Рибас Елена: другие произведения.

В поликлинике

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  љ Елена Рибас
  
  В поликлинике
  
  Моника сидела в поликлинике у кабинета к хирургу и ждала приема. Обычно летом больных мало, но здесь собралась приличная очередь из десяти человек. Моника пришла с дополнительным талончиком. Определенного времени встречи с врачом у неё не было, поэтому чувствовала она себя на птичьих правах и даже примостилась на краешек стула, как птичка на жердочку. Для получения талончика на запись к хирургу ей пришлось звонить в регистратуру с семи часов утра и прорываться через бесконечные прерывистые гудки занятого телефона - видно сегодня многим была необходима экстренная помощь.
  Вообще-то, она хотела к травматологу, но попасть к нему можно было только после посещения терапевта - он давал направление к специалисту узкого профиля. Моника его и получила, но свободный прием к нему был только через три месяца, а так долго ждать она уже не могла. Поэтому первым, кто осмотрела больную ногу, была терапевт.
  - На что жалуетесь? - спросила она.
  Моника хотела пожаловаться на жизнь, но вслух сказала:
  - Нога болит. Вот здесь, наверное травма, скорее всего от упражнений по йоге.
  - Здесь? - спросила врач и нажала на точку под коленкой.
  - Ой! - крикнула Моника. - Очень больно!
  Врач наморщила лоб, пощупала ногу ниже и сказала:
  - Похоже на воспаление вены, мажьте Лиотоном и запишитесь у медсестры к травматологу, если к нему долго ждать - звоните в регистратуру на прием к хирургу.
  Моника так и сделала - пробилась через прерывистые гудки телефона и записалась к хирургу. Теперь дело за малым - попасть к нему на прием.
   Очередь сидела молча, находясь в мрачном ожидании. Говорят, что самые тяжелые действия для человека в нашем жизненном пространстве и времени - это ждать и догонять, особенно, когда опаздываешь.
  - Кто крайний? - к кабинету подошла грузная и круглолицая блондинка неопределенного возраста - от сорока лет до шестидесяти. - Девушка, вы? - обратилась она к Монике, решив для себя, что тот, кто сидит с краю очереди и на краю стула, именно, и есть крайний.
  - Почему я? - решила обидеться Моника, села на стул основательнее и закинула больную ногу на здоровую, стараясь не ойкнуть от боли.
  - Медсестра сама в кабинет вызывает. По времени. Вам на сколько назначено? - откликнулась женщина с костылем.
  - На три.
  - О, вам еще долго ждать, я вот к двум пятнадцати пришла, а ещё в кабинет и не попала. Садитесь. Хорошо, хоть стульев хватает. Догадались к хирургу побольше поставить.
  Блондинка села рядом с парнем в очках, уткнувшимся носом в журнал, - он убивал время чтением и отгораживался от мира очереди большой глянцевой обложкой. Это было удобнее, чем ласкать пальцем экран айпода и делать вид, что тебя здесь нет.
  Моника пожалела о том, что не взяла учебник по английскому языку. Скучное место для занудного занятия - повторять неправильные глаголы и, плохо перевариваемые сознанием, правила употребления английских времен.
  - Сегодня Лыжковене принимает? - уточнила разговорчивая блондинка.
  - Она самая, - опять ответила женщина с костылем.
  - Это хорошо. А вы помните, пару лет назад принимал Спиринас? Пьяница - жуть! К нему придёшь на прием, а в кабинете запах стоит - ужас! Перегар. И он уже весёленький такой и пациентов принимает. Шутит, флиртует...
  Парень, подняв брови и сдвинув очки на кончик носа, глянул из-за журнала на блондинку.
  - Помню, - улыбнулась женщина с костылем. - Хороший специалист был, уволили его. За пьянство.
