Риц Семён Михайлович: другие произведения.

Еврей -колхозник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  
  Еврей - колхозник
  
  Все имена вымышлены. Совпадения с реальными людьми или событиями случайны.
  
  Глава 1
  Отношение к летним школьным каникулам у Яшки Ривкина, перешедшего в пятый класс обычной городской восьмилетки, было двоякое. С одной стороны, накопилась усталость, и организм требовал отдыха, с другой - предстояла трехмесячная разлука с дворовыми и школьными дружками, которые с первых дней июня разъезжались по всей области на деревню к бабушкам и дедушкам или к другим родственникам. А вот у Яшки родственников в сельской местности не было, да если честно сказать, всех родственников можно было посчитать по пальцам обеих рук.
  - Мам, почему у многих моих друзей есть в деревне родственники, а у нас нет?
  -А ты не хочешь спросить, почему у нас вообще почти нет родственников?-
  по- еврейски отвечая вопросом на вопрос и опередив маму, сказал папа.
  Разумеется, Яшка знал, что его родители, будучи детьми возрастом как сегодня он, были эвакуированы в начале войны : мама с братом, бабушкой и её сестрой- из Гомеля, папа с сестрой и родителями - из Полоцка. Остальные по разным причинам, порой трагическим, не смогли эвакуироваться, и в живых никого не осталось. Вот потому у Ривкиных так мало родственников.
  С первых дней июня Яшка со средней сестрой Ханной, старше его на два года, стали посещать городской пионерский лагерь, расположенный в их родной школе. Старшая сестра Рахель, перешедшая в восьмой класс, по праву старшинства уехала в загородный летний лагерь "Чайка" от предприятия, где трудились их родители. Разумеется вне дома сестры носили совсем другие имена: Рахель была Александрой, соответственно Ханна отзывалась на Анну. Иногда Яшка по забывчивости называл сестер их родовыми именами, что вызывало подколки от одноклассниц, инода даже от преподователей. На следующий месяц Ханна отправлялась по стопам Рахели, а завершать летние каникулы выпало на долю самого Яшки, чему он был весьма рад. Во- первых, он освобождался от опeки сестёр, что было невозможно во время учебного процесса. Рахель проверяла, съел ли он завтрак и не слишком ли быстр на переменах. В конце учебного дня Яшка поступал под надзор Ханны, которая оберегала его от соблазнов сократить путь к дому через лужи и заборы, или, еще хуже, сыграть в футбол с дружками. Нет, она не была против всенародной игры, но не в школьной форме, и ворота не обозначать портфелями.
  Яшка считал часы, когда закончится их с Ханной трехнедельное пребывание в городском лагере. Каждое утро он с сестрой к восьми утра приходил в школу, где собирались такие же бедолаги, не имеющие родственников в сельской местности. После обеда он каждые полчаса спрашивал сестру, который час. Та, поглядывая на новенькие часики, которые ей подарили родители после окончания шестого класса, отвечала: "До конца сегодняшнего заточения осталось..."
  Яшка считал важным, чтобы вожатым его отряда стал молодой парень, который будет с мальчишками ходить на рыбалку. Лагерь "Чайка" располaгался на высоком берегу реки Узолы, по которой сплавляли лес. Недалеко от лагеря находилась биржа, где рабочие связывали бревна в плоты для дальнейшей транспортировки по реке. Для рыбалки удочкой служила обыкновенная рубашка, которая превращалась в своеобразный бредень. Мальчишки разделялись по парам и из- под плотов вылавливали сомов, иногда попадались особи более двух килограммов. Улов отдавался вожатому, который продавал его в близлежащей деревне Смольки. Выручку, за вычетом накладных в виде покупки сигарет для себя, вожатый честно распределял между удачливыми рыбаками. Иной раз за время нахождения на летнем отдыхе можно было заработать восемь- десять рублей. Поговаривали, что мальчишки из старших отрядов домой приезжали на новых велосипедах, но это скорее легенда.
  Когда после летних каникул Яшкины дружки будут хвалиться, как они провели лето, Яшка может смело сказать: "А я работал" и показать для наглядности честно заработанную наличность.
  Казалось, чего проще: купи детям путевки на все лето и пусть набираются сил на свежем деревенском воздухе в отличии от пыльного и шумного города. Но даже если каким- то чудом родителям Яшки удалось бы наскрести денег на путевки, то кто же им даст столько, да на одну семью, да на все лето! Фантастика, не иначе.
