Оникс Рина: другие произведения.

Том 2. Запах безумия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:

  ТОМ II. Грани одержимости. Запах безумия
  
  Глава I.
   Никогда не переходи дорогу дьяволу
  Из писем Ариан к Ричарду
  
  Март, 1816 год.
  Рейфорд задумчиво изучал своего позднего посетителя. Невысокий, неприметный, даже тщедушный мужчина. Казалось бы, в нем нет ничего, что отличало бы от сотен других: небогатый, но и не бедный костюм, не красавец, но и не урод, он весь будто был создан из отсутствия крайностей. И еще был одним из тех, кто работал на виконта уже на протяжении многих лет. Прекрасная ищейка. В делах Рейфорда, чтобы оставаться на высоте, нужно было не только обладать незаурядным умом, возможностями и иметь определённые связи, еще необходимо было знать очень многое и уметь не оставлять за собой следов. Шпионские игры? Отнюдь. Деньги - вот что правило этим миром. Виконт пока только не знал, какие новости принес ему мистер Бэрроу - сделку или что-то, что могло пролить свет на старое дело.
   - С чем вы пришли? - Рейфорд приподнял бровь. - Я вас не видел уже довольно давно.
   - Вы знаете, что я не люблю оставлять дела незавершенными, милорд, - прошелестел голос его собеседника. - Мне есть, чем вас порадовать.
  Он положил несколько исписанных листков бумаги на стол. Виконт заинтересовано взял их и вчитался в мелкий подчерк осведомителя:
  "Лейтенант Норман Флеминг, тридцать два года. Отец Тревор Флемнг - сквайр, скончался в 1812 году. Мать - Розалинда Флеминг, в девичестве Уолтон, скончалась в 1790 году при невыясненных обстоятельствах. Братьев и сестер нет. После смерти отца Норман проигрывает почти все в карты и быстро обрастает долгами. Он вынужден продать небольшое поместье и рассчитаться с кредиторами. Тетка со стороны матери - Кристина Престон покупает для племянника офицерский патент лейтенанта легкой пехоты. На большее у нее не хватает средств. В скором времени Норман Флеминг отбывает на место службы, а также принимает участие в Бельгийской компании. После победы над Наполеоном подает в отставку и возвращается в Англию, некоторое время сорит деньгами, а после исчезает, как только заканчиваются средства.
  По отзывам соседей с детства был склонен к насилию, мучил кошек и щенят. По слухам, вынудил свою тетку потратиться на него, угрожая ей расправой. Согласно отзывам со службы: спокоен, но выходит из себя, если ему перечат, издевался над подчиненными, на его счету несколько драк, порой из-за женщин. Спустя год службы его проступки неожиданно прекращаются, а он заводит дружбу с некоторыми солдатами. При Ватерлоо ничем не отличился.
  В настоящее время обитает в дешевой ночлежке и постоянно пьет в одном из притонов на окраине Лондона. Чем конкретно зарабатывает на жизнь неизвестно, но поговаривают, что берется за любую грязную работу".
   - Вы уверены, что это он? - Рейфорд отложил отчет и тяжело посмотрел на осведомителя.
   - Уверен, милорд, - мистер Бэрроу достал из кармана небольшой мешочек, перевернул его и вытряхнул на стол кольцо, которое виконт не мог не узнать.
  Грэм быстрым движением схватил украшение, на мгновение сжал, а потом внимательно осмотрел его:
   - То самое. Ошибки быть не может, - виконт заговорил глухо. - Как оно к вам попало?
   - Воры. Флеминг не собирался с ним расставаться. Он носил его на шее и говорил, что это его талисман, который приносит ему удачу. Якобы прекрасная леди вручила его ему, когда он спас ее во время кампании Веллингтона. Возможно, так оно и было или это совпадение: ему везло в карты, женщины баловали его своим вниманием... Но в один момент, когда он был пьян от выигрыша воры поживились за его счет - украли все ценности и деньги. С тех пор, его дела пошли под откос, а Флеминг шлет проклятия на тех, кто похитил его талисман.
  Рейфорд поднялся, обошел стол и остановился возле осведомителя, а затем резким движением руки сжал его горло:
   - И как давно кольцо попало к вам, Бэрроу? - он дождался, когда собеседник захрипит и ослабил хватку. - Вы знали, что я хочу получить сведения немедленно. Так в чем дело? Вы явно потратили не одну неделю, чтобы узнать все это. Сначала поиски вора, потом Флеминга, потом информации о нем. Решили, что можете решать, что стоит мне скармливать? Не опасаетесь, что на корм пойдете вы?
  Рейфорд пристально изучал взгляд своей жертвы - полог отрешенности слетел с осведомителя и он пытался разжать руку виконта, отчаянно глотая воздух. Грэм еще немного ослабил пальцы, чтобы Бэрроу мог заговорить.
   - Простите, милорд. Я умоляю, простите. Больше такого не повторится.
   - Правильно, Бэрроу, не повторится. Вы ведь знаете, что я не предупреждаю, а убираю сразу, - виконт улыбнулся, заметив, как задрожал, осведомитель. - Но для вас, за прошлые заслуги, я сделаю исключение. Живите.
  Грэм разжал руку, усмехнулся и вернулся на свое место, наблюдая, как откашливается его собеседник.
   - Налейте себе, - виконт качнул головой на графин с бренди и достал тяжелый кошелек из верхнего ящика. - Наличные, мистер Бэрроу, как вы предпочитаете. И вся сумма, которой вам не придется делиться, как вы и хотели.
  Осведомитель вздрогнул и дрожащей рукой поднес бокал к губам, делая щедрый глоток обжигающего напитка.
   - Я учел свои ошибки, милорд. Благодарю вас за предоставленный шанс себя оправдать.
   - Не стоит, - Рейфорд потянулся. - Теперь вы знаете, что вас ждет. А пока забирайте свои деньги и проваливайте.
  Виконт пронаблюдал за тем, как Бэрроу поднялся, суетливо взял кошелек и, поклонившись, удалился, поднимая воротник повыше. Рейфорд потер подбородок и закончил писать две записки. Какие наивные люди его порой окружают. Он никогда не давал второго шанса, тем более тем, кто столь много знает и столь ненадежен. Вот только зачем ему труп в собственном кабинете?
  
  Несколько часов спустя виконт остановился возле одного из множеств притонов восточной части Лондона. Сейчас вряд ли бы в нем признали лорда. Одежда была добротной, но не привлекала к себе излишнего внимания. Он производил впечатление любителя острых ощущений, вышедшего ночью на охоту. Таких предпочитали обходить стороной, не желая связываться. Рейфорд вполне мог себя защитить: два ножа, которыми он мастерски пользовался и заряженный пистолет, а также несколько человек подкрепления, сейчас стороживших снятых лошадей. Он знал, кого брать с собой. Тех, кому стоило давно выстроить виселицу, и кто был должен ему столь многое. Они никогда ничему не удивлялись и не задавали вопросов. Мастера своего дела. Рейфорд коснулся кольца, спрятанного под курткой и, наконец, вошел внутрь.
  Несколько секунд его разглядывали, изучая, кто он такой. Виконт оскалился, и все тут же вернулись к своим занятиям: картам, дешевой выпивке и визгливым проституткам. Ночь была в самом разгаре. Нужного ему человека Рейфорд заметил сразу: он единственный был в давно нестиранной форме военного, сидел в углу за барной стойкой и потягивал местное пойло. Флеминг еще не был достаточно пьян, но это исправляется просто. Настало время поговорить.
   - Норман? Ты ли это? - Рейфорд хлопнул его по плечу, требуя внимания.
   - Простите? - Флеминг мутно осмотрел его, пытаясь вспомнить.
   - Как? Ты не помнишь меня? Это же я, Джон Милтон. Мы одно время служили вместе, пока нас не перебросили в другое место. Тогда знатно гуляли - дамочки, выпивка, карты. Эх, славные были денечки.
   - Джон? - Норман явно не мог вспомнить его среди той череды лиц, с которыми пил в первые годы своей службы, но не хотел показаться невежливым. - Кажется, припоминаю. Прости, у меня не лучшие времена.
   - Ничего, - Рейфорду оставалось доиграть эту сцену. - Эй, толстяк, неси нам лучшего пойла, что у тебя есть. Я угощаю. И поставь от меня ребятам, я встретил старого друга.
  Хозяин резво для своих габаритов поставил перед ними по кружке с выпивкой, а сзади раздался одобрительный рев, когда завсегдатаи получили свою порцию. Теперь, даже если что-то всплывет, они все будут утверждать, что Норман ушел отсюда в обществе своего старого друга.
   - Почти пришли, - Рейфорд усиленно изображал пьяного, поддерживая шатающегося Флеминга. - Правда, мне пришла в голову замечательная идея продолжить вспоминать прошлое у меня?
   - Отличная, - Норман говорил заплетающимся языком. - А самое главное, что ты обещал мне работку.
   - Конечно, - виконт похлопал его по плечу, краем глаза наблюдая за тем, как его люди следуют за ними. - Ты будешь в восторге от нее, незабываемо.
  Они подошли к заброшенному зданию, которое уже очень давно было выкуплено подставным лицом, и Рейфорд ловко затащил своего несопротивляющегося собеседника внутрь. Если бы Флеминг не был столь пьян, он бы обратил внимание на наглухо заколоченные окна и слишком явную тишину вокруг. Виконт давно переоборудовал тут все. Ход на второй этаж заколочен, пространство расчищено, но сейчас его интересовало не это, а добротный подвал, который он тут обнаружил.
   - Где у тебя свечи, Джон? - Флеминг пошатнулся, но устоял.
   - Идем, мой друг. Я тут временно живу, - виконт увлек его к подвальной двери. - Спускайся, там светло. Я устроился здесь, когда начал скрываться.
  Норман послушно пошел вниз, придерживаясь за стенку. Виконта поражало, что Флеминга ничего не смущает. К этому времени, он планировал уже затаскивать его, сопротивляющегося туда, а эта мразь шла туда, как корова на скотобойню. Впрочем, не ему на это жаловаться. Рейфорд задвинул засов и начал спускаться вниз, на ходу снимая куртку. Он обнаружил Флеминга рассеяно озирающегося посреди пустого подвала, освещенного дюжиной свечей.
   - Как ты здесь живешь, Джон? - Норман явно недоумевал. - И где выпивка?
   - Знаешь, - Рейфорд бросил куртку на мешки с песком и закатал рукава рубашки, - я не Джон.
  Флеминг обернулся, впервые встречаясь с ним прямым взглядом.
   - А кто? - он некрасиво икнул и попятился на несколько шагов.
   - Мое имя не имеет значения, - виконт достал из-под ворота цепочку с кольцом. - Узнаешь?
   - Мой талисман! - Флеминг дернулся, но вовремя остановился, не решаясь подойти. - Это ты! Ты украл его и мою удачу!
   - Нет, Норман, - Рейфорд достал один из ножей и коснулся лезвия. - Я вернул его. Оно принадлежало моей жене.
  Флеминг побледнел и протрезвел от ужаса.
   - Я не понимаю о чем ты, - он сжал губы.
   - А я думаю, понимаешь. Конец июня 1815 года, Шарлеруа. Красивая одинокая женщина на черной лошади с белыми носочками. Каштановые волнистые волосы, зеленые глаза, белая кожа. Она просила ее отпустить, но у нее ничего не было, кроме этого, - виконт помахал перед лицом Флеминга цепочкой. - И ты решил, что она рассчитается с вами по-другому.
   - Она мертва, - Норман сделал еще шаг назад, вжимаясь в стену. - Французская шлюха мертва. Это ложь.
   - О, нет, Норман, - Рейфорд почти промурлыкал. - Она жива. И я знаю все, что там произошло. Твоя смерть будет долгой-долгой. И ты мне расскажешь все. Кто там был еще и где мне их искать. За это я убью тебя чуть быстрее. Каждое имя будет приближать твою смерть, и ты будешь рад этому. И кричи, Норман, кричи. Тут тебя никто не услышит...
  
  Спустя несколько часов Рейфорд вышел из дома, неся на плече мешок. Будет сложно опознать в этом куске мяса Нормана Флеминга. Когда он рассказал все, что знал о своих старых дружках, Рейфорд, наконец, позволил себе получить удовольствие от того, что почти разделал его на части. Этот ублюдок поверил, что откровенностью приблизит свою смерть. Нет, Рейфорд не собирался так просто его отпускать. В конечном итоге он умер от ран, нанесённых в живот и от потери крови. Долго и мучительно. Той смертью, на которую он обрек его жену.
  Виконт перекинул мешок через седло и вскочил на лошадь, направляясь к Темзе. Его молчаливые спутники разделились. Первый зашел в дом, чтобы убрать кровавый песок и потушить свечи, второй ехал следом за ним. Когда они прибыли к реке, виконт спрыгнул и подошел как можно ближе к воде, развязал веревку, стягивающую горловину, и осторожно вытряхнул в воду тело Флеминга, наблюдая, как его подхватывает течение.
   - Его найдут нескоро, милорд.
   - Знаю, - Рейфорд кивнул головой. - Поехали к тебе. Мне нужно переодеться.
  Виконт вернулся в седло и тронул лошадь с места. Остались незначительные детали: сжечь всю одежду и отмыть от крови лошадиный бок. Он не чувствовал спокойствия, так как считал, что Флеминг заплатил недостаточно. Если бы виконт мог его воскресить и убить снова, потом снова и снова, пока не решит, что хватит... Но Флеминг был уже мертв, в отличие от двоих из его дружков. Другие сдохли раньше, чем Рейфорд успел до них добраться. Очень жаль. Он думал, что стоит предпринять для начала поисков и неожиданно услышал бормотание своего спутника:
   - А что хотел этот подонок получить? Он перешел дорогу дьяволу...
  
  
  
  Глава II.
   Согрей меня. Я так хочу снова согреться.
  Из писем Ариан к Рейфорду
  
  Апрель, 1816 год.
  Зима в этот раз была слишком холодной, а, может, мне просто так казалось. Я скользила в те дни, подобная тени самой себя. Тихие шаги, бесцветная речь. Тогда, когда Рейфорд отказался меня отпустить, я надеялась попробовать снова. Может быть, через несколько недель решиться и нанести ему визит, чтобы поговорить. Ведь так долго мы просто не говорили. Произносили слова, не понимая друг друга. Хотя, вероятно, так было с самого начала наших отношений. И мне некого было винить в этом, только себя - когда-то наивную, глупую и импульсивную. Мое воспитание и покойный родитель так ничему и не научили меня.
  Жаль, но и этой малой надежде не суждено было исполниться. Спустя неделю, после получения ответа от виконта мне неожиданно пришло письмо от Ричарда, графа Холланда. Мы не переписывались с тех пор, как я уехала в Европу, а по возвращению я не могла позволить себе написать ему или его жене. Я не стоила их внимания.
  Ричард писал, что сожалеет, если чем-то обидел меня, так как я не ответила ни на одно из его писем. Интересовался моим здоровьем и выражал надежду на мое выздоровление, передавал привет от своей очаровательной супруги и делился радостной вестью о том, что стал отцом маленькой леди. А потом аккуратно сообщил, что, похоже, мой супруг вернулся к своим старым привычкам и посещением тех мест, куда добропорядочные мужья не ходят.
  Конечно, граф выразился очень завуалировано, но я не первый год знала Ричарда и не впервые слышала о привычках супруга. Значит бордель. И судя по всему сразу же после получения моего письма. Что ж, я не имела права упрекать его в чем-либо, когда сама отказалась от его любви. Просто в тот момент мне стало холодно.
  Я замерзала всю зиму и начало весны, кутаясь в шаль, скользя по комнатам майоратного поместья, когда наносила туда редкие визиты для проверки. Дрожала от холода в своей спальне, глядя на яркие языки пламени. Чувствовала свои ледяные пальцы, убирая белую прядь волос от лица. Я замерзала, а потом у моего дома остановилась карета Рейфорда.
  Я смотрела в окно на то, как вокруг нее засуетились слуги, выгружая вещи и начиная поднимать их наверх. Виконта еще не было видно, и я поняла, что он сначала направился в Рейфорд-холл. Осталось проверить, сколько стоили слова по поводу моего дома. Я спустилась вниз, кутаясь в теплую шаль. Внутренний озноб еще не прошел, но за долгое время я вновь почувствовала здоровую злость. Силясь удержать это чувство, я остановилась на крыльце и заставила слуг прекратить свою работу.
   - Я давала разрешение на то, чтобы кто-то посещал мой дом? - дворецкий, который руководил процессом, дернулся и забормотал что-то по поводу приказа милорда.
   - Разве милорд хозяин этого дома? - жестом я приказала всем замолчать. - Хозяйка здесь я, а, значит, подчиняться вы будете лишь моим приказам. Погрузите все вещи обратно и отошлите карету в Рейфорд-холл, я не желаю видеть виконта жильцом своего дома. Можете передать ему, что возникни у него желание со мной пообщаться, он вправе сделать это в том порядке, который предусмотрен для всех посетителей.
  Отдав приказание, я внимательно пронаблюдала за тем, как слуги вновь укладывают вещи виконта в карету, и она трогается с места, отъезжая от моего дома. Я поднялась наверх и заставила себя войти в спальню мужа, чтобы проверить, насколько точно было все выполнено. Как я и подозревала, дорожный саквояж мужа был хитро спрятан неподалёку от гардеробной. Камердинер у виконта был почти виртуозом. Я хмыкнула, даже немного развеселившись и, подняв саквояж, спустила его вниз, оставив стоять на крыльце.
  Рейфорд прибыл спустя четверть часа после отъезда кареты. Спрыгнул с лошади и подошел к демонстративно стоящему на крыльце саквояжу. Виконт поднял голову, безошибочно находя мои окна, и встретился со мной взглядом. Я не пряталась за занавеской и закрытым окном, а стола у распахнутой рамы, вдыхая все еще холодный воздух. Рейфорд довольно улыбнулся и приподнял бровь, мне же оставалось отчетливо одними губами проговорить: "Вон". Виконт рассмеялся, легко поднял саквояж и, насвистывая, направился обратно к ожидающей его лошади. И почему мне казалось, что даже этот раунд я проиграла?
  Рейфорд посетил меня спустя день, после своего неудачного приезда. Он передал мне свою карточку и пожелал выпить кофе, ожидая, пока я спущусь. Я застала его нетерпеливо расхаживающим по небольшой гостиной. Кофе стоял на столике явно нетронутым, а на диване лежал какой-то объемный сверток. Виконт заметил мое появление и проговорил:
   - Мне есть, что сообщить тебе, Ариан.
   - Думаете, мне стоит вас слушать? - я изучала знакомые черты и видела, что Рейфорд напряжен.
   - Придется, - виконт сделал несколько шагов ко мне навстречу. - Во-первых это.
  Рейфорд кивнул головой в сторону свертка:
   - Здесь мужские костюмы для верховой езды. Ты найдешь тут: брюки, жилеты, рубашки, курточки и подходящую обувь. Все по твоим меркам. И не удивляйся, Ари. Я давно знаю о том, что ты предпочитаешь мужское седло. Теперь у тебя будет возможность ездить так, как ты того желаешь, но лишь здесь. С конюхами я поговорю и прикажу перевести сюда лошадей. Никто не скажет о тебе ни слова, если хотят и дальше спокойно жить.
  Я пораженно смотрела на супруга, а он, будто этого не замечая, вытащил пачку документов и бросил его на тот де столик, рядом с чашкой кофе.
   - Во-вторых, эти документы тебе нужно просмотреть и отослать свои решения своему поверенному. Кроме того, меня выводит из себя твой финансовый консультант, утверждая, что его гений, никто должным образом не ценит, за исключением тебя. Он требует встречи и блещет безумными идеями насчет вкладов и акций. Признаться, это стало для меня немалым сюрпризом, хотя и подозревал, что именно ты руководишь своими финансовыми делами. Мое почтение, моя прекрасная жена, я воспользовался двумя из твоих схем и стал богаче на десяток тысяч фунтов, - Рейфорд насмешливо поклонился, не спуская с меня своего внимательного взгляда.
   - И, наконец, в-третьих, - одним почти прыжком виконт преодолел расстояние, разделяющее нас, и ухватил меня за руку.
  Крепко удерживая меня, хотя я и не пыталась вырваться, ошеломленная теми новостями, который сейчас обрушились на мою голову, виконт разжал мой кулак и быстро натянул на палец кольцо. Вот тут я и дернулась, а потом забилась, пытаясь, избавится от ободка, сжимающего мой палец. Я видела то самое кольцо, которое, казалось, навеки похоронила в своих кошмарах. Нет, нет. Только не оно. Я забилась еще сильнее, начиная безумно сопротивляться, а Рейфорд вместо того, чтобы отпустить меня, сильнее прижал к своему телу и хрипло зашептал на ухо:
   - Тише, Ари, тише. Это не то кольцо. Неужели ты считаешь меня таким чудовищем, которое бы надело на свою жену ту вещь. Тише, Ари. Это кольцо просто, похоже, оно совсем новое, я заказал его у знакомого ювелира перед тем, как начал собираться сюда.
   - Сними его с меня, - я едва узнавал свой сдавленный голос. - Пожалуйста, Грэхем, сними.
   - Ари, он мертв, - Рейфорд заставил меня посмотреть себе в глаза. - Они все мертвы, Ари. Слышишь? Тебе нечего больше опасаться. Они мертвы.
   - Мертвы? - я дернулась еще сильнее и почувствовала боль в прокушенной губе. - Но как?
   - Ты думала, я позволю этим ублюдкам жить? - Рейфорд не отпускал мой взгляд. - Теперь я снова вправе надеть кольцо тебе на палец. Тогда, я не уберег тебя, а теперь ты снова моя.
   - А то кольцо? - я заставила себя спросить, не понимая, все еще не осознавая истину и то облегчение, которое на самом деле принесли мне эти новости.
   - Расплавлено. Его также больше нет, как и их.
   - Но это же фамильная ценность, - я перестала вырываться и вцепилась пальцами в рубашку мужа.
   - Нет, - Рейфорд взял мою руку с кольцом и поднес к своим губам, оставляя легкий поцелуй. - Это фамильная ценность, а остальное не имеет значения.
   - Даже ваш поход в бордель? - я не хотела этого говорить, но слова слетели, и я все же вырвалась из объятий мужа, спрятавшись от него за спинкой дивана.
   - Даже, если я посещу все бордели Лондона, - Рейфорд нахмурился и сжал губы. - Это ничего не изменит, но раз тебя заволновали мои похождения, думаю, это значит, что твое письмо было ошибкой.
   - Нет, не было, - я выпрямилась, понимая, что сейчас вновь скажу то, отчего замерзну, так и не начав оттаивать. - Я не люблю тебя, Натаниэль.
  Рейфорд резко выдохнул, а потом отвесил отрывистый поклон, развернулся и вышел, оставив меня на обрывках уже забытых чувств и вновь поднимающегося холода.
  
  Ночь не принесла мне облегчения. Старые кошмары, будто вновь вскрыли, и они наполняли холод моей души, заставляя еще сильнее кутаться в теплую накидку. Я боялась спать. Дом уже давно не наполняли звуки, а я все смотрела на горящий камин, погружаясь в странное состояние оцепенения. В тот момент мне показалось, что я все-таки схожу с ума. Себя я наблюдала как бы со стороны: я спустилась вниз и зашла в ту комнату, где величественно стоял рояль. Я не любила играть на нем, но обладала, как говорил мой учитель, ярким талантом, а сейчас мне так хотелось чем-то занять руки. Я села и положила руки на белеющие во тьме клавиши, и музыка повела меня.
  Сколько я играла, я не понимала, перебирая одну мелодию за другой. Сама себе я напоминала странный призрак, в белой сорочке, белом пеньюаре, который сполз, открывая одно плечо, с белой прядью волос. Быть может, Рейфорд был не так уж и неправ? Только в моем случае белый был цветом не безупречности, а скорби или безумия? Я не обратила внимания на то, что дверь открылась, и в комнату ступил незнакомый высокий мужчина. Мне бы закричать, позвать на помощь, но я краем глаза отметила, что он похож на джентльмена и, не прерываясь, заиграла дальше. Мужчина внимательно рассматривал меня, видимо, ожидая, каких-то слов, но я лишь отрешенно посмотрела на него. Тогда он решил представиться сам:
   - Миледи, - он отвесил положенный поклон. - Мое имя - Джордан Одел, граф Честер. Я друг и кузен вашего супруга. Лакей, что открыл мне дверь, сказал, что я могу подождать в гостиной, но я услышал звуки музыки и не смог удержаться. Вы прекрасно играете, леди Рейфорд.
  Я проигнорировала его представление, лишь отмечая про себя, что мужчина, действительно, довольно похож на Рейфорда, хотя и отличий было немало. Те же черный густые волосы, которые немного вьются, черты лица, особенно нос и губы, цвет глаз мне не было видно из моего положения и отсутствия полноценного света. Основным отличием был рост - граф был высоким человеком и я, скорее всего, едва доставала бы ему макушкой до подбородка.
  Не знаю сколько прошло времени, пока я молча продолжала играть, а мой новоявленный гость молча смотреть на это, не делая более попыток заговорить, когда дверь резко распахнулась, явив нам моего супруга - злого, как тысяча демонов и с заряженным оружием в руках.
   - Медленно, Джордан,- Рейфорд внимательно обежал взглядом комнату и меня, продолжающую отрешенно играть. - Очень медленно отойди от рояля и выйди из комнаты. Тебе следовало убраться отсюда сразу же, как ты понял, что меня тут нет.
   - Ты писал мне, чтобы я искал тебя в этом доме, Грэм, - граф хладнокровно отошел и направился к выходу, будто не замечая направленного на него оружия.
   - Еще одно слово, Джордан, и я пристрелю тебя, несмотря на годы нашей дружбы.
  Граф фыркнул и, наконец, закрыл за собой дверь, оставляя Рейфорда со мной наедине. Он положил пистолет на ближайшую полку и подошел ко мне, замерев за моей спиной. Я почувствовала, как его рука осторожно погладила меня по голове и резко мотнула головой, разрывая прикосновение и сбиваясь на фальшивую ноту. От неправильного звука я вздрогнула, обрывая затянувшееся сумасшествие, и сжала дражайшие руки на коленях. Виконт положил руки мне на плечи, прижимая к себе, и, согнувшись, вдохнул запах моих волос:
   - Иди спать, Ари. Твоим кошмарам давно пора уйти, - после чего сделал шаг назад и покинул комнату.
  
  
  Глава III.
   Спасение порой приходит там, где ты совсем его не ищешь.
  Из писем Ариан к Рейфорду
  
  Май, 1816 год.
  Неожиданно для меня самой, скачки, вскоре после приезда Рейфорда, стали моим спасением. Все предыдущее время я боялась даже подойти к лошади, мне, казалось, что повторится тот же кошмар: в одно мгновение я не справлюсь с ней, и этого мига хватит на то, чтобы меня с нее стащить. Именно поэтому раз за разом, я приказывала запрягать карету, стремясь забыть о том, что когда-то я мечтала о скачках. Теперь же все изменилось. Будто пытаясь доказать самой себе, что могу справиться, стать лучше или надеясь свернуть себе шею, я начала безумные скачки с самой собой. Рейфорд сдержал свое слово и в небольшой конюшне моего дома появились они: мой старый знакомец Ураган и Ромео - родной брат Дьявола виконта.
  Впервые, когда я вновь решилась сесть верхом, мне было страшно, и руки ходили ходуном, но я преодолела страх и взобралась на оседланного Урагана. Конь загарцевал подо мной, а потом я подала его вперед, все ускоряясь и ускоряясь. Так начались мои личные гонки с демонами. Я изучила каждый куст и каждую ямку дорог, тропинок и просто бездорожья. Знала, как на сумасшедшей скорости преодолеть любой барьер, но облегчение все не наступало. Потом, я призналась себе, что, действительно, пытаюсь свернуть себе шею. Но это знание не изменило моих скачек. После я добавила к ним и пистолеты, найдя удобную полянку для того, чтобы вдоволь пострелять. Я стреляла по деревьям и по нарисованной мишени, представляя свои кошмары и надеясь выстрелами убить их. А они не проходили. Избавлюсь ли я когда-либо от их влияния? Я не знала.
  Порой я чувствовала и даже видела, Рейфорда, который издали наблюдал за мной. Он никогда не подъезжал близко, хотя я думала, он догадывался с какой целью я езжу, как сумасшедшая. И я чувствовала благодарность ему за то, что они не вмешивается, позволяя мне подвергать себя опасности. От слуг я знала, что гость, нарушивший апрельской ночью мой покой отбыл по своим делам в Лондон, но, как говорили, вернется летом. Рейфорд же окончательно проигнорировал сезон и оставался в поместье, откуда слал много писем в столицу. Его никогда не волновали чужие неудобства.
  В тот день, я довольно рано закончила стрелять и собралась домой, надеясь проехаться по дальней дороге, ведущей к дому. Я затянула мешочек, в котором носила пистолет и принадлежности для его зарядки и влезла в седло. Ромео фыркал и рвался в галоп, который я ему вскоре предоставила. Мы почти летели над землей, когда я услышала громкие голоса, доносящиеся откуда-то слева. Не раздумывая, я повернула на шум - это были мои земли, и меня интересовало, кто безнаказанно на них находится. На поляне моим глазам предстала дивная картина, около пятнадцати лордов разного возраста и положения, переговаривались сидя верхом, пару раз мелькнуло имя Рейфорда, а я начала медленно разворачивать Ромео. Очевидно, что их встреча не предназначена для моих глаз, но я их знала, всех их. Меня представляли им на приемах, сначала как дочь маркиза, потом, как жену виконта. Волосы на голове вставали дыбом, когда я пыталась понять, что все эти люди забыли на неприметной поляне, тут. И зачем им нужен Рейфорд? Это совершенно не походило на дружескую встречу старых приятелей. Я еще сильнее дернула поводья, и Ромео громко всхрапнул, наконец, разворачиваясь в нужном направлении и вот тут меня заметили. Я пустила коня в галоп.
   - Стой! - мне в спину раздались проклятья и топот копыт. Меня решили преследовать.
  Может быть, стоило остановиться и представиться, может, я что-то не поняла, но страх толкал меня вперед и я все погоняла Ромео, надеясь уйти от погони. Вслед неслись голоса, которые обещали мне скорую расправу, если я немедленно не остановлюсь. Их было больше и в конечном итоге они начали загонять меня как лисицу на охоте. Пока меня спасало то, что я знала все пути, но Ромео уже устал от сегодняшних скачек, и меня нагоняли. Я вылетела на другую полянку, за которой начиналась дорога на Рейфорд-холл. Правда, путь мне преграждал высокий кустарник. Я знала, что Ураган с легкостью бы взял этот барьер, но Ромео не обладал подобной прыгучестью. Сзади нарастал шум погони, впереди была преграда, и я решила, что лучше все же сверну шею, упав с лошади, чем попадусь в руки этих людей.
   - Давай, мальчик! - я направила Ромео вперед, прижимаясь к самой гриве.
  Прыжок. И мы оказались с другой стороны. Там вновь послышалась ругань, и треск сучьев - загонщики искали новый путь. Я осмотрела своего коня и заметила, что бока уже ходят ходуном, а в уголках губ появилась пена - не уйти. Оставалось блефовать. Рывком я развязала свой мешок и вытащила оружие, наставляя его на первого появившегося преследователя. Они замерли, не решаясь приближаться.
  Сбоку неожиданно раздались скупые хлопки, и я скосила глаза, но появившееся новое лицо. Им оказался мой супруг, который подъехал и остановился в паре метров от меня, ненавязчиво преграждая путь преследователям.
   - Браво, господа! - его голос сочился едким сарказмом. - Мало того, что вы не поняли, что встреча назначена на моих землях, а не землях моей жены, так вы решили погонять ее, будто она дичь. Вы знаете, моя супруга попадает белке в глаз. Ну, кто хочет быть белкой?
  Мысленно, сквозь липкий ужас, я даже восхитилась. До этого Рейфорд вообще не видел в моих руках оружия, а, сейчас не поведя и бровью, утверждает мои таланты. Вообще он был прав, попасть в белку я могла, но из заряженного пистолета.
   - Пусть ваша жена опустит пистолет и убирается прочь! - кажется, это прорычал тот, в чей лоб я целилась.
   - Дорогая? - виконт вопросительно посмотрел на меня, а потом кивнул, вынуждая опустить оружие.
  После чего он вновь повернулся к своим собеседникам и вкрадчиво поинтересовался:
   - Репутация моей жены, безупречна, не так ли господа? Мы ведь не хотим, чтобы подробности сегодняшнего инцидента стали достоянием гласности? Это столь плохо сказывается на финансовом положении, долгах и сроках жизни, верно?
   - Отошлите ее прочь, Рейфорд! Мы с вами обсудим подробности сегодняшнего инцидента! - за всех ответил тот же человек.
   - Ариан, будьте столь любезны, оставить нас и подождать моего возвращения, - Рейфорд был сама любезность, хотя взгляд прожигал насквозь.
  Я судорожно кивнула и послала Ромео вперед, удаляясь от этих странных людей и их странных дел. Кто они все? И кто такой мой муж? Эти вопросы набатом бились в моей голове. Одно я знала точно, мне нужно бежать. Бежать, как можно скорее, не останавливаясь, не оглядываясь. Бежать.
  
  Рейфорд выехал из дома заранее, он знал, что Ариан еще ранним утром отправилась на прогулку и еще не возвращалась. После случая с Джорданом, он обязал слуг докладывать, когда и насколько она отлучается. Одно радовало, что расторопный лакей послал к нему гонца с известием о приезде гостя той ночью. Рейфорд еще никогда так быстро не собирался, чтобы добраться до небольшого дома своей жены. Не то, чтобы он не доверял своему другу и кузену. Он был одним из немногих людей, которым виконт мог доверить почти все. Но мысль о его жене, одной, в доме с его другом, вызывала в груди глухой рык. Слишком хорошо он помнил, как она, глядя ему в лицо, вновь повторила разделяющие их сейчас слова.
  Сейчас же Рейфорд направлялся на встречу с членами общества, в котором он состоял. Не то, чтобы это было столь официально, но было и каждый сезон было несколько крупных встреч, на которых он должен был присутствовать. Он и так весь прошлый год игнорировал их требования. Впрочем, пока он регулирует их финансы, это ему позволялось. Виконт надеялся, что Ариан по сложившейся своей привычке поедет по дальней дороге к себе домой и не обратит внимания на то, что творится на соседних землях. Рейфорд и так вынудил всех х приехать сюда, чтобы они могли встретиться и обсудить дела. Благо, до Лондона здесь было несколько часов езды. Появление Ариан спутало бы все планы. Слишком члены общества дорожили своей анонимностью, слишком не считались ни с чем и ни с кем, стремясь достигнуть своих целей, слишком много власти было в их руках.
  Его надежды не оправдались. Сначала он услышал шум и звуки проклятий, что заставило его ускориться и въехать на небольшой пригорок, с которого открывался хороший вид. Виконт огляделся и тут увидел то, что едва не заставило его поседеть. Его жену загоняли, как дичь, а Ариан вместо того, чтобы звать на помощь, намеревалась взять барьер из высоких кустарников. Рейфорд видел, что она сидит на Ромео и понимал, что не успеет ее остановить. Вот Ари прижалась к шее коня, и тот неожиданно прыгнул столь высоко. Тело его жены вытянулось в струнку, а потом Ромео приземлился с другой стороны. Виконт, не мешкая отправился к ней, отслеживая, как она вместо того, чтобы продолжить скачку потянулась к мешку. Ему предстояло сыграть свой акт так, чтобы вывести Ари из-под удара.
  Он смотрел на пистолет в руках своей жены и недоумевал, как он мог проглядеть наличие у нее оружия. Сколь долго она им владеет, откуда оно у нее и каково ее мастерство? Но вместо того, чтобы задавать эти вопросы, Рейфорд поинтересовался, кто из господ желает стать белкой, в которую она попадет. Как только Ариан уехала, Рейфорд жестко усмехнулся и протянул:
   - Начнем, господа? И первый вопрос: чего ради вы гонялись за моей обожаемой супругой?
   - Вам бы все издеваться, Рейфорд, - граф Адмейл подъехал поближе. - Она видела нас. Она знакома с нами. Сами знаете на этот счет наши правила довольно суровы. Что теперь подумает ваша супруга? Очевидно, что у нас какие-то совестные непонятные дела. Как и все женщины, она не преминет поделиться этим с другими.
   - Ошибка, граф, - Рейфорд усмехнулся. - Моя супруга отличается редкостным благоразумием в отличие от вас. Кроме того, я и так планировал ввести ее в курс некоторых дел. Теперь, когда Беатрис более со мной не работает, это совсем неплохо. Ариан всего лишь немного опередила меня.
   - Жену? - маркиз Карсли изумленно воскликнул, - Вы часом не свихнулись в поместье, виконт? Да, мы работаем с женщинами, но все они вдовы и умны.
   - А это не обсуждается, Карсли, - Рейфорд по-волчьи оскалился. - Я могу привести человека, за которого поручусь. Считайте, что привел.
  Вокруг загалдели, а виконт едва не рассмеялся. Вроде взрослые мужчины, а сейчас похожи на стаю всполошившихся сорок. Нужно лишь помнить, что это очень, очень опасные сороки.
   - Хватит! - этот голос Рейфорд узнал, маркиз Уоррен.
  Как удачно Ариан целилась в его лоб. Еще бы пустить туда пулю. Мечты, мечты.
   - Рейфорд в своем праве, - Уоррен ядовито улыбнулся. - А теперь, может быть, приступим к обсуждению того, ради чего мы, действительно, собрались.
  Виконт практически не слушал, о чем говорили остальные. Уоррен отлично выкрутился, признав его права, а ведь был первым, кто гнался за его женой. Сложись все иначе и ей просто свернули бы шею, представив все так, будто бы она свалилась с лошади. И все ради того, чтобы надавить на него. Только они просчитались, Ариан жива и сейчас наверняка вновь пакует вещи, а это значит, что ему стоит поторопиться, чтобы перехватить ее, тем более, что заходила гроза.
  Встречу Рейфорд закончил быстро. Несколько слов одному и другому, пара писем, переданных лично в руки, наметка ближайшего курса и обещание увеличить их состояние. Все как всегда, с небольшими отклонениями.
  Виконт, поглядывая на небо, ускорился и подъехал к дому Ариан, когда уже начал накрапывать дождь:
   -Где миледи? - он рявкнул так, что дворецкий подпрыгнул.
   - Леди Рейфорд заскочила в дом, приказав седлать Урагана, и вышла с небольшим саквояжем, укрепила сумку и уехала, - голос слуги слегка задрожал.
  Так он и знал. Рейфорд прикрыл глаза, понимая, что Ариан отправилась в Лондон к поверенному. Она еще не знала, что единственный документ, которым хоть как-то могла на него надавить, уже давно и далеко спрятан. А его самоконтроль подошел к концу, и первая стена, скрывающая его демонов, рухнула. Хищник вышел на охоту и легко взял след. Дождь усилился, значит, Ариан будет пережидать грозу. Единственное место, до которого она могла доехать за такой срок, был небольшой охотничий домик, который когда-то построили, а сейчас лишь поддерживали в хорошем состоянии. Осталось ее поймать. Рейфорд послал коня в галоп.
  
