Ри Эмилия: другие произведения.

Край Серых Дождей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 9.00*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ОБНОВЛЕНО Власти одной экзотической восточной страны без видимой причины в спешке эвакуируют иностранных туристов, распихивая по принципу куда придется. Так героиня против своей воли отправляется далеко на запад необъятной родины, а ее мама - на восток. Прилетев, героиня обнаруживает, что на востоке страны идет война, и часть областей уже оккупирована вражеской армией. Но наша девушка не сдается так просто - она зарабатывает деньги, покупает документы через знакомого военного и под видом журналистки проникает на оккупированные земли чтобы там найти свою маму. Никакой войны нет. Вместо оккупации - карантинная зона. Внутри - страшный вирус, превращающий людей в ужасных монстров. Контролировать ситуацию власти не в состоянии. В мире, где каждый звук может стоить жизни, где даже твой собственный запах манит чудовищ всех мастей - дождь оказывается спасением. Не имеет значения, какого размера у тебя пушка - тебя съедят раньше, чем закончатся патроны. Единственный способ спастись - бежать. И бежать как можно быстрее, поэтому машина - это Жизнь. В общем, добро пожаловать в Край Серых Дождей.


 []

КРАЙ СЕРЫХ ДОЖДЕЙ

Антиутопия в лицах. Почти без мата. +21

  
   ***
   Все авторские права принадлежат Эмилии Ри. Полное или частичное копирование данного произведения без соответствующего разрешения правообладателя - запрещено.
   ***
  
   "Мы - люди. Мы слишком зависимы друг от друга. И хотя иной раз мы готовы поубивать друг друга, мы можем выжить только сообща.
   Это наша самая слабая сторона. И самая сильная"
   (c)Алисия Брайд
  
    []
  
   АЭРОПОРТ
  
   Вторая неделя отпуска в тропическом раю подошла к концу. В социальные сети было загружено огромное количество красочных фотографий, призванных убедить всех друзей-подруг, что отпуск удался на славу. Среди них -- множество изображений весьма призывного содержания, хотя возраст и образ жизни уже начинают брать свое -- все чаще приходится надевать закрытый купальник и прятать бедра и попу; она бы пожалуй приняла это как должное, но когда тебе еще нет тридцати и ты не замужем -- это выглядит смертельным приговором. Особенно обидно, если учесть, что она постоянно изнуряет себя всеми модными диетами из инстаграмма одновременно, занимается с тренажером и при этом питается исключительно полезным питанием, хэштэг.
   А ведь молодость проходит, и многие подруги уже счастливы в семье с любимым мужем, а некоторые и с детьми. Но она же не может позволить себе выйти замуж за молодого человека без собственного жилья и квартиры. Ну, это как минимум, кончено же. Вообще, у него должен быть свой бизнес. Чтобы она могла спокойно развиваться и ни в чем себе не отказывать. Он будет целыми днями торчать на своем предприятии, а ей останется только и ходить на шоппинг, готовить всякое полезное питание, и самосовершенствоваться, постигать Вселенную и свою женскую природу.
   Диспетчер с противнейшим акцентом объявила о задержке рейса на Истсити. Только этого не хватало. Сидеть в бетонной коробке аэропорта, в тропической духоте -- совсем не хотелось. Мама отлучилась на минуту -- в комнату уединения, а заодно купить питьевой воды. Пить воду из крана они здесь не рискуют. Толпа в зале ожидания как-то оживилась, пришла в движение. Сотрудница аэропорта шла по предполетной зоне в сопровождении двух полицейских, проверяла билеты отъезжающих и выдавала каждому какую-то карточку. Поравнявшись с ней, азиатка бесцеремонно выдернула из рук билет, вчиталась в слова, билет оставила себе, а взамен -- отдала бумажную карточку размером с кредитку, испещренную иероглифами.
   - А что происходит? - спросила она.
   Сотрудница лишь указала в сторону, полицейский взял ее под руку и повел к другим воротам.
   - Мама! - крикнула она.
   Расписание полетов на экранах поменялось, самолет на выходе номер 22 вылетал в Москубад. Краем глаза она увидела, как мама выходит из туалета, ее тотчас встречают двое полицейских. Она показывает свой билет.
   - Мама! - позвала она еще раз, но в зале стоял шум взволнованных людских голосов, и мама ее не услышала.
   Она дернулась, было, к маме, но полицейский схватил ее за руки и развернул к воротам.
   - Там моя мама! - Крикнула она.
   Полицейский то ли не знал языка, то ли не понимал. Но он указал на ворота и весьма красноречиво положил руку на кобуру с пистолетом.
   У рукава их ждал самолет веселой светло-зеленой окраски. Она решила заходить на борт последней. Это очень хороший тактический ход -- всегда найдется милый стюард, которому можно улыбнуться, состроить глазки -- и он пересадит тебя на свободное место в бизнес-классе. Там можно будет бахнуть стильное селфи и запостить в инстик рассказ о том, как это круто - путешествовать гламур энд лакшери.
   В этот раз все было по-другому. Ее утрамбовали на сиденье в хвосте, рядом с туалетом. Самолет был набит под завязку, свободных мест просто не оказалось. Было среди отдыхающих очень много семей с маленькими детьми -- дети сильно переживали и плакали, а потом синхронно обосрались. Как-будто сговорились между собой и выразили протест против такого грубого обращения в аэропорту. В туалет почти сразу же возникла очередь, протянувшаяся через весь салон самолета. Надо отдать должное авиакомпании -- кормили и поили на совесть. Вообще, экипаж самолета во всей этой истории вел себя образцово показательно -- максимум внимания к пассажирам, помощь и поддержка во всем. И все-таки, десять часов в небе, в замкнутом пространстве, с орущими малышами и постоянной очередью в туалет...
   В Москубаде была середина дня. Посадки она не почувствовала -- разбудил голос капитана по громкой связи.
   - Леди и джентльмены, вас приветствует капитан корабля, мастер спорта международного класса по прыжкам с парашютом, капитан Табуреткин. Мы совершили посадку в Москубаде. Прошу вас не покидать своих мест до особых распоряжений...
   Самолет тем временем катился по рулежной дорожке. Многие по привычке одевались, вставали, доставали ручную кладь. Стюард ходил по салону и просил пассажиров остаться на своих местах. Самолет остановился на поле, не доехав до рукава.
   - Пожалуйста, сядьте, - упрашивал уставших пассажиров молодой и симпатичный стюард. - Сядьте, вас пригласят на выход.
   - Мы устали, откройте дверь уже, - сказала женщина с малышкой на руках.
   Стюардесса открыла люк, и в салон вошел человек в белом пластиковом костюме, закрывающем тело до кончиков пальцев. На лице у него была прозрачная маска с массивным фильтром, на боку висел какой-то баллон. В руках у человека был автомат.
   - Немедленно сядьте на свои места, - сказал он с интонацией кладбищенского сторожа.
   - Да что вообще происходит? - женщина с ребенком опешила.
   - По местам сядьте, пожалуйста, - сказал человек с автоматом.
   Следом зашли еще несколько фигур в подобных костюмах. Двое также были вооружены. В салоне повисла гробовая тишина. Все потенциальные скандалисты, любители бухла из дьюти-фри, а также самые важные персоны олл инклюзив как по команде умолкли и стали расходиться по своим местам. Правду говорят, что с помощью доброго слова и автомата -- можно добиться большего. Нежели с помощью одного только доброго слова.
   Они вооружились тележкой стюардов, разместили на ней какой-то медицинский реквизит и теперь катили ее через проход, останавливаясь у каждого ряда и совершая ряд манипуляций с пассажирами. Когда дошла очередь до нее -- ей на руку повязали бирку на тонкой проволоке с номером, а фигура в защитном костюме взяла пробы крови и мазка слизистой. Потом медики ушли. Остались только ребята с автоматами, не очень разговорчивые. Они неторопливо прогуливались по салону, наблюдая за пассажирами.
   - В районе эпидемия, - пытался пошутить кто-то. - Фильтрующийся вирус ящура.
   Шутку не оценили.
   Из иллюминатора она видела, как самолет накрывают каким-то полиэтиленовым куполом, а выходящих из него медиков -- обливают из шланга пенящимся раствором. Этим же раствором моют рулежные дорожки. Вот подкатил огромный Боинг, его также принялись накрывать пленкой и мыть все вокруг. Она прильнула к иллюминатору -- сквозь мутный полиэтилен было видно, как по взлетно-посадочной полосе идет шеренга поливальных машин, обрабатывающих взлетку.
  
    []
  
   ИНСТИТУТ
  
   Их продержали на борту до наступления темноты. Она уже сладко дремала, когда в салоне зажегся свет, и люди в костюмах принялись поднимать пассажиров по одному, называя номер бирки на руке. Когда дошла ее очередь, она поднялась с места, взяла сумку и вышла наружу. Возле трапа стоял автобус, набитый ее попутчиками. Свободных сидений нет, пришлось стоять. Она протиснулась к окну, осторожно достала айфон самой последней модели, золотого цвета, и включила вайфай. Автобус тронулся, и плавно покатил по территории аэропорта. Вайфай не ловился. Даже когда они проезжали мимо здания -- сигнала не было.
   Сначала показалось странным, что автобус едет так быстро, не стоит в пробках и на светофорах. Но потом она пригляделась и поняла -- автобус идет в автоколонне, впереди и сзади -- полицейские машины с включенными маячками; поэтому они мчат по встречной полосе, отступая от правил.
   Наконец, автобус миновал ворота и въехал на какую-то огороженную территорию. Их вывели наружу, посчитали по головам и под конвоем повели в здание. Это оказался спортзал. Личные вещи конфисковали. Каждому выдали комплект одежды вроде тюремной робы и спальный мешок. Одежду, в которой они приехали, также забрали.
   - Сколько это будет продолжаться? - возмутился кто-то.
   - Дайте нам позвонить родным! - просила женщина с маленькой девочкой на руках.
   - Успокойтесь, - человек в костюме с красным крестом на рукаве жестами показывал автоматчикам, в каком порядке разместить людей в спортзале. - Вы находитесь в карантине. Как только ситуация с вашим статусом проясниться, вы будете освобождены.
   - А наш багаж? - спросил кто-то. - Где наши вещи?
   - Ваши вещи изъяты и будут уничтожены, - сказал медик.
   Это вызвало волну негодования.
   - Вы бы лучше спасибо своей стране сказали, что вас вытащили, - резонно заметил медик. - А то сидели бы сейчас в карантине, где-то в Юго-Восточной Азии...
   Наслаждаться гостеприимством южно-азиатских врачей никто не хотел, поэтому ответ медика всех устроил.
   Потянулись однообразные карантинные дни. Они ели и спали, изредка по расписанию конвой отводил группы из нескольких человек в туалет. Вообще, чтобы вы знали, это очень тяжело -- находиться в ограниченном пространстве среди большого скопления людей. Начинаешь раздражаться от вполне обыденных вещей, на которые в жизни внимания почти не обращаешь. Нет, конечно, обращаешь, но не так много. Вот например, у того парня ужасно дебильный смех. А у мужика, спящего возле баскетбольного кольца -- отвратительный прикус, как он вообще с ним живет, не может исправить что ли. Вот эта девка когда спит -- открывает рот и капает слюнями на подушку, это отвратительно. И, кончено, отдельно следует упомянуть запахи. Особенно учитывая то, что сходить в душ им не дают, только раз в несколько дней приносят свежую робу взамен грязной. А переодеваться? Конечно же, в спортзале. На виду у всех.
   А потом масла в огонь подлили врачи, попросив сообщать обо всех симптомах, замеченных друг у друга. Первые два дня они героически выдержали, но на третий день слюнявая девка подошла к охраннику и что-то сказала. После обеда прибыли медики, мужика с отвратительным прикусом подняли со спального мешка, раздели, на глазах у всех подвергли осмотру и так и увели, раздетого. Потом охранники собрали его вещи и куда-то вынесли. Счет был открыт.
   Не плакать. Не кашлять. Не дышать. И упаси тебя боже чихнуть. Малышка кричала среди ночи. В обед появились врачи. Ее забрали вместе с матерью. Страшно глядеть в глаза этим людям. А бетонная коробка спортзала давит на мозг.
   Слюнявая девка очень раздражает. Она лежит рядом, соседка -- повезло же! Вот она ест лапшу из пластикового контейнера. С шумом втягивает в себя каждую ниточку, брызгая слюной. Нет, это невозможно смотреть. А приходится видеть ее изо дня в день.
   В конце концов, она подошла к охраннику.
   - Сэр, по-моему, у моей соседки ночью кровь шла ртом.
   Врачи появились после обеда. Слюнявую девку раздели донага, осмотрели. Перевернули ее спальник, осмотрели пол, но следов крови так и не нашли. Тем не менее, ее забрали. Когда охрана унесла оставшиеся вещи -- она смогла свободно расположиться на освободившемся пространстве. Почему нет, ей ведь нужно личное пространство. Да и устроиться с комфортом хочется даже в таких ужасных условиях.
   Она проснулась от грубого толчка. Охранник с автоматом стоял прямо над ней. В компании медицинской группы.
   - Она была в контакте с инфицированной, - доложил он.
   Внутри все замерло от страха.
   - Встать, - коротко приказал врач.
   Она лежала, застыв от страха. Медики расстегнули спальник, вытащили ее за руки.
   - Нет, не надо! - закричала она.
   Медики вывернули ей руки за спиной.
   - Пожалуйста, не надо! - кричала она. - Произошла ужасная ошибка! Я напишу в министерство здравоохранения!
   Ее крики оставили без внимания. Девушку выволокли из спортзала и потащили по коридору. Все это время сзади шли два автоматчика. Во дворе стоял автобус без окон -- на таких возят заключенных. Характерная зеленая полоса только подтверждала эту догадку.
   Ее бросили на холодный стальной пол и захлопнули дверцу. В автозаке было необычайно холодно. Тюремная роба почти не согревала. В темноте на ощупь она нашла грубо сколоченную деревянную лавку и попыталась устроиться на ней, но машина ехала рывками, сильно кренясь в поворотах -- по ощущениям поездку можно было охарактеризовать как "лягушонка в коробченке".
   То ли путь был неблизкий, то ли она совсем потеряла чувство времени. Ей казалось, что ее везут уже несколько часов. Что ждет там, в конце пути? Почему-то подумалось про печи крематория. Но ведь слюнявая соседка не была больна, она не видела у нее никаких симптомов! Почему, почему ее назвали инфицированной...
   Машина остановилась. Лязгнул замок, охрана отворила дверцу.
   - Выгребайся, приехали.
   Как там говорил тот патриотичный артист? Смеркалось. Машина стояла во дворе какого-то старого здания, состоящего из нескольких соединенных между собой больших корпусов. По территории там и тут торчали одинокие, узловатые деревья. Все выглядело крайне уныло и заброшено. Судя по тишине -- она оказалась где-то на окраине города.
   Охранник грубо толкнул в спину, указывая таким образом направление движения. Неприглядная деревянная дверь с отвратительным скрипом отворилась. За ней оказались две фигуры все в тех же костюмах биологической защиты.
   - Вот, привезли, осваивайте материал, - сообщил автоматчик.
   - Вот и славненько, - сказал один из встречающих. - Пройдемте, милочка, в приемный покой, приготовим вас, палата уже ожидает, не люкс пять звезд, конечно, но уж поуютнее вашего спортзала.
   Она ничего не ответила. Она шла впереди, врачи шли в паре метрах сзади, и казалось -- они абсолютно уверенны, что она не сбежит.
   - Хоть бы эта оказалась носительницей, - сказал тем временем один из врачей.
   - Хорошо бы, - согласился коллега. - Это уже сколько получится? Вместе с ней -- семнадцать? Можно будет уровень тревоги поднимать.
   - Да, на желтом уровне нам бюджет на 25% увеличат... - мечтательно вздохнул первый. - Сколько, десять лет у нас финансирования не было? Да мы на этот вирус молиться должны...
   Первым делом ее раздели, обрили все волосы -- в том числе и на голове -- и запихнули в душ. Вода была какой-то мутной и отдавала специфическим запахом -- видимо, такой же дезинфицирующий раствор, как и в аэропорту. Вместо робы выдали обычный белый халат. Потом -- в процедурный кабинет. Снова иголки, ватные тампоны -- они залезли буквально везде, где смогли дотянуться. Включая интимные зоны. Под конец взяли какую-то пробу из кишечника, не самым деликатным образом.
   - Жалобы есть? - врач бесстрастно заполнял от руки бумажные медицинские бланки. - Кашель, сопли, одышка, затрудненное дыхание, зуд, сыпь, волдыри на коже, боли в левой части груди, жар, галлюцинации? Голоса слышали? Что говорят?
   - Что новая стрижка мне не идет, - ответила она.
   - Ха, она еще шутит... - покачал головой врач. - Ладно, закончим с этим.
   Палата находилась на третьем этаже, куда пришлось подниматься по обшарпанным лестницам.
   - Здесь нет вооруженных людей? - удивилась она.
   - Было бы неразумно давать пациентам автоматы, - ответил сопровождающий ее врач.
   - А если я, допустим, захочу убежать? - спросила она.
   Врач рассмеялся.
   - Слушайте, вы все как один, - ответил он. - Убегу, убегу... во-первых, если наличие вируса подтвердиться -- ваше спасение в этих стенах. За пределами института вам никто не поможет, и даже слушать вас не станут -- ситуация засекречена, во избежание чего. А убежать отсюда... ну что же, бегите. Только учтите, что по периметру забор и вышки с пулеметами. Военные действуют по своим протоколам, их задача -- не допустить выхода инфицированных из контролируемой зоны. Хотите попытать счастья? Честно, я бы на вашем месте не стал рисковать.
   - Вы сказали, инфицировано семнадцать человек? - спросила она.
   - Учитывая вас, семнадцать, - сказал врач. - В принципе, не так много. На моем участке в карантине 3500 человек.
   - А что это за вирус? - спросила она.
   - Новая разновидность птичьего гриппа, - ответил он. - Да не бойтесь вы так, мы с вами еще нобелевку напишем...
   Они вошли в отделение. Ее глазам открылся прямой и широкий коридор, выстланный мрамором. По обе стороны -- стеклянные стены, за ними -- палаты пациентов. У каждой палаты -- небольшой стенд с сенсорным дисплеем, вот человек в костюме подходит, тыкает в экран стилусом, изучает какие-то цифры на экране.
   - Кормят у нас хорошо, - обнадежил ее врач. - Есть даже вегетарианское меню. Вы как, мясо едите?
   - У меня полезное питание, - ответила она. - И диета по Мовсесяну, с подснежниковым мёдом.
   - Ну, подснежникового мёда обещать не могу, - врач широко улыбался. - А пожелания ваши передам, наверняка повар что-нибудь придумает.
   Он распахнул стеклянную дверь.
   - Добро пожаловать!
   Она вошла. Небольшая комнатка, кровать, стол, стул, в углу -- унитаз и рукомойник. И все это -- за прозрачной стеной, на глазах у остальных. Она обернулась -- врач закрыл дверь и поднес к ручке какую-то карту, что-то пискнуло и замок громко щелкнул.
  
    []
  
   ОСВОБОЖДЕНИЕ
  
   Тяжело привыкнуть жить под постоянным надзором. Еще тяжелее привыкнуть жить под надзором будучи полностью обнаженной. Врачи здесь не стараются хоть как-то сгладить пациентам дискомфорт от пребывания в клинике -- это объекты, с объектами положено выполнять предписанные процедуры, а психическое состояние объектов никому не интересно.
   И все-таки, большую часть времени она проводила в четырех стенах, запертая в палате. Однажды рано утром -- было еще темно -- ее разбудил какой-то железный грохот. Она открыла глаза, поднялась, подошла к стеклянной двери. По коридору на каталке катили какой-то вытянутый жестяной ящик -- длиной около двух метров и примерно полметра шириной. Как раз в габариты человеческого тела...
   В тот же день, еще до завтрака ее повели в процедурный кабинет. Пока врач брал люмбальную пункцию, ассистировавшая медсестра как ни в чем не бывало расспрашивала о случившемся.
   - Да, наконец-то, - отвечал врач задумчиво. - Хоть один жмур. Главный сегодня сел писать запрос в министерство на увеличение финансирования.
   - Хорошо, если дадут денег, - сказала медсестра. - У меня ипотека висит, задолбалась уже выплачивать, закрыть бы ее скорее...
   Без календаря и телевизора -- она сбилась со счета дней. Даже по циклу нельзя сориентироваться -- она жаловалась тому веселому врачу, что сопровождал ее в первый день, но он сказал, что это нормально -- задержка может быть вызвана препаратами...
   Значит, она здесь уже никак не меньше месяца.
   Что происходит снаружи? Что случилось с мамой? А остальные родственники? Что происходит в Истсити, может там эпидемия?
   Этим утром врач неожиданно позвал в ординаторскую. Она вошла, села перед столом главврача.
   - Подпишите здесь, и здесь, - он протянул ей пару бланков.
   Она расписалась не глядя.
   - Это подписка о неразглашении, - пояснил врач. - Вас здесь не было. Ни о каком вирусе вы не знаете.
   - А как же карантин, и вот это все? - опешила она.
   - В стране, из которой вас удалось вывезти, вспыхнула эпидемия. Сибирская язва, - ответил главврач. - Говорят, что это был теракт. Так или иначе, мы приняли все меры, чтобы не допустить заражения в нашей стране. Пришлось ради этого создать вам некоторые неудобства. Но поймите, это меньшее зло по сравнению с эпидемией.
   - А как же тот умерший? - спросила она.
   - Увы, - вздохнул главврач. - Сердечная недостаточность. Никаких следов вируса. Это наша вина, мы недосмотрели. Ваши вещи.
   Он указал на ее чемодан и сумочку, лежащие в углу.
   - Вот, возьмите, - главврач протянул ей немного денег. - Вам понадобится, на проезд, и перекусить. Смотрите.
   Он раскрыл папку, вынул какую-то бумагу.
   - Это обращение в центр приема вынужденно перемещенных, за моей подписью, обратитесь и там вам помогут. Оформят все необходимые документы, помогут решить вопрос с жильем. Может, найдется какая-то работа на первое время...
   Работа на первое время...
   За окном мелькали деревья, небольшие аккуратные домики. Автобус шел пустым, не считая старушки, сидящей впереди.
   Никаких первых времен. Заработать на билет -- и домой, хватит с нее Москубада. Многие молятся на столицу -- но у нее вечно не спящий город вызывает теперь только отвращение.
   Центр приема перемещенных лиц находился в двухэтажном бараке. Под ногами громко скрипнул деревянный пол. В нос ударил горячий и сырой воздух.
   - Девушка, вам чего? - окрикнули откуда-то из кабинета.
   Она пошла на звук, толкнула дверь. За ней оказалась стойка-ресепшен из крафтовой дсп, а также менеджер по кастомайзингу аусвайсов -- миловидная женщина лет пятидесяти.
   - У меня направление к вам, - она протянула бумажку.
   - А, ясно, - женщина взяла бумажку, поверхностно глянула и бросила на ресепшн. - Сейчас оформим вас, с жильем подойдите попозже -- может, будет что-нибудь свободное.
   - А куда же мне идти сейчас? - спросила она. - У меня здесь никого, мне ночевать негде...
   - Знаете, люди и на вокзалах ночуют, - ответила женщина, забивая в компьютер информацию с листа. - Да не переживайте так, пару дней, может три, а там будет место для вас. С работой пока сложно, вакансий нет.
   - Слушайте, ну зачем тогда я к вам пришла? - спросила она.
   - Чтобы мы вас зарегистрировали и поставили в очередь, - ответила женщина. - И выдали вам документ перемещенного лица, без которого вы будете в обезьяннике уже через пять минут. Полиция тут c регистрацией лютует.
   Сказать, что она вышла из кабинета в расстроенных чувствах -- не сказать ничего. Хорошенькая перспектива -- ночевать на вокзале, с бомжами и гастарбайтерами!
   - Понаедут тут... - донеслись до нее голоса из кабинета. - И все хотят чтобы им сразу и работа, и зарплата хотя бы пятьдесят тыщ...
   - Ага, - вторил женщине мужской голос. - А ничего что сами мы столько не зарабатываем?
   В кафе она заказала бутерброд и чашку кофе. Деньги решила беречь. Тем более что все ее деньги из сумки куда-то волшебным образом исчезли, вместе с айфоном. Это был настоящий удар.
   - У вас случайно не найдется работы для меня? - спросила она бармена. - Мне очень нужно заработать на билет домой.
   - А что, дорого билет стоит?
   Бармен, мужчина лет 50, протирал огромные кружки одну за другой.
   - В Истсити, - уточнила она.
   - Ох, как тебя замкнуло! - рассмеялся бармен.
   - Что-то не так? - спросила она.
   - Да ты что, не знаешь? - удивился бармен. - Месяц назад на нас напали войска ЗЗИ! На востоке теперь оккупированная зона.
   - Я была в отпуске, на Гоа, - ответила она. - А что такое ЗЗИ?
   - Блок Злых Западных Империалистов, - ответил бармен.
   - А почему напали с востока, если они западные? - спросила она.
   - Чтобы нашему президенту было невыгодно идти на выборы в следующем году, - ответил бармен. - Но он все равно идет. Вчера заявил, мол, не брошу родную страну в тяжелую годину. Каков орел, а?
   - Да, наш президент прекрасен, - согласилась она. - Поможете с работой?
   - Ну, приходи завтра, посуду помоешь, - сказал бармен.
   Походив по центру города, она все-таки не решилась ночевать на вокзале. Огромное количество бездомных, какие-то странные личности восточных национальностей, цыгане... нет, уж лучше поискать более-менее уединенное место. Вскоре ей улыбнулась удача - она нашла удобный широкий подоконник в подъезде, на верхних этажах старого здания, здесь же, неподалеку от вокзала. Там ее и разбудили, мирно посапывающую, часа в три ночи.
   Она с трудом разлепила глаза.
   - Ой, уберите свет...
   Полицейский отвел луч фонаря в сторону.
   - Что, бродяжничаем? Наверное, и регистрации нет?
   - Наверное, нет... - вздохнула она.
   Районное управление полиции находилось недалеко. Ее посадили в обезьянник, в компанию к каким-то не совсем приятным барышням и бомжу. Через пару минут задержавший ее полицейский вернулся и повел к дежурному.
   - Имя, фамилия, год рождения?
   Она назвала.
   - Документы? С какой целью пребываете в столице?
   Она молча достала бумагу, выданную главврачом. Дежурный вчитался, отложил ручку и протокол, снял трубку с телефона.
   - Алло... доктора Пепенегре могу услышать? Из полиции.
   Некоторое время он молчал. Потом, видимо, на том конце взяли трубку.
   - Алло, да. У нас тут девушка, с вашей бумагой... да, ночевала в подъезде... ясно. Понял. Понял. Хорошо. Ну, если она напишет.
   Договорив, он повесил трубку.
   - Итак, девушка...
   Она подалась вперед, стараясь уловить каждое его слово.
   - Вам в центре переселенных должны были выделить жилье на первое время, - сказал полицейский. - Так что пишите объяснительную, почему вы ночевали в подъезде. А завтра поедем с вами в центр, будем разбираться с ихним начальством. До утра можете заночевать в кабинете, если операм работы не подкинут.
   Наутро они поехали в центр. Та самая женщина была крайне недовольна, увидев ее вновь. Она пыталась препираться, но полицейский назвал пару статей, какой-то закон -- и все решилось. Ее поместили в центр. Вернее, поселили в маленькой комнатушке на втором этаже барака. В комнатушке был ужасно сырой воздух, а местами на стене произрастала плесень -- как правило, за мебелью. Туалет и ванная комната -- одни, на весь этаж. Всего два десятка жилых комнат -- в основном живут семьи, с маленькими детьми. Крики и плач каждый день, туалет и ванная почти всегда заняты, постирать -- тоже проблема.
   Решение было буквально на поверхности - отсюда надо сваливать.
   Ей очень повезло устроиться в баре посудомойкой. Чуть позже она нашла способ совместить работу в баре и работу хостесс в ночном клубе на другом конце города. И хотя эта работа высасывала все силы -- она смогла снять наконец нормальную комнату.
   Мысли о доме не оставляли ни на секунду. Она пыталась выяснить, что стало с мамой, но к сожалению в центре вынужденных переселенцев никакой информации о ней не нашлось. Последнее, что удалось узнать -- часть отдыхавших была эвакуирована в город Хайхиллск, но сейчас этот город оказался в оккупированной зоне и нет никакой возможности установить связь с его жителями.
   И тогда она решилась. Работа хостесс позволяла заводить разные знакомства с посетителями -- так она узнала одного офицера, координирующего ротацию войск на линии соприкосновения. Он совсем не удивился ее расспросам, и прямо, без обиняков назвал цену за провоз одной человеческой тушки через фильтрационную зону. Прочитав цифру на салфетке, она почувствовала, как ноги подкосились. Но ситуация была безвыходная.
   Вообще, официально этого как бы нет. Но хостесс могут совмещать работу в зале с... скажем так, более приватным обслуживанием клиентов. Ни о каком удовольствии она не думала -- у нее была цель, и она шла к ней с маниакальным упорством.
   Четыре года. Четыре долгих, ужасных года с тех самых пор, как ее выдернули из аэропорта в теплой азиатской стране, и погрузили в самый настоящий ад. В Москубад. Центр для вынужденно перемещенных. Хостесс в клубе, что по сути свелось к узаконенной проституции. И вот теперь -- у нее на руках достаточно денег, чтобы попасть домой.
   Она проехала в город Литтлшыц, где был развернут опорный пункт наземно-звездных сил Федерации. Здесь ее гениальный план переходил в решающую фазу -- предстояло выяснить, кинул ли ее знакомый офицер, или нет. С этими позитивными мыслями -- а она всегда старалась мыслить позитивно и вообще быть оптимисткой -- она и подошла к воротам опорного пункта.
   - А вы вообще кто?
   Дежурный офицер был не в настроении. Она вынула журналистские корочки.
   - Я представитель прессы, капитан Лавмани должен был вас предупредить, - ответила она.
   - Ничего не знаю, - сказал офицер. - Проваливайте, представитель.
   Сказав это, мужчина удалился. Тут она уже не выдержала, села у ворот и расплакалась. Вот так, на финишной прямой и рухнули все надежды. Какой же козел этот капитан...
   Офицер вернулся через двадцать минут.
   - Девушка, тут это... накладочка вышла... - сообщил он. - Есть ваше удостоверение в базе. Завтра в 6 утра выдвинетесь вместе с третьей ротой. Броник и каску вам дадим, пойдемте выберем под размер...
  
    []
  
   СУМЕРЕЧНАЯ ЗОНА
  
   Ночевала она тут же, в части. На лавке в каптерке ей постелили бушлат, и она спала всю ночь как у Христа за пазухой -- как она не спала ни разу за последние 4 года. Ничего, совсем скоро этот ужас закончится, она вернется домой -- что бы там ни случилось -- встретит маму, бабушку и дедушку, всех друзей и подруг...
   Разбудили ее в 5 утра. Было еще темно -- территорию базы освещали мертвенно-бледным светом прожекторы. Солдаты бегали, техника рычала моторами, сержанты матерились и отдавали приказы. В воздухе висел легкий морозец.
   - Ничего, солнце взойдет, воздух нагреется, и будет отлично, - обнадежил ее молодой лейтенант, командующий ротой. - В мае на ротацию ездить одно удовольствие, это все же не декабрь.
   - А как там сейчас, в фильтрационной зоне? - спросила она.
   - Да черт его знает, - лейтенант прикурил. - Тихо, движений нет. Народ как в отпуск катается, только боевые платят.
   - Ты, летёха, языком не мели, - к ним подошел мужчина в возрасте, в бушлате с майорскими погонами. - Ну-ка дай никотину отравиться.
   - Майор Блэкмейл у нас по особой части, - лейтенант подмигнул девушке, достал сигареты. - Охраняет секреты.
   - У вас много секретов? - спросила она, глупо улыбаясь.
   - У нас военная тайна, - сухо сказал майор. - Я вас, девушка, еще проинструктирую, на что можно смотреть, а на что нельзя. У вас кинокамера есть?
   - Нет, - ответила она.
   - Жаль, - сказал майор. - Так бы мы с вашей камерой все позиции врага отсняли. В прессу-то они стрелять не станут.
   И вот они в пути. Поначалу она поражалась представшим пейзажам, чем ближе они подъезжали к фильтрационной зоне -- тем меньше жизни, меньше машин на дороге, меньше людей в населенных пунктах. Будто люди старались покинуть эти места. Во второй половине дня они словно въехали в параллельный мир -- ни души, ни птичьего окрика, ни тени...
   Словно жизнь здесь вымерла. А потом начался лес.
   Ландшафт сменился в одночасье -- вдоль дороги выросли какие-то диковинные, скрюченные деревья. Стволы завязанные морским узлом, ветви -- словно конечности какого-то чудовища. Местами они вырастали до высоты 10-этажного дома. Листвы на них не было, земля была устлана толстым ковром сухих листьев, словно вот именно здесь была осень...
   И все та же гнетущая тишина.
   - Скоро будем проезжать блокпост, там хоть у ребят остановимся, на минуту, - сказал лейтенант. Он сидел рядом с ней на броне, и также чувствовал себя не очень уютно среди всех этих опустошенных пейзажей.
   - А когда приедем на позиции, я вам дам из пулемета по пиндосам пострелять, хотите? - предлагал лейтенант, пытаясь хоть как-то разогнать тоску, навеянную столь мрачной дорогой.
   БТР дернулся и замер. Дорога впереди была перекопана. Частично проезжую часть закрывали противотанковые ежи. Впереди виднелся дот и чуть поодаль, в овражке -- блиндаж. И снова тишина.
   - Сержант, возьмите бойцов, проверьте территорию, - приказал лейтенант.
   Несколько человек спрыгнули с брони. Сержант снял с плеча автомат, взвел затвор и повел бойцов осматривать блокпост. Было слышно, как они приближаются к доту, затем кто-то докладывает "чисто!". На какое-то время снова наступила тишина. Потом зашуршала сухая листва. Звуки шагов смещались вправо -- к блиндажу. Затишье в этот раз показалось необычайно долгим, хотя на самом деле -- безмолвие длилось пару минут. Потом сухо треснула автоматная очередь.
   Каким-то невообразимым образом она оказалась на земле, под броневиком. Лейтенант, столкнувший ее с брони, приземлился рядом. И снова окружающее пространство обволокла тишина. Густая и тягучая -- хоть ложкой ешь.
   Идиллию нарушили посыпавшиеся маты. Лейтенант встал, повесил автомат на плечо и двинул к блиндажу. Ему навстречу вышли бойцы.
   - Ну и зачем вы шум подняли? - спросил командир строго.
   - Виноваты, - ответил сержант. - Гляньте, какое чудо мы в блиндаже нашли!
   Она подошла, стараясь держаться поближе к лейтенанту, выглянула из-за его спины. Солдат держал на вытянутой руке длинную -- не меньше полутора метров - и необычайно тонкую змею. Гадина обладала потрясающе красивой окраской -- переливалась в лучах закатного солнца всеми цветами, от насыщенного сиреневого до красного. Возле маленькой плоской головы у змеи росли две крохотные лапки, которыми она отчаянно старалась зацепиться за опавшую листву.
   - Ну и что? - спросил лейтенант. - Отпусти, не мучай животину.
   - А вот у нее еще лапы есть, поглядите, - боец принялся перебирать змею руками, чтобы взять за горло, но тут она внезапно подняла голову, сложившись пополам, и молниеносно укусила своего обидчика в щеку.
   - Ах ты тварь! - солдат рефлекторно бросил ее, скинул с плеча автомат и принялся палить по листве одиночными.
   - Так, боец, харэ! - лейтенант подошел и схватил его автомат за ствол. - Прекращай патроны переводить.
   - А вы видели, что эта мразь сделала? - не унимался боец.
   - Санитар! - позвал лейтенант.
   К ним подошел майор Блэкмейл, критически оглядел театр боевых действий.
   - Ну и что в итоге, лейтенант? - спросил он.
   Лейтенант оглядел своих подчиненных.
   - Сержант, я не понял, а где доклад? - обрушился он на бойцов. - Вы тут змею гоняли вместо выполнения поставленной задачи! Вернемся в расположение, с губы у меня не вылезете!
   - Сэр, виноват, - ответил сержант. - Произведен осмотр блокпоста и прилегающей территории. Наших не обнаружено. Ни техники, ни оружия, ни личных вещей. Осмотрели штабной блиндаж, также никаких документов, ничего.
   Лейтенант чертыхнулся.
   - Может, передислоцировались? - спросил он, с надеждой глядя на майора.
   - Не было приказа на передислокацию блокпостов, - сухо ответил майор.
   - Ладно, заночуем здесь, - сказал лейтенант. - Сержант, расставьте дозорных, один пулемет в дот, второй на западную сторону. Смотрите, могут быть растяжки. Технику убрать с дороги, замаскировать.
   Сержант кивнул и бросился исполнять приказ. За блиндажом зазвучали его матерные окрики. К лейтенанту подошел пострадавший боец.
   - Командир, не знаете, эта падла шибко ядовитая? - спросил он, потирая наложенный на щеку бинт.
   - Если в ночь кони не отбросишь, значит, не ядовитая, - огрызнулся лейтенант. - Тебе док что сказал? Постельный режим и покой. Выполнять.
   - Есть, - боец козырнул и отправился в один из двух блиндажей.
   - Вот такая штука война... - рассеянно сказал лейтенант. - Идемте, я помогу вам устроиться в блиндаже.
   Она послушно побрела следом, тщательно вглядываясь в опавшую листву -- наступить на кого-то из здешних обитателей крайне не хотелось.
   На ужин лейтенант приказал открыть сухпаек. В комплекте прилагалась небольшая газовая печка, на которой согрели чай. Стемнело как-то внезапно -- сначала небосвод окрасился алым закатом, а уже минут через десять свет потух. И странный лес погрузился во тьму. Спокойнее не стало -- во мраке узловатые деревья казались диковинными чудовищами. Иногда создавалось впечатление, будто деревья эти -- живые, и незаметно поворачиваются, наблюдая за чужаками, вторгшимися в их владения...
   Лейтенант назначил дежурства на ночь, и теперь они остались в штабном блиндаже втроем -- с майором-особистом.
   Он услышал едва различимый шорох за спиной, коротким и плавным движением дослал патрон и медленно повернулся в сторону источника звука, вставая наизготовку. Впереди, метрах в пяти, стояла черная тень.
   - Пароль, - затребовал он. - Логин.
   - Захватим Балтику, - ответила тень. - Девятку.
   Сержант опустил автомат.
   - Я не понял, боец, ты чего не на посту? Ты знаешь, что по уставу тебе за такое полагается?
   - Старшой, не газуй, - ответил солдат. - Пойдем со мной.
   Сержант выматерился, но все-таки последовал за подчиненным. Они отошли от расположения роты примерно метров на пятьдесят.
   - А где же... - солдат принялся ощупывать деревья.
   - Ты накуренный что ли? - спросил сержант.
   - Тьфу, ёб... - сказал солдат обиженно и зажег фонарь.
   - Потуши нахрен, ты нас засвечиваешь, - сказал сержант.
   Солдат посветил на ближайшее дерево.
   - Смотри, старшой...
   На стволе дерева остались глубокие резаные отметины. Сержант подошел и провел по ним пальцами -- внутри четко чувствовалась холодная сталь.
   - Растяжка вон там стояла, - солдат посветил в сторону, куда-то под развороченный пень. - Осколков тут немного, а расстояние не такое большое. Значит, цель в себя все приняла.
   Он потушил фонарь.
   - И ни трупа, ни капли крови. Значит, все зачистили, много времени прошло... - произнес сержант. - Короче, я к командованию, держитесь все на фоксе.
   Лейтенант тем временем по новой заварил чай.
   - Командир, ты бы шел, посты что ли проверил... - с эдакой ленцой проговорил майор, и она невольно поежилась.
   - Что же их проверять, только что новая смена заступила... - тихо проговорил лейтенант.
   - А я говорю, пойди проверь, - настоял майор. - Что там, кстати, с укушенным?
   - Спит он, в соседнем блиндаже, - сказал лейтенант. - Я быстро, минута и назад.
   - Полчаса сюда не входи, - предупредил майор.
   Лейтенант метнул в него тяжелый взгляд, но промолчал, поднялся, застегнул китель, нахлобучил фуражку, и козырнув, вышел наружу.
   Облака нависали низко-низко, цепляясь за верхушки деревьев, казалось еще чуть -- и можно рукой потрогать. Он вынул сигареты, закурил, и мысленно выругался. Понятно, что затеял майор, но бодаться с особистом крайне не хотелось. Ему еще служить и служить.
   Подбежал сержант.
   - О, на ловца и зверь... - сказал он, тяжело дыша. - Босс, тут тема есть...
   - Да какая тема, сержант, - вздохнул лейтенант.
   - Нашли место взорвавшейся растяжки, - сказал сержант.
   - Где? - тотчас встрепенулся командир.
   - Там, ближе к опушке, - сказал лейтенант. - Только осколки в стволе дерева, больше никаких следов...
   И тут ночную тишину разорвал резкий окрик на дороге. Лейтенант сощурился, вглядываясь в темноту.
   - Идет что ль кто-то? - спросил он.
   На той стороне дороги зашевелились кусты. Солдат, дежуривший у дота, снова окликнул идущего, снял автомат с предохранителя и демонстративно передернул затвор.
   Майор между тем не терял времени даром. Он сел рядом с девушкой, придирчиво оглядел ее с головы до ног.
   - Хороша... - заметил майор.
   Она поежилась, принялась кутаться в куртку.
   - Нет, это лишнее... - майор попытался убрать куртку с ее плеч.
   Она лишь сильнее сжала пальцами материю.
   - Ну это ты зря... - сказал особист. - Я ведь здесь самый главный... могу казнить, а могу и миловать...
   Он прикоснулся рукой к ее щеке.
   - Тем более ты вон какая миленькая, казнить не хотелось бы...
   Лейтенант снял с пояса ракетницу и выстрелил в небо осветительным патроном.
   - Ах ты ж ё**ный ты на**й! - заорал сержант.
   Снаружи оглушительным лязгом заработал пулемет. Майор подпрыгнул с лавки.
   - Твою мать, лейтенант, я тебе сейчас устрою романтику! - особист пулей выскочил из блиндажа.
   Что-то громко хлопнуло, затрещал автомат. Она оглядела блиндаж -- прятаться было особо негде. Да и не хотелось снова оказаться наедине с особистом. И тогда она надела куртку и вышла на улицу.
   Снаружи вовсю кипел бой. Дот плевался пламенем дульной вспышки пулемета. Где-то сбоку периодически, то в унисон, то в разнобой -- стреляли два автомата. Заревел мотор, сбросив с себя ветки -- из укрытия на дорогу выехал танк.
   Она обернулась, словно почувствовала движение за спиной. Мимо нее трусцой пробежал сержант с ПКМ-ом.
   - Быстро в блиндаж! - рявкнул он.
   Она добежала до соседнего строения и юркнула внутрь. В темноте на лавке лежал солдат, укушенный днем той странной змеей. Она взяла с полки фонарь, включила. Солдат закатил глаза и дергался в судорогах. Изо рта толчками выплескивалась какая-то густая, черная жидкость.
   Она закрыла рот ладонью, выскочила наружу. Громко бухнула танковая пушка. И тут затрещали деревья и из леса на трассу вышла сгорбленная фигура, ростом с двухэтажный дом. Местами поросшая шерстью, с толстой шеей и непропорциональной головой, посреди которой -- огромная пасть и единственный глаз, горящий кварцевым змеиным зрачком. Чудище недолго думая схватилось обеими руками и с треском вырвало башню танка. Повертев ее в руках, оно видимо разочаровалось и отбросило ненужную деталь в сторону, затем взяло корпус, подняло над головой и принялось трясти -- словно желая проверить, нет ли внутри каких подарков.
   Она почувствовала, как ноги подкашиваются. Пулемет продолжал стрелять, но в гордом одиночестве -- без аккомпанемента автоматов. И тогда она бросилась бежать. Нет, не на дорогу -- она бежала в лес, в чащу, где может быть, удастся отсидеться в темноте, до утра...
   Внезапно нога зацепилась за какую-то корягу, она кувыркнулась через голову, больно ударилась затылком, и с некоторым удивлением заметила, будто земли под ногами нет, а сама она падает в бесконечную пустоту.
  
    []
  
   ТОЙОТА
  
   Машина -- это жизнь(c)
   Алисия Брайд
  
   - В результате прошедших в эти выходные очередных честных и прозрачных демократических выборов был вновь избран наш всенародно любимый президент!
   Она открыла глаза. Солнце висело высоко над головой. Было очень тепло. Ужасно саднил затылок. Сколько времени она была без сознания? Она не знала. Циферблат любимых часиков был варварски расколот и стрелки остановились на двух часах.
   - Наш любимый президент набрал 100% голосов, поскольку остальные кандидаты от участия в выборах благоразумно отказались...
   Она повернулась на звук. Источником был небольшой радиоприемник -- изрядно помятый и даже слегка побитый, он лежал метрах в трех от нее. Со следами крови на верхней панели...
   Она поднялась на руках -- тело отказывалось слушаться. Ныли все конечности. Удалось немного повернуться и опереться спиной на ствол дерева. События минувшей ночи казались ужасным ночным сном. Или не минувшей? Сколько времени она лежит здесь?
   И тут откуда-то сверху свесилось веретенообразное тело, покрытые жесткими щетинками-пластинами. Оканчивалось тело ромбовидной головой с крупными рептильными глазами по бокам. Всего она насчитала три пары глаз.
   Существо раскрыло внезапно оказавшуюся такой огромной пасть -- видимо, нижняя челюсть каким-то образом выдвигалась вперед -- и продемонстрировало частокол длинных и тонких словно иглы зубов. Потом оно издало пронзительный, протяжный крик.
   Она не дослушала, шарахнулась всем телом в сторону -- и, как оказалось, не зря. Заработали запрятанные где-то глубоко внутри программы, заложенные еще волосатыми предками в звериных шкурах -- стоило дернуться, и в ствол дерева вонзились когти длиной не менее 15 сантиметров. Она отползла, поднялась -- существо расправило огромные перепончатые крылья и отчаянно билось, пытаясь высвободить застрявшие в древесине конечности. Дожидаться, когда оно освободиться -- откровенно говоря, вовсе не хотелось.
   Она бросилась бежать через лес, и минут через двадцать (а может, все-таки десять?) - выбежала к асфальтированной двухполосной трассе. Видимо, это было какое-то национальное шоссе -- с военными они ехали по четырехполосной федеральной магистрали. Значит, она заблудилась. И даже если кто-то из товарищей по несчастью выжил в ночной мясорубке -- не факт, что она их найдет. Совсем не факт.
   Дорога уходила на подъем, к сопке. Она решила идти по обочине на сколько хватит сил -- наверняка кто-то будет проезжать. Или... на память пришли ландшафты по пути к оккупированным территориям. Жизнь ушла отсюда... возможно, она зря тешит себя надеждой...
   И перевалив за холм -- она обнаружила, что дорога уходит вниз и налево, а в самом конце спуска -- автомобильная заправка. И все бы ничего -- но на заправке стоит автомобиль. Черный поджарый силуэт, вытянутый капот, короткий багажник. Она начала спускаться и поворачивать вместе с трассой -- стал меняться угол обзора, и она разглядела черный шлаг, тянущийся от колонки к машине. Значит, хозяин сейчас попросту заправиться и уедет. И это -- ее последний шанс...
   Она бежала изо всех сил, особо не глядя под ноги. Пожалуй, это был самый скоростной спуск в ее жизни. Отбитые подошвы ужасно болели. Но вот она уже на заправке и подходит к автомобилю...
   Здесь явно что-то не так. Все стекла седана закрыты черными решетками с тонкими поперечными прутьями. Такая же защитная решетка покрывает капот, задние фонари трапециевидной формы тоже закрыты подобной защитой, крылья слегка выпуклые -- чтобы вместить в себя чуть более широкие по сравнению со стандартными колеса...
   Нет, если это просто очередной понтовый корч -- то почему вместо красивого литья машина обута в грубые штамповки? И передний бампер, выполненный явно из толстого металла и оканчивающийся скошенной губой, в которую утоплены противотуманные фары...
   Из здания заправки вышла женщина. Вытянутое, немножко угловатое лицо, обрамленное густыми белоснежными волосами, спадающими на грудь. Черная футболка с коротким рукавом, с каким-то едва заметным, странным узором, напоминающим и чешую змеи, и отчасти -- узор листвы на деревьях. На руках плотные черные перчатки с защитными вставками -- видимо, военные. Облегающие кожаные брюки. Полуботинки на шнуровке, с меховой оторочкой и каблуком около 7см. Она подошла к колонке, проверила цифры и нажала на кнопку включения. Колонка мерно зажужжала, забрасывая топливо в бак авто.
   - Пожалуйста, помогите! - она бросилась к женщине.
   - Не подходи.
   Громко щелкнул металл. Она застыла как вкопанная. Женщина повернулась вполоборота и теперь держала на вытянутой руке огромный, блестящий никелем пистолет, с каким-то маленьким стеклянным окошком над рукояткой.
   - Пожалуйста, не стреляйте, - прошептала она. - Я журналист, пришла с военными, на нас напали ночью...
   Тут она осеклась. Как воспримет женщина ее рассказ о ночном великане и утренней крылатой жабогадюке?
   - Заткнись, - прошипела женщина.
   Некоторое время она прислушивалась к наступившей тишине, затем подошла к машине, открыла водительскую дверь -- та почему-то оказалась справа - и извлекла какую-то коробку из-под сиденья. Все это женщина проделала одной рукой, держа ее на мушке.
   - Держи.
   Блондинка бросила какой-то дюралевый цилиндр, величиной чуть больше туши для ресниц.
   - Приложи к животу. На том конце черная кнопка, надави до упора.
   Она задрала футболку, приставила цилиндр к месту чуть выше лобка, нажала. Что-то резко и очень глубоко кольнуло, но контакт продолжался доли секунды -- она даже не успела дернуться от боли.
   Женщина подошла к ней взяла цилиндр, отступила на несколько метров, потрясла цилиндр и зубами сняла колпачок длиной где-то на треть от самого тюбика. Под колпачком оказалась однотонная светло-синяя жидкость. Женщина еще раз потрясла цилиндр, посмотрела сквозь него на солнечный свет -- жидкость не меняла своего цвета.
   - Этого не может быть... - прошептала женщина. - Впервые вижу такую чистую пробу.
   И тут тишину разорвал резкий, пронзительный крик. Женщина испуганно обернулась.
   - В машину, быстро! - рявкнула она.
   Дважды просить не пришлось. Она запрыгнула на переднее пассажирское сиденье. Женщина продолжала стоять у колонки и считать оставшиеся литры. И тут из-за холма вынырнула та самая утренняя жабогадюка. Она летела по прямой траектории, но в какой-то момент очевидно разглядела фигуру на заправке -- и заложила крутой вираж. Женщина стояла не шевелясь, глядя на летающую тварь, ее задние конечности с непропорционально длинными пальцами, а боковым зрением -- смотрела на счетчик топлива. Тварь сложила крылья, ускоряясь и переходя из парящего полета в контролируемое падение.
   Она выдернула шланг из бака и бросила на землю, повернулась, и в самый последний момент изящным - наработанным регулярной практикой - скользнула на сиденье, одновременно закрывая дверцу.
   Звякнули по бетонной плите стальные когти. Оно смачно шваркнулось оземь и прокатилось по инерции еще метров десять.
   Сочно фыркнул мотор, ожила приборная панель. Блондинка застегнула ремень, снялась с ручника, воткнула селектор автомата в положение "драйв" и плавно утопила педаль газа. Задние колеса взвизгнули, подняв облако белесого дыма, корму машины повернуло градусов на десять, и набирая скорость -- черный седан выстрелил пулей на трассу.
   Чудовище тем временем поднялось, отряхнуло бетонную крошку, расправило крылья и взмыло в небо.
   Резкий, пронзительный вопль гнева прорезал тишину позади, тварь догнала машину и попыталась обогнать слева. Блондинка крутанула рулем, седан слегка качнулся кузовом, переставляя себя на соседнюю полосу.
   Впереди был длинный прямой участок. Мотор протяжно взвыл, стрелка оборотов поползла к красной зоне. Тварь осталась позади, но от идеи преследования не отказывалась.
   Блондинка изящным движением подняла два красных пластиковых колпачка-предохранителя, притаившихся слева от рулевой колонки. Ожил экран по центру торпеды, показал картинку с камеры заднего хода, с двумя прямыми зелеными линиями -- траекториями движения колес.
   И тут женщина отпустила педаль газа. Машина тотчас стала терять скорость.
   - Ты что делаешь? - завопила она испуганно. - Ты нас угробишь!
   На экране была отчетливо видна диковинная тварь, стремительно нагоняющая авто. Вот она поравнялась с зелеными линиями...
   Блондинка нажала на два тумблера, прятавшиеся под предохранителями. Откуда-то из под заднего бампера вырвался сноп пламени, воздух разорвал душераздирающий визг, чудовище кубарем покатилось по асфальту, оставляя за собой шикарный шлейф густого черного дыма.
   Блондинка отпустила тумблеры и закрыла предохраняющие колпачки.
   - Ну и про каких военных ты там говорила? - спросила женщина.
   - Я журналистка, - повторила она. - Вот удостоверение.
   - Твари той свою корочку покажи, - отмахнулась блондинка.
   - Спасибо вам, что спасли меня, - сказала она. - Мне нужно попасть в любой ближайший город, не могли бы вы меня туда...
   - Куда?! - не спросила -- воскликнула блондинка.
   - В ближайший город, - повторила она.
   Блондинка сначала потрясенно молчала, потом расхохоталась.
   - Это далеко отсюда?
   Женщина продолжала смеяться.
   - С вами вообще все в порядке?
   - Я тебе хочу адресовать твой вопрос, - ответила женщина, просмеявшись. - Город ей подавай, ну надо же...
   - Остановите машину, - попросила она.
   - Без проблем, - блондинка резко нажала педаль тормоза, завизжали покрышки и авто замер поперек трассы.
   Она дернула ручку -- дверь была заблокирована.
   - Откройте, пожалуйста.
   - И куда ты пойдешь, солнце мое? - ласково поинтересовалась блондинка, широко улыбаясь.
   - В ближайший город, - ответила она.
   - Ближайший город хочешь посмотреть? - спросила женщина. - Ну что ж, окей. Я покажу тебе ближайший город.
   Мотор сыто рыкнул, машина описала полукруг и рванула вперед...
  
    []
  
   ГОЛОДНЫЕ
  
   Минут сорок они мчали по пустынной трассе. Пару раз она пыталась завязать какой-нибудь безобидный диалог, но всякий раз натыкалась на стену молчания. Блондинка попалась на редкость крайне неразговорчивая.
   С трассы они свернули на небольшую но хорошо укатанную грунтовку. Проехав еще минут 10, блондинка остановила машину в ложбинке меж двух поросших густым лесом сопок.
   - Ну что, пойдем смотреть город? - спросила женщина.
   Она схватилась за дверную ручку, щелкнула замком -- дверь не поддалась.
   - Так, один нюанс, - блондинка протянулась через весь салон к заднему сиденью.
   Вместо центрального подлокотника было вмонтировано какое-то металлическое ложе, частично уходящее в багажник, увешанное каким-то непонятным железом. Блондинка выдернула из всего этого нагромождения карабин типа АР15 с коллиматорным прицелом, из висящей на спинке пассажирского сиденья разгрузки -- достала сдвоенный магазин, зарядила винтовку, второй такой же магазин сунула в подсумок на поясе. Потом повесила на шею огромный цифровой бинокль.
   - Вот теперь можем идти, - удовлетворенно сказала она, посмотревшись в зеркало заднего вида.
   Ярко светило солнце. Небо было необычайно чистое. Они прошли немного вперед по дороге, затем свернули налево -- в лес. Некоторое время пришлось подниматься по крутому склону, но вскоре они вышли наконец на вершину холма.
   - Ты просила ближайший город, - сказала блондинка. - Вот, наслаждайся.
   Она молчала, не в силах побороть накатившее оцепенение. Несомненно, это был город. Когда-то совсем не так давно. Отдельные здания сохранились, но в основном это были руины и горы мусора.
   Блондинка повернулась и потихоньку пошла обратно к машине.
   - Подожди! - крикнула она.
   Блондинка резко обернулась, подошла и схватила ее за горло.
   - Еще раз крикнешь -- я тебе свисток в кровь разобью, - предупредила она, и отпустила свою нерадивую подопечную.
   Она молчала, обиженно надувшись.
   - Чего хотела? - спросила блондинка.
   - Смотри, - она повернулась к городу. - Там люди. Вон, видишь, кто-то ходит среди развалин.
   Блондинка лишь тяжело вздохнула, сняла с шеи цифровой бинокль и протянула ей.
   Сначала она ничего не поняла. Вот улица, заваленная горами кирпича и какими-то обломками. Вот автомобиль, наполовину погребенный под кучей строительного мусора. Вот обрушенный неведомой силой столб уличного освещения. А вот две согбенных мужских фигуры, ползают на четвереньках, словно что-то ищут. Натыкаются на предметы, друг на друга. Потом один отползает в сторону, он что-то нашел -- не видно из-за груды кирпича. Мужчина наклоняется вперед, начинает дергать головой. Второй подползает к нему, отпихивает и тоже наклоняется...
   - Что они делают? - спросила она, оторвавшись от бинокля.
   - Смотри внимательнее, - ответила блондинка и отвернулась.
   И в этот момент первый мужчина что-то оторвал и пополз в сторону. Она увеличила картинку. В зубах мужчина держал собачью ногу. Он уселся посреди дороги и принялся жадно есть, почти не пережевывая. Отрывал зубами лоскуты шкуры и тут же глотал...
   Только теперь она заметила нездоровый землистый цвет кожи мужчины. Тусклый наркоманский взгляд. На щеке огромная язва, из которой слегка сочится прозрачная жидкость. Пожелтевшие, давно не стриженые ногти. И руки, изъеденные какими-то волдырями. В целом он выглядел сильно похудевшим.
   - Что с ним? - прошептала она испуганно.
   Блондинка подошла, взяла бинокль, посмотрела.
   - Хм, а этот свежий... - заметила она, вернула бинокль своей попутчице.
   - И что они делают?
   - Они едят, - ответила блондинка. - Они теперь всегда едят.
   - Почему они так выглядят? - спросила она.
   - Они немножечко разлагаются, прямо на ходу, - ответила блондинка. - Знаешь, как в фильмах ужасов про зомби. Они почти не видят, но у них обострились слух и обоняние. Вообще, здесь все очень хорошо слышат, поэтому если не хочешь попасть в меню дня -- не поднимай лишнего шума.
   Она снова поднесла к глазам бинокль, но мужчину с собачьей ногой не обнаружила на прежнем месте. И его товарищ, что-то поедающий за кирпичной кучей, тоже куда-то делся.
   - Ты посмотрела ближайший город? - блондинка начинала терять терпение.
   - Да, - тихо произнесла она.
   Вдвоем они спустились к грунтовке. Она хотела вернуть бинокль, но блондинка отмахнулась.
   - Он тяжелый. Неси сама. Учись приносить пользу. Будешь моей Сашей Пансой.
   Они вышли из-за поворота и тут блондинка замерла, как вкопанная. Она по инерции сделала пару шагов и тоже остановилась. Ужасно зудело, так и просился вопрос, почему спутницу так внезапно накрыл столбняк -- но щеголять разбитыми губами не хотелось. А потом она и сама поняла.
   Вот куда делись жрущие собаку разлагающиеся мужчины. Или это их коллеги. Стоят себе тихонько в кустах, по обе стороны дороги, аккурат напротив черного автомобиля. Ничего не трогают, уважают частную собственность. Периодически озираются по сторонам. А зачем им озираться, если они почти слепые? Слушают...
   Блондинка осмотрелась, подняла голову кверху и высунула язык настолько, насколько смогла. Словно пробовала воздух. Затем аккуратно, медленно присела, таким же плавным и неторопливым движением взяла с дороги более-менее крупный камень, плавно поднялась, и бросила булыжник в опавшую листву на склоне. Камень смачно плюхнулся в ковер из листьев, и покатился вниз. Тотчас все вечно голодные повернулись и пошли на звук.
   Блондинка сорвалась словно спринтер на стометровку, подбежала к авто, клацнула центральным замком и забралась внутрь. Она не была такой расторопной, да и ногти в первый раз предательски соскочили с дверной ручки. Но в целом, для дебюта -- неплохо. Вот она, сидит в машине, целая и невредимая. А вечно голодные постепенно обступают авто со всех сторон...
   Блондинка завела мотор, включила передачу, аккуратно нажала на газ. Расталкивая пешеходов усиленным бампером, машина вырвалась из окружения. Правда, один из пешеходов уцепился за защиту на стекле задней двери, и теперь висел балластом.
   - Смотри, - она указала на нового пассажира.
   Блондинка прибавила газу, зашла в поворот прижимаясь к кромке дороги, поросшей кустарником, слегка выставляя кузов -- снаружи затрещали ветки, брызнула какая-то светло-зеленая жидкость...
   - Твою мать, опять машину мыть...
   На решетке болталась оторванная рука. Она побелела, зажала рот ладонью.
   - Так, вот не надо мне в салоне гадить.
   Блондинка сбросила скорость, вытянулась, открыла перчаточный ящик, извлекла пакет и сунула ей в руки. Сначала приступ казался неотвратимым, но потом она вспомнила, что в отличие от мужика с собачьей ногой -- она со вчерашнего вечера ничего не ела. И стало как-то спокойнее, буря внутри улеглась.
   - Может, оторвем руку? - предложила она.
   - Пускай висит, кто-нибудь все равно оторвет, - отмахнулась блондинка.
   Они довольно быстро выехали на ту же трассу, с которой свернули в поисках ближайшего города. Точнее, его останков.
   - Почему они такие? Что с ними произошло?
   - Это вирус, - ответила блондинка. - Эпидемия началась четыре года назад. Уже через месяц власти потеряли контроль над ситуацией. Заражение распространялось. Тогда они просто оцепили карантинную зону, выставили кордоны и стали отстреливать всех, кто пытался вырваться. Даже не зараженных людей. А потом зона Сумрака стала расширяться.
   - Сумрака? - переспросила она.
   - Этот вирус обладает определенной фоточувствительностью, - объяснила блондинка. - Для него солнечный свет будто выступает катализатором. У зараженных, которые находились в темноте -- процессы протекали гораздо медленнее. Стоило попасть под прямые солнечные лучи -- и человек менялся буквально за считанные часы. Что ты здесь забыла, Белоснежка?
   - Я ищу маму, и возможно, кого-то из друзей, - сказала она. - Мама должна была прилететь в Хайхиллск, их эвакуировали туда...
   - Хайхиллска больше нет, - ответила блондинка.
   Она ошарашенно глядела на свою попутчицу.
   - Там сейчас даже хуже, чем то, что ты сегодня видела, - сказала блондинка.
   Она молчала.
   - Я же сразу сказала, городов больше нет, забудь... - продолжала блондинка.
   - Но ведь маму могли эвакуировать? - сказала она. - Должны же были остаться государственные архивы, документы, какие-то следы...
   Блондинка молчала, сосредоточенно глядя на дорогу. Машина мчала со скоростью около 80 километров в час. Без лишних рывков, плавно и спокойно.
   - Вообще, есть один город. В двух днях пути отсюда, на юго-востоке, - сказала она наконец. - Там до сих пор живут люди, и они не жрут друг друга. Во всяком случае, пока еще не жрут. Он называется Городом Серых Дождей.
   - Ты отвезешь меня? - спросила она. - Отвези меня туда, пожалуйста. Вот, смотри!
   Она вынула из внутреннего кармана куртки ворох денег.
   - Это еще что? - спросила блондинка.
   - Как что? - опешила она. - Это деньги! Здесь два новых айфона!
   - Убери свои фантики, - отмахнулась блондинка. - Вот если бы у тебя была консервированная сайра, или там, сгущенка...
   Она мечтательно зажмурилась.
   - Что мне сделать, чтобы ты мне помогла добраться до города?
   Блондинка одной рукой держалась сверху за обод руля, а вторую положила на подлокотник между сидений.
   - Скажи мне, Саша Пансо, ты сейчас чем занимаешься?
   - Как чем, сижу, - неожиданный вопрос сбил ее с толку.
   - Хм, неплохо, - заметила блондинка. - А где ты сидишь?
   - На сиденье. В машине, - отвечала она.
   - Поразительно, - покачала головой блондинка. - А чем занимается эта машина, как ты думаешь?
   - Едет, - хмуро ответила она.
   - Прекрасно, - обрадовалась блондинка. - И куда же она едет?
   - В Город Серых Дождей? - спросила она, не веря своему счастью.
   - Хм, а ты небезнадежна... - заметила блондинка.
  
