Rina: другие произведения.

Гарри Поттер - Мальчик-Которого-Предали.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
Оценка: 5.49*97  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Гарри Поттер в Азкабане. Плохой Дамблдор. Появление нового персонажа, который поможет Гарри пережить предательство, подарит второй шанс на жизнь. Отойдет ли Гарри Поттер в сторону или вновь начнёт борьбу за правду? Сможет ли он победить в этой войне? События происходят после 5 книги. Магическое общество сразу поверило Альбусу Дамблдору и Гарри Поттеру, когда они сообщили о появлении Волдеморта. Главы у меня получаются маленькими, но уж как получаются. Огромная просьба, если прочитали, оставьте комментарий (В ОБЩЕМ ФАЙЛЕ)! 7.11.

  Гарри Поттер - Мальчик-Которого-Предали.
  
  Глава 1.
  
  Предатель.
  
  - Гарри Джеймс Поттер, Вы обвиняетесь в применении непростительного заклятия 'Империо' и пособничестве Тому-Кого-Нельзя-Называть. Вы приговариваетесь к 20 годам заключения в магической тюрьме Азкабан. Приговор вынесен и обжалованию не подлежит. Выведите осужденного из зала.
  - Нет, пожалуйста, я не делал этого, не делал, - кричал худенький черноволосый мальчик пытающийся вырваться из крепких рук авроров, которые выводили, а скорее выволакивали его из зала суда. В конце-концов одному из авроров надоело тащить брыкающегося мальчишку и он применил Ступефай, тело ребёнка сразу обмякло и авроры продолжили свой путь не особо заботясь о целости своей ноши. Добравшись до аппарационного зала они переместились.
  
  - Ну, Джек, давай пошевеливайся, надо убраться от сюда как можно быстрее, пока вновь не заработали антиаппарационные чары. Знаешь ли, не охота переплывать пролив в такую погоду, - сказал один из авроров, стоящий перед стальными воротами ведущими к мрачной крепости, смотря на своего товарища спешащего к нему.
  - Да иду я, иду.
  - И чего ты там делал?
  - Так Министр дал мне письмо, которое я должен был передать начальнику тюрьмы, на счет условий содержания этого Предателя, - последнее слово мужчина, названный Джеком, буквально выплюнул.
  - Да, никогда бы не подумал что Гарри Поттер, спаситель магического мира способен переметнуться на сторону Того-Кого-Нельзя-Называть, - со вздохом ответил аврор.
  - Слава Мерлину, что Министерство во время узнало про это. А то неизвестно чем бы дело закончилось. Ему же все доверяли, чуть ли не преклонялись перед ним. А вот представляешь, если бы он смог наложить Империо на какого-нибудь работника Министерства, как сделал это со своим 'друзьями'. Представляешь, что бы могло произойти?
  - Нам очень повезло, а всё благодаря профессору Дамблдору. Великий человек Дамблдор. О, вот и аппарационная площадка, давай отсюда побыстрее уберемся, - раздраженно сказал мужчина. Через несколько секунд раздались 2 громких хлопка и волшебники исчезли.
  А на пустынном острове, где, казалось, нет ничего живого - серое небо, серая земля, нет ни одного дерева или куста, даже жалкой травинки - возвышалась на протяжении многих веков древняя мрачная крепость, магическая тюрьма Азкабан, а вокруг, как и столетия назад, бесновались неспокойные воды пролива. Азкабан - место заключения самых опасных темных волшебников мира, место овеянное такими страшными легендами, что даже самые смелые люди с дрожью в голосе рассказывали о нём. И сейчас тюрьма пополнилась ещё одним человеком - Гарри Поттером, Мальчиком-Который-Выжил.
  
  ***
  
  - О, приветствую Вас господин Министр. Рад Вас видеть.
  - Здравствуете Альбус, - сказал невысокий полный человек, входя в роскошно обставленный кабинет директора школы Чародейства и Волшебства Хогвартс.
  - Позвольте поинтересоваться, что привело Вас сюда в столь поздний час? Может чаю?
  - Благодарю, я бы не отказался. Ну, а насчёт времени Вы же понимаете, что работа не знает слова поздно. А пришел я вот по какому делу... - Министр перевёл дыхание и со вздохом продолжил. - Понимаете ли Альбус, после ареста Гарри Поттера, общественность пришла в панику, Министерство буквально наводнили совы с истерическими посланиями. Люди не знают что делать, ведь Светлый Мессия оказался предателем и теперь некому уничтожить Темного Лорда, - печально сказал Корнелиус Фардж, принимая из рук Дамблдора фарфоровую чашку с чаем.
  - Лимонные дольки, Корнелиус.
  - Нет, благодарю. Вы не можете успокоить людей, сообщив, что всё под контролем, и Вы сможете уничтожить Тёмного Лорда. Если Вы сделаете официальное заявление, люди бы успокоились, поверив Вам. Ведь Альбус Дамблдор - Величайший Светлый Волшебник современности.
  В ответ на нервную речь Министра директор лишь покачал головой.
  - Но почему Вы отказываетесь. Общественность в панике, меня просто снимут с поста Министра, если я в ближайшем будущем не возьму ситуацию под контроль, - гневно воскликнул Фадж. - А Вы отказываете в помощи Министерству, своему Министру?!
  'Что крыса, боишься потерять тёплое местечко, хочешь загрести жар чужими руками? Э-э-э не пойдёт, я ещё не выжил из ума, что бы так рисковать свой жизнью. У меня найдутся другие доброходы, которые выступят против Тёмного Лорда. А если погибнет и этот Избранный, что ж найду ещё одного, дураки на этом свете никогда не переведутся', - зло думал Величайший Светлый Волшебник мира, но выражение лица старика всё так же оставалось спокойным и чуть печальным. Прокашлявшись, Дамблдор с грустной улыбкой стал объяснять причину своего отказа:
  - Я не могу уничтожить Волдеморта потому что, существует человек, которому уже это предсказано.
  - Профессор, но Поттер предатель, он не пойдет против своего покровителя!
  - Что ж пришло время сообщить Вам, что Гарри Поттер никогда не был Мессией Света, - Дамблдор сделал резкий жест рукой, не позволяя Министрупрервать его. - Да, он пережил проклятье Тёмного Лорда, но это была отнюдь не его заслуга, сработала кровная магия, Лили Эванс отдала свою жизнь ради защиты жизни сына.
  - Но Альбус, Вы же сами сообщили всему миру, что юный Поттер уничтожит Тёмного Лорда, - потрясенно воскликнул Министр.
  - Я ошибался, как ни прискорбно, но и я могу ошибиться - это как раз такой случай. Видите ли, Корнелиус, существует пророчество, которое предвещает появление на свет ребёнка, который уничтожит Волдеморта, - при произнесении этого имени Фадж заметно вздрогнул. - О, Министр это же всего-навсего имя, - насмешливо сказал Дамблдор.
  - Я понимаю это профессор, прошу, продолжайте, - в голосе Фаджа появилось раздражение.
  - Да, так вот, дословно пророчество звучит так: грядет тот, у кого хватит могущества победить Тёмного Лорда... рожденный теми, кто трижды бросал ему вызов, рожденный на исходе седьмого месяца... И один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой... тот, кто достаточно могущественен, чтобы победить Тёмного Лорда родится на исходе седьмого месяца...
  - Хм, но Альбус, Поттер подходит под это описание!
  - Подходит, но есть ещё один мальчик.
  - Да? И кто он?
  - Невилл Лонгботтом.
  - Альбус, Вы смеётесь надо мной! Насколько мне известно - этот мальчишка почти сквиб.
  - Вы ошибаетесь дорогой Министр, Лонгботтом далеко не сквиб. Мой внук не может быть сквибом, в детстве я наложил на него ограничивающее заклятье, мало ли что, если Поттер одолел бы Волдеморта, я бы просто снял с него заклятье, и мальчик спокойно жил бы дальше. А так у нас есть преимущество: Темный Лорд никогда не сможет даже предположить что у 'сквиба' есть шанс одолеть его. И теперь есть время, что бы подготовить мальчика. Я лично займусь этим после проведения ритуала снимающего ограничитель силы.
  - Не знал, что у Вас есть внук, - удивленно сказал Корнелиус. - Почему Вы держали это в тайне?
  - Простите Министр, но это только моё дело и я бы не хотел вдаваться в подробности, - мягко улыбнулся директор.
  - Конечно-конечно, простите меня Альбус я просто не смог удержаться, такая новость! Ну что ж, раз дело решено я пойду. Надеюсь, Вы не будете против, если завтра Вас навестят репортеры, общественность должна знать, что Министерство всё держит под контролем и заодно сообщите им что Поттер не Светлый Мессия. К сожалению, Ваше слово сейчас значит для людей значительно больше, чем все обещания Министерства, - с грустью в голосе сказал Глава Министерства Магии.
  - Я буду только рад дать интервью, которое прояснит истинное положение вещей.
  - Всего хорошего, Альбус, - попрощался Министр аккуратно ставя фарфоровую чашку на стол.
  - До свидания, Корнелиус.
  
  ***
  
  Около огромного, во всю стену, окна стоял длиннобородый старец. Лицо его было мрачным, а в глазах иногда вспыхивала ярость.
  'Великий Мерлин, дай мне сил! Почему я всегда должен выполнять всю работу? Эти остолопы ни на что не способны! Сколько у них было проколов! Не смогли достать Филосовсий камень, не смогли убрать Блэка в Азкабане, им не удалось даже убить, измученного обессиленного после сражения с Воландемортом, Поттера, видишь ли Краучу захотелось с ним поболтать, продемонстрировать своё величие! Ну, хорошо. Мне удалось всё исправить. Теперь мальчишка сгниет в тюрьме, Блэк сдох, что ж, собаке собачья смерть... Но как легко оказалось засунуть Мальчика-Который-Выжил за решетку. Все сразу поверили, что он предатель, а всего-то надо было действительно наложить Империо на этих малолетних идиотов. И всё Гарри Поттер из национального героя превратился во всеми презираемого Мальчика-Который-Предал. Ха-ха-ха. Что ж осталось только передать Лонгботтому силу. Надо же никогда бы не подумал, что у меня может быть такой ничтожный потомок, фактически сквиб. У кого бы забрать силу? Так-так-так. Да, лучше чем эта грязнокровка Грейнджер и это нищее семейство Уизли никто не подойдет, они достаточно сильные волшебники. К тому же их смерть легко списать на Волдеморта, якобы месть за своего протеже. И это будет еще одним доказательством в деле Поттера. Так, мне ещё надо подготовиться к приходу этих журналюжек, присланных Фаджем, этой ничего из себя не представляющей посредственностью. Какая досада, что я не могу найти помощников, хотя бы приблизительно равных мне по уму и по способности делать дело... Что ж, но сначала я должен позаботиться о донорах...' - такие мысли были в голове у Величайшего Светлого Волшебника, Альбуса Дамблдора. Вдруг раздался резкий переливчатый крик. Директор с раздражением повернулся к источнику звука - это был феникс.
  - Как же ты мне надоел, - злобно прошептал Дамблдор, - но пока рано от тебя избавляться. Ты мне ещё послужишь. Ты же не хочешь, что бы повторилось то, что произошло 3 года назад, когда ты принес этому мальчишке Распределяющую Шляпу. Не хочешь вновь испытать ту боль, на которую ты себя обрек не подчинением, противостоянием МОЕЙ ВОЛЕ! - Феникс испуганно сжался, он прекрасно знал, на что способен этот страшный человек, который убил его мать и унес его из гнезда, когда он был ещё неоперившимся птенцом. Птица просто не понимала, как этого человека можно принимать за светлого волшебника, ведь у него чёрная душа. Сама сущность этого смертного буквально смердела гнилью и падалью. Сколько ещё он убьет, сколько покалечит жизней, пока его не остановят, если его смогут остановить... Этот мальчик Гарри Поттер, мальчик, которому он феникс служил бы с огромной радостью, Том Риддл, Гриндевальд, а теперь ещё и эти люди. Сколько ещё он будет свидетелем безнаказанности этого монстра в человеческом обличии. Только одно радовало феникса - это то, что даже сильнейшие волшебники смертны, и даже если не найдется человека способного уничтожить Дамблдора, он умрет от старости. Рано или поздно он всё-равно умрет. Фоукс издал радостную трель.
  - Как ты мне надоел, - опять повторил волшебник, - но Мерлин с тобой.
  Дамблдор быстро подошел к своему столу, взял зеркальце и произнес:
  - Кингсли.
  Через несколько секунд зеркальце помутнело и на его поверхности появилось лицо волшебника, которого вызвал Дамблдор:
  - Да, профессор. Что Вам требуется от меня?
  - Ты и твои люди должны доставить мне Грейнджер и семейство Уизли. В бессознательном состоянии конечно.
  - Хорошо профессор, а что делать с магловской семейкой девчонки.
  - Не мне Вас учить, Кингсли, - холодно ответил старик.
  - Понял. Да профессор, этот оборотень - Люпин, ищет доказательства невиновности мальчишки, - брезгливо поморщилось лицо в зеркале.
  - Не стоит беспокоиться, друг мой. Ремус скоро отправляется в стаю Фенрира и там случайно узнают, что он работает на Орден Феникса, - с холодной усмешкой сказал Дамблдор. Из зеркала послышался не менее холодный смех.
  
  ***
  
  В тёмной комнате в большом удобном кресле сидел мрачный черноволосый и черноглазый мужчина и пил что-то из кубка. По лицу было видно, что его одолевают мрачные мысли. 'Поттер - предатель, у меня это просто не укладывается в голове. Я видел его мысли, чувства, воспоминания, и мальчишка, является самым настоящим гриффиндорцем, - тут кривая насмешливая улыбка коснулась губ. - И он бы никогда не пошел бы на сделку с врагом, убившим его родителей и стремившегося уничтожить и его. Но тогда напрашивается только один вариант: Поттера подставили. Волдеморт? Или может Дамблдор?.. Хотя зачем старику делать это. Но и Тёмный Лорд в последнее время даже не упоминал имя Поттера во время собраний... Тогда кто-то третий. Но кому ещё мог помешать мальчишка?.. В последнее время вообще твориться что-то странное... Указания Дамблдора с каждым разом всё больше похожи на приказы, он начал посылать людей буквально на смерть, нет, я, разумеется, понимаю что сейчас идёт война, но это так не похоже на старика... А Тёмный Лорд? Кажется, что всё как и было раньше, те же пытки и безжалостность, но мне почему-то кажется, что ему всё это перестало приносить удовольствие. Хотя может, это у меня воображение разыгралось... И, что теперь будет делать Дамблдор, когда его мессия оказался Предателем. И самое интересное, как Министерство будет успокаивать перепуганных людей, что будет делать Фадж? - Зло усмехнулся мужчина. - Что-что быстренько побежит к Дамблдору и будет приказывать, просить, а потом и умолять помочь ему разобраться с ситуацией'.
  Вдруг мужчина резко вздрогнул, и тихо пробормотал:
  - Не было печали... - раздался громкий хлопок, и комната опустела.
  
  Глава 2.
  Настоящий Избранный.
  
  14 недель спустя...
  
  - О, Мерлин, ну, куда я мог засунуть эту проклятую дарственную! - Ругался высокий смуглый мужчина лет 30 в тёмно-синей мантии, одетой под цвет глаз. За последние несколько часов, он пересмотрел сотни различных документов, но нужного никак не мог найти.
  - И откуда здесь столько ненужных бумажонок?.. Что ж здесь, судя по всему её нет. Значит надо идти в библиотеку, - со вздохом заключил незнакомец, поднимаясь из-за стола и беря в руки трость из черного дерева. Мужчина не спеша вышел из кабинета, чуть опираясь на трость, и направился по просторному коридору, оббитому тёмными деревянными панелями. Дойдя до высоких двустворчатых дверей, он легко толкнул одну створку и вошел в комнату. Комнату? Нет, это даже нельзя было оскорблять таким словом. Это был огромный двух этажный зал, одну из его стен занимали высокие окна, из них открывался прекрасный вид на сад, перед окном стоял большой письменный стол, всё остальное пространство занимали стеллажи с книгами, ещё одной примечательной чертой этого зала был пол - сделанный в виде удивительно красивой деревянной мозаики. Но мужчина, не обращая ни какого внимания на окружающую обстановку, пошел к столу и сев в кресло стал перебирать бумаги. Так прошло ещё около часа, наконец, поиски увенчались успехом. Внимательно прочитав бумагу, мужчина взмахнул палочкой, и документ чуть засветился.
  - Подлинник, - довольно усмехнулся мужчина. - Но на всякий случай надо посмотреть, рассматривались ли похожие дела ранее.
  Мужчина встал из-за стола, и видно решив, что брать трость не стоит, пошел, чуть прихрамывая на левую ногу, между стеллажами.
  - Да она должна быть где-то здесь...
  Но вдруг когда мужчина прошел мимо одного из стеллажей, на одной из полок ярко засветилась какой-то древний фолиант. Это заставило незнакомца резко остановиться. Он с легким удивлением взял книгу в руки и открыл на последней странице. В следующую секунду мужчина резко побледнел и потрясенно прошептал:
  - Нет, этого не может быть... Просто невозможно... Алекс...
  
  ***
   - Идиот, сколько можно повторять: иглы дикобраза не совместимы с кровью дракона, - бесновался профессор Снейп, мерея шагами класс, перед ним стоял, опустив голову Невилл Лонгботтом, а рядом с ним стоял очередной расплавленный котел. - Вы должны быть мне благодарны, мистер Лонгботтом, если бы я не закрыл вас щитом, одним Избранным в мире стало бы меньше. Честное слово, Поттер по-сравнению с вами был гением зельеварения. Лонгботтом, вы должны будете написать 2х футовое сочинение о пользе драконьей крови, кроме того вы должны изучить параграфы с 18 по 25, и еще, мистер Лонгботтом, будьте добры выучите состав зелья Успокоения. Искренне надеюсь, что смогу вам поставить хотя бы 'О'. Вам всё ясно, мистер Лонгботтом?
  - Да, профессор Снейп, - чуть дрожащим голосом ответил Невилл.
  - Я безмерно рад этому. Можете идти, - с язвительной усмешкой попрощался с подростком Мастер Зелий.
  Когда за учеником закрылась дверь, профессор Снейп позволил себе опуститься на стул и устало помассировать веки.
  'Великий Мерлин, никогда бы не подумал, что буду ставить в пример ПОТТЕРА, но тут я ни грамма не приврал, Поттер, рядом с этим недоумком, выглядит действительно, как хороший зельевар. И это недоразумение должно спасти нас от Величайшего Тёмного Волшебника... Что ж, мир падёт перед Тёмным Лордом... Но меня интересует только одно: откуда Лонгботтом получил такую силу. Что-то не вериться мне в миф о запечатанной в младенчестве силе, который нам рассказал Дамблдор'.
  