  Наконец-то наступила очередь Яшке отправляться на oтдых. Первые мгновения встречи с вожaтым их отряда омрачились тем, что предводителем детворы с пионерским галстуком на шее оказалась молодая девушка Татьяна, знакомая сестры Рахели.
  - Как вы относитесь к рыбалке? - вместо "здрасте" спросил Яшка вожатую.
  - Знаю, знаю, что ты заядлый рыбак, твоя сестра мне говорила. Ты не переживай, буду тебя отпускать с вожатым четвертого отряда Сашкой Томишиным, надеюсь не забыл такого?
  Как же забудешь, в прошлом году Томишин был Яшкиным вожатым, сам любил ловить рыбу и, что самое главное, не имел понятия о накладных расходах, а даже сам иногда подкидывал несколько копеек незадачливым рыбакам, которым не повезло с уловом. В тот год Яшка имел парносэ*, любимое словечко его папы, аж целых двенадцать рублей сорок копеек.
  Татьяна любила водить своих подопечных в деревню, чтобы те знакомились с жизнью сельских жителей. Пришлось ему, в ущерб парносэ, чередовать поход на рыбалку с посещением деревни. И хотя в летний период жизнь в сельской местности замирала ввиду того, что почти все взрослое население находилось в поле, участвуя в битве за урожай, а по деревне бегала такая же ребятня, что и отдыхающие в лагере, разве что без пионерских галстуков, Яшка считал, что время, потраченное на посещение деревни, не пропало даром. Наблюдая за теми немногочисленными взрослыми, которых он созерцал на деревне, он понял, что это открытые и добродушные люди, и, что больше всего поразило Яшку, что селяне первые приветствуют встречного, будь то ребенок или взрослый. Основные продукты питания деревенские не покупают в сельпо, где в основном на прилавках лежали консервы, а из сладостей пылились засахаренные конфеты - подушечки, над которыми полчищами кружились стаи мух, а изготавливают сами. Все эти наблюдения Яшка откладывал в копилку знаний о деревенской жизни и к окончанию восьмого класса считал себя теоретически подкованным человеком для проживания на селе. После восьмилетки он твердо решил, к неудовольствию родителей, пойти учиться на механизатора в ПТУ. Предел его мечтаний- выучиться на тракториста и уже на практике осуществить мечту детства.
  Примечание:
  *Парносэ - доход (идиш)
  Глава 2
  Жизнь вносила свои коррективы. Родители к окончанию Рахели торгового техникума познакомились с шадханом.* Он, в свою очередь, Рахелю с выпускником мединститута Гришей Гринбергом, живущим в верхней части города вместе с мамой Раисой Марковной, учительницей немецкого языка в средней школе. Гришина мама мечтала женить сына на хорошей еврейской девушке из приличной семьи. В общем, интересы совпали, и через полгода для Рахели и Гриши поставили Хупу.** Стоит ли говорить, что обряд еврейского бракосочетания, чтобы не шокировать соседей Гринбергов, проходил втайне на квартире Яшиных родителей. На подходе к Хупе была и другая сестра Ханна. И пока шадхан подыскивал приличную партию для неё, родители надеялись, что к окончанию его поисков Ханна успеет закончить медицинское училище. Все эти шахер -махер, по выражению бабушки, ввергли семью в глубокий финансовый кризис. Чувствуя свою ответственность за будущее старших сестер, Яше пришлось отодвинуть исполнение своей мечты на неопределённое время. После восьми классов он устроился на завод учеником слесаря в ремонтный цех, и по настоянию мамы продолжил учебу в школе рабочей молодежи. При знакомстве со своим наставником на заводе Яша впервые услышал выражение "Еврей-колхозник".
  - Так стало быть ты Мишкин сын будешь? (Хотя по паспорту папу звали Моисей.) - сказал Яше дядя Петя Ушаков, которому предстояло в течение шести месяцев быть его наставником в освоении слесарного мастерства, - Что-то я не припомню, чтобы среди вашего брата работяги были, прямо как в анекдоте о еврее-колхознике.
  - Причём здесь колхозник,- возмутился Яша тем, как принизили мечту его детства.
  - Ты, малец, не перебивай, я много лет на свете живу, много повидал, много знаю, но что-то не встречал среди вашего брата колхозников, да и среди работяг за исключением твоих предков не видовал.
  - Если вы не встречали, это не значит, что их не существует,- возразил Яша.
