Restless Katherine: другие произведения.

Смерть и прочие неприятности

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 7.98*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Каково это умереть и воскреснуть? Каково это случайно получить то, о чем твой враг мечтал всю свою жизнь? И стоит ли оно того? Гарри Поттеру придется найти ответы на эти вопросы, не потеряв при этом голову.


   Смерть и прочие неприятности
   Автор: Katherin
   Беты (редакторы): Алира Айолло, Cimilia
Фэндом: Роулинг Джоан "Гарри Поттер", Горец (кроссовер) 
Персонажи: ГП, АД, ДМ, РУ, ГГ, Коннор, Аманда, Джина и Робер Валико
Рейтинг: PG-13 
Жанры: Джен, Юмор, Экшн (action), AU
Описание: Каково это умереть и воскреснуть? Каково это случайно получить то, о чем твой враг мечтал всю свою жизнь? И стоит ли оно того? Гарри Поттеру придется найти ответы на эти вопросы, не потеряв при этом голову. 

Глава 1
        
  
    Семья Дурслей, живя где-нибудь в Соединённых Штатах, являлась бы отличным образцом воплощения так называемой американской мечты. Мистер Вернон Дурсль, сорокалетний мужчина весьма крупной комплекции, владел фирмой по производству дрелей. Дела у него шли хорошо, фирма процветала, поэтому у него был превосходный дом в Литтл Уининге и отличная машина. Его жена Петуния Дурсль - тощая тридцатипятилетняя блондинка - благодаря заработкам мужа могла позволить себе не работать, а сидеть целыми днями дома, подглядывая за соседями, чтобы потом с милой улыбкой перетряхивать чужое грязное белье на собраниях чайного клуба. Их сын, слегка усушенная форма папочки, пятнадцатилетний недоросль по имени Дадли, являлся великолепным образчиком полного фиаско родительского воспитания Вернона и Петунии.
У этого милого и до скрежета зубов добропорядочного семейства был родственник со стороны Петунии
- сын её рано умершей сестры. В глазах практически всех жителей Тисовой улицы Гарри Поттер, а именно так звали племянника миссис Дурсль, был невоспитанным и неблагодарным мальчишкой, законченным рецидивистом, которого добропорядочное семейство терпит исключительно из собственной святости. Однако это было не так. Юноша не был неблагодарным лентяем и бездельником и уж тем более не учился в школе для трудновоспитуемых подростков имени святого Брутуса. Гарри Поттер был волшебником и волшебником достаточно известным. Он учился на пятом курсе школы волшебства и чародейства Хогвартс, был восходящей звездой квиддича и умудрялся вот уже который раз выживать после встреч с величайшим темным магом современности. Но для семейства Дурсль все заслуги знаменитого родственника не играли никакой роли. Они все так же использовали его как бесплатную рабочую силу и продолжали распускать о нем нелицеприятные слухи.
Для Гарри Поттера лето после пятого курса выдалось особо поганым. Нет, родственнички не зверствовали, им очень не хотелось, чтобы их дом навестил Аластор Грюм. Просто пятый курс был действительно ужасен. Розовая жаба Амбридж в качестве преподавателя по ЗОТИ. Еженощные ужастики, насылаемые Волдемортом. Недоверие со стороны однокурсников, вызванное травлей в прессе. Занятия окклюменцией со Снейпом, в результате
- крупная ссора с ним же. Не то чтобы они до этого особо ладили, но после того, как Гарри в очередной раз не сдержал свое неуемное любопытство, все стало хуже некуда. Пытки кровавым пером - шрамы на тыльной стороне его правой руки складываются в слова "Я не должен лгать". Ложное видение, посланное ему Реддлом, чтобы заманить в Министерство Магии. Стычка в Отделе Тайн с Пожирателями Смерти, в которой от руки Беллатрисы Лестрейндж серьезно пострадал Сириус. Тайны прошлого, обрушившиеся на него. Пророчество, согласно которому ему предстоит либо убить, либо быть убитым... и это только крупные неприятности! Про мелкие и говорить не стоит - они просто блекнут в сравнении с вышеназванными.
По ночам его мучили кошмары и, надо заметить, Волдеморт не всегда был в них виноват, а днем
- угрызения совести. Парень чувствовал себя виноватым из-за того, что произошло в Отделе Тайн. Это же нужно быть таким идиотом и потащиться в Министерство?

Где-то неподалеку послышались вопли, пьяная ругань и непристойные песни. Судя по всему, приближалась шумная и явно нетрезвая компания. Гарри закатил глаза
- Дадли прямо как маленький. Чтобы дойти до дому, этому гиганту мысли нужна целая толпа сопровождения, состоящая из таких же малолетних бандитов, как он сам. Это заставило Мальчика-Который-Выжил оторваться от гипнотизирования детской горки и задуматься о скорейшем возвращении - Дурсли очень не обрадуются, если он придет домой позже кузена. В начале улицы показался Полкисс. Он шел практически спиной вперед, рассказывая своим друзьями какую-то не совсем приличную шутку, а те подбадривали его громким гоготанием. Рассчитывая срезать угол, Гарри свернул в проулок. Через некоторое время он нагнал малолетних бандитов, но Дадли с ними не было. Пятой точкой чувствуя какую-то пакость, Поттер посмотрел на часы и со злостью пнул ближайший к нему мусорный бачок. Тот не оценил такого отношения к своей персоне и перевернулся, вывалив свое содержимое прямо на его много повидавшие на своём веку кроссовки. Пробурчав нечто нелицеприятное о придурках, сконструировавших это чудо металлического зодчества, Гарри хотел было пнуть мусорник еще раз, но остановил ногу на полпути. Из бачка на него укоризненно смотрела черная кошка. Взгляд у неё был настолько выразительным, что Гарри тут же вспомнил о декане собственного факультета. Ассоциация со строгим профессором была настолько яркой, что юноша задумался над тем, что сказала бы МакГонагалл по поводу его прогулок по ночам.
Если думать о чем-то плохом, то совсем не обязательно, что это плохое с вами случится. Но если вам на роду написано постоянно влипать во всякие сомнительные истории, то вероятность найти очередное приключение на пятую точку становится стопроцентной. Все это Гарри Поттер осознал в тот момент, когда ему под ребра вонзилось лезвие ножа. Малолетний преступник стащил его у старшего брата уголовника, чтобы пофорсить перед дружками. Он и подумать не мог, что
ему придется пускать его в ход.
Пронзительно закричала девушка, которую истинный гриффиндорец бросился спасать от банды юных гопников. Последней мыслью неудачливого спасателя перед тем, как он потерял сознание, было: "Вот Трелони, стрекоза очкастая, докаркалась-таки!"

***

  
-
Простите, пожалуйста, как попасть в хирургическое отделение? - к скучающей на своем посту медсестре - дородной темнокожей женщине скандального вида, подошел невысокий мужчина симпатичной, но не запоминающейся наружности. Встреть такого в обычный день в толпе - пройдешь мимо, не оглядываясь. Однако сейчас было в его облике нечто странное - несмотря на июльскую жару, подошедший к стойке мужчина был закутан в плащ. Решив, что это какой-то псих, негритянка неприветливо буркнула:
- Сломайте себе что-нибудь.
-
А более простой способ? - показывая, что оценил юмор, слабо улыбнулся странный посетитель.
-
Третий этаж, - оценив состояние мужчины и поняв, что тот не от хорошего самочувствия натянул на себя плащ в июле, медсестра сменила гнев на милость. - Но вас туда не пустят. Часы посещения уже давно закончились.
-
Понимаете, - он умоляюще посмотрел на неё, - мне позвонили из полиции и сказали, что к вам пару часов назад поступил мой крестник. Его ударили ножом какие-то подонки, и я хотел бы узнать, как он.
Под его взглядом женщина тяжело вздох
нула и потянулась к компьютеру.
-
Фамилия, имя, - строго потребовала она.
-
Поттер Джеймс Гарри, пятнадцать лет, - благодарно улыбнулся ей мужчина.
-
Сожалею, мистер... - замялась медсестра.
-
Рассел Нэш, - подсказал ей посетитель. - Так что там с моим крестником? Надеюсь, ничего серьезного. Не хотелось бы откладывать его поездку в летний лагерь. Гарри так ждал этого.
- Рана была слишком глубокой, мистер Нэш. К тому же мальчик потерял много крови и... Мне очень жаль, но ваш крестник скончался по дороге в лечебницу. Примите мои соболезнования, - профессионально-сочувственным тоном проговорила негритянка, ожидая чего угодно, кроме того, что она услышала в следующий миг:
-
Прекрасно, - Рассел Нэш очаровательно улыбнулся, неуловимо преображаясь от этой улыбки. - Как я понимаю, тело в больничном морге?
-
Д... да. А что, собственно... - неуверенно начала она, ошеломленная странной реакцией Рассела на известие о смерти собственного крестника.
-
Что? Ах, да... - мужчина, назвавшийся Расселом Нэшем, неуловимым взгляду движением, извлек откуда-то странную указку и, направив её на медсестру, тихо произнес: - Обливиейт! - из палочки вырвался синий луч и коснулся ее. Именно он заставил взгляд женщины затуманиться на время, необходимое странному посетителю, чтобы как ни в чем ни бывало отойти от стойки и, насвистывая какой-то мотивчик, направиться к лифту.

***

  
   
Уже знакомый нам мистер Рассел Нэш на лифте спустился в больничный морг. Подойдя к двери, за которой находилась конечная точка его пути, он внезапно резко остановился и напрягся, словно бы прислушиваясь к чему-то невидимому.
-
Хм, так быстро? Мальчишка действительно необычен, - пробормотал Рассел в ответ на свои мысли и решительно толкнул дверь. За ней он обнаружил мужчину средних лет, одетого в стандартную для работников морга одежду и занятого вскрытием.
-
Грегор? - удивленно окликнул он работника морга.
-
Коннор? - обернувшись, не менее удивленно отозвался тот и тут же добавил возмущенно: - Ты меня напугал, знаешь ли.
-
Перриш, вокруг тебя одни трупы. Да и сам ты не такой уж и беззащитный, - расцвел неожиданно мальчишеской улыбкой Нэш.
-
Что поделаешь, на работе я живых после пяти и не жду. А вот в нерабочее время - всегда, пожалуйста, - хищно улыбнулся Грегор, демонстрируя внушительные и явно не человеческие клыки.
Рассел вежливо посмеялся и посмотрел на часы, что не укрылось от
внимательного взгляда вампира.
- Так что же привело Коннора МакЛауда в мое холодное царство? - шутливо обведя рукой ячейки с трупами, полюбопытствовал Перриш.
- Мой будущий ученик. Юноша, пятнадцать лет, ножевое ранение, - лаконично ответил Рассел-Коннор, прекрасно зная неуемное любопытство старого вампира.
- Ах да, Гарри Поттер, - понимающе протянул тот, - ячейка номер 36. Хм, что-то мне захотелось перекусить. Пожалуй, я отойду на полчаса, - ни к кому конкретно не обращаясь, проговорил в пустоту Грегор, и более не обращая внимания на своего посетителя, мгновенно переоделся и направился к выходу. У двери он обернулся и добавил в пространство: - Вещи мистера Поттера находятся в приемной.

***

  
   Он не знал, где он...
Он не знал, кто он... Но он спал и видел странный сон, местами напоминающий триллер, а местами комедию и мелодраму. Этот сон был о жизни мальчика по имени Гарри Поттер. События его жизни проносились пере
д его взором как при перемотке.
Щелк!
И вот родители Гарри мертвы.
Щелк!

Письмо из школы вол
шебства и чародейства Хогвартс.
Щелк!
Сражение с василиском.
Щелк!

Мальчик помогает невинно осужденному крестному избе
жать загребущих лап правосудия.
Щелк!

Возрождение величайш
его темного мага современности.
Щелк!

Стычк
а с пожирателями в Отделе Тайн.
Щелк!
Удар ножом в грудь...
Так трудно дышать... Дышать?

От неожиданности он вздрогнул и распахнул глаза. Мгновением позже пришло осознание, что похождения Мальчика-Который-Выжил ему прекрасно изв
естны, ведь это его похождения.
Без очков Гарри слишком плохо видел, поэтому понять ему что-либо было сложно. Наконец, та часть тела, что вечно чувствует всякие неприятности, решила, что он уже достаточно пришел в
себя, чтобы начать паниковать.
Но где он? И что с ним случилось? Он ведь умер? А
если умер, то почему тогда жив?
-
С возвращением в мир живых, мистер Поттер, - насмешливо протянул кто-то за его спиной, тем самым прервав мысленный поток вопросов.
  

Глава 2

  
  
   - С возвращением в мир живых, мистер Поттер, - насмешливо протянул кто-то за его спиной, тем самым прервав мысленный поток вопросов. Тут же в его руку были вложены очки, и парень, не теряя ни минуты, надел их. Гарри огляделся и настороженно замер, готовый в любой момент сорваться и побежать - жизнь научила его не доверять местам, в которых ему доводилось приходить в сознание. Однако вместо Пожирателей Смерти и Волдеморта он обнаружил откуда-то смутно знакомого ему мужчину лет тридцати. Среднего роста, с каштановыми волосами, незнакомец сидел на каталке, слишком по-мальчишески болтал не достающими до пола ногами и смотрел на него с каким-то странным весельем в серо-зеленых глазах.
-
Кто вы? И что со мной случилось? Я же умер? Тогда как я воскрес? И где моя палочка? - тут же засыпал кучей вопросов Мальчик-Который-Выжил-И-Похоже-Опять-Во-Что-то-Вляпался своего неожиданного соседа
Мужчина, известный одновременно и как Рассел, и как Коннор, со страдальческим видом возвел глаза к потолку. Боже, как же давно он не слышал этих вопросов! Примерно с тысяча шестьсот двадцать второго года, если точнее. Правда, его родич Дункан не волшебник, поэтому о волшебной палочке он не спрашивал, но остальные вопросы были заданы практически один в один. Весьма настораживающ
ая тенденция, следует отметить.
-
Отвечаю по порядку, - лениво потянулся на каталке незнакомец. - Меня зовут Коннор МакЛауд, я родился в горах Шотландии... - торжественно продолжил он, чтобы тут же выругаться на староанглийском. - Тьфу ты, прицепилось! А все Дункан со своим пафосом к месту и не к месту! - пробормотал он себе под нос и уже громче добавил: - Да, ты действительно умер и воскрес. Поздравляю, Поттер, теперь ты бессмертный. Палочка твоя находится вместе с остальными твоими вещами вон за той ширмой. А теперь, будь добр, прими перпендикулярное положение и иди одеваться, мы уходим отсюда немедленно, - со странноватой интонацией хмыкнул мужчина, бодро соскакивая с каталки
-
Но... - попытался возразить Гарри.
-
Или ты предпочтешь остаться здесь и отвечать на вопросы магглов, чтобы под конец оказаться запертым в какой-то исследовательской лаборатории? - выразительно изогнув бровь, поинтересовался Коннор. - Или, может быть, ты подождешь Дамблдора и Орден Феникса? - ехидно продолжил Коннор, на что золотой мальчик активно закивал головой. - Тебе что, так хочется оказаться в Отделе Тайн? А, может быть, ты жаждешь провести остаток жизни в подвалах у Реддла? - издевательски-участливо вопрошал он все более и более бледнеющего парня.
"Вот он, педагогический гений Рамиреса в действии!
- с трудом удержался от восхищенного свиста МакЛауд-старший, наблюдая за тем, как должным образом вдохновленный Поттер вприпрыжку бросился одеваться. - Без сомнений, это будет тяжелое лето. Но кто сказал, что мне не должно быть весело?"
Страдая от непрекращающегося звона в голове, Гарри покорно выполнял все распоряжения Коннора. Странный мужчина, и еще более странное объяснение случившегося вновь возвращает к вопросу о личности человека, вытащившего его из больничного морга. Кто он? Маггл или Волшебник? На чьей стороне выступает? Судя по одежде
- маггл, потому как ни один уважающий себя колдун не наденет кроссовки, стильно отертые и порванные джинсы и тонкую рубашку. Вроде бы ничего необычного: вещи модные, добротные, отлично сочетаются между собой. Картину завершали хорошие часы, пояс и модная стрижка. Однако поверх всего - длинный серый плащ и черные кожаные перчатки. Зачем они нужны ему в такую-то жару? И речь мистера МакЛауда - тихий голос выдавал красочные конструкции, порой выпуская наружу едкий сарказм, от которого даже известная язва Снейп удавился бы от зависти. А еще, когда таинственный спаситель говорил, гриффиндорец отмечал странный, не похожий ни на один из слышанных им ранее, акцент: будто тот давно не был в Англии. Коннор вёл себя с ним, как с маленьким и крайне забавным ребёнком, смотрел снисходительно и капельку насмешливо, но Гарри видел в глубине серо-зелёных глаз мудрость под стать директору школы волшебства и чародейства.
Мелкими перебежками они добрались до улицы, где мистер Поттер сразу же получил ответ на интересующий его вопрос по поводу принадлежности мистера МакЛауда к магическому миру. Его спаситель достал из кармана плаща волшебную палочку и взмахнул ею, будто бы разрубая какую-то преграду, не сказав ни слова и не выпустив ни одного луча. Зато пространство явно знало, что от него хотел волшебник
- прямо перед ними появилась старая спортивная машина, желтая с черными полосами.* Гарри и его провожатый погрузились в неё и на довольно-таки приличной скорости поехали куда-то в сторону Лондона.

...


      Гнавший своего четырехколесного зверя по практически пустой дороге, Коннор пытался предположить, зачем ему понадобился наивный мальчишка, сейчас беспокойно ерзающий на соседнем сиденье. В нем же не было ничего необычного за исключением идиотского шрама в виде знака напряжения на лбу и полной неспособности жить в этом материальном мире. И то, что он принял Присутствие Грегора Перриша за Зов Поттера, только подтверждало это. Сам по себе этот ребенок из пророчества не представляет никакой цен
ности, кроме якобы избранности.
"Воина из него особо хорошего не выйдет, это видно уже сейчас, тяжело мне с ним придется,
- сокрушался про себя сын гор, не прекращая жать на педаль газа, краем глаза наблюдая за беззвучными метаниями своего нового ученика. - Джастин, ты словно бы знал, когда просил меня позаботиться о твоих потомках".
Ночью дорога была свободной, что было ему только на руку. Чем быстрее они приедут в особняк, тем меньше шансов у магов найти своего Избранного. Если только этот упрямец не попытаетс
я выпрыгнуть из машины на ходу.

...

      Гарри Поттер отказывался что-либо понимать. Слизеринский ублюдок Снейп сказал бы, что это привычное для него состояние, и не забыл бы лишний раз проехаться по его отцу, но сейчас профессор наверняка тоже был бы в недоумении. Дело в том, что парень, наконец, вспомнил, почему при первой встрече Коннор МакЛауд показался ему смутно знакомым: похождения бессмертного шотландца были любимыми фильмами Дадли. Несмотря на ярую ненависть своих родителей к фэнтези и фантастике, он пересматривал их раз двадцать, наверное. Когда же, несколько лет назад, вышел сериал, кузен откровенно свихнулся на нем, и всем обитателям дома номер четыре пришлось свихнуться вместе с ним. Исходя из этого, можно было бы принять слова мужчины за обычный розыгрыш, но его чудесное воскрешение и ощущение легкого предупреждающего звона в голове, когда по дороге к выходу Гарри и Коннору встретился в коридоре вернувшийся патологоанатом, говорили об обратном. Да к тому же мистер Перриш явно знал его сопровождающего. Еще этот странный
способ сокрытия автомобиля...
-
Мистер МакЛауд, - позвал он мужчину, пребывающего где-то глубоко в своих мыслях.
-
Просто Коннор, Гарри, - отозвался горец, не прекращая с азартом крутить руль. - Я слушаю, - добавил он, посмотрев на мнущегося парня.
-
О чем вы? - недоуменно спросил гриффиндорец.
-
Я же вижу, что у тебя есть вопросы. Ты можешь их задать, пока мы не приехали, вести машину мне это не помешает, - хитро улыбнулся мужчина.
-
Почему о бессмертных так хорошо известно в мире магглов? Не лучше было бы держать все в тайне? - пользуясь временной вседозволенностью, выпалил Поттер, чтобы тут же стушеваться под насмешливым взглядом Коннора.
-
Ты хочешь узнать, откуда о нас узнали простецы? - уточнил шотландец и, получив в ответ решительный кивок, начал рассказ. - К сожалению, тут нечем гордиться, Гарри. Первый фильм обо мне вышел в тысяча девятьсот восемьдесят шестом году. Три года до этого были богаты на поединки, и, как ты понимаешь, количество обезглавленных трупов по всему миру и всплески силы были запредельными даже для обычно ничего не замечающих магглов. Правоохранительные органы Европы даже создали специальную международную группу для расследования, как они считали, деятельности секты. И, словно бы нам мало было проблем, орден Наблюдателей сильно проштрафился. Эти уникумы при переезде из одной штаб-квартиры в другую умудрились где-то потерять часть моих хроник. Последним гвоздем в крышку гроба стал поединок двух молодых бессмертных прямо на глазах у кучи народа. Положение было критическим. Нужно было что-то делать, как-то спасать положение, ведь само существование бессмертных и наблюдателей было поставлено под угрозу. Именно тогда одному молодому ученому Ордена пришла в голову замечательная мысль - раз нельзя спрятать историю, выставь её напоказ. Руководству его идея понравилась. Команды обливиаторов Наблюдателей неделями работали без выходных, чтобы заменить воспоминания случайным свидетелям на те, где они якобы участвовали в съемках нового блокбастера. Они снимались в большинстве своем в массовке, но все равно снимались. Главным героем первого фильма о бессмертных решили сделать меня, потому что потеряли именно мои хроники. Помимо меня не повезло еще нескольким моим друзьям и знакомым - мы теперь не можем даже именами своими пользоваться! Приходится жить под чужими именами и под другой внешностью. Ведь актеров в фильмы и сериалы подбирали максимально похожими на нас, - горько закончил свой невеселый рассказ МакЛауд, судорожно сжимая руки на руле.
-
Ээээ, понятно, - только и мог сказать Гарри, пораженный истинной подоплекой возникновения любимых фильмов своего кузена.
-
Ладно, забудь, - деланно безразличным тоном бросил Коннор, сворачивая на какую-то улочку. - Мы приехали.

***

  
  
Разбуженная посреди ночи звуками сирены и сине-красным миганием полицейских машин, миссис Фигг с беспокойством выглянула в окно. Их городок был настолько тихим и до зубовного скрежета добропорядочным, что появление здесь посреди ночи машины стражей правопорядка было чудом из чудес. К дому родственников Мальчика-Который-Выжил подъехала полицейская машина, из которой вышел инспектор полицейского участка городка и с тяжелым вздохом позвонил в дверь. У семейства Дурслей явно что-то случилось - выглянув из-за занавески, отметила старая кошатница. Долгое время никто не отвечал, хотя сирена и мигалки уже перебудили пол улицы. Жители окрестных домов чуть ли не вываливались из окон от любопытства: здесь действительно никогда ничего не случалось. Решив, что это слонообразный отпрыск соседей наконец-то попался на горячем и что так ему и надо, старушка покормила мистера Лапку и уже собиралась со спокойной совестью вернуться в постель. Однако, как выяснилось чуть позже, визит полицейских на Тисовую улицу никак не был связан с Дадли Дурслем. Разговор был о его кузене - Гарри Поттере. Не понимающая в чем дело, но достаточно испуганная женщина тут же бросилась к камину.
- Кабинет директора Хогвартса! - выкрикнула она и пропала во вспышке изумрудного пламени.

...

      
   Директор, по его мнению, самой лучшей в Европе школы волшебства и чародейства, во втором часу ночи был занят крайне важным для всего магического мира делом - бегал по своему кабинету за фениксом в попытке поймать его и познакомить с новым лакомством из Зонко. Фоукса такое положение дел категорически не устраивало - ему знакомства с лимонными дольками хватило! Эта мармеладная гадость так застревает в клюве, черта с два её вытащишь! И если его хозяину так хочется в кратчайшие сроки получить сахарный диабет, то он тут причем?
В самый разгар гонок с препятствиями в камине кабинета директора вспыхнуло пламя, и на ковер неаккуратной кучей вывалилась Арабелла Фигг. Почтенная дама была всклочена и не постеснялась явиться к директору в ночной сорочке, что могло означать только одно
- случилось нечто из ряда вон выходящее.
-
Альбус, у Дурслей маггловские стражи правопорядка, это как-то связано с Гарри Поттером! - с порога выпалила она, подтверждая предположения старого мага.
____________________________________

* Dodge Challenger 340, 1970 года. Ознакомиться с машинкой старшего Горца можно здесь http://www.pichome.ru/T5K

  

Глава 3

  
  
         Еще в старину мудрые люди говорили, что если день не задался с самого утра, не стоит ожидать, что позже будет лучше. Для Северуса Снейпа этот день явно не задался.
Первым ему решил изгадить день один из шфов
- ровно в пять утра метка Пожирателя Смерти на его руке начала нестерпимо жечь, недвусмысленно приглашая зельевара в гости к её владельцу. Все бы ничего, но злое, зеленое и чешуйчатое существо с красными глазами и сдвигом по фазе на Поттере - не самое приятное, что можно увидеть спозаранку.
Отметившись у Лорда, заверив его в своей вечной преданности и многословно посетовав на то, что старый маразматик скрывает летнее местонахождение Мальчика-Который-Выжил, Северус, отделавшись всего лишь парой Круциатусов, вернулся в Хогвартс, где его уже ждал домовой эльф Малфоев. Перепуганное существо намертво вцепилось в его мантию. Оно что-то лепетало о том, что хозяину Люциусу очень плохо и просило немедленно отправиться с ним в Малфой-менор. Витиевато выругавшись, зельевар сунул под мышку походную аптечку веселого черного цвета и, превозмогая боль во всем теле, не желающем куда-то идти и что-либо делать после сеанса круциотерапии от Лорда, бросив в камин щепотку Дымолётного порошка, исчез в появившемся пламени. По прибытии зельвар застал странную картину, никак не вяжущуюся с главой одного из старейших магических семейств. Люциус Малфой
- краса и гордость английской аристократии, свернувшись калачиком, спал у камина на шкуре неопознанного животного. Некогда великолепная гостиная была полностью разгромлена, а под ногами хрустели осколки стекла, валялись бутылки разной степени наполненности, содержимое которых вчера, хотя, возможно, не только вчера, употребил его друг. Мысленно повторив в обратном порядке перечень ингредиентов и весьма заковыристую последовательность приготовления яда "Поцелуй русалки", декан Слизерина вытащил палочку, направил её на друга и, борясь с искушением применить что-то из своего богатого арсенала темных проклятий, произнес:
- Энервейт!

Очнувшийся Люциус являл собой живое подтверждение еще одной народной мудрости, гласящей, что утро добрым не бывает, если вечер удался.

...

      Через полчаса эльфы доставили горе-пьяницу в уже приведенную в порядок гостиную. И вот теперь мокрый, закутанный в халат и нахохлившийся как воробей Люциус сидел в кресле у камина и тоскливо слушал пропитанную едким сарказмом речь своего школьного приятеля о
его безответственном поведении.
-
Северус, будь любезен, избавь меня от своих нотаций. Мне уже не четырнадцать, да и ты плохо подходишь на роль моей покойной матушки, - воспользовавшись секундной передышкой, вклинился в поток словесного излияния блондин.
-
Правда? Судя по твоей выходке, ты недалеко ушел от подросткового возраста. Чем ты думал? - продолжал возмущаться зельевар, крайне отрицательно относившийся ко всему, что влияет на работу мозга.
-
А как бы ты поступил, если бы Лорд потребовал твоего единственного сына и наследника? - вскинулся глава аристократического семейства.
-
Ну так пусть принимает метку и вперед! У меня, вон, весь седьмой и большая часть шестого курса с метками ходит и ничего, - продолжал яростно шипеть глава факультета Слизерин, не понимая в чем, собственно, проблема.
-
Метку... - грустно рассмеялся Малфой-старший. - Увлекшись своими шпионскими играми, ты проглядел самое главное: Лорд положил глаз на Драко.
-
Э.... В каком смысле? - осторожно спросил мужчина, как бы случайно пятясь в сторону бара, замаскированного под торшер.
-
В том самом, в каком он одно время интересовался мной, - горько усмехнулся аристократ, от которого не укрылись манёвры друга.
Заметив усмешку Малфоя-старшего, Снейп и сам понял, как глупо это выглядит со стороны, поэтому он, уже не скрываясь, подошел к бару, процедил зубодробительный пароль, придуманный ещё прадедом Люциуса, и, не глядя, выудил открытую бутылку огневиски. Зубами вытащив пробку и выплюнув её куда-то в сторону хозяина поместья, Северус вцепился в сосуд как в спасательный круг. Да, он не любит крепкий алкоголь, табак и наркотики, но это не мешает ему иногда, вот в таких вот
случаях, успокаивать ими нервы.
В принципе, то, что Реддл заинтересовался Драко не только как очередным носителем его метки, вполне закономерно. Нет, вы не подумайте, Темный Лорд у нас самых честных правил и с господами цвета неба у него нет ничего общего, просто тут дело в самом славном блондинистом семействе. Вернее, в его деньгах, темных артефактах, а главное в библиотеке, ничуть не уступающей хогвартской, которую Малфои
- страстные любители редкостей, собирали не одно столетие.
Двадцать два года назад их полукровный Лорд, у которого не было ни гроша за душой, только палочка, Нагайна и пафосная мантия, потребовал у Абрахаса Малфоя, чтобы его несовершеннолетний сын принес ему заковыристую вассальную клятву. Что-то из разряда "все мое
- твое, господин". А отец Люциуса, даром, что был предан Волдеморту до колик в животе, быстро подсуетился и женил сына на деве из рода Блэк. А так как Люциус был уже связан брачными обязательствами и юридически считался совершеннолетним, именно этот вариант клятвы не подействовал бы. Темный Лорд был в ярости - Абрахасу тогда здорово досталось, и Северус с Люциусом и Нарциссой его месяц выхаживали. И вот теперь все заново.
-
И когда же в семье случится радостное событие? - немного успокоившись, поинтересовался зельевар, мысленно пообещав себе подлить другу чего-нибудь из содержимого своего саквояжа, чтобы в следующий раз знал, как трепать нервы по пустякам приличным людям.
-
Никакой свадьбы не будет, друг мой, Паркинсоны в одностороннем порядке разорвали помолвку, - убито отозвался блондин, на что декан Слизерина выдохнул сквозь зубы нечто ругательное и протянул другу бутылку с остатками огневиски.
-
И что ты теперь будешь делать? А Драко знает?
-
Я не знаю, что мне делать, Северус. Я не хочу, чтобы Драко расплачивался за ошибки моей молодости. Он вместе с Нарциссой сейчас во Франции, и я... я не знаю, как ему сказать о том, что он до конца своих дней, ну или до того момента, когда Лорда убьет Поттер, что практически одно и то же, полная собственность этого... - тут не совсем трезвый маг явно проглотил какое-то ругательство, - ... чудовища.
- Ну... можно придумать несколько вариантов, - успокаивающе протянул мужчина, начиная просчитывать эти самые варианты. Нужно заметить, результаты его не радовали. Не радовали они и главу блондинистого семейства.
Драко теперь не женишь, после того, как Паркинсоны разорвали помолвку, ни одно чистокровное семейство не рискнет вызвать на себя гнев Темного Лорда. Найти какого-то другого мага и дать ему вассальную клятву тоже не получится: попробуй, найди в Англии темного мага сильнее Волдеморта, тут уж в свое время Лорд постарался сам, устраняя возможных конкурентов. Женитьбу на грязнокровках или полукровках даже не рассматриваем, ибо малфоевская гордость и малфоевский же снобизм этого не вынесут, предпочтя смерть позору. Вывод? Люциусу необходимо тайно или явно, но, скорее всего, тайно, поменять стороны и ускорить процесс отправки Сами-Знаете-Кого в ад посредством Поттера. А Драко придется бежать из дома и скрываться до тех пор, пока поттерово отродье не исполнит пророчество. Потому как даже если крестник год пропрячется, Реддл все равно убьет его из-за того, что тот не оценил оказанной ему чести и посмел сбежать. А кто у нас превосходно умеет скрываться? Правильно
- темные маги и вампиры. Вот только, чтобы попросить кровососов о помощи, их сначала нужно найти. Ну, или найти людей, которые знают, как на них выйти. Все свои соображения Северус и пересказал Малфою-старшему, который думал примерно в этом же направлении.
- Грегор, -
неожиданно задумчиво изрек Люциус, - он тот, кто нам нужен.
- Кто такой этот Грегор? -
недовольно спросил Северус, которому пришлось оторваться от размышлений.
-
Вампир и при этом старый друг семьи. Он уже много лет живет вне общины, но контакты с её главой у него остались. Я напишу ему сегодня, объясню ситуацию, может, что-то из нашей идеи и выйдет, - оживился аристократ.
   Письмо с просьбой о встрече они смогли написать только к полуночи и с надцатой попытки. Во всем были виноваты огневиски и скотч столетней выдержки, выпитые накануне. Все-таки лечение нервов в наше время - это сложное, но такое интересное занятие.
Оставив однокашника повторно трезветь в компании с домовыми эльфами, зельевар аппартировал к границе охранных чар Хогвартса и по синусоиде направился в замок. Там, отчитавшись Дамблдору о проделанной работе, он отправился спать с чувством выполненного долга, не подозревая о том, что буквально через несколько часов его разбудят.

***

  
      Экстренное собрание Ордена Феникса было созвано в течение пятнадцати минут после появления в кабинете Дамблдора Арабеллы Фигг. Не выспавшиеся, а оттого нереально злые маги, не готовые к тому, чтобы их в четыре часа утра будили и заставляли куда-то идти и где-то заседать, осоловело глядели на Дамблдора слипающимися глазами, пытаясь сообразить, чего от них хотят и что на этот раз случилось с Поттером, мысл
енно костеря обоих на все лады.
-
Северус, мальчик мой, ты, как самый холоднокровный из нас, не мог бы отправиться к Дурслям и все выяснить? - с мягкими успокаивающими интонациями, словно разговаривая со змеёй, попросил его Дамблдор, с тревогой ожидая вспышки гнева и язвительности от своего бывшего ученика. Однако, вопреки его опасениям, вспышки не было - не выспавшийся Снейп, у которого мозги были заняты совсем не поттеровскими проблемами, только молча кивнул и обреченно поплелся к камину. Сириус Блэк и Ремус Люпин проводили его неласковыми взглядами, но промолчали - сил ругаться у них не было. Посмотрев на них, Дамблдор скрыл улыбку за чашкой. Ему очень понравилось проводить собрания Ордена Феникса в такое время. Его мальчики слишком сонны, чтобы устраивать словесные перепалки и скандалы.
Снейп вернулся через час с лицом свежевыкопанного покойника и трясущимися руками, как у типичного представителя братии нетрадиционной трезвости. Подсунутую ему сердобольной МакГонагалл чашку с чаем он осушил в два глотка. После чего сообщил притихшим волшебникам ужасающие новости
- Гарри Поттера зарезала в подворотне уличная шпана.
  
  

Глава 4

         
  
   Этой темной безлунной ночью Властелин Судеб скучал. Скучал настолько, что хотелось выть оборотнем - он уже третий час выслушивал отчёты своих верных Пожирателей Смерти. В данный момент Гойл с отсутствующим видом, изредка подглядывая в бумажку, исписанную каллиграфическим почерком Малфоя, отчего-то нагло прогуливающего встречу внутреннего круга, уже второй час бубнил что-то об отказе вампиров сотрудничать с Темным Лордом. Это и неудивительно, в то, что он после победы предоставит ночному народу равные права с волшебниками, верили либо новообращённые, либо совсем уж отчаявшиеся, а таковых, увы, было немного.
"Достать членов Высшего Собрания невозможно, это понятно даже идиоту, и среди тех, кто знает о его существовании, их нет. А это значит, что нужно повлиять на них через тех, кто в случае чего не сможет дать отпор..."
- поистине наполеоновские планы Волдеморта были прерваны острой болью, пронзившей его под ребро. Она была настолько сильна, что величайший темный маг современности потерял сознание. Перепуганные странным поведением своего повелителя Пожиратели решили убраться подобру-поздорову: инстинкт самосохранения работал у них отлично, и сейчас он сработал даже быстрее, чем они осознали, что произошло.

***

  
      Гарри... его маленький крестник, единственное живое напоминание о Джеймсе и Лили, неужели он потерял и его? Сириус Блэк недоверчиво уставился на школьного врага, парой фраз разрушившего привычный мир анимага, и как-то сразу осознал
- он не лжет. Сохатик действительно мертв. И состояние Нюниуса тому отличное подтверждение - как бы сальноволосый мерзавец не относился к последнему Поттеру, он действительно переживал из-за его смерти. Знать бы только, почему?
- Я убью Флетчера, -
будничным тоном, словно бы говоря о погоде, проговорил глава темнейшего и благороднейшего рода Блэк в пространство. Это была не угроза и не обещание - простая констатация еще не случившегося факта, но по спинам тех, кто сидел рядом с ним и Люпином, пробежали мурашки. В глазах анимага и молча сидящего рядом с ним оборотня было настолько зверское желание убить мелкого контрабандиста, что им, аврорам со стажем, как-то резко стало не по себе и захотелось оказаться где-нибудь далеко отсюда. Те же, кто сидел дальше и не мог видеть состояния Сириуса, не ожидали от него отсутствия реакции на смерть крестника и осуждающе зашептались.
-
Как это произошло, мой мальчик? - дрожащим голосом спросил старый маг. Известия, что принес Снейп, подкосили даже вечного оптимиста Дамблдора. Услышав ужасающую новость, старый маг как подкошенный рухнул на свое кресло во главе стола, схватившись за сердце. Что уж говорить о других членах Ордена Феникса с менее позитивными взглядами на жизнь? МакГонагалл дрожащими руками, но привычным движением отвинтила дозатор у флакона с валерьянкой и, не глядя, вылила в только что поднесённую домовиком чашку с чаем всё содержимое. Это не первая смерть дорогих для неё людей и, как бы ей ни было трудно, железная леди Гриффиндора справится. Темнокожий Кингсли Бруствер от волнения побледнел до состояния Снейпа. А известный параноик Грозный Глаз Грюм увидел в отсутствии видимой реакции от Блэка на смерть крестника очередной заговор. Обычным глазом он внимательно смотрел на слизеринца, а вторым - искусственным - пристально наблюдал за анимагом, выбивающим пальцами на столе нервную дробь. Главная паникерша Ордена Феникса и домработница в одном лице тихонько всхлипывала на плече у мужа, который не представлял, как скажет своим детям о смерти их друга. Метаморфиня Нимфадора Тонкс (только Тонкс, и никак иначе!) от потрясения превратилась в испорченный светофор: прическа, длина и цвет её волос менялись каждые три секунды, и ни один аналитик не смог бы просчитать, какими они будут в следующий раз.
-
Поттер в очередной раз решил поиграть в героя, - заплетающимся языком отозвался оправившийся от потрясения Снейп, ну, во всяком случае, возвращение присущей ему язвительности можно было засчитать как приход в себя.
- Северус... -
прорычал обычно мягкий и толерантный оборотень, осторожно глядя на друга, все еще пытающегося совладать с молчаливой истерикой.
Мастер зелий не зря был шпионом со стажем и тоже посмотрел на врага детства и юности. Одного взгляда ему было достаточно для того, чтобы понять
- следующее слово для него может стать последним. Блэк хоть и открещивался от своей семьи всеми четырьмя лапами, но по части черной магии был натаскан не хуже самой Беллатрисы Лестрейндж - в свое время их обучал один и тот же наставник - а уж по безумию мог дать сто очков вперед. Практики, что у одной, что у другого, было предостаточно, правда, по разные стороны баррикад, но это уже никому не нужная лирика, совершенно не отменяющая опасности.
-
Ночью в переулке пьяные маггловские подростки ограбили девушку и решили с ней позабавиться, мальчишка увидел, попытался им помешать и получил удар ножом. Девчонка сбежала, но догадалась связаться со службой правопорядка и ближайшим медицинским учреждением. Первой приехала скорая помощь и подобрала нашего героя, он умер в повозке по дороге в больницу, - кратко отрапортовал зельевар, мысленно уже пытаясь просчитать свои дальнейшие действия. 
Он понимал, что нелепая смерть Мальчика-Который-В-Этот-Раз-Не-Выжил открывает Волдеморту большие перспективы, и, соответственно, автоматически увеличивает его риск быть раскрытым и умереть в ужасных мучениях. О том, как в стане Пожирателей Смерти поступают с предателями, Снейп знал не понаслышке
- приходилось пару раз наблюдать: Реддл ничем не гнушался, чтобы держать своих слуг в страхе. Да и Люциус подкинул проблему: неизвестно, ответит ли этот друг семьи Грегор на письмо. И что им делать, если нет? Не то чтобы он был пессимистом, но нужно учитывать все варианты.
Дальнейшее очередное переливание из пустого в порожнее, которое устроил Орден Феникса по поводу смерти своего Избранного, осталось вдалеке от Северуса Снейпа. Этот великий комбинатор просчитывал все возможные варианты развития событий, а также как минимум по три варианта своих действий в случае этих самых событий. Именно поэтому самовольный уход с собрания Сириуса Блэка и Ремуса Люпина не был им замечен.

