Р-ин Валерий Георгиевич: другие произведения.

Механизм защиты

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение "Теории брутальной реанимации". Повесть вышла в "ЭКСМО" в 2003 г. под названием "Преступление века"

 []
  
   Все события и персонажи книги вымышлены. Любое совпадение - случайность...
  
   Глава I
   Недобрый визит Доброго
  
   Черный Вольво с синими проблесковыми маячками и номерами питерского УВД, игнорируя правила дорожного движения, резво несся по Невскому проспекту. Водитель - немолодой прапорщик, скалясь на шарахавшихся автолюбителей, привычно доставлял удовольствие бешеной ездой сидящему на заднем сиденье боссу - начальнику Главного Управления Исполнения Наказания по Санкт-Петербургу и Ленинградской области полковнику Доброму. Еще не пожилой, но уже грузный, с одутловатым лицом офицер угрюмо смотрел в правое окно и о чем-то сосредоточенно думал...
   - Андрей Яковлевич, мы на Литейном... - неожиданно оторвал его от размышлений здоровенный детина в камуфляжной форме, сидевший впереди - справа от водителя. - Какой номер дома у клиники?
   - Не помню, - скривившись, ответил полковник, - сами ищите, не маленькие...
   Все же оглянувшись по сторонам, он недовольно прикрикнул на подчиненных:
   - Куда едете, остолопы?! Клиника же сзади осталась!
   Прапорщик с амбалом растерянно завертели головами...
   - Живо разворачивайтесь! Только что проскочили, вон она.
   Дважды ойкнув сиреной, Вольво пересекла две сплошные линии, выполнила крутой вираж и, бесцеремонно вписавшись во встречный поток, вскоре подъехала к стоянке красивого, современного офиса. Втеревшись меж элегантных иномарок, машина замерла.
   - Анод, за мной, - скомандовал чиновник и, захлопнув дверцу, направился к шикарному подъезду.
   Анодин - молодой и туповатый охранник из службы безопасности УВД нехотя вылез из теплого салона и зашустрил за боссом.
   - Фролов у себя? - бросил через плечо Андрей Яковлевич секретарше.
   - К Олегу Давидовичу очередь, - попыталась объяснить девушка, но, увидев лишь спины удалявшихся по коридору двух нахальных посетителей в военной форме, обречено вздохнула.
   Местный охранник, поначалу встав со своего креслица с намерением вмешаться и притормозить наглецов, плюхнулся обратно - узнал полковника-скандалиста, с месяц назад визжавшего и брызгавшего слюной в холле клиники из-за минутной задержки.
   - Приветствую вас, Олег Давидович, - без стука вошел в кабинет главврача Добрый и, не оборачиваясь, приказал камуфлированному спутнику: - постой в коридоре возле двери и обеспечь тишину.
   - Здравствуйте... - немного запоздало среагировал на вторжение непрошеного гостя психолог - сорокалетний мужчина среднего роста, с коротко подстриженными, торчащими бобриком волосами. - Чем обязан на сей раз?..
   - Проезжал мимо. Дай, думаю, заскочу... - немного настороженно начал офицер, беспардонно усаживаясь в кресло напротив хозяина кабинета.
   - Кажется, вы чем-то расстроены?
   - Как вам сказать?.. - пожал тот плечами, - есть некоторые проблемы... Анна после окончания курса лечения снова взялась за старое.
   - Неужто сорвалась?!
   - Сорвалась - мягко сказано! - выдавил важный посетитель, - теперь она вообще подсела на иглу. Непонятно... Выходит - ваши услуги только усугубили?..
   - Как давно она возобновила употребление наркотиков? - озабоченно спросил, потупив взгляд светло-серых глаз, Фролов.
   - Если бы я знал... Пару недель назад мы с женой стали замечать странности в поведении дочери, потом под подушкой нашли вот эту дрянь, - проворчал клиент, доставая что-то из внутреннего кармана кителя.
   Положив на стол шприц и вскрытую упаковку ампул, он уставился на Фролова...
   - Андрей Яковлевич, - раздосадовано молвил Олег Давидович, внимательно рассматривая надписи на упаковке и ампулах, - вы с супругой все делали согласно наших с Виргилисом рекомендаций?
   - Да, - не задумываясь, ответил шеф ГУИНа, - хотя, понимаете ли, требовать от нас абсолютно точного исполнения всех ваших инструкций - попросту невозможно.
   - Отчего же? - искренне удивился заведующий частной клиникой, - разве в моих советах или наставлениях лучшего нарколога Петербурга было что-то из ряда вон?..
   - Не знаю... По вашим теориям, мы должны были дневать и ночевать возле Анюты. Но не забывайте - я едва ли не круглосуточно занят важной государственной службой; у жены несколько собственных магазинов и на днях должен открыться еще один... Жизнь есть жизнь, с ее повседневными заботами...
   - Да, но Анна - ваша единственная дочь, - не дослушал оправданий известный психолог. - Неужели ради любимого ребенка одному из вас, хотя бы на время, невозможно поступиться работой? Собственно, все, что требовалось от отца с матерью - чуть больше уделять внимания шестнадцатилетней дочери, быть более чуткими к ее проблемам, делиться теплотой...
   - Давайте обойдемся без проповедей, - остановил его полковник. - Вы взрослый человек, мужчина, в конце концов. Так умейте признавать свою несостоятельность.
   - Вы гневаетесь на лекарство, - с сожалением глядя на собеседника, тихо возразил доктор, - хотя пенять следовало бы на причину болезни...
   Он вздохнул и оставил попытки достучаться до сознания и праведных отеческих чувств полного господина с одутловатым лицом. Тот, помолчав с минуту, немного преобразился и переменил тему:
   - Ладно, Олег Давидович, давайте забудем о недоразумении с неудачным лечением. Я понимаю - гарантий на избавление от чертового пристрастия никто бы не дал. Поясните мне лучше следующее: Анна в последние месяцы стала... Как бы поточнее выразиться... ну что ли заговариваться, бормотать нелепицу, нести какой-то абсурд. Вы не замечали у нее такого во время своих сеансов?
   Психотерапевт пожал плечами:
   - Если не ошибаюсь - это одно из последствий регулярного употребления наркотических веществ, некий продукт воспаленного воображения. Но когда бы она успела приобрести подобные симптомы? Ведь Анна пользовалась слабыми формами и всего около полугода. Хотя... Кажется профессор Виргилис упоминал...
   - Что упоминал? - подался вперед Добрый и вперил в него обеспокоенный взгляд.
   - Какую-то несуразицу из ее уст он слышал, когда та была в коме.
   - А какую, он не рассказывал?
   - Разве это так важно? - удивился врач, - был бы жив профессор, мы бы выяснили... Ну... дай бог памяти... то ли что-то о тюрьме или колонии под Питером; о каких-то партиях наркотиков; о крупных суммах денег... Да вы не принимайте близко!..
   - Нет-нет, разумеется, я не собираюсь ломать голову над смыслом этой галиматьи. Просто, знаете ли... все происходящее с дочерью здорово выбивает из колеи.
   - Понимаю...
   Спустя пять минут отец бывшей пациентки поспешно распрощался и, извинившись за неурочный визит, отбыл...
   Когда за чиновником Минюста закрылась дверь, и стихли шаги в коридоре, Фролов тяжело поднялся из-за стола и в задумчивости подошел к огромному аквариуму, стоявшему в углу обширного кабинета возле разлапистой, теплолюбивой пальмы. "Тюрьма, наркотики, доллары... Чушь какая-то. И стоило из-за этого приезжать?.."
   Понаблюдав с минуту за плавными движениями обворожительных обитателей подводного мира, он снова пожал плечами и, вернувшись к столу, занялся привычными делами...
  
   * * *
  
   Жертва была выбрана удачно. Молоденькая, разряженная в дорогой прикид девица топала себе, не разбирая дороги и не задумываясь о том, где можно разгуливать в одиночку поздними вечерами, а где органами правопорядка праздные променады не рекомендованы. Коротенькая, модная дубленка; меховой берет и, как водиться, висящая на плече кожаная дамская сумочка сразу же заинтересовали местного шалопая лет девятнадцати. Он проследовал за "объектом" пару кварталов, хорошенько пригляделся, да взялся за дело, не откладывая в долгий ящик...
   - А ну стоять! - схватил он девушку за рукав и остановил в едва освещенном местечке.
   - В чем дело!? - возмутилась та и попыталась высвободить руку.
   - Тихо!.. - зашипел грабитель и, выхватив из кармана нож, приказал: - сымай дубленку живо!
   - И не подумаю, - отвечала она враз осипшим голосом, продолжая вырываться.
   - Сымай, а не то... - добавил в голос зловещих ноток парень, срывая с головы барышни берет и для пущей убедительности приставляя к ее белоснежной шее лезвие ножа.
   По плечам той рассыпались длинные волосы. Девица отшатнулась назад, насколько позволил налетчик, и стала потерянно озираться по сторонам - как назло, свидетелей наглого ограбления, равно как людей, способных оказать помощь, видно не было...
   Она не заметила, как секундой позже из-за ближайшего угла появилась чья-то одинокая фигура. Хулиганствующий молодчик, не мешкая, расстегивал свободной рукой пуговицы на дорогой одежке перепуганной и уже безропотной жертвы. Приближавшегося к ним человека он увидел случайно - краем глаза. Очевидцем происшествия оказался мужчина весьма крепкого телосложения. Расстояние между ними сокращалось и, приглядевшись, преступник понял - дельце принимает малоприятный оборот: в столь поздний час в здешних переулках редко встретишь и простого прохожего, а тут на тебе - собственной персоной пожаловал мент в полной амуниции, да еще и при оружии!..
   Похоже, блюститель порядка быстро смекнул в чем дело и, немедля ускорив шаг, стал на ходу вытаскивать из кобуры табельный "Макаров". Вслед за последними сомнениями у мальчишки исчезли и надежды на благоприятный исход сегодняшнего промысла - влип он крупно и почти безнадежно. Уповать на резвость нижних конечностей и бежать в ближайшую подворотню было поздно - долговязый легавый либо догонит, либо сразу начнет палить по ногам. Оставалось одно...
   Молниеносно крутанувшись, неудачливый лиходей обвил левой рукой шею девицы, загородившись ею от стража порядка, а правой стал что-то нашаривать в своем кармане.
   - А ну брось нож и отпусти ее! - рявкнул сержант, остановившись в десятке шагов и направляя дуло пистолета в лоб злодея.
   Но тот не торопился выполнять грозное приказание. Прижав к уху обезумевшей от страха девчонки нож, он навел на милиционера какую-то блестящую штуковину. В сей же миг, тишину осеннего вечера нарушил резкий щелчок, молодуха вскрикнула и осела наземь, а следом на всю округу бухнул пистолетный выстрел...
  
  
   Недавнего студента, а ныне следователя-стажера Лешку Волчкова опытный Анатолий Михайлович Севидов жалел и до кровавых, изуродованных тел не допускал. "Насмотришься еще, какие твои годы - успеешь", - отгонял он мальчишку от трупов и посылал куда-нибудь подальше по малозначимому, а то и вовсе смешному поручению. Молодой человек, неполных двадцати трех лет отроду, сдвигал над бирюзовыми глазами густые и без того почти сросшиеся брови, однако шел выполнять указание безропотно, даже если оно выглядело сущей нелепицей. Задетое самолюбие всякий раз пыталось бунтовать, но холодный разум, взыгравшийся пыл немедля остужал, подсказывая: "Чего уж привередничать - повинуйся молча, да беги, куда приказано. И так повезло поработать под патронажем эдакого авторитета - асса сыскного дела! Недаром, чай, народ в прокуратуре кличет промеж собой Михалыча, следователя по особо важным делам - матерым волчищем..."
   Слишком большим был соблазн поучиться у пятидесятилетнего советника юстиции первого класса. Без малого тридцать годков прокорпел тот на поприще борьбы с разбойным людом, дела вел неспешно, благодаря не дюжему таланту "висяков" не имел и, сохранись былые соцсоревнования - прочно занимал бы первое место с цифирей "100%" в графе "Раскрываемость". В рекордных карьерных прыжках Севидов не отличался; о политике судить не брался; в межведомственных дрязгах участия не принимал; прокурорских разногласий с МВД никогда не разделял. "Я "следак", там такие же "следаки" лямку тянут. Или разных мастей бандюганов ловим? - частенько говаривал он, - так чего ж нам коситься друг на друга!? Наоборот - неплохо бы помогать, да при любом удобном случае в союзе работать..."
   И помогал. И работал. За что в глазах и тамошней публики неимоверно вырос. Посему состоять при таком спеце, хоть и на рассылках, Волчков зазорным не считал, распоряжения выполнял проворно и ловил каждую фразу несловоохотливого наставника.
   На этот раз - вечером девятнадцатого октября, убитый паренек-шапочник, как называли оперативники и сыскари пронырливых наглецов, промышлявших по меховым изделиям зевавших и много думавших на ходу граждан, выглядел словно живой. Точнее - спящий. Одна единственная милицейская пуля угодила точнехонько в сердце, мгновенно оборвав короткую, незадавшуюся жизнь воришки-ловкача. Теперь тот лежал на спине, раскидав, будто во сне руки и никаких следов отнюдь недобровольной смерти заметно не было. Одним словом, вид убиенного вряд ли мог дурно повлиять на неокрепшую психику очкастого, но очень даже смазливого выпускника академии права. Потому пожилой юрист, к неописуемой радости не в меру энергичного подопечного, без раздумий допустил его к осмотру...
   - Да... Видать, наповал, - деловито рассудил чернобровый Лешка, со знанием теоретического дела.
   - Эх, совсем ведь пацан еще - жить бы да жить... - вздохнул Анатолий Михайлович.
   - Сам свой рисковый путь выбирал, - выпрямляясь и оглядываясь по сторонам, шмыгнул носом стажер, - сам и виноват.
   Севидов задержался возле трупа, медленно накрыл лицо юноши уголком простыни и, отойдя в сторонку, закурил. Неугомонный же коллега, найдя взглядом потерпевшую - бледную девушку лет двадцати, одиноко топтавшуюся возле машины скорой помощи, приблизился и осторожно поинтересовался:
   - Вы можете говорить?
   Плечи той непроизвольно дернулись - раздался судорожный всхлип. Она перестала теребить, возвращенную неожиданным образом собственность - модный меховой берет, вытерла платком щеки, но все же утвердительно кивнула.
   - Тогда опишите, пожалуйста, происшедшее в двух словах.
   Во взгляде девицы все еще царили детская обида вперемешку с недоумением, а лобик хмурился, выдавая остатки волнения. Чуть помедлив и покосившись на труп, она коротко и довольно сбивчиво рассказала дрожащим голосом о переделке. Замолчав, опустила лицо и снова поднесла к глазам платок, на сей раз для того, чтобы стереть расплывшуюся тушь.
   - Вы звали на помощь?
   Отрицательно мотнув головой, девушка уставилась на загружаемые в раскрытое чрево скорой помощи носилки и лежащего на них милиционера. По щекам сызнова покатились крупные слезы.
   - Не успела... - тихо пробормотала она, - в тот момент, когда бандит спрятался за мной, грубо обхватив за шею так, что нож оказался вот тут - возле уха...
   Потерпевшая дотронулась указательным пальчиком до короткой, кровоточащей царапины сбоку шеи, и продолжила:
   - Я и увидела сотрудника милиции. Он, видимо, и так все понял - быстро направился к нам, расстегивая на ходу эту, как ее...
   - Кобуру, - подсказал будущий Эркюль Пуаро.
   - Да... А парень - выхватил из-за пазухи какую-то штуковину, похожую на авторучку и...
   - Ни эту ли? - вмешался в беседу пожилой следователь с седой шевелюрой, докуривший, наконец, сигарету.
   Он держал в руке целлофановый пакетик, внутри которого покоился продолговатый, поблескивающий в свете автомобильных фар предмет, действительно, весьма смахивающий на дорогую, чернильную авторучку.
   - Да-да, именно.
   - Что же случилось дальше?
   - Милиционер навел в нашу сторону пистолет и приказал грабителю бросить нож и отпустить меня. Тот же, ни слова не говоря, что-то покрутил на авторучке, наставил на вашего сотрудника и вдруг сильно щелкнул. Я и так была перепугана, а после резкого звука ноги окончательно подкосились. Остальное совсем не помню... Кажется, я упала, и сразу же грохнул ответный выстрел. Простите, все как в тумане...
   Блюстители законности, поручив пострадавшую медсестре, направились к врачу скорой помощи, занявшему место в машине возле раненного патрульного служивого.
   - Что скажете, док?
   - Что скажу?.. Везунчик ваш сержант... - пробурчал высоколобый эскулап, сосредоточенно заполняя какую-то бумаженцию.
   Сложив вдвое исписанный безобразным врачебным почерком бланк, он устало улыбнулся и объяснил:
   - Пуля небольшого калибра пробила жетон, да и шинель с мундиром помогли ослабить ее энергию. В довершении - ребро, в котором она и застряла. Короче говоря, ранение неопасное - через недельку ваш герой будет на ногах.
   И, закончив разговор, обратился к медицинской сестре:
   - Галина Львовна, вас ждем-с!
   - Хоть это - слава Богу, - буркнул Волчков, подходя следом за Севидовым к служебному УАЗику. - Ну что ж, мотивы, как впрочем, и картина всего преступления очевидны...
   Но опытный сыщик не разделил скоропалительных выводов недавнего выпускника Московской академии права - мысли были заняты чем-то иным. Рассматривая сквозь целлофан вещдок, он обронил:
   - Занятная, однако, вещица. Ты Алексей, видел когда-нибудь подобное?
   - Вряд ли, Анатолий Михайлович. Если только в музее криминалистики...
   - То-то и оно... Помнится, лет семь-восемь тому, накрыли мы одно налаженное производство похожих "канцелярских" принадлежностей.
   - Действительно, непростая штучка... - заглядывая через его плечо, подтвердил юный коллега.
   - Да уж... Начальная скорость пули этих "авторучек" невелика - ствол коротковат. Потому-то и повезло сержанту. Неужели мастер Блюм опять взялся за старое?..
   - Кто-кто? - не понял не обремененный опытом стажер.
   - Значился у нас такой фигурант... - задумчиво молвил Севидов и, что-то решив про себя, заключил: - поехали в отдел, - согреемся, попьем кофейку, вместе составим отчет... Заодно поведаю интереснейшую историю об одном великом виртуозе слесарных дел.
  
   * * *
  
   Осень укутала Петербург влажными, зябкими туманами. Дни сделались короткими и хмурыми, а серебристые ночи обжигали холодными ветрами с неприветливого, штормящего Финского залива. Утерявшие листву деревья, покачивая черными ветвями, навевали редким посетителям парков и скверов тоску и воспоминания об ушедшем тепле.
   Добрый возвращался домой на служебном Вольво. День выдался спокойным - ни звонков из Министерства, ни скучных совещаний. Ляжку полковника грела очередная порция долларов и все было бы в этой жизни замечательно, если бы... Если бы его дочь вкупе с мамочкой - Розой Ивановной не болтали лишнего. А болтали они, будучи по родословной торгашками - одна аж в шестом, а другая в пятом колене, чрезвычайно много...
   Все началось около года назад, когда полковник получил немыслимое продвижение по службе - с должности начальника затрапезной подмосковной колонии скакнул на пост шефа Управления Исполнения Наказаний по Ленинградской области. Теплое местечко гарантировало генерал-лейтенантские погоны, уважение, бешенные связи, скорый и окончательный переезд в столицу.
   Он быстро освоился в новом качестве. Не жалея государственных средств, перепланировал приемную с кабинетом; заменил трехлетнюю служебную Ауди на новенький Вольво; выбил через министерство прекрасную квартиру; приблизил одного из заместителей - ушлого пожилого полковника из тех, кто прочно сидит при любом начальстве, потому как обязанности исполняет добротно, да при этом выше прыгать не собирается. Приблизил и не пожалел. Вскоре благодарный за оказанное доверие подданный невзначай шепнул:
   - Была, Андрей Яковлевич, при старом начальнике неприметная золотая жилка, позволяющая безбедно жить избранным...
   - Знаю я все уловки... - самонадеянно парировал Добрый и перечислил, загибая жирные пальчики: - оформление заключенным платных отпусков из зон; представление документов на досрочное освобождение за неплохую мзду; левое производство... Будто я сам не занимался подобными фортелями в Подмосковье.
   - Э-э... - загадочно улыбнулся плешивый клерк в погонах, - мелковато вы там плавали. Все выше перечисленное здесь имеется, но процветал тут бизнес и поприбыльнее...
   - Выкладывай, - решительно скомандовал чиновник и следующие полчаса сидел с открытым ртом, слушая о том, что творилось при его предшественнике.
   А творилось следующее. В одной из колоний был создан перевалочный пункт для налаженного канала поставки наркотиков из среднеазиатских стран третьего мира. Пользуясь недосягаемостью для обысков и прочих профилактических мероприятий спецслужб, местное руководство Минюста способствовало продвижению страшного зелья в Европу. Платили же наркодельцы за услуги отменно...
   - А что же сейчас? - сглотнув подступивший от волнения ком, справился у заместителя Добрый.
   - Сейчас затишье...
   - ?
   - Вас боятся, - просто объяснил тот и осторожно добавил: - присматриваются, вдруг вы, как говорится - противник всяческих... так сказать... нарушений...
   - Ты, вот что, - отвел взгляд новый начальник Управления, - передай, коль связи не потеряны: жду конкретных предложений. Понял?
   - Не потеряны... Будет сделано, - лакейски поклонился плешивый и исчез за высокой, оббитой кожей дверью.
   С тех пор пожилой полковник, приходя на доклад в начале каждой недели, вставал сбоку от начальственного стола и терпеливо ждал, покуда шеф, будто невзначай выдвинет верхний ящичек. Как только ящичек приоткрывался, в образовавшуюся щель моментально падал тугой сверточек. В сверточке неизменно покоилось ровно пять тысяч долларов...
   В тонкости преступного механизма Андрей Яковлевич не лез - будучи человеком неглупым и чрезвычайно осторожным, понимал: накроют - мало не покажется и отговорки типа: "А я и ведать не ведал!.." - не помогут. Однако светиться лишний раз среди участников авантюры упорно не желал.
   Знали о криминале несколько человек: начальник колонии особого режима под Шлиссельбургом; старший опер этого же исправительного заведения; плешивый полковник; да тихий, невзрачный прапорщик из тамошних автомобильных боксов. Раз в неделю на двух грузовиках-длинномерах в колонию приезжали поставщики сырья - металлической катанки, которую зеки обрабатывали на станках до нужного диаметра, а дальше растачивали на болты и прочий крепеж. Каким-то образом в одном из автомобилей был устроен тайник. КамАЗы загоняли в теплый бокс и разгружали мостовым краном. Водилы с экспедитором, как правило, задерживались до следующего дня, якобы оформлять документы или же заниматься мелким ремонтом автомобилей. А под покровом ночи прапор ловко опустошал схрон, складируя архи дорогой товар в обычные деревянные ящики. Снизу и сверху зелья закладывались свинцовые пластины, дабы ликвидировать дефицит веса, а далее досыпалось по десятку килограмм легальной продукции. Через пару дней "золотые" ящики, на бортах которых тот же прапорщик малевал через трафарет номер партии не обычной - черной, а темно-синей краской, затерявшись в штабелях своих дешевых собратьев, отправлялся через страны Балтии в Европу...
   Конечно, Розка была в курсе. Несколько ее магазинчиков при неусыпном контроле и адской нервотрепке не приносили и десятой части той суммы, что причиталась за молчаливое "неведение" большезвездному чину. Женушка безмерно радовалась темным доходам, хотя иной раз и сетовала на вероятность остаться под старость без мужа. Именно поэтому Андрей Яковлевич неоднократно талдычил ей о необходимости поменьше трепаться языком с такими же недалекими подругами-товарками и бахвалиться перед ними баснословными по цене обновками. "Я всего лишь полковник на генеральской должности, да и ты не миллионерша, а директор трех вонючих туесков, так и веди себя соответственно. И дочь нашу поучать не забывай..." - частенько говаривал он, отдавая очередной левый заработок.
   Кажется, Роза Ивановна из-за страха - вечного спутника работника торговли, вняла его просьбам и о преступной деятельности близкого человека помалкивала. А вот доченька...
   С тех пор, как молодая, шестнадцатилетняя девица сама подсела на наркотики, покой в доме забыли все. Ее пробовали запирать в квартире; прятали одежду; нанимали гувернантку, охранника, но... Тщетно. Конечно же, благодаря словоохотливой мамочке Анна догадывалась о причинах финансового расцвета семьи. Поэтому, когда девушка пропадала со сверстниками и возвращалась под утро невменяемой, родители не знали что думать: стала ли их тайна достоянием чужих ушей или же Всевышним послана "отсрочка приговора".
   Три месяца назад молодую наркоманку привезли на машине в бессознательном состоянии. Отец с матерью долго метались по коридору, решая: звонить ли на станцию скорой помощи или же вызвать врача на дом. И то и другое грозило помещением в реанимацию, а там - в бреду, она могла выболтать что угодно. Тогда-то и подвернулась идея обратиться к профессору Виргилису - известному на весь Питер наркологу. Ученый муж приехал лично, провел возле новой пациентки двое суток и мастерски вывел ее из комы. А чуть позже забрал Анну в свой стационар, где к лечению по его же просьбе подключился психолог Фролов.
   И вот прошлым вечером, во время грандиозного скандала из-за найденного шприца и ампул с наркотическим веществом, обозленная дочь бросила отцу в лицо: "Полгорода уже знает, откуда у тебя такие деньги!"
   Оправившись от шока, полковник минут сорок терзал ту вопросами по поводу дерзкого заявления, но она раскрыла рот лишь однажды, огрызнувшись: "Кажется, Виргилис сидел рядом, когда очнувшись, я крыла тебя матом за бизнес с белой смертью..."
   Являлось ли это правдой или же фразы придумывалась девушкой налету - в отместку за реквизированную дозу, Добрый разбираться не стал - барышня в силу сдвинутой психики и сама вряд ли была в состоянии вспомнить истину. Теперь перед ним стояла одна задача первостепенной важности - обезвредить психотерапевта. Профессор Виргилис скоропостижно скончался около месяца назад, а вот Олег Давидович, с коим старик наверняка успел поделиться услышанным - здравствовал, пребывал на подъеме, был весьма энергичен и имел немалые связи.
   Если родная кровинушка и впрямь проболталась, Фролов автоматически становился детонатором замедленного действия или, другими словами - врагом номер один. А своих врагов Андрей Яковлевич предпочитал душить в зародыше...
  
  
   Глава II
   Наставник и его стажер
  
   Поставив автограф под последним документом, Севидов захлопнул тонкую картонную папку, завязал бантиком две тесьмы и блаженно откинулся на спинку скрипучего стула.
   - Я же говорил - ничего сложного в этом деле не предвидится, - тоном знатока заявил Волчков, покосившись меж тем на патрона.
   - Все бы дела были такими... - негромко молвил в ответ Анатолий Михайлович, прикрывая веки.
   - Жаль... не получается у меня настоящего дебюта... - горестно вздохнул молодой человек, - все какая-то мелочевка, бытовуха, несчастные случаи... Кругом только и судачат об организованной преступности, перестрелках, разборках, а мы погрязли в скучной рутине. Прокуратура вынуждена заниматься тем, что по всем канонам надлежит раскручивать следователям и оперативникам райотделов.
   - Не расстраивайся, - может, подвернется серьезное расследование. К тому же, Алексей, не стоит забывать - нам предстоит выяснить природу появления стреляющей авторучки...
   Сказав это, опытный сыщик достал из ящика письменного стола чистый бланк постановления на производство обыска и стал заполнять его, шевеля губами и еле слышно приговаривая:
   - Посему непременно следует встретиться с Моисеем Карловичем Блюмом. Проведем внезапный обыск, потом отправим повесточку. Встретимся; поговорим о жизни; вспомним былое; узнаем, чем занят мастер сегодня...
   - Разве вы его не арестуете?
   - Зачем же? - оторвал взгляд от бумаги Михалыч и уставился поверх очков на молодого человека. - Достаточно побывать у него на квартире и пригласить сюда, по повестке...
   - Ну, он ведь за время следствия способен наштамповать с десяток аналогичных орудий убийств!
   - Что ж, - немного вскинув бровь, изрек Севидов, - если ты так считаешь - бери бланк ордера на арест и пиши.
   Лешка, не раздумывая, быстро настрочил текст и от нечего делать стал таращиться в окно. Потом, будто о чем-то вспомнив, встрепенулся:
   - Анатолий Михайлович, а чем вам довелось заниматься в первый раз? Ну, когда попали в прокуратуру...
   Покончив со своим документом, тот улыбнулся и с хитрецой спросил:
   - Скажи-ка... Нынешние преподаватели юридических ВУЗов читают только программный материал или же позволяют себе иногда отойти от темы - поделиться с молодежью случаями из судебной практики?
   - Всякие преподы были. Иные о планах лекций вспоминали только под конец пары...
   - А не рассказывали вам о неком студенте Ленинградского университета, якобы организовавшем в начале семидесятых изготовление фальшивых сотенных купюр?
   - Не-а, - помотал головой отличник.
   - Хм... странно, - заключил Михалыч, - этот интересный случай, по иронии судьбы ставший моим дебютом в области сыска, позже признали классикой мошенничества...
   Лешка с нескрываемым любопытством воззрился на наставника и тот, повременив с постановлением на обыск, начал изложение:
   - Как-то в один из самых презентабельных в то время ресторанов Ленинграда зачастил, одетый с иголочки, молодой человек, лет этак двадцати отроду. Сядет, понимаешь ли, в уголочке, закажет чашечку кофе, полистает полчасика газетку "Советский спорт" и подзывает для расчета официантку. Кофеёк-то копеечный, а он неизменно кладет на стол сотку. Неделю ходит, другую, третью... а меньше сотенных ассигнаций - немалых по тогдашним меркам денег, ресторанная обслуга в его руках не видит. Сообщили, значится, о подозрительном посетителе директору оного заведения, тот давай сам приглядывать за странным субъектом. Ну, о честности магазинного и всякого там общепитовского руководства я вещать не стану - сам знаешь: девятерых из десятка посади пожизненно - не ошибешься...
   Стажер, улыбаясь, кивнул.
   - Захватило, видать, дух от любопытства у ресторанного босса - не выдержал, подсел к молодцу.
   "- И откуда ж, - дивится, - у тебя такие окаянные деньжищи?
   Тот начал было отнекиваться:
   - Родитель богатенький - в дипломатии служит...
   Да директор тоже не промах оказался. Глядит - у юнца глазенки забегали. Ну и заявляет:
   - Не крути, лучше малец, а то сдам с потрохами в ментовку. Выкладывай все как есть!
   - Сдаюсь... - отвечает "миллионер", - только не выдавайте. Станочек я смастерил дома специальный. Три годка молодости положил... Сами догадываетесь, какой...
   Тут у торгаша слюнки-то и потекли по лацканам - принялся расспрашивать, да клинья подбивать, с целью вхождения в долю.
   - Ладно, дядя, - соглашается желторотый Крез, - станочек имеется, да вот беда - производительность маловата. Вряд ли хватит на двоих - только-то по одной сотке и могу малевать в сутки. Деньги для модернизации механизма потребны, тогда и по два-три десятка купюр начну штамповать..."
   Севидов закурил, ухмыльнулся и, дописав несколько слов в ордере, стал собираться к прокурору за автографами.
   - А дальше! - взмолился Волчков.
   - Известно... - отвечал пожилой следователь, упаковывая очки в чехол, - неужто сам не догадываешься?
   Но, глянув на потерянное лицо молодого коллеги, смилостивился и закончил повествование:
   - Директор от жадности видать совсем ум потерял - отвалил мальчишке несколько тысяч на, так называемую "модернизацию", ну а тот только этого и ждал - моментально смылся с ленинградского горизонта. Весь угрозыск тогда на ноги поставили...
   - Откуда же он деньги-то брал? - не понял Лешка.
   - Какие деньги?
   - Ну, те сотенные, которыми каждый раз расплачивался в ресторане за кофе?
   - В этом и состояло изящество махинации, - улыбнулся мэтр, - у парня и было-то всего-навсего сто целковых...
   - Как это?
   - Очень просто. Выпив чашку кофе, он выкладывал сотню, а официантка приносила сдачу, предположим девяносто семь рублей. На следующий день тот, по дороге в ресторан, забегал в сберкассу, добавлял недостающую трешку и менял мелкие купюры опять же на одну сотенную.
   - Вот это да-а!.. - восторженно произнес стажер. - Молодец проныра!
   - Фальшивомонетчиком там и не пахло, а шельмой он был отменной. Именно с раскрутки оного дела мне и пришлось начинать следственную работу.
   - Повезло вам... - снова вздохнул молодой человек.
   Но Анатолий Михайлович, застегивая полы пиджака, уже шел к двери. Казалось, о напарнике он позабыл, гадая на ходу, где возможно отловить начальство для получения необходимых санкций. Спустя десять минут следователь по особо важным делам сидел в мягком кресле приемной прокурора и, дожидаясь своей очереди, вспоминал совсем другие уголовные дела, в которых волею судьбы, довелось принять самое действенное участие...
  
  
   Как-то погожей солнечной весной, несколько лет назад, когда сложившийся с годами Порядок в стране канул в лету, а новые власти больше напоминали мародеров из отрядов Нестора Махно, случилось Севидову раскапывать убийство большой шишки - депутата Государственной Думы. Вручило ему тогда руководство тощую папочку с заключениями криминалистов и оперативников, да препроводило к прибывшему в экстренном порядке куратору данного грандиозного дела - заместителю министра юстиции.
   - Ну, и каков же ваш план действий? - тихо вопрошал грозный московский чиновник, прохаживаясь вдоль ряда ответственных лиц, стоявших перед ним "по струнке".
   Все молчали, не зная, что ответить. Собственно, любое предложение, как таковое, означало огромную меру ответственности, моментально бы свалившуюся на плечи смельчака. Однако Севидов, понимал - каким бы ни было решение - выполнять его предстоит один черт ему...
   - Мне нужна группа из десяти человек, определенные полномочия и кое-какие средства, - заявил он непринужденным тоном, будто речь шла о поимке неплательщика алиментов.
   Куратор остановился и стал шарить удивленным взглядом по шеренге в поисках лихого безумца. Найдя, подошел, остановился напротив и, прищурив один глаз, поинтересовался:
   - А вы вообще-то кто?
   - Следователь по особо важным делам Севидов Анатолий Михайлович. Дело об убийстве поручено мне.
   - Гм... С полномочиями все просто, а каковы аппетиты в плане средств?
   - В рамках приличия. Деньги нужны для премирования членов группы - работать предстоит без отдыха, возможно, день и ночь.
   - Понятно... - потер ладонью подбородок замминистра. Похоже, немногословный, скромно одетый и деловой трудяга из городской прокуратуры его заинтересовал. - Хорошо. Будь по-вашему. Но сразу хочу предупредить, господин Севидов... Сколько вам осталось до пенсии?
   -- Пятнадцать лет.
   - Что ж... Может быть, вам и удастся уйти на заслуженный отдых через пятнадцать лет, но если за две недели не отыщите этих... - только что, в коротком предисловии он не стеснялся ненормативной лексики, однако сейчас, под прямым и безбоязненным взглядом подчиненного, почему-то материться не решился. - ...Если не окопаете этих подонков - провожать на льготную пенсию вас будет кто угодно: летчики; шахтеры; подводники... Только не министерство юстиции и родная прокуратура. Уяснили?
   Севидов спокойно кивнул.
   - Кстати, это касается и членов вашей будущей группы...
   Двадцатью минутами позже прокурор города с багровым лицом и непонимающим взглядом бегал взад-вперед по своему кабинету и пытался переубедить упрямца:
   - Нет, я понимаю, когда ты выражаешь желание включить в следственную бригаду одаренную молодежь. Но объясни мне, на кой леший тебе сдались Елисеев, Коваль, Гордейченко и остальные старые, больные клячи!? Они же не способны отыскать человека даже через паспортный стол! Я и в штате-то их держу с надеждой распрощаться в самом скором времени...
   - В группе будет пятеро молодых, энергичных парней и пятеро, названных мною стариков, - твердо повторил опытный следователь.
   - Ты хоть догадываешься, что и меня ожидает та же участь, ежели...
   - Разумеется.
   - Ладно, делай, как знаешь... - махнул рукой прокурор и, осушив стакан минералки, брякнулся в начальственное кресло...
   Расчет Анатолия Михайловича был прост. Слухи о грозившем увольнении в случае провала расследования нашумевшего убийства тут же доползли до членов набранной им команды. В пятерку истинных "рабочих лошадок" он зачислил талантливых молодых ребят - много лет прослужив в среде сыскного люда, научился отличать таких безошибочно. Однако, помимо прекрасной хватки, умения мыслить на десяток шагов вперед и отменной интуиции все молодые кандидаты слыли людьми весьма совестливыми, обязательными и, к тому же прошедшими огни и воды горячих точек. Взаимовыручка, уважение, жалость были для них не пустыми определениями из классической литературы. Сознание того, что из-за их недоработки уволят тщедушных, безвредных стариков, коим до пенсии оставалось всего ничего, заставила ребят пахать денно и нощно, не взирая на время и наличие сил.
   Сам же Севидов стремился выполнить все данные им ранее обещания. После ареста в Германии с помощью Интерпола одного из второстепенных соучастников преступления, он выдал молодой пятерке премиальные, полагающиеся всей группе - парни остались довольны. Второго ухаря, занимавшегося прикрытием главного исполнителя накрыли у дальних родственников жены в одном из сел Приднестровья - и снова каждый из тех, кто "рыл копытами землю", получил приличное вознаграждение. Непосредственного же убийцу взять не успели - заказчик, вероятно почуявший опасность, организовал его безвременную кончину. Бригада Михалыча опоздала всего на пару часов - еще теплый, но обезображенный труп киллера был найден неподалеку от Выборга. Тем не менее, молодые участники сызнова положили в карманы конвертики с пачками ассигнаций. Старики против подобного дележа премиальных не возражали. Помочь расследованию они были рады, да времечко их давно ушло - наступила эра лихолетья, где правил бал полнейший беспредел. Посему пожилых "дедов" более занимал вопрос своего самого ближайшего будущего - регулярно ныряя в кабинет Севидова, жужжали словно назойливые мухи одно и то же: "Ну, что там, Михалыч?.. Взяли второго? Следы третьего отыскались?"
   Следователь по особо важным делам сидел над кипой заумных схем, докладных, оперативных сводок; пыхтел сигаретками; координировал действия вундеркиндов и гнал прочь мешавшие работать "старые кадры". Он во что бы то ни стало, желал выйти на заказчика преступления, но до этого предстояло добраться на обязательного в таком "промысле" таинственного посредника. Когда, в конце концов, были распутаны последние хитросплетения политического убийства, мэтр получил полную картину происшедшего. Причем ясность наступила много раньше означенного заместителем министра срока. Будучи человеком немногословным, Анатолий Михайлович не побежал с рапортом "на верх", а просто добился санкции на очередной арест, испросил разрешения на поддержку подразделения ОМОНа и отправился брать субъекта, служившего связующим звеном между покойным исполнителем и темной личностью заказчика.
   Посредником оказался известный в прошлом рецидивист, а ныне вор в законе - Кабан, в миру - Костя Храпунов. Три паренька из группы Севидова следили за огромным загородным коттеджем преступного воротилы до подхода спецназовцев и все, казалось, складывалось удачно. Однако дело неожиданно приобрело совсем иной характер - Кабан приготовился к подобному обороту и, забаррикадировавшись за металлическими дверьми и решетками своей домины, наотрез отказался сдаваться. Более того - взяв в заложники домработницу - женщину с малолетним ребенком, потребовал встречи с представителями власти...
   - Кто пойдет? - снова прищурил глаз московский гость, стоя в центре небольшой лесной полянки метрах в трехстах от "цитадели" Храпунова.
   Человек десять руководителей разного ранга, отстоявших на почтительном расстоянии от столичного босса, молча переглядывались - героями среди них, кажется, не пахло...
   - Ладненько, - решил пойти другим путем замминистра, - из мэрии кто-нибудь подъехал?
   Тяжело вздохнув, один полноватый мужчина кивнул.
   - Отлично - первый кандидат есть. Теперь от силовых структур... Вы кто? - указал он на полковника милиции.
   - Заместитель начальника уголовного розыска полковник...
   - Замечательно - вы второй, - недослушал куратор и задумчиво проговорил: - так... Кого же еще направить?.. А из областной администрации представители имеются?
   Все разом загалдели, растерянно пожимая плечами:
   - Я из Облэнерго...
   - Меня прислали от ГО и ЧС...
   - Я из Горздрава...
   - Пожарное управление...
   Он выслушал нестройный хор и махнул рукой:
   - Еще бы сварщиков из Водоканала прислали!..
   - Полагаю, как руководитель следственной группы я обязан присутствовать при переговорах с этим человеком, - тихо произнес Севидов.
   Все разом смолкли и дружно закивали. Высокий чин посмотрел на него, полностью распахнул прикрытый глаз и тоже утвердительно кивнул:
   - Что ж... похвально... Тогда именно вам я поручаю главную роль. Итак, о чем следует с ним договариваться...
   - Я знаю, о чем нужно говорить с бандитами, - перебил Анатолий Михайлович и, повернувшись ко всем спиной, медленно направился к коттеджу под красной черепицей.
   Два других парламентера по команде москвича засеменили следом...
   Где-то в кладке навороченного здания была вмонтирована камера наружного наблюдения, и Кабан долго мурыжил трех мужчин на просторном крыльце, выкрикивая отрывистые команды через переговорное устройство: "Снять пиджаки!.. Руки за голову!.. Повернуться кругом!.." Осмотрев их со всех сторон, открыл многочисленные замки и под дулом охотничьего карабина по одному пропустил внутрь.
   - Ну... И кто из вас кто? Кого они мне тут подослали? - с насмешливой издевкой спросил Храпунов - кряжистый мужичок лет сорока пяти, с взъерошенной, круглой головой. Заметив как полковник набычился и открыл было рот, поднял указательный палец и ткнув в грудь милиционера, не дал произнести тому ни слова: - ты ментяра помалкивай! Никогда с вашей поганью дел не имел, и иметь не собираюсь, усек?! А ты кто?
   Вор вперил колючий взгляд в представителя мэрии.
   - Я... собственно... Я от городских властей - помощник вицемэра... - пролепетал тот и с надеждой покосился на Севидова.
   - Так... ты что за птица? - продолжил знакомство Кабан, повернувшись к третьему посланцу.
   - Следователь Севидов, - как можно мягче произнес работник прокуратуры, однако твердость в голосе не убавилась, - Константин Сергеевич, мы наделены всеми полномочиями для урегулирования возникших проблем, но вести речь по существу будем лишь после того, как женщина и ребенок покинут ваш дом. В качестве заложников можете оставить нас троих. Это единственное условие нашей стороны.
   Внимая короткому монологу с требованием отпустить домохозяйку с дочерью, тот продолжал рассматривать парламентеров. Понемногу до него дошло, кто чего стоит и, долго не раздумывая, он накрепко связал руки полковнику, грубо затолкал в небольшую комнату с окном, выходящим во двор, и запер со словами: "Тебя сучара отправлю на тот свет первым по малейшему поводу!" Чиновнику приказал сесть на полу громадного холла и пригрозил пристрелить, ежели тот шевельнется. Теперь помощник вицемэра с трясущимися губами безропотно сидел по-турецки - поджав под себя ноги, и вспоминал прошедшую жизнь...
   - Что-то мне твоя физия чуток знакома... - повернул к Севидову ствол карабина немного подпитый преступник со скуластым лицом и бегающими, как у затравленного зверя глазами.
   - Нет, Константин Сергеевич, ранее мы не встречались, - собрав волю в кулак, спокойно отвечал детектив.
   Женщина с ребенком на руках покинула злосчастный коттедж спустя минут десять...
   - Итак, каковы же ваши условия? - вздохнув с облегчением, спросил рецидивиста Анатолий Михайлович.
   - Мне нужен вертолет.
   Сыскарь молча смотрел на него. Не будь у того в руках оружия, он непременно бы улыбнулся, но сейчас требовалась полная выдержка и, как бы это ни звучало странным - абсолютная деликатность. Для успеха следователь, во что бы то ни стало, старался расположить к себе Кабана...
   - Константин... - вложив в голос максимальную теплоту, прервал он молчание, - мы ведь с вами неглупые люди. Если бы вы были политическим узником или, на худой конец, оппозиционером теперешней власти - тогда, пожалуй, вас бы приняли за границей. Но нынешний курс первых лиц России они поддерживают, да и своих нарушителей закона там хватает с избытком...
   - Знаю!.. - поморщился Храпунов. - Ты-то что предлагаешь? Сдаться и загреметь лет на двадцать?
   - Ну, если уж срок светит в любом случае, стоит, наверное, поразмыслить, прикинуть...
   - Хрена вам пересоленного! Я лучше под пулями тут лягу, чем подыхать поеду за проволокой. Еще одного срока мне не пережить...
   Потеряв контроль над собой, вооруженный бандит схватил портативную рацию, принесенную парламентерами для прямых переговоров с силовиками, и стал громко кричать:
   - Слышь ты, козел! Кто там у аппарата? Если через полчаса у ближайшей кромки леса не сядет вертолет, я грохну первого заложника! Чё?.. Чё ты там гонишь, падла!? Мне плевать - успеет не успеет, сможет сесть - не сможет!.. Я сказал грохну и никакого базара. Все!
   Отшвырнув рацию, он хлебнул из горлышка бутылки дорогой водки и посмотрел на часы. Севидов по-прежнему стоял у входа в холл и не спускал с него глаз - мозг пытался лихорадочно выработать план дальнейших действий. "Никакого вертолета за тридцать минут они не организуют, - размышлял он, облокотившись плечом о дверной косяк и не привлекая внимания взвинченного Кабана. - Возможно, вообще не пойдут у него на поводу... Но что тогда?.. Штурм? Это самый дебильный из десятка вариантов - при первом же движении спецназа, он положит нас, затем пустит себе в рот пулю. Костик как раз из тех - туповатый, решительный и безрассудный. Да-а, лучше бы чинуши, топчущие сейчас молодую травку на поляне, придумали что-нибудь с геликоптером - во всяком случае, у Храпунова появился бы лучик надежды, а уж как бы мы - смертники обрадовались!
   Полчаса томительного ожидания ничего не дали. Прошло десять лишних минут - загнанный в угол преступник все так же сидел, развалившись на шикарном кожаном диване, зажав меж колен карабин и беспрестанно дымя сигаретами. Потом вдруг резко подкинул оружие левой рукой, перехватил в воздухе правой и снова опустил его на колени, но уже плашмя - горизонтально. Помощник вицемэра при этом трюке вздрогнул, губы задрожали еще сильнее. Анатолий Михайлович осторожно перевел взгляд на закрытую дверь, за которой лежал связанный полковник. Оттуда не доносилось ни единого звука, и сердце детектива защемило при мысли о нависшей над ним смертельной опасности. В этот момент грохнул выстрел...
   От неожиданности следователь чуть отпрянул в сторону и увидел на лице Кабана зловещую улыбочку. Скалился он, глядя на пожилого чиновника, медленно валившегося на бок и издающего сдавленный хрип. С минуту служащий мэрии корчился на полу в растекавшейся луже крови, затем ноги его дернулись последний раз и он стих...
   "Вот она, звериная натура убийцы, - содрогнулся сыщик и ощутил мерзкий озноб, шедший волнами по всему телу. - Бессмысленная, варварская жестокость... Конвульсивная непоследовательность... Час назад заявлял, что первым отправит на тот свет полковника уголовного розыска и на тебе!.. Впрочем, каких правил можно от него ожидать?.. Надо что-то предпринимать..."
   - Константин Сергеевич, прошу, подумайте, прежде чем нажимать на спусковой крючок, - негромко и с расстановкой обратился он к нему. - Даю вам слово - следствию на сегодняшний день известно лишь о вашем косвенном участии в организации убийства депутата Госдумы. Но оно не тянет на исключительную меру - вы не заказчик и не исполнитель. Откажись вы от посредничества, избранник все одно был бы убит. Я не оправдываю вас, а скорее озвучиваю факты для судебной речи адвоката, но вы же в состоянии представить грядущую за расстрелом заложников катастрофу! Подобные деяния осуждаются и преследуются повсюду, в любой стране мира, куда бы вы ни отправились не вертолете...
   Вор в законе то слушал его, то ухмылялся, глядя куда-то в окно, сквозь плотные шторы. Когда Севидов замолчал, ожидая ответа, тот нащупал ладонью на диване рацию и кинул ее сыщику со словами:
   - Поговори-ка лучше со своими товарищами. Опиши в красках то, что видел и дай им еще полчаса. Если вертолета не будет - пристрелю следующего. Кого - пока не знаю. Подумаю...
   Михалыч поймал аппарат, немного помедлил, потом нажал кнопку "Передача":
   - Есть кто на связи?
   - Да, слушаем вас, - послышалось сквозь противное шипение.
   - Это Севидов. Только что убит помощник вицемэра. Когда будет вертолет?
   Пару минут абонент безмолвствовал - кажется, известие о гибели одного из заложников ввергло "великих" руководителей в шок.
   - Необходимо время, для организации его прилета. Это ж не шутка... - наконец, пропищало из рации.
   - Вот что парень, здесь люди гибнут тоже не понарошку! - повысил голос детектив. - В чем там у вас проблема?
   - Анатолий Михайлович, делаем все возможное... Связались с Пулково и даже с Петрозаводском - обещают... - верещал незнакомый голос.
   - Что значит "обещают"!? Где там этот прищуренный из Москвы? Он что материться от страха разучился? Тут по соседству тьма военных авиационных гарнизонов - пусть пошевеливается!..
   После короткого разговора Севидова, Храпунов опять приложился к бутылке, засек время и стал ждать...
   Оба они прислушивались к любому доносившемуся с улицы звуку. И у преступника, и у слуги закона вертолет теперь ассоциировался со спасением. Иногда им мнился стрекот винтов или мерное тарахтение двигателей и, переглянувшись, они включали полное внимание. Однако каждый раз это было чем-то иным - моторной лодкой в заводи далекой реки или же обыкновенным стареньким автомобилем на проселочной дороге. По истечению очередного срока винтокрылая машина так и не прилетела...
   Дуло карабина медленно повернуло в сторону стоящего у стены сыскаря. Кровь из его груди медленно отхлынула куда-то вниз - к ногам и те, налившись свинцовым грузом, будто прилипли к полу. "Господи... Неужто вот так?.. От руки какого-то подонка..." - думал Анатолий Михайлович, как завороженный глядя на маленькое черное отверстие, венчавшее конец ствола. Он не мог оторвать глаз от него и от пальца, лежащего на спусковом крючке. Этот палец он рассмотрел в мельчайших подробностях, до самых тонких складок на коже, до коротких темных волосков, покрывавших первую фалангу.
   Вот он чуть напрягся и шевельнулся... Дуло как будто рыщет по груди Севидова... Сейчас... нет... показалось.
   "Сколько осталось до выстрела? Секунда, две?.."
   Темное круглое пятнышко и волосатый палец заслонили весь свет. Они огромны. В них жизнь и смерть. Каждая секунда - вечность, но они истекают одна за другой...
   Внезапно Кабан вскочил с дивана и подбежал к двери в небольшую комнату, с окном во двор. Распахнув ее, почти не целясь, выстрелил под углом вниз. В ответ раздался пронзительный стон, затем - зловещая тишина...
   "Все... Полковник убит, - понял Анатолий Михайлович, - у меня имеется полчаса, а потом - если требование бандита не выполнят - вариантов и шансов уже не останется..."
   Вскоре призывно зашипела рация.
   - Послушай, - зло рявкнул ему убийца.
   Детектив поднес аппарат к уху.
   - Анатолий Михайлович, Передайте Храпунову - вертолет будет минут через сорок, - послышался далекий голос. - И попросите, чтобы больше никого не убивал...
   - Поздно... Я остался один, - тихо отвечал он, - про вертолет сейчас сообщу, но постарайтесь не затягивать с его прилетом, а то вам и поговорить будет не с кем...
   - Ясно... - испуганно прошептал абонент и отключился.
   - Вертолет уже в пути, - проинформировал следователь, - расчетное время прибытия через сорок минут.
   Вор оскалил желтые зубы и допил содержимое бутылки. Карабин теперь лежал на диване рядом с ним, дулом к боковой стене. Его хозяин порядочно опьянел, и осоловевшие глаза бездумно смотрели вдаль, сквозь Севидова.
   "Ежели останусь жив - тоже напьюсь в дымину... - поклялся он про себя и незаметно вздохнул: - эх... советовала же бабушка пойти на истфак. Рассказывал бы сейчас детишкам в школе про пирамиду Хеопса..."
   И все-таки геликоптер появился. Минуты за три до его посадки на углу бескрайнего поля, что примыкало к лесочку и высокому забору коттеджа, Кабан услышал заветный гул, встрепенулся и подбежал к окну.
   - Ага! Летит! Слышишь?
   Сыщик кивнул и изобразил на лице довольную улыбку.
   - Эй, придурок на проводе! - крикнул в рацию Храпунов. - Передай пилотам, чтоб двигателей не выключали, и не подходите ближе двухсот метров, ясно?
   Дождавшись, когда камуфлированная машина опустится на землю у забора, он схватил детектива за руку и подвел к выходной двери:
   - Ты идешь впереди, я следом. Если что не так - стреляю.
   И приставив к его затылку ствол карабина, открыл замки...
   Все было "так" - вертолет спокойно поджидал преступника, медленно вращая винтами на малом газе, а спецназ и прочие силовики вообще где-то запропали. Заложник с убийцей быстро вышли через боковую калитку и оказались в тридцати метах от Ми-8. До трапа добежали пригнув головы, при этом Михалыч постоянно ощущал холод металла то у шеи, то у самого затылка. У дверного проема грузовой кабины Кабан протиснулся вперед, заглянул внутрь и, оттолкнув Севидова, стал подниматься по короткой - в четыре ступеньки, лесенке. Уже поднявшись, вдруг остановился, недоуменно посмотрел назад - сначала на следователя, потом в сторону лесочка и сполз по открытой дверке с круглым иллюминатором на пол. На спине его - промеж лопаток зияла дырка с расползавшимся пятном крови...
   Снайпер сработал отменно - выбрал правильную позицию, да и выстрел произвел - что надо. В общем-то, вся операция, как докладывал позже замминистра, была организована грамотно и безупречно. Ну, подумаешь - погибло двое заложников, эка невидаль в наше-то время! Зато преступник понес заслуженную кару.
   Более других горевал Анатолий Михайлович. Нет, тому, что остался жив он, безусловно, радовался и напился в соответствие с обещанием - в стельку. Однако со смертью Храпунова заветная цепочка, ведущая к организатору убийства депутата, оборвалась...
   Расстраивался Севидов не долго - его молодые, ретивые помощники не сидели сложа руки, а продолжали докапываться до истины с завидным усердием. Буквально через пару дней их старания были с лихвой вознаграждены - во вместительном гараже воровского особняка отыскался вмонтированный в стену и замаскированный под кирпичную кладку сейф. Среди пачек зеленоватых купюр и золотых драгоценностей с бриллиантовыми вкраплениями затерялся неприметный блокнот. Записей в нем значилось немного, фамилии перемежались с кличками, обычные адреса - с координатами зон и датами окончания сроков отсидки. Лихую братву следственная группа отбросила сразу - вряд ли среди уголовного контингента был тот, кому не угодил народный избранник. Взялись за тех, кто пребывал на свободе, и скоро обозначились тонкие нити, ведущие вовсе не в коммунистический стан, не в либеральную тусовку, как предполагали почти все средства массовой информации, а прямиком к верхушке "демократов"...
   До выявления заказчика оставалось несколько часов, когда в кабинете Анатолия Михайловича раздался звонок и незнакомый голос сообщил о несчастье с его женой. Пообедав в заводской столовой и возвращаясь в родную бухгалтерию, где проработала без малого двадцать лет, та вдруг почувствовала слабость и боли в области сердца. Через полчаса скорая увезла ее в кардиологическую клинику, а мэтр, бросив все дела, помчался следом и просидел в приемных покоях до поздней ночи. Утром же начальство любезно предложило взять накопившиеся отгулы до полного выздоровления супруги.
   Много позже он стал догадываться о единой и взаимосвязанной подоплеке череды событий вокруг того громкого расследования: и странного сердечного приступа вполне здоровой до того момента женщины; и мягкого отстранения от следствия его самого, а затем и команды вундеркиндов; и огромных премиальных, быстренько выданных всей бригаде, включая стариков, не взирая на недовведенную до финала работу...
   После возвращения на службу Севидов был завален другими уголовными делами, а добытые его группой материалы увез в Москву заместитель министра юстиции, где те и канули в небытие...
  
