Ридан Лиев: другие произведения.

Древний

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 5.27*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая часть романа, а может отдельная повесть пока не решил. Закончено, но правки будут вноситься

  Голова болела, как после ну очень сильной пьянки, вот только он точно помнил, что вчера ничего спиртного не пил, вообще... или все же пил? Нет точно не пил, ни вчера, ни позавчера, да и вообще последние несколько недель было не до этого, работа, работа и еще раз работа, когда-то в молодости он, наивный, думал, что уйдя в бизнес заставит работать на себя других, а сам будет только снимать барыши, блажен кто верует.
  Руки, как могли сильно, растирали виски, лицо, лоб, но пульсирующая в черепе боль не стихала. Прислушавшись к ощущениям понял, что дело точно не в похмелье, боль немного другая, на порядок сильнее да и "сушняка" совсем не было.
  Прекратив малоэффективные попытки помочь голове, оторвал ладони от лица и мгновенно забыл о боли. Руки были чужие. Позже он так и не мог вспомнить как долго тупо смотря на эти чужие руки выискивал отличия: моложе, но в то же время гораздо более мозолистые, явно привыкшие к тяжелой работе, волосы на предплечьях светлее .
  На ум приходили какие-то глупые комедии, но вот смешно не было совсем. Было страшно, очень страшно, по-настоящему страшно, страшно как никогда. В бурной молодости ему несколько раз приходилось заглядывать в глаза смерти, тогда тоже было страшно, кто не боится костлявой? (Ах вы? тогда повторите то же самое глядя в ствол направленного на вас пистолета на краю вырытой для вас могилы, там где ни ваши крики, ни выстрелы никто не услышит, получилось? и голос не дрогнул? и внутри ничего не ёкнуло? тогда советую обратиться к психотерапевту, потому, что нормальный человек должен бояться смерти, это абсолютно здоровый инстинкт.) Только тот страх был совсем другой, тот страх побуждал искать выход любой ценой, сейчас же страх был панический, мозг не старался найти выхода, будто его просто не существовало.
  Кое-как справившись со страхом он оторвал взгляд от своих ладоней и расхохотался громким истерическим смехом поражаясь своей невнимательности: только сейчас он заметил, что находится совсем не в той комнате в которой вчера (вчера ли?) заснул. Смеялся он долго и к концу даже с удовольствием, смех хорошо помогал в борьбе со страхом и к концу уже мог более или менее здраво рассуждать. Отсмеявшись, наконец, решил сделать то, с чего собственно и следовало начать, а именно: встать и осмотреть помещение, в котором находился.
  Комната была будто из недорогого исторического фильма, правда с эпохой он не определился, склоняясь скорее к первой половине века двадцатого. Помещение было достаточно просторным (никак не меньше двадцати пяти квадратных метров, мелькнуло в голове), стены, пол и потолок из досок, окон не было, из освящения две керосиновые лампы одна на столе, а вторая, шахтерская, подвешена под потолком. Окон не было, дверь сбитая из крепких досок и имевшая крупный замок, открывающийся с обеих сторон ключом, и красивую медную ручку в форме головы какого-то неведомого чудовища, была плотно закрыта. Вся мебель деревянная, из настоящего дерева, а не то безобразие из опилок которым торгуют большинство магазинов, достаточно грубо сбитая, однако на некоторых её деталях было какое-то вялое подобие резьбы. Впрочем из мебели тут была только кровать с которой он встал, небольшой стол, один табурет и пара пустых полок. В углу на стене обнаружился предмет который его интересовал больше всего: завешенное тканью зеркало, причем завешено оно было так, чтобы открытым оставался один нижний угол, с первого взгляда было заметно, что завесить так случайно было крайне сложно.
  -Решили пожалеть моё душевное здоровье? А угол не завесили потому, что показалось, иначе я его не найду?
  Зеркало было каким-то мутноватым, вставленным в тяжелую фигурную рамку из бронзы. Из зеркала на него смотрел юноша лет девятнадцати, высокий, худощавый, светловолосый, сероглазый, загорелый, с коротко под расческу стриженой головой. Из одежды на нем были только не слишком чистые штаны из грубой ткани, и можно было хорошо рассмотреть тело: жилистое без капли лишнего жира, с несколькими шрамами, сползавшими на бока со спины. Подняв руки и повернувшись боком, он их внимательно осмотрел: похоже на след какого-то кнута или плети, шрамов было не много, и очень похоже, что они были старые. Парню не повезло с родителями? На шей был еще один предмет одежды, если конечно так можно назвать кожаный ошейник, нет никаких намеков на садомазохизм в нем не было, просто мягкая коричневая кожа, с истертыми краями плотно прилегающая к шее, из украшений только вышитая белыми нитками надпись: "собственность вольного мага Архимеда". Мага? Проведя по ошейнику пальцами он с удивлением обнаружил, что ни застежек ни приспособлений для крепления цепи нет, впрочем удивляться у него уже не было не сил, в конце концов то, что он оказался в другом теле надо было как-то объяснить, а чем спрашивается магическое объяснение хуже прочих? Нереалистично? Сам по себе, перенос из тела в тело тоже нереалистичен, следовательно, и объяснение должно быть соответствующим.
  Удивиться еще раз все же пришлось когда до него дошло, что только что прочтенная им надпись была не на русском, то есть буквы то русские, а вот текст: "Собувешь вольна магика Архимеда". И ведь что интересно, никакого языка кроме русского он никогда не знал, а надпись понял сразу, или это от памяти паренька осталось? И что, кстати за язык такой? явно славянский, а вот какой именно неясно, впрочем в языках он не разбирался и потому решил в пустую не теоретизировать.
  Смотря на свое новое тело в зеркале, подумал, что это какой-то глупый сон и хорошо бы побыстрее проснуться. Вспомнил, что в таких случаях советуют больно ущипнуть себя, не помогло.
  Убедившись, что всё вокруг не сон, а если и сон, то проснуться у него не получается, решил выйти из комнаты и найти кого-нибудь кто мог бы ответить ему на накопившиеся вопросы. Оказавшаяся запертой дверь огорчила его не сильно, сделав несколько шагов назад, он оттолкнулся от стены и разбежавшись ударил ногой чуть выше и правее замка, жалея только, что на ногах нет тяжелых ботинок. После чего, понял сразу в две вещи: во-первых, дверь действительно очень крепкая, удар не произвел на неё никакого эффекта, во-вторых, новое тело, хотя гораздо моложе, тренированно гораздо хуже старого, вдобавок к голове, теперь и нога болела немилосердно.
  Сильно хромая он сел на кровать, мыслей, что делать не было совершенно, зато очень захотелось спать. Закрывая глаза подумал, что если это сон, то заснув во сне, он сможет проснуться, кажется об этом он когда-то читал, или видел в кино, а может он просто сошел с ума и сейчас ему сделали укол какой-то успокаивающей дряни?
  Надежды на пробуждение в своей постели или хотя бы в палате сумасшедшего дома не оправдались, он был все в той же неизвестно чьей комнате, все в том же, неизвестно чьем теле, все с тем же ошейником, гласящим, что он является собственностью мага с древнегреческим именем, на шее. В голове мелькнула мысль, что это не он, а только ошейник является собственностью Архимеда. Мысль вызвала лишь легкую улыбку, так и не успев перерасти в надежду, оптимистом он никогда не был.
  Несмотря на то, что спал он судя по всему не долго, головная боль, как и боль в ноге прошли бесследно, что несомненно, было переменой к лучшему, пессимистом он тоже не был, и поэтому во всем пытался найти и плюсы, а стоило немного принюхаться, как стало ясно: исчезновение боли было не единственной переменой к лучшему, доносившийся до ноздрей запах вкусной еды не с чем нельзя было перепутать.
  Похоже, кто-то умудрился накрыть стол, пока он спал. Учитывая, что сон у него всегда был чутким, предположил, что без помощи ворожбы тут не обошлось. В голову пришли мысли о попытках отравления или накачивания наркотиками, однако эти мысли были быстро отметены, тому, кто смог засунуть его в чужое тело (в том, что это работа мага Архимеда сомнений почти не было) в таких примитивных методах нет необходимости, или есть? Хотя зачем травить того кто и так твой пленник?
  На небольшом столе были расставлены несколько глиняных(он уже не удивлялся архаизму) тарелок на которых лежали: большая мясная отбивная с гарниром из жаренной картошки, две небольшие лепешки, квашенная капуста и соленые огурцы, в металлической кружке накрытой специальной крышечкой было пиво. Рядом лежали грубоватая трезубая вилка и нож, причем нож не столовый, а острый (ну почти) кухонный. Чей-то недосмотр? Неосторожность? Или просто могучий маг Архимед не боится ножей?
  -По крайней мере, голодом меня морить не собираются. - Сказал он потолку.
  Обед был в меру горячим, а пиво в меру холодным. И все было вкусным: мясо сочным и буквально таящим во рту, картошка зажаристой со всех сторон, но не подгоревшей, капуста и огурцы хрустели, а пиво было мягкое без всякого намека на кислятину или спирт во вкусе и запахе. Благодать!
  Стоило, поев откинуться на спинку стула мысленно поблагодарить неизвестного похитителя за вкусный обед, спину ожог чей-то очень тяжелый взгляд. Рука сама легла на рукоятку так неосторожно оставленного ему ножа, ошейник ответил незамедлительно: полоска кожи сжалась на шее став при этом раскаленной. Как кожа может быть раскаленной? Он не знал, но нестерпимая боль в шее говорил, что может. Похоже на этом куске кожи кроме идиотской надписи была еще и какая-то магия, или как тут называлось то, чем занимаются маги: колдовство, ворожба, заговор. В том, что дело в чем-то сверхъестественном сомнений не было.
  Выронив нож, пленник поднял руки, надеясь, что в этом месте жест поймут хотя бы примерно правильно: был неправ, погорячился, осознал, исправлюсь.
  Ошейник перестал жечь так же быстро, как и начал, боль прошла мгновенно. В голове мелькнуло, что так не бывает и пальцы бросились ощупывать шею, пытаясь пролезть под проклятую кожаную полоску в поисках следов ожогов.
  -Ожогов не будет, вообще никаких следов.- Голос Архимеда звонким и каким-то мальчишеским, что с образом могущественного мага похищающего людей из других пространств никак не вязалось. Впрочем, до этого он не встречал ни одного мага, и как именно должен выглядеть зловещий колдун мог только догадываться. - Никто не хочет портить собственность.
  Быть собственностью ну очень, не хотелось, однако альтернативы пока видно не было. Он знал людей, которые попытались бы доказать, что собственностью не являются, пытаться объяснить, что один человек, не может объявить себя владельцем другого, читать лекции о ценности свободы и жизни каждого человека, ну или хотя бы попытались высказать похитителю, все, что они о нем думают совершенно не стесняясь в выражениях. Глупо... Ясно же, при попытке бунта его придушат, стараясь причинить как можно больше боли жаром колдовского ошейника, а если понадобиться убьют, а потом, лишь вздохнут об утери "ценной собственности". С работорговцами и похитителями ему встречаться приходилось и сомнений что с ним поступят именно так, не было.
  Развернувшись на табурете, наконец, взглянул на своего "владельца". Внешний вид полностью соответствовал голосу: паренек лет семнадцати (впрочем, одернул он себя, маги могут выглядеть моложе своих лет, самому недавно стукнуло сорок пять, а сидишь в теле парня лет девятнадцати), среднего роста, полноватый, с аккуратно подстриженными светлыми волосами. Зато одежда действительно соответствовала образу грозного мага: мантия бардового цвета была расшита золотом, орнамент состоял из каких-то загадочных символов, отдаленно напоминавших ему скандинавские руны про которые как-то читал статью в каком-то журнале. Больше всего хотелось свернуть шею щенку, возомнившему себя его хозяином, но неизвестно как поведет себя ошейник, да и уверенности в том, что удастся свернуть шею могущественному магу (не будь он могущественным, не смог бы похитить человека и поместить в чужое тело) не было. Вместо этого пленник просто спросил:
  -Маг Архимед я полагаю? - удивление тем, что может говорить на незнакомом языке, он не испытывал.
  -Верно. Приветствую тебя Древний! - Пафоса в последних словах было столько, что юноша стал похож не на мага, а на жреца какого-то древнего бога, из очередной секты вымогателей обещающей спасение за скромную плату в размере всего имеющегося имущества.
  -Простите, не понял Вас. Вы меня ни с кем не перепутали? - С человеком способным причинять боль и скорее всего, убивать силой мысли надо всегда быть предельно вежливым, даже если он несет полный бред.
  Маг к его удивлению рассмеялся.
  - Конечно! Древние же не могли называть себя Древними, и даже знать, что их так назовут потомки. Как тебя зовут?
  - Сергей. Где я?
  - Я вытащил тебя всего за один или два года до Войны приведшей Лиса... Значит, ты жил примерно шестьсот тридцать шесть лет назад.
  - Это будущее?- Меньше всего обстановка напоминала ему будущее, как он его представлял, скорее какую-то параллельную вселенную законы которой допускают существование магов и волшебных рабских ошейников. Война упомянутая Архимедом могла привести к упадку цивилизации, что объяснило бы обстановку в комнате, в последние годы ему попадалось много книжек на эту тему, но как объяснить наличие магии? Об этом Сергей и решил спросить своего пленителя:
  -Вы точно ничего не путаете? Может вы перепутали, и перенесли меня из другого Мира?
  - Ты смеешь сомневаться в моем Мастерстве? - Маг вспылил Сергей уже ожидал наказания, но ошейник никак не прореагировал, а Архимед быстро сменил гнев на милость.
  -Кажется понимаю, в твое время ведь не было магов?
  -Были люди, называвшие себя так, но способные делать вот такие вещи - он многозначно провел рукой по своей шее - нет. Даже ничего похожего.
  -Странно, что они вообще что-то могли делать, наверное, это были Великие Мастера, или просто шарлатаны. До войны приведшей Лиса наш Мир был отрезан от магического потока, лишь единовременная смерть многих миллионов смогла пробить ему путь.
  -Войны приведшей Лиса? Уважаемый Архимед, не могли бы Вы объяснить подробнее?- Сергей говорил медленно, стараясь неудачным выражением не разозлить собеседника. Именно маг сейчас хозяин положения, передумай он рассказывать об этом Мире и получение информации придется отложить на неопределенный срок.
  Архимед, похоже, был любителем поговорить и продолжил свои объяснения, как ни в чем не бывало. Впрочем, может ему просто не хотелось иметь раба не понимающего, что вокруг происходит?
  - Обращайся ко мне Хозяин.
  -Хорошо Хозяин. - Слово далось с трудом, и про себя он решил, что убьет юного мерзавца, при первой же возможности.