***

  
      Ровно в восемь утра зайдя в комнату, которая теперь на неопределённый срок принадлежала юному Гарри, Коннор застал чудную картину. Мальчишка, пытающийся одновременно закрыться подушкой от ужасного звона в ушах, указывающего на то, что к нему приближается такой же бессмертный, как и он сам, и не проснуться, умилял. Но не настолько, чтобы сжалиться и уйти, дав ему дос
мотреть сон.
- Подъем, спящая красавица! -
стоя на самом болезненном для головы и ушей Поттера расстоянии, жизнерадостно воскликнул он. Золотой мальчик Гриффиндора не оценил такого обращения, и в МакЛауда полетела подушка. Та самая, под которой еще минуту назад он безуспешно пытался спрятаться от окружающей его суровой действительности.
Горец несколько удивленно поймал летящий в него снаряд и задумался. За более чем четырехсотлетнюю жизнь ни один из его учеников не отмахивался от него и не швырялся подушками, поэтому опыта, что в таких
случаях делать, у него не было.
Сделать вид, что ничего не произошло? Нет, нельзя, иначе мальчишка потом совсем от рук отобьется. Впрочем, зачем изобретать велосипед, если можно воспользоваться великолепными педагогическими методами Рамиреса? Бравый испанец в своё время здорово повеселился, обучая самого МакЛауда
, не гнушаясь никакой подлости.
На лице бессмертного расцвела шаловливая улыбка. Ему только что пришла в голову замечательная идея. Достав палочку и направив её в сторону продолжающего, не смотря ни на что, сладко дремать подростка, Коннор пробормотал "Агуаменти", а затем принялся наблюдать результаты своей деятельности. Мальчик-Который-Выжил с возмущенным воплем подскочил на кровати, на которую до этого обрушился поток ледяной
воды из ближайшей горной реки.
- Холодно? -
деланно сочувственно спросил МакЛауд, с интересом ученого рассматривая трясущегося как лист на ветру Поттера.
- Еще бы! - простучал зубами тот, злобно глядя на своего мучителя.
- Что ж, переодевайся и выходи на улицу. Будем тебя согревать, - мило улыбнулся мужчина и вышел, а у Гарри появилось очень нехорошее предчувствие. Это согревание ему уже заранее не нравилось - слишком уж хитро блеснули глаза у Горца, когда он говорил об этом.
Предчувствие ег
о не обмануло.
Согревшись под горячим душем и переодевшись в наиболее приличные из обносков кузена, гриффиндорец вышел из особняка на улицу и первым, кого он увидел, был Коннор
- бессмертный небрежно облокотился о блестящую черную машину с золотым фениксом, нарисованным на капоте.*
- Красивая, правда? - ласково похлопал он её по крыше. - Мне только вчера доставили её из автосервиса, так что необходимо устроить ей тест драйв, а тебе - утреннюю разминку. А потому как времени у меня мало, придется совмещать неприятное с полезным.
- И в чем будет заключаться разминка? - настороженно поинтересовался парень, решив проигнорировать вопрос МакЛауда по поводу машины. Предчувствие какой-то пакости все еще не покидало его, и время покажет, что небезосновательно.
- Ты же не думал, что я сразу начну учить тебя всяким крутым штукам вроде отпиливания голов? - с милой улыбкой протянул мужчина. - Твоя тренировка начнется с пробежки. Ты бежишь три квартала, ну а я... я еду за тобой.

...

      Сидя за рулем прекрасно отреставрированной машины, Коннор раздраженно наблюдал за тем ползком подыхающей улитки, что должен был изображать бег Поттера, и боролся с тем, чтобы поминутно не возводить глаза к отнюдь не откидному верху авто
- задавить мальчишку не входило в его творческие планы. Вот она, современная молодежь! В этом возрасте он мог, не запыхавшись, пробежать то же самое расстояние, но по скалам, в шкурах и с тяжеленным мечом наперевес. Ну и что, что время было другое! Если тебя называют Мальчиком-Который-Выжил, и ты уже пять раз пересекался со своим врагом, многократно превосходящим тебя по силе, то ты еще после первого курса должен был озаботиться тем, чтобы выяснить, почему этот темный маг прицепился именно к тебе, и подготовиться к возможной встрече. Бессмертный, привыкший с восемнадцати и во все последующие четыреста лет опасаться за свою голову, не мог этого понять.
Да, были моменты, когда он подобно своему не менее знаменитому родичу все бросал и решал прожить остатки своей бессмертной жизни вдали от людей и сражений. Но они быстро заканчивались, потому что нужно было искать и способствовать сопровождению в лучший мир очередного собирателя голов, помешавшего ему жить в мире. Но это не значило, что он прекращал самосовершенствоваться. Бессмертный остается живым только до тех пор, пока у него есть голова на плечах, и лучше бы мальчишке это усвоить, иначе сложит свою глупую голову, не
достигнув даже совершеннолетия.
________________________

* имеется в виду Pontiac Trans Am 1975 года. Посмотреть можно здесь http://static.cargurus.com/images/site/2008/08/18/18/56/1975_pontiac_trans_am-pic-57077.jpeg
  
  

Глава 5

  
  
      Дом, приютивший на лето известного в узких кругах антиквара и страстного коллекционера холодного оружия мистера Рассела Нэша и его "племянника" Гарольда Эванса, был расположен в тихом, но весьма респектабельном городке в тридцати километрах от Лондона. Соседи у них были вежливыми и совершенно не любопытными: садист Коннор, совершенно не скрывая удовольствия от мучений своего ученика, прогнал его целых три квартала от особняка и обратно, и хоть бы кто обратил внимание на полумертвого юношу. Не то чтобы гриффиндорец рассчитывал, что все эти милые люди будут вмешиваться в педагогический процесс, просто за свои шестнадцать лет в нем еще не искоренила
сь вера в людское неравнодушие.
Чувствовал он себя отвратно, да и выглядел, наверное, тоже. Во всяком случае, нечитаемый взгляд, которым его одарил МакЛауд, прежде чем отправить приводить себя в порядок и завт
ракать, был весьма красноречив.
После утренней трапезы наставник потребовал от Мальчика-Который-Выжил явиться на веранду для серьёзного разговора. Юный Поттер не знал, что это за разговор, но интуиция и врожденное чутье на неприятности подсказывали ему,
что он будет далеко не легким.
- Гарри, нас с тобой ждет непростой разговор. От него зависит твое будущее на ближайшие лет десять-двенадцать, - отбросив, казалось, ставшую уже неотъемлемой частью его сути иронию, сказал ему Коннор, как только они со всеми удобствами расположились в плетеных креслах.
- И о чем же? - взволнованно спросил новоиспеченный бессмертный, которому откровенно не понравилось начало разговора. По своему опыту он знал, что именно с бесед о будущем обычно и начинаются проблемы.
- О том, что ты будешь делать дальше, разумеется, - фыркнул Горец, словно бы удивляясь тому, как кто-то может быть таким недогадливым. - Сейчас у тебя есть всего два варианта разрешения нынешней ситуации, и, к твоему сожалению, ни один из них не будет простым. Все, что тебе остается, лишь выбрать меньшее из двух зол и попытаться выпутаться не только с наименьшими потерями, но с выгодой для себя.
- А почему именно с вашей помощью? И почему вы вообще мне помогаете? - усомнился Поттер: ему как-то слабо верилось в альтруизм незнакомого ему бессмертного. Да и старший из знаменитых шотландцев не совсем походил на доброго самаритянина. Как юноша уже успел заметить, в отличие от своего прототипа в фильмах тот был на редкость умным, хитрым и расчетливым типом. Истинный сын Слизерина, если бы МакЛауд учился в Хогвартсе, разумеется. Впрочем, возможно, и учился, кто же его разберет.
- Это одно из правил Игры, по которым обязаны жить все бессмертные, Гарри, и ты в том числе, - одобрительно усмехнувшись его недоверчивости, пояснил новый учитель. - Если ты обнаружил человека, только что воскресшего впервые, ты обязан обучить его, объяснить, как дальше жить и что делать, чтобы эту самую жизнь сохранить. Иначе может случиться все, что угодно. Люди, получив в свое распоряжение такую мощную штуку, как бессмертие, вряд ли станут использовать его для создания мира во всем мире. Так уж мы устроены, - развел он руками.
Гарри на мгновение представил, что бы было, если бы Волдеморт и его Пожиратели Смерти стали бессмертными, и его передернуло: воображение у парня всегда работало на П
ревосходно, иногда даже слишком
- Ты говорил о вариантах выбора, - напомнил он Коннору, будучи пока не готовым углубляться в правила Игры. Тем более, что благодаря фильмам и сериалу он имел о них кое-какое представление.
- Да. У тебя их два, - аккуратными дольками нарезая яблоко из небольшой вазочки с фруктами, извлеченным рямо из воздуха стилетом, принялся объяснять ему политику партии мужчина. - Первый - забыть про Волдеморта, не вмешиваться в войну, которая и без твоего вмешательства благополучно закончится, изредка навещать магический мир и жить в своё удовольствие, постигая таинства бессмертной жизни. Второй...
- Но это же невозможно! - воскликнул Гарри, перебивая бессмертного. От волнения он даже отставил в сторону бокал с коктейлем, от которого до этого не мог оторваться. - Даже если я забуду про него, он - никогда!
- Вполне, - равнодушно пожал плечами Горец, усмехаясь про себя реакции своего юного ученика.
- Как это? - недоумению гриффиндорца не было предела.
- Хм, как бы тебе это объяснить-то?.. - задумчиво начал он. - Изначально ты не был предбессмертным, однако у тебя и у еще одного мальчика были все шансы им стать. Да, ты все понял правильно, - заметив загоревшийся огонек понимания в глазах новоиспеченного бессмертного, подтвердил Коннор. - Придя в Годрикову лощину, Том Реддл выбрал не только Избранного, но и твое убийство, тем самым навсегда лишив себя возможности получить то, что он так жаждал. Нелепая череда случайностей - и вместо того, чтобы сделать шаг вперед, он сделал его назад, что, на мой взгляд, весьма иронично, не находишь?!
- Так значит, в пророчестве... - игнорируя слова МакЛауда о череде случайностей, начал было Поттер, но, вспомнив о том, что это вообще-то тайна, мысленно отвесил себе подзатыльник и прикусил язык. Но было уже поздно.
- О, так ты, наверное, имеешь в виду пророчество Трелони? - к огромному удивлению Мальчика-Который-Выжил, до сего момента искренне считавшего, что об этой великой тайне известно только очень ограниченному числу лиц, поморщился, словно бы от зубной боли, Горец. - Нет, оно лишь причина. Волдеморт не знает о существовании бессмертных, и это радует. В своих постоянных экспериментах над собой он продвинулся дальше, чем кто-либо, но недостаточно. Темный Лорд осознал это в тот момент, когда его же собственная магия обернулась против него.
- Но как?! - вырвалось у Гарри сразу же на все, что говорил ему Коннор.
- Скажи, ты никогда не интересовался, почему Поттеры, старинный и, что самое главное, достаточно богатый род, жили в маленьком особнячке в Годриковой лощине? - необычайно серьезным тоном спросил его шотландец.
- До твоего вопроса я как-то не задумывался об этом, - честно признался новоиспеченный бессмертный.
- Я просто промолчу, хотя мог бы и лекцию тебе прочитать, - возвел глаза к потолку мужчина. - Твоя мать была не только сильной, но еще и очень умной ведьмой, Гарри. Как только Трелони изрекла свое проклятье, она поняла, что дело плохо. Война между Дамблдором и Волдемортом, игра в тайные общества - это, конечно, опасно и увлекательно, но семья дороже и роднее. Именно поэтому она на правах беременной женщины как следует прополоскала мозги твоему отцу и крестному, в результате чего через несколько недель после твоего рождения троицей заговорщиков был разработан план. Джеймс и Лили хотели сразу же после твоего рождения, сменив имена и внешность, сбежать в Европу подальше от войны и разборок между Волдемортом и Дамблдором. Именно поэтому большая часть состояния Поттеров была переведена во французское отделение Гринготса. А на деньги, вырученные от продажи особняка в Лондоне, у вампиров был куплен весьма редкий темномагический артефакт. Именно он защитил тебя, а уж никак не пресловутая сила любви, мой мальчик, - снисходительно улыбнулся парню Горец, очень похоже изображая директора, который после летних событий был у молодого человека не в чести. - Однако дальше все пошло не так, как они задумывали, ибо кому как не тебе знать, что любой план имеет привычку идти наперекосяк. Питер оказался предателем, Волдеморт пришел к вам, убил Джеймса, и у Лили не было другого выхода, кроме как использовать артефакт. Ну а что было дальше, ты знаешь сам.
- Что за артефакт? И почему Дамблдор не сказал мне об этом? - вскинулся гриффиндорец.
- Это был защитный амулет, использовавшийся еще в древнем Китае для охраны наследников благородных фамилий. Я не буду рассказывать тебе о том, как он действует, скажу только, что в ту ночь в твоей спальне все сработало как надо, ибо результат, - бессмертный насмешливо указал бокалом с коктейлем на знаменитый шрам в виде молнии, - налицо.
- Так все-таки, почему же профессор не рассказал мне об этом? - не унимался видящий теперь во всем заговоры Поттер.
- Ну, здесь несколько вариантов. Либо он просто не знал об артефакте, что вполне вероятно, либо...
- ...либо? - подхватил юноша.
- Либо он знал и не хотел никому говорить, чтобы из чистой сентиментальности не развенчивать в глазах общественности светлый образ твоих родителей. Правда, есть еще вариант, что это часть какого-то грандиозного плана... А, может, и все вместе. Альбус достаточно сложная и многогранная личность, и ожидать от него можно чего угодно. Недаром же во время учебы в Хогвартсе его прозвали Гроссмейстером, - пожал плечами мужчина, но Гарри показалось, будто он ему что-то не договаривает. - Но вернемся к пророчеству, которое больше над тобой не висит.
- Как это не висит? - переспросил Поттер. За последние полчаса он и так уже узнал слишком много от мужчины, который вообще не должен был об этом ничего знать. Но откуда-то он же знает. Интересно, откуда?
- А вот так, берет и не висит, - передразнил его МакЛауд. - Первую часть прочества вы с Волдемортом уже выполнили. Ты родился, и он отметил тебя как равного себе. А взяв у тебя кровь для своего воскрешения, Том создал между вами особую связь, уже вторую. И, как я понимаю, ты весь прошедший учебный год на личном опыте ощущал её. Это и было пресловутое "ни один из них не сможет жить спокойно, пока жив другой". Знаешь, а тебе очень повезло, что ты наткнулся на тех гопников. Я бы даже сказал - судьба, если бы верил в её существование.
- Что? Повезло? Да ты издеваешься надо мной?! Я же теперь... - возмущению Мальчика-Который-Выжил-И-Опять-Во-Что-то-Вляпался не было предела. Как это ему повезло? Да он же теперь ходячий материал для исследований! Спешите видеть! Ему так и виделось название монографии какого-нибудь ученого: "Влияние Авады Кедавры на молодого бессмертного".
- Прекрати истерику, я еще не закончил, - хлестко бросил МакЛауд. - Так вот, тебе действительно повезло. Эта связь между вами была особого характера: через неё Реддл, как дементор, медленно и по крупицам высасывал из тебя жизнь, пока от тебя не осталось бы шестьдесят кило бесполезного груза, бессмысленно таращившегося в пространство. Поверь, Лонгботтомы по сравнению с тобой казались бы просто верхом адекватности. Своей смертью ты не только избавил себя от незавидной участи превратиться в овощ, но и замкнул цикл пророчества.
- Эмммм, Коннор, я ничего не понимаю, - жалобно проблеял Гарри, на что его учитель, привыкший в последнее время общаться с теми, кто схватывает его мысли на лету, тяжело вздохнул.
Как же тяжело с этими молодыми бессмертными
- он уже слишком стар для всего этого! Может, не стоило связываться с малолетним героем? Но, что поделаешь, обещание есть обещание.
- Объясняю, - медленно выдохнул шотландец, - хотя, по идее, тебе это должны были рассказать в Хогвартсе. Что есть сила пророчества? Не что иное, как череда мелких случайностей, совокупность наших каждодневных выборов, приводящих к определённому результату. Пророчества - вещь весьма ненадежная, и толковать их можно по-разному, а уж пророчество Трелони в особенности. В нем не говорилось о том, что именно ты должен убить Волдеморта или что только ты сможешь это сделать. Если бы Том проигнорировал то, что рассказал ему один из его Пожирателей, то ничего бы и не было. Вот только выбрав тебя и создав между вами связь, Реддл дал пророчеству ход, так сказать, на своих условиях. Поэтому ему пришлось через шрам поделиться с тобой своим накопленным опытом и возможностью стать бессмертным. Сила пророчества защищала тебя из-за вашего различия в силе и знаниях, именно поэтому тебе так везло при встречах с ним. Именно поэтому его так сложно убить. "Ни один из них не сможет жить спокойно, пока жив другой..." Ты умер - и пусть формально, но выполнил пророчество, только теперь уже на своих условиях. Твоя связь с Реддлом разрушена, и теперь уже при следующих встречах у тебя не получится, как раньше, выезжать на чистом везении, а он в свою очередь лишился своей легендарной неуязвимости. Так что теперь его может убить обычной Авадой любой достаточно сильный маг. Я надеюсь, этот вопрос мы с тобой прояснили?
- Нет, не прояснили, Коннор, - неосознанно копируя манеру речи своего наставника, отрезал гриффиндорец. - По твоему рассказу у меня сложилось впечатление, что ты каким-то образом замешан во всем этом, - вкрадчиво, как ему показалось, протянул юноша, прозрачно намекая на свое желание докопаться до сути.
- Ты прав, - слегка приподнял брови в знак удивления Горец, оценив умение Мальчика-Который-Выжил быстро соображать в стрессовых ситуациях. - Я был посредником между твоими родителями и вампирами, у которых они купили тот самый артефакт, что спас тебе жизнь. Волшебные народы очень уважают вечных скитальцев, считая некоторых из нас несоизмеримо выше, честнее и благороднее смертных, и частенько просят о помощи в деликатных ситуациях. После завершения сделки мы разговорились с Джеймсом и Сириусом, каюсь, мне стало интересно, что собой представляет нынешний глава рода Поттеров, учитывая, что я знал его деда. В дальнейшем я решил проследить за его судьбой. Ну а теперь давай все-таки вернемся к началу нашего разговора, к тому самому моменту, когда я тебе говорил, что у тебя есть два выхода из создавшейся ситуации. Первый мы уже разобрали, а вот второй, хоть и звучит проще, но на самом деле сложнее.
- И какой же он? - настороженно спросил Гарри, слегка ошеломленный откровенностью Коннора.
- Ты можешь гласно вмешаться в войну под своим именем и попытаться закончить её на своих условиях. Но для этого тебе придется очень много заниматься, а время у нас, увы, ограничено.
  

***

  
      Выйдя из камина прямо в любимую гостиную Люциуса, Северус застал там ситуацию из разря
да "картина Репина "Не ждали"".
- Добрый день, Люциус, - вкрадчиво произнес Снейп, неосознанно используя разработанную специально для любителей ночных коридоров Хогвартса замораживающую интонацию.
Полуодетое или, вернее, полураздетое прелестное создание, до этого сидевшее на коленях у хозяина поместья, издав писк мыши, попавшей под комбайн, умудрилось по скорости одевания и исчезновения из поля зрения грозного профессора
уложиться в армейский норматив.
- Северус, какая встреча, - спокойно проговорил Малфой-старший, ставя на кофейный столик стакан с огневиски. Аристократ всегда останется аристократом, несмотря на то, в какой ситуации его застали.
- Прости, что прервал встречу со своей бывшей ученицей, - ядовито проговорил слизеринский декан, - но у меня для тебя ужасные новости. Поттер мертв.
  
  

Глава 6

  
   Оптимисты утверждают, что человеческая жизнь похожа на зебру...
Черная полоса...
Белая полоса...

Черная полоса...
Белая...
Циники, пессимисты и реалисты соглашаются с этим утверждением, правда обычно добавляют, что после чередования черных и белых полос обязательно следует филейная часть зебры, имеющая прямо-таки сакральный смысл. У людей эта часть тела обычно отвечает за поиск на себя приключений, которые не
всегда имеют счастливый финал.
Люциус Малфой, впрочем, как и многие здравомыслящие маги в стане Темного Лорда, относился к редкой категории оптимистичных циников. Глава блондинистого семейства оптимистично смотрел на мир и надеялся на лучшее, не забывая при этом самым циничным образом раздавать крупные взятки, чтобы это лучшее случалось с ним почаще и побыстрее. Следует отметить, что последние пятнадцать лет у него это отлично получалось. Однако произошло то, чего он в принципе ожидал, но не ожидал так скоро
- возрождение господина, чему ни он, ни подавляющее большинство магов его круга не были рады. Что поделаешь, sic transit gloria mundi. У нынешней аристократии сейчас другие планы, и воскресший Темный Лорд в них абсолютно не вписывается. Только вот, к их большому сожалению, у Господина тоже было свое мнение относительно этих планов, а так же относительно места, куда они могут их засунуть. События последнего полугода, включая и сегодняшнюю новость о смерти Поттера, указывали на весьма неприятную тенденцию: похоже, для его семьи наступила та самая часть зебры, о которой не стоит упоминать в приличном обществе, имеющая прямо-таки сакральный смысл.
- Ты получил письмо? - поинтересовался мастер зелий. Яда, что он вложил даже в такой невинный вопрос, было столько, что хватило бы перетравить весь львиный факультет и еще бы осталось немножечко для Дамблдора. 
Не то чтобы Северус сегодня открыл для себя что-то принципиально новое, все-таки его блондинистый друг был тем еще специалистом по части женского пола, просто слизеринского декана неимоверно раздражал тот факт, что из них двоих он куда более озабочен дальнейшей судьбой Драк
о, чем его же собственный отец.
Люциус только вздохнул про себя: однокашник в своем репертуаре. Нет, его друг не был моралистом или, Мерлин упаси, ханжой, также он не считал узы Гименея священными и уж точно не хранил верность своей школьной любви
- грязнокровке Эванс, пардон, Поттер, но у них были разные понятия о том, как снимать стресс во времена кризисов. Заловил кого-то в темном коридоре, довел до предынфарктного состояния, снял с него или с неё кучу баллов, отправил на отработки до конца года - много ли Северусу, творческому человеку, для счастья надо? То ли дело он...
- Да, получил, но не то, что мы так ждем. Нарцисса и Драко срочно возвращаются.
- Срочно - это понятие растяжимое, особенно у твоей жены, - насмешливо хмыкнул зельевар, - конкретизируй, пожалуйста.
- Учитывая темпы их сборов, не раньше чем через неделю, - равнодушно пожал плечами аристократ: он уже привык к долгим сборам своей жены, а также шуткам по этому поводу, и давно не обращал на них внимания.
- И что же послужило причиной столь спешного возвращения? - изогнул бровь Северус. В этот раз он не язвил, для Нарциссы это действительно было довольно быстро, а значит, что-то случилось. Опять. В их закрытом клубе бывших слизеринцев леди Нарцисса Малфой была известна своей любовью к долгим сборам и способностью опаздывать куда угодно. Её более расторопные подруги любили позубоскалить об этом, а их мужья снисходительно шутили, что, если будет возможность, эта женщина опоздает даже на свои собственные похороны.
- А я знаю? - вяло огрызнулся не менее волнующийся за сына старший Малфой. - Но на всякий случай написал ей, что им с Драко категорически не рекомендуется возвращаться в Англию до начала учебного года.
Занятые своими проблемами и способами их решения маги не заметили, как в открытое по случаю летней жары окно, минуя все охранные чары поместья, тоненькой струйкой просочилась сизая дымка. Проникнув в гостиную, она юркнула за диван и затаилась. Охранные чары Малфой-менора, обычно зорко следившие за появлением в особняке высшей нежити, никак не отреагировали на нее. Эти чары, как и само поместье, были построены гораздо позже, чем
родился сегодняшний гость.
Дождавшись, пока маги в который раз не придут к решению о своих дальнейших действиях после смерти Поттера, дымка уплотнилась в представительного мужчину лет сорока пяти. Через мгновение он уже
сидел на диване рядом с магами.
- Доброй ночи, господа, - светским тоном поприветствовал их гость, снисходительно усмехнувшись на упирающуюся ему в горло палочку мгновенно среагировавшего Снейпа.
Зельевар досадливо вздохнул и убрал ее: против высшего вампира, да еще и с такой легкостью прошедшего сложную многоуровневую з
ащиту поместья, она бесполезна.
- Грегор, - только и смог кивнуть хозяин поместья, приветствуя старого знакомого, напуганный его внезапным появлением.
- Люц, - вампир изобразил нечто отдаленно похожее на кивок. - Прости, что без предупреждения, у меня очень мало времени. Получил твое письмо. Весьма экспрессивное, скажу я тебе, но суть проблемы я понял. Вот только, боюсь, со своими соплеменниками я ничем не смогу тебе помочь.
- Не можете или не хотите? - подозрительно осведомился Северус.
Вампир декану Слизерина не нравился: вальяжный, слишком аристократичный и насмешливый, и к тому же относящийся к ним как к неразумным детям. Он кичился своим превосходством над ними, несмотря на то, что, согласно законодательству Великобритании, кровососы приравнивались к правам полуразумных существ, а это бесило. Хотя, с точки зрения ночного народа, считавшего себя вершиной эволюции, это считалось п
очти, что дружеским отношением.
- Ваш грязнокровный господин сейчас поставил общину в очень неприятные условия. Настолько неприятные, что сейчас решается вопрос о существовании вампиров в Англии вообще.
- И что моему крестнику теперь делать? - недовольно осведомился зельевар. Проблемы кровососущих волновали его в самую последнюю очередь.
- Мистер Снейп, я же не отказываюсь помочь. В конце концов, Малфои не чужие для меня люди, - осадил слизеринского декана Грегор. - Единственное, что я могу посоветовать, это попробовать обратиться за помощью к французской ветви рода. И по возможности не возвращать наследника на родину до начала учебного года, - с этими словами вампир обратился в летучую мышь и вылетел в окно. Он действительно опаздывал.

***

  
      Сириус устало отложил документы и помассировал виски. Он не спал с того момента, как Нюниус принес ему известие об убийстве крестника, просто не мог. Перед глазами так и вставал мертвенно-бледный Снейп, убитым голосо
м произносящий: "Поттер мертв".
Бродяга в сотый раз пересматривал список имущества семьи Блэк в поисках чего-нибудь, что могло бы помочь ему сделать для Гарри хоть что-то полезное. Например, убить ту зеленомордую скотину, что была виновата во всем, что случилось с Поттерами, от начала и до конца. Пусть они с небес посмотрят на то, как он пристукнет эту чешуйчатую погань... Да и этого воротилу преступного мира Флетчера не плохо бы отправить к праотцам, несмотря на просьбу Дамблдора быть милосердным. Правда, мелкий воришка, прознав, к чему привело его прогуливание дежурств, залег на дно и больше не выходил на связь, но это поправимо. В случае чего он знает, к кому обратиться, в конце концов, его семейка никогда не отличалась разборчивостью средст
в для достижения своих целей...
- Сириус! - окрик влетевшего в кабинет Лунатика вырвал анимага из тяжелой полудремы. Подняв голову со стола и с неким недоумением отодрав от щеки пергамент со списком семейных артефактов, Бродяга сонно смотрел на чем-то крайне взволнованного оборотня.
- Что там еще стряслось? - безразлично поинтересовался Блэк слегка охрипшим после сна голосом.
- Срочное собрание Ордена. Вернулись Кингсли с Грюмом... - с растерянным видом сообщил ему друг и неожиданно замялся.
- И-и-и? - без особого интереса поторопил его Сириус.
- Они вернулись без тела Гарри, - должно быть, собрав в кулак все свое мужество, срывающимся голосом продолжил Ремус.
- Как?! - вскочил мужчина и тут же схватился за край стола, чтобы не упасть. Смерть крестника и ночные бдения над документами сделали то, чего не смог Азкабан - превратили последнего из Блэков в бледную тень самого себя.

...


      Его настроение и так было не самым радостным, а стало еще и отвратным, едва взвинченный оборотень и его блохастый дружок влетели в ку
хню особняка на площади Гриммо.
- Итак, Блэк, поясни-ка местному собранию, зачем ты забрал тело Поттера из морга? - с ленивой улыбкой довольной сволочи, не знающей что это такое - потерять самого дорогого для него человека - язвительно поинтересовался Снейп.
Возможно, это было слишком мерзко даже для него, и он, стремясь еще больше испортить настроение старым врагам, несколько переборщил
- понял зельевар, уже лежа на полу в обнимку со стулом, на котором сидел буквально несколько секунд назад. И все-таки, каким бы он ни был злобным ублюдком и чьим бы мальчишка ни был сыном, Северус Снейп никогда не желал смерти Гарри Поттеру. Жизнь ребенка пророчества и так была спланирована еще до его рождения, и вряд ли у него был шанс дожить до своего совершеннолетия. А тот каким-то непостижимым образом сумел умереть, тем самым избежав участи жертвенной овцы, хотя вряд ли это воплощение гриффиндорского идиотизма думало об этом...
Учитывая его неумение и нежелание держать свое мнение при себе, он мог ожидать, что рано или поздно ему прилетит по лицу от кого угодно, но только не от мягкого и толерантного оборотня. Видимо, Люпин решил просто и без затей врезать ему кулаком, чтобы Блэк не проклял его чем-то из области темной магии. Не стоило забывать, что не только у Северуса нервы пошаливают, а уж что говорить о просидевшем двенадцать лет в Азкабане блохастом дружке старшего Поттера... Но что прикажете делать, когда практически ночами не спишь, пытаясь угодить двум старым маразматичным магам и решить проблемы
своего крестника одновременно?
Хвала Мерлину, что Темный Лорд временно выбыл из игры, избавив его и Малфоев от целого ряда проблем. Оказывается, даже от смерти Мальчика-Который-Выжил есть польза: величайший темный маг, властитель судеб и прочее ля-ля вот уже третьи сутки, не приходя в сознание, мечется по своей огромной кровати в лихорадке под тоскли
вые завывания мадам Лестрейндж.
- Так что ты там вякал, Нюнчик? - пришел в себя остолбеневший от такого вопроса анимаг, выхватывая палочку и явно собираясь проклясть старого школьного врага.
- Сядьте, мои мальчики, - мягко приказал им сидящий во главе стола Дамблдор, у которого от предчувствия новой перепалки между школьными "приятелями" началась мигрень.
- Альбус, что-то случилось? - насторожилась МакГонагалл, как только мужчины расселись по местам. Все ее чутье, помноженное на кислые лица Грюма и Шекболта, прямо-таки кричало о том, что случилось что-то нехорошее.
Заметив на лицах остальных собравшихся в кухне членов Ордена Феникса полное единодушие с мыслями своей заместительни
цы, старый маг тяжело вздохнул.
- Аластор, расскажи еще раз, пожалуйста, чем закончилось ваше посещение маггловской больницы, - тяжело вздохнул директор.
- Ничем. Тело Поттера исчезло через два часа после того, как его туда отправили. Магглы в полной растерянности по этому поводу, - коротко отрапортовал Грозный Глаз.
- Я проверил и выяснил, что, согласно всем документам, труп забрал крестный отец, некий мистер Рассел Нэш. Однако, кто отдал тело, и почему это было сделано до вскрытия, неизвестно. Не исключено, что имело место магическое вмешательство, - продолжил Кингсли, не замечая, как с каждым его словом Сириус все больше и больше мрачнеет.
- Мы проверили его по своим каналам, - добавила недавно вступившая в орден имени Фоукса Оливия Ричардсон - работница Отдела Тайн. - Единственный подходящий под описание Рассел Нэш - американский коллекционер и торговец антиквариатом, приехавший на какой-то симпозиум исключительно для таких же любителей старины. В то время, когда неизвестный забирал тело Поттера из морга, он дискутировал по поводу какого-то древнего меча с группой ученых. Естественно, что он ничего ниоткуда не похищал.
  
  

Глава 7

  
      
   Они вот уже вторую неделю занимались единственным доступным им общественно-полезным делом на благо всего Ордена Феникса, пытаясь превратить заброшенный дом на площади Гриммо в пригодное для жилья место. Что было совершенно бесполезно: их попытки ручками, то есть безо всякой магии, навести в нем порядок не давали никакого результата, а безумный домовик Блэков несмотря на все призывы совершенно не желал принимать в этом участия.
Два дня назад к их труду должен был присоединиться и Гарри, которого члены ордена собирались забрать у Дурслей тридцатого, чтобы на следующий день без спешки отметить его день рождения, но отчего-то никто об этом даже и не думал. Миссис Уизли вместо того, чтобы запереться на кухне и ваять свои кулинарные шедевры, чуть что начинала фонтанировать глупыми идеями в духе близнецов Уизли. А иногда по ее щекам вроде бы безо всякой причины текли слезы. Сириус и Ремус не шептались по углам, обсуждая, что подарить сыну своего лучшего друга. Вместо этого господа Лунатик и Бродяга бледными тенями бродили по особняку, напоминая своим видом классических киношных зомби. В волосах Люпина прибавилось седины, а на лице
- морщин: в свои тридцать шесть оборотень выглядел на все пятьдесят и вызывал желание усадить его у камина, укутать ему ноги пледом и сунуть в руки чашку с горячим шоколадом. Сириусу повезло больше, он всего лишь стал похож на самого себя сразу же после Азкабана, вот только с гардеробом у бывшего узника, с недавних пор полностью оправданного, стало несколько получше. Периодически появляющийся на собраниях Ордена Феникса Снейп не задирал двух Мародеров и даже, редчайшее событие, ни разу не прошелся по поводу схожести отца и сына Поттеров.
Для спешно собранного военного совета гриффиндорцев это выглядело крайне подозрительно. У них вообще создавалось впечатление, что в особняке умышленно не упоминают Гарри Поттера, словно его никогда и не существовало, и это настораживало, наводило на определенные мысли. На очень нехорошие мысли. Устав страдать от информационного голода и тяжелого неблагодарного труда, четверо Уизли и одна Грейнджер уединились на чердаке, чтобы устроить мозговой штурм. Предположения высказывались разные, вплоть до тех, в которые не хотелось верить.
Но все указывало именно на них.
- Фред, Джордж, вам удалось что-нибудь узнать? - открыла собрание Гермиона. Пока Гарри отсутствовал, она временно взяла управление их милой компанией на себя. Не то чтобы у неё были какие-то потрясающие лидерские качества, просто никто не хотел лишний раз проявлять инициативу, которая, как известно, наказуема.
- Наши Удлинители Ушей попадают в помещение... - начал Джордж.
- ...но мы ничего не слышим, - продолжил Фред.
- И больше не услышите: Дамблдор лично зачаровал все щели в кухне и каждую комнату в особняке, - просветил старших братьев Рон.
- Это плохо, - вздохнул кто-то из близнецов. - У нас как раз готов опытный образец одного устройства, но на чары дражайшего директора, чтоб ему лимонные дольки поперек горла встали, он явно не рассчитан. Прикройте нас перед общественностью, и мы обязуемся за сутки доделать наше новое детище.
- Фред! - укоризненно посмотрела на рыжего шутника Гермиона, возмущенная столь пренебрежительным отношением к директору Хогвартса, на что тот лишь отмахнулся от неё и с громким хлопком аппартировал. Следом за ним последовал и Джордж.
Мисс староста облегченно вздохнула: хвала Мерлину и еще кому-то там за то, что они любят Гарри и уважают его как своего партнера по бизнесу, и что они очень прониклись серьезностью ситуации, иначе близнецы точно бы не упустили возможности
устроить из неё очередной цирк.
- Джинни! Детка, где ты? - прокричали где-то на лестнице.
- Мордед! Меня мама зовет, - выдохнула девушка и, выскочив с чердака, прокричала: - Иду, мам!
После этого тайному собранию гриффиндорцев оставалось только максимально быстро наметить план дальнейших действий и тихонько выскользнуть вслед за Джинни, чтобы не раскрывать свое тайное убежище. Все присутствующие в доме взрослые отчего-то считали крайне важным не оставлять их без присмотра, но и заниматься ими ни у кого из вечно занятых членов Ордена Феникса не было времени, вот им и приходилось скрашивать свой досуг за уборкой
- и полезно, и при деле.

***

  
      Пока его оплакивали в Ордене Феникса, а друзья пытались выяснить, где он и что с ним, Мальчик-Который-Выжил задумчиво размешивал сахар в большой чашке горячего кофе со сливками. С тех пор, как он вырвался из-под опеки Дурслей
- спасибо им за его счастливое детство, юноша заметил, что на него напал катастрофический жор. Нет, хвала Мерлину, до ночных посиделок у открытого холодильника как Дадли или дядя Вернон он еще не дошел, но за завтраком, ланчем, обедом и ужином сметал со стола все, до чего мог дотянуться под одобрительными взглядами своего мучителя. Если бы Поттер потрудился спросить у старшего МакЛауда, что с ним происходит и не опасно ли это, то получил бы ответ, что все идет как надо. Сплошные физические и умственные нагрузки требовали от непривычного к ним новоиспеченного бессмертного больших расходов сил, то есть, если говорить человеческим языком, Гарри никогда еще столько не занимался физкультурой и не шевелил мозгами. Все это заставляло его измученный организм требовать восполнения утраченных калорий, что превращало его в самого настоящего обжору.
- Доброго утречка, - увидев вошедшего в кухню Горца, вежливо поздоровалась надежда магической Англии с учителем. - Отвратительно выглядишь, кстати, - добавил он и ни капли не погрешил против истины. Вид у шотландца был из разряда "поднять - подняли, а разбудить забыли". Интересно, чем же таким занимался шотландец, что с утра выглядит, как свеженький инфернал?
- И тебе того же, и тебя туда же, - пробурчал МакЛауд, окидывая горестным взглядом приготовленный учеником завтрак: яичница с беконом и тостами его не вдохновляла. - Танцуй, тренировок сегодня не будет. Позавтракаешь и иди, собирай вещи, мы сегодня же улетаем во Францию.
- На метлах, что ли? - весело спросил пребывающий в отличном расположении духа Гарри, принимая слова старшего бессмертного за не слишком удачную шутку.
- Нет, на самолете. Переться из Англии во Францию на метлах было бы чистым идиотизмом, мой юный падаван, - насмешливо хмыкнул шотландец.
- Но, Коннор, это же не реально! - воскликнул Гарри. - Мало того, что я несовершеннолетний, так у меня еще и нет документов, а даже если бы и были, официально я мертв!
Несмотря на то, что большую часть своей сознательной жизни юноша провел в чулане под лестницей, гриффиндорец отлично понимал важность документов, подтверждающих личность. В магическом мире все намного проще: волшебная палочка и магия являлись лучшим идентификатором личности волшебника. Однако не стоит забывать, что, проведя детство в маггловском, а юность в магическом мире, Поттер одинаково плохо разбирался в их реалиях. Чужой здесь и чужой там, недомаг или недомаггл. Мальчика-Который-Выжил одинаково презирали и маги, и магглы. И если в отношении Дурслей ему было все более-менее ясно, то подобное отношение в магическом м
ире вызывало у него недоумение.
Поначалу он думал, что это из-за его матери, которая не была чистокровной колдуньей, позже
- что его презирают за то, что он водится с "предателями крови" вроде семьи Рона. И только в прошлом году, случайным образом наткнувшись на кое-какую литературу, юноша понял, что в действительности презирают его только чистокровные маги. И презирают не за все вышеперечисленное, а за то, что Гарри, будучи наследником старинного и уважаемого семейства Поттеров, ведет себя как простолюдин без гроша в кармане и поддержки поколений предков за спиной, что недопустимо для чистокровного мага. За то, что, оказавшись в магическом мире, он вместо того, чтобы озаботиться своим наследием, продолжил вести себя как самый последний маггл, преданно смотря в рот Дамблдору.
- Это все легко решаемо, малыш, - отмахнулся от него бессмертный, указав на лежащую рядом с ним папку, которой ранее там не было. - Открой и посмотри.
Поттер, пропустив мимо ушей уже совсем не обидное для него обращение
- если сравнивать его возраст с возрастом его наставника, то он действительно "малыш" - послушно открыл папку. В ней оказался полный комплект документов на имя Гарольда Эванса. Свидетельство о рождении, аттестат об окончании младшей школы, документы о том, что он учится в закрытом пансионе где-то в Шотландии, медицинское страхование и прочее.... В общем, вся жизнь на бумаге.
- Что это? - удивился юноша.
- Это - один из моих подарков в честь твоего завтрашнего шестнадцатилетия. Знаю, что заранее подарки не вручают, но сейчас особый случай, так что, думаю, это допустимо. Документы пригодятся тебе и сегодня, и завтра, и вообще в ближайшие лет двадцать-тридцать. Особенно они пригодятся тебе, когда захочешь уйти из магического мира. Твоя новая личность пройдет любую проверку, вплоть до проверки спецслужбами или Орденом Наблюдателей.
- Спасибо, - счастливо выдохнул гриффиндорец, прижимая папку с фальшивыми документами к груди: он прекрасно осознавал ценность такого подарка.


