабными шуточками тискали золотоволосую девчушку лет десяти-одиннадцати.
Ичиго и в мире живых никогда не проходил мимо возможности очистить улицы от всякой швали путем отправки их в больницу с множественными переломами, тем более что по этим же улицам ходят его младшие сестренки и слегка рассеянные одноклассницы вроде Орихиме, а в Обществе Душ не собирался тем более. Взглядом приказав арранкарам, которых он давно уже считал друзьями, не вмешиваться, он выпустил из-под контроля реацу и обнажил Зангетсу. Куросаки не собирался сдерживаться. Как и всякий заботящийся о своих младших сестренках старший братик, он считал, что твари, насилующие беззащитных девушек, не должны ходить по этой земле, а педофилы - особенно. Они должны лежать, тихо-тихо лежать... на глубине нескольких метров под землей. И самое противное - никто из прохожих и не думал вмешиваться, люди просто проходили мимо, отворачиваясь.
Занятые архиважным делом шинигами поначалу не заметили находившегося на последней стадии бешенства рыжего коллегу, но когда от заполнившей их легкие агрессивной реацу они почти не могли дышать, игнорировать его стало невозможным.
- А ну живо отпустили её, уроды, - командирским тоном рявкнул на них Ичиго. 
- Эй, я не знаю, из какого ты отряда, но иди куда шел. Не мешай нам развлекаться с этой крошкой, - сглотнув, попытался нагло ухмыльнуться самый здоровый и уродливый из них, судя по всему, в этой компании мерзавцев он был заводилой. Его подпевалы, скрывая ужас, угодливо заржали, но девочку все же отпустили. Она выбежала на свет из слабо освещенной солнечными лучами подворотни, и Куросаки вздрогнул - спасенная им девчушка была очень похожа на лейтенанта десятого отряда. Возможно, это её родственница - решил Ичиго и с силой сжал рукоять Зангетсу. Теперь он был на все сто процентов уверен в том, что этих подонков нельзя оставлять в живых. Шунпо и несколько резких взмахов меча навсегда прервали существование горе-насильников. Они даже не успели ничего понять, что говорило лишь об их крайней слабости. Юноша брезгливо вытер лезвие об их форму, даже было жаль марать Зангетсу в крови этих ублюдков, и вернул зампакто за спину, посмотрев предварительно, из какого они отряда. 
Как оказалось - из пятого. 
Кто бы сомневался. 
Только у такого морально закомплексованного урода как Айзен могли служить такие вот личности. И чем там вообще занимается Хинамори?
Депрессии и каких-либо сожалений о том, что он убил, пусть и уже давно мертвых, но все же людей, не возникло - они полностью заслужили это.
Кто-то подергал его за рукав. Зная о том, что это не может быть кто-то из Эспады, Ичиго постарался изобразить на лице наиболее подходящее выражение для общения с едва не изнасилованной девочкой и обернулся.
- Дяденька, ты убил их? - неожиданно серьёзно для своего возраста спросила его она, и юноше ничего не оставалось, кроме как молча кивнуть, глядя в заплаканные голубые глаза. - Туда им и дорога, - злобно прошипела девчушка. Со стороны это выглядело так забавно - золотоволосая малышка, со временем обещавшая стать настоящей красавицей, в порванной юкате, шипевшая, как разозленная кошка, - что арранкарши не выдержали, вернее, не выдержала более человечная Ту Одершванк, а Халибел просто не стала ей мешать.
- Полностью с тобой согласна, дорогая, - улыбнулась ей Нел, выглядывая из-за правого плеча своего владыки. - Я Нериел, а это Тиа. - Кивок на выглядывавшую из-за левого плеча временного шинигами темнокожую девушку. - Мы позаботимся о тебе. Как тебя зовут?
Девочка доверчиво подошла к зеленоволосой странно одетой, по её мнению, но очень красивой тете, взяла её за руку и, с восторгом поглядывая на своего рыжеволосого спасителя, тихонько представилась: - Рангику, Матсумото Рангику.
Ичиго и Эспада недоуменно переглянулись - этого просто не могло быть! Возможно, девочка что-то путает? Ведь им отлично известна Матсумото Рангику - лейтенант десятого отряда и, по мнению многих, самая красивая женщина среди офицерского состава Готей-13.
Ичиго давно уже привык к неожиданным атакам из разных мест, ведь Зараки Кенпачи был, есть и будет настоящим асом в этих делах. Даже удивительно, как мужик с ростом больше двух метров и с фигурой культуриста, да еще с колокольчиками и его уровнем реацу умудряется так незаметно подкрадываться и нападать? Со временем Куросаки стал ощущать направленную на него атаку на уровне инстинктов и почти машинально блокировать её. Учитывая странную заботу о нем оригинально мыслящего капитана одиннадцатого отряда, Ичиго воспринял это как своеобразную попытку обучить его чему-то полезному и был ему очень благодарен. Сегодня это умение в очередной раз спасло ему жизнь.
Из переулка напротив выстрелило, по-другому это не назовешь, длинное лезвие и с громким лязгом столкнулось с вновь освобожденным от бинтов Зангетсу. За какие-то доли секунды, что понадобились странному зампакто на то, чтобы протянуться через пустынную улицу и достичь его казавшейся такой беззащитной спины, Ичиго успел оголить клинок и повернуться к нападавшему лицом, закрыв собой все еще стоявших рядом со спасенной малышкой Нел и Тиа.
Прежде чем Куросаки успел что-то сделать, Секста и Кватра Эспада, до этого молча наблюдавшие за всей этой возней с девочкой, ушли в сонидо. Нетрудно догадаться, что они отправились за тем, кто посмел покуситься на его жизнь.
- Эй вы, не убейте там никого! - отлично понимая, что могло быть уже поздно, крикнул им вдогонку рыжий шинигами.
В переулке через дорогу послышалась какая-то возня и клинок, упиравшийся в лезвие Зангетсу, втянулся обратно. Спустя пару минут из этого же самого переулка вышел победно ухмылявшийся Гриммджо, а следом за ним с невозмутимым лицом следовал Улькиорра, державший за шею какого-то мальчишку. Дойдя до слегка офигевшего Ичиго, Шиффер с видом скромного торжества бросил свою ношу к его ногам. Мальчишка тут же вскочил и принялся потирать шею. Куросаки вместе с остальной Эспадой едва не вскрикнул - перед ними, злобно сверкая бирюзовыми глазами, стоял тринадцатилетний Ичимару Гин.
  
  

Глава 4

  

      Ичиго хмуро смотрел на ребенка, так похожего на его мертвого врага, и пытался понять, что здесь, менос его сожри, происходит? Сначала без какого-либо предупреждения странное перемещение в Общество Душ, в котором, как думает Зангетсу, виноват Хоугиоку, потом девочка, похожая на лейтенанта десятого отряда в детстве, а теперь вот и пацан, так похожий на Ичимару Гина! Он не просто похож на него внешне. Та же походка, те же жесты, даже змеиная улыбочка та же! А еще его зампакто - это же вылитый Шинсо в шикае!
- Нам убить его, Владыка? - несколько неуверенно спросил Улькиорра - арранкар был растерян, и, нужно отметить, не он один. Кватра давно не называл его владыкой, потому как отлично знал, что Ичиго это напоминает об Айзене, и то, что он назвал его так сейчас, может иметь только два объяснения: либо он настолько сильно растерян, что забыл об этом, либо не рискует называть его по фамилии. Рыжеволосый шинигами склонялся ко второму варианту. - Владыка? - еще раз переспросил Шиффер, и Куросаки точно уверился в своей догадке. Оставалось решить, что делать с этим мальчишкой, потому что соблазн сказать "да" был так велик... Всего одно слово - и с ним будет покончено, а юноша не сомневался, что именно так и будет, но... 
Пока Ичиго пытался разобраться в себе и решить, как поступить с мальчишкой, попытавшимся его убить, из-за спины рыжего выбежала спасенная девочка и закрыла собой несостоявшегося убийцу.
- Пожалуйста, не убивайте его! - испуганно пролепетала она. - Гин думал, что вы хотите причинить мне вред, и поэтому напал. Он хороший, он всегда меня защищает.
- О чем ты говоришь, Рангику? - пытаясь отодвинуть золотоволосую девочку себе за спину, прошипел её друг. - Они же...
- Нет, - выйдя из-за спины белобрысого парня, мягко проговорила она. - Они помогли мне, когда на меня напали другие, злые шинигами.
- Шинигами везде одинаковы! Заперлись в белом городе, а сюда приходят только для того, чтобы брать все, что им понравится, и творить все, что вздумается! И мы должны это терпеть только потому, что они защищают нас от монстров! - злобно прошипел Гин, немало удивив этим Ичиго.
- Но эти не такие! - упрямо топнула ножкой девочка. Куросаки все еще не мог определиться с тем, как ему называть этих двоих, ведь он был отлично знаком с их взрослыми версиями и вообще уже основательно запутался. - Он не такой, - подойдя к временному шинигами и глядя ему прямо в глаза, упрямо произнесла она. - Он не только спас меня от тех злых шинигами, но и убил их.
- Это были ублюдки из пятого отряда, - зло процедил рыжеволосый парень, возвращая зампакто на его привычное место.
- Ты... ты действительно убил их? - недоверчиво спросил Ичимару. Куросаки все же решил не заморачиваться и называть всех теми именами, которыми они представились.
- У меня две младшие сестры, одна из которых чуть старше твоей подруги, как думаешь, я мог бы просто пройти мимо? - Временный шинигами ушел от прямого ответа.
- Понятно. - Гин широко улыбнулся. Было непривычно видеть на этом лице обычную улыбку, а не ехидную усмешку, как у его старшей версии. - И спасибо тебе... - Тут он многозначительно взглянул на рыжего парня.
- Куросаки Ичиго, - тепло улыбнувшись, отозвался тот.
- Ичимару Гин, - в свою очередь представился мальчик и так знакомо прищурился, протягивая руку для рукопожатия, что Ичиго не знал, каким чудом ему удалось сдержаться и не отшатнуться от неё как от ядовитой змеи. Стиснув зубы, он пожал протянутую ему конечность, не позволив отвращению появиться на своем лице. - А твои спутники, Куросаки, у них ведь есть имена? - с любопытством разглядывая странно одетую для этих мест Эспаду, иронично поинтересовался Ичимару.
- Гриммджо Джаггерджак, - оскалился голубоволосый арранкар, сразу же становясь похожим на хищника и с удовольствием отмечая, что мальчишка, так напоминавший бывшего партнера несостоявшегося ками Айзена, опасливо сглотнул.
- Улькиорра Шиффер, - безэмоциональным и пугающим до дрожи тоном представился Кватра и впился своими пустыми и ничего не выражающими глазами в Гина. Судя по всему, он явно наслаждался оказанным эффектом.
- Халибел Тиа, - еще глубже пряча лицо в вороте своей коротенькой курточки, произнесла Терцио Эспада.
- Нериел Ту Одершванк, - щедро одарив Ичимару улыбкой, прощебетала зеленоволосая арранкарша. - И что же заставило детишек гулять одних?
- Мы не "детишки", - перекривлял её Гин. - Мы идем в Сейретей поступать в Академию Шинигами. Говорят, у меня и Рангику есть способности, - со скрытой в голосе гордостью сообщил он.
- И они правы, - кивнул Ичиго. - Для своего возраста ты очень способный, - скупо похвалил мальчишку временный шинигами, даже не пытаясь рассказать ему, насколько он талантлив. В столь юном возрасте самостоятельно, а юноша даже и не сомневался, что именно самостоятельно, достичь шикая способен не каждый, но Ичимару это удалось! - Да и у малышки Матсумото тоже есть все шансы стать шинигами, - улыбнулся девочке Куросаки, замечая, как у той после его слов радостно загорелись глаза, и уж совсем неожиданно даже для себя самого спросил: - Мы тоже идем в Сейретей. Присоединитесь к нам?
- Спасибо за столь щедрое предложение, но мы вынуждены отказаться от него, - немного высокопарно ответил мальчишка, явно еще не до конца доверяя странным спасителям его подруги.
- И правильно, - фыркнул Джаггерджак. - Нафига ты нам сдался. Защищай свою влипающую в неприятности подружку сам.
- Это невежливо, Гриммджо, - холодно произнесла Халибел, с помощью сонидо перемещаясь ему за спину и отвешивая подзатыльник.
- Немедленно извинись! - Нел уперла руки в бока, надвигаясь на слегка опешившего коллегу по Эспаде. Зажатый между двумя явно агрессивно настроенными дамами, он был вынужден извиниться. Мальчишка принял его извинения с воистину королевским достоинством и, взяв свою подругу за руку, ушел. Куросаки, доверяя своей интуиции, говорившей, что с этими двумя все будет в порядке, молча отпустил их.
- Куросаки-сама, почему вы отпустили их? - недоуменно спросила его Нел, когда Ичимару Гин и Матсумото Рангику скрылись из виду, за что удостоилась презрительного фырканья от Гриммджо и укоризненного взгляда уже от Улькиорры. Первый считал, что пусть эти двое сами разбираются, тем более мальчишка так похож на дико раздражавшего его Гина. А второй все еще не избавился от убеждения, что воля владыки священна и никто из них не вправе интересоваться, почему он поступил так или иначе. 
- Потому что я не имею ни малейшего понятия о том, что здесь происходит. И вообще, где это "здесь"?
- Как это где? - не поняла Тиа Халибел. - Вы же сами сказали, что мы в Обществе Душ.
- Это так, но в каком именно Обществе Душ мы оказались? - спросил свою свиту Ичиго. - Вам не показалось странным, каким образом мы тут очутились?
Арранкары молча пожали плечами, они в этом мире были только один раз, и то большую часть времени провели в лабораториях двенадцатого отряда.
- В Сейретее, конечно, полно психов, нормальных шинигами там можно пересчитать по пальцам одной руки, но даже у них не хватило бы фантазии выдернуть нас в Общество Душ таким образом. И эти двое... Несмотря на то что маленькие, они очень похожи на Рангику-сан и Гина, особенно мальчишка, я слишком хорошо помню Шинсо и его возможности.
- Если вы так говорите, Куросаки-сама, то так оно и есть, - равнодушно высказался за всех Улькиорра. - В конце концов, кому как не вам знать шинигами и их привычки.
- Куросаки, у тебя есть предположения насчет того, что происходит? 
- Ни малейших, Гриммджо, - вздохнув, ответил голубоволосому арранкару он. - Но Зангетсу считает, будто в нашем неожиданном перемещении в Общество Душ и в произошедших с нами изменениях каким-то боком замешан Хоугиоку. Он почувствовал его реацу, когда эта штука переносила нас в Общество Душ.
- Айзен? - деловито поинтересовался Джаггерджак, пока его коллеги по Эспаде переваривали слова Ичиго.
- Нет, - мотнул головой временный шинигами. - Старик считает, что это его самостоятельный бред.
- М-да, не хотелось бы мне вновь связываться с любимой погремушкой нашего бывшего ками, - задумчиво поглаживая место на щеке, где раньше был обломок его маски, произнёс Секста Эспада.
- А кому хотелось бы? - язвительно поинтересовался у проплывавших облаков Куросаки. Арранкары промолчали, сочтя вопрос риторическим, но если бы ответили, их ответ был бы понятен. - Думаю, нам нужно двигаться дальше, мы и так сильно задержались.
- Как скажешь, - пожал плечами Гриммджо, исчезая с помощью сонидо. Голубоволосый арранкар решил взять на себя роль разведчика. А Ичиго и оставшимся арранкарам ничего не оставалось, кроме как последовать за ним. 

      
   Они бежали, оставляя позади поселения Руконгая, пятью вихрями проносясь по улицам сел, городков и поселений. Нередко им попадались леса, и тогда приходилось сбавлять темп. И каждый раз Ичиго с благодарностью вспоминал язву Йороуичи, как-то показавшую ему способ быстро передвигаться по лесу с помощью шунпо. И почему он не вспомнил об этом раньше?
Перемещение с помощью шунпо или сонидо не могло сильно утомить их, но непрерывное покрытие больших расстояний в течение нескольких часов подряд вымотало бы кого угодно. Тем более что им пару раз приходилось останавливаться, чтобы отправить нескольких Пустых, терроризировавших поселения, на перерождение. Рыжеволосый шинигами не переставал удивляться тому, как много монстров им встретилось. Готей-13 там что, заснул, что ли? Насколько он помнил по рассказам Ренджи и Рукии, Пустые редко объявлялись в таком количестве в относительно спокойных районах. Это более характерно для Зараки или Кусаджиши. А если и появлялись какие-то сдуру забредшие, то на их уничтожение сразу же отправлялись члены дежурившего в тот момент отряда. 
К вечеру временный шинигами с арранкарами выскочили к окруженному редкими деревьями озеру. Открывшаяся им картина была настолько красивой в лучах заходившего солнца, что захватывало дух даже у нечувствительного к красивым пейзажам Гриммджо. Немного посовещавшись, Ичиго и Эспада решили заночевать на берегу озера в тени деревьев, чтоб завтра с новыми силами двинуться дальше. Разведя небольшой костерок, чтобы Нел и Тиа приготовили ужин из того, что им вручили благодарные жители спасенного ими городка, Гриммджо и Улькиорра присоединились к плескавшемуся в озере Ичиго. Поужинав, они устроились спать прямо в траве под деревьями. 
Наутро, с первыми лучами солнца маленький отряд, позавтракав, двинулся дальше. Шли медленно, уходить в шунпо или сонидо пока никому не хотелось - ну разве только для того чтобы переправиться на другой берег озера. Не успели они отойти и на сто метров от места своей ночной стоянки, как за ближайшим холмом они услышали рев нескольких Пустых. Похоже, их опять настигли приключения.
  
  

Глава 5

        
    
   Не сговариваясь, они ринулись в ту сторону, откуда послышался рев. Взбежав на холм, Ичиго увидел двух пустых, нападавших на шинигами. Их тоже было двое и, судя по их форме, они явно были из отряда правопорядка. Интересно, с чего бы их занесло сюда? 
Что ж, кому-кому, а им точно помощь не нужна. Тем более были все шансы схлопотать по шее от наверняка где-нибудь рядом ошивавшейся Сой Фонг за срыв какой-нибудь важной операции. 
- Куросаки, мы не будем вмешиваться? - недоверчиво глядя на рыжего шинигами, преспокойно усаживавшегося на ближайший валун, ахнул Гриммджо.
- Нет, не будем, - с интересом наблюдая за слаженной работой обоих представителей второго отряда, подтвердил Ичиго. - По-моему, они отлично справляются.
- А как же твое вечное желание всех спасать? - хмыкнул голубоволосый арранкар.
- Заснуло, когда я увидел этих ребят, - машинально взлохматив волосы севшему на землю у него в ногах Улькиорре, беспечно улыбнулся временный шинигами. Секста раздраженно покосился на довольного Шиффера и закатил глаза - Кватра в своем репертуаре. - Если бы Пустых было не двое, а скажем, четверо или пятеро, я бы вмешался, а так - увольте.
Ичиго не любил второй отряд, и его можно было понять. Он никогда от них ничего хорошего не видел. Впрочем, как и от этой склочной дуры Сой Фонг. Ксо, да от них даже помощи без предварительного указания старика Ямамото не дождешься! А вот заранее обвинить Ичиго во всех мыслимых и немыслимых грехах они всегда были готовы. Так что пусть выпутываются сами. Двое Пустых - это мелочь, даже не стоящая внимания... Размышления временного шинигами прервал слаженный рев множества чудищ, возникших будто бы из-под земли. Теперь ситуация складывалась не в пользу второго отряда.
- Ну что, будем их спасать, Куросаки-сама? - весело спросила его Нел, поднимаясь с травы, на которой до этого лежала вместе с Тиа. 
- Придется, - тяжело вздохнул временный шинигами, поднимаясь с нагретого им валуна. 

      
   Они как призраки возникли за спинами двоих из второго отряда. Пустые даже ничего не успели понять, как были уничтожены. Двоих уничтожил Ичиго, еще двоих поглотили проголодавшиеся за время их путешествия Гриммджо и Улькиорра. Нериел и Тиа как обычно предпочли не вмешиваться. Ничего из того, с чем бы не справились Секста и Кватра Эспада, владыке не угрожало, а значит - можно не напрягаться. Последняя пара Пустых досталась сотрудникам отряда правопорядка. Несмотря на то что они трое сражались с ними спина к спине, рыжий шинигами не собирался задерживаться дольше, чем на время, требуемое на возвращение за спину Зангетсу. Это невежливо, кто же спорит, но Ичиго отлично знал второй отряд - чувство благодарности у них отсутствует как таковое.
Юноша подождал, пока к ним с Гриммджо и Улькиоррой присоединятся Нел с Тиа, и просто пошел дальше, отлично зная, что Эспада последует за ним. Он даже и не собирался оборачиваться на этих шинигами, все равно ведь даже банального спасибо не скажут.
- Эй ты! Кто ты такой? Из какого отряда? - раздался за его спиной женский вопль. Этот голос и отрывистая манера говорить были настолько знакомы Ичиго, что он не выдержал и обернулся. Так и есть, позади него снимала маску с лица Сой Фонг - похоже, он таки помешал какой-то её операции. Вот только выглядела она странно, казалась помолодевшей лет на десять. Да и этих её дурацких косичек тоже не было - обычное каре, без всяких выкрутасов. И её вопросы... Сой Фонг что, с луны свалилась? Какого меноса она спрашивает его, из какого он отряда?
- Отвечай! - меж тем не унималась капитан второго отряда.
- Куросаки Ичиго, - все еще считая происходившее каким-то странным розыгрышем, хмуро ответил временный шинигами. - Не состою ни в одном из тринадцати отрядов Готей-13.
- С такой духовной силой? Не пори чушь!
- Оставь его, - неожиданно потребовал другой, не менее знакомый Ичиго женский голос. Под маской второго бойца из отряда правопорядка оказалась коротко стриженная и внешне помолодевшая лет на пять Йороуичи. - Он действительно не состоит в Готей-13. Его бы я запомнила. - Последнюю фразу Шихоуин произнесла, хитро сощурив желтые глаза, что у неё обычно являлось признаком осенившей её гениальной идеи. Ичиго прошиб холодный пот в предчувствии каких-нибудь неприятностей. Он слишком хорошо знал этот взгляд, потому что именно с него они и начинались. 
- Но Йороуичи... - попыталась робко возразить Сой Фонг, похоже, тоже начиная что-то подозревать. 
- Отлично! - переместившись к нему при помощи шунпо, хлопнула его по плечу Шихоуин. - Мне повезло, что я встретила тебя первой. Ты очень силен. Не хочешь присоединиться к моему отряду? У меня как раз освободилось место третьего офицера.
- Что?! - хором с Сой Фонг воскликнул Ичиго. Правда, он сомневался, что по одной и той же причине. С каких это пор Йороуичи вновь стала капитаном второго отряда? Она же оставила свой пост еще лет сто назад, когда Урахару изгнали из Общества Душ. И почему она вела себя так, будто они незнакомы? Ксо, да что же происходит в этом дурдоме? Может ему кто-то объяснить или нет? 
Или... Да нет, это же совершенно невозможно.
Единственным ответом на все его вопросы могло бы быть путешествие во времени. Но это же бред! Хотя... Если учесть, что в этом каким-то боком замешан Хоугиоку... Нет, это все равно бред.
"- Но этот бред не лишен смысла, Ичиго", - раздался в его голове спокойный голос его меча. 
Если хоть на мгновение поверить в то, что это правда, значит, они очутились как раз в том времени, с которого все началось! Йороуичи упоминала, что у неё освободилось место третьего офицера. А это означает, что Киске только-только стал капитаном двенадцатого отряда.
Сой Фонг смотрела на своего кумира с отчаянием, граничившим с ужасом. Куросаки не мог видеть своего лица, но он не сомневался - его выражение лица не хуже, правда, опять-таки - другой повод. Во взгляде девушки явственно читалось: "Он подозрительный. Я ему не доверяю". На что Шихоуин только пожала плечами. "А вдруг он враг?" - также взглядом сигнализировала Сой Фонг. Капитан второго отряда лишь махнула на неё рукой, взглядом приказав молчать. Ичиго тактично сделал вид, что не заметил этого диалога. Тем самым позволив так часто изводившим его женщинам считать, будто они совершенно незаметно обменялись своими мнениями насчет него. Наивные! У каждого школьника к последним классам начальной школы развивается умение не только читать по губам некоторые фразы, но даже взглядами передавать свои мысли.
- Куросаки-сама? - вопросительно прощебетала Нел, подходя к нему и обнимая со спины, тем самым избавив от необходимости сразу же отвечать на вопрос. 
Она первой из Эспады догадалась, что происходило нечто странное, когда их лидер резко остановился и обернулся. Они по инерции прошли еще несколько шагов, когда у неё созрел план действий. Оставив Тиа приглядывать за Джаггерджаком и Шиффером, чтоб те не сморозили чего-нибудь лишнего, Терцио вернулась к владыке. 
- Куросаки-сама? - немного недоуменно переспросила женщина-кошка.
- Не спрашивай, - закатил глаза Ичиго, лихорадочно обдумывая варианты своих действий, коих было немного. С одной стороны ему крайне не нравилось все происходившее. Более того, ему совершенно не улыбалось вступать в какой-то отряд. Но в данном случае у него не было выбора, если все, кого он знал, поведут себя так же. Вариант присоединиться ко второму отряду - это действительно выход. Как отряд правопорядка он был самым обособленным от остальных отрядов Готей-13. К тому же, находясь за широкой спиной Йороуичи, он сможет выяснить, что же, менос побери эту Айзенову побрякушку, происходит здесь. - Хорошо, я согласен. Но у меня есть условие.
- Отлично, - с сарказмом протянула Сой Фонг. - Теперь он ставит условия.
- Говори, - потребовала Йороуичи, проигнорировав её слова. - Если оно приемлемо, я могу его выполнить.
- Мои друзья вступают в твой отряд вместе со мной и подчиняются непосредственно мне, - глядя Шихоуин прямо в глаза, твердо произнес Ичиго.
Капитан второго отряда внимательно оглядела каждого из Эспады и предвкушающе ухмыльнулась.
- Я согласна. Следуй за мной, Ичиго! - весело выкрикнула она и ушла в шунпо. Следом за ней, одарив его убийственным взглядом, исчезла Сой Фонг. 
- Куросаки, во что ты уже нас втянул? - едва из их поля зрения пропала эта парочка, потребовал объяснений Гриммджо. На что временный шинигами, вздохнув, рассказал четверым арранкарам, что они теперь вместе с ним служат во втором отряде. А также изложил свои бредовые догадки о том, что происходит и чем им это может грозить. Разумеется, ему никто не поверил, кроме Улькиорры. Но он - это отдельная тема. Заяви Ичиго, что солнце синего цвета, а небо - оранжевого, и он поверит. Просто потому, что владыка не может быть не прав. Однако никто, кроме Гриммджо не стал высказывать свои мысли вслух. 
- Это же бред! - заявил он.
- А ты думаешь, я не знаю этого? - огрызнулся рыжий парень. - Или у тебя есть какое-то другое объяснение всему тому, что творится вокруг нас?
- Ни малейшего, - пожал плечами голубоволосый арранкар.
- Вот видишь, - обрадовался Куросаки. - К тому же Зангетсу тоже думает, что поскольку в этом замешан Хоугиоку, то все невозможное и невероятное как-то резко становится возможным и вероятным.
- А, ну раз так считает Зангетсу... - со странными интонациями протянул Джаггерджак. Он не понимал этой привычки Ичиго периодически консультироваться со своим зампакто. Сам Гриммджо же не спрашивает Пантеру, как ему жить и что делать. 
Больше вопросов с его стороны не поступало, и их маленький отряд поспешил вдогонку за Йороуичи и Сой Фонг.

     
    Они нагнали их только возле самых стен Сейретея. И то только потому, что капитан второго отряда сдерживалась ради своей подчиненной. Да уж, Шихоуин не зря носила прозвище Богиня Скорости.
Вопреки всем ожиданиям Ичиго, женщины не стали как все нормальные люди проходить через ворота, а просто перемахнули через стены с помощью шунпо, поманив их следом за собой. Куросаки и шедшая за ним попятам Эспада последовали их примеру. 
Это напомнило временному шинигами о тех временах, когда они пытались проникнуть в белый град, чтобы спасти Рукию. Какими же глупыми и самонадеянными они тогда были! Временами даже вспоминать об этом было противно. Выжить им тогда помогло только чудо. Чудо и Айзен, если быть точнее.
В расположение второго отряда компания прибыла к началу комендантского часа. Шихоуин бросила Куросаки: "Добро пожаловать, располагайся". Слонявшимся без дела рядовым она отрывисто прокричала: "Народ, это ваш новый третий офицер Куросаки Ичиго. Пристройте его куда-нибудь", - и была такова.
Ичиго как третьему офицеру выделили три небольших комнатки, каждая примерно вполовину меньше, чем его комната дома. Эспаде же полагалось жить вместе с остальными рядовыми в казармах второго отряда.
Раньше Гриммджо и Улькиорра вполне свободно помещались в его комнате. Секста на футоне, а Кватра в его шкафу, на месте Рукии. Как Шиффер там помещался - для временного шинигами оставалось загадкой. Но менять что-то арранкары не собирались, так что Эспада была категорически не согласна с нынешним расселением, о чем тут же сообщили пятому офицеру, в котором Куросаки с удивлением узнал Омаэду. Тот возмутился, Гриммджо надавил, и в итоге Маречио сдался. А еще через полчаса Эспада переехала в покои Ичиго.
На следующий день их вызвали в офис руководства отряда. Йороуичи уже ждала его в своем кабинете вместе с каким-то высоким мужиком, затянутым в стандартную форму служащего отряда правопорядка. Он был вооружен блокнотом, набором для письма и пачкой каких-то документов. 
Шихоуин задавала совершенно пустяковые вопросы, попутно пытаясь выведать, кто он, откуда, его знания и умения... Правильно задавать вопросы она умела, но у Ичиго, привыкшего скрывать, что он шинигами, тоже был кое-какой опыт. Юноша отвечал уклончиво, а странный тип при этом делал какие-то пометки в документах. 
Речь зашла об их уровне владения зампакто. У Куросаки меч и так уже был высвобожден на первой стадии, а у арранкаров вообще не было ничего подобного. Поэтому когда им задали вопрос о том, умеют ли они вызывать шикай, все пятеро честно ответили - "нет". Йороуичи не поверила ему, только внимательно посмотрела на подпиравшего стенку Зангетсу и многозначительно ухмыльнулась. Она поняла, но промолчала, ведь подобная выходка была вполне в её духе.
Затянутый в черный комбинезон мужчина ушел, прихватив с собой кипы исписанных документов. Они остались наедине с Шихоуин. Та буквально в двух словах объяснила ему его права и обязанности третьего офицера второго отряда и рыбкой скользнула в окно.
Хвала ками, что Ичиго их и так знал по рассказам Урахары. Бывшего капитана двенадцатого отряда периодически во время совместных тренировок пробивало на рассказы о былых временах. Хотел Куросаки этого или нет. Заткнуть этот фонтан красноречия можно было, только долбанув со всей дури Гетсугой. Киске прерывался для того, чтобы выставить Щит Крови, а рыжий шинигами пользовался этим, чтобы продолжить тренировку. Со временем он научился не обращать внимания на треп Урахары, если он не нес в себе какую-нибудь полезную информацию. Теперь это сослужило ему хорошую службу.
В обязанности третьего офицера входили расследования происшествий, выслеживание и задержание преступников среди шинигами, а также водворение их в Гнездо Личинок. Учитывая особенности этой тюрьмы, это означало, что ему придется взять несколько уроков рукопашного боя у Йороуичи. Ичиго надеялся, что хоть к этому она отнесется серьезно. Идти на поклон к Панамочнику не хотелось. Тем более что официально они еще не были представлены друг другу. Впрочем, тренировки были бы отличным предлогом заново познакомиться с его предшественником на посту третьего офицера. И заодно выяснить обстановку в Готей-13. Им здесь еще жить до тех пор, пока он не найдет способ вернуться назад.
Едва Ичиго в сопровождении Эспады покинул кабинет Шихоуин, намереваясь как следует изучить территорию отряда, как столкнулся с каким-то рядовым. Тот, рухнув на одно колено аки подрубленное дерево, сообщил, что в десятом районе Руконгая бесчинствует банда грабителей, члены которой владеют кидо. 
Так началась их служба во втором отряде...
  
  

Глава 6

  
     
    Общество Душ не любит перемен, не любят их и в Готей-13. За долгие годы спокойного и размеренного существования, нарушаемого крайне редкими кризисами, капитаны и офицеры привыкли к каждодневной рутине. Кто-то считает, что так и должно быть, а кто-то старается бороться с этим. Любыми доступными способами.
Йороуичи не любила посещать собрания капитанов. Зачем, если из года в год на них обсуждаются одни и те же вопросы? И из года в год приходится смотреть на одни и те же до смерти надоевшие физиономии. 
Ску-ко-ти-ща! 
Большую часть времени Шихоуин старалась проводить на территории своего отряда, занимаясь делами клана. Вопреки бытующему в Готей-13 мнению, она не была такой уж раздолбайкой, просто не могла долго усидеть на одном месте. Но тем не менее это не значило, что кто-то за неё будет делать ту работу, которую Йороуичи должна делать сама. Когда становилось совсем уж тошно от бумажек и своих обязанностей, она устраивала вылазки в Руконгай вместе с Урахарой и теперь вот с малышкой Сой Фонг. Кроме этого Шихоуин изредка навещала вяло спивающегося Кеораку и также вяло сражающегося со своей болезнью Укитаке. Если же ей хотелось чего-то совсем экстремального, она отправлялась к Хирако. Шинджи боролся с рутиной, собирая многочисленные сплетни и различные диковинки с грунта. Там за чашечкой необычного черного чая или же пиалой какого-то неизвестного напитка они обменивались сплетнями, немного чокнутый капитан пятого отряда демонстрировал Шихоуин очередную человеческую штуковину, и они расходились до следующего раза.
Полгода назад их тихое болотце всколыхнул появившийся откуда-то из ками забытого района Руконгая огромный варвар с ужасающей духовной силой - Кенпачи этого поколения. Сама Йороуичи не видела этого явления, но ей рассказывали, что было все настолько ужасно, насколько и казалось. Пришелец вызвал на дуэль капитана одиннадцатого отряда и с легкостью убил его, несмотря на шикай и банкай. Никто особо не расстроился из-за трагической кончины Оониси Манабу, он был тем ещё ублюдком, но пришельца из Зараки невзлюбили. За его духовную силу, количеством которой можно убить неподготовленного рядового, за то, что ему было плевать на их заслуги и умения, и больше всего за то, что нарушил привычный ход вещей.
По правилам Готей-13 Кенпачи должен был занять пост капитана. Но Зараки был больше похож на кровожадного монстра, которого интересовали только сражения, да и эта его духовная сила, казалось бы, живущая собственной жизнью... Парни в Совете Сорока Шести всерьез беспокоились о его адекватности и боялись оставлять отряд - а это минимум около пятисот человек - на этого психа. Чего уж там говорить, большинство капитанов не воспринимало его всерьез, считая, что, несмотря на свою ужасающую реацу, он все равно безродный руконгаец, кровожадный и недалекий, и что их коллегу он прихлопнул чисто по везению. Но к большому изумлению всех скептиков, через пару дней после того как Кенпачи убил Оониси Манабу, его вызвали в первый отряд на личную беседу с представителем Совета Сорока Шести и главнокомандующим. Никто не знал, о чем шла беседа, но с неё Зараки вернулся уже в капитанском хаори, а маленькая розововолосая девочка, которая пришла в Сейретей вместе с ним - с лейтенантским шевроном. 
На следующий день на всеобщем собрании отрядов Готей-13 старик Ямамото провозгласил их новым руководством одиннадцатого отряда.
Многие думали, что на этом все успокоится и новый капитан смирится с заведенным порядком, но увы, их ожидания не оправдались - Кенпачи с упорством, достойным лучшего применения, занялся чисткой в рядах своего отряда. Таких перестановок и кадровой текучки не было больше нигде. Зараки требовал от своих подчиненных только одно - силу или желание её иметь. Он не делил отряд на какие-то классовые касты, ему было абсолютно плевать, кто перед ним: руконгаец или какой-нибудь папенькин сынок из благородных, у него не было любимчиков. Каждое утро весь отряд выгонялся на пробежку по всей территории Сейретея, затем душ, завтрак и тренировки до конца дня. 
Йороуичи не раз наблюдала, как ребята из одиннадцатого с воплями и гиканьем носились по крышам Сейретея наперегонки вместе со своим больным на всю голову капитаном. Жалобы на них сыпались в канцелярию главнокомандующего как из рога изобилия, но сделать с ним ничего не могли, ибо с тупого солдафона взятки гладки. Пару раз от их выходок пострадала территория и второго отряда, что не прибавило Йороуичи особой любви к руконгайскому варвару. Принцесса клана Божественных Оружейников не знала, что и думать в связи с появлением этого раздражающего типчика в Готей-13 и как это повлияет на её планы.
И не принесет ли этот зверь именно те неприятности, которых она так опасалась? 
Кто знает, время покажет.


      Йороуичи лежала на крыше офиса второго отряда и довольно жмурилась на ласково светившее солнышко. Где-то вдалеке раздавались вопли малышки Сой Фонг, в очередной раз потерявшей любимое начальство. "Интересно, найдет или не найдет?" - лениво подумалось Шихоуин.
Давать подчиненной какие-то подсказки она не собиралась - до обеда было еще далеко, стопка документов на её столе своими размерами превосходила гору Фудзи... а разбираться с ними ей совершенно не хотелось. Но придется, если Сой Фонг её каким-то чудом обнаружит здесь.
На территории отряда полыхнуло теперь уже знакомой реацу: вернулся Куросаки со своей группой. И судя по слабому колебанию духовной силы - вернулись они не с пустыми руками. Йороуичи осторожно выглянула из своего укрытия - так и есть, Ичиго шел впереди, а между Гриммджо с Нериел, злобно сверкая глазами, топало пятеро скрученных мужичков с кляпами во ртах. Капитан второго отряда ухмыльнулась: неплохой улов для утренней разминки. Похоже, её найденыш отлично
вписался в жизнь отряда.
   Кто бы мог подумать, что её самая безумная, по словам Киске, выходка за последние десять лет принесет такую пользу? Мальчишка и его подчиненные вот уже почти три месяца служили в её отряде и вот уже почти три месяца являлись самой большой загадкой для неё. И за это время Шихоуин никоим образом не приблизилась к её разгадке. 
Йороуичи очень интересовало, откуда он взялся на её голову. И нет ли там еще таких? Куросаки силен, уровень его реацу не ниже капитанского, но до второго отряда он действительно не состоял в Готей-13 - она специально проверяла. Это как раз таки неудивительно, ибо только ненормальный капитан упустил бы возможность заполучить в свой отряд шинигами, отлично владеющего шунпо и кидо, да еще и имеющего боевой опыт. Даже Кенпачи не был бы так глуп. Яркий, харизматичный, спокойный и до чертиков уверенный в себе парень, он был бы отличным лейтенантом в любом отряде, а через некоторое время и капитаном. И по мнению Киске - у рыжего были все возможности. Несмотря на то что Клубничка-кун всячески прибеднялся и всем говорил, что не умеет использовать шикай, банкаем он владел вот уже несколько лет. И у женщины не было оснований не доверять другу детства в этом вопросе. В конце концов, только идиот бы не заметил, что зампакто её третьего офицера уже пребывает во второй стадии высвобождения. К сожалению, идиотов в Готей-13 оказалось несколько больше, чем она предполагала, даже в её собственном отряде.
Первые две недели в должности Куросаки пришлось несладко. Многим из рядовых казалось несправедливым, что не прослуживший и дня новичок в первый же день своей службы был назначен на такую высокую должность. Его цвет волос, их длина, а также необычная форма зампакто были отличной темой для насмешек за его спиной. Но мальчишка не сплоховал и сумел построить всех недовольных. Собственно, недовольными они оставались ровно до тех пор, пока рыжик случайно не разрушил парочку домов в Руконгае во время задержания каких-то ублюдков. А еще через несколько дней они с Урахарой затеяли тренировочный поединок прямо на полигоне второго отряда. Посмотреть на бой двух третьих офицеров, бывшего и действующего, прибежали все, кто не был на дежурстве. Киске с Ичиго не разочаровали зрителей - поединок был ярким, захватывающим и опасным. Прониклись все, даже Сой Фонг, несмотря на то что терпеть
не могла ни одного, ни второго...
- С возвращением, Куросаки-сама, Гриммджо, Нел, - сдержанно поприветствовал их Улькиорра. Со стороны могло показаться, что этому юноше совершенно наплевать на успешно завершенное очередное дело их маленького отряда. Но это было неправдой - преданность Шиффера Ичиго абсолютна. Впрочем, как и всех, называющих себя Эспадой.
Это было еще одной странностью в маленькую копилку новых членов второго отряда. Куросаки, несмотря на свою молодость, умело отдавал приказы, не допуская даже мысли, что кто-то может не исполнить их. А его спутники, несмотря на дружеские отношения, видели в нем в первую очередь господина, а уж потом третьего офицера отряда. В отряде, большинство членов которого принадлежало к семьям служащих благородному клану Божественных Оружейников, к этому относились с пониманием и не придавали особого значения. Возможно, решили они, Куросаки - наследник какого-то небольшого семейства из захолустья, воспитывавшийся на дому. Женщина тоже думала о чем-то подобном и поэтому по своим каналам попыталась осторожно выяснить, не пропадал ли в каком-то маленьком клане наследник? Как оказалось, никто ниоткуда не пропадал. 
Но несмотря на то что Йороуичи почти ничего не знала о своем найденыше, чутье говорило ей о том, что она полностью может ему доверять. То самое чутье, вот уже четыре месяца твердившее ей, что над Сейретеем сгущаются недобрые тучи. Она едва ли не кожей ощущала покалывание грядущих неприятностей. И к её большому сожалению, это не просто разыгравшаяся паранойя: Киске тоже ощущал их приближение. Но прийти к старику Ямамото и просто сказать, что у неё недобрые предчувствия, она не может. 
Йороуичи как никогда чувствовала свою беспомощность, но старалась скрывать это от Сой Фонг, чтобы зря не волновать её. Но малышка, похоже, догадывалась, что что-то не так. До этого из союзников у неё был только Урахара, а недавно появилось пять действительно сильных шинигами - Куросаки Ичиго и его вассалы. 
Её третьему офицеру тоже не нравилось происходящее, но он не понимал, в чем дело. Рыжий вместе со своими подчиненными постоянно настороже, они постоянно в ожидании каких-то неприятностей. Именно это и сделает его отличным союзником.

      
   Шихоуин опять выглянула из своего укрытия. Тишина - и никто больше не метался по расположению отряда с воплями "Йороуичи-сама!". Отлично, похоже, Сой Фонг прекратила безуспешные поиски начальства и сама засела за документацию. Теперь можно схватить Куросаки за шикарный рыжий хвост до талии и отправиться с ним на чаепитие в поместье Кучики - Гинрей их уже ждет.

   По слухам, Ватанабэ Рюносукэ совсем сдал после того, как его лейтенанта смертельно ранил пустой. В скором времени старик планирует оставить свой пост капитана десятого отряда и отправиться доживать век в родовое поместье где-то за территорией Сейретея. И на его место Йороуичи с Киске планируют пропихнуть Ичиго. Но проблема в том, что его никто особо и не знает. До этого Шихоуин старалась особо не светить своего нового третьего офицера в Сейретее, да и сам он не рвался. За стенами второго отряда единственные, кому хоть немного было известно о силе и возможностях Куросаки - это Урахара и офицеры одиннадцатого отряда, с которыми неделю назад проводилась совместная операция. Для остальных же он - темная лошадка, которую непонятно за какие заслуги продвигает наверх высокопоставленная особа. 
Для того чтобы кандидатуру рыжика начали рассматривать для прохождения экзамена на должность капитана десятого отряда, Шихоуин осторожно задействовала свои связи, пустила несколько сплетен. А еще пару раз сокрушенно пожаловалась Хирако Шинджи и Кеораку Шинсую на то, что ей катастрофически не везет с третьими офицерами. Мол, только найдет идеальный вариант, как оказывается, что ему пора становится капитаном. Первые сплетники Готей-13 были знакомы с парочкой членов Совета Сорока Шести, которые заинтересовались Куросаки. И вот несколько дней назад ей и некому весьма многообещающему юноше поступило приглашение на чаепитие в поместье Кучики. Йороуичи могла поздравить себя - первая часть её плана прошла успешно. 
Теперь все в руках Ичиго.
  

***

  
      Бьякуя вытер пот и, не обращая внимания на палившее солнце, продолжил отрабатывать удары. Юноша уже порядком устал, руки с трудом поднимали деревянный меч, а его одежду можно было выжимать. Он считал себя уже достаточно взрослым, чтобы начать служить в каком-нибудь из тринадцати отрядов Готей-13, но дедушка почему-то был против. Каждый раз у него находилась тысяча и одна причина, чтобы отложить все на неопределённое время.
Сколько можно? 
В конце концов, ему же уже целых четырнадцать лет! Некоторые в этом возрасте уже семью имеют, а ему все еще нельзя стать членом какого-нибудь отряда! 
Так больше не могло продолжаться, молодой Кучики сегодня же собрался серьёзно поговорить с дедушкой на эту тему. В подтверждение своего решения Бьякуя особо яростно взмахнул деревянным клинком. 
- Какая страсть, какая экспрессия, - изображая заядлого театрального критика, издевательски хмыкнула смуглая женщина с фиолетовыми волосами с крыши ближайшего здания. 
- Шихоуин! - рявкнул он, уставившись на... пустую крышу. 
Куда эта кошка уже делась?
- Да, малыш? - томно промурлыкала она ему в ухо, обнимая его за плечи.
- Я тебе не малыш! - скинув руки приставучей женщины, возмущенно вскрикнул он. - Меня зовут Бьякуя! Бьякуя! Или... - тут юноша ехидно усмехнулся, - или это так сложно для твоих крошечных мозгов? 
Вот так, он тоже умеет жалить.
- Как скажешь... малыш Бьякуя! - издевательски расхохоталась эта стерва и опять убралась на крышу.
Ну хоть свалила, и то хлеб... Тут до него дошло - что-то было не так. Шихоуин просто свалила? Не поиздевалась, как следует, не потискала его, а просто свалила? Да она же скорее удавится, чем позволит себе просто так отпустить свою любимую жертву!
Хм, или ему показалось, или стало как-то жарче, что ли... Юноша раздраженно убрал несколько прядей, упавших ему на глаза.
Прядей?! Рука Бьякуи метнулась к затылку - так и есть, эта суч... кхм, эта сумасшедшая тетка сперла его ленту для волос! Юный Кучики хмуро посмотрел на небрежно развалившуюся на черепице Богиню Скорости, а та с издевкой помахала ему рукой с зажатым в ней трофеем... Бьякуя разозлился и перенесся к ней. Шихоуин фыркнула и пропала, чтобы тут же возникнуть в саду. Юноша последовал за ней, но опоздал на какие-то доли секунды, а чертова кошка уже была на крыше другого здания.
- Ты такая... - тихо прорычал он, пытаясь подобрать цензурные слова, чтобы охарактеризовать поступок своей дальней родственницы и саму родственницу.
- Какая? - довольно прищурившись, медовым голосом поинтересовалась женщина, возникая прямо перед ним. - Ну?
- Стерва! - выкрикнул Бьякуя, бросаясь к ней с явным намерением поймать чертову кошку.
- Спасибо за комплимент, малыш, всегда знала, что ты ко мне не равнодушен, - ехидно бросила она, возникая у него за спиной, чтобы тут же появиться на крыше.
- Когда-нибудь я поймаю тебя, Шиншин Йороуичи! - выкрикнул Бьякуя, потрясая кулаком.
- Обещания-обещания, - отмахнулась от него рукой с зажатой между пальцами лентой Шихоуин. - Тебе понадобится съесть не одну пиалу риса, прежде чем ты сможешь... - Тут Богиня Скорости отвлеклась на возникшего рядом с ней рыжеволосого парня в форме шинигами.
- Йороуичи-сан, прекращайте вести себя как дите малое, нас ждет Гинрей-сан, - спокойно попросил он её. Бьякуя ошеломленно уставился на рыжего. Он что, был здесь все время? Но он даже не чувствовал его реацу до тех пор, пока тот не возник перед Шиншин. 
- Ичи, не мешай мне веселиться, - капризно отмахнулась от него смуглая женщина. 
Кучики даже отсюда видел, что рыжеволосый парень на её слова закатил глаза и тут же ушел в шунпо. Он появился за спиной Шихоуин, вырвал у неё ленточку из рук и тут же исчез, чтобы возникнуть рядом с ним.
- Возьми, - протянув ему его собственность, спокойно проговорил он, и Бьякуя смог как следует рассмотреть своего спасителя. Выше его на две головы и гораздо шире в плечах, он казался не намного старше - примерно лет семнадцать-восемнадцать. Рыжие волосы беспорядочными прядями разной длины придавали ему немного диковатый вид, но в целом парню шло. Хмурое выражение лица делало его несколько старше, но теплые карие глаза немного смягчали общее впечатление. Рыжеволосый парень казался сильным, уверенным в себе и одновременно очень надежным... Тут Бьякуя поймал себя на том, что слишком сильно пялился на совершенно незнакомого ему шинигами, и смутился. - Бери же, не бойся, она не кусается, - добродушно улыбнулся ему парень. 
- Вовсе я не боюсь, - смущенно огрызнулся юный Кучики, вырывая ленту у него из рук.
- Ну, вот и отлично, - еще раз улыбнулся шинигами. Резко набежавший порыв ветра заставил трепетать ленточку и всколыхнул за спиной парня несколько длинных прядей. Тот раздраженно цокнул и пригладил волосы ладонью. - И мой тебе совет - не обращай внимания на выходки этой кошки. Игнорируй её, и тогда она сама отстанет. 
- Может быть, отстану, а может быть, и нет, - протянула Шихоуин, возникая за спиной рыжеволосого парня с гребнем в руках. - Ичиго, у тебя такой шухер на голове, - укоризненно зацокала она. Бьякуя думал, что тот будет отбиваться от неё или воспользуется шунпо, но вместо этого он молча предоставил ей свою шевелюру на растерзание.
Юноша обошел шинигами со спины и едва не присвистнул: художественный беспорядок у этого Ичиго заканчивался примерно на затылке, дальше же по спине и до талии спускался ровный водопад роскошных волос цвета расплавленного золота. 
- Благодарю за помощь, Йороуичи-сан, - спокойно произнес парень. - Думаю, Нел и Тиа вполне справятся с моим, как вы выражаетесь, шухером. Но вам не кажется невежливым заставлять хозяина дома ждать нас?
- А ведь этот молодой человек прав, Шихоуин, - со смешком заключил неслышно подошедший к их компании двадцать шестой глава клана Кучики. - Добрый день, Куросаки Ичиго, я полагаю?
- Добрый день, Гинрей-сан, - уважительно, но без подобострастия склонился в поклоне рыжий шинигами. - Вы правы, это я.
- Тогда прошу за мной, чай остывает, - добродушно улыбнулся капитан шестого отряда, развернулся и так же бесшумно пошел в дом. И только легкий ветерок колыхал кончики серебристо-белого гимпаку.
  