  
  Глава IV.
   Я понял, что должен обладать тобой без остатка, еще когда впервые увидел тебя.
  Из писем Рейфорда к Ариан
  
  Май, 1816 год.
  Дождь все же захватил меня, когда я расседлывала и привязывала Урагана под небольшим навесом у охотничьего домика. Вероятно, стоило продолжить путь, несмотря на грозу, но я помнила, какие здесь бывают дожди: поднимется сильный ветер, засверкают молнии, от капель воды ничего не будет видно, а гром заставит коня вздрагивать и гарцевать. Я не желала такого путешествия, хотя толком и не понимала, куда и зачем бегу. Скорее всего, таким образом, прорвалось мое желание уехать, и я нашла повод, который больше пугал меня, чем вдохновлял.
  Я и раньше подозревала, что мой супруг не так прост: все эти таинственный письма, порой странные документы и непонятные дела. Мне казалось, что это либо закулисные политические интриги, либо финансовые игры, которые порой были даже более жестоки и грязны. Но тайные общества? Встречи с влиятельными лордами в столь странной обстановке? Сразу же вспоминались непонятные действия на нашей свадьбе и его упорное стремление забрать пакет документов во Франции. Куда я влезла по незнанию? И чем теперь мне это грозит? В то, что Рейфорд выйдет сухим из воды я не сомневалась, а вот страх за себя стучал в висках. Уж слишком недвусмысленными были угрозы, которые сегодня сыпались мне в спину, слишком ненавидящие взгляды смотрели на меня. И неожиданно резко захотелось жить. Даже не так, самой решать жить мне или умереть...
  Я аккуратно поставила саквояж на ближайший стул и огляделась. В домике была одна комната, которая соединяла в себе и спальню и столовую. За небольшой дверцей я обнаружила кухню, после чего закрыла ее вновь. Я даже в камине не могла развести огонь, что уж говорить о печи, которую я видела впервые. Любопытства не было, также как и особого неудобства, только мокрая рубашка местами липла к телу, вызывая раздражения.
  За окном совсем стемнело, и тяжелые капли дождя застучали по крыше. Где-то под навесом заржал Ураган, пугаясь грома, а я обняла себя за плечи и приготовилась наблюдать за буйством стихии. Думать не хотелось. Двигаться тоже. Природа бушевала, выплескивая свое раздражение, и я радовалась, что решила задержаться здесь, только безумец мог пойти на то, чтобы продолжить путь под таким ливнем. Грохот распахнувшейся двери совпал с раскатами грома. Я обернулась и увидела Рейфорда, стоящего на пороге. Он еще не закрыл за собой дверь и на фоне сверкающих молний сам походил на сорвавшуюся с цепи стихию: волосы всклочены, вода капает с одежды, а глаза полыхают так, что я попятилась от него, натыкаясь спиной на стул.
  Рейфорд по-волчьи усмехнулся, наблюдая за мной и все-таки вошел, захлопнув дверь. Потом дернул влажный шейный платок, стягивая и отбрасывая его, и сделал скользящий шаг в мою сторону.
   - Не подходи ко мне! - я попятилась еще сильнее, выставляя перед собой руку.
  Виконт ничего не ответил, только рыкнул и сделал еще шаг. Я понимала, куда именно он меня заставляет пятиться, в сторону кровати. И его недвусмысленные намерения вызывали во мне панику и дикий ужас. Мой призрачный шанс был попытаться прорваться к двери и выскочить, а там надеяться на то, что в буйстве грозы, он не найдет меня. О том, что будет дальше, в тот момент я не думала. Понимая, что счет идет на секунды, я бросилась к двери, слегка огибая его, и буквально повисла на его руке, вовремя выставленной в сторону. От боли и потери и воздуха из глаз брызнули слезы, и на мгновение я потеряла способность к сопротивлению. Этого Рейфорду вполне хватило, чтобы отбросить мое тело на кровать. Я ударилась спиной об не такой уж и мягкий матрас и даже не успела перекатиться, когда муж придавил меня к постели всем своим весом. Я забилась под ним, выдираясь и царапаясь. Воспоминая о Шарлеруа заполнили голову, придавая мне сил. Рейфорд перехватил мои руки и завел их мне за голову, рявкнув прямо в лицо:
   - Хватит! Ты делаешь больно только себе!
  А потом склонился еще ниже и почти укусил меня за губы, заставляя отвечать. Он выпустил мои руки и рванул рубашку, которая была на мне, а я снова попыталась его оттолкнуть. Виконт легко рассмеялся мне в шею, оставляя на ней болезненный засос. Похоже, мое сопротивление его скорее забавляло. Следующий засос пришелся на ключицу, на другую - явный укус. Я забилась в каком-то исступлении под ним, чем он воспользовался для того, чтобы втиснуться между моих ног. Я чувствовала его возбуждение, понимала, что не могу его остановить и под воздействием паники не могла придумать хоть какой-то выход, даже закричать не получалось. Раздался новый треск ткани, и я поняла, что Рейфорд почти разодрал верх моих брюк, перенеся весь свой вес на меня, отчего мне стало очень сложно дышать. Я что-то прохрипела, а Рейфорд оставил у меня на губах новый жесткий поцелуй и снова дернул ткань, которая, наконец, видимо поддалась, отчего у него вырвался новый удовлетворенный вздох. Я снова дернулась, и даже вцепилась в его волосы, пытаясь оттащить от себя, но виконт лишь резко оторвал мою руку от своей головы и оставил на запястье новый укус. Как-то отрешенно я подумала, что мой самый страшный кошмар все-таки случился.
  Сколько все продолжалось, я не помнила. Для меня все смешалось в ощущение жестких рук и губ на моем теле. Рейфорд будто отыгрывался за все то время, что мы не были вместе, почти вырывая ответы у моего тела, заставляя изгибаться в своих руках. Когда я села на постели, то поняла, что гроза уже закончилась и яркое солнце светит в маленькое окошко. Я оглядела себя: разодранная рубашка, пуговицы от которой валяются где-то на полу, пришедшие в негодность брюки и нижнее белье. На мне не осталось ни одной целой вещи и ни одного целого участка кожи. Я свесила ноги вниз и сложила руки на коленях, голова почти опустилась на грудь, а плечи сгорбились. У меня больше не было сил. Вот так. То, что не доломали тогда во Франции, сейчас доломал Рейфорд. Больше не осталось ничего. Ни желания жить, ни желания закончить жизнь. Я даже помнила это состояние, такой я была когда пришла в себя еще тогда, но там, во мне дышало хотя бы презрение к себе и чувство вины, а теперь... Теперь даже этого не было.
  Рейфорд зашевелился за моей спиной и сел, шевеля своим дыханием волосы на моем затылке, а потом очень осторожно провел рукой по моей спине.
   - Повернись, - его хриплый шепот отдал приказание, но у меня не было сил, чтобы выполнить его.
  Тогда он поднялся с постели и сел на корточки передо мной. Я смотрела на его обнаженную грудь, все в царапинах от моих ногтей и не решалась поднять глаза. Виконт аккуратно взял мою кисть и расстегнул выжившую пуговичку на манжете, потом поступил также со второй рукой. Я позволила ему избавить себя от рубашки, обрывков брюк, так и неснятых сапог и остатков нижнего белья. У меня не было сил на сопротивление. Рейфорд действовал осторожно и методично, изредка оставляя легкие поцелуи на моих плечах или лице. Он провел пальцем по моей скуле и, наконец, заставил меня посмотреть ему в глаза. Я не знаю, что он там увидел, но виконт наклонился и мягко поцеловал мои прокушенные губы, углубляя поцелуй и вновь опрокидывая меня на спину.
  Домой мы приехали, когда солнце клонилось к закату. Рейфорд усадил меня перед собой на Дьявола, а Урагана привязал сзади, укрепив на нем мой саквояж. Я мало реагировала на происходящее, пытаясь осознать, что именно произошло между нами в охотничьем домике и как теперь с этим жить. Кроме того, я чувствовала дикую усталость, а глаза, казалось, самостоятельно закрывались. Я слышала, как Рейфорд отдает указания слугам, чтобы нам приготовили ванну и подали ужин наверх, пока он нес меня по коридору к спальне. Виконт не давал мне спать, пока я не поела и не помылась, а затем лично привел мои волосы в порядок, распутав вьющиеся пряди. Я понимала, что сегодня он никуда не уйдет и лишь надеялась, что кошмары оставят меня этой ночью, мне хватило их днем.
  Утром я умудрилась проснуться раньше мужа. Это было небывалое дело, учитывая, что он даже не пошевелился, когда я выбиралась из постели. Я накинула пеньюар, который обнаружила небрежно брошенным в кресло и подошла к окну. Мне не нужно было подходить к дверям, чтобы знать, что они закрыты, а искать ключ, значило нарушить сон виконта. Почему-то мне не хотелось этого делать. Я смотрела на то, как яркие солнечные лучи играют на майской зелени и думала. Там, в охотничьем домике, я думала, что это последнее потрясение доломало меня окончательно, но, может, оно стало тем каленым ножом, что вскрыло гниющие раны. Мне было спокойно. Я не испытывала ненависти к мужу, который сотворил со мной такое, не стремилась в ужасе убежать или спрятаться в свою раковину. Что это? Странное опустошение или я начала выздоравливать столь необычным образом?
   - Не стой босиком, замерзнешь, - хриплый со сна голос Рейфорда ворвался в мои мысли.
  Грэм полулежал, откинувшись на подушку, и изучал меня внимательным взглядом, я видела, что он напряжен, будто не знает, как я отреагирую сейчас при свете нового дня на все произошедшее. Я дернула плечом и вновь отвернулась к окну.
   - Когда ты планируешь выпустить меня отсюда? - я спокойно задала ему вопрос и ощутила, как виконт за моей спиной расслабился.
   - Как только мы проясним все наши разногласия, - Рейфорд зевнул и потянулся.
   - Боюсь, тебе придется держать меня запертой вечно, - я иронично усмехнулась и все же посмотрела на него.
   - О, - он закинул руки за голову и улыбнулся, - меня это вполне устраивает. Ты, здесь, обнаженная и ожидающая лишь моего появления. Прекрасная роль для прекрасной жены.
   - Ты будешь разочарован, - я присела на стул перед зеркалом и взяла в руки щетку, - но наши разногласия это не решит.
   - Меня устроит и другой вариант, - Рейфорд даже не сделал вид, что задумался. - Скажи мне, что любишь меня.
  Вместо отчета я запустила в него щеткой, которую он легко перехватил:
   - Я уже думал, что одним сражением выиграл эту войну, - он усмехнулся и поинтересовался. - Вновь показываешь зубки, моя птичка? Право, я успел соскучиться.
   - А что мне терять, Рейфорд? - я поднялась и вновь отошла к окну, горько усмехнувшись. - Все самое страшное я уже пережила, а ты этому поспособствовал. Ведь ты же знал, что мне снилось, знал, что порой я видела тебя на месте тех солдат, но сделал фактически тоже, что и они. Что может быть страшнее, чем ужас, ставший явью? Скажи мне, Грэм? Что?
   - Я позаботился и о тебе, - ни один мускул не дрогнул на лице виконта.
   - Да, потом, когда полностью осознал, что натворил, - я фыркнула и зло посмотрела на него.
   - Как бы там ни было, - Рейфорд отбросил одеяло и поднялся, направляясь к своему халату. - Ты ожила. Отвечаешь мне и даже дерзишь. И если потребуется сделать это с тобой снова, моя прекрасная жена, я сделаю. И поверь мне, получу от этого удовольствие.
  Я дернулась, как от удара и отвернулась. Рейфорд же невозмутимо натянул халат и, затянув пояс, подошел ко мне. Он провел костяшками пальцев по моей щеке и продолжил:
   - Я люблю тебя, Ари. И никуда не отпущу. Я дал нам время. Тебе, чтобы оправится и себе, чтобы не сорваться. Да, все получилось по-другому, но я не жалею об этом. И тебе не стоит. Сегодня же я перевезу вещи сюда. Отныне мы будем жить так, как это положено супругам, а ты, моя птичка, можешь возмущаться этому сколь угодно долго, однако, будет по-моему. Я достаточно долго ждал.
   - А ты не хочешь, дорогой супруг, - я язвительно посмотрела на него, - хотя бы рассказать мне, что за люди бродят по моей земле с твоей подачи и гоняют меня по всем углам?
   - Расскажу, Ариан, - Рейфорд прижал меня к себе и зашептал на ухо. - Расскажу. Чуть позже, может, после ланча или вечером. Разговор будет длинным, а это утро мне не хочется на него тратить. И я все еще жду, Ари.
   - Моего признания? Да, Грэм? - я посмотрела ему в глаза. - Я не могу дать тебе того, что ты хочешь. Может быть, потом, позже, ведь ты все равно не отпустишь меня.
  
  
  Глава V.
   И ты поверил в то, что они есть?
  Из писем Джордана к Рейфорду
  
  Май, 1816 год.
  Разговор состоялся тем же днем, когда мы сидели в гостиной, после ланча. Рейфорд лениво пил кофе и изучал меня внимательным взглядом, поверх чашки. Я же сидела возле небольшого столика с шахматами. Уже давно я взяла за правило играть сама с собой и теперь обдумывала следующий ход белыми, периодически косясь на супруга.
   - Ты хотела знать, кто эти люди? - Рейфорд отставил кофе и сложил пальцы домиком.
   - Я не просто хочу это знать, - я отставила белую королеву прочь и повернулась к мужу. - Я требую, чтобы ты дал мне развернутые пояснения, кто они, что вас связывает и чем вчерашнее происшествие обернется для меня?
   - Пожалуй, в этот раз я удовлетворю твое любопытство, - виконт хмыкнул. - Все началось, когда я только приехал из своего первого длительного путешествия по Европе. Моя первая жена не желала столичного общества и вообще была спокойной и милой. Попросту говоря скучной. И я скучал. Скучал в бальных залах и за игрой в карты, скучал, когда начал целенаправленно заниматься вкладами и ценными бумагами. Все вызывало во мне лишь зевоту. Тогда мне предложили посетить одну закрытую встречу. Мне стало интересно, и я пришел. Так я втянулся в эту странную игру с тайным обществом. Твой отец болел политикой и ты, наверняка, знаешь, что многое там решается влиянием и властью, и зачастую за публичным лицом, богатым лордом, который выдвигает те или иные проекты, стоят другие. Этими другими были мы.
   - Хочешь сказать, что вы вершители судеб Англии? Своеобразные теневые правители нашей страны? - я громко фыркнула, а Рейфорд расхохотался.
   - Право, Ариан. Лишь ты могла до этого додуматься. Конечно, нет. В своей основе мы те, кто обладает капиталами, те, кто любит деньги и власть, которую они дают. Вкупе с положением в высшем свете, это очень большое влияние. Но отнюдь не всемогущество. Мы можем существенно воздействовать на процессы, проталкивать или тормозить нужные нам распоряжения, но не более того. Нам нравится стоять за спиной тех, кто говорит с трибуны и заводит толпу. На все это мы даем деньги, находим людей. Так сложилось, что среди нас не так уж и много политиков, они не приживаются в нашем кругу. Чаще всего тот или иной политик лишь обращается к нам за поддержкой или голосами. Военных, увы, тоже нет. Нашим миром правят деньги.
   - Тогда к чему все эти игры в конспирацию? В тайные собрания? И столь страстное стремление остаться неузнанными? В конечном итоге вас можно назвать приятелями и вы вполне могли бы решать свои дела в каком-нибудь джентльменском клубе, вместо того, чтобы разъезжать по лесам, - я все еще недоумевала.
   - На это есть несколько причин, - Рейфорд поднялся и заходил по комнате. - Как думаешь, многие бы обрадовались, если бы узнали, что их контролирует группа лиц. А так, если знать, что искать, то видно кого нужно подтолкнуть в том или ином направлении. И вот на приеме к тебе подходит твой знакомый и заводит разговор на интересующую тебя тему, а потом обещает помочь, в обмен на небольшую услугу, которая тебе ничего не стоит. Все соглашаются, еще не понимая, что капкан раскрыт, а приманка схвачена. Ты принимаешь помощь, а в случае новой необходимости идешь к тому же человеку. Это затягивает. Не нужно ничего делать самому, только говорить. А что, если бы ты узнала, что твой знакомый выверил твой шаг и обсудил его с теми, кто, может быть, является твоим врагом? Или ты знаешь, что поддержка одного человека, ведет к зависимости от многих? Ты бы отказалась, а, значит, рыбка сорвалась с крючка. Это плохо.
   - Понимаю. Но ты сказал несколько причин? - я хмуро разглядывала супруга.
   - Основная еще одна, но ей подвержена лишь наша верхушка, которая и настаивает на анонимности. Мы верим в то, что на этой земле существуют силы, которые нельзя просто так увидеть, их можно почувствовать. Своеобразная энергия, которой можно управлять.
  Я вопросительно приподняла бровь и сказала:
   - Энергия? Рейфорд, ты бредишь. Церковь учит нас, что есть Бог и есть Дьявол и это единственные незримые силы здесь.
   - Нелепо слышать рассуждения о Боге из твоих уст, Ари, - виконт отмахнулся. - Ты никогда не была набожной, а меня считают чуть ли не отступником за редкое появление в лоне церкви. Хотя большие пожертвования скрывают этот факт. Да, Ариан. В нашем мире есть то, во что ты можешь не верить. Как-нибудь я свожу тебя на одну из точек. Суть в том, что в это верим мы. Мы знаем, как нужно обращаться к ним, чтобы заставить работать. И об этом знают лишь посвящённые и теперь ты. Задумайся, что будет, если про наши игры узнают в свете и церкви? Нас объявят сумасшедшими.
   - Не мудрено. Вы и есть сумасшедшие, если в это верите, - я отказывалась воспринимать то, что мой такой рациональный супруг верит в эти россказни.
   - Не верь, Ари. Просто прими. И ответь: я похож на сумасшедшего?
   - Вполне, учитывая то, что ты вчера вытворил. Ты похож на буйного сумасшедшего, Рейфорд, - я поднялась и остановилась напротив мужа. - И ты не сказал, что тебе грозит мне, раз я разглядела ваши лица?
   - Ничего, - виконт поморщился, но продолжил. - Я планировал сделать все по-другому, но так или иначе ввести тебя в это общество. Среди нас очень мало женщин, всего три, с тобой будет четыре. Поэтому считай, что ты ускорила события.
   - А меня ты намеревался спросить, желаю ли я такого? - раздражение поднялось волной, лишь усиленная проснувшейся болью в теле.
   - Твой ум, Ариан, заслуживает намного большего, чем прозябание в поместье, а финансовые, возможности требуют применения. Тем более ты собственноручно лишила меня прекрасного помощника, - Рейфорд пожал плечами.
   - О чем ты? - я пристально изучала мужа.
   - О леди Лесли, конечно же, - виконт усмехнулся.
   - Так значит, я лишила тебя помощника? - я зашипела и оказалась нос к носу с Рейфордом. - Ты хотел сказать любовницы? К тому же, лишился ты ее по собственной воле. Кроме того, куда приложить свой ум, я разберусь и без твоих указаний. Надоело! Я и так слишком долго старалась тебе соответствовать!
   - Ты слишком долго корчила из себя безмозглую куклу! Впрочем, бездарно! - виконт тряхнул меня, заставив выпустить воздух, сквозь зубы, от хватки на незаживших синяках.
   - Не всем же столь потрясающе играть в чувства и с чувствами! Как ты, который говорил мне о любви, мог сотворить со мной такое?! - я вырвалась и дернула ворот платья, открывая яркие свидетельства насилия на коже.
   - Мы обсудили это еще утром! - Рейфорд сжал губы.
   - Ты обсудил это утром! Мне же нужно было выбраться из комнаты! - я понимала, что продолжаю провоцировать его, но больше не собиралась отступать.
   - Сейчас у тебя в любом случае нет выбора! Ты, моя дорогая жена, уже все видела и все знаешь, поэтому, будешь делать то, что я сказал, если не желаешь покончить со своей жизнью!
   - Я сама решу, что мне делать со своей жизнью, Рейфорд!
   - Конечно, сама, - он язвительно меня передразнил, - Ты даже себя защитить не в состоянии, что ярко показала Франция!
  У меня в глазах потемнело. Мы стояли друг напротив друга, тяжело дыша, а потом во мне, наконец, поднялась с колен знаменитая гордость Апревиллей.
   - Стой тут! И не смей, Натаниэль, сходить с этого места!
  Не знаю, что прозвучало в моем тоне, но виконт замер и проводил мою спину напряженным взглядом. Я же почти взлетела в свою спальню, посылая на голову своему мужа проклятья на французском. Жажда что-нибудь разнести, а желательно его самого клокотала где-то в горле. Руки совсем не дрожали, когда я зарядила оба своих дуэльных пистолета и пошла вниз. Как ни странно, Рейфорд стоял на том же месте и в той же позе, что я его оставила. Он увидел у меня оружие и выразительно приподнял бровь. Я же усмехнулась, подняла руку и, почти не целясь, выстрелила. Бам! Красивая антикварная тарелка, стоящая на буфете, разлетелась на осколки. Я знала, что пуля пролетела рядом с головой виконта, и если бы я промахнулась, он был бы мертв. Рейфорд не дрогнул и даже не повернул головы, лишь стряхнул небольшой осколок, попавший ему на плечо, я же бросила разряженный пистолет на кресло и перехватила правой рукой второй.
   - Куда пустить тебе пулю, мой дорогой супруг? - я навела оружие на мужа. - Может быть, в сердце? Или в лоб? Как видишь, пистолет вполне уравнивает мои шансы на самозащиту.
   - Попадешь во вторую тарелку, и я научу тебя фехтовать, - Рейфорд сделал небольшой шаг вперед, меняя для меня угол обзора.
   - Как скажешь, как скажешь, - я вновь почти не целилась.
  Бам! Вторая тарелка разлетелась вдребезги, а виконт лишь хмыкнул, делая еще один шаг мне навстречу:
   - Они никогда мне не нравились.
   - О, я не сомневалась. Ведь это подарок моей маман, - я бросила второй пистолет на то же кресло. - Обсудим, мои уроки фехтования?
   - Кажется, я женился на тигрице, - вместо ответа на вопрос пробормотал мой муж.
   - Ты женился на волчице, Рейфорд, - я расправила плечи давно забытым жестом и позволила ему поймать мою руку.
   - Мое восхищение, Ариан, - виконт склонился и прижался к изгибу кисти поцелуем.
   - Мои уроки? - я не собиралась так просто сдаваться.
   - Как только заживет последний синяк, дорогая, - Грэм вплотную прижал меня к себе.
   - Чтобы ты мог поставить мне новые? - я твердо посмотрела ему в глаза.
   - Разве что в порыве сильной страсти, любовь моя, - он поцеловал мою скулу.
   - Отпусти меня, - мой голос прозвучал до того холодно, что я не удивилась тому, что виконт разжал объятья.
  Я отошла и собрала пистолеты:
   - Ты сам сказал, что мы будем жить, как тому положено супругам, а значит, милорд, я не жду вас ранее ночи в своей спальне. Хотя нет. После порывов вашей страсти, я плохо себя чувствую, вы не могли бы вызвать мне врача? Уверена, он войдет в мое положение и прикажет не нарушать мой покой.
  Рейфорд откинул голову и расхохотался, а я неожиданно для себя засмотрелась. Таким счастливым, я не видела его со дня нашей свадьбы. Он смеялся, и, казалось, не мог остановиться, но потом все же взял себя в руки и спросил:
   - Откуда у тебя оружие, Ариан?
  Я пожала плечами:
   - Когда-то давно подарил Жан. Он был нашим конюхом и, похоже, старым приятелем моего отца. Хотя я так и не разобралась в их отношениях. Оружие с гербом Апревиллей, но явно сделанное на заказ для меня.
   - А, значит, в их создании поучаствовал твой отец, - Рейфорд пришел к тому ж выводу, что и я.
   - Да. Вот только зачем? - я покачала головой. - Порой я не могу понять, что двигало моим отцом.
   - Если ты расскажешь, я могу помочь, - виконт склонил голову на бок.
   - Расскажу. А лучше покажу те документы и письма, которые так и не поняла. Теперь, мне все равно придется работать с тобой. А, значит, с началом счастливого сотрудничества, Рейфорд, - я лукаво усмехнулась, послала мужу воздушный поцелуй и покинула комнату, наблюдая, как туда начинают просачиваться слуги, чтобы начать уборку.
  
  Глава VI.
   Интерес определяет многие аспекты нашей жизни. А чем ты интересуешься?
  Из писем Ариан к Джонатану
  
  Май, 1816 год.
  Спустя неделю из Лондона прибыл посыльный от мистера Кэррита с пухлой стопкой бумаг и писем, а вместе с ним мой финансовый консультант, появления которого я никак не ожидала. Мистер Престон церемонно поздоровался с виконтом, который очевидно тоже не предполагал наличие лишнего гостя, но не стал возражать, и увлек меня в сторону кабинета, на ходу сетуя на то, что ради одной неблагодарной клиентки он забрался в подобную глушь. Мы проговорили с ним до вечера, не отвлекаясь даже на ланч. Поначалу, я скорее утверждала рекомендуемые мистером Престоном действия, но после увлеклась и мы вновь громко спорили, как в самом начале нашего сотрудничества. В конечном итоге, мой супруг не выдержал и зашел внутрь, пропуская перед собой служанку с кофе. Мы замолчали, дожидаясь, когда девушка поставит свою ношу на стол и спешно удалится под взглядом виконта.
   - Сколь долго вы планируете у нас пробыть, мистер Престон? - Рейфорда ничуть не смутило, что он прерывает наш разговор на середине.
   - Если вы прикажете подать карету, то я покину вас тотчас после ужина. К тому времени, я получу все необходимые рекомендации от леди Рейфорд, - консультант галантно подал мне чашку кофе.
   - Так что же виконтесса собирается внести существенные изменения в свои счета и вклады? - Грэм прошел и присел на край стола.
   - Прошу простить меня, милорд, но я не могу обсуждать с вами финансовые дела леди. Это вопрос конфиденциальности, - мистер Престон ни капли не потерялся, что лишь утвердило меня во мнении о степени его дерзости. Одна работа с женщиной, чего стоила.
   - Однако, вам совершенно не мешало обсуждать со мной эти вопросы ранее, когда моя супруга не принимала, - виконт не отставал и скорее забавлялся сложившейся ситуацией.
   - Это были чрезвычайные обстоятельства, - консультант поднялся и вытянулся. - Поверенный леди Рейфорд дал мне четкие рекомендации обратиться за разъяснениями к вам, в связи с болезнью виконтессы. Вы сомневаетесь в моем профессионализме, милорд?
   - Довольно! - я поставила чашку на стол и жестом остановила напрягшегося мужа. - Ведете себя, как мальчишки. Рейфорд, вам нечего переживать о том, что я не уделяю вам достаточно внимания. Кроме того, если вам не удалось переманить моего консультанта, это не значит, что теперь нужно влиять на мое мнение о нем. А вам, мистер Престон, не стоит перечить моему супругу.
   - И все же, моя дорогая, - хоть Рейфорд и обращался ко мне, но его взгляд остался прикованным к консультанту, - проясните для меня два момента. Как вы догадались, что я пытался переманить вашего человека? И второе, мне хочется знать о ваших финансовых планах.
   - Вы вполне можете остаться, милорд, - я жестом приказала мистеру Престону сесть. - А насчет догадки. Это было несложно, если знать вас. Вы слишком остро реагировали и явно недовольны, что я вас обошла. Только это скорее говорит о достойном уважении качестве моего консультанта - преданности.
   - И чем же вызвана столь бурная привязанность? - Рейфорд заинтересовано приподнял бровь.
  Я поморщилась, но кивнула головой, разрешая мистеру Престону говорить. Когда-то мы обсуждали этот вопрос с ним.
   - С виконтессой интересно, - консультант качнул головой. - Она слушает меня и мое мнение и умеет аргументировано отстаивать свое.
   - Я и без вас знаю, что моя супруга умна, - виконт раздраженно передернул плечами.
   - Вы не поняли меня, милорд, - Престон неожиданно улыбнулся. - У вашей жены потрясающий в своей необычности ум. Те проекты, которые она предлагает, новы и интересны. А ваши схемы порой излишне консервативны, впрочем, как и у других моих клиентов.
   - Тогда тем более, я жажду остаться, - Рейфорд пододвинул себе студ. - Буду просвещаться.
  Несмотря на напряженное начало разговора и ехидные замечания моего супруга, мы втроем проговорили до ужина, успев обсудить не только состояние моих дел, но и затронуть некоторые проекты виконта. Все это время я поражалась, насколько играючи оба этих мужчин выстраивают и просчитывают различные варианты. К сожалению, подобное мастерство не было мне дано. Я могла сделать прогноз, рискнуть и увидеть выгоду там, где они прошли мимо. Могла предложить новую схему того, куда и как вложить свободные деньги, но быть столь виртуозной... Увы, пока это осталось за моей гранью.
  Ужин прошел уже в гораздо более свободной атмосфере. Мужчины, наконец, пришли к своеобразному согласию, а я расслабилась после напряженного дня. Потом мы попрощались с мистером Престоном, который отбыл в Лондон с ворохом новых бумаг, и вернулись в кабинет, так как мой супруг надеялся обсудить оставшиеся документы, которые привез курьер. Документы моего отца.
  Рейфорд задумчиво вчитывался в последнее письмо, потом отложил его и положил подбородок на руки, уперев их в стол. Я изучающе смотрела на мужа и ожидала, когда он заговорит.
   - Значит, все зашло намного дальше, чем я предполагал, - виконт не был раздражен.
   - Что именно? - я скопировала его позу с другой стороны стола. - Ты понимаешь, о чем здесь речь?
   - Почти все, - он вновь замолчал.
   - И? - я приподняла бровь.
   - Есть замаскированные счета любовницы, пара оплаченных карточных долгов, обрывки переписки с поверенным, точнее заметки к этой переписки...
   - А шифр и остальное?
   - А это шифр, который используем мы для своих записей. Это означает, что покойный маркиз подобрался к нашим тайнам ближе, чем я предполагал. Я не задавал тебе этот вопрос, но теперь хочу знать - кто должен был стать твоим мужем?
   - Герцог Лейнстерский, - я спокойно ответила на этот вопрос, так как подсознательно ожидала его.
   - Теперь ничего не понимаю, - Рейфорд откинулся на спинку стула и взъерошил свои волосы. - Он не имеет к нам никакого отношения. Тем более, он умер в прошлом году. Откуда он мог знать шифр?
   - Думаю, дело в том, что этот тот жених, которого выбрала я. Мой отец вел переговоры с герцогом Брэдворским и его сыном - маркизом Линтоном и планировал заключить этот брак. Я воспротивилась и выбрала другого мужа.
   - Теперь все встало на свои места, - Рейфорд поднялся и подошел ко мне, положив руки на плечи, а потом наклонился и неожиданно мягко спросил. - Тяжело пришлось?
  Я вздрогнула, а потом все же откинулась на мужа и прошептала:
   - Безумно. Ты не представляешь, как он кричал. Мой отец жаждал взлететь ввысь за мой счет. Так значит герцог Брэдворский член вашего общества?
   - Не столько он, сколько Линтон, но они оба пользуются нашей поддержкой и влиянием. Почему ты выбрала старика, Ари? Линтон не такая и ужасная партия, - виконт интересовался вроде бы спокойно, но я чувствовала, как важен ему ответ.
   - Ты уже знаешь ответ. Лейнстрерский мертв, а Линтон жив. Я же хотела жить по своим правилам. А так я бы получила положение вдовы и хотя бы призрачную свободу, - я говорила тихо, но уперлась затылком в грудь мужа, чтобы видеть его лицо.
   - И ты предпочла старика. Твоя жизнь не была бы легкой. Я знал этого человека.
   - Да, но она и в родительском доме не была праздничной. Я лишь поменяла бы одного на другого. Впрочем, так или иначе, но неприятности настигли меня и рядом с тобой. Кстати, какое место занимаешь ты в вашем обществе? - я попыталась перевести тему с того, о чем не желала вспоминать.
   - Уходишь от разговора, Ариан, - как будто я могла его обмануть. - Мы еще к нему вернемся. Я - их финансы. Все общие нужды общества решаются через меня, кроме того, я курирую состояния многих лиц. Даю рекомендации по вложениям, продажам и прочему. Помимо этого, у общества есть отдельный счет, на который поступают членские взносы от участников. Им тоже занимаюсь я.
   - Как же получилось, что ты занял это место? - мне, действительно, стало интересно.
   - Старый глава благоволил мне. К тому же на тот момент никто не желала взвалить на себя столь хлопотные дела, а для меня игры с деньгами всегда были любимым хобби. Я согласился, - Рейфорд едва заметно поморщился, будто не желая развивать эту тему.
   - А сегодня мы можем обсудить мои уроки фехтования? - я выгнулась от того, что Рейфорд скользнул пальцами вниз по позвоночнику, не то от удовольствия, не то стараясь избежать контакта.
   - Завтра. Рано утром, после верховой прогулки, - виконт поймал меня за шею и заставил так замереть, склоняясь к моему уху. - Я знаю потрясающую полянку, как раз для этого.
  Он легко куснул меня за мочку, а потом проложил дорожку поцелуев к губам и замер, почти касаясь их:
   - За каждый урок я буду получать плату заранее, Ариан. Поцелуй меня.
  
  Утро застало нас на той памятной поляне, где когда-то ломал ногу Джонатан. Неожиданно, я поймала себя на мысли, что скучаю по пасынку, несмотря на то, что с ним я переписывалась, не желая терять маленького друга. Я знала, что зиму он провел с отцом в Лондоне, от чего был в восторге, а теперь гостил у приятеля. Может быть, стоит пригласить его сюда. Я задумалась и поплатилась за это легким шлепком, которым наградил меня супруг.
   - Грэм! - я возмущенно развернулась к мужу.
   - Не зевай, дорогая, - виконт был на редкость доволен. - В фехтовании нельзя зевать и давать противнику шанса на атаку. Теперь бери шпагу, я покажу тебе основные позиции.
  Прозанимались мы до полудня. Я получала почти детский восторг от этого урока, несмотря на то, что Рейфорд оказался не лучшим учителем. Он быстро раздражался, если видел непонимание и не любил подробно разъяснять, придерживаясь мнения, что лучше усваивается, когда проделаешь все самостоятельно. Когда одно движение не давалось мне особенно долго, виконт пригрозил высечь меня шпагой, чем быстро усилил рвение. Я не обольщалась, он вполне мог это сделать, разве что удары были бы скорее по моей гордости. Действенный способ в моем случае.
  В конце концов, когда мы оба вспотели, Рейфорд приказал заканчивать и отнял у меня шпагу, с которой я не желала расставаться. Во мне уже зрел план, как заказать себе собственную. Я почти видела ее, с изящным эфесом, гибкую и острую. Везением можно считать, что замечтавшись, я заметила приближение Рейфорда. Он явно намеревался схватить меня, а такого удовольствия я не собиралась ему доставлять. Я подпустила его ближе, а затем резко подалась в сторону, отбегая на безопасное расстояние.
   - Лови! - я рассмеялась, а виконт покачал головой и побежал за мной.
  То, что Рейфорд только сделал вид, что побежал за мной, я поняла, когда влетела в его руки, пытаясь оглянуться. Грэм довольно усмехнулся и резко укусил меня за шею.
   - Попалась!
  Я дернулась и сказала:
   - Свою плату ты уже получил.
   - Возможно, - Рейфорд не собирался меня отпускать. - А как же плата за завтрашний урок?
   - Ночь в твоем распоряжении, - я посмотрела на мужа.
   - Нет, дорогая, - виконт был доволен, как сытый кот. - Ночь - это время мужа, а как быть с твоим учителем. Тебе остается выбрать, Ари, тут или доберемся до дома. Хотя, можно и до Рейфорд-холла, он ближе.
   - Почему, договариваясь с тобой, я всегда чувствую, что заключаю сделку с дьяволом? - я ударила мужа ладонями по плечам. - Проваливай к черту, Натаниэль! Спальня.
  Прежде чем отпустить меня, он прошептал мне на ухо:
   - Когда-нибудь я покажу тебе всю прелесть любви на природе, Ари, а пока ты все еще благовоспитанная леди. Что ж, тебя подсадить, моя птичка?
  
  
  Глава VII.
   Признание одержимости один из первых шагов в твою бездну.
  Из писем Джордана к Рейфорду
  
  Июнь, 1816 год.
  В начале июня к нам нагрянул новый посетитель, который затем обосновался почти на все лето в Рейфорд-холле. Граф Честер приехал ранним утром и стянул ворчащего виконта с постели. Тот бормотал ругательства и посылал проклятья кузену, который разбудил его, но все-таки собрался и отправился к гостю. Мое же официальное знакомство с Джорданом состоялось позднее, ведь мне никто не мог помешать завернуться в одеяло и попытаться поймать ускользающий сон. В тот раз мне снилось что-то на редкость приятное.
  Я застала мужчин в гостиной, где они о чем-то спорили. Не бурно, а скорее иронизируя. При этом граф выглядел скорее недоуменным, а Рейфорд раздосадованным на то, что ему приходится давать какие-то пояснения.
   - Рада приветствовать вас в своем доме, милорд, - я протянула руку, поднявшемуся при моем появлении Джордану.
   - Надеюсь, в этот раз наше знакомство все же состоится, - граф склонился к моей руке и обернулся к Рейфорду, - если одна персона соизволит подняться и представить свою супругу как полагается.
   - Вы и без меня прекрасно справляетесь, - виконт потянулся и поднялся, - но так как ты настаиваешь. Ариан, позволь тебе представить моего доброго друга и кузена - Джордана Одела, графа Честера. Джордан, моя супруга - леди Ариан Александрит де Белле Блейк, виконтесса Рейфорд.
   - Поражен в самое сердце, - Джордан, который так и не выпустил мою руку немного насмешливо склонил голову, заставив меня рассмеяться.
   - Думаю, вы станете желанным гостем в моем доме, - я улыбнулась и отняла руку, заметив, как нахмурился муж.
   - Джордан решил остановиться в Рейфорд-холле, - виконт подошел поближе и положил свою руку мне на талию. - Мой друг чуткий человек и не желает мешать нашему семейному уединению.
  Я видела, что граф хотел было возразить, но передумал и склонился в поклоне:
   - Благодарю за столь лестное приглашение, миледи, но Грэм прав, мне гораздо комфортнее будет в большом доме. Зато, могу вас заверить, что навешать, столь прелестный уголок и его хозяйку я буду ежедневно. Вы сыграете для меня на фортепиано, леди? Я никак не могу забыть вашу игру.
  Рейфорд фыркнул и прижал меня теснее, пробормотав, так чтобы услышал граф:
   - Позер!
   - Думаю, я удовлетворю вашу просьбу после ужина, - я несильно толкнула мужа локтем.
   - С нетерпением ожидаю, - Джордан расплылся в широкой улыбке, при этом насмешливо смотря на раздраженного Рейфорда.
   - А сейчас, вынуждена вас оставить, милорды, - я понимала, что мое присутствие лишь заставит графа и дальше иронизировать над Грэмом, а тот в конечном итоге выйдет из себя.
   - Конечно, дорогая, - виконт освободил меня и почти подтолкнул к двери.
   - Увидимся вечером, миледи, - попрощался Джордан.
  Последнее, что я услышала, прежде чем выйти был странный глухой звук и возмущенный шепот графа:
   - За что?!
  