  - Возможно, - нехотя согласился дядя Петя.- Знаешь, малец, я в сорок втором на фронт попал прямо из зоны, в штpафной батальон, и тоже соплеменников твоих не встречал. Хотя нет, припоминаю, знавал одного, командиром роты у нас был, но это уже после ранения, когда меня из штрафбата перевели.
  - Вы что, хотите сказать, что евреи и на фронте не воевали? -возмутился вконец Яша. - Может вам напомнить, как вы со своими собутыльниками все подначивали соседа по нашему двору Шаю Рудой.
  - А ты откуда знаешь?
  - Папа рассказал.
  - Ну- ну, напомни,- съехидничал дядя Петя.
  Яша напомнил будущему наставнику, что во дворе их дома жил Шая Рудой, невысокий, тихий и чем-то даже неприметный человек. Со всеми был вежлив, всегда первый здоровался. На лацкане его пиджака, который он носил ежедневно, были приклеплены колодки фронтовых наград. Яше отец пояснил, что на кителе, одеваемом бывшим фронтовиком пару раз в год по торжественным случаям, с правой стороны были прикреплены два ордена: Красной звезды и Орден Отечественной войны, а с левой шесть медалей, одна из которых - "За отвагу". Такую медаль вручали не офицерскому составу и, действительно, за героизм.
  Так вот, обычно, возвращаясь домой после работы, Шая нередко натыкался на группу местных забулдыг, которые всегда ошивались у его подъезда и на лавочке распивали водку. Указывая на орденские планки на лацкане пиджака Шаи, дядя Петя спрашивал.: "Ты поди, Шая, на Ташкентском фронте воевал?"Смерив его презрительным взглядом, бывший фронтовик отвечал.: "Тебе, бывшему солдату, не стыдно идиотские вопросы задавать?"
  Каково же было удивление местных пьяниц, когда на Девятое мая они увидели все его регалии. С тех пор больше дурацких вопросов ему не задавали. Позднее, как рассказывал Яше отец, встретив однажды Шаю без своих приятелей, дядя Петя попросил у него прощение.
  И еще вспомнил Яша одну историю, связанную с Шаей Рудым. Была у него дочка с редким по тем временам именем Лея, годков на семь старше Яшки. Взрослые во дворе часто над ним подшучивали: вот вырастешь, и Лейка твоей женой станет. Честно говоря, Яшка и не возражал, уж больно ему нравилось её красивое и необычное имя. Когда Леe исполнилось восемнадцать, она вышла замуж и через некоторое время после рождения ребёнка уехала в Израиль, куда через пять лет уехал и Шая Рудой с супругой. Когда они пригласили его родителей на проводы, те взяли сына с собой. При прощании Шая сказал Яшке: "Учись, Янкель, (так он его называл, вероятней всего, в память о своем отце Янкеле), придет время, и многие наши соплеменники навсегда покинут Советский Союз, и, что бы там ни говорили, а учат здесь хорошо, было бы желание." Как в воду смотрел! Через много лет, когда СССР развалился, разросшаяся к тому времени семья Ривкиных отправилась на Землю Обетованную.
  Яша нашел бы способ отказаться от такого горе -наставника, если бы ни один разговор между отцом и дядей Петей. В начале июня шестьдесят седьмого развязались военные действия между Израилем и Египтом, которые назовут впоследствии "Шестидневной войной". Тогда в советской печати вовсю клеймили "агрессора" Израиль, собирали митинги общественности и.т.д. Яшка с отцом встретили во дворе дядю Петю.
  - Знаешь, Миша, ваши жи..., извини, евреи- такие молодцы, за шесть дней освободили такую большую территорию и, заметь, освободили, а не захватили. Многие наши работяги так думают, а то, что пишут в газетах, так это чепуха на постном масле, не бери в голову.
  - Спасибо, Петр Николаевич, -- впервые Яша услышал отчество дяди Пети.
  Надо сказать, что наставником он оказался отменным.
  - Можно показать ученику, как правильно держать тот или иной инструмент, достаточно одного- двух раз, для особо "одарённых" - пять-шесть.