  - Жрецы говорят, что Древние прогневали Великого Хозяина, забыв возносить ему хвалу и перестав бояться его гнева, и он наслал на них Толстого Лиса, но образованные, - при этом маг многозначительно улыбнулся, - знают правду. Война велась Древними с помощью оружия достаточно ужасного, чтобы мгновенно разрушать города способные вместить население нескольких губерний. После применения этого оружия на месте тех городов земля была отравлена еще многие годы, но самым страшным была Большая Зима пришедшая вслед за войной, солнце не выглядывало из-за поднявшихся черных туч несколько лет, холод и голод убили в разы больше чем самое ужасное оружие Древних. Гибель каждого человека приводит к выбросу остатка жизненных сил, у стариков их меньше у молодых больше, поэтому на месте крупных битв порой случаются магические аномалии. В Мире, который был отрезан от магического потока, это обычно не заметно, но в тот раз погибло слишком много людей, в один день погибло больше, чем сейчас, наверное, живет на всей планете, миллионы гибли одновременно в одном месте, неконтролируемые потоки жизненной энергии пробили барьеры, ограждавшие наш Мир от магических потоков. Теперь у чувствительных к магии людей появилась возможность колдовать. Я понятно объясняю?
  -Выходит война, и гибель миллионов принесла благо? - Мысленно он уже видел картины ядерных грибов поднимающихся над городами -милионниками, убивающими десятки, сотни миллионов человек, ядерную зиму убившую еще больше, и приход магии давшей некоторым людям сверхспособности, которые они судя по всему направили на порабощение других.
  -Магам да, вот только стать настоящими магами, - парень похоже сильно гордился собой,- могут лишь избранные. На элементарные заговоры способны многие, но от утерянных технологий Древних пользы им было бы гораздо больше.
  Сказав это, маг впился глазами в своего раба.
  - Так ты хочешь получить знания древних? - Сергей широко улыбнулся.
  - Конечно! С их помощью я стану самым богатым и влиятельным человеком Мира! А ты, ты сможешь просить у меня всего, на что хватит твоей фантазии!
  Пленник рассмеялся, он смеялся долго и совершенно искренне. Юный маг уже видевший себя властелином Мира смотрел на него удивленными и по-детски обиженными глазами.
  - Ты не хочешь выдавать мне тайны? Я могу получить их с помощью пыток и заклинаний. - Впрочем, уверенности в этих словам не хватало, угроза прозвучала скорее как вопрос.
  - Нет, не сможешь. - Сквозь смех ответил Древний.
  -Почему? - Архимед был серьезно озадачен.
  - А я их просто не знаю!. - Смех Древнего стал почти истерическим.
  Молодой маг был шокирован: выпученные глаза, беззвучно открывающийся и закрывающийся рот, выражение лица прямо таки кричащее: как же так? это не честно!
  - Не знаешь?
   - Нет! - отсмеявшись, ответил пленник.
  - Как? Как такое возможно?
  -Просто! Тебе нужен был какой-нибудь ученый, или инженер, а ты ведь вытащил первого попавшего Древнего? Я прав?
  - Да первую попавшую душу из созревших, чтобы не вытянуть ребенка. Учитель не предусмотрел возможности внимательно изучить душу заранее.
  - Учитель? - Меньше всего хотелось появление еще одного мага более могущественного и главное умного.
  - Да это он создал ритуал позволяющий вытащить душу из Древнего, а ритуал помещения души в новое тело существовал давно. К сожалению, он не успел провести этот ритуал, сначала долго тянул, а потом его убили. Теперь я понимаю, какие изменения он хотел внести.
  Признание юного мага многое ставило на свои места. Похоже Архимед был недоучкой решившим в один миг стать Властелином Мира- то есть дураком, причем дураком полным, которому скорее всего жить осталось не долго, потому, что чрезмерно амбициозные дураки долго не живут. Одна беда: именно этот дурак был его хозяином, обладателем права казнить и миловать. Значит надо показаться ему полезным, иначе можно и не выйти живым из этой комнаты. Решит маг, что от такого раба толку не будет, что труд его был бессмысленен и испепелит, или как тут у магов принято убивать? Хотя если решит, что пленник знает тайны, но молчит будет еще хуже, гораздо хуже.
  - Понимаете, у нас, у Древних, было много, очень много полезных и могущественных вещей, но я к сожалению, не знаю, как они устроены и не смогу их воссоздать. Во всяком случае, ничего по-настоящему могущественного, может быть какие-то мелочи. - В голове мелькнула мысль, что чем-то он все же может быть полезен, ведь неизвестно насколько упал здесь уровень технологий. Что-то простое он вполне мог бы создать, а если не создать, то навести на нужную мысль, указать, в каком направление искать.
  - Ты же использовал могущественную технику Древних!
  - Да, использовал. Я знаю, как её включать, выключать, заставлять её делать то, что нужно, но не знаю, как её создавать. Создавали её другие, придумывали ученые, собирали инженеры на заводах, знаешь, что такое завод?
  -Конечно! Мы не дикари! В свободных городах есть заводы.
  А вот это уже плохо, если есть заводы, значит, прогресс шагнул уже достаточно далеко, и полезных советов удастся дать гораздо меньше. В слух Сергей сказал совсем другое:
  - Хорошо, и что у вас каждый сможет построить завод и организовать производство?
  - Нет конечно... - похоже маг осознал наконец свою ошибку. Впрочем, почему, наконец? Сергею приходилось встречать множество людей, которым на осознание понадобилось бы гораздо больше времени. - Что-то же ты должен знать и уметь? Чем-то же ты там занимался? Университет щедро платит за любую крупицу информации о Древних.
  Пленник на секунду задумался, какую часть правды стоит говорить, но взглянув в глаза, смотревшего на него, мага внезапно для самого себя выложил всю правду максимально коротко и ясно:
  - Учился в школе десять лет, плохо, два года служил в армии, воевал, тринадцать лет был бандитом, занимался вымогательством, обманом, изредка убийствами. Двенадцать последних лет занимался торговлей, первые два года продолжал активно сотрудничать с бандитами. Серьезно занимался рукопашным боем и стрельбой.
  Похоже, Архимед применил какие-то колдовские штучки, чтобы вытащить правду. Может оно и к лучшему, неизвестно мог ли маг отличать правду ото лжи и как именно он отреагировал бы на попытку обмана.
  - Потом расскажешь подробнее, новый способ обмана может оказаться полезен. - Юный маг, судя по всему, был очень практичен, а это давало надежду, что убивать сразу он не будет. - Ты хороший воин?
  Сергей серьезно задумался. С детства он занимался боксом, в восемнадцать лет был кандидатом в мастера спорта. Служил в ВДВ, воевал в Афганистане и там многому научился. В банде, куда он попал после армии, было много самбистов, борцов и каратистов, которые с удовольствием показывали приемы другим и учились сами, был даже один мастер спорта, которому бригадир поручил следить за физической подготовкой остальных. Пострелять в свободное время, которого обычно было достаточно, он тоже любил. Даже став бизнесменом регулярно уделял время стрельбе и рукопашному бою, может меньше чем следовало, но все же никогда не забрасывал. Если к этому прибавить новое тело, которое было молодым и судя по-всему сильным ответ был положительным. Однако было одно но:
  - Каким оружием здесь воюют?
  -Винтовки, револьверы, пушки, сабли. Кавалеристы иногда еще используют пики.- Архимед вопросу не удивился.
  - Стреляю хорошо, но не из пушек, на саблях никогда не рубился, пику в руках не держал, на лошадях не ездил. Рукопашным боем владею хорошо, на ножах и штыках биться тоже смогу, особенно если новое тело потренировать. Кстати чье оно?
  - Одного раба.
  - Он мертв?
  - Конечно, две души в одном теле это безумие. Зачем мне нужен был безумец?
  - Знание языка передалось от него?
  - Да.
  - Какие-нибудь еще навыки мне передались?
  - Не знаю, наверное, те, что были для него так же естественны, как речь. Он был неплохим наездником, так, что может ты и на лошади кататься научился.
  Похоже, о технике ведения допросов маг представления не имел, слишком легко удавалось перехватывать инициативу.
  Архимед надолго замолчал, похоже, маг думал, какую пользу можно получить от Древнего, на поверку оказавшемся бесполезным и ни в чем полезном не разбиравшимся то ли бандитом, то ли торговцем. Ничего не придумав, он спросил:
  - Ты еще что-нибудь полезное умеешь?
  - Послушайте, я ничего, абсолютно ничего не знаю об этом Мире, поэтому не могу знать, какие навыки могут быть полезны.
  -Натренируешь тело, сможешь быть телохранителем?
  - Может и не самым лучшим, но смогу, но мне кроме тренировок еще кое-что понадобиться. - На самом деле с особенностями работы телохранителя он был знаком лишь понаслышке, но очень не хотелось быть совершенно бесполезным. Кроме того идея улучшить свою боевую подготовку в сложившихся условиях казалась ему крайне полезной.
  -Что именно?
  -Книги по современной технике ведения боя: уставы, наставления, учебники, или как они сейчас называются?
  -Читать умеешь?
  -Умею, алфавит тот же, а язык я знаю. - Похоже, этой наукой тут владели немногие, хорошо, Сергей поставил себе плюсик, уметь то, что не умеют другие это всегда хорошо, ну или почти всегда.
  - У меня есть, вечером принесу.
  - Оружие, и побольше боеприпасов.
  -Будут.
  -Информация о современном Мире, особенно обо всех силовых организациях, обо всех потенциальных опасностях.
  - Разумно, что-нибудь еще?
  - Пока не знаю, подумаю, скажу.
  - Хорошо, еще тебе необходимо обучиться верховой езде. Запасные кони у меня есть, Обучать будет Машка.
  -Машка? - Слышать обычное имя в столь необычных условиях было как-то странно.
  -Да, она рабыня, как и ты, только из этого времени - Архимед рассмеялся собственной шутке.
  -А Архимед Ваше настоящее имя?
  -Конечно, то есть это имя, взятое мною при посвящение.. - Увидев непонимающий взгляд, маг покровительски улыбнулся, - ну да ты же не знаешь самых простых вещей. Когда ученик становится полноценным магом, он берет себе новое имя, чаще всего какое-нибудь редкое. Это символизирует отречение от старой жизни. Надо будет приказать Машке объяснить тебе элементарные вещи. Еще я дам тебе несколько книг, по современной истории и географии. Прочти их в первую очередь.
  -Хорошо.
  -Ты должен говорить не хорошо, а слушаюсь! - ошейник немного нагрелся и несильно сжал горло.
  -Слушаюсь, - похоже забывать о том, что теперь он является вещью не стоит.
  -Маше не говори кто ты. И вообще никому, ясно? - Внезапный приступ гнева мага прошел сам по себе, или это был не гнев а "педагогическое внушение?"
  - А если спросит? Ей ведь будет интересно, откуда взялся человек незнающий элементарных вещей?
  - Избей, но сильно не калечь и лицо постарайся не трогать Пару сломанных ребер, я легко починю. - Посмотрев в глаза мага, Сергей понял, что он не шутит, а совершенно серьезно предлагает избить женщину за естественное, человеческое любопытство, и абсолютно не сомневается в правильности своего решения. Интересно это он такой отморозок, или здесь такое поведение естествено? Да уж о новом Мире придется узнать много нового и интересного.
  -Может, вы просто прикажете ей е спрашивать. Она же послушает Вас?
  -Послушает, конечно, но если вдруг, избей. Понял?
  -Понят, изобью.
  -Еще, об ошейнике на твой шее. Его называют "рабским", обычно такие надевают на особо ценных рабов, но я их сам зачаровываю и могу позволить себе надевать на каждого раба. Очень удобная вещь! Во-первых: достаточно одного усилия мысли хозяина и ошейник удушит или причинит боль рабу, по желанию, можно и то, и другое как ты уже испытал. Интенсивность боли и удушения зависит от желания хозяина, при необходимости можно очень быстро убить раба. Во-вторых: стоит рабу отойти от хозяина слишком далеко, как ошейник начинает душить и причинять боль. Я установил для тебе допустимую максимальную дистанцию пятьсот метров, если отойдешь сначала начнет несильно причинять боль и сжиматься, в течение пяти минут не вернешься, задушит насмерть. При необходимости смогу увеличить расстояние до пятнадцати километров в течение трех минут, или уменьшить до пяти метров. Еще можно устанавливать минимальное приближение, но я этим никогда не пользуюсь. И наконец в-третьих, и это мне нравиться больше всего: когда хозяин умирает, ошейник душит раба, максимально мучительным способом, раб умирает целый час, естественно если он достаточно крепкий, так что тебе лучше быть хорошим телохранителем. - маг опять рассмеялся.- Снять ошейник невозможно, любая попытка повредить целостность ошейника повлечет смерть. Естественно это все относится к ошейникам, которые зачаровываю я, у разных магов свойства ошейников могут немного меняться, но смысл всегда один.
  - Выходит ценные рабы никогда не переживают своих владельцев? - Такой подход казался очень расточительным.
  -Обычно таких ценных рабов пожилые, или часто рискующие владельцы передают наследникам. Хотя всякое бывает, у меня например наследников нет. Зато это лучшая гарантия преданности рабов.
  - Действительно полезное изобретение, - бывший бандит смог по достоинству оценить изобретение, - значит, на всех рабов их не хватает?
  - Нет, обычные рабы обходятся обычным немагическим ошейником, и надеются, что за хорошую службу их рано или поздно их освободят.
  -А такое случается?
  - Иногда, освобождают особо верных, лучший способ добиться преданности, кроме того, рабов принято периодически поощрять. Одного насилия не всегда достаточно для качественной работы, да и просто, раб которому от постоянных пыток не хочется жить, очень опасен. Тебя тоже освобожу, если будешь хорошо служить.
  А вот в этом Сергей сильно сомневался, слишком уж необычным рабом он был, Архимед наверняка попытается сохранить в тайне само наличие заклинания позволяющего переносить Древних. Да перенос первого попавшего Древнего оказался практически бесполезен, но его смог выполнить даже этот недоучка. А если десяток магов призовут сотню Древних? Хоть один, но окажется достаточно полезен, чтобы окупить расходы на рабов, послуживших сосудами для душ, а если повезет, то можно притащить талантливого ученого, инженера, военспеца, и это будет настоящий джек-пот. А ведь могут и найти способ выбора души, вроде бы учитель Архимеда искал, что тогда? Несколько десятков ученых вполне способны перевернуть отсталый Мир. Вот только делиться этими мыслями не стоит, считает Архимед себя гением, а его лохом, вот и славно, легче будет его обмануть, если понадобиться.
  - Буйных рабов клеймят, - продолжал маг,- есть два вида клеймления: клеймо на плече, таких рабов при определенных обстоятельствах могут освободить, в этом случае клеймо срезают, и клеймо на лбу, для самых буйных, таких никогда не освобождают, держат под особым контролем и используют на рудниках или других тяжелых и опасных работах. - Это, как понял Сергей, был намек, на то, что с ним пока обходятся не самым плохим образом.- Чуть не забыл, имя Сергей сейчас не в ходу, называй себя Серж.