      После завтрака Гарри пошел собирать вещи, коих у него было совсем немного. Коннор, как и любой здравомыслящий бессмертный заботящийся о том, чтобы его голова как можно дольше крепилась к телу, предпочитал обходиться только минимумом вещей и его учил тому же. "Если у тебя есть волшебная палочка, сноровка и неплохой багаж знаний,
- говорил он ему, - то без особых излишеств можно обойтись. Другой вопрос, зачем это делать, если излишества делают нашу жизнь гораздо приятней?"
Старший МакЛауд в первый же день, замучив своего ученика пробежкой, с чувством выполненного долга отправился в ближайший магазин и купил ему несколько комплектов одежды. Как выяснилось после примерки, Горец немного не угадал, взяв ему джинсы на один размер больше. Однако, если учесть тот факт, что Гарри всю жизнь носил одежду своего слоноподобного кузена, в которой он тонул, то носить брюки на один размер больше для него было сущим пустяком.

...

      С момента своего перерождения Гарри не переставал думать над содержанием пророчества, которое, по словам Коннора, больше над ним не висит, и своим местом в жизни английского магического сообщества. Ошибок с его стороны было много
- теперь он это отчетливо видел, но и само магическое сообщество тоже не слишком красиво с ним поступало.
Конечно, издохнуть во благо сотен людей это весьма героично. Но разве его кто-то спрашивал, хочет ли он этого? Умереть, чтобы люди, которые в течение пяти лет террора Темного Лорда ничего не делали, кроме того, что прятались под одеялами и тряслись от ужаса при упоминании клички великого и ужасного всуе, забыли о нем, как только он выполнит свою миссию, которая практически не выполнима. Десять лет, пока он проходил все круги ада у своих родственников, он был никому не нужен. Ни погрязшему в политических дрязгах Дамблдору, ни родственникам со стороны отца, пытающимся добраться до его счетов в Гринготсе, ни Ремусу, которому он вдруг стал не нужен, ни погруженному в чувство вины и жалости к самому себе Сириусу, только по собственной глупости попавшему в Азкабан. Людям было неловко вспоминать маленького мальчика, в возрасте одного года сделавшего то, что не смогли большие и сильные взрослые, поэтому о нём просто постара
лись забыть.
Когда Гарри поступил в Хогвартс, он видел особое отношение к нему преподавателей и не понимал, что все это есть результат той неловкости, что испытывают, глядя на него, взрослые волшебники. Мальчик-Который-Выжил
- живое напоминание об их слабости и беспомощности, о которых они забыли за десять лет. Это продолжалось из года в год. А он и не понимал этого. Юный волшебник не хотел видеть вины в ярких и лучистых глазах Дамблдора. Вины за наполненную побоями и унижениями жизнь у Дурслей. Вины за то, что каждый год Гарри получает поздравления от изумленной публики за то, что снова выжил. И вот теперь, после того как в течение последних двух лет имя юноши смешивали с грязью, на дальнем плане замаячила призрачная угроза повторения того, что было шестнадцать лет назад, эти самые люди тут же завопили: "Нам нужен герой. Гарри Поттер, спаси нас!" И никто, абсолютно никто не задал себе простой вопрос: а хочет ли он теперь сложить голову ради них? Но нет, все почему-то уверены, что он им обязан. А позвольте-ка поинтересоваться, чем? Именно поэтому, когда Гарри неожиданно узнал для себя, что пророчество Трелони больше не висит над ним Дамокловым мечом, он с радостью принял предложение Коннора стать его учеником. Тем более, что жить на грани обоих миров, как живут вечные странники, очень увлекательно.

...

      Когда Коннор говорил, что они вылетают сегодня же, он погорячился. Более того, его учитель сильно погорячился
- из Лондона они вылетели только вечером следующего дня. И дело было вовсе не в долгих сборах обоих бессмертных: Гарри, которому и собирать-то было особо нечего, уложился в полчаса и то по причине своей глубокой задумчивости, а Коннор вообще кроме меча и небольшого рюкзачка с собой ничего принципиально брать не собирался - нет, все дело было в самом Мальчике-Который-Выжил.
МакЛауд раньше никогда не пытался вылететь из Англии в компании с несовершеннолетним ребенком, к тому же не являющимся его кровным родственником, и не знал, какая это морока. Не знал об этом и далекий от подобных вещей гриффиндорец. Бедный Горец весь день, как свадебная лошадь, носился по разным инстанциям, начиная с жилищно-коммунальных комитетов и заканчивая социальными службами, собирая справки о том, что он не был, не состоял, не привлекался, и доказывая всем и каждому, вплоть до Скотланд-Ярда, что он не маньяк-педофил. Юноша подозревал, что тут не обошлось без магии, потому как собрать такие справки нереально и за неделю, не
то что за какие-то полтора дня.
Самому же новоиспеченному Гарольду Эвансу пришлось провести не самые приятные полчаса в своей жизни, отвечая на вопросы подросткового психолога в рамках программы по борьбе государства с торговлей людьми. Зачем все это было нужно, если можно было воспользоваться порт-ключом или аппартацией, он не представлял, но спрашивать у злого, взмыленного и почти ничего не соображающего Горца не с
тал, решив, что учителю виднее.
Из Хитроу они вылетели только в три часа утра, а в половине пятого уже б
ыли в аэропорту Шарля де Голля.
В среднем проверка багажа и документов в такое время занимает от силы минут пятнадцать
- во всяком случае, так рассказывала когда-то сестрица дяди Вернона, когда хвасталась после своего очередного заграничного отпуска. И у них было бы так же, если бы не вымотанный, а от того на редкость язвительный Коннор на стандартные вопросы - "Оружие? Наркотики?" - не отшутился бы: "Благодарю, у нас все есть". Служащим аэропорта шутка не понравилась, и их задержали для выяснения обстоятельств.
Спустя два часа обиженных на весь свет и готовых опуститься до применения Непростительных их забрали из аэропорта друзья старшего шотландца, которые, по словам МакЛауда, были друзьями и его не менее знаменитого родича.
  
  

Глава 8

  
  
      Гарри очень понравились французские друзья его учителя
- Джина и Робер Валикоры. Несмотря на прожитые годы и производимое ими впечатление респектабельных буржуа юноше казалось, что эти двое в любой момент могут сорваться и устроить себе какое-нибудь развлечение в духе близнецов Уизли, причем весело будет только им. Но это и не удивительно, учитывая возраст супружеской пары. Правда, от тех же представителей рыжего семейства их отличало наличие аристократического воспитания, которое у них несмотря на все попытки сойти за "своих" вылазило изо всех щелей.
О Валикорах было известно крайне мало, только то, что ему удалось узнать благодаря сериалу о младшем Горце, но и этого пока было достаточно, чтобы заметить: по поводу этих персонажей создатели саги ничуть не погрешили против истины. Бессмертные, прожившие в браке почти триста лет и все еще безумно любящие каждый свою половинку несмотря на то, что уже здорово устали друг от друга. Им вечно не хватает каких-то развлечений в их стабильной и размеренной жизни, вернее их не хватает авантюристке по натуре Джине, а Робер всеми силами пытается ей их обеспечить.

...

      Сидя вместе с Робером на заднем сиденье новенькой ярко-красной машины, юноша внимательно рассматривал проносящиеся мимо знаменитые на весь мир улочки, в пол уха слушая степенный разговор сидевшего впереди Коннора и его друга, в то время как те обменивались последними новостями из мира бессмертных. Проще говоря
- мужчины самозабвенно сплетничали об общих знакомых.
- Вы надолго к нам? - не отрываясь от дороги, спросила Джина, с азартом крутя руль подаренного мужем новенького "Бентли" и с не меньшим энтузиазмом давя на газ.
- Неужели мы уже успели вам надоесть? - с притворным ужасом в голосе ответил вопросом на вопрос Коннор, во всю наслаждаясь скоростной поездкой.
- Ты - никогда, а вот на твоего ученика еще нужно посмотреть, - слабым голосом, но все же не без некоторой категоричности сообщил Робер, которого укачало. - Любимая, ты же не хочешь впечатать нас в это дерево? - осторожно спросил бессмертный, уже тысячу раз успевший пожалеть, что подарил жене этого красного монстра, в то время как его половинка лихо сворачивала на загородную дорогу.
Вопрос мужа она нагло проигнори
ровала, сочтя его риторическим.
- Вот мы и приехали, чтобы вы на него посмотрели, - сообщил Горец барону и баронессе, - а заодно и помогли мне в обучении молодого человека. Вам здесь скучно, а нам по меньшей мере до сентября вреден английский воздух.
- Ну ты и наглец! - восхищенно присвистнула Джина, останавливая автомобиль прямо перед высокими коваными воротами, обозначавшими въезд во двор поместья Валикоров.
- Что есть, то есть, моя дорогая, - скромно потупился шотландец, на что ответом ему были понимающие ухмылки от ученика и друзей. - Ну-с, так когда мы приступим к обучению этого молодого человека? - преувеличенно бодро поинтересовался он у них.
Ухмылки резко пропали.

- Разумеется, но только после того, как мы хорошенько отметим твой приезд, МакЛауд, - сообщил не терпящим возражения тоном Робер, тем самым обрадовав приунывшего при слове "обучение" Гарри. Юноша не понаслышке знал, что у этого чокнутого сына гор называется такими простыми словами, как "тренировка" и "обучение", и был рад любой отсрочке: он пока не планировал новой смерти и возрождения.
- Согласен с твоими наполеоновскими планами, только давай совместим празднование моего приезда с празднованием шестнадцатилетия моего ученика, - с самым заговорщическим видом подмигнул старому товарищу Коннор.
- О, так малыш у нас именинник? Что же, поздравляю, Гарольд, - умилилась Джина, загораясь идеей устроить празднование, чтобы тут же бросить все и убежать отдавать приказания домовым эльфам.
Не успели бессмертные и шагу ступить за порог шато де Валикор, как их взяла в оборот уже почувствовавшая себя в своей стихии госпожа баронесса, потребовавшая чтобы гости прошли в уже отведенные для них комнаты и привели себя в порядок с дороги. Воодушевленная новым развлечением, Джина, словно ураган понеслась дальше в окружении не менее счастливых за свою хозяйку домовиков, в то время как её супругу пр
ишлось отгонять машину в гараж.
Барон в очередной раз пожалел о своем решении порадовать в последнее время загрустившую супругу новым автомобилем. Да, депрессия у неё прошла, но вместо этого появились любовь к экстремальной езде и полное нежелание заботиться о своем железном коне. Сложившаяся на сегодняшний день ситуация один в один напоминала каприз ребенка, таки выпросившего у родителей собаку и повесившего все заботы о ней на них же. Разница была только в том, что машину Робер подарил своей половинке сам.

Освежившись с дороги в самом настоящем современном маггловском душе и переодевшись, юный Поттер, сопровождаемый предупредительной домовушкой, побрел в столовую. По пути он не уставал удивляться тому, как органично в этом старом доме соединялись магия и маггловские блага цивилизации, коих ему так не хватало в Хогвартсе. И, как ни странно, в отличие от школы волшебства и чародейс
тва здесь все отлично работало.
В холле к нему присоединился барон Валикор, вместе с ним он и вошел в столовую, где перед ними обоими предстала чудная картина. Длинный стол
- прямо как в фильмах про аристократов, что одно время так любила смотреть тетя Петунья - ломился от разных вкусностей, которых молодой бессмертный не видел даже на праздничных пирах в Хогвартсе. Как дань его празднику столовая была украшена в истинно гриффиндорских тонах, а прямо над столом висел натянутый транспарант, пестривший ярким сердечным поздравлением с днём рождения. Рядом стоял небольшой столик, на котором лежало два красиво упакованных свертка.
- Сначала подарки, молодой человек, - не терпящим возражений тоном потребовала бессмертная и указала на презенты.
И Гарри ничего не оставалось кроме как под требовательным взглядом изрядно проголодавшегося Коннора послушно взять ближайший самый маленький сверток и развернуть его. В нем оказался маленький, легко у
мещающийся на ладони, пистолет.
- Этот малютка тебе от меня, - тепло улыбнулась ему Джина. - Самое то, если желаешь избежать поединка, - заговорщически подмигнула ему женщина.
- Надеюсь, он мне не понадобится, - натянуто улыбаясь, ответил ей юный гриффиндорец, откладывая подальше от себя опасный подарок, словно бы боясь, что он выстрелит от его лишнего движения.
В следующем свертке оказалась книга по боевым чарам от Робера. Судя по дате издания, она помнила еще деда барона. И вряд ли такая когда-либо была в хогвартской библиотеке, в полноте и обширности которой юноша начал в последнее время сомневаться, а если и есть, т
о точно не в свободном доступе.
Подарка от Коннора он не ждал
- Горец уже подарил ему маггловские документы - а больше никто презентов послать ему не мог, ведь Гарри Поттер для всех мертв.

...

      Наверное, Гарри не надо было пить. Совсем. Но отказать бессмертным, пытавшимся приобщить его к культуре пития, он не смог. Джина и Робер были крайне возмущены тем, что в свои шестнадцать мальчик не пробовал ничего крепче сливочного пива, и тут же поспешили исправить это упущение. И несколько перестарались. В свою комнату герой магического мира Англии шел зигзагами, напоминающими скачки кардиограммы, раскачиваясь при этом, словно маятник, и это всего-то после трех бокалов вина! А что поделаешь, если он алкоголь на самом деле
в первый раз в жизни пробовал?
Добравшись до своей комнаты, Мальчик-Который-Выжил, не раздеваясь, рухнул на кровать и сразу же засопел в обе дырочки. Поэтому продолжившиеся после его ухода посиделки он пропустил.

...

- У тебя хороший ученик, Коннор, - мягко улыбнулась старому товарищу Джина, неспешно потягивая вино.
После отбытия Мальчика-Который-Выжил они перебрались на задний двор шато де Валикор, где устроили себе прямо на траве небольшой пикник под откры
тым небом.
- Да в каком месте он хороший?! При должных тренировках, мудром и терпеливом наставнике из него выйдет толк... лет через сто, - разоткровенничался после нескольких поднятых бокалов за встречу МакЛауд-старший. - Проблема только в том, что я не настолько терпелив и, боюсь, один обучать это героическое создание не смогу: либо прибью, либо сам убьюсь. Не тот у меня уже возраст, чтобы заниматься наставлениями наивных юношей - старею, а молодые поколения магов с каждым столетием все больше и больше глупеют.
- Неужели все настолько безнадёжно? - усомнился Робер. - Мне он показался вполне нормальным молодым человеком.
- Даже еще хуже, - развел руками Горец. - В первые дни, глядя на него, у меня складывалось впечатление, что внешне и магически он вырос, а вот мозги... Мне пришлось потратить почти две недели, вбивая в него реальное положение дел в магическом мире. Удивительно, как он при практически абсолютно отключенных мозгах смог дожить до шестнадцати лет, хотя нет, не смог все-таки.
- Ты же лучше нас знаешь, старый прохвост, что если молодую надежду магического мира воспитали именно так, значит это кому-то нужно, - философски пожал плечами старый друг, жмурясь словно довольный кот и небрежно перекатывая в руке полупустой бокал. - Я бы, на твоем месте, навел справки.
Коннор кивнул
, принимая совет старого друга.
- Если он такой плохой, тогда зачем ты его вообще взял? - скептически поинтересовалась мадам Валикор.
- Все очень просто, моя дорогая, - печально улыбнулся ей шотландец. - Сто шестьдесят лет назад я поклялся Джастину Поттеру, что буду заботиться о его потомках.
- И Джастин Поттер...
- ...родной прадед моего учени
ка, - невесело закончил Коннор.
- И в чем же тебе необходима наша помощь? - задал первый дельный вопрос за этот вечер Робер.
- В устранении пробелов в его магическом образовании, - словно это было само собой разумеющимся, ответил ему Горец.
- И как много их у юного Гарольда? - заинтересовалась бессмертная, на что её супруг только возвел глаза к потолку: похоже, его женушка нашла себе новое развлечение.
- Не смотри на люстру, дорогой, там все равно никого нет, - ехидно ухмыльнулась баронесса.
- О, боги! Ты даже святого Дункана до убийства доведёшь, - притворно тяжело вздохнул бессмертный. - И почему я тебя такую терплю?
- Это кто еще кого терпит! - искусно изображая возмущение, воскликнула Джина. Посмотрела на супруга, и внезапно они рассмеялись.
- Ладно, если серьезно, МакЛауд, так что там с Поттером и его пробелами в образовании? - отсмеявшись, спросил барон Валикор.
- Пробел у него всего один, друзья мои, - сардонически усмехнулся Коннор и, когда его друзья расслабились, добавил, - один большой пробел с редкими вкраплениями знаний. Так что поле деятельности у вас просто огромное. Можете начинать с завтрашнего дня.
- А чем же будешь занят ты, большой босс? - язвительно поинтересовался недовольный распределением обязанностей барон.
- Навещу Дункана и напишу Аманде, предложу им присоединиться к учебному процессу, - обезоруживающе улыбнулся шотландец.

...

      Наутро после празднования дня рождения Гарри Поттера все бессмертные обитатели шато де Валикор ходили мрачные и молчаливые. Нет, с Мальчиком-Который-Выжил все и так понятно: опыта в распитии всего, что крепче сливочного пива, у него было крайне мало, вернее, вернее, он был вообще никаким. Гриффиндорец всегда был более озабочен проблемами собственного выживания, чем знак
омствами с пороками этого мира.
МакЛауд-старший и Валикоры
- стреляные воробьи, уж на них-то вечер и ночь без сна не должны были повлиять. Но посиделки в компании нескольких бутылок портвейна, отличного ямайского рома, коньяка и мытья костей их общим знакомым на протяжении девяти часов подряд тоже сказываются, как на состоянии здоровья, так и на осознании всех недостатков нашего, увы, несовершенного, мира.
Обнаруженное утром на тумбочке возле кровати
- как следовало из приложенной к нему записки - сваренное на скорую руку сердобольной Джиной антипохмельное зелье не особо помогло ему возрадоваться новому дню. Взглянув на часы и поняв, что дальше откладывать выход к завтраку уже некультурно, Мальчик-Который-Выжил героически выполз из комнаты и поплелся в ту столовую, где ранее проходило празднование его дня рождения.
По пути к вожделенному завтраку гриффиндорец держался за стены и морально готовился к последующей за ним тренировке с хмурым, не выспавшимся Коннором. Юный бессмертный уже заранее ужасался тому, во что может вылиться его утренний урок физкультуры со столь требовательным тренером. Однако после завтрака Мальчика-Который-Выживает ждал сюрприз
- его мучитель безрадостно сообщил ему о том, что с сегодняшнего дня у него начинается фехтование.
Вручив ему деревянный клинок, полностью имитировавший настоящий, Горец разразился тирадой, по язвительности не уступающей одному хогвартскому профессору, суть которой сводилась к тому, что у любого меча есть два конца
- тупой и острый. Клинок нужно брать за тупой конец и соответственно острым тыкать во врага. На вопрос юноши, почему ему не выдали настоящий клинок, МакЛауд тяжело вздохнул и ответил:
- Ты еще новичок. Должно пройти много времени, прежде чем ты начнешь прилично размахивать мечом. И в процессе обучения, - продолжил он, - ты обязательно поранишься сам и поранишь меня. Это аксиома.
- Но разве нам не все равно, что мы поранимся? На нас же все мгновенно заживает, - не понял Гарри.
- Ты прав, малыш, - подтвердил Горец. - Но я, в отличие от моего родича, не люблю щеголять в живописно порезанной одежде. Так что, будь добр, до тех пор, пока не продержишься в спарринге со мной более двух минут, даже и не заикайся о настоящем оружии.
- Но я же уже держал в руке меч! - напомнил юноша, возмущенный столь пренебрежительным отношением к своим способностям.
- Это когда ты пытался отпилить василиску голову мечом Годрика Гриффиндора? - насмешливо хмыкнул бессмертный. - Прости, но это не считается, змейку же все равно почти победил феникс Дамблдора. Так что давай-давай, не ленись, первая стойка...

***

  
Мозг проснулся первым.
Он тщательно проанализировал окружающую среду и отрапортовал,
что его хозяин находится дома.
В своей кровати
- что было, в общем-то, не так уж и плохо.
Один. И еще не известно, хорошо это ил
и плохо в сложившейся ситуации.
Тем временем, окончательно проснувшись, серые клеточки обработали информацию и выдали сознанию неутешительный итог: его друг
тоже был дома.
Для Дункана МакЛауда утро начиналось весьма печально. Оно проникало в глубины мозга, принося с собой головную боль и тяжелый туман, из-за которого ему первые пару минут казалось, что он слегка оглох. А еще утро принесло ему полное отвращение ко всему, что имеет повышенный градус: увы, даже самые лучшие из вечных скитальц
ев не застрахованы от похмелья.
"Утро вечера паршивее, если вечер удался",
- грустно подумал мужчина под заглавный рифф Smoke on the water, раздающийся в паре метров от него.
Раньше прославленный шотландец считал, что самое худшее пробуждение
- это когда тебе на голову сваливается очередной охотник за головами. Или Аманда с очередным приключением, включающим в себя кражу и романтический побег от стражей правопорядка, что почти одно и то же.
Наивный.

Теперь же сумасшедшие с мечами, жаждущие прославиться убийством младшего из двух Горцев, и взбалмошная подруга вызывали у него ностальгическое умиление, ибо они были ничто по сравнению с попытками Старейшего научиться играть на электрогитаре. Прямо над его ухом. Особенно после того, как они вчера вечером набрались в баре у всегда бесплатно наливающего им Джо Доусона до состояния синих чертей и утреннего вопроса перед зеркалом из разряда: "Здравствуй, лицо, когда ж ты стало рожей
?"
- О, дева Мария, это опять ты, - пробурчал смуглый темноволосый мужчина заплетающимся голосом, еще не до конца проснувшись. - Старик, сейчас пять утра, поимей совесть! - возмущенно воскликнул Дункан, бросая в пакостно хихикающего зеленоглазого мужчину еще не прозвонивший будильник. Мучить электрогитару тот от этого не перестал.
- О, быть может, ты расскажешь мне, как? - язвительно поинтересовался бессмертный, поймав летящий в него снаряд и отправив его по обратному адресу.
- Что именно мне тебе рассказать, изверг? - душераздирающе зевнув, спросил шотландец, садясь на постели и шаря рукой по одеялу в поисках прилетевшего обратно будильника.
- Как, гм, вступать в контакт с сей дамой, - неопределённо пожал плечами старейший бессмертный. Дункан предпочёл промолчать и не распространяться дальше: всё равно этого хитреца не переспоришь.
- Хочешь ты этого или нет, но тебе лучше встать и привести себя в рабочий вид, - продолжил тем временем его собеседник.
- Зачем? - вторично зевнул МакЛауд. - Зверь ты, Митос, выспаться толком не даешь!
- За тем, что у нас гости, - передразнил его древний изверг, прячущийся под личиной вечного студента Адама Пирсона, кивком указав на открытый иллюминатор, из которого было отлично видно припарковавшееся ярко-желтое спортивное авто, водительское место которого только что покинул какой-то мужчина и тут же направился к их барже.
Э
тим летом в Америке стояла ужасная жара, и, надеясь спастись от неё, бессмертные переехали во Францию. Баржа МакЛауда, пришвартованная к правому берегу Сены, хоть и была немного прохладной, но несмотря на все открытые иллюминаторы особо не спасала.
Виски заломило ставшей уже такой привычной за долгие годы болью, и в голове раздался звон, возвещающий о приближении бессмертного. Дункан и Митос настороженно замерли и, не сговариваясь, бросились к лежащим в укромных местечках мечам. Послышался осторожный стук в дверь, и следом за этим за ней раздался знакомый мла
дшему из двух шотландцев голос:
- Дункан, ты дома?
- Твой друг? - глядя на то, как Горец расплывается в улыбке, откладывает в сторону меч и идет открывать дверь, шепотом спросил старейший.
- Друг и родственник, - ухмыльнулся мужчина, обнимая зеленоглазого шатена приятной наружности. - Старик, позволь тебе представить Коннора МакЛауда.
  
  

Глава 9

  
      
   Последний из легендарных Всадников Апокалипсиса окинул внимательным взглядом представленного ему бессмертного, гадая, с кем же его на этот раз столкнула насмешница судьба. На первый, да и на второй взгляды, ничего особенного: невысокий шатен плотного телосложения с приятной, располагающей к себе внешностью.
Но если все же
присмотреться повнимательнее...
Одет гость был стильно, но не броско
- заметно было, что главным критерием здесь была как удобность вещей, так и их способность сделать МакЛауда внешне неопасным.
Митос
улыбнулся про себя: глаза обмануть проще всего и одновременно сложнее, но Коннору это замечательно удалось. Неплохая маскировка, но его с головой выдавали походка и движения опытного бойца. Впрочем, понять это может не каждый, так что он зря придирается.
На взгляд простого обывателя старший из двух находящихся в этот момент на барже шотландцев вполне мог бы сойти за преподавателя какого-нибудь высшего учебного заведения. Мог бы, если бы не слишком мудрые и лукавые глаза, нехарактерные для мужчины тридцати пяти лет и.... Но что это? Быть может, это всего лишь игра света, а, может быть, так оно и есть, но на миг самому старому бессмертному показалось, будто бы в зеленых омутах вспыхнул и тут же погас огонек воинского безумия. Где-то глубоко внутри, под маской интеллигентного антиквара в третьем поколении Рассела Нэша, прячется тот самый Коннор МакЛауд из клана МакЛаудов, что родился и вырос в период нескончаемых войн шотландских кланов. Тот, кто впервые умер и возродился на поле боя, про
неся это с собою сквозь века.
Воин навсегда останется воином, какую бы маску он себе ни придумал. Занятная, должно быть, личность, этот первый учитель Дункана
- решил для себя Старейший, внутренне расслабляясь. За последние триста двадцать лет он слишком многое слышал о старшем Горце. А подружившись с младшим, решил навести справки о столь знаменитой персоне.
Одни отзывались о Конноре, как о рыцаре без страха и упрека. Однако, живя слишком долго и будучи в здравом уме и трезвой памяти, Митос понимал, что честный и благородный вечный скиталец, которому для полноты картины не хватало только нимба над головой
- а именно таким его рисовали доброжелатели - почти четыреста восемьдесят лет не проживет. Обычно таких широкой души идиотов обезглавливали в первое же столетие вне зависимости от их уровня владения мечом.
Другие же, наоборот, называли старшего МакЛауда редкостным подлецом и советовали не поворачиваться к нему спиной, указывая на редкую пакостность характера, привычку доводить все свои дела до конца и редкую мстительность. Но опять-таки, топча эту землю не одно тысячелетие, Всадник Смерти знал, что такие личности тоже долго не живут. Рано или поздно злодеям сносят голову те, кого называют рыцарями без страха и упрека, в отместку за погубленных друзей или
возлюбленных.
Но были и те, кто называл старшего Горца саркастическим авантюристом с рыцарскими замашками
- включающимися и отключающимися, когда шотландцу это было необходимо - отличным другом и заботливым учителем. И вот это казалось куда более реальным. И то, с какой радостью его друг приветствовал своего нежданно-негаданно свалившегося ему на голову родича, только подтверждало это. Его он в свое время не так радостно обнимал - ревниво отметил последний из ужасающей четверки.
Интересно, как Дункан представит его Коннору? Как Митоса
- старейшего из бессмертных, или как историка Адама Пирсона? Тут, словно бы в ответ на его мысли, он подвел старшего Горца к нему, приговаривая:
- Познакомься, это мой друг... Адам.
- Адам Пирсон, - отлично понимая, что Мак в некотором замешательстве, представился Старейший, протягивая руку для пожатия.
Он видел, насколько младшему МакЛауду не хотелось лгать родственнику и учителю. Как и то, что подставлять друга он тоже не хочет, ибо и так уже слишком много народу знает о том, что Митос это вовсе не миф для молодых бессмертных, а реально существующий персонаж. За редким исключением, только подтверждающим правило, всем в этом мире нужна его голова.
- Что же, тогда зовите меня Расселом Нэшем, - с преувеличенно серьезным видом ответил тот на приветствие и пожал протянутую руку.
- Коннор! - воскликнул хозяин баржи, которому не понравилось откровенное паясничанье родича.
- Дункан! - с некоторой долей сарказма, однако в тон своему бывшему ученику, отозвался старший Горец.
- К чему этот балаган? - возмутился тот.
- Балаган? Нет, мне это больше напомнило неуклюжие попытки играть в шпионов, - хмыкнул "антиквар". - Мы же все здесь отлично понимаем, что Ми... гхм, простите, Адам, взрослый мальчик, у него полно врагов и ему нужно сохранять инкогнито. Но, Бога ради, Дункан, неужели ты считаешь, что я стал бы вредить твоему другу?!
- Так ты знаешь, что он...
- Без имен, Мак, без имен, - демонстративно оглядываясь в поисках шпионов, для которых болтун - это самая важная находка, насмешливо перебил родича Коннор.
- Прости за этот детский сад. Ты прав, я действительно Митос, - поспешил вклиниться Старейший, пока обиженный недоверием близкого ему человека старший Горец не поругался с младшим, потому как он был на сто процентов уверен, что виноватым в этом назначат именно его. - Но, позволь узнать, разве мы были знакомы до этого дня?
- Нет, не были, - подтвердил МакЛауд и поспешил многозначительно добавить. - Но твой возраст прямо-таки обжигает при прикосновении, знаешь ли.
Твой тоже
- хотел было сказать последний из легендарных Всадников Апокалипсиса, но, вспомнив, что они на барже не одни, промолчал. Мощь убитых Коннором бессмертных впечатляла. Даже Дункан, помимо перечня сильных охотников за головами отняв головы у Чумы и Войны, был и вполовину не так могущественен. Что же за монстры попадались ему на пути?
И только ли его годы имел в виду старший шотландец? Определенно нет
- опознать возраст при простом рукопожатии мог только очень сильный волшебник из вечных скитальцев.
- Так ты... - решил все же уточнить старейший бессмертный, но, посмотрев на недоуменно глядящего на них Дункана, осекся. - Не думаешь, что нам сначала нужно посвятить в этот большой секрет для маленькой компании твоего бывшего ученика?
- О чем вы? - недоуменно спросил младший Горец, подозрительно глядя на своих вроде бы только что познакомившихся друзей, чтобы тут же с некой обреченностью осознать - похоже, эти двое нашли друг друга.
Иногда при общении со своим первым наставником и первым же другом среди бессмертных Дункану казалось, будто бы разница в возрасте между ними не сто, плюс-минус пара лет, а гораздо, гораздо больше. Точно такое же ощущение у него возникало и при общении с Митосом. Но если в случае со Старейшим это было вполне закономерно, то в случае со старшим Горцем вызывало легкое недоумение. Теперь же младший МакЛауд отчетливо понимал, почему так легко сдружился со Стариком: эти двое одного поля ягоды. Разве что Коннор почеловечнее будет, хотя... если вспомнить о методах его обучения, то тут можно и посп
орить.
- О магии, - постарался как можно невиннее улыбнуться Старик.
Он уже предчувствовал бурю, что разразится, когда младший Горец узнает о том, что девяносто девять процентов его друзей и просто хороших знакомых, включая его самого и Коннора
- самые настоящие колдуны и ведьмы. С другой стороны, удивительно, как Аманда с её инфантильностью, легкомыслием и неумением держать язык за зубами еще не разболтала ему о существовании магического мира?
- О магии, - с видом человека, отлично понимающего, что его разыгрывают, повторил Дункан, чтобы тут же сменить тон. - И о каком именно её аспекте вы хотели бы со мной поговорить? Или, быть может, вы хотели бы обсудить со мной назревающую войну в Англии?
- Так ты знал? - едва ли не хором спросили старшие бессмертные, посмотрели друг на друга и хором заключили: - Аманда.
- Нет, не Аманда, - отрицательно качнул головой МакЛауд-младший. - Кстати, оцени мою деликатность, Коннор, я не спрашиваю тебя, откуда ты знаешь эту мисс "ловкие пальчики", хотя мог бы. О магии я знаю еще с детства, мне даже приходило письмо из Хогвартса.
- Тогда почему же ты не пошел учиться? - заинтересовался Митос, который что-то не помнил никакого упоминания в хрониках ордена наблюдателей о том, что младший Горец - маг.
- Я тогда еще не умел читать, год был тяжелый для клана, а есть хотелось так, что голод пересилил крики разума. Сову убил и зажарил, а письмо отлично подошло для растопки костра, читать ведь я тогда не умел, - с самым невинным видом, впрочем, никого из присутствующих не обманувшим, пожал плечами Дункан.
Ответом на его откровения стал взрыв веселья
со стороны родича и Старейшего.
- Шашлык... ах... из хогвартской... совы, - простонал сквозь смех Коннор. - Неподражаемо! Мерлин, это только ты так можешь.
- Тогда когда же ты узнал о магии? - все еще смеясь, спросил Митос.
- Лет сто пятьдесят назад, когда в каких-то лесных дебрях наткнулся на раненого колдуна. Пока я его выхаживал, он рассказал мне о мире магии и научил нескольким, не требующим волшебной палочки фокусам.
- Что ж, думаю, тогда тебе понравится мое предложение, - с некой долей коварства в голосе проговорил старший МакЛауд, как-то сразу становясь похожим на демона-искусителя, что заставило двух остальных бессмертных насторожиться. - Дело в том, мой дорогой родич, что у меня новый ученик - волшебник из Англии, и, между прочим, одна из ключевых фигур в будущей войне.
- Прими мои поздравления, Коннор, чего ты хочешь от меня? - недоуменно поинтересовался Дункан, тем временем сооружая легкий завтрак из всего, что найдется в холодильнике.
За долгие годы знакомства он прекрасно изучил старшего МакЛауда, поэтому знал, каким может быть прожорливым по утрам его дальний родственник. Ничего не соображающий до тех пор, пока не позавтракает, учитель был похож на укуренного совенка, превращаясь в идеальную мишень для шуточек и подколок на тему, что его проще убить, чем прокормить. Правда, Коннор потом возвращал ему все его издевк
и сторицей, но оно того стоило.
Одним из коротенького перечня плюсов в проживании на одной жилплощади со старейшим бессмертным безусловно является его память, хранившая прорву оригинальных кулинарных рецептов древних времен. Чем младший Горец
- известный гурман - беззастенчиво пользовался. С недавних пор в маленьком холодильнике Дункана появились странные, но вкусные блюда, которые соседствовали с купленным им специально для друга пивом - зная о способности Старейшего поглощать этот напиток в немыслимых количествах, шотландец предусмотрительно запасся им, как только тот свалился ему как снег на голову.
Младший МакЛауд уже давно мысленно пинал себя за то, что, проникнувшись моментом их примирения, после событий с временно воссоединившимися Всадниками Апокалипсиса сказал Старику "mi casa
- tu casa". Тот воспринял его слова буквально и переехал к нему жить. Временами соседство с самым старым бессмертным становилось просто невыносимым, в такие моменты Дункан на практике хотел проверить высказывание о том, что нет невыносимых людей, есть узкие двери.
- Как, что? Чтобы ты поделился своим бесценным опытом с юным чародеем, - как нечто само собой разумеющееся проговорил Коннор и с самыми искушающими интонациями добавил: - А он, в свою очередь, поделится с тобой своим.
- Я подумаю, - милостиво ответил хозяин баржи, хотя внутри него все ликовало - он наконец-то научится магии! - Так где вы остановились?
- У моих старых друзей, потрясающей семейной пары - Джины и Робера...
- Только не говори мне, что ты знаком с Валикорами! - изумленно воскликнул младший МакЛауд, перебив родича.
- Эх, были времена, когда мы с ними и еще одной столь же легкомысленной, как и Джина, особой, составляли отличную команду... - немного мечтательно усмехнулся старший Горец под издаваемое Митосом странное покашливание. Оно больше напоминало плохо сдерживаемое хихиканье - создавалось впечатление, что Старейший безуспешно пытается бороться с весельем. Он-то в отличие от своего друга прекрасно понял, о какой легкомысленной особе идет речь. Кажется, этот Коннор самым решительным образом начинает ему нравиться - отметил про себя Митос. - Кстати, она на днях прислала Валикорам сову и сообщила, что приезжает послезавтра. Просила передать тебе привет.
Дункан с мученическим видом схватился за голову: до него только что дошло, в какую переделку он умудрился попасть. Опять. А отказаться невозможно. Когда еще в одном особняке соберутся все дорогие и близкие ему люди?
- Хорошо, я согласен, - с видом человека, сознательно совершающего самую важную ошибку в своей жизни, проговорил он.

***

  
      Гарри еще никогда не был настолько растерян. В одном особняке собралось сразу столько именитых бессмертных, и все только ради того, чтобы его учить! В смысле, почему именно его? Он же просто Мальчик-Который-Выжил! Какое дело всем этим людям до него? 
Коннор и Дункан МакЛауды
- два известнейших, как пояснила все время возившаяся с ним скучающая Джина, вечно живущих скитальцев. Что первый, что второй считались уже достаточно взрослыми и матерыми по меркам жестокого мира бессмертных, но известны они были не за это и уж точно не за количество отрубленных голов, которое уже давно перевалило за сотню. Дело в том, чьи это были головы. Старший и младший Горцы помимо обычных поединков часто сражались с разными психами, занимающимися коллекционированием голов вечных скитальцев, которые владеют необычными способностями, и надеющихся таким образом увеличить свои шансы в Игре. И, разумеется, по законам жанра, добро в лице обоих МакЛаудов обламывало зло в лице охотников за головами, ставило их на колени и сносило этому самому злу голову. Вот только Коннор развивал все доставшиеся ему "по наследству" способности, в то время как единственное, что получил Дункан, это устойчивость к проклятьям и более быструю регенерацию тканей - что выяснилось опытным путем на первом же занятии с ним магией. Темная передача, словленная согласно сериалу младшим Горцем, и попытка угробить Ричи Райана - исключительно выдумки сценаристов. Впрочем, и сам мелкий воришка, оказавшийся впоследствии бессмертным, тоже был вымыслом.
Митос.... Он оказался совсем не таким, каким Гарри его себе представлял. Изображающий вечного студента тридцатилетний Адам Пирсон, не расстающийся с пивом и плеером даже за чтением древнейших фолиантов из богатой редкостями библиотеки барона и баронессы Валикор, совершеннейшим образом не укладывался у него в голове как старейший из живущих на этой планете бессмертных. Тут, как и в случае с необычайной занудностью в некоторых вопросах Дункана, сериал не солгал. Как и о том, что Старейший
- самый настоящий эгоист, не позволяющий никому и ничему вставать на пути собственного выживания. Впрочем, все остальные обитатели шато де Валикор с пониманием относились к его постоянно прогрессирующей паранойе и возникшей поначалу легкой настороженности в компании стольких достаточно сильных бессмертных, уважая право древнего параноика на своих собственных тараканов, так что и Гарри решил на этом не зацикливаться. Тем более, что ему нравилось наблюдать за тем, как постепенно Митос оттаивает в дружеской обстановке - видно было, что ему в последнее время недоставало хороших собеседников.
Вчера юноша слышал, как Валикоры обсуждают приезд еще одной едва ли не лучшей подруги всех присутствующих
- Аманды. Те несколько серий из сериала "Горец", что он видел, давали ему некое представление об этой женщине. Но гриффиндорец всегда считал, что эту вечно втягивающую Дункана МакЛауда во всякие неприятности бессмертную придумали создатели киносаги о похождениях младшего шотландца исключительно ради того, чтобы разбавить пафосную крутость и неисправимую святость главного героя. Теперь ему не терпелось познакомиться с мисс "ловкие пальчики" и составить собственное мнение, отличное от того, что ему навязали сценаристы и режиссеры сериала.
  
