Рихтер: другие произведения.

2. Водоворот

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Журналы с пожелтевшими страницами, отсыревшими за столько зим, родом из того времени, когда не было Интернета, и справочников Lonely Planet, и гугл-карт, показывающих в реальном времени, что происходит в каждой точке земного шара... Я с жадностью накидываюсь на чтение, будто бы вдруг снова исполнилось одиннадцать.


2.

Водоворот.

   Будильник звонит дважды. Сначала в семь. Потом в семь тридцать. Я выключаю его и почти наощупь набираю смс Марте.
   "Сегодня мы отдыхаем".
   Через пару минут от нее приходит ответ.
   "Ты в порядке?"
   "Да, только адски хочу спать. Потом расскажу".
   Следующий звонок будильника по плану в семь сорок пять, но я предупреждаю события и отключаю его совсем.
   Просыпаюсь поздно, в первом часу дня, чувствуя себя не просто бодрым, а совершенно отдохнувшим.
   Дома тихо и спокойно. Солнечные лучи пробиваются через жалюзи, освещая мою крохотную кухню. Заливаю себе мюсли молоком и готовлю кофе, не задумываясь о том, что делаю: руки действуют автоматически, наощупь.
   Потом выхожу на балкон и сажусь прямо на пол с кружкой в руках. Под моим домом начинается парк.
   День чудесен. Начало октября в наших краях еще почти лето -- редкие желтые листья на деревьях, синее небо. На земле валяются падающие конские каштаны. Кто-то бежит с собакой по парку, дети катаются на велосипедах с веселыми криками.
   Когда-то, когда я жил здесь с дедом, мы вместе гуляли по этим дорожкам, играли в шахматы в беседке в дальнем конце парка, а зимой лепили снеговиков.
   Меня вдруг осеняет, что сегодня -- суббота. Я так давно работаю без выходных, что совсем забыл, что они вообще существуют. Звоню Марте.
  -- Доброе утро, крестная фея.
  -- Привет, Стеф, - голос в трубке бодрый и заинтересованный, - расскажешь мне трогательную сказку о том, как ты провел вчерашнюю ночь или это слишком неприлично?
  -- Эх, если бы, - искренне жалею я, - но ничего неприличного точно не было. Марта, я подумал, что и завтра тоже хочу отдохнуть, ты не против, надеюсь?
   В трубке раздается приглушенный смех.
  -- Стефан, ты шутишь? Я обеими руками за. Наконец-то, я смогу посмотреть телевизор, заказать китайскую лапшу, а не готовить самостоятельно, и выспаться от души.
  -- Ну и отлично, - заканчиваю я разговор, - Увидимся в понедельник.
  -- Увидимся.
   Вылезаю в парк с пледом, айпадом и бутылкой воды в рюкзаке. Если идти подальше от моего дома, в сторону прудов, есть прекрасное место для мини-пикника. Правда, я не был там уже пару лет, но точно помнил, что оно есть.
   Оно даже не занято. Сажусь под старый дуб, устраиваюсь поудобнее на пледе, пролистываю новости, нахожу в Фейсбуке пять девушек с именем Евангелина Тиз (толстушка из Техаса, черноволосая красотка из Будапешта, еще одна американка -- взрослая тетка из Иллинойса, француженка с шапкой каштановых кудрей, только она Эванджелин, и симпатичная девчонка из Бельгии). Моей Лин в Фейсбуке нет.
   Досадливо закрываю планшет и ложусь на спину. Прямо надо мной пышная, чуть тронутая желтизной, листва. Дед рассказывал, что этому дубу уже сто пятьдесят лет, его посадили, когда закладывали парк. В детстве я часто залезал наверх и сидел на ветках, пока однажды не навернулся и не сломал ногу. Через месяц в гипсе, нога зажила, но так высоко залезать я больше не рисковал.