  
   И об этой невеселой истории мудрый сыскарь так же собирался поведать стажеру Волчкову. Он хотел посветить мальчишку во многое, а точнее во все тонкости их многогранной и сложной профессии. Однако приоткрывать завесу намеревался постепенно, не нагружая юную психику излишними страхами и неуверенностью перед будущими трудностями.
  
   * * *
  
   Ко всякого рода технике Олег относился спокойно, а служебных автомобилей и вовсе не любил. Куда как приятней было пройтись после работы по вечернему Петербургу, позабыв до следующего дня о рабочих проблемах и любуясь красотами величественной архитектуры. И в этот раз Фролов, отпустив машину, оправился домой пешком - дорога неспешным шагом занимала не более получаса. Предстояло пересечь несколько оживленных проспектов, остальной же путь он намеренно проделывал по спокойным, узким улочкам.
   Сегодняшний трудовой день не принес каких-либо неприятностей, за исключением натянутого разговора с Добрым. Его рассказ о дочери-наркоманке, снова давшей волю губительному пристрастию и странный интерес к бессвязному лепету, который та несла, пока Виргилис возвращал ее к сознанию, немного выбили доктора из колеи. Впрочем, большого значения визиту полковника он не придал. Осечки в работе изредка случались, но в излечении несовершеннолетней наркоманки заглавную роль исполнял покойный профессор, силы которого к тому времени, вероятно, были на исходе. Психолог же помогал Анне пошире раскрыть глаза, дабы пробудить интерес к происходящему в реальном, осязаемом мире.
   Тут-то и скрывался тонкий, малоприметный для поверхностного взгляда нюанс - сам больной должен обладать непременным желанием расстаться с пороком, иначе все психологические тренинги вкупе с долгими задушевными беседами - пустая трата времени. Девушка соглашалась со всем, о чем говорил Олег Давидович, легко пускалась в откровения, смотрела на него благодарным взглядом широко раскрытых, доверчивых глаз... На самом же деле, скорее всего, думала об одном: как бы поскорее вырваться из-под врачебного присмотра и вновь окунуться в дурманящий омут...
   На Вознесенском проспекте он остановился у пешеходного перехода, пропуская поток автомобилей. Уже с минуту Фролов слышал нетрезвую речь, разбавленную крепкими выражениями - сзади попятам плелись два подпитых молодых человека. Подойдя к нему почти вплотную, они так же стали дожидаться зеленого света.
   Внезапно Олег почувствовал нерезкий, но сильный толчок в спину, будто кто-то навалился всем телом и пытается с его помощью удержать равновесие. От неожиданности он вывалился из толпы и сделал три шага вперед. В это же мгновение увидел, как слева, отчаянно сигналя и чуть отворачивая в сторону, несется автобус. Сзади уже не толкали и тогда доктор, вскинув руки, словно это могло остановить надвигающуюся махину, попятился назад...
   Он почти успел увернуться от угловатой кабины пассажирского транспорта, и лишь мгновения не хватило, чтобы полностью убраться с траектории ее движения. Удар пришелся в левое бедро. Падая на асфальт, Фролов мимолетно заметил забрызганный грязью автобусный борт и услышал визг тормозов...
   Поморщившись от боли, пострадавший кое-как сел. К нему уже спешил перепуганный водитель. Тот не стал костерить крепкими выражениями пешехода, а помог встать и даже ощупал ушибленную ногу. Переведя дух, психотерапевт обернулся в поисках пьяных молодцов, но те бесследно исчезли...
   - Напьются же скоты до-беспамятства!.. - обескуражено прокомментировала происшествие, едва не закончившееся трагедией, какая-то пожилая женщина. - Даже не извинились... Давайте я вас отряхну.
   Она достала носовой платок и стала смахивать с дубленки Олега жидкую грязь.
   - Ну, как ты парень? Претензии есть? - поинтересовался шофер.
   - Нет, что вы... - отвечал врач, испытывая некоторую вину перед ним, - поезжайте, у вас полон автобус пассажиров...
   Прихрамывая, он добрался до дома без приключений, однако постоянно ловил себя на мысли, что нестерпимо хочет оглянуться...
  
  
   А на следующий день Фролов впервые за долгие годы работы опоздал в клинику. По утрам, ровно в девять тридцать, переступая через свое отвращение к служебным авто, он выходил из подъезда и садился в поджидавший белый Рено. Так случилось и на сей раз, но... часом позже.
   Подошедший лифт услужливо и бесшумно раскрыл двери. Войдя в кабинку, Олег Давидович нажал кнопку первого этажа и похлопал по карманам - проверил наличие сотового телефона, записной книжки, бумажника... Пока ехал вниз, расправил шарф, застегнул дубленку, а когда шагнул из лифта, взгляд сразу выхватил неладное - первая дверь, ведущая из подъезда, несмотря на тугой пружинный механизм, была приоткрыта. Нижним краем она упиралась в ногу лежащего на полу человека.
   Доктор быстро сбежал по короткой лесенке, толкнул дверь и склонился над мужчиной. Это был сосед, живущий этажом выше. Он судорожно глотал ртом воздух, а правой рукой держался за левый бок.
   - Вам плохо? - спросил Фролов, считая пульс на его запястье.
   - Нож... Выньте нож... - еле слышно прошептал тот.
   Осторожно ощупав его, психотерапевт расстегнул дубленку и обомлел - пиджак с рубашкой в районе селезенки пропитались кровью.
   - Ножа нет... но вы ранены, - сказал Олег, набирая на мобильнике номер неотложки.
   - Холодно... - подал голос пострадавший, после того как была вызвана скорая, - мне чертовски холодно...
   Врач тут же снял свою дубленку и накрыл ей едва знакомого человека. На глаза попалась норковая шапка, валявшаяся в темном углу. Он подобрал ее и, подкладывая под голову, справился:
   - Что случилось?
   - Какой-то подонок... - начал тот, прикрывая глаза, - какой-то подонок вышел из темноты и ударил ножом. Не знаю... Никогда его раньше не встречал...
   - Дома кто-нибудь есть?
   - Жена... В сорок четвертой квартире...
   В этот время вторая дверь открылась и с улицы зашла девушка. Завидев двух странных мужчин, она попыталась прошмыгнуть в подъезд, но Фролов властно скомандовал:
   - Одну минутку, барышня! Человеку плохо. Поднимитесь, пожалуйста, в сорок четвертую квартиру, пусть его родственники спустятся. Да и скажите, чтобы захватили одеяло, вату и бинт...
   Через три минуты возле раненного суетилась бледная женщина в домашнем халатике. Олег Давидович накрыл ноги пострадавшего одеялом и пытался остановить кровотечение.
   - Давайте перенесем его домой, - жалобно попросила дрожащим голосом супруга.
   - Ни в коем случае! Его нельзя трогать - мы не знаем, задеты ли внутренние органы.
   И еще с четверть часа, до приезда бригады скорой помощи, они делали все, чтобы хоть как-то облегчить страдания бедняги...
   - Спасибо вам... - пробормотала напуганная женщина, когда врачи погрузили носилки в белоснежную "Газель". - Которая ваша?
   В руках она держала две совершенно одинаковые по виду короткие дубленки...
  
  
   Сидя в Рено, психолог обдумывал происшедшее. Что-то в этой истории настораживало и не давало покоя. Вчерашнее недоразумение на Вознесенском проспекте, чуть не обернувшееся, в лучшем случае, больницей. Сегодняшнее нападение на соседа, внешне похожего на него и вышедшего из лифта двумя минутами раньше. "Хотя... - решил он, открывая дверь клиники, - мало ли на свете совпадений? В нашем доме живут в основном люди небедные, и кто знает, сколько у того человека врагов?.. А я... Кому я мог своей работой перейти дорогу!? Бред..."
   Однако подобный вывод успокоил ненадолго. Отдав несколько распоряжений после традиционной планерки, Фролов занял место за письменным столом и включил компьютер. В нижней части монитора высветился значок, призывавший проверить почту - в папке "Входящие" имелись свежие послания. Одно из трех пришедших писем было из разряда деловых; второе прислал старинный друг из столицы; а вот третье...
   "Сматывайся из города, не то расстанешься с жизнью. Срок - пять дней", - значилось в открывшемся окне.
   Логин отправителя Олег видел впервые. Он прочитал короткий текст еще раз, затем, встав из-за стола, медленно прошелся по кабинету и остановился у аквариума. Теперь цепочка зловещих событий выстраивалась в логический ряд...
  
   * * *
  
   Будущий юрист появился на свет и вырос в спокойной, интеллигентной семье, берущей начало от самых истоков старорусской Москвы. Пожалуй, он был одним из немногих, кто мог бы похвастаться тем, что предки по обеим линиям дышали тем же столичным воздухом, что и первые русские цари. Но хвастаться было не в его обычаях - не позволяли воспитание и врожденная тактичность.
   Мать Лешки - Анастасия Сергеевна, попав по распределению после института на один из крупных заводов, так и прокорпела над кульманами его конструкторского бюро до пенсии. Старший Волчков - полковник МУРа тоже пропадал на работе, порой сутками не появляясь дома. Однако их единственный сын вниманием, заботой и лаской любящих родителей обделен не был. Почти каждый вечер они встречались за столом в огромном зале их сталинской квартиры; обсуждали новости; делились радостями и горестями; строили планы... В выходные, как правило, устраивались совместные походы в театры, музей, на выставки, в летнее же время они отправлялись на лоно природы.
   Учеба в школе, а затем и в Академии права давалась Алексею легко и, тем не менее, оставалась всегда под ненавязчивым, но неусыпным контролем. Старшее поколение сыном гордилось и деликатно вело его под руку в большую жизнь.
   Отец - Леонид Осипович обладал немалыми связями в белокаменной, да пользоваться ими для протекции отпрыска не спешил, приговаривая: "Коли станет захлебываться, вытащить за химок всегда успею, а покамест пусть сам учиться выгребать из круговерти нынешнего омута..."
   И Лешка греб, что есть силы - лекций не пропускал; на семинарах рвался ответить первым; во время практических занятий ловил каждое слово бывалых оперов, правоведов и криминалистов. Результат не заставил себя ждать - после пяти лет упорного труда счастливому выпускнику Академии вручили новенький диплом в алых, пахнущих типографской краской корочках.
   В разгар торжественного домашнего застолья, старший Волчков сказал свое веское слово:
   - Отгуливай законный отпуск сынок - заслужил, а через месяц тебя ждет в качестве следователя-стажера мой старинный друг в Санкт-Петербурге.
   Матушка смиренно молчала, зная непреклонный нрав супруга. Зато для вчерашнего студента данное известие прозвучало громом среди ясного неба. Округлив глаза, он пролепетал:
   - Почему в Питер?.. Я надеялся подыскать место в Москве...
   - Место найти несложно, - согласился родитель, - а вот людей, у которых можно научиться чему-то хорошему, с каждым днем становится меньше.
   - А кто это человек? - робко поинтересовался Алексей, осознавая незыблемость отцовского решения.
   - Следователь по особо важным делам городской прокуратуры. В послужном списке сотни раскрытых сложнейших преступлений. Не стану называть его гением - не люблю высокопарных фраз, но сыскарь - что надо. Скоро сам убедишься...
   Так младший Волчков, нежданно-негаданно и едва ли не в одночасье оказался в северной столице. Впрочем, долго он не горевал - закадычных друзей в родном городе в силу великой увлеченности познанием азов будущей специальности Лешка не имел, а до слабого пола руки тем более не доходили. Расставание на Ленинградском вокзале с близкими хоть и вышло тягостным, да все ж, перевернуло очередную страничку судьбы. И через шесть часов пути в "Стреле", вдохнув полной грудью питерский воздух, наполненный утренней прохладой, он оптимистично прошептал:
   - Все равно когда-то надо начинать жить самостоятельно...
   Выпускника-отличника приняли в Санкт-Петербурге радушно. Лишь три недели молодой специалист ощущал неудобства и прочие "прелести" бытия в общежитии, затем его определили в отдельную служебную квартирку на Таврической. Анатолий Михайлович Севидов отнесся к появлению наследника давнишнего приятеля по отечески тепло, ни на шаг не отпуская от себя весь первый месяц.
   Постепенно парень втянулся в рваный ритм работы сыщика. Утром они на пару с мэтром чаевничали или попивали крепкий кофе, заполняя кипы бланков, отчетов, протоколов и прочих бумажных форм. В полдень неспешно обедали в ближайшем кафе. После трапезы начиналось, как выражался опытный наставник: "общение с народом". Они встречались с оперативниками, экспертами, свидетелями, подследственными... Изредка в размеренный график врывались выезды на места новых преступлений.
   Волчков и не думал жаловаться на свою новую жизнь. В конце концов, он получил именно ту профессию, о которой мечтал долгие годы. Оставалось освоить некие практические тонкости, накопить чуток опыта, да отточить столь необходимую в деятельности следователя интуицию. Пока же молодой человек еще делал первые шаги. Делал неуверенно и с ошибками. Михалыч намеренно не стал указывать стажеру на опрометчивость решения арестовать старика Блюма, рассудив при этом: "О напрасной и чрезмерной жестокости, являющейся сутью данного просчета, мальчишка должен дойти собственным умом".
  
  
   - Мойся, ты опять уже навлек на мою бэдную голову смотрины с ордером!.. - гневно воздела руки к небесам тучная еврейка, вкатившись в небольшую коморку, приспособленную мужем под мастерскую. - Ну, это же форменное свинство, прости меня Господь за упоминание этого грязного животного! Ты же клялся всеми своими мозолями, что больше ноги их здесь не будет...
   Седой, лысеющий старичок в затрапезном, длинном халате отложил металлическую заготовку, водворил в деревянный футляр миниатюрный штарнгенрейсмас и удивленно воззрился поверх очков на жену.
   - Да-да, Мойся, там снова пришли какие-то головорэзы по твою душу и сейчас станут допрашивать. И перэстань на меня смотреть как гипсокартонное изваяние. Это мнэ ты должен возвэсти гранитный бюст в полный рост на Дворцовой площади, за мое, опять же гранитное терпэние...
   Мастер тщательно вытирал пестрой тряпицей руки и слушал ее, не перебивая. Затем тяжело поднялся из-за самодельного верстачка и молвил дребезжащим, старческим тенорком:
   - Что ты такое говоришь!? Какие такие головорэзы, и с какой стати?
   В этот момент позади округлой женской фигуры появились трое мужчин в штатском.
   - Какие такие... - тихо передразнила мужа та и посторонилась, уступая непрошенным гостям дорогу.
   Оперативники друг за другом прошли в комнатушку и с интересом осмотрелись. Один, судя по виду - старший, коротко представился:
   - Александр Николаевич Воробейчик. Добрый вечер...
   - Ви считаете - он добрий?.. - снимая очки с толстыми линзами, тихо вопрошал Блюм и вместо ответа на приветствие кротко заметил: - впрочем, вам виднее, гражданин начальник. И что же привело вас ко мне в этот, как ви виразились, добрий час?
   - Да вот, решили полюбопытствовать, чем так увлеченно занимается наш бывший подопечный... - рассеянно отвечал прокурорский работник, промежду прочим осматривая детали, в изобилие покоившиеся на хорошо освещенном лампой слесарном столике.
   - Ай, гражданин хороший! Будьте так осторожны, чтобы не перэпутать элемэнты моей важной работы и положить их строго на те места, на которых они пребывали до вашего милого вторжения...
   Тот небрежно вернул восвояси непонятную железяку, кивком пригласил подчиненных к началу осмотра и пояснил хозяевам:
   - Имею письменное разрешение от сего дня на проведение обыска, иными словами ордер... - он достал из внутреннего кармана куртки сложенный вчетверо листок и, помахав им перед большими, крючковатыми носами хозяев, сунул обратно за пазуху. - Для чего и пригласил понятых.
   Только сейчас Моисей Блюм заметил топтавшихся в коридоре двух соседок - словоохотливых сестер-старушек Козиных из квартиры напротив. "Все... - сокрушенно подумал он, - завтра оба этажа нашего муравейника будут судачить о том, что я, таки, вооружал израильскую армию для вторжения в сектор Газы..." Вслух же возмущенно запричитал:
   - А что, скажите на милость, я сотворил, что ваше начальство раздает налэво-направо мандаты...
   - Вот сейчас и займемся выяснением, - перебил его Воробейчик, деловито подключаясь к начавшемуся шмону, - а пока мы руководствуемся исключительно вашим криминальным прошлым.
   - Нет, ви себэ слыхали!? Как вам это нравится? - не обращая внимания на щипавшую его тощую ляжку жену, обратился доморощенный мастер ко всем присутствующим. - Ну что, скажите с того, что, предположим, ви, дорогой товарищ Воробейчик, раньше по понедэльникам секли своих детей ремнем до багровых борозд на интимних задних местах? Или же с того, что по срэдам докучали подчиненним сержантессам, а по пятницам и вовсе веселились в сауне с подслэдственными девицами!?
   Два молодых оперативника, перестав шарить по бесконечным ящикам с инструментами, переглянулись и с изумлением воззрились на старшего. Тот, выпучив глазищи и побагровев, будто еврей только что прочитал его чистосердечное письменное признание, в свою очередь уставился на него. Немая сцена длилась несколько секунд и прервана была все тем же оракулом:
   - Прошу себэ заметить: я виразился "предположим"... Так и что же, я вас спрашиваю? Виходит, каждый, кто сочтет себя менее аморальным, может вторгаться в вашу личную жизнь по понэдельникам, срэдам и пятницам?
   Прокурорский работник перевел враз сбившееся дыхание, нервно сглотнул, вставший в горле ком и решительно направился к верстаку. По пути он вырвал из рук подчиненного пластиковый кейс, раскрыл его, поднес к столику и одним размашистым движением сгреб все детали вместе с аккуратно разложенными инструментами. Не обращая внимания на схватившегося за голову Блюма, Воробейчик набил дипломат доверху всем, что попадалось на глаза, с силой хлопнул крышкой и сердито процедил:
   - Теперь о главном, гражданин одаренный конструктор... Вот постановление о вашем аресте.
   Он торжествующе выудил из недр куртки очередную бумаженцию и на сей раз, развернув, протянул вконец расстроенному мастеру.
   - Ай, да за что же моего Мойсю!? - заверещала дородная женщина, заграбастав мелкого мужа в крепкие объятия.
   Мойся безвольно опустил руки и не сопротивлялся. Даже сестрички Козины дружно достали платочки и одновременно поднесли к сухим глазам.
   - У вас пять минут на сборы... - бросил Александр Николаевич и направился к выходу.
   Один сподручный засеменил за начальником и остановился в коридоре напротив залы, второй же остался в мастерской привычно приглядывать за "хитрым, матерым рецидивистом".
  
  
   Глава III
   Взлом
  
   Поздним вечером одного из последних октябрьских дней в новой квартире современного микрорайона северной столицы, в кресле перед телевизором сидел статный, темноволосый мужчина сорока двух лет. Устремив в экран отрешенный взгляд, он изредка затягивался сигаретой, выпуская к потолку тонкую струйку дыма, и о чем-то размышлял.
   Аркадий Генрихович Лавренцов (именно так звали мужчину), бывший не так давно в центре хитросплетений деятельности сотрудников Фролова, вдохнувших в него новые силы и веру в себя, отныне преуспевал. Жизнь проистекала, будто по написанному - благодатно и степенно, радуя устроенностью и чередой удачных сделок с недвижимостью.
   Но более всего отставного подполковника ФСБ ошеломляли давно забытым трепетом сердца вспыхнувшие чувства к Алине. Двадцатишестилетняя красивая, стройная девушка, сыгравшая одну из заглавных ролей в минувшей истории излечения Аркадия от глубочайшей психологической депрессии, по праву занимала все его воображение и душу. Однако ж события меж ними развивались не тем чередом и ни с той, желанной скоростью, как, возможно, хотелось бы обоим...
   Знакомству на днях исполнилось три месяца, и все повернулось бы хорошо, если бы... "Кабы не проблемы, обязанности и множество прочих напастей - жизнь складывалась бы другой, но тащилась бы при этом самым вялотекущим образом. Надобно мириться с этим и радоваться..." - оптимистично говаривал иной раз его лучший друг Семен Донцов.
   - Это точно... - подтверждая правоту весельчака-приятеля, проворчал Аркадий, подтаскивая за шнур телефонный аппарат.
   Защита кандидатской диссертации Алиной подходила к завершающей фазе. Днями она пропадала в аспирантуре, где проистекали подготовка и заседания аттестационной комиссии, вечера просиживала в библиотеках, ночами же подрабатывала дежурствами в больнице.
   "Господи, - поражался иной раз Лавренцов, - и когда она все успевает? И делает ведь не абы как, а с легкостью и успехом!.."
   Еще более удивляла способность девушки при всей повседневной загруженности, каким-то непостижимым, неведомым образом поддерживать прекрасную форму. При этом Аркадий так ни разу и не услышал жалоб на усталость или тяжкий крест...
   Сам же он последние месяцы усиленно занимался становлением своей новой риэлторской компании "Корвет", обменом однокомнатной хрущевки, любовно именуемой "каморкой папы Карло" на нынешнее, приличное жилье и прочими основательно заброшенными в свое время делами.
   Иногда они, созваниваясь, договаривались о совместном ужине. Лавренцов, предпочитая проводить нечастые, но приятные свидания не в шумных ресторанах, а в домашнем уюте, мчался по магазинам, спешно готовил что-нибудь эдакое вкусненькое и ехал на новенькой иномарке, купленной взамен старого Опеля, встречать любимого человека. Время с Алиной пролетало незаметно, и в половине десятого они вновь усаживались в машину, чтобы поспеть к началу ее врачебного дежурства...
   Одним словом, их редкое из-за обоюдной занятости общение весьма слабо подходило под определение "любовный роман". Кроме того, существовало в неокрепшей связи еще одно, хоть и малозначимое, но, тем не менее, разногласие. Девушка нет-нет да иной раз умудрялась принять участие в "лицедейских спектаклях", как именовал фроловские методы психологической реабилитации пациентов Лавренцов. Сам же Аркадий Генрихович, хоть и был исполнен благодарностью Олегу Давидовичу за возвращение из небытия, все же наотрез отказывался от неоднократных предложений войти в "труппу актеров", считая подобные меры воздействия на психику и характеры людей излишне грубыми и прямолинейными.
   До упреков или, тем более, обид в разговорах Алины с Аркадием на данную тему никогда не доходило. Однако едва ощутимый барьер незримо наличествовал, и наряду с длительными перерывами меж встречами, мешал их чувствам, добавляя сомнений и неуверенности...
   - Привет девушка, - поздоровался бывший советник по борьбе с терроризмом, узнав в трубке тихий, приятный голос Алины. - Я скоро забуду, как ты выглядишь...
   Он улыбнулся, уловив ее печальный вздох. Но даже известие о невозможности встретиться в ближайшее время не испортило ему настроения. Лавренцов чувствовал - она страдает от разлук не меньше его...
   - И я очень соскучился. Созвонимся. Целую тебя...
   Не успел он положить трубку, как раздался звонок одного из двух сотовых телефонов - того, чей номер Аркадий давал исключительно близким и самым лучшим друзьям.
   - Да... Олег!? Здравствуй, сто лет тебя не слышал... Проблемы? Слушаю...
   С минуту он озабоченно внимал голосу психолога, несколько месяцев назад преобразившего его жизнь до неузнаваемости. Затем коротко сказал:
   - Вот что, давай-ка, не будем об этом по телефону. Я заскочу к тебе завтра утром домой...
  
  
   Сидя перед монитором современного, мощного компьютера, Лавренцов приглушенно ругался. Он давно не занимался взломами и обходами паролей, а выполнить просьбу Фролова без подобных сомнительных, с точки зрения закона, действий - было немыслимо.
   Поначалу напрашивался вариант с обращением к знакомым ребятам из отдела "Р" - недавно созданного подразделения ФСБ для борьбы с компьютерными преступлениями. Они непременно помогли бы бывшему коллеге выудить нужную информацию, да Олег утром в машине, по дороге в клинику, тихо умолял: "Аркадий, только прошу тебя, ради бога - чтобы никто, кроме нас с тобой об этом не узнал..."
   Он вообще умолчал о сути возникшей задачи. Просто просил посодействовать в выявлении личности отправителя какого-то послания...
   Наконец, одна из хитрых программок сработала - доступ к анналам сервера открылся. Теперь требовалось скоренько, без промедления - пока системные администраторы провайдера не засекли вторжения наглого хакера, добраться до архивных файлов с подробным перечнем соединений клиентов с Интернетом.
   - Би, эйч, пи... Би, эйч, пи... - твердил отставной контрразведчик, выискивая в бесконечном списке необходимый логин среди коннектов за вчерашнее число. Три искомые буквы попались на глаза где-то на пятой странице, - вот где ты затесался. Соединение состоялось в девять двадцать семь утра...
   В конце же найденной строчки значился номер телефона, бесстрастно зафиксированный АОНом провайдера. Именно с этого номера было установлено соединение с вебом, а чуть позже отправлено письмо Фролову.
   Не теряя времени, Лавренцов скопировал файл и покинул взломанный сервер. Далее задача упрощалась - в арсенале фээсбэшника имелась свежая программа с огромной базой данных питерских АТС. Требовалось лишь ввести номер телефона, и на экране появлялись заветные сведения: адрес; фамилия владельца или же наименование организации.
   Через несколько секунд подполковник прочитал: "Главное Управление Исполнения Наказаний по Санкт-Петербургу и Ленинградской области".
   - Вот те раз... - прошептал он, - что за связь у нашего Олега с этим ведомством? Впрочем, это его дела... Раз не раскрыл всей подоплеки - значит, нет надобности...
   И позвонив директору клиники, подробно поведал о результатах своих изысканий...
  
   * * *
  
   - Ай, господин сержант, господин сержант! Во-первих, добрий день. А во-вторих, ви попусту тратите свое драгоценное время на эти дурацкие обиски. Сели би уже, поговорили с пожилым человеком и признались, какие такие страшные грехи ему вменяются под закат его жалкой жизни...
   Угрюмый контролер, не обращая внимания на причитания узника карцера, продолжал тщательно исполнять обязанности. Закончив осмотр единственного предмета мебели - грубо сработанного без применения гвоздей и шурупов табурета, он подождал, когда заключенного отпустит приступ кашля, и принялся за его личный досмотр.
   - Ну, ай же, молодой человек, так мне ужасно щчекотно, - пытался увернуться от цепких пальцев еврей - пожилой старичок. - Ну что же ви так сильно ищчите в моей подмышке? Напильник, или уже саму взривчатку?
   - Ботинки снял! - рявкнул, первый раз открыв рот, суровый страж.
   - Я вас умоляю, господин начальник, - продолжал канючить Блюм, все же подчиняясь идиотскому приказанию, - ви ко мне никого не впускали, я никуда не отлучался - к чему этот форменный маскарад!? Лучше би дали больному человеку горсть аспирина... Ви верите в Бога? Впрочем, ой - о чем это я?..
   Работник следственного изолятора скрупулезно проверил левый, криво стоптанный ботинок и, не возвращая его хозяину, стал обследовать правый.
   - Ви себе что думаете? Что полы вашего каземата с подогревом? - взывал к совести смотрителя невольник, - не в обиду вам будет сказано, но вам би так заболеть и здесь поселиться...
   Наконец сержант закончил бестолковые изыскания, повернулся к двери, сбираясь прихватить с собой и старенькую обувь подследственного.
   - Господин офицер, а мои шчиблеты!? Ви забыли отдать мои любимые шчиблеты! В своем ли ви уме - я же серьезно болен!
   - Велено на время конфисковать. Ты же из них тоже умудришься что-нибудь сотворить...
   - И зачем ви себе позволяете такое думать!? - чуть не плача, тоскливо тянул дедок, садясь на табурет и подбирая под себя босые ноги. - Что я могу создать из своей обуви!? Пистолэт системы Манлихера или уже саму винтовку Мосина? Лучше сами себе скажите: "К чему мне измываться над бедным евреем - отдам ему шчиблеты, ведь он же потом из-под земли изищчет, чем излить на меня благодарность!.."
   Контролер молча удалялся...
   - Ну, сказали би уже, сколько мне еще предстоит мерзнуть в этом вашем "Электролюксе"?
   - Начальство решит... - послышалось из коридора.
   И глядючи, как со зловещим скрипом затворяется массивная, оббитая железом дверь, Моисей Карлович безвольно уронил голову на грудь и обхватил продрогшие плечи руками.
   - Говорить с этими людьми - все равно, что читать им Тору с заповедями... Да простит Бог этим поцам в помятых мундирах все их прегрешения и профанации! - почти беззвучно шептали посиневшие губы, и мастер-виртуоз по металлу снова зашелся глубоким, клокочущим кашлем...
  
   * * *
  
   Питерский ГУИН!.. Отныне Фролов знал главное - преследовал его никто иной, как полковник Добрый. Более ни с кем из этой структуры психолог не пересекался и даже поверхностных знакомств не водил. Однако о причинах странного и агрессивного поведения чиновника Минюста он, сколь ни старался, догадаться не мог - слишком далек был от разного рода интриг и грязных делишек.
   "А не следствие ли это неудачного излечения Анны?.. - гадал Олег на следующий день, сидя в служебном авто, - других оснований для его наездов, пожалуй, и не отыщется. Если так..."
   Войдя в кабинет, он сел в кресло и по привычке воззрился на излучающий загадочный свет аквариум. Несколько минут абсолютной тишины навеяли какую-то отчаянную мысль. Олег потянулся правой рукой вниз и выдвинул из тумбы письменного стола самый нижний ящик. Пальцы наткнулись на что-то холодное и жесткое. Не отрывая взгляда от медлительных дискусов, доктор провел ладонью по отливающему черным воронением металлу пистолета. Небольшой, элегантный "Вальтер" - подарок одного из приятелей, покоился в столе уже несколько месяцев. Отнести домой опасную вещицу врач не рискнул и считал - вряд ли она вообще когда-нибудь пригодится. Сейчас в сознании зарождались совсем другие мысли...
   Достав оружие, он вынул из рукояти обойму - она была снаряжена восемью новенькими, золотистыми патронами. Оконечность каждого венчала округлая, свинцовая пуля. "Правы были классики психологии... - размышлял Фролов, рассматривая смертоносную начинку пистолета, - никто не в силах предугадать лабиринтов наших мыслей, наших поступков... Никто не знает, что готовит нам день грядущий..."
   С этого дня Олег Давидович, убедившись, на что способен пухленький и безобидный с виду Андрей Яковлевич, соблюдал максимальную осторожность. О пеших прогулках по вечернему городу пришлось забыть - теперь он старательно пользовался служебной машиной. В подъезде передвигался с опаской, постоянно сжимая в кармане рукоятку готового к стрельбе "Вальтера".
  
  
   К моменту истечения пятидневного срока, установленного Добрым, в клинику, словно сговорившись, пожаловало несколько серьезных комиссий. Трудились фискалы добротно и к вечеру на стол директора легло три объемных акта с целой прорвой замечаний и указаний на недостатки.
   - Это просто немыслимо - нас никогда не подвергали стольким проверкам одновременно! - возмущалась главный бухгалтер клиники, убившая рабочий день на ублажения грозных проверяющих. - Даже экологи с архитектурным надзором объявились! Подумать только, капитальный ремонт согласовывался на всех уровнях, сооружение в нынешнем виде простояло несколько лет, и вдруг на тебе - "...Фасад здания не соответствует окружающему архитектурному ансамблю". Ахинея какая-то!
   Доктор едва заметно кивал...
   - А экологи!? Что этих-то господ не устраивает? - не унималась Вера Семеновна - женщина средних лет, с аккуратной короткой стрижкой и в строгом костюме.
   - Не переживайте, я все улажу, - пытался он успокоить ее.
   - А ведь еще проверка налоговой не закончена - завтра продолжат копать... Скажите, Олег Давидович, вы никому из отцов города на ногу не наступали? - насторожилась та.
   - Они пешком не ходят... - вздохнул Фролов.
   Оставшись в кабинете один, он расстегнул пуговицы пиджака и расслабленно откинулся на спинку кресла...
   Нет, доктор не пасовал перед нахрапистым и наглым чиновником в погонах. Однако ж, всякого рода неприятности имели для него ужасное свойство - поселяясь глубоко в подсознании, постоянно щекотали нервы, бередили покой и не дозволяли душе до конца растворяться в любимом занятии. А масштаб сегодняшних неприятностей и вовсе был катастрофическим...
   Взгляд психотерапевта, блуждавший по экрану плоского монитора, неожиданно снова наткнулся на послание "анонима". Логин почтового отправителя имел уже другой вид - полковник лавировал с целью остаться неузнанным, не догадываясь, что уже изобличен своей жертвой.
   "Работать в пределах Питера я тебе не дам. Если будешь упорствовать - потеряешь семью. Даю тебе еще три дня", - значилось в лаконичном письме.
  
  
   Глава IV
   Происшествие на скользкой дороге
  
   Черный Вольво чиновника ГУИН еле продвигался в сплошном автомобильном потоке - в Питерских пробках иной раз не помогали ни синие маячки, ни противно ойкающая сирена. Скучавшим в длинной, многорядной череде владельцам простеньких отечественных "шедевров" и помпезных иномарок оставалось только костерить городские власти, да всю проклятущую действительность в целом.
   Смачно ругаясь про себя, Добрый вытянул из кармана сотовый телефон, набрал привычную комбинацию цифр и приложил аппарат к мясистому уху. Услышав, наконец, долгожданный голос, в сердцах ругнулся:
   - Мать твою, Щеглов! Где тебя черти носят три часа!? Пятый раз звоню...
   Выслушав короткие оправдания, он смягчился и стал задавать подчиненному насущные вопросы:
   - Ну и как поживает мой старый заклятый друг? В карцер его определил? Молодец... Да?.. Вот оно что?.. Отлично! Жалоб еще не строчит?
   По мере получения исчерпывающих ответов, обрюзгшее лицо полковника все шире расплывалось в улыбке, щеки розовели, а задержки в пути раздражали меньше. Речь в телефонном разговоре шла о Моисее Карловиче Блюме. По иронии судьбы мастеровитый еврей отбывал трехгодичный срок за изготовление стреляющих авторучек в той самой подмосковной колонии, где работал в то время и Андрей Яковлевич...
   - Ну что ж, пневмония - это замечательно! - выдал он в итоге и заржал, словно мерин под пьяным драгуном.
   Сидящий впереди и клевавший носом Анод вздрогнул, а ворочавший рулем прапорщик, то ли с испугу, то ли от надоевшего томления в заторе, вдавил педаль газа и, крутанув руль влево, заставил Вольво выскочить на разделительную полосу. Включив все устрашающие народ аксессуары его избранных "слуг", черное авто неслось вперед, а Андрей Яковлевич, подставляя румяную физиономию врывавшемуся в окно холодному ветру, продолжал мечтательно делиться мыслями с далеким собеседником:
   - А потом, глядишь - туберкулез или, пуще того - менингит шандарахнет... Ты смотри там, никаких ему лазаретов и поблажек! Пусть сидит в карцере на хлебе и воде. Такие как Блюм - любого из нас переживут. Оно хоть и мастер-искусник, а все одно - люмпен. Пролетарии - они, видишь ли, народец крепкий! Даром, столько водки жрут...
   Водила, знаючи, что разделительная полоса у Казанского моста предательски прерывается, возобновляясь лишь после Канала Грибоедова, сбавил скорость. С беспокойством поглядывая вправо, он выискивал прореху в плотном потоке машин крайнего левого ряда. Прорех не было. Беспрестанно ерзая костлявым задом на сиденье, он, наконец, заметил зазевавшегося любителя, упустившего контроль над дистанцией и приотставшего на два корпуса от переднего автомобиля.
   Профессионалу хватило бы и меньшего промежутка. Прапор, не мешкая, вмиг подрезал ротозея, втеревшись в аккурат меж его красной "десяткой" и новехоньким французским Пежо...
   - Ладно Щеглов... Можешь считать - я тебя похвалил, - блаженно растягивал слова чиновник при погонах, - продолжай в том же духе, завтра позвоню...
   Отключив мобильник, он сунул его в карман со словами:
   - Ненавижу жидомассонов!.. Всех бы до одного в Биробиджан выслал...
   Это были последние фразы, услышанные водителем-лихачом и охранником в камуфляже перед тем, как затылки, против всякой воли, больно тюкнулись о подголовники...
   - Ни хрена себе! - тут же раздался возмущенный возглас Доброго. - В корму долбанули! А ну тормози!.. Сейчас я этого козла разорву!
   Водила пихнул раздолбанным уставным ботинком тормоз, включил аварийные огни и Вольво замер, намертво запечатав движение в своем ряду.
   Андрей Яковлевич осерчал не на шутку, опередив действиями даже более молодого Анодина. Вывалив бесформенное тело на покрытый наледью асфальт, и воинственно выпятив пузо, он размашисто зашагал к обидчику, подражая при этом бритоголовым браткам, в изобилии обитавшим в его зонах на заслуженном перевоспитании.
   - Те чё, придурок, свобода надоела!? - начал он весьма агрессивно, ощущая затылком дыхание преданного амбала.
   Но, не дойдя двух шагов до "десятки" внезапно смолк, подобрал живот и приосанился. Из "Жигулей" поспешно выпорхнула молоденькая, симпатичная женщина с перепуганным лицом. Глядя то на слегка помятый бампер чиновоза, то на трех мужиков в мундирах, она расстроено пролепетала:
   - Простите ради бога... Ваша машина так неожиданно оказалась передо мной, а дорога скользкая... Простите...
   - Неожиданно... Скользкая... - ворчал шоферюга, поддернувший и без того короткие брюки форменного фасона "здравствуй простатит" и присевший у багажника осматривать небольшую вмятину.
   Анод, глядя на реакцию босса, застыл на месте, ожидая распоряжений.
   - А с вами-то все нормально? - используя максимальные галантность и заботу о ближнем, поинтересовался полковник.
   - Лбом о руль немного приложилась, - виновато улыбнулась дама и элегантно потерла тремя пальчиками небольшую шишку промеж красиво изогнутых бровей.
   - Ерунда, пройдет... Ну что там? - обратился Добрый к водителю, закончившему обследование последствий "страшной катастрофы".
   - Баксов на пятьсот ремонту...
   - Ты не мудри... Не тот случай, - пресек крохоборство начальник.
   - Тогда на пятьдесят. Опять же мне за работу... - стал загибать узловатые пальцы зитяга.
   - Все понятно, - покривился чиновник.
   - Я отремонтирую, - с готовностью пообещала женщина, - вернее - заплачу за ремонт. У меня есть один знакомый, он легко все устроит...
   - Вас как зовут? - прервал бедную овечку серый волк.
   - Александра...
   - Редкое имя... А меня Андрей.
   Прапорщик украдкой сплюнул и, с безнадегой махнув рукой, поплелся в кабину. Анодин же все еще не понимал, чем закончится разборка и, набычившись, враждебно смотрел на хрупкого противника.
   - Не желаете отужинать где-нибудь? Заодно и решили бы возникшую проблему?
   - Отчего же, - с легкостью согласилась лоховатая автолюбительница, - ужин - за мой счет.
   - Поезжайте, - хлопнул ладонью по багажнику чиновоза довольный результатом аварии Андрей Яковлевич и добавил: - если кто спросит - я задержался в УВД...
   Он по-хозяйски устроился в "десятке" рядом с подвернувшейся девицей и, представив на миг грядущий бесплатный ужин с "перчиком", блаженно закатил под потолок легковушки маленькие, поросячьи глазки...
  
   * * *
  
   Темной октябрьской ночью недалеко от роскошного офиса фирмы "Фрегат", что располагался в респектабельном райончике на Малой Морской, остановился темно-зеленый Сааб. В полутора кварталах - на Невском, еще теплилась какая-то жизнь, здесь же было безлюдно и тихо. Стараясь не хлопать дверцами и не привлекать внимания редких прохожих, из машины вышли двое крепких мужчин в длиннополых кожаных плащах. Не сговариваясь, будто имея загодя составленный строгий план, они направились к торцу четырехэтажного здания, где примостился арендовавший у "Фрегата" небольшое помещение и работавший круглосуточно пункт обмена валюты. Один, ладони которого были в коротких перчатках, нес скрипичный футляр, второй - с внешностью горца, не вынимая рук из карманов, держал под мышкой полиэтиленовый сверток. Уверенно подойдя к двери обменника, кавказец несильно постучал в стекло платиновым перстнем, украшавшим средний палец правой руки. Его визави беззвучно открыл замки футляра...
   - Баксы надо продать, - сверкнул золотом коронки южанин и, как бы невзначай, повертел перед охранником перехваченным резинкой толстеньким рулончиком сотенных купюр.
   - Минутку... - буркнул сонный страж, отпирая изнутри замок, - проходите...
   Поздние визитеры вошли в мизерное пространство. Денежный сын Терско-Кумской низменности приник к открывшемуся окошечку и поздоровался с девушкой, прятавшей в кулачек сладкий зевок. Приятель кавказца мимолетно осмотрел помещение, задержав лишь на миг взгляд на камере слежения, установленной в углу под потолком и тут же, без разворота, нанес страшной силы удар ногой, стоявшему позади охраннику. Тот, охнув, отлетел обратно к двери. Второй удар, выполненный тренированным кулаком, и вовсе свалил пожилого мужчину на пол.
   - Еслы нажмешь кнопку сигналызации - умрешь! - пообещал испуганно хлопавшей ресницами девушке смуглый визитер.
   Далее молчаливый налетчик с европейской внешностью, действуя спокойно и расчетливо, словно занимался этим на дню много раз, раскрыл черный футляр и извлек странного вида автоматическое оружие. Вставив в левое боковое гнездо длинный, узкий магазин, он передернул затвор и, направив ствол на видеокамеру, выпустил по ней короткую очередь. Затем опустил автомат и бесстрастно приставил дымящееся отверстие дула к груди лежащего без движения пенсионера-охранника...
   - Быстро всэ дэнги сюда, - медленно проговорило лицо кавказской национальности, просовывая в узенькое окошко пустую тару от музыкального инструмента.
   Кассир безропотно подчинилась и непослушными руками стала выполнять приказание.
   - Это всэ бабки? - подозрительно глядя из-под кустистых бровей, уточнил гость с юга, принимая обратно ценную поклажу.
   - Все... Абсолютно все... - не своим голосом пролепетала девушка и быстро закивала головой.
   Преступник щелкнул блестящими замками и, довольно хмыкнув, беспечно обратился к напарнику:
   - Заканчивай, брат...
  
  
   "Эх, поспеть бы первым... Ну что же ты так медленно ползешь, - впереди же никого нет! Давай жми! - мысленно подгонял водителя УАЗика Лешка, - если опережу Михалыча - и тела осмотреть успею, и, может, выводы кое какие сами напросятся. А то при нем меня словно веревками по рукам и ногам связывают. Происходит оцепенение мысли - вот, пожалуй, самая точная формулировка состояния при соседстве нашего асса-ветерана..."
   Но, увы... И на сей раз мэтр Севидов оказался расторопнее.
   - Как это вы, Анатолий Михайлович, меня сумели упредить? - выскочив из автомобиля вслед за фотографом, пожимал руку следователю прокуратуры стажер.
   - Был тут неподалеку - в отделении милиции, - хмуро отвечал тот, - с их нарядом и доехал.
   - Ну что, приступим к осмотру? - сгорал от нетерпения молодой человек.
   - Осмотрел уж... Два трупа, лужи крови...
   Севидов поморщился, прикурил сигарету и, взяв парня за локоть, увлек за собой.
   - Пусть фотограф спокойно поработает. Идем-ка Алексей - лучше потолкуем со свидетелями, а потом я тебе кое-что покажу...
   Два дежурных охранника из службы безопасности фирмы "Фрегат" свидетелями именовались с большой натяжкой. В пятом часу ночи, бдевшие в полудреме службу здоровяки в серой форме с яркими нашивками, не заметив происходящего ограбления на одном из мониторов слежения, все же услышали, как где-то за стеной холла прозвучал сухой треск, весьма похожий на автоматные очереди. Пока двое из четверых выгребали из сейфа помповые ружья, пока возились с дверными запорами парадного, а потом, добежав до угла - повернули... В десятке шагов из пункта обмена валюты спокойно выходили два молодца в черных кожаных регланах. Один нес продолговатый футляр, второй же, держа одной рукой странной формы автомат, завидев частных представителей правопорядка, тут же хлестнул по ним длинной очередью. Пришлось ретироваться за спасительное укрытие. Засев за выступом каменной стены, парни открыли беглую пальбу из гладкоствольного оружия в проворно отступавших преступников.
   Тот, что транспортировал деньги, уходил, не мешкая. Зато вооруженный бандит нет-нет, да и нажимал, оборачиваясь, на курок своей необычной, скорострельной пушки, не давая толком высунуться преследователям. Лишь когда один из фрегатовцев, видимо, зацепил его выстрелом, он, покачнувшись, выронил автомат и, опершись на плечо товарища, прихрамывая, нырнул с ним в подворотню...
   - Вы пытались их догнать? - волнуясь и беспрестанно поправляя очки, спросил Волчков, - ведь они, кажется, остались без оружия?
   - Конечно, - отвечал старший наряда охраны, - хотя, как вы понимаете, это уже не входит в перечень наших обязанностей. Добежали до той арки, да их уж и след простыл. Двор проходной - скорее всего, там поджидала машина...
   - А что же потом? - зыркнул на них Анатолий Михайлович.
   Оба стража, невозмутимо отвечая на вопросы "студента", слегка тушевались, когда к делу подключался неразговорчивый, седой мужчина с цепким взглядом. Переглянувшись, они пожали плечами. Старший замямлил:
   - Сообщили в милицию, вызвали скорую помощь, доложили своему руководству - помещение обменника как-никак сдает в аренду наша фирма...
   - Ничего не трогали на месте преступления?
   - Нет! - замотали головами охранники.
   - Стало быть, более ничего сказать не можете? И подозрительных фактов не заметили?
   Те снова отрицательно замычали.
   - Тогда последний вопрос. Ваша охрана вооружена гладкоствольными, помповыми ружьями. Какие заряды были использованы в этой перестрелке?
   - Картечь, - по-военному четко доложил старший.
   Оставив в покое слегка обалделых от ночного происшествия служивых, работники прокуратуры направились к милицейской "восьмерке" из тридцать первого отделения - ближайшего территориального оплота правопорядка.
   - Обычный налет наглых и жестоких ублюдков. Впрочем... - начал было молодой напарник, но осекшись, куда-то уставился.
   Перехватив его взгляд, Севидов впервые улыбнулся. Лешка пялился на симпатичную молодую девушку - врача скорой помощи, сосредоточенно заполнявшую какие-то бумажные формы на лобовом стекле медицинской "Газели".
   - Смотри, дырку в ней не просверли... - тихо проворчал Михалыч, - пойдем, тут имеется хреновина поинтереснее...
   Начинающий следопыт спохватился и, ускорив шаг, догнал старшего товарища. Открыв заднюю дверцу "восьмерки", тот вытащил увесистый прозрачный пакет с лежащим внутри автоматом.
   - Ого!.. - не сдержал удивления парень, - чёй-то я таких не видывал раньше.
   - Не мудрено, это ж не серийный. Более того, не заводского производства.
   - Да ну!? Неужто, как и авторучка - кустарный?
   - Правильно мыслишь... - одобрил опытный наставник и продолжал с надеждой взирать на вверенного ученика.
   - Неужели?.. - чуть слышно начал тот, но вновь запнулся, переводя взгляд с самопального автоматического оружия на довольное лицо Анатолия Михайловича.
   - Ну... ну... - продолжал подбадривать Севидов.
   - Мастер Блюм!?
   Вместо ответа тот одобрительно хлопнул его по плечу и потащил вескую "добычу" к УАЗику прокуратуры. Волчков семенил следом, изумленно потряхивая непокрытой головой. Возле машины их нагнала девушка-врач и приятным голосом вежливо поинтересовалась:
   - Извините... Вы следователи?
   - Мы, - тут же сдернув очки, распрямившись и слегка выпятив грудь, выпалил молодой человек.
   Выражение лица при этом он сделал чрезмерно серьезным, будто доктор только что прервала ход гениальных мыслей по распутыванию сегодняшнего, замысловатого преступления. Стройная красавица подала аккуратно сложенные вдвое листы бумаги.
   - Вот мои заключения. Мы, видимо, здесь уже не нужны...
   Вчерашний студент собирался с важностью принять документы, но шеф махнул рукой и проворчал:
   - Да чего уж... Смерть наступила от пулевых ранений?
   Кивнув, девушка протянула темный кусочек свинца, объяснив при этом:
   - Вот одна. Пробив плечо кассира, лежала в рукаве ее кофточки...
   Осторожно взяв образец для баллистической экспертизы, Севидов кивнул:
   - Благодарю и не смею более задерживать. Нам для отчета все равно требуется заключение судебных медиков...
   Спрятав в карман халата бланки, привлекательная особа повернулась и грациозно зашагала к светлой машине с красным крестом. Прыщавый стажер проводил ее восхищенным взглядом и, вздохнув, молвил:
   - Думаю, Анатолий Михайлович, с этим делом долго не провозимся. Блюм уже в следственном изоляторе и разговорить его несложно. Вы же сами уверяли - он не преступник, а сбившийся с пути, высочайшей квалификации... Этот... Как его?.. Слесарь. Выйдем с его помощью на заказчиков - покупателей, и потянется цепочка...
   Выслушав скороспелые выводы, искушенный ловец нарушителей законности укоризненно покачал головой и, не ответив, подозвал лейтенанта.
   - Так, Носов... Дождешься труповозку, затем закроешь и опечатаешь помещение...
   - Ясно.
   - Это еще не все. Узнай, не подъехал ли начальник службы безопасности "Фрегата". Если нет - пусть срочно вызывают. Изымешь у него под роспись кассету с записью налета. Скажешь - Севидов из прокуратуры распорядился и тут же переправишь ее ко мне.
   Офицер кивнул и вразвалочку поплелся к "восьмерке".
   - А вот и наш мастер "художественного" фото.
   Анатолий Михайлович улыбнулся худощавому, бледному человечку, вышедшему из дверей обменника. Увешанный кофрами различных размеров, тот, сутулясь, тащил к тому же и увесистый портфельчик с фото-причиндалами.
   - Ну, закончил, корреспондент?
   Пробухтев что-то невнятное, фотограф плюхнул на заднее сиденье тяжкую поклажу и, кряхтя, залез внутрь русского внедорожника.
   - Поехали, - скомандовал следователь и занял почетное место справа от водителя.
   По дороге до родного учреждения он изредка покачивал головой и бубнил под нос:
   - Долго не провозимся... Разговорить... Слесарь... Эх, молодежь!.. Вам только при Сталине работать... В судебных "тройках"...
   Старый слуга Фемиды полагал, что попутчики его не слышат. Однако после каждой фразы губы фотографа кривились в одобрительной усмешке, а голова Лешки непроизвольно втягивалась в стоячий воротничок легкой демисезонной курточки. Лишь шофер сосредоточенно смотрел на влажноватый темно-серый асфальт и следил за усилившимся к восьми утра движением...
  
  
   Глава V
   "Засада, блин!"
  