  

Глава 10

  
      
   Для Гарри Поттера последний месяц летних каникул пролетел слишком быстро и сумбурно. Сначала Коннор начал обучать его фехтованию. Это само по себе было весьма травматично для юной и неокрепшей психики, но когда к нему присоединялись обитатели особняка Валикоров, становилось совсем уж весело. Чего стоит этот родственничек МакЛауда? Приехавший вслед за Митосом Горец-младший был просто ужасен в желании как можно быстрее научить его сражаться. Он не уставал ему повторять всем известную истину, что останется только один, как и не уставал издеваться над ним!
Если раньше юноше казалось, что хуже язвы Коннора в роли учителя нет, то теперь, когда его мучителей стало двое, он изменил своё мнение. Горец-старший и Горец-младший скооперировались, и начался сущий кошмар. Эти двое безжалостных варваров будили Мальчика-Который-Выжил в пять утра, выливая на него ведро холодной воды с кубиками льда! А пару раз вообще выкидывали юного бессмертного в лес в одних трусах, связанного по рукам и ногам, и заставляли добираться до опушки, называя это подготовкой к суровой жизни воина. И потом опять начинался ужас тех дней, когда он только появился в доме Коннора
- жестокие физкультурные нагрузки, не раз и не два чуть не доводившие его до грани между жизнью и смертью. И, помимо этого, через день у него были спарринговые бои с обоими шотландцами, а иногда еще и с Робером Валикором для полного счастья.
Не отставала от своего мужа и Джина, взяв на себя обучение Дункана и Гарри магии. Рассчитывая на высшую или боевую магию, или что-нибудь такое убойное, оба ученика не ожидали, что это всего лишь будет более углубленное изучение школьной программы Шармбатона
- который, каждый в свое время, заканчивали оба Валикора. И, к огромному изумлению Мальчика-Который-Выжил, программа почти пятисотлетней давности французской школы как небо и земля разнилась с современной английской. В то время, когда волшебству обучалась будущая баронесса, делался упор на подготовку молодых чародеев к выживанию в большом мире - как в маггловском, так и в магическом. К чему их готовили в Хогвартсе, гриффиндорец ответить затруднялся.
- А чего вы хотели, дорогие мои? Гарри, возможно для тебя это новость, но в школе нужно учиться, а не вляпываться в приключения. Дункан, а тебе следовало бы знать, что магию следует изучать только с самых основ, - назидательно ответила бессмертная на вполне закономерное возмущение своих учеников.
При очередном упоминании о школе юноша снова тяжело вздохнул. Это лето было настолько насыщенным событиями, что у него даже не было времени вспоминать о своих лучших друзьях, что не лучшим образом характеризовало его как друга. Рон, Гермиона, близнецы, Джинни, Невилл, Луна
- только сейчас Гарри осознал, как сильно он соскучился по костяку его Армии Дамблдора. А ведь были еще и взрослые, которых он очень любил и которые беспокоятся о нем. Как же ему быть дальше? Ведь для всех Гарри Поттер мертв? И хотя Коннор говорил что-то о том, что благодаря своим многочисленным связям ему не о чем волноваться, юноша все равно не мог перестать думать о том, как же он будет "воскресать" в магическом мире.
- И в каких же это облаках вы витаете, молодой человек? - недовольно поинтересовалась Аманда, ласково отвешивая Гарри подзатыльник, тем самым выводя его из тяжких раздумий.
Юноша растерянно перевел взгляд на белокурую воровку. Неужели он настолько погрузился в себя, что не заметил, как ушла Джина и началась
ежедневная пытка зельеварением?
- Простите его, профессор Монтроуз, - снисходительно хмыкнул сидящий позади него Дункан, - мальчик устал после занятий фехтованием.
- А чья в этом вина? - елейным тоном осведомилась женщина, пытающаяся научить своих учеников "закупоривать смерть и разливать по колбочкам славу". - Вы же его гоняете так, будто собрались отправлять на войну. Нельзя же так с ребенком!
- Даже и не представляю, о чем ты, дорогая, но одно знаю точно: тяжело в учении - легко в гробу, - изобразил размышления младший Горец, на что Аманда только хмыкнула что-то вроде "горбатого могила исправит" и ушла на кухню перехватить чего-нибудь вкусненького.
Мадемуазель Монтроуз отлично понимала, что прямо сейчас самый юный из её учеников не способен адекватно воспринимать ценную информацию. Чем Гарри тут же и воспользовался, отправившись к Коннору прояснять ситуацию насчет его возвращения в магический мир.

Старший из МакЛаудов обнаружился в компании Митоса, Робера и десятка бутылок пива за просмотром повтора какого-то крайне важного футбольного матча, пропущенного вчера из-за тренировки с ним, и на все попытки их от него отвлечь посылали гриффиндорца то в баню, то к Наблюдателям. Зачем юноше мыться, когда он только два часа назад принимал душ, или зачем ему самому искать тех, кто тебя всегда находит даже на другом конце планеты, он не понимал. Решив, что это очередное проявление своеобразного юмора бессмертных, он присел рядом с ними и погрузился в свои размышления.
Рядом с
ним кто-то открыл баночку пива.
Митос
- безошибочно определил гриффиндорец и усмехнулся. Знакомство с легендарным Всадником Апокалипсиса произошло как-то слишком буднично. Когда ничем не примечательный мужчина представился ему Адамом Пирсоном, Гарри только молча пожал его руку и только чуть погодя вспомнил, что Адам Пирсон - это псевдоним старейшего бессмертного на планете. А между тем мужчина растрепал его художественный беспорядок на голове и шутливо проронил:
- Так это ты убил малышку Касси мечом Годрика? Изверг ты малолетний, Поттер. О tempora, o mores! Куда мы катимся, хотел бы я знать? - явно играя на публику, воскликнул он.
На что проходившая мимо Аманда, обиженная на то, что её во все посвятили самой после
дней, ядовито поинтересовалась:
- Салазар, ой, прости, Митос, неужели василиск была настолько похожа на твою бывшую рабыню, что ты назвал в честь неё свою зверушку? Хотя, учитывая характер Кассандры... - добавила она и картинно задумалась.
Их разговор услышали Валикоры и Дункан, тоже как-то повстречавшиеся с этой дамой. Пока барон и баронесса пытались справиться с внезапно скрутившим их приступом кашля, младший Горец начал читать своему долгоживущему другу нотации о правильном обращении с женщинами. На что Старейший, явно издеваясь, почти слово в слово повторил свою сериальную речь о рыцарстве и куртуазном обращении с дамами в схожем скандале, вернее о том, что для него это пустой звук. Дело бы опять дошло до ссоры между друзьями, но Аманда, видимо поняв, что несколько перестаралась со своими ядовитыми стрелами, бросилась к младшему МакЛауду на шею, изображая бурную радость от встречи, и заткнула его фонта
н красноречия смачным поцелуем.
В тот день Митос с Дунканом так и не поругались, впр
очем, как и во все последующие.
Благодаря своему кузену Дадли, пересматривающему сериал едва ли не каждый месяц, Гарри более-менее знал истории каждого бессмертного, кто с кем в каких отношениях и кто из собравшихся в особняке ранее был знаком между собой. Однако для гриффиндорца было большим шоком узнать, что за исключением Коннора и Митоса, познакомившихся буквально за два часа до того, как Старейший с Дунканом прибыли в особняк Валикоров, бессмертные давно друг друга знают! Однако столь недавнее знакомство совершенно не повлияло на отношения старшего Горца и самого старого бессмертного, ибо, по словам младшего МакЛауда, они оба нашли друг в друге родственную душу. И Гарри был вынужден с этим согласиться, потому как эти двое дейс
твительно во многом были схожи.
- Что и где горит, что ты позволил себе избежать занятия с Амандой? - весело спросил Коннор, как только закончился первый тайм и начался перерыв на рекламу.
- Да вроде бы пока ничего, - в том же тоне отозвался юноша, пытаясь собраться с мыслями.
- Так "вроде бы" или все-таки "пока"? - изогнул бровь Горец под насмешливое хмыканье Робера и мученический стон Митоса.
- Нет-нет, несмотря на уверенность Снейпа я не настолько ужасен в зельеварении, - поспешил разуверить своего наставника гриффиндорец. - Просто я кое-что хотел у тебя уточнить.
- Ну, спрашивай, раз пришел, - равнодушно пожал плечами бессмертный.
- Помнишь, ты как-то говорил мне, что у меня есть два выхода из сложившейся ситуации с моим бессмертием? - осторожно спросил Гарри
- Помню, и что? - все так же равнодушно пожал плечами МакЛауд.
- Я... - не ожидавший такого отношения к своим проблемам юноша растерялся, - я хотел бы вернуться в магический мир, но не знаю, как мне теперь возвращаться, ведь для всех я мертв. Ты говорил, что мне не о чем волноваться, но послезавтра уже тридцать первое августа, а я все еще не знаю результатов СОВ, как и не владею списком учебников на шестой курс.
- Тебе не о чем волноваться, мальчик мой, - весьма удачно пародируя Дамблдора, отчего Мальчика-Который-Выжил явственно передернуло, произнес Коннор и уже своим снисходительно-насмешливым тоном продолжил. - Когда я ранее говорил, что у тебя есть два варианта действий в связи с твоим неожиданным бессмертием, я тебе не солгал.
- Тогда в чем же ты мне солгал? - уловив в голосе своего учителя странные интонации, задал очень правильный вопрос гриффиндорец, Горцу же осталось только порадоваться за своего ученика: прежний Гарри вряд ли бы правильно отреагировал на такую постановку предложения и точно не догадался бы задать подобный вопрос. Растет мальчик, растет.
- Ни в чем, ученик, - коварно улыбнулся МакЛауд. - Но, пообщавшись с тобой всего один день, я сразу понял, что вариант первый - "забыть о Волдеморте, не вмешиваться в войну, которая и без твоего вмешательства и так закончится, изредка навещать магический мир и жить в своё удовольствие, постигая таинства бессмертной жизни" - явно не для тебя. Так что на следующий же день я поднял все свои старые контакты среди волшебных народцев и начал усиленно готовить почву для твоего возвращения в магический мир, благо связей у меня в Англии достаточно. И в этом, как это ни странно, мне сильно помог директор школы волшебства и чародейства.
- Как это? - не понял гриффиндорец
Неужели Дамблдор как-то связан с бессмертными? Да быть т
акого не может.
- Все очень просто, юноша, - хмыкнул шотландец, для которого мысли ученика не стали секретом.
- Когда умерли твои родители, Альбус Дамблдор решил отправить тебя жить к Дурслям. Разумеется, не мне судить этого волшебника за ошибочность такого поступка, как и за причины, побудившие его испортить тебе детство, но, тем не менее, учитывая рыскающую в поисках тебя по всей стране сумасшедшую Беллатрису Лестрейндж с сотоварищами, чтобы отомстить за гибель своего господина, на тот момент это было правильное решение. Директор сумел убедить общественность, что тебя ждет жизнь в любящей маггловской семье твоей матери, которая отлично осведомлена о магическом мире и сможет правильно тебя воспитать. Что из этого вышло на самом деле, мы с тобой оба отлично знаем, поэтому не будем заострять на этом внимание. Важно то, что старик, отлично зная о твоей гибели, скрывает это не только от твоих друзей и Волдеморта, но и от Министерства Магии. На его месте самым логичным было бы объявить о твоей смерти на пиру в Хогвартсе, когда твое отсутствие в школе станет достоянием общественности.
- А как же Волдеморт? - усомнился в сохранности своей тайны Мальчик-Который-Выжил. - Разве ему не выгодно растрезвонить по всей стране о гибели надежды магического мира? Что он сейчас делает? Много ли жертв в Англии?
- К моему большому изумлению - нет. Твоя смерть сильно ударила по нему, Гарри. Из донесения моих источников, я знаю, что он все время со дня твоего перерождения лежит пластом в коме от магического истощения. А его верные Пожиратели Смерти слишком рады недолгой передышке, чтобы что-либо предпринимать.
- И что же нам делать? - спросил молодой бессмертный, пораженный словами Горца.
- О, мне всего лишь нужно сходить в Министерство Магии Англии, взять твои результаты СОВ и через знакомых выяснить, какие тебе будут необходимы учебники в новом учебном году.
- А не проще мне будет написать кому-то из ребят и спросить? - предложил на его взгляд самый простой вариант юноша.
- Нет, не проще. Очень важно, чтобы никто до твоего появления в Хогвартсе не знал, где ты и что с тобой. Каковы шансы, что твои ребята не растрезвонят по всему поезду о том, что ты с ними связывался? Правильно, нулевые. А значит тебе нужно не только ни с кем не связываться до вечера тридцать первого августа, но и ни с кем не видеться.
- Но почему? - все никак не унимался гриффиндорец
- Мистер Поттер, вы что, совсем с головой не дружите? - язвительно поинтересовался МакЛауд. - Если вы объявитесь раньше, вам придется всем и каждому объяснять, где вы шлялись и почему согласно маггловским документам вы мертвы. Оно вам надо?
- Так мне в любом случае придется объяснять, - недоуменно пожал плечами молодой человек.
- Это так, Гарри, - согласился с самым юным из обитателей поместья бессмертным Коннор, - но в появлении самым последним есть одна прелесть.
- Да? И какая же? - недоверчиво спросил гриффиндорец
- У твоих друзей не будет возможности отомстить тебе за все те нервные клетки, что пали смертью храбрых, пока они волновались за тебя, - насмешливо поведал ему Горец, и юноша, памятуя о бешеном характере Рона и Гермионы, вынужден был с ним согласиться. - Остальные все это время будут обсуждать твою наглость и то, как ты сильно изменился за лето. К окончанию праздничного пира твои товарищи немного поостынут, а потом тебя обязательно вызовет на ковер Дамблдор. А там ты в присутствии всех профессоров и своего крестного расскажешь им уже заранее отрепетированную версию событий, после чего со спокойной совестью придешь в гостиную своего факультета, где повторишь свой рассказ, добавив в него изрядную долю драматизма. В итоге все заканчивается хорошо, и ты со спокойной совестью идешь спать, сохранив при этом доверие Ордена Феникса и дружбу друзей.
- А что же произойдет, если я как нормальный школьник сяду в поезд? Ведь Рон и Гермиона старосты, а значит обязаны сидеть в специальном вагоне.
- А известно ли тебе, мой юный друг, что старосты обязаны патрулировать вагоны? А теперь попробуй предугадать реакцию твоих друзей, когда они увидят тебя преспокойно едущего в поезде как ни в чем ни бывало? Учитывая твое полное их игнорирование все лето, думаю, я не ошибусь, если скажу, что тебе светит удар кулаком в лицо от Рональда Уизли и пощечина от Гермионы Грейнджер, и это в лучшем случае. В итоге, к тому моменту, когда Хогватс-экспресс докатится до школы, у тебя больше не будет не только лучших друзей, но и приятелей.
- Да, тут ты прав, - убито согласился Гарри, в красках представив все, о чем говорил ему наставник, - об этом я как-то не подумал.
- То-то же, - удовлетворенно хмыкнул Коннор и отправил своего непутевого ученика изучать историю магического мира под руководством крайне недовольного этим Митоса. Чему Старейший был совершеннейшим образом не доволен: матч ведь еще не закончился!
Коннор же, выпихнув самого старого бессмертного вспоминать свою бурную молодость в компании с Поттером и дражайшим родичем, засел за написания писем своим английским должникам.

***

  
      Молодой человек придирчиво оценивал свой внешний вид во всех отражающих поверхностях, отчего в холл особняка Валикоров, где его ожидал МакЛауд
- наверняка уже злой как сам Мордред, он добирался на полчаса дольше, чем обычно.
Чего скрывать, ему нравилось то, что он там видел, и гриффиндорец просто не мог отказать себе в удовольствии поглядеть на обновленную и улучшенную версию самого себя, тем более что его теперешнее состояние было достигнуто ценою долгих и упорных трудов. Тщеславно, да, но кто из нас се
йчас не подвержен этому пороку?
Нормальное питание, жесткие тренировки с наставником, а так же многочисленные походы по магазинам и салонам красоты в компании скучающих Аманды и Джины, взявшихся его опекать, превратили его почти в человека
- во всяком случае так считала прекрасная половина их милой компании вечно живущих любителей холодного оружия. Не то чтобы Гарри нравилось служить живой куклой для великовозрастных и крайне взбалмошных девочек, но это был единственный шанс уменьшить количество физкультурных пыток от обоих Горцев и Робера.
Но как бы юный Поттер не воспринимал эту своеобразную заботу о своей персоне от наставника и его друзей, он был вынужден признать, что по крайней мере теперь не выглядит как страдающий анорексией гражданин без определённого места проживания. Новая одежда, сделанные для него по спецзаказу и зачарованные бессмертными волшебницами на неразбиваемость стильные очки... и все тот же художественный беспорядок на г
олове, не поддающийся расческе.
Может ему отрастить волосы и завязывать их в хвостик? Дункану же идет такая прическа, так почему и ему бы не попробовать что-нибудь в этом ж
е стиле?
- Дьявол, парень, да тебя теперь почти можно вывести в люди, - одобрительно кивнула ему сегодня за завтраком Аманда.
- Сделать бы еще что-то с твоим взрывом на макаронной фабрике, вообще б писаным красавцем был, - тут же печально вздохнула Джина, в то время как сидящий напротив него Робер подавал ему тревожные знаки. Таким вот нехитрым образом он советовал самому юному из обитателей своего родового замка как можно быстрее убраться с глаз супруги, пока она не решила вопрос с его прической как-нибудь кардинально.
В обычное время Гарри не особо увлекался самолюбованием, как и не страдал тяжелой формой нарциссизма, в отличие от некоторых слизеринских хорьков, но сейчас у него был особый повод. Через пару минут он вместе с Коннором возвращается в Англию! Конечно, не то чтобы ему надоело поместье Валикоров, просто юный гриффиндорец до чертиков соскучился по оставшимся там друзьям и близким, не знающим о его смерти, которые, учитывая сложное положение в стране, наверняка уже успели его триста раз похоронить и оплакать. А еще бессмертный не знал, как воспримут его возвращение из мертвых в Ордене Феникса, где, по утверждению учителя, все знали, чем для него закончилось столкновение с маггловскими малолетними преступниками. Поверят ли они в заранее приготовлен
ную и отрепетированную историю?
- Ты наконец-то готов? Или мне сходить куда-нибудь, пока ты на себя не налюбуешься? - насмешливо фыркнув, подошел к нему уже готовый к выходу старший Горец.
Несмотря на подколку МакЛауд, явно вопреки своим привычкам, тоже принарядился для встречи с магическим миром
- летний бежевый деловой костюм, немного стильных аксессуаров, небрежно накинутая на плечи мантия на несколько тонов темнее костюма... На взгляд юного бессмертного, его наставнику это очень шло.
- Да, Коннор, - смиренно отозвался Мальчик-Который-Выжил, не удержавшись и еще раз окинув себя и Горца самодовольным взглядом.
Он понимал, что в этом случае действительно не прав, так что даже и не стал пытаться огрызаться. Во-первых, бесполезно, а во-вторых, как уже было ранее им подмечено, если заострять внимание на своем промахе, можно нажить себе неприятности на седалищный нерв, устраивать которые стар
ший из шотландцев умел и любил.
- Что же, это замечательно. Отлично выглядишь, кстати, - поощрительно улыбнулся ему МакЛауд и эффектным жестом водрузил на нос солнечные очки. - Готов к отправке?
- Всегда готов, - кивнул юноша, старательно изображая уверенность, которой, признаться честно, не было и в помине, и помахал вышедшим проводить его бессмертным, ставшими ему родными за это лето.

***

  
      Пользуясь тем, что они старосты, Рон и Гермиона три раза обошли все вагоны Хогвартс-экспресса, по нескольку раз лично заглянули в каждое купе, опросили свидетеле... гхм, однокурсников, но все было напрасно. Гарри Поттера не было в поезде, более того
- никто не видел его с прошлого учебного года. Это было концом. Концом их надежд на то, что с их лучшим другом все в порядке, и он просто проводил летние каникулы в каком-то жутко секретном месте под защитой Ордена Феникса.
По пути им встретился Малфой, долго и со вкусом разглагольствующий перед кучкой прихлебателей о своих прекрасно проведенных каникулах во Франции. Отсутствие соперника в поезде тоже не прошло мимо сиятельной персоны
- хорек по традиции тоже прошелся по вагонам в поисках своего врага-гриффиндорца, но тоже его не нашел. Слизеринский староста, явно нарываясь на перепалку или даже драку, заметив друзей Мальчика-Который-Выжил, в надежде узнать новости из первых рук прошелся по бедности семьи Уизли и по происхождению Грейнджер, надеясь, что те проболтаются о местонахождении Поттера. Однако, к большому удивлению белобрысого змееныша, гриффиндорские старосты равнодушно прошли мимо своего идеологического врага, даже не удостоив его взглядом.

...

      Раздался гудок машиниста, возвещающий о том, что поезд докатился-таки до своей конечной цели, и дети гурьбой повалили из вагонов. Вместе с ними вышли и медленно, но верно погружающиеся в пучину отчаянии Рон с Гермионой. Отсутствие Гарри их откровенно пугало. Как же они теп
ерь без Мальчика-Который-Выжил?
Выйдя из поезда, гриффиндорские старосты оказались в толпе однокашников, и, как обычно, раздался крик Хагрида: "Первокурсники, сюда!". На зов полувеликана, собирающего первачков, подошло всего десять малышей
- почти вдвое меньше, чем в прошлом году, и еще не известно, во сколько раз меньше, чем в предыдущие годы. И Рон с Гермионой прекрасно понимали родителей тех юных волшебников, которые не пустили своих детей в Хогвартс, а отправили их учиться за границу. В стране идет война, и несмотря на временное затишье летом случиться может что угодно, а тут еще и Гарри пропал...
Вновь взору ребят открылся освещенный магическими огнями Хогвартс, во все времена считавшийся оплотом светлых сил. Древний замок опять навеял на них ощущение домашнего уюта и придал чувство защищенности. Они снова дома.

Распределение первокурсников прошло для них как в тумане. Рон и Гермиона, находясь в каком-то странном оцепенении, автоматически хлопали, когда старая шляпа Годрика выкрикивала "Гриффиндор!", и не обращали внимания на внешние раздражители. Наконец эта медленная пытка закончилась, и со своего зо
лотого трона поднялся Дамблдор.
- Я рад приветствовать вас в новом учебном году, - ласково, словно любимым внукам, улыбнулся старый волшебник, - и хотел бы пожелать первокурсникам найти свой второй дом на своих факультетах. И прежде чем мы начнем праздновать ваше возвращение в эти стены, пожалуйста, позвольте мне понадоедать вам еще немного, - виновато замерцал голубыми глазами директор. - Помимо того, что Запретный лес по-прежнему остается запретным, полный перечень запрещенных в Хогвартсе вещей вы можете найти в кабинете у нашего завхоза мистера Филча. А теперь у меня для вас еще два объявления, и можем начинать пировать. Первое - в этом году занять должность преподавателя Защиты от темных искусств любезно согласился профессор Коннор МакЛауд... - тут он сделал многозначительную паузу и выразительно покосился на столы факультетов.
Вслед за его словами со своего места поднялся зеленоглазый молодой мужчина с каштановыми волосами и симпатичным, хоть и ничем особо не выделяющимся лицом. Он смотрел на учеников с каким-то странным весельем, будто бы предвкушая что-то, что, был
точно уверен, скоро произойдет.
Новый преподаватель в разрез со всеми писаными и неписаными правилами волшебного мира был одет в маггловский деловой костюм с небрежно накинутой на плечи мантией. Довольно странное сочетание для волшебника. Так подумали и ученики, оценивающие своего будущего преподавателя по внешности, которую они не слишком оценили, выдав какие-то жалкие овации. В ответ они получили насмешливую, слегка снисходительную ухмылку и небрежный кивок, после чего новый профессор вновь занял свое место между Снейпом и Флитвико
м, чему последний явно был рад.
Гермиона не могла толком определиться, нравится ли ей новый профессор или нет. Глядя на него, у девушки складывалось впечатление, что она его уже где-то видела и даже слышала это имя, но никак не могла
вспомнить, где и в связи с чем.
- А теперь я хочу сделать еще одно заявление, но уже не такое радостное, - вновь взял слово Дамблдор. - Этим летом произошло одно неприятное событие, и... - в этот момент его речь прервали самым наглым образом.
Двери в Большой Зал словно сами собой распахнулись, и в проеме появился тот, кого никто из профессоров Хогвартса, за исключением МакЛауда, уже н
икогда не ожидал увидеть живым.
- Простите за опоздание, профессор Дамблдор. Мне не удалось попасть на поезд - утром в Лондоне были ужасные пробки - пришлось добираться своим ходом, - с самой невинной улыбкой, которая ему странным образом невообразимо шла, произнес Гарри Поттер, внутренне явно наслаждаясь произведенным переполохом.
  
  

Глава 11

  
     
   Из-за сладкой парочки - зельевара и старухи-кошатницы - гриффиндорец провел два не самых приятных часа за последний месяц, пытаясь доказать Дамблдору и спешно собранному в его кабинете собранию Ордена Феникса, что он не Пожиратель Смерти под Оборотным зельем и не верблюд. Учитывая постоянно прогрессирующую паранойю Грозного Глаза Грюма и шпиона на две ставки Снейпа, это было весьма проблематично.
Юноша рассказал Дамблдору, что на первом курсе он видел в зеркале Еиналеж, а так же о том, как однажды подарил старику на Рождество носки, после того как директор посетовал на то, что ему все время дарят книги. В лицах пересказал Сириусу свой с ним разговор на прошлое Рождество. Исключительно из вредности напомнил Снейпу о его Омуте Памяти и даже намекнул, что там увидел, и с удовольствием наблюдал перекошенное от ярости лицо ужаса подземелий. После такой демонстрации утверждать, что это не он, а Пожиратель Смерти под Оборотным зельем, не смог даже Грюм.

Следующим этапом проверки были директор и зельевар, попытавшиеся проникнуть в его воспоминания с помощью легилименции, но натолкнувшиеся на железобетонный ментальный блок. При первой попытке взломать который они заполучили сильнейшую мигрень, а после второй
- их что-то довольно-таки бесцеремонно выпихнуло из сознания Мальчика-Который-Снова-Выжил. Насколько Гарри помнил из рассказов Аманды, такой блок есть у каждого бессмертного - это было как-то связано с тем звоном в голове при приближении другого вечного скитальца. По словам Робера - довольно известного во Франции мастера ментальной магии, попытки взломать природную защиту бессмертного обычно заканчиваются весьма болезненно для горе-легилиментов.
Взбешенный тем, что не может проникнуть в его воспоминания, Снейп потребовал, чтобы Поттера допросили с помощью зелья Правды. Идея тут же нашла отклик в виде ярой поддержки параноидально настроенных Грюма и Кингсли. Не помог даже очень вовремя вломившийся в директорский кабинет Коннор, который якобы был обеспокоен долгим отсутствием своего ученика
- Гарри все равно не удалось отвертеться от приема Веритасерума.
И вот тут-то юноша поблагода
рил Мерлина за свое бессмертие.
Зелье Правды было каким-то образом связано с воздействием на разум принявшего его мага и, как оказалось, не действовало на вечных странников. Возрадовавшийся за сохранность своей главной тайны гриффиндорец сделал лицо кирпичом и бесстрастным голосом поведал собравшимся в кабинете заранее пригото
вленную старшим Горцем историю.
Согласно его версии произошедшего, раненого Гарри подобрал Коннор и принес в дом, который как раз снимал неподалеку. Вылечил его и предложил помочь в обучении, а заодно предложил помощь в безнадежной для пятнадцатилетнег
о паренька войне с Волдемортом.
- Нет, директор Дамблдор, он не Пожиратель Смерти, пытающийся сдать меня своему красноглазому хозяину, - с трудом удержавшись от саркастичных ноток в своем голосе, ответил юный Поттер на несправедливое обвинение в сторону своего учителя. - И да, этот отличный ментальный блок, сквозь который вы и Снейп, простите, профессор Снейп не можете пройти, меня научил ставить именно МакЛауд. Забавно, он смог научить меня ментальной защите за две с половиной недели, в то время как вам, профессор Снейп, не удалось этого сделать и за полтора месяца издевательств, которые вы почему-то называли занятиями.
Наконец, эта бесконечная пытка вопросами закончилась, и едва сдерживающегося, чтобы не проклясть глупых взрослых, Гарри передали Сириусу с Ремусом. Друзья отца едва ли не хором начали требовать, чтобы такой опасный тип как Коннор отстал от бедного Мальчика-Который-Выжил, но после того, как Горец отозвал иногда излишне заботливого крестного на пару слов и что-то прошептал ему на ухо, тот как-то быстро успокоился насчет учителя своего крестника. После чего вернулся к изрядно заинтригованному таким поворотом сюжета молодому бессмертному, потрепал его по волосам и с гордостью заметил, что теперь уж он точно уверен
- с таким учителем его крестник не пропадет в этом жестоком мире. Больше вопрос о благонадёжности Коннора Бродяга не поднимал, да и Люпина, все порывающегося что-то сказать, утащил в ближайший укромный уголок для промывки мозгов.

...

      Гарри не помнил, как он добрался до гостиной своего факультета, очнулся он только перед портретом Полной Дамы, которая посмотрела на его измученный вид и молча отъехала в сторону, даже не спросив пароль. За дверью его встречала целая делегация, состоящая из Рона, Гермионы и тогда непонятно для него, что здес
ь забывших, близнецов с Джинни.
Только после того, как его едва не задушили в объятиях, чуть-чуть не сломали нос и почти что намылили шею в десять рук, Гарри понял, что до этого он не так уж и сильно скучал по друзьям. Уворачиваться от тычков и подзатыльников Рона, Гермионы, близнецов и Джинни было совсем не круто, но, Мерлин, какое это имеет значение, когда он вернулся в Хогвартс? Вот только ни он, ни Коннор совершенно не учли степени их волнения за него. Да и никто не учел, а все благодаря тому, что одна милая старушка не смогла унять своего любопытства, а другой сальноволосый убл
юдок - удержать язык за зубами.
Поняв, что ему предстоит повтор того допроса, что он только что пережил в кабинете директора, юноша тяжело вздохнул и приготовился "колоться" во второй раз. Рассказывал он долго и обстоятельно, больше делая упор на своих занятиях и проделках вместе с бессмертными авантюристами, обозначенными им как "французские друзья наставника", при этом старательно обходя
скользкие темы.
- Так ты почти два месяца провел в гостях у нашего нового преподавателя Защиты от темных искусств, я правильно тебе поняла? - каким-то странно спокойным голосом спросила подруга, и гриффиндорец счастливо выдохнул, наивно подумав, что гроза миновала. Зря. Все только начиналось. Гермиона набрала в грудь побольше воздуха и что было духу заорала: - Гарри Джеймс Поттер, ты бесчувственная скотина, мать твою!!! Два месяца, два месяца от тебя ни слуху, ни духу! Ты мог связаться с нами? Мы волновались, знаешь ли!
"Хм, что-то мне это напоминает,
- ехидно подумал Мальчик-Который-Выжил. - Интересно, что же? О! Точно! Прошлое лето, когда мне никто не писал по требованию дражайшего Альбуса Дамблдора! Вот только в этот раз оправдываться предстоит мне. Ага, как же, разбежались!".
- Мне запретили писать, - с практически неуловимым злорадством в голосе ответил Поттер и развел руками. Практически неуловимым - потому что никто из тех, к кому оно было обращено, не уловил его, кроме подозрительно тихо сидящих в углу близнецов. - А другие способы связи в магическом особняке не прокатили бы, сама понимаешь.
- А если бы этот МакЛауд сдал тебя Сам-Знаешь-Кому? - пока мисс староста, быстро проведя аналогию с прошлым годом, пыталась придумать аргументы, чтобы хоть как-то урезонить излишнюю доверчивость своего друга, эстафету перехватила Джинни. На ту же тему, к сожалению, на которую он уже сдал норматив в кабинете директора.
- Но... он же, это, ничего ему не сделал и... - Рон, большое ему спасибо, не очень уверенно попытался заступиться за его наставника, но под испепеляющим взглядом подруги поспешил заткнуться. И очень правильно сделал, кстати. Гарри оставалось только порадоваться за себя, что он не ляпнул чего-нибудь более осмысленного в свое оправдание. Ему бы такие слова не сошли с рук, и дело закончилось бы еще одним скандалом, а то и ссорой с Джинни. Гермиона умная, она промолчит, но ещё полгода будет смотреть на него с такой жалостью, будто он самый распоследний тормоз магического общества. Нет уж, спасибо. Пусть Рон отдувается, ему полезно.
Еще Гарри порадовался, что последовал совету "старого мудрого бессмертного" и не стал особо распространяться о том, что все те милые люди, с которыми он провел свои летние каникулы, по мастерству в выбранных ими областях могут, не напрягаясь, заткнуть за пояс л
юбого из профессоров Хогвартса.
- Нет, не сдал бы, - равнодушно пожал плечами гриффиндорец. - Коннор сказал мне об этом в первый же день.
- И ты ему поверил? - подозрительно осведомился один из близнецов Уизли. Поттер, вот так сразу поверивший похитившему его какому-то незнакомому мужику, был для него чем-то из области маггловской научной фантастики.
- У меня не было другого выхода, кроме как поверить ему. Поверь мне, МакЛауд умеет убеждать, когда действительно этого хочет. Простите, но большего я вам сказать не могу.
- Обет? - понимающе поднял бровь второй близнец, предупреждая возмущенные вопли младшеньких братца и сестрицы.
- Ага, - бодро подтвердил Мальчик-Который-Выжил.
Разумеется, никто не брал с него никакой клятвы или обета, рассчитывая на его благоразумие, но ведь друзья об этом не знают. И хвала всем богам, что не знают, иначе не избежать ему ещ
е одного задушевного разговора.
А близнецы оказались весьма догадливы
ми ребятами, что очень помогло.
Что же насчет клятвы... тут тоже все не так просто. Для того, чтобы уличить его во лжи, нужен маг, обладающий способностью видеть ауры, или же специальный артефакт. В его окружении таких колдунов можно пересчитать по пальцам одной руки, даже если палец этот только один, но вряд ли друзья побегут к профессору Дамблдору с просьбой использовать на нем крайне трудное и энергоемкое заклинание для того, чтобы подтвердить или опровергнуть его слова. А на использование выявляющего амулета нужно специальное разрешение, подписанное всеми членами Визенгамота, Министром Магии, главами Аврората и Отдела Тайн, а также подозреваемого, то есть самого Гарри, и его адвоката. В последний раз разрешение на его использование давалось едва ли не семьсот лет назад, а в остальное время изобличающая его ложь игрушечка хранится в хранилище Отдела Тайн за семью замками
- в общем, можно смело считать, что поймать его на этой лжи невозможно.
     
    Для него было большим сюрпризом узнать, что любая клятва или обет оставляет на ауре особый след, и только очень подготовленный и могущественный маг вроде их директора мог бы обличить его. Но старику это не нужно, поэтому он будет молчать как рыба, чтобы не потерять своего Избранного и поддержку такого могущественного колдуна, как его наставник. Гриффиндорец не сомневался, что оставшийся в его кабинете Коннор сейчас ставит на место Орден Феникса, заставляя их убедиться в своей силе. А вот близнецы для него действительно опасны, потому что слишком быстро догадались, к чему он клонит. В будущем ему нужно быть очень осторожным, особенно здесь, в Хогвартсе. Не хотелось бы, чтобы Умники Уизли проявили свою сообразительность в какой-либо другой, очень неприятной для него ситуации.
А все-таки, почему они в Хогвартсе? Они же бросили школу в прошлом году и, насколько Гарри знал, так и не сдавали СОВ вместе со всеми. Нужно будет прояснить этот вопрос
- решил юноша, переворачиваясь на другой бок, собираясь вдоволь посчитать овечек.

***

  
      Педсовет, как и собрания Ордена Феникса, никогда не входили в список самых любимых времяпровождений Северуса Снейпа. Более того, для крайне необщительного и антисоциального типа, коим и являлся зельевар, они всегда превращались в пытку. Сегодня же дл
я него это было пыткой вдвойне.
Вместо того, чтобы отправиться в гостиную своего факультета и произнести приветственную речь для троих первокурсников, он должен сидеть в кабинете директора и опять обсуждать чертового Мальчика-Который-Выжил, Темный Лорд бы его побрал! Мало ему того, что по просьбе Дамблдора, больше похожей на требование, придётся взять эту бестолочь на свой продвинутый курс по зельям? Мало того, что он два часа назад устроил в кабинете директора? Наглый, самоуверенный выскочка
- презрительно поджал губы слизеринский декан.
Мужчина оглянулся на Коннора МакЛауда, с интересом естествоиспытателя разглядывающего кабинет и своих будущих коллег в неформальной обстановке. Особенно его впечатлила картинная галерея из бывших директоров и директрис, с не меньшим л
юбопытством разглядывавших его.
"Он что, за время собрания Ордена Феникса не насмотрелся?"
- неприязненно подумал Северус.
Впрочем, возможно и не насмотрелся
- вынужден был сбавить обороты мастер зелий. Новый профессор Защиты в тот момент был занят исключительно тем, что тихим, срывающимся от ярости голосом ставил им условия и давил магической силой. К удивлению слизеринского декана, оказалось, что если довести шотландца до состояния громкой ярости, то есть разозлить до того, что слетит вся наносная шелуха интеллигентного слюнтяя в третьем поколении, выясняется, что МакЛауд несмотря на свою относительную молодость уже сейчас потенциально гораздо сильнее Дамблдора. Интересно, где же директор откопал этот самородок? Судя по всему, он должен был учиться либо на одном с ним курсе, либо на пару лет младше, а уж такого уникума Снейп бы точно заметил, а Темный Лорд и лидер Ордена Феникса не упустили бы возможность присоединить к рядам своих соратников.
- Я еще раз рад приветствовать нашего нового коллегу, - ласково, словно не было до этого трехчасового заседания в директорском кабинете, улыбнулся директор, колдуя над чайником.
Фоукс, перебравшийся со своей жердочки на спинку стула Коннора, согласно курлыкнул и потерся клювом о его щеку. Чему бессмертный не особо обрадовался: по гладкости клюв у пресветлой птички ни в чем не усту
пал наждачной бумаге.
- Я благодарю вас за столь теплый приём, Альбус, но не могли бы вы перейти к делу? Поздно уже, а у нас завтра занятия, - с удовольствием отпивая ароматный напиток, великосветским тоном попросил Флитвик.
- Простите меня, Филиус, я просто хотел попросить всех вас о дополнительных занятиях для Гарри. Лимонную дольку? - одновременно извиняющимся и таким, будто открыл величайшую тайну мироздания, тоном произнёс директор.
- Нет, спасибо, - отказался профессор Чар, терпеть не могущий засахаренные лимонные дольки.
- Северус? - пододвинул емкость со сладостями к декану Слизерина старый маг. Мужчина скривился и так выразительно посмотрел на конфеты, что старый сладкоежка испугался, что они покроются плесенью.
- Я не собираюсь тратить своё время на это ничтожество! - недовольно прошипел Снейп. - Хватит, один раз я уже с ним занимался дополнительно, и вы знаете, чем все закончилось. Он такой же, как и его папаша, ему все...
- Альбус, скажите, неужели вы думаете, что я позволил мистеру Поттеру бездельничать в своем доме? - не дал зельевару сесть на любимого конька МакЛауд. Он уже по своему весьма печальному опыту знал, что зельевар мог высказывать свои претензии Джеймсу и Гарри бесконечно. Коннор просто пытался сэкономить и свое, и чужое время.
- И чем же он летом занимался? - недовольно поджала губы профессор МакГонагалл. Ей катастрофически не нравился новый преподаватель ЗОТИ, точнее его неуважительное отношение к великому светлому магу. Внутренний зверь подсказывал ей, что с этим наглым типом нужно держаться настороже, и Минерва пообещала себе следить за ним, как бы он не выкинул какой-нибудь фортель.
- В основном - зельями, окклюменцией и фехтованием, - памятуя о том, что декан Гриффиндора еще и заместитель директора, бодро отрапортовал Горец.
- Фехтованием? - недоверчиво переспросил Снейп, уцепившись за последнюю дисциплину, чтобы тут же презрительно хмыкнуть. - Думаю, что не ошибусь, если скажу: день, когда Поттер взял в руки меч, стал печальнейшим днём в истории Хогвартса.
- Не всё так плохо, Северус, - тоном профессионального психолога успокоил зельевара бессмертный, допивая чай и возвращая пустую чашку на директорский стол.
- Да? Тогда позвольте спросить, каким чудом вы смогли заставить мальчишку выучить зелья и, страшно даже подумать, окклюменцию? Ведь его умственный потенциал никогда не поддавался определению, ибо являлся, является, и, боюсь, будет являться бесконечно малой величиной, - все не унимался декан Слизерина. Что поделаешь, Мародёры оставили действительно глубокий след в его душе
- С помощью утюга и паяльника, - ядовито усмехнулся ему МакЛауд, всего лишь на пару секунд опережая крайне возмущенную МакГонагалл.
Он прекрасно понимал причины его неприязни к нему. Кто-то сказал бы, что Северус Снейп относится так ко всем, но это было не так. МакЛауд отлично знал толк во всех оттенках ненависти. Но в данном случае имели место самые банальные детские комплексы и неуверенность в себе. Прояснив для себя вопрос с зельеваром, а так же сделав себе в памяти зарубку постараться наладить
отношения с этим обиженным жизнью и людьми человеком, Коннор решил не участвовать в дальнейшем обсуждении. Все достоинства и недостатки своего ученика он знал и без хогвартских профессоров, а кое-где даже лучше. Вместо этого бессмертный вернулся к начатому еще в Большом Зале мытью костей своим коллегам из Ассоциации Дуэлянтов с Флитвиком. Разумеется, предварительно наложив на себя комплекс антиподслушивающих и отвлекающих внимание заклинаний. Это было куда как интереснее, чем по второму кругу мусолить необходимость для Гарри в дополнительном обучении.
- Раз уж мы решили, что Поттер овладел такими важными науками и что помощь в них ему не требуется, может, уже закончим с этим собранием? Время уже позднее, - показательно зевнул Снейп под укоризненные взгляды Вектор, Синистры и Стебль.
- Вынуждена согласиться с Северусом, Альбус, - поддержала декана противоборствующего факультета МакГонагалл, которой тоже было чем заняться, - время действительно уже позднее.
- Ох, действительно, - демонстративно посмотрел на часы вовремя отвлекшийся от разговора Коннор.
- И они правы, Альбус, - легким движением палочки снимая комплекс чар с себя и МакЛауда, подтвердил Флитвик, которому не терпелось затащить юного коллегу к себе и в неофициальной обстановке отметить начало нового учебного года. Несмотря на свою молодость и специализацию на Защите от темных искусств Коннор был сведущ в высших чарах, особенно в их боевом применении, а также напоминал старому чародею о временах его бесшабашной молодости.
- Да-да, простите меня, дорогие мои. Обсудим все в другой раз, - обезоруживающе улыбнулся директор и распустил педагогический коллектив, предварительно пожелав им приятных снов.
  