   Воспоминания одолевают. Наверное, так всегда и случается, когда приходишь в место, связанное в твоей памяти с близким человеком.
   Я вдруг отчетливо понимаю, что хочу на Остров, в старый дом, пахнущим отсыревшим деревом. Прямо сейчас.
   Набираю Артура.
  -- Алло. Слушай, ты не против, если я присоединюсь к твоей тусовке сегодня?
   Слышать изумление в голосе Арта прекрасно само по себе.
  -- Эээ... Да, разумеется, не против. Приезжай, мы уже тут. У по плану барбекю, посиделки у костра и темное пиво.
  -- Отлично, тогда я выезжаю, буду через пару часов.
  -- А как же кофейня? - не удерживается он от вопроса. Я ухмыляюсь:
  -- У меня выходные. Скоро буду.
   Удивительно, как быстро бежит время, если есть цель. Я забегаю домой, беру теплый свитер (по ночам на острове холоднее, чем в городе, я это помню) и сажусь в машину.
   Навигатор просит проложить маршрут. Смеюсь. Этот маршрут я помню наизусть, с детства, без подсказок гарминовских карт.
   По дороге думаю о Лин. Она, наверное, сейчас спит в самолете, или уже проснулась и смотрит на то, как за иллюминаторами проплывают пышные облака. Или уже уткнулась в смартфон и проверяет лучшие места посещения Дели по версии Tripadvisor.
   Интересно, а какие там лучшие места?
   Останавливаюсь у поворота на лесную дорогу. Дальше не будет асфальта -- старая бетонка, извивающаяся среди вековых сосен. У деда не было машины, мы сюда ездили на автобусе, а потом, по лесу, шли пешком, собирая по дороге землянику.
   Ехать по лесу всего двадцать минут. Пешком мы шли пару часов, не торопясь, получая удовольствие от хвойного воздуха, зелени и тишины.
   У лодочной пристани припарковано три громадных черных мотоцикла. Значит, вместе с Артом там от трех до шести людей, что не так страшно, как на его обычных вечеринках, где собирается вся байк-тусовка нашего города.
   За пять евро лодочник соглашается довезти меня до острова. Я беру его номер телефона, чтобы позвонить завтра перед отъездом и мы отчаливаем. Наклоняюсь к воде, трогаю ее кончиками пальцев. Холодная.
   В детстве не замечаешь холодная ли вода в реке, просто ныряешь и все тут. Потом начинаешь оценивать, бояться. Раньше я начинал купаться со дня Майского Дерева, а заканчивал как раз к октябрю.
   А вот и остров. На нем то ли пятнадцать, то ли двадцать таких же подзаброшенных домов, ни электричества, ни колодца. Я вылезаю на хлипкие мостки и машу рукой лодочнику.
  -- До завтра.
  -- До завтра, - соглашается он.
   Пять лет... Берег зарос ивняком и камышами, а ведь тогда здесь был широкий песчаный пляж. Привязанные к двум соснам качели все так же раскачиваются от ветра...но доска другая. Наверное, старые все же сломались со временем и для какого-то другого мальчишки родители сделали новые.
   Подхожу к покосившимся деревянным воротам своего участка. Где-то там, среди яблоневых деревьев, слышны смех и разговоры, пахнет дымом от костра, жареным мясом и речной водой. На мгновенье я застываю, переношусь в прошлое. Мне словно снова двенадцать, я в рваной майке и шортах возвращаюсь с утренней рыбалки, а где-то там хозяйничает дед.
   Выдыхаю и захожу внутрь.
  