  

Глава 7

         
  
   Чаепитие с дедушкой Бьякуи прошло успешно. Во всяком случае, так сообщила ему Йороуичи, а у неё не было причины ему лгать. Это было просто замечательно, потому что Гинрей Ичиго понравился, в неформальной обстановке он чем-то напоминал рыжику старика Ямамото.
Перед их уходом нынешний глава клана Кучики попросил его высказать свое мнение о будущем преемнике. Юноша замялся - он помнил другого Бьякую, зрелого, излишне сдержанного, больше напоминающего ходячий холодильник, нежели живого человека. А этот парнишка был ему совершенно незнаком. Для Куросаки он был всего лишь кем-то, кто носит имя брата его подруги. Поэтому временный шинигами попытался как можно более дипломатично ответить, что для своего возраста и положения Бьякуя слишком импульсивен. Но при наличии хорошего наставника или достойного примера для подражания со временем это у него пройдет. Гинрей на его слова как-то странно усмехнулся и попросил периодически заскакивать к ним с внуком на чаек. 
На следующий же день Шихоуин сообщила Ичиго, что в скором времени для него устроят экзамен на звание капитана десятого отряда. "В скором времени" на языке шинигами сейчас означало от полугода до полутора лет. Интересно, как же они обозначают то, что должно случиться завтра или через неделю? 


      С того чаепития у Кучики Гинрея прошло полгода. И в этот период у Ичиго была "веселая" жизнь. Йороуичи постоянно таскала его за собой на все мероприятия, на которых капитан второго отряда должна была присутствовать вместе с лейтенантом. В отместку ей рыжий шинигами разрешил вечно беспокоящемуся о безопасности владыки Улькиорре таскаться вслед за ним - со стороны это выглядело очень колоритно. Он понимал, что женщина просто старается, чтобы он примелькался в Готей-13 перед тем, как станет капитаном, но ничего поделать с собой не мог - ему это не нравилось. 
Большую часть своего пребывания в этом времени Куросаки старался как можно меньше бродить по улочкам Сейретея, предпочитая коротать досуг либо на территории второго отряда, либо с Эспадой в секретной пещере для тренировок Урахары. Ведь всегда есть шанс, что наткнешься на тех шинигами, с которыми был знаком в родном времени. Неизвестно почему, но Ичиго считал, что, общаясь с ними в прошлом, он каким-то образом обманывает их.
Иногда юноше казалось, что это его назначение на пост десятого капитана Йороуичи нужно больше, чем ему самому. Неужели Шихоуин знает о том, что замышляет Айзен? Или не знает, но догадывается. Чутье на всяческого рода неприятности у этой кошки всегда было отменным. Может быть, поговорить с ней начистоту? Но что он ей скажет? 
"Йороуичи-сан, я прибыл из будущего с компанией совершенных арранкаров. Спешу вам сообщить, что в скором времени, не знаю каким образом, лейтенант пятого отряда Айзен Соуске стащит ту непонятную фиговину, которую сейчас ваяет Урахара Киске. И с её помощью превратит несколько капитанов и лейтенантов в вайзардов, а также подставит вашего друга детства. 
Кто такие вайзарды?
О, это гибрид Пустого и шинигами. Кстати, я тоже вайзард, меня таким сделал Урахара, чтобы я отправился в Общество Душ спасать Рукию. 
Кто такая Рукия? 
Приемная сестра Кучики Бьякуи. 
Зачем мы отправились её спасать? 
О, это долгая история. Я тогда еще был молодым, глупым и не знал, что мой папаша беглый капитан Готей-13..." 
Интересно, через сколько минут после начала этого разговора он окажется в Гнезде Личинок как буйнопомешанный и крайне антисоциальный тип?
Само появление в этом времени Ичиго и Эспады уже и так изменило его, а он все еще не знал, зачем и для чего Хоугиоку вытащил их сюда. Ведь кто-то другой вместо него занимал пост третьего офицера второго отряда, а до этого он изменил ход истории, не дав ублюдкам из пятого отряда причинить вред Матсумото. Из рассказов Урахары временный шинигами знал, что Ичимару Гин сам их выследил и убил, а впоследствии присоединился к Айзену, чтобы в самый ответственный момент скромного торжества недоками вонзить ему Шинсо в спину. Но не успел - Соуске попытался убить его самого раньше.
До этого временный шинигами бывал в Обществе Душ только во времена каких-либо кризисов, а Ренджи с Рукией не особо распространялись о том, как им служится в своих отрядах, поэтому у него почти не было представления о работе отрядов в мирное время. Да и, если честно, он сам не хотел этим заморачиваться. У него была своя жизнь современного подростка, в которую с незавидной регулярностью вламывались разные шинигами со своими воистину неисчерпаемыми проблемами. Теперь же ему представилась уникальная возможность изучить всю эту кухню изнутри. 
Изучил, лучше б он этого не делал, потому что теперь он отлично понимал Айзена. Видеть день за днем этот бардак, да еще иметь Хирако в роли своего капитана... Ичиго передернуло - тут рука сама против воли потянется за Хоугиоку.
Бедный пятый отряд. Ведь насколько Ичиго помнит, перед их с Эспадой отбытием на отдых Урахара рассказал ему, что старик Ямамото пригласил вайзардов занять вакантные капитанские места.
Мать его женщина, папочка бывший капитан, не дай ками ему после смерти угодить в пятый отряд. Шинджи - это же вечная дискотека в стиле хиппи, да и ведет он себя как чем-то укуренный наркоша. Или в восьмой, к запойному пьянице Кеораку. Или... да, пожалуй, ни в один из тринадцати отрядов, кроме одиннадцатого, Ичиго попадать явно не хотел.
Поглядев на капитанский состав этого времени и сравнив его со своим, Куросаки пришел к выводу, что бойцы они, конечно, все классные, но как командиров, отвечающих за своих подчиненных, он может уважать только троих: Ямамото, Тоширо и, как бы странно это ни прозвучало, Кенпачи.
Наверное, ему не нужно объяснять, почему он уважает Главнокомандующего - за него всё говорили занимаемая им должность и то, сколько лет старик её занимает. Малыш Хитсугая вызывает уважение не только из-за своей гениальности, но и за то, что он взвалил на свои плечи ответственность за целый отряд. Тоширо пашет как проклятый за себя, свою ленивую лейтенантшу и того парня. Но несмотря на все уважение, что он испытывал к этим двоим, попасть Ичиго хотел только в одиннадцатый. Ему понадобилось потратить много времени, чтобы понять разницу между хорошим парнем, который прикроет ему спину в битве, и отличным командиром.
Быть капитаном одного из отрядов Готей-13 достаточно сложно. Просто вести документацию и вовремя сдавать отчетность в данном случае недостаточно, хотя некоторые и с этим справиться не могут. В итоге получается, что почти все капитаны в мирное время кто пьёт по-черному, кто болеет, кто разносит сплетни, а кто и выбешивает всех, кто попадется на пути. А всю работу за них выполняют лейтенанты и офицеры, в то время как их тайчо расхаживают по Сейретею в пафосно развевающихся хаори. Полезными они становятся только в моменты каких-либо кризисов - вот так и живут. 
Но, наверное, больше всего Куросаки поразило не это. А то, что девяносто процентов рядовых в отрядах представляют собой дурно организованное и кое-как владеющее своими зампакто пушечное мясо. И только начиная с офицеров можно надеяться на хоть какое-нибудь внятное противостояние. Заботиться о должном обучении рядовых в Готей-13 никто не собирался, не собирается и, похоже, не будет собираться: получил форму шинигами - и выживай как хочешь. А если подохнешь, так не беда, на твое место обязательно придут такие же. 
Знаменитая Академия Шинигами была ничем не лучше. Студентов там обучали только необходимому минимуму, чтоб не подохли при первом же столкновении с Пустыми.
Исключение составляли рядовые второго отряда, выходцы из старинных семейств, в которых знания и умения передаются от отца к сыну, и как ни странно, бойцы одиннадцатого - на фоне остальных они выглядели едва ли не профи. Ну, с членами отряда правопорядка было все понятно и так: большинство из них - выходцы из родов, находящихся в вассалитете у клана Шихоуин. Что же касается бойцов отряда Зараки, то тут, к большому удивлению Ичиго, постарался сам Кенпачи. Он укреплял их дух и тело, учил сражаться. Для него было совершенно неважным, кто из какой семьи вышел; единственное, что ценил капитан одиннадцатого отряда - это личные качества своих бойцов. Да, он был невежлив, подчас даже груб, но при этом Зараки заботился о том, чтобы его подчиненные были одеты, обуты, накормлены и пристроены к делу. И за это его очень любили в отряде. Даже сейчас, спустя всего лишь без малого полтора года после того, как он убил своего предшественника, они были в первую очередь отрядом Зараки, а уже потом одиннадцатым. Уже были стаей, подчиняющейся только одному вожаку, верящей только его философии битвы...
Зная все это, Ичиго хотелось жестоко уеб... кхм, ударить о белые стены Сейретея всех тех, кто презрительно называет Кенпачи варваром или диким руконгайцем. Если человечность и забота о подчиненных тут считается варварством, то лучше он будет варваром, чем таким как остальные. Рыжий шинигами понимал, что Готей-13 - не пансион для благородных девиц, а постоянно находящаяся в состоянии нескончаемой войны организация, но ради ками, можно же быть хоть немного человечнее! 
Кстати о самом Зараки. Тот был каким-то странным. В смысле еще более странным, чем его помнил Ичиго. Официально они были представлены друг другу во время совместного рейда второго и одиннадцатого отрядов в Руконгай. Зараки появился там внезапно, его никто не ожидал, но, как оказалось, он прибыл, чтобы лично наблюдать за действиями своих бойцов. Во время рейда Куросаки отличился, отличился настолько, что привлек к себе пристальное внимание Кенпачи. Тот не стал откладывать дело в долгий ящик и тут же пригласил его на совместную тренировку на территории своего отряда. А Ичиго... к своему ужасу согласился. Только и хватило ума захватить с собой Гриммджо и Улькиорру в качестве группы поддержки. На всякий пожарный. Во всяком случае, он очень надеялся, что они смогут остановить разбушевавшегося демона разрушения, если он решит прикончить их Владыку. 
К его удивлению тренировка прошла более-менее безопасно. Он и Зараки отделались всего лишь парой-тройкой не самых глубоких порезов, а вот полигону, увы, не так повезло - в пылу схватки они почти сравняли его с землей. Сражались они не серьезно, всего-то до второй крови, да и не долго, но Куросаки хватило ума понять - при первой их встрече от верной гибели его спасло только чудо. И в данном случае речь идет об одной из особенностей капитана одиннадцатого отряда.
Как мы обычно выясняем хороший человек или плохой? Смотрим на его слова, поведение и поступки, доверяемся чутью. И на их основании делаем вывод. Зараки совершенно другой. Для анализа того или иного человека ему достаточно всего лишь одного сражения. Ведь как бы мы ни кутались в шелка красивых слов и поступков, в бою все то, что мы скрываем, все равно выходит наружу. Стиль боя есть отражение внутренней сути человека. Это всегда его скрытые мотивы и поступки, это всегда то, чем или кем он является на самом деле. Впрочем, это не мешает Кенпачи получать удовольствие от процесса.
С тех пор Ичиго достаточно часто бывал в гостях у Зараки. Большую часть времени капитан одиннадцатого отряда вел себя как тупой, но чертовски сильный вояка, полностью оправдывая свою славу кровожадного чудовища. Но бывали моменты, когда еще по неопытности он выходил из образа и перед третьим офицером второго отряда представал весьма неглупый шинигами, способный видеть чуть дальше и смотреть чуть глубже, чем любой другой. В такие моменты Кенпачи чем-то напоминал ему старика Зангетсу...
  
- Куросаки! - воскликнула Йороуичи, врываясь в его кабинет и отрывая от размышлений. - Мне только что сообщили, что Ватанабэ Рюносукэ подал официальное прошение об отставке! На следующей неделе у тебя экзамен! 
Ичиго нервно дернул рукой и смахнул чашку с чаем со стола, следом полетела и папка с только что законченными отчетами. Чашка разбилась, на ковре расплылось отвратительное пятно, а документы разлетелись по всему кабинету. Его капитан с радостным визгом принялась с помощью шунпо носиться по кабинету и собирать отчеты. 
- Уже известно, что они собираются потребовать от меня? - схватившись за голову, с мученическим стоном спросил Ичиго.
- Продемонстрировать банкай и, возможно, сразиться с кем-то из капитанов, - положив несколько потерявшие товарный вид отчеты на стол, пожала плечами Богиня Скорости.
- Уже известно, кто это будет? - тяжело вздохнув, спросил он.
- Нет, - присев на краешек стола, еще раз пожала плечами Шихоуин. - Обычно это решается сразу же после демонстрации банкая. Кстати, а какой он у тебя? - подавшись к нему и едва скрывая любопытство, небрежно спросила кошка.
Ичиго едва сдержался, чтобы не показать ей язык.
- Ты все узнаешь на испытании, - изобразив на лице вредную усмешку, ответил он.
  
  

Глава 8

         
  
   Объяснение происходящему вокруг него бреду Ичиго получил в ночь перед экзаменом на звание капитана. Тогда он долго не мог уснуть. Мысль о том, что ждало его на следующий день, лишала покоя, заставляла ворочаться с одного бока на другой. Куросаки закрывал глаза и пытался считать прыгающих через забор меносов, вспоминал периодическую таблицу Менделеева, с которой у него в школе были вечные проблемы, но все без толку...
И только под утро он сумел забыться беспокойным сном, в котором за ним гонялся Айзен, почему-то выглядевший как персонаж аниме для девочек, и предлагал перейти на свою сторону. Следом за ним, весело напевая какую-то позитивную муть, вприпрыжку бежал полуголый Ичимару Гин с неко-ушами и пушистым лисьим хвостом. Спустя какое-то время недоками и его подручный таки загнали Ичиго в угол, требуя, чтобы он переходил на сторону зла, мотивируя это тем, что у них есть печеньки. Психика временного шинигами не выдержала такого издевательства, и он проснулся. 
Выпроводив ворвавшихся в его комнату арранкаров, обеспокоенных доносившимся из покоев владыки истеричным хохотом, Ичиго вернулся в кровать. Юноша встряхнул головой, словно бы пытаясь изгнать из неё воспоминания об ужасном сне, и повернулся на другой бок. У него осталось не так много времени до начала рабочего дня, а ему очень хотелось выспаться, чтобы не щеголять на экзамене красными от недосыпа глазами. Да и чего греха таить, обычно по утрам его настроение варьировалось от "как все плохо" до "убить бы их всех". А учитывая, что до этого он еще и проводил бессонную ночь в безуспешных попытках справиться со своими нервами, то завтра он рисковал потерять над собой контроль. И тогда вряд ли он сможет внятно объяснить капитанам Готей-13, почему сломал лейтенанту пятого отряда Айзену Соуске очки и засунул их обломки ему в некое компактное местечко, где они ему очень сильно мешают. Или же почему разбил фейс капитану все того же отряда Хирако Шинджи о белую стену Башни Раскаяния. Конечно, объяснение, что тот уже давно напрашивался, - великолепное, но все же не прокатит.
Ичиго и в своем времени не особо любил собратьев-вайзардов, но мужественно терпел все их закидоны, лишь бы его научили пользоваться маской. Но тогда они были более серьёзными, побитыми жизнью, что ли. Да и он слишком уж был занят подчинением своего Пустого, чтобы осознать, почему его так бесят бывшие капитаны и лейтенанты. Тогда для Куросаки они были шизанутыми, много о себе воображающими ублюдками, из которых наиболее раздражающими были Хирако и Хиори.
В этом же времени ему от них ничего не было нужно, поэтому не было необходимости терпеть их не совсем адекватные выходки. Как и не было необходимости лишний раз пересекаться с ними в Сейретее. Тем более что в мирное время общение с Хирако вызывало у него желание закатить глаза и побиться головой о ближайшую твердую поверхность. Большую часть времени Шинджи тянул лыбу до ушей, отпускал какие-то понятные только ему шуточки, а потом сам же над ними смеялся неприятным шипящим смехом. За что часто был бит ногой с разворота по лицу подругой детства. Сколько прошло времени, а Хиори ничуть не изменилась - все такая же мелкая плоскогрудая стервь, действующая всем на нервы. Но несмотря на то что Куросаки её терпеть не мог, вид Хирако, зажимающего сломанный нос руками, и текущая по его лицу кровь были бальзамом на душу временного шинигами. В тот момент он готов был простить ей все вопли на грани ультразвука и издевательства над своей персоной в будущем. Что же касается остальных будущих звезд маски-шоу, то у них было полное и обоюдное отсутствие интереса друг к другу. Правда, в последние полгода благодаря интенсивной рекламе Йороуичи, пропихивавшей его на пост капитана десятого отряда, интерес с их стороны резко появился.
Посчитав, что он уже достаточно успокоился для того, чтобы еще раз попытаться уснуть, Ичиго закрыл глаза, но вместо привычной темноты увидел знакомые перевернутые небоскребы под предгрозовым небом - его внутренний мир. Было непривычно тихо и пустынно, а в воздухе чувствовалось какое-то странное напряжение... Временный шинигами подозрительно огляделся.
Где Зангетсу? И куда подевалась бесплатно прилагающаяся к нему наглая белобрысая шиза? Простите, это точно его внутренний мир? 
Решив найти хоть кого-нибудь, чтоб ему разъяснили, за каким меносом он тут оказался, Куросаки прищурил глаза и попытался сосредоточиться на местонахождении зампакто. Получалось плохо, ведь реацу старика была практически неотличима от его собственной, но все-таки общее направление уловить ему удалось. Не теряя времени, рыжик сорвался и понесся на слабый отклик духовной силы своего меча. 
Зангетсу обнаружился на самом высоком небоскребе с флагштоком, с которого он обычно наблюдал за его битвами. Рядом с ним, едва касаясь пола странным одеянием, зависло нечто непонятное. Больше всего это напоминало высокую мужскую худощавую фигуру, с ног до головы закутанную во множество слоёв фиолетовых шелковых одежд, выглядевших так, будто бы наблюдали за цветением Сенбонзакуры взрослого Бьякуи. 
За время знакомства со стариком Ичиго с горем пополам научился распознавать его эмоции, скрытые за маской бесстрастности и вечного пофигизма - обычно Зангетсу был спокоен как идущий на таран танк. И только когда Ичиго начинал тупить, в его эмоциях начинало проскакивать легкое раздражение, будто рябь на покойной глади озера.
Но сегодня юноша едва ли не кожей ощущал исходившие от зампакто ярость и желание нашинковать незваного гостя в развевающихся от несуществующего ветра одеждах мелкой стружкой, но тот почему-то все еще был жив. Странно однако, ведь у старика желания редко расходятся с их выполнением.
- Доброй ночи, Куросаки Ичиго, - произнесла фигура в фиолетовом. Странный голос, какой-то металлический, безэмоциональный, что ли. На взгляд временного шинигами, он не мог принадлежать ни мужчине, ни женщине... он не мог принадлежать никому живому. Такое ощущение, что к нему обратился какой-то механизм. - Рад наконец-то познакомиться с тобой лично...
- Старик, кто это? - проигнорировав чужака, истерично воскликнул юноша с прической колера взбесившийся апельсин, каким-то внутренним чутьём ожидая от незваного гостя какой-то пакости.
- Хоугиоку, - мрачно подтвердил опасения своего хозяина Зангетсу, смерив убийственным взглядом изобретение Урахары.
- И что оно здесь делает? - невежливо ткнув пальцем в незваного гостя, раздраженно поинтересовался рыжик.
- "Оно" хотело бы серьёзно с тобой поговорить. - В механическом голосе любимой погремушки Айзена проскользнуло раздражение и проклюнулась язвительность. 
Зангетсу промолчал.
- И о чем же? - подозрительно прищурил глаза Ичиго.
- О чем? - с легким оттенком недоумения переспросила фигура в фиолетовом. - Неужели у тебя нет ко мне никаких вопросов? Ты ничего не хочешь мне сказать?
- Почему же не хочу? Очень даже хочу, - нехорошо ухмыляясь, протянул Куросаки, хватаясь за рукоять зампакто и обмениваясь многозначительными взглядами с Зангетсу. - Банкай! - рявкнул он, окутываясь реацу. В этот раз переход с первой части высвобождения во вторую прошел почти мгновенно - желание донести свое возмущение до незваного гостя, что у шинигами, что у его духовного клинка, было страстным и обоюдным. - Гетсуга Теншо! 
- Какое единодушие, - с восхищением произнес Хоугиоку, с легкостью уклоняясь от понёсшегося на него темно-багрового сгустка реацу, только что не поаплодировал. Следом, сделав поправку на местонахождение противника, атаковал злющий как сотня демонов Тенса Зангетсу. Ичиго тут же, не давая изобретению безумного Панамочника опомниться, выпустил вторую Гетсугу. И следом за ней вдогонку третью. Стоит ли говорить, что все было без толку? От четвертой плод больного воображения Киске и его же безумной любви ко всяким непонятным штуковинам уворачиваться не стал - просто отмахнулся от неё рукой, перенаправив в сторону ближайшего небоскреба.
- Для изобретения Урахары ты слишком силён, - пытаясь отдышаться, озадаченно заметил временный шинигами.
- А кто тебе сказал, Куросаки Ичиго, что меня создал именно он? - с легким недовольством проворчала любимая игрушка Айзена. С каждой минутой манерой общения она все больше и больше напоминала человека.
- Ну как же... - несколько растерянно произнёс рыжик, - это всем известно.
- А подумать своей головой никак? - язвительно поинтересовался Хоугиоку. - Артефакт, обладающий способностью стирать границы между Пустыми и шинигами, обладающий собственной волей и способный находиться во внутреннем мире шинигами, прятаться в его душе. Даже опальный капитан двенадцатого отряда при всей своей гениальности не смог бы создать нечто подобное в лабораторных условиях, скрывая это ото всех. 
- Тогда кто ты? Или что ты? - немного поразмыслив и поняв, что в словах незваного гостя есть толика истины, заинтересовался рыжик, не спеша при этом развеивать банкай. За его спиной недовольно фыркнул Тенса Зангетсу - зампакто все еще считал, что заявившегося в его вотчину незваного гостя нужно убить с особой жестокостью.
- Я - не кто иной и не что иное, как воля короля Общества Душ, - со скромным торжеством покорителя мира заявила фигура в фиолетовом. - Я был воплощен в изобретении Урахары Киске для того, чтобы помочь восстановить нарушенный баланс.
- Баланс? - недоуменно переспросил Ичиго. - Какой баланс?
- Да все тот же, - вздохнул Хоугиоку, - из-за которого в свое время были уничтожены квинси.
- А-а, - понимающе протянул юноша. - И кто виноват на этот раз? Кого собрались уничтожать?
- В том-то и дело, что никого, - еще раз вздохнуло воплощение артефакта. - Король захотел найти достойного шинигами и передать ему контроль над Уэко Мундо. Выбор пал на Айзена Соуске. В том, другом времени, я так же, как и сейчас с тобой, разговаривал с ним и ругался с Кьока Суйгетсу. Что из этого вышло, ты видел сам. Именно поэтому я и отправил тебя в прошлое.
- Замечательно, а теперь верни нас всех обратно, - потребовал Тенса Зангетсу из-за плеча своего хозяина. - И освободи Пустого.
- Первое требование сейчас я не смогу исполнить при всем своем желании, а второе выполнять еще не время.
За спиной у временного шинигами раздалось сдавленное рычание, но ни Ичиго, ни его собеседник не придали этому особого значения.
- И почему же ты не можешь вернуть нас в настоящее? - подозрительно осведомился апельсинововолосый шинигами, опустив вторую часть ответа Хоугиоку, где шла речь о Хичиго.
- Потому что в этом времени меня еще не существует, а в том уже не существует, Куросаки. Теперь понимаешь? Пока мою оболочку не создаст Урахара, я не могу что-либо предпринять, тем не менее я не совсем уж и бессилен и кое-что уже предпринял.
- Да...- озадачился юноша, и тут его осенило. - Так это ты причастен к этому? - с недовольной миной поинтересовался Ичиго, демонстративно перекидывая волосы через плечо. 
Прошло уже почти восемь с половиной месяцев с тех пор, как они с Эспадой попали в это время, а юный шинигами все никак не мог привыкнуть к резко свалившемуся на него "счастью" в виде отросшей шевелюры. Это было неудобно, раздражающе, волосы цеплялись за всё, что только можно, а расчесывать их было сплошное мучение. Хотя его добровольные помощники и помощницы в лице Улькиорры, Нел, Тиа или Йороуичи ловили от этого какой-то странный кайф. Он бы уже давно нафиг обрезал это "богатство", если бы не боялся сделать хуже, ведь длинные волосы были особенностью его холлоу-формы. Так что приходилось терпеть, не хотелось бы отрезать себе что-нибудь не то.
- И к этому тоже, - неопределённо пожал плечами незваный гость. - Но главное - я позволил тебе обзавестись некоторыми новыми и весьма полезными знаниями и умениями. Теперь ты что-то среднее между шинигами и совершенным арранкаром. Именно это позволит тебе потом пользоваться моей силой. Так что пока можешь считать меня кем-то вроде зампакто для твоей формы Пустого. 
- Да? - скептически хмыкнул Куросаки. - Что-то я не чувствую никаких новых умений или знаний. Скажи проще: ты отправил меня в это время, чтобы я помешал Айзену еще на начальном этапе его коварного плана?
- Нет, к моему большому сожалению, ты не должен менять то, что должно произойти. Хирако Шинджи и его друзья должны стать вайзардами. Соуске должен подставить Урахару Киске, а Шихоуин Йороуичи сбежать из Общества Душ.
- Но почему? - недоумевал временный шинигами. В его голове совершенно не укладывался тот факт, что он не должен ничего менять. Зачем он тогда в этом времени?
- Да потому, что на этих эпизодах слишком многое завязано, а изменишь их - и неизвестно, чего можно ожидать в настоящем, - с горечью произнес Хоугиоку, и юноша понял, что артефакту тоже не по душе бездействие. - Эффект бабочки - слышал о таком?
- Эмм... да, - поняв, о чем речь, погрустнел Куросаки - до того счастливого или несчастливого дня, это с какой стороны посмотреть, когда он обрел силу шинигами, юноша весьма и весьма любил фантастику.
- К тому же в истории есть такие моменты, которых, хоть наизнанку вывернись, все равно не сможешь избежать. Этот как раз из таких, - добавило воплощение воли короля.
- Но тогда зачем... я не понимаю... Зачем ты притащил сюда меня и Эспаду? - потухшим голосом спросил Ичиго.
- Чтобы ты кое-что изменил...
- Но ты же сам только что сказал, что ничего нельзя менять? Ты противоречишь сам себе! - опять вылез из-за спины своего шинигами Тенса Зангетсу. На что Куросаки тяжело вздохнул и резким взмахом руки потребовал не влезать в разговор. И когда он только успел стать таким взрослым? - Определись уже с тем, что говоришь, - недовольно буркнул зампакто, без возражений возвращаясь за спину хозяина.
- Ни в коем случае. Да, основные события изменить нельзя, но никто и не говорит о том, что нельзя обернуть ситуацию себе на пользу, - загадочно проговорил Хоугиоку, неприятно напомнив при этом Урахару. Интересно, кто из них у кого брал уроки?
- Так что конкретно ты от меня хочешь? - начал терять терпение рыжик.
- А ты напряги мозги, временный шинигами, - прошипел его собеседник. - Скажем честно, помешать Айзену ты не можешь, этот очкастый задрот все равно своего добьется - это факт. А вот здорово насолить ему - это у тебя получится.
- И каким же это образом? 
- Стань капитаном Готей-13, наберись опыта, стань сильнее и найди себе союзников, ведь так гораздо проще докричаться до тех, кто тебя не слышит, - менторским тоном поведал ему Хоугиоку. - Будем реалистами, простым нахрапом победить Соуске не получится, впрочем, в этом ты уже убедился. У этого недоками слишком много опыта и союзников, плюс безупречная репутация - все то, чего нет у тебя. Я отправил тебя сюда, чтобы исправить это и по возможности подпортить радость Айзену. У короля на тебя большие планы, Куросаки Ичиго, планы, связанные с Уэко Мундо - этому месту нужен жесткий контроль и властная рука, ведь его предыдущий правитель с моей помощью создал себе скромную, но чертовски опасную армию, с которой после победы над ним нужно что-то делать. Уничтожать арранкаров слишком хлопотно, ты на своем опыте в этом убедился, лучше просто взять их под контроль, что у тебя отлично получилось. Ты и шинигами, и арранкар, что делает тебя просто идеальным кандидатом.
- Ты что, хочешь, чтобы я стал таким же как этот очкастый мудак? - с ужасом спросил юноша.
- А никто и не просит тебя отстраивать Лас Ночес и занимать его трон, - пожала плечами фигура в фиолетовом. - Зачем становиться вторым Айзеном Соуске? Стань первым Куросаки Ичиго. От тебя требуется всего лишь держать в узде арранкаров и защищать Уэко Мундо от желающих поразвлечься за чужой счет шинигами. Как бывшему капитану Готей-13 тебе будет гораздо проще говорить со стариком Ямамото, чем временному шинигами, не находишь? Тем более ты на примере Урахары, Йороуичи, вайзардов, твоего отца, наконец, должен понимать, что бывших капитанов в Готее не бывает.
- Это верно, - согласился странно задумчивый рыжик, вспоминая свое изумление, когда услышал, что Шинджи, Роуз и Кенсей вновь стали капитанами.
- Что ж, думаю, нам пора закругляться, светает уже. - Хоугиоку прищурился. - Еще успеем наговориться, - хмыкнул он, растворяясь. - Удачи, - донеслось до временного шинигами, прежде чем для него наступила темнота.
А где-то в казармах второго отряда Ичиго открыл глаза.
  
  

Глава 9

  
  
         С самого утра у Ичиго все валилось из рук: сначала он облился горячим чаем, потом поставил кляксу на важном документе и как апофеоз идиотизма - умудрился порезаться о лезвие Зангетсу. Несколько раз сорвался на ни в чем не повинного Улькиорру и послал в пешее эротическое путешествие не вовремя влезшего с "ценным" замечанием Гриммджо. Впрочем, последнего такое обращение ничуть не обидело, ведь для него посыл Куросаки был не чем иным, как демонстрацией того, что владыка умеет при необходимости показывать зубы, а значит, только подтверждает своё право командовать.
Утро у Ичиго не задалось, он ни о чем не мог думать, кроме предстоявшего экзамена, но что удивительно - как только они с Йороуичи зашли на территорию первого отряда, вся его нервозность испарилась без следа. Рыжий шинигами обрел какую-то странную, совершенно несвойственную ему уверенность в себе, словно бы заразился пофигизмом от старика Зангетсу.
Перед самым полигоном Шихоуин оставила его, чтобы присоединиться к остальным капитанам на трибунах. Временный шинигами даже отсюда почувствовал исходящую от них мощь. Невероятно, целых двенадцать капитанов собралось там для того, чтобы увидеть его банкай! 
"- Это твой шанс, Ичиго, - раздался в его голове бесстрастный голос зампакто. - Помни о том, что тебе говорил Хоугиоку, и не разочаровывай ждущую тебя почтенную публику".
- Не разочарую, - усмехнулся Ичиго, уходя в шунпо, чтобы возникнуть точно посередине полигона первого отряда. 

***

  
      За долгие годы пребывания на посту капитана восьмого отряда он видел множество экзаменов. Более того, практически семьдесят процентов капитанов из нынешнего состава демонстрировали свои банкаи в его присутствии. Кеораку был экзаменатором, членом комиссии и даже простым зрителем столько раз, что со временем посещение очередной демонстрации превратилось для него во что-то, похожее на светский раут с представлением для гостей.
Однако сегодняшний экзамен по всем параметрам обещал быть чем-то из ряда вон выходящим - решил для себя Шинсуй, окидывая внимательным взглядом собравшуюся на полигоне первого отряда публику. Помимо обязательных официальных рож в лице главнокомандующего, капитана отряда, в котором служит экзаменуемый, и Уноханы с Урахарой в качестве членов комиссии, здесь присутствовали почти все капитаны Готей-13 - небывалая посещаемость для обычного экзамена. Не было только Укитаке, слегшего с очередным приступом еще неделю назад, и Кенпачи, которого вообще ничего кроме сражений не интересует.
Испускаемая собравшимися на небольшом пятачке капитанами реацу давила на виски, лишая возможности связно мыслить, но одно Кеораку понял точно: всем не терпелось посмотреть на банкай третьего офицера второго отряда. Что неудивительно, учитывая активные действия Йороуичи по продвижению своего подчинённого. Ажиотаж вызывало то, что за полтора года уже второй выходец из этого отряда займет пост капитана. Да и к тому же большой интерес вызывало то, что Куросаки Ичиго на данный момент тоже был третьим офицером, как некогда Урахара...
В какой-то момент давление реацу стало почти невыносимым, и Шинсуй обернулся, чтобы выяснить, кто же там такой нервный? К его огромному удивлению, впрочем, как и всех собравшихся, на соседней трибуне с максимальным комфортом расположился капитан одиннадцатого отряда вместе со своей крошкой-лейтенантом. Главный бабник и выпивоха Готей-13 присвистнул - а ведь считалось, что Кенпачи глубоко фиолетово на всякие светские мероприятия.
Кто-то тронул его за плечо, и Кеораку резко обернулся, чтобы нос к носу столкнуться с бледным до синевы Укитаке.
- Джоширо? Что ты тут делаешь? - поинтересовался Шинсуй, недовольно глядя на то, как его друг с трудом пытался удержаться на ногах.
- Пришел посмотреть на экзамен, - вымученно улыбнулся капитан тринадцатого отряда. - Сегодня в ряды капитанов Готей-13 вольется новая кровь, и я должен присутствовать при этом, - непривычно серьезным тоном произнес он.
- Снова интуиция? - едва слышно спросил хачибантай-тайчо. 
- Да, - почти прошептал его давний товарищ. - На Сейретей надвигаются большие перемены, плохо это или хорошо - я не знаю, время покажет. Но знаю, что этот юноша, ставленник принцессы Шихоуин, их предвестник.
- Ты хоть этого Куросаки Ичиго видел? - скептически хмыкнул Кеораку. - Нет? А я видел и даже перекинулся парой слов - весьма занятный юноша, должен тебе сказать. Но я очень сильно сомневаюсь, что он и есть тот предвестник перемен, о котором ты толкуешь. Да, он весьма силен и талантлив - все-таки в семнадцать лет овладеть банкаем - это не шутки, но...
- В семнадцать лет? - недоверчиво хмыкнул умудрившийся подкрасться к ним незамеченным Хирако, что неудивительно, учитывая плотность капитанов на квадратный метр трибуны. - А я думал, ему гораздо больше, просто сохранился хорошо!
Капитаны восьмого и тринадцатого отрядов облегченно вздохнули - похоже, Шинджи услышал только часть их разговора, иначе не избежать им воплей о всемирном заговоре. Воистину, у его лейтенанта просто божественное терпение, хотя что ему еще оставалось - с таким-то тайчо?
Внезапно все разговоры смолкли - в центре полигона с помощью шунпо возник испытуемый, тем самым сразу же нарушив несколько негласных традиций проведения экзамена. Тем не менее уровень владения искусством быстрого шага у рыжеволосого мальчишки впечатлял.
С того дня, что Шинсуй видел его в последний раз, прошла всего пара-тройка месяцев, но за это время рыжий шинигами, кажется, успел стать еще сильнее. Кеораку недоверчиво прищурился: значит ли это, что сила этого мальчика еще только растет? И что же будет, когда он достигнет своего предела? Возможно, интуиция Джоширо права, и именно он принесет перемены в Готей-13? Кто знает...
- Третий офицер второго отряда Куросаки Ичиго, продемонстрируй нам свою силу! - зычным голосом потребовал главнокомандующий. 
Завсегдатаи подобных мероприятий недоуменно переглянулись - такое отхождение от заведённого ритуала было не в правилах старика Ямамото. А где же пятиминутная лекция о важности экзамена? Где суровый взгляд, которым сотайчо по традиции должен пристально сверлить претендента на пост капитана? В свое время у кого-то - кажется, у Роуза - под этим взором даже с первого раза банкай не получилось вызвать. Смеху тогда было...
Шинсуй вновь обратил внимание на Куросаки Ичиго - тот выглядел совершенно спокойным, будто бы не находился под прицелом взглядов командиров отрядов и самого главнокомандующего. Будто бы такое внимание со стороны высших чинов Готей-13 для него было пустым звуком. И это настораживало. 
"Он настолько уверен в своих силах?" - спросил сам себя Кеораку, и тут же получил ответ на свой вопрос, когда рыжий шинигами молниеносно вытащил из-за спины огромный тесак почти с него размером. Направив острие в сторону старого Ямы, мальчишка выпустил из-под контроля свою реацу. Капитан восьмого отряда сглотнул - да уж, они не зря сегодня здесь собрались, духовная сила Куросаки просто потрясала. 
- Банкай! - приказным тоном выкрикнул третий офицер второго отряда, и в тот же момент полигон заволокло пылью и песком, что поднялись от выброса реацу. 
Почтенная публика на трибунах закашлялась.
- Тенса Зангетсу, - лениво протянул рыжий шинигами, легким всплеском реацу разгоняя пыль и песок. 
Черный плащ до пят со стильно изодранными полами, красиво развевающийся на ветру, и... Шинсуй недоверчиво уставился на самый обычный зампакто в руках у Куросаки. Ладно, не совсем обычный - черная гарда, черный клинок и оборванная цепь, свисающая с рукояти, так напоминающая цепь, соединяющую души людей с их телами... Всё говорило о том, что банкай необычен, но, если честно, Кеораку был несколько разочарован, впрочем, как и большая часть собравшихся капитанов. И вот это вот то, чего они с таким нетерпением ждали? При таком выбросе духовной силы они ожидали увидеть нечто грандиозное и величественное, а уж никак не простой клинок.
- Что? И все? - разочарованным голосом поинтересовался Хирако, словно бы ребёнок, ожидавший на день рождения какой-то крутой подарок, а родители подарили ему только открытку.
На вопли капитана пятого отряда Куросаки Ичиго демонстративно возвел глаза к небу и пропал. 
- Э? А где Клубничка-тян? - недоуменно выкрикнул Шинджи, даже на экзамене не сумев удержаться от того, чтобы не пройтись по имени подопечного Шихоуин и его длинным волосам.
- На себя бы посмотрел, образец брутальности, - фыркнул кто-то за спиной Хирако, больно дернув его за волосы. Тот подскочил, резко обернулся и едва не столкнулся с хмурым офицером второго отряда. 
- Вау, вот это скорость! - пораженно присвистнула Йороуичи, повиснув на своем подчинённом. 
Из всех собравшихся на этой трибуне она лучше других знала Куросаки, а также его вспыльчивый характер, поэтому, как могла, старалась разрядить ситуацию. А учитывая, что напрашивался капитан пятого отряда давно и шикарно, это могло плохо закончиться. Ведь с теми, кто ему действительно не нравится, Ичиго не станет размениваться на угрозы или словесные перепалки, он просто двинет пару раз по жизненно важным органам, а потом всласть наорет на обидчика, пока тот катается по земле от боли. И судя по всему, её подчинённый уже в шаге от этого, а допустить их драки было никак нельзя. 
- Компактный и скоростной, Ичи, да твой банкай просто создан для второго отряда! - восхищённо воскликнула она. - Почему ты его раньше не использовал?
- Не было необходимости, к тому же я и без банкая достаточно скоростной, - пожал плечами рыжий шинигами. - Вам ли не знать об этом, тайчо? - с многозначительной улыбкой добавил он, явно на что-то намекая.
- О да. - Богиня Скорости с гордостью потрепала рыжую гриву Куросаки. - Итак, Генрюсай-доно, удовлетворены ли вы экзаменом? Или желаете демонстрационный бой? - хитро подмигнула она главнокомандующему. 
Ямамото задумчиво погладил бороду и наконец изрек:
- Кто желает проверить способности Куросаки Ичиго?
- Я! - прежде чем кто-либо успел заявить о своём желании, пророкотал Кенпачи с соседней трибуны, поднимаясь в полный рост.
- Что ж, отлично! - ухмыльнулся рыжий шинигами и пропал, чтобы возникнуть на середине полигона. Следом за ним под счастливый смех крошки-лейтенанта прямо с трибуны спрыгнул капитан одиннадцатого отряда.
- Ичи, Кен-тян, повеселитесь на славу! - прокричала она им вслед.

***

  
      Сражение с Кенпачи практически ничем не отличалось от их совместных тренировок, ведь все, что им обоим сейчас было нужно, - это продемонстрировать свои силы и возможности. Капитаны должны увидеть, что он достаточно силен, чтобы биться с демоном сражений, и что сам демон вполне себе не такой уж и демон. 
За время пребывания в этом времени Куросаки смог заметить, что тринадцать капитанов Готей-13, несмотря на то что являются вполне себе сплоченной боевой группой, в мирное время предпочитали образовывать различные коалиции. Проще говоря, тайчо кучковались по интересам, жизненным и политическим. 
Кучики Гинрей и Шихоуин Йороуичи как главы благороднейших домов Общества Душ образовывали первую группу. К ним присоединился Урахара после того, как занял пост капитана двенадцатого отряда, вместе с капитаном кидо-отряда Тэссаем Тсукабиши. Хирако и его друзья детства - Роуз и Кенсей с Айкавой - составляли вторую. Третью же коалицию образовывали Кеораку Шинсуй и Укитаке Джоширо как старейшие капитаны Готей-13. Унохана Рецу, несмотря на то что тоже не первое столетие занимала свою должность, не спешила присоединяться ни к какой группе. Оно и понятно, ведь четвертый отряд по сути своей всегда должен оставаться нейтральным. Ватанабэ Рюносукэ, долгое время занимавший пост капитана десятого отряда, держался особняком от своих коллег, предпочитая посвящать свободное время уходу за садом и стихосложению. А убитый Зараки Кенпачи Оониси Манабу, по словам Йороуичи, был слишком самодовольным ублюдком, чтобы вступать с кем-то в какие-то союзы.
И несмотря на то что его участие в первой коалиции капитанов казалось делом уже решенным, в будущем Куросаки планировал объединиться именно с непредсказуемым капитаном одиннадцатого отряда. Юноше казалось, будто бы они с ним неплохо понимают друг друга.
Для них с Кенпачи то, что происходило на полигоне первого отряда, выглядело как вполне себе обычная тренировка, разве что ран на теле джуичибантай-тайчо было в три раза больше за счет того, что Ичиго был в банкае. Всё как всегда, всё как обычно, ведь они оба до чертиков сильны и им нет смысла сдерживаться. Да и зачем, если Ичиго, ударив Гетсугой Теншо, отлично знает, что его противник с трудом, но сможет разбить её выпадом безымянного клинка? Но для собравшихся на трибуне капитанов это выглядело так, будто бы Зараки и Куросаки сражались не на жизнь, а на смерть. Их глаза слезились от попыток уследить за мгновенными перемещениями Ичиго и искрами, высекаемыми сталкивавшимися клинками. Куросаки был быстр и точен, в то время как его противник действовал беспорядочно и хаотично, однако ни один из них не уступал другому! Но все же капитанам казалось, будто бы победитель в этой схватке будет только один, слишком уж довольным выглядел капитан одиннадцатого отряда. Однако, к огромному удивлению собравшейся на трибуне верхушки Готей-13, шинигами обошлись всего лишь ничьей.
- Поздравляю с удачной сдачей экзамена, Куросаки-тайчо, - добродушно усмехнулся главнокомандующий, явно довольный столь ярким зрелищем. Впрочем, неизвестно еще, чем он был доволен больше: демонстрационным боем или безуспешно пытавшимися поднять челюсти с пола капитанами.
  
  

Глава 10

         
  
   "И чего это я так волновался? Это же обычная демонстрация банкая. Бог ты мой, можно подумать, его никто и никогда не видел", - вздыхал над своей глупостью Ичиго спустя какое-то время после экзамена. Спустя какое - точно он не знал благодаря утащившим его отметить новое назначение Урахаре и Йороуичи.
Для того чтобы передать свои дела новому третьему офицеру и собраться для переезда, главнокомандующий выдал Куросаки выходной до конца дня. Но разве с такими личностями как его бывшая капитан и её друг детства нормально подготовишься? Сразу же после того, как Ичиго официально объявили капитаном десятого отряда перед остальными тайчо Готей-13, эти двое утащили его в поместье Шихоуин отмечать новое назначение. А все заботы по передаче дел и сборам вещей для переезда переложили на плечи подозрительно ухмылявшегося Гриммджо и как обычно отмороженного Улькиорры. 
Новоиспеченные шестой и четвертый офицеры десятого отряда клятвенно заверили своего владыку в том, что все будет отлично, и выставили его за порог пока еще собственных покоев на территории второго отряда. А за дверью Куросаки уже поджидали Нел и Тиа. С хитрыми улыбками они пообещали ему подготовить форму и хаори для завтрашнего представления отряду. Ичиго ой как не понравились эти улыбки, а также то, как многозначительно переглянулись между собой оба третьих офицера и нибантай-тайчо. Наверняка ведь что-то затевают! Чувствуя, что все это ему еще триста раз выйдет боком, рыжик все-таки согласился оставить все в руках Эспады.
И вот теперь Ичиго, Киске и Йороуичи сидели в одной из комнат поместья Шихоуин и самым банальнейшим образом соображали на троих. После очередного "ну, за..." и очередной пиалы саке временный шинигами почувствовал непреодолимое желание свернуться прямо там калачиком и уснуть, что он тут же и сделал. 
Увидев, что новоиспеченный тайчо десятого отряда уже отключился, Урахара довольно усмехнулся и спрятал в рукав пузырек с мощнейшим снотворным - последней разработкой Бюро технологических исследований.
- Наконец-то, а то я уже начала уставать придумывать тосты, - капризно протянула Богиня Скорости. - Киске, мы с тобой плохо влияем на Клубничку-куна, еще пара десятков лет - и он сможет пить с нами наравне, - оценив количество выпитого алкоголя, констатировала она.
- Что поделаешь, такова нынешняя молодежь - в первую очередь перенимает у своих наставников только дурные привычки, а уж потом и все остальное, - притворно тяжело вздохнул капитан двенадцатого отряда. - Но я хотел бы узнать, все ли готово, моя принцесса?
Вместо ответа Шихоуин коварно усмехнулась и три раза хлопнула в ладоши. В тот же миг сёдзи отодвинулись, впуская в комнату трёх женщин, одетых не в форму шинигами или онмицукидо, как ожидалось бы, а в традиционные кимоно. 
- Все ли готово, мастерицы? - требовательно спросила Йороуичи у вошедших дам.
- Да, Шихоуин-сама, - весело прощебетала одна из них, судя по всему - главная. - Где мальчик?
- Вот он, - указала на спящего сном младенца Ичиго капитан второго отряда.
- Мы вернем его вам перед рассветом, Шихоуин-сама, - пообещала женщина, с совсем не женской силой поднимая рыжего шинигами и взваливая его мерно посапывавшую тушку себе на плечо.
- Договорились, - хмыкнула Богиня Скорости, салютуя им пиалой саке. 
Гостьи вежливо попрощались и ушли, унеся с собой новоиспеченного джубантай-тайчо.
- Нэ, принцесса, как думаешь, Куросаки на нас не сильно обидится за такое? - спустя несколько тостов внезапно спросил Урахара.
- Он может дуться на нас сколько угодно, но в конце концов он смирится, ведь это же только для его блага, - беспечно отмахнулась от старого друга Йороуичи. - Первое время на посту капитана всегда сложно, так что я всего лишь упростила ему задачу.
- Где-то я уже подобное слышал, - пробормотал Киске.
Глава Бюро технологических исследований буквально пятой точкой ощущал надвигавшиеся на них неприятности. Нет, не какие-то там абстрактные неприятности, что не дают Шихоуин спокойно спать вот уже почти год, а более близкие и реальные - месть взбешенного подобным обращением со своей персоной Куросаки. Этот мальчик только на первый взгляд кажется таким милым, ладно, может, и на второй, а на самом же деле он - кровожадное и мстительное чудовище с богатой фантазией, которое с легкостью может устроить персональный ад для каждого из своих обидчиков. И приятельские отношения между Ичиго и самым кровожадным капитаном, о которых Урахара давно догадывался (слишком уж часто рыжик ошивался на территории одиннадцатого отряда), это только подтверждали.
  