  Рейфорд наполнил два бокала отличным бренди и протянул один из них своему другу. Тот принял его и приподнял, произнеся небольшой тост:
   - За встречу!
  Виконт прошелся по кабинету, который они заняли после ужина и, наконец, опустился на диван:
   - Будешь виться возле моей жены, отрежу язык, - Рейфорд произнес это холодным тоном, который не оставлял простора, чтобы подумать о чем-то другом.
   - Твоя жена красива, а уж как она играет, - Джордан мечтательно прикрыл глаза. - Я получил истинное удовольствие, слушая ее сегодня.
   - Скажи лучше, что получил удовольствие, переворачивая для нее ноты и всячески обхаживая, - Рейфорд усмехнулся. - А еще точнее, действуя мне на нервы. Все еще не бросил свои игры?
   - О чем ты, мой старый друг? - Джордана не так-то просто было сбить с любимого конька. - Я выражаю свое восхищение твоим выбором и сетую на то, что ты увел последнюю великолепную женщину в свете. Где же я буду искать себе жену?
   - Джордан! - виконт со стуком опустил бокал на столик.
   - Понял. Перестал, - с графа слетело все веселье. - Я не претендую на твою супругу, Грэм.
   - Вот и хорошо, - Грэхем выдохнул и сделал новый глоток.
   - Но я не отказался бы разыграть ее также, как твою первую жену, - граф вновь лукаво улыбнулся.
   - Боюсь, Ариан, действительно, проломит твою голову, если ты прикинешься мной в темноте ночи. А точнее, ее проломлю я, - Рейфорд изучающе посмотрел на друга.
   - Да, леди Мэри не растерялась, - Джордан хохотнул. - Хотя согласись, идея была великолепной.
   - Учитывая, что мы оба умирали от скуки. Да, я был бы рад сплавить тебе свою покойную жену. Но забудь об Ариан. Она моя.
   - Еще не наигрался? - граф откинулся на спинку кресла.
  Рейфорд в ответ зарычал и поднялся. Он смотрел на своего младшего кузена, которому едва перевалило за тридцать, и понимал, что сейчас избавится от родственника. Причем, даже быстро и безболезненно. Просто свернет ему шею одним движением.
   - Все, Рейфорд, сядь, - Джордан поднял руки в защитном жесте. - Я перегнул, признаю. Но ты ведь знаешь, что привыкнув жить в постоянном напряжении, я расслабляюсь тут, и порой меня заносит. Приношу свои извинения.
   - Будем считать, что сейчас Англия не лишится своего верного слуги в твоем лице, - виконт провел ладонью по лицу, стирая злость.
   - Да ты влюблен, мой друг, - Джордан сложил в своей голове все кусочки. - А я было подумал, что ты нашел новую привлекательную игрушку, а дело-то совсем не в этом.
   - Я не влюблен, я - одержим! - Рейфорд залпом допил оставшийся бренди.
   - И как ты решился поджечь порох? - Джордан выглядел удивленным. - Ведь ты клялся, что не станешь этого делать. Даже женился впервые для того, чтобы сдерживаться. Впервые услышав о твоей свадьбе, я решил, что ты затеваешь интригу, потом подумал, что играешь в свои игры, а теперь ты заявляешь мне, что одержим. И кем? Ариан, безусловно, хороша, но не до такой же степени.
  Виконт расхохотался, потом поднялся и вновь наполнил оба бокала.
   - Думаешь, я себя не спрашивал? Что такого в этой женщине, что я еле сдерживался, чтобы не завладеть ею тут же? Не интересовался, как получилось так, что я приехал в то поместье, где она жила, спустя год, после нашей последней встречи? Не спрашивал, когда методично рыскал, как ищейка, собирая по клочкам любую информацию о ней? Когда провоцировал ее? Когда владел ею? Да, Джордан, я спрашивал. И она моя, слышишь! Моя!
   - Спокойно, Грэм, - его друг поднялся, напряженно вглядываясь в кузена, готовясь бежать к выходу, если тот сорвется. Он понимал, что не справится с виконтом, когда тот не в себе. - Я не пытаюсь ее отнять. Успокойся. Я просто пытаюсь понять тебя, своего друга. Не смотри на меня так, будто собираешь свернуть мою шею. Поверь, моя голова тебе еще пригодится, хотя бы для того, чтобы придумать, что делать с твоими добрыми друзьями из общества. Ты ведь понимаешь, что теперь обзавелся слабостью.
   - Я уже все решил, - виконт вновь наполнил свой бокал и выпил его залпом. - Ариан войдет в него на правах полноценного участника. Пусть думают, что я играю в игры. Ведь это так на меня похоже.
   - Ты не проведешь всех, - Джордан опустился в кресло.
   - А это мне и не нужно. Главное, чтобы поверило большинство. Те, кто жаждет избавиться от меня, и так попытаются ее использовать...
   - И поплатятся за это жизнью, - Джордан закончил фразу.
   - Верно. Еще бренди?
  
  Утро наступило для меня рано в лице мужа, который тряс меня за плечо:
   - Вставай, Ари, наступило утро, - от него ощутимо пахло алкоголем.
   - Ты издеваешься, Натаниэль? - я резко поднялась на постели и возмущенно посмотрела на мужа.
  Он был небрит и во вчерашней рубашке, ворот которой был измят. Круги под его глазами указывали на то, что он не спал всю ночь.
   - Издеваюсь, отчего же? - Рейфорд явно пил всю ночь, но сейчас был вполне трезвым.
   - Вы всю ночь пили, шумели и гоняли слуг, - я фыркнула и сложила руки на груди. - Полагаешь в такой обстановке можно выспаться? И теперь тебе хватает наглости будить меня, даже когда ты в столь безобразном виде!
  Виконт усмехнулся и резко прижал меня к себе, заставив ответить на жесткий поцелуй:
   - Я бы продолжил, но тебе еще стоит утереть нос зарвавшемуся гостю, - Рейфорд отпустил меня и поднялся с постели.
   - О чем ты? - я поняла, что поспать уже не удастся и встала, разыскивая глазами пеньюар.
   - О пари, моя прекрасная жена, - виконт подошел сзади и помог мне надеть искомую вещь, проведя ладонями от плеч к груди, и прижавшись всем телом сзади, - А, может, ну его это пари, Ари? Я отдам ящик лучшего виски Джордану и все, а мы останемся здесь.
   - Долг чести должен быть исполнен, - я вырвалась из объятий мужа, а он тихо рассмеялся. - К чему тебе я?
  Когда я спустилась вниз, Рейфорд ожидал меня с осёдланными Ромео и Ураганом. Джордан еще не спустился, что позволило мне высказать все свое возмущение мужу:
   - Как ты мог, Грэм? - я дернула поводья Урагана, отнимая их у виконта. - Как тебе вообще пришло в голову спорить с графом о том, что я обойду его в скачках?
   - Ему следует утереть нос. Да и ты давно не каталась вволю, - Рейфорд успел умыться и теперь был бодр и свеж.
   - Я не собиралась показываться в таком костюме на людях, - я провела рукой по брюкам. - А в дамском седле любые скачки обернуться моим проигрышем. Что обо мне подумает твой кузен?
   - Все, что он подумает, он оставит при себе, - Рейфорд был явно доволен сложившейся ситуацией. - А ты, моя прелесть, могла отказаться.
   - Ты надул меня, Натаниэль Грэхем Блейк, - от раздражения я даже топнула ногой. - Кроме того, твоя мстительная натура все равно отыграется за вчерашнее. Я заметила, что ты был недоволен моим общением с твоим кузеном.
   - И ты выбрала наименьшее зло, - Рейфорд прищурился и хотел продолжить, но появившейся Джордан не дал ему это сделать.
   - Спорите? - он почти неслышно подошел к нам, заставив меня вздрогнуть, и удивленно осмотрел мой наряд. - Леди Рейфорд вы умеете удивлять.
  Он склонился к моей руке и поприветствовал кивком виконта.
   - Начнем? - я отошла от графа и забралась на Урагана. - Едем по дороге вверх до леса, там до старого дуба он приметный и обратно. Цель - быть первым.
   - Все верно, - Рейфорд придержал Урагана за уздечку. - Я уже успел туда съездить и привязать пару платков на его ветки, это послужит отличным доказательством.
  Мы с графом отвели лошадей к импровизированной черте, которая должна была послужить стартом, и приготовились ждать команды виконта. Рейфорд отошел к крыльцу и, резко хлопнув, скомандовал:
   - Поехали!
  Мы полетели вперед. Шли корпус в корпус. Я знала, что Джордан тяжелее, что давало мне преимущество, но Ромео был больше и выносливее, что уравнивало наши шансы. Я подстегнула Урагана и немного вырвалась вперед, лишь для того, чтобы увидеть насмешливо приподнятую бровь графа. Он пригнулся к холке своего коня и легко догнал меня. Мы вместе доехали до дуба, чудом разминувшись, когда срывали белоснежные платки, в которых я опознала свой разрезанный шарфик. Злость на Рейфорда едва не заставила меня упустить поводья, а Джордан воспользовался этим и вырвался вперед и теперь не давал мне себя обойти на довольно узкой дороге. Чертов виконт! Я выругалась по-французски и поняла, что двигаясь также мне не победить. Я вновь подстегнула Урагана и направила его прямо к кустам, вынуждая взять барьер. Мы понеслись по бездорожью. Мне приходилось направлять лошадь резкими движениями, но я не зря всю весну провела в седле и теперь пожинала плоды. Я знала, что на повороте обойду графа на два корпуса, и этого мне хватит, чтобы победить. Когда я вылетела на Урагане впереди Ромео, тот едва не встал на дыбы. А я, извернувшись, насмешливо отсалютовала Джордану и первой добралась до крыльца. Рейфорд помог мне спешиться и протянул руку, забирая обрывок шарфа.
   - Ты великолепна, дорогая, - он накинул платок мне на шею и притянул голову к себе, жестко целуя.
   - Отпусти, немедленно! - я уперлась руками ему в грудь.
   - Леди Рейфорд, вы сжульничали! - возмущенный Джордан спрыгнул с Ромео, а я вывернулась и посмотрела на него.
   - Почему? Целью было доехать до старого дуба и вернуться к крыльцу первым. Никто не говорил, что нельзя ехать другой дорогой, милорд, - я забрала у Джордана второй кусок шарфа и вновь повернулась к мужу. - Как это понимать, Рейфорд? К чему ты испортил мою вещь.
   - Не кричи, Ариан. Он мне не нравился.
   - И это повод?
   - Повод, - отрезал Рейфорд. - Вспомни свои белоснежные доспехи, моя дорогая. Этот клочок ткани еще легко отделался.
  Я фыркнула, и круто развернувшись на небольших каблуках, оставила мужчин в одиночестве, не потрудившись доже попрощаться. Что-то мне подсказывало, что Джордана после сегодняшнего представления я уже ничем не задену, так к чему разводить ненужные реверансы. Я еще слышала, как граф удивленно спросил:
   - О каких доспехах ты говоришь, Грэм?
   - Тебе не нужно этого знать, Джордан, - виконт рассмеялся. - Ты должен мне ящик виски.
  Глава VIII.
   Порой стоит отбросить все ненужное, хотя бы на один день.
  Из писем Ариан к леди Холланд
  
  Июль, 1816 год.
  Джордан быстрым шагом вошел в кабинет, где Рейфорд лениво разбирал малочисленные бумаги, кивнул и устроился в кресле напротив.
   - Что? - виконт поднял взгляд.
   - У меня появилась потрясающая идея! - граф подался вперед.
   - Почему у меня такое чувство, что мне она не понравится, - Рейфорд покачал головой. - Ты все еще не можешь мне простить ящик виски?
   - Отчасти, - не стал отпираться Джордан. - Ты ведь знаешь, что мои земли располагаются неподалеку от Ковентри?
   - Конечно, - Рейфорд окончательно отбросил документ.
   - Скоро состоится праздник, посвященной леди Годиве, шествие, ярмарка и прочие увеселения.
   - К чему ты клонишь? - виконт нахмурился.
   - Я подумал, что Ариан будет интересно взглянуть на это, развеяться. Она провела в этом поместье почти год, ей наверняка осточертело твое общество, - граф весело усмехнулся.
   - Тебе вредно думать, Джордан, - Грэм побарабанил пальцами по столу. - Моя супруга вполне довольна своей жизнью.
   - Уверен? - граф насмешливо посмотрел на друга. - Твоя жена никогда не скажет тебе об этом. Я уверен, что она в состоянии просчитать последствия своих слов, а ты испортишь ей с трудом обретенный покой.
   - Я сказал нет, - Рейфорд сложил руки на груди. - Ариан никуда не поедет.
   - О, я разочарую тебя, Грэм, - Джордан поднялся и направился к двери. - Ариан так не считает. Она сочла мою идею восхитительной.
   - Стой! - виконт резко вскочил.
   - И не подумаю, - граф взялся за ручку двери. - Я передам твоей супруге, что ты отказался нас сопровождать. Не думаю, что она расстроится.
  Рейфорд зарычал, а Джордан вышел и пошел в сторону библиотеки, где разговаривал с виконтессой. Он считал про себя, гадая через сколько Грэм не выдержит и бросится его догонять. Раз, два, три, четыре... Звук резко распахнутой двери заставил его улыбнуться.
   - Что ты сказал про мою жену? - Рейфорд пошел с ним рядом.
   - Что она не расстроится от твоего отсутствия, а вот запрет на посещения ярмарки вызовет не только гнев твоей прелестной супруги, - Джордан покосился на кузена.
   - Сейчас мы это узнаем! - виконт обошел своего друга, не замечая, что тот остановился, а потом и вовсе свернул к лестнице, ведущей на первый этаж.
  
   - Ариан! - громкий голос Рейфорда застал меня за разбором письма от поверенного в библиотеке.
   - Я здесь, - я приподнялась и выглянула из-за стеллажей с книгами.
  Рейфорд был раздражен. Как я и предполагала разговор с Джорданом насчет ярмарки не удался. Я тяжело вздохнула, готовясь к неприятностям, но решила не отступать. Ни разу за всю свою жизнь я не видела деревенских праздников, шествий. Для меня это было под столь далеким запретом, что я даже не вспоминала об этом, пока Джордан не рассказал. Я тут же загорелась идеей посетить ярмарку, и Рейфорд может проваливать, куда ему угодно, если попробует мне запретить.
   - Почему про то, что ты собираешься ехать в соседнее графство на ярмарку, я узнаю не от тебя? - виконт скрестил руки и напряженно на меня посмотрел.
   - Потому что мы с Джорданом решили, что раз это его идея, он и будет с тобой говорить, - я внимательно посмотрела на мужа.
   - С каких пор граф стал для тебя просто Джорданом? - Рейфорд нахмурился еще сильнее, а его голос приобрел вкрадчивые нотки.
   - С тех самых, когда мы подружились, - глупо было отрицать очевидное, тем более, что я сама ошиблась, назвав графа просто по имени.
   - Хм... - виконт потер подбородок. - А почему, моя прекрасная жена, я узнаю об этом только сейчас? В моем присутствии вы вели себя более формально.
   - Именно поэтому, - я поднялась и выпрямилась. - Я знала, что ты так отреагируешь. Мы с твоим кузеном договорились не дразнить тебя понапрасну.
   - Значит, договорились, - Рейфорд сделал скользящий шаг в мою сторону, подойдя почти вплотную. - Значит, подружились.
   - А что тебя не устраивает, Рейфорд? - я разозлилась. - Прикажешь мне бегать по всему дому от твоего друга? Не обращать внимания на него? Не отвечать на любезность? Ты разговаривал со мной последний раз, когда мы разбирали документы маркиза!
   - Ты могла заговорить со мной сама! - виконт зло усмехнулся. - Только не говори, что в тебе вдруг заново проснулась покорность! Не верю! Ты, моя дорогая, избегаешь моего общества!
   - Все твое общество непременно сводится к постели! - я вскрикнула от того, что Рейфорд резким движением потянул меня за волосы, наматывая пряди на кулак и заставляя меня выгибаться назад.
   - Что такого в том, что я желаю свою жену? - виконт скользнул губами по шее. - Строптивая птичка.
  Он прикусил бьющуюся жилку и отпустил меня, тяжело дыша.
   - Ты моя жена, Ариан! Моя, а не Джордана!
   - Твоя ревность неуместна! - я сжала кулаки, подавляя в себе желание дать ему пощечину.
   - Разве? Помни, моя прелесть, Джордан неудачная партия. Его жизнь и честь принадлежат Англии. Он поиграет и вновь уедет за границу, шпионить для короны, - виконт насмешливо посмотрел на меня.
   - Да как ты смеешь?! - я не выдержала и отвесила мужу звонкую пощечину.
  Виконт дернулся, а потом перехватил мою горящую руку и прижал к покрасневшей щеке.
   - Смею! - он заговорил отрывисто и зло. - Ты вознамерилась уехать в его обществе! К черту! Ты не покинешь этот дом с ним!
   - Кто тебе мешает меня сопровождать?! - я попыталась вырвать руку из захвата, чем вынудила виконта завести ее мне за спину, прижимая меня к себе грудью.
   - А если я не желаю? - Рейфорд поймал мою вторую руку и прижал ее в том же положении, что и первую.
   - Тогда я поеду без тебя! - я упрямо посмотрела ему в глаза.
   - Дьявол! - виконт прижал меня еще теснее и, уткнувшись носом мне в шею, тяжело задышал. - Ты вынуждаешь меня, Ари, идти на крайние меры. Я запру тебя в спальне, как и намеревался.
  Я закусила губу почти до крови, чтобы не закричать. В клетке. Я была словно в клетке. А Рейфорд стал моим тюремщиком. Слеза покатилась по щеке, и неожиданно для себя я тихим голосом поинтересовалась:
   - Что плохого в том, что я хочу на ярмарку? Я никогда их не видела...
  Виконт поднял голову и губами поймал мою слезинку, а потом хрипло ответил:
   - Ты разрываешь мне сердце, Ари. Мы поедем на этот проклятый праздник.
  
   - Рейфорд, ты - ненормальный! - Джордан шипел на виконта, когда мы почти приехали к ярмарке. - Это праздник, а не логово разбойников, зачем ты зарядил оружие и намереваешься брать его с собой?
   - Я достану его вечером, - Грэм непреклонно качнул головой. - Будут танцы, перебравшие эля. Ариан ведь не усидит на месте.
   - Вас двое, Грэм! - теперь я попыталась образумить мужа. - Кто сунется ко мне?
   - Конечно, - виконт с едким сарказмом посмотрел на меня. - Ваша абсурдная идея с переодеванием всего лишь лишает нас прикрытия титула. Ты, Ариан, вообще неизвестно на кого похожа, а мы тянем на зажиточных торговцев, прибывших повеселиться.
   - Чем тебе не нравится мой наряд? - я возмущенно посмотрела на мужа и оглядела свою цветастую широкую юбку.
   - Тем, что одежда твоя похожа на цыганскую, а ты нет. А, значит, все подумают, что ты переодетая любовница одного из нас!
   - Никому не будет до вас дела, Грэм, - снова вступил в диалог Джордан. - Ариан, вы прекрасно выглядите.
  Я улыбнулась и тряхнула распущенными волосами:
   - Перестань, Натаниэль. Если бы мы пришли сюда, как гости лорда, нас бы сторонились, и мы пропустили бы все веселье.
   - А потом кто-нибудь узнает Джордана, и весь маскарад полетит в тартар!
   - Кто меня узнает? - граф рассмеялся. - Я появляюсь здесь раз в пару лет, тебе ли не знать.
   - Хватит, - Рейфорд нахмурился и поднял руку в предостерегающем жесте. - Или мы берем с собой оружие или разворачиваем карету и едем в гости в дом графа, чтобы там переночевать.
   - Хорошо, мой друг, - Джордан вздохнул. - Будь по-твоему.
  К тому моменту, как перепалка закончилась, карета без опознавательных знаков остановилась неподалеку от места действия. Мы выбрались и осмотрелись. Из-за небольшого холма слышался гомон, выкрики торговцем и смех детей. Я едва не запрыгала от восторга, нетерпеливо дернув виконта за рукав. Рейфорд повернулся ко мне и неожиданно открыто улыбнулся, а потом, переплетя наши пальцы, потянул меня вперед.
   - Эй! - Джордан нагнал нас и зашагал с другой стороны от меня. - Какие вы быстрые!
  Ярмарка покорила меня с первого взгляда. Буйство людей, красок, звуков и запахов. Как это все отличалось от балов высшего света. Здесь не держали маски - кто-то смеялся, кто-то плакал, откуда-то раздавалась отборная ругань. Мужчины, прикрывая меня, почти рассекали толпу, прокладывая путь от одного прилавка к другому. Так я обзавелась яркими стеклянными бусами от Джордана и красивым большим платком от Рейфорда.
   - Вот теперь точно цыганка! - граф рассмеялся и взлохматил мне волосы. - Осталось найти браслеты.
  Виконт, не отпускающий меня ни на шаг от себя, прижал теснее и сказал:
   - Найдем, я видел украшения еще дальше.
  Браслеты мы, действительно, нашли. Под подтруниванием графа Грэм купил кучу маленьких золотистых браслетов, которые слегка позванивали. Теперь стоило мне поднять руку, как раздавался легкий перезвон. От избытка ощущений, я вырвалась от Рейфорда и закружилась на месте, не обращая внимания на развивающуюся юбку.
   - Ой! - я заметила прилавок со сладостями и подбежала обратно к мужчинам, схватив их обоих. - Идемте скорее, а то без нас разберут самое вкусное.
  Грэм насмешливо на меня покосился, но пошел вперед, а Джордана даже не пришлось уговаривать. Он лишь пропусти нас немного вперед, прикрывая меня со спины. Не то, чтобы такое поведение мне было свойственно. Но, здесь и сейчас я превратилась в другого человека, забывшего о кошмарах и проблемах. Я была неизвестной никому женщиной и получала удовольствие от этого. Кажется, в последний раз я так веселилась, когда играла в догонялки с пасынком, будто бы в другой жизни. Запретив себе вспоминать, я вновь улыбнулась насторожившемуся Рейфорду, который внимательно вглядывался в мое лицо, и откусила кусочек пирожка с вишневым джемом. Грэм вновь расслабился и поцеловал меня в уголок губ, где осталось варенье.
   - Ммм... вкусно.
   - Не при людях, Натаниэль, - я шутливо погрозила ему пальцем.
   - А нас здесь никто не знает, - виконт притянул меня к себе и поцеловал уже по-настоящему под свист собравшихся.
   - Не увлекайся, Грэм! - Джордан постучал по плечу Рейфорда и покачал головой.
  Виконт с неохотой отстранился и потянул меня дальше на площадь, где уже собирались музыканты.
  От идеи взять оружие мы с графом так и не смогли его отговорить. Рейфорд уперся, и нам пришлось возвращаться к карете. Когда мы вновь вышли на площадь, там уже вовсю развлекались, играли деревенские музыканты и люди задорно танцевали. Мне не были знакомы эти движения, и я лишь притопывала в такт, потом немного отошла от мужчин и повторила несколько движений на свой манер, отбивая ритм. Джордан развеселился, а потом, будто решившись, сунул свой пистолет в руки Рейфорду и, подхватив меня за талию, потянул в круг танцующих. Мы завертелись в новом более быстром ритме. Где-то мелькали чьи-то разгоряченные лица, пару раз я видела мужа, а после перестала думать вообще, отдавшись звукам музыки. Я раскинула руки, придерживая концы платка, будто это крылья и счастливо рассмеялась, когда Джордан быстро закружил меня.
  
  
  Глава IX.
   Умелая провокация приводит к непредсказуемым последствиям.
  Из писем Джордана к Рейфорду
  
  Сентябрь, 1816 год.
  Высший свет встретил нас так, будто мы его и не покидали. Почти те же лица, те же поклоны и реверансы, те же лицемерные улыбки. Забавным я находила то, что как только разрешаешь себе играть по своим правилам, все становится значительно проще. Мне все также приходилось держать маску на своем лице, но теперь я решала сама, что именно стоит делать. В нашем обществе это была одна из редчайших свобод, позволенных женщине. Рейфорд же только усмехался, глядя на то, как я делаю свои первые шаги в этой области. Он не мешал, но и не помогал, позволяя рассчитать, на что я способна сама. К его сожалению, интриги меня не интересовали вовсе. Мне нужно было пространство, чтобы вольно дышать, и я использовала свой ум, чтобы его получить.
  Помимо этого, я стала наблюдать и за мужем. Сейчас, когда чувства не застилали мне глаза, я понимала намного больше из того, что предпочитала раньше не замечать. Рейфорд, как опасный паук, обычно занимал место в углу, из которого просматривался весь зал и поджидал свою жертву. Порой, это были люди, с которыми он, действительно, намеревался поговорить, иногда, кто-то сам искал его общества. Также я замечала, что многие теряются под его взглядом, спотыкаются или становятся неуклюжи, столь сильную ауру властности он излучал. Порой мне самой делалось не по себе, когда взгляд мужа падал между моих лопаток. В такие моменты, я едва сдерживалась, чтобы зябко не передернуть плечами. Это довольно сильно выводило меня из равновесия, тем более, что муж редко выпускал меня из виду, тотчас выходя из тени, стоило мне пропасть из его поля зрения. Я понимала, что пройдет еще немного времени и это заметят. Сейчас в малый сезон, почти в самое его начало, на нас еще мало обращали внимания. Жаль только, что это ненадолго. Скоро языки заработают с удвоенной быстротой, поняв, что упустили возникновение новой сплетни. Виконт Рейфорд следит за своей супругой! Что, может быть, пикантней? Он не доверяет ей? Виконтесса завела любовника? Может, болезнь была лишь отговоркой? Я уже почти воочию видела их лица.
  Грэм не добавлял спокойствия в наши отношения. Он танцевал лишь со мной, и только вальс, запретив принимать приглашения от других мужчин на этот танец, кроме оговоренного им самим списка. Все мои попытки оспорить это возмутительное заявление раз за разом наталкивались на его попытки, добиться от меня слов признания. Но что я могла ему сказать? Солгать? Я слишком хорошо понимала, что ложь лишь испортит наш шаткий мир. К сожалению, за правду страдала в основном я сама. Рейфорд, в такие моменты, становился почти неуправляемым, и поутру я находила новые синяки на своем теле. Да, я не всегда замечала их появления, мой муж прекрасно умел доставить женщине удовольствие, но меня никогда не влекли столь дикие проявления чувств. Я терялась в их напоре и не могла сказать, что любила его. Может быть, позже я снова смогу полюбить этого мужчину, ведь погибшая влюбленность уже давно не причиняла боли, также как и не приносила сожалений о не случившемся. Рейфорд же продолжал смотреть на меня своим невозможным взглядом и в такие моменты все больше напоминал мне бешеного хищника. Лишь ярость его была холодной, подкрепленная нечеловеческим везением.
  Я не забыла слов мужа о таинственных силах, которыми можно управлять. Пусть, я не верила в это, но и Рейфорд не походил на человека способного слепо доверять придуманным сказкам. Он скорее был тем, кто будет сомневаться во всем, что он не может реально применить. И я начала еще одно наблюдение. В некоторые моменты меня это даже забавляло муж и жена, следящие друг за другом. Тогда, мне казалось, что мы, как два хищника перед схваткой ходим по воображаемому кругу в поисках момента для удара. Но если Грэм занимался именно этим, мне лишь оставалось ему подыгрывать, ведь в моем случае все было сложнее и проще одновременно. Я искала доказательства. Маленькие штрихи, которые позволят мне заключить, живу ли я с сумасшедшим.
  
  Рейфорд откинулся на кресле и в который раз посмотрел на часы. Сегодня он не смог сопровождать супругу на прием, что портило и без того не радужное настроение. В голове сразу же возникали глупые и нелепые подозрения. Грэм не сомневался в Ариан, он сомневался в тех людях, которые ее окружают, а завлечь женщину, которая несчастлива в браке, почти ничего не стоит. Рейфорд не строил иллюзий, он не был тем, кто мог бы сейчас сделать ее счастливой. Дать уверенность в жизни, защитить своим именем, позволить раскрыть свои возможности и ум. Но счастливой... Счастливой женщин всегда делала любовь, если не оставляла после себя ошметки от их сердец. А Ариан не любила его. Виконт понимал, что ее порывистая влюбленность девочки, ищущей в нем то, чего всегда была лишена, рано или поздно имеет все шансы перерасти в любовь или исчезнуть. И Грэм почти жаждал воскресить ублюдков, которых сам же отправил на тот свет ради того, чтобы убить их снова. Возможно, это позволило бы ему сдерживаться. Сейчас ничего не помогало. Ему доставляло физическое наслаждение одно только воспоминание о том, как его жена могла противостоять ему. И раз за разом покорять ее, подчинять своей воле, заставить признать, что она принадлежит ему. Но Ариан не спешила давать ему в руки такую власть. И от этого он сходил с ума еще сильнее. Одновременно желая и боясь получить эту женщину полностью в свое владение.
  Рейфорд тряхнул головой, заставляя мрачные мысли немного расступиться и вновь взглянул на часы. Полночь. Символично. Ариан должна была вернуться не позднее, чем через час. Только с таким условием он отпустил ее одну. Виконт обернулся на стук в дверь и оглядел появившегося в дверях дворецкого.
   - Милорд, - дворецкий склонился в поклоне. - Вас спрашивает лорд Белвойр. Прикажете впустить его?
  Рейфорд нахмурился и сказал:
   - Да. Ведите его сюда и не беспокойте нас, пока мой гость не уйдет.
   - Как прикажете, - пожилой слуга вновь поклонился и вышел.
  Ройс Голдман барон Белвойр вошел в кабинет и поздоровался с Рейфордом, чтобы тут же поинтересоваться:
   - Нальете старому другу бренди, Рейфорд? - барон устроился на диванчике.
   - Какой вы мне друг, Белвойр? - виконт хмуро посмотрел на позднего гостя, но все же поднялся и наполнил бокалы крепким напитком, поставив один перед бароном. - Что привело вас ко мне в столь поздний час?
   - Разве я не могу навестить вас просто так, виконт? - золотистая бровь Белвойра картинно поползла на лоб.
   - Нет, учитывая, что нас связывают далеко не теплые взаимоотношения. Что-то случилось в обществе, раз вы примчались ко мне в столь поздний час? Или мне вновь предстоит выкупить чьи-нибудь долговые расписки? - виконт сделал глоток, который обжог ему горло.
   - К чему же столько иронии? - барон явно не намеревался вскоре уходить, закинув ногу на ногу, и, наконец, пригубив бренди. - Восхитительно! Стоило приехать к вам только ради того, чтобы выпить.
   - Право, вино из ваших погребов ничуть не хуже, - Рейфорд позволил себе добродушно усмехнуться, но не расслабиться.
  Ройс Голдман был опасным человеком и золотым мальчиком своего богатого семейства. Презренный металл буквально лип к их роду, оправдывая фамилию. Единственный наследник мужского рода, красавец и дуэлянт, барон кружил дамам головы, кутил и сознательно создавал образ легкомысленного гуляки. Ложь. Белвойр был умен и расчетлив, разве что за молодостью лет избалован собственным самомнением. Оно нередко позволяло Рейфорду с ним играть, что выводило барона из себя.
  Виконт внимательным взглядом обежал внешний вид своего гостя, выискивая то, что могло бы подсказать, зачем этот человек явился к нему в дом. Парадная одежда, что указывает на то, что лорд прибыл с какого-то приема, расслабленный шейный платок - значит, возвращаться назад не планирует, бархатная коробочка вытянутой формы. Колье или браслет. Барон собрался к любовнице или покорять очередную вершину. Рейфорд усмехнулся:
   - Если вы приехали ко мне лишь для того, чтобы выпить моего бренди, вам стоило написать записку, и бутылка из моего подвала стояла бы у вас на столе уже через пару часов.
   - А как же ваша компания? - Белвойр картинно приложил руку к сердцу лишь для того, чтобы достать сложенный лист бумаги из внутреннего кармана. - Нам стоит обсудить эту новость. Уоррен очень просил вас проконтролировать.
   - И это не могло ждать утра? - виконт раздраженно взял бумагу.
   - Увы, я всего лишь слуга обстоятельств, - барон развел руками.
  Рейфорд быстро пробежал глазами несколько строк, написанных рукой маркиза, и потер лоб, вспоминая, что он уже слышал об этом деле.
   - Не прибедняйтесь, Белвойр, - виконт покосился на гостя. - Вы прекрасно осведомлены о содержании этого опуса.
   - Осведомлён, - не стал отпираться барон. - И что же?
   - Какая-то чушь, - Рейфорд подошел к камину и кинул письмо в огонь. - Мы уже обсудили, какие проекты финансируем в первую очередь. Так к чему мне возвращаться к старой схеме?
   - Обсудите это с главой, милорд, - барон демонстративно покачал головой. - Что мне передать?
   - Кому? - виконт вновь повернулся к гостю. - Уоррену или вашей любовнице, к которой вы собрались? Или маркиз теперь выполняет обе роли?
  Барон ничуть не обиделся, только ядовито рассмеялся:
   - Пока Уоррен правит бал в этом гадюшнике, я предпочту его любовнице. Хотя моя сегодняшняя леди может меня поколебать.
   - Передайте маркизу, что если он хотел внести какие-то изменения, то ему стоило делать это лично, - Рейфорд вернулся к графину.
   - Порой я восхищаюсь тем, как вы считаете, что ваше умение управлять своим даром, позволяет вам получать все желаемое, - барон допил бренди и отставил бокал. - К счастью над всем вы не властны, Рейфорд.
   - О чем вы? - виконт напрягся, ожидая подвоха.
   - О моей прекрасной леди, конечно же, - Белвойр достал коробочку и распахнул ее, продемонстрировав изумрудный браслет. - Вы ведь знаете, Ариан, любит изумруды. А уж какая у нее родинка на внутренней стороне бедра. Слева. Я нашел ее очаровательной. Кстати, не ждите супругу так рано, я собираюсь занять ее на несколько часов.
  Белвойр захлопнул коробочку и поднялся, возвышаясь над Рейфордом.
   - Вы ведь понимаете, что я вызываю вас на дуэль? - виконт даже так посмотрел на своего собеседника сверху вниз.
   - Конечно, виконт, - барон насмешливо поклонился. - Наше обычное место. Сегодняшний рассвет. Не забудьте своего врача. Он вам явно понадобится.
   - Оружие? - Рейфорд сжал пальцами стол, чтобы удержаться и не сломать шею этому хлыщу.
   - Пистолеты. Вашу славу стрелка давно пора заменить на что-то более стоящее. Не переживайте, я утешу Ариан.
  Рейфорд дождался, когда за бароном закроется дверь и в ярости заметался по кабинету. Сколько правды было в словах Белвойра? Виконт дернулся, когда вспомнил, как Ариан легко разговаривала и танцевала с ним. Они хорошо смотрелись вместе. Оба высокие, аристократичные. Золотой мальчик и его холодная спутница. Виконт зарычал. Что барон говорил про родинку? Рейфорд замер, схватившись за горлышко графина с бренди. У Ариан ведь, действительно, была родинка на внутренней поверхности бедра. Грэм четко это помнил, но вот с какой стороны? Виконт взъярился еще больше, оттого, что не мог вспомнить. Дьявол и все демоны! Рейфорд шумно выдохнул и кинул графин в закрытую дверь. Когда вернется Ариан, он выяснит. О, он все выяснит. И пусть она молится о том, чтобы это не оказалось правдой.
  
  
  Глава X.
   Глупых врагов следует убивать, а умные противники вполне могут пригодиться
  Из писем Рейфорда к Джордану
  
  Сентябрь, 1816 год.
  Я вернулась домой в четвертом часу утра. Ноги гудели от танцев, а в голове была приятная легкость, несмотря на мелкие неприятности, которые сегодня буквально преследовали меня. Музыкальный вечер был потрясающим, и я просто не смогла уйти раньше, чем доиграл последний музыкант, тем более, что встретила там графа и графиню Холланд. Мы долго рассказывали друг другу последние новости и делились милыми мелочами с Джейн, обсудили с Ричардом его поместье и вспомнили, как стреляли по яблокам и мишени. Таким образом, чуть позже полуночи я только-только направилась на прием к леди Оливер, где меня очень просила быть маман. В последнее время маркиза требовала к себе все больше моего внимания, она похудела и я волновалась за нее, хотя доктора говорили, что она совершенно здорова.
  Мне в голову закралась мысль о том, что стоит предупредить Рейфорда о собственной задержке, но я отбросила ее. Виконт тут же примчится вытаскивать меня с приема, а мне так хотелось пройтись в кадрили и закружиться в вальсе. Кроме того, я, действительно, не собиралась сильно задерживаться, чтобы не провоцировать супруга. Вот тут и начались мои недоразумения. Сначала кто-то неосторожно опрокинул вблизи от меня бокал с вином, и алые капли попали на подол. Пришлось подниматься в дамскую комнату и при помощи служанки отчищать платье. Затем выяснилось, что дверной замок заклинило, и мы вместе с еще несколькими леди оказались заперты в небольшой комнате. Стучать и звать на помощь пришлось довольно долго, так как внизу громко играла музыка, и нас хватились нескоро. Леди Оливер рассыпалась в извинениях, но это происшествие скорее показалось его участницам забавным, чем трагическим. Мы заверили хозяйку дома в своей приязни и вернулись в зал, где до меня, наконец, добралась маркиза.
  Когда я вспомнила о времени, было уже почти три, и я представила, как Рейфорд разозлится, что я не предупредила его. С другой стороны, я не совершила ничего предосудительного, а лакеи, которые выполняли также функции моей охраны и слежки, в чем я не сомневалась, могут подтвердить, где я была. Наконец, я раскланялась с хозяйкой, получив удовольствие от танцев и вечера, и отправилась домой. На середине пути у меня сломалась карета. Кучер, осмотрев ее, сообщил, что починить ее не сможет. Пришлось ждать, пока один из лакеев найдет нам извозчика. Пока я смотрела на звезды, а оставшийся лакей и кучер тихо ругались себе под нос, вернулся второй, сидя на козлах, рядом с наемным извозчиком. Таким образом, после всех своих приключений я вернулась домой в четвертом часу утра. Вся ситуация вызывала во мне лишь смех, неспособная испортить замечательное настроение. Я спешила подняться, чтобы рассказать мужу, что произошло и смягчить его гнев, хотя я не думала, что Рейфорд станет сильно возражать. Скорее всего, он посмеется над обстоятельствами, что нередко делал.
  Я вошла в спальню, на ходу стягивая длинные перчатки и отбрасывая их в сторону туалетного столика. Горничную я отпустила еще когда уходила, зная, что Рейфорд не терпит слуг, которые могли ему помещать. На звук открывшейся двери я даже не обернулась, спиной почувствовав взгляд мужа. Я тихо рассмеялась и сказала:
   - Прошу меня извинить за задержку, милорд. Но вечер был столь восхитительным, что я не смогла уйти.
  Виконт ничего не ответил, а я начала вытаскивать шпильки из волос, продолжая говорить:
   - Ты не поверишь, но сегодня со мной произошло столько нелепых случаев, - я вновь улыбнулась своим мыслям. - А танцы. Как жаль, Грэм, что ты их не любишь. Что, может быть, восхитительнее вальса? Раз, два, три, раз, два, три.
  Я покрутилась на кончиках пальцев, тряхнув теперь свободными волосами, и повернулась к мужу, чтобы в ужасе замереть. Он стоял почти у самой двери с непроницаемым выражением лица - рубашка распахнуты на груди, руки свободно свисают вдоль тела. Через плечо перекинут шейный платок. Но замереть меня заставил взгляд. В нем почти не осталось человеческого, только что-то мрачное, темное, что уже вырвалось на волю и ждет лишь мгновения для того, чтобы взорваться. Похожим я видела его тогда, когда впервые столкнулась с обществом. Но даже тот Грэм воспринимался мной спокойнее, чем этот.
  Сейчас я уже знала, что бессмысленно убегать. Дверь находится слишком близко к мужу, и я не успею до нее добежать. Спрятаться за кроватью, означает лишь приблизить свои мучения. Мой взгляд заметался по комнате в лихорадочном поиске оружия и ничего не находил. Я громко сглотнула и попыталась достучаться до его разума.
   - Я прошу прощения, что заставила тебя волноваться, Грэм, - я старалась говорить очень спокойно. - Я должна была отправить тебе записку, но не подумала, что ты так разозлишься. Давай мы не будем ссориться.
  Я выставила перед собой руку с открытой ладонью, теряясь в том, что я могла ему еще сказать.
   - Раздевайся! - Рейфорд отдал приказание глухим голосом.
   - Нет, - я прикрыла глаза, понимая, что только подстегиваю его своим отказом, но добровольно пережить то же, что и тогда, в охотничьем домике, я не была готова. - Послушай меня, давай, ты успокоишься, а потом мы обсудим твое недовольство. Я не хочу, чтобы между нами вновь все было так. Пожалуйста, Грэм.
   - Раздевайся! - виконт лишь повторил приказ, не двигаясь.
   - Нет! - я сделала шаг назад, когда Рейфорд двинулся вперед.
  Никогда не поворачивайтесь спиной к зверю. Я знала это, поэтому только вскрикнула и попятилась сильнее, упорно смотря в глаза мужа, пытаясь поймать хотя бы искру его рассудка. Виконт в два прыжка перехватил меня и, не обращая внимания на попытки освободиться, перекинул на кровать. Я тяжело дышала от страха, но даже не пыталась перекатиться, так как Рейфорд вдруг отошел к комоду. Вот он повернулся для того, чтобы открыть ящик, и я бросилась к двери, чтобы быть с силой припечатанной к ней его телом. От боли я почти заскулила, но не оставила попыток вырваться. Вот она свобода, так близко. Я царапала дерево, срывая ногти и пытаясь не дать ему оттащить меня, но Рейфорд прижал мои руки к телу и перехватил их одной рукой, что удалось ему без труда. Затем он подтащил меня к комоду и не глядя вытащил пару моих чулок. Под паникой билась мысль, что, черт возьми, он собрался со мной сделать?
  Я выругалась по-французски, чем вызвала неестественно довольную ухмылку на застывшем лице мужа, и предприняла новую попытку освободиться. Мне удалось вытащить левую руку из захвата, и я вцепилась ей ему в лицо, оставляя глубокие царапины на лице. Рейфорд рассмеялся и играючи перекинул меня через плечо, чтобы снова сгрузить на кровать. Правой рукой он придавил меня и наклонился для того, чтобы до крови укусить за губу. Я закричала, хотя знала, что никто не придет мне на помощь. Виконт вновь усмехнулся и сел сверху, перекинув через меня ногу. Он взял полоску ткани, в которой я узнала пояс от своего халата, и придирчиво осмотрел ее, будто решая подходит или нет. В голове промелькнула мысль, что ей он меня сейчас и задушит. Я забила ногами, пытаясь скинуть мужа, но тот лишь с интересом покосился на меня. Рейфорд взял мою левую руку, укусил за кисть и затянул на ней пояс, чтобы другим концом привязать его к спинке кровати. Потом также он поступил и со второй рукой, нещадно перетягивая кисть своим шейным платком. Той же участи подверглись и ноги, несмотря на то, что я упорно пиналась и кажется, даже попала мужу по ребрам, учитывая, что он выругался сквозь зубы. Рейфорд поднялся и осмотрел, представленную ему на обозрение, композицию. Я знала, что он видит. Меня, растянутую во все стороны так, что это причиняло боль. Но боль уже не могла остановить моей ярости, которая пришла на смену панике. Как безумная, я продолжала биться, пытаясь освободиться. Я чувствовала, как сдираю кожу с кистей и лодыжек, но не это остановило меня, а Рейфорд, который наклонился и провел пальцем по моей щеке:
   - Тшшш....
  Почему-то мне стало еще страшнее, чем было до этого, столь жутко прозвучал его голос в нашей борьбе. Он сел с краю постели и провел рукой от колена к бедру, поглаживая мою ногу. Я настороженно наблюдала за его действиями. Потом, не удовлетворившись результатом, он дернул подол платья, разрывая его на две части почти до талии. Той же участью погибли нижняя юбка и белье. Рейфорд скользнул ладонями по моим обнаженным бедрам и неожиданно сильно прижался губами к родинке с правой внутренней стороны бедра, а потом укусил за это же место, заставив вскрикнуть. Я уже ожидала болезненного продолжения, но Рейфорд неожиданно поднялся и даже стянул куски ткани, когда-то бывшие платьем, прикрывая меня. Он развернулся и направился в сторону своей комнаты, не дав мне рассмотреть его лица. Я снова забилась и закричала:
   - Развяжи меня!
  Виконт ничего не ответил, и из распахнутой двери я слышала только звуки того, как он собирался и что-то делал. У меня не получилось даже чуть-чуть приподняться, чтобы разглядеть хотя бы кусочек и это снова вызвало во мне волну ярости. Я начала остервенело дергать руками, пытаясь расшатать хитрые узлы. Спустя четверть часа я выдохлась, а Рейфорд показался на пороге моей спальни. Полностью одетый, со спокойным взглядом, он вновь удовлетворенно оглядел меня и вышел. В замке повернулся ключ.
  