   Ближе к вечеру того же дня начальник 2-го отдела, закончив доклад, ожидал вопросов или указаний. Генерал-майор Назаров - профессиональный фээсбэшник старой закалки, пять лет назад "сосланный" в Петербург из Москвы для получения очередного звания, угрюмо смотрел через окно на серое небо и вертел в руках тонкий стилет со встроенной в рукоять зажигалкой. На несколько минут в огромном помещении воцарилась непривычная тишина. Старшие офицеры - начальники отделов областного Управления ФСБ ждали, когда высокий, сухопарый человек с густой проседью на висках продолжит плановое совещание...
   - Итак... - наконец молвил хозяин кабинета в штатском, дорогом костюме, - значится, у нашей разведки порядок. Что по охране первых лиц? Начальник 9-го отдела, проблемы имеются?
   - Все идет строго по плану, - доложил молодцеватый полковник, - сложностей и нареканий не имеем.
   - Хорошо. Откровенно говоря, меня сейчас более занимает другой вопрос...
   Устав от длительного пребывания в кресле, он медленно встал и прошелся вдоль стены с тремя большими окнами. Духота кабинета давила. Раздвинув вертикальные жалюзи среднего проема, генерал приоткрыл створку пластиковой рамы и вдохнул полной грудью свежего воздуха. Молчавшие подчиненные легко угадывали в его поведении нешуточную встревоженность...
   - Начну, как ни прискорбно, с короткого напоминания некоторых азбучных истин. Многие из вас знают наизусть то, что предстоит услышать, но, к сожалению, аксиомы забываются...
   Назаров обвел сидевших вокруг длинного стола офицеров угрюмым взглядом и продолжил:
   - Недруги, да чего греха таить - и все остальные тоже, называют нас "конторой" или "кухней федералов". Что ж, несмотря на краткость, - весьма точные и емкие характеристики. Так вот наша с вами "кухня" призвана, в первую очередь, обеспечивать безопасность Российской Федерации. Каким образом? Во-первых, контрразведывательной деятельностью. Во-вторых, осуществлением разведывательных мероприятий в пределах своих полномочий и в тесном контакте с органами внешней разведки. А третьим пунктом я бы смело обозначил - борьбу с организованной преступностью. Особенно в нынешнее, неспокойное время. Кто не согласен с подобной расстановкой очередности задач?
   Большинство начальников отделов закивали в поддержку вышесказанного, остальные же согласились, не производя видимых телодвижений. И те, и другие молча гадали - к чему клонит генерал.
   - Максимилиан Сергеевич... - обратился заместитель начальника Управления к чуть полноватому, седому полковнику, решив закончить вводные процедуры и перейти к конкретным воспитательным мерам. - Хотелось бы послушать, что у вас происходит в отделе по борьбе с терроризмом?
   Шеф названного отдела поднялся и раскрыл тонкую папку.
   - Сидите, у нас не встреча с Президентом, - не глядя на сотрудника, изрек Назаров.
   Снова опустившись в неудобное креслице для посетителей, пятидесятипятилетний кадровый фээсбэшник мимолетно глянул в стандартный листок и проинформировал:
   - В моей епархии пока тоже все движется в плановом порядке. Работаем, бок о бок с той же разведкой, информация о передвижениях подозрительных лиц кавказской национальности поступает своевременно...
   - Не это я хотел бы услышать, - неожиданно перебил ровным, поставленным голосом руководитель, - о приверженцах ваххабизма, баскских сепаратистах и ирландских экстремистах вы нам поведаете в следующий раз.
   Главный специалист по терроризму, называемый всеми из-за длинного и трудно выговариваемого имени просто Сергеичем, замолчал и, вместе с остальными полковниками, вопросительно смотрел на генерала.
   - У меня имеются данные, настораживающие совсем по иным соображениям, - объяснил беспокойство тот. - Что за оружие кустарного производства стало всплывать в последнее время в пределах Санкт-Петербурга?
   - Ах, вот вы о чем... - облегченно выдохнул начальник отдела.
   - Именно.
   - С моей точки зрения, в этих фактах интересен только последний. Стреляющая малокалиберная, однозарядная авторучка - дело давно минувших лет. Автор-изготовитель - некий доморощенный оружейник Блюм...
   - Блюм?.. Что за личность?
   - Один из самых известных евреев, наряду со Спинозой и Эйнштейном, - сострил Максимилиан Сергеевич и продолжил: - вышеозначенный одаренный субъект собрал несколько десятков подобных экземпляров восемь лет назад. Оперативники тогда легко вышли на него и взяли вместе с не сбытым товаром. Уйти успело штук десять-двенадцать - точное количество Блюм и сам толком не помнил. Отсидел, кажется, года три. По нашей версии - найденная опасная вещица при убитом мальчишке-грабителе - как раз одна из распроданного тиража.
   - А, не взялся ли он за старое? - не удовлетворившись объяснениями, вопрошал Назаров.
   - Сейчас Блюм помещен в следственный изолятор, где и проверяется данное предположение.
   - Ну а что вы скажете об автомате?
   - Вот это уже серьезнее, - слегка помрачнел главный антитеррорист. - При вооруженном налете на пункт обмена валюты, расположенный на Малой Морской, охраной соседней фирмы в перестрелке был ранен один из бандитов. Налетчиков взять не удалось, но в результате на месте преступления остался брошенным образец странного оружия. Сейчас он находится в нашей лаборатории.
   - Заключение имеется?
   - Пока только предварительное и весьма общее.
   - Поделитесь, чрезвычайно интересно...
   - Надежность, эффективность и стрелковые характеристики еще предстоит выяснить, но вот что привело всех экспертов в неописуемое замешательство, так это уникальность и простота устройства автомата. Представьте себе - корпус свободного затвора выполнен из тридцатисантиметрового куска обычной дюймовой трубы, остальная же конструкция включает в себя минимальный набор кованых деталей ударно-спускового механизма и три пружины, использующихся при сборке автомобильных двигателей. Даже ствол - самая привередливая часть оружия сработан из трубки, правда, на сей раз не водопроводной, а газовой - толстостенной. Малокалиберные пули, как известно, производятся без стальной "рубашки", так что три-четыре тысячи выстрелов канал ствола вполне выдержит.
   - Занятное чудо техники... - задумчиво проговорил генерал-майор.
   Остальные негромко загалдели и с удивлением переглядывались.
   - Ну и что же вы мыслите о его происхождении и изготовителе?
   - Соображения по этому поводу изложены в служебной записке, - многозначительно ответил полковник, указав взглядом на лист бумаги, исписанный мелким почерком и лежащий на столе, поверх тонкой папки.
   Заместитель начальника Управления пристально посмотрел на подчиненного и, понимающе кивнув, вернулся на свое место. Вновь завладев кинжалом-зажигалкой, он произнес заключительные фразы, коими всегда заканчивал совещания:
   - Кто желает высказаться по сегодняшним темам? У кого есть вопросы, дополнения? Тоже нет... Тогда все свободны, кроме Максимилиана Сергеича.
   Дождавшись, когда последний подчиненный плотно прикроет за собой дверь, Назаров поинтересовался:
   - Что у вас за тайны мадридского двора?
   - Дело в том Александр Павлович, что материал, использовавшийся для изготовления данного автомата, да и сама манера мастера наталкивают на весьма неожиданный вывод.
   - Вот как? Слушаю...
   - Механизм явно справлен не в заводском цехе и не в домашних условиях.
   Генерал молча взирал на специалиста по борьбе с терроризмом, во всех его проявлениях и, пока не понимая выстроенной им логической цепочки, на всякий случай задал наводящий вопрос:
   - А легендарный Блюм, по вашему мнению, имеет к нему отношение?
   - Возможно, но скорее, в качестве конструктора. Этот факт так же предстоит проверить. Видите ли, Моисей Блюм пять последних лет находился на свободе, а вольный умелец не стал бы ограничиваться столь скудным набором заготовок. Кроме того, некоторые узлы оружия собраны, очевидно, из того, что попросту находилось под рукой. Тот же кожух затвора целесообразней было бы выполнить не из тяжелого куска трубы, а, скажем, из листового металла...
   - То есть вы хотите сказать...
   - Совершенно верно, товарищ генерал. Есть все основания подозревать, что сия штуковина родилась в местах заключения.
   Ослабив тугой узел галстука, один из шефов Управления ФСБ снова поднялся из глубокого кресла. Озадаченно потирая подбородок, он принялся расхаживать по кабинету - данное заключение, хотя еще и не окончательное, вызывало у него двоякое чувство.
   С одной стороны - два недавно всплывших опасных орудия убийства в любом случае несли в себе угрозу и соответствующую реакцию местного и столичного руководства. Наверху понимали - страна после нескольких локальных войн до предела наводнена оружием, но допустить налаженное левое производство!.. И не где-нибудь, а во втором по величине городе... Это уже выходило за всякие рамки и вчера, когда ему сообщили о самопальном автомате, он исподволь уже начал готовиться к неприятностям. Слава Богу, многолетний опыт подсказал: не следует спешить с докладами наверх.
   С другой же стороны, неожиданная гипотеза полковника намного упрощала последствия, да и все дело в целом. Происходящее в колониях контролирует Система Исправительных Дел и Социальной Реабилитации - самостоятельное ведомство и в этом случае все шишки посыплются прежде на начальство Минюста. "Нашу "контору" лишь слегка посечет осколками, - решил про себя Назаров. - Вот и отлично! Пусть Максимилиан досконально разрабатывает свою шальную версию. Авось, что-нибудь выгорит..."
   - Что ж, возможно вы на правильном пути, - задумчиво, но с этаким, едва заметным налетом одобрения, проговорил он, - продолжайте трудиться в данном направлении и держите меня в курсе.
   "Отныне я не сержусь на вас..." - тут же перевел со сложного, сугубо ведомственного языка, Сергеич.
   В слух же ответил:
   - Понял, Александр Павлович. История, видимо, пока требует строжайшей секретности...
   - Да, воздержитесь от огласки и вот что... Если понадобиться, я немедля подключу к работе УРПО - развязка может случится беспрецедентной...
   Расставаясь с бывалым фээсбэшником, генерал-майор пожал тому руку и проводил до самой двери, что в течение пятилетней работы в Петербургском Управлении делал крайне редко...
  
   * * *
  
   Это уже было серьезно. Угрозы Доброго в адрес семьи, Фролов мог сравнить разве что с ударом ниже пояса. Десятилетний сын Сережка и жена Ирина всегда оставались для Олега Давидовича неким святым, заповедным мирком, и все, чем бы он ни занимался, к чему бы ни стремился, так или иначе, делалось ради них. Жизни без этих двух людей глава семейства просто не мыслил и не представлял.
   Потому и реакция на второе послание мнимого анонима последовала незамедлительно. Он связался с крутым охранным агентством и, выложив приличную сумму, подписал какой-то договор. Уже на следующий день, каждый шаг по городу, ничегошеньки не подозревавших Ирины с Сергеем, сопровождался, заметным лишь специалисту, присутствием двух молчаливых и крепких ребят.
   На душе директора клиники стало немного спокойнее, хотя, пробегавший по телу легкий холодок от одного воспоминания о полковнике, все чаще и настойчивее внушал мысль: "Не отступится... Такой наглец, привыкший к тому, что все вокруг исполняют приказания по мановению толстого мизинца, не отступится..."
   По истечении второго отпущенного Добрым срока, в клинику заявились автоматчики под предводительством гладенького очкарика неопределенного возраста. Предъявив удостоверение налогового полицейского, он важным жестом сменил у входа охрану и прошествовал в кабинет главного бухгалтера.
   - Я уполномочен передать решение о приостановлении деятельности вашего юридического лица.
   - Но позвольте, - начала было сопротивляться Вера Семеновна, - мы же начали перечислять наложенные штрафы, улаживаем последние разногласия с другими инстанциями...
   - Извините, объяснения не входят в мою компетенцию, - отрезал тот и протянул конверт, - вот официальное извещение.
   - И что же теперь делать? - растерянно пробормотала она, принимая грозное послание.
   Служитель фискального органа равнодушно скривил рот:
   - Запишитесь на прием к начальнику полиции, побеседуйте... Возможно, найдется какое-то решение.
   - А до этого решения мы не можем...
   - Исключено. Всякая деятельность будет считаться незаконной, и если мы застанем в ваших кабинетах хотя бы одного клиента - неприятностей возникнет гораздо больше. Не советую портить с нами отношения окончательно. Всего наилучшего...
   Спустя час, сидевший с поникшей головой и с бокалом мартини Фролов, слушал убитую горем женщину:
   - Наш банковский счет арестован... Получается замкнутый круг - для того чтобы восстановить лицензию, требуется рассчитаться по штрафам, а как теперь это сделать? Оформлять юридическое лицо заново? На другого человека?..
   "Не поможет... В противостоянии таким людям как Добрый, необходимы иные - радикальные средства", - задумчиво поглядывая на озабоченное лицо пожилой сотрудницы, размышлял психолог.
  
   * * *
  
   В этот же вечер два инкассатора стремительной походкой покинули здание "Фрегата" и, оказавшись на темнеющей улице, направились к бронированному автомобилю. Один, согласно инструкции, нес в левой руке металлический ящик с деньгами, второй, приотстав на шаг, внимательно посматривал по сторонам.
   - Последняя ходка... - пробормотал идущий впереди, - сейчас сдадим в банк выручку, переоденусь и мотану в пивбар...
   - Неплохая идея, - поддержал напарник, - а меня возьмешь?
   - Тебя ж после второй кружки снова на баб потянет!
   - Пиво не преферанс, и женщина ему не помеха...
   Но договориться о предстоящей расслабухе они не успели - когда до броневика оставалось с десяток метров, с двух сторон противоположного тротуара внезапно раздался сухой треск автоматического оружия. Первый инкассатор, нагнув голову, кинулся за спасительный борт машины, но, видимо, получив пулю в ногу, вскрикнул и завалился набок. Другой же, мгновенно распластавшись на асфальте, достал табельный пистолет и, не целясь, пару раз нажал на спусковой крючок. Потом, не издав ни единого звука, уронил голову на вытянутую в сторону нападавших правую руку, из-под которой тут же стало расползаться пятно темной крови.
   Однако пальба не прекратилась и вскоре тот, что мечтал о холодном пиве, несколько раз дернувшись, затих неподалеку от мертвого товарища, так и не завершив свою последнюю ходку. Тишина у стен "Фрегата" установилась так же неожиданно, как и прервалась - перестрелка длилась каких-то тридцать-сорок секунд. Но откуда-то издалека уже раздавался беспокойный вой милицейской сирены...
  
  
   Водитель бронированной "Нивы" сидел на холодных, каменных ступенях агентства "ФиннАир" ни жив, ни мертв. Испуганные глаза под кустистыми бровями беспорядочно бегали по сторонам, то и дело, натыкаясь на темные силуэты милиционеров, врачей и запоздалых зевак-прохожих. Лицо лишилось всякого здорового оттенка и оставалось белее известки, а зубы исправно отстукивали ритм, сравнимый по темпу разве что с "Танцем с саблями".
   Отчаявшись дождаться, когда очевидца отпустит оторопь, Волчков, с молчаливого согласия Севидова, начал дознание:
   - И все-таки попытайтесь вспомнить точно, сколько было налетчиков?
   Мужик предпенсионного возраста, мимолетно зыркнул на него безумным взглядом, в котором молодой человек не заметил ничего, кроме недовольной укоризны: "сам бы, мол, в такой жуткой передряге счет забыл, да все цифири в голове попутал..."
   Однако ж, следом пробурчал:
   - Н-не знаю... Четверо, или, может, п-пятеро...
   - Ну, как все п-произошло-то? - глядючи на чудом оставшегося в живых страдальца и отчего-то тоже заикнувшись, допытывался стажер.
   - Да хрен его з-знает... П-подъехали в конце рабочего д-дня. Эти двое вышли, - кивнул он на прикрытые светлой материей трупы, - сняли кассу. Вроде все ч-чин чином... А потом как п-поперла трескотня! Я подумал вначале - спецназ какую-то операцию з-затеял, а мы с дуру в самый эпицентр у-угодили...
   - И что же? - поторапливал события Лешка.
   - Что-что... П-попадали мои пассажиры наземь. Один, вроде, успел из пистоля б-бухнуть, да куда там - у тех автоматы. "К-калаши" небось...
   - Вы рассмотрели оружие нападавших? - впервые вмешался безмолвствовавший доселе Анатолий Михайлович.
   Дядька завертел головой так, что и без того всклокоченные волосы разбросало по влажному, покатому лбу.
   - П-просто шуму было много. Аж показалось - не меньше в-взвода в атаку и-идет.
   - Значит, денег они взять не успели? - наседал вчерашний студент, не давая важному свидетелю отвлекаться на эмоциональное описание происшедшей бойни.
   Тот опять раскидал кудри с заметной проседью.
   - Милицейский наряд спугнул?
   - Д-да. Вовремя они п-подоспели. Ин-иначе... Иначе бы - мне крышка!
   Последнюю фразу водила вдруг выдал членораздельно, четко и уверенно. Глаза при этом перестали вихлять по округе, а зубы выбивать темп, рекомендованный партитурой Арама Хачатуряна. Видимо, окончательное осознание того, что жизнь давеча висела на волоске, да благодаря чертовскому везению, бояться уж нечего, вернула взбаламученные шоком нервы в норму.
   - Вот ведь мужики как бывает! - продолжил он совсем другим - значительно-доверительным голосом и вновь кивнул в сторону убиенных товарищей, - эвон как молодых-то завалили, а мне - старому и ничегошеньки. Ни одной царапины...
   - Попытайтесь описать налетчиков, - возобновил следствие Севидов.
   - Налетчиков?.. Оно, конечно, попробую, но заручиться не могу. Четверых видел, да и то мельком - до того как понял - засада, блин! Ничком-то на пол кабины так и рухнул, промеж педалей и сидений...
   - Чего же вы так струхнули в своем броневике-то? - с легким недоумением вопрошал работник прокуратуры, покосившись на угловатый транспорт бежевой, с зеленой полосой, масти.
   - Так что "Калашу" наши бронеплиты!? Что фанера топору... Моя "Нива", конечно - спецавтомобиль, но опять же - не танк...
   - Ладно-ладно, - остановил неуместные рассуждения Михалыч, - давайте о преступниках.
   - Четверо их было. Точно четверо. Трое в куртках, четвертый, кажись, в сером костюмчике. Один, значится при усах - навроде кавказца, хотя, могу сослепу и попутать...
   - Оружие было у всех?
   - А то!..
   - Точно "Калашниковы"?
   - Кто же их теперь разберет?.. Понавыдумывали орудий убийств, а я - гадай... Лупили-то солидно - только пули по кабинке цокали. Небось, всю краску посдирали, окаянные...
   - В костюмчике, говорите... - задумчиво повторил асс сыскного дела.
   - Один похож на кавказца, - вполголоса, но многозначительно намекнул на аналогию с налетом на обменник Алексей.
   - В черном! - внезапно спохватился водитель, - первое, что бросилось в глаза - те трое, что в куртках, будто воронье в черном!
   Оставив на ступеньках пришедшего в себя и не в меру разговорившегося счастливчика, следователь со стажером вернулись к своей машине.
   Шофер, оставленный стеречь металлический кейс с деньгами, изъятыми с места преступления, мирно посапывал, обняв руль служебного УАЗика.
   - Егорыч, у тебя за спиной целое состояние, а ты дрыхнешь вместе с совестью, - проворчал Севидов, открывая заднюю дверцу.
   - Нешто, кто полезет?.. - сонно ответил тот, приподнимая голову.
   - Все равно потерпи, скоро поедем, - подбодрил он водилу и обратился уже к напарнику: - что скажешь об этом?
   Раскрыв ладонь, пожилой мужчина показал горсть темно-серых гильз от малокалиберных патронов.
   - Снова самодельные автоматы? - уже без прежнего изумления справился ученик.
   - Верно... Прям напасть какая-то.
   - Жаль, что камера внешнего слежения установлена только у входа в здание и произошедшее у дороги, не попало в поле обзора. Ведь как нам помогла запись ограбления обменника! Так четко все зафиксировано: и внешность бандитов, и последовательность действий. Правда, до того момента, пока Европеец не лупанул по камере...
   В обсуждениях того жестокого налета, следователи как-то, сами того не замечая, стали называть одного преступника Кавказцем, за вторым же прочно закрепилось прозвище Европеец.
   - Не слишком вразумительные показания у сегодняшнего свидетеля, - негромко продолжал рассуждать Волчков, - запросто может статься, что и в этом нападении участвовали два бандита, бравших пункт обмена валюты.
   - Возможно... - отвечал мэтр, о чем-то размышляя.
   В другой раз, молодой человек, непременно и с одержимостью бросился бы отстаивать правоту своей версии, но сейчас, глядя куда-то в темноту, вдруг тихо и мечтательно проговорил:
   - Повезло нам, девушка опять та же...
   - Ты о чем? - не понял наставник.
   - Бригада скорой помощи приехала та же самая, - уточнил Лешка, - врача помните, что была здесь в прошлый раз?
   - А-а... Ну это тебе повезло. Мне-то чай, какая разница... - усмехнулся Севидов и объяснил: - место то же, да и время, очевидно, опять совпало с ее сменой.
   Фотограф давно выполнил свою миссию и вместе с нарядом милиции, вовремя подоспевшим к месту перестрелки, отирался возле бронированного авто. Компания мужчин с интересом разглядывала редкий экземпляр отечественного полувоенного производства.
   Девушка в белом халате, наброшенном поверх легкого осеннего пальто, обследовав трупы, подошла к следователям.
   - Добрый вечер, - едва заметно и натянуто улыбнулась она, узнав тех же работников прокуратуры, что ломали головы над предыдущим убийством за углом роскошного здания несколькими днями раньше.
   Волчков, забыв на этот раз об очках, приветливо закивал. Анатолий Михайлович, покосившись на свернутый вчетверо бинт, которым она оттирала с пальчиков кровь расстрелянных инкассаторов, хмуро ответил:
   - Ночь уж на дворе. Здравствуйте.
   - Заключения точно такие же, как и при убийствах в обменном пункте: множественные пулевые огнестрельные ранения, не совместимые с жизнью, - вкратце ознакомила она работников прокуратуры со своими выводами и добавила: - если мы вам больше не нужны...
   - Езжайте... - махнул рукой Севидов.
   Доктор медленно направилась к белой "Газели", но, остановившись, повернулась и с укоризной спросила:
   - Что же это у нас в городе твориться? Вы можете объяснить?
   - Пока нет... - отвечал, опустив взгляд, опытный юрист.
   - Мы найдем! Обязательно отыщем извергов! - с жаром пообещал стажер, но девушка уже подходила к машине с красным крестом.
   - Что-то ты Леша уж больно стеснительный, - чуть слышно пробурчал Михалыч, чувствуя себя наставником не только в профессиональных, но и в житейских вопросах.
   - В каком смысле?
   - Понравилась врачиха?
   Тот замялся.
   - Ладно, можешь не отвечать - итак ясно. Поди, догони ее пока не уехала, испроси аспирину - знобит меня что-то нынче. Да стой же ты, конь ретивый...
   Он ухватил рванувшего с места паренька за загривок куртки и назидательно буркнул:
   - Поинтересуйся заодно: как, дескать, настроение, не тяжело ли работать по ночам?.. Не теряйся, одним словом, уяснил?
   - Угу, - довольно кивнул тот и исчез во тьме.
   Отдав тем временем, нужные распоряжения старшему милицейского наряда, Севидов влез на переднее сиденье УАЗика. Сзади возился молчаливый фотограф. Оставалось дождаться насильно отправленного к барышне Волчкова и можно было трогаться в путь. Но неожиданно, помимо делавшего первые несмелые шаги в личной жизни Лешки, обозначилась еще одна причина задержки - в лучах фар серенького внедорожника непонятно откуда появился солидный мужчина в дорогом костюме-тройке и легком, светлом плаще нараспашку. Подскочив к правой передней дверце и, открыв ее, он спросил взволнованным голосом:
   - Вы тут главный?
   - А вы-то кто будете? - проворчал в ответ, недовольный заминкой, следователь.
   - Я начальник службы безопасности "Фрегата" Савелий Горбунко... Собственно я не по своей линии... - запыхавшись, оправдывался мужчина.
   - Ну и что же вы хотите?
   - Только что звонил финансовый директор компании, спрашивает: что же теперь будет с нашими деньгами?
   - А что с ними будет? - равнодушно пожал плечами работник прокуратуры, - выясним все обстоятельства, установим преступников и вернем. Честь по чести и все до копейки...
   - Но сколько же это потребует времени? - озадачился главный страж.
   - Кто ж знает... На раскрытие подобных неординарных дел сроков обычно не устанавливают...
   - Вы поймите - это же наша месячная выручка, и я полностью разделяю отчаяние нашего начфина - из этих денег должны пойти отчисления по налогам, зарплата...
   - Знаете что, пусть он наведается к нам в прокуратуру, - попробовал успокоить сыщик, - есть у нас специалисты по этаким вопросам. Я-то больше по следственной части... Наверное, можно как-то решить вашу насущную проблему - написать письмо в налоговую инспекцию или еще что-то. Счет ваш не арестован, деятельность не приостановлена...
   - Боже!.. - простонал элегантный мужчина. - Скоро возвращается из отпуска наш генеральный директор. Когда он узнает обо всем, что здесь происходит - нам конец!
   - Не стоит так сгущать краски. С вашей конторой ничего страшного не случилось, - молвил Анатолий Михайлович и, подмигнув запрыгнувшему на заднее сиденье Лешке, скомандовал: - поехали.
  
  
   Глава VI
   И снова люди в черном...
  
   - О.. Какие гости!
   - Рад видеть тебя Сашенька! Как и обещал - ровно в двадцать ноль-ноль...
   Добрый передал хозяйке две бутылки шампанского и, сняв форменный плащ, повесил его на крючок в прихожей.
   - Проходи, Андрюша. Стол уже накрыт, остались последние штрихи.
   Не разуваясь, полковник в мокрых туфлях прошлепал в маленькую кухоньку и сходу впихнул объемный зад в неудобное бамбуковое кресло.
   - А у тебя мило, - оглядываясь по сторонам, оценил он убранство и дизайн брежневской клетушки.
   - Увы, это мало напоминает то роскошное заведение, где мы с тобой ужинали... - отвечала Александра, доставая из шкафчика темной полировки широкие фужеры под шампанское.
   - Поужинаем еще, и не раз. Какие наши годы!.. - оптимистично заявил сквалыга, вспоминая обильный стол в ресторане, за который между тем, пришлось расплачиваться даме.
   Напроситься в гости к новой знакомой, в день знаменательной аварии близ Казанского моста, не вышло. Сославшись на позднее время, девушка довезла ловеласа до дома и распрощалась. Но прежде искушенный бонза исправительных заведений на правах потерпевшего в дорожном происшествии успел дотошно выспросить ее координаты и даже мельком заглянуть в любезно предложенный паспорт. "Что ж, - подумал тогда Андрей Яковлевич, поднимаясь в собственную опостылевшую квартиру, - весьма целомудренная крошка, если только не изображает невинность. Выясню, обязательно все выясню в ближайшее время. Но, чертовски привлекательна! Ножки вот, чуток подвели - толстоваты. Ну, да и я - не Ахиллес... Брюхан безразмерный отрастил - когда и не заметил, форма пятьдесят восьмого размера уже не лезет... Впрочем, что это мы переключились на самокритику!? Чай не нас выбирают, а сами оценки выставляем!"
   Сегодняшний стол тоже был хорош. Молодая женщина расстаралась, приготовив помимо экзотических салатов тушеную индейку, жареные шампиньоны, огромное блюдо мизерных канапе с ветчиной, икрой и осетриной. На подоконнике же, дожидаясь нужного часа, покоился десерт - чудесный фруктово-шоколадный торт.
   - Жутко голоден, - признался гость, глядя на впечатляющие разнообразием и аппетитным видом блюда, - аж желудок сводит...
   - Так разливай, - поддержала Саша и положила на его тарелку салат и приличный кусок ароматной индейки.
   - За знакомство мы выпили в прошлый раз... - задумался он, но мысли мучили не долго: - за успешное развитие наших отношений!
   - Годится.
   Звякнув фужерами, они утолили жажду и через минуту полковник, не в силах бороться с искушением, уплетал за обе щеки вкусные яства и спрашивал с набитым ртом:
   - О сфоей габоте ты гасгасазала ф пгошлый газ... Фсе понятно - газета, гекламные статьи пго больших и фажных людей, обшение, публичность... А што у нас с личной шизнью?
   - С этим сложнее... - грустно ответила Александра, - если говорить обо всем - выйдет очень долго.
   - Почему ше ты до сих пор в одиночестфе? Тебе федь... Сейчас попгобую угадать... - он дожевал, наконец, кусок мяса, проглотил его и значительно изрек: - тридцать.
   - Почти точно... - отвечала та, печально отведя взгляд, - исполнится будущим летом. Но вот как-то за весь этот срок не встретился человек, за которым захотелось бы идти, доверяясь во всем...
   - А твое недавнее, счастливое путешествие в Европу? Ты вскользь упоминала о нем...
   - О!.. Это тоже длинная история... - о ней распространяться в планы Сашеньки не входило, но, глядя на участливого и заинтересованного слушателя, леди прорвало: - этой весной мою анкету на сайте знакомств в Интернете увидел один богатый москвич. Написал мне, я ответила... Потом позвонил, сказал, что прилетает, просил встретить. Одним словом, предложил провести пару месяцев, путешествуя по Европе. Мальорка, Париж, Франкфурт... Как все было чудесно! Замечательный и настоящий мужчина, до сих пор с удовольствием вспоминаю время, проведенное с ним...
   - Почему же не сложилось?
   - Отдельный разговор, - махнула рукой она и допила вино, - как-нибудь при случае объясню.
   Разливая очередную порцию алкоголя, чиновник от ГУИН размышлял: "Баба она ничего - молодая, смазливая, в теле, да и готовит славненько. Совсем не то, что моя Розка Ивановна - раздобрела, подурнела, нервы все на работе оставила и домой позже меня заявляется. Окончательно погрязла в своей торговле, даром что всю жизнь за прилавком... Эх, бросить бы все к чертовой Фене, да начать сначала!"
   - А ты что-то невесел сегодня, - молвила хозяйка, подкладывая на тарелку собутыльника шампиньонов и исподволь постреливая томным взглядом из-под красиво подведенных век.
   - Проблем Сашенька целый ворох, отвратительных проблем на службе, да а и вообще... - горестно вздохнул тот, комкая сальными пальцами салфетку и вновь берясь за фужер.
   - Вот как!? А я считала - руководители такого ранга как-то ограждаются подчиненными от бытовых и прочих трудностей, - наивно доложила Александра и, чуть прищурившись, посмотрела на погоны его кителя: - три больших звезды... Это, кажется, полковник?
   - Полковник, - не сдержал Андрей Яковлевич самодовольной улыбки. - Скажу по секрету: очень скоро мне предстоит сменить полковничий мундир на генеральский. А чуть позже перебраться в Москву - в министерство.
   Брови очаровательной собеседницы взметнулись ввысь в искреннем, неподдельном удивлении:
   - Ого!.. За такое продвижение стоит поднять тост! Надо же - сижу тет-а-тет с будущим генералом...
   - Этот вопрос решен, - продолжал развивать жутко приятную тему грузный мужчина, - представление уже отправлено, приказ должны подписать на днях. В столицу же переведут в начале следующего года.
   - Здорово. Всегда завидовала людям, имеющим какие-то перспективы, возможность расти, менять, время от времени, образ жизни...
   - Да-да, поскорее бы уж... Министерства с шикарными кабинетами, роскошные условия, влиятельные люди, аристократия...
   Сидящая напротив дама в задумчивости смотрела на не смолкавшего Доброго. Внимательный собеседник легко бы распознал странные метаморфозы, происходящие на ее лице. Оно то загоралось страстным интересом, то силилось натянуть маску равнодушия, а то и вовсе приобретало оттенок мучительного страдания. Все последние годы она лезла из кожи вон, чтобы заполучить индульгенцию на вход в высшее общество, но старания бывшей виолончелистки, а ныне пиаровского агента, добывающего средства для небольшой питерской газетенки, были напрасны. Все что удавалось ей изредка - потереться на какой-нибудь тусовке рядом с бессовестными политиканами или пьяным бомондом. Да и эти "успехи" случались по причине приглашения газетчицы очередным подвернувшимся высокопоставленным бабником, норовящим до или после забраться в Сашенькину двуспальную постель.
   Однако ж некоторые выводы она, тем не менее, сделала: не можешь пробиться наверх сама - найди достойную партию, чтобы все за тебя доделал мужчина. Мужчина, разумеется, должен быть талантливым, деятельным и кошелькастым. Обладал ли столь нужными качествами для высокого полета ее новый знакомый - предстояло выяснить, но одно то, что сему господину вскоре предстояло приодеться в мундир с генеральскими звездами вселяло немалую надежду...
   Полковник, озабоченный карьерными рывками, тем временем был занят исключительно своим будущим, а посему, не замечая быстро сменяемых декораций на лице "охотницы", эмоционально и напропалую изливал душу:
   - Опостылел этот серый город с надменно застывшей архитектурой... С надутыми, флегматичными интеллигентами, поклоняющимися помпезной, вымирающей культуре. В Москве все по-другому! Все вперемешку, бурлит, клокочет! Люди, ничего не замечая вокруг и не глядя в глаза встречным, куда-то спешат, зарабатывают деньги, творят сногсшибательные дела...
   - А у меня бесконечное и непроходимое болото с тухлой, стоячей тиной, - печально призналась Саша, когда мужчина, страдающий начальной формой ожирения, запыхался от обилия сказанных фраз. - Надоело все со страшной силой! Никаких изменений на горизонте...
   Она медленно встала, убрала со стола пустую бутылку и, лишь возвратясь на место, заметила - гость стал чрезмерно серьезным, а в маленьких глазках заиграли злые искорки.
   - До отъезда мне предстоит решить пару неприятных, но важных вопросов...
   - По работе?..
   - Один служебный, второй - скорее личного характера. Ну, будет о скверном. Расскажи-ка мне лучше еще что-нибудь о себе, а то мы все о службе, да о службе...
   Покончив с шампанским, они продолжили вечеринку дегустацией марочных вин, загодя и в изрядном количестве припасенных хозяйкой. Однако до широкой, двуспальной кровати, одиноко стоящей за стенкой - в соседней комнате, к превеликому сожалению Андрея Яковлевича дело опять не дошло. Далеко за полночь, основательно нетрезвый он стоял, покачиваясь посреди кухоньки и целуя Шурочку в губы, исследовал шаловливыми, пухлыми ладошками ее грудь. Когда стало казаться, что податливая женщина вот-вот со стоном блаженства увлечет его за собой в спальню, он вдруг услышал тихий, но твердый голос:
   - Все Андрюшенька, довольно... Тебе пора.
   - Вот те раз! - удивленно молвил прелюбодей.
   - У нас, возможно, все еще произойдет, только не нужно спешить.
   - Куда же я так поздно?.. - сменилось удивление растерянностью.
   - Тебя, наверное, уже заждались дома, - в голосе Саши промелькнула едва уловимая насмешка...
   "Ждут, как же... - сердился полковник, спустя пятнадцать минут, бредя по улице Ломоносова и пытаясь поймать такси. - Дочь не успела выйти из реанимации - так опять шушукается с подружками, небось, о мальчиках-наркоманах. Розке, тем паче дела нет - где я и с кем провожу время. Вот о прикрытии от налоговой полиции или бандитов - это, пожалуйста, до утра может умолять и разглагольствовать. Нет, определенно мне все это осточертело! Дня через два-три снова наведаюсь к Сашеньке и тогда уж!.."
  
   * * *
  
   Зайдя в свой кабинет с папкой под мышкой, Максимилиан Сергеевич закрыл дверь на ключ и сел за компьютер. Из папки он извлек листок с заключением только что законченной экспертизы малокалиберного автомата. Положив его перед собой, полковник быстро, не хуже опытной секретарши перепечатал слово в слово весь текст, что-то изменив лишь в двух абзацах. Через полминуты из принтера вылез подправленный вариант...
   - Чем сегодня порадуете? - ехидно спросил Назаров, но, тем не менее, предложил: - садитесь, докладывайте...
   Сергеич устроился в ближайшем кресле, покосился на сердитого генерала и, раскрыв папку, начал:
   - Вчера вечером, зафиксирован вооруженный налет на инкассаторский автомобиль на Малой Морской возле офиса фирмы "Фрегат"...
   - Опять "Фрегат"... Но об этом я уже наслышан, дальше...
   - Убиты два инкассатора, но деньгами преступники завладеть не успели - вовремя подоспел наряд милиции из тридцать первого отделения милиции...
   Несколько минут он монотонно оглашал факты, установленные следственной группой городской прокуратуры и переданные ночью оперативному дежурному по Управлению ФСБ.
   - Максимилиан Сергеевич, меня мало интересуют голые сводки, - не выдержал заместитель начальника Управления. - Давайте ближе к делу. Что можете сказать по оружию?
   - Оружие нападавших по предварительным оценкам следователей и наших экспертов то же самое - малокалиберные, скорострельные автоматы кустарного производства...
   - Вы не слишком доверяетесь мнению следователей?
   - Следственная группа в выводах опирается на предварительные заключения собственных баллистиков...
   - Ясно... А точнее - тогда совсем уж непонятно. Вы, полковник, соображаете, что происходит!? - Назаров вперился глазами в подчиненного, - сдается мне - вы не совсем улавливаете смысл вершащегося у всех нас под носом. Годы экономических ломок не прошли даром - страна теперь плодит подонков не хуже бройлерной птицефабрики, и вверенный вам отдел призван бороться с терроризмом и всяческими его производными в самом отчаянном темпе. А мы что имеем?..
   Сергеич молчал, ожидая, когда шеф выговориться, тот же порывисто покинув кресло, опять расхаживал по излюбленному маршруту - вдоль трех зашторенных окон.
   - О стреляющей авторучке я уж и не вспоминаю, бог с ней - дела старые и давно забытые. Но автоматы! Я ведь не спрашиваю: известно ли вам, какое количество их собрано, и сколько еще остается в руках преступников? Самые главные вопросы: где скрывается их производство, и сколько они там еще их наклепают, пока мы тут заседаем? Вот для решений каких кроссвордов нашу "контору" кормит народ. И потом, я же в прошлый раз недвусмысленно предложил подключить к данному делу УРПО...
   - Не стоит Александр Павлович беспокоить столь засекреченную структуру ради довольно простой задачки... - ровным и на удивление спокойным голосом произнес начальник отдела. - Пусть Управление по Разработке и пресечению деятельности Преступных Организаций занимается своими проблемами. Надо полагать у них и без того головной боли хватает, а я сейчас в состоянии ответить, по крайней мере, на один из двух только что озвученных вами вопросов.
   Генерал не без интереса глянул на собеседника:
   - Так в чем же дело - я весь во внимании...
   - Предложенная мной ранее версия о возможном изготовлении автоматического оружия в одной из колоний полностью подтвердилась нашей экспертизой.
   Он подвинул по лакированной столешнице в сторону шефа заключение экспертов. Тот нахлобучил очки и принялся бурчать под нос, глотая и комкая некоторые слова:
   - Автоматическое оружие под малокалиберный патрон... Лабораторным исследованием установлено следующее: Общая длина... Вес - 2,8 килограмма. Масса со снаряженным магазином... Дальность стрельбы прицельная - сто метров. Емкость магазина... Техническая скорострельность - тысяча сто выстрелов в минуту. Практическая... Начальная скорость пули... Исключается заводское изготовление многих деталей... Так, это уже интереснее! Ударник, экстрактор, затворный и спусковой механизмы выполнены посредством ручной обработки обычного прокатного металла. Специальные твердые сплавы, применяемые, как правило, для сборки силовых узлов огнестрельного оружия в представленном образце не использованы. Конструкция имеет минимальный набор компонентов, кроме того, некоторые технические и технологические решения так же говорят о дефиците инструментария и недостаточной станочной оснастке авторов-изготовителей. По результатам лабораторного анализа экспертизой установлено: автомат собран от двух до четырех месяцев назад...
   Назаров от нахлынувшего волнения не знал, куда деть руки. В конце концов, схватив декоративную зажигалку, подпалил трясущуюся в губах сигарету.
   - Как видите, товарищ генерал - специалисты недвусмысленно настаивают на уже известной вам версии. Посему мне необходима санкция на проверки трех из девяти колоний, что расположены в пределах Ленинградской области, - бесстрастно изрек полковник.
   - Так-так-так... Но почему только трех? - справился Александр Павлович, выпуская в потолок клуб дыма.
   - Одна - женская и, само собой, отпадает, остальные никоем образом не связаны с металлообработкой.
   - Да? А чем же они занимаются? - продолжал по инерции любопытствовать несведущий в данной области старый фээсбэшник.
   - Разным... - пожал плечами Сергеич, - швейное производство, ширпотреб, деревообработка...
   - Понятно... А может так случиться, что наша ревизия никакой сборки огнестрельного оружия не выявит?
   - Теоретически - да. Эту дрянь, конечно, могут завозить сюда, откуда угодно. Только ведь ни в одной сводке за последние месяцы, о подобных находках на территории России не упоминалось. Стало быть - либо мы первые кто умудрился напасть на след чужих оружейников-нелегалов, либо производство питерское, так сказать - родное.
   Поморщившись от последней гипотезы, генерал-майор сделал последнюю затяжку табачной отравой и затушил сигарету. Что-то по-прежнему изрядно тревожило его.
   - Максимилиан Сергеевич, как бы нам решить этот вопрос без межведомственных скандалов? Понимаете... - задумчиво выговорил он со страдальческой миной, - по бумагам и всяким там Законам мы, разумеется, замыкаемся непосредственно на Президента и, вроде как, имеем полное право, руководствуясь поставленными задачами, плевать на всех остальных, но...
   - Понимаю, - не первый год живу в России... - проворчал, подтверждая неписаные истины, пожилой полковник, - корпоративный дух Системы Исправительных Дел, родственные узы, дружеские связи с влиятельными олигархами и прочее...
   Согласно кивая, Назаров вздохнул:
   - Вот-вот... И даже если мы отыщем чертово производство в подвале их Управления, руководство ГУИН сделает все, чтобы обелить себя и облить грязью нас. В подобном исходе можете не сомневаться...
   - Имеется один вариант, Александр Павлович, гарантирующий полную секретность предстоящей операции, а, следовательно, и сохранность чести мундира в случае неудачи операции по контролю.
   - Излагайте... - посмотрел на него с интересом и надеждой шеф.
  
   * * *
  
   А в это время двое широкоплечих мужчин неопределенного возраста, скрывающих глаза за темными очками с абсолютно круглыми стеклами, быстро двигались по Садовой в направлении Гороховой улицы. Оба были длинноволосы, небриты и, несмотря на моросящий дождь - в расстегнутых длиннополых кожаных плащах. В одежде присутствовал некий шарм этакой нарочитой небрежности и презрения ко всякой традиции: старые черные джинсы и заношенный темный свитер с огромным воротом у одного, и давно потерявшая цвет футболка, помятые брюки армейского покроя, заправленные в грубые высокие ботинки у другого. Тот, что был слегка повыше и помоложе слегка прихрамывал и нес овальный скрипичный футляр.
   Дойдя до Гороховой и обогнув Балтийский банк, немолодые приверженцы андерграунда сбавили шаг, перешли на другую сторону и остановились под веселым навесом ресторанчика "Охотничий клуб". Осмотревшись по сторонам, они неспешно закурили. Один время от времени бросал взгляд на часы, второй незаметно осматривал освещенные желтым светом фонарей и рекламы окрестности. Спустя пару минут дверь кабака бесшумно отворилась, и под тот же навес вышел разодетый в костюмчик альпийского егеря здоровяк-вышибала.
   - Вы к нам, господа? - прервал молчаливую задумчивость странных незнакомцев молодой швейцар питейного заведения.
   "Музыканты" не повели ухом и продолжали вглядываться куда-то через дорогу, где меж двумя фасадами старых домов виднелась свежая семиэтажная постройка навороченного жилья новых русских.
   - Тогда, господа трубадуры, если не трудно, отойдите в сторонку, - не получив ответа, распорядился малец с накаченными мышцами.
   Но и этот выпад высокооплачиваемого атлета остался незамеченным.
   - Оглохли что ли, я к кому обращаюсь? - решительно положил он ручищу на плечо одного из мужчин и в этот же миг ощутил, как два ствола с силой уперлись ему в бока.
   - Что же ты, какой надоедливый? - процедил высокий, клацая затвором какой-то внушительной пушки, - или твои хозяева считают этот тротуар швейцарской собственностью?
   - Теперь тэбе, зануда, придется прогуляться с нами. Тут нэдалеко от ваших Альп... - зловеще прошипел второй с внешностью южанина, цепляя парня свободной рукой за ремень.
   - Вы чё, вы чё, ребята!? - попытался было дать задний ход привратник, да дело для него приобретало неожиданный и пренеприятный оборот.
   Не сговариваясь, мужчины взяли его под руки и, силой увлекая на другую сторону улицы, исчезли вместе с нежелательным свидетелем в темном проеме меж серых домов...
  
  
   Спустя полчаса в тот же двор по улице Горохвой заехала темная, приземистая иномарка с тонированными стеклами. Она медленно миновала арку, повернула вправо и остановилась. Из салона вышел молодой мужчина лет тридцати в щегольской одежде, небрежно стряхнул пепел с длинной сигары и, что-то бросив на прощание водителю, неспешно двинулся к ближайшему подъезду нового, респектабельного дома. Автомобиль тем временем плавно тронулся, выполнил вираж по узким дорожкам и вскоре исчез в темноте.
   Франт в расстегнутом плаще светло-песочного цвета, с залихватски развивающимся длинным шарфом беспечно вышагивал мимо лавочки, устроенной перпендикулярно красивому зданию. Он затягивался ароматным табаком, чему-то улыбался и весело поглядывал на светившиеся уютным светом окна. На лавочке кто-то сидел, но красавцу мужчине было недосуг взирать по сторонам, - похоже его с нетерпением ждали в одной из квартир навороченного жилого строения...
   Когда до подъездной двери оставалось не более пяти шагов, в пустынном и тихом дворе, раздался сухой треск выстрелов. Поздний гость вздрогнул; пошатнувшись и немного откинув назад голову, остановился; с недоумением обернулся назад, но тут же получив следующую порцию пуль в грудь, рухнул на асфальт.
   Через пару секунд прозвучала короткая серия контрольных выстрелов, и двор снова погрузился в напряженное безмолвие. Ровный, приятный глазу цвет плаща неподвижно лежащего мужчины постепенно окрашивался расплывавшимися темно-красными пятнами крови.
  
  
   На сей раз, очевидцев наглого преступления не оказалось. Киллеры сработали безукоризненно - поздно вечером прямо у подъезда дома по Гороховой улице был расстрелян мужчина по фамилии Говорков, шедший в гости к известному в городе модельеру Леониду Литвинову.
   - Нам бы с теми убийствами разобраться, а начальство еще это подкинуло, - ныл теперь Волчков, недовольный обилием обрушившихся на них преступлений и, к тому же, снова не допущенный строгим наставником к изрешеченному пулями телу. - Что они там себе думают!? Мы же не семи пядей во лбу!..
   - Ты же мечтал об интересном дебюте... - прятал добродушную усмешку Севидов и с пристрастием осматривал недавнее ристалище.
   - Так я полагал - дадут одно дело, а тут, что ни день - новый труп, а то и два...
   Практически во всех окнах нового семиэтажного здания горел свет, и на округлых балкончиках, не взирая на дождь, толпились любопытные жильцы, впрочем, как и на тротуаре - чуть поодаль от следственной группы, но вплотную к натянутому милицией между деревьями и водосточными трубами ленточному ограждению.
   Четверо стражей порядка с укороченными автоматами Калашникова, прибыли к месту жестокого расстрела первыми и уже полчаса слонялись вдоль пластиковой, красно-белой "изгороди" не подпуская никого к телу ближе пятнадцати метров. Врачи напротив - запаздывали. Все тот же фотограф изредка озарял темную округу ярко-белыми всполохами фотовспышки.
   - Почитай - центр города, - продолжал ворчать Лешка, - и ни одного очевидца... Ну можно мне посмотреть на приятеля Литвинова, а Анатолий Михайлович? Вдруг он тоже какой-нибудь известный человек, которого я до этого только по телеку и видел, а так хоть на мертвого - одним глазком...
   - Нечего тут филиал мавзолея устраивать, - отрезал мэтр и, глядя на одно из окон дома, загадочно молвил: - а свидетели... По крайней мере один у нас имеется...
   Стажер стал рыскать глазами по светящимся квадратам, злясь и не понимая изящной логики, позволившей искушенному наставнику прийти к такому значимому выводу.
   - Видишь темные окна одной из квартир на третьем этаже?.. Да нет же, слева от подъезда.
   - Вижу...
   - Я полагал - раз не горит свет, и отсутствуют любознательные на балконе, то там и вовсе никого нет. Однако...
   - Возможно, хозяева спустились и околачиваются здесь рядом, - предположил Волчков.
   - Нет, мой юный друг, уже несколько раз кто-то отодвигал штору в ближней комнате и выглядывал. Простой человеческий интерес был бы с лихвой удовлетворен, выйди этот жилец на балкон, вон он - чуть не над самым трупом. Ан нет. Стало быть - не желают, что бы на них лишний раз обращали внимание...
   В этот момент вплотную к тротуарной дорожке подъехала машина скорой помощи.
   - Сдается мне - ты уже дорос до серьезных дерзновений в следствии, - негромко заявил наставник. - Поднимись в эту квартиру и выясни. Действуй понапористей, но осторожно.
   Окрыленный доверием, юноша быстро скрылся за дверью, а к следователю тем временем поспешно направлялась все та же самая девушка-врач, волею судьбы в третий раз понапрасну направленная диспетчером к бездыханному телу.
   - Добрый вечер, - кивнула она пожилому мужчине как старинному знакомому и объяснила: - немного опоздали - ехали от сердечника с Адмиралтейского проспекта, по дороге и приняли вызов с новым адресом...
   - У вас что, некомплект персонала на станции!? - удивился Анатолий Михайлович, - Здравствуйте. Вы что ли одна по ночам дежурите?
   Улыбнувшись, доктор парировала:
   - Пожалуй, и я могу смело предположить о дефиците кадров в прокуратуре. Что у нас сегодня?
   - Опять убийство... - кивнул на распростертое тело Севидов, - похоже, как решето... Вон кровищи-то сколько на асфальт натекло, так что, вам и беспокоится не стоит.
   - Ну вот, - вздохнула она, - а мы неслись опрометью...
   Спустя несколько минут вернулся начинающий сыщик и, увидев девушку, изумился не меньше опытного коллеги.
   - Надо же - такое совпадение, - промямлил он вместо приветствия, - в третий раз сталкиваемся...
   - Видимо, мне на роду написано приезжать к вашим подопечным, - горестно вымолвила врач и протянула руку следователю по особо важным делам, - Алина...
   Тот представился и аккуратно пожал теплую ладошку.
   - Волчков... - зардевшись румянцем и сняв очки, выпалил молодой человек, но тут же поправился: - Алексей.
   - Ну что ж, коли силовые структуры вкупе со следственными органами не в силах пресечь разгул преступности... - произнесла она, прощаясь, - тогда до встречи на очередном кровавом побоище. Мы на всякий случай побудем тут минут пять - вдруг родственники убитого объявятся, плохо станет. А потом - не обессудьте...
   Проводив очаровательную особу долгими взглядами, они вернулись к расследованию происшествия.
   - Вы все верно подметили. Просто удивляюсь вашей прозорливости! - тараторил вчерашний бакалавр, - в той квартире проживает богатая семейка, но сейчас они отдыхают где-то за городом. В данный же момент за жилищем оставлена приглядывать старушка - мать главы семейства...
   Анатолий Михайлович слушал донесение молча, машинально достав из кармана плаща очередную сигарету. Лешка же, радуясь легкости, с которой раздобыл важные сведения, не смолкал:
   - Она действительно все видела - от начала и до конца! Преступников было трое. Первым в мужчину выстрелил парень лет двадцати, сидевший с девушкой вот на этой лавочке, - стажер указал на деревянную скамейку, отделяющую край асфальтовой дорожки от газона. - Но девушка не в счет - она в убийстве принимала косвенное участие. Далее откуда-то выскочили еще двое подельников и произвели с десяток выстрелов...
   - Из чего стреляли?
   - Вот со знанием видов оружия у бабули полный напряг, - с сожалением признался Волчков, - но из такого милого описания, как: "...трещало, будто в нашей кофемолке...", можно сделать вывод - убийцы использовали автоматы.
   - Как были одеты?
   - Она хорошо запомнила только того, что сидел на лавочке. Долго, говорит, наблюдала за странной парочкой. Так вот, он был в короткой кожаной куртке сплошь покрытой клепками, пряжками, молниями...
   - Подробно зафиксируй полученные данные и готовься к отъезду... - приказал шеф, поднимая с асфальта еще одну гильзу от малокалиберного патрона.
   - Как вы считаете, оружие опять кустарное? - осторожно поинтересовался Алексей, вынимая из кармана блокнот.
   - Эксперты определят, чего нам-то гадать...
   Но скоро уехать следственной группе не удалось. Уж разошлись дотошные соседи - пенсионеры из ближайших домов, фотограф, закончив съемку, приволок аппаратуру к УАЗику, а милицейские, подумывая о горячем чае, ожидали труповозку - венец любого летального исхода, как вдруг...
   - А батюшки! Что же это творится!? Товарищи разлюбезные... - причитала какая-то бабка, еле перебирая больными ногами и вразвалочку подходя к работникам прокуратуры.
   Севидов нахмурился - не хватало еще выслушивать стоны родственников убиенного...
   - Вы главные в милиции будете? - спросила старушенция, вытирая платком уголки рта.
   - Что вам угодно, мамаша? - недовольно буркнул он.
   - Да не мне. Тут убили одного, а там к перилкам привязали другого сердешного...
   - Кого привязали? - встрял Лешка.
   - На последнем этаже парень лежит связанный по рукам и ногам, с тряпкой во рту. Ему помочь бы следовало. Не ровен час - задохнется...
   - В каком подъезде? - так же слегка опешил от неожиданного известия старый сыскарь.
   - Так вон в соседнем дому, что фасадом на Гороховую, а подъезды со двора.
   - Проверьте, - скомандовал наряду милиции Анатолий Михайлович и вполголоса обратился к Волчкову:
   - Леша, тебя опять следует жизни учить?
   - В каком смысле?
   - Ну, хороша ведь девушка!?
   Тот расплылся в широченной улыбке, однако ж, покраснев, промолчал.
   - А ну-ка двигай к ней, потребуй для меня пару таблеток цитрамона. Скажешь голова, мол, у старика на дольки разваливается от перипетий сложнейшего преступления, да не теряйся - обозначь заодно свиданку...
   Распрямив плечи и позабыв про связанного мужика, тот метнулся выполнять приятное поручение.
   А тем временем милицейские служивые действительно вели к Севидову молодого, крепкого парня, в каком-то непонятном театральном костюме тирольца, сплошь покрытом пылью и паутиной. Растирая затекшие руки, он со страхом озирался по сторонам и сплевывал остатки кляпа.
   - Кто таков? - с подозрением справился следователь, голова которого, вовсе не болела, а работала на удивление продуктивно.
   - Судаков... Сергей... Швейцаром работаю, напротив - в "Охотничьем клубе"...
   - Что случилось? Почему был связан?
   И здоровяк-привратник подробно изложил о невразумительном происшествии, случившимся с ним три часа назад...
  
  
   Глава VII
   Сезон охоты на богатых господ
  
   К истечению очередного трехдневного срока Фролов нервничал и волновался. Добрый уже дважды присылал с различных интернетовских почтовых адресов свои лаконичные послания. Знал сволочь, что делал - подобные происки никогда не доказуемы, и следственными органами в расчет не берутся. И не мудрено - сейчас любой прохиндей способен прикупить полчаса времени в ближайшем Интернет-кафе, затем, от балды заполнив куцую анкету, в минуту организовать новый почтовый ящик, да разослать с десяток липовых угроз во все концы света. Поди потом, разыщи такого...
   В начале восьмого, когда немногочисленные сотрудники разошлись по домам, и в клинике установилась долгожданная тишина, от полковника поступило новое сообщение. Он опять устанавливал срок в три дня, и больше в послании не было ни слова...
   Олег Давидович молча взирал на зловещие строчки, играл желваками на гладковыбритых скулах и с отчаянной быстротой перебирал в голове всевозможные варианты: "Чем?.. Чем теперь это мерзавец подкрепит свою угрозу?"
   Схватив со стола мобильник, он набрал номер домашнего телефона...
   - Да, слушаю... - спокойно произнесла жена.
   - Ира? - едва не выдал волнения врач.
   - Привет. Ты еще долго пробудешь на работе?
   - Н-не знаю... Скоро, наверное, подъеду. У вас все нормально?
   - Вроде бы да... Лифт опять не работает - пешком поднимались. А что?
   - А Сергей?.. Где Сережка?
   - За компьютером...
   - За каким компьютером? Где!?
   - В своей комнате, за своим компьютером. Да что с тобой, милый? - озабоченно спросила супруга, - что случилось, Олег?
   - Нет, ничего... - успокоил он Ирину и перевел дыхание. - Я через четверть часа выезжаю...
   Но выехать домой в назначенный срок не получилось - господин Добрый и в самом деле сопровождал каждое письмо действенными и убедительными мерами. Минут через десять после разговора с женой, сотовый телефон психолога ожил...
   - Алло... - устало молвил его хозяин, гадая, какую еще напасть преподнесет нынешний вечер.
   - Олег Давидович? - справился незнакомый голос.
   - Да.
   - Вас беспокоит генеральный директора охранного агентства "Легион". Мы незнакомы, но нам необходимо срочно встретиться.
   - Встретиться?.. - растерялся доктор, - не поздно ли сегодня?..
   - Моя машина стоит в ста пятидесяти метрах от выхода из клиники. Откладывать встречу невозможно...
   - Понятно. Сию минуту подойду.
   - Я в темно-сером "БМВ", справа от выхода. Жду...
  
   * * *
  
   - Ваши появления в этом кабинете, Максимилиан Сергеевич, в последнее время нимало осложняют мою жизнь... - медленно, будто вынося приговор, выговорил Назаров и обречено добавил: - значит, и во вчерашнем убийстве использовались автоматы кустарного производства...
   Чуть ссутулясь, он стоял у окна, спиной к сидевшему на привычном месте начальнику отдела по борьбе с терроризмом. Тот же, постукивая тупым концом карандаша по столу и попросту не задумываясь над колкими замечаниями, ожидал важного и окончательного ответа заместителя начальника Управления. Только что полковник в животрепещущих красках описал происшедшее несколько часов назад убийство на Гороховой улице. Изложил он так же и подоспевшую к утру предварительную оценку баллистической экспертизы пуль и стреляных гильз - преступники вновь сделали черное дело с помощью оружия, сработанного неизвестным, доморощенным мастером.
   - Более никаких идей по проверке колоний у вас не родилось? - с оттенком слабой надежды спросил генерал.
   - Что же можно еще придумать?..
   Начальственный собеседник помолчал с минуту, взвешивая последние "за" и "против", потом с горечью вымолвил:
   - Помните, как у Конфуция? Для обоснования и свершения своих поступков, у человека имеется лишь три пути: первый и самый достойный - размышлять. Второй, простейший - подражать. И, наконец, третий, пренеприятнейший - опираться на опыт собственных ошибок. По какой дорожке предлагаете идти вы?
   - Подражать некому - не припомню за долгую работу оперативных сводок с похожей информацией, - успокоил полковник, - соответственно и опыт черпать неоткуда - в моем арсенале аналогичных дел также не бывало. Стало быть, остается первый вариант - действовать на основе размышлений.
   - А есть ли у вас надежные люди для воплощения рискованного плана?
   - Найдутся...
   - Кто ж такие? - с интересом обернулся Назаров к подчиненному.
   - Товарищ генерал, - Сергеич посмотрел тому прямо в глаза, - давайте решим так: если на миг предположить невероятное - что затея не удастся и каким-то образом раскроется - пусть все шишки падут на меня. Скажу, сам, дескать, организовал - силами своего отдела. Надеюсь, вы меня без пенсии не уволите...
   Максимилиан улыбнулся, но Александру Павловичу, похоже, было не до веселья. Посему закончил мысль полковник серьезно:
   - Считаю, что фамилий участников предстоящей операции вам лучше не знать.
   - Странный вы человек... - вроде бы с укоризной проворчал начальник, но от шефа отдела не укрылась легкая тень одобрения. - Не знаю как от местного, но от столичного руководства шишек может нападать столько, что всем с лихвой достанется. И в первую очередь - нам с начальником Управления.
   Он вернулся к креслу с высокой спинкой, но садиться не стал. Завладев своим "талисманом" - зажигалкой, встроенной в рукоять тонкого кинжала, Назаров стоял в раздумье...
   "Ну, решайся же ты, телок! - мысленно подгонял его искушенный в межведомственных интригах подчиненный, - вся эта история не помешает получить тебе вторую генеральскую звезду. Скорее наоборот..."
   Наконец, тяжело вздохнув, тот изрек те слова, ради которых Сергеич таскался сюда на протяжении последней недели:
   - Ладно, будь, по-вашему - приступайте. Но расскажите мне хотя бы, про того, кто будет исполнять роль первой скрипки.
   - Бывший советник моего отдела - подполковник Лавренцов Аркадий Генрихович. Послужной список весьма разнообразен: прошел диверсионную подготовку в элитном подразделении морской пехоты, несколько лет служил в военной контрразведке, работал в КГБ, неоднократно командировался в горячие точки... Владеет всеми видами холодного и огнестрельного оружия, отменный специалист в области подрывного дела...
   Генерал метнул на подчиненного испуганный взгляд.
   - ...Но это, надеюсь, в предстоящей операции не пригодится, - уточнил Максимилиан и продолжил: - сведущ в оперативной работе, осторожен и аккуратен. Физически чрезвычайно крепок, хорошо обучен многим единоборствам. Психологически устойчив, способен к мгновенному принятию правильного решения в нестандартной ситуации. Одним словом, лучшей кандидатуры не подобрать.
   - Хм... Вас послушать - так просто Бэтмэн какой-то... - буркнул шеф. - За что ж его уволили из ФСБ?
   - Он сам подал рапорт во времена смуты...
   - Ясно. Если понадобиться помощь - агенты наружного наблюдения, техника или еще что - не стесняйтесь, но бога ради - поаккуратнее. Акция, можно сказать - ювелирная, слишком наслышан я о связях и нраве начальника Управления системы исправительных дел. Такой, знаете ли... ласковый, нежный, мягкий, по гороскопу - Скорпион. Пронюхает про нашу проверку, а на деле не окажется никакого производства - так либо скандал до небес с толпой журналюг и хроникеров, либо тихая, жестокая месть с привлечением московских покровителей...
  