  - Жалко человека, - покачал головой старичок с палочкой. - Я его тоже помню. Пил, но диагноз больному ставил на лету. Ему и рентген не нужен был. Зачем лишний раз человека облучать? Ай, что говорить... Раньше, бывало, к терапевту придешь - он язык попросит показать, в глаза заглянет, цвет и форму ногтей посмотрит, ощупает всего, простукает и ответ даст, а сейчас? Пишут, да пишут, и вот пишут, и пишут... Писатели... И гоняют от одного врача к другому, и всё на аппаратах разных, и анализы сдавай и сдавай... Ничего уже на глаз не видят.
  - Хирургу нужен рентген, без него трещину или перелом не увидишь, - возразила женщина с костылем. - Терапевт - другое дело.
  - Нужен, я что, не понимаю? Но зачем по двадцать раз одно и тоже место под рентген совать?
  Старичок крякнул и, если бы позволило воспитание, плюнул бы, но оно не позволило, и поэтому он сдержался.
  - Да-а-а, накипело у вас я смотрю, - сказала блондинка. - И я совершенно с вами согласна, не тот врач пошёл. Прихожу я тут недавно к Фицкусу, ну знаете, наверное, эхоскопию внутренних органов делает... Запись за два месяца - умрёшь, пока на приём попадёшь. Прихожу я к нему, значит, и говорю, что у меня камни идут. Он смотрел, смотрел, нет никаких камней, говорит. Я ему - как нет? У меня боли, посмотрите внимательнее, у меня уже такое было, мне их дробили и сейчас похожие ощущения. А он мне...
  - Венцкене? Глория? - открыла дверь медсестра и позвала пациентку.
  - Нет такой. Она вроде не дождалась, ушла, - ответил старичок.
  - Тарасов? Заходите.
  И счастливый старичок поспешил в кабинет.
  - Ну, и что вам Фицкус сказал? О камнях? - спросила женщина с костылем у блондинки.
  - Вы представляете, он мне посоветовал пива выпить, в теплой ванне полежать и по лестнице попрыгать!
  - Как это? - возмутилась, молчавшая до сих пор, дама в шляпке. - Как это попрыгать?
  - По ступенькам! С моим-то весом и сердцем! - возмущалась блондинка. - А камней у вас нет, говорит... А они ночью и пошли... Вот так!
  - А вы что? Пиво пили и по лестнице скакали? - ухмыльнулся парень, отложив журнал в сторону.
  - Вы, чего, молодой человек? Мы пока вроде не на приеме у психиатра, у меня с головой всё нормально.
  "А у врачей значит ненормально", - подумала Моника и поёжилась - она была тоже записана к этому Фицкусу на эхоскопию.
  - Конечно же, я пиво не пила, в ванной не лежала, и по лестнице не скакала. Они сами пошли. Камни. Скорую пришлось вызвать, - продолжала рассказ блондинка.
  - Это возмутительно! Хорошо, что скорую вызвали! Наверное он, этот Фицкус, неудачно пошутил, что скакать надо! - не могла поверить услышанному дама в шляпке.
  "Кто не скачет - тот москаль", - вдруг вспомнила Моника телевизионные новости про демонстрации студентов во Львове.
  - Какие там шутки... Вот эта хирург, - блондинка показала на дверь кабинета, - внимательная, но тоже с фокусами...
  - Белинскене, заходите, пока Тарасов на рентген пойдёт, - выглянула медсестра.
  - А почему Белинскене? - возмутилась женщина с костылем. - У меня на два пятнадцать талончик.
  - Так надо, - твёрдо сказала медсестра и стала похожа на строгого завуча в средней школе.
  - Я быстро, не волнуйтесь, - оправдывалась блондинка перед женщиной с костылём в сторону. - Потом расскажу... про фокусы, - блондинка встала и, с грацией слона, протиснулась в кабинет, задев животом медсестру. Та качнулась, но устояла.
  - Ждите, - ещё строже сказала медсестра пациентам и хотела вернуться в кабинет, но на неё двинулся, выходящий оттуда, сердитый старичок Тарасов. Медсестре пришлось выйти в коридор.
  - Опять рентген, ничего не могут без аппаратов... - проворчал он и похромал в соседний кабинет к рентгенологу.
  Медсестра окинула царственном взором очередь и, глядя на Монику, сказала:
  - Вы кто?