  Рейфорд стоял и смотрел на то, как к условленному месту приближается барон Белвойр. Виконта интересовало, насколько эта провокация затрагивала членов общества. Только ли инициатива исходила от Уоррена и "золотого мальчика"? И если да, то, какое количество людей отдадут многое, чтобы сегодня увидеть его мертвым. Рейфорд не собирался умирать. Он подстраховался, наблюдая за тем, как несколько его людей скрылись в утреннем тумане за деревьями, рядом остались стоять только Роджерс и еще двое.
  Ройс демонстративно раскланялся с виконтом, игнорируя его спутников, а потом задержал взгляд на царапинах, украшающих лицо Грэма.
   - Ваша супруга не оценила ваши подозрения? - барон глумливо рассмеялся.
   - Моя супруга очень страстная женщина. Она такая же необузданная, как дикая лошадь, - виконт усмехнулся и поприветствовал кивком секундантов Белвойра. - Адмайл, Марлоу, рад видеть вас в это утро.
   - Вы не представите нам ваших спутников? - граф Адмайл брезгливо встряхнул рукой.
   - Конечно, милорды. Это мистер Смит, - Рейфорд показал на одного из своих сопровождающих. - И это мистер Смит.
  Виконт картинно вздернул бровь:
   - Мистера Роджерса, полагаю, нет смысла представлять.
   - О да, твоего ручного доктора знают все, - виконт Марлоу насмешливо покосился на невозмутимого врача.
   - Сопровождение достойное только вас, Рейфорд. Сброд и ручная собачка, а также явное пренебрежение дуэльными правилами. Неудивительно, что никто из благородных людей не согласился быть с вами здесь, - золотой мальчик вновь вступил в игру.
   - Оставьте, Белвойр, - Адмайл жестом остановил барона. - Просить вас остановить дуэль, как я вижу, нет смысла, поэтому давайте я проверю оружие и вы, наконец, перейдете к тому, зачем мы здесь собрались.
   - Мистер Смит, - Рейфорд кивнул одному из сопровождающих, - проследите.
  Разговоры смолкли, слышно было только, как Адмайл возится с оружием. Наконец, граф закончил и, брезгливо вытирая руки о белый платок, посоветовал всем занять оговоренные позиции. Ройс должен был стрелять первым и явно наслаждался этим фактом. Он самодовольно занял позицию и прицелился в спокойно стоящего виконта. Рейфорд не боялся. Он уже знал исход, и дьявольская машина его сил давно пришла в движение. Виконт посмотрел на Белвойра и одними губами проговорил: "Промахнись". Бам. Барон громко выругался, заметив, что на сопернике нет ни царапины, а Рейфорд ухмыльнулся, от чего Белвойру вдруг стало жутко. Виконт медленно поднял оружие. Убивать не хотелось. Потом пришлось бы связываться с богатой семейкой золотого мальчика, терять деньги, которые он на них заработал. Нет, золотой мальчик будет жить. Недолго, если не уразумеет простые истины. Бам. Пуля попала точно туда, куда хотел Рейфорд. В бедро, слева, ближе к паху. Белвойр вскрикнул и осел. Виконт же отбросил ненужный пистолет в траву и громко свистнул. Тут же из тумана вышли его люди, которые взяли под прицел секундантов барона.
   - Сейчас мы выясним маленькое недоразумение, джентльмены, - Рейфорд даже не посмотрел в сторону замерших секундантов.
  Виконт опустился на корточки перед сидящим бароном и ласково поинтересовался, втыкая палец в открытую рану:
   - Жить хочешь?
  Белвойр побледнел еще сильнее, но ответил:
   - Хочу.
   - Правильно, хороший мальчик, - виконт вытер окровавленную руку о сюртук противника. - Роджерс тебя подлатает, а потом ты поведешь поправлять здоровье в поместье. Надолго. На целый год. Еще настоятельно советую жениться. Это, как ты понимаешь, продлевает жизнь. Я знаю, что ты давно смотришь на кузину лорда Кравена. Милая девочка, как раз брачного возраста. Ты ведь не хочешь, чтобы с ней что-нибудь случилось? Потом возвращайся, иначе наше общество пострадает без твоего лучистого вида.
  Рейфорд дождался того, что понимание зажглось в глазах барона, и поднялся. Как он и говорил, Белвойр не был глуп, излишне самонадеян, но не глуп и умел просчитывать варианты. Виконт, снова свистнул и его люди также быстро скрылись в тумане, как и появились.
   - Что вы себе позволяете, Рейфорд? - Адмайл подошел к нему быстрым шагом.
   - Не более, чем вы, когда решили использовать мою жену. Марлоу, передайте отцу, что я воспользовался той схемой, которую он описывал в письме. Мои сожаления, но маркиз потерял несколько тысяч фунтов в результате этого. Изумруды нынче дорогие, а моя супруга так их любит.
  Рейфорд раскланялся и посмотрел на догнавшего его Роджерса:
   - Почему вы не помогаете барону?
   - Он сказал, что здесь поблизости дом лорда Карвена. Там ему окажут всю необходимую помощь.
   - Его право, его право, - виконт рассмеялся и ускорил шаг, дома его ожидала восхитительно связанная Ариан.
  
  
  Глава XI.
   Я готов почти поклоняться тебе, а моя одержимость и вовсе ставит меня на колени.
  Из писем Рейфорда к Ариан
  
  Сентябрь, 1816 год.
  Руки уже давно потеряли свою чувствительность и затекли, но я все еще не оставляла попыток избавится от пут. С левой рукой это было бы бесполезно, так как тонкий пояс халата слишком сильно впивался в кожу, а вот растянуть узлы на шелковом платке, которым была привязана моя правая рука, представлялось возможным. Я не звала на помощь. Зачем? Если все равно никто не войдет в спальню. По английским законам муж мог убить меня, и никто не пошевелил бы и пальцем. Жена ведь его собственность. А слуги, слуги предпочитали не вмешиваться в дела господ, лишь выполняя приказания. Если мне удастся себя освободить и выйти из дома никто не преградит мне путь, но если останусь здесь, никто не отвяжет меня. Такова жизнь.
  Я вновь дернула рукой и зашипела от боли, после чего на время оставила свои попытки и уставилась в потолок. Что произошло с Рейфордом? Я бы не удивилась, если бы он взял меня грубо и быстро, как порой с ним бывало. Но что заставило его бросить свою игру на середине? И куда он направился? Я не находила ответов. Слишком мало информации. Единственным предположением было то, что кто-то ему что-то сообщил, пока меня не было. Из-за задержки Рейфорд бы не потерял свой контроль столь остро. А вот из-за своей болезненной ревности... Я выгнулась и вновь начала дергать правой рукой, узел поддавался, нужно было лишь ему помочь. Изогнувшись так, что левая рука оказалась едва ли не неестественно вывернутой я дотянулась до правой зубами и начла тянуть за ткань. Еще немного, осталось совсем чуть-чуть. В этот момент ключ снова повернулся в замке и в комнату вошел вполне довольный виконт с осмысленным взглядом. Надежда, что он развяжет меня, испарилась с первыми же словами, которые он произнес:
   - Восхитительный вид, моя прекрасная жена, - Рейфорд сбросил сюртук и начал расстегивать пуговицы рубашки.
  Я промолчала, сверля его взглядом.
   - И покорности подобное положение тебе не прибавило, Ари, - виконт подошел и сел рядом на кровать.
   - Развяжи меня! - мой голос прозвучал глухо.
   - Не раньше, чем ты признаешь, что принадлежишь мне, - Рейфорд скользнул рукой по моей груди. - Когда еще ты будешь столь очаровательно беспомощна и вся в моей власти.
   - Ты можешь владеть мои телом, Рейфорд, - я скривила искусанные губы, - но я сама, моя суть принадлежит лишь мне и никому больше.
   - Придется с тобой поспорить, Ариан, - виконт играючи разорвал лиф платья и поцеловал меня в подбородок.
  Я презрительно усмехнулась, а Рейфорд, будто не замечая этого, взобрался на постель и устроился сверху. Сейчас его занимала моя шея и грудь. От подступивших слез и веса мужа дышать было тяжело, а горечь скользила по горлу. Я отвернулась, чтобы не видеть темноволосую голову и не смотреть ему в глаза и тут сквозь пелену заметила, что узел на правой кисти почти развязан. Одно скользящее движение рукой, стиснутые, чтобы не закричать, зубы, и я свободна. Мысли заметались, если он сейчас это заметит, то свяжет меня куда тщательнее, а в прямой борьбе у меня не было шанса победить. Я вновь забилась, изгибаясь так, чтобы оказаться ближе к краю постели. Рейфорд рыкнул и придавил меня обратно, больно укусив за шею, но этого мне хватило, чтобы дотянуться до прикроватной тумбочки, где стояла небольшая ваза с цветами. Если бы виконт не был так сосредоточен на том, что он делал, он бы заметил мой маневр, но удача, видимо, улыбнулась мне. Еще одно усилие и я ухватилась за вазу, приподнимая ее. Наверное, чутье моего мужа все же сработало, он начал приподниматься, чтобы сменить положение, но не успел даже ничего сказать, я ударила его по затылку. Рейфорд застонал и, не удержавшись, скатился с меня, упав на пол.
  Мне некогда было думать о том, что я натворила, я нашла один из самых больших осколков, которые валялись по всей постели вперемешку с обрывками моей одежды и лепестками цветов и начала разрезать им пояс от халата, которым была стянута моя вторая рука. Хвала Господу, но дело пошло быстро, хоть я и порезалась несколько раз. С ногами все было проще, несмотря на то, что руки дрожали, и я постоянно с ужасом косилась на тот край кровати, с которого скатился муж.
  Когда я поднялась, то первым делом обошла постель и осмотрела Рейфорда. Я заметила кровь на его затылке, и он не двигался. Боже, я убила его! Эта мысль забилась в моей голове. Я лихорадочно заметалась по комнате, а потом взяла себя в руки и переоделась в теплую сорочку и халат, перетянув каким-то платком порезанную кисть. Я разобрала волосы, придавая им приличный вид, и вышла в коридор через спальню мужа. Отдав приказание срочно вызвать мистера Роджерса, я вернулась в гостиную, которая прилегала к моей спальне. Господи, я не хотела его убивать. Я хотела лишь того, чтобы он остановился. Не знаю, как я пережила те полчаса, которые врач до нас добирался. Я металась по комнате, и единственное на что меня хватало это обдумать где я смогу скрыться. Мистер Роджерс постучался и, не дожидаясь ответа, вошел в комнату:
   - Миледи, что произошло? Вам стало... - он осекся, не задав последний вопрос, и быстро обежал мой внешний вид взглядом: растрепанные волосы, заплаканное лицо, синяки, виднеющиеся на шее, стертые до крови кисти и самодельная повязка на руке.
  Я знала, что выгляжу жалко, но это лишь заставило меня расправить плечи и, наконец, успокоится.
   - Рейфорд, - Роджерс не спрашивал, он утверждал. - Позвольте, я осмотрю вас.
  Врач медленно двинулся в мою сторону, стараясь не делать резких движений. Он что решил, что я сошла с ума или дикое животное. Я мотнула головой и ответила:
   - Кажется, я убила его... - мой голос напоминал карканье, а мистер Роджерс тут же остановился и цепко обежал комнату глазами.
   - Где?
   - Там, в спальне, - я пошла первой, распахивая дверь перед врачом.
  Доктор тут же обнаружил тело Рейфорда и подбежал к нему, осматривая, а затем облегченно выдохнул:
   - Он жив, миледи, - и тихо закончил себе под нос так, что я с трудом услышала, - хотя сейчас мне этого жаль.
   - Вы уверены? - я почувствовала облегчение и ухватилась за стену, чтобы не упасть.
   - Уверен, - Роджерс деловито оглядывался, видимо прикидывая, как лучше перетащить моего супруга. - Он без сознания, на затылке шишка, а падение с постели усугубило ситуацию.
   - И когда он придет в себя? - я осторожно приблизилась к доктору.
   - Полагаю через несколько часов, - Роджерс подозвал меня жестом и сказал. - Помогите мне. Нужно перетащить его на кровать.
   - Сюда нельзя, - я подошла еще ближе.
   - Почему? - врач недоуменно посмотрел на меня.
   - На постели осколки. Я... - мне удалось подать плечами, - я ударила его вазой.
   - Надо было бить сильнее, - мистер Роджерс вздохнул. - Что ж, тогда придется перенести его в соседнюю спальню.
   - Может быть, позвать слуг, - мне не хотелось прикасаться к мужу.
   - Вам, действительно, хочется, чтобы они это видели? - врач дождался моего отрицательно кивка и добавил. - Ну же, леди Рейфорд, вы сильная женщина, возьмите его за руки, я за ноги.
  Как ни странно, но перенесли мы его без происшествий. Роджерс ругался на то, что мой супруг немерено весит, особенно, когда устраивал его на постели и более внимательно осматривал рану на затылке.
   - Миледи, велите принести горячей воды и повязки, - врач обратился ко мне.
   - Вы собираетесь его бинтовать? - я даже хихикнула, представив Рейфорда с повязкой на голове.
   - Вашему супругу это и не нужно. На голове всего лишь царапина, которая уже не кровоточит, а вот вам, леди Рейфорд, понадобятся.
  Я пожала плечами и вышла отдать приказание.
  Мы с Роджерсом сидели в моей гостиной, и он осторожно обрабатывал мои порезы. Горничная приводила в порядок мою спальню, а Рейфорд все еще не пришел в себя. В голове вновь появились мысли о том, что же все-таки произошло?
   - Скажите, мистер Роджерс, - я посмотрела на врача, - вы знаете, куда отлучался мой супруг сегодня утром?
   - Я не должен был бы вам говорить, но в такой ситуации не вижу смысла хранить тайну, - доктор затянул последний узелок на повязке. - Милорд был на дуэли с бароном Белвойром.
   - Дуэль? - я судорожно вспомнила Россию. - Но из-за чего? И когда состоялся вызов?
   - Вчера ночью. Как сказал виконт, Белвойр распространялся об интимных подробностях вашей с ним связи, - Роджерс посмотрел мне в глаза, а я дернулась и побледнела.
   - Связи? Рейфорд решил, что у меня любовник? - я обняла себя за плечи и незаметно для себя начала раскачиваться. - Какой бред. Боже, вот за что он мне мстил. За мнимого любовника.
  Я всхлипнула и расхохоталась, замолкнув от обжигающей пощечины.
   - Простите, леди, - врач осторожно заставил меня разжать сведённые судорогой пальцы. - Истерика вам не поможет.
   - Вы правы, - я поднялась и отвернулась к окну. - Только мне уже ничего не поможет.
  Роджерс, видимо, хотел возразить, но передумал и поднялся, пробормотав:
   - Пойду, проведаю вашего супруга.
  Того, кто спустя час вошел в комнату я узнала бы где угодно, любым органом чувств. Виконт закрыл за собой дверь и, сделав несколько шагов в мою сторону, остановился. Он выглядел неважно, та же одежда, влажные волосы, будто он долго держал голову в холодной воде, потерянный взгляд. Я смотрела на него и не знала, что могу сказать или сделать. Прогнать прочь? Он не уйдет. Бежать самой? Поймает. Так был ли выход из той ситуации, куда он играючи нас загнал?
   - Зачем ты пришел? - я устало потерла висок. - Закончить начатое?
  Виконт не ответил, лишь мотнул влажными волосами. Я понимала, что Рейфорд не совсем контролирует свои жестокие порывы, но становится жертвой снова и снова? Каждый раз, когда это взбредет ему в голову? На это я не была способна. А он вновь найдет повод, чтобы сорваться.
   - Ты обвинил меня в измене, даже не выслушав, - я заговорила, уже ни на что не надеясь. - Теперь я понимаю. Дело было в родинке. Что, Белвойр сказал, где она находится? Тебе не приходило в голову, что он решил, что ты вряд ли знаешь такие подробности. Для всех наш брак все еще остается выгодной сделкой, не более того.
  Рейфорд снова промолчал, но сделал еще шаг ко мне, продолжая смотреть на меня своим упрямым и таким потерянным взглядом одновременно. Виконт явно не знал, что ему теперь стоит делать, а я, чувствуя подступающие слезы, хрипло прошептала:
   - Как? Как, Натаниэль? Как ты мог такое подумать, после того, что со мной произошло? Как? Ведь даже тебе пришлось вырывать у меня ответы в самом начале. Как ты мог решить, что я завела любовника? И как ты мог со мной такое сотворить?
  Я опустила голову, скрывая слезы. Нельзя было плакать, а моего мужа уже ничего не изменит, мне только нужно будет научиться с этим жить. Виконт не извинится, хотя бы потому, что даже сейчас я чувствовала в нем вины. Сожаление, что все так получилось. Боязнь отбросить наши взаимоотношения назад. Решимость вернуть, если я попробую сбежать. Темная страсть, которая сейчас пряталась в глубине его глаз. В нем было все это, но не вина.
  Я расправила плечи и, вздернув подбородок, наконец, прямо посмотрела на Рейфорда. Виконт сделал последний шаг ко мне и встал почти вплотную, не отводя взор. Не знаю, что именно он увидел в моих глазах, но резко зажмурился, а потом медленно опустился передо мной на колени, обхватывая руками за бедра и утыкаясь лбом в живот.
   - Моя... - шепот, казалось, выжигал клеймо. - Ты моя...
  Мне ничего не оставалось, как поднять голову вверх, туда, где за облаками скрывалось синее небо, и положить руку ему на волосы, осторожно перебирая пряди.
  
  
  Глава XII.
   Смерть подкрадывается неожиданно. Совсем не тогда, когда ее зовешь.
  Из писем Ариан к Рейфорду
  
  Декабрь, 1816 год.
  В самом начале декабря, незадолго перед днем рождения Джонатана, который в этот раз намеревался покинуть школу раньше обычного и провести этот день с нами, пришли тревожные новости. Маркиза Апревилль занемогла и, не слушая возражения врачей, покинула столицу, чтобы отправиться в то поместье, где прошло мое детство. Что заставило мою маман, рьяно пекущуюся о своем здоровье и комфорте предпринять подобное путешествие оставалось загадкой. Ситуацию усугубляло то, что в середине ноября, как раз после дня рождения Рейфорда, я сама подхватила простуду и теперь все никак не могла окончательно поправиться, что заставляло моего супруга изводить Роджерса, почти переехавшего в мое поместье вместе с нами.
  Тем не менее, в последние дни я чувствовала себя лучше, поэтому приняла решение ехать, что вызвало возражения моего супруга. Рейфорд ярился, ругался, отказывался потакать женским глупостям, грозящим осложнениями, но отдавал приказы для сбора вещей. Он также подозревал что-то неладное и разрывался между двумя желаниями. Уберечь меня от простуды и оставить дома, чтобы поехать одному. Или взять с собой, чтобы успокоить собственных демонов. Безусловно, демоны побеждали, чему в этот раз я была только рада. Пусть маркиза и не была мне близким человеком, но она все же приходилась мне матерью. Кроме того, было забавно наблюдать, как виконт поменялся местами с врачом. Теперь Роджерс ходил за ним по пятам и занудно вычитывал, как подобная поездка может сказаться на здоровье его пациентки. А также напирал на то, что нам придется часто останавливаться, обязательно поить меня горячим, запрячь еще одну карету, ибо он не собирается бросать своего ученика и все, что ему понадобится для лечения маркизы. Ведь неизвестно, чем заболела маман. А если это заразно? При этом все участники понимали, что мистер Роджерс лишь мстит Рейфорду, который успел ему надоесть до невозможности, о чем говорили лукавые искорки в его глазах. Виконт фыркал, рычал и лично проверял упакованные для меня вещи, но не осаживал приятеля. То, что они дружат, я поняла не сразу, но сейчас их зачастую неформальное общение подтверждало мои подозрения. Почти перед самым отъездом я забеспокоилась о пасынке, но муж отбросил мои сомнения, сказав, что он вполне поживет здесь пару недель без нас. И вот настал назначенный час, а я ощущала себя, как маленький ребенок, на которого натянули все теплые вещи. Рейфорд вновь проверил все и лично вынес меня на руках, под скептическим взглядом доктора. Мы с Роджресом прекрасно понимали, что я в состоянии идти сама, но переубедить в этом моего супруга оказалось невозможно. Что ж, если такова была цена того, что я еду к маман, я не возражала.
  К поместью мы подъезжали уже глубокой ночью. Непогода задержала нас на постоялом дворе, а вечером Рейфорд отказался останавливаться, надеясь добраться до дома. Мне стало хуже, знобило и, видимо, поднялась температура, к тому же клонило в сон, с которым я упорно боролась, хотелось знать все новости и прогнозы сразу же по прибытию, а не утром. Чем дольше мы ехали, тем большее беспокойство меня снедало, поэтому я старалась не показывать свою слабость. В очередной раз я зевнула, прикрывшись ладошкой, и откинула голову на сиденье, подтягивая плед. Рейфорд посмотрел на меня и коснулся рукой колена, привлекая внимание. Я открыла слипающиеся глаза и мутно взглянула на мужа.
   - Подвинься, - шепотом приказал он.
  Возражать я не видела смысла и молча сдвинулась в угол кареты, освобождая ему место рядом. Рейфорд мгновенно оказался подле меня и ловко перетянул мое тело к себе на колени, сильнее укутывая в мой плед и накрывая нас обоих своим. Я завозилась, пытаясь выбраться из объятий, но была притиснута к нему крепче. Виконт хмыкнул и прижал мою голову к своему плечу.
   - Спи, Ариан. У тебя жар. Ни к чему геройствовать.
   - Разбуди меня, как приедем, - я понимала, что спорить бесполезно, но все же приподняла голову. - Слышишь, Грэм, разбуди меня.
   - Посмотрим, - Рейфорд легко поцеловал меня в кончик носа и вновь прижал мою голову к своему плечу. - Спи, неугомонная.
  Я провалилась в тяжелый сон, мутный сон. Я не почувствовала, что карета остановилась, поняв это лишь по тому, как осторожно Рейфорд перекладывал меня и попыталась открыть глаза и проснуться. Виконт, видимо, понял это, потому что его широкая ладонь скользнула на мой лоб, проверяя температуру, и он пробормотал ругательство. Потом, послышались голоса, и потянуло холодным воздухом из-за открытой дверцы. Высовываться из кокона одеял не хотелось, и я лишь подтянула их на себя, понимая, что снова уплываю. Потом, все через ту же мутную пелену, я чувствовала, как муж вытащил меня из кареты и куда-то несет, отдавая непонятные мне сейчас приказания. Понимала, что надо, надо сделать над собой усилие и открыть глаза, но лишь изможденно прижалась к Рейфорду. Он всегда напоминал мне скалу. Хотя скорее вулкан. Внешне спокойный, недвижимый, монументальный и такой же опасный, как сорвавшаяся стихия.
  Следующие, что я почувствовала, было то, как меня сгрузили на постель, поверх покрывала. Стянув с меня одеяла, Рейфорд отдал их прибежавшей служанке и что-то говорил про грелку. Я приподняла голову и все же открыла глаза, оглядывая спальню. Виконт нахмурился и, жестом поторопив горничную, наклонился ко мне, чтобы начать расстегивать пуговки на дорожном платье. Сквозь зубы он ругался на того, кто напялил на меня столько одежды, забывая о том, что сам же строго следил за этим. К тому времени, как он закончил, служанка принесла две грелки и разбирала постель, а муж перенес меня на кресло к камину, избавляя от чулок. Он посадил меня и сунул в руки доверху наполненный бокал, тихо приказав пить. Я поморщилась, но послушалась, глотая обжигающее горло бренди. Рейфорд же уже не обращая внимания на служанку, устроился на ковре и, взяв мои босые ступни, принялся их растирать. Увидев, что я все выпила, он отвлекся и отобрал у меня бокал, небрежно поставив его прямо на пол. После чего вновь поднялся и понес меня к кровати.
  Постель еще не до конца прогрелась, когда он устроил меня под одеялом, и я свернулась клубочком. Глаза все равно слипались, а о том, чтобы куда-то идти и что-то спрашивать не могло быть и речи. Я уже почти вновь заснула, когда кровать прогнулась под весом моего мужа, и он опять перетащил меня поверх себя, заставляя полностью растянуться. Рейфорд был горячим, как печка, и я с удовольствием прижала к нему озябшие ноги, муж даже не вздрогнул, теснее прижимая к себе и задувая единственную свечу. Уже засыпая, я высвободила руку и неосознанно вцепилась в его волосы так, чтобы он повернул голову. Добившись желаемого, я ткнулась холодным кончиком носа в его шею и уснула, уже не услышав тихий смех мужа.
  Проснулась я от того, что мне было ужасно жарко. И совсем не так, как бывает при простуде. Открыв глаза, я обнаружила причину подобного - кажется, Рейфорд притащил сюда одеяла со всего дома. Чувствовала я себя неожиданно хорошо, поэтому отбросила лишнее и села, подложив под себя подушку. Виновник произошедшего обнаружился тут же. Рейфорд отложил книгу, которую читал до этого и легко подошел ко мне, устроившись рядом на постели.
   - Который час? - голос со сна прозвучал хрипло.
   - Уже почти два, - виконт прижал ладонь к моему лбу и удовлетворенно улыбнулся, обнаружив, что жара нет.
   - А...- я не успела продолжить.
   - Сначала ты поешь и умоешься, потом все остальное. Роджерс встал на рассвете, чтобы осмотреть маркизу.
   - Но... - я вновь открыла рот, так что ладонь мужа просто переместилась вниз, закрывая его.
   - Нет, Ариан. Умывание. Еда. Прием лекарств. Потом, если я решу, что тебе можно вставать, ты встанешь с постели.
  Я укусила мужа за руку, вынуждая ее отдернуть и фыркнула. Рейфорд же усмехнулся и позвонил в колокольчик, чтобы приказать подать горячей воды для умывания и завтрак для меня. Подъем с постели лишь доказал насколько я все еще слаба. Когда я закончила приводить себя в порядок и направлялась к небольшому столику, где ожидал меня муж, у меня резко закружилась голова так, что виконт едва успел поймать меня.
   - Ты почем не позвала меня?! - он резко отчитал меня, пока нес обратно в постель.
  Поднос с завтраком в конечном итоге супруг также водрузил на ту же постель и принялся едва ли не кормить меня самостоятельно, несмотря на протесты. После того, как я поела, он подал мне щетку для волос и начал наблюдать, как я привожу в порядок свои волосы. В конечном итоге, Рейфорд не выдержал и сам занялся ими, ловко распутывая пряди и заплетая пышную косу. Однажды он попросил научить его и теперь справлялся с этим нехитрым занятием куда лучше меня. Закончив, виконт обхватил меня руками, заставив прижаться к нему спиной, и зарылся лицом в мои волосы, вдохнул мой запах и сильнее сжал меня, откидываясь на подушки и увлекая меня за собой. Под его ровное дыхание, я неожиданно снова уснула, забыв задать все свои вопросы.
  Видимо, Рейфорд тоже задремал, потому что, когда в дверь постучали, он резко дернулся, вырывая из сна меня и сонным голосом сказал:
   - Войдите!
  Мистер Роджерс вошел в спальню и покосился на нашу композицию на постели. Рейфорд заворчал и подтянул одеяло выше, закрывая меня под подбородок, после чего посмотрел на врача и спросил:
   - Что?
  Роджерс покачал головой и, найдя взглядом, вчерашний графин с бренди щедро плеснул его себе в бокал, чтобы тут же пригубить и сесть в кресло, устало потерев висок. Я насторожилась и попыталась выбраться из объятий мужа. Конечно, гораздо легче было сдвинуть скалу. Рейфорд рыкнул и прижал меня обратно.
   - Что-то с маман? - я беспокойно дернулась, а Роджерс поднял на меня печальный взгляд.
   - Мне очень жаль, миледи. Маркиза оставила этот мир.
   - Что? Как? - я шокировано подняла лицо на мужа, не веря услышанному. - Но как же... Она ведь всего лишь простыла.
   - Болезнь осложнилась тем, что она отправилась из столицы сюда. Сильное воспаление, уже ничего нельзя было сделать. Когда я осматривал ее впервые, она уже бредила. Мне жаль, - врач печально вздохнул.
   - Почему меня не позвали? - я все же вывернулась из рук мужа, чтобы посмотреть на него. - Почему?
  Рейфорд твердо выдержал мой взгляд:
   - Я запретил. Ты больна, Ариан. Тяжело перенесла дорогу. Тащить тебя к умирающей от чего-то женщине. Нет.
   - Она же моя мать, - я потерянно посмотрела на него и закончила, всхлипнув. - Была.
  Пусть глупо было плакать о женщине, которая не сделала мне ничего хорошего, за исключением того, что дала жизнь. Но мне вдруг стало так горько и жалко ее. Ведь маркиза была молода и единственным близким ей человеком оставалась я, которая даже не попрощалась с ней. Я снова всхлипнула и закрыла лицо ладонями. Рейфорд же притянул меня к себе и приказал Роджерсу:
   - Разведи успокоительное! Быстрее!
  А я неожиданно окончательно разревелась, как порой плачут маленькие дети. Надрывно и душераздирающе. Вот только непонятно, кому я ее пыталась разорвать - себе или ему?
  Похороны состоялись на третий день. Рейфорд категорически отказался выпускать меня из спальни на улицу, поскольку у меня вновь поднялась температура, и начался кашель. Истерик я больше не закатывала, понимая их бесполезность, только разбирала принесенный мне вещи маман - незаконченный вышивки и старые, потрепанные дневники. Быть может, хоть так, я смогу с ней попрощаться.
  
  
  Глава XIII.
   Наша борьба когда-нибудь закончится?
  Из писем Ариан к Рейфорду
  
  Январь, 1817 год.
  Рождество и новый год мы встречали, все еще находясь в поместье, где прошло мое детство. Спустя неделю после похорон маркизы приехал Джонатан, который немного расшевелил серую громаду этого дома. Я уже успела отвыкнуть от того, как местная атмосфера давит на плечи. Пусть и здесь и в каждом из домов Рейфорда слуги были вышколены и молчаливы, но в этот месте будто умирало что-то живое. Порой, еще в детстве мне казалось, что это место проклято, хотя ощущение отступало, стоило весне вступить в свои права. Но до весны еще было далеко, а виконт отказался покидать это место, пока я окончательно не поправлюсь. По-видимому его не оставляли мрачные мысли о том, что окончательную точку в жизни маркизы Апревилль поставило именно путешествие в зимнюю пору.
  Я не тосковала по маман. Горечь и жалость отступили также внезапно, как и нахлынули, а, может, всему виной ее дневники. Я сочувствовала той романтичной девушке, выданной против ее воли за моего отца. Жалела о том, как он с ней обращался и о той боли, которую она вытерпела. Но я не могла сочувствовать той женщине, которой она в конечном итоге стала: ненавидящей собственного ребенка. С моим взрослением, чувство разъедающее душу маркизы немного ослабло или она научилась с ним жить, но в моем детстве. Я читала строки, где она описывала горячее желание избавится от выродка рода Апревилль, о том, как приходила ночью в детскую и, глядя на уродливое дитя, представляла мою смерть. Нет, мне больше не было жаль, что она умерла. Я сожалела лишь о том, что никогда не знала ни матери, ни отца. Тех, кто по нелепой случайности дал мне жизнь, вряд ли можно было так назвать.
  Особенно остро я чувствовала свою подобную неполноценность, рассматривая мужа с пасынком. Джонатану исполнилось четырнадцать лет, и он активно изучал новые просторы, таская за собой отца. Рейфорд, впрочем, и не сопротивлялся. Мой муж давно не проводил столько времени с сыном и получал от этого явное удовольствие. Они, несмотря на холод и непогоду часто вдвоем ездили на длительные прогулки, играли в шахматы перед камином или обсуждали учебу и дела поместий. В такие моменты я уходила прочь и вновь и вновь бродила по многочисленным комнатам старого дома. Мне было жаль, безумно жаль, что я не могла иметь то же самое, обнять своего ребенка, провести рукой по его волосам, услышать смех. Становилось тоскливо и порой это приводило меня в старую детскую. Быть может, когда-нибудь я избавлюсь от тоски?
  Утро нового дня встретило меня серым небом и холодным воздухом. Я отбросила одеяло и зябко повела плечами, спуская ноги с постели. Нужно было встать или хотя бы набросить халат, но больше мне не хотелось шевелиться. К тому же было не так уж и холодно, как показалось поначалу. Я опустила голову и посмотрела на лежащие на коленях руки. На правой кисти снова наливался синяк. Скорее всего, это означает очередной приближающийся срыв у моего мужа. Я все еще не решила, как мне относится к подобному и заталкивала все мысли глубоко внутрь, предпочитая делать вид, что ничего не произошло. Если насилие можно было назвать, словом ничего. Спасая себя от этого, я делила мужа на двоих человек: Рейфорда, за которого я вышла замуж, и дикого безумного незнакомца. Я понимала, что мне придется решать этот вопрос, но так просто казалось спрятаться от этого знания, забыть, забыть все, что случилось, забыть и попытаться быть нормальной. Синяк упорно напоминал об обратном, и я накрыла его ладонью другой руки удовлетворенно вздохнув. Вот так, ничего нет.
  Задумавшись, я даже пропустила появление супруга, вздрогнув, когда его палец прочертил линию моего обнаженного позвоночника. Отличное напоминание о том, что пора что-то решать.
   - Не сиди так, - губы Рейфорда осторожно коснулись моей лопатки. - Снова станет хуже.
  Я дернула плечом, отбрасывая мужа и поднялась, успев увернуться от его рук. Халат предсказуемо обнаружился на спинке кресла, и мне пришлось идти обнаженной пристальным взглядом Рейфорда. Плевать. Стесняться я давно разучилась. Небрежно завязав пояс, я устроилась в кресле, подобрав под себя ноги, и выжидающе приподняла бровь.
   - Мне нельзя разделить чашечку утреннего кофе с женой? - виконт соскользнул с постели с хищной грацией и указал рукой на стоящий на столике кофейник и булочки.
  Я пожала плечами и выставила руку, сложенную лодочкой. Рейфорд рассмеялся, но покорно налил мне кофе и вложил чашку в мою руку, придерживая своей ладонью, чтобы я не обожглась, пока буду ее удобнее перехватывать. Первый глоток почти ожог мне горло, но я лишь с наслаждение втянула аромат. Как ни странно в пристрастии к этому напитку наши вкусы с Рейфордом полностью совпадали, а я так и поняла, как все вокруг столь часто пьют чай с молоком. Мне с детства был ненавистен этот вкус.
   - Джем? - Рейфорд разломил булочку и выжидающе смотрел на меня.
   - Да, пожалуйста, - я улыбнулась и принялась за завтрак, решив, что с разговором стоит немного повременить.
  В довольно дружелюбной атмосфере мы поговорили о погоде и незначительных планах на сегодня. Это меня всегда поражало. То, как легко мы находили общий язык во всем, что не касалось наших отношений. Но стоило речи зайти о нас, как мы превращались в противоборствующие стороны, одна из которых мечтала полностью подчинить себе другую. Я сделала последний глоток черного напитка и поставила чашку на столик.
   - Может, вернешься в постель? - муж приподнял бровь, кивком головы, указывая на разошедшийся вырез халата.
   - Не думаю, - я поправила одежду и вздохнула, готовясь к неизбежному. - Пришло время поговорить.
  Рейфорд не стал делать вид, что не понимает о чем речь. Он не выглядел довольным, скорее человеком, которому предстоит нечто неприятное, но то, к чему он давно готовился. Виконт встал и протянул мне руку, предлагая подняться.
   - Спорить с почти раздетой женщиной всегда было сложно, - он довел меня до постели и усадил на нее, отходя обратно к креслам. - Думаю, мне стоит сказать, что я не желал причинять тебе боли.
   - Но причинил, - я залезла на постель с ногами и хмуро посмотрела в спину мужу, взглядом понукая его повернуться.
   - Причинил, - снова не стал спорить Рейфорд и закончил. - Вероятно, сделаю это снова.
   - Почему? - я задала этот вопрос. - Ты всегда был таким? С первой женой?
  Виконт рассмеялся:
   - Ты все еще не понимаешь очевидных вещей, - Рейфорд все-таки повернулся и прошелся по комнате. - Я женился на Мэри потому, что она не вызывала у меня таких ярких чувств. Вообще почти никаких чувств. Мила, приветлива и только. Тогда, я еще пытался сдерживать свои наклонности. Только я сбежал от этой пресной жизни еще в первые полгода своего брака. Мне нужно было то, чего я никогда не смог бы получить от нее, да и не хотел.
   - И что же это? - я подобралась, внимательно следя за мужем.
   - Контроль. Жажду обладания. Безграничную власть. Я всегда стремился контролировать все сферы своей жизни, особенно те, которые вызывают у меня эмоции. А чаще всего это люди. Поэтому я стремлюсь знать все. Кто может нанести по мне удар, как мой сын проводит каникулы, что предпочитает на завтрак моя любимая женщина, - он усмехнулся.
   - Любовницы? - я не конкретизировала, стремясь поймать момент столь редкой для моего мужа откровенности.
   - Жена спрашивает мужа о любовницах, - Рейфорд прицыкнул языком. - Какое неприличие.
   - Ты тоже столь... - я щелкнула пальцами, подбирая слово, - безумно выражал свою страсть с ними?
   - Порой. Но не столь бесконтрольно, - виконт повернулся и твердо посмотрел мне в глаза. - Что бы ты ни думала, Ариан, я не чудовище. Я не получаю удовольствие от боли, хотя мне нравятся смотреть на некоторые следы на твоем теле, доказывающие что ты, принадлежишь мне. Я не хочу, чтобы ты сравнивала меня с теми, кто изнасиловал тебя в Шарлеруа.
   - Странно слышать такое заявление от человека, который один раз изнасиловал меня сам, а второй раз почти сделал это. Ты не находишь? - я не отвела взгляд.
   - Ты сопротивляешься мне. Отталкиваешь меня, - с каждой фразой Рейфорд делал шаг ко мне. - Не признаешь мою власть над собой. Не отдаешься. Споришь и противоречишь.
  Виконт обхватил меня за шею и наклонился к моему лицу.
   - Значит, - я продолжила смотреть ему в глаза, - если я признаю, что принадлежу тебе, ты перестанешь выкидывать подобное?
  Рейфорд усмехнулся и отпустил мою голову, снова отходя назад:
   - Что мне дадут твои слова, Ариан? Убедительная ложь, не более. Тебя невозможно подчинить, да мне это на самом деле и не нужно. Все женщины, которые привлекали меня, были красивы, сильны, самодостаточны. Они попадались мне на глаза, и я желал ими владеть. И я владел. В конце концов, они превращались в подобие себя - я узнавал о них все, подчинял своей воле и уходил. Но ты, моя прекрасная жена. Ты другая. Ты борешься. Всегда и со всеми. Со мной, с миром, с собой. Даже сломать себя ты не позволила. Долгое время я не понимал последствий того, что произошло с тобой после Шарлеруа. Думал, что ты сломалась от произошедшего. Но нет. Ты, - он резко развернулся и почти обвиняюще ткнул в меня пальцем. - Ты, Ариан Александрит, сломала себя сама! Своей собственной волей. Ты не позволила кому-то другому это сделать. И как только ты взяла себя в руки, вновь начала бороться, вернулась к своей сути, все встало на свои места. Пусть, тебе сняться кошмары, теперь это ведь не более, чем сны, когда ты поняла, что на самом деле произошло. Будешь отрицать?
  Я отвернулась, чтобы не видеть его лица. Да, Рейфорд был прав, и умело бил по больному. Тогда я сама сдалась, отказалась бороться за себя, за свою жизнь, за свое здоровье. Я, действительно, сломала себя сама. Но сейчас, я не собиралась уходить от темы. Потом, меня мы обсудим потом.
   - Так что, Грэм? - я снова повернулась к нему. - Я признаюсь, что твоя по праву, а ты перестаешь меня принуждать?
   - Уходишь от темы, моя прелесть? - виконт усмехнулся. - Что ж... Нет. Ты никогда не признаешь свою принадлежность мне на самом деле, и это безумно меня злит и заводит. И это то, что я люблю в тебе, Ариан. Непокорность. Гордость. Я жажду владеть тобой, но не хочу этого получить.
   - Так, значит, я обречена? - я сжала край одеяла в кулаке.
   - На мою жажду? Да. Тогда, на балконе, когда я впервые увидел тебя, мне стоило большого труда не коснуться тебя, а потом, когда ты одной бровью бросила мне вызов, я начал мечтать тебя подчинить, - Рейфорд снова пошел ко мне. - Покорить, обездвижить и делать то, что я пожелаю.
   - Мне это не нравится, - я хотела выяснить все до конца, чтобы понимать, как жить в дальнейшем.
   - Борись со мной, - Рейфорд сел на кровать и провел ладонью по моей руке от предплечья к ладони. - Борись, Ариан. Отпусти свою волю. То, что порой кипит в тебе.
   - Схватка - это нежелание близости, Натаниэль, - я повернула к нему голову, оказавшись почти вплотную.
   - Да, - Рейфорд надавил мне на плечи, вынуждая лечь. - Но порой близость - это схватка. И мы оба знаем, что я выиграю. Но ты борись, Ари, борись.
  Его рука скользнула по моей талии, легко развязывая пояс халата и распахивая полы, чтобы тут же устремиться вверх по белоснежной коже. Он сжал мою грудь почти до боли и укусил за шею. Мне оставалось лишь крепче обхватить его за плечи и цепляться за последние мысли о том, что мне придется полностью понять, что им движет, если я хочу победить в этой войне.
  Глава XIV.
   Непокорность. Как я люблю твою непокорность.
  Из писем Рейфорда к Ариан
  