   * * *
  
   - Рожа - в самый раз, как с жуткого перепоя... - приговаривал Аркадий, глядя в зеркало, - видела бы меня сейчас Алина...
   Помывшись под душем, он стоял в ванной комнате и тщательно соскабливал станком со щек многодневную щетину. Оставив над верхней губой тонкие усики и небольшой модный клинышек на подбородке, Лавренцов промокнул лицо полотенцем и ухмыльнулся:
   - Впрочем, когда она вытаскивала меня из ментовки в прошлый раз, видок был не лучше.
   Вспомнился огромный синячина в пол-лица, полученный в уличном кулачном бою близ его старого, хрущевского жилища...
   - Да уж... Тогда порезвились недурно... - прошептал он, проходя в коридор и одевая поверх темно-бордовой футболки с размашистой надписью "GENESIS" потертую кожаную куртку, - неизвестно, чем моя затея закончится теперь...
   Сработанный по всем правилам фальшивый паспорт, бывший подполковник сунул в карман черных джинс, свободный покрой которых подбирал некогда с особой тщательностью - чтоб не стесняли в драках. Затем махнул залпом приготовленный стакан водки и, не закусив, вышел из квартиры вон...
  
  
   Катившийся к закату солнечный октябрьский денек не предвещал ничего плохого вконец издерганной охране "Фрегата". События последних дней, а именно: вооруженный налет на пункт обмена валюты с убийством двух его работников и наглый расстрел инкассаторов в тридцати метрах от парадного входа - напрочь уничтожили авторитет местного военизированного подразделения. Яков Абрамович Фельцман - генеральный директор риэлторской компании "Фрегат", прибыв с раскаленных песчаных пляжей Майами, устроил грандиозный разнос начальнику службы безопасности и пообещал "...разогнать всю шарашкину контору поганой метлой!" при малейшей оплошности со стороны его молодцов. Посему молодцы отныне пребывали начеку, не спали ночей, службу бдели злее собак и, казалось, готовы были к любому подвоху. Однако...
   В половине пятого по полудни раздался странный звук со стороны гостевой автомобильной стоянки. С интервалом в несколько секунд что-то хрустело, тут же слышались чьи-то возгласы, переросшие вскоре в крики. Лишь после этого ряженные в форму, чье внимание было сконцентрировано на входящих посетителей, кинулись к окнам.
   Брови одного изумленно переместились к геометрическому центру лба, второй, потеряв дар речи и способность двигаться, просто смотрел на происходящее...
   - Сере-ега... - потерянно простонал первый, - если мы сейчас не сделаем из этого урода фарш, то панировать сухарями будут нас...
   Уродом был никто иной, как Аркадий Генрихович Лавренцов, изрядно подпитый, но, тем не менее, лихо крушивший локтями, кулаками и ногами стекла новеньких иномарок, принадлежавшим сотрудникам и клиентам фирмы "Фрегат". Только что он закончил "обрабатывать" сиявший в лучах северного солнца Мерседес и, покачиваясь, направился к, ожидавшей своей участи Вольво. Вокруг уже собралось три десятка обывателей, разделившихся, как всегда на два непримиримых лагеря.
   - Это ж беспредел какой-то! - восклицали представители одного, - скоро из дому нельзя будет носу показать. Вандал! И куда смотрит милиция!?
   - Правильно делает! - отвечали сторонники радикальных действий и подбадривали: - давай-давай, приятель! Мочи буржуйскую собственность! Вон ту отрехтуй, пока легавые не прочухали, она подороже...
   Шведскому автомобилю повезло немногим больше, нежели предыдущим "немцам". Когда от нескольких ударов отставного морпеха изуродованное лобовое стекло рухнуло внутрь салона, сквозь толпу, усердно работая локтями, продирались три разъяренных охранника.
   - Вот сейчас этому пьяному ухарю покажут!!! - добавили радостных децибел возмущенные зрители.
   - Эх, жаль, чуток не хватило парню времени... - еле слышно взгрустнули союзники.
   Но, близость легкой победы над едва стоящим на ногах возмутителем спокойствия, сыграла с верзилами в камуфляже презлющую шутку. Когда самый проворный из них подскочил и что есть силы, размахнулся, а дружное ликование слилось с вздохом сожаления, вредитель ловко извернулся и коротко ткнул резвача ногой в грудь. Малый закатился промеж раздолбанных авто, а два оставшихся громилы сбавили обороты и застыли на безопасном расстоянии.
   - Нет, вы посмотрите на него!.. - серчали послушные любым законам и властям граждане, явно снизив силу голосов, - до живых людей добрался...
   - Вот это по-русски! - перекрыли первых одобрительным ревом революционно настроенные массы, - а ну, голубок ты наш - разберись с этими прихвостнями империализма!
   Пока два стража снимали с поясов резиновые дубинки, Аркадий успел основательно покалечить и заднее стекло "скандинава".
   - Ну, сейчас ты за это ответишь! - грозно пообещал тот, которого первый из поверженных называл Серегой, - за все наши беды воздастся...
   Он медленно наступал на спокойно следящего за ним Лавренцова, постукивая увесистым орудием по лакированной крыше несчастного Мерса.
   - Может, я виноват и в форме ушей, что прилепил тебе Бог в виде парусов? - съязвил подполковник, попутно отламывая одной рукой дорогущее - с электрообогревом зеркало заднего вида и держа в поле зрения обоих противников.
   - А вот за намек на мои уши ты получишь отдельно...
   Договорить лопоухий не успел - внезапно выброшенный кулак дебошира откинул его голову назад, а ребро второй ладони врезалось следом в незащищенный кадык. Рухнув на асфальт и схватившись руками за горло, охранник хрипел и беспорядочно елозил ногами, нещадно стирая каблуки форменных ботинок.
   Аркадий медленно двинулся на последнего "богатыря". Тот же, почуяв неминуемую беду, начал пятиться и беспомощно озираться по сторонам, пока не сел наземь, запнувшись о бордюрный камень. Наклонившись к поверженному противнику, бывший террорист в законе посмотрел на беснующийся народ.
   - И откуда только такие нелюди берутся!? Каких ребят-то хороших замочил, ирод!
   - Что ж ты медлишь, родненький!? Врежь ему в пятачину! Чай в такую ряху тоже не промажешь...
   Врезать не вышло. Да, похоже, победитель не особо-то и собирался. Подкативший ментовоз с воем и визгом тормознул у многолюдной толпы и изрыгнул из себя одного за другим четверых блюстителей порядка. Те скоренько и профессионально просочились сквозь человеческое скопище и воззрились на необычную картину.
   - Что происходит-то? - вопрошал старлей, еще недопонимая, у кого, собственно, и о чем спрашивать.
   Автомобили с помятыми капотами и побитыми стеклами, два еле вставших и шатавшихся мужика в камуфляже, а чуть поодаль немолодой рокер, участливо наклонившийся над третьим стражем, мечущим полный мольбы взгляд на родственную по крови службу. Однако опыт и чутье быстро расставили по местам коллизии замысловатого сюжета.
   Через минуту по бокам Лавренцова стояли сержанты в серой форме, а офицер записывал показания побитых бедолаг и свидетелей-доброхотов. И это финальное действо не обошлось без комментариев заинтересованной публики:
   - Впаять бы ему десяток лет, чтоб не повадно было! Запиши-запиши сынок - он ведь после машин и охранников за нас взяться намеревался. Очень опасный тип!
   - Что с этими нуворишами станется? Они сегодня же новые машины купят и псов-сторожей других наймут... Отпустили бы вы человека, он, должно быть, от безысходности так расстроился - зарплату, небось, задерживают иль от телевизионной рекламы мозги замкнуло...
   Но отпускать виновника происшествия представители силовых структур не собирались.
   - Так-так... - пропел старший лейтенант, просматривая старенький паспорт, - значится, Левитан Юрий Борисович... Год рождения... Ага. Прописочка... Имеется. Кем работаем?
   - На радио... Гм... Ди-джеем... - без признаков наличия совести врал хулиган.
   - Стало быть, сначала пьем-с, а потом озоруем-с?..
   В это время, к разбитому "Мерину" прорвался разодетый, дородный господин и, почесывая затылок, разразился ругательствами:
   - Ну, ё-ё, блин!!! Кто, я спрашиваю!? Чё за падла это сотворила?
   Трое питерских сторожевых, узнав генерального директора "Фрегата", одновременно и боязливо закивали в сторону Аркадия.
   - Ты чё, в натуре, охренел болван? Ты знаешь, на чью машину руку поднял? - попер тот, невзирая на присутствие служивых правопорядка, - я ж тебя падла, из-под земли достану...
   Двое ментов продолжали караулить задержанного, а офицер с рядовым были вынуждены сдерживать приличный натиск оскорбленного миллионера. В конце концов, Фельцман немного угомонился, но стоял рядом, грозно играя желваками и постреливая пресердитыми глазищами.
   - Все ясно, гражданин Левитан - поедите с нами, - объявил приговор старший лейтенант и посоветовал холеному руководителю риэлторской компании: - а вам и другим потерпевшим рекомендую сегодня же написать исковые заявления в суд.
   - Это само собой, но я с ним по-свойски рассчитаюсь... - и среднего росточка еврейчик, внезапно подскочив к арестованному, беспорядочно замахал руками, целя тому в глаз.
   - Ну-ну, Тайсон... - буркнул Лавренцов, легко отстраняясь от лощеных кулачков и несильно ткнув того коленом в пах, - мацы больше ешь...
   Взвыв от боли, Яков Абрамович засеменил мелкими шажками в обратном направлении. Милицейские же, ускорив движение, поспешили увести опасного метельщика в машину. Посадка в ментовоз и отбытие в ближайшее отделение, сопровождались прощальными напутствиями неимоверно разросшейся толпы.
   - И поделом грубияну! Надо ж, - всех налево направо мутузит! - не успокаивались противники любой формы насилия, - пущай посидит годков пять, авось и кулаки бородавками обрастут...
   - Эх... - грустно воздыхали сподвижники экстремизма, - собрать бы полсотни таких бойцов, да пустить по Питеру для наведения порядка и справедливости...
  
   * * *
  
   Лешка сидел напротив Севидова за небольшим столиком уютного кафе, что приветливо зазывало посетителей броской вывеской недалеко от пересечения Итальянской и Караванной улиц. Изредка блаженно вспоминая состоявшееся знакомство с милой, длинноволосой девушкой-врачом, он незаметно от шефа улыбался. Каких-то особенных знаков внимания молодой человек выказать ей не успел, однако ж, парой дружеских фраз перекинуться осмелился, а, вторично выпрашивая снадобье для босса, набрался наглости поинтересоваться, чем Алина занимается вечерами и не уделит ли ему как-нибудь часок-другой, для совместного распития ароматного кофию.
   Алина оказалась не из робкого десятка девиц-затворниц, вечно строящих из себя жеманниц и недотрог. Говорила приветливо и свободно, глядючи прямо в глаза юному собеседнику проницательным и понимающим подоплеку происходящего взором.
   - Держи, - протянула она две таблетки цитрамона, - надеюсь, найдет, чем запить?
   - Конечно, - чуть взбудоражено отвечал тот, ожидая ответа на главнейший вопрос, касательно свидания.
   - А вам из медикаментов ничего не требуется?
   - Зачем же, я здоров... - Волчков мотнул головой, до которой не дошла тогда едва заметная ирония вопроса.
   - Ну, может, успокоительного... - чуть слышно предположила Алина.
   "Хорошо, что на улице была ночь, - подумал стажер, с торопливостью поглощая заказанный ужин, - не то она наверняка бы рассмеялась, увидев, как я краснею по любому поводу..."
   Сунув таблетки в карман куртейки, он продолжал вопросительно пялиться на очаровательную девушку, решив в ту ночь не отступаться и действовать до победного финала.
   - Ну, хорошо Алексей, - еще тише, чтобы не слышал водитель скорой помощи, ответила она, - послезавтра у меня найдется вечерком около часа. Но хочу заранее предупредить о двух вещах: во-первых, времени у меня катастрофически не хватает, а во-вторых, извини - мое сердце несвободно...
   "По поводу вакансии в левой области грудной клетки мы еще посмотрим... - упрямо подумал Лешка, отодвигая порожнюю тарелку и украдкой косясь на угрюмого наставника.
   Тот, уповая на отсутствие аппетита, неспешно потягивал черный кофе, курил сигареты и с ухмылкой почитывал, купленную по дороге напарником бульварную газетенку "Криминальный Петербург". Вечерний разговор меж ними вяло крутился возле недавних преступлений - стажер с любопытством испрашивал мнение Анатолия Михайловича, тот же, нехотя прерывая чтение и сонные размышления, отвечал...
   - Да, а что же произошло с тем связанным из подъезда? - внезапно припомнил Волчков выпавшее из собственной хронологии вчерашнее малозначительное событие.
   - Пустое... - махнул рукой следователь, выпуская в сторону длинную струйку дыма, - какие-то ресторанные разборки, не имеющие к нашим делам отношения...
   Кивнув, юный коллега принялся за пирожное, но, проглотив первый кусок, снова встрепенулся:
   - А меня вот что удивляет: пусть на том автомате не обнаружено отпечатков пальцев, но оружие во всех случаях, вроде как, по оценкам экспертов - аналогичное. Однако ж исполнители каждый раз фигурируют разные. Это вас не настораживает?
   - Версий - море разливанное... - пожал плечами премудрый сыскарь. - Возможно, в пределах нашего города появилась многочисленная банда, и в налетах поочередно участвуют ее подразделения - так называемые бригады. Не исключены и действия разобщенных группировок, прикупивших одинаковые образцы у одного и того же продавца...
   - А вы не прорабатывали вариант, в котором вся путаница происходит от, мягко говоря, неточных свидетельских показаний?
   - У тебя имеются обоснованные сомнения, на сей счет? - Севидов с интересом глянул на парня, откладывая кричащее дутыми сенсациями чтиво.
   - Я не хочу заранее обвинять кого-то в заведомой лжи, но посудите сами: абсолютно достоверные данные о внешности налетчиков мы имеем только благодаря видеозаписи в обменнике. Водитель же инкассаторского автомобиля был в невменяемом состоянии и поначалу нес полную ахинею. А вчерашняя бабуля - божий одуванчик, в силу преклонного возраста, просто могла приукрасить события и навыдумывать лишнего. Сдается мне, что действуют одни и те же люди...
   - Ну а как ты, в таком случае связываешь мотивы? С двумя первыми преступлениями я еще соглашусь - и почерк, и цель - схожи. Но в эту цепочку никоим образом не встраивается расстрел знакомца модельера.
   - Да... - дожевав десерт, задумчиво молвил Алексей, - с вами не поспоришь - на все имеете готовое объяснение...
   - Это просто опыт, сынок. Поработаешь десяток годков...
   - А знаете?.. - неожиданно перебил его Волчков, - у меня ведь тоже имеется некоторые жизненные наблюдения.
   - Интересно. И какие же?
   Тот слегка наклонился над столом, максимально приблизившись к шефу и, загадочно зашептал:
   - У вас за спиной сидит мужчина, лет тридцати...
   - Ну... - отвечал не поворачиваясь в указанную сторону Михалыч.
   - Так вот он... как бы это помягче выразиться... - стал мямлить детектив, затем вдруг выпалил: - в общем, нетрадиционной ориентации.
   Севидов откинулся на спинку стула, несколько раз кашлянул в кулак и, как бы невзначай оглянулся, окинув немногочисленных посетителей цепким взором.
   - И с чего же это тебе такое в голову пришло? - удивился он странному выводу молодого коллеги.
   - А вы заметили, что он ест?
   - Блины со сметаной...
   - А как?
   - Что как?..
   - Ну, как ест-то, видели?
   - Обыкновенно - как все люди едят, - не понимая, пожал плечами старый сыщик.
   - Э-э-э... - протянул Лешка. - Вот тут-то - в способе употребления блинов и кроется изюминка!
   Анатолий Михайлович определенно не въезжал в суть этой "изюминки" и продолжал молча пожирать глазами одаренную личность.
   - Позвольте полюбопытствовать, - нарочито любезно справился стажер, - вы каким образом сворачиваете блин прежде, чем приступить к трапезе?
   - Не помню... Кажется, складываю вчетверо...
   - Великолепно! Именно так поступает абсолютное большинство мужчин - сворачивают печеное изделие вчетверо. Некоторые идут дальше - складывая еще раз, получая эдакий ромбовидный лепесток. Вы, кстати, не задумывались, на что он похож?
   По выражению лица мэтра, мальчишка понял - мысли по этому поводу того никогда не обременяли.
   - Считается, что блин в таком виде напоминает некую интимную деталь женского тела. А вот девяносто процентов женщин, перед тем как отправить блин в рот, скатывают его трубочкой...
   На что была похожа блинная трубочка, Алексей уточнить не успел. Шеф опять мимолетно обернулся и, опустив голову, беззвучно расхохотался. Объект Лешкиного анализа в этот момент как раз макал свернутый рулончик исконно русской пищи в вазочку со сметаной...
   - Да... - давясь от смеха и вытирая платком выступившие слезы, молвил наставник, чудом не угодивший по "Системе Волчкова" в педерасты. - Ест себе мужик и не подозревает, что записан тобой в голубые... Ну ты даешь!.. Далеко пойдешь, глазастый...
   - Мозги свихнешь в этих ребусах, сделался вновь серьезным стажер, вспомнив о недавних убийствах. - А у вас имеются хоть намеки на...
   - Имеются, - лукаво прищурился Севидов с явно улучшившимся от теорий напарника настроением, - в неизменности исполнителей я сомневаюсь, а вот то, что бандиты со всех сторон одолевают "Фрегат" - это факт! Если закажешь мне еще чашечку кофе - непременно поделюсь соображениями...
  
  
   - Он живет в том же доме, что и Литвинов!? - десятью минутами позже вскочил с удобного стульчика Волчков и, позабыв о посетителях, сидевших за соседними столиками, вскричал: - так это ж многое объясняет!
   - Угомонись и не привлекай внимания, - усадил его на место седой следователь. - Этот факт в первую очередь наводит на мысль о конкурентной борьбе между торговцами недвижимостью. Знаешь ведь, как происходит в среде денежных воротил, когда эти "несчастные" не в состоянии поделить очередной лакомый кусочек...
   - Нанимают киллеров?
   - Вот-вот... А днем позже в газетах появляются сенсационно-траурные отчеты: мол, добрейшей души человек, меценат, бессеребренник мать его... Бедный председатель совета директоров картеля из тридцати семи фирм, выходя из девятиметрового лимузинчика у подъезда своего жалкого пятиэтажного особнячка, какими-то злодеями ранен тремя пулями в голову и убит контрольным выстрелом в задницу...
   - Как у вас все великолепно сошлось - с ума сойти! Едемте быстрее докладывать начальству!
   - Экий ты шустрый... А если соседство Фельцмана и модельера не более чем совпадение, а остальное - наши домыслы? Зачем же торопиться с опрометчивыми рапортами? Нет дружище, прежде следует проверить, убедиться, поговорить с объектом предполагаемой охоты...
   - Вы правы...
   - Вот что, мой юный друг, поезжай-ка прямо сейчас к генеральному директору "Фрегата" и пригласи его завтра ко мне в прокуратуру часикам эдак к пяти вечера. Но сделай это аккуратненько, любезно и без официоза - в ваших, мол, интересах пока не оглашать и так далее...
   Молодой человек просиял - предстояло короткое, но вполне самостоятельное задание. Да и расследование сложного дела, благодаря их общим стараниям, худо-бедно сдвинулось с мертвой точки. Симпатичное лицо стажера озарилось мечтательной улыбкой. Снова вспомнилось вчерашнее знакомство с Алиной, и все помыслы с устремлениями дружно поворотились в сторону завтрашнего свидания и предполагаемого развития отношений до сказочных высот журавлиного полета...
   На столике, возле только что принесенных чашечек кофе, лежали две фотографии. На одной отсвечивало мертвенной бледностью лицо Говоркова - покойного приятеля Литвинова с пулевым отверстием промеж глаз. С другой же радостно взирал пока еще живой и невредимый глава фирмы "Фрегат" Яков Абрамович Фельцман. Оба мужчины на удивление походили друг на друга...
  
  
   Глава VIII
   "Рубинштейна - улица длинная..."
  
   Вечерний Петербург пробуждал к бурной деятельности завсегдатаев ночных клубов и дискачей, продавщиц своего тела, их "профсоюзных лидеров" - сутенеров и прочих любителей поздних приключений.
   Очередная встреча похотливого ловеласа Доброго с Сашенькой состоялась по взаимному соглашению возле редакции газеты, где пиаровская агентша трудилась, не жалея языка и голосовых связок. Долго слоняться возле издательства полковнику не пришлось - молодая женщина появилась в дверях с пятиминутным опозданием и, простучав каблучками по короткой лесенке, кокетливо подставила щечку для поцелуя.
   - Куда направимся? - спросила она, беря кавалера под руку.
   - Есть одно местечко, - слегка замялся он.
   - Излагай, - запросто предложила Александра, подводя знакомца к своей машине. - Только желательно, чтобы там было тихо и безлюдно, а то у меня состоялось три продолжительных встречи с богатенькими клиентами - устала от народа и разговоров со страшной силой...
   Тот устроился на переднем сиденье, выдохнув, втянул живот, захлопнул дверцу и лишь после этого озвучил придуманный план на предстоящий вечер:
   - Как раз такая спокойная обитель имеется недалеко от твоего дома.
   Еще не понимая, куда он клонит, Саша вставила ключ в замок зажигания и ожидала продолжения.
   - На Рубинштейна есть отменная сауна-люкс... - несмело закончил Андрей Яковлевич.
   - Помилуй Андрюша! - с удивлением и насмешкой отвечала она, - разве наши отношения развиваются по столь неприличному сценарию, что, встретившись в третий раз, ты зовешь меня в этакое мерзкое заведение!?
   - Ну почему же сразу мерзкое? - возмутился совратитель, - я всегда любил сауну и совсем необязательно связывать пребывание там с богопротивными явлениями...
   - Да-да, конечно... Будто я не знаю, как это происходит. Нет уж, уволь... - нарочито гневно молвила девушка, - лучше поехали в какое-нибудь кафе, там напоят отравой, да, по крайней мере, не заразят грибками или прочими гадостями от немытого пола и вонючих кресел...
   Красная "десятка" рванула с места, а разобиженный чин надул и без того сдобные губы. Какое-то время он молча взирал на мелькавшие за окном подсвеченные фасады зданий и сожалел о летевших в тартарары планах: "Как отменно все задумал, приготовился. Даже "резиновых друзей" припас... Лежит вот теперь упаковка в нагрудном кармане - жжет грудину. Придется выкидывать, чтоб не волочь домой... Черт бы побрал эту чистюлю!"
   - Что-то мне не хочется в кафе... - проворчал он через пять минут, когда они мчались по Думской улице. - Давай посидим немного в машине, да поеду, пожалуй, домой...
   Александра приняла вправо и, остановив автомобиль напротив Гостиного Двора, спросила уже с тревогой:
   - Обиделся, Андрей?
   - С чего ты взяла?.. Просто тоже устал... Каждодневная беготня, совещания, проверки из столицы...
   - Ты бы не маялся, а излил душу, глядишь - и полегчало бы. Я вот тоже собиралась поделиться с тобой напастями... - осторожно намекнула она на обоюдную откровенность.
   - Своих с избытком... - буркнул Добрый.
   - Должно быть, в Москве будет еще тяжелей?
   - Там хоть есть, за что терпеть невзгоды, а тут... - вздохнув, махнул он рукой, глядя исподлобья на опостылевший Петербург с его унылой, серой погодой и добавил: - еще эта Роза Ивановна...
   - Какая Роза Ивановна? - не поняла она.
   - Женушка разлюбезная... Надоела пуще макарон в столовой, - с ненавистью процедил чиновник и продолжил давить на жалость: - вот и хотел сегодня немного расслабиться - оторваться от земных проблем...
   - И дома не в порядке? - участливо осведомилась Шурочка.
   - Какой там... Преддверие катастрофы!.. - упорно гнул свою линию полковник, заприметив некие сдвиги в поведении несговорчивой дамы.
   Та же, в свою очередь, вновь нахмурила личико, и, позабыв о маскировке, страдальчески обдумывала тактику дальнейшей охоты.
   - Розка - дело гиблое и почти решенное, - картинно протянул дородный претендент, - так там еще доченька сюрпризы подкидывает, от которых хоть на стену лезь! Одним словом не семейка, а клиника доктора Фролова...
   - Кого?.. - воззрилась на него молодая женщина.
   - Да есть один фрукт, расскажу как-нибудь...
   - Зачем же сохранять такую семью, коли одни неприятности. В моем понимании, супружество и тем более дети должны приносить радость, счастье. А так... Чем лишь бы как-нибудь - лучше уж никак! Или я не права?
   - Кто же спорит!? Но раз уж дошло до холодной войны - куда деваться?..
   Выслушав сей железный довод, леди надолго замолчала. Нервно покусывая губы, она что-то про себя решала, затем вдруг крутанула ключ зажигания и, вдавив педаль газа, лихо свернула с Думской по направлению к Фонтанке. Уверенно лавируя и обгоняя попутные автомобили, она пронеслась по мосту и лишь после этого спросила тоном, будто задержка в пути случилась исключительно из-за скромности и пуританской натуры партнера:
   - Ты не мог бы поточнее назвать координаты своей сауны? Рубинштейна - улица длинная...
  
   * * *
  
   - Я вообще отказываюсь понимать, что происходит в последние дни! - познакомившись с хозяином казенного кабинета, вскричал молодой человек, осторожно усаживаясь на старенький стульчик, времен хрущевского Возрождения. - Несколько месяцев проработали без эксцессов, подняли приличную компанию, развернулись, а тут - на тебе - посыпались приключения, одно другого краше... А зачем, собственно, я вам понадобился?
   - Яков Абрамович... - начал Севидов, глянув сквозь немытое окно на хмурое небо, - нам с вами необходимо посоветоваться...
   Он многозначительно переглянулся со стоявшим чуть поодаль Волчковым. Тот, не надеясь принять непосредственного участия в важной беседе, ежеминутно оголял левое запястье и с беспокойством следил за стрелками часов.
   - И, в каких же это моих советах нуждается столь уважаемое учреждение?.. - с сарказмом вопрошал разодетый в импортные шмотки посетитель.
   - Вас случаем не настораживает череда преступлений, вершащихся вокруг "Фрегата"?
   - В известной степени... - сменил иронию на расстроенный тон, Фельцман. - Настораживает... Скорее полностью выбивает из колеи и не дает нормально работать! Один только факт ареста выручки предприятия за сентябрь-месяц - для нас трагедия. Деньги тухнут в ваших сейфах, а налоговая начисляет пени и штрафы...
   - Не находите ли вы каких-либо объяснений странному интересу преступников к вашей компании?
   Бизнесмен скривил удивленную физиономию и пожал плечами:
   - Кто ж их знает?.. Где водятся банкноты - там и появляется обширное поле деятельности уголовных элементов а, как следствие - и ваше...
   - Что ж, хорошо бы, если так... - улыбнувшись, молвил следователь.
   - Это, в каком же смысле хорошо!?
   - Нет, конечно, не в том, что у вас появились неприятности, - успокоил Анатолий Михайлович, - скажите, а нет ли у вас, как бы это помягче выразиться, недругов или недоброжелателей?
   Собравшийся было гневно возмутиться непонятной радости собеседника, Фельцман запнулся и уставился на работника прокуратуры. Разные мысли мучили последнюю ночь предприимчивого еврея, но версия злоумышленного "подкопа" под искусно созданную им империю доходного бизнеса с недвижимостью, как-то в голову не приходила. "Какие только глупости не изрыгают воспаленные мозги этих ищеек, - подумалось, глядючи на пожилого сыскаря в стареньком, помятом костюмчике. - Побыстрее бы отделаться от него, да отбыть к другу на презентацию, опаздывать не в моих правилах..."
   - Вы что же, считаете - кого-то заинтересовали мои отнюдь не заоблачные доходы? - он надменно улыбнулся.
   Достав коробочку дорогих малых сигар, генеральный директор "Фрегата" закурил, но все же решил внятно разъяснить человеку, жившему на скромную зарплату и не ведающему разницы между коммерческими организациями с миллиардными бюджетами и фирмами богатыми, однако, звезд с неба не хватающими. Медленно, четко проговаривая каждое слово, он поведал:
   - В Санкт-Петербурге, Анатолий... Простите...
   - Михайлович.
   - Да... Так вот если создать некий реестр доходности и оборота капитала в нашем городе, Анатолий Михайлович, то мой "Фрегат" займет скромное местечко посередине - думаю, окажется где-нибудь в четвертой, пятой или даже шестой сотне. Так что, для всяких там бандитов и прочих недоносков имеются объекты куда интереснее...
   - Возможно. Но это с вашей точки зрения. А вообще-то, если бы кто-то мог предугадывать их замыслы и намерения - с преступностью давно бы покончили.
   Он выдвинул ящик стола и протянул посетителю фотографию убитого приятеля модельера Литвинова.
   - Вам знаком этот человек?
   Молодой человек без интереса глянул на покойника и пожал плечами:
   - Нет...
   - Я так и думал, - молвил Севидов, подавая еще несколько снимков того же Говоркова, но на этот раз прижизненных.
   - Да нет же - впервые вижу, - с еще большей уверенностью заявил Фельцман, рассмотрев каждый из фотопортретов.
   - Теперь внимательно взгляните на эту фотографию, - сыщик положил на стол еще одну карточку.
   - Господи!.. А моя-то личность, каким образом к вам попала!?
   - Неважно... - отмахнулся тот и поместил рядом два снимка: Якова Абрамовича и убиенного мужчины, - что теперь скажете?
   Проницательность бизнесмена была где-то на пути к осознанию выстроенной следователем последовательности. Он слегка побледнел, надел очки в модной дорогой оправе, еще раз вгляделся в запечатленные лица и, наконец, задал вопрос, давно ожидаемый Анатолием Михайловичем:
   - А кто этот с дыркой во лбу?
   Мэтр откинулся на спинку стула, Фельцман же смотрел на пожилого собеседника в мучительном ожидании ответа...
   - Тот самый мужчина, убитый накануне у подъезда вашего дома.
   С этой секунды бледность лица толстосума стала принимать угрожающую глубину оттенка, а в конечностях, судя по вибрации фотографий, появилась изрядная дрожь. Вмиг вспомнив, что перед Богом все равны, а причин предстать перед киллером у него и вовсе целая бездна, он, запинаясь, вопрошал:
   - Н-неужели все происки имеют с-строгую направленность именно п-против меня?
   Теперь настал черед Севидова вальяжно закурить и мысленно поглумиться над сидевшим напротив богатеем. Он неспешно достал дешевые сигареты и демонстративно положил их перед собой. Сейчас его манеры, равно как и весь вид, красноречиво говорили: "Зарплаты на отменный табачок не хватает - дрянь, конечно, курим!.. Тем не менее, спим спокойно и вам не завидуем".
   Насладившись колоссальной переменой в поведении гостя, сыщик беспечно изрек:
   - Рад бы опираться на ваши финансово-статистические выкладки и не брать в расчет других фактов, да не выходит. По всему получается - преступники поджидали вас, да спутали с этим несчастным...
   - Н-но, почему!? Что им от меня н-нужно!?
   - Знал бы прикуп... Кстати о Сочи! Вы ведь недавно из теплых краев?
   Тот, в одночасье потеряв способность предугадывать чужие мысли, кротко кивнул.
   - Ну, так вот вам добрый совет: берите-ка в охапку семью и немедля поезжайте на месяц-другой, по далеким странам, пока мы не тут распутываем зловещий клубочек.
   Яков Абрамович сейчас был во всем согласен с мудрым представителем Закона, над которым при иных - благоприятных обстоятельствах не преминул бы подшутить или поизмываться. Анатолий Михайлович же, сделавшись как никогда серьезным, искал в карманах авторучку и с каменным лицом напутствовал:
   - Тянуть и придумывать меры безопасности с усилением охраны не советую - уже установлено, что действуют высочайшие профессионалы и ваши наемные дилетанты для них не помеха. Цель путешествия, равно как и место временного проживания, следует держать в строжайшей тайне. Надеюсь, сами понимаете, по какой причине. Своим сотовым телефоном больше не пользуйтесь - отследят мгновенно, лучше купите за кордоном новый, а этот выбросьте в Неву. Вот номер, по которому вы должны мне позвонить через месяц. И последний вопрос...
   Бизнесмен, казалось, весь был в благодарном внимании...
   - Кому, на ваш взгляд, "Фрегат" мог встать поперек горла?
   Позабыв о недавнем пренебрежении и полностью утеряв всякую вальяжность, мужчина, походивший сейчас на затравленного кролика, жалобно выдавил:
   - В Питере есть только одна контора со схожим характером бизнеса и сравнимая по обороту средств с "Фрегатом"...
   Немного помолчав, он относительно твердо изрек:
   - "Корвет". Компания по торговле и обмену недвижимости "Корвет". Директором у них, кажется Лавренцов... Да-да - Аркадий Лавренцов...
   Севидов кивнул и вдруг узрел страшные гримасы позабытого им подопечного ученика. Из обезьяньих ужимок, он понял следующее: Лешка страсть как хотел бы дождаться концовки интригующей беседы, однако ж, здорово опаздывает на встречу с девушкой, с которой старый сводник сам же и заставил познакомиться...
   - Идите Алексей Леонидович, - смилостивился наставник, - завтра, как обычно, к десяти...
   Стажер схватил куртку и сей же момент исчез, даже не попрощавшись.
   Следователь раскрыл мизерный блокнот и, что-то записывая бисерным почерком, молвил:
   - Понятно... Итак, Яков Абрамович, давайте ваш пропуск и до нескорой встречи...
  
   * * *
  
   - Значит, ты коренной москвич? - спросила Алина у молодого человека.
   - Истинно. Всю недолгую жизнь провел в столице, - отвечал Волчков, прикидывая, как бы половчее и незаметнее, будто это само собой разумелось, ухватить барышню под руку. - Сколько помним предков - все были москвичами.
   - Ваша семья, наверное, сейчас редкое явление. В Москве оседают все больше приезжие...
   - Точно... А твои корни, стало быть, питерские?
   Девушка кивнула и задумчиво ответила:
   - Оба деда воевали, причем один в знаменитом Ижорском батальоне. А бабушки пережили блокаду...
   Они неспешно свернули с набережной Невы и прогуливались по аллеям, близ величественного здания Адмиралтейства. Вечер выдался теплым и безветренным. Череда тоскливых, моросящих дождей прервалась, обещая хорошую погоду в последние деньки октября. Оказавшись вскоре у фасада дворца, залитого мягкой желтой подсветкой, парочка остановилась. Алексей, заворожено глядя на дивную архитектуру, прошептал:
   - Красота... Я, честно говоря, впервые здесь...
   - Мне очень нравится это место. Помнишь, как у Осипа Эмильевича?
   Он с виноватым сожалением помотал головой и справился:
   - А кто такой Осип Эмильевич?
   - Мандельштам... - тихо ответила она и продекламировала:
   - Я вернулась в мой город, знакомый до слез,
   До прожилок, до детских припухших желез,
   Я вернулась сюда, так глотай же скорей,
   Рыбий жир ленинградских ночных фонарей...
   - Здорово... - оценил молодой человек и попытался оправдаться: - понимаешь, у меня тоже не хватает времени на все задумки. Так хочется и с книгой посидеть, и походить по театрам, музеям, посмотреть достопримечательности Северной Пальмиры... А только-то и выходит, что одну работу вижу. День не нормирован, случается преступление - мы с Михалычем мчимся на место и копаем, выясняем, опрашиваем, пока не вырисовывается что-либо похожее на мотив. Затем уж садимся в кабинете и ломаем головы над версиями, кругом подозреваемых...
   - И все-таки не ошибусь, если предположу: тебе жутко нравится профессия следователя.
   - О!.. Я мечтал о ней с детства! - с жаром подхватил тему Лешка, - у нас же и дед, и отец сыскарями корпели. Целая династия!
   - А сюда попал по распределению?
   - Не совсем... Батя протежировал поучиться к Севидову.
   - А что, твой шеф такая известная личность, что к нему только по протекции?
   - Еще бы! - многозначительно воскликнул вчерашний студент. - К его мнению и лучшие следователи, и прокуроры всех уровней прислушиваются, советоваться приезжают. А дела поручают самые запутанные, если не сказать гиблые.
   - Вроде недавних убийств? - продолжала исподволь любопытничать Алина.
   По всему чувствовалось - треп об особенностях нелегкой работы Волчкову не надоедал никогда и рассуждать об этом он мог безостановочно. Собеседнику необходимо было лишь подкидывать "свежих дровишек" и наслаждаться обилием информации об искусстве сыска...
   - Тут мы поначалу немного подсели и забуксовали, - начал он с серьезной миной, полной важной многозначительности, - но, недаром Анатолия Михайловича считают гением. Вчера он выдал такую гипотезу - аж дух захватило! Ведь, что греха таить, стали подумывать о висяке, ну то есть - о нераскрытом уголовном деле, коих в арсенале моего мэтра много лет не случалось. Ан нет! Все у старого раскладывается по нужным полочкам...
   Но внезапно он запнулся и немного сник. Произошедшая легкая перемена не ускользнула от внимания девушки.
   Обогнув не работавший фонтан, расположенный напротив дворца, парочка пересекла Адмиралтейский и оказалась на Вознесенском проспекте. Осмелившись, наконец, Алексей взял Алину под руку. Уголки ее губ лишь на мгновение дрогнули в улыбке, но возражать она не стала, решив выяснить причину его немного расстроенного молчания.
   - Севидов производит впечатление неразговорчивого и замкнутого человека. Тяжело работать с ним?
   - Это он с виду такой, а на самом деле отличный мужик. Даже пошутить иной раз не прочь. Кстати, очень неплохой рассказчик, столько занятных историй от него услышал - ни в одной газете такого не прочитаешь.
   - Повезло тебе...
   - Это точно. Он настоящий фанат своего дела. Представляешь, когда занимаемся раскрутками очередных уркаганов, Михалыч словно железный - и ночи не спит, и не ест толком, об отдыхе забывает... Все в кабинете, да на выездах пыхтит своими сигаретками - и откуда только энергия берется!? А стоит уйти в отпуск или же с неделю посидеть в безделье - моментально хандрить начинает: то сердечко с давлением шалят, то головные боли, а то и с желудком мается...
   - Медицина трактует это довольно просто, - тихо объяснила Алина, - некоторым людям стрессы помогают мобилизовать защитные реакции организма. Мне бабушка рассказывала: в осажденном Ленинграде народ почти не ходил по врачам, хотя клиники работали без перебоев. Болели редко и за медицинской помощью обращались в исключительных случаях - при ранениях во время артобстрелов, да когда уж невмоготу было пережить истощение. Зато после снятия блокады все больничные койки заполнились за неделю - пропала опасность, ушел стресс, люди расслабились...
   - Надо же!.. - удивился Волчков, и вдруг заметил, как спутница поглядывает на часы, - торопишься?
   - Да не то, чтобы... - вздохнула она, - сегодня свободна от дежурства, но завтра вставать - ни свет, ни заря...
   - Давай еще минут пятнадцать погуляем, а потом я тебя провожу прямо до дома, - взмолился он.
   - Ну, если обещаешь заполнить этот промежуток времени интересной историей...
   - Конечно! О чем тебе рассказать?
   - Не знаю... - пожала плечами девушка.
   - Моя начинающая личность еще ни в чем сверхъестественном не замечена - только несколько месяцев, как закончил учебу. О родителях?..
   Но тема старших Волчковых, как, впрочем, и любых других родственников, была пока неуместной. Это, видимо, понимал и сам Лешка.
   - Не знаю, - повторила она и осторожно предложила: - если информация не является служебной тайной, поведай о последних преступлениях. Я ведь тоже, в некотором роде, получила боевое крещение на последних вызовах - никогда раньше не выезжала на убийства.
   Следователь-стажер слегка помрачнел, однако через секунду вымолвил:
   - Понимаешь ли, весьма непростая получается путаница... Если перечислять все странности, открывшиеся мне недавно, то и в час не уложиться...
   И, решив пойти на ухищрение с целью продлить приятное свидание, предложил:
   - Если не возражаешь - зайдем в кафе, посидим, там и изложу свою версию. Даю слово - не пожалеешь.
   - Экий обольститель! - рассмеялась Алина, - ладно, пойдем, выпьем по чашечке кофе, но часа я тебе не обещаю...
   - Помнишь нашу первую встречу возле обменника? - пытливо заглядывая ей в глаза, вопрошал он вскоре за столиком маленького ресторанчика.
   - Конечно.
   - Благодаря службе безопасности компании "Фрегат" - владельца того здания, в наших руках оказалась бесценная видеокассета, на которой во всей красе запечатлены два преступника. Кроме того, мы имеем довольно толковое описание внешности налетчиков двумя охранниками, принимавшими участие в перестрелке с ними. А вот в убийстве инкассаторов и приятеля модельера Литвинова, со слов свидетелей, главными действующими лицами стали совсем другие люди.
   Девушка слушала пылкую речь спокойно, изредка делая маленькие глотки черного кофе. Алексей же, видя непонимание собеседницей главной сути, распалялся все пуще:
   - Вот и Севидов не очень-то верит в связь этих преступлений, но он еще не догадывается о выясненных мной подробностях!
   Посмотрев сверху вниз на Алину глазами олимпийского чемпиона, он, выдержав театральную паузу, изрек:
   - Соседка Литвинова с третьего этажа навороченного дома - совсем слепая или у нее перебор с фантазией. Убийство Говоркова совершено теми же двумя бандитами в черных плащах...
   - Погоди Алексей, - остановила дознавателя, перешедшего к прямым обвинениям, девушка. - Во-первых, я как врач, вновь хочу вернуть тебя к понятию стресс. Это еще не до конца изученное явление, однако доподлинно известно его влияние и на общее состояние, и на психику, и на восприятие человеком окружающей действительности. Той же старушке могло в момент опасности показаться что-то несусветное, но это не повод обвинять ее в лжесвидетельствовании. А, во-вторых, почему ты так уверен в неточности показаний?
   Волчков выслушал собеседницу внимательно, но ответил убежденно, последовательно делая ударение на каждом слове:
   - В том-то и дело, что моя уверенность не голословна.
   Алина молча смотрела на парня и, казалось, не очень-то доверяла положительному результату его самостоятельных изысканий...
   Немного запыхавшись от обилия сказанных слов, он допил залпом остывший кофе и закончил речь главным:
   - Бог с ней, со старушкой... Меня чрезвычайно заинтересовал инцидент со швейцаром из ресторана "Охотничий клуб". Помнишь, уже перед твоим отъездом милиционеры подвели к Михалычу разряженного в зеленый костюмчик молодца?
   - Да...
   - Убивать его, как нежелательного свидетеля преступники не стали... Видимо, чтобы не поднимать шум раньше времени и не спугнуть заказанную жертву. Севидов отчего-то несерьезно отнесся к возможному очевидцу происшествия - выслушал лепет вышибалы и, махнув рукой, отпустил. Не наше, мол, дело - ресторанные разборки... Два часа назад, перед встречей с тобой, я заскочил в оное заведение, благо тут недалеко. Покрутил у здоровяка перед носом удостоверением прокуратуры, пугнул статьей за ложные показания, он и признался...
   Довольный Волчков откинулся на спинку венского стульчика. Алина смотрела на очкастого красавчика изумленно, широко открытыми глазами, затем, спохватившись, осведомилась:
   - В чем же он признался?
   - Два крепких мужика в длиннющих кожаных регланах, как он выразился - какие-то рокмузыканты лет по сорок с лишним, курили возле входа в его заведение и мешали проходу посетителей. В ответ на просьбу освободить дорогу, выхватили непонятное оружие и потащили с собой. На последнем этаже старого жилого дома связали, вставили кляп и предупредили, чтоб помалкивал, не то отыщут и наделают в башке дырок.
   - Закажи мне, пожалуйста, еще кофе, - попросила девушка, слегка покусывая губу.
   Молодой следователь, не найдя взглядом официантку, сам направился к барной стойке. Алина, тем временем, порывалась что-то достать из маленькой сумочки, однако, заметив возвращавшегося к столику Алексея, оставила попытки и, как ни в чем не бывало, улыбнулась кавалеру:
   - Нелегкая предстоит вам работа - сюжет разворачивается, будто в кино. Скажи, а почему ты не поделишься добытыми сведениями с Анатолием Михайловичем?
   - Собираюсь, куда деваться?.. - замялся Волчков, - хотя я и раньше намекал ему на несостоятельность полученных свидетельских показаний. Потом он ведь и сам дока, прекрасно понимает - раз оружие срабатывает одно и то же, то и исполнители неизменны. Нет, я, разумеется, доложу обо всем, но меня крайне удивляет его вялотекущие методы расследования.
   И все же девушка-врач отчетливо уловила в интонации нового приятеля некую самоуверенность и страстное желание докопаться до истины самостоятельно.
   Кофе они допивали молча. Алина неспешно размышляла о сложностях сыскной работы и радовалась тому, что, дав выговориться молодому мужчине на злободневную профессиональную тему, увела, тем самым, беседу в сторону от опасного и излишнего выяснения возможностей развития их отношений.
   Спустя полчаса они подходили по Новгородской улице к дому девушки. Возомнив себя полноправным претендентом на сердце очаровательной, стройной Алины, стажер вел ее под руку и уже без опаски спрашивал:
   - В прошлый раз ты обмолвилась, что несвободна. Это правда?
   Она кивнула.
   - И у меня никаких шансов?
   - Практически никаких...
   - Стало быть, имеются теоретические. Ну что ж, неплохо... - сделал он утешительный для себя вывод.
   - Мне пора, - сказала она, нажимая на кнопку вызова лифта, - да и тебе еще предстоит ехать через полгорода.
   - Хороший вечер... - печально произнес Лешка с поникшей головой, - значит, через пару дней созвонимся?
   - Созвонимся. Спокойной ночи и спасибо за приятную компанию.
   Она потрепала его по вихрастой шевелюре, вошла в кабину лифта, еще раз на прощание улыбнулась и нажала на клавишу с цифрой "семь". Как только двери закрылись, девушка кинулась лихорадочно искать в сумочке сотовый телефон. Миниатюрный аппарат лежал на самом дне, но и, выудив его на свет божий, сделать крайне срочный звонок, не сумела - шкала чувствительности показывала отсутствие приема. Лишь подъемник выпустил пассажирку на нужном этаже, та бросилась к оконному проему и вновь набрала номер. Услышав долгожданный голос, Алина приглушенно сообщила:
   - Старший, как мы и предполагали, ошибается. А вот с младшим дела обстоят гораздо хуже... Если он повлияет...
   Короткий вопрос заставил ее на мгновение замолчать, после чего она еле слышно уточнила:
   - Подробности первой операции ему были известны изначально. О третьей он уже в курсе. Осталась вторая...
   Закончив разговор, врач скорой помощи захлопнула крышечку мобильника и, переведя дух, словно поднималась до седьмого этажа пешком, вошла в свою квартиру.
   В это время на лестничном пролете этажом ниже стоял и впрямь запыхавшийся Волчков - начинающий, но многообещающий следователь, закончивший с отличием Московскую академию права. Подслушав доклад Алины по телефону, он достал синий блокнот, сделал в нем несколько пометок и, неслышно ступая, направился вниз. Шепотом, на ходу Алексей дочитывал строчки давно любимого и почитаемого Осипа Мандельштама:
   - Я вернулся в мой город, знакомый до слез,
   До прожилок, до детских припухших желез,
   Я на лестнице черной живу и в висок,
   Ударяет мне вырванный с мясом звонок...
  
  
   Глава IX
   Нокаут
  
   На этот раз новоиспеченный Юрий Борисович Левитан пробыл в камере временно задержанных недолго - отоспался на жестких нарах ночь, протрезвев и излечившись от небольшой дозы алкоголя. Утром тридцатого октября дежурный по отделению составил протокол с описью имущества и поспешно сбагрил буйного хулигана конвойной службе, а те, в свою очередь, скоренько доставили нарушителя в изолятор временного содержания. Но и там Лавренцова продержали лишь несколько часов, измазав каждый палец в черной краске, сделав традиционные фотоснимки "на долгую память" и тщательно испросив личные данные. Вскоре он трясся в скрипучем тарантасе с теми же конвоирами в направлении СИЗО N1...
   "Растешь Аркаша... - угрюмо рассуждал невольник, сидя в наручниках на деревянной боковой лавке автозака и поглядывая через решетку на вожделенную, недавно утраченную свободу, - три месяца назад благодаря Олегу Давидовичу ты провел на нарах тридцать первого отделения милиции лишь сутки. Теперь, по собственной инициативе, загремишь, похоже, на больший срок и ни куда-нибудь, а в знаменитые Кресты. А мог ведь сейчас потягивать пивко в роскошном кабинете или, скажем, с Алиной в Мариинском арии о любви слушать. Вот ведь перипетии, век воли не видать..."
   - Вылезай, приехали, - неучтиво скомандовал высокий, тощий старшина, когда допотопный транспорт остановился на территории следственного изолятора.
   Бывший фээсбэшник спрыгнул на асфальт и, понурив голову, зашагал следом за служивым. Позади единственного новосела унылого, мрачного заведения топали еще двое конвоиров-контрактников, видать, наслышанные о бойцовских способностях мускулистого дядьки.
   Процедура оформления на новом месте жительства заняла чуть менее получаса и вскоре перед Аркадием Генриховичем гостеприимно распахнулась дверь многоместной камеры. Вдохнув спертый воздух, он шагнул внутрь полутемного помещения.
   Только за Юрием Борисовичем Левитаном гулко брякнула о массивный косяк дверь, и лязгнул засов, как из дальнего угла, где тесным кружком расположились играющие в карты "заслуженные ветераны" зон, донеслись приглушенные голоса:
   - О, гля! Еще одного притаранили!
   - Вахтурить по хате будет вне очереди...
   - Э, мужик! Внизу местов нету. Выбирай: либо наверху, либо на полу...
   - Пусть отдыхает у параши...
   Вряд ли подполковник стерпел бы такое обращение, невзирая на несметный численный перевес уголовников. Вознамерившись сразу же, как говорят: не отходя от кассы задать легкую трепку парочке ближайших картежников, он сделал несколько шагов в их сторону, но внезапно дорогу ему преградил рыжий, коренастый мужичок лет сорока восьми.
   - Не спеши братан с рукопашной, здесь свои законы... - негромко предупредил зек, - вон, значится, твоя койка, сверху...
   "Зычара со стажем - с десяток отсидок за плечами... - сразу определил Аркадий, рассматривая завсегдатая мест не столь отдаленных, кожа которого пестрила наколками, - похоже, самый матерый из здешних. Таковые везде выстраивают бытие исключительно по понятиям, с "зонным" кодексом чести, и слово держат строго. Наверняка именно он назначен старшим камеры..."
   Рыжий, тем временем, указал пожелтевшим от курева пальцем на верхний ярус, но, заметив отсутствие матраца на голой металлической сетке, возмутился:
   - Кто опять подстилку увел? Шо за бардак в келье произрастает?
   Скрупулезное дознание и наведение порядка на вверенной ему территории провести не удалось. В этот момент скрипнул дверной засов и в проеме возник контролер в форме. Поигрывая внушительным резиновым инструментом устрашения, он неторопливо прошел до середины каземата и, обведя тяжелым взглядом притихших постояльцев, качнул дубинкой в сторону рыжего:
   - К начальнику СИЗО. Всех старших камер собирают...
   Когда за ними закрылась дверь, к Лавренцову неслышно подошли два обитателя каталажки, явно не относящиеся к бывалым преступникам.
   - Конышев Вячеслав Кузьмич, - представился первый - лысеющий увалень средних лет с мешками под глазами, - бывший главный бухгалтер коммерческой структуры, сижу под следствием из-за сокрытия налогов...
   - Гориев Альберт, списанный военный летчик. Говорят, по пьяни витрины супермаркета на Литейном побил, - улыбнулся следующий обитатель душной "коммуналки".
   Познакомившись с "приличными" соседями, Аркадий собрался отыскать матрац и возлечь, да за дверью снова раздались шаги, и вскоре показалась фигура старшего зека.
   - Сегодня Злыдень в Крестах гостит, всем быть начеку! Особливо на вечерней проверке... - проинформировал он и подошел к новенькому: - меня Лисом кличут, стало быть, из-за масти верхнего шерстяного покрытия, а тебя как?
   - Юрий. А кто такой Злыдень?
   Выковыривая свежую пачку сигарет из блока, он присел на нижнюю койку, рядом с Левитаном и, усмехнувшись, пояснил:
   - Имеется в штате тутошнего УИНа одна падла... Надо же было унаследовать от родичей такую фамилию - Добрый!.. Любимое выражение: "Десять суток карцера!" Угощайся...
   Он протянул сигарету. Чиркнув спичкой и подпалив курево, поинтересовался:
   - Впервые что ли здесь?
   Тот утвердительно мотнул головой.
   - И за что же?
   - Пяток машин изувечил... - небрежно ответил Аркадий.
   - Не понравились или владельцы чем не угодили?
   - Не в настроении был...
   Лис удовлетворенно кивнул. Видать в среде плюющих на Закон, эта причина числилась вполне уважительной.
   - У меня один знакомец где-то здесь ошивается... - глубоко затянувшись, обронил подполковник.
   - Кто? Я, чай, со всеми знаком, окромя сопливых малолеток.
   - Свои Мастером называют...
   - Блюм ли!?
   - Точно!..
   - Кто ж его не знает!? Он у нас ночку успел перекантоваться - человек достойный, несмотря на национальную принадлежность, - и, понизив голос, доверительно зашептал: - людям с понятиями в паспорт не заглядывают. Коль умный, рукастый и язык за зубами держать умеешь - обхождением обижен не будешь. Завсегда тебе и почет, и весточки с воли, и нижняя коечка подле оконца. Только вот такие сучары как Злыдень все портят, жизнь отравляют...
   - ?
   - Мастера почти неделю в карцере гноят. Он горемычный, то ли астму, то ли еще чего похуже схлопотал, а мы даже таблеток передать не можем. Обложили псы - не подступись...
   - Свиданку можешь устроить? - вполголоса поинтересовался собеседник, чем вызвал слегка недоуменный взгляд разбитного лиходея.
   - Ну, во-первых, для свиданки нужно загреметь в тот же карцер, - задумчиво отвечал тот. - А во-вторых, я тебя паря, еще не шибко знаю, чтобы сводить с уважаемыми людьми...
   Докуривали молча. Скосив взгляд, Лавренцов с интересом разглядывал руки соседа, на которых преобладал синий цвет татуировок, оставляя в дефиците цвет телесный.
   В который раз бухнул засов, и из коридора донеслась зычная команда:
   - Выходи на проверку!
   - Мужики, перекличка в коридоре, значится, опять по камерам шмон намечен, - предупредил старший, туша об каблук окурок и направляясь к выходу.
   Нагнав за дверью Лиса, подполковник шепотом поинтересовался:
   - Где таблетки для Блюма?
   - Вот, - вынул тот из кармана и, зыркнув по сторонам, показал небольшой, бумажный кулек, - никак, задумал что?
   - Есть одна мыслишка... - прошептал морпех, засовывая лекарство в задний карман широченных черных джинс...
  
