Резников Кирилл Юрьевич: другие произведения.

3. Начало славянства

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассмотрены мифы и предания об начале славян. Рассказано о подделках древних мифов, о современных мифах о славянах и неоязычниках - "родноверах". Дана научная справка о происхождении славян.


   3. НАЧАЛО СЛАВЯНСТВА
  
  
Приход наш и уход загадочны, - их цели
Все мудрецы земли осмыслить не сумели.
   Где круга этого начало, где конец,
Откуда мы пришли, куда уйдем отселе?
  
   Омар Хайям
  
  
   3.1. Происхождение славян в летописях и хрониках
  
   "Повесть временных лет". Дописьменных преданий о происхождении славян не сохранились, но в более или менее изменённом виде они попали в ранние летописи и хроники. Из них старейшим является древнерусский летописный свод "Повесть временных лет" (ПВЛ), известный также как Несторова летопись. ПВЛ в нескольких редакциях, незначительно отличающихся друг от друга, сохранилась в списках; самыми старыми являются Лаврентьевский 1377 г., Ипатьевский - начала ХV в. и Радзивиловский - ХV в. Игумен Киево-Печёрского монастыря Никон создал второй свод и довёл его до 1073 г.; в том же монастыре в 1093 - 1095 годыбыл составлен третий летописный свод, условно названный "Начальным". Около 1113 г. монах Киево-Печерского монастыря Нестор составил первую редакцию ПВЛ; в 1116 - 1118 годыбыли составлены дошедшие до нас редакции. Основные сведения о славянах внёс в ПВЛ Нестор. Он дополнил "Начальный свод" введением, где описал происхождение славян, нравы и обычаи восточнославянских племён. Ниже приведены сведения о славянах, содержащиеся в ПВЛ. Текст цитируется по Ипатьевскому списку Ипатьевской летописи в переводе с церковнославянского О.В. Творогова (Цитируемые церковнославянские тексты и русские тексты из изданий до 1917 г. печатаются современным алфавитом).
  
   Название свода в переводе не нуждается: "Повесть временных лет чёрноризца Федосьева манастыря Печерьскаго. Откуду есть пошла Руская земля [...] и хто в неи почал первее княжи". Летописец начинает в традиционном стиле христианской историографии. После потопа Ной разделил землю между сыновьями - Симом, Хамом и Иафетом. Симу достался восток: от Сирии до Индии, Хаму - юг: от Мавритании до Эфиопии. Иафету же достались западные и северные страны: Албания, Армения, Колхида, Скифия, фракийцы, Македония, Далмация, Пелопоннес, Аркадия, Эпир, Иллирия и славяне.
  
   Сведения из "Хроники" византийца Георгия Арматола летописец дополнил сообщением, что к северу от Понтийского моря Иафету достались Дунай, Днестр, Днепр и прочие реки: Десна, Припять, Двина, Волхов и Волга. В Иафетовой части обитает русь, чудь и всякие народы: меря, мурома, весь, мордва, пермь, печёра, ямь, литва, летгола, ливы. Поляки, пруссы и чудь сидят близ моря Варяжского. По морю сидят варяги.
  
   Во время строительства Вавилонской башни, рассказывает летописец, сошел Господь Бог, разрушил столп, разделил людей на семьдесят и два народа и рассеял по земле. "От сихъ же 70 и дву языку бысть языкъ словенескъ, от племени же Афетова, нарецаемеи норци, иже суть словене". Через много лет сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. Напали на дунайских славян волохи, поселились среди них и стали притеснять. Разошлись славяне и назвались от мест, где сели. На реке Морава назвались морава, другие назвались чехи, белые хорваты, сербы и хорутане. Севшие на Висле, прозвались поляками: от них пошли поляне, другие поляки - лютичи, иные - мазовшане, а иные - поморяне. Те, кто сел по Днепру, назвались полянами, кто сел в лесах - древлянами, севшие между Припятью и Двиною - дреговичами, по Двине - полочанами по речке Полота. Севшие у озера Ильмень оставили имя славяне, они построили город и назвали его Новгород. Другие сели по Десне, Сейму, Суле и назвались северянами.
  
   История появления славян, рассказанная в ПВЛ, служит предметом научных дискуссий. Начиная с имени славян "норци" - норики. Так звали жителей римской провинции Норик (Noricum), расположенной в восточных Альпах, где теперь Австрийская и Словенская Каринтии. До присоединения к Риму (конец I в. до н.э.) кельты норики имели там своё царство. Вместе с нориками жили иллирийцы и венеты. Все они говорили на индоевропейских языках, но неблизких к славянским. Кельтские языки отдалённо связаны с италийскими языками. Иллирийский - один из древнебалканских языков, а язык венетов близко родственен италийским. В V в. Норик подвергся нашествиям германских племён, и романизированные жители разбежались или погибли. Их сменили славяне. Как отмечает К.Л. Егоров, "соотнесение нориков и славян у средневекового историка могло возникнуть вследствие того, что Норик был первой из провинций Рима, заселённый славянами уже в VI веке, и за этим новым населением какое-то время сохранялось имя жителей провинции". На Дунай славяне пришли не из Норика, а с севера.
  
   Непонятно, кто такие волохи, притеснявшие славян на Дунае. Ими должен быть грозный народ, а не "пастухи римлян" влахи (аромуны) и не предки румын валахи, невидные и неслышные во время прихода славян. Волохами и сходными именами древние германцы и славяне называли кельтов и жителей Римской империи: до сих пор кельты Уэльса (от древн. англ. Wealas) - валлийцы, франкоязычные бельгийцы - валлоны, и влохи (W?ochy) по-польски - итальянцы. Ещё в XVIII в. Август Шлёцер посчитал волохов ПВЛ римлянами. Его взгляды разделял Н.М. Карамзин. Чешские слависты XIX в - Й. Добровский и П.И. Шафарик, предположили, что волохи - это кельты. В середине ХХ в. С.П. Толстов обосновал кельтскую гипотезу. Он увидел волохов в воинственных вольках, активных на Балканах в IV - III вв. до н.э. О вольках-тевтосагах - вольках "любителях странствий", теснивших славян из Подунавья, писал недавно умерший О.Н. Трубачёв.
  
   Из учёных ХХ в. "римской" концепции Шлёцера придерживался В.Д. Королюк. Он считал, что "под волохами русским летописцем понимались как древние римляне, так и местное неславянское население среднего Подунавья". По мнению А.А. Шахматова, волохами были франки, подчинившие при Карле Великом (в конце VIII - начале IX в.) славян Норика и Паннонии и создавшие на завоеванной территории Восточную марку (будущую Австрию). В настоящее время франкскую версию поддерживает В.Я. Петрухин. Версия эта кажется вероятной (особенно, учитывая чешскую хронику), хотя нельзя исключить, что волохами славяне называли византийцев, воевавших с ними по Дунаю. Для варваров VI - VIII вв. Византия оставалась Римом; так думали и сами византийцы, называвшие себя ромеями, т.е. римлянами.
  
   В ПВЛ описано посещёние Киева и Новгорода апостолом Андреем Первозванным. О легендарности его путешествий писал церковный историк А.В. Карташёв, отмечавший, что они повторяют описания путешествий апостола Павла. Зато здесь есть прелестная зарисовка: "Видел бани деревянные, и натопят их сильно, и разденутся и будут наги, и обольются мытелью, и возьмут веники, и начнут хлестаться, и до того себя добьют, что едва вылезут, чуть живые, и обольются водою студеною, и только так оживут. И творят это постоянно, никем же не мучимые, но сами себя мучат, и то творят не мытье себе, а <...> мученье". В Лаврентьевской летописи говорится не о мытели, а о "квасе оусниянном", т.е. настое ушицы (купальницы). О парилке с веником летописец пишет с изумлением, как бы от лица иноземца.
  
   Летописец рассказывает о братьях - Кие, Щеке и Хориве, построивших город и назвавших его Киев в честь старшего брата, и о хождении Кия в Царьград, где он "велику честь приялъ есть от цесаря", а какого - летописец не знает. Род братьев стал княжить у полян; свои княжения были у древлян, дреговичей, славян в Новгороде и полочан. От полочан произошли кривичи; их город - Смоленск. В летописи перечислены славянские народы, живущие на Руси: поляне, древляне, новгородцы, полочане, дреговичи, северяне и бужане, ставшие называться волынянами. Названы радимичи и вятичи - от рода поляков и [белые] хорваты. О дулебах сказано, что жили они по Бугу, где ныне волыняне, а уличи и тиверцы сидели по Бугу, Днестру [в Лаврентьевсой летописи, К.Р. ] и возле Дуная. Рассказано о финских соседях славян и перечислены народы, дающие дань Руси, но список данников соответствует периоду расцвета Древнерусского государства. Славяне в долетописное время сами платили дань: поляне, северяне и вятичи - хазарам; словене ильменские, кривичи и с ними чудь, меря и весь - варягам. Из ПВЛ следует, что восточные славяне до призвания Рюрика вступили на путь цивилизации: у них сложилась государственность - существовали племенные княжества и были города.
  
   Чешские хроники. Славянская письменность была создана в Моравском княжестве присланными в 863 г. из Византии монахами, братьями Константином (Кириллом) Философом и Мефодием. На моравском диалекте старославянского языка были написаны Жития Константина (между 869 и 880 гг.) и Мефодия (885). С распадом Великой Моравии из него выделилось Пражское княжество (895), ставшее ядром Чешского государства. На протяжении почти 150 лет (по 1061 г.) в Чехии сосуществовало православие и католичество. В этот период пишут на старославянском и на латыни. На старославянском языке - глаголицей и кириллицей, были написаны несколько версий жития св. Вячеслава и житие блаженной Людмилы. Но чешские короли зависели от Рима и католической Германии, и в Чехии стали писать на латыни. Лишь с середины XII в. появляются документы на чешском языке, но уже с использованием латиницы.
  
   Написанная на латыни, Chronica boemorum открывает чешское летописание. Её автор - пражский каноник, декан капитула собора св. Вита, Козьма Пражский (ок. 1045 - 1125), был блестяще образован для своего времени: он закончил Пражскую кафедральную школу и завершил образование в Льеже, где изучал грамматику и диалектику. Вернувшись в Прагу, он стал каноником, а затем деканом Пражской церкви. Его возвышению способствовала близость к сыну князя Бржетислава, Яромиру, больше известному как пражский епископ Гебхард. "Богемскую хронику" Козьма писал в очень преклонном возрасте: в записи от 1125 г. (год его смерти) он назвал себя 80-летним старцем. Там же указаны монархи и папа, при которых была создана хроника, что позволило установить, что Козьма писал её с 1119 по 1125 г. - на 10 - 15 лет позже первой редакции Нестора. Но "Богемская хроника" отличается от ПВЛ разительным образом, и различия лежат в мировоззренческой пропасти, разделившей культурную элиту Чехии и Киевской Руси.
  
   Козьма начинает рассказ с разрушения Вавилоновой башни, когда на земле осталось всего 72 человека, говорившие на разных языках. Человеческий род рассеялся, но спустя много столетий люди дошли до Германии, "ведь вся эта область, расположенная под северным сводом неба, начиная от Танаиса и до самого запада, была известна под общим названием Германия". В пределах Германии, к северу лежала страна, опоясанная со всех сторон горами, так что "на первый взгляд кажется, что вся эта страна окружена и защищена как бы одной горой". Страну покрывали леса; их наполнял шум роившихся пчел, пение птиц; стадам животных едва хватало земли. Там было много прозрачной воды и вкусной рыбы. Пришедшие люди обосновались возле горы Ржип, между реками Огржей и Влтавой. Тогда старший из пришедших попросил спутников подумать, как назвать эту прекрасную страну. И спутники в один голос сказали: "Разве сможем мы найти лучшее или более подходящее название, чем по имени, которое ты, о, отец, носишь; и если твое имя Чех, то пусть и страна будет названа Чехией".
  
   Сначала люди жили скромной жизнью, не ведая тщеславия. "Никто не мог говорить "мое", ... все, чем они обладали, они считали и на словах, и в сердце, и на деле - "нашим". Не было ни воров, ни разбойников, ни бедных. "Увы! ... общее уступило собственности". Среди людей начались раздоры; разрешая споры они обращались за советом к мудрому Кроку, а когда он умер, к его дочке, вещёй Либуше. Но не всем нравилось, что их судит женщина. Тогда Либуше сказала, что если они хотят князя, то она станет его женой. Имя ему Пржемысл, и он крестьянин. И указала, где его искать. Пошли послы, нашли указанного Либушей пахаря и сказали, что выбрали его князем. Оделся Пшемысл в княжескую одежду и поехал с ними, но захватил лапти из лыка и велел сохранить. "И они хранятся в Вышеграде в королевских палатах до ныне и во веки". Поженились Пшемысл и Либуше и правили счастливо. Укротил Пшемысл диких людей, дал им законы, а Либуше выбрала место для великого града. И построили там город Прагу, владычицу Чехии.
  
   Как видим, Козьма излагает легенду происхождения одного народа (точнее, племени; чехи - одно из чешских племён). У него напрочь отсутствует широта видения, свойственная Нестору. В ПВЛ дана обширная панорама всей Восточной Европы, перечислены десятки народов и племён, не забыты другие славянские народы, в том числе, чехи. Совсем разные масштабы, и разные цели. Чехи искали укромное место - крепость, окружённую горами; русские - простора: открытые миру они осваивали новые земли, вбирали всё новые племена. Важно ещё одно отличие: для Козьмы, Чехия - часть Германии, а Германия - часть Европы, т.е. чехи в XII в. приняли как закон природы своё подчиненное место в Германии и Европе. Русские не видели над собой никого, кроме Бога, и искали независимое место в мире. Изоляция чехов от славянства усугублялась опёкой из Рима. В "Хронике" приведено письмо папы Иоанна королю Болеславу от 967 г., разрешавшее основать епископство, но при условии, чтобы епископом выбрали "не человека, принадлежащего к обряду или секте болгарского или русского народа, или славянского языка". Раскол христианской церкви на Римско-католическую и Православную, состоявшийся в 1054 г., на деле произошёл много раньше.
  
   Легенда о Чехе получила продолжение. В изводе "Богемской хроники" и в "Чешской хронике" Вацлава Гаека из Любочан (1541), у Чеха появился младший брат Лех, ушедший на север и основавший польское государство. В Далимиловой хронике (1316), первой хронике на чешском языке, сообщается, что вместе с Чехом из Хорватии вышли шесть его братьев. Вносятся дополнения, прославляющие славян. В "Чешской хронике" Вацлав Гаек приводит текст грамоты, якобы дарованной Александром Македонским "просвещённому роду славянскому и их языку" за верную службу. Македонец даровал славянам право владеть землями, где они поселились: "За то, что вы всегда находились при нас, правдивыми, верными и храбрыми нашими боевыми и неизменными союзниками были, даем вам свободно и на вечные времена все земли мира от полуночи до полуденных земель итальянских, дабы здесь никто не смел ни жить, ни поселяться, ни оседать, кроме вас". Надо сказать, что чешские и польские учёные уже в XVII в. выражали сомнение в достоверности грамоты. В XVIII столетии чешский историк Геласий Добнер прямо называл Гаека "вруном и клеветником".
  
   Польские хроники. Легенда о братьях Чехе и Лехе получила развитие в польских хрониках. В ранних польских хрониках Галла Анонима (XII в.) и Вицентия Кадлубека (XIII в.) сообщения о братьях отсутствуют. Зато в "Великопольской хронике" (конец XIII - начало XVI в.) у Чеха уже не один брат Лех, но ещё и Рус. Как все ранние польские хроники, "Великопольская хронике" написана на латыни. Авторство хроники остаётся неясным. В прологе автор ссылается на древние книги где написано, что "Паннония является матерью и прародительницей всех славянских народов". "Пан" по-славянски значит великий господин. Паннонцев звали по Пану, их господину, а прародителем у них был Ян, потомок Иафета. У Пана было три сына: первенец - Лех, второй - Рус, третий - Чех. Они владели тремя королевствами: лехитов, русских и чехов, "и в настоящее время владеют и в будущем будут владеть, ... из них наивысшей властью и господством во всей империи всегда обладали лехиты".
  
   У славян разные языки, но все понимают друг друга. Языки эти берут начало от Слава. Кроме паннонцев, лехитов, русских и чехов, возникли славянские королевства болгар, Расция (Сербия), Далмация, рани (руяне, о. Рюген), сорабы (сорбы лужицкие), кашубы. Есть ещё древняне. Их главные крепости Буковец, а теперь Любек, Гам - Гамбург, и прежняя столица Бремен. Есть ещё крепость Шлезвиг и город Чешнина. Во главе древнян стоят чиновники-комиты; их назначил император Генрих, подчинивший эти края. Сейчас саксы оставили свои небольшие земли и переселились на землю славян. Все славяне, кроме паннонцев, раньше подчинялись лехитам и платили им дань. Славяне и тевтонцы произошли от братьев - Яна и Куса, потомков Яфета, о чём пишут Исидор в "Этимологии" и Мартин в "Хронике Римской". Нет в мире народов столь близких и дружественных, чем славяне и тевтонцы. Что касается Леха с потомством, то идя по обширным рощам, где ныне Польша, пришел он к плодородному и богатому месту и разбил палатку, решив построить жилище, и сказал: "Будем вить гнездо". Отсюда появился город Гнезно.
  
   Во времена короля Лешка третьего Юлий Цезарь вторгся в Польшу. Лешек, вместе с храбрейшими лехитами, трижды с ним сразился и перебил очень много римлян. Лешек и в Персии отличился: победил парфянского тирана Красса и приказал налить ему в рот растопленного серебра, говоря при этом: "Ты жаждал серебра, пей его". Юлий Цезарь, выдал за Лешка сестру Юлию и дал в приданое Баварию. Юлия родила от Лешка сына, и обрадованный Цезарь дал племяннику имя Помпилиуш. Но, когда Цезарь вернулся в Рим, римляне очень разгневались, за то, что он отдал Баварию лехитам. Тогда он дар свой - Баварию, взял обратно. Лешек удалил Юлию, а сына, Помпилиуша, оставил у себя.
  
   В "Великопольской хронике" прародиной славян названа Паннония, т.е. западная Венгрия и восточная Австрии, и соседние земли Хорватии и Словении. В Римской империи была Паннония Верхняя, граничащая с Нориком, и расположенная вдоль Дуная Паннония Нижняя. Здесь "Хроника" сближается с ПВЛ, ведь Норик рядом с Паннонией. По всей видимости, Нестор и автор "Великопольской хроники" пользовались общим источником о прародине славян. Но в "Великопольской хронике" гораздо больше национального тщеславия, чем в ПВЛ. Это и старшинство Леха над братьями, и признание славянами власти лехитов, и выплата им дани, и выдумки о победах над Крассом и Цезарем. В последующих главах автор превозносит победы поляков над русскими и другими славянами. К немцам особое отношение: автор утверждает, что у славян нет лучших друзей, чем немцы, легко прощает им завоевания и колонизацию славянских земель. При чтении "Великопольской хроники" (и других польских хроник) трудно отделаться от впечатления, что польская шляхта с самого начала была склонна к экспансии, уверена в своём превосходстве над другими славянами и уважала только Запад - немцев и Рим. При таком самосознании столкновение поляков с русскими было неизбежно.
  
  
   3.2. "Сказание о Словене и Русе"
  
   История "Сказания о Словене и Русе". "Сказание о Словене и Русе и городе Словенске", известная также как повесть "О истории еже о начале Руския земли и создании Новаграда", существует более чем в 100 списках XVII и XVIII вв.; древнейший датируется 1630 г. Большинство относится ко второй половине XVII в., в их числе списки в Летописном своде патриарха Никона, "Хронографе" 1679 г., Новгородской III летописи. Современные издания обычно основываются на списке из "Хронографа" 1679 г.
  
   Содержание "Сказания о Словене и Русе". Повесть начинается с раздела Ноем земли между сыновьями. Иафету достаётся север и запад. Правнуки Иафета, Скиф и Зардан, ушли от братьев и рода своего в западных странах и поселились в "Ексинопонте" (Причёрноморье). Их потомки размножились, и назвали страну по имени предка Великой Скифией. Из-за многолюдства наступили у них междоусобицы. Князьями у скифов тогда были братья: Словен, Рус, Болгар, Коман и Истер. Стали Словен и Рус размышлять вместе с подданными и сказали им: "...послушайте совета нашего, оставим далече от нас вражду сию и несогласие... и идем от земля сея и от рода нашего, и пойдем по вселенной света, ... иде же нас приведет счастие и благословение праотца нашего благословеннаго Афета и подаст нам землю доброплодну во обитание нам и родом нашим". Понравилась речь князей людям и решили они последовать их совету.
  
   В лето 3099 от сотворения мира (2409 г. до н.э.) Словен и Рус со своими родами ушли с берегов Чёрного моря и через 14 лет дошли до большого озера Мойско; Словен назвал его Илмером по имени сестры Илмеры. Волхование повелело им здесь поселиться. Старший Словен со своим родом сел на реке Мутной, названный им Волховом во имя старшего сына. Поставили град и назвали по имени князя - Словенск Великий. Он встал полтора поприща [версты] от истока реки из озера. С того времени пришельцы скифы стали называться славянами. Реку, впадавшую в Илмер, назвали Шелонь по имени жены Словена. Младший сын, Волховец, дал имя рукаву Волхова.
  
   Старший сын Словена Волх - бесоугодник и чаролей, бесовскими ухищрениями "преобразуяся во образ лютаго зверя коркодила, и залегаше в той реце Волхове путь водный, и не поклоняющих же ся ему овых пожираше, овых же испроверзая и утопляя". Люди нарицали его богом, Громом или Перуном. Он же, окаянный чародей, ради ночной ворожбы и собраний бесовских поставил градок мал с идолом Перуна. Невежи славили Волхва и его идолов как богов. Но христианское истинное слово сильнее. Окаянный чародей был удавлен в реке бесами. Заклинаниями бесов тело его понесло вверх по Волхову и вынесло на берег у городка Перыня. Невежи с великим плачем погребли окаянного и справили поганскую тризну. Насыпали высокую могилу. Но через три дня земля просела и пожрала мерзкое тело. Могила вместе с ним упала на дно адово. Яма бездонная, ненаполнимая - знак могилы его.

Рус поселился в пятидесяти стадиях от Словенска. Создал град между двумя реками. Нарек его по своему имени - Руса, что ныне именуется Руса Старая. И иные городки многие поставили Словен и Рус. От того времени по именам князей и городов стали называться люди словяне и русь. От сотворения мира до потопа - 2242 года; от потопа до разделения языков - 530 лет; от разделения языков до начала Словенска и Русы - 327 лет. От сотворения мира до начала словенского - 3099 лет. Получается, что Словенск был основан в 2409 г. до н.э. Автор потерял при подсчёте 14 лет хождения славян от Ексинопонта к озеру Мойско.
  
   Словен и Рус завладели многими странами. Пошли от них сыновья и внуки. Мечом и луком обрели они славу и богатство. Обладали северными странами до пределов Ледовитого океана. Имели земли окрест Желтовидных вод и за непроходимыми каменными горами в стране Скирь по великой реке Оби до устья Беловидной реки. Ходили в Египетцкие страны воевать, и много храбрости показали. Узнал о словенах и русах самодержец вселенной Александр Македонский решил, что покорять их слишком далеко и послал письмо, царскою рукою подписанное. Даровал он народу словенскому, колену русскому, владеть вечно землями от моря Варяжского до моря Хвалынского, а в иные пределы не вступать. Князья повесили пречестнейшую епистолию в божнице по правую руку идола Велеса и поклонялись ей.
  
   Прошло много лет. От рода славян явились князья Лалох и Лахерн. Воевали владения Греческие. Приходили под царствующий град и там храбрый Лахерн был убит. Князь Лалох, раненный, возвратился домой с многими богатствами. Жили и дальше погано, как скоты, не имели закона. О том свидетельствует блаженный апостол Андрей Первозванный. Но пришел на землю Словенскую праведный гнев божий. Вымерли люди во всех градах и весях, некому стало погребать мёртвых. Кто выжил, бежали в дальние страны. Опустели Словенск и Руса. Дикие звери их заселили. Потом пришли с Дуная славяне, вместе с болгарами, и начали города Словенск и Русу населять, но напали Угры Белые и положили Словенскую землю в полное запустение.
  
   Услышали скифские жители о земле прадедов, что лежит пуста. Опечалились и начали мыслить, как наследовать отчую землю. Пошло от Дуная множество их. Поставили город по Волхову на поприще от старого Словенска и нарекли Новгород Великий. Избрали старейшим князя Гостомысла. И Русу поставили на старом месте. И другие города обновили. Разошлись, каждый со своим родом. Одни нареклись поляне, ныне поляки, иные полочане, мазовшане, бужане, дреговичи, кривичи, чудь, меря, и другие народы. Сын князя Гостомысла именовался Младый Словен. Он ушел от отца в Чудь и поставил над рекой святой град Словенск. Княжил там года три и умер. Его сын Избор переименовал град в Изборск. Но был укушен змеем и погиб.