***

  
 На утреннем представлении нового капитана десятого отряда собралась вся верхушка Готей-13. Слухи о вчерашнем экзамене и демонстрационном бое Куросаки Ичиго и Зараки Кенпачи уже успели разойтись по Сейретею благодаря капитанам, не ставшим что-либо скрывать от своих лейтенантов. Так что личность нового джубантай-тайчо вызывала немало толков и будоражила умы офицеров. Наконец новый командир таки соизволил объявиться прямо за спиной у главнокомандующего.
Оценив эффектное появление Куросаки, а также поняв, что, похоже, с этого дня он уже не самый непредсказуемый и взбалмошный капитан Готей-13, Хирако что-то пробурчал. Стоявшие по обе стороны от него Унохана Рецу, Кучики Гинрей и их лейтенанты отлично разобрали вот что:
- Он что, и в туалет с помощью шунпо перемещается? - раздраженно прокомментировал появление новичка Шинджи. - Интересно, Клубничка-тян вообще когда-нибудь пешком ходит?
Стоявший за его спиной лейтенант Айзен удивленно изогнул брови. Честно говоря, до сегодняшнего дня он вообще считал, что Шихоуин просто решила пристроить на теплое местечко своего любовника. Но учитывая тот факт, что Куросаки для неё слишком юн, то, скорее всего, мальчишка просто чей-то родственник. 
Ходившие по Сейретею слухи не произвели на Соуске какого-либо впечатления, ведь все отлично знают, что такое эти слухи и насколько им можно верить. Так что вряд ли этот мальчишка всерьез сможет помешать его планам - решил будущий властелин мира и вновь обратил внимание на новенького.
То, что новый тайчо десятого отряда шикарно сложен и что он мастерски умеет это подчеркивать, офицеры из ассоциации женщин-шинигами поняли сразу же. Как и то, что лет через пять, если, конечно, доживет, у Куросаки отбоя не будет от поклонниц. Хотя кое-какие дамы уже и сейчас были не против побороться за внимание рыжика. Мужественные черты красивого лица, слегка смягченные за счет шикарной рыжей гривы, и теплые карие глаза, да плюс к этому еще и высокий уровень реацу... Интересно, где же хитрюга Шихоуин откопала такое сокровище? Правда, всё впечатление немного портили нахмуренные брови и взгляд, обещающий немедленную и неотвратимую кару всем без исключения - судя по всему, новый капитан десятого отряда был чем-то сильно взбешён.
"Кавайная бука", - умилилась женская часть офицерского состава.
"А десятый отряд, похоже, весьма крупно влип, вряд ли этот Куросаки Ичиго будет столь же снисходителен как старик Ватанабэ", - позлорадствовали мужчины-офицеры. 

      
   В то время как кто-то на глазок определял степень его кавайности, а кто-то - суровости, Ичиго просто-напросто хотел кого-нибудь убить. Медленно и с особой жестокостью. Оставалось только решить, кого первым: Йороуичи с Урахарой или Эспаду? 
Проснувшись в своих новых покоях за час до начала рабочего дня, юноша сначала не понял, что с ним случилось. Вопреки всем ожиданиям голова не болела, во рту не ощущалось привкуса выгребной ямы, а язык не был распухшим и не напоминал наждачную бумагу. В теле ощущалась приятная легкость, а в памяти присутствовали подозрительные пробелы о вчерашней попойке. Изумленный Куросаки хотел было озадаченно почесать затылок, но тут его взгляд зацепился за как-то подозрительно блестевшие на свету ногти. Рыжик посмотрел на свои руки и несколько опешил - все мозоли на его ладонях, образовавшиеся от долгих тренировок с Зангетсу, бесследно исчезли, зато на ногтях появился маникюр, а сами ногти были покрыты бесцветным лаком.
Временный шинигами напрягся, попытавшись вспомнить подробности вчерашней попойки. Не хватало ему еще каких-то приключений на свою рыжую головушку и их последствий. Однако, к его большому разочарованию, последнее, что он помнил, - это очередной тост Йороуичи и в очередной раз подливавшего ему саке в пиалу Урахару. Дальше шел один сплошной провал в памяти.
"А может, лучше не вспоминать? - малодушно спросил сам себя Ичиго и тут же ответил: - Но придется".
Подойдя к большому, почти в человеческий рост зеркалу, юноша в два приема разделся догола и принялся осматривать себя на предмет появления каких-нибудь стрёмных татуировок в необычных местах. Зеркало несколько месяцев назад притащил ему Улькиорра, а у Ичиго, глядя в молящие принять подарок глаза Шиффера, не поднялась рука его выкинуть, вот теперь пригодилось.
Хвала ками, духам или королю Общества Душ, на его теле ничего подобного не обнаружилось - что ж, это радовало, вот только... кожа была какой-то странно-бархатистой, и от неё исходил приятный запах аромамасел. Куросаки озадаченно вскинул голову и... встретился взглядом со своим отражением в зеркале. 
Покои капитана десятого отряда огласил яростный вопль. Короткий и емкий, он, тем не менее, ясно выражал мнение их владельца по поводу перемен, случившихся в его внешности. Прибежавшим на мат своего владыки арранкарам открылась чудная картина: перед зеркалом стоял их полностью обнаженный господин, с дергавшейся бровью рассматривавший свое отражение. Услышав звук отодвигающихся сёдзи и узрев в отражении в зеркале, кто вломился в его покои, временный шинигами обернулся.
- К... Куросаки-сама, что-то случилось? - голос вечно невозмутимого Кватры дрогнул при виде хозяина в новом образе.
А Нел и Тиа так вообще, казалось, потеряли дар речи. Обе Терцио Эспады замерли удивленными сусликами и отмирать, похоже, не собирались. Единственным, кто не выпал в осадок при виде изменений, произошедших во внешности владыки, был Гриммджо. Он пристально взглянул в лицо джубантай-тайчо и пакостно усмехнулся. Ичиго пятой точкой почувствовал какую-то гадость. Гадость не заставила себя ждать.
- Оу, Куросаки, ты сменил прическу? - подергав его за ниспадавшие на лоб над левым глазом три пряди, а также оценив художественный беспорядок на голове, насмешливо поинтересовался Джаггерджак. - И выщипал брови? А что с твоим лицом, оно стало каким-то другим? - едва сдерживая смех, фыркнул Секста и тут же пригнулся, пропуская над собой выпущенный в него злым Ичиго поток реацу в форме белой молнии.
Бьякурай Куросаки применил безо всякого предварительного заклинания исключительно на голых рефлексах и огромном желании запустить чем-то в этого паскуду. Но голубоволосый арранкар лишь расхохотался и вышел из комнаты, прихватив с собой пребывавшего в прострации Улькиорру и молча положивших на постель свертки с одеждой Нел с Тиа. Тяжело вздохнув и подумав о том, что покой ему в этом дурдоме только снится, временный шинигами принялся одеваться.
То, что с его формой что-то не так, Ичиго понял сразу, но оценить все масштабы подложенной ему свиньи смог, только окончательно одевшись и посмотрев на себя в зеркало. Мать его женщина, папочка бывший капитан Готея, и как в ЭТОМ можно выйти на улицу? Теперь, когда одежда и перемены во внешности собрались в один образ, Куросаки стало не по себе.
Из зеркала на него смотрел кто-то совершенно чужой! Да он же выглядел так, будто открыто демонстрирует себя! 
Если бы он в таком виде в своем времени прошелся по улочкам Каракуры, то его бы точно разорвали на сувениры, приняв за какого-нибудь идола! 
"- Ох, эти суровые японские школьницы... - захлебывался от хохота в его внутреннем мире Пустой. - Айзена не боимся, стать капитаном не боимся, а каких-то школярок испугался!" - проскулил Хичиго сквозь смех. Правда, ржал аки лошадь он недолго, ровно до того момента, пока не увидел в отражении окон небоскреба изменения и в своем имидже.
"- Король! - возмущенно воскликнул он. - Выпусти меня отсюда, я их убью!"
"- Нет, - мрачно усмехнулся своему отражению джубантай-тайчо, - я сам их убью! Хотя нет, не убью, я буду издеваться над ними до тех пор, пока мне не надоест".
"- Отомсти им за нас обоих, король", - потребовала его персональная шиза и отправилась жаловаться Зангетсу на свою тяжкую долю.
Юноша не знал, что с ним делали этой ночью, пока он был в отключке, но зато отлично знал, кого за это следует поблагодарить. И он обязательно поблагодарит - пообещал своему отражению в зеркале Ичиго.
Спустя несколько минут после того, как юноша оделся и начал строить планы коварной мести, в его покои вошли Нел и Тиа с набором расчесок и какими-то тюбиками - опять ежедневный ритуал расчесывания и укладки его "богатства". Как же его это достало!

      
   И вот сейчас, стоя на главной площади Сейретея под множеством взглядов, Куросаки чувствовал себя полным идиотом. И это приводило его в состояние пусть и контролируемой, но ярости. Ему до одури хотелось призвать банкай и Гетсугой Теншо заставить всех перестать смотреть на него.
До конца не запахивающееся на груди косоде, демонстрирующее всем желающим его торс, сильно зауженные хакама, на его взгляд слишком сильно зауженные, подчеркивающие его ноги... Ксо, он выглядел так, будто бы отправлялся в гей-клуб снимать себе парня!
Ичиго передёрнуло. Что за ужасная аналогия залезла ему в голову?
"У вас такое красивое тело, Куросаки-сама, грех его прятать в эти бесформенные тряпки", - мысленно он передразнил беспечное щебетание Ту Одершванк. 
"Куросаки-сама, эти пряди необходимо собрать, вы же не хотите, чтобы они лезли вам в глаза?" - спародировал он про себя вопрос Халибел, когда та закалывала ему непонятно откуда взявшуюся челку тремя странными золотыми заколками. 
Тогда, поглядев на себя в зеркало, юноша едва подавил в себе желание неприлично выразиться. Остановило его в тот момент только присутствие рядом девушек, напряженно ждавших оценки своих трудов.
Выглядел он в целом... неплохо. Его любимый "художественный" беспорядок на голове выглядел так, будто бы его сначала попытались подстричь газонокосилкой, а потом уложили получившееся безобразие с помощью лака, геля или еще чего-нибудь в этом же духе. От темени до левого глаза спускалось что-то вроде челки, разделенной на три пряди и перехваченной заколками в виде золотых колец шириной в полпальца. Тут Ичиго вспомнил, о ком ему напоминают эти пряди, перехваченные заколками, и настроение его упало ниже плинтуса. Для полного сходства не хватало только перекрасить волосы в черный цвет, сменить заколки на кенсейкан, обмотаться гимпаку и состроить из себя ходячий холодильник - Бьякуя бы оценил.
Ками-сама, куда он катится?
  
  

Глава 11

  
  
         После окончания представления Ичиго хотел найти Йороуичи с Урахарой и попытаться устроить им допрос с пристрастием, но те как сквозь землю провалились. Зато до него начал докапываться Хирако, неся какую-то пургу про Руконгай и дорогой публичный дом, из которого якобы сбежал новый капитан десятого отряда. За спиной Шинджи стоял Айзен с видом человека, которого все давно и глубоко достало, изредка кидавший сочувственные взгляды на рыжего шинигами из-за плеча своего придурошного капитана. 
От зверского убийства гобантай-тайчо Ичиго избавил Кенпачи, решивший поздравить его привычным для него способом. Проще говоря, он попытался убить рыжего шинигами, подкравшись сзади и ударив безымянным клинком. 
От его натиска и давления духовной силы каменные плиты, которыми мостили все дороги в Сейретее, раскрошились. Брызнула каменная крошка, привлекая внимание еще не успевших разойтись по отрядам шинигами.
- Доброго утречка, Куросаки, - приветливо оскалился капитан одиннадцатого отряда, когда его коллега отразил выпад, мгновенно блокировав зазубренный клинок лезвием Зангетсу.
Хирако вздрогнул и наконец заткнулся, а с переносицы Соуске на кончик носа сползли очки. 
- И тебе того же, и тебя туда же, Зараки, - раздраженно ответил Ичиго, резким движением зампакто отбрасывая меч Кенпачи так, чтобы тому пришлось отступить на шаг назад, дабы сохранить равновесие. И тут же сбежал, используя шунпо - не до драк ему сейчас было.
  

***

  
      Бойцы десятого отряда еще и в глаза не видели своего нового капитана, но уже были в ужасе. Вчера в расположение вломилось четыре странных личности, обряженных в сильно стилизованную форму - две женщины и двое мужчин. Пришельцы с порога заявили, что теперь они - третьи, четвертый и шестой офицеры, назначенные Куросаки-тайчо, и что остальных офицеров будут назначать по результатам тренировочных боев, которые начнутся со следующей недели. Разумеется, такие заявления вызвали бурю негодования среди офицерского состава, да и простых рядовых. Возмущенные тем, что какие-то выскочки просто так пришли и взбаламутили их любимое болотце, шинигами решили поставить пришлых на место. Как выяснилось позже - зря. 
Новые офицеры, даже не вынимая зампакто из ножен, отправили всех недовольных их назначением в четвертый отряд жаловаться тамошним медсестричкам с больничных коек на несправедливость этого мира в целом и к ним в частности. Они бы и более радикально разобрались с недовольными, если бы новый четвертый офицер их отряда Улькиорра Шиффер меланхолично не напомнил своим товарищам, что их владыке еще нужно кем-то командовать, пусть даже и таким мусором.
Продемонстрировав свою силу, новички отправились заниматься переездом Куросаки-тайчо, оставив проявивших благоразумие и не ставших возмущаться в полной растерянности.
"Что за монстра им назначили в капитаны, если он привел с собой таких офицеров?" - спрашивали себя оставшиеся на ногах бойцы десятого отряда. 
За последние сто лет старик Ватанабэ сильно распустил своих подчинённых - если говорить проще, последний век отряд находился в глубокой заднице, вытаскивать его из которой было поручено новому тайчо. 
К вечеру покой Готей-13 начали будоражить какие-то невероятные слухи о том, что устроили на экзамене Куросаки Ичиго и Зараки Кенпачи. Это заставило бойцов десятого отряда с ужасом ожидать завтрашнего дня. Они уже поняли, что их тихой и спокойной жизни, не обременённой какими-то особыми трудностями, пришел конец и что с завтрашнего дня им придется вкалывать как проклятым. Вкалывать отчаянно не хотелось.

      Наутро, еще за пару минут до начала рабочего дня, капитан отправился на представление, зачем-то оставив все дела отряда на новых офицеров. Как поняли рядовые из невнятного бурчания двух красоток с выдающимися формами - их отправили разбирать бумаги, а от раздраженного шестого и печального четвертого офицеров потребовали проверить навыки бойцов. На что стоявшие на плацу шинигами, которым объявили радостную новость о предстоявшей аттестации, синхронно поежились - с возможностями этих двоих они познакомились еще вчера, издали, ближе знакомиться им как-то не желалось. Да и где гарантия, что предвкушающе усмехавшийся шестой офицер не зааттестует их насмерть? 
В перерыве между разбором накопившихся за последний месяц документов Нериел Ту Одершванк и Тиа Халибел проговорились помогавшим им рядовым, ради такого случая отпрошенным у Гриммджо и Улькиорры, что тайчо с самого утра сильно не в духе. И что офицеры Джаггерджак и Шиффер уже успели получить утренний втык от начальства, поэтому и зверствуют так. Пропускавшие проверку своих способностей шинигами посчитали себя рожденными под счастливой звездой. Впрочем, счастье их длилось недолго, ровно до того момента, как на территории десятого отряда полыхнуло незнакомой реацу - объявился Куросаки-тайчо.
- Отря-я-я-д, стройся! - тут же раздался командирский вопль Гриммджо, почувствовавшего появление начальства. 
Начальство все еще было не в духе. 
Бойцы, спотыкаясь и периодически налетая друг на друга, начали кое-как, с горем пополам выстраиваться перед сложившим руки на груди Ичиго, сверлившим плац мрачным взглядом. Со стороны это больше напоминало пожар в курятнике, чем построение отряда.
Прошло десять минут, а ситуация не изменилась, юноша начал закипать. 
Еще через пять минут броуновского мельтешения шинигами у рыжего капитана сдали нервы, итак подточенные выходкой Шихоуин и Урахары. Новоиспеченный джубантай-тайчо резким выбросом реацу пригвоздил к земле все еще всполошено бегавших по плацу теперь уже своих бойцов. Конечно, до мощностей сумасшедшего капитана одиннадцатого отряда ему было далеко, но для среднестатистического рядового даже этого хватило с головой.
- Гриммджо! - окончательно потеряв терпение, рявкнул Ичиго, устроив еще один выброс духовной силы, чтобы начавшие шевелиться шинигами замерли опять.
- Звал, Куросаки? - возникнув прямо перед владыкой с помощью сонидо, лениво поинтересовался голубоволосый арранкар, попытавшись изобразить что-то, отдаленно напоминавшее стойку "смирно". 
Юноша возвел глаза к проплывавшим по небу облакам - Джаггерджак в своем репертуаре, но комментировать столь вопиющее нарушение устава не стал, зная, что это совершенно бесполезно, и боясь сорваться.
- Да, - мрачно кивнул он. - Построй отряд на плацу. Мне плевать, как ты это сделаешь и кого тебе для этого придется покалечить, но у тебя на все есть десять минут.
- А чем в это время будешь занят ты? - прищурился Секста Эспада. 
- А я пойду лечить нервы, - тихо прорычал временный шинигами. - Тиа!
- Да, Куросаки-тайчо? - возникла перед своим владыкой Халибел, рухнув на одно колено аки подрубленное дерево.
- Сгоняй в четвертый отряд за валерьянкой, - как-то подозрительно сосредоточенно поглаживая рукоять Зангетсу, отрешенно потребовал рыжик. В сторону плаца он даже и не глянул.
- Есть, - встревожено посмотрев на своего господина, коротко ответила Терцио, мгновенно исчезая в сонидо.
Халибел вернулась через десять минут, принеся небольшой пузырёк с успокоительным. Ичиго молча сунул его в карман хаори (хоть какая-то польза от стилизации формы) и так же молча направился в сторону одного из четырёх полигонов десятого отряда. 
Арранкары обменялись обеспокоенными взглядами - похоже, они вместе с Шихоуин и Урахарой несколько переборщили со сменой имиджа владыки - это сильно подкосило его. А состояние дел вверенного ему отряда весьма плачевно. Кстати, положение, что видно было уже при построении, стало для него последней каплей.
Если быть точнее, обменялись взглядами Нел, Тиа и Гриммджо, что же касается Улькорры - зеленоглазый арранкар молча сверлил безразличным взглядом растерянных и немного обескураженных бойцов десятого отряда. И под этим холодным, замораживающим взором кое-кому из них даже стало стыдно. Совсем чуть-чуть.
- Отлично, вы все слышали, что у нас есть десять минут на построение - стройся, народ! - с энтузиазмом воскликнул симпатичный кареглазый блондин, хлопая в ладоши. Судя по уверенному виду, с которым он это выкрикнул, широкой улыбке, а также резко упорядочившемуся движению "шинигамских частиц" по плацу, именно он был негласным лидером среди младших офицеров. Старшие же в этот момент отдыхали в четвертом отряде.
Где-то далеко, со стороны полигонов полыхнуло чьей-то слегка безумной и захватывающей дух реацу. Мощь неизвестного шинигами впечатляла - до бойцов десятого докатилась лишь её часть, а дыхание сперло почти у всех. Не сразу до шинигами дошло, кому принадлежала эта реацу, ведь её обладателя они впервые увидели полчаса назад. Третьи и шестой офицеры переглянулись и тут же хором заключили - "Банкай".
- Нам хана, - нервно хихикнула Нел.
- А мне интересно, - хищно оскалился Гриммджо, на которого реацу рыжего шинигами действовала как валерьянка и озверин в одном флаконе. У него начинала кружиться голова, в теле появлялась приятная истома и... просыпалась жажда крови. - Давно я не ощущал ярости Куросаки, я даже начал забывать, какая она на вкус, - мечтательно протянул Секста, облизываясь в предвкушении.
Казалось, он сейчас плюнет на всю их конспирацию, перейдет в релиз и рванет на полигон десятого отряда, чтобы сразится с владыкой и... в очередной раз ему проиграть. После, когда очнется от того, что господин аккуратно залечивает его раны, Джаггерджак будет недовольно ворчать до тех пор, пока заполучивший над ним власть шинигами не начнет поощрительно чесать его за ухом. В такие моменты Гриммджо начинал себя вести как самый настоящий котяра - пытался взгромоздиться всей своей тушей на колени к Куросаки-сама и свернуться там костяным клубочком. Временный шинигами бесился и пытался спихнуть с себя громадного кошака, но тот упорно возвращался на понравившееся ему место. Под тщательно скрываемую веером ехидную усмешку бывшего капитана двенадцатого отряда, чью пещерку они обычно оккупировали для тренировок.
Нел и Тиа только умилялись на подобное поведение своего хамоватого коллеги, в то время как Улькиорра дико бесился, мечтая лучом серо прожечь в наглом котяре лишнее сквозное отверстие. Останавливала его только боязнь накликать на себя недовольство владыки, нарушив его запрет на драки между Эспадой.
Полыхнуло еще раз, на этот раз в несколько раз мощнее, а над четвертым полигоном даже отсюда были заметны темно-багровые, почти черные отблески. Бойцы десятого отряда сильно занервничали. Они разрывались между желанием рвануть туда, где борется со стрессом их новый капитан, и быстро построиться на плацу перед главным зданием, чтобы, не дай ками, не разозлить его еще больше.
- Гетсуга Теншо, - бесстрастно сообщил Улькиорра и, засунув руки в карманы хакама, медленно зашагал в ту же сторону, в которую ранее ушел Куросаки-сама.
  
  

Глава 12

  
  
         Ичиго увлеченно громил четвертый полигон теперь уже своего отряда. Как же странно звучало это словосочетание: "своего отряда" - будто бы относится не к нему, а к кому-то другому. Временный шинигами оскалился, разнося в щепки сарайчик с тренировочными принадлежностями. В этот раз он не сдерживал себя, не загонял в оковы, как делал это все последние восемь месяцев. Давление реацу по максимуму, а не вполовину, как обычно, что вошло у него в привычку в этом времени. Мощность Гетсуги Теншо такая, будто бы он сражался против самого злейшего врага. И плевать, что самыми злейшими врагами для него сейчас стали находившиеся в запущенном состоянии трибуны полигона. Или что сейчас сюда на огонёк сбежится половина капитанов Готей-13, посчитав, что началась очередная война, а десятый отряд стал первыми жертвами.

   Сложно...
Так сложно скрывать, кто ты есть на самом деле...
Сложно изображать неведение, когда все знаешь наперед...
Сложно притворяться, лгать и изворачиваться, когда само понятие притворства и лжи противно твоей природе...
Сложно затаиться и выжидать, когда всем сердцем хочется мчаться вперед с зампакто наголо, разрушая все на своем пути и сметая все преграды...
Сложно... Ками-сама, как же сложно находится в мире, где чувствуешь себя чужим!


      
   Куросаки остановился, чтобы отдышаться. Все-таки использование своих сил в полном объеме здорово выматывало его. Хотя... не так сильно, как раньше. Раньше он бы уже повалился наземь от истощения, а сейчас у него всего лишь было затруднено дыхание, будто бы Ичиго всего лишь сдавал норматив по физкультуре. К тому же что-то подсказывало ему, что это был не полный объем. Да, все правильно - тут же успокоил себя временный шинигами - он стал гораздо сильнее благодаря Хоугиоку и постоянным тренировкам с Урахарой из этого времени.
"- Ичиго..." - позвал из внутреннего мира Зангетсу.
"- Старик?" - вопросительно протянул рыжий капитан.
"- Мимо, Король" - издевательски хмыкнул в его голове Пустой, но Ичиго услышал в его голосе и панические нотки. Интересно, с чего бы это?
"- Чего тебе?" - внутренне изнывая от любопытства, тем не менее недовольным тоном поинтересовался он.
"- Мне-то ничего, а тебя во внутреннем мире фиолетовый псих дожидается. Достал уже, сил моих на него нет!" - пробурчала белобрысая шиза. Фиолетовым психом Хичиго ласково величал Хоугиоку. Он слегка побаивался любимой игрушки Айзена, но тщательно пытался это скрывать ото всех.
Куросаки тяжело вздохнул и уселся прямо на землю в позу для медитаций, положив уже успевшего закутаться в белую материю Зангетсу на колени. Он отлично знал свой "внутричерепной зоопарк" - если им что-то втемяшится, они от него не отстанут до тех пор, пока не добьются желаемого. Только при этом Пустой будет кричать и обзываться, в то время как старик - давить на психику, многозначительно называя его по имени. 
В этот раз, да, впрочем, как и во все разы с тех пор, как он оказался в прошлом, переход из реальности во внутренний мир произошел почти мгновенно. Там Ичиго уже ждал насупленный бледный кошмар, как обычно флегматичный зампакто и Хоугиоку в пафосно развевающихся фиолетовых одеждах.

***

  
      Улькиорра почувствовал реацу Владыки на четвертом полигоне десятого отряда. Начав спускаться по жалким остаткам того, что еще некоторое время назад было широкой, пусть и несколько запущенной лестницей, Шиффер замер, будто натолкнулся на невидимую стену. От открывшейся его взору картины сердце Кватры пропустило удар. Полигон был разрушен до основания: трибуны где превращены в щепки, а где в едва тлеющие головешки, сарайчик для тренировочных мечей и доспехов раскатан по бревнышку. А на том месте, где раньше была ограда, сиротливо торчало несколько столбиков. Не миновала печальная участь и саму тренировочную площадку - ранее ровный, пусть и слегка поросший сорной травой полигон сплошь покрывали рытвины и колдобины, земля в которых еще дымилась. То тут то там валялись куски арматуры и какие-то покореженные железки, о предназначении которых арранкар мог только догадываться. А посреди всего этого постапокалиптического пейзажа на единственной целой пяди земли в позе лотоса сидел его Владыка и медитировал. Он выглядел таким спокойным и умиротворённым, что у Шиффера перехватило дыхание. В этот момент Куросаки-сама был таким величественным и прекрасным посреди всей этой разрухи в своем белом хаори, стелившемся по земле. Солнце светило ему в спину, легкий ветерок играл с волосами, а Кватре казалось, будто бы от его господина исходит божественное сияние. И отовсюду, едва ли не от каждой щепки, исходила реацу Куросаки-самы. Она подчиняла, сковывала Улькиорру и одновременно дарила удивительное чувство свободы. Это пьянило Кватру не хуже вина, которое он попробовал совсем недавно, но уже успел оценить по достоинству.
Эспада осторожно приблизился на несколько шагов, боясь потревожить покой своего хозяина. Впрочем, вряд ли он сумел бы его потревожить - Владыка был полностью погружен в беседу со своим зампакто. Улькиорра медленно, словно зачарованный брел в сторону Куросаки-самы, не в силах отвести от него взгляд. Арранкар пытался в мельчайших подробностях запечатлеть в своей памяти этот момент. За последние почти два года у него в памяти собралась целая коллекция избранных и навеки запечатленных в его мозгу картин из жизни повелителя. Когда до рыжеволосого ками оставалось дойти всего несколько шагов, на полигоне возникли привлеченные выбросами реацу капитаны. 
  

***

  
- Нэ, Мугурума, как тебе наш новый капитан десятого отряда? - лениво поинтересовался Шинджи, крутясь перед зеркалом и строя рожицы своему отражению. Сейчас блондин старательно пытался придумать, что же такого сделать со своей прической, чтобы шокировать окружающих. Он был недоволен тем, что новичок походя отобрал у него звание самого эпатажного капитана Готей-13, и теперь всеми силами хотел его вернуть. 
- Слишком смазливый, - скривился кьюбантай-тайчо. - Ходит по Сейретею как король в сопровождении своей свиты. Он меня бесит!
Кенсею действительно не нравился рыжий капитан десятого отряда. Он был слишком ярким и непонятным для него. Вот возьмем, к примеру, Оторибаси - выглядит как баба, замашки тоже бабские, в бою больше беспокоится о том, как выглядит со стороны, чем об эффективности, то есть беловолосый капитан всегда отлично знал, чего ожидать от него. Поставь Розюро сражаться против Зараки - и этот блондинчик наверняка начнет истерить после первого же сломанного ногтя, требуя остановить бой на основании того, что у него крупная травма. Что же касается Куросаки, то с ним гораздо сложнее - как баба он не выглядит, несмотря на длинные волосы и цацки в них же, но его одежда говорит об обратном. Так демонстрировать себя... типично бабская привычка, в общем. Однако вчера, в сражении с Кенпачи рыжий показал себя настоящим мужиком, что несколько смирило Мугуруму с тем видом, в котором Куросаки заявился на представление себя народу. Тем не менее он не знал, чего ожидать от новенького, и это беспокоило. В любом случае Кенсей не хотел бы иметь его в своих врагах. Было в юном рыжеволосом тайчо что-то пугающее... 
- Но ты не будешь отрицать, что этот Куросаки чертовски силен для своего возраста? - уточнил пристально изучавший маникюр на левой руке Роуз. - И где Шихоуин его только откопала?
- Говорят - в Руконгае, - невозмутимо ответил Лав, оторвавшись от прочтения свежего выпуска "Вестника шинигами", чтобы тут же опять к нему вернуться.
- Не похож. Он больше напоминает наследника какого-нибудь небольшого клана, живущего где-то у меноса на куличках. И то, что Шихоуин с Кучики взяли шефство над Клубничкой, только говорит в пользу моей теории, - отмахнулся от друзей капитан третьего отряда. 
Темпераментный, но при этом отлично умеющий владеть собой, начитанный, с грамотной поставленной речью, тем не менее не лишенной легкого сленга, и умением вести себя за столом - Куросаки Ичиго явно не был похож на необразованного и неотесанного руконгайца. Да и вряд ли стал бы Гинрей-сама, аристократ и эстет до кончиков ногтей, достаточно часто приглашать на совместное чаепитие какого-то мальчишку без роду и племени. Нет, все это указывало на то, что новый тайчо десятого отряда очень темная лошадка.
- А что скажешь ты, Айкава? - сосредоточенно давя выскочивший на подбородке прыщ, продолжил опрос населения Хирако.
- Время покажет, - глубокомысленно буркнул капитан седьмого отряда откуда-то из недр журнала.
- Роуз? - вопросительно изогнул бровь гобантай-тайчо, хотя этого никто и не увидел из-за его шикарной челки.
- М-м-м, думаю, он достаточно силен для своего возраста, но еще так юн и невинен, - с легкой улыбкой протянул Оторибаси.
- По-моему, тебя сейчас немного не в ту степь потянуло, - многозначительно поиграл бровями Кенсей, на что блондин только тяжело вздохнул - намеки на его нетрадиционность от этого мужлана уже порядком достали. - К чему эти расспросы, Шинджи? Он тебя беспокоит? 
- В какой-то степени - да, - неожиданно серьёзно без своей клоунады и фиглярства произнес капитан пятого отряда, ради такого случая оставив в покое зеркало. - Куросаки Ичиго силен - это неоспоримый факт, - неспешно начал излагать свои мысли он. - Как и то, что он еще достаточно молод и неопытен по сравнению с остальными капитанами. Но его сила еще только растет, и я даже боюсь представить, что из него выйдет лет эдак через пятьдесят-сто, когда этот мальчишка наберется опыта. А он наберется. 
Собравшиеся в покоях Хирако капитаны призадумались: а ведь их штатный клоун прав насчет джубантай-тайчо. На освободившееся место капитана было много желающих из числа достойных и, самое главное, опытных шинигами. Однако к большому изумлению всех имевших хоть какое-то отношение к назначениям куда бы то ни было, после долгого изучения личных дел претендентов главнокомандующий отобрал только одно - третьего офицера второго отряда.
- Думаешь, Генрюсай-доно выбрал Куросаки, исходя из этого? - задумчиво накручивая локон на палец, спросил капитан третьего отряда.
- Уверен, - с многозначительной улыбкой заверил его Шинджи. - Если ты не заметил, то в последнее время в Готей-13 пошла тенденция назначать на руководящие посты молодых, сильных и амбициозных шинигами.
- Эм-м-м... - глубокомысленно протянул Розюро, в то время как в его голове активно крутились шестеренки. Наконец Оторибаси закончил мыслительный процесс, придя к какому-то выводу. 
Только он собрался поделиться им с общественностью, как где-то вдали произошел крупный выброс реацу, а следом за ним и еще один в несколько раз сильнее. И еще один сильнее, и несколько поменьше. 
- Эй, а это не в расположении десятого отряда? - встревожено спросил гобантай-тайчо. 
- Кажется, да, - не менее взволновано ответил Кенсей, после чего капитаны, не сговариваясь, выскочили в сад и понеслись к месту событий. 
Подобравшись к нему поближе, тайчо с удивлением отметили, что источник тревожной реацу находился на полигонах. Полагая, что произошло какое-то чрезвычайное происшествие и что в этот момент дорога каждая секунда, они вломились в расположение отряда с шикаями наголо. Прямо сквозь стены. 
Не обращая внимания на удивленно смотревших на них бойцов десятого отряда, бравые капитаны понеслись в сторону полигонов. 
- А Хирако все ж дурак, - покрутив пальцем у виска, глубокомысленно заявила Нериел. Тиа же подтвердила мнение своей подруги согласным хмыканьем из недр воротника.
- Был, - заржал Гриммджо.
- В каком смысле "был"? - не вписалась в траекторию полета мыслей Сексты Халибел. И не только она.
- Правильно нужно говорить - Хирако все ж дурак был, - сквозь смех выдавил из себя голубоволосый арранкар.
- А-а-а, ты в этом смысле, - понимающе протянула Ту Одершванк и гаденько ухмыльнулась. Капитан пятого отряда уже успел достать их всех. Гриммджо - еще в прошлом-будущем, когда помешал ему получить удовольствие от сражения с Куросаки-самой, читай убить его; Улькиорру - просто за то, что смеет одним своим видом бесить Владыку. А девушек достали тупые попытки Шинджи подкатить к ним - пикапер из него был совершенно никакой.
  
  

Глава 13

  
  
         Прямо возле четвертого полигона тайчо решили разделиться, чтобы одновременно возникнуть прямо на тренировочной площадке. Сказано - сделано, и вот капитаны третьего, пятого, седьмого и девятого отрядов с четырех сторон красиво возникли на ней в разных частях, четко по четырем сторонам света, на трибунах. Однако они не учли, что трибуны были не в том состоянии, чтобы на них кто-то красиво возникал. 
Кватра с интересом наблюдал за тем, как грозные тайчо с воплями и матами барахтались в кучах щепок, пытаясь одновременно встать и повытаскивать занозы из разных интересных мест. Так и должно быть - безэмоционально отметил про себя арранкар - эти ничтожества должны копошиться у подножия трона его Владыки. Жаль только, что сам Владыка этого не желает... 
"И зачем ему везде пытаться заводить друзей? - несколько раздраженно подумал арранкар и заметил, что в последнее время он слишком много общался с Гриммджо. Впрочем, на его каменном лице этого совершенно не отразилось. - От них же куча проблем и никакой пользы! Да и к тому же их вечно приходится откуда-то спасать. Что эту рыжую женщину с силой отрицания, что высокомерного квинси, что эту мелкую противную шинигами, пытающуюся выжить меня из шкафа в комнате Куросаки-сама. Красного вечно орущего бабуина из шестого отряда? Нет, этого спасать не требуется, он сам кого хочешь спасет так, что мало не покажется, особенно окружающей среде. Так, кого же я там забыл? О, точно, здорового молчаливого шкафа мексиканского производства. Из всех друзей Владыки от него меньше всего проблем. Молчит, не умничает и, что самое главное, - не пытается готовить!"
- Эй ты, как-там-тебя, что здесь произошло? - прихрамывая и держась за сильно пострадавшую при падении пятую точку, спустился к тренировочной площадке Хирако.
- Четвертый офицер десятого отряда - Улькиорра Шиффер, - глядя пустыми глазами на то, как капитан пятого отряда пытается незаметно вытащить занозу из задницы, холодно представился Эспада. - Куросаки-сама был недоволен качеством строевой и боевой подготовки своего отряда.
- И что, все это устроил твой капитан? - недоверчиво спросил Роуз, скептически разглядывая медитировавшего Куросаки.
- Банкай, - просто ответил арранкар, не собираясь что-либо объяснять.
- А сейчас он... - несколько недоуменно протянул Лав, в конце вопросительно посмотрев на четвертого офицера десятого отряда.
- Куросаки-сама общается со своим зампакто, - мрачно поглядев на окруживших их с Владыкой тайчо, сообщил Улькиорра.
- Это надолго? - недовольно спросил Хирако, постукивая в нетерпении ногой о землю. 
Шиффер посмотрел на капитана пятого отряда как на идиота, только что пальцем у виска не покрутил, но ничего не ответил. Арранкар не посчитал нужным разговаривать с шинигами, у которого давно и конкретно потекла крыша, а просто пожал плечами. Впрочем, Шинджи тут же сам, без посторонней помощи уразумел, что сморозил явную глупость и несколько стушевался.
- А отряд? - задумчиво оглядывая разрушения ландшафта и прикидывая, скольким же из рядовых сегодня не повезло попасть под банкай своего нового тайчо, спросил Лав.
- Должно быть, уже построился на плацу, - безразлично пожал плечами Кватра.

***

  
      В этот раз, оказавшись в своем внутреннем мире, Ичиго знал, куда идти. Как и раньше, Хоугиоку ждал его на самом большом небоскребе. Зангетсу так же неподвижно замер рядом с флагштоком - создавалось впечатление, что он так и не двигался с прошлого раза, несмотря на то что они вместе с ним в банкае пытались познакомить воплощение королевской воли с Гетсугой Теншо. К слову, знакомство не состоялось, но временный шинигами все еще на это надеялся. Единственным новым с его последней встречи с артефактом, помимо изменений в его карьерном статусе и внешности, был Хичиго. Пустой прятался за спиной у зампакто и, судя по всему, мечтал слиться с декорациями. Пока он молчал, у него это отлично получалось - не без удовольствия отметил Ичиго. 
- Поздравляю с повышением до звания капитана, - без предисловий начал Хоугиоку. - Однако теперь тебе нужно стать капитаном.
- Спасибо, конечно, но что ты имеешь в виду этим своим "стать"? - недоуменно спросил Ичиго.
- Напряги мозги, Куросаки, это полезное упражнение, знаешь ли, - менторским тоном начал отчитывать непонятно за что рыжика артефакт. - Подумай, чем ты отличаешься от остальных капитанов, помимо порядкового номера своего отряда?
Юноша присел прямо на окно небоскреба и принялся старательно упражнять свой разум. А ведь действительно, чем он отличается от них? Капитаны все такие разные... Как понять, чего же у него нет такого, что есть у них? Все они много лет занимают свои посты и... Вот оно! Точно - опыт! 
- Ну, они все гораздо старше меня и гораздо дольше варились во всей этой кухне. У меня совершенно нет опыта управления отрядом, ведь во втором всеми делами занимались Йороуичи и Сой Фонг, а я был так, на подхвате, - несколько неуверенно озвучил результат своих размышлений временный шинигами.
- И это тоже правильно, но ты забыл и еще кое-что, - сдержанно похвалил его Хоугиоку. - Ты, должно быть, заметил, что в любом сражении в большинстве своем только ты и Ренджи сверкаете своими банкаями. Большинство же капитанов используют их только в крайнем случае, предпочитая обходиться кто просто шикаем, а кто еще и кидо. Некоторые из них даже в битве с Айзеном умудрились ни разу не использовать свой банкай, а это говорит, как ты понимаешь, о многом. 
- Ямамото и Кеораку с Укитаке, - пробормотал себе под нос Ичиго.
- Да, - качнула капюшоном любимая погремушка Айзена. - Ты и Кенпачи своего рода исключения: твой зампакто в шикае, а его безымянный - в банкае. И не нужно делать такие большие глаза, и челюсть подними, - заметив, какую реакцию вызвали его слова о Зараки, хмыкнул артефакт. - Да, его клинок на последней стадии высвобождения. Вот так, безо всякого знания имени своего меча и прочей фигни о взаимопонимании. Однако у тебя, Куросаки, есть возможность выйти из шикая, а у него из банкая - нет. 
- То есть как это мне "выйти из шикая"? - передразнил Хоугиоку временный шинигами. - А сражаться я чем буду, умник? Как же я буду без зампакто? - возмутился он.
- Ого, так ты еще помнишь, как выглядит Зангетсу на первой стадии? Я поражен, - умиленно сообщило ему воплощение воли короля Общества Душ. - А слова для активации шикая помнишь?
- Да, - коротко ответил недовольный бестактным вопросом джубантай-тайчо.
- Вот и отлично, - обрадовался его собеседник. - Для того чтобы отменить активацию шикая, тебе нужно здесь, в своем внутреннем мире, войти в транс и дать команду своему зампакто, - пояснил Хоугиоку, кивнув в сторону сверлившего его недовольным взглядом Зангетсу. - А теперь давай, устраивайся поудобнее и...
- Стоять! - рявкнул Ичиго, понимая, что еще какая-то пара секунд - и этот хитромудрый гад в фиолетовом опять исчезнет. - Ты так и не ответил на мой вопрос. Как мне сражаться без меча? Я что, буду отмахиваться своим обломком от Пустых? Или прикажешь мне прогуливать тренировочные бои с Кенпачи?
- Тоже мне, нашел проблему, - совсем по-человечески фыркнул артефакт. - Найди самый обычный меч из тех, что используют в Академии Шинигами для первогодок, и тренируйся с кем хочешь в свое удовольствие. А косить Пустых можно и кидо, знаешь ли, - менторским тоном заявил он, возмущенный тем, что ему пришлось объяснять Куросаки простые истины. - А если никто не видит, то и серо. И вообще, кто из нас двоих обучался супер-мега-крутым приемам рукопашного боя у Урахары? - риторически поинтересовался у пробегавших по небу облаков Хоугиоку.
- Ладно-ладно, я понял, - буркнул пристыженный шинигами, принимая позу лотоса.
- Вот и отлично, до скорого, Куросаки, - саркастично сообщила ему фигура в фиолетовом, растворяясь в воздухе.
После ухода Хоугиоку Ичиго еще несколько минут задумчиво посидел, помедитировал, старательно пытаясь на расстоянии войти в контакт с Зангетсу, но вскоре бросил бесплодные попытки.
- И что он от меня хочет? - раздраженно цокнул он, дергая себя за одну из трех прядок челки.
- Король, ты что, совсем тупой, или у тебя мозги работают только в присутствии этого мудака в фиолетовом тряпье? - издевательски поинтересовался Пустой и расхохотался неприятным металлическим смехом. Он был раздражен тем, что ему пришлось весь разговор с артефактом просто стоять за спиной зампакто и не отсвечивать, и теперь искал любой повод, чтобы устроить драку. Юноша это прекрасно понимал. Понимал его и Зангетсу - наверное, даже лучше него.
- Хичиго... - коротко проговорил зампакто, сверля белобрысую шизу своего хозяина очень многозначительным взглядом.
- Понял, не дурак, - ответил арранкар и пропал.
- Почему ты медлишь, Ичиго? - отстраненно спросил клинок. - Я же знаю, что ты можешь.
- Я думал, тебе это не нравится, старик, - пожал плечами Куросаки.
- Это правда... но вынужден признать, что Хоугиоку прав, и переход на первую стадию был бы отличной тренировкой для тебя, - подходя ближе к своему шинигами, будничным тоном сообщил ему Зангетсу.
- Ты уверен? - удивленно изогнул бровь джубантай-тайчо, которому совершенно не улыбалось остаться без своего ставшего уже таким привычным тесака. 
- Абсолютно, - немногословно заверил его старик.
- Что ж, - разочарованно вздохнул юноша, закрывая глаза и сливаясь со своим внутренним "я". Он уже понял, что сыграть полное незнание предмета не прокатит - меч ра
скусил его на раз. - Приступим.

     
    А где-то там, в реальном мире, на глазах у изумленных капитанов и арранкара лежавший на коленях Куросаки Ичиго огромных размеров тесак начал медленно, миллиметр за миллиметром исчезать.
  
  

Глава 14

  
  
         Бьякуя раздраженно топал по коридорам поместья. Кое-кто из слуг, не успевших спрятаться, почувствовав, что юный господин изволит гневаться, при его приближении тут же старался по цвету слиться со стенами, однако у них это получалось плохо. Не то чтобы он мог выгнать их или покалечить из прихоти, но когда наследник клана был в плохом настроении или раздражен - вот как сейчас - ожидать от него можно было чего угодно. От обидных шуточек до истерики. Причиной отвратительного настроения будущего двадцать восьмого главы благородного дома Кучики стал третий офицер второго отряда - Куросаки Ичиго.
Впервые Бьякуя увидел рыжеволосого шинигами полгода назад, когда к дедушке на чаепитие притащилась эта чертова кошка Йороуичи. И как обычно начала издеваться над ним. Сколько юноша себя помнил, так было всегда. Шихоуин в любое время могла сюрпризом возникнуть на пороге поместья, поставить в нём на уши всех и вся и пропасть, оставив Бьякую отвечать за устроенный беспорядок. И это в лучшем случае - о худшем лучше не вспоминать. И сколько бы молодой Кучики ни пытался помешать этой чертовой бабе, у него ни разу это не получилось - она никогда не стеснялась использовать против него их разницу в возрасте и силе. За многие годы никто и никогда не пытался остановить издевательства Йороуичи над ним. До того дня полгода назад.
Он вырос за высокими стенами поместья и ни разу в жизни не покидал его. У юного наследника благородного дома не было друзей его круга, как, впрочем, и не его тоже. В главном доме не было детей его возраста даже у слуг, и поэтому единственными собеседниками Бьякуи были книги, приглашенные учителя, охрана поместья и слуги. Ни о каком дружеском общении и речи не шло - все строго и официально, ведь он будущий глава клана. А ему, как и всякому ребенку, хотелось с кем-то дружить, валять дурака, хулиганить... Единственной отдушиной для мальчика стали упражнения с деревянным мечом - его зампакто ему выдавали только по большим праздникам и только в присутствии дедушки. Именно поэтому юный аристократ так мечтал о службе в одном из отрядов Готей-13 - это была отличная возможность вырваться из опостылевшего ему поместья, обрести хоть какую-то свободу. Бьякуя был уже на последней стадии отчаяния, когда в его жизни появился Куросаки Ичиго. Он был первым, кто вступился за него перед Йороуичи, несмотря на тот немаловажный факт, что служил под её командованием. Юноша даже и не знал об этом до тех пор, пока дедушка в тот же день за ужином не упомянул об этом в разговоре со старейшинами клана. По словам главы благородного дома Кучики, юноша, сегодня навестивший его в поместье вместе с принцессой клана Шихоуин, - весьма талантливый и многообещающий молодой человек. Мол, он всего три месяца служит во втором отряде, а уже третий офицер и руководитель одного из подразделений онмицукидо. Юный наследник клана встрепенулся и навострил уши, стараясь не подать виду, что его привлёк разговор стариков - слишком уж Бьякую заинтересовала личность его спасителя. Внешность, возраст, сила и манера себя вести - все выдавало в Куросаки Ичиго неординарную личность. Он явно не простой шинигами, раз может себе позволить снисходительно относиться к выходкам принцессы благородного клана Божественных Оружейников - решил юноша. Да и его уважительное, но ни в коем случае не подобострастное отношение к дедушке это только подтверждало.
Следующий визит Куросаки в поместье состоялся через полтора месяца после их первой встречи. Юный аристократ был настолько рад встрече со своим спасителем, что даже очередная выходка проклятой кошки прошла как-то мимо него, чем он немало её огорчил. Обескураженная тем, что ей обломали очередное веселье, Йороуичи унеслась поприветствовать какую-то давнюю знакомую, оставив излюбленную жертву на попечение своего подчинённого. И в тот раз Бьякуя смог подольше пообщаться с загадочным шинигами. И тот не разочаровал его, более того - Куросаки Ичиго поразил юного аристократа до глубины души. Общаться с ним было необычайно легко и приятно, ведь третий офицер второго отряда был не намного его старше, но вместе с тем и необычайно сложно. Рыжий шинигами был гораздо сильнее, опытнее и циничнее, и он гораздо больше него повидал на этом свете. Бьякуя не сомневался, что в прошлом его нового кумира наверняка не все было гладко, вернее ничего не было гладко, именно поэтому ему пришлось рано повзрослеть.
За полгода Ичиго, которого юный Кучики уважительно называл Куросаки-сан, побывал в поместье еще четыре раза. И каждый раз юноше едва ли не с боем приходилось вырывать себе право провести лишние полчаса-час с третьим офицером второго отряда. Нет, не у дедушки, который, похоже, был только рад, что Бьякуя тянулся к Ичиго, по его выражению, "достойному молодому шинигами", а у Шихоуин. Проклятая-Ками-Кошка вечно заявлялась посередине интересной беседы, тему для которой юный Кучики обдумывал с момента прошлого визита Ичиго и, повиснув на нём как какая-то продажная девка, утаскивала его по якобы важным делам. И каждый раз Куросаки мученически вздыхал и покорно следовал за своей неугомонной начальницей, а Бьякуя... Бьякуя бесился от невозможности что-либо изменить. Он был уверен, что чертова баба делает это нарочно, чтоб поиздеваться над ним, а Куросаки-сан по своему обыкновению не обращает внимания на её выходки, чтобы не усугублять положение. В воображении юного Кучики рыжеволосый шинигами представал в образе прекрасной принцессы, которую необходимо было защитить от злобной нибантай-тайчо. Откуда в его голове взялись такие аналогии, Бьякуя не знал, тем более что красивый отнюдь не женской красотой третий офицер второго отряда совершенно не походил на принцессу.
С момента последней встречи с Куросаки-саном прошло ровно два месяца - да, он специально считал. Юноша никому ни единым словом не обмолвился, что скучает по своему спасителю от вздорной принцессы Шихоуин, но настроение у Бьякуи портилось с каждым днем. На него давили окружавшие его стены и, к сожалению, не все из них были из камня. Его тошнило от вымороженных лиц старейшин клана, от угодливых слуг и флегматичных охранников, от окружавшего его холода... Куросаки Ичиго каждый раз во время своих визитов в поместье приносил ему с собой солнце, небо и свежий воздух, приносил ему жизнь. И как назло в тот момент, когда он был так отчаянно нужен Бьякуе, рыжий шинигами все не появлялся. Наверняка это опять проделки Йороуичи - решил юный Кучики, раздраженно впечатывая кулак в ближайшую от него деревянную панель.
- Ну-ну, малыш, - раздался за его спиной ненавистный ему голос принцессы клана Божественных Оружейников. В нём как обычно слышались насмешка и фальшивое участие. - Стена не виновата в том, что ты такой слабак.
Будущий двадцать восьмой глава благородного дома Кучики словно бы очнулся от странного наваждения. Несколько растерянно оглядев свой внешний вид, юноша без труда нашел причину подобного высказывания со стороны Шихоуин - на нём была одежда для тренировок, а за пояс заткнут деревянный меч. Действительно, кажется, он собирался пойти в сад и отработать несколько приёмов, но так до него и не дошел.
Стоп! Раз сюда какими-то лихими ветрами занесло Йороуичи, значит... Бьякуя резко обернулся и внимательно оглядел незваную гостью, а также ту часть коридора, что она не загораживала, ожидая, что вот-вот из-за её спины выйдет Куросаки-сан. Однако он почему-то не появлялся.
- Чего приперлась? - "ласково" поинтересовался Бьякуя, раздраженный отсутствием некого рыжеволосого шинигами.
Конечно, подобное обращение к главе благородного дома было верхом хамства, граничившего с оскорблением, особенно учитывая его положение наследника другого, не менее благородного дома. Однако что Шихоуин, что юный Кучики всегда плевали на все мыслимые и немыслимые правила с верхушки Соукиоку, особенно когда речь шла о ком-то из них.
- Ты сейчас немедленно пойдёшь, примешь ванну и переоденешься во что-нибудь приличное, - так и не объяснив цели своего визита, начала отдавать указания эта кошка. - И поторопись, времени в обрез. Свой зампакто ты получишь на выходе из поместья.
- Я куда-то иду? - только и смог ошеломленно выдавить из себя Бьякуя.
- Не ты, а мы, - поправила его Богиня Скорости. - Поэтому постарайся выглядеть презентабельно, не хочу потом за тебя краснеть.
- Зачем? - так и не двинувшись с места, продолжил недоумевать юноша, все еще пребывая в шоковом состоянии. 
Аристократ был растерян и не знал, чего ему ожидать. Подумать только, сегодня он впервые покинет поместье Кучики! Правда, радость омрачало то, что его первый выход в свет произойдет в сопровождении Йороуичи. А еще его беспокоило отсутствие с ней Ичиго. В конце концов, это Готей-13 и случиться могло разное, особенно учитывая род занятий Куросаки-сана, - от сложного дела до самого худшего. Впрочем, о последнем Бьякуя старался даже и не думать, чтоб, не дай ками, не накликать.
- Будем сватать тебя в один из отрядов Готей-13, - ухмыльнулась ему Йороуичи и, заговорщицки подмигнув, пинком придала ему нужное ускорение. Он хотел было возмутиться, но стремной бабы уже и след простыл. Юноша тяжело вздохнул - горбатого только могила исправит - и поплелся в сторону своей комнаты.