  Март, 1817 год.
  На время холодов мы перенесли свои уроки фехтования в дом и теперь нередко пугали слуг тем, что сражались в коридоре или гостиной, периодически ломая или разбивая, мешающие нам предметы. Рейфорд находил это забавным, а я раньше занимавшаяся больше из интереса утроила усилия. Мне пришло в голову, что так, при необходимости я смогу защититься от мужа, если он вновь потеряет контроль. С того январского разговора мы больше не поднимали эту тему. Я давала себе время на обдумывание и наблюдение, а виконт не стремился к новым откровениям.
  Зимой я успела с новым интересом понаблюдать и за пасынком. Мне вдруг пришло в голову, что подобные отклонения могут быть наследственными. Я начала принимать активное участие в их разговорах и забавах, стремясь больше внимания уделять Джонатану до тех пор, пока Рейфорд, как-то проходя мимо, не шепнул мне на ухо:
   - Не беспокойся, птичка. Он нормальный.
  Я раздраженно рыкнула вслед мужу и, хлопнув дверью, вышла, демонстративно не став с ним больше разговаривать в тот день. Рейфорд же откровенно потешался над ситуацией, но вечером долго говорил про собственные наблюдения за сыном. Мне пришлось признать его правоту, хотя мысли о самом виконте меня не оставляли. Я стала лучше понимать то, что тогда происходило. Он в своей слепой жажде обладания терял над собой контроль и стремился подавить меня. Как бы мне не хотелось вспоминать и сравнивать Шарлеруа и случившееся уже здесь, я решила, что должна это сделать. И обнаружила существенные отличия. Все следы, которые оставлял на мне Рейфорд всегда были непреднамеренными. Он не бил меня. Разрывающей внутренности боли тоже не было. Да, приятного мало, но основной проблемой был ужас, который я испытывала от воспоминаний. Руки я тогда стерла себе лишь потому, что слишком сильно ими дергала, пытаясь освободиться, а синяки на шее и ключицах чаще всего были от жестких поцелуев. Я не могла сказать, что мне это нравилось. Могло ли быть так, что Рейфорд сказал правду о том, что не получает удовольствие от боли? Пока я не знала точно ответа, также как и не знала, как поведу себя, когда он вновь потеряет контроль. То, что так произойдет, я больше не сомневалась.
  Очередной урок фехтования переместился из гостиной в холл, и мы заскользили по паркету, стараясь нанести колющие ранения друг другу. Благо пораниться специально затупленными учебными шпагами можно было лишь при большом желании, а виконт отказался надевать специальные костюмы. Он говорил, что на улице, когда нападают, нет времени отвешивать поклон и спрашивать место дуэли. Было заметно, что супруг явно предпочитает какой-то другой стиль боя, а не французскую и итальянские школы, которые он мне показывал. Оружие явно было излишне легким для него, и он порой недовольно морщился, поглядывая на шпагу. Я предложила Рейфорду нанять для меня учителя, но виконт отказался от этой затеи, сказав, что для женщины мне будет довольно и этого. Он обещал, что для меня сделают трость, похожую на его с полым нутром, в котором будет спрятан клинок. Она всегда будет прикреплена к моему седлу и в случае необходимости я смогу ей воспользоваться. Также муж продемонстрировал мне, где в каждой карете и коляске спрятаны пистолеты, пули и запас пороха к ним. Рейфорд явно не мелочился. Такое количество оружия обошлось ему в приличную сумму денег.
  Сегодня же все явно шло не так. Я злилась на то, что не выспалась и в суматохе споткнулась, разбив любимую фарфоровую статуэтку. Злилась, что муж, который всю ночь не давал мне спать выглядит свежим и довольным. Просто злилась на Рейфорда. От этого я открывалась и виконт уже дважды "убил" меня на дуэли. Мне хотелось рычать и бить себя хвостом, как тигру, с которым меня как-то сравнил Рейфорд.
   - Все, - виконт опустил шпагу и отошел. - Сегодня занятие бесполезно. Ты злишься и невнимательна, Ариан. Помни. Очень важно сохранять хладнокровие и просчитывать варианты противника. Если ты будешь бояться или яриться, то проиграешь. Возьми себя в руки, у тебя даже повода нет.
   - Ах, нет?! - я зашипела, как рассерженная кошка, в глубине души, понимая, что муж прав, но отвратительное настроение вырвалось на волю. - Есть! Это все ты! Ты во всем виноват!
   - Я? - Рейфорд искренне изумился. - Так в чем же я виноват, моя прекрасная волчица?
   - В своем существовании, - отрезала я, надменно вздернув подбородок. - Ты - Натаниэль Грэхем Блейк испортил мне жизнь.
  Виконт поперхнулся и вздернул бровь:
   - Сейчас, кажется, я всего лишь тебя учу.
   - Ты вообще замечаешь, что привык сражаться иначе?! - я возмущенно фыркнула и топнула ногой. - Это даже мне видно. Все эти ужимки, завитушки и балансирование. Ты даже морщишься, когда выполняешь эти элементы. Так почему бы тебе не научить меня тому, в чем ты, действительно, мастер?
   - Леди недовольна презренным учителем, - виконт, паясничая, поклонился, а потом резко пригвоздил меня взглядом. - Хорошо. Выбьешь шпагу, я покажу тебе, как стоит драться, когда защищаешь свою жизнь.
   - Отлично, - я встала в стойку, злость с новой силой ударила в голову.
  Видимо, эта капля гнева стала последнее, так как в голове прояснилось, а ноздри больше не раздувались от ярости. Я злилась и одновременно была спокойна, и мне очень хотелось стереть насмешливую улыбку с губ мужа. Поворот. Наклон. Звон. Уход влево. Увернуться от укола снизу. Отвести удар своей шпагой. Насмешливо улыбнуться, вынуждая Рейфорда пойти в настоящую атаку. Скоро я едва успевала парировать его удары, уйдя в оборону и выжидая нужный мне момент. Я просчитала, что у меня будет единственная возможность выбить шпагу у виконта в том приеме, который мне особенно хорошо удавался, но который не любил Рейфорд. Кисть расслаблялась на мгновение, и был шанс, что моей силы хватит, чтобы это провернуть. Вдох. Выдох. Удар. Шпага Рейфорда описала в воздухе дугу и со звоном упала на пол, а я приставила кончик своей к его горлу и довольно улыбнувшись, сказала:
   - Убила.
   - Чертовка! - виконт покачал головой и отвел оружие от своего лица. - Теперь держись!
  Я взвизгнула, вовремя, разгадав его намерения, и бросила свою шпагу в него, разворачиваясь и убегая.
   - Поймаю - высеку! - Рейфорд отбил летящее в него оружие и побежал за мной.
  Я неслась по коридорам, едва успевая делать новый вдох. Спрятаться. Нужно было спрятаться. А потом в голове возникла мысль - что, если из-за забавной игры он потеряет контроль? Я вздрогнула и ускорилась, сворачивая и влетая в ближайшую комнату, оказавшуюся гостевой спальней. Я заметила удобно стоящий диванчик в углу и быстро нырнула за него, затаившись. Тяжелые шаги мужа я почти не слышала из-за стука собственного сердца, но упорно продолжала ждать. Вот он завернул в коридор, дверь открылась, и виконт вошел, заперев ее за собой. Вот как он догадался, что я именно здесь? Рейфорд порой напоминал мне ищейку, с нюхом на то, что он искал. Муж прошелся по спальне и проговорил:
   - Вылезай, моя птичка. Я все равно найду тебя. Вылезай.
  Ну да. Вот прямо взяла и вылезла. Интересно в его глазах я настолько глупа? По шагам я определила, что он исследовал все вокруг кровати и кресла и теперь направлялся к дивану. Пусть, пусть он меня не заметит. Неожиданно рядом хлопнула дверь. Шаги Рейфорда замерли, а потом он выругался и быстро выскочил в коридор, едва не сорвав замок, пока отпирал его. Похоже, мой супруг решил, что ошибся комнатой. Мне же лучше. Я дождалась, пока его шаги стихнут и довольная собой вылезла из-за дивана. Теперь осталось переодеться и как ни в чем ни бывало спуститься к ланчу. Будет забавно, если он проищет меня до того времени. Я хихикнула, испуганно прикрыв себе рот. И осторожно выглянув, вышла в коридор, чтобы быть обхваченной руками мужа.
   - Попалась! - Рейфорд прошептал мне это на ухо и затолкнул обратно в комнату.
   - Что я тебе обещал? - виконт насмешливо посмотрел на меня.
   - Научить сражаться в том стиле, в котором ты привык, - не колеблясь, ответила я, успокоившись, так как Рейфорд всего лишь играл.
  Муж покачал головой и ответил:
   - Нет. Я обещал тебя высечь, чем и собираюсь заняться.
   - Ты говорил, что тебе не нравится причинять мне боль? - я надменно выгнула бровь и скрестила руки на груди.
   - Поймала, - кивнул виконт и пошел по направлению ко мне. - Ммм... и что же мне тогда с тобой сделать?
  Рейфорд подошел вплотную и приподнял мой подбородок еще выше:
   - Вот так, Ариан, лучше выглядит надменность. Именно такое положение принимает твой очаровательный упертый подбородок, когда в тебе, действительно, просыпается это чувство.
   - Отпустить? - я усмехнулась.
   - Слишком скучно, - Рейфорд задумчиво скользнул пальцем по моим губам. - Помниться, как-то давно я обещал доказать тебе, что ты - необъезженная лошадка, вздумавшая поиграть со мной. Пора, дорогая, пора.
  Я зашипела и укусила его за палец.
   - Вот точно, лошадь. Они тоже кусаются, - виконт обхватил меня за талию, подтягивая к себе.
   - Они еще и лягаются, Грэм, - я уперлась руками ему в грудь.
   - Проверим? - Рейфорд принялся расстегивать пуговки на моей рубашке.
   - Проверь на кобылах, - я вырвалась и повернулась к нему спиной, намереваясь отойти.
   - Так даже лучше, - пробормотал муж, снова притягивая меня к себе и начиная подталкивать к постели сзади.
  Я упала лицом на подушки и, громко фыркнув, все же сбросила обувь, демонстративно поболтав ногами, согнутыми в коленях. Рейфорд рассмеялся и сбросил свою рубашку, оставшись в одних брюках.
   - Разденешься или мне помочь? - виконт присел на кровать.
   - Лошади сами не снимают седло и попону, - я подложила руки под голову и посмотрела на мужа.
   - Отлично, - Рейфорд резко перевернул меня, выдергивая полы моей рубашки из-под брюк.
  Обнаженной я оказалась очень быстро, а теперь стоило, достаточно раздразнив мужа, провернуть пакость. Сравнение с лошадью, я не собиралась забывать. Дождавшись, когда он поднимется, чтобы начать снимать брюки, и отвлечется, я схватила подушку и, размахнувшись, запустила ему в спину. Рейфорд покачнулся и упал бы, если бы не успел зацепиться за столбик. От его нелепого вида, я расхохоталась, снова упав на живот. Виконт выругался, а я сказала:
   - Что ж это за наездник, который и на ногах-то едва стоит.
   - Доигралась, - ответил мой муж, подбираясь ближе и прижимаясь поцелуем к плечу.
  Я начала разворачиваться, намереваясь повернуться и обнять его за плечи, но ладонь мужа прижала меня к кровати лицом вниз.
   - Нет, моя прелесть. Ты доигралась.
  Рейфорд скользнул ладонями по моей спине вниз и, резко обхватив за бедра, заставил меня встать на колени, при этом удерживая голову внизу.
   - Что ты творишь? - я ухитрилась повернуть голову и посмотреть на мужа.
   - Объезжаю кобылку, - ответил он и прижался своими бедрами к моим, собирая мои волосы в кулак и заставляя выгибаться.
  Утром болели мышцы. Рейфорд не удовлетворился местью, совершенной днем и, приговаривая, что дикую лошадь нужно приручать часто не только повторил весь процесс ночью, но и разнообразил его в меру своей буйной фантазии. В какой-то момент я снова почувствовала себя невинной девицей, первый раз оставшейся с мужем наедине. Хотя и я умудрилась отомстить, все же лягнув его, когда мне надоело подобное сравнение. Как Рейфорд смеялся, когда снова смог дышать. Благо больше с лошадью меня не сравнивал, сказав, что у него остались еще тигрица и волчица. И сообщив, что в следующий раз продемонстрирует, что можно делать с ними. Я бы зарычала, если бы у меня оставались силы, а так лишь пробормотала любимое ругательство и провалилась в сон. Виконт же снова разбудил меня рано утром и вновь выгнал в холл на новый урок. На этот раз он держал в руках новое оружие. Рейфорд протянул мне одну из шпаг, и я с удивлением поняла, что она трехгранная.
   - Это настоящее оружие, Ариан, - виконт легко держал свою. - Такой моделью можно наносить не только колющие, но и режущие удары. Я сторонник испанской школы, хотя в любом случае предпочитаю пистолет. Попробуй.
  Я сделала пару выпадов, убедившись в первоначальных предположениях, что эта шпага немного тяжеловата для меня и вопросительно посмотрела на мужа.
   - Я не буду учить тебя классическому бою этим оружием. Оно явно тяжело для тебя. Сделаем тебе шпагу на заказ по такой же модели, но легче. А пока, я покажу тебе те приемы, которые порой спасали мне жизнь. Защищайся!
  
  
  Глава XV.
   Она распахнула свои объятия и я провалился. В бездну
  Из писем Рейфорда к Джордану
  
  Май, 1817 год.
  Большой сезон принес с собой не только вихрь новых развлечений, но и новые неприятности. И первой проблемой стало то, что слухи и сплетни, волны которых я так опасалась осенью, разрослись пышным цветом. Рейфорд ведь не стал менее настойчивым в своем желании не выпускать меня из виду и добился того, что на это обратили внимание. Я слышала, что даже делали ставки о том, кто же этот таинственный любовник виконтессы, которого все пытается выследить муж. Мне оставалось лишь сильнее вздергивать подбородок и вспомнить, что я научилась замораживать взглядом нахалов. Но даже это можно было пережить с наименьшими потерями, если бы Рейфорд внял доводам рассудка и под утихающую волну слухов переставал пугать людей своей слежкой. Однако виконта сплетни не волновали, он не обращал внимания на них. Впрочем, сам за это и поплатился.
  Рейфорд в одночасье сделал меня модной. Когда свет убедился, что никакого любовника нет, я стала замечать заинтересованные взгляды все чаще останавливающиеся на мне. Все пытались понять, что именно заставляет такого человека следовать по пятам за своей женой? Ладно бы за шикарной любовницей, но за женой? Я чувствовала яркое любопытство, которые сгрызало леди и липкие взгляды мужчин. Свет откровенно недоумевал и, пытаясь разгадать загадку, привлекал все новых и новых людей ко мне. Если раньше я могла скользить по залу, отделываясь приветствиями, то теперь почти каждый желал поговорить со мной. Женщины выяснили секрет привлекательности, мужчины порой делали недвусмысленные предложения. И на фоне всего это мрачный Рейфорд, который отпугивал излишне ретивых кавалеров.
   - Все. Хватит. Сегодня я никуда не поеду, - я зашла в кабинет к мужу и бросила перед ним новую стопку приглашений.
   - В чем дело, Ариан? - Грэм оторвался от газеты и поднял на меня взгляд.
   - Почти к каждому, Натаниэль, приглашению прикреплена дополнительная записка. Если от дамы, то заверяющая в дружбе, а если от лорда, то с льстивыми комплиментами. Я так больше не могу! - я выдохнула и опустилась на кресло напротив мужа.
   - Что тебя не устраивает, моя прекрасная жена? Они лишь оценили то, что я разглядел давно, - виконт усмехнулся.
   - Как - будто тебя это устраивает, - я потерла висок рукой. - Ты что специально превратил меня в самую обсуждаемую персону сезона? Мне, казалось, тебе не понравились последствия.
   - Не специально, Ариан, - Рейфорд окончательно отложил газету и поднялся, обходя стол. - Но я не желаю противостоять своим желаниям. Тем более сейчас, когда вокруг тебя так и вертятся эти хлыщи.
   - А, может, тебе это выгодно в твоих закулисных играх иметь такую жену? Даже твои друзья из общества в большинстве своем постоянно крутятся поблизости. Я теперь знаю все и обо всех, Рейфорд, не прилагая почти никаких усилий. Не этого ли ты добивался, в преддверии того, что меня должны принять в вашу таинственную компанию? - я с раздражением сбросила приглашения со стола на пол.
   - Спокойно, моя прелесть, - виконт положил руки мне на плечи и легко помассировал, снимая напряжение. - Я не желал этого, но раз так получилось глупо было бы не извлечь своеобразную выгоду.
   - Глупо, - я согласилась и немного опустила голову, подставляя затылок под умелые руки мужа. - Как думаешь, когда они примут решение обо мне.
   - Ты же знаешь, я потребовал полных прав, а не нижней ступени. Высшее право тебе, как женщине, никто не предоставит, а вот полные пусть попробуют не дать, - он перешел к массажу затылка.
   - Ты так толком и не объяснил мне разницу, Грэм, - я вздохнула от удовольствия.
   - Все просто. К низшей ступени мы относим тех, кто сотрудничает с нами, выполняет какие-то мелкие поручения. Такие люди не имеют права голоса и зачастую обладают покровителем. Полное право - это возможность высказывать свое мнение, своеобразная независимость, выбор любого пути, а не только служение чьим-то интересам. И высшее - это знакомство с силами. Женщин, как ты понимаешь, к ней не допускают.
  Я хмыкнула на это заявление и поинтересовалась:
   - Женщин со мной станет четыре, как я помню. У кого из них полное право?
   - Умная девочка. Только у одной - леди Лесли, - виконт отступил от меня на шаг, закончив перебирать мои волосы.
   - Хм... И как эта дама его получила? - я заставила себя говорить спокойно.
   - Беатрис долго пыталась его заслужить, в конечном итоге успешно, - Рейфорд вернулся в свое кресло.
   - Даже так. Что будет от того, что ты потребовал это самое право для меня сразу же? - я приподняла бровь.
   - Я могу это требовать, Ари. Я бы потребовал для тебя и высшего, но не желаю, чтобы ты с этим связывалась. Все необходимое я сам тебе расскажу и покажу. Ни к чему тебе лезть в бездну, - виконт побарабанил пальцами по столу.
   - Тебе не кажется, что я уже там? - я поднялась и уже у дверей, прежде чем выйти, закончила. - Сегодня я остаюсь дома, Грэм. Почитаю в библиотеке. Передай всем мои извинения.
  Как ни надеялась я на спокойный вечер, он не удался. Спустя пару часов после того, как Рейфорд уехал, а я погрузилась в переплетения нового романа, муж вернулся, злой и извергающий проклятья. Я услышала его еще задолго до того, как он показался в дверях библиотеки, и с интересом посмотрела на дверь, гадая, что именно привело его в такое неистовство. Виконт с грохотом распахнул дверь и, быстро обнаружив меня, приказал:
   - Собирайся!
   - Зачем? - я недоуменно на него посмотрела, откладывая книгу.
   - Чертов Уоррен! - Рейфорд снова выругался и рывков поднял меня с дивана. - Оденься строго, сегодня состоится твой официальный прием в круг наших друзей. Не дал даже шанса подготовиться, - виконт зашипел. - Ничего, мы еще станцуем.
  Я пошла впереди муж, больше не намереваясь возражать, но все же спросила:
   - Разве все должно было быть по-другому?
   - Обычно да. Заранее обговаривают время и место встречи, а сейчас все очень дурно пахнет. Здесь, в Лондоне есть три дома, где все может происходить. Два из них принадлежат мне, но сомневаюсь, что Уоррен сделает нам такой подарок, - Рейфорд повернул меня к себе спиной начал помогать раздеваться.
   - Как мне себя вести? - я переступила через упавшее к ногам платье и распахнула дверцы шкафа, выбирая новое.
   - Это, - виконт вытащил из вороха одежды строгую амазонку.
   - Может, стоит одеться более официально? - я с сомнением посмотрела на мужа.
   - Нет необходимости, - он покачал головой и жестом поторопил меня. - Им нет дела до того, как ты будешь выглядеть, а вот тебе удобство не помешает. Волосы подними и закрути в простой пучок, следи, чтобы ничто тебе не мешало.
   - Должен просто состояться разговор? - я начала одеваться.
   - Да, но лучше перестраховаться. Жаль, что оружие тебе дать нельзя, - виконт поджал губы.
   - У тебя ведь будет с собой, - я снова повернулась к мужу спиной, чтобы он застегнул пуговки.
   - Только трость. Жаль, что нельзя прямо сейчас пристрелить Уоррена со всеми его помощниками, - Рейфорд с сожалением покачал головой.
   - Жаль, - я сочла за лучшее согласиться с мужем, принимаясь за прическу.
  На место встречи мы прибыли с пятиминутным опозданием. Виконт к тому времени уже взял себя в руки и поражал меня собственной невозмутимостью, тогда как у меня проснулось нервное напряжение. Я опасалась встречаться этими людьми в подобных условиях. Мне нечего было противопоставить им и, хотя я была достаточно уверена в собственном муже, он был один, а их много. Что стоило ждать от них? Какую гадость приготовил нам сегодняшний вечер.
  Дом не встречал нас светом огней и выглядел скорее пустым или спящим. Рейфорд помог мне выбраться из кареты и повел к двери, которая распахнулась при нашем приближении. Молчаливый слуга в темной одежде поприветствовал нас поклоном и жестом предложил войти. Виконт уверенно подхватил меня под локоть и повел куда-то, видимо прекрасно ориентируясь в темноте. Он толкнул какую-то дверь и, наконец, появился свет. В этом зале горело достаточно свечей, чтобы не натыкаться друг на друга, хотя темные шторы придавали всему собранию несколько зловещий вид.
  В комнате находилось всего человек десять. Нельзя сказать, что я была удивлена малочисленностью присутствующих, но все же ожидала большего.
   - Рады приветствовать вас сегодня, - вперед выступил Уоррен, кивком головы предлагая приблизиться.
   - Не могу ответить взаимностью, - Рейфорд язвительно улыбнулся, но прошел вперед, приветствуя остальных.
   - Как всегда непочтителен, Рейфорд, - маркиз Карсли покачал головой.
   - Как всегда занудствуешь, Карсли, - виконт не дал лорду ответить, тут же обратившись к Уоррену. - Может быть, приступим к тому, ради чего здесь собрались?
   - Конечно, - Уоррен ядовито улыбнулся. - Прошу вас, леди Рейфорд, ступите в наш круг.
  Я вздернула бровь, но отпустила руку мужа и шагнула вперед, намеренно оставив Рейфорда за своей спиной. Так я могла быть уверена, что никто не ударит сзади.
   - Ваше полное имя, миледи? - Уоррен задал мне свой первый вопрос.
   - Ариан Александрит де Белле Блейк виконтесса Рейфорд, - я усмехнулась и закончила. - Думаю вам всем это и без того известно.
   - Почему же вы желаете быть здесь с нами? - вступил в разговор Карсли.
   - Желание мужа - закон для жены, - неважно, что Рейфорд не оставил мне выбора.
   - Хм... Значит вы добродетельная супруга, леди Рейфорд, - протянул граф Адмайл.
   - А почему бы мне ею не быть? - я вздернула подбородок.
   - Хотя бы потому, что слишком много странных слухов окружают вашу жизнь, - вступил Себастьян Райдер виконт Кинстон.
   - Вы больше верите сплетням, чем слову чести, милорд? - я с интересом посмотрела на довольно молодого виконта.
   - Вы верно заметили, миледи, чести, - он дерзко поклонился.
   - Полагаю, вы сомневаетесь в чести моей жены, Кинстон? - Рейфорд подошел и встал рядом со мной.
   - Вернитесь на свое место, Рейфорд, - Уоррен снова выступил вперед. - Леди сама сможет отстоять свою честь.
   - На что вы намекаете, маркиз? - Грэм сощурился и впился в собеседника взглядом.
   - Всего лишь на небольшую дуэль, Рейфорд. Так, ваша супруга, не только докажет ложность любых домыслов, но и подтвердит то право, которым вы хотите ее наделить.
   - И почему я не припомню подобного рода испытаний, когда Беатрис получала свои права? - Рейфорд сжал трость в кулаке.
   - Потому что, леди Лесли долгим и упорным трудом заслужила наше доверие, а вы требуете у меня того же для малолетней девчонки, которая не сделала ничего. Как глава, я вправе назначить то испытание, которое сочту достаточным, - Уоррен сузил глаза. - Вы можете согласиться или отказаться.
   - Каковы условия, если я соглашусь? - я положила руку на плечо напряженному мужу.
   - Никто не будет требовать от вас невозможного, миледи, - Уоррен повернулся ко мне. - Продержитесь пять минут против одного из нас, вы победили. Раните, даже слегка, противника, вы вновь победили. В любой момент можете остановить поединок, если понимаете, что не можете больше. Также можете отказаться совсем.
   - И что в случае проигрыша или отказа? - от напряжения я сжала пальцы на плече мужа.
   - Мы примем вас на низшую ступень, миледи. Когда же вы докажете свою преданность, мы вновь обсудим вопрос с полным правом. Ваше решение?
  Я посмотрела на мужа, ожидая того, что он скажет. Рейфорд легко кивнул мне и я ответила:
   - Бой.
   - Как скажете, леди, - Уоррен явно не ожидал согласия, но откуда бы ему знать, что я знаю с какой стороны держаться за шпагу.
  Лорды разошлись, освобождая пространство, а с другого конца зала ко мне приближался виконт Кинстон с двумя шпагами. Жестом я отказалась от протянутого оружия, протянув руку к мужу. Рейфорд хмыкнул, но вытащил свою шпагу из трости. Я взвесила ее в руке, снова убедившись в том, что она тяжела для меня и осмотрела противника до того, как встать на позицию.
  Я не испытывала ни малейших иллюзий. Выстоять против опытного мужчины в поединке один на один даже пять минут у меня нет ни одного шанса. Он исколет меня раньше, чем закончится время. Сомневаюсь, чтобы они планировали мою смерть, а, значит, удары будут быстрыми и болезненными, направленными на то, чтобы я прекратила бой. Тогда стоит попробовать те приемы, которые недавно демонстрировал мне Рейфорд, и в атаку придётся идти сразу, пока Кинстон не понял, что я не просто машу шпагой.
  Я сделал шаг вперед, отходя от мужа, и замерла напротив своего противника. Виконт был невысок, что тоже играло мне на руку, я привыкла сражаться с Рейфордом. Один минус, он явно был рьяным сторонником французской школы, которую столь недолюбливал мой супруг. Впрочем, другого шанса у меня не будет. Я резко выдохнула, собираясь с силами, и бросила:
   - Защищайтесь!
  Себастьян легко ушел с линии моей атаки и мы немого покружили, приглядываясь друг к другу. Жаль, что ничего не вышло с первой же попытки. Теперь, он точно рассмотрит, как я двигаюсь в мешающих сейчас юбках, и будет готов. Райдер усмехнулся и сам пошел в атаку, тесня меня к краю импровизированного круга. Ухитрившись извернуться и отбежать немного в сторону, я отвела его шпагу удачным ударом и снова атаковала сама, заметив, что противник сейчас как раз в том положении, когда я могу попробовать его достать. Я понимала, что сильно рискую, но также было ясно, что третей попытки мне не дадут. Шаг вправо, снова влево, блок, укол. Мне удалось прочертить красную линию у него на предплечье, но и шпага противника достала меня в левую руку. Я посмотрела на кровь, которая сбегала по руке вниз, собираясь в моей слегка сжатой кисти, и подняла взгляд на ошеломленных лордов.
  Виконт Кинстон шипел сквозь зубы ругательства, зажимая царапину на плече. Он раздраженно посмотрел на меня, а потом неожиданно подмигнул, признавая свое поражение и отдавая мне должное. Маркиз Карсли поджал губы и всем своим видом демонстрировал недовольство, также как и граф Адмайл. Лица остальных я не стала рассматривать, повернувшись к холодному лицу Уоррена.
   - Полагаю, вы можете поздравить меня с приобретенным полным правом, милорд? - я старалась не показывать то, как мне страшно от того, что кровь явно не останавливается, нужно было довести эту партию до конца.
  Уоррен молчал, сверля взглядом куда-то мне за спину. Я поняла, что сейчас идет новая дуэль между главой и моим мужем, чью злость я ощущала всеми способами. Зря Уоррен решил сыграть в такую игру. Раньше Рейфорда хотя бы забавляло их упорное стремление избавиться от него самого. Теперь виконт станет гораздо более жестким. Муж скользнул рядом со мной и вынул шпагу из моей руки, убирая ее на место:
   - Мои поздравления, Ариан, - Рейфорд придержал меня за талию, почти полностью перенеся мой вес на себя.
  Тишина продолжала давить на нервы, и я чувствовала, что напряженное спокойствие мужа вот-вот взорвется и отчего-то в этот момент я сомневалась, что хоть кто-то из них сможет что-либо ему противопоставить.
   - Что вы молчите, Уоррен? - Карсли досадливо поморщился и боязливо покосился на Рейфорда. - Признайтесь. Вы проиграли.
  Уоррен взглядом заставил второго маркиза прикусить язык и, вновь повернувшись к нам, наконец, заговорил:
   - Мои поздравления с победой, леди Рейфорд. Думаю, вашему супругу стоит позаботиться о вас.
   - Не так быстро, Уоррен, - Грэм сильнее сжал мою талию. - Я хочу услышать то, как вы подтверждаете ее право.
  Маркиз скрипнул зубами, но проговорил:
   - В присутствии свидетелей я подтверждаю полное право Ариан Александрит де Белле Блейк виконтессы Рейфорд. А теперь, убирайтесь отсюда.
   - Были рады побывать в кругу наших добрых друзей, - саркастически отметил Рейфорд и потянул меня за собой прочь из зала.
  Карета уже ожидала нас, и стоило нам оказаться внутри, как виконт грубо и громко выругался, разрывая рукав моей амазонки. Рана не была серьезной, но кровь бежала довольно быстро, что явно не сулило ничего хорошего. Виконт сорвал шейный платок и с силой перетянул мне руку так, что я сквозь зубы зашипела, а потом снова выругался.
   - Я пристрелю этого мальчишку! - Рейфорд явно не собирался успокаиваться.
   - Если ты о Кинстоне, то он дал понять, что признает поражение, - я дождалась, пока муж завяжет крепкий узел на импровизированной повязке.
   - Не имеет значения. Он искупит то, что совершил. Так же, как и они все. Я хорошо помню лицо каждого, их эмоции. Поверь, моя прекрасная жена, каждый будет отвечать по заслугам, - виконт погладил меня по щеке.
   - Зачем? Они уже проиграли. Сейчас Роджерс осмотрит меня, но мы оба понимаем, что от этого ранения не останется даже шрама, - у меня слегка кружилась голова и, казалось, что глаза мужа превращаются в два темных колодца, откуда на меня смотрела бездна.
   - Я никогда не говорил громких слов, не давал клятв защищать тебя. Это все чушь. Но каждый, Ариан, каждый заплатит ту цену, которую я назначу, - Грэм сжал руку в кулак, будто сдерживая себя.
   - Тебе придется начать с себя, - я все же рискнула посмотреть ему в глаза.
   - Уже не нужно. Ты сказала почти верно. Я уже там, откуда нет пути обратно.
  
  
  Глава XVI.
   Забери меня с собой. Я верю, ты это можешь.
  Из писем Рейфорда к Ариан.
  