   'Ретроспектива. Кабинет профессора Дамблдора'.
  - Здравствуй, Северус. Рад тебя видеть.
  - Взаимно, профессор Дамблдор.
  В кабинет директора Хогвартса вошел высокий мужчина с черными сальными волосами. Оглядев стол, за которым сидели практически все преподаватели Хогвартса, а так же несколько членов Ордена Феникса, обменялся неприязненными взглядами с Люпиным и занял единственное свободное место за столом.
  - Что ж, раз все в сборе, я думаю можно начинать собрание. Речь пойдет о Спасителе Магического Мира.
  - Но, профессор Дамблдор, разве мы не обсудили всё о Поттере в прошлый раз, - спросила профессор Спраут, практически у всех сидящих за столом появилось на лице брезгливое выражение, у всех кроме Люпина и... Снейпа.
  - О, дорогая Помона, речь идет не о Поттере, а о Избранном.
  - Но, насколько я помню, ещё не так давно вы убеждали нас в том, что именно Гарри - Избранный, - удивленно сказал Ремус.
  - Ремус, все ошибаются и я в том числе. И сейчас ошибаешься ты, пытаясь найти доказательства невиновности мальчика, - наставительно сказал Дамблдор внимательно смотря на Люпина. Тот в ответ на последнее высказывание директора лишь пренебрежительно поморщился, Дамблдор печально вздохнул, - подробнее обо все вы сможете прочитать завтра в утреннем выпуске 'Ежедневного Пророка'. А теперь о главном. Видите ли, существует пророчество, которое гласит о появлении на свет волшебника, который уничтожит Тёмного Лорда. Но под пророчество подходят два мальчика, одним является Гарри Поттер, а другой, другой все это время находился в тени... - профессор Дамблдор замолчал.
  - Альбус, Вы не хотите назвать нам его имя? - нетерпеливо спросил профессор Флитвинг.
  - Это Невилл Лонгботтом.
  За столом повисла напряженная тишина. Все с удивлением смотрели на директора, а тот не обращая никакого внимания на реакцию окружающих спокойно пил чай.
  - Простите, Альбус, но это не возможно, мальчик не способен справиться с простейшими заклятиями, а Вы хотите сказать, что он в состоянии уничтожить Тёмного Лорда, - удивлённо сказала МакГонагалл.
  - Миневра, я уверен мистер Лонгботтом справиться, как только я сниму печати с его силы, всё войдёт на круги своя, - уверенно заявил Дамблдор.
  - Хм. Профессор Дамблдор, при всём моем уважении к Вам, но я сильно сомневаюсь, что Лонгботтом способен хоть на что-то, - Снейп поднял ладонь, останавливая Альбуса Дамблдора, который хотел что-то возразить. - Я прекрасно слышал что Вы сказали на счёт печати, но даже после того как у Лонгботтома появиться сила... И вообще я прихожу к выводу, что пророчество Вам сказал какой-то шарлатан, кто Вам 'предсказал' это? Ведь под это самое 'пророчество' подходят два человека, которые не способны его исполнить.
  - Северус, я понимаю твои сомнения, но надо дать мальчику шанс. Я уверен, что как только мистер Лонгботтом узнает, что ему предназначено совершить, да ещё после появления силы... Он справиться, и мы с вами должны ему в этом помочь. Северус пожалуйста не делай такое лицо, - укоряющее сказал Дамблдор профессору зельеварения. - И ты тоже примешь участие в подготовке мистера Лонгботтома в борьбе с Тёмным Лордом.
  - Я? Увольте. У меня нет никакого желания видеть мистера Лонгботтома ещё и на дополнительных занятиях... И всё же профессор вы не скажите нам имя того 'пророка'?
  - Извини Северус, но я должен сохранить имя этого человека в тайне. И я настаиваю на дополнительных занятиях зельеварения и искренне надеюсь, что и остальные профессора предложат мистеру Лонгботтому дополнительные занятия.
  - Профессор Дамблдор, даже если от правильно сваренного зелья будет зависеть жизнь мистера Лонгботтома, уверяю Вас он отправиться на тот свет. Я скорее поверю, что Поттер, действительно герой пророчества, а в Азкабан его посадили по ошибке... - Снейп на секунду прервался, увидев как зло сверкнули глаза директора, но решив, что ему показалось, продолжил, - Лонгботтом сможет победить Тёмного Лорда, только если их закрыть в кабинете зельеварения, дав мальчишке задание сварить какое-нибудь зелье. Тогда да, Волдеморт сгинет вместе с Лонгботтоном.
  - Жаль. Что ж Северус, раз ты не хочешь исполнять мою ПРОСЬБУ, мне придется дать тебе указание как директору. Профессор Снейп с сентября следующего года, Вы обязаны начать с мистером Лонгботтомом дополнительные занятия по курсу зельеварения.
  - Хорошо профессор Дамблдор, как считаете нужным, - холодно ответил ему Снейп.
  - Надеюсь что остальные сидящие за столом исполнят мою ПРОСЬБУ? - спросил Альбус Дамблдор у остальных профессоров, которые до этого молча слушали его разговор со Снейпом.
  - Конечно, Альбус, мы все будем рады заниматься с мистером Лонгботтомом. Но я думаю, что кроме этого нужно попросить мисс Грейнджер помогать мистеру Лонгботтому, - ответила за всех МакГонагалл.
  - Что ж очень хорошо, я напишу письмо мисс Грейнджер и изложу в нём ситуацию, в которой мы находимся. Я уверен, что она с радостью откликнется на нашу просьбу.
  - Профессор Дамблдор, раз мы решили проблему, возникшую с мистером Лонгботтоном, мы можем идти? - Холодно спросил Снейп.
  - Да, хотя секунду. Ремус у меня к тебе задание, ты должен вернуться в стаю Фенрира, у меня появилась информация, что они готовят очередное нападение, но где - этого, к сожалению, моему информатору выяснить не удалось.
  - Хорошо профессор. Это всё что от меня требуется? - спокойно спросил Люпин.
  - Да. И Ремус будь осторожнее. - В ответ на эту просьбу мужчина сухо кивнул и быстро вышел из кабинета ни с кем не прощаясь.
  'Конец ретроспективы'.
  
  'И всё-таки старик чего-то не договаривает. Не нравиться мне это, ох, как не нравиться. Не зря я не стал говорить, что Тёмный Лорд был очень удивлён, что Поттера назвали его приспешником. Очень удивлен и очень рад, что мальчишку убрали из игры его бывшие соратники. Но вот кто убил семейство Уизли, покалечил Грейнджер и оставил её сиротой. Ведь над домами была Чёрная Метка... Да, Лорд был в ярости, что кто-то посмел воспользоваться его именем. Мы несколько недель искали их, но так и не нашли', - думал Снейп. - 'И всё же откуда получил силу Лонгботтом. Это я уверен не раскрытая сила. Да, требуется время, что бы привыкнуть к ней, но не столько же. Он же вообще не способен её контролировать. Из этого следует только одно - эту силу Лонгботтому каким-то образом передали от других людей... Нет, это чушь, похоже я переработал. Дамблдор не мог провести ЭТОТ ритуал. Значит, я где-то ошибся или что наиболее вероятно чего-то не знаю'.
  Профессор зельеварения устало встал со стула, потянулся и направился в сторону двери.
  
  ***
  
  'Холодно, как же холодно. И эти голоса... Мерлин Великий, пусть закончиться эта мука. Почему, почему всегда я? Почему у меня никогда не было нормальной жизни? Почему всю свою жизнь я один? Почему все близкие мне люди погибают или предают?' - думал худенький темноволосый подросток, лежащий на старой обшарпанной койке, и пытался уснуть, хоть и во сне он опять будет видеть смерть своих близких, но лучше уж боль, чем эта апатия. Лучше муки совести, желание изменить все, чем этот страшный холод. Нет, не физический, его он уже давно перестал ощущать, а душевный. Это страшно когда ты понимаешь, что ты не живёшь, а существуешь, когда понимаешь, что скоро ты сойдешь с ума от этого холода. И никто не сможет помочь тебе, да и не захочет, все же читают тебя предателем. Ведь ты предатель. Предатель... Преда...
  
  Глава 3.
  Вера.
  
  Неделя спустя...
  
  'И всё-таки, кто же мог так подставить Поттера? Волдеморт тут точно не причём. Но кто? Кому кроме Тёмного Лорда мог помешать мальчишка? Кто-то из Пожирателей? Тоже нет. Большинство из них жалкие прихлебатели, ни на что не способные без приказа своего Господина. Вывод напрашивается только один. Но он не мог. Или всё-таки мог... Но тогда появляется вопрос: зачем?
  Так, всё, хватит, мне еще надо проверить кучу работ... О, Мерлин, почему большинство студентов, такие бездари. Ну, кто в здравом уме, может такое написать?.. О, мистер Финниган вы побили свои рекорды тупости, честно говоря, я думал, что только Лонгботтом может смешать иглы дикобраза с кровью дракона. Что ж можно будет его обрадовать, не он один получит 'Т' на экзамене. Так, Грейнджер, что тут у нас? Ну, в общем работа не плоха, а на фоне остальных. Ставить 'П' или не ставить? Сначала посмотрим, что там у Лонгботтома, если он наскрёб на 'С', поставлю... Что ж, мисс Грейнджер примите мои поздравления, вы смогли чего-то добиться от этого недоноска. Мерлин, мне ещё с ним вечер в пустую терять. Лучше бы я лечебные зелья варил... И всё-таки откуда у него сила...
  Если бы я мог воспользоваться окклюменцию, но у него стоит мощнейший щит, который, скорее всего, ставил Дамблдор. Я, конечно, могу его сломать, но моё чутье, которое не раз меня спасало, буквально кричит, что делать это очень опасно для жизни. Почему? Не думаю, что Дамблдор причинит мне вред. Или все-таки... Мерлин и Моргана, это какой-то заколдованный круг!.. Если я узнаю, что это был за ритуал передачи силы, то я получу ответы на всё свои вопросы. Но как это сделать? И, кстати, вполне возможно, что Лонгботтом ничего не видел или, что более вероятно, если провели именно тот ритуал, ничего не помнит. Всё, хватит гадать, единственное, что мне остаётся делать - это ждать. И надеется. Надеется, на то, что в этот раз, моя интуиция ошибается, и всё мои выводы и предположения ничего не стоят'.
  
  ***
  
  Тюрьма Азкабан. Если вы спросите у любого ребёнка родившегося в семье волшебников: Что он знает про Азкабан? Он ответит, что места хуже и страшнее на земле не найти, что там обитают чудовища которые высасывают у человека радость и лишают его души. Но самой первой, прозвучит фраза: в Азкабане держат самых страшных волшебников, которые причинили много вреда окружающим людям. И вот, в этом 'самом страшном месте' в камере ?842, уже практически 4 месяца жил Гарри Поттер, хотя слово 'жил' здесь не подходит, он скорее существовал...
   В тёмной грязной камере, на старой койке с разодранным матрасом, из которого высыпалась солома, лежал худенький подросток и смотрел в потолок. Тёмно зелёные глаза были практически безжизненны, губы кривились в болезненной усмешке. Мальчик наклонился, вытащил из матраса соломинку и положил на пол рядом с другими такими же, лежащими в 4 ряда. Он мог определять день сейчас или ночь благодаря маленькому окошечку, правда, через него ничего не было видно, но хоть что-то, а то бы сидел здесь, не имея никакого понятия о времени. 'Ну, вот скоро будет 4 месяца, как меня сюда запихнули, - с горьким вздохом мальчишка упал обратно на матрас. Вдруг глаза мальчишки потемнели. - А ты всё еще надеешься выбраться отсюда? Брось никто тебе не поможет, никто не придёт и не заберет из этого места. Ты всё надеешься, что кто-то тебе верит, там за пределами этих стен? Я отвечу тебе - для всех ты проклятый предатель, к которому слишком милосердно отнеслись. Ты ведь помнишь крики людей, когда тебя выволакивали из зала заседания, как плевали в твою сторону?' Мальчик судорожно схватился за голову не в силах отвязаться от мерзкого настойчивого голоса в голове.
  - Нет, нет, прекрати! Я не верю тебе. Они разберутся, поймут, что были не правы и вытащат меня отсюда. Профессор Дамблдор обещал!! Они заберут меня отсюда!!! - уже кричал мальчик, пытаясь заглушить смех, звучащий в голове. Неожиданно хохот в ушах стих, тишина стала просто оглушающей. Гарри сел и посмотрел через прутья решетки. Камера напротив пустовала уже 6 дней. Женщина, которая сидела там, была приговорена к 5 годам заключения, но выдержала только полтора года. Мальчик поежился, вспоминая ту ночь, женщина страшно кричала, звала кого-то, просила забрать её, но, разумеется, никто не пришел. Через несколько часов появились дементоры, решетка перед ними растаяла, они выволокли безжизненное тело из камеры и потащили куда-то по коридору, не озаботясь хотя бы закрыть глаза умершей. Гарри никогда не забудет этих глаз, еще никогда в жизни он не видел такого ужаса, как в этих безжизненных карих глазах.
  Люди, которые просидели в Азкабане больше 5-6 лет просто сходили с ума и становились похожими на животных, некоторым из них удавалось покончить с собой, до того как последние остатки разума покинут их. Здесь постоянно слышались чьи-то крики, плач и смех - пустой, безжизненный - человек не может так смеяться, просто не может... На этом этаже никогда не появлялись люди, только дементоры. Еда и вода в камерах появлялась сама и исчезала через несколько минут - успел поесть - хорошо, не успел, а это уже никого не волнует. За всё время, что мальчик провел в тюрьме, его никогда не выводили за пределы камеры, хотя как он слышал от той женщины, что сидела напротив, заключенные с других этажей выходят на улицу раз в неделю, пусть в сопровождении дементоров, но все-равно, они могут вдохнуть свежий воздух, увидеть небо... А он будет прозябать в этой камере до конца срока, в этой комнатушке. 'Мне можно даже не надеется на то, что я когда-нибудь увижу небо. Уже сейчас я слышу этот проклятый голос, который убеждает меня в предательстве тех, кто просто не может меня обманывать, - думал мальчик, бессмысленно глядя в потолок. - Не может обманывать? Ха-ха-ха, а что сделал этот старик убеждая тебя в том, что обязательно докажет твою невиновность. - Вдруг мальчика буквально скрутил приступ кашля. - Что ж вот еще одна причина, почему мне никогда не увидеть небо, этот кашель меня доконает, - подумал мальчишка, вытирая окровавленную ладонь о матрас. - Ты не уходи от темы. Сам виноват в своем положении, не мог найти себе покровителей понадежнее, вот и прозябай здесь. И хватит в конце-концов хвататься за свою веру в этого старика. Помнишь, что он обещал, ну, и где твоя свобода, обещанная им, на суде он даже слова не сказал, да и во время твоего с ним разговора выглядел как-то, уж, слишком довольным. Помнишь?' Мальчик поморщился. Опять, опять, ну, конечно он помнит, что сказал ему профессор Дамблдор, там, в Министерстве, когда им разрешили поговорить наедине.
  
   'Ретроспектива. Министерство Магии'.
  