    []
  
   ФОРТ ЛОДЫРЬ ДЕЙЛ
  
   А потом пошел дождь. Он налетел неожиданно, небеса разверзлись -- и вода хлынула сплошной стеной с грязно-серых небес. Блондинка тотчас сбросила скорость, и вскоре машина замерла на обочине.
   - Так, я спать, - сообщила она, откидывая спинку сиденья. - Ты за главную. Как только дождь закончится -- разбудишь меня.
   Она легла на бочок, подложила под щеку руку в перчатке. На какой-то момент воцарилась тишина, нарушаемая только хлопаньем стеклоочистителей. Она крепилась минут пять, потом протянулась к рулевой колонке и выключила надоевшие "дворники". И тотчас блондинка схватила ее за запястье.
   - Ну и на кой ты это сделала?
   - Так мешают же... - она растерянно хлопала ресницами, в ожидании неминуемой кары и уже готовая расплакаться.
   - Запомни раз и навсегда эту простую вещь, - произнесла блондинка устало, включила стеклоочистители и снова улеглась на сиденье. - Все, что я делаю, имеет определенный смысл. Вот закончится дождь -- дворники будут работать?
   - Если их не выключить, да, - сказала она.
   - Только они будут адски скрипеть по сухому стеклу, и я тут же проснусь... - устало проговорила блондинка, повернулась к ней спиной и вскоре задремала.
   Сквозь пелену дождя виднелись лишь размытые очертания дороги. Теперь, оказавшись в относительной безопасности, она наконец смогла спокойно собрать в кучу все свои мысли и переварить полученную информацию. Значит, эпидемия все-таки была реальной. А им все это время врали -- и про вторжение интервентов, и про оккупацию. А здесь тем временем разыгрывалась настоящая биологическая катастрофа. Как же это мерзко, думала она. Бросить своих граждан на произвол судьбы. И ведь мама наверняка где-то здесь. Если там есть город выживших -- она скорее всего найдет маму там...
   Зашипел, затрещал динамик в левой двери.
   - Эй, живые есть?
   Она испуганно оглянулась по сторонам.
   - Черный "марковник" у обочины, есть кто живой, или можно вас стряхнуть в кювет к ядрене фене? - сквозь помехи и шум дождя донесся грубый мужской голос.
   Блондинка повернулась, сладко зевнула, не открывая глаз сняла с торпеды тангенту рации.
   - В канале. С кем имею честь?
   - Долговязый Джо, и друг мой грузовик, - ответил голос. - Иду на форт Лодырь Дейл.
   - Отлично, - сон с нее словно рукой стряхнуло. - Мы пойдем следом.
   Блондинка повесила тангенту, подняла спинку сиденья и пристегнулась. Мимо с воем промчался тягач с полуприцепом, окатив седан дождевой водой. "Марковник" взвыл мотором, выставил корму боком, нащупал под слоем воды дорожное полотно -- ухватился за него протектором и выстрелил следом...
   - Что это за место? - спросила она.
   - Форт Лодырь Дейл? - спросила блондинка. - Это база рейнджеров. Огромный крытый трак-стоп, с небольшим мотелем, закусочной, заправкой. Там есть все, что необходимо для жизни -- стиральные машины, телевизор, и злые ребята с большими пушками, которые все это дело охраняют. Да, кстати...
   Она сунула руку в разгрузочный жилет, выдернула никелированную "Беретту" и протянула своей попутчице.
   - Это зачем? - спросила она. - Я стрелять не умею.
   - От тебя этого никто не ждет, - сказала блондинка. - У нас тут свои особые правила этикета. Голодные, если они еще на первых стадиях заражения -- могут до определенной степени имитировать простейшие элементы человеческого поведения. Могут говорить, но как правило короткими предложениями, и не в состоянии отслеживать нить разговора. Могут осуществлять простые осмысленные действия. Но никто ни разу не видел голодного, направляющего на человека заряженный пистолет. Так что если хочешь, чтобы тебя не пристрелили сразу -- покажи ствол.
   Она взяла пушку, заткнула за ремень джинсов.
   - Почему ты решила ехать за грузовиком?
   - Потому что это передвижная крепость, - ответила блондинка. - Эти ребята держат путь из одного конца королевства Сумрака в другой. Они прекрасно знают, что может встретиться на пути, и потому наваривают на свои машины броню, берут тяжелое оружие... в общем, готовятся как могут. Так что если есть возможность ехать с грузовиком -- ее надо использовать...
   На развязке они свернули под мост и выехали на второстепенную дорогу. Асфальт здесь был похуже, тягач впереди сбросил скорость, и им пришлось подстраиваться. Вскоре они выехали к реке и теперь двигались вдоль берега.
   - Что это? - спросила она.
   На той стороне высилась какая-то бетонная стена, сверху оплетенная колючкой. Для полноты картины через равные промежутки стену украшали башни с торчащими стволами по-видимому крупных калибров.
   - Это форт Лодырь Дейл, - ответила блондинка. - Приехали.
   Дорога резко сворачивала вправо. И тут оказалось, что это вовсе не река -- это широкий ров, призванный оборонять жителей форта от вторжения. А попасть в форт можно только по массивному перекидному мосту, который как раз сейчас опускали при помощи нескольких толстых цепей.
   Тягач проехал по мосту первым. Вообще, форт был построен на славу, но и простые меры предосторожности никто не отменял. Над воротами загорелся зеленый семафор -- видимо, украденный когда-то с железной дороги -- и блондинка повела машину через мост.
   Сразу за воротами находился большой ангар -- здесь досматривали прибывших. К водителю грузовика вопросов не возникло -- видимо, его тут заранее ждали. А вот черный седан привлек к себе массу внимания. Человек пять или шесть, в полной выкладке, с автоматами -- окружили машину.
   - Делай как я, - коротко распорядилась блондинка, распахнула водительскую дверцу как можно шире и выставила наружу руку с пистолетом.
   - Выходите с поднятыми руками! Сложите оружие! - приказал один из автоматчиков.
   Она выбралась из авто, продолжая держать на мушке солдат.
   - Кто здесь главный?
   Из-за фигур с автоматами вышел молодой мужчина в строгом кителе и фуражке.
   - Капитан Ким, 3 мобильная бригада, - коротко представился он.
   Она перехватила пистолет за дуло и протянула офицеру, рукояткой вперед. Потом взялась за цепочку на шее и вытянула из-под футболки пластиковую карту, вроде банковской -- с магнитной полосой.
   - Алисия Брайд, старший сквайр Ордена Дождя.
   Офицеру подали мобильный терминал, он взял карту, поднес к сенсору -- прибор пискнул и показал какие-то символы.
   - Не имею претензий.
   Карточка и пистолет вернулись к владелице.
   - А ваша попутчица?
   Она обернулась и увидела, что ее Саша Пансо по-прежнему тычет в рейнджеров Береттой.
   - Моя послушница, - хмуро произнесла блондинка. - Вы не обращайте внимания, она немножко не в себе. Ее утром чуть горгулья не съела.
   - Бывает, - хмыкнул капитан, сделал знак, и автоматчики отступили.
   Она захлопнула дверцу, щелкнула кнопкой на брелке.
   - Откуда едете? - спросил капитан Ким.
   - С Западной гряды, - ответила блондинка. - Вы знаете, что на семнадцатой заправке появилась горгулья?
   - Впервые слышу, - насторожился капитан. - Мои ребята отгружали там топливо чуть больше недели назад. Они не встретили никакой горгульи. Не могла же она вырасти за такой короткий срок?
   - Надеюсь, что не могла, - вздохнула блондинка. - Их становится все больше.
   - Да, скверное дело, - сказал капитан. - И куда вы теперь?
   - В Город Серых Дождей, - произнесла блондинка, и в ее голосе отчетливо зазвучали нотки тоски...
   - Сквайр, вы меня очень выручите, - сказал внезапно капитан Ким. - Мне надо отправить в Город четыре порожних цистерны. А у меня людей -- в обрез, штаб позавчера снял две роты на операцию. Плюс две роты в расположении, в полной боеготовности. Рота поддержки всего одна, на орудиях. Правда, есть еще две инженерных роты, и рота связистов -- но они вояки аховые. А я не могу отправить машины без минимального сопровождения. Назад-то они пойдут с торговым конвоем. У нас уже сейчас с топливом голяк -- начинаем брать из резервных танков. От себя отрываем, отправляем на заправки, а сами скоро будем пешком ходить.
   - Давайте мы с моими попутчиками согласуем все планы, и я дам ответ, - сказала блондинка.
   - Хорошо, - капитан Ким посмотрел на часы. - Жду вас через два часа, в кабинете.
   Он поставил тарелку с пловом и сел за стол.
   - Какой план?
   Алисия нехотя ковырялась вилкой в своем блюде.
   - Встанем в шесть, пока туда-сюда, как раз когда начнет светать -- поедем...
   - А что с погодой?
   - На завтра без осадков, погода ясная на всем маршруте.
   - Ким хоть людей даст? - спросил Долговязый Джо, заметно приуныв.
   - Обещал дать машину сопровождения, - сказала Алисия. - Считай, четыре ствола у нас будет на хвосте висеть.
   - Ну, хотя бы так, - он тяжело вздохнул. - Как вы устроились?
   Долговязый Джо принялся за трапезу.
   - Сняли двухместный номер, - сказала Алисия.
   - Ничего, если я к вам загляну помыться на сон грядущий?
   - Без проблем.
   Номер оказался маленькой комнатушкой с двумя кроватями, встроенным шкафом, тумбочкой и отдельным санузлом. И без окон. Вообще. Сплошная бетонная коробка, с окошком вентиляции высоко под потолком.
   Долговязый Джо полез в душ, Алисия тем временем приволокла из машины два черных вытянутых кофра, бросила посреди комнаты и принялась вынимать по одному какие-то стволы, здесь же на столе разбирать их, чистить и смазывать.
   - А что это за Орден Дождя? - спросила она.
   - Полувоенная организация, которая занимается непопулярными вопросами вроде благотворительности, что-то типа ордена госпитальеров в средние века. А еще Орден выступает третьей стороной в различных спорах, - ответила Алисия, проверяя свой карабин.
   - А чем занимаешься ты?
   - Я руковожу группой дальнего поиска, - ответила Алисия, вынула из кофра помпу-полуавтомат. - Поезжай туда, не знаю куда. Привези то, не знаю что. Поисковики проезжают через всю сумеречную зону. Они бывают там, где годами не ступала нога живого человека. Они видят то, чего до них никто прежде не видел.
   - И много человек в твоей группе?
   Алисия отложила помповое ружье, повернулась к ней, взяла руки в замок.
   - Я, - коротко ответила она, отвернулась и принялась дальше разбирать свой арсенал.
   Спать Алисия легла не раздеваясь, и даже не сняв своих перчаток.
   Ночь выдалась беспокойной. Она часто просыпалась, подолгу не могла уснуть, ей все время казалось что рядом хрипит та жуткая крылатая тварь, которую Алисия назвала горгульей. Где-то снаружи раздавались жуткие крики на высоких тонах, поначалу это были отдельные голоса но к ним добавлялась новые, и вскоре звуки сливались в ужасную какофонию взвизгов и клекота, которая плавно нарастала, а затем резко обрывалась.
   Сумеречная зона жила своей обычной ночной жизнью.
   В какой-то момент она почувствовала яркий свет, открыла глаза. Горела люстра под потолком, в ванной шумела вода. Она села, принялась обуваться -- раздеваться она не стала, последовав примеру напарницы.
   Алисия вышла из душа, принялась проверять кофры с оружием.
   - Пойдешь в буфет, - поставила она задачу. - Купишь две шершавки на палочке, в дорогу возьмем. Они сытные, в пути отлично утоляют голод. Вот, держи.
   Она положила на стол блестящую монету.
   - Одного динария тебе хватит за глаза. Жду в ангаре.
   Только теперь, в ангаре, она наконец смогла рассмотреть тягач Долговязого Джо. Впереди вместо бампера был присобачен грейдер от какого-то легкого бульдозера. Над ним была наварена рама-кенгурятник, для защиты жизненно важных органов машины от всякой низколетящей сволочи. Стекла были закрыты решетками, каждое стекло проклеено пленкой и имеет небольшое открывающееся окошко-бойницу. Вместо палетных ящиков -- дополнительные баки с топливом.
   Здесь же стояли Алисия, хозяин грузовика и капитан Ким. На заднем фоне виднелся огромный армейский внедорожник, щеголяющий башней с крупнокалиберным пулеметом.
   - От сердца отрываю, - говорил Ким. - Главное довезите цистерны до Города.
   Алисия согласно кивала. Она подошла и показала ей две крупных жареных ящерицы на деревянных шпажках.
   - О, отлично, - сказала Алисия. - А бумажный пакет ты у него не взяла, под закуски?
   - Он сказал, что одного динария мало, и мне пришлось отдать мои сережки, - мрачно ответила она.
   Алисия переглянулась с мужчинами. Капитан Ким вдруг сделался мрачен. Долговязый Джо скривил губы.
   - Сто раз ему говорил... - вздохнул капитан.
   - С вашего позволения, теперь попробую я, - предложила Алисия. - Джо, у тебя веревки не найдется?
   - Ну, есть моток, метров пять, капроновая, - сказал Джо. - Килограмм 300 выдержит.
   - Нормально, - Сказала Алисия. - Сойдет. Пошли в закусочную.
   При виде двух девушек, стоявший у прилавка хозяин заведения побежал к служебному выходу. Хлопнул выстрел, пуля выбила из двери щепки возле его головы. Он замер, медленно обернулся.
   Алисия держала на вытянутой руке большой никелированный пистолет.
   - Подошел, - коротко приказала она.
   Хозяин закусочной, грузный мужчина лет 50, в старом засаленном фартуке, медленно двинулся вперед.
   - Эта девушка купила у тебя две шершавки за один динарио, - сказала Алисия.
   Мужчина понуро кивнул.
   - А ты еще и взял ее сережки, - сказала Алисия.
   - Это вранье, ничего подобного не... - начал, было, мужчина.
   Алисия отвела руку в сторону и спустила курок. Пуля звякнула о стекло, от стеклянной дверцы холодильника отвалился солидный кусок, на пол потекли жидкости из пробитых бутылок с прохладительными напитками.
   - Господи, на пятьдесят монет одних только напитков погубили... - прошептал хозяин.
   - У меня еще запасная обойма с собой, - предупредила Алисия.
   Сережки легли на прилавок.
   - Что-то еще? - спросил хозяин.
   - Держи, - Алисия бросила ему свернутую в клубок веревку.
   - Что это? - спросил мужчина недоуменно, разглядывая подарок.
   - Если еще раз кого-нибудь обманешь -- я приеду и повешу тебя на этой веревке, - объяснила Алисия. - И дай бумажный пакет под шершавок.
  
    []
  
   ДОРОГА НА ВОСТОЧНЫЙ ОТРОГ
  
   Чем ближе к утру -- тем реже кричала сумеречная зона. Заканчивалась то ли яростная охота, то ли брачная игра неведомых чудищ. Наступало то редкое время тишины и относительной безопасности -- и так теперь до самого восхода солнца. А потом светило поднимется повыше над горизонтом, и оживит своим светом все то, что этой ночью кричало многоголосым хором и отплясывало пляску святого Витта...
   Пелену предрассветного тумана разорвала стальная громада, усеянная лампами. Трехосный бескапотный американский тягач шел стабильные 70 километров в час. Следом, выдерживая дистанцию в полтора полуприцепа, мчал черный поджарый седан. За ним на почтительном расстоянии катились четыре бензовоза. А замыкал кавалькаду армейский внедорожник.
   Щелкнула рация.
   - Джо, я пошла вперед.
   - Давай, - тягач немного сместился к правому краю дороги, включил правый поворотник. - Увидимся в Восточном Отроге. Удачи...
   Седан вышел на встречку, взвыл мотором на высоких оборотах.
   - Восточный Отрог был раньше небольшим городом на высоте 104 метра, меж двух горных кряжей, - пояснила Алисия. - Поедем через него, придется накинуть крюк. Прямая дорога лежит через равнину, а там прошлой осенью тайфун всю дорогу смыл. Рейнджеры и дорожный патруль еще не восстановили трассу полностью.
   - Полгода ремонтируют, - заметила она.
   - Тяжело чинить дороги когда над головой летают горгульи, - резонно заметила Алисия.
   Дорога - обычная двухполосная националка, прорезавшая насквозь диковинный лес - была на редкость хорошего качества. Иногда под колесами что-то бухало -- словно машина проезжала по стыку двух бетонных плит, покрытых асфальтом.
   - Никогда в нашей стране таких дорог не видела, - сказала она.
   - Это было построено уже после начала заражения, - сказала Алисия. - Когда власти заперли край на замок, стало ясно, что мы здесь остались сами по себе. Тогда выжившие взяли свою судьбу в свои руки. Знаешь, как в поговорке -- спасение утопающих попу шерифа не волнует. Остатки военных, брошенные в сумеречной зоне собственным командованием на произвол судьбы -- образовали отряды рейнджеров. Первым делом встал вопрос инфраструктуры -- чтобы жить, нужны еда, питьевая вода и топливо. Пока мирные жители налаживали энергетику и производство всего самого необходимого -- рейнджеры обновляли сеть автодорог и заправок. Строили на совесть, эти дороги еще сто лет простоят...
   - А почему дорогу на равнине смыло? - спросила она.
   - Старая дорога, ею толком не занимались, - сказала Алисия. - В горах находятся добывающие шахты, там работают вахтенным методом, можно кстати заработать большие деньги, но и риск огромный. В любом случае, дорога через горы -- имеет высокий приоритет, она связывает несколько важных инфраструктурных объектов. А на равнинную дорогу всем было наплевать, по большому счету. Зато когда ее смыло тайфуном -- вдруг оказалось, что по ней возить грузы было гораздо дешевле, чем тащить через горы.
   - Какие-то вы странные, - сказала она. - Могли же окопаться, как рейнджеры на своей базе. Зачем все эти дороги, заправки? Можно же было построить себе хорошо укрепленную крепость, и делать вылазки за продуктами, мало ли осталось на складах запасов со спокойных времен...
   Алисия широко улыбалась, слушая ее рассуждения.
   - А когда продукты на складах и в торговых центрах закончатся? Что будем делать? Человечину жрать? - предположила она.
   - Ну... ну не знаю. Ну к тому времени правительство вакцину придумает...
   - А если не придумает? - спросила Алисия. - За четыре года как-то не заладилось у них с вакциной.
   - Ну... ну правительство может же наладить поставки... - начала она.
   - Правительство во внешнем мире живет, детка, - мрачно сказала Алисия. - В их мире для нас места не нашлось.
   Появился огромный щит с надписью "Восточный перевал, 6500 метров", здесь же были нарисованы знак рекомендуемой скорости, знак, предупреждающий о выходе на дорогу животных, знак с закорючкой опасных поворотов и какой-то диковинный знак с парой патронов на фоне помпового ружья.
   - А что означает этот знак? - спросила она.
   - Какой, с ружьем? Знак Ц.4.11, рекомендуем держать под рукой заряженную помпу, - ответила Алисия. - У нас тут правила дорожного движения адаптированы к новым реалиям.
   Дорога пошла в гору, она изгибалась, повторяя очертания сопок, и постепенно взбиралась все выше и выше. Растительности здесь уже было гораздо меньше, и все больше встречались привычные дубы и кедры -- а не диковинные вьюны.
   - Такое ощущение, что здесь заражение не сильно затронуло природу, - сказала она.
   - Вирус приспосабливается постепенно, постоянно ищет себе питательную среду, а это для него новые условия, - ответила Алисия. - Сначала у людей стали появляться признаки гангрены. Начала повышаться температура, возник зверский аппетит, инфицированные стали терять зрение. Потом стала угасать мыслительная деятельность. А потом вирус стал мутировать. Появились первые зараженные растения...
   Солнце висело высоко над горизонтом, когда они перевалили за гребень и теперь спускались вниз -- в лощину меж двух скалистых кряжей.
   - Ну можно же... - не унималась она, перебирая различные варианты выживания.
   - Под Хайхиллском в свое время построили большой лагерь, куда согнали всех неинфицированных людей, - начала новый рассказ Алисия. - Потом военные ушли, бросив нас там. И был всеобщий сход, на котором люди решали, как им быть дальше. Большая половина собравшихся решили идти в Хайхиллск и там окапываться, как раз по твоему сценарию. Мы же предлагали не забираться в нору, а отстраивать жизнь заново, с поправкой на эпидемию Сумрака. Кончилось все тем, что больше половины людей мэр Хайхиллска увел за собой, строить крепость. А мы отправились на юг в поисках места, более-менее пригодного для жизни.
   - И что с ними стало? - спросила она.
   - С выжившими в Хайхиллске? - переспросила Алисия. - Мэр до сих пор там живет. В овраге. Собачью ногу доедает.
   - А если серьезно? - спросила она.
   - Ты помнишь вчерашний город? - спросила Алисия. - Так вот, в Хайхиллске все еще хуже. Я же вроде говорила...
   Дорога слегка поворачивала, поднимаясь наверх. Алисия нажала на тормоз, машина замерла. Впереди на одной из полос лежало несколько бетонных блоков -- такие используются для строительства фундаментов домов. Рядом -- несколько мешков с песком, а может и с цементом.
   Алисия переключила автомат в режим не выше второй скорости и плавно покатила к груде стройматериалов.
   - Что это? - спросила она.
   - Голодные пост таможенного контроля строят, - ответила Алисия. - Блин, а у меня машина на область не растоможена и четыре ствола не задекларированы. Чувствую, примут нас здесь за голимый контрабас...
   За горой бетона несколько блоков покрупнее были уложены на дорогу в шахматном порядке, полностью перекрывая движение. Дополняли картинку несколько противотанковых ежей, сваренных наспех из обрезков железнодорожных рельс.
   - Мне уже даже становится интересно, - Алисия остановила авто, выдернула со стеллажа карабин типа АР15, проверила магазин и вылезла наружу.
   Обочины по обе стороны от дороги были основательно перекопаны -- словно кто-то не пожалел своего времени, пригнал экскаватор с какого-нибудь разреза и раскопал по несколько глубоких ям. А потом, судя по всему, экскаватор отогнали обратно. Молодцы, аккуратно сделали. Она посмотрела по сторонам -- тишина. Движения нет.
   Инстинкты, появившиеся благодаря обширному практическому опыту -- не кричали, орали дурным голосом. Беги! И она побежала. Запрыгнула в машину, сунула винтовку назад, воткнула передачу, утопила педаль газа. "Марковник" поднял облако белесого дыма, покатился назад, оставляя на асфальте полосы жженой резины. Она затянула ручник, разворачивая машину поперек дороги, переключила автомат на драйв и выкрутила руль влево. Покрышки взвизгнули, и седан помчался прочь от импровизированной баррикады, перекрывающей въезд в Восточный Отрог.
   - Долговязый, это Алисия, прием.
   Щелк. Тишина. Шорохи.
   - В канале.
   - Я не поехала на Восточный Отрог, как понял?
   Молчание. Щелчок.
   - Принял.
   - Я на реке, мост через громовую воду, жду вас.
   Щелчок. Шуршание помех.
   - Принял. Едем.
   - 10,4.
   Черный седан стоял на каменистом берегу небольшой речушки, рядом с мостом. Алисия критично осмотрела конструкцию. Вообще, груженую фуру должна выдержать, хотя кто его знает...
   Громко пшикнул тормоз, тяжелый американский тягач замер у самой кромки моста. Она взяла из машины винтовку, повесила на плечо и пошла к грузовику. Долговязый выпрыгнул из кабины.
   - Как там дорога?
   - Нормально, я катнулась туда метров на восемьсот, укатана хорошо.
   - Ну, будем надеяться, - сказал Джо, посмотрел на часы. - Ну что, минут пять и остальные подтянутся, они немного отстали на съезде.
   Алисия кивнула.
   - Почему ты решила ехать в объезд?
   - В Восточном Отроге происходит какая-то доселе невиданная фигня, - сказала Алисия. - Дорогу перекрыли бетонными блоками, ежами, кюветы подкопали. Как-будто танк готовятся встречать. Я не рискнула...
   - Хорошо, согласен, - Джо ругнулся вполголоса. - По мне, так лучше я попаду на соляру, чем на фуру с грузом.
   Он посмотрел на узкую грунтовую дорогу, уходящую в лесную чащу.
   - Ну, ты понимаешь, что у нас там выбора особого не будет -- на таком широком автобане фуру не развернуть...
   - Хаммер Кима пусти перед собой, - предложила Алисия. - Все-таки пулемет "пятидесятка"...
   - Он по массе проигрывает, - сказал Джо. - На своем я могу хоть молодого циклопа снести, если скорость будет более-менее.
   И вот черный "Марк" катится по грунтовке, опережая остальной конвой на минуту-полторы. Топить здесь не получается -- дорога узкая, да еще и извилистая, поэтому скорость плавает от 30 до 60 километров в час. А по краям -- растут высокие деревья, густыми кронами закрывающие небо...
   В какой-то момент Алисия перестала пытаться разогнать машину, и теперь катилась в режиме 30-40, постоянно поглядывая по сторонам.
   - Что-то случилось? - спросила она.
   - Не могу понять, показалось или нет... - прошептала Алисия.
   От этих слов ей стало не по себе. Она также стала озираться по сторонам и назад. И в какой-то момент она увидела... да, точно, это не показалось. Черный силуэт мелькнул в кустах на пригорке слева. Она видела только сгорбленную спину и качающиеся ветки, но ошибки быть не могло. В этом лесу кто-то есть. И эти кто-то тщательно высматривают автомобиль, идущий по лесной дороге.
   Они выехали за поворот, и Алисия утопила педаль тормоза. Машина остановилась. Она смотрела и не верила своим глазам. Фигура ростом два, два с половиной метра. А может, и все три. Мускулистое, атлетическое тело. Крупная голова, массивный лоб, густая кучерявая шевелюра -- и пара роскошных завитых бараньих рогов. На поясе то ли повязка, то ли юбка, но судя по клетчатой материи -- это все-таки килт. А из-под юбки торчат мощные бараньи ноги с огромными копытами. И в руке этот лесной житель держит огромное копье.
   - Твою мать, что это? - прошептала она.
   - Сатир, - коротко ответила Алисия.
   Она посмотрела в сторону -- в лесу стояли еще двое таких же красавцев. У одного -- огромный топор, у другого -- лук со стрелами.
   - Пойду, поговорю с ними, - Алисия заглушила мотор и вынула ключ из замка зажигания.
   - Ты с ума сошла?! - спросила она.
   Вопрос повис в воздухе без ответа. Алисия распахнула дверцу и вылезла из машины, направилась к сатиру, стоявшему на дороге.
   - С кем имею честь?
   - Торбьерн Балрог, из Семьи Балрога Страшного, - ответил сатир.
   - Алисия Брайд, Орден Дождя, - представилась она. - Еду в Город. Со мной колонна, джип, контейнер и четыре цистерны рейнджеров. Что случилось, лесной брат?
   - Два дня назад люди убили трех сатиров, - сообщил он. - Это были не люди Города, и не рейнджеры, они пришли из внешнего мира. У них было две боевых машины. Наши братья пасли стадо у подножья северных отрогов.
   - Вы видели убийц? - спросила она.
   Сатир отрицательно покачал головой.
   - Мы прочли по следам.
   - Почему ты думаешь, что они из внешнего мира?
   - Мы видели следы, у наших рейнджеров нет таких машин. Мы не чувствовали знакомых запахов. Мы видели раны на теле, мы не видели ничего подобного раньше.
   - Я очень скорблю о вашей потере, - сказала Алисия. - Я сообщу о случившемся Великому Магистру. Что ты знаешь про Восточный Отрог?
   - Шахтеры последний раз приезжали на прошлой неделе, - сказал Торбьерн. - Они купили муки, молока и мяса -- мы забили им двух туров. Больше мы их не видели.
   - Боюсь, на них также напали эти военные, - сказала Алисия.
   - Это очень скверно, - сказал сатир. - Мы должны найти их.
   - Если мы найдем их раньше, мы передадим их вам, чтобы вы судили их по своим законам, - сказала Алисия.
   Позади пшикнул тормоз -- Джо все-таки решил ехать во главе конвоя, и теперь остановился в нескольких метрах от "Марка".
   - Доброй дороги, городская сестра, - сказал сатир.
   - Доброй охоты, лесной брат, - сказала Алисия.
   После чего они подошли к друг другу и обнялись.
   Черный седан ехал по лесной дороге.
   - Поверить не могу... - потрясенно произнесла Алисия. - Убить трех сатиров... у кого могла подняться рука?
   - На этих монстров? - пролепетала она. - Знаешь, я бы сама, будь у меня под рукой большая пушка...
   - Ах, да, извини... - Алисия хлопнула себя ладонью по лбу. - Я же забыла. Ты же существо человеческого обличья из внешнего мира. У вас же там все строится на внешнем виде... да, и на наличии смартфона известной марки, чтобы самой последней модели. И еще чтобы тачка была понтовая...
   - А ты хочешь сказать... - начала, было, она.
   - Сатиры -- добрейшие, миролюбивые существа, - терпеливо объяснила Алисия. - Они занимаются животноводством и земледелием, торгуют со всеми жителями сумеречной зоны, всегда рады дать кров и хлеб путникам, и никогда, ни разу, никому не отказали в помощи. И я не представляю, какой надо быть сволочью, чтобы поднять руку на сатира.
  
    []
  
   ПОЛУОСТРОВ ДЖЕЙМСА КОРНЕЛИУСА
  
   Кошмар внезапно отступил. Как-то в одно мгновение проклятый морок рассеялся. Не было больше ни сумеречной зоны, ни ее кошмарных обитателей, ни пытающихся выжить местных жителей. Пропали увешанные броней и защитой машины. Она лежала в теплой, уютной постели, и смотрела в потолок. Что это, снова больница? Она поднялась -- вокруг знакомая до боли обстановка, вот шкаф забитый одеждой, с огромной стеклянной дверью -- сколько красивых селфи было сделано с ее помощью! - столик, на нем гора косметики, на полу темный паркет. В углу ваза с цветами -- видимо, от очередного поклонника. Она не верила своему счастью. Неужели?
   Она встала с кровати, вышла на кухню. На подоконнике стоял горшок с маминой гортензией. Вся посуда была вымыта и аккуратно стояла на пластиковой подставке. Чмстота и порядок, как всегда. На столе тортик, испеченный по суперполезному рецепту, диетический и очень низкокалорийный. Она подошла к окну -- видимо, город еще спал. Было раннее утро. На улице ни прохожих, ни машин.
   Вдруг откуда-то донеслись хлюпающие звуки. Она вышла в коридор. В квартире был кто-то еще. Она тихо пошла на звук. Посреди гостиной лежало тело. Рядом на полу растекались пятна густой, темной крови. Мама сидела возле трупа. В какой-то момент она услышала ее шаги и обернулась. Лицо мамы было заляпано кровью, в окровавленных руках она держала лоскут человеческой кожи.
   - А ты почему не ешь? - прошипела мама.
   Она вскочила и больно ударилась головой о выступающую балку каркаса безопасности. Некоторое время она лежала не шевелясь, ожидая когда гул в голове уляжется. Вокруг был черный кожаный салон, справа -- еще одно кресло и рулевое колесо с фирменной эмблемой Киитиро Тоёды, между сиденьями -- рычаг автомата, гуляющий по извилистой прорези в металлической панели. В салоне было душно. Когда боль более-менее улеглась, она разблокировала замок, отворила дверцу и выбралась наружу.
   Было темно. И на удивление морозно -- хотя день наоборот, выдался очень теплым. Вокруг пространство было словно огорожено стальными стенами -- пять фур стояли друг за дружкой, образуя круг, в котором были заперты седан и армейский Хаммер. В центре круга, на каких-то досках сидели темные силуэты и тихонько переговаривались между собой. Она аккуратно подошла ближе.
   - А я в рейсе в то время был, - рассказывал один из силуэтов. - Сами знаете, хлеб такой... то туда, а там догруз, а где догруз - там обратка. Когда вернулся, жена уже нашу лялю доедала. У меня было охотничье ружье, в общем, я там на месте со всем разобрался. Сейчас только дорога от этих воспоминаний и спасает...
   - Тихо, - вдруг сказал женский голос.
   Что-то щелкнуло. Этот металлический звук она уже научилась распознавать -- так щелкает затвор пистолета.
   - Это я, - поспешила обозначить себя. - Не стреляйте.
   Она подошла и уселась на старые трухлявые доски.
   - Я сейчас задам один вопрос, пожалуйста, потрудись на него ответить, - произнесла Алисия, убирая оружие. - Скажи пожалуйста, какого черта ты вылезла из машины?
   - Ну, там душно, я хотела воздухом подышать... - начала она оправдываться.
   - Знаешь, чем отличается мертвый от живого? - спросила Алисия.
   - Мертвых доедают голодные, - сказала она. - Голодные с человеческой точки зрения тоже считаются мертвыми, да? У них гангрена, ужасный запах и они не могут совершать сложные или последовательные действия. Еще они...
   - Машина, - коротко сказала Алисия.
   - Чего? - переспросила она.
   - Машина, - повторила Алисия. - У живых есть машина. Мертвых всегда много, и иной раз к ним в поддержку прилетает или приходит или приползает; в общем, на шум грядущей трапезы собирается вся местная фауна в радиусе километра. Поэтому выживает не тот, кто метко стреляет, а тот, кто быстро бегает. И без машины убежать практически не реально. Машина -- это жизнь...
   Она замолчала. На какое-то время воцарилась тишина.
   - Дайте воды кто-нибудь, - попросил один из рейнджеров.
   Алисия нагнулась, подняла пластиковую бутыль.
   - Спасибо, - сказал он.
   - А поесть ничего нет? - спросила она.
   - С ума сошла? - спросила Алисия. - На вонь еды сюда сбегутся все голодные в радиусе пары километров. Я лучше переночую на воде, чем...
   Она осеклась и замолкла. Джо поднял взгляд, вопросительно кивнул. Она не отвечала, продолжая смотреть в одну точку. Долговязый Джо пересел к ней и наклонил голову чтобы проследить за ее взглядом.
   - Твою мать, - тихо ругнулся он. - Давно он здесь, не знаешь?
   Алисия отрицательно покачала головой.
   - Дай ему что-нибудь, пусть отгребется. А то неровен час, орать начнет... - также тихо сказал Джо.
   Алисия без слов поднялась, пошла к своей машине и вскоре вернулась с недоеденной половиной шершавки. Она тем временем испуганно вращала головой по сторонам, пока Джо не взял ее за затылок и не повернул в нужном направлении. Сначала она ничего не поняла. Потом пригляделась. На одной из цистерн сидела на корточках человеческая фигура. Увидеть ее она смогла только благодаря горящим в ночной темноте ярко-красным глазам. Алисия тем временем подошла к цистерне и демонстративно положила на траву закуску, отошла ступая задом наперед -- не отводя глаз от человека и держа руку на рукояти пистолета.
   Человек расправил крылья, порхнул с цистерны на землю, руками нащупал в траве подношение, сунул в зубы. Теперь она увидела, что у него нет губ, маленькие заостренные зубы, вместо носа две крупных щели на лице, и вытянутые кверху уши. Он взмахнул крыльями и скрылся в ночной темноте. Причем улетел также бесшумно, как и появился.
   - Кто это? - прошептала она.
   - Дерсу, лесной человек, - ответил Долговязый Джо. - Они в основном падальщики, но могут напасть на раненного. Чутье на кровь и тепло у них потрясающее.
   - Откуда они взялись?
   - Вирус мутирует, - коротко ответила Алисия. - Я пошла спать, бибикни если что.
   - Обязательно, - сказал Джо. - Я бибикну так, что только держись, а то сдует. Кстати, детка, если не хочешь чтобы тебя забыли -- иди в машину вместе с ней. Случись что, искать тебя среди ночи никто из нас не будет.
   Первый раз викинг вострубил в свой огромный боевой рог, когда мертвые восстали из могил. И казалось, что полчищам ходячих мертвецов нет конца. Второй раз вострубил викинг, и взревели древние драконы, мечущие пламя. Третий раз вострубил викинг, и разверзлись врата Валгаллы, залив пространство нестерпимо ярким божественным сиянием...
   Она открыла глаза. Викинг исчез, его боевой рог превратился в пневмоклаксон американского тягача марки International. Сияние Валгаллы отворачивалось в сторону -- Джо складывал автопоезд, повернув голову почти на 90 градусов и размыкая импровизированное кольцо вокруг стоянки. Сзади оглушительно заработал пулемет 50-ого калибра -- с Хаммера открыли стрельбу, разглядев в инфракрасный прицел движущиеся цели в ночной темноте.
   - Твою мать, человеческим языком же сказала поберечь патроны, - выругалась Алисия. - Дуболомы армейские...
   Щелкнула рация.
   - Я пошел, вы там не подстрелите меня, - сказал Джо.
   Тягач, словно древний дракон, взревел двигателем, выбросил из выхлопной трубы тучу черного дыма, и плавно пополз вперед, выхватив светом фар из ночной тьмы чащу леса и покачивающиеся фигуры, нестройным шагом топающие к ночной стоянке людей.
   Заброшенная ферма находилась на склоне -- сюда даже сквозь лесную чащу невозможно было подобраться незамеченным. А выше фермы сопка была совсем лысая, если не считать травы и редких кустов высотой до полуметра. Но у такого расположения был и свой минус -- выбраться с ночной стоянки минуя полчища голодных было невозможно.
   Снова заработал пулемет -- покачивающиеся фигуры стали падать пачками, словно подкошенные. Тягач двинулся по проложенной просеке. Алисия отпустила грузовик метров на пять и двинулась следом.
   Голодных было необычайно много, ей казалось, что здесь не меньше сотни зараженных. Они бились о кузов, трещали костями оказавшись на пути машины и под ее колесами. Алисия включила стеклоочистители -- лобовое стекло забрызгало мутной зеленой слизью. Сзади уже подпирал бензовоз рейнджеров -- с появлением голодных гостей всем не терпелось покинуть место ночной стоянки.
   - Поспала до рассвета, твою мать... - выругалась Алисия.
   Она посмотрела на часы -- было четыре с четвертью утра. Где-то позади дал одну за другой три коротких очереди пулемет. Алисия резко крутанула рулем -- и с укатанной грунтовки машина повернула на узенькую лесную дорогу, основательно заросшую травой ровно посередине. Собственно, не зная об этой дороге -- повернуть на нее было бы крайне сложно.
   - А как же они?
   Она испуганно кивнула в сторону оставшихся позади товарищей.
   - Они выберутся, но по одиночке, - сказала Алисия. - Во-первых, большая группа заметнее, а во-вторых гораздо менее мобильна. Ты попробуй на такой дороге фуру развернуть. Так что сейчас мы разбегаемся в разные стороны. Я бы не о них думала...
   - Но мы же вырвались? - спросила она.
   - Дорогу видишь? - спросила Алисия. - Я здесь в прошлый раз поддон пробила. В двух местах. И боюсь, я не вспомню где именно.
   - И что делать? - спросила она.
   - Молиться, чтобы я вспомнила, - ответила Алисия.
   Машина плавно огибала повороты, то взмывала вверх на подъемах, то ныряла под уклон, чтобы пересечь небольшой ручеек, взметнув снопы брызг.
   - Я лучше еще посплю, - сказала она.
   - Ну, что ж, тоже дело, - одобрила Алисия. - Правильно, давай, поспи. От тебя все равно здесь ничего не зависит, почему бы и не поспать...
   Она метнула в сторону блондинки взгляд полный ненависти, но промолчала, отвернулась и попыталась закутаться в потрепанную приключениями куртку. Какое-то время в салоне царила тишина. Потом Алисия включила тяжелую музыку. Вокалист что-то визжал про пейнкиллера на стальных крыльях. Все это сопровождалось гитарными риффами и избиением барабанов. Казалось, кузов завибрировал в такт, и задрожали стекла.
   - А нельзя ли сделать потише? - прокричала она на ухо своей попутчице.
   Алисия убавила громкость.
   - Без этой музыки я вырублюсь спать, - пояснила она. - И тогда машину поведешь ты. Ну как, устраивает такой вариант?
   Некоторое время они катились под музыку. Начинало светать.
   - Может, тебе лучше петь самой? - спросила она, не выдержав. - Твою музыку невозможно слушать.
   - Хм, а это неплохая идея на самом деле... - загадочно улыбнулась Алисия и выключила магнитолу. - Вообще я очень стесняюсь петь, но раз ты так настаиваешь...
   Сначала она обрадовалась наступившей тишине, но где-то в глубине души запоздало шевельнулось сомнение, что Алисия так легко согласилась с ней неспроста. А потом жизнь опять внесла свои коррективы. Не сказать, что у Алисии был ужасный голос. Во всяком случае, по громкости ее пение могло сравниться с воплем горгульи. Но по мелодичности голос крылатой твари все-таки выигрывал.
   - Кольщик, наколи мне клапана... - заунывно затянула Алисия. - Рядом два котла, и поршни с кольцами. Чтоб играли там распредвала... переливами, а не перезвонцами.
   Она уставилась на блондинку, пытаясь понять, неужели можно так ужасно фальшивить.
   - Наколи мне пламенный мотор, - продолжала Алисия. - Пусть четыре такта будут сердцу в такт. Чтобы ни радара, ни гвоздя. Выхлопа боялся чтоб любой мудак...
   Дальше пение Алисии перешло в адское крещендо, напоминавшее визги с примесью воплей горгульи в брачный период.
   - Если места хватит, нарисуй... "Марка", турер В, турбового. Заведу мотор, и вот вам х*й! По хайвею -- хрен меня догоните!
   - Боже, лучше бы ты оставила музыку, - взмолилась она.
   Алисия замолчала и лишь загадочно улыбалась. Заморосило. Зажужжали приводом, пришли в движение стеклоочистители. По краям передок машины подсветился ровным желтым светом -- включились противотуманки. Марк выехал с лесной дороги на четырехполосную асфальтированную трассу. Щелкнула рация.
   - Долговязый в канале, кто меня слышит? - раздался знакомый голос.
   Блондинка взяла тангенту.
   - Алисия в канале, еду через полуостров Джеймса Корнелиуса. Подъезжаю к мосту.
   - Принял. Я в Колдтауне, позади тебя. Лихо ты проскочила, через заповедник?
   Тишина. Шорохи помех. Новый щелчок.
   - Свенссон, третий бензовоз, Фрихоуп-сити, на ходу. Через пять минут буду проезжать Колдтаун. Как там на мосту, отбейтесь кто проехал.
   Снова тишина. Хлопают стеклоочистители. Шум, щелчок.
   - МакАлистер, второй бензовоз, въехал в Колдтаун, вижу пацанов на Хаммере.
   Когда один за другим отбились все участники конвоя, Алисия с облегчением выдохнула. Машина выехала на низководный мост длиной почти пять километров. Алисия заняла крайний ряд и утопила педаль газа. Она почувствовала, как "Марк" дернулся всем кузовом, стрелка спидометра тотчас перевалила за отметку 140.
   - Куда так гоним, нам же топлива не хватит... - прошептала она, глядя как мимо пролетают столбы освещения.
   - Почти приехали, за мостом пара минут и мы в Городе, - устало выдохнула Алисия.
   С моста открывался потрясающий вид на залив. В какой-то момент ей показалось, что в утреннем тумане она даже видит очертания зданий на той стороне.
   Алисия взяла тангенту рации.
   - Прошла мост, все чисто.
   В ответ что-то щелкнуло.
   - 10.4, - коротко ответил невидимый собеседник.
   Сначала мост слегка изгибался, а потом переходил в материковую часть и упирался в развязку. Прямо дорога выходила на пролет над трассой, а поворот направо уводил вниз -- с моста на автомагистраль. Алисия заложила вираж, вывернула передние колеса влево подлавливая вынесенную корму машины - "Марк" визжал покрышками, оставляя за собой пелену белесого дыма. Она испуганно зажмурилась, держась рукой за балку каркаса безопасности.
   Машина стабилизировалась, и даже немного сбросила скорость. Дорога поворачивала налево и уходила на подъем. Она открыла глаза. В конце подъема стояла импровизированная стелла -- колонна, увенчанная бронзовым парусником, а ниже, на постаменте -- стояла какая-то легковая машина со значком в виде короны на радиаторной решетке. Здесь же находился и щит-указатель, украшенный несколькими знаками:
   Ограничение скорости 80 километров в час. Опасный поворот. Возьмите оружие на предохранитель. Город Серых Дождей, население 320.859 человек.
  
    []
  
   ГОРОД СЕРЫХ ДОЖДЕЙ
  
   Первоклассная автомагистраль на четыре полосы, с полосами разгона и торможения, с крытыми виадуками для пешеходов, петляла среди густого леса. Местами, то там, то тут -- из зарослей буйной растительности выглядывали высокие ограды, иногда было видно какие-то строения. Через десять минут они наконец въехали в сам Город.
   Справа внезапно появился обрыв, слева -- какой-то забор из стальных листов, украшенный колючкой и острыми обрезками рельс, а прямо впереди -- четырехсторонний перекресток; на разделительной полосе стоял обелиск с гербом города -- изображенный в профиль тигр, наступивший передней лапой на горгулью, по краям -- какие-то цепи и якоря, на заднем плане -- маяк.
   Алисия выехала к стоп-линии, огляделась по сторонам и утопила педаль газа. Завизжали покрышки. Она вжалась в спинку сиденья. Потом кузов тряхнуло -- машина затормозила также резко, как разгонялась до этого. На проезжей части, мигая оранжевыми лампами, стоял массивный темно-оранжевый восьмиколесный автокран, а перед ним устроилась бело-синяя полицейская машина. Стражи порядка -- вполне обычные, как и везде, хмурые дядьки в темной форме и бронежилетах -- сидели на капоте машины и пили чай из большого алюминиевого термоса. Рядом лежали два автомата. Рабочие поднимали пролет крытого надземного перехода. Алисия медленно подкатила к ним.
   - Дождь в помощь! - поздоровалась она, чуть приотворив дверцу. - Что случилось?
   - Циклоп вчера заходил! - ответил рабочий, стоящий наверху, на крыше уцелевшего пролета, и направлявший действия крановщика. - Нахулиганил немного, пока не прогнали.
   - Что ж вы за скотиной не уследили? - спросила Алисия шутливым тоном, повышая голос.
   Кран протяжно затарахтел, поворачивая стрелу.
   - Да то скорее всего дикий был! - крикнул рабочий в ответ, жестами показывая крановщику куда нужно поднести пролет.
   - С холодильником все в порядке? - спросила она.
   - Да что с ним станет... - ответил рабочий. - Давай чуть левее, куда же ты понес...
   Алисия захлопнула дверцу, плавно обрулила рабочих, и снова утопила педаль газа. Машина пронеслась по прямому как стрела, уходящему под уклон проспекту, и выскочила на мост.
   Город казался спящим. Пустынные улицы, и кроме дорожных рабочих -- никаких признаков жизни. Ее взгляд привлекло движение, она прильнула к стеклу -- по улице, проходящей под мостом, катил небольшой легковой автомобиль, также закованный в решетки, как и Марк Алисии.
   - Значит, город выживших и вправду существует? - спросила она.
   - А ты думала, я обманываю? - рассмеялась Алисия.
   Машина съехала с моста и теперь поднималась по широкому проспекту. Проспект изгибался вправо. В конце подъема, среди деревьев виднелись невысокие кирпичные дома. Все окна были закрыты железными ставнями. Она сразу вспомнила ночевку в Форт Лодырь Дейл, и жуткую ночную свистопляску снаружи.
   Алисия свернула с проспекта -- узкая дорога уходила под мост, и выныривала в жилом квартале. Здесь все казалось совершенно обычным, будничным -- лавочки у парадных, припаркованные автомобили. Только вот наглухо запечатанные окна и зарешеченные стекла машин нарушали идиллию.
   - Куда мы едем? - спросила она.
   - Мне нужно доставить кое-что кое-кому, - сказала Алисия. - Это очень важно, он не может ждать ни секунды.
   Машина миновала жилой квартал и теперь поднималась в гору.
   - Как-то все безрадостно, уныло, - сказала она.
   - Здесь люди выживают, если сегодня ты проснулся -- считай, уже праздник, - ответила Алисия.
   Налетел туман, такой густой, что дальше вытянутой руки ничего не было видно. Но тем не менее, Алисия не сбросила скорость. Казалось, она настолько хорошо знает этот маршрут, что способна ехать на ощупь. В какой-то момент машину вынесло на выходе из поворота чуть шире, и она увидела, что они движутся по серпантину, слева -- хлипкий стальной леер, а дальше -- пропасть, и где-то там внизу город...
   Она проглотила ком в горле и решила смотреть только вперед. В этот момент Алисия вышла на прямой участок. Дорога здесь имела небольшой уклон вверх. И в этот момент из густой пелены тумана показались огромные -- должно быть, в человеческий рост -- массивные когти и звонко клацнули по бетонке. Что-то громко хлопнуло -- и когти исчезли.
   Алисия невозмутимо держала руль, иногда сонно позевывая.
   - Что это было? - прошептала она испуганно.
   - Где? - удивленно спросила Алисия. - Ах, это... это Кетцаль Коатль. Низко полетел, значит к дождю...
   - Что это за тварь? - простонала она, чувствуя как изнутри поднимается какое-то липкое, холодное чувство, и тело начинает колотить озноб.
   - У него размах крыльев примерно 14 метров, - сказала Алисия. - Поэтому он летает в основном в хорошую погоду -- когда солнце прогревает землю и поднимаются восходящие потоки воздуха. Гнездится на вершинах, прыгает со скалы и ловит ветер. Такой вот дикий планерист. Когда он только появился -- много хлопот доставил, хватал машины, уносил на скалы и пытался разобрать по частям. Потом понял, что железо невкусное, да еще и отстреливается, и пакостить перестал. Сейчас если только случайно кого с дороги стряхнет...
   Дорога тем временем уходила вниз и поворачивала налево. Начинал капать мелкий дождик.
   - Успел бы наш планерист до гнезда добраться, - обеспокоенно произнесла Алисия. - В прошлый раз не успел, так его голодные подрали сильно. Он же большой -- то есть неуклюжий и медлительный...
   Они спустились с горы, проехали скоростной путепровод, и поднявшись по одному из рукавов дорожной развязки -- въехали в жилой квартал, застроенный старыми панельными высотками. Алисия припарковала машину возле супермаркета, проверила пистолет, и вылезла под дождь. Она последовала примеру бывалой компаньонки. Блондинка открыла багажник и выволокла большую сумку-морозильник на ремне.
   От парковки лестница в два пролета вела к небольшому рынку, с одной стороны стояли аккуратные маленькие павильоны, с другой -- на первом этаже дома разместились различные магазины. Горели вывески -- фрукты, бытовая химия, мясо и молоко. Алисия аккуратно переступала через крохотные лужицы, бережно держа свою ношу. По рынку неторопливо прохаживались местные жители. Люди. Настоящие, живые люди. Вся эта картинка настолько напоминала былую, спокойную и счастливую жизнь, что...
   Небо расколола сирена. И тотчас все замерли, словно по команде. Она подняла ладонь, подставила плачущему небу -- на ее кожу не упало ни капельки...
   - Дождь кончился! - закричал кто-то.
   И тотчас люди побежали к дверям магазинов.
   - За мной! - крикнула Алисия, и бросилась к ближайшей двери.
   Это был продуктовый магазинчик. Вот стеллажи с фруктами, вот хлеб, вот консервы. Хозяин магазина -- толстый дядька в фартуке -- стоял у входа и махал людям, призывая бежать сюда, в безопасное место. Как только рынок опустел -- он закрыл дверь и задвинул массивный засов.
   - Ну, теперь мы в безопасности, - сказал хозяин и отошел к прилавку. - Кто следующий?
   - Мне булку хлеба, и консерв рыбных, пожалуйста, - попросил хмурый высокий мужчина, зажавший в кулаке горсть монет.
   Дядька закатал рукава белой рубашки, показав мускулистые волосатые руки, и принялся доставать из ящика консервные банки. Жизнь снова возвращалась в привычное русло.
   - Мэри! - внезапно позвала женщина.
   Все присутствующие обернулись.
   - Моя дочь, - прошептала женщина. - Вы ее не видели? Девочка восьми лет. Мэри!
   Люди в магазине начали озираться по сторонам.
   - Мама! - раздался детский крик на улице.
   - Мэри! - женщина бросилась к двери, попыталась сдвинуть засов -- он не поддавался. - Откройте!
   Продавец полез через прилавок к двери.
   - Не смей! - крикнул мужчина, покупавший консервы. - Мы здесь в безопасности, ты всех нас поставишь под удар!
   - Мэри! - завизжала женщина.
   Толстый дядька взялся за засов, и тут между ним и дверью влезла Алисия.
   - Сейчас откроешь дверь и будешь ее охранять, - предупредила она. - Не выпускай ее на улицу, я сама сбегаю за девочкой. Саша Панса, пойдешь со мной!
   - Что у тебя? - спросил толстяк.
   Алисия вынула пистолет из кобуры.
   - Сорок пятый, классика.
   Хозяин магазина -- он же и продавец -- коротко кивнул, резким движением отпер засов и распахнул дверцу. Алисия вышла наружу, держа пистолет наизготовку, быстро огляделась -- в поисках угрозы.
   - Мэри! - позвала она.
   Никто не отвечал.
   - Мэри, не прячься, тебя ищет мама! - крикнула Алисия.
   Она подошла, встала рядом.
   - Я в ту сторону, ты в эту, - распорядилась Алисия. - Если увидишь что-то кроме восьмилетней девочки -- беги в магазин, не оглядывайся.
   Она кивнула, развернулась и пошла по рынку, заглядывая в закоулки между павильонами. Здесь девочки точно не было. Она обернулась -- Алисия медленно двигалась, постоянно держа между собой и потенциальной мишенью готовый к стрельбе пистолет. Стало как-то спокойнее -- до сих пор Алисия демонстрировала хорошие навыки выживания в сумеречной зоне, и хотелось верить, что сквайр таинственного Ордена и теперь не подведет.
   Она зашла за павильон и увидела девочку, сидящую за мусорным баком.
   - Мэри! - обрадовалась она. - А мы тебя ищем! Пойдем скорее, к мамочке!
   Она протянула руку. Девчушка смахнула слезы, взяла ее за пальцы. Чувствуя себя победительницей, она вела найденную дочку к маме.
   - Алисия, смотри кого я нашла! - не удержалась и крикнула она.
   Алисия рефлекторно развернулась, и опустила пистолет.
   - Ты наверное, перепугалась, да? - спросила она девочку.
   Мэри хотела что-то ответить, но тут ее глаза округлились от ужаса. А затем тишину распорол пронзительный вопль.
   - В магазин, быстро! - рявкнула Алисия.
   Горгулья появилась внезапно -- словно вспорхнула с крыши дома и оказалась точно между ними и спасительной дверью. Грохнул выстрел, чудище взвыло от боли. Алисия сделала еще два шага, сближаясь с мишенью, и снова выстрелила. Она не старалась накрыть горгулью шквальным огнем -- наоборот, ее приоритетом была максимальная точность. Теменная часть черепа, шея -- там, где защитные пластины не такие толстые. Горгулья обернулась, она покачивалась и озиралась по сторонам, стараясь сфокусироваться на мишени -- видимо, мозг уже был травмирован одним из выстрелов. Последний патрон Алисия отстреляла с дистанции в несколько шагов -- точно в глаз. Чудовище перестало дышать и свалилось к ее ногам.
   - Ура! - обрадованно закричала она.
   - Все внутрь, немедленно! - рявкнула Алисия, схватила их за руки -- и не повела, а скорее поволокла за собой в магазин.
   - Да что ты делаешь, ты же убила ее! - закричала она.
   - Не оглядывайся! - рявкнула Алисия.
   Вот она, гостеприимно распахнутая дверь магазина. Она обернулась -- и почувствовала, как ноги подкашиваются. Убитая горгулья медленно поднималась, мотала простреленной головой.
   - Не оглядывайся! - повторила Алисия.
   Горгулья издала свой фирменный пронзительный вопль. И в этот момент из магазина вышел толстый хозяин с пожарным топором на длинной ручке, прикинул расстояние, траекторию, и размашистым движением от самого плеча метнул топор в горгулью. Воздух прорезал пронзительный свист, словно это был не пожарный инвентарь, а настоящий томагавк. Блестящее лезвие вонзилось точно в затылок, от чего кость громко хрустнула. Горгулья хрюкнула и уткнулась мордой в землю.
   Продавец закрыл дверь, задвинул засов. Счастливая мама сгребла в охапку дочку, и расплакалась.
   - Ну вы молодцы, девчонки, - сказал хозяин.
   - Дура я, хоть бы вторую обойму взяла... - вздохнула Алисия.
   Хозяин ничего не ответил, полез под прилавок, пошуровал там и вскоре протянул ей коробку патронов.
   - Подойдут? - спросил он.
   Алисия кивнула.
   - Подарок, - хозяин магазина положил коробку на прилавок.
   Она тем временем стояла у витрины, пораженная увиденным. Да, все так. Горгулья шевельнулась. Вытянула заднюю лапу, схватилась за рукоятку и с усилием выдернула топор из собственной головы. Окрестности огласились чудовищным ревом.
   - Почему? - прошептала она.
   - Они оживают, - коротко сказала Алисия, заправляя один за другим патроны в обойму. - Они всегда оживают. Мы испробовали все оружие, которое только смогли найти. Их невозможно убить.
   Горгулья взмахнула крыльями и рывком преодолела расстояние до магазина, вцепилась когтями в решетку, закрывающую витрину, и попыталась выдернуть ее. Алисия посмотрела на хозяина.
   - Бесполезно, - ответил он. - Решетки варили на совесть. Она ее не сорвет.
   Алисия зарядила пистолет и подошла к витрине. Горгулья увидела ее, просунула лапу между прутьев и попыталась когтем разбить треснувшее витринное стекло.
   - Убирайся, - тихо приказала Алисия.
   Горгулья ответила пронзительным воплем.
   - Ты нас не достанешь, - сказала Алисия. - Пошла прочь!
   Горгулья замолкла, пристально поглядела на Алисию. Потом взмахнула крыльями, лязгнула когтями отпуская решетку -- и взмыла в небо.
  