  С этих слов начал наставник обучение " мальца" Яши, затем, назидательно указывая вверх указательным пальцем, продолжил:
  - Но самое главное в слесарном мастерстве --уметь читать чертежи.Знакомство с чертежом позволит представить изображенные на нем детали: как они взаимодействуют, по какому принципу расположены и многое другое. Внимательное чтение надписи чертежей позволит не только узнать название изделия, рассчитать масштаб, количество одинаковых деталей, вес детали, но и рассмотреть все изображенные на нем детали, которые позволят точнее представить будущую форму изделия в готовом виде, учитывая все требования и стандарты. Это правило я выучил когда сам обучался на слесаря, еще перед войной будучи на зоне, а научил меня разбираться в чертежах один из инженеров, который сидел вместе с нами, урками, за политику. Я могу повторить эту фразу без запинки слово в слово, даже после двух стаканов водки. Запомни, малец.
  И Яша запомнил, и научился разбираться в чертежах, что пригодилось ему в дальнейшем во время учебы в техникуме, а затем и в институте.
  Примечание:
  *Шадхан - сват, посредник при заключении брака в иудаизме.
  **Хупа́, ху́па (буквально "балдахин" или "полог") - балдахин, под которым еврейская пара стоит во время бракосочетания.
  
  Глава 3
  После окончания школы рабочей молодежи Яша поступил в техникум на вечернее отделение. К этому времени Ханна вышла замуж и тоже, как и старшая сестра, переехала жить к мужу в верхнюю часть города. После окончания третьего курса Яшу назначили мастером в сборочный цех. Родители очень гордились успехами своего сына. Единственное, что омрачало отца, - активное участие сына в деятельности комсомольской организации завода, но через эту деятельность Яше повезло прикоснуться к мечте своего детства, познать жизнь сельского труженника.
  В июле семьдесят пятого на время сенокоса на заводе был сформирован отряд рабочих и служащих для помощи в подшефном колхозе имени Сергея Лазо в Навашинском районе. Яша еле упросил руководство цеха отпустить его на сельхозработы.
  - Ты что, не знаешь, кто попадает в такие отряды? - говорил ему непосредственный начальник, - если не последние лентяи, то, по крайней мере, люди, отсутствие которых никак не влияет на производственный процесс.
  Зато в заводском комитете комсомола были очень рады такому добровольцу и назначили его заместителем командира отряда.
  Поселили отряд в местной двухэтажной школе, выделив две классные комнаты, соответственно для парней и девчат. Через полчаса после заселения к командиру обратилась женская часть заводских помощников с претензией на отсутствие постельного белья, а именно наволочек и простыней. "Если к вечеру белья не будет, мы завтра возвращаемся домой",- заявили они. Пришлось Яше с командиром идти в правление колхоза.
  - Зачем вам простыни? - грубо оборвал просителей председатель колхоза. - Посмотрите на молодежь из Мордовии, они рядом с вами живут на втором этаже и никакого белья не требуют.
  - Они у вас за зерно работают, а за белье вы деньги с них требуете. Мы же вам шефскую помощь оказываем за счет нашего предприятия. Может мне позвонить в партком завода?- возразил командир спокойным голосом.
  - Никуда звонить не надо, потерпите до вечера, я этот вопрос улажу, - уже тихо, без грубости попросил председатель.Но при выходе из кабинета он чуть ли не криком бросил им в догонку:- Завтра в шесть, как штык, быть в правлении, будем по бригадам распределять.
  - Если простыни и наволочки привезете, - огрызнулся командир.
  На следующее утро на лужайке возле правления собрались заводские помощники колхозников. Подошли бригадиры, стали осматривать молодых людей. Разве что в рот не заглядывали, - мог подумать человек, наблюдающий эту картину со стороны.
  - Этот цыган у вас откуда?- yказывая на Яшу, сказала молодуха, видимо, одна из бригадирш.
  - Я не цыган,- ответил он.
  - А кто же?
  - Еврей.
  - Оскудела, видать, земля русская, раз евреев на сенокос присылать стали, -засмеялась она, и все присуствующие смехом, к неудовольствию Яши, поддержали её.
  - Ты, цыганок, не серчай, это я так, не со зла, многие у нас в колхозе бывали, но евреев что-то не припоминаю. Ко мне в бригаду пойдешь? На долгие вилы* поставлю.
  - Можно и на вилы, почему бы не поработать,- ответил Яша, хотя и представления не имел, что же это за вилы такие.
  - Звать- то тебя, цыганок, как?
  - Яков Ривкин.
  - Ну точно цыган, имя-то цыганское, а вот фамилия русская,- вновь звонко засмеялась молодуха. - У нас на ферме много лет назад Дуся Ривкина работала, или нет , Рывкина, надо будет в правлении в талмудах поглядеть.