  - Профессор Дамблдор! - вскочил со стула худенький зеленоглазый подросток.
  - Сиди на месте и не дёргайся, пока обратно в камеру не отправили, - грубо усадил мальчика на место аврор, находящийся в комнате для охраны директора Хогвартса от опасного преступника.
  - Ничего страшного мистер Аренус, выйдете, пожалуйста, мне необходимо поговорить с мистером Поттером наедине.
  - Но господин Министр приказал неотлучно находится рядом с Вами, ведь неизвестно, что может замышлять этот пред... мистер Поттер, - возразил ему аврор.
  - Мистер Аренус, уверяю Вас, со мной ничего не случиться, если я останусь в комнате наедине с мистером Поттером. В конце-концов у меня есть волшебная палочка, которой я владею в достаточной мере, что бы отбиться от безоружного подростка в случае нападения. Не волнуйтесь с Министром, я поговорю сам, - прервал Дамблдор мужчину, который намеревался ему возразить.
  Все время разговора Гарри старался даже не дышать, что бы не привлекать внимание аврора. Мальчик был уверен, что директор оставшись с ним наедине расскажет ему, то что поможет ему на суде доказать свою невиновность. Он вообще не представлял, кто может поверить такому смехотворному обвинению, будто бы он наложил на своих друзей Империо, что бы заставить их пойти с ним в Министерство. Зачем он пошел туда никто не сообщал, но существовала версия, что он по приказу Волдеморта, хотел украсть из Министерства какое-то новое оружие. Мерлин, какая чушь, он ведь даже не хотел никого брать с собой, боясь, что они могут погибнуть. Но никто, никто не слушал его, все верили Министру и его прихлебателям.
  Наконец, аврор вышел из комнаты.
  - Профессор, Вы же не верите в то, что они говорят про меня?! Я никогда не применял запрещенные заклятья!
  - Тише-тише Гарри. Дело в том, что на твоих друзьях, действительно было заклятье Империо...
  - Значит, его наложил Волдеморт!
  - Гарри успокойся, - чуть раздраженно ответил мальчику чародей. - Но, видишь ли, они утверждают, что это сделал именно ты.
  - Но это... это... просто не возможно! Я не верю, что они подтвердили, что это был я... - обхватив голову руками мальчик начал покачиваться на стуле.
  - Тем не менее - это является правдой. Я лично снимал с них заклятье, и они подтвердили свои слова под сывороткой правды.
  - А кто Вам дал сыворотку?
  - Профессор Снейп.
  - Но он же служит Волдеморту!! Он просто подменил её на какое-то другое зелье, и они сказали то, что от них требовалось.
  - Гарри, ты действительно считаешь, что меня можно обмануть таким примитивным способом?
  - Что простите?
  - Профессор Снейп, дал зелье мне лично в руки, и я бы почувствовал, если бы зелье было не настоящим. Так что, тут не может быть никаких претензий, - с едва заметной усмешкой сказал директор, если бы мальчик смотрел на него чуть менее внимательно, он бы ничего не заметил. И вообще профессор ведет себя как-то странно - вроде сидит расстроенный, но в голосе иногда проскальзывает едва ощутимая радость или вот такая незаметная усмешка. 'Нет, мне это всё кажется, профессор не может радоваться моему заключению', - подумал мальчик.
  - Но возможно существует какое-то заклятье, на которое зелье не имеет никакого действия?
  - Не знаю, Гарри. Возможно. Волдеморт великий темный маг. Но я не нашел никаких других заклятий воздействия, кроме того, что снял.
  - А Министерство может проверить мою палочку?
  - В этом всё и дело Гарри. Ты ведь утверждал на допросе, что никогда не применял запрещенные заклятья? - Директор дождался согласного кивка мальчика и продолжил: - ты представляешь их удивление, когда они нашли следы применения Круцио?
  - Я применил его против Беллатрисы!!
  - Но этого никто не видел! И раз ты обманул на допросе авроров в этом случае, то они решили, что ты вполне можешь обманывать их и в остальном.
  Мальчишка тихо застонал и спросил:
  - Что мне теперь делать профессор?
  - Гарри, я тебе обещаю, что делаю все, что бы освободить тебя.
  - Обещаете? - переспросил мальчик.
  - Да, Гарри. Теперь слушай внимательно, что я тебе говорю, - тихо сказал директор. - Ты не должен просить встречи ни с кем из Ордена...
  - Но почему?
  - Гарри не перебивай меня, пожалуйста. Почему, а потому, что пока ты находишься под арестом за всеми твоими контактами внимательно следят и на членов Ордена падет подозрение в возможном соучастии, к тому же среди министерских чиновников, наверняка есть люди Волдеморта, а если он узнает что-нибудь о членах Ордена... Ты надеюсь понимаешь, что будет с ними и с их семьями? - Мальчик кивнул, и директор продолжил, - далее, ничего не говори про пророчество, причина та же - Волдеморт. И еще, Гарри, не называй Тёмного Лорда по имени. Люди принимают твоё отсутствие страха, не как простое мужество, которого у них нет, а как близкое расположение Тёмного Лорда.
  - Но, почему? Вы же называете его по имени, и Вам никто ничего не говорит.
  - Я другое дело, я являюсь сильнейшим светлым магом столетия, Гарри. А вот тебя, люди сейчас считают предателем, - с каким-то оттенком самодовольства сказал директор. - Мальчик, надеюсь, ты веришь, что я сделаю все, что бы вытащить тебя отсюда?
  - Да, профессор.
  - Вот и хорошо. А теперь тебе, к сожалению, пора, время, отведенное на разговор вышло, - с печальным вздохом сказал директор и мягко улыбнулся. В комнату вошли 2 аврора, один подошел к мальчику и велел встать и идти к выходу. Гарри спокойно встал и направился к двери, перед тем как выйти подросток оглянулся и посмотрел на Дамблдора - тот сидел и довольно улыбался, как только директор заметил взгляд мальчика, улыбка пропала. Аврор, стоящий сзади, подтолкнул мальчика к выходу.
  Уже идя по коридору к своей камере, мальчик размышлял, что означала эта улыбка. Нет, он не сомневался, что это была радость, но вот чему радовался профессор?
  
  'Конец ретроспективы'
  
  'Чему-чему? Я тебе отвечу мальчишка: чему радовался этот старый маразматик. Он был просто счастлив, что ты - сгниёшь в этой тюряге. Я просто уверен, что сейчас он покойно попивает чаёк с этими... тьфу ладно... Именно ты, сам себя обрек на это. Именно ты, и никто другой. Вот скажи, как можно быть столь наивным и доверчивым. Сначала тебя отправили к этим маглам, потом был Философский камень, затем василиск, правда вскоре появился Сириус, и я уж надеялся, что жизнь наладится, но нет, ты даже после Турнира остался тем же непроходимым тупицей. И теперь мы здесь! - Издевательски говорил голос в голове. - Послушай, замолчи, наконец. Возможно, я... возможно, я и ошибался. Но эта вера - единственное, что у меня осталось. А теперь дай мне попытаться заснуть'.
  
  ***
  
  - Профессор Дамблдор, Вы меня вызывали? - Спросил вошедший в кабинет директора Хогвартса, высокий темноволосый мужчина.
  - Да, Северус. Я хотел поговорить с тобой о мистере Лонгботтоме.
  - А что о нём говорить? Все как я и предсказывал. С таким Избранным мы можем идти сдаваться Тёмному Лорду.
  - И все-таки, Северус, я прошу тебя продолжить заниматься с мальчиком и дальше, возможно через некоторое время у него произойдёт прорыв, такое иногда случается, - профессор Дамблдор неодобрительно посмотрел на скептически фыркнувшего Снейпа.
  - Профессор, если единственное, зачем Вы меня вызвали - это вопрос о успехах мистера Лонгботтома, я могу идти?
  - Нет, в первую очередь я вызвал тебя для того, что бы ты занялся с мистером Лонгботтомом окклюменцией. Только в этот раз, ты должен заниматься по стандартной схеме.
  - Хорошо, профессор Дамблдор. Я займусь этим. Только меня терзают сомнения, что из этого выйдет что-нибудь путное. Это всё, я могу идти?
  - Да, конечно Северус.
  Профессор Снейп стремительным шагом вышел из кабинета директора, с трудом сохраняя привычную бесстрастную маску на лице. 'Что ж, Дамблдор сам назначил мне занятия окклюменцией с Лонгботтомом. И теперь я смогу узнать, что это был за ритуал, остаётся надеятся, что мальчишке не подчистили память. Хотя именно это в первую очередь будет свидетельствовать, что был далеко не стандартный ритуал Снятия Печатей. Скоро я все узнаю', - едва заметная усмешка пробежала по губам Северуса Снейпа.
  
  Глава 4.
  Старые друзья.
  
  В это же время...
  
  - Дарен, ты должен отдохнуть. Так не может больше продолжаться. Ты себя просто изведёшь, - в уже знакомый нам кабинет, вошла высокая рыжеволосая женщина с несколько резковатыми чертами лица.
  - Я нашел его, - устало сказал синеглазый мужчина, не обратив никакого внимания на её слова.
  - Нашел? Где? Мы за ним сейчас отправляемся? - резко подавшись вперёд спросила рыжеволосая.
  - Нет, Эллис. Нам надо серьёзно подготовиться.
  - Что такое? - с заметным беспокойством спросила женщина.
  - Он в Азкабане.
  - Где?!
  - В Азкабане, - спокойно повторил мужчина.
  - Почему?
  - О, ты знаешь почему. Ты ведь слышала про суд над Гарри Поттером.
  - Да, конечно. Но при чём здесь это? - удивленно спросил Эллис.
  - Сейчас он носит именно это имя.
  - Не может быть, - тихо прошептала женщина.
  - Ещё как может, - усмехнулся Дарен. - И я всё-равно не оставлю его. Вам придется выбирать: пойдёте ли вы со мной или останетесь.
  - Конечно же пойдем, за кого ты нас принимаешь, - оскорблено сказала рыжеволосая. Потом подошла и положила ладонь на плечо мужчины. - Но ты уверен в своём решении? Возможно...
  - Нет, я всё решил, - гневно взглянув на неё, Дарен прервал речь женщины.
  - Но всё-таки, я думаю, надо как-то узнать об этом побольше, если всё, что писали в газетах правда, то тогда мы можем столкнуться с проблемами, - мягко сказала женщина.
  - Хорошо, я знаю с кем можно поговорить.
  - Да? И ты уверен, что этот человек сможет ответить на интересующие нас вопросы?
  - Да.
  - И кто он?
  - Когда я был маленьким, отец познакомился с этим человеком. Тогда он был ещё подростком... Ты же знаешь, отец был талантливейшим зельеваром, и искал себе достойного ученика.
  - И этот подросток и стал его учеником, - догадалась Эллис.
  - Да, после смерти родителей он нашел меня и предложил свою помощь. Тогда я отказался, но он всё-равно пообещал, что если мне что-то потребуется или я окажусь в беде, я всегда смогу на него рассчитывать, - тёплой улыбкой сказал мужчина.
  - Но ведь прошло столько времени, он мог и забыть о своем обещании.
  - Нет, поверь мне Эллис. Этот человек никогда не нарушит своего слова, - в голосе звучала спокойная уверенность.
  - Ну, и кто он? - С любопытством спросила женщина.
  - Его зовут Северус Снейп. Сейчас он работает преподавателем зельеварения в Хогвартсе.
  
  ***
  
  Чуть позже...
  
  - Рад видеть вас, мистер Лонгботтом, - с усмешкой поздоровался Северус Снейп с вошедшим в класс подростком.
  - З-здравствуйте, профессор Снейп.
  - Итак, профессор Дамблдор, дал мне указание начать с вами обучение окклюменцией.
  - Простите, что изучать?
  - Окклюменцию, Лонгботтом, окклюменцию. Это магическая защита от проникновения извне. Хоть это и малоизвестный и крайне тяжелый в изучении раздел магии, я крайне удивлен, что вы о нем не слышали, вы же в конце-концов чистокровный и воспитывались среди волшебников. Я готов простить Поттеру, который задал тот же вопрос, когда мы с ним приступили к занятиям, его не знание, но вы, мистер Лонгботтом - это просто позор, - Снейп говорил, и казалось смаковал каждое слово, смотря как краснеет стоящий перед ним подросток.
  - Простите профессор... А Поттер тоже занимался ок-оклюменцией, - робко спросил парень у профессора.
  - Я же вам уже сказал, что мы приступили к занятиям с мистером Поттером... Вам, наверное, хочется узнать были ли у него успехи? Что ж, я должен признаться, что он неплохо справлялся с заданиями. Возможно, если бы мы с ним занимались по стандартной схеме обучения из мистера Поттера, мог получиться неплохой окклюменалист. А так, он добился некоторых успехов. Честно говоря, я был даже несколько удивлен этому.
  - А почему вы занимались с ним не по стандарту?
  - А вот это вас не касается, мистер Лонгботтом, - резко ответил ему Снейп. - А теперь слушайте меня внимательно. Окклюменция - это как я вам уже сказал наука о...
  
  ***
  
  2 часа спустя...
  
  Северус Снейп нервно мерил шагами свой кабинет.
  'Ну, выяснил на свою голову, что лучше тебе стало? И что теперь делать?.. Но как? Как он посмел применить 'Ритуал Переноса Силы'... Как-как взял и применил, - раздраженно подумал профессор зельеварения. - Блок был не таким уж и сложным. Почему директор сам не закрыл эти воспоминания... И зачем приказал мне заняться с мальчишкой окклюменцией? Думал, что мне не удастся преодолеть блок, или что мне не известен этот ритуал. В любом случае мне теперь придется получше защитить разум от проникновения, при этом он не должен заметить защиту, иначе я очень сомневаюсь, что смогу прожить несколько дней... Что ж, значит он никакой не Светлый Волшебник... Но тогда, почему ему служит феникс?.. Хотя, я где-то читал, что феникса можно насильно привязать к человеку. Возможно, это как раз такой случай... - профессор подошел к окну и задумчиво посмотрел на тёмное небо. - Скорее всего, именно Дамблдор отправил Поттера в Азкабан. Да, он же проверял друзей мальчишки, и мог действительно наложить на них Империо, а сыворотку правды я передал ему лично в руки, следовательно, директор мог её заменить. Но зачем ему это? Чем мальчишка помешал? Возможно, Дамблдору не понравилась излишняя популярность Поттера или мальчишка вышел у него из под контроля... И смерть Уизли тогда ясна. Лишние свидетели. Чистокровные волшебники. К тому же, это ещё больше очернило Поттера в глазах людей... Но тогда почему выжила Грейнджер? - Снейп сел в кресло и наколдовал себе чашку кофе. - Какой резон был оставлять в живых девчонку?.. Да... Ну, конечно, что там сказала МакГонагалл: я думаю, что нужно попросить мисс Грейнджер, помогать мистеру Лонгботтому. Вот и ответ на вопрос. Получается, что Грейнджер фактически обязана жизнью Лонгботтому... Нет, я решительно не понимаю Дамблдора, чего ему не хватало? Зачем надо было поступать именно так, неужели он не мог ничего придумать, кроме этого или... или же просто не захотел?..'
  
   'Ретроспектива. Подземелье Хогвартса'.
  
  - Профессор Дамблдор, здравствуйте, - зашел в небольшой зал невысокий полный подросток.
  - О, Невилл, я очень рад тебя видеть. Я надеюсь, ты готов к проведению ритуала? - С доброй улыбкой спросил старый волшебник.
  - Конечно, профессор. Я сделал всё в точности как вы и велели.
  - Вот и хорошо. Через несколько минут мы начнем, и ты получишь причитающуюся тебе силу. Невилл, пойми, я был вынужден поставить печати. Это было для твоего же блага. - Чуть виновато сказал волшебник.
  - Не волнуйтесь, директор. Я прекрасно всё понимаю. Вы как всегда были правы. Ещё неизвестно, что могло бы произойти, если бы Вы не закрыли мне силу. Возможно, даже Тот-Кого-Нельзя-Называтьпришел бы в мой дом и попытался бы убить меня. А так получилось даже лучше. Все шишки свалились на Поттера, и Тот-Кого-Нельзя-Называть ничего не знает обо мне, - довольно сказал подросток. - Профессор, а я стану сильным волшебником, когда вы проведёте Ритуал?
  - Даже не сомневайся, мальчик мой. Ты будешь равен по силе нескольким талантливым чистокровным волшебникам, я тебя уверяю в этом. Даже мне пришлось серьёзно потрудиться, когда я ставил на тебя печати, - со странной усмешкой сказал Альбус Дамблдор. Лонгботтом радостно улыбнулся.
  - И когда же мы начнем? - с нетерпением спросил мальчик.
  - Вот сейчас и начнем. Так встань в этот круг, - жестом показал директор на нарисованный чем-то тёмным круг, окруженный множеством символов.
  - Профессор, а что это? - спросил Невилл, несмело становясь в центре рисунка. При взгляде на эти знаки у мальчишки по спине пробегали мурашки.
  - Это один из видов пентаграмм, - волшебник взмахнул палочкой, и перед подростком появился кубок. - Возьми это и выпей всё до дна не останавливаясь.
  Невилл дрожащими руками взял кубок, внутри было налито что-то тёмное и густое, очень не приятное на вид. Он несмело сделал глоток и едва не подавился, собираясь выплюнуть это, он вспомнил слова директора, что должен выпить всё до конца. Мальчик с огромным трудом сделал следующий глоток, думая о том, что от этого питья зависит, получит ли он свою силу. И он делал глоток за глотком думая о том, с каким восхищением на него будут смотреть когда он убьёт Тёмного Лорда, как он будет унижать тех, кто насмехался над ним, как он отомстит за всё Снейпу... Наконец, кубок опустел. Невилл посмотрел на Дамблдора.
  - Очень хорошо, мой мальчик.
  - Профессор, а что это было? - с трудом переводя дыхание, спросил подросток.
  - Это специальное зелье, предназначенное для того, что бы легче и быстрее снимались печати с твоей силы. А теперь вытяни руки перед собой ладонями вверх, - Лонгботтом быстро исполнил указание директора. Дамблдор вплотную подошел к пентаграмме, внимательно следя за тем, что бы не наступить ни на один из знаков. Вдруг в его руке появился кинжал, и он быстро взмахнул им. Раздался тихий вскрик, и в следующую секунду Невилл прижимал к себе руки с порезанными запястьями. - Невилл, извини, но это необходимость.
  Мальчишка тихо всхлипнул, и ещё крепче прижал к себе руки.
  - Профессор, но я же истеку кровью, - со страхом прошептал он, с трудом сглатывая слёзы.
  - Не волнуйтесь, мистер Лонгботтом, я прослежу за тем, в каком состоянии вы выйдете из подземелий, - чуть раздраженно ответил ему Дамблдор, переходя на официальное обращение. - Сейчас я перехожу к основной части ритуала.
  Вдруг директор неожиданно вытащил из кармана маленькое зеркальце, из него послышался низкий мужской голос:
  - Профессор, у нас всё готово, можете начинать.
  - Хорошо, - довольно сказал Дамблдор, и убрал зеркало обратно в карман. - Что ж, приступим.
  В руках директора появилась какая-то большая старинная книга, и, открыв её на нужной странице, он начал читать заклинание. Что это за язык Невилл не знал, он не был похож ни на один из тех, что ему доводилось слышать. Слова были резкими, и были очень неприятны на слух, мальчик попытался отвлечься, но почему-то с каждым словом всё внимательнее вслушивался в речь профессора. Темп заклинания ускорился. Вдруг Невилла пронзила резкая боль прямо в сердце. Мальчишка дернулся, потом ещё раз, он попытался выйти за пределы пентаграммы, но какая-то сила удерживала его на месте. А потом боль казалось, наполнила всё его существо, в ушах зазвучали крики, голоса казались, странно знакомыми. Все прекратилось так же неожиданно, как и началось. Подросток обессилено упал на пол и, сквозь красную пелену перед глазами, увидел, как в зал кто-то вошел. Последнее, что он услышал, были слова директора:
  - Унесите его от сюда и не забудьте поставить блок. И прикажи остальным прибраться в соседней комнате.
  
  'Конец ретроспективы'.
  