    []
  
   ДОКТОР КИЛХОРС
  
   Дождь вернулся через пару часов. Он сыпал мелкие редкие капельки воды, и постепенно жизнь вернулась в привычное русло. Они прошли через рынок, миновали перекресток с довольно оживленным движением, а потом двинулись в небольшой сквер. От него поднималась крутая лестница, ведущая к жилому дому.
   - Запомни, что я тебе скажу, - наставляла Алисия, взбираясь по лестнице с холодильной сумкой на шее. - Что бы ты сейчас ни увидела, не бойся ничего. И не вздумай орать. Доктор Килхорс весьма своеобразный человек...
   В одной из квартир первого этажа балкон был переделан в полноценную парадную -- с массивной стальной дверью, ступенями и поручнями. Алисия поднялась по лестнице и позвонила в дверь. Через некоторое время лязгнул замок, дверь чуть приотворилась. В темноте она увидела человеческое лицо, изъеденное пятнами гангрены. Кожа на шее, видимо, уже основательно подгнила, на это намекал неестественный черный цвет. И запах. Ни на что ни похожий, характерный только для голодных, кислый, едва уловимый запах.
   Она закричала, потом согнулась и захрипела -- локоть Алисии врезался в живот чуть пониже желудка. Голодный не придал этому ровно никакого значения.
   - Ты привезла? - хрипло спросил он.
   Алисия утвердительно кивнула.
   - Что же ты сразу не сказала! - голодный распахнул дверь. - Заходите!
   Боль в животе уже начала стихать. Она колебалась, но Алисия решительно шагнула внутрь, не оставив ей выбора.
   Когда-то это была очень просторная квартира, не меньше 150 квадратных метров. А может, и всех 200. Новый хозяин произвел масштабный ремонт, убрав большинство ненужных перегородок. Прямо на входе стояла огромная стеклянная колба -- внутри в каком-то растворе плавал голодный. Чуть далее стояло нагромождение непонятной аппаратуры, тянулись провода и шланги. У стены стояли медицинские холодильники.
   Тут же находился стол, на который голодный поставил вытянутый, узкий стеклянный контейнер, и снял крышку. Алисия поставила холодильную сумку на пол. Голодный надел сварочную маску, огромные защитные рукавицы, и взял в руки стальные клещи с длинными рукоятками. Алисия отомкнула замки, распахнула крышку и отпрянула назад. Голодный тем временем невозмутимо запустил клещи внутрь, что-то там подцепил и извлек на свет.
   Это оказался потрясающий организм, похожий на морскую звезду. Он вытянул во все стороны свои ярко-алые щупальца, словно пытаясь схватить кого-то. Его спина бугрилась какими-то пульсирующими наростами.
   - Сзади тебя тампон, промакни ее, - сказал голодный.
   Алисия взяла большую марлю, намотанную на рукоятку швабры, и оставаясь на безопасном расстоянии, приложила ткань к организму. И тотчас ткань окрасилась в фиолетовый цвет. Голодный удовлетворенно кивнул и окунул организм в колбу, закрыл крышкой. Затем взял у Алисии марлю и закинул в небольшую центрифугу.
   - Сейчас понадобится время, чтобы выделить фракцию для извлечения фермента, - пояснил голодный, включая аппарат. - Ну а пока, я приглашаю вас попить чаю.
   - С удовольствием, - сказала Алисия. - Я с прошлого вечера маковой росины во рту не держала.
   И припадая на правую ногу, голодный повел их на кухню.
   Она сидела на грубо сколоченном табурете, и держала в руках пустую чашку. Чайник шумел, разогревая воду. Алисия стояла у окна, жевала бутерброд, предложенный гостеприимным хозяином.
   - Они вчерашние, но ничего другого у меня нет, - виновато сказал голодный.
   - Это самый лучший вчерашний бутерброд на свете, - сообщила Алисия. - Вот, Санча Панса, знакомься. Доктор Джулиус Килхорс, собственной персоной.
   - Но вы... - прошептала она. - Вы же...
   - Голодный? - спросил доктор. - Когда только началась эпидемия, я одним из первых начал работать над ее локализацией. И над поиском вакцины. Прошел месяц бесплодных поисков, динамика заражения была ужасающей, а лекарства так и не было. И тогда я решил открыть параллельное направление работы. Вместе с вакциной я стал искать ингибитор -- препарат, замедляющий развитие вируса в организме. А поскольку я постоянно работал с больными -- я понимал, что также заражусь, это был только вопрос времени. Поэтому как только регулярная проба дала положительный результат -- я начал тестировать все свои разработки на самом себе. Через две недели появилась Роса. Ингибитор первого поколения, который сейчас продлевает жизни тысячам больных в этом городе.
   - В этом городе? Тысячи голодных? - воскликнула она.
   - Они больные люди, - сказал доктор Килхорс чуть слышно. - Они страдают. Я должен помочь им. Кстати, ты заметила? - он обратился к Алисии. - Я теперь немножко киборг.
   Доктор вытянул правую ногу. Части голени скрепляла стальная рейка, прикрученная саморезами прямо к белеющей кости...
   Она почувствовала приступ тошноты, отчаянно замахала руками. В отличие от Алисии, привыкшей уже ко всему -- доктор сразу понял в чем дело, выдернул из ящика стола пакет и протянул девушке.
   Рвало ее минут двадцать. Чайник успел закипеть. Алисия начала есть второй вчерашний бутерброд. Доктор Килхорс смотрел на часы, ожидая когда центрифуга закончит работу.
   Наконец прибор запищал -- словно будильник, отрывисто и тревожно. Доктор надел маску, перчатки, выбросил из центрифуги посеревшую, истлевшую марлю, и вынул откуда-то снизу колбу с насыщенной фиолетовой жидкостью.
   - Не дышать, - коротко предупредил он, сел за стол, взял маленький шприц и принялся разливать содержимое по небольшим ампулам с прозрачным раствором. Она наблюдала за его действиями как завороженная.
   - Утренняя звезда -- хищный цветок из экосистемы Сумрака, - пояснил доктор Килхорс. - Она приманивает к себе мелкую живность вкусным запахом и ярким цветом, особенно красиво она выглядит с наступлением темноты, когда переливается всеми оттенками красного. А когда жертва подходит на дистанцию поражения -- словно медуза, стреляет микроскопическими гарпунами с ядом. По иронии судьбы, яд содержит нейротоксин, который валит человеческий мозг в мощнейший приступ эпилепсии. Судороги дыхательной мускулатуры приводят к отеку головного мозга и коме. Помимо этого, яд Утренней звезды -- еще и дикая смесь различных аминокислот, способных вызвать непредсказуемую аллергическую реакцию.
   - А какое поэтическое название, подумать только... - прошептала она, с опаской глядя на организм, заточенный в стеклянную колбу.
   - Она расцветает на рассвете, с первыми лучами солнца, - сказал доктор Килхорс. - И постепенно закрывается в бутон с наступлением темноты. Мы пытались найти противоядие, но никаких успехов наши поиски не дали. Так что бросили эту затею. Тем более что в наших краях Утренняя звезда не водится, только далеко на севере. А недавно ко мне привезли пациента, пострадавшего от атаки Звезды. Конечно, я не смог сделать ровным счетом ничего, кроме патологоанатомического исследования. И вот что меня поразило -- пациент, который был заражен вирусом и регулярно проверялся на вирусную нагрузку, после атаки Звезды имел концентрацию тел вируса на порядок меньше, чем до. И тогда у меня родилась гипотеза, что яд Звезды ко всему прочему может сдерживать развитие Сумрака в отдельно взятом организме.
   Он выволок из-под стола огромный баллон со шлангом и кислородной маской, положил на стол несколько шприцов.
   - Я рассчитал примерную смертельную дозу на живую массу, она оказалась весьма небольшой, что неудивительно. Я приготовил инъекционный раствор, и теперь, когда у меня достаточно яда -- я могу, наконец, испытать новое лекарство, - сказал доктор и повернулся к Алисии. - Теперь запоминай. В баллоне кислород. В этих шприцах, по порядку -- антиаллерген, сыворотка которая по идее должна ослабить нагрузку на дыхательную и сердечную мускулатуру. Если что -- надеваешь на меня маску, коли в... - тут он запнулся, осмотрел свое изъеденное вирусом тело. - В общем, коли в шею, не ошибешься. Ну, в добрый путь.
   Доктор достал новый шприц, набрал раствор из ампулы и сделал себе укол. Потом посмотрел на часы -- включил таймер.
   - Судороги есть? - спросила Алисия.
   - Не подкалывай, - сказал доктор раздраженно. - Я пытаюсь поймать изменения в своем состоянии.
   - По-моему, у тебя дерьмовое состояние, док, - сказала Алисия.
   - С чего ты взяла? - спросила она испуганно.
   - А ты присмотрись, у него стальная рейка в ноге, - ответила Алисия.
   Она непроизвольно зажала рот ладонью, и позеленела.
   - Невеста, чтоб ты всю жизнь хорошо жила... - чертыхнулся доктор.
   Алисия ушла в гостиную, приволокла небольшое кожаное кресло и свернулась на нем калачиком.
   - Я спать, - коротко продекларировала она. - Будешь подыхать -- буди.
   Она сладко зевнула, подложила под щеку ладони в военных перчатках и закрыла глаза.
   - И проведи обследование моей послушнице, - сонно пробормотала Алисия.
   Док вздохнул, посмотрел на часы.
   - Три минуты, - сказал он. - Не торкает. Ладно, пойдем.
   Он встал и поманил девушку за собой. Она с опаской посмотрела на спину доктора, потом -- на спящую Алисию, но все-таки пошла. Следующая комната была разделена стеклянной перегородкой. В первом помещении находилась небольшая клиническая лаборатория -- те же приборы, микроскопы, шприцы. А за стеклом -- находился какой-то массивный прибор, в виде тонкого квадрата с круглым отверстием внутри, диаметром около метра.
   - А что это? - спросила она.
   - Компьютерный томограф, - ответил доктор, садясь за стол и доставая шприцы. - У меня тут много всяких интересных игрушек. Садись.
   Она села напротив.
   - Вену, - коротко приказал доктор.
   Она закатала рукав и протянула руку. Он пережал место чуть выше локтя жгутом.
   - Крови боимся?
   Она помотала головой. Он проткнул вену иглой и принялся набирать кровь, меняя контейнеры один за другим. На четвертом она почувствовала легкое головокружение.
   - Потерпи, еще два, и готово, - подбодрил доктор. - Так надо, приходится много тестов проводить -- экспресс-проба, конечно, хороша, но она, к сожалению, не дает 100% точности.
   В лабораторию зашла, слегка покачиваясь, Алисия. Не говоря ни слова, она взяла за спинку маленький стул на колесиках и укатила его куда-то в недра квартиры. Ее проводили молчаливыми взглядами.
   - Как вы здесь оказались? - спросила она.
   - Когда правительство расписалось в собственной беспомощности и бросило нас на произвол судьбы в полевом госпитале, люди разделились на две части, - сказал доктор Килхорс. - Первая, более многочисленная группа, провозгласила создание Лиги Жизни, они собрались идти в Хайхиллск и играть там в осажденную крепость. В меньшей же группе нашлись люди, которые убедили остальных, что нужно искать более-менее сохранившуюся инфраструктуру, и отстраивать жизнь заново. Приспосабливаться к новым условиям. Руководство Лиги Жизни нарекло их предателями; этих людей предали самому гуманному и справедливому суду, и бросили на верную смерть в госпитале, забрав все припасы, медицинские препараты, оружие и топливо. Оставшиеся пошли на юг. Без транспорта, без оружия, без еды и питья. Немногие выжили. Оставшиеся в живых дошли до побережья океана и обнаружили хорошо сохранившийся город. Приморский муссонный климат вызывает частые дожди весной, летом и осенью. Дождь как погодное явление каким-то образом отпугивает сумрачную фауну, защищая нас. Город Серых Дождей стал домом. Нашим домом.
   Доктор Килхорс замолк на мгновение, набрал последний контейнер и выдернул иглу из ее вены. Затем встал, подошел к какой-то машине, и стал заправлять контейнеры с кровью в специальный лоток.
   - А потом в Город стали приходить люди, - продолжил он свой рассказ. - Выжившие со всех окрестностей, узнав про Город, потянулись сюда в поисках безопасной жизни. Идем.
   Он отвел ее к томографу.
   - Раздевайся и ложись сюда.
   - А это обязательно? - она с опаской посмотрела на томограф.
   - Хочешь ходить с рейкой в ноге? - спросил доктор.
   Она принялась раздеваться. Килхорс вышел в соседнее помещение, включил переговорное устройство.
   - Устраивайся поудобнее, и не шевелись.
   Томограф зажужжал приводом, и холодное ложе повезло сквозь рамку свой живой груз. Доктор что-то нажимал на планшете, управляя прибором. Вскоре обследование закончилось. Она оделась и вышла из комнаты.
   - Посмотрю результаты на досуге и расскажу как оно, - пообещал он. - А сейчас пить чай. Пускай Алисия проспится, она проделала очень долгий путь...
   Алисия спала в гостиной, расположившись на кресле, и вытянув ноги на приставленный стул. На кухне шумел чайник, разогревая воду. Доктор делал бутерброды с маслом.
   - А что это за Орден такой? - спросила она.
   - Орден основали люди, которые уговорили нас отправиться на поиски нового дома, - ответил Доктор. - Многие из этих людей погибли в пути, пожертвовав собой во имя общей цели. Они стали легендами, их имена и поныне вдохновляют людей вступать в Орден. Эрих Сонный отдал свою жизнь схватившись с первой горгульей, и защитив остальных. Алиса Ведьма отманила огромную стаю голодных, и погибла в их руках. Страшная смерть. Бенгал Джеймс до последнего лечил раненых, а когда обнаружил у себя признаки заражения -- ушел и больше не вернулся, не желая подвергать опасности жизни остальных. Тайфун Марк... основатель и первый магистр Ордена. Это он уговорил нас на Исход. Он дал нам надежду.
   Доктор внезапно замолчал.
   - Что с ним случилось? - спросила она.
   Лицо Килхорса вдруг исказила страшная гримаса.
   - Ах, черт... - он со стоном опустился на пол и вытянул правую ногу.
   - Доктор, что случилось? - спросила она.
   - Нога! - закричал Килхорс, из его глаз покатились слезы. - Обезболивающее, скорее! На столе, шприц подписан!
   Она побежала в лабораторию. В указанном месте лежало несколько шприцов. На каждом -- сделаны надписи крупными буквами. Она схватила нужный шприц и вернулась на кухню. Доктор чуть слышно стонал, делая себе инъекцию, потом отложил пустой шприц и глубоко вдохнул. Боль стихала.
   - Вам лучше? - спросила она.
   - Все... - прошептал доктор. - Действует...
   - Обезболивающее? - спросила она со знанием дела.
   - Новый препарат... - чуть слышно выдохнул доктор. - Вернулась чувствительность к омертвевшим тканям... эта штука гораздо эффективнее ингибитора первого поколения...
  
    []
  
   МОНАСТЫРЬ
  
   Темнело прямо на глазах. Дождь закончился, улицы тотчас опустели. Начиналось самое опасное время суток. Черный Марк летел по пустынным проспектам, поднимая шлейф брызг.
   - Неужели хоть сейчас я наконец-то нормально высплюсь? - говорила сама себе Алисия. - Нет, сначала ванну. Большую горячую ванну. И какую-нибудь огромную и вредную вкусняху перед сном. Да, именно так.
   Проспект тянулся вдоль набережной, то взмывая вверх -- на сопку, то падая вниз, к самой кромке воды. Здесь же, за высокой чугунной оградой, находилось современное высотное здание -- со стилизованными башенками на крыше, вызывающими ассоциации с замком. Алисия открыла ворота с дистанционного пульта, и закатила машину на внутренний двор. Здесь были высажены аккуратные небольшие деревья, меж насаждениями петляли дорожки, стояли лавочки. Она проехала мимо этой чудной рекреационной зоны и оказалась перед мрачными черными воротами. Снова клацнул пульт, створка ворот поднялась пропуская машину в подземный гараж.
   - Куда ты нас привезла? - спросила она.
   - В монастырь, - коротко ответила Алисия.
   В гараже было пусто. Алисия припарковала машину, собрала в сумку свои вещи, вылезла, клацнула центральным замком и направилась к лифту.
   - Каждому члену Орден дает кров, еду и одежды, - сказала она, когда кабина лифта со свистом поднималась куда-то наверх. - Но сперва служба. Надо доложиться начальству.
   Они вышли из лифта, прошли по длинному коридору и казались в просторном зале.
   - Жди здесь, - Алисия бросила на пол сумку, прошла в центр зала и преклонила левое колено.
   - Старший сквайр Ордена Дождя, Алисия Брайд! - объявил глашатай.
   Алисия поднялась, заложила руки за спину.
   - Как хорошо, что ты наконец вернулась!
   На той стороне зала было установлено высокое кресло. Справа от него находился стол с ноутбуком. В кресле сидел мужчина лет пятидесяти, в черных одеждах.
   - У нас возникла проблема.
   Тяжелый вздох Алисии отзвучал эхом в самых отдаленных уголках зала.
   - Двое суток назад Бричер уехал к Вековому Дереву, и до сих пор от него нет никаких вестей.
   Снова тяжелый вздох, на который мужчина впрочем не обратил внимания.
   - Ты должна поехать к Вековому Дереву и отыскать Бричера.
   - Магистр, а этот придурок не говорил, на кой ляд он потащился к Вековому Дереву? - мило улыбаясь, спросила Алисия.
   - Он только лишь сказал что поедет туда и назад, проверить дорогу после тайфуна, - сказал магистр. - Через два дня приходит Томита. Вы должны успеть вернуться, нам понадобится организовать встречу.
   - Может, сначала мы с Дикобразом встретим Томиту, а потом поедем за Бричером? - спросила Алисия. - Если он прожил у Векового Дерева два дня, то проживет еще два. А если нет, то смысла торопиться?
   - Дикобраз остался в Серой Топи, - сказал магистр. - Вот, посмотри.
   Он нажал что-то в ноутбуке. Алисия подошла, заглянула в экран. На фотографии была изображена заболоченная местность. По земле стелилась плотная дымка. В центре кадра -- обвитый болотной травой внедорожник GMC Yukon белого цвета, искореженное железо в нескольких местах пробито чем-то острым, заляпано кровью.
   - Что произошло? - Алисия тотчас помрачнела. Стало не до шуток.
   - Рейнджеры шли через топи к Айшаньской гряде, - сказал магистр. - В одном из болот они нашли полузатопленную развороченную машину. Тела нигде не было, но тут и без тела все ясно...
   Алисия чуть слышно выругалась.
   - Мы потеряли уже пятерых с начала этого сезона, - магистр сложил экран ноутбука и повернулся к ней. - Если мы потеряем еще и Бричера, тяжелой техники у нас не останется. Пока восстановим парк, пока восполним потери... сама понимаешь. Зима не так далеко, как кажется.
   Алисия кивнула.
   - Я отправлюсь завтра на рассвете.
   - Будь осторожна, - предостерег ее магистр.
   Алисия занимала апартаменты на одном из верхних этажей. Когда-то это была обычная небольшая но очень уютная квартира, с одной спальней, салоном, рабочим кабинетом и прекрасной ванной комнатой. Бросив вещи, Алисия не сказала ни слова и отправилась куда-то по своим делам.
   Сидеть одной в квартире с наглухо задраенными окнами ей очень быстро надоело. Она вышла, захлопнула дверь и решила прогуляться по этажу. В коридоре горел электрический свет. Было пусто и тихо -- видимо, это все-таки слишком большое здание для такого количества послушников Ордена.
   Миновав длинный коридор, она вышла в соседнее крыло и вскоре оказалась на небольшом балконе. Внизу, в двух или трех этажах под ней кипела жизнь -- ходили какие-то монахи в одеждах с капюшонами, люди в медицинских халатах. Здесь же стояло несколько обычных обеденных столов. За одном из них она разглядела Алисию. Напротив девушки сидело нечто... она сперва даже не поняла, что это.
   Возможно, когда-то давно это был человек. Возможно, это был мужчина. Возможно, даже красивый. Но сейчас это была сгорбленная туша, с невероятно раздутым торсом. Одна рука была непропорционально толстой и практически не двигалась, вторая еще сохранила более-менее человеческие формы. Меж лопаток рос огромный горб. Алисия кормила этого Квазимодо с ложечки какой-то едой. Она содрогнулась от отвращения. Потом они встали из-за стола, вернее сначала встала Алисия, потом помогла выбраться горбуну. У нее засосало под ложечкой. Алисия прикоснулась ладонью к щеке горбуна, видимо она что-то говорила, но очень тихо. Горбун отвечал лишь односложным, но громким и протяжным мычанием.
   Внутри шевельнулись неприятные подозрения.
   "Нет!" - подумала она. - "Не делай этого!"
   Алисия вытянулась и обняла горбуна. Она почувствовала, как к горлу подкатила волна тошноты.
   - Эй, вы новенькая?
   Она обернулась. К ней шел молодой парень.
   - Да, я новая послушница, - быстро пробормотала она.
   - Это видно, новичкам всегда везет, - улыбался парень. - Иначе как вы прошли через охрану?
   - Через охрану? - удивилась она.
   - Ну да, - ответил парень. - Это же госпиталь, здесь всегда охрана...
   Она непроизвольно обернулась, глянула вниз -- Алисии и отвратительного горбуна уже не было в столовой.
   - Вы меня не проводите обратно, я кажется заблудилась? - она кокетливо улыбалась.
   Парень млел и сиял.
   Алисия сидела в рабочем кабинете и чистила винтовку.
   - Знаешь, я пожалуй придумала тебе имя.
   Хоть из салона и не было видно, как она вошла -- все же едва различимый звук открывшейся двери Алисия уловила.
   - И какое же? - спросила она, повышая голос.
   - Я буду называть тебя "Бестолковка", - Алисия вошла в салон.
   - Это еще почему? - обиженно спросила она.
   - На то есть несколько объективных причин, - Алисия села в кресло напротив и принялась загибать пальцы. - Во-первых, пользы ты не приносишь...
   Она молчала.
   - Тебе кто приказал покидать расположение? - спросила Алисия.
   Она продолжала молчать.
   - Здесь не курорт, и не санаторий, - сказала Алисия строго. - Ты либо быстро учишься дисциплине, либо находишь неприятности.
   - Лучше расскажи, что за Вековое Дерево, - попросила она.
   - Это метафора, - сказала Алисия. - На самом деле дереву года три, но выглядит так, словно действительно растет здесь веками.
   - Дай угадаю, и это место тоже таит в себе большую опасность? - спросила она.
   - Конечно, - обрадовала Алисия. - На дереве живет Великая Агама.
   - Почему великая? - удивилась она.
   - Ты когда-нибудь видела змею длиной 18 метров? - спросила Алисия.
   Она отрицательно покачала головой.
   - Вот потому и Великая, - объяснила Алисия.
   - И ваш товарищ поехал к этому дереву? - спросила она. - Зачем, покормить огромную змею?
   - Я бы и сама хотела знать, - сказала Алисия. - А вот иронизируешь ты зря. В прошлой жизни Бричер был чемпионом по авторалли. Он пожалуй самый подготовленный из нас. Уж если кто и способен прорваться даже через Серые Топи -- то это Бричер. Так что ему вполне по силам смотаться к Вековому Дереву и вернуться живым.
   - А тебе? - спросила она.
   Алисия посмотрела на нее исподлобья, тяжелым свинцовым взглядом.
   - А у меня огнемет под задним бампером, - ответила девушка.
  
    []
  
   СНЕЖНЫЙ ПЕРЕВАЛ
  
   Край горизонта подернуло алым огнем, словно подожженный лист бумаги. В воздухе повисла тяжелая, тягучая словно кисель, тишина. Подходило к концу пограничное время -- рассветный час недолог, а потом поднявшееся солнце разбудит все самое чудовищное, что сейчас спокойно дремлет, забившись в норы...
   Совершенно нагло и нахально о своем вторжении в королевство Сумрака заявил черный автомобиль, во весь голос турбированного шестицилиндрового мотора. Дорога прорезала лес насквозь. Покрытие позволяло топить -- и Алисия топила. "Марк" летел стабильные 140 километров в час. Она смотрела на дорогу, стараясь не обращать внимания на ревущую в салоне музыку -- опять этот ужасный грохот, и вокалист, надрывно кричащий не самый изящный стих про дитя окраин и горячих зон, сына мертвой природы...
   Ты был никто, а теперь король
   Выбитых витрин и сгоревших стен...
   Они выехали из Города затемно. Парадокс, но в то время, когда в нормальной жизни люди еще смотрят последние сны в теплых кроватях -- в Городе уже кипит жизнь. Невидимая, незаметная на первый взгляд, недоступная взору непосвященных. Люди пересекают открытое пространство короткими перебежками. Начинают работать пекарни, магазины и салоны красоты -- спрятавшиеся за толстыми стальными решетками. На окраине города дымит трубами промышленный комплекс -- там изготавливают полимеры и ткани, варят сталь и различные сплавы.
   Орден, кажется, вообще никогда не спит. Алисия не совсем тактично разбудила ее, ткнув кулачком в бок. После душа и завтрака она спустилась в гараж -- Марк уже был переобут в новые колеса и заправлен. Алисия положила в багажник запасную канистру топлива, четырехлитровку синтетического масла, и какой-то странный баллон с широким горлом. Ее особенно заинтересовал последний пункт, но на все вопросы Алисия бестактно промолчала. Они выехали из Города, преодолели тот самый длинный низководный мост -- где Алисия по обыкновению ехала "на всю тапку", не придавая значения однородному белому цвету лица своей попутчицы. И вот, спустя пару часов -- начинается рассвет, и машина летит по трассе через сумрачный лес. Деревья уже сбросили листву, отрастили новую -- она тут же пожелтела, высохла и теперь постепенно облетала, с каждым дуновением ветра.
   Дешево стоит чужая боль,
   Ночью героин, утром гексаген...
   У края дороги появился огромный щит-указатель, с кучей самых разных знаков и предупреждением о приближающемся перевале. Потом дорога пошла на подъем. Климат начал меняться. Алисия сбросила скорость, и теперь прокладывала траекторию предельно аккуратно, стараясь не выскочить на встречную полосу перед закрытым поворотом и не вылететь с дороги -- с крутого обрыва вниз, прямо на островерхие макушки диковинных деревьев. Машина то взмывала вверх, на подъемах -- то уходила резко вниз, к очередному повороту, огибающему горный гребень.
   Здесь было гораздо меньше деревьев, а местами на земле лежал тонкий слой снега. Стали появляться высокие кедры. Вирус не торопился подниматься в горы -- ему на равнине пока еще было достаточно комфортно.
   У самой вершины дорога ныряла в неприметную ложбинку у двух гребней. Алисия нажала на тормоз, машина остановилась, слегка повернувшись всем корпусом. Дорога была перекрыта двумя шлагбаумами. Чуть поодаль из бетонных блоков было сложено приземистое, но на вид очень крепкое строение, с зарешеченными окнами. У шлагбаума стояли два субъекта в штанах, вроде военных, и куртках с остроконечными капюшонами. Один из них повесил автомат на плечо и направился к машине.
   Алисия опустила стекло своей двери.
   - Кто такие? - не совсем дипломатично осведомился он.
   - Орден Дождя, - сказала Алисия.
   - Чего? - переспросил парень.
   - Понятно, - сказала Алисия. - Зови старшего.
   Парень некоторое время осмысливал сказанное девушкой, затем развернулся и помахал своему напарнику.
   - Тут это... Орден, как его...
   Старший жестами показал, куда припарковать машину. Алисия вылезла, накинула на плечи короткую кожаную куртку.
   - Ты идешь? - спросила сквайр. - Мотор я заглушу. В машине будет холодно.
   Она посмотрела на парней с автоматами. Эти симпатяги никакого доверия ровным счетом не внушали...
   От блокпоста вела тропинка, ныряющая среди оврагов, пересекающая небольшой ручей. Метров 800 они прошли по этой тропе, и наконец вышли к какому-то комплексу из невысоких зданий и странных сооружений -- какие-то металлические шары, шкафы с оборудованием...
   - Эти ребята называют себя сталкерами, - объясняла по пути Алисия. - Шляются по вымершим городам, совершают вылазки в заброшенные военные части. Вносят суматоху и хаос в размеренное течение жизни королевства. Вот, восстановили метеорологическую обсерваторию. Наладили в Город поставку данных, и имеют с этого свою выгоду. И не только с этого.
   - Что-то еще? - спросила она.
   - Иногда им попадаются интересные документы, массивы данных с компьютеров военных, - сказала Алисия. - Торгуют информацией.
   - А оружие из заброшенных частей? Патроны? - спросила она.
   - Тут этого дерьма и так хватает, - махнула рукой Алисия. - Почти пришли.
   Она толкнула тяжелую металлическую дверь и вошла в двухэтажное здание. Внутри оказалось на удивление цивильно -- чисто и тепло. Видно, что помещения отремонтировали на совесть. Работала вентиляция. Алисия поднялась по металлической лестнице на верхний этаж -- здесь находилось что-то типа салона, несколько сталкеров сидели за столом, кто-то ел, кто-то играл в карты. На двух девушек никто не обратил внимания.
   Прямо по коридору, до конца. Потом Алисия повернулась и толкнула дверь.
   - Ёжки кошки! - воскликнул мужской голос. - Какими судьбами?
   - Ну, не придуривайся, - Алисия вошла в кабинет. - Рассказывай.
   Она прошла следом за наставницей. В кабинете, расположившись в огромном кресле, за столом сидел необъятных размеров мужчина в камуфляже. Подбородка видно не было -- шея была как раз по диаметру головы. Она посмотрела вниз -- из-за стола выглядывала огромная босая нога. Впрочем, при таком слое подкожного жира обладатель ноги вполне мог позволить себе ходить босиком.
   - А что тебе рассказывать? - мужчина поставил на стол тарелку, вытер рукавом губы.
   Алисия села на край стола и повернулась к нему.
   - Все рассказывай, - сказала она. - Где родился, где крестился, откуда приехал, в армии служил?
   Мужчина надсадно рассмеялся.
   - Ты мне ничего не привезла? - он сделал просящее выражение лица.
   - Нет, - она покачала головой. - Ничегошеньки.
   - Ну вот, - толстяк сразу погрустнел. - Я так ждал, что ты мне привезешь какой-нибудь маленький полуметровый тортик...
   Она рассмеялась.
   - Имей совесть, я с утра съел только лишь четыре котлетки, три доширака, - толстяк стал загибать пальцы, похожие на сардельки.
   - Фред, давай по делу, - сказала Алисия. - По-любому Бричер проезжал через вас.
   - Ну, проезжал пару дней назад, было дело... - погрустнев, ответил толстяк.
   - Назад не возвращался? - спросила Алисия.
   - Нет, - сказал Фред. - Может и возвращался, но не через нас, это точно.
   Алисия достала из кармана небольшой сотовый телефон, положила на стол и толкнула к нему.
   - Это что? - толстяк с подозрением посмотрел на девушку.
   - Подгон, от Ордена, - ответила она.
   Фред вытер руки о штанины, и взялся за телефон, в его лице легко читалась та легкая сумасшедшинка, которая овладевает мужчинами всякий раз при виде очередной технической игрушки.
   Где-то звякнула микроволновка. Фред изучал телефон.
   - Жучка подложили? - спросил он.
   - Обязательно, - заверила Алисия.
   - Ну ничего, разберу, проверю, - пообещал толстяк.
   В кабинет заглянул какой-то молодой сталкер.
   - Фред, там твоя жрака согрелась, дай людям микроволновку, - попросил он.
   - Да, сейчас, - мужчина отложил телефон, достал из ящика стола какой-то бланк, ляпнул печать и написал что-то. - Вот, держи.
   Он протянул бумагу Алисии.
   - Это на месяц, чтобы зря караул не беспокоили. Под лобовое подложи, на видное место.
   Алисия кивнула, взяла бумагу.
   - Фред, ну ёлки, сколько ждать можно? - раздался в коридоре недовольный вопль.
   - Да иду уже! - крикнул толстяк в ответ, выбираясь из-за стола. - Ради еды я готов пойти куда угодно... в пределах этого этажа...
  
    []
  
   ПРЕСЛЕДОВАТЕЛЬ
  
   За перевалом ландшафт менялся радикально. Трасса была построена на искусственной насыпи, по бокам которой -- в оврагах тонули в туманной дымке все те же жуткие мутирующие деревья без листвы. Грязно-серые облака висели необычайно низко, дорожное покрытие блестело от влаги. Иногда асфальт, словно обрывками тончайшей ткани, накрывала сизая дымка.
   - Как здесь неуютно... - она поежилась. - Еще и этот туман. Жуткий ландшафт...
   - Этот туман ветер приносит с Серых Топей, - сказала Алисия.
   Вскоре они съехали с трассы на узкую, но очень аккуратную националку. У края дороги, среди уродливого кустарника, она заметила старый, проржавевший указатель с названием населенного пункта.
   Националка прорезала поселок насквозь. То там, то тут -- по разные стороны от асфальтированной дороги были разбросаны двухэтажные дома. Проезды меж ними давно размыло, превратив в непреодолимые овраги. Место было молчаливым и безжизненным.
   - Даже голодных не видно... - сказала она.
   - Здесь уже давно жрать нечего, - ответила Алисия.
   Наконец асфальт кончился. Справа находилось болото, слева -- высокая бетонная стена, украшенная ржавой колючкой. Дорога впереди была весьма удачным сочетанием торчащих булыжников и луж.
   - Приехали, - сказала Алисия. - Дальше идем пешком.
   - Далеко идти? - спросила она.
   Алисия молча показала куда-то влево. Она повернулась -- из-за стены виднелся огромный холм, поросший зеленью.
   - Сколько по времени? - спросила она.
   - Минут десять, - ответила Алисия, заряжая винтовку. - Обойти эту стену, и немного вперед. Возьмешь бинокль, как раз у тебя руки свободные. Все, пошли.
   Они вылезли из машины, Алисия закрыла центральный замок. Особо повода для душевного разговора не было, да и общение за пределами машины Алисия не приветствовала, поэтому шли молча. Осторожно переступали через острые камни и лужи. И когда они наконец обогнули стену -- она застыла, не в силах скрыть удивления.
   Огромный холм, поросший зеленью, и казавшийся из-за стены таким далеким -- находился прямо тут, метрах наверное в 300. Собственно, это была крона огромного дерева. Само дерево, оплетенное какими-то растениями, похожими на виноградную лозу, казалось растет словно цветок. На сером стволе было четко видно белесое кольцо -- оттуда во все стороны торчали ветки, образуя своеобразный "этаж". Из этого же кольца продолжался ствол дерева, он доходил до следующего кольца, образовывал еще один ярус толстых, раскидистых веток -- и дерево начинало следующий цикл роста.
   Вековое Дерево росло прямо посреди дороги. Чуть поодаль находились несколько добротных частных домов, некоторые в два, а иные и в три этажа. Меж домами тянулась укатанная грунтовка, уходящая в лес. А в стороне, на въезде во двор одного из домов -- встал, перекрыв своим кузовом весь проезд, огромный пикап Тойота Тундра.
   Черный цвет, четыре двери. Все стекла заботливо закрыты решетками. Огромные колеса с грунтозацепами выходят за габариты кузова -- поэтому пикап был приподнят, а колесные арки -- доработаны под новую "обувь". При этом автомобиль был начисто лишен каких либо подножек. Морду украшали силовой бампер и огромный кенгурятник, среди которого спрятался объектив видеокамеры. На капоте же, по правой стороне была смонтирована турель с шестиствольным пулеметом. Видимо, управляемая из кабины. Довершала облик смонтированная в кузове массивная рама, несущая на себе четыре огромные фары-"люстры".
   - Вот это монстр... - прошептала она.
   - По крайней мере, его машина на месте... - тихо произнесла Алисия, проходя мимо.
   Машина выглядела нетронутой -- словно хозяин только что припарковался и отошел выпить кофе. Алисия подошла вплотную, обошла Тундру по кругу и ткнула пальцем в перчатке птичью какашку, отпечатавшуюся на двери.
   - Интересно? - спросила она.
   - Проверяю, как давно здесь стоит машина, - ответила она. - И похоже, что давно.
   А потом они полезли на дерево. Вернее, сначала залезла Алисия, а потом подтянула послушницу. Дальше Алисия повесила ей на шею винтовку, ухватилась за лозу и взобралась на верхний этаж. Она с неизбывной тоской в глазах наблюдала за всем этим фитнесом, периодически поглядывая на свою попу.
   Сначала Алисия свесилась вниз и забрала винтовку с биноклем, потом -- помогла ей вскарабкаться на новую высоту. Постепенно они добрались до самой кроны. Здесь переплетение ветвей образовывало огромную площадку -- хоть палаточный лагерь ставь. Она подошла к самому краю -- отсюда открывался восхитительный вид на горный кряж, у подножья которого находился густой зеленый лес, укутанный туманом.
   - Как красиво, - сказала она.
   - Айшаньская гряда, - сообщила вставшая рядом Алисия.
   - А что за лес там, внизу?
   - Это Серые Топи, - сказала Алисия.
   - Это там ваш товарищ...
   Она не договорила. Алисия лишь бросила небрежный взгляд, развернулась и пошла на другой край вековой террасы. Хрустнула ветка. Она обернулась. Алисия уже встала в стойку, вскинув винтовку.
   - Привет, девочки, - раздалось откуда-то сверху.
   - Слезай, - Алисия щелкнула затвором.
   Он спрыгнул с массивной ветки, уходящей от ствола горизонтально, и изгибающейся на 90 градусов.
   - Ну что, балбес, поехали домой? - спросила Алисия.
   Она подошла ближе. Бричер был необычайно высок, около двух метров ростом. Он держал себя в отличной физической форме, щеголял накачанными бицепсами, небрежной щетиной, и стрижкой а-ля Хью Джекман. В его лучшие годы. Из одежды Бричер предпочитал старые джинсы и косуху.
   - Это будет сложно сделать, - сказал он. - Смотри.
   Он показал куда-то в направлении частных домов. Сначала Алисия ничего не заметила. Потом прищурилась, пригляделась и чуть слышно но цветисто выматерилась. Подошла и бесцеремонно забрала у своей оруженосицы бинокль, поднесла к глазам.
   Да, сомнений нет. В лесу, в домах, в тени -- чтобы не отсвечивать на свету -- стоят. Молчат. Озираются. Нюхают.
   - Сколько их здесь? - спросила она.
   - Я насчитал примерно полторы сотни, - сказал Бричер.
   - Почему ты не позвонил? - спросила она. - Я бы взяла подкрепление.
   - Я телефон разбил, - Бричер виновато развел руками.
   Алисия несколько долгих минут, не скупясь на выражения, рассказывала Бричеру во всевозможных красках его умственные способности. Даже голодные в своих укрытиях стояли в это время не шелохнувшись, слушая ее чарующий голос.
   - А ты заметила? - спросил Бричер, когда Алисия наконец выговорилась и обессилев, села на свою прекраснейшую попу, положив винтовку на колени.
   - Ну чего еще? - спросила она капризным тоном, каким барышни обычно просят нести их на ручках.
   - Они ждали, пока вы заберетесь на дерево, - сказал Бричер.
   - Все, - Алисия устало выдохнула. - Поздравь нас, Бестолковка. Бричер окончательно долбанулся.
   - А ты присмотрись, - посоветовал Бричер. - Они стали стекаться сюда на второй день моего присутствия. Сначала шарахались у дерева, и я надеялся, что они разбредутся. Но потом они обтерли машину, и разошлись по домам. Рассредоточились по территории и стали ждать, когда же я соизволю спуститься. Они понимают, что если есть машина -- значит и живой хозяин ходит где-то неподалеку. Они мыслят.
   - Иди ты в баню, - вяло огрызнулась Алисия.
   Бричер прошелся по природной террасе, из одного конца в другой.
   - Надо выбираться отсюда, - сообщил он.
   - Ты просто гений стратегии, - восхищенно произнесла Алисия.
   - Я спрыгну, добегу до своего трака, и подкачу к дереву, чтобы вы могли спуститься в кузов, - сказал он. - Главное действовать быстро и точно. Тогда успеем свалить пока они не опомнились.
   - Ты же понимаешь, что ты -- дурак? - уточнила Алисия.
   - У тебя есть вариант лучше? - спросил Бричер.
   Она отошла от них подальше, и теперь смотрела на Айшаньскую гряду и загадочные Серые Топи. Где-то над головой прошелестела листва, она подняла взгляд -- среди веток лениво тянулось толстое, насыщенного, сиреневого цвета змеиное тело. Она повернула голову, следуя за змеей -- на соседнюю ветку туловище накинуло два или три оборота, и продолжало двигаться куда-то дальше.
   - Эй, мальчики и девочки... - позвала она, повернулась, споткнулась о сук и чуть было не упала. Но смогла схватиться за ветку.
   За толстую, холодную, сиреневую ветку. Она закричала, отпрыгнула в сторону, потом ноги заскользили, и вот она уже съезжает попой по стволу куда-то вниз, отчаянно цепляясь за лозы, оплетающие Вековое Дерево.
   Они подбежали к краю, посмотрели вниз.
   - Ну что, спускаемся? - спросил Бричер.
   Алисия схватилась за лозу, подергала, проверяя насколько та надежна.
   Она поднялась, потерла ушибленные места. В принципе, все обошлось, могло быть и хуже. Например, ее бы сейчас доедала огромная змея. Кстати, насчет доесть. Они двинулись. Из каждого дома, из чащи леса -- нескончаемым потоком ковыляют голодные. Услышали звук упавшего тела. Почувствовали запах живой плоти. Она выдернула из-за спины Беретту, подаренную Алисией. Взяла обеими руками, выставила впереди себя и с усилием спустила курок. Пистолет громко щелкнул в направлении ближайшего голодного. Она не поверила, но заглядывать в дуло не стала, а нажала на спуск еще раз. Пистолет снова щелкнул механизмом, и выстрела снова не последовало.
   - Ты дала ей незаряженный пистолет? - спросил Бричер.
   - Конечно, - невозмутимо ответила Алисия. - С заряженным она еще убьет кого...
   Голодные шли однородной, серо-черной волной. Волной кислого смрадного запаха, невнятных звуков и шаркающих шагов.
   "Ну вот и все, мамочка" - подумала она. - "Видимо, скоро уж точно встретимся..."
   Алисия, словно ничего не происходит, прошла мимо нее, подняла винтовку и принялась отстреливать голодных одиночными выстрелами, слева направо. У нее за спиной вырос Бричер, поднял над ее левым плечом магнум 44-ого калибра и спустил курок. Выстрел прогремел раскатом грома, Алисия пригнулась, на мгновение прекратив огонь. Где-то слева рухнул обезглавленный голодный.
   - Бричер, твою мать... - прошипела Алисия, разгибаясь, и одаривая коллегу укоризненным взглядом.
   В симфонию звуков вторгся новый источник. Какой-то давящий низкочастотный звук -- словно спортивный автомобиль с прямоточным глушителем ползет на холостых оборотах. Из чащи леса по грунтовке выкатился белоснежный седан, на широких низкопрофильных колесах. Машина полностью соответствовала местной моде -- стекла закрыты решетками, аэродинамическая юбка скорее всего выполнена из твердого сплава, а на капоте, слева от воздухозаборника -- вырез с какой-то гидравликой, пара шлангов и баллон, оканчивающийся длинной тонкой трубкой.
   Седан встал между людьми и голодными. Длинная тонкая трубка повернулась и брызнула струей пламени на добрых двадцать метров. Запахло горелым мясом. И горящими экскрементами. Автомобиль медленно двинулся вперед, расчищая дорогу к Тундре. Бричер обошел белый седан справа, сел в кабину своего пикапа. Алисия поманила ее за собой, влезла на переднее пассажирское сиденье.
   - Как ты сюда забрался?
   - Есть дорога через кладбище, там земля хорошая, каменистая, глины нет, подземных вод нет, поэтому ее не размывает. Хотя, конечно, за пару лет она стала хуже, хоть я и подсыпал пару раз... - говорил водитель белого авто.
   Седан развернулся и плавно покатил по дороге к лесной чаще.
   - Лучше объедем лес, не хочу отпускать вас до машины пешком, - сказал водитель. - Что за новое лицо в твоем отряде?
   - Вот, Бестолковка, знакомься, - сказала Алисия. - Максимиллиан Ферсон. Рыцарь Ордена Дождя.
   - Бестолковка? - спросил мужчина. - Оригинально. Не обращай внимания, у Невесты все с подобными прозвищами ходят, и не парятся. Вон, Дикобраза взять...
   - Уже не взять, Макс, - сказала Алисия.
   В салоне повисла тишина. За окном появились редкие ржавые оградки, покосившиеся надгробия.
   - Как это случилось? - спросил рыцарь.
   - В Серых Топях, - коротко ответила Алисия.
   И снова в салоне повисла тишина. Ферсон вырулил на национальное шоссе, и вскоре они уже въезжали в поселок по той же дороге, что и пару часов назад.
   - С чего ты взял, что нам нужна твоя помощь? - спросила Алисия.
   - А я не знал, - ответил Макс. - Бричер испросил благословения на поездку к Вековому Дереву. Потом не вышел на связь в установленное время. Я все бросил, сорвался и примчал как только смог. Ладно, поговорим в монастыре. Я хочу выбраться отсюда как можно скорее.
   Белоснежный Чейзер замер рядом с черным Марком.
  
    []
  
   СНЕГ
  
   Дождь только что закончился. На въезде в Город, метрах в двухстах после герба с тигром, по правой стороне стоял насыщенного, темно-синего цвета легковой автомобиль. Он казался совершенно чужим в этом пейзаже -- ни решеток на черных стеклах, ни грубых штампованных дисков, низкопрофильная резина, чуть более приземистая чем, например, на авто Макса, юбка -- седан выглядел эдаким изнеженным городским щеголем. Особенно на фоне вставшего рядом черного Марка Алисии, в котором над дизайнерскими решениями довлели скорее соображения грубой утилитарности.
   Она с интересом смотрела на новый автомобиль. Передние и задние фары -- в виде прямоугольных блоков, никакой защиты -- но судя по оттенку стекол, они все-таки оклеены какой-то защитной пленкой. А возле багажника -- суетится молодой парень. Заднее правое колесо поднято на домкрате. Рядом -- лежит автомат АК 74М, черного цвета, наверное один из самых поздних вариантов...
   Алисия вылезла из машины, подошла и сочувственным взглядом окинула парня.
   - Дождь в помощь! - сказала она. - Что делаешь?
   - Да вот, - парень кряхтел, орудуя ключом-балонником. - Колесо снимаю!
   - Это хорошо, - похвалила Алисия. - Это правильно. А я тогда магнитолку заберу.
   Она распахнула переднюю дверцу и полезла в кабину.
   - Это... - парень опешил, встал во весь рост с ключом в руке. - В смысле, ты магнитолу заберешь? Это моя машина, вообще-то!
   Алисия выкарабкалась из салона, тихонько хихикая. Она тем временем вылезла из черного Марка и подошла к синему автомобилю.
   - Ну что, приехал на своих декоративных катках? - спросила Алисия.
   Снятое колесо щеголяло парой выломанных спиц и подранной покрышкой.
   - На ямку наехал... - тяжело вздохнул парень, и полез в багажник за докаткой.
   - Нехило наехал, я смотрю, - сказала Алисия. - Жаль, что не убился.
   - Это еще почему? - обиженно спросил парень.
   Он присел возле машины и принялся надевать колесо.
   - Потому что идиотов только могила исправляет, - ответила Алисия. - Я тебе говорила про литые диски? А меня потом Чейзер за бюджет будет дрючить. Сколько стоит эта твоя красота?
   - Такие же хочешь? - хмуро спросил он.
   - Нет, хочу прикинуть, сколько смазки брать на следующее утверждение бюджета, - сказала Алисия. - Поисковиков и так прижимают по деньгам весь последний год. А теперь еще ты мне на голову свалился. В прошлом месяце башка двигателя. В этом -- колеса. Непонятно, кому я сделала так плохо...
   - Вы знакомы? - спросила она.
   - Ах, да, простите мои манеры! Вот, Нъиеве, знакомься. Бестолковка, твоя сестра по разуму, - представила Алисия. - Вернее, по его отсутствию.
   - Тебя она тоже уже достала? - сочувственно спросил парень.
   Она старалась сохранить нейтральное выражение лица. Все-таки Алисия спасла ей жизнь, и хоть ведет себя порой жестко -- события показывают, что это продиктовано местными реалиями, необходимостью выживать в мире голодных, горгулий, циклопов и гигантских змей.
   - Вообще, я Саша, - сказала она.
   - Ты -- Бестолковка, - поправила Алисия. - А это -- брат твой, Бестолков.
   - С чего это я бестолков? - спросил парень.
   - А с того, мой родной, что надо было додуматься воткнуть в мотор дудку побольше, с китайского базара, подогнать смесь топливным контроллером, а то, что температура выхлопа запредельная -- так то дело житейское, просто датчик температуры мы не додумались поставить, а если проблемы не видно, то ее как бы и нет... - распалялась Алисия. - А я потом осажаюсь на фильтр, с чего ордера прилетают, сначала на башку, потом на контрактный мотор...
   - Да просто 1-джэйзэт овощной, по сути... - хмуро буркнул парень.
   - Малыш, ты зачем мне по зеркалам слепишь? - спросила Алисия, голосом поднимая обороты к красной зоне. - Я всю жизнь на первом джейзэте езжу! Дело мастера боится, а не инструмента. А у тебя 500 лошадей и расход под сороковник, ты далеко уехал?
   - Да на втором джэйзэте я бы... - начал, было, парень, но встретился взглядом с девушкой и замолчал. Алисия злобно прищурилась, сжала губы.
   - Зачем тебе стеклянный член? - спросила она чуть слышно. - Ты и член разобьешь, и руки порежешь.
   Некоторое время они молчали. Парень усиленно заворачивал гайки, фиксируя докатку. Алисия наблюдала за его действиями. Она прохаживалась рядом. Все-таки машина не совсем простая -- из передней губы, там где должны были быть противотуманки, торчат сдвоенные стволы, с перфорированными пламегасителями. А по центру радиаторной решетки -- вырезано небольшое гнездо для объектива видеокамеры.
   Наконец он закончил работы, убрал инструменты в багажник, сунул разбитое колесо назад, в салон. Вытирая руки ветошью, подошел к Алисии. В принципе, симпатичный парень. Сухощав, но не дистрофик -- видно, что за физической формой следит. Кареглазый шатен, ростом выше среднего. Модные типа рваные джинсы, стильный черный пуховик-дутик с капюшоном.
   - Ты сердишься на меня потому, что поисковым группам деньги порезали? - спросил он спокойным, примиряющим тоном.
   - Нет, я хочу чтобы тебя они доедали дольше, чем Дикобраза, - отрывисто произнесла Алисия.
   - Да, я уже знаю, - он вздохнул. - Хороший был парень Дикобраз. Красиво ехал -- красиво уехал. Дорога шершавкой...
   Они снова замолчали. Парень вытер руки и сунул ветошь в карман на двери. Затем достал сигареты, закурил.
   - Значит, ты вернулась?
   Она кивнула.
   - Надолго?
   Алисия пожала плечами.
   - Завтра Томита приходит.
   - Я знаю, - сказала Алисия. - Поедем встречать всем парадом. Я, ты, Бричер, Чейзер.
   Начинал моросить мелкий дождик. Он дошел до тротуара, бросил сигарету в урну.
   - Все, Снежок, погнали, - сказала Алисия. - В колонном зале бриффинг, в семь часов.
   - А ты на часы смотрела? - спросил он, показал ей запястье с часами. - Без четверти...
   - Твою мать, - выругалась Алисия, подбежала, рывком распахнула дверцу своего Марка.
   Нъиеве помахал ей на прощание, сел в свой автомобиль. Она залезла в машину Алисии, пристегнулась.
   - Симпатичный парень Снежок, да? - спросила Алисия.
   - Ну, да, пожалуй, есть немного, - согласилась она.
   - Ты не смотри на него, как кошка на сметану, - предостерегла Алисия. - Он трахает все, что движется. А все, что не движется -- толкает и трахает.
   Марк фыркнул мотором.
   - Ничего, малыш... - Алисия любовно погладила торпеду. - Вот привезет нам Томита кит на две АшКейЭсовских турбины, дунем до 580 лошадей, выдавим цельный бар на 3500 оборотов... - она мечтательно глянула куда-то вверх, в сторону противосолнечного козырька. - И будем за собой цистерну с топливом возить...
   Синий седан чихнул, его двигатель затарахтел холостыми оборотами, периодически словно замирая на долю секунды.
   - Гонщик, твою мать, - фыркнула Алисия. - Катки литые он купил... ты бы пропуски зажигания для начала вылечил...
   Черный Марк взревел мотором, пустил белесый дым из-под колес, чуть повернул кузов и выстрелил вперед.
  
    []
  
   ОРДЕН
  
   У тебя свои цвета, ты знаешь грозный клич
   Нерушима та стена, в которой ты кирпич(c)
  