   Арт жарит на костре мясо. Увидев меня, машет рукой.
  -- Хей, а вот и ты. Стеф, расскажи, каким образом ты всегда появляешься к обеду? Это же явно сверхъестественное чутье.
  -- Вообще-то, это у нас семейное, - парирую я, вспоминаю о том, как часто Артур приезжает в кофейню как раз к тому моменту, когда Марта достает из печи пирожки, - Всем привет, кстати.
   К моему счастью, незнакомых в компании нет. С Артом его девушка -- Тереза (маленькая, хрупкая как птичка, с внимательными серыми глазами, умница, каких поискать), и еще две пары: Леон с Камиллой и мой тезка, Стефан с рыжей бестией по кличке Лиса. Как зовут Лису на самом деле, я так и не выяснил, несмотря на то, что знаю ее уже года два. Все мы периодически встречаемся на днях рождения Артура, или у меня в кофейне, куда так или иначе заходят все жители города.
   На сколоченном дедом столе уже стоит первая порция жареного мяса, овощи и хлеб. Все, кроме Терезы, пьют темный "Гиннес". Вообще-то, компания Арта особо не выпивает. Когда постоянно водишь здоровенный мотоцикл, который стоит, как половина нового "феррари" и весит примерно так же, начинаешь по-другому относиться к дороге. Но сегодня байки стоят на стоянке через реку, поэтому можно гулять с чистой совестью.
  -- Как дела, Стеф? - спрашивает Тереза, накладывая мне мясо, - Вчера хотела заглянуть к тебе, но дела ужасно затягивают.
  -- О, прекрасно,- отвечаю я, понимая, что даже не лукавлю. Дела действительно прекрасны.
  -- Конечно, прекрасно, - перебивает меня Камилла, - Стеф вчера был в "Магнолии" с какой-то красоткой. Почему, кстати, ты ее не привез сюда сегодня?
   Замираю. Мне одновременно и приятно (а как же, "был в "Магнолии" с красоткой") и немного грустно, ведь это же был всего лишь ужин, ничего более.
  -- Она сегодня улетела, - поясняю я, - Она -- путешественница, сейчас уже должна подлетать к Индии.
  -- Ух ты! - восхищается Арт, - Я что, все пропустил и у тебя новая подружка?
   По бесцеремонности, Артур вполне может бить все рекорды. Влет. Я считаю про себя до пяти, а потом еще обратно от пяти до одного и отвечаю, как можно нейтральнее:
  -- Вообще-то, она мне не подружка. Просто хороший человек.
   Братец разводит руками:
  -- Ну да, разумеется, как скажешь.
   Я вдруг вспоминаю как в детстве мы постоянно дрались. Арт и тогда был выше и сильнее, но на моей стороне была внезапность и быстрота, так что шансы на победу обычно были равны. Дед даже не пытался нас разнимать: обычно он с удовольствием наблюдал, а то еще и подзадоривал то одного, то второго.
   Потом мы выросли и драться перестали, перейдя к словесным баталиям. Тут я, к сожалению, точно проигрывал: Артур язвил гораздо острее и тоньше, чем я. Иногда у меня возникало желание вернуться к старому доброму способу с кулаками.
  -- А я бы тоже хотела в Индию...- задумчиво говорит Лиса, - представляете, столько интересного: джунгли, тигры, затерянные города...Завидую твоей подруге, Стеф, это так круто.
   Я согласно киваю. Круто, да.
   Разговор, между тем, вдруг переходит с обсуждения моей персоны, на страны, в которых каждый хочет побывать, и я с удивлением прислушиваюсь и узнаю, что Арт мечтает о Новой Зеландии, а Тереза о Бразилии, Стеф и Лиса солидарны насчет Индии, а Камилла соблазняет Леона поехать в аргентинскую Патагонию.
   Они углубляются в обсуждения, а я, тихо покидаю компанию и иду в старый дом.
   На вид, он совсем не изменился, только краска облупилась со стен. В доме чисто, кто-то подмел полы, убрал со стен паутину, развесил сушиться старые одеяла из сундуков. В обеих спальнях открыты нараспашку окна.
   В первой, той, что выходит окнами на реку, жил я. На стене до сих пор висит карта мира. Не помню откуда она появилась, мне кажется, что она была там всегда. На дверном косяке отметки фломастером. Я глажу шершавую поверхность ладонью...вот тут, там где метр пятьдесят восемь -- мне одиннадцать. Тут -- тринадцать. Выше -- четырнадцать. После четырнадцати я перестал отмечать свой рост, мне тогда показалось, что это глупо.
   В дедовской спальне темнее, она выходит окнами на сад. В окно стучит ветвями давно уже не дающая плодов яблоня. На комоде старые рамки с выцветшими фотографиями: молодая красивая пара -- дед и бабушка в шестидесятые, две девочки -- моя мать и тетка, мать Арта и Крис, маленький мальчик в смешном футболке с Винни-Пухом -- это я. За тяжелой деревянной дверью стоит пара самодельных удочек из ивы. Одну делал я, я помню.
   Выхожу в гостиную. Кто-то, наверное Артур, вытащил с чердака пару раскладушек и они теперь лежат поперек комнаты, мешая вспомнить как она выглядела тогда. Перетаскиваю их в сторону. Так лучше.
   Скрипучий диван, комод для мелочевки со скрипучими дверцами и два сундука. В одном, я точно помню, хранилась леска для сетей, катушки, еще что-то такое для рыбалки. Я открываю второй.
   Пара книг. Журналы с пожелтевшими страницами, отсыревшими за столько зим, родом из того времени, когда не было Интернета, и справочников Lonely Planet, и гугл-карт, показывающих в реальном времени, что происходит в каждой точке земного шара... Я с жадностью накидываюсь на чтение, будто бы вдруг снова исполнилось одиннадцать.
  