  ***
  
  Северус Снейп сидел в своём любимом кресле и задумчиво смотрел на огонь. Вдруг он почувствовал, как нагрелось кольцо, которое он носил на мизинце. Мужчина потрясенно смотрел на свою руку, потом опомнившись, сосредоточился и...
  - Здравствуй, Северус. Прости, что потревожил тебя, но я вспомнил о твоём предложении обращаться к тебе, если мне понадобиться помощь, - прозвучал у него в голове приятный, чуть усталый, мужской голос.
  - Дарен, это ты? - Неуверенно спросил Снейп своего собеседника.
  - Я, можешь не сомневаться. Но лучше мне как-нибудь подтвердить, что я тебя не обманываю. Если хочешь, можешь посмотреть мои воспоминания, - спокойно ответил Северусу всё тот же голос.
  - Нет, не стоит. Ты лучше скажи мне, что это было за взорвавшееся зелье, которое мы на пару отмывали от потолка лаборатории, беспокоясь, что об этом узнает твой отец?
  - Зелье Успокоения, - с тихим смехом ответил ему мужчина. - Кстати, отец всё узнал сразу же, как только зашел в лабораторию. У него ж там везде были натыканы разные следящие заклятья. Но не стал тебе об этом говорить, посчитав, что мы уже достаточно отработали.
  - Рад тебя слышать, Дарен, - как-то неловко ответил Снейп. Ему до сих пор было стыдно перед учителем, за свою ошибку. А уж, теперь, когда он узнал, что учителю был известен его прокол... - Я сделаю всё, что в моих силах. Может ты перейдёшь сюда, и мы сможем переговорить с глазу на глаз, а то мне очень неудобно так разговаривать. Да, и к тому же я хотел бы тебя увидеть.
  - Северус, если ты можешь, то переходи ко мне в имение. Видишь ли, это очень важный разговор о моей семье, и я бы не хотел, что бы его услышали. Здесь я могу гарантировать конфиденциальность, а там...
  - Хорошо, я иду, - быстро ответил Снейп и прервал контакт, взяв Летучего Пороха, подошел к камину, произнёс: - Волчье Логово.
  Через несколько секунд, он оказался в просторном зале с красивым мраморным полом, а напротив него с лёгкой улыбкой на губах стоял высокий синеглазый мужчина. Северус быстро преодолел те несколько шагов, что отделяли его от Дарена - это был именно он. И крепко обнял, но потом, словно опомнившись, попытался отстраниться, но ему не дали, через несколько секунд Дарен сказал:
  - Рад видеть тебя старый друг. Извини, что отвлекаю тебя, но мне нужен твой совет.
  - Конечно, всё что я смогу сделать. А на счёт отвлек-неотвлек, я очень рад тебя видеть, так что не извиняйся. Так, что у тебя случилось?
  - Пойдём в гостиную, там и поговорим, - со вздохом сказал Дарен, поворачиваясь к высоким дверям. Северус увидел, что друг прихрамывает, и с беспокойством поинтересовался:
  - Что у тебя с ногой?
  - А, не обращай внимания, во время одной из своих экспедиций я не заметил ловушку, и вот, результат перед тобой. Ты не обращай на это внимания, я уже привык.
  - Что-нибудь можно сделать?
  - Нет. Всё уже перепробовали, - с легким вздохом ответил Дарен, заходя в уютную светлую комнату и жестом предлагая Снейпу сесть в одно из кресел. После того как они с комфортом устроились в гостиной, Северус решил продолжить прерванный разговор:
  - Ты сказал, что это касается твоей семьи? Так, чем я могу быть тебе полезен?
  - Я только недавно узнал. Вилишь ли, Северус, Алекс жив, - Снейп потрясенно посмотрел на сидящего напротив мужчину, а тот с лёгкой усмешкой сказал то, что профессор зельеварения никак не ожидал услышать. - Его приёмные родители назвали его - Гарри Поттер и...
  
  Глава 5.
  План.
  
   2 недели спустя...
  
  С каждым днём становилось всё хуже. Каждое утро он буквально заставлял себя встать и добраться до миски с 'едой', ведь если не поесть становиться совсем плохо. Он даже не думал, что человеку может чувствовать себя так ПЛОХО. Вот и сейчас приближалось время обеда и Гарри вновь собирался с силами, вставать оказывается очень тяжело, а если при каждом движении у тебя начинает 'раскалываться' голова и ноги становятся ватными... Ну, вот и его 'обед'. Мальчик с трудом поднялся с матраса и поплелся к миске.
  Поев он снова лёг. Он уже не сомневался, что жить ему оставалось не долго. В камере сильно похолодало, и из-за этого кашель усилился. Но ему было всё-равно. Единственное желание, которое у него оставалось - это, что бы всё, наконец, закончилось, не важно как, лишь бы его страдания прекратились... Раздался крик... Как он понимал этого человека, как ему самому хотелось закричать, может после этого стало бы легче, но сил не было даже на тихий стон.
  Единственное, что оставалось Гарри - это обдумывать и анализировать свою недолгую жизнь. И чем больше он вспоминал, тем сильнее ему казалось, что его жизнь была прекрасно разыгранной трагедией... Если бы у него спросили кем? Он бы вам ответил: Дамблдором. Слишком много вопросов и слишком мало ответов, а те, что у него есть, говорят лишь об одном... Полгода назад он посмеялся бы в лицо человеку, посмевшему обвинить директора во лжи, но сейчас... Все-таки от этого голоса в его голове есть польза: он заостряет внимание мальчика на тех моментах его жизни, на которые он бы никогда не обратил внимание. Объясняет всё непонятное ему, и самое странное, когда Гарри признал его правоту, он начал его утешать, говорить, что не вся его жизнь состояла из боли и страданий, что и в его жизни были счастливые моменты...
  А еще он начал вспоминать, то чего раньше не помнил. Например, радостную улыбку матери, голос отца, и все воспоминания становились невероятно четкими, как-будто всё произошло вчера, но всё заканчивалось холодным смехом, и невыносимо ярким зелёным светом смертельного проклятья... Странно, но сейчас мальчик уже не ненавидел Волдеморта, скорее жалел и в какой-то мере понимал его, ведь в чём-то они были похожи. Если бы сейчас перед ним появился бы выбор покончить с Тёмным Лордом или уйти, он бы ушел, даже если был бы уверен в своей победе. Вы спросите: почему? А кто это знает, Азкабан разительно меняет человека, то, что раньше казалось не приемлемым, сейчас уже не вызывало такого отвращения. Каждый человек имеет право на свои убеждения, стремления, другое дело конечно - то, как в жизнь воплощаются эти желания. Да, мальчик осуждал Волдеморта, и считал, что методы, которые он применяет - чудовищны, ведь можно было идти другим путем, не приносящим такого количества людских жертв. Сейчас он не понимал себя тогдашнего, зачем он раз за разом рисковал жизнью, ради чего? Ведь можно было бы просто заключить с Тёмным Лордом контракт, где оговаривалось бы, что Волдеморт не трогает его и его близких, а мальчик остаётся в стороне от всех дел, не стремиться помешать ему или уничтожить. Гарри был уверен, что его предложение приняли бы. Наверняка, Тёмному Лорду известно пророчество, иначе он не напал бы на их дом, тогда 14 лет назад и зачем ему снова так рисковать нападая на Поттера, рискуя снова погибнуть, ведь не известно, что едва не уничтожило его в первый раз. Кто-нибудь закричал бы: предатель! А почему ребёнок должен жертвовать собой? Пусть взрослые, сильные волшебники становятся на пути у 'зла', а он бы лучше постоял в сторонке. Скажете ты - эгоист! Да, эгоист, он хочет, что бы чужие проблемы, не мешали ему жить. Хотя, это всего лишь бред. Он ведь уже никогда не сможет ЖИТЬ, слишком поздно - это всего лишь его мечты, что могло бы быть, если бы... И почему человек такое существо, что начинает замечать свои ошибки когда их совершил, и когда ничего не изменить. Почему он начинает видеть выход из казалось бы - безвыходной ситуации, когда всё погубил? Ответа на эти вопросы подросток не знал... Сознание начало медленно уплывать и уже практически заснув Гарри услышал тихий мужской голос, сказавший ему: 'Алекс, потерпи немного, завтра мы придем и заберём тебя. Обещаю'. И впервые за всё время пребывания в этом аду, мальчик улыбнулся, искренней счастливой улыбкой.
  
  ***
  
   В то же время...
  
  'Почему у меня такое чувство, что должно случиться, что-то не совпадающее с моими планами. Но, что?.. Опять Поттер? О, Мерлин от этого мальчишки одни проблемы. Может усилить его охрану? Да, наверное, так и следует поступить', - думал длиннобородый волшебник, сидящий за столом в удобном кресле. Он уже потянулся было за зеркальцем, но его прервал стук в дверь.
  - Да, войдите, - негромко пригласил стучащегося директор. Профессор МакГонагалл стремительно подошла к директорскому столу и села в одно из кресел.
  - Альбус, я пришла поговорить о мистере Лонгботтоме.
  - С мальчиком что-то случилось?
  - Альбус, ты, что не замечаешь, что с ним происходит?
  - Нет, Миневра. А, что тебя так беспокоит?
  - Меня очень беспокоит, что мистер Лонгботтом не может справиться с простейшими заклятьями. Северус говорит, что он не в состоянии сварить простейшее зелье. Единственный предмет, который он выполняет на высоком уровне - Травология.
  - Но, Миневра, надо дать мальчику больше времени.
  - Сколько? Привыкание к силе длиться 3-4 недели. А сколько уже прошло? Но я не замечаю никаких успехов.
  - Профессор МакГонагалл, - спокойно сказал Дамблдор. - У мистера Лонгботтома невероятная сила. Я предполагаю, что ему требуется больше времени для привыкания и овладевания ею. Так, что нужно ещё подождать.
  - Хорошо Альбус, - ответила ему профессор трансфигурации, отметившая резкую смену тона разговора. - Будем надеется, что ты как всегда прав. Но всё-таки, ты уверен, в том, что, предсказание истинно?
  - Да, я уверен. Правда, - с грустным вздохом продолжил волшебник, - существует возможность, что кроме Поттера и мистера Лонгботтома, существуют люди, которые тоже подходят под пророчество.
  - Значит, ты не исключаешь такую возможность?
  - Нет, к сожалению.
  - Что ж, Альбус я пойду. У меня сейчас урок, - профессор трансфигурации встала и стремительным шагом вышла из кабинета. Директор Хогвартса раздраженно смотрел на закрытую дверь.
  'Как же я устал... Почему он каждый раз должен что-то объяснять свою точку зрения, когда они должны принимать её не задавая вопросов. Один раз он уже всё рассказал и дал каждому задание, которое они обязаны выполнить без всяких вопросов и своих предложений... Но, всё-таки, должен признать, мальчишка действительно бездарен. И как это не печально осознавать, в какой-то мере это по его вине, если бы он передавал силу частями, возможно тогда, всё прошло бы значительно лучше. Но теперь уже поздно изменять, надо решить, что делать. Всё-таки родная кровь... Если я попытаюсь избавиться от него, то получу кровное проклятье, а с этим не шутят. Даже мне - Величайшему Волшебнику, не избежать и не снять его. Хотя... Существует ещё несколько возможностей избавиться от него. Та же больница Св. Мунго. Помешательство на фоне Избранности, как вам такой вариант событий? - Холодная улыбка коснулась губ старого волшебника. - Кстати, на счёт Избранного, я так и не дал распоряжение об увеличении числа охраны'.
  Волшебник опять протянул руку к зеркальцу, но ему опять помешали. На этот раз, это была большая серая сова, необычайно важного вида. К лапе было привязано письмо. Директор раздраженно отвязал конверт и сломал министерскую печать. С каждым мгновением, во время прочтения пергамента, лицо волшебника становилось все мрачнее и мрачнее.
  - Как же мне надоел этот 'Министр'. У него вечно куча проблем, которые если немного подумать головой, решаются без всяких проблем. Ну, почему у меня нет достойных помощников. И все-таки, почему Раден ушёл? Чего ему не хватало? Если бы он был рядом, я бы мог поручить ему какое-нибудь важное задание, не беспокоясь о его выполнении, - раздраженно разговаривал Альбус Дамблдор сам с собой. - Похоже, пора искать замену нынешнему Министру Магии, а то этот стал доставлять слишком много не нужных мне хлопот. Хотя... Пока об этом говорить рано.
  Директор встал из своего кресла и стремительным шагом подошел к пустой стене. Резкий взмах рукой, несколько не разборчивых слов и перед ним появляется ранее не видимая дверь... Зеркальце так и осталось лежать не столе. Феникс издал радостную трель.
  
  ***
  
   Ночь того же дня...
  
  Невилл проснулся в холодном поту. В который раз ему приснился этот кошмар. Почему? Причём тут он? Почему они обвиняют его во всем, хотя виноват - Волдеморт. Парень огляделся вокруг, слава Мерлину, никто не проснулся. Он уже несколько раз будил соседей по ночам своими криками. Разумеется, они были, мягко говоря, недовольны, к тому же теперь появился новый повод для насмешек, чем все сокурсники пользовались. Самое странное - это то, что после того, как открылась его сила над ним стали ещё сильнее насмехаться, говорить, что сила есть ума не надо. Это очень злило его, он не раз жаловался профессору Дамблдору, но тот лишь разводил руками и с сожалением в голосе говорил, что в этой ситуации мальчик должен разобраться сам, он не может вмешиваться в это. И Лонгботтом обиженно уходил. Почему Поттера все любили и преклонялись перед ним, чем он хуже? Мальчик не понимал этого. Почему его не уважают сокурсники? Он же как и Поттер стал нарушать правила, дерзить учителям. Почему Поттеру всё спускали с рук, а ему назначают отработки?..
  А эти сны. Он не понимал их причины. Ну, почему они обвиняют его в своей смерти? Почему говорят, что он предатель? Он же ничего не сделал. Практически каждую ночь ему снились Рон, Джинни, Перси, мистер и миссис Уизли и ещё один довольно высокий парень с короткими рыжими волосами, наверное, это был один из старших братьев. И они постоянно говорили, что он подлый предатель, который пользовался их доверием, что Поттер - Избранный, а он всего лишь жалкая, никчёмная попытка замены настоящего Героя. Они проклинали Дамблдора, говорили, что он зверь в человеческом обличие, что ему безразличны окружающие люди, для него важны только собственные желания. Для их исполнения он готов пойти по головам, не обращая внимания на горе и смерть, которые его окружают. Рон и Джинни кричали ему, что они никогда не позволят ему ничему научиться, говорили, что он никогда не совладает со своей силой и навсегда останится бездарным неповоротливым увальнем. Миссис Уизли проклинала его, обвиняя в смерти её детей, и кричала, что его родителям было бы очень стыдно за то, что у них вырос столь жалкий сын.
  Сначала в ответ на их обвинения он кричал, пытался доказать, что он ни в чём не виноват, что Дамблдор - Великий Светлый Волшебник и борец за свет, и что он никогда, никогда никому не причинит вреда. На эти слова он слышал холодный издевательский смех. И у него тут же спрашивали: кто виноват в их смерти? Кто подставил Поттера?..
  Он ничего, ничего не мог сделать с этим сном. Подросток пил огромное количество зелий, накладывал на кровать специальные заклятья. Но все-равно они приходили ему во снах. Невилл хотел было уже идти к директору, но его постоянно останавливала мысль, что профессор расстроиться или, что еще хуже разочаруется в нём, к тому же, ведь у него огромное количество различных проблем. Волдеморт опять начал наступление. И очень многие члены ОФ погибли...
  Ну, почему у него ничего не получается? Ведь он старается. Мальчик не понимал, почему профессора постоянно к нему придираются. Вот зачем ему нужны эти созвездия, но нет за то, что он не сделал домашнюю работу, у факультета отняли 20 баллов и ему назначили отработки. А профессор МакГонагалл, вот, уж, от кого он не ожидал ничего плохого, но и она постоянно проверяет его домашнее задание, требует, что бы он постоянно тренировался, и это не считая того, что ему задают на дополнительных занятиях. А про Снейпа вообще говорить не хочется. Невилл даже не думал, что будет так тяжело, а ещё этот хмырь постоянно ставит ему в пример Поттера, ненавижу... Да, вообще все профессора обязаны ему всячески помогать. Лонгботтом не понимал, почему профессор Дамблдор не убрал из его учебной программы ненужные ему предметы. Подросток всегда соглашался с директором, когда тот говорил, что никто не должен знать, что он является Избранным, но в тайне мальчик мечтал, что бы об этом стало случайно кому-нибудь известно... Если бы люди знали про его ОСОБЕННОСТЬ, они бы стали уважать его, преклоняться перед ним. Почему, ну, почему перед Поттером всегда бегали на задних лапках, смотрели ему в рот, внимательнейшим образом слушали то, что решил сообщить Великий Гарри Поттер. Любая девушка с огромным удовольствием приняла бы предложение встречаться с ним, а на него не обращают внимания и лишь презрительно морщились в ответ на его слова. А учёба, у Поттера все задания получались с необыкновенной лёгкостью. Он даже умудрился победить в Турнире Трёх Волшебников. Вот если бы с ним так занимались, он бы тоже смог победить в этом Турнире, и более того, он бы мог уже победить Того-Кого-Нельзя-Называть. Ведь Невилл Лонгботтом, на самом-то деле, намного талантливее Гарри Поттера. Просто с ним плохо занимаются, всячески стремятся его унизить и показать его, якобы, тупость. Во всём виноваты окружающие его люди.
  Так успокаивал себя Невилл откинувшись на подушки и смотря в потолок. Он всем им докажет, что он Великий Волшебник, а все те, кто его окружают всего лишь насекомые у его ног. Ничего, он еще подчинит себе эту силу, пусть эти Уизли подавятся своими угрозами, он обязательно овладеет своей силой, и тогда весь магический мир будет у его ног. Ведь профессор Дамблдор сказал, что он невероятно сильный волшебник, у него будет всё, что только пожелает его душа, все девушки будут бегать за ним надеясь, что он обратит на какую-нибудь внимание. И вот так, представляя момент своего триумфа, Невилл Лонгботтом уснул с довольной, но какой-то неприятной улыбкой на губах.
  