Гостомысл достиг глубокой старости и уже не мог избежать мятежных кровопролитий. И тогда премудрый муж призвал всех властителей русских сказал им, чтобы после смерти послали они послов они за море в землю Прусскую и молили себе там князя из рода кесаря Августа, Так старейшины и сделали. Когда умер Гостомысл, послали послов в Прусскую землю и они обрели там князя, именем Рюрика от рода Августа. И пошел на Русь с двумя братьями Трувором и Синеусом. И сел Рюрик в Новгороде, а Синеус на Белозере, а Трувор в Изборске. По пророчеству новгородцев, больше же благоволением божиим, и поныне царствуют над ними благородные потомки Рюрика. Как прежде в нечестии им повиновались до святого Владимира, теперь, познав истинного Бога и получив святое крещёние, управляемы Владимировым благородным потомством из рода в род.
  
   Источники "Сказания о Словене и Русе". В "Сказании" использованы ранние письменные источники. Размещёние прародины славян - "скифов", в Подунавье, соответствует летописям - ПВЛ и "Великопольской хронике". "Великой Скифией" в античном и византийском мире называли земли Северного Причёрноморья. В Лаврентьевской и Густинской летописях под 907 годом есть запись о "Великой Скифии". Скифами называли славян некоторые позднеантичные и византийские авторы.,, Имена братьев - Словен, Рус, Болгар, Куман и Истер, и наименование их родича "каган сыроядец" сочетают античную и средневековую ономастику. Истер - это Истр, древнее название Дуная. Болгар и Коман - болгары и кумане (половцы). "Каган сыроядец", о котором "греческая история последи изъяснит", сочетает черты антропофага (каннибала) Геродота с тюркским верховным титулом - каганом. Имена Словен и Рус явно произведены от ильменских словен и русов. Нет оснований выводить их из персидского сочинения XII в. "Моджмал ат-таварих" ("Собрание историй"). Там есть братья - Рус и Хазар, но Рус бьётся со Славянином, и сюжет совсем не похож на "Сказание".
  
   Странствования скифов - "предков" славян, из Подунавья в Причёрноморье, а затем - к берегам озера Мойско, скорее всего, придумал сам автор "Сказания". Их принимают лишь поклонники альтернативной истории (энтузиасты даже нарисовали карты с маршрутами похода Словена и Руса). Ни один современный лингвист не согласится, что скифо-сарматские языки дали начало языкам славян. Славяне появились в Приильменье на 3 000 лет позже, чем легендарные Словен и Рус. И пришли они не из Причёрноморья, а из западнославянских земель - с территории Польши. Ильменские словене - носители культуры сопок, начали осваивать южное Приильменье в VI - VII в. Самое раннее славянское городище - Городок на Маяте, содержит отдельные находки V в.
  
   В походах славян в "Египетцкие" страны нашли отражение сообщения византийских авторов о натиске славян на Византийскую империю в VI - VII вв. Подвиги князей Лалоха и Лахерна под стенами царского града могут быть отзвуком осады Константинополя аварами и славянами в 626 г., либо походов руси на Царьград в 860 г. Грамота Александра Македонского о даровании народу словенскому право владения землями от моря Варяжского до моря Хвалынского, повторяет текст грамоты Александра "просвещённому роду славянскому" на право владения землями от полуночи до полуденных земель итальянских из "Чешской хроники" Вацлава Гаека (1541).
  
   Сюжет с чародеем Волхом, залёгшим в реке в образе "коркодила" и пожиравшим непокорных, но потом удавленного бесами и вынесенного рекой напротив капища Перыни, исследовал А.Б. Рыбаков. По его мнению здесь совмещается архаичный слой о водяном божестве, "залегающем в реке Волхове", и слой, связанный с летописными сведениями об установлении культа Перуна. Известно, что культ Перуна, как главного божества, был введён князем Владимиром в 980 г. и по его указанию в Перыни было возведено святилище. Урочище Перынь находится у истока Волхова близ Ильменя. Проведённые В.В. Седовым раскопки выявили там святилище Перуна, и кроме того, следы ещё двух капищ по сторонам капища Перуна. Седов установил, что капищу Перуна предшествовали три святилища IX в., построенные в одной системе. Рыбаков считает, что тройное капище было посвящено Роду и рожаницам - Ладе и Лели. Он нашёл объяснение и "коркодилу": в славянской мифологии ящер - древний и пока не разгаданный владыка подземно-подводного мира. Рыбаков отмечает волшебную силу, вынесшую тело коркодила вверх по реке против течения, но её не объясняет. Между тем, известно, что иногда в Волхове бывает обратное течение. Это связано подпором течения водами притоков и бывает при низком уровне воды в Ильмене.
  
   "Сказание" сообщает, что Новгород возведен на поприще (около 1,5 км) от старого Словенска. Город действительно новый по сравнению с расположенным в 2 км от него Городищем, получившим от краеведов XIX в. прозвище "Рюриково". Раскопки показали, что Новгород был основан в начале Х в., тогда как Городище - резиденция новгородских князей, процветало в середине IX в., а возникло ещё раньше. Скорее всего, Городище и есть легендарный Словенск. Старая Ладога была основана раньше - в середине VIII в., но Ладога расположена в 210 км от Новгорода. В 14 км от озера Ильмень, вниз по течению Волхова, находилось укрепленное поселение Холопий Городок. Возник Городок в конце VIII - начале IX в., но видеть в нём Словенск нет оснований. Городок расположен в 12 км от Новгорода и стратегически уступает Старой Ладоге (центру ладожской торговли, открывавшей путь вверх по Волхову) и Городищу (стоявшему у истоков Волхова и контролировавшему Приильменье).
  
   "Рюриков" городок изначально мог называться Словенск. Ибн Хаукаль, арабский географ Х в. писал в "Книге путей и стран": "И русов три группы. (Первая) группа, ближайшая к Булгару, и царь их в городе, называемом Куйаба [Киев, К.Р.], и он больше Булгара. И группа самая высшая (главная) из них, называют ас-Славийа, и царь их в городе Салау, (третья) группа их, называемая ал-Арсанийа...". Имя города "Салау" расшифровывается в сочинении ал-Идриси "Развлечение истомленного в странствии по областям" (1154), представляющим компиляцию из ранних авторов: "Русов три группы. Одна группа их называется рус, и царь их живет в городе Куйаба. Другая группа их называется ас-Славийа. И царь их в городе Славе, и этот город на вершине горы. ...". Город Слава на вершине горы мало подходит равнинному Новгороду, но соответствует расположенному на холме Городищу.
  
   После возведении Новграда Великого, новгородцами правил Гостомысл. Имя Гостомысл в ранних летописях не встречается и впервые указано в Новгородско-Софийском своде начала XV в. Совет Гостомысла призвать князя из Пруссии есть в Воскресенской летописи XVI в. Ещё раньше легенда, выводившая Рюрика от Пруса - брата "Августа кесаря римска", появилась в сочинении старца Спиридона "Послание о Мономаховом венце" (около 1503 г.) В сочинении утверждается, что Август дал Прусу царство у моря на берегах Вислы и Немана: " ...и оттоль ... зоветься Прусьская земля". Там же описано приглашение Гостомыслом с новгородцами из Прусской земли князя Рюрика "от рода римъскаго Августа царя".
  
   Завершается "Сказание" утверждением неразрывной связи принявших крещёние новгородцев с их правителями - благородными потомками святого Владимира и Рюрик. Здесь лежит разгадка имени автора, времени и цели написания "Сказания".
  
   Авторство "Сказания о Словене и Русе". Историки - А.В. Лаврентьев, Д.М. Буланин, А.А. Турилов, Е.С. Галкина, полагают, что "Сказание" составлено видным церковным деятелем первой трети XVII в. митрополитом Новгородским Киприаном Старорушаниным (Старорусенковым). В то же время, С.В. Алексеев считает, что "Сказание" было составлено клириком невысокого ранга, возможно, даже простым монахом не слишком хорошо образованным. На самом деле, тут нет большого противоречия. Новгородский митрополит Киприан вполне мог поручить одному или нескольким монахам подготовить "Сказание", а затем, просмотрев и одобрив, отдать переписчикам. По сути, неважно, составил ли Киприан "Сказание" сам или с помощью подчинённых - главное, что он имел возможности создать летописную повесть.
  
   Киприан - архимандрит Хутынского монастыря (с 1611 г.) в 1620 г. послан в Сибирь предстоятелем Тобольской епархии. В 1624 г. вызван в Москву и возведен в сан митрополита Крутицкого. Киприан стал правой рукой патриарха Филарета. В 1627 г. он занял митрополичью кафедру в Новгороде. Восемь лет митрополитства в Новгороде (по год смерти в 1635 г.) Киприан утверждал новгородскую святость. Митрополит использовал чудо: 14 января 1627 г. в Новгороде ночью возле купола храма святого Димитрия Солунского стал раздаваться звон и было слышно чудесное пение. Пение повторилось 29 января. Испросив разрешения Филарета, Киприан учредил в Новгороде ежегодное празднование святому Димитрию Солунскому. Тогда же было составлено сказание о этом чуде. Скорее всего, в эти годыбыло создано и "Сказание о Словене и Русе". Маловероятно создание повести в период настоятельства Киприана в Хутынском монастыре (1611 - 1619) - слишком бурные события обрушились тогда на него: захват Новгорода шведами (1611), поездка с дипломатическим поручением в Швецию, арест шведами и пребывание в заключении до 1613 г. После ухода шведов из Новгорода в 1617 г. Киприан занимался обустройством разоренного города.
  
   "Сказание о Словене и Русе" как утверждающий миф. Цель написания "Сказания" - патриотическая и церковно-поучительная. Автору присущ патриотизм местный, новгородский, и державный, монархический. Автор, несомненно, уроженец русского Северо-Запада (Киприан родился в Старой Руссе). События Смуты, захват Новгорода шведами и попытки навязать новгородцам власть шведского короля показали уязвимость Новгородчины, опасность её отторжения от Московского государства. Отсюда пафос "Сказания", подчёркивание идеи, что Словенск-Новгород - не одна из русских земель, а начало начал, место откуда пошла земля русская. Отказаться от Новгорода - значит отказаться от своего прошлого. Общерусские идеи нашли отражение в грамоте Александра Македонского, даровавшего народу словенскому, колену русскому право на владение землями от моря Варяжского до моря Хвалынского - это не одна Новгородчина, а матушка Россия. В заключительных строках державность объединяется с идеей богоданности династии св. Владимира. То что Романовы не Рюриковичи, значения не имело: в глазах русских людей они были корени царского после заключения брака Ивана Васильевича с Анастасией Романовой. "Сказание о Словене и Русе" было создано как утверждающий исторический миф. Повесть пользовалась большим успехом у читателей XVII в. Под её влиянием было написано ещё одно произведение XVII в. - "Иоакимова летопись".
  
   Критика "Сказания" историками. Неправдоподобность "Сказания", его архаичность, близость к легендарным повестям начала XVI в. - "Посланию о Мономаховом венце" и "Сказаниям о князях владимирских", породили неверие. Уже в XVII столетии "Сказание" критиковал Юрий Крижанич: его возмущало выведение славян из скифов, он высмеивал грамоту Александра и не верил, что Рюрик - потомок Августа. Попытки П.Н. Крёкшина ввести в исторический обиход "Сказание" не были приняты В.Н. Татищевым. В "Истории Российской" (1739) он приводит выписки из "Сказания" (известного тогда как предисловие к новгородской "Степенной книге") и ругает автора: "Какого сей сказатель, или скорее враль, доверия достоин, я толковать сейчас не буду ...". По его мнению, сочинитель исказил "Иоакимову летопись": "Я думаю, что он сказание Иоакимово за основание имел, да не разумея хотел пополнить и тёмность оного изъяснить, только ума столько не было".
  
   М.В. Ломоносов был снисходительнее к "Сказанию" (известному ему как "Новгородский летописец"). Он допускал реальность Словенска: "Новогородский летописец хотя с начала многими наполнен невероятными вымыслами, однако никакой не нахожу причины упрямо спорить, чтобы город Славенск никогда не был построен и разорен много прежде Рурика". Хотя имена Словена и Руса вымышлены, однако описанные дел славян "правде не противные". Находил объяснение и для "коркодила": "Про Славенова сына Волхва, от которого Волхов наименование носит, пишет, что в сей реке превращался в крокодила и пожирал плавающих. Сие разуметь должно, что помянутый князь по Ладожскому озеру и по Волхову, или Мутной реке тогда называемой, разбойничал и по свирепству своему от подобия прозван плотоядным оным зверем". Ломоносов признавал призвание Рюрика из Пруссии, но сомневался в его происхождении от Августа: "Вероятности отрещись не могу; достоверности не вижу".
  
   "Сказание" в изучении языческих преданий. Н.М. Карамзин не удостоил "Сказание" места в тексте "Истории государства российского", но написал о нём в комментариях. Карамзин относит его к числу "сказок", "сочиненных большею частию в XVII веке, и внесенных невеждами в летописи". После Карамзина историки не рассматривали "Сказание и Словене и Русе" как летописный источник. Писатели использовали отдельные сюжеты "Сказания". В.А. Лёвшин написал на его основе сказку "Повесть о богатыре Булате" (1780 - 1783). В конце XIX в. "Сказанием" заинтересовались как источником преданий о верованиях древних славян. Писатель и литературовед Ф.А. Гиляров рассмотрел их в книге "Предания русской начальной летописи" (1877). Та же тенденция сохранилась в ХХ в.: Б.А. Рыбаков в монографии "Язычество древней Руси" (1987) подробно останавливается на языческих мифах "Сказания" и их связи общеславянской мифологией. Казалось, "Сказание и Словене и Русе" нашло достойное место как объект исследований древнерусских и древнеславянских языческих мифов. Ситуация изменилась, когда распался Советский Союз - "Сказание" попало в руки творцов фолк-хистори.
  
  
   3.3. Иоакимова летопись
  
   Находка Иоакимовой летописи. Иоакимову летопись описал Василий Никитич Татищев (1686 - 1750) - крупный деятель петровской и послепетровской России - администратор, горный инженер, географ, но по движению души - историк. На протяжении десятилетий создатель "Истории Российской" собирал летописи и исторические документы. Он нашёл и опубликовал "Русскую правду" и "Судебник Ивана Грозного". Особое место в его находках занимает "Иоакимова летопись", подлинный список которой никто, даже сам Татищев, не видел. История находки, как пишет Татищев, следующая. Собирая древние рукописи, он обратился к родственнику Мелхиседеку Борщову, архимандриту Бизюкова монастыря Смоленской губернии, чтобы тот какие есть древние истории прислал для просмотра. В мае 1748 г. пришло от него письмо с тремя тетрадями. В письме говорилось, что тетради принадлежат монаху Вениамину, "который о собрании русской истории трудился, по многим монастырям". Тетради по прочтении Вениамин просил немедленно ему возвратить.
  
   Татищев так описывает тетради: "По сим тетрадям видно, что из книги сшитой вынуты, по разметке 4, 5 и 6-я, письмо новое, но плохо сделанное, склад старый, смешенный с новым, но самый простой и наречие новгородское". Первую тетрадь автор начинает с описания народов как у Нестора, но многое неправильно, как то: сарматы названы славянами, "в чем он, веря польским [хроникам, К.Р. ], обманулся". Дальше текст отличался от Нестора, и Татищев переписал "только то, чего у Нестора не находится или здесь иначе положено". Списавши тетради, Татищев пожелал видеть натуральные тетради, а не для него переписанные, о чём написал Мелхиседеку. Вскоре он получил ответ, что тот в сентябре 1748 г. умер, а пожитки его растащены. Татищев выяснил, что того монаха Вениамина в монастыре не знают и что книга принадлежала Мелхиседеку, и он сказывал, что списал её в Сибири. Татищев заключил, что он сделал выписки из древней рукописи Иоакима, первого епископа новгородского (прибыл на Русь в 991 г., умер в 1030 г.). Свои выписки он поместил в главе 4 первой части "Истории Российской". Ниже приведено их краткое изложение по призвание Рюрика.
  
   Начало Иоакимовой летописи по призвание Рюрика. Потомок Иафета князь Славен с братом Скифом, идя к западу, многие земли у Чёрного моря и Дуная покорили. От старшего брата прозвались славяне, а греки их прозвали алазоны либо амазоны. Князь Славен, оставив во Фракии около моря по Дунаю сына Бастарна, пошел на север и создал град великий и нарёк во своё имя Славенск. А Скиф остался у Понта в пустынях обитать, питаясь от скота и грабительства, и прозвалась его страна Скифия Великая. Устроив Великий град, умер Славен, а после него властвовали сыновья и внуки много сот лет. И был князь Вандал, правил славянами и многие земли завоевал. Послал он на запад князей Гардорика и Гунигара с войском славян, руси и чуди. И они, многие земли завоевав, не возвратились. Вандал разгневался, их земли от моря до моря себе подчинил и сынам своим передал. Он имел сыновей: Избора, Владимира и Столпосвята. Каждому построил по городу, и в их имена нарёк; сам умер в старости, передав всю власть Избору. Потом Избор умер, и власть принял Владимир.
  
   После Владимира княжили сыновья его и внуки до Буривоя; был он девятым после Владимира. Буривой не раз побеждал варягов и стал обладать всею Бярмиею до Кумени. Наконец, при оной реке побеждён был, воинов своих погубил, сам едва спасся, пошел во град Бярмы, что на острове стоял, крепко устроенный, и там, пребывая, умер. Варяги же град Великий захватили и дань тяжелую возложили на славян, русь и чудь. Тогда люди послали к Буривою, испросить его сына Гостомысла, чтобы княжил в Великом граде. И когда Гостомысл принял власть; тотчас варягов, что были, избили или изгнали, и дань варягам отказались платить, и, пойдя на них, победили. Гостомысл во имя старшего сына Выбора град при море построил, заключил с варягами мир, и стала тишина по всей земле. Был Гостомысл муж великой храбрости, такой же мудрости; соседи его боялись, а его люди любили. Рассказ о призвании Рюрика рассмотрен в разделе 4.1.
  
   Достоверность Иоакимовой летописи. Иоакимова летопись, как и вся "История Российская" Татищева была встречена с недоверием. Про "Историю" говорили, что её сложно читать и в ней много нелепиц, к числу их отнесли Иоакимову летопись. Особенно резко выступал князь М.М. Щербатов. Защитником летописи был И.Н. Болтин - по мнению С.М. Соловьёва, самый талантливый из занимавшихся русской историей в XVIII в. Дело однако решило мнение немецкого историка на русской службе Августа Шлёцера. Шлёцер - почитатель Нестора и "Повести временных лет", не признал Иоакимову летопись за достоверную. Но Шлёцер не усомнился в добросовестности самого Татищева. Карамзин пошёл дальше: он объявил Иоакимову летопись "шуткою": "Сию шутку многие приняли за истину и начали с важностию говорить о Летописце Иоакиме". Иначе говоря, обвинил Татищева в подлоге. Почувствовав неловкость, пытался оправдаться: "Повторяю, что он не мыслил обманывать: это затейливая, хотя и неудачная догадка", но слово было сказано.
  
   Во второй половине XIX в. отношение к Татищеву и Иоакимовой летописи изменилось. Соловьёв считал, что Татищев первый начал обрабатывание русской истории; первый показал, что она такое и какие существуют средства для её изучения. В Иоакимовой летописи он не сомневался и часто её использовал. Не сомневался в летописной части, а не в легендах о предках славян. Соловьёв находил, что "Иоакимова летопись" дополняет или уточняет известные летописи. К сходному мнению пришли многие историки. Их позиция нашла отражение в статье о Татищеве в энциклопедии Брокгауза и Ефрона за 1901 г. О Татищеве там сказано: "Добросовестность Татищева, раньше подвергавшаяся сомнениям из-за его так называемой Иоакимовской летописи, в настоящее время стоит выше всяких сомнений. Он никаких известий или источников не выдумывал...".
  
   Изучение Иоакимовой летописи показало, что она многослойна. Ещё в XIX в. учёные пришли к заключению, что сочинение составлено из русских и польских хроник разного времени с добавлением античных сюжетов и украшательств, типичных для XVII столетия. Этот вывод подтвердили С.К. Шамбинаго (1947) и С.Н. Азбелев (1960) - Иоакимова летопись была создана в XVII в. Интересен её древнейший слой. В 1900 г. А.А. Шахматов высказал гипотезу, что в основе Иоакимовой летописи лежит текст, составленный Иоакимом Корсуняным между 991 и 1030 гг.: "Вчитываясь внимательно в изданную Татищевым Иоакимову летопись, мы приходим к следующему выводу: рассказ о крещёнии Новгорода содержит черты, обличающие современника; некоторые части его могут принадлежать первому епископу новгородскому Иоакиму". О древнем тексте, лёгшем в основу Иоакимовой летописи писал Рыбаков. Он указал на открытие археологов, подтвердивших сообщение летописи о разрушении Святославом христианских храмов в Киеве:
  
   "Доверять такому компилятивному источнику XVII в., каким являлась Иоакимовская летопись, без проверки нельзя. Hо в данном случае у нас есть весьма убедительное доказательство достоверности её сведений: постамент идолов киевских языческих богов, поставленный в самом центре княжеского Киева, был вымощен плинфой и фресками христианского храма, разрушенного до 980 г. Необходимо допустить, что у составителя Иоакимовской летописи мог быть в руках какой-то недошедший до нас более ранний источник, сообщавший сведения, часть которых блестяще подтверждена археологическими данными".
  
   Трактовка истории славян по Иоакимовой летописи. Татищев, доверявший Иоакимовой летописи, сделал немало замечаний по её началу. Он не верит, что Славен и Скиф братья - ведь славяне не родственны скифам. Сомневается в сыне Славена Бастарне, получившего имя от названия племени. Считает Словенск Старой Ладогой. Сомневается в славянском имени Вандал. Объясняет германские имена у славянских князей (Гардорик, Гунигард) влиянием гепидов и гуннов. Объяснение разумное, ведь славяне возникли в плавильном котле, где важную роль играли германцы готы и родственные им гепиды, а позже они входили в державу гуннов. Князь Вандал правил "от моря до моря", что по Татищеву означает от Балтийского моря до Ладоги, моря Русского. Так называли Ладожское озеро карелы и финны - Vennenmeri, Море русских. Нестор в "ПВЛ" именует Ладогу "озеро великое Нево". В скандинавских сагах озеро называют Альдога, от финского aalto - "волна". Выбор Татищевым финского названия не случаен - он был сторонник финского происхождения варягов.
  
   Неславянские названия Татищев считает сарматскими (финскими), но взятыми от норманнов. В гл. 29 он отмечает: "Все сии названия от нордманнов или северных, т. е. норвежских, датских и шведских древних историков давались... Иоаким хотя некоторые упомянул, но видно, что не от русских, но от бывших в Новгороде нордманов взял...". По его словам Иоакимов Избор именовался у сарматов Кунигард. У немецкого хрониста Гельмольда (XII в.) Кунигардом названа Русь. Датчанин Саксон Грамматик (XII в.) и "Вилькина-сага" (XIII в.) именовали Русь Конухардом. О Биармии Татищев делает примечание: "Это есть достопамятное изъяснение, что Бярмия или Корелия тогда об реку Кимень с Финляндиею или Варягами граничила". Кимень или Кумень - река Кюмийоки в Финляндии.
  
   Татищев склоняется к тому, что Биармия - это Карелия: "Библиотека шведская, ч. I, стр..., видится, Бярмию только Корелию, а Русь Гардорики именуют, чему и наш Иоаким согласует...". Среди современных финских учёных тоже есть мнение, что Биармия находилась в Карелии. О Бярме граде, где после поражения от варягов засел Буревой, Татищев пишет уверенно: "Бярмы град, у русских КОрёла, у финнов Кексгольм, т. е. на двух островах". Ныне город называется Приозёрск, но укрепленное городище там построили в XII в. Старше Тиверский городок (тут мнения разделились - от X до XII в.), расположенный в 25 км к юго-западу от Приозёрска на одном из островов Вуоксы: там есть находки даже IX в. В опубликованной в "Вивлиофике" Н.И. Новикова (1773 - 1775) рукописи XVI - начала XVII в. есть запись: "Лето 6387 (879) умре Рюрик в КОрёле в воине, там положен бысть в городе Короле, княжив лет 17...". Если даже допустить сомнительную возможность смерти Рюрика в Тиверском городке, то ещё меньше оснований принять, что на полвека раньше там умер князь Буривой.
  
   Мифология в Иоакимовой летописи. Анализ языка, литературных приёмов и источников Иоакимовой летописи показывает, что она как и "Сказание о Словене и Русе" составлена в XVII в. Описывая ранние времена, авторы обеих произведений использует известные им предания. В статье С.В. Алексеева "Фольклорный первоисточник новгородской традиции XVII века" (1995) проводится сравнение отношения к устным преданиям авторов "Сказания о Словене и Русе" и "Иоакимовой летописи".
  