  "Человек с планеты Земля женского пола", - хотелось ответить Монике, но она тихо пробормотала:
  - Левинските.
  - Может вы ещё и Моника? Левински... - не удержался парень.
  - Журнал читайте лучше, - огрызнулась Моника и густо покраснела.
  - Левинските Моника? - противным голосом переспросила медсестра. - Громче говорите.
  - Да!
  Парень радостно заулыбался и уронил журнал.
  - Вашей карточки нет, - сказала медсестра.
  - Как нет?- удивилась Моника. - Была же.
  - Идите в регистратуру, мне некогда, другие больные ждут.
  "А я, значит, здоровая и мне есть когда ждать", - подумала Моника и поплелась в регистратуру.
  - Я могу с вами прогуляться, - парень встал со стула и двинулся за девушкой.
  Моника повернулась к нему и показала средний палец правой руки.
  - Ух, ты, супер! - не обиделся парень и, по-прежнему, улыбаясь, сел на место.
   В регистратуре карточки не оказалось. "Наверное осталась у терапевта, - сказала регистраторша и выписала дубликат. - Подклеите потом".
  Монике захотелось домой, но резкая боль в ноге не отпустила и пришлось вернуться к улыбающейся очереди.
   Прошло минут десять.
  - Ну. вот почему такие порядки, я и раньше её пришла, - имея ввиду блондинку возмутилась женщина с костылем, - и запись моя первее. А ещё говорила, что она быстро.
  - Вам же намекнули на фокусы, - дама в шляпке поджала губы.
  - Что? Думаете надо конфеты или цветы? Или конвертик?
  - Я ничего не думаю. Лично я никому ничего не даю.
  - Ну и зря. Быстрее к нужному специалисту попадёте.
  - А как же борьба с коррупцией? Можно вот по телефону позвонить. Соответствующему. И пожаловаться.
  - Чего это вы будете жаловаться, когда дело касается вашего здоровья? Вы что - сами себе враг?
  - Они на кабинетах и наклейки пришпандорили: "Ваша улыбка - лучшая для нас благодарность", - вступил в разговор мужчина спортивного вида. Он недавно вытащил наушники из ушей, видимо привлеченный оживлением очереди, и теперь принимал участие в беседе с коллегами по несчастью, вернее сказать "с калеками".
  - Здесь такой наклейки нет, - заметил парень с журналом.
  - А раз нет, то давайте, показывайте ваши фокусы. Уж лучше тогда в платную клинику пойти, - заметила женщина с костылем.
  - Это ваша правда, - вздохнула дама в шляпке. - Я там была, когда мне катаракту оперировали. И сервис, и вежливость и отдельная палата. Все улыбаются, медсестры - золото! - опять ностальгически вздохнула дама. - Но цены!
  "Зато не надо париться с конвертиками - сколько кому сунуть", - подумала Моника.
  - Вы не помните, как будет по-литовски слово "булавка"? - вернулся озабоченный старичок Тарасов. - Я у неё в кабинете оставил, - кивнул в сторону хирурга. - Бинт снимал и вот забыл там. У рентгенолога спросил - молодая, русский не понимает, а я по-литовски это слово забыл.
  "Ты уже наверное много чего забыл", - подумала Моника.
  - А булавка - это зачем? - парень тоже был молодой и русского не знал.
  - Тьфу-ты, - рассердился старичок, как будто кто-то был виноват в том, что он плохо знает литовский. - Ну, штука, такая, металлическая, чтобы прикалывать, закалывать, тьфу-ты, Господи.
  - Может жёгялис? - осенило Монику.
  - А-а-а, точно, жёгялис! - подтвердил парень.
  - Спасибо, внучка, - сказал старичок и потянулся рукой к дверной ручке кабинета.
  - Куда?! - возмутилась женщина с костылем и проворно встала у дверей. - В порядке очереди!
  - Я только булавку взять! Я быстро!
  - Знаем мы вас! Быстро он!