  ***
  
  - Дарен, всё готово. Я сварил зелья, которые могут нам понадобится, - сказал высокий черноволосый мужчина, стряхивающий с мантии пепел.
  - Хорошо, Северус. Завтра мы идём, ребята тоже всё приготовили, - негромко сказал склонившийся над столом мужчина, одетый в тёмно-синюю мантию.
  - Ты уверен? У нас было слишком мало времени, возможны непредвиденные обстоятельства.
  - Просиди мы тут ещё пол года разрабатывая план и у нас всё-равно могут возникнуть непредвиденные трудности. К тому же можешь считать это интуицией или чем-то ещё, но у меня такое чувство, что мы не имеем права ждать дальше.
  - Но если нас схватят, то самое меньшее из того, что нас ожидает - это пожизненный срок в Азкабане, а то и поцелуй дементора.
  - Северус, я не требую, что бы ты шел вместе со мной, всё, что от тебя требовалось, ты исполнил, даже больше, - спокойно глядя в глаза Снейпу, сказал Дарен. - Более того, я вообще не имею права тащить тебя с собой, ты не имеешь никакого отношения к этой ситуации.
  - Дарен, только не надо опять заводить этот разговор. Что кому я должен, я решаю самостоятельно. И более того, долг твоему отцу я не смогу отдать никогда.
  - Брось, Северус...
  - Дарен, давай мы закончим этот разговор, и поговорим о насущных проблемах, - чуть повысил голос Снейп, прерывая синеглазого. - Как мы попадём на остров?
  - Мы зря ломали головы, придумывая что-то невероятное, - усмехнулся Дарен. В ответ на удивленный взгляд он объяснил: - Видишь ли... как бы это сказать... ну, ты слышал о позавчерашнем осквернении могил в Temple Church?..
  - Так это были вы?!! Что вам там понадобилось? А если бы вас поймали, - в бешенстве спросил Северус у чуть смутившегося мужчины.
  - Ну, Эллис разбирала древние манускрипты и натолкнулась на легенду о том, что у одного из Магистров была какая-то святая реликвия, якобы с помощью которой он мог перемещаться в любую точку мира, которую он представит, при этом ни одна защита не могла помешать ему.
  - И вы нашли её? - Недоверчиво спросил Снейп.
  - Конечно, - с улыбкой кивнул мужчина.
  - И почему её не украли до вас?
  - Ну, понимаешь в нашей среде не принято разграбливать исторические памятники. А у нас не было выбора, я бы ограбил и Treasury.
  - Ладно. С островом разобрались. Ворота?
  - А что ворота? Мы прямо за ворота и переместимся, - насмешливо сказал Дарен.
  - А почему бы не переместиться прямо в саму тюрьму и так же уйти оттуда, - оживившись спросил профессор зельеварения.
  - Ну, возможности реликвии несколько преувеличили. Во-первых, для того что бы попасть в какое-то место надо четко представлять его. А внутри Азкабана никто из нас, к сожалению, не был, а идти туда сейчас, будет по-меньшей мере не разумно. Дэвид уже был на территории тюрьмы так, что реликвия будет находиться у него. Кстати ещё один аргумент в пользу проведения нашего дела завтра - не будет караула на входе и следовательно никто не сможет поднять тревогу до того как мы окажемся внутри. - Снейп удивленно приподнял бровь, показывая своё удивление. - У них там завтра будет усиление активности дементоров, а поскольку здоровьем охраны дорожат...
  - Тогда придётся выпить большую дозу зелья.
  - Надеюсь, ты сварил его достаточно?
  - Ты ещё сомневаешься?
  - Нет, конечно. В тебе я никогда не сомневался, - с улыбкой смотря на друга, сказал Дарен.
  - Но откуда тебе известно, что завтра не будет охраны?
  - Рассказал один хороший друг.
  - И ты так просто ему поверил.
  - Северус, не будь таким параноиком. Этот же человек сообщил мне, где находится камера Алекса. Как видишь, он мне не солгал. Так же как и в точном количестве дементоров находящихся в Азкабане, которое, кстати, ты тоже подтвердил. И вообще этот человек не раз помогал мне в трудных ситуациях.
  - А кто он?
  - Прости, Северус, но я давал слово, что никогда никому не сообщу никакой информации. Единственное, что я могу сказать, что бы ты так не сомневался это то, что он был старым другом моего деда, а потом и отца.
  - Ну, тогда ладно. Твои родственники всегда умели выбирать себе друзей и знали людей, которым можно довериться, правда всегда есть исключения из правил, - задумчиво и чуть ехидно сказал Снейп.
  - Северус, перестань, Алекс всего лишь ребёнок, - укоризненно посмотрел на профессора зельеварения Дарен. - К тому же до 11 лет он ничего не знал о магическом мире, никто не мог помочь ему советом, если конечно в расчёт не брать Дамблдора. Но уж лучше бы у меня на подушке спала бы гадюка, чем я бы доверился этому человеку. Отец, кстати, всегда его терпеть не мог.
  - Ладно, с воротами и входом разобрались, зелье Счастья и Радости я сварил, надеюсь, что твои друзья способны вызвать патронуса, - вопросительно посмотрел Снейп на Дарена. Тот утвердительно кивнул. - Хорошо, камера нам известна, но существует вероятность, что нас дезинформировали, что будем делать в этом случае?
  - Не волнуйся, я его там найду в любом случае, просто понадобиться чуть больше времени.
  - Ладно, раз уж выбора нет. Придётся работать с тем, что есть, - со вздохом заключил Северус Снейп.
  - Ой, да перестань. Ты просто параноик. Поверь, всё будет нормально. Я чувствую, - с улыбкой смотря на Снейпа, сказал Дарен. Тот в ответ на эти слова лишь пренебрежительно поморщился. Синеглазый мужчина тихо рассмеялся.
  - Дарен, ты не против, если я переночую в поместье? А то мне не хочется лишний раз встречаться с этим старым маразматиком, - презрительно скривился Северус.
  - Конечно, твоя комната свободна. Вызвать эльфа, что бы он тебя проводил?
  - Нет, конечно. На память пока не жалуюсь, - сказал Снейп направляясь к дверям.
  Оставшись один Дарен устало сел в кресло и помассировал веки. 'Как бы я не хорохорился перед Северусом, но он прав. Всё может разрушиться от одной какой-нибудь случайности. Хотя мы вроде бы предусмотрели всё, что могли, но... - мужчина резко тряхнул головой. - Всё хватит, мы вытащим Алекса из Азкабана. В этом не может быть сомнений. Всё будет хорошо... Алекс, потерпи немного, завтра мы придем и заберём тебя. Обещаю. Всё будет хорошо', - опять повторился Дарен. И медленно встав из кресла, не спеша направился в сторону двери.
  
  Глава 6.
  
   Вырезки из газеты 'Ежедневный Пророк'.
  
  'Вчера в 21.30 из магической тюрьмы Азкабан сбежал опасный преступник - Гарри Поттер, так же известный как Мальчик-Который-Выжил. 8 неизвестных проникли на территорию тюрьмы ни кем не замеченными (авроров Министерства не было на своих постах, по какой причине министерские чиновники не объяснили. *Примечание автора*) и беспрепятственно проникли в здание тюрьмы. Дементоры сразу же атаковали нарушителей, но это не возымело никакого эффекта, т.к. преступники применили заклинание Патронуса. Без каких-либо затруднений они обнаружили камеру с заключённым, вскрыли решетки с помощью Кислотного Зелья и телепортировались прямо из здания тюрьмы вместе с осужденным...
  Во всей этой истории много непонятного и бросающего тень на Министерство Магии. Почему во время побега в тюрьме не было ни одного аврора, лишь несколько десятков дементоров? Как преступники смогли проникнуть на территорию Азкабана, а после телепортироваться из здания тюрьмы, хотя, по словам министерских чиновников: телепортация на острове возможна лишь в определённо отведенном месте, и строго отслеживается? Как за такой короткий промежуток времени нарушителям удалось найти нужную камеру? Хотя, вот на этот вопрос, ответ очевиден: в Министерстве есть предатель, который и сообщил место нахождения Гарри Поттера.
  Министр Магии, Корнелиус Фадж, сделал официальное заявление, что Министерство просто так не оставит побег мистера Поттера и уже выделило отряд авроров, которые займутся расследованием побега. Но пока нет никаких результатов этого поиска. Все специалисты в один голос утверждают, что это невозможно. Но это произошло. Это уже не первый побег, три года назад из тюрьмы Азкабан сбежал другой опасный преступник - Сириус Блэк, который погиб прошлым летом во время нападения на Министерство. И так за последние 4 года произошло уже 2 побега из самой надежной тюрьмы магического мира. И как простым людям спать, когда существует возможность, что на волю вырвется очередной особо опасный преступник, и где гарантия, что он не ворвется к вам в дом?..
  Всё выше сказанное наводит на определенные выводы о работе Министерства Магии. И эти выводы говорят отнюдь не в его пользу. Каждый человек должен задать себе вопрос: а действительно ли заботятся о моей жизни, действительно ли стремятся обеспечить мою безопасность или же министерские чиновники озабоченны только своими проблемами и ни во что не ставят жизнь и безопасность простого обывателя. И я думаю, вы придете к очевидным ответам.
  Специальный корреспондент Рита Скиттер'
  
  ***
  
   Тот же день...
  
  Директор магической школы Хогвартс, Альбус Дамблдор, рвал и метал, в самом прямом смысле этих слов. Никто и никогда не видел его в таком состоянии. Кабинет был разгромлен, ни осталось не единого целого прибора, бумаги разлетелись по всему кабинету. Наконец, ярость улеглась. Профессор Дамблдор уже спокойно подошел к своему столу и сел в кресло, чуть поморщившись, оглядел разгромленный кабинет и легким движением волшебной палочки привёл его в надлежащий вид. Откуда-то сверху послышались облегчённые вздохи, старик поднял голову и посмотрел на портреты предыдущих директоров Хогвартса.
  Если бы кто-нибудь знал бы истинное лицо директора, он бы очень удивился, почему портреты видящие так много, никому это не рассказывают. Ответ был прост: они лишь портреты, пусть и великих людей, но суть от этого не меняется. Но всё же, нынешний директор Хогвартса решил не рисковать и наложил на них заклятье, что бы нарисованные люди не могли покидать полотна, к тому же существовало ещё одно заклятье, которое не позволяло портретам разговаривать на некоторые темы.
  'Что ж, в этом есть и моя ошибка. Я ведь чувствовал, что что-то произойдет с этим мальчишкой. Кто же его вытащил из Азкабана? Волдеморт? Вполне возможно. Он может опять предложить Поттеру перейти на его сторону, и теперь неизвестно каким будет его ответ. Тюрьма меняет людей, порой до неузнаваемости. Значит надо поговорить с Северусом, пусть попытается что-нибудь выяснить... А если это сделал не Темный Лорд. Кто тогда? Неизвестно. Но это, несомненно, сильные волшебники, к тому же среди них должен быть превосходный зельевар, не каждый способен правильно сварить зелье Счастья. Им наверняка воспользовались, не верю что при таком количестве дементоров, у которых к тому же проходит период повышенной активности, можно вспомнить, хоть одну счастливую минуту жизни. Так что, придется, опять же, отдать распоряжение Северусу, составить список со всеми способными зельеварами... Ладно, с мальчишкой разобраться сейчас нет никакой возможности так, что перейдём к другим проблемам...
  Оборотни стали подозрительно активны. 6 нападений за 2 недели. И странно: мои люди подкинули информацию Сивому, что Люпин тот предатель, которого они уже давно ищут. Но почему никому не известно, что с ним стало. Обычно, когда слуги Темного Лорда вылавливают предателей, появляется его труп. Но о Люпине нет никаких вестей, он будто провалился сквозь землю, хотя мне точно известно, что в стаю, он пришел. Но на следующий день после того, как мои люди донесли на него, он как сквозь землю провалился. Ничего. И мне это очень не нравиться. Что делать? Засылать кого-либо к оборотням бесполезно, обнаружат. Приказать Северусу? А не слишком многое ему уже известно? Хотя, нет, он полностью мне предан. Слишком многим обязан', - холодная усмешка коснулась губ старого волшебника. '- А он очень щепетилен в вопросах долга и чести, возможно, даже слишком. Интересно, где он пропадает последнее время? Говорит отдыхает? Может, нашел себе женщину? Стоит разузнать об этом, вдруг пригодиться...
  Что ещё. Фадж, стоит начать подыскивать ему замену. Пока ещё рано смещать его, но лучше подобрать подходящие кандидатуры заранее. И, конечно, надо разобраться с Ритой Скиттер. Она стала слишком много позволять себе. Последняя её статья о Хогвартсе и обо мне, в частности мне, очень не нравиться. Пора заткнуть этот фонтан красноречия', - раздраженно думал Альбус Дамблдор. Его взгляд скользил по книжным полкам и остановился на Распределяющей Шляпе. - 'Вот кто говорил слишком много, и самое главное - не было никакой возможности с ней что-то сделать. Даже я Величайший Волшебник, ничего не могу сделать с магией Основателей, что очень сильно его раздражает. Радует одно - Шляпа все говорит загадками и очень редко удавалось понять, о чём на самом деле идет речь. Но в этом году, она достаточно ясно выразила свою мысль, что надо бороться не с Тёмным Лордом, а с кем-то другим, прячущим своё истинное лицо за маской доброты. Никто не связал её слова с ним, хотя, некоторые слизиринцы очень внимательно следили за мной после этих слов, пришлось изобразить вселенскую озабоченность и беспокойство. Этот факультет всегда доставляет слишком много проблем. Слишком, уж, тяжело на них воздействовать. Одиночки по натуре, они редко кому-либо доверяют. Практически единственное, что на них действует - это личная выгода и выгода семьи... Хотя, не смотря на их отчужденность, даже друг от друга, они всегда помогают и прикрывают сокурсников. В отличие от других факультетов, где у меня на каждом курсе есть доносчик, на Слизирине никогда, даже первокурсники, всегда посоветуются с родителями или старшекурсниками. Этот факультет доставляет ему проблем больше, чем все остальные вместе взятые... И главное Снейп, не только не помогает, но и поощряет такие действия своего факультета'.
  Вдруг мысли директора Хогвартса прервал стук в дверь. И тому пришлось пригласить посетителя в кабинет.
  
  ***
  
   Ночь этого же дня...
  
  'Что ж, всё прошло на удивление гладко, даже странно... Мне, видимо, всё же следует внимательнее относиться к предчувствиям Дарена', - думал, лежащий на огромной кровати, темноволосый мужчина. - 'Теперь мне надо пересмотреть мои отношения с мальчишкой. И как это сделать? Он же меня наверняка ненавидит. Ну, да, я сам способствовал этому... Лили была очень сильной волшебницей. Даже удивительно, обычно, маглорождённые значительно слабее, как и чистокровных, так и полукровок. Но и здесь ей удалось меня удивить... Ну, почему она выбрала Поттера? Хотя это глупый вопрос. Лили думала, что я предатель, Пожиратель Смерти. Да будь я на её месте, я бы думал точно так же. Так что тут она не виновата. Да и вообще, в том, что наши отношения разрушились, я должен винить в первую очередь себя, а не Поттера и уж тем более Лили. Но возможно, если бы я не послушал Дамблдора и рассказал ей, как обстоят дела на самом деле... Я уверен, что она никогда бы не предала меня и никогда, никогда никто бы не узнал, кем я являюсь на самом деле... Но старик сказал, что никто не должен знать о моей настоящей роли в борьбе с Тёмным Лордом... Всё могло бы быть по другому... Интересно, что на этот раз понадобилось этому старому маразматику от меня? Хорошо, что он позволил явиться к нему завтра, а то я не слишком хорошо выгляжу. После отдыха люди не выглядят, как ожившие мертвецы... Всё-таки Азкабан не лучшее место на земле. Страшно представить, что было бы с Дареном, если бы он послушался нас и отложил этот визит. Мальчишка был совсем плох, сколько нам с Дайяной пришлось потратить сил, что бы помочь ему, но все-равно его состояние остается крайне тяжелым... И почему Дарен отказывается провести обряд Принятия в Род сейчас. Это могло бы нам сильно помочь. Но нет, уперся и всё. Прям как его отец, наверно это передаётся по наследству... Ох, мне же ещё надо проверять работы Лонгботтома... Может так поставить 'О'? Всё-равно на большее он не способен, только своё время потрачу. Нет, все-таки, не стоит быть таким мелочным', - устало думал мужчина.
  - Тилли, - негромко позвал он. Рядом с кроватью появился домовик.
  - Да, господин? Что Вы желаете? - Пропищало маленькое существо.
  - Я прошу, что бы кто-нибудь из домовых эльфов переместился в Хогвартс в мой кабинет. На столе лежат несколько работ Невилла Лонгботтома, пусть мне их принесут и ещё перо с чернилами.
  - Конечно, господин. Я сам немедленно туда отправляюсь. И принесу всё необходимое, - радостно сказал Тилли, и исчез из комнаты с негромким хлопком.
  
  
  ***
  
   Две недели спустя...
  
  Гарри Поттер открыл глаза. И с удивлением увидел уже не привычный тёмно серый каменный, а белый потолок с красивой лепниной. Сам же он лежал на огромной кровати. Мальчик с недоумением осматривал комнату, в которой он оказался. Светлые стены, на полу очень красивый ковер с длинным ворсом, на таком, наверное, очень удобно лежать, кресло, стоявшее около кровати и, аж, три двери, больше ничего. Одну из стен занимало большое окно, через которое в комнату проникал дневной свет.
  'Я, что уже умер?' - удивлено подумал мальчик. Чувствовал он себя на удивление хорошо: голова не кружилась, в груди не жгло, кашель больше не мучил. Да, он чувствовал жуткую слабость, но это было вполне терпимо по-сравнению с тем, что было раньше. Но, с каждой секундой Гарри начинал нервничать всё больше. 'Где я? Азкабан мне приснился или я сошел с ума? Как я здесь оказался? Здесь кто-нибудь есть?' - такие вопросы крутились у мальчика в голове. Он попытался сесть, но не смог - слишком слаб для этого.
  Вдруг центральная дверь открылась, и в комнату вошла невысокая пепельноволосая женщина. Заметив, что подросток очнулся, она радостно улыбнулась и быстро подошла к кровати.
  - Как ты себя чувствуешь? Голова не болит, как кашель? - обеспокоенно спросила она. В ответ Гарри покачал головой, и прошептал:
  - Где я? Кто вы такая?
  - Меня зовут Дайяна. Я твой целитель.
  - Я больше не в Азкабане? Как я сюда попал?
  - Тебя оттуда вытащил Дарен с друзьями, 2 недели назад. Все это время, твоя жизнь висела фактически на волоске, приди они за тобой чуть позже и мне ничего не удалось бы сделать, - чуть устало сказала Дайяна. - Ты, наверняка, голоден.
  Гарри хотел было покачать головой, и продолжить задавать вопросы, как почувствовал ужасный голод. Так, что в ответ на вопрос Дайяны он поспешно кивнул головой.
  - Тилли, - позвала женщина.
  Перед ней с негромким хлопком появился домовик в чистом белом полотне, надетом на нём на манер тоги. На ткани был вышит герб с изображением силуэта волка на фоне желтой луны.
  - Да, госпожа? - высоким голоском спросил домовик.
  - Принеси мальчику поесть, - в ответ на эти слова эльф кивнул и радостно посмотрел на Гарри. 'Наконец-то, младший хозяин очнулся, теперь хозяин успокоится, а то, последние несколько недель, он себе места от беспокойства найти не может', - мелькнула мысль у Тилли, когда он отправился выполнять поручение госпожи. Буквально через минуту, он вновь появился в комнате с огромным подносом, просто заставленным тарелками с разнообразной едой. У Гарри видя все это великолепие, болезненно сжался желудок. Дайяна помогла ему сесть и заботливо подложила подушки под спину. Мальчик начал быстро есть.
  - Алекс... - Поттер удивленно посмотрел на неё, - э-э... Гарри не стоит так торопиться, еда от тебя никуда не убежит.
  Мальчик хотел было спросить, почему она назвала его другим именем, но решил, что лучше он доест, а потом узнает, всё, что его интересует. Минут через 15 он, наконец, наелся, но на подносе, всё-равно, оставалось ещё много еды... Скажи ему раньше, что в него поместиться столько всего, он бы не поверил. Мальчик уже хотел было начать задавать вопросы, но вместо этого широко зевнул и понял, что засыпает. Женщина заботливо уложила его, поправила подушки и одеяло и тихонько вышла из комнаты. Но Гарри этого уже не видел, он заснул.
  