   Оба автора - новгородцы духовного звания и, как считает Алексеев, Псевдо-Иоаким образованнее автора "Сказания", писал позже него и читал его сочинение. Алексеев уверен, что оба автора использовали одни и те же новгородские предания. Отбор они проводили в соответствии с уровнем культуры и личными предпочтениями. Автора "Сказания" выступает как разоблачитель язычников, и геополитически он интересовался Русским Севером и Сибирью. Псевдо-Иоаким читал греческих и польских авторов и взгляд его обращён к варягам и Скандинавии. При всём том, оба автора - патриоты Новгорода, и по отношению к Новгороду отбирали утверждающие мифы. В настоящее время Иоакимова летопись в своей долетописной, мифологической части используется в споре антинорманистов с норманистами.
  
  
   3.4. Подделки русских преданий. Сулакадзев
  
   Подделки исторических текстов - не были редкостью ещё в допетровской Руси. Чаще всего подделывали грамоты русских князей монастырям и богословские трактаты. В XVII в. по рукам ходила "Переписка Ивана Грозного с турецким султаном" - сочинение скорее полемическое, чем подделка. Степенная книга XVII в. с пересказом речи Ивана Грозного на соборе 1550 г. привела даже к большому конфузу. Карамзин изложил по ней речь молодого царя в "Истории государства Российского". Лишь в начале ХХ в. выяснилось, что пересказ речи написан на листах более позднего происхождения (конец XVII - первая треть XVIII в.), вклеенных в Степенную книгу. В XIX в. в связи с возрастанием интереса к русской старине число фальсификаций возросло. Из авторов поддельных древнерусских текстов наиболее известны И.А. Сулакадзев, А.И. Бардин и Д.И. Минаев. Самым знаменитым среди них бесспорно является Сулакадзев.
  
   О Сулакадзеве. Александр Иванович Сулакадзев (1771 - 1830) - внук грузинского князя, въехавшего в Москву при Петре I, был образованным человеком: он знал латынь, греческий и несколько европейских языков. Во время работы чиновником в министерстве финансов Сулакадзев увлекся покупкой старинных книг и рукописей, а после ухода в отставку в 1808 г. целиком посвятил себя этому занятию. Сулакадзев проводил и собственные изыскания: вёл раскопки в Новгороде и Сарае на Волге, снимал копии с древних рукописей из монастырских хранилищ. Не чужд был писательства - сочинял пьесы. Но главным детищем была библиотека. Он собирал её больше 30 лет. В описи библиотеки указано около 2 тыс. книг - русских, немецких, французских, латинских, польских и английских; по утверждению Сулакадзева, в библиотеке "более 2 тысяч рукописей всякого рода, окромя писаных на баргаментах". Сейчас трудно оценить общее число книг и рукописей, поскольку после смерти владельца библиотека была распродана и многие книги и документы погибли. Из сохранившихся рукописей (около 100) есть подлинные, но есть и подделки.
  
   "Боянова песнь" и другие древности. Чаще всего Сулакадзев "старил" подлинные рукописи - снабжал приписками, указывал древних владельцев. Кроме того, он сам сочинял новые тексты. Среди подделок, созданных Сулакадзевым, наиболее известны тексты о дорюриковой Руси. Ещё в 1807 г. он сообщил поэту Г.Р. Державину, что у него есть "новгородские руны". В 1811 г. он передал Державину выписки из - "Бояновой песни Словену" и "Перуна и Велеса вещания в Киевских капищах...". Державин даже привёл два фрагмента из "находок" в "Рассуждении о лирической поэзии или об оде" (1812). В его архиве найдена копия "Бояновой песни"; в её начале написано об оригинале: "Рукопись свитком на пергамине писана вся красными чёрнилами, буквы руническия и самые древние греческие". Рукопись поделена на два столбца: на левой стороне - "рунические" письмена, на правой - их перевод. Письмена не похожи на древнегерманские руны, а напоминают искажённую кириллицу. Текст "Боянова гимна", как назвал его Державин, с переводом поэта выглядит следующим образом:
  
   "Умочи Боянъ сновъ удыч - Не умолчи, Боянъ, снова воспой || А ком пл блг тому - Кому воспел, тому добро || Суди Велеса не убегти - Суда Велесова не убежать || Слва Словенси не умлети - Славы Славянов не умалить || Мчи Бояни на языци оста - Мечи Бояновы на языке остались || Памяти Злгор Волхви глоти - Память Злогора Волвы поглотили || Одину памяти Скифу гам - Одину воспоминание, Скифу песнь".
  
   На таком же языке написаны "Перуна и Велеса вещания..." и "Отповеди..." по истории острова Валаам. В перечне книг свой библиотеки Сулакадзев пишет о "Бояновом гимне": "Боянова песнь в стихах выложенная им, на Словеновы ходы, на казни, на дары, на грады, на волхвовы обаяния и страхи, на Злогора, умлы и тризны, на баргаменте разными малыми листками, сшитыми струною. Предревнее сочинение от 1-го века, или 2-го века". В "Боянов гимн" поверили большинство читателей. Правда, знатоки русских древностей - академик А.Н. Оленин и епископ Евгений Болховитинов выразили скептицизм. Вскоре учёные пришли к общему отрицательному мнению о "находках" Сулакадзева. Самым слабым местом сочли даже не нелепый язык, а "руническую" письменность. Приговор вынес епископ Евгений. В жизнеописании св. Мефодия он отметил, что некоторые западные учёные хотели бы оспорить первенство Кирилла и Мефодия в изобретении славянского алфавита и далее пишет:
  
   "Некоторые и у нас хвалились также находкою якобы древних славено-русских рунических письмен разного рода, коими написан Боянов гимн и несколько провещаний новгородских языческих жрецов, будто бы пятого века. Руны сии очень похожи на испорченные славянские буквы, и потому некоторые заключали, якобы славяне ещё до христианства издревле имели кем-нибудь составленную особую свою рунную азбуку и что Константин и Мефодий уже из рун сих с прибавлением некоторых букв из греческого и иных азбук составили нашу славянскую!...Такими славено-русскими рунами напечатана первая строфа мнимого Боянова гимна и один оракул жреца... Но и сие открытие никого не уверило".
  
   Мнение языковедов. Разоблачение не смутило Сулакадзева, он до конца жизни занимался подделками рукописей. Между тем, языкознание развивалось. Становилось всё более очевидным, что языки меняются не случайно, а по определённым законам. Специалистам было очевидно, что язык "находок" Сулакадзева противоречит законам изменения русского языка. В 1850 г. языковед А.Х. Востоков, получив от игумена Валаамского монастыря выписку из "Оповеди" - истории Валаамского монастыря, полученной от Сулакадзева, ответил вполне определённо: "Что касается ... выписки из сочинения Сулакадзева, то она не заслуживает никакого вероятия: покойный Сулакадзев ... имел страсть собирать древние рукописи, и ... портить их своими приписками и подделками, чтобы придать им большую древность; и эта, так названная им "оповедь", есть такого же роду собственное его сочинение, исполненное небывалых слов, непонятных словосокращений, бессмыслицы, чтоб казалось древнее". Другой крупный славист И.И. Срезневский делает примечание: "Салакадзев ...издавна собирал рукописи ... и, как оказалось, многое подделывал и в них, и отдельно. В подделках он употреблял неправильный язык по незнанию правильного, иногда очень дикий".
  
   В XIX в. мнение учёных значило несравнимо больше, чем в наши дни. Сулакадзева никто уже всерьёз не принимал. Тем не менее, его деятельность оказала влияние на развитие подделок русских древних рукописей. Сулакадзев "нашёл" древнейшие славянские рукописи, написанные странными, но легко дешифруемыми буквами и смог прочитать тексты, написанные на своеобразном (но понятном) языке. Кроме того, Сулакадзев составил каталог своей библиотеки, который назвал "Книгорек", где перечислены не только сочинения, писанные на пергаменте, но вырезанные на буковых досках. Отсюда один только шаг до дощечек "Велесовой книги".
  
  
   3.5. Подделки русских преданий. "Велесова книга".
  
   История "дощьчек". В ноябре 1953 г. в русскоязычном журнале "Жар-птица", издававшимся в Сан-Франциско на ротапринте, появилась редакционная заметка:
  

КОЛОССАЛЬНАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ СЕНСАЦИЯ

   При некотором нашем содействии - воззвании к читателям журнала в сентябрьском номере журнала и - журналиста Юрия Мироюбова отыскались в Европе древние деревянные "дощьки" V века с ценнейшими на них историческими письменами о древней Руси. Мы получили из Бельгии фотографические снимки с некоторых из "дощьчек", и часть строчек с этих старинных уник уже переведена на современный русский язык известным учёным-этимологом Александром А. Кур и будет напечатана в следующем, декабрьском номере нашего журнала.

Редакция

  
   С 1954 по 1959 годыв "Жар-птице" публикуются статьи о "дощьчках" и сами тексты. В 1955 г. в журнале появился "фотостат" - фотоснимок дощечки под N 16. Материалы в журнал присылал Ю.П. Миролюбов. В статьях и переписке он рассказал историю обнаружения "дощьчек". В 1919 г. полковник Добровольческой армии, в прошлом художник, Артур Фёдорович (Али) Изенбек, остановился со своей батареей в разграбленном имении "на курском или орловском направлении". Имение принадлежало не то князьям Задонским, не то Куракиным. Там, среди обломков и хлама, он увидел странные дощечки с прочерченными письменами. Изенбек сложил их в мешок, и вместе с ним они попали в итоге в Брюссель. Здесь дощечки увидел Миролюбов. Юрий Петрович Миролюбов, начинающий этнограф, тоже белогвардеец, в эмиграции был студентом славистом в Пражском университете, но недоучился и работал химиком в Бельгии. Для души он занимался сочинительством. "Дощьчки" его заинтересовали, но Изенбек разрешил их переписывать и фотографировать только в своей квартире. Там Миролюбов переписал текст 35 или 37 дощечек (автор указывает разные цифры). В 1941 г. Изенбек умер и "дощьчки" конфисковали немцы, оккупировавшие тогда Бельгию.
  
   Содержание "дощьчек". Ниже перечислены несвязные события, изложенные в "дощьчках" (по переводу А.И. Асова). История славян русичей начинается с IX в. до н.э. Жил тогда в Семиречье праотец Богумир и было у него дети. От них пошли древляне, кривичи, поляне, северяне и русы. Из Семиречья русичи двинулись в Двуречье, затем в Сирию, где попали в плен к царю Набсуру и служили в его войске. Ходили в Египет. Всё же русичам удалось вырваться и уйти в Скифию. Был тогда Словен, брат Скифа, ушёл он на озеро Ильмер и свой град утвердил. А другие поселились в Карпатах. Через 500 лет переселились на Днепр. В III в. н.э. на русичей напали хазары. Часть их попала под власть хазар, а остальные ушли к иранцу Скотеню. Воевали с хазарами и готами, но от них отбились.Отвоёванные земли от Днепра до Волги русичи назвали Русколанью. Там они основали города - Голунь и Воронежец, и Сурож в Крыму. Но греки захватили Сурож. В IV в. на русичей напали гунны и готы. Пришлось русичам под началом Орея покинуть Русколань. У Орея были сыновья: Кий, Щек и Хорив. Кий основал столицу Киев. Позже Киев захватил грек Дирос; его сверг варяг - злой Аскольд, пришедший к славянам вместе с Рюриком. После Аскольда правил варяг Дир. Последнее сообщение "дощьчек", что греки хотят окрестить Русь. Таким образом, в "дощьчках" история русичей рассказана за 1000 лет - с IX в. до н.э. по IX в. н.э.
  
   В текстах "дощьчек" прославляются русичи, их языческие боги, описаны обряды русичей. Боги представляют единую группу богов, объединенных в Свароге-небе, т.е. бог русичей един и множествен. Из богов важное место занимает Триглав, единый в трёх лицах - Сварога, Перуна и Свентовита. Особое место занимают понятия Яви, Прави и Нави. В славянских поверьях "навьи" - это мёртвецы, точнее их невидимые души. Явь и Правь раньше известны не были. Миролюбов объясняет, что Явь - это реальность, Правь - истина, управляющая реальностью, а Навь - потусторонний мир, где Явь не связана с Правью, а потому бестелесная. [Явь, Правь и Навь сегодня приняты у родноверов, К.Р.]. Обряды русичей самые чистые - их боги не берут жертвы человеческие и животные - единственно плоды, фрукты, цветы и зерна, молоко, сурью-питье на травах, мёды. Русичи ведут образ жизни идиллический - ежедневно моются в чистой воде, потом идут трудиться, молятся и сурью пьют, восхваляя богов. Русы доблестны в боях, но добры: "Налетим соколами на Хорсунь, чтобы взять еду и добро, и скот, но не будем Греков полонить. Они же нас знают как злых, но мы - добрые на Руси".
  
   Заключение эксперта. В конце 1950-х годык текстам "дощьчек" обратился историк любитель, доктор биологических наук С.А. Парамонов, проживавший в Австралии. Парамонов, известный под псевдонимом Сергей Лесной, перевёл и опубликовал тексты "дощьчек", дав им общее название "Влесова книга". С тех пор у текстов появилось название; со временем его стали писать - "Велесова книга" (ВК). В 1958 -1959 годыфотографию дощечки N 16 ВК из статьи Лесного "История руссов в неизвращенном виде" (вып. 6, 1957) изучила палеограф и языковед Лидия Петровна Жуковская. На фотографии имелось всего десять строк текста, однако Жуковская с заданием справилась. Она установила, что фотография сделана не с дощечки, а с бумажной копии или с прориси, и снимок отретуширован. Текст написан алфавитом, близким к кириллице, но в нём отсутствуют носовые гласные - ф, ? ?, ?. Есть древнегреческие знаки. Характерно "подвешенное" письмо, при котором буквы как бы подвешиваются к линии строки. Такая черта встречается в индийской письменности. По мнению эксперта, данные палеографии позволяют заподозрить подделку, но недостаточны, чтобы её доказать.
  
   Анализ языка позволил сделать более определённые выводы. Эксперт исходила из предпосылки, что текст, если он подлинный, написан до того, когда у славян появилась кириллица, т.е. до Х в. В этот период для славянских языков были свойственны открытые слоги, носовые гласные, особые гласные звуки, превратившиеся потом в ? (ять), ъ, ь, и другие черты, позднее исчезнувшие или изменившиеся. Орфография показывает, что писавший текст не умел обозначать носовые: "... можно полагать, что он вообще не имел их в своей речи. Ни один из славянских языков в указанное время не мог иметь подобный комплекс черт". Невозможно и совмещёние закрытого и открытого произношения звука, восходящего к ять. Написание слов противоречит известному факту мягкости шипящих и ц у славян того периода. Употребляются грамматически невозможные формы: два дщере, вместо две, 2-е лицо ед. числа, вместо 3-го лица, формы винительного падежа. Эксперт заключает: "...данные языка не позволяют признать текст "дощечки", изображенной на фотографии, древним, а самый памятник - предшественником всех известных славянских древних рукописей. Не является "дощечка" также и более поздним памятником, написанным после распространения кириллицы у славян. Рассмотренный материал не является подлинным". Автор полагает, что табличка подделана Сулакадзевым. Результаты исследования Жуковская опубликовала в 1960 г. в журнале "Вопросы языкознания".
  
   С отзывом эксперта Академии Наук СССР Лесной не согласился. Впрочем, убедительных аргументов у него не было. Оставалось заявить, что эксперт "этого языка не знает", что нельзя делать выводы на основании 10-ти строчек и что в тексте есть сходство с гуцульским говорами, сохранившими архаичные глагольные формы. Ответы били мимо цели, но один вывод - об авторстве Сулакадзева, Лесной отвёл, указав на значительный украинский пласт в тексте ВК. Сулакадзев, действительно, не знал украинский, зато его превосходно знал Миролюбов, выросший на Екатеринославщине. После смерти Лесного (1967) о ВК на Западе забыли. Вспомнили о ней в Советском Союзе.
  
   Писатели против учёных. В статье "О любви и нелюбви" ("Русская речь", 1970) поэт Игорь Кобзев впервые публично упомянул о ВК. Он писал: "Чего стоит одна только находка в Австралии вывезенной из России так называемой "Влесовой Книги", летописи, повествующей о жизни древних руссов, за период, удаленный на полторы тысячи лет от Аскольда и Дира!". Несравненно больше внимания привлекла опубликованная в 1976 г. в "Неделе" (тираж - 6-7 млн. экз.) статья В.И. Скурлатова и Н. Николаева "Таинственная летопись: Гипотеза на проверке: "Влесова книга" - подделка или бесценный памятник мировой культуры?". По мнению авторов, ВК позволяет пересмотреть время возникновения славянской письменности, представления об этногенезе славян, их истории, культуре и мифологии. Газета поместила подборку писем читателей; среди них выделялось отзыв писателя В. Старостина с обвинением тех, кто пытается "замалчиванием отстранять" читателей и писателей от этого выдающегося произведения. Это был один из многих сигналов недовольства интеллигенции, так и не услышанный в ЦК КПСС. В те годыидеологией ведал М.А. Суслов - сторонник охранительно-консервативного курса, жёсткого и крайне негибкого. При Суслове к ВК не имели доступ не только читатели, но специалисты, которые могли дать ей оценку.
  
   В 1977 г. знатоки древнерусских текстов - В.И. Буганов, Л.П. Жуковская и Б.А. Рыбаков, обсудили вопрос о подлинности ВК в журнале "Вопросы истории" (тир. 32 тыс. экз.). Кроме имён академика Рыбакова и членкора АН СССР Буганова, статья мало что добавила к первой работе Жуковской (1960), повторив её анализ текста "дощечки" и выводы. О ВК авторы судили по статье В. Скурлатова и Н. Николаева, что нельзя признать достаточным. В 1977 г. писатель Д.А. Жуков в статье "Тысячелетие русской литературы", опубликованной в "Огоньке" (тир. 1,5 млн. экз.), пишет о "возобновлении изучения "Влесовой книги". По словам Жукова, содержание её столь необычно, что "не укладывается в существующие представления о древности славянской письменности и потому стало предметом научных споров и даже обвинений в мистификации". В том же году "Литературная Россия" (тир. 100 тыс. экз.) публикует письмо поэта И.И. Кобзева с призывом изучать ВК, несмотря на "выступления в печати некоторых слишком уж осторожных скептиков".
  
   В 1979 г. "Техника молодёжи" (тир. 2 млн. экз.) публикует статью журналистки Ольги Скурлатовой "Загадки "Влесовой книги". Автор ищет подтверждение описанным в ВК странствиям русичей в теориях о переселениях индоевропейцев в Европу. Скурлатова не сомневается в подлинности ВК. Она самого высокого мнения о значении ВК, где "чётко засвидетельствовано, что наши предки "водили скот от Востока до Карпатской горы". Таким образом, не Припятские болота, куда нас пытаются загнать некоторые археологи, а огромный простор Евразийских степей вплоть до Амура - вот наша истинная прародина. ... В том-то и заключается великая историческая ценность Влесовой книги, что она явно свидетельствует о нашем исконном присутствии на нынешней территории страны". В том же году Д.А. Жуков в рецензии на книгу Н.Р. Гусевой "Индуизм..." (1977) пишет: "Подлинность "Влесовой книги" подвергается сомнению, и это тем более требует ее публикации у нас и тщательного всестороннего анализа во избежание ненужных, ненаучных наслоений". Действительно, закостенелые партийные идеологи избегали обсуждения ВК, тем более её публикации.
  
   В 1980 г. членкор АН СССР Ф.П. Филин и докт. филологич. наук Л.П. Жуковская публикуют статью в журнале "Русская речь" (тир. 30 тыс. экз.), где вновь анализируют язык ВК. Авторы начинают с разъяснения закономерностей изменения языка, приводят примеры, поясняющие невозможность изменения древнеславянского языка в слова и морфологические формы языка ВК. Авторы пишут: "... весь текст "Влесовой книги" в лингвистическом и палеографическом отношении представляет собой странность, которую мог написать только человек, совершенно не осведомленный в истории русского языка... Язык "Влесовой книги" ни в какой степени не совпадает ни с закономерностями праславянского языка, ни с особенностями начального периода развития древнерусского языка". Даже имя "Влес" придумано: в древнерусском языке есть бог "Велес", но не "Влес" (у других славян оно не встречается). Сочинитель подогнал "Влес" под церковнославянскую форму, но её тогда не было и "Велес" мог стать только "Волосом" (богом скота). Авторы заключают: "Это совершенно явная и грубая подделка, в которой нет ни "таинственности", ни "загадок".
  
   Работа Жуковской и Филина не была оставлена без внимания. В 1981 г. писатель Василий Осокин публикует в журнале "В мире книг" (тир. 150 тыс. экз.) статью "Что же такое "Влесова книга?". Пересказав в очередной раз историю дощечек, автор переходит к похвалам ВК, а затем вступает в полемику с Жуковской и Филиным. Он ссылается на мнение кандидата филологич. наук, полониста Г.С. Беляковой. Белякова не согласна, что из слова "Велес" не могла возникнуть форма "Влес", а лишь "Волс", переходящая на русской почве в "Волос": "Но почему? При-водимая ими аналогия праславянского языка слова "мелко" - русское позднейшее "молоко" - имеет у западных славян, в частности в польском языке, форму "млеко". Мог быть и вариант "Велс - Волос - Влес". Белякова не исключает, что среди составителей книги был праполяк. Тут автор допустила передержку: Жуковская и Филин писали, что исходная форма слова "Волос" не "Велс", а "праславянская Волс".
  
   Полемика между учёными и писателями с 1970 по 1980 г. не свидетельствует о торжестве науки. Да, учёные показали, что ВК подделка, но писатели и журналисты с ними не согласились, а поскольку они писали страстно, с убеждением, что делают доброе дело, и публиковались в крупнотиражных журналах и газетах, то они приобрели гораздо больше сторонников, чем специалисты по истории языкознания. Ещё раз приведу данные о тиражах. В поддержку ВК: 1976 - 6-7 млн. экз, 1977 - 1,6 млн. экз., 1979 - 2 млн. экз. Против ВК: 1977 - 32 тыс. экз., 1980 - 30 тыс. экз.
  
   Самораскрытие Миролюбова. В 1974 - 1990 годывдова Ю.П. Миролюбова, Жанна, в память о муже (умер в 1970 г.) на свою пенсию издала 18 томов его сочинений. Первые три тома содержат стихи, рассказы и зарисовки детских воспоминаний о древних обрядах украинских селян. Остальные посвящены предыстории, религии и фольклору славян. Эти работы привлекли внимание специалиста по древнерусской литературе Олега Викторовича Творогова, занявшегося изучением ВК. Творогов подробно рассмотрел ВК и впервые в СССР опубликовал её полный текст в "Трудах отдела древнерусской литературы" (1990). В сокращённом виде работа Творогова была опубликована в "Литературной газете" (1986) и "Русской литературе" (1988). Один из разделов посвящён сочинениям Миролюбова. Они рассмотрены также в статье историка-религиоведа Дмитрия Михайловича Дудко. О творчестве Миролюбова много пишет и главный пропагандист, переводчик и издатель ВК - Александр Игоревич Асов. На его интернет-сайте - http://knigavelesa.narod.ru/index.html, выложены для скачивания все 18 томов сочинений Миролюбова, что позволило мне прочитать его работы.
  
   Начну с общего, ни от кого не зависящего, впечатления. О Миролюбове ни в коем случае не следует писать в уничижительных тонах. Автор - образованный человек, хорошо разбирающийся в религиоведении (по крайней мере, в славянском язычестве и верованиях индо-ариев), фольклоре славян, ранней славянской истории. Он владеет или знаком с основными славянскими языками, знает современные для его времени теории происхождения индоевропейцев (арийцев). Автора не бесталанен художественно, хотя его нельзя назвать большим писателем. Нельзя его назвать и оригинальным мыслителем (или учёным) - все идеи, высказываемые Миролюбовым, в той или иной форме развивали до него. Как популяризатор он на высоте: слог его ясен, мысли логичны и доходчивы. Миролюбов на редкость работоспособен: 18 томов, пусть, небольших по объёму, - это огромный труд, тем более, для человека, занимающегося писательством в свободное от работы время. Миролюбов вполне способен к стилизации под старославянский язык. Примером может служить поэма "Сказ о Святославе Хоробре, князе Киевском" (1947). Там есть места удивительно похожие на ВК:
  
   "Уходила Мати Мокошь по езеру,
   А до тыя дали синия водныя,
   Игдеже Сварга а вода едины суть...
   А Кий умре на Поле Брани,
   Тый Перунич наречен буде,
   А Кий умре по животе святе,
   Сварожич наречен буде,
   А Кий рассечен бя, тый сгине,
   А умре смертию до конца".
  