  Июль, 1817 год.
  Июль выдался на редкость жарким, и я завела привычку почти каждый день читать в тени деревьев в саду. Мне нравилось расслабленное ощущение тепла и спокойствия, а Рейфорд получал удовольствие от того, что окна кабинета как раз позволяли наблюдать за мной. Лондонский сезон в этот раз, похоже, вымотал не только меня.
  После принятия меня в общество мы пробыли в столице еще ровно три недели, потом Рейфорд вышел из себя и велел собирать вещи для отъезда в поместье. Меня не нужно было уговаривать, тем более, что я так и не понимала необходимость моего вступления в эту таинственную организацию. Зачем это нужно моему мужу? И в чем будет заключаться моя роль? Все эти вопросы волновали меня, особенно в контексте того, что ничего не поменялось. Рейфорд и его друзья ничего не просили и не требовали от меня. Так зачем?
  Я раздраженно отбросила книгу, положила голову на закинутые руки и посмотрела в голубое небо. Оно казалось мне бесконечно далеким и бесконечно притягательным и давало ощущение потерянного спокойствия. Я улыбнулась и подняла одну руку вверх, чтобы дотянуться до глубокой синевы и была вздернута за нее на ноги собственным мужем.
   - Умеешь ты испортить все удовольствие, - я сморщила нос, как в детстве, разглядывая виконта.
   - Когда ты лежишь в центре покрывала, мне не хватает места, - он обошел меня и сел, отбрасывая книгу вообще на траву.
   - Тебе не хватает приличия, - я села рядом с ним и хмуро покосилась на валяющийся роман. Рейфорд вообще не отличался стремлением хранить вещи, утверждая, что он может позволить себе все выбросить и купить новое.
   - Не ворчи, - виконт зевнул и положил свою голову мне на колени. - Вот так гораздо лучше.
   - Твоя наглость беспредельна, - я изучала его лицо сверху вниз.
   - Да-да, ты мне это уже говорила, - он поймал мою руку и положил себе на волосы. - Будь хорошей женой, Ариан. Гладь.
   - Ты все-таки редкостный нахал, Натаниэль, - я провела рукой по его волнистым волосам, а потом разгладила морщинку на лбу. - Не хмурься. Что-то не ладится в делах?
   - Не то чтобы, - он блаженно закрыл глаза и уткнулся носом в мой живот. - Их в этот раз много, а вся эта дурная компания снова путается у меня под ногами.
   - Ты говоришь об Уоррене? - я задумчиво перебирала пряди его волос. - Я так и не поняла ваших взаимных претензий. Он ведь глава, и если ты так ему не нравишься, почему бы тебя просто не исключить?
  Рейфорд усмехнулся и обнял меня одной рукой, притягивая ближе:
   - Все-таки ты наивна, моя прелесть. Люди, наделенные высшим правом, уходят от нас единственным способом - на тот свет. Поэтому ему придется меня терпеть, слишком многих я устраиваю на том месте, которое занимаю. Идею с отдельным капиталом для общества предложил старый глава. Ему надоело, что каждое обсуждение сводится к тому, что собрание лордов превращается в базар и гвалт с выяснением кто и сколько платил в прошлый раз. Я заплатил за выкуп долго Майлза! Я внес тысячу фунтов в поддержку благотворительного фонда, который нужен Истейлу! - Рейфорд умело передразнил чьи-то голоса. - Старик был умен и осознавал, что рано или поздно они перебьют друг друга, поэтому решил, что во главе всех денежных операций встанет один единственный человек. Как ты понимаешь, если я что-то не одобряю, действие не происходит, а Уоррен и так не был сторонником этой реформы.
   - А что мешает тебе одобрять действия маркиза? - мне стало интересно, и я отвлеклась от волос мужа.
   - Не будешь гладить - не буду говорить, - виконт шутливо приоткрыл один глаз и, убедившись, что я вернулась к своему занятию, продолжил. - Уоррен слишком любит власть. Он, безусловно, умен, но не понимает одну истину нужно выбрать то, что наиболее выгодно для всех и действовать в этом направлении. Его же чаще волнует личная и сиюминутная выгода. К тому же ему претит, что кто-то контролирует то, что он считает своим. К моему сожалению, Уоррен умеет пользоваться силой и у меня не получается максимально снизить его влияния. Таким образом, он со своими сторонниками мешают мне, моим делам, моим проектам.
   - Ты все время повторяешь про силы, Грэм, - я пристально смотрела на мужа. - Так, где они? Как действуют и как влияют? Я не вижу ни одного доказательства их существования. Разве что твою везучесть, но, это может быть и совпадением.
   - Где? - Рейфорд вновь приоткрыл глаз. - Хорошо, Ари. Собери вещи. Завтра мы предпримем небольшое путешествие. Я покажу тебе одно место. Странно, что ты раньше не заметила их существования - твой старый дом, одно из таки мест.
   - О чем ты? - я дернула его за прядь.
   - О том, что ты прожила почти двадцать лет в месте, которое было бы очень привлекательно для нас, но так ничего и не заметила. Впрочем, это и к лучшему, хотя твоя болезненность и детские проблемы теперь объяснимы, также как и то, отчего твой отец столь стремился познакомиться с нами.
   - Ты готов подвести под свою теорию любую чушь, - я раздраженно сбросила голову мужа с колен и вытянулась, отворачиваясь от него. - Мои болезни объясняются моим здоровьем, а мой отец слишком любил власть.
  Рейфорд вытянулся рядом и притянул меня к себе, устраивая мою голову на своем плече так, чтобы я смотрела вверх.
   - Я покажу тебе самый край, завтра, - он переплел наши руки и поднял их вверх так, как совсем недавно я тянулась к небу. - А теперь смотри, Ариан, какое бесконечное небо.
  Я не знала, куда мы едем, Рейфорд лишь сказал, что обратно мы приедем ночью. Погода с самого утра не радовала, будто бы решила разом отыграться за теплые и жаркие дни. Серое небо затягивало свой непроглядностью, а моросящий дождь скорее напоминал об осени. Наконец, карета остановилась, и муж помог мне выбраться наружу. Мы стояли возле небольшого постоялого двора.
   - Это Эймсбери, - сказал Рейфорд, предотвращая мой вопрос. - Здесь перекусим и поедем дальше, осталось немного. Возьмем тут лошадей на пару часов.
   - Хорошо, - я не стала спорить, позволяя виконту снять с себя дорожный плащ.
  Поели мы довольно быстро. Рейфорд, похоже, вовсе не проголодался, а лишь составлял мне компанию, внимательно поглядывая по сторонам. Он был напряжен, и мне оставалось лишь догадываться то ли потому, что опасается встретить знакомых, то ли оттого, что ему предстоит мне показать. Когда я закончила, сделав последний глоток горячего чая, виконт помог мне подняться и отдал приказ седлать лошадей, за аренду которых заплатил сразу же. К счастью, дождь прекратился, и мы не должны были сильно намокнуть, отправляясь на нашу прогулку. Как только мы выехали за пределы Эймсбери, Рейфорд ускорился, вынуждая меня пустить лошадь в легкий галоп, и уверенно поехал на запад.
  Стоунхендж показался внезапно. Вот только я рассматривала зеленую равнину и вдыхала сырой воздух, наслаждаясь звуками природы, и тут моему взгляду открылся он - величественный памятник старине. Я вопросительно посмотрела на мужа, который уже стреноживал свою лошадь, и аккуратно спрыгнула вниз, придерживая свою за повод. Рейфорд забрал у меня поводья и позаботился о моей, а я все смотрела на камни Стоунхенджа. Мне не верилось, что мой супруг всерьез верит в то, что они имеют какую-то магическую силу, хотя зрелище, действительно завораживало. Молча, виконт подхватил меня под локоть и повел вперед. Я не знала, о чем он сейчас думает, и какие слова подбирает, во мне проснулось любопытство. Я вырвалась и ускорилась, первой оказавшись в центре круга, Рейфорд же остановился на самой границе, оперившись плечом в один из камней.
  Я огляделась и покрутила головой, привыкая к новому месту, потом прошлась, слегка задевая подолом камни. Перчатки снимать мне не хотелось, но я все же сделала это, наблюдая за тем, с какой настороженностью следит за мной муж, будто готовый вытолкнуть мен отсюда в любое мгновение или поймать, если я упаду. Я протянула руку и коснулась ладонью шероховатой поверхности ближайшего камня, провела рукой раз, другой и... и ничего не почувствовала. В глубине души даже поднялось разочарование. Рейфорд так уверено утверждал, что я смогу прикоснуться к какой-то тайной силе. И вот я здесь и ничего не происходит. Я пожала плечами и перешла к другому камню, с упорством повторяя свое действие. Так прошло около четверти часа, когда я поняла, что мне надоела и сырость, и молчание мужа, и эти бесполезные камни.
   - Я ничего не чувствую, Рейфорд, - я подошла к супругу и демонстративно показала ему испачканную ладонь. - По-моему все твои рассказы о силах не более, чем сказки.
  Виконт усмехнулся и вытер мою руку своим платком:
   - Ты неправильно искала, Ариан. Они здесь. Я чувствую, как то, что уже столь долго спит, ворочается здесь, внизу и просится на волю. Пойдем, - он потянул меня за руку к центру, - я покажу.
  Мы встали в самый центр. Рейфорд обнял меня со спины и прижал свой подбородок к моему плечу так, чтобы он мог говорить мне прямо в ухо.
   - Закрой глаза, моя прекрасная жена, - от его шепота мурашки прошлись по моей спине, и я послушно прикрыла веки. - Теперь чувствуй. Не думай, Ариан. Чувствуй, как я касаюсь тебя, - виконт провел своими ладонями по моим рукам сверху вниз и развел наши руки в стороны. - Чувствуй, как ветер перебирает пряди твоих волос, заставляя их переплетаться с моими. Чувствуй, что здесь есть лишь ты и я и никого больше на многие мили вокруг, - он разжал мои пальцы, которыми я все еще сжимала стянутую перчатку, но я даже не услышала, как она падает. - Чувствуй, как мой шепот наполняет тебя, проникает в тебя, становится тобой. Чувствуй, как от земли ты отрываешь вверх, взлетая на крылья, а потом падаешь сюда, вниз, туда, где тебя ждет моя бездна.
  На бесконечно долгое мгновение я четко увидела свое падение. Себя поднимающуюся от Рейфорда ввысь в серое небо, его, стоящего на земле в центре каменного круга, который прижимает к себе безвольное женское тело и тьму, смотрящую снизу. Голодную, бесконечную тьму. А потом она открыла его глаза и облизнулась. Я вздрогнула и отшатнулась от мужа, вырываясь из его объятий.
   - Какая чушь, Натаниэль! - я судорожно подняла упавшую перчатку, натягивая ее обратно, сердце билось где-то в горле, а по спине все еще бежал озноб.
   - Ты почувствовала это. Эту тьму, Ариан, - он поднял мою руку, прерывая возражения. - И ей можно управлять. Они везде, нужно лишь только научить ее видеть, копить и применять. Как чернила, которые у тебя внутри. Ты сможешь писать письма только тогда, когда они у тебя есть. Здесь лишь одно из самых сконцентрированных мест и мне порой кажется, что оно живое.
   - Ты больной, Рейфорд, - я сдавленно пробормотала, отступая на шаг от него. - Ты болен! Тебе нужно лечиться! - я сделала еще шаг назад, а виконт неожиданно рассмеялся, раскинув руки.
   - Да, Ариан! Да! Я болен, болен, но не этим, - он небрежно показал себе под ноги. - Я болен тобой, моя прекрасная жена. Даже не болен. Я одержим.
  Он подошел ко мне и встряхнул за плечи, едва не вынудив прикусить язык и продолжил.
   - И я не собираюсь лечиться. Я собираюсь забрать тебя с собой. Моя бездна пуста без тебя, Ариан.
   - Сумасшедший, - я затрясла головой, отрицая все сказанное им, и, вновь вырвавшись, пошла к стреноженным неподалеку лошадям, намереваясь убраться отсюда.
   - Одержимый, - донеслось мне в спину. - Но ты меня удержишь, не так ли, Ариан?
  Я ускорила шаг, а Рейфорд снова странно рассмеялся и догнал меня, приподнимая за талию, чтобы раскружить.
  
  
  Глава XVII.
   Третий - всегда лишний, мой друг. Даже если это жена... или любовница.
  Из писем Джордана к Рейфорду
  
  Октябрь, 1817 год.
  Малый сезон в этот раз промелькнул почти мимо нас. Сентябрь покружил вихрем развлечений и отметился только вновь испортившимся настроением Рейфорда. Он вскользь обмолвился, что один из проектов рухнул стараниями Уоррена и теперь придется разбираться с последствиями. Мои предложения помочь муж отверг, сославшись на то, что сам в состоянии справиться. На этом я перестала его донимать ненужными вопросами и в очередной раз попыталась получить удовольствие от светских развлечений. Все же мне никогда не понять тех, кто так стремился проникнуть в эти залы.
  К концу сентября виконт окончательно вышел из себя и надолго запирался в кабинете, ругаясь себе под нос. В такие моменты он не воспринимал никакое общество и не стремился к каким-либо разговорам, а мне оставалось ждать. В самом начале октября Рейфорд все же придумал, как решить свои проблемы и заметно повеселел. Он стал появляться на светских мероприятиях и даже сходил со мной в оперу, которую недолюбливал. Муж снизошел и до объяснений, сказав, что провернул все себе на пользу и теперь жаждет полюбоваться на лица своих противников. Он недолго размышлял над тем, как лучше это устроить и заявил, что мы едем на север - ему хочется поохотиться. Я не возражала, уже начиная понимать, что грядет новый виток этой странной игры.
  Северное поместье Рейфорда было не таким, как остальные: дом, который впечатлял скорее своей основательностью, чем изысками и шикарные охотничьи угодья. Воздух напоминал своей свежестью ледяную родниковую воду, а в лес создавал ощущение сказочного мирка. Даже не пыталась скрыть свой восторг.
   - Восхитительно! - я придержала лошадь, чтоб ы в полной мере насладиться открывающимися картинами. - Грэм, отчего ты не возил меня сюда раньше?
   - Помнится, ты не сторонница охоты, Ариан? - удивился виконт.
   - Да, но мы могли бы чудно провести здесь время и без этой глупой кровавой забавы, - возразила я.
   - Если тебе захочется здесь остаться после отъезда гостей, мы проведем тут пару недель, - Рейфорд спешился и бросил поводья подбежавшему мальчишке, направляясь ко мне.
   - Мне может здесь что-то не понравится? - я насторожилась и позволила мужу помочь мне спуститься с лошади.
   - История дома и моя старая забава, - он взял меня под локоть и повел вокруг дома на задний двор.
   - Какая забава? - потерялась я в догадках.
   - Смотри, - он подтолкнул меня вперед, и я почти вылетела на заднюю площадку, тут же в ужасе отшатнувшись.
  Там были клетки, а в них скалили свои зубы волки. В какое-то мгновение мне показалось, что они кинуться на меня, столь яростно прозвучало рычание, и я испугалась, что железные прутья, ограждающие пространство не выдержат натиска. Я сделала шаг назад, чем, похоже, спровоцировала агрессию, и они бросились вперед.
   - Тихо! - голос Рейфорда заставил меня подпрыгнуть, а волков прижать уши и заскулить.
  Я повернулась к мужу, пытаясь перестать трястись и выговорила:
   - Волки, Натаниэль... Боже, зачем тебе волки?
   - Спокойно, - Рейфорд, больше не обращая внимания на животных, взял меня за плечи. - Я не думал, что ты так сильно испугаешься, Ариан. Это не волки - это собаки.
   - Не смеши меня, - я вцепилась пальцами в его руки. - Я могу отличить пса от волка, а эти к тому же просто гигантские. Ты что приказал ловить их по всей Англии?
   - Все-таки порой у тебя дикие идеи, - виконт аккуратно прижал меня к себе и погладил по голове. - Мне было интересно посмотреть, что получится, если скрестить собаку и волка. Тогда, я увлекался разведением животных. Лошадей, например. Ты же знаешь, моя прелесть, что наши не похожи на других. Потом мне захотелось получить своего черного волка, как символ собственного герба. Но как это сделать, если ни одного подобного зверя нет? Создать своего. Идем, - он отстранился и потянул меня по широкому проходу между двумя огороженными загонами, где все еще скалили зубы собаки.
  Мы шли сквозь этот строй, и я чувствовала мощь и злость зверей. Не будь тут Рейфорда и прутьев клеток, они порвали меня бы в одно мгновение, и я не понимала, как мой супруг может их не бояться. Виконт дошел до небольшого по сравнению с остальными загона и встал рядом.
   - Смотри.
  И я увидела. Там в загоне лежал черный волк. Конечно, если присмотреться, то становилось, очевидно, что волчья кровь разбавлена, а шерсть не иссиня-черная, а с серыми подпалинами, но общее пугающее впечатление, которое он производил, заставило меня нервно передернуть плечами.
   - Это Темный, - Рейфорд явно был доволен своим питомцем. - Его приходится держать отдельно, только с суками. Остальных он просто убивает.
   - Это же монстр, Грэм, - я посмотрела на мужа. - Зачем ты его держишь?
   - Ему нет равных в охоте на зверя. Темный умен, только не терпит чужаков на своей территории.
   - Это ужасно, Натаниэль, - я отошла от загона и направилась обратно, пытаясь подавить ту дрожь, которую вызывали у меня эти животные.
   - Забыл сказать, Ариан, на ночь их выпускают побегать. Тебе не стоит покидать дом, - виконт снова поймал меня за локоть.
   - Сумасшедший, - я облизнула разом пересохшие губы и вошла в открытую предупредительным слугой дверь дома. Больше необходимого я точно здесь не останусь.
  Горячий чай помог мне унять внутреннюю дрожь, и я решила, что стоит узнать все неприглядные факты сразу же.
   - Что за история дома, Грэм? - я поставила чашку и посмотрела на мужа.
   - Здесь погибла Мэри, - Рейфорд нахмурился и посмотрел на огонь, прогоняющий сырость.
   - Я думала, это случилось в Рейфорд-холле.
   - Здесь, - виконт покачал головой.
   - Что произошло? - я, наконец, задала этот вопрос, который ранее столь сильно занимал мой ум.
   - Мое любимое ружье всегда висело здесь на стене кабинета. Мне нравилось то, как оно смотрится там, - голос мужа звучал на редкость спокойно. - Скорее всего, это была моя оплошность. Удачная охота, хорошая компания, приятная усталость. Обычно, я сам проверяю оружие и вешаю его на стену. В крайнем случае, этим должен был заниматься специальный слуга. Но в тот день меня отвлекли, и я оставил ружье на диване, не проверив остались ли там патроны. Я думал, что отдал приказ позаботиться об этом и ушел. Мы с Джорданом шли в кабинет обратно, отметить особо удачный выстрел, когда все произошло. Я помню, как смотрел в открытую дверь кабинета, где моя жена стояла с оружием в руках и с любопытством вертела его, намереваясь повесить на место. Помню, как в ужасе мы бросились к ней, а она недоуменно посмотрела на меня, дернулась, и раздался выстрел. Она умерла на месте.
  Я сморгнула, заставляя слезы исчезнуть, и пересела к мужу, мягко сжав его руку, сжатую в кулак:
   - Мне очень жаль, Грэм, - я не знала, что еще могла бы сказать ему сейчас.
   - Чего? - муж повернул ко мне равнодушное лицо. - Я был вполне доволен ролью вдовца. К сожалению, моя скучная супруга единственный раз доставила мне неприятности. Своей нелепой смертью.
   - Как ты можешь? - я отшатнулась.
   - Легко, - он пожал плечами. - Мне не было до нее дела уже давно, Ариан. Пока Мэри не мешала мне, она меня устраивала, но встреть я тебя тогда и ей пришлось бы умереть.
   - Это чудовищно! - я вскочила и отошла на другой конец комнаты.
   - Это реальность, - я слышала, как Рейфорд встал следом и остановился у меня за спиной. - Думаешь, в желании обладать тобой меня остановила бы жена? Чушь, как ты любишь повторять. Я переступлю через все и через всех, что встанет на моем пути, а тебе, моя прекрасная жена, пора бы привыкнуть к этой мысли.
  Виконт развернулся и вышел, хлопнув дверью, а я осталась смотреть в окно, пытаясь осознать степень своего или его сумасшествия.
  Вечером же к нам прибыл гость, увидеть которого я никак не ожидала, но чье появление сгладило и запрятало в дальний угол то напряжение, которое витало между мной и Рейфордом за обедом. Джордан Одел граф Честер ворвался к нам, принеся с собой свежий воздух и веселый смех.
   - Вы не перестаете меня удивлять? - он галантно поцеловал мою руку. - Я уезжал вы ссорились, я вернулся, и вы вновь ссоритесь. Вам не хочется разнообразия?
   - Мы ссоримся по другому поводу, - пожал ему руку Рейфорд. - И вообще женись и потом уже давай советы.
   - Я даже не начинал, - рассмеялся граф. - Налей мне выпить, Грэм, я желаю отметить столь приятную встречу.
   - Может, ты желаешь освежиться с дороги? - я села в кресло напротив гостя. - Я отдала приказ подготовить тебе комнату.
   - Сначала выпивка, потом поцелуй прекрасной дамы, а потом можно и в постель, - граф лукаво подмигнул мне.
   - Джордан! - возмущенно воскликнул Рейфорд и поставил перед ним бокал с хересом.
  Граф демонстративно понюхал выпивку и посмотрел на мужа:
   - Что это, кузен?
   - Твоя выпивка, - лаконично ответил виконт.
   - С каких пор я пью эту воду? - поинтересовался Джордан. - Похоже, на месть, Грэм. Причем еще до того, как я начал флиртовать с твоей очаровательной супругой.
   - Я знал, что ты не удержишься, - Рейфорд поднял бокал с хересом и поставил перед гостем виски.
   - Блаженная влага, - Джордан удовлетворенно улыбнулся, а виконт протянул мне первый бокал.
   - Выпьешь с нами, Ариан? - Рейфорд вернулся к столику с напитками и забрал оттуда бренди для себя.
   - Пожалуй, - я пригубила вино и, не удержавшись, поправила прядь волос Джордана. - С возвращением. Я очень рада вновь тебя видеть.
   - Заметь, - Джордан вытянул ноги и обратился к Грэму, - я не прикасался к ней.
   - Моя супруга слишком благоразумна, чтобы намеренно заставлять меня ревновать, - Рейфорд положил свою руку мне на плечо и несильно сжал его, намекая, что не стоит больше так поступать.
   - Мой супруг, - я демонстративно обратилась к Джордану, - отличается поразительной особенностью видеть то, чего нет в природе и усиленно утверждать, что это существует.
   - Я не буду влезать в ваши разборки, - граф поднял руки в защитном жесте.
   - Ты всегда был тонко чувствующим человеком, - Рейфорд усмехнулся и обратился ко мне. - Ты не могла бы встать, дорогая?
  Я нахмурилась, недоуменно покосилась на мужа, но поднялась, чтобы с возмущением пронаблюдать картину того, как виконт усаживается на мое место.
   - Это выходит уже за все рамки приличия! - я даже топнула ногой от злости.
   - Шшшш...не рычи, моя прелесть, - Рейфорд ловко усадил меня на свои колени. - Просто так, мне нравится гораздо больше.
   - Твоя наглость, Натаниэль Грэхем Блейк беспредельна! - я сложила руки на груди.
   - Право, оставьте свои разборки до спальни, - Джордан вмешался в нашу перепалку. - Там вы найдете им более страстное применение. У вас и так есть, что мне рассказать. Что произошло, когда Ариан принимали в общество?
  Я резко прикусила зык и изумленно посмотрела на графа. Насколько я помнила, он не имел к обществу никакого отношения и осведомленность об этом деле просто поражала. Но свой вопрос я задать не успела.
   - Они подстроили ей дуэль на шпагах, - Рейфорд сжал свои руки на моей талии, переплетая их в замок. - Джордан, в курсе моих дел, Ариан. Ему можно доверять.
  Интересно настолько, чтобы ты рассказал ему о том, что порой происходит между нами? Этот вопрос я произнесла мысленно, а вслух поинтересовалась:
   - Как я понимаю, мы собираемся обсудить то, какой линии поведения стоит придерживаться, когда они приедут на охоту?
  
  
  Глава XVIII.
   Остановиться? Нет, на это ты не способен.
  Из писем Ариан к Рейфорду
  
  Октябрь, 1817 год.
  Несколько дней спустя, после приезда Джордана, начали прибывать новые гости. Мне было интересно посмотреть на тех членов общества, которые сочли возможным принять приглашение Рейфорда и намеревались принять участие в охоте. Я знала, что среди них будут, как сторонники, так и противники моего мужа, а также знала, что, возможно, увижу дам, которые сотрудничали с обществом. Любопытство разгоралось. Кто были эти женщины, которые добровольно согласись вступить в столь странную игру? Найдем ли мы общий язык?
  К сожалению, меня поджидало легкое разочарование. Я знала обеих женщин, хотя представлены мы никогда не были. Они обе попадали в категорию неблаговидных для меня знакомств, по мнению моих покойных родителей, а Рейфорд никогда не стремился целенаправленно представлять меня кому-либо.
  Леди Имоджен Брейвик вдовствующая графиня Ховард рано осталась без поддержки мужа, о чем никогда не сожалела. Говорили, что в ее любовниках отметились многие высокопоставленные лица и что мадам всегда оставляет их первой. Ей было слегка за тридцать, но вряд ли глядя на эту высокую красивую женщину кто-то мог бы назвать ее старой. Светлые серебристые волосы гладкой волной падали на ее плечи, стройная фигура притягивала взгляды, а в серых, почти стальных глазах светился холодный ум. Расчетливая, эгоистичная и потрясающая актриса, леди Ховард любила играть мужчинами и деньги, которые с легкостью спускала на собственные развлечения.
  Вторая гостья лишь внешне казалась противовесом графине. Леди Эвелин Моррисон стала вдовой виконта Ривера всего лишь после двух месяцев семейной жизни. Ходили слухи, что миледи его отравила, чтобы избавиться от супруга, хотя в это мало кто верил. Все знали, что виконт был стар, но отличался вздорным нравом, что побудило его взять в жены молоденькую дебютантку почти без приданного. Леди недолго горевала по супругу. Отбывать траур она уехала в Европу, уверяя, что здесь ей все слишком сильно напоминает о ее несчастной судьбе. Как повернулась ее жизнь, оставалось загадкой, но вернулась миледи уже другим человеком. Уверенной в себе, грациозной и ведущей себя на грани приличий, что доставляло черноволосой и большеглазой Эвелин немалое удовольствие. Она могла позволить себе надеть вызывающее платье, отправиться кататься на лошадях в компании одних мужчин и обожала охоту. Ее темные глаза оценивали человека за пару минут, и она ни во что не ставила тех, кого считала недостойным своего внимания. В ее любовниках числились все больше политики, которых, как утверждала молва, леди с удовольствием просвещала в развлечениях полусвета. Забавным совпадением было то, что ее явно сопровождал маркиз Линтон, мой несостоявшийся супруг.
  Сейчас эти две дамы вели себя точно так же, как они привыкли, приковывали к себе внимание: обворожительно улыбались мужчинам, флиртовали и удивительно гармонично уживались друг с другом. Леди Ховард развлекала тех, кто предпочитал интеллектуальные беседы и холодную недоступность, а леди Ривер заставляла смеяться даже самых хмурых и завораживала собственной чувственностью. Я слегка скривила губы - обе эти женщины носили не более, чем маски, за которыми скрывались неуверенность в себе в одном случае и попытки самоутвердиться в другом. Мне не было жаль, что у меня нет с ними ничего общего, и теперь я понимала, отчего леди Лесли удостоилась чести получить полное право, а эти женщины нет. Она не страдала, умело извлекая выгоду и совсем не пытаясь забыться в окружающей обстановке. Беатрис была умнее, сильнее и играла на равных, тогда, как те, за которыми я столь пристально наблюдала, не были на это способны. Чтобы начать свою партию, нужно было набраться смелости и сделать первый ход.
   - Как тебе представление? - голос Джордана раздался прямо над моим ухом, но вряд ли кто-либо обратил бы на это внимание. Граф смотрел в сторону, будто бы случайно оказался по близости и казался полностью поглощённым собственным напитком.
   - Просто потрясающе, - я едва разомкнула губы, не сомневаясь, что Джордан услышит. - Полагаешь, следует вмешаться?
   - Насладись зрелищем до конца, - граф облокотился о камин, возле которого мы с ним стояли. - Сейчас придет Рейфорд.
   - Ах, да, - я тонко улыбнулась. - Мой супруг жаждет сообщить потрясающие новости и посмотреть на лица.
   - Да, - Джордан хмыкнул. - И еще он очень не любит, когда игнорируют его жену.
  Честно говоря, внутренне меня разбирал смех. Интересно, они думали, что я попытаюсь перетянуть внимание на себя, начну подходить и заводить разговоры. К чему? Мне не было нужды тешить самолюбие тех, кто сейчас пытался продемонстрировать мне то, что я здесь чужая. Чужая в собственном доме? Глупцы. Долг хозяйки я выполнила полностью - предоставила всем комнаты, еду и напитки, а теперь наблюдала за развернувшимся представлением. Не надо было обладать большим умом, чтобы осознать, что лорды и леди намеренно разделились на два обширных круга, выбрасывая из своего общества посторонних, кем оказались мы с Джорданом. Хотя Джордан оказался посторонним намеренно, что явно вызывало раздражение у обеих леди. Любопытно, кто должен исполнить роль моего утешителя, пока муж ушел в кабинет, решить кое-какие вопросы, как выразился граф Адмайл.
  Я скосила взгляд в сторону и увидела, как Джордан, тонко мне улыбнувшись, отошел к окну, все с тем же задумчиво-отрешенным видом. Похоже, сейчас начнется то самое представление, ради которого мы и тянули время. Появление утешителя и Рейфорда. Лучше, чем театр, намного лучше.
   - Миледи, вы совсем лишили нас вашего прекрасного общества, - виконт Марлоу отделился от ближайшей группы леди Ховард и подошел ко мне, ослепительно улыбаясь.
  Хорош. Бенджамин Маршалл Картер виконт Марлоу был очень хорош собой, и умело этим пользовался. В свете признанным красавцем считался Ройс Голдман барон Белвойр, который не столь давно неожиданно женился на кузине лорда Кравена. Золотоволосого мужчину дамы называли Аполлоном и кусали себе локти, когда столь перспективная партия уплыла практически из-под носа. Меня же всегда больше привлекали другие джентльмены. Выше меня, черноволосые, с некой загадочной чертовщиной в глазах и строгими скульптурными чертами лица. Рейфорд чем-то походил под подобное описание, хотя обладал и более тяжелым и упрямым подбородком и взглядом из-под сдвинутых бровей, не говоря уже о росте. Правда, мне хватало ума никогда не говорить об этом мужу. А то его болезненная ревность, развившаяся столь сильно, когда он понял об отсутствии взаимных чувств, приняла бы новый виток.
  Виконт Марлоу как раз обладал той самой внешностью, которая всегда вызывала у меня симпатию, а если к ней добавить мальчишескую улыбку и обаяние, то я удивлялась, отчего какая-нибудь шустрая леди до сих пор его на себе не женила. Шутка судьбы. Человек, который мне немного нравился, был сыном маркиза Уоррена и выбран своим отцом для того, чтобы влиять на меня. К тому же, за обаянием виконта мне чудилась какая-то неправильность. Быть может, несдержанность или жестокость. Та самая, что нередко сопровождает обеспеченных избалованных детей.
   - Отчего же? - я слегка повернула голову к Марлоу. - Вот я, вот общество.
  Виконт чуть-чуть нахмурился, будто бы не ожидал, что я так отреагирую, но на попятную не пошел:
   - Вы совсем с нами не разговариваете, - он сделал еще шаг ко мне и встал почти недопустимо близко. - Стоите здесь в одиночестве. Быть может, вам нужен человек, который сумеет вас развлечь и должным образом позаботиться о том, чтобы вы не скучали, - виконт еще раз обаятельно улыбнулся и протянул руку с явным намерением завладеть моей.
  Мне оставалось лишь мысленно усмехнуться, Рейфорд уже стоял у меня за спиной.
   - Кто вам сказал, Марлоу, что моя супруга нуждается в подобном человеке? - Грэм легко переместился вперед, заставляя молодого противника сделать шаг назад и насторожиться.
   - Вы были заняты, Рейфорд, - Марлоу было не так-то просто смутить. - Ваши дела оказались для вас важнее, чем наше общество, а леди Рейфорд со многими толком незнакома. Я всего лишь оказываю любезность.
   - К вашему сведению, Ариан вправе выставить любого из вас в эту же секунду, - Рейфорд насмешливо посмотрел на притихших гостей и провел рукой по подбородку, - ммм...хотя бы за неуважение. Что скажете, дорогая? Быть может, нам стоит избавиться от тех, кто не ценит вашего гостеприимства.
   - О, - я махнула рукой, полностью соответствуя нашему плану. - Не будьте столь суровы, Грэм. Наши гостьи столь умело развлекали присутствующих, что мне, право не хотелось вмешиваться. Как вы понимаете, сказывается опыт.
  Леди Ховард сжала губы, а леди Ривер вспыхнула, но промолчала, остановленная жестом Линтона, который теперь с интересом наблюдал за мной. Марлоу уже отошел, умело скрывшись за спиной у Адмайла, появившегося вместе с Рейфордом, и уже оттуда наблюдал за дальнейшим развитием событий. Это была вовсе не трусость. Он просто отступил, чтобы выждать нужный момент. Сыну Уоррена невыгодно было представлять себя в дурном свете и тем более скатываться в прямо противостояние с Рейфордом. Я знала, что он вернется, видела по тому, что поймала его взгляд неожиданно зажегшийся азартом. Плохо. Это было плохо.
  Заставив себя отвернуться, я обратила внимание, что к нашей группе плавной походкой подошел маркиз Линтон - довольно высокий мужчина с русыми волосами и цепким каре-зеленым взглядом.
   - Оставьте, Рейфорд, - он протянул мне руку, вынуждая подать свою, и оставил легкий поцелуй. - Мои извинения, леди Рейфорд. Мы слишком привыкли вести себя без лишних условностей, там, где почти все свои.
   - Продолжайте в том же духе, - я холодно улыбнулась, совершенно не ожидав, что этот человек к нам подойдет.
  Маркиз Линтон, по словам Рейфорда, относился к малочисленной группе политиков, принадлежащих их обществу. Точнее к политикам относился его отец, герцог, но и сын должен был пойти по стопам своего родителя. Линтон не был ни врагом, ни сторонником моего супруга, предпочитая не вмешиваться, а наблюдать и поддерживать сильнейшего. Так что ему нужно? Я чувствовала, как рядом со мной напрягся Рейфорд.
   - Каюсь, миледи. Вы дважды моя непростительная ошибка, - Линтон открыто улыбнулся.
   - И в чем же? - я не смогла скрыть любопытства.
   - Да, Линтон, - Грэм лениво обхватил мою талию. - Просветите нас, в чем же вы ошиблись насчет моей жены?
   - Первый раз, когда не настоял на женитьбе, - маркиз перевел спокойный взгляд на моего мужа, а потом вновь посмотрел на меня. - Отец сказал, что Апревилль разорвал договоренность по вашей инициативе, миледи, а я не стал даже искать с вами встречи, избавившись от головной боли. Так я потерял потрясающую маркизу и герцогиню. Вам бы пошла герцогская корона, миледи.
   - Второе? - Рейфорд приподнял бровь и изучающе осмотрел стоящего перед нами мужчину, будто заново с ним знакомился.
   - Второе, когда я поддался общему настроению и не составил вам компанию у этого камина, - Линтон рассмеялся. - Вы явно более занятный собеседник, чем кажетесь на первый взгляд.
   - Благодарю, - я кивнула, принимая комплимент, и поймала ненавидящий взгляд Эвелин. Все. На одного врага у меня стало больше. И почему маркизу не сиделось на месте?
   - Ариан вообще куда более занятный человек, чем вам всем кажется, - насмешливо покачал головой Рейфорд, а потом отошел и налил себе бокал бренди. - За Ариан. Мою прекрасную жену, хозяйку этого приема и вторую леди, наделенную полным правом нашего общества.
  В установившейся тишине среди тех, кто не знал об этом, а их оказалось немало, как и предполагал мой муж, Рейфорд выпил до дня и резко скомандовал всем:
   - Аплодисменты!
  Странно, сейчас они все напоминали мне послушных дрессировщику животных, которые выполнили приказ и захлопали, поздравляя. Меня же притягивала почти гротескная фигура собственного мужа, который скривил губы и направился ко мне. Помоги мне, Господи, если я когда-то думала, что его что-то остановит.
  