  Глава 7.
  
   Тоже время...
  
  Тёмный Лорд стремительно шел по коридору своего замка. Только что закончилось очередное собрание Пожирателей, и он пребывал в отвратительном настроении. Волдеморт, привычным движением, поправил капюшон закрывающий лицо. Наконец, он подошел к высоким двустворчатым дверям в его кабинет, небрежным движение толкнул одну из створок и вошел в комнату. Обстановка помещения разительно отличалась от других помещений замка. Помещение было очень светлым, никаких тёмных каменных стен и чадящих факелов, комната была оббита деревянными панелями, освещалась магическими огоньками в изящных канделябрах. Одну из стен занимали высокие стрельчатые окна, перед ними, прямо напротив двери, стоял большой стол из тёмного дерева. Тёмный Лорд снял капюшон, подошел к камину, в котором весело потрескивал огонь, и взглянул, в висящее прямо над ним, зеркало. Оттуда на него смотрел красивый голубоглазый мужчина, нет, глаза неожиданно поменяли свой цвет на карий, а потом на светло зелёный. 'Мне всё-таки удалось это сделать. Внешность, конечно, изменилась, но это даже к лучшему, по-крайней мере, теперь я смогу, не привлекая внимания, пройтись по улице... Что ж, мне осталось найти и извлечь последний крестаж, который был в Поттере. Удручает одно: мне неизвестно, где он находится. Ни один из моих людей не смог обнаружить никаких его следов. Мальчик жив, я бы почувствовал, если бы он перешел черту. Но спрятали его хорошо, тут и говорить нечего... - вдруг мужчина усмехнулся. - Да, Дамблдор, для тебя это будет неожиданностью. Ты ожидаешь встречи с сумасшедшим садистом, а дела обстоят совсем не так... Всё-таки, я должен быть благодарен мальчишке и его матери. Если бы меня не развоплотили, тогда 16 лет назад, страшно представить, каких дел я бы мог наворотить, да и потом, разум стал возвращаться ко мне только после того, как Поттер уничтожил дневник. Зря я напал на мальчика на кладбище, но тогда я ещё не совсем пришел в себя и плохо контролировал свои поступки. Лишь после того, как был извлечён крестаж из Нагайны, я начал полностью осознавать и воспринимать окружающий мир... Интересно, кто же посадил мальчишку в Азкабан? Наверняка Дамблдор... Скольким людям он сломал жизнь? Если бы он не предложил мне разрабатывать одну интересную теорию о бессмертии, мне бы такое даже не пришло бы в голову... Это сейчас я понимаю, кто был виноват в смерти Кэт, а тогда, тогда я стремился уничтожить невинных, стал превращаться в чудовище... А кто сообщил мне о месте нахождения отца, а как был подобран момент! Браво, Альбус! При всей ненависти, что я испытываю к тебе, я не могу не восхищаться твоим умом. Но в последнее время ты стал допускать ошибки, а это не приемлемо для той ситуации, в которой ты сейчас находишься. Стареешь, Альбус, стареешь. Привык, что все вокруг беспрекословно подчиняются тебе, и перестал замечать, как твои марионетки начали обрывать нити удерживающие их... Но всё-таки я просто не могу понять чем тебе помешал мальчишка? Он полностью доверял тебе, был в твоей власти, в этом я уверен... Но это не так важно, по-крайней мере, пока. Вопрос, интересующий меня намного сильнее: где ты, Гарри Поттер? Нам надо встретиться и поговорить, выяснить отношения без применения смертельных проклятий. Мне совсем не улыбается погибнуть от твоей руки, но я не хочу плясать под дудку Дамблдора... Надо поговорить с Ремусом, возможно его волкам удалось что-нибудь выяснить о мальчике... Все-таки этот оборотень очень умен и полезен, зря, зря ты предал его доверие Альбус, он замечал и понимал гораздо больше, чем ты думаешь, а ещё он прекрасный актёр. Даже Северус не смог разгадать его, интересно, на чьей он стороне? Раньше он был всецело предан Дамблдору, но сейчас, директор не знает очень многого из того, что должен рассказывать ему Снейп. Подождём... Что-что, а это делать я умею в совершенстве. Я умею ждать, Альбус, а вот ты, похоже, разучился. В старости хочешь всё и сразу, а это чревато ошибками, большими ошибками. И это приведет тебя в могилу.
  
  ***
  
   Следующий день...
  
  Профессор Дамблдор нервно постукивал пальцами по подлокотнику кресла. Он был очень сильно удивлён и даже немного нервничал. Утром сова принесла письмо. 'Очень странно, что он решил написать мне. Интересно, что ему понадобилось?.. Не стоит гадать, скоро я всё узнаю'. В тишине прошло ещё несколько минут. Тут в дверь уверенно постучали.
  - Войдите, - негромко сказал старый волшебник. Дверь открылась, и в комнате появился высокий статный мужчина лет 45.
  - Здравствуй, Альбус, - спокойно сказал темноволосый мужчина, стремительным шагом подходя к директорскому столу.
  - Рад тебя видеть, Раден, - вставая, поприветствовал его старик. Вошедший кивнул на приветствие и опустился в одно из кресел. Несколько минут прошло в тишине.
  - Я думаю, тебе интересно, зачем я пришел, - не спрашивая, а утверждая, сказал мужчина названный Раденом. - Что ж, не буду больше раздражать тебя. Ты наверняка помнишь про мою слабость к экспериментам, не раз ведь ловил меня на этом. Так вот, мне нужна твоя помощь.
  - Раден, я думаю, ты понимаешь, что ничего не делается просто так.
  - Конечно, и даже готов подписать магический договор, я, как и раньше буду выполнять твои приказы, ты же в свою очередь дашь то, что мне требуется. После его выполнения договора, ты вновь оставляешь меня в покое, я же в свою очередь молчу о твоих делах.
  - И что ты от меня хочешь?
  - Мне нужно получить разрешение на проведения опытов над Аркой Смерти, - сказал Раден, глядя в глаза седовласому волшебнику.
  - Ты понимаешь, что это сделать практически невозможно?
  - Альбус, только не надо начинать убеждать меня, что это слишком сложно и потребует от тебя невероятных усилий, если бы я этого не знал, то не обратился бы к тебе, но не стоит набивать себе цену, если она окажется слишком велика, я найду другой путь.
  - Хорошо, ты получишь своё разрешение, - Дамблдор небрежно взмахнул палочкой и у него в руке появился пергамент. Мужчина протянул руку и взял его.
  - Три года? Не слишком ли?
  - О, нет. Я думаю в самый раз. Другой путь для тебя ещё неприятнее, чем исполнение моих приказов.
  - Что ж, возможно ты прав, - пробормотал Раден, внимательно читая договор. Резкий росчерк пером, и бумага засветилась лёгким золотистым светом, показывая, что договор заключен.
  - Я рад, что ты вернулся. Своё разрешение получишь через неделю и приступишь к своим обязанностям.
  - Хорошо. Альбус, раз уж я вновь работаю на тебя, позволь задать несколько вопросов.
  - И что это за вопросы? - С лёгким любопытством спросил Дамблдор.
  - Это по твоему приказу Поттера посадили в Азкабан?
  - Да, - после некоторой паузы ответил старик.
  - Но тогда я не понимаю: зачем ты это сделал? Насколько, я знаю, мальчишка полностью доверял тебе и сделал бы всё, что ты пожелаешь. Если бы он победил бы Тёмного Лорда, то стал бы национальным героем. Для него были бы открыты все двери и ты бы получил ещё больше возможностей играть в свои игры.
  - Видишь ли, Раден. Всё это было бы прекрасно, если бы не одно но... Ты знаешь о Пророчестве?
  - Это то, о котором ты говорил на последнем собрании, перед тем как я ушел из Ордена?
  - Да, оно самое.
  - Но я не понимаю, при чём здесь оно? Насколько мне известно, Поттер подходит под него.
  - Видишь ли, Пророчества не существует.
  - ???
  - Это я, являюсь 'предсказателем'.
  - Но, тогда зачем всё это было нужно, я не понимаю.
  - Всё очень просто. Однажды мне пришел в голову совершенно изумительный план, который к тому же был удивительно лёгок в исполнении. Существует заклятье, очень древнее, в той рукописи было написано, что его составителем была сама Моргана. Так вот, это черномагическое заклятье, требующее немалого количества жертв, но обеспечивающее отражающий щит невероятной силы, правда даже он не защитит носителя от Авады, но его вполне хватит, что бы частично отразить его. Этот отраженный луч и уничтожил бы Тёмного Лорда.
  - У твоего плана есть несколько минусов.
  - И каких?
  - Ну, возможно за мальчишкой пришел бы не Волдеморт и тогда твой план, полетел бы к чёрту. К тому же вполне возможно, что использовали бы не смертельное проклятье, маленького ребёнка не так уж и трудно убить.
  - Это заклятье может быть 'привязано' лишь к одному человеку, а поскольку я был долгое время знаком с Томом Реддлом, для меня не составило большого труда достать его прядь волос. И даже если бы он не использовал бы Аваду, заклятье отразилось бы в несколько раз сильнее, а я был бы не далеко.
  - Ясно. Но, всё-равно, Тёмный Лорд бы выжил бы и после этого.
  - Да, но у меня было бы ещё 14 лет.
  - Они у тебя были и в этот раз. Хотя это не имеет значения. Но, что пошло не так, ты не смог создать это заклятье?
  - За кого ты меня принимаешь, за жалкого недоучку? - Глаза директора гневно сверкнули, но через секунду он был уже спокоен. - Нет, заклятье наложено правильно.
  - Но я не понимаю, почему Поттер тогда выжил.
  - Заклятье наложено было не на Поттера. А на Лонгботтома.
  - И как же ты так оплошал? - С усмешкой спросил Раден.
  - Не забывай, с кем разговариваешь, - очень жестко ответил старик. - Поттеров я не брал в расчёт по одной простой причине. Я был уверен, что у них не может быть ребёнка. Во время одного из нападений Пожирателей Эванс была серьёзно ранена, лекари несколько недель боролись за её жизнь и вытащили фактически с того света, но потом выяснилось, что она никогда не сможет иметь детей... Я узнал про мальчишку за несколько месяцев до нападения на дом Поттеров, к этому времени, я уже наложил заклятье на Лонгботтома. А Поттеров я просто не успел убрать.
  На лестнице послышались громкие шаги.
  - Что ж, у всех бывают неудачи. Мне пора, Альбус. Жду разрешение на исследование и приступаю к работе.
  - До встречи, Раден.
  
  ***
  
   Несколько часов спустя...
  
  В тёмной комнате перед камином сидел темноволосый мужчина. Смотря на весело потрескивающий огонь, он задумался о той ситуации, в которую попал, кстати, по своей воле. Когда к нему пришел сын его школьного друга, и попросил помочь, он просто не смог ему отказать... Слизиринцы всегда очень ответственно относились к вопросам дружбы и мести. Друзья - это очень редкое явления в их среде, но если появляется человек, которому ты, не задумываясь, доверишь прикрывать свою спину... И если кто-то посмеет навредить другу или его семье... За такое лишь одна кара - смерть. 'Я поклялся помогать твоей семье Дамиан, и я сдержу своё слово. Жаль, что я раньше не смог обнаружить мальчишку... Чёрт, только не надо врать хотя бы себе, ты его и не искал, поверил, что тот погиб, сразу и безоговорочно. Что ж, теперь я могу попытаться искупить свою вину перед тобой и отомстить за твоего мальчика... Хорошо, что Дамблдор как и в прошлый раз обошелся стандартным договором о службе... На самом деле его очень легко обойти, правда, такой ценой, ты бы никогда не поверил бы, что я готов пойти на такое, Альбус. Кровная клятва службы. В каком-то смысле это рабское служение, если конечно, перед клятвой не оговорить некоторых моментов... Один разговор с тобой дал мне столько информации, Альбус. Да, похоже, ты действительно стареешь. 10 лет назад ты бы мне ничего не сказал. А сейчас соловьём разливался, рассказывая какой замечательный план ты придумал. Раньше ты был на много осторожнее, даже не доверял нашему договору, а сейчас, сейчас... Что ж, посмотрим, что будет дальше'.
  
  Глава 8.
  
   Утро следующего дня. 'Волчье Логово'.
  
  Дарен зашел в светлую комнату и быстро подошел к кровати. Мальчик ещё спал. 'Дайяна сказала, что он должен скоро очнуться, и что лучше, чтобы рядом с ним, кто-то был, когда он откроет глаза... Мерлин, какой же он худой. Ну, ничего, теперь всё будет в порядке. Больше никто не посмеет причинить тебе вред. Обещаю, я сделаю для этого всё возможное', - думал мужчина, садясь в кресло стоящее рядом с кроватью.
  Лицо ребёнка было спокойным и умиротворённым. Дарен с дрожью вспомнил первые дни пребывания мальчика в поместье, кошмары снились ребёнку постоянно. Северусу приходилось круглосуточно находиться рядом с Алексом. В конце-концов, зельевару удалось поставить блок на воспоминания. Нет, они конечно никуда не исчезли, просто, разум воспринимал их как что-то произошедшие много лет назад.
  'Придется проводить обряд Возвращения в Род. Черты лица совсем не наши. Единственное, что пошло от нашей породы - это цвет глаз и волос...'
  Вдруг мальчик зашевелился, ресницы дрогнули... Юноша с любопытством рассматривал мужчину, сидящего в кресле рядом с кроватью.
  - Здравствуй, Гарри.
  - Здравствуйте, - неуверенно поздоровался подросток.
  - Меня зовут Дарен. 2 недели назад, я с друзьями вытащил тебя из Азкабана, - спокойно сказал мужчина.
  - Спасибо конечно, но я не понимаю, зачем вам это понадобилось. В благотворительность я уже не верю, значит вам от меня что-то нужно. Ведь так?
  - Да, Гарри, у нас действительно была причина. Но уверяю тебя, единственный наш мотив - это желание помочь тебе, - мужчина посмотрел на усмехающегося подростка.
  - Видишь ли, Гарри, - начал мужчина после короткой паузы, потом опять на секунду остановился, как-будто решаясь на что-то: - Видишь ли, я твой старший брат.
  - Что? - с возмущением воскликнул подросток, резко садясь на кровати, но в ту же секунду упал обратно на подушки, и начал задыхаться. Мужчина мгновенно оказался рядом с мальчиком, и осторожно приподняв голову, начал вливать ему в рот какое-то зелье. Постепенно дыхание выровнялось.
  - И каким же образом, вы можете быть мне братом? Мало того, что мы совершенно не похожи, но ладно уж, такое бывает. Но даже если судить по возрасту, мама с папой, я думаю, были бы сейчас не намного старше вас.
  - Гарри, я, конечно, понимаю, что тебе очень трудно поверить в это, но всё же выслушай меня. Когда ты поправишься, я предоставлю тебе более веские доказательства нашего родства. Видишь ли, Лили и Джеймс Поттеры - твои приёмные родители, - мужчина движением руки остановил возражения мальчика. - Мне было 17, когда погибли отец с матерью, я тогда учился на последнем курсе в Дурмстранге. Мать с отцом тогда жили в Париже. Я до сих пор не понимаю, зачем им понадобилось приезжать в Англию, и уж тем более, зачем брать маленького ребёнка, моего младшего брата, с собой, ведь здесь шла кровопролитная война. Они погибли во время одного из рейдов Пожирателей Смерти. Официально было объявлено, что это дело рук приспешников Волдеморта, но честно говоря, авроры, я думаю, тоже особенно не следили в кого летят их заклятья. В общем, тела родителей были найдены, а вот моего младшего брата там не было, хотя было точно известно, что в момент нападения он был с ними. О смерти родителей я узнал только через полтора месяца. Я искал брата всеми возможными способами, применял даже запрещенную магию крови, но всё бестолку. Среди живых его не было, - мужчина на секунду остановился перевести дыхания, и мальчик тут же сказал:
  - Простите, конечно, но вы же сами сказали, что его нет среди живых, значит, я не могу быть вашим младшим братом.
  - Ты не дослушал меня, - с укором сказал Дарен. - Да, я сказал, что его не было среди живых, но его не было и среди мертвых, тогда я не обратил на это внимания, был слишком молод и потрясен смертью близких. Я бросил поиски. Сейчас, я понимаю, что такая ситуация могла произойти только после того, как несовершеннолетнего ребёнка, официально приняли в другой Род. После произнесения ритуальных слов Александер де Леар исчез, а вместо него появился Гарри Поттер.
  - Хорошо, - мальчик прикрыл глаза. - Хорошо. Я понял то, что вы хотели мне сказать. Но мне не понятно многое другое: как вы узнали, что я жив? К тому же, я очень похож на отца, а глаза у меня мамины, в то же время на вас я не похож совершенно.
  - Как я тебя нашел, рассказывать придётся очень долго. Там использовалось очень много заклятий и ритуалов, в том числе и запрещенных. Проще рассказать, как я узнал, что мой брат жив. Всё произошло очень просто, тебе исполнилось 16, а это время официального вступления в Род, т. е. ты, считаешься совершеннолетним и можешь принимать участие в семейном совете как полноправный его член. В это же время, имя принятого в Род появляется на Родовом Гобелене или в нашем случае Книге Рода. Поскольку, от тебя никто не отказывался, там появилось и твоё имя - Александер де Леар. А на счет внешности. Это - это очень качественная иллюзия. После проведения обряда, к тебе вернётся твоя настоящая внешность.
  - Но я не могу быть вашим братом, - как-то растеряно сказал мальчик.
  - Послушай, как только твоё состояние стабилизировалось, я приготовил зелье Родства. Для того, что бы проверить являются ли люди родственниками, требуется всего лишь волос проверяемых. Если люди оказываются кровными родственниками, зелье становиться синим, если был проведён обряд Вступления в Род, зелье становиться белым, если же испытуемые не являются родственниками, зелье желтеет. Так вот в нашем случае, зелье было синим.
  - Я вас понял... Можно мне побыть одному, я должен всё обдумать. И я надеюсь, что вы сварите это зелье при мне, я всё же не могу поверить вам вот так просто, - растеряно сказал мальчик.
  - Конечно, - спокойно сказал Дарен, выходя из комнаты. - Тебе надо отдохнуть. На тумбочке рядом с кроватью стоит колокольчик, если тебе что-то понадобиться просто позвони.
  Закрыв за собой дверь, мужчина стремительно пошел по коридору. Наконец, перед ним появилась нужная дверь. Зайдя в комнату, Дарен увидел 2х мужчин играющих в шахматы. Как только послышался звук открываемой двери, они оторвались от своего занятия.
  - Как он? - Спросил один из них. Дарен не ответил.
  - Я всё рассказал ему. Рэй, ты можешь присмотреть за ним, я беспокоюсь, всё-таки это сильное потрясение, мало ли, что ему в голову придёт. Он, конечно, ещё очень слаб, но...
  - Конечно, можешь не беспокоиться. Я всё сделаю. А ты иди пока отдохни, на месте мальчишки я испугался бы тебя до потери сознания, в гроб и то краше кладут.
  - Ну, спасибо...
  