   На вопрос: по плечу ли было Миролюбову создать ВК, можно с уверенностью ответить - да. Были у него и психологические черты, позволявшие стирать границу между правдой и вымыслом. Одной было отсутствие критических тормозов, склонность верить любым известиям, лишь бы они подтверждали его идеи. Он вносит в свою книгу "Риг-веды" слышанное по радио сообщение о находке манускрипта на санскрите с описанием летательного аппарата тяжелее воздуха. И сразу делает вывод, что это пример высокой цивилизации ариев, утраченной в результате мировой катастрофы, превратившей их в пастухов. События эти, по мнению Миролюбова, произошли в тот же период, что и "события цивилизации Ма, погибшей в Тихом океане". Континент "Ма", точнее, "Му" или "Лемурия", описанный в книге Джеймса Чёрчварда (1926), занимал всю среднюю часть Тихого океана - от Гавайев до Фиджи и острова Пасхи; там возникла цивилизация высочайшего уровня, которая погибла, передав часть знаний атлантам и другим народам. Миролюбов пишет о ней всерьёз: "опираясь на документы о цивилизации Ма, мы можем сказать, что если срок в 250 тысяч лет нам кажется большим, то доказательств противного у нас тоже не имеется!".
  
   Главной чертой Миролюбова, возможно, определившей появление ВК, была сильнейшая тяга к мифотворчеству. Миролюбов не разделяет мечтания и окружающий мир; он преобразует реальность в миф и делает из мифа реальность (может, по этой причине, его так любила жена). Он творец мифов далёкого прошлого - сказитель былин. Миролюбов знакомит нас с миром своего детства - с Прабкой Варварой. Нянька рассказывает о временах, "когда ещё Прады Прадов жили, а Прабки лазили на четвереньках". Люди тогда обращались к богам просто: "Гей, Перуне-хлопче!.. Собери-ка ты Тучу темрявую да гони Гром!.. Людям надо. Засуха в поле!" Идет Туча темрявая, гремит Гром, льется Дождина... Услышал Прад мольбу человеческую! Напилась земля всласть". Вспоминает он село Юрьевку. Там, на Екатеринославщине, а не в глуши Полесья и не у горцев Карпат, приобщился он к тайнам языческой Руси. Видел обычаи, какие не снились этнографам. Чего стоит "Сварожино" или "Зворожины" - праздник в Юрьевке, когда на площади перед церковью роется круглая яма и в огромном котле варится "страва". Садились старики вокруг ямы, оставив места для умерших за год, и праздновали тризну. Выкликали имена усопших, на что кто-нибудь отвечал: "Вин до Петрив пийшов!". "Питри" в "Ригведе" - это души усопших предков. Автор вспоминает, что юрьевские старики пили "из рогов, в которые им наливала брагу Зворожья Баба...". Как видим, и без дощечек Миролюбов уводит нас в глубочайшую древность.
  
   Миролюбов мог легко перейти к творчеству на "дощьчках". Впрочем, скорее, вместо дощечек, сложных в изготовлении, были бумага и богатое воображение творца мифов. Как бы то ни было, ВК появилась на свет божий и пошла своим путём, но столкнулась с экспертизой специалистов: Л.П. Жуковской, О.В. Творогова, Б.А.Рыбакова, Ф.П Филина, А.А. Зализняка и др. Их общая оценка соответствует заключению Творогова: "Главным препятствием является не содержание ВК - в древних и средневековых источниках нам встречаются самые фантастические легенды и сложные для интерпретации пассажи, - а прежде всего её язык. Если полагать, что создателями ВК являются славяне, то язык памятника должен был отразить строй славянской речи. Наука смогла реконструировать грамматический строй общеславянского языка и других славянских языков на самых ранних стадиях их развития, и ни к одному из них чудовищный волапюк ВК не имеет ни малейшего отношения".
  
   Автор ВК помещает предков русичей в Семиречье - прародину "арийцев" (индоевропейцев) по представлениям первой половины ХХ в. Ныне "арийцам" не пришлось бы долго добираться до Европы: большинство учёных помещает их в южнорусские степи между Днепром и Уралом. С.И. Аксёненко нашёл другие признаки современности ВК. На примерах "Ветхого завета" и "Слова о полку Игореве", он показывает, что в древности моральные нормы распространялись только на своих, а по отношению к чужим не действовали. Воины князя Игоря ограбили кочевье и "помчали красных девушек половецких", а про великого князя Всеволода, в поэме уважительно сказано: "...был бы ты, невольница была по ногате, а раб по резане". Иные славяне в ВК: "...чувство справедливости, зафиксированное в ВК, присуще не древности, а массовому сознанию ХХ века. То есть - мы конечно убиваем врагов, но только в битве, в остальное время мы образцово-показательные гуманисты". Аксёненко заключает: "И то, что мои предки, описанные в этой книге, выглядят очень симпатично, ничего не меняет. Конечно, я хотел бы иметь таких предков! Хотел бы, если бы автор ВК сумел бы обрисовать их как реальных людей... Увы! Фальшивка, есть фальшивка. Пусть даже делали её патриоты, никакой пользы славянам она не принесёт!".
  
   Нет сомнений, что Юрий Петрович Миролюбов искренне любил Россию и хотел ей добра. Заброшенный, не слишком удачливый эмигрант писал свои труды с одной целью - показать древнее величие славян русичей и создать утверждающий миф для Родины. Как человек, он скорее симпатичен, но Аксёненко прав - никакой пользы русским, украинцам и белорусам ВК не принесла.
  
  
   3.6. Псевдославянская мифология в совремённой России
  
   Ревизия русской истории как порождение кризиса общества. После отмены советской цензуры появилось множество книг о тайнах русской истории, скрытых от народа властями и лакействующей официальной наукой. Их принято причислять к фолк-хистори, поскольку они настаивают на пересмотре истории без веских на то оснований. Очень часто, подобные книги не только отвлекают читателя от нелёгкой реальности, но содержат лестные для него идеи. Многие книги по фолк-хистори претендуют на создание утверждающей исторической мифологии, и их авторы рядятся в тогу патриотизма. На самом деле, книги о сокрытых страницах древней русской славы не имеют никакого отношения ни к утверждающим мифам, ни к патриотизму. Да и о каком патриотизме можно говорить украшателям русской истории. Русская история в прикрасах не нуждается: это история сильного и талантливого народа; временами она трагична, временами достигает величия. Пушкин гордился русской историей. Для того есть основания, и со времён Пушкина их стало больше, хотя возросло и число чёрных страниц. Тем не менее, такая русская история многих не устраивает.
  
   Русскую историю пытаются переделать: укоротить, удлинить, изменить содержание и трактовку событий. За жаждой перемен проглядывают интересы: идеологические, карьерные, а чаще всего, финансовые. Ведь выпуск книг ныне диктуют законы рынка, того мудрого инструмента, который по уверениям младореформаторов начала 90-х чудесно преобразит Россию. К чисто рыночному предприятию следует отнести "фоменковщину", хотя идеологически она крайне вредна, внушая исторический читателям нигилизм. Из переделок древнеславянской (древнерусской) истории большинство можно условно назвать "патриотическими", так как, кроме бизнеса, авторы создают мифы, возвеличивающие русский народ. Кто откажется от чувства гордости принадлежать к древнему племени этрусков, даровавших вассальному Риму царей и культуру? О древности русского языка, понятного этрускам, ярко и доходчиво вещает любимый народом сатирик Михаил Николаевич Задорнов. Впрочем, по Задорнову и египтяне понимали русский: "Радость - достать РА", - достать солнечный свет.
  
   "Этруски - это русские". Задорнову далеко до академика РАЕН В.А. Чудинова, утверждающего, что открытые им русские рунические тексты, насчитывают не менее 24 тыс. лет и лежат в основу письменности древнейших языков мира. Для Чудинова не имеет значения, что люди вступили в новый каменный век - неолит, только 12 тыс. лет назад, когда перешли от охоты и собирательства к земледелию и скотоводству. Древнейшая находка письменности - тэртэрийские таблички из Румынии (культура Винча), представляет собой три глиняных таблички с процарапанными пиктограммами. Радиоуглеродный анализ скелета, найденного вместе с табличками, датирует находку 5500 г. до н.э.
  
   В 2011 г. в журнале "Бюллетень "В защиту науки" Комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при Президиуме РАН была опубликована статья С.В. Яковлева "Чудеса" науки или чудачества от имени науки", где проведён анализ технологии прочтения "неявных надписей" на которых строятся открытия Чудинова. По словам открывателя, ему удалось обнаружить "мелкие, малозаметные, стилизованные под орнамент или даже вовсе являющиеся деталями рисунка буквы, из которых можно вычитать короткие, но исключительно важные тексты". Чтобы их увидеть, он "воспроизводит с некоторой (зачастую - весьма значительной) потерей качества ... репродукции различных изображений и дает их подробный поэлементный анализ". Чудинову удаётся "выявить" надписи необычайно малых размеров, нанесённых по его словам таким мелким шрифтом, "что он просто невидим невооруженным глазом". Древние мастера, подобно Левше, умели работать без "мелкоскопа".
  
   Увеличив изображения, Чудинов повышает их контраст и использует инверсию света. В результате, он получает набор пятен (растровых точек изображения), из которых складывает русские буквы. Для увеличения изображений Чудинов часто использует прориси этруских древностей польского филолога-любителя Фаддея (Тадеуша) Воланского, приведенные в книге Е.И. Классена "Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и славяно-руссов до Рождества Христова" (1854-1861). Между тем, прориси не есть фотографии, и если взять фотографии высокого качества тех же объектов из книг современных авторов, то никаких "неявных надписей" не удаётся обнаружить. Иными словами, Чудинов складывает буквы из артефактов. Яковлев заключает: "Рассмотренные нами характерные случаи использования "неявных надписей" в качестве исторического источника показывают, что В. Чудинов использует в качестве основы для своих "исследований" с неизменно сенсационными результатами фиктивный материал - псевдоинскрипции".
  
   Ответ на статью "Чудеса" науки..." Чудинов разместил в своём блоге. Он указал на главный порок критика: Яковлев не учёный, а учитель истории школы N 9 города Москвы. Чудинов даже сомневается, существует ли Яковлев или это фантом, за которым скрывается один из недругов, преследующих его в Интернете. Возможно, Яковлев наукой не занимался, хотя статья в "Бюллетене" выглядит как серьёзная научная работа. Но если уж перешли на личности, то сам Чудинов не может считаться ни историком, ни лингвистом - он физик, занявшийся философией физики и защитивший докторскую диссертацию по теме "Философские проблемы естественнонаучной атомистики" (1988). Работ по лингвистике и истории, опубликованных в научных журналах (где статьи рецензируются) у него нет. Его звание - академик РАЕН, выглядит солидно для людей далёких от науки. В России есть настоящие академии - Российская академия наук (РАН) и Российская академия медицинских наук (РАМН), и есть общественная организация "Российская академия естественных наук" (РАЕН), где основания для выдвижения в членкоры и академики не совсем понятны. Говоря о РАЕН, академик РАН Э.П. Кругляков отмечает: "Эта академия печально известна тем, что в ней, помимо действительно заслуженных и уважаемых учёных, имеются и проходимцы". В частности, академиком РАЕН был (ныне исключённый) экстрасенс Г.П. Грабовой, осуждённый в 2008 г. за мошенничество.
  
   Гиперборея - родина славян. Гипотеза о прародине арийцев (индоевропейцев) в Арктике была выдвинута в 1903 г. знатоком санскрита и борцом за независимость Индии Бал Гангадхаром Тилаком в книге "Арктическая родина в Ведах". Тилак основывался на книге американца Уильяма Уоррена "Hайденный pай, или колыбель человечества на
   Севеpном полюсе" (посл. изд. 1895) и на текстах священных книг индийских и иранских ариев - "Вед" и "Авесты". Он нашёл в "Ведах" и "Авесте" описания северного неба - полярного расположения звёзд, северного сияния, долгих утренних и вечёрних зорь, полярной ночи и полярного дня. Тилак считал, что прародина ариев находилась в арктическом регионе, но когда климат похолодал, они переселились в Европу, а часть пошла дальше на юг и достигла Индии и Ирана. Книга Тилака многократно переиздавали в Индии, но в Европе она не встретила поддержки. Там были популярны представления о прародине индоевропейцев в Центральной Азии, в том самом Семиречье по "Велесовой книге".
  
   Возрождение интереса к гипотезе Тилака связано с деятельностью крупного индолога и этнографа Натальи Романовны Гусевой. Гусева с глубоким уважением отнеслась к книге Тилака, перевела на русский язык, написала к ней предисловие и способствовала публикации в России. Она обсуждала арктическую гипотезу в собственных работах и стала ее убеждённой сторонницей. А потом сделала шаг дальше и стала развивать представления о прародине славян в Арктике. Гусева, своим именем и эрудицией, придала респектабельность арктической гипотезе. У неё нашлись сторонники; некоторые стали писать о полярной прародине славян. Вологодский этнограф С.В. Жарникова нашла многочисленные совпадения санскритских слов с топонимами и гидронимами Русского Севера. По мнению Жарниковой, русский Север - прародина всех индоевропейцев: отсюда ушли на запад италики, кельты, германцы и на юг - индийцы.
  
   Особую активность проявил философ и писатель В.Н. Дёмин, автор научно-популярных книг об арктической прародине арийцев, в частности, русских. Дёмину свойственен синтетический подход - он выступает как историк, лингвист, филолог и знаток мифологии, причём рассматривает мифы не только индоевропейцев, но народов ностратической (евразийской) языковой макросемьи, в первую очередь, финно-угров, и даже мифы древних египтян. Излюбленный приём Дёмина - поиск сходно звучащих слов в разных языках для подтверждения идей о северной прародине ариев. Он явно пренебрегал не раз высказанным предупреждением лингвиста академика А.А. Зализняка об опасности сравнений слов без знания истории их происхождения. Дёмин также организовывал экспедиции на Кольский полуостров для поиска следов арктической цивилизации. При подготовке такой экспедиции Валерий Никитич умер в 2006 г.
  
   Основным препятствием для принятия гипотезы об арктической прародине индоевропейцев является не климат, а отсутствие археологических доказательств,. В VII - V тысячелетиях до н.э. средняя температура на севере была на несколько градусов выше, чем сегодня; "субарктические леса" переместились примерно на 300 км севернее их нынешней полярной границы. Человек продвигался на север вслед за крупными животными, отступавшими вместе с тундрой. На северо-востоке Европейской России жили люди уральской культуры позднего палеолита пришедшие 19 тыс. лет назад из Сибири. Неолит наступил на северо-востоке в VII тысячелетии до н.э., когда распространилась культура ямочно-гребенчатой керамики. В III тысячелетии до н.э. развилась культура гребенчато-ямочной керамики. Большинство учёных относят людей этой культуры к предкам финно-угров. Миграций скотоводов индоевропейцев в Приполярье, в частности, на Кольский полуостров, обнаружено не было. При этом, Кольский полуостров один из наиболее археологически изученных регионов России.
  
   Северная граница распространения индоиранцев проходила на 1000 км южнее полярного круга. В междуречье Шексны и Мологи найдены погребения со степным (сарматским) инвентарём конца I тыс. до н.э. Исход ариев в Индию хронологически ближе к периоду расцвета "страны городов" - Аркаима и других селений (около 20-ти) , расположенных на восточном склоне Южного Урала (XVIII - XVI вв. до н.э.). Эти города предшествовали или совпадали во времени с появлением ариев в Индии и Иране. В XVII в. до н.э. появилась Гандхарская культура на севере Пакистана, в XVI в. до н.э. индоарии митанни достигли Сирии. Находка Аркаима в 1987 г. вызвала энтузиазм - ведь это не просто селение, а древняя обсерватория. Энтузиасты русских древностей не обращали внимания на то, что к славянам уральская "страна городов" отношения не имеет - она даже не соседствовала с праславянами. Единство предков индоарийцев и пра-праславян имело место двумя тысячелетиям раньше, когда существовал индоевропейский (арийский) праязык. И жили индоевропейцы не у полярного круга, а в южнорусских степях (среднестоговская культура).
  
   Торжество псевдославянского мифотворчества. Верующие в арктическую прародину не приняли критику учёных. Ведь, учёные так и не нашли ответ, почему арии сохранили в священных гимнах память о полярных ночах и северном небе. Объяснение, что предки ариев получили сведения от северных лесных соседей подобно скифам Геродота, не даёт ответа на вопрос, почему они священны. Белые пятна истории вообще есть область измышлений - почва для мифов в первом значении этого слова. В России конца ХХ - начала XXI в. подобным мифотворчеством занялись популяризаторы истории - авторы "фолк-хистори". Наиболее известны А.И. Асов, В.Н. Дёмин, П.М. Золин, В.М. Кандыба, А.А. Тюняев.
  
   Александр Игоревич Асов (прежняя фамилия - Барашков, псевдоним - Бус Кресень) - писатель, особенно известный как переводчик, комментатор и интерпретатор "Велесовой книги" (ВК). В 1992 г. он издал свой первый перевод ВК. Асов ввёл полногласие в название книги: он стал писать "Велесова", а не "Влесова" книга. Название стало ныне общепринятым. В издание включены "Песни птицы Гамаюн" составленные автором. Асов пишет: "По крупицам из фольклорных сборников, старинных летописей и апокрифов собирал я мифы киевской ветви ведической религии: "Песни птицы Гамаюн". Переводил на современный русский язык чудом сохранившуюся книгу новгородских волхвов IX века Велесову книгу". Тираж ВК в 50 тыс. экземпляров был быстро раскуплен. Стало очевидно, что издание ВК - дело очень прибыльное. И Асов стал раскручивать тему. В 1993 г. в Саратове издательство "Надежда" выпустило "Книгу Велеса" в его переводе 100-тысячным тиражом. В зыбком мире 90-ых люди искали опору хотя бы в прошлом.
  
   Асов с удивительной откровенностью рассказывает как "перестройка", а затем режим рыночной экономики и низведение учёных до уровня нищих попрошаек способствовали процветанию фолк-хистори:
  
   "В это время и в стране начались радикальные перемены. Во-первых, в "горбачевскую оттепель" пала цензура. И от позиции О.В. Творогова и иже с ним перестала зависеть судьба "Книги Велеса". ... Включились и так называемые "рыночные механизмы", по крайней мере в книжном деле. Тогда, с одной стороны, обрушились прежние массовые тиражи книг, газет и журналов, основанные на централизованном распределении и общесоюзном рынке, а с другой стороны, появились новые издательства, расширившие книжный "ассортимент", и не только за счет "масс-макулатуры". На прилавках появилась и прежде запретная историческая и даже так называемая "языческая" литература. И пошел настоящий "вал" статей о памятнике в самых разных изданиях. Позиции "антивлесоведов" оставались сильны только на уже занятых ими рубежах в кабинетах ряда академических учреждений. Но сами эти учреждения теряли авторитет и влияние, им "урезалось" финансирование, там, по существу, прекращались какие бы то ни было работы, хоть на них по привычке ориентировалось наше высшее и среднее образование. Но и эта связь стала постепенно ослабевать".
  
   Творцы фолк-хистори не только ковали железо (делали деньги) пока горячо, но имели честолюбивые цели - они хотели стать гуру потерявшегося народа, учить его правильной жизни, а для начала - взять в свои руки образование. Асов пишет: "И если бы мы в то время были сильны в смысле научном и организационном, то можно было бы переломить ситуацию, но и мы находились под изрядным "прессом" обстоятельств. И тогда в 1993 году в Саратове издательство "Надежда" выпустило "Книгу Велеса" 100-тысячным тиражом ..., а государственный заказ на школьные учебники не был выполнен, во многих школах эту книгу стали использовать как учебник за неимением другой учебной литературы. Был такой момент. И ученики, учившиеся тогда, ныне стали студентами, и скоро они явятся новым поколением учёных". Не следует думать, что это пустые мечты. Изучение ВК в школе вовсе не редкость. Как пишет Н.А. Соболев в статье "Проблема изданий-фальсификатов" (2004): "...фрагменты книги А.И. Асова "Русские Веды" оказались включенными, как минимум, в три школьные программы по литературе ... и соответственно учебники по литературе для 5-го класса средней школы". "Русские Веды" рекомендованы для самостоятельного чтения в 6-м классе (для школ с углублённым изучением литературы, гимназий и лицеев).
  
   Проникает ВК и в высшие учебные заведения. В учебнике "Культурология. История мировой культуры: Учебник для вузов" (1999) глава 9 построена на использовании "Русских Вед" Асова. Автор главы, канд. ист. наук Е.М. Скворцова осуждает гонения на ВК: "В отечественной исторической науке даже то немногое, что осталось - Велесову книгу, предположительно написанную новгородскими жрецами не позже IX в., считают подделкой". И далее: "Велесова книга - памятник сложный и объемный. Подделать его так же трудно, как невозможно заново создать Ригведу, Авесту или Библию". Учебник без изменений переиздан в 2001 г. В "Словаре славянской мифологии" (1995), рекомендованном в качестве учебного пособия в школах, гимназиях и вузах, есть статья "Велесова книга", где сказано, что это "Перевод священных текстов новгородских волхвов IX века". По сообщению Н.А. Соболева, продолжают предприниматься попытки включить ВК в тексты, рекомендуемые для чтения учащимся.
  
   Не обойдены вниманием в учебниках и другие "открытия" о славянах. В 1995 г. издательство учебной литературы "Просвещёние" опубликовало книгу канд. филологических наук Г.С. Беляковой "Славянская мифология: Кн. для учащихся". Книга поражает обилием отсутствовавших у славян мифов. Пример тому - глава, посвящённая Гиперборее-Арктиде. Там приведена отвергнутая подавляющим большинством геологов гипотеза о погружении 2,5 тыс. лет назад в Северный Ледовитый океан хребта Ломоносова, причём сообщается, что "до того времени, там, вероятно, жили люди". Автора не смущает факт, что минимальная глубина океана над вершинами хребта составляет 954 м. В главе о "расенах-этрусках" заявлено, что этруски потомки пеласгов, и ближайшие родичи русских - те и другие поклонялись Перуну, ели жареные бобы, борщ и колбасу. На самом деле, у этрусков не было Перуна (громом и молниями у них ведал бог погодыАлпу). Не было и борща в нашем понимании. Что касается колбасы, то на родство с этрусками могут претендовать немцы и ещё десятки народов.
  
   Казалось бы Асову и прочим творцам мифов о древних славянах нет оснований обижаться на судьбу: их книги, прекрасно полиграфически оформленные, издаются большими тиражами, есть учёные, правда немногочисленные, разделяющие их взгляды, по их книгам ставятся фильмы и сочиняется музыка. Та же ВК популярна у неоязычников. Но Асов недоволен: он завидует отношению к ВК на Украине. Этот "патриот" превозносит распад СССР, освободивший от власти московского центра республики для невозбранного занятия фолк-хистори. Он пишет: "Развал Советского Союза привел к тому, что в бывших республиках перестало ощущаться давление наших политизированных центральных академических структур. Потому, например, на Украине стала развиваться своя независимая школа "влесоведения", которая заняла заметные позиции в украинской науке, а также в украинском среднем и высшем образовании. Следует заметить, что в украинской академической печати как не было, так и нет статей "антивлесоведов" ... на Украине в защиту "Книги Велеса" высказалась вся элита научной мысли".
  
   Победа ВК на Украине была даже более полной, чем пишет Асов. В поддержку ВК и древней украинской демократии выступил президент Украины В.А. Ющенко. В речи перед жителями Голованивска в 2004 г. он сказал: "Мы - европейцы, мы в центре Европы, мы - сердце Европы, мы диктовали демократию Европе. Как любят говорить мои друзья: "Когда Европа жила в пещёрах, украинская нация, трипольцы, жили в беленых хатах". У них была "Велесова книга", и это великая мировая цивилизация". Впрочем, и в России псевдославянские мифы пользуются спросом. Возродился интерес к "Боянову гимну" (творчество Сулакадзева). Писатель Д.А. Гаврилов - он же "волхв" Иггельд из сообщества "Круг Бера", утверждает, что Сулакадзев не был автором признанного подделкой "гимна", а лишь снабдил его дописками, и теперь он публикует истинный текст "Боянова гимна" из архива Державина, очищенный от позднейших вставок.
  
   В книгах и статьях по истории (преимущественно, в Интернете) доктора ист. наук Петра Михайловича Золина затейливым образом переплелись научные данные, сомнительные гипотезы, и мифы. Главная задача автора - доказать многотысячелетнюю историю словено-руссов. Золин считает, что она началась после миграции из Африки человека современного вида: "Из евразийцев десятки тысяч лет назад появляются и антропологические предки славян, физиологически близкие (с учетом строения гортани) по доностратическим языкам другим антропологическим группам "хомо сапиаенс сапиенс". Предками славян были полиэтнические скифы - элита евразийцев, которые создали всё заслуживающее внимания в Восточной Европы (они же, как арии, завоевали Иран и Индию). Скифы плавно перешли в славян, следуя легенде о "Словене и Русе". Золин прослеживает путь словено-русов до Новгородчины. Словенск, по его мнению, это нынешний Изборск, а Старая Русса - Старая Русса. Всё это изложено достаточно путано, что мешает книгам и статьям Золина войти в золотой фонд литературы родноверов.
  