      Бьякуя быстро шел, можно даже сказать - бежал по полупустынным улочкам Сейретея, стараясь не потерять из виду спину нёсшейся куда-то как на пожар Шихоуин. Наследник клана Кучики был настолько захвачен открывшимся ему за порогом поместья миром, что поначалу постоянно отставал от своей провожатой. Не раз и не два случалось так, что заинтригованный очередной открывшейся ему диковинкой юноша останавливался, чтобы рассмотреть её, и почти тут же терял Йороуичи из виду. Принцессе благородного дома Божественных Оружейников приходилось возвращаться, чтобы найти его, чему она была совершенно не рада.
- У меня совсем нет времени на твои выходки, малыш Бьякуя. Да и тебе не стоит в первый же день заставлять своего капитана ждать себя, - с видом умудренной большим жизненным опытом шинигами протянула она и, поежившись, словно бы вспомнила что-то неприятное для себя, добавила: - Особенно этого.
Юный аристократ на подобное заявление только усмехнулся, а про себя подумал о том, что, похоже, есть кто-то еще, кроме него, кто терпеть не может эту вздорную девку. Он уже чувствовал легкую симпатию к своему будущему капитану, хотя даже еще не видел его. Однако вместе с симпатией пришла и некая настороженность - у него тут же возник вопрос, кем же должен быть этот шинигами, чтобы заставить нервничать Шихоуин? Ведь переживать и нервничать - это совсем не в духе Богини Скорости.
- Эй, Йороуичи, - небрежно окликнул он шагавшую впереди него женщину. Та чуть сбавила шаг и обернулась к нему. - А дедушка вообще знает, куда ты меня тащишь?
- Знает, - небрежно отмахнулась от него кошка. - Более того, Гинрей-сан специально настоял на том, чтобы ты пошел служить именно в десятый отряд.
- Но почему? - недоумевал Бьякуя. 
Он отлично знал, что капитаном в этом отряде служил некий дедок сильно пенсионного возраста, которого в жизни ничего не интересует, кроме его бонсаев, отвратительных стишков и каллиграфии. Гинрей-сама весьма критично отзывался об этом шинигами.
- А потому, что твой дедушка неплохо знаком с новым джубантай-тайчо, - заговорщицки подмигнула ему Йороуичи.
- Новым джубантай-тайчо? - изумленно переспросил юноша, даже не заметив, как они подошли к высоким воротам в два с половиной человеческих роста с нарисованной на них цифрой десять.
- А ты что, не знал? - недоверчиво изогнула бровь капитан второго отряда. - Странно, - задумчиво протянула она, - а я думала, что новости о кадровых перестановках в высших чинах Готей-13 расползаются по Сейретею гораздо быстрее. У этих ребят, - женщина кивнула на ворота, - вот уже неделю как новый тайчо, а в твоем поместье еще ни слуху ни духу. Интересно, с чего бы это? - спросила в пространство она, но тут же встрепенулась и громко и четко прокричала: - Капитан второго отряда - Шихоуин Йороуичи, сопровождаю младшего офицера Кучики Бьякую, просим пропустить нас!
После её слов несколько долгих и томительных минут ничего не происходило - ворота как были запертыми, так таковыми и остались. 
Юноша начал нервничать. Неужели их так и не пропустят? 
Или, быть может, это была просто жестокая шутка его давней мучительницы? А что? С неё ведь станется.
С каждой медленно тянувшейся минутой на него все сильней и сильней накатывало отчаяние - ему все больше все происходившее казалось отвратительным розыгрышем.
"Вот сейчас двери в расположение десятого отряда распахнутся, и какой-нибудь рядовой с поклоном пригласит Шихоуин войти, а меня с позором отошлют в поместье..."
Когда двери начали распахиваться в реальности, а не в его воображении, юный аристократ вздрогнул и поспешно натянул на лицо выражение полной невозмутимости. Вернее попытался, а затем почувствовал всплеск чьей-то бешеной реацу.
В проёме медленно и даже как-то торжественно распахивавшихся ворот стоял совсем не рядовой боец. Нарочито растрепанные голубые волосы, короткое распахнутое на груди косоде, демонстрирующее всем желающим накачанный торс и странный шрам. У встречавшего их шинигами была неприятная ухмылка, напоминающая оскал хищника, и шальные голубые глаза, подведённые голубыми и зелёными тенями. Увидев, кто их встречает, Йороуичи так скривилась, будто бы целиком проглотила половинку лимона.
- Джаггерджак, как я рада тебя видеть, - кисло поздоровалась с голубоволосым она. 
- А уж как я тебя, Шихоуин, - оскалился боец десятого отряда, в то время как юный аристократ гадал, пост какого офицера занимает этот шинигами. - Эй вы, метём поактивней! - обернувшись в сторону двух пытавшихся сачковать рядовых, рявкнул он. Те тут же принялись изображать бурную деятельность.
- Ого, какой ты суровый, - сделала большие глаза нибантай-тайчо. - Помнится мне, еще недавно ты не уделял такого большого внимания чистоте и порядку. Особенно когда служил в моем отряде.
Бьякуя встрепенулся. Судя по словам Йороуичи, этот Джаггерджак раньше служил во втором отряде, а это значит... значит, что он может знать Куросаки-сана!
- Что поделаешь, жизнь переменчива, - философски заметил незнакомый шинигами. - Так чем обязан неудовольствию лицезреть твою персону? - откровенно хамски поинтересовался он, на что, к удивлению юного Кучики, Йороуичи только тяжело вздохнула.
- Привела подарочек для твоего тайчо, Гриммджо, - вытолкнув своего подопечного вперед, ухмыльнулась Шихоуин.
Голубоволосый мужчина изумленно изогнул бровь.
- Женщина, ты совсем из ума выжила? - воскликнул он. - На кой черт ему сдался этот мальчишка? Совсем мозги набекрень съехали, старая извращенка?
- Да не нервничай ты так, это - Кучики Бьякуя, он внук моего хорошего знакомого и с сегодняшнего дня будет служить здесь младшим офицером, - поспешила успокоить начавшего выходить из себя Джаггерджака капитан второго отряда. 
Начавшие потихоньку расползаться по укрытиям рядовые облегченно вздохнули - похоже, разборки не будет. Они уже на собственном печальном опыте уяснили, насколько опасно злить их нового шестого офицера. 
Гриммджо смерил представленного нового бойца отряда скептическим взглядом и... промолчал. Так многозначительно промолчал, что даже рядовым стало понятно, что он об этом думает. 
- Кстати, Джаггерджак, если ты сегодня контролируешь общую работу отряда, то позволь узнать, кто же сейчас на полигоне? - легонько хлопнув себя по лбу, вспомнила Йороуичи.
- Улькиорра, - мстительно улыбаясь, ответил голубоволосый шинигами.
- Ты хоть проверял, как у них там дела? Да этот отморозок же их всех поубивает! - побледнела смуглая шинигами.
- Успокойся, жизни этих неудачников вне опасности. Помимо Шиффера там есть Мадараме и, конечно же, сам владыка, - небрежно махнул рукой куда-то в сторону офицер десятого отряда.
- Не проводишь нас к своему тайчо? - слегка задумчиво попросила Шихоуин.
- Да пожалуйста, - пожал плечами Гриммджо и, развернувшись, молча пошел куда-то вглубь расположения отряда. Йороуичи с Бьякуей на буксире так же молча последовала за ним.
Ворота медленно и торжественно захлопнулись за их спинами, отрезая от внешнего мира.
- Эй, Джаггерджак, правильно ли я поняла, что у вас на полигоне что-то забыл офицер одиннадцатого отряда? - поинтересовалась нибантай-тайчо, когда они отошли от ворот на приличное расстояние.
- Ну да, - как нечто само собой разумевшееся протянул он. - Неужели тебе не доложили об этом? - намекая на то, что уж кто-кто, а принцесса клана Божественных Оружейников как глава отряда правопорядка должна знать о таком в первую очередь. 
- Доложили, - не стала скрывать женщина, - но я не думала, что ситуация с десятым отрядом настолько плачевна.
- Она более чем плачевна! - с возмущением отозвался шинигами. - Старик Ватанабэ совершенно распустил своих подчинённых. Бойцы дурно воспитаны и не соблюдают субординацию, а уж об их уровне подготовки я вообще молчу! Правильно говорят в одиннадцатом, что их соседи - сборище криворуких неудачников! Мало того что они попытались на нас напасть в первый же день, так они еще сделали это в лучших традициях грабителей с большой дороги!
- На вас? На Эспаду? - недоверчиво переспросила Йороуичи и резко остановилась, словно бы налетев на невидимую стену. Тихонько шедший рядом с ней Бьякуя, внимательно прислушивавшийся к разговору двух взрослых, навострил уши, услышав незнакомое слово. - Они что, самоубийцы?
- Стали бы ими, если бы Шиффер вовремя не вспомнил, что если мы убьем этот сброд, то его обожаемому владыке будет некем командовать. Так что пришлось их просто пожурить.
- Пожурить? - раздраженно фыркнула Шихоуин. - Да после вашего "пожурить" в расположение четвертого отряда было доставлено двадцать восемь шинигами в тяжелейшем состоянии!
- Да что ж ты из нас извергов-то при ребёнке делаешь, - шутливо возмутился Гриммджо, подмигнув Бьякуе. - Мы даже зампакто из ножен не доставали! Кто виноват, что они такие отбросы? Да они на плацу смогли выстроиться только со второй попытки! Причем после первой у нашего незабвенного нервный срыв случился.
- Это когда он разнес в щепки четвертый полигон, перепугав при этом Хирако с товарищами? - поспешила уточнить капитан второго отряда и расхохоталась. - Да уж, молодец, ничего не скажешь - благодаря ему Шинджи и Роуз потом весь вечер вытаскивали занозы из разных интересных мест. Но ты мне так и не объяснил, что у вас делает Мадараме Иккаку, - отсмеявшись, вновь перешла на серьёзный тон она.
- По его словам - муштрует рядовых, - хмыкнул голубоволосый мужчина, многозначительным взглядом показав своей собеседнице, что он думал о муштре. 
Внимательно слушавший неспешный обмен новостями из жизни Готей-13 двоих шинигами Бьякуя все больше и больше нервничал. Из их разговора выходило, что капитан десятого отряда и некая Эспада (что это? Какое-то подразделение?) - самые настоящие изверги, что разрушают полигоны и калечат бойцов своего отряда. Неужели дедушка действительно решил отправить его сюда?
- Нам еще долго идти? - капризно поинтересовалась Йороуичи, демонстративно сбавляя шаг.
- Да нет, - без труда разгадав маневр Богини Скорости, усмехнулся Джаггерджак. - Вон, видишь постройки? - Он указал на видневшиеся метрах в десяти от них какие-то сарайчики. Шихоуин кивнула. - Сразу же за ними начинается первый полигон. Удачи, - скептически хмыкнул он и тут же исчез.
- Кто это был? - спросил юноша, как только их провожатый скрылся в шунпо.
- Гриммджо Джаггерджак - новый шестой офицер десятого отряда, - пожала плечами Йороуичи. 
- Я думал, он лейтенант или что-то еще в этом роде, - разочарованно протянул Бьякуя. - Он показался мне таким сильным...
- Он действительно очень силен, малыш. - Нибантай-тайчо почесала переносицу. - Более того, я подозреваю, что это хамло владеет банкаем. Владеет и молчит.
- Тогда почему он всего лишь шестой офицер? - не унимался Кучики.
- А почему этот кошак и его товарищи пошли служить в мой отряд младшими офицерами? - хмыкнула Шихоуин, первой ступая на лестницу, ведущую к тренировочной площадке, и тут же сама ответила на свой вопрос: - Чтобы служить под его командованием.
- Его командованием? - недоуменно переспросил юноша, ежась от окружившей его реацу собравшихся на полигоне шинигами.
- Да, под его командованием, - заговорщицки усмехнулась Йороуичи, указывая своему подопечному на шинигами с длинными рыжими волосами в капитанском хаори, сидевшего в самом низу.
С каждой ступенькой вниз сердце Бьякуи стучало все быстрее и громче, казалось, будто бы оно сейчас выпрыгнет из груди, а внутри все сжалось от какого-то странного предчувствия. Когда стук сердца стал оглушающим, к горлу подступил комок и юный аристократ понял, что ноги переставали его держать. Капитан десятого отряда, будто бы что-то почувствовав, встал во весь рост и медленно обернулся. Встретившись с теплыми карими глазами своего тайчо, младший офицер Кучики едва сдержал пораженный вопль - новым джубантай-тайчо оказался отлично знакомый ему Куросаки Ичиго.
  
  

Глава 15

         
  
   С того дня, как на его плечи легла ответственность за десятый отряд, прошло целых два месяца. Это были очень тяжелые два месяца для Ичиго, и оставалось только гадать, сколько же их еще таких будет. Но одно юный тайчо знал точно: если бы не помощь Кенпачи, он бы уже давно прописался в четвертом отряде в отделении для душевно больных или запросил бы политического убежища в Гнезде Личинок.
В первые дни своего капитанства, вникая в дела отряда и осматривая свои новые владения, Ичиго не уставал попеременно хвататься то за рыжую головушку, то за притащенную Улькиоррой из Академии Шинигами "пустышку". "Пустышкой" на сленге тамошних преподавателей звалась тренировочная катана, внешне неотличимая от самого настоящего зампакто. Её использовали для обучения тех шинигами, что не могли самостоятельно докричаться до своих духовных мечей.
И хвататься за голову было от чего. Вверенное Куросаки стараниями Йороуичи подразделение было совершенно не приспособлено к ведению воинской службы: дисциплина на нуле, боевая подготовка была даже не нулевая, а стремящаяся к минус бесконечности, а уж за отрядную документацию вообще можно было выпить. Не чокаясь. Ну не называть же громким словом "документация" ту кипу припорошенных пылью жалких листочков непонятного происхождения и назначения, что лежали в оплетенной столетней паутиной коробке? Причем лежали они в не менее грязном и пыльном шкафу в капитанском кабинете, который, кажется, не убирался с момента основания Готей-13. 
И подобная запущенность была практически везде. Единственными местами, где кое-как поддерживалось то, что с большой натяжкой, да и то по сравнению с остальным, можно было назвать порядком, были казармы и кухня с общей столовой. И то только потому, что бойцы там жили и питались. И по словам тринадцатого офицера Хаттори Акиямы, проводившего экскурсию по территории отряда для нового тайчо, так было с тех пор, как он поступил на службу в этот отряд - то есть около ста лет. Именно этот шинигами помог Гриммджо построить отряд в первый же день. За что и был на следующий день удостоен высочайшей чести провести обзорную прогулку для нового руководства. 
Единственным, что в этом отряде содержалось в идеальном порядке, были архив и библиотека. Впрочем, здесь был порядок отнюдь не благодаря рядовым бойцам - последние лет триста ими заведовал весьма бойкий благообразный старичок, носивший звание двадцатого офицера. Старик Ватанабэ назначил его еще до того, как окончательно скатился в маразм. И не прогадал. При малейшем намеке на угрозу его вотчине библиотекарь баррикадировался изнутри, а снаружи окружал здание мастерски выполненным кеккаем. Ичиго, у которого после осмотра отрядных достопримечательностей нервно дергалась бровь, церемонно поблагодарил старичка за отличную службу и сбежал в одиннадцатый отряд лечить нервы с помощью изматывающего тренировочного боя с Кенпачи, онсэна и пары-тройки кувшинчиков саке. Благо его всегда принимали там с распростертыми объятиями.
Тогда, оценив представший перед ним фронт работ, новоиспеченный джубантай-тайчо взвыл подобно голодному Пустому. Тренировочные бои для распределения офицерских постов пришлось отложить - в первую очередь необходимо было привести в порядок расположение отряда. Теперь уже взвыли рядовые и младшие офицеры, на которых Куросаки переложил обязанность дочиста вылизать территорию. И пока теперь уже его бойцы под бдительным надзором Гриммджо и Нел претворяли в жизнь план под названием "чистая неделя в десятом отряде", Ичиго вместе с Тиа и Улькиоррой пытался хоть как-то наладить бумажную работу. 
И таки наладил. Вопреки скептическому мнению канцелярии первого отряда. Ведь несмотря на практически полное отсутствие терпения или усидчивости, а также любовь периодически почесать кулаки о фейсы всех недовольных его цветом волос, что в младшей, что в средней, а потом и в старшей школах, по рейтингу успеваемости Куросаки всегда входил в первую двадцатку. Он бы и в десятку вошел, если бы приложил больше усилий, но ему постоянно что-то мешало. В младшей и средней школе - драки со шпаной, а в старшей - обязанности временного шинигами.
Генеральная уборка в расположении отряда силами почти всех его бойцов закончилась за три дня. И в тот же день на стол Ичиго легло двадцать восемь заявлений о переводе в другие отряды - покалеченные Эспадой шинигами не хотели служить под их и его началом. Куросаки подписал их недрогнувшей рукой, потому что тем, кто пытается скопом напасть на своих товарищей, не место в его отряде. Но проблема в том, что среди запросивших перевод были офицеры, ранее занимавшие посты с третьего по одиннадцатый, а также с тринадцатого по восемнадцатый.
Перед новоиспеченным тайчо встала проблема острой нехватки кадров на руководящих постах. Ичиго, Эспада и теперь уже девятый офицер Хаттори Акияма не могли разорваться, а для того чтобы просто запустить работу отряда, им были необходимы еще как минимум две пары рук. Помощь пришла неожиданно - и причем с той стороны, откуда рыжий шинигами её совершенно не ожидал - от Кенпачи. На его четвертый день на посту капитана в расположение отряда заявились чем-то провинившиеся перед своим оригинально мыслящим тайчо Иккаку и Юмичика. 
Мадараме и Гриммджо занялись тренировками личного состава, при любом случае обещая пытавшимся сачковать шинигами отправить их в одиннадцатый отряд на стажировку. Личный состав должным образом ужасался и с удвоенными силами принимался отрабатывать стойки, удары и блоки. Айасегава и Шиффер занялись бумажными делами отряда. Ту Одершванк вместе с Хаттори сортировали личные дела бойцов, чтобы определить, кто что умеет и как это может пригодиться отряду. А Халибел осуществляла общий контроль над теми, кто дежурил в расположении. Правда, не все были довольны таким распределением, поэтому после долгих дебатов, в процессе которых были сломаны несколько столов и стульев, было решено каждый день меняться. Но Ичиго этого уже не застал, потому что отправился на свое первое собрание капитанов, где и отчитался об удручающем состоянии вверенного ему отряда, а также попросил хотя бы в первые полгода не поручать бойцам десятого ничего серьёзного. Должным образом впечатлившийся отчетом старик Ямамото торжественно пообещал выполнить просьбу.
А на седьмой день Йороуичи с подачи Гинрей-сана привела к нему Бьякую. Ичиго несколько раз пытался вернуть обратно этот подарочек, мотивируя это тем, что ему нужно хотя бы наладить работу отряда, прежде чем брать на себя ответственность за кого-то, но его никто не слушал. Пришлось оставить.

***

  
      Будущий двадцать восьмой глава клана Кучики устало выдохнул и утер пот со лба. Юноша опустил зампакто и осторожно скосил взгляд на трибуны, где за всеми находившимися на полигоне бойцами внимательно наблюдал Куросаки-тайчо. У его ног преданным псом замер четвертый офицер Шиффер-сан, явно получавший удовольствие от того, что его владыка неторопливо перебирал ему волосы. Бьякуя завистливо покосился на довольно жмурившегося темноволосого шинигами и тихонько вздохнул - ему такое не то что не светит, но даже и не фосфоресцирует. 
С момента начала его службы в десятом отряде прошло уже почти два месяца, и за это время юноша смог всего несколько раз перекинуться парой слов со своим тайчо. Кучики не жаловался, потому что видел, насколько вымотанным был Ичиго все это время, но все равно ему было обидно. Потому что четверо шинигами, перешедшие в десятый отряд вслед за тем, кого они называют своим владыкой, не отходили от него ни на шаг. Нериел Ту Одершванк, Тиа Халибел, Улькиорра Шиффер и Гриммджо Джаггерджак - группа весьма сильных шинигами с уровнем реацу и способностями не ниже лейтенантских, именно они называют себя Эспадой. Согласно ходившим по отряду слухам, "эспада" в переводе с какого-то языка означает "меч". Исходя из этого, Бьякуя решил, что те четверо воспринимали свою группу не чем иным, как карающим мечом Куросаки-тайчо. 
Юноша понимал, что из-за положения в обществе своего клана он, в отличие от того же девятого офицера Хаттори, не мог позволить себе войти в группу вассалов Куросаки-сама. Но зато он также понимал, что может стать ближе к своему кумиру, если займет пост повыше. Пока он был всего лишь семнадцатым офицером. И то лишь потому, что в отряде была острая нехватка шинигами на руководящих должностях, а он на фоне остальных бойцов был хоть сколько-нибудь обучен. Именно поэтому Бьякуя тренировался как проклятый с раннего утра до поздней ночи, вызывая одобрительное хмыканье со стороны приглашенных
офицеров одиннадцатого отряда. 
- Эй, Кучики, хорош прохлаждаться, ты не на фестивале! - стоило юному аристократу хоть немного отвлечься, как тут же раздался командирский рявк третьего офицера Мадараме.
Бьякуя раздраженно цокнул и продолжил отрабатывать удары.
"Вот ведь прицепился, - фыркнул он, - прежде чем ко мне лезть, лучше бы в своем на всю голову стукнутом отряде порядок навел!"
Юноша понимал, что офицеры Мадараме и Айасегава, ходившие к ним как на работу, появлялись не для того, чтобы поумничать, а в качестве гуманитарной помощи от капитана Зараки своему молодому и неопытному коллеге. И видя более чем плачевное состояние отряда, Бьякуя мог это понять. Но одного он всё же не понимал: почему, во имя ками, Куросаки-тайчо обратился за помощью именно к Кенпачи? Не к Укитаке, который всегда рад помочь капитанам-новичкам, не к дедушке, с которым у Ичиго хорошие отношения, не к Шихоуин, наконец, как к своему бывшему начальству, а к этому недалекому руконгайскому отбросу?! И кого он прислал? Двух странных субъектов, первый из которых такой же тупой солдафон, как и джуичибантай-тайчо, а второй - вообще нечто неопределённого пола! 
- Кучики, ты что, сюда поспать пришел? - раздраженно рявкнул Мадараме, неожиданно объявившись у него за спиной.
Юноша вздрогнул и резко обернулся, чтобы тут же столкнуться с фирменным хищным оскалом третьего офицера одиннадцатого отряда. Нужно отметить, что вкупе с достаточно мощной реацу, лысой головой и бешеными глазами выглядел он весьма устрашающе.
- Может быть, ты считаешь, что тебе не нужны тренировки? - вкрадчиво поинтересовался Иккаку, опасно прищурившись и еще больше став похожим на готового броситься на свою добычу хищника. - Так вот, если считаешь, - жестко продолжил он, не давая "добыче" и рта раскрыть в свое оправдание, - засунь свои иллюзии себе куда-нибудь поглубже и берись за меч. Потому что пока что ты и твои криворукие бойцы не дотягиваете даже до уровня поломоек в одиннадцатом отряде. Твой капитан, кстати, тоже так считает, - кивнул головой в сторону трибун Иккаку.
На Бьякую, за своими размышлениями даже как-то забывшего, что на сегодняшней тренировке присутствовал капитан, словно бы вылили ушат холодной воды. Как он мог позволить, чтобы это руконгайское быдло выговаривало ему на глазах у Ичиго-сама! Юный аристократ вздрогнул и опасливо скосил взгляд на трибуны... чтобы увидеть, как Куросаки-тайчо в сопровождении Улькиорры-сана и незаметно присоединившегося к ним Гриммджо-сана покидал второй полигон.
  
  

Глава 16

         
  
   По небу лениво плыли облака, тускло светило солнышко. Тренировка личного состава в самом разгаре, распоряжения дежурившим бойцам отданы, все шло по ранее заведённому порядку, и ничего не предвещало лишнего напряга... Сплошная идиллия! Правда, не надолго - у их отряда есть еще четыре месяца сплошного расслабона, прежде чем начнутся суровые будни шинигами. Но до истечения выпрошенной Куросаки у старика главнокомандующего отсрочки нужно еще дожить, а пока что он вполне мог позволить себе подремать пару часиков - решил Гриммджо, поудобнее устраиваясь на толстой ветке. Арранкар не знал, к какой породе относится растущее почти посередине расположения отряда дерево, да и, если честно, совершенно не стремился этого знать. Но одно он знал точно - в его кроне весьма удобно сидеть и мыслить о вселенских проблемах, изредка поглядывая на самозабвенно вкалывающих дежурных. 
Помимо того что четвертый офицер все видел и все знал или что к третьим офицерам лучше даже и не пытаться подкатывать с предложением скрасить досуг, бойцы десятого отряда быстро уяснили - несмотря на свой раздолбайский видок, шестой офицер крайне отрицательно относился к попыткам сачковать. Неважно: уборка ли это, тренировка или дежурство. Не дай ками позволить себе хоть на минуту расслабиться без позволения на то Джаггерджака, как откуда ни возьмись за спиной ленящихся появляется голубоволосый шестой офицер и провинившиеся будут лететь пятой точкой вперед дальше, чем видят. Обычно после таких вот нежных, по выражению самого Гриммджо, пинков, лентяи сутки валяются в четвертом отряде, приходя в себя. Поэтому, прекрасно понимая, чем может обернуться пренебрежительное отношение к работе в самом расположении отряда в дежурство шестого офицера, бойцы пахали, как негры на плантациях, боясь даже лишний раз вздохнуть, чтобы не навлечь на себя гнев начальства. 
Глядя на активное копошение своих сегодняшних жертв, арранкар удовлетворённо ухмыльнулся - все шло по плану. Секста довольно потянулся, едва не свалившись с любимой ветки при этом, и прикрыл глаза, собираясь хорошенько вздремнуть. Но его планам не суждено было осуществиться, и сказать за это спасибо следует вломившемуся на территорию отряда Зараки Кенпачи, по своему обыкновению проигнорировавшему такую ненужную вещь как ворота. 
"Значит, стены у нас уже нет", - как-то меланхолично подумал Секста, прикидывая, во сколько же Куросаки обойдется ремонт и чем это обернется лично для него. Но тут до Джаггерджака дошло, что оригинально мыслящее руководство соседнего отряда раздолбало именно ту стену, приведением в порядок которой занимался именно он. Гриммджо рассвирепел. Этот ублюдок хоть представляет, как сложно ему было? Да он в жизни столько не вкалывал, пока эта высоченная ограда не приобрела ровность полированного дерева и цвет первого снега!
- Эй, Куросаки, выходи подраться! - меж тем разорялся джуичибантай-тайчо, с хохотом гоняя перепуганных рядовых десятого отряда под счастливый смех крошки-лейтенанта. 
Гриммджо тяжело вздохнул и досадливо хлопнул себя по лицу - иногда этот Кенпачи такой... Кенпачи! На территории своего отряда небось не ведет себя как слон в посудной лавке. Но с другой стороны - за время знакомства с этим шинигами Секста уяснил, что он не так прост, как себя показывает. И это его неожиданное появление... Значило ли это, что Зараки явился сюда для того, чтобы обсудить что-то с их рыжим владыкой, или ему просто захотелось подраться? Кто знает... 
Но в любом случае пусть с этим разбирается Куросаки - решил Гриммджо, уходя в сонидо прямо с ветки. Не хватало еще, чтобы его заметили, ибо связываться с Кенпачи себе дороже - это Джаггерджак тоже довольно быстро для себя уяснил, еще на примере Нойторы. А подраться он вполне может и с Шиффером. Достаточно всего лишь некорректно отозваться при нем об их владыке, как у Улькиорры включается режим берсерка. Ну, насколько это возможно, учитывая общую безэмоциональность Кватры.

***

  
Ичиго с тоской наблюдал за активно махавшими зампакто бойцами своего отряда. Прошло уже почти два месяца с того момента, как за тренировки его подчиненных взялся Иккаку, а их навыки практически не улучшились. Наблюдая за тем печальным зрелищем, что представало перед его глазами, юноша все больше и больше убеждался в том, что тренировки Урахары на грани жизни и смерти гораздо эффективнее, чем бесполезные махания зампакто до звездочек перед глазами.
"Тренировки, что ли, с одиннадцатым устроить? Думаю, Кенпачи будет не против", - с особым злорадством оглядывая своих подчиненных, еще не знавших о том, какую свинью подложила им судьба в виде очередной идеи их капитана, подумал рыжий шинигами.
- Эй, Куросаки! - негромко, но весьма эмоционально окликнул Ичиго возникший за его спиной с помощью сонидо Гриммджо. 
Сидевший у ног своего владыки Улькиорра напрягся. Арранкару очень не понравилось внезапное появление его коллеги, как и то, что господин с его появлением перестал перебирать ему волосы.
- Чего тебе, мусор? - взглядом обещая разрушившему всю идиллию Сексте все мыслимые и немыслимые кары, безэмоционально поинтересовался Кватра.
Джаггерджак стоически проигнорировал очередное обострение "мусоромании" у больного на всю голову Шиффера и обратился к рыжему шинигами:
- Тут к тебе дружок твой неуемный заявился, останови его, если не хочешь отстраивать расположение отряда, - насмешливо оскалился он, хотя любой, кто знал его достаточно долго, заметил бы, что Гриммджо обеспокоен. 
- Кенпачи? - ошарашено переспросил Ичиго, напрягшись, чтобы тут же легкий ветерок донес до него знакомую реацу. И в этот раз она ощущалась как-то по-другому - в несколько раз слабее и с какой-то странной, отвратительной примесью. Это было странно, ведь раньше он не ощущал ничего подобного. - Ксо! - выдохнул юноша, когда где-то вдали что-то знатно бабахнуло. 
Джубантай-тайчо перевел взгляд на тренировочную площадку, где Иккаку в очередной раз за что-то отчитывал Бьякую. Он не сомневался, что третий офицер Мадараме даже на таком расстоянии почувствовал присутствие своего капитана, как и не сомневался, что тот тоже заметил странность с его духовной силой. Это, наверное, какой-то необъяснимый феномен, но бойцы одиннадцатого ощущали присутствие своего капитана на уровне инстинктов, задолго до того как начинала ощущаться его чудовищная реацу. Решив, что в любом случае тренировка отряда от него никуда не убежит, а лысый сенсей, гонявший до седьмого пота бойцов чужого ему отряда, будет благодарен за новости о своем оригинально мыслящем тайчо, Ичиго встал и в сопровождении арранкаров покинул полигон.

      Мчась наперегонки с ветром в сторону бушевавшего Кенпачи, юноша гадал, что же такого стряслось в Сейретее, что капитан одиннадцатого отряда заявился к нему лично? В то, что Зараки просто стало скучно и он решил поиграть в Невероятного Халка, временный шинигами не верил. Теперь уже нет. Одно дело "случайно" в пылу тренировочного боя с ним разрушить лабораторию Урахары, в которой Панамочник ставил очередной сумасшедший эксперимент, а другое - целенаправленно вломиться на территорию другого отряда и устроить там беспорядки.
Да, Куросаки не забыл о своей смене имиджа и по-своему отблагодарил Киске. Любо-дорого вспомнить, как истерил Панамочник над дымившимися обломками своего детища!
За почти семь месяцев близкого знакомства с джуичибантай-тайчо Ичиго уяснил - в том Кенпачи, что он знал в своем времени, настоящим был только уровень реацу, любовь к дракам и топографический кретинизм. Все остальное - лишь актерское мастерство и ничего более. Первое время юноша крайне возмущался этим фактом, пока не получил по рыжей макушке от Зангетсу, который и пояснил своему хозяину, в чем причина такого лицедейства. Если абстрагироваться от образа тупого, но чертовски сильного солдафона, то что мы получаем в сухом остатке? Безымянный шинигами, который в качестве фамилии взял себе название района Руконгая, в котором он себя впервые осознал, а в качестве имени - прозвище сильнейшего бойца поколения. Пришел в Сейретей из ниоткуда, уже обладая огромным боевым опытом, навыками тактики и стратегии на уровне капитанских, и сразу же занял один из высших постов в Готей-13. И это не считая меча в банкае и почти разумной реацу, которой при желании можно крушить здания. Подозрительно, не правда ли? Да такой как он - самый первый претендент на запихивание в Гнездо Личинок или даже на казнь! А вот если подозрительный элемент всего лишь тупой солдафон с одной извилиной, да к тому же прямой и ровной как плац, то его вполне можно использовать, не опасаясь от него какой-то непредсказуемой пакости. 
Переварив полученную информацию от Зангетсу, Ичиго схватился за голову - получается, с ним ведь тоже такая же история! Пока он не слишком выделялся на фоне остальных капитанов, пока сшибал своей рыжей головушкой очередные преграды и порывался всех спасать (в некоторых случаях даже от самих себя), он был в относительной безопасности. Но не дай ками он начнет представлять опасность для Готей-13 - его просто убьют. Те сила и навыки, которыми он обладал сейчас, в его времени наверняка будут классифицироваться как опасные для Общества душ - с неприятным чувством понял Куросаки. И поняв, где-то очень глубоко в душе испытал благодарность к Хоугиоку, пусть и для своих нужд отправившему его и Эспаду в прошлое. 
Осознав неприятную для себя тенденцию, юный капитан старался первое время почти не показываться на публике, пытаясь выработать для себя свою линию поведения. Благо у него был отличный повод - приведение в порядок дел отряда. Как задел на будущее, Ичиго даже и не стал скрывать свои приятельские отношения с Кенпачи, о которых стало известно всем кому не лень, когда капитан одиннадцатого отрядил ему в помощь своих бойцов. Временный шинигами знал, что в Сейретее, узнав об этом широком жесте Зараки, многие недоумевали, почему же новый капитан десятого отряда не обратился за помощью к своим друзьям и покровителям в лице Шихоуин или Кучики. Куросаки по этому поводу даже вызывали в канцелярию первого отряда. Ичиго особо не распространялся, но уже к вечеру по белому граду прошлась информация, мол, все в порядке, джубантай-тайчо не вышел из ума, а просто обратился за помощью к профессионалам боевой подготовки. Когда же спустя некоторое время его бойцы живые и здоровые начали показываться за территорией отряда, волнение улеглось.
На самом деле Ичиго специально не хотел обращаться за помощью к Йороуичи или Гинрей-сану, чтоб не быть им должным еще больше. Он и так у них в долгу за то, что аристократы пропихнули его на капитанскую должность. А это значит - от него ожидают, что он будет поддерживать их в кое-каких случаях. И прося помощи у своих покровителей, юноша будет просто обязан и дальше их поддерживать. Положим, долг перед старшим Кучики был погашен, когда он, пусть и не по своей воле, взялся опекать Бьякую, а вот перед Шихоуин - нет. А ведь к его настоящему времени эта кошка должна быть ему крепко должна, чтоб согласилась играть по его правилам. С Кенпачи все проще - у него нет таких заморочек, как у остальных капитанов, так что Ичиго вполне мог во время очередного их тренировочного поединка, совмещая приятное с полезным, попросить помощи. И он знал, что помощь ему будет оказана без всякого ввязывания в каббалу взаимных услуг.

      Прибыв на место событий, Ичиго застал там картину, напоминавшую какой-то идиотский фильм, в котором маньяк с бензопилой минут двадцать гоняется за студентами и до сих пор еще ни одного не покалечил. Кенпачи вел себя точь-в-точь как этот маньяк - то есть издавал много шума, пугал до дрожи, а сам никому не нанес непоправимого вреда. 
На глазок оценив нанесенный ущерб, а также в уме прикинув, во сколько обойдется отряду ремонт всего того, что разрушил капитан одиннадцатого отряда, временный шинигами едва удержался от того, чтобы отправиться на территорию одиннадцатого отряда с, так сказать, ответным визитом. Рыжий капитан раздраженно цокнул: конспирация - это, конечно, хорошо, никто не спорит, но зачем так усердствовать? Решив, что все-таки стребует с соседа возмещение убытков, юноша всплеском реацу обозначил свое присутствие.
Заметив прибытие приятеля, Зараки прекратил с рычанием голодного тигра гоняться за рядовыми десятого отряда и обратил свое внимание на их капитана. Порядком напуганные бойцы замерли испуганными, но очень-очень любопытными сусликами кто где стоял. Здравый смысл приказывал им организовано и мужественно драпать в сторону казарм, в то время как желание посмотреть на, как они думали, неминуемое сражение двух капитанов призывало занять места в первых рядах.
- Йо, Куросаки! - гаркнул джуичибантай-тайчо, набрасываясь на своего молодого коллегу с явным намерением разрубить его пополам. На его правом глазу красовалась до боли знакомая повязка - именно она была причиной странных изменений в реацу капитана одиннадцатого отряда.
- И тебе не хворать, - раздраженно дернув бровью, уклонился от атаки Ичиго. - Не обязательно было ломать стены, чтобы зайти в гости, Кенпачи, для этого есть дверь, знаешь ли, - пытаясь оставаться невозмутимым, сообщил он. Однако скрипучий, с какими-то странными металлическими хрипами голос, более свойственный его личному Пустому, выдавал его состояние, как разведчика волочащийся за ним парашют.
- Ичи, ходить через дверь - это не весело! - доверительно прокричала ему Ячиру, спрыгнув с плеча своего начальства. 
Рыжий капитан резко выдохнул и мысленно досчитал до десяти.
- Чего приперлись? - ласково поинтересовался он у больной на голову парочки.
- Мне скучно, Куросаки, пошли подеремся! - приглашающее осклабился Зараки.
- А мне некогда, - отрезал юноша, провокационно сложив руки на груди. - Иди приставай к кому-нибудь другому!
Но когда самого оригинально мыслящего капитана Готей-13 останавливало чье-то несогласие? Правильно - никогда. Со словами "Ну что ты как баба, Куросаки?" он с неуловимой для глаз скоростью метнулся к Ичиго, и тут небо с землей поменялись для временного шинигами местами.

***

  
      Пользуясь тем, что третий офицер одиннадцатого отряда после ухода с полигона капитана десятого отчего-то стал слегка рассеянным, Бьякуя самым банальнейшим образом сбежал с тренировки. Юный аристократ чувствовал, что случилось нечто необычное в самом расположении, раз шестой офицер Джаггерджак покинул свой пост и отправился доложить об этом начальству. 
Будущий двадцать восьмой глава клана Кучики изо всех сил пытался догнать умчавшегося с помощью шунпо Куросаки-тайчо с офицерами, однако из-за отсутствия опыта и должных навыков его сил надолго не хватило. В итоге оставшуюся часть пути Бьякуе пришлось проделать на своих двоих. Вбежав на площадь перед администрацией отряда, он застал там полнейший разгром, будто бы кто-то долго и упорно сражался на его территории с использовани
ем шикаев.
Посреди всей этой разрухи стоял огромный и до жути пугающий мужчина в изодранном по краям капитанском хаори, в котором Бьякуя с легкостью узнал печально известного Зараки Кенпачи. В реальности он оказался еще кошмарнее, чем по описаниям. От его жуткого оскала стыла кровь в жилах, а от уровня реацу у юноши тут же подкосились уставшие от долгого бега ноги. Через плечо у гиганта, словно дорогой ковер или строптивая красавица, висел отчаянно брыкавшийся Куросаки Ичиго. Рыжий капитан десятого отряда рыча выдавал многоэтажные конструкции, от высоты и красочности которых краснели даже выходцы из Руконгая. Это зрелище было настолько сюрреалистично, что юный Кучики застыл в шоке, переваривая увиденное. 
В себя его привел удивленный хмык Джаггерджака, оценившего очередной весьма заковыристый пассаж, выданный его владыкой. Рядом с ним бойцы отряда негромко переговаривались, комментируя происходившее, а кто-то быстро конспектировал за мастерски матерившимся джубантай-тайчо. Оглядев площадь и заметив, что никто даже и не пытался помочь выпутаться их тайчо из щекотливой ситуации, Бьякуя почувствовал, что начинает звереть. Почему медлит Эспада? Шестой офицер стоял, сложив руки в карманы, и откровенно веселился, где и что делали Ту Одершванк и Халибел - непонятно, а Шиффер, схватившись за рукоять зампакто, стоял как памятник самому себе. 
- Да хватит уже дергаться, - меж тем досадливо цокнул капитан одиннадцатого отряда, шлепнув свою ношу по мягкому месту.
На площадь опустилась многозначительная тишина. И в ней отчетливо раздался лязг зампакто, вытягиваемого из ножен.
- Связывай, - холодным, вымораживающим до костей тоном приказал Улькиорра. Так мог бы звучать безумный и ликующий северный ветер, пролетая над вымороженным им городом - мертво и жестоко, - Мурсье... - начал было говорить имя своего меча Шиффер, но был остановлен возникшими из ниоткуда Нел и Тиа. Умопомрачительные красотки схватили четвертого офицера за руки, а оперативно подскочивший к нему Гриммджо зажал рот, не давая до конца произнести активацию шикая.
И это Эспада? Такого Бьякуя вытерпеть уже не смог. Он моментально выхватил из ножен свой зампакто и собирался было напасть на совсем уже перешедшее все мыслимые и немыслимые границы руконгайское быдло, как его остановил холодный властный голос.
- Отбрось свой страх, смотри вперёд, - достав что-то из рукава, медленно и торжественно начал произносить Ичиго. - Иди вперёд. Никогда не останавливайся. - Вокруг рыжего капитана начала собираться бледно-голубая реацу, и юный аристократ догадался, что слышит команду активации шикая его капитана. - Промедлишь - и ты состаришься, остановишься - и ты умрешь. Твое имя - Зангетсу! - выкрикнул Куросаки. После его слов поднялся ветер, пригнавший тучи пыли, а когда пыль осела, джубантай-тайчо стоял на земле, держа в руках уже знакомый большинству присутствовавших гигантских размеров тесак. 
- Ты хотел сражения? - яростно прошипел рыжий шинигами, вешая меч себе за спину. - Ты его получишь! Иди за мной, Кенпачи, и только попробуй потеряться, - зверски ухмыльнувшись, потребовал доведенный до последней стадии бешенства Ичиго и ушел в шунпо. Следом за ним так быстро, что можно было заподозрить в использовании той же техники, унесся и капитан одиннадцатого.
  
  

Глава 17

  
  
   - Так что уже там у тебя стряслось? - спустя какое-то время спросил Ичиго, тяжело дыша, но с чувством выполненного долга разглядывая дело рук своих - разрушенный в мелкий щебень второй полигон одиннадцатого отряда. Более того, чтобы показать своему противнику, насколько он возмущен его действиями по отношению к своей персоне, рыжий капитан десятого отряда знатно поработал с близлежащими окрестностями, разрушив все, что могло и в принципе не могло разрушаться на несколько десятков метров вокруг полигона.
Кратковременная схватка опять закончилась ничьей. Радовало лишь то, что помимо успокоения своих ставших в последнее время такими хрупкими нервов, он еще и получал великолепную возможность улучшить свои боевые навыки. С Кенпачи можно было не скрывать свои силы и возможности, можно было драться на пределе как с самым злейшим врагом, комбинируя физические атаки с кидо, которое Ичиго только начинал применять в битвах. И самое удивительное, что презиравший демоническую магию, а также тех, кто ею пользовался, Зараки был совсем не против, когда вместо Гетсуги Теншо в него летело хадо или бакудо какого-то-там-номера. И похоже, из всех обитателей Сейретея это прощалось только Куросаки.
Сумасшедший капитан одиннадцатого отряда сорвал с себя лохмотья, когда-то бывшие хаори и косоде, и довольно потянулся - славное вышло сражение. Из многочисленных ран, оставленных черным клинком, текла кровь. Кенпачи устало уселся на землю прямо там, где стоял, позволяя своей реацу начать их залечивать. 
- Ты ж меня вроде бы убивать собрался, Куросаки! - добродушно хмыкнул Зараки. 
- Не сейчас, - измученно мотнул головой юноша, плюхаясь рядом, - потом, как-нибудь... - неопределенно махнул он рукой.
- Ну, потом так потом, - неожиданно покладисто согласился огромный шинигами. - Я вот чего хотел, Куросаки, - добродушно прогудел он, - давеча мне Урахара дал одну интересную штуковину, чтоб подавлять мою реацу...
- Я почувствовал, - мрачно перебил его юноша, недовольно покосившись на красовавшуюся на правом глазу джуичибантай-тайчо повязку.
- В смысле? - резко спросил Кенпачи, как-то неожиданно переставая казаться сытым и добродушным.
- Она отвратительна, - скривился временный шинигами. - Не знаю, почему, но меня так и подмывает сорвать её с тебя и уничтожить.
- Уничтожить, говоришь... - задумчиво протянул Кенпачи и вдруг резким движением сдернул повязку. По разрушенному полигону тут же разлилась ужасающе мощная золотистая реацу капитана одиннадцатого отряда. Поначалу она окутала его защитным коконом, а после, опознав в юном капитане приятеля своего хозяина, расширила кокон так, чтоб вместить в него и Куросаки.
Зараки внимательно посмотрел в глаза Ичиго и... с силой сжал извивавшуюся мерзость в ладони. Поглощающая духовную силу повязка несколько секунд потрепыхалась, издала отчаянный писк и обмякла в огромной руке. 
- И зачем ты это сделал? - недоуменно изогнул бровь юноша. Он устал, а его мышцы так болели, что на более эмоциональное выражение своего удивления у него банально не хватало сил.
Кенпачи неопределенно пожал плечами: 
- Она тебе не понравилась, - просто сказал он. 
Это ничего не пояснило, хотя, по мнению самого оригинально мыслящего капитана Готей-13, должно было объяснить все. Увидев, что его приятель все еще не въезжал в ситуацию, джуичибантай-тайчо все же снизошел до объяснения: - Из всех моих знакомых, из тех, к кому я могу обратиться за помощью, ты лучше всех разбираешься во всей этой фигне с реацу.
Рыжий капитан десятого отряда невесело рассмеялся - надо же, оказывается, какой он специалист. Было бы смешно, если бы не было так грустно. Только оказавшись в этом времени, Куросаки осознал, насколько ничтожны его познания во всем, что касается шинигами и их сил. Так что тут они с Кенпачи были в одной лодке - он тоже ничего не знал об этом. Вот так они и жили, делясь между собой знаниями в тех областях, в которых каждый из них хоть что-то понимает.
- Из всех капитанов Готей-13 я - последний, к кому бы ты мог обратиться по этому поводу, - фыркнул Ичиго, поминая незлым тихим словом Совет Сорока Шести, законы Общества Душ и паранойю отряда правопорядка. 
- Твои инстинкты говорят тебе, что она, - тут Зараки встряхнул рукой с все еще зажатой в кулаке повязкой, - опасна. И твоему чутью я верю больше, чем слащавой улыбочке Урахары Киске.
- Занятно... И что ты ему скажешь? - с интересом спросил временный шинигами.
- А разве мне обязательно что-то говорить? - риторически поинтересовался капитан одиннадцатого отряда и состроил зверскую рожу.
Ичиго понимающе усмехнулся - иногда так полезно быть в глазах окружающих тупым солдафоном!
- И что ты будешь делать, когда этот безумный гений сваяет очередной "экспериментальный образец"? 
- Принесу его тебе, - оскалился Кенпачи. 
- Все с тобой ясно, - процедил временный шинигами, представляя, чем для территории его отряда может обернуться повторный визит демона разрушений.
- Ой, ты все еще дуешься на меня за то, что я порезвился у тебя? - недоверчиво хмыкнул шинигами. - Да забей, Куросаки! Напиши старому Яме докладную записку о том, что злобный руконгайский варвар пришел и чего-то там порушил... Поверь, после того что мы с тобой устроили на территории моего отряда, он съест это за милую душу.
- Не волнуйся, напишу. Но ты мне выделишь десяток рядовых в помощь, - тут же потребовал он, грозно насупив брови.
- Как скажешь, - быстро согласился джуичибантай-тайчо, обрадованный тем, что все так замечательно разрешилось. - Ну что, в онсэн и по пиалочке саке? - поднимаясь с земли, спросил он.
- Можно, - согласился Ичиго, с трудом принимая вертикальное положение. Все же у него было еще мало опыта в сражениях по сравнению с его коллегой.
- Тогда не отставай, рыжик! - оскалился тот и тут же унесся в сторону расположения. 
Юный капитан тяжело вздохнул - откуда только силы берутся? - и ушел в шунпо. 