  ***
  
   Тот же день...
  
  В библиотеке, за одним из дальних столов, сидела худенькая девушка с длинными каштановыми волосами - Гермиона Грейнджер. За прошедшее время она сильно изменилась: всегда яркие карие глаза сейчас потемнели, стали практически чёрными, осунувшееся лицо, тёмные круги под глазами. Перед ней лежала открытая книга, но девушка не обращала на неё никакого внимания. 'Хорошо, что я попросила профессора Снейпа дополнительно заниматься со мной зельями. Удивительно, что он согласился, даже не отпустив ни одного едкого замечания. И хорошо, что я всё-таки сварила это зелье, получились очень интересные результаты, - Гермиона невесело усмехнулась. - Так, хватит отвлекаться, надо всё точно проверить, надеюсь, что я всё же ошибаюсь'. Девушка придвинула к себе книгу. Наконец, она нашла нужную страницу. Заголовок гласил: 'Зелья, определяющие магические воздействия'. Гермиона перевернула ещё несколько страниц. 'Вот оно, значение цветов, которые приобретает нужное мне зелье, так... Синий цвет - зелье дружбы и привязанности, желтый - зелье памяти и чёрный - зелье страха... Что ж, мои подозрения подтвердились, на протяжении нескольких месяцев мне подливали это в еду. Теперь ясно, почему у меня так неожиданно появилось чувство какого-то ненормального обожания Лонгботтома. Зелье памяти, неудивительно, что я стала забывать Гарри и Рона, родителей. А мои ночные кошмары, которые не дают мне нормально спать, с тех пор как меня вытащили из плена, являются результатом зелья страха. Надо приготовить противоядия, скорее всего мне подливают это в еду в Большом Зале. Но как? Эльфы?.. Всё может быть... Но кому это надо? Не знаю. Может всё рассказать директору?.. Нет, лучше не стоит, вдруг он с ними заодно. Хотя зачем ему это надо? И главное с кем - с ними? Хорошо, пока у меня нет точного ответа, об этом лучше не думать. Так же не стоит ничего менять, ни отношения с окружающими, ни привычки, не дай Мерлин заподозрят, что я обо всём догадалась, пусть думают, что я продолжаю глотать их зелья. Да, это наилучший вариант, самый безопасный'. Дверь открылась, и в библиотеку вошел полный юноша.
  - О, Гермиона, привет! - Поздоровался он, подходя к столу, за которым сидела девушка. - Я знал, что найду тебя здесь. Ты должна написать мне эссе по трансфигурации, а то у меня вечером занятия со Снейпом, опять продержит меня до ночи, и я не успею ничего сделать.
  - Но, Невилл, я пока сама его не написала...
  - Слушай, Грейнджер, - прервал её Невилл, - я готовлюсь к великой битве, и мне надо заниматься более важными вещами, чем какое-то дурацкое эссе, у меня на него нет времени. Но, поскольку, я Избранный, я должен быть лучшим во всём, даже в этих бездарных писульках, так что, ты должна написать мне это эссе, желательно до 6 часов вечера, иначе мне придётся вставать раньше утром, что бы переписать его, а я и так устаю... А своё ты вполне можешь написать и ночью, всё-равно не спишь.
  'Гермиона, молчи, молчи, - думала девушка, внимательно слушая Лонгботтома. - Ты должна вести себя, как и всегда, следовательно, улыбайся и с радостью соглашайся со всем, что тебе скажет 'Великий Волшебник''.
  - Хорошо, Невилл, я всё сейчас сделаю, - с радостной улыбкой сказала девушка. - Можешь даже не сомневаться, всё будет в лучшем виде.
  В ответ на слова девушки Лонгботтом лишь кивнул и величественно, как он думал, вышел из библиотеки. Несколько минут девушка сидела и мрачно рассматривала закрытую дверь, потом со вздохом встала и направилась к книжным полкам.
  
  ***
  
  Невилл Лонгботтом вышел из библиотеки и направился к выходу из замка. За последние несколько месяцев, он сильно изменился. На круглом, когда-то добродушном лице, появилось брезгливое и высокомерное выражение. Больше не было доброго застенчивого мальчика, готового броситься на помощь друзьям по первому зову. Да, и друзей у него теперь не было, а были лишь 'прислужники', как он про себя называл окружающих людей. Юноша стал дерзить учителям, и нарушать все возможные правила. От неприятностей его всегда спасало своевременное вмешательство директора. Невилл стал получать высокие баллы за письменные и домашние работы, он искренне считал, что это полностью его заслуга. На самом деле, практически все его домашние задания делала Гермиона, кроме того директор школы прямо сказал профессорам, что они обязаны завышать ему оценки, что бы поддержать в мальчике уверенность в своих силах, правда всё-равно не понятно зачем это, ведь на практических занятиях прекрасно виден настоящий уровень подготовки студентов... Но преподавателям всё же пришлось с этим смириться. За самостоятельные работы Невилл получал или 'Хорошо' или же 'Выше ожидаемого'. Единственные преподаватели, которые не подчинились воле директора, профессора Снейп и... к всеобщему удивлению Трелони.
  Каждый урок профессор прорицания предсказывала Лонгботтому огромное количество проблем и неудач, постоянно спрашивала во время урока и не получая ответ, вычитала очки у Гриффиндора, ставила за все самостоятельные и домашние работы 'Отвратительно', повторяя, что мальчишка полный бездарь в прорицании. После того, как Лонгботтом пожаловался директору на Трелони, тот вызвал её для разговора. Неизвестно, что сказал Дамблдор преподавательнице прорицания, но после этой беседы ситуация не изменилась, напротив, казалось, что Трелони поставила перед собой задачу: довести Невилла Лонгботтома до нервного срыва. В конце-концов, ученик просто перестал ходить на прорицания. И за каждый его пропуск профессор лишала Гриффиндор 30 баллов.
  А Снейп - это Снейп. Каждый урок профессор зельеварения поднимал Лонгботтома со своего места и начинал спрашивать у того материал прошедшей темы. Разумеется, Гриффиндор терял огромное количество баллов, и далеко не всем это нравилось, но пока всё было тихо, правда неизвестно, что произойдёт, когда у сокурсников Невилла кончиться терпение... Но на простом снятии баллов Снейп не успокаивался, он постоянно сравнивал юношу с Гарри Поттером, зная, как тот не любит этого. На последнем уроке зельеварения он вообще сказал: 'Мистер Лонгботтом, только после того, как я начал столь тесно работать с вами, я понял, как недооценивал Поттера. У того, можно сказать, были не плохие шансы стать хорошим зельеваром. А уж, если говорить про Защиту от Темных Исскуств, Поттера можно вообще назвать редкостным талантом'. После этих слов на уроке стояла гробовая тишина. Ученики пытались отойти от шока, вызванного словами профессора.
  Невилл раздраженно качнул головой, отгоняя мрачные мысли. 'Думаю, стоит прогуляться, - подумал юноша, выходя из замка. - Пусть Грейнджер сидит, занимается, ей это полезно. Может, потом приглашу её потом в Хогсмид, надо же как-то поощрять подчиненных... Ну, как же она за мной бегает, Поттеру такое и не снилось. Выполняет всё, что я прикажу ей. Очень удобно'.
  - Эй, Лонгботтом, скажи-ка, куда это направляется наш герой, победитель тёмных сил, - послышался, у Невилла за спиной, насмешливый голос. Лицо полного юноши покраснело, когда он поворачивался к говорившему. Перед ним стоял Драко Малфой со своими верными телохранителями - Кребом и Гойлом.
  - Ну, и чего ты стоишь здесь. Не можешь придумать достойный ответ? Знаешь, у Поттера с этим проблем не было, - ещё ехидней сказал блондин, Лонгботтом покраснел сильнее. Малфой знал куда 'бить', это было слабое место Невилла. Гарри Поттер. Новый Герой ненавидел, когда его сравнивали со 'шрамоголовым', как он называл бывшего гриффиндорца. А слизеринцы постоянно пользовались этой слабиной Невилла. Причём, никто из них ни разу не сказал ничего плохо о Мальчике-Который-Выжил.
  Лонгботтом выхватил свою волшебную палочку. Но в ту же секунду, он уже лежал на земле полностью парализованный.
  - А еще, Поттер был прекрасным дуэлянтом, - с ехидной насмешкой сказал Малфой. - Знаешь, Лонгботтом, мне очень интересно, как ты собираешься победить Величайшего Темного Мага, если не в состоянии справиться со мной. Ладно, Лонгботтом, мне пора, встретимся на зельях.
  Невилл лежал на земле и не мог пошевелиться. Его душили злые слёзы. 'Ну, ничего, они все ему ответят, за все его унижения. Рано или поздно, они пожалеют о том, что посмели его оскорблять. Обязательно, или его зовут не Невилл Лонгботтом'.
  
  Глава 9.
  
  Гарри лежал в кровати и скучал. Последние несколько дней он чувствовал себя хорошо, можно было больше не бояться очередного приступа кашля или жуткой головной боли, так что теперь основной его проблемой стала скука. Мальчик уже несколько раз просил Дайяну разрешить ему вставать, но целительница была непреклонна. Так что единственное занятие, которое ему оставалось - это обдумывание своей жизни и ошибок, которые он совершил. Вот этим-то он и занимался, всё время пока бодрствовал.
  И сейчас Гарри, в который раз обдумывал ту ситуацию, в которой оказался. Нет, всё было хорошо. К нему очень тепло относились, заботились. Дайяна буквально закармливала его разными вкусностями. Но мальчику постоянно казалось, что всё это скоро закончиться. Ему очень хотелось поверить этим людям, но... Однажды он уже пережил предательство тех кого считал семьёй, и больше не хотел испытывать ту боль, которая появляется, когда осознаешь, что все, кого ты любил отвернулись от тебя.
  А ещё Гарри очень боялся, что окажется прав. Что он на самом деле Гарри Поттер, а не Александер де Леар. Вдруг его отправят обратно в Азкабан. 'Ладно, уж, об этом бесполезно думать, всё-равно, я ничего не смогу сделать. Только настроение себе порчу, - мрачно подумал черноволосый подросток. - К тому же, скоро должен придти Дарен и он обязательно заметит, что мне плохо, и в который раз начнет зря беспокоиться'.
  Синеглазый мужчина навещал мальчика каждый день, они долго разговаривали обо всём на свете. Единственная тема, которою они тщательно избегали - это семья. С того, самого первого, разговора Дарен никогда ничего не рассказывал о своих родных и не пытался убедить мальчика, в том, что он действительно его старшим братом. Но это не мешало мужчине расспрашивать о его, Гарри, жизни до Азкабана. Во время этих рассказов, мужчина оставался совершенно спокоен, но его истинные чувства выдавали глаза, мрачневшие с каждым словом. В свою очередь, Дарен рассказывал различные смешные истории из своей жизни.
  Оказывается, раньше он был охотником за артефактами. В юности он собрал команду молодых волшебников, которые помогали ему в деле, кстати, эти же люди вытаскивали его из Азкабана. Сейчас Дарену пришлось оставить своё занятие из-за серьёзной травмы, которую получил во время одной из своих экспедиций. Мужчине так и не удалось оправиться до конца, хромота останется с ним на всю оставшуюся жизнь.
  Гарри часто думал об их первом разговоре. И с каждым днем ему все больше хотелось, что бы сказанное оказалось правдой. Мальчик хотел верить, что у него действительно появилась семья - старший брат, который никогда не придаст его, не оставит одного.
  Вдруг в дверь кто-то постучал.
  - Войдите, - радостно казал мальчик. Скорее всего, это пришел Дарен, Дайяна недавно была у него и заставила выпить какое-то жутко горькое зелье. Дверь в комнату открылась, и в комнату действительно вошел темноволосый мужчина.
  - Здравствуй, Гарри. Я вижу тебе лучше.
  - Привет! Мне действительно намного лучше, я уже несколько раз просил Дайяну, разрешить мне выйти из комнаты. Мне здесь ужасно скучно, - пожаловался мальчик.
  - Тогда можешь радоваться, мне удалось уговорить нашу строгую целительницу отпустить тебя погулять по саду, под моим строгим надзором, конечно.
  - Ура! - Радостно воскликнул зеленоглазый подросток, выбираясь из-под одеяла. Мужчина щелкнул пальцами, и на кровати появилась аккуратная стопка одежды. Одевшись, мальчишка попытался встать, но неожиданно у него закружилась голова, и если бы Дарен не успел бы во время поддержать его, то он бы непременно упал.
  - Гарри, нам некуда спешить. Сад от тебя никуда не убежит.
  - Извини, просто не терпится выйти отсюда.
  - Ну, что ж тогда пойдем. И, Мерлина ради, не спеши.
  По коридору поместья очень медленно шел худой черноволосый подросток, а рядом, бережно поддерживая его за плечи, шел высокий синеглазый мужчина. Гарри с любопытством оглядывался вокруг. На стенах оббитых светлыми деревянными панелями висело множество портретов. Они приветливо здоровались с мальчиком, уважительно кланялись перед Дареном, приветствуя главу Рода.
  Наконец, они вышли в сад. Гарри восхищенно ахнул. Казалось, он попал в сказку.
  - Да, здесь очень красиво. Этот сад создала мама. Здесь она проводила практически всё своё время, - грустно сказал мужчина. Потом резко тряхнул головой, будто отгоняя печальные мысли. - Ну, что пойдем, я хочу показать тебе беседку. Мальчишкой я бывал там очень часто, оттуда открывается великолепный вид.
  
  ***
  
  Августа Лонгботтом сидела в своём рабочем кабинете и думала о той ситуации, в которую она попала. Её единственный внук, Невилл, оказался сплошным разочарованием. Женщина всегда хотела видеть его похожим на своего сына, умного и могущественного мага. Но мальчик оказался практически сквибом, лишь случайное стечение обстоятельств помогло открыть его магическую силу. Но это было не так страшно. Женщина прекрасно понимала, что не всем становиться великими волшебниками. Удручало её совсем другое. Мальчик был слаб характером, легко поддавался чужому влиянию, и как его только шляпа отправила в Гриффиндор?.. Как же ей не хотелось отправлять внука в Хогвартс, но ничего сделать было нельзя. Имя Невилла было вписано в книгу Хогвартса при первом же магическом всплеске. Но даже это было не так страшно, пока на свободе был Гарри Поттер. Но как только Ребёнок-Который-Выжил отыграл свою роль в игре Старого Манипулятора, на сцену вышла новая кукла - её внук. А она ничего не смогла с этим сделать.
  С каждым новым донесением из Хогвартса пожилая женщина начинала нервничать всё сильнее и сильнее. Откуда-то взялась эта непонятная магическая сила переполняющая теперь Невилла. Хотя женщина догадывалась о её источнике. Но если эти догадки верны... Что станет с мальчиком. Эта сила просто разрушит его изнутри. Уже сейчас читая письма внука, были заметны сильные перепады настроения. Что же будет дальше? Единственный выход остановить разрушение - это вновь лишить мальчика магической силы, на этот раз, превратив его в настоящего сквиба. Но это запасной вариант, который будет использован только в крайнем случае. А во всем виноват только он - Альбус Дамьлдор. И как он может так поступать со своим правнуком.
  Если бы тогда, практически 40 лет назад, она знала, кем на самом деле является отец её мужа, она бы просто сбежала со своей свадьбы. А тогда она радовалась, как же один из величайших светлых волшебников принял её, безродную девушку в свою семью. Но, что, уж, теперь думать и жалеть о том, что прошло. Надо попытаться исправить ошибки, которые ещё поддаются исправлению.
  'Проблему с внуком можно решить только на каникулах. Надо будет написать Невиллу, что он обязан приехать к ней на Рождество. Пожалуюсь на слабое здоровье, приедет, никуда не денется. Если сила мальчика действительно имеет те корни, о которых я думаю, мне придется забрать его магическую мощь. Тогда я, возможно, предложу свою помощь Тёмному Лорду. Если мне, конечно, удастся найти способ уберечь от него Невилла. О Мерлин, как же много могущественных врагов, и как же мало настоящих друзей. Но обещаю, я сделаю все возможное, что бы защитить своего внука. Чего бы мне это не стоило', - думала пожилая женщина, решившая бороться до конца.
  