  
   3.7. Славянская мифология у родноверов
  
   История родноверов. Родноверы - славянские неоязычники, соблюдающие воссозданные ими религиозные обряды древних славян. Под неоязычеством здесь понимается вновь возникшие религиозные, мистические и духовные культы, призванные к замене традиционных религий. Профессор Московской Духовной Академии и Семинарии А.И. Осипов делит все формы язычества - старые и новые, на две категории: "Первая представляет собой то, что обычно называется естественным богопознанием и включает в себя все религии и религиозные верования, не принимающие Библии за источник сверхъестественного Откровения. Вторая - прочие нехристианские мировоззрения". Родноверие оказывается в обеих категориях, поскольку для многих его последователей это не религия, а жизненная и политическая позиция.
  
   Первые общины родноверов появились в конце 1980-х годыне без влияния романа-эссе Владимира Чивилихина "Память" (1982) и картин Константина Васильева, пробудивших огромный интерес к древней Руси. Не обошлось без "почвенного" национализма: рост его был вызван недовольством ускорившимся вымиранием деревни, заброшенностью малых российских городов, грубым наступлением на природу, и при этом - огромными тратами на развитие союзных республик и государств социалистической ориентации. У части недовольных отторжение вызывала и Православная Церковь, по их мнению, превратившаяся в служанку коммунистов. Нашлись желающие создать общины для возрождения древней славянской веры. После распада СССР подобные общины перестали интересовать службы госбезопасности, и славянские язычники набирали силу, хотя с самого начала между ними не было согласия.
  
   В 1994 г. была официально зарегистрирована "Московская славянская языческая община". Её лидер, Александр Белов (Селидор) - спортсмен и писатель, основатель школы славяно-горицкой борьбы. В 1997 г. в Калуге состоялся учредительный съезд "Союза славянских общин родной веры"; главой Союза был избран Вадим Казаков. Термин "родная вера" стали использовать для обозначения славянского язычества. В 2001 г. волхв Велеслав (И. Черкасов, община "Велесов круг", Москва) ввёл более удачное определение "родноверие". Среди родноверов примечателен Доброслав (Алексей Добровольский) - бывший диссидент и провокатор, удалившийся в приуральскую деревню, где поучает мудрости и устраивает хороводы вокруг столба-фаллоса - "Хера". Доброслав известен антисемитизмом, но многие родноверы не желают быть обвинёнными в экстремизме. В 2002 г. московская и подмосковные общины, объединились в "Круг Языческой Традиции" и приняли "Битцевское Обращение", в котором осудили нацизм и национал-шовинизм. Их, в свою очередь, осудил "Союз Славянских общин родной веры". На организованном "Союзом" в 2004 г. в Калуге "Съезде Славянских Общин" все 90 делегатов получили приглашения, где оговаривалось, что "на предстоящем Съезде нежелательны члены Круга Языческой Традиции (КЯТ) как еврейской организации воинствующих интернационалистов".
  
   В 2007 и 2008 годына съездах "Круга Языческой Традиции" за теоретическую основу движения родноверов был принят подготовленный Д.А. Гавриловым и др. "Манифест языческой Традиции", где национальный вопрос был обойдён. Затем последовало сближение родноверческих объединений: в 2008 г. "Союз Славянских Общин Славянской Родной Веры", "Круг Языческой Традиции", "Велесов Круг" и "Схорон еж Славен" создали консультационный "Совет Четырёх". В 2009 г. "Круг Языческой Традиции" и "Союз Славянских Общин" сделали совместное заявление "О подменах понятий в языке и истории славян и о псевдоязычестве", в котором осудили как лжеучёных, не имеющих отношения к языческому движению, Валерия Чудинова, Николая Левашова, Геннадия Гриневича, Александра Хиневича, Алексея Трехлебова. В заявлении родноверов предупреждают, "что при чтении книг названных авторов они могут быть введены в заблуждение теориями, замаскированными под науку... Это псевдоязыческое учение, псевдолингвистика, лженаука и откровенные домыслы. В конечном счёте, всё это ведёт лишь к дискредитации как современного языческого движения, так и Российской науки".
  
   "Манифест Языческой Традиции" и заявление "О подменах понятий в языке и истории славян и о псевдоязычестве" свидетельствуют об усилении умеренного крыла родноверов - сторонников международной легализации в рамках "Конвенции ЮНЕСКО об охране нематериального культурного наследия". Лидеры двух самых крупных объединений родноверов России стремятся избежать обвинений в экстремизме и поощрении лженауки. Тем не менее, среди родноверов немало общин, члены которых придерживаются крайне националистических, расистских взглядов и склонны считать за истину самые невероятные сообщения о великом прошлом славян. Общее число родноверов в России не подсчитано. На 2006 г. из нескольких сотен общин официально было зарегистрировано 8 языческих организаций. На Украине зарегистрировано пять организаций украинских родноверов, не считая страны русских родноверческих общин.
  
   Мировоззрение родноверов. Общей религии у радноверов не сложилось. Разные общины имеют свои реконструкции верований и обрядов древних славян, почёрпнутые из трудов дореволюционных славистов - А.Н. Афанасьева, И.И. Срезневского, Е.В. Аничкова, и советских историков - А.Б.Рыбакова и А.Г. Кузьмина. Особенно ценятся Рыбаков и Кузьмин: в их память даже справляют тризны. Среди части родноверов популярна "Велесова книга" в трактовке А.И. Асова. В 2003 г. на Совете "Круга Языческой Традиции" было решено собрать типичные вопросы населения к язычникам и опубликовать удачные ответы. В то же году был издан "Изведник русского язычества", содержащий ответы родноверов. На вопрос, во что они верят, отвечавшие сказали, что верят в единство и духовность Мироздания, в Природную силу, частью которой является человек. Что касается главного бога, то родноверы назвали Рода-Всесоздателя (по Рыбакову); его ипостасями являются Стрибог, Перун, Велес, Макошь - всего несколько сотен богов и богинь.
  
   Неожиданной (для меня) оказались реакция на вопрос "нельзя ли обойтись без религии и магии?". Оказалось, что большинство считает, что без религии вполне можно обойтись, но что магия даёт иное видение реальности. Приведу примеры. Витим, община "Щитень": "Обходиться без религии - разумно. Разум должен развиваться. Без магии - по необходимости, ибо магическая практика все же признак экстремальности ситуации или переход ее на некий особый качественный уровень, когда естественными собственными трудами не удается справиться". Волхозар и Злата Лада, община "Волховарн": "...без религии очень даже можно обойтись. Теперь по поводу магии, смотря что под этим понимать. Если с авестийского магия - омовение, очищение. То без такой магии не обойтись. Если с английского magic - показывать фокусы, то на фиг она нам?". Получается, что родноверы "Круга Языческой Традиции" - люди неверующие, атеисты. Многие не верят и в бессмертную душу. Но они склонны к магии, к вере в чудесное. О связи неверия с суеверием любят говорить богословы; оставим тему для них.
  
   Более ожидаемым был ответ на вопрос: "Как вы относитесь к националистическим версиям язычества?". Все заявили, что отрицательно относятся к национал-шовинизму, "когда любовь к своему, к Родному, начинает измеряться степенью ненависти к чужеродному". Вместе с тем, многие признают национализм в плане созидательном, "когда человек трудится и украшает свой мир потому, что уважает своих предков, и хочет, чтобы его народ жил счастливо". Ожидаемость ответа связана с известной позицией "Круга Языческой Традиции", ещё в 2002 г. принявшим "Битцевское Обращение", в котором осуждается национал-шовинизм. Нет сомнения, что взгляды членов "Круга Языческой Традиции", чужды многим общинам. Но "Круг" - одно из двух самых крупных объединений родноверов в России, причём второе объединение - "Союз Славянских Общин Славянской Родной Веры", с "Кругом" взаимодействует и по большинству вопросов они стараются придти к общей позиции. Так что открыто расистские общины сегодня на периферии, а не в центре движения.
  
   Шнирельман о родноверах. Главный научный сотрудник Института антропологии и этнографии РАН, доктор ист. наук В.А. Шнирельман, считается экспертом по неоязыческому движению в России. О неоязычниках писали религиоведы, историки, философы (А.В. Гайдуков, Л.С. Клейн, В.В. Прибыловский, А.В. Прокофьев) и православные богословы (А.В. Кураев, И. Уткин, А.Л. Дворкин, Д.А. Адоньев). Но Шнирельман пишет на эту тему больше всех остальных и, что немаловажно, его работы цитируют на Западе (часть исследований он проводит на американские гранты). Поэтому труды Шнирельмана считаются главным источником информации о родноверах. До распада СССР Виктор Шнирельман изучал историю скотоводства; в постсоветский период он занялся исследованием идеологии ксенофобии, антисемитизма и расизма в России и, в частности, среди русских неоязычников.
  
   В статье, опубликованной в "Славяноведении" (2005) Шнирельман выводит из СССР русских неоязычников (правильнее, родноверов, К.Р.) не только по месту рождения, но идеологически. По его мнению, русское неоязычество "восприняло целый ряд советских представлений и стереотипов". Среди них: "этническое видение действительности, вера в примордиальный образ народа (этноса), преклонение перед "народной (крестьянской) традицией", приоритет коллектива ... перед личностью, вера в живительную силу родной земли, а также глубоко укоренившееся ощущение постоянно нависавшей над страной угрозы, исходившей от якобы безусловно враждебного окружения. В том же ряду стояли полное неприятие христианства и ксенофобия". Если перевести фразу на общедоступный язык, то она означает, что советские люди различали национальности, верили, что каждая нация (этнос) имеет свои особенности, уважали крестьянские традиции, ставили интересы коллектива выше личности, любили родную землю и боялись нападения врагов. В том же ряду стоит полное неприятие христианства и нелюбовь к иностранцам.
  
   В этом описании нет ничего специфически советского. Во всех странах различают своих и чужих и стереотипно судят о соседях, уважают крестьянский труд и традиции, ценят родную землю. Примат коллективного над индивидуальным, не свойственный Западу, распространён на Востоке. Автор допустил передержки. Он явно преувеличил боязнь внешних врагов. В 70-е и 80-е годынаселение СССР было обоснованно уверено в мощи Советской армии. Не было неприятия христианства. Православная Церковь были уважаема; атеистическая пропаганда велась формально, и хотя коммунисты сами не относили в церковь детей для крещёния, младенцев приносили бабушки. Нет ничего дальше от правды, чем утверждение о ксенофобии советских людей. К иностранцам относились доброжелательно. Никто не оскорблял, тем более, не нападал на темнокожих студентов. Выпускники Университета Дружбы Народов до сих пор хранят тёплые воспоминания о годах учёбы в СССР. Не было антиамериканизма: к американцам относились много дружелюбнее, чем в наши дни.
  
   Попытки Шнирельмана вывести идеологию неоязычников из советской идеологии несостоятельны. В 80-е гг., как и на протяжении всего существования Советского государства, провозглашались братство и дружба народов, а не вера в род и кровь, заявленные родноверами. Предпринимались усилия по формированию общности советских людей, причём, не безуспешные (их смела волна национализма 90-ых). В реальной жизни этничность, конечно, значила, но она давала преимущества титульным нациям союзных (и автономных) республик, а не русскому народу - общему донору. Недовольство бедностью русской провинции, особенно, деревни, по сравнению с жизнью в союзных республиках, способствовало появлению национализма среди части интеллигенции, но большинству русских национализм был несвойственен.
  
   Шнирельман заблуждается, рисуя родноверов примитивными ксенофобами: среди членов "Круга Языческой Традиции" есть люди не уступающие ему в знаниях. Он пишет об их невежестве: "Отдав 20 лет изучению первобытных и традиционных обществ, я с сожалением обнаруживаю, что нынешние адвокаты "родоплеменных религий" вовсе незнакомы с огромной научной литературой, посвященной этим сюжетам", и приводит пример - незнание родноверами, что "Бхагават-гиту написал Шри Шримад А.Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада (1896-1977)". В ответной статье С.В. Зобнина и др. возражают: "Да нет же, уважаемый г-н Шнирельман! Ваше заявление претендует на новейшее открытие в индологии. В издании Библиотеки Всемирной Литературы 1974 года Бхагавадгита приведена как органическая часть древнего эпоса ... Что же написал Свами Прабхупада? Видимо, один из многочисленных комментариев к Гите, под известным названием "Бхагавадгита как она есть". Авторы сожалеют, что Шнирельман не пожелал познакомиться с членами Совета "Круга". Тогда бы он не утверждал, что в Совете всего одна женщина (их пять) и что все родноверы почитают "Велесову книгу":
  
   "... пообщавшись с представителями Круга, В.А. Шнирельману было бы неловко написать такое: "С точки зрения профессиональных учёных (историков, археологов, этнографов и лингвистов), речь идет о деятельности дилетантов, не только искажающих "научные факты", но и прибегающих к откровенным фальшивкам ("Влесова книга") в поиске псевдонаучных оснований для своих фантастических построений". Ему пришлось бы учесть признанные научные работы язычников, включая диссертации, монографии, исторические, этнографические, религиоведческие исследования, свободно обходящиеся без так называемой "Велесовой Книги". Доступны открытые интернет-дискуссии язычников, в том числе оспаривающие достоверность "Велесовой книги", критикующие многочисленные псевдоязыческие фантазии. Язычники достаточно жестко и с приведением конкретных научных аргументов спорят между собой, и этим опровергают новейший псевдонаучный миф о безусловном признании священности "Велесовой книги", а тем более, авторских книг А.И. Асова и др.".
  
   В конце своей статьи Шнирельман выступает в роли судии, призванного вынести приговор: неоязычникам он разрешает заниматься экологией, и ни в коем случае не лезть в политику. Заключает он следующим образом: "Русское неоязычество находится на распутье, и перед ним открываются две дороги - либо продолжать культивировать ксенофобию, что ведет к неонацизму, либо сместить акцент на экологическую безопасность, феминистские идеи и раскрепощение человека от чрезмерного пресса современной массовой культуры, как это уже сделали многие западные неоязыческие группы. Какой путь изберет русское неоязычество, покажет будущее".
  
   Идейные истоки родноверия. Статья Шнирельмана в "Славяноведении" (2005) и другие его работы свидетельствуют, что автор не сумел разобраться в русском неоязычестве. Он не определил категорию явлений, к которым относится неоязычество (родноверие); неверно вывел идеологию родноверия из советского прошлого, чем закрыл себе путь к её пониманию; недооценил интеллектуальный потенциал родноверов, благодаря чему оказался несостоятельным в прогнозировании развития движения. Между тем, категория явлений, к которой относится родноверие, очевидна. Это - эскапизм, уход от нежелаемой реальности. Эскапизм в наше кризисное время - кризиса не только русской цивилизации, но цивилизации Запада, широко распространён. Формы его чрезвычайно разнообразны: компьютерные и ролевые игры, субкультуры, секты, общества по интересам. Родноверы - лишь одно из движений, причём, не религиозных, а мировоззренческих.
  
   Идейные истоки родноверия следует искать не в советском прошлом, а в национальном романтизме XIX в., с его увлечением этническим фольклором, и в философии Фридриха Ницше, писавшего: "Величайшее из новых событий - что "Бог умер" и что вера в христианского Бога стала чем-то не заслуживающим доверия - начинает уже бросать на Европу свои первые тени". Влияние Ницше на родноверов глубже отрицания христианства: в их взглядах и обрядах прослеживаются провиденная им борьба Аполлона и Диониса, а в воспитании ратоборцев - культ сверхчеловека. Славянские традиции родноверов были реконструированы по монографиям Б.Н. Рыбакова. Они выступают в обрядах и магии, без которых движение не пошло бы дальше кружков любителей истории. В родноверии очень важно эмоционально-эстетическое начало. Напомню, что движение зародилось под влиянием творчества Владимира Чивилихина и Константина Васильева. В дальнейшем, писатели и художники оказывали на родноверие различное, нередко противоречивое, воздействие.
  
   Отношение к родноверам РПЦ и государства. Позиция Русской Православной Церкви (РПЦ) по отношению к сектантству распространяется на родноверов. Она сводится к антисектанской пропаганде и поддержке законов против сект, подавляющих человеческую личность. РПЦ поддержала разработанное православным богословом А.Л. Дворкиным понятие тоталитарная секта, введенное в Российское законодательство в 2009 г. Главные признаки тоталитарных сект - непрозрачность и обман, не свойственны центральным объединениям родноверов, но встречаются в близких к ним неоязыческих общинах. Ещё в 2004 г. в Омске были запрещёны, как экстремистские, три общины "Древнерусской Инглиистической церкви Православных Староверов-Инглингов", а её руководитель - Александр Хиневич, в 2009 г. был приговорён к полутора годам лишения свободы условно. В 2006 г. две родноверческих общины были запрещёны за пропаганды свастики как символики. В то же время, российские власти терпимо относятся к "умеренным" родноверам - крупные родноверческих общины зарегистрированы как самоуправляющиеся религиозные объединения.
  
   Православные богословы - протодиакон Андрей Кураев, иеромонах Виталий (Уткин), А.Л. Дворкин, Д.А. Адоньев, опубликовали несколько работ о родноверах. В отличие от светских авторов, они не только описывают и критикуют неоязычество, но защищают православие. Такой подход даёт заряд позитивизма и позволяет им рассмотреть тему глубже, чем гуманитариям, придерживающимся либеральных взглядов. Самый сильный аргумент православных авторов заключается в утверждении, что русский народ никогда не был языческим. Язычниками были отдалённые предки русских - славянские племена, которые, согласно ПВЛ, "имели свои обычаи, и законы своих отцов, и предания, каждый - свой нрав". У славян не было единого пантеона богов и единства обрядов. Рассмотрим аргументацию об изначальном христианстве русского народа на примере статьи иеромонаха Виталия "Россия и новое язычество" (2001).
  
   Восточные славяне, принявшие крещёние при св. Владимире, не были одним народом. Он сложился в православной Руси, где появились русичи или руские - предки великороссов (русских), украинцев и белорусов. Племенное деление быстро сгладилось на землях будущей России при славянской колонизации Северо-Востока. О. Виталий замечает: "Осваивались огромные пространства. И эти просторы стали плавильным тиглем, в котором вятичи, кривичи, поляне и прочие славянские племена становились единым русским народом. Этот народ, придя на новые земли, уже был христианским. Ярким примером тому служит Рязань. Материалы археологических раскопок свидетельствуют, что люди, селившиеся на берегу Оки на месте бывшего маленького мордовского городка, пришли с самых разных сторон. Здесь и вятичи, и кривичи, и радимичи, и поляне. И стали все они рязанцами одновременно с Христовой проповедью в этих местах. Рязань - не город вятичей, хотя они и составляли большинство из заселивших его колонистов. А какой же это город? Русский".
  
   Русские не только христиане, но произошли от христиан. Ведь великорусский этнос начал складываться в XIII в. из крещёных русичей, и принявших крещёние веси, мери, муромы, мещёры. Как пишет о. Виталий: "Для православного христианина Россия - дом Пресвятой Богородицы. Так называл ее тысячу лет русский народ... Русские православные люди свои города и монастыри строили как земную икону Небесного Иерусалима, а села устраивали как модель мира, где на высоком бугре непременно высился храм - воплощение реальности присутствия Царства Божия на земле". И защищали христианскую землю: "Боевым кличем новгородцев на протяжении столетий был "За святую Софию!". Псковичи шли в бой со словами "За Святую Троицу!". И это потому, что главный храм Великого Новгорода - Софийский собор, а главный храм Пскова - собор во имя Живоначальной Троицы". Русские всегда воспринимали отчизну "как богоданный сосуд, который призван сохранить православную веру до Второго пришествия Христова. ... Для православного христианина измена России - это измена Православию, а измена Православию - измена России".
  
   О. Виталий пишет о духовной незрелости новых язычников. У родноверов много игры - они живут в выдуманном мире со своими обрядами и праздниками, занимаются реконструкцией костюмов и вооружения языческих времён. Они не хотят понять, что духовная жизнь - это не игра, не хотят ответственности за близких и за свою страну. Им чужда реальная Россия и бесконечно далека позиция православия, "призывающего к трезвению, то есть очень внимательному отношению к своим мыслям, чувствам и поступкам".
  
   Родноверы хотят жить сегодняшним днём и наслаждаться чувственной жизнью, не думая о воздаянии за гробом. В этом, по мнению о. Виталия, они похожи на либералов: "На словах называя себя традиционалистами, они на самом деле являются сверхлибералами. Вплотную смыкаясь с "ценностями" современной безбожной цивилизации, новые язычники идут вслед за ней в стремлении разрушить устои традиционных обществ и национальные государства, установить на земле "новый мировой порядок". По этой причине не заслуживают доверия их заверения в патриотизме. Ведь они хотят разрушить историческую Россию, лишить людей памяти о своей истории, оболгать прошлое, оболгать Православную Церковь. О. Виталий убеждён, "что всеми этими неоязыческими организациями, упорно называющими себя патриотическими, двигают те, кто хочет погибели России". Он приводит сомнительную цитату Збигнева Бжезинского: "После падения коммунизма главным врагом Америки является Русское Православие". Не исключено, что Бжезинский так думает, но публично он этой фразы не произносил.
  
   Православные авторы пишут о постоянных усилиях врагов России ослабить РПЦ. В своё время, Гитлер сказал: "Нашим интересам соответствовало бы такое положение, при котором каждая деревня имела бы собственную секту, где развивались бы свои особые представления о боге... это увеличило бы количество факторов, дробящих русское пространство на мелкие единицы". Нет сомнения, что правительство США поддерживает сектантство в России. В сентябре 2010 г. ведущий российский сектовед, руководитель "Центра религиоведческих исследований", председатель совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Минюсте РФ проф. Александр Дворкин, выступая в Вологде, сказал следующее: "Секты - это уже давно политический фактор, который активно используется прежде всего во внешней политике Соединённых Штатов Америки. Не нужно думать, что это специально "антирусский" или "антироссийский заговор". Это, собственно, один из инструментов политического влияния на все страны мира". Дворкин сообщил, что "в России действует сейчас около 80 крупных сект, счёт мелких идёт на тысячи. По моей оценке, от 600 до 800 тысяч россиян находятся в сектах".
  
   Информация о числе сект и сектантов в России показывает, что родноверие не является первостепенной или даже второстепенной угрозой для православия. Сами родноверы оценивают свою численность в несколько тысяч, отмечая, впрочем, что на праздник Ивана Купалы к ним приходит гораздо больше народа. Сегодня нет оснований для подозрений, что родноверы пользуются американским и любым другим зарубежным покровительством. Службам США, занимающимся сектами за рубежом, гораздо важнее и ближе по духу секты протестантского толка: баптисты, пятидесятники, адвентисты седьмого дня, и др. То же касается финансовой помощи единоверцев из США, Австралии, Канады и т.д., то русским родноверам не на кого рассчитывать. Так что на сегодня родноверы не представляют никакой опасности для РПЦ. Если православие в России пошатнётся, то это будет делом рук не родноверов, а самих церковных иерархов.
  
  
   3.8. Славянское наследие в русских поверьях и характере
  
   Славянские поверья у русских. Согласно преобладающему в научной среде мнению русские как этнос оформились в XIV в., До этого были восточные славяне, объединенные на два с половиной столетия в Киевскую Русь (IX-XII вв.), затем последовал распад общего государства, рост Северо-Восточной Руси и сложение русского этноса. Из древнерусского наследия у русских сохранились основы этнического характера и часть мифологии. В народной памяти оно осталось в виде суеверий, сказок и некоторых стереотипов поведения. Законченной системы мифов о богах и героях, сравнимых с мифологией эллинов, германцев, финнов, ранние славяне не создали. Зато они заселили природу, свои поля и дома духами, оказавшимися гораздо более живучими, чем языческие боги и герои.
  
   Больше всего было духов вод. Духи рек и озер заняли особое место в русском самосознании. Ведь русские - речной народ: русские всегда селились по берегам больших и малых рек и, плывя по рекам, потихоньку освоили Русский Север, Поволжье, Сибирь и так, по рекам, дошли до Тихого океана. От рек русские кормились, по рекам сплавляли товары и лес, в реках с наслаждением купались. Трудно найти народ Европы так обожающий купаться как русские. Народная память сохранила имена духов вод: водяного с женой водяницей, мелкого пакостника - ичетика, богини воды Даны, прекрасных русалок, никогда не имевших хвостов, лобаст - русалок, живущих в камышах, злых мавок, добрых бродниц, болотняка с женой болотницей. Особое отношение к водным стихиям проявилось у русских в почитании рек и озер: Днепра, Волги, Ильменя, Волхова, Ладоги, Онеги, Неро, Переяславского озера; позже - тихого Дона, рек Сибири и, наконец, священного Байкала. Вокруг рек и озер сложились свои мифы и песни, они стали символами Земли Русской.
  