  - А Машка выходит это просто Маша, но не Мария и не Марья?
  - Да. Кстати насчет нее, если она тебе понравиться, можешь нагнуть над ближайшим столом и ни в чем себе не отказывать, главное не калечь - расхохотался юный маг. Похоже, себя он казался большим остряком. - Считай это первым поощрением, за то, что быстро понял свое место.
  На сей не слишком оптимистичной ноте Архимед прервал разговор и удалился, оставив Древнего дожидаться Маши.
  Она оказалась высокой, крепкой женщиной с ладной фигурой и мозолистыми руками. На вид лет тридцать пять, лицо было грубоватым, но в тоже время. по своему, обаятельным. Большие серые глаза были практически пусты, в них не было ничего, кроме какой-то неестественной покорности и смирения. Сергею уже приходилось видеть такие глаза, - глаза сломанного человека. Одета она был в свободные льняные штаны и рубаху, чуть выше колен.
  Надежда на освобождение? Поощрения? Разве, что по одному прянику на десять кнутов, чтобы собственность не разбила себе голову о ближайшую стенку. Или к телохранителю из Древних будет другое отношение? За свою жизнь ему приходилось видеть множество негодяев самых разных видов, в том числе и как две капли воды похожих на его нового хозяина, и множество людей которые этим негодяям поверили, было даже несколько случаев, когда негодяи доверие оправдывали, вот только случаи эти можно было сосчитать по пальцам одной руки. Увы, проклятый ошейник не оставлял выбора, оставалось только верить в обещание Архимеда, верить и искать возможность избавиться от ошейника, она должна быть, должна... Пока же, следует создать себе приемлемые условия существования с максимальной доступной свободой, без нее найти выход будет гораздо труднее.
  Воспользоваться предложением хозяина пока не хотелось, хотя женщина и была симпатичной, но важнее была информация, которую можно было у этой женщины получить. Плотская страсть может подождать, тем более запуганные женщины с пустыми глазами его никогда не интересовали.
  Впрочем, с получением информации выходило не слишком хорошо, далеко не всегда приходили в голову правильные вопросы, а запуганная женщина боялась проявить любую инициативу. Кое-что важное все же узнать удалось: техническое развитие цивилизации было примерно на уровне второй половины девятнадцатого столетия, с определенными отклонениями, к примеру, железных дорог почти не было. Населены здешние земли были очень редко, что не удивляло: Россия и до Третьей Мировой (именно так, про себя, называл он войну приведшую Лиса) густозаселенностью похвастаться не могла. Люди в новом Мире жили мелкими поселениями, города, тянувшие хотя бы на старый райцентр, были редкостью.
  Маша была неграмотна и мало интересовалась происходящим в Мире, так, что на роль источника информации подходило плохо, зато неплохо справлялась с обучением верховой езде. Первый раз сев на коня Сергей очень быстро научился управлять животным, сколько здесь было врожденного таланта, сколько преподавательского дара Маши, а сколько памяти бывшего обладателя его нового тела сказать он не мог, но его это и не интересовало. Лихим наездником конечно он не стал, но за несколько часов это было невозможно.
  После урока Маша приготовила ему ванну, предварительно поинтересовавшись, насколько горячую воду он предпочитает. Водопровода здесь конечно не было и ванну приходилось набирать ведрами, часть из которых была наполнена кипятком, а часть обычной водой из колодца. Трудоемкий для усталого и изнеженного цивилизацией человека процесс, но если под рукой есть запуганная рабыня он становится не сложнее чем в современных (в Древних поправил себя мысленно) квартирах. Он действительно был привилегированным рабом, вот только быть рабом все равно не хотелось.
  Набрав ванну, женщина смотрела на него преданными глазами хорошо выдрессированной собачки.
  - Можешь идти.
  -Я вам не нравлюсь?
  - Просто не хочу.
  -Господин Архимед будет сердиться, если я не помогу вам расслабиться. - Женщина сняла рубашку, под которой оказался примитивный но по своему красивый бюстгалтер.- Неужели я Вам совсем не нравлюсь?
  Подставлять её под гнев мага не хотелось, да и в молодом теле играли гормоны, Сергей сделал приглашающий жест рукой.
  Лаская податливое женское тело, он думал о том, зачем юному магу понадобилось так заботиться о комфорте раба? Только потому, что он Древний? Чтобы он не утаил каких-то знаний? Как компенсацию за грядущие неприятности? Боится находиться рядом с недовольным телохранителем? Хочет, после кнута внезапного порабощения, дать пряник? Показать, что быть его рабом не так уж плохо?
  Последний вариант показался более похожим на правду. Парень просто не знал, как Древний отреагирует на внезапное порабощение, вдруг захочет умереть? Смерть - эффективный способ освободится от рабства. Вот он и показывает ценному рабу: будешь служить, будут тебе все радости жизни, самому на свободу не захочется... Только обольщаться не стоит, раб для него не многим лучше скотины, если вообще лучше, доказательство сейчас ласкают его руки: несчастная готова на все, лишь бы господин Архимед не сердился. Размышляя об этом Сергей заметил несоответствие которое подтверждало его мнение, и о котором он сразу спросил.
  - У тебя вся спина в шрамах, господин часто бьет?
  - Да господин Архимед часто сердится.
  -На тебе же ошейник, зачем бить?
  - Когда господин бьет меня, он выпускает весь гнев и успокаивается, многие господа успокаивают себя таким образом. Сегодня у него что-то не вышло, и он сильно побил меня.
  Да уж, из рабства надо было выбираться, выбираться срочно, выбираться любой ценой. Быть собственностью, которую можно избить, убить, подложить кому-нибудь в постель, заставить работать без перерыва несколько дней, это не многим лучше смерти, а порой, наверное, и хуже.
  После принятия ванны и "расслабления" Маша сняла с него мерки для пошива одежды. Фабрики по пошиву одежды здесь были, однако большинство людей шило одежду самостоятельно, либо заказывало у портных.
  По возвращению в комнату Сергея ждали книги оставленные Архимедом. Печатное дело, судя по качеству книг, было развито достаточно хорошо, бумага была хоть и желтоватая, но достаточно прочная, такие листая, случайно не порвешь, буквы набиты ровно, в некоторых книгах даже иллюстрации имелись, и у всех твердый переплет. Учебники и справочники по истории, географии, энциклопедический словарь, книга иноземного автора о местных нравах (написанная впрочем, на местном языке, который тут по-прежнему называли русским), наставления по стрельбе из винтовки револьвера, самострела и даже пушки, фехтованию на саблях, кинжалах и штыках, рукопашному бою, тактике и верховой езде. У Архимеда была очень хорошая библиотека, учитывая то, что она досталась ему в наследство от учителя, это не слишком удивляло. Никогда прежде Сергей столько не читал, и ни разу с детства его не охватывала такая жажда знаний. Мысль о том, что он в совершенно новом для него Мире будоражила сознание, хотелось как можно быстрее наверстать все пробелы в знаниях, которые у него имелись, или хотя бы свести их к разумному минимуму.
  Заснул он, листая учебник истории, которую здесь отсчитывали от дня начала войны, или, как говорили, от начала эры Лиса. Первые сто пятьдесят лет немногие выжившие занимались дележом останков погибшей цивилизации, слишком мало людей пережило Великую Зиму, им этих остатков хватило на долго, но ничто не вечно. Потом начали восстанавливать какое-то подобие централизованных государств, медленно, очень медленно и не везде. Центрами новых государств чаще всего становились бывшие военные базы, на месте которых потомки Древних солдат создали настоящие крепости, во главе которых стояли генерал-губернаторы и наследственное офицерство, из этих крепостей они контролировали окрестные поселения крестьян плативших им дань продуктами за защиту от грабежей и предоставлявших рекрутов. Резиденции сильных магов образовывавших вместе со своими учениками ордена, то же предоставляли "услуги по защите" окрестным деревням, вот только рекруты им были без надобности. Независимыми государствами становились и богатые города, возникшие на сохраненных или новых заводов или крупных торговых пунктов. Из крупных сил стоило также отметить наемные бригады, возглавляемые бригадными генералами. По силам они лишь немногим уступали армиям генерал-губернаторов, впрочем, некоторые не уступали, такие, завоевывали себе кусок земли, и их генералы из бригадных становились губернаторами. Именно наемные бригады обеспечивали независимость свободных городов,.
  В более густонаселенных районах процессы интеграции шли быстрее, так где-то на побережье Средиземного моря, существовал Магрибский султанат, с которым активно велась торговля. Магрибцы покупали здесь сырье и рабов, а продавали предметы роскоши и кое-какую технику, причем на торговлю техникой у них имелись строгие ограничения. Больше всего магрибцы ценили рабов детей, здесь с ними не любили возится, ведь надо лет до десяти, ждать пока с детей можно будет получить пользу, магрибцы же платили очень щедро.
  Магия, как удалось выяснить из этой же книги, не только дала некоторым людям "сверспособности", но и открыла в наш Мир путь потусторонним сущностям, которые люди по привычки назвали демонами, хотя ни к падшим ангелам, ни к своим античным тескам отношения они не имели. Это были бестелесные создания, стремившиеся вселиться в тела, чтобы иметь возможность находиться в нашем Мире (зачем им это надо в книге не уточнялось). Для этого подходили не любые тела: жертва должна обладать определенной долей разума, кроме людей подходили: дельфины и обезьяны всех видов, слоны, собаки, волки, крысы, вороны и их родственники, и быть достаточно слабовольной, чтобы не суметь сопротивляться демону.
  Вселившийся демон постепенно изменял тело, в основном увеличиваясь, новый материал для этого тварь получала, поедая плоть представителя своего вида. Увеличиваться до бесконечности монстр не мог, максимальный размер определялся силой демона, чем сильнее он тем больших размеров мог достичь, старея они становились сильнее и могли увеличиваться все больше и больше, так некоторые демоны, вселившиеся в людей во время еще во время Великой Зимы достигали веса до двух тонн. Действовало и обратное правило, чем сильнее демон, тем большее тело ему нужно, чтобы вселиться, в краях, где жили слоны, ныне правят по-настоящему могущественные твари. Вне зависимости от размера, воплощенные демоны были намного сильнее существ, в которых они воплотились, так с воплощенным в обычную крысу и разросшимся до трех килограммов демоном справиться голыми руками было очень сложно, даже сильному человеку. Монстры были чрезвычайно живучи, чтобы уничтожить воплотившуюся в человека тварь требовалось несколько, а иногда и несколько десятков экспансивных пуль. Кроме того они обладали грубой, но очень сильной магией, что делало их опасными противниками даже для группы хорошо вооруженных людей. Воплотившиеся демоны способны, помогать своим сородичам вселяться в тела, причем тут уже фактор воли значения не имел, демоны легко ломали любую волу с помощью изощренных пыток. К счастью для людей это происходило не часто, слишком алчны и подлы были твари, и своих "товарищей" зачастую боялись сильнее, чем людей.
  В ближайших землях демонов истребили, или почти истребили, но в некоторые, далекие земли, превратились в настоящие демонические княжества. Большинство людей считают своим долгом бороться с монстрами по мере сил, но некоторые умудрялись вести с ними дела, какие именно в книге указанно не было.
  Еще запомнилась история про орден "Чистого Мира", когда то могущественная организация, основанная группой сильных магов, орден боролся с освоением забытых технологий Древних, его члены уничтожали древние артефакты, книги и людей, изучавших и пытавшихся воспроизводить их. Восемьдесят лет назад орден был почти полностью уничтожен, на его членов была объявлена охота, а на месте его главной резиденции построили университет. Однако объявленная вне закона в большинстве земель организация возродилась и периодически проявляет себя убийствами ученых и взрывами заводов. Их можно понять, на что способны технологии Древних здесь еще не скоро забудут, но, узнай они, что по Миру бродит живой Древний, отдадут за его голову жизни половины своих членов.
  Следующие несколько недель прошли однообразно, Сергей много тренировался, новое тело легко приходило в нужную форму, обрастая развитой мускулатурой, тем более, что кормили его отменно, может не слишком разнообразно, но вкусно и калорийно. Маша регулярно обучала его верховой езде, и вскоре ей уже нечему стало его учить, по-настоящему хорошей наездницей она не была.
  На вторую неделю Архимед дал ему оружие: пятизарядный револьвер, калибром девять миллиметров и нож. Револьвер был крайне грубо отделанным, явно побывавшим во многих боях и в руках неаккуратного хозяина и достаточно тяжелым, как большинство единиц местного арсенала - качество стали резко упало, чтобы оружие выдерживало выстрел мощными патронами, многие детали делали значительно толще, и как следствие тяжелее. Маг сказал, что ствол достался ему по случаю и при первой возможности он купит своему новому телохранителю что-нибудь более подходящее. Нож в отличие от пистолета был хорош, прямой клинок двенадцати сантиметров из древней стали, берестяная рукоятка, с прямой стальной гардой. Учитель Архимеда зачаровывал его на заказ, но заказчик погиб до того, как смог получить свое оружие. Магия, вложенная в клинок, не давала кричать тому, в чье тело был воткнут этот нож, очень полезное для тихих убийств средство.
  После получения оружия Сергей начал тренироваться и с ним. Патроном к револьверу было мало, но существовали техники тренировки и без патронов. В свободное от тренировок время, а часто и во время них, он рассказывал Архимеду о жизни Древних, Архимеда интересовало абсолютно все: быт Древних, содержание фильмов и книг, все это дотошно конспектировалось юным магом. Порой расспросы казались абсолютно бессистемными, но Древний не сомневался, что система все, же была. За любые попытки перевести разговор или хотя бы рассказывать недостаточно подробно, маг наказывал, активируя ошейник.
  Сергей желал как можно больше узнать о своем хозяине и его способностях. Спрашивать напрямую он не решился, реакция Архимеда могла быть непредсказуема, все что оставалось, наблюдать и задавать наводящие вопросы, когда маг решит в очередной раз похвастаться.
  Архимед, как и большинство его коллег, жил в удаление от населенных пунктов. Люди побаивались магов, и надо заметить не без основания, те в свою очередь побаивались людей, как сказал Архимед, мы способны растянуть свою жизнь на несколько веков, но внезапному выстрелу в голову ничего не могут противопоставить, даже могущественнейшие из нас.
  В окрестностях было несколько деревень, жители, которых периодически приходили к магу за помощью. Обычно это было один - два посетителя в день, которых Архимед принимал в любое время суток. Наложенное на дверь заклятие сообщало посетителям о том, что маг извещен о посетители, и теперь надо ждать. Порой ждать приходилось по несколько часов, порой посетители принимались почти сразу, логике в том кому и сколько приходится ждать, бывшему бизнесмену найти так и не удалось.