***

  
Едва капитаны отправились смыть с себя грязь тренировок, как из-за дальней гряды валунов, каким-то мистическим образом выживших после столкновения с волной черно-багровой реацу, тяжело дыша, выполз шинигами. Впрочем, отнюдь не мистическим образом, капитан наверняка засек его, раз старался в его сторону бить не в полную силу. Да и несколько раз брошенные на валуны многозначительные взгляды это только подтверждали. К тому же Кенпачи тоже что-то почуял - пусть сумасшедший капитан одиннадцатого отряда не мог ощущать реацу, чутье у него было прямо-таки звериным. Кареглазый блондин в который раз проклял свое чисто инстинктивное желание помочь Куросаки-тайчо, теперь грозившее ему неприятностями. 
Но кто бы мог подумать, что Кенпачи, оказывается, не только умеет связно мыслить, но еще и внятно излагать свои мысли! Кто узнает - не поверит! А с другой стороны - не принесет ли вреда господину его болтливость? 
Офицер десятого отряда задумался.
За триста восемьдесят три года, прошедших после выпуска из Академии шинигами, Хаттори Акияма успел прослужить почти во всех отрядах Готей-13 за исключением второго и четвертого. Причина столь частых перемен была проста для него и совершенно непонятна окружающим - он искал свой идеал. 
С самого детства ему внушали, что смысл его существования - служение главе клана, в котором он родился и вырос. Его жизнь и смерть, его клинок и весь он сам от головы до ног принадлежат господину. До определённого момента Акияму это полностью устраивало, юноша и помыслить не мог о том, чтобы противиться уготованной ему участи. Однако все изменила встреча с его троюродным дядюшкой - нынешним главой клана. Шестнадцатилетний Хаттори, чья голова была забита самурайской романтикой, мечтавший о сильном и прекрасном господине, служению которому он с радостью посвятит свою жизнь, был повержен в прах. Заплывший жиром боров, ощупывавший стройную юношескую фигуру маслянистым взглядом, да еще и с отвратительной, затхлой реацу, из-за которой рядом с ним даже стоять было противно, не то что служить ему. И этому ничтожеству Акияма должен был посвятить свою жизнь? Наверное, впервые он пошел против воли клана и сбежал, чтобы поступить в Академию шинигами. 
Однако впитанные с молоком матери жизненные принципы не так-то легко отбросить, и через пять лет, после выпуска, Хаттори озаботился-таки поисками подходящего для него господина. И вот тут-то он и пожалел, что помимо таких необходимых навыков как кидо или владение зампакто им не давали краткие биографии или характеристики на действовавших капитанов Готей-13. 
Акияма много лет метался из одного отряда в другой в надежде на то, что его следующий тайчо окажется лучше предыдущего. Зря. При ближайшем рассмотрении оказывалось, что у каждого из них находились какие-нибудь изъяны, после которых ему было неуютно находиться вместе с ними в одном воинском подразделении. 
Главнокомандующий большую часть времени находился в астрале, приходя в себя только на время собраний капитанов и во время кризисов - и то не всегда. 
В третьем отряде ему не понравился капитан, ибо на тот момент им был страшный как смертный грех небритый мужик.
А в пятом - лейтенант, и это не считая прогрессирующей шизофрении гобантай-тайчо Хирако Шинджи. Хаттори не смог внятно объяснить себе, почему его тянуло расстаться с завтраком/обедом/ужином от одного вида этого очкарика. А от приторной улыбки Айзена Соуске его бросало в дрожь и по спине пробегали мурашки размером с хорошо откормленных Пустых.
В шестом отряде были слишком строгие правила и требования к поведению. Да и смотрящий на всех со смесью высокомерия и снисходительности Кучики Гинрей особого энтузиазма не добавлял, напрочь отбивая всякое желание выполнять приказы. 
Почему он не прижился в седьмом - можно, наверное, и не рассказывать, достаточно всего лишь посмотреть на прическу Айкавы-тайчо, и у вас отпадут все вопросы.
Восьмой отряд... странное это местечко, нужно отметить. За время службы у Кеораку Шинсуя Акияма видел своего капитана только в двух видах: спящим в каком-нибудь укромном месте или пьющим. Командовала же в основном лейтенант Лиза Ядомару - суровая дамочка с замашками садистки и диктатора. Мало того, что постоянно орала на них, так еще и в случае чего могла огреть по голове здоровым томиком устава отряда, с которым она, наверное, даже и ночью не расставалась.
Капитан девятого отряда Мугурума Кенсей являлся и является одним из самых полезных капитанов в Готей-13 за счет того, что лично расследует всевозможные дела, предпочитая быть оперативником, нежели стратегом. На первый взгляд он казался потрясающим примером отличного командира и неплохим кандидатом на роль его господина. Казался бы, но с Хаттори они не понравились друг другу с первого взгляда. Мугурума в открытую проповедовал то, что он называл "путем мужика", и он со своей излишне миловидной внешностью был для Кенсея как бельмо на глазу. Тем более что про него в то время уже начали расползаться нелицеприятные слухи по отрядам.
Служить в двенадцатом отряде было сплошной пыткой из-за Хикифунэ-тайчо и её кулинарных бзиков. Нет, готовила она отлично, максимум, что вам светило - это быть откормленными до состояния молодого кита ради её каких-то экспериментов. И так минимум два раза в неделю.
А тринадцатый отряд вызвал у него ощущения пребывания в больнице, причем не с одним тяжело больным пациентом - Укитаке Джоширо, - а как минимум со всем отрядом сразу. И если капитан был действительно болен какой-то неизлечимой болезнью, то остальные болели разве что на голову.
В одиннадцатом отряде его служба не задалась с самого начала. Всему виной были, опять же, его внешность и ходившие о нем слухи неприличного содержания. Оониси Манабу на весь Сейретей слыл отъявленным мерзавцем и скандалы с участием его и молоденьких симпатичных мальчиков давно уже перестали шокировать общественность. Вот только в отличие от них Акияма не стал молча терпеть домогательства, а отправился в канцелярию первого отряда и накатал жалобу. Видимо, боги удачи в тот день были на его стороне, и его жалоба легла на стол к Генрюсаю-доно. Ему особо повезло, что главнокомандующий в тот момент как раз решил вернуться из своих астральных путешествий. Разразился страшный скандал, который в этот раз дошел даже до Совета Сорока Шести, но у Оониси были хорошие связи, и он отделался всего лишь легким порицанием. А самого Хаттори запихнули подальше от проблем в десятый отряд - никто из остальных капитанов не решился взять на себя ответственность за него. Проще говоря, никому не хотелось лишних проблем на свою голову.
Служба в этом отряде была спокойной, тихой, ненапряжной, но такой скучной, что хоть Пустым вой и бросайся на стены. В десятом благодаря попустительству давно и тесно дружившего с маразмом Ватанабэ Рюносукэ творилось менос знает что, но никто и пальцем не собирался пошевелить, чтобы как-нибудь исправить все эти безобразия. В принципе, никто и не собирался бы, ведь любой капитан в своем отряде - царь и бог и может творить все, что ему вздумается. И на это все долго и упорно не будут обращать внимания до тех пор, пока отряд выполняет свои основные функции или пока не разразится такой скандал, который не удастся замять. 
Отвратительно, не правда ли?
Акияма прослужил в десятом отряде почти сто лет, когда в отрядах резко начали меняться капитаны. Следует отметить, что для него это были весьма и весьма тяжелые сто лет - его деятельная натура все еще жаждала найти идеального господина и приключений. Причем именно в таком порядке. Однако шло время, а господин, а с ним и приключения все не находились, и Хаттори, исключительно со скуки, принялся составлять досье на всех более-менее значимых фигур в тринадцати отрядах Готея: начиная от перспективных младших офицеров и заканчивая главнокомандующим. Прошло еще несколько лет, и он начал подумывать о том, чтобы перевестись в какой-нибудь другой отряд - благо в последнее время у него был выбор из новых капитанов. Да и за сто лет во многих отрядах уже могли бы и позабыть о "перелетной птице Хаттори", а в канцелярии первого отряда его дело наверняка уже погребено под слоем других бумажек. Однако в самый последний момент перемены коснулись и их ками забытого отряда - у них появился новый капитан.
О том, что у десятого отряда сменилось руководство, бойцы узнали постфактум от переведшихся вслед за своим командиром новых офицеров. И понаблюдав за их показательным выступлением, Акияма был вынужден констатировать, что с новым капитаном их отряд уж точно не соскучится - приключения сами будут вставать в очередь для того, чтобы они в них вляпывались, осталось только найти себе господина. 
К вечеру по Сейретею начали бродить какие-то совершенно невероятные слухи об утреннем экзамене на капитана и о демонстрационном бое с самим Зараки Кенпачи! А главное, он наконец узнал имя своего нового тайчо - Куросаки Ичиго. Но облегчения ему это знание не принесло, ибо личность была темной и загадочной. 
Об этом шинигами было на удивление мало достоверных данных, несмотря на то что кто-то что-то о нем слышал, а за всей этой секретностью прямо-таки ощущалась незримая тень отряда тайных операций. Хвала ками, что у Хаттори был задолжавший ему кое-какую мелочишку боец одиннадцатого отряда, который за обещание скостить долг выложил ему все, что знал о новоиспеченном тайчо.
Из рассказа должника Акияма выяснил, что в одиннадцатом отряде Куросаки Ичиго уважали и принимали за своего. Этот шинигами, несмотря на свой юный возраст, состоял в приятельских отношениях с Зараки-тайчо и достаточно часто тренировался с ним на полигонах отряда. Более того, демон разрушений Кенпачи даже иногда прислушивался к мнению своего приятеля, чего главнокомандующий и Совет Сорока Шести не могли добиться от джуичибантай-тайчо с его самого первого дня на посту капитана. 
Услышав эти сведения, тринадцатый офицер тут же нарисовал в своём воображении молодого рыжего амбала с силушкой богатырской и полным отсутствием мозгов. Всю ночь Хаттори волчком вертелся на футоне - такого капитана ему не хотелось - и даже начал подумывать о том, чтобы срочно передислоцироваться в третий отряд к чем-то симпатичному ему Роузу, но наступило утро и пришлось топать на службу. 
Их новый тайчо был на утреннем представлении нового капитана десятого отряда, так что за главного остались новые офицеры. Весьма пугающие офицеры, следует отметить. Если Куросаки Ичиго хоть на чуть-чуть по силе и жестокости превосходит своих подчиненных, то их отряд ожидают тяжелые времена - решил Акияма, с ужасом ожидая появления нового тайчо, и тот не заставил себя долго ждать. 
К его огромному изумлению и счастью, капитан полностью не оправдал его ожиданий про рыжего амбала. Невысокий, красивый и стильный, с потрясающей реацу... Увидев его, Хаттори каким-то шестым чувством сразу же понял: Куросаки Ичиго именно тот, кого он так давно искал. Оставалось только донести эту мысль до своего нового господина.
  
  

Глава 18

         
  
   Жизнь десятого отряда шла своим чередом, а время меж тем летело со скоростью лепестков Сенбонзакуры взрослого Бьякуи. Казалось бы, прошло всего ничего, а вот уже вчера истек последний день из шести месяцев, отпущенных главнокомандующим для восстановления нормальной работы подразделения. 
За последние четыре месяца ничего глобального в Сейретее не произошло. Кроме разрушенной в очередной раз в пылу схватки лаборатории двенадцатого отряда капитанами десятого и одиннадцатого. Временный шинигами до сих пор с улыбкой вспоминал вопли Урахары и ругань Маюри над обломками. И эпохальных совместных учений в обстановке, максимально приближенной к боевой, бойцов двух же отрядов - Куросаки Ичиго таки воплотил в жизнь свою идею при полной поддержке Зараки Кенпачи. Но рано или поздно все хорошее заканчивается, и десятому отряду волей-неволей пришлось включаться в работу Готей-13.
Рыжий капитан был недоволен - с боем вырванных у старика Ямамото шести месяцев, чтобы в достаточной мере подготовить своих бойцов к несению воинской службы, ему катастрофически не хватило. Конечно, в тренировочных боях его подчиненные показывали себя орлами, однако учения - это одно, а реальный бой - совсем другое. Проще говоря, Ичиго переживал, что его бравых вояк выкосят при первой же серьёзной передряге. Сейчас, случись что, он может положиться только на Эспаду и своего девятого офицера.
Помимо всего этого, у него был двадцатипроцентный недобор личного состава, и это не говоря уже о катастрофической нехватке офицеров. Назначать на должности кого попало Ичиго не хотел, но что он, что Эспада, что Акияма и Бьякуя не могли постоянно затыкать собою все дыры. Так что ему оставалось только уповать на выпускников Академии шинигами, благо у них конец обучения через несколько месяцев. Возможно, ему повезет и в этом выпуске найдется какой-нибудь юный гений, на которого можно будет скинуть хотя бы часть работы. Впрочем, у него еще будет шанс оценить учеников - в этот раз контролировать экзамены будущих шинигами будет десятый отряд. Но это будет еще не скоро, а пока... работа не ждет.
Ичиго со вздохом придвинул к себе очередной требовавший его внимания документ - к его большому сожалению за него бумажную работу никто не сделает.
- Куросаки-тайчо! - влетел в его кабинет ураган по имени Кучики Бьякуя и стал по стойке смирно, поедая начальство преданным взглядом. 
"И какой баран придумал называть стихийные бедствия исключительно женскими именами, когда есть этот мальчишка?" - с тоской подумал джубантай-тайчо, откладывая в стопку к просмотренным и подписанным документам еще один. 
- Да, Бьякуя? - изобразив на лице вежливое внимание, спросил временный шинигами.
- Пришел лейтенант пятого отряда Айзен Соуске, просит о встрече с вами, - едва ли не на одном дыхании выпалил семнадцатый офицер, недовольно поглядывая на горы бумаг, которые скоро погребут под собой его капитана.
Ичиго тяжело вздохнул. Помимо уже известных проблем с персоналом была у него еще одна проблема, вернее две. Эти проблемы носили имена Кучики Бьякуя и Хаттори Акияма. Сии шинигами, что млад, что стар, вели себя по отношению к нему как Сой Фонг к Йороуичи. Хвала ками, до уровня клинического обожания Хинамори они еще не дошли, но Куросаки с содроганием понимал, что этот день не за горами и что однажды ему как и Айзену тоже не повезет. И этого ему хотелось меньше всего, несмотря на бурное одобрение прописавшегося в его внутреннем мире Хоугиоку. Воплощение воли Короля довольно потирало руки и заявляло, что все так и должно быть, если он хочет, чтоб в нужный момент эти двое сыграли на его стороне. А Ичиго от этого чувствовал себя самым последним мерзавцем.
Юноша еще раз вздохнул - встречаться с будущим несостоявшимся ками ему катастрофически не хотелось, но выхода, к его огромному сожалению, не было.
- Пусть идет, - разрешил он и тут же добавил с мягкой улыбкой: - Спасибо, Бьякуя.
Ураганчик по имени Кучики Бьякуя просиял и тут же умчался за лейтенантом пятого отряда. Как только за ним закрылась дверь, Ичиго кое-что вспомнил и, решив использовать, пока есть такая возможность, коварно усмехнувшись, позвал:
- Гриммджо!
В кроне растущего прямо под окном дерева тут же началось какое-то шевеление, и спустя мгновение в распахнутое окно вскочил голубоволосый арранкар.
- Звал, Куросаки? - лениво спросил он, потягиваясь и сладко зевая.
- Ко мне тут Соуске на аудиенцию рвется, - с многозначительной улыбкой сообщил джубантай-тайчо, - принеси-ка нам чаю.
Секста Эспада, которого Айзен еще в бытие его лидером конкретно достал со своими чаепитиями в кругу, так сказать семьи, пакостно ухмыльнулся и, насвистывая какой-то прилипчивый мотивчик, отправился за ненавистным ему напитком. Ичиго мог бы обойтись без этого мальчишества, но он так устал изображать из себя примерного руководителя, что хотелось немного пошалить. 
Тайчо десятого отряда резко выдохнул, сделал лицо кирпичом и нахмурился, приготовившись встречать своего врага.

      
   Айзен Соуске молча следовал за своим провожатым, с любопытством разглядывая все, что попадалось ему на глаза. Лейтенант с легким изумлением отмечал произошедшие здесь за полгода изменения. Шинигами вынужден был отметить, что смена руководства пошла на пользу десятому отряду. Он не знал, как обстояли дела со всем остальным, но образцовый порядок в расположении, в сравнении с той помойкой, что была здесь раньше, заставлял отдать дань уважения юному капитану. 
- Поспешим, Айзен-фукутайчо, - поторопил его мальчишка-офицер, заметив, что он начинает отставать.
Соуске скосил взгляд на своего провожатого - какой забавный юноша. Такой яростный и порывистый, он совершенно не походил на вымороженных представителей клана Кучики. С ним будет забавно играть - решил старший шинигами - он определенно понравится Кьока Суйгетсу. Так старается вести себя по-взрослому, как и подобает будущему главе клана. Но в его почтительном обращении так и слышится: "И каким лихим ветром тебя принесло? Топал бы ты обратно в свой пятый отряд..."
Айзен тонко улыбнулся и намеренно замедлил шаг - он не смог отказать себе в удовольствии лишний раз позлить этого мальчишку, так отчаянно пытавшего казаться взрослым. 
- Подождите здесь, я узнаю, сможет ли Куросаки-тайчо вас принять, - едва они дошли до административного корпуса, медовым голосом протянул юный Кучики.
- Как скажете, семнадцатый офицер, как скажете, - добродушно улыбнулся Соуске, голосом особо выделив пост своего провожатого, намекая на разделявшую их пропасть.
Гобантай-фукутайчо гадал: поймет или нет? Судя по вспыхнувшей в серых глазах ярости - понял. Похоже, он невольно наступил на больную мозоль мальчишки. 
"Значит, мы амбициозны, м-м-м?" - отметил он.
Вернулся мелкий Кучики быстро, Айзен даже соскучиться не успел. Жаль, а ведь он так надеялся осмотреться без сопровождающих. Ну да ладно, у него еще будет такая возможность.
- Куросаки-сама примет вас, фукутайчо, - смерив незваного гостя недовольным взглядом, скорбно сообщил семнадцатый офицер, явно надеясь, что тот испарится. Однако его надеждам не суждено было сбыться, так что ему пришлось вести Соуске к кабинету капитана.
Айзен многозначительно поправил очки, заставив своего провожатого понервничать, и последовал за ним.

      
   Кабинет капитана десятого отряда встретил его приятной прохладой, витавшим в воздухе легким, почти выветрившемся ароматом чая и стопками документов, лежавших практически на всех доступных поверхностях. Каждая из таких стопок по высоте равна была маленькой горе. А за столом посреди бумажных завалов сидел хозяин всего этого безобразия и самозабвенно трудился. На мгновение Айзен почувствовал легкий укол зависти - должно было случиться нечто совсем уж из ряда вон выходящее, чтоб Хирако-тайчо добровольно засел за документы в десять утра. Не то чтобы он особо ратовал за свой отряд или Готей-13, все-таки в будущем он планировал устроить какую-нибудь грандиозную пакость для всех шинигами. Соуске ненавидел столетие за столетием творившийся вокруг него бардак и ждал подходящего случая, чтобы покарать за него Готей-13, а пока подобно пауку опутывал Сейретей своими иллюзиями. 
Закончив изучать обстановку в кабинете, Айзен перевел взгляд на его хозяина, чтобы тут же с изумлением отметить, что тот занимался тем же. Куросаки-тайчо сидел за столом, положив подбородок на сложенные в замок руки и отложив в сторону документы. Со стороны это смотрелось весьма и весьма эффектно - красивый длинноволосый юноша с золотисто-рыжими волосами, изучавший его из-под томно опущенных ресниц. Вот только вряд ли новый капитан десятого отряда заботился о том, как это выглядело со стороны - слишком уж он выглядел усталым. 
Соуске впервые за полгода смог как следует, в спокойной обстановке посмотреть и оценить нового тайчо. В последний раз он видел Куросаки Ичиго на его представлении. И несмотря на то что все это время новичок и носа не казал с территории своего подразделения, слухи о его художествах расходились по всему Сейретею. Было ли правдой хоть что-нибудь из них, Соуске не знал, но то, что за последние шесть месяцев рыжий капитан стал ощутимо сильнее, он почувствовал, едва перешагнув порог его кабинета. 
- Чем обязан визиту? - прервал его размышления Куросаки, распахивая успевшие немного отдохнуть глаза.
Лейтенант пятого отряда взглянул в усталые карие с золотистыми искрами глаза, и сквозь него как будто бы пропустили ток. Говорят, глаза - зеркала души. Если это правда, то оставалось только гадать, откуда у восемнадцатилетнего шинигами взгляд того, кто побывал на войне и вернулся с неё живым. Не победившим, а именно живым. 
А он интересный...
Айзену не обязательно посещать свой внутренний мир, чтобы понять, что сейчас в нем творилось. По некогда спокойной озерной глади расходились круги, словно бы кто-то бросил в неё камешки, отражение луны подернулось рябью.
Тень на воде...
Луна в небе...
Кьока Суйгетсу волновалась, её заинтересовал этот юноша с усталыми глазами воина - с легким изумлением отметил Айзен.
- Я слышал, что в будущем месяце ваш отряд будет курировать экзамены Академии шинигами, Куросаки-тайчо, хотел ввести вас в курс дела, - благодушно улыбнувшись и стараясь произвести наилучшее впечатление на собеседника, протянул Соуске.
  
  

Глава 19

  
  
         На последнем занятии куратор их курса сделал неожиданное заявление. Оказывается, в этом году выпускные экзамены будет курировать не пятый отряд, как это было всегда, а десятый. Также сенсей по большому секрету намекнул своим подопечным, что у нового джубантай-тайчо большая проблема с кадрами, а это значило... Что это значило, тут же уловили все - есть возможность занять теплое местечко. Непонятливые с их курса отсеялись еще по окончании первого семестра, героически погибнув в схватке с Пустым в мире живых во время экзаменов.
Краем уха прислушиваясь к гомону однокурсников, восхищенных открывавшимися перед ними перспективами, Ичимару только и мог, что скрипеть зубами от злости. Он был в несколько раз сильнее, умнее и хитрее всех учившихся с ним на потоке "светлых голов", однако при всем при этом на него не поступило ни одной заявки из тринадцати отрядов Готея. И нужно отметить, Гин приложил для этого все усилия. Он не должен был быть приглашен ни в один из них до начала выпускных экзаменов. С самого начала его целью было попасть именно в пятый отряд, и вот теперь выяснилось, что все его усилия были напрасными!
Гин еще раз и с чувством скрипнул зубами. И что ему делать теперь, когда в его планы вмешивался чертов десятый отряд с его чертовым недобором личного состава? 
Завалить выпускной экзамен и остаться в Академии Шинигами до следующего раза, когда его будет курировать пятый? Но ведь это не выход, тем более что еще одного года в компании таких же криворуких бестолочей, как учились в его группе, он не вынесет. 
Устроить кому-нибудь из офицеров десятого отряда несчастный случай с летальным исходом и сорвать экзамены? А это идея. Вряд ли кто-то будет подозревать его, маленького и щуплого, во владении шикаем, а меж тем Шинсо в таких делах его еще ни разу не подводила. Кроме того раза при встрече со странным длинноволосым рыжим шинигами и его подчиненными. Но вряд ли Ичимару встретит его послезавтра, так что волноваться ему не о чем.

***

  
Ичиго, Халибел и увязавшийся вслед за ними Бьякуя вот уже третий час с печальным видом скучали на экзаменах. Вернее, скучали лишь первые двое, а юный Кучики просто маялся от безделья. Нет, разумеется, первый десяток выпускников юноша ревностно следил за их результатами, каждый раз опасаясь, что следующий окажется хоть в чем-то лучше него. И каждый раз он оглядывался на Куросаки-тайчо, чтобы оценить его реакцию на очередного экзаменуемого, но неизменно встречал хмурый взгляд карих глаз и понимал - не впечатлили. И от этого сердце Бьякуи от радости начинало биться быстрее - он все еще оставался любимчиком Ичиго. А спустя еще десяток выпускников мысли о том, что кто-то в этом выпуске может оказаться лучше него, перестали его волновать, ведь с каждым последующим выступавшим шинигами его тайчо все больше и больше мрачнел.
К тридцать восьмому экзаменуемому наследник славного рода Кучики начал уже откровенно маяться от безделья. Право слово, уж лучше бы он остался в расположении отряда и упросил бы прописавшегося у них офицера Айасегаву потренировать его.
- Тебе тоже скучно, Бьякуя? - спросил его Ичиго спустя еще полчаса.
Юноша виновато потупился и кивнул.
- Ничего не поделаешь, придется потерпеть, - ободряюще улыбнулся ему капитан. - Это мероприятие еще надолго затянется, почему бы тебе не сходить в главный корпус академии и не пообедать? Заодно и нам с Тиа притащишь чего-нибудь перекусить, да к тому же хоть немного развеешься.
- Слушаюсь, Куросаки-тайчо, - тут же радостно встрепенулся семнадцатый офицер, довольный возможностью пусть и ненадолго убраться с экзаменов, и умчался на поиски кухни.
Проследив взглядом за убежавшим подчиненным, Ичиго вздохнул.
- Ками-сама, еще два дня, - пожаловался он сидевшей рядом с ним Халибел. - Теперь понятно, почему Хирако так злорадствовал на прошлом собрании капитанов.
- Но следующие дни обещают быть веселее, - попыталась приободрить своего владыку Терцио Эспада.
- Да уж, что может быть веселее, чем наблюдать за тем, как двадцать криворуких неучей пытаются загнать и прикончить одного-единственного Пустого, перепуганного еще больше, чем они сами? И так четыре раза, - язвительно фыркнул временный шинигами, благодаря Айзену получивший некое представление о том, как проходят выпускные экзамены в прославленной Академии Шинигами.
- Все настолько печально? - удивленно вскинула брови арранкарша. - Не ожидала.
- Более чем, - заверил её рыжеволосый капитан. - И к сожалению, в этом весь Готей-13 - качество постоянно заменяется количеством.
- Тогда каким же образом, при таком подходе, был побежден Айзен? - пораженно спросила третий офицер десятого отряда.
- Так же, как и всегда в Готей-13 справляются со всеми кризисными ситуациями, - пожал плечами Ичиго. - Неприспособленные рядовые мрут как мухи, пока капитаны и лейтенанты решают какие-то свои глобальные проблемы и сводят личные счеты. Когда же процент потерь личного состава в каждом отряде превысит все допустимые нормы, объявляются эти горе-спасатели и за полчаса-час с помощью банкаев и какой-то-там матери разруливают ситуацию. 
- А вы поскромничали, Куросаки-сама, не назвав себя, - хитро улыбнулась Халибел.
- Нисколько, - отрицательно качнул головой рыжий капитан. - Уверен, они бы справились и без меня, если бы не ждали, когда я, весь такой красивый и в плаще, возникну из гарганты. Хоугиоку или там еще что, а против совместной атаки почти двадцати сильнейших шинигами не выстоял бы даже наш несостоявшийся бог нового мира. А еще было бы лучше, если бы некоторые капитаны поднапряглись, а не страдали весь бой непонятно какой фигней, азартно отмахиваясь от нападавших шикаями, - заверил темнокожую блондинку Куросаки.
- Вы о тех, кто так полностью и не высвободил свой меч? - поспешила уточнить Тиа.
- О них, родимых, о ком же еще? - пробурчал джубантай-тайчо.
Ичиго никому не говорил об этом кроме Зангетсу и Хичиго, но он до сих пор со злостью вспоминал битву с Айзеном, потому что никак иначе, чем сражением дурака с дебилами, это не назовешь. Временный шинигами злился на главнокомандующего, не сумевшего правильно распорядиться имевшимися у него ресурсами, а поставившего все на неопытного мальчишку. Злился на трио капитанов, не посчитавших нужным воспользоваться своими силами на полную, а опять-таки, ожидавших от него решения проблемы. Злился на отца, прекрасно видевшего, что с ним происходило, но разводившего тайны мадридского двора на ровном месте. Но еще больше Ичиго злился на себя, с резвостью молодого барана ринувшегося сносить своей глупой башкой очередное препятствие. И только вайзарды в той ситуации, можно сказать, поступили достойно, учитывая, как с ними обошлись сначала Айзен сотоварищи, а потом и Совет Сорока Шести. У него не было причин на них злиться, но именно это-то в них его и раздражало - не к чему было придраться.
Спустя какое-то время по требованию взявшегося за него всерьёз Зангетсу, анализируя все то, что происходило в небе над фальшивой Каракурой, не иначе как умопомешательством рыжий шинигами объяснить не мог, причем обеих сторон сразу. И хвала ками, иначе не видать им тогда победы над окончательно свихнувшимся на почве своей божественности Айзеном как своих ушей.

***

  
Идти сдаваться на милость экзаменаторов Гин решил в самом конце. Он был еще на стадии раздумий о том, как ему поступить, поэтому пока лишь с удовольствием наблюдал за мучениями других. На наблюдателей от десятого юноша даже и не взглянул, да и зачем, если он в этот отряд отнюдь не стремится? К тому же, если он таки решится устроить кому-нибудь из них несчастный случай на производстве, для него будет лучше лишний раз не светиться перед ненужными шинигами. 
В какой-то момент Ичимару надоело со злорадством любоваться на бледно-зеленые рожи своих нервничавших однокурсников и выслушивать бахвальство от уже успевших отмучиться, и он решил отправиться перекусить. Все равно ведь ему еще ждать и ждать своей очереди, а скоротать время где-то надо, так что столовая была не самым плохим вариантом. Была у него, конечно, светлая мысль навестить библиотеку, но она быстро испарилась, стоило Гину увидеть направлявшихся к книгохранилищу первокурсников. Вряд ли эта галдящая толпа позволила бы ему в тишине и спокойствии насладиться какой-нибудь интересной историей. 
Отодвинув седзи в академической столовой, Ичимару едва не вытаращил от изумления обычно прищуренные глаза - за одним из столов в гордом одиночестве сидел паренек примерно его возраста и мирно обедал. Изумление у него вызвало не то, что паренек обедал один или что он был почти его одногодкой, а то, что одет этот юноша был в форму шинигами! Еще сильнее прищурив глаза, чтобы никто, не дай ками, не увидел в них довольный блеск, Гин постарался согнать с лица усмешку маньяка, нашедшего новую жертву, и направился к столику бойца десятого отряда. 
Похоже, небо смилостивилось над ним и боги удачи сегодня решили встать на его сторону.
  
  

Глава 20

         
  
   Нацепив на лицо выражение полной невозмутимости, Бьякуя давился переваренным позавчерашним рисом и мысленно сочувствовал ученикам Академии. А ведь раньше он считал, что только в их столовой отвратительно готовят, а оказывается - отрядным поварам еще было куда стремиться. Вяло работая палочками, юноша пытался прикинуть, что же из здешнего ассортимента блюд можно принести помиравшим от скуки на экзаменах тайчо и третьему офицеру. 
Нет, в принципе, он мог бы принести им что угодно, Куросаки-сама слишком хорошо воспитан для того чтобы жаловаться на качество еды где-то, кроме своего отряда - со своим уставом в чужой монастырь и все такое... Но вот Халибел-сан, когда дело касается её господина, таким чувством такта не обладает. Она вполне способна отправиться на кухню, чтобы популярно объяснить здешним кашеварам, насколько они не правы, подсовывая всякую гадость её владыке. И не факт, что повара переживут её объяснения. 
Не то чтобы Бьякуя был против, более того, он и сам помог бы Тиа-сан в таком воистину угодном ками деле, если бы его отряд мог позволить себе какой-нибудь крупный скандал. За полгода это первое серьёзное задание для их подразделения после с таким трудом выпрошенной у главнокомандующего отсрочки, сейчас все взгляды в Готей-13 прикованы к ним. А Куросаки-тайчо до сих пор не отписался за разрушение лабораторий двенадцатого отряда две недели назад. 
Иногда юноше казалось, что Ичиго-сама за что-то мстит Урахаре Киске. А как же иначе, если за последние полгода они вместе с оригинально мыслящим капитаном одиннадцатого отряда уже три раза якобы случайно разносили в пух и прах детища плутоватого гения. Не трудно догадаться, кто выступает инициатором этих разрушений, учитывая, по выражению дедушки, "некую затрудненность полета мыслей Зараки Кенпачи"...
- Похоже, что вы испытываете затруднения, шинигами-сан, - раздался над его ухом тихий вкрадчивый голос.
Юный наследник великого клана вздрогнул - за своими душевными метаниями он даже не заметил, как к его столу подошел незнакомый ему студент. Как безрассудно с его стороны - корил себя он. А если бы это был Пустой или, что хуже, Шихоуин? 
Тем не менее, продолжая сохранять на лице выражение полной невозмутимости, он неторопливо отставил в сторону пиалу с тем, что здешние повара называли вареным рисом, и отложил палочки. После чего скупым жестом предложил студенту присесть напротив него, и тот молча повиновался. Тем, кто нарушил уединение Бьякуи, оказался щуплый паренек почти его возраста со странным цветом волос - то ли седой, то ли белый, а может, и все вместе - и настолько сильно прищуренными глазами, что казалось, будто бы у него их и нет вообще. От странного юноши веяло реацу уровня семнадцатого офицера, и вдобавок ко всему на его форме наследник славного клана обнаружил нашивку выпускника Академии. Стоит ли говорить, что ему этот студент сразу не понравился?
- Семнадцатый офицер десятого отряда Кучики Бьякуя, - с достоинством представился он. - Так с чего ты решил, будто у меня какие-то затруднения, э-э-э... - выразительно посмотрев на своего собеседника, вопросительно протянул шинигами.
- Ичимару Гин, - с любезной улыбкой подсказал паренек. 
На его лице не отразилось ни одной лишней эмоции, но мысленно он ликовал. Попался! Гин ляпнул о затруднениях этого офицера исключительно наобум, только для того чтобы завязать разговор, а оказалось - попал в самую точку. 
- Простите мне мою назойливость, Кучики-сан, - изобразив смущение, начал он, - но глядя на вас, с такой неторопливостью трапезничающего, когда ваш капитан и лейтенант сидят на экзаменах, я подумал... - тут Ичимару замялся, не зная, что дальше сказать, но для шинигами прокатило и это. 
- Третий офицер, - автоматически поправил Бьякуя, тем самым попадаясь на уловку своего собеседника. - В десятом отряде нет лейтенанта, только два третьих офицера, - развил он свою мысль. - И ты прав, у меня действительно возникло затруднение.
- И какое же? - продолжая разыгрывать из себя всегда готового помочь старосту группы, спросил Гин.
- Мой тайчо отослал меня пообедать и заодно попросил принести им с Халибел-сан что-нибудь перекусить. Вот только... - Тут юный Кучики замялся, тактично не желая указывать студенту Академии Шинигами, что пища здесь отвратительна.
- ...Твой капитан и его подчиненный привыкли к несколько иной еде, - дипломатично закончил за него Ичимару, при этом старательно пытаясь припомнить, где и в связи с чем он слышал фамилию третьего офицера десятого отряда. Вспомнить не получалось.
- Именно.
- Тогда можно считать, что тебе повезло, - очаровательно улыбнулся студент.
- И в чем же? - скептически изогнул бровь Бьякуя.
- Я знаю одного парня... - тут Гин понизил голос, наклонившись к столешнице, - через которого можно разжиться чем-то, что не стыдно будет принести даже самому главнокомандующему... Однако... - сделал вид, что замялся, - обычно он дерет жуткие цены, но думаю, для джубантай-тайчо сделает исключение и угостит его совершенно бесплатно.
Семнадцатый офицер задумался, а Ичимару затаил дыхание, ожидая, пока большая сочная рыба попадется к нему на крючок.
- Идет, веди меня к своему знакомому, - согласился Кучики, заглатывая наживку.

      Используя все доступные ему методы маскировки, чтобы ни на кого по дороге не наткнуться, Гин привел семнадцатого офицера десятого отряда в укромную рощицу между четвертым и пятым тренировочными полигонами. Эти площадки были предназначены для тренировки кидо, и за долгие годы между ними уже давно образовалось какое-то особое поле, практически скрывающее реацу находящихся внутри рощицы ото всех, находящихся снаружи. Конечно, от шинигами уровня капитана или лейтенанта не спрячешься, но от преподавателей помогало.
Всю дорогу до тайного места тонкие губы Ичимару не покидала горькая усмешка. Это будет его первый раз. Не в бою, не защищаясь, не подстраивая с помощью манипуляций и игр, а сам - сознательно и своими же руками. Он немного нервничал по этому поводу, но не переставал при этом иронизировать. Да и как тут обойтись без иронии, когда его будущая жертва, первая, и юноша был уверен, что далеко не последняя на выбранном им пути, сама того не ведая, создавала ему все условия для... назовем это несчастным случаем.
Кучики Бьякуя идеален в качестве первой строчки его послания.
"Да умоются кровью те, кто встанет у меня на пути".
Красиво, не правда ли? Это будет великолепно смотреться, особенно если написать кровью семнадцатого офицера десятого отряда. 
Гин с раннего детства видел смерть, множество смертей и давно уже к ним привык. Когда их в Академии спрашивали про самое яркое воспоминание из детства, Ичимару молчал, не желая никому рассказывать, что самыми его яркими воспоминаниями были рисунки. Его рисунки, нарисованные маленькими детскими пальчиками в теплой, еще не остывшей крови. 
Ему казалось, тот рыжий шинигами, что убил рядовых из пятого отряда, чтобы помочь малышке Рангику, понял бы его. В глубине теплых карих глаз было что-то такое, что на миг позволило Ичимару почувствовать странное родство с этим Куросаки Ичиго. Ему только и оставалось, что надеяться, что тот таки добрался до Сейретея вместе со своей свитой. Было бы неплохо увидеться с ним еще раз. 
- Мы на месте, - почти с умилением проговорил Гин, стараясь как можно незаметнее скользнуть рукой за ворот косоде и достать зампакто. 
Та игрушка, выданная при поступлении и весь день проболтавшаяся у него на поясе, неплохо послужила ему этот год, но для устранения помех к его цели она не подходила.
- Здесь? - недоверчиво оглядывая чахлую рощицу, изумленно уточнил Кучики. - Мне кажется, это неподходящее место для...
- О, поверь мне еще раз, ты не прав, - готовясь активировать шикай, почти пропел Ичимару. - Это место просто идеально.
Но прежде, чем он успел призвать Шинсо разить всех наповал, в кроне ближайшего к ним дерева началось какое-то шевеление.
- Неужели наша Клубничка-тян отпустила тебя гулять одного, а, малыш Бьякуя? - насмешливо поинтересовался из неё приятный женский голос. И в следующий момент едва ли не на его несостоявшуюся жертву приземлилась смуглая женщина с коротко стриженными фиолетовыми волосами, обряженная в странным образом стилизованную форму шинигами.
- Ты? - вырвавшись из удушающих объятий, как оказалось, своей знакомой, с перекошенным от злости лицом возопил Кучики. - Какого меноса ты сюда приперлась?
- Как невежливо, однако, - укоризненно зацокала женщина, ехидно прищурив каре-желтые глазищи, от этого еще больше напоминая Гину довольную кошку. - Я всего лишь решила посмотреть, как дела у тебя и твоего капитана.
- Были отлично, пока не заявилась ты, - категорично заявил Бьякуя.
Он явно собирался рассказать, насколько у него и его тайчо отлично идут дела, но тут в рощице объявилось новое действующее лицо. Из дальних кустов на полянку выпрыгнула невысокая коротко стриженная темноволосая девчонка в комбинезоне члена омницукидо и тут же бросилась к знакомой семнадцатого офицера десятого отряда. 
- Йороуичи-сама! - возмущенно вскрикнула она, рухнув на одно колено аки подрубленное дерево, и уже из этой позиции внимательно оглядела начальство и стоявших рядом с ней парней. - Йороуичи-сама, вы опять сбежали от меня!
- Ну-ну, Сой Фонг, нет причин так волноваться, - улыбнулась "пропажа". - Это всего лишь небольшая прогулка по местам моей бурной юности.
- А если бы... - попыталась возразить девушка, но шефиня пресекла все её попытки лишь взмахом руки.
Поняв, что с начальством лучше не спорить, все равно ведь не переспоришь, Сой Фонг лишь молча протянула Йороуичи небольшой сверток белой материи, который она тут же развернула. К удивлению и ужасу Ичимару это оказался не просто кусок белой материи, а самый настоящий капитанский хаори! 
Хаори с цифрой два на спине!
Так вот кто эта женщина - капитан второго отряда Шихоуин Йороуичи. Ксо, и дернули же её демоны притащиться проверить своих знакомых именно сегодня!
- Малыш Бьякуя, это твой друг? Не представишь нас? - явно уловив его недовольство и сделав вид, что только-только его заметила, спросила глава омницукидо. 
- Выпускник Академии шинигами Ичимару Гин, и он мне не друг, - недовольно буркнул Кучики. - А это...
- Шихоуин-тайчо в представлении не нуждается, - перебил его светловолосый паренек, поклонившись Богине Скорости, отдавая дань её должности.
- О, спасибо, - польщенно улыбнулась Йороуичи. - Так что же вас собрало вместе, если вы не друзья? - по очереди оглядев мальчишек, спросила она. 
- Да так, общие интересы, - неопределенно пожал плечами юный шинигами.
- Ладно, в любом случае это меня не волнует, - отмахнулась капитан второго отряда, поворачиваясь к ним спиной, явно собираясь уходить. - Идемте! - повелительно бросила она через плечо.
- Куда? - в унисон переспросили Бьякуя и Гин ей в спину.
- Как куда? - деланно изумленно переспросила женщина. - Сообщать Клубничке-куну, что мы нашли ему пополнение в отряд.
  
  

Глава 21

         
  
   С момента ухода Бьякуи прошло уже целых полтора часа, а от него не было ни слуху ни духу. Экзаменовавшимся не было конца и края, и Ичиго уже успел порядком проголодаться. Проголодаться, как же - хмыкнул про себя временный шинигами. Что ни говори, а от некоторых привычек избавиться крайне сложно. Его животу было плевать, что в Обществе Душ люди по идее не должны испытывать голод и жажду, он стабильно требовал от него завтраков, обедов и ужинов. Да и остальные обитатели этого мира, живущие по обе стороны стен Сейретея, почему-то тоже не спешили отказываться от еды и питья. 
Прошло еще полчаса, а мелкого Кучики все еще не было. Рыжий тайчо забеспокоился. Нет, умом он понимал, что это территория Академии шинигами, а не какой-нибудь дальний район Руконгая, то есть единственное, что могло угрожать его подчиненному - это заблудиться между тремя корпусами. А может, ему просто не хотелось возвращаться и вновь наблюдать за всей этой тягомотиной? Если верно последнее предположение, то Ичиго Бьякую не осуждал, более того, он бы и сам свалил отсюда как можно дальше, если бы у него была такая возможность. 
Так-то оно так, но несмотря на все доводы разума, он почему-то испытывал странную тревогу, когда думал о юном Кучики. Этот паренек никогда бы не упустил возможности провести с ним лишние два часа, особенно когда рядом не было практически никого из Эспады.
- Что-то не так, Куросаки-сама? - заметила странное волнение своего владыки Халибел.
- Много еще осталось? - безрадостно кивая головой в сторону кафедры, за которой отвечал очередной студент, спросил он.
Тиа пролистала список выпускников, после чего сверила с выставленными оценками, а также со своими пометками.
- Остался всего один студент, - спустя несколько минут отрапортовала она. - А после него наш с вами общий знакомый - Ичимару Гин.
Услышав имя соратника Айзена и вспомнив встречу со злобно сверкавшим глазами мальчишкой чуть больше года назад, джубантай-тайчо вздрогнул. 
Уровень тревоги за своего непутевого подчиненного отчего-то вырос втрое. 
Ичиго не мог разобраться в себе. Разум твердил ему, что ничего случиться не могло и не может, в то время как шестое чувство било во все колокола. Оно требовало все бросить и ринуться на поиски семнадцатого офицера.
- Куросаки-сама? - Темнокожая арранкарша обеспокоенно тронула его за плечо, но временный шинигами только отмахнулся от неё, прислушавшись к своим ощущениям.
В какой-то момент ощущение неясной тревоги, нависшей над Бьякуей, усилилось настолько, что юноша едва не сорвался, чтоб унестись на его поиски. Однако он волевым усилием подавил в себе это желание и попытался найти реацу мелкого Кучики. Что толку нестись как на пожар, когда не знаешь, куда? И в тот момент, когда Куросаки уже уловил знакомую духовную силу, ощущение тревоги пропало, а на смену ему пришло какое-то странное облегчение.
Интересно, что бы это могло значить?

***

  
 Услышав заявление Шихоуин, Ичимару едва не выпал в осадок. Ксо! Стремиться сделать все для того, чтобы не попасть в этот чертов десятый отряд, чтобы пришла эта... просто эта и запихнула его туда. Ками-сама, за что? Неужели он в прошлой жизни кого-то не того убил? Верно говорят: не рой другому яму - враг использует её как окоп. Но кто же знал, что все так обернется? 
Еще сильнее прищурив глаза, Гин пытался просчитать свои шансы на побег. Но, увы и ах, все его вычисления неизменно приводили к одному и тому же результату - сбежать не получится. Несмотря на то что в Академии шинигами студенты находились почти что в полной изоляции, даже до них доходили слухи о Шихоуин Йороуичи, а также о её потрясающем уровне владения шунпо. 

      
   Бьякуя испытывал странную смесь из шока и ярости. Он с выпученными глазами смотрел на нагло ухмылявшуюся Йороуичи, в то время как в голове у него мелькали заманчивые картины самых разнообразных способов убийства чертовой кошки. Зная её, можно не сомневаться, что уже к вечеру эта бледная моль, откликавшаяся на имя Ичимару Гин, будет зачислена к ним в отряд. И плевать Шихоуин хотела на мнение Куросаки-тайчо по этому поводу - если она уже что-то решила, её проще убить, чем отговорить от задуманного. Впрочем, рано или поздно она ведь доведет Ичиго-сама своими выходками до того, что ему таки придется взяться за зампакто, и Бьякуя хотел бы быть рядом, когда это произойдет. 
А ведь он не был таким уж наивным идиотом, как посчитал Гин, и догадывался, что тот привел его в этот лесок отнюдь не для знакомства со спекулянтом. Должно быть этот близкий родич бледной поганки хотел победить его, чтобы произвести впечатление на капитана десятого отряда - решил юный Кучики. В свою очередь юноша подумал, что неплохо было бы пригнать к своему тайчо этого хитромудрого выскочку, по рукам и ногам связанного бакудо. Не то чтобы он отлично владел демонической магией, просто его познания в ней начинались и оканчивались на паре-тройке путей связывания. Поэтому всю дорогу от столовой и до этого места Бьякуя держал себя в полной боевой готовности, чтобы в любой момент отразить удар. 
Однако удар пришел с той стороны, с которой он совершенно не ожидал, по крайней мере здесь и сегодня. Все так хорошо шло, пока к ним каким-то лихим ветром не занесло эту стерву.

      
   Заметив, что после её слов никто из мальчишек даже не шелохнулся, Йороуичи обернулась, чтобы посмотреть, в чем же дело. Шихоуин повеселили замершие удивленными сусликами Бьякуя и Гин: первый с выпученными, а второй с зажмуренными глазами. Но, к её большому сожалению, у неё было мало времени, чтобы обращать внимание на их состояние, из-за собрания старейшин клана, на которое она уже и так катастрофически опаздывала. Не то чтобы её не подождали, но...
- Ну что же вы стоите как истуканы? - возведя каре-золотые глаза к небу, спросила она у постепенно начинавших приходить в себя мальчишек.
- Думаю, они, как и я, считают, что это не самая лучшая идея, Йороуичи-сама, - попыталась воззвать к голосу разума своего кумира Сой Фонг, и Бьякуя с Гином поддержали её энергичными кивками.
Не получилось.
- А мне кажется - идея замечательная, - парировала Шихоуин. - Бьякуя, это не твой ли капитан на последнем собрании жаловался главнокомандующему на недобор личного состава? - вкрадчиво спросила она у юноши.
Будущий глава клана Кучики, как раз собиравшийся сказать, что он думает по поводу "замечательной идеи", резко стушевался и опустил глаза - чертова кошка попала не в бровь, а в глаз. 
- Да, но... - все же не собирался сдаваться семнадцатый офицер.
- Никаких "но", - отрезала нибантай-тайчо, переключая свое внимание на Ичимару. - Гин, ты же не хочешь со своим потенциалом еще лет сто прозябать в какой-то незначительной должности, если можешь прямо сейчас войти в первую двадцатку офицеров? - нарисовала она заманчивую картину для выпускника Академии.
Загруженные новой информацией мальчишки задумались над словами принцессы клана Шихоуин, что позволило ей незаметно, даже не используя технику быстрого шага, подкрасться к Ичимару и Кучики и, схватив их за шкирки, уйти вместе с ними в шунпо. Её путь лежал к наверняка скучавшему на экзаменах Куросаки Ичиго. Следом за своим начальством, тяжело вздохнув, отправилась и Сой Фонг. 