   С приходом осени темнеет все раньше. Ребята сидят у костра, Леон играет на прихваченной из дома гитаре что-то смутно знакомое. Я сажусь на крыльцо и смотрю наверх. Скоро закат закончится и в небе появятся звезды. В городе их почти не видно, а здесь, я это помню, можно любоваться на них бесконечно.
   Арт бесшумно выныривает из темноты и садится рядом.
  -- Не жалеешь, что выбрался?
  -- Нет, конечно. Спасибо.
  -- За что бы это? - удивляется он неподдельно.
  -- Ну как, если бы не ты, я бы точно еще пару лет здесь не появился. А так, испугался, что вы разнесете дом по доскам, и решил проконтролировать ситуацию.
  -- А-а-а-, конечно, - глубокомысленно соглашается брат.
   Мы сидим в сумерках, отбиваясь от запоздалых комаров. Леон и Тереза на два голоса поют "Let it be", а в камышах у берега заливисто квакают лягушки. Арт достает из кармана косяк, прикуривает, предлагает мне. Я соглашаюсь и мы молча сидим, вслушиваюсь в звуки окружающей нас ночи.
  -- Давно хотел спросить, - начинает он внезапно, - почему ты сюда никогда не приезжаешь? Это ведь твой дом, и дед всегда хотел, чтобы им владел именно ты.
   Мне трудно ответить. Все так.
  -- Понимаешь, - тщательно подбирая слова говорю я, - мне показалось, что у меня ничего не получится, если я стану сюда приезжать. В плане, с кофейней. Я тут думаю совершенно о другом, мечтаю о другом. В городе легче жить стабильной жизнью.
  -- Ну и дурак, - от души припечатывает Арт, - подумаешь, стабильная жизнь... Тебе что, сорок лет, ты женат и у тебя трое детей? Стеф, ты придурок, не обижайся, конечно. Я понимаю, что когда имеешь таких родителей, как у тебя, хочется хоть чего-то определенного в жизни, но не настолько же.
   В его словах есть смысл. Кажется, сегодня я готов это признать.
  -- А чтобы ты делал на моем месте? - спрашиваю я. Артур аккуратно затягивается, возвращает мне косяк и задумчиво проговаривает:
  -- Не знаю...точно не стал бы сидеть в этом городе. Помню, в детстве, ты все время рассказывал про Тура Хейердала, еще каких-то путешественников. Мы все думали, что ты сразу после школы рванешь покорять мир, наделаешь кучу глупостей, потом тонну открытий, а ты стал добропорядочным бюргером.
   Я выдыхаю дым, отдаю ему самокрутку и надолго замолкаю. Треск костра, звуки голосов -- все вдруг исчезает. Все, кроме лица Лин, которое почету-то никак не хочет уходить из памяти.
  