  ***
  
  Драко Малфой сидел под раскидистым деревом рядом с озером. Недалеко от него расположились его вечные телохранители - Кребб и Гойл. Блондин едва заметно поморщился. Как же ему надоели эти гарилоподобные идиоты. Но приходиться работать с тем, что есть. По крайней мере, они не придадут, хотя бы в силу своей тупости. Но так дело дальше не пойдет, ему требовались не тупоголовые прислужники, а разумные союзники. Но где таких взять. На своём факультете можно даже не пытаться искать таких людей. Там или умные подонки, или слабохарактерные подстилки, готовые на все лишь бы иметь сильного покровителя. Но и те, и другие придадут тебя, как только им это станет выгодно... Да мельчает аристократия. Сто лет назад ни одному аристократу не пришло бы в голову нарушить своё слово. За любой такой намек, оскорбившего вызывали на дуэль до смерти одного из дуэлянтов. А сейчас всё мериться только собственной выгодой.
  - Драко, вот ты где! А я тебя обыскалась! - Ну, вот помянешь... Блондин чуть поморщился, увидев идущую к нему девушку.
  - Что тебе нужно Паркинсон? - Холодно спросил её Малфой.
  - Я подумала, что мы давно не виделись и ты, наверное, хотел бы пообщаться со мной, - постаралась как можно обаятельнее улыбнуться девушка. Драко мрачно подумал: вот ещё один пример вырождения. Практически любая грязнокровка будет посимпатичнее этого... мопса.
  - Ты ошиблась. Я не имею ни малейшего желания тратить на тебя своё время. Так что, будь добра оставь меня в покое.
  - Но, но...
  - Ты ещё здесь?
  - Ты ещё пожалеешь Малфой, я немедленно напишу твоему отцу, что ты оскорбляешь меня, посмотрим, что он скажет тебе на это - возмущенно воскликнула девушка, и высокомерно посмотрев на блондина, пошла в Хогвартс.
  Малфой в который раз за время разговора поморщился. Угрозы он не боялся. Отец прекрасно знает, что он никогда не оскорбит аристократку, даже такую. 'Слава Мерлину, отец отказался проводить обряд венчания. А то, я бы на всю жизнь оказался бы привязан к этой пустоголовой', - подумал представитель одного из древнейших и благороднейших семей Англии.
  Вдруг откуда-то справа послышалась ругань. Драко лениво повернул голову и увидел, как слизеринцы в который раз задирают нынешнего Золотого Мальчика с его свитой. Вставать было лениво, так что блондин решил, что его однокурсники в состоянии разобраться с проблемой самостоятельно... Да-а, и это ничтожество должно спасти мир от Величайшего Темного Волшебника. Не удивительно, что такое количество ребят со всех курсов решили принять Черную Метку. Пока был Поттер, многие колебались. В конце-концов, тот обещал вырасти в сильного волшебника и никогда не был трусом. Если бы Поттер был на свободе, он, Драко Малфой, сделал бы всё возможное, лишь бы не носить рабское клеймо на плече. Но теперь, смотря на это недоразумение, понимаешь, что или ты станешь слугой, или же погибнешь вместе со всей своей семьёй. А многим хотелось жить.
  Интересно, кто же так подставил Поттера? А в том, что его 'заклятого' врага подставили, подросток не сомневался. Ну, как можно представить Поттера, гриффиндорца до мозга костей, насылающего на друзей 'Империо' или помогающего убийце своей семьи? А кому это может быть выгодно, кроме нашего справедливого Министерства и кристально честного Министра? Только вот странно, что добрый дедушка директор не заступился за своего Золотого Мальчика. И сразу после того как Поттера посадили в Азкабан, принялся готовить к бою нового Избранного... Как же тебе не везёт в жизни Поттер. А если бы тогда ты не оттолкнул меня, наши жизни могли бы сложиться по-другому.
  Вдруг крики стали намного громче. Малфой чуть удивленно повернул голову в сторону 'сражающихся'. Ну, конечно, кто-то проклял Спасителя. И теперь вся эта тупоголовая гриффиндорская братия с воплями носится вокруг Лонгботтома, вместо того что бы доставить его в больничное крыло. Хм-м. И когда это Грейнджер научилась так мстительно улыбаться? Как не стыдно радоваться беде своего товарища. Что ж, похоже, он нашел себе временного союзника, в честности которого пока не приходилось сомневаться. Да, если бы кто-нибудь год назад, посмел бы мне сказать, что я всерьёз буду думать о союзе с грянокровкой я бы заавадил его на месте. Но в такое время как сейчас, приходиться поступаться некоторыми традициями.
  Малфой грустно вздохнул, поднимаясь с земли. Придется окопаться в библиотеке и ждать эту... гряз... гриффиндорку там. И если им всё-таки удастся договориться, надо будет прекратить называть её грязнокровкой даже мысленно. Да, это будет очень тяжело. Но будем надеется, что это, в конце-концов, оправдается.
  
   Глава 10
  
   "Замечательное утро, - думал Невилл, вылезая из кровати. Но его настроение испортилось сразу же, как только он вспомнил о том, что его ждёт вечером. - И почему Снэйп до сих пор не свернул себе шею. Насколько бы проще жилось бы и мне, и окружающим!"
   Не спеша спустившись по лестнице в гостиную его факультета, подросток думал о том, что же он сегодня ответит Мастеру Зелий на его оскорбления. Гриффиндорец предпочитал не вспоминать о том, что когда он стоит перед профессором зелий, все мысли исчезают из головы. Никто не посмеет сказать, что Невилл Лонгботтом - трус, наверняка Снэйп накладывает на него какое-то заклятье, мешающее ему сосредоточиться. Вдруг мальчишку что-то дернуло за ногу, и он упал. За спиной послышался издевательский смех. В бешенстве вскочив, покрасневший Лонгботтом повернулся к своим обидчикам, и в ту же секунду испуганно отступил. Перед ним был третьекурсники Слизирина, а за их спинами стоял почти весь седьмой курс этого факультета. Новый Золотой Мальчик продолжал пятиться со страхом смотря на своих обидчиков.
   - Ладно, Лонгботтом, вали отсюда скорее, - насмешливо сказал кто-то из старших студентов. Невилл поспешно развернулся и побежал, но перед самым поворотом коридора, он вновь споткнулся и опять упал на холодный пол. Снова послышался издевательский смех за спиной.
   Через пятнадцать минут самый известный гриффиндорец школы, пришел в Большой Зал на завтрак. Про недавний инцидент он старался не вспоминать, рано или поздно он отомстит этим Пожирателям Смерти. Невилл с аппетитом ел яичницу с беконом и продолжал обдумывать свою месть.
   Вдруг большой зал наполнился звуком хлопанья сотен крыльев - совы принесли почту. Перед Лонгботтомом сели две птицы, мальчик небрежно забрал у пернатых газету и письмо. Высокомерно проигнорировав желтоватый конверт, Лонгботтом принялся за чтение газеты.
   "Так, что тут у нас, - думал Невилл, небрежно переворачивая страницы. - Ну, что за идиоты! Почему в аврорате сидят всякие криворукие, не могут справиться с десятком Пожирателей. Вот если бы я был там, то ни один скользкий гад ни ушел бы... Поттера так и не нашли, кто вообще работает в Министерстве? Кажется, они там сидят ни на что не способные болваны. Что ж, похоже, больше ничего интересного. Теперь посмотрим, кто мне написал... О, профессор Дамблдор вызывает меня к себе. Интересно, что он мне скажет. Надо рассказать ему о слизнях... В конце-концов, директор обязан заботится обо мне".
   Входя в кабинет директора Хогвартса, мальчик продолжал строить догадки о причине его вызова "на ковёр".
   - Невилл, мальчик мой, я очень рад тебя видеть. Садись, пожалуйста. У нас ждёт очень серьёзный разговор.
   - Спасибо, профессор Дамблдор. Я тоже очень рад... Но... Что-то случилось? - Обеспокоенно спросил юноша, видя печальное лицо директора.
   - Видишь ли, мой мальчик. К сожалению, у меня очень плохие новости, - сказал Альбус Дамблдор, глядя в испуганные глаза, сидящего напротив него, мальчишки. - На дом твоей бабушки совершили нападение Пожиратели Смерти. Мне очень жаль, но Августа Лонгботтом - погибла.
  
   ***
  
   - Доброе утро, Гарри, - с улыбкой поприветствовал юношу Дарен, входя в малую столовую. - Не ожидал увидеть тебя здесь так рано.
   - Привет. Мне просто скучно завтракать в одиночестве, и я решил составить тебе компанию, если ты конечно не против.
   - Нет, конечно. Чем планируешь заняться сегодня? До обеда я совершенно свободен, так что если хочешь можем осмотреть оставшуюся часть поместья.
   - Хочу, но на сегодня у меня несколько другие планы. А сколько времени готовиться зелье родства? - Напряженно спросил Гарри.
   - Если использовать готовую основу, то 2,5 часа. Если начинать с самого начало то 4.
   - Ты поможешь мне его приготовить? Без использования готовой основы.
   - Конечно, - Дарен щелчком пальцев вызвал домашнего эльфа. - Элди, подготовь пожалуйста лабораторию.
   - Да, хозяин, - эльф с громким хлопом исчез.
   - Как продвигаются твои занятия по верховой езде? - Сменил тему мужчина.
   - Честно говоря, пока не очень. Баньши меня не слушает совершенно, не будь со мной Эдварда, она непременно сбросила, - со вздохом сказал подросток.
   - Ты должен добиться её уважения, а этого не случиться до тех пор, пока ты не перестанешь её бояться. Кстати, Дайяна просила передать тебе, что дня через три у тебя начнётся фехтование.
   - Ну, и зачем оно мне надо? - недовольно спросил подросток.
   - Потому что тебе надо заниматься спортом.
   - Ну, почему именно фехтование? Я же никогда не смогу стать хорошим фехтовальщиком, слишком поздно начинать.
   - Ты преувеличиваешь, зелья способны на многое.
   "К тому же каждый уважающий себя аристократ должен уметь держать шпагу в руках, в противном случае осмеют так, что потомка аукаться будет", - подумал Дарен.
   - Опять придётся пить какую-то гадость. Надоело.
   - Ты доел? - дождавшись ответного кивка, мужчина поднялся из-за стола. - Ну, что пойдём займёмся зельем?
  
   ***
  
   "Сегодня самый счастливый день в моей жизни, - думал Гарри, лежа в кровати". Неудивительно, Дарен не солгал, сказав, что мальчик его младший брат.
   Что ж, теперь можно не мучатся от одиночества, не мечтать о счастливой любящей семья. Да, многие могут сказать, что это за семья состоящая только из одного любящего тебя человека... Но... это же человек, который тебя действительно любит, которому не безразлична твоя судьба... И это уже не мало, особенно для такого человека как Гарри.
   Но в бочке мёда, как всегда, оказалась ложка дёгтя. Юноша принадлежал к одной из древнейших аристократических семей, и теперь он должен с достоинством носить имя данное предками и в полной мере выполнять все обязательства, накладываемые этим именем. И теперь думая о предстоящей жизни Гарри не мог не содрогнуться, представляя сколько ему предстоит выучить. А ведь всем аристократам с самого детства начинают преподавать такие предметы как генеология, этикет, фехтование, конная езда и многое-многое другое. А ему на это выделяется только год. Почему год? Потому его должны будут представить на ежегодном балу в Министерстве. И никак этого избежать нельзя, иначе оскорбишь все аристократические рода магической Англии.
   "Да-м, впереди много работы, даже очень много. Но теперь со мной будут те кто поддержит меня в трудную минуту и поможет, если мне понадобиться помощь. К тому же сейчас не надо постоянно бояться за свою жизнь, куда бежать, кого-то спасать... Я смогу спокойно заняться своими делами не отвлекаясь на различные "приключения". Всё хватит нагеройствовался уже, на всю оставшуюся жизнь, - подумал молодой человек, засыпая после долгого дня".
  
   ***
  
   "Как я тебя ненавижу, ты заплатишь мне за все унижения. Ты будешь молить меня о пощаде. Я не успокоюсь, пока не сотру эту насмешливую улыбку с твоего лица. Обещаю..."
  
  
  
   Глава 11
  
  
   - Привет, Грейнджер, - услышала насмешливый голос Гермиона.
   - Малфой, что тебе от меня надо? - спросила девушка вытаскивая волшебную палочку и направляя её на блондина.
   - Не кипятись, Грейнджер, мне надо с тобой поговорить, - очень серьёзно ответил ей юный аристократ. Сначала девушка хотела высмеять эти слова, но внимательнее посмотрев на собеседника, убрала волшебную палочку.
   - Что тебе отменяя понадобилось, Малфой?
   - Присядем? Я хотел поговорить о нашем общем "друге" - Лонгботоме. Я вижу ты тоже не в восторге от него.
   - Он мой друг...
   - Сколько напыщенности и фальши, Грейнджер, - насмешливо прервал её блондин. - Я прекрасно знаю, как ты относишься к новому "Золотому мальчику". И я хочу предложить тебе договор.
   - Что за "договор"?
   - Ты наверняка в курсе того, что наш глубокоуважаемый директор рассказывает своим "приближенным", как готовит нашего "героя", и многое другое. Я хочу, что бы ты рассказывала мне об этом.
   - И что мне за это будет, - по деловому спросила девушка. Слизиринец выглядел удивленным, он ожидал, что придётся долго склонять девушку к сотрудничеству, и такое быстрое "согласие" несколько выбило его из колеи.
   - Возможность занять в Министерстве хорошую должность с возможностями дальнейшего продвижения по карьерной лестнице. Насколько мне известно, ты хотела попасть в отдел Международных связей, но уверяю тебя туда попадают только избранные. И без моей помощи, точнее без помощи моего отца, ты туда никогда не попадёшь.
   - С чего твоему отцу помогать мне?
   - Тебе? Ты ему совершенно безразлична, он помогает мне.
   - Малфой, мне прекрасно известно, что твоя семья поддерживает Волдеморта, и мне также известно как он к нам относится...
   - Грейнджер, Тёмный лорд далеко не такой безумец как ты представляешь. Он прекрасно понимает, что без гряз... маглорождённых волшебников, магический мир погибнет, чистокровных слишком мало, более того, - слизиринец поморщился. - Многие аристократические рода просто вырождаются, сейчас среди них не так много талантливых волшебников.
   - Значит ты мне, фактически, предлогаешь встать на сторону Волдеморта? - спокойно спросила девушка. От такой постановки вопроса юный аристократ несколько растерялся, но через несколько секунд пришел в себя.
   - Да, Грейнджер, именно это я тебе и предлагаю.
   - А ты не боишься, что после нашего разговора я пойду и доложу обо всём директору.
   - Нет, если ты не подпишешь вот эту бумагу, - молодой человек положил на стол лист пергамента исписанный каким-то текстом, - встав из-за стола забудешь о чём мы говорили, точнее не забудешь, а будешь помнить совсем другой разговор.
   - Что это? - напряженно поинтересовалась девушка.
   - Договор о неразглашении. Подписав его, ты не сможешь ничего рассказать, никому. Никаких обязательств он на тебя более не накладывает.
   Девушка осторожно взяла в руки пергамент и внимательно прочитала. Да, очень не хочется брать на себя какие-либо обязательства, но похоже ничего не поделаешь. Кроме того, всё действительно так, как и сказал Малфой. Девушка решительно достала палочку и коснулась ею края пергамента, ту же процедуру повторил и блондин.
   - Ну, и каков твой ответ?
   - Пока никакой, я должна подумать над твоим предложением, Малфой. А теперь извини мне пора, - сказала девушка поднимаясь из-за стола.
   "Ты согласишься, - подумал слизиринец, глядя в спину уходящей девушке, - ты уже согласилась, просто пока не осознала этого".
  
   ***
  
   Немолодая уже женщина сидела перед камином и насмешливо улыбалась. "Старый идиот всё ещё верит, что у него всё под контролем. Для него будет полной неожиданностью, когда всё пойдет прахом. После того как старый маразматик упокоится, можно будет заняться этим полукровкой, этой пародией на Тёмного Лорда. Единственное, что вызывает опасения - это побег мальчишки из Азкабана. Хозяин был недоволен... Ничего придёт время и Поттер объявиться, не может не появиться, он же гриффиндорец. И тогда он умрёт, ему уже давно нужно было отправиться к своим обожаемым родственничкам. Но лучше бы это произошло как можно быстрее всё-таки мальчишка странный, да пока он мало на что способен, но неизвестно каким он будет через несколько лет. Мерлин, от него всегда у всех, начиная от Министерства, заканчивая моим Господином, было огромное количество неприятностей.
   М-да, а кого этот длиннобородый *** сделал новым героем? Ему самому не смешно? Пусть он и облегчил нам задачу, но делать это недоразумение "знаменем" светлых сил... Но ему хочется всё контролировать, а мальчишка Поттеров начал выходить из под контроля. Ох, Альбус, Альбус, именно это тебя и подведет. Человек, как бы ему не хотелось, не может контролировать всё на свете..."
  
   ***
  
   - Спокойной ночи, Дарен, - сказал невысокий черноволосый юноша, выходя из комнаты.
   - Доброй ночи, Алекс.
   Молодой мужчина с улыбкой смотрел в спину уходящего мальчика. Что ж, после стольких лет он нашел своего младшего брата... И терять его не собирается. Проклятая магия Хогвартса, ему всё-таки придётся отправить Алекса в школу. Хорошо, что пока есть время подготовить мальчика к возвращению. Придётся просить Северуса заниматься с Алексом окклюменцией, нам совсем не нужно что бы кто-то посторонний узнал нашу тайну.
   Надо подумать, что делать с той информацией, что предоставил мне Раден. Стоит ли мне связываться с Тёмным Лордом, и что он нам сможет дать в обмен на сведения, которые я могу предоставить. Северус сказал, что в последнее время он стал более адекватным, но насколько? Нет, все-таки, пока не стоит связываться с ним... Но Дамблдор, никогда бы не подумал, что Великий Светлый Волшебник, способен на такое. Не каждый Темный Лорд, с такой безжалостностью уничтожал других людей. И, на счёт других людей, что делать с Лонгботтомом? Мальчик не виноват, что стал разменной монетой в руках директора. С другой стороны, сейчас и без него хватает проблем, к тому же пока я ничего не могу сделать... "Ладно, о Лонгботтоме можно будет подумать позже... Я не был у Натали уже несколько недель, пожалуй стоит навестить её..."
Оценка: 5.49*97  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"