   Стемнело. Холодным белым светом полоснули по черному асфальту ксеноновые фары. Они миновали центр города, и спустились к морю. Некоторое время машина катилась вдоль пустынной прогулочной набережной. Сначала казалось, что город вымер. Потом, в тусклом свете фонарей она увидела одиноко бредущую фигуру.
   - Смотри, - она показала на пешехода Алисии.
   - Голодный, - коротко ответила она, не удостоив ночного бродягу взглядом. - Или уже опрокинулся, или в стадии окончательного превращения. Нормальные люди в такое время дома сидят.
   - Не станешь убирать его? - спросила она.
   - Нет, зачем, - ответила Алисия. - Нет времени, и слишком опасно. Даже в Городе с наступлением темноты по улицам лучше не шарахаться.
   Она съехала на парковку, а затем совершенно беспардонно вырулила на пешеходную часть, и плавно покатилась по мощеной мрамором набережной. В конце они уперлись в огромное здание из красного кирпича.
   На стене были установлены плафоны освещения. Алисия подкатила к черным кованым железным воротам, и затянула ручной тормоз. Положила руки на рулевое колесо и с шумом выдохнула.
   - Кого ждем? - спросила она.
   Алисия молча показала на объектив камеры видеонаблюдения, установленный прямо над воротами. Некоторое время они ждали. Потом ворота лязгнули приводом и отворились внутрь. Алисия снялась с ручника, поставила автомат на драйв и на холостых оборотах покатилась вперед. В недра огромного и мрачного кирпичного здания.
   Когда-то это был огромный завод. Теперь же большинство цехов были ликвидированы, многие стены -- снесены, большинство оборудования -- демонтировано. Они без помех миновали охрану на въезде, и теперь катились по тоннелю меж двух кирпичных стен.
   - Они даже не проверили наши документы, - сказала она.
   - Идиотов, желающих попасть сюда, прямо скажем, немного, - ответила Алисия.
   Тоннель оканчивался просторным помещением с высоким потолком. Под крышей было смонтировано освещение, зал был залит ярким светом. Машины стояли двумя рядами, у стен, напротив друг друга. Сколько же здесь машин, думала она. Пятнадцать? Двадцать? Тридцать? Такого сборища она не видела даже в форте Лодырь Дейл. Почти сразу в глаза бросились монстроподобная Тундра Бричера, и, кажется, белоснежный Чейзер Макса. Остальные модели были ей незнакомы.
   - Кто все эти водители? - спросила она.
   Алисия не ответила. Черный Марк выехал на центр зала. Замер. Взревел мотор, задние колеса завизжали, в момент подняв облака белесого дыма, Марк медленно пополз вперед. Алисия отпустила тормоз -- седан выстрелил словно пуля, оставляя на полу полосы резины, описал изящную дугу, выставив блестящий черный бок и подняв еще одно белое облако, и наконец вернулся обратно на центр зала.
   Загудели клаксоны. Кто-то взревел прямоточным глушителем, наполняя пространство низкочастотным гулом, от которого дрожат стекла и начинает болеть голова. Черный Марк моргнул ксеноном и потушил фары. И тотчас вся какофония словно по команде, затихла.
   Она вжалась в сиденье, испуганно озираясь по сторонам.
   - Извини, - Алисия виновато улыбнулась. - Я должна была поздороваться.
   Алисия вылезла из машины, посмотрела на часы. В этот момент лязгнули ворота, тоннель наполнился гулом выпускной системы, в зал влетел темно-синий Марк2 на трех низкопрофильных колесах и желтенькой докатке; с визгом седан замер в паре метрах от Алисии.
   - Почти вовремя, - удовлетворенно сказала девушка, глядя на циферблат часов. - Всего лишь пять минут опоздания.
   - Он же мог тебя сбить, - сказала она, видя какое расстояние отделило Алисию от встречи с бампером синего седана.
   - Конечно мог, - ответила Алисия. - И, подозреваю, в глубине души он был бы рад этому.
   Водители тем временем повыбирались из своих автомобилей. Зал наполнился негромким гулом голосов. Алисия шла вдоль ряда машин. Ее оруженосица семенила следом.
   - Это все твои друзья? - спросила она.
   - Нет, много новеньких, кого-то я вообще впервые вижу, - ответила сквайр.
   Она замерла у блестящего черного спортивного купе. Длинный капот, четыре фары, решетка на лобовом стекле, передние крылья и бампер явно из какого-то усиленного сплава, матовая крышка моторного отсека скорее всего пластиковая -- но такой пластик вполне может держать неслабые нагрузки...
   Рядом со спортивным автомобилем стояла молодая девчонка, лет восемнадцать на вид. Тонкая фигура, длинные прямые волосы насыщенного шоколадного оттенка, на лбу -- очки с поляризацией. Зауженные джинсы длиной 7/8 и ботинки армейского фасона. Короткая кожаная куртка.
   Алисия нахмурилась.
   - Это что? - строго спросила она, указав на спортивный авто.
   Шатенка молча залезла в кабину, отомкнула замок, подошла и подняла капот. Под ним красовался блестящий алюминием мотор, украшенный тойотовской эмблемой и надписью 2500 TURBO VVTi.
   - Это моя Сайра, - объяснила девчонка.
   Алисия улыбнулась.
   - Хоть кого-то я обкладывала хреном не зря, - удовлетворенно заметила она. - Как едет?
   - Ровно едет, - ответила шатенка. - На все деньги. С 80 км/ч турбина подхватывает так, что только держись. Режим 80-140 идеально. Хорошо, что ты снова с нами.
   - А куда я от вас денусь? - улыбнулась Алисия. - Арахну видела?
   - Где-то тут была, - сказала девчонка. - У тебя опять новая послушница?
   Алисия покосилась на свою оруженосицу.
   - Ага, - сказала сквайр. - Если не сбежит через пару дней.
   Шатенка рассмеялась.
   - Не слушай ее, - сказала она. - Наша Алисия неисправимая пессимистка. Все у тебя получится. Меня зовут Анастейша Мур, младший сквайр Ордена Дождя. Я из скаутов. Будем знакомы.
   Она протянула ладонь.
   - Я Саша, - сказала она. - А что значит скаут?
   - Скауты исследуют дороги, - ответила Алисия. - Они описывают каждую более-менее проходимую тропу с точностью до метра. Потом эти данные собираются воедино в информационном центре и отправляются на спутник. А со спутника раздаются в навигацию автомобилей Ордена. Видишь эту штуку на крыше машины?
   Она повернулась. На крыше Сайры действительно была смонтирована какая-то плоская вытянутая доска, с линзой вроде инфракрасной.
   - Это камера с широким углом съемки, - пояснила Алисия. - В тандеме с датчиками телеметрии она фиксирует почти все изъяны дорожного полотна. Эта информация нужна, чтобы точно знать, где мы сможем проехать.
   - Все гениальное просто, - улыбнулась она.
   - Ага, как два пальца, - сказала Алисия. - Помнишь, что случилось с Дикобразом?
   Она кивнула.
   - Вот он был скаутом, - ответила Алисия.
   - И весьма неплохим, - тихонько заметила Анастейша.
   - Он был охрененным скаутом, - процедила Алисия сквозь зубы. - А потом заехал в Серые Топи, зарюхался в болото и его разорвали на куски. Ладно, хватит, пошли, скоро начнется выступление магистра.
   В конце ряда они увидели жгучую брюнетку ростом примерно 170, она сидела на капоте черного седана в компании Бричера и от чего-то громко, заливисто смеялась. Подойдя ближе, она увидела кузов округлого, обмылочного дизайна, узкие передние фары, пышную аэродинамическую юбку и большие широкие колеса. Дополнял картину солидный утопленный ковш трапециевидной формы, занимающий три четверти капота -- система вытяжки горячего воздуха из подкапотного пространства. На боку седана был нарисован огромный жуткого вида мохнатый паук, сидящий в засаде на своей паутине.
   - Здравствуй, мисс паучьи лапки, - сказала Алисия.
   - Привет-привет, - промурлыкала брюнетка, поднялась с капота, подошла к ней и принялась целовать девушку в щеки.
   Алисия молча смотрела на нее, на губах играла загадочная улыбка.
   - Ну не томи, крошка Алиса, - улыбнулась брюнетка. - По глазам же вижу, привезла!
   Алисия коротко кивнула. Брюнетка завизжала и бросилась ей на шею.
   - Где? - спросила она. - Где? Где же моя радость?
   - У меня на заднем сиденье, - ответила Алисия.
   - Они с мехом? - спросила брюнетка. - Обожаю мех!
   - С мехом, - кивнула Алисия. - 44 размер, узкая стопа. Милан. Как заказывала.
   - Боже, неужели у меня наконец-то будут нормальные зимние сапоги на шпильках... - прошептала брюнетка, и снова стиснула Алисию в объятиях.
   - Будут... - прохрипела блондинка. - Если не удавишь меня...
   Соседнее помещение было отведено под банкетный зал. У стены выстроились несколько фуршетных столов. Рыцари Ордена брали закуски, наливали вино по стеклянным бокалам. Когда они вошли -- в зале уже было полно народу. Алисия решительно двинулась сквозь толпу к столам с едой.
   - Я не для того проехала тысячу восемьсот километров, чтобы пропустить возможность нажраться от пуза, и на халяву, - пояснила она.
   Возле стола с рулетиками из ветчины и сыра стоял мужчина, в возрасте должно быть лет под пятьдесят, в джинсах, черном пиджаке, белой рубашке и черном цилиндре. Дополняли облик роскошные густые бакенбарды.
   - Смотри, Авраам Линкольн, - шепнула она Алисии на ухо.
   Мужчина повернулся, увидел Алисию, снял цилиндр и поклонился.
   - Приветствую самую завидную Невесту Ордена! - сказал он.
   - Здравствуйте, Барон, - Алисия отвесила легкий реверанс. - Не будете ли вы столь любезны поухаживать за дамой? От голода уже нет сил нажимать педальку тормоза.
   Мужчина схватил пластиковую тарелку, набрал в нее рулетиков, канапе с какими-то фруктами, небольшую розетку с паштетом, пару ломтиков багета, и подал все это Алисии. Она тем временем успела наполнить вином до краев огромный бокал.
   Внезапно гул голосов затих. В воздухе повисла тишина.
   - Его Высокопреосвященство, Великий Магистр! - объявил глашатай.
   У противоположной стены была сооружена небольшая сцена. На нее поднялся тот самый мужчина, которого она видела в монастыре, когда Алисия пошла докладывать начальству о своем возвращении. Мужчина нарядился в черную мантию, и даже повесил на грудь огромный орден, украшенный изумрудами.
   - Здравствуйте, дети мои! Я искренне рад видеть каждого из вас! - обратился он к собравшимся, оглядел публику и внезапно отчего-то помрачнел.
   Посреди зала стояла Алисия, с бокалом вина и горой яств, под которыми не было видно тарелки; старший сквайр Ордена тщательно пережевывала пищу, демонстрируя магистру круглые щеки.
   - Завтра нас с вами ожидает прекрасный день! - продолжил магистр, собравшись с мыслями. - Торговые партнеры нашего Города прибывают с большой партией грузов. И мы обеспечим безопасность работ, и доставим грузы до мест назначения. Давайте же покажем, что Ордену по силам эта задача!
   - Что он несет? - чуть слышно спросила Алисия, наклонившись к Барону.
   - Городской полиции завтра не будет, - ответил мужчина также тихо. - Магистр Майлз отжал охрану транспортной логистики торгового порта под орденскую крышу. Теперь это целиком и полностью наша вотчина.
   Алисия громко фыркнула, но сдержалась.
   - Магистр -- политик, а политики любят деньги, - также тихо добавил Барон.
   - Он превратил Орден из благотворительной организации, помогающей выжившим - в машину по зашибанию бабла. Во времена Тайфуна Марка такого не было, - тихо прошипела Алисия.
   Барон лишь тяжело вздохнул, выражая свое согласие.
   - Нам помогут наши партнеры из Альянса Тяжеловозов, - сообщил магистр.
   - Он и от рейнджеров успел откреститься? - спросила Алисия, слегка опешив. - Всегда они давали свои траки на разгруз Томиты. И прикрытие, между прочим.
   - Ты же знаешь, они с президентом Альянса на короткой ноге... - ответил Барон.
   Алисия чуть слышно выругалась, затем сделала большой глоток из бокала.
   - Чувствую, мы завтра огребемся, - сказала она.
   Барон ничего не ответил.
   - Желаю вам удачи, ибо Дождь всегда на нашей стороне, - окончил свою речь магистр и покинул сцену.
   Алисия небрежно бросила пустую тарелку на стол и пошла на выход.
   - Ты куда? - крикнула она вслед.
   - В машину, принесу Арахне ее сапоги! - ответила Алисия.
   - А мне куда? - она растерянно стояла посреди зала.
   - Пойдем!
   Сзади появилась Анастейша, взяла ее за руку. Они вышли из банкетного зала через арку в стене за сценой, вместе с остальными рыцарями.
   - Здесь у нас оружейка, - Анастейша повела ее по узкому коридору налево.
   В оружейке было сухо и тепло, шумела вентиляция. У стены стояли стеллаж со всякими пулеметами, металлические шкафы с оружием, тут же находились небольшая зона с парой диванов и столиком, чуть поодаль -- несколько рабочих столов, а из-за перегородки звучали слегка приглушенные выстрелы.
   - Там у нас тир, - пояснила Анастейша. - Что у тебя есть?
   Она достала Беретту -- подарок Алисии.
   - По-моему, пистолет неисправен, - сказала она. - Он не стреляет.
   - Давай посмотрим, - Анастейша села за стол, вынула обойму. - Ха, да он пустой!
   Она поднялась из-за стола, взяла в шкафу коробку патронов.
   - Вот, смотри.
   Анастейша показывала, как надо заправлять патроны в обойму. Наконец, оружие было готово к стрельбе.
   - Давай, за мной, - Анастейша поманила ее в тир. - Сейчас я научу тебя пользоваться этой штукой. Ноги на ширину плеч, вот так. Держи крепко, обеими руками. Направляешь на цель, совмещаешь мушку и целик. Жать на курок надо резко и до упора. Сначала прицелилась, потом выстрел. Снова прицелилась, и нажала. Торопиться не надо...
   Пистолет бахнул, в мишени появилась первая дырка.
   - Ну, неплохо, - сказала Анастейша. - Во всяком случае, в саму мишень ты попала.
   - Я же так оглохну! - запротестовала она.
   - Привыкнешь, - пожала плечами Анастейша. - Давай, еще раз...
   Они отстреляли две обоймы и вернулись в зону отдыха. Там уже было довольно людно. За столом сидел Макс, чистил и собирал немецкую штурмовую винтовку G36 с длинным стволом. Тут же Барон заправлял в патронташ патроны 12 калибра для помпового ружья. За соседним столом Нъиеве чистил свой АК. Анастейша взяла из шкафа укороченный карабин типа АР15, принялась монтировать на цевье тактическую рукоятку. Вошел Бричер. Макс тем временем закончил собирать свое оружие, взял наизготовку, посмотрел в коллиматорный прицел на лампу. Потом заправил в винтовку сдвоенный магазин.
   - Чейзер, а чего ты себе яйки не купишь? - спросил Бричер, позевывая.
   В оружейке повисла гробовая тишина. Все не сговариваясь смотрели на Макса.
   - Бричер, будь любезен, пожалуйста, когда ты говоришь об оружии -- выражайся технически грамотным языком, - попросил Макс. - Потому что то, что ты назвал "яйками" - это на самом деле двойной барабанный магазин типа Бета-С.
   Нъиеве рассмеялся.
   - Не, ну барабанный, так барабанный, - пожал плечами Бричер, плюхнулся на диван. - Мне бы пару тысяч патронов, под тундровскую шестиствольную лесопилку...
   - Поищи, там где-то были, - Макс махнул в сторону шкафов.
   Бричер старчески покряхтел, поднялся с дивана, подошел к шкафам и принялся открывать дверцы.
   - А вы действительно были автогонщиком? - спросила она.
   - Был? - спросил Макс недовольно. - Он до сих пор по старой привычке на автомате тормозит двигателем. Одну коробку убивает за полгода.
   - Обижаешь, старик, - вздохнул Бричер. - В этом году коробка целая.
   - Да я вижу, - сказал Макс, начиная раздражаться. - Ты сейчас когда на паркинг автомат перевел -- у тебя пошла продольная раскачка кузовом. Тому автомату жить неделю, максимум две. А Томита придет теперь в следующий раз только через месяц. Ты на чем ездить будешь?
   - Максимиллиан, а вы кем были до вируса? - спросила она, желая отвлечь Макса.
   - Он грабил богатых, и отдавал награбленное еще более богатым, - сказал Барон.
   - Это как? - удивилась она.
   - Я был налоговым инспектором, - ответил Макс. - Нъиеве служил в морской пехоте. У Барона был большой бизнес.
   - Ну, не больше, чем у Магната, - сказал Барон.
   - А кем была Алисия? - спросила она.
   Макс посмотрел на Бричера.
   - А хрен ее знает, - тот пожал плечами. - Я до эпидемии ее не знал. Мы уже в лагере познакомились. И с доком там же.
   - Может она тоже из военных? - спросил Нъиеве.
   - С фига ли? - спросил Бричер.
   - С того, что она - поисковик. А ты грант, - ответил Нъиеве. - И заметь, она без твоей лесопилки выбиралась оттуда, куда ты даже не заезжал.
   Вошли Алисия и Арахна. Арахна держала одной рукой под мышкой коробку с обувью, в другой -- винтовку АКР Бушмастер.
   - Вот теперь я счастлива! - торжественно объявила она.
   - Держи.
   На стол перед нею упала пластиковая карта на цепочке.
   - Что это? - спросила она.
   - Твои документы, - ответила Алисия. - Ты теперь официально мой стажер. Тебе положено жалование, харчи, и топливо в расчете на норму пробега. Топливную карту отдашь мне -- машины у тебя все равно нет, а я на тебе уже два бака спалила. С жильем что-то надо придумать, потому что нечего тебе в моей квартире паркет топтать.
   - Что еще? - спросила она.
   - Дисциплина, - ответила Алисия. - Без дисциплины мы бы сейчас в овраге лошадь доедали.
   - Невеста, ты здесь зависнешь? - спросил Бричер.
   - Нет, - ответила она. - Я поехала в монастырь. Помоюсь, высплюсь, заправлюсь. С ранья подскочу. Стажер, со мной поедешь.
   Она невольно оглянулась на остальных членов Ордена, потом посмотрела на Алисию, поднялась, засунула Беретту за ремень джинсов. Алисия чуть слышно выругалась.
   - Дайте ей нормальную кобуру, пока она себе в ногу не выстрелила, - сказала сквайр.
   Бричер открыл соседний шкаф, что-то вытряхнул наружу. Через минуту она уже затягивала на бедре ремешок.
   - Вот так гораздо лучше, - хмыкнула Алисия.
   В дороге они молчали. Она чувствовала усталость. Более-менее привыкала к необычному образу жизни в Городе Серых Дождей. Пугал завтрашний день. Хотя, в принципе, стрелять она умеет -- а как отпугнуть горгулью, Алисия ей уже показала...
   - Можно спросить? - внезапно сказала она.
   Алисия молчала.
   - А кем ты была до эпидемии?
   - Чего? - Алисия прищурилась, стараясь не отвлекаться от дороги.
   - Ну, кем ты работала?
   Алисия чертыхнулась.
   - Бестолковка, вот тебе больше ни до чего интереса нет?
   - Не знаю, - она пожала плечами. - Я бухгалтер по образованию. Работала в ночном клубе. В закусочной. В основном, конечно, меня мама содержала. Я же должна быть замужем, за нормальным, успешным парнем...
   За окном проносились фонарные столбы. Накрапывал мелкий дождик.
   - В салоне, - внезапно сказала Алисия. - В элитном.
   - В смысле? - удивилась она. - В досуге?
   - Тьфу, твою мать... - тяжело вздохнула Алисия. - В элитном, гламур энд лакшери, салоне красоты.
   - Косметологом? - спросила она. - Ты врач? Вот почему ты так легко обращаешься и с голодными, и с горгульями, и с прочей местной нечистью, ты врач... ты понимаешь все эти механизмы...
   Алисия молчала. Марк поднимался на сопку, за которой находился монастырь.
   - Я визажистка, - чуть слышно выдохнула Алисия.
   - Чего? - переспросила она, удивленно уставившись на свою попутчицу.
   - Визажистка, - повторила Алисия. - Девушкам мордочки красивые рисовала. Ну там, вечера, свадьбы, фотосессии. Только нашим не говори, а то засмеют...
   Час назад Алисия ушла в ванную. Она же тем временем поела и теперь изучала покои своей наставницы. Дверь рабочего кабинета была приоткрыта. Она вошла внутрь.
   Ничего необычного. Стол с лакированной столешницей, кожаное кресло с высокой спинкой. Стопка каких-то книг на краю стола, ноутбук. Она подошла ближе. Возле стопки книг стояла фотография в рамочке. Она взяла фото в руки.
   Молодая пара. Высокий брюнет, в строгом костюме, выбрит до синевы. Мощные скулы и потрясающие карие глаза. Он держит за руки девушку -- она в облегающем свадебном платье, с вставками из тончайшего тюля. Длинные, кудрявые локоны пшеничного цвета, на затылке собраны крохотными заколками-невидимками с маленькими нежными розочками. Она смеется, она счастлива.
   Она поднесла фотографию к глазам. Сомнений не было. То же слегка угловатое, вытянутое лицо. Те же плечи. Тот же тонкий и прямой носик. Счастливая невеста на фото -- ее суровая наставница. Алисия.
   Неприятная догадка сдавила горло.
   - Боже мой... - прошептала она.
   - Бестолковка, а что ты делаешь в моем кабинете? - спросила Алисия.
   Она повернулась, держа фотографию в руках.
   - Это же ты...
   - Да, это мое фото, - сказала Алисия твердым, стальным голосом. - Отдай его.
   И не дожидаясь, подошла и вырвала рамку с фотографией из ее рук.
   - Это же ты... - прошептала она. - Я поняла... это ты...
   - Ничего ты не поняла, - огрызнулась Алисия.
   - Тот горбун, с которым ты была в госпитале... - начала, было, она.
   - Это не горбун, - отрезала Алисия, ее голос дрогнул. Она отвернулась. - Это мой муж.
   - Алисия, я...
   Невеста всхлипнула.
   - Я не хотела, честно, - сказала она, и подошла, положила ладонь ей на спину.
   - Не лезь ко мне! - рявкнула Алисия, повернулась, схватила ее за руку и вытолкнула из кабинета.
   Хлопнула дверь. Лязгнул замок. Она стояла у порога кабинета, с той стороны доносились сдавленные всхлипы. Потом Алисия разревелась в голос.
  
    []
  
   КУКЛА
  
   Вокруг смятение, боль рождает злость
   Тебе еще нет двадцати, и быть в Аду не довелось(c)
  
   - Помоги немного здесь.
   Она потянула маленький белый замочек. Молния оканчивалась между лопаток, оттуда тянулись две тоненькие кружевные лямочки. Открытые, изящные плечи. Платье облегающего кроя, из тончайшего тюля, с вставками кружева, закрывающими самые интересные места.
   Она подобрала волосы. Короткое жемчужное ожерелье с крупными жемчужинами, явно из настоящего жемчуга -- не подделка. Сколько же может стоить такая красота?
   - Муж подарил, - ответила Алисия, словно предвидя вопрос.
   - Так вы же еще не... - начала, было, она.
   - А по факту уже давно, - резонно заметила Алисия. - Или ты думаешь, что настоящая семья начинается со штампа в паспорте?
   Алисия убрала пряди челки, заколола маленькими невидимками -- теми самыми, с розочками. Потом достала блестящий алюминиевый кейс, открыла -- внутри оказались несколько ящичков с тенями, кисточками, кремами...
   - Слушай, кажется, чайник кипит, - сказала внезапно блондинка.
   - Я проверю.
   Она вошла на кухню. Чайник уже не кипел. Кто-то даже вынул кабель из розетки. А по полу -- протянулась цепочка окровавленных следов. Сердце словно замерло. Она толкнула дверь, вошла в просторную гостиную.
   Здесь собралась вся семья. Вот мама, вот бабушка. Младшая сестра с мужем. Дедушка. Вот они все обернулись, как по команде. Потому что услышали, как щелкнула дверь. Лица изможденные, серые. Местами подернулись гангреной. Кожа шеи местами покрыта язвами, из которых сочится прозрачная жидкость. Желтые, неестественно выросшие ногти. Высушенные, безжизненные волосы.
   - Дочка... - шепчет мама, и делает шаг к ней. - Дочка, почему ты до сих пор не с нами?
   Стук шпилек по полу. Алисия, в том самом прекраснейшем платье и белых перчатках -- прикладывает к плечу карабин АР15.
   - Не смей!
   Она схватилась за цевье обеими руками, прозвучал одиночный выстрел, и пуля ушла в пол. Голодные родственники нестройным шагом двинулись вперед. И в этот момент, грубо оттолкнув ее в сторону, в гостиную вошла Арахна с винтовкой АКР Бушмастер в руках. Затем раздалась оглушительная, длинная автоматная очередь.
   Она лежала на диване, в полумраке салона, и смотрела в потолок. Щелкнула дверь. По паркету застучали шпильки.
   - Мы уже выходим? - спросила она, повышая голос.
   - Через полчаса! - ответила Алисия, уходя в кабинет.
   Она встала, отправилась в ванную. После умывания холодной водой стало гораздо легче. Ночной кошмар отступил. Хотелось скорее найти маму, при любом раскладе -- потому что неизвестность всегда пугает гораздо сильнее.
   Алисия сидела в салоне, разложив на журнальном столике снаряженные магазины для карабина. Она села рядом, достала пистолет, вынула обойму, щелкнула затвором.
   - Это кто тебя научил? - спросила Алисия, перебирая разные части своей винтовки, лежащие тут же на столе.
   - Анастейша, - ответила она.
   - Руки ей оторвать, - сказала Алисия, собирая карабин.
   Она лишь вздохнула.
   Светало. По земле ползла сизая дымка тумана. На черном кузове дрожали мелкие капельки конденсата. Марк2 JZX110 катился по утреннему Городу, сытно порыкивая прямотоком. Алисия старалась не крутить зря мотор, удерживая стрелку тахометра ниже 2000 оборотов. День предстоял долгий, и она экономила топливо.
   Ворота, ведущие на территорию порта, были давным-давно варварски выломаны. Бетонный настил щерился мелкими ямками. Черный Марк прокатился по территории, миновал здание управления порта, и выехал в зону контейнерного терминала.
   Было пусто. Несколько массивных кранов замерли в ожидании. На сколько хватало глаз - ни души. И все та же туманная дымка. Алисия нажала педаль, Марк скрипнул тормозами и остановился. Она включила радио, пощелкала настройки. Метеорологи давали прогноз -- днем без осадков. Алисия тихонько выругалась, потянулась на заднее сиденье за карабином.
   - Сидеть в машине, - небрежно бросила она и вылезла наружу.
   Было тихо. Как и положено. Порт оживал только с прибытием кораблей. Сюда стекались рабочие и водители, техника и люди. И сумеречная фауна, страстно желавшая полакомиться свежей человечиной.
   Сначала откуда-то издалека донесся низкочастотный утробный рык. Потом неведомое чудовище угрожающе завыло, заскрипело, завизжало, и из-за здания администрации порта вылетел белоснежный Чейзер в 100-ом кузове. Макс поставил машину боком, стирая покрышки по бетонке, и припарковался точно напротив Марка -- параллельно линии моря. До конца причала машину отделяло не более метра.
   - Пижон, - фыркнула Алисия.
   Потом из-за того же здания вылетел пулей черный Марк-Самурай, с пышной аэродинамической юбкой и огромным мохнатым пауком на боку, завизжал тормозами и встал позади Марка Алисии. Арахна выбралась из кабины с винтовкой наперевес, подошла к белому Чейзеру и сердито плюнула.
   - Говнюк! - крикнула она во всеуслышание.
   - Да в чем я провинился? - спросил Макс, вылезая из машины.
   - Солнце, ты не с той ноги встала? - сочувственно спросила Алисия.
   - Вы, суки, сговорились что ли? - спросила Арахна, снова плюнула, и уселась на капот своего Самурая.
   - Так, а теперь без эмоций, и по делу, - потребовала Алисия.
   - Поспорили на сотню, кто быстрее доедет... - объяснил Макс.
   Алисия по обыкновению фыркнула.
   - Солнце мое, ползи на всех восьми сюда, - попросила она Арахну. - Моя ладонь превратилась в фейспалм.
   Арахна сначала отвернулась, повздыхала, потом все-таки подошла к блондинке.
   - Я тебе что говорила про гонки? - спросила Алисия.
   Арахна еще раз вздохнула.
   - Я тебе говорила, что Чейзер свою машину два года строил? - продолжала Алисия.
   Арахна снова вздохнула.
   - Я тебе говорила, что у него свап на второй джейзет, и тысяча лошадей? - Алисия сочувственно глядела на подругу.
   Арахна стояла, как провинившаяся школьница, опустив взор.
   - Я себе тоже хочу второй джейзет свапнуть, - сказала она.
   - А я -- нет, - ответила Алисия. - Ты как эту мощность реализовывать собралась? Предел городской эксплуатации 500 лошадей. Остальное -- гоночный трек. Так что самый грамотный свап -- с заднего на фуллтайм. Свапнуть на второй джейзет... ты лучше сначала спроси, как Макс фрикционы автомата охлаждает.
   Она внимательно слушала этот негромкий разбор полетов, сидя в кабине и слегка опустив стекло. Да, чтобы милая, изнеженная пай-девочка визажистка вдруг начала разбираться в мощных автомобилях -- у нее должна быть очень сильная мотивация. Должна земля гореть под ногами...
   Деловито пофыркивая восьмицилиндровым мотором, на причал выкатилась черная Тойота Тундра. Бричер сделал символический круг почета и припарковался чуть поодаль. Барон появился через пару минут. Без лишнего пафоса -- видимо, также как и Алисия, благоразумно решил не жечь топливо по пустому -- осторожно подкатился, чуть ли не на холостых оборотах, и замер возле Самурая.
   Барон с утра был выбрит до синевы, слегка подравнял бакенбарды, от него пахло едва уловимым, но очень терпким мужским парфюмом. Он скромно положил на капот черного Чейзера JZX100 сначала помповое ружье, а затем -- поставил ПКМ с сошками и заправленной лентой, и теперь ждал распоряжений старшего.
   Через минуту с другого конца причала -- из-за складского комплекса -- появились черная Сайра и темно-синий Марк2. Машины катились неспешно, словно флиртовали друг с дружкой.
   Алисия с неизбывной тоской во взгляде оглядела собравшихся на причале, потом посмотрела на два приближающихся авто.
   - Чейзер, мы огребемся... - чуть слышно сказала она.
   - Не паникуй, - сказал Макс. - Бывало и хуже...
   - ...Проснешься в луже, и пить охота, и берегов не видно, - подсказал подошедший Бричер.
   Скрипнули тормоза. Макс махнул вновь прибывшим и полез в салон Чейзера, откуда вскоре выкарабкался с немецкой Г36 и разгрузочным жилетом. Нъиеве и Анастейша подошли к нему.
   - Барон, с ПКМ-ом на западную стену, - распорядился Макс, натягивая жилет. - Кукла, на крышу управы. Нъиеве, на кран. Будешь марксманом. Бричер и Арахна, на земле, в прикрытии. Мы с Невестой поднимаемся на борт.
   - А я? - она не удержалась и вылезла из машины, хотя прямого приказа на то не поступало.
   - А ты тень бесплотная, - недовольным тоном ответила Алисия. - И к великому сожалению, моя тень. Так что пойдешь с нами.
   Нъиеве скептически посмотрел на кран.
   - Макс, ну ты меня конкретно котлетой на палке хочешь сделать... - недовольно проворчал он.
   - Твою мать... - вздохнул Макс. - Я вам старший по званию, или кто? Субординацию отменили? Каким приказом? Я не подписывал лист ознакомления, если что.
   Нъиеве ворчал еще что-то неразборчивое, потом забрался в салон своей машины, и вылез, навъюченный автоматом АК 74М, и винтовкой HK417 - с длинным стволом, сошками и оптическим прицелом. Бричер тем временем сходил в свой пикап и вернулся, держа на плече огромный блочный арбалет с коллиматорным прицелом.
   - Ты их думаешь своими дротиками потыкать? - усмехнулся Нъиеве.
   - Запомни, пацан, - Бричер назидательно поднял указательный палец. - Ничего надежнее кола -- еще не придумали.
   Раздался оглушительный гудок -- в порт неторопливо вползал огромный контейнеровоз. Палуба была заставлена грузами примерно наполовину -- эпидемия Сумрака сильно скорректировала объемы внешней торговли. Где-то внизу фыркал дизелем маленький буксир.
   - Ну, началось, - вздохнул Макс, оглядываясь на своих соратников.
   Он достал рацию, пощелкал по каналам.
   - Чейзер на связи.
   - Морская звезда на связи, - ответил мужской голос. - Начинаем швартовку.
   С контейнеровоза выбросили швартовые концы. Алисия наблюдала, как Бричер и Макс цепляют концы за причальные тумбы. Потом Макс отошел в сторону, критически осмотрел проделанную работу.
   - Выбирайте концы, - коротко сказал он в рацию.
   Заработали механизмы, подтягивающие судно к причалу. Скрипнули кранцы. В динамике трещали помехи.
   - Порт на связи, - пробился чей-то голос сквозь шум. - Отбейтесь, когда сможем начать разгрузку.
   С судна спустили трап.
   - Пошли, - коротко распорядился Макс.
   Вблизи трап оказался гораздо уже. И очень неустойчивый. Она поднималась, стараясь не глядеть вниз.
   - Зря ты Бричера внизу оставил, - посетовала Алисия. - Они его на закуску разберут. Вместе с арбалетом.
   - Успеет в машину запрыгнуть, - парировал Макс. - А на его машине лесопилка шестиствольная.
   - Так и тебя можно было внизу оставить, - не унималась Алисия.
   - У огнемета дальность не та, - ответил Чейзер.
   - А еще у Тундры центр тяжести высокий, - подумав, добавила Алисия.
   Чейзер остановился, оглянулся на нее, но ничего не ответил.
   Щелкнула рация.
   - Кукла на позиции.
   Они поднялись на палубу. Только теперь она увидела, что на баке судна установлена башня с крупнокалиберным пулеметом. А на корме -- на крыше надстройки -- какое-то нагромождение блоков, закрытых стальной сеткой, и в каждом блоке -- огромный, никак не меньше 18 дюймов в диаметре, динамик.
   Шорохи помех. Щелчок.
   - Нъиеве на позиции, снайперка развернута.
   На палубе их встретил молодой японец -- видимо, матрос, если судить по новенькой, с иголочки, аккуратной синей робе. Он, видимо, не знал языка, и жестами попросил следовать за ним.
   Снова щелкнула рация.
   - Барон на позиции. Контролирую сектор.
   Они поднялись на мостик. В компании капитана и рулевого матроса, их встретил сухощавый, уже немолодой японец, в строгом деловом костюме.
   - Капитан Торакава, - представил он шкипера.
   Алисия и Макс одновременно учтиво поклонились, словно сзади кто-то дернул их за ниточки. Она сначала недоуменно смотрела, потом получила легкий толчок в спину от Алисии, и тоже поклонилась. После этого мужчины по вполне европейской традиции обменялись рукопожатиями.
   - Как дошли, Томита-сан? - справился Макс.
   - Хорошо дошли, спасибо, - ответил японец. - Кракен в этот раз не хулиганил.
   - Мои люди на позициях, - сказал Макс. - Мы можем начинать разгрузку.
   Томита кивнул.
   - Предлагаю переместиться в мою каюту, - он сделал приглашающий жест. - Там вас ждет небольшое угощение, пока шкипер руководит работами.
   И вот они сидят за небольшим столом, уставленном блюдами с роллами, суши и сасими. Угощает Томита. Исключительно в соответствии с рангами -- сначала собирает огромный деревянный поднос разнообразных роллов и бокал виски для Макса. Потом -- укладывает на плоское блюдо тончайшие ломтики сасими и небольшую розетку с васаби, наливает большой бокал темного пива, для Алисии. После этого, набирает небольшую тарелочку роллов для нее -- по остаточному принципу. Она смотрит, как Алисия наливает соевый соус в розеточку с васаби, размешивает, аккуратно поддев бамбуковыми палочками ломтик рыбы, окунает его в соус, и уже не церемонясь заталкивает его целиком себе в рот -- и чувствует, как по подбородку течет слюна.
   - Чейзер, вы очень меня обяжете, если впредь будете давать хоть какую-то пояснительную информацию по заказам Ордена, - сказал Томита. - Я могу понять, когда вы заказываете кибернетического хирурга последнего поколения, уверен, доктору Килхорсу этот прибор жизненно необходим. Но, например, духовое ружье, стреляющее полыми дротиками, и тысяча таковых дротиков -- повергли меня в некое смятение.
   Макс поперхнулся роллом. Алисия легонько похлопала его по спине.
   - С вашего позволения, выйду на палубу, - она поднялась со своего места. - Посмотрю, как идет процесс.
   Макс кивнул, взял бокал с виски и стал пить мелкими глотками.
   Солнце уже поднялось высоко над горизонтом. Дождя так и не было. И что самое удивительное -- в небе также не было ни одной горгульи. Внизу кипела работа. Краны махали стрелами, снимая контейнеры с палубы судна. Она достала рацию, принялась щелкать по каналам. Обстановка была крайне спокойная, и это раздражало.
   Щелчок.
   - Не, ну правда, - говорил какой-то молодой парень. - Когда ты уже своим скажешь?
   Щелчок. Шорох помех.
   - Снежок, ну прекрати, - ответила молодая девушка, веселым, звонким, почти детским голоском. - Да мне мама ноги открутит, если узнает, что я с тобой связалась.
   Снова щелчок. Чье-то дыхание в динамике.
   - Ну сколько можно, Мурлыка, мы не первый месяц вместе. Ты меня словно прячешь от кого-то. Я рожей не вышел? - сокрушался парень.
   Щелчок. Девичий смех.
   - Снежок, я серьезно. Мама хочет, чтобы я вышла за какого-нибудь степенного мужчину, бизнесмена. Не думаю, что она примет тот факт, что мой избранник -- в Ордене...
   Тишина в канале.
   - Но ты даже не пробовала с ней поговорить, - настойчиво продолжил парень. - Ну, мы же все равно собирались жить у меня.
   Снова щелчок. Девичий смех.
   - Что за бардак в эфире? - строго спросила Алисия.
   Щелчок, видимо - девушка отключилась.
   - Невеста, не хрен лезть в чужой канал, - раздраженно огрызнулся Нъиеве. - Чейзер все переговоры поставил на четвертую частоту, если ты не в курсе.
   Снова щелчок.
   - Не, ну не стерва, а? - раздался в динамике голос Бричера.
   - И ты тут уши греешь? - удивился Нъиеве.
   - Пацан, радиоэфир не для личных базаров, - резонно заметил Бричер.
   - Да пошли вы все, - сказал Нъиеве и отключился.
   - Как думаешь, у них это серьезно? - спросил Бричер.
   - Надеюсь, - сказала Алисия. - А иначе я сама Снежку ноги откручу.
   И тут воздух прорезал пронзительный вой судовой сирены.
   Томита-сан вскочил из-за стола с необычайной для своего возраста проворностью.
   - На мостик, немедленно! - скомандовал он.
   Они поднялись по трапу, миновали небольшой коридор. На мостике царил хаос -- капитан отдавал приказы по радио, матрос высматривал что-то в бинокль, штурман -- кричал в судовой телефон какие-то японские слова. Она подошла к иллюминаторам -- по палубе бежали матросы, расчет разворачивал тяжелый пулемет на баке.
   - Что случилось? - спросила вошедшая Алисия.
   - Вахтенный заметил на горизонте стаю горгулий, - сообщил Томита.
   Чейзер отошел в сторону, принялся щелкать рацией.
   - Ребята, у нас на подлете куча крылатых гостей, - порадовал он подчиненных. - Уходите с открытых мест. Барон, Кукла, это вас касается. Бричер и Арахна, вы на местах. Нъиеве, не смей дернутся -- пристрелю.
   - Командир, ты это... - начал, было, Нъиеве.
   - На месте, я сказал! - рявкнул Макс. - Мне нужен марксман, и другого у меня нет!
   Рация щелкнула. Кто-то ругнулся вполголоса.
   - Принял, - ответил Нъиеве.
   Капитан сказал что-то Томите, тот повернулся к Максу.
   - Стая, примерно полсотни крыльев, - сообщил бизнесмен. - Направление север, северо-запад. Приближаются.
   - Они опять сбились в стаю... - прошептала Алисия. - Они координируют действия.
   - Они на запах жратвы летят, - огрызнулся Макс. - Вот и вся организация.
   - Ты дурак, Макс, - тихо прошептала Алисия. - Они хищники. Хищник не может быть глупым.
   Повернулась орудийная башня, заработал пулемет. Снаружи, где-то совсем рядом, кто-то пронзительно завизжал.
   - Понеслась... - сказал Макс.
   Бричер прыгнул в сторону, спрятавшись за кузовом своего пикапа. Горгулья пролетела у него над головой, взвизгнула тетива -- и туловище чудовища пригвоздило к стене 20-дюймовым болтом. Бричер перезарядил арбалет, и выстрелил еще раз -- в этот раз прибив к бетону ее крыло.
   - Повиси пока так, - сказал он, убедившись, что так просто чудовище не сможет высвободиться.
   Рядом из-под машины вылезла Арахна.
   - Сколько ты насчитала? - спросил он.
   - Штук тридцать, не меньше, - сказала она. - Тридцать пять.
   Щелкнула рация.
   - Ребята, я через терминал не пройду, отвлеките их, - попросил Барон.
   Бричер посмотрел на Арахну.
   - Послал же бог старого дебила... - сказала она, встала во весь рост, облокотилась на кузов пикапа.
   АКР Бушмастер выдал длинную, гулкую очередь. Одна из горгулий сложила крылья и рухнула в море у самой кромки причала -- Арахна стреляла точно по плечевому суставу, где защитных пластин почти нет, а значит -- любое ранение надолго выведет единицу из строя.
   - Барон, от тебя на три ноль девять, есть просека, - сообщил Нъиеве. - Иди, я прикрываю. Арахна, дай воздух.
   - Без проблем.
   Арахна повернулась градусов на 20 вправо, навела винтовку -- горгулья летела прямо на нее.
   - Умные, умные... - проговорила она, передразнивая Алисию, и заколачивая полмагазина в крылья летучей твари. - Что ж вы, такие умные, прямо на автомат летите?
   Горгулья упала на причал, после чего в ее спину воткнулся 20-дюймовый болт. Арахна сбросила пустой магазин, зарядила следующий. По причалу бежал Барон, с помповым ружьем в руках.
   - Беги, Форест, беги! - закричала Арахна, повернулась и короткими очередями принялась бить в крылья троице подлетающих горгулий.
   Томита о чем-то поговорил с капитаном, потом снова повернулся к Максу.
   - Мы их всех пересчитали. В стае тридцать семь особей, - сообщил он. - Сейчас держитесь. Установка очень мощная, и у некоторых людей может быть реакция...
   - Какая установка? - спросила она.
   Капитан опустил какой-то рычаг на панели. В воздухе раздался едва уловимый, высокий, тонкий, писклявый звук. Словно москит, который залетел в ухо, и теперь матерится, пытаясь выбраться. Потом судно содрогнулось всем корпусом -- казалось, волна мощного низкочастотного звука качнула контейнеровоз.
   Макс обернулся. Алисия стояла, слегка покачиваясь, схватившись за переборку.
   - Невеста, ты как? - спросил он.
   - Мне нехорошо... - прошептала девушка.
   Еще одна звуковая волна. С визгом горгулья пронеслась мимо иллюминаторов, и стрелой вонзилась в воду -- словно сбитый истребитель. Алисия, все также держась за переборку, осторожно села на пол. Провела перчаткой по лицу -- из носа бежала кровь.
   Третья волна. Некоторые горгульи уже оценили стену звука определенных частот -- давящих на мозг, вызывающих непереносимую боль; крылатые чудовища развернулись и теперь летели прочь от судна.
   Алисия сидела на полу, схватившись за голову. Кровь из носа потихоньку заливала футболку.
   - Прекратите, пожалуйста... - простонала девушка.
   Барон сел рядом, принялся заряжать помпу.
   - А где ты Покемона своего посеял? - осведомился Бричер.
   - С Покемоном меня бы уже доедали, - пояснил Барон. - Пришлось оставить там. Стар я уже, с покемонами бегать...
   - А где Кукла? - спросила Арахна.
   Щелкнула рация.
   - Ребята... - прошептала Анастейша. - Я в здании управления. Ребята, мне кажется, это вожак...
   Они переглянулись.
   - Какой к чертовой матери вожак? - спросил Бричер.
   Щелкнула рация.
   - Солнце, выходи наружу, - сказал Нъиеве максимально спокойным тоном, хотя внутри все рвалось на мелкие кусочки. - Я держу выход. Арахна, возьми воздух. Бричер, в поддержку. Барон, тыл. Работаем, ребята.
   - Ребята, он охотится на меня... - прошептала Анастейша. - Снежок, мне страшно...
   - Я его не вижу, выходи из здания, - ответил Нъиеве.
   И в этот момент прозвучала первая волна.
   - Вот это да... - пробормотала Арахна восхищенно, встала во весь рост. - Ребята, вы это слышали? Как красиво...
   - Арахна, воздух! - прикрикнул Нъиеве.
   - Да все нормально с твоим воздухом, - Арахана стояла и улыбалась, глядя как горгульи падают на бетон одна за другой и дергаются в конвульсиях. - Вот это концерт... вот это краски...
   - Снежок, это вожак... - прошептала Анастейша. - Я видела, он пролетел мимо окон по северной стороне.
   - Выходи, мы тебя прикрываем, - сказал Нъиеве.
   В этот момент что-то с силой ударило в основание кабины, отчего кран покачнулся.
   - Твою мать... - прошептал Нъиеве, глядя на удаляющуюся тень.
   Что бы это ни было -- оно было крупнее обычной горгульи. И гораздо сильнее, судя по нанесенному удару. И при этом летело совершенно бесшумно.
   - Ребята, смотрите воздух, - сказал Нъиеве. - Эта тварь где-то рядом.
   Анастейша выбежала из центрального входа, спустилась по ступеням, осторожно удерживая карабин. И в этот момент прозвучала третья волна.
   Вожак действительно был крупнее обычной горгульи. Более массивная голова, покрытая роговыми пластинами, местами составляющими острые грани. Крылья блестят глянцем -- словно покрыты каким-то металлизированным составом. И несмотря на свои размеры и массу -- он движется не издавая ни звука.
   Потом прозвучала третья волна, и вожак стрелой упал вниз...
   - Кукла! - закричала Арахна, не помня себя от ужаса.
   Она побежала вперед, но Бричер прыгнул и схватил ее за ноги. Брюнетка растянулась по бетонке, выронив автомат.
   - Ты что делаешь, козел? - закричала она. - Он же убьет ее!
   Нъиеве смотрел в оптический прицел на бьющийся внизу клубок. Выстрел. Пуля шлепнулась в бетон совсем рядом. Снова выстрел. Пуля звякнула, отрикошетив от крыла.
   - Сука, - стиснул зубы Нъиеве.
   Снова выстрел. Пуля чиркнула по гребню на спине вожака, не причинив тому никакого вреда. Взвизгнула тетива. Болт вонзился в плечевой сустав, точно в суставную сумку. Вожак взвыл, натянуто, пронзительно. Он оставил в покое девчонку, которую до этого словно пушинку трепал по бетону, и повернулся.
   - Ну, иди сюда, гандон, - Бричер шел навстречу, держа наизготове арбалет.
   - Бричер! - завизжала Арахна, не помня себя от ужаса.
   Он остановился метрах в трех от вожака. Вожак выпрямился в полный рост -- метра два, а может и все два с половиной.
   - Нас здесь двое самых крутых мужиков, - сообщил Бричер вожаку. - Это слишком много для Города. Остаться должен только один. Короче, я за то, чтобы ты сдох.
   Взвизгнула тетива, и второй болт пробил пока еще здоровый сустав. Вожак заорал от боли.
   - Ну и куда ты теперь полетишь, без своих сраных крыльев? - спросил Бричер. - Макс! Огнемет! Немедленно!
   - Кукла! - Алисия уже спускалась по трапу.
   Макс бежал вслед за ней.
   Вожак огляделся, посмотрел внимательно на Бричера шестью парами налитых кровью глаз, разгневанно рыкнул, и бросился бежать в сторону угольного терминала, звякая когтями по бетону.
   - Э, куда?! - недовольно заорал Бричер, заправляя новую стрелу. - Слышь, я еще не закончил! Сюда иди, на!
   Алисия подбежала, села на колени рядом с Анастейшей. Девчонка лежала в луже крови, она постоянно кашляла.
   - Малышка, ну что же ты... - прошептала Алисия, чувствуя, как слезки сами собой бегут по щекам.
   - Алисия, - простонала Анастейша. - Мне очень больно...
   Она снова кашлянула, на этот раз с кровью.
   - И страшно... - прошептала девочка.
   - Держись, малышка... - прошептала Алисия, осторожно поддерживая ее голову. - Машину, быстро! Ее надо срочно доставить в госпиталь!
   Нъиеве тем временем спускался с крана.
   - Держись, слышишь? - прошептала Алисия.
   Анастейша неестественно запрокинула голову, и перестала кашлять, ее взгляд стало заволакивать стеклом.
   - Бричер, машину! - закричала Алисия. - Скорее, она не дышит! Дыши, малышка, дыши...
   Она опустила девушку на пол, отмерила расстояние до диафрагмы, положила ладони на грудную клетку, попыталась качнуть легкие.
   - Дыши, слышишь... - сквозь слезы простонала Алисия.
   - Невеста, прекрати, - Бричер осторожно положил руку ей на плечо. - Она умерла. Ты ей уже никак не поможешь.
   Алисия некоторое время смотрела на Куклу, потом закрыла лицо руками и заревела навзрыд. Причал внезапно опустел. Единственная горгулья -- та самая, которую Бричер пригвоздил к стене -- отчаянно билась, пытаясь высвободиться. Макс подошел к чудовищу, уперся ногой в стену, и с усилием выдернул обе стрелы из ее тела. Горгулья шмякнулась на бетон. Макс отошел назад, поднял огромный булыжник.
   - Пошла прочь! - крикнул он.
   Горгулья поднялась, издала свой фирменный пронзительный вопль.
   - Пошла прочь, я сказал! - рявкнул Макс, и запустил булыжником точно ей по голове.
   Горгулья что-то обиженно крикнула, расправила крылья и взмыла в воздух. Макс устало побрел ко входу в здание управления портом. Там, почти у самого крыльца, Алисия сидела на коленях над трупом молодой девчонки, и жалобно скулила, в окружении своих собратьев.
  
    []
  
   ПЕПЕЛ
  
   ...крови героев -- сколько смерть еще запросит?(c)
  
   Было около четырех часов пополудни. На небе светило яркое солнышко. Изредка налетал порывистый ветер. Обрывки перистых облаков висели высоко над головой, и не давали ни намека на возможный дождь.
   И тем не менее, кавалькада из четырех автомобилей двигалась куда-то на окраину города -- на южный полуостров. Здесь уже практически не было жилых домов -- сплошные заборы, украшенные колючкой и обрезками рельсов, за которыми скрывались бесконечные склады, цеха...
   - Куда мы едем? - спросила она, оглядываясь на унылый пейзаж по сторонам.
   Алисия не ответила. Как это часто с ней бывает.
   Они сделали круг по круговому движению, и съехали на небольшую, но хорошо укатанную грунтовку. Дорога вела куда-то вверх -- к густому лесу. Несмотря на относительно небольшую возвышенность - лес здесь почему-то сохранился вполне обычный, к небу тянулись столетние дубы и клены, изредка встречалась липа.
   Дорога петляла меж холмов, и вскоре уперлась в мрачное строение, сложенное из небольших, прямоугольных, серых блоков. Бричер вылез из своей машины и отворил ворота. Один за другим, автомобили закатились внутрь.
   Здесь был просторный зал, вдоль стен стояли скамейки из какого-то камня, напротив въезда находилась транспортная лента, похожая на какой-то конвейер, упирающаяся в закопченную от времени ржавую заслонку.
   Алисия припарковалась в стороне, как можно ближе к стене. Ей это не понравилось -- открыть дверцу достаточно широко пространство не позволяло, а наставница весьма однозначно намекнула, что за царапину на черной краске -- последует неминуемая кара.
   Чейзер ушел куда-то, и вскоре вернулся, неся в руках грубо сколоченный ящик, обитый каким-то серым материалом, типа бархата. Ящик он взгромоздил на ленту. Она подошла, потрогала материал обивки -- это был велюр, типа того, которым был обит салон в машине Макса.
   - Зачем это? - спросила она.
   Черная Сайра подъехала к самой ленте. Нъиеве вылез из-за руля, направился к Тундре Бричера, рывком распахнул заднюю дверь, и бережно вынул длинный черный сверток, понес на руках словно ребенка -- к ящику. Кольнуло сердце -- в свертке она опознала мертвенно бледную Анастейшу, завернутую в черную ткань.
   - Тебе помочь? - спросила она.
   - Отвали! - гаркнул Нъиеве, прошел мимо и аккуратно уложил тело девушки в ящик.
   Она отошла назад, и невольно толкнула Алисию, обернулась -- наставница даже не пошевелилась.
   - Что это за место? - спросила она.
   - Это крематорий, - сухо ответила Алисия. - Мы уже давно не закапываем умерших в землю. Слишком часто голодные разрывают свежие могилы.
   Она стояла потрясенная, не в силах вымолвить ни слова. Бричер и Нъиеве тем временем устаривали Анастейшу в импровизированный гроб. Затем Бричер отошел. Нъиеве еще какое-то время стоял, наклонившись над телом.
   Она не выдержала, и подошла поближе.
   - Ну вот и все, моя малышка... - шептал Нъиеве. - Все плохое закончилось...
   Макс взял ее за локоть и отвел назад.
   - Не мешай, - сказал он тихо, и вместе с тем твердо. - Дай ему попрощаться.
   Она обернулась, отошла к Алисии.
   - А зачем здесь ее машина? Вы, как викинги, сжигаете павшего воина вместе с ладьей?
   - Машина должна попрощаться со своей хозяйкой, - ответила Алисия все также тихо и мрачно.
   Потом Нъиеве отошел в сторону. Бричер прощался молча, немного постоял рядом, вздохнул и вернулся к своему траку. Потом настала очередь Арахны. Она обняла тело, ее спина вздрогнула. Раздались сдавленные всхлипы. Бричер подошел, наклонился, осторожно обнял девушку за плечи.
   Макс посмотрел на Алисию, кивнул. Она распахнула дверцу Сайры, полезла куда-то на заднее сиденье и вскоре вынырнула наружу, держа в руках детскую куклу высотой около 40 сантиметров -- девочку, в пастельно-розовом платье, с длинными кудрявыми волосами. Алисия подошла к ящику, осторожно положила куклу у изголовья. Какое-то время она еще держалась, но в конце концов расплакалась.
   - Прости меня, - сдавленным голосом простонала блондинка, касаясь ладонью холодной бледной щеки Анастейши. - Это я виновата, прости меня...
   Она закрыла покрасневшее лицо ладонями и отошла от гроба.
   - Все попрощались? - спросил Макс.
   Они молчали.
   - Хорошо, тогда я начну.
   - Подожди, - Арахна подошла к ящику, и вынула куклу, бережно прижала к себе. - Я оставлю ее себе. На память.
   Брюнетка оглядела собравшихся. Нъиеве едва заметно кивнул. У остальных также не возникло вопросов.
   Макс встал у гроба, развернул маленькую книжечку -- размером наверное меньше четверти бумажного лица.
   - Дождь, - начал он внезапно севшим голосом. - Мы вверяем тебе эту потерянную душу. Она больше не увидит ужасных фантазмов нашей реальности. Поручаем тебе заботу о ней. С легким сердцем.
   Затем он отошел к стене, и опустил рычаг. Открылась заслонка. Пришла в движение транспортная лента. Ящик с телом медленно пополз к печи. Бричер стоял рядом, аккуратно направляя груз точно в створ ворот. Затем заслонка захлопнулась. Загудело пламя.
   Черный Марк стоял у въезда в здание крематория. Остальные машины припарковали чуть дальше. Нъиеве курил, отойдя от всех на почтительное расстояние. Его не трогали. Каждый предпочитал переживать горе наедине с собой. Ветер шумел кронами деревьев. Светило яркое солнышко. Вообще, день выдался на удивление погожий.
   - А что теперь будет с ее машиной? - спросила она.
   Алисия сидела на капоте и пила йогурт из пластиковой бутылки.
   - Будем искать Сайре нового хозяина, - ответила она. - Или хозяйку.
   - Может, и у меня наконец появится своя машина? - спросила она с робкой надеждой в голосе.
   - Через мой труп, - отрезала Алисия.
   Некоторое время они молчали. Потом из здания вышел Макс, в руках он держал фарфоровую урну. Алисия встала с капота, подошла к нему.
   - Кто-то должен отвезти Анастейшу родителям, - сказал Макс.
   - Я могу, - с готовностью сказала Алисия.
   - Ты меньше всех обязана это делать, - сказал Макс.
   - Она была моей ученицей, - грустно произнесла Алисия. - Знаешь, мы навсегда в ответе за тех, кого мы приручили.
   Макс кивнул, и отдал ей урну.
   - Я поеду с тобой, - внезапно вызвалась Арахна.
   Алисия подняла взгляд на брюнетку. Любого другого кандидата она бы отшила жестко, и с предельным цинизмом. Но не ее. Первая ученица. С ней Алисия проезжала заново весь свой путь. С ней она училась ездить с чистого листа, снова повторяя все свои ошибки -- чтобы показать ей. С ней она училась учить.
   Алисия коротко кивнула.
   - Бестолковка, пошла назад.
   Она перелезла на заднее сиденье без лишних разговоров. Ситуация была сложная, и попасть под горячую руку не хотелось.
   Алисия села за руль, протянула Арахне урну.
   Черный Марк бодро укатывал асфальт, поднимаясь в гору. Слева и справа над дорогой нависали старые здания. С облупившейся краской и трещинами на фасаде. Алисия остановила машину на небольшом пятачке, вылезла и приняла из рук Арахны урну. Она огляделась по сторонам -- слева находилась крытая терраса, а чуть поодаль -- закрытые решетками витрины. И вывеска: выпечка бабушки Карлотты.
   Арахна вылезла из машины.
   - Идем? - спросила она.
   - А я?
   - Бестолковка, сиди в машине, - устало произнесла Алисия, бережно прижала урну к груди и направилась ко входу в кафе.
   И едва она подошла, как снаружи раздался истошный вопль.
   - Убирайтесь! - кричала женщина. - Я не хочу ничего слышать!
   Затем раздался надрывный женский плач.
   Алисия опустилась на бетонный пол, прислонившись спиной к стене.
   - Госпожа Карлотта, это Алисия! - повышая голос, произнесла она. - Мы привезли вашу дочь.
   Какое-то время с той стороны звучал плач. Небо потихоньку заволакивало тучами. Начинал накрапывать мелкий дождик. Алисия сидела неподвижно, она потеряла счет времени, и весь окружающий мир для нее перестал существовать.
   Лязгнул замок. Отворилась дверь. Алисия поднялась. Госпожа Карлотта оказалась миловидной женщиной лет пятидесяти, с проседью в волосах, в бежевом фартуке, расшитом цветочным узором. Она увидела Алисию, урну в ее руках, и снова расплакалась. Алисия осторожно передала ей фарфоровую емкость.
   - Как? - сдавленно прошептала госпожа Карлотта.
   - Горгульи, - коротко ответила Алисия.
   Госпожа Карлотта заплакала навзрыд. Алисия осторожно обняла женщину.
  
    []
  
   БЕСКОНЕЧНАЯ ИСТОРИЯ, ч.1
  
   Все желают рядом с нею лечь, только ей ни до кого нет дела(c)
  
   Огромный зал был залит светом. У западной стены выстроились в ряд массивные столы, накрытые и заставленные яствами и винами. В центре, за круглым столом разместились магистр Майлз, Томита-сан, и еще несколько видных персон -- бургомистр, президент Альянса тяжеловозов, какие-то бизнесмены. Остальные же топтались в стороне, на почтительном расстоянии, ожидая когда официальная часть закончится и можно будет приступить к фуршетному меню. Монастырь Ордена принимал заморских гостей.
   Алисия появилась словно из ниоткуда -- она повернулась, и увидела, что наставница стоит рядом. В коротком, облегающем черном платье, в мелкий горошек, с вырезом кармен. И судя по всему, в ажурных чулках -- ну не будет же она надевать колготки с таким платьем... да, краешек кружева немного выглянул из-под платья. Дополняли образ черные туфли на неприлично высокой шпильке. Такая себе куколка с календаря в стиле пин-ап.
   Высокие гости тем временем обсуждали дела. Деловой обычай позволял проводить переговоры при большом количестве свидетелей -- это позволяло сэкономить на бумаге при заключении договоров; ценность слова здесь имела свое особое значение.
   - Мы бы хотели инвестировать в земли сельскохозяйственного назначения, - говорил Томита-сан. - У нас есть прекрасный проект для выращивания овощей в тепличных условиях, при высоком уровне защиты от вируса и его экосистемы.
   Магистр и бургомистр переглянулись.
   - У нас есть отличный плодородный участок, за Айшаньской грядой, - сказал бургомистр. - Он находится на возвышенности. Для вируса там не совсем подходящие условия, и я думаю, вам будет интересен этот вариант...
   - Разумеется, Орден готов предоставить свои посреднические услуги, связанные с инвестициями такого рода... - весьма уклончиво добавил магистр.
   Они говорили о чем-то еще. Алисия тем временем подошла к Максу.
   - Ты понимаешь, о чем они говорят? - тихонько спросила она.
   Тот лишь угрюмо кивнул.
   - Земля Рагнара, - добавила Алисия. - Он бургомистра напополам разорвет, если узнает что тот его землей торгует...
   - На маленькие кусочки, - поправил ее Макс.
   - А вести переговоры с Рагнаром и оформлять это дельце для бургомистра будем мы... - шепотом подсказала Алисия.
   - Не мы, а ты, - также тихо подсказал Макс.
   Алисия отпрянула, в ее взгляде читались высшая степень удивления, страха и гнева.
   - Макс, я под это не подписывалась... - прошептала она.
   - Любого другого гонца, приехавшего с такой вестью, Рагнар по стенке размажет вместе с машиной, - ответил Макс. - А тебя он не тронет ни при каких обстоятельствах. Сама знаешь...
   - Сколько можно эксплуатировать мои обстоятельства... - разгневанно фыркнула Алисия.
   Переговоры тем временем подошли к концу. Уважаемые люди поднялись со своих мест, принялись обмениваться рукопожатиями.
   - Ну наконец-то будем жрать... - облегченно вздохнул Бричер. - У меня уже вторая язва открылась, честное слово...
   Все потянулись к фуршетным столам. От группы уважаемых людей отделился шатен, ростом выше среднего, в дорогом деловом костюме. На вид ему было примерно тридцать пять, может чуть больше. Колючий взгляд серых глаз, орлиный профиль -- выдавали натуру волевую и деятельную.
   - Привет, Невеста...
   Она слегка повернулась всем корпусом, окинула мужчину небрежным взглядом. Взяла фужер с шампанским, манерно оттопырив мизинчик.
   - Привет, Магнат, - пропела она с напускной беспечностью.
   - Молодцы вы, классно в порту отработали, - сказал мужчина.
   Она метнула в него ледяной взгляд.
   - Мы потеряли свою верную подругу, - как бы невзначай подсказала Алисия.
   - Сожалею, - сказал Магнат. - Но жизнь идет дальше. Какой смысл жить, если жизнь не приносит радости?
   Она рассмеялась.
   - О, эту песню я знаю!
   Он подался вперед, совершенно бестактно взял ее за талию и потянул к себе. Она демонстративно отвернулась, скривив губы, всем видом показывая что такое обращение ей противно.
   - Ну что ты жмешься? - тихо произнес Магнат, приблизившись к ее щеке. - С ним уже все кончено, ты это знаешь. Зачем цепляться за прошлое?
   Она смотрела в сторону пустым, безразличным взглядом, и молчала. Ни один мускул на ее лице не дрогнул.
   - Его уже нет, это просто огромный мычащий кусок биомассы... - продолжал он.
   Девушка продолжала молчать.
   - Ну чего я не могу дать тебе? - спросил Магнат, теряя терпение. - У меня есть все. Деньги, бизнес, власть. Я настоящий дворец отгрохал на закатной авеню, в лесу за госпиталем, в зеленой зоне - ты бы видела...
   - У тебя сердца нет... - чуть слышно произнесла Алисия.
   - Что? - он не выдержал и расхохотался. - И это говоришь ты? Ты! Да ты же выскочила за него только из-за бабла! Не знай ты про его бизнес, ты бы в свое время послала его еще дальше, чем меня!
   Она все также молчала.
   - Тебе же только дырку свою сладкую в теплое место надо было пристроить... - прошептал он на ухо девушке.
   - Три... - внезапно прошептала она.
   - Чего? - переспросил Магнат.
   - Три дырки, - подсказала Алисия.
   Он грубо оттолкнул ее, девушка невольно взмахнула фужером, выплеснув оставшееся шампанское на пиджак Магната, по инерции переступила пару шагов, но все-таки удержалась, устояла на двух своих тоненьких иголочках.
   - Запомни, я всегда добиваюсь своего, - сказал Магнат, повысив голос. - Надеюсь, все присутствующие это услышали?
   Он оглядел притихшую публику. Затем схватил со стола бутылку виски, и вышел.
   - Долбойоб, но не сломлен, - прокомментировал его уход Бричер.
   Макс с укоризной посмотрел на своего подчиненного.
   - Не, ну а чо? - пожал плечами Бричер.
  
   Алисия сидела на диване в салоне, закинув ногу на ногу. и периодически подносила к губам бокал с жидкостью непонятного ядовитого цвета. На столе стояли откупоренная бутылка рома и пакет сока. Она вошла, села напротив, поставила на стол чашку с кофе.
   - Кто это был?
   Уголки губ Алисии тронула едва заметная улыбка.
   - Джеймс Волкер, он же Магнат, - ответила блондинка. - Президент Альянса Тяжеловозов. Почти три года назад он подмял под себя три четверти рынка автоперевозок, и с тех пор ни один грузовик не выезжает на дороги без его персонального благословения. По факту, должен быть монополист. Но не все хотят работать с Альянсом.
   - Например? - спросила она.
   - Сатиры не идут на контакт с людьми Магната, - сказала Алисия, и снова пригубила бокал. - Поэтому для них катают частники. Такие, как Долговязый Джо. А Магнат пытается прессовать частников.
   - Вы были знакомы до эпидемии? - спросила она.
   - Я искала мужчину, - Алисия вздохнула. - Завела анкету на сайте знакомств. И меня там нашел вот этот...
   Она не стала развивать мысль дальше, поставила бокал на стол, плеснула в него рому и залила соком. Потом достала из-под стола бутылку газировки и долила в получившийся коктейль.
   - А ты ему не дала? - догадалась она.
   - Не просто не дала, - улыбнулась Алисия. - А цинично вышла замуж у него на глазах. За его главного конкурента. По этой причине он люто ненавидит моего мужа, и сейчас пытается использовать любую возможность чтобы сжить его со свету. И надо заметить, со временем возможностей у Магната становится все больше...
   Она сделала большой глоток, поставила бокал на стол и откинулась на спинку дивана, закрыла глаза...
  
   День выдался суматошный. Пришлось объехать трех постоянных клиенток. Они должно быть решили, что она сможет разорваться на все четыре стороны. Она и смогла, фактически. Маленький ярко-красный Ранкс отчаянно петлял по дворам, старательно объезжая центральные улицы, застывшие в пробках. Она закончила работать с последней клиенткой и теперь мчала в салон, в надежде успеть на обеденный перерыв.
   Но у судьбы были иные планы на этот счет.
   Она миновала размытую дорогу, петлявшую меж старых двухэтажных домов в историческом квартале города, и уже выруливала в проулок -- к салону красоты. Там есть микроволновка, а в пластиковом контейнере -- пшеничная кашка с куриным филе. И персик. Сейчас она доедет, прямо с порога заварит крепкий кофе, разогреет обед...
   Прямо перед носом внезапно выплыла черная громада. Она даже не успела ударить на тормоз, выкрутила руль, и хотя скорость была небольшой -- Ранкс с отвратительным скрежетом прошелся по лакированным черным дверям.
   Скрипнули тормоза. Черная громада остановилась. Она вжалась в сиденье -- перед глазами промелькнула вся жизнь. Нет, она-то прекрасно понимает, люди какого сорта ездят на таких машинах...
   Громада хлопнула водительской дверцей. Она вдохнула поглубже. Лучшая защита -- нападение...
   - Ты охренел что ли?! - закричала она, едва выбравшись из своей малютки. - Ты куда вылез? Здесь вообще одностороннее!
   Хозяин джипа не выдержал и рассмеялся.
   - Ну что оскалился? - спросила она. - Вон там кирпич висит!
   Высокий брюнет, скуластое лицо, завораживающие карие глаза. Небрежная небритость. Джинсы и футболка -- да, такие парни не носят костюмов. Костюмы носят те, кто работает на них.
   - Девушка, сколько я вам должен? - все также улыбаясь, спросил он.
   - Должен? - удивленно переспросила Алисия. - Да я на битых тачках не езжу!
   Он снова рассмеялся, полез куда-то в машину.
   "Все..." - подумала она. - "Сейчас достанет биту и объяснит, кто и кому здесь должен..."
   Он вышел из-за кормы внедорожника с бумажником в руках, развернул, достал несколько долларовых купюр.
   - Этого хватит? - спросил мужчина.
   - Ты за кого меня принимаешь?! - закричала она. - Я тебе проститутка что ли?
   Улыбка сползла с лица мужчины. Он распахнул дверцу Ранкса и небрежно бросил деньги на сиденье. Потом повернулся, посмотрел на девушку. Взгляд его сделался хмурым.
   - Больная, - коротко бросил брюнет, и полез в свой внедорожник.
   Она провожала его растерянным взглядом.
  
   С тех пор прошло три недели. Она несколько раз сходила на свидания с парнями из интернета, дважды ездила на сервис к знакомым ребятам -- чинить своего малыша, на удивление удачно пережившего столкновение с огромным Лэнд Крузером. А среди недели в телефон упало сообщение от старого друга.
   "Привет. Мы в субботу идем в бильярдную. Давай к нам. Кстати, будет один мой старый друг, еще с института, нормальный парень и совершенно свободен. Лучше на него посмотри, чем тратить время на неликвид из интернета"
   И смайлик такой, многозначительный.
   Ок, раз нормальный парень свободен -- значит, это надо исправить, думала она, примеряя обалденнейшее ярко-красное платье с открытой спиной. Платье было облегающего кроя, и немножко тянулось -- поэтому село по фигуре как влитое. Она зафиксировала гриву волнистых пшеничных локонов целым баллончиком лака (справедливости ради, там оставалось немного) смоталась к подруге на коррекцию маникюра, и теперь поднималась по ступеням, цокая высокими шпильками -- к входу в бильярдную.
   - О, привет, крыска Алиска! - старый друг приветствовал на входе. - Идем, у нас два стола, американка и этот, как его. Пул, что ли?
   Она осторожно цокала по паркету. В полумраке бильярдной температура подскочила градусов на пять, стук шаров затих -- мужское население невольно оборачивалось вслед эффектной высокой блондинке.
   - Вот, знакомьтесь, - друг подвел к столу для русского бильярда. - Это Алисия, моя давняя подруга...
   Обворожительная белоснежная улыбка медленно сползала с ее лица. Напротив, натирая набойку кия, стоял тот самый брюнет из черного Крузака...
  