  
  
  
  
  Глава XIX.
   Мне кажется, я готов убивать, когда думаю, что кто-то может прикоснуться к тебе.
  Из писем Рейфорда к Ариан
  
  Октябрь, 1817 год.
  Следующим утром должна была стартовать охота. Рейфорд говорил, что будут загонять лис и, если повезет более крупную дичь. Мужчины жаждали почувствовать вкус страха жертвы, а чем сильнее та сопротивляется, тем большее удовольствие можно получить от победы. Кровавая и бессмысленная забава, в которой я собиралась принять лишь номинальное участие, пристроившись в хвосте. В свое время еще Жан научил меня стрелять по живому существу и не страдать от этого, но превращать подобное в забаву? Мне претила такая мысль, о чем мой супруг, конечно же, был осведомлен. Единственное на чем настаивали они с Джорданом, чтобы я приняла участие. Впрочем, насчет этого я и не возражала, прикидывая как лучше оградить себя от любого нежелательного общества.
  Джордан, как и мой супруг, предпочел быть в центре основных событий. Он утверждал, что когда еще попадет на настоящую английскую охоту, да еще в столь колоритном обществе. Поначалу меня нервировало то, что в нашем доме окажутся не только гости из общества, но и кузен моего мужа, но мужчины развеяли мои подозрения, сказав, что к компании графа все за столько лет уже давно привыкли, а так как порой он не отказывался выгодно сотрудничать и не имел привычки распространяться об увиденном, поэтому сначала старый глава, а за ним и Уоррен одобряли его присутствие.
  Таким образом, ранее утро было наполнено кипучей деятельностью. Лорды проверяли оружие, лошадей, псари занимались собаками, готовые оказать любую помощь господам, а леди все больше красовались, грациозно перемещаясь. Леди Ховард явно не выглядела довольной, что ей придется принять участие в охоте, но не собиралась терять возможность показать себя во всей красе. Я не сомневалась, что эта дама не дрогнет и не промахнется, расчетливо, как и все что она делала, подстрелит дичь. Леди Ривер напротив пребывала в явно возбуждении. Она едва не подпрыгивала около Линтона, который мало обращал внимания на свою нынешнюю любовницу. Конечно, они не афишировали свою связь, но движения, жесты и мелкие детали выдавали их с головой.
  Интересно, зачем виконтесса Ривер умело обхаживает маркиза? Неужели Линтон решил действовать в обход своего отца, а тот беспокоится об этом? Я еще раз присмотрелась к своему несостоявшемуся жениху. Поджарая фигура, уверенные движение человека, привыкшего повелевать, и в то же время в нем чувствовалась гибкость, умение обходить острые углы на пути к своей цели. Да, маркиз вполне мог играть в своих интересах. Впрочем, по-видимому, он стал бы и неплохим мужем. Быть может, не стоило так сопротивляться навязанному браку? То, к чему я тогда стремилась, теперь казалось чем-то абстрактным и неясным, подернутой темный дымкой. Что мне дала свобода? Да и была ли я свободной?
  Я задумала и не заметила, как подле меня оказался мой супруг, который проследил за моим взглядом и лениво поинтересовался:
   - Жалеешь, что не вышла замуж за него?
   - Нет, - мой ответ был вполне искренним. - Жалею, что вообще вышла замуж.
  Я отвернулась от мужа и пошла обратно в дом, готовясь отдать последние приказания, прежде, чем охота начнется. Нужно было позаботиться о том, чтобы гости, которые наверняка будут возвращаться в разное время, ни в чем не нуждались. В дверях я столкнулась с Имоджен в светло-голубой амазонке. Нельзя было назвать подобную расцветку практичной, но графиня могла позволить себе не задумываться о таких мелочах, тем более, что наряд ей шел, выгодно подчеркивая все достоинства. Она холодно мне улыбнулась, а потом неожиданно заметила:
   - Вы сильно разозлили Эвелин. Будьте осторожны.
   - К чему вы мне это говорите? - я не стала изображать, что не поняла, о чем она говорит. Линтон выглядел заинтересованным моим обществом, оставив свою фаворитку в одиночестве почти на целый вечер.
   - Я предпочитаю сотрудничать с теми, на чьей стороне сила, - женщина смерила меня расчетливым взглядом.
   - Полагаете, мы с вами подружимся? - я едва сдержала иронию в голосе.
   - Отнюдь, - она еще раз осмотрела меня. - Полагаю, что я не буду стоять у вас на пути, виконтесса. И еще, я очень не люблю леди Лесли.
   - Даже так, - я задумалась, а потом задала вопрос. - Отчего вы не стали претендовать на полное право?
   - Полное право могут для вас потребовать, можно получить за заслуги, - она искривила губы. - Уоррен не считает, что я заслуживаю его, и он прав. Мне по большому счету нет дела до этих игр, я люблю то, что меня развлекает, и не хочу ходить по лезвию, что нередко требуется от тех, кто хочет что-то получить. А требовать для меня подобного... Вы верите, что кто-нибудь из них стал бы?
   - Не верю, - я понимающе кивнула. - Что ж, я учту то, что вы сказали. Приятно было найти немного понимания, леди Ховард.
  Мы разошлись в разные стороны: я направилась к слугам, а она легкой походкой подошла к общей компании, лучезарно кому-то улыбнувшись. Загадкой оставалось лишь то, насколько эта попытка найти понимание была искренней. Если леди действовала на свой страх и риск. Что ж, вероятно, это оценит Рейфорд, он умел быть благодарным, а самое главное подкупал этим, а если женщина выполняла поручение, пытаясь подойти ко мне с другой стороны, то следовало подержать ее поближе, чтобы точно знать на что она способна.
  Когда я вновь вышла на улицу, все приготовления к охоте уже были закончены. Лорды ожидали лишь отмашки моего мужа, чтобы двинуться в сторону леса, а собаки едва не срывались с поводков. Рейфорд же стоял на крыльце, явно поджидая меня.
   - Дорогая, Ураган уже ждет тебя, - галантно предложил мне руку муж. - Надеюсь, пока я оставляю тебя без присмотра, ты не натворишь глупостей, поддавшись ненужным сожалениям.
   - Что дало тебе думать, что я резко потеряла разум? - мы подошли к Урагану, и я выжидательно осмотрела мужа, ожидая пока он подсадит меня в седло.
   - Ничего, птичка, совершенно ничего, - Рейфорд, наконец, приподнял меня, но вместо того, чтобы сразу же отойти, провел ладонью по моей ноге. - Желаю насладиться охотой, моя прекрасная жена.
   - Пожелай этого себе, - я взялась за повод, разглядывая Грэма сверху вниз. - И пока будешь наслаждаться подумай над одним небольшим ответом.
   - Каким же? - муж заинтересовано выгнул бровь.
   - Меня ты тоже считаешь жертвой? - я подала лошадь вперед, отъезжая от мужа и подъехала к Джордану, который уже сидел верхом.
   - Опять поссорились, - проницательно заметил он.
   - Нет, - отвела взгляд. - Я просто сегодня говорю то, что мой супруг никак не ожидает от меня услышать. Тебе пора занять свое место, Джордан, - качнула головой в сторону Рейфорда. - Или ты все ж предпочел плестись в хвосте вместе со мной?
   - Вынужден покинуть, - граф тронул лошадь, напоследок пожелав мне не скучать.
  Охота началась. Собак спустили с поводов, и они понеслись в лес, начиная выискивать дичь. Лорды и леди последовали за ними, стараясь не отставать, в хвосте остались те, кто не стремился принимать участие в кровавой забаве. Среди них я видела и графа Адмайла, который вчера разговаривал с Рейфордом в кабинете. Он подъехал ко мне и поинтересовался:
   - Скучаете, миледи?
   - Что вы. Погода чудесная, воздух чист и свеж. Я наслаждаюсь прогулкой. Вы же тоже не торопитесь в гущу событий?
  Граф едва заметно поморщился. Его высокомерное лицо скривилось, но удержало маску благодушия. Сухощавый Теранс Скроуп граф Адмайл уже давно был удачно женат, имел наследника и в скором времени готовился представить свету младшую сестру. Он обладал холодным нравом, при этом считал за лучшее соблюдать все правила высшего света, пока, конечно, это было ему выгодно, поэтому его называли примером для подражания молодежи. По-моему графу это льстило, но не прививало тех качеств, которые, действительно, стоило бы ставить в пример. Кроме того, его часто видели в компании виконта Марлоу, который был младше Адмайла и слыл азартным игроком и повесой. Говорили, что граф пытается наставить его на путь истинный, Рейфорд же утверждал, что Адмайл покровительствует сыну Уоррена, а также учит его тому, что знает сам. Грэм как-то высказался, что если добавить ему человечности из Адмайла вышел бы отличный рассказчик.
   - Признаться, я намерено отстал, - граф растянул губы в улыбке. - Мне давно не дает покоя один вопрос. Вы позволите его вам задать?
   - Задавайте, - мне стало интересно, что же столь мучает графа.
   - Как вы научились столь споро обращаться со шпагой?
   - Неужели Рейфорд до сих пор держит вас в неведении? - я выгнула бровь.
   - Увы, но это так, - пожал плечами собеседник. - Когда Кинстон попытался это у него выведать, ваш супруг очень разозлился и сказал, чтобы тот не приближался к вам, хотя Себастьяна вы впечатлили, и он хотел бы продолжить ваше столь неправильно начатое знакомство.
   - Научил меня владеть шпагой лично мой муж, - я поняла, что Рейфорд в порыве злости отказался это обсуждать, так что не видела смысла скрывать.
  Фразу про Кинстона я предпочла проигнорировать. Если виконт, действительно, желает со мной пообщаться, то так или иначе это сделает, не прибегая к посредникам. Адмайл же скорее всего прощупывал почву, чтобы понять насколько и в ком именно я заинтересована. Любопытно, им не приходило в голову, что проблематично интересоваться кем-то при таком супруге, даже чисто с дружеской точки зрения. У нас была даже ссора из-за Ричарда, с которым мы редко виделись, чаще обмениваясь письмами. Рейфорд считал, что тот уделяет мне слишком много внимания.
   - Думаю, вам стоит присоединиться к остальным, - я твердо посмотрела на графа, не давая сказать ему что-то еще, - не то пропустите все веселье.
  Мужчина сдержано кивнул и оставил меня в одиночестве. Вообще моя прогулка прошла почти замечательно. Я ездила по лесу, слышала отдаленный лай собак, иногда выстрелы. Иногда ко мне подъезжал Джордан, чтобы узнать все ли в порядке. Я улыбалась и отвечала, что все отлично, не вникая в то, как он здесь ориентируется, раз за разом находя меня. Потом компанию мне составлял маркиз Линтон, оставившей увлекшуюся охотой Эвелин. Мы мило поболтали, обсудив и общих знакомых и столь нелюбимую мной политику. Линтон вызывал во мне приятные чувства. Симпатию и что-то теплое. Я знала, что не стоит ему доверять, как не стоило верить и всем остальным в этом обществе, но мне хотелось иметь если не друга, то хотя бы приятеля в его лице.
  Когда маркиз оставил меня, утверждая, что сегодня еще не сделал свой главный выстрел ко мне подъехал Себастьян Райдер виконт Кинстон. Наша с ним беседа была куда более напряженной, хотя бы потому, что он был дерзок и пытался флиртовать со мной. Честно говоря, подобное поведение меня несколько раздражало, несмотря на то, что виконта я воспринимала больше как мальчишку со своеобразным кодексом чести. Эта беседа была прервана совсем неудачно, подъехал Рейфорд, как раз тогда, когда лорд Кинстон уговаривал меня на новый дружеский поединок, искушая тем, что покажет новые приемы.
   - Кинстон, - голос мужа сочился ядом, - вам было мало того урока, который вы получили в прошлый раз.
   - Рейфорд. Право, мне лишь жаль, что такой талант пропадает зря, - лорд насмешливо блеснул глазами.
   - Вам будет жаль, если я случайно перепутаю вас с оленем, - Грэм усмехнулся.
   - Здесь не водятся олени, милорд, - Кинстон нахмурился.
   - Вот именно, - Рейфорд подал коня вперед, вклиниваясь между нами, и снова обратился к виконту. - Оставьте мою супругу наслаждаться прогулкой, я расскажу вам, как здесь могут появиться олени.
  Кинстон напряженно посмотрел на меня, потом на Грэма, но все-таки благоразумно поехал вперед, в ту сторону, откуда слышался лай. Рейфорд же хмуро оглядев меня, поехал за ним. Чувствую, сегодня в этом лесу появится новое животное, уж слишком предвкушающее блеснули глаза мужа.
  Лес начинал напоминать мне проходной двор, потому что стоило из виду скрыться обоим виконтам, как ко мне подъехал третий - Марлоу. Он и занял место моего постоянного спутника, не поддаваясь на попытки его спровадить. И если Кинстон просто был дерзок, то Марлоу похоже не понимал слова "нет". Я видела азарт, который все еще горел в его глазах. Виконту нужно было доказать, что он лучше, и может полностью завладеть моим вниманием. К сожалению, ни Джордана, ни Грэма, на крайний случай Линтона видно не было, а остальные предпочитали не замечать странной ситуации. В таких условиях, я сочла за лучшее повернуть обратно, надеясь, что там успею скрыться в своей комнате, чтобы дождаться мужа.
  Марлоу естественно заявил, что просто не может оставить меня в одиночестве, и поехал со мной. Мысленно я выругалась, когда лорд успел мне на помощь первым, обогнав слугу. Конечно же, он нарушил правила приличия, удерживая меня. Можно было не сомневаться, что об этом доложат Рейфорду. Я раздраженно вырвалась и пошла прочь из конюшни, не слушая того, что несет виконт. От злости я упустила из виду, что сейчас мы повернем за угол, и нас не будет видно ни оставшимся позади слугам, ни со стороны парадного входа, к которому я направлялась.
  Марлоу решил воспользоваться моментом полностью, он окликнул меня, вынуждая остановиться и повернуться к нему.
   - Миледи, куда вы так спешите? - виконт обворожительно улыбнулся. - Вчера вы так и не сказали мне, могу ли я быть тем человеком, кто постепенно введет вас в наш круг?
   - Полагаю, этим человеком является мой муж, - отрезала я.
   - Леди, если вы задумаетесь, то сами поймете безнадежность такого предположения, - Марлоу вновь встал недопустимо близко. - Рейфорд всегда занят и действует лишь в собственных интересах. Неужели вы желаете стать его марионеткой?
   - Я не желаю быть ничьей марионеткой, милорд, - будто бы в их случае все стало бы иначе.
  Я услышала, как к парадному входу начали подъезжать люди. Странно, отчего охота закончилась столь скоро. Я прислушалась, не обращая внимания на то, что продолжает говорить мне Марлоу и поняла, что приехавшие обсуждают падение лорда Кинстона, который даже сломал руку. Голос Рейфорда был спокойным, но в нем проскальзывали нотки довольства. Нетрудно догадаться, кто стоит за таким неудачным падением, если оно вообще было.
   - Мне нужно идти, - я отмахнулась от Марлоу и отвернулась, намереваясь продолжить путь.
  Виконт, видимо, не желал отпускать меня, так ничего и не добившись, схватил меня за руку, резко разворачивая.
   - Вы не понимаете всей тонкостей, Ариан. Я предлагаю вам реальный шанс достичь большего.
  Он притянул меня к себе, почти нависая, и вдруг опустил взгляд на губы. Меня затрясло, воспоминания, обычно успешно спрятанные на дне разума, всколыхнулись, и я дернулась, наконец-то вырываясь. Спешно развернувшись, я почти побежала в ту сторону, где раздавался голос Рейфорда. Пусть это было глупо спешить к нему, но в подобной ситуации я предпочитала старое знакомое безумное зло.
  Я вышла на открытую зону, все же стараясь не сорваться на бег, чувствуя за спиной Марлоу. Рейфорд стоял почти у самого крыльца, а у его ног сидел Темный, лениво помахивая хвостом. Я снова ускорилась, направляясь к мужу, который все еще не замечал меня, когда собака насторожилась и повернула свою голову на меня. Я снова вздрогнула, такой агрессией вдруг повеяло от внешне спокойного животного, но все-таки сделала еще шаг вперед. Темный встал и, мягко пружиня, пошел по направлению ко мне. Я оцепенела. Неужели он собирается кинуться на меня? Но почему? Я облизнула губы и попыталась отодвинуться в сторону, надеясь, что целью зверя стал Марлоу, который меня пугал, но Темный, как привязанный вновь развернулся ко мне и глухо заворчал. Нужно закричать. Позвать на помощь. Сделать хоть что-то. Я понимала все это разумом, но пересохшие от волнения губы не могли выдавить ни слова, а ноги приросли к земле.
  - Не шевелитесь, миледи, - Марлоу резко перестал казаться таким страшным, когда двинулся вперед, стараясь аккуратно загородить меня собой. - Если он кинется, поворачивайтесь и бегите, я попробую задержать.
  Странно, но подобного благородства я от него не ожидала, судорожно втянув воздух. Взгляд вновь в панике метнулся к плавно приближающемуся зверю, Рейфорду, который стоял спиной и Марлоу, который сжал зубы и мягко передвигался ко мне.
  В этот самый момент нас заметили. Кто-то вскрикнул и Рейфорд повернул свою голову, встретив мой затравленный взгляд. Казалось, ему хватило мгновения, чтобы понять всю напряженность ситуации. Мне было странно, что заметившие нас не двигаются. Будто у них нет оружия или они рассчитывают, что кто-то другой вмешается. Рейфорду же не нужно было ожидать чего-либо. Он с поразительным хладнокровием, сделал широкий шаг вперед, одновременно сбрасывая с плеча ружье. Мягко приподнял дуло, а потом спустил курок, глядя мне в глаза.
  Громкий звук выстрела будто всколыхнул толпу. Где-то взвизгнула Эвелин, кто-то бросился вперед, вокруг загудели голоса, а я смотрела на труп черного волка, который лежал в нескольких метрах от меня с простреленным затылком. Лужа крови уже расползалась под ним, впитываясь в землю, а остекленевшие глаза все еще пристально изучали меня. Воздух. Мне нужен был воздух. Я задергала ворот амазонки, пытаясь справиться с дрожью в руках, не замечая, что Марлоу пытается что-то у меня спрашивать. Воздух.
  Рейфорд бросил разряженное ружье под ноги и одним взглядом заставил Марлоу отойти от меня, перешагивая через труп зверя. Он подошел ко мне, мягко отвел руки от ворота и расстегнул три пуговки, продолжая смотреть мне в глаза. Наверное, если бы не это, я бы упала в позорный обморок. Закончив с пуговицами, Рейфорд подхватил меня под локоть, позволяя полностью опереться на него, и прошептал так, чтобы услышала только я, ответ на заданный мной утром вопрос:
  - Нет. Не считаю.
  После чего почти поволок меня в сторону дома, на ходу приказав:
   - Уберите! Самых агрессивных сегодня же отстрелять.
   - Но, Рейфорд, - изумился, услышавший его Адмайл.
  Грэм развернулся уже стоя перед парадной дверь и с высоты оглядел собравшихся:
   - Кто-нибудь еще желает скалиться на мою жену?
  Возражений больше не последовало. Охота кончилась.
  
  
  Глава XX.
   Чувствовать себя жертвой - страшно. Чувствовать себя добычей - ужасно. Чувствовать себя равной - правильно.
  Из писем Ариан к Рейфорду
  
  Январь, 1818 год.
  Зимние дни мы проводили в компании Джонатана в Рейфорд-холле. Поначалу я возражала, предпочитая находиться в своем доме, но Грэм настоял на своем. Впрочем, основной точкой преткновения стала моя белая спальня, которую муж категорически не желал переделывать. Даже угрозы того, что я лично оплачу ремонт, не сдвинули его с места, поэтому я старалась как можно меньше времени находиться в своих комнатах. Одну из гостиных я особенно полюбила. Она находилась в дальнем углу дома и ей редко пользовались, хотя она отличалась теплым уютом. За декабрь я почти полностью перебралась в нее, разбирая бумаги за небольшим столом или читая любимые книги. Почему-то муж предпочитал не беспокоить меня в этой комнате, а я вновь и вновь проигрывала в своей голове ту информацию, которую почерпнула из осенних разговоров с лордами.
  Все-таки они верили, что какая-то сила есть. Во всяком случае, те из них, кто относился к самому верху, такие, как Линтон, например, даже не подозревали о подобных умозаключениях своих знакомых. Маркиз вообще был уверен, что существуют всего две ступени, предпочитая не обращать внимания на мелкие несоответствия. Точно также поступало и большинство, а верхушка получала то, что и хотела лишний обособленный инструмент воздействия.
  Несколько раз я пыталась самостоятельно поймать то самое ощущение, которое показал мне Рейфорд, но безуспешно. Чего мне не хватало веры в то, что это на самом деле есть? Способностей? Или сумасшествия? Я не знала, а муж категорически отказался что-либо мне вновь показывать, утверждая, что мне не стоит в это вмешиваться. Да, втягивать во все это стоит, а делиться знаниями - нет. Теперь я выжидала момент, когда смогу предложить ему что-то, на что он будет готов меняться. Знать мне хотелось хотя бы второй шифр, которым переписывалась исключительно верхушка и лишь на темы, относящиеся к силам. Первый я уже давно выучила под руководством мужа.
  В тот вечер, я зачиталась, позабыв про время и, по-видимому, задремала, убаюканная потрескиванием дров в камине и теплом от одеяла, которым накрывала ноги. Зимой темнеет рано, поэтому, открыв глаза, я никак не могла понять, сколько сейчас времени. Часов в гостиной не было, но так как Грэм не пришел меня будить, я полагала, что не проспала ужин.
  Голова была странно тяжелой, будто бы я не просто задремала на пару часов, а уснула в неудобной позе. Я потерла ноющий висок и распахнула дверь, чтобы отшатнуться. В коридоре было темно. Я помотала головой, надеясь, что мне почудилось, но коридор встретил меня той же темнотой. Что за черт?! Я крикнула в пустоту, чтобы мне принесли свечу, так как я не озаботилась ею наличием в гостиной и замерла, ожидая услышать топот слуг. Ответом мне была тишина.
  Я закрыла дверь и снова вернулась в гостиную. Куда все подевались? Можно было, конечно, предположить, что я проспала дольше обычного и сейчас ночь, но тогда меня услышал бы дежурный лакей, да и часть свечей у нас всегда горела. Грэм, который нередко ложился поздно считал, что может себе позволить не экономить на свете. А тут полная тишина и темнота. Вроде бы сегодня нет выходного у слуг, когда они уходили в ближайшую деревню. Я вновь затрясла головой и рассудила, что в доме есть единственный человек, который может дать мне объяснения - мой муж. А искать его стоит на втором этаже, там, где располагался его кабинет.
  Успокоившись и решив, что мне стоит делать, я вновь распахнула дверь и постояла несколько минут, привыкая к темноте. К моему сожалению, этот коридор был внутренним и света от луны или звезд здесь не бывало. Я снова покачала головой, уже представляя, какой выговор я устрою слугам и Рейфорду, если все-таки это его вина.
  В детстве я не боялась темноты, но сейчас впервые задумалась, что зря. Мои шаги, отдающиеся эхом по коридору, были единственными, что я слышала, помимо собственного дыхания. Все бы ничего, но темнота напоминала мне вязкую густую патоку, которая обволакивала меня, тянула куда-то, туда, куда совершенно не стоит идти. Сглотнув, я разулась, чтобы стук каблуков домашних туфель не выдавал моего приближения. Пусть потом все покажется мне большой глупостью, но страх, что в доме что-то происходит, не оставлял меня.
  Я вышла в парадный холл, откуда начиналась главная лестница и огляделась. Здесь всегда сидел лакей или дворецкий, а сейчас стул пустовал, будто предупреждая о неладном. Я повела лопатками и резко повернулась, чтобы ничего не увидеть. Показался, мне просто показался тяжелый взгляд в спину. Я выдохнула и вновь позвала слуг, на этот раз тише. Ощущение неправильности происходящего не покидало меня. Тишина снова стала мне ответом. Я пожала плечами, усилием воли заставляя себя успокоиться и, приподняв край платья, начала подниматься по лестнице.
  Когда я дошла где-то до середины, мне вновь померещилось, что на меня кто-то смотрит, и я вновь предельно резко развернулась, едва не упав. Мне снова показалось или на этот раз я видела мелькнувшую тень, которая скрылась под лестницей. Я прислушалась, надеясь уловить хоть что-то, но дом отвечал мне гробовой тишиной. Вздохнув, я снова стала подниматься, торопясь покинуть это место. На лестнице, в длинном платье я была излишне уязвима.
  Поворот и вот я уже стою у начала нового коридора, который должен привести меня к мужу. Снова обернувшись, я сделала шаг вперед, ускоряясь, чтобы быстрее добраться до Грэма. Все произошло почти мгновенно. Я услышала стук захлопнувшихся дверей, которые отделяли коридор от лестницы, поняла, что сама загнала себя в ловушку, когда увидела тень мужчины, двигающуюся следом за мной. От страха, я громко и отчаянно закричала, зовя мужа, и бросилась бежать. Неизвестный за мной.
  Мне почти удалось добежать до кабинета, под которым была полоска спасительного света, когда чужое тело впечатало меня в стену. Я зашипела, но исхитрилась слегка повернуть голову, чтобы узнать в напавшем собственного мужа. Из горла вырвался хрип, а Рейфорд полубезумно снова встряхнул меня, еще сильнее вдавливая в стену. Господи, помоги. Приступ. Нельзя, нельзя позволить ему дотащить меня до спальни. Эта мысль давала мне силы для того чтобы бороться, когда Грэм попытался дернуть меня дальше по коридору, туда, где были двери в наши комнаты.
  Действовать стоило быстро. Почти не раздумывая о том, что я делаю, обездвиженная его руками и телом, я ударила головой назад, надеясь попасть затылком ему по лицу. Странно, но мне это удалось. Я услышала ругательство сквозь зубы и почувствовала, как руки мужа разжались, а он машинально ушел с линии удара, отпрыгнув назад. Наверное, будь он в здравом уме, он не выпустил бы меня, но сейчас Рейфорд больше всего походил на помешанного, покоренного темноте и покорившего ее.
  Не собираясь раздумывать, увидев только то, что Грэм прижимает руки к носу, из которого, похоже, идет кровь, я бросилась бежать обратно по коридору, что есть силы, вздергивая мешающую юбку до бедер. Я слышала его шаги, сначала просто быстрые, а потом также перешедшие на бег. Он даже что-то проворчал, с нотками удовольствия в голосе. Видимо, хищнику в нем, нравилось загонять добычу. Интересно, в его понимании жертва и добыча - это разные категории?
  Я снова спустилась на первый этаж, сворачивая в противоположный коридор тому, из которого начала путь. Конечно, хорошо бы добежать до спальни, где у меня хранилась шпага и пистолеты, но огнестрельное оружие не заряжено, а клинок еще нужно было успеть достать. Тем более, что я буду делать, если Рейфорд меня обезоружит. А то, что он способен на это не вызывало у меня сомнений. Поэтому я решила все-таки попасть в кабинет. Там был свет, и можно было подпереть дверь креслом, предварительно заперев на замок. Этого времени должно было хватить, пока я найду что-нибудь, чем можно себя защитить. Помнится, у Рейфорда был отличный нож для бумаги.
  Несколько раз, Грэм почти ловил меня. Я терялась в догадках, как мне удается ускользать, хотя, скорее всего, он сам и позволял мне это. Наверх по лестнице для слуг мы почти взлетели. Я впереди, а супруг, отставая на пару метров. Странно, я слышала его хриплое от быстрого бега дыхание, но совершенно не замечала своего за стуком сердца. Пробежав мимо спален, чем вызвав разочарованный рев Рейфорда, я все-таки успела забежать в кабинет, захлопнув за собой дверь. Запирать ее не было времени, не говоря уже о том, чтобы подтащить кресло. Судорожно оглядевшись, я подскочила к полкам, на которых стояли книги и различные безделушки. Первая же схваченная мной, кажется, редкая музыкальная шкатулка просвистела у мужа над головой, разбившись о стену, а потом я увидела тяжелую, высокую статую какого-то древнего бога, которую Рейфорду привез Джордан из последней поездки. Я взвесила ее в руке и, наконец, встретила темный взгляд мужа:
   - Давай. Подходи.
  Он замер, с интересом оглядывая мое импровизированное оружие, а я снова его позвала:
   - Подходи. Но клянусь Богом, Рейфорд. Я убью тебя. Я не позволю больше себя насиловать.
  Грэм очень долго смотрел мне в глаза, но во мне в очередной раз что-то перегорело. Быть может, страх перед ним. Я собиралась драться. И драться до конца. В конце концов, эта статуэтка достаточно тяжела, чтобы проломить ему голову. А что будет дальше? Я подумаю об этом потом. Рейфорд неожиданно зажмурился, потом затряс головой и, больше не глядя на меня, вышел.
  Поразительно то, что я продолжала сохранять столь странное хладнокровие. Убедившись, что виконт, действительно, куда-то ушел, я заперла дверь кабинета, потом подтащила тяжелое кресло, чтобы дверь нельзя было столь просто выбить, и подошла к графину с бренди. Похоже, мне надо выпить. Руки не тряслись. Я налила себе полный бокал и не морщась выпила его в несколько глотков, даже не почувствовав обжигающей горечи.
  Осознание настигло меня позже, когда часы неожиданно забили полночь. Меня затрясло, а с губ сорвался сначала один, а следом и второй истерический всхлип. Он все подстроил. Не стал будить меня, отпустил всех слуг, Джонатан же третий день, как уехал к приятелю в гости. Вся наша пробежка заняла не более получаса, а значит, Рейфорд хладнокровно ожидал меня в засаде, когда я, наконец, выйду из гостиной и попадусь к нему в лапы. Я засмеялась, зажав себе рот ладонями. Интересно, что проще убить его или застрелиться самой?
  Заснула я на диване, уже, когда забрезжил рассвет, сжимая в руках ту самую статуэтку, чтобы проснуться уже через несколько часов от яростного стука в дверь.
   - Ариан! - Рейфорд явно был зол. - Немедленно открой дверь, если ты не хочешь, чтобы я ее выбил!
  Я вздрогнула и поежилась, понимая, что вечно сидеть здесь не получится и заставила себя ответить:
   - Подожди.
  Почему-то сегодня кресло казалось тяжелее. Мне едва хватило сил отодвинуть его на достаточное расстояние, чтобы дверь могла беспрепятственно открыться. Я вновь вернулась к дивану, взяла в руки статуэтку и лишь потом открыла замок. Странно, но она не распахнулась от одного удара, а плавно открылась, явив мне мужа. Грэм был чисто выбрит, свеж, а в глазах ничто не напоминало вчерашнее безумие. Да уж, мы сейчас явно выглядим очень контрастно, но у меня почти не было физических сил. Почти бессонная ночь и нервное напряжение давали о себе знать. Тем не менее, я удобнее перехватила свое импровизированное оружие и сказала:
   - Нам надо поговорить.
  Рейфорд кивнул, а потом аккуратно обошел меня, жестом предлагая сесть. Сам он устроился почти в центре комнату, на том самом кресле, которое я упорно двигала. Он хотел было что-то сказать, но я перебила его так и начавшуюся фразу:
   - Я неверно выразилась. Говорить буду я. А ты послушаешь. У тебя был снова приступ. Я не знаю, кто или что уберегло меня от участи быть вновь тобой изнасилованной, но так более продолжаться не может. Делай что хочешь, Грэм. Но если подобное повторится, я, клянусь, что ночью удавлю тебя подушкой. Или случайно столкну с лестницы. Или еще что-нибудь. Я не собираюсь больше терпеть подобного обращения. Ты, который утверждает, что не видит во мне жертвы. Так кого же? Добычу? А есть ли разница? Вчера ты загонял меня подобно дикому зверю и получал от этого удовольствие. Не говори ничего, - я остановила его слова жестом. - Все, Натаниэль. Теперь мне нужно отдохнуть, а тебе подумать. Я ухожу спать. Не беспокой меня, хотя бы во имя тех чувств, которые я когда-то к тебе испытывала.
  Я поднялась, ощущая себя старухой, и, оставив статуэтку на диване, вышла из комнаты. Мне нужно было больше времени, чем Рейфорд готов был мне дать.
  
  
  Глава XXI.
   Принятие. А из чего оно состоит?
  Из писем Ариан к Рейфорду
  
  Январь, 1818 год.
  Два дня, после произошедшего, я почти не выходила из спальни, заперев соединяющую наши спальни с мужем дверь. Я не хотела его видеть. Точнее просто не могла. Не могла смотреть ему в лицо, не могла понять, не могла принять его безумную одержимость и поступки. Порой мне хотелось закричать, почему я? Что такого во мне, что он настолько теряет над собой контроль? Непокорность? Но я не считала, что Рейфорда не хватит силы духа меня сломать. Так о какой борьбе может вообще идти речь? Я не видела в этом смысла. Да, даже после тех двух случаев, мне хотелось победить, сыграть в его странную игру и победить. Теперь же я мечтала о том, чтобы все оказалось дурным сном. Как жаль, что предел моих кошмаров уже давно переполнен, а Грэм не из тех, кто столь просто выпускает добычу из пасти. Поверенный был почти прав, я заглянула не в глаза волку. Я заглянула в глаза бездны. И, похоже, уже никогда оттуда не выберусь.
  Может быть, стоило молиться? Покаяться в своих грехах, как твердили священники. Сходить в церковь на исповедь? Но, к сожалению, мне никогда не прививалась набожность. Апревилль не считал нужным пестовать это в дочери, считая, что излишняя праведность лишь повредит тому, что он желал вылепить из своего ребенка. Рейфорд вообще не появлялся в церкви, отмахиваясь от этого и подкупая лояльность местного преподобного щедрыми дарами. А что теперь делать мне? Честно, я попыталась. Попыталась просить, но меня так и не научили унижаться. Я не умела умолять, не умела ползать на коленях и даже не знала, как это правильно делать. Может, поэтому все мои молитвы всегда оставались без ответа. Но как? Как жить дальше? И чего я сама хочу?
  Когда-то, теперь казалось, что в другой жизни, я хотела свободы и любви. А сейчас? Где найти то, ради чего стоит жить, танцевать, любить. Да и кого? Себя? Нельзя было сказать, что себя я не любила. Рейфорда? Здесь я была в смятении. Того возвышенного, вдохновляющего чувства, как в самом начале нашего знакомства, давно уже не осталось. Не осталось желания сделать, доказать что-то ради него. Помочь и поддержать. Я выполняла лишь свой долг супруги - стать опорой мужу в его делах. И здесь, как я считала, я вполне справлялась с ролью. Он желал, чтобы я стала членом общества, вращалась в высшем свете, заставила с собой считаться. Я была на пути к этому, хотя нельзя сказать, чтобы это столь сильно претило моей натуре. Страсть? Мне было хорошо с ним. Он чувствовал желания моего тела, порой лучше меня самой и всегда готов был их исполнять. Сама же я довольно редко стремилась столь сильно в ответ. В самом начале мне мешало воспитание, сейчас же собственные чувства. Хотя, можно говорить о том, что мне вполне повезло. Рейфорд слишком стремился держать все под контролем и не требовал от меня порывов навстречу. Или мне так хотелось думать.
  Но я ведь не была и так холодна, как мне мечталось. Чувства, какие-то чувства к мужу у меня были. Даже после всего произошедшего я понимала, что стала бы его защищать, угрожай ему опасность, заботиться и переживать, если с ним что-то случится. Я знала, что стоит ему позвать, и я встану рядом, готовая быть с ним. Могла ли я принять его безумие? Его одержимость? И если да то, как стоило себя правильно вести. Рейфорд говорил - бороться. Но яростная борьба приносила мне лишь боль, синяки и ссадины, когда он удерживал меня. А как можно бороться и позволять с собой так обращаться. Искать в этом свою страсть? Желание? Порывы? Я боялась своих порывов и ненавидела их. Один единственный импульсивный шаг уже однажды сломал мне жизнь. Так стоит ли повторять? Я не знала, я ничего не знала. И кто дал бы мне нужные ответы?
  Сегодняшнее утро чем-то напоминало мне то, которое было прошлой зимой. Тогда я также сидела на краю постели, укрывая ноги одеялом, и смотрела в окно. Белая спальня и белый снег. Безупречность. Любопытно, что все же Рейфорд вкладывал в это слово? Кстати, для полного совпадения не хватает только того, чтобы Грэм открыл дверь и вошел. А потом состоится новый разговор, начало которого я продолжала оттягивать. Я невесело усмехнулась, когда услышала звук открывшейся двери и почувствовала обнажёнными лопатками тяжелый взгляд мужа. Похоже, утро все-таки станет подобием прошлого.
  Я скосила взгляд на прошедшего вперед мужа, который сел в кресло у окна, и поинтересовалась:
   - Зачем ты пришел?
  Рейфорд хмыкнул, будто успокоившись от того, что я заговорила, и ответил:
   - Поговорить. Я думал о том, что ты мне тогда сказала. Вообще я думал обо всем еще той ночью, прежде чем утром вломиться в кабинет, но ты не пожелала меня слушать. Я дал тебе время.
   - Мне его недостаточно, - я не хотела сейчас обсуждать все это.
   - Тебе никогда его не будет достаточно, Ариан, - Рейфорд говорил со мной спокойным понимающим голосом. - При всей своей храбрости и умении держать удар, ты отчего-то стала бояться решений. Бежишь, птичка? Так ты вновь будешь потворствовать себе долгое время, что-то выдумывая. Мы это уже проходили.
   - Бежать мне бесполезно, Грэм, - я подняла голову, чтобы прямо посмотреть на мужа. - Ты все равно меня поймаешь. Так есть ли смысл? Считай, что я решила - я не желаю пока ни обсуждать с тобой произошедшее, ни видеть тебя. Мне нужно больше времени.
   - Мне жаль, Ари, - виконт отрицательно поднял руку. - Но у тебя его нет.
   - Что ж, - мне ничего не оставалось, - тогда внимательно тебя слушаю. Говори.
   - Не так быстро, моя прекрасная жена, - Рейфорд внимательно изучал меня. - Для начала я желаю знать, до чего ты додумалась? И какие вопросы тебя интересуют?
   - Ты как всегда устроился лучше всех, Натаниэль, - ядовито рассмеялась. - Мне, кажется, я сказал тебе еще тогда. Попробуй выкинуть что-нибудь подобное, и я придушу тебя.
   - Я учел этот нюанс. Он, знаешь, добавляет остроты ощущений, - хищно усмехнулся муж. - И все-таки расскажи мне, Ариан, как ты все это видишь?
   - Твое убийство? - с любопытством спросила я.
   - Нашу жизнь и нашу проблему, - отрезал Рейфорд.
   - По-моему ты путаешь понятия, мой дорогой супруг, - я сильнее подтянула одеяло к груди. - Ты хотел сказать, твою проблему.
   - Думаешь? - виконт приподнял бровь. - Заканчивай препираться, Ариан. Говори.
   - Хорошо, - я поняла, что упираться дальше бессмысленно, а подобную перепалку мы можем продолжать часами, пока Рейфорд окончательно не выйдет из себя. Спасибо, но переживать все еще раз, мне не хочется.
   - Я не могу понять твоих порывов. И не знаю, что мне с ними делать? Ты говорил - бороться. Но, так или иначе, ты сильнее, а это, значит, мне снова будет больно.
   - Отчего же ты понимаешь все столь буквально, Ариан? - риторически вопросил муж. - Когда я говорил бороться, я подразумевал силу духа, волю, сопротивление ума.
   - Так что же, ты говоришь мне позволить тебе так с собой обращаться? - моему возмущению не было предела.
   - Если ты научишься принимать меня таким, какой я есть, нам обоим будет легче. Я уже не поменяюсь, да и не желаю этого. А тебе стоит принимать и отдавать взамен. Хватит бояться.
   - Хватит сходить с ума! - отрезала я. - Ты не контролируешь себя, и я не понимаю, Натаниэль, что такого во мне, что ты так сходишь с ума?
   - В тебе? - Рейфорд улыбнулся. - В тебе есть ты, моя прелесть.
   - Это бессмысленно, Грэм, - я устало выдохнула. - Наш разговор бессмысленен. Я не знаю, как принять это, не знаю, как вести себя. Не знаю, как сбросить эту напряженность.
   - У меня есть мысль, - виконт поднялся и направился к дверям, которые соединяли наши спальни. - Я покажу тебе.
   - Что именно? - мой вопрос застал лишь пустоту, виконт перешел в свою комнату и отказался отвечать.
  Он вернулся через несколько минут, сжимая в руках какую-то белую ткань, сел рядом со мной на кровать и вложил ее мне в руки. Присмотревшись, я поняла, что это мягкие длинные полоски, напоминающие веревки.
   - Ты в своем уме? - я отбросила ткань обратно ему. - Полагаешь, соглашусь на то, чтобы ты меня связал и делал, что тебе угодно?
   - Позволь мне, Ари, - голос Рейфорда приобрел вкрадчивые нотки, а ладонь прочертила линию по позвоночнику. - Я покажу тебе и эту сторону. Все может быть совсем не так, как тебе кажется. И это поможет мне получить долю желаемого, чтобы столь сильно не сходить с ума.
   - Нет. Я не желаю участвовать в подобных играх, Натаниэль, - я с опаской поглядывала на мужа.
   - Позволь, Ариан, - виконт склонился и оставил мягкий поцелуй на моем плече, продолжая мягко поглаживать мою спину. - Я думаю, это поможет тебе принять и другую сторону моей натуры.
   - А что если я не хочу принимать твое безумие? - я повернула голову, чтобы встретиться лицом к лицу с Рейфордом, так близко и в то же время столь далеко.
   - У тебя нет выбора, моя птичка. Сейчас нет смысла сопротивляться. Просто позволь, - виконт почти шептал.
   - Как и всегда, Натаниэль, - мне стало горько, и я прикрыла глаза, чтобы распахнуть их, решившись. - Хорошо, но с одним условием.
   - Каким? - ликование в глазах мужа тут же сменилось настороженностью.
  Я растянула губы в ядовитой улыбке и твердо проговорила:
   - Ты научишь меня управлять силой.
   - Никогда, - Рейфорд стремительно поднялся с постели и навис надо мной. - Никогда впредь даже не думай об этом!
   - Ты слышал условие, - я упрямо сжала губы, полагая, что, вероятно, способ его понять кроется именно в том, во что он верит.
   - Глупая девчонка! - раздраженно откликнулся муж. - Как ты не понимаешь одного, Ариан, это не твоя игра. Ты ее даже не чувствуешь самостоятельно.
   - Так научи меня чувствовать ее самой.
   - Нет, моя птичка, не стану даже пробовать. Чтобы управлять тьмой, надо быть ею хоть в чем-то, - отказался муж.
   - Уже, не поздно ли так говорить, Грэм? Мы, кажется, оба пришли к выводу, что я все равно попала в эту чертову бездну, - я снова разозлилась.
   - В мою бездну, Ари! - Рейфорд навис надо мной. - В мое безумие! В мою одержимость! Потому что ты принадлежишь мне! И если ты полагаешь, что я отдам тебя этой голодной тьме, ты заблуждаешься! Мне самому мало! Мало тебя. Твоего запаха, вкуса, голоса. Тебе нужно лишь знать, с чем я играю, чтобы быть готовой. Но туда, туда я тебя не пущу.
  Рейфорд снова сел рядом, обнимая меня за одной рукой за плечи и слегка тряхнул, опять вкладывая мне в руки злополучные веревки, и хрипло зашептал на ухо:
   - Видишь, как я схожу с ума? Эта жажда съедает меня. Будь моей, Ариан.
  Я закрыла глаза, чтобы не видеть, как его руки мягко оплетают мои белой тканью, осторожно связывая их друг с другом, не встречая сопротивления. Не видеть, как Рейфорд отбросит одеяло и опустит меня на подушки, чтобы тут же выгнуть, заводя мои кисти наверх, к изголовью, фиксируя их там. Я открыла глаза лишь тогда, когда поняла, что лежу, а муж ничего не делает. Не было слышно даже звуков сбрасываемой одежды.
   - Великолепна, - Рейфорд будто ждал, когда я посмотрю на него, стоя рядом с постелью и оглядывая меня.
  Я подергала руками, облизнула пересохшие губы и спросила:
   - Это все?
   - Нет, моя птичка, - виконт рассмеялся и начал расстегивать рубашку. - Это только начало.
  