  

Глава 12

  
   "Дорогой Конни!
Я получил сообщение от нашего с Дунканом друга из международного сообщества историков. Спешу тебя обрадовать, что приглядывать за твоим юным племянником поручено редкостному зануде из числа французской верхушки. Всего нашего невеликого влияния в той среде едва хватило на то, чтобы отстранить от надзора за юным Гарольдом английское отделение, так что ты должен быть благодарен даже за эту малость. (Учти, лично я предпочитаю благодарность в пивном
эквиваленте)
Желаю тебе удачи в нелёгком деле вдалбливания крох знаний
в пустые головы юных недоумков.
Твой друг,

Адам Пирсон"

Профессор Защиты от темных искусств раздраженно смял в руке прочитанное письмо и, бросив на стол между тарелкой и кубком, поджег смятый кусок
пергамента с помощью Инсендио.
Кажется, Митос переиграл в шпионов, раз написал ему такое письмо. Но все же новости были скорее обнадеживающими, чем нет. Подумаешь, наблюдатель
- зануда, Гарри же с ним не дружить надо, а всего лишь быть объектом наблюдения - перетерпит. Главное, что никто из английского отделения не взялся - у них там полно магов, для которых бессмертный Мальчик-Который-Выжил это отличный козырь. Французам же на избранность Поттера наплевать с высокой колокольни, они не будут использовать его в своих махинациях.
"И что это за "Конни"? Кто дал право этому реликту коверкать мое имя?!"
- возмущался про себя бессмертный.
- Плохие новости, МакЛауд? - с плохо скрытым злорадством в голосе осведомился Снейп, для которого вечер только что определенно перестал быть томным, ведь известно же - ничто так не греет душу, как чужие неприятности.
- Один мой друг пожелал мне, цитирую: "...удачи в нелёгком деле вдалбливания крох знаний в пустые головы юных недоумков", - поделился с ним Горец под укоризненный окрик "Коннор!" от Флитвика.
- Прости, Филиус, но, судя по первым двум урокам у третьего и пятого курсов Равенкло и Пуффендуя, он не так уж и недалек от истины. А ведь есть ещё шестые и седьмые курсы... мне уже заранее страшно, дорогой коллега, - тяжело вздохнул шотландец, делая вид, что не замечает косого взгляда сидящего по левую руку от него зельевара. - Поттер мне, конечно, говорил, что им хронически не везло с преподавателями по ЗОТИ, но я, честно признаться, считал это отговорками для его головотяпства и лени. Похоже, я должен перед ним извиниться.
- Должен-должен, - закивал профессор Чар. - Ты зря на него наговариваешь, мой друг, молодой человек весьма талантлив, немножко не собран - это да, но талантлив. И насчёт остальных курсов тоже можешь не переживать - в прошлом году Гарри устраивал нелегальный кружок Защиты для всех желающих. И, насколько я мог судить по результатам экзаменов, занятия эти были весьма успешны.
- Что же, пожуём - увидим, - философски пожал плечами Горец и отправил в рот вилку с насаженным на неё куском котлеты.
- Не спеши извиняться, МакЛауд, Поттер редкостный лентяй, не способный и шагу ступить без маленькой мисс Всезнайки, - все же не удержался от комментария Снейп. Не обращая внимания на сурово поджатые губы профессора МакГонагалл, сидевшей всего через один стул от него и прекрасно слышащей все от и до, он продолжил. - Я вообще удивлён, каким образом тебе удалось научить этого паршивца окклюменции за столь короткое время, когда я бился с ним два раза в неделю на протяжении полугода. Не поделишься секретом? Что ты использовал: Круцио или Империо? Хотя, нет, последнее все же отпадает - мальчишка умеет противостоять заклятью Подвластия.
"Лед тронулся, однако!"
- усмехнулся про себя бессмертный, еще с первого дня в Хогвартсе поставивший перед собой цель наладить отношения с язвительным деканом Слизерина. Ему тут целый год куковать, если, конечно, ученик не одумается, нужно же иметь возможность поговорить с кем-то по душам. Без купюр, так сказать.
- Северус, Коннор, я бы попросила вас обоих не оскорблять моих студентов, - ледяным голосом потребовала мастер трансфигурации.
- Прошу прощения, мадам, если вас это так задевает, вы больше и слова дурного от меня не услышите про свой львятник, - иронично усмехнувшись, пообещал Коннор, особо выделив голосом слово "вы". Проще говоря, при ней он больше не будет оскорблять гриффиндорцев, но вот в её отсутствие шотландец этого не обещает.
- Это не оскорбления, а правда жизни, Минерва, - с интересом покосившись на своего соседа, отрезал зельевар: он-то прекрасно понял, что именно пообещал декану алознаменного факультета новый профессор.
"Определённо тронулся,
- пронеслось в голове у чрезвычайно довольного собою Горца. - Как же мало человеку нужно для счастья! Всего-то дать повод поругать Мальчика-Который-Выжил и продемонстрировать слизеринские качества в разговоре с главной "львицей" Хогвартса".

...

      А этот шотландец, оказывается, не так уж и плох, как он считал поначалу
- был вынужден признать слизеринский декан, шагая по полупустынным коридорам замка по направлению к своей лаборатории.
Впрочем, он тут же выкинул МакЛауда и все, что с ним связано, из головы
- куда больше его волновала и интриговала поставленная перед ним задача. Найти способ и обратить вспять необратимое заклинание для не сдержавшего своего неуёмного любопытства Дамблдора, попавшего под проклятие, что Темный Лорд наложил на перстень Гонтов, для Снейпа было чем-то вроде вызова профессиональной гордости зельевара и его славы признанного знатока темных искусств. Он не знал, чем так важно это колечко для обоих его начальников, но с энтузиазмом настоящего естествоиспытателя взялся за дело, однако ему пока даже не удалось идентифицировать, чем именно прокляли старого хитреца, покусившегося на тайник своего противника.

***

  
      Гарри никогда так остро не ощущал переизбытка общения. Более того, вырвавшись из чулана под лестницей, где его единственными собеседниками были пауки, он его вообще не ощущал и даже не по
дозревал о его существовании...
Ровно до тех по
р, пока не вернулся в Хогвартс.
Да, он очень соскучился по своим друзьям, крестному и прочим милым людям, что сейчас его окружали, но по истечении уже первых двух недель пребывания в школе их стало для него слишком уж много. Каждый шаг в сторону от его привычного школьного и жизненного расписания, то есть завтрак/уроки/обед/уроки/часы посещения крестного и прочих добрых людей из Ордена Феникса/ужин/домашнее задание/сон, расценивался как попытка к бегству и строго пресекался. Проще говоря, его никогда не оста
вляли одного, что очень бесило.
Куда бы он ни пошел, за ним обязательно увязывались Рон и Гермиона. Если же ему каким-то образом удавалось ускользнуть от своих бдительных секьюрити, у него на хвосте тут же оказывались близнецы Уизли. Ну или на крайний случай где-нибудь поблизости совершенно случайно прогуливались Джинни с Луной. Похоже, друзья, обжёгшись на молоке, решили дуть на воду. Мерлин, да он даже в уголок задумчивости не мог сам сходить! Обязател
ьно кто-нибудь следом увяжется!
Тщательная забота о его скромной и бессмертной персоне не могла остаться незамеченной слизеринцами. Те тут же придумали свою версию происходящего и не стеснялись её озвучивать. Особенно старались Малфой и его верные прихлебатели. Но Мальчик-Который-Выжил даже и не думал обращать внимания на этот детский сад
- привык уже за последние пять курсов. Как сказал бы на это Митос - все мы в детстве в кого-то не доиграли. Да и к тому же грех обижаться на тех, кто и так уже по жизни обиженный.
Наибольшую неприятность доставлял ему Снейп, крайне оскорблённый тем, что лишился своих законных двух вечеров в неделю, отведённых директором на занятия окклюменцией. Проще говоря, времени, когда он без свидетелей может издеваться над сыном своего школьного врага. Вместо этого зельевар решил увеличить часы их общения за счёт отработок, решив победить наглого мальчишку на своём поле. То есть систематически за
валивать на зельеварении.
Герми
она советовала ему сидеть, молча слушать и иногда кивать в нужных местах. Но Гарри был бы не гриффиндорцем, если бы последовал её советам. Волков бояться - в зоопарк не ходить, - сказала бы на это Аманда, и юноша был полностью согласен с воровкой. Это война. Однако юноша не собирался воевать по установленным сальноволосым ублюдком правилам. Ведь воевать нужно не по правилам, а правильно, то есть когда врагу не остается ни единого шанса. И не его вина, что Снейп первым начал боевые действия.
Все это крайне мешало его ночным встречам с Коннором. Наставника крайне раздражало, что он не может продолжать обучение своего ученика. И новоиспечённый бессмертный его отлично понима
л - у них не так много времени.
За минувшие с начала учебного года недели Гарри только один раз смог выбраться к Коннору, и это его удручало. Ему не хватало физических упражнений. Прямо-таки до одури. Не то чтобы он был помешан на всей этой физкультуре, здоровом образе жизни и прочем подобном бреде. Просто как-то, после его очередной вспышки подростковой ярости, Аманда сказала ему, что сильные эмоции
- это признак силы, а вот неумение их прятать является признаком слабости. Гарольд был мальчиком догадливым, он правильно понял то, что до него хотели донести, и перестал обращать внимание на язвительные подколки Митоса, Робера или старшего и младших Горцев. Вместо этого он попросил Коннора поставить вечернюю тренировку сразу же после совместных занятий с Джиной. И не прогадал. Зная о том, что будет возможность выпустить пар, общаться с представителями семейства язвительных бессмертных гораздо проще. Сдерживаемая в течение нескольких часов ярость выходила наружу, принося ему не только удовлетворение, но и успехи в занятиях.
Теперь же, когда у него не осталось физических упражнений для того, чтобы использовать своё раздражение в мирных целях, он очень надеялся, что хогвартская библиотека, собранная не одним поколением магов, поможет ему закопаться в книги и расслабиться, но, увы. Его друзья крайне пристально следили за тем, что читает Мальчик-Который-Выжил. И если, не дай Мерлин, он читал что-то, что, по мнению Рона и Гермионы, запятнает его светлый облик героя, разражался скандал. И в нем всегда побеждали его друзья только лишь по
тому, что он был в меньшинстве.
Лето в окружении старых, повидавших жизнь бессмертных, каждый из которых считал своим святым долгом приложить руку к его образованию, сильно изменило его. Смерть и перерождение тоже оставили на Гарри свой отпечаток, сделав внутренне гораздо взрослее. Он с непониманием глядел на пытающуюся командовать всеми и всем Гермиону, на фиглярство близнецов, хроническое нежелание напрягаться Рона и попытки понравиться ему Джинни. Нет, гриффиндорец отмечал это и раньше, где-то на краю сознания, просто до этого не придавал никакого значения
- у него всегда было слишком много проблем, чтобы заострять на этом внимание. Теперь, после двух месяцев в совершенно другой среде, друзья и однокурсники казались ему слишком детьми даже по сравнению с ним.
Иногда, когда становилось совсем уж тошно, Гарри малодушно думал о том, что лучше бы он не возвращался в Хогвартс. И плевать, что после всего того, что пережили по его вине близкие ему люди, он выглядит по меньшей мере неблагодарной тварью
- он ничего не мог с собой поделать. Теперь ему оставалось только запастись терпением и молить всех богов, чтобы не взорваться и не высказать все, что он думает по поводу такой опеки. Но, видит Мерлин, ему день ото дня все сложнее и сложнее сдерживаться.
Мерлин и Моргана, почему же он раньше не замечал, насколько его друзья любят совать свой нос куда не следует?
  
  

Глава 13

  
      
   Гермиона задумчиво наблюдала за невиданным до этого года зрелищем - Гарри Поттером, с головой закопавшимся в книги, не входившие в школьную программу. И что самое удивительное, читаемая им литература никоем образом не относились к квиддичу.
В последнее время для юного гриффиндорца постоянное зависание в библиотеке стало привычным занятием, которое уже никого не удивляло как на первых порах. В любое свободное время он шёл в библиотеку. И, сверяясь с каким-то списком, написанным не его почерком, брал необходимые ему книги и возвращался в гостиную факультета. Там Гарри садился за столик, открывал принесённое и начинал что-то писать. В общем, вел себя так, будто выполнял за
данное кем-то домашнее задание.
Проблема только в том, что после того, как они с Роном отчитали его за неуместный интерес к темной магии, их друг начал заколдовывать книги и все, не относящееся к учебе и домашним заданиям, каким-то неизвестным заклинанием. Книги, что он читал, записи, что он вел, и получаемые им письма были пусты для них: они
видели только чистые страницы.
С другой стороны, Мальчик-Который-Выжил стал меньше времени уделять поиску приключений на их с Роном головы и все
больше уделяет времени книгам.
Тогда чем же она недовольна?

Тем, что юный Поттер стал больше уделять времени учебе,
а она в этом никак не замешана?
И все-таки, что ж
е их друг скрывает?
С начала учебного года прошло две недели, третья уже пошла, а ситуация никак не хотела проясняться. С одной стороны, ничего не происходит: Гарри занимается и стабильно три раза в неделю гоняется за снитчем на тренировках. Вроде бы все спокойно, как в стране, так и в школе. И, возможно, у них впервые будет нормальный учебный год без всех этих вечных скандалов, интриг и расследований. Но, с другой стороны, у девушки складывалось впечатление, будто бы втайне от них идёт какой-то процесс. Что-то происходило и происходило именно с её лучшим другом. Да, она уже отметила, что он повзрослел. Очень сильно повзрослел. Но Гермиона не думала, что это буд
ет настолько бросаться в глаза!
Он так сильно изменился, что поначалу девушка даже заподозрила, что это не Гарри, а кто-то другой, возможно, даже Пожиратель Смерти под оборотным зельем! Придя к таким ужасающим выводам, она не могла не поделиться ими с Роном, Джинни и близнецами. Вместе с ними она и разработала план по выведению самозванца на чистую воду. Но несколько задушевных разговоров в гриффиндорской гостиной у камина, пара достаточно специфических зелий и Карта Мародеров свели на нет все подозрения
- это действительно был их друг. Сильно уставший от всей этой шумихи вокруг его имени, но все же их друг.
И вот еще одна странность в копилку
- новый преподаватель Защиты от темных искусств. Этим же летом, щелкая пультом телевизора по каналам, она наткнулась на старый фильм восемьдесят шестого года и от нечего делать посмотрела его. Когда же Дамблдор представил школе преподавателя по ЗОТИ как мистера Коннора МакЛауда, она просто опешила. Теперь она поняла, почему он с самого начала показался ей знакомым: мужчина был очень похож на Кристофера Ламберта - актера, игравшего в фильме "Горец".
Когда она обмолвилась об этом за гриффиндорским столом, Симус очень долго возмущался по этому поводу. По его словам выходило, что МакЛауды очень древний и могущественный магический клан и то, что про кого-то из его членов придумали такой бред весьма возмутительно. Финниган даже обмолвился, что их новый преподаватель в очень дальнем родстве с МакГонагалл! Вот только в отличие от их декана Коннор был человеком редкой язвительности, более
присущей декану слизеринскому.
Что касается его профессионализма, то тут Гермиона ничего не могла сказать дурного. Как Гарри и говорил перед их первым занятием ЗОТИ в этом году, профессор МакЛауд оказался превосходным преподавателем. Возможно, даже лучшим, чем все, что у них были до этого года, не в обиду профессору Люпину это будет сказано. А в плане едких насмешек, саркастичных и язвительных высказываний он действительно ничем не уступал Снейпу. Но в отличие от преподавателя зельеварения с чувством юмора у него было все отлично, что скрашивало его трудный характер. Новый мастер Защиты легко мог рассказать что-нибудь забавное, чтобы ободрить, когда у его учеников что-то не получалось. И в отличие от профессора Сн
ейпа у него не было любимчиков.
Для профессора МакЛауда они все изначально были одинаково неучами, в чем шестой курс Гриффиндора и Слизерина смог лично убедиться на первом же занятии. Ну разве что кроме Гарри, который почти все лето провел в гостях у профессора. Но, опять-таки, что выгодно отличало профессора ЗОТИ от мастера зелий, он не ленил
ся объяснять, почему они неучи.
Коннор МакЛауд
- весьма привлекательный и харизматичный мужчина с трудным характером и, безусловно, какой-то тайной в прошлом. Стоит ли удивляться, что к концу первой же недели его пребывания в Хогвартсе у него образовался собственный фан-клуб?

...

      К столику, за которым сидели они втроем и в кои-то веки все вместе выполняли домашние задания, подошла младшекурсница с Равенкло. Девочка, крайне смущаясь, вручила Гарри записку, написанную знакомым им убористым почерком с множеством завитушек. Он развернул её
и прочитал.
- Что там? - пытаясь хоть одним глазком заглянуть в записку, тем самым рискуя заработать косоглазие, спросил Рон. Рыжик был рад любой возможности оторваться от написания эссе по Истории магии.
- Профессор Дамблдор зачем-то вызывает, - философски пожал плечами Мальчик-Который-Выжил.
Старосты Гриффиндора обменялись абсолютно беспалевными многозначительными взглядами, а их друг сделал вид, ч
то совершенно этого не заметил.
- Гарри, я надеюсь, ты ничего не натворил? Чего-то такого, о чем мы должны знать? - с шутливой подозрительностью спросила Гермиона. Но Гарри с легкостью отметил её беспокойство за него. Если раньше у него это вызывало чувство благодарности - о нем раньше редко кто-то заботился, то сейчас юный бессмертный ощущал только глухое раздражение и желание побиться головой об стену.
- Да нет, с чего бы. У меня же просто нет такой возможности, - неожиданно горько усмехнулся юноша и, небрежно покидав вещи в сумку, быстрым шагом покинул библиотеку.
- Чего это он? - как обычно уловив изменения в настроении друга, но не уловив их причину, спросил Рон.
- Похоже, мы слишком давили на него, - грустно заключила гриффиндорская староста. - Гарри нам не доверяет.
- Да что ты говоришь? - возвел глаза к потолку младший из сыновей Уизли. - Интересно, с чего бы ему нам не доверять, а, Гермиона?
- Вот только ты не начинай снова, - отмахнулась от него девушка. - Рано или поздно он поймет, что мы делаем это исключительно для его блага.
- Что-то я сильно в этом сомневаюсь, но тебе ведь на это в последнее время совершенно наплевать, - пробормотал рыжий староста, но под гневным взглядом своей подруги резко стушевался и уткнулся в недоделанное задание для Бинса.
К несчастью для не
го, девушка услышала его слова.
- Рон, ну как ты не понимаешь... - вновь оседлала она своего любимого конька невыносимого всезнайства. Дальше гриффиндорец уже не слушал, привычно пропуская большую часть из того, что ему говорилось, мимо ушей, кивая и поддакивая в нужных местах.
В последнее время все эти заверения о том, что Гарри нужна их помощь и поддержка и что лето, проведенное в доме у их нового профессора Защиты, плохо на него повлияло, и все прочее в таком же духе, происходили с завидным постоянством и успели здорово надоесть рыжеволосому старосте. Однако в одиночку спорить с Гермионой было всегда бесполезно: если она что-то решила, то её с намеченного пути и "Хогвартс-экспрессом" не сдвинешь. А любые споры были чреваты долгими и занудными речами, сводящимися к простому постулату: "Мистер Уизли, вы
- полный эгоист и ленивый болван, не спорьте со мной, я лучше вас знаю, что и как надо".
Проблема была только в том, что самого Гарри все эти речи тоже невероятно раздражали
- он не переставал жаловаться ему на занудность подруги в спальне мальчиков шестого курса, разумеется, убедившись для начала, что самой Гермионы нет поблизости.
Рон видел, что друга каждый раз передергивает от начальственного тона их общей подруги, когда та решает, чем они будут заниматься, и тянет побиться головой обо что-нибудь тяжелое, едва услышит укоризненно-мягкое: "Гарри, это же искл
ючительно для твоего блага...".
У кого-то он уже слышал эти интонации
, только не мог вспомнить, где.
Постоянная опека со стороны их теплой компании тоже раздражала Мальчика-Который-Выжил, но против объединившихся в одну команду с той еще наседкой Джинни, не желавшей понимать вежливых намеков объекта своего воздыхания о том, что тот относится к ней исключительно как к младшей сестре, Рон сделать ничего не мог. Да еще и мать в своих постоянных письмах оказывала всяческую поддержку завоевательским планам сестры и реализации слишком рано пробудившихся материнских инстинктов её подруги и требовала от мужской части своей с
емьи поддерживать их начинания.
Близнецы, поначалу активно помогавшие ему противостоять целеустремленным дамам, а иногда и откровенно тормозящие их полет фантазии, теперь были заняты навалившейся на них горой домашних заданий
- преподаватели, вдохновленные их изобретательностью в создании розыгрышей и приколов, должно быть, поставили своей целью дать им как можно больше знаний, чтобы те улучшили свое мастерство. Но Фред и Джордж не унывали, понимая, что для них это небольшая плата за возможность закончить обучение, и Рон остался один на один с Гермионой и Джинни. Не имея в себе мужества пойти против семьи, он просто самоустранился, потихоньку накапливая в себе раздражение. Рыжий староста злился на сестру и подругу за то, что те никак не могли оставить в покое его друга; обижался на близнецов за то, что они бросили его на растерзание двум гарпиям, и периодически хотел дать в челюсть излишне зазвездившемуся Мальчику-Который-Неизвестно-Где-Шлялся-Все-Лето просто за то, что это из-за него младший из сыновей Уизли оказался внутри порочного круга и не представлял, как из него выбраться. Знаменитое гриффиндорское трио разваливалось на глазах, а он, разумеется, против своей воли, помогал его разрушать.
  
  

Глава 14

  
      
   Гарри не было примерно минут сорок. За это время Гермиона успела расправиться с домашними заданиями на следующую неделю, а Рон таки домучить свое эссе по Истории магии. Девушка пыталась заставить рыжика засесть за написание работы по Чарам, как на пороге библиотеки возник их чем-то очень довольный друг. Он подошел к их столику, едва не приплясывая от радости, в то время как Гермиона спинным мозгом почувствовала надвигающиеся неприятности. И что-то подсказывало гриффиндорской старосте, что неприятности эти им принесет небольшой кусок пергамента в руках у Гарри.
- Что это? - подозрительно глядя на как-то слишком уж довольного друга, спросила Гермиона по дороге в гриффиндорскую гостиную.
- Это подписанное Дамблдором и МакГонагалл разрешение на посещение дополнительных занятий у профессора МакЛауда, - с какой-то мстительной радостью пропел Гарри, потрясая пергаментом.
- Вау! Гарри, ты просто супер! - воскликнул Рон.
- Я это знаю, друг, - небрежно отмахнулся от него несколько озадаченный Мальчик-Который-Выжил. - Но не мог бы ты объяснить мне, в чем именно?
- Как в чем? Ты же сам только что сказал, что раздобыл разрешение на дополнительные занятия ЗОТИ для Отряда Дамблдора, - теперь озадачен был младший из сыновей Уизли.
- Ну-с, так когда мы можем приступать к занятиям? - сверкнула глазами в предвкушении Гермиона.
- Никогда, - опустил их с небес на землю Гарри. - Занятия сугубо индивидуальны, - победно улыбнулся их друг, и гриффиндорская староста поздравила себя с ранее сделанным выводом. Он оказался верным. Они действительно слишком давили на Гарри, что теперь обернулось им боком.
А ведь её предупреждали
- вздохнула она, складывая свитки в сумку - не лезть, не душить Мальчика-Который-Выжил своей заботой, а она не только не послушалась, но еще и убедила всех, что это только пойдет Гарри на пользу.
- И когда же у тебя будут идти эти твои занятия? - с нажимом поинтересовался Рон, раздраженно отбрасывая в сторону перо, которое до этого крутил в руках - он явно был готов начать ссору.
- Да, когда у тебя занятия? - с силой наступив младшему из сыновей Уизли на ногу, с самым невинным видом спросила Гермиона. Будь её воля, она бы ему еще и добавила сумкой по голове, если бы не боялась переколотить пузырьки с чернилами, которые обязательно разольются на её работы.
- Три раза в неделю: в понедельник, среду и пятницу, - явно что-то обдумывая, ответил их друг. - Вы идете в гостиную? - опомнившись, словно бы ни в чем ни бывало спросил он, собираясь покинуть своды хранилища знаний.
- Надеюсь, ты расскажешь нам, чему тебя будет обучать профессор МакЛауд? - убирая каблук туфли с ноги рыжего недоумка, как она про себя ласково окрестила Рона, спросила девушка.
Рыжий гриффиндорец, воспользовавшись передышкой, кое-как покидал свои вещи в сумку и, прихрамывая, по
ковылял к выходу из библиотеки.
- Что? - рассеянно переспросил Гарри. Гермиона повторила. - Ах, да, конечно, - пообещал их друг, глядя на часы и ускоряя шаг.
Сегодня как раз была среда, и, судя по отличному настроению её друга, загадочные тренировки с профессором МакЛаудом должны начаться именно с этого дня. Все же интересно, почему эти занятия сугубо индивидуальны? Чему такому секретному будет обучаться Мальчик-Который-Выжил? Эти вопросы не отпус
кали её всю дорогу до гостиной.
- Так значит тебе уже пора? - подобно своему приятелю ранее поглядев на часы и отметив, что до отбоя остался еще час, спросила гриффиндорская староста, называя пароль Полной Даме.
- Да, - радостно улыбнулся юноша и направился в спальню мальчиков переодеться во что-то более удобное.
- Зачем ты остановила меня? - возмущенно воскликнул Рон, едва их общий друг скрылся в спальне мальчиков шестого курса. - Я бы высказал ему...
- Вот именно поэтому я и остановила тебя, - прошипела девушка. - Ты был прав, мы слишком сильно давили на него в последнее время, и теперь Гарри не доверяет нам.
- Ну наконец-то, хвала Мерлину, ты это признала, - демонстративно поаплодировал ей младший из сыновей Уизли. - И что мы теперь будем делать, подруга? - сменил он гнев на милость.
- Как только Гарри уйдет, ты поднимешься в его комнату и возьмешь Карту Мародеров, - перешла на начальственный тон Гермиона. - Нужно проследить за ним и узнать, что это за индивидуальные занятия такие, - успешно пародируя интонации Мальчика-Который-Выжил, фыркнула мисс староста.
- А разве, следя за ним, мы не продолжаем давить на него? - неожиданно насмешливо спросил рыжий гриффиндорец. - Ты же сама только что в этом каялась!? - продолжил забрасывать её провокационными вопросами младший из сыновей Уизли.
- А разве тебе не интересно, чем они будут заниматься? - вопросом на вопрос ответила Гермиона.
- Мне вот, например, интересны крокодилы, - глядя в потолок гостиной, сообщил рыжий гриффиндорец. - Но это же не повод засовывать голову им в пасть?
- Так значит, ты считаешь, что нам не следует... - начала было девушка, но осеклась, увидев возвращающегося Гарри. Он переоделся в очень шедший ему черный спортивный костюм и зачем-то прихватил с собой сумку, с которой обычно ходил на занятия, а из кармана торчал уголок серебристой ткани.
Значит, мантию-невидимку он взял с собой
- отметила девушка. А как насчет Карты Мародеров?
- Я пошел, не ждите меня, - улыбнулся им юноша и вышел из гостиной.
- О чем вы так...
- ...экспрессивно спорили только что? - подошли к ним близнецы.
- Гермиона наконец согласилась со мной, что мы слишком давим на Гарри, - доверительно поведал им брат. - Но при этом она все равно считает, что нужно проследить за ним. И выяснить, чему его будет обучать МакЛауд на дополнительных занятиях.
- И я тоже считаю, что должны, - прежде, чем те что-либо успели ответить, сердито вставила незаметно прибившаяся к их компании Джинни.
- Ты опять за старое, сестренка? Вы как хотите... - начал Фред.
- ...но мы в этом не участвуем, - закончил за него Джордж.
- Что ж, двое за, одни против и двое воздержались, - быстро подвела подсчет самая младшая в рыжем семействе. - Топай за картой, братишка, - уперев руки в боки, потребовала она.
И Рону ничего другого не осталось, как подняться в спальню и взять творение незабвенных Мародеров из тумбочки друга, потому как отказывать женщинам своего семейства он так и не научился.

***

  
      Для занятий с ним Коннор выбил у Дамблдора один из старых, уже лет двести не используемых фехтовальных залов. Он находился в самой старой части замка, где за все эти годы не ступала нога человеческая. Более того, судя по метровым слоям пыли и свисавшим с факелов клочьям паутины, не ступали здесь и лапки вездесущих домовых эльфо
в.
- Нам еще долго тут гулять? - раздраженно поинтересовался Гарри, безуспешно пытаясь оттереть особо крупное пятно на своем, когда-то черном спортивном костюме.
- Как только мы придем, я тебе первому об этом скажу, - безмятежно отозвался Коннор. Юноша завистливо покосился на одежду наставника - ботинки армейского образца, старые потертые джинсы, растянутый пуловер и серый плащ.
- Спасибо, - недовольно буркнул гриффиндорец, все еще возясь со зловредным пятном, не замечая, что только больше втирает грязь в ткань.
- Перестань размазывать грязь, для этого есть специальные заклинания, - обратив внимание на проблему своего подопечного, возвел глаза к потолку Горец. - Право слово, как дитя малое.
- Спасибо, капитан очевидность, - фыркнул юноша. - Думаешь, я не пытался? Я уже пяток очищающих заклинаний перепробовал, и ни одно из них не помогает. Вот же прилипчивая гадость!
- А позволь спросить тебя, мой юный падаван, какого овоща ты используешь очищающие заклятия, если мы еще даже и до места не добрались? - елейно поинтересовался Коннор. - Толку-то от них в такой грязи.
- Мда, ступил я, - вздохнул гриффиндорец и, посмотрев на едва запачкавшего ботинки наставника, вздохнул еще раз. - И как ты в такой грязи умудряешься остаться чистеньким?
- Волшебство, - с самым загадочным видом прошептал бессмертный. - Юнцу вроде тебя магия столь высшего порядка недоступна.
- Научишь? - с надеждой посмотрел на наставника Мальчик-Который-Выжил.
- Почему бы и нет? На обратном пути научу, - обнадежил его МакЛауд, - разумеется, если будешь себя хорошо вести.
- Ловлю на слове, - преувеличенно серьёзно проговорил гриффиндорец, но не выдержал и рассмеялся. Коннор в ответ улыбнулся.
- Помнишь, я обещал тебе сообщить, когда мы придем? Так вот - мы пришли, - обрадовал его Горец, открывая ничем не отличающуюся от остальных дверь и театральным жестом приглашая войти.
- Спасибо, - так же театрально прижав руку к сердцу, поклонился юный бессмертный и воспользовался любезным приглашением наставника.

...

      Блистающий чистотой фехтовальный зал вызывал резкий контраст с запустением и грязью, царящими по ту сторону дверей. Яркий свет множества висящих на стенах светильников, гобелены с изображениями баталий на стенах и неск
олько стоек с холодным оружием.
Гарри как будто вернулся в помес
тье Валикоров.
- То, что надо, не правда ли? - взмахом палочки возвращая его спортивному костюму первозданный цвет, спросил шотландец.
- Да, то, что надо, - согласился гриффиндорец - Скажи мне честно, ты специально вел меня по этой грязюке?
Коннор промо
лчал.
- Неужели нельзя было расчистить путь? Чтобы нам не приходилось каждый раз ходить по ней? - не унимался юноша.
- Нет, нельзя, - осадил его бессмертный. - Расчистив дорогу, я тем самым фактически прокричал бы о том, что Гарри Поттер и Коннор МакЛауд занимаются здесь! Спешите занять места согласно купленным билетам! Да и, в конце концов, ты маг или кто? Тебе что, палочка для красоты нужна?
- Прости, я как-то не подумал, - погрустнел Мальчик-Который-Выжил.
- Что-то у тебя в последнее время сплошное "я как-то не подумал", - перекривлял его Горец. - Хогвартс на тебя плохо влияет. Ты тупеешь прямо на глазах, мой юный падаван! Я уже жалею, что отпустил тебя сюда!
- Я тоже... - пробормотал себе под нос Гарри.
- Что случилось? - обеспокоенно спросил Коннор. - Ты же так хотел вернуться, увидеть друзей, крестного. Или вы поссорились?
- Нет, не поссорились, - грустно улыбнулся юноша. - Я очень люблю Рона и Гермиону, но они совершенно не хотят понять, что у меня тоже должны быть свои тайны. И с каждым днем их забота напрягает меня все больше и больше.
- Понимаю, но и ты их пойми - они переживали за тебя, - ободряюще похлопал его по плечу наставник. Затем вдруг резко развернулся и выстрелил цепочкой связывающих заклятий куда-то в темноту коридора.
- Что произошло? - ошарашенно спросил гриффиндорец.
- У нас тут непрошеные посетители, - сердито прошипел МакЛауд и резко взмахнул палочкой. - Акцио гости!
В проем влетели связанные по рукам и ногам Рон и Гермиона с кляпами во ртах. Юный бессмертный вздохнул
- что сейчас будет! Коннор ведь на самом деле не жестокий, он считает, что каждый человек имеет право на демократические пытки. То есть каждый человек в этой жизни, совершая те или иные поступки, сам чем-то себя наказывает. Но иногда попадаются те, кого просто необходимо наказать.
У всех учеников Рамиреса со временем развивается неизлечимая паранойя. Грюму до неё далеко, а всем прочим и вовсе не светит. Старый испанец был на многое готов пойти, чтоб его ученики запомнили одну простую истину
- в суровом мире бессмертных выживают только параноики. И Коннор был самым прилежным из них, потому что только он пережил и самого Рамиреса, и его учеников.
- Ну что, по Обливиейту и в люльку? - демонстративно поигрывая палочкой, ласково спросил попавшихся на слежке гриффиндорцев Коннор.
Рон и Гермиона протестующе замычали
- они были категорически не согласны.
Юноша внимательно посмотрел на наставника и заметил: несмотря на более чем суровое выражение лица тот отчего-то веселится. Все ясно
- решил поиграть в плохого полицейского, а значит ему достается роль хорошего.
- Коннор! - возмущенно воскликнул Гарри. - Это же мои друзья, они просто волновались за меня!
- Вот не было печали, да беды повстречали! - проворчал он. - Дайте мне точку опоры, и я придушу этот злобный мир, - и совсем уже другим тоном продолжил. - Так что нам с ними делать? Выдвигай конкретные предложения.
- Снять баллы, назначить отработки, - пожал плечами гриффиндорец. - Они же просто ученики.
- Хм, а мне нравится, - ничего хорошего не предвещающим тоном протянул Горец. - Думаю, и профессору Снейпу тоже. Молодой человек, сколько там осталось до отбоя?
Гарри посмотрел на часы.

- Полчаса, - скрывая мстительную усмешку, ответил он. Снятие баллов и отработки у Снейпа отучат его иногда излишне любопытных друзей совать нос куда им не следует.
- Отлично! Думаю, полчаса твоих друзей мы потерпим, - садистски улыбнулся бессмертный. - Потерпим же, ученик?
- Что поделаешь, придется, - пожал плечами Мальчик-Который-Выжил.
Незадачливые шпионы опять запротестовали и задергались. Рон зло сверкал глазами, а Гермиона умоляюще смотрела на него, прося повлиять на профессора
- к Снейпу они не хотели. И, судя по всему, после сегодняшнего вечера ему обеспечена крупная ссора. Но уже все равно. Поорут и перестанут, а свобода Гарри нужна уже сейчас.
МакЛауд несколькими взмахами палочки отл
евитировал его друзей к стенке.
- Пусть пока полежат и помыслят о вселенских проблемах, - в ответ на вопросительный взгляд ученика пояснил свои действия Коннор. - А мы, наконец, начнем сегодняшнее занятие. Итак...
  
  

Глава 15

  
      
   Северус Снейп любил искать вдохновение в ночных прогулках по Хогвартсу
Пустые коридоры, наполненные таинственным шепотом прошлого, настоящего и будущего, лунный свет, проникающий сквозь витражи, окрашивающий все в серебристые цвета... Кто-то считал э
то пугающим, а он - прекрасным.
В это время не было надоедливых бездельников, которых ему приходилось терпеть на уроках, и можно было беспрепятственно обдумывать те или иные ситуации. И именно во время этих прогулок по ночному замку в его мозгу рождались те самые гениальные идеи, что сделали его практически легендой среди мастеров зелий. А то, что он по пути снимал баллы с поздних гуляк и наводил ужас на всю школу... Что же, нужно ведь иногда
совмещать приятное с полезным?
      Этой ночью размышления и любовь к поиску не совсем приятных приключений на чужие головы завели его в старую, заброшенную часть Хогвартса. В ней давно уже никого не было кроме вечно стенающих призраков вроде Плаксы Миртл, да иногда проказничающего Пивза, впрочем, на его чудачества никто не обращал внимания
- не мешает учебному процессу, и ладно. Даже вездесущих портретов здесь нет, ничего нет в этой части Хогвартса кроме пыли и пауков. Поэтому легко можно понять изумление мужчины, когда он заметил полосу света из-за приоткрытой двери в вот уже полвека не использующейся классной комнаты.
Полагая неожиданно появившийся свет всего лишь проделкой очередных самоубийц, Северус изобразил на лице самый злобный из своих оскалов и осторожно подкрался к слегка приоткрытой двери. Однако вместо кучки искателей приключений мастер зелий узрел золотую мечту Темного Лорда, сиречь Гарри Джеймса Поттера, и нового преподавателя Защиты от темных искусств Коннора МакЛауда. Профессор и студент сосредоточенно пытались угробить
друг друга мечами.
"Ах, да... дополнительные занятия для Поттера",
- пронеслось в голове у зельевара, отметившего, что для новичка сын его старого школьного врага неплохо держится.
Снейп еще раз заглянул в щелку, полюбовался на кружащих по фехтовальному залу учителя и ученика и... молча ушел. Почему-то у него не возникло желания остаться и понаблюдать за тем, как шотландец до полусмерти загоняет сына его старого школьного врага. Некий вкрадчивый голос где-то в глубине его сознания нашептывал, что ему совершенно не интересно, чем будет заниматься МакЛауд с Поттером на дополнительных занятиях, на которые тот едва ли
не с боем выдрал разрешение...

Совершенно не интересно...
Лучше заняться отловом нарушит
елей в обитаемой части замка...
Совершенно не интер
есно...
Лучше заняться отловом нарушителей в обитаемой части замка...


Северус встряхнул головой, пытаясь скинуть наваждение. Наваждение скидываться не желало, только с еще большей настойчивостью п
ринялось нашептывать свою волю.
Ну, МакЛауд, ну перестраховщик! Это же на
до! Так мастерски его провести!
Чары отвлеченного внимания в комплекте с гипнотическими чарами и чем-то еще, о чем он
- весьма сведущий в ментальной магии человек - даже и не слышал. Снейп едва не застонал от восхищения: задумка этого коварного и остроумного колдуна была просто превосходной! Вот только... он немного просчитался с его уровнем владения окклюменцией. Близко, но не рассчитал. Но какое коварство! Для ментального мага нет ничего сложнее, чем бороться с собственным сознанием, с чем-то, что составляет саму его суть. Даже сейчас, почти в метре от источника чар декану Слизерина приходилось едва ли не выворачиваться наизнанку, чтобы не дать чарам МакЛауда полностью поработить его сознание. Будь бы здесь чародей не настолько сведущий в ментальной магии, чем он, ему бы несладко пришлось. Наваждение легко бы завладело его сознанием, стерло малейшее воспоминание о том, что происходит на дополнительных занятиях, и, заменив установкой, что ему не интересно это знать, отправило бы в койку.
Остроумно
и жестоко, Мордред его подери!
Северус усмехнулся: приятно считать, что тебя недо
оценил такой опасный противник.
Но что это? Выйдя из старой части замка и почистив одежду от вековых слоев пыли, мужчина заметил изображенную на стене стрелку, светящуюся каким-то холодным, мертвым ядовито-зеленым светом. Едва зельевар подошел к ней с явным намерением стереть, как примерно в полуметре от первой возникла вторая. Не трудно догадаться, что стрелки были настроены именно на его магическую подпись. Его явн
о куда-то приглашали.
Рядом со второй стрелкой тут же появилась третья, в то время как вторая исчезла без следа. Возникающие новые и тут же пропадающие старые, они вели его куда-то в сторону кабинета Истории Магии. Северус проверил, легко ли выхватывается палочка из
кармана, и последовал за ними.
Примерно через десять метров стрелки на стенах закончились. А еще через полметра пропала последняя. Мужчина в нерешительности сделал шаг вперед и остановился
- прямо на уровне его груди в воздухе плавала иллюзорная зеленая стрелка, указывающая вверх. Он поднял глаза и усмехнулся. Прямо под потолком вверх тормашками висели опутанные веревками по рукам и ногам Грейнджер с Уизли.
Гриффиндорские
старосты были без сознания.
Ши
карный подарок.
Опять МакЛауд развлекает
ся?
Словно бы в ответ на его мысли перед лицом зельевара мелькнула летучая записка. Точно такими же пользуются служащие Министерства магии. Мужчина изловчился и поймал предназначенное ему послание. Развернув его, он прочитал:

"У меня не было ни времени, ни желания разбираться с ними. Предоставляю это тебе, Северус. Уверен, ты со своей воистину неисчерпаемой фантазией по части противных наказаний сможешь подобрать им что-нибудь эдакое. И, возможно, это отобьет у них охоту шпионить за преподавателями.
Коннор"


- Не переживай, МакЛауд, я позабочусь об этом, - предвкушая знатное развлечение, усмехнулся зельевар, несколькими взмахами палочки возвращая гриффиндорских старост на землю. - Энервейт! - поочередно указав палочкой на Грейнджер с Уизли, приказал он.
Интересно, где же был Поттер, когда его лучших друзей оглушали, связывали и подвешивали к потолку? Или... Или не все так спокойно в Датском коро... тьфу-тьфу, гриффиндорском факультете?