  Сергей во время таких визитов стоял за спиной, изображая грозного стража. Можно подумать магу была защита от крестьян боявшихся поднять глаза в его доме. Людям, обычно требовались лечение, снятие сглаза и порчи, отвороты, удача, амулеты позволяющие обращаться к магу по перечисленным поводам не слишком часто. Иногда просили приворожить, навести порчу, как правило, от таких предложений Архимед отказывался, как объяснял маг, на колдунов, злоупотреблявших такими заказами, ополчались все окрестные деревни, в лучшем случае после этого приходилось бежать и искать новое место, в худшем бежать не удавалось. Лишь однажды Архимед принял заказ на приворот, польстившись на награду в три золотых.
  В оставшееся время, которого было не слишком много, Древний читал и перечитывал книги, периодически маг приносил что-то новое, но самому порыться в библиотеке не позволял, а насчет выданных книг предупредил: если хоть одна страничка будет повреждена, забудет, что Сергей особо ценный раб.
  Несмотря на нагрузку, такая жизнь бывшему бизнесмену даже нравилась, и единственной вещью мешавшей ему быть счастливым, и не на секунду не дававшей забыть о себе, была полоска рабского ошейника.
  - Через неделю в Гуковку приезжает бродячий рынок
  -Что за рынок? - О том, что Гуковкой называют ближайшую деревню, Сергей успел узнать у Маши.
  -Бродячий рынок, это торговый караван состоящий из нескольких бродячих торговцев. - Архимед объяснял медленно, как маленькому ребенку, похоже он устал от Древнего не понимающего элементарных вещей, но просто приказать заткнуться не хотел, понимал что общие знания его будущему телохранителю тоже необходимы. -путешествовать по одному бродячим торговцам слишком опасно, одинокий путник внимание разбойников скорее всего не привлечет, жалкая добыча, а внимание к банде привлечет, вспугнет богатую добычу, но торговец совсем другое дело, у них обычно есть чем поживиться. Каравану отбиться от нападения гораздо проще.
  - А откуда известно, что они приедут? - О наличие радиосвязи в этом Мире Сергей не слышал, кое-где был телеграф, но в Гуковке его не было, наличием связи он поинтересовался у Маши чуть ли, не в первую очередь.
  - В караване едет один знакомый маг, владелец цирка, он связался со мной.
  -Цирка?
  -Да, циркачам тоже безопаснее с торговыми караванами, кроме того они с торговцами привлекают друг-другу клиентов.
  -Маг владеет цирком?- то что маг может заниматься местным "шоу-бизнесом", удивляло сильнее, чем наличие магической связи, в конце концов к магии он уже почти привык.
  -Да многими цирками владеют маги. Магия помогает сделать представление более ярким, кроме того циркачам часто бывает нужно лечение.
  -Пойдем смотреть цирк?
  -Пойдем покупать тебе оружие и кое-что из одежды, что Машка пошить не сможет. Ну и цирк посмотрим, зрелища в этой глуши бывают едко, не стоит упускать возможность хорошо развлечься. Кстати, ты у Машки все узнал, что хотел? - Неожиданно спросил маг.
  - Да, а что? - Особого подобострастия от него хозяин не требовал, при этом регулярно отрываясь на Маше.
  - Там будет еще и торговец рабами, собираюсь купить кого-то помоложе и посимпатичнее, а Машку продать, если будет достойная замена конечно.
  -А она ничего лишнего новым хозяевам не расскажет? - Оспаривать мудрость решений мага было опасно, но попасть в руки фанатиков "Чистого Мира" очень не хотелось.
   - Я приму необходимые меры. - Архимед самодовольно улыбнулся.
  Какие меры он не уточнил, но Сергей вспомнил, как мало он знает о возможностях магии вообще и своего хозяина в частности.
  "Хозяина" - он поймал себя на том, что теперь даже в мыслях называет мерзавца надевшего на него чертов ошейник хозяином, стало противно.
  -На какую сумму я могу рассчитывать при покупках?
  - Практически на любую, не думаю, что у торговца окажется что-то по-настоящему дорогое.
  Сергей начал подсчитывать в уме, что именно ему может понадобиться: карабин, револьвер, лучше два, штык кинжал, кольчуга или кираса занявшие в этом Мире нишу бронежилетов, гранаты и побольше патронов, возможно дробовик для ближнего боя.
  - Значит могу себе не в чем не отказывать? - На всякий случай уточнил он.
  -Именно, я могу себе позволить не экономить на своей безопасности, - юный маг так и светился самодовольством.
  В назначенное утро он по прежнему думало необходимых покупках, за неделю никаких новых мыслей в голову не пришло, хотя он перечитал все имевшиеся книги про современное оружию.
  Маша, как обычно принесла завтрак, Сергей, как обычно поздоровался, женщина ответила коротким невнятным мычанием. Он поднял голову, чтобы спросить ничего ли не случилось, и увидел признаки того, что она недавно долго плакала.
  -Маша, что произошло?
  Она открыла рот и показала туда пальцем. Глаз Древнего сразу заметил несоответствие, но лишь минуту спустя мозг наконец осознал, что именно не так. Дыхание перехватило, нет он не был гимназисткой, совсем нет, в жизни приходилось и убивать и пытать, и мужчин и женщин, но то, что он увидел было для него слишком. Именно сейчас он осознал, что попал в другое время, и магия была далеко не самое сильное отличие, гораздо сильнее отличалось понимание добра и зла.
  -Тебе отрезали язык?
  Женщина кивнула и заплакала, громко навзрыд, как плачут дети, только вместо воя было мычание. Архимед нашел простой способ заставить рабыню молчать и при этом оставить себе возможность заработать.
  Он обнял плачущую женщину , стараясь передать ей как можно больше душевного тепла и жалея, что не может сделать для нее больше. Впервые за два месяца они занимались любовью а не сексом. В голове была одна мысль, Архимед должен умереть, он честно заслужил смерть.
  Через два часа Сергей впервые въезжал в Гуковку. Деревня была обнесена частоколом, у открытых ворот возвышалась пустующая виселица, как бы намекая, не шалите гости дорогие. Впрочем, как успел узнать Сергей казнят тут редко, в условиях вечной нехватки людей выгоднее было продавать преступников, кроме самых опасных, в рабство. Вход в деревню охранял одинокий охранник со старой, но хорошо ухоженной винтовкой. Поведение выдавало в нем крестьянина, однако свое оружие он держал в руках достаточно умело. При виде Архимеда страж почтительно поклонился. Маг был очень значительной фигурой в округе.
  Деревня состояла из одно и двух этажных изб, крепкие бревна которых крестьяне не всегда облицовывали досками, из всех крыш торчали печные трубы, по черному здесь никто не топил. В центре Гуковки располагалось некое подобие площади на которой и разместили свои палатки торговцы. Циркачи разместились дальше всех от ворот, но их издалека выдавала толпа кричащих зрителей.
  Импровизированный рынок представлял несколько больших палаток и шатров, перед каждой на столбе висела вывеска. Некоторые были подсвечены магическими огнями, наверное, подработка ехавшего в караване мага, подумал бывший бизнесмен. Возле каждой палатки стояла по охраннику, возле некоторых охранников было два, а возле оружейной четверо.
  Первым делом Архимед направился к работорговцу. Живой товар был выставлен на открытом небе, к двум телегам-фургонам за шеи были привязаны на толстых веревках около трех десятков рабов разного пола и возраста. На лицах двух мужчин были клейма в виде буквы Р, еще у трех мужчин и двух женщин буквы Р были выжжены на плечах, их рукава были содраны, клиент должен знать, что именно он покупает. Попасть в рабство в этом мире можно было несколькими способами: совершить преступление и попасться, залезть в долги и не суметь их вернуть (причем долги можно было получить и в наследство), попасть в плен, или родиться у рабыни.
  С работорговцем, крепким мужчиной лет сорока, Архимед похоже был хорошо знаком, во всяком случае поздороваться они по-приятельски. Кроме Маши Архимед продавал работорговцу полсотни ошейников, похоже сделка была не первой, торговли почти не было. Зато за Машу торговались долго, работорговец упирал на то, что она уже не молода, да и язык у нее отрезан, а Архимед на то, что она очень послушна, опытна как в ведение домашнего хозяйства, так и в постели, а кроме того с ней в комплекте идет ошейник. В конце концов, доводы торговца оказались весомее, но немного набить цену магу все, же удалось. Процесс передачи раба в ошейнике был прост: новый хозяин проколол палец кончиком ножа, старый поднес палец к ошейнику и произнес заклинание, для использования которого было достаточно лишь зачатков магического дара, которым тут обладал каждый второй, причем прочесть заклинание мог не только хозяин, а кто угодно, главное было в магии заложенной в самом ошейнике и крови нового владельца.
  Далее начался осмотр потенциальных покупок. Рабынь подходящего возраста было всего шесть, женщины от четырнадцати до тридцати лет. По-настоящему красивых среди них не было, хотя если как следует вымыть и грамотно воспользоваться косметикой, которую ежедневно здесь не могло позволить себе и большинство свободных женщин, все могло измениться. Товар внимательно осматривался и ощупывался, то ли маг действительно был столь щепетилен, то ли не хотел отказывать себе в удовольствие. Выбор остановился на девушке лет восемнадцати, со странным для уха Древнего именем Ока, ну прям как река, или машина, впрочем, он не знал, как сейчас называется река Ока, а об одноименной машине никто уже наверняка не помнил. Девушка была невысокая и чуть полноватая, как пояснил торговец, совсем недавно была продана в рабство за долги семьи.
  Длинные темные волосы доходили до пояса, глаза еще не были пусты, но с таким хозяином это было лишь вопросом временем. Надевать ошейник было не намного сложнее, чем менять владельца, Архимед проколол себе палец, капнул крови на полоску кожи, соединил два края, прошептал заклинание чуть длиннее приведущего, и на шее девушки уже был цельный ошейник, настройка осуществлялась мысленно, во время чтения заклинания. Узнать о ошейнике побольше было очень полезно, но ответа на вопрос: можно ли его снять?, он так и не получил.
  Следующим пунктом было посещение оружейного магазина.
  Вопреки ожиданию внутри не оказалось ни одного охранника, сразу вспомнилась сцена из терминатора, когда киборг убил оружейника из его собственного оружия. Но заглянув в изрезанное шрамами лицо старому торговцу, Сергей понял, что один надежный охранник тут все же есть. Оружие Сергей любил, и считал, что каждый нормальный мужчина должен разделять это чувство. Выбор был большим, впрочем, большинство экземпляров в этом магазине высоким качеством похвастаться не могло.
  Выбор винтовок и карабинов был представлен одной стойкой с двумя десятками стволов. Тут были однозарядные и магазинные винтовки, с продольно-скользящим и качающимся затвором, был один револьверный карабин. Самозарядные винтовки в этих землях производились только на заказ и были очень большой редкостью.
  Еще одна стойка была посвящена дробовикам: одно, двух и даже трех, ствольные образцы. Были и многозарядные образцы: с продольно-скользящими и рычажными затворами, и даже один вполне современного (Древнего, поправил себя Сергей) вида помповый дробовик.
  Короткоствольное оружие занимало два прилавка. В основном это были револьверы самых разных размеров. К некоторым из наиболее длинноствольных револьверов прилагался съемный приклад, а другие были достаточно компактны чтобы носить их под одеждой. Кроме револьверов на прилавках было пять дерринджеров и один двухствольный обрез. Осным калибром для короткоствольного оружия был десятимиллиметровый, но встречались образцы калибром от восьми до двенадцати миллиметров, последний калибр был тем популярнее, чем чаще в землях встречались демоны.
  Кроме огнестрельного, продавец торговал и холодным оружием, колюще-режущих образцов было даже больше, и назвать их основным источником дохода мешала только цена, которая в большинстве случаев уступала цене на огнестрельные образцы. На стенде висело четыре арбалета, разной конструкции, их здесь иногда использовали охотники, и те кому нужна было бесшумное оружие, рядом одна над другой висели пять сабель и два палаша, оружие кавалерии и офицеров. Рядом стояла пика, оружие все реже и реже встречающихся уланов.
  Основная масса образцов выглядела более привычно. Целый прилавок был посвящен ножам, тут было все: перочинные ножи, охотничие разных видов, штык-ножи и штык-кинжалы, ножи-кастеты, кинжалы с прямыми и изогнутыми клинками до сорока сантиметров длинной, большие клинки напоминающие ножи Боуи, мачете и даже один кукри. Еще один прилавок был посвящен другим видам холодного оружия: кастеты, компактные кистени, дубинки и топорики.
  Весь этот арсенал в абсолютно свободной продаже, без предъявления каких-либо документов, покупай и воюй, правда много не навоюешь, оружие здесь носили все свободные люди, и некоторые рабы, разумеется, только с разрешения хозяев.
  Помня о том, что Архимед позволил не скупиться, Сергей приступил к покупкам. Сначала он купил карабин, остановив свой выбор на образце наиболее коротком образце с качающимся затвором, такой будет удобнее в помещение, а на дистанции где действительно нужен длинный ствол он не надеялся попасть. Оптики в магазине все, равно не оказалась, очень уж редкий в этих землях товар.
  Револьвера он взял целых два. Один был шестизарядный с длинным стволом, и съемным прикладом, второй компактный пятизарядный. Оба револьвера были под самый распространенный калибр, только в большой можно было заряжать более мощные патроны.
  Еще из огнестрельного он взял пятизарядный дробовик с рычажной перезарядкой, уверенности в том, что дробовик пригодится у него не было, но посчитал, что лучше иметь чем не иметь, тем более, что платит Архимед
  Штык-нож к карабину он купил длинный, с тридцати сантиметровым прямым лезвием, микропилой на одной стороне и удобной рукояткой. На случай если нужно будет кого-нибудь не убить или покалечить, а просто избить или оглушить Сергей купил кастет, оружие оказалось на редкость удобным, во всяком случае по сравнению с образцами которые он держал в руках в прошлой жизни, эргономичный упор лежал в пуках как влитой.
  Кольчуга оказалась только одна, к тому же требующая сильной подгонки и небольшого ремонта у кузнеца, но ввиду отсутствия выбора пришлось брать ее. Как и все местные кольчуги она представляла собой максимально облегченный кольчужный жилет, защищающий только корпус. Многие воины, особенно те, что сражались пешими предпочитали не нагружать себя лишним железом, которое от винтовочных пуль не защищала вовсе а от револьверных только издалека. Однако от осколков или ножа такая защитит хорошо.
  Гранат и патронов взяли с избытком, а кроме них еще и оборудование для самостоятельного снаряжения патронов, об особенностях которого он долго читал в книжке. Местные фабричные патроны отличались достаточно низким качеством и стрелки у которых было время, деньги и умение предпочитали снаряжать патроны самостоятельно.