   * * *
  
   Фролов был несилен в разновидностях импортных автомобилей и, скорее всего, прошел бы мимо нужного БМВ, но когда он поравнялся с темно-серой, с тонированными стеклами иномаркой, правая дверца той тихо, без щелчка приоткрылась, приглашая внутрь теплого салона...
   - Здравствуйте еще раз. Меня зовут Константин Валерьевич, - негромко представился мужчина, чью внешность психотерапевту разглядеть не удалось - время было позднее, да к тому же затемненные стекла...
   Устроившись рядом с незнакомцем, Олег с тоской ожидал, каких же дурных известий опять преподнесет жизнь.
   - Оперативной работой и безопасностью в охранном агентстве занимаюсь я сам, - начал директор "Легиона", не поворачивая головы. - Старая, понимаете ли, профессиональная привычка - важнейшими аспектами ведать лично, никому не перепоручая. Договор с вами подписан недавно, не так ли?
   - Несколько дней назад...
   - Мы выделили для охраны вашей семьи двух, отлично подготовленных ребят - бывших спецназовцев. Дело они знают, тут я спокоен, но...
   Константин Валерьевич сделал паузу, а потом произнес фразу, от смысла которой врач вздрогнул.
   - Сегодня, в районе пяти часов вечера возле вашего дома одному из них проломили голову. Сейчас он в реанимации и состояние вызывает серьезные опасения...
   Новость на какой-то миг парализовала волю Фролова. Очевидно, и эта акция исходила от полковника Доброго. Тот все ближе подбирался к его жене и сыну, недвусмысленно давая понять, что собирается претворить в жизнь зловещие обещания.
   - Теперь вы откажетесь охранять моих близких? - упавшим голосом вопрошал доктор.
   Однако глава коммерческой силовой структуры заверил:
   - Почему же?.. Это наша работа.
   Далее он перешел к делу, ради которого, очевидно и приехал. Тон его голоса стал строже, слова звучали так же тихо, но отрывисто и твердо.
   - Олег Давидович, в приватной беседе с моим заместителем, перед тем как обеими сторонами был подписан договор, вас попросили ответить на ряд вопросов...
   - Да, помню.
   - Разумеется, мы не исключаем вероятности стечения случайных обстоятельств. Возможно, нашему сотруднику досталось от каких-то отморозков, не знающих ни вас, ни ваших близких, ни его. Но мы обязаны владеть доскональной информацией о настоящем "вероятном противнике". Вы несколько размыто обрисовали причину обращения к нам. Мы не настаивали на внятном объяснении - клиент имеет право на некие тайны. В данном же случае, когда на карту поставлены здоровье и жизнь моих людей, я должен знать, откуда исходит угроза...
   Выносить сор из избы в планы Фролова не входило. Он все еще надеялся - Добрый вот-вот, ближайшими днями одумается и остынет. Все, что сейчас требовалось Олегу, так это элементарная уверенность в безопасности жены и сына. Обманывать он не любил и делал это в самых исключительных случаях. Именно таким и был случай сегодняшний...
   - Вряд ли я смогу помочь, - замялся психотерапевт. - Поступали по Интернету какие-то коротенькие письма сомнительного содержания, но конкретно никто не угрожал. Просто я решил перестраховаться.
   Собеседник впервые повернул голову и, как показалось Олегу Давидовичу, пристально посмотрел на него.
   - Понимаете ли, - с едва уловимой насмешкой молвил глава "Легиона", - деятельность уважающих себя частных охранных агентств не ограничивается одним лишь сопровождением объекта крупногабаритными бойцами, обладающими набором известных навыков. Повторяю: у нас имеется оперативная служба, связи с федеральными силовыми структурами, ну и не скрою - с рядом криминальных авторитетов. Мы тщательно анализируем назревающие проблемы и помогаем нашим клиентам разрешить их наиболее эффективными способами.
   "Что ж, очень может быть, - подумал доктор, - но здесь это не сработает. И мои, и ваши связи вместе взятые ничегошеньки не дадут - нет таких силовых ведомств, куда не был бы вхож Добрый и нет таких авторитетов, с которыми он - царь и бог местных тюрем не нашел бы общего языка. Тут не помогут даже первые лица города и области".
   Он помнил, как в двух коротких беседах, еще до начала лечения Анны, ее папаша с важностью министра тряс пухлой записной книжкой и похвалялся дружбой с думскими депутатами; с чинами из городской и областной прокуратур; с руководством отдела по борьбе с организованной преступностью, питерского СОБРа... И, скорее всего, это не было пустой, голословной бравадой. А уж в Управлении Внутренних Дел полковник Добрый и вовсе знал каждую служебную собаку.
   Тяжко вздохнув, Фролов изрек:
   - Увы, Константин Валерьевич... Извините...
   Чувствовал он себя отвратительно. Во-первых, приходилось обманывать человека, обеспечивающего защиту его же семьи. А во-вторых, и это совсем уж никуда не годилось - он невольно подставлял ни в чем не повинных и не сведущих о грозящей опасности людей. Но, владелец "Легиона", кажется, был неглупым человеком и не стал более давить на скрытного и от чего-то запуганного клиента.
   "В конце концов, они же профессионалы, - рассудил Олег, пытаясь перед собственной же совестью оправдать нежелание раскрывать подоплеки интриг подлого чиновника, - после случившегося несчастья с охранником Константин Валерьевич обязан предпринять серьезные меры по усилению бдительности..."
  
   * * *
  
   В светлой Лешкиной голове пока царил сумбур. Страстное желание докопаться до истинных целей вершащегося вокруг "Фрегата" безобразия росло день ото дня, но, все же, порядка в мыслях не добавляло. Бестия Севидов явно знал больше, или, по меньшей мере, догадывался о большем, но делиться соображениями со стажером не спешил, а в последние дни был замкнут, молчалив и невесел.
   Троекратный приезд к убийствам одного и того же врача - Алины, давно вызывал у Волчкова скользкие и нехорошие предчувствия. Район действия банды и впрямь ограничивался несколькими кварталами, а стало быть, находился в "зоне ответственности" ее клиники - в этом, пожалуй, с Михалычем не поспоришь. Но столь частые и регулярные совпадения основательно поселили в мозгах выпускника Академии тяжкие размышления о неком соучастии обаятельной и милой барышни в замысловатом деле. Однако пуще всего его взбудоражил и сподвиг к активным действиям подслушанный вчера доклад Алины неизвестному координатору беззакония. Тайный смысл загадочных фраз, вылетевших из уст его знакомой, долго не позволял заснуть и мучил противоречивыми догадками.
   "Мэтр подождет. Доложу ему позже... - решил он ранним утром тридцать первого октября, сидя в автобусе, плетущемся по пустынной Малой Морской. - У него свои фирменные методы "стирки белья", у меня же должны нарабатываться собственные. Да и не к чему распространяться о параллельном расследовании. Меньше знает - крепче спит, а сон в его годы - основная составляющая здоровья. Мне же необходимо кое-что выяснить..."
   Ровно в восемь тридцать Лешка подошел к парадному "Фрегата". Показав через стеклянную дверь удостоверение прокуратуры, он дождался, пока охранник с заспанной и небритой физиономией отопрет замки.
   - Следователь городской прокуратуры Волчков, - представился он и важно пояснил: - мне необходимо срочно повидать начальника службы безопасности.
   - Он подъедет с минуты на минуту, - словно оправдываясь, виновато пробурчал страж и кивнул в сторону ряда кресел в холле: - если будете ждать - проходите, присаживайтесь...
   Стажер уселся в крайнее кресло и начал мысленно прокручивать предстоящий разговор. Ожидать пришлось недолго - минут через пять появился холеный, высокий мужчина в светлом плаще, наброшенном на дорогой костюм-тройку. Узнав о раннем посетителе из следственных органов, он расшаркался перед молодым человеком и любезно предложил пройти для беседы в кабинет
   - Прям уж и не знаем, что эти паразиты дальше удумают, - жаловался на головорезов Горбунко, аккуратно вешая на плечики верхнюю одежку, - меня зовут Савелий Антонович, а вас, позвольте поинтересоваться?
   - Алексей Леонидович...
   - Так вот Алексей Леонидович, меры мы принимаем отныне беспрецедентные, несмотря на то, что генеральный директор срочно отбывает в командировку, - продолжал тараторить словоохотливый шеф охраны, не давая гостю раскрыть рта.
   Улучив момент, когда начальник охраны набирал полную грудь воздуха для очередной тирады, Волчков скороговоркой озвучил то, ради чего тащился в такую даль:
   - Мне необходимо побеседовать с охранниками, в смену которых были расстреляны инкассаторы.
   Горбунко разочарованно выпустил набранный воздух и с опаской сказал:
   - Оно, конечно, можно... Но ведь то происшествие случилось за охраняемой нами территорией и не с сотрудниками фирмы.
   - Мы вовсе не собираемся вешать часть вины за гибель людей на ваше подразделение. Нам просто необходима информация.
   - Хорошо, - принял героическое решение Савелий Антонович. - Сегодня как раз они и дежурят. Сейчас я приглашу старшего смены...
  
  
   Через полчаса глава безопасности "Фрегата" провожал юного посетителя и продолжал страстный монолог:
   - Я добился, наконец, разрешения увеличить штат аж на восемь единиц, закупаем новейшую сигнализацию, дополнительную партию гладкоствольного оружия, устанавливаем к тому же четыре камеры слежения - еще по одной в коридорах каждого этажа...
   - У вас ведь и так по четыре человека в смене дежурит... - только-то и успел вставить следователь.
   - Верно, - на секунду остановился говорливый Савелий Антонович, - но я хочу, чтобы двое постоянно находились на улице, делая обход по всему периметру здания.
   - Зачем? - удивился Алексей, не зная, как бы поскорее от него отделаться.
   - Ну, вы же видите, что они вытворяют! До автомобильной стоянки добрались, а что на очереди? Окна? Пожарная лестница с чердаком и крышей? Нет уж, лучше перестраховаться...
   - Постойте, постойте... - задержался у двери стажер, - а что случилось с вашей стоянкой?
   - Как что? - ошалело уставился на него Горбунко. - Вот те раз! В прокуратуре не знают о такого рода происшествиях? Так ведь вчера какой-то урод раздолбал пять иномарок, в том числе Мерседес Якова Абрамовича.
   - Что значит раздолбал?
   - А то и значит. Подошел средь бела дня подпитый здоровяк и начал крушить стекла, фары, зеркала...
   Лешка недоуменно слушал о втором, всплывшем за последние пятнадцать минут, сногсшибательном факте. Спохватившись, спросил:
   - Вы уверены в связи этого события с предыдущими преступлениями? Может быть пьяная выходка - всего лишь случайное совпадение?..
   - Ну, над подобными дилеммами голову ломать лучше вам - профессионалам. Наше дело пресечь, задержать...
   - Так вы его задержали!? - не поверив своим ушам, возрадовался визитер.
   - Еще бы! - слегка покривил душой Савелий Антонович, - задержали и сдали наряду милиции. Все честь по чести.
   Трясущейся от предчувствия близкой удачи рукой, Волчков записал в блокнот данные хулиганствующего молодчика, номер отделения, куда тот был спроважен. Прощаясь, долго жал ладонь главному стражу, обещая скорую поимку остальных беспредельщиков. Выскочив на улицу, он быстро глянул на часы - начало десятого. "Ничего страшного, - успокоил сам себя дознаватель, - тридцать первое отделение по пути в прокуратуру - успею заскочить. Севидов никогда не замечает кратковременных опозданий, а если и задержусь - не грех приврать..."
   Только что в разговоре с пожилым мужичком-охранником он почерпнул невероятно важную информацию: в тот злополучный вечер, когда инкассаторы забрали месячную выручку, трое служивых в камуфлированной форме проводили их до двери, заперли замки и разошлись по этажам для обхода. Трое, а не все четверо! Четвертый - тот самый старший смены остался у мониторов внешнего и внутреннего наблюдения. И когда на улице грянули первые выстрелы, он прилип к окну и успел подметить некоторые детали короткой баталии: стреляли в инкассаторов двое и одеты они были все в те же кожаные регланы. Глазастый сторож разглядел даже продолговатый черный футляр в руках одного из нападавших...
   Этот с легкостью выуженный факт был главнейшим открытием сегодняшнего дня. Второй же - недавний инцидент на автостоянке все более казался Алексею случайностью. Чем ближе вчерашний студент-отличник подходил к районному оплоту правопорядка, тем отчетливее понимал призрачность шансов на успех его предположения о родстве череды серьезнейших преступлений с применением оружия и пьяной выходки какого-то Левитана. "Действительно, полнейшая глупость... - расстроено хмурил он густые брови, - если бы о моих самостоятельных изысканиях узнал Анатолий Михайлович, - непременно бы рассмеялся. К чему настоящему преступнику в одиночку, днем бить машины!? Да еще и с верной концовкой - оказаться в камере временно задержанных. Нет, моя версия - полная утопия..."
   Кратковременное посещение отделения милиции еще более усугубило самооценку доводов Лешки. Дежурный лениво полистал объемный журнал, нашел искомую фамилию и, зевнув, доложил:
   - Было такое задержание. Вчера в семнадцать двадцать восемь доставили помятого алкаша - Левитана Юрия Борисовича. Проживает на Синопской набережной. Работает на радио. Отправлен с конвойной службой в изолятор временного содержания...
   - Дело заведено? - осведомился молодой человек.
   - Да вро-оде... - протянул тот, - из пятерых пострадавших заявления написал только один, да и тот, почему-то, запаздывает к нашему следователю - сегодня назначено на девять утра. А потом и статья-то за нанесение ущерба частной собственности такова, что ежели они договорятся - пиши пропало. Заберет заявление этот, как его...
   Он заглянул в другой журнал.
   - Фельцман. И все - извольте безобразника отпускать. Вся наша работа - напрасная трата времени...
   Через полчаса Волчков сидел у дежурного по ИВС и рассматривал фотографии обвиняемого в злостном хулиганстве Левитана. Темноволосый мужчина с правильными чертами лица, с модной бородкой-клинышком, с аккуратными усиками, на вид чуть моложе своего возраста... Одним словом - ничем непримечательный раздолбай, коих на улицах Питера пруд пруди...
   Молодой человек опаздывал почти на два часа. "Ерунда... - отмахивался он от незначительного нарушения трудовой дисциплины, - если уж мэтр сильно припрет к стенке - выложу причину изысканий. Пару колкостей скажет, конечно, старый черт, однако ж, ругаться не станет. Не по бабам чай шлялся..."
  
   * * *
  
   Искоса поглядывая то на расхаживавшего по узкому коридору ДПНК - дежурного помощника начальника колонии (хоть и не колония, а всего лишь изолятор, однако важная должность везде обязана звучать!), то на полковника Доброго, контролеры рявкали на подследственных, заставляя тех живее выстраиваться в две шеренги. Лихо крутанувшись вокруг левого каблука, холеный тридцатитрехлетний майор Щеглов доложил, стоявшему неподалеку шефу исправительных заведений области о готовности контингента к проведению проверки. Тот милостиво кивнул...
   Начальник УИН никогда не принимал непосредственного участия в плановых мероприятиях СИЗО, никогда не вмешивался в будничное течение строгого распорядка. Но каждый из контролеров твердо знал: любая оплошность, любая минутная заминка пойдет на заметку злопамятному полковнику и аукнется виновнику троекратно. Во время визитов Доброго малейший отход от установленных им же правил не сходил с рук ни младшим офицерам, ни прапорщикам с сержантами, ни, тем паче, подследственным...
   - Ровняйсь! - что есть мочи гаркнул Щеглов. - Смирно! Старшим контролерам провести проверку арестованных!
   Отовсюду послышались резкие и отчетливые выкрики:
   - Таланов!
   - Я!
   - Тимшин!
   - Я!
   - Воронин!
   - Я!..
   В камерах в это время во всю орудовали рядовые сотрудники Крестов, переворачивая матрацы, выкидывая из тумбочек на пол нехитрое имущество подопечных, скрупулезно ощупывая тощие подушки и висящую на спинках кроватей одежду.
   Лавренцов стоял в первой шеренге, бок о бок с Лисом и, пренебрегая военизированными порядками, вертел головой, разглядывая "пышное" убранство приютившего изолятора...
   - Конопатов!
   - Я!
   - Марченко!
   - Я!
   - Кочеров!
   - Я!..
   Старший камеры уже несколько раз легонько и незаметно толкал Аркадия локтем в бок, призывая замереть и не крутить башкой, потому как Злыдень, поигрывая здоровенной, сделанной по индивидуальному заказу дубинкой, мерил шагами коридор в опасной близости. Но новичку-пофигисту, как назло, приспичило громко - в голос чихнуть, а затем и закашляться. Наконец Лис с облегчением услышал выкрикиваемые фамилии сокамерников:
   - Гориев!
   - Я!
   - Райков!
   - Я!
   - Брель!
   - Я!..
   Вот-вот должна была прозвучать вновь приобретенная фамилия бывшего фээсбэшника, однако ж, занятому в этот момент устранением последствий простуды Левитану, было не до переклички. Словно клоун-фокусник на арене цирка, он стал вытягивать за уголок из кармана здоровенный - метр на метр, носовой платок. Несколько контролеров уже беспокойно посматривали в его сторону; майор подошел чуть ближе. В конце концов, и всесильный хозяин исправительных заведений с гневным интересом воззрился на тупого и не имеющего представления о Дисциплине разгильдяя. Тот же, не замечая сгущавшихся туч, что есть мочи сморкался...
   - Яньшин!
   - Я!
   - Конышев!
   - Я!
   - Левитан!
   - Здесь... - шепотом промямлил Лавренцов, аккуратно складывая аршинный платочек в тридцать два раза.
   - Пирогов! - хотел продолжить перекличку прапорщик, но не тут-то было...
   - Не понял, - медленно процедил Добрый, делая первый шаг к обреченной жертве.
   Все глашатаи разом умолкли, а майор вмиг оказался подле полковника. Боковым зрением Аркадий заметил, как Лис втянул голову в плечи и перестал дышать, как округлились глаза уголовников из их камеры...
   "Господи... Когда же ты ниспошлешь мне спокойной старости? - пронесся в голове отставного борца с терроризмом закономерный вопрос перед порцией очередных неприятностей. - Или прикажешь до посадки в инвалидную коляску кулаками махать? Ладно, на все твоя воля. Как скажешь..."
   - Его фамилия!? - непонятно к кому обратился Злыдень, сильно ткнув при этом в грудь Лавренцова дубинкой.
   - Левитан Ю и Б, - тут же ответил прапорщик с незаконченным начальным образованием.
   - Так ты, значиться, только на иврите понимаешь? - надменно осведомился Добрый.
   Юрий Борисович молча прятал в карман платочек. Чиновник же, не получив ответа на антисионистскую провокацию, снова ткнул арестованного "еврея" палкой из твердой резины, на сей раз в солнечное сплетение.
   Ожидаемой реакции не последовало - Левитан не скорчился от боли, не стал хватать ртом воздух, а спокойно и с едва заметной саркастической улыбочкой пообещал:
   - Еще раз ткнешь - в башке будет звенеть дольше, чем мне придется сидеть в карцере.
   Пожалуй, если бы сейчас перед властным солдафоном вдруг, по мановению волшебства, вырос из-под земли министр юстиции или, пуще того, соткалась бы из атомов антиматерии плоть Президента Российской Федерации, масштаб его изумления был бы не столь велик. Но подобная угроза, прозвучавшая здесь - в стенах, где Андрей Яковлевич уже несколько лет правил бал и ощущал себя едва ли не единоличным владыкой с контрольным пакетом акций, напрочь лишила его дара речи, способности пораскинуть мозгами, а заодно и чувства самосохранения...
   Форменное окружение, обалдевшее не меньше начальника, попросту не успело предпринять каких-либо действий и предотвратить беды. Рука Доброго непроизвольно дернулась, как будто наперекор сознанию вновь подняла дубинку и резко выбросила ее вперед, в направлении печени подследственного...
   Ответного движения почти никто не узрел - резкий, короткий удар пришелся точно в подбородок. Начальник Управления, утеряв сознания мгновенно - еще будучи на ногах, рухнул плашмяком всей свой рыхлой массой, прилично грохнув при этом затылком об пол.
   Над обширным помещением каземата повисла гробовая тишина...
   - Я же предупреждал! - шептал через минуту один из контролеров майору, - конвой передал: он, видать, спецназовец... И с мозгами не все в порядке - на улице ни с того, ни с сего людей колбасил и машины плющил! Я же предупреждал!..
   После случившегося конфуза, над толпой арестантов пронесся одобрительный ропот, обозначавший бесспорную и бессрочную индульгенцию новичку в мир авантажной преступной уголовщины. Во избежание беспорядков, сотрудники СИЗО спешно загоняли людей в камеры. Над лежавшим без движения Злыднем колдовали два прапора: один делал несчастному искусственное дыхание способом "рот в рот", другой норовил хлестануть полковника по бледным щекам. На руки смиренно опустившего взгляд виновника ЧП, надели наручники и обступили со всех сторон четверо сержантов. О дальнейшем применении силы в адрес мощного мужика, умело калечащего себе подобных, помыслов у работников Системы исправительных дел боле не зарождалось.
   В это время, проходивший мимо компании контролеров Лис, что шепнул одному из них на ухо и исчез в камере...
   - В карцер, - сурово приказал майор Щеглов.
   - Есть! - перепуганным хором отвечали контрактники и, с вежливой опаской взяв Левитана под руки, заискивающе предлагали: - не пройдете ли с нами, гражданин Юрий Борисович?
  
  
   Глава X
   Конвергенция
  
   В узеньком, холодном помещении карцера, скрючившись на каменном полу и прижавшись спинами друг другу, лежали двое мужчин. Один - пожилой и щупленький изредка вздрагивал и заходился в приступе долгого кашля, другой - покрепче и помоложе, тут же просыпался, лез в карман и доставал кулек с таблетками. В слабом свете дежурной лампы, спрятанной в нише над входом, он выбирал несколько пилюль различного размера и протягивал старику. Тот безропотно глотал лекарства, нащупывал жилистой рукой алюминиевую кружку, осторожно делал маленький глоток ледяной воды и вновь укладывался, бормоча:
   - Ох, благодарствуйте добрий человек. Сам Господь послал вас сюда мне в поможение, сам Господь... Вас как по имени и отчеству?
   - Спите отец, завтра познакомимся... - отвечал Лавренцов, чувствуя как дед мастит продрогшую спину поближе к нему, - вот станет вам получше, обо все и потолкуем...
   - Ох, вэрно... Утро завсегда краше бессонной ночи. Ну да я уже сплю...
   Утром Блюм действительно почувствовал облегчение. Температура после изрядной дозы аспирина спала, а удушливый кашель мучил только когда тот без умолку благодарил спасителя за чудом доставленные снадобья.
   - Называйте меня Юрием, - представился, наконец, новый сосед, - а о вас, Моисей Карлович, я премного наслышан.
   - Вот как!? - удивленно вскинул брови мастер-оружейник, - ви, возможно, будете обэскуражены, но та слава обо мне, что витает в криминальной срэде, давно раздражает и приносит жуткий врэд.
   - ?
   - Да-да, Юрий. Ви что себэ думаете - будто я попал в эту темницу, совершив на сэдьмом десятке лет прэступление? Если ви так, то ваши подозрэния - сильный комплимент моему шаткому здоровью.
   - Я знаю, почему вы сейчас здесь, - тихо проговорил подполковник, опасливо поглядывая на квадратный проем в верхней части двери, через который скоро должны были подать скудный завтрак.
   - Странно... - призадумался еврей, - все вокруг давно знают, за что упекли в тюрьму Блюма, кроме самого Блюма...
   Аркадий улыбнулся, глядя на тщедушного, беззащитного узника и, доверительно прошептал:
   - Я могу рассказать вам много интересного, если пообещаете сохранить в тайне наш разговор.
   Старый мастер насторожился. В его небогатом уголовном стаже имелся опыт общения с засланными "казачками", работавшими за всякого рода поблажки на следователей-ищеек или же на администрации колоний. Что-то уж больно располагал к себе незнакомец, да и факт помещения его вторым постояльцем в одноместный карцер, при пустующих соседних "номерах", говорил в пользу максимальной осторожности.
   - Что я могу услышать нового?.. Мне пришлось прожить слишком долгую жизнь, чтобы чему-то всерьез изумляться... - неопределенно ответил он.
   - Как знать... Вам же наверняка невдомек, цель заточения в Кресты и, тем более, сюда - в карцер?
   - Ви правы, я предэльно возмущен произволом, так что с того!? Или мэня скорее отсюда випустят, узнай я причину?
   - Не уверен. С вами встречался следователь? Вас ознакомили с обвинением?
   - Нет... - горестно покачал головой дедок, - скоро уже недэля, как о Блюме все забыли.
   За дверью послышались шаги. Отставной фээсбэшник стал шептать скороговоркой, словно боясь не успеть сказать главного:
   - Вам ничего не говорит фамилия Добрый?
   - Добрый... - повторил Моисей Карлович, - да, кажется, припоминаю... Был такой жестокосердный человэк на моей памяти.
   Шаги приближались.
   - Если вдруг меня или вас сейчас уведут, запомните: автор приказа о вашем помещении в карцер - полковник Добрый. Но прежде, чем предпринимать контрмеры, обязательно свяжитесь со мной - я знаю, что нужно делать...
   Дверное окошко с грохотом отварилось и на "кормушке" - небольшой продольной полочке появились два куска хлеба.
   - Кружки! - рявкнул контролер, - или без воды хотите остаться?
   Левитан подскочил к проему и подставил обе кружки, в которые "кормилец" плеснул грамм по сто мутноватой жидкости.
   - Приятного аппетита, - любезно приколол служивый и захлопнул окно.
   - Пронесло... - облегченно вздохнул уличный бомбист, - значит, у нас будет достаточно времени, чтобы обо всем переговорить подробно.
   - Ви Юрий, меня тяжко заинтриговали. Благодарю... - кивнул Блюм, принимая от сокамерника поило с куском темного хлеба и присаживаясь на табурет.
   Беспокойство и сомнения в честности намерений товарища по неволе, понемногу оставляли старика. Слишком уж прямо и открыто смотрел тот в глаза; так же как и сам Моисей Карлович не ведал, что произойдет через минуту, да и лекарства передал вместе с приветом от Лиса. Тот с кем попало, дружбы водить не станет...
   - Что же нужно этой важной пэрсоне от бэдного еврэя?
   - Доподлинно о низменных помыслов Доброго я изложить не могу - в их сути сам черт не разберется, - начал неспешные объяснения Аркадий, отломив половинку от своего куска хлеба и проглотив нехитрый завтрак. Другую половину он отдал, не смотря на протест, сокамернику. - Ордер на ваш арест подписан городским прокурором на основании подозрения в возобновлении изготовления стреляющих авторучек...
   - Помилуйте! - перебив его, вскричал мастер, но, повинуясь предупреждающему жесту собеседника, перешел на шепот: - я баловался изобрэтением этих конструкций восемь лэт назад, за что в поте мозолей трудился в колонии общчего режима три долгих года...
   - Я в курсе... - кивнул подполковник запаса.
   - Что значит - ви в курсе!? - продолжал негодовать механик-виртуоз, - а извэстно ли вам, чем я усердно занимаюсь пять последних лэт?
   Изо всех сил сдерживая улыбку, Лавренцов покачал головой. С минуту старик покашлял, затем пообещал:
   - Вот погодите, пусть только все разъяснится, и нас отпустят домой... Я вам покажу плоды моих незабвэнных усилий, только би отпустили... Да, но причем тут авторучки, сделанные до всэмирного потопа?
   - Недавно всплыла одна из сбытых вами ранее. Вот следственная часть и решила проверить - старый это грешок Мастера Блюма или же производство заработало вновь.
   - Я не сдэлал более ничего, противоречащчего нашим замечательным законам! Да чтоб я устал чесаться на курорте здешнэго Мертвого моря! - забывшись, снова повысил голос обиженный незаслуженными подозрениями, - ну ви-то Юрий, мне хотя би верите?
   - Верю, - твердо заверил Аркадий, - а вот господин полковник, не дожидаясь выводов экспертизы, отдал распоряжение заточить вас сюда и сжить со свету.
   - Добрый - чрезвычайный и полномочный душегуб... О каких только кавэрзах в его исполнении не доводилось слышать!.. - поежившись, заверил дед. - Ви Юрий внушаете мне щедрое довэрие, но пугаете при этом еще обильнее.
   Бывший контрразведчик высыпал в это время из кулька на ладонь оставшиеся таблетки и копался в них, отбирая нужные.
   - Признайтесь честно, кто ви такой? - неожиданно с безнадежной тоской попросил еврей.
   - Пока не могу... но обещаю: обязательно расскажу всю биографию, как только завершится эта история. Надеюсь, удачно завершится...
   - Вашими устами би говорить по радио о повишении пенсии... - вздохнул Моисей Карлович.
   Лавренцов мимолетно улыбнулся, видимо, вспомнив о своей нынешней фамилии...
   - Ну, начинайте давать мне очерэдную порцию пилюль, да викладывайте главное: что же нам с вами делать дальше...
   Аркадий протянул старику приготовленные лекарства. Тот проделал, ставшую привычной за ночь процедуру и как провинившийся школяр замер весь во внимании. Снова делая над собой невероятные усилия, чтобы не расплыться в улыбке от растерянного вида дедули, бывший террорист в законе совершенно серьезно спросил:
   - Скажите, остались ли у вас связи с уголовными авторитетами?
   - Ну, я же битый час питаюсь втолковать вам жуткое недовольство этим фактом. Стал би я так нервничать, если би моя память, как поет в одной замечательной пэсне, мой знамэнитый соплеменник, была "...укрыта большими снэгами"!?
   Сказанного явно не хватало, для четкого понимания сути ответа и подполковник молча смотрел на собеседника, словно удав на кролика.
   - Да, Юрий, имэются такие, порочащчие мое доброе имя, связи, - потупив взор, признался Блюм.
   - Очень хорошо... - отчего-то одобрил младший товарищ и даже немного повеселел, - а кто-нибудь из них сейчас отбывает срок в близлежащих колониях?
   - Эти люди живут там постоянно, покидая нары лишь на время. Выход на волю для них - краткосрочная командировка...
   - Чудесно. Тогда сделать нам необходимо следующее...
  
   * * *
  
   Шефа Лешка застал в кабинете, пьющего крепкий кофе возле раскрытого окна. Настроения тот был преотменного и опоздания стажера не заметил. Вернее сказать - сделал подобающий вид.
   - Ну и какова расстановка сил на личном фронте? - поинтересовался он и поставил перед молодым человеком чашечку с горячим напитком.
   - Двигаются... - неохотно поделился юный красавчик.
   - Двигаться можно в разных направлениях, - лукаво прищурившись, не отставал наставник.
   - Надеюсь, в нужном. Впрочем, рано еще судись...
   - Что-то ты не в духе сегодня, - заметил некоторую озабоченность на лице коллеги мэтр, - часом не поругались на первой же свиданке?
   Алексей медленно отхлебнул из чашки. В эти мгновения его душу терзали сомнения. Желание копнуть поглубже в одиночку - самостоятельно, было огромно, но столь же великим оставался и соблазн поделиться уголовными новостями. От искушенного же Севидова борьба противоречий, весьма красноречиво написанная на смазливой физиономии Волчкова, не укрылась. Он поставил пустую чашечку на небольшой поднос, обитающий вместе с кофеваркой на внушительном сейфе и стал выжидающе прохаживаться вдоль письменного стола. "Вряд ли наш юнга столь серьезно озабочен развитием отношений с девушкой-врачом... - рассудил старый следопыт, - та постарше его, поопытней. Наверняка держит дистанцию, и убиваться по этому поводу после первой же встречи Лешка не будет. Знать, дело в другом. В чем же?.."
   - Нет, - ответил стажер после долгой паузы, - разве возможно отыскать повод для ссоры, только познакомившись?
   - Вот и я об этом же...
   - Анатолий Михайлович, - вдруг оживился парень, - а как у вас проходило первое расследование? Ну, так, чтобы сами дознались до истины, без посторонней помощи.
   "Так вот в чем причина... Знать что-то накопал пострел, да делиться не торопится - помалкивает. Эх, молодежь-молодежь..."
   - Хм... Самое первое? Дай бог вспомнить...
   Он остановился, присел на краешек стола и, глядя сквозь окно на городскую суету, неспешно начал:
   - Это было где-то в середине шестидесятых. Мне тогда годков четырнадцать стукнуло...
   - Как четырнадцать?
   - Да вот так - школяром еще ходил, в серенькой формяжке, да с бляхой на ремне. Служил, значится, мой батяня при одной знатной биллиардной. Мы-то в те достопамятные времена на Васильевском острове проживали, недалеко от фабрики "Восход". При одной ресторации и решили районные власти обустроить специальную залу, столов на восемь, дай бог памяти. Освещение, сукно, шары, кии - все по высшему разряду, а отвечал за игровое хозяйство отец, как заместитель директора ресторана. Кассир в каморочке недалеко от входа, два серьезных мужичка-распорядителя, один билетики надрывает, другой, за порядком присматривает...
   - А вы?
   - А что я? Как выдавался свободный от учебы часок - я туда, благо недалеко - через дорогу. Батя не возражал - то полы подмести пристроит, то подменить кого поставит, пока тот, стало быть, обедает.
   Севидов замолчал, разыскивая по карманам пачку сигарет.
   - На подоконнике, Анатолий Михайлович, - подсказал Лешка, ожидаючи скорейшего продолжения рассказа.
   Следователь подпалил сигарету, сладостно затянулся.
   - Так вот со временем стал отец мрачнее тучи - народу в биллиардной за день бывает видимо-невидимо - чуть не с утра очередь. Билетики-то продавались почасовые - отыграл срок - будь любезен, по окончании партии покинуть зал и опять заплатить за вход. А выручка при этом, вроде, как и невелика. Ломал-ломал голову, проверял неоднократно работу кассира - у того все в полном ажуре: сколько билетиков за день продал, за столько же и денег вечером сдал.
   - И что же?.. - едва не перестал дышать стажер - в чем же была загвоздка?
   - Не спеши... - улыбнулся шеф, - сейчас дойдем до азов перечня обязательных качеств, необходимых хорошему сыскарю.
   Он приоткрыл пошире створку окна, затушил окурок и продолжил:
   - У меня к тому сроку обозначилась приверженность к точным наукам - страсть как любил математику: цифры, формулы... А подменять приходилось почти всех работников биллиардной, за исключением кассира - по малолетству мне больших денег еще не доверяли. Частенько стоял на входе вместо Акимыча - сурового, неразговорчивого дядьки, пока тот откушивал в соседней зале. Стою, помниться, да номерочки от бесхитростности занятия запоминаю: 241, 242, 243... Эти зелено-голубые бумажные прямоугольнички и кочевали-то в мои руки в той же последовательности, в какой кассир отрывал их от толстой пачки. Однако, иной раз, подмечал - строгий порядок вдруг нарушался, и появлялись номера, вроде как, проданных ранее: 244, 245, 195, 196... Раз приметил такое несоответствие, второй третий... Стало интересно, ведь для каждого нарушения строгой логики должно отыскаться разумное объяснение. Сначала смекнул, что время подобной иррациональности отчего-то всегда совпадает. Порой с точностью до нескольких минут. Повел свою линию дальше. Кассир в этот час уходил трапезничать, а место его занимал все тот же Акимыч, возвратясь с обеда. Ну, а дальше понять нехитрую схему махинаций стало совсем просто. Уже на следующий день батяня рассчитал воришку.
   - Мне, конечно, стыдно... - признался через минуту Лешка, почесывая вихрастый затылок, - интуитивно чую - нечистым на руку был Акимыч, но в механику аферы не въезжаю...
   - Интуиция сынок, это - здорово, - подбодрил учитель, однако назидательно предостерег: - но дабы не угодить впросак и не обмишуриться, ты Алексей должен просчитывать мысли и действия предполагаемого жулика пуще математика. Ошибки нашего брата - сыскарей в своих последствиях подчас убийственны.
   - Сейчас... сейчас... - Волчков снял очки и усиленно тер ладонью вспотевший лоб, - касса и контроль... Касса и контроль... Акимыч стоял на контроле и имел часовой доступ к кассе...
   Он на миг замер, следом просиял и хлопнул той же ладонью по своему лбу:
   - Понял! Часть билетов до обеда он забирал у посетителей, не надрывая. А, подменяя кассира, вновь пускал их в продажу. Деньги, соответственно, клал в карман. Как раз в это время вы и замечали сбой в последовательности номеров...
   - Браво. Умница. Не прошло и часа... - похвалил мэтр и продолжил с тем же сарказмом: - но для выпускника Академии права, получившего красный диплом, пока слабовато. Сейчас вы изучаете финансовые махинации куда более сложные: акцизы, инвестиции, банковские авизо, аферы в сетевом бизнесе... А вот о простой классике, так или иначе лежащей в основе любых преступлений, забыли.
   Молодой человек смущенно кивал, но проявленной дедукцией остался доволен, а Севидову за рассказ и урок, исполнился благодарностью. Посему и решился, наконец, поделиться обширной информацией, переполнявшей и будоражившей воображение уже несколько часов. С неиссякаемым пылом он выложил шефу и о признании швейцара из "Охотничьего клуба", и о двух налетчиках, запечатленных из окна "Фрегата" острым взором старшего смены охраны, и о сидящем в "Крестах" Левитане... Однако сам не зная почему, Лешка умолчал о вчерашнем, странном звонке Алины.
   Анатолий Михайлович выслушал "последние известия" спокойно, снова закурил, задумчиво выпустил пару густых клубов табачного дыма в сторону открытого окна и лишь после этого подал голос:
   - Что ж, вполне может быть...
   Затем повернулся к юному коллеге и, улыбнувшись одними уголками губ, чуть насмешливо спросил:
   - Ну а каковы же выводы по мотивам?
   Вопрос застал парня врасплох. Он слишком увлекся деталями преступлений, напрочь позабыв о подведении элементарной логической базы под действия предполагаемых лиходеев. Заметив растерянность подопечного, Севидов сжалился:
   - Ладно, не буду тянуть кота за хвост. Фельцман вчера еще до твоего ухода подтвердил мои предположения относительно конкурентной войны меж смежниками в бизнесе с недвижимостью. Он даже назвал конкретную фирму и фамилию ее генерального директора, который потенциально мог организовать подобный беспредел.
   - Да, я помню... Кажется, директор "Корвета" Лавренцов, - кивнул Волчков.
   - Верно. Я тут уже навел некоторые справки о нем, - продолжал наставник, - Лавренцов Аркадий Генрихович. Сорок три года, брюнет, телосложение - крепкое, рост - сто восемьдесят два. Русский, разведен три месяца назад. Впрочем, вот...
   Он молча выдвинул ящик стола и, достав фотографию, положил ее перед стажером:
   - Удалось раздобыть сегодня утром. Полюбуйся...
   Рассматривая фотопортрет генерального директора "Корвета", Лешка о чем-то призадумался...
   - ...И вот что самое главное... - продолжал тем временем Михалыч, - сей господин не так прост, как прочие денежные мешки. Они, разумеется, все далеко не рабоче-крестьянских кровей, но в послужном списке этого воротилы - служба в элитном подразделении морской пехоты; военная контрразведка и, наконец, десять лет работы в отделе по борьбе с терроризмом питерского ФСБ. Улавливаешь?
   Лешка улавливал. Более того - его уши вдруг порозовели, в глазах появилось очевидное беспокойство, а заламываемые суставы пальцев, как всегда, издавали неприятные щелчки...
   - Анатолий Михайлович!.. Так если на то пошло - может статься, он сам и принимал участие в налетах?..
   Пожилой детектив медленно прошелся по кабинету.
   - Ну, это вряд ли...
   - Почему!? - вскричал молодой коллега, - разве он разучился стрелять за пару лет?
   - У него, надо полагать, достаточно средств, чтобы нанять киллеров-исполнителей, не подставляя под пули собственную голову...
   - А фотография!?
   - ?
   - Если к этому лицу добавить бородку клинышком и тонкие усики - получится портрет Левитана. Уверяю вас!
   - Даже если так, что с того? Разве Левитан похож на Европейца?
   - Рост молодчика по видеозаписи определить трудно - камера висела под потолком и съемка производилась под приличным углом, а остальное... Внешность при некоторых навыках владения гримерным искусством легко... - спокойно размышлял вслух парень, потом, давая волю своей импульсивной натуре вдруг вскочил и вскричал: - Черт, а ведь это испытанная тактика многих рецидивистов - усаживаться в зоны на незначительный срок за всяческую ерунду после жестоких и крайне опасных преступлений! Как же я сразу не догадался!? Теперь все сходится!
   - И это не факт, а снова гольные домыслы... - чуть растерянно пожевал губами детектив. - Этак можно нафантазировать с вагон и маленькую дрезину.
   Однако через пару секунд он уверенно молвил:
   - Ты в своем убеждении о спрятавшемся за стенами Крестов Европейце полностью полагаешься на два факта: видеозапись налета на обменник, плюс свидетельские показания швейцара из "Охотничьего клуба" и старшего смены охраны "Фрегата". Верно?
   - Верно.
   - Это отправная точка твоей доказательной базы. Другие совпадения, а именно: число нападавших; черные кожаные плащи; футляры или похожие на них сумки - непременно следует отбросить. Согласен?
   - Согласен.
   - Тогда ответь мне, пожалуйста, на один-единственный вопрос: ты помнишь, почему Европеец оборонил автомат?
   - Разумеется... Со слов очевидцев, его зацепило картечью. Кажется, в ногу...
   - Значит, ты не станешь оспаривать наличия нешуточного ранения, коль тот вынужден был бросить серьезнейшую улику - оружие?
   - Вероятность случайной потери, в пылу, так сказать, боя, вы исключаете? - расстроено пролепетал стажер, догадываясь, к чему клонит наставник.
   - Э-э, дружище, - покачал тот головой, - подобных домыслов лучше не брать в расчет совсем. Теоретически возможно все, но эти ребята, как пить дать, прошли Афган или Чечню, с оружием обращаться умеют, и знают - через него нам с тобой легче легкого выйти на их след.
   - Тогда - сдаюсь. Если Европеец и сидящий сейчас в Крестах Левитан - одно лицо, то мы легко можем проверить... - напряженно и без оптимизма произнес юный мученик, понимая - на карту сейчас поставлено его профессиональное чутье.
   - Отлично. Не будем зря терять время в дискуссиях. Там на моем столе, под стеклом - номера телефонов всех СИЗО. Найди в левом столбце номер врача Крестов.
   Лешка долго елозил пальцем по гладкой, прозрачной поверхности, что-то шепча и, наконец, остановившись возле нужного ряда цифр, нерешительно уставился на учителя.
   - Звони-звони, - подбодрил Михалыч, - нечего стесняться, ты же не девицу попросишь позвать, а потребуешь устную справку, касательно уголовного дела.
   Стажер крутанул несколько раз диск старенького аппарата и прислушался...
   - Алло... Добрый день, это вас беспокоят из городской прокуратуры... э... следователь Волчков... Нет, работаю недавно - стажируюсь у Севидова Анатолия Михайловича. Ага... Так вот, нам необходимо выяснить, нет ли у подследственного Левитана Юрия Борисовича на ногах огнестрельных ран приблизительно недельной давности... Что? А... Ле-ви-тан. Юрий Борисович. Понял. Хорошо. Ждем...
   Положив трубку, он перевел дух и проворчал:
   - И разговаривать-то поначалу не хотели - не знаем, говорят, никакого Волчкова... А как только вашу фамилию назвал, так - пожалуйста, будьте любезны... Даже перезвонить в кабинет вызвались...
   - Ну, послужишь с мое - и тебя узнавать по голосу будут, - улыбнулся мэтр и похлопал его по плечу.
   Пожилой следователь не успел выкурить и двух сигарет, как из СИЗО N1 раздался звонок. Алексей возбужденно схватил трубку...
   - Прокуратура, Волчков. Да-да, кабинет Севидова...
   Несколько секунд он выслушивал сухие врачебные фразы, потом его физиономия преобразилась и приняла торжествующий вид. Михалыч же, в недоумении наблюдая за метаморфозами Лешкиного облика, отказывался верить своим глазам - чутье до сего дня его не подводило...
   - У Левитана имеются два пулевых ранения!? Я правильно понял - два пулевых ранения? - молодой человек еще раз победно стрельнул бирюзовым взглядом в озадаченного прозвучавшим известием шефа.
   Но внезапно взор начинающего следопыта потух, лицо сделалось хмурым.
   - Понял. Спасибо. Извините за беспокойство... - закончил он беседу, медленно водрузил на аппарат трубку и, отвернувшись к окну, подавленно пробормотал:
   - Оба ранения давние... Получены от семи до десяти лет назад...
   - Понятно, - с облегчением вздохнул Севидов, - не расстраивайся, я тоже ошибался и неоднократно.
   Он направился к кофеварке и начал колдовать над очередной порцией кофе. Лешка тоскливо наблюдал за точными и скупыми движениями старого следователя, а тот, не оборачиваясь, развивал мысль дальше:
   - Почему нам пока приходиться сомневаться в конвергентности этих преступлений - то есть в родстве мотивов и лиц, их содеявших? Потому, как существует вышеописанная нелепица с ранением, стало быть, действовали разные люди. А третье убийство и вовсе может иметь родство с двумя предыдущими исключительно по версии конкурентной борьбы - не больше, не меньше...
   Михалыч щелкнул выключателем и разлил готовый напиток по чашкам, продолжая бубнить наставительным тоном:
   - Отныне в нашем распоряжении три версии: первая... Все убийства никоем образом не связаны меж собой. Версия действительно слабоватая и вот-вот рассыплется. Вторая: Преступления совершены одними и теми же людьми, но ее аргумент - элементарный вооруженный грабеж. И, наконец, третья: заказ конкурентов Фельцмана.
   Подавая ученику чашечку, мэтр посмотрел ему прямо в глаза:
   - Запомни, Алексей... Ты должен на практике, подчеркиваю - не теоретически, а на практике научиться выбирать наиболее перспективное направление расследования. А уж когда остановишься на самом-самом - иди до конца, не сбиваясь с верного пути. Что бы и как бы тебе ни мешало.
   "Согласен, Анатолий Михайлович. Собственно, это я и пытаюсь делать. И спокойствие у меня было бы таким же олимпийским, кабы не одна закавыка... - слушая давнего отцовского друга и втягивая носом кофейный аромат, размышлял Волчков. - Ладно, согласен - в Крестах Европейца нет. Не исключаю и целого ряда совпадений: одинаковое оружие; футляры для его транспортировки; схожесть внешнего вида абсолютно разных убийц... Но каково же место в хитро запутанной авантюре красавицы Алины? С кем и с каким именно криминалом связана моя симпатичная знакомая?.."
  
   * * *
  
   Несчастный Добрый в полубредовом состоянии делал безуспешные попытки встать на ноги и на предложение сердобольных сослуживцев вызвать скорую помощь, мотал ушибленной спереди и сзади башкой:
   - Домо-ой... к Ро-озке Ива-ановне... Ты посадил его в карцер?
   Майор успокаивающе кивал...
   - Сгною су-уку!.. - мычал полковник, попеременно ощупывая подбородок с затылком.
   Вняв не то мольбе, не то приказу, офицер проводил качавшегося шефа исправительных заведений до служебной "Волги" и строго наказал водиле гнать домой. Двадцать минут спустя прапорщик сдал страдальца на руки ошарашенной супруге. Решив, что от удара кулаком летального исхода не произойдет и Добрый не станет после нокаута дебилом, спешащие разъехаться после смены по теплым квартирам тюремщики, беспокоить врачей и высокое начальство не стали.
   - Завтра он оклемается, и сам придумает способ разобраться с наглецом, - рассудил, оставшийся за главного стража, майор Щеглов. - Для изощренных методов проучить и поставить на место Левитана, никаких медицинских заключений и санкций свыше не требуется...
   Но следующим утром свести счеты с проклятым диджеем не вышло - Андрей Яковлевич потратил полдня на суетливую подготовку важного совещания. Нижняя челюсть побаливала, чугунный затылок звенел и ныл, словно с похмелья, однако думать об этом было некогда - ни свет, ни заря он отправился в аэропорт для встречи важного чиновника из Министерства, затем до четырех часов заседал в большезвездном президиуме корпоративного форума. Лишь, ближе к вечеру, когда прибывший гость вкупе с генералами из УВД собрался расслабляться на загодя организованном банкете, он, сославшись на недомогание, заперся в своем кабинете, наедине с бутылкой французского коньяка. Тут-то его и подмыло позвонить дежурному по СИЗО...
   Выслушав доклад, слегка подпитый полковник рывком ослабил узел форменного галстука и спросил ожидавшего указаний офицера:
   - Где этот чертов еврей, как его?..
   - Левитан, - подсказал Щеглов. - Со вчерашнего вечера "париться" в карцере.
   - Ясно. Через полчаса заеду, наведу там порядок и разберусь с этим подонком!..
   Он хрястнул трубкой по аппарату и надолго приложился к горлышку темно-зеленой, матовой бутылки. Внутри все кипело и клокотало от негодования. Спустя полчаса Добрый вышел из здания Управления и, плюхнувшись на заднее сиденье черной "Волги", зло буркнул прапору:
   - В Кресты.
   Однако не успел автомобиль набрать привычную бешеную скорость, как в нагрудном кармане заверещал сотовый телефон.
   - Да, - отрывисто гаркнул он.
   - Привет-привет, дорогуша, - проблеяла на другом конце Сашенька, - как здоровьишко, что поделываем?
   - Привет... - впервые за целый день растянул губы в улыбке Андрей Яковлевич, - на здоровье не жалуемся, едем по срочным делам в направлении Крестов.
   - Поздновато для срочных дел.
   - Рабочий день не нормирован, сама понимаешь - служба...
   - Какая жалость, - простонала молодая женщина, - а я планов понастроила... Хотела заранее пригласить тебя, да все не получалось дозвониться...
   - Я отключал мобильник - важное совещание было... А что ты замышляла, можно поинтересоваться?
   - Это задумывалось в виде сюрприза, но, раз уж ты не можешь... - расстроено произнесла она, - два билетика сегодня обломилось на одно закрытое представление. Суперэротическое шоу для избранных, так сказать. Ну, а потом собиралась пригласить тебя к себе, для развития темы...
   На одутловатом лице чиновника обозначилось немалое любопытство. Немного пожевав пухлыми губами, он засыпал ее вопросами:
   - И во сколько же начало? Может быть, я успею обернуться? А, почему супер? Там будет все по-настоящему?
   - Однажды довелось уже побывать на подобном спектакле... Конечно, действо до апофеоза не доходит, но, тем не менее, все очень откровенно, - начала отвечать Александра в обратном порядке. - Если твои дела не займут более десяти минут, то есть шанс успеть - начало в девять вечера.
   Немного подумав, Добрый сдался:
   - Сашенька, я постараюсь. Только решу один срочный вопрос и сразу к тебе. Договорились?
   - Хорошо, жду.
   Офицер отключил телефон и стал с тоской взирать на дорогу, что вела совсем в другую сторону от ожидавшего райского наслаждения. Но мучился он недолго. Набрав через минуту на сотовом номер дежурного по изолятору и услышав голос все того же Щеглова, сказал:
   - Вот что майор, сегодня у меня не получается наведаться к вам. Завтра подъеду, готовься...
   - Слушаюсь, товарищ полковник.
   - Глаз не спускать с этого Левитана, я его самолично в землю закопаю...
   Бросив мобильник на сиденье, Андрей Яковлевич уже по-доброму взглянул сквозь окно на вечернее очарование северной столицы.
   - Разворачивай на Ломоносова, - весело скомандовал чинуша водиле, постановив отложить заботы до завтра и заняться более приятным времяпрепровождением.
   Настроение от столь радикального решения сразу же поползло вверх, и даже отголоски ноющей боли в затылке как будто поутихли. Он поднял оконное стекло и, откинувшись на высокую спинку, расслабился в теплом салоне чиновоза. Насущные проблемы, связанные с работой незаметно ушли, хмельную голову стали навещать совсем иные мысли, и вскорости немолодой мужчина остался один на один со своим основным инстинктом.
   "Да, пожалуй, в постели с Сашенькой можно забыть обо всем на свете... - вспоминал он новую, сексуально озабоченную подружку. - Конечно, она далека от идеала, многое в ней забавляет, а порой и раздражает. Взять, хотя бы фразы из современного молодежного сленга типа: "со страшной силой..." или что-то в этом роде. Сначала ведь видны самые оглушительные недостатки. Например, родинка, прилепившаяся от рождения не в нижней части лица, как положено симпатичным дамам, а непременно под глазищем. Или кривые, коротенькие мизинцы. Хотя, кто знает?.. Возможно, данный признак свидетельствует о ее музыкальном прошлом - видать, у всех скрипачек и виолончелисток пальцы кривые..."
   - А покури-ить мо-ожно?.. - надсадно затянул прапорщик, зная зловредный характер босса.
   - Опять свой нафталин?
   - Дык, опять зарплату задерживают!.. Окромя "Примы" мой кошель ничего не потянет...
   - Ладно, кури, - снизошел до царственной добросердечности полковник.
   "Так о чем это я?.. Чертов шоферюга, все мысли сбил... Ах да, о ее недостатках... Затем, после более тесного знакомства, защитная маскировка спадает и с малозаметных на первый взгляд изъянов. Изъеденные кариесом, полудюймовые дупла в шестых зубьях - будто дятел трудился неделю. Потрескавшиеся пятки - словно она, несчастная, босиком и ежедневно совершает марш-бросок по раскаленному асфальту. И, наконец, совсем уж нелепый казус, выявленный мною в сауне - грудины первого размера увенчаны сосками, величиной с блюдце из старого бабушкиного сервиза..."
   Добрый громко хохотнул, отчего водила втянул голову в плечи и стал нервно озираться.
   "И все же, есть в ней что-то привлекательное и завораживающее. Нечто давно растерянное по жизни моей толстенной и грубой женушкой - Розкой Ивановной. Эх, чему быть, того не миновать!.."
  