***

  
      Рон и Гермиона очнулись. Последнее что они помнили
- пакостно улыбающегося профессора МакЛауда, наставляющего на них палочку, и красный луч заклятья перед глазами.
- Так-так-так, - раздался откуда-то сверху бархатистый голос с вкрадчивыми интонациями. Гермиона подняла глаза, и её прошиб холодный пот - прямо на них с выражением крайнего отвращения на лице смотрел слизеринский декан. - Мисс Всезнайка и её дружок... Какая встреча!
Рон мысленно застонал
- вот уж попали, так попали! Из всех преподавателей Хогвартса на них наткнулся именно этот сальноволосый ублюдок! Сейчас оторвется на них по полной, как пить дать.
- Профессор Снейп...
- Молчите, мисс Грейнджер, - резко оборвал девушку зельевар. - Вы с мистером Уизли уже и так нагулялись на неделю отработок.
- Но это не справедливо! - возмущенно воскликнул Рон.
Впрочем, кому он это говорит? Этот ублюдок ничего не знает о справедливости, иначе бы сдох в младенчестве, облегчив тем самым жизнь
многим поколениям волшебников.
- Минус пять очков с Гриффиндора за пререкания с преподавателем, мистер Уизли, и плюс еще одна неделя отработок, - с явным удовольствием произнес декан Слизерина.
- Это все профессор МакЛауд! Профессор Снейп, вы должны нам поверить - он напал на нас и угрожал стереть память, - решив пойти в ва-банк, выкрикнула Гермиона.
- Еще одна неделя отработок, мисс Грейнджер, - почти пропел мужчина, гнусно усмехнувшись. - И минус пятнадцать баллов с Гриффиндора за клевету на преподавателя.
- Снейп, ты что, заодно с этим МакЛаудом? - провокационно рявкнул взбешенный Рон. На что Гермиона только возвела глаза к потолку: её друг никогда не был терпелив, что часто оборачивалось ему боком. Вот как сейчас, только теперь из-за его вспыльчивости пострадает и она.
- Минус еще пятнадцать баллов с Гриффиндора за фамильярничание и панибратское отношение к профессору, мистер Уизли, - вкрадчиво прошелестел мастер зелий. - Я - не ваш дружок Поттер, впрочем, насколько я понял, вы и его уже умудрились достать своей постоянной слежкой. Иначе не оказались бы здесь связанными ночью после отбоя.
Снейп отменил связывающее заклинание и приказал им возвращаться в гостиную. Добавив, что лично проследит за тем, чтобы они не потерялись где-нибудь по дороге. Слизеринский декан выглядел довольным как удав
, загипнотизировавший кроликов.
Гермиона не сомневалась
- завтра же обо всех подробностях их ночной вылазки станет известно профессору МакГонагалл и директору. А через пару часов весь Хогвартс будет знать, что они откровенно шпионили за лучшим другом. Мерлин, какой позор!

...

      Пытаясь поспеть за быстро шагающим по пустынным коридорам Снейпом, девушка гадала про себя, чем же помимо неудовольствия декана и позора на всю школу обернется для них эта выходка? Мало того, что они нарвались на три недели отработки и лишили свой факультет тридцати пяти баллов, так они еще и умудрились разозлить профессора МакЛауда. А Гарри прислушивается к его мнению. И что самое ужасное
- похоже, они навсегда потеряли доверие друга. После всех этих дней беспрерывной слежки и тотального контроля у него было полное право так с ними поступить в отместку. Но девушка была готова на многое пойти, лишь бы не повторился тот кошмар, что произошел на летних каникулах. Они не знали, где Гарри и что с ним. На все их вопросы им отвечали, что они все узнают позже. Но при этом они видели заплаканную миссис Уизли, у которой валилась из рук кухонная утварь, и запершегося в своих покоях Сириуса.
Все, о чем думал Рон, было написано у него на лице. Ярость на Снейпа; злость, обида, непонимание
- на Гарри и явное желание закатить другу грандиозный скандал. И Гермиона это отлично понимала. Более того, несмотря на то, что она полностью осознавала свою вину, девушка считала, что их друг виноват перед ними не меньше.
Однако было еще кое-что, беспокоящее самую умную ведьму своего потока. И это кое-что, вернее, кое-кто
- Джинни. Из гостиной Гриффиндора они выходили втроем. До старой части замка они тоже добрались все вместе. А вот потом сестра Рона куда-то пропала. МакЛауд схватил только её и Рона, но тогда... где же Джинни?
  
  

Глава 16

  
      
   Едва за ними закрылась дверь в гостиную, отрезая их от Снейпа, младший из сыновей Уизли перестал сдерживать ярость, разрывающую его изнутри. Первым пострадал небольшой столик: рыжий староста с яростным воплем перекинул его вместе со светильником и оставленными кем-то канцелярскими принадлежностями. Гермиона вздохнула и взмахнула палочкой, накладывая на гостиную заглушающие чары: ей не хотелось, чтобы их с Гарри иногда чересчур уж эмоциональный друг перебудил весь факультет.
Это их проблемы. Ни к чему
посвящать в них кого-либо еще.
А, меж тем, Рон продолжил громить гостиную, прав
да, теперь уже с помощью магии.
- Этот ублюдок!.. - непонятно к кому обращаясь, прорычал младший из сыновей Уизли, посылая Редукто в ближайший от него диван.
- Кого именно ты имеешь в виду? - явно что-то обдумывая, флегматично спросила Гермиона.
- Всех! - категорично заявил парень. - МакЛауда... - прошипел он, посылая режущее проклятие в ближайшее кресло. - Снейпа... - взрывное проклятье летит в столик. - А с нашим общим другом Поттером я еще поговорю. Это же надо, позволить этому подлому шотландцу как на блюдечке преподнести нас сальноволосому ублюдку! А ты... ты тоже хороша, подруга! Вечно лезешь, куда тебя не просят - как была на первом курсе раздражающей мисс всезнайкой, так и осталась! Ну что тебе стоило оставить в покое нашу знаменитость и его секреты? - швырнув через всю гостиную еще один светильник, риторически спросил он. - Так нет же... возьмем и с удвоенной силой начнем шпионить за мордредовым Поттером, будто мало над нами уже полшколы смеется. Хочешь, чтобы и вторая половина присоединилась к веселью?
- Я надеюсь, ты не собираешься устраивать драку с Гарри? - подозрительно осведомилась девушка, занимаясь восстановлением основательно подпорченной её другом мебели. Пассажи про свою неугомонность она решила пропустить. Если рыжему так хочется, пусть обвиняет во всем только её: собака лает - караван идет.
- Не волнуйся, я просто посмотрю в его бесстыжие глаза и положу на место, - как-то странно усмехнулся младший из сыновей Уизли.
Мисс Грейнджер это ни капельки не успокоило. Зная бешеный характер гриффиндорского старосты, а так же не менее "спокойный" характер Мальчика-Который-Выжил, она не сомневалась, что если первый к моменту возвращения второго останется в таком же состоянии как сейчас, добром их встреча не закончи
тся.
Рон обязательно закатит Гарри грандиозный скандал, а тот не останется в долгу. Учитывая тот немаловажный факт, что в последнее время их общий друг едва сдерживался от того, чтобы не высказать им наболевшее, последствия для их дружбы могут быть самыми печальными. А ссориться с Гарри ей совершенно не хотелось. Как и Рону, что бы он там не говорил по этому поводу. Значит... значит ей просто жизненно необходимо, чтобы взрывной Уизли хоть немного поостыл к тому моменту, когда их общий друг вернется со своих дополнительных занятий. А для этого ей нужно как-то отвлечь рыжика, дать ему какую-то другую проблему, которой необходимо скорейшее разрешение. И, к счастью, такая проблема есть, ей
даже не надо ничего выдумывать.
- Рон, ты не знаешь, куда делась Джинни? - якобы совершенно случайно вспомнила гриффиндорская староста.
- О чем ты? - озадаченно спросил её он, от изумления даже прекращая громить гостиную.
- О твоей сестре, - раздраженно ответила Гермиона. - Или ты забыл, что она тоже шла с нами?
- Точно! - вспомнил парень и тут же приуныл, - И не посмотришь же, где она: этот ублюдочный МакЛауд карту забрал.
- Рон, да забудь ты про профессора Защиты от темных искусств! - отмахнулась от него девушка. - Лучше вспомни, когда ты последний раз её видел.
Рыжий г
риффиндорец задумался.
- Когда мы дошли до старой части замка, она точно была с нами, - наконец уверенно заявил он. - А потом... потом... я не помню.
- И я... - задумчиво проговорила Гермиона. - Тебе не кажется это подозрительным? Мы оба помним, что из гостиной выходили все вместе. Вместе дошли до заброшенной части Хогвартса, а потом крались по этому ужасному месту...
- Ужасному - это еще слабо сказано, - вставил Рон, которого передернуло от воспоминаний о пережитом ужасе. - Одни пауки чего стоят!
- Согласна, но... ты не мог бы не перебивать меня? - раздраженно поинтересовалась гриффиндорская староста, на что Рон ограничился одним только кивком. Рыжик вовремя вспомнил, что в моменты озарения его подругу лучше не перебивать, ибо любое слово не по делу чревато какими-нибудь детскими, но очень неприятными для самолюбия чарами.
- Итак, мы вместе с ней выходили из гостиной, - начала сначала свои размышления вслух Гермиона. - Вместе дошли до заброшенной части Хогвартса, а потом наверняка все еще вместе дошли до фехтовального зала... Вывод? Вывод... Мерлин, ничего не могу придумать без смертельного исхода! - несколько нервно воскликнула девушка. - Но профессор МакЛауд несмотря на свой тяжелый характер не стал бы причинять вред ученикам...
- Не стал бы? - возмущенно воскликнул Рон. - Проснись, Гермиона, он угрожал нам стереть память.
- И вмешательство Гарри нас от этого спасло, - вовремя напомнила девушка. Пусть она и сомневалась в том, что, реши МакЛауд всерьез стереть им память, мнение Мальчика-Который-Выжил играло бы для него хоть какую-то роль.
- Он оглушил нас, связал и подарил Снейпу! - продолжил выражать свое возмущение касательно профессора ЗОТИ младший из сыновей Уизли. - И после этого ты будешь утверждать...
- Но не стер же, - отмахнулась от него девушка, размышляя о причинах, побудивших преподавателя сдать их Снейпу, пусть и таким странным способом. - Хотя вполне смог бы.
- Хм, возможно, - задумался юноша, как-то резко теряя весь свой запал и присаживаясь на восстановленный подругой диван. Голова его опустилась на грудь, и уже через пару минут послышалось легкое похрапывание.
Гермиона довольно усмехнулась: чары отсроченного сна, которые она вычитала в одной из тех книг, что в последнее время в огромных количествах поглощал Гарри, сработали безотказно. Девушка лихо прокрутила палочку в пальцах, чувствуя себя при этом ковбоем, выигравшим дуэль на кольтах, и продолжила восстановление гостиной. Скоро вернется её друг со своей тренировки, и ей нужно будет серьёзно с ним поговорить. А импульсивный характер Рона в этом будет только помехой.

***

  
- Отлично потренировались, - с усталым видом утирая пот со лба, похвалил его Коннор. - Рад, что ты за время нашего вынужденного безделья не растерял навыков, которые мы вместе с друзьями с таким трудом вдалбливали в тебя целое лето.
Гарри не ответил. Юноша в изнеможении лежал на паркете фехтовального зала не в силах не то что подняться, а даже пошевелиться. Мысль о том, чтобы встать и дойти до гостиной, вызывала у него самый настоящий ужас. Он же не дойдет
- свалится где-нибудь по дороге и проспит до утра на радость Филчу или Снейпу.
Мысль о гриффиндорской гостиной всколыхнула воспоминания о Роне и Гермионе. Судя по всему, по возвращении его ожидает знатный скандал. И... Юноша четко помнил, что видел на Карте Мародеров точку, удаляющуюся от места их с Коннором занятий,
помеченную как Джинни Уизли...
- Коннор, а почему ты поймал Рона и Гермиону, но отпустил Джинни? - все еще лежа на полу, спросил Гарри.
- Потому что она была мне не нужна, - беспечно ответил МакЛауд, присаживаясь рядом с ним.
- Как это? - не понял гриффиндорец.
Горец рассказал своему ученику об установленной на косяке и двер
и ловушке для самых любопытных.
-...Когда я её ставил, специально внес ограничения, добавив твою, мою и Грейнджер с Уизли магические подписи. Учитывая упертый характер твоих друзей, я точно знал, что они не удержатся и пойдут за тобой, чтобы проследить за нашими занятиями,
- закончил свой рассказ бессмертный.
- Так значит ты все это подстроил, чтобы сдать их Снейпу? Чтобы он назначил им отработки, и у них не было времени следить за мной? Вот это да, какое коварство! - восхитился Мальчик-Который-Выжил и тут же нахмурился. - Коннор, я бы и сам справился, зачем ты это сделал? - подозрительно спросил юный бессмертный.
- Потому что примерно через пару-тройку лет тебе придется рассказать друзьям о том, почему ты не стареешь, - неожиданно серьезно ответил ему наставник. - И тебе лучше сейчас проверить, сможешь ты им доверять или нет.
- Но это же Рон и Гермиона! Мы столько раз вместе рисковали своими жизнями и...
- Не важно, сколько и по какой причине вы вместе рисковали, - оборвал его шотландец, - важно только то, как они отреагируют на такую шокирующую новость. И, поверь мне, можно считать, что ты знаешь людей, а когда покажешь, что хоть немного от них отличаешься, они с легкостью отвернутся от тебя. Тебе ли, как участнику Турнира Трех Волшебников, этого не знать?
- Но тогда они не отвернулись от меня! - упрямо возразил младший бессмертный.
- Подумай еще раз, пожалуйста. Гарри, у тебя есть стопроцентные гарантии того, что Грейнджер и Уизли не побегут после твоих откровений к Дамблдору? Разумеется, из самых лучших побуждений и ради твоего же блага. Можешь ли ты доверить им твою самую важную тайну? - глядя ему прямо в глаза, призвал его к благоразумию Горец.
Юноша задумался. А ведь МакЛауд прав! Достаточно вспомнить второй курс, когда от него шарахалось полшколы, подозревая в нем наследника Слизерина только потому, что он может разговаривать со змеями. Бессмертие
- это не серпентаго, это нечто посерьезнее, так что тут еще вопрос, выживет ли их дружба после таких откровений?
Стоп. Стоп! Тут до него дошло, что в словах н
аставника было что-то странное.
- Что значит твое "по какой причине"? - взволнованно спросил Гарри, привстав.
- О чем ты? А, о том, что у Рона и Гермионы могли быть свои мотивы, чтобы вместе с тобой рисковать жизнью? Не парься, - хлопнул его по плечу бессмертный, - утро вечера мудренее. Вернись в гостиную, поругайся с друзьями и с чистой совестью ложись спать. Поговорим об этом потом.
- Коннор, - юноша внимательно посмотрел Горцу в глаза, - я хочу знать, - медленно и четко проговорил он, продолжая игру в гляделки.
- Ничего военного, просто у меня свой взгляд на ваши приключения, - уклончиво проговорил шотландец. - Но лично для меня самым явным показателем, что ты до конца не сможешь доверять своим друзьям, стал рассказ о твоей с Роном ссоре на четвертом курсе. Это напомнило мне об одной древней мудрости. Она была выгравирована на мече Александра Македонского. Знаешь её?
- Н... нет... - предчувствуя какую-то гадость, ответил гриффиндорец.
- На мече у великого полководца было написано: "Берегись друзей, а с врагами я справлюсь". Эту фразу можно толковать по-разному, но, думаю, в твоем случае к ней можно добавить мудрость о благих намерениях и о том, куда они ведут.
- Ты не ответил на мой вопрос, Коннор, - не дал увести разговор в другое русло Гарри.
- Хорошо, это будет твоим домашним заданием, - вздохнул бессмертный. - Я хочу, чтобы ты объективно посмотрел на ваши приключения. Но рассматривай их не через призму вашей дружбы. Поищи скрытые мотивы того, зачем Грейнджер и Уизли понадобилось влезать во все это. Включи свои слизеринские качества, ведь за что-то же Распределяющая шляпа хотела тебя отправить именно на этот факультет. Мы встретимся в пятницу, и ты мне расскажешь, до чего додумался. А теперь иди, ночь уже на дворе. О Снейпе не волнуйся, я о нем уже позаботился.
  
  

Глава 17

  
      
   Несмотря на то, что единственным желанием Гарри было упасть и заснуть, всю дорогу от фехтовального зала до гостиной Гриффиндора он не мог не думать о словах Коннора. Что же он имел в виду, когда давал ему задание проанализировать все передряги, в которые они попадали с Роном и Гермионой? И что значит это его: "Рассматривай их не через призму вашей дружбы. Поищи скрытые мотивы того, зачем Грейнджер и Уизли понадобилось влезать в все это"?
Попросил бы это сделать кто-то другой, юноша не задумываясь послал бы умника в пешее эротическое путешествие, да наградил каким-нибудь крайне мерзким сглазом, чтоб этот другой не лез в то, что его совершеннейшим образом не касается. Но с МакЛаудом он такого сделать бы не смог. И нет, вовсе не потому, что на каждое пакостное проклятие ученика у бессмертного найдется подходящее контр проклятие, да еще и пять куда более пакостных заклятий в ответ. А потому, что за два месяца знакомства гриффиндорец успел уяснить: Горец никогда и ничего не делает без причины, даже если на первый взгляд никакой причины и нет. И, значит, в этом его задании есть какой-то непостижимый для Гарри смысл.
Понять бы еще только, какой...
Может быть, Коннор имел в виду, что вне Хогвартса он почти ничего не знает о своих друзьях? Мордред, как же все не вовремя! Если бы наставник приказал ему подумать еще каких-то несколько месяцев назад, Гарри даже и не стал бы напрягаться. Несколько месяцев назад..., но не теперь. Не после того, как он перестал чувствовать себя в Хогвартсе как дома, не после того, как ему приходится прятаться от неуемного любопытства и маниакального желания контролировать его жизнь со стороны Рона и Гермионы.

      Портрет Полной Дамы, стерегущей вход в гостиную Гриффиндора, на взгляд Гарри, показался из-за поворота слишком быстро. Он еще не пришел ни к какому решению: ни по поводу требования Коннора, ни по поводу того, в каком ключе ему общаться с друзьями... особенно после сегодняшнего вечера. А в том, что общаться придется именно сейчас, юноша не сомневался. Что ж, придется поступать как обычно, то есть бросаться в омут с головой, а дальше по ситуации
- вздохнул про себя юный бессмертный и пробормотал пароль, на этой неделе звучавший как "Враг не дремлет".
Мерлин
, и кто придумывает эти пароли?
- Верно, дорогуша, - сонно отозвалась страж гриффиндорской гостиной и отодвинула картину, тем самым открывая проход.

***

  
      Дверь в Гриффиндорскую башню отъехала несколько раньше, чем она ожидала. Вид ввалившегося Гарри, выглядевшего так, будто бы сначала он разгружал вагоны, а потом им хорошенько вытерли пол, пусть и ненадолго, но всколыхнул в ней давно и крепко спящую совесть. Возможно, ей стоит перенести их очень серьёзный разговор на более подходящее время? А когда оно наступит, это пресловутое подходящее время, если друг предпочитает лишний раз не общаться с ними? Да и в другой раз ей не удастся так просто нейтрализовать Ро
на с его бешеным темпераментом.
- Как прошло твое занятие? - чтобы хоть как-то завязать разговор, нейтрально спросила Гермиона.
Её друг добрел до ближайшего д
ивана и без сил рухнул на него.
- Нормально. Коннор сказал, что доволен тем, что я не забыл его уроков, - устало ответил Мальчик-Который-Выжил и, прежде чем девушка успела бы задать вопрос о содержании тренировки, спросил. - Снейп не сильно зверствовал?
- Снял кучу очков и назначил три недели отработок, - ответила девушка и тут же взорвалась, что с ней в последнее время случалось нередко. - А чего ты ожидал, Гарри? Что он нас по голове погладит? Твой распрекрасный МакЛауд дал ему отличный повод лишить наш факультет баллов!
- Не слабо, однако, - вяло отозвался её друг, уже по привычке совершенно не отреагировав на вспышку гнева гриффиндорской старосты. - Но вы сами виноваты. Любопытство кошку сгубило, знаешь ли. Коннор мог бы наказать вас сам, но решил, что эффективнее будет, если вас накажет наш штатный ужас подземелий. По его словам, трудотерапия весьма полезна, когда нужно отучить кого-то лезть не в свои дела, и, поверь мне, я уже на своем весьма тяжелом опыте убедился, насколько они правдивы, - пожал плечами Гарри.
- Возможно, мы и виноваты, - дипломатично согласилась с ним Гермиона, хотя на самом деле ей хотелось как следует наорать на этого нахала. - Но ты тоже хорош со своими секретами, а мы, между прочим, волнуемся. Места себе не находим, пытаясь узнать, во что же на этот раз влез наш друг? У тебя полно тайн, которыми ты не хочешь с нами делиться, а ведь мы друзья! - обвиняюще воскликнула Гермиона.
- Лучшая защита - это нападение, да? - в ответ на её слова понимающе усмехнулся Мальчик-Который-Выжил, и она осознала, что слегка погорячилась в своих обвинениях. - А ты не думала, что после всего, что со мной случилось летом, между прочим, по вине Дамблдора, запершего меня у Дурслей...
- Особенно из-за того, что случилось этим летом, - отрезала гриффиндорка. - Нечего было ночью лазить по всяким подозрительным подворотням.
- Это что, астероид в мой огород? - спокойно поинтересовался её друг. - Мне не нужны няньки, Гермиона. Благодаря Коннору теперь с подобными проблемами я могу справиться сам. Хотя по-хорошему этим должны были заняться члены Ордена Феникса. Вместе с его неподражаемым главой.
- Так ты считаешь, что профессор Дамблдор и остальные вместо того, чтобы бороться с Волдемортом, обязаны следить, чтоб тебе пальчик не прищемили на каникулах? - ахнула гриффиндорка. - Ну, знаешь...
- Нет, не считаю, - раздраженно фыркнул её друг. - Но хотя бы охранять меня от залетных Пожирателей Смерти они должны, раз я их Избранный. И нормально должны, а не при помощи старого пьяницы и жулика Флетчера, который при каждом удобном случае сбегает заключать сомнительные сделки. Хотя бы чему-то элементарному они могли меня обучить. Я каждый год сталкиваюсь с Волдемортом, и с каждым разом эти встречи все опаснее и опаснее не только для меня, но и для окружающих. Но Дамблдор отказывается готовить меня к сражению с Темным Лордом только лишь на основании того, что надеется на это долбанное пророчество пьяной идиотки! "Твоя самая большая сила - это любовь, мой мальчик", - очень похоже передразнил благодушный тон директора Гарри. - На что он надеется? Что я полюблю это красноглазое чудовище, прощу ему все прегрешения, и мы, взявшись за руки, под романтическую музыку побредем в сторону заката?
Девушка представила себе эту картину, и её передернуло от омерзения: на воображ
ение она никогда не жаловалась.
- Но МакЛауд... он ведь опасен, - попыталась мягко убедить друга девушка. - Твой любимый учитель сначала угрожал стереть нам память, а потом сдал Снейпу...
- ...в чем, как мы уже выяснили, виноваты вы сами. Нечего вечером после отбоя бродить по замку, - усмехнулся юноша. - На самом деле, Коннор очень хороший человек, и я благодарен ему за все, что он для меня делает.
- Но почему он все это делает? Ты не задумывался? - вкрадчиво спросила гриффиндорская староста.
- У него Долг Жизни перед моим дедом, а отдать его он ему не успел, - отмахнулся от её подозрений Гарри.
"Хм... Долг Жизни...",
- подумал он, пристально глядя на подругу. А ведь, если подумать, у Гермионы тоже перед ним долг, за спасение от тролля. Это могло бы объяснить, почему на первом курсе такая правильная девочка как его подруга присоединилась к ним с Роном в их поиске философского камня. Что ж, похоже именно этого от него хотел наставник.
Кстати
, а почему в это дело влез Рон?
Ладно, он подумает об этом завтра, а сегодня ему следует как можно быстрее лечь спать, иначе утром он будет похож на раненую улитку. В принципе, ему это и так грозит, потому что зелье бодрости и зелье, снимающее боли в мышцах, при одновременном использовании да
ют весьма интересный результат.
Интересный он только для сумасшедших ученых-генетиков. Вряд ли кому-то еще понравятся мелкие осьминожьи щупальца по всему телу. Гарри они тоже не пришлись по душе, когда он впервые по глупости смешал в желудке оба снадобья. Зато МакЛауд всю следующую неделю после того ржал как обожравшаяся конопли лоша
дь каждый раз, когда его видел.
- В любом случае, Гермиона, уже слишком поздно, чтобы обсуждать все это. Скажу тебе только одно - я более чем полностью доверяю Коннору. "И совершенно не доверяю Дамблдору", - подумал он, но вслух говорить этого не стал. Ему совершенно не хотелось объяснять своей излишне преданной директору подруге, почему. - А теперь, прости, я бы еще поболтал с тобой, но мне, да и тебе завтра на занятия. Спокойной ночи, - и, направив палочку на все еще спящего друга, приказал: - Мобиликорпус!
- Подожди, Гарри, - окликнула юношу уже у лестницы Гермиона. - Ты случайно не знаешь, где Джинни?
- А что с ней? - изображая полнейшее неведенье, спросил Мальчик-Который-Выжил, ставя ногу на первую ступеньку.
- Она пропала! Из гостиной мы выходили вместе, до старой части замка тоже дошли вместе, а потом она куда-то делась!
- Хм, по моим расчетам Джинни уже давно должна спать в своей кровати и видеть какие-нибудь приятные сны, - теперь изображая глубокую задумчивость, успокоил подругу он.
- Как так? - не поняла гриффиндорка.
Юноша в общих чертах рассказал девушке о специальной ловушке для любопытных за авторством Коннора, умолчав, правда, для чего он сделал исключение для его ближайших друзей. В его версии наставник сделал это для того, чтобы отучить их от дурной привычки следить за ним. Еще раз попрощавшись с ней, Поттер принялся подниматься по лестнице, и друг, направляемый его палочкой, летел за ним.

...

      Гарри и плывущий за ним по воздуху так и не проснувшийся Рон давно скрылись на лестнице, ведущей в комнаты мальчиков, оставив Гермиону
в одиночестве.
Девушка понимала, что её друг не может быть до конца откровенным с ней из-за данного МакЛауду Непреложного обета, но хоть что-то он мог бы рассказать! Мог б
ы, если бы очень этого захотел.
Единственное, что девушка смогла узнать сегодня
- он почему-то обвиняет директора Дамблдора в том, что тот не готовит его к битве с Волдемортом в отличие от его наставника. И что этот наставник необычайно сильный и образованный маг.
И все-таки почему Гарри так доверяет этому мужчине? И не заколдовал ли он
её друга?
И как ей это раньше не пришло
в голову? Это бы все объясняло!
От поразившей её саму догадки гриффиндорская староста вскочила с кресла, в котором сидела, и принялась расхаживать из угл
а в угол по пустынной гостиной.
Это может быть опасным для
Гарри.
Нужно срочно идти к профессору Дамблдору, только он может спасти её неугомонного друга
- решила девушка и даже сделала пару шагов в сторону портретного входа. Но потом она вспомнила, который сейчас час - директор наверняка видит десятый сон. А ей бы не хотелось будить такого занятого уважаемого человека среди ночи.
А еще Гермиона прикинула, каковы её шансы опять наткнуться на патрулирующего коридоры слизеринского декана. Выходило, что весьма неплохие. А это опять потеря с таким трудом заработанных баллов и еще несколько недель отработок. Вряд ли профессор МакГонагалл этому обрадуется, она уже так привыкла видеть в своем кабинете кубок межфакультетских соревнований. Так что Гарри и его проблемы вполне могут потерпеть до утра. Вряд ли что-нибудь случится до завтрашнего дня, в
едь даже злодеям необходим сон.
Решено, завтра же она отправится к директору и поговорит с ним о профессоре МакЛауде и его дурном влиянии на её друга.
  
  

Глава 18

  
      
   Ранним утром в спальне мальчиков шестого курса Гриффиндора стояла сонная тишь да благодать, нарушаемая лишь здоровым храпом пяти парней.
Гарри Поттер досматривал эротический триллер с легким налётом коме
дии о трёх вейлах и Волдеморте.
Его лучший друг Рональд во сне выигрывал турнир по шахматам и одновременно получал
кубок мира по квиддичу.
А Невилл вместо Мальчика-Который-Выжил спасал
мир от всё того же Волдеморта.
Что снилось Дину и Симусу, нам неизвестно, но наверняка что-то не мене
е интересное и захватывающее...
И ничто не предвещало вселенского облома в виде подъема в шесть часов утра вместо законных восьми или на самый кр
айний случай половины девятого.
Доблестных гриффиндорцев разбудила странная, до отвращения бодрая мелодия и мерзкий мужской голос, рассказывающий под неё всем желающим о том, что он расстался со своей женщиной, и все окружающие люди думают, будто он ненормальный.* Гарри хватило всего пары секунд, чтобы догадаться, кого стоит благодарить за столь оригинальную побудку
- летом Коннор часто развлекался подобным образом, оправдываясь тем, что приучает его к правильной музыке.
- Мерлин великий, как заткнуть этот мордредов будильник?! - первым воскликнул обычно крайне тяжело просыпающийся Рон.
- А зачем? Классная же песня! - возмутился Дин, пытаясь перекричать вопли певца. На что остальные обитатели комнаты тактично промолчали, ибо на вкус и цвет фломастеры разные, а об экстремальных предпочтениях Томаса в музыке по Гриффиндору давно уже ходили анекдоты.
Гарри опасался, что после вчерашнего друг даже не станет разговаривать с ним. Или на крайний случай закатит ему грандиозный скандал с заламыванием рук, крушением мебели, хватанием за сердце и битьём кулаком в грудь о том, что они с Гермионой были ему лучшими друзьями, а теперь все
- развод и тумбочка между кроватями. В качестве попытки загладить свою несуществующую вину Мальчику-Который-Выжил пришлось рассказать другу о том, что он спасал своих друзей от ужасной участи, ибо никто бы не предсказал, что могла придумать изощренная фантазия его учителя. Однако, к его большому удивлению, прошло вот уже целых пятнадцать минут с того момента, как рыжик открыл глаза, а скандала и прочего все еще не было.
- Но ведь он сдал нас с Гермионой этому слизеринскому ублюдку, - попытался воззвать к здравому смыслу друга рыжий гриффиндорец.
Странное дело. Может быть, он вчера слишком сильно приложил его головой о стену, когда левитировал в спальню мальчиков шестого курса? Так вроде бы нет, во всяком случае, он ничего подобного не помнит. Нужно потом будет поинтересоваться у Хагрида, что же такого крупного сдохло в Запретном лесу, что Рон упустил возможность поскандалить? В этом он пошел в свою матушку, той тоже только дай повод разойтись, потом даже "Хогв
артс-экспрессом" не остановишь.
- А мог бы выкинуть в Запретный лес среди ночи всего лишь с парой кинжалов, фонариком и запиской, в которой говорилось бы, что вам нужно найти какую-то травку, кою обязательно нужно собирать только ночью.
- Но там же оборотни и акромантулы! - ужаснулся младший из сыновей Уизли.
- Не думаю, что учителя бы это остановило, - пожал плечами Гарри, довольный произведенным эффектом.
- Кошмар, - резюмировал рыжик и первым вышел из спальни.
Юный бессмертный облегченно выдохнул и последовал вслед за ним
- похоже, с этим он разобрался. Теперь бы еще так же легко справиться с заданием Коннора, а ведь пятница-то уже завтра.
В гостиной они встретили Джинни, невозмутимо о чем-то болтающую с Дином. Девушка явно не чувствовала никакого дискомфорта от того, что вернулась в гостиную прямо посреди
захватывающей слежки за Гарри.
- Ты где была? - выплеснул на неё свое недовольство Рон, едва увидев. - Мы с Гермионой волновались за тебя, знаешь ли!
- Спать пошла, - небрежно пожала плечами сестра лучшего друга, а юноша благоразумно решил не вмешиваться. - Там же не было ничего интересного, вот я и вернулась в башню факультета. А вы чего так задержались?
- Ребята, вы что, все еще следите за Гарри? - присвистнул Дин. - Ну вы даете, придурки! Как он еще не закатил вам из-за этого скандал, не представляю! Снимаю шляпу перед его воистину ангельским терпением, я бы так не смог.
- Отвянь, а, - хором попросили его брат и сестра Уизли.
Томас посч
итал за лучшее самоустраниться.
- А где Гермиона? - словно бы что-то вспомнив, спросила Джинни. - Я пару дней назад брала у неё конспекты за пятый курс, хотела отдать, а Лаванда сказала мне, что она куда-то ушла еще полчаса назад.
- Но она бы точно подождала нас с Гарри, - задумчиво протянул Рон. - Верно ведь, дружище?
- Точно, - начал беспокоиться юноша. Гермиона каждое утро ждала их в гостиной, после чего они все вместе шли на завтрак. Исключения составляли те дни, когда они были в ссоре, то есть весьма нечасто, а в этом учебном году из-за тотальной слежки за ним - практически никогда. - Ты иди в Большой Зал, а я схожу посмотрю на Карте Мародеров, куда запропастилась наша подруга, и догоню тебя, - предложил он.
- Идет, - согласился друг и направился к выходу из гостиной.
Гарри пожал плечами, оставил в ближайшем кресле собранную на занятия сумку и поднялся в с
пальню мальчиков шестого курса.
Карта Мародеров обнаружилась там, где он её вчера оставил
- в прикроватной тумбочке. Юноша пробормотал: "Торжественно клянусь, что замышляю шалость и только шалость". По старому пергаменту пробежали линии, образуя схематическое изображение замка. Гриффиндорец расстелил карту на кровати и пристально вгляделся в надписи поверх постоянно снующих туда-сюда точек. Наконец он нашел на карте отметку, подписанную как Гермиона Грейнджер. Гарри посмотрел, где находится его подруга, и выругался. Матом. Случилось то, чего так опасался Коннор, а он не хотел верить: подруга находилась в кабинете Дамблдора. Юноша схватился за голову. А ведь его предупреждали о том, что подобное может произойти. Предупреждали, а он не хотел верить.
За что?
Почему?
Гермиона, зачем?

Неужели только лишь из-за того, что он не может ей все рас
сказать? Но ведь это не только его тайна.
Обидно...

Обидно, что подруга, с которой вместе не раз и не два выпутывались из самых различных неприятностей, все еще считает его маленьким мальчиком, за которым постоянно нужно приглядывать. Возможно ли, что их дружба держится на материнском инстинкте подруги? Вполн
е, но кто же ему скажет правду?
Итак, Гермиона пошла к Дамблдору. Каковы шансы, что это не просьба о помощи в разрешении очередной тайны, которой сейчас был он сам, а просто разговор между директором школы и старостой
факультета? Правильно, нулевые.
Что же делать?

Помня о предостережении Горца, он не рассказывал друзьям ничего важного, только общие впечатления, ссылаясь на Непреложный Обет. Но даже из того минимума, что он позволил им узнать, подруга со своим потрясающим чутьем сумела сделать какие-то непонравившиеся ей выводы? А иначе с чего бы ей бе
жать к старику с утра пораньше?
Гарри отлично понимал её, ведь больше всего на свете Гермиона любит всеми правдами и неправдами докапываться до истины и разгадывать загадки. А вокруг него все время происходят какие-то события, он постоянно натыкается на какие-нибудь тайны и вопросы. Вот, кстати, еще одна причина, по которой девушка добровольно вляпывается с ним в различные приключения
- любовь к тайнам и тяга к приключениям, коих вокруг него их столько, что только успевай влазить.
Однако в этом году, как ни странно, ничего не происходило, ничего, что могло бы удовлетворить жажду знаний и тайн подруги. Никаких спрятанных артефактов, опасных и редких чудищ, беглых преступников и всякого такого... Вот Гермиона и взялась за него. Еще бы, ведь он сам ходячая загадка. Никому, кроме Дамблдора, и то в общих чертах, неизвестно, где и как он проводил это лето. Или чем занимался на каникулах. Все, что его друзья знают, это только то, что он позволил им узнать. Не больше и не меньше. И, пожалуй, в ближайшее время так и останется.
Так ничего и не придумав, Гарри выскочил из спальни мальчиков и направился к выходу из гостиной. Проблему с болтливостью Гермионы и её неуемной жаждой все и обо всех знать он может решить и потом, а сейчас его ждет завтрак и Рон.

***

  
      Альбус Дамблдор даже и не знал, кого благодарить за столь неожиданный подарок с утра. Подумать только, Гермиона Грейнджер, лучшая подруга Мальчика-Который-Выжил, сама пришла к нему обсудить с
транное поведение своего друга!
Старый маг начал чувствовать, что постепенно ситуация начинает выходить из-под его контроля еще с конца прошлого учебного года, но как никогда остро он это ощутил в момент триумфального возвращения Гарри в Хогвартс. Даже с учетом того, что его тяжело ранили магглы, а потом спас Коннор МакЛауд, мальчик сильно изменился. И изменился не в ту сторон
у, какую бы хотелось директору.
Конечно, поначалу Альбусу показалось странным подобное совпадение. Довольно-таки сильный и, что немаловажно, чистокровный маг, возвращаясь от своего приятеля, совершенно случайно срезал путь через подворотню, в которой толпа пьяных магглов убивала героя магического мира. Да это же полный бред
- решил тогда директор Хогвартса: вероятность того, что это просто совпадение, ноль целых и одна миллионная процента. Но, к большому удивлению Дамблдора, ночные похождения МакЛауда как раз подпадали под эту самую "одну миллионную процента": приятель шотландца, от которого тот возвращался тем вечером, оказался никем иным как Грегором Перришем. Почти четырехсотлетний вампир был весьма известен в теневом мире и своей близкой дружбой с семейством Малфой.
"Неужели это какой-то коварный план его бывшего ученика?"
- забеспокоился тогда глава Ордена Феникса. Однако, как выяснилось позже, вопреки его подозрениям старый кровосос никогда не был замечен ни в связях с Томом, ни с одним Темным Лордом вообще, что очень радовало - страшно подумать, что бы сотворил с этой страной Волдеморт с его помощью.
Но кто бы мог подумать, что кто-то вроде мистера Перриша живет всего в паре миль от Литтл Уиннинга и работает патологоанатомом в местной больни
це? Вот уж никогда не знаешь...
Проблема ведь не в том, что его героя спас маг, имеющий в приятелях вампира, а проблема в том, что маг этот слишком сильный, слишком свободомыслящий, слишком образованный, слишком... да вообще слишком. В общем, как раз такой, каких к Гарри подпускать было категорически нельзя. Один Мерлин знает, чего Альбусу стоило убрать сильных и здравомыслящих волшебников из ок
ружения Мальчика-Который-Выжил.
Старому магу иногда самому противно от того, что он делает, но выбора у него нет. Война с Томом должна закончиться с наименьшими потерями, а это значит, что Гарри не переживет финального сражения, увы. Что поделаешь
- все ради общего блага, все ради того, чтобы добро восторжествовало.
И если раньше воспитание будущего спасителя магического мира шло по четко выверенному сценарию, то этим летом все пошло наперекосяк. Вместо того, чтобы погибнуть и вдохновить крестника на дальнейшую борьбу с Волдемортом, остался в живых Сириус Блэк. А ведь он так надеялся, что этот побитый жизнью отпрыск некогда великого, пусть и темного рода упокоится во время стычки с Пожирателями Смерти в Отделе Тайн, но не судьба. Ну да ладно, всегда есть и другие способы сделать так, чтобы борьба с Томом была у Гарри на первом м
есте, например, умереть самому.
В этот учебный год по плану Альбус должен был рассказать мальчику кое-что о прошлом своего бывшего ученика, немножко о крестражах, а в конце красиво умереть на его глазах. Тем самым передав ему обязанности по сбору и уничтожению частей души Темного Лорда. По плану... ага, как же, разогнался старый пень! Забыл о том, что если все долгое время идет как надо, то по закону подлости случится какая-нибудь неприятность, сводящая на нет все годы упорной работы? Забыл, а неприятность, вот она, вернее он, сидит каждый день за столом
преподавателей и в ус не дует.
Как же не вовремя появился этот МакЛауд со своим желанием вернуть долг жизни! За одни летние каникулы этот шотландец умудрился разрушить то, что директор создавал годами. Коннор сразу же дал ему понять, что не потерпит никаких попыток управлять жизнью внука покойного приятеля. А если таковые будут, он просто переведёт Гарри на домашнее обучение, мол, все, что мальчику необходимо знать, он может выучить и в его особняке. Альбус тогда очень разозлился, попытался было надавить на слишком много на себя взявшего шотландца, указать ему его место... Тот в ответ мерзко усмехнулся и предъявил ему копию завещания Джастина Поттера. В нем черным по белому было написано, что в случае преждевременной кончины главы семейства опека над несовершеннолетним наследником перехо
дит к некоему Коннору МакЛауду.
Стар
ый маг был вынужден отступить.
Отступить, но не сдаться.