   Леса у славян такой любви не вызывали. Хотя они знали лесные тропки и пользовались дарами леса, но ощущали настороженность: боялись козней лешего, оборотня или встречи с Бабой-Ягой. Священные рощи у восточных славян были и деревья они почитали (дуб, березу), но не в такой мере как финны и балты. Зато с особой любовью предки русских относились к духам полей. Все эти межевеки, луговые, полевые, спорыши, перепуты, ржаницы, полудницы помогали рачительным хозяевам и наказывали нерадивых хлебопашцев. С полями связано чувство, столетиями позже выраженное в народной песне "Родина" на слова Феодосия Савинова:
  
   "Вижу чудное приволье,
Вижу нивы и поля.
Это русское раздолье,
Это русская земля!"...
  
   Славянское в русском характере. Славянские корни психического склада русских присутствуют не только в выборе символов любви к родной земле, но в поведении. Об этом можно судить по блестящей зарисовке Прокопия Кесарийского, византийского историка VI века, описавшего под именами склавин и антов славян, вторгшихся в Восточно-Римскую империю:
  
   "Племена эти, склавины и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народовластии, и оттого у них выгодные и невыгодные дела всегда ведутся сообща. А также одинаково и остальное, можно сказать, все у тех и у других, и установлено исстари у этих варваров. Ибо они считают, что один из богов - создатель молнии - именно он есть единый владыка всего, и ему приносят в жертву быков и всяких жертвенных животных. Предопределения же они не знают и вообще не признают, что оно имеет какое-то значение, по крайней мере в отношении людей, но когда смерть уже у них у ног, схвачены ли они болезнью или выступают на войну, они дают обет, если избегнут ее, сейчас же совершить богу жертву за свою жизнь; а избежав [смерти], жертвуют, что пообещали, и думают, что этой-то жертвой купили себе спасение. Однако почитают они и реки, и нимф, и некоторые иные божества и приносят жертвы также и им всем, и при этих-то жертвах совершают гадания. А живут они в жалких хижинах, располагаясь далеко друг от друга и каждый меняя насколько можно часто место поселения. Вступая же в битву, большинство идет на врага пешими, имея небольшие щиты и копья в руках, панциря же никогда на себя не надевают; некоторые же не имеют [на себе] ни хитона, ни [грубого] плаща, но, приспособив только штаны, прикрывающие срамые части, так и вступают в схватку с врагами. Есть у тех и других и единый язык, совершенно варварский. Да и внешностью они друг от друга ничем не отличаются, ибо все и высоки, и очень сильны, телом же и волосами не слишком светлые и не рыжие, отнюдь не склоняются и к чёрноте, но все они чуть красноватые. Образ жизни [их] грубый и неприхотливый, как и у массагетов, и, как и те, они постоянно покрыты грязью, - впрочем, они менее всего коварны и злокозненны, но и в простоте [своей] они сохраняют гуннский нрав. ...Считаю достаточным сказанное об этом народе".
  
   В этом удивительно ёмком описании для нас интересно несколько положений. Во-первых, склонность славян к принятию решений совместно, всей общиной. Подобную черту С.В. Перевезенцев связывает с преобладанием у славян территориальной, а не родовой общины. Решения принимаются не старшими в роду, а всем миром. Отсюда берет начало коллективизм русской общины, сохранившийся до ХХ века. С территориальной общиной, как отмечает Перевезенцев, связана этническая открытость славян. В общину с кровнородственными связями (как у эллинов или германцев) чужеземец мог попасть лишь в качестве раба или зависимого члена, чего он мог избежать в территориальной общине.
  
   С территориальной общиной Перевезенцев справедливо связывает ещё одну особенность славян, а затем русских. В их этническом самосознании главным составляющим становится образ Земли, а не племени. Земля является "кормилицей", матерью всего живого - "Мать сыра земля", за "Землю русскую" бьются богатыри и от земли они набираются силы, когда поверженные лежат, придавленные более сильным врагом. Предпочтение земли перед племенем означает и отмеченную уже этническую открытость, позволившую славянам без большой крови заселить значительную часть Центральной, Восточной и Южной Европы. Унаследованная от предков этническая терпимость русских, их готовность считать за своих народы, живущие на одной земле, обеспечила невиданный в истории территориальный рост России.
  
   Другим важным положением в описании Прокопия является нежелание славян подчиняться судьбе, фатуму, и готовность искать собственное решение и выход из сложного положения. Не напрасно в русских сказках и былинах перед героем возникает развилка из трех дорог, и он решает по какой из них пойти. Русский склад ума допускает возможность избавиться от лиха, преодолеть злой рок. В былине "Повесть о Горе-Злосчастии" к молодцу привязалось Горе-Злосчастие, разорило его и стремилось довести до убийства и казни. Молодец боролся, убегал, но Горе каждый раз догоняло его. И все же молодец спасается от рока:
  
   "Спамятует молодец спасённый путь -
   и оттоле молодец в монастыр пошел постригатися,
   а Горе у святых ворот оставается,
   к молотцу впредь не привяжетца!"...
  
   Наконец, Прокопий отмечает отсутствие у славян "коварства и злокозненности". Прокопий отнюдь не склонен к идеализации варваров, угрожающих благополучию Империи, и указанные черты должны были быть ярко заметны. Их заметность можно понять как стереотип поведения, включавший прямодушие и незлопамятность. В жизни славян, разумеется, происходило всё, и летописные описания деяний русских князей Древней Руси рисуют нам примеры братоубийства, нарушения клятвы и неоправданной жестокости. Но, что характерно, деяния эти неизменно вызывали народное осуждение и, совершив их, князьям приходилось каяться и просить прощения у обиженных, как просил Владимир у новгородцев, либо вообще бежать с Руси, как бежал Святополк Окаянный. Лишь в суровое время татарского ига князья приобрели ярлык безнаказанности на преступления.
  
  
   3.9. Происхождение славян: научная справка
  
   Письменные свидетельства. Бесспорные описания славян известны лишь с первой половины VI в. О славянах писал Прокопий Кесарийский (род. между 490 и 507 - умер после 565), секретарь византийского полководца Велизария, в книге "Война с готами". Славян Прокопий узнал по наёмникам Велизария в Италии. Он находился там с 536 по 540 г. и составил знаменитое описание внешности, обычаев и характера славян (подробно обсужденное в разделе 3.8). Для нас здесь важно, что он делит славян на два племенных союза - антов и склавинов, причем иногда они выступали вместе против врагов, а иногда воевали между собой. Он указывает, что раньше они были одним народом: "Да и имя встарь у склавинов и антов было одно. Ибо тех и других издревле звали "спорами", как раз из-за того, что они населяют страну, разбросанно расположив свои жилища. Именно поэтому они и занимают неимоверно обширную землю: ведь они обретаются на большей части другого берега Истра".
  
   Прокопий рассказывает о вторжениях славян в Империю ромеев, о победах над ромеями (византийцами), о захвате и жестоких казнях пленных. Сам он этих жестокостей не видел и пересказывает услышанное. Впрочем, нет сомнения, что многих пленных, особенно, военачальников, славяне приносили в жертву богам. Странно выглядит утверждение Прокопия, что славяне впервые перешли Истр "с военной силой" на 15-й год Готской войны, т.е. в 550 г. Ведь он же писал о вторжениях склавинов в 545 и 547 годыи поминал, что "уже часто, совершив переправу, гунны и анты, и склавины творили ромеям ужасное зло". В "Тайной истории" Прокопий пишет, что Иллирик и всю Фракию до предместий Византия, включая и Элладу, "гунны и склавины, и анты разоряли, совершая набеги почти что каждый год с тех пор, как Юстиниан воспринял власть над ромеями" (с 527 г.). Прокопий отмечает, что Юстиниан пытался купить дружбу славян, но без успеха - они продолжали опустошать империю.
  
   До Прокопия византийские авторы славян не упоминали, но писали о гетах, тревоживших границы империи в V в. Завоеванные Траяном в 106 г. н.э. геты-даки были романизированы и через 400 лет явно не угрожали ромеям. Византийский историк начала VII в., Феофилакт Симокатта, называет новых "гетов" славянами. "А геты или, что то же самое, полчища славян, причинили большой вред области Фракии", - пишет он о походе 585 г. Можно предположить, что с безымянными славянами византийцы встретились на 50 - 100 лет раньше, чем пишет Прокофий.
  
   В позднеантичном мире учёные были крайне консервативны: современные им народы они именовали привычными именами народов древних. Кто только не побывал в скифах: и сарматы, их истребившие, и многие тюркские племена, и славяне. Шло это не только от плохой осведомленности, но от желания блеснуть эрудицией, показать знание классиков. К числу таких авторов относится Иордан, написавший на латыни книгу "О происхождении и деяниях гетов" или кратко "Гетику". Об авторе известно лишь, что он из готов, лицо духовного звания, подданный Империи и книгу свою закончил на 24-ом году правления Юстиниана (550/551). Книга Иордана - сокращённая компиляция до нас не дошедшей "Истории готов" римского писателя Магна Аврелия Коссиодора (ок. 478 - ок. 578), придворного готских королей Теодориха и Витигиса. Обширность сочинения Коссиодора (12 книг) делали его мало пригодным для чтения, и Иордан его сократил, возможно, добавив сведения из готских источников.
  
   Иордан выводит готов с острова Скандза, откуда они начали странствия в поисках лучшей земли. Победив ругов и вандалов, они дошли до Скифии, перешли реку (Днепр?) и пришли в благодатную землю Ойум. Там они победили спалов (многие видят в них споров Прокопия) и поселились у Понтийского моря. Иордан описывает Скифию и народы её населяющие, в том числе славян. Он пишет, что севернее Дакии, "начиная от места рождения реки Вистулы, на безмерных пространствах расположилось многолюдное племя венетов. Хотя их наименования теперь меняются ..., все же преимущественно они называются склавенами и антами. Склавены живут от города Новиетуна (в Словении?) и озера, именуемого Мурсианским (?), до Данастра, и на север - до Висклы; вместо городов у них болота и леса. Анты же - сильнейшие из обоих [племен] - распространяются от Данастра до Данапра, там, где Понтийское море образует излучину".
  
   В IV столетии готы разделились на остроготов и везеготов. Автор повествует о подвигах королей остроготов из рода Амалов. Король Германарих, покорил множество племён. Были среди них и венеты: "После поражения герулов Германарих двинул войско против венетов, которые, хотя и были достойны презрения из-за [слабости их] оружия, были, однако, могущественны благодаря своей многочисленности и пробовали сначала сопротивляться. Но ничего не стоит великое число негодных для войны, особенно в том случае, когда и бог попускает и множество вооруженных подступает. Эти [венеты], как мы уже рассказывали в начале нашего изложения... ныне известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов. Хотя теперь, по грехам нашим, они свирепствуют повсеместно, но тогда все они подчинились власти Германариха". Германарих умер в глубокой старости в 375 г. Венетов он подчинил до нашествия гуннов (360-е гг.), т.е. в первой половине IV в. - это самое раннее из датируемых сообщений о славянах. Вопрос лишь в венетах.
  
   Этноним венеты, венеды был широко распространён в древней Европе. Известны итальянские венеты, давшие название области Венето и городу Венеции; другие венеты - кельты, жили в Бретани и Британии; третьи - в Эпире и Иллирии; свои венеты были в Южной Германии и Малой Азии. Говорили они на разных языках. Возможно, у индоевропейцев был венетский племенной союз, распавшийся на племена, примкнувшие к разным языковым семьям (италикам, кельтам, иллирийцам, германцам). В их числе могли быть балтийские венеты. Возможны и случайные совпадения. Нет уверенности, что Плиний Старший ( I в. н.э.), Публий Корнелий Тацит и Птолемей Клавдий ( I - II в. н.э.) писали о тех же венетах, что Иордан, хотя все помещали их на южном побережье Балтики. Иными словами, более или менее надёжные сообщения о славянах прослеживаются лишь с середины IV в. н.э. К VI в. славяне были расселены от Паннонии до Днепра, и делились на два племенных союза - славенов (склавенов, склавинов) и антов.
  
   Данные языкознания. Для решения вопроса о происхождении славян данные лингвистики имеют решающее значение. Однако между лингвистами нет единства. В XIX в. была популярна идея о германо-балто-славянской языковой общности. Затем индоевропейские языки разделили на группы кентум и сатем, названные в зависимости от произношения числа сто на латыни и санскрите. Германские, кельтские, италийские, греческий, венетский, иллирийские и тохарские языки оказались в группе кентум. Индо-иранские, славянские, балтские, армянский и фракийские языки - в группе сатем. Хотя многие лингвисты не признают это разделение, оно подтверждается при статистическом анализе основных слов в индоевропейских языках. Внутри группы сатем, балтские и славянские языки образовали балто-славянскую подгруппу.
  
   Лингвисты не сомневаются, что балтские языки - латышский, литовский, мёртвый прусский, и языки славян близки по лексике (до 1600 общих корней), фонетике (произношению слов) и морфологии (имеют грамматическое сходство). Ещё в XIX в. Август Шлёцер выдвинул представление об общем балто-славянском языке, давшем начало языкам балтов и славян. Есть сторонники и противники близкого родства балтских и славянских языков. Первые либо признают существование общего балто-славянского праязыка, либо считают, что славянский язык образовался из балтских периферийных диалектов. Вторые указывают на древние языковые связи балтов и фракийцев, на контакты праславян с италиками, кельтами и иллирийцами, и на разный характер языковой близости балтов и славян с германцами. Сходство балтских и славянских языков объясняют общим индоевропейским происхождением и длительным проживанием по соседству.
  
   Лингвисты расходятся во мнении о месте славянской прародины. Ф.П. Филин так обобщает сведения о природе, существовавшие в древнеславянском языке: "Обилие в лексиконе общеславянского языка названий для разновидностей озер, болот, лесов говорит само за себя. Наличие в общеславянском языке разнообразных названий животных и птиц, живущих в лесах и болотах, деревьев и растений умеренной лесостепной зоны, рыб, типичных для водоемов этой зоны, и в тоже время отсутствие общеславянских наименований специфических особенностей гор, степей и моря - все это дает однозначные материалы для определенного вывода о прародине славян... Прародина славян ... находилась в стороне от морей, гор и степей, в лесной полосе умеренной зоны, богатой озерами и болотами".
  
   В 1908 г. Юзеф Ростафинский предложил "буковый аргумент" для нахождения славянской прародины. Он исходил из того, что славяне и балты не знали дерево бук (слово бук заимствовано из немецкого). Ростафинский писал: "Славяне ... не знали лиственницы, пихты и бука". Тогда не было известно, что во II - I тыс. до н.э. бук широко прорастал в Восточной Европе: его пыльцу обнаружили на большей части Европейской России и Украины. Так что выбор прародины славян не ограничен "буковым аргументом", но по-прежнему сохраняют силу аргументы против гор и моря.
  
   Процесс появления диалектов и разделения праязыка на дочёрние языки сходен с географическим видообразованием, о чём я писал раньше. Ещё С.П. Толстов, обратил внимание, что родственные племена, проживающие на смежных территориях, хорошо понимают друг друга, а противоположные окраины обширной культурно-языковой области уже друг друга не понимают. Если заменить географическую изменчивость языка на географическую изменчивость популяций, то мы получим ситуацию видообразования у животных.
  
   У животных географическое (аллопатрическое) видообразование - не единственный, но наиболее распространенный способ появления новых видов. Для него характерно видообразование на периферии ареала обитания вида. В центральной зоне сохраняется наибольшее сходство с предковой формой. При этом популяции, обитающие на разных краях ареала вида, могут различаться не меньше, чем разные родственные виды. Нередко, они не способны скрещиваться и давать плодовитое потомство. Такие же законы действовали при разделении индоевропейских языков, когда на периферии (благодаря миграциям) оформились хетто-лувийские и тохарские языки, а в центре ещё почти тысячелетие существовала индоевропейская общность (в том числе, предков славян), и при предполагаемом обособлении праславян как периферийного диалекта балтской языковой общности.
  
   О времени появления славянского языка среди лингвистов нет согласия. Многие считали, что выделение славянского из балто-славянской общности произошло в канун новой эры или за несколько столетий до него. В.Н. Топоров считает, что протославянский, один из южных диалектов древнебалтского языка, обособился в ХХ в. до н.э. В праславянский он перешёл приблизительно в V в. до н.э. и затем развился в древнеславянский язык. По мнению О.Н. Трубачёва, "вопрос сейчас не в том, что древняя история праславянского может измеряться масштабами II и III тыс. до н.э., а в том, что мы в принципе затрудняемся даже условно датировать "появление" или "выделение" праславянского или праславянских диалектов из индоевропейского...".
  
   Ситуация, казалось, улучшилась с появлением в 1952 г. метода глоттохронологии, позволяющего определить относительное или абсолютное время расхождения родственных языков. В глоттохронологии изучают изменения основного словарного состава, то есть наиболее конкретных и важных для жизни понятий, типа: идти, говорить, есть, человек, рука, вода, огонь, один, два, я, ты. Из таких основных слов составлены списки в 100 или 200 слов, которые используют для статистического анализа. Сравнивают списки и подсчитывают число слов, имеющих общий источник. Чем их меньше, тем раньше произошло разделение языков. Скоро выявились недостатки метода. Оказалось, что он не работает, когда языки слишком близки или, напротив, слишком далеки. Был и принципиальный недостаток: создатель метода М. Сводеш исходил из постоянной скорости изменения слов, тогда как слова меняются с разной скоростью. В конце 1980-х годыС.А. Старостин повысил надёжность метода: он исключил из списка основных слов все языковые заимствования и предложил формулу, учитывающую коэффициенты стабильности слов. Тем не менее, лингвисты относятся к глоттохронологии с настороженностью.
  
   Между тем, три недавних исследования дали довольно сходные результаты о времени расхождения балтов и славян. Р. Грей и К. Аткинсон (2003) на основании статистического анализа лексики 87 индоевропейских языков получили, что индоевропейский праязык начал распадаться между 7 800 - 9 500 годыдо н.э. Разделение балтских и славянских языков началось около 1 400 лет до н.э. С.А. Старостин на конференции в Санта-Фе (2004) представил результаты применения своей модификации метода глоттохронологии. Согласно его данным, распад индоевропейского языка начался 4 700 лет до н.э., а языки балтов и славян стали обособляться друг от друга 1200 лет до н.э. П. Новотна и В. Блажек (2007), используя метод Старостина, получили, что расхождение языка балтов и славян произошло 1340 - 1400 годыдо н.э. Итак, славяне обособились от балтов 1200 - 1400 лет до н.э.
  
   Данные антропологии и антропогенетики. Территория Восточной и Центральной Европы, заселенная славянами к началу I тыс. н.э., имела европеоидное население со времени прихода Homo sapiens в Европу. В эпоху мезолита население сохраняло облик кроманьонцев - высокий рост, длинноголовость, широкое лицо, резко выступающий нос. С неолита начало меняться соотношение длины и ширины мозгового отдела черепа - голова становится короче и шире. Проследить физические изменения предков славян не представляется возможным в связи с распространенностью у них обряда трупосожжения. В краниологических сериях X - XII вв. славяне антропологически довольно сходны. У них преобладала долихомезокрания (длинно- и среднеголовость), резко профилированное среднеширокое лицо и среднее или сильное выступание носа. В междуречье Одера и Днепра славяне относительно широколицы. К западу, югу и востоку величина скулового диаметра убывает за счёт смешения с германцами (на западе), финно-уграми (на востоке) и населением Балкан (на юге). Пропорции черепа отличают славян от германцев и сближают их с балтами.
  
   Результаты молекулярно-генетических исследований внесли важные дополнения. Оказалось, что западные и восточные славяне отличаются от западных европейцев по гаплогруппам Y-ДНК. Для лужицких сорбов, поляков, украинцев, белорусов, русских южной и средней России, словаков, а также венгров, характерна высокая частота гаплогруппы R1a (50 - 60%). У чехов, словенцев, русских северной России, хорватов и у балтов - литовцев и латышей, частота R1a - 34 - 39%. Для сербов и болгар характерна низкая частота R1a - 15 - 16%. Такая же или более низкая частота R1a встречается у народов Западной Европы - от 8-12% у немцев до 1% у ирландцев. В Западной Европе преобладают гаплогруппы R1b. Полученные данные позволяют сделать выводы: 1) Западные и восточные славяне близко родственны по мужской линии; 2) У балканских славян доля славянских предков значительна только у словенцев и хорватов; 2) Между предками славян и западных европейцев за последние 18 тыс. лет (время разделения R1a и R1b) не было массового смешения по мужской линии; 3) Литовцы и латыши генетически ближе к славянам, чем к западным европейцам.
  
   Археологические данные. Археология может локализовать ареал культуры, определить время её существования, тип хозяйства, контакты с другими культурами. Иногда удаётся выявить преемственность культур. Но культуры не отвечают на вопрос о языке создателей. Известны случаи, когда носители одной культуры говорят на разных языках. Самый поразительный пример - Шательперонская культура во Франции (35000-29000 годыдо н.э.). Носителями культуры были два вида человека - неандерталец (Homo neanderthalensis) и наш предок - кроманьонец (Homo sapiens). Тем не менее, большинство гипотез о происхождении славян основано на результатах археологических исследований.
  
   Гипотезы о происхождении славян. Существует четыре основных гипотезы происхождения славян: а) дунайская гипотеза; б) висло-одерская гипотеза; в) висло-днепровская гипотеза; в) днепро-припятская гипотеза. О дунайской прародине славян писал ещё М.В. Ломоносов. Сторонниками дунайской прародины были С.М. Соловьёв, П.И. Шафарик и В.О. Ключевский. Из современных учёных происхождение славян из Среднего Подунавья - Паннонии, подробно обосновал Олег Николаевич Трубачёв. Основанием для гипотезы послужила славянская мифология - историческая память народа, отражённая в ПВЛ, чешских и польских хрониках, народных песнях, и выявленный автором древний пласт заимствований славян из языка италийцев, германцев и иллирийцев. Согласно Трубачёву, славяне выделились из индоевропейской языковой общности в III тысячелетии до н.э. Паннония оставалась их местом жительства, но большая часть славяне мигрировала на север; славяне перешли Карпаты и расселились полосой от Вислы до Днепра, вступив в тесные взаимодействие с жившими по соседству балтами.
  
   Гипотеза Трубачёва, при важности его языковых находок, уязвима в нескольких отношениях. Во-первых, у неё слабое археологическое прикрытие. Древней славянской культуры в Паннонии не найдено: ссылка на несколько звучащих по-славянски топонимов/этнонимов, упомянутых римлянами, недостаточна и может быть объяснена совпадением слов. Во-вторых, глоттохронология, которую Трубачёв презирает, говорит о выделении славянского языка из языка балтославян или балтов во II тысячелетии до н.э. - 3 200 - 3400 лет назад. В-третьих, данные антропогенетики свидетельствуют о сравнительной редкости брачных связей предков славян и западных европейцев.
  
   Идею о славянской прародине в междуречье Эльбы и Буга - висло-одерскую гипотезу, предложил в 1771 г. Август Шлёцер. В конце XIX в. гипотезу поддержали польские историки. В первой половине XX в. польские археологи связали этногенез славян с экспансией лужицкой культуры на земли бассейна Одры и Вислы в период бронзового и в начале железного века. Сторонником "западной" прародины славян выступил крупный лингвист Тадеуш Лер-Сплавинский. Сложения праславянской культурно-языковой общности представлялось польским учёным в следующем виде. В конце неолита (III тыс. до н.э.) обширную область от Эльбы до среднего течения Днепра занимали племена культуры шнуровой керамики - предки балто-славян и германцев.
  
   Во II тыс. до н.э. "шнуровиков" разделили пришедшие из южной Германии и Подунавья племена унетицкой культуры. Исчез тшинецкий комплекс шнуровой культуры: вместо него развилась лужицкая культура, охватившая бассейны Одра и Вислы от Балтийского моря до предгорий Карпат. Племена лужицкой культуры отделили западное крыло "шнуровцев", т. е. предков германцев, от восточного крыла - предков балтов, а сами стали основой формирования праславян. Лужицкую экспансию следует считать началом распада балто-славянской языковой общности. Сложение восточных славян польские учёные считают вторичным, ссылаясь, в частности, на отсутствие славянских названий крупных рек на Украине.
  
   В последние десятилетия гипотезу о западной прародине славян развивал Валентин Васильевич Седов. Древнейшей славянской культурой он считал культуру подклёшевых погребений (400 -100 годыдо н.э.), получившей название по способу накрывать погребальные урны большим сосудом; по-польски "клёш" - опрокинутый вверх дном. В конце II в. до н.э. под сильным кельтским влиянием культура подклёшевых погребений трансформируется в пшеворскую культуру. В её составе выделяются два региона: западный - одерский, заселенный, главным образом, восточногерманским населением, и восточный - висленский, где преобладали славяне. По мнению Седова, с пшеворской культурой связана происхождением славянская пражско-корчакская культура. Следует заметить, что гипотеза о западном происхождении славян во многом умозрительна. Бездоказательными выглядят представления о германо-балто-славянской языковой общности, приписываемой племенам шнуровой керамики. Нет доказательств славяноязычности создателей культуры подклёшевых погребений. Нет доказательств происхождения пражско-корчакской культуры от пшеворской.
  