  После посещения работорговца и оружейника, палатка торговца одеждой, казалась почти обычной, почти как на рынке в середине девяностых. Ассортимент торговца был широк. Тут была одежда всех разновидностей от фабричного нижнего белья, мужского и женского, до курток, плащей, тулупов и шуб, обувь самых разных видов, богатый выбор сапог, туфли, чувяки, ботинок правда была всего одна пара, и тех достаточно низкого качества. Сергей купил кожаную куртку, тулуп, и две пары юфтевых сапог, все наилучшего качества, во всяком случае, у этого торговца лучше не было.
  Нагрузив покупки на специально взятую дополнительную лошадь, они отправились смотреть цирк. Архимед похоже был чрезвычайно рад этому. Это удивило, но подумав о том, как однообразно проходит жизнь в этих краях, Сергей его понял, даже жизнь мага была бедна на развлечения, и приезд цирка был приятным разнообразием, даже местной сенсации, которую можно было сравнить с приездом известной рок-группы в провинциальный городок.
  Толпа вокруг импровизированной арены насчитывала более трех сотен человек, люди приехали сюда и из соседних деревень ,тех в которые торговцы не заедут. Над толпой зевак на ходулях возвышалась девушка в костюме Арлекина, рядом к столбу было привязано два бочонка пивом и квасом из которых она торговала.
  При приближение мага толпа расступалась, пропуская его вперед, Сергей, как и подобает телохранителю следовал за хозяином тенью внимательно наблюдая за окружающей их толпой. Охранять человека, которого мечтаешь убить, что может быть глупее? Проклятый ошейник...
  На сцене выступала пара акробатов, парень и девушка, у обоих на шеях были ошейники. Акробатические номера не отличались от номеров знакомых ему по прошлой жизни, разве что, выполнялись заметно грубее. Однако два существенных отличия были. Во-первых, акробаты были обнажены, похоже отношение к наготе тут более прогрессивное, чем было до Третьей Мировой, с другой стороны причем тут прогресс? На Руси времен язычества, насколько помнил Сергей, наготы особо не стеснялись, о необходимости стыдиться собственного тела рассказала церковь, которая теперь потеряла свое влияние. Во-вторых тела акробатов светились внутренним светом в прямом смысле. Мужчина испускал агрессивно алое, а женщина теплое желтое сияние. Причиной сияния был сосредоточенно смотрящий на выступление маг, замерший с сомкнутыми в замысловатую фигуру пальцами. Владелец цирка, о котором рассказывал Архимед, был старше его лет на десять, носил изящные усики на полным лице и широко улыбался даже сосредоточенно колдуя. Мантии магов отличались только цветом, если Архимед предпочитал строгие цвета, мантия его коллеги была яркой, почти клоунской раскраски.
  Зрители хлопали и кричали, после особо удачных трюков на сцену летели медные монеты.
  Музыкальное сопровождение номера обеспечивало трио из гитаристки, скрипача и ударника с большим барабаном на котором были закреплены тарелки. В музыке Сергей не разбирался, но исполнители ему понравились, на всех кроме пожилого скрипача были ошейники.
  Следующий номер представлял маг, выполнявший еще и обязанности конферансье. Перед тем, как начать говорить, он сделал глоток из небольшой фляжки, Сергей сначала подумал, что в ней спиртное, но когда голос мага зазвучал одновременно со всех сторон, сомнений в магической природе зелья не осталось.
  -Дамы и господа! Сейчас перед вами боец! Боец, с большой буквы! Смотрите! Восхищайтесь! Бойтесь! Влад Молот!
  Очень крепкий, но не слишком высокий Влад, одетый к удивлению Сергея не в традиционное для борцов и силачей трико, а в свободные штаны, гнул стальные стержни, поднимал гири, ломал кирпичи. На этот раз обошлось без магических "спецэффектов", номер нравился людям и без этого, силу здесь любили, силой восхищались. Однако монеты сыпались реже, чем акробатам.
  _ А что во всех цирках выступают рабы? - Сергей спросил Архимеда, увидев и на шее бойца ошейник.
  - Нет но во многих, когда они стареют, то получают свободу, если конечно хорошо выступали.
  Когда последний кирпич был сломан, маг снова хлебнул из своей фляжки и продолжил все тем же усиленным голосом.
  - А теперь! Если кто-то из Вас не согласен, что Влад величайший боец на сотню верст вокруг, то может выйти и доказать это в поединке! Выходите! Заплатите всего один золотой и сразитесь с Владом Молотом! Тот, кто сможет его победить получит десять золотых!
  Сергей мысленно присвистнул, золотой очень крупная сумма для местных крестьян, а десять, так и вообще невообразимая.
  Желающий нашелся быстро, высокий, почти на голову выше Влада, и весящий почти вдвое больше, он, наверное, бел местным чемпионом. Вот только у Влада все тело казалось, состояло из стальных мышц, у его противника мышцы были поровну разбавлены жиром.
  -Итак у нас претендент на десять золотых и славу великого бойца! Как зовут претендента?
  -Макс, - буркнул здоровяк.
  -Правила просты! Оружие не использовать, в пах не бить, по пояснице не бить, в шею не бить, пальцами в глаза не бить, лежачего ногами не бить! Взяв противника в болевой, или удушающий прием давать ему возможность сдаться! Нарушитель признается проигравшим. В случае гибели бойца убийца признается проигравшим, а убитый победителем! Все ясно?
  Бойцы молча кивнули. Здоровяк отдал револьвер, и топор которыми был вооружен сыновьям подросткам, снял рубашку и вышел на середину арены. Маг махнул рукой и отскочил в сторону, поединок начался.
  Макс атаковал сходу, нанося страшные удары способные, наверное, свалить быка со всего возможного размаха. Естественно не один из них не попал по опытному бойцу. Влад пока не отвечал, похоже, оценивая глупость противника. Впрочем, вывод о его глупости Макса был преждевременным, отвлекая внимание противника бессмысленными ударами, он неожиданно ловко для своей комплекции попытался пнуть Влада в живот. Блок наружу и здоровяк потерял равновесие, пинок в ногу, на которую он опирался и деревенский чемпион свалился на землю. Возможность добить Влад не воспользовался, правильно, шоу должно продолжаться.
  Макс поднялся и попытался сблизиться, чтобы перевести поединок в борьбу, где у него будет преимущество веса. Влад неожиданно легко позволил ему это сделать, и через несколько секунд Макс летел через его бедро. И опять Молот не добил противника. После каждого удачного приема на землю сыпались медные монеты, а один раз Архимед даже не поскупился на серебряную.
  В третий раз упорный крестьянин перешел в атаку, не успев даже до конца встать с земли. Но попытка тарана головой закончилась ударом колена в лицо, на который он сам наскочил и добивающим ударом ребром ладони по голове. Если бы не правила, Влад мог бы ударить чуть, ниже, и это запросто могло закончиться смертью Макса.
  Когда Макс не смог подняться толпа дружно начала считать, но прозвучало сокровенное десять, а он так и оставался лежать. Члены семьи быстро унесли его с арены, судя по тому, как он шикнул на сыновей, именно на них он собирался сорвать гнев сегодня вечером.
  - Итак, Влад в очередной раз подтвердил свою репутацию непобедимого бойца! Мы дадим нашему герою немного отдохнуть и пока посмотрим другой номер, а потом я еще раз вызову на арену смельчаков не боящихся ударов Молота!
  _ А наш следующий номер называется "чудо терпения"! На сцене великолепная Ната!
  На арену вышла крайне миниатюрная женщина лет двадцати пяти. Как и на акробатах из одежды на ней был только ошейник, но в отличие от них ее тело не было подсвечено, наоборот было подчеркнуто светлым, совершенно не загорелым. Заиграла музыка, женщина запела какую-то заунывную песню о любви. В чем здесь "чудо терпения"? Ответ пришел почти сразу, сзади к девушке подошел владелец цирка с метровым пучком розог в руках. Интересный тут щоубизнес получается, мелькнуло в голове Сергея, неужели будет бить?
  К музыкальным инструментам добавился свистящий пучок розог, удары наносились с плеча, а девушка продолжала петь. Именно в этом, судя по всему, и состоял номер: петь, несмотря на боль, и ни разу не сбиться. Интересно, а можно ли накачать обезболивающими, или их тут нет? АА использовать магию? Именно об этом Сергей и спросил хозяина. Как выяснилось наложить заклинание так, чтобы многие, обладающие зачатками магического дара крестьяне не заметили, смогут немногие, а наложить так, чтобы не заметил Архимед, не сможет никто.
  Выступление продолжалось, если сначала Сергей еще сомневался в силе ударов, то проступающие на белой коже алые полоски, порой заканчивавшиеся небольшими просечками, покрывшие все её тело и спереди и сзади, полностью рассеяли сомнения. Ната продолжала петь, ни разу не сбившись, о том, что ей больно говорили только полные слез глаза, и капельки пота на лбу. Примерно после сотни ударов сотни ударов, не прекращая пения, она начала еще и танцевать, высоко подняв руки, подставляя под удары еще не тронутые розгой бока. Зрители с восхищением кричали, бросая монеты, больше всего Сергея удивило то, что бросали не только мужчины, которых могло привлечь в номере симпатичное обнаженное тело, но и женщины, похоже людей восхищало именно умение терпеть боль. Ударов через двести номер закончился, кое где на теле была кровь, но никаких серьезных травм нанесено не было. Широко улыбнувшись Ната поклонилась, толпа ревела.
  -И снова смелым бойцам предоставляется шанс! Шанс испытать себя! Шанс победить великого война! Шанс заработать десять золотых! Итак есть ли добровольцы?
  Доброволец нашелся, как ни странно, это оказался охранник. По идее за время совместного путешествия, они давно должны были разобраться кто чего стоит. Или этот новенький? Проспорил? Задолжал? Именно сегодня решил рискнуть?
  Охранник сдал своему коллеге карабин, револьвер, пару ножей и верхнюю одежду, под которым оказалось сильное, жилистое тело, еще молодое, он был лет на десять моложе Влада, но уже покрытое шрамами.
  Охранник представился Михой, крикнув что-то невнятное толпе начал картинно разминаться, проведя некоторое подобие като каратистов с упором на удары ногами. Ему никто не мешал, еще бы шоу должно быть зрелищным, настолько, насколько это возможно, а он делал его таковым. Когда он наконец закончил и вышел на середину арены усиленный магией голос повторил правила и бой начался.
  Этот поединок был гораздо интереснее приведушего, охранник в отличие от деревенского чемпиона был достойным противником Молоту, но слишком много в его стиле было ненужных, показушных движений. Изображая грозные боевые стойки, он кружил вокруг двигавшегося крайне экономно Влада. Периодически противники сближались, чтобы обменяться серией ударов и снова разойтись.
  Влад тянул время, чем дольше шел бой, тем интереснее было зрителям, тем больше монет падало под ноги бойцам, и тем сильнее изматывал себя противник, не желавший экономить силы. Наконец Миха совершил ошибку, и Влад тут же этим воспользовался, двойка в голову и охранник оказался на полу.
  Толпа начала считать. На счете шесть он поднялся и с боевым кличем, во всяком случае, Сергей решил, что это именно боевой клич, бросился в атаку, но не прошло и минуты, как он снова оказался на земле, но уже не смог подняться по счету десять. Толпа восхищенно кричала и бросала монеты под ноги Влада.
  Наверное именно крик толпы и звон монет ударили в голову побежденному, ударили сильнее кулаков Молоту, и придали сил, чтобы подняться. В его руке оказался выкидной нож, который он не сдал перед началом боя.
  Влад отскочил назад, несколько человек, как из охраны, так и из крестьян схватились за оружие, но всех опередил маг. Сергей впервые увидел магическую атаку (не считать же таковой активацию ошейника). С вытянутой руки вечно улыбающегося мага сорвался короткий голубоватый разряд. Вспыльчивый охранник свалился как подкошенный.
  Убивать его не стали, и даже в рабство не продали, хотя как объяснил Архимед, имели полное право, просто отняли все деньги и оружие выкинули с территории деревни. Неадекватный охранник каравану был не нужен. Правосудие здесь было быстрым, до полноценных разборок с прокурорами и адвокатами по каждому и самому очевидному случаю здесь пока не дошли.
  Представление продолжалось, бойцу снова дали перерыв, а на вышел укротитель с дрессированным медведем. Мишка был достаточно крупным, если до гризли не дотягивал, но лишь самую малость. По количеству и качеству трюков, номер уступал подобным номерам в любом провинциальном цирке, лишь магия менявшая цвет шерсти зверя и заставлявшая светится неестественным пламенем его глаза, делала это выступление по-своему притягательным. Впрочем, народу нравилось, на выступление провинциальных цирков Древних они никогда не были.
  Когда выступление дрессировщика подошло к концу, Архимед спросил:
  -Ты говорил, что хорош в рукопашной, побьешь Влада?
  Сергей задумался, драки ради драки он никогда не любил, любая драка лотерея. Любое полученное сегодня в глупой драке растяжение или вывих могут сыграть плохую шутку завтра, когда драться придется всерьез. С другой стороны очень не хотелось показаться хозяину неумелым бойцом, а значит плохим телохранителем. ведь от мнения Архимеда зависели условия его существования.
  -Я смогу оставить себе выигрыш? - Бывший бизнесмен решил немного поторговаться.
  -Половину.
  - Я готов сразиться с Молотом!
  Влад был действительно сильным противником, но он устал, номер дрессировщика был слишком коротким, чтобы полностью восстановить силы, тем более, что охранник несколько раз все же достал его. Сергей решил для начала измотать противника еще сильнее. Влад быстро это понял и решил в этот раз схватку не затягивать. Он почти преуспел, когда подловив противника на блоке, и пнул его в правый бок. Все, что удалось бывшему спортсмену, лишь немного смазать удар. Влад попытался закончить поединок серией ударов, в голову, Серж пошел на сближение и вскоре оба бойца продолжили поединок в партере. Еще через несколько минут Влад оказался лежащим на животе, Сергей сидел сверху и выкручивал ему левую руку. Победил опыт в сочетание с более молодым телом.
  В тот день поединков больше не было, но выступление продолжалось. Выступили жонглеры, канатоходцы, метатели ножей и сюрикенов, дрессированные свиньи и танцующая кобра, явно привезенная из очень далеких земель.
  После победы, Архимед честно отдал телохранителю пять золотых. Возможность потратить деньги представилась очень скоро, дополнительный заработком цирка была сдача артистов в аренду для сексуальных нужд за большие деньги. Несмотря на высокие цены, желающие находились. Архимед тоже оказавшийся среди поклонников циркового искусства, заплатил за свидание с Натой и предложил телохранителю тоже снять понравившуюся актрису. Подумав, Сергей отказался от предложения, актрисы были хороши, но денег было жалко, неизвестно когда еще появится возможность заработать, тем более столько. Пришлось стоять и охранять развлекающегося хозяина.