   Стемнело. Временами капал небольшой дождик. Черный Крузак пулей летел по пригородной трассе. Она притихла, вжалась в спинку сиденья. Друг так перепился, что за ним приехал наряд полиции. А когда она собралась свалить потихоньку -- брюнет не совсем корректно взял ее за руку, затолкал в свой внедорожник и теперь вез в неизвестном направлении.
   "Довыеживалась", - думала она. - "Ладно, если просто изнасилует. А ведь может и закопать в лесу..."
   Он словно прочел ее мысли.
   - Не переживай, я не маньяк. Но за поцарапанную машину надо расплатиться.
   - Много? - тихонько спросила она.
   - Я на битых тачках не езжу, - отрезал брюнет.
   Крузак обрулил разделительную полосу, миновал автобусную остановку и свернул на какую-то узенькую асфальтовую дорогу, петляющую среди частного сектора. Она проглотила ком в горле.
   - У меня квартира есть... - испуганно прошептала Алисия.
   - Не нужна мне твоя квартира, - ответил брюнет холодно. - У меня самого их четыре штуки. Натурой расплатишься.
   Алисия побледнела. Снова сглотнула. Нет, в принципе, он симпатичный, и если удастся упросить его быть нежным -- вполне можно и потерпеть... но не выкатывать же восемь миллионов за царапину на дверях...
   Машина миновала железнодорожные пути, съехала на грунтовку. Они выехали к берегу моря. На той стороне виднелся усеянный огнями низководный мост. Он аккуратно проехал мимо каких-то рыбных цехов, потом вырулил на пляж. Здесь было тихо. Они в этот вечерний час оказались на ночном берегу одни.
   - У меня презервативов с собой нет... - сухо произнесла она.
   Он не выдержал и рассмеялся.
   - Нет, секса мне не надо, - сказал брюнет, просмеявшись. - Секс я и так могу получить, причем совершенно бесплатно. Я же вроде не лох и не урод?
   Она промолчала. Он поставил машину на ручник, отстегнул ремень и повернулся к ней.
   - Один поцелуй, - сказал мужчина.
   Она с готовностью подалась вперед и чмокнула его в щеку.
   - Все, я свободна? - спросила Алисия.
   - Нет, детка, так не сойдет, - сказал брюнет. - Это халтура какая-то, а не поцелуй. Давай по-взрослому, по-французски. Чтобы с языком. И не здесь.
   Он распахнул дверцу, выбрался наружу. Обошел машину, открыл дверцу и помог вылезти девушке. Взял за руку, подвел к самой кромке воды. Отсюда были видны и мост, и огни ночного города.
   - Красиво? - спросил он.
   - Да... - чуть слышно выдохнула девушка.
   Она как завороженная глядела на огни вдали. Он осторожно обнял ее за талию, немного повернул, крепко -- всем телом -- прижал к себе. Она инстинктивно обхватила его шею руками. Подняла голову. Едва коснулась губами его верхней губы. Слегка захватила и чуть-чуть потянула. Провела кончиком языка. От него на удивление приятно пахло -- такой терпкий, мужской, но совсем не режущий запах. И чувствовать на себе его руки неожиданно оказалось так приятно...
   Потом они шли вдоль кромки воды. Море затихло -- был отлив. Она осторожно ступала короткими шажками, а он бережно поддерживал ее обеими руками за талию.
   - Это был самый лучший поцелуй в моей жизни... - произнес мужчина.
   - Я могу повторить... - кокетливо улыбнулась она, и тут же отвернулась.
   Он остановился, потянул ее к себе. Она сделала шаг, споткнулась обо что-то и коротко вскрикнула. Он тотчас подхватил девушку на руки.
   - Что случилось?
   - Не знаю... - прошептала она испуганно. - Там что-то есть... на берегу...
   Он аккуратно поставил девушку рядом, вынул из кармана джинсов телефон и включил фонарик. Среди гальки лежала крупная, правильной формы, неглубокая ракушка. Сантиметров 15 в диаметре.
   Она осторожно присела, подняла ее.
   - Смотри, какая красивая...
   Он посветил телефоном.
   - Да... довольно редкая в наших краях. Я думал, они только сильно южнее водятся, у нас все-таки вода гораздо холоднее...
   - Заберу ее себе, - сказала Алисия. - На память о сегодняшнем вечере...
  
    []
  
   БЕСКОНЕЧНАЯ ИСТОРИЯ, ч.2
  
   Черный Крузак замер у подъезда многоэтажки.
   - Забей мне свой телефон, - он протянул свою трубку.
   Она быстрыми движениями набрала номер, сохранила в контактах.
   - Спасибо за вечер, - чирикнула девушка.
   Она собралась было вылезти из машины, но дверца не поддалась -- центральный замок был заблокирован.
   - Подожди, - он взял телефон, набрал ее номер и включил громкую связь.
   - Здравствуйте! - ответил безжизненный железный голос. - Вы позвонили в службу поддержки Объединенного Биржевого Банка! ОбъеБиБанк -- это ваше будущее! Если хотите узнать...
   Он выключил телефон и с укором посмотрел на девушку. Она тяжело вздохнула, взяла из его рук трубку и принялась исправлять номер телефона.
   - Ты всегда такая ненормальная? - спросил он с улыбкой, и набрал номер.
   - Всегда, - ответила Алисия. - Я вообще особо буйная, имей в виду.
   - Это хорошо, - задумчиво ответил брюнет. - Настоящих буйных мало, поэтому нам надо держаться вместе...
   Что-то громко затрещало, она схватила сумочку и принялась в ней рыться. В треске стала угадываться мелодия. Наконец она вытащила тонкий прямоугольник в корпусе золотистого цвета и ответила на вызов.
   - Впервые вижу девушку, у которой в качестве мелодии звонка играет Серж Танкян, - заметил он. - Это мой личный номер, сохрани себе. Если не отвечаю -- значит, занят делами, но обязательно отвечу позже...
  
   Прошла неделя. Она крепилась. Она стоически держалась. Ни в коем случае не звонить. И не писать ему. Подумает, что девочка клюнула на деньги. И относиться будет соответственно. Нет, лучше пусть не будет ничего, чем вот так...
   Тщательно отмытая ракушка лежала на тумбочке у изголовья кровати.
   Рабочий день еще только начался. Несмотря на столь ранний час, она успела нарисовать одну барышню, и теперь с чувством выполненного долга пила крепкий кофе и закусывала большим прямоугольным пряником с начинкой из фруктового джема. Нет, она в принципе ела понемногу, и потому могла позволить себе приятные излишества без ущерба для фигуры и гардероба.
   Звякнул колокольчик на двери. Молодой парень в характерной темно-синей куртке, курьер, внес в помещение огромный букет красных роз, перевязанный алой лентой.
   - Для Алисии Брайд, - сообщил он.
   Она встала на негнущихся ногах. Под тяжестью взглядов немногочисленных коллег подошла. Взяла букет. Вынула записку.
   "Сегодня вечером на нашем месте. Напиши, когда тебя забрать"
   И все. Ни тебе здравствуй, ни пылкого признания в любви, ни подписи. Зато лаконично и по сути. И кстати -- отказа риторика не подразумевает.
   - Да, носят же некоторым букеты... - со вздохом сказала парикмахерша Виола, которая уже десятый год была замужем.
   Алисия достала телефон.
   "Я сегодня без машины. Сможешь забрать меня с работы? Мне придется домой заехать, хоть немножко себя в порядок привести"
   Его статус тотчас сменился на "онлайн". Мгновение. Второе мгновение.
   "Ок"
   Алисия выключила экран и положила телефон в сумку.
   - Поеду, отвезу цветы домой, - небрежно бросила коллегам, повесила сумочку на плечо. - Скоро вернусь, не теряйте.
   "А заодно машину отгоню" - подумала она, выходя на парковку. В самом деле, будет крайне нелепо, если подъезжая к салону -- он обнаружит на парковке ее ярко-красного малыша, которого она сегодня якобы не брала...
  
   Черный Лэнд Крузер стоял на пустынном берегу. Солнце давно село. Вдалеке горели огни ночного города. Она прижалась к нему, положив голову на плечо. На ней не было ничего, кроме чулок, туфель и теплого пледа. Скомканное платье и нижнее белье лежали на переднем пассажирском сиденье.
   - А когда ты понял, что я буду твоей? - чуть слышно спросила она.
   - В бильярдной, когда увидел тебя во второй раз, - ответил он. - Понял, что если судьба дает второй шанс -- нельзя отказываться. Судьба штука ревнивая и не простит. А ты?
   - Когда мы с тобой целовались... - прошептала она. - Поняла, что хочу навсегда остаться в твоих руках...
   - Я там роллы взял, - произнес он. - Ты же наверное голодная...
   Она застенчиво улыбнулась. Вот зачем ему знать, что она неплохо пообедала дома, а в ожидании свидания -- закинулась крепким кофе и шоколадкой...
   - Ты хочешь перекусить? - спросила она. - Я достану.
   Она отложила плед в сторону и вытянулась через весь салон -- в кабину. Роллы лежали на торпеде. Она потянулась к пластиковому контейнеру с соусом, и в этот момент он подался вперед и легонько шлепнул ее по попе. Она вздрогнула, длинные ногти предательски соскочили, и пластиковый контейнер перевернулся на торпеду, щедро разливая свое содержимое.
   - Ой... - испуганно прошептала она, и полезла за сумочкой. - Подожди, я сейчас все исправлю, у меня там влажные салфетки есть...
   Он взял ее за талию и усадил рядом.
   - Химчистка будет сильно дорогая? - спросила она, словно виновная в чем-то ужасном.
   - Да ну брось... - прошептал он, уткнулся носом в ее макушку и с шумом вдохнул аромат ее волос. - Машина это всего лишь кусок железа...
  
   Когда черный внедорожник подъехал к многоэтажной свечке, она уже сладко дремала на переднем сиденье.
   - На каком этаже ты живешь? - спросил он.
   - На четвертом... - едва шевеля губами, произнесла она.
   Он выбрался из машины, открыл пассажирскую дверцу, бережно поднял ее на руки. Захлопнул дверь ногой, квакнула сигнализация. Открыл домофон, исхитрился потянуть на себя тяжелую стальную дверь и внес драгоценную ношу в подъезд. К счастью, лифт работал. К несчастью, он оказался слишком маленьким. Впрочем, физическая форма позволяла совершить восхождение на высоту четвертого этажа, с шестьюдесятью килограммами полезной нагрузки. Следующая задача показалась непосильной -- нужно было открыть ее сумочку, и там найти ключи от квартиры. Будучи несомненно мудрой женщиной, она предвидела это, и поэтому протянула кулачок, разжала -- на ладошке лежала заранее приготовленная связка ключей. Он открыл дверь и внес свою драгоценную ношу внутрь.
   Она небрежно сбросила туфельки, уронила рядом сумочку.
   - Мне нужно в душ, срочно... - прошептала Алисия. - Не теряй, я постараюсь быстро...
   И скрылась в ванной комнате. Он лишь пожал плечами, аккуратно разулся, поставив обувь у шкафа-купе, подобрал ее туфли, поставил рядом, положил ее сумочку на пуфик, и прошел через прихожую. Это была маленькая, но очень уютная однокомнатная квартира. Он вошел в спальню и не смог сдержать улыбку - жилище, конечно же, содержалось в чистоте, вот только... На полу - выпотрошенная упаковка то ли от чулок, то ли от колготок (от чулок, вот они - на тумбочке, рядом с ноутбуком и той самой ракушкой), рядом с нею - компакт-диск с эротическим видео, посреди комнаты - огромная двуспальная кровать. На кровати огромным бесформенным комом лежит толстое одеяло, а меж подушек уютно устроился плюшевый медвежонок.
   Кухня также оказалась небольшой, но хорошо экипированной -- тут были и кофе-машина, и мультиварка с кучей режимов -- мечта лентяек, и миксер, и конечно современная плита с керамикой. Он открыл холодильник, порылся в поисках съестного. В холодильнике нашлись банка сгущенного молока, глазированный сырок и бутылка йогурта. Он начал рыться по шкафчикам и вскоре обнаружил пакет с картошкой. Некрупная, но вся как на подбор -- ни единого глазка. Помыл, порезал пятачками, подсолил, посыпал мелко нашинкованным укропом, завернул в фольгу и бросил в прогретую духовку.
   В ванной зашумел фен. Он сидел на кухне, и взглядом гипнотизировал духовку, стараясь заставить ее печь картошку быстрее. Щелкнула дверь. Она вышла из ванны в тех же самых ажурных чулках и коротком красном шелковом халатике, и прибрав волосы заколкой. Сначала зашла в спальню и как бы ненароком затолкала ногой диск с эротикой под кровать. Потом вышла на кухню. Он поднялся со стула, обнял ее, посмотрел на девушку сверху вниз.
   - Мне так не нравится.
   И снял с ее волос заколку. Волосы пышной гривой упали на плечи.
   - Так намного лучше.
   - Я тебя поняла, - прошептала она, прижимаясь к своему мужчине. - А чем это таким вкусным пахнет?
   - Ну, я тут у тебя немного похозяйничал... - скромно ответил он.
   - Пахнет божественно... - прошептала она. - Умираю с голоду...
   Он поднял девушку на руки, отнес на кровать и высвободил из шелковой ткани. Затем, недолго думая, аккуратно снял с ее груди черный бюстгальтер-балконет из тончайшего кружева.
   - Мне холодно... - пожаловалась она.
   Он накрыл девушку одеялом. На кухне громко звякнул колокольчик духовки...
  
   Часы бесстрастно отщелкивали минуты. На циферблате горело 13:17.
   - Где ее черти носят?
   Хозяйка рвала и метала. Вообще, позиция визажиста -- не самая востребованная, поэтому на такое место стараются брать парикмахеров, окончивших курсы визажа. Но для Алисии хозяйка по доброте душевной сделала исключение. И вот, впервые за все время -- она уже полдня не появляется на работе, а телефон не доступен.
   - Может, что-то случилось? - спросила Ника, работавшая администратором.
   - Случилось... - произнесла Виола, глядя в окно.
   Ника подошла, посмотрела -- на парковку заехал черный Лэнд Крузер последней модели. Такой, наверное, стоит больше, чем весь их салон. Из-за руля вылез высокий мужчина, открыл дверцу, помог блондинке выбраться с пассажирского сиденья.
   - Зачем ей при таком мужике вообще работать... - произнесла Виола с легким оттенком зависти в голосе.
   Он на прощание бережно обнял ее.
   - Ох и влетит мне сейчас... - прошептала Алисия.
   - Не переживай, - сказал он. - Все будет хорошо.
   - Ну да, тебе легко говорить... - фыркнула девушка. - Все утро меня из постели не выпускал... а я сейчас без работы останусь...
   - Тебе эта работа так необходима? - спросил он удивленно, внимательно посмотрел на любимую.
   - Конечно, это моя самореализация, для меня это важно... - ответила она, обиженно надула губы.
   - Ну хочешь, я тебе твой собственный салон красоты куплю? - спросил он.
   - Нет... - чуть слышно произнесла она. - Я должна идти...
   - Я заберу тебя после работы.
   Звякнул колокольчик. Она постаралась бесшумно проскользнуть к своему месту -- и столкнулась лицом к лицу с хозяйкой.
   - Девушка, потрудитесь объяснить...
   Судя по тону ее голоса -- хозяйка была вообще не в восторге.
   - Простите, пожалуйста... - Алисия стояла посреди зала, виновато опустив взор. - Я просто с утра приболела...
   - Я видела, с кем ты приболела, - сказала хозяйка. - Если твоя болезнь мешает тебе работать -- мы с тобой очень быстро расстанемся.
   - Я вас понимаю, - ответила Алисия.
   - Надеюсь... - сказала хозяйка.
   Остаток дня она пребывала в подавленном состоянии. Под вечер внезапно телефон мяукнул сообщением от старого друга.
   "Привет. Мы тут свою студию открываем. Будем рекламные ролики снимать. Не хочешь похалтурить визажисткой?".
   Она загадочно улыбалась, набивая пальчиками с длинными ноготками ответ. Теперь перспектива остаться без работы не так пугала. В конце концов, в рекламном бизнесе места для самореализации побольше. Даже если и поначалу зарплата будет совсем скромная. Деньги ее теперь не волновали -- ну неужели такой мужчина не сможет позаботиться о своей женщине...
   Она вышла, спустилась по ступенькам с небольшого, стилизованного под старину крылечка, с изящными коваными поручнями. На парковке блестел черным глянцем свежий Мерседес Джи Эл.
   - Привет, крошка.
   Она обернулась. Из-за угла вышел шатен, ростом выше среднего, в строгом деловом костюме. Начинало темнеть, налетел прохладный ветер, она поежилась.
   - Поехали, поужинаем? - предложил он.
   - Джим, извини, я не хочу, - сказала она.
   - Ну не вопрос, давай я тебя домой отвезу, - предложил он.
   - Нет, Джим, - сказала она. - Я сама по себе.
   Он критически оглядел ее с головы до ног.
   - Гордая самостоятельная девушка? А чего платье такое короткое, и шпильки такие высокие?
   Она открыла сумочку, выдернула тоненький и длинный шарфик леопардового цвета, и укрыла им плечи -- становилось все холоднее.
   - Нет, Джим, уже не самостоятельная...
   Скрипнули тормоза, он обернулся. На въезде замер черный Лэнд Крузер. Хлопнула дверца. Из-за внедорожника вышел высокий брюнет, в джинсах и кожаной куртке. При виде ее собеседника, он помрачнел, и упер в него налитый сталью взгляд.
   - Прощай, Джим, - сказала она, и мелкими семенящими шажками поцокала к своему любимому. - Добрый вечер, милый, я так замерзла пока ждала...
   - В машину, - коротко приказал он холодным тоном.
   Она молча полезла на переднее сиденье. Вот чего хотелось меньше всего -- так это дать ему малейший повод для ревности. Дернула же нелегкая Джима поиграть в последнего романтика. Никогда не мог похвастать особым вниманием к девушке, а тут надо же -- примчался, с работы забирать, на ужин...
   Он некоторое время смотрел на оппонента, потом сел в машину.
   - Мы с ним познакомились в интернете, еще до тебя... - она сделала робкую попытку объясниться.
   - И как он тебе? - спокойно спросил брюнет, глядя на экран бортовой системы -- внедорожник выезжал задом, а проулок здесь был крайне узкий, и поросший со всех сторон тоненькими деревцами.
   - Да особо никак, - ответила она. - У нас все закончилось, так и не начавшись. А он еще пытается цепляться за меня. Невротик...
   Он держал руку на селекторе автомата. Она осторожно положила ладошку ему на запястье.
   - Ты сердишься?
   Он молчал. Лэнд Крузер выехал на один из центральных проспектов.
   - Сам не понимаю, - сказал он задумчиво. - Никогда такого не было. А как увидел тебя рядом с ним, такая ревность взыграла...
  
   Он стоял перед шкафом-купе, повязывая галстук. Она подошла сзади, осторожно обняла его за плечи.
   - Как классно ты смотришься в костюме...
   - Терпеть их не могу, - он улыбнулся. - Слушай, у меня тут серьезное дело, мне нужна твоя помощь...
   - Что случилось? - спросила она.
   - Через полтора месяца будет региональная выставка, тема: транспортная и складская логистика, - ответил он. - Естественно, моя компания там примет участие. А я еще и буду одним из спикеров. Я тебя попросить хочу.
   Он повернулся и взял девушку за талию.
   - Хочу, чтобы ты пошла со мной.
   Она отвернулась.
   - И в каком качестве я туда пойду? Любовница на содержании?
   Он аккуратно повернул ее в сторону спальни, так -- чтобы в поле зрения оказалась тумбочка. Сначала она не поняла. Потом присмотрелась -- в той самой ракушке лежало изящное золотое обручальное колечко...
  
   Такие светлые и теплые -- воспоминания отступили. Серая реальность вернулась. Стало тоскливо, сжало горло. Алисия осушила бокал с импровизированным коктейлем, и принялась наливать еще один. В этот момент дверь щелкнула, и в квартиру вошел Макс. Он осмотрелся, оценил ситуацию, и забрал из ее рук бутылку с ромом.
   - Чейзер, ты совсем берега попутал? - спросила Алисия.
   - Бухать хватит, - сказал Макс.
   - Дай сюда, - Алисия попыталась отнять бутылку. - Ты вообще знаешь, кто мой муж?
   - Знаю, - сказал Макс. - Вот, кстати. Томита привез контейнер для Дока. Док заказал доставку на сегодняшнюю ночь. Повезет Долговязый. Тебя он просил в сопровождение.
   - Долговязый? - спросила Алисия.
   - Нет, Док, - ответил Макс. - Так что быстро трезвей и садись за руль. Встретитесь с Джо на контейнерном терминале через час. Машину тебе уже заправили.
   - И куда мы этот контейнер потащим? - спросила Алисия.
   - В бухту Молчания, - ответил Макс.
   Алисия расхохоталась.
   - За время моего отсутствия вы все резко отупели, да? - спросила она. - Макс, какая к чертям бухта Молчания ночью?
   - Я думаю, Док не просто так тащит тебя туда именно ночью, - сказал Макс. - Так что поезжай. А с остальным будем завтра разбираться. На свежую голову.
  
    []
  
   БУХТА МОЛЧАНИЯ
  
   Алисия переоделась в кожаные брюки и кожаную же короткую куртку, обулась в туфли на неприлично высокой шпильке. Она вышла в коридор, миновала несколько дверей и постучала кулаком в одну из квартир на той стороне корпуса.
   - Ну чего еще... - дверь открылась, и на свет божий вырулил Бричер в цветастых семейных трусах.
   - Мне нужна твоя помощь... - сказала Алисия.
   - В смысле? - не понял Бричер.
   Алисия слегка покачнулась, глубоко вдохнула, и выдохнула Бричеру в лицо. Тот сморщился.
   - Когда ты уже перестанешь бухать как сапожница? - спросил он недовольно. - Ладно, сейчас. Пару минут.
   Дверь захлопнулась. Некоторое время она ждала. Наконец Бричер снова вышел -- теперь уже в джинсах и футболке. Они вошли в квартиру Алисии, и направились прямиком в туалет, не сказав ни слова. Некоторое время она сидела в салоне и слушала. Затем раздался какой-то странный звук, что-то выплеснулось, затем по коридору эхом отзвучали сдавленные хрипы. Она подскочила с дивана и бросилась в туалет.
   В ванной комнате Алисия стояла, склонившись над рукомойником, периодически покашливая, и тяжело дыша. Бричер отмывал рвоту с раковины.
   - Сейчас желудок тебе почистим, башку ополоснем, потом примешь таблеточку, и будешь как новенькая, - говорил он.
   В ванной зашумел фен. Через некоторое время Алисия вышла в салон. Бричер с готовностью подал ей горсть таблеток.
   - Эти разжевать, эти просто проглотить, - указал он, и открыл бутылку с питьевой водой. - Здесь ничего криминального, парацетамол и активированный уголь.
   Алисия исполнила все его рекомендации, в несколько приемов одолела гору пилюль, после чего Бричер протянул ей большую ароматную кружку.
   - Горячий зеленый чай, - пояснил он. - Греет, тонизирует, освежает голову. И поможет обмануть твой пустой желудок, потому что голод тебя сейчас накроет страшный.
   Алисия с недоверием посмотрела на товарища.
   - Пей-пей, - сказал Бричер. - Доверься опытному похметологу.
   Она села на диван и принялась пить маленькими частыми глотками.
   - Я тебе в дорожку термос чая заварил, - говорил тем временем Бричер, показывая заготовленное питье.
   Алисия согласно кивала, продолжая пить.
   После обряда очищения, они наконец-то смогли отправиться в путь. Черный Марк2 выехал за территорию монастыря и теперь катил по пустынным, залитым чернильной тьмой, улицам города.
   Алисия сняла тангенту, щелкнула рацией.
   - Долговязый, это Невеста, прием.
   Молчание. Тишина. Щелчок.
   - Невеста, это Джо, - ответил динамик какофонией шорохов. - Стою в очереди на погрузку. Давай словимся у переправы, там как раз только в сопку подняться...
   - Ладно, - Алисия ругнулась вполголоса. - Договрились. Жду там.
   Марк поднялся на холм, нырнул в тоннель, затем выехал на высокий вантовый мост, перекинутый через весь залив. Она чуть вытянула шею, стараясь разглядеть в правое окно море. На мгновение ей показалось, что стальную гладь рассекают мириады мелких, светящихся организмов...
   Алисия по обыкновению тяжело вздохнула, но на сей раз ничего не сказала. Машина съехала с моста и теперь катилась под гору. Сначала справа мелькнули какие-то невысокие дома, потом начался парк, заросший высокими деревьями. Слева же тянулось ограждение, за которым -- обрыв, и где-то там внизу море...
   Алисия остановилась, посреди дороги сделала изящный разворот, заодно погрев резину и сделав небольшую белесую дымку горящей резины и припарковалась у тротуара, левым боком практически у самой кромки парка. Затем сняла тангенту, снова пощелкала по каналам.
   - Долговязый, это Невеста, я на позиции. Как принял?
   Щелчок. Молчание. Помехи.
   - Долговязый, это Невеста. Как слышишь меня? Прием.
   Снова молчание. Треск статики.
   - Твою мать... - выдохнула Алисия, повесила тангенту, откинула спинку сиденья и положила руки под голову.
   - И что будем делать? - спросила она.
   - Тупить будем, - грустно сказала Алисия. - Он наверное на погрузке. Пока контейнер на платформу не поставят и не закрепят, его к фуре не подпустят. Техника безопасности.
   - А Бухта Молчания далеко отсюда? - спросила она.
   - Технически мы уже почти в ней, - сказала Алисия. - Там, чуть дальше, за сопкой -- находится объект, куда Док просил доставить груз.
   - Откуда ты знаешь? - спросила она. - Ты уже была там?
   Алисия вновь тяжело вздохнула, достала телефон и показала ей сообщение с географическими координатами. Затем вытянула руку, нажала несколько кнопок -- экран по центру торпеды вспыхнул, показал карту, а на ней -- географическую метку.
   - А что такого опасного может быть в Бухте Молчания? - спросила она. - Неведомые чудовища?
   - Какая ты любознательная, - устало вздохнула Алисия, поворачиваясь на бок, и демонстрируя своей попутчице спину, как бы намекая, что сейчас не самый удачный момент для разговоров. - Запомни, самый страшный зверь здесь -- человек...
   Сначала она попыталась по примеру наставницы опустить спинку и хоть немного поспать. Потом поняла, что без предварительной тренировки это крайне тяжело -- спинка в разложенном положении все-таки образовывала небольшой угол с сиденьем, и это доставляло весьма ощутимый дискомфорт спине. Как Алисия при этом могла спать в таком положении -- для нее оставалось загадкой. Тогда она подняла спинку, и принялась смотреть вперед, облокотившись на торпеду.
   Было темно. Марк светил противотуманками, и поэтому на несколько метров вперед все-таки можно было что-то разглядеть. В какой-то момент она почувствовала себя... как-то странно. Какое-то странное чувство, от которого внутри душа замерла и захотелось обернуться. Словно кто-то смотрит на тебя из густой, чернильной темноты.
   Она повернула голову. Первой мыслью было -- показалось. Игра воображения. Затем она присмотрелась. Да, сомнений не было. В глубине парка кто-то был. Она четко различала пару глаз, горящих ровным, холодным светом возле одного из деревьев.
   - Алисия... - позвала она.
   Наставница даже не пошевельнулась. Она повернулась к блондинке и на свой страх и риск ткнула ее пальцем чуть ниже талии.
   - Невеста...
   - Мммм... - Алисия промычала что-то бессвязное.
   Она повернулась, хотела найти того ночного наблюдателя -- и обомлела. Горящие холодным белым светом необычайно выразительные миндалевидные глаза -- находились метрах в пяти, максимум в семи от машины...
   Глаза дрогнули и словно поплыли -- темный круг хрусталика трансформировался, словно адаптируясь для охоты на движущиеся объекты, и плавно перетек в тонкий вертикальный змеиный зрачок.
   - Алисия! - не выдержав, крикнула она.
   Алисия подскочила и чуть не снесла балку каркаса безопасности над головой.
   - Бестолковка, ты чего разоралась? - гневно обрушилась она на свою напарницу, повернулась и тотчас замолкла, застыла словно статуя.
   Она проглотила ком в горле, медленно повернула голову. Обладатель волшебных глаз стоял у самой дверцы. Она даже могла различить пышный шерстяной воротник вокруг шеи, а дальше шел весьма стройный черный силуэт, слегка поблескивающий влажной антрацитовой кожей.
   - Алисия, пожалуйста... - прошептала она испуганно.
   Существо подняло лапу и просунув меж прутьев защитной решетки - постучало в стекло длинным и тонким черным когтем. Алисия вытянулась назад и вверх, что-то щелкнуло -- и под потолком вспыхнула лампа, залив салон ярким светом. Она повернулась, посмотрела по сторонам -- чудовище словно отпрянуло в ужасе. Глаза потухли -- ужасный холодный взгляд исчез.
   Алисия сняла с торпеды тангенту рации.
   - Долговязый, это Невеста, - сказала она твердым, спокойным голосом. - Нам очень срочно необходима твоя поддержка. Ответь.
   Молчание. Помехи.
   - Долговязый, ответь Невесте.
   Снова молчание. Алисия повесила тангенту на торпеду, посмотрела на свою послушницу.
   - Что происходит? - прошептала она испуганно.
   Алисия открыла перчаточный ящик, вынула фонарь, проверила батарейки.
   - Я уже видела однажды такую тварь, - сказала она. - Я не знаю, что это, но оно боится яркого света. В принципе, на крайний случай, у этого фонаря есть инфракрасный режим, а у меня в багажнике валяется прибор ночного видения. Если будет сильно доставать -- можно попробовать выйти и шугануть его.
   Она потянулась на заднее сиденье.
   - Черт... а помпу я забыла в монастыре...
   - Чем так хороша помпа? - спросила она.
   - Куча хорошая на малой дистанции, - ответила Алисия, вернулась на свое сиденье. - С карабином с упора так не постреляешь, а двигается эта тварь наверняка очень быстро. И какой у нее запас прочности -- я не знаю.
   Некоторое время они сидели затаившись, не шевелясь и не разговаривая. Затем Алисия, видимо осмелев, а может из желания пофорсить перед неопытной напарницей, достала термос с зеленым чаем, налила в кружку и принялась пить -- не торопясь, с чувством и расстановкой.
   - Долго нам еще ждать? - спросила она наконец.
   - Пока Долговязый не погрузится, и не подъедет, - ответила Алисия невозмутимо.
   Она с шумом выдохнула.
   - Что тебя не устраивает, Бестолковка? - спросила Алисия с напускной беспечностью. - Нам здесь так хорошо; тепло, светло, и твари не кусают...
   Словно в подтверждение этих слов, лампа под потолком салона мигнула и потухла.
   - ...мать, - выругалась Алисия.
   Она принялась осматриваться по сторонам, потом повернулась к стеклу дверцы -- да, вот он. Обладатель взгляда вернулся. Встал у самой дверцы. Взялся когтями за решетку, немного нажал -- и стальные прутья поддались, согнулись под нажимом тонких, длинных, украшенных узловатыми суставами пальцев.
   - Алисия... - пролепетала она, не помня себя от страха.
   Щелкнул центральный замок. Чуть слышно клацнула защелкой водительская дверца, приоткрылась, пуская в кабину холодный сырой ночной воздух. Ожила, вспыхнула лампа под потолком, залила салон ярким и теплым светом.
   И оно снова ушло.
   Бестолковка посмотрела на Алисию. Блондинка приобрела мертвенно-бледный цвет лица, в правой руке она держала пистолет, левая -- сжимала фонарь, приложив его к кожуху затвора пистолета, и держа параллельно дулу.
   - Вернемся в монастырь, всю электрику в машине переберу, - прошептала Алисия. - Если вообще отсюда вернемся...
   Ожила, щелкнула рация. Зашумели помехи, затем откуда-то издалека пробился голос.
   - Невеста, это Джо, я погрузился, выезжаю с терминала. Через минуту буду у вас.
   Она посмотрела на Алисию. Блондинка сидела не шелохнувшись, сжав побелевшими от напряжения пальчиками фонарь и пистолет.
   - Невеста, это Джо, как слышишь меня? Прием.
   Алисия посмотрела на пистолет и фонарь, некоторое время колебалась, затем положила пистолет на торпеду и взяла тангенту рации.
   - Невеста в канале. Джо, мы тебя очень ждем...
  
    []
  
   ЛАБОРАТОРИЯ
  
   Путь, проложенный навигатором, уткнулся в высокий сетчатый забор. Забор был метров пять в высоту, а сверху -- затянут спиралью колючей проволоки. Черный Марк2 медленно катился по старой, размытой асфальтовой дороге, тщательно объезжая мелкие ямки. Сзади пыхтел дизелем американский тягач с контейнером за плечами.
   - Как ты думаешь, что это? - спросила она.
   - Неприступная крепость, - фыркнула Алисия.
   - Как-то слабенько, для неприступной...
   Алисия молча показала пальцем куда-то в направлении забора. Она вытянула шею, пригляделась, но так ничего и не увидела.
   - И что?
   Алисия тяжело вздохнула и нажала тормоз. Машина замерла. Некоторое время они сидели молча.
   - Чего ждем? - не выдержала она.
   Алисия показала куда-то в траву, у основания забора.
   - Там же ничего нет.
   - Смотри не отрываясь, - тяжко вздохнула наставница.
   В траве мигнул тусклый, едва различимый желтый огонек.
   - Видела?
   Она кивнула. Алисия облегченно вздохнула, черный Марк2 снова тронулся.
   - Что это?
   - Датчик движения, - пояснила Алисия. - Пересечешь периметр - мало не покажется.
   Наконец забор кончился. Когда-то въезд на территорию сторожили шлагбаум и будка охраны. Сейчас же от будки остался только постамент из бетонных плит, а проржавевший шлагбаум был гостеприимно распахнут. Машина проехала на территорию - под колесами чуть слышно бухнули стыки бетонных плит. Внутри периметра находилось несколько старых кирпичных строений, в два и три этажа. Между собой здания были соединены переходами - как по земле, так и на высоте второго и третьего этажей. Всего территория занимала порядка пяти квадратных километров, может чуть больше.
   Алисия остановилась точно напротив ближайшего здания. Через пару минут на заборе зажглись прожекторы - периметр залило мертвенно-бледным искусственным светом. Откуда-то вынырнул человек в белом халате, он отворил ворота и показал следовать за ним.
   Миновав ворота, они оказались в огромном внутреннем дворе. Здесь тягач Долговязого облепили молодые люди в рабочих комбинезонах. Контейнер подняли с помощью крана и перегрузили на платформу, которая плавно покатилась по железнодорожным рельсам и вскоре скрылась во чреве здания.
   Тень нависла над боковым стеклом, и она рефлекторно шарахнулась в сторону, прижавшись к Алисии - встреча с ночным зверем на въезде в Бухту Молчания не прошла бесследно для ее рефлексов. Алисия в этот раз ничего не сказала бестолковой послушнице, лишь включила свет в салоне. За окном, сквозь прутья защитной решетки, показались очертания человеческой фигуры в белом халате.
   - Открой дверцу, - сказала Алисия.
   Она на мгновение замешкалась, но затем увидела в руке наставницы готовый к стрельбе пистолет, и потянув блестящую ручку - толкнула дверцу наружу.
   - Вылезайте, - пригласил доктор Киллхорс. - Покажу вам свои владения.
   Они подошли к старой, разбухшей от влажности двери. Доктор схватился за ручку, потянул, при этом грязно выматерившись, что-то хрустнуло - Алисия очень надеялась, что это была не очередная кость доктора - и дверь наконец поддалась. Они оказались в полумраке коридора, вымощенного деревянными досками.
   - Не обращайте внимания, у нас тут ремонт не прекращается с момента запуска комплекса, - пояснил Киллхорс.
   Через несколько метров коридор поворачивал и упирался в герметичную дверь. За ней оказался шлюз, словно на каком-то космическом корабле. Пару минут они ждали в тесной камере, потом звякнул колокольчик и доктор открыл противоположную дверь. Они поднялись по винтовой лестнице и теперь шли по узкому решетчатому мостику, где-то под потолком. Она глянула в сторону - и обомлела. На какое-то время показалось. что это огромные черные свертки висят под потолком, но стоило присмотреться - нет, это не мешки и не свертки. Под потолком, вниз головой словно летучие мыши, завернувшись в собственные крылья - висели горгульи. Их было семь или восемь штук.
   Она догнала Алисию, шедшую рядом с доктором чуть впереди и схватила за руку.
   - Смотри!
   Алисия посмотрела на черные свертки под потолком, затем глянула вниз. Под мостком был построен настоящий вольер - в нем стояли, слегка покачиваясь, голодные. Так, с первого взгляда, навскидку - двадцать или тридцать штук.
   - Не беспокойтесь, здесь двухконтурная система вентиляции, - объяснил Киллхорс. - В первом контуре воздух забирается с улицы и подается в специальную камеру, где насыщается особыми феромонами. Во втором контуре насыщенный феромонами воздух подается в помещения лаборатории. Автоматика следит за поддержанием необходимой концентрации. Феромоны забивают рецепторы, делая нас невидимыми для них.
   - Что они делают? - спросила Бестолковка.
   - Они спят, - ответил Киллхорс. - С закатом солнца они засыпают, им нужны солнечные лучи чтобы быть активными. Интересное свойство вируса, его творения оживают только под воздействием солнечных лучей.
   Только сейчас она заметила, что крыша в помещении - стеклянная.
   - А кто же тогда кричит по ночам в Сумеречной зоне? - спросила Алисия.
   - Мы не знаем, - ответил доктор. - Существуют такие виды, с которыми мы еще не встречались.
   - Как та ночная дама, с меховым воротником? - спросила Бестолковка.
   - Какая еще ночная дама? - насторожился Киллхорс. - А ну-ка, пойдемте...
   Они миновали зону с вольерами, потом оказались в каком-то медицинском блоке. Здесь несмотря на глубокую ночь, кипела работа. Суетились молодые люди в белых халатах и рабочих комбинезонах, шумели компьютеры, несколько человек столпились вокруг огромной колбы. Но что в ней - она так и не смогла рассмотреть.
   - Прошу, - доктор отворил дверь кабинета.
   Помещение было очень маленьким, с голыми стенами, несколькими стульями, посреди стоял стол с ноутбуком. Киллхорс открыл экран, набрал пароль.
   - Сейчас вы увидите то, что я назвал мантихорой. Смотрите.
   Запустилось воспроизведение видео. На экране появилась картинка в черно-серых тонах. Сначала мелькнула какая-то фигура - она двигалась необычайно быстро. Потом камера дрогнула, изображение покрылось сеточкой помех и погасло. Доктор Киллхорс отмотал видео назад и сделал стоп-кадр. Из темноты выплывала размытая антрацитовая фигура. Массивные мускулистые бедра, тонкие голени, непропорционально длинные ступни. Узкая, резко очерченная талия и объемная грудная клетка. Выше находился меховой воротник. Она нагнулась чтобы рассмотреть существо поближе - ошибки не было. Справа, несмотря на размытую картинку, все-таки можно было разглядеть сложенный буквой S тонкий и необычайно длинный хвост - словно занесенный для удара.
   - Последние две недели мы получаем сообщения о встрече с этими существами в пустых, нежилых районах, - сказал доктор. - Я ставил несколько инфракрасных камер в заповеднике. Однажды камера зафиксировала вот это.
   - И это все? - хмуро спросила Алисия.
   - Когда мне привезли поврежденную камеру, не сказать, что я был удивлен... - продолжал доктор. - Скорее, был шокирован. Внутренности камеры местами были словно обожжены. Нам пришлось потрудиться чтобы восстановить данные с карты памяти, и вот это короткое видео - единственное, что мы получили. Я подозреваю, что оно своим хвостом способно генерировать подобие электро-магнитного импульса, достаточно сильного чтобы вывести из строя электронную микросхему.
   - И что ты хочешь этим сказать? - спросила Алисия, став мрачнее грозовой тучи.
   - У тебя в машине электроника есть? - спросил доктор.
   - Компьютер, дроссельная заслонка, педаль газа электронная... - начала перечислять Алисия, и доктор на глазах поменял цвет лица на мертвенно-бледный.
   - Никогда не позволяй этой твари приближаться к твоей машине... - прошептал он. - Никогда!
  
   Потом они пили чай. Вчерашних бутербродов в этот раз доктор не предложил.
   - Я смотрю, ты цветешь и почти не пахнешь, - сказала Алисия. - И почти не хромаешь.
   Доктор кивнул.
   - Ингибитор второго поколения дает хорошие результаты, - сказал он, поставил кружку на стол. - Сейчас тестируем опытную группу. Возможно, уже через два месяца мы выпустим его в массовое применение...
   - Док, это слишком долго! - воскликнула Алисия. - Он нужен уже сейчас!
   - Я понимаю, - сказал Киллхорс, скрипнув зубами. - Поверь, мы трудимся не покладая рук. Но нужно изучить все побочные эффекты. Сама понимаешь, с Сумраком шутки плохи.
   - Как твоя нога? - спросила Алисия.
   - Заживает, - сказал доктор. - В контейнере, который вы привезли - кибернетический хирург последнего поколения. Уникальная вещь. Если получится - мы из незараженных стволовых клеток будем выращивать здоровые ткани и пересаживать их больным.
   - Откуда все это? - спросила Алисия.
   Док начал мяться.
   - Понимаешь... очень многие сильные города сего заинтересованы получить вакцину от вируса. Никто не хочет закончить свой жизненный путь в палате орденского госпиталя. Поэтому на счет нашего проекта регулярно поступают, скажем так, весомые денежные пожертвования.
   Алисия демонстративно встала и отвернулась.
   - И кто же эти сильные люди города? Магнат?
   - И он тоже, - нехотя ответил доктор. - Но ты не волнуйся, я эксклюзивных прав на свои исследования никому не продаю. Что бы ни случилось - ты у меня всегда идешь первым номером. Остальные - потом...
  
    []
  
   РАГНАР ВЕЛИКИЙ
  
   Где-то впереди трещал крупнокалиберный пулемет. Сбоку лениво ползли два танка. Он прыгнул в окоп, перезарядил винтовку - старый добрый Гаранд М1, сейчас таких уже не делают. Вообще, и слепому было ясно видно, что война уже окончена - но за последние километры противник цеплялся изо всех сил. Здесь, в Нормандии - это чувствовалось особенно остро.
   Грохнул взрыв, где-то совсем рядом - в ушах зазвенело. Должно быть, граната. Он подождал пока звон в ушах уляжется, и осторожно приподнялся над бруствером. Пуля шлепнулась в камень совсем рядом, заставив его снова спрятаться в окопе. Черт, значит все-таки работает снайпер. Даже в таком пылающем, громыхающем аду. Он немного прополз по окопу, вылез с другой стороны. Его рота уже уходила вперед.
   - Подождите, я с вами!
   Сзади что-то хлестко ударило по ногам, он не удержался и упал. Повернулся - так и есть. Ноги истекали кровью. Сквозь дымку показались отдельные силуэты - немцы смыкали кольцо. Он поднял винтовку и выстрелил в ближайшего. Тот упал. В ответ прилетело еще несколько пуль. Взгляд заволакивало красным туманом...
   Макс бросил наушники на стол возле клавиатуры, откинулся на спинку кресла и лениво потянулся.
   - То есть ты со мной не поедешь, - резюмировала Алисия.
   Она стояла напротив, облокотившись на монитор.
   - Нет, - ответил Макс невозмутимо. - Я наконец-то автомат спалил. У меня, конечно, лежит супровский гетраг, но на его установку уйдет время...
   - Замечательно, - выдохнула Алисия. - А Бричер?
   - А Бричер с утра уехал к Вековому Дереву, - ответил Макс, снова погружаясь в свой компьютер.
   - Опять? - удивилась Алисия.
   - Опять, - сказал Макс, запуская очередную игру.
   - И ты его так запросто отпустил? - спросила Алисия. - После того, что случилось в прошлый раз?
   Макс тяжело вздохнул, снова откинулся на спинку кресла и подложил ладони под голову.
   - Я что, с ним нянкаться буду? Он взрослый здоровый мужик, - сказал Чейзер. - Все риски своей авантюры он знает. Я его только предупредил, что за испорченную технику - я его и с того света достану.
   - Кто еще у нас есть? - спросила Алисия.
   - Нъиеве поехал на Восточный Отрог, проверить что там произошло, - ответил Макс. - У Барона опять спину прихватило, он сейчас лежит в лазарете и вообще не воин. Скрипке ночью какая-то тварь стекло когтем пробила, даже бронепленка не спасла.
   - Что с ней? - насторожилась Алисия.
   - Едут сюда, - ответил Макс. - Аббат тащит на буксире, машина Скрипки не заводится. Деталей пока не знаю. А ты еще просишь дать тебе сопровождение до Рагнара. Кого, Арахну? Она к нему не поедет, сама знаешь. Да и я ей - не начальник...
   Алисия лишь развела руками и вышла.
  
   Ярко светило полуденное солнце. Черный Марк2 катил с крейсерской скоростью около сотни, в направлении на север, по основной трассе.
   - Километров двести, - объясняла Алисия. - Приедем, помоемся, заночуем у Рагнара. Заодно хоть поедим нормально. Творожка хочу свежего. Домашнего.
   Некоторое время параллельным с машиной курсом летела горгулья. Алисия как-то недобро поглядывала на зверюку, но никаких специальных действий не предпринимала. Спустя пару десятков километров существо отстало.
   - Ты уже не помнишь? - спросила она.
   - Напомни, - попросила Алисия. - Чего именно я не помню?
   - Того, что обещала мне помочь найти маму, - сказала Бестолковка.
   Алисия рассмеялась.
   - Солнце, я тебе ничем не обязана, - улыбнулась она. - Я на свою голову спасла твою попу, посадила себе на шею, приволокла в Орден и даже устроила на службу. Присмотрись внимательнее, пожалуйста. Я не твой мальчик-спонсор. Я и так сделала достаточно.
   Она молчала. Алисия тяжело вздохнула.
   - Заметь, я собираюсь сделать одну жутко непедагогичную вещь, - сказала она. - Когда будем ехать от Рагнара, напомни мне, что надо заскочить кое-куда.
   Она собиралась что-то ответить, но так и застыла, с широко раскрытым ртом. Машина поднималась по перевалу. Справа - склон был изрезан глубокими оврагами, слева же - порос плотным кедровым лесом. И среди верхушек деревьев - стоял сгорбленный одноглазый великан, ростом с двухэтажный дом. Местами поросший густой шерстью, местами - покрытый необычайно гладкой, матовой темно-серой кожей. С единственным змеиным глазом посреди массивного лба. Великан осторожно наклонял ветки и объедал хвою.
   - Боже, что это? - простонала она.
   В памяти встала ночная бойня и такой же одноглазый великан, отрывающий башню танка.
   - Это? - с присущим ей одной хладнокровием переспросила Алисия. - Это циклоп. Значит, хутор близко. Посмотри, у него в ухе бирка должна быть...
  
   Забора как такового не было - в землю были воткнуты жердины высотой метра три, а то и три с половиной; по ним была натянута веревка. Алисия без проблем миновала необычную изгородь и покатилась по грунтовой дороге. Хутор находился на склоне горы, справа - крутой обрыв, слева - зеленый склон сопки. Впереди показались массивные черные двускатные крыши.
   Два молодых сатира сидели у мангала и резали сырое мясо. Один из них, увидев автомобиль, отложил нож, встал во весь рост, двинулся навстречу гостям.
   Черный Марк2 скрипнул тормозами и замер. С характерным треском сработал стояночный тормоз. Алисия вылезла из машины, демонстративно положила кобуру с пистолетом на решетку, закрывающую капот. Развела руки в разные стороны, медленно повернулась кругом - показывая, что она осталась без оружия.
  
   - Знаю, знаю...
   Она стояла по правое плечо от Алисии, ощущая на себе дыхание тех двух сатиров.
   - Знаю, что чужаки приехали, Фрейгард Серый не зря в дозоре сидит с самого раннего утра. Даже знаю, что это за чужаки...
   Говоривший это махнул рукой. Был он метров двух с половиной ростом, а может и больше, если учитывать рога. Мускулистый, массивный торс, кулаки размером с кабанью голову, и роскошные витые рога - он был больше похож на черта, чем на сатира.
   - Здравствуй, Рагнар Великий... - произнесла Алисия, и учтиво преклонила колено.
   Один из сатиров грубо толкнул в плечо - как бы подсказывая, что надо последовать примеру более опытной подруги. Она не выдержала и плюхнулась обеими коленями в грязь, при этом больно ударившись.
   - Идитие, - устало сказал Рагнар. - Я с чужаками сам разберусь.
   Двое молодых сатиров удалились. Сам Рагнар восседал во главе огромного дощатого стола, грубо сколоченного из массивных деревянных брусков. На столе стоял кувшин с вином, небольшая глиняная чашка, тарелка с огромными птичьими крыльями, приготовленными в печи.
   Рагнар проводил своих родичей взглядом, а затем вперил очи во все также стоявшую на колене Алисию.
   - Еще раз плюхнешься на колени передо мной, и я очень сильно обижусь, - сказал он.
   Алисия поднялась с земли, смущенно улыбаясь.
   - Ну? - Рагнар отложил птичье крыло в сторону, вытер ладони огромным полотенцем, заменявшим ему салфетку, приглашающе раскинул в разные стороны свои огромные руки. - Крыска Алиска, иди же - обними старика Рагнара!
   Алисия отряхнула колено, подошла и повисла на шее сатира.
   - Давненько, давненько... - говорил сатир, поглаживая ее спину. - Ну, садись, рассказывай. Нет, постой. Исидраэль! Исидраэль! Исса, горгулья меня дери, где тебя черти носят?
   Тут Рагнар увидел стоящую на коленях Бестолковку и осекся.
   - Скажи, - он наклонился к уху Алисии и понизил голос на полтона. - Скажи, твоя девочка умственно отсталая?
   Алисия пожала плечами. Она же, услышав этот разговор, поднялась с колен, шатаясь подошла к столу и плюхнулась на также грубо сколоченную лавку, принялась растирать саднившие колени.
   - Ну, так уж и быть, теперь присаживайтесь, - развел руками Рагнар. - Исса, дочь ойкуменской жабы, оттяни глаза мне на спину, ты через Корсаков идешь, что ли?
   Из ближайшего дома выскочила как ошпаренная миниатюрная сатира - размером с обычную человеческую женщину, с тонкими также завивающимися рожками, шикарной вороной гривой навроде лошадиной, и в фартуке. В руках Исса держала огромных размеров сквороду. И едва она приблизилась к Рагнару - на сатира обрушились звонкие удары. Доставалось в первую очередь рогам, но и по рукам, закрывающим лицо - тоже иногда прилетало.
   - Сын чернильного выползня, причем внебрачный! - кричала Исса, одаривая своего супруга. - Шлялся по чигирям всю ночь! Ничего не принес! Новую шубу вторую зиму не дождусь! С утра до ночи у печи, всю семью кормлю! Да как ты смеешь!
   Тут Исса внезапно застыла, повернулась, посмотрела на девушек.
   - Червь дождевой, что ж ты не сказал, что у нас гости? - спросила она, радушно улыбаясь.
   - Вот... говорю... - простонал Рагнар, еле сдерживая смех.
   - Здравствуйте, - улыбнулась Исса. - Сейчас, подождите минутку, пожалуйста...
   Она скрылась в доме, и вскоре появилась с огромным кувшином и парой глиняных чашек. Гостьям подали посуду, сам Рагнар взялся за кувшин и стал разливать необычайно темного, насыщенного цвета домашнее вино.
   - Как у вас вообще все? - спросила Алисия.
   - Да по-старому, - хмыкнул Рагнар, наполняя ее чашу. - Тихонько скандалим, миримся, занимаемся хозяйством, скотиной, на охоту ходим. Сейчас вот сыр доходит свежий, возьмешь голову? Реально, девать некуда. Покосы в этом году хорошие. По рыбе стало хуже, приходится дальше на север уходить. Так что красная рыба в августе по цене расти будет. Можешь уже сейчас пару контрактов прикупить, ближе к дате сбросишь - вроде мелочь, а приятно...
   - Ты меня под статью подводишь, - улыбнулась Алисия.
   - Я тебя прошу, ну кто докажет... - отмахнулся Рагнар, наливая вино Бестолковке. - Совпало. У нашего бледного Президента сколько всего совпало за двадцать лет? Даже я офигел от тех совпадений.
   - Он, кстати, снова на выборах победил, - сказала Алисия.
   - Ну надо же, какая неожиданность! - воскликнул Рагнар. - А я же до последнего терзался, как он там - победит или нет? Сгонять в столицу, проголосовать? Вдруг ему именно моего голоса и не хватит?
   Они с Алисией расхохотались.
   - Будем! - Рагнар поднял свою чашу.
   Они пили мелкими глотками, и Саша Пансо последовала их примеру.
   - Что он там на этот раз обещал, не в курсе? - спросил Рагнар, осушив наконец посуду.
   - Честно говоря, не вникала в подробности, - сказала Алисия. - Главное, чтобы все это кубло к нам не лезло. И без их заботы хватает проблем.
   - Твоя правда, - согласился Рагнар, сел во главе стола. - Как в Ордене атмосфера?
   - Какая атмосфера может быть при Майлзе... - вздохнула Алисия.
   - Ну, крыска Алиска, не раскисай, - Рагнар подсел рядом, осторожно обнял ее за плечи одной рукой. - Все еще наладится. Как там Бричер?
   - Дурниной страдает, - фыркнула Алисия. - Взял моду мотаться к Вековому Дереву по два раза в неделю.
   - Охотник на горгулий, хренов... - вздохнул Рагнар.
   - Что? - переспросила Алисия.
   - Ничего, - Рагнар поднялся, пересел на свое место во главе стола.
   - Рагнар, ты же никогда не лгал... - улыбнулась Алисия. - Что ты сказал сейчас? Их можно убить? Бричер знает, как?
   Рагнар тяжело вздохнул, поднялся, взял кувшин и вновь стал разливать вино гостям. Затем налил себе - до краев. Сел, взял чашу в руку, задумчиво покрутил.
   - Это произошло в прошлом месяце, - сказал он, сделал глоток. - Ранним утром я гнал стадо на выпас на Айшаньскую гряду. По дороге мы наткнулись на Великую Агаму - она билась с горгульей. В какой-то момент змея цапнула эту тварь, а потом переключилась на нас. Она убила двух туров, прежде чем я смог отрубить ей голову.
   Рагнар снова пригубил чашу.
   - Я вызвал парней, чтобы забрать туши, ведь яд Агамы при термической обработке распадается. Не пропадать же мясу. Но предупредил, что там может быть ожившая горгулья. Ребята забрали туши, но никакой горгульи так и не увидели. А вечером я гнал стадо назад, я специально остановился на том же месте. Я отыскал ту горгулью - она так и не ожила. Из головы Великой Агамы мы надоили литров восемь яда, обработали наконечники стрел, и вышли на охоту. А через три дня мы убили первую горгулью.
   - А каким боком во всей этой истории случился Бричер? - спросила Алисия.
   - Мы охотились в Серых Топях, примерно недели две назад, - сказал Рагнар. - Бричер застрял в болоте, размотал лебедку и даже успел зацепиться за дерево. Нам в какой-то мере повезло, горгулья была слишком увлечена им. Бричер успел спрятаться в машину, а дальше было делом техники - зайти со спины и воткнуть ей пару стрел в загривок. Свалилась сразу же, будто и не жила никогда. Вот тогда Бричер и узнал, как завалить горгулью.
   - Вот зачем он так рвется к Вековому Дереву... - прошептала Алисия. - Ему нужен яд Великой Агамы...
  
    []
  
   САМАЯ БОЛЬШАЯ ЗМЕЯ
  
   В этот раз он поставил свой трак аккурат под деревом. Во-первых, так будет легче залезать наверх - сначала в кузов, из кузова на крышу кабины, с кабины - на дерево. Во-вторых, случись что - он спрыгнет в кузов, откроет замок на решетке и проползет через заднее стекло внутрь. А чтобы быть совсем безмятежным - в кузов Тундры Бричер весьма предусмотрительно положил штурмовую винтовку Г36 и несколько снаряженных магазинов. Конечно, можно было бросить там и бельгийский пулемет МиниМи (МиМиМи, как его называет Снежок), но он громоздкий и тяжелый, да еще короб патронов... а винтовка - вот она, легкая, ухватистая, и очередями поливает как из душа. Но это уже на самый край.
   С собою же Бричер прихватил рюкзак, набитый всевозможными медицинскими приспособлениями, шлангами, шприцами и иглами, питьевую воду, коробку с сухпайком какой-то НАТОвской армии, пару пустых пластиковых бутылей, и огромное восьмизарядное помповое ружье Бенелли М4. С коробкой патронов. Также в рюкзаке находились заряженный сотовый телефон и запасная батарея. Второй телефон, вместе с пауэр-банкой - Бричер положил в подсумок на поясе.
   И уже когда Бричер вскарабкался под самую крону - что-то щелкнуло, и помповое ружье, стукнувшись о ствол дерева, соскользнуло куда-то вниз, к самому подножью. Он очень тихо и вместе с тем цветисто выругался. Решил, что сначала будет лучше закинуть весь шмот наверх, а потом - спускаться за карабином.
   Без ружья карабкаться было ощутимо легче. Он залез под самую крону - здесь дерево образовывало очень широкую округлую площадку из разрастающихся во все стороны веток, в центре которой росло что-то вроде бутона.
   Вообще, Вековое Дерево в плане роста было больше похоже на какую-то марсианскую колючку. Распускается бутон, из него появляются ветки - причем растут строго перпендикулярно стволу. Они разрастаются, становятся длиннее, и гораздо толще. Тем временем созревает новый бутон, который сначала поднимается на растущем стволе, а затем в какой-то момент этот бутон также раскрывается, высвобождая новые ветки. И вскоре цикл повторяется.
   Бричер скинул с плеч рюкзак, перевел дыхание. В принципе, сейчас глотнуть воды, чуть отдышаться - и можно спускаться за ружьем, пока хозяйка Векового Дерева не проявила своего присутствия. И только стоило подумать о ней - как краем глаза он уловил движение, чуть повернулся, а затем резко отпрыгнул в сторону. Бросок огромной змеи был стремительным, несмотря на ее размеры. Чуть замешкайся Бричер - и сейчас он был бы завтраком.
   Змея не торопилась. Она сворачивалась кольцами возле его рюкзака и угрожающе шипела. Бричер смотрел на нее, стараясь не отрывать взгляд - в лицо она не нападет. А ружье тем временем, снаряженное восьмимиллиметровой картечью - валялось где-то у подножья дерева.
   Змея продолжала угрожающе шипеть. Он смотрел, не отрывая глаз. Вот она, уплощенная голова, длинный - должно быть на полметра - влажный язык, переливающаяся на солнце сиреневая кожа. Патовая ситуация.
   Как бы то ни было - надо спускаться за ружьем, решил Бричер. Он повернулся спиной к змее, при этом слегка повернув голову таким образом, чтобы видеть ее боковым зрением. Медленно пошел к краю площадки, где ветки уже начинают отделяться от единого древесного массива.
   Змея не двигалась. Он не выдержал и обернулся. Великая Агама продолжала оставаться на месте. Она не нападала. Он сунул руку под куртку - и выстрелив словно сжатая пружина, змея снова бросилась на него. Он ждал этого. Он отпрыгнул в сторону, подвернул ногу и покатился кубарем, больно ударившись ребрами о выступающие ветки.
   Змея снова собирала под себя кольца. Она шипела и смотрела на него своими немигающими змеиными глазами. И тогда его осенила неожиданная догадка.
   "А ведь Невеста права", - подумал Бричер. - "Хищник не может быть глупым"
   - Смотри! - громко сказал он, повернувшись к змее, затем резко расстегнул куртку.
   Змея снова стала стягивать кольца, готовясь к броску. Бричер сбросил на пол свою косуху, расстегнул пояс. Кобура с Орлом Пустыни упала рядом. Змея продолжала угрожающе шипеть.
   - Смотри! - повторил Бричер. - Я без оружия!
   Он повернулся, демонстрируя мускулистый торс, обтянутый черной футболкой. Градус шипения снизился. Так и есть. За годы встреч с людьми - она уже выучила, что такое огнестрельное оружие. Она уже поняла, чего нужно бояться. И теперь она увидела, что этот человек для нее - не угроза.
   Бричер снова повернулся лицом к змее. Она не нападала. Она перестала шипеть, расслабила мышцы - кольца змеиного тела теперь расслабленно лежали большим радиусом, собирая солнечное тепло и согревая хозяйку.
   Бричер сделал шаг вперед. Змея подняла голову, она продолжала пристально глядеть на человека.
   - Ну-ну, спокойно, - Бричер показал ей пустые ладони. - Я тебя не обижу. Только и ты меня не обижай.
   Он снова сделал шаг. Змея теперь уже с интересом наблюдала за его действиями. До сих пор люди только пытались убить ее. Поведение Бричера в привычный шаблон не укладывалось.
   Постепенно ему удалось сократить расстояние до полутора метров. Вот она, хозяйка Векового Дерева. Пожалуй, никто из живых прежде не видел Великую Агаму так близко. Он обнаружил, что чешуйки кожи змеи под некоторыми углами меняют свои цвет, сливаясь с окружающим фоном - вот, значит, почему ей удается быть такой огромной и вместе с тем такой незаметной. Она словно носит на себе продвинутый камуфляж, разбивающий силуэт, сливающий ее с окружающей средой в единое целое...
   Тут он обратил внимание, что одна из ее лапок, растущих чуть ниже головы, на которые она иногда опирается словно ящерица - изрезана, посечена чем-то. И даже немного кровоточит. Он осмелел, подошел вплотную, сел рядом и попытался взяться за пострадавшую лапку - змея в страхе одернула раненую конечность и снова угрожающе зашипела.
   - Ну не надо, - попросил Бричер. - Я тебе плохого не сделал. Покажи.
   Некоторое время змея с недоверием смотрела на человека, затем вытянула голову, легла на свои кольца и любезно представила раненую лапку Бричеру. Он наклонился чтобы рассмотреть раны вплотную. Так и есть. Зацепило. Либо это была дробь, либо осколочная граната. Бричер осторожно прикоснулся к краям раны - змея зашипела - слегка надавил, не обращая внимания на протесты пациентки. Края начинали уже припухать, возможно пошла инфекция...
   - Сейчас, подожди.
   Бричер встал, подошел к своему рюкзаку, расстегнул, и вывалил содержимое на пол. Затем взял аптечку, бутыль с питьевой водой и направился к змее. Она шипела, но не сильно.
   - Не бойся, - попросил Бричер, сел рядом и распаковал аптечку.
   Сначала пришлось поработать пинцетом, осторожно вынимая стальные фрагменты. Змея шипела, а один раз даже пискнула от боли. Но она его не трогала. Кажется, она понимала, что человек не хочет причинить ей вред, скорее даже наоборот.
   Да, это все-таки была осколочная граната. Причем скорее всего не ручная, а 40-миллиметровая, то есть это был гранатомет. Кто будет пользоваться таким гранатометом в Сумеречной зоне, пытался рассуждать Бричер, аккуратно извлекая осколки. В принципе, у рейнджеров есть такая хрень, но всегда на третьем или четвертом плане - у них задачи не те, в основном им приходится сталкиваться с горгульями и большими толпами голодных, у них любимый ствол - пулеметы всех систем и размеров, в силу большей универсальности.
   Бричер извлек последний осколок, включил карманный фонарик и принялся осматривать ранки. В принципе, дело сделано, осталось обработать и забинтовать. И все же. В Ордене упор делают на бой на близких дистанциях - мы не рейнджеры, нам убежать проще, чем воевать. Городская полиция? Кто-нибудь вообще слышал, чтобы Великая Агама посещала населенные пункты? Вот именно.
   - Кто же тебя так обидел... - вслух произнес Бричер, протирая тампоном края ранки.
   Змея уже не шипела, она лежала закрыв глаза и тяжело дышала. Наконец он закончил с обработкой, раздавил несколько таблеток сорбента и засыпал понемногу порошка в каждую ранку - чтобы потихоньку вытягивалась вся зараза. После чего принялся бинтовать свою огромную пациентку.
   - Ну, все... - завязал бинт, уселся рядом, достал бутылку с водой и стал пить жадными глотками.
   И тут змея вытянула шею и положила свою широкую плоскую голову ему на колени.
   - Ну все, родная, выздоравливай, - Бричер принялся гладить ее затылок ладонью. - Больничный я тебе выпишу, можешь две недели на работу не ползать.
   Она чуть подняла голову так, что под ладонью Бричера оказалась передняя часть морды - покрытая небольшими ямками термических сенсоров. Он почувствовал резкую головную боль, все заволокло красным туманом...
   Это точно были не федералы. Форма не их. Не было никогда у нас в войсках такого камуфляжа. Он четко видел группу из восьми человек, парами двигавшихся по лесу. Видел откуда-то сверху. С кроны деревьев.
   - Это не я их вижу, - догадался Бричер. - Это она их видела...
   Она бросилась на идущего последним, обвила кольцами и потащила наверх. Они закричали, раздались выстрелы...
   Бричер открыл глаза. Змея так и продолжала лежать головой на его коленях.
   - Вот, значит, кто тебя так... - произнес Бричер задумчиво. - Но это явно не федеральные войска. Может, какие-то частники. Тем более интересно, какого ляда они здесь забыли...
   Великая Агама подняла голову и теперь смотрела на него сверху вниз, своим фирменным пристальным, немигающим взглядом.
   - То есть ты поняла, зачем я сюда пришел... - вздохнул Бричер.
   Змея продолжала смотреть на него.
   - Слушай, ну прости, - сказал Бричер. - Ну я же не знал, что ты такая лапочка...
   Змея подняла часть своего тела, свернутую кольцами.
   "Ну что, друид хренов, доигрался в Гринпис с гигантскими змеями?" - мысленно спросил себя Бричер. - "Сейчас накинет на тебя пару колец, и даже за больничный не спросит..."
   Великая Агама разжала кольца. К ногам Бричера упал помповый карабин Бинелли. Тот самый, который до этого валялся у подножия дерева. Бричер посмотрел на змею, потом на ружье. Демонстративно пнул карабин от себя. Снова посмотрел на змею.
   И тогда хозяйка Векового Дерева вновь положила голову ему на колени, и открыла пасть. С огромных, тонких как иглы зубов - тонкими струйками мутно-белой жидкости стекал яд, способный убить даже горгулью...
  