  
  Глава XXII.
   Игра с бездной - моя любимая забава, но она никогда не встанет между нами.
  Из писем Рейфорда к Ариан
  
  Март, 1818 год.
  Что-то менялось за эти несколько месяцев. Ощущения? Чувства? Сама жизнь? В то время, я часто задавалась этим вопросом, ловя себя на том, что нередко подолгу останавливаюсь возле окон, наблюдая за тем, как на смену зиме приходит весна. Может быть, так и у нас, за одним периодом следует другой, стирая прошлое, чтобы написать новое будущее. Каким оно будет? Ликующим, как первый луч солнца, пробившийся сквозь серое небо? Мрачным, как черные прогалины земли? Свои ответы я вновь искала, заглядывая в глаза собственного мужа, вдыхая знакомый запах по ночам или ощущая тяжесть его рук, порой давивших на плечи.
  Рейфорд изменился и остался прежним. А, может, я стала видеть еще немного больше. Новый краешек, новый кусочек моего личного безумия. Я вертела его, пытаясь найти правильное место, чтобы цельный образ сложился, завершая портрет моего супруга. И он не подходил. Как будто понимание центрального элемента ускользает от меня, уходит вместе с Рейфордом по утрам, исчезает за запертыми дверями его кабинета или прячется в верхний ящик комода, как белоснежные веревки, лишающие меня движения.
  Я все еще не до конца понимала, как отношусь к новому аспекту своей семейной жизни. Ощущение собственное беспомощности совершенно не вдохновляло и не увлекало меня, а чувство полной зависимости от прихоти мужа скорее злило. Рейфорд же явно наслаждался, отыгрываясь за лишь ему ведомые мои прегрешения. Не то, чтобы он очень часто баловался подобным, хотя я подозревала, что с куда большим удовольствием, он бы привязал меня к кровати, да так и оставил в полной своей доступности. Но жизнь не позволяла ему такого развлечения, да и Грэм сам понимал, что тогда мы вновь вернемся к той точке, с которой все начиналось. Снова и снова я задавала ему вопрос, чем же столь привлекает его моя беспомощность и невозможность самостоятельно двигаться? Рейфорд же лишь усмехался и утверждал, что если не может получить мою душу, то целиком получит мое тело, хотя иногда я замечала недовольные мрачные искорки в его глазах. Это заставляло меня держаться настороже, уповая на то, что эти игры угомонят его безумных демонов.
  И если в первое время, я еще полагала, что веревки - это временная мера и использовать их Рейфорд станет в тех случаях, когда будет чувствовать приближение срыва, то первый же месяц продемонстрировал всю несостоятельность таких утверждений. Виконт порой все также соблазнял меня, почти гипнотизируя вкрадчивыми словами и жестами, затягивая узлы на запястьях и принимаясь играть на моем теле, как на хорошо настроенном инструменте, вызывая у меня желание, которого я изначально не испытывала в таких играх. Порой его все эти мелочи не волновали, он жестко стягивал мне руки, почти заставляя балансировать на грани боли и брал так, как ему того хотелось. Теперь, когда я отбросила мысли о физическом сопротивлении и старалась сжиться с таким положением вещей, все это стало напоминать нашу семейную жизнь в принципе. Разве что, встречаясь с ним взглядом, обездвиженная, иногда задыхающаяся под весом его тела, я все четче понимала, что он был прав, я никогда не покорюсь его воле, его власти, не позволю сделать из себя куклу.
  Ранее утро встретило меня все в той же облюбованной мной гостиной. Светило солнце, заставляя думать о том, что на улице тепло. Я знала, как это ощущение обманчиво, не удержавшись, чтобы распахнуть окно, и, укутавшись в плед, читать. Ночью Рейфорд был несколько груб, и длинные рукава платья скрывали следы на моих руках, а холодный воздух, наполненный запахом весны, а не безумия, отлично прочищал голову. Такие отметки уже давно не вызывали во мне мыслей о насилии, скорее о физической силе мужа, которую не всегда удавалось контролировать. Возможно, это было неправильным. Но могло ли между нами вообще быть что-то верным или неверным? Такого Рейфорда я готова была принимать, хотя бы потому, что он заставлял меня забывать о моих кошмарах.
  Виконт будто откликнулся на мои мысли и распахнул дверь пинком. Я вздрогнула и выронила книгу, оборачиваясь на него. Мелькнула мысль, что он снова сходит с ума, но я тут же ее отвергла. Рейфорд несколько недовольно косился на поднос в своих руках. Я хихикнула, столь комично выглядел мой муж, стараясь удержать большой поднос с завтраком. Порой, я не понимала его стремление делать такие вещи самому. Всегда можно позвонить в колокольчик или позвать служанку, которая уже давно знает, как правильно держать поднос, открывать двери и обслуживать господ. Услышав мой смешок, Рейфорд мрачно перевел взгляд на меня, а потом широким шагом прошел внутрь, сгружая свою ношу на стол, потом вернулся и запер за собой дверь.
   - Ты пропустила завтрак, Ариан, - он навис надо мной, изучая чуть покрасневший от холода кончик носа. - И в очередной раз решила довести себя до болезни.
   - Я не хочу есть, - я пожала плечами и подобрала книгу с пола.
  Виконт хмыкнул, закрыл окно, вернулся к дивану и молча подал мне руку, вынуждая подняться:
   - Сейчас завтрак, а потом мы отправимся на прогулку.
  Я подняла на него взгляд, не торопясь вставать:
   - В марте?
   - Март не помешал тебе распахнуть окна, будто сейчас лето, - с сарказмом отметил муж. - И не заставляй меня кормить тебя с ложечки, моя прекрасная жена. Дочитаешь попозже.
  Я вздохнула, понимая, что от Рейфорда не отделаться и приняла его руку, вставая на ноги. Виконт немного подержал меня в объятиях, а затем отвел к столу, отодвигая для меня стул. Куда мы поедем, он не посчитал нужным сообщить. Как и всегда.
  Охотничий домик внешне практически не изменился. Разве что складывалось ощущение, что выглядит он новее. Я напряженно смотрела на спокойного мужа, гадая, ради чего он привез меня сюда. Напомнить про то, что я так стремилась забыть? Рейфорд же будто не замечал моих взглядов: расседлал лошадей, пока я мрачно следила за ним взглядом, и, подхватив сумки, молча скрылся внутри. Уговаривать меня заходить, он явно не собирался. Мелькнула трусливая мысль, оседлать Урагана снова и уехать отсюда, но я ее отбросила. Раз я решила принимать его таким, какой он есть, быть может, стоило принять и себя? Поежившись на ветру, я зашла внутрь.
  В первое мгновение мне показалось, что я попала в совершенно другое место. Сейчас, домик напоминал что-то среднее между спальней и гостиной. У камина, весело потрескивающего дровами, были раскинуты шкуры, заменяющие ковер, рядом стояла софа, поблизости от которой примостился небольшой столик. Кровать заменили. Большая, добротная из темного дорого дерева, она манила прилечь и расслабиться, сбрасывая напряжения. Около небольшого окна втиснули еще один стол и стул. Теперь, при желании здесь можно было работать, пока солнце не скроется за горизонтом. Стенку, которая раньше соединяла небольшую кухню и комнату разобрали, чтобы увеличить пространство и там притаилась ширма, отделяющая закуток для уединения.
   - Снимай плащ, Ари, - Рейфорд неслышно подошел ко мне и провел руками по моим плечам, привлекая внимание.
  Я кивнула, все еще осматриваясь, а муж, поняв, что от меня ничего не добиться, вздохнул и умело расстегнул застежку, почти вытряхивая меня из слишком теплой для помещения вещи. Я благодарно ему улыбнулась, прошла вперед и села на софу, проведя по ней рукой. Хотелось убедиться, что мне не мерещится.
   - Зачем мы здесь? - я наблюдала за тем, как виконт вытаскивает из корзины вино, фрукты и сыр.
   - Я хотел побыть с тобой вдвоем. Без докучливых дел и слуг, снующих поблизости. Тем более, завтра я уезжаю по делам, - Рейфорд закончил и сел рядом со мной.
   - Ты сам, дорогой муж, предпочел провести эту зиму в Рейфорд-холле, - я знала, что не стоит спрашивать, куда он собрался ехать.
   - И ты, уже не первый раз мне про это напоминаешь, - Грэм улыбнулся и неожиданно продолжил. - Я не хочу, чтобы об этом месте у тебя были страшные воспоминания.
   - Место не имеет значения, Натаниэль, - я не отвела взгляда. - Пугают обычно люди.
  Рейфорд ничего не отвечая, снова направился к принесенным вещам, чтобы вернуться вместе с книгой. Он протянул ее мне, сел, откинулся на спинку дивана и поднял мои ноги себе на колени, ловко избавляя от обуви.
   - Что ты делаешь? - я поджала пальцы на ногах, когда он провел по стопе ладонью.
   - Изображаю добрую нестрашную собачку, - виконт обхватил мои колени руками.
   - Злой черный волк пытается быть собачкой, - я весело рассмеялась. - Грэм, я не боюсь тебя. Я боюсь того, что происходит между нами.
  Рейфорд кивнул, закрыл глаза и неожиданно продекламировал глубоким голосом стихотворение:
  Меж нами боль, безумство, власть.
  Что Вас пугает, сеньорита?
  Ужель мне на колени пасть,
  Стирая проклятую свиту?
  
  Кошмары, бездна, цепи, цель.
  Вы выбирайте пистолеты,
  Чтоб наша частая дуэль,
  Нам отдала судьбы ответы.
  
  Меж нами ревность, страх и страсть,
  Прохлада чувств ваших, миледи,
  И так уж выпала нам масть,
  Что не осталось больше меди.
  
  Ваши глаза полны тоски,
  Ее я разделяю с Вами,
  Но я тоскую по любви,
  Стирая между нами грани.
  
  Меж нами Вы - моя печаль,
  Мое проклятье и спасенье.
  И мне, увы, совсем не жаль,
  Что одержим я. Жизнь - сраженье.
  
  Рейфорд добрался до Стоунхенджа уже в сумерках, в чем стоило обвинять только себя. Сначала ему захотелось позавтракать вместе с Ариан, потом разобрать вместе с ней несколько писем. Ничего не поделаешь, виконт привык потакать всем своим желаниям, если они не противоречили его конечной цели. А добраться сюда, он мог и ночью, что нередко делал. Правда в этот раз, он планировал вернуться к вечеру, чтобы Ариан не беспокоилась о нем. Несмотря на то, что Ари не любила его, она волновалась, а Грэму совершенно не хотелось заставлять ее лишний раз нервничать. Рейфорд не мог отрицать того, что его это злило, причем до такой степени, что порой хотелось вбить в нее эти чувства, заклеймить ее сердце и душу. О, его волчица не торопилась делать ему такой подарок. Жаль. Хотя даже в этом Рейфорд научился находить своеобразное удовольствие, немного играя на ее чувстве вины перед ним, вынуждая полнее и быстрее принимать его самого, его суть, его одержимость. Да, Ариан сама не осознавала того, что каждый раз, когда принимала его заботу или любовь, в ее глазах появлялась вина. Что ж, Грэм всегда умел повернуть все себе на пользу, даже чувства.
  Виконт хмыкнул, отгоняя от себя картины своей прекрасной жены и рассмеялся. Скоро, совсем скоро, Ариан примет все, что он собирается ей дать, хотя и тогда, Рейфорд был уверен, она не покорится. Его супруга никогда не признает его власть над ней. Осталось вернуть ей то, что он потерял. Стремление быть с ним, тянуться к нему. Виконт использовал все свои возможности, в том числе те, которые не поддавались логическому объяснению, привязывая ее к себе крепче и крепче. Это сказывалось и на нем самом и на страхах Ариан, но Грэм не мог отказать себе в исполнении желаний. Никогда не умел.
  Виконт сбросил плащ и встряхнул головой, снова прогоняя такие приятные мысли. Сюда он прибыл по делу, а не придаваться неуместным воспоминаниям. Плащ упал на грязную землю, но Рейфорду было наплевать на вещь, он устроился на нем сверху, не обращая внимания на холод и сосредоточился, погружаясь в знакомую темную ауру этого места. Ему всегда больше всего нравился Стоунхендж. Было в нем что-то живое, дикое, безумное. То, что заставляло виконта быть начеку и балансировать на грани своих возможностей. Другие места по сравнению с этим казались ему пресными, мертвыми. Да, полными силы, которую можно использовать, но Рейфорду не хватало того чувства опасности, которое возникало при работе со Стоунхенджем. Грэм давно научился копить энергию, пополняя собственные резервы, но чтобы получить тот результат, к которому он в этот раз стремился, ему стоило настроить целенаправленный непрекращающийся поток. Уоррен явно уже подключил все свои возможности, чтобы ему помещать. Рейфорд оскалился, чувствуя, как за его спиной раскрывается тьма. Сила места поможет ему в намечающемся маленьком представлении.
  Почему-то остальные члены общества не жаловали Стоунхендж. Даже старый глава с опаской обходил это место, предпочитая как можно реже показываться тут. И ни один из них не ощущал в Стоунхендже жизни. Рейфорд же считал его бездной. А бездна, как и всякая женщина, любит правильное обращение. Ласку, нежность, немного власти. Виконт сжал руку в кулак, чтобы дать силе почувствовать, что сейчас он здесь хозяин, иначе она вполне могла его уничтожить, а Грэм планировал жить еще долго. Виконт задумался, погружаясь глубже, так чтобы в солнечном сплетении запульсировала точка и возникло чувство, будто его окутывает тьма. Теперь то, ради чего он пришел, а потом можно и поиграть с его подругой - бездной. Она отплатит ему взаимностью, за то, что он приходит и говорит с ней, играет, порой немного выпускает на волю, позволяя проникать себе внутрь. Похоже, за это Стоунхендж любил его преданной любовью хищника, вынуждая остальных лордов убираться отсюда подальше. Грэма это устраивало.
  Уоррен. Именно он сейчас царил в мыслях Рейфорда. Как же он ему надоел, как и многие из высшего света. Эти глупцы не понимали, что если они создадут нормальные условия для жизни и работы людей, их прибыль вырастет колоссально, уменьшится напряженность в стране. Рейфорду было в общем-то наплевать на человечество, но когда его беды мешали ему делать деньги, виконт начинал злиться. Доказать же Уоррену свою точку зрения не было никакой возможности, а встревать в политику Грэм категорически не желал. Он и без этого мог прекрасно жить, разве что стоило устранить некоторые трудности. Зачем же маркиз решил добраться до его супруги? Не будь этого, виконт не пошевелил бы и пальцем, оставив себе развлечение в виде кучки лордов, с детским упрямством пытающихся его в разное время убрать с места, убить, выжить, встать на свою сторону. Сейчас все стало иначе. Ариан принадлежала только ему и никто другой не смел вставать у него на пути.
  Жаль, Уоррена убрать при помощи силы не удастся. Слишком опытен и хитер. Наверняка уже сам выстроил неплохую комбинацию, где была роль и для его супруги. Что ж, Рейфорд планировал пойти ему на встречу. Только, собирался сделать это по своим правилам. И если все получится, Уоррен надолго замолчит. Грэм удовлетворенно улыбнулся, посылая силу в нужные направления и ласково поглаживая послушную тьму. Его бездну ждет неплохой обед. Виконт расслабился и рассмеялся, почти ощущая, как тьма облизнулась и захихикала, вторя ему.
  
  Глава XXIII.
   У меня появился новый друг.
  Из писем Ариан к Джонатану
  
  Май, 1818 год.
  Порой мне казалось, что сезоны не меняются. Меняются люди, мода, окружение, а все остальное неизменно: развлечения, сплетни, дела. Как будто когда-то давно всем раздали определённый сценарий для пьесы, а сейчас лишь перевешивают декорации. А сейчас складывалось впечатление, что кто-то переписывает реплики. Зачеркивает то, что должны были произнести герои этой непонятной игры и размазывает чернила невысохших строчек. Я подозревала, что этим человеком был мой муж, хотя внешне все осталось по-старому. Все также он сопровождал меня на вечера, балы и приемы, ни на мгновение, не выпуская из виду. Все также кружил меня в вальсе, заставляя забывать о том, что он для нас далеко не первый. Все также целовал меня ночью, привязывая к изголовью кровати. Все было так же, как и всегда, но другим.
  Рейфорд ворвался в столовую, раздраженно взмахнув рукой:
   - Прости, дорогая, я не составляю тебе компанию за ланчем. Мне срочно нужно отбыть по делу.
   - Это как-то связано с делами общества? - я отложила приборы.
   - Не так, как ты думаешь, - виконт все же сел и пригубил вина из моего бокала. - Марлоу прислал записку. Пишет, что требуется мое присутствие. Что-то случилось у него с Демоном, которого я ему продал прошлым летом.
   - Демон - сын твоего Дьявола, если я не ошибаюсь? Ты помнится даже одно время хотел оставить его для себя, но не стал возиться с нравов этого жеребца, - я слегка нахмурилась.
   - Верно, - Рейфорд допил мое вино и успокоился, а потом неожиданно предложил. - Поедешь со мной?
   - Конечно, - я тут же поднялась, чтобы отправиться переодеваться. - Верхом?
   - Да. Марлоу подождет, не торопись, Ариан, - виконт поднялся, провожая меня к выходу из комнаты.
  К городскому дому Марлоу мы прибыли спустя четверть часа. Виконт, видимо, дожидался нас, потому что лично вышел на встречу. Я пыталась угадать, какие эмоции испытывает сейчас этот молодой привлекательный человек, но он лишь обменялся с нами приветствиями и предложил следовать за ним. Что же все-таки произошло такого необычного, раз сын Уоррена столь явно обращается за помощью к Рейфорду. Мы обошли дом, чтобы выйти к большим конюшням. Марлоу считался одним из лучших наездников в Англии и потакал собственной славе, коллекционируя редких и быстрых лошадей. Лорд остановился перед входом, а потом отдал приказ слугам:
   - Выводите!
  Двое конюхов почти вытащили на свет дико вращающего глазами жеребца. Черный Демон, перебирал копытами и явно старался вырваться на волю.
   - Что с ним? - я окинула взглядом коня еще раз, отмечая на крупе следы от кнута.
   - Его невозможно объездить! - взъярился Марлоу, поворачиваясь к Рейфорду. - Вы специально продали мне эту бесполезную скотину, которая годна только для того, чтобы занимать место!
  Хм.. Значит за маской безразличия молодой лорд скрывал злость и теперь мое присутствие мешало ему развернуться в полной мере, чтобы высказать Грэму все свое недовольство. Он сжал в руке небольшой хлыст и продолжил уже более спокойным голосом, сдувшись от ледяного взгляда моего мужа:
   - Летом мне было не до новой лошади, поэтому я оставил ее на попечении своих слуг, чтобы они осадили злобный нрав этого отродья. Я решил, пусть ждет весны. Большой сезон - это именно то время, когда я смогу продемонстрировать свету свое новое приобретение. И как вы видите, я здесь, а не в Гайд-парке, - Марлоу снова нервно стиснул хлыст. - Это недоразумение едва не сбросило меня! Меня, Рейфорд! А когда я задумал проучить его, конь будто сошел с ума.
   - Может, вы разучились сидеть в седле, Марлоу? - Рейфорд ехидно улыбнулся.
   - Вы сами знаете, что это бред, Рейфорд, - лорд успокоился, высказавшись и даже усмехнулся издёвке.
   - Могу я попробовать подойти к нему? - Грэм задумчиво потер подбородок.
   - Попробуйте, - Марлоу скрестил руки на груди. - Сами убедитесь, что происходит. Конюхи его подержат.
  Рейфорд кивнул и сделал первый шаг к тяжело дышащему животному. Сначала я подумала, что муж покойно дойдет до коня, осмотрит его и сообщит всем присутствующим, что Марлоу болван, потому что Демон лишь перебирал копытами, да косился темным глазом на приближающегося мужа. Потом, в одно мгновение все изменилось, заставив меня испуганно вскрикнуть, а Марлоу почти оттащить меня за локоть от разворачивающегося действа. Демон всхрапнул, дернулся раз, другой, а затем вырвался из удерживающих его пут, поднявшись на дыбы. Копыта прошлись в опасной близости от головы подобравшегося уже достаточно близко Рейфорда, а изо рта у лошади пошла пена. Виконт грязно выругался и отпрыгнул, уходя из-под нового удара. Демон, будто чуя в Рейфорде угрозу снова забился, пытаясь попасть по нему копытом, когда раздался свист кнута, опустившегося на спину взбесившегося животного. Демон обиженно заржал, еще больше пуская пену, и попятился к конюшне, где его снова исхитрились поймать конюхи. Рейфорд снова выругался и подошел к нам:
   - Полагаете, он болен? - Грэм внимательно оглядел меня, будто опасаясь, что лошадь могла меня задеть.
   - Мои люди утверждают, что здоров, хотя и им с трудом удалось его осмотреть, - Марлоу пожал плечами. - Я думал, вы мне поясните, в чем дело.
   - Похоже на то, что он сошел с ума, - Рейфорд с сожалением встряхнул головой. - Я верну вам деньги. Лошадь придется застрелить. Она больше ни на что не годится.
  Я знала то, что сейчас произойдет. Марлоу кивнет и прикажет принести оружие, а Грэм лично позаботится о том, чтобы конь больше никогда не вздохнул. Как-то раз я наблюдала похожую картину, когда одна из наших лошадей повредила спину при падении. Рейфорд не рассуждал в такие моменты, он только действовал. Я снова посмотрела на беседующих мужчин, обговаривающих еще какие-то мелкие дела, и сделала шаг в сторону Демона. У меня была догадка, что произошло с конем, и я намеревалась ее проверить. Мне жаль было это гордое, непокорное животное, которое боялось людей. Я могла его понять. Люди - самые страшные создания Бога.
   - Ариан! - Рейфорд слишком поздно заметил то, что я направилась к Демону. - Немедленно вернись!
  Он сделал шаг за мной и конь тут же заволновался в своих путах, вынуждая Грэма остановится. Я обернулась и посмотрела мужу в глаза, уверяя взглядом, что знаю, что делаю и, прося мне довериться. Вслух же спросила:
   - Если я успокою его, отдадите лошадь мне?
  Я видела, как усилием воли Рейфорд удержал себя на месте:
   - Если ты успокоишь его, я подумаю над тем, чтобы оставить ему жизнь.
   - Хмм... - я потерла подбородок, повторяя жест мужа. - Плохая сделка, милорд. Если я оседлаю его, он - мой. Как вам такие условия?
   - Если вы проедете на нем хотя бы возле конюшни, я точно сохраню ему жизнь, - Грэм напряженно наблюдал за мной, готовый сорваться с места в любое мгновение.
   - Хорошо. Лорд Марлоу, побудите нашим свидетелем? - я повернулась ко второму виконту.
   - Как вам будет угодно, леди Рейфорд, - лорд явно не понимал всей подоплеки происходящего.
   - Отлично, - я улыбнулась лордам, а затем повернулась к конюхам. - Принесите дамское седло.
  Марлоу жестом подтвердил приказание и один из слуг отправился внутрь конюшни. Я же вновь сосредоточилась на Демоне, делая еще один шаг по направлению к нему. Конь слегка заволновался и нервно покосился на меня, но пока не дергался и не пытался встать на дыбы. Я подобралась к нему еще ближе и вытянула вперед рука, слегка вращая кистью, рассеивая внимание лошади, и заговорила с ним:
   - Хороший, мальчик. Ты ведь хочешь, чтобы я тебя погладила, - я старалась говорить как можно мягче, не замечая, что немного подражаю Рейфорду, когда он вкрадчиво уговаривает меня. - Позволь мне дотронуться до тебя, Демон. Ты такой красивый. Мне так хочется провести рукой по твоей гриве. Я буду беречь тебя. Никто больше не причинит тебе боли.
  Я сделала еще один плавный шаг вперед и дотронулась до бархатного носа тяжелодышащей лошади, а затем медленно провела второй ладонью по холке, пропуская гриву сквозь пальцы. Продолжая поглаживать Демона, я обернулась к лордам, чтобы пронаблюдать странную картину. Они оба почему-то следили за моими руками, которые касались жеребца ласкающими движениями. Рейфорд очнулся первым, переведя свой взгляд на мое лицо и усмехнулся:
   - Браво, миледи. Вы сделали первый шаг. Полагаю, этого достаточно, я сохраню ему жизнь.
   - Нет. Лорд Марлоу, вы свидетельствовали, что я проеду на Демоне перед конюшней, и я намереваюсь выполнить свою часть сделки, - я жестом приказала конюху приблизиться вместе с седлом, не прекращая поглаживать коня.
   - Да, это так, леди Рейфорд, - Марлоу сглотнул и странно посмотрел на Рейфорда, который зло сощурился.
  Демон позволил себя оседлать, пока я отвлекала его внимание на себя, и теперь мне оставалось самое сложное - удержаться в седле. Я не испытывала иллюзий, понимая, что усидеть будет довольно сложно, но я должна была попытаться. А с Рейфордом проще было соблюдать первоначальные условия, чтобы он впоследствии не воспользовался этим промахом. Почему-то я думала, что жизнь Демона стоит того, чтобы за нее побороться. Коня освободили от пут, и все присутствующие сделали несколько шагов назад, освобождая мне место. Я подвела лошадь к подножке, мягко потянув ее за уздечку, и отпустила ее. Главное, чтобы Демон сейчас не дернулся, а то я совершу одно из самых унизительных падений в своей жизни. Конь, будто ощущая значимость происходящего, стоял спокойно, пока я залезала в седло и устраивалась поудобнее. Только один раз он всхрапнул и немного дернулся, но в тот момент, я уже успела схватиться за уздечку и направить его вперед. Я чувствовала, как от напряжения сводит пальцы на руках, но сделала небольшой круг перед вынужденными зрителями и спешилась тем же способом.
   - Полагаю, теперь мы можем удалиться домой? - я вздернула бровь, глядя на мужа.
   - Полагаю, что так, - Рейфорд повернулся к Марлоу. - Я выпишу вам чек, через пару дней в клубе.
   - Согласен, - виконт явно не был доволен тем, что лишился лошади. - Вы ведь посетите завтрашний бал в доме моего отца?
   - Конечно, - Грэм кивнул. - Маркиз всегда устраивает вечера только для избранных. Приятно было повидать вас, Марлоу. Вынужден откланяться.
   - Всего доброго, милорд, - я попрощалась с виконтом издалека, не решаясь подводить Демона к ним.
  Рейфорд вновь оглядел меня и коня, которого я опять поглаживала, и бросил, направляясь к нашим лошадям:
   - Ваше поведение, Ариан, мы обсудим дома.
  
  
  Глава XXIV.
   Не играй с моими чувствами, я умею делать также.
  Из писем Ариан к Рейфорду
  
  Май, 1818 год.
  Маркиз Уоррен устраивал балы редко. Многие полагали, что это от того, что он давно вдовец. Хозяйкой же его вечеров выступала кузина покойной жены лорда, которая осталась на его попечении. Это создавало маркизу образ добропорядочного джентльмена, который не бросил родственницу в беде. Леди Кейтлин Лей жизнь не баловала. Овдовев, она осталась на мизерном содержании, выделенном ей сыном покойного супруга, и ее приютила кузина - тогда уже леди Уоррен. Долгое время леди Лей была компаньонкой маркизы, ее советчицей и подругой. Именно она взяла бразды правления хозяйством, когда ее кузина умерла, сумев стать полезной ее мужу и сыну. Эта женщина не отличалась особой красотой или умом, но Уоррен никогда этого и не искал. Ему нужна была та, что станет ширмой для его приемов, отвлечет жен его гостей от происходящего и будет ему обязана, чтобы исполнять его приказы беспрекословно. Леди Лей устраивало такое положение вещей.
  Сейчас мы с Рейфордом как раз направлялись к хозяевам вечера, чтобы поприветствовать их и выказать свое почтение. Виконт все еще был недоволен вчерашним происшествием с Демоном, поэтому едва кивал своим знакомым. Он рассекал толпу, вынуждая прибывших расступаться перед ним и едва ли не волок меня за собой, сильно сжимая руку, хотя со стороны мы выглядели так, будто мы чинно движемся. Рейфорд, несмотря на свое обещание обсудить мое поведение, не стал устраивать скандал и что-либо говорить, но его недовольство и злость прорывались повсеместно, особенно когда мы стали обсуждать предстоящий бал и возможные варианты провокаций. Мне же оставалось смиренно соглашаться, памятуя о том, что лошадь снова едва не размозжила мужу голову, когда он попытался к ней подойти уже у нас дома.
  Мы поприветствовали хозяев дома, рядом с которыми находился и сын Уоррена, которые не преминул поинтересоваться, как поживает Демон. Я почти услышала, как Рейфорд скрипнул зубами, но вежливо ответил, что все прекрасно. Марлоу казался удовлетворённым подобным пояснением и пригласил меня на танец, с чем я тут же согласилась. Сейчас находиться рядом с Грэмом было подобно тому, чтобы сидеть на пороховой бочке, и я предпочла удалиться под благовидным предлогом. Избавиться от Марлоу представлялось мне намного более простым.
  Виконт остался подле меня и после танца, чему, впрочем, я не возражала. Рейфорд наверняка направился снова решать свои дела, разве что было странным впервые за долгое время не ощущать его тяжелый взгляд спиной. Марлоу же развлекал меня забавными историями и буквально источал свое обаяние, что также не вызывало у меня отторжения, пока держалось в рамках приличий. Сейчас он напоминал мне Ричарда, который порой добравшись до благодарного слушателя, не мог остановить свой рассказ. Хотя в этом случае я подозревала, что Марлоу намеренно задерживает мое внимание на себе.
  Я не ошиблась. Спустя какое-то время, когда поток гостей окончательно иссяк, из толпы почти вынырнул сам хозяин дома - маркиз Уоррен. Найджел Персиваль Картер был худощавым мужчиной среднего роста с пепельными волосами и лицом, которое неизменно носило маску светского радушия, подкрепленного аристократическим высокомерием. Возраст пощадил маркиза. Он не потерял ни плавности движений присущей молодым, ни остроты ума. Скорее он напоминал старую, умудренную змею. Жаль только, маркиз не знал, что со змеями очень любит играть дьявол.
   - Как вам вечер, леди Рейфорд? - Уоррен предложил мне руку, предлагая пройтись.
   - Великолепно, милорд, - я даже не удивилась, заметив, что Марлоу тут же исчез. - Я не сомневалась, что все будет безупречно. Полагаю, это заслуга не только леди Кейтлин, но и ваша.
   - О, не будем уменьшать вклад моей дорогой кузины, - Уоррен слегка улыбнулся. - Вы ведь понимаете, что собравшееся здесь общество не случайно?
   - Конечно, - я тоже позволила себе улыбку, не подавая вида, что в данный момент меня напрягает отсутствие супруга поблизости. Где носит Рейфорда, когда он так нужен?!
   - Все эти люди наши добрые друзья и партнеры, которые приносят пользу, - маркиз счел нужным пояснить.
   - А также из жены, дети и те, кто потенциально, может быть, полезен, - я продолжила перечисление.
   - Вы правы, миледи, - Уоррен еще шире улыбнулся, кивая кому-то в толпе. - Как вы понимаете, все мы заинтересованы в том, чтобы приносить пользу обществу.
  Я не стала претворяться, что не понимаю, о каком обществе идет речь:
   - И снова соглашусь.
   - Очаровательно беседовать с таким понимающим собеседником, - маркиз чуть пожал мою руку. - Надеюсь, вы отнесетесь с пониманием и к моему вопросу - так какую пользу вы можете нам принести, леди Рейфорд? Ваш супруг добился для вас определенных прав, но так и не пояснил вашу дальнейшую роль.
   - И я подтвердила эти права, - я сочла нужным отметить этот факт, делая паузу.
  Сейчас я готова была придушить Рейфорда собственными руками. Он так и не ответил мне на этот самый вопрос - чего ради втянул меня во все эти игры. Как я сама подозревала лишь для того, чтобы я лучше понимала его самого, то, как он живет. А теперь мне нужно было придумать правдоподобный ответ, хотя был шанс выкрутиться, используя то же самое, что когда-то говорил мне муж.
   - Полагаю, я буду оказывать посильную помощь в делах своему супругу, - я заговорила до того, как Уоррен повторил свой вопрос.
   - Считаете, финансы - это сфера интересов для женщины? - маркиз немного повернулся ко мне.
   - Интересы моего мужа распространяются не только на финансы, - я улыбнулась уголками губ. - Он довольно разносторонней человек и как-то обмолвился, что ему не хватает помощницы для некоторых деликатных дел. Думаю, я справлюсь с тем, что он может мне предложить. Не стоит же заострять внимание, что многие любопытные новости можно узнать лишь в женских гостиных.
   - Вы правы, миледи, - теперь Уоррен согласился со мной. - Но как нам быть, когда в вас нуждается общество, а не только муж.
   - Боюсь, я буду вынуждена интересоваться его позицией по таким вопросам. Если Рейфорд согласится, я буду рада оказать любое содействие и использовать все доступное мне влияние ради дела, - я собиралась оставить Грэма разбираться в этом аспекте.
   - А что же делать, если он станет возражать? - маркиз остановился, и я поняла, что он собирался мне продемонстрировать.
   - Думаю, мы прямо сейчас у него и поинтересуемся? - я улыбнулась еще шире и кивком головы указала на своего супруга мило беседующего с баронессой Лесли.
  Уоррен явно ожидал какой-то другой реакции. Быть может, того, что я побледнею, разозлюсь, устрою публичный скандал или выкажу неудовольствие. А, может, рассчитывал на то, что увидев подобное, я соглашусь действовать заодно с ним. Увы, его ожидания не оправдались. Случилось подобное несколько лет назад, когда я пылала чувствами к мужу, я, конечно бы не сдержалась. Но сейчас во мне почти ничего не дрогнуло, разве что злость поднялась из глубины души. Пока я пыталась найти ответы на те вопросы, которые и у меня вызывали недоумение, Рейфорд преспокойно любезничал со старой любовницей и даже не заметил того, что мы с маркизом приблизились. Его внимание было полностью посвящено непонятно откуда возникшей леди Лесли, которая увлеченно что-то говорила ему своими полными алыми губами.
   - Посмотрите, какая пара, миледи, - Уоррен явно не собирался отступать от намеченного плана. - Они столь прекрасно всегда справлялись со всеми делами, а баронесса умело сдерживала порывы некоторые излишние порывы вашего супруга. Не опасаетесь, что леди Лесли вновь займет то место в нашем обществе, которое давно за ней закреплено. Ведь Рейфорд уже давно привык с ней работать, и они понимают друг друга с полувзгляда.
   - Нет, не боюсь, - я ядовито улыбнулась.
   - Отчего же? - маркиз с уже явным интересом смотрел на меня, видимо, предполагая, что я блефую.
   - Я лучше, - мой подбородок занял привычное вздернутое положение. - Все просто.
   - Вы так в этом уверены? - лицо Уоррена немного потеряло свою невозмутимость.
   - Не верите? - теперь я откровенно потешалась, готовясь сыграть на той самой одержимости мужа, а то, как он потом будет все это объяснять, меня не волновало. - Смотрите.
  Я легко оставила своего сопровождающего и сделала ровно один шаг вперед, так, чтобы оказаться за спиной у баронессы, лицом к мужу. Он что-то сказал леди Лесли и по старой привычке скользнул взглядом по толпе, естественно, натыкаясь прямо на меня. Я молча вздернула бровь, потом едва повела головой в сторону маркиза. Рейфорд скосил глаза, не прерывая разговора, и чуть опустил подбородок, показывая, что увидел Уоррена. Я же вновь сделала шаг назад, почти возвращаясь на то место, где стояла ранее, поворачиваясь спиной к мужу и уже ощущая, как его рука скользнула по моей спине.
   - Уоррен, - Рейфорд невозмутимо улыбался, - как мило с вашей стороны позаботится о моей супруге. Сейчас объявят вальс, а еще не танцевал со своей женой. Думаю, вы нас извините.
  Маркизу ничего не оставалось, как кивнуть, а Грэм повел меня туда, где уже строились танцующие.
   - Что это было, Ариан? - он задал свой вопрос, едва зазвучали первые аккорды музыки.
   - Маркиз считал, что лишь с леди Лесли у тебя полное взаимопонимание, - я послушно следовала за ним в вальсе. - Пришлось его немного разочаровать. Кстати, что делает здесь эта женщина? Я не слышала, чтобы она возвращалась?
   - Полагаю потому, что это первый вечер, который она посетила, - своими словами виконт лишь подтвердил мои подозрения.
   - Значит, ты знал, - я недовольно скривила губы.
   - Ревнуешь, моя прелесть? - довольно усмехнулся муж.
   - Отнюдь, - я холодно на него взглянула. - Ты всего лишь бросил меня на съедение Уоррену, не предоставив почти никакой информации. А маркиз очень интересовался, какую пользу я могу принести обществу?
   - И что же ты ему ответила? - виконт немного напрягся.
   - Повторила ту же чушь, которую ты говорил мне. Маркиз не порадовался моему ответу. Он указал на то, что вы с леди Лесли такая прекрасная пара и уже столь давно и плодотворно работаете вместе, что сложно будет соответствовать. Полагаю, он намекал на то, что мне стоит выбрать другое поприще для применения своих способностей.
   - Леди Лесли не собирается задерживаться в Лондоне, - Рейфорд задумался. - Она снова открыла для себя Европу.
   - Да? И она показалась ей столь новой, что леди столь откровенно себя вела? - меня раздражало упорное нежелание мужа признать очевидное.
   - Мы старые друзья, Ариан. И наши ссоры давно в прошлом, - раздраженно заметил Грэм.
   - Я заметила. Так может тебе стоит вновь присмотреться к баронессе? Ведь вы всегда понимали друг друга с полувзгляда, как утверждает Уоррен.
  Окончание моей фразы очень удачно совпало с окончанием вальса и, склоняясь в положенном реверансе, я уже знала, что мне стоит предпринять. Мне не нравилось, когда мной играли. Не нравилось, когда я не могла дать внятного ответа. И мне категорически не нравилась баронесса Лесли.
  С леди Иможден я удачно столкнулась в дамской комнате, которую посетила для того, чтобы освежиться. Она поправляла перед зеркалом сои светлые волосы и вполне дружелюбно меня поприветствовала. Я не стала строить словестные обороты, а прямо поинтересовалась:
   - Помнится, вы говорили, что не любите леди Лесли?
  Блондинка сузила глаза, но ответила столь же прямо:
   - Да. И готова подтвердить это вам, если понадобится.
   - Мне нужна вся возможная информация о тех делах, которыми она занималась в обществе. Ее союзники, противники. Ту роль, которую баронесса играла. Я хочу знать как можно больше и как можно скорее, - я смотрела на нее в зеркале.
   - Больше всего об этом знает ваш муж, леди Рейфорд, - леди Ховард не отвела взгляд.
   - И он промолчит, - мне нужно было получить ее согласие.
   - Думаю, в моих силах вам помочь, - Имоджен кивнула, соглашаясь. - Но я хочу кое-что взамен.
   - Что именно? - я не сомневалась, что она захотела заключить сделку.
   - Протекция, - неожиданно леди взволнованно повернулась.
   - Протекция? - я удивленно приподняла бровь. - Чем вам поможет моя протекция? Я не столь значительный человек.
   - Я уже не молода, - графиня немного склонила голову. - Мне тридцать два года, а у меня нет никого. Ни мужа, ни детей. Я была глупа, когда полагала, что вдовство сделает меня счастливой, ввязалась в авантюру с этим обществом. Вы ведь понимаете, что отсюда нельзя так просто уйти. А за меня некому заступиться и теперь вся верхушка помыкает мной так, как того желает. Я хочу освободиться.
   - Вы не казались мне недовольной жизнью, - отметила я.
   - Не более, чем игра, миледи. Эвелин еще не понимает куда вляпалась. Эта дурочка считает, что у нее еще все впереди. Она не понимает, что наша репутация уже не позволяет нам выбрать правильного мужа. Любовника - любого, но не мужа. Но только муж может защитить свою жену, - Имоджен горько скривилась.
   - Так что вам мешает уехать и выйти замуж там? - я недоумевала. - Никто не станет вас преследовать. А провинция не так плоха.
   - Для вас, возможно, - леди Ховард подняла руку, обрывая возражения, - но не для меня. Я люблю высший свет, балы, развлечения. И я не хочу отказываться от привычного образа жизни, поэтому меня нужна протекция. Мне нужна помощь тех леди, которые окажут мне покровительство. Вы можете договориться за меня. Сейчас вы популярны, с вами хотят свести знакомства все высокопоставленные леди, потому что считают, что вы обладаете каким-то секретом привлекательности. Я готова вам помочь с леди Лесли, но взамен я хочу, чтобы меня стали воспринимать по-другому. Мужа я найду себе сама.
  Я задумалась на несколько минут. По большому счету мне это ничего не будет стоить. Особенно если уговорить помочь вдовствующую графиню Холланд. Эта старая карга все еще здравствовала и все также могла, как уничтожить репутацию одним словом, так и посодействовать ее восстановлению. Кроме того, можно обронить несколько верных фраз некоторым леди и они сами начнут приглашать Имоджен в свое общество, а там она справится. Неженатых лордов у нас было более, чем достаточно.
   - Хорошо. Но я хочу получить всю