   Висло-днепровская гипотеза многие годыпривлекала симпатии учёных. Она рисовала славное славянское прошлое, где прародителями были восточные и западные славяне. Согласно гипотезе, прародина славян располагалась между средним течением Днепра на востоке и верховьями Вислы на западе и от верховий Днестра и Южного Буга на юге до Припяти на севере. В прародину входила западная Украина, южная Белоруссия и юго-восточная Польша. Своим развитием гипотеза во многом обязана труду чешского историка и археолога Любора Нидерле "Славянские древности" (1901 - 1925). Нидерле очертил местообитание ранних славян и указал на их древность, отметив контакты славян со скифами в VIII и VII вв. до н.э. Многие народы, перечисленные Геродотом, были славяне: "Я не колеблясь yтвеpждаю, что сpеди yпомянyтых Геpодотом севеpных соседей скифов не только невpы на Волыни и Киевщине, но, веpоятно, и бyдины, обитавшие междy Днепpом и Доном, и даже скифы, именyемые пахаpями, ... помещённые Геpодотом к севеpy от собственно степных областей ... были, несомненно, славянами".
  
   Висло-днепровская гипотеза была популярна среди славистов, особенно, в СССР. Наиболее законченный вид она приобрела у Бориса Александровича Рыбакова (1981). Рыбаков следовал схеме предыстории славян лингвиста Б.В. Горнунга, различавшего период языковых предков славян (V - III тыс. до н. э.), протославян (конец III - нач. II тыс. до н. э.) и праславян (с середины II тыс. до н. э.). В сроках выделения праславян из германо-балто-славянской языковой общности Рыбаков полагался на Гартнунга. Историю славян Рыбаков начинает с праславянского периода и выделяет в нём пять этапов - с XV в. до н.э. по VII в. н.э. Свою периодизацию Рыбаков подкрепляет картографически:
  
   "Основа концепции элементарно проста: существуют три добротные, тщательно составленные разными исследователями археологические карты, имеющие, по мнению ряда учёных, то или иное отношение к славянскому этногенезу. Это - в хронологическом порядке - карты тшинецко-комаровской культуры XV - XII вв. до н. э., раннепшеворской и зарубинецкой культур (II в. до н. э. - II в. н. э.) и карта славянской культуры VI - VII вв. н. э. типа Прага-Корчак. ... Произведем же наложение всех трёх карт одна на другую... мы увидим поразительное совпадение всех трёх карт...".
   Выглядит красиво. Пожалуй, даже слишком. За эффектным фокусом с наложением карт остаются 1000 лет, разделяющие культуры на первой и второй карте, и 400 лет между культурами второй и третьей карт. В промежутках, разумеется, тоже были культуры, но они не уложились в концепцию. Не всё гладко и со второй картой: пшеворцы и зарубинцы не принадлежали к одной культуре, хотя те и другие испытали влияние кельтов (особенно, пшеворцы), но на этом сходство кончается. Значительная часть пшеворцев - германцы, а зарубинцы в массе германцами не были; неизвестно даже было ли германским господствующее племя (бастарны?). Языковая принадлежность носителей культур определяется у Рыбакова необычайно легко. Он следует рекомендациям лингвиста, но Горнунг склонен к рискованным заключениям. Наконец, о совпадении культур на картах. За ним стоит география. Рельеф, растительность, почвы, климат влияют на расселение народов, формирование культуры и государств. Нет ничего удивительного, что этносы, пусть разного происхождения, но имеющие сходный тип хозяйства, осваивают одни и те же экологические ниши. Можно найти немало примеров подобных совпадений.
  
Возродилась и активно разрабатывается полесско-припятская гипотеза, точнее, её припятско-средне и -верхнеднепровские варианты. Гипотеза об изначальном проживании славян в бассейнах Припяти и Тетерева, реках с древней славянской гидронимикой, была популярна в конце XIX - начале ХХ в. среди немецких учёных. Польский литературовед Александр Брюкнер шутил: "Немецкие учёные охотно утопили бы всех славян в болотах Припяти, а славянские - всех немцев в Долларте; совершенно напрасный труд, они там не уместятся; лучше бросить это дело и не жалеть света Божьего ни для одних, ни для других". Праславяне действительно не умещались в лесах и болотах Полесья и сейчас всё больше внимания обращают на Среднее и Верхнее Поднепровье. Своим возрождением днепро-припятская гипотеза (так точнее) обязана совместным семинарам ленинградских языковедов, этнографов, историков и археологов, организованных в 1970-е - 1980-е годыА.С. Гердом и Г.С. Лебедевым при Ленинградском университете и А.С. Мыльниковым при Институте этнографии, и замечательным находкам конца ХХ - начала XXI вв., сделанных киевскими археологами.
  
   На ленинградских семинарах было признано существование балто-славянской языковой общности - группы диалектов, занимавших в начале новой эры территорию от Прибалтики до Верхнего Дона. Протославянский язык произошел из окраинных балто-славянских диалектов. Основной причиной его появления было культурное и этническое взаимодействие балто-славян с зарубинецкими племенами. В 1986 г. руководитель семинара, Глеб Сергеевич Лебедев, писал: "Главное событие, которое, видимо, служит эквивалентом лингвистически выявленному отрыву южной части населения лесной зоны, будущего славянства, от первоначального славяно-балтского единства, связано с появлением во II веке до новой эры - I веке новой эры зарубинецкой культуры". В 1997 г. археолог Марк Борисович Щукин опубликовал статью "Рождение славян", в которой подвёл итоги семинарским дискуссиям.
  
   Согласно Щукину, начало этногенезу славян положил "взрыв" зарубинецкой культуры. Зарубинецкая культура оставлена народом, появившимся на территории северной Украины и южной Белоруссии (в конце III в. до н.э.). Зарубинцы были протославяне или германцы, но с сильным влиянием кельтов. Земледельцы и скотоводы, они занимались также ремёслами, выделывали изящные фибулы. Но в первую очередь, они были воины. Зарубинцы вели захватнические войны против лесных племен. В середине I в. н.э. зарубинцы, известные римлянам как бастарны (язык неизвестен), были разгромлены сарматами, но частично отступили на север в леса, где смешались с местным населением (балто-славянами).
  
   В Верхнем Поднепровье распространяются археологические памятники, называемые позднезарубинецкими. В Среднем Поднепровье позднезарубинецкие памятники переходят в родственную им киевскую культуру. В конце II в. германцы готы переселяются в Причёрноморье. На огромном пространстве от румынских Карпат до верховьев Сейма и С. Донца складывается культура, известная под названием чёрняховской. Кроме германского ядра, она включала местные фракийские, сарматские и раннеславянские племена. Славяне киевской культуры жили чересполосно с чёрняховцами в Среднем Поднепровье, а в Верхнем Приднестровье, существовала зубрицкая культура, предшественница пражско-корчакской. Нашествие гуннов (70-е годыIV в. н.э.) привело к уходу готов и других германских племён на запад, в сторону распадающейся Римской империи, и на освободившихся землях появилось место для нового народа. Этим народом были нарождающиеся славяне.
  
   Статья Щукина вызвала большой интерес и до сих пор обсуждается на исторических форумах. Далеко не все её хвалят. Главное возражение вызывают крайне поздние сроки расхождения славян и балтов - I - II вв. н.э. Ведь по данным глоттохронологии расхождение балтов и славян произошло самое малое 1 200 лет до н.э. Разница слишком велика, чтобы списать её на неточности метода (в целом, подтверждающего известные данные о разделении языков). Другой момент - языковая принадлежность зарубинцев. Щукин отождествляет их с бастарнами и полагает, что они говорили на германском, кельтском или языке "промежуточного" типа. Каких-либо доказательств у него нет. Между тем в ареале зарубинецкой культуры после её распада сложились праславянские культуры (киевская, протопражско-корчакская). На исторических форумах высказывают предположение, что праславянами были сами зарубинцы. Это предположение возвращает нас к гипотезе Седова о славяноязычности создателей культуры подклёшевых погребений, потомками которых могли быть зарубинцы.
  
Гипотезы о происхождении славян содержат слишком много допущений, а за гранью знаний расцветают мифы. Больше известно об истории славян, начиная с IV в. В 370 г. готы были разбиты гуннами и в начале V в. переселились на запад. Чёрняховская культура распалась; одновременно прекратила существование киевская культура. Однако она не исчезает бесследно. На ее основе формируются славянские колочинская и пеньковская культуры. Колочинская культура (IV - V вв.) продолжила развитие киевских традиций лесной зоны. Пеньковская культура (V - VII вв.) распространилась по лесостепи от реки Прут до Полтавской области. Кроме славян, она включила в свой состав некоторые сарматские племена. Большинство археологов отождествляют население пеньковской культуры с антами. С середины IV столетия в Припятском Полесье появляются поселения пражской культуры (IV - VII вв.), вскоре распространившейся на запад на территорию Польши и далее в виде мощной волны славянской миграции достигшей Влтавы, Лабы (Эльбы) и Дуная. Носители пражской культуры были известны в Византии как склавины - склавены.
  
   ПРИМЕЧАНИЯ
  
   Некоторые историки считают составителем первой редакции ПВЛ игумена Киево-Выдубицкого монастыря Сильвестра.
   Мытель - навар душистых трав (мяты, левистика и т.п.), употребляемый для мытья головы (Срезневский И.И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. Репринт. изд.: В 3 т. М.: Наука, 1989).
   Среди учёных нет единства мнений, изобрели ли Константин и Мефодий глаголицу или кириллицу.
   Танаис - река Дон.
   Марк Красс - римский полководец, воевал с парфянами, был ими предательски убит (53 г. до н.э.), после чего, как пишет Плутарх, ему отрезали голову. По Диону Кассию, парфяне влили Крассу золото в рот, ибо он был жаден к золоту. Автор перепутал Красса с персидским царём Киром. О Кире Геродот сообщает, что в 530 г. до н.э. он был побежден царицей массагетов Томирис, бросившей его голову в винный мех, наполненный кровью, со словами: "...вот теперь я, как и грозила, напою тебя кровью". (Геродот. История. М.: 2004, с. 95).
   Балтика.
   Белые угры или сарагуры - смешанный тюрко-угорский этнос; были вассалами болгар и хазар.
   Издатель "Жар-птицы" Александр Кур - генерал А.А. Куренков, эмигрант. С. Лесной (Парамонов) сообщает, что Кур - "ассиролог".
   Семиречье - историческая область, включающая запад Южного Казахстана и Киргизию.
   Сварог - бог восточных славян; Перун - общеславянский бог; Триглав и Свентовит описаны у западных славян,
   Тираж везде указывается по средним величинам за 1970-е или 1980-е гг.
   Представьте дощечки 38 на 22 см и толщиной 0,5 см. и прикиньте: легко ли без циркулярной пилы распиливать их по 0,5 см и хранить, чтобы не покололись.
   А.Т. Фоменко, Г.В. Носовский - адепты "новой хронологии", занимаются укорочением мировой, а вместе с ней русской истории. С "фоменковщиной" не слишком успешно борются учёные РАН, публикующие антифоменковские статьи тиражами в сотни раз меньшими по сравнению с тиражами книг по "новой хронологии"..
   Пиктограмма - знак, отображающий узнаваемые черты объекта. Пиктографическое письмо использовалось на заре письменности в Месопотамии, Египте, Китае и, как теперь установлено, ещё раньше - в Европе.
   Воланский был первый, утверждавший, что этруски говорили на славянском языке и "переводившим" этруские надписи. Ему следовал Классен, утверждавший, что "славянские руны" идут из глубокой древности и что не только этруски, но пеласги и троянцы были славянами. Идеи Воланского и Классена, отвергнутые в XIX в., легли в основу современных мифов о древности славян.
   Топонимы - название географического объекта; гидронимы - названия водных объектов.
   Гамаюн - вещая птица, поёт людям божественные песни и предвещает будущее. Изображалась с женской головой и грудью. Образ пришел к славянам из иранской мифологии.
  
   Подавляющие большинство родноверов - русские, украинцы и белорусы, но родноверы есть во всех славянских странах.
   Примордиализм этничности означает понимание этноса как биосоциальной или социокультурной общности. По мнению В.А. Тишкова и В.А. Шнирельмана, примордиализм устарел и должен уступить место трактовке этноса как политического мифа или изучению этничности на уровне человека.
   Закупочные цены на продукты земледелия средней полосы были занижены по сравнению с ценами на фрукты и тёплолюбивые овощи. По обеспеченности жильём, проценту дорог с твёрдым покрытием РСФСР уступала всем союзным республикам европейской части СССР. (Резников К.Ю. Украинцы и русские: идеология противостояния // Ж. Москва, 1996, N4, с. 128-154).
   Цитату со ссылкой на З. Бжезинского приписывают Никите Михалкову. Во всяком случае, она часто встречается в русском Интернете, откуда и попала в статью о. Виталия.
   Имя споры - ??????, Прокопий пытается вывести из греческого наречия ????????, что значит "спорадически", "случайно", "рассеяно" ( Малала И., переводчик Чекалов А.А. Византийские хроники от начала до VII в. М.: Директ-Медиа, 2008, примеч. 4.060).
   Истр - Дунай.
   Византий - Константинополь.
   Вистула, Виксла - Висла; Данастр - Днестр, Данапр - Днепр.
   Y-ДНК - ДНК Y-хромосомы, определяющей мужской пол. Сыновья получают Y-хромосому от отца. В классификации мутаций Y-ДНК (2002) мутационные кластеры (группы генов) обозначены латинскими буквами от A до R в зависимости от последовательности возникновения мутаций. Новые мутации внутри кластера подразделяются на гаплогруппы, которые нумеруются цифрами и буквами. Сравнение популяций по мутациям Y-ДНК позволяет датировать начало их расхождения по мужской линии.
  
   В последнее десятилетие ушли из жизни замечательные учёные, занимавшиеся древними славянами и Русью: Б.А. Рыбаков (2001), В.В. Седов (2002), О.Н. Трубачёв (2002), Г.С. Лебедев (2003), А.С. Мыльников (2003), В.Н. Топоров (2005), М.Б. Щукин (2008). Критика их работ на страницах этой книги - свидетельство тому, что мысли их остаются с нами.
  