***

  
- Кто-то приближается, - тихо сообщила Халибел, когда последний из экзаменовавшихся покинул аудиторию. Ичимару, кстати, так и не появился.
- Здесь каждый миг кто-то приближается, Тиа, - отмахнулся от её слов Ичиго. - Это же Академия шинигами, а не пустыня Уэко Мундо.
- Нет, эти не кто-то, - уловив реацу незваных гостей, встревожилась арранкарша.
- Что ты имеешь в виду? - насторожился рыжий капитан, пытаясь прикинуть, что же могло стрястись в Готей-13 за время его отсутствия.
Пожар?
Потоп?
Айзен решил не дожидаться, пока Урахара наконец-то закончит изобретать Хоугиоку?
- Просто сосредоточьтесь и почувствуйте духовную силу, Куросаки-сама, - потребовала Терцио Эспада.
Юноша нахмурился, но все же требование её выполнил и сосредоточился на поиске незваных гостей. Да, несмотря на всю его крутость, у него все еще были проблемы с обнаружением чужой реацу на больших расстояниях. Максимум, чего ему удалось добиться благодаря выматывающим тренировкам, - научиться безошибочно определять капитанов и лейтенантов, находящихся от него в радиусе примерно пятидесяти метров. В случае с Кенпачи это расстояние увеличивалось в три, а то и в четыре раза.
Уловив знакомые реацу и безошибочно определив их владельцев, Ичиго раздраженно цокнул - только этих ему здесь не хватало. У него полно проблем и без Шихоуин вместе с её преданной тенью.
- И что ей здесь понадобилось? Неужели что-то случилось? - гадала вслух Халибел, в то время как её владыка делал то же самое, но про себя.
- Хей, Ичиго, у меня есть для тебя подарочек! - возникнув в оконном проеме, с самым веселым видом заявила Йороуичи, прежде чем он успел морально подготовиться к её появлению. 
"Быстро она, однако", - не мог не отметить бывший временный шинигами. 
Стоп! Стоп! Стоп! Что там она говорила? 
- Подарочек? - с ужасом вскрикнул Куросаки, вспоминая, как у его отряда появился семнадцатый офицер.
- Ага, - невинно улыбнулась она. - Сначала забери своего. - С этими словами в окно спиной вперед был закинут явно находившийся в отключке Бьякуя. Протаранив собой несколько парт, он рухнул к ногам Халибел, тут же бросившейся приводить в чувство мальчишку. Джубантай-тайчо начал закипать. Как бы он ни относился к старшему брату Рукии, что в этом времени, что в том, сейчас юноша нес за него ответственность как за своего подчиненного. К тому же Ичиго привязался к этому вспыльчивому ребенку, иногда так сильно напоминавшему ему его самого.
- Йороуичи, - предупреждающе прошипел он, но той как обычно было море по колено.
- А теперь и мой подарочек, - не обращая внимания на раздраженного капитана десятого отряда, выкрикнула принцесса клана Божественных Оружейников. - Лови и наслаждайся! - И запустила в своего бывшего подчиненного еще одним парнишкой.
Куросаки на автомате поймал его, в процессе рухнув на пол и придавив собой, и только потом взглянул на свою очередную головную боль. 
М-да... Карма у него, что ли, такая?
Он был прав, когда охарактеризовал "подарочек" Шихоуин как очередную причину для своей головной боли - на него, вытаращив от изумления бирюзовые глаза, ошалело уставился Ичимару Гин.
  
  

Глава 22

        
  
    Глядя на недовольное выражение лица Гина и на его же ехидный прищур вкупе с лисьей усмешкой, Ичиго прямо-таки пятой точкой чувствовал приближавшиеся неприятности. С мальчишкой нужно было поговорить по душам - и как можно быстрее, до того как Ичимару успеет превратить его жизнь в ад.
Кстати об аде, нужно было в ближайшее время каким-то доходчивым образом намекнуть Шихоуин на то, что его уже до чертиков достали её выходки. В конце концов, смог же он донести эту мысль до Урахары... пусть и с третьего раза. Шутки шутками, а с неуемной страстью Йороуичи вмешиваться в его жизнь нужно что-то делать, иначе одному ками известно, кого она притащит ему в следующий раз. Ему как-то не улыбается однажды поутру обнаружить у себя под дверью кабинета перевязанную ленточкой корзинку с маленьким Комамурой или же пригреть в своем отряде крота Тоусена. А что? С этой кошки ведь станется, если она решит, что ему необходимо завести себе кого-нибудь, о ком можно будет заботиться. Будто ему своего отряда не хватает - четыреста шестьдесят девять, с Гином четыреста семьдесят забавных домашних тварюшек. 
Ксо! Что же делать? Устроить Шихоуин какую-то пакость? Но все, что могло прийти Ичиго в голову, было слишком мелким и каким-то детским, что ли, а хотелось устроить нечто грандиозное. Вот только вряд ли старик Ямамото и Совет Сорока Шести поймут его, если Куросаки разом выпустит всех узников из Гнезда Личинок. Нетрудно догадаться, кому придется их ловить.
А поговорить с Ичимару все же нужно. И чем быстрее - тем лучше для них обоих.

      Разговор с мелкой лисьей мордой джубантай-тайчо обдумывал всю дорогу из Академии до расположения своего отряда, но так ничего путного ему в голову и не пришло. В итоге временный шинигами решил поступить так же, как он поступал еще в своем времени - ринуться в бой, полагаясь на свою удачу. Иногда это приносило неплохие плоды.
- Мы вернулись! - выкрикнул рыжий капитан, едва перед ним открылись гигантские ворота с цифрой десять.
- С возвращением, Куросаки-сама, - первым поприветствовал его Улькиорра.
Но прежде чем Ичиго успел поблагодарить Шиффера, откуда-то как чертик из табакерки выскочил тринадцатый офицер. Благодаря миловидному лицу, длинным волосам и субтильному телосложению с первого взгляда его можно было бы принять за женщину. Ровно до того момента, пока прелестное создание не начинало говорить басом. 
- Тайчо, это же просто кошмар какой-то! - с истеричными интонациями воскликнул он, размахивая руками, отчего становился похожим на пытавшуюся взлететь птицу.
- Пожар? Потоп? Шихоуин Йороуичи? - иронично спросил рыжий капитан десятого отряда, уже успевший привыкнуть, что у Харады Исами вечно какие-то ужасы и кошмары, на самом деле не стоящие и выеденного яйца.
- Хуже, Куросаки-сама, - патетично взвыл шинигами. - Нам прислали партию бракованных хакама!
У Ичиго непроизвольно начала дергаться правая бровь. Иногда временный шинигами жалел, что он не Зараки Кенпачи, без особых моральных терзаний пачками укладывавший своих подчиненных на койки четвертого отряда. И завидовал, что его бойцы - это не бойцы одиннадцатого отряда, воспринимавшие свои ранения по принципу "бьет - значит любит".
Чтобы успокоиться и не наделать глупостей, он задержал дыхание и медленно посчитал в обратном порядке от десяти до одного.
- Тиа, - выдохнул джубантай-тайчо, закончив отсчет, - разберись. И забери с собой этого паникера от греха подальше.
- Будет исполнено, Куросаки-сама. - Халибел поклонилась и тут же ушла в сонидо, прихватив тринадцатого офицера.
- Улькиорра, продолжай в том же духе, - поощрительно улыбнулся он Кватре и, услышав привычное "слушаюсь, Куросаки-сама", обратил свое внимание на юного Кучики. - Бьякуя, распорядись подать чайник с горячим чаем в мой кабинет и две чашки.
- Две? - недоуменно переспросил семнадцатый офицер.
- Да, две, - скосив взгляд на Гина, скромно стоявшего в стороне, подтвердил рыжий владыка. Он вложил в свой взгляд столько раздражения на выходку Шихоуин и на мелкого сребровласого паршивца, что на несколько мгновений ощутил ломоту в висках и странную слабость в теле. Ичимару, почувствовав направленный на него взгляд капитана, плотно сжал тонкие бледные губы и попытался неприятно усмехнуться. Но увы, до себя взрослого ему было еще очень далеко - получилось весьма жалко. - Чувствую, нам с Ичимару понадобится много чая.
  

***

  
Гин будто бы со стороны наблюдал за происходившими в его жизни кардинальными изменениями. Будто это не его планы были в очередной раз нарушены посторонним вмешательством. Все потому, что Ичимару не оставлял надежды на то, что вот-вот проснется в своей комнате в общежитии Академии шинигами, которую он делил еще с двадцатью студентами, и окажется, что ему нужно идти на экзамен. Однако время шло, а странный сон все не спешил сменяться явью.
Встреченный им полтора года назад по пути в Сейретей рыжий шинигами, которого Гин считал почти родственной или околородственной душой, каким-то образом умудрился стать капитаном десятого отряда, а его вассалы - занять высокие офицерские должности. 
Неужели они так сильны? 
Или Куросаки Ичиго убил своего предшественника на этой должности и занял его место? 
"А что, - тут Ичимару бросил внимательный взгляд на рыжего тайчо из-под опущенных ресниц, - вполне возможно".
Погруженный в свои невеселые думы, Гин как-то пропустил весь разговор джубантай-тайчо со своими подчиненными. В себя он пришел от внимательного взгляда карих глаз. Ощущение было таким, будто его грудную клетку насквозь пронзили мечом, используя при этом нечто, напоминающее атаку Шинсо. Юноша слышал о таких фокусах с реацу, но считал их чем-то вроде досужих баек, а вот теперь ему довелось прочувствовать их реальность на своей шкуре. 
Чтобы не оставлять последнее слово за врагом, выпускник Академии послал в ответ рыжему шинигами неприятную многообещающую усмешку, но судя по насмешливому взгляду, получилось у него не очень.
- Чувствую, нам с Ичимару понадобится много чая, - многозначительно посмотрев на Гина, с улыбкой протянул капитан десятого отряда, и юноша почувствовал, что разговор у них будет не самым простым. - Ты владеешь шунпо? - дождавшись, пока гиперактивный Кучики унесется куда-то, судя по всему - распоряжаться о чае, спросил Куросаки.
- Прослушал курс, - пожал плечами студент.
- Понятно. Значит - нет, - тяжело вздохнуло его новое начальство. Похоже, у него было скептическое отношение к тем знаниям, что давали в Академии шинигами. - Ну что ж, придется тащить тебя на себе, - хмыкнул джубантай-тайчо и, коснувшись плеча своего нового подчиненного, ушел в шунпо.

***

  
 Ичиго за шиворот притащил очередной "подарочек" Йороуичи в свой кабинет и усадил его на стул для посетителей, а сам сел за стол.
- Я рад, что тебе удалось добраться до Сейретея, - на пробу произнес Куросаки, прощупывая почву для дальнейшего разговора. Ведь от того, как он пойдет, будет зависеть все или почти все. Появление в его отряде одного из предателей-капитанов ставило под угрозу все их с Хоугиоку планы, а временный шинигами как назло не мог сосредоточиться на переговорах, его отвлекало все усиливавшееся покалывание в висках. - Но где же малышка Матсумото? 
- Оставил её у одной пожилой семейной пары в пятом районе Руконгая, - настороженно ответил Ичимару, явно не ожидавший такого начала разговора.
- Решил держать её подальше, да? - явно на что-то намекая, спросил джубантай-тайчо.
Гин вздрогнул. Неужели Куросаки понял, что он задумал? Но как? Откуда? Или же... Тут юношу поразила неожиданная догадка - капитан десятого отряда догадался о его замыслах, потому что сам поступил бы точно так же! Но прежде чем Ичимару решился озвучить вертевшийся у него на языке вопрос, в дверь кабинета постучали. 
- А вот и наш чай! - взглядом потребовав от него молчать, с преувеличенным энтузиазмом хлопнул в ладоши рыжий капитан десятого отряда. - Входи, Бьякуя!
Не дожидаясь повторного приглашения, Кучики вошел в кабинет, держа на вытянутых руках поднос с дымившимся чайником, двумя чашками и вазочкой с засушенными фруктами. Проходя мимо Гина, семнадцатый офицер смерил его настолько ласковым взглядом, что было ясно - с куда большим удовольствием наследник благородного клана надел бы этот поднос ему на голову. 
- Спасибо, ты можешь идти. - Временный шинигами послал своему подчиненному благодарную улыбку.
Бьякуя еще раз смерил своего, как он считал, соперника за внимание Куросаки-тайчо убийственным взглядом и, задрав нос, удалился. Ичимару так и подмывало пожелать ему не споткнуться о порожек, но он мужественным усилием подавил в себе этот порыв.
- Гриммджо! - дождавшись, пока за дверью стихнут шаги Кучики, позвал джубантай-тайчо.
В кроне растущего под окном дерева тут же началось какое-то шевеление, и спустя мгновение в распахнутое окно вскочил голубоволосый арранкар.
- Звал, Куросаки? - лениво спросил он, потягиваясь и сладко зевая.
Глядя на него, Ичиго испытал чувство дежавю. Кажется, такое уже было - перед самым приходом Айзена. Это что, защитная реакция Джаггерджака на трио капитанов-предателей?
- Звал-звал, - заверил его временный шинигами. - Мне нужно переговорить с нашим общим знакомым без свидетелей, - кивнув головой в сторону Гина, с самым независимым видом разливавшего чай по чашкам, сообщил он арранкару. - Я поставлю кеккай на свой кабинет, а ты проследи, чтоб никто к нему не приближался.
- Как скажешь, Куросаки, - пожал плечами Секста Эспада и покинул кабинет своего владыки тем же способом, что и проник в него.

      Гин как завороженный смотрел за мелькавшими в воздухе руками Куросаки Ичиго, пока тот складывал печати, чтоб поставить заглушающий барьер. Спустя полминуты этого мельтешения стены, пол и потолок покрылись бледно-оранжевой прозрачной пленкой, а у окна и двери цвет пленки был насыщенно-желтым. И это не произнеся ни слова из заклинания, вот это да!
- В свое время у меня был очень требовательный учитель, - заметив направленный на него восхищенный взгляд Ичимару, смущенно пояснил Куросаки.
На самом деле требовательный - это еще мягко сказано. Обучая его кидо, Урахара не собирался отступать от своего любимого метода "сделай это или умри", так что в итоге Ичиго освоил демоническую магию в самые рекордные сроки.
- Я так понимаю, ты стремился попасть в пятый отряд, - легонько дуя на чай, от которого шел пар, хитро усмехнулся рыжий шинигами.
- Откуда... - все же решился задать вертевшийся у него на языке вопрос Гин, но его собеседник не дал ему возможности этого сделать.
- И как я понимаю, ты решил попробовать приготовить то самое блюдо, которое непременно нужно подавать холодным, - все же решившись сделать глоток и при этом едва не обварившись, продолжил свою мысль капитан десятого отряда.
Ичимару вздрогнул и пристально уставился на свое новое начальство бирюзовыми глазами. Если кто-то еще узнает, что он задумал, то его казнят прямо на месте. Куросаки его пока не выдал, но все же юноше было страшно. Не за свою жизнь, нет, а за то, что ему так и не удастся выполнить задуманное.
- Не понимаю, о чем вы говорите, тайчо, - снова прищурился мальчишка. - Я, вообще-то, не умею и не люблю готовить.
- Прекрати паясничать, лисенок, и слушай внимательно то, что я тебе сейчас скажу, - прищурившись не хуже своего собеседника, почти промурлыкал Ичиго. - Я не против твоей кулинарии, более того - я даже готов тебе слегка подсобить, - многозначительно добавил он. - Но для начала тебе нужно определиться с тем, кому ты собираешься мстить. Если ты выбрал капитана пятого отряда - Хирако Шинджи, то буду вынужден тебя огорчить. Он конечно придурок с мозгами набекрень, но придурок относительно безобидный. Занятый попытками поймать свою периодически ускользающую крышу, он совсем не замечает, что творится с его отрядом. Уверяю тебя, там давно уже всем заправляет его лейтенант, хотя изначально Хирако взял его к себе в подчинение именно для того, чтобы контролировать.
- Айзен Соуске, - с ненавистью в голосе выплюнул Гин. - Спасибо, я знаю. У меня есть кое-какое представление о делишках этого очкарика.
- Ты следил за ним? - уточнил временный шинигами, уже догадываясь, что ответ будет положительным.
- Да, - подтвердил его догадку Ичимару.
- Понятно, - вздохнул рыжий тайчо десятого отряда. - Ты уже наметил себе план действий? Потому что если ты хочешь просто воспользоваться атакой своего зампакто, то можешь отправляться прямо сейчас и пасть смертью храбрых. К моему сожалению, этот ублюдок только выглядит полным ботаником.
- Спасибо за совет, капитан Куросаки, - удивленно приоткрыл глаза-щелочки мальчишка, явно не ожидавший от него таких слов, - но я планировал нечто более грандиозное.
- Более грандиозное, говоришь... - задумчиво протянул Ичиго, осторожно отпивая из своей чашки. Он прекрасно помнил, о каком "грандиозном" говорила эта лисья морда. - Но тогда для этого тебе нужно привлечь к себе внимание Соуске, вот только, боюсь, с твоим сегодняшним уровнем ты ничем не сможешь его заинтересовать.
- То есть вы хотите... - озадаченно протянул Гин, пытаясь понять, верно ли он догадался о том, что может предложить ему джубантай-тайчо.
- Да, - широко улыбнулся он. - Мне нужен толковый офицер, а тебе опыт и хорошие рекомендации при переводе в пятый отряд. Я ведь тоже не собираюсь вечно сидеть в Готей-13, знаешь ли.
- О, так вы тоже планируете половить рыбку в мутной воде? - вкрадчиво осведомился мальчишка, кажется, начиная понимать, где собака зарыта.
- Ты прав, собираюсь, но не я взбаламучу воду, - подмигнул ему временный шинигами.
- Айзен? - уточнил выпускник Академии, на что его собеседник пробурчал нечто непонятное, жуя сушеный персик. - Сколько, по вашим подсчетам, у меня есть времени? - последовав его примеру и взяв из вазочки засушенную хурму, спросил юноша.
- Лет пять-шесть, не более, - поморщившись от ставшей совсем невыносимой ломоты в висках, ответил Ичиго.
- Я согласен, - твердо проговорил Ичимару, ставя чашку на стол и поднимаясь со стула для посетителей. - Пожалуйста, позаботьтесь обо мне, Куросаки-тайчо! - неожиданно серьезно попросил он и поклонился.
  
  

Глава 23

         
  
   Ичиго читал отчет своего двенадцатого офицера о совместном патрулировании Сейретея его группы вместе с третьим отрядом и тихонько хихикал. Кое-где, когда он натыкался на особо изящный пассаж, его хихиканье перерастало в истеричное ржание. Конечно, в официальную документацию это не войдет - зачем дразнить гусей и портить отношения с Роузом? - но он вполне мог оставить эту прелесть для себя - будет, что перечитать под настроение. 
У Гина всегда было весьма своеобразное чувство юмора.
С того первого их с Ичимару разговора в этом кабинете прошло три с половиной месяца, а Куросаки до сих пор не переставал благодарить всех богов за то, что ему тогда пришло в голову сразу же договориться с мелким. Тем самым избавив себя от целого вагона с тележкой проблем, а взамен получив еще одного союзника. Еще одного, с которым он мог говорить откровенно. До определённых пределов, разумеется. 
Ичиго получал истинное удовольствие от словесных пикировок с Гином, которому, казалось, не было равных в язвительности и саркастичности речей. Говоря современным языком, его двенадцатый офицер был тем еще троллем. Но временный шинигами был совсем не против этого, в конце концов, в спорах, какими бы они ни были, рождается истина и значительно повышается культурный уровень. А благодаря мелкой языкатой заразе, которую он снисходительно звал "лисенком", Куросаки учился в первую очередь заставлять мозги опережать кулаки, а не наоборот, как у него обычно получалось. Да и к тому же, похоже, он, сам того не желая, успел привязаться к Ичимару. У него даже появилось желание пойти против воли Хоугиоку и хоть чем-то помочь ему. Правда, юноша еще не знал чем.
За окном послышались вопли Бьякуи, наверняка в ответ на какие-то язвительные высказывания Гина. 
Сладкая парочка, блин! Ни дня без разборок, ни часу без ругани!
Кучики как избалованное дитя - ревнует своего кумира ко всему, что занимает его внимание больше, чем на полчаса, а Ичимару его вечно провоцирует. Лисенок считает это забавным, а окружающие должны страдать от истерик наследника благородного клана. Это еще что, а вот раньше совсем худо было - до того как джубантай-тайчо решил направить бурную и неуёмную энергию своих подчиненных в относительно мирное русло и начал заниматься с этими двумя. Он должен был научить Бьякую сдерживать свой темперамент, а Гина - быть опаснее, чем он есть сейчас. Как результат - первый, наконец, узнал имя своего меча, а второй научился глушить атакой Шинсо несколько Пустых за раз. Когда добьется шикая Кучики - не известно, Сенбонзакура еще не сказал ему слов активации, но временный шинигами был уверен в том, что долго он не продержится - упорства и упертости его хозяину не занимать.
Джубантай-тайчо еще раз пробежал глазами по тексту так понравившегося ему отчета и бесшабашно улыбнулся, в этот момент неуловимо напоминая себя самого в пятнадцать лет, когда он только получил силу шинигами. После чего обмакнул кисть в тушь и приписал пару строк лично от себя. Еще раз перечитал и волевым усилием подавил в себе желание прямо сейчас вызвать Гина и вернуть ему его писанину, чтоб посмотреть на реакцию. Мальчишество, конечно, но кто бы стал обвинять в этом его, почти девятнадцатилетнего юношу? Со всеми свалившимися на него проблемами после появления в его жизни мелкой стервозной шинигами, а потом школой жизни, через которую его в ускоренном темпе проводил Зангетсу, Куросаки уже успел забыть, что он самый обыкновенный японский старшеклассник, пусть и с силой шинигами. Забыть, что в период обучения в старшей школе он должен был в неё хотя бы ходить, сбегать с уроков, делать домашние задания, веселиться с друзьями, встречаться с девушками, наконец, а не взваливать на свои плечи ответственность за судьбы миров, учиться изворачиваться, лгать и плести интриги. 
Он не узнавал себя. 
За почти два года, проведенных в прошлом, Ичиго настолько врос в шкуру шинигами, что перестал осознавать себя как молодого половозрелого симпатичного юношу, у которого впереди жизнь самого обычного человека. Пусть и с бонусами в виде уничтожения Пустых и периодическими вояжами в Сейретей, но все же жизнь с взрослением, старением, смертью и последующим перерождением в Обществе Душ в качестве его законного обитателя. Куросаки настолько врос в шкуру капитана десятого отряда, что сейчас почти шестнадцатилетний Бьякуя и почти пятнадцатилетний Гин казались ему мальчишками, глядя на выходки которых, он вспоминал себя в их возрасте, и это время казалось ему таким далеким... Хотя с последним он несколько погорячился, Ичимару сейчас гораздо взрослее, чем он сам был в свои пятнадцать. Сегодня разница между ними казалась ему непреодолимой пропастью, а ведь когда-то ему не мешали и гораздо большие годы разницы.
Да, стареешь, брат - хмыкнул про себя временный шинигами. 
Рыжий капитан не был уверен, что сможет общаться со своими друзьями как раньше, вернувшись в свое время. 
Ксо! 
Как раньше уже не будет никогда! 
Власть развращает? Возможно, но еще она несет вместе с собой тяжкий груз ответственности, и сложно остаться прежним, поносив его на плечах.
"- Ичиго", - всплыл из глубин подсознания такой знакомый голос. Давненько он не объявлялся, опять, наверное, начнет его за что-нибудь пилить.
"- Старик", - констатировал юноша.
"- Необходимо твое присутствие..." - глухо сообщил ему зампакто.
"- Хоугиоку?" - деловито уточнил Куросаки, но клинок не удостоил его ответом.
Джубантай-тайчо на это только вздохнул и перебрался из-за стола на стоящий возле стенки диван.
Внутренний мир встретил его родными перевернутыми небоскребами, лениво ползущими по небу облаками, тупыми подколками от Хичиго и равнодушием замершего на флагштоке Зангетсу. Хоугиоку все так же ждал его на привычном месте, словно не проходило этих пяти месяцев с момента, как он был здесь в последний раз. Тогда воплощенная воля Короля Общества Душ призывала его для того, чтобы показать ему несколько полезных на её взгляд кидо-техник. Полезных и чертовски сложных, Ичиго убил меносову кучу времени на то, чтобы выучить их.
- Я доволен тобой, Куросаки, - вместо приветствия заявил Хоугиоку. - С момента нашей с тобой последней встречи ты стал заметно сильнее, а твой контроль над реацу становится все лучше и лучше. Ты выходишь на качественно новый уровень.
- Я рад, - буднично сообщил временный шинигами, подразумевая, что ему глубоко фиолетово довольство или недовольство им любимой погремушки Айзена. - Ты позвал меня сюда только для того, чтобы сообщить мне это?
- Ох и вредный же ты, рыжик, - непринужденно поведала ему фигура в фиолетовом, так и не перейдя к объяснению причины, по которой он был вызван в свой внутренний мир.
Ичиго взвыл про себя: весь настрой прописавшегося в его душе незваного гостя говорил о том, что трепаться тот будет долго. Но ведь в эту игру можно играть и вдвоем - вовремя вспомнил юноша.
- Наши недостатки являются прямым продолжением достоинств, - с самым загадочным видом произнес временный шинигами одну из любимых фразочек Гина.
- Общение с Ичимару явно пошло тебе на пользу, - восхищенно зацокал Хоугиоку. - Раньше ты бы на меня просто рявкнул и потребовал переходить к сути.
- Короче, - с нажимом потребовал капитан десятого отряда - надолго его не хватило.
- Ладно-ладно, - выставил руки в примирительном жесте артефакт. Потом все же не удержался и добавил: - А вот дружба с Кенпачи тебя до добра не доведет.
В ответ Ичиго зверски сверкнул на него карими глазищами и Хоугиоку ощутил, как его тело пронзило невидимыми лезвиями. Было не то чтобы больно, скорее неприятно. Куросаки поморщился и схватился за виски, бормоча при этом что-то вроде: "Ну вот, опять эта чертова мигрень".
"Ками-сама, мальчишка даже не понял, что сейчас случилось!" - промелькнуло в голове у артефакта. Произошедшее заставило взглянуть на избранного Королем мальчишку под другим углом. Когда-нибудь Айзен назовет Гина "кошмарное дитя" и в корне ошибется - Куросаки Ичиго даст сто очков вперед Ичимару. 
"Объяснить ему? Нет, пусть этим займется Зангетсу", - решила воплощенная воля правителя Общества Душ.
- Так зачем ты хотел меня видеть? - волевым усилием справившись с головной болью, как ни в чем не бывало спросил рыжеволосый капитан десятого отряда, еще больше укрепляя уверенность Хоугиоку в необходимости откровенного разговора между Куросаки и его зампакто.
- Хотел поговорить с тобой о твоем следующем шаге, - с пафосным видом проговорил артефакт. - И сейчас у нас с тобой пойдет речь о твоих смертных друзьях, вернее об их способностях, возникших и развившихся благодаря их упорству и твоей реацу.
- Чего-чего? Ты ничего не попутал? - постучал костяшкой указательного пальца себе по лбу Ичиго. - "Твоих смертных друзьях", - перекривлял он Хоугиоку. - Что это за снобизм? А ничего, что я тоже смертный?
- Смертный? - Воплощение воли Короля Общества Душ расхохоталось. - И это говорит мне потомственный шинигами? Не смеши мою маску, Куросаки! - фыркнуло оно. - Но вернемся к твоим Чаду и Орихиме.
- Чего это они мои? - подозрительно осведомился рыжий тайчо. - Они свои собственные.
- Пусть так, - раздраженно отмахнулся его собеседник. - Но ты же не будешь отрицать, что их сила появилась и развилась под влиянием твоей реацу?
- И в мыслях не было, - пожал плечами капитан десятого отряда.
- Это хорошо, - неожиданно покладисто согласился Хоугиоку. - До того как ты в очередной раз перебил меня, я пытался тебе сказать о том, что несмотря на тот уже доказанный Урахарой факт, что способности твоих друзей развились исходя из их личностных качеств, образовались они на базе твоей духовной силы. А это значит, что при должном упорстве, приложенным усилиям и некотором количестве потраченного времени тебе вполне по силам повторить...
- По силам повторить что? - выпалил временный шинигами. - Только не говори мне, что я смогу каким-то образом получить силу Иное или Чада.
- Не каким-то образом, а благодаря долгим и упорным тренировкам, Куросаки, - назидательно поднял палец к флегматично плывшим по небу облакам его собеседник. - Это тебе не десятилетка за три дня по методу незабвенного нынешнего-бывшего капитана двенадцатого отряда. Это будет сложно, Ичиго, чертовски сложно, но ты справишься. Не можешь не справиться.
- Это так важно? - уже почти смирился с неизбежным джубантай-тайчо.
- Не особо, - солгала воплощенная воля короля Общества Душ, - но пройдя через это испытание, ты не только, наконец, получишь полный контроль над своей реацу, но и заполучишь несколько неприятных сюрпризов для своих противников. Да и твоим друзьям будет легче осваивать свои силы. Все сразу ты не потянешь, так что тебе нужно выбрать, кто будет первым: Чад или Орихиме?
- Чад, - уверенно заявил рыжий капитан десятого отряда.
- Не самый удачный выбор, Куросаки, - недовольно качнул фиолетовым капюшоном Хоугиоку. - Я бы на твоем месте начал с силы отрицания. Тем более что заколочки у тебя уже есть, - не удержался от издевки его собеседник, за что тут же удостоился еще одной порции протыкающих его тело метафизический клинков.
"А малыш еще способен кусаться", - почти с нежностью отметил артефакт, но решил не затягивать разговор.
- И с чего же мне начать, раз ты такой умный? - схватившись за голову от ударившей по вискам боли, язвительно простонал Ичиго.
- Прежде чем бросаться на амбразуру, для начала переговори с Зангетсу, герой, - фыркнул его собеседник. - Твои мигрени сами по себе никуда не исчезнут, а мне ты здоровым нужен.
- Откуда ты... - попытался было возмутиться временный шинигами, но его как обычно никто не послушал.
- Покончишь с этой проблемой, - как ни в чем не бывало продолжило воплощение воли Короля, - берись за освоение сил твоей бестолковой подруги. Для начала вспомни все, что когда-либо слышал и видел о ее способностях, и начинай пользоваться сереньким веществом, находящимся в твоей рыжей головушке.
И прежде чем Ичиго успел что-то ответить на столь наглое высказывание, его незваный гость растворился в воздухе, видимо, посчитав свою миссию выполненной.
  
  

Глава 24

         
  
   Ичиго смерил недовольным взглядом воздух, в котором еще минуту назад висела закутанная в фиолетовое тряпье воплощенная воля Короля. Вот так всегда: пришел из ниоткуда, раздал ценные указания и ушел в никуда, а ему теперь разгребать.
Что этот плод безумной фантазии Урахары имел в виду, когда говорил о мучавшей Ичиго периодически мигрени? 
И вообще, каким образом связаны головные боли со всеми этими шинигамскими заморочками? 
Ему всего-то нужно меньше работать и больше отдыхать, а не бегать со своими болячками к своему же зампакто. Рецепт потрясающий, вот только каким образом это сделать, если работы много, а перекинуть её даже и не на кого?
- Ты слышал, что сказал тебе Хоугиоку? - Зангетсу возник за его спиной, спустившись со своего излюбленного флагштока. - Я не совсем согласен с выбранными им формулировками, но в целом он прав. Прав по всем статьям, Ичиго. И про то, что тебе необходимо развиваться, пусть и таким не совсем честным образом, и про то, что с твоими мигренями нужно что-то делать.
- Мне тоже это не нравится, но я подчинюсь, - плюхаясь на нагретый солнцем бетон небоскреба и складывая руки на груди, недовольно заявил рыжий тайчо. - Не можешь помешать, приходится терпеть, - кисло усмехнулся он, поясняя свое решение в ответ на пристальный взгляд клинка. - Но все-таки причем тут мои головные боли?
- А ты так ничего и не понял? - в голосе зампакто появился намек на удивление. - Неужели ты не уловил связи между странным поведением твоих собеседников и тем, что у тебя резко начинало колоть в висках?
Юноша озадаченно нахмурился, пытаясь припомнить все случаи. Да, нечто подобное действительно имело место, но менос его побери, если он понимал, что это означает. Да и было это всего лишь три раза - перед разговором с Гином и два раза во время беседы с любимой игрушкой Айзена.
- Ксо! Ничего в голову не лезет! - вцепился в рыжие вихры временный шинигами.
- Не будь тупее, чем ты и так есть, Король, - фыркнул самочинно присоединившийся к беседе Хичиго, до этого весь его разговор с Хоугиоку где-то прятавшийся. - Включай мозги всегда, а не только когда соревнуешься с тем мелким ублюдком Ичимару в изысканной язвительности. Если твои собеседники вдруг резко становятся подозрительно покладистыми и готовы согласиться на все, лишь бы быстрее закончить с тобой разговор, а ты одновременно с этим испытываешь слабость и головную боль, то какой из этого можно сделать вывод?
- Эм-м-м, наверное, это я неосознанно что-то натворил, что повлияло на их сговорчивость? - догадался Куросаки.
- Наконец-то дошло. - Пустой издевательски поаплодировал ему. - Ками-сама, и почему такая полезная способность развилась именно у такого придурка как ты?
- Эй! А ты сам-то не лучше! - очень по-взрослому надулся капитан десятого отряда, но в драку все же не полез, что очень обрадовало третьего участника этого разговора.
- Хичиго, - резко бросил Зангетсу и послал своему напарнику по внутреннему миру очень многозначительный, коллекционный взгляд из разряда "это было последнее китайское предупреждение". 
Тот должным образом впечатлился, а также вспомнил, что у этого высокого, неимоверно крутого и пафосного мужика крайне редко взгляды расходятся с делом, поэтому, недовольно ворча, уселся напротив Короля, полностью повторив его позу. Ичиго нахмурился, но комментировать не стал.
- Что за способность? - требовательно спросил у клинка временный шинигами. Свою личную белобрысую шизу он предпочел просто проигнорировать.
- Когда твоя злость или раздражение на кого-то накладывается на переизбыток реацу, происходит нечто вроде маленького выброса в виде иллюзорного удара мечом. И чем сильнее твои эмоции, тем реалистичнее ощущения у жертвы твоей агрессии, - бесстрастно сообщил ему Зангетсу.
- Иллюзорный удар... - задумался юноша, - где-то я уже про нечто подобное слышал.
- И даже ощущал на себе, - с омерзительной усмешкой подсказал его персональный арранкарчик.
- На себе? - недоуменно переспросил Куросаки. - Что-то я не...
Он пытался сказать "что-то я не припоминаю такого", но память тут же подкинула ему воспоминание о долгом, казавшимся вечностью подъёме на площадку, окруженную башнями. Попытки прорваться сквозь воздух, насыщенный жаждой убийства и злой, жалящей реацу, не дающей нормально дышать, мешающей связно мыслить и вообще существовать в этой Вселенной. И темная гора, предвкушающе скалившаяся ему с крыши административного здания: "Так кто же? Кто же из вас сильнее?"
Как просто и понятно все было тогда!
- Я вспомнил, - обрадовался рыжий тайчо, - Кенпачи! Но сейчас он не умеет ничего подобного, иначе похвастался бы мне. Должно быть, он научился этому позже. Вот только я одного не могу понять: если я таким образом сбрасываю свою духовную силу, тогда почему после этого меня мучают головные боли?
- Потому что делаешь все как обычно - через задницу, - обидно заржал Хичиго. 
Звук при этом был таким, будто бы кто-то скреб наждачной бумагой бетонные стены в микрофон.
Реакция на его слова последовала незамедлительно:
- Бакудо номер девять - Геки, - почти лениво приказал временный шинигами, указывая на Пустого, и вокруг его не умеющей держать язык за зубами копии возник красный ореол, полностью парализуя. Джубантай-тайчо вложил в это простое заклинание столько силы, что Хичиго не только не мог шевелиться, но и говорить. Единственное, на что он был способен, это посылать в его сторону яростные взгляды, но рыжий капитан их как-нибудь переживет. - Так откуда у меня эти головные боли? - повторил интересовавший его вопрос Куросаки, словно бы и не было этой оскорбительной ремарки от его внутренней шизы.
- Все как обычно, Ичиго, - с явным неудовольствием начал просвещать своего хозяина Зангетсу, видимо, ему была неприятна эта тема. - Отсутствие у тебя опыта и должной практики. Но в данном случае проблема не только в этом.
- А в чем же?
- В твоей реацу, в твоем способе обретения банкая, в том, что ты вечно действуешь на грани своих возможностей, в том, что ты вечно пытаешься сжульничать во время обретения дополнительной силы, - безжалостно принялся отчитывать его зампакто. - То, чего шинигами достигают благодаря опыту и упорному труду, ты добивался с помощью различных рискованных методов. Ты развиваешься быстрее, чем восстанавливается нормальная циркуляция потоков твоей духовной силы. Головная боль - это только первый звоночек, дальше будет только хуже. 
Слушая холодный, бесстрастный голос своего меча, рыжий шинигами практически до мелочей вспоминал разговор с Зангетсу, произошедший едва ли не на следующий день после того, как он вернулся из своего вынужденного путешествия в мир колдунов. Речь шла о реацу Куросаки и её потоках в его организме, нарушенных вмешательствами Урахары и его упрямством, и о том, как много и упорно ему придется трудиться, чтобы сбалансировать свою духовную силу. Тогда он не придал этому особого значения, полагая, что все само собой рассосется, теперь выяснилось, что зря. 
- И что мне теперь делать? - после минутной паузы, спросил юноша.
- На первых порах научиться контролировать свои чувства и эмоции, а потом попытаться освоить неожиданно открывшуюся у тебя способность, - так, словно это было проще простого, сообщил зампакто.
- Это, конечно, все отлично, но мне придется на ком-то отрабатывать эти иллюзорные удары. Не на своих же подчиненных мне тренироваться. - Капитан десятого отряда сразу же заинтересовался практической стороной дела. - Хотя... - вспомнив о том, что в его времени Кенпачи будет владеть этим приёмом, Ичиго коварно усмехнулся - у него будет, на ком отрабатывать фокусы с реацу.
Но оставался еще один вопрос, который требовал ответа.
- Старик, а это не повредит моей духовной силе? - обеспокоенно спросил джубантай-тайчо. - Ну, то что я овладею этой способностью, а потом начну пробовать научиться использовать силу Орихиме.
- Нет, как раз наоборот, - заверил его Зангетсу. - С того момента, как ты научился использовать демоническую магию, твоя реацу постепенно начала стабилизироваться. Чем больше ты осваиваешь заклинаний, тем лучше ты контролируешь реацу. Поэтому старайся как можно больше и чаще использовать кидо не только в тренировочных сражениях, но и в обычной жизни.
- Постараюсь, - пообещал он. - Как думаешь, Хоугиоку знает об этом? - забеспокоился временный шинигами.
- Знает, - подтвердил зампакто. - Более того, именно поэтому он потребовал от тебя, чтобы ты начал с сил Иное. Её способности станут стабилизирующим элементом для восстановления нормальной циркуляции твоей реацу. 

***

  
Вернувшись со встречи в своем внутреннем мире, рыжий капитан десятого отряда улегся на диван, стараясь хотя бы несколько минут ни о чем не думать, иначе его мозг просто взорвался бы. Разговор сначала с Хоугиоку, а затем с Зангетсу не только много дал ему в понимании взаимоотношений между ним и воплощением воли Короля, но и подкинул много пищи для дальнейших размышлений. Но думать об этом Ичиго будет не сейчас - у него слишком много работы, которую за него никто не сделает, а делать её нужно хорошо. 
Куросаки потянулся и встал с дивана, после чего подошел к своему рабочему столу. Открыв один из ящиков, он парой несложных комбинаций пальцев открыл сокрытый с помощью демонической магии тайник. И написанный двенадцатым офицером отчет, сплошь состоявший из весьма остроумных замечаний об умственном и физическом состоянии первой десятки офицеров третьего отряда, отправился в схрон к своим собратьям и нескольким милым его сердцу безделушкам, которые нельзя было оставлять без присмотра на столе.
А Гин... что ж, Гину придется написать новый отчет. Опять.
  
  

Глава 25

         
  
   В отличие от остальных отрядов Готей-13, ворота одиннадцатого всегда были гостеприимно распахнуты для посетителей, но такой вывод может прийти в голову разве что завсегдатаю. У остальных же волей-неволей возникала ассоциация с логовом хищников, заманивающих к себе добычу, а кое-кто считал постоянно открытые ворота полнейшей безалаберностью со стороны руконгайского варвара. Не трудно догадаться, что первое впечатление принадлежало рядовым бойцам и офицерам, а второе - капитанам и лейтенантам... других отрядов. Ичиго посчитал себя в достаточной степени завсегдатаем, поэтому в этот раз, ради разнообразия, решил заявиться во владения грозного демона разрушения как полагается - через дверь, а не как обычно, с помощью шунпо через забор.
Быть может, это отучит Кенпачи крушить стены в десятом отряде. 
Встреченные им по пути к небольшому домику, который Зараки использовал одновременно и как комнату отдыха, и как кабинет, бойцы отряда уважительно кивали ему, узнав в незваном госте приятеля своего вожака. Ичиго отвечал всем им любезной усмешкой, которую все почему-то считали хищной, и хмурым взглядом, но не сбавлял шагу, четко следуя к намеченной цели. Для него уже давно прошло то время, когда визит в вотчину сумасшедшего джуичибантай-тайчо приравнивался к визиту в логово льва - интересно, но чертовски опасно. Теперь же он молча шел, а бойцы сильнейшего отряда так же молча убирались с его пути, хотя раньше, в другом времени, визит на территорию этого отряда закончился бы для него дракой со всеми слоняющимися без дела офицерами. 
Бойцы одиннадцатого отряда во вторую очередь уважали силу и умение её демонстрировать, в первую же очередь они уважали своего капитана. 
Кенпачи обнаружился развалившимся прямо на дощатом полу веранды. Лежал он не один, а в компании трубки и кувшинчика саке. С грозного тайчо можно было писать аллегорию меланхолии, и даже гонявшаяся по саду за бабочками Ячиру не могла развеять его мрачное настроение.
- Что случилось? Неужели главнокомандующий издал указ, запрещающий тебе сражаться в мирное время? - шутливо осведомился он у попыхивавшего трубкой Зараки.
- Я бы тогда повесился, - с хриплым смешком ответил ему тот, показывая, что подколка замечена и оценена.
- И что, даже не попытался бы повеселиться напоследок? - с изрядной долей скепсиса полюбопытствовал рыжий капитан десятого отряда, не уточняя, как именно его приятель мог бы развеяться.
Это было понятно и без лишних слов, а Кенпачи до умиления нравилась его иносказательность в некоторых вопросах. И если осторожность Ичиго и благоприобретенная привычка думать, что и кому он говорит, поднимает настроение хорошему шинигами, то почему бы и нет? 
- Ты же знаешь мое отношение к законам, указам, приказам и прочей подобной фигне, - пожал плечами джуичибантай-тайчо и рассеяно отхлебнул саке из пиалы, больше похожей на тазик.
- Знаю, - согласился рыжий капитан десятого отряда. - Либо выполнять...
- ...либо посылать на хрен, - закончил самый оригинально мыслящий капитан Готей-13 и, кивнув ему, одним махом опрокинул в себя пиалу с алкоголем, тем самым превратив одно из своих жизненных правил в тост. - Но посылая не нравящиеся тебе указы, ты посылаешь и тех, кто за ними стоит, а послать старика Ямамото, и чтоб он еще и отправился по нужному маршруту, я пока не в состоянии, - неожиданно серьезно закончил он.
Странный разговор - не мог не отметить временный шинигами, но такое на его памяти уже случалось. Зараки каждый раз удивлял его тем, что мог в любое время под настроение всего лишь парой фраз дать ему богатую пищу для размышлений. Да, здесь он занимался и таким. А что еще оставалось путешественнику во времени, когда на него накатывала бессонница или начинали одолевать невеселые мысли из разряда "Что же ждет меня в дальнейшем?" Не ворочаться же Ичиго всю ночь на кровати, так почему бы и не поразмышлять на темы, предложенные его приятелем? 
- И поэтому ты хандришь, Кенпачи? - попытался он обратить в шутку странные слова своего приятеля.
- Нет, мне просто скучно, - выпустив изо рта пару колечек ароматного дыма, безразлично пожал плечами Зараки. 
- Тогда тебе повезло - у меня есть одна достаточно безумная идея, чтобы за неё взяться, - тоном опытного коммивояжера, пытающегося втюхать наивному простаку совершенно ненужную вещь, вкрадчиво проговорил джубантай-тайчо.
- Безумная идея, говоришь? - заинтересовался демон сражений. - Ну-ну, излагай. 
И он принялся излагать. По мере того, как Ичиго рассказывал о фокусах с реацу, капитан одиннадцатого отряда усмехался своей знаменитой усмешкой, более напоминавшей оскал голодного хищника, увидевшего свою добычу, и все меньше походил на то меланхоличное нечто, что встретило Куросаки на веранде.

***

  
То, что день у него не задался, Ишшин понял еще с самого утра, когда впервые за последние два года проиграл кузине в поедании завтрака на скорость. Глупое, конечно, состязание, но оно задавало им с Кукаку боевой настрой на весь день. Как проигравшему, ему сначала пришлось вымыть оставшуюся после завтрака посуду, а после полдня помогать Кайену с тренировкой шикая, вернее служить тому мальчиком для битья. Но на этом его неприятности не закончились - после обеда тетушка послала его забрать какие-то ингредиенты для своих фейерверков в третьем районе Руконгая. А на обратной дороге отпрыск некогда славного клана решил слегка сократить путь через ближайший лесок. Сократил на свою голову.
То, что день у него не задался, Ишшин понял еще с самого утра, однако до какой степени он у него не задался, юноша понял лишь тогда, когда со всех сторон оказался окружен Пустыми. Монстры были везде, куда падал его взгляд, даже в воздухе, и начав считать, Шиба сбился уже на середине второго десятка.
Дрожащими руками Ишшин достал свой зампакто. В их клане трусов не было отродясь, наоборот, если в пределах двух-трех районов Руконгая находилась какая-то пакость, то можно было с твердой уверенностью заявить, что любой из членов семьи был бы в первых рядах устраняющих её. Но в этом случае было ясно, что шансов у парня нет, причем от слова "совсем". Каким бы он ни был бесшабашным придурком, а умирать почти в девятнадцать лет, окруженным раз в сорок-сорок пять превосходящим противником было чертовски страшно. В том, что ему сегодня предстояло пасть смертью храбрых, молодой шинигами не сомневался - об этом говорили логика и простая арифметика, хотя и очень печальная. Предел Ишшина - пять, ну максимум семь Пустых, и то если они будут заняты чем-то другим; а шунпо он не владел. Кайен обещал начать его учить, но так и не собрался. Так что единственное, что ему сейчас оставалось, - это подороже продать свою жизнь.
Первых двух Пустых Шиба положил сразу же, прежде чем остальные на него бросились всем скопом. С третьим ему повезло - свои же ненароком пришибли в запале, а четвертому, перед тем как тот рассыпался духовным частицами, удалось зацепить ему бедро. Почуяв кровь, монстры с удвоенной энергией принялись бросаться на юношу подобно стае голодных шакалов. Они прекрасно понимали, что рано или поздно - и скорее рано, чем поздно - их будущая жертва выдохнется и пропустит удар. И оставалось только гадать, когда же это произойдет или сколько ему осталось. 
Шиба был уже на последнем дыхании, когда внезапно на полянке возникли шинигами. Вовремя, ксо!
- Рази врагов наповал, Шинсо, - негромко приказал невысокий щуплый парнишка с серебристыми волосами. 
В тот же миг в сторону Пустых выстрелило лезвие и одновременно пронзило сразу четверых монстров, ломая им маски. Шинигами, еще мальчишка, но уже с шикаем исчез, мгновенно уходя в шунпо и возникая перед еще одной группой пожирателей душ. 
- А хорошо работает мелкий паршивец, - удивленно присвистнул голубоволосый шинигами раздолбайского вида, наблюдая за тем, как его коллега творчески разбирался с Пустыми. - Не зря Куросаки с ним столько возится.
- Джаггерджак-сан, а вы не хотите помочь нам? - прыгая и уклоняясь от атак сразу троих тварей, напоминавших увеличенных в несколько тысяч раз богомолов, нервно выкрикнул парнишка с длинными тёмными волосами.
- Зачем? Ты пока неплохо справляешься, - хмыкнул голубоволосый раздолбай явно при офицерской должности, судя по его уровню духовной силы, и обратил внимание на валявшееся под его ногами тело. - Эй, ты там живой? - пнув под ребра Ишшина, лежавшего на земле в полубессознательном состоянии, спросил он.
- Почти, - пытаясь принять сидячее положение, простонал юноша. - А твоим не нужна помощь? - озадаченно спросил отпрыск некогда славного клана, глядя на то, как группа из десятка шинигами под предводительством кареглазого блондина самозабвенно выкашивала Пустых.
- Это их задание, - отрицательно мотнул головой Джаггерджак. - Они должны сами справиться, а моя задача проконтролировать, чтоб не передохли в процессе.
- То есть ты - что-то вроде няньки? - несмотря на кровоточившие раны и, кажется, трещины в ребрах, не удержался от насмешливого хмыканья Шиба. За что тут же и поплатился, схлопотав еще один чувствительный пинок по ребрам.
Юноша закашлялся.
- Что-то вроде, - выпустив пар, неожиданно покладисто согласился шинигами и обратил внимание на происходившее. - Эй, Кучики, хорош балетом заниматься! - рявкнул он, некоторое время пронаблюдав за темноволосым парнишкой, все еще прыгавшим, правда, теперь уже между двумя богомолами.
- Сам бы попробовал, - пробурчал тот, пользуясь тем, что его противники отвлеклись на вопль начальства, и переходя в наступление.
- Хаттори, тебе что, шикая жалко? - повернувшись в сторону блондина, демонстративно фыркнул офицер и тут же вынужден был отвлечься.
Парочка Пустых, видимо, посообразительнее, чем их собраться, догадавшись, что главный тут именно этот излишне шумный шинигами, решили на него напасть. Ишшин даже не успел пикнуть, заметив несшуюся в спину голубоволосому мужчине клешню, как тот голой рукой перехватил конечность. Дальнейшие события напоминали какой-то странный сон: не используя кидо и даже не достав зампакто, офицер голыми руками расправился с теми тремя самоубийцами, что рискнули зайти ему за спину.
- Блондинка, я тебя не слышу, тебе что, шикая жалко? - демонстративно утерев несуществующий пот со лба, издевательски поинтересовался тот.
- Никак нет, Джаггерджак-сан, - сверкнул улыбкой Хаттори. - Для них, впрочем, как и для вас, мне ничего не жалко. Проснись и освети врагов своим мертвым светом, Тсукиноро! - в тот же миг зампакто блондина засветился тусклым бледно-голубым, почти белым светом. - Закройте глаза! - предупредил своих товарищей он, и Шиба тут же последовал совету. 
Когда же Ишшин услышал от все того же Хаттори, что глаза уже можно открыть, он не медлил ни секунды - очень уж ему хотелось увидеть в действии шикай этого смешливого блондина. Однако единственное, что он увидел, это с десяток Пустых с безумной яростью сражавшихся друг с другом.
- Безумие луны, - глядя на это действо, констатировал голубоволосый шинигами. - А неплохо, однако.
- Рад, что вам понравилось, господин шестой офицер, - с любезной усмешкой почти пропел блондин и вновь ринулся в бой.
Шестой офицер?! Ишшин с изумлением посмотрел на Джаггерджака. Неужели это правда? С таким-то уровнем реацу - и всего лишь шестой? Из какого они отряда, что шинигами, неосознанно испускающий духовную силу на уровне лейтенанта, занимает такой низкий пост? Кайен сейчас четвертый офицер в тринадцатом отряде, но он не обладает и половиной силы этого молодого мужчины.
- Каков засранец, - коротко хохотнул Джаггерджак в ответ на реплику Хаттори. - Нет, ну ты на него погляди, - возмущенно цокнул он, продолжив наблюдать за действиями своих подчиненных. - Кучики, менос бы тебя побрал, давай активнее там, не то я попрошу у нашего незабвенного тайчо на месяц подарить тебя Зараки! - рявкнул шинигами.
Паренек лет пятнадцати-шестнадцати с тёмными волосами, забранными в высокий хвост, явно впечатлившись перспективой провести незабываемый месяц в одиннадцатом отряде, активно заработал зампакто. Судя по всему, его капитан действительно мог устроить своим подчиненным нечто подобное. Шиба сам лично не встречался с грозным джуичибантай-тайчо, но слышал, что рассказывал ему о нем кузен. Так что свое мнение по поводу Кенпачи у него было, и не сказать бы, что самое благоприятное.