  И снова дни пошли однообразно: тренировки, чтение, беседы с Архимедом на предмет забытых знаний Древних, которые маг старательно искал в памяти своего раба.
  Ока оказалась плохой хозяйкой, ей явно не хватало опыта Маши, впрочем Архимед был доволен ее внешностью, а остальное надеялся исправить регулярными наказаниями.
  С приходом зимы жизнь стала еще более однообразной, даже крестьяне из окрестных деревень стали приходить реже. Надо отдать должное Архимеду, молодой маг почти никогда не заставлять людей ждать себя на морозе.
  За зиму Сергей успел привыкнуть к имени Серж, прочесть множество интересных и не очень книг, сжиться со своим оружием, которое ,несмотря на кажущийся примитивизм, оказалось очень надежным, и при должном умении достаточно точным.
  Однообразие размеренной жизни нарушил визит офицера в конце апреля. Это был капитан армии генерал-губернатора, в местных знаках отличия Серж уже разбирался. Офицер был молод, но в его глазах читалось уверенность бывалого война. Сопровождали офицера маг, с гербом генерал-губернатора вышитом на плече, и сержант, двое рядовых остались за дверью.
  Серж вспомнил все, что он читал об офицерах, в свое время он уделил много времени изучая воинов этих с которыми мог встретиться, губернаторские офицеры были одними из самых умелых. Дети офицеров с детства воспитываемые, как воины. Тех, кто не справлялся с нечеловеческими нагрузками тренировок, родители снабжали деньгами и высылали с территории крепости, либо отдавали в ученики к ремесленникам и торговцам, порой следя за их дальнейшей судьбой порой нет. К семнадцати годам из них вырастали очень хорошие воины. Звания были строго привязаны к должностям: лейтенант - командир взвода, капитан - роты, майор - батальона, полковник - полка, генерал всей армии; подкапитан, подмайор, подполковник и подгенерал их заместители, подлейтенант - первое звание которое получал офицер. Подлейтенанты чаще всего командовали отделениями вместо сержантов, или служили элитных офицерских отрядах.
  Солдат в армию набирали из деревень губернии рекрутским набором, на двадцать пять лет. Отличившиеся солдаты отслужившие не менее пяти лет могли полуть звание сержанта, звание было привязано к должности командира отделения. Особо отличившиеся солдаты и сержанты прослужившие не менее десяти лет отправлялись на двухлетние офицерские курсы и получали звание подлейтенанта. Обычно таких офицеров отправляли в офицерские подразделения, и повышения они никогда не получали, зато получали все офицерские привилегии, переходили в правящую касту. К удивлению Древнего около десяти процентов солдат и офицеров были женщинами, это были исключительно крупные и сильные женщины, не уступавшие в силе большинству мужчин.
  Магов под началом генерал-губернатора было мало, желавшие работать в подчинениеу кого-то предпочитали вступать в ордена, где можно было чему-то научиться и если повезет самому войти в совет Ордена, или даже стать магистром, независимые предпочитали жить, как Архимед, или хозяин бродячего цирка и познавать тайны магии самостоятельно.К генерал-губернатору шли е, кому в ордене ничто не светило, либо те кому нужна была защита от коллег.
  Офицер крайне уважительно поздоровался с Архимедом, представился сам и представил своих спутников, капитана звали Вов Ефлев, сержанта Дэн Нохин, мага Игнус.
  Выслушав приветствие Архимед пригласил их внутрь, заверив, что что всегда рад видеть людей почтенного генерал-губернатора в своем доме и усадил гостей за стол, за которым обычно принимал клиентов. Ока принесла пива, холодного мяса и сыра.
  Серж с невозмутимым видом стоял вытянувшись за спиной хозяина. Первые пол часа они беседовали о погоде, и отдавали должное пиву, только когда первые кружки опустели, а вторые были наполнены, офицер наконец приступил к тому, зачем пришел.
  -Наша разведка узнала о поселение воплотившихся всего в двух днях пути отсюда.
  -Демоны? Здесь?
  -Поселение небольшое, генерал-губернатор посчитал, что одной роты вполне достаточно чтобы избавиться от них.
  -А Вы решили, что стоит подстраховаться?
  -Да, мне выделили крупную сумму денег и право нанимать усиление на свое усмотрение.
  -Похоже почтенного генерал-губернатора очень занимает проблема ордена "Рубинового змея", раз он предпочел выдать деньги, вместо того, чтобы прислать батальон. Оно и понятно, особенно если вспомнить, что два полка из шести он сдал внаем.
  -Я не уполномочен обсуждать такие вопросы!
  -И не надо, просто назовите цену.
  -Двадцать золотых и три процента добычи.
  -Вы меня не с кем не перепутали? Я маг.
  -Молодой маг.
  -Но ничуть не слабее того, что послал с Вами генерал-губернатор. - Игнус открыл рот, чтобы ответить, но предпочел промолчать, похоже Архимед действительно был по меньшей мере равен ему.
  -Хорошо! Тридцать золотых и пять процентов добычи.
  -Пятьдесят и десять процентов добычи, с правом выбора. Все равно с одного мелкого поселения много не возьмем.
  -Сорок и восемь процентов, без права выбора.
  -Хорошо, сорок золотых и восемь процентов добычи, но с правом выбора.
  -Согласен, утром отправляемся.
  Сергей с интересом рассматривал местные войска. В роте капитана Ефлеева было около ста пятидесяти бойцов. Все одеты в одинаковый камуфляж-трехцветку, на головах каски - почти точная копия СШ-40 в камуфляжном чехле. Вооружение тоже было единообразным: винтовки одного образца с примкнутыми штык-кинжалами, у каждого пятого однозарядное ружье, калибра четвертого наверное, стрелявшее надкалиберными гранатами или картечью. Сапоги, рюкзаки, саперные лопатки, даже фляги были одинаковыми. Еще в роте было четыре шестидесяти миллиметровых миномета стрелявших снарядами с дымным порохом и один пулемет, почти точная копия машинки Максима, под удлиненный патрон. Пулеметы были вещью в этих землях крайне дорогой, так как, некоторые детали делались из Древней стали. Расчеты пулемета и минометов были вооружены карабинами, явно с того же завода, что и винтовки остальных бойцов.
  Еще рота была усиленна кавалерийским взводом, осуществлявшим в основном функции разведки. От пехотинца спешившегося кавалериста отличал лишь шеврон, проглядывающая кое-где из под камуфляжа кольчуга и вооружение. Всадники были вооружены карабинами, длинноствольными револьверами и палашами, увидев на всадниках еще и саперные лопатки Серж сильно удивился, но немного подумав понял, что и у них вполне может возникнуть необходимость окопаться.
  Архимед не был единственным магом, нанятым Ефлеевым, кроме него капитан нанял совсем юную ведьмочку лет пятнадцати, звали девушку Аня, еще не взявшая нового имени, она была ученицей старой ведьмы отказавшейся участвовать в походе, судя по всему старушка отправила ученицу на практику.
  Не удовлетворившись усиленной ротой и тремя магами, капитан нанимал в деревнях добровольцев, их была почти сотня, а на пути стояла еще одна деревня. Это были преимущественно молодые крестьяне решившие рискнуть и подзаработать, а заодно помочь в очищение округи от тварей. Бойцы приходили со своим оружием, и здесь уже никакого единообразия не было, большинство было вооружено однозарядными винтовками и даже гладкоствольными ружьями, магазинных винтовок было катастрофически мало, впрочем в их умение стрелять Серж не сомневался, земли тут были опасные, а губернаторские бойцы успевали не всегда и не везде, впрочем с мелкими проблемами они предоставляли крестьянам справляться самостоятельно. Чтобы хоть как то организовать крестьян капитан назначил им сержантов из числа самых опытных солдат, а командовать всеми поставил лейтенанта, чей взвод временно перешел в подчинение подкапитану.
  Кроме наемников с ротой ехал торговец с четырьмя охранниками, похоже решивший заработать на скупке трофеев сразу после боя. Сопровождать солдат взялись и шесть проституток из тех, что обычно жили рядом с крепостью генерал-губернатора. На войне бойцам чаще хочется снять стресс самым старым и надежным методом, большинство из них бывало в такие моменты щедрее обычного, понимая, что завтра эти деньги могут уже не пригодится.
  Дисциплина поддерживалась самыми суровыми методами, даже за мелкие провинности офицеры и сержанты приговаривали к порке, причем как солдат, так и добровольцев. К удивлению Древнего, это, воспринималось абсолютно естественно, без малейших признаков возмущения. Такое обращение к солдатам и крестьянам здесь было в порядке вещей.
  На первом же привале Серж завел знакомство с молодым солдатом по имени Дим. В его деревню вербовщики генерал-губернатора прибыли три года назад, была их очередь отдавать в рекруты молодых людей. Деревенский совет выбрал Дима и еще троих. Выбор пал на детей из наиболее многодетных семей, впрочем самые богатые и уважаемые семьи традиционно не трогали.
  Наиболее тяжелым был первый год, один его земляк погиб вовремя тренировок, второй погиб в первом же бою, получив пулю совершенно по глупому. Последние несколько лет генерал-губернатор ни с кем не воевал, однако Диму пришлось поучаствовать в двух компаниях, его полк сдавали в аренду другим правителям, в первую очередь сдавались новички, ветеранов берегли.
  Диму в армию нравилось, он мечтал стать сержантом, а если повезет то и офицером, это был один из немногих шансов для ребенка из многодетной деревенской семьи совершить резкий скачок по социальной лестнице.
  От Дима Древний узнал много интересных подробностей об армии генерал-губернатора. Его интересовало все: подготовка, снабжение, вооружение, отношение солдат к службе, быт. Дим рассказывал все легко и с хотой, стоило его лишь чуть подтолкнуть, и он с гордостью рассказывал о родной армии. Похоже поговорку: "болтун находка для шпиона" здесь не слышали, а может просто повезло с собеседником, да и не выспрашивал Серж местных секретов.
  Ничего, что показалось бы ему по-настоящему ценным, он так и не узнал, с другой стороны откуда знать какие знания окажутся полезными в самое ближайшее время? В этом Мире он был чужим, и самая простая информация известная любому местному с детства могла оставаться для него тайной, а не кажущаяся сейчас значительной мелочь может в будущем привести к серьезной ошибке.
  Несколько интересных фактов узнать все же удалось. Солдаты генерал-губернатора преимущественно не были слишком надежными, Дим был ярким исключением из правил, большинство были недовольны низкими зарплатами, жестоким обращением и постоянным унижениям со стороны офицеров. Дезертирство было обыденным явлением, и далеко не всех удавалось поймать. Беглецы чаще всего вербовались в наемные бригады, там дезертировавшим рекрутам были рады, в отличие от дезертиров, нанявшихся в какую-либо армию добровольно, а потом сбежавших до истечения контракта. Были и другие пути: в вольных городах всегда были нужны крепкие телом и не старые работники, да и лихие люди на дорогах постоянно нуждались в пополнение. Родная деревня дезертира должна была предоставить ему замену, и чаще всего это оказывался его брат, пойманных беглецов продавали в рабство с клеймлением лица, но это останавливало далеко не всех. Многие верили в шанс начать новую жизнь с чистого листа, ведь ни наемные бригады ни вольные города дезертиров не выдавали.
  Случались в армии и бунты, как мелкие, так и очень большие, лет двадцать назад взбунтовался целый полк, перебили офицеров и попытались организовать наемную бригаду. Вот только ни их генерал-губернатору ни генерал-губернаторам соседних губерний у которых в армии царили похожие порядки идея очень не понравилась, а вольный город, по началу согласившийся принять их не захотел большой войны которая могла вспыхнуть. Лишь немногим бунтарям в тот раз удалось спастись сбежав в куда-то в далекие земли.
  А вот привычных Древнему неуставных отношений здесь не было. Просто потому, что они были прописаны в уставе, во всяком случае частично, сержантам давалась огромная власть над солдатами, а прослужившим более десяти лет над новичками. За все, что не было разрешено в уставе, офицеры карали крайне сурово.
  Особо жестоко карались любые преступления против офицеров. За оскорбление офицера виновного продавали в рабство с клеймлением плеча, поднявшего руку на офицера сажали на кол, редкое исключение, казнить здоровых молодых людей считалось расточительством, в случае убийством офицера, виновного сажали на кол, а сержанта из отделения которого был убийца продавали в рабство с клеймлением лица, конечно если отделением командовал подлейтенант от отделывался крупным штрафом, и невозможностью дальнейшего продвижения по карьерной лестнице.
  Привычного воровства тоже почти не было, или простодушный Дим его не замечал. Впрочем армия генерал была мала, а командование было жизненно заинтересованно в его боеспособности, разбитые армии, ведь губерния со слабой армией неминуемо будет разбита, а офицерам останется одна дорога: в наемники, условия для воровства не самые лучшие.
  Большая часть тренировок солдат была посвящена строевой подготовке, в этом Мире где пулеметы были редкостью, полным архаизмом она еще не стала. Стрелять учили как прицельно, так и по площадям, а рукопашному бою, штыковому, бою с ножом и саперной лопаткой обучали даже усерднее чем стрельбе. Солдаты регулярно устраивали соревнования с тотализатором, офицерами же это только поощрялось, как дополнительный стимул для тренировок.
  На следующий день они посетили еще одну деревню где к ним присоединилось еще два десятка добровольцев. Дальше путь проходил через незаселенные земли в глубине которых скрыли свое поселение демоны.
  Леса чередовались с болотами, Древнего большую часть жизни проведшего в каменных джунглях большого города, но несмотря на это (а может быть именно поэтому), любившего природу поражало богатство животного Мира этих земель. Отсутствие сказывалось крайне положительно, кроме расплодившихся традиционных обитателей средней полосы здесь паслись одичавшие потомки домашних коров, свиней, лошадей, коз, птиц. Среди разнообразия животного Мира не было лишь волков, впрочем как и одичавших собак, демоны захватив животное уничтожали и поедали всю стаю, чтобы создать из захваченного тела удобное вместилище. Освободившуюся нишу "санитаров леса" заняли медведи, рыси, ставшие заметно крупнее лисы и одичавшие коты также ставшие гораздо крупнее своих домашних собратьев, из всех пород которые помнил Древний, размерами с ними могли тягаться только мейн-куны как-то уведенные им по телевизору. Однако ниша не была заполнена полностью, слишком сложно было заменить волков, которых многие считали идеальными охотниками. Количество травоядных превосходило все разумные пределы, лишь периодически возникавшие голод и эпидемии могли сдерживать их численность. Вспомнив свои познания в теории эволюции Сергей решил, что в образовавшейся нише обязательно должен появится новый вид, если только не помешает заново расплодившийся человек.