   ИСТОЧНИКИ
  
   Повесть временных лет. Подготовка текста, перевод и комментарии О.В. Творогова // Библиотека литературы Древней Руси. Т. 1: XI-XII века.СПб.: Наука, 1997 / http://www.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4869.
   Там же.
   Koch J.T. Alpin area, Celts in the // Koch J.T. Celtic culture: a historical encyclopedia, Volumes 1-5. ABC-CLIO/Greenwood, 2005, p. 45.
   Woodard R. (ed.). The ancient languages of Europe. Cambridge UK: Cambridge University Press, 2008.
   Егоров К.Л. Образование Киевской Руси. М.: АСТ, 2000, с. 6.
   Толстов С.П. Нарцы и волохи на Дунае // Советская этнография, 1948, N 2, с. 14-19.
   Трубачёв О.Н. Этногенез и культура древнейших славян. Лингвистические исследования. М.: Наука, 2003, с. 45-46.
   Королюк Н.Д. Волохи и славяне "Повести временных лет" // Советское славяноведение, 1971, N 4, с. 53.
   Шахматов А.А. Древнейшие судьбы русского племени. Пг.: 1919, с. 25-26.
   Петрухин В.Я. Дунайская предыстория славян и начальная Русь // Истоки русской культуры: Археология и лингвистика. М., 1997, с. 139-144.
   Карташёв А.В. Очерки по истории русской церкви. Том I. Репринтное воспроизведение. YMCA-PRESS. Париж. 1959. М.: Наука, 1991, с.43.
   Повесть временных лет. Подготовка текста, перевод и комментарии О.В. Творогова.
   Безматерных Е.Е. Лексические синонимы в разновременных списках "Повести временных лет": семантика и особенности функционирования // Вестник Удмуртского Университета. 2008. Вып. 3, с. 10.
   Флоря Б.Н. Сказания о начале славянской письменности и современная им эпоха // Сказания о начале славянской письменности. СПб. Алетейя. 2000, с. 6-67.
   Козьма Пражский. Чешская хроника. М. 1962, с. 30.
   Там же. С. 32-33.
   Там же. С. 34.
   Там же. С.35.
   Там же. С. 35.
   Там же. С. 43.
   Там же. С. 66.
   Цит. по Вельмезова Е.В. Сыны Иафета-братья славяне // Родина. 2006, N4, с. 12-13 .
   HАjkova kronika // http://cs.wikipedia.org/wiki/H%C3%A1jkova_kronika.
   Великая хроника о Польше, Руси и их соседях. М. 1987 // http://www.vostlit.info/Texts/rus/Chron_Pol_majoris/frametext1.htm.
   Там же.
   РГБ, ф. 726, N 2.
   Сказание о Словене и Русе и городе Словенске // Хронограф 1679 года / ПСРЛ. Т. 31. Л., 1977 /
   http://malyn.eu.org/Сказание-о-Словене-и-Русе-и-городе-Словенске-из-хронографа-1679-года/rua-7-2-203/.
   Там же.
   Иордан О происхождении и деянии гетов (Гетика) // Древняя Русь в свете зарубежных источников: Хрестоматия. Под ред. Т.Н. Джаксон, И.Г. Коновалова, А.Г Подосинова. Т. I. Античные источники. М., 2009, с. 271-273.
   Равенский аноним. Космография // Древняя Русь в свете... Т. I, с. 275.
   Лев Диакон. История // Древняя Русь в свете... Т. II. Византийские источники. М., 2010, с. 190.
   Цит. по: Новосельцев А.П., Пашуто В.Т., Черепнин Л.В., Шушарин В.П., Щапов Я.Н. Древнерусское государство и его международное значение. М, 1965, с. 306.
   Еремеев И. И., Лисицына О. В. Комплексные исследования в Восточном Приильменье в 2003 г. // ННЗ, 2004, вып. 18, с. 34-35 .
   Молчанова А.А. Балтийские славяне и Северо-Западная Русь ...; Фомин В.В. Южнобалтийские славяне в истории...
   Молчанова А.А. Балтийские славяне и Северо-Западная Русь в раннем Средневековье. Дисс. ... кандидата ист. наук. М., 2008; Фомин В.В. Южнобалтийские славяне в истории Старой Руссы // http://admgorod.strussa.net/?wiev=517&show.
   Рыбаков Б.А. Язычество древней Руси. М.: Наука, 1987, с. 280.
   Седов В. В. Новые данные о языческом святилище Перуна // КСИИМК. М., 1954, вып. 53, с. 105.
   Рыбаков Б.А. Язычество древней Руси... С. 258.
   Там же. С. 285.
   Новгородская область // http://www.geografia.ru/novgorodskaya.html.
   Носов Е.Н.. Новгород и новгородская округа IX--X вв. в свете новейших археологических данных (к вопросу о возникновении Новгорода) // Новгородский исторический сборник. 1984, вып. 2(12), с. 3-38; Носов Е.Н., Горюнова В.М., Плохов А.В. Городище под Новгородом и поселения Северного Приильменья // РАН. Ин-т Истории матер. культуры. Труды. Т. XVIII. СПб.: Дмитрий Буланин, 2005.
   Кузьмин С.Л. Малые дома Старой Ладоги VIII-IX вв. (культурная принадлежность домостроительной традиции) // Археология и история Пскова и Псковской земли. Тез. докл. научно-практ. конф. Псков, 1989, с. 34-35; Кузьмин С.Л., Мачинская А.Д. Культурная стратиграфия Ладоги VIII-X вв. // Археология и история Пскова и Псковской земли. Тез. докл. научно-практ. конф. Псков, 1989, с. 29-30.
   Носов Е.Н., Горюнова В.М., Плохов А.В. Городище под Новгородом и поселения Северного Приильменья // РАН. Ин-т Истории матер. культуры. Труды. Т. XVIII. СПб.: Дмитрий Буланин, 2005, с. 152.
   Цит. по: Новосельцев А.П., Пашуто В.Т., Черепнин Л.В., Шушарин В.П., Щапов Я.Н. Древнерусское государство и его международное значение. М., 1965, с. 315-316.
   Там же. С. 317.
   Летопись по Воскресенскому списку // Полное собрание русских летописей. Т. VII. Спб.: Типография Эдуарда Праца,1856, с. 268.
   Дмитриева Р.П. Сказание о князьях владимирских. М.; Л., 1955, с. 174.
   Лаврентьев А.В., Турилов А.А. "Повесть о Словене и Русе" ("Сказание о Великом Словенке") о происхождении и ранней истории славян и Руси // Славяне и их соседи: Тез. 15 конф. М., 1996, с. 24; Буланин Д.М., Турилов А.А. Сказание о Словене и Русе //Словарь книжников и книжности Древней Руси. СПб., 1998, вып. 3, ч. З, с. 445-446; Галкина Е.С. Реальная основа легендарной предыстории Руси в "Сказании о Словене и Русе" XVII в." // Фёдорова И.В. Конференция молодых учёных "Вопросы славяно-русского рукописного наследия" / Труды Отдела древнерусской литературы. СПб.: Дмитрий Буланин, 2003. Т. 53, 662.
   Алексеев С.В. Фольклорный первоисточник новгородской традиции XVII века //Проблемы источниковедения и политической истории. М., 1995, с. 3 - 33.
   Акимова О. Славянские древности в трудах Юрия Крижанича // SLOVO, sv. 56-57 (2006-'07), Zagreb 2008, 39-56.
   Татищев В.Н. История Российская: [В 3 т.]. Т. 1 / Василий Татищев. М.: АСТ, Ермак, 2005, с. 394.
   Там же. С. 395.
   Ломоносов М.В. Древняя Российская история... // Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений, т. 6 / М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1952, с. 177.
   Там же. С. 189.
   Там же. С. 216.
   Карамзин Н.М. История государства российского. Т. I. Примечания к I тому. Изд. 2-е., исправл. Спб.: В типографии Н. Греча, 1818, прим. 69, с. 33.
   Татищев В.Н. История Российская [В 3 т.]. Т. 1. С. 52.
   Там же. С. 52.
   Там же. С. 52.
   Там же. С. 52.
   Карамзин Н.М. Об источниках Российской истории до XVII века // Карамзин Н.М. История государства российского. Изд. 2-е, исправл. Т. I. СПб.: В типографии Н. Греча. 1818, с. XXVIII-XXIX.
   Там же. С. XXIX.
   Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. (изд.). Энциклопедический словарь. Изд. 2-е. Т. 64А. СПб.: Типогр. АО Издательское дело, Брокгауз-Ефрон, 1901, с. 674.
   Шамбинаго С.К. Иоакимовская летопись // Исторические записки. 1947, вып. 21, с. 254-270; Азбелев С.Н. Новгородские летописи XVII в., Новгород, 1960.
   Шахматов А.А. Общерусские летописные своды XIV и XV веков // Ж. Министерства Народного Просвещёния. 1900. Ноябрь, с. 183.
   Рыбаков Б.А. Язычество древней Руси. С. 392.
   Кисловский С.В. Знаете ли вы? Словарь географических названий Ленинградской области. Л.: Лениздат, 1974. С. 79-80.
   Татищев В.Н. История Российская [В 3 т.]. Т. 1. С. 347.
   Гельмольд. Славянская хроника // Латиноязычные источники по истории Древней Руси. Германия. Середина XII - середина XIII в. М.: Институт истории АН СССР, 1990, с. 332.
   Веселовский А.Н. Русские и вильтины в саге о Тидреке Бернском. СПб., 1906.
   Татищев В.Н. История Российская [В 3 т.]. Т. 1. С. 64.
   Там же. С. 348.
   KyЖsti Ju. (edit.): Suomen varhaishistoria. The material from the Conference in Tornio, Finland 1991; Uino P. Ancient Karelia: Archaeological studies. Helsinki: Suomen Muinaismuistoyhdistys, 1998;
   Татищев В.Н. История Российская [В 3 т.]. Т. 1. С. 64.
   Кочкуркина С.И. Археологические памятники кОрёлы, V - XV вв. / АН СССР. Карел. фил. Ин-т яз., лит. и истории. Л.: Наука, 1981.
   Uino P. Ancient Karelia: Archaeological studies. Helsinki: Suomen Muinaismuistoyhdistys, 1998; Кочкурина С.И. Древнекарельские городища эпохи Средневековья. Петрозаводск, 2010.
   Шамбинаго С.К. Иоакимовская летопись // ИЗ. 1947. Вып. 21, с. 254-270; Азбелев С.Н. Новгородские летописи XVII в. Новгород, 1960.
   Алексеев С.В. Фольклорный первоисточник новгородской традиции XVII века. С. 3-33.
   Каган М.Д. Легендарная переписка Ивана IV с турецким султаном как литературный памятник первой четверти XVII в. // Там же, т. XIII. М.; Л., 1957, с. 247-272.
   Козлов В.П. Обет юного венценосца // Козлов В.П. Тайны фальсификации. Анализ подделок исторических источников XVIII-XIX веков". М.: Агент-пресс, 1996, с. 11-21.
   Сперанский М.Н. Русские подделки рукописей в начале XIX в. (Бардин и Сулакадзев) // Проблемы источниковедения. М., 1956. Вып. V, с. 63.
   Козлов В.П. Тайны фальсификации. Анализ подделок исторических источников XVIII-XIX веков". М.: Агент-пресс, 1996, с. 166.
   Державин Г.Р. Рассуждение о лирической поэзии // Сочинения Державина с объяснительными пояснениями Я. Грота. Том седьмой. СПб.: Типогр. Императорской Академии Наук, 1878, с. 595.
   Каган М.Д. Сулакадзев Александр Иванович // Энциклопедия "Слова о полку Игореве": В 5 т. СПб.: Дмитрий Буланин, 1995. Т. 5, с. 80.
   Словарь исторический о бывших в России писателях духовного чина грекороссийской церкви. Изд. 2-е. Спб. 1827, II, стр. 68-69.
   Переписка А.X. Востокова // Сборник Отд. рус. яз. и слов. Академии Наук, т. V, вып. II. Спб., 1873, с. 392.
   Там же. С. 412.
   Пыпин А.Н. Подделки рукописей и народных песен. СПб., 1898. Т. CXXVII С. 10-13.
   Цит. по: Творогов О.В. // Что думают учёные о "Велесовой книге". СПб.: Наука, 2004, с. 49.
   Велесова книга / В переводе А.И. Асова // http://old-ru.ru/01a.html.
   Там же. Глава 6.
   Жуковская Л.П. Поддельная докириллическая рукопись: (К вопросу о методе определения подделок) // Что думают учёные о "Велесовой книге". СПб.: Наука, 2004, с. 35.
   Там же. С. 36.
   Жуковская Л.П. Поддельная докириллическая рукопись: (К вопросу о методе определения подделок) // Вопросы языкознания. 1960, N2, с. 142-144.
   Кобзев И. И. О любви и нелюбви //Русская речь, 1970. N 3, с. 49.
   Скурлатов В., Николаев Н. Таинственная летопись: Гипотеза на проверке: "Влесова книга" -- подделка или бесценный памятник мировой культуры? // Неделя, 1976, N 18, с. 10.
   Документ или подделка // Неделя, 1976 N 33, с. 7.
   Буганов В.И., Жуковская Л.П., Рыбаков Б.А. Мнимая "Древнейшая летопись" // Вопросы истории. 1977, N 6, с. 202-205.
   Жуков Д.А. Тысячелетие русской литературы // Огонек, 1977, N 13, с. 29.
   Кобзев И.И. Где прочитать "Влесову книгу": Письмо в редакцию // Литературная Россия. 1977, N 49, с. 19.
   Скурлатова О. Загадки "Влесовой книги" // Техника - молодежи. 1979, N 12, с. 55-59.
   Там же. С. 55.
   Жуков Д.А. Из глубины тысячелетий // Новый мир. 1979, N 4, с. 281.
   Жуковская Л.П., Филин Ф.П. "Влесова книга"... почему же не Велесова? Об одной подделке // Русская речь, 1980, N 4, с. 116.
   Там же. С. 117.
   Осокин В. Что же такое "Влесова книга?" // В мире книг. 1981, N 10, с. 73.
   Жуковская Л.П., Филин Ф.П. "Влесова книга"... С. 116.
   Творогов О.В. "Влесова книга" // Труды Отдела древнерусской литературы. Л., 1990, т. 43, с. 170-254.
   Творогов О.В. Что стоит за "Влесовой книгой"? // Лит. газета, 1986, 16 июля, N 29 (5090), с. 5; Он же. Что же такое "Влесова книга"? // Русская литература. 1988. N 2. С. 77-102
   Цит. по: Дудко Д.М. Сулакадзев и Миролюбов. Открыватели или авторы? // Велесова книга. Славянские Веды. М.: ЭКСМО, 2002, с. 173-209.
   Миролюбов Ю.П. Риг-веда и язычество // Миролюбов Ю.П. Сакральное Руси. Собр. соч. в 2 т. Т. I. М.: АДЕ "Золотой Век", 1996, с. 53.
   Там же. С. 53.
   Churchward J. The Lost Continent of Mu: Motherland of Man. WE Rudge, 1926.
   Миролюбов Ю.П. Риг-веда и язычество. С. 63.
   Миролюбов Ю.П. Прабкино ученье. Сборник рассказов // Миролюбов Ю.П. Собрание сочинений. Т. III, Омск, 2006, с. 17.
   Там же. С. 18.
   Миролюбов Ю.П. Риг-веда и язычество. С. 105.
   Там же. С. 131.
   Что думают учёные о "Велесовой книге". СПб.: Наука, 2004; Зализняк А.А. О профессиональной и любительской лингвистике (окончание) // Наука и жизнь, N 2, 2009.
   Творогов О.В. К спорам о "Велесовой книге" // Что думают учёные о "Велесовой книге". СПб.: Наука, 2004, с. 22.
   Gimbutas M. The first wave of Eurasian steppe pastoralists into Copper Age Europe, Journal of Indo-European Studies. 1977, 5: 277-338; Gimbutas M. The Kurgan wave #2 (c.3400-3200 BC) into Europe and the following transformation of culture", Journal of Indo-European Studies. 1980, 8: 273-315; Wells S. The Journey of Man: A Genetic Odyssey. Princeton: Princeton University Press, 2002. 
   Лихачёв Д.С. Слово о походе Игоря, сына Святославова, внука Олегова: (Ритмический перевод). М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1950, 57.
   Там же. С. 66.
   Аксёненко С.И. Велесова книга // Хронос 2008 / http://www.hrono.info/statii/2008/aks_vlesova.php.
   Там же.
   Володихин Д. М. Феномен фольк-хистори // Отечественная история. 2000, N 4, с. 16-24.
   Задорнов М.Н. Аз, Буки, Веди... Часть I // http://www.zadornov.net/3uho/#19062006.
   Чудинов В.А. Институт древнеславянской и древнеевразийской цивилизации // http://www.runitsa.ru/author.php?id=1932.
   Bellwood P. First Farmers: The Origins of Agricultural Societies. Wiley-Blackwell, 2005.
   Winn M.M. The signs of the Vinca culture: An internal analysis, their role, chronology and independence from Mesopotamia. UMI-Ann Arbor, 1973/1986; Gimbutas M. The civilization of the Goddess. Harper-Coliins. 1991; Гумбитас М. Цивилизация Великой Богини. Гл. 8. Священные знаки-письмена. М., 2006, с. 335-352.
   Яковлев С.В. "Чудеса" науки или чудачества от имени науки. О "неявных надписях" в работах В.А. Чудинова // Бюллетень "В защиту науки". 2011, N 8, 74-86.
   Чудинов В.А. Вагрия. Варяги Руси Яра. Опыт деполитизированной истории. М.: Изд-во ФАИР, 2010, с. 7.
   Яковлев С.В. "Чудеса" науки... С. 76.
   Чудинов В.А. Тайные руны древней Руси. М.: Вече, 2005, с. 166.
   Яковлев С.В. "Чудеса" науки... С. 85.
   Чудинов В.А. Чудачества комиссии по борьбе с лженаукой // http://chudinov.ru/lzhenauka-2/.
   Кругляков Э.П. Какое, милые, столетье на дворе? // Сб. "Что же с нами происходит?". Новосибирск: Изд-во СО РАН, 1998.
   Тилак Б.Г. Арктическая родина в Ведах. М.: Фаир-Пресс, 2001.
   Гусева Н.Р. Индуизм. М., 1977; Она же. Глубокие корни // Дорогами тысячелетий. М., 1991.
   Гусева Н.Р. Русские сквозь тысячелетия. Арктическая теория. М.: Белые альвы, 1998; Она же. Славяне и арьи. Путь Богов и слов. М.: Фаир-Пресс, 2002.
   Жарникова С.В. К вопросу о возможной локализации священных гор Меру и Хары индоиранской (арийской) мифологии // Информ. Бюл. МАИКЦА, 1988, N 11; Она же. Древние тайны Русского Севера // Кто они и откуда? Древнейшие связи славян и арьев. М., 1998; Она же. Гидронимы Русского Севера. (Опыт расшифровки через санскрит). Тот же сборник.
   Дёмин В.Н. Тайны русского народа. В поисках истоков Руси. М.: Вече, 1999. Он же. Загадки Русского Севера. М.: Вече, 1999; Он же. Загадки Урала и Сибири. М.: Вече, 2000; Он же. Гиперборея: исторические корни русского народа. М.: Вече, 2000; Он же. От ариев к русичам. Омск, 2001; Он же. Русь гиперборейская. М.: Вече, 2002; Он же. В поисках колыбели цивилизации. М.: Вече, 2004; Он же. Русь сакральная. М.: Вече, 2004.
   Боpисенков Е.П., Пасецкий В.М. Тысячелетняя летопись необычайных явлений пpиpоды. М.: Мысль, 1988.
   Павлов П.Ю. Палеолит северо-востока Европы. Автореф. дисс. на соиск. учёной степени доктора ист. наук. СПб.: 2009.
   Мурашкин А.И. К вопросу об источниках по археологии саамов. // Пушкаревский сборник, вып. 2, СПб., 2002, с. 84-89; Он же. Археологические памятники Кольского полуострова и проблема происхождения саамов // http://saami.su/article/murashkin.html.
   Дёмин В.Н., Назаров В.Н., Аристов В.Ф.Загадки Русского Междуречья. М.: Вече, 2003.
   Башенькин А.Н. Финны, угры, балты, славяне и скандинавы в Молого-Шекснинском междуречье // Русская культура нового столетия: Проб. изучения, сохранения и использования историко-культурного наследия. Вологда: Книжное наследие, 2007, с. 119-131.
   Зданович Г.Б., Батанина И.М. "Страна городов" - укрепленное поселение эпохи бронзы XVIII-XVI в до н. э. на Южном Урале//Аркаим. Исследования. Поиски. Открытия. Челябинск. 1995, с. 54-62.
   Bryant E. The quest for the origins of Vedic culture. Oxford University Press, 2001.
   Дьяконов И.М. Арийцы на Ближнем Востоке: конец мифа // Вестник древней истории. 1970, N 4.
   Mallory J.P., Adams D.Q. Encyclopedia of Indo-European Culture. London and Chicago: Fitzroy-Dearborn, 1997ю
   Бонгард-Левин Г.М., Грантовский Э.А. От Скифии до Индии. Древние арии: мифы и история. М.: Мысль, 1983, с. 42-59.
   Русские Веды. Песни птицы Гамаюн. Велесова книга / Реставрация, перевод, комментарии Б. Кресеня (А. Асова). М.: Наука и религия, 1992.
   Асов А.И. От автора. Аудиокнига "Песни птицы Гамаюн" // Аудиокнига "Русские Веды" / http://www.gusli.su/russkie_vedy/.
   Асов А.И. Борьба за "Книги Велеса" // Асов А.И. Тайны "Книги Велеса". Гл. III / http://knigavelesa.narod.ru/asov/tainy_knigi_velesa/gl3.3.html.
   Там же.
   Соболев К.А. Проблема изданий-фальсификатов // Что думают учёные о "Велесовой книге". СПб.: Наука, 2004, с. 172-173.
   Там же. С. 173.
   Культурология: История мировой культуры / Под ред. Проф. А.Н. Марковой. Изд. 2-е. М., 1999, 2001, с. 132
   Там же. С. 133.
   Грушко Е.А., Медведев Ю.М. Словарь славянской мифологии. Н. Новгород, 1995, с. 33.
   Соболев К.А. Проблема изданий-фальсификатов. ... С. 164-188.
   Белякова Г.С. Славянская мифология: Кн. для учащихся. М.: Просвещёние, 1995, с. 22.
   Там же. С. 37.
   List of Etruscan Gods and Goddesses // http://library.thinkquest.org/06aug/02100/etruscanslistofgodsandgoddesses.htm.
   Асов А.И. Борьба за "Книги Велеса"...
   Аксёненко С.И. Велесова книга... / http://www.hrono.info/statii/2008/aks_vlesova.php.
   Лифантьев С.С. Иггельдиада или повесть о подлоге. 17.10.2008 // http://www.liveinternet.ru/users/2808050/post87616317/.
   Золин П.М. Наибольший PR работ П.М. Золина // http://www.proza.ru/2009/07/14/903.
   Осипов А.И. Путь разума в поисках истины // Православие и современность. Электронная библиотека. Holy Trinity Orthodox School. С. 119.
   Объявление о Съезде Славянских Общин 23-25 апреля 2004 года в Калуге // http://www.paganism.ru/sezd1.htm.
   Гаврилов Д.А., Брутальский Н.П., Авдонина Д.Д., Сперанский Н.Н. Манифест языческой Традиции. М.: Изд-во Ладога-100, 2007.
   О подменах понятий в языке и истории славян и о псевдоязычестве // http://via-midgard.info.
   Сведения о религиозных организациях, зарегистрированных в Российской Федерации. Декабрь 2006 г. // http://www.religare.ru/2_36302.html.
   Кузнецов В. Рідновіри Украни // http://mokosha.at.ua/index/ridnoviri_ukrajini/0-11.
   Изведник // Вестник Традиционной Культуры. Вып 1. Под ред. докт. филос. наук А.Е. Наговицына. М.: Издатель Воробьев А.В., 2003.
   Изведник // http://slavya.ru/delo/krug/izvednik.htm.
   Там же.
   Там же.
   Шнирельман В.А. От "советского народа" к "органической общности": образ мира русских и украинских неоязычников // Славяноведение, 2005, N6, с. 6.
   Шнирельман В.А. От "советского народа" к... С. 4. Примечание 1.
   Шнирельман В.А. От "советского народа" к ... С. 12.
   Зобнина С.В., Георгис Д.Ж., Гаврилов Д.А., Винник В.Ю. Анализ современного мифотворчества в новейших исследованиях по язычеству // http://slavya.ru/docs/shnir06.htm.
   Там же.
   Шнирельман В.А. От "советского народа" к ... С. 24.
   Шнирельман В.А. Перун, Сварог и другие: русское неоязычество в поисках себя // Неоязычество на просторах Евразии / Под ред. В.А. Шнирельмана. М.: Библейско-Богословский институт, 2001. С. 24-27; Он же. Интеллектуальные лабиринты. Очерки идеологий в современной России. М.: Academia, 2004, с. 123-311; Он же. "Чистильщики московских улиц": скинхеды, СМИ и общественное мнение. М., 2007.
   Ницше Ф. Весёлая наука // Фридрих Ницше. Сочинения в 2-х томах. Т. 1. М.: Мысль, 1990, с. 662.
   Рыбаков Б.Н. Язычество древних славян. М.: Наука, 1981; Он же. Язычество древней Руси. М.: Наука, 1987; Он же. Язычество древних славян. Изд. 2-е. М.: Наука, 1994.
   Повесть временных лет // Библиотека литературы Древней Руси. Т. I. Спб.: "Наука", 1997, с. 71
   Иеромонах Виталий (Уткин). Россия и новое язычество. М.: Свято-Иоанно-Богословский монастырь, 2001.
   Там же. С. 9.
   Там же. С. 23.
   Там же. С. 23.
   Там же.. с. 23-24.
   Там же. С. 18.
   Там же. С.
   Там же. С. 2-3.
   Там же. С. 4.
   Шкаровский М.В.Политика нацистской Германии по отношениб к Русской Православной Церкви. 1941-1945 годы// Церковно-исторический вестник. М.: 1999, N 2, с. 272.
   Проф. Александр Дворкин: "Лучший способ выйти из секты - не попадать в нее" // Пантелеимон. Инфо. 9.10.2010 / http://panteleimon.info/index.php?newsid=614.
   Там же.
   Изведник // http://slavya.ru/delo/krug/izvednik.htm.
   Гумилёв Л.Н. От Руси к России. М.: Экопрос, 1992.
   Александров В.А., Тишков В.А. Начало русской истории (X-XIV века). В кн.: Русские. Отв. ред. В.А. Александров, И.В. Власова, Н.С. Полищук. М.: Наука, 2005., с. 11-17.
   Прокопий Кесарийский. Война с готами. В кн.: Свод древнейших письменных известий о славянах. Т. I. I-VI вв. М., 1991. С. 183-185.
   Перевезенцев С.В. Россия. Великая судьба. М.: Белый город, 2003, с. 114-131.
   Повесть о Горе-Злосчастии. Серия: Литературные памятники. Л.: Наука, 1984.
   Прокопий Кесарийский. Война с готами. В кн.: Свод древнейших... Т. I. С. 185.
   Там же. С. 193.
   Там же. С. 181.
   Там же. С. 203.
   Свод древнейших письменных известий о славянах. Том 2. М.: Восточная литература, 1995, с. 16.
   Иордан. О происхождении и деяниях гетов. Спб.: Алетейя, 1997, с.
   Там же. С. 84.
   RexovА K., Frynta D., ZrzavЩ J. Cladistic analysis of languages: Indo-European classification based on lexicostatistical data. // Cladistics, 2003, vol. 19, Issue 2, p. 120-127.
   SzemerИnyi O. The problem of Balto-Slav unity // Kratylos vol., 2, p. 97-123;  Иллич-Свитыч В.М. Именная акцентуация в балтийском и славянском. Судьба акцентуационных парадигм. М., 1963; SzemerИnyi O. Introduction to Indo-European linguistic. Oxford University Press. 1999.
   Иванов В.В., Топоров В.Н. К постановке вопроса о древнейших отношениях балтийских и славянских языков // IV Международный съезд славистов. Доклады. М., 1958; Топоров В.Н. К проблеме балто-славянских языковых отношений// Актуальные проблемы славяноведения М., 1961, с. 211-218; Бирнбаум Х. Славянская прародина: новые гипотезы // Вопросы языкознания. М., 1988, N 5, с. 35-49.
   Бернштейн С.Б. Сравнительная грамматика славянских языков. М.: Изд-во Московского университета, Наука, 2005, с. 31-36; Трубачёв О.Н. Этногенез и культура древнейших славян... 2003; Откупщиков Ю.В. Балтийские языки и индоевропейские реконструкции // Балто-славянские исследования. Вып. XVII. М., 2006, с. 110-115.
   Филин Ф.П. Образование языка восточных славян. М.-Л., 1962, с. 122-123.
   Rostafinski J. O pierwotnych siedzibach i gospodarstwe slowian w predhistorycznych czasach. Warszawa, 1908, S.10.
   Смирнова О.В., Турубанова С.А. Формирование и развитие восточноевропейских широколиственных лесов в голоцене // http://bigrefs.ru/15/ref.php?id=1232539381.
   Резников К.Ю. Балты ли белорусы? // http://zhurnal.lib.ru/r/reznikow_k_j/arebelorussiansbaltic.shtml.
   Толстов С.П. Проблема происхождения индоевропейцев и современная этнография и этнографическая лингвистика. // Краткие сообщения Института этнографии, вып. 1, 1946, с. 3-13, а также СЭ. 1950, N4, с. 19-20.
   Mayr E. Animal Species and Evolution. Cambridge: The Belknap Press of Harvard University, 1963.
   Лер-Сплавинский Т. К каким периодам относятся факты разделения славян на основные ветви? // ВЯ 1958, N 3, 38-49; Lamprecht A. Praslovanština a jejМ chronologickИ ?len?nМ // ?eskoslovenskИ p?ednАšky pro VIII. mezinАrodnМ sjezd slavist?. 1978. S. 145.
   Топоров В.Н. Балтийские языки // Языки мира: Балтийские языки. М.: Academia, 2006.
   Трубачёв О.Н. Этногенез и культура древнейших славян.... С. 25.
   Swadesh M. Lexicostatistic dating of prehistoric ethnic contacts with special reference to North American Indians and Eskimos // Proceedings of the American Philosophical Society. 1952, vol. 96, p. 452-463.
   Дьячок М.Т. О методах генеалогической классификации языков // Мат. 3-ей научн. конф. "Наука. Университет 2002". Новосибирск: Новый сибирский университет, 2002, с. 105-110
   Старостин С.А. Сравнительно-историческое языкознание и лексикостатистика // Лингвистическая реконструкция и древнейшая история Востока (Материалы к дискуссиям международной конференции). Т. 1. М., 1989, с. 3-39.
   Gray R.D., Atkinson Q.D. Language-tree divergence times support the Anatolian theory of Indo-European origin // Nature. 2003, 426, 435-439.
   Starostin S.A. Presentation at the Workshop on the chronology in linguistics. Santa Fe, 2004. Ref. by Bla?ek V. From August Schleicher to Sergei Starostin. On the development of the tree-diagram models of the Indo-European languages // Journal of Indo-European Studies. 2007, vol. 35, N 1 & 2, p. 182-109.
   NovotnА P, Bla?ek V. Glottochronology and its application to the Balto-Slavic languages // Baltistica. 2007, vol. 42, N 3, p. 323-346.
   Алексеева Т.И. Антропологический состав восточнославянских народов и проблема их происхождения.//Этногенез финно-угорских народов по данным антропологии. М.: Наука, 1974, с. 69 -76; Восточные славяне. Антропология и этническая история. (Под дед. Т.И. Алексеевой). М.: Наука, 1999, с. 307-315.
   Semino O., Passarino G., Oefner P.J., et al. The genetic legacy of paleolithic Homo sapiens sapiens in extant Europeans: A Y chromosome perspective // Science, 2000, vol. 290, p. 1155-1159; Балановская Е.В., Балановский О.П. Русский генофонд на Русской равнине. М.: Луч, 2007.
   Kayser M., Lao O., Anslinger K., et al. Significant genetic differentiation between Poland and Germany follows contemporary political borders, as revealed by Y-chromosome analysis // Human Genetics. 2005, vol. 117, N 3, p. 428-443; Arredi B., Poloni E.S., Tyler-Smith C. The peopling of Europe. In: Crawford M.H., ed. Anthropological Genetics: Theory, methods and applications. Cambridge: Cambridge University Press, 2007, p. 380-408.
   Y-DNA haplogroup R and its subclades - 2011// International Society of Genetic Genealogy. 2011 / http://www.isogg.org/tree/ISOGG_HapgrpR.html.
   Трубачёв О.Н. Этногенез и культура древнейших славян.... 2003.
   SсhlЖzer A.L. Allgemeine nordische Geschichte. Halle, 1771.
   Lehr-Sp?awi?ski T. О pochodzeniu i praojczy?nie S?owian, Pozna?, 1946; Лер-Сплавинский Т. К современному состоянию проблемы происхождения славян //Вопросы языкознания. М., 1960, N 4, с. 20-30.
   Седов В.В. Славяне: историко-археологическое исследование. М.: Языки славянской культуры. 2002.
   Нидерле Л. Славянские древности. М.: Издат. ИнЛит, 1956, с. 36.
   Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. ... 1981; Он же. Изд. 2-е . ... 1994.
   Горнунг Б. В. Из предыстории образования общеславянского языкового единства. М., 1963, с. 3-4, 49, 107.
   Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. Изд. 2-е. .. 1994, с. 220-221.
   Филин В.П. О прародине славян, распаде общеславянского языка и образовании языка восточных славян |// http://ru-mo.ucoz.ru/publ/31-1-0-488.
   Labuda G. Alexander BrЭckner und die slavische Altertumskunde.- In: Bausteine zur Geschichte der Literatur bei den Slawen. Bd. 14, I. Fragen der polnischen Kultur im 16. Jahrhundert. Vortrage... zum ehrenden Gedenken an A. BrЭckner, Bonn, 1978. Bd. I. Giessen, 1980, S. 23.
   Лебедев Г.С. Вернёмся к началу. // Знание-сила. 1986, N10, с. 18.
   Ерёменко В. Е. "Кельтская вуаль" и зарубинецкая культура. Опыт реконструкции этнополитических процессов III-I вв. до н. э. в Центральной и Восточной Европе. СПб, 1997.
   Щукин М.Б. Рождение славян. // Stratum Plus, N 1. Кишинев, 1997, с. 110-147; Он же. Феномен чёрняховской культуры эпохи Константина - Констанция, или что такое чёрняховская культура? // Stratum Plus, N 4. Кишинев, 1999, с. 66-101.
   Sverc. Зарубинецкий парадокс М.Б. Щукина // http://rossica-antiqua.livejournal.com/214716.html.
   Терпиловский Р.В., Абашина Н.С. Памятники киевской культуры. Киев: Наукова Думка, 1992.
   Приходнюк О.М. Пеньковская культура. Воронеж: Воронежский университет, 1998; Седов В.В. Славяне: историко-археологическое исследование... С. 208-209.
   Гавритухин И.О. Хронология пражской культуры. // Этногенез и этнокультурные контакты славян. Труды VI Междун. Конгр. славянской археологии. Т. 3. М. 1997, с. 39-52; Лопатин Н.В., Фурасьев А.Г. Северные рубежи раннеславянского мира в III-V вв. н.э. М.: ИА РАН, 2007.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"