***

  
 Гриммджо с все возраставшим раздражением продолжал наблюдать за тем, что творили его подопечные. Из всех шинигами, что он привел сюда, получив сообщение от тринадцатого отряда о большом скоплении Пустых, арранкар был доволен только Хаттори, Ичимару и Кучики, остальные же пока не радовали, но не передохли - и то ладно. Ну, за трио офицеров можно было и не переживать - они в лепешку расшибутся, лишь бы рассказ об их ратных подвигах дошел до Куросаки, а вот что делать с рядовыми бойцами, Секста не представлял. Разве что действительно отправить их на стажировку к Кенпачи, как он обещал Бьякуе, тем более что после совместной тренировки с одиннадцатым отрядом они были в достаточной степени напуганы и прекрасно осознавали, что с кого-кого, а с их капитана станется это сделать.
Глядя на то, как это сборище криворуких с горем пополам, но постепенно приканчивало то, что оставалось от несчастного сороковника Пустых, арранкар едва сдерживался, чтобы не сорваться в бой. Но он не мог, он же, мать его, шестой офицер десятого отряда, и в его обязанности входит обеспечить своих подчиненных должным боевым опытом. Хотя как хочется сейчас сорваться и вцепиться зубами в плоть низших, почувствовать, как в него вливается их сила... 
Гриммджо был благодарен валявшемуся у его ног в полубессознательном состоянии мальчишке по виду едва ли старше Куросаки. Разговаривая с ним и изображая из себя сурового командира - покрикивая на Кучики с Хаттори, он отвлекался от росшего в нем желания наплевать на все приказы своего рыжего владыки и вцепиться клыками в тушу какого-нибудь Пустого. Впрочем, размяться ему все же удалось, когда какая-то мелочь попыталась зайти к нему в тыл. Продемонстрировав всем присутствовавшим, что в тылу у него сегодня не приёмный день, Секста продолжил с удовольствием покрикивать на своих подчиненных. 
Ему казалось, что все уже закончено, еще пара-тройка Пустых - и можно будет возвращаться в казармы, как вдруг... Открытие гарганты он почувствовал прежде, чем произошел прорыв - звуковая волна на уровне ультразвука резанула по чувствительным ушам и отдалась где-то в мозгу. Глядя на то, как не менее десятка Меносов Гранде одновременно пролезали сквозь дыру, расширяя её еще больше, тем самым освобождая проход еще неизвестно скольким своим собратьям, Гриммджо коротко, в трех словах, два из которых были нецензурными, поведал миру все, что он думал о сложившейся ситуации. И словно бы в ответ на его сквернословие, чтоб показать, что все еще сложнее, чем он думал, следом за гиллеанами из гарганты вылезло еще пяток адьюкасов.
  
  

Глава 26

  
  
         Очередной приступ скрутил его по дороге в собственный кабинет. Кашель ожег легкие огнем, а во рту стало солоно от крови.
Сколько он уже вяло борется со своей болезнью? И сколько ему еще осталось? 
Это невыносимо... Невыносимо столетие за столетием наблюдать за тем, как молодые, здоровые и талантливые шинигами один за другим уходят на перерождение.
А он... Как и когда он умрет? Если сможет вообще. Иногда, когда он присутствовал на очередной церемонии погребения очередного талантливого капитана, ему становилось тошно от своего подвешенного состояния: и жить нормально не может, и умереть не получается.
У самого пола его подхватили сильные руки. Нос уловил знакомые запахи саке, пыли и полыни. Шинсуй - лучший друг и соратник. 
- Как же тебя так угораздило? Тебе же еще лежать и лежать после предыдущего приступа, - причитал Кеораку, помогая ему принять вертикальное положение.
- Не знаю... не лежится что-то, - вымученно улыбнулся ему Укитаке.
- А падать вот так средь бела дня? - прикрикнул на него друг и проворчал чуть тише: - Не лежится ему...
Джоширо постарался вздохнуть как можно незаметнее для друга. Шинсую не было равных в умении долго и со вкусом читать ему нотации по поводу его здоровья. От очередной лекции о том, что нужно себя беречь, его спас подбежавший младший офицер Сентаро, едва не сбивший с ног все еще стоявших едва ли не в обнимку капитанов.
- В чем дело, Котсубаки? - слабым голосом спросил Укитаке.
- Беда, тайчо, беда! - глядя куда-то между командирами восьмого и тринадцатого отрядов, сообщил парнишка. - Только что Куротсучи Маюри из Бюро Технологических Исследований сообщил о прорыве Уэко Мундо между вторым и третьим районами Руконгая! Незадолго до этого туда как раз направилась группа быстрого реагирования десятого отряда под руководством шестого офицера Гриммджо Джаггерджака! - захлебываясь словами от переполнявших его эмоций, выпалил Сентаро.
- И почему двенадцатый отряд беспокоит капитана тринадцатого вместо того, чтобы обратиться к Куросаки, как к непосредственному руководителю десятого? - придерживая пытавшегося ринуться на подмогу друга, недовольно поинтересовался Кеораку. 
- Приборы третьего офицера Куротсучи засекли большое скопление Пустых рангом не ниже гиллианов и даже несколько адьюкасов! - панически всплеснул руками младший офицер. - К месту действия уже выдвинулись капитан Мугурума и лейтенанты Маширо и Сасакибе.
- А что Куросаки? Ему сообщили? - продолжил допытываться хачибантай-тайчо, в должной степени проникшись ситуацией.
- Эм-м-м... ну... - неожиданно замялся Котсубаки, но наконец справился с собой и выпалил: - Капитана Куросаки нет в расположении десятого отряда.
- А где он? - напряженно спросил Джоширо у своего подчиненного, пытаясь собраться с силами для того, чтобы отправиться на помощь попавшим в трудное положение подчиненным джубантай-тайчо.
Двадцатый офицер тринадцатого отряда неопределенно пожал плечами.
- Понятно, - многозначительно переглянувшись с другом, выдохнул Шинсуй. - Пошли, - бросил он и ушел в шунпо, потащив за собой больного друга.


      Десятый отряд встретил их запертыми воротами и полным спокойствием. За ворота не проникало никаких звуков, свидетельствовавших о какой-либо деятельности. Это настораживало.
- Это капитаны Кеораку и Укитаке, откройте! - потребовал Шинсуй, придерживая капитана тринадцатого отряда за плечо.
Они оба знали, что Джоширо лучше было бы вернуться в расположение своего отряда и продолжить соблюдать постельный режим, но так же они знали, что сейчас удерживать Укитаке от необдуманных поступков настолько же бесполезно, как носить воду в решете.
Ворота десятого отряда начали медленно, можно даже сказать торжественно распахиваться. Это настолько не вязалось с причиной, по которой капитаны оказались здесь, что Укитаке почувствовал, как в нем начинало расти раздражение. В проеме ворот как черт из табакерки возник невысокий темноволосый шинигами. Его видели несколько раз сопровождавшим Куросаки Ичиго, еще до того как тот возглавил десятый отряд.
- Четвертый офицер Улькиорра Шиффер, - одарив незваных гостей пустым взглядом зеленых очей, безэмоционально представился шинигами. - Что привело сюда двух капитанов?
Укитаке встретился взглядом с подчиненным рыжеволосого тайчо и вздрогнул: в больших, как две плошки, зеленых глазах ничего не отражалось. В них были только пустота и равнодушие - точь-в-точь как у куклы из лаборатории Урахары Киске. Вот только ни у одной куклы не могло быть реацу почти капитанского уровня.
- Вы что, не получали извещение от третьего офицера Куротсучи? - недоверчиво прищурился Кеораку. - Между вторым и третьим районами Руконгая произошел прорыв Уэко Мундо, вырвались гиллианы и адьюкасы как раз в том месте, куда направилась ваша группа. 
Офицер десятого отряда на мгновение прикрыл глаза, явно что-то обдумывая, а затем посторонился, приглашая войти. 
- Мусор, - негромко, но требовательно произнес Шиффер. В тот же миг один из двух рядовых бойцов, до этого мирно сметавших в кучку несколько опавших с дерева зеленых листиков и пару занесенных лихим ветром травинок, бросил метлу и рысью подбежал к начальству. - Проведи господ капитанов в административный корпус к офицерам Халибел и Ту Одершванк, - даже не оборачиваясь, приказал он. - Я сообщу Куросаки-сама, - бросил Улькиорра слегка ошеломленным отношениями внутри отряда Кеораку с Укитаке и ушел в шунпо.
По пути в административный корпус отряда Джоширо с удивлением отмечал в расположении образцовые порядок и дисциплину, ранее столь несвойственные этому подразделению; деловито сновавших туда-сюда с документами служащих из канцелярии; дежурных, старательно вылизывавших до идеального блеска территорию отряда; занимавшихся строевой подготовкой на плацу бойцов. Нет, не то чтобы беловолосый капитан ожидал от Куросаки Ичиго такого же запустения дел отряда, как от его предшественника, но все же глядя на этого рыжеволосого шинигами не скажешь, что он педант и такой уж ревнитель дисциплины. От нынешнего джубантай-тайчо скорее ожидаешь некой небрежности в ведении дел, чем дотошности, присущей руководству шестого и лейтенанту восьмого отрядов.

      Две обворожительных особы с впечатляющими формами и не менее впечатляющим уровнем реацу, до их прихода занимавшиеся какой-то бумажной работой, внимательно выслушали сообщение обоих капитанов, переглянулись между собой и одновременно встали. 
- Мы идем с вами, - прощебетала зеленоволосая красавица, кажется, Нериел Ту Одершванк, в то время как её коллега - темнокожая блондинка - ограничилась лишь подтверждающим кивком.

***

  
 Уклонившись от очередной вспышки серо и взмахом Пантеры прервав бренное существование очередного гиллиана, Гриммджо подавил в себе желание грязно выругаться.
Шестой.
Его никогда не останавливало от сквернословия присутствие рядом с ним посторонних лиц, более того, обычно ему было глубоко наплевать на это, однако в этот раз сдерживающим эффектом послужили непрекращавшиеся атаки двух с половиной десятков Меносов Гранде. Рядом сдавлено прошипел нечто нецензурное почти выбившийся из сил Ичимару. Вылезшие вместе с гиллианами адьюкасы вступать с ними в схватку не спешили. Эти твари ожидали, пока их с Гином вымотают, чтобы после взять их тепленькими. 
Седьмой.
Секста Эспада оглянулся на горстку бойцов, занявших круговую оборону вокруг раненых, и отшвырнул в сторону пытавшихся оказать им с Ичимару посильную помощь Кучики с Хаттори. 
В первые девять минут после открытия гарганты его маленькое войско из тринадцати шинигами резко сократилось до шести, еще способных держать в руках зампакто, остальные получили ранения разной степени тяжести. Не подохли они только благодаря Гриммджо, вовремя вытащившему их из-под контрольного залпа серо. Из оставшихся на ногах реальное сопротивление могли оказать только он с Ичимару, в отличие от лезших, куда их не просят, Кучики с Хаттори. Первый еще не договорился со своим зампакто, а без шикая ему в сражении с меносами делать нечего. Способности второго ничем не помогут против гиллианов - заставить их сражаться друг против друга нереально, они слишком тупы для этого, а на то чтобы опробовать свой фокус на адьюкасах, у него банально не хватит силенок. 
Восьмой.
И самое обидное в сложившейся ситуации то, что он даже полностью сосредоточиться на схватке не может, ему нужно заботиться о том, чтоб, не дай ками, не задело подчиненных Куросаки, иначе тот арранкару потом за них всю плешь проест. Если бы рядом с ним не было балласта в виде бойцов отряда и мальчишки, чем-то отдаленно напоминавшего папашу их незабвенного владыки, он бы в два счета расправился с наглецами, посмевшими покуситься на его территорию. Не нужно даже переходить в релиз, достаточно лишь перестать скрывать свою силу и вдарить несколько раз со всей дури серо.
Девятый.
Секста Эспада скосил взгляд на едва державшегося на ногах от усталости союзника, а потом быстро пересчитал оставшихся меносов. По всему выходило, что тот за это время расправился с тремя. Неплохо! А ведь Джаггерджак был почти уверен в том, что, воспользуйся он сейчас при нем своей силой, Гин бы не выдал его. Не потому что он предан десятому отряду, а потому что у них с Куросаки свои дела, сулившие мелкому какую-то выгоду.
- Прорви, Гонрёмару! - выкрикнул лейтенант первого отряда, возникая перед как раз нацелившимся на Джаггерджака меносом.
Гриммджо зашипел как рассерженный кот - быть спасенным шинигами-лейтенантом, какой позор! Будь тут отмороженный ублюдок Шиффер, он бы точно не упустил шанса поддеть его этим.
- Сдувай, Тачиказе! - приказал подбежавший к их милой компании Мугурума.
Его зампакто принял вид ножа, арранкар как-то видел такой по телевизору еще в том времени. Кенсей пропустил через него реацу, и двоих ближайших к нему гиллианов снесло синим лучом, внешне настолько похожим на серо, что Гриммджо испытал почти нестерпимое желание воспользоваться своими силами.
До этого равнодушно висевшие в воздухе адьюкасы заволновались, им явно не понравились действия капитана девятого отряда. Один из них, чем-то напоминавший покрытого костяным панцирем орангутанга, взвыл подобно голодному низшему. И тут же словно бы в ответ с разных сторон раздались ответные вопли. Похоже, эта обезьяна только что призвала на помощь всех Пустых в округе. 
Пользуясь предоставленной объявившейся подмогой передышкой, Гриммджо остановился и наконец-то с наслаждением выругался. Сложившаяся ситуация ему нравиться перестала давно. Очень уж все происходившее напоминало ему локальный звездец за авторством Айзена. Если это так, то целью были не они, а те, кто припёрся и еще припрётся их спасать. 
Мило, блин, ничего не скажешь!
Арранкар перевел взгляд на бойцов своего отряда и с облегчением заметил присоединившуюся к ним стремную девку - лейтенанта девятого отряда. Она как раз оказывала медицинскую помощь раненым, припахав к этому занятию обуянных жаждой бурной деятельности Хаттори с Кучики.

***

  
Ишшин находился в каком-то странном состоянии, но юношу можно было понять - у него неудачный день. Сначала им едва не закусило почти полсотни Пустых, и ему пришлось вступить с ними в безнадежное сражение; потом его спасли, но вскоре и его спасители оказались в тяжелом положении; а затем заявились еще спасители. И еще. Ситуация изменялась прежде, чем представитель некогда славного клана Шиба успевал за ней следить. 
Он никогда не видел столько важных шишек из Готей-13, собранных в одном месте. Однако наблюдать за их слаженной работой было неожиданно приятно - это внушало некую уверенность в том, что у него есть шансы пережить сегодняшний день. О том чтобы убежать и оставить своих спасителей самих выпутываться из передряги, Ишшин даже и не подумал. Но все же в сложившейся ситуации Шиба более симпатизировал шинигами десятого отряда, несмотря на присутствие здесь же столь уважаемого Кайеном качавшегося, словно лист на ветру, Укитаке Джоширо. Они были более земными, что ли, более понятными для юноши из низвергнутого клана. Хотя присутствие среди этих бойцов мальчишки из клана Кучики удивляло. Странно, он думал, что они рождаются с уже атрофированными чувствами и эмоциями, больше похожими на ходячие глыбы льда, чем на нормальных людей, а этот был не таким - он был живым, что ли.
Юноша как-то пропустил тот момент, когда на зов странной обезьяноподобной твари стали собираться Пустые, казалось, со всего Руконгая. А вот появление в его поле зрения Меносов Гранде, каким-то образом прорвавшихся сквозь сплоченные ряды сражавшихся шинигами, он пропустить не смог. Три огромные черно-белые твари гигантских размеров одновременно открыли свои пасти, готовясь выпустить серо.
  
  

Глава 27

         
  
   Приняв на один из клинков Соуге но Котовари серо гиллиана, Джоширо прикончил его выстрелом второго и остановился передохнуть. Сейчас для него даже такое простейшее, отработанное за века действие было настоящим испытанием. Тут же рядом с ним оказался Кеораку, но беловолосый капитан тринадцатого отряда махнул другу рукой, мол, все в порядке, продолжай развлекаться. Пользуясь короткой передышкой, Укитаке решил оглядеться, чтобы выяснить, как идут дела у остальных. 
Мугурума, скооперировавшись со своей подчиненной, лейтенантом Сасакибе и Ядомару Лизой, весело косили меносов и в помощи явно не нуждались. Рядом носился его друг, играя с гиллианами в свои жестокие игры. Чуть поодаль от него сражались четыре офицера десятого отряда: исполняющие обязанности лейтенанта Тиа Халибел и Нериел Ту Одершванк, шестой офицер Гриммджо Джаггерджак и еще совсем юный парнишка с серебристыми волосами, чьего имени Джоширо, к своему стыду, не знал. Обычно он старался не упускать из виду многообещающих и талантливых шинигами, а то, что этот юноша в будущем мог занять высокий пост, видно было с первого взгляда. Беловолосый капитан перевел взгляд на оставшихся не у дел бойцов десятого отряда и похолодел - их с самыми убийственными намерениями обступило трое меносов.
Взгляд Укитаке с отчаянием метался между сражавшимися шинигами, но, к сожалению, все они были заняты и никак не могли отвлечься. Решив взять дело в свои руки, беловолосый капитан тринадцатого отряда попытался перейти в шунпо и чуть не рухнул, сраженный приступом кашля. 

***

  
За свои почти шестнадцать лет Бьякуя никогда не чувствовал себя таким никчемным. До сегодняшнего дня. И еще до сегодняшнего дня ему никогда не было так страшно. Юноша осознал, что быть шинигами не так уж и круто, как он себе воображал. Более того, он уже тысячу раз успел проклясть себя за то, что возмущался и доставал Эспаду, требуя какого-нибудь реального дела. И самое обидное для него - что в этой отвратительной ситуации, в которой очутилась их группа, эта бледная немочь Ичимару оказался куда более полезным, чем он, а все из-за того, что у юного Кучики до сих пор нет шикая - Сенбонзакура, зараза эдакая, уперся - и ни в какую. Все попытки Бьякуи сделать что-то полезное, доказать, что он и без шикая может на три счета валить меносов, резко пресекались Джаггерджак-саном. 
Будто он не семнадцатый офицер, а какое-то дитятко несмышленое! 
За своими внутренними переживаниями будущий глава благородного дома Кучики как-то пропустил подло подкравшихся к ним гиллианов, собравшихся распылить их на духовные частицы. До него только-только начало доходить, что у него есть все шансы сложить свою буйную головушку на этой равнине.
Что о нем подумает Куросаки-тайчо?
Даже в такой момент неожиданно возникшая мысль об Ичиго отозвалась странным робким теплом где-то в солнечном сплетении - несмотря ни на что Бьякуя очень хотел увидеть своего капитана. И пусть он будет в нем разочарован... 
"- Ками-сама, как же ты меня достал! - взвыл в его голове Сенбонзакура. - Получай уже свой шикай и прекрати ныть, сил моих уже нет!"
"- Что делать-то?" - опешив от неожиданной щедрости своего зампакто, растерянно спросил Кучики.
"- А это ты должен почувствовать сам", - зловредно ответил ему меч, только что язык не показал, и пропал.
Юноша на такое поведение только фыркнул - горбатого могила исправит, но все же закрыл глаза, чтобы не видеть несшиеся на него алые лучи, и попытался найти островок спокойствия внутри своего сознания.
У него все получится, не может не получиться.
А еще он снова увидит Куросаки-тайчо.
Поднявшаяся откуда-то изнутри волна тепла окутала его с ног до головы, даря телу приятную легкость, а из глубин подсознания сами собой всплыли слова:
- Цвети, Сенбонзакура! - выкрикнул он, и с какой-то сумасшедшей радостью пронаблюдал за тем, как его зампакто разлетелся на тысячу розовых лепестков. 
Он смог! У него получилось! Теперь и у него есть шикай!
Темноволосый шинигами счастливо рассмеялся и направил ураган из лезвий прямо наперерез слившимся воедино трем лучам серо. И только отдав команду, он увидел, что прямо на пути лепестков возник его капитан.
- Нет! - испуганно вскрикнул Кучики, пытаясь отменить атаку, но это было его первое применение шикая, он не смог справиться с Сенбонзакурой и лезвия как ни в чем не бывало продолжили лететь в сторону джубантай-тайчо. - Нет... - сдавленно выдохнул он.
Шунпо семнадцатый офицер десятого отряда владел неплохо для своего возраста и уровня реацу. Конечно, с мастерами техники быстрого шага ему не сравниться, но на то, чтобы мгновенно переместиться и обнять своего капитана, выставив навстречу летевшим лезвиям свою беззащитную спину, его мастерства хватило с лихвой. 

***

  
  
   Он отчаянно пытался успеть к оказавшимся запертыми между тремя Меносами Гранде раненым бойцам десятого отряда, но пока он бежал, внук капитана шестого отряда сумел воспользоваться шикаем. Разлетевшийся розовыми лепестками меч вначале озадачил Укитаке, но, приглядевшись, мужчина понял, в чем загвоздка, и одобрительно усмехнулся - хорошая растет смена Гинрею: и красиво, и смертоносно одновременно. Однако на этом все улыбки и закончились. Дальнейшие события напоминали какой-то странный сон и мелькали перед ним как страницы книги, которую листал нерадивый читатель. 
Вот на пути у розового вихря из ниоткуда возник джубантай-тайчо - видимо, Улькиорра Шиффер все же нашел свое начальство. Бьякуя отчаянно закричал и ушёл в шунпо, чтобы повиснуть на Куросаки, на несколько секунд опережая собственный вышедший из-под контроля шикай. 
А дальше... 
Джоширо не поверил своим глазам, когда увидел, как рыжий капитан десятого отряда, приобняв своего офицера за талию правой рукой, левой поглотил летевший на него луч серо и перенаправил его в сторону гиллианов. Такое вот Соуге но Котовари получилось. Расскажи ему кто об этом - и он бы не поверил, если бы не видел собственными глазами! Но это было не все, Куросаки Ичиго было ещё, чем удивить капитана тринадцатого отряда.
- Сейчас ведь не сезон для сакуры, Бьякуя, - наставительно произнес он все еще висевшему на нем подчиненному и, протянув теперь уже правую руку в сторону бесновавшегося вихря лезвий, приказал: - Завянь, Сенбонзакура!
Под дружное клацанье челюстей всех, имевших возможность наблюдать эту картину шинигами, к ногам джубантай-тайчо рухнула самая обычная катана. Не веря своему счастью, Бьякуя отлип от Ичиго и подобрал клинок. Выглядел он при этом до ужаса смущенным. 
- Поверить не могу, что ты начал без меня! - раздался позади Укитаке низкий хриплый голос, и почти сразу же беловолосого капитана едва не прижала к земле убийственная реацу Зараки Кенпачи.
Джоширо обернулся - так и есть, самый непредсказуемый и опасный капитан Готей 13 стоял от него буквально в двух шагах, а он почувствовал его реацу только тогда, когда тот возмутился. Видимо, совсем плохой стал - решил джусанбантай-тайчо. В то, что его сумасшедший коллега овладел шунпо, он не верил. 
- А кто тебе доктор, что ты где-то потерялся по дороге? - распылив полезшего на него немного ошалевшего Пустого Бьякураем, раздраженно поинтересовался Куросаки. Бедняга ценой неимоверный усилий, проявив чудеса изобретательности, сбежал от Ичимару и пал смертью храбрых, нарвавшись на его капитана. - Опять ведь, небось, Ячиру завела?
- Кенпачик сам виноват, он меня не слушал, - возмущенно защебетала, выскакивая из-за спины своего капитана, крошка-лейтенант. - А если бы послушал, добрался бы даже быстрее тебя, Ичи!
- Сомневаюсь, - смерив "компас" своего приятели скептическим взглядом, пробормотал он.
Розововолосая девчушка показала ему язык. Ичиго возвел глаза к небу.
- Хорош базары разводить! - рявкнул на них Зараки, обнажая свой безымянный зампакто, и Куросаки последовал его примеру. Ссадив Кусаджиши на землю, он приказал ей: - Будешь считать. - И повернувшись к своему приятелю, спросил: - Ну что, на счет "три"?
- Идет, - согласился Ичиго. - Три! - вдруг выкрикнул рыжий шинигами и ломанулся в сторону ближайшего Меноса Гранде.
- Вот засранец же, - расхохотался Кенпачи и последовал его примеру.

     
    Любуясь тем, как капитаны десятого и одиннадцатого отрядов носились по небольшому пяточку равнины и отправляли в небытие попадавшихся им под зампакто Пустых и меносов, Укитаке чувствовал, как поселившееся в его груди волнение понемногу начинает отступать. Теперь он верил, что все будет замечательно. В самом деле, а как можно думать иначе, когда наблюдаешь за слаженной работой этих двоих? 
Спина к спине, практически не говоря вслух и едва ли не читая мысли друг друга, - такому взаимопониманию можно было только позавидовать. 
"А все-таки странные у них отношения", - не мог не отметить Джоширо. - "Интересно, каким же образом эти двое смогли подружиться?"
У них не было ничего общего, кроме занимаемой ими капитанской должности. 
Да и как можно представить себе кровожадное чудовище из Зараки водящим дружбу с юным красавцем из десятого отряда? Впрочем, чужой внутренний мир - потемки, а их многовековая дружба с Кеораку тоже продолжала удивлять не одно поколение шинигами и до сих пор. 
- Дружба с Куросаки явно идет ему на пользу, - поделился своими мыслями Шинсуй, возникая рядом с капитаном тринадцатого отряда.
- Но идет ли она на пользу самому джубантай-тайчо? - отмечая какой-то нездоровый блеск в глазах рыжего капитана и кровожадный оскал, сделавший бы честь самому Зараки, спросил Укитаке.
- Кто знает, время покажет, - пожал плечами капитан восьмого отряда.

***

  
С момента попадания в это время Ичиго никогда не чувствовал себя так хорошо, не ощущал такого душевного подъема и вдохновения, как в тот момент, когда они с Кенпачи носились, опережая ветер, и выкашивали незваных гостей из Уэко Мундо. 
Когда гиллианов не осталось (счет восемь-семь в пользу Кенпачика! - прим. Ячиру), адьюкасы занервничали, ситуация резко перестала им нравиться. Пять покрытых костяной броней зверушек разной степени уродливости явно прикидывали, как бы им покрасивее свалить в гарганту, но при этом чтоб никто, не дай ками, не подумал, что они куда-то сбегают.
- Их нужно зачистить, - высказал очевидное Кенпачи. - Давай, жги, Куросаки!
- А чего сразу Куросаки? - возмущенно вскинулся Мугурума, делая грудь колесом, явно намекая на себя, любимого. 
Зараки раздраженно нахмурился, и в воздухе запахло незапланированным сражением между капитанами. Заметив, что ситуация накаляется, Маширо подскочила к своему начальству и заткнула ему рот обеими руками.
- И ты что, даже не поможешь мне? - удивленно изогнул бровь бывший временный шинигами, проигнорировав выступление Кенсея. - А как же твои неимоверно пафосные принципы?
- Со слабаками не интересно, - разочаровано буркнул джуичибантай-тайчо, - а тебе нужно тренироваться.
- Какая забота, - хмыкнул Ичиго, передавая Нериел Ту Одершванк, возникшей за его спиной подобно тени, свою "пустышку" и доставая из рукава обломок Зангетсу.
- Что вы собрались делать, Куросаки-тайчо? - у подошедшего к коллегам Кеораку от изумления округлились глаза. 
Он еще никогда не видел, чтоб на бой с адьюкасами отправлялись без зампакто, зато брали с собой какую-то железячку, когда-то бывшую весьма недурным мечем.
Временный шинигами снял с себя капитанское хаори, аккуратно сложил его и передал Тиа Халибел. Ранее с интересом наблюдавшие за его действиями капитаны и лейтенанты посмотрели на него как на умалишенного. Они пока ничего не понимали.
- Отбрось свой страх, смотри вперёд. Иди вперёд. Никогда не останавливайся. Промедлишь - и ты состаришься, остановишься - и ты умрешь. Твое имя - Зангетсу! - выкрикнул рыжий капитан десятого отряда, и почти сразу же ощутил в руках привычную тяжесть своего ставшего уже таким родным громадного тесака. - Банкай, - спокойно проговорил джубантай-тайчо, направив зампакто в сторону адьюкасов, начавших медленно-медленно пятиться в сторону открытой гарганты. В тот же момент равнину заволокло пылью и песком. - Тенса Зангетсу, - лениво протянул рыжий шинигами, легким всплеском реацу разгоняя их. 
И тут же пропал из виду.
Куросаки закрыл гарганту и встретил адьюкасов многообещающей улыбкой. Настоящий враг спустя столько времени, да еще и в количестве пяти штук - прямо праздник какой-то!
  
  

Глава 28

         
  
   Ичиго знал, что за последнее время он сильно вырос в плане своих сил и умения ими пользоваться, но по-настоящему он смог осознать это только сейчас, когда с первого раза смог перехватить управление Сенбонзакурой, вышедшей из-под контроля Бьякуи. Зангетсу вскользь упоминал о возможности подобного, когда они вместе пытались придумать, что они могут противопоставить Айзену вместе с Хоугиоку в пузе. Но зампакто озвучил при этом такой список условий и различных "если", чтобы это произошло, что тогда еще временный шинигами схватился за рыжую головушку и предложил старику обсудить что-нибудь более реальное. Например, Финальную Гетсугу Теншо, которую ему, хвала ками, в конечном итоге так и не пришлось использовать.
Ичиго как-то незаметно справился с пятеркой адьюкасов. Даже разойтись как следует не успел, а они уже закончились. Капитанам не часто выпадала возможность поучаствовать в подобных заварушках, так может, ему стоило поиграть с ними подольше?
Еще каких-то три года назад Гриммджо, даже не переходя в релиз, едва не закатал его в асфальт, а сейчас он жаловался на то, что пяток адьюкасов как-то быстро кончился. Тут до Ичиго дошла вся ирония ситуации, и он, не сдержавшись, криво усмехнулся. 
Ками-сама, да они с Кенпачи действительно друг друга стоят!
Помня одну из главных заповедей Хоугиоку о том, что капитан для своих подчиненных должен быть не только начальником, но и недостижимым идолом, разобравшись с недоарранкарами, Ичиго не стал сразу же развеивать банкай. Он эффектно возник прямо перед державшимися особняком от остальных бойцами своего отряда, прекрасно зная, как героически выглядит. И восхищенные взгляды подчиненных это только подтверждали.
Раньше Куросаки было глубоко параллельно, как и во что он одет, а также что об этом подумают остальные, тем более что у него всегда было особое мнение о красавчиках, пуще всего беспокоящихся о своей внешности. Теперь же, когда юноша стал капитаном, ему приходилось постоянно держать марку и, по выражению Шихоуин, следовать принципу ОСОиК, то есть быть всегда Очаровательным, Стильным, Очень опасным и Крайне мстительным. Правда, последнее появилось в аббревиатуре после того, как он умудрился перекрасить фиолетовые волосы Йороуичи в ядовито-зеленый цвет. Жалко только, что эффект был временный, ведь так ей шло гораздо больше.

      Бойцы его отряда сгрудились вокруг странным образом знакомого ему юноши лет восемнадцати-двадцати. У джубантай-тайчо сложилось отчетливое ощущение, что он его знает. Вот только откуда? Этот парень был ранен, но он совершенно определенно не состоял в десятом отряде, впрочем, как и в остальных подразделениях Готей 13. 
Заметив, что его скромная персона стала объектом внимания со стороны капитана десятого отряда, раненный залихватски улыбнулся и сидя попытался изобразить нечто, что должно было сойти за вежливый поклон.
- Шиба Ишшин, - представился он, и тут Ичиго понял, почему этот шинигами показался ему знакомым.
Это был его отец.
Похоже, список вопросов, что он хотел бы задать знакомым и близким по возвращению в свое время, только что дополнился еще одним пунктом.
Это был словно удар под дых. Он-то думал, что его после откровений Хоугиоку уже ничем нельзя пронять - ан нет, оказывается, есть чем. Нет, Ичиго и до этого знал, что его отец шинигами, более того - беглый капитан десятого отряда. Оказавшись в этом времени, юноша перелопатил кучу записей в поисках информации о шинигами по имени Куросаки Ишшин, но так ничего и не нашел. Теперь стало понятно, почему. 
Но каков хитрец! 
Сбежал из Общества Душ, потерял силы шинигами и женился на его матери, взяв себе фамилию Куросаки. А на самом деле он - Шиба. Что же, по крайней мере, теперь понятно, почему его сын так силен - в некогда великом клане, за исключением Гандзю, не было посредственностей. И его будущий папаша, даже несмотря на то что сейчас еще не владел шикаем, обладал достаточным потенциалом, чтобы стать капитаном.
Зато, похоже, теперь он знает, на кого оставит десятый отряд, когда придет время его следующего путешествия.
Ичиго улыбнулся. Забавно: сын стал джубантай-тайчо гораздо раньше, чем этот пост займет его отец. А еще у него теперь будет чем подколоть этого старого идиота, когда он вернется в свое время, но это случится еще не скоро. 
У Куросаки в запасе есть еще лет пять до дня икс, так что пока ему нужно как следует заботиться о своем отряде, чтобы к тому моменту, как Ичиго придется покинуть Общество Душ, ему было, что и кому передавать.
- Рад знакомству, Ишшин, я - капитан десятого отряда, Куросаки Ичиго, - тепло улыбнувшись темноволосому парню, представился рыжий тайчо. - Как я понимаю, это ты первый вступил в сражение с Пустыми? Весьма похвально.
- А что мне еще оставалось? - смущенно пожал плечами Шиба. - Их было много, очень много, а я один, и...
- Он прикончил четверых низших, прежде чем мы вмешались, - вставил голубоволосый арранкар.
- Да? - окинув раненого парня внимательным взглядом, удивился бывший временный шинигами. - Неплохо, очень даже не плохо. Что скажешь, Гриммджо? - многозначительно улыбнувшись, спросил он у своего шестого офицера. 
Остальные бойцы переводили взгляды с одного на другого и ничего не понимали.
- Годен, - вынес свой вердикт Джаггерджак.
- Нел? Тиа? - обратился к своим верным соратницам джубантай-тайчо.
Те смерили совершенно ничего не понимавшего Шибу оценивающими взглядами и хором выдали: "Пойдет". 
- Поразительный пример единодушия, - хмыкнул Куросаки, подходя к все еще сидевшему на земле парню и приседая на корточки так, чтобы их глаза были на одном уровне. - Скажи мне, Ишшин, ты никогда не думал о том, чтобы стать шинигами? - спросил он у того.
Первые секунд тридцать его будущий папаша лишь озадаченно хлопал глазами, а затем состроил такую изумленную рожу, что Ичиго чуть не расхохотался. Право слово, ему стоило задать этот вопрос только для того, чтобы увидеть это на редкость уморительное зрелище. Впрочем, еще неизвестно, у кого лица были смешнее - у представителя некогда великого клана или у бойцов его отряда за исключением троих арранкаров? Эспада-то понятно, они уже давно на лету научились схватывать его мысли, в то время как остальным его подчиненным еще над этим работать и работать.
- Ну так что, пойдешь ко мне в отряд? - продолжил шокировать окружавших его шинигами рыжий капитан.
- Я... я подумаю, Куросаки-тайчо, - растеряно ответил Ишшин, но Ичиго по глазам видел, что тот пойдет. Более того, даже не пойдет, а побежит.
- Вот и отлично, я знал, что ты примешь правильное решение, - быстро произнес джубантай-тайчо. - Жду тебя завтра в восемь утра в своем кабинете со своими пожитками, - выдав юноше распоряжение, он тут же ушел в шунпо, чтобы тот не успел высказать ему что-то, что можно было бы принять за возражение.
Молчание - знак согласия, знаете ли, а промолчав, его новый боец тем самым автоматически согласился. И кого волнует, что чисто технически это было не совсем так? Хоть раз выходки этой наглой кошары сослужили ему хорошую службу. 
Ичиго переместился к подозрительно терпеливо ожидавшему его Кенпачи и попросил не ждать его, упирая на то, что ему еще долго придется здесь возиться. В ответ грозный демон сражений отрывисто высказал, где и сколько раз он имел присутствовавших здесь "этих косоруких слабаков" в особо извращенных позах и пафосно удалился. Юноша на это лишь показательно вздохнул и развел руками, как бы показывая беспомощность в случае с грубостью своего приятеля. И тут же получил понимающие и снисходительные улыбки от Кеораку и Укитаке, мол, что взять с тупого и неотесанного вояки, который-то и выражать свои мысли по-другому не умеет.
- Ну ты и зажег, Куросаки! - добродушно выкрикнул Кенсей и со всей дури хлопнул его по плечу.
Дури у капитана девятого отряда было много, можно даже сказать - чересчур, его рыжеволосый коллега от богатырского хлопка пошатнулся и едва не уткнулся носом в утоптанную шинигами и Пустыми земельку.
- Благодарю вас, Мугурума-тайчо, - несколько церемонно ответил ему Ичиго, демонстративно потирая плечо и на несколько шагов увеличивая дистанцию между ними. Так сказать, во избежание. 
- Это действительно было весьма впечатляюще, - мягко произнес капитан тринадцатого отряда, не уточняя, что именно его так впечатлило: перенаправление луча серо, перехват управления Сенбонзакурой или же то, с какой легкостью он справился с адьюкасами. - Как вам удалось отменить шикай Кучики Бьякуи? - все же задал наиболее интересовавший его вопрос Джоширо.
- Исключительно по чистому везению, - обезоруживающе улыбнувшись, ответил рыжий шинигами. - Будь это кто-то другой, не Бьякуя, я бы не рискнул проворачивать нечто подобное. Мне повезло, что мой семнадцатый офицер доверяет мне настолько, что я смог использовать его как проводник для своей реацу. К тому же это было первое применение шикая юным Кучики, иначе у меня ничего бы не получилось. 
Ичиго улыбался, как и заповедовал Дейл Карнеги, книгу которого каким-то неведомым образом всучил ему Хоугиоку и висел над душой, пока он с ней не ознакомился. Юноша всеми силами старался показать свою безопасность для Общества Душ, ведь узнай кто, что он в действительности умеет, долго ему после этого не прожить. Да и к тому же - зачем присутствовавшим здесь знать о том, что у подозрительно сильного для своих лет джубантай-тайчо теперь есть хоть небольшое, но влияние на Сенбонзакуру? Как говорится, меньше знаешь и все такое...
- Да, но как вам вообще пришло в голову попытаться сделать такое? - мягко спросил его Кеораку.
Они с Укитаке пока еще не определились насчет него, поэтому использовали вежливую и ни к чему особо не обязывающую форму общения, просто отдавая должное занимаемой им должности. Куросаки использовал ту же вежливую форму только в двух случаях: если уважал своего собеседника или если наоборот - презирал и терпеть не мог. Учитывая, что в нынешнем капитанском составе и тех и других было приблизительно поровну, то он среди своих коллег-капитанов слыл весьма вежливым юношей, что было весьма удобно. Хотя порой ему так хотелось, подобно Кенпачи, с казарменным прямодушием высказать все, что он думает о том или ином шинигами.
- Это все Зангетсу, - нежно погладив лезвие черного клинка, ответил джубантай-тайчо, - он рассказал мне о том, что подобное возможно. 
Капитаны восьмого и тринадцатого отрядов переглянулись, но комментировать ничего не стали. Их поразили столь тесные и доверительные взаимоотношение между Куросаки Ичиго и его зампакто, так несвойственные шинигами в этом возрасте. Но в целом рыжий коллега нравился им все больше и больше. Сила и ум в сочетании с пониманием лежавшей на его плечах ответственности, а также с умением добиваться своих целей всеми доступными ему способами. Он еще так юн и малоопытен, но когда вырастет... Наверное, многим капитанам придется потесниться с пьедестала сильнейших шинигами Общества Душ.

***

  
   Бьякуя был напуган и растерян. В его голове набатом било: "Он чуть не убил своего капитана! Ками-сама, он чуть не убил Ичиго!"
А дальше... дальше на него накатывал полнейший ступор. И мысли о том, что могло бы произойти, шли по новому кругу.
В тот момент он не думал о том, что сам чудом избежал гибели: окажись джубантай-тайчо неспособным справиться со взбесившимся клинком - и главе клана Кучики пришлось бы искать себе нового наследника. Все его естество желало защитить Куросаки-сама единственным доступным ему образом, а после пусть хоть небо рухнет. Теперь же юноша только и мог, что стоять истуканом и, не отрываясь, смотреть на едва не погибшего по его вине шинигами.
"Ичиго такой удивительный", - немного придя в себя, со светлой грустью подумал Бьякуя, понуро опустив голову. 
Что в десятом отряде ему больше не служить - это и к гадалке не ходи, тайчо не захочет держать рядом с собой офицера, едва не отправившего его на перерождение. Вон и замену ему уже нашли - одарил он ненавидящим взглядом из-под опущенных ресниц этого... Шибу.
В себя Бьякую привел едва не согнувший его пополам подзатыльник, отвешенный мощной дланью Джаггерджак-сана. Юноша обреченно поднял голову, встречаясь с внимательным взглядом шестого офицера. Вопреки ожиданиям юного Кучики в голубых глазах члена Эспады не было ненависти или злости на мальчишку, едва не угробившего его владыку. Гриммджо ободряюще похлопал его по плечу и молча отошел.
Оказывается, пока он стоял и рефлексировал, на месте происшествия остались только члены десятого отряда. Куросаки-тайчо уже успел вернуть себе привычный для своих подчиненных облик, то есть развеял свой невероятно стильный банкай и вновь надел капитанский хаори с цифрой десять на спине.
Бьякуя вздрогнул и опустил голову, ожидая, что именно сейчас его настигнет справедливая кара за содеянное, однако вместо этого Ичиго приказал третьим офицерам отвести бойцов в расположение отряда. И юноша, не поднимая головы, понуро побрел вслед за своими товарищами.
- Семнадцатый офицер Кучики, а вас я попрошу остаться, - негромко потребовал тайчо.
Наследник благородного дома еще раз вздрогнул и остановился. Он ссутулился и втянул голову в плечи, словно бы в ожидании удара. Лицом он к своему капитану так и не повернулся, просто не смел.
На плечо Бьякуи легла рука, а правое ухо обожгло горячим дыханием склонившегося к нему шинигами.
- Кажется, кого-то тут можно поздравить, да? - мягко протянул его тайчо.
Он чего угодно ожидал от этого требования остаться: от перевода в другой отряд, до удара мечем и неизвестно еще, что для него было предпочтительнее. Чего угодно, но не ободряющей тяжести руки на плече и голоса, в котором слышались забота, участие и гордость за своего ученика.
- Куросаки-сама... - всхлипнул юный Кучики и осел на землю, содрогаясь в рыданиях.
И тут же почувствовал, как сильные руки заключили его в объятия, а в груди вновь поселилось то странное тепло, что появлялось всегда, когда он думал об Ичиго.
- Ну что же ты, ведь ничего страшного не произошло, - произнес капитан самым успокаивающим голосом и осторожно погладил Бьякую по голове. - Ты ни в чем не виноват, - продолжил он мягко увещевать своего подчиненного, но тому было от этого ни жарко ни холодно. Вместе со слезами из него выходили напряжение и страх от всего пережитого за сегодняшний день. - Сенбонзакура очень своенравный клинок, весь в своего владельца, но никто не мог предположить, что он вырвется из-под твоего контроля. Если кто тут и виноват, то это я - не нужно было возникать на пути у твоего шикая, - с легким смешком закончил джубантай-тайчо.
Не ожидавший такого добродушия Бьякуя зарыдал еще сильнее, уткнувшись в затянутое белой материей плечо - Ичиго так добр к нему, а он...
"- А ты прав, - вдруг раздался в его голове виноватый голос Сенбонзакуры, - твой капитан действительно удивительный
, я бы за такое просто убил".
   ___________________
   * Дейл Карнеги (24.11.1888 - 1.11.1955) - американский педагог, психолог, писатель. Автор книги: "Как завоёвывать друзей и оказывать влияние на людей".
  
  

Глава 29

         
  
   Прошло уже два года с того момента, как Ишшин начал служить в десятом отряде. За это время он прошел путь от семнадцатого офицера - в свой первый же день получив должность пошедшего на повышения Кучики - до седьмого, обогнав в своем карьерном росте любимцев капитана Куросаки: Хаттори, Ичимару и все того же Кучики. За что удостоился от них особой нелюбви в дальнейшем. 
Поработав на разных должностях, Ишшин смог привыкнуть ко многим обязанностям. К тому что приходилось помогать шестому офицеру Гриммджо Джаггерджаку и Улькиорре Шифферу вести учения и поддерживать порядок в расположении; вместе с Тиа Халибел и Нериел Ту Одершванк заполнять различные бумажки, устраивать подчинённым досуг или решать их личные проблемы. И за эти два года, проведенные в Сейретее, молодой шинигами мог с полной уверенностью заявить, что ему повезло оказаться в десятом отряде, на его взгляд, самом странном и сумасшедшем подразделении среди всех тринадцати отрядов Готей 13. Правда, кое-кто ошибочно считал, что самыми странными и сумасшедшими были ребята из одиннадцатого - ложь, они самые обычные отморозки, помешанные на драках.
А вот в его отряде типажи были поинтереснее.
Начнем, пожалуй, с преданной своему тайчо до колик в животе Эспады - четыре личности, одна другой страньше. По слухам пришли в Сейретей вместе с Куросаки-тайчо и вслед за ним пошли на незначительные должности во второй отряд лишь бы служить под его командованием. После перевелись в десятый, и тоже не для того, чтобы цветочки нюхать. Тут и к гадалке не ходи - явно вассалы. Ибо кто еще при капитанском и лейтенантском уровнях реацу будет сидеть на непыльных офицерских должностях? Пусть и в первой десятке, но все же...
Офицеры Одершванк и Халибел почти все время проводили за решением административных вопросов и бумагами. Дамы эти при любом удобном случае не упускали возможности обнять своего господина или устроиться расчесывать его шикарные золотисто-рыжие волосы. 
Улькиорра Шиффер большую часть времени напоминал передвижную морозильную установку класса "Кучики обыкновенный", чем нормального шинигами. У Ишшина даже возникло подозрение, а не родственники ли они с кем-то из этого благородного дома? Единственное, что могло вызвать у зеленоглазого юноши потепление, это все, что было связано с его владыкой, за которым он тенью следовал повсюду, где можно и где нельзя. У четвертого офицера любимым времяпровождением было устроиться в ногах у своего господина и блаженствовать, пока тот перебирает ему волосы.
Шестой офицер Гриммджо Джаггерджак, по мнению Шибы, был наглой и кровожадной скотиной. Безбашенный, неконтролирующий свои эмоции, напропалую хамящий всем и вся, даже господину, он казался вообще неспособным выполнять хоть какие-то приказы. Однако, тем не менее, он их не только выполнял, но и выполнял хорошо - большую часть времени в его обязанности входило следить за порядком в отряде.
Все это, конечно, хорошо, вот только что-то он ничего не слышал о клане Куросаки, а клан, должно быть, не маленький, раз у его представителя такие сильные вассалы. 
Лейтенанта в их отряде нет, впрочем, как и пятого офицера, но Куросаки-тайчо буквально вчера намекал ему, что планирует его повысить. А куда его еще могут повысить с должности седьмого офицера, как не до пятого? И судя по всему, на его место капитан планировал поставить кого-то из своих любимчиков. 
Ичимару Гин, Кучики Бьякуя и Хаттори Акияма - знал бы кто, сколько нервов попортила ему эта троица за два года службы! Особенно старался первый со своим острым языком и привычкой язвить по поводу и без. Троица хвостиками таскалась за своим кумиром, восторженно глядя ему в рот. Иногда Ишшину даже казалось, будто эти трое как-то слишком уж восторженно относятся к их тайчо. Ну, по крайней мере Акияма и Бьякуя точно. Что же до Гина - по его вечно прищуренным глазам и ухмылке до ушей ничего нельзя было понять, но все же у Шибы иногда возникали весьма обоснованные подозрения, что Ичимару это делает за компанию, исключительно ради того, чтоб доводить Хаттори с Кучики. И ведь сильные же и перспективные шинигами, раз капитан тратит время на то, чтобы обучать их... как и его. А порой ведут себя как стайка девиц, делящих понравившегося им мужчину. 
Что же до остальных бойцов отряда, то они, в большинстве своем, за исключением разнообразных тараканов в головах, ничем особо не выделялись, разве что патологической ленью. Но с последним быстро справлялся шестой офицер Джаггерджак, которого лентяи боялись как огня. Те же, что выделялись, были то ли приверженцами крайне близкой самурайской "дружбы", то ли их покусал периодически заскакивающий к ним в гости Айасегава-сан... Как можно понять, седьмой офицер этот вопрос не уточнял, да и не собирался. И правильно, зачем ему лишние проблемы на пятую точку?
По мнению Ишшина, его капитан был самой неординарной и яркой фигурой в нынешнем капитанском составе Готей 13. Что бы по этому поводу ни говорил искренне восхищающийся своим командиром Кайен, с которым они постоянно спорили на эту тему. Где бы Куросаки-тайчо ни оказался, он всегда привлекал к себе внимание - молодой, красивый и загадочный мужчина с яркой и запоминающейся внешностью, да еще и с зашкаливающим уровнем реацу... Как тут не выделиться? Но что больше всего нравилось Шибе в своем командире - это его явная нелюбовь к бездействию. Капитан каким-то непостижимым для седьмого офицера образом умудрялся быть в курсе всего, что творилось в его отряде. А также принимать участие во всех сферах его жизнедеятельности, начиная с разбора гор документов и отчетов и заканчивая повышением уровня боевой подготовки своих бойцов. Как он все это успевает - оставалось загадкой. Особенно, если при этом два раза в неделю тайчо занимается с Ишшином, Гином и Бьякуей, периодически чаевничает с Кучики Гинреем, играет в догонялки с Шихоуин Йороуичи, помогает Урахаре Киске в каких-то исследованиях и обязательно устраивает тренировочные спарринги с Зараки Кенпачи. Что же касается последнего, то приятельские отношения между капитанами десятого и одиннадцатого отрядов даже сейчас, спустя почти три с половиной года, все еще вызывали недоумение и множество толков разной степени приличности. Но напрямую спросить у обоих тайчо никто не решался... по вполне понятным причинам, разумеется. 
  