  - Да вы подождите. Зайдёте с кем-нибудь вместе и возьмёте свою булавку, а то там женщина, может она раздета, будьте джентльменом, - успокоила старичка дама в шляпке.
  Тарасов сердито покосился на женщину с костылем, но сел на свободный стул - пожелал стать джентльменом.
  Дверь резко открылась, стукнув женщину с костылем, и она, качнувшись, села прямо на старичка.
  - Осторожнее, а то вы мне вторую ногу сломаете! А-а-а, это вы! А говорили, что быстро! - увидев выходящую блондинку, язвительно воскликнула женщина с костылем и проворно слезла с оторопевшего и онемевшего Тарасова.
  Блондинка прочитала невысказанные мысли на злобных лицах "калек по несчастью" и, ничего не объясняя, пошла прочь из поликлиники.
  "Счастливая", - подумала Моника.
  - Левинските? - высунула голову медсестра. - Нашли карточку?
  - Нет. Дали дубликат.
  - Проходите.
  - То есть как проходите? А как же я?! - зашлась в истерике женщина с костылем и схватилась рукой за сердце.
  - Она с острой болью, а вы - следующая за ней.
  - Я быстро, правда, - шепнула женщине Моника и проворной мышью прошмыгнула в кабинет. Дверь закрылась, за ней послышался шум легкой борьбы, после чего дверь опять открылась и в кабинет победоносно вошел Тарасов.
  - Я тут оставил свой...свою... Как её, чёрт подери? Опять забыл... - запутался он.
  - Жёгялис, - подсказала Моника.
  - Булавку, что ли? Так это называется смейгтукас ... Так правильнее, - уточнила врач, не отрывая глаз от компьютера. - Ищите.
  - Нашёл! - обрадовался старичок.
  - Ну, что же вы так, Тарасов! Ведь мог кто-то уколоться! - упрекнула врач.
  - Я не заразный, - обиделся старичок и, не попрощавшись, что-то бурча себе под нос, вышел из кабинета.
  За дверью послышались короткие возгласы, но вскоре всё затихло.
  Врач оторвалась от экрана компьютера, сразу же приклеилась к столу и стала что-то быстро писать невероятно заковыристым почерком.
  Моника молчала и рассматривала врачиху - молодую женщину в белом халате, с завязанными в хвост черными волосами, нервными руками и в солнцезащитных очках.
  "Почему она в тёмных очках? Может глаза болят от постоянного писания и компьютера?" - подумала Моника.
  - На что жалуетесь? - последовал коронный вопрос всех врачей земного шара.
  - Нога болит, вот здесь.
  - Так, идите быстро на рентген, это в соседнем кабинете справа от нас по коридору. Найдёте. Потом - сразу ко мне. Зовите пока следующего.
  Моника вышла.
  - О, и на самом деле быстро! - удивилась женщина с костылем. Не спрашивая разрешения, она вошла в кабинет и сразу села на освободившийся стул около стола хирурга.
  Моника подошла к кабинету рентгенолога и посмотрела на лампочку. Горел красный свет.
  - Да идите уже, - раскрылась дверь и показалась женщина в белом халате - врач или медсестра - непонятно.
  - Так ведь красный...
  - Заходите, вас сегодня как гороха в стручке, один за другим - не успеваю. Нога? Садитесь сюда и не шевелитесь, а то Тарасов ёрзал, два раза пришлось делать. Вот ведь старикан вреднющий, ворчал, ворчал, искал что-то всё время...
  - Жёгялис. Булавку, - уточнила Моника.
  - А-а-а, понятно. Нашёл?
  - Нашёл.
  - Хорошо. Да, вы не напрягайтесь так, Левинските, - улыбнулась ренгенолог. - И дышите, это же не рентген легких.
  "Кто вас знает, что делать, а чего не делать", - подумала Моника и замерла, ей не хотелось дважды облучаться подобно Тарасову.
  - Всё! Свободны, можете возвращаться к Лыжковене.
  Моника слезла с дерматинового топчана и отдернула штанину джинс вниз.
  - Спасибо, - сказала она, вышла из кабинета и направилась к хирургу.