  Архимед ехал верхом между основной массой пехоты и телегами обоза, вместе с другими магами и капитаном. Серж ехал слева, отставая от хозяина на полкорпуса. Размеренность путешествия была нарушена магической атакой.
  Засада была организованна грамотно. С одной стороны был лес, с другой болото казавшееся непроходимым. Маскировка у воплощенных была на ввысоке, Ефлеев, как и все участники похода, опыта борьбы с демонами не имел, и не учел многих их способностей. Пропустив авангард, демоны дождались подхода основных сил и атаковали в наиболее удобный для них момент.
  Внезапный приступ головной боли заставил скривится. Подняв глаза Серж увидел, что многие из солдат упали на колени держась за голову, а почти все крестьяне-добровольцы валяются на земле завывая от боли. Все верно, Архимед дал ему мощный защитный амулет сработанный еще его учителем, у солдат амулеты были попроще, а у решивших подзаработать крестьян зачастую их не было вовсе.
  С диким режущим слух визгом, со стороны леса колонну атаковали мелкие твари больше всего напоминавшие крыс переростков. Похоже, атаки они ожидали зарывшись в землю, во всяком случае, проезжавший в метре от них Серж заметил их только во время атаки. Карликовые демоны были вооружены неким подобием глеф, с древком укороченном настолько, чтобы подходить им по размерам и лезвием достаточно массивным чтобы перерубать берцовые кости. Если верить книгам все оружие десоны зачаровывали и глядя на результаты его применения Серж не мог в этом усомниться. Силы и скорости мелким тварям тоже было не занимать, стремительно атаковав, они старались вывести из строя как можно больше людей до того, как маги успеют развеять их колдовство, а бойцы поднимутся и окажут им организованное сопротивление.
  Серж вскинул карабин, Архимед уже шептал слова заклинание за его спиной. Выстрел и полуоболоченная пуля сбивает с ног одного нападавшего. У коня подкосило ноги, бывший десантник успел перекатится быстрее чем понять, что происходит. Вовремя, на него уже летел покалечивший его коня демон. Карабин парировал глефу, к удивлению Сержа удар, мелкого, весившего не более пяти килограмм монстра, был такой силы, что он потерял равновесие, в голове мелькнуло: на что же способен удар демона воплотившегося в человеке? Мысль чуть не оказалась последней, парировать второй удар он уже не успевал. Над ухом грохнул выстрел револьвера, тварь упала, но продолжала дергаться, пока Серж не прострелил её голову. Передернув затвор карабина он оглянулся, противников рядом не было, оставшиеся твари перешли в ближний бой. Обернувшись он взглянул на своего спасителя, это оказался сам Ефлеев.
  -Воздух! - крик капитана застал врасплох, боевой авиации в этих землях не было ни у кого. Ни у кого коме демонов, со стороны леса к ним летело десятка два тварей похожих на гарпий-карлиц, с вороньими крыльями и оперениями, что-то державших в когтистых лапах. Древний не успел выстрелить в них ни разу, как на них посыпались небольшие, глиняные сосуды с зажигательной смесью, остальные бойцы тоже не слишком преуспели, лишь одна гарпия упала не донеся бомбы до цели. Положение спасло лишь то, что были не слишком большие, а зажигательная смесь самая примитивная. Отбомбившись, летучие твари принялись пикировать на людей, иногда вцепляясь им в лицо, впрочем, паники от таких атак было больше чем вреда.
  Капитан свалился с коня прямо под ноги только что спасенного им Сержу, перепутать пулевое ранение в его груди с чем-нибудь другим было не возможно. Серж бросился прикрыть хозяина, но тот уже дакно спустился с лошади и колдавал из-за его спины. У демонов были стрелки, ни о чем подобнос Серж серьезно изучавший эту тему не читал, книжки утверждали что они всегда полагаются на превосходство в силе, скорости, магии, эти демоны похоже книжек не читали и обзавелись снайперами выбивавшими офицеров.
  Пока Серж пытался найти откуда бьют снайпера воплощенные нанесли основной удар. Воплощенные в людей, собак и волков демоны, в десятки раз превосходившие мощью атаковавшую людей до этого мелочь дождались своей очереди на дне болота обрушились на смешавшие ряды роты Ефлеева.
  Новые противники были намного крупнее, некоторые были ростом под три метра и весом до полутоны. Кожа демонов когда-то бывших людьми покрылась роговыми пластинками, волосы людей и шерсть собак свалялись и стали жесткими как толстая проволока. Пасти украшали неестественно большие зубы, на кончиках пальцев красовались не слишком длинные но от этого не мене смертоносные когти.
  Нападавшие были вооружены железными булавами каждый достигший цели удар которых выводил из игры одного противника. Тела монстров защищали толстые, многослойные кожаные нагрудники, способные остановить либо сильно ослабить удар штык-кинжала, или револьверную пулю.
  Монстров было всего три десятка, но солдаты связанные боем с мелкими демонами не смогли перестроится и встретить их залпом. Пулемет развернули слишком поздно и он успел срезать лишь двух нападавших. Ворвавшись в ряды людей демоны несли настоящее опустошение.
  Кто-то явно просчитался, одной роты пусть даже усиленной здесь было явно недостаточно. С другой стороны засядь демоны в деревне у них не было бы ни каких шансов, о встрече в чистом поле и говорить нечего.
  Один из воплощенных прыжком оказался всего в двух метрах, булава опустилась на спину капитанского коня верно стоявшего над упавшим всадником, бедное животное упало с переломленным позвоночником. Выстрел из карабина пробил нагрудник, но не остановил нападавшего, остановил Архимед. К удивлению Сержа маг подскочил к демону и положил руку ему на грудь, через мгновение трехсоткилограммовое тело упало к ногам щуплого мага. Уважение к юному колдуну резко возросло.
  Бой продолжался, люди бились с демонами в ближнем бою и похоже офицерам удалось их быстро сгруппировать. Пулеметчик приспособился бить поверх голов, сильнейшие из воплощенных были выше, а выстрел усиленным патроном в голову валил даже их.
  Именно по пулеметчики и нанес магический удар последний резерв воплощенных. Машинка с водным охлаждением взорвалась, обдавая ближайших солдат кипятком и осколками, секундой позже появился и демон сделавший это, глядя на него не оставалось ни каких сомнений, кто именно возглавлял это поселение, настоящий гигант, когда-то явно бывший человеком, хоть сейчас, глядя на него в это сложно было поверить. Вес великана наверняка превышал тонну, лицо украшало две пары глаз, а пасть три ряда крючковатых зубов. В руке он держал железную булаву, размером с невысокого человека, грудь твари защищал стальной нагрудник, вполне способный выдержать винтовочную пулю. Повозки отлетали с его пути будто они ничего не весили, удары булавы отбрасывали несчастных оказавшихся на пути переломанными куклами, при этом движения гиганта были столь стремительны, что лишь немногие пули достигали цели.
  Положение спасли маги. Первым среагировал Игнус, молнии с его рук не остановили, но немного притормозили чудовище, почти сразу присоединились и другие. Солдаты открыли огонь по замедлившемуся телу, целя в голову, и вскоре огромное тело шумно упало на землю. Это послужило сигналом к отступлению для всех оставшихся стоять демонов, отступлению столь же стремительному, как и атака несколько минут назад.
  Победа! Пирова победа, посмотрев на количество убитых и раненных Серж вспомнил слова античного царя: "еще одна такая победа, и у меня не останется армии", их было не просто много, их было очень, очень много. Маги ворожили до обмороков стараясь спасти как можно больше раненных, и у них получалось! Они залечивали раны глядя на который Древний считал что раненный обречен. Чародеи полностью отрабатывали свою плату, но их было только трое. Многие погибали, еще до того, как до них доходила очередь, другим не могли помочь даже маги, обреченных на которых указывали маги добивали точным ударом кинжала
  Рота потеряла убитыми и покалеченными сорок шесть солдат и сержантов и трех офицеров, включая капитана. Добровольцам повезло еще меньше, они потеряли пятьдесят трех, сказывалась их худшая подготовка и то, что их лечили в последнюю очередь, на многих у магов просто не хватило сил. Среди убитых был и Дим, один из демонов отрубил ему ногу чуть ниже колена, молодой воин умер от потери крови до того, как ему успели оказать помощь.
  Воплощенные потеряли убитыми сорок девять демонов всех видов. Среди убитых врагов оказалось и шесть человеческих тел, с винтовками в рабских ошейниках и без следов одержимости, несчастных были задушены своими ошейниками после смерти хозяев. Первой реакцией Древнего было удивление, но несколькими секундами позже он задал себе вопрос: а будь его хозяином демон, стал бы он сражаться на его стороне или предпочел героически погибнуть мучительной смертью? Ответа он так и не нашел.
  После смерти Ефлеева командование на себя принял подкапитан Морозов. Тела убитых людей сожгли в наскоро собранных кострах, убитых демонов и их рабов утопили в болоте. После похорон, первым делом он подсчитал потери, вторым наказал тех, кто пытался сбежать с поля боя или спрятаться. Двух солдат и восемь крестьян-добровольцев, чья вина была установлена скорым трибуналом, приговорили к продаже в рабство с клеймлением лица, приговор привели в исполнение перед строем.
  К удивлению Сержа больше никакого сопротивления со стороны демонов не было. Без боев они продвигались до самого помещения воплощенных, без боев вошли в него. Демоны потерпев поражение предпочли отступить, растворится в незаселенных землях, которых здесь еще долго будет хватать. Поселение демонов появилось перед ними внезапно, мгновение назад кроме леса ничего не было видно, а потом раз, и в десятке метров уже стоят строения.
  -Что качественно отвели глаза? - Архимед все давно видевший улыбнулся своему телохранителю уже привычной покровительской улыбкой. Тому оставалось только кивнуть.
  В центре повышения возвышался замок, несмотря на то, что Древний привык к каменным замкам, а это здание было сбито из крупных бревен, ни чем другим оно быть просто не могло, самый настоящий замок, с четыремя башнями. Учитывая, что воплощенные даже не попытались отступить сюда и переждать осаду, на оборонительные свойства этого сооружения они не рассчитывали, замок был скорее статусным строением, либо его построили до того, как поняли, что с таким преимуществом в технологичном оружие, которое было у солдат, замок выстоит очень не долго.
  Вокруг замка были рабские бараки, демоны одевали ошейник на каждого раба, недостатка в магической силе они не испытывали. Может Архимед и был достаточно силен, чтобы уничтожить трех, а то и четырех демонов средней силы воплотившихся в людей, зато у демонов мог колдовать каждый. При должном старание, потратив достаточно времени зачаровать ошейник мог даже самый мелкий демон.
  О проценте убитых демонов можно был судить по проценту задушенных ошейником рабов, их было примерно две трети. Значит в атаке участвовали все местные твари, удивляться тут нечему, Сергей представил себе пытающегося откосить от службы демона и громко рассмеялся.
  К удивлению Сержа освобождать рабов никто не собирался. Сто шестьдесят три раба просто сменили хозяина. Никаким гуманизмом и состраданием здесь никто не страдал, рабы были всего лишь добыча. Серж еще раз почувствовал себя здесь чужим. Восемь процентов рабов по договору были законной добычей Архимеда. Много? Безусловно, но вспоминая короткую но кровавую схватку становилось ясно, что отсутствие третьего мага могло оказаться той соломинкой, что способна сломать спину верблюду.
  Большинство рабов, уже родилось в рабстве демонов, у многих в рабстве родились и родители. Демоны, чтобы не привлекать внимания, стремились сводить свои контакты с внешним Миром к минимуму. На своих новых хозяев рабы потухшими пустыми глазами, глядя в которые Серж вспомнил Машу.
  Кроме рабов было захвачено много зачарованных предметов, даже ошейники с мертвых рабов были сняты, и золотые монеты разных губерний. Зачем демонам деньги Серж не знал, то ли воплощенные использовали их для внутренней торговли, то ли у них были торговые партнеры среди людей. Все трофеи были собранны вместе и оценены ехавшим за ротой торговцем. В оценке магических вещей ему помогали маги, купец выслушивал мнение каждого о предмете, а потом с помощью волшебного жезла оценивал силу вложенных в предмет заклинаний, жезл при этом было достаточно просто поднести к предмету, и посмотреть насколько ярко он засветился.
  После оценки трофеи были поделены. Солдатам доли не полагалось, но Морозов поделил между ними часть полагавшегося роте золота, а особо отлившихся наградил артефактами. Вечером же в честь победы была устроена попойка и оргия с участием сопровождавших роту проституток и рабынь.
  Кроме оценки торговец занимался и скупкой трофеев. Архимед продал ему несколько захваченных артефактов, и одиннадцать из двенадцати рабынь. Двенадцатую симпатичную девятнадцатилетнюю Юлю он оставил себе, то ли решив создать небольшой гарем, то ли заменить нерадивую Оку. Маг оказался достаточно щедр, что-бы своего раба четырьмя золотыми монетами, не много если учитывать, что даже без трофеев ему досталось сорок, но с другой стороны рабу можно было не платить вовсе.
  Возвращение обошлось без приключений и Серж был этому несказанно рад. После недавнего боя он ничего не имел против разменянной неторопливой жизни в доме мага.
  Спустя две недели выяснилась причина по которой старая опытная ведьма послала вместо себя девочку-ученицу. Она была смертельно больна, Архимед посчитал нужным поехать на ее похороны и выразить соболезнования ее ученице. На похороны собрались жители пяти окрестных деревень, которые обращались за помощью к могущественной ведьме. Серж вспомнил, что к Архимеду ходят только из трех деревень. Интересно попытается ли он переманить клиентов у юной ведьмочки?
  Были люди и из деревень Архимеда, как выяснилось два года назад старуха позволила молодому магу бежавшему от врагов своего учителя поселится и работать на ее землях, сказав, что ей уже трудно помогать всем.
  Магов кроме Архимеда не было, зато был подполковник, присланный генерал-губернатором, чтобы выразить его соболезнования. Покойная была очень уважаемым и влиятельным человеком, она прожила двести два года, из них сто двадцать восемь на одном месте, успела стать неизменной частью местной действительности, когда самые старые старики были младенцами, она уже была древней старухой. В глазах людей читался немой вопрос: неужели мертва?
  Аня была законной наследницей своей учительницы, ей выражали соболезнования, не стал исключением и Архимед. Со всем почтением он выразил соболезнования, но от глаз Древнего не скрылось напряжение повисшие между двумя чародеями. Он чувствовал, что ничего хорошего ему, как телохранителю Архимеда это не обещает.