    []
  
   НОГТИ
  
   Исса поливала ей голову из небольшого железного ковшика. Баня у Рагнара была не очень большая, но парила как надо. Хотя шоколадного обертывания ей не предложили. Да и скраб для тела - тоже. В общем, не Тай Спа, конечно же, но помыться - вполне сойдет. А то, что для этого маленького желания дорогих гостей Исса два часа таскала воду - дело десятое...
   Она вышла в небольшой предбанник. Алисия уже давно вытерлась, оделась, и даже успела высушить свои роскошные волосы феном - тут же было выведено несколько розеток.
   - А откуда у них электричество? - удивилась она.
   - У сатиров в горах много ветряков, - ответила Алисия.
   Наставница завернулась в теплый плед и вышла наружу.
  
   На столе тем временем расположилась массивная деревянная подставка, украшенная прожаренным окороком горного тура. Сам хозяин хутора - Рагнар Великий - стоял рядом и ювелирно орудуя огромным ножом, отсекал от конечности тончайшие ломтики мяса.
   - Я сейчас слюной захлебнусь... - улыбнулась Алисия, глядя со стороны. - Ты и мясо. Как в старые добрые...
   - Да, как в старые добрые, - согласился Рагнар. - Ну ничего, вот соберемся все вместе, нашим кругом, по-семейному, я мяса бахну на углях, возьмем выдержанного винишка из погреба, будем до самого заката сидеть у огня, я со своей, ты со своим...
   Алисия всхлипнула.
   - Что такое? - насторожился Рагнар, обернулся.
   Она смотрела на него раскрасневшимися глазами, полными слез.
   - Ну, крыска Алиска, ну не надо... - Рагнар бросил нож, подошел и обнял девушку. - Все будет хорошо, я тебе говорю. Все разгребется, только чуть-чуть времени нужно потерпеть. Поверь, я же тебя никогда не обманывал?
   Алисия всхлипнула еще раз, кивнула.
   - И нос не вешай, мы не из таких чигирей выкарабкивались, - сказал Рагнар. - Давай за стол, мясо стынет...
   Алисия села, слегка промакнула салфеткой глазки. Рагнар подал ей столовые приборы, тарелку с ломтиками мяса. Поставил рядом глиняную чашку и налил вина из кувшина.
   - Ну, рассказывай, - начал Рагнар, сел во главе стола. - С каким таким важным делом ты ко мне пожаловала?
   Алисия глотнула вина, опустила взор. Говорить такое Рагнару крайне не хотелось.
   - Бургомистр и Майлз хотят продать японцам твой участок за Айшаньской грядой.
   Рагнар сделался мрачнее грозовой тучи.
   - А тебя они послали потому что...
   - Потому что... - Алисия кивнула.
   Рагнар был очень воспитанным сатиром. Он ничего не сказал. Он встал, прошелся вдоль стола, из стороны в сторону, затем взял огромный топор-колун и с размаху метнул в бревенчатый сруб своего двухэтажного особняка. Лезвие зашло в древесину до половины. Затем, как ни в чем ни бывало, вернулся за стол и принялся поедать мясо.
   Из бани вышла Бестолковка, также завернувшись в теплый плед - темнело, и воздух нагревшийся солнечным днем, уже начинал остывать.
   - Устал я от всего этого, нереально устал, - вздохнул Рагнар. - Помнишь, как они акцизом молоко обложили?
   Алисия сочувственно кивнула.
   - А кто у меня возьмет молоко с такой наценкой? А у меня контракты, поставки, я не могу партнеров кинуть... - продолжал Рагнар. - А помнишь, как они частников прессанули, по экологии?
   Алисия снова кивнула.
   - А куда это все идет? - продолжал Рагнар. - В конечную цену покупателю. И что, люди молока больше купят, если цена вырастет? А остатки не продавшиеся куда деть? Бургомистру в глотку залить?
   Алисия вздохнула.
   - Бросил бы все, и ушел на север, со всем табором, - сказал Рагнар. - Вот реально, бросить и уйти. Да куда мы до осени денемся - надо молодняк растить, да циклоп полиняет скоро, а стадо...
   Бестолковка тихонько села за стол. Рагнар встал, принес ей тарелку, стал резать мясо для второй гостьи.
   - Все эти перемены начались с приходом Майлза, - сказала Алисия. - Он отдал рынок Магнату. Прогнал Муссон. Отжал транспортную логистику у порта. Это с его руки Магнат стал монополистом. А Городу без транспорта - не жить. Вот и начались гонения на частников, и тех кто с ними работает.
   - Надо было еще тогда ему башку снести, - вздохнул Рагнар. - Сколько нервов сэкономили бы...
   - Вас послушать, так магистр Майлз выходит зло во плоти... - тихо сказала Бестолковка.
   Они замолкли. Алисия повернулась и вперила взор в девушку.
   - Что? - спросила Бестолковка.
   - Невеста, не заводись, - попросил Рагнар.
   Алисия смотрела на нее и молчала. И молчание это было крайне зловещим.
   - Слушай, тебя же заправить надо! - неожиданно очень удачно вспомнил Рагнар.
   Алисия продолжала смотреть на Бестолковку, отчего той уже стало откровенно не по себе.
   - Олаф! - гаркнул Рагнар.
   Почти сразу появился молодой сатир.
   - Зальешь Невесте литров 20, - распорядился Рагнар. - Давай, прямо сейчас. Крыска Алиска, сходи с мальчиком. Машинку же тоже покормить надо...
   Невеста словно сбросила с себя оцепенение, встала из-за стола. Бестолковка провожала ее слегка потерянным взглядом.
   -Да будет тебе известно... - Рагнар встал, поддел ножом ломтик мяса и бросил в тарелку девушке. - В подвале Монастыря есть специальная камера. Там утилизируют все так сказать биологические элементы. Ну, как утилизируют. Бухнут в чан и кислотой зальют. Страшное место.
   Рагнар взял кувшин, налил вина себе, затем Бестолковке.
   - У нашей крыски Алиски есть очень замечательный муж, - продолжал сатир. - В какой-то момент муж ее заболел, некоторое время вирус вел себя предсказуемо. Изменения произошли почти мгновенно, болезнь изуродовала его прямо на глазах у супруги. Его заперли в госпитале. Видя, что он уже не может говорить и не справляется с элементарными вещами без посторонней помощи - магистр Майлз от большого гуманизма распорядился данный биологический элемент отправить в чан с кислотой.
   - Боже... - прошептала Бестолковка.
   - Ну, нашу Невесту ты уже немного знаешь, да? - уточнил Рагнар. - Она вцепилась ногтями магистру в лицо, а ногти, надо сказать, она тогда носила - что когти горгульи...
   Рагнар хохотнул, довольный удачной метафорой.
   - И пообещала ему, что выцарапает глаза. А надо сказать, глаза его в тот момент действительно находились в большой опасности, - продолжил сатир. - В общем, Майлз экзекуцию отложил на неопределенный срок. Но из рыцарей Невеста сразу же слетела.
   - Из рыцарей? - переспросила Бестолковка.
   - То есть ты не знаешь? - удивился Рагнар. - В старом Ордене была очень четкая структура. Был, например, Муссон - группа быстрого реагирования, восемь единиц тяжелой техники с пулеметами-огнеметами. А была группа дальнего поиска Тайфун, и возглавляла ее старший рыцарь Ордена, Алисия Брайд. Так-то, крошка. Наставница твоя - не за член собачий вольным ветром по всей Сумеречной зоне гоняет...
   - На сколько магистр отсрочил казнь ее мужу? - спросила Бестолковка.
   - До полного распада личности, - сказал Рагнар. - Как только он перестанет узнавать свою жену, он отправится в чан с кислотой.
   Он снова встал и принялся нарезать мясо.
   - Никому такого не пожелаю... - прошептала девушка.
   Она взяла чашку и сделала большой глоток.
   - Я помню, как они появились в полевом госпитале, - продолжил рассказывать Рагнар. - Их прямо со свадьбы к нам привезли. Он тогда еще был высоким, статным брюнетом, при костюме - ну, девочки наверняка пачками вешались. А она в белоснежном подвенечном платье. Так ее и прозвали Невестой. Знаешь, в лагере жизнь сахарной не была ни секунду. Держали всех без разбора на половые признаки, в одном бараке. Ну, подошли к нему трое и намекнули, что невестами надо делиться. Еще и ножичком помахали. Ножичек он у них отнял, и куда воткнул - один только местный фельдшер знает, он вынимал. Супругу тоже досталось, но за свою женщину - он конкретно отмахался. Больше к ним не лезли.
   Рагнар поднял взгляд. Из темноты где-то вдалеке показались два силуэта - Олаф провожал Алисию до дома.
   - Сдвинули они две кровати в угол, Невеста пошила большую занавеску, и жили в своем маленьком уголке для молодоженов, - продолжил сатир. - Ночью он зажигал маленький фонарик и рассказывал ей про звезды и галактики, про Вселенную и Большой Взрыв, пока она не засыпала на его руках...
   - Она до сих пор темноты боится... - сказала внезапно Бестолковка. - У нее в спальне по ночам свет горит, наверное, ночная лампа...
   Когда Алисия подошла к столу, они молчали. Невеста села, взяла чашу с вином.
   - С какими вестями мне ехать к Майлзу? - спросила она.
   Рагнар повертел в руках нож, затем воткнул его в столешницу.
   - А ничего не говори, - предложил он. - Скажи, Рагнар взял две недели на подумать...
  
    []
  
   ПРОСЬБА
  
   Было еще темно, когда Алисия не очень тактично пихнула ее в бок, намекая, что пора бы уже и покидать гостеприимные края сатиров. Она умылась водой из ковшика, при непосредственной помощи своей наставницы, и вышла из дома. Небольшую полянку залил светом прожектор, висящий на углу строения. Марк2 уже был заведен, прогрет и готов к очередному броску. Сатиры загрузили назад несколько пакетов с различными угощениями. На вопрос о завтраке Алисия бестактно промолчала.
   Первые несколько десятков километров они проехали по темноте. В принципе, понять наставницу можно, пыталась размышлять она, когда черный седан спустился с перевала и летел по трассе. Она хочет скорее проехать опасный участок пути, пока солнце не слишком высоко. Пока еще можно прошмыгнуть более-менее незаметно.
   Когда они въехали в Город, солнце уже висело высоко в небе. Где-то на окраине иногда звучали одиночные выстрелы. И надо сказать, Алисия резко свернула с центрального проспекта и двинулась куда-то в направлении звука. Они миновали большой торговый центр, потом проехали несколько жилых кварталов. Дорога уходила вверх по склону. Асфальт здесь кончался и начиналась узкая но хорошо укатанная грунтовка. Здесь было несколько недостроенных зданий, но Алисия поднялась выше, проехала мимо и вскоре черный Марк уже въезжал на какую-то заботливо огороженную территорию. Здесь находилось старое, когда-то белое а теперь обшарпанное, грязное здание; окна первых двух этажей были заложены кирпичами. Над парадным входом находился огромный бетонный козырек, на котором сидели два молодых парня в изрядно потрепанных камуфляжах. Из портативной колонки звучала музыка, рядом стоял ящик пива. Они выпивали и периодически брались за снайперскую винтовку. Когда машина остановилась перед крыльцом, один из них выключил музыку.
   Алисия вылезла из-за руля, осмотрелась.
   - Вот расскажу старшему, что вы патроны тратите почем зря, он вам всыпет! - пообещала она.
   - А мы не зря! - парировал один из парней. - В ложбинке голодные шарятся, вот мы их и отстреливаем потихоньку.
   - Ладно, мальчики, развлекайтесь, - разрешила Алисия. - Старший на месте?
   - Да куда ж он денется... - сказал один из стрелков.
   Алисия посмотрела на сидящую в машине Бестолковку, махнула рукой.
   - Идем.
   И направилась куда-то вокруг здания. Бестолковка присмотрелась - и точно, главный вход был также заложен кирпичами.
   - А кто это? - спросила она, догнав Алисию.
   - Анархисты.
   Наставница осторожно перешагивала небольшие груды кирпичей, бетонных обломков и прочего мусора, разбросанного по территории лагеря.
   - Они сами себе на уме, живут по своим законам. Они никого не трогают - и к ним не лезут. Вреда от них никакого, от политики далеки, влияния в Городе ноль - в основном горячая молодежь идет в движение, чтобы адреналина хапнуть, потусить красиво с пушками, пива попить...
   - Как сталкеры? - спросила она.
   - Сталкеры ребята серьезные, - ответила Алисия. - Хорошо организованы, оснащение на уровне. Много знают, много понимают, могут повлиять на многие процессы, поэтому и держатся подальше от Города. В Городе водятся чудовища пострашнее тех, что в Сумеречной зоне. И некоторых из них ты уже знаешь.
   Алисия остановилась перед металлической дверью и постучала в нее кулаком. Что-то лязгнуло.
   - Кто приперся? - проворчал недовольный голос.
   - Невеста изволила припереться, - ответила Алисия. - Старшего хочу.
   В замке повернулось несколько оборотов ключа. Дверь отворилась. С той стороны располагался некий субъект в том же камуфляже, изрядно помятый, небритый и по его внешнему виду нельзя было определить решительным счетом ничего - сколько ему лет, имел ли он образование, пил ли только вчера, или уже успел основательно поправить свое здоровье утром.
   - Тебе, такому синяку, еще и ствол дают... - укоризненно покачала головой Алисия, указав на автомат, приставленный к стене.
   - Дают... - обреченно вздохнул субъект. - Кабы я за него не расписывался, я бы и его пропил - от греха...
   Они поднялись на несколько этажей по старой, местами сильно разбитой лестнице. В отличие от сталкеров, анархисты не сильно утруждали себя заботой о занятой недвижимости. Есть где отсидеться - и хватит.
   На этаже было темно. Где-то в отдалении горел разведенный в бочке костер. Несколько фигур располагались вокруг и выпивали. Алисия прошла через весь этаж, и постучалась в ржавую стальную дверь. Некоторое время они ждали у порога. Откуда-то из темноты начали доноситься звуки человеческого совокупления, женские стоны. Она посмотрела в темноту, потом перевела взгляд на Алисию. Та не реагировала.
   Наконец дверь отворили. Они прошли внутрь.
   Старший сидел за столом. Здесь же, рассевшись вокруг него, находились трое молодых парней, и парочка каких-то девиц, судя по их поведению - весьма свободного нрава. Пили пиво и играли в карты. На соседнем стеллаже было свалено в кучу какое-то оружие.
   - О как! - сказал Старший. - С чем пожаловали?
   - Дело есть, - ответила Алисия, не сильно утруждаясь приветствием.
   - Ладно, - Старший долго думать не привык - сказывалось недалекое армейское прошлое. - Пойдем.
   Они снова вышли в длинный и широкий коридор, прошли мимо парочки, трахавшейся в темноте, и вскоре оказались в небольшом кабинете.
   - Рассказывай, - Старший плюхнулся на стол.
   Был он среднего роста, комплекцией не мог похвастать, жиденькие волосы намекали на отсутствие в организме здоровья. Дополнял этот облик все тот же камуфляж, правда гораздо новее и чище, чем у его подчиненных. Возраст его по внешности никак не угадывался.
   - Вы уперли базу по содержащимся в карантине в госпитале Истсити.
   Это не был вопрос - это было утверждение.
   - Ну, уперли, было дело, - ответил Старший.
   - Мне она нужна, - сказала Алисия.
   - На кой черт она тебе сдалась? - поинтересовался Старший.
   - Какая разница? - спросила Алисия. - Ты денег не хочешь? Хм, ну ладно. Пошли отсюда, Бестолковка.
   И она направилась к выходу.
   - Это, подожди! - окликнул Старший. - Сколько денег-то?
   - Ты решил податься в бизнес? - Алисия стояла на выходе, повернувшись вполоборота, удивленно выгнув резко очерченные брови и одаривая своего оппонента лучезарной улыбкой.
   - За какую сумму идет речь? - спросил Старший.
   - Двадцать монет, - ответила Алисия.
   - Накинь еще, - сказал Старший. - Тридцать.
   - Могу только вниз подвинуться, - ответила Алисия. - Восемнадцать.
   - Гуляй, детка, - ответил Старший небрежно.
   - Я могу в сторону Фреда гульнуть, тут недалеко, резина у меня свежая, - сказала Алисия.
   - Фред сдерет в два раза больше, - ответил Старший.
   - У меня с Фредом отношения хорошие, старому другу денег не жалко, - парировала Алисия.
   Старший ругнулся вполголоса.
   - Двадцать пять, - сказал он.
   - Двадцать, - небрежно бросила Алисия. - Заканчивай, все-таки бизнес - не твое...
   Он снова выругался.
   - Ладно, пошли.
   Старший поднялся, отодвинул небольшой шкаф в сторону - за ним находилась утопленная в стену дверь.
   - Посиди здесь, - сказала Алисия, и прошла за ним.
   Сначала она сидела на стуле, считала стоны в коридоре и выстрелы на улице. Затем все это ей надоело - Бестолковка встала, тихонько подошла и наклонилась к самой двери. Кто-то стучал пальцами по клавишам старой клавиатуры.
   - Это точно? - спрашивала Алисия.
   - Ну, ты сама все видишь, - тихо отвечал Старший.
   Затем что-то щелкнуло. Она поспешила вернуться на свое место. Старший и Алисия вышли из потайной комнаты.
   - Ну, теперь самая приятная часть дела... - мужчина уселся за стол, закинул ноги на столешницу.
   Алисия вынула из кармана брюк горсточку монет грубой чеканки, высыпала на стол рядом с его ногами. Старший на деньги даже не посмотрел.
   - Нравитесь вы мне, девчонки, - сказал он, поглаживая небритый подбородок. - Даже денег с вас брать не хочу.
   - Спасибо, - Алисия широко улыбнулась и принялась сгребать монеты со стола. - Ты так любезен...
   - Я к тому, что ну как с таких красавиц деньги брать, - объяснил Старший. - У меня тут кровать есть отличная, с каждой по полчасика, и катитесь куда пожелаете...
   - Ты неисправимый оптимист... - Алисия посмотрела на него, потом на монетки и снова высыпала деньги на стол. - Откуда такая уверенность, что Орден за меня не надает по шее?
   - Это уже не тот Орден, - ответил Старший. - Тайфуна Марка ссались все, и было за что. Кстати, ваш Майлз же и ссался. А ты меня теперь этим Майлзом пугаешь? Ну прекрати. Какой Орден, ты что...
   - А Магнат? - загадочно улыбнулась Алисия.
   Про "тайную любовь" Магната к одной из девушек Ордена совершенно случайно знал весь Город. Об этом разве что в светской хронике не писали. Старший убрал ноги со стола, посмотрел куда-то в сторону и с хрипом выдохнул.
   - Чао, бизнесмен! - Алисия послала ему воздушный поцелуй.
  
   Когда черный Марк остановился во внутреннем дворике монастыря, Алисия выудила из кармана брюк маленькую флэшку и протянула Бестолковке.
   - Здесь база данных по всем лицам, содержащимся в карантинной зоне в Истсити, - пояснила она. - Если где-то и есть информация по твоей маме, то это именно то место.
   - Ты сказала, ты могла купить эту же базу у Фреда? - спросила Бестолковка.
   - Не могла, - ответила Алисия. - Я спрашивала, у него этой базы нет.
   - А как же весь этот разговор со Старшим... - Бестолковка растерянно смотрела на свою наставницу.
   - Я врала, - ответила Алисия. - Надеюсь, он меня простит. Когда-нибудь.
   - Где я могу посмотреть данные с флэшки? - спросила Бестолковка.
   - В библиотеке есть компьютер, - ответила Алисия. - Ты теперь в Ордене, и имеешь туда доступ. А если смотритель библиотеки упрется - пугни мной.
  
   Она сидела в салоне и пила маленькими глотками горячий кофе. Сейчас было бы неплохо выпить чего-то покрепче - просто чтобы привести в порядок мысли. Значит, это так. Самая страшная догадка подтвердилась.
   Хлопнула входная дверь. В квартиру вошла Алисия. Первым делом зашла в салон и весьма неодобрительно посмотрела на свою воспитанницу.
   - Когда тебе уже конуру выделят... - озлобленно прошептала она.
   - То есть Майлза ответ Рагнара не устроил? - спросила Бестолковка.
   - Не твоего ума дело, - ответила Алисия.
   Она направилась в свой кабинет.
   - Слушай, Невеста, - Бестолковка поднялась с дивана и двинулась следом. - Мне нужна твоя помощь.
   - Ну надо же, какая неожиданность! - воскликнула Алисия, отпирая дверь кабинета.
   С недавних пор она предпочла свое личное пространство запирать на ключ.
   - Я нашла данные по моей маме, - Бестолковка подошла, встала рядом. - Буквально перед тем, как ситуация вышла из-под контроля, ее отправили в Хайхиллск.
   - Я соболезную, - безразлично ответила Алисия и вошла в кабинет.
   Она осталась на пороге.
   - Пожалуйста, отвези меня туда! - крикнула Бестолковка. - Или я сама возьму машину и поеду в Хайхиллск.
   Алисия подошла к столу, включила ноутбук, потом исподлобья посмотрела на свою подопечную.
   - Только через мой труп, - отрезала она. - Ты можешь делать с собой все, что угодно, а вот машину потерять жалко...
   - Почему ты мне не хочешь помочь, я же везде с тобой мотаюсь... - прохныкала Бестолковка.
   - Так, давай расставим приоритеты, - предложила Алисия. - Это не ты со мной мотаешься, это я слежу чтобы тебя на пянсе не покромсали. А помочь я тебе очень хочу, и именно поэтому я тебя в Хайхиллск не отпущу.
   - Но почему? - спросила Бестолковка.
   - Потому что нет больше никакого Хайхиллска! - воскликнула, не выдержав, Алисия. - Понимаешь? Нет!
   И тут зазвонил ее мобильный.
   - Дверь закрой с той стороны, - коротко распорядилась наставница, взяв трубку.
   Она вышла, закрыла дверь и осталась стоять на пороге, тщательно вслушиваясь в каждый звук. Сначала Невеста молчала - видимо, слушая то, что говорит невидимый собеседник.
   - Как я по-твоему это сделаю? - прошипела Алисия. - Госпиталь под охраной. Ты вообще понимаешь, какой это риск? И что, что ночью? Как я его вытащу?
   Она плавно шагнула от двери, потом еще раз. Алисия сбавила тон, и теперь ее слова было совсем не разобрать. Поэтому она весьма благоразумно решила вернуться в салон. Быть застуканной за таким делом своей наставницей - вовсе не хотелось.
   Кофе уже почти остыл. Щелкнула дверь кабинета. Алисия вошла в салон и осмотрела ее с ног до головы.
   - Я отвезу тебя в Хайхиллск, - сказала она спокойным, ровным тоном. - Но сначала ты мне поможешь...
  
    []
  
   ПОХИЩЕНИЕ
  
   Она сидела на диване в салоне. На столе, на бумажных полотенцах, лежали смазанные части некогда подаренной Алисией Беретты. Она неторопливо собирала пистолет - точно так, как ее научила Кукла. Молодая, добродушная, красивая, веселая девчонка - черкнула по ее жизни, словно яркая вспышка, и тут же погасла. И от осознания этого становилось страшно. За всей иллюзией предсказуемости и безопасности - пряталась та самая суровая правда жизни, озвученная Алисией утром, когда они только въехали в Город: люди здесь выживают, если сегодня ты проснулся - считай, уже праздник.
   Она собрала пистолет, зарядила магазин, взвела затвор и взяла оружие на предохранитель. И в этот момент Алисия вышла из спальни и вошла в салон.
   - Что скажешь?
   Она на какое-то время потеряла дар речи. На Алисии было то самое свадебное платье с фотографии - облегающее фигуру, книзу расширяющееся словно русалкин хвост, с множеством вставок из тюля. Алисия прибрала свои волосы заколками-розочками, и даже сделала вечерний макияж - на полноценный свадебный времени не оставалось.
   - Потрясающе... - выдохнула она. - Но зачем?
   - Я должна быть точно уверенна, что он меня узнает, - ответила Алисия.
   Она еще раз критически осмотрела наставницу. Из всего образа выбивались только ее неизменные армейские перчатки. Она указала на это.
   - Ты бы лучше свадебные надела...
   - А если придется стрелять? - резонно спросила Алисия. - Я в шелковых перчатках оружие просто не удержу.
   - Какой план? - спросила Бестолковка.
   - Тебе нужно зайти в отделение где держат моего мужа и вывести его оттуда, - ответила Алисия. - Сама я туда не смогу зайти, они что-то заподозрят и доложат Майлзу.
   - Как я его найду? - спросила Бестолковка. - И как вытащу оттуда? Он же меня не знает, я его как теленка на веревочке выведу?
   - Да, на веревочке, - процедила Невеста сквозь зубы. - Знаешь, лично мне Хайхиллск даром не нужен...
   - Хорошо, я тебя поняла, - сказала Бестолковка. - Идем?
  
   Попасть в госпиталь труда не составило. Огромные двустворчатые двери на ночь не запирались, и охраны никакой не было. Алисия шла впереди, указывая дорогу. Она тащилась чуть позади, навьюченная винтовкой и запасными магазинами. Наконец они оказались у лестничного колодца. Напротив находилась дверь с простым и лаконичным указателем "первая степень".
   - Первая степень чего? - спросила Бестолковка.
   - Степень поражения тканей вирусом, - объяснила Алисия. - Пойдем наверх, у нас третья степень...
   Они не спеша поднимались по лестнице.
   - Там будет охрана, - предупредила Алисия и забрала у нее свою Арку. - Я не знаю как ты их убедишь, но ты должна вытащить его оттуда.
   - А если мне не удастся убедить охрану? - спросила Бестолковка.
   - Перестреляй их, - тихо ответила Алисия.
   Бестолковка проглотила ком в горле и положила руку на рукоять пистолета.
   Наконец лестница закончилась. Вот и дверь, та самая "третья степень". И два молодых человека - в коротких кожаных куртках и джинсах. У одного помповое ружье, у другого пистолет. Она глубоко вдохнула, подошла к двери и дернула ручку. Дверь не поддалась.
   - Ребята, откройте дверь пожалуйста, - попросила она.
   - Девушка, вы вообще как здесь оказались? - насмешливо спросил один из них.
   - Я вообще в Ордене состою, - она показала свою карточку. - У меня задание, забрать образец и доставить в лабораторию для опытов.
   - Нас никто не предупреждал, - сказал охранник с помпой.
   - Ну, считайте что я вас предупредила, - сказала она.
   - А ордер на изъятие образца есть? - спросил другой охранник.
   Она демонстративно полезла под куртку, что-то там потрогала, и вынула пустую руку.
   - Ну вот, забыла...
   Они рассмеялись.
   - Слушайте, ребята, мне проблемы с моим начальством не нужны, - сказала она. - Да и вам с вашим тоже, наверное. Давайте вы мне поможете? Я же потом при случае замолвлю за вас словечко?
   - Слушай, девочка, - сказал тот, который с пистолетом, и сделал шаг, оказавшись у нее за спиной. - Ты бы шла отсюда...
   - Куда мне пойти? - спросила она, не оборачиваясь.
   - В кафе "мороженое", - подсказал второй охранник.
   - Вы еще долго над девчонкой будете издеваться? - спросил женский голос.
   Она обернулась. На том конце коридора стояла жгучая брюнетка, в облегающих кожаных брюках, сапожках на шпильках и темно-бордовой блузке, расстегнутой на две пуговицы и весьма призывно демонстрирующей декольте своей хозяйки. Довершали облик армейские перчатки - один в один как у Алисии, и кобура на бедре, с чем-то внушительным и черным. Она прошлась, цокая шпильками, посмотрела на охрану, потом на Бестолковку.
   - Бумаги надо с собой носить, - строго произнесла она.
   - Но я брала их, честное слово, просто по дороге из-под куртки выскользнули... - прохныкала Бестолковка.
   - Не зря тебя Бестолковкой зовут, - вздохнула брюнетка.
   - Арахна, ну что мне делать... - простонала она.
   - Старшего по званию позовите, - подсказал один из охранников.
   - Старший по званию уже здесь, - ответила Арахна, потянула цепочку на шее, вытянула откуда-то из декольте карточку и торжественно продемонстрировала парням. - Джессика Терафоза, командующий рыцарь Ордена Дождя.
   Охранники пришли в замешательство.
   - Короче, парни, вы идите в секретариат за ордером на изъятие, а мы пока займемся образцом. Его же еще подготовить надо к транспортировке, - сказала Арахна.
   - Может лучше вы сами за бумагой сходите? - спросил охранник.
   Арахна подняла на него тяжелый свинцовый взгляд.
   - Я не поняла, пацан, ты меня послал? - удивленно спросила она.
   Охранники испуганно переглянулись. Затем один за другим побежали вниз по лестнице.
   - Эй! - окликнула Арахна.
   Они как по команде замерли. Она подошла, дернула с пояса у одного из них связку ключей. По лестнице вновь затопали армейские ботинки. Арахна подошла к двери, вставила ключ и отомкнула замок.
   - Не спрашивай, почему я это делаю и чего мне все это будет стоить... - сказала она. - Беги, у нас мало времени!
   Длинный коридор, по бокам - двери. В каждой двери - узенькая стеклянная полоска. Она прильнула к ближайшей двери, заглянула - и в ужасе отшатнулась. Нет, такого она себе представить не могла. Она подошла ко второй двери, осторожно заглянула. Странно, вроде никого... краем глаза заметила движение, потом что-то бросилось на нее - дверь содрогнулась от мощного удара. Она отпрянула назад, некоторое время стояла, приходя в себя.
   - Ну что ты копаешься? - недовольно прошипела Алисия.
   Она повернулась - наставница только что вошла в отделение.
   - Я не могу... - прошептала Бестолковка. - Это выше моих сил...
   Алисия молча отдала ей винтовку, забрала ключи и сама пошла по коридору, бросая взгляды из стороны в сторону. У одной из дверей она остановилась, заглянула внутрь, затем решительным движением отомкнула замок и вошла внутрь.
   Стекол в окнах не было, днем массивные ставни надежно запирали проем, а на ночь все окна открывались чтобы хоть немного проветрить палаты с больными. Он сидел на кровати, опираясь безразмерно разросшимся локтем левой руки на тумбочку, и глядел на ночное небо сквозь толстые прутья решетки.
   - Любимый... - чуть слышно позвала Алисия.
   Он не отреагировал. Он все также смотрел в окно, не обращая внимания на происходящее. Казалось, его сознание сейчас где-то далеко.
   - Любимый... - снова позвала Алисия.
   Он даже не шевельнулся.
   - Любимый, - чуть слышно всхлипнула Алисия. Сама того не ожидала - а слезки покатились по щекам необычайно легко. - Ты уже не узнаешь мой голос?
   Он медленно повернулся. Посмотрел на нее. Поднялся во весь рост. Фигура выглядела крайне непропорционально - шея сильно увеличилась, часть ткани на затылке разрослась, левая рука была непропорционально большой.
   Он подошел к девушке. Посмотрел в ее глаза.
   - Мууууууууу... - односложно промычал.
   Затем принялся большим пальцем правой, пока еще здоровой руки - бережно смахивать слезинки с ее лица.
   - Ну что ты, все хорошо... - дрожащим голоском прошептала Алисия, принялась быстрыми движениями вытирать капельки влаги. - Я уже не плачу, смотри, все хорошо...
   - Муууууууу... - снова промычал горбун, и все той же правой рукой бережно обнял девушку.
   - Ты меня узнаёшь... - прошептала Алисия. - Ты ведь узнал меня...
   - Мууууууу... - снова промычал он.
   - Идем, - она взяла его за руку и потянула за собой. - Идем, скорее, нужно выбираться отсюда...
   Он испуганно озирался по сторонам.
   - Любимый, ну пожалуйста... - прошептала Алисия. - С тобой ничего плохого не случится... ну пойдем же. Ты ведь не хочешь, чтобы я снова заплакала?
   Последнее подействовало. Горбун решительно топал за девушкой в свадебном платье. Но при виде Бестолковки все пошло не совсем хорошо - он что-то промычал, стал бешено оглядываться по сторонам.
   - Все хорошо, не бойся, - уговаривала Алисия. - Она со мной, она поможет...
   - Сюда! - крикнула Арахна. Она стояла на входе в реанимационное отделение. - Здесь лифт, спуститесь прямо в гараж...
   Чтобы перевезти пациента, Алисия убрала с заднего сиденья стеллаж и все оружие. Машина, в отличие от Бестолковки, у горбуна никаких негативных эмоций не вызвала - казалось, он прекрасно знал этот Марк.
   - Машины он не боится... - заметила Бестолковка.
   - В этой машине все пахнет мной, - объяснила Алисия. - Он чувствует мой запах, и это его успокаивает.
   Черный Марк летел по мосту. Рация щелкнула. Кто-то сбивчиво объявлял тревогу, украден биологический образец... Бестолковка посмотрела на Алисию. Она не проявила никаких эмоций.
   - Повезло, что Арахна пришла, - сказала Бестолковка.
   - Ну да, повезло что я такая предусмотрительная, - улыбнулась Алисия.
   - Так это ты ее позвала? - спросила она.
   - Я заранее с ней договорилась, чтобы она тебя подстраховала, - Алисия едва заметно улыбнулась. - Надеюсь, ты на меня не в обиде. Ты, кстати, неплохо держалась, молодец.
   Какое-то время они ехали молча. Бестолковка осмысливала внезапно свалившуюся на нее похвалу.
   - А если будет погоня? - спросила она.
   - Не будет, - уверенно ответила Алисия. - Тяжело искать в ночном Городе черный Марк. Особенно если он едет в Бухту Молчания.
   Когда они уже спускались с моста - где-то слева что-то пронзительно прокричало, издав жуткий гортанный звук.
   - Это же в парке, там где мы тогда... - прошептала Бестолковка.
   - Не бойся, в парк мы больше не поедем, - утешила ее Алисия.
   Дорога уходила круто в гору, мимо небольших двухэтажных кирпичных домов. На самом верху находился перекресток - скорость Алисия сбрасывать не стала, вполне резонно полагая, что второго такого психа ночью в Городе не окажется.
   Потом Алисия петляла по каким-то грунтовым дорогам. Она прекрасно понимала - сейчас они находятся в той части города, куда и днем мало кто стремится попасть. Иногда ей казалось, что вдоль дороги кто-то бежит, стараясь догнать машину. Иногда она видела дрогнувшие ветви кустарника. Но что или кто это был - она так и не смогла разглядеть.
   Наконец Алисия вырулила к уже знакомому забору. Завернула внутрь периметра. Здесь уже ждали. Один из корпусов гостеприимно распахнул свои ворота. Они миновали шлюзовую камеру и оказались в приемном покое. Здесь уже суетились молодые люди в белых халатах, а прямо в центре помещения их встречал доктор Киллхорс.
   - Ты привезла? - спросил он.
   Она молча распахнула заднюю дверцу, помогла любимому выбраться из машины. Он испуганно оглядывался по сторонам. Киллхорс осторожно приблизился к нему.
   - Дружище, ну вот ты и приехал ко мне в лабораторию, - сказал доктор. - Теперь будем тебя лечить потихоньку. Лечиться, да?
   Горбун смотрел на него отсутствующим взглядом.
   - Ну ты что, забыл совсем? - доктор подошел к нему вплотную. - А помнишь, как я тебе тавегил колол? Потому что нефиг столько гребешка жрать за один раз. Даже с такой красивой женой.
   - Джуууууууу... - односложно промычал горбун и стиснул доктора в объятиях.
   - Осторожнее, - прохрипел Киллхорс. - Ты же мне так все кости переломаешь...
   Горбун отпустил его, потом повернулся к Алисии.
   - Пойдем, - прошептала она, бережно взяла его за правую руку. - Идем, доктор для тебя приготовил лекарство...
  
   Они сидели в гостевой зоне и пили кофе с пряничками. Зашел доктор Киллхорс, налил себе стакан горячего черного кофе, сел в одно из кресел.
   - Я дал ему успокоительное, слишком много впечатлений для одного вечера, - объяснил он. - Быстрой процедура не будет. Сначала придется вводить лекарство. Потом отсекать пораженные ткани, заменять их выращенными здоровыми.
   - Значит, эта задумка со стволовыми клетками работает? - спросила Алисия.
   Доктор молча показал ей свою ногу. Кость еще удерживал стальной каркас, но вокруг уже была здоровая розовая ткань.
   - Я пока еще многого не могу сказать, - он потянулся вперед, взял пряничек из вазы на журнальном столике. - Но поверь, результаты тебя не разочаруют. Сейчас просто наберись терпения.
   - Я боюсь, если Майлз и Магнат ворвутся сюда... - прошептала Алисия.
   Доктор внимательно слушал ее, пережевывая пряник. Затем глотнул кофе, откинулся на спинку кресла.
   - Я заблаговременно предупредил Магната, что в случае несанкционированного проникновения на территорию лаборатории я сразу же уничтожу все наработки, - сказал он. - Так что если он хочет вакцину - пускай оставит меня в покое.
   - А если не оставит? - спросила Алисия.
   - Я на него всех своих питомцев из феромонной камеры выпущу, - ответил доктор. - Пускай сначала с ними попробует раскидаться...
  
    []
  
   МАТРИАРХАТ, ч.1
  
   - Черный Лансер, примите вправо!
   Черный Лансер восьмого поколения выполнять требования полицейского патруля даже не думал. Скорее наоборот - выскочил на встречную полосу и резко прибавил скорость.
   - Координатор, это Сьерра-4, у нас код 9, объект уходит, прошу подкрепления.
   - Танго-6 в канале, мы в минуте от вас, сейчас подъедем.
   Лансер прыгнул в сторону, уходя от столкновения с идущим навстречу пикапом. Где-то сзади выла полицейская сирена. Водитель немного не учел особенностей управляемости автомобиля с полным приводом, и Мицубиси слегка обтер бортом бетонную стену тоннеля.
   - В общем, я беру Скрипку и Арахну и еду на Хайхиллск.
   - Угу.
   Впереди появилась еще одна полицейская машина. Вечер, что называется, переставал быть томным. Лансер снова увернулся от столкновения, но в этот раз гораздо удачнее - ни кузов, ни бетон не пострадали.
   - Подожди.
   Макс включил паузу, внимательно посмотрел на Алисию.
   - В смысле, на Хайхиллск?
   - Ну, вот так.
   Алисия стояла перед ним, привычно облокотившись на монитор.
   - А зачем тебе Скрипка и Арахна? - поинтересовался Макс. - Тебе себя мало, ты хочешь сестринскую могилу организовать?
   - Они останутся в Фарроке, оттуда я поеду одна, - ответила Алисия.
   - Скрипка? В Фарроке? - переспросил Макс.
   - Не переживай, за Скрипку мы с Арахной отбазаримся, - заверила его Алисия.
   Макс тяжело вздохнул.
   - Вчера какие-то неизвестные уволокли биологический образец из госпиталя, - сказал он. - Сегодня ты приходишь и заявляешь, что едешь на Хайхиллск. Причем берешь с собой двух опытных рыцарей. Ты же отнюдь не глупая женщина, Невеста. Почему от придурка Бричера на меня хлопот в три раза меньше сыплется?
   - Может, потому что неглупая? - спросила Алисия.
   Макс снова тяжело вздохнул.
   - Ты в курсе, что Скрипка безлошадная?
   Невеста кивнула.
   - Сейчас едем к Французу. Он сказал, что придержит хороший вариант для нее.
   Макс опять тяжело вздохнул.
   - Кто-то из вас меня в могилу сведёт... - сообщил он.
  
   Вообще, Скрипка была шоколадной шатенкой, но щеголяла модным окрашиванием балаяж - плавным переходом от темной макушки к все более и более светлым кончикам. К слову, Скрипка обладала шикарной гривой непослушных волнистых волос длиной ниже лопаток, носила простенькую классическую и потому такую стильную серую водолазку и классические же черные джинсы. Дополняли ее облик модные очки-авиаторы с поляризационными стеклами - штука для любого водителя незаменимая. Завершенность образу придавали модные ботинки-гриндерсы со стальными носками и набедренная кобура, особо даже не старавшаяся прикрыть носимый в ней пистолет Зиг Зауэр в калибре 10мм авто.
   Бестолковка опередила свою начальницу, сразу же сев на заднее сиденье, и не дав Алисии никакой возможности хоть чуть-чуть на нее прикрикнуть. Скрипка при своем немалом росте - наверное даже выше Алисии - прекрасно расположилась на переднем пассажирском. По дороге она показывала Невесте свой идеальнейший маникюр в нюдовых оттенках и манерным развязным голоском какой-то подзаборной барышни описывала недавно случившееся с ней приключение.
   - Нет, ну ты представляешь? Вооообще... - причем гласные буквы Скрипка периодически с успехом взаимозаменяла, растягивая их и добавляя той самой манерной нотки. - И я ни машину завести не смогла, ничего. Ужас...
   Скрипка наконец выдохнула, открыла перчаточный ящик и принялась совершенно беспардонно в нем рыться. Некоторое время Алисия была просто эталоном спокойствия и выдержки, затем многозначно вздохнула. Скрипка на это никак не отреагировала.
   - Солнце мое, напомни пожалуйста, ты что-то забыла у меня в машине? - спросила Невеста.
   Скрипка прервала свое занятие, посмотрела на Алисию.
   - Подожди, а ты что, крем для рук с собой не возишь? - спросила девушка.
   Алисия отрицательно покачала головой. Скрипка с шумом выдохнула и захлопнула крышку ящика.
   - Ну хотя бы ДВД у тебя работает?
   - Работает, - также спокойно ответила Алисия.
   - Давай тогда дисочек закинем, - предложила Скрипка, выволокла с заднего сиденья свою отнюдь немаленькую и увесистую сумку, нечаянно при этом звезданув по ноге Бестолковке, расстегнула молнию и принялась рыться в недрах. - Мне такую кинушку убойную закинули на той неделе. Про Венецию. Короче, она ищет мужика, а находит не того, а потом бандюки думают что не тот мужик это на самом деле тот, и там всякие пострелухи, и вот это все. Только не показали, как он ей присунул. А я потом терзайся, нормально, да?
   - Тебе это реально важно? - уточнила Алисия.
   - Конечно! - Скрипка была настолько удивлена таким неожиданным вопросом, что даже перестала рыться в сумке. - Ну хотя бы в кино должны же люди быть счастливы...
   Черный Марк2 выехал на пешеходную часть набережной. Некоторое время на холостых оборотах катился вдоль яхтенных причалов, потом остановился перед огромными железными воротами.
   Кроме как Ангаром это место никто не называл. Здесь проходили подготовку, ремонт и плановое обслуживание автомобили всех мастей - дорожные крейсеры, бездорожные линкоры, эсминцы, звездолеты и многие прочие. Вот и сейчас на подъемниках висели несколько японских седанов, дожидаясь своей очереди. Под одним из них суетились механики - меняли передние тормоза на более мощные.
   - Салют, девочки! - обрадованно воскликнул мужчина в строгом свинцового цвета костюме, до этого беззаботно восседающий в небольшом кресле и читавший газету.
   Он отложил прессу, поднялся, незаметным движением расправил брюки. На вид Французу было лет 45: брюнет, посеребрившиеся виски, безукоризненная стрижка, свежайшая белая рубашка, тонкие нотки хорошего терпкого парфюма - мужчина никак не походил на начальника автомобильной колонны. Плейбой, звезда большого экрана, в крайнем случае бизнесмен - может быть.
   - Привет, Мишель, - сказала Алисия, подойдя к нему. - Ну, рассказывай. Что там с машиной Скрипки?
   - Ой, зачем вы спрашиваете! - Мишель картинно всплеснул руками. - Одно точно могу сказать, дела паршивые. Электроника умерла вся, пока придет блок управления, сразу скажу - пневмостойки уйдут под замену, по салону кое-что придется поменять, холодильник тоже умер...
   Алисия сочувственно глядела на Скрипку.
   - 7М ЖЕ, шесть котелков на три литра, рама, псевдо-хардтоп, там даже рулевая колоночка на приводах регулировалась - по вылету и высоте... - прошептала Скрипка, и на ее глазах выступили слезки.
   - Такая наша жизнь, девочки, - печально соглашался Мишель. - Человек умер - все смеются, 131-ый Краун умер - все плачут... ну, тише, тише...
   Он бережно обнял Скрипку. Она молчала, только изредка всхлипывала.
   - А хочешь, я тебя улыбнуться заставлю? - спросил Мишель.
   Она отстранилась, принялась вытирать слезы.
   - Как?
   - Идем, - Мишель повел девушек через Ангар. - Сейчас у тебя всю тоску как рукой снимет. Обещаю. Я очень старался. Вот...
   Она замерла в замешательстве. Алисия остановилась рядом с Мишелем, и только Скрипка не удержалась и сделала несколько робких шажков вперед.
   - Извините, что такой бардак, достраиваем покрасочную камеру, будем работать совсем по-взрослому, - Мишель показал на груду каких-то балок, мешки с цементом и прочие стройматериалы, наваленные вдоль стены. - Ну а пока приходится так работать. Ну, что скажешь, красотка? В тон к сумочке?
   - Боже, Мишельчег, - в привычней ей манерной тональности прошептала Скрипка. - Он прекрасен...
   У груды стройматериалов замер черный пятиметровый седан.
   - Ты пока еще даже не представляешь, насколько он прекрасен, - улыбнулся Мишель. - Знакомься, твой новый Рояль. Электронная приборная доска, под капотом 2JZ GE на три литра - перекинули валы, портировали голову, сил 250 с колес он поехал, это как минимум. Блокировка 2Way. Трасса на 65 миллиметров, TRD. Стойки тейновские, фулл-тапы - чуть опустили, подзатянули пружинки; спереди две распорки - по верху и низом. Он едет с одной стороны комфортно, а с другой - убрались крены в поворотах, и вообще гораздо стабильнее машина себя повела. По колесам - тапки на 17, полуслик Тойо. Бронепленка в круг, на передних фонарях защита, задние фонари тоже заклеили, усиленные бампера, защитная решетка капота. Из средств активной защиты - звуковая пушка, вроде той с которой японцы в этот раз пришли, но не такая мощная. Увы, пришлось пожертвовать объемом багажника чтобы всунуть туда эту хреновину. В принципе, горгулью шуганет, а большего и не надо. Ну и побочный эффект от этого - твоей аудиосистемой теперь можно стадион для рок-концерта озвучить...
   - Боже... - прошептала Скрипка, встала на колени и обняла морду машины, потом приложилась губами к краю капота, оставив на нем характерный отпечаток губной помады. - Мишельчик, родненький, какой ты хороший...
   - Я же тебя не первый год знаю, - Мишель улыбнулся. - Как ты всегда говоришь? Лучше Крауна может быть только другой Краун.
   Скрипка продолжала обнимать свою новую машину.
   - Еще жду стабилизатор задний, побольше, чтобы ты могла по трассе валить на всю тапку, - продолжил Мишель. - Но это уже когда мозги поменяем и отсечка по максимальной скорости снимется...
  
   На этот раз в салоне было шумно. Когда она вошла - на журнальном столике уже лежали АКР Бушмастер, Штайр Ауг А1 черного цвета, некоторое количество магазинов, какие-то прицелы...
   И среди всего этого великолепия стояла Скрипка, в роскошном ярко-красном вечернем платье. Платье прекрасно подчеркивало грудь девушки. Вырезы по бокам совершенно бесстыдно открывали посторонним взорам кружево чулок. А где-то внизу виднелись черные туфли на высокой шпильке и псевдоплатформе.
   - Мне их в любом случае разносить надо... - говорила Скрипка.
   Арахна сидела тут же, на диване. В строгом офисном платье-футляр светло-серого цвета, с короткими рукавами. Надев все те же армейские перчатки, она закладывала один за другим патроны в магазин своего Бушмастера.
   - Вы что, в клуб собираетесь? - спросила Бестолковка удивленно.
   И тут на входе появилась Алисия. В нежно-розового, пастельного цвета платье-водолазке длиной выше колена, с воротником-стойкой и длинными рукавами. Дополняли ее вечерний наряд черные колготки в крупную сетку и туфли на высокой шпильке.
   Девушки не сговариваясь одновременно посмотрели на Бестолковку.
   - А ты что, в Фаррок вот так поедешь? - спросила Скрипка, манерно оттопырив пальчик и указав на ее наряд.
   Она посмотрела на себя - джинсы, кроссовки, свитер...
   - Ну да, а что...
   Арахна и Скрипка многозначительно переглянулись.
   - Светомузыка с нее скальп снимет, - невозмутимо сказала Арахна и продолжила снаряжать магазин.
   - А что вообще происходит? - спросила она.
   - Понимаешь, - терпеливо, словно беседует с умственно отсталой, начала объяснять Арахна. - Всякому месту положен свой дресс-код. Например, шарахаться по Сумеречной зоне можно и в джинсах. На прием в Ордене положено надеть вечерний туалет. Но если ты собралась в Фаррок - будучи девушкой, будь любезна, надень платье. Потому что власти Фаррока в качестве формы общественно-политического устройства установили у себя дичайший матриархат. С человеком в брюках там даже разговаривать никто не станет.
   - И что мне делать? - растерянно спросила Бестолковка.
   - Ладно, горюшко мое горькое, - вздохнула Арахна, тщательно подражая интонациям Алисии, отложила снаряженный магазин. - Идем, попробую найти в своих залежах что-нибудь в размер на твой задний бампер...
  
    []
  
   МАТРИАРХАТ, ч.2
  
   После тщательной химчистки и мойки с огромным количеством пены - внезапно оказалось, что Краун не черный, а синий. К тому же выяснилось, что генератор звуковой пушки - закрыл доступ к запаске. Ничего лучше не придумали, кроме как вынуть генератор, достать запасное колесо, снова уложить генератор в багажник, подсоединить все провода...
   - Вот, смотри, - Француз показывал Скрипке какой-то компакт диск. - Здесь записаны несколько режимов работы пушки. Есть отдельная настройка для горгулий. Есть для циклопа, хотя вряд ли такой небольшой генератор его свалит. Есть настройки для всякой мелочи. Чем крупнее дичь - тем меньше должно быть расстояние до нее, рассеивание у волны довольно сильное. Кстати, есть настройка для человека.
   - Голодного? - спросила Скрипка.
   - И для сытого тоже, - как-то мрачно ответил Француз. - Никогда не думал, что мы повернем наше оружие против братьев своих, но...
   - Началось... - слегка наигранно простонала Арахна. - Слушай, пацифист хренов, завязывай с проповедью. Эти братья что сделали? Не братья они нам. Уже очень давно.
   Француз лишь покачал головой.
   - Хочется верить, что однажды все изменится... - сказал он.
   - Люди меняются только внешне, - отрезала Арахна.
   И вот три автомобиля летят по трассе. Асфальтовая полоска стрелой тянется через лес. Здесь, на выезде из города, еще мелькают какие-то постройки, заборы украшенные кусками арматуры и колючей проволокой - а дальше, за мостом на полуостров Джеймса Корнелиуса, начинается Королевство Сумрака. Человеческой жизни там нет почти - за исключением нескольких небольших оазисов. Одним из таких оазисов был загадочный Фаррок - место, о котором все говорили, но никто толком ничего не рассказывал.
   - Слушай, я одного понять не могу, - сказала она.
   Алисия сосредоточенно глядела на дорогу. Черный 110-ый Марк возглавлял небольшую колонну, за ним следовал Самурай с жутким пауком на боку, а замыкал кавалькаду темно-синий 151-ый Краун.
   - Объясни, почему ты договорилась с Арахной, чтобы та меня подстраховала? - спросила она. - Почему не попросила ее саму все сделать?
   Алисия обреченно вздохнула.
   - Скажи Арахна, что потеряла документы - ей бы в жизни никто не поверил... - объяснила наставница. - На самом деле, твоя бестолковость есть величайший дар, но его еще нужно научиться правильно использовать...
   Она не ответила, отвернулась и стала смотреть в окно. Вот так, значит. Максимум ее способностей в этом новом и прекрасном мире - быть тупой подсадной уткой. Стало грустно - в ее прошлом достаточно было просто быть привлекательной девушкой, постить фото в стиле глэм энд лакшери в инстаграмм, ходить в различные пафосные места и улыбаться. А здесь - приходится учиться жить заново. Учиться обслуживать себя - причем здесь в это понятие вкладывают в первую очередь умение водить машину. Убегать быстро. Кто не успел убежать - тем и покушали. Даже умение стрелять оказывается на вторых ролях.
   Машина - это жизнь...
   Они проезжали мимо огромного здания торгового центра. Бетонный мастодонт выглядел изрядно развороченным - выбитые стекла, выломанные двери, парковка завалена обрывками картона, каким-то мусором...
   - А это что? - спросила она. - Люди громили торговый центр?
   - Не совсем люди, - ответила Алисия. - Голодные. Вначале они не обращали внимания на магазины, предпочитая свежую человечину. Потом популяция людей сильно сократилась, люди научились отбиваться - добыть человеческое пропитание стало гораздо сложнее, и они начали посещать супермаркеты. Многие продукты уже давно протухли, и их сильный запах привлекает толпы голодных.
   Она как завороженная, смотрела, как в горах мусора на парковке роется какой-то голодный, что-то достает, разрывает пластиковый пакет...
   Щелкнула рация.
   - Девоньки, вы бы знали, какая лютая крылатая хрень за нами летит... - сказала Скрипка.
   Алисия взяла тангенту рации.
   - Давно летит?
   - Нуууууууу... - протянула Скрипка. - Минуты три точно летит, я как заметила ее - трек переключила, да, минуты три, может три с половиной... кстати, трек классный, хочешь потом тебе закину?
   - Давай мы с Арахной немного вперед отъедем, - сказала Алисия. - А ты попробуй ее этой новой звуковой пушкой приглушить. Посмотрим, что за подгон сделал нам Томита.
   151-ый Краун немного сбросил скорость, отпуская идущие впереди машины. Чуть ниже джойстика привода рулевой колонки - Француз установил пульт управления звуковой пушкой, видимо позаимствованный с какой-то китайской магнитолы. Изобретательности Мишелю было не занимать.
   Экран по центру торпеды высветил меню управления звуковой пушкой. Она легким движением прокрутила переключатель, выбирая режим. В принципе, под обивкой салона было поклеено два слоя шумоизоляции - ее зацепить не должно. Скрипка бросила газ, и машина стала резко терять скорость.
   Горгулья оказалась метрах в семи позади. Если верить индикатору - этой дистанции должно было хватить. Она нажала круглую кнопку на торце переключателя. Что-то бухнуло в ушах, но в принципе - терпимо. Особенно учитывая, что это один из самых мощных режимов генератора.
   Алисия глянула в зеркало заднего вида. Воздух вокруг темно-синего Крауна дрогнул, на доли секунды образовав полусферу. Сбитая горгулья камнем рухнула на асфальт, истошно вопя, покатилась кубарем по дорожному полотну, не в силах координировать свои движения.
   - Нормальный такой подгон, с рисовых полей, - заметила Арахна. - Томите респект, как говорится.
   - А ведь на этой штуке можно еще и музыку слушать... - сказала Скрипка.
   Они провели в дороге почти весь день. Часы отщелкали шестой час. Постепенно дело шло к сумеркам. Машины поднялись через перевал и вскоре оказались в небольшой ложбине, образованной частоколом довольно высоких, поросших зеленью сопок. Потом на краю дороги появился вполне обычный рекламный щит, с какой-то яркой картинкой. Алисия нажала на тормоза, Марк замер метрах в двадцати-тридцати от сооружения.
   Она подняла взгляд - на плакате, на черном фоне было изображено зеркало Венеры розового цвета. Рядом - довольно гостеприимная надпись, гласившая: "Вы въезжаете на территорию Восточного Клана. Это ваши проблемы", картину дополняла сеточка пулевых отверстий. Вполне резонно было предположить, что оказаться на земле Восточного Клана - это действительно большая проблема для незадачливого путешественника.
   Алисия заглушила мотор, достала из перчаточного ящика зеркальце, придирчиво оглядела свой макияж, потом полезла назад - открыла сумку-холодильник, вынула шершавку на палочке и литровый пакет сока.
   - Ты есть не хочешь? - поинтересовалась она.
   Бестолковка отрицательно помотала головой.
   - Ну как хочешь, - Алисия осторожно, чтобы не разлить, рукой в перчатке принялась открывать сок.
   Она оглянулась - остальные машины остановились позади, за Марком.
   - Чего мы ждем? - спросила она.
   - Патруль, - ответила Алисия. - Они уже знают, что мы приехали - тут огромная туча инфракрасных видеокамер натыкана.
   Патруль действительно вскоре появился. Черный Лэндкрузер в сотом кузове, закрытый со всех сторон решетками, с огромными силовыми бамперами, на колесах с глубоким протектором - остановился по ту сторону плаката. Из машины вылезли двое мужчин, один в фетровой шляпе и черном кожаном плаще, второй - в джинсах и кожаной куртке. Первый поставил на капот внедорожника какой-то внушительных размеров пулемет - судя по коробу патронов, уже готовый к стрельбе. Второй же подошел, поравнялся с рекламным щитом, посмотрел на Алисию сквозь лобовое стекло и вернулся к своему автомобилю.
   - Ты не хочешь с ними пообщаться? - спросила Бестолковка.
   - Нет, - невозмутимо ответила Алисия. - Это мужчины, по местным понятиям я не должна тратить драгоценную себя на общение с низшими существами. Я буду разговаривать только с женщиной.
   - С женщинами? - переспросила Бестолковка.
   - С одной конкретной женщиной, - ответила Алисия.
   Некоторое время они сидели и ждали. Невеста доела шершавку, Арахна открыла окошко и закурила тонкую белую сигарету, Скрипка испытывала свою новую игрушку - на звуковом генераторе Томиты включила какую-то музыкальную дичь в исполнении Сепультуры и теперь наслаждалась вибрациями кузова.
   Сначала она не поняла, что происходит. Откуда-то издалека донесся протяжный вой сирены. К счастью, сумерки уже плотно окутали край серых дождей - в ложбине потемнело, и теперь она ясно различала красные и синие блики. Потом из-за угла появились три автомобиля. Во главе кавалькады ехал 110-ый Марк - черного цвета, дверцы выкрашены в белый цвет, красно-синяя люстра на крыше - все говорило о том, что раньше эта машина служила в полиции. Следом шла черная Креста в 105 кузове. Видимо, турбовая - передний бампер отсутствовал, демонстрируя неприлично большой интеркулер. Креста остановилась напротив Крузака, развернувшись перпендикулярно движению - и она увидела, что все окна машины и заднее стекло закрыты решетками. Третьим автомобилем был серый Скайлайн в 34 кузове. Машину украшали широкие обвесы и огромное антикрыло. На фоне своих коллег он выглядел как-то хрупко, и она даже посочувствовала его обладателю.
   Марк с люстрой остановился точно у рекламного щита и выключил сирену. Открылась водительская дверца. Из машины вылезла шатенка с точеной фигурой, в узких джинсах, свободного кроя белоснежной блузке, и спортивных кедах. Облик шатенки дополняли длинные прямые волосы, чуть раскосый взгляд, намекающий на азиатское происхождение, и массивная кобура подмышкой. Девушка остановилась у капота своего автомобиля и теперь глядела на Алисию.
   - Кто это? - спросила Бестолковка.
   - Знакомься, - представила Алисия. - Диана Ашита. Светомузыка.
   Невеста открыла дверцу и осторожно выбралась наружу. Подошла к капоту, расстегнула пояс и положила кобуру с пистолетом на защитную решетку. Арахна последовала ее примеру - вылезла из своего Самурая, небрежно бросила недокуренную сигарету куда-то на обочину и встала рядом с машиной. Затем настала очередь Скрипки. Она выключила музыку, распахнула дверцу, вытянула свои шикарные ножки прикрытые вечерним платьем, осторожно нащупала тонкими шпильками твердую почву и резко встала, при этом врезавшись теменем в верхний край дверного проема.
   Где-то на той стороне зеленого гребня, в воздух взмыла горгулья, напуганная пронзительным матерным визгом.
   Невеста с укором посмотрела на свою подопечную. Та вздохнула, и принялась выбираться из машины. Когда все гости наконец оказались на улице - Алисия направилась к Светомузыке. Высокие шпильки, платье-водолазка, походка от бедра - Бестолковка даже сперва не поверила, что все это действительно происходит в королевстве Сумрака. Слишком сюрреалистичной выглядела картина. Даже для этих мест.
   Видимо, отдавая дань уважения, Светомузыка сделала несколько шагов навстречу Невесте.
   - Мы можем проехать в Фаррок?
   Светомузыка смерила ее взглядом.
   - А что вам там делать? - спросила она.
   - Мои люди останутся там на несколько дней, пока я мотаюсь в Хайхиллск, - ответила Алисия.
   - Чудны дела твои, гроза летняя, - вздохнула Светомузыка. - Даже знать не хочу, за каким ты туда собралась.
   - Я все равно не скажу, - улыбнулась Алисия. - Так мы можем проехать?
   Светомузыка внезапно двинулась вперед, спокойным, размеренным шагом, скрестив руки на груди. Она прошла мимо Марка Алисии, бегло оглядев Бестолковку. Поравнялась с Арахной, окинула ее взглядом и пошла дальше. Бестолковка удивленно посмотрела на Алисию - та сделалась мрачнее тучи.
   Наконец Светомузыка подошла к Скрипке. Внимательно осмотрела ее с ног до головы. Обошла вокруг, также тщательно рассматривая. Потом вернулась к Алисии.
   - Я не хочу видеть вас в Фарроке.
   - Причина? - спросила Алисия холодно.
   - Я так решила, - Светомузыка улыбнулась и развела руками.
   - Как я могу изменить это решение? - спросила Алисия.
   Светомузыка посмотрела на нее, потом на черный Марк2. Потом бросила взгляд на свой автомобиль и снова посмотрела на Алисию.
   - Объедь меня! - коротко бросила она Невесте.
  