  Очередь ждала ее как родную.
  Женщины с костылём уже не было, но появилась тройка подростков - один с перевязанной рукой и двое без травм - поддержка первому. Троица стояла у окна, особняком, оживлённо беседовала и старательно придерживала руками и ногами ускользающие скейтборды. Казалось, что если бы это была не поликлиника, а улица, то они сразу бы ринулись прокатиться, благо здание большое и есть где разогнаться.
  - Вас только что искала эта мегера, - сказал про медсестру парень. - Можете заходить.
  - Спасибо, но она не мегера, у нее просто работа такая,- ответила Моника и пошла в кабинет.
  - Так, на снимке ничего нет. Где болит? - врачиха, не снимая тёмных очков, осматривала ногу.
  - Ай! Болит! - крикнула Моника и вспомнила доброго доктора Айболита. Ну почему она не кошечка или не собачка, и почему она не на приёме у доброго доктора? Моника вспомнила детство и маму, читающую ей эту сказку перед сном.
  - Ну, не плачьте, - врачиха протянула Монике салфетку, заметив скатившиеся слезы по щекам пациентки. - Будем лечить.
  "Может не надо? Здоровее буду", - подумала Моника.
  Врачиха смотрела в компьютер.
  - Вот вам талончик на сегодня. Соседнее здание через дорогу. Пусть вам сделают эхоскопию сосудов. Проверим на наличие тромба. Бегом туда. Потом обратно ко мне.
  - Тромба?! - испугалась Моника и, почувствовав себя заложницей, обвязанной взрывчаткой с включенным таймером, выскочила из кабинета.
  - Что с вами? - спросил мужчина спортивного вида, заметив странное выражение лица у девушки.
  - Подозревают тромб, - выдохнула Моника.
  - Ох! - вторила ей выдохом очередь.
  - Моника! - вскочил парень и крикнул вслед девушке. - Я найду вас!
  Моника вырвалась из поликлиники и, не помнив себя, перебежала дорогу на красный свет, еле успев отскочить от автомобиля-кабриолета с открытым верхом.
  - Дура! Жить надоело?! - крикнул ей бритоголовый водитель.
  "Нет, как раз не надоело, поэтому так и спешу!" - подумала Моника и, не обращая внимания на сигналы и крики, вбежала в соседнее здание поликлиники
  Кабинет нужного врача находился на первом этаже. Здесь тоже была очередь, но более угрюмая и с аурой гробовой тишины.
  - Кто крайний? - еле отдышавшись, спросила Моника.
  Очередь переглянулась и молчала.
  - Медсестра вызывает?
  - Врач без медсестры, за мной будете, - сказала рыжеволосая женщина.
  - А перед вами кто? Все? - Моника с ужасом посмотрела на переполненный коридор.
  - Нет, мы только, - одновременно сказали старушка со старичком, видимо супружеская пара.
  - Поднимайся, Онуте, как раз наша очередь, - сказал старичок и подвел старушку к дверям.
  - Жди меня здесь, Йонук, никуда не уходи, - сказала старушка супругу.
  - Куда ж я пойду без тебя.
  Старушка вошла в кабинет. Прошло полчаса, а она еще не выходила.
  "Господи, что ж так долго? Может врач хороший, внимательно осматривает", - Моника нервничала, но старалась мыслить позитивно.
  Наконец-то открылась дверь, но вышла не старушка, а врач, который имел растерянный вид с печальными и испуганными глазами породистого бульдога, потерявшегося в чужом районе.
  - Кто-то из родных пациентки Данелене есть? - тихо спросил "потерявшийся бульдог".
  - Я, - испуганно отозвался старичок. - Я муж, - уточнил он.
  - Зайдите, - сказал врач и, нервно сглотнув, добавил, - пожалуйста.
  Старичок с трудом поднялся, вошел в кабинет, врач зашёл тоже и плотно закрыл за собой дверь. Через минуту тишину прервал душераздирающий вопль, будто кому-то живьём выдернули сердце.
  - Онуте, Онуте! Как же так, как же так?! - кричал старик.