  
   Глава XI
   Слежка
  
   Утром следующего дня Волчков спешил к Крестам. Накануне он сговорился с Севидовым встретиться именно здесь, у центрального входа, возле высоких металлических ворот, с грозной надписью сбоку "Автотранспорт ближе пяти метров не ставить!" Стажер еще издали заприметил чуть сутуловатую фигуру шефа, медленно прогуливающегося вдоль забора и держа под мышкой старенький кожаный портфель.
   "Вот ведь незадача... - огорчился Лешка, - старый, а повсюду успевает первым. Мне бы не мешало вставать пораньше, да спать страсть, как хочется! В его-то возрасте и я, быть может, к пяти утра третью чашку кофе допивать буду, а сейчас..."
   - Привет, соня... - словно прочитал мысли подопечного мудрый наставник, пыхнул последний раз окурком и выстрелил его щелчком точно в урну. - Я сегодня работаю проводником, а ты следователем. Пошли...
   Просунув в маленькое оконце дежурного свои удостоверения, они терпеливо дождались, пока тот выпишет пропуски, зарегистрирует их визит в журнал и откроет с помощью электрического реле замок калитки. Затем в сопровождении молодцеватого солдатика работники прокуратуры двинулись в направлении нужного корпуса, но не успели они приблизиться к крыльцу, как дверь распахнулась и навстречу вышли трое мужчин. Анатолий Михайлович, не обращая внимания на незнакомцев, прошел мимо, Алексей же замедлил шаг и вперился взглядом в одного из них...
   Только что в метре от молодого сыскаря прошествовал уличный бомбист Левитан - слишком уж врезалась в память клиновидная бородка, бесстрастно запечатленная фотографом изолятора временного содержания. Двоих сопровождавших его людей Волчков ранее никогда не видел. "Впрочем... Что теперь толку от этого заурядного мелкого хулигана? - рассудил стажер, отбрасывая последние сомнения. - Вчера мы с Михалычем доподлинно выяснили о его непричастности к делу "Фрегата". Ну и бог с ним - пускай топает своей дорогой..."
   Он еще раз оглянулся на удалявшуюся троицу и поспешил догнать мэтра. Более возвращаться к своим домыслам и оглашать крамольных мыслей Лешка не стал из боязни в очередной раз нарваться на крепкие логические редуты Севидова.
   Сквозь череду решетчатых кордонов, до самой комнаты допросов, они дошли молча...
   - Подследственный Блюм для допроса доставлен, - бойко отрапортовал сержант сверхсрочной службы и посторонился, пропуская старого еврея внутрь кабинета.
   Шеф подбадривающе кивнул Лешке. Тот занял место за столом и вежливо предложил сесть арестованному.
   - Итак, Моисей Карлович, начнем...
   - Я уже собрался думать, что ми, наконец, закончим, - тяжко вдохнул великий мастеровой, однако приготовился внимать юному дознавателю.
   - Мы тоже надеемся на положительный исход расследования, - стушевавшись, выдал свои эмоции сыскарь и вопросительно глянул в глаза наставнику.
   Михалыч решил для начала помочь:
   - Наша экспертиза пока не выявила ничего предосудительного в вашей кустарно-слесарной деятельности. Имеются, правда, несколько вопросов...
   Он вынул из портфеля и положил на стол перед стариком лист бумаги с описанием металлических заготовок.
   - Будьте добры, чиркните краткое назначение каждой из этих деталей. Вот ручка...
   Блюм отодвинул список как можно дальше от глаз и прищурился, пытаясь прочитать мелкий текст.
   - Помоги Алексей, - подсказал Севидов.
   Парень взял бумажку и прочел характеристику первой железяки:
   - Цилиндрический стержень, выполненный из прочного стального сплава. Диаметр основания тринадцать, длина семьдесят два миллиметра. Имеется тонкое продолжение в виде вставки прямоугольного сечения со стороной в восемь и длиной двадцать восемь миллиметров. Предположительно, деталь могла бы использоваться в ударно-возвратном механизме автоматического огнестрельного оружия...
   - Мне уже битый час предэльно ясно о чем ви толкуете, - остановил его Моисей Карлович. - Таки куда по мнэнию ваших мудрых экспертов можно засунуть эту вэщчь?
   - ...могла бы использоваться в ударно-возвратном механизме автоматического огнестрельного оружия, - еще раз внятно прочитал выдержку из заключения Волчков.
   - Стало быть, ваши гениальные специалисты не прозрэли по поводу назначэния варварски конфискованных у меня компонентов.
   - Видимо так... - пожал плечами молодой человек, - их задача - определить, являются ли они составными частями боевого оружия или нет...
   - Вообще-то они странные люди. Да и ви тоже, - безапелляционно заявил механик-самоучка. - Ведь если бы я захотел создать, предположим, очень хороший пистолэт, то из опасения снова привлэч к себэ ваше драгоценное внимание, сделал бы его в виде замысловатого конструктора.
   - Как это? - удивился молодой человек.
   - Просто. Придя ко мне с обиском, ви би не узрэли развэшанного по стенам или спрятанного в подполе арсенала. На моем жалком верстачке лежали бы, скажем, самодэльная мясорубка и жютко хитрый внутренний замок аж с четырьмя секрэтами. Эти вещчи стали би вам интерэсны?
   - Скорее нет...
   - Вот! В том-то и дело! А перэстав печалиться о вашем скором уходе, я произвел би несколько, понятных только мне, манипуляций и мясорубка в купе с замком, превратилась би в отмэнный, двадцатизарядный, автоматический шпалер. Оставалось би снарядить его патронами, коих у меня сроду не бывало. Вам ясно мой юный друг? То есть ой, гражданин начальник, простите, это я с тоски по общчэнию оговорился...
   Лешка изумленно смотрел на предельно откровенного деда. Севидов же, отворачивая лицо к маленькому оконцу, улыбался.
   - Я, молодой человек, более не занимаюсь оружейными эксперимэнтами. Уж поверьте старику на слово - это обильно исходит из моих внутренних убеждэний. А если би они были донельзя обратными - сооружал би эти штуковины так, что ни один ваш профэссор не учуял би подвоха, - спокойно изрек Блюм и добавил: - а то, что они обозвали цилиндрическим стэржнэм - всего лишь недодэланный вал для двигатэля внутрэннего сгорания. Этот шедэвр изобретен мной от первого до последнего винтика. И все остальные детали тоже для него...
   - А-а... - начал было Волчков, но, осекшись, жалобно посмотрел на наставника.
   Тот же состроил на лице мину, пуще всяких слов говорящую: "Я ведь вас дорогуша предупреждал, Блюм - величайший Мастер! С ним просто не будет. Давай-давай малый, выкручивайся сам..."
   - Не волнуйтесь, гражданин следователь... - неожиданно пришел на помощь сам арестованный. - Мой двигатэль - не конструктор, способный пэревоплащаться в скорострэльный "Вулкан" с шестью вращающимися стволами. Это самый настоящий двигатэль! Равных ему по КПД и мощности при таких же габаритах и вэсе нет ни в Германии, ни в Японии, ни, тем более, в амбициозной Амэрике...
   "Пожалуй, тут ловить нечего..." - решил Волчков и сделал несколько пометок на реестре заготовок.
   О том же самом, вероятно, подумал и Анатолий Михайлович. Встав с бокового стульчика и пройдясь взад-вперед по небольшой комнатке с крохотным окном за толстой решеткой, он медленно убрал ненужный листок обратно в портфель и достал малокалиберный автомат.
   - Скажите Моисей Карлович, вы встречали когда-нибудь нечто подобное? - подал он оружие мастеру.
   Старый еврей бережно принял самодельный механизм и, увлеченно рассматривая его, проговорил:
   - Очки... Дайте очки...
   Пока Лешка доставал футляр, Севидов снял свои и положил перед подозреваемым. Тот водрузил их на нос, ловко снял с автомата кожух и, прищурившись, внимательно оглядел со всех сторон сначала его. Затем подвигал затвором, несколько раз надавил на спусковой крючок и сызнова собрал смертоносную конструкцию.
   - Нет, сия штуковина не мэстного производства, - коротко определил он, возвращая оружие, - никогда прэжде не видел и не занимался такими орудиями убийств, но смэю вас завэрить, если би взялся - придумал и собрал би лучше.
   - Что ж, мы полагаем, вам действительно осталось совсем немного сидеть под замками, - успокоил старший следователь Мастера и справился: - у вас имеются жалобы, заявления, пожелания?
   - Видите ли... - неуверенно начал тот, - я могу понять многие несуразности бытия, но не имэю понятия об одном. Ви сами себэ пробовали отвэтить - почэму и за какие прегрэшения меня держат в карцере?
   - В карцере? - словно не поверив, переспросил Севидов.
   - Именно. Ви что думаете - я не в состоянии отличить нормальной камэры от карцера, где я вспотел дрожать уже больше недэли. Что ли хотя би тюфячок поставили...
   - Сейчас выясним, - проговорил старый слуга Фемиды и нажал кнопку звонка.
   Дверь тотчас отворилась, и на пороге возник сержант.
   - А ну-ка приятель, пригласи сюда ДПНК, - в голосе Михалыча появились строгие нотки.
   Вскоре в помещение вальяжно вошел черноволосый офицер среднего роста и нехотя представился:
   - Майор Щеглов.
   - Здравствуйте, майор. Объясните мне причину, из-за которой арестованный Блюм изолирован в карцер.
   Тот, слегка растерявшись, промямлил:
   - На сколько мне известно, поступило устное распоряжение полковника Доброго...
   - Причина? - продолжал допытываться работник прокуратуры, - основания для этого распоряжения имелись?
   - Я не в курсе, - решил окончательно устраниться от сомнительных действий начальства майор.
   - Вам достаточно будет моей просьбы перевести арестованного в общую камеру, или требуется прокурорская проверка с письменным предписанием?
   - Достаточно... - насупился дежурный помощник, - если допрос окончен - прикажу отвести в камеру.
   - Допрос окончен, - подтвердил старший следователь, - и постарайтесь впредь соблюдать законность во вверенном вам учреждении...
   Тепло распрощавшись со спасителями, Моисей Карлович с гордо поднятой головой вернулся в теплое, многолюдное жилище. Навстречу ему поднялись с нар едва ли не все обитатели каталажки.
   - Ну, наконец-то! - тряс руку еврею рыжий Лис.
   - Как здоровье? - легонько хлопал его по худому плечу бывший военный летчик Гориев.
   - Рады вашему возвращению, - задушевно говорил бухгалтер Конышев, осторожно подводя ослабшего старика к кровати.
   - Вот, постелите ему второй, - протянул свой матрац один из уголовников.
   - Ох, благодарствуйте братцы!.. - отвечал Блюм, присаживаясь на постель. - Вашими молитвами и с помощью лекарств, что передали с Юрием, я, кажется, протяну уже до ближайшей амнистии... А Юрию я поначалу не вэрил... Бэдного Юрия увэли на допрос из карцера жютко раньше моего...
   - Юрий Борисович - свой мужик, - уважительно молвил Лис и, заговорщицки улыбнувшись, подмигнул остальному контингенту, - одним разом за все наши обиды со Злыднем поквитался. Молоток мужик!
   - Поквитался с Добрым? - озаботился мастер-оружейник и, медленно ложась на матрац, обратился к старшему камеры: - так он наш человэк?
   - Ясен пень - наш в доску! Всеми фиксами отвечаю!.. - заверил старший камеры, - При всем честном народе одним ударом уложил засранца. Сучары на такие поступки не способны!
   Брови Блюма взмыли ввысь. Изумленно покачивая головой, он произнес:
   - Тогда мне нужно с тобой долго пошептаться.
   Рыжий кивнул и присел рядышком, остальные тихо разошлись по своим местам.
   - Вот что, братец Лис... Надобно би обработать одно архиважное дело.
   - Что за мигрень появилась в твоей умной голове?
   Но Блюм не слушал вопросов, его мысли сейчас были поглощены одной задачей - как выполнить уговор с Юрием Левитаном.
   - Есть ли у тебя хорошие знакомцы в особой зоне, что близ Шлиссельбурга?
   - Дык, наверняка, с десяток на зиму присело, да еще с полсотни на давешних сроках маются... - поразился вопросу отпетый зек.
   - Вот и отлично. Внимай мнэ обоими ушами...
  
   * * *
  
   А вечером происходило очередное свидание Алексея с Алиной. Встретившись около шести часов у Аничкова дворца, они долго бродили по аллеям средь опавшей листвы, говорили о всякой всячине, молчали... Затем снова сидели в уютном и теплом ресторанчике...
   На сей раз девушка была задумчива и чаще отвечала на вопросы кавалера, нежели о чем-то спрашивала. Три часа, проведенные бок о бок, пролетели, словно несколько минут.
   - Я оставлю тебя ненадолго, - улыбнулась Алина, вставая из-за столика.
   - Тебе заказать еще кофе? - вдогонку спросил молодой человек.
   - Пожалуй, хватит на сегодня, а то не усну ночью...
   Волчков давно ждал момента, когда миловидная приятельница куда-нибудь отлучится. На спинке стульчика, где только что сидела девушка, осталась висеть сумочка, в недрах которой лежал заветный сотовый телефон...
   "Очень некрасиво, очень... - корил себя парень, лихорадочно запуская руку в ридикюль и выуживая столь нужную вещицу, - но куда деваться - профессия обязывает!"
   Он стал быстро перебирать кнопками меню аппарата, пока на миниатюрном дисплее не появился искомый список "Набранные номера". Беспрестанно поглядывая на коридорчик, откуда должна была появиться Алина, Лешка искал по дате и времени тот самый заветный номер...
   "Наконец-то! - облегченно вздохнул он, - вот число и время загадочного доклада неизвестному координатору. Теперь запомним цифири..."
   Сумочка с возвращенным на место мобильником лишь слегка покачивалась, когда вернувшаяся девушка взглядом пригласила кавалера собираться.
   - Я провожу тебя, - предложил он на улице, уже по-свойски беря ее под руку.
   - Нет, не стоит... - мягко возразила она, направляясь к ближайшей остановке, - у меня еще остались дела в клинике, так что домой я не скоро.
   - Ты должна появляться на работе даже когда не дежуришь? - удивился Волчков.
   - По всякому бывает... - уклончиво ответила врач и поспешила перевести разговор на другую тему: - в каких же театрах Питера ты успел побывать?
   - Только однажды выпросил у Михалыча отгул и слушал "Травиату" в Кировском.
   - В Мариинском, - поправила та.
   - Ну да, конечно...
   - Не густо... Ладно Алексей, попытаемся исправить положение.
   Она осторожно высвободила руку, по-дружески чмокнула его в теплую щеку и, заметив подъезжающий автобус, стала прощаться:
   - Спасибо за вечер. Успехов тебе. Звони...
   - И тебе. Обязательно позвоню. Счастливо... - бормотал, враз сбитый с толку нежным прикосновением ее губ, парень.
   Войдя в переднюю дверь, девушка села на свободное место возле окна и улыбнулась юному приятелю. Автобус тронулся. Стажер помахал вслед, поднял воротник куртки и медленно поплелся к другой остановке. Однако не успел импортный транспорт отъехать и двадцати метров, как тот кинулся к дороге и, подняв руку, остановил проносившийся мимо "Жигуленок". Запрыгнув на переднее сиденье, он обратился к водителю:
   - Будьте добры, вон за тем автобусом.
   Водила не пошевельнулся и вопросительно взирал на моложавого пассажира.
   - Не волнуйтесь - заплачу, сколько скажете, - успокоил Волчков.
   Автомобиль ехал на почтительном расстоянии от объекта слежки, на людных остановках немного приближался, позволяя сыскарю внимательно всматриваться в спускавшихся на тротуар граждан. Алина действительно вышла недалеко от места работы. Он проворно рассчитался и бросился следом...
   Нет, вряд ли Лешкой руководили трезвые и холодные помыслы - в душе сейчас кипели нешуточные баталии.
   Между разгоравшейся влюбленностью в очаровательную, мягкую, умную девушку и желанием докопаться до таинственной истины.
   Между человеческим достоинством и простым, опять же человеческим любопытством.
   Наконец, между мужской честью и долгом истинного следователя.
   Крадучись двигаясь за своей красивой возлюбленной, он старался обходить желтые пятна уличных фонарей, жался к темным стенам зданий, поспешно проскакивая испускающие яркий свет окна магазинов и рекламные щиты. Дважды Алексей порывался прекратить тайное наблюдение и замедлял в раздумье шаги, но сомнения будоражили совесть лишь до того момента, когда Алина, будто невзначай, оглянулась в первый раз. Затем, через минуту - опять и перед тем, как войти в какую-то боковую, металлическую дверь небольшой пристройки к основному клиническому корпусу, проверила отсутствие "хвоста" в последний раз...
   Молодой детектив взглянул на часы и, приготовившись к ожиданию, начал прохаживаться вдоль длинного затемненного участка улицы не спуская глаз с глухого входа...
   Девушка-врач долго не появлялась. Когда промозглый холод начал пробирать до костей, Волчков зашел в небольшое кафе и, присев за столик у окна, продолжил наблюдение. Юная продавщица несколько раз бросала из-за стойки бара пристальный взгляд на праздного посетителя, потом, отчаявшись дождаться заказа, позвала мужчину средних лет - хозяина забегаловки, явно не славянского происхождения и что-то шепнула ему на ухо. Воинственно подбоченившись, тот устремился к странному гостю, вздумавшему на халяву погреться.
   - Послушай-ка земляк, - с оттенком строгости и безо всякого акцента проговорил то ли чеченец, то ли дагестанец, - у нас не принято сидеть просто так. Либо заказывай что-нибудь, либо освободи...
   - Ну, так дайте меню, - нетерпеливо перебил сыщик, заметив, как из подъехавшего старенького автомобиля вышли двое мужчин в кожаных плащах и постучали в загадочную дверь.
   - Официантов не держим, - отрезал местный распорядитель еще более агрессивным тоном. - Считаю до трех и чтоб тебя здесь...
   - А я считаю до одного, - слегка раздраженно ответил парень, у которого незваные "земляки" кавказской национальности уже сидели в печенке, - либо ты испаришься с моих глаз сейчас, либо в скором времени навсегда исчезнешь из нашего города в сторону исторической родины.
   И с этими словами он, на миг отвлекшись от созерцания, положил на стол удостоверение прокуратуры. Черноволосый южанин вытаращил глаза; слегка присел, уменьшив рост; замахал руками и запричитал совсем другим голосом:
   - Что же вы дорогой, сразу не сказали!? Уже исчезаю!..
   "Либо я схожу с ума, либо поздние визитеры - Европеец с Кавказцем! - пялился во все глаза Алексей сквозь витринное стекло. - Господи, что же происходит!?"
   На полусогнутых, и без того кривоватых ножонках, владелец кафе убрался восвояси и, пробегая мимо девицы, зло зыркнул на нее. Та, поняв приказание без слов, тут же сорвалась с места, и через пять минут перед Волчковым стояли чашечка отменного кофе и блюдечко со свежайшим пирожным.
   - Это вам от нашего хозяина, - улыбаясь, прощебетала она и заискивающе добавила: - платить не надо...
   Следователь поморщился, к десерту не притронулся, однако ж, перед горячим напитком, источавшим соблазняющий аромат, не устоял.
   Более всматриваться в окрестности крыльца с металлической дверью, ведущей куда-то в подвал, никто не мешал. Неторопливо делая маленькие глотки, он продолжал пристальное наблюдение...
  
  
   А в это время в слабом дежурном освещении длинных коридоров одного из питерских моргов разгуливали три загадочные фигуры в темно зеленых халатах. Весьма прохладное местечко, с трупным интерьером и неприятным запахом было выбрано для деловой встречи не случайно. Оно мало располагало к долгим переговорам, подписанию документов, торжественному фуршету, однако неожиданно возникшие проблемы находили экстренное разрешение именно здесь...
   - И дернул меня черт согласиться сюда прийти... - еле слышно ворчал крепко сбитый, смуглолицый господин пятидесяти лет, разглядывая лицо очередного усопшего.
   - Взгляните вон на того, он подходит по росту... - посоветовала компаньонам решительная женщина, а сама, тем временем, откинула сероватую материю с головы другого бездыханного тела, - ух, какие мы строгие и блондинистые. Были...
   Этот парень на предстоящую роль не подходил - чересчур светловолос.
   - Да, рост и впрямь в самый раз, - подал голос все тот же напарник, - и волосы темные. Посмотрите...
   Прикрыв голову блондина, дама подошла к найденному брюнету. Ее примеру последовал и третий посетитель печального местечка.
   - А что, пожалуй, даже похож... Подождите, а где у него рука?..
   Они приоткрыли торс покойника. Вместо правой руки у симпатичного при жизни мужчины торчала обломанная кость плеча.
   - Бедолага... - прошептала женщина, - этот в нашем "конкурсе красоты" до финала не дойдет... Ищите дальше.
   Странные личности снова разошлись в разные стороны и, прицениваясь сначала к росту мертвецов, проверяли цвет волос и прочую схожесть с каким-то хорошо известным им человеком. Наконец, через пятнадцать минут столь необычного занятия, мадам тихо окликнула коллег по поиску:
   - Кажется, нашла. Просмотрите, какой фактурный красавчик...
   - Ух ты... И верно! - быстро и бесшумно подойдя к находке, оценили барышнины кавалеры. - А что у нас с причиной смерти?
   Женщина сноровисто, со знанием дела осмотрела тело убиенного и приглушенным голосом констатировала:
   - Пулевое ранение в грудь.
   - Отлично, - возрадовались хором напарники.
   Однако тот, что был чуть моложе, отчего-то нахмурился и сокрушенно покачал головой:
   - А более ни одной царапины...
   - Не беда - исправим.
   Она сняла с плеча небольшую сумочку и достала набор хирургических инструментов.
   - Я, пожалуй, пойду, покурю... - боязливо поежившись, сказал неискушенный в медицине смуглый интеллигент и отбыл поближе к запертой двери, доставая и прикуривая на ходу сигарету.
   - Прости меня Господи за этот грех и вы дорогой наш товарищ, что без наркоза... - шептала тем временем представительница слабого пола, умело делая глубокие надрезы на бесчувственной плоти.
   Второй приятель, оставшись в роли наблюдателя, молча созерцал, как та искусно орудовала скальпелем, а затеем какими-то иглами и ножницами.
   - Жить будет? - молвил он, когда "операция" завершилась.
   - Не обещал, но боль терпеть умеет. У меня все готово, давайте одежду...
   С облачением трупа подозрительная троица провозились гораздо дольше, чем планировала. Тяжелый мужик то норовил снова улечься, когда его сажали на жестком лежаке, то не желал всовывать негнущиеся холодные руки в рукава свитера, то словно нарочно, скидывал уже надетые туфли.
   - Вот бестолочь упрямая!.. - ворчали приятели, теряя терпение, - мы ему, можно сказать, бытие на этом свете на денек продлеваем, а он - брыкается. Мумия неблагодарная...
   Тем не менее, через полчаса покойничек возлегал на прежнем месте разнаряженный возможно лучше, чем при жизни.
   - Фу-ух, - устало вздохнула женщина, - звоните...
   Слегка дрожащими пальцами далекий от околомедицинских ужасов мужчина, что был постарше, набрал на мобильнике чей-то номер и коротко доложил:
   - Бандероль собрана и готова к отправке.
   - Пойдемте на воздух, - предложила подружка, - у меня с собой немного медицинского спирта, так и быть, выделю по пятьдесят грамм для восстановления и реабилитации психики.
   - Не откажемся, - просветлели подельники, - да и за упокой души безропотного помощника стоит принять...
   Они еще раз взглянули на плоды обрядных трудов, прикрыли подопечного на время простынею, и отправились прочь из мрачной усыпальницы...
  
  
   Наконец, Лешка заприметил, как металлическая дверь распахнулась. Первой появилась Алина. За ней, сгорбившись под тяжестью ноши, вышли ее знакомцы, чуть не по земле волочившие какой-то длинный тюк.
   Лешка бросил на стол купюру, вскочил и быстро выскользнул из кафе. Странная компания явно торопилась и когда стажер, выбрав место понезаметней, продолжил наблюдение, мешок был уже погружен в багажник, а мужчины заняли места в авто.
   "Занятно!.. Эх, сюда бы сейчас Севидова! - вздыхал сыскарь, выглядывая из-за круглой тумбы с афишами, - интересно, какую теорию он вывел бы теперь!?"
  
  
   Глава XII
   Мэтр опять прав...
  
   А часом позже - в двадцать один пятнадцать, не доехав до Пулковского аэропорта с километр, два митька-музыканта на двух, весьма разнящихся по виду, автомобилях свернули на проселочную дорогу и остановились в кромешной тьме, метрах в тридцати от трассы. Темно-зеленый Сааб так и замер в направлении на светившийся вдалеке поселок, а старенький "Жигуль", поелозив по грязной жиже, развернулся носом на шоссе. Покинув машины, налетчики осмотрелись, бесшумно открыли багажник отечественного авто и достали "инструменты". Тот, которого меж собой два сыщика именовали Кавказцем, завладел скрипичным футляром. Второй же, поковылял к обочине, опираясь на черную, элегантную трость.
   - "Оливье" - я "Заливное", как меня слышите? - приглушенно и с небольшим акцентом проговорил сын гор в портативную рацию.
   - "Заливное" - я "Оливье", слышу отлично, - раздалось в ответ, - вы на месте?
   - На мэсте. "Гарнир" готов. Ждем вестей о "Бифштексе".
   - Понял. Сообщим, как только "Бифштекс" проследует в вашем направлении. Будьте на связи...
   Молчаливый напарник, остановившись, выслушал короткий диалог, прислонил тросточку к ближайшему стволу дерева и наклонился, чтобы завязать шнурок тяжелого армейского ботинка. Черноусый же, открыв футляр, выудил автомат и вставил в боковое гнездо длинный магазин. Покончив с обувью, здоровяк распрямился и прошептал:
   - Давай-ка, еще раз повторим план действий.
   Кавказец кивнул и начал перечислять продуманные ранее этапы:
   - Ты таранишь их машину и смываешься из-под моих пуль. Я сажу в охрану и в "Гостя" вэсь рожок...
   - Не задень в темноте, - прервал его Европеец, - мне ведь дважды предстоит пересечь полосу встречного движения и сектор обстрела.
   - Постараюсь... Так вот. Я сажу в них вэсь рожок, а потом...
   В этот момент за пазухой Кавказца зашуршало:
   - "Заливное", ответьте "Оливье"...
   Бандит споро выхватил из нагрудного кармана рацию:
   - "Заливное" на связи.
   - "Бифштекс" только что проследовал в вашу сторону на черной тарелке из лучшего немецкого сервиза. Минутой раньше подали соленое запорожское сало.
   - Понял. К приему пищи готовы... - процедил южанин и оскалился золотом коронки: - Пора. Заводи драндулет. Стартуешь по моей команде.
   Молодчик уселся в "Жигули" и, не включая фар с габаритниками, запустил двигатель. Сам же усатый, бросил под насыпь пустой футляр, сделал несколько шагов вверх и встал так, чтобы были хорошо видны неспешно плетущиеся по мокрому шоссе автомобили. Спустя несколько минут, он передернул затвор автомата и молвил:
   - А вот и "Таврия" грязно-белого цвета. Следующим должен быть черный Мерседес нашего клиента. Встречная полоса свободна - пошел!..
   Старенький "Жигуль" медленно выполз на обочину, пропустил уродливое украинское авто и встал поперек дороги, преграждая путь тяжелому Мерседесу. Тот несколько раз мигнул дальним светом и, притормаживая, стал противно сигналить. В этот момент раздался треск первой короткой очереди, вдребезги разбившей фары. Вторая очередь разнесла лобовое стекло дорогой иномарки. Послышался визг тормозов, а следом удар, потерявшей управление машины в бок "Жигулей"...
  
   * * *
  
   - Наконец-то, один допрыгался... - не без злорадства подвел итог Волчков, глядя с дороги на лежащий внизу, в свете боковой фары УАЗика, труп в кожаном плаще, едва не в обнимку со скрипичным футляром.
   Севидов, пыхтя сигареткой, время от времени давал короткие советы эксперту судебной медицины, удачно прихваченному следователем по срочному вызову. Маленького росточка медик, дождался окончания съемки фотографом тела мертвого бандита и теперь копошился возле него сам.
   - Док, причина смерти мне и так ясна, не заставляй народ обрастать льдом.
   - До причины я уж докопался... - отвечал коновал и чуть слышно ворчал, - черт, и впрямь холодрыга, сил нету... Благо хоть об этого паразита руки погреть можно... Почему же ты еще теплый-то? С температурой что ли в засаде сидел? Странно. Хотя, чему удивляться - больничных вам, скорее всего, не оплачивают...
   - Будьте добры, - вмешался теперь Лешка, узрев прислоненную к ближайшему дереву трость, - осмотрите его ноги. Нет ли на них ранений недельной давности...
   - Сделаем... - покорно отвечал тот и, прикрыв грудь убиенного, перешел к осмотру нижних конечностей.
   У обочины, вдоль автомагистрали на Пулково, стояла вереница автомобилей: Вольво ДПС, "Волга" ППС, УАЗик прокуратуры, черный Мерседес, расстрелянный преступниками и, наконец, помятый отечественный "Жигуль", использованный ими в качестве тарана. Два милицейских сержанта следили за движением, а три офицера из любопытства отирались рядом со следственной группой.
   - Пойдем-ка Леша, пообщаемся с участниками перестрелки, - привычно увел подопечного от ликов смерти мэтр.
   Дознаватели приблизились к стоявшим чуть поодаль и беспрестанно курившим охранникам фирмы "Фрегат", облаченным на этот раз не в камуфляж, а в цивильные костюмчики и теплые куртки. Два бугая изрядно нервничали после жаркой баталии, но выговориться и излить душу по поводу правомерности применения оружия хотелось неистово, посему, лишь почуяв интерес к своим персонам со стороны уже отчасти знакомых сыскарей, наперебой загалдели:
   - Вы не поверите! Мы совершенно не ожидали! Ведь раньше они донимали нас возле офиса, а тут...
   - Как только "Жигулек" выскочил - я по томозам! Мерс пошел юзом, думал все - хана!..
   - Стоп! - скомандовал Анатолий Михайлович. - Говорю сначала я, точнее - задаю вопросы, а вы отвечаете. Итак, первый: господин Фельцман был с вами?
   - Так точно, - по-военному ответил один из телохранителей, - везли к какому-то рейсу... Извините, но куда улетал босс, мы не знаем...
   - Не важно. Второй вопрос: где он?
   Другой с готовностью отвечал:
   - Как стрельба стихла, так Яков Абрамович и выскочил на дорогу - попутку ловить в аэропорт...
   - Он был один, без семьи?
   - Жену с ребенком отправил заранее, кажется, еще вчера.
   - Стало быть, отбыли... - задумчиво произнес Севидов. - Хорошо. Ну, теперь непосредственно о происшествии. Рассказывайте, как было дело, а ты, Алексей, записывай. Значит, с этой проселочной дороги выскочили Жигули...
   - Значит, выскочили Жигули... - повторил охранник-водила, - я давай уворачиваться - дорога-то влажная, а "Мерин" тяжелый, сразу не осадишь. Кручу туда-сюда, а тот гаденыш, видать, опытный, выехал потихоньку и отслеживает мои перемещения. Ну и...
   - Что "ну и..."? - поторопил Лешка после паузы.
   - Воткнулся я в него слегка, - понурил голову тот, - вон на его правой бочине отметина.
   - Ладно, это не проблема, - утешил парня пожилой следователь. - С вас, думаю, не взыщется - вы, как-никак, жизнь своему патрону спасали. Что стало с водителем Жигулей?
   - Когда мы повыскакивали, его в салоне уж и след простыл, - объяснил второй страж, - за миг до столкновения он выкатился из машины и дернул к остальной братве за обочину. Чуть-чуть не добежал - прихрамывал слегка. Кажись, за пару метров до овражка его и подстрелили...
   - Палить по вам начали сразу?
   - Оружие у них, надо полагать, не шибко большого калибра - особого грохота не производило. Как только поняли, что в Жигулях никого, тут и услышали трескотню, да как пули по бортам щелкают...
   - Из ваших кто-нибудь пострадал?
   - Нет, слава богу...
   - Сколько, по вашим оценкам, было нападавших? - задал очередной вопрос Анатолий Михайлович и вновь полез за сигаретами.
   - Стрелял один или двое, да плюс водитель, - неуверенно пожал плечами старший из фрегатовцев, - получается - не больше трех...
   - Михалыч, я закончил, - раздался позади следователей тенорок врача-коротышки, - заключение интересует?
   Севидов оглянулся на голос:
   - Давай в двух словах.
   - На вид - лет тридцать восемь-сорок. Смерть наступила от огнестрельного ранения в грудь, приблизительно час-полтора назад. А может и меньше...
   - В грудь... - тихо повторил мэтр и вновь обратился к охранникам: - так выходит - его свой же и подстрелил, когда он бежал к обочине. Так что ли?
   - Кто его разберет?.. - оправдывался один из людей Фельцмана, - темнота, суета, стрельба со всех сторон...
   - А на ногах-то отметины есть? - нетерпеливо встрял Лешка и уставился на эксперта.
   - Есть... - равнодушно ответил медик и, заметив заинтересованный взгляд старого следователя, пояснил: - несколько касательных пулевых ранений. Калибр пуль небольшой. Судя по тому, что швы еще не сняты - примерно пяти-семи дневной давности...
   - Европеец... - пробормотал Волчков и сделал пометку в блокноте.
   - Спасибо дружище, - похлопал по плечу давнего приятеля по работе в прокуратуре дознаватель и предложил: - иди, погрейся в УАЗе, там у меня горячий чаек в термосе. Сейчас фотограф сделает еще пару снимков окрестностей на память, и тронемся в путь...
   - Это можно... - скупо улыбнулся эскулап, направляясь к светло-серому внедорожнику, - с моей-то работой - мертвяков лапать, надобно не чай, а по литру спирта в день хлебать...
   Проводив взглядом коллегу, сыскарь вновь обернулся к молодцам:
   - Ну-с, продолжим, господа. Когда вы открыли ответную стрельбу?
   Молодцы переглянулись, старший неуверенно отвечал:
   - Как только поняли, что машина не случайно преградила дорогу и шефу угрожает опасность - затащили его в противоположный кювет и стали палить по вспышкам.
   - Долго продолжалась перестрелка?
   - Нет. Минуту, может - две...
   - Вы заметили, на чем уезжали оставшиеся в живых бандиты? - оторвался от блокнота Волчков.
   Те замотали головами, а слово теперь взял водитель:
   - Движение почти прекратилось, люди видели, что здесь творится неладное, и все-таки некоторые сорви-головы проскакивали на бешенной скорости, видать опаздывали к вылетам. Так вот из-за них ни хрена не было слышно, что твориться за дорожной насыпью.
   - Ясно. Дальше, - скомандовал Анатолий Михайлович.
   - Выждали немного, - принял эстафету объяснений старший телохранитель, - потом я короткими перебежками, вон там - чуть подальше, пересек шоссе, зашел им, как говориться, в тыл, но там уж никого не было, кроме убитого. Яков Абрамович в это время названивал в милицию и вызывал подкрепление у нашего Горбунко, а как убедился, что опасность миновала, так и выбежал на дорогу голосовать. "Мерс" ведь ехать не мог - три колеса продырявлены, стекло вдребезги, левые дверцы изрешечены...
   - Директор сразу уехал?
   - Нет. Движение возобновилось примерно через четверть часа - народ побаивался - мы ж с помповыми ружьями тут разгуливали. Кое-какие рисковые, я говорил, шмыгали - вот, один шальной автолюбитель тормознул и подобрал его минут через десять...
   - Ладненько... - подвел итог первой беседы с участниками боя Севидов, - на днях мы поговорим еще разок и более обстоятельно. Никуда не отлучатся, быть либо на работе, либо дома. Ясно?
   - Так точно, - хором ответили бойцы.
   - А сейчас звоните Горбунко и занимайтесь своим подбитым немецким "танком". Чтоб через полчаса его тут не было.
   Михалыч подозвал офицера милиции и отдал несколько коротких распоряжений. Алексей, понаблюдав за фотографом, снимающим лежащие повсюду гильзы, отпечатки подошв и автомобильных протекторов в жирной грязи, придорожный столбик с табличкой километража до центра города, понурив голову, побрел к УАЗику. "Как же так!? - не переставал удивляться он, - мэтр сам утверждал, что Европеец с Кавказцем - профессионалы, прошедшие горнила горячих точек, а тут такая нелепая смерть - от пуль своего же подельника. Нонсенс..."
   Не дойдя до автомобиля двух шагов, Волчков остановился и внезапно чуть не бегом стал спускаться вниз - к трупу. Наставник даже не успел раскрыть рта, как мальчишка уже приподнял разрезанную штанину грубых черных брюк армейского покроя и рассматривал раны на голени, стянутые хирургической нитью. Покачав головой и с трудом удерживая равновесие на скользком откосе, пожилой следователь двинулся за ним...
   Когда стажер удостоверился в правдивом заключении эксперта, Анатолий Михайлович посоветовал:
   - Для пущей убедительности осмотри плащ. На уровне ранений и на нем должны остаться отметины.
   Тот ощупал полу реглана, лежащую под только что осмотренной ногой трупа - в нескольких местах толстая кожа была насквозь прошита картечью. Да и внешность погибшего действительно напоминала Европейца - человека с видеозаписи...
   Через четверть часа они тронулись в обратный путь. Севидов по прежнему занимал излюбленное место возле водителя, сзади глазели в боковые окна фотограф, медик и Лешка.
   Настроение у молодого человека отчего-то испортилось - смерть одного из двух матерых преступников будто вырвала из рук тонкую нить, которую он долго и упорно нашаривал в кромешной тьме. Алексей упрямо дул губы, но когда УАЗик въехал в город и мчался по освещенным, красивым проспектам северной столицы, печаль постепенно покинула его. Захотелось вновь рьяно взяться за дело и иди до конца, не сбиваясь с верного пути, как советовал недавно мудрый покровитель.
   Начинающий следопыт незаметно улыбнулся. Он чувствовал - главный козырь криминальной колоды - тайное участие Алины в запутанном тройном убийстве - находится в его руках. И совсем скоро, нащупав ее связь с бандой, он выудит на свет божий многое.
  
   * * *
  
   Смена охраны "Фрегата" производилась в восемь утра. Кавказец был прекрасно осведомлен о данном факте и к семи тридцати припарковал машину с тонированными стеклами на противоположной стороне дороги. В течение двадцати минут через двери парадного входа проследовали все четверо охранников новой смены и начальник службы безопасности Савелий Горбунко. Спустя еще немного времени на тротуар Малой Морской гурьбой вывалились помятые и небритые стражи, честно отслужившие положенные сутки.
   "В самый раз", - решил мокрушник и, выйдя из автомобиля, направился к входу в офис.
   Одет он был как закоренелый чиновник, крепко и долго сидевший в своем удобном кресле при любой власти. Средней паршивости темный костюмчик, с неизменно измятыми на коленях брюками; светлая рубашка; не весть о чем кричащий галстук; надраенные до блеска и носимые даже в лютые морозы черные туфли на тонкой подошве и обязательная кожаная куртка с десятком объемных карманов.
   - Доброе утро, - уверенно поприветствовал охрану ранний гость со славянской внешностью, однако с приличным южным акцентом. - Мнэ нужен комендант вашего офиса или замэститель дирэктора по хозяйственным вопросам.
   - Здравствуйте, - любезно ответил привратник в камуфляже, - пока еще никого нет - рановато. А вы...
   - Я из Управлэния коммунального хозяйства, - представился солидный посетитель, роясь в одном из карманов и выуживая вслед за сотовым телефоном удостоверение, - начальник аварийной службы Водоканала Субхангулов Анатолий Хасанович.
   - Можем пригласить только начальника службы безопасности, - чуть растеряно произнес служивый, пробежав взглядом надписи на развороте корочек и возвращая документ владельцу.
   - Да мнэ, собственно, все равно, лишь бы кого из руководства...
   Страж склонился над телефоном, а ранний гость незаметно извлек из недр куртки мизерное подслушивающее устройство. Содрав защитную пленку с клейкой поверхности, он одним движением приткнул его к нижней поверхности широкого, белоснежного подоконника и принялся ждать начальника местной "гвардии".
   "Охрана - дерьмо, сборище мужичков-дилетантов, не способных выгодно продать свои руки и голову, - незаметно ухмылялся Кавказец, рассматривая сотрудников, - таких можно раскидать по углам и одному, без моего так глупо погибшего напарника..."
   Через две минуты перед "чиновником" расшаркивался и приглашал к себе в кабинет сам господин Горбунко.
   - Что же вы не предупредили о визите Анатолий Хасанович? Мы бы еще вчера поставили в известность заместителя по общим вопросам, он у нас ведает всеми хозяйственными делами, и как штык был бы к восьми утра...
   - Да дело-то выедэнного яйца не стоит, - объяснил визитер, - мои сотрудники будут обзванивать прэдприятия некоторых районов, гдэ сегодня отклучим воду, а я живу тут неподалеку, вот и решил по пути заехать - прэдупредить.
   - Понятно-понятно... - учтиво кивал Савелий Антонович, - раз надо, значит надо - потерпим. А надолго отключаете?
   - Думаю, за пару днэй управимся - трубы мэняем. Хотим до морозов закончить весь рэмонт в районе. Так что запаситесь водой, а то через час краны "порадуют" только шипэнием...
   Главный страж громко рассмеялся "премилой" шутке водоканальной персоны. Тот же, покопавшись за пазухой, достал визитную карточку.
   - Возьмите на всякий случай. А то, как начинаем после ремонта поднимать давлэние, вечно проявляются проблэмы. Оставьте вашим охранникам, если что - пусть звонят, моя аварийная бригада работает круглосуточно...
  
  
   Час спустя переодетый в поношенную брезентовую робу Кавказец вразвалочку подходил к офису "Фрегата" с противоположной стороны. На левом плече "работяги" болталась дерматиновая сумка со здоровенными ключами, в правой руке он нес небольшой ломик с крючкообразным концом. Не дойдя двухсот метров до здания, где недавно побывал, преступник заприметил два нужных люка. С лязгом и звоном швырнув на асфальт поклажу, он присел на четвереньки, прислушался и ощупал крышку одного, затем другого.
   - Кажись этот, - молвил люмпен, не замечая обходивших его прохожих и, со вздохом проворчал: - эх, скорее б на пенсию, да кочегаром на "Аврору"...
   Умело поддев круглый блин крючком и, ругаясь, точь-в-точь, как матерый слесарюга, он полез по металлическим скобам вниз - в темное чрево подземелья.
   - Тепло-то как, век бы отсюдова не вылазил... - прошептал убийца, нашарив ногой какую-то трубу и доставая из кармана фонарь, - теперь бы разобраться с этими вентилями...
   На двух трубах большого диаметра стояли громадные запорные краны, но они новоявленного водопроводчика не заинтересовали. В сторону здания "Фрегата" от основных водоводов отходили трубы меньшего сечения. Именно их осмотром отъявленный негодяй и занялся.
   - Так-так... - протянул он через минуту, обнаружив вентили и на них, - вы-то мне и нужны...
   Приспособив фонарь на одной из скоб, южанин с легкостью завернул до упора первый - горячий. Со вторым - ржавым и холодным пришлось повозиться дольше, но, используя в качестве рычага длинную ручку здоровенного гаечного ключа, скоро справился и с ним.
   - Обойдетесь нонче без кофею, - громко пробасил "пролетарий" вылазия на свет божий.
   - Ой, мамочка! - взвизгнула какая-то девица, проходившая мимо и шарахнулась от чумазого мужика, появившегося из-под земли.
   - Вот и я говорю: пущай минералку хлещут - она полезней. Да, барышня?
   - Лучше уж соки, - улыбнулась та и застучала каблучками дальше.
   Водворив на место крышку, он топнул по ней кирзовым сапожищем и, взглянув на второй колодец, прошептал:
   - А с этими катакомбами мы разоберемся немного позже.
  
  
   Глава XIII
   Шутка Гименея
  
   Добрый сладко зевнул и, прислонив тяжелый затылок к заголовнику заднего сиденья, прикрыл глаза. Прапору он велел ехать неторопливо, и теперь тот томился в длинной колонне общественного и прочего путавшегося под колесами транспорта. Короткими, пульсирующими толчками они продвигались к Арсенальной набережной 7, где много лет назад благодаря безграничной фантазии академика Антона Осиповича Томишко были воздвигнуты прославленные Кресты.
   Вчера на службу Андрей Яковлевич решил не появляться, сославшись на жуткую головную боль - слишком уж поздно заявился домой после суперэротического представления. Еще бы, столько впечатлений за один вечер, плавно перешедший в бурную ночь!.. Он растянул пухлые губы в блаженной улыбке и предался сладостным и пока еще свежим воспоминаниям...
  
  
   Шоу намечалось в закрытом клубе "VIP-Гранд", что без броской и кричащей рекламы располагалось в благоустроенном, отделанном с применением последних технологий цокольном этаже на улице Лебедева, как раз неподалеку от следственного изолятора N4. Полковник сотни раз до того дня проезжал по служебным делам мимо неприметного входа и ни единожды не допустил мысли, что в каком-то десятке метров от городской суеты твориться подобное!..
   - Ничего страшного, Андрюша, - успокоила Александра, выслушав сожаления спутника по поводу своего наряда - военного мундира, - в прошлый раз - когда я впервые сюда попала, по соседству сидел седой адмирал-флотоводец...
   - Чего уж теперь, - вздохнул тот, галантно открывая перед дамой дверь незнакомого заведения.
   Клуб и впрямь был на загляденье. Похоже, все обустраивалось продуманно и с двумя, взаимосвязанными целями - гости должны отдыхать, не испытывая каких-либо неудобств и, позабыв при этом всякие азы устного счета, выкладывать побольше казначейских билетов.
   Миновав небольшой холл с гардеробом, зеркалами и туалетными комнатами, они оказались в просторном зале. Столы для карточных игр и рулетка отстояли друг от друга на приличном расстоянии, оставляя простор для праздно шатающейся публики. Вдоль длинной, глухой стены тянулась барная стойка красного дерева.
   - Нам дальше, - тихо шепнула молодая женщина и уверенно повела кавалера к неприметной двери за атласными шторами.
   Следующее помещение оказалось много меньших размеров и еще сумрачнее. Лишь спустя несколько секунд, глаза Доброго привыкли к мраку, и он смог различить одетого в элегантный, темный костюм привратника, принимающего у гостей билеты с любезно-вымученной улыбкой. Прямо за ним начинались два ряда столиков, образующих дугу вокруг овальной и слегка приподнятой над полом сцены. Некоторые места были уже заняты и парочка, притормозив на мгновение, огляделась.
   - Пойдем, вижу отличную позицию для наблюдения, - дернула приятеля за рукав Саша и устремилась к дальнему, крайнему столу.
   Любитель клубнички двинулся за ней и вскоре, потягивая приятный аперитив, елозил толстым задом по мягкому сиденью изящного кресла в нетерпеливом ожидании старта представления. Организаторы-устроители сознательно затягивали начало шоу, подогревая интерес собравшегося богатого люда. Наконец, с часовым опозданием, когда пустующих мест в зале боле не осталось, неожиданно вспыхнула нижняя подсветка подиума, и зазвучали приглушенные аккорды музыки. Застигнутый врасплох Андрей Яковлевич замер с соломинкой во рту...
   Из-за легкого занавеса, отделяющего помост от мизерных кулис, выпорхнула молодая девица в костюме амазонки и исполнила диковинный танец - некое подобие разминки то ли тайской боксерши, то ли гребчихи каноэ. При этом от интенсивных движений в душном, прокуренном "театре" она быстро вспотела - не помогло даже частичное разоблачение - вначале барышня сбросила кофточку-лифчик, изначально прикрывавшую только одну грудь, а чуть позже и юбочку-повязку из тонкой материи под тигровый окрас. Оставшись в одних современных трусиках, площадью в полтора квадратных дюйма, охотница покувыркалась на полу, изображая борьбу с диким зверем и, блеснув влажными телесами, исчезла за портьерой. Какой-то пьяный чудак трижды хлопнул ладонями, остальные зрители лениво потянулись за высокими бокалами с разноцветными коктейлями...
   - Это только начало, - успокоила Александра, - так называемый разогрев...
  
  
   Черная "Волга" лихо проскочила открывшиеся ворота СИЗО N1 и с визгом тормознула неподалеку от одного из двух однотипных пятиэтажных зданий, в плане имеющих крестообразную форму, за что крупнейший в России, да и во всем остальном мире изолятор и получил свое знаменитое название.
   - Поплавнее нельзя!? Шумахер... - проворчал босс, нащупывая левой рукой фуражку, - не народ, чай, в трамвае возишь...
   От подъезда к машине уже сломя голову несся местный лизоблюд. Необходимо было успеть открыть дверцу начальственного автомобиля, дабы чинуша не перетрудился или не почувствовал полнейшее к себе равнодушие.
   - Товарищ полковник, за время моего дежурства, происшествий не случилось! - бодро отрапортовал майор с повязкой, когда грузное тело Доброго целиком оказалось на улице. - Дежурный помощник начальника колонии майор Щеглов.
   - Знаю я, как у вас ничего не случается... - буркнуло в ответ ответственное лицо, направляясь к двери и отворачивая в сторону взгляд от свидетеля недавнего конфуза.
   Молодой офицер не отставал от полковника ни на шаг.
   - Живо ко мне этого, как его?..
   - Начальника СИЗО?
   - И начальника тоже, но главное - быстренько сюда этого... Левитана.
   - Так его уже нет...
   - Что значит - нет!? - Добрый от неожиданности застыл перед первой ступенькой лестницы с поднятой ногой.
   Майор растерянно пояснил:
   - Вчера утром приехали два старших офицера ФСБ и забрали его. Он у них проходит по каким-то делам...
   - Какого хрена!? - взревел, вмиг побагровевший Андрей Яковлевич, - кто разрешил!? Кто приезжал?
   - Все зарегистрировано... в журнале... - стал запинаться с перепугу дежурный. - Два полковника службы безопасности... По всей форме... Они предъявили удостоверения, постановление. Мы составили акт передачи...
   - Черт!.. - выругался толстяк, и медленно зашагал вверх, осознавая беспочвенность претензий к Щеглову, в точности выполнившему обязанности согласно инструкциям.
   "Надо было обстряпать по всем правилам: медицинское освидетельствование травмы, рапорт, служебные записки контролеров, свидетельские показания... Тогда бы уж не отвертелся!.." - сердился сам на себя чиновник, по-хозяйски открывая дверь шефа местного заведения.
   Спустя минут пятнадцать, расстегнув на выпиравшем брюхе китель, он восседал в удобном кресле и на пару с подполковником разглядывал тщедушного еврея Блюма, доставленного по распоряжению высокопоставленного гостя.
   - Так ты заявил следователям прокуратуры, что зазря посажен в карцер? - с затаенной злобой проговорил Добрый, переводя взгляд с помятого арестанта на собственные пухлые пальцы.
   - Чтоб мне навеки прописаться в вашем "санатории", гражданин начальник, но я не ведаю причины, из-за которой меня туда поместили...
   "Не дурно было б тебя навсегда здесь поселить... - подумал начальник Управления. - Ну, ничего, с одним жидом разобраться обломилось, отыграюсь на другом..."
   - Я, разумеется, тоже не в курсе, за что тебя наказали, - врал он, не моргая, - но, полагаю, у здешнего руководства имелся на то повод. Даже сейчас, глядя на твой внешний вид, у нас есть все основания вернуться к прежнему решению.
   - Ну что ви себе хотите!? - сделал жалостливое лицо Моисей Карлович, - я же целую неделю грел своим телом каменный пол, не мился, не брился, а только чесался. Если мне дозволят свидание с женой или уже хотя бы принять от нее перэдачку - будте уверэны, - я предстану перэд вами лучше покойника - во всем свэжем и чистом...
   - Не знаю, не знаю... - отвечал на это Андрей Яковлевич, пытаясь сковырнуть ногтем самый болезненный заусенец, - свидания, передачки... Оно, может быть, и положено, но имеются такие понятия, как дисциплина, порядок... Раз попал в карцер, стало быть - где-то, в чем-то замечен - нарушал. Тебе же известно - мы поощряем исключительно тех, кто ведет себя правильно.
   - А гражданин подполковник не мог бы объяснить причину?
   - У меня таких как ты больше тысячи, - буркнул начальник СИЗО, - и голова моя - не компьютер.
   - Так вот, - продолжал лекторским тоном, полковник, - а ты у нас, к тому же, заделался доносчиком. Стучишь работникам прокуратуры на тех, кто о тебе, понимаешь ли, днем и ночью печется...
   Блюм уныло повесил голову и смотрел на тупые носы старых, стертых штиблет.
   - Тут, приятель, не о передачках со свиданиями мечтать следует, а как бы в "пресс-хату" или, скажем, в спецотделение судебной психиатрии при комиссии N2 не загреметь...
   - Гражданин начальник, - расстроено протянул арестант, - мнэ вчера следователи обильно полили сердцэ рижским бальзамом, говоря о моей скорой и полной рэабилитации...
   - Ты поменьше разглагольствуй, - осерчал Добрый, кивнул стоящему в дверях лейтенанту и на прощание предостерег еврея: - еще одно необдуманное заявление, господин изобретатель и твое здоровье навеки останется здесь...
   Престарелого подследственного поспешно увели.
   - Указания по его содержанию будут, Андрей Яковлевич? - подал голос немногословный начальник изолятора, - если пожелаете, можем и впрямь определить на пару дней в "прес-хату"...
   - Чего из него выбивать-то? Какие признания? Пусть уж прокуратура сама мучается, - вздохнул важный чин.
   - Мы, естественно, не имеем права оценивать действия следствия, но оперативной работой заниматься должны, чтобы иметь представление о тех, кто к нам попадает.
   Полковник махнул рукой, встал с кресла и, с трудом застегивая тесный китель, озвучил приговор:
   - В карцер, только в карцер...
   Спустя двадцать минут он снова млел в теплом салоне "Волги", с трудом преодолевая дремоту. Пожалуй, лишь воспоминания о прошедшей ночи будоражили сознание и отгоняли сон...
  
  
   После амазонки на сцену диковинным образом вышли две барышни. Точнее, вышла одна - лет двадцати пяти, сплошь перетянутая кожаными ремнями. Другая же, годков восемнадцати отроду, была облачена в прозрачный балахончик и выползла из-за занавеса на четвереньках. Не понимая замысловатого сюжета, тучный чиновник изумленно хлопал глазами, когда девица в портупее начала напяливать на несчастную рабыню ошейник.
   - Мазохисты, - шепнула искушенная соседка.
   - А-а... - "понимающе" закивал Добрый, припоминая, что прежде где-то слыхал мудреное, импортное словцо.
   Однако интуиция и долгий опыт работы с заключенными подсказали: сейчас кто-то кого-то будет бить...
   Этот номер ему чрезвычайно понравился. Особенно короткая финальная часть, когда истязательница оголила робкой "пэтэушнице" задницу и разов десять приложила по ней кнутом.
   "Вот отменно работает баба!.. - улыбался полковник, выбросив соломинку и шумно отхлебывая спиртное прямо из бокала. - Нам бы такую чертяку в женскую колонию! А что!? Аттестовали бы, обрядили в формяжку и пущай творит экзекуции с нарушителями дисциплины, вольнодумками и всякими шибко грамотными..."
   Постепенно, выходящие развлекать богатую публику девицы и присоединившиеся к ним молодые люди становились все бесстыднее - дабы не утруждать себя лишней работой, выплывали на помост всего лишь в одном элементе скудной одежонки. А вскоре, разгоряченные алкоголем, начали вываливаться из кулис и вовсе нагишом.
   Закончилось представление долгой гала-оргией прямо на сцене. Нет, полупьяные лицедеи последних границ все же не пересекали, однако вытворяли при честном народе такое, что Андрей Яковлевич, глазевший на стонущих дурными голосами девок, многократно озирался и чувствовал себя в звездном облачении совершеннеше распогано.
   Вакханалия угасла далеко за полночь. Хмельные гости разбредались из камерного зала под доносящиеся из-за занавеса звон бокалов, смех и утробные стоны "актрис". Почти трезвая Александра, употребившая лишь пару порций слабоалкогольного коктейля, вела под руку свою "добычу" и загадочно, в полголоса говорила:
   - Едем ко мне, милый. Я тоже хочу выпить... А потом нас ждет ночь наслаждений...
   - Ты прелесть, - отвечал глупый "агнец", делал глубокий вдох и, безуспешно разыскивая на небе луну, задумчиво рассуждал: - слушай, а не подумать ли нам над возможностью пожить вместе? Как ты отнесешься к предложению переехать со мной в Москву?
   Отвернувшись и пряча победную улыбку Клеопатры, та безмолвно дошла с ним до красной "десятки". Усевшись за руль, лукаво стрельнула умело подведенными глазками и задала встречный вопрос:
   - Позвольте поинтересоваться, а в каком качестве меня зовут в столицу? Уж не любовницы ли?
   - Ну почему же!? - слегка обиделся Добрый, - бери глубже...
   - Что и куда брать глубже? - снова улыбнулась она.
   - Я о серьезном, а ты...
   Андрюша надул губки и вперился взглядом в боковое стекло, а потенциальная генеральша зарделась румянцем, чего в желтоватом уличном освещении все равно никто бы не заметил. Дело было сделано - ловила крупную рыбу, а попался целый бегемот. Теперь зверюга смиренно сидел в яме и не пытался освободиться...
   Молодая женщина дотянулась губами до щеки полковника, повернула ключ зажигания и, плавно тронув машину с места, долго задумчиво молчала.
   Уже дома, лежа на широкой кровати рядом с удачно клюнувшим кандидатом и вдыхая исключительно ртом, дабы не ощущать алкогольных "ароматов", "охотница" предалась развитию желанной темы:
   - Ты действительно решил подать на развод?
   - Чего ж тянуть-то... Розка один черт не бросит своих магазинов и останется в Питере...
   - А мы оформим отношения здесь или после переезда в Москву?
   - Разведусь здесь, чтобы не волочь за собой грязный шлейф, а расписаться можем и там. Так ты согласна?
   - Конечно, милый... - ласково отвечала она, взбираясь на необъятную тушу и ощущая себя отныне полноправной ее хозяйкой...
  