  - Где, где посмотреть? -засмеялся Яша.
  - В талмудах,- ответила молодка, не понимая, почему он вдруг рассмеялся. - Талмуд- это такая большая тетрадь с твердыми корочками, куда записывают все-все, чтобы не забыть, - стала объяснять она, - еще ее называют иногда амбарная.
  - Вот именно, амбарная, а талмуд** - это совершенно другое, но об этом как- нибудь при случае расскажу, если захотите.
  - Вас как по имени - отчеству величают? - в свою очередь спросил Яша.
  - Валька - бригадирша, а отчество мне ни к чему, чай, не барыня.
  - Если не возражаете, буду называть вас Валентиной.
  - Всё, цыганок, хватит лясы точить, работать пора. Постой чуток, я пока еще троих ребят здесь подберу попроще или у вас все такие умные?
  Пока Валентина выбирала парней, Яша вспомнил одну историю из далекого детства. Когда ему было лет около трёх, мама взяла его и сестер на Канавинский рынок для покупки продуктов к семейному столу. Пока родительница торговалась с продавцами, сестры держали маленького братика за руки, чтобы Яшка не сбежал в ту часть рынка, где продавали аквариумных рыбок, котят, щенков и другую живность. В какой-то момент хватка сестер ослабла, чем незамедлительно он и воспользовался. Сестры поначалу сами решили найти брата, но, видя, что их попытки тщетны, со слезами прибежали к маме: " Яшка потерялся! " Она от услышaнного побледнела, схватила дочек за руки, и все трое устремились в тот сектор рынка, где торговали живым товаром. По пути они кричали: - Сынок, Яшка, Яшенька!
  - Мама, вот он! - радостно закричала Рахель, указывая на толпу цыганок с детьми. За юбку одной из них держался Яшка, с любопытством поглядывая на окруживших его маленьких цыганят. Смуглый, с большими карими глазами, да еще вдобавок кудрявый, он мало чем отличался от сверстников этого кочевого народа, разве что одет был не так, как они. С тех пор на рынок Яшку стали брать только если с ними был папа, а у него, как говорится, не забалуешь. Позже, когда Яша рассказывал своим дружкам о проишествии на рынке, в конце этой истории он всегда с улыбкой добавлял: "Вот здесь меня и подменили".
  Долгие вилы очень походили на обыкновенные, только с вытянутыми зубьями, и черенок был раза в два длиннее, чем у обычных вил, для того, чтобы при поднятии сена и заброски его на верх копны можно было тупым концом черенка опереться о землю.
  Поначалу очень болели мышцы, но через пару дней все пришло в норму. Яша мысленно благодарил родителей за то, что в школьные годы отдали его в легкую атлетику и плавание. Высоких спортивных достижений Яша не достиг ввиду отсутствия спортивной злости, как говорили спортивные наставники, но физическая форма его была в полном порядке.
  На третий день, после того как Яша стал сельским труженником, обратил он внимание на ватагу ребятишек, которые приходили на поле и прятались за соседней копной. Периодически выглядывая из-за неё, показывали пальцем в сторону работающих колхозников. Яше почему-то казалось, что взоры ребятни обращены именно на него и несколько раз окидывал себя взглядом, может, что с одеждой не так или еще что. В перерыве бригадирша сказала, что, действительно, ребятишки приходили посмотреть именно на Яшу. Уж больно им было интересно, что это за люди такие - евреи.
  Яша размышлял: - третья четверть двадцатого века заканчивается, в космос летаем, американцы даже по луне прогулялись, да и телевизоры во многих домах имеются. Интересно, как себе дети представляют еврея, с рогами и хвостом? - такие мысли оставляли неприятный осадок в душе новоиспеченного колхозника.
  После обеденного перерыва ребятишки исчезли, видимо, убедились, что человек неведомой доселе национальности ничем не отличается от окружающих.
  После работы все спешили занять очередь в душ. При школе имелась только одна душевая кабина, и ждать приходилось не менее двух часов. Яша выпросил у колхозников две большие плоские банки из -под селедки иваси, ножом проделал отверстия, повесил на дерево и подвел шланги с водой. После этого парни мылись только в этой самодельной душевой, которую колхозники окрестили цыганской. Через три дня и девушки потребовали себе один такой душ, так как в школьной им было жарко, и вообще, где они еще могли покрасоваться своими купальниками и стройными фигурками. В отличие от колхозников девушки назвали это "чудо" гигиены "Яшкин душ."