С самого начала учебного года он даже и не представляет, чем живет уже не его маленький спаситель. Разумеется, ему не нравилось подобное положение дел, но ничего поделать с этим не мог: Коннор резко пресекал малейшие поползновения в сторону своего подопечного. А все попытки выведать хоть что-то с помощью легиллименции были обречены на провал благодаря все тому же МакЛауду, обучившего мальчишку защищать свой разум от вторжений. И еще как обучил, стервец, блок у Поттера стоял железный. Все попытки пробить его, а если не пробить, так просочиться, оборачивались головной болью
- его и Северуса. Альбус уже было отчаялся, а тут такой подарок судьбы, как явившаяся с утра пораньше лучшая подруга Мальчика-Который-Выжил с явным намерением чем-то с ним поделиться. Мерлин, спасибо тебе!
Что? МакЛауд помешал им следить за своими занятиями с Гарри? Поймал их и продержал д
о отбоя, а потом сдал Северусу?
Остроумно, ничего не скажешь. Но что же такого в этих дополнительных занятиях, что понадобились такие меры? Интересно, почему же Гарри позволил Коннору поступить со св
оими друзьями подобным образом?
Ах, они слишком пристально следили за
ним? Не давали и шагу ступить?
Тогда понятно.

Что? Он не ослышался? Шотландец действительно способен провернуть подобный фокус с человеческим сознанием? Неужели он так хорош в ментальной магии? МакЛауд становится опасным, как и его влияние на Мальчика-Который-Выжил. От него следует избавиться, и как можно быстрее, пока он окончательно не испортил ему Избранного.
________________________________________

*Black Sabbath
- Paranoid
  
  

Глава 19

  
      
   Гарри сидел на Истории магии и задумчиво рисовал чертиков в своем конспекте. Биннс что-то бормотал об очередном восстании гоблинов, а класс был погружен в приятную полудрёму. Гермиона так и не рассказала им с Роном, зачем с утра ходила к Дамблдору. Да он особо и не настаивал, потому что имел представление, о ком шла речь в их разговоре. Интересно, как далеко она может зайти исключительно ради его блага? Юноша закатил глаза - иногда его подруга ведет себя как самая настоящая курица-наседка. У неё прямо какая-то мания быть мамочкой для всех тех, кто по её мнению нуждается в помощи, ведь больше всего на свете Гермиона любит не столько справедливость, сколько борьбу за неё. Во всяком случае так, как она её понимает.
Юный бессмертный тяжело вздохнул и скосил взгляд на тихонько похрапывающего Рона. До вечера пятницы осталось всего ничего, а он так и не смог придумать причину, по которой рыжик полез бы вместе с
ним спасать философский камень.
Почему он влез в историю с Тайной комнатой на втором курсе, понятно: в этом деле была замешана его младшая сестренка, попавшая под влияние дневника молодого Волдеморта. Но, как и с историей с философским камнем, до развязки он не дошел. Очень удобно, знаете ли
- особо рисковать не нужно, а вроде как во всем участвует.
Третий год обучения прошел для них более-менее транзитом, а под конец их всех насильно втянули в приключения Сириус и Ремус. Крестный навлек на них дементоров, а оборотень от волнения предстоящей встречи с друзьями своей молодости забыл принять Ликантропное
зелье.
На четвертом курсе втянули в приключения его, и, в конечном итоге, ему пришлось выпутываться самому. И, нужно отметить, особой разницы он не заметил. Что есть п
омощь друзей, что её и не было.
А на пятом году обучения инициатором очередной истории стала Гермиона, которой опять вздумалось бороться за справедливость. Но в самоубийственную авантюру по спасению Сириуса якобы от загребущих рук Волдеморта друзья влезли самосто
ятельно скорее уже по привычке.
Да, именно по привычке, так он и скажет Коннору завтра вечером. Приняв решение, юноша облегченно вздохнул и посмотрел на часы
- до конца занудной лекции Биннса осталось целых пятнадцать минут. Похоже, зря он обрадовался, - вздохнул Мальчик-Который-Выжил.

***

  
      Коннор был раздражен. Нет, не так, Коннор был дико раздражен. Этот старый маразматик... тут бессмертный позволил себе выдохнуть несколько ругательств на староанглийском. Подумать только, он имел наглость отчитать его за вмешательство в память учеников! Какая наглость, однако! Значит то, что ученики его школы шляются после отбоя по замку как так и надо директора совершенно не волнует, а то, что учитель, пусть и в несколько нестандартной форме, приказал им вернуться
- уже катастрофа вселенского масштаба. И после всего этого он потребовал показать ему воспоминания об их с Гарри занятии. Когда же МакЛауд отказался, Дамблдор попытался влезть к нему в мозги. Какая нынче пошла наглая молодежь!
И это его еще не перехватил Северус, но судя по многозначительным взглядам, которыми он окидывал его за завтраком, ему предстоит самый настоящий допрос, возможно даже
с применением Сыворотки правды.
"Хм, Сыворотка п
равды, а это же отличная идея!"
Зачем заставлять гадать Поттера о своих друзьях, если он может спросить их напрямую? Он не собирается использовать именно это зелье, ведь за его применение без особого предписания Министерства можно загреметь в Азкабан. Разумеется, только если их поймают. А учитывая дурную удачу его ученика и пристальное внимание со стороны Дамблдора, их обязательно поймают. Тем более, что старик зол на него за то, что он мешает его планам по воспитанию внука лорда Джастина как оружия одноразового использования. Альбус будет только рад упечь его за решетку, тем самым вернув себе контро
ль над Мальчиком-Который-Выжил.
Есть одно зелье с весьма интересным эффектом после применения. Варить его несложно, а ингредиенты можно без проблем найти в классе зельеварения, в то время как для Сыворотки правды необходимо потрясти личные запасы Снейпа. Но главный плюс этого варева даже не в его составе, а в том, что его нет в составленном Министерством магии перечне запрещенных зелий от 1956 года. О нем все просто напросто позабыли, потому что при его варке используется кровь зельевара, а
это относит его к магии крови.
А ведь раньше зелье Истинных мыслей для различных целей использовали почти все аристократические дома Англии и Шотландии. Теперь же о нем помнят только такие реликты как он, да несколько особо помешанных на своем искусстве мастеров зелий. Как же переменчивы нравы! Иногда он забывает об этом, а зря. Что ж, похоже, ему придется побеспокоить Аманду несколько раньше, чем он планировал. Вот только... согласится ли Гарри воспользоваться этим зельем? А впрочем, у него что, есть выбор? Конечно, согласится.

***

  
      Ем
у удалось перехватить МакЛауда только перед самым обедом. Северус, ничуть не церемонясь, затащил своего коллегу в первый попавшийся класс и запечатал двери целым комплексом антиподслушивающих и антиподглядывающих чар.
- Оу, ну вот мы остались наедине... - с придыханием протянул шотландец и пошло ухмыльнулся. - Чем займемся, молодой и интересный?
Зельевар титаническим усилием подавил в себе желание проклясть ухмыляющегося преподавателя ЗОТИ: все равно этот гад либо увернется, либо поставит щит. Так что незачем впустую тратить силы и время, все равно бесполезно. Вместо этого он демонстративно окинул его вним
ательным взглядом и поморщился.
- Вынужден тебя разочаровать, МакЛауд, ты не в моем вкусе, - холодно проговорил он, скрестив руки на груди.
- Да? И что же мне теперь делать? - с надломом спросил Коннор, в то время как его выдавали слегка подрагивающие от едва сдерживаемого смеха губы. Похоже, ему нравилась их шуточная перепалка. А впрочем, сколько таких уже было за последние несколько недель?
- Смени пол и приходи, - "обрадовал" он его и тут же перешел на деловой тон, показывая, что шутки кончились, пора переходить к делу. - Я позвал тебя...
- Позвал? Со стороны это было больше похоже на похищение, - хмыкнул коллега.
Северус же великодушно предпочел не заметить в его голосе саркастичных ноток. С этим шотландцем всегда так, словно идешь по тонкому канату. Идешь-идешь и не знаешь, в какой момент что он скажет или вытворит. Но возможно именно поэтому с ним так интересно пикироваться? Вот только сейчас ему не до шуточек, поэтому декан Слизери
на просто продолжил гнуть свое.
- Я вчера патрулировал старую часть замка и наткнулся на тебя с Поттером, - вкрадчиво начал он. - Впечатляющее зрелище, должен заметить. Беру назад свои слова о том, что день, когда Поттер взял в руки меч, стал печальнейшим днём в истории Хогвартса, - вспомнив о своем скептическом замечании на первом же педсовете, хмыкнул мужчина. - То, что ты проделал с той дверью вчера, было просто потрясающе. В наше время редко встретишь мастера ментальной магии подобного тебе, но... - тут зельевар позволил себе многозначительно усмехнуться, - ты недооценил меня, МакЛауд.
- Если тебе от этого станет легче, Снейп, то пусть так и будет, - пожал плечами его собеседник.
- Ах ты... - прошипел он, невольно подражая символу своего факультета, поняв, что его развели как последнего гриффиндорца.
- Ты же умный человек, Северус, должен был понять, что я устанавливал ту ловушку не для того, чтобы покрасоваться перед тобой или Альбусом. Она была расставлена именно на тех, кто не владеет ментальной магией.
- Значит, тебе был нужен кто-то конкретный, - догадался декан Слизерина.
- Ты делаешь успехи, - усмехнулся МакЛауд, присаживаясь на краешек парты.
- Грейнджер и Уизли, - продолжил "делать успехи" профессор зельеварения, начиная догадываться, что вчера он стал невольным участником спектакля, от и до срежиссированного шотландцем.
- Именно, - театрально поаплодировал ему профессор ЗОТИ. - А теперь подумай, зачем мне это было нужно?
Мужчина задумался: а ведь действительно, зачем это могло понадобиться такому, как Коннор МакЛауд? Вряд ли только для того, чтобы потешить свое самолюбие из разряда "Смотрите, как я могу!". Скорее для того, чтобы он убрал вечно путающихся у него под ногами друзей Ма
льчика-Который-Выжил, значит...
- Поттер, - резюмировал он, присаживаясь на соседнюю парту так, чтобы оказаться прямо напротив своего собеседника.
- Умница, возьми с полки пирожок, - ехидно ухмыльнулся его коллега. - Только ты забыл добавить в голос желчи, затопать ногами и разразиться тирадой о чертовом золотом мальчике директора. Похоже, ты не так уж и плохо относишься к Гарри, как пытаешься это показать, а? - изогнул бровь шотландец.
- Сдаюсь, ты меня поймал, - развел руками Северус. - И что? Да, мальчишка бестолочь, вылитый сын своего отца и все такое прочее... но это не значит, что чисто по-человечески мне его не жаль. Что дальше?
- Да, в общем-то, ничего. И зачем тогда весь этот спектакль?
- Не зачем, а для кого, - многозначительно усмехнувшись, ответил своему собеседнику зельевар.
- Дамблдор, - догадался Коннор, у которого в последнее время старикашка и его грандиозные планы насчет его ученика были больной темой. - Насколько я уже успел понять, он любыми способами пытается оградить свое оружие от любого мало-мальски трезвомыслящего мага, способного раскрыть мальчишке глаза на происходящее.
- Ты прав и, думаю, уже догадался, к чему я веду.
МакЛауд пристально вгляделся в его глаза. Настолько пристально, что Северус осторожно проверил свой разум на предмет вторжения. Но тревога была ложной
- шотландец в этот момент просто что-то решал для себя.
- Понимаю, - наконец произнес он, - более того, я уверен, что старик уже начал разрабатывать план по моему устранению.
- Ты так спокойно говоришь об этом, - изумленно поднял брови мастер зелий. - Я бы на твоем месте начал серьёзно беспокоиться. Дамблдор не из тех, у кого бывают осечки, знаешь ли.
- Блэк же выжил, - пожал плечами профессор ЗОТИ.
- Но он все еще беглый заключенный, и все еще смотрит Альбусу в рот, а это о чем-то, да говорит, - резонно возразил слизеринский декан.
- Ну, положим, в рот старику он уже лет шестнадцать как не смотрит, - многозначительно усмехнулся Коннор, вызвав изумленное поднятие бровей своего собеседника. - И что-то мне подсказывает, что к нему ты тоже относишься лучше, чем показываешь.
- Конечно, он порядочная сволочь, но мы с ним в одной лодке, - невозмутимо ответил Северус, решив проигнорировать слова шотландца о неожиданном свободомыслии бывшего однокашника. - Не заговаривай мне зубы, МакЛауд, почему ты так спокойно реагируешь на планы директора касательно тебя?
- А почему тебя это так интересует? - ответил вопросом на вопрос шотландец.
- Потому что в этом дурдоме, который по какому-то счастливому недоразумению называют школой, кроме меня ты единственный вменяемый человек. Жалко было бы лишиться хорошего собеседника.
Зельевар не солгал, ему действительно было интересно общаться с МакЛаудом. Конечно, поначалу он плохо воспринял занявшего вожделённый пост преподавателя ЗОТИ мужчину. Тот показался ему еще одной пешкой Альбуса, не стоящей и внимания. Но все изменилось на первом же собрании Ордена Феникса в кабинете директора, посвященном триумфальному возвращению в Хогвартс Мальчика-Который-Снова-Выжил. Тогда МакЛауд, вежливо улыбаясь, ставил им всем условия, давил на них магической силой, которая была примерно равна силе Дамблдора, и авторитетом известного в узких кругах дуэлянта. А еще у него была потрясающая способность раз за разом вытаскивать все новые и новые козыри из рукава. Северусу нравилось наблюдать за тем, как МакЛауд с их помощью раз за разом выбивал почву из-под ног старого манипулятора. Не мудрено, что шотландец и полугоблин тут же нашли друг друга
- коллеги по международному дуэльному сообществу все-таки. Чуть позже с Коннором нашел общий язык и Северус - у них оказалось гораздо больше общего, чем предполагал зельевар. Наглый и уверенный в себе шотландец, любящий отпускать язвительные комментарии практически по всем аспектам школьной жизни, стал ему неплохим собеседником на завтраках, обедах и ужинах. А со временем они даже начали устраивать небольшие посиделки с чем-то алкогольным по вечерам.
Пожалуй, из всех его недавних знакомых за короткое время МакЛауд стал ближе всех. Разумеется, к такой практически недостижимой величине как дружба, этот сын гор не приблизился, да и вряд ли приблизится в этом столетии, но хотя бы не вызывал желания подлить ему медленнодействующей заразы в кубок с тыквенном соком, а это уже о чем-то да говорило. Зельевар даже уже подумывал о том, чтобы как бы невзначай позволить ему встретиться с Люциусом, чтобы тот оценил его новое знакомство. У них со старшим Малфоем не так много, а вернее, вообще нет общих приятелей, с которыми можно поговорить, не опасаясь, что завтра твои слова станут достоянием Тёмного Лорда или Дамблдора со всеми вы
текающими отсюда последствиями.
- Признателен тебе, Северус, - благодарно улыбнулся ему Коннор. - Я спокоен, потому что прекрасно знаю: что бы ни задумал этот старый хрыч, он не успеет это выполнить. Ни меня, ни Гарри к этому времени не будет в Хогвартсе.
- Так вот зачем тебе понадобилось это представление с Грейнджер и Уизли! - догадался он. - Они же тебе мешали!
- Именно, - подтвердил его догадки МакЛауд.
- Значит, ты задумал это с самого начала? - недоверчиво спросил Снейп.
- Разумеется, - развеял все сомнения его собеседник.
- Еще до того как Поттер вернулся в школу? - поспешил уточнить декан Слизерина.
- Да, - односложно отозвался его собеседник.
- Ну и хитрый же ты гад! - с весельем в голосе заключил зельевар.
- Что есть, то есть, - безмятежно улыбнулся ему профессор ЗОТИ. - У мальчика большой потенциал, и при должном обучении со временем из него выйдет действительно сильный маг. А здесь из него вылепят всего лишь еще одну посредственность, каких в этой стране немало. А учитывая особую манеру Дамблдора готовить Гарри к сражению с Волдемортом, то боюсь, война будет длиться до скончания веков.
- Почему ты так печешься о мальчишке? Не только ведь потому, что ты его опекун? - подозрительно поинтересовался Северус.
- МакЛауды в дальнем родстве не только с МакГонагаллами, но и с Поттерами, друг мой. К тому же, я обещал своему другу позаботиться о будущем внуке или внучке, - тут шотландец позволил себе усмехнуться, - Джас слишком хорошо знал разгильдяйскую натуру своего сыночка-кретина.
- Ты мне все это так спокойно рассказываешь... А вдруг я пойду к Дамблдору и расскажу ему, что ты хочешь отобрать у него любимую игрушку? - вкрадчиво осведомился мастер зелий.
- Ты этого не сделаешь, - беспечно пожал плечами Горец.
- Да? - недоверчиво переспросил декан Слизерина. - Позволь спросить, почему?
- Потому что ты не желаешь мальчику участи, уготовленной для него стариком. Потому что ты хочешь, чтоб война закончилась быстрее, а темпами Альбуса она будет длиться до второго пришествия. И, наконец, потому что ты хочешь, чтобы кто-то обыграл грозу Темных Лордов и лимонных долек на его же поле, - как нечто само собой разумеющееся рассказал ему МакЛауд. Определённо стоит познакомить их с Люциусом. - Разве я не прав, Северус?
- Прав, - признал свое поражение он. - Я никому не скажу о твоих планах и намерениях, но взамен я хотел бы поддерживать связь после того, как вы с Поттером покинете Хогвартс.
- Договорились, - улыбнулся ему Коннор, протягивая руку для пожатия. Северус снял наложенные на классную комнату чары и пожал протянутую ему руку.
  
  

Глава 20

  
   Весь день его преследовало какое-то смутное и неясное ощущение, какая-то непонятность, что ли.
Ожидание чего-то странного, чего-то, чт
о скоро с ним должно произойти.
Что-то такое, что перевернёт его жизнь, и
она будет не такой, как прежде
Странно, не правда ли?

Раньше, то есть до знакомства с миром бессмертных, за ним такого не водилось. Он же не Трелони какая-нибудь, чтобы "предчувствовать". "Третье Око не зрит по заказу, - мысленно перекривлял самую нелюбимую, после Снейпа разумеется, преподавательницу Мальчик-Который-
Вижил. - Вот же пифия чертова!"
Учитывая, что сегодня вечером у него очередное дополнительное занятие с Коннором, то ничего необычного - Горец всегда найдет, чем удивить своего ученика. Так что девяносто девять и девять десятых процента, что все эти его "ощущения" ни что иное, как некая разновидность беспокойства перед занятием. Вдруг он неправильно выполнил задание Коннора,
и тот только посмеется над ним?
Да
, так и есть, это просто нервы.
Вот только... по
чему же так тревожно на сердце?
- Мистер Поттер, вы все еще с нами? - раздался за его спиной тихий вкрадчивый голос с бархатистыми интонац
иями.
Гарри вздрогнул и обернулся, пятой точкой предчувствуя уже не эфемерные, а вполне себе конкретные неприятности. Так и оказалось: над ним, закутавшись в мантию и сложив руки на груди, стоял Снейп. В такой позе он еще больше напоминал гигантскую летучую мышь, вызывая у гриффиндорца нездоровое желание хихикнуть. Не хватало только маски на голове, рельефного нагрудника и верного Альфреда за спиной, впрочем, за него сойдет и местный седовласый старец, что заперся в своем кабинете, словно черепаха в панцире - в общем, вот он, современный
Бэтмэн магического мира Англии.
Юноша мысленно отвесил себе подзатыльник. Это же надо было найти время и
место для размышлений о жизни?
- Да, сэр, - постарался состроить выражение лица как можно невиннее юный бессмертный, но, судя по скептично хмыкнувшему мастеру зелий, получилось у него не слишком успешно. Или наоборот слишком уж успешно, что и насторожило
опытного шпиона на две ставки.
Не хватало ему еще схлопотать отработку и пропустить дополнительное занятие, Коннор из него потом сам какое-нибудь зелье сварит или сотворит с ним еще чего похуже. Ох и пакостная же фантазия у наставника
, особенно когда его разозлить!
- Замечательно, - с выражением глубочайшего омерзения на лице произнес декан Слизерина. - Минус пять баллов с Гриффиндора, мистер Поттер. Возвращайтесь из своих заоблачных далей и принимайтесь за варку зелья,
рецепт на доске. Вам все ясно?
- Да, сэр, - кивнул юный бессмертный, обрадованный тем, что пронесло,
и он не нарвался на отработку.
Снейп хмыкнул: похоже, ход его мыслей для него секретом не стал, он смерил Мальчика-Который-Выжил презрительным взглядом и отправился терроризировать другую жертву - что же, покойся с миром, Н
евилл, не повезло тебе сегодня.
Гарри перевел взгляд на доску с рецептом и едва удержался от того, чтобы не сплясать танец маленьких утят прямо на парте. Подумать только, какая удача! Зелье, снимающее боль в мышцах! Хвала Мерлину, Моргане и сумасшедшим МакЛаудам, все лето гонявшим его до изнеможения в компании с Валикором и Старейшим. И еще большая хвала мадемуазель Монтроуз, путем проб и ошибок таки научившей его правильно делать это варево, иначе ему пришлось бы худо, учитывая
методы тренировок обоих Горцев.
"Обломись, мышь летучая, это я смогу сварить даже с закрытыми глазами", - мстительно подумал гриффиндорец, ставя котел на огонь.

...

- Гарри, как тебе это удалось? - накинулась на него подруга, едва они вышли из класса зельеварения. - Даже у меня не получилось достичь такого идеа
льного синего цвета, а ты смог!
Гриффиндорец только хмыкнул на это заявление. "Даже у меня" - надо же, какие мы самоуверенные! Впрочем, в этом вся Гермиона - всегда уверена, что все лучше всех знает и умеет. Единственный предмет, где она согласна признать его первенство - это Защита от темных искусств, но и то с большой натяжкой. Сложно же ей придется
в жизни с таким вот характером.
- Опыт, - не без ложной скромности пожал плечами юноша. - Если бы тебе пришлось варить эту пакость три раза в неделю в течение двух месяцев, то ты бы тоже смогла приготовить её
на раз.
- Но зачем тебе могло понадобиться столько зелья? - пораженно ахнула Гермиона. - Может быть, все же расск
ажешь нам, как провел это лето?
Гарри замялся: ему не хотелось рассказывать о своих каникулах в шато де Валикор больше, чем он уже успел рассказать, особенно предавшей его подруге. Тем более что завтра же это станет достоянием Дамблдора. Юный бессмертный в последние два дня вообще старался как можно меньше общаться с Грейнджер, чтобы не сорваться и не высказать ей все, что думает о такой вот дружбе. Благо рядом с ним все время был Рон, а вокруг в качестве моральной поддержки постоянно ошивались близнецы с Джинни, а то бы точно не сдержался. Но, к его большому сожалению, на зельях друга с ним не было - тот не добрал нужного количества баллов на СОВ, чтобы попасть на продвинутый курс. Впрочем, рыжик не особо расстроился по этому поводу: "Постоянно слышать, как меня называют идиотом, и при этом выслушивать, почему именно я идиот, это не по мне", - заявил им с Гермионой Рон, и они его прекрасно поняли. Характер у Снейпа просто отвратный, не всякий мазохист выдержит, разве что те, кому зелья действительно нужны для выбранной профессии. А, насколько Гарри понял, друг, когда определялся с будущим местом работы на профориентации у МакГоннагал, особо не заморачиваясь, просто выбрал то же самое, что и Гарри, чтоб не париться в дальнейшем. Так что, возможно, это и к лучшему: учитывая вспыльчивость младшего из сыновей Уизли, его первое же серьезное столкновение со Снейпом закончилось бы для их друга в лучшем случае отработками до конца года, а в худшем... даже представить страшно, что может выдумать
эта гроза хогвартских подвалов.
- Да это все Коннор виноват, - как можно более небрежно отмахнулся Гарри, - посмотрел на меня, сказал, будто я слабак, что у меня ноль мышечной массы, и начал нагружать всякой физкультурой. Я мечтал убить этого фаната легкой атлетики и спортивного зала уже через неделю после появления в его доме, - доверительно сообщил он девушке, - но потом втянулся, и стало гораздо легче. А потом его знакомая, весьма и весьма обворожительная особа, научила меня варить зелье, снимающее боли в мышцах, за что ей огромное спасибо, иначе я
бы не пережил это лето.
- А-а-а... - как-то неопределённо протянула Гермиона, но дальше развивать тему не стала - к ним подошел Рон, а с недавних пор, то есть со вчерашнего утра, она прекратила расспрашивать его о чем-либо в присутствии рыжика.

***

  
      Вечер пятницы, по мнению Гарри, наступил слишком быстро. Вроде бы еще каких-то пару часов назад он покинул уютную кровать с балдахином в спальне мальчиков шестого курса, а вот он уже вернулся с ужина и
выполнил все домашние задания.
Юноша посмотрел на часы и тяжело вздохнул - пора, откладывать больше нельзя. Малейшее промедление, и он опоздает на свою вечернюю тренировку, а МакЛауд не из тех, кто спускает подобное. Не хотелось бы выполнять штрафные сто отжиманий или еще чего похуже только за то, что опоздал на каких-то там пару несчастных м
инут. С этого изверга станется.
- О, мистер Поттер, какая честь, вы почтили своим присутствием скромного меня. Наконец-то, - демонстративно поглядывая на часы, саркаст
ично поприветствовал его Горец.
Юноша опасливо
сглотнул - что-то сейчас будет.
- Пятьдесят,
- лениво бросил его наставник.
- Коннор... - заикнулся было юный бессмертный, но его ту
т же перебил вредный шотландец.
- Упор лежа при
нять, юноша, - почти пропел он.
- Но я опоздал всего на пять минут! - попытал
ся покачать права гриффиндорец.
Гарри понимал: так или иначе, а отжиматься ему придется, и именно пятьдесят раз, но почему бы не п
опытаться смягчить свою участь?
- Именно поэтому всего лишь пятьдесят, а не целых сто, - беспечно пожал плечами МакЛауд. - Улавливаешь разницу, мой юный падаван? Ведь улавливаешь же? - Поттер обреченно кивнул, понимая, что от отжиманий ему все же не отвертеться. - Вот и отлично, так что цени мо
ю доброту и принимайся за дело.
Гарри тяжело вздохнул, снял мантию и на раз-два принял упор лежа, тем самым показывая, что для него это уже привы
чный способ отбывать наказания.
- Считай, - сказал он бессмертному извергу, о
дарив его возмущенным взглядом.
- Сам считай, - вернул ему взгляд Горец. - А пока считаешь, подумай вот над чем: я тут вспомнил об одном зелье. Оно достаточно старое, и о н
ем уже почти никто не помнит...
- ...Пять... Шесть... - бормотал юноша. -
И что за зелье? Что оно делает?
- Принявший его человек в течение суток будет говорить только то, что думает
о сварившем его на самом деле.
- Ого! Какая полезная штука! - воскликнул гриффиндорец, от удивления даже прекратив отжиматься. - Жаль, что его у меня не было, когда я хотел спросить Гермиону о том, зачем
она пошла стучать к Дамблдору...
- Твоя подруга... что? - недоверчиво переспросил шотландец. - Так вот откуда этот старый козел узнал о ментальной ловушке! А я-то грешным делом подумал на Снейпа, - прорычал он. - Что ты застыл? Не отвлекайся, - заметив, что его подопечный сачкует, потребовал он
. - А ведь я тебя предупреждал...
- Только не начинай, - раздраженно ответил Гарри. - Десять... одиннадцать... - с тяжелым вздохом продолжил упражнения Мальчик-Который-Выжил. - И в чем же п
одвох в этом зелье? Двенадцать...
- Ого! - пораженно присвистнул МакЛауд. - Физические упражнения идут тебе на пользу. Сразу же задаешь правильный вопрос, я поражен. Может быть, мне теперь все время при обсуждении каких-то важных вопросов заставлять тебя от
жиматься? - шутливо спросил он.
- Да не дай Мерлин! - ужаснулся гриффиндорец. - Тем более что мы пока еще не обсуждали никаких вопросов, - хмыкнул он. - Пока ты мне только рассказываешь об интересном зелье. И пока я не узнаю, в чем там подвох, никаких обсуждений не будет, - твердо произнес Гарри, не прекращая
мерно опускаться и подниматься.
- Справедливо, - согласился бессмертный. - Давай, заканчивай со своей физк
ультурой, и поговорим серьезно.
- Идет, - кивнул ему уже понемногу начинающий выдыхаться Поттер. - Двадцать! Все, Конно
р, я больше не могу, хоть убей!
- Это можно устроить, - пообещал МакЛауд, многозначительно взмахнув своим фирменным клинком. Увидь бы сейчас этот меч Гермиона и все те, кто смотрели фильмы с участием Кристофера Ламберта, не отвертеться Горцу от допро
са с пристрастием. - Продолжай!
- Тогда дальше отжиматься будешь сам! - в изнеможении улегс
я на пол Мальчик-Который-Выжил.
- Ладно, прощаю, но в следующий раз, ответишь по двойному тарифу, - взмахнул рукой,
свободной от клинка, шотландец.
Гарри на такое великодушие только изогнул бровь - похоже, его наставнику действительно зачем-то нужно, ч
тобы он послушал об этом зелье.
- Итак, о зелье, - почесав кончик носа, произнес Горец. Он достал из кармана уменьшенную до размера спичечного коробка книгу и взмахом палочки вернул ей истинный размер. Открыв книгу на нужной странице, он с учительским видом начал излагать по ней написанное. - Первые сведения о Зелье Истинных мыслей появились примерно в тысяча двадцатом году нашей эры. Оно способно заставить принявшего его, целые сутки говорить зельевару правду о том, что думает и чувствует по отношению к нему человек. После окончания срока попавший под его воздействие не помнит своих откровений. Способ приготовления и ингредиенты... Это мы пока пропустим, - усмехнулся наставник, - перейдем сразу к тому, что написано мелким шрифтом. Так, побочные эффекты: развеявшиеся иллюзии, разбитые мечты и небольшая кровопотеря для сварившего зелье, и тошнота с поносом у принявшего
его.
- Хм, вроде бы все так заманчиво, - задумчиво проговорил Гарри. - Но тогда его
, наверное, нужно долго варить?
- Да нет, всего-то пару дней и сутки настаивать, - сверившись со старинн
ым фолиантом, отозвался Коннор.
- Тогда, наверное, для него нужны какие-то редкие и дорогие ингредиенты? -
продолжил искать подвох юноша.
- Нет, все можно выкрасть из класса зельеварения, - отмахнулся от его предположения
наставник. - Проблема в другом.
- А в чем же? - резко
спросил Мальчик-Который-Выжил.
Идея с зельем ему очень понравилась, у него как раз было нескол
ько кандидатур на его принятие.
- Проблема не в том, чтобы его сварить, а в том, чтобы его как-то подлить всем тем, кого ты хочешь вывести на серьезный разговор, - назидательно проговорил старший бессмертный. - И, да, зелье варится на твоей крови, - словно бы решив добить своего подопечного,
небрежно добавил он напоследок.
- Что?! На моей крови?! - испуганно воскликнул юнош
а, похолодев. - Ты в своем уме?
- Да уж не в чужом, радость моя, - хмыкнул шотландец. - Ты прямо как маленький и не знаешь, что большая часть зелий класса А требует ДНК зельевара. Возьмем, к примеру, то же Оборотное. Кошмар, неужели Аманда не рассказывала тебе об этом на первом же вашем с ней занятии? Классификац
ия зелий - это же основа основ!
Гарри смутился и отвел взгля
д.
- Только не говори мне, что ты нагло пропустил это мимо ушей, -
возвел очи в гору бессмертный.
- Я тогда был уверен, что это дурная затея и что в зельях я все равно полный ноль несмотря на то, кто меня обучает, - прист
ыжено пробормотал гриффиндорец.
- Ну ты и баран, Поттер, - с чувством выдохнул МакЛауд и ода
рил его выразительным взглядом.
- Так значит зелье Истинных мыслей темное? - поспешил увести разговор в другое русло Мальчик
-Который-Выжил, сбавив обороты.
- Для того времени нет, а для этого - да, - неопределённо пожал плечами уже успевший взять себя в руки К
оннор. - Так что, будем варить?
- Будем, - чувствуя, что это ему еще аукнется, согла
сился Гарри. - Когда приступим?
- А прямо сейчас, - заговорщически усмехнулся Горец и резко взмахнул палочкой, будто бы разрубая какую-то преграду. При этом он не сказал ни слова и не выпустил из деревяшки ни одного луча - это сразу напомнило гриффиндорцу о первой встречи с шотландцем. В тот раз перед ними появился коллекционный Додж Челенжер МакЛауда, сейчас же возникла небольшая походная лаборатория.
  
  

Глава 21

  
      
   К вечеру понедельника зелье было готово. Гарри был удивлен. Это просто невероятно: с его-то способностями к зельеварению, вернее все же с их практически полным отсутствием, оно получилось у него с первого раза. С первого раза, вы только подумайте! Даже неизвестно, кто из них был больше изумлен таким успехом: он сам или МакЛауд? Но какая жалость, что даже похвастаться не перед кем. Ну разве что перед Амандой, уж она-то оценила бы его старания.
- Да у тебя прямо настоящий талант! - восхищенно присвистнул Коннор. - Снейп просто тупица, раз за пять лет обучения не смог разглядеть в тебе сносного зельевара. А ему-то всего-навсего следовало бы
дать тебе правильную мотивацию.
- Снейп? Мне? - скептически фыркнул юноша. - Не обольщайся, скорее в Запретном Лесу вымрут акромантулы, чем этот скользкий гад поможет сыну Джеймса Поттера. И к тому же ты сильно преувеличиваешь мои скромные возможности, - он тем не менее с
мутился от заслуженной похвалы.
- Ничуть, - отмахнулся от него Горец, мгновенно настраиваясь на деловой лад. - Что ж, зелье готово - одной проблемой меньше. Но т
еперь перед нами встает другая.
- И какая же? - в
ернулся с небес на землю Гарри.
- Я тебе уже говорил, что сварить зелье - это только половина дела, - наставительно произнес шотландец, - его же нужно каким-то образом еще и подлить. Но кто-то, - тут бессмертный выразительно посмотрел на своего ученика, - впал в панику по поводу использования собственной крови и как-то пропустил это мимо у
шей.
- Это наглый поклеп, учитель, я вчера думал над этим всю ночь! - возмутился юный бессмертный. - Но ничего иного, кроме как подлить зелье Истины всем сразу на завтраке, мне в голову и не пришло, - разве
л руками Мальчик-Который-Выжил.
- Неплохо, но тут есть одна небольшая загвоздка, маленькая такая, но, тем не менее, весьма важная, - наставник сложил указательный и большой пальцы, на считанные миллиметры не соединив их. - Каким образом ты планируешь провернуть это, гений? И где гарантии, что его не выпьют какие-то
совершенно не нужные тебе люди?
- А сам-то ты что придумал? - недовольный тем, что МакЛауд раскритиковал его идею, поинтер
есовался Мальчик-Который-Выжил.
- Я все больше и больше склоняюсь к варианту с использованием Империуса - весьма и весьма полезное в быту заклинание, должен заметить, - с лени
вой усмешкой сообщил ему Горец.
- Коннор, это же Непростительное проклятье. Что, захотел в Азкабане пожать ручку дементорам? -
подозрительно прищурился юноша.
- О Мерлин, Гарри, ты прямо как Дункан! - в притворном ужасе отшатнулся от него бессмертный. - Как можно быть таким занудой? Ну применим мы Империо к ним, и что? Кто об этом вспомнит-то? - засыпал его провокационными вопросами шотландец. - А при должной сноровке и умении, коих у твоего наставника предостаточно, даже датчики Министерства не засекут, - тут же самодовольно усмехнулся он, многозначительно
поигрывая палочкой.
- И что нам теперь, отлавливать их поодиночке? - скептически хмыкнул гриффиндорец. - Как ты себе это представляешь? Нет, моя
идея гораздо лучше.
- Лучше-то лучше, но её нужно как следует доработать, - показательно вздохнул шотландец, как-то подозри
тельно быстро соглашаясь с ним.
Гарри озадаченно поглядел на своего наставника. То ли тот сегодня по какой-то причине очень добрый, а это значит, что где-то сдохло что-то очень крупное, то ли он просто раскручивал его на идею. Опять в своей неподражаемой манере пытается заставить Гарри строить планы и продумывать все наперед? У учителя ведь наверняка уже готов какой-нибудь шикарный пла
н, но Горец все еще пытает его.
"Хитрый гад", - вздохнул гриффиндорец, - "но в этом весь МакЛауд, и его не переделаешь. Лучше уж так, чем он будет думать за него всегда, как это дела
ет некий хитромудрый директор".
- И что ты предлагаешь? - спросил он у
мужчины.
- Подлить зелье во время завтрака идея замечательная, но, на мой взгляд, подливать нужно до завтрака. То есть до того момента, как кубки с тыквенным соком попадут на стол. Рону и Гермионе ты можешь подлить и сам, а вот с Дамблдором или, скажем, со Снейпом придется искать сообщников. Ну или на крайний случай всегда можно воспользоваться старым добрым Импери
усом, - поиграл бровями Коннор.
- До завтрака... легко сказать, да трудно сделать... - задумчиво пробормотал Гарри, пытаясь придумать, каким же образом он сможет незаметно пробраться на кухню мимо отлично чувствующих магию домовых эльфов и подлить в кубки зелье Истинных мыслей. Ведь в отличие от девяносто восьми процентов магического населения Англии домовиков
мантией-невидимкой не обманешь...
"Хм, домовиков...", - в задумчивости потерев свой знаменитый шрам, мысленно протян
ул гриффиндорец. - "Домовиков!"
- Добби! - радостно воскликнул Мальчик-Который-Выжил.
- Как же я мог про него забыть?
- Добби? Что еще за Добби? - недоуменно переспросил Горец, окидывая своего ученика подозрительным взглядом, словно бы пытаясь на глаз опред
елить степень его нормальности.
- Это бывший домовой эльф Малфоев, которого я освободил. Пом
нишь, я тебе рассказывал о нём?
- Ах, это ты о том сумасшедшем создании, которое пыталось тебя угробить на втором курсе? - вспомнил шотландец. - Как же, как же, помню. И, если я ничего не путаю, то он сейчас работает в Хогвартсе. Ты хотел заручиться его поддержкой? Да, действительно заманчивая идея. Была бы, если бы не одно весьма существенное обстоятельство... В
се же досадно, что не прокатит.
- Почему была? И почему
не прокатит? - не понял юноша.
- Потому что твой знакомец связан нерушимыми узами с Дамблдором как с временным хозяином замка, а эльфы не могут причинить вред своему хозяину, - менторским тоном сообщил МакЛауд. - И подливание зелья Истины в кубок как раз является этим пресло
вутым нанесением вреда хозяину.
- Тогда это, наверное, чистая удача, что Добби не связан никакими узами с директором, верно ведь? - вкрадчиво спросил юный бессмертный, которому все больше и больше нравилась идея привлечь в их аферу старого друга. Осталось только убедить в этом все еще
скептично настроенного учителя.
- А разве такое вообще возможно? - изумленно приподнял брови Коннор. - Психология этих существ
такова, что...
- Добби - свободный домовик! - перебил его Гарри с чувством гордости за своего знакомца. - Он, между прочим, за свою работу получа
ет заработную плату и выходные.
- Кошмар, куда катится мир! Свободный домовик, что дальше? Предвестники Апокалипсиса? Хотя нет, эти как раз уже были, - возведя глаза к потолку старого фехтовального зала, прокомментировал шотландец. - Но зато это существенно уп
рощает нам задачу, не находишь?
- Нахожу, - согласился
с наставником юный бессмертный.
- У тебя есть возможность, не привлекая лишнего внимания, связаться с этим эльфом? - настроился на деловой лад МакЛауд, разом утратив всю свою излишнюю эмоциональность и экспрессивность, которую он показывал до этого.
Юноша облегченно выдохнул: такой Коннор - серьёзный, собранный, четко изъясняющий свои соображения по тому или иному вопросу - ему нравился гораздо больше, чем Кон
нор шутливый и валяющий дурака.
- К моему большому сожалению - нет, - ответил учителю гриффиндорец и тут же предложил свой вариант решения проблемы. - Но я могу наведаться на кухню под предлогом легкого перекуса перед сном и, не привлекая внимания, попросить его навестить ме
ня ночью в гостиной факультета.
- Тоже вариант, - согласился с предложением Горец. - Но на встречу с домовиком один ты не пойдешь. Вдруг что-то забудешь или напутаешь. Слишком уж гладко у нас прошел первый этап, - подозрительно закончил он. - Не люблю я,
когда все идет слишком гладко.
- Почему? - озадаченно
спросил Мальчик-Который-Выжил.
- Потому что этому бывает только два объ
яснения, - нахмурился Коннор.
- И каких же?
- продолжил недоумевать юноша.
- Либо это вступил в действие один из законов Мерфи, каждый из которых в народе зовут законом подлости, а это автоматически означает, что можно смело ожидать в любой момент какой-нибудь гадости. Либо, что самый плохой вариант, наши действия уже давно кем-то просчитаны, и нам просто-напросто не ме
шают, чтобы поймать на горячем.
- Так ты предполагаешь, что Дамблдор знает, чем мы здесь занимаемся?! - пораженно ахнул Гарри, мигом сделав правильные выво
ды касательно второго варианта.
- Нет, хвала мне, такому умному и красивому, потратившему кучу времени на установку защиты в этом классе - не знает, - самодовольно усмехнувшись, поспешил успокоить его бессмертный. - Но осторожность соблю
дать все же следует.
- Тогда, думаю, будет надежнее, если на кухню ты пойдешь со мной? - хитро посмотрев на настав
ника, спросил юный бессмертный.
- Договорились, - картинно вздохнул Коннор и отверну
лся, скрывая довольную усмешку.
Он этого добился, с трудом, но добился, теперь его ученик своего не упустит. Наконец-то в нем стала появляться та авантюрная жилка, что присуща большинству бессмертных. В большинстве случаев именно она, а не отменное владение мечом, помогает выжить. Ну или толкает на поиски приключений на свою шею, это уж у кого как.