  Моника вздрогнула, рыжеволосая женщина побледнела.
  - Наверное, старушка умерла, - догадалась она.
  Люди, привлечённые страшным криком старика, встали со своих мест и столпились у дверей в кабинет. Моника сидела не шелохнувшись.
  - Пожалуйста, успокойтесь, я продолжу приём. Сядьте, пожалуйста. - успокаивали врач и, подбежавшие ему на помощь, медсестры из соседних кабинетов.
  Скорая бригада примчалась довольно быстро. Плачущего старика накачали успокоительными и помогли выйти из кабинета. Он, опираясь на медбрата, плёлся шаркающей походкой за носилками, на которых лежала его жена, в чёрном, наглухо закрытом молнией, пластиковом пакете.
  - Скорее всего тромб оторвался, - гадала очередь. - Или инфаркт. Или померла от старости.
  - Хорошая смерть. Быстрая, - позавидовала скелетообразная, стриженная под ёжик женщина и вернулась к своему кабинету на маммографию.
  У Моники сжался ком в центре живота и упёрся куда-то в левую сторону, создавая боль под лопаткой. "Надо позвонить маме", - подумала она, но не могла сдвинуться с места.
  Тем временем приём продолжился.
  - Проходите, - сказал врач рыжеволосой женщине.
  К кабинету подъехал мужчина на инвалидной коляски без ноги.
  - Кто здесь крайний? - спросил он.
  - Все мы тут крайние, - философски ответила Моника, не ожидая от себя такого ответа.
  - Что вы сказали? - не понял мужчина.
  - Я последняя, - сказала Моника.
  Рыжеволосая женщина, улыбаясь, вышла из кабинета.
  - Удачи! - сказала она Монике.
  - Спасибо!
  Моника протиснулась в кабинет и ей показалось, что запах смерти еще присутствовал здесь.
  - На что жалуетесь? - опять услышала она.
  - Мне сказали, что у меня воспаление вены. Или тромб.
  - Кто вам сказал? - спросил врач, водя трубкой эхоскопа по ноге Моники.
  - Терапевт.
  -Терапевт? - удивился врач. - В этом месте, где вы мне показали источник боли, нет вен.
  - Так мазать Лиотоном не надо?
  - Нет.
  - А тромб у меня есть? - в страхе спросила Моника.
  - Тромба у вас нет.
  - А что есть? - уже никому не веря, но все же с облегчением спросила Моника.
  - Тромба точно нет, - врач почувствовал напряжение и недоверие в голосе пациентки. - Обычное растяжение, надо проконсультироваться у травматолога и пройти реабилитацию, прогреть, помассажировать, и всё пройдет. Старайтесь тяжёлого не поднимать и упражнений пока никаких не делать.
  Моника бабочкой выпорхнула из кабинета, вытащила телефон и сразу набрала номер маме.
  Мама сбросила "маяк" и перезвонила - звонок из Мюнхена в Вильнюс стоил дешевле.
  - Мам! Ну, как ты там в своей Германии?
  - Нормально, вожусь вот, со старичками и старушками полоумными.
  Мама Моники работала в доме престарелых для больных Альцгеймером и Моника всегда поражалась её бодрому голосу и неиссякаемой энергии - она бы не смогла так стойко держаться.
  - Что врач сказала? - мама знала, что Моника ходила сегодня к хирургу.
  - Да всё хорошо, обычное растяжение. Мама, я тебя люблю,- вдруг всхлипнула Моника.
  - Доча? Что случилось? - встревоженно спросила мама.
  - Ма-ам! Тут старушка умерла прямо в кабинете у врача... передо мной в очереди была...а ее муж, старичок, тоже тут был... и та-а-ак плакал...
  - Ха! Удивила! У меня тут каждую неделю кто-нибудь да помирает. Моника, это жизнь! Трудно, конечно, поначалу, но привыкаешь ко всему. Иди-ка, дорогуша, в кафе и выпей чашечку хорошего, горячего, вкусного шоколада, можешь и две - за меня.