  Вечерами заводская молодежь в школьном дворе устраивала танцы под магнитофон и гитару, на которой неплохо играл один парень из отряда. Подтягивались и местные молодые люди, знакомились, танцевали, разговаривали. Сельские парни флиртовали с городскими девчатами к неудовольствию местных. Яша еще раз убедился в открытости и дружелюбии, незлобивости колхозников.
  Примечание:
  * Долгие вилы - сельскохозяйственный переносной ручной инструмент, используемый крестьянами в сельском хозяйстве для погрузки и выгрузки сена и других продуктов сельского хозяйства.
  ** Талмуд - многотомный свод правовых и религиозно-этических положений иудаизма.
  
  Глава 4
  Поле, душ ,танцы. Так незаметно, без выходных, пролетели три недели. Правление колхоза решило устроить торжественное мероприятие по поводу окончания уборочной страды с награждением отличившихся. Яша в душе надеялся, что и его скромный вклад на поле останется отмеченным, ведь он так старался!
  - Награждается гpамотой за отличную работу заместитель командира отряда Яков Рывкин, - зычным голосом объявил секретарь колхозного парткома. По пути к трибуне Яша лихорадочно придумывал слова благодарности, которые он скажет в ответ на вручение грамоты.
  - Моя фамилия Ривкин, - сказал он и посмотрел на ведущего. Тот уткнулся в список, и в этот момент у Яши вылетели из головы те ответные слова, которые он хотел произнести, и, чтобы не затягивать паузу, он возьми да ляпни: - Вы знаете самый короткий анекдот из двух слов?
  - Какой? Нет. Не знаем. Не томи. Знаем - вечно живой,-- pаздались выкрики из зала.
  Яша глубоко вздохнул, затем ткнул пальцем себя в грудь и торжественным голосом произнес.
  - Еврей - колхозник. И это уже не анекдот.
  Тишина, смешок, хохот, переходящий в аплодисменты. Сквозь шум ведущий объявил имя следущего счастливчика. Командир отряда, сидящий в президиуме собрания, показывал в сторону Яши кулак, и улыбка на его лице отсутствовала.
  После собрания к Яше подошла Валентина- бригадирша..
  - Я знаю анекдот из одного слова.
  - Интересно, какой же?
  - Родил!
  В это время командир, взяв за гpудки парня из отряда, требовал объяснений от него, почему он на Яшин вопрос крикнул "Знаем!"
  - Что ты имел ввиду, когда орал "вечно живой"?
  Подчиненный, ухмылясь, ответил: - Пролетариат, а вы о чем подумали?
  - Ладно, шутник , дома поговорим, и с тобой тоже, - повернушись в сторону Яши, сказал командир.
  На следущий день, после выхода Яши на работу, вызвали его в заводской комитетет комсомола.
  - Что ты там говорил на собрании в колхозе?- cпросил первый секретарь.
  Яша рассказал о событии того вечера.
  - Сам-то понимаешь, что это антисоветчина?- cказал вожак заводских комсомольцев. - Ты, Яша, парень хороший, но как умный человек да еще с пятым пунктом в паспорте должен быть осторожным в своих высказываниях.
  Затем секретарь подошел к двери, проверил, плотно ли она закрыта, подумав несколько секунд, для надежности провернул ключ.
  - Надеюсь, это останется между нами. Слышал я недавно один анекдот, как раз подходит к нашему разговору.
  "Идет собрание колхоза. Выступает мужик:
  - Был у соседей, видел у них нутрий. Нутрия - это богатство: мясо, шкуры.
  По второму вопросу - "Разное" - слово взял Хаим:
  - Мужики, подпишите мне заявление о том, что я в колхозе не нужен, хочу за границу уехать.
  - Что ж,- слышится ответ,- ты хороший еврей, мы не против.
  - Мужики, да я вам свой дом оставлю, пусть это будет колхозный Дворец культуры, дача моя на Черном море будет колхозным пансионатом, каждому по тысяче рублей дам, только подпишите.
  Снова встает оратор:
  - Мужики, к черту нутрий! Давайте евреев разводить!"
  - Анекдот, который вы мне рассказали, самая настоящая глупость и прямая антисоветчина, - ответил на услышанное умный человек Яша, обладатель пятого пункта в документе, удостоверяющем личность советского гражданина.