    []
  
   БИЛЕТ В ФАРРОК
  
   - Ты понимаешь, на что ты подписалась?
   Алисия не обращала внимания, будто не ей было сказано. Она один за другим проверяла уровни масла, охлаждающей жидкости.
   - Ты знаешь, какая у нее машина?
   Алисия устало вздохнула, захлопнула крышку капота.
   - Слушай, Джесс, не зуди...
   Арахна на какое-то время потеряла дар речи, потом всплеснула руками.
   - Ты же видишь, у тебя нет шансов!
   Она пошла вслед за Невестой - та распахнула боковые дверцы и теперь выгружала из салона все, без чего можно обойтись в гонке. Алисия разогнулась и сунула ей в руки винтовку.
   - Подержи пока у себя.
   - Ты меня вообще не слышишь, что ли? Скрипка! Скажи ей!
   Скрипка стояла рядом, с весьма хмурым выражением лица.
   - Вот, да, - внезапно согласилась Алисия. - Иви, солнце, принеси воды - я перед стартом кулек пролью.
   Скрипка молча направилась к своему Крауну.
   - Мы же могли поехать в объезд, дался тебе Фаррок! - воскликнула Арахна.
   Алисия на мгновение прервала свое занятие, остановилась, отдышалась.
   - С Фаррока я двину прямо на Хээкчир, - сказала она. - Там через перевал - и мы в Хайхиллске. Маршрут кратчайший и самый безопасный. Ты же меня знаешь...
   - Я все равно тебя не понимаю, - сказала Арахна. - У нее монстр передутый. Лосей на восемьсот. Ты как собираешься с ней тягаться?
   Алисия посмотрела на Арахну.
   - Как получится.
   Подошла Скрипка, с канистрой питьевой воды.
   - Хотя бы мою машину возьми! - предложила Арахна. - У меня твин-турбо.
   Алисия отрицательно покачала головой.
   - На такой большой дистанции это не играет роли, она все равно раздуется и от 120 километров повалит как бешеная.
   - А что вообще происходит? - спросила Бестолковка.
   - Крыска Алиска с ума сошла, - объяснила Скрипка. - Конечно, с такими ценами на окрашивание волос, как в Городе - любая сойдет...
   К ним подошла Светомузыка.
   - Ты готова?
   - Почти, - Невеста снова нырнула в салон. - Сейчас, остатки балласта повыкидываю. Арахна, забери груз из багажника.
   - Хорошо, - сказала Светомузыка. - Поедем от старого водохранилища. До свалки. Я буду ждать на старте.
   Невеста кивнула, подняла крышку багажника.
   Один за другим, полицейский Марк, черная Креста и Скай снялись и выехали в сторону старого водохранилища, туда - откуда не так давно появились гости.
   - То есть я тебя в принципе не отговорю, - подытожила Арахна.
   Алисия отрицательно покачала головой, открыла бутылку с питьевой водой и сделала глоток.
   - Сейчас немного отдышусь, и поедем за ними, - сказала она. - Я метров за пятьдесят колеса погрею. Там же и кулек прольем.
   Трасса петляла в ложбинке меж зеленых сопок. В какой-то момент Алисия сбросила скорость, а потом и вовсе остановилась.
   - Брысь, - небрежно бросила она Бестолковке и вылезла из машины.
   Позади остановились Краун и Самурай. Девушки вылезли из своих машин.
   - Здесь? - громко спросила Арахна.
   Невеста кивнула.
   - Балласт мой заберите себе, кто-нибудь.
   Бестолковка посмотрела на Алисию, потом на остальных девушек.
   - Садись в мою машину, - предложила Скрипка.
   Алисия тем временем обошла свой Марк, села за руль, пристегнулась, утопила в пол педаль тормоза. Перевела автомат в положение DRIVE и выжала газ. Мотор протяжно взвыл, стрелка тахометра поползла к 6000 оборотов. Прямоток сначала орал на средних частотах, потом задул каким-то бешеным давящим басом, от которого начинала болеть голова. Огромный момент - спасибо системе VVT-i - провернул колеса, щелкнула блокировка, и покрышки принялись синхронно шлифовать асфальт. Корма Марка утонула в облаке белесого дыма.
   Наклонение сослагательное не про Марк,
   Он заменит целый автопарк...
   Алисия отпустила педаль газа, дождалась когда стрелка тахометра упадет к холостым оборотам, потом убрала ногу с тормоза - машина плавно прокатилась вперед на несколько метров и остановилась. Она перевела автомат на паркинг, затянула ручник, открыла капот и вылезла наружу.
   Бестолковка завороженно наблюдала за ее действиями, сидя в Крауне Скрипки. Алисия вынула из салона канистру с водой, и принялась колдовать над чем-то, стоя у открытого капота.
   - Зачем она это делает? - спросила Бестолковка.
   - Интеркулер водой обливает? - спросила Скрипка. - Чтобы на старте воздух в прямом впуске лучше охлаждался. Если она старт плохо возьмет - дальше уже можно не ехать, у Светомузыки скорее всего спул будет на 80 километрах, и как только у нее турбина выйдет в рабочий режим - все, дальше можно не ехать.
   - Откуда ты все это знаешь? - удивилась она.
   Скрипка загадочно улыбнулась.
   - Я видела машину Светомузыки в Ангаре, - ответила она. - Даже заглянула в самую интимную часть - под капот. Не представляешь, какие вещи порой можно обнаружить в таких местах...
   - Подожди, то есть как в Ангаре? - спросила Бестолковка. - Ты хочешь сказать, что Светомузыка была когда-то в Ордене?
   Скрипка сладко потянулась, царапнула ногтями обивку потолка.
   - Пора бы уже отдельный экзамен ввести, на знание истории Ордена, - сказала она, предвкушая наслаждение от грядущего повествования. - Ты наверняка знаешь, что когда-то давно Орденом Дождя управлял его основатель, Тайфун Марк. Этот период и называют Старым Орденом. В то время Орден был куда многочисленнее, его рыцарей можно было встретить по всему Сумрачному королевству - от Сихотэ Алиня до Сикачи Алян. И была в том Ордене группа Муссон - взвод из восьми автомобилей с тяжелым вооружением. Это они вломили Лиге Жизни, остановив ее вторжение в Битве Трех Ночей. Это они прикрывали Великий Исход - когда с северо-запада пришла группа беженцев, из разоренных Сумраком городов за Амуром. Это они сожгли танковую колонну федералов в первый год от основания Ордена - потому что нечего им по нашему Королевству лазить, и без них есть чем заняться. Потом так получилось, что магистром стал Оуэн Майлз. Он стал проводить свою политику, которая понравилась отнюдь не всем. И тогда группа Муссон снялась и уехала из Города. Они дошли до Фаррока и подмяли под себя все местное население. Установили свои порядки.
   - И местным это понравилось? - спросила Бестолковка. - Их же всего восемь, почему они не подняли этих рыцарей на вилы?
   - Потому что отсюда до границы с Китаем - один раз доплюнуть, - ответила Скрипка. - Население Китая составляет около полутора миллиарда человек. Понимаешь, что это означает? В Китае уже три года бушует эпидемия Сумрака. Власти жгут целые кварталы при малейшем подозрении на заражение. Запирают города и районы на карантин, но при такой плотности населения это не помогает. Периодически огромные толпы голодных приходят со стороны Китая в поисках пропитания. И никто кроме Муссона не в силах их остановить. Все это время группу Муссон возглавляет Диана Светомузыка. А последние пару лет она является еще и генерал-губернатором Фаррока. Теперь живи с этим.
   Алисия захлопнула капот, помахала девушкам.
   - Ну наконец-то... - фыркнула Скрипка, завела мотор. - А на меня говорила, что я копуша...
   Огромный Краун дрогнул всем корпусом, плавно трогаясь с места. В принципе, теперь она поняла, почему Скрипка так любит машины именно этой модели - ты словно в огромной передвижной крепости. И эта крепость не едет - плывет по асфальту.
   Они выехали из-за поворота. Здесь по правую сторону тянулся ветхий деревянный забор, а рядом, на съезде, у выломанных ржавых ворот - уже стояли две машины группы Муссон, полицейский Марк и черная Креста.
   - Что это? - спросила она.
   - Старое водохранилище, - ответила Скрипка.
   Она припарковала Краун напротив въезда на территорию, на обочине.
   - Им давно не пользуются, с тех пор как там утонула толпа голодных, - объяснила Скрипка. - Они почему-то очень долго разлагаются, поэтому в жаркий день над водохранилищем стоит жуткий смрадный запах. Даже шутка такая была, про период полураспада одного голодного...
   - Тебя зовут Иви? - спросила она.
   - Вообще, Ева, - уточнила Скрипка. - Иви - это меня Алисия так называет в столь редкие минутки нежности. Или когда ей от меня что-то надо.
   Она хотела сказать что-то про Алисию и нежность, но тут группа Муссон пришла в движение - машина Светомузыки выдвинулась к стартовой линии, которую обозначила Арахна. Алисия подкатилась на соседнюю полосу.
   - Сейчас будем держать пальчики, - сказала Скрипка.
   Арахна взмахнула руками. Алисия взлетала с двух педалей, откуда-то из района 2000 оборотов. Машина пискнула прогретой резиной и выстрелила вперед. Светомузыка какое-то время шлифовала колесами асфальт - из-за избыточной мощности у машины были проблемы с зацепом со старта. Наконец покрышки смогли зацепиться за поверхность - и полицейский Марк стартанул, словно дизельэлектровоз, плавно набирая скорость.
   Дорога слегка изгибалась, петляя меж сопками. Множество закрытых поворотов, подъемов и спусков - создавали реальную опасность поймать в лоб другую машину, идущую навстречу. Но альтернативы не было - либо она приезжает первой, либо... нет, лучше не думать об этом. Лучше потом застрелиться, но не смотреть в глаза своим девчонкам.
   Невеста посмотрела на спидометр - стрелка перешагнула за 140. Полицейский Марк словно вынырнул из неоткуда - вот она, Светомузыка. Алисия попробовала занять место по центру дороги - Диана ушла на правый край, попыталась подлезть сбоку, чуть зацепив край обочины. Впереди был мост - дорога сужалась, появлялись бордюры и отбойники. Светомузыке пришлось сбросить скорость и пропустить свою соперницу вперед.
   А за мостом отбойники и тротуары кончились. Она снова подлезла справа, подтопила педаль и полицейский Марк выстрелил, оставив Алисию позади. У съезда к свалке их уже ждал серый 34-ый Скай. Она, конечно, сделала все, что смогла, но тем не менее - два корпуса.
   - Простите, девочки... - прошептала Алисия, чувствуя как на глазах наворачиваются слезки.
   Скрипка ела какой-то пирожок, приготовленный на пару, с капустой и мясом. Лакомство было наверняка очень вкусным, но пахло так, что хотелось надеть противогаз. Запивала же она свою скромную трапезу какой-то белой шипучкой, налитой в стакан из зеленой пластиковой бутылки.
   Из-за поворота появились три автомобиля - два Марка и Скай. Машины катились не спеша, около 40 километров - гонка окончилась, торопиться было некуда, и водители берегли топливо.
   Скрипка опустила стекло и даже слегка высунулась из окна.
   - Пихнула? - крикнула она Алисии, когда та проезжала мимо.
   Невеста не ответила.
   - Ну что? - спросила Бестолковка.
   - У моей шикарнейшей части тела дурное предчувствие, - ответила Скрипка, открыла дверцу и выбралась наружу, бережно удерживая в руке надкусанный пирожок.
   Алисия припарковалась возле Самурая Арахны. На немой вопрос подруги - Невеста только лишь покачала головой.
   Группа Муссон собралась кучкой вокруг своих автомобилей, Светомузыка - и еще две девушки, обесцвеченная в белизну блондинка с прямым волосом и челкой, в красном коктейльном платье, и типичная зимняя брюнетка - в строгой юбке-карандаш и бежевой блузке.
   - А почему Светомузыка носит джинсы? - спросила Бестолковка, подойдя к Алисии и Арахне.
   - Она тут самая главная, так что... - вздохнула Арахна, потом увидела пирожок в руке Скрипки. - Тайфун меня забери, желудошное, ты когда-нибудь перестанешь есть эту дрянь?
   - Это между прочим очень диетическая дрянь, - обиженно сказала Скрипка.
   Светомузыка что-то тихо обсуждала со своими девочками, потом перешла через дорогу и остановилась возле Алисии.
   - Я подумала и решила, - сказала она. - Вы можете проехать в Фаррок.
   - Но я же... - начала Алисия.
   - Ты победила в тот момент, когда решилась выехать против меня, - сказала Светомузыка. - Знать, что ты обречена, и все равно цепляться даже за самый мизерный шанс... в этом ты вся, Невеста. И я рада, что ты не сломалась. Добро пожаловать в Фаррок.
  
    []
  
   МАССАЖ
  
   Когда-то это был небольшой провинциальный городок. Сейчас же многие улочки заросли настоящими непролазными джунглями - сумеречная растительность давно освоила эти земли. Высотных домов в городке не было, максимум пять этажей. Многие дома выглядели заброшенными - темные глазницы выбитых окон, заросшие парадные, и ни одного намека на жизнь.
   Новым центром города стало здание старой гостиницы - в этой жизни она превратилась в ставку генерал-губернатора и одновременно в базу Восточного Клана. Гостиница была огорожена двумя рядами пятиметровой колючки. По углам внутреннего периметра - хорошо укрепленные вышки с пулеметами крупных калибров. На окнах - все те же массивные ставни, приводимые в движение гидравликой. На крыше - все тот же черный стяг, с розовым зеркалом Венеры.
   Вокруг огороженной территории - там и тут торчали небольшие двухэтажные домики-коттеджи. Также огороженные колючкой. Некоторые - металлическим забором, с торчащими наружу арматурными прутьями. Местные жители стремились жить там, где чувствовали себя защищенными.
   На въезде - глубокий ров с мостом, на той стороне - сложенный из бетонных плит дзот, ощетинившийся несколькими стволами. Здесь же и противотанковые ежи, а чуть поодаль, уже во дворе - какая-то гусеничная самоходка, с ракетной пусковой установкой.
   - А это еще что? - удивилась она.
   - Зенинтная система, скорее всего, - ответила Скрипка.
   После гонки Алисия решила еще немного побыть в одиночестве и тишине, сплавив свою ученицу подруге.
   - Мне только одно непонятно, как они наводят ракеты на горгулий, - продолжала Скрипка. - Там ведь даже термический сигнал будет совсем слабенький.
   - Откуда? - спросила Бестолковка.
   - Здесь раньше было очень много воинских частей, охраняющих границу, поэтому оружия и военной техники в распоряжении Восточного Клана очень много, - ответила Скрипка. - Даже больше, чем надо.
   - Ты думаешь, они могут повернуть свое оружие против Города? - спросила она.
   - Я не думаю, - ответила Скрипка. - Я красивая.
   Одна за другой, машины переезжали через узенький мостик и останавливались у парадного крыльца. Насколько мостик на самом деле узкий - она осознала лишь тогда, когда Скрипка закатила на него свою пятиметровую баржу. Краун осторожно прополз несколько метров жизни - в принципе, здесь не так высоко, но доставать машину со дна рва не было никакого желания...
   В первую очередь драгоценных гостей провели в сауну. На одном из верхних этажей был построен настоящий банный комплекс, основой которого был огромный зал с высоким куполообразным потолком. В центре зала находился большой бассейн.
   Арахна от водных процедур отказалась, предпочитая комнату с бильярдным столом и камином. Алисия сидела на краю бассейна, завернувшись в огромный белоснежный махровый халат и свесив ножки в воду. Мимо периодически проходили молодые парни - их было двое или трое, все как на подбор, высокие, мускулистые, с идеально гладким торсом, в совершенно облегающих плавках, лишь подчеркивающих их огромный потенциал - парни разносили дамам различные угощения и коктейли.
   Скрипка вышла из парной в купальнике, подошла к краю бассейна, плавно скользнула в воду, несколько четких движений - и вот она уже всплывает у противоположной стороны. Она наблюдала за всем происходящим, лежа в шезлонге с коктейлем. В какой-то момент Бестолковка даже невольно залюбовалась пропорциями девушки - фигурка словно песочные часики, широкие плечи украшенные довольно большой грудью, тонкая талия, плавно переходящая в широкие бедра...
   - А ты чего как не своя? - улыбнулась Светомузыка.
   Она прошлась через весь зал, в чем мать родила, села напротив.
   - Ну... я же так, прицепом... - она начала мяться.
   - Ой, да брось, - сказала Диана. - Хочешь массаж? У меня мальчик есть, руки золотые. Тут чиллаут небольшой, все условия...
   Она попыталась отказаться, но Светомузыка была непреклонна. Комнатка оказалась совсем маленькой, залитой приглушенным светом, с алыми стенами. Она разделась донага, легла грудью на стол. Сначала он слегка растер ее каким-то маслом, а потом... она даже успела забыть, что это такое - мужские руки. Каково это - вновь оказаться в них. Какое-то время она еще держалась, но потом чуть слышно застонала, и даже слегка раздвинула бедра. Мужчина на этот жест не обратил ровно никакого внимания. Он как ни в чем ни бывало закончил свою работу и вышел, оставив ее одну.
   - Я хочу подержать тебя у себя в гостях, - улыбнулась Светомузыка.
   - Это еще что за новости? - Алисия удивленно выгнула бровь.
   - У нас тут небольшое событие намечено на завтра, - сказала Диана. - Кристина выходит замуж. В общем, нам на свадьбу нужна визажистка. Ты можешь, я знаю.
   Алисия тяжело вздохнула.
   - Ты знаешь, когда я в последний раз кисточки в руках держала? - спросила она.
   - Не прибедняйся, - небрежно махнула рукой Светомузыка. - Все равно ты наша единственная надежда. Ну неужели ты нам не поможешь? Так, между нами, по-подружески?
   Диана подмигнула.
   - К свадебному макияжу подготовка начинается за сутки, - сказала Алисия. - У нее ничего не сделано. Мне на работу понадобится минимум четыре часа. У меня ни кисточек, ни расходников...
   - Мы что-нибудь придумаем, - Диана улыбнулась. - Крис! Крис, подойди сюда!
   Зимняя брюнетка из черной Кресты, до этого беззаботно плескавшаяся водой на пару со Скрипкой, подплыла к своей начальнице, облокотилась на край бассейна.
   - Мы нашли тебе визажистку, - сказала Диана.
   - Правда? - брюнетка посмотрела на Алисию восхищенным, блестящим взглядом.
   Алисия кивнула.
   - Ну и разумеется, ты и твои девочки внесены в список почетных гостей, - сказала Диана.
   - Это радует, - сказала Алисия. - Поедим бесплатно. А то попробуй, прокорми Скрипку в дороге. Ты знаешь, как ее Арахна называет? Желудошное. Забавно?
   Диана не отрываясь смотрела на Скрипку. Та вылезла из бассейна и теперь плавными движениями собирала влагу со своей кожи большим белоснежным полотенцем.
   - Ты здесь? - осторожно спросила Алисия.
   - А? Ага... - как-то пространно ответила Диана. - Красивая она, да?
   Алисия оценивающе окинула взглядом Скрипку.
   - Есть за что подержаться, - резюмировала она.
   Откуда-то сзади подошла Бестолковка.
   - Невеста, мы можем поговорить? - спросила она.
   - Я слушаю, - небрежно ответила Алисия.
   - Не здесь, наедине, - сказала она.
   Алисия тяжело вздохнула. И тут к ним подошла Скрипка.
   - Я конечно извиняюсь, но мне хотелось бы знать, когда нас будут кормить ужином? - сообщила она о своих сомнениях.
   - Действительно, пора бы, - Светомузыка согласно кивнула. - Девочки! Ужин через час, в ресторане на верхнем этаже!
   Алисия высушила волосы феном, надела свое розовое платье, чулки, обула туфельки. Сначала нанесла увлажняющий крем на лицо, потом несколько неброских штрихов корректором, база, нарисовала выразительные глаза в горизонтальной технике - акварелью - да, она немножко слукавила, сказав Светомузыке, что давно не бралась за кисти...
   Когда Невеста вышла из номера - снаружи ее уже ждала Бестолковка.
   - Ну что? - строго спросила Алисия.
   - Понимаешь... - девушка изрядно мялась.
   - Так, подожди, - Алисия скрылась за дверью и вскоре вышла вновь, застегивая на талии пояс с кобурой, набросив на плечо куртку. - Пойдем на улицу, немного свежим воздухом подышим.
   Уже стемнело. Где-то пели сверчки. В воздухе потрясающе пахло свежескошенной травой. Казалось, сумеречная зона отступила - здесь был маленький островок жизни, тщательно оберегаемый его хозяйками от любых вторжений извне...
   - Понимаешь, я была готова, я ждала что это случиться... - говорила она. - А он просто закончил массаж и ушел. Почему?
   - Потому что ты не сказала о своем желании, - ответила Алисия невозмутимо. - Здесь мужчина никогда не проявит инициативу, пока ему этого не разрешат.
   - Но почему? - удивилась она.
   Они вышли за периметр, пересекли проезжую часть и оказались в небольшом парке. Здесь светили редкие уличные фонари, но в целом - было довольно безопасно; с той стороны территорию парка периодически обшаривал мощный прожектор, а судя по мигающим диодам на каждом втором дереве - в парке хватает инфракрасных камер.
   Алисия села на старую проржавевшую лавку. Она сделала шаг чуть дальше, и споткнулась обо что-то, достала телефон, посветила - на земле лежала массивная цепь. Чуть поодаль из земли торчали какие-то прутья...
   - Потому что это земля женщин, - ответила Алисия. - Здесь женщины решают, хотят ли они, и если хотят - то с кем, как и как долго. Кстати, знакомься.
   - С кем? - спросила она.
   - Это последний насильник Фаррока, - сказала Алисия.
   Она повернулась, и тут за спиной полоснул ножом яркий луч прожектора - из темноты появились две вытянутых массивных цепи, торчащие из земли прутья, а чуть поодаль - выскобленный до белизны, слегка присыпанный землей человеческий череп...
   Она в ужасе отшатнулась, зажала рукой ладонью.
   - Кто это? - прошептала Бестолковка испуганно.
   - Это человек, давший Фарроку матриархат, - сказала Алисия. - Раньше здесь был настоящий дикий Запад - земля фронтира. В округе процветали банды грабителей. Женская участь была крайне незавидной. Женщина ничего не стоила - ее могли убить, украсть и продать в рабство. Когда Восточный Клан только пришел сюда, этот персонаж изволил изнасиловать одну из девушек Светомузыки. Его приковали цепями за руки и за ноги к двум машинам. А потом машины разъехались в разные стороны. Останки хоронить не стали - бросили как есть, в назидание остальным. С тех пор каждый в Сумрачном королевстве знает, что любое посягательство на женщину - в Фарроке карается смертью. Я уже замерзла, пойдем ужинать...
  
    []
  
   НОЧЬ ОГНЯ
  
   Ресторан находился на этаже выше сауны. Почти самый верх здания - отсюда, должно быть, открывался удивительный вид. Но сейчас все стекла были надежно опечатаны стальными ставнями. По центру зала расположили несколько столов, выставленных в ряд, один торцом к другому. Молодые юноши в идеально белой униформе разносили блюда, несколько человек стояли наготове - обслужить, подать, налить. Но едва она вошла - увидела тут же и того парня, что был в черном плаще и с пулеметом, днем, у плаката на въезд в Фаррок. Оставшись без плаща и шляпы, парень уверенно демонстрировал накачанные бицепсы и длинные, темные кудрявые волосы. Его напарник был здесь же - тщательно выбрив макушку, сменив кожаную куртку и джинсы на деловой костюм, он стал похож на какого-то модного героя боевиков.
   - А разве мужчинам дозволено ужинать вместе с женщинами? - спросила она.
   - Они заслужили это право, - ответила Алисия.
   Мужчины и женщины толпились по разные стороны стола. Наконец вошла Диана. В подчеркнуто строгом, деловом костюме, черном и в тонкую полоску. Она села строго по центру, оглядела присутствующих, и сделала приглашающий жест руками, взмахнув по обе стороны стола.
   Скрипка оказалась по левой руке - она тут же взяла глубокое блюдо, с горкой наполненное маленькими кусочками нежнейшего тушеного мяса, и принялась наваливать еду в свою тарелку огромной ложкой.
   - Желудошное, будь скромнее, - попросила сидящая напротив Арахна, видя, что уже больше половины мяса перекочевало в тарелку Срипки.
   Та лишь обиженно фыркнула, отставила мясо в сторону и переключилась на остальные блюда.
   - Как ты можешь есть столько мяса? - шокировано спросила она.
   - Ну... вот, смотри, - ответила Скрипка и взяла в руку вилку.
   Алисия сидела чуть поодаль, по ту сторону - рядом со Светомузыкой. Она неторопливо пробовала то гребешок в кляре, то малосоленую нерку, то красную икру. Там же находились и девушки из команды Светомузыки - которых она видела днем, и тот парень теперь уже без плаща, он сидел между Алисией и белоснежной блондинкой.
   В основном, собравшиеся обсуждали вещи, им хорошо знакомые, и вызывавшие беспокойство. Что-то насчет заброшенных шахт в горах. Еще был какой-то вопрос с оружием - детали она так и не поняла. Она только лишь поняла, что чувствует себя здесь чужой. Здесь никто не обсуждает капсульный гардероб. Никто не хвастается поездкой в Тайланд. И никому нет абсолютно никакого дела до того, что сказал столичный мэр соседней страны. Чувствовать себя белым пятном - просто ужасно. И тогда она решила сама завязать какой-нибудь разговор.
   - Интересно, как так получилось, что тот парень изнасиловал девушку... - как бы невзначай сказала она, лениво ковыряя вилкой какие-то тушеные овощи.
   И тотчас над столом нависла гробовая тишина. Все не сговариваясь смотрели на нее. Она проглотила ком в горле. Не хотела чувствовать себя белым пятном - а теперь вообще готова провалиться под землю.
   Обесцвеченная блондинка всхлипнула. Затем еще раз. Закрыла лицо ладонями, вздрогнула. Сидящие рядом брюнетка и парень тотчас обняли ее.
   - Тише, Лета, - шептала брюнетка, бережно поглаживая девушку по спинке. - Все закончилось, все хорошо...
   - Они уже не были людьми, - тихо произнесла Светомузыка. - Когда мы приехали сюда, они жили одним днем, потрахаться, поесть, поспать. Завтра в их понимании не существовало. Добыть что-то, употребить, сходить в туалет и лечь спать. Они превратились в животных. Даже хуже. Животные так не поступают. Самые продвинутые собирали банды. Угоняли людей в горы, в рабство - там остались заброшенные железорудные шахты. Угоняли женщин и продавали.
   Она на какое-то время замолкла. Молодой мальчик тотчас подошел, налил бокал вина. Светомузыка взяла и махом ополовинила емкость.
   - Мы начали учить их строить оборонительные укрепления, защищать дома. Мы пытались научить их жить заново. Они этого не оценили.
   Лета плакала, уронив голову на локти. Крис бережно обнимала ее, парень поглаживал девушке спину.
   - А потом тот парень решил, что раз в прошлой жизни он был здесь мэром, а ныне - главарь банды, то ему все дозволено, - продолжила Светомузыка. - Он подкараулил Лету на заправке, на выезде из города. Она должна была ехать в Форт Лодырь Дейл, найти там двух перевозчиков. Не важно. Этот скот бросил ее в канаве, думал, она не выживет. Ошибся.
   - И что потом? - спросила Бестолковка. - Суд, присяжные, адвокаты?
   - Слишком много чести каждому ублюдку устраивать суд с присяжными, - сказал мужчина, утешающий Лету. - Мы решили этот вопрос по простому...
   - Мак... - Светомузыка ласково улыбнулась, глянула на него.
   - Извините, губернатор, - вздохнул мужчина. - Не сдержался.
   - Когда говорит губернатор - никто не перебивает, - спокойно сказала Диана, глядя прямо в глаза Бестолковке.
   И в этот момент зазвонил сотовый телефон. Диана взяла лежащую на столе трубку.
   - Да, - коротко сказала она. - Дерек, это точно? Где? Сколько? Поняла. Уходи оттуда, мы сейчас подъедем.
   Она повесила трубку, затем набрала какой-то номер.
   - Мэтт, Оса далеко? Слышу, что не далеко. Готовьтесь, мы выезжаем - пометим вам пару целей.
   Она выключила телефон и встала.
   - Дерек на южном берегу засек свору голодных, - сказала она. - Двигаются на восток. Возможно, большая толпа - посчитать у него не было возможности. Но по всем признакам - опять идет волна с Китая. Мак, Крис, вы мне нужны. Сейчас поедем, оценим ситуацию, если все серьезно - дадим метку. Оса со своими уже снаряжаются.
   - Мы тоже поедем, - сказала Алисия.
   - Вы наши гостьи, - улыбнулась Диана.
   - Если бы ты предложила подобное Тайфуну Марку, он бы не отказался от поддержки, - подмигнула Невеста.
   Диана вздохнула с улыбкой.
   - Ты неисправима, - сказала Светомузыка. - Поехали!
   - Пакетик дайте пожалуйста, я с собой возьму! - взмолилась Скрипка, держа в руках полную тарелку мяса.
   Впереди мчал Крузак патруля, заливающий пространство на 150 метров впереди себя батареей мощных светильников. За ним шел полицейский Марк. Черную Кресту оставили в расположении - она недавно выбралась из серьезной передряги, и была не готова пережить еще одну такую. Но Крис сидела в машине Светомузыки. Сзади ехали черный Марк2 Алисии и темно-синий Краун.
   С западной стороны Фаррок упирался в реку. Колонна автомобилей ехала по грунтовой дороге, вдоль берега. Этот берег был заметно выше противоположного - как-будто кто-то специально насыпал грунт, укреплял, а где-то даже наверное сооружал опорные стенки из бетонных блоков. Зачем? Чтобы пришедшим с того берега было труднее попасть прямо в город?
   - А ты помнишь, док говорил, что голодные спят по ночам? - спросила она.
   Алисия вела машину, обеими руками вцепившись в руль.
   - Получается, одни голодные спят, а другие шляются ночью по лесам. Интересно, да? - спросила она.
   Алисия тяжело вздохнула.
   - Надо было опять тебя Скрипке сплавить...
   - За что ты меня так не любишь? - спросила она.
   - Много болтаешь, - ответила Алисия. - А толку по нулям. Хорошо, сейчас хотя бы топливо отрабатываешь.
   - Чем? - удивилась она. - Я же ничего такого не...
   - Своим присутствием, - мрачно ответила Алисия.
   - Ну так отдай меня Скрипке, что же ты так мучаешься... - сказала она обиженно.
   - Не обсуждается, - отрезала Алисия. - Во-первых, Скрипку жалко. Во-вторых, ты мой трофей, я сама разберусь куда и как мне тебя засунуть.
   Она замолчала, отвернулась к стеклу. С той стороны ничего видно не было, ночь - прекрасное укрытие для любой опасности...
   Щелкнула рация.
   - Почти приехали, - сообщила Светомузыка. - Группе прикрытия приготовиться.
   Они заехали на какой-то пригорок и теперь двигались вдоль густого леса - река оказалась прямо впереди. На самой вершине, где дорога изгибалась и шла под уклон - Алисия остановилась. Взяла с заднего сиденья свою винтовку - с тактическим фонарем и инфракрасным прицелом.
   - А я? - спросила Бестолковка.
   Алисия ругнулась, открыла перчаточный ящик и вынула оттуда обычный китайский фонарь. Ее ученица оглядела прибор весьма скептически.
   - Может, мне прибор ночного видения подойдет? - спросила она.
   - А ты мне потом новый купишь? - строго спросила Алисия. - Вот именно.
   Она вылезла из машины, включила фонарь. Достала из кобуры пистолет. Теперь встала дилемма - как взвести затвор и при этом не выронить фонарь. Она зажала фонарь между бедер, и попыталась, удерживая его, взвести оружие.
   Свежий, морозный ночной воздух щекотал ноздри. Пятки щекотал адреналин, его концентрация росла постепенно. Два автомобиля спускались все ниже и ниже, к берегу реки. Затвор не взводился.
   Алисия тяжело вздохнула, подошла, и выдернула фонарь у нее между ног, положила его на капот машины.
   - Спасибо, - выдохнула она, взвела оружие, и взяла фонарь.
   Подошла Скрипка. В руках она держала винтовку Хеклер Кох 417А2, с тринадцати дюймовым стволом и каким-то массивным прицелом.
   - У тебя теплик? - спросила Невеста.
   Скрипка кивнула.
   Щелкнула рация на поясе.
   - Это Светомузыка, мы на позиции, - сказала Диана. - Жду доклад.
   Алисия сняла рацию с пояса.
   - Прикрытие, на позиции.
   Молчание. Щелчок.
   - Оса, на позиции. Ждем вводные.
   Щелчок.
   - Вас поняла, начитаем считать.
   И на некоторое время снова наступила тишина.
   - А что происходит? - спросила она.
   - Дозорный сообщил, что с той стороны реки движется большая группа голодных, - сказала Алисия. - Сейчас их попробуют посчитать, если значимая цифра подтвердится, сожгут к черту.
   - Чем? - удивилась Бестолковка.
   На этот раз Алисия и Скрипка вздохнули синхронно.
   - Когда правительство расписалось в собственном бессилии и оставило все попытки навести порядок в зараженной зоне, Атлантический Альянс забросил сюда четыре мобильные группы зачистки, - ответила Скрипка. - Они думали, они смогут локализовать вирус. От них мало что осталось. Зато теперь у Светомузыки есть М142. Это такая штука, которая стреляет неуправляемым ракетным снарядом на дистанцию 45 километров. Сейчас парочка таких развернута недалеко отсюда. Нет, постой, а ты думала, они тысячи голодных из стрелковки отстреливают? Наивная...
   Щелкнула рация.
   - Оса, даю добро на удар. Цель подсвечена?
   Тишина. Молчание. Щелчок.
   - Цель вижу сейчас. Тридцать секунд.
   - Теперь держитесь... - вздохнула Скрипка.
   Алисия бесшумно шевелила губами, считая секунды. Сначала было тихо. Потом вдали что-то хлопнуло. Небо с воем перечертила яркая полоса. Затем еще одна. Что-то грохнулось оземь на той стороне реки. Вспыхнуло пламя. Снова вой пролетающего снаряда - и взрыв на противоположном берегу.
   На некоторое время воцарилась тишина. Затем снова щелкнула рация.
   - Светомузыка, я Оса, - сказал женский голос. - Дайте подтверждение пораженным целям.
   Молчание.
   - Светомузыка, я Оса. Ответьте.
   Молчание. А потом откуда-то снизу - с берега реки - донеслись звуки выстрелов.
   - Твою мать, - выругалась Алисия. - Вы обе, держите эту точку. Я на берег.
   Она села за руль Марка. Машина взвыла мотором, рванула вперед, колесами разбросав камешки. Бестолковка испуганно посмотрела на Скрипку. Скрипка положила винтовку на капот, села рядом, достала маленькую пудреницу, открыла и принялась деловито разглядывать свой макияж.
   - Тебя ничего не пугает? - спросила Бестолковка.
   - Меня? Нет, - невозмутимо ответила Скрипка. - Я свалить успею. У тебя есть с собой коричневый карандашик для бровей?
   - Ты вообще безбашенная! - воскликнула она.
   Как в руках Скрипки вместо пудреницы появилась винтовка - она так и не поняла. Звонко лязгнул затвор, выбрасывая стреляную гильзу, и в земле чуть за ее спиной появилась небольшая воронка. Какое-то время ей даже казалось, что она почувствовала струю горячего воздуха, оставленную пролетевшей пулей.
   - Еще раз раскроешь свой прекрасный ротик иначе, чем для приема пищи, я тебя пристрелю и скажу "так и было", - спокойно сказала Скрипка, отложила винтовку и снова взялась за пудреницу. - В нашей ситуации сейчас надо хотя бы не шуметь. А ты орешь, как резаная.
   Она посмотрела на винтовку, потом на воронку от пули у себя за спиной. На негнущихся ногах подошла к Скрипке, села на капот рядом.
   - Я экстраверт, я не могу сдерживать эмоции, - тихо произнесла она.
   - Экстраверты здесь долго не живут, - ответила Скрипка, как бы невзначай посмотрела по сторонам, медленно поворачивая голову.
   Она хотела спросить, что Ева собралась высмотреть в ночной темноте, но тут поняла - она не смотрит, она слушает.
   Алисия спустилась к берегу и мгновенно оценила ситуацию - Крузак был окружен, голодные шли на свет его ламп словно мотыльки на пламя. В какой-то момент их увидели Мак и Диана. Звуки выстрелов привлекли еще больше голодных.
   Черный Марк с ходу вклинился в толпу, кого-то затянуло под передний бампер - она чувствовала, как машина тащит несчастного вперед, до самого берега...
   И как только фары выхватили из темноты две человеческих фигуры с оружием - Алисия подняла предохранители, глянула по инерции на экран и нажала рубильник. Полыхнул сноп пламени. Она чуть сдала назад и снова включила огнемет, расчищая путь к внедорожнику.
   Светомузыка шла рядом с передком Марка, удерживая одной рукой винтовку М4, а другой - рацию.
   - Оса, это Светомузыка, снимайтесь и уходите оттуда, немедленно!
   Конец ее фразы потонул в грохоте выстрелов - Мак поставил пулемет на крышу Марка, и теперь поливал выхваченные фонарем из темноты силуэты.
   - Оса, ответь Светомузыке! - кричала Диана в рацию.
   До внедорожника оставалось еще два корпуса автомобиля - на такой дистанции стрелять из огнемета уже было рискованно. Алисия посигналила - Мак сдернул пулемет с крыши машины - и нажала на газ. Сзади что-то захрустело, захлюпала жижа под колесами, один раз Марк даже ушел в пробуксовку, размалывая то, что оказалось под колесами.
   - Ева... - прошептала она, дрожа от страха.
   В лесу кто-то был. Она четко различала темный силуэт, мелькающий меж деревьев.
   - Ева, они здесь, совсем близко... - прошептала Бестолковка.
   - А ты думаешь, я не знаю? - спокойно спросила Скрипка, разглядывая пудреницу.
   Откуда-то снизу раздался рев моторов. Скрипка встала с капота, взяла винтовку, сделала несколько шагов вперед. Снизу поднимался черный Марк, за ним следом ехал Крузак. На какое-то время лампы Крузака ослепили Скрипку.
   Она повернулась - силуэт пропал. Это могло означать только одно - он никуда не ушел, просто он вот в этот момент нападает. Черный Марк остановился рядом с Крауном. Скрипка прикрыла глаза ладонью.
   Бросок был стремительным. Замешкайся она на доли секунды - и все могло бы закончится по-другому. Как бы то ни было, она схватила Скрипку за плечи и прыгнула вместе с ней в сторону от дороги. На обочину. Которая оказалась не только слишком каменистой, но и круто уходящей вниз - в овраг.
   Где-то наверху бахнул выстрел. Потом второй. Что-то взвыло от боли. Снова выстрел. Вой. Выстрел. Выстрел. Тишина.
   Скрипка лежала неподвижно, внезапно побелев.
   - Ева! - закричала она, не помня себя от ужаса. - Ева, пожалуйста, очнись, открой глаза!
   Скрипка зашлась сдавленным кашлем.
   - Слезь с моего живота, сучка... - прохрипела она.
  
    []
  
   БЕРЕГ
  
   Спала она отвратительно. Всю ночь снились толпы голодных, от которых постоянно приходилось убегать, а они все равно настигали свои жертвы - и она вновь и вновь оказывалась лицом к лицу с ними... Она посмотрела на часы, висящие на стене. Было около восьми утра. Умывшись и одевшись, она вышла в ресторан, в надежде позавтракать.
   В ресторане уже было достаточно много народа. Крис показывала всем свою голень, украшенную солидным сине-зеленым пятном.
   - Гильза стреляная прилетела, - объясняла она. - Вот как мне сегодня свадебное платье надевать, с такой ногой?
   - Ну не переживай ты так, - успокаивала ее Лета. - Тональником замажем, будет незаметно...
   Тут же была и Скрипка - в ярко-красном, коротком платье с длинными рукавами и глубоким декольте. И в черных колготках в крупную сетку. Надо сказать, платье в принципе было не самым длинным, а учитывая рост Скрипки - оно оставляло еще меньше загадок...
   - Ты сменила имидж? - спросила она.
   - Это мне Лета подарила, - ответила Скрипка. - Ты же мое вечернее платье вчера убила...
   - Я? - не на шутку удивилась она. - Я же спасла тебя!
   - От кого? От дерсу? - спросила Скрипка, вздохнула, отчего ее декольте призывно приподнялось. - Да в него один раз стрельнешь - он заплачет и убежит. А платье такое я сейчас уже нигде не куплю...
   - Отлично, опять виновата я... - она села за стол. - А когда будет завтрак?
   - Когда Диана придет, - ответила Лета.
   Диана вошла в компании Алисии и Арахны.
   - Я туда не поеду, - сказала Арахна. - У меня машина незащищенная, вооружения никакого. А если там голодные такими толпами шастают...
   - Я понять не могу, - задумчиво произнесла Невеста. - А как они с того берега перебрались?
   - Ума не приложу, - ответила Светомузыка. - Если бы они пришли с севера, можно было бы предположить, что зимой они пересекли реку по льду, возле Логачевки. Пока перешли через горы - вот и лето. Но здесь расстояние до Жаохэ совсем другое. Остается один путь - через реку. И я тоже не могу понять, как им это удалось. Но не это сейчас самое главное. Они раскусили нашу тактику.
   - Брось, - отмахнулась Алисия. - Они тупые куски гнилого мяса. Они не способны на такое.
   - Ты не понимаешь, - парировала Светомузыка. - Мы наблюдали их много раз. Сам по себе голодный - существо тупое и не способное к мыслительной деятельности. Но когда они сбиваются в большую толпу, они как бы образуют единый кластер. Они становятся чем-то вроде муравейника. Включается коллективный интеллект. Дошло?
   - Умом я тебя понимаю, но подсознание шепчет, что ты с ума грёбнулась, - ответила Алисия.
   - Думай что хочешь, - сказала Светомузыка. - Мне нужно забрать мою машину. И без большой группы прикрытия я туда не полезу.
   - Почему? - как бы невзначай спросила Невеста.
   - Потому что они понимают, что раз есть машина - значит придут люди, - ответила Диана. - Мы по этой причине всегда старались уничтожить всех голодных до единого, чтобы выжившие не смогли передать сородичам полученный опыт.
   - Я в любом случае не поеду, мне надо невесту нарисовать, - заключила Алисия.
   - Прекрасно, минус еще один автомобиль, - вздохнула Диана. - Креста все еще не доделана. Из военной техники у нас нет ничего, что подошло бы для такого боя. Мне как через эти полчища прорываться? Самой?
   - Слушай, у меня идея, - сказала Алисия. - Даже прорываться не придется. Они сами опадут, как озимые.
   Светомузыка заинтересованно посмотрела на Невесту.
   - У Скрипки в машине прелестнейшая звуковая пушка... - улыбнувшись, произнесла Алисия, как бы случайно глянув на Еву.
   Та демонстративно отвернулась и теперь смотрела на парк, сквозь панорамное стекло.
   - В общем, я решила, - Алисия говорила, повысив голос. - Иви, отвезешь Диану на берег. Заберете машину и возвращайтесь. Тут дел на двадцать минут.
   Она подошла к Скрипке и осторожно взяла за руку.
   - Ну, давай, не капризничай. Или я на тебя свою ученицу оставлю...
   Скрипка обернулась, посмотрела на нее округлившимися от удивления глазами.
   Темно-синий Краун ехал по грунтовой дороге. С реки ветер нес туманную дымку. Было относительно прохладно. И тихо, что выглядело необычно контрастно по сравнению с событиями ночи.
   Диана украдкой посмотрела на Скрипку, улыбнулась. Та вела машину, одной рукой держа руль, и сосала леденец на палочке.
   - Классная у тебя машина.
   Она не ответила.
   - Ты на меня сердишься? - спросила Диана.
   Скрипка продолжала отмалчиваться.
   - Я ведь совсем не желаю тебе зла... - начала, было, Светомузыка.
   - Леденец классный, - внезапно сказала Скрипка. - Мне всегда нравилось сосать...
   Диана не нашлась что ответить.
   - Так, ногой не дергай, - сказала Алисия.
   - Щекотно же! - рассмеялась Крис.
   - Хочешь на свадьбу красивую ножку - потерпишь, - резонно заметила Алисия.
   Она вооружилась небольшой кисточкой, и теперь осторожно наносила желтый корректор на синяк, в его посиневшей части. Крис держалась, но в итоге все таки взбрыкнула ножкой, отчего на голени остался длинный и тонкий мазок.
   - Я сейчас Арахну с Летой позову, чтобы они тебя держали, - не выдержала Алисия.
   Темно-синий Краун выехал на берег. Скрипнул тормозами. Полицейский Марк стоял у самой кромки воды. Слева от машины - рос какой-то диковинный сумрачный камыш, высотой до двух метров. Справа - виднелся чистый песчаный берег, изрытый небольшими воронками. Словно кроты устроили массовую миграцию.
   - А где трупы? - растерянно спросила Диана.
   - Доели за ночь, - ответила Скрипка.
   - Нет, я серьезно, - сказала Светомузыка. - Ты посмотри, как они все зачистили. Словно ничего и не было...
   - Я, кажется, поняла... - прошептала Скрипка. - Знаешь, почему они все зачистили?
   - Чтобы замести следы, - сказала Диана. - Они здесь полночи окапывались, готовили засаду. Вот только где?
   Скрипка посмотрела по сторонам.
   - Может быть, в камышах?
   - Вполне... - согласилась Диана.
   Скрипка включила передачу, Краун медленно пополз по пляжу.
   - Стой! - внезапно крикнула Светомузыка.
   От неожиданности Скрипка ударила по педали тормоза. Машину тряхнуло. Седан замер.
   - Что? - Ева посмотрела на Диану, в ее взгляде читались испуг и ненависть.
   - Не подъезжай так близко, если обе машины закопаются в песке - мы окажемся в ловушке, - сказала Диана. - Будет лучше, если я до своего Марка дойду пешком.
   Скрипка тяжело вздохнула.
   - Тебе есть с чем дойти?
   Диана вынула Беретту. Ева снова тяжело вздохнула, открыла перчаточный ящик, порылась в нем, потом выудила какой-то темный сверток. На свету сверток оказался кобурой с пистолетом.
   - Вот, - она вынула оружие, взвела затвор. - Зиг Зауэр. Восьмизарядный, зато 10 миллиметров авто. Доносит до цели тысячу джоулей энергии, при этом сохраняя терпимую отдачу. Держи.
   Диана взяла пистолет, взвесила в руке. Оружие было камуфляжной расцветки криптек - такую версию продавали для охотников.
   - Ну что, я пошла, - она взялась за дверную ручку.
   - Подожди, - Скрипка включила звуковую пушку, настроила режим для голодных - с максимальным радиусом поражения. - Главное, чтобы тебя не зацепило... давай!
   Она выскочила из машины, сделала пару хороших, быстрых, широких шагов - и тут чья-то рука вцепилась в ее лодыжку. А затем еще одна. То, что они поначалу приняли за кротовьи норы - оказалось следами ночных приготовлений голодных. Светомузыка подняла пистолет, выстрелила сначала в направлении одной руки, потом другой. Хватка ослабла, ее отпустили. Она побежала к Марку. И тут на пути девушки стали один за другим подниматься из песка ночные гости. Скольких своих сородичей они закопали в песок сегодня ночью? Десятка два, три? А может сотню?
   Воздух дрогнул, земля покачнулась. Уши словно заложило от перепада давления, она присела на колено. Голодные падали, словно пьяные. Тогда она поднялась и превозмогая головную боль, видимо вызванную скакнувшим давлением, бросилась бежать к своей машине.
   Марк завелся, вспыхнул ближним светом фар. Клацнула трансмиссия, машина двинулась вперед, осторожно огибая изрытые голодными места. Скрипка облегченно вздохнула. Включила заднюю передачу, плавно нажала на газ - автомобиль стронулся с места, но вдруг вздрогнул - словно десятки чьих-то рук вцепились в рычаги подвески - и замер.
   Она нажала на газ - машина начала зарываться в песок, но с места так и не тронулась. Там, под днищем, были закопаны должно быть десятки голодных - иначе как бы они удержали на месте машину. И тогда она внезапно поняла. Ева чуть опустила боковое стекло.
   - Подожди! - крикнула она и нажала на руль. Краун протяжно загудел звуковым сигналом.
   Светомузыка проехала еще пару метров и остановилась. Тотчас из песка появилось множество рук, вцепились в заднюю подвеску автомобиля.
   - Твою мать... - прошептала Скрипка.
   Вот, значит, что вы на самом деле задумали. Вы не хотели поймать просто одного человека, приехавшего за своей тачкой - вы тут весь пляж перекопали, чтобы лишить нас машин. Вы даже оружия боитесь не так сильно, как наших машин...
   Скрипка закрыла окно, принялась настраивать звуковую пушку. Объяснение может быть только одно - у нее под днищем слепое пятно, и на слабых режимах волна в эту зону просто не добивает. Ну что ж, хорошо, мы попробуем приглушить вас как горгулью...
   Машина покачнулась. Они старались посадить ее в песок как можно глубже, чтобы она уже точно не смогла выбраться. Скрипка выбрала режим и активировала пушку. Что-то приглушенно бухнуло внизу - хотелось верить, что волна добралась до подземных сидельцев. Она досчитала до пяти, посмотрела на приборную доску - так, убедиться что вся электрика в норме - и снова включила пушку. Затем перевела автомат в режим "снег", включила антибукс, заднюю передачу - плавно, потихоньку машина начала выбираться из западни. Краем глаза Ева поглядывала на полицейский Марк - Диана лежала, обхватив рулевое колесо.
   Скрипка подъехала вплотную - борт к борту. Посигналила. Светомузыка очнулась, медленно подняла голову, посмотрела на нее. Скрипка кивнула, и продолжила сдавать задним. Марк снова щелкнул трансмиссией, осторожно пополз за Крауном.
  
    []
  
   СВАДЬБА
  
   - Будучи губернатором Фаррока, и пользуясь всей полнотой своей власти - объявляю вас мужем и женой!
   В центральном холле гостиницы организовали огромный зал для проведения торжества. Крис в роскошном белоснежном платье как у Стефани Сеймур - которое ее избранник искал несколько месяцев - выглядела потрясающе. Девушка светилась от счастья, счастливый жених смущенно улыбался.
   - Можете поцеловать невесту, - разрешила Диана.
   Щелкнула затвором зеркальная фотокамера, фиксируя на память столь трогательный момент.
   - Он не местный? - осторожно спросила Бестолковка.
   - Городской, - ответила Лета. - Из торговой гильдии. Целый год ухаживал за Крис. Молодец, смелый, настойчивый. Осталось посмотреть, как он приживется в Фарроке. Тяжело ему здесь будет, особенно первое время...
   Пережив официальную часть, молодожены и гости переместились в ресторан - где уже ждал фуршетный стол. Скрипка вооружилась огромным блюдом и принялась накладывать туда салат из креветок, грибы, еще какую-то снедь. К ней подошла Светомузыка.
   - Спасибо, что помогла мне сегодня, - сказала она. - Без тебя я бы не выбралась.
   - Без проблем, - прочавкала Скрипка, тщательно пережевывая креветок. - К вашим услугам, госпожа губернатор. Спасибо за радушный прием, и вот это всё.
   Диана улыбнулась.
   - Как я могу тебя отблагодарить?
   - Ой, ну я не знаю... - протянула Скрипка. - А что можно?
   Светомузыка посмотрела на девушку.
   - Проси что хочешь.
   - Хорошо, - Скрипка улыбнулась. - Мне дать ответ прямо сейчас, или могу подумать?
   - Чуть позже поговорим, - сказала Диана. - Мне еще нужно уделить внимание молодоженам. Положение обязывает.
   Скрипка согласно кивнула, снова погружаясь в гастрономическую идиллию. Откуда-то взялась музыкальная группа - ребята играли довольно мелодичный блюз, что пришлось как нельзя к месту.
   - Не слишком ли ты нагружаешься? - поинтересовалась Невеста, глядя как Арахна закидывает в себя один коктейль за другим.
   - Нормально, - ответила она. - У меня все под контролем. Нам здесь торчать два дня, так? Вот, как раз. Завтра бодунчик, послезавтра приведу себя в порядок, как раз к отъезду полностью восстановлюсь. Ну надо же нам как-то стресс снимать?
   - Невеста, а зачем тебе в Хайхиллск? - поинтересовалась Светомузыка.
   При этих словах Бестолковка невольно вздрогнула.
   - Так надо, - Алисия одарила Диану своей фирменной улыбкой.
   - Да ну брось, - улыбнулась в ответ Диана. - Ни за что не поверю, что тебе это действительно нужно. Слушай, у меня есть три классных мальчика. Одна ночь с ними, и к утру любую блажь как рукой снимет...
   - Метод хороший, но не для меня, - отвечала Алисия. - Я, конечно, польщена твоей щедростью, но... в любом случае, мы там долго не пробудем. За день обернемся. Так что смотри, не развращай моих девчонок сверх надобности.
   - Их развратить еще суметь надо... - улыбка вдруг сползла с лица Светомузыки.
   Алисия обернулась. У стола Скрипка совершенно не таясь флиртовала с Маком. Мужчина что-то говорил ей, она сначала внимательно слушала, а потом смеялась, широко открыв рот, наплевав на все этикеты и правила приличия.
   - Он чей-то? - спросила Алисия.
   Светомузыка молчала.
   - Он твой? - повторила Невеста.
   - Кто? - Диана опомнилась, словно сбросила с себя оцепенение.
   - Парень этот, Мак, - пояснила Алисия.
   - Да ничейный он... - небрежно бросила Диана.
   В принципе, ей здесь начинало нравится. Нещадно гонявшая и шпынявшая ее за каждую мелочь Алисия - здесь была всего лишь гостьей. Девочки Светомузыки относились к ней достаточно мягко, с сочувствием - видимо, тоже помнили, что когда-то давно прошли подобный путь. Сначала она фоткалась с Крис и ее супругом. Потом Лета рассказывала ей про устройство автомобиля.
   - Тебе это обязательно пригодится, когда будешь учиться водить, - пообещала она.
   - А разве буду? - с сомнением спросила она.
   - Обязательно будешь, из тебя еще выйдет хороший рыцарь, - Лета подмигнула, и стала наводить какой-то совершенно дикий коктейль, наливая в бокал из всего, что попадается под руку. - Вот, сейчас выпьешь этого чудесного колдовского зелья, и сразу все навыки прокачаются...
   - Саша Пансо, бухло откинь в сторону, - сказала вездесущая Алисия. - Нам завтра выезжать рано утром. И я хочу в дороге нюхать только выхлоп моего автомобиля.
   - Какая ты строгая, - посмеялась Светомузыка. - Тебе не хватает кожаных брюк и какого-нибудь кнута.
   - Брюки дома лежат, - парировала Алисия.
   - А кнут? Неужели с собой? - притворно удивилась Светомузыка.
   И тут к ним подошла Скрипка.
   - Госпожа губернатор, мне так неловко вас просить, - она смущенно улыбнулась. - Вы сказали, я могу просить чего захочу.
   Светомузыка с достоинством кивнула.
   - Я бы хотела вон того мальчика... - Скрипка застенчиво улыбнулась и показала в сторону Мака. - На разик...
   Ни один мускул на лице Светомузыки не дрогнул.
   - У нас есть несколько чилл-аутов в сауне, - сказала она. - Я распоряжусь, чтобы для вас все организовали.
   В принципе, вечер проходил довольно спокойно, поэтому она позволила себе пропустить два космо. В самом деле, разве можно отказаться от этого сладкого, розового великолепия? Бестолковка как-будто только этого и ждала - вооружилась бокалом вина и встала рядом.
   - Если ты думаешь, что я стану тебя ругать, ты ошибаешься, - сказала Алисия.
   - Вот это новости, ты - и вдруг не станешь меня ругать, - усмехнулась она.
   - Просто если утром мне не понравится твой запах изо рта, я тебя вышвырну из машины, - с улыбкой произнесла Алисия. - Девочки у Светомузыки замечательные, но не они повезут тебя в Хайхиллск.
   Она с завистью смотрела, как накидывается алкоголем Арахна. Молодожены к этому времени уже исчезли из поля зрения - видимо, решили побыть наедине. Лета выпивала на пару с Арахной.
   - Слушай, а где Скрипка? - спросила она.
   - Не твоего ума дело, - невозмутимо ответила Алисия.
   - А Светомузыка? - спросила она.
   Алисия окинула зал взглядом.
   - Твою мать, почему следить за бардаком всегда должна я... - произнесла она озлобленно и пулей выскочила вон.
   Длинный коридор проходил через весь этаж. Вот они, массивные двойные двери, ведущие в сауну. Она обернулась, поглядела по сторонам. В конце коридора ставни на окне были открыты. Светомузыка сидела на подоконнике, держа в руках какую-то бутылку. Алисия подошла к ней.
   - Ну что, что стряслось? - спросила она.
   Светомузыка подняла на нее взгляд.
   - Она там... - прошептала она, и всхлипнула. - Там... с ним...
   - Ну а чего еще ты ожидала? - спросила Алисия. - Ты хотела увидеть ее. Я привезла. Ты думала, ты ее на цепь возле себя посадишь?
   - Алисия, ты не понимаешь... - прошептала Светомузыка. - Он же ее трахает...
   Тут девушка не выдержала и затряслась от плача. Невеста забрала из ее рук бутылку и осторожно обняла Диану.
   В принципе, время уже отходило ко сну. Коридоры опустели. Арахна и Лета все еще нагружались, но уже дошли до той стадии, когда обе стали уважаемыми людьми. Почувствовав, что на сегодня впечатлений хватит - она решила отправиться на боковую.
   Видимо, она все-таки перепутала этажи и поднялась чуть выше, чем следовало. Здесь было гораздо меньше дверей - видимо, этаж принадлежал высшим чинам Восточного Клана. Она прошла немного вперед. Одна из дверей была закрыта неплотно - сквозь щелку выбивался лучик мягкого желтого света. Она подошла, осторожно заглянула - на краю огромной кровати, в коротком шелковом халате, сидела Скрипка. Светомузыка стояла на коленях за ее спиной, и бережно вычесывала ее роскошную гриву большим гребнем.
   - Ну почему ты мне не сказала? - прошептала Диана. - Я бы все поняла.
   - Ай! - пискнула Скрипка. - Осторожнее, ты же мне так половину волос выдернешь!
   - Прости... - чуть слышно сказала Светомузыка, наклонилась и осторожно прикоснулась губами к ее волосам.
   Скрипка молча взяла с кровати какой-то спрей, протянула ей. Диана попрыскала на ее волосы и продолжила расчесывание.
   - Я бы тебя ни за что и никогда не отвергла... - прошептала Светомузыка.
   - Прекрати, - устало выдохнула Скрипка.
   - Ну почему прекрати, киса? - спросила ласково Диана. - Я же совершенно искренне тебе это говорю...
   - Хватит! - осадила ее Скрипка резким, стальным тоном, и от этого Бестолковка вздрогнула; настолько этот голос был не похож на тот развязный манерный голосок, которым оперировала Ева обычно.
   - Подожди, не надо... - жалостливо попросила Светомузыка.
   - Что не надо?! - выкрикнула Скрипка.
   За дверью раздался какой-то шум. Светомузыка что-то говорила быстро и тихо, но что именно - она разобрать не смогла. Судя по звукам, Скрипка собирала что-то, шелестел полиэтиленовый пакет. Она поспешила отойти подальше. И вовремя, ибо через мгновение дверь распахнулась и в коридор вышла Скрипка - в одних босоножках, с растрепанными волосами и каким-то пакетом в руках.
   - Ты меня никогда не любила! - воскликнула она. - Никогда! Ты любила кого угодно, но только не меня! И забери свою расческу!
   С этими словами она выдернула гребешок из своих волос и запустила в открытый дверной проем. Затем повернулась, смерила Бестолковку стальным взглядом и зашагала прочь.
   Сначала в коридоре было тихо. Потом где-то рядом раздался тихий всхлип. Потом еще. Где-то за перегородкой плакала девушка.
  