   * * *
  
   - Да, ты прав - одним кровопийцей на белом свете стало меньше... - довольно проворчал Севидов, когда на следующий день после гибели в перестрелке Европейца они с Волчковым неторопливо возвращались из кафе в прокуратуру. - Теперь бы еще Кавказец канул бы в лету и дело можно смело закрывать...
   Однако Лешка владел куда большей информацией о череде странных преступлений, и такая постановка вопроса его явно не устраивала...
   - Но вы же сами, Анатолий Михайлович, утверждали, что все убийства органично вписывается в определение "конкурентная борьба". Значит, мы должны...
   - Да, утверждал, - недослушал напарника мэтр. - А как бы ты сумел выйти на заказчиков, если бы исполнители перестреляли друг друга? Это, знаешь ли, только в книжках и фильмах череда случайностей выводит героя-следователя точнехонько на злоумышленника, а в жизни... Нет уж братец, имеется у нас вторая версия - вооруженные ограбления, вот и прекрасно - никто ее со счетов не сбрасывал...
   - Но из нее, опять же по вашим словам, выбивается убийство Говоркова!..
   - Ерунда, - отмахнулся Михалыч. - Мы же понимаем, что приятеля модельера Литвинова подстрелили случайно - по ошибке. Перепутали господа налетчики несчастного с толстосумом Фельцманом. А уложи они того, кого намечали - непременно бы обчистили его карманы. Разве не так?
   - Кто знает?.. - промямлил стажер и, наконец, решившись - признался: - знаете ли, давно хотел с вами поделиться... Вы меня простите, но я не все рассказал об этой загадочной истории...
   - Валяй... - молвил сыскарь с седой шевелюрой.
   В течение четверти часа, яростно жестикулируя, моложавый детектив излагал о подслушанном телефонном разговоре Алины с неизвестным координатором. Со всеми подробностями поведал он и о недавней слежке за девушкой. Когда же перешел к рассказу о встрече врача с двумя мужчинами, весьма похожими на Европейца с Кавказцем, Севидов немного помрачнел, однако после завершения пламенной речи по-доброму улыбнулся и спросил:
   - Ты Алексей, шпионских боевиков, что ли насмотрелся?
   - Да я не помню, когда телевизор-то в последний раз включал!.. - обиделся было тот.
   - Ну, мало ли народу в Питере ходит в длинных кожаных регланах!? Да и Алина - девушка свободная, привлекательная. Живет здесь давно и имеет, небось, кучу знакомцев...
   - А ее доклад по телефону!? - вскричал, едва не подпрыгивая от неуемной энергии Волчков.
   Шеф жестом приказал парню снизить громкость и прошептал:
   - С чего ты взял, что это был доклад? Дословно фразы помнишь?
   - Конечно! - и он наизусть произнес, врезавшиеся в память слова: "Старший, как мы и предполагали, ошибается. А вот с младшим дела обстоят гораздо хуже... Если он повлияет..." Потом ее перебил вопросом абонент. Выслушав его, она объяснила: "Подробности первой операции ему были известны изначально. О третьей он уже в курсе. Осталась вторая..."
   Удивившись цепкости молодецких извилин, Анатолий Михайлович, тем не менее, скептически процедил:
   - И что же? Старший, младший... Повлияет на что-то... Подробности каких-то операций... Что ты узрел тут крамольного? Возможно, девчонка обсуждала с кем-то свои рабочие вопросы - она же медик. Сам говорил: умница, защищает диссертацию...
   - Не о том вы! Я наслышан о разных совпадениях, но не может тянуться целая вереница случайностей на протяжении недели!
   Лешка уже не пытался идти спокойно, а постоянно сбивался с темпа - то, прибавлял шаг, то, останавливался, выдавая жуткую взволнованность. Могло показаться, будто сейчас решается вопрос его жизни и смерти...
   - Подумайте сами: во-первых, она трижды, подчеркиваю - трижды подряд приезжала в качестве врача после совершенных преступлений. Во-вторых, ее звонок-доклад неизвестному координатору, непонятен лишь непосвященному. Старший - это вы и действия ваши относительно расследования - ошибочны. Младший - я. Подробности первой операции - запись налета на обменник с рожами бандитов. Третья операция - это факт добычи правдивых свидетельских показаний о тех же убийцах у швейцара "Охотничьего клуба". А детали второй - нападение Европейца с Кавказцем на инкассаторов у "Фрегата", в тот день и впрямь нам были еще неизвестны...
   Михалыч ухватил за рукав молодого человека, не заметившего красного света и шагнувшего на проезжую часть, чуть не под колеса грузовика. Тот спохватился и на секунду умолк.
   - Ну, а что же в третьих? - поинтересовался наставник, дождавшись, когда автомобильный поток остановится.
   - В третьих, я абсолютно точно видел ее в обществе тех двух отморозков. Я же эту чертову видеозапись налета на пункт обмены валюты сто пятьдесят раз прокручивал и сладкую криминальную парочку из тысячи других узнаю! И потом, вы уверены, что в придорожном кювете действительно лежал труп Европейца?
   - А на этот-то счет, у тебя с какой стати появились сомнения?
   Волчков вскинул руки в нервном возбуждении.
   - Ладно-ладно, не кипятись, - умерил пыл коллеги дознаватель.
   - Анатолий Михайлович, - уже не убеждал - стонал стажер, - поймите, мне ведь Алина действительно нравиться. Так неужели я стал бы городить на нее напраслину?
   - Почти пришли... - стал медленно подниматься по лестнице Севидов.
   Алексей шел рядом и терпеливо дожидался судьбоносного вердикта. Стоя у кабинета и роясь в карманах в поисках ключа, пожилой сыскарь тихо сказал: - ты вот что... Не поленись и составь до утра обстоятельную служебную записку. Ну, про "служебную" - это я так выражаюсь - скорее по давней привычке. Просто опиши безо всяких церемоний мысли, впечатления, гипотезы, а я уж после присовокуплю собственные доводы и теории. Кто знает - вдруг что-нибудь выстроится?.. Идет?
   - Понял. Обязательно сделаю! Завтра утром мои соображения будут лежать у вас на столе, - расплылся в довольной улыбке вчерашний студент, но, тут же вернув серьезное выражение лица, попросил: - А вы не могли бы по своим каналам выведать хозяина одного телефончика?
   - Отчего же, подвернется оказия - справлюсь... - молвил тот, пропуская первым в кабинет сына своего давнего друга.
   Волчков на ходу вынул из кармана куртейки блокнот и, вырвав листочик, чиркнул на нем запомнившийся номер. Передав его Севидову, чуть заметно улыбнулся и уверенно направился к кофеварке...
  
  
   Спустя десять минут они пили свежесваренный кофе. Мэтр с головой зарылся в бумаги, а юный помощник, устроившись напротив низенькой тумбочки, со стоящей на ней видеотехникой, в сто пятьдесят первый раз просматривал запись вооруженного ограбления обменника. Он тупо взирал на экран и сидел, что было ему несвойственно - почти неподвижно, изредка поднося к губам чашечку с ароматным напитком. Качество записи оставляло желать лучшего, однако динамика сюжета настолько захватывала, что внимание Алексея снова всецело поглотилось развитием событий недельной давности...
   Вот Кавказец приник к округлому оконцу. Девица-кассир сладко зевает, прикрывая ротик ладошкой. Европеец мимолетно осматривает помещение, чуть задерживая взгляд на объективе камеры слежения, и без разворота бьет пожилого охранника ногой в живот. Тот отлетает к противоположной стене и тут же получает следующий удар кулаком в висок...
   Волчков поморщился, покосился на строчившего какой-то документ шефа и продолжил созерцание беспредела.
   Южанин что-то сказал девушке и та, переменившись в лице, закивала. Европеец тем временем занялся сборкой автомата... Вот он извлекает его составляющие, а футляр передает напарнику. На его руках короткие кожаные перчатки, благодаря которым на автомате не было оставлено отпечатков пальцев. Сейчас вставит длинный рожок в боковой паз и передернет затвор...
   - Стоп! - внезапно гаркнул Лешка так, что Севидов от неожиданности подпрыгнул и ошалело уставился поверх оправы очков на неугомонного юнца.
   Парень же, не обращая внимания на реакцию наставника, схватил пульт дистанционного управления и, отмотав запись немного назад, снова включил воспроизведение.
   - Смотрите, Анатолий Михайлович! - воскликнул он, - как же мы сразу не заметили этой детали!
   - Ну что там опять? - проворчал следователь по особо важным делам.
   - Сейчас-сейчас... Вот!
   Стажер нажал кнопку паузы и Европеец, только что вогнавший в автомат магазин, застыл на экране.
   - Взгляните. Перчатки у него короткие - типа автомобильных, поэтому запястье оголено и видна какая-то татуировка.
   Севидов вздохнул, молча встал, обошел заваленный бумагами стол и, поправив очки, посмотрел на остановленный кадр.
   - Да, ты прав, - молвил он, возвращаясь на место. - А у Кавказца, если не ошибаюсь, на пальце сверкает увесистая печатка из какого-то драгоценного металла... И что с того?
   - Как "что с того"!? Мы же можем проверить - убит ли Европеец на самом деле...
   - Ах, вот ты о чем...
   Похоже, его терпение было на пределе и постоянно идти на поводу у взбалмошного коллеги он не собирался.
   - Знаешь Алексей... Дел у меня, честно говоря - выше крыши. Ежели тебя до сих пор одолевают сомнения - бери инициативу и вперед...
   - Понял, - кивнул тот и, вытащив из видика кассету, стремглав бросился к криминалистам.
   Через час он вернулся в кабинет, торжественно неся в руках цветную распечатку увеличенного и обработанного на компьютере изображения левой руки Европейца. На тыльной стороне бандитского запястья действительно красовалась синяя татуировка - изображение змеи, проползающей сквозь какую-то вычурную букву.
   - Работникам морга доверяешь? - не без сарказма полюбопытствовал Михалыч, намекая на телефонный звонок патологоанатомам.
   - Нет, - упрямо мотнул вихрами Волчков, - лучше уж удостовериться самолично.
   Севидов вновь одарил его тяжелым взглядом, но, написав еще пару строчек на бланке, отложил документ в сторону и пробурчал:
   - Ладно уж... в последний раз позволяю тебе издеваться над моим организмом. Поехали...
  
  
   Еще через час строптивый малец стоял у холодного трупа Европейца и, наклонившись с большой лупой над его левой рукой, сличал синюю наколку с изображением, полученным с видеозаписи. Чуть поодаль томился мэтр. Медленно прохаживаясь вдоль глухой стены, он старался не смотреть на ряды лежащих покойников, воздух вдыхал ртом и упорно пытался заставить себя думать о приятном...
   Алексей давно уже понял, что татуированный гад с витиеватым вензелем посередине на принтерной распечатке абсолютно идентичен тому, что красовался на запястье мертвого бандита. Он лишь оттягивал момент "финального гонга", возвещающего очередную победу здравого смысла Анатолия Михайловича над его еще детским воображением.
   Однако время капитуляции поджимало...
   Распрямившись, мальчишка спрятал в карман куртейки увеличительное стекло, зыркнул в сторону патрона, шмыгнул носом и сказал:
   - Больше я вас не побеспокою... на счет Европейца... Это безусловно он.
   - Да?.. Похвально, - остановился Севидов, - но из твоей фразы, кажется, следует, что остальные сомнения остаются в силе?
   - Увы, мне не все понятно...
   - Ну, хорошо... - детектив направился к двери и кивком пригласил стажера последовать за ним. - Тогда, как и договаривались - напиши служебную записку. Только уж изволь теперь без домыслов о покойном Европейце...
  
   * * *
  
   Остановив машину недалеко от двух колодцев, в один из которых лазил ранним утром, Кавказец метнул взгляд на темневшее в двухстах метрах здание "Фрегата".
   "Охрана безмятежно читает боевики и периодику... - усмехнулся он, вынимая из багажника металлический крюк, - но посмотрим, как они забегают через часок..."
   "Водопроводчик" поддел крышку второго люка, под которым еще не был, но где предстояло поработать сейчас. Прихватив фонарь, он живо спустился вниз и нашел один единственный запорный вентиль, перекрывавший канализационный трубу большого диаметра, подходящую к общему каналу.
   - Эх... Были и мы сто лет назад рысаками... - ворчал бандит, что есть силы закручивая исполинский кран. - Так, с этим этапом покончили...
   Покинув подземелье с отвратительным запахом, он закупорил его тяжелой крышкой и направился к соседнему люку. Спустившись в уже освоенный ранее колодец, "сантехник" открыл вентили холодной и горячей воды, приговаривая при этом:
   - Интересно, сколько народу работает во "Фрегате"? Семьдесят, девяносто?.. Должно же найтись несколько умников, напрасно покрутивших краны смесителей в туалетах и в сердцах забывших их закрыть!? Должны, непременно должны - чай в России живем!..
   Сделав черное дело, Кавказец вернулся к машине, достал небольшой радиоприемник и включил его на волне "жучка", установленного во время визита под широким, белым подоконником в холле ненавистной фирмы. Он прислушался. Пока в коридорах "Фрегата" сохранялась гробовая тишина.
   "Тем лучше, - решил про себя преступник, проверяя готовность самопального автомата и вешая его на плечо, под длиннополый кожаный плащ. - Есть время переместиться поближе к парадному..."
   "Москвич" снова взревел двигателем и, обогнув квартал, остановился метрах в сорока от застекленного входа в четырехэтажное здание. Некоторое время заговорщик прислушивался к шипению миниатюрного приемника, в ожидании начала потопа и вскоре из динамика послышался озабоченный голос одного из запыхавшихся стражей:
   - Мужики, там кран кто-то не закрыл в туалете - воды по щиколотку. Слив что ли забился, надо бы на всех этажах проверить...
   - Воду что ли дали?
   - Ну да... Вот она вовсю и фигачит.
   - Давай беги на последний. Серега, ты на третий, а я на втором посмотрю... - доносились команды старшего смены.
   Раздался топот нескольких пар тяжелых ботинок, и вскоре все стихло. Приемник вновь ожил спустя минут пять:
   - На втором этаже сухо...
   - На третьем краны закрыты, но с потолка начинает капать, - доложил тот, которого величали Серегой.
   - Это потому, что на четвертом лужа на весь коридор, - запыхавшись объяснил третий гонец.
   - Черт! - выругался старший, - ведь всех предупредили, что воды не будет. Нет, обязательно надо покрутить краны! Бараны с высшим образованием... Чё теперь делать-то!?
   - Надо бы доложить, Петрович, - посоветовал кто-то из рядовых, - а не то - нам же и достанется...
   - Сделаем все по уму! - принял решение начальник, - звони этому сушеному абрикосу из водоканала, пусть присылает бригаду. А мы сразу поставим в известность Горбунко. Ежели что - пусть с ними и разбирается...
   Сказано - сделано. Через десять секунд в кармане Кавказца запиликал сотовый телефон, зарегистрированный накануне на подставное лицо.
   - Да, - с ноткой недовольства ответил "начальник аварийной службы Водоканала".
   - Мне нужен Субхангулов...
   - Я слушаю...
   - Извините, Анатолий Хасанович, вы были сегодня утром в фирме "Фрегат" - предупреждали об отключении воды...
   - Был. И что? А кто это говорит?
   - Охрана. У нас тут целый потоп случился - не поймем в чем дело. Вы просили позвонить по этому номеру, если какая авария...
   - Хорошо. Сэйчас буду. Гдэ говорите проблэмы, во "Фрэгате"?
   - Да-да, во "Фрегате", ждем. Подъезжайте поскорее.
   Выждав для верности минут десять, бандит быстрым деловым шагом вошел в офис и сразу же наткнулся на старшего охранника, принимавшего утром смену. Озадаченный мужичок - почти ровесник налетчика тут же начал причитать и жаловаться на жизнь:
   - Вот заполучим теперь от Горбунко за ваше безобразие... Как же это - о выключении предупредили, а что включите даже не позвонили?..
   - Показывайте, что у вас, - коротко приказал "чиновник", - сейчас бригада подъедет...
   - Проводи, - прекратив ныть, кивнул сотруднику старший смены.
   Один из охранников повел "должностное лицо" по лестнице на четвертый этаж. Однако на площадке третьего этажа, чуть приотставший "водоканалец" неожиданно треснул провожатого ребром ладони по основанию черепа, затащил обмякшее тело в туалет и, как ни в чем ни бывало, направился к кабинету генерального директора. Дверь он искусно вышиб ударом ноги, и быстро отыскал в углу просторного помещения вмонтированный в стену сейф. Вынув из кармана прямоугольник пластида, террорист сноровисто прилепил его возле мудреного замка, вставил короткий шнур и, подпалив конец зажигалкой, спрятался за шкаф.
   - Сейчас прибегут... - пробормотал он, выходя из-за укрытия после изрядного грохота, - ну и хрен с ними... Где тут у нас заветная папочка?
   Разбираться во всех, хранящихся в недрах импортного сейфа документах, времени не было. Схватив стопку разноцветных папок, гость северной столицы с берегов Терека проворно выскочил из задымленного кабинета.
   От лестницы доносились возбужденные голоса и топот охранников. Пришлось быстренько проскочить по коридору лестничную площадку и, прильнув к нише в стене, затаиться.
   - Кажись здесь что-то бабахнуло...
   - Что же это могло быть? Не в силовой же щиток они полезли?..
   - Ого, смотри сколько дыму!
   Два камуфлированных молодца прошествовали по широкому коридору до выломанной двери. В это время незамеченный преступник уже тихо спускался по ступеням лестницы. Внизу ждал короткий разговор с оставшимся охранять вход привратником...
   - Чёй-то там у вас жахнуло? - без задней мысли поинтересовался страж.
   Однако тут же его глаза округлились от страха - вместо ответа начальственный ремонтник откуда-то выхватил автомат и, направив в сторону любопытного, не целясь, шарахнул короткой очередью. Пяток пуль вжикнули рядом с головой и кучненько легли по стене, раскрошив толстый слой импортной штукатурки.
   - Мама... - прошептал бледный малый, присаживаясь мимо стула на пол.
   Хлопнула входная дверь. А еще через секунду его привели в чувство вопли, раздающиеся с лестницы:
   - Приходько, держи его!..
   - Стреляй!..
   - Какого хрена ты там ползаешь?..
   Быстро сообразив, что нужно делать, Приходько кинулся к металлическому ящику, отпер его и достал три гладкоствольных помповых ружья.
   - Где он? - вскричал, выбегая на крыльцо старший смены и передергивая цевье на стволе.
   Ответом на вопрос прозвучала очередь из-за стоявшего неподалеку "Москвича". Сзади трех охранников посыпалось стекло. Служивые рассредоточились по широкому крыльцу, залегли и открыли ураганный огонь по отечественному авто. Наглый водопроводчик постоянно менял место дислокации и огрызался из автомата, отчего вскоре первый этаж "Фрегата" стал напоминать дом Павлова в Сталинграде...
   Кто знает, как долго продолжалось бы еще сражение, не угоди один из "ворошиловских стрелков" в бензобак, и без того обиженного мыслью и руками работников АЗЛК, несчастного автомобиля. Машину слегка подбросило, грохнуло об асфальт, а к небу взметнулся огненный гриб, опалив ветки ближайших деревьев.
   Стрельба стихла. Потрескивание горящих обломков прервал шепот старшего смены:
   - Все живы?
   - Вроде...
   - Ну чё, похоже, готов. Пошли посмотрим?
   - В гробу я его видел! Поползли вызывать милицию!
   - Думаешь, ее до сих пор не вызвали? - съехидничал Петрович, - человек двести уж позвонило, покуда мы тут оборону держали.
   - Все, - пишу заявление... - неожиданно всхлипнув, произнес молчавший доселе Приходько и зашустрил на четвереньках по разбитому стеклу внутрь холла, приговаривая: - меня, блин, в Чечню даже воевать не взяли, по причине слабости здоровья и никудышной психики. Так нет же - в центре Питера третий раз убить норовят...
  
  
   Глава XIV
   Смерть Кавказца
  
   К исходу очередного срока чиновник Минюста не беспокоил ни посланиями по Интернету, ни, тем более, очными визитами... "Господи, что он задумал на этот раз?.." - спрашивал сам себя психотерапевт и вновь ощущал нервную дрожь.
   К восьми вечера загадочное молчание мстительного Доброго стало стремительно нагнетать тревогу. Он быстро набрал номер домашнего телефона... Трубку никто не поднимал. Вскочив с кресла, Олег рванул дверцу шкафа, накинул пальто и бросился к выходу...
   По пути домой, сидя в служебном автомобиле, он беспрестанно названивал то на сотовый аппарат жене, то в квартиру. Ответа не было...
   "Она забирает сына из школы где-то в половине восьмого. Сейчас уже девятый час... - размышлял Фролов и пытался отыскать хотя бы единственную причину отсутствия дома своей семьи: - завернули в магазин или кафе?.. Задержались, беседуя с кем-то из учителей?.. Или отправились в гости?.. Но Ирина всегда аккуратно предупреждала об изменении планов и потом, почему молчит ее мобильник?"
   Немного не доехав до высотного дома, где проживал Олег Давидович, водитель, глядя куда-то вперед, удивленно присвистнул. Вся проезжая часть была запружена автомобилями и людьми. В беспорядке стояли две машины скорой помощи, милицейские служебки, чьи-то иномарки. Психотерапевт почувствовал, как к горлу подступает ком...
   - То ли авария, то ли сбили кого, - пояснил шофер, принимая вправо и останавливая Рено в крайнем правом ряду.
   Главврач медленно, словно боясь увидеть нечто страшное, вышел из автомобиля и, протолкавшись сквозь толпу, заметил носилки с молодым мужчиной в окровавленной одежде. Возле него суетились медики, неподалеку офицер милиции записывал свидетельские показания...
   Нет, пострадавшего на дороге человека Олег не знал. Он облегченно вздохнул и повернулся, чтобы покинуть место происшествия. Внезапно кто-то взял его под руку...
   - Здравствуйте, Олег Давидович.
   Сбоку стоял какой-то представительный незнакомец.
   - Я генеральный директор "Легиона", не узнали?
   - Не узнал... Добрый вечер, Константин Валерьевич.
   - Рад был бы ответить тем же приветствием, да не получится... - тихо отвечал тот и знаком пригласил клиента отойти с ним в сторону.
   Они удалились от людского скопища на десяток шагов, прежде чем глава частного охранного агентства остановился и почти шепотом поведал:
   - Я вынужден сообщить неприятную новость - ваша семья похищена...
   - Как похищена?.. Вы же... А охрана?!
   - Одного из двух охранников вы только что выдели на носилках... - мрачно молвил мужчина, чье лицо Фролов мог бы теперь при желании хорошо рассмотреть. Да ему сейчас было не до чьей-либо внешности...
   - Как это произошло? - осипшим голосом выдавил он.
   - Мои сотрудники, как и полагалось, сопровождали на некотором расстоянии женщину и ребенка. Кажется, те возвращались из школы, когда из-за угла выскочили две машины с тонированными стеклами и замазанными грязью номерами. Одна остановилась непосредственно возле подъезда вашего дома, вторая же на скорости сбила охранника и скрылась. Злоумышленники воспользовались суматохой и тем, что второй агент оказывал первую помощь пострадавшему и вызывал экстренные службы.
   Олег медленно побрел к дому, но собеседник нагнал его и продолжил:
   - Напрасно вы скрыли от меня имя того, кто угрожал вам.
   - Что теперь проку?..
   - Мы могли бы помочь даже в этой ситуации. Собственно, наша обязанность - до конца...
   - Не стоит, - прошептал доктор. - Извините, но я хотел бы побыть один...
   Квартира, как и следовало ожидать, оказалась пуста... Не разуваясь и не снимая верхней одежды, он осмотрел кухню, спальню, детскую комнату - после окончания занятий в школе, жена с сыном и впрямь дома не появлялись. Опустившись без сил на пол, посреди большого зала, психолог долго тер ладонями виски. Надеяться на чудо было бессмысленно...
   Парадокс безвыходной ситуации заключался в том, что Олег Давидович прекрасно знал организатора похищения, но противопоставить что-либо чудовищному беззаконию не мог. Не имел возможности...
   Позабыв о всякой осторожности, в одиннадцать вечера он подъехал на такси к Управлению Исполнения Наказаний. Машин у парадного находилось немного, но внимание доктора привлек огромный черный Джип с курящими возле него тремя вооруженными бойцами какого-то подразделения специального назначения. Олег слегка замедлил шаг, однако через секунду решительно взялся за ручку массивной двери. В это же мгновение дверь распахнулась - кто-то выходил изнутри. Доведенный до крайности мужчина посторонился, пропустив высокого, сухопарого господина с густой проседью на висках и тут же удивленно замер, - следующим покидал здание полковник Добрый...
   Тот поспешно проследовал мимо, отвернувшись и делая вид, будто не узнал. Кажется, за ним двигался еще один пожилой человек в гражданской одежде, но врачу уже было не до лишних свидетелей...
   - Андрей Яковлевич! - подсевшим голосом окликнул он полковника, сжимая ладонью рукоять пистолета и нащупывая указательным пальцем спусковой крючок, - можно вас на пару слов?..
   Но грозный чиновник лишь мимолетно - на ходу оглянулся и бросил через плечо:
   - Потом-потом...
   Фролов сделал несколько шагов за ним и, выхватив из кармана "Вальтер", направил в удалявшуюся фигуру ненавистного Доброго. Рука дрожала; нетренированное зрение не желало одновременно фокусироваться на прицеле и "мишени". Пересилив себя и обхватив рукоять пистолета обеими ладонями, он стал плавно давить на спусковой крючок...
  
   * * *
  
   Заложив руки за спину, Севидов разгуливал на месте недавнего пожарища. Несколько минут назад умчалась восвояси пожарная машина, предварительно изрядно окропив округу водой и гадкой пеной.
   Под ногами хлюпало. Местами плавали или просто валялись когда-то бывшие белоснежными, а ныне подернутые бурыми пятнами и рыжими разводами обгоревшие листы бумаги. Мелко набранный текст венчали размашистые подписи и замысловатые, круглые печати. Изредка пиная носком ботинка то, что осталось от учредительных документов "Фрегата", следователь заинтересовался одним из них...
   - Свидетельство о регистрации Открытого Акционерного Общества "Фрегат", - прочитал он на красивом бланке, посередине которого зияла огромная дыра, обрамленная черными краями.
   Он поморщился. На месте пожара не пахло, а что есть силы воняло горелой смесью нефтепродуктов, резины, внутренней обшивки автомобиля и собственно его владельца. Прикурив сигарету и пытаясь хоть немного перебить смрад, разносимый по всей округе слабыми дуновениями ветра, Севидов с тоской посмотрел на светившиеся окна жилых зданий, напоминавших о теплом, домашнем уюте. Но даже табак не помог забыть об отвратительной вони...
   Михалыч покосился на труп, возле которого уже минут двадцать копошился коротышка-эксперт. С некогда симпатичного и статного Кавказца свисали остатки кожаного плаща, руки и голова почернели...
   - Ну, что там, док? - спросил он, передернув плечами и переведя взгляд на толпу маячивших вдалеке праздных соглядатаев.
   - Что-что... - пробурчал в ответ низкорослый эскулап, - был человек и нету... Следы механических повреждений на теле пострадавшего отсутствуют, дыхательные пути не обожжены - стало быть, смерть наступила мгновенно в результате взрыва бензобака. Мужику и мучиться не пришлось...
   Снова склонившись над несчастным, он углубился в исследования и пробубнил:
   - Однако почему ж ты такой холодный, братец? Словно тебя перед смертью в холодильнике пытали. Ничегошеньки не понимаю... Предыдущего будто из духовки достали, хотя и пролежал на мерзлой земле битый час. Этот прокопченный, а прям таки ледяной... Все в этой стране с ума посходили. Даже покойники...
   - Братец... Сказал бы уж - душегубец. Сколько народу положил почем зря - одному Богу известно... - ворчал в свою очередь мэтр, отходя подальше от дымившего остова автомобиля. Посматривая на часы, в который раз качал головой: - интересно, где же нашего стажера черти носят?..
   Стажер же галопировал от ближайшей остановки, ловко перескакивая через многочисленные лужи и продолжая выстраивать логические цепочки... "Если учесть гибель мальчишки-шапочника, то выходит аж восемь смертоубийств со стрельбой за каких-то десять дней. Многовато... Как бы начальство по указке сверху не начало рыть землю копытами".
   Телефонный звонок от дежурного по прокуратуре застал его в ванной, поэтому, потратив полчаса на сборы, он опаздывал к месту очередного происшествия.
   "Впрочем, четко спланированная акция осуществлялась не против государственного учреждения, а сугубо во вред частной лавочке, - рассудил Лешка, поворачивая на Малую Морскую. - На подобные выкрутасы конкурентной борьбы власть смотрит сквозь пальцы - лишь бы не затрагивались ее собственные интересы. А ими здесь и не пахнет".
   Впереди, у офиса "Фрегата" он заметил пару десятков зевак, две милицейские машины и знакомый УАЗик...
   "Интереса отцов города в череде последних убийств нет, кроме одного, малозначимого для них темного штриха - в Питере орудует хорошо организованная и вооруженная банда. Вернее - орудовала до сего дня. Два основных исполнителя мертвы и это обстоятельство, пожалуй, отвратительно. Если в самое ближайшее время я не представлю Севидову какие-нибудь веские аргументы в пользу своей точки зрения - он непременно закроет дело".
   - Наконец-то, - пожал старый сыщик запыхавшемуся парню руку.
   - Я только что из дома. Дежурный поздновато позвонил, ввел в курс и велел ехать сюда... - оправдывал Алексей опоздание.
   Следователь только отмахнулся.
   - Приступим к осмотру тела? - предложил Волчков, готовый искупить вину любой грязной работой.
   - Осмотрел уж... - вновь поежился Севидов.
   - Тогда, может, опросить участников? - кивнул тот в сторону сидевших рядком на ступеньках офиса охранников и вышагивающего перед ними трагической походкой Горбунко.
   - Опросил...
   Молодой человек топтался около наставника, во что бы то ни стало, желая чем-нибудь заняться, лишь бы не стоять перед ним ленивым чучелом. Через минуту, не найдя лучшей темы для беседы, поинтересовался:
   - Анатолий Михайлович, вам действительно не нравиться осматривать трупы?
   - Страсть как не люблю... - передернул плечами патрон, - по первости службы даже ощущал встающие дыбом волосы на всех частях тела, тошноту и какой-то, леденящий душу ужас.
   - И что же, до сих пор не привыкли?
   - С годами нежная чувствительность притупилась, а вот отвращение осталось навсегда. Посему изучение тел и останков убиенных произвожу по возможности молниеносно, полагаясь на опыт профессионалов - экспертов из судебной медицины.
   Лешка улыбнулся...
   - Ты накропал свои выводы? - неожиданно спросил шеф, заставив вернуться к реальности.
   - Нет еще - не успел...
   - Тогда пойдем, кое-что покажу, может и мучиться не стоит...
   Он увлек за собой коллегу и, закрыв нос платком, подвел к обгоревшему телу.
   - Говоришь, сто пятьдесят раз смотрел видеозапись налета на обменник? - промычал Севидов сквозь четыре слоя материи.
   - Угу, - отвечал тот, - сто пятьдесят один...
   - Тогда взгляни на него повнимательнее.
   У Кавказца с правой стороны верхней челюсти имелась золотая фикса. Это Волчков хорошо запомнил после первого же просмотра видеокассеты. Темное лицо погибшего водителя "Москвича" оскалилось и словно в подтверждение выставило напоказ желтую коронку второго верхнего зуба. К тому же, на среднем пальце правой руки, подтянутой к голове, словно у боксера во время поединка, поблескивал платиновый перстень. А в довершении ко всему, на заднем сиденье служебного УАЗика покоился целлофановый пакет со вторым малокалиберным автоматом, найденным милицейским нарядом метрах в семи-восьми от взорвавшейся легковушки...
   - Что теперь скажешь?
   - Даже не знаю...
   - Ну, думай-думай... - отчего-то безрадостно молвил мэтр. - Ладно, ты на сегодня свободен, а мне предстоит еще одно срочное дело...
   И он неспешно отправился отдавать последние распоряжения шестерым милиционерам из тридцать первого отделения, приглушенно травившим анекдоты у бело-синих патрульных автомобилей. Но, не дойдя до цели пяти шагов, вдруг остановился и, оглянувшись, окликнул молодого коллегу:
   - Да, Алексей!.. Ты просил узнать принадлежность одного телефонного номерочка...
   Не успевший еще отойти от тяжелых дум Волчков, медленно двинувшийся в сторону автобусной остановки, так же замер и вопросительно посмотрел на Михалыча.
   - На вот, возьми... - рылся тот у себя в нагрудном кармане пиджака. - Перед выездом передали наши специалисты...
  
  
   Теперь Лешка домой не торопился - в кулаке был зажат клочок бумаги с важнейшими данными - адресом малоизвестной фирмы, где, по-видимому, работал тот самый неизвестный координатор беззакония, вершащегося вокруг несчастного "Фрегата". Именно этому человеку поздним вечером из подъезда звонила Алина.
   "А может быть, я снова заблуждаюсь? - терзался Алексей, сидя в автобусе, приближавшем его, как считал он сам, к разгадке тайны. - Неужто ас Севидов не ухватился бы за данное направление, будь в нем хоть немного продуктивной перспективы? Надо было бы посидеть ночку в тишине квартиры, обмозговать все до последней мелочи, прежде чем предпринимать активные действия. Давно я не уединялся - мешают каждодневные сумбур, суета... Распоясались совсем убивцы, что ни день - пальба, что ни вечер - чья-то смерть. Вот и выходит замкнутый круг - чтобы отловить подонков, требуется время и ясность мысли, а у нас - ни того, ни другого! Ни сегодня-завтра начальство спохватится и начнет донимать наставлениями, да приказами поспешать. И все же, не мешало бы хорошенько поразмыслить... Да теперь уж поздно - приехал!"
   Автобус остановился примерно за квартал от интересующего Волчкова дома. Прикинувшись праздной гулякой, начинающий детектив прошел мимо фасада трехэтажки с искомым номером. План действий был предельно прост - проникнуть внутрь вражеской цитадели, отыскать нечто похожее на список абонентов внутренней АТС и вычислить по известному номеру телефона, по меньшей мере, должность загадочного координатора. Ежели при этом удастся установить и его фамилию, сегодняшнее предприятие можно было бы посчитать сверх удачным...
   Какие либо вывески у парадного отсутствовали. Жизнь внутри теплилась лишь в некоторых кабинетах второго и третьего этажей, да за дверьми большого освещенного холла, где шатавшиеся без дела охранники о чем-то переговаривались меж собой и громко смеялись. Он хорошенько осмотрел здание с трех сторон - четвертая, выходившая окнами внутрь плотно застроенного квартала, оставалась взору недоступной.
   Сердце следователя бешено колотилось, он чувствовал - именно здесь, в неприметном серо-желтом доме скрывается разгадка замысловатых кровавых преступлений. Стоит только незаметно пробраться внутрь и тайный смысл, до сих пор не раскрытый даже мэтром, станет ему - Лешке очевидным. Но проникнуть сквозь кордоны охранников было непросто.
   "Давайте же Алексей Леонидович, думайте! - морщил лоб неопытный стажер, - иначе Михалыч, мечтавший о скорейшем закрытии этого чертового дельца и уже потиравший сегодня руки при виде второго погибшего налетчика, не заставит себя ждать. Завтра же утром подошьет в папочку выводы и свидетельские показания о том, что во всех убийствах виноваты два жадных до денег бандита - Европеец с Кавказцем; поставит автограф на последнем заключении; да отнесет дело прокурору в качестве очередного победного релиза. И все!.. Плакал тогда ваш сногсшибательный дебют, о котором мечтал столько лет! Нет уж, господин Севидов - не выйдет!.."
   Он неспешно прошелся в обратную сторону по противоположному тротуару и, перейдя проезжую часть, нырнул в прилегающий к желтоватому строению двор.
   Все окна первого этажа были надежно защищены от проникновения нежеланных "гостей" металлическими решетками, поэтому юный лазутчик, задрав голову, принялся изучать второй ряд оконных проемов. Вскоре его осенило...
   "Вероятно, мне здорово подфартило... - радовался он, подходя вплотную к стене. Прямо над ним - в полутора метрах висела последняя горизонтальная перекладина пожарной лестницы, и сыщик продолжал деловито рассуждать: - новенькая и держится в стене надежно. По всему видно - офис недавно претерпел капитальный ремонт. Эх... лишь бы окно было открыто..."
   Лесенка проходила аккурат рядышком с одним из темных окон второго этажа. Еще раз оглянувшись по сторонам и спрятав в карман очки, Волчков поставил правую ногу на небольшую приступочку из гранитной отделки, левой же оттолкнулся от асфальта и зацепился руками за перекладину. Подтянувшись и вскарабкавшись выше, он оказался сбоку от интересующего проема.
   - Удача! Неимоверная удача!.. - шептал Лешка, когда створка окна после небольшого усилия бесшумно отварилась внутрь. - Теперь бы не навернуться вниз от счастья...
   Расстояние до земли было небольшим - метра четыре, однако и подобный скоротечный полет в его планы не входил. Соблюдая предельную осторожность, он переполз сначала на подоконник, затем аккуратно развернулся и тихо ступил ботинками на пол какого-то непонятного помещения. Вокруг простиралась кромешная тьма, лишь из-под закрытой двери проступала светлая щель освещенного коридора. Немного выждав, пока глаза привыкнут к мраку и, прикрыв створку окна, Алексей приступил к изучению места, в котором очутился впервые.
   Помещение имело прямоугольную форму и по обстановке походило на кабинет руководителя среднего звена. Рядом с окном находилось рабочее место неизвестного хозяина - кресло и письменный стол. На гладкой столешнице детектив нащупал раскрытый ноутбук, набор канцелярских принадлежностей, какие-то бумаги, телефонный аппарат и лампу. У дальней стены возвышался книжный шкаф. Но все вышеописанное не являлось целью неурочного и тайного визита...
   Первый этап своего гениального плана молодой человек выполнил быстро и легко. Во-первых, покопавшись в ворохе документов, в беспорядке разбросанных на столе, он без труда установил принадлежность конторы в которую попал столь вероломным образом. "Унитарное предприятие по ремонту и эксплуатации тепло- и водокоммуникаций" - значилось в угловых штампах почти всех официальных бумаг. Во-вторых, там же - средь десятков листков стандартного формата было обнаружено и то, ради чего, собственно, он решился на рискованное дело - список абонентов внутренней АТС.
   - Ну-ну, посмотрим... - твердил Волчков, подойдя к окну и водя пальцем по строчкам в свете уличных фонарей. Молодецкое зрение не подвело - скоро он наткнулся на искомый номер телефона, заученный наизусть: - отлично! Хозяин данного номерочка - начальник службы местной безопасности. Стало быть из бывших силовиков или... Одним словом - компетентный товарищ.
   Однако фамилий в длинном списке не значилось. Можно было потерпеть до утра и озадачить очередной просьбой по выяснению ответа данной задачки Михалыча. Но успеет ли всплыть личность одного из главарей мафиозной группировки до того, как уголовное дело будет тем же Михалычем закрыто? Да и захочет ли он слушать и заниматься всем этим?.. Пока вопросов и сомнений в Лешкиной голове роилось гораздо больше, чем четких ответов. И поэтому он вновь решился пробиться к истине самостоятельно...
   Подойдя к двери, стажер прислушался... Из коридора не доносилось ни единого звука. Плавно, так чтобы не происходило щелчков, повернул ручку замка. Дверь оказалась запертой. "Черт! Неужто придется возвращаться ни с чем!? Или почти ни с чем?.." Ему с такой невообразимой легкостью удалось подобраться к предполагаемому дирижеру беззаконий и частично сорвать с него маску, что теперь мысль о бесполезности оного дерзновения приводила к жуткому разочарованию.
   "Эх... Мне бы только найти отвертку или, в крайнем случае - нож..." - успел подумать юнец прежде чем его душа едва не провалилась сквозь бетонные перекрытия этажей. Где-то рядом внезапно раздался непонятный писк, и комнатушка вдруг разом озарилась слабым голубоватым светом. Вздрогнув и втянув голову в плечи, он медленно обернулся...
   - Фу-ух... - с облегчением выдохнул "шпион". Источником загадочного звука и мягкого освещения был нежданно-негаданно оживший переносной компьютер.
   Переведя дух, он вернулся к столу. В центре жидкокристаллического монитора красовалась табличка: "Новое сообщение".
   "Идиоты!.. Даже по ночам шлют друг другу послания! - опять ругнулся юный "Пинкертон", покосившись на окно, - как бы с улицы кто-нибудь не заметил подсветку. Ну, очень некстати затеяна эта переписка..."
   Рука непроизвольно дернулась к открытой крышке-экрану, но, подумав, он не стал прикасаться к технике, решив, что все должно оставаться так, словно в кабинете не было ни души.
   - В конце концов, в темноте мне точно не отыскать инструментов для взлома дверного замка... - тихо изрек Волчков и принялся аккуратно осматривать ящики и полки офисной мебели.
   Четверть часа поисков пропали даром - орудуя почти на ощупь, в полумраке, он натыкался на карандаши, ручки, линейки и ничего, сколько-нибудь подходящего под определение "инструмент" не попадалось... В канцелярском наборе имелся тонкий нож для резки бумаги, но проку от него не было. Алексей чувствовал, что отчаяние вот-вот начнет брать верх над хладнокровием.
   Усевшись в начальственное кресло, он несколько минут неистово барабанил пальцами по мягкому подлокотнику. Взгляд блуждал по темным углам, неизменно возвращаясь к мерцавшему экрану компьютера. Наконец, перед тем, как отбыть из "разведки" тем же способом, что и прибыл, сыщик решился-таки проверить пришедшее послание...
   - Возможно, суть переписки прольет хоть толику света на личность координатора... - бормотал он, подводя мышью курсор к активной кнопке с надписью: "Открыть сообщение".
   После щелчка компьютер на секунду задумался, затем выдал светло-серое поле и короткую надпись на нем...
   - Доброй ночи. Посмотри в окно... - шевеля тонкими губами и морща лоб, прочитал Лешка текст. Откинувшись на удобную спинку, хихикнул: - во дают! Дуреет богатый народец от безделья!..
   Однако веселье длилось недолго - улыбка исчезла со смазливого лица так же внезапно, как и появилась. Он резко встал и, осторожно подойдя к окну, выглянул...
   То, что увидел непрошенный гость, повергло его в шок - по асфальту небольшого, прямоугольного двора, откуда он не так давно проник внутрь здания, разгуливали две пары охранников в камуфляже. Кроме того, возле каждой пары служивых крутилась крупная азиатская овчарка на длинном поводке.
   "Совпадение или?.. - метались в голове догадки, одна другой хуже, - если это случайное стечение обстоятельств, то не страшно - дождусь, пока патрули вдоволь нагуляются со своими псами и уйдут восвояси. А вот если эта проклятая фраза адресована мне..." Он продолжал всматриваться в бойцов и на их грозных четвероногих помощников, мысленно восстанавливая печальную картину того, как его - несчастного, вероятно, выследили, заманили в западню и обложили со всех сторон. Лешка попытался утешить себя тем, что для воплощения столь жуткой версии в жизнь координатор-злоумышленник должен был обладать поистине чудовищной хитростью и еще большей осведомленностью буквально о каждом шаге работников прокуратуры.
   Будто в забытьи молодой детектив простоял у окна около получаса, не отрывая взгляда от сотрудников охраны. Порой мерещилось, что причиной их пребывания во дворе служит элементарная обязанность производить обходы вверенной территории в ночное время. Однако все чаще он хмурил густые брови, понимая - даже для самого тщательного дежурного осмотра периметра объекта требовалось от силы десять-пятнадцать минут, а камуфлированные верзилы торчали под окнами офиса почти час и явно с определенной целью.
   Из оцепенения его вывел все тот же противный писк компьютера. "Опять сообщение..." - догадался Волчков и, пробыв еще немного в нерешительности, двинулся к столу. В светло-сером поле значилось два слова, суть которых на сей раз, была малопонятной.
   - Скрипичный футляр... Скрипичный футляр... - беспрестанно перечитывал он странную фразу, написанную четким шрифтом и, пытался осмыслить ее. - Скрипичный футляр наличествовал на видеозаписи налета на обменник - в нем Европеец таскал свой автомат. Потом точно такую же штуковину описал сотрудник секьюрити "Фрегата" и, наконец, нами найден этот предмет в кювете Пулковского шоссе - на том самом месте, где сложил головушку Европеец. А что могла бы означать ссылка на футляр в послании? Ничего не соображаю...
   Алексей сызнова обшарил все уголки, осмотрел содержимое книжного шкафа и не поленился слазить под стол - ничего похожего на музыкальные инструменты не попадалось. Немного послонявшись по тесной "мышеловке", куда угодил по недомыслию и неопытности, он подошел к одной из четырех стен, прислонился к ее прохладной поверхности спиной, скрестил на груди руки и стал думать...
   Бесплодные мысли одолевали, пока бесцельно блуждавший в полумраке взгляд не наткнулся на продолговатое темное пятно, видневшееся высоко под потолком - на книжном шкафу. "А вот туда-то я не залазил! - встрепенулся Лешка, приблизившись к шкафу и запуская вверх руку, - есть! Кажется, нашлась пропажа!.." На здоровенной мебелине действительно лежал скрипичный футляр, но отныне стажером овладело какое-то неприятное, двойственное чувство. С одной стороны, он не прочь был порадоваться находке, вероятно, прольющей каплю истины на запутанное дельце, но с другой... С другой стороны, определенно выходило, что компьютерные послания адресуются ему и именно с ним кто-то ведет непонятную игру.
   Подхватив футляр, Волчков испытал некоторое разочарование - слишком уж легкой показалась объемная поклажа, обклеенная черным кожзаменителем. Переместив музыкальную принадлежность на стол, он с замиранием сердца открыл крышку...
   - Ключ... - еле слышно прошептал лазутчик пересохшими от волнения губами. - Неужели это ключ от входной двери?..
   Да, небольшой кусочек серебристого металла, покоившийся на мягкой материи футлярного дна, и впрямь свободно вошел в отверстие проклятого замка и позволил без усилий дважды провернуть замысловатый механизм.
   "Свобода!!! - ликовало воображение, когда, осторожно высунувшись из опостылевшего кабинета, он обнаружил коридор пустым. - Теперь я могу вылезти через окно и на другую сторону здания - прямо на улицу. Однако перед бегством неплохо было бы все-таки выяснить фамилию главаря..."
   Поминутно останавливаясь, озираясь по сторонам и прислушиваясь, следователь ступал по паркетному полу, словно хищник на охотничьей тропе. Вначале он решил изучить ту часть офисного прохода, что была покороче. На каждой двери висела аккуратная пластиковая табличка с наименованием отдела или же значились должность и фамилия хозяина очередного кабинета. Заместителя директора по безопасности в обследованном крыле не оказалось. "Не беда, - решил Алексей, повернув в обратную сторону, - лишь бы его апартаменты были расположены на этом этаже..."
   И вновь ему улыбнулась удача.
   - Вот! - радостно изрек он, едва не позабыв о конспирации, - нашел!
   Привычным движением достав из кармана заветный блокнот и растянув на лице улыбку, детектив переписал фамилию с инициалами столь нужного человека. Шпионскую миссию можно было посчитать успешно выполненной, кроме последнего, маленького нюанса - каким-то образом предстояло покинуть преступное логово.
   Скорым шагом смазливый юнец вернулся в помещение, из которого начал свой путь и опять выглянул в окно - диспозиция вражеских сил не изменилась - охранники с собаками по-прежнему околачивались во дворе. "Что ж, попробуем воспользоваться резервным планом побега", - шмыгнув носом, решил он и направился к дверям кабинетов, чьи окна выходили на улицу...
   На первой же табличке значилось: "Бухгалтерия". Смешно было предполагать, что весьма ответственное подразделение оставит на ночь свои владения открытыми, однако Лешка на всякий случай приложил ухо к замочной скважине и, убедившись в отсутствии признаков жизни, подергал ручку замка. Заперто... Тоже самое произошло и с дверьми "Коммерческого отдела", "Финансового директора", "Главного инженера"... Скоро он сызнова очутился у кабинета местного "безопасника". Следователь-стажер прислушался и только лишь слегка надавил на ручку - массивное дверное полотно приоткрылось...
   - Слава богу! - затравленно молвил он, проскальзывая в темноту. И тут же еле различимая тень мелькнула перед лицом...
   Дальнейшее происходило настолько молниеносно, что бедолага Волчков даже не успел испугаться - кто-то с неимоверной силой стиснул его грудь, а рот и нос мгновенно оказались зажатыми какой-то тряпицей. Пару раз дернувшись и издав вместо крика отчаяния - протяжный хрип, он понял, что начинает задыхаться. Собрав последние силы, сыщик с трудом вдохнул резкий, неприятный запах чем-то пропитанной материи.
   Через несколько секунд напрасной борьбы тело его обмякло, сознание затуманилось и рассталось с последними надеждами осмыслить происходящее...
  
  
   Глава XV
   Тайная инспекция
  
   Когда до выстрела оставалось мгновение и доктор, ожидая резкого звука и отдачи, чуть прищурил глаза, случилось странное... Сзади что-то садануло по шее, свет в глазах померк, а ноги подкосились. Единственное, что Олег понимал - кто-то разжимает неподвластные ему пальцы и вынимает из ладони оружие...
   Спецназовцы при появлении в дверях седого мужчины лихо запрыгнули в Джип и захлопнули дверцы. Сухопарый же господин вместе с начальником УИН, не заметив короткой заминки у выхода из здания третьего спутника, усаживались в черную представительскую иномарку. Вскоре обе машины, сорвавшись с места, исчезли в темноте...
  