  Если бы знал секретарь, каких невероятных усилий стоило комсомольцу Ривкину не росхохотаться вместе с ним.
  Однажды на заводском дворе встретил Яша командира.
  - Привет, Яков, как дела? - как ни в чем не бывало приветствовал он его.
  - Привет,- сквозь зубы ответил Яша.
  - Помнишь "Яшкин душ"? - как бы не замечая недружественного ответа на свое приветствие, спросил он.
  - Было такое.
  - Слышал недавно анекдот на эту тему.
  "Отправили еврея в колхоз. Дают ему тяпку. А он: " А нельзя ли к ней какой-нибудь моторчик приставить?.."
  - А где вы видели тяпку с моторчиком?..
  - А где вы видели еврея с тяпкой?!.."
  Сделав наигранное испуганное лицо и озираясь по сторонам, Яша сказал негромко:
  - Я так понимаю, ты мне антисоветский анекдот рассказал?
  С испугом в глазах, и уж точно не наигранным, почти шёпотом...
  - Ты чтo, Яков, я пошутил, и вообще, если хочешь знать, у меня папины родители тоже евреи.
  - Даже так! - yдивленно ответил Яша. - Тогда слушай.
  "Приезжает инспектор из Киева в Одесскую синагогу. Походил, посмотрел. Не к чему придраться. А очень хочется. Заметил не догоревшие свечи.
  - А куда вы деваете огарки свечек?
  Раввин:
  - Отправляем в Киев, нам потом присылают новые свечи.
  - А вот у вас крошки от мацы. Как они используются?
  - Собираем, отсылаем в Киев. Потом получаем свежую мацу.
  - А обрезание делаете?
  - Делаем.
  - А куда деваете то, что остается?
  - Отсылаем в Киев. Нам потом присылают таких вот, как ты..."
  - Не смешно,- резюмировав услышанное, сказал командир.
  - Но очень похоже на правду.
  Яша посмотрел на часы, показывая этим, что очень торопится , и, не протягивая руки для прощания... - Бывай здоров, не стучи, т.е .не кашляй.
  С того времени Яше больше не пришлось побывать на сельхозработах, но в течениe семи лет, вплоть до женитьбы, каждое лето ездил он вожатым в пионерский лагерь " Чайка".
  В начале девяностых, собираясь выехать со всем семейством на Землю Обетованную, положил в чемодан, наряду с другими важными бумагами, грамоту за сенокос семьдесят пятого.
  - Пап, что ты за документ так внимательно рассматриваешь? - cпросил его младший сын Мотя.
  - Понимаешь, сынок, это память...
  - Это не только память,- вмешалась в разговор супруга Лиза, выпускница факультета "Финансы и кредит " Нижегородской сельхозакадемии. - Глядя на этот документ, чиновники в Израиле сразу определят нашего папу на работу в кибуц* и исполнится мечта его детства.
  Что такое кибуц объяснять Моте не требовалось, потому как его старшая сестра Гила вот уже год училась и работала в одном из них, близ города Нагария, когда уехала в Израиль по специальной программе для еврейской молодежи. Лиза нежно обняла сына и мужа, они молча постояли непродолжительное время, а потом вместе засмеялись. И слышалось в этом смехе горечь разлуки с родиной и с несбывшимися мечтами, и тревожное ожидание будущего..
  Примечание: Кибу́ц (также киббуц) - сельскозозяйственная коммуна в Израиле, характеризующаяся общностью имущества и равенством в труде и потреблении
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ю.Эллисон "Между льдом и пламенем 2, или Как достать ректора" (Любовное фэнтези) | | П.Працкевич "Код мира (6) - Хеппи-энд не оплачен?" (Научная фантастика) | | Т.Серганова "Обрученные зверем 2" (Любовное фэнтези) | | П.Працкевич "Код мира (2) - Между прошлым и новым" (Научная фантастика) | | Ю.Меллер "Во славу человечности!" (Любовное фэнтези) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1" (Киберпанк) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность" (Боевая фантастика) | |

Хиты на ProdaMan.ru ��Дочь темного мага��. Анетта ПолитоваОфисные записки. КьязаСчастье по рецепту. Наталья ( Zzika)Волчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеЛюбовь по-драконьи. Вероника ЯгушинскаяПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаВ объятиях змея. Адика ОлефирСнежный тайфун. Александр Михайловский
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"