***

  
      В последнее время Альбусу все труднее и труднее было просыпаться к завтраку. Любой целитель скажет вам, что в этом нет ничего необыкновенного: все-таки годы берут свое, организм слишком устает, и ему требуется время на отдых, и что-то еще в этом же духе. Для кого-то, быть может, это так и есть, но только не в его случае. Здоровьем старого чародея природа не обделила, еще каких-то полгода назад он смог без особых проблем сразиться на магической дуэли со своим давно утратившим право зваться человеком бывшим учеником. Проблемы со здоровьем у директора начались сразу же после того, как он в одиночку полез за этим Мордредовым кольцом. Нет, физическое и магическое истощение это вполне закономерный результат после уничтожения одного из крестражей могущественного темного волшебника, не поскупившегося на охрану осколка своей души. В конце концов, это вполне поправимо, даже в его возрасте.
Здоровью великого светлого волшебника вредило очищенное от крестража кольцо. Родовой перстень Гонтов подобно вампиру высасывал из него жизненные и магические силы. Хотя это сравнение в корне не верно, ведь кровососы обычно довольствуются только тремя литрами крови - больше им для нормальной жизнедеятельности не требуется - эта же пакость жаждет вып
ить всю его жизнь, без остатка.
Северус благодаря своим обширным познаниям в темной магии и зельеварении изо всех сил пытается помочь ему справиться с проклятием. Каждые два дня он накладывает на поврежденную руку какие-то заклинания, мажет её различными мазями и заставляет пить отвратительные зелья. Это помогает, но ненадолго, и вряд ли ког
да-нибудь поможет окончательно.
Альбус молча выполнял все указания своего самозваного лекаря, но чувствовал, что этим всего лишь отодвигает день своей смерти, продлевает агонию. Скоро эта побрякушка, будь она неладна, убьет его, высосет до дна. Директор уже почти смирился с этим, но, Мерлин всемогу
щий, как же не хочется уходить!
У него осталось не так много времени, чтобы растрачивать его на пустяки. Необходимо привести все дела Хогвартса и Ордена в порядок, перед тем как передать их Минерве, и подготовить Гарри к сражению с Томом. А значит в первую очередь нужно избавиться от мешающего ему во
спитывать юного героя МакЛауда.
Именно этим и занимался директор накануне. К счастью, разработка плана не заняла много времени, слишком уж самоуверенный и самодовольный этот шотландец. Он погубил Альбусу слишком много нервных клеток, которые, по утверждениям маггловских врачей, не восстанавливаются. А это значит, что придется голубчику отправиться в долгосрочный отпуск в чудесный предоставляемый государством санаторий, подлечиться от наглости. Благо поводов он предоставляет достаточно. Одна ментальная ловушка на двери
фехтовального зала чего стоит.
А ведь вторжение в сознание человека с использованием легиллименции противозаконно - магу, покусившемуся на сокровенное, грозит судебное разбирательство и штраф в размере от ста до семисот галеонов в зависимости от нанесённого ущерба. А здесь еще и отягчающие обстоятельства в виде нарушения преподавательской этики, да и к тому же пострадавшая является несовершеннолетней студенткой из семьи заслуженного работника Министерства магии. Если поднапрячься, то лет на пять заключения потянет, а за это время много чего может произойти. Разумеется, то, что сам он легиллиментит учащихся направо и налево не считается, это же ради всеобщего блага. Впрочем, как и то, что творил Северус с сознанием Гарри
в прошлом году по его приказу.
      За своими размышлениями Альбус сам и не заметил, как дошел от своих покоев до Большого зала. Рассеянно кивая на приветствия коллег и ехидную усмешку МакЛауда, старый маг прошел к своему месту за столом преподавателей. Пить хотелось неимоверно, во рту стояла такая сухость, будто он вчера не разрабатывал план по отправке некого наглого шотландца в Азкабан, а глушил огневиски в одиночку. Так что наполненный тыквенным соком кубок рядом с его
прибором оказался очень кстати.
"Какой странный вкус у этого сока, - отстраненно подумал директор, одним махом опрокинув в себя божественный
нектар. - Испортился, что ли?"
- Какая мерзость! Это же невозможно пить! Чем, позвольте узнать, занимаются домовые эльфы? - прошипел рядом с ним Северус, резко отставляя о
т себя кубок с тыквенным соком.
- Мальчик мой, у тебя тоже испорчен? - озабоченно спросил его старый маг. - А у вас, коллеги? - обратился он к профессорам, однако те как один заверили своего начальника в том, что с их питьём все в порядке. Следом за этим с разных концов Большого зала раздались возмущенные вскрики - ученики обнаружили у себя в кубках испорченный сок. Причем больше всего недовольных оказалось за гриффиндорским столом, что не преминул ехид
но подчеркнуть декан Слизерина.
Дамблдор озадаченно почесал кончик носа. На диверсию врага это не походило: слишком мелко для "величайшего темного мага", как любит величать себя его бывший ученик. Да и в любом случае, если бы он задумал всех отравить, то выбрал бы для
этого что-нибудь более опасное.
Забастовка домовых эльфов? Тоже не серьёзно. Для этого в Хогвартсе должно работать как минимум девяносто процентов от общего состава таких же сумасшедших как Добби. Так что скорее всего какая-то емкость с тыквенным соком просто-напросто слишком долго проле
жала в кладовой и ничего более.
Альбус еще раз почесал кончик носа и взмахом палочки заменил содержимое кубков всех учащихся на апельсиновый сок. Свой он уже выпил, а Северус уже не маленький, сам справится. Решив проблему с некачественным питьем, директор встал и величественной походкой покинул Большой зал - аппетит у него был испорчен.

***

  
      Гарри проводил Дамблдора напряженным взглядом и встретился взглядом с Коннором. В серо-зеленых глазах старшего Горца отплясывали джигу чертята. Юноша вопросительно приподнял брови, а тот едва заметно кивнул - старик таки выпил зелье. Узнав, что ему требовалось, гриффиндорец довольно улыбнулся и устремил все свое внимани
е на стоящую перед ним тарелку.
Кубок МакЛауда так
и остался нетронутым.
Расправив
шись с завтраком, юный бессмертный посмотрел на наручные часы - с того момента, как директор выпил зелье, прошло ровно двенадцать минут. А это означает, что у Гарри есть ровно восемь минут на то, чтобы добраться до его кабинета.

***

  
      В дверь кабинета осторожно, даже можно сказать с некой неуверенностью постучали. Альбус неспешно отложил в сторону недописанное анонимное письмо в канцелярию Визенгамота, сообщающее о бесчинствах, творимых новым преподавателем Защиты от темных искусств. Прикрыл его кипой товарных накладных и отчетов о закупке продуктов питания и только после э
того произнес:
- Да-да, входите!

- Доброе утро, профессор Дамблдор, я вам не помешал?
- заглянул в его кабинет Гарри.
- Нет-нет, мальчик мой, - будто любимому внуку улыбнулся юноше директор. - Входи, присаживайся. Чаю? - гостеприимно засуетился старый маг, доставая откуда-то из недр стола сахарницу и вазочку, наполненную самыми разнообразными конфетами. - Что привело тебя ко
мне? Я могу тебе чем-то помочь?
Однако, к его огромному удивлению, Мальчик-Который-Выжил, уже успевший пройти половину пути от двери до кресла для посетителей, вдруг резко остановился, как будто налетел на невидимую преграду. На лице его появилось какое-то странное выражение: сме
сь ужаса, разочарования и боли.
- Да нет, профессор, - вымученно улыбнулся юноша, - уже ничем, - после чего резко развернулся на каблуках, на мгновение напомнив ему Северуса, и пулей вылетел из его кабинета.
  
  

Глава 22

  
      
   Он летел по коридорам Хогвартса, не разбирая дороги. На глазах юного бессмертного выступили слезы обиды и разочарования. Ему было все равно, куда бежать, куда угодно, лишь бы подальше от кабинета директора, подальше от жестоких слов. Как он мог быть настолько слепым? Как мог поверить в доброту и бескорыстность этого человека, так похожего на доброго волшебника из сказки? Нет, разумеется, он знал, знал о том, что у старика есть на него какие-то планы, ведь неспроста же он оставил его на десять лет в доме Дурслей. Ведь директору было прекрасно известно, как Гарри будет там житься, в Ордене Феникса только глухой не знал о том, как Петунья относится к своей сестре в целом и к магии в частности. Десять лет, пока он проходил все круги ада у своих родственников, гроза Темных Лордов и лимонных долек занимался политическими интригами и захватом власти в стране. А про маленького спасителя магического мира все забыли, убаюканные россказнями чудаковатого волшебника о доброй и любящей семье, в которой Мальчику-Который-Выжил живется как в раю. Ведь он не должен был вырасти как наследник одной из самых уважаемых в Англии фамилий. Гарри об этом прекрасно знал. Спасибо Коннору, едва ли не пинками и подзатыльниками подтолкнувшему его к нужным книгам в воистину огромной библиотеке особняка Горца.
Тогда почему же так больно?

Почему хочется забиться в какую
-то норку и не вылезать из неё?
Возможно, потому что одно дело - знать это, а другое - услышать, как милейший и добрейший Альбус Дамблдор, которого юноша все же воспринимал как дедушку, с порога вместо "здравствуйте" заявляет ему печальным голосом: "Что привело тебя ко мне, мой почти мертвый мальчик? Мне так жаль, но свою первую и последнюю битву с Томом ты не переживешь. Ведь ты мое оружие,
оружие одноразового действия".
Разумеется, останься он на чай с конфетами, что так любезно предлагал ему директор, он бы узнал больше, н
о ему и этого хватило за глаза.
"Да уж, воистину, меня обманывать не надо, я сам обманываться рад...", - грустно
хмыкнул про себя гриффиндорец.
Эту фразу он пару раз слышал от Митоса летом, который говорил её Дункану по поводу какой-то их общей знакомой по имени Кассандра. Да, ту самую, в честь которой Салазар, вернее Старейший, назвал свою змеюку из Тайной Комнаты. Гарри её запомнил (фразу, не знакомую), и как показало время - не зря. 

      Юный бессмертный был настолько деморализован словами старого паука, оставшегося переваривать в своем кабинете странное поведение своего оружия, что не заметил идущего ему навстречу человека и с разбегу врезался в него. В более-менее адекватное состояние Мальчика-Который-Выжил привело ощущение столкновения с каким-то крупным объектом, из-за которого он самым позорным об
разом шлепнулся на пятую точку.
- Куда же вы так несётесь, мистер Поттер? - раздался над его головой вкрадчивый голос его самого нелюбимого преподавателя. - Где пожар? Кого на этот раз спасаем? Или мне рассматривать это как нападение на декана противоборствующего факультета? - насмешливо поинтересовался Снейп. Это прозвучало так необычно для него, что Гарри не выдержал и пристально посмотрел на мужчину. Что его поразило: в черных глазах не было ненависти или презрения, только усталость и снисходительность, вроде: "Поттер, ну когда ж
е вы наконец-то повзрослеете?".
- Н... нет, - изумленно выдохнул юный бессмертный, вс
какивая, - простите, профессор...
- Прощаю, поэтому сниму только два балла с Гриффиндора, если вы сию же секунду уберетесь с глаз моих, - криво усмехнулся зельевар и, отвернувшись, пробормотал себе под нос. - Что-то я сегодня под
озрительно добрый, не находите?
Не верящего своему счастью молодого б
ессмертного точно ветром сдуло.
Подумать только, мерзкий сальноволосый ублюдок, который при любом удобном случае оскорбляет память его отца, на самом деле не ненавидит его! Тогда почему он себя так ведёт с ним? Гарри не понимал этого, но пообещал себе задать этот вопрос Коннору на очередной тренировке. МакЛауд в последнее время частенько зависает у Снейпа за рюмочкой... кхм, кофе, и наверняка у них не один раз заходили разговоры о нём. Зельевар наверняка поделился своим мнением о Мальчике-Который-Выжил с его наставником.

...

      Следующим, кого встретил Гарри, была его вечная заноза в не упоминаемом в приличном обществе месте. Обрадовавшись тому, что сегодня Поттер бродит по коридорам замка без своей свиты, сходу начал оскорблять его и память его покойных родителей. Но, к глубочайшему изумлению белобрысого слизеринца, ненавистный Мальчик-Который-Выжил только отмахнулся от него, как от назойливо
й мухи, и молча понесся дальше.
Староста зелёного факультета, уже настроившийся на старую добрую словесную перепалку или на крайний случай драку, досадливо выругался - с самого начала учебного года грифиндорское трио его самым наглым образом игнорировало. А следом за своим лидером постепенно аналогично стали поступать и все ученики алознамённого факультета. Идею своеобразного бойкота с радостью поддержали и Равенкло с Пуффендуем. Все это привело к тому, что авторитет Малфоя среди своих упал ниже плинтуса. Устроив потасовку с Поттером в коридоре, Малфой ни много ни мало рассчитывал вернуть свою лидерскую позицию на факультете, но, видно, не судьба.

...

      "Хоть что-то в этой жизни не меняется", - с грустной улыбкой мысленно прокомментировал поведение своего недруга гриффиндорец и отправился на поиски друзей. Уж от кого-кого, а от них он не
ожидал никаких неожиданностей.
Хотя... Гарри вспомнил о событиях этого учебного года и поход Гермионы к Дамблдору и помрачнел. Теперь он уже начинал сомневаться в такой уж и светлой дружбе гриффиндорского трио.

***

  
      Северус ворвался в класс со звонком, напугав при этом первые курсы Равенкло и Пуффендуя до состояния тихой паники. Дав им задание открыть учебники на двадцать второй странице и кратко законспектировать параграф, зельевар принялся расхаживать между партами. Слегка отстраненно наблюдая за тем, как старательно скрипят перьями воронята и барсучата, переписывая в конспекты процесс приготовления простейшего зелья от прыщей, мужчина пытался понять, что же это такое было на завтраке. Слишком уж происшедшее напоминало тща
тельно спланированную диверсию.
Вот только кто за ней стоит?

Для Темного Лорда слишком мелко, он бы не стал размениваться на испорченный тыквенный сок. Волдеморт, скорее всего, отравил бы их каким-нибудь редким ядом, подлив его в питьё. Но для этого у его второго хозяина недостаточно фантазии, так что вариант с мистером Реддлом можно отбросить. Остаются близнецы Уизли, эта шуточка вполне в их духе. Слизеринского декана смущало то, что и самим шутникам достался испорченный сок, а ведь обычно они не страдали от своих розыгрышей - кто угодно, но не они. Разумеется, версия того, что утреннее происшествие дело рук вездесущих умников Уизли, весьма привлекательна, но все же не верна. За время их обучения в Хогвартсе Северус успел неплохо изучить рыжих непосед и с полной уверенностью мог сообщить, что к испорченному питью они не имеют никакого отношения - слишком уж скучно для них. Разве... разве что в кубках вместе с тыквенным соком было что-то еще. Что-то из их богатого арсенала розыгрышей и приколов. Но в таком случае настораживает выбор жертв: гриффиндорцы в полном составе, несколько равенкловцев и пуффенду
йцев, а так же Альбус и он сам.
Зельевар нащупал в кармане маленький пузырек, в котором плескалось полторы чайных ложки якобы испорченного тыквенного сока. Как хорошо, что он успел отлить немного из своего кубка, пока все были заняты выражением своего недовольства, а Дамблдор устроил целое представление с массовой трансфигурацией одной жидкости в другую. Мужчина посмотрел на настенные часы - до конца занятия осталось ровно две минуты. Что ж, это просто отлично, что вместо следующего урока у него окно, он вполне может потратить свое время на то, чтобы разобраться с тем, что там за тыквенный сок такой.

...

      Мастер зелий задумчиво почесал кончик носа - такого результата он не ожидал. Вот чего-чего, но не этого. Подумать только, в его кубке оказалось зелье класса А! Нет никаких сомнений, что именно из-за него тыквенный
сок приобрел такой гадкий вкус.
Но что это за варево?

Чего только Северус не делал со стащенным образцом, но так и не смог определить, что делает зелье, более того, он даже
не смог выяснить, для чего оно.
Теперь мужчина был точно уверен, что близнецы Уизли не имеют никакого отношения к утренней диверсии. Из-за своих слабых познаний в области зельеварения близнецам постоянно приходится комбинировать различные виды магических наук, чтобы дополнить отсутствие необходимого образования. Это просто не их уровень. Что бы ни было в тыквенном соке, оно достойно звания мастера, это никак не смогли бы св
арить двое раздолбаев-недоучек.
Тогда кто?

Кто же кроме него смог бы сварить редкое
и наверняка запрещённое зелье?
Неугомонное трио Поттер-Грей
нджер-Уизли?
А ведь вполне возможно. Удалось же этой всезнайке при моральной поддержке своих дружков сварить Оборотное на втором курсе. Хорошо, предположим, это они, - рассуждал Северус, - но зачем им это? В прошлый раз этим неугомонным детишкам понадобилось проникнуть в гостиную слизеринского факультета, чтобы выяснить, что его змейкам известно о нападениях на учеников и Тайной комнате. В этом году, хвала Мерлину, никто и ни на кого не нападает, тогда зачем идти на такой риск? Ради чего? И почему зелье было подлито друзьям и союзникам Мальчика-Который-Выжил? Какой в этом смысл? Тут зельевар вспомнил, что в последнее время неразлучная троица Поттер-Уизли-Грейн
джер не такая уж и неразлучная.
"Похоже, МакЛауд не мытьем, так катанием, а включит мозги своему подопечному",
- мысленно усмехнулся мужчина.
И тут в его мозгу что-то щелкнуло, для него все стало таким ясным и понятным, что удивительно было как же он раньше об этом не подумал? МакЛауд - это точно его рук дело! Так значит ушлый шотландец все-таки решил добиться своего. Вовремя он, ничего не скажешь, будто предупредил кто, Дамблдор приглядел для него однокомнатную квартирку с видом на Северное море. Только... Каким образом он сумел добавить зелье всем сразу? Не расклонировался же он, в самом деле? Хотя если речь идет об этом хитром гаденыше, то тут ни в чем нельзя быть уверенным. Что ж, скоро обед, у него будет возможность узнать об этом.

***

  
      После того, как первая часть плана под названием "Выведем друзей Поттера на чистую воду" завершилась полным успехом, и все её участники разбрелись по замку кто куда, Коннор, скрывая довольную усмешку, отправился на урок. Все прошло в точности так, как он и планировал. Даже то, что Северус, пока суть да дело, успел отлить немного сока в склянку. Он был бы слишком разочарован в своем новом приятеле, если б он не сделал этого. Это только доказывало, что старший Горец отлично умеет выбирать союзников, пусть даже и временных. Снейп должен быть в курсе того, что он делает, чт
обы ненароком не наломать дров.
Все время до обеда бессмертный провел как на иголках, каждую минуту ожидая, что вот-вот к нему на урок ворвется злой как тысяча чертей мастер зелий и начнет выпытывать его о том, что же было не так с соком. Однако время шло, а тот все не появлялся. Вот уж прозвенел колокол, возвещающий о начале большой перемены, а декан Слизерина так и не появился на пороге его кабинета.

...

      По дороге на обед в Большой Зал Горец начал подумывать, а не переоценил ли он умственные способности декана Слизерина? Но тут резкий рывок куда-то вбок развеял все его сомнения. И только оказавшись в той же самой классной комнате, где несколькими днями ранее состоялся их разговор, Коннор позволил себе усмехнутьс
я - Северус остался верен себе.
- Это уже становится дурной традицией, не находишь? - на
смешливо поинтересовался Горец.
- Нет, не нахожу, - огрызнулся зельевар. - Ответь мне только на один во
прос, МакЛауд: что было в соке?
- Зелье Истинных мыслей, - с самым непринуждённым видом поведал бессмертный, внимательно следя за реакцией собе
седника на свои слова.
Мастер зелий только изумлённо изогнул брови, но все же не проронил ни слова. Он наверняка входит в тот круг фанатиков своей профессии, что слышали об этом зелье, а значит, знает о том, какое действие оно оказывает на принявших его. Дальнейшее Снейп додумал сам, это было видно по внезапно появившемуся напряжению во взгляде и позе, и Коннор еще раз поздравил себя с правильным выбором союзника. Все-та
ки жаль, что он не бессмертный.
- И кто же варил его? Уж не ты ли? - с ядовитой усмешкой осведомился декан Слизерина, у которого сложилось весьма не лестное мнение о е
го способностях к зельеварению.
- Эй, я не так плох, как ты мог подумать! - полушутя возмутился шотландец, с удовольствием наблюдая за тем, как пораженно расширились глаза у его собеседника. - Даже Сыворотку правды могу как-нибудь сварить на досуге, - добавил он. 
- Что же ты за человек, МакЛауд, если даже в общении с приятелями пользуешься заветами Сунь Цзы? - пораженно спросил Снейп внезапно севшим голосом. И неизвестно, чего больше было в ег
о голосе: изумления или злости?
- Осторожный человек, Северус, - пожал плечами бессмертный, - но я восхищён тем, что ты читал "Искусство войны"*. Это в очередной раз дока
зывает, что я не ошибся в тебе.
- Не ошибся в чем? - прищурился з
ельевар.
- В выборе союзников. Ты должен понимать, что придя в Хогвартс, я сильно рисковал. Каждый день, находясь здесь, я ступал по тонкому льду, каждый миг опасаясь удара в спину. В этом замке не один ты читал древний трактат, но в отличие от вас с Дамблдором я читал его в оригинале. В конце концов, ты же сли
зеринец, ты должен меня понять.
- Понимаю, - тяжело вздохнул слизеринский декан, - именно поэтому ты сейчас стоишь и разговариваешь, а не бьешься в конвульсиях у моих ног от Круциатуса. Но за твоими словами о том, что ты кое-что смыслишь в зе
льях, мне чудится большое "но".
- Ты прав. В данном случае это пресловутое "но" состоит в том, что зелье Истин
ных мыслей варил не я, а Гарри.
- Поттер? - недоверчиво переспросил Северус и расхохотался. - Это же бред! - сквозь смех выдавил он из себя, но увидев, что преподаватель ЗОТИ вполне серьёзен, зашипел. - Он конечно не так уж и бездарен, как кажется на первый взгляд, но этот бездарь вряд ли смог бы его сварить!
Как ты мог доверить ему варку?
- Гарри должен был лично приготовить зелье, способное оказать сильное влияние на его жизнь, чтобы у него потом не было повода сунуть голову в песок, когда он узнает неприглядную правду, - спокойно пояснил Коннор. - Ты не поверишь, он так сильно захотел узнать сокрытые чувства и мысли своих друзей и Дамблдора, что приготовил его с первого раза. Как говорит один мой хороший друг - правильная мотивация творит чу
деса, - со смешком закончил он.
- Что ж, возможно в нем больше от матери, чем я раньше предполагал, - со вздохом
заключил Снейп.
- Возможно, что
и так, - пожал плечами Коннор.
___________________________________________________

*Трактат Сунь Цзы о военном искусстве
- самый известный древнекитайский трактат, посвящённый военной стратегии и политике. Состоит из 13 глав и является основополагающим текстом "школы военной философии".
  
  

Глава 23

         
  
   Вечерело. Коннор сидел в своем кабинете за столом в продуманно-небрежной позе, дьявольски улыбался и полировал свой знаменитый меч. Он был на все сто готов к приходу обиженного на весь свет Поттера, чтобы в нужный момент подставить плечо, вытереть жилеткой слезы и прочее... Однако время шло, а его глупый ученик все никак не появлялся.
Вот уже близился отбой, а Гарри все никак не о
бъявлялся на пороге его покоев.
Горец начал волноваться: где же черти носят э
того неугомонного гриффиндорца?
Десять часов...
Пол одиннадцатого...
Одиннадцать...

А не заблуд
ился его Мальчик-Который-Выжил?
В то, что гриффиндорец решил в одиночестве стоически перенести все тягости свалившейся на него внезапной открове
нности друзей, Коннор не верил.
В четверть двенадцатого бессмертный не выдержал и решил пойти поискать своего бестолкового подопечного. У него не было под рукой знаменитой Карты Мародеров, поэтому мужчина решил обойтись старым, проверенным в среде бе
ссмертных волшебников способом.
Он достал из ящика стола кусок чистого пергамента, размером точь-в-точь с изобретение Лунатика, Сохатого, Бродяги и Хвоста, а так же пузырёк с кровью своего подопечного. Кровь Гарри осталась с их прошлой встречи, не вся пошла на зелье Истинных мыслей. Коннор взмахом палочки трансфигурировал стоящий на столе канделябр в кубок. После чего что-то зашептал над пергаментом, периодически касаясь его палочкой. Затем из другого ящика стола извлек еще один пузырёк, но на этот раз с мощнейшим зельем поиска по рецепту ныне покойной Ребекки, шотландец смешал его с кровью гриффиндорца в равных пропорциях. Наконец, когда все приготовления были завершены, МакЛауд опрокинул кубок с получившейся смесью прямо на чистый пергамент. Раздалось едва слышное шипение, и жидкость без остатка впиталась в него. Горец очистил кубок Эскуро и произвел обратную трансфигурацию в канделябр. После чего откопал в ворохе учебных планов, домашних заданий и контрольных работ заранее приготовленные, но утерянные во время учебного процесса свечи, вставил их в специальные углубления и зажег их. Поднеся пергамент к горящим ровным светом свечам, Коннор держал его над огнём до тех пор, пока на нём не проявилась подробная карта Хогвартса. Местонахождение Гарри на ней было указанно большим красным крестом. Коннор усмехнулся - его ученик окопался в Выручай комнате. Весьма предсказуемо, как для него.

...

      Пройдя положенное количество раз мимо портрета какого-то чокнутого волшебника не столь далекой древности, бессмертный оказался перед дверью, за которой находился наследник Поттеров. Перед тем, как повернуть ручку, он окружил себя всеми известными ему щитами: мало ли в какие формы могло вылиться разочарование его подопечного? Однако, к его огромному удивлению, вместо разрушений и летающих по комнате столов и стульев перед МакЛаудом предстал тесный темный чулан с пауками
и старой продавленной кроватью.
Идя в Выручай комнату, Горец был готов ко всему: к истерике, к гневу, к депрессии, попыткам убийства всех своих друзей, так что настрой у него был более-менее ироничный. Дева Мария, чего этот мальчишка мог вытворить такого,
чего он в свое время не делал?
Но к чему точно не был готов прославленный бессмертный, так это к тому, что его ученик усядется на это жалкое подобие кровати, подтянет ноги к груди и будет тихонько вздрагивать от сотрясающих его тело рыданий, которые
он безуспешно пытался подавить.
- Забери меня отсюда, Коннор, - увидев в свете, исходящем от волшебной палочки, лицо своего наставника, жалобно попро
сил Гарри.
- Что, прости? - п
ереспросил он у своего ученика.
- Я хочу уйти отсюда, - сквозь слезы потребовал Мальчик-Который-Выжил. - Так хочу уйти...
Пожалуйста, помоги мне, Горец.
- Неужели все так плохо, малыш? - присев перед ним на корточки, участливо
спросил шотландец.
Юноша кивнул.

- И в чём конкретно это выражается? - сочувс
твенно поинтересовался МакЛауд.
- В чем выражается?! И ты еще спрашиваешь? - возмущенно повторил Мальчик-Который-Выжил. - Большая часть моих товарищей, как на Гриффиндоре, так и на остальных факультетах, почитают меня за бесплатного клоуна! Меньшая же - за опасного психа, с которым, тем не менее, полезно дружить, чтобы держать руку на пульсе жизни! А кто-то считает, что я могу научить их чему-то новому! И только Невилл с Луной дружат со мной искренне и без задних мыслей, ничего не ожидая взамен! - едва ли не задыхаясь от д
ушивших его рыданий, кричал он.
Слушая словоизлияния своего ученика, МакЛауд только и мог порадоваться своей предусмотрительности, заставившей его не полениться и наложить на несколько расширившийся с его п
риходом чулан заглушающие чары.
То, что он услышал, пока никоим образом не тянуло на катастрофу вселенского масштаба. Закрытый пансион, полный разновозрастных детишек, переходный возраст, война в стране и скандальная известность Избра
нного - ничего нового, в общем.
- А как же близнецы и Джинни? - продолжил допытываться бессмертный, предоставляя своему подоп
ечному возможность высказаться.
- О, тут вообще все из разряда "без меня меня женили"! - с видом человека, считающего, что находится в каком-то абсурдном сне, воскликнул Гарри.
- Прости, я, наверное, заснул. Так на ком тебя женили, на Джинни или на близнецах? - решил слегка разбавить мрачность ситуации старший бессмертный.
- Не смешно, Коннор! - огрызнулся юноша. - Представляешь, почти все половозрелое женское население Хогвартса пребывает в убеждении, будто бы я обручен с сестрой Рона и что как только мне стукнет семнадцать - мы поженимся! Когда же я спросил об этом Джинни, то она выдала мне, будто бы знала об этом с самого детства! Мол, ей об этом каждый вечер перед сном говорила мама! Да уж, перед лицом странной логики миссис Уизли я бессилен, - фыркнул гриффиндорец. - Теперь становится понятным такое хорошее ко мне отношение рыжего семейства - я ведь будущий жених Джинни. Представляешь, я выяснил, что перед первым курсом Рон специально сел в мое купе, потому что знал, что я Гарри Поттер! А подружился он со мной не столько из-за моей славы, сколько из-за того, что мама строго-настрого потребовала от него, чтобы он присмотрел за будущим
мужем своей младшей сестрёнки.
- Роскошно, - едва ли не по слогам саркастично протянул
Коннор. - А сам-то ты что испытываешь к этой девчонке?
В ответ он получил
неопределённое пожатие плечами.
- Она младшая сестра моего теперь уже бывшего лучшего друга, не больше и не ме
ньше, - наконец определился он.
- А как же мисс Всезнайка? Надеюсь, хоть она тебя не разочаровала? - видя, что его ученик более-менее успокоился, весело спросил Горец и по его сразу же помрачневшему лицу понял,
что ответ будет отрицательным.
- О, Гермиона мне все высказала, - резко выдохнул юноша. - Про то, как надеялась с моей помощью сделать карьеру, про то, как ей надоело нас с Роном постоянно пинать, чтобы мы не вылетели из Хогвартса за неуспеваемость, про то, что с нами не о чем поговорить кроме квиддича и очередного приклю
чения, в которое я их втягиваю...
- А как они отреагировали на твое бессмертие? - задал наиболее и
нтересующий его вопрос МакЛауд.
- Я не спрашивал, не хотел еще больше разочаровываться, - грустно ответил Гарри. - Я не понимаю их, Коннор! - отчаянно воскликнул он. - Если они так ко мне относятся, то почему так волновались обо мне? Я же видел их радость и облегчение,
когда я вернулся... Почему так?!
- Зелье Истинных мыслей вытягивает наружу самое сокровенное, то, что погребено в самых дальних уголках души
- так называемые "задние" мысли. Можно убить не один день на то, чтобы понять, что же именно испытывает тот или иной человек к тебе. И в несколько раз больше просто для того, чтобы выяснить: эти чувства поверхностные или неосознанно глубоко подавляемые, - глядя своему подопечному прямо в глаза, неожиданно очень серьезно произнес бессмертный.
- Но я не хочу выяснять это! - воскликнул гриффиндорец. - Я просто хочу уйти отсюда! Мне противн
о, Коннор!
- Это очень серьезный шаг, Гарри,
- осторожно возразил шотландец.
- Ты же сам не хотел, чтобы я возвращался в Хогвартс, разве не так? - провокационно
воскликнул молодой бессмертный.
- Так, - не стал отпираться МакЛауд. - Но я хотел, чтобы это было твое решение, взвешенное и обдуманное. А сейчас это говоришь мне не ты, а обида и разо
чарование в близких тебе людях.
- Это решение более чем обдуманное и тем более взвешенное, Коннор, - с упертым видом зав
ерил его Мальчик-Который-Выжил.
"Типичный Гриффиндор головного мозга", - смир
енно усмехнулся про себя Горец.
- А как же война? Как же Волдеморт? - пустил в ход провокационные вопросы Горец, втайне очень довольный разрешением вконец осточертевшей ему ситуаци
и. Хогвартс сильно утомлял его.
- Он от меня никуда не убежит, - неожиданно жестко ответил юноша, по
днимаясь. - Я пошел собираться.
- Ты уверен, малыш? - испытывающе посмотрел в глаза свое
му ученику старший бессмертный.
- Абсолютно, - приняв решение, сообщил Гарри. - Похоже, пора опять воспол
ьзоваться твоим подарком. 
- Что же, это замечательно, встречаемся через час возле горгульи, сторожащей кабинет директора, - уверившись, что пациент продолжает упорствовать в своем желании покинуть лечебное заведение, удовлетворенно хлопнул в ладоши шотландец, поднимаясь с корточек и направляя
сь к выходу из Выручай комнаты.
- Что, решил забрать у него мои документы? - недоверчиво
хмыкнул Мальчик-Который-Выжил.
- Смешно, - усмехнулся он. - Рад, что к тебе возвращается присутствие духа, но нет. Во время своего посещения кабинета Альбуса я заметил у него несколько весьма не уместных в школе вещей и считаю, что было бы
преступно оставлять их у него.
- Ты собрался грабить Дамблдора? - восхищенно ахнул юный Поттер. - Мерлин и Моргана, ни за что не пропущу такого! Мне как раз хочется совершить какую-нибудь пакость, МакЛауд, так что я иду с
тобой, и даже не спорь со мной!
- Как скажете, юноша, - с самым равнодушным видом пожал плечами Горец и шагнул за порог.

***

  
      Собрался Гарри достаточно быстро. Да и что ему было собирать? Подаренную Сириусом "Молнию", мантию-невидимку, Карту Мародеров и альбом с фотографиями родителей, а волшебная палочка и так всегда при нем. Куда сложнее было покинуть свою уютную кровать с балдахином в спальне мальчиков шестого курса. Раньше было бы сложнее... но не теперь. Не теперь, когда рядом с ним от богатырского храпа Рона к
олыхался тяжелый бархат полога.
Он привык считать Хогвартс домом, а теперь этот замок превратился для него в огромный крысиный лабиринт с запущенными в него г
олодными змеями. 
Вещей у юноши было не много, но он решил не брать их с собой. Гриффиндорец не сомневался, что после того, как обнаружится пропажа Мальчика-Который-Выжил, на его поиски будет брошена вся королевская конница и вся королевская рать. В большинстве своем волшебники, если они не играют в высшей лиге, не отличаются наличием ума и сообразительности, так что оставленные вещи пусть и ненадолго, но все же собьют с толку его преследователей, ведь мало кто знает хотя бы о наличии у него этих вещей. И это уже не говоря о том, какое они имеют для него значение.

      Выйдя из гостиной факультета и чудом не попавшись на глаза никому из преподавателей, Филча или миссис Норрис, он тайными ходами достаточно быстро добрался до горгульи, охраняющей вход в каб
инет директора.
В висок буравчиком ввинтилась боль, а в ушах зазве
нело - приближался бессмертный.
- Итак, какой же маразматичный пароль придумал наш престарелый сластолюбец на этой неделе? - к насторожившимся Гарри и горгулье вальяжной походкой приблизился Коннор. Учитель успел не только собраться, но и переодеться в привычную маггловскую одежду. И в этот раз его бежевый плащ со спрятанным в подкладке самурайски
м мечом не выглядел неуместным.
- Может, все же сластена? - у
сомнился Мальчик-Который-Выжил.
- Да нет, я сказал правильно, - скривился МакЛауд. - Напомни мне как-нибудь дать тебе почитать мемуары соратников бурной молодости Альбуса и его друга Геллерта. Поверь мне,
найдешь много для себя нового.
- Жду не дождусь, хотя, думаю, меня уже ничем не уд
ивишь.
- О, поверь мне, это здорово расширит твой кругозор, мой мальчик, - многообещающе усмехнулся шотландец, явно намеренно использ
уя любимое обращение директора.
- Ладно, поверю тебе на слово, - пробурчал Гарри. - И как мы войдем? Я не знаю пароля, ты его не знаешь, а подбирать... Мы же можем хоть до рассвета перечислять названия сладостей из "Сладкого Королевства", и это еще не считая маггловских, а у нас,
кажется, не так много времени.
- Ты прав, - согласился с ним Горец, эффектным движением, извлекая из потайного кармана плаща свой знаменитый клинок. - Хорошо, что я захватил с собой универсальную о
тмычку, верно? - усмехнулся он.
- Какую отмычку? Зачем тебе... - начал
было говорить юный бессмертный.
И в этот момент Коннор точным и выверенным движением снес голову полуразумной каменной статуе.
- Простым мечом... - пораженно прошептал Гарри, во все глаза разглядывая чудесное оружие, на лезвие которого не появилось ни малей
шей зазубрины.
- Ну не таким уж и простым, - подмигнул ему наставник и, явно рисуясь, стал в классическую к
иношную позу самурая с катаной.
- Отлично
, стража ты убил, и что дальше?
- А дальше будет немного старой доброй шотландской магии, - усмехнулся Горец, пряча клинок и доставая волшебную палочку.

...

      Кабинет Дамблдора они обчищали быстро несмотря на вагон и маленькую тележку защитных заклятий, причем МакЛауд делал это с такой сноровкой, будто долгое время зарабатывал этим себе на хлеб с маслом. Впрочем, возможно в какой-то из своих жизней он действительно был вором и взломщиком проклятий, кто знает? В конце концов, Коннор это вам не сосредоточие чести и благородства Дункан - от него многого можно ожидать, недаром он настолько дружен с Амандой и так быстро нашел общий язык с известным п
рохиндеем и параноиком Митосом.
Закончив со стеллажом с редкими темномагическими книгами, Горец примерился к витрине с покоящимся в
ней мечом Годрика Гриффиндора.
- Стой, что ты делаешь? - схватил его
за руку Мальчик-Который-Выжил.
- Ты скоро закончишь обучение, и тебе понадобится собственный клинок, - нев
озмутимо ответил ему наставник.
- Но не этот же! - воск
ликнул Гарри под звон осколков.
- А чем он плох? - вытащив украшенное рубинами оружие из ножен, изогнул бровь МакЛауд. - Легкий, удобный, гоблинской ковк
и - не меч, а прямо-таки мечта.
Рядом на жердочке согласно курлыкнул Фоукс. Директорский феникс во время варварского разграбления кабинета своего хозяина вообще вел себя крайне равнодушно. Будто бы это его совершенно не касалось, будто бы
он разрешал им это ограбление.
- Но он же принадлежит Хогватсу! - все еще упирался Мальчик-Который-Выжил, хотя, если честн
о, идея была крайне заманчивой.
- Он принадлежал Годрику Гриффиндору, а его головной убор - тысячелетний артефакт - посчитал тебя достойным им владеть, - менторским тоном парировал стар
ший бессмертный.
- Подтверждаю, молодой человек, - проскрипела ему Распределяющ
ая шляпа с самой высокой полки.
- Вот видишь, что тебе мудрые создания говорят, так что бери и не выкаблучивайся, - вложив меч в ножны и бросив его в руки ошеломленному Гарри,
усмехнулся Коннор.
- Ладно, как
скажете, - сдался гриффиндорец.
- Вот и отлично, давай убираться отсюда. Уважаемые, надеюсь, я могу рассчитывать на конфиденциальность? - обращаясь сразу и к шляпе,
и к фениксу, спросил шотландец.
- Разумеется, юноша, - скрипнул головной убор Годрика, а Ф
оукс издал успокаивающую трель.
- Благодарю, - уважительно поклонился МакЛауд и вытолкнул своего ученика за порог.

...

- Ты хорошо подумал
? Обратного пути ведь не будет.
- А он мне и не нужен. С этого момента нет больше Гарри Поттера, Мальчика-Который-Выжил, есть только Гарольд Эванс. И так будет всегда, по крайней мере, в этой стране.
  
Оценка: 7.98*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Светлова "Следователь Угро для дракона. Отбор" (Юмористическое фэнтези) | | Л.Манило "Назад дороги нет" (Короткий любовный роман) | | С.Суббота "Я - Стрела. Академия Стражей" (Любовное фэнтези) | | Д.Хант "Лирей. Сердце зверя" (Любовное фэнтези) | | Т.Озолс "Тайна драконьего сердца" (Любовное фэнтези) | | М.Генер "Солнце для речного демона" (Любовное фэнтези) | | К.Кострова "Невеста из проклятого рода 2: обуздать пламя" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Босс-обманщик, или Кто кого?" (Короткий любовный роман) | | С.Доронина "Любовь не продаётся" (Романтическая проза) | | А.Квин "Путь ангела. Возвращение" (Космическая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"