  
   Мягкий блеск шитых генеральских звезд, явственно и чуть не ежечасно мерещившийся Андрею Яковлевичу, внезапно накрыло матовой, целлофановой пеленой. Внезапный визит двух "шишек" из Управления ФСБ и долгая беседа с поджарым, отпетым кагэбэшником старой закалки Назаровым подлежали сравнению разве что с оглашенным трезвоном будильника ранним, воскресным утром или, пуще того, с дефолтом в Швейцарии. Все лазурные планы не просто отодвигались на неопределенный срок, а лихо рушились не хуже домов Лагутенко...
   "Этих ребят на глотку не возьмешь, да и спорить без толку... - вздохнув, покосился он на четкий профиль генерал-майора, сидящего по соседству - на заднем сиденье черного Ауди. - Слава богу, речь шла не о наркотиках!.. А то я поначалу думал - труба... Да, но откуда у них взялась информация о производстве какого-то чертового оружия в особой зоне!? Ни где-нибудь, а в колонии особого режима, куда зеленой помойной мухе без досмотра ни влететь, ни вылететь. Это ж неслыханный скандал - опозорят на всю Россию! Да что там Россия!.. Пожалуй только в Азии, да в Африке не удивятся, а европейские репортеришки будут неделю смаковать сенсационный материал и тыкать чернильными пальцами в мой портретный фас. Господи, неужели и вправду у Гаврилюка под носом организовали сборку автоматов из простых труб?.. Совершенно некстати! И как назло именно в этой зоне..."
   - Александр Павлович, а ваши тайные агенты не могли напутать или ошибиться? - в голосе Доброго прозвучала мольба с помесью надежды.
   Заместитель начальника Управления ФСБ по Ленинградской области переглянулся с начальником отдела по борьбе с терроризмом, устроившимся впереди - справа от водителя и, уверенно отрезал:
   - Исключено.
   Два черных автомобиля - представительская Ауди и Джип продолжали нестись с огромной скоростью, сохраняя постоянной дистанцию в тридцать метров по пустынной трассе в сторону Шлиссельбурга.
   До самых ворот зоны полковник угрюмо смотрел на однообразно бегущее навстречу темно-серое шоссе, освещенное голубоватым светом фар. Мысли о неотвратимости полного краха относительно благоустроенной и устоявшейся жизни все отчаяннее терзали его по мере приближения к цели. Издавна ощущая себя безраздельным хозяином мест не столь отдаленных, сейчас он впервые подъезжал к одной из вверенных колоний с трепетом и жутковатым, липким страхом в душе...
   Не ведавшая о неурочном приезде высокопоставленных гостей охрана, и не думала открывать ворота. Лишь когда Добрый гаркнул на сержанта из окна Ауди, тяжелые створки надменно распахнулись. Начальник колонии - сорокалетний подполковник Гаврилюк оказался на месте. Обалдело козырнув нежданным визитерам, он вразвалку побежал вслед за чиновозами.
   - Сто метров прямо, за первым блоком поворот направо. Так, пятьдесят метров прямо. Теперь налево, вон к тому двухэтажному зданию, - будто заправский штурман руководил водителем Максимилиан Сергеевич и чувствовал затылком удивленно-уважительный взгляд Назарова.
   Совершив плавный вираж, обе машины застыли у входа в кирпичное строение.
   - Прибыли, Александр Павлович, - доложил главный антитеррорист, - здание администрации. А вот и начальник колонии подоспел...
   Офицеры покинули теплый салон. Из Джипа проворно выскочили три полностью экипированных и вооруженных бойца спецназа.
   - Товарищ полковник... - начал было бойкий доклад Гаврилюк, обращаясь к начальнику Управления Исполнения Наказаний.
   Но тот, остановив его, кивнул в сторону старшего по званию:
   - Заместитель начальника Управления ФСБ генерал-майор Назаров...
   - ФСБ?.. - растерянно пробормотал тот.
   - Ну, рассказывайте подполковник, что тут у вас творится?..
   - У нас... Я... - заплетаясь, начал Гаврилюк, но, заметив исказившую лицо Доброго, гримасу, замолк:
   - Ключи от промзоны у вас? - деловито продолжал Александр Павлович.
   - Так точно, весь комплект...
   - Хорошо. Максимилиан Сергеич, какой цех нас интересует?
   - Цех номер три, - ответил тот, поправляя замки увесистого портфеля.
   - Вперед.
   Группа из семи человек тронулась в путь. До бетонной цитадели, отделявшей жилую зону от промышленной, генерал ФСБ шел молча. Учинять разнос двум старшим офицерам юстиции не торопился, желая прежде лично убедиться в подпольном производстве оружия.
   Посещение им столь строгого исправительного учреждения было дебютным за долгую службу. Посему он беспрестанно вертел головой, считал ряды колючей проволоки, носившихся меж ними в неистовой злобе сторожевых псов и контрольные посты с угрюмыми охранниками. Удивляясь изощренности, с которой одни люди старались растоптать и уничтожить человеческое достоинство других, Назаров поежился и спросил тактично приотставшего на полшага Гаврилюка:
   - И сколько же в вашем "пансионате" проживает "отдыхающих"?
   - В колониях особого режима более пятисот заключенных содержать не положено, - отвечал тот, услужливо отворяя очередную дверь-решетку. - У нас на сегодняшний день по спискам числится четыреста семьдесят один.
   - И каковы же условия в жилых блоках?
   - Покамерное содержание. В каждом свой пищеблок, карцер... Контакты между осужденными исключены и происходят только в цехах промзоны. Вот, кстати и она...
   "Экскурсанты" зашли внутрь контрольно-пропускного пункта, построенного в виде длинного барака. "Экскурсовод" продолжил:
   - Работаем в две смены. При проходе на промзону, равно как и при выходе с нее, зеков досконально осматривают - рабочая одежда хранится в раздевалке промышленной половины КПП, тюремная роба - в половине жилой. Между ними установлен металлодетектор, через который они проходят, так сказать, в чем мать родила...
   "Не приведи Господь попасть сюда в качестве постояльца!.. - подумал генерал, идя по нескончаемому тоннелю из колючей "егозы" и невольно втягивая в плечи голову. - По мне лучше застрелиться из наградного пистолета..."
   Впереди вновь показался хорошо освещенный контрольный пост.
   - Третий цех, - коротко скомандовал начальник колонии охраннику и в одной из четырех стальных дверей, щелкнул электрический замок.
   Вскоре они вошли в обширное помещение с двумя ровными рядами металлообрабатывающих станков.
   - Прибыли, товарищ генерал-майор. Цех номер три, - почему-то шепотом известил Гаврилюк и замер в ожидании дальнейших распоряжений.
   Однако второй человек в ФСБ Ленинградской области, проигнорировав его служебное рвение, обратился к своему начальнику отдела:
   - Командуйте, Максимилиан Сергеевич...
   - Нас интересует бытовка контролеров, - пояснил тот и направился в нужную сторону.
   Остальные проследовали за ним. Полковник, словно самолично просидевший в оном заведении много лет, безошибочно определил вход в бытовку и ткнул в него пальцем. Начальник колонии в мгновение ока открыл замок...
   Голые стены с давно полинявшими обоями, у окна обшарпанный письменный стол со стопкой регистрационных журналов, три стула, в углу ржавая печка-буржуйка на квадратном листе металла...
   "Интересно... Что ж такого крамольного они могут здесь отыскать? - недоуменно переглянулся с Гаврилюком Добрый. - Тем более тут постоянно отираются сами контролеры. Не понимаю. Бред какой-то..."
   Тем временем полковник службы безопасности что-то негромко сказал спецназовцем и те, шустро демонтировав выходящий в форточку дымоход, отодвинули в сторону печь. Затем, обнажив десантные ножи, попытались поддеть железный лист сантиметровой толщины. Присутствующим казалось, будто металл давно сросся с кладкой из огнеупорного кирпича - настолько монолитной и незыблемой выглядела давняя, незамысловатая конструкция.
   По мере уверенных действий фээсбэшников, Андрею Яковлевичу становилось все хуже и хуже, а Гаврилюк то и дело сглатывал подступавший к горлу ком и пытался ослабить узел форменного галстука.
   Трое тренированных бугаев с трудом приподняли тяжеленный плоский кусок железа...
   - Что скажете? - обратился к двум офицерам Системы исполнения наказаний Назаров, когда бойцы отбросили в сторону лист.
   Округлив глаза, те понуро молчали.
   Из середины многорядной кладки кто-то выбрал десятка три кирпичей, сработав, таким образом, тайник прямоугольной формы. В чреве тайника покоился самодельный, деревянный ящик...
   - Может статься, ваши подопечные хранят здесь особо ценный инструмент, типа алмазных резцов? Или же сами контролеры прячут друг от друга алюминиевые кружки? - ерничал генерал, но, видя, что тем в скором времени придется глотать валидол, кивнул бойцам: - открывайте.
   Подхватив ящик, спецназовцы переместили его на середину комнаты. Один из них снял незакрепленную, фанерную крышку и перед взором грозных инспекторов предстало содержимое схрона: обрезки труб с продольными разрезами, пружины различной длины и диаметра, какие-то поршни...
   - Не совсем понятно, к чему эти заготовки?.. - промямлил Добрый, - почему вы решили, что из них собирают оружие?..
   - Продемонстрируйте, полковник... - не без злой иронии произнес Александр Павлович, обратившись к коллеге.
   Сергеич молча извлек из портфеля малокалиберный автомат странной формы, вставил сбоку длинный рожок, передернул затвор и дал короткую очередь по дну злосчастного схрона, подняв над ним клубы пыли. От прозвучавшего в тишине хлесткого звука зрители втянули головы в плечи, а от полетевшей во все стороны кирпичной крошки - зажмурились. Максимилиан же без промедления отсоединил кожух - тридцатисантиметровый кусок трубы толщиной в один дюйм с тремя продольными разрезами снизу и по бокам. Затем выудил из ящика точно такой же и протянул абсолютно идентичные детали ошалевшему от короткого и убедительного доказательства Андрею Яковлевичу.
   - Еще вопросы есть? - генерал пристально посмотрел на ответственных лиц, допустивших вопиющую и преступную халатность.
   Как и двумя минутами ранее не дождавшись ответа, не удержался и громко отчитал офицеров:
   - А между тем, бандитами из подобных хреновин, только за последнюю неделю в областном центре убито пятеро ни в чем неповинных людей!..
   Спецназовцы в это время по команде Максимилиана Сергеевича восстановили в бытовке исходный вид и, подхватив трофейный ящик, ждали приказаний.
   - Я из-под земли достану тех, кто этим занимался... - процедил побагровевший Гаврилюк.
   - Сколько народу имеет доступ в третий цех? - усмехнувшись, справился начальник отдела из ФСБ.
   - В обеих сменах работают восемьдесят осужденных. Еще с десяток подвозит сырье и грузит готовую продукцию. Плюс электрики, наладчики...
   - Да... - с сомнением покачал головой генерал-майор, - слушайте и запоминайте, подполковник. Никаких следственных мероприятий! Ни одного поползновения что-либо выяснить через агентурную сеть в зоне! Бестолковое занятие, а нам вы определенно распугаете всю крупную рыбу на воле. Работайте пока, как и работали. Можете проявить чуточку разумной и осторожной активности в других цехах и в жилой зоне, здесь же оставьте все, как прежде. Без вас справимся...
   - Понял, товарищ генерал! - воспрял духом Гаврилюк, уже нарисовавший в своем воображении жесткие нары в милицейской зоне.
   В фантазиях Доброго вспыхнул слабый лучик света, окропивший безрадостную картину в стиле Казимира Малевича. Однако ж махонькую дырочку, сквозь которую пробилось солнышко, Назаров тут же наглухо запечатал горячим сургучом:
   - А с вами, полковник, будем разбираться. Максимилиан Сергеевич, протокол с актом изъятия.
   - Какие будут указания по дальнейшему содержанию в изоляторе арестованного Блюма? - поинтересовался главный антитеррорист, подавая шефу готовые бланки.
   - Дайте команду, чтоб утром же отпустили, - молвил Александр Павлович, кладя листки на стол и доставая из внутреннего кармана авторучку.
   Поставив размашистые подписи после слов "Председатель комиссии", он обратился ко всем остальным:
   - Прошу автографы...
   До здания администрации визитеры добирались теми же проволочными лабиринтами. Бойцы в касках и бронежилетах погрузили ящик в просторный багажник Джипа. Генерал опять уселся на задний диван Ауди, переднее, правое место Сергеича занял один из спецназовцев. Сам же Максимилиан, мягко взяв под руку до смерти расстроенного Доброго, посадил его рядом с собой во внедорожник.
   Черные иномарки тронулись в обратный путь.
   - Что же теперь со мной будет? - жалобно вопрошал Андрей Яковлевич, после двадцати минут гробовой тишины в салоне импортного автомобиля.
   - Вы сами-то как считаете? - ответил вопросом полковник ФСБ.
   Тот с трагической миной на одутловатом лице пожал плечами:
   - Видимо снимут с должности... Зашлют куда-нибудь, к черту на рога - начальником такой же вот зоны...
   - Похоже, вам не очень хочется туда после теплых питерских кабинетов?
   Добрый горько усмехнулся:
   - Днями должны были присвоить генерала, перевести в Москву...
   - Нам известно об этом, - кивнул фээсбэшник и надолго замолчал, что-то основательно про себя обдумывая.
   Подъезжая к пригороду Санкт-Петербурга, он очнулся от размышлений и, обращаясь к соседу, поинтересовался:
   - А что сами бы выбрали: руководить одной из наших колоний или уехать на ту же должность, как вы изволили выразиться - к черту на рога?
   Чиновник юстиции долго шевелил пухлыми губами, будто выполнял сложные бухгалтерские расчеты и, наконец, обречено выдавил:
   - Уж лучше второе. А слететь с поста и остаться на посмешище местной публике - нет уж...
   - Хорошо. Имеется у меня один вариант. Значится так. Пока мы не разберемся в деле с оружием - никому об увиденном не распространяться. Да вы и сами, как никто другой, заинтересованы в неразглашении. О столичной должности пока забудьте, а мы попытаемся выхлопотать для вас равноценное место в другом областном городе. Но, при одном условии...
   Завидев впереди в лучах света фар мост через реку, полковник приказал водителю остановиться. Мощный Джип притормозил на середине стометрового пролета и два старших офицера вышли на свежий воздух.
   - За вами Андрей Яковлевич числится еще один грешок, - приглушенно молвил Сергеич, - расскажете сами или мне напомнить?
   - Не понимаю... - отвел взгляд от попутчика Добрый.
   - Нам стало известно о вашем шантаже одного частного лица, а сегодня к тому же вами организовано похищение его семьи.
   - Вы меня с кем-то путаете...
   - Мы никогда и никого ни с кем не путаем, - отчеканил контрразведчик и хлопнул ладонью по крыше иномарки. Из нее тут же выскочили бойцы, молча открыли багажник, выгрузили ящик, набитый железяками и поставили его на бетонные перила моста.
   - Итак, выбирайте, - спокойно предложил Максимилиан, - либо вы сейчас звоните подручным и приказываете сию же минуту вернуть жену и ребенка доктору Фролову. Мы же в свою очередь вычеркиваем из вашей жизни эпизод с оружием и без шума оформляем перевод в другую область. Либо обойдемся без вашей помощи, но тогда уж пеняйте на себя - делу будет дана самая широкая огласка. Да и за выходки с похищением людей с вас не только погоны, а с живого семь шкур снимут...
   Виновато опустив голову, тот немного подумал и буркнул:
   - Согласен...
   - Звоните, - приказал фээсбэшник.
   Непослушными руками Андрей Яковлевич вытащил из-за пазухи сотовый телефон и, набрав номер, с кем-то переговорил. Закончив короткую беседу, спросил:
   - Что теперь?
   - Будем ждать контрольного сигнала, - молвил специалист по антитеррору, доставая сигареты.
   Ждать пришлось около получаса. Звонок мобильника в кармане Сергеича прозвучал спасительным гонгом для проигравшего поединок шантажиста. Выяснив, что семья Фроловых вновь воссоединилась, офицер ФСБ кивнул спецназовцам и медленно двинулся к машине. Послушные бугаи раскачали тяжелый ящик и зашвырнули его через ограждение моста в темную воду.
   Через минуту Джип несся по ночной дороге в погоне за генеральской Ауди...
  
   * * *
  
   Когда к Алексею вернулось сознание, он долго лежал на спине и, глядя куда-то в темную бесконечность, пытался восстановить в памяти произошедшее. Постепенно он вспомнил все, но оставалась еще масса вопросов: кто на него напал в кабинете злосчастного координатора? Сколько прошло времени с момента нападения? И где же он сейчас находится?
   В мышцах ощущалась слабость, голова налилась свинцовой тяжестью. Он слегка пошевелил пальцами правой руки, затем пошарил ей вокруг - пол был усеян каким-то строительным мусором: битым стеклом, кусками штукатурки, опилками... Неожиданно на ум пришла шальная аналогия с похожей ситуацией из далекого московского детства...
   С такими же бесшабашными сверстниками, живущими в четырех подъездах старого, сталинского дома они частенько делились на две противоборствующие команды и играли во всяческие военизированные игры. Случались в этих "войнушках" и засады, и хождения в разведку, и взятие в плен "неприятельских дозоров"... Многое можно было припомнить, но сейчас вдруг всплыла история, когда его - посланного шпионить за "вражеским" штабом, выследили, повязали по рукам и ногам и оставили "отдыхать" в пыли необъятного чердака. Оставили, да в пылу мальчишеских баталий - позабыли.
   Долго провозился тогда Лешка, собрав всю паутину и вековой тлен с деревянных перекрытий. Веревок распутать не сумел, из сил выбился напрочь, и когда через слуховое оконце мелькнул последний лучик вечернего солнца - стал вопить с просьбой о спасении. Что, собственно оставалось делать? Тогда ему здорово повезло - на последнем этаже проживала одинокая пенсионерка баба Нюра, не раз гонявшая юных "бойцов" из подъезда за шумный беспорядок. Она-то, сердешная и услышала отчаянный вой бедолаги. Услышала, спасла, помогла привести в божеский вид одежду...
   Ныне же на бабу Нюру надеяться не приходилось. Ежели та и была жива, то продолжала блюсти порядок средь молодой поросли в тихом московском переулке. Сейчас следовало как-то выкарабкиваться самому.
   Поднявшись, Волчков с трудом сел - голова по-прежнему гудела. Он ощупал карманы - они были пусты... "Сколько раз ловил себя на мысли, - с грустью подумал он, - старших надо бы слушаться. Какого черта я сюда полез!? Севидов, небось, восьмой сон досматривает в теплой и чистой постели, а я вынужден ползать неизвестно где, с пакостной перспективой изрядно схлопотать по башке за свое чрезмерное любопытство. И это еще при самом лучшем раскладе..."
   Глаза постепенно привыкли к темноте, и вскоре он различил в паре метров светлое пятно. Выставив вперед руку, словно слепой, стажер подполз на четвереньках к неясным бликам. Сначала блуждавшая ладонь уперлась в кучу мусора, а затем и в глухую стену, вдоль которой проходили трубы. Делая зигзаг, они уходили в небольшое отверстие в стене в смежное помещение. Именно оттуда и пробивался слабый свет.
   - Ясно... - прошептал Алексей, - значит, я нахожусь либо в душевой, либо в какой-то технической комнатушке, а по соседству что-то вроде туалета.
   Минут пять узник потратил на детальное обследование своего каземата. Он оказалась много меньших размеров, чем можно было предположить изначально. Четыре стены метра по два каждая, в середине одной - крепкая металлическая дверь с внутренним замком. Окон не было и в помине...
   Изучая дверь, юный страдалец сделал еще одно открытие - приподняв круглую заслонку, обнаружил замочную скважину, а, осмотрев сквозь нее пространство за дверью, узнал знакомый интерьер все того же офисного коридора. "Ну, по крайней мере, один из вопросов снят - я нахожусь в том же распроклятом здании, куда занесла меня глупая любознательность", - вздохнул он и тут же замер. По коридорному паркету кто-то шел и тихо переговаривался. Лешка поначалу отпрянул в сторону и до предела напряг слух, но тут же решив не упускать возможности хоть что-то узреть, снова прильнул к отверстию.
   - Говоришь, сосунок из прокуратуры? - раздался приглушенный голос одного из шедших по этажу мужчин.
   - Оттуда. Вот его ксива... - отвечал второй. - Похоже, обложили, паскуды...
   - Вряд ли. Так... Волчков Алексей Леонидович... Не думаю, брат, что нас обложили - в этом случае их действия были бы другими. Кажется, господин Волчков по молодости лет осмелился полагать, что сможет в одиночку распутать нашу тайну. Решил поиграть в героя-детектива...
   При этих словах у следователя от стыда и страха выступила на лбу испарина. Он продолжал пялиться в продолговатую дырку, но говорившие находились где-то в метре от двери.
   - Так что с ним делать-то?
   - Известно что. Только без шума. И тело надо вывести до утра - не ровен час спохватятся и начнут искать. Лучше не рисковать, согласен?
   - Ты прав. Сейчас закончим с одним клиентом и обработаем этого нюхача...
   После этих фраз молодой человек стал судорожно хватать ртом воздух. Однако самое ошеломляющее было впереди... Буквально через секунду один из преступников-главарей сместился к двери и что-то мелькнуло перед замочной скважиной - прямо перед Лешкиным глазом. "Чья-то рука, - понял он, нервно облизывая пересохшие от волнения губы. - Левая рука..." Это и впрямь была рука одного из бандитов, а на ее запястье красовалась хорошо освещенная коридорными лампами татуировка - змея, проползающая сквозь витиеватый вензель...
   Под удаляющиеся шаги его будущих убийц, сыщик медленно сполз по двери и, усевшись на пол, уронил голову на грудь. Он ничегошеньки не мог понять в происходящем. Мертвого Европейца - обладателя этой идиотской наколки Волчков не только видел собственными глазами, но и воочию убедился во всех подтверждающих его смерть факторах.
   - К черту все татуировки! - неожиданно вскочил он на ноги. - Возможно все члены этой долбанной банды имеют подобный отличительный знак, мне-то что до этого!? Нужно сначала сбежать из проклятого вертепа или же навеки кану в безвестность. Пришлют мамане с папаней повесточку: пропал, мол, ваш сыночек... погиб при исполнении... Не дождетесь!
   Стажер кинулся к куче мусора, что лежала у стены под трубами, и принялся отгребать ее в сторону, надеясь ниже найти продолжение отверстия в смежную комнату. Продолжение имелось, но совсем небольшое - не то чтобы пролезть человеку - руки не просунуть...
   - Так... так... - метался он по полу в поисках чего-нибудь, чем можно было бы увеличить отверстие.
   Где-то в противоположном углу нашелся, торчащий из стены кусок тонкой арматуры. Алексей с трудом выломал его и принялся скрести кирпичную кладку. Времени душегубы отпустили мало, посему работа кипела почти безостановочно. Замирал он лишь изредка, прислушиваясь - не вознамерился ли кто-нибудь среди ночи посетить туалет.
   Первый кирпич был извлечен минут через двадцать - цемента при замешивании раствора строители не жалели и шов поддавался с трудом.
   - Эх, сюда бы сейчас молоток с зубилом или кувалду - через десять минут был бы в соседней комнате, а там - через окно и на улицу! - оптимистично приговаривал детектив, пытаясь восстановить сбившееся от усердного занятия дыхание.
   Еще через полчаса дыра приобрела приличные размеры - сквозь нее уже можно было дотянуться до стоявшего в узенькой кабинке унитаза. Лешка торопился - из подслушанного разговора он помнил - им обещали заняться сразу после разборки с каким-то клиентом, поэтому, вынимая очередной камень, всякий раз примеривался к лазу. Но прежде следовало увеличить дыру до приемлемых размеров, иначе Волчков рисковал попросту застрять и лишиться единственного шанса на побег. Когда последний кирпич шевельнулся и завис, готовый упасть в его ладонь, послышались чьи-то быстрые шаги по коридору. Парень хотел было стремглав шмыгнуть в образовавшийся ход, да человек торопливо протопал мимо его темницы. Дверь соседнего помещения скрипнула и гулкий размеренный звук шагов сменился цокотом каблуков по кафельной плитке. Он едва успел отдернуть в темноту руку, как дверка в кабинку открылась, и кто-то подошел к белоснежному сантехническому изваянию. "Тетка, блин!.. - скривил юный сыщик страшную физиономию, глядя на точеные ножки в колготках и туфельках. - Ну и работенку же вы себе подыскали, Алексей Леонидович! Теперь придется побыть вуайеристом... Нет, подглядывать, я пожалуй, не стану".
   С этой мыслью он отвернулся в сторону и пару минут молился лишь об одном - чтобы висящий на честном слове в разбитой кладке кирпич не навернулся вниз в самый неподходящий момент. И ничего не подозревавшую женщину насмерть перепугает, и план побега из-за ее визга сорвет напрочь. Посему, как только мадам закончила шелестеть одеждой и более спокойной походкой удалилась восвояси, стажер выдернул каменюку с законного места, тихо положил на пол и полез в освободившийся клозет. Ужом он проскользнул мимо унитаза, подтянул ноги и, вскочив в полный рост, выглянул за дверь. Рядом располагалась еще одна кабинка, у противоположной стены стояла причудливая раковина, а чуть дальше висел аппарат для сушки рук. Слева же зияло черным проемом вожделенное окно...
   - Господи... Помоги мне Господи сегодня в последний раз!.. - вымаливал Лешка очередную поблажку у Всевышнего, про которого в иное время обычно не вспоминал.
   И тот помог. Не обремененный опытом сыщик, по собственной инициативе угодивший в капкан, без труда открыл пластиковую фрамугу и увидел внизу - все в тех же четырех метрах, но со стороны фасада здания, клумбу с мягкой газонной травкой...
   Через минуту он мчался во весь опор по темной улице, не оглядываясь и не сбавляя темп, дабы поскорее покинуть страшное место, едва не ставшее для него последним пристанищем.
  
  
   Глава XVI
   Последняя ошибка стажера
  
   И вновь до своей квартиры недавний отличник Волчков не добрался самую малость. Проделав пару морских миль в стайерском забеге, он, наконец, остановился, кое-как отряхнул перепачканную одежду, отдышался и пустился быстрым шагом в сторону дома, петляя закоулками. Когда до заветной улочки с трамвайными путями оставалось рукой подать - его внезапно осенила страшная догадка.
   - Как же я раньше не догадался! - воскликнул следователь, хлопнув ладонью по своему лбу, - теперь все сходиться - при таком раскладе и Европеец должен быть жив и, скорее всего, его сподручный Кавказец - здравствует...
   Не имея в карманах ни копейки денег, он дотопал пешком до клиники, где работала Алина. Подходя к той самой неприметной металлической двери, ведущей куда-то вниз, за которой несколькими днями раньше исчезала его знакомая с мужчинами, походившими на бандитов, Лешка почувствовал, как сердце отплясывает в бешеном ритме, а ноги становятся ватными и непослушными. Сейчас, буквально через мгновение он получит долгожданный ответ на мучительные вопросы и сомнения. Догадки исчезнут, оставив четкую логическую лесенку, где каждая ступенька строго соответствует определенному времени и факту. Все, наконец, встанет на свои исконные места.
   Он медленно приблизился к приземистому крыльцу и, задрав голову, замер...
   На старенькой табличке значилось единственное слово, всецело подтверждающее правоту его радикальных гипотез. "Все правильно... - шептал молодой человек, возвращаясь домой, - Европеец погиб в перестрелке именно тогда, когда Левитан загремел в Кресты. Все правильно..."
  
  
   В свою крохотную служебную квартирку, расположенную во втором этаже старинного, давно не видавшего ремонта, особнячка, Алексей попал лишь к шести утра. Жутко хотелось спать, мышцы изнывали от усталости, голова раскалывалась от всего пережитого, но требовалось срочно изложить добытые с риском для жизни факты на бумаге, как просил Анатолий Михайлович Севидов. Промучившись два часа с докладной запиской, Волчков заснул, уронив упрямую головушку на руки прямо за столом на мизерной кухоньке...
   Вместо расслабления и отдыха, короткий сон одарил кошмарами и липким, тягучим страхом. Привиделось, будто в каком-то тупиковом переулочке его, - загнанного и несчастного, взяли в кольцо хмурые мужики в длиннющих, цвета смолы регланах и, норовя попасть прямо в затылок, неистово палят из своих скорострельных автоматов. В ужасе он забился промеж вонючих мусорных баков и каких-то выброшенных унитазов, обхватил руками непокрытую голову и ждал наступления смерти...
   Потом вдруг затрезвонил сотовый телефон, которого у бедного сыскаря отродясь небывало. Звонил Севидов, желая поздравить коллегу с успешным завершением расследования. Лешка растеряно хлопал ладонями по карманам в поисках мобильника - последней надежды на спасение, но найти аппарат-фантом никак не получалось. Трескотня, отчаянный свист пуль и громкость звонков угрожающе нарастали, но шансов - увы, оставалось все меньше...
   Неожиданно стрельба стихла, а телефон продолжал заливисто пиликать. Молодой человек приоткрыл тяжелые веки, мотнул головой, отгоняя последние обрывки сна и, посмотрел на часы. Половина одиннадцатого... Опять послышался пронзительный звонок. "Телефон... - дошло до Алексея, - это телефон спас меня от верной гибели в царстве Морфея!.."
   - Да. Слушаю Волчков... - дознаватель попытался вложить хоть немного бодрости в заспанный голос.
   - Разбудил что ли? Тогда с добрым утром, соня, - в тоне Севидова не было раздражения, скорее звучали мягкие, отеческие нотки.
   - Анатолий Михайлович, извините - проспал... - начал оправдываться подопечный, - лег вчера поздно, то есть сегодня...
   - Ну что там с твоим опусом? Надобно срочно принимать решение по уголовному делу - начальство с самого утра теребит, требует ясности.
   - Все изложил подробнейшим образом. Вы не поверите, до чего ловко преступниками все было обставлено.
   - Не передумал? А то, может статься, и сам не уверен?
   - Нет-нет Анатолий Михайлович, уверенности - хоть отбавляй! Дело требует очень кропотливой разработки. Вот ознакомитесь с моими выводами и сами убедитесь.
   Мэтр вздохнул:
   - Ладно, коли так - живенько собирайся и подъезжай. Работать - так работать. А то, по-твоему выходит - мы еще ни на шаг не продвинулись. Эх, влетит мне из-за тебя, накануне пенсии...
   Закончив разговор, Лешка озадаченно почесал затылок. Было чертовски неудобно перед пожилым шефом за свою активность и пресловутую настойчивость, да профессиональный долг требовал задвинуть эмоции в дальний уголок души и руководствоваться логикой со здравым смыслом. Он разгреб, лежащие в беспорядке на столе листы бумаги, пестрившие черновыми записями, нашел окончательный вариант докладной записки, исполненной по всем канонам делопроизводства, сунул его в кожаную папку и отправился в ванную комнату...
   Спустя полчаса, подкрепившись стаканом кефира и куском черствого батона, Волчков вышел из дома. Первые дни ноября радовали хорошей погодой. Холодный ветер со стороны Финского залива стих; температура только по ночам опускалась к нулевой отметке; моросящий дождь и туманы обходили Санкт-Петербург стороной. Воспоминания о жутких ночных приключениях отчасти притупились, безукоризненные аналитические выкладки - основа будущего громкого дела, лежали в папке, что выглядывала из подмышки, и настроение плавно устремилось ввысь...
   Обогнув угол особнячка, он оказался в дворике-колодце. До оживленной улицы оставалось миновать темную арку под серой, невзрачной многоэтажкой. Вспомнив о просьбе Севидова поспешить, стажер ускорил шаг, но, сдающий задом со стороны улицы Мерседес-Глендваген заставил сбавить скорость посреди тоннеля и прижаться к стене. Внушительных размеров внедорожник поравнялся с ним, едва не задевая лакированным бортом и, почему-то остановился.
   "Очередной раздолбай из новых русских... - в сердцах констатировал сыщик, стараясь протиснуться между пыльной штукатуркой стены и боковым зеркалом заднего вида. - Ни ума, ни понятий, одни только деньги. А о деликатности ему даже с помощью распальцовки не объяснишь..."
   Доругаться он не успел. Все его мысли внезапно оборвало одним разом - взгляд уперся в длинную полу кожаного плаща высокого, широкоплечего мужика, преграждавшего узкий проход у капота Мерса.
   "Европеец!!!" - обожгла сознание мысль, едва молодой человек разглядел темные контуры его невозмутимого лица.
   Назад можно было не оборачиваться. По всем законам дедукции у багажника, перекрывая путь к отступлению, должен стоять Кавказец. Волчков оглянулся лишь для того, чтобы удостовериться в незыблемости "золотых" правил. Так оно и было - живой и невредимый преступник южных кровей взирал на него тяжелым взглядом из-под кустистых бровей. Промеж тонких губ сверкнула золотом коронка...
   "Сон в руку... - пронеслось в голове у следователя. - Только вот вряд ли они станут устраивать пальбу - сейчас сунут нож под ребро и дело с концом..."
   Оружия у Лешки не было, а тягаться в единоборстве с двумя отъявленными уркаганами, явно превосходившими его в весовой категории - выставляться им же на потеху. Он прислонился спиной к холодной стене, прижал к груди папку с заветной докладной и, закрыв глаза, приготовился принять нежданно уготованную судьбой кончину...
   Вероятно, с минуту стажер пробыл в немом оцепенении, прежде чем услышал глухой щелчок. "Затвор автомата или выкидной нож?.. - очнулся он, - чего ж тянут!? Небось, наслаждаются моей беспомощностью, гады..." Однако дальнейшие события развивались по плану, в корне отличному от сценария, спонтанно сотканного его воображением.
   Повернув голову влево - туда, откуда донесся странный звук, Алексей с изумлением обнаружил неподвижно стоявшего все на том же месте Кавказца. Тот по-прежнему хмурил брови, и лишь едва заметная усмешка слегка подергивала роскошные, тронутые сединой усы. Правая задняя дверь автомобиля медленно приоткрывалась...
   "Ясно... Желают покончить со мной где-то загородом, - разгадал маневр сыщик, - разумеется, там и возни с телом меньше. Шакалы..."
   Секундой позже Европеец сделал шаг в его сторону, отозвавшийся четким эхом под сумрачными сводами арки. Волчков опустил руки и покорно повернулся лицом к Кавказцу. Поклажа с бесценным "завещанием" оказалась при этом слева у стены. "Ладно, нечего растягивать им удовольствие. Пора отчаливать..." - решил он, направляясь к открытой дверце.
   По улице, напротив злосчастного дворика, проезжал, грохоча колесами, трамвай. Лешка разжал пальцы и кожаная папка, скользнув по левой брючине, осталась лежать где-то на асфальте...
   Глендваген неспешно двигался, но вовсе не загород, а прямиком к центру Питера. Плечистые лиходеи развалились у задних дверок, зажав посередине тощего пленника. Окончательно молодого человека добило то, что за рулем проклятой черной иномарки находилась его знакомая - Алина. Подозрения в ее сговоре с бандой головорезов из призрачных и туманных догадок сплелись этой бессонной ночью во вполне осязаемую ленточку доказательств, но столь запредельного цинизма, он в своей головушке, свято верящей в лучшие качества человечества, предположить не смел. Даже не кивнув приятелю, когда того вынудили сесть в автомобиль, девушка повернула ключ зажигания и всю дорогу вела Мерседес, не оборачиваясь. Волчков же набычился и повелел себе последние минуты жизни оставаться глухонемым...
   Проехав пару кварталов по Невскому, они свернули на неприметную улочку и остановились у какого-то здания, оформленного в стиле китайского ресторанчика. Следователя выпихнули на тротуар и взяли под руки.
   "Что они задумали?.. В здешнем подвале их резиденция?.. - по его спине вдруг пробежал мерзкий озноб - страшная мысль осенила сознание: - я же где-то читал, как поступают с неугодными в Азии. Расчленяют тело, пропускают через мощные промышленные мясорубки, добавляют настоящей говядины, побольше специй и... Говорят, бифштексы получаются - пальчики оближешь. Да, занятная развязка у нашего с Севидовым расследования! Надо было поучиться у старика - брать за основу лишь те факты, что плавают на поверхности и вообще вести спокойный образ жизни, а не лезть с дурацкой инициативой..."
   Однако компания направилась не к одноэтажной пристройке с загнутыми, как у пагоды краями крыши, а к современному европейскому офису. Подходя к крыльцу, Алексей успел прочитать на вывеске слово "Клиника"...
   "Час от часу не легче!.. - снова загрустил он, - вырежут почки, печень, селезенку... Что там еще можно взять от молодого донорского организма? Изверги чертовы..."
   Миновав холл с секретарской стойкой и сидевшим в кресле охранником, они прошли по длинному коридору с вереницей дверей, и попали в шикарный кабинет с приглушенным светом и богато сервированным, длинным столом в центре. У наглухо зашторенных окон и огромного, подсвеченного аквариума толпилось с десяток одетых с иголочки людей. Завидев вошедших, присутствующие заулыбались, а коротко стриженный бобриком джентльмен в бежевом костюме скомандовал:
   - Прошу занимать места. Теперь все в сборе...
   Бандиты сняли кожаные плащи и остались в не менее дорогой, чем у остальной публики и со вкусом подобранной одежде. Кавказец бесцеремонно усадил Алексея за стол, ближе к его середине и устроился по соседству слева. Алина расположилась между сыщиком и Европейцем.
   "Решили накормить перед смертью. Гуманно. Не умирать же с одним кефиром в желудке..." - вздохнул страдалец, наблюдая за другими гостями.
   Его присутствия почти никто не замечал, лишь молодая дама в бордовом костюме и с красиво подведенными глазами, выбравшая место напротив, с интересом рассматривала молодого человека. Неожиданно на его руку мягко легла теплая ладонь Алины, и послышался ее шепот:
   - Если что-то будет непонятно - спрашивай - я объясню.
   "Благодарствуйте за ваши справки!.. - чуть не вырвалось у него в ответ, но, вспомнив об обете, он высвободил руку и промолчал. - Покамест ровным счетом ничегошеньки непонятно. И главное - пойдет ли мне на пользу предстоящая трапеза..."
   Наконец, за столом установилась тишина, и стриженый бобриком взял слово:
   - Друзья, я собрал вас сегодня с единственной целью - выразить огромную и искреннюю благодарность за оказанную помощь. Очень хорошо, что я вовремя обратился к вам за содействием - сразу после первых же угроз господина Доброго в адрес моих жены и сына. Иначе им пришлось бы просидеть в заточении на чьей-то загородной даче гораздо дольше. И неизвестно, чем бы все закончилось... Каюсь - не выдержав, вчера вечером я чуть было не сорвал финальную часть вашей операции. Но, кажется, с сегодняшнего дня ни моим близким, ни мне, ни клинике, да и всему нашему делу опасность боле не угрожает...
   - Это Олег Давидович Фролов, - снова раздался шепот Алины, - известный врач-психолог, директор частной клиники.
   Лешка демонстративно отвернулся...
   - ...Вряд ли смогу подобрать нужные слова, чтобы выразить признательность. Увы - не оратор... Но вы знаете, что для меня означают семья, работа, наука, творчество, общение с коллегами... Теперь, слава богу, все останется по-прежнему. А теперь попрошу встать людей, разработавших и осуществивших потрясающую по своему профессионализму и уникальности операцию. Итак, Аркадий Генрихович, Семен Данилович, Максимилиан Сергеевич, прошу вас...
   Вначале нехотя поднялся Европеец, следом Кавказец. Последним встал пожилой, чуть полноватый, седой мужчина. Именно эту троицу Волчков и видел в тюремном дворе Крестов. Народ загалдел и потянулся к наполненным фужерам.
   - Первый тост за вас, друзья мои! - с доброй улыбкой воскликнул врач.
   - А ты не хочешь присоединиться? - не пряча лучезарную улыбку и немного склонившись к соседу, спросила знакомая девушка.
   - Еще чего! - огрызнулся тот и решительно засунул руки в карманы брюк.
   - Между прочим, все названные Фроловым люди - старшие офицеры ФСБ, - пояснила она, пригубив шампанское.
   - Ага, а ты резидент ГРУ...
   - Ну, хорошо, не буду забегать вперед. Скоро тебе и самому все станет ясно.
   Покончив с содержимым фужеров, компания угомонилась, а главным героям дозволили сесть. Директор клиники обратился к Европейцу:
   - Аркадий Генрихович, кроме вас троих, никто толком не посвящен в тонкости хитроумной акции. Обычно операции шоковой терапии разрабатывались в недрах нашей клиники, но впервые обстоятельства сложились так, что план представления сочинялся за пределами и, в том числе, во спасение ее. Если в ваших действиях не содержится великой секретности, поведайте, как все происходило...
   Импозантный преступник медленно поставил фужер меж салатов, и Алексей, глядя на его татуированное запястье, услышал ровный голос, который был ему уже знаком.
   - Начало положил милейший старик Моисей Блюм - изобретатель, мастер на все руки, а продолжил вот этот смышленый молодой человек... - кивнул он на мгновенно покрасневшего стажера, - вкупе со своим шефом - следователем по особо важным делам Севидовым они распутывали заурядное уголовное дельце, связанное со смертью вора-шапочника. При жизни хулиганствующий пацан владел занятной штуковиной - стреляющей авторучкой, автором которой по уголовным архивам и значился достопочтенный механик-виртуоз, отсидевший в свое время положенный за подобные эксперименты срок. Бедного еврея по инициативе сыщика Волчкова упекли в Кресты до выяснения обстоятельств. Тут-то и подоспело известие о нависшей над вашей семьей опасности. Посидели втроем, подумали, и нам пришла в голову мысль сымитировать хорошо поставленное оружейное производство.
   - Для начала я хотел бы вернуть Олегу Давидовичу его оружие... - принял эстафету рассказа седой мужик, названный психотерапевтом Максимилианом Сергеевичем. Встав, он протянул стриженному бобриком элегантный пистолет, - вы уж не обижайтесь, что пришлось вас слегка успокоить, а не то действительно понаделали бы глупостей...
   - Что вы... - улыбаясь, потер тот свою шею, - правильно сделали.
   - Так вот... - продолжил пожилой мужчина, - в старом музее Областного управления КГБ, года этак с семьдесят восьмого выставлен интересный экземпляр самодельного автомата под пистолетный патрон. Если мне не изменяет память, выпуск нелегального оружия был налажен где-то под Брно в Чехословакии, к нам же самопальная пушка попала в качестве образца гениальной мысли тамошних самородков. Не знаю, посещало ли музей наше нынешнее руководство, у них ведь вечно времени на мелочи не хватает... Но о том, что в подвальных запасниках хранится еще два чешских пистолета-пулемета - малокалиберных и немного отличных по внешнему виду от вышеописанного, генералы, конечно же не ведают и по сей день. Я забрал оба под расписку, ну а дальше настал черед "крутых бандитов"...
   - Необходимо было засветить автоматы и первыми нашими жертвами "пали" кассир и охранник пункта обмена валюты, - подал голос Кавказец. - Помещение у "Фрегата" через подставных лиц быстро оформил в аренду сам Аркадий. Посадил туда Дашу с Ильей Петровичем...
   Взгляды присутствующих устремились к сидевшим рядышком и улыбавшимся молодой девушке - "кассиру" и деду - "сторожу".
   - ...Разыграли налет, забрызгали все, что можно настоящей кровью, заранее доставленной Алиной, выпустили несколько очередей по стенам и над головами сотрудников службы безопасности "Фрегата"...
   - Для того чтобы подбросить нашим следователям главную улику - кустарное оружие, пришлось прикинуться "смертельно" раненным в ногу... - с усмешкой добавил Европеец.
   Алина изредка украдкой посматривала на Алексея. Тот был всецело поглощен антологией "преступлений" и уже с минуту беспокойно ерзал на стуле...
   - Да, ну а как же обстояло с освидетельствованием смертей? - изумленно вопрошал Фролов.
   - И эти неприятные моменты были решены с помощью Алины - врача скорой помощи и еще одного нашего человека, - спокойно объяснило лицо кавказской национальности. С улыбкой обернувшись к следователю-стажеру, "бандит" продолжил: - Анатолий Михайлович Севидов искусно прикинулся, что не переносит процедур осмотра трупов. К тому же и своего юного напарника старался всячески оградить от премилого занятия...
   Лешкина физиономия вновь пошла румяными пятнами.
   - После отъезда машины скорой помощи и следственной бригады, "мертвецов" под прикрытием наших людей из тридцать первого отделения милиции, сразу же отвозили якобы в морг. Судебный медик, ежели и прибывал с запозданием, то просто, со слов бойцов ДПС, оформлял свой бланк, а потом вручал все тому же Севидову.
   - Давайте помянем первых "убиенных"! - подмигнув кассиру и охраннику, предложил хозяин клиники.
   Опять послышался галдеж и звон посуды...
   - Ты продолжаешь сомневаться? - девушка-врач легонько пихнула Лешку локтем.
   - С трудом вериться... - буркнул молодой человек, но рук из карманов не вынул.
   - Что же последовало дальше? - сгорал от любопытства Олег Давидович.
   - Вторым этапом был "расстрел" инкассаторов, - снова заговорил Аркадий Генрихович и кивнул на двух парней, сидевших напротив него. - Схема оставалась прежней, с одной лишь особенностью - в операции принимал косвенное участие непосвященный водитель броневика. Но карту разыграли удачно - несмотря на несусветную ахинею, которую тот плел с испугу, баллистическая экспертиза подтвердила - пули выпущены идентичным автоматом, что и в случае ограбления обменника. И тогда вторично поползла информация о самодельных автоматах.
   - Затем мы "расправились" вот с этим товарищем... - Семен Данилович залихватски хлопнул по ладони сидящего слева от него молодого стильно одетого мужчины.
   Тот чуть привстал и с сарказмом представился:
   - Исполнявший обязанности приятеля модельера Литвинова, Говорков.
   "А ведь и верно, Говорков!.. - ахнул про себя Лешка, - его-то лицо я неплохо запомнил по фотографиям, долго валявшимся в столе у мэтра. Неужто они и впрямь никого не убивали!? Не может быть!.."
   - Так вот для чего вам понадобился мой старинный друг - Литвинов, - не сдержал веселого смеха врач. - То-то Лёня мне жаловался - отбоя от желтой прессы нет! Ничего-ничего, такому авторитету в мире моды не повредит!..
   "Если сейчас они упомянут о мертвецах из морга, то весь их рассказ - сущая правда", - с горечью подумал стажер, наблюдая за странным занятием Европейца-Левитана. Взяв со стола чистую салфетку, тот смочил ее водкой и стал тереть запястье своей левой руки. Алексей с изумлением смотрел, как хорошо знакомая ему татуировка со змеем, проползающим сквозь красивую букву, пропадает, оставляя на салфетке синий, чернильный след...
   - Однако дальше последовали настоящие трупы, - улыбнулся Европеец, бросив на стол комок бывшей салфетки и посмотрев на Алину. - Севидов понял, что его подмастерье начинает догадываться о причастности к "убийствам" врача скорой помощи и посоветовал нам "погибнуть" с использованием настоящих покойников, то есть, чтобы освидетельствование смерти производилось судебным экспертом.
   В кабинете главврача воцарилась тишина. Все с любопытством посматривали на трех фээсбэшников.
   - Стоит ли об этом за столом? - неуверенно спросила девушка-врач.
   Но заинтригованные слушатели жаждали объяснений...
   Она пожала плечами - сами, мол, напросились, и выложила историю с поисками в морге кандидатов на роли убитых бандитов. Причем обязательной причиной смерти первого должно было быть пулевое ранение, второй же покойник обязан был иметь во рту золотую коронку. Говорила об этом Алина с прямолинейностью истинного медика и со всеми анатомическими подробностями: о том, как на руке первого мертвеца оказалась мудреная наколка, и приятелям пришлось скопировать ее на запястье Аркадия Генриховича, как делала на ноге все того же трупа надрезы, имитируя ранения от картечи; накладывала швы; переодевала обоих покойников в заранее подготовленную одежду...
   Волчков незаметно и горестно вздохнул...
   Народ в ужасе безмолвствовал и тогда Кавказец - в миру Донцов Семен Данилович, сделал короткую ремарку:
   - Когда Алина подобрала и подготовила двойника Аркадия, мне пришла в голову мысль разогреть его в одной сауне, где работает один давний знакомец.
   - Зачем?.. - ошарашено прошептала в гробовой тишине молодая женщина, чей томный взгляд на себе неоднократно ловил Алексей.
   - Что значит - зачем!? - искренне удивился полковник в отставке. - Даже если человека убивают в лютый мороз, он остывает далеко не сразу. Представьте, в аккурат после перестрелки на шоссе Питер-Пулково подъезжает уже не Алина а непосвященный эксперт, приступает к осмотру, а он - ледяной, как жаба...
   - Мне пришлось отправиться за вторым автоматом, - уточнил Европеец, - а Семен Данилович, пока бедолага отогревался от холодного морга, продолжал со своим дружком-банщиком угощаться медицинским спиртом, да еще добавлял пивком. Одним словом, чуть не сварил моего двойника...
   - Прошу прощения, я сейчас... - выскочила из-за стола женщина в бордовом и опрометью побежала к двери.
   - Ну вот, Сашеньке плохо... - виновато констатировала Алина, - давайте в рассказе о втором покойнике обойдемся без деталей.
   - А с ним и так все обстояло гораздо проще, - как ни в чем ни бывало заявил Донцов. - Его мы разогревать не стали, ибо ему предстояло "заживо" сгореть в старом "Москвиче"...
   Олег Давидович трясся в беззвучном хохоте. Небольшая часть гостей, наделенная крепкими нервами, тоже давилась от смеха, не сотрясая стен исключительно из уважения к тем, кто с бледными лицами решал: бежать следом за Александрой в туалетную комнату или же попросту заткнуть уши.
   Лешка же продолжал про себя сокрушаться: "Конечно... Примерно так я все и описал в своей докладной, исключая, конечно, эти изуверские подробности... Прекрасно помню ворчание врача-эксперта по поводу странной температуры обоих трупов. Помню дословно. Какой же я идиот! Поддаться на такую дешевую разводку и не догадаться обо всем раньше! Но и Севидов хорош..."
   Веселье за столом понемногу утихло.
   - Как же вам удалось организовать мистическое производство оружия? - подливая соседям шампанское, поинтересовался Фролов.
   - Помог тот же Блюм, - отвечал Лавренцов, он же Левитан, он же Европеец. - "Телеграф" в исправительных учреждениях функционирует без сбоев. Через надежных людей Моисей Карлович передал просьбу и словесное описание одной простейшей детали автомата - кожуха в колонию особого режима под Шлиссельбургом. Традиции воровского ордена не подвели, и в скором времени он получил весточку о готовом тайнике. Вчера поздно вечером, сразу после "смерти" второго бандита кавказской национальности, Севидов снова навестил в Крестах Блюма и, шепнув от меня пару ключевых слов, получил исчерпывающие данные о месте нахождения схрона с "оружейными" деталями.
   - Тайник под носом у сотрудников зоны был, очевидно, оборудован осужденными давно - еще до того, как комнатушку отдали контролерам-охранникам, - уточнил Сергеич. - Зекам оставалось улучить момент и запихнуть туда нужный обрезок трубы и прочий, ничего не значащий хлам. Полагаю, они и не догадывались о предназначении железяк, но сработали безукоризненно. Вы бы видели лицо нашего недруга, когда мы открыли ящик...
   - Что же теперь с ним будет? - тихо спросила молодая женщина в бордовом и вновь обожгла сыщика страстным, заинтересованным взглядом.
   - Трудно сказать... - изрек полковник, - мой шеф не заинтересован в огласке этой истории. "Производство" накрыли, два покупателя "убиты"... Я, разумеется, недельки две покопаюсь, создавая вид кропотливого поиска авторов-изготовителей, цепочки сбыта, покупателей... Затем доложу об очередных трупах и дело с концом. В нашей работе смерть снимает девять из десяти вопросов. А известного вам господина Доброго ожидал перевод на Дальний Восток - то ли в Магадан, то ли в Хабаровск на аналогичную должность. Там он ничего не потеряет, кроме прелести жития в густонаселенных районах, да вот прошел слух, что наш отдел по борьбе с наркотиками имеет к нему какие-то вопросы. Пока не знаю, чем вызван этот интерес, однако ничего хорошего он ему не сулит...
   Многочисленные участники широкомасштабной операции молчали. Одна лишь Сашенька отчего-то тяжко вздохнула...
   - Дай Бог - к лучшему... - негромко молвил психолог и добавил далеко не всем понятную фразу: - там и подрастающее поколение поздоровее духом и всякой заразы, вроде тех же наркотиков поменьше...
   Тут напомнил о себе Волчков, вынув, в конце концов, руки из карманов и обратившись к бывшему Европейцу:
   - Хорошо, допустим, вы никого не убивали и вся чехарда последних преступлений - не более чем грамотно спланированная инсценировка. А как быть с грабежом обменника? Пусть он принадлежит лично вам, но выручку вы умыкнули и налогов с нее, я уверен, не платили...
   - Точно - не платил, - отвечал подполковник в отставке, - и не стану лукавить - угрызений совести по этому поводу не испытываю.
   - Вот видите...
   - Скажите, молодой человек, - не обращал внимания на его призывы к раскаянию фээсбэшник, - а вам не приходило в голову извиниться перед стариком Блюмом?
   Лешка сразу же вспомнил гения, который парадоксов друг. А именно то, что говорил гений сыска - Анатолий Михайлович об ошибках следователей. Пришлось покраснеть в третий раз...
   - Ведь Севидов собирался избрать более мягкую меру пресечения - подписку о невыезде, - продолжал невозмутимым тоном Аркадий Генрихович, - однако ж, благодаря вашему рвению, невиновного человека упекли в Кресты, а с подачи еще одного излишне ретивого служаки, засадили в карцер.
   - Видите ли... - стал оправдываться стажер, - иначе невозможно выяснить...
   - Так уж и невозможно? Почему нельзя приехать к нему домой или вызвать в кабинет? Почему следователи нашей прокуратуры могут разговаривать с людьми только в помещениях, где на окнах висят решетки, а за дверью торчит бугай с дубинкой?
   Алексей, словно провинившийся школьник, молчал, вперив взгляд в свою пустую тарелку.
   - Моисей Блюм подхватил в карцере тяжелейшую пневмонию. Вы подумали, чем это чревато в его возрасте? Так вот вся сумма, прихваченная из обменника, а было там сравнительно немного, уйдет на оформление путевок на один из курортов Италии. Пусть Моисей Карлович и его жена отдохнут и подлечатся в течение месяца. Или, быть может, вы желаете оприходовать эти деньги официальным образом и вернуть налоги государству?
   Стажер отрицательно мотнул головой.
   - Вот и мы считаем - чиновники не поспешат загладить вину перед Блюмом.
   Понурив голову, Волчков опять молчал...
   - Ну а сегодняшнее ночное приключение - целиком на совести вашей неугомонной энергии, - продолжал Лавренцов тоном мягким, однако назидательным, - и впредь, Алексей Леонидович, наш вам совет - держаться поближе к Севидову - человеку с огромным сыскным опытом. Поверьте, будь на нашем месте настоящие бандиты - вас бы давно отпевали в какой-нибудь питерской или московской церквушке...
   Под последнюю здравицу, озвученную Фроловым в честь слабого пола, отважно принимавшего участие в операции, Лешка все же поднял фужер и выпил шампанское вместе со всеми. Ничто отныне не угрожало его жизни, блюда оказались вкусными, сидящая напротив молодая женщина продолжала плести нить тонкого флирта и, посему, умирать он явно не собирался.
   После часовой беседы за столом, недавно наведенный порядок в голове дознавателя, снова превратился в революционный хаос. Он надолго замкнулся и перестал обращать внимание на происходящее вокруг. Не сумел его вывести из задумчивости ни первый танец с Алиной, ни дальнейшая, затяжная осада со стороны не слишком удачливой охотницы Александры.
   - Вы всегда такой серьезный? - томно вопрошала она, норовя в такт мелодии поплотнее прижаться к нему грудью.
   - Только по пятницам, - отвечал он, с трудом отвлекаясь от разрешения замысловатой дилеммы.
   - Вероятно, у вас очень интересная и опасная профессия?
   - Почему? Обычная...
   - Ну не проблемы ж в личной жизни терзают вас весь вечер...
   Волчков пожал плечами и не отвечал.
   "О личной жизни тоже не мешало бы призадуматься..." - не то с сожалением, не то с завистью покосился он на счастливую Алину, обнимавшую в медленном танце Европейца.
   В кармане бордового пиджачка его партнерши заверещал сотовый телефон. Та достала крохотный аппарат и взглянула на дисплей.
   "Андрюша", - успел прочитать сыщик высветившуюся определителем надпись прежде, чем Саша, проигнорировав звонок, захлопнула крышку и отключила мобильник.
   - Не обращай внимания, это один старинный приятель, который давно меня не интересует... - с нарочитой виноватостью опустила она глазки, - больше нам никто не помешает...
  
  
   - Сдается мне... - Алина подняла голову с плеча Аркадия и вгляделась в танцующие по соседству пары, - Александра наметила очередную жертву.
   - Юноша производит впечатление неглупого человека... - отвечал Аркадий, прослеживая ее взгляд, - разберется.
   - Если не ошибаюсь, товарищ подполковник заодно разделался со своим основным конкурентом?.. - чуть заметно улыбаясь, прошептала девушка, поглаживая темные его волосы.
   - Ты редко ошибаешься...
   - Для воплощения столь грандиозной операции, так или иначе, требовался мальчик для битья. Пожалуй, лучшей кандидатуры на эту роль, чем господин Фельцман, при всем желании не сыскать...
   Он нежно коснулся губами ее виска и поведал на ухо:
   - На Востоке говорят: когда избранница мужчины красавица - ему есть, кем любоваться. Если она к тому же умна - у него появляется собеседник. А при наличии взаимопонимания с полуслова...
   Для неразговорчивого Аркадия Генриховича сказано было многовато, посему Алина немного отстранившись, пристально посмотрела ему в глаза. На ее лице читалось удивление и жажда услышать продолжение.
   Выдержав паузу, как и положено театральному актеру, он закончил:
   - Когда очаровательная и умная женщина понимает мужчину с полуслова - он просто счастлив...
  
  
   Вздохнув, будто сбросив с плеч тяжкое бремя, Фролов обвел довольным взглядом гостей. Среди танцующих он заметил красивую пару, не слышавшую музыку и забывшую обо всем на свете. Они застыли в упоительном поцелуе, другие же, старательно не обращая на них внимания, обходили в своих па влюбленных стороной.
   Удавшийся на славу банкет близился к завершению. Кто-то торопился на работу, кому-то предстояла будничная суета.
   - До свидания, Олег Давидович, - выросла перед ним сияющая Сашенька в сопровождении следователя-стажера. - Буду с нетерпением ожидать новых сценических фарсов.
   - Счастливо. Позвоню, как только приступим к работе, - попрощался с ней психолог и обратился к Волчкову: - молодой человек, это вам просили передать наши контрразведчики. Говорят, вы все это где-то подрастеряли...
   Он протянул Алексею заветную, черную папочку, удостоверение прокуратуры, бумажник и добавил:
   - Появится желание поучаствовать в сходственных представлениях - милости просим...
   - Нет уж, - передернул плечами Лешка, забирая вещи, никудышный из меня лицедей. Спасибо и прощайте...
   - Все так говорят... - усмехнулся им вслед директор клиники, - а потом отбоя нет. До скорой встречи...
  
  
   Эпилог
   Голубь мира
  
   По дороге до прокуратуры Волчков продолжал решать сложную задачку. Вся небольшая сумма денег в бумажнике оказалась в наличие, папку же он специально не открывал и, еле заметно шевеля губами, приговаривал:
   - Посмотрим... Ну если только докладной записки не окажется - пусть тогда не обижаются!..
   Взбежав по лестнице на четвертый этаж, сыскарь нос к носу столкнулся с помощником прокурора.
   - Доброе утро. Севидов у себя? - спросил он, не сбавляя шаг.
   - Вечер уж скоро, - наставительно отвечала женщина средних лет, - Анатолий Михайлович у начальства...
   - Ясно...
   В кабинете шефа Лешка сбросил куртейку, отдышался и, наконец, решился проверить наличие важной бумаги. С замиранием сердца он вжикнул молнией и вытряхнул на стол документы...
   Докладная, как впрочем, и все остальное, лежала на месте. Почесав затылок, молодой человек присел на стул, пробежал текст и вспомнил ночное сочинительство. Взгляд его скользнул по запертому сейфу, где на одной из верхних полок наверняка покоилась простенькая картонная папка со скоросшивателем. Незаконченная страничка уголовного дела могла стать последней, поставь под ней свои выводы следователь по особо важным делам. Или же та замысловатая история, в которой ему сначала довелось принять участие, а затем и услышать финальный эпикриз в кабинете директора клиники, превратится в кипу таких же, но несравнимо более толстых томов...
   Он посидел еще с минуту, решительно мотнул головой, встал и, взяв докладную, распахнул окно. Склонившись над серым подоконником, сложил из исписанного мелким почерком листочка голубя и, боле не раздумывая, пустил его в хмурое питерское небо.
   - Я был уверен... - неожиданно раздался тихий голос.
   Алексей обернулся. Позади него стоял Анатолий Михайлович и на сей раз, не прятал добрую, открытую улыбку. - Я был уверен - ты именно так и поступишь.
   Два сыщика стояли рядом подле открытого окна и смотрели, как белая птица долго кружила над темными крышами, послушно повинуясь порывам легкого ветерка, пока не превратилась в светлое пятнышко, а потом не исчезла окончательно.
   - Ты все делал правильно, - молвил, довольный своим учеником, наставник. - С отличным тебя дебютом, сынок...
  
   2002-2003 гг

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"