    []
  
   ХАЙХИЛЛСК
  
   Столбом огня и серы - мир взлетел на воздух,
   В чудо верить - никогда не поздно(c)
  
   Еще только начинало светать, а черный Марк уже летел по трассе. Она постоянно давила в себе позывы зевнуть - шутила ли Алисия, насчет выкинуть ее из машины, или нет - но проверять в любом случае не хотелось.
   Дорога петляла меж гор. Здесь было необычайно много зелени. И необычайно тихо. Впрочем, как и в любой другой давно обезлюдевшей части Сумеречной зоны.
   - Придется пройтись пешком, - заранее предупредила Алисия. - Мы пойдем через заповедник, потом поднимемся на гору. Так что я очень надеюсь, что ты меня вчера послушалась и не набухалась. Потому что иначе, во-первых тебе будет тяжело, а во-вторых, на твой выхлоп соберется куча самой разной живности. Ты представляешь, какой им будет деликатес? Пойло и закуска в одной упаковке...
   Она молчала. Может, действительно немного перебрала с вином вчера. А может, тоска по маме накатила с удвоенной силой. Что ждет их в Хайхиллске? Найдутся ли новые следы? Верить в худшее она упорно не хотела.
   - Скрипка и Арахна будут ждать нас в Фарроке? - спросила она.
   - А что? - спросила Алисия.
   - Хотелось еще немного потусить в городе победившего матриархата, - сказала она.
   - Не получится, - обнадежила ее Алисия. - Мы заедем, заберем Арахну и двинем в город. Не хочу терять зря время.
   - А Скрипка? - спросила она.
   - Скрипка ночью сорвалась и уехала в Город, - ответила Алисия.
   - Одна? Ночью? - удивилась Бестолковка. - Как же они с Дианой повздорили...
   - Чего? - переспросила Алисия.
   - Они поссорились вчера вечером, - сказала Бестолковка. - Ты же знаешь, что между ними что-то раньше было?
   Алисия тяжело вздохнула. Эту привычку она обрела вместе с новой ученицей.
   - Ты не хочешь мне рассказать, что у них было? - спросила Бестолковка.
   - Нет, - холодно отрезала Алисия.
   - Почему? - спросила она.
   - Не твоего ума дела, - ответила Алисия.
   - Ну, хорошо, - согласилась она. - Не хочешь рассказать ты, я спрошу у кого-нибудь другого. В конце концов, ты не единственная в Ордене всё знающая...
   Алисия снова тяжело вздохнула.
   - Как ты любишь лезть не в свои дела, - сказала она. - И к тому же маленькая шантажистка. Тебе так нравится рыться в личной жизни других людей? Это не самая лучшая привычка, поверь мне на слово.
   Бестолковка смотрела на нее и выжидательно молчала.
   - Понимаешь... - Алисия глубоко вдохнула, готовясь к долгому повествованию. - Понимаешь, Скрипка не всегда выглядела такой, какой ты привыкла ее видеть. Она потратила много времени и сил, чтобы привести свою внешность в соответствие со своим мироощущением.
   - Я тебя не понимаю, - сказала она. - Ты можешь говорить проще?
   - Как же тебе объяснить... - Алисия нервно прикусила нижнюю губу. - В общем, когда-то давно, еще до заражения, наша Скрипка была Альтом. И была у этого Альта любимая девушка. И звали ту девушку Диана Ашита.
   - Боже, - прошептала она. - Какой кошмар...
   - Твое драгоценное мнение очень важно для нас, - заметила Алисия.
   - Извини, - она даже, кажется, немного смутилась. - И что было дальше?
   - В какой-то момент любимый человек Дианы исчез, без следа, - ответила Алисия. - Она долго и безуспешно пыталась его разыскать. Потом пришел Сумрак. Мы с Дианой оказались в одном полевом госпитале. Диана прошла с нами весь путь до Города, и стала одним из первых рыцарей Ордена.
   - Она очень сильная натура, - заметила Бестолковка. - Столько пережить...
   - А два с лишним года назад в Город приехала Скрипка, - продолжила Алисия. - На старом, побитом жизнью, 131-ом Крауне. Никто не знает, как она выжила в королевстве Сумрака. Она никогда не выглядела воительницей. И не пыталась. Знала что-то о машинах, умела стрелять - но не более того. Здесь этим навыкам люди быстро учатся. Диана не сразу опознала ее. А когда узнала - стала искать с ней встречи, чтобы вывести на откровенный разговор. В ответ на это, Скрипка напросилась в группу дальнего поиска и на три недели потерялась из поля зрения Ордена. За это время в Ордене сменилась власть, и в знак протеста против политики Майлза группа Муссон ушла на Фаррок, где и обосновались.
   Алисия на какое-то время замолкла. Марк летел по трассе хорошо за сто сорок, дорога поднималась вверх и слегка изгибалась направо - меж двух холмов.
   - Светомузыка два года мечтала об этой встрече, - задумчиво произнесла Алисия. - Ее предупреждали, что добром это не кончится. Но она слишком привыкла получать то, что хочет...
   Алисия сбросила скорость - стрелка спидометра упала до сорока километров. Сразу же за холмом - начинался густой лес, диковинные сумеречные растения соседствовали здесь с вполне привычными дубами и кленами.
   Черный Марк повернул на грунтовку - дорога уходила вниз, в лесной массив. Она заметила обрывки колючей проволоки, торчащие там и тут. Одинокие столбы.
   - Что это? - спросила Бестолковка.
   Алисия не ответила. Она остановила машину, затянула ручник. Потом достала с заднего сиденья большой бумажный пакет, плотно набитый чем-то. Потом открыла багажник, пошла назад - снова что-то достала. Некоторое время мотор еще работал - Алисия ждала, когда остынет турбина.
   - Ты так и будешь там сидеть? - строго спросила она.
   Бестолковка вылезла из машины. Алисия скептически оглядела ее платье.
   - Лучше переоденься во что-то более практичное, - сказала она. - Тебе это платье еще Арахне возвращать.
   - А ты так и пойдешь? - спросила она.
   Алисия посмотрела на свое розовое платье-водолазку, потом на свою ученицу.
   - Да, это мое платье, и именно так я и пойду, - ответила она. - Ты довольна отчетом?
   Бестолковка молча удалилась в машину. Какое-то время она пыхтела, пытаясь втиснуть попу в родные джинсы. Оставалось молиться, что кулинарное пиршество в Фарроке прошло более-менее безвредно для фигуры. В конце концов Алисия не дождалась когда она закончит свои переодевания, и открыв боковую дверцу залезла на заднее сиденье. Взяла винтовку, зарядила, выдернула из разгрузки несколько магазинов.
   И вот они наконец идут через диковинный лес. Она сняла свитер, оставшись в одной футболке - потому что нести на себе цифровой бинокль и пакет с какими-то вещами оказалось не очень легко.
   Нещадно палило солнце. Воздух внезапно оказался сухим и горячим. Они вышли к берегу речки.
   - Слушай, может искупаемся? - спросила она.
   - Без проблем, - внезапно ответила Алисия.
   - Ну неужели... - она направилась к воде.
   - Ты можешь купаться, - продолжила Алисия. - Только учти. Одному дождю известно, что в этой реке могло намутировать за столько времени. И честно говоря, я не хочу выяснять это. А ты купайся, конечно, на здоровье...
   Она подошла к берегу, осторожно оперлась рукой на дерево. С виду, река не выглядела опасной. Краем глаза она заметила движение, повернулась - и с визгом отшатнулась в сторону.
   - Я тебя учила не орать, да что же такое... - вздохнула Алисия.
   - Смотри... - пролепетала она.
   С дерева свешивалась лиана. Лиана заканчивалась каким-то уплощением, похожим на мяч для американского футбола. От этого уплощения отходили несколько суставчатых отростков - длинных и коротких - оканчивающихся когтями. Отчего это существо напоминало человеческую руку. А прямо по центру диковинной ладони находился беззубый рот.
   - Что это? - прошептала Бестолковка.
   - Это древесный проглот, - сказала Алисия. - Его не поймешь, то ли он животное, то ли хищное растение. Вьется по деревьям, жрет без меры насекомых, мелких грызунов, небольших птичек. Для человека совершенно безобиден. Кстати, очень уязвим для крупных хищников, поэтому если видишь это создание - значит, это место относительно безопасно.
   - Вот так, да? - спросила она, подошла, вытянула руку, осторожно коснулась существа пальчиками. - И вовсе ты не страшный, проглотишко...
   Существо открыло рот, и стрельнуло в нее какой-то мутной жидкостью.
   - Наказание мое, кому же я успела сделать так плохо... - вздохнула Алисия.
   Она переоделась в свитер и теперь вымачивала футболку в реке.
   - Немного замочу, а домой приедем - постираю, - говорила Бестолковка.
   - Не советую, - ответила Алисия. - Семенная жидкость этих существ не отстирывается. Высохнет - вонищща будет адская. Так что лучше сразу выкинь.
   Она перестала замачивать футболку, посмотрела на Алисию, потом на самого проглота.
   - Какая жидкость? - переспросила Бестолковка шокировано.
   - Можешь считать, что он сделал тебе комплимент, - глупо улыбалась Алисия.
   Потом они прошли сквозь остатки проволочного забора и оказались перед зданием из нескольких корпусов. Когда-то здание было белоснежно чистым, а сейчас стало серым, грязным, покрытым черными пятнами. На стене одного из корпусов она увидела огромный знак биологической опасности.
   - Пройдем здесь, - сказала Алисия. - Так будет быстрее.
   Они вошли внутрь. Под ногами хрустнул битый кафель. Она осторожно перешагнула через валяющуюся стойку от капельницы. Они повернули налево и оказались в длинном коридоре. Местами до сих пор работали плафоны освещения. Стены здесь были испещрены пулевыми отверстиями - словно кто-то стрелял из автомата веером...
   - А что здесь случилось? - спросила она.
   - Хорошего? Ничего, - ответила Алисия.
   Дальше начинались дверные проемы. Из всех дверей осталась только одна - выломанная наружу, с сорванными петлями, она лежала поперек коридора. И перешагнув через препятствие - она не удержалась, замерла на мгновение, заглянула в дверной проем.
   Это было очень большое помещение, словно казарма заставленное кроватями. А в самом дальнем углу - две кровати были сдвинуты вместе, над ними была натянута веревка, и висела какая-то посеревшая от пыли занавеска, сшитая из простыней.
   Когда они вышли на улицу, Алисия положила всю свою ношу на землю, и забрала у нее пакет, вытряхнула наружу содержимое. Внутри оказалась пара полиэтиленовых халатов, рулон полиэтиленовой пленки. Она замотала в пленку в несколько слоев винтовку, бинокль и тот старый прибор, который вынула из багажника. Затем надела халат и маску, набросила капюшон на голову.
   - Надевай.
   Ее все это крайне смутило, но примеру наставницы девушка решила последовать. И вот они поднимаются по каменистому склону. Алисия идет впереди, держа в руке свой прибор, повесив винтовку на плечо.
   - К металлическим конструкциям не подходи, - внезапно сказала она.
   - Почему? - спросила Бестолковка.
   - Детей не будет, - мрачно ответила Алисия.
   И тогда до нее дошло, что старый армейский прибор, который чуть слышно попискивает в руках наставницы - не что иное, как счетчик Гейгера...
   Наконец они поднялись на вершину холма.
   - Ты просила Хайхиллск, - сказала Алисия. - Наслаждайся.
   Она уже была готова поднести бинокль к глазам, но что-то остановило. Сначала казалось, что эти маленькие домики - это частный сектор на окраине города, но приглядевшись она увидела свою ошибку. От домов остались одни остовы. Там где скорее всего был когда-то центр города, с плотной застройкой, небоскребами - она увидела идеально ровное, округлой формы поле, словно залитое жидким стеклом.
   - Пошли отсюда, - внезапно сказала Алисия. - Ветер меняет направление, сейчас задует со стороны города...
   Пока они спускались с горы, она не проронила ни слова. Слишком велико было потрясение от увиденного. Потом Алисия сдирала пленку и ополаскивала водой снаряжение. Потом они сняли халаты и маски, и бросили там же.
   - Пожалуйста, скажи, что там произошло? - прошептала она.
   Алисия глотнула воды из бутылки, потом дала ей.
   - Это был взрыв. Ядерный взрыв, - сообщила наставница. - Бросив людей в зараженной зоне, правительство посчитало нужным решить вопрос один раз и навсегда. Оставленные в сумеречной зоне на верную смерть военные, которые впоследствии образовали батальоны рейнджеров - перехватили переговоры федеральных войск. Из них следовало, что власти решили стерилизовать регион при помощи ядерного оружия - лишь бы только остановить распространение Сумрака. Рейнджеры смогли активировать систему противоракетной обороны и сбить восемь ракет, но девятая достигла цели. Этой целью был Хайхиллск. Мне очень жаль.
  
    []
  
   ЛИГА ЖИЗНИ
  
   Они миновали заброшенный полевой госпиталь, прошли лес и вышли к машине. Она молчала. Сказать было по сути нечего. Мама осталась там - на стеклянном поле. Как и тысячи других несчастных. Она даже не знает, была ли мама заражена. Та тоненькая ниточка надежды - оборвалась в один миг.
   Алисия села за руль и шумно вздохнула.
   - Все, - сказала она облегченно. - Теперь можем возвращаться в Город.
   Бестолковка молчала. Алисия завела мотор, и хотела сняться с ручника, но неожиданно она взяла ее за руку.
   - Подожди, - сказала девушка.
   Алисия удивленно смотрела на нее.
   - Ты с самого начала знала все это, - сказала она. - Ты знала, что Хайхиллск теперь радиоактивная пустыня. Почему ты мне не сказала сразу?
   - Потому что некоторые вещи лучше увидеть собственными глазами, - сказала Алисия. - Жизнь осталась только в Городе. Даже Фаррок - хрупкий аванпост, по сути. Который держится только благодаря очень грамотной стратегии своего руководства. Не надо цепляться за эфемерную надежду - выжить она не поможет.
   - За что же тогда цепляешься ты? - спросила она. - Почему ты постоянно мотаешься по сумеречной зоне? Надежды же нет!
   Алисия облокотилась на руль и задумчиво глядела перед собой.
   - В свое время доктор Килхорс пришел к интересным выводам, - сказала она. - Вирус Сумрака практически непобедим, он словно ВИЧ - изменяет ДНК клеток человеческого организма. Но есть нюанс. Джулиус пришел к выводу, что в человеческой популяции есть ничтожно малый процент особей, чей геном не подвержен воздействию вируса.
   - И что? - спросила она.
   Алисия повернула голову, посмотрела на свою подопечную. Бестолковка сглотнула ком в горле. В памяти встала сцена их знакомства - тем далеким утром, на заправке. И тот странный дюралевый цилиндр, которым она под дулом пистолета Алисии уколола себе живот. И крайне удивленная реакция сквайра Ордена.
   - У тебя иммунитет, - сухо произнесла Алисия.
   Бестолковка ошарашенно глядела на наставницу.
   - Ошибки нет, - продолжила Алисия, голос ее вдруг задрожал от волнения. - Док все перепроверил. Той крови, которую он взял у тебя на анализ, хватило на создание первой, пробной дозы вакцины. Сейчас она проходит испытание.
   Бестолковка молчала.
   - Пойми... - прошептала Алисия. - Ты можешь спасти всех нас...
   - Почему всех? - только и спросила она.
   Алисия помрачнела. Повернулась к ней всем телом. Бестолковка почувствовала неладное. Хрустнули застежки липучки. Алисия небрежным движением сбросила перчатки с рук одну за другой - и Бестолковка отпрянула, вжалась спиной в дверцу.
   Пальцы Алисии оказались необычайно тонкие и длинные, украшенные крупными узлами суставов. Последняя фаланга каждого пальчика оканчивалась заостренным черным коготком. Вместо обычной человеческой кожи - кисти рук наставницы были покрыты молочно-белой чешуей.
   - Это Сумеречная зона, детка, - зловеще прошептала Алисия, протянув к ней свои кисти рук, демонстрируя нечеловеческую морфологию во всей красе. - Здесь незараженных нет...
   Она пила воду. Чтобы привести ее в чувство хоть чуть-чуть - Алисия вынула откуда-то небольшую фляжку и дала девушке сделать пару глотков. Судя по всему, там было что-то крепкое. И теперь она тщательно отпаивалась обычной водой. Алисия тем временем надела свои перчатки.
   - Неужели... - попыталась сказать она.
   Алисия молча завела мотор, пристегнулась.
   - Неужели это все происходит на самом деле? - выдавила она из себя.
   Алисия утвердительно кивнула.
   - У нас все еще довольно спокойная и благополучная жизнь, - сказала она. - Настоящий кошмар начнется когда Сумрак дойдет до западной части страны. Там плотность населения на порядки выше. Будет один большой конец...
   - Неужели все эти существа... - ее вдруг осенила страшная догадка.
   Алисия снова молча кивнула.
   - Вирус не может родить новый биологический материал и морфировать его, - сказала она. - Поэтому он работает с тем, что есть.
   - Они все? - прошептала Бестолковка.
   Алисия вытянулась, открыла перчаточный ящик, извлекла что-то и небрежно вложила ей в руки. Она взяла, развернула - это был изрядно потрепанный никелированный армейский жетон, на цепочке. Гравировка легко читалась - Алиса Дарк Вичкрафт, рядовой первого класса, группа крови...
   - Никто не видел, как именно погибла Алиса Ведьма, - сказала Алисия. - А год назад я смогла снять с шеи одной из горгулий вот этот жетон. Так что в определенном смысле - горгульи тоже люди...
   Они молчали. Марк не спеша катил по лесной дороге. Только сейчас она наконец начала осознавать, насколько все вокруг - не игрушки. То, что еще час назад представлялось увлекательным экстремальным трипом - теперь обернулось давящей безнадежностью и ощущением безотчетного страха. До сих пор она не понимала, во что на самом деле вляпалась. Теперь же все ее перспективы выглядели предельно ясно. Нет, нужно что-то делать. Как-то бежать отсюда, в нормальную жизнь...
   Алисия только в самый последний момент разглядела. ударила по тормозам - но было поздно. Впереди что-то хлопнуло, и машина остановилась.
   - Твою мать... - прошептала Невеста, выдернула с заднего сиденья карабин, тут же зарядила.
   Она настороженно наблюдала за действиями наставницы.
   - Бери питьевую воду и разгрузку, в ней патроны, - сказала Алисия. - Мы сейчас тихонько выбираемся из машины и убегаем.
   И когда она вылезла наружу - увидела, что в грунт прикопаны какие-то колючки, а передние колеса Марка спущены.
   - За мной... - шепнула Алисия и направилась вглубь леса.
   Деревья здесь вымахали такие, что своими кронами заслоняли солнце - в лесу царил полумрак. Алисия шла уверенно, словно прекрасно знала это место.
   - А что это было? - спросила она.
   - Ловушка, - коротко сказала Алисия. - Видимо, на въезде в заповедник у них висят камеры. Они закопали шипы в надежде, что мы будем возвращаться тем же путем. Как же я могла так пропереться...
   - А кто они? - спросила Бестолковка.
   - Лига Жизни, - коротко ответила Алисия. - Устраивают охоту на выживших людей в окрестностях Хайхиллска.
   - Но зачем? - удивилась она.
   - Под действием радиации вирус изменился, - сказала Алисия. - Они теперь выглядят как скелеты, обтянутые гниющей кожей. И чтобы хоть как-то жить - они ловят людей и на заплатки пускают. Снимают кожу, изымают какие-то органы...
   - Боже... - она закрыла рот ладонью. - И что нам теперь делать?
   - Дойдем до полевого госпиталя, - сказала Алисия. - Там есть рация, в принципе, я взяла с собой аккумулятор для нее. Если получится - вызовем помощь. Надеюсь, Светомузыка не откажет - им вваливать Лиге Жизни не впервой...
   Сзади хрустнула ветка. Алисия резко обернулась, вскинув карабин - и прошлась серией выстрелов по дрожащим веткам.
   - Бежим!
   Белый корпус с огромным знаком биологической опасности. В этот раз Алисия бежит в соседнее здание. Дверь закрыта на амбарный замок - она стреляет, замок разлетается в клочья. Внутрь. Коридор. Лестничный пролет. Хруст битого стекла под ногами. Снова лестничный пролет. Третий этаж. Здесь, очевидно, были размещены военные.
   - Рация в самом конце здания, в центре оперативного управления, - сказала она.
   - Невеста! - раздался крик с улицы.
   Алисия осторожно подошла к оконному проему сбоку, чуть выглянула. Они здесь, их не видно - прячутся по кустам - но они здесь. Сколько? Пока неясно.
   - Невеста, выходи! - крикнул незнакомец.
   Она пригляделась, сделала шаг назад, приложила карабин к плечу и спустила курок. Звякнул одиночный выстрел, кто-то заорал от страшнейшей боли. В ответ затрещал автомат, но она уже ушла с линии огня. Наконец пальба стихла.
   - Невеста, ну что же ты так! - крикнул незнакомец. - Выходи, поговорим!
   Она отступила к противоположной стене, пригнулась и стала осторожно двигаться мимо окон. В лестничном колодце зазвучали шаги. Бестолковка посмотрела на Алисию - на лице девушки застыло выражение ужаса. Алисия скорчила злую недовольную гримасу. Она все поняла правильно - подняла пистолет, подкралась к лестнице, и сделала несколько выстрелов вниз, практически вслепую.
   Алисия тем временем преодолела почти весь этаж. Она дошла до двери, повернулась и помахала рукой. Бестолковка пригнулась и таким же образом начала красться вдоль стены. Алисия подошла к ближайшему оконному проему, окинула взглядом зону обстрела, снова подняла карабин и выстрелила.
   - Невеста, ты прекратишь ломать моих парней? - недовольно крикнул незнакомец. - У нас нет столько биоматериала, чтобы их всех зашить!
   - А ты их закопай! - посоветовала в ответ Алисия.
   На окна третьего этажа снова обрушился шквал пуль.
   - Ты как? - спросила Алисия.
   Бестолковка сидела на корточках, вжавшись в стенку.
   - Нормально, - прошептала она.
   Алисия дернула дверь. Та не поддалась. Тогда Невеста встала под острым углом, прицелилась и принялась стрелять по дверным петлям. Со стороны лестницы появился силуэт в черной сутане. Алисия мгновенно повернулась, хлопнул выстрел - и силуэт сложился точно напополам.
   - Невеста, я тебя не понимаю! - крикнул незнакомец. - Зачем весь этот никчемный бунт? Ты не изменишь природы! Вирус все равно возьмет свое! Почему ты не покоришься судьбе? Это неизбежно!
   - Ты так и не понял, Бальтазар? - спросила Алисия, перезаряжая винтовку. - Каждый сам делает свой выбор! Можно превратиться в чудовище еще при жизни, а можно до конца оставаться человеком!
   Снаружи что-то хлопнуло. В окно влетел какой-то вытянутый цилиндр.
   - В сторону! - крикнула Алисия, толкая Бестолковку на землю.
   Цилиндр хлопнул, ослепив яркой вспышкой. Последнее что она успела увидеть - несколько фигур в военной форме, поднимающиеся по лестнице. Затем что-то хрустнуло - и наступила полная темнота. Она еще слышала отчаянную пальбу - но теперь выстрелы звучали снаружи...
  
   - Отпустите!
   Ей стянули руки за спиной при помощи какого-то жгута. Трое военных - один шел впереди с автоматом, и двое - бесцеремонно волокли ее за руки. В закрытом коттеджном поселке - военные разбили настоящий полевой лагерь, здесь она увидела несколько бронетранспортеров, натянутую повсюду маскировочную сетку, а в отдалении - самые настоящие клетки с людьми...
   Ее втащили в дом, бросили на пол в гостиной. Сидящий в кресле мужчина в каком-то генеральском мундире - поднялся, осмотрел девушку.
   - Образцы крови уже взяли? - спросил он.
   Один из солдат кивнул.
   - Отлично, - сказал генерал. - Интересно, что вы нам добыли на этот раз, Бальтазар.
   Она повернулась и увидела сгорбленный силуэт, облаченный в черную сутану. Силуэт вытянул руки - обнажились почерневшие кисти - откинул капюшон. Под ним оказался такой же почерневший, лысый череп.
   - Вы говорили про вторую девушку, - сказал генерал. - Где она?
   - На самом интересном месте на нас вышли сталкеры, - сказал череп по имени Бальтазар. - Они иногда устраивают вылазки в окрестности Хайхиллска. Нам пришлось отступить. Мы потеряли половину людей, ушедших на эту охоту.
   - Главное чтобы их жизни окупились, - сказал мужчина. - Вот мы и посмотрим, на что вы нам сгодитесь.
   - У меня иммунитет, - пролепетала она, с ужасом глядя на Бальтазара. - Я могу дать вам вакцину от вируса!
   Мужчина в мундире рассмеялся.
   - Девочка, да никому здесь не нужна вакцина, - сказал он. - Ты знаешь, сколько стоит один штамм Сумрака, например 6-ой генерации? Миллиарды долларов. Это же практически готовое биологическое оружие. Многие на этом вирусе уже сделали огромные состояния.
   - Вы с ума сошли... - прошептала она. - Вы погубите весь мир!
   - Зато заживем по-человечески, - надсадно рассмеялся мужчина в мундире.
   Вошел медик, с папкой в руках.
   - Ну что у вас, Свенсон? - спросил мужчина.
   - Вот, полковник, посмотрите, - медик достал несколько листов бумаги.
   - Это мусор, - полковник отбрасывал один лист за другим. - Подождите, а это что?
   - Хороший вопрос, - сказал Свенсон. - В нашей базе такого штамма нет. Это новая генерация, никто до сих пор ничего подобного не находил.
   - Тебе повезло, девочка, у тебя есть перспектива, - улыбнулся генерал, глядя на нее.
   Она съежилась еще сильнее, попыталась подобрать под себя ножки.
   - Это не ее кровь, - сказал медик. - Это образец крови с ее свитера. Сама она не носит вирус.
   - Так, - полковник тяжело вздохнул. - Какая это генерация, по-вашему?
   - Двенадцатая, - ответил медик. - До сих пор мы встречали только одиннадцать основных типов. Это что-то абсолютно новое. Хотелось бы увидеть носителя.
   - Так, ясно, - сказал полковник. - Бальтазар! Эту девчонку в расход. Если достанете мне носителя двенадцатой генерации - я удвою сумму в нашем контракте. Делайте все, что посчитаете нужным, но я хочу заполучить этого носителя. Мы просто завалим весь рынок с таким образцом...
   - Все намного проще, полковник Келли, - Бальтазар зловеще улыбался. Настолько зловеще, насколько может себе позволить лысый череп. - Если эта девчонка действительно ходячая вакцина, то нам не о чем беспокоиться. Невеста сама вернется за ней, вот увидите...
  
    []
  
   ВОРОТНИК
  
   "Будь осторожен с теми, кто выжил, ибо ты не знаешь - как они выжили"(c)
  
   Тонкие ниточки на экране прибора дернулись. Затем еще раз. Квакнула сирена. Ниточки вились словно тонкие змейки. Боль нарастала постепенно. В какой-то момент она открыла глаза - и взвыла. Боль нахлынула волной. Медсестра влетела в палату, принялась что-то включать на приборах. Она завизжала от боли - казалось, в тело воткнули миллион мелких иголок.
   - Свет! - кричал кто-то. - Выключите свет, немедленно!
   Яркое солнце под потолком потухло. Что-то укололо в руку. Прошло немного времени - боль начала потихоньку стихать. Она не видела и не слышала - она почувствовала малейшее дуновение ветерка от движущейся руки и рефлекторно схватила конечность.
   - Тише, Алисия, - сказал голос доктора Киллхорса. - Все хорошо. Ты дома.
   Он помазал ладошку с тыльной стороны и снова уколол.
   - Что со мной произошло? - спросила она.
   - Все хорошо, - повторил Джулиус. - Тебя ранили в перестрелке. Сейчас ты в моей лаборатории. Постельный режим и диета. Ты быстро идешь на поправку, так что уже скоро будешь снова в руле...
   - Сильно ранили? - прошептала она. - Сколько раз прилетело, один, два?
   - Да, один, - сказал доктор. - Ты потеряла много крови. Скажи спасибо пацанам Фреда. Шли мимо, услышали стрельбу, вмешались, отбили тебя у этих...
   - Меня? - спросила Алисия. - Девочка. Док, где девочка? Что с ней?
   Доктор медлил с ответом. Она попыталась сесть, опираясь на локти.
   - Подожди, - Джулиус снова уложил ее на кровать, взял пульт и приподнял спинку кровати.
   - Док, где девчонка? - спросила Алисия.
   - Они не смогли отбить ее, - сказал доктор, опустил взор. - Там были какие-то военные, парням пришлось отступить.
   Алисия откинулась на спинку и чуть слышно застонала.
   - Ну, тише, не плачь, - Киллхорс осторожно положил руку ей на ладонь.
   - Она вакцина... - прошептала Алисия. - Мы столько лет ее искали...
   Доктор кивнул.
   - Да, она - вакцина...
   Внезапно она словно опомнилась, открыла глаза.
   - Док, что с ним?
   - Я же тебе сказал, - Киллхорс улыбнулся. - Она - вакцина. Он сейчас в интенсивной терапии. Процесс идет. Но нужно подождать.
   - Ее нужно спасать, - прошептала Алисия. - Пока они ее на клочки не порезали...
   - Тебе сейчас нужен покой, - сказал доктор. - Тебя серьезно ранили.
   - Насколько серьезно? - спросила она. - Машину я могу водить, только голова раскалывается, и что-то со зрением. Глаза болят...
   - Достаточно, - сказал доктор. - Понимаешь...
   Она запустила свободную, не опутанную проводами руку, в гриву грязных, засаленных волос, с удовольствием поскребла коготками за ухом - и тут выражение лица девушки переменилось.
   - Понимаешь... - Киллхорс пытался подобрать слова.
   Она смотрела на него испуганными глазами. Чуть немного в сторону от уха - она нащупала ровный округлый участок кожи, совершенно чистый от волос.
   - Тебе прострелили голову, - сказал наконец доктор.
   - Но как? - прошептала девушка.
   - Тебя доставили в критическом состоянии, - сказал Киллхорс. - Спасло то, что при тебе не было твоего ингибитора - парни не знали, что тебе колоть, когда подошло время приема дозы. Вирус начал брать свое. Изменять организм. А заодно и восстанавливать ткани.
   Она онемела от ужаса, зажала рот ладонью.
   - Мне понадобилось время, чтобы сориентироваться в ситуации, - продолжал доктор. - К счастью, когда вирус восстановил поврежденный мозг, мы дали хорошую дозу ингибитора, и процесс удалось повернуть вспять...
   - Процесс? - прошептала Алисия. - Док, я превращалась?
   Киллхорс неожиданно замолк.
   - Скажи, я превращалась в нее? - повторила Алисия.
   Доктор молча вышел из палаты. Некоторое время он ходил - она по звуку шагов смогла определить, что он пошел направо, где-то через двадцать метров повернул направо, вошел в кабинет. Чем-то громыхал там, затем снова вышел в коридор. Когда Джулиус вошел в палату - в его руках была пластиковая кювета. Он сел рядом с пациенткой, и положил кювету ей на живот.
   - Что это? - спросила она с недоверием.
   - Посмотри, - предложил Киллхорс.
   Она запустила руку, нащупала что-то необычайно мягкое, словно шёлк, вынула - в руке остался клок черных волос, примерно сантиметров 15 в длину. Необычайно мягкие и невесомые.
   - Что это такое? - она повернулась к доктору.
   - Это то, что мы срезали с твоей шеи, - ответил Киллхорс. - Под воздействием вируса у тебя отрастал роскошный воротник. Легкий, почти невесомый, теплый, но при этом не перегревающий. Кстати, обрати внимание на свои чешуйки - ночью они превращаются в однотонный матово-черный покров. У меня возникла догадка, поэтому я взял тепловизор и посмотрел на тебя - в общем, ночью чешуйки не просто сливаются с темнотой, но еще и блокируют тепловое излучение. При этом по ночам температура тела у тебя понижается - видимо, для того и нужен воротник, чтобы сократить потери тепла через верхнюю часть тела, чтобы ты не умерла от переохлаждения. Удивительно...
   - Док... - прошептала Алисия, на ее глазах выступили слезы. - Во что я превращаюсь?
   Киллхорс внимательно посмотрел на девушку.
   - Я не знаю, - сказал он. - Мы никогда прежде не видели ничего подобного.
   - Дай зеркало... - прошептала Алисия.
   - Не надо, - попросил Киллхорс.
   - Дай зеркало, я сказала! - крикнула девушка.
   Доктор вздрогнул. Она посмотрела на него - теперь уже Киллхорс был напуган. Молча встал, вышел из палаты. Вернулся с небольшим зеркалом, молча протянул его девушке. Она посмотрела на отражение - и обомлела. Характерные яблочки на лице - покрылись небольшими матовыми черными пятнышками. Она чуть отвела в сторону зеркало, и тут же вскрикнула, бросила его на пол. Зеркало громко звякнуло и разбилось.
   - Что такое? - переполошился Киллхорс.
   Она смотрела на свои почерневшие запястья, с длинными и тонкими пальцами, украшенные когтями.
   - Алисия, спокойно... - произнес доктор. - Это вирус, мы повысим дозу ингибитора, задавим вирус и к тебе вернутся твои руки...
   - Ты сказал, что чешуя чернеет по ночам! - взвизгнула Алисия. - Почему они черные? Сейчас день!
   - Алисия, успокойся, пожалуйста, - сказал Джулиус. - Сейчас действительно ночь...
   - Почему так светло? - выкрикнула Алисия, и тут же замолкла.
   Она смотрела на доктора, Киллхорс смотрел на девушку.
   - У тебя обострилась чувствительность всех рецепторов, - сказал он. - Тебе кажется, что сейчас день, но на самом деле сейчас глубокая ночь, мы даже свет в твоей палате погасили, оставили только аварийное освещение, чтобы не повредить твоим глазам...
   Она посмотрела по сторонам, на потолок - ни одна лампа не горела.
   - Ложись спать, - предложил доктор. - Тебе сейчас нужен покой. У тебя все биоритмы сбиты. Тебе нужно восстанавливаться. Если ты сейчас сорвешься за девчонкой - ты в первую очередь нанесешь непоправимый вред самой себе. Наберись терпения, осталось совсем немного. Ты так долго боролась за вас, не надо разрушать все в последний момент...
   Алисия устало опустилась на подушку.
   - Я дико хочу есть... - прошептала она. - В вашей богадельне есть ночное меню?
   - Найдем тебе что-нибудь, - сказал доктор. - В крайнем случае совершим набег на холодильник дежурной бригады.
   - Было бы здорово, - она сглотнула слюну. - И передай привет Фреду.
   - Обязательно, когда увижу его, - сказал доктор.
   - Скоро увидишь... - как-то загадочно пообещала Алисия.
  
   Он вышел из палаты, прошелся по длинному коридору, открыл замок карточкой - двери щелкнули, выпуская врача наружу. Здесь же стояли несколько скамеек. На одной из них, под красочной надписью "реанимация", сидел субъект округлой формы, в камуфляже. На коленях, осторожно прижав пальцами, субъект держал автомат. На фоне толстых рук и не менее толстых пальцев-сарделек - грозное оружие казалось хрупкой детской игрушкой.
   - Ну как она? - спросил Фред.
   - Очнулась, - ответил Киллхорс. - Ведет себя адекватно. Все помнит. Вы молодцы, успели вовремя. Теперь уже выздоровление будет делом техники. Ты привез мне кусочек обитателя Лиги Жизни?
   Сталкер Фред довольно улыбался.
   - Пошли, - пригласил он.
   Во дворе стоял 80-ый Лэнд Крузер, покрытый ржавого цвета грязью по самые помидоры. Стекла были украшены решетками. Спереди - силовой бампер, кенгурятник. От правого крыла - идет по стойке крыши труба шнорхеля. Грязевая резина.
   - Ты мне четыре комплекта рези зимней обещался, - напомнил Фред. - Только нормальной, Бриджа или Йокогамы. Гудрич тоже сканает. На Китае сам ездить будешь.
   - С утра прозвоню Француза, - пообещал доктор. - Ну, показывай, что вы мне привезли.
   Фред щелкнул пальцами. Два сталкера гостеприимно распахнули вертикальные дверцы багажника. Сам багажник от салона был отгорожен массивной решеткой. На полу багажного отделения лежал, свернувшись эмбрионом, субъект в черной сутане.
   - Поднимайся, болезный, - сказал один из сталкеров. - Приехали, конечная.
   - Может, он сдох? - спросил его коллега.
   - Возьмите пожарный багор, да потыкайте, - сказал Фред. - Молодежь, всему надо учить...
   Пассажир очнулся, отполз, вжался в решетку, подобрал под себя ноги.
   - Иди сюда... - один из сталкеров потянулся в багажник, схватил его за край сутаны, потянул.
   - По живому резать будешь? - поинтересовался Фред.
   - Конечно, - сказал доктор.
   - Живодер... - покачал головой Фред.
   Потом посмотрел на пассажира - тот из всех сил пытался вырваться, пока двое сталкеров тянут его наружу.
   - Не, ну так-то, за четыре комплекта рези - можно и по живому...
  
    []
  
   ДИКОБРАЗ
  
   - Как ты?
   Она шла по коридору, скрестив руки на груди.
   - Я в норме.
   - Док дал добро покинуть госпиталь?
   Она остановилась, посмотрела на своего спутника.
   - Я в норме, Макс, - повторила Невеста. - Хватит об этом.
   В кабинете за длинным столом собрались несколько человек. Скрипка лениво ковыряла вилкой лапшу в пластиковом стаканчике. Бричер пытался шутить, особо ни к кому не обращаясь. Снежок ковырялся в своем телефоне. Барон внимательно слушал Бричера и из вежливости иногда улыбался. Арахна откровенно скучала, глядя в окно и иногда позевывая - все шутки Бричера она давно выучила. Аббат - мужчина лет за 45, высокого роста, в старом выцветшем камуфляже, расположился в самом конце стола, лег на свои локти и бессовестно дрых.
   - Это все? - спросила Алисия.
   Макс развел руками.
   - Прекрасно, - вздохнула Алисия. - Всем привет.
   Присутствующие заметно оживились.
   - Для тех, кто не в курсе, - Алисия прошлась вдоль стола, за спинами собравшихся. - У нас неделю назад случился очень неприятный инцидент. Нашу младшую сестру похитила Лига Жизни. Эти же прекрасные люди лишили меня моего автомобиля. То есть поводов совершить к ним ответный визит вежливости - у нас больше, чем нужно.
   - Хрена было вообще тащиться в Хайхиллск... - буркнул Снежок.
   Арахна посмотрела на него весьма неодобрительно.
   - Я это сделала для девочки, - сказала Алисия. - Откуда мне было знать, что Лига сидит на подсосе у каких-то военных? Если помнишь, в последний раз Муссон хорошо прошелся по окрестностям Хайхиллска. От цитадели Лиги камня на камне не оставили.
   - Ну и смысла нам напрягаться? - спросил Нъиеве. - Сгоняй в Фаррок, договорись со Светомузыкой - пускай устроят им новый артобстрел. Какие проблемы-то?
   - Девчонка у них, Снежок, - ответила Алисия.
   - Ну и что? - огрызнулся парень.
   - Жалко ее будет, - вздохнула Скрипка. - На заплатки почикают...
   - Не почикают, - парировал Снежок. - Она баба, ее трахать можно.
   - Она вакцина, - сказала Алисия. - Либо мы ее вытаскиваем, и получаем сыворотку, либо...
   В кабинете повисла тишина.
   - Мальчиков, после некоторой обработки, кстати, тоже, - между делом тихонько заметила Скрипка, тщательно разглядывая свои ногти.
   - Тебя, я вижу, уже обработали! - взорвался Нъиеве.
   Скрипка посмотрела на него широко открытыми глазами.
   - Тоже так хочешь? - спросила она.
   - С нас хватит одного обрубка в твоем лице! - ответил он.
   - Снежок! Перестань! - повысила голос Алисия.
   - Я вообще не понимаю, зачем нам здесь это нужно! - распалялся парень. - Ты жила себе в сумеречной зоне, ну и прекрасно! На кой тебе в Орден понадобилось?
   - Снежок, хватит! - прикрикнула Алисия.
   Скрипка продолжала смотреть на него - удивленно, но теперь уже еще и обиженно. Казалось, она сейчас заплачет. И тогда Аббат оторвал голову от стола, окинул мутным заспанным взглядом собрание.
   - Сержант, завали хлебало, - небрежно, с некоторой ленцой в голосе, произнес он, и снова лег спать.
   И это заклинание каким-то волшебным образом подействовало на Снежка - он тотчас затих, и даже, кажется, слегка уменьшился в размерах.
   Алисия удовлетворенно кивнула.
   - Спасибо, полковник.
   Нъиеве продолжал смотреть на Скрипку, набычившись. Та демонстративно выволокла на стол свою сумку, выгребла оттуда кучу косметики, открыла маленькое зеркальце и принялась подводить губки помадой.
   - Итак, - Алисия снова прошлась по кабинету. - План такой. Вооружимся и двинем на Фаррок. Я договорюсь со Светомузыкой за поддержку. Но самое сложное, найти девочку и вытащить из их лагеря.
   - Я могу, - внезапно вызвался Нъиеве. - Я мотался в Восточный Отрог, там у этих ребят небольшой укреп. Они с него контролируют горную дорогу. Кстати, вы слышали, что несколько частных перевозов уже пропали без вести? Думаю, не без наших гостей обошлось.
   - И что ты хочешь предложить? - спросила Алисия.
   - Я могу закосить под одного из них, - сказал Нъиеве. - Проникнуть на базу, найти девочку и вывести из-под огня. Камок в мультикаме мы найдем. Броников вон - до хрена, все почти новые. Стволы у них натовские, тоже не проблема. Службу я знаю.
   - А как ты собрался проникать в их лагерь, если мы не знаем, где он находится? - спросил Бричер.
   - Надо Фреда потрясти, - сказала Алисия. - Он должен знать. Они в те места часто мотаются.
   - Вариант, - согласился Бричер.
   - В общем, решили, - подвела резюме Алисия. - Я к Французу за новой машиной. На сборы три часа. Встретимся на старом аэродроме. Оттуда двинем все в месте.
   - Крюк делать... - заметил Барон.
   - К Фреду будет удобнее заехать, - объяснила Алисия. - Джесс, подвезешь?
   - Поехали, - Арахна взяла со стола свою сумочку.
  
   Черный Самурай катился по Городу. Иногда по чуть-чуть накрапывал дождик. Арахна не гнала, вела машину спокойно и ровно.
   - Не хватает твоей Бестолковки, да?
   Она не ответила. Невеста смотрела куда-то в сторону, на редкие крохотные капельки дождя.
   - Признайся, - нудила Арахна над ухом. - Ну привязалась ведь к ней? Ну, между нами, так, по-сестрински?
   - Джесс, отвали... - Невеста лениво отмахнулась.
   А может, и вправду привязалась? Будь она сейчас здесь - о чем бы они говорили? Да, как всегда, наверное про бесконечное Бестолковое любопытство. Невеста бы рассказала ей, что года полтора назад Нъиеве отчаянно добивался расположения новой девушки, принятой в Орден. И Скрипка уступила. А потом, когда все случилось - со всей доверчивой наивностью поведала своему кавалеру о своем тяжелом прошлом. Алисия рассказала бы, какой скандал устроил Нъиеве, на весь Орден ославив Скрипку, вытащив ее прошлое на всеобщее обозрение. А Скрипка - по привычке собралась и уехала в сумеречную зону. Потому что среди диковинных сумрачных тварей ей жилось гораздо легче, чем среди людей...
  
   - Скрипка, подожди!
   - Чего тебе? - бросила она через плечо, небрежно, даже не замедлив шаг.
   - Слушай, надо поговорить...
   Она вышла во внутренний двор, села на капот Крауна, опустила рядом свою сумку и скрестила ножки.
   - Чего еще я от тебя не слышала?
   - Ну послушай... - настаивал Снежок.
   - Ой, да нечего слушать, - ответила Скрипка в своей привычной развязной манере. - Вы все всегда говорите одно и то же. Форма отличается, суть одинаковая. Ты тоже не эксклюзив, поверь.
   - А Дикобраз? - внезапно спросил Нъиеве.
   Скрипка на мгновение смутилась.
   - Дикобраз хотя бы был без понтов и претензии на душевное благородство, - сказала она. - Совал во что дают и был бесконечно счастлив.
   - Как у тебя все просто, - Снежок подошел к ней вплотную, заглянул в глаза девушке.
   - А у вас тоже не сложно, - ответила Скрипка и отвернулась.
   - У меня для тебя кое-что есть, - внезапно сказал Нъиеве, расстегнул куртку и полез во внутренний карман. - Вот, смотри...
   Он извлек наружу и протянул девушке небольшой футляр для очков.
   - Что это? - удивилась Скрипка.
   - Француз нашел это в машине Дикобраза, когда ее приволокли в Ангар, - ответил Снежок. - Открой.
   Она послушно раскрыла футляр, взяла скомканную тряпочку для протирки - что-то выпало и звякнуло об асфальт. Снежок сел на колени, залез рукой под передний бампер Крауна, пошарился там и поднялся.
   - Вот, - он разжал кулак, протянул ладонь Скрипке. - Я почему-то уверен, что это твой размер.
   Скрипка зажала ротик ладонью. В руке Снежка лежало тоненькое изящное золотое колечко...
  
   Когда Макс вышел во внутренний двор, Скрипка сидела на капоте Крауна, уткнувшись в грудь Нъиеве и выла не своим голосом. Снежок гладил девушку по волосам и что-то говорил - совсем тихо, так, что и разобрать было невозможно.
   - Дикобраз? - спросил Макс.
   Нъиеве слегка повернулся, утвердительно кивнул.
   - Он специально никому ничего не говорил, хотел сюрприз сделать... - вздохнул Макс. - Я у него свидетелем должен был быть...
   Скрипка на секунду подняла взгляд.
   - Макс, почему у меня в жизни все вот так?
   И снова взвыла.
   - Я это... - Макс слегка замялся. - В общем, Француз смог прочитать последние записи с борового самописца машины Дикобраза. Он не сам заехал в Серые Топи. Его туда загнали.
   Скрипка затихла, подняла заплаканное лицо.
   - И я думаю, это были те самые военные, которые сейчас скооперировались с Лигой Жизни, - закончил свою мысль Макс, посмотрел на девушку.
   Скрипка стиснула зубы. Такого взгляда Макс у нее еще ни разу не видел.
  
    []
  
   МАШИНА
  
   О великие братья ночи, несущиеся с пылающим ветром, бывшие заключенными в дьявольском логове - явите себя!(c)
   Антон Шандор ЛаВей
  
   Ее держали в одной из комнат коттеджа, на верхнем этаже. Комнату предусмотрительно очистили от мебели и прочих атрибутов нормальной жизни, оставив только кровать, стул и стол. Зеркала также забрали - мало ли. Дважды в сутки солдаты приносили еду - армейский паек. Она провела в этой комнате несколько дней. Сколько именно - трудно сказать, окна были наглухо закрыты стальными ставнями. Снаружи всегда дежурили двое солдат с автоматами. Сбежать отсюда было крайне затруднительно.
   - Ну что же, Бальтазар?
   Полковник Келли сидел в кресле у камина и курил сигару. Его собеседник молчал, стоя чуть поодаль и спрятавшись в складки своей сутаны.
   - Сколько можно ждать? Мне пришлось часть людей отвести из лагеря чтобы организовать засады, а вашей Невесты все нет и нет. Вы чуть ли не на крови клялись, что она вернется за этой девочкой. И где?
   - Послушайте, полковник... - начал, было, Бальтазар.
   - Довольно, - отрезал Келли. - Засады снимаем, войска возвращаются в лагерь. Будем формировать группу егерей для охоты на эту двенадцатую генерацию. А девчонку - в расход. Мы ей оказали почестей более, чем достаточно.
   - Но что если с ее помощью действительно можно получить вакцину? - спросил Бальтазар. - Для наших братьев это единственная возможность...
   - Послушайте, Бальтазар, нам с вами не за поиски вакцины деньги платят! - резко бросил полковник. - И при этом большие деньги. Будете выполнять мои приказы, иначе мы вашей Лиге организуем нового настоятеля.
  
   Странный, пугающий сумеречный лес - молчал. Солнце стояло высоко, на небе на сколько хватало глаз - не было видно ни облачка. Гнетущая, безжизненная тишина - обволакивала, словно туман, заполняла лес. Любой звук здесь - для живого существа мог стать последним. Молодая Агама - метров не более пяти, и не такая толстая и сильная как взрослые сородичи, вила кольца, поднимаясь вверх по стволу дерева, занимая позицию для броска. Приближение добычи она услышала еще за несколько километров. Что-то стремительно надвигалось, угрожающе рыча откуда-то издалека, словно предупреждая всех о своем присутствии. Чем ниже рык - тем опаснее животное, но молодую Агаму это не пугало. Ей с её ядом бояться в здешних краях нечего - она способна убить даже горгулью, абсолютного хищника Сумеречного королевства.
   Чужак появился неожиданно. Вынырнул из-за поворота, скользя по темной, антрацитовой реке, разлившейся среди леса. Наполнил лес низкочастотным ревом. При своих размерах - двигался стремительно, совершенно не таясь. Уверенный в своем превосходстве. И она дрогнула. Пусть лучше странный черный чужак уйдет, также быстро как появился.
   Алисия щелкнула подрулевым лепестком, перекидывая передачу вниз. Машина влетела в поворот на высоких оборотах, выставилась боком - она прижала газ, не давая сбросить скорость. Колеса скрипнули, задымили белесым дымом, но все-таки Мишель был прав - держак у Марка превосходный.
   - Стойки тейновские, фулл-тапы, - говорил Француз в Ангаре, стоя у черного седана. - Рассчитаны на улицу. Сильно занижать не стали, затянули пружинки чтобы убрать крены в поворотах.
   110-ый Марк пулей вылетел из поворота и теперь набирал скорость.
   - Главная пара 3.9, - продолжал Француз, его голос так и звучал в памяти Алисии. - Пришлось ставить алюминиевые опоры редуктора, чтобы его карданом не свернуло. Рычаги подвески поменяли - чтобы при старте колеса домиком не сложило. Насос помпа, на 450 литров в час. Две армированных магистрали, заслонки электронные, при обрыве - сработает датчик, перекроет пробитую магистраль, на второй доедешь. Форсунки кубовые, свечки ачкоэс-семерки, блок от первого джея, голова от второго - крутится в 9000 оборотов, как ротор на 7-ой Рыксе. Твин-турбо. Пики мощности и момента - наступают почти синхронно, в районе 8000. Запас в системе заложен солидный, за надежность не волнуйся...
   Марк летел по трассе, распарывая кузовом плотную стену воздуха.
   - Как едет? - спросила Алисия.
   - С холостого хода ноль-двести едет меньше 10 секунд, - ответил Француз. - Ноль-сто не замеряли, смысла нет. Тормоза - Цельсиор, автомат - Аристо, с ручным переключением. Поставили тебе под руль лепесточки - чтобы веселее щелкать было. Заодно сохранили родное рулевое колесо, я знаю - для тебя это важно. Уронили в автомат усиленные фрикционы, поставили охлаждение. Радиатор трехслойный, два кулера, отдельный радиатор под масло - под капотом тебе такую шикарную ёлочку соорудили, закачаешься. Распорки, перед - верх, низ; и сзади.
   - А это что за порнуха? - спросила Алисия строго.
   - Ой, вот это ты зря... - оскорбился Мишель. - Обвес - реплика Моделисты, скопировали как смогли. Из стеклопластика. До определенной степени эластичный, потом становится жестче стали. Вчера выкатывался, на 60 километрах поймал бордюр - там кусок выдрало, а у меня даже передний бампер не поцарапался. Крылья, крышка капота и багажника - такой же стеклопластик.
   - Ты мне вместо машины пластилиновую игрушку подсунул? - спросила Невеста.
   - Неблагодарная ты... - вздохнул Француз. - Я этот рецепт еще на Скае Леты опробовал. А ты думаешь, чего она так легко себя за рулем чувствует? Причем у тебя уже доработанный состав, второе поколение. Вон, смотри какое антикрыло шикарное я тебе подарил - GT Wing, самое широкое из их линейки. Радиаторная решетка - Фортуна, мелочь - а как смотрится...
   - На кой оно все мне? - спросила Алисия.
   - Красиво... - вздохнул Француз, глубоко уязвленный безразличием любимой своей клиентки.
   - Что еще ты мне не рассказал? - Невеста ходила вокруг своей новой машины, критически осматривая творение Мишеля.
   - По стеклам бронепленка, - продолжил Француз. - По фарам пленка, реснички из того же стеклопластика. Извини, решетки наварить не успели. Хрустальная оптика. Под задним бампером огнемет, как ты любишь.
   - Я Светомузыке под глушитель напихаю? - спросила Алисия.
   - До 160 ты ей, - ответил Мишель. - После 160 она тебе.
   Черный марк2 в 110-ом кузове сбросил скорость, свернул с трассы на узенькую однополосную дорогу. Дорога уходила куда-то вниз, в ложбинку - к автомобильной заправке. Алисия остановила машину у колонки, вылезла, открыла лючок бензобака и вставила пистолет. Хотела было идти к небольшому зданию заправки, но остановилась, залезла на заднее сиденье и вытащила карабин типа АР15, со сдвоенным магазином и глушителем.
   Внутри было пусто, но вместе с тем аккуратно и вообще - прибрано. На полках стройными рядами стояли консервы и печенье в вакуумной упаковке. Судя по тому, что еду не тронули - голодные заправку давно не посещали.
   Алисия взяла с полки пару банок, зашла за прилавок. Вбила в компьютер купленные консервы и бензин, провела своей картой по сканеру. Компьютер выдал подтверждение оплаты. Она вышла наружу, включила колонку - та с мерным гудением покорно принялась забрасывать топливо в бензобак. Все-таки какое-то крохотное место в душе она заботливо предоставила своей нерадивой подопечной, и теперь в этом месте нашла старые воспоминания - об их знакомстве на заправке. Какая же она тогда была перепуганная...
  
   В клетке находилось по меньшей мере еще восемь человек. Она испуганно смотрела на грязные измученные лица, на которых навсегда застыла тень страха - они уже видели, они уже поняли что их ждет.
   - Кто здесь? - спросил внезапно один из заключенных.
   - Новенькую подкинули, - ответил кто-то.
   - Дайте посмотреть ее. Молодая?
   - Молодая.
   Из темноты выплыла сгорбленная фигура - мужчина шел, сильно ссутулившись, словно на ощупь. Она обомлела - на его глазах была повязка. Он подошел, вытянул руку, потрогал воздух.
   - Подойди, не бойся. Я не причиню тебе зла.
  
   - Ну и где она?
   Макс был явно не в духе. В самом конце старой взлетно-посадочной полосы замерло несколько автомобилей. Девяностый Марк остановился мордой к морде напротив белого Чайзера Макса, у багажника которого собрались рыцари Ордена. На крышке багажника выложили небольшую трапезу, время было обеденное. Арахна выбралась из черного Самурая, с любимым Бушмастером в руке.
   - Она меня отправила вперед. Сказала, что хочет побыть наедине с новой машиной. Жрёте, значит?
   - А что сразу Скрипка? - возмутилась Скрипка, с трудом проталкивая слова через набитый рот.
   - Чейз, глянь, - сказал внезапно Бричер.
   Макс повернулся. Через поле в направлении к ним ковылял одинокий голодный.
   - Ну и что? - спросил Макс. - Может, ты еще сходишь - ему руку пожмешь?
   Скрипка отложила завертон с цезарем, взяла свой ХеклерКох, приложила к плечу. Чуть отошла от машин и людей. Не торопясь, спокойно прицелилась, стиснула в руках винтовку, поймала момент и спустила курок. Выстрел грянул раскатом грома. Голодный упал, как подкошенный.
   - Добить бы, доползет... - сказал Бричер.
   - Ну сходи и добей! - не выдержал Макс. - Бричер, ты чего с утра такой умный? Завязывай, тебе не идет.
   Бричер вздохнул, взял помпу и пошел к голодному.
   - Ути-ути-ути, мой хороший, ползи сюда - я меньше устану...
   - Вам заняться нечем? - сочувственно спросила Арахна.
   - Скучно... - объяснил Макс.
   Поднялся ветер. Здесь, на поле старого военного аэродрома, он чувствовался гораздо острее. Сильным порывом сбросило на бетонку стакан с недопитым кофе Скрипки. Та выругалась, полезла поднимать - к счастью, он был с крышкой.
   - Беда приходит с ветром, - сказал Барон.
   Потом до них донесся рык прямотока. Черная точка неслась по грунтовой дороге, оставляя за собой шлейф ржавой пыли. Она постепенно увеличивалась в размерах, потом свернула к бетонной полосе. В какой-то момент Марк поставился - и последнюю треть пути преодолел, выставившись боком, стирая покрышки о старый бетон. Какое-то время машина стояла неподвижно. Над старым аэродромом повисла тишина.
   Щелкнула дверца. Высокая блондинка, в черных кожаных брюках, на шпильках, в черном же корсетном топе, бесстыдно демонстрирующем декольте, шла к группе автомобилей. На плечи Алисия набросила тонкий черный гипюровый кардиган, длиной по щиколотку.
   - Все в сборе? - спросила она.
   - Да, на месте, - сказал Макс, обернулся куда-то назад. - Бричер, ну где ты там? Бросай его нахрен, поехали!

Оценка: 9.00*19  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки" (Любовное фэнтези) | | М.Славная "Проклятие для босса" (Современный любовный роман) | | О.Обская "Босс-обманщик, или Кто кого?" (Современный любовный роман) | | Н.Волгина "Стопхамка" (Современная проза) | | Э.Грант "Жена на выходные" (Современный любовный роман) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 2" (Любовное фэнтези) | | И.Шайлина "Танго втроем" (Современная проза) | | N.Zzika "Любовь по инструкции" (Любовное фэнтези) | | А.Ганова "Тилья из Гронвиля" (Подростковая проза) | | Э.Блэк "Зеркало Иштаар" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"