   Ночью я тихо, чтобы никого не тревожить, вылезаю из раскладушки и выхожу на крыльцо, прихватив с собой планшет.
   Новой Евангелины Тиз в Фейсбуке за день не прибавилось. Гугл тоже не дал никакой информации.
   Я уже собираюсь ложиться спать, но что-то словно толкает меня под руку и я вбиваю в поисковик авиабилетов направление "Дели" и вижу дешевый перелет на послезавтра.
   Наверное, это ужасно глупо. Лин уехала, я даже не знаю какой она забронировала отель, где собирается жить, я вообще ни черта о ней не знаю. Но я бронирую этот полет и, чтобы не передумать, быстро оплачиваю его с кредитки.
   Через пять минут мне на почту приходит уведомление с электронным билетом, с которым мне полагается быть в понедельник, в десять утра на регистрации в аэропорту.
  
   Утром я встаю раньше всех и, вызвонив "своего" лодочника, тихо исчезаю с острова. В рюкзаке у меня лежит пара журналов из дедовского сундука -- я просто не могу оставить их тут. В десять утра меня догоняет смс от Артура.
   "Где ты, черт тебя побери?"
   "В машине, еду домой. Арт, я улетаю завтра вечером, присматривай за квартирой в мое отсутствие. Потом все расскажу".
   Ответ от кузена задерживается. Я представляю выражение его лица и не могу удержаться от ухмылки.
   "Чокнутый. Присмотрю. Удачи".
   В городе у меня много дел. Я мчусь в торговый центр за хорошим рюкзаком (не таким, правда, большим, как у Лин), страховкой и дорожным набором: складной зубной щеткой, сухим шампунем и новой зубной пастой. Потом приезжаю к Марте, стучусь в дверь.
  -- Привет, это Стеф. Впустишь?
  -- Ни за что, - отрезает она и через секунду открывает, - Боже, Стефан, ты обещал мне выходной! Ты обещал, а я тебе поверила!
   Я вручаю ей купленные в кондитерской пирожные и две коробочки китайской лапши.
  -- Это хотя чуть-чуть искупит мою вину?
  -- Не уверена, - ворчит Марта, но ведет меня к себе на кухню, - Тебе с креветками или с говядиной?
  -- Все равно, - честно признаюсь я, - Вообще-то, я хотел с тобой поговорить.
  -- Ну нет, сначала ты искупишь свою вину в полной мере и спокойно поешь.
  -- Марта, перестань, мне не десять лет и ты не моя мать! - не выдерживаю я, - И нам действительно надо поговорить!
   Она молча указывает мне на коробочку. Ладно, лапша правда вкусная, признаю, особенно учитывая, что я не завтракал и не обедал.
  -- Вот теперь я тебя слушаю.
  -- Как ты относишься к отпуску? Эээ...на два месяца.
   Вот теперь, я пожалуй, точно ее удивляю. Она застывает, не донеся вилку до рта, потом откладывает ее обратно в коробку, и выглядит при этом как кошка, у которой перед глазами помахали живой мышью.
  -- Дай угадаю. В пятницу вечером ты был в баре, тебе подсыпали клофелина в пиво, надругались над твоей невинностью, а потом вырезали тебе часть мозга, отвечающую за слово "работа"? Ах черт, с невинностью я, по-моему, поспешила. Или нет, кто-то совершил над тобой сеанс гипноза?
  -- Или я просто решил кое-что поменять в своей жизни и купил билеты в Азию на два месяца. -- выкладываю я все карты.
   Марта дотрагивается до моего лба, потом проверяет свой:
  -- Температуры вроде нет. Ты что, серьезно?
   Я молчу. Вообще-то, я уже заехал в кофейню, выключил все электроприборы, повесил на дверь табличку "Закрыто до 15 декабря" и поставил помещение на сигнализацию.
  -- Ты уверен? - она спрашивает это совсем другим тоном, без шутливости.
  -- Абсолютно.
  -- Ну что ж, тогда здорово, - Марта мечтательно улыбается, - пару месяцев без работы это как раз то, что нужно иногда человеку. Только пожалуйста, отзванивайся хотя бы раз в неделю.
  -- Да, мамочка.
  -- Или пиши мне в Фейсбуке.
  -- Конечно, мамочка.
  -- Иди к черту, Стефан.
  -- Уже, мамочка, - повторяю я еще раз и мы начинаем хохотать.
  
   Дома я решаю невероятную логистическую задачу: как впихнуть все в рюкзак и при этом не умереть под его весом. В последний раз я путешествовал много лет назад: ездил к отцу на поезде, и уже не слишком-то помню как надо собираться в дорогу.
   Потом решаю плюнуть на это и вытряхиваю из рюкзака все вещи, чтобы рассортировать. В список "надо" попадают чистые носки и трусы, пара футболок, джинсы и купальные шорты, айпад, гигиенические принадлежности и зарядные устройства к телефону и планшету. В список "не надо" - все остальное. В конце-концов, я -- не девушка, чтобы тащить с собой в Индию восемь платьев и туфли.
   Немного подумав, кладу на оставшееся место плед. Отчеты о путешествиях, которые я поглощал сегодня в интернете, содержали противоречивую информацию о температуре в Юго-Восточной Азии.
   Билеты. Деньги. Кредитки. Телефон. Паспорт с экстренно полученной визой. Очень экстренно, через Терезу, которая лично знакома с консулом.
   Главное, не думать сейчас ни о чем, вот что.
  
   Утром я просыпаюсь за три минуты до будильника. За окном раннее солнечное утро, самое время для того, чтобы начинать новую жизнь.
   Холодный душ. Горячий кофе с имбирем и апельсином, разве что не такой сладкий, как я делал для Лин. Постоять пять минут на балконе, смотря как синицы перепрыгивают с ветки на ветку.
   Приезжаю в аэропорт как раз к началу регистрации. Девушка у стойки подозрительно смотрит на мой багаж.
  -- Только рюкзак?
  -- Да, только рюкзак.
   Сердце бешено колотится. Ощущение, как перед прыжком с трехметровой вышки в бассейн.
   Мне выдают посадочный талон и я, закинув рюкзак на плечи, шагаю внутрь зеленого коридора, все еще не веря, что я это делаю.
   Осознание приходит только тогда, когда я уже сижу, прижавшись носом к иллюминатору и смотрю на то, что за окном стремительно удаляется земля.
   В путь!
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"