  Тело старухи лежало на высокой аккуратном костре не шедшим ни в какое сравнение с быстро собранными кострами на которых сжигали тела убитых солдат две недели назад. Когда все положенные в таких случаях речи были сказаны Аня уставилась на тело своей учительницы последним взглядом, она смотрела несколько минут, Серж заметил на ее лице напряжение, которое не раз видел на лице своего хозяина когда тот колдовал, выкрикнув короткое заклинание девушка резко вскинула руки вверх, костер вспыхнул быстро и ярко, сразу же скрыв тело старой женщины языками пламени.
  На лице Архимеда внимательно следившим за колдовством конкурентки, была едва заметная улыбка, похоже он был доволен увиденным. Древний вздохнул, ему оставалось только надеяться, что конкурентная борьба среди магов не ведется методами девяностых.
  Когда догорел костер, пепел был собран, Аня сказала, что похоронит его под самым красивым деревом в саду посаженом умершей. После было обычное в таких случаях траурное застолье. На поминках никогда не говорят плохо об умершей, но по тому, что рассказывали о ведьме, она действительно была хорошим человеком. Ни разу, ни кому не отказала в помощи, если людям не чем было платить всегда говорила: отдашь когда будет, даже если точно знала, что у этого не будет никогда. Да и тот факт, что она дала возможность заработать молодому магу, вместо того, чтобы сдать его врагам его учителя и заработать самой.
  Когда Архимед начал учить его способам борьбы с магами при помощи огнестрельного оружия и помощи магу в магическом поединке, надежды на полюбовное разрешение конфликта за наследство старый ведьмы исчезло полностью. Воевать с девочкой подростком очень не хотелось, но говорить об этом хозяину было бессмысленно, а испытать еще раз действие магического ошейника хотелось еще меньше. Оставалось только учится и надеяться, что однажды представится возможность применить новые знания на Архимеде.
  Маги, как и демоны способны увеличивать свою выносливость и регенерировать раны прямо на поле боя, но делают это гораздо хуже воплощенных и убить их ненамного сложнее, чем обычных людей. Чтобы компенсировать это маги научились создавать щит поглощающий энергию летящих в них пуль. На создание и поддержание щита требовалась энергия и чем больше пуль он поглощал, тем больше энергии требовалось, а значит чтобы пристрелить мага надо стрелять быстрее, чем он успевал подпитывать щит, причем чем мощнее пуля, тем лучше. Уничтоженный демонами пулемет смел бы средненького мага за секунду, старому доброму АК, до сих пор состоящему на вооружение элитных офицерских подразделений некоторых губерний, хватило бы одного рожка, но с карабином или револьвером можно надеяться лишь пристрелить мага из-за угла , либо на десяток товарищей с таким же оружием.
  Все менялось если маги сражались друг с другом, на поддержанием щита требовалась энергия которой в бою почти всегда не хватало и каждая выпущенная в мага пуля давала его противнику преимущества. Для по-настоящему могущественного мага один стрелок на стороне противника серьезной проблемы не представлял, но ни Архимед, ни его противница таковыми не были.
  Целые сорок дней ждал Архимед прежде, чем нанести визит своей конкурентке. Неужели человек вырезавший язык рабыне, которая слишком много знала и собирающийся ограбить ученицу старухи давшей возможность ему изгою начать новую жизнь, быть религиозен? Неужели он искренне верит в Великого Хозяина на прием, к которому через сорок дней отправляются души умерших? И который решает кого отправить на великий банкет, а кого в великий лагерь очищения. Удивлялся Сергей не долго, в свое время он знал не мало религиозных бандитов, в том числе и из самых отмороженных. Религия могла изменится, но отношение к ней осталось то же.
  Последнюю неделю Архимед перестал его тренировать, не выглядывал из своего кабинета, откуда были слышны его шаги. Он перестал употреблять алкоголь, даже пиво, обходясь квасом и морсом, перестал заниматься сексом, зато избивать рабынь стал гораздо чаще, это помогало ему снять стресс.
  Боялся ли он предстоящей схватки? Возможно, могущественная учительница могла оставить ученице артефакт способный переломить ход сражения. Возможно мага тревожил не страх, а совесть, в наличие которой у своего хозяина Серж сомневался, но настолько безумным, чтобы спросить Архимеда напрямую он не был, оставалось только гадать, это помогало самому отвлечься от невеселых мыслей. Либо уйдет без боя, либо, что более вероятно ему придется участвовать в убийстве ребенка. Был и третий вариант, но о нем думать не хотелось, да и шансы Архимеда на победу он оценивал гораздо выше.
  Наконец день настал, сорок первый день со дня смерти могущественной ведьмы, двести девяносто четвертый с момента его попадания в "новое время". Стояла ясная майская погода, в голове вертелась дуратская фраза: "хороший день чтобы умереть". Умирать даже в такой день не хотелось совсем, убивать тоже, и все-таки умирать не хотелось сильнее, и это решало все.
  Так дело не пойдет, глубоко вдохнул, выдохнул и очистил мысли от бессмысленных сомнений,, именно так он всегда поступал, когда приходилось делать что-то очень неприятное, а отвертеться никак не получалось. Надо значит надо.
  Своих планов Архимед с телохранителем не обсуждал, спрашивать самому было страшно. В любом случае если боя избежать нельзя быть к нему готовым наилучшим образом. Конь позволял взять с собой весь его небольшой арсенал. Карабин, если придется стрелять издалека, ружье, если понадобится пробивать магический щит с близкого расстояния, оба револьвера, если что-то пойдет не так и нож, просто на всякий случай.
  Когда они подъехали к одиноко стоявшему домику, выглядившему кстати скромнее дома Архимеда, Аня уже ждала их у входа, схади стоял старик с двуствольным ружьем в руках, ошейника на нем не было, слуга? родственник? Какая разница, если начнется бой Серж решил первую пулю выпустить в него. Слезая с коня он держал в руках дробовик, дистанция будет близкая.
  -Здравствуй Аня.
  -Боудика.
  -Уже взяла себе новое имя?
  -Как и ты после смерти учителя.
  -Верно, здравствуй Боудика.
  -Может хватит пустых слов? Моих способностей хватило, чтобы почувствовать твои намерения еще на похоронах! Здоровья ты мне желаешь меньше сего!
  -Ты преувеличиваешь. Мне не нужна твоя смерть, просто собирай вещи, все что оставила учительница, и уезжай отсюда.
  -Ты неблагодарный мерзавец!
  -Я не собираюсь не повторять не выслушивать оскорбления.
  -Сделай хотя бы то, что сделала для тебя моя учительница, дай мне три деревни, в которых работал, себе возьми эти пять.
  -Нет. Ты уедешь отсюда.
  -Ты же не справишься с восьмью сразу!
  -Значит буду принимать только самые выгодные заказы.
  -Ты загоняешь меня в угол.
  -Наоборот отпускаю на волю. - Архимед широко улыбнулся. - Тебя, молодую и перспективную, с радостью примут во многих орденах, в особенности в обмен на тайны покойной.
  -Что же тебя не приняли? Неужели талантом не вышел? Или учительне делился с тобой тайнами?
  -Надо было закончить один эксперимент.- Архимед рассмеялся.- Время вышло. Убирайся или умрешь, тупая дырка!
  Вместо ответа девушка резко выбросила руку вперед. Никаких видимых эффектов не было, но Архимед скривился и громко крикнул:
  -Убей!
  В команде необходимости не было. И Серж и старик уже поднимали ружья, молодое тело оказалось быстрее, тяжелая ружейная пуля ударила в грудь старика, второй выстрел, в уже лежащее без сознания тело, был скорее данью привычке, чем необходимости.
  Серж навел ружье на девушку, но выстрелить не смог. Что именно ему помешало? Может совесть, о может невидимый всезнающий советчик внутри, тот самый, что зовется интуицией или вещуном?
  -Стреляй!- Одновременно с криком Архимеда ошейник начал душить и жечь.
  Когда он наконец решил стрелять, предмет увиденный им в руках девушки заставил мгновенно забыть о боли и остановится.
  С..а! - крик Архимеда подтвердил его подозрения. В руках ведьмочки была полоска кожи, почти точная копия его ошейника в разомкнутом состояние.
  Короткое заклинание и полоска превращаеться в труху, оподая к ногам ведьмы, одновременно к ногам Сержа опала труха его ошейника.
  Архимед ни на секунду не сомневался в чувствах которые бывший раб испытывал к хозяину. Ни колеблясь не секунды и не говоря не слова, он развернулся в сторону Сержа, с кончиков пальцев мага ударила вспышка молнии. Дыхание перехватило, мышцы свело сильнейшей судорогой, паденья он уже не помнил.
  Придя в себя, он первым делом схватился за шею. Ошейника не было! Осмотрев поле боя, он понял, что очнулся вовремя. Архимед побеждал, или уже победил. Противница валялась у его ноги схватившись за голову и выла от боли тело девушки выгибалось самым невероятным образом.
  Победитель стоял над ней вытянув перед собой обе руки, он так наслаждался своим триумфом, что не обратил внимания на пробуждение раба. Большая ошибка, достав револьвер, Серж прицелился и с огромным удовольствием послал увесистый кусочек свинца в затылок бывшего хозяина, губы сами собой расплылись в широкой улыбке.
  Мгновением позже пришло сожаление, что убить пришлось слишком быстро, и не было ни какой возможности медленно и со вкусом переломать мерзавку кости.
  Свобода, оставалось надеяться, что ведьма поступит с ним так же, как солдаты генерал губернатора поступили и рабочими воплотившимися. Была даже мысль пристрелить ее до того, как она окончательно придет в себя. Впрочем, он сразу понял, что просто не сможет поднять руку на юную спасительницу. Во всяком случае, пока она не попытается одеть на него ошейник, даже осознавая, что тогда может быть уже поздно.
  Девушка пришла в себя на удивление быстро.
  -Свобода в обмен на жизнь, пожалуй честный обмен?
  -Согласен.
  -Значит никто из нас, ничего не должен?
  Мысль пристрелить девочку, чтобы не лишиться только что приобретенной свободы снова посетила Сержа, но и в этот раз он не смог выстрелить, и лишь кивнул.
  Добро Архимеда делить будем просто: книги, записи и магические предметы, кроме тех, что на тебе, я заберу себе, остальное твое. Только с начала поможешь разобраться с трупами. Древний опять кивнул, соглашаясь, хотя отдавать записи, в которых описан эксперимент, объектом которого был он сам, очень не хотелось, другой выход найти не получалось, разве что пристрелить юную любительницу новых знаний, но этого категорически не хотелось. Оставалось только удрать как можно дальше, до того, как она успеет прочесть про эксперимент, ради которого Архимед не стал вступать ни в какой орден.
  Боудика оказалась девушкой сильной, и таскала трупы не жалуясь, хотя ее и шатало после недавнего поединка. Тело старика оказавшегося старым слугой, пришедшим в дом ведьмы еще мальчишкой, принесли в дом, девушка собиралась сжечь его по всем обычаям позже. Архимеда же просто вывезли подальше от дома ведьмы и бросили у дороги, на радость любителям падали.
  Войдя в дом успел стать для него почти своим он сразу же увидел два трупа. Архимед отключил у ошейников ограничение на расстояние от хозяина, но его смерть все равно убила рабынь. Ока и Юля лежали рядом, головами друг к другу. Лица обеих были искажены предсмертной мукой, короткие ногти до крови расцарапали шею, пытаясь залезть под ошейники. Их смерть в отличие от смерти Архимеда не была легкой. Серж вздохнул, молодые, красивые, с каждой из них он провел не одну ночь, и именно он убил их, пустив пулю в голову Архимеда. Девушек было очень жалко, и все-таки поставь жизнь его перед подобным выбором вторично, он бы выстрелил не колеблясь ни минуты. От осознания этого было крайне тошно, но такова цена свободы и не он устанавливал эти правила.
  Помня, что врать магам бесполезно, он честно показал ведьме где и что лежит. Больше всего ее заинтересовал магический сундук Архимеда, доставшийся ему от учителя. В таких сундуках, закрывающихся и открывающихся заклинаниями, способных вместить много больше, чем позволяет их размер, и при этом не увеличивающихся в весе маги хранили ценности. Заклинание открывающее сундук обычно привязывалось к крови мага, этой субстанцией Боудика запаслась набрав в зачарованную пробирку, из тех которые она зачем-то носила в поясной сумке. Имея в запасе кровь Архимеда, она надеялась со временем сломать заклинание. Именно в таком сундуке хранилось самое ценное имущество мага, его содержимое стоило в разы дороже всех остальных трофеев. Когда Архимед указал на это ведьме, она лишь пожала плечами и предложила подождать пока она вскроет сундук, содержимое же поделить как и все остальное. Сколько именно придется ждать она не знала, может несколько дней, а может недель. Такой расклад Сержа не устраивал, за это время ведьма могла прочесть записи Архимеда и пожелать оставить Древнего себе, да и просто находиться под властью мага больше не хотелось, это сейчас она дружелюбная, пока от усталости шатается, а через недельку может захотеть надеть ему на шею ошейник, или просто ограбить. Верить магам он не собирался.
  Когда погрузка трофеев была закончена, Серж почувствовал резко навалившуюся усталость, слабость и апатию, полное нежелание делать что-либо, даже дышать. Каждый вздох давался все труднее, с каждым выдохом все сильнее ощущалась нехватка кислорода. Мозг все еще работал и очень быстро делал верные выводы,. Он почти мгновенно обернулся к ведьме, девушка стояла глядя на него тяжелым взглядом, правая рука, тянувшиеся к револьверу вдруг обвисла плетью.
  -Не надо было убивать старика. И утешься тем, что умираешь свободным.
  Второй револьвер был спрятан под одеждой так, чтобы его можно было выхватить левой рукой. В надежде на то, что уставшая ведьма не сможет душить и держать обе руки одновременно, или просто не успеет среагировать, он выхватил оружие так быстро, как смог, вложив в эту попытку все оставшиеся силы. Не зря. Он расстрелял в нее все пять патронов, прежде чем свалился на землю, жадно хватая ртом воздух.
  Придя в себя, он первым делом выхватил заряженный револьвер и посмотрел на противницу. Девушка умирала, умирала крайне болезненной смертью, все пять пуль попали ей в живот, и жизнь в ней поддерживала только магия. Еще детский голос тихо подвывал от боли, по еще детскому лицу текли слезы боли. Было ли ему жаль? Очень, но один из них должен был умереть, и не он поставил вопрос таким образом. Выстрел в голову прекратил ее страдания.
  Было плохо, по-настоящему плохо, хотелось напиться до потери сознания. Вместо этого он снял с тела девушки кошель и ключ от ее дома, а из сумки достал второй зачарованный пузырек и наполнил ее кровью. У нее тоже должен быть магический сундук, а где-то должен быть маг, за определенное вознаграждение готовый такие сундуки открывать. Новая жизнь начиналась крайне паршиво, но это не повод начинать ее еще и бедно.
  
Оценка: 5.27*15  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"