***

  
 Единственный день в году, когда студентов выпускали за ворота Академии шинигами, выдался теплым и солнечным. Оказавшись по ту сторону, Рангику улыбнулась солнцу и звонко рассмеялась - впереди её ждал чудесный день. Уже, между прочим, второй раз за последнее время.
После того как ей по счастливой случайности удалось избежать изнасилования, Гина, и без того не отличавшегося особой разговорчивостью и доброжелательностью, будто подменили. В него будто демон вселился - с каждым днем её друг все более и более напоминал ей затаившегося змея, готового в любой момент напасть на своего врага. Язвительные ремарки и насмешки сыпались с его губ практически не переставая, порою доводя Рангику до слез. Ичимару, конечно, потом долго и сердечно извинялся, но вскоре все повторялось снова и снова. Опять злые и ядовитые речи, опять долгие извинения и битье себя пяткой в грудь в заверениях, что такого больше не повторится... до следующего раза. 
А еще Гина непреодолимо влекло в Сейретей - город шинигами. Настолько влекло, что он до изнеможения доводил себя и Матсумото в попытках угнаться за вчерашним днем. С раннего утра и до позднего вечера они все шли и шли через районы Руконгая, оставляя позади деревеньки и городки. Это невероятно выматывало, подчас у Гина и Рангику еле передвигались ноги от усталости, но они упорно двигались вперед, с каждым днем приближаясь к белокаменному городу. Выбранный ими темп был не под силу даже бывалым путешественникам, не то что двум подросткам, и рано или поздно кто-то из них не выдержал бы этой бешеной гонки. И этим кем-то оказалась Матсумото, где-то умудрившись серьезно простудиться, а потом и получить осложнения. Девочка до последнего скрывала, что у неё высокая температура, пока не стало слишком поздно и она не отключилась прямо на ходу.
Выздоровев и оправившись после затяжной болезни у пожилой семейной пары аптекарей в пятом районе Руконгая, не обнаружив рядом с собой своего друга и защитника, девушка растерялась. Решение пойти по стопам бросившего её Гина и поступить в Академию шинигами далось Матсумото нелегко. Рангику прекрасно осознавала, чем для неё может закончиться путешествие в Сейретей в одиночку, и вряд ли она могла ожидать, что в этот раз ей на помощь придет золотоволосый Куросаки Ичиго, так похожий на принца из сказки. Однако девочка нутром ощущала, что добром для Ичимару его затея не кончится, и боялась за него, поэтому все же отправилась в белый город, наплевав на собственную безопасность. Но, видимо, боги удачи были на её стороне, и до Сейретея Матсумото добралась без приключений, а после этого с легкостью поступила в Академию шинигами. 
- Ну, куда пойдем, Рангику? - подбежала к ней черноглазая шатенка с коротко остриженными волосами.
- Не имею ни малейшего понятия, Лиу-тян, - повела плечами Матсумото Рангику, с удовлетворением замечая, что взгляды шедших рядом с ней одногруппников мужеского полу затерялись в её декольте. - А что, есть предложения? - лукаво спросила она.
- В четвертом районе Руконгая планируется крупная ярмарка, я думала сходить, - подмигнула ей подруга, - может, составишь мне компанию?
- Ярмарка, говоришь? - задумчиво переспросила девушка. - А что, это мысль!
  
  

Глава 30

         
  
   Два года - это ничто для долгоживущих шинигами, лишь краткий миг из жизни, не больше и не меньше. Молодые и талантливые бойцы, чья сила еще развивается, посчитают два года большим сроком, за который можно значительно улучшить свои навыки и развить способности. Ичиго не был шинигами-долгожителем, но и новичком его уже давно нельзя было назвать. Тем не менее последние два года прошли мимо него транзитом. Он отчаянно старался поспеть везде и всюду, но катастрофически не укладывался. Не успевал натаскать Ишшина для капитанской должности, но хоть сумел дотянуть его до пятого офицера - и то хлеб, а там уже и рукой подать до лейтенанта. Не успевал научить Бьякую сдержанности, но в принципе сейчас это было не столь важно. Если братец Рукии не хочет или не может этому научиться у своего капитана и наставника - не беда, жизнь научит. Правда, эта стерва не всегда выбирает самые гуманные методы... Но когда это вождя интересовали проблемы индейцев? Не успевал найти годных офицеров на замену Эспаде, когда им придется уйти. Что же до Акиямы, Харады и остальных милых личностей из его фан-клуба, то оставлять их в десятом отряде рыжий капитан не собирался, особенно зная о нулевой ценности рядовых офицеров для Готей 13. Ему же будет спокойнее, если он переведет всех хоть как-то выделяющихся из общей массы шинигами в одиннадцатый отряд, спрятав их до своего возвращения за широкой спиной Зараки Кенпачи, целее будут. Будь его воля, Куросаки упрятал бы туда же и Гина, но, увы, поздно спохватился - Айзен уже заметил необычайно талантливого для своего возраста новичка и явно начал строить планы по его привлечению на свою сторону.
Молодой мужчина тяжело вздохнул, открыл глаза и тут же потерял необходимую концентрацию. Летавшие до этого вокруг его головы три странных вспышки, так похожие на маленькие солнечные зайчики, мгновенно собрались в его золотые заколки. Эти вспышки - единственное, чего он смог добиться за полтора года тренировок по освоению силы Отрицания Иное.
А меж тем времени у него до дня икс становилось все меньше и меньше. 
Одно радовало - они с Кенпачи в совершенстве овладели фокусом метафизических атак. И если у чокнутого капитана одиннадцатого отряда катализатором служили ярость и жажда убийства, то у самого рыжика - гнев и раздражение. Но тем не менее этого было явно недостаточно. Ками-сама, у него было еще два, максимум три года, чтобы подготовиться к своему путешествию, а он еще даже не нашел Матсумото и не пристроил в свой отряд! 
Когда два с половиной года назад Ичиго говорил Гину о том, что до того, как Айзен начнет действовать, у них есть пять-шесть лет в запасе, он сильно погорячился. Несмотря на все его старания хоть как-то замедлить Урахару, создание оболочки для Хоугиоку шло полным ходом, о чем его периодически информировал довольный как слон артефакт. 
Молодой мужчина вдохнул, наполняя легкие свежим воздухом, так непохожим на воздух в современных городах, и медленно выдохнул. Похоже, сегодня он уже ничего не добьется, так что пора возвращаться. Но перед этим не мешало бы ополоснуться. Метрах в ста от того деревца, у корней которого джубантай-тайчо проводил все свои тренировки по освоению силы Отрицания, было небольшое озеро. Осень в этом году выдалась поразительно теплой, мужчина старался не упускать ни дня из неожиданно затянувшегося лета и пользовался любой возможностью, чтобы сбежать к этому озеру, поплескаться и почувствовать себя хоть на пару часов беспечным подростком. Скоро золотая госпожа вступит в свои права, деревья оденутся в желтизну и багрянец и Куросаки уже не сможет сбегать сюда - в шестой район Руконгая в поисках уединения. И ему опять придется искать способ хоть как-то отвлечься от своих многочисленных проблем. Впрочем, посиделки в онсэне в компании Кенпачи и с парой-тройкой кувшинчиков саке или вина еще никто не отменял.

      Вообще странно как-то получалось - лениво отметил временный шинигами, неторопливо раздеваясь и аккуратно складывая одежду на берегу озера. До своего путешествия в это время, если бы ему на выбор предложили вновь сразиться с Айзеном или же провести пару дней в компании джуичибантай-тайчо, Ичиго бы без колебаний отправился на битву с несостоявшимся ками. А сейчас как-то неожиданно сумасшедший капитан одиннадцатого отряда стал ему ближе и роднее, чем кто-либо в этом времени. Этот зверь в человеческом обличье подчас понимал Куросаки лучше, чем он сам себя. Лучший друг, заботливый старший брат и мудрый наставник в одном флаконе... ну, насколько это возможно, учитывая оригинальность мыслей этого демона сражений. Молодой мужчина только-только начинал с грустью осознавать, что дружить им с Зараки осталось недолго. В следующий раз он вернется в Общество Душ лишь через долгих сто три года, и вряд ли Кенпачи будет с прежним теплом относиться к странному мальчишке, носящему имя его пропавшего много лет назад друга. Насчет себя пятнадцатилетнего Ичиго не обольщался, прекрасно осознавая, как он выглядел в глазах Готей 13 во время своего первого вояжа в Сейретей. Чтобы сложилось верное впечатление, достаточно лишь пару часов пообщаться с нынешним Бьякуей - схлопотать головную боль напополам с глухим раздражением и желанием побить братца Рукии головой о ближайшую твердую поверхность. 
Но что это? 
Ичиго насторожился. 
Появилось ощущение, что он не один на этом озере. Не то чтобы он это знал наверняка, но ощущения были такие, будто совсем рядом кто-то пытался скрыть свою реацу. Мужчина опасно прищурился и тут же без всплеска нырнул и проплыл под водой к берегу столько, насколько хватило воздуха в легких. Расчет джубантай-тайчо был прост: увидев, что он ушел под воду, его незадачливый соглядатай наверняка как-то проявит себя. 
Так и случилось. 
Эффектно вынырнув у самого берега, стоя по пояс в воде, мужчина с самым томным видом убрал челку со лба и якобы рассеяно провел пятерней по волосам, при этом осторожно оглядывая берег и окрестности. Этот трюк Ичиго как-то подсмотрел у Йороуичи - та пыталась его таким образом смутить после совместной тренировки, еще когда они с Эспадой служили под её началом. Он не поддался и правильно сделал, ибо этот эротический цирк весьма отвлекает внимание и позволяет неожиданно напасть, что Шихоуин и сделала. После будущий джубантай-тайчо пару раз применял такое еще в бытность третьим офицером второго отряда. Действует безотказно, даже несмотря на то что Куросаки парень, а не пышногрудая красотка. Сработало и в этот раз - на него с ярко-алым лицом и затуманенными глазами пялился Кучики Бьякуя. 
"Твою же мать!" - выругался про себя временный шинигами, медленно и невозмутимо выходя из воды.
У десятого офицера румянец перекинулся на уши и шею, но глаз он не отвел. Ичиго с облегчением заметил, что тот пялится на шрам от плеча и до тазовой кости, оставленный им же спустя сто шесть лет, когда братец Рукии попытался лишить его сил шинигами.
- Бьякуя? - вскинув брови в вежливом изумлении, вопросительно протянул он, давая своему подчиненному возможность объясниться, начиная в то же время неспешно одеваться.
При этом одному небу было известно, чего ему стоила эта аккуратная неспешность и каменное выражение лица. Похоже, Ичиго нужно срочно что-то делать с восторженным обожанием этого мальчишки, пока оно не перешло на другой, качественно новый уровень. Вряд ли Гинрей-сан обрадуется, если его внук и единственный наследник вдруг воспылает отнюдь не невинной любовью к своему капитану. Хотя, возможно, он сгущает краски и Кучики просто раньше никогда не видел голых мужчин, кроме как в зеркале, вот и смутился. Но поговорить с рокубантай-тайчо все же стоит - так, на всякий случай.
- Тайчо, я... - замялось это недоразумение.
- Ладно, проехали, - отмахнулся от него Куросаки.
Он уже знал, кому нужно сказать спасибо за испорченное купание. И судя по плотно сжатым, побелевшим от ярости губам и стиснутым кулакам, Бьякуя тоже это понял. И, следовательно, по их возвращении в казармы десятого отряда Гина ожидали крупные неприятности. 
- Давай немного пройдемся, тут недалеко должна проходить ярмарка, - предложил Ичиго, пытаясь дать мальчишке время хоть чуть-чуть остыть, чтобы избежать разрушений в расположении. Оно ему надо? Лишние проблемы, лишние затраты и куча макулатуры, которой ему придется написать во все инстанции, чтобы объяснить драку своих офицеров.
- Как прикажете, Куросаки-тайчо, - встал по стойке смирно Кучики, поедая начальство преданным взглядом.
- Я почему-то так и подумал, - хмыкнул джубантай-тайчо, касаясь плеча своего офицера и уходя вместе с ним в шунпо.

***

  
- Погуляем, вкусняшек накупим! - раздраженно перекривляла подругу Матсумото, от души врезав по яйцам явно нетрезвому молодчику, пытавшемуся её облапать. Тот жалобно взвизгнул и, схватившись за самое дорогое, бочком двинулся куда-то в соседний ряд. - Накупили, блин!
- Ну прости меня, Рангику-тян, кто же знал, что сюда сбежится вся окрестная шваль, - виновато потупилась однокурсница, тем не менее не забывая прицениваться к выставленным на лотках сладостям.
- Раньше думать надо было, - огрызнулась рыжеволосая девушка.
- Ран-тян, - лукаво улыбнулась шагавшая рядом с ней брюнетка, протягивая ей завернутые в кулек из промасленной бумаги сладкие бобы, - скушай вкусняшечку, и жизнь сразу станет прекрасной. 
- Ой, спасибо! - радостно взвизгнула Матсумото, мигом забывая о том, что только что была раздражена. - Мне сразу же... - начала было говорить девушка, но тут она споткнулась и на полном ходу врезалась в шедшего ей навстречу шинигами. Сладкие бобы, врученные как утешительный приз от подруги, некрасивым пятном размазались по его форме.
В столкновении были виноваты оба: что Рангику, не смотревшая под ноги, что этот верзила в черном, увлеченно рассказывавший какой-то смешной случай своим друзьям и совершенно не видевший, куда прет. Однако виноватыми почему-то сделали Матсумото и её однокурсницу.
- Смотри куда прешь, идиотка! - зло рявкнул он на рыжеволосую студентку, и девушка поняла, что он и его дружки безбожно пьяны. - Я только вчера форму получил, а тут эта курица! - принялся громогласно жаловаться сбитый ею шинигами.
- Помолчал бы уже, козел безрогий, - огрызнулась Рангику. - Идем, Лиу-тян, - кивнула она подруге, делая шаг, чтобы уйти, и тут же наткнулась на преградившего ей дорогу молодчика.
- Куда собрались, красавицы? - похабно ухмыляясь, поинтересовался тот.
- Подальше от тебя, придурок, - опасно прищурившись, нагло заявила темноволосая девушка, все еще надеясь, что им удастся мирно разойтись, и не замечая, что их с подругой постепенно начинали окружать.
Когда же она заметила, то бежать было уже поздно - кругом, куда ни кинь взгляд, были крепкие ребята в черной форме, а ярмарка резво переместилась куда-то подальше от них.
- А я думаю, что нет, девочки, - многозначительно оглядев ладные фигурки двух студенток Академии шинигами, облизнулся здоровяк.
- Ран-тян, мне это не нравится, - прижавшись к спине подруги, прошептала Лиу.
- Ничего, прорвемся, - ободряюще сжав её руку, пообещала Матсумото, хотя на самом деле она уже не была так уверена в счастливом исходе их приключения.
- Так, красавицы, - с видом хозяина положения начал излагать шинигами, - сейчас мы с вами направляемся к ближайшему дому свиданий, где вы на деле демонстрируете мне, насколько вам жаль, что вы испортили мне форму, и тогда мы расстаемся полюбовно...
- У меня есть встречное предложение, - раздался за спинами обычной гопоты в форме бойцов Готей 13 недовольный мужской голос. - Вы сейчас же направляетесь в расположение своего отряда и молите ками, чтоб я не донес о вашем поведении капитану.
- Это кто там такой умный? - раздраженно поинтересовался уже почувствовавший себя победителем главарь и обернулся. - Ой! - заметив, кто именно решил обломать ему развлекаловку, вырвалось у него.
- Вот именно, что "ой", - хищно усмехнулся мужчина, подходя ближе и предоставляя Рангику с Лиу возможность как следует рассмотреть своего спасителя. Несмотря на то что с момента их мимолетной встречи прошло уже почти пять лет, Матсумото его узнала сразу - именно он уберег её тогда от изнасилования. - Из какого же вы отряда, смертнички?
- Мы из одиннадцатого, - вальяжно заявил один из банды. - Только в прошлом месяце поступили на службу в отряд Зараки.
Он отлично знал, что их капитана все обходят стороной, потому что боятся, а значит, этот длинноволосый красавчик точно не пойдет ему жаловаться на поведение его бойцов. Вот только этот самонадеянный молодой шинигами не знал, что нарвался на единственное в Готей 13 исключение.
- Какая прелесть, я - капитан десятого отряда Куросаки Ичиго, - представился рыжий тайчо, складывая пальцы в нехитрую комбинацию и опутывая бакудо троих неудавшихся насильников с самыми противными, на его взгляд, рожами, - а вы - трупы. Неприятно было с вами познакомиться.
- Чего? - не въехали в ситуацию новички из одиннадцатого.
- Цвети, Сенбонзакура, - раздался приказ за спиной у джубантай-тайчо, и на оставшихся свободными шестерых шинигами полетел рой из розовых лепестков.
- Отличная работа, Бьякуя, - обернувшись к невысокому симпатичному темноволосому юноше в черной форме, похвалил его Ичиго.
- Рад стараться, Куросаки-тайчо, - расплылся в озорной улыбке паренек, пальцем маня к себе розовый вихрь, который тут же метнулся к нему и сложился в зампакто.
Девушки оглянулись на тех шестерых и едва не вскрикнули - те лежали замертво, не подавая ни малейших признаков жизни, а из многочисленных глубоких порезов на их телах на землю вытекала кровь.
- Смотрю, ты как обычно в гуще событий, Матсумото, - тепло улыбнулся ей такой незнакомый знакомец. 
- Смотрю, вы тоже не отстаете, капитан, - ехидно прищурилась Рангику, спиной чувствуя нараставшее любопытство подруги. - Раньше бы вы их всех убили, - дерзко добавила она.
- Ну, нужно же мне что-то оставить и для Кенпачи, - пожал плечами Куросаки. - Он как узнает, чем занимались его бойцы, лично открутит головы этим придуркам, - спеленутые несколькими бакудо горе-насильники протестующе замычали и задергались в путах - судя по всему, им отчаянно не хотелось встречаться со своим руководством.
- Все так серьезно? - усомнилась девушка.
- Более чем, - подтвердил вместо своего начальства Бьякуя. - Тайчо в хороших отношениях с Зараки Кенпачи.
- Знаешь, а ведь это уже второй раз, когда мы с тобой встречаемся при подобных обстоятельствах, - перешел на серьезный тон рыжий капитан. - Вот только в следующий раз тебе может и не повезти, так что давай-ка иди ко мне в отряд, да и за Гином заодно присмотришь, а то совсем уже от рук отбился.
- Ичимару служит у вас в отряде? - не веря своему счастью, вскрикнула Матсумото. 
Она уже два года пыталась узнать, где её друг, а тут ей принесли эти сведения прямо на блюдечке. За все время, что Рангику училась в Академии, ей удалось выяснить, что такой студент поступил такого-то числа, такого-то года и за год прошел курс молодого бойца, а после по результатам экзамена был зачислен в один из отрядов Готей 13.
- Служит, - подтвердил Ичиго, - за два с половиной года твой приятель дослужился до девятого офицера. Далеко пойдет, если кто-нибудь не прикопает у забора за его выходки.
- Я... я согласна, Куросаки-тайчо! - выпалила девушка и тут же смутилась. - Ой, а как же быть с Академией?
- Не волнуйся, я все улажу, - заверил её будущий командир. - Десятый офицер Кучики, проводите девушку до общежития и возвращайтесь в казармы.
- Слушаюсь! - поклонился парнишка и, схватив Лиу за руку, вместе с ней умчался в сторону Академии.
- А мы с тобой, Рангику, отправляемся в расположение отряда, знакомиться с твоими будущими сослуживцами, - сообщил ей джубантай-тайчо.
  
  

Глава 31

         
  
   Он отложил в сторону очередной отчет и на несколько мгновений прикрыл веки, чтоб дать отдых глазам. На улице давно уже стемнело, а его верный ангел-хранитель Гриммджо наверняка уже десятый сон видел в кроне растущего прямо напротив окна его кабинета дерева. Несколько раз к нему по очереди заскакивали Улькиорра, Нел и Тиа, интересуясь, не собирается ли их обожаемый владыка идти почивать? И каждый раз получали ответ - нет, не собирается. У Ичиго оставалось все меньше и меньше времени, а успеть нужно было так много!
Старомодные часы на стене, явно притащенные кем-то из его бойцов из мира живых, глухо отбили двенадцать раз. Рыжеволосый мужчина вздохнул и открыл нижний ящик своего письменного стола - в этом ящике он обычно держал кувшинчик с универсальным успокоительным на все случаи жизни. Куросаки достал оттуда початую бутылку вина и маленькую чашечку. Налил до краев, отсалютовал своему кабинету и одним глотком опрокинул в себя вино - только что исполнилось ровно пять лет с тех пор, как он возглавил десятый отряд. А в следующем месяце ему должно будет исполниться двадцать шесть, вот только в этот раз Ичиго чувствовал, что отпраздновать его в кругу друзей ему не придется - он отправится в свое следующее путешествие раньше пятнадцатого июля. 
Куросаки придвинул к себе стопку бланков на перевод бойцов в другие отряды и по памяти быстро начал их заполнять. 
Гина он сплавил к Айзену в пятый еще полтора месяца назад - теперь его лисенок обживал должность третьего офицера, а значит, времени осталось совсем чуть-чуть.
Только бы успеть.

***

  
 В Готей 13 давно не было такого спокойного периода, как эти последние три с половиной года. Никаких тебе вылезших непонятно откуда мстителей, незапланированных смертей капитанов, и даже Пустые, казалось, начали нападать на мирных жителей Руконгая строго по расписанию - сплошная идиллия, мать её! Вроде бы живи и радуйся, пока такая благодать, вот только Хирако как раз это и не нравилось, ибо очень уж все напоминало затишье перед бурей.
То, что буря рано или поздно грянет, и причем с той стороны, откуда её совсем не ждут, Шинджи понимал - и даже получше, чем некоторые. Неожиданно происходящие то тут то там в отдаленных районах Руконгая вспышки беспричинной агрессии среди населения, ведущие к многочисленным жертвам; подозрительное оживление в лабораториях двенадцатого отряда; явно что-то замышляющий Куросаки Ичиго, за последние два месяца временно переведший пятерых своих бойцов в одиннадцатый отряд. Несмотря на довольно-таки безобидную формулировку "для профилактики и получения ценного опыта", блондин подозревал, что все это неспроста. С этого ракурса также подозрительным выглядел перевод к нему в отряд Ичимару Гина - подающего надежды юноши. Джубантай-тайчо производит впечатление совсем неглупого шинигами. Но тогда с чего такая благотворительность, как не с тайного умысла?
"Да еще и Айзен этот... - Хирако передернул плечами, спиной ощущая благодушный взгляд своего лейтенанта. - Грохнуть бы его где-то по-тихому и сказать, что так и было. Эх, мечты-мечты..."
Ветер донес до него несколько знакомых реацу, а чутье подсказало, что их источники находились совсем рядом, буквально за поворотом. На ловца и зверь бежит - хищно ухмыльнулся гобантай-тайчо и завернул на улочку с различными заведениями: от чайных до алкогольных, чтобы практически нос к носу столкнуться с троицей из двенадцатого отряда.
- О, доброго утречка, Хирако-сан! - с энтузиазмом опытного трудоголика поздоровался с ним Урахара. 
За его спиной презрительно скривился стремный тип в уродской маске - третий офицер Куротсучи Маюри.
- Я же тебе уже много раз говорил, зови меня просто Шинджи, - устало поправил его капитан пятого отряда. - Это начинает меня бесить, знаешь ли.
Киске лоховато рассмеялся и взъерошил себе волосы на затылке. 
Хирако мудро предпочел оставить его в покое и переключить внимание на новую жертву.
- И тебе утро доброе, Маюри.
- Если ты плюешь на формальности, то это не значит, что так же поступают и остальные, так что для тебя я Куротсучи и никак иначе, - недовольно процедил ученый и куда-то в сторону добавил: - Какой же ты тугодум.
Услышав милую беседу между высшими офицерами двух отрядов, болтавшиеся без дела праздные зеваки мигом рассосались по ближайшим барам. Улица опустела в мгновение ока, никто не хотел становиться свидетелем стычки двух капитанов и лейтенантов.
Шинджи скривился и, отвернувшись в сторону, пробормотал, но так, чтоб всем было слышно:
- Ну ты прямо как заноза в неудобном месте. - И тут же повернулся к командованию двенадцатого отряда. Кстати, слышали новости? - громко спросил он.
- А? Какие? - недоуменно спросил Урахара.
Хирако собирался было уже посвятить своего коллегу-капитана в последние сплетни, но схлопотал сзади мощный удар по ногам и рухнул неэстетичной кучкой... просто кучкой под ноги Киске. Мгновенная оценка ситуации подсказала, что ни тяжело вздохнувший за его спиной Айзен, ни презрительно хмыкнувший Маюри, ни недоуменно изогнувший светлые брови Урахара не имели к его падению никакого отношения, а значит...
- Хиори, ты что, с дуба рухнула? - зажимая рукой расшибленный при падении нос, прогундосил гобантай-тайчо.
- А чего это ты со мной не здороваешься? Со всеми здороваешься, а со мной нет?! - рявкнула лейтенант двенадцатого отряда и бросилась на него.
Завязалась потасовка. Правда, со стороны это, должно быть, напоминало кошачью драку.
- Тайчо, смотрите, тут Хирако Шинджи морду бьют! - раздался веселый мужской голос и к месту разборок подрулил темноволосый крепыш с шевроном лейтенанта десятого отряда на плече.
- Действительно, бьют, - будничным тоном заметил джубантай-тайчо, выходя из чайной следом за своим подчиненным. - Хиори, ты бы хоть что поновее придумала, вместо того чтобы возить его фейсом об каменные плиты, - прикрыв рукой рот, чтобы скрыть зевок, обратился он к главной зачинщице. 
Та на мгновение задумалась, а потом с удвоенным энтузиазмом принялась мутузить своего друга детства. 
- Впрочем, кому я это говорю? - возвел глаза к небу Ичиго, после чего кивком поздоровался с остальными действующими лицами.
- Кстати, Урахара-тайчо, Куросаки-тайчо, вы слышали о странных смертях, случившихся в Руконгае? - спросил Айзен, чтобы хоть как-то заполнить возникшую паузу, пока его начальство изволит развлекаться.
- О, точно! - отвлекся от потасовки Шинджи. - Я как раз хотел перетереть с тобой об этом, Урахара, но раз и ты здесь, Куросаки, то будь моим гостем. Молодец, Соуске, - сидя прямо на земле, показал он большой палец своему лейтенанту.
- Странные смерти? - нахмурился Киске.
- В чем именно странность? - мигом подобрался рыжеволосый тайчо, становясь серьезным.
Хирако довольно посмотрел на обоих выходцев из второго отряда - все-таки эти не зря стали капитанами, вон как ухватились за его подозрения. Котелки-то у них хорошо варят, хотя Шихоуин не стала бы держать других на должности третьего офицера.
- За последний месяц в Руконгае исчезло много людей, - отпихнув от себя психованную лейтенантшу, сообщил капитан пятого отряда. - И мы не знаем почему.
- Исчезли? В смысле, вы не можете их найти? - глупо улыбнувшись, спросил Урахара, не въезжая в ситуацию.
- Ты что, дебил? - ласково спросил у него Хирако. - Если бы мы не могли их найти, то это были бы просто пропавшие без вести, мы бы хоть что-то да знали. Нет, все иначе, они просто исчезли.
- Без следа? - нахмурившись, уточнил Куросаки, явно начиная шевелить извилинами.
- Нет, остались только их шмотки. Пустые, без тел, - одобрительно посмотрев на о чем-то задумавшегося рыжика, ответил Шинджи.
- Так, может, они погибли и превратились в духовные частицы? - предположил лейтенант десятого отряда.
- Нет, Ишшин, - отрицательно качнул шикарной гривой Ичиго, - если бы они погибли, то их одежда превратилась бы в духовные частицы вместе с ними.
- Верно, - подтвердил капитан пятого отряда, - они потеряли всю свою человеческую форму еще до того, как погибли, и это единственное объяснение.
- Потеряли свою человеческую форму? - переспросил Киске.
- Прости, но я больше ничего не знаю, - поднимаясь с каменных плит, которыми были выложены улицы в Сейретее, пожал плечами гобантай-тайчо. - Это все, что мне рассказала Унохана, а я все равно ничего в этом не шарю. В любом случае, для расследования этого инцидента был отправлен девятый отряд. Вернутся - узнаем больше.

      Однако уже после обеда Урахара получил сообщение от Мугурумы о том, что ранее отправленная им на разведку группа тоже стала жертвой странного явления. Он пообещал посланцу капитана девятого отряда прислать кого-нибудь в помощь и благополучно забыл о них.

***

  
Поздно вечером, едва не засыпая за столом, Киске получил извещение о том, что из Руконгая исчезла реацу Кенсея и Маширо, вместе с требованием всем капитанам явиться к баракам первого отряда. В Сейретее объявлялось военное положение.
- Чтобы прояснить ситуацию, я направляю к месту происшествия троих капитанов! - стукнув посохом с заключенной в нем Рюджинджакой, огласил свою волю главнокомандующий.
- Позвольте мне пойти туда! - отчетливо понимая, что пока они стоят тут и ведут разговоры, утекает столь ценное время, выкрикнул Урахара.
- Нет! - резко отказал Ямамото.
- Но, сэр, мой лейтенант, она как раз направляется туда! - отчаянно вскрикнул джунибантай-тайчо.
- Киске! - рявкнула на него Йороуичи. - Ты просто жалок! Учись работать в команде!
- Но... - растеряно попытался возразить мужчина, но его быстро прервали.
- Ты ведь сам послал своего лейтенанта туда? - намеренно используя резкий тон, спросила его принцесса Шихоуин. - А ты не думал, что, отправившись вслед за ней, ты оскорбишь её своим недоверием?
Урахара опешил - под таким углом он эту ситуацию не рассматривал. В данный момент он мог думать только о том, что его маленькая Хиори осталась одна без помощи.
- Не волнуйся, все будет хорошо, - выражая свою поддержку, похлопал его по плечу капитан Кеораку, - вернись в строй, - попросил он своего товарища и осторожно подвел к его месту.
- Как я уже сказал, к месту происшествия отправляются, - словно и не было истеричной вспышки Урахары, невозмутимо произнес главнокомандующий, - капитан третьего отряда Оторибаши Роузюро, капитан пятого отряда Хирако Шинджи и капитан седьмого отряда Айкава Лав.
- Есть! - едва ли не хором выкрикнули названные командиры.
- Шихоуин Йороуичи пока остается в резерве до дальнейших распоряжений, - продолжил отдавать распоряжения Ямамото, на что принцесса только кивнула. - Кучики Гинрей, Кеораку Шинсуй и Укитаке Джоширо остаются защищать Сейретей. Капитан четвертого отряда подготовит лазарет.
- Один вопрос, командир, - мелодично произнесла Унохана. - Если уж вы поручили мне раненых, то, может, мне лучше отправиться вместе с остальными на место преступления?
- Нет, не лучше, - отрезал сотайчо. - Мы не знаем, что там произошло, и не можем рисковать лучшим медиком Готей 13. Я пошлю с ними кого-нибудь другого и... - в двери залы совещаний требовательно постучали. - Войдите!
Увидев, кого занесло к ним на огонек, капитаны Кеораку и Укитаке переглянулись между собой - капитан кидо-отряда Тсукабиши не часто появлялся на публике, да еще и со своим лейтенантом.
- Полагаю, вы уже знакомы с обстоятельствами дела. Я хочу, чтобы вы тоже отправились для расследования происходящего, - проинформировал гостей Генрюсай.
- Хорошо, - бесстрастно сообщил Тессай.
- Мы сделаем все возможное, - пообещал лейтенант Хачиген.
- Э-э-э, Яма-джи, - поглядев на все еще нервничавшего Урахару, подал голос Кеораку, - думаю, капитан кидо-отряда понадобится нам и здесь.
- И что ты предлагаешь? - прищурился главнокомандующий.
- Усилить группу моим лейтенантом, - лукаво усмехнулся Шинсуй. - Она как раз сейчас подслушивает под окнами. Верно, Лиза-тян?
Под окнами послышалось какое-то подозрительное шебуршение, и между деревянными прутьями показалась головка хачибантай-фукутайчо.
- Ты! - возмущенно воскликнула она, наставляя перст указующий на свое начальство.
- Ладно-ладно, Лиза-тян, никто тебя сейчас не будет ругать, - успокоил её Шинсуй. - Ты все слышала?
- Да, тайчо, - кивнула молодая женщина и поправила очки.
- Тогда ты знаешь, что делать, - улыбнулся ей Кеораку.
- Есть! - резко ответила лейтенант Ядомару и тут же исчезла.
  
  

Глава 32

         
  
   Пока шло экстренно созванное полуночное собрание капитанов, Ичиго пытался разобраться в себе. Из всех присутствовавших капитанов он один знал, что именно сейчас происходит в Руконгае. Знал - и ничего не мог с этим поделать. Да и, в принципе, надо ли? Он все равно ничего уже не сможет изменить, ибо все роли и реплики в этой пьесе были расписаны задолго до его рождения. И единственное, что оставалось Куросаки - это молча следовать плану, придуманному не им, но для него. Не то чтобы ему это нравилось, но помимо всяческих крутых приёмчиков временный шинигами отлично научился чувствовать время. И это чувство времени сейчас подсказывало ему спокойно сидеть в своем кабинете и разбирать бумажки, ожидая условного сигнала от Хоугиоку.
Правда, больше всего его волновало не то, что сейчас Хирако и его друзья буквально через час-два станут вайзардами, а иногда так не к месту догадливый Кенпачи. Он все собрание не сводил с него свой единственный не скрытый повязкой глаз и, судя по всему, демон сражений догадался, что для него все творившееся на капитанской сходке не было новостью. За семь с половиной лет их дружбы в этом времени Зараки успел узнать его как облупленного.
Виски укололо резкой и острой болью, а откуда-то из глубин мозга пришел голос воплощенной воли Короля: "Тебе пора, Куросаки". 
Ичиго встал из-за письменного стола, нехитрой распальцовкой проявил тайник и одним движением сгреб в него все свои личные безделушки и несколько фотографий в рамках. После чего закрыл схрон и наложил на него пару-тройку демонических заклятий посильнее, так, на всякий случай. Все-таки кидо - отличная вещь в умелых, а самое главное - в опытных руках!
Рыжий тайчо помнил, что этот же самый стол стоял в этом кабинете и через сотню лет, правда, тогда за ним сидел Хитсугая, а значит, он надежно сохранит его тайны до тех пор, пока Куросаки-тайчо не придет время вновь выйти на сцену. 
Сняв с себя капитанское хаори, временный шинигами аккуратно сложил его в небольшой сверток, а на себя накинул скрывающий реацу черный плащ с капюшоном. Так поразивший его в свое время белый халатик отправился в карман, а некогда притащенный для него Улькиоррой меч - в угол, он ему больше не понадобится. Ичиго положил на девственно-чистый стол приказ о переводе седьмого офицера Кучики Бьякуи в тринадцатый отряд и, не оборачиваясь, вышел из кабинета.


      Закутанная с ног до головы в черный плащ фигура неслышно и с практически неуловимой для глаз скоростью скользила прочь из Сейретея. Для своего отхода из четырех ворот белого града Ичиго выбрал те, что вот уже много сотен лет хранило семейство Шиба. Вообще забавно получалось - клан низвергли, а обязанности и, пусть небольшая, но все же власть у них осталась, эдакое показательное "ай-яй-яй" для толпы. 
Пусть его еще официально не существует в этом времени как старшего сына и наследника Ишшина Шибы - главы побочной ветви семейства, но кровь столь древнего клана, пусть и разбавленная смертной женщиной, не вода. Древние шинигами были мудры и дальновидны, когда поручали охрану входа в Сейретей не только караульным, но и завязанной на крови демонической магии. Как говорится, знай и люби свой город. 
Ладонь себе он рассек уже на подходе к караульному помещению - потом у него не будет времени на это, однако, к его изумлению, все дежурившие бойцы были отключены чьими-то мощными ударами. Это явно не мог быть Урахара, хитрожопый панамочник наверняка воспользуется воротами, подконтрольными клану Шихоуин, да и такие удары явно не в его стиле. Несмотря на то что Киске переквалифицировался в ученого, навыки командира подразделения спецотряда тайных операций не пропьешь, как ни старайся. Ичиго знал, о чем рассуждал, ведь у него самого были такие же проблемы, а тут били так, будто быка собирались валить с одного хука. 
- Итак, ты уходишь, - хрипло произнесли с крыши караульного домика, и в тот же момент до этого незамеченная им гора зашевелилась, и Куросаки, пусть и с неким запозданием, узнал Кенпачи. Его тут же накрыло до боли знакомой духовной силой.
Капитан самого непредсказуемого и опасного отряда в Готей 13 был закутан в точно такой же плащ, как и у него. Время, проведенное в компании Куросаки, самым благоприятным образом сказалось на его умении владеть своей реацу. Повязка, плащ, способности к мимикрии не хуже, чем у матерого зверя, и титанические усилия, предпринимаемые им, чтобы удержать свою духовную силу под контролем, позволили ему незаметно подкрасться к своему другу. 
- Как видишь, - тепло улыбнулся ему Ичиго.
Зараки вынул пробку из бутыли с саке, сделал глоток и вновь закупорил её, после чего метким броском швырнул её прямо в руки временному шинигами. Судя по всему, останавливать его никто не собирался, да это и к лучшему, все равно нянька из демона битв и разрушений та еще.
Теперь уже бывший капитан десятого отряда отсалютовал своему коллеге бутылкой и тоже отхлебнул горячительного, после чего перебросил её владельцу. 
- Надолго? - сделав глоток и утерев губы, коротко поинтересовался Кенпачи, отправляя бутыль по уже известному маршруту.
- Как получится, - отпив, пожал плечами Куросаки и перебросил емкость с саке капитану одиннадцатого отряда. Тот поймал и последовал его примеру.
- Ты победишь? - с нажимом поинтересовался Зараки, продолжая нехитрую игру в перебрасывание бутылки. 
- Как получится, - задумчиво повторил Ичиго, быстро отпивая глоток. 
Он был благодарен другу за поддержку и не хотел лишний раз его расстраивать. Но джуичибантай-тайчо отлично чувствовал нюансы и все же уловил в голосе рыжего прохвоста нечто, насторожившее его. Однако, получив от него ответ, несущий в себе "я сделаю все для того, чтобы победить", он расслабился.
- Тогда стань еще сильнее, Куросаки, - хмыкнул самый сильный боец своего поколения и отсалютовал ему бутылью, показывая, что в этот раз он пьет за его удачу, и в два глотка допил саке.
- Постараюсь, мой друг, постараюсь, - пообещал временный шинигами и растворился в ночи.


- Ты уж постарайся, Куросаки, - тихо попросил в пустоту самый грозный капитан Готей 13. - И учти: подохнешь - домой можешь не возвращаться.
- Нэ, как думаешь, Кенчик, с Ичи все будет в порядке? - вскочила ему на плечо Ячиру.
- А ты разве не должна сейчас десятый сон видеть? - обреченно спросил он свою крошку-лейтенанта.
- А ты разве не должен мне сейчас сказку рассказывать? - парировала розововолосая малышка. - Лысик и Красавчик такие скучные сказки мне читали, что сами и уснули, - бесхитростно сдала офицеров Кусаджиши.
Зараки пробормотал себе под нос нечто подозрительно напоминавшее "два наряда вне очереди, болваны", но более развернуто комментировать слова своей подчиненной не стал.
- Так что ты думаешь, Кен-тян, с Клубничкой все будет хорошо? - вернулась к первостепенному вопросу кроха.
- Пусть только попробует, чтобы с ним все было не в порядке, - многообещающе прорычал джуичибантай-тайчо, - найду, выдеру ноги и вставлю в задницу! - мрачно пообещал он.
- О, ну тогда я за Ичи спокойна, - протянула Ячиру, поудобнее устраиваясь у него на плече. - Пошли спать, Кенчик.

***

  
Волнение за отправившихся в Руконгай мальчишек достигло своего апогея. Ямамото уже сам понял, что зря он не дополнил группу кем-то посильнее, но поделать с этим уже ничего не мог. Теперь ему только и оставалось, что ходить по своему кабинету из угла в угол и надеяться на удачное завершение дела. 
Ближе к трем часам ночи заботливый Сасакибе едва ли не пинками отправил любимое начальство в его покои и собственноручно запер за ним дверь. Спать не хотелось, Шикегуни несколько часов проворочался на футоне и лишь к рассвету сумел забыться коротким сном, заполненным странными видениями.

      Он проснулся от ощущения кого-то постороннего в своих покоях. 
Самому старому шинигами Общества Душ понадобилось ровно полсекунды, чтобы вскочить с футона и наставить зампакто на незваного гостя, в очередной раз доказывая, что годы не властны над главнокомандующим Готей 13. 
Неужели преступники решили таким вот способом избавиться от него? 
Вот самоубийцы!
Предполагаемый убийца вышел из тени, позволяя себя рассмотреть, и Ямамото тут же опустил меч.
- Рюджинджака будет разочарован, - криво усмехнулся бывший капитан, а ныне член Королевской стражи.
- Ему придется с этим смириться, - скопировал усмешку гостя Генрюсай. - Так с чем пожаловал, Оэцу? - зевнув, поинтересовался он. - Неужели ты тайно пробрался ко мне в покои из-за происходящего в Руконгае?
- Нет, с этим Готей 13 справится и без нулевого отряда, - отрицательно качнул головой Повелитель зампакто. 
- Ну, раз ты так говоришь, я тебе верю, - вздохнул с облегчением со-тайчо. - Тогда что привело тебя?
- Сегодня я выступаю в качестве посыльного, - пожал плечами Оэцу. - Мне нужно оставить у тебя кое-что для одного из твоих капитанов.
- Да? И что же? - подозрительно поинтересовался главнокомандующий.
В руки со-тайчо полетел небольшой сверток, брошенный меткой рукой. Ямамото автоматически поймал его и развернул - в нем оказался самый обыкновенный капитанский хаори. Вот только вместо кандзи с номером отряда в ромбе было изображено четыре черных цветка - символ нулевого отряда.
- Для кого он? - изогнул бровь Шикегуни, внутренне уже зная ответ.
Он с самого начала подозревал, что этот рыжий мальчишка был слишком хорош, чтобы быть просто третьим офицером второго отряда. Да и то, как он резво взялся за дела десятого отряда, только подтверждало подозрения со-тайчо. 
- Когда придет время, он сам придет к тебе за ним, - несколько туманно ответил ему Повелитель зампакто и исчез - быстро и совершенно бесшумно. Не так, как обычно перемещаются члены нулевого отряда.
Генрюсай задумчиво погладил бороду и переложил плащ в самый дальний ящик своего платяного шкафа. Если он все правильно понял - тот, кому предназначается этот хаори, еще не скоро за ним явится.
  
  

Глава 33

         
  
   Несмотря на то что его задержал Кенпачи, Ичиго не намного опоздал. То, что произойдет на полянке, не было для него тайной, а вот напутствие капитана Зараки дорого стоило. Они не сказали друг другу ничего из того, что на самом деле хотели сказать, но одновременно с этим разговор был весьма многозначителен для них обоих. Черт подери этого джуичибантай-тайчо, но после такого Куросаки до одури захотелось, пусть и через много лет, вернуться в Общество Душ и вновь с ним подружиться. Зараки Кенпачи стоит того, чтобы возвращаться, и временный шинигами позаботится, чтобы ему было куда вернуться.
Рыжеволосый мужчина стоял в тени деревьев и видел, как Хирако и его друзья один за другим расплатились за свою беспечность. А впрочем, даже если бы они были настороже да в полной боевой готовности, их бы это все равно не спасло - банкай третьего офицера, а вскоре и капитана Тоусена весьма коварная вещь для тех, кто не знает, как с ним бороться. Ичиго знал благодаря Кенпачи из своего времени, кровью заплатившего за это знание и передавшего его тому, о ком он считал нужным по-своему заботиться.
Появление Айзена было как всегда пафосным и эпичным, но так мог подумать только тот, кто видел это и не раз. Будущий несостоявшийся ками прямо-таки лучился скромным торжеством покорителя невозможного, что давно вызывало у Ичиго одно сплошное раздражение. За спиной Соуске пакостно ухмылялся Гин, и вот за этим было наблюдать больнее всего. Куросаки чувствовал себя в ответе за этого мальчишку, ему было жаль, что Ичимару уже вступил на эту скользкую тропинку, ведущую к смерти. 
      Налетел резкий порыв ветра, и в воздухе с громким лязгом столкнулись клинки. Ичиго так и не заметил, откуда на этой полянке появился Киске, закутанный в такой же черный плащ, как и у него. Результатом этого столкновения стал срезанный лейтенантский шеврон - похоже, это все, на что был способен Урахара, несмотря на годы, проведенные в отряде специальных операций.
- О, какие интересные гости к нам пожаловали, - все тем же спокойно-доброжелательным тоном протянул Соуске. - Чем я могу вам помочь, господа капитаны? - вежливо кивнув незваным на его вечеринке гостям, услужливо спросил он.
На непроницаемом лице Тессая не дрогнул ни один мускул, а Киске нахмурился. Вроде бы никто ничего не сказал, а откуда-то повеяло явной угрозой.
- А нехило нас спалили, доложу я вам, - хмыкнул Ичимару, стоя за спиной Айзена.
Тоусен же схватился за зампакто, готовый в любую секунду по малейшему сигналу броситься на обоих капитанов.
- Канаме, в этом нет необходимости, - мягко осадил своего сообщника лейтенант пятого отряда.
А дальше... дальше все пошло по накатанному сценарию. Соуске попытался было отбрехаться, мол, я тут ни причем, но не на того напал. Киске только на первый взгляд выглядел лоховатым ученым, он несколькими высказанными вслух умозаключениями разбил в пух и прах всю ложь Айзена. Тот на это лишь усмехнулся и, скупо похвалив догадливость джунибантай-тайчо, ушел, прихватив с собой своих подельников. Они как раз направлялись туда, где в тени деревьев прятался временный шинигами. 
Куросаки вздрогнул - только этого ему не хватало. Неужели его раскрыли? И не нужно ли ему на всякий случай выбрать другое место обзора?
Капитан кидо-отряда попытался было их остановить какими-то супер-крутыми техниками хадо, но Айзен остановил атаку простеньким щитом. И, в отличие от Тессая, для Ичиго это не стало новостью - Хоугиоку как-то рассказывал ему, что важен не уровень кидо, а количество вложенной в него реацу. Странно, что Тсукабиши не знал об этом, уж кто-кто, а человек с его положением должен разбираться в подобном.
А меж тем ситуация на полянке все накалялась - процесс холлоуфикации Шинджи вышел на качественно новый уровень. Пока капитаны отвлеклись на него, Айзен, Ичимару и Тоусен благополучно смылись. Временный шинигами было собрался со всеми удобствами понаблюдать за тем, как Хирако и его друзья станут вайзардами, и это был отнюдь не праздный интерес. Но возникшая прямо на земле светящаяся бледно-зеленым светом пентаграмма, в которой катавшиеся по земле капитаны и лейтенанты начали постепенно распадаться на такие же бледно-зеленые частицы, наглядно показала ему, что "кина не будет". Похоже, Урахара еще не до конца уверен в свойствах Хоугиоку, чтоб использовать его не в лабораторных условиях.
"- Ну что, полюбовался на подлость людскую, Куросаки?" - скрипом несмазанного замка раздался в его голове голос артефакта.
"- Да уж, с лихвой, - передернуло Ичиго. - А я еще одно время сочувствовал Айзену. Противно-то как!"
"- Вот и отлично, - со смешком заключила воплощенная воля Короля. - Готов идти дальше, временный шинигами?"
- Готов, - уверенно произнес он вслух. 
И в тот же миг Куросаки скрутила адская боль. Это было невыносимо, это было похоже на то, будто тысяча человек одновременно касалась его тела тысячью паяльниками. Болело все, каждая клеточка тела Ичиго. Казалось, больно было даже его длинным волосам, к которым бывший капитан десятого отряда уже успел привыкнуть и смириться, как с неизбежным злом.
А потом Ичиго погрузился в спасительную для него темноту. 
И боль уже не имела над ним никакой власти.
  

Оценка: 8.94*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Дракон проклятой королевы"(Любовное фэнтези) А.Ра "Седьмое Солнце: игры с вниманием"(Научная фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Механист"(Боевик) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Н.Пятая "Безмятежный лотос 4"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"