  - Хорошо, - Монике стало легче от родного и бодрого маминого голоса и она заулыбалась. - Я еще должна к хирургу сходить, сказать, что тромба нет...
  - Что-что?! - теперь уже перепугалась мама.
  - Ма-ам! Точно нет! На эхоскопе проверили, к реабилитологу надо.
  - Так, дорогая, завтра идешь в платную клинику и всё перепроверяешь, я вышлю денег.
  - Мам, точно не надо, не могу я у тебя постоянно деньги тянуть, ты там корячишься, таскаешь больных, памперсы меняешь... Нет тромба.
  - Деньги вышлю в любом случае, отнесёшь конфеты реабилитологу или дашь в конверте.
  - Мам, я не умею!
  - Научишься! И купи путёвку в санаторий.
  - Какой санаторий, я не пенсионерка!
  - Ладно, ты у меня умница, будешь знать что делать. Туфли себе купишь на ортопедической подошве, дорогие и качественные. Две пары. Или я тебе здесь лучше куплю. Всё, должна работать, сегодня на ночь позвоню. Целую.
  - Целую, люблю тебя, мам.
  - Я тебя тоже очень люблю. Не забрасывай учёбу! Я же для тебя стараюсь, дочик мой родной!
  Моника чмокнула экран мобильного, облегчённо вздохнула и, прихрамывая, пошла к хирургу. Нога заболела сильнее.
  У кабинета сидел только один парень с журналом.
  - Ну, как? Нет тромба?
  - Нет.
  - Я так и знал, - слегка краснея, улыбнулся он и протянул руку. - Билл.
  "Какой же дурак! Всё сразу портит!" - подумала Моника.
  - Извини. - Парень заметил сердито поднятые брови девушки. - Меня Бенас зовут. Не Билл. Неудачно пошутил.
  - Ладно уж, - смилостивилась Моника. - А меня Моникой назвали еще до событий в Белом доме.
  - Совпадение, бывает. Я тебя подожду здесь, и мы - на "ты", окэй?
  - Окэй, - улыбнулась Моника.
  Получив срочную запись к травматологу, реабилитологу и зачем-то к ревматологу, Моника попрощалась с хирургом ( та так и не сняла тёмные очки) и вышла в коридор.
  - Ну, куда пойдем? - спросил Бенас.
  - Мне ещё надо успеть сегодня к ревматологу, он тут, по соседству, на втором этаже. А потом можем горячего шоколаду выпить.
  - Обожаю горячий шоколад! Ну, что - погнали?
  - Погнали! Хотя я так устала, будто вагон с углём разгружала.
  - А что? Приходилось разгружать? - засмеялся Бенас, поправляя очки и отшвыривая журнал на столик, где лежали рекламные плакаты с новинками фармацевтических компаний. - У тебя какая нога болит? Дай угадаю... Правая?
  - Правая. А у тебя левая?
  - Да! Тогда приклеивайся ко мне в единый организм! Можно твою правую ногу привязать к моей левой и передвигаться только при помощи здоровых ног, - предложил Бенас.
  Моника улыбнулась.
  Фортуна повернулась к Монике лицом - у ревматолога очереди уже не было. Приём прошёл быстро и без эмоциональных осложнений.
  А мир за пределами поликлиники казался населённым абсолютно здоровым и счастливым народом. Светило солнце, отражаясь радостными лучиками в лужах. От нагретого тротуара шёл тёплый запах свежего, недавно закончившегося, дождя.
  Оказывается он мог по-летнему пахнуть! Моника глубоко вздохнула и выдохнула - жизнь продолжалась. Несмотря на усталость, энергия позитивной молодости брала верх над всеми отрицательными событиями дня. Со временем, эта молодая пара обязательно поймёт, что для лечения необходимо обладать железным здоровьем.
   Они всё же забежали в уютное кафе и уселись у окна. Горячий шоколад таял у них на языках, пробуждал вкусовые рецепторы и прокладывал тропинку мимолетного счастья в мозг, окончательно растапливая весь негатив сегодняшнего дня.
  
   Вильнюс, 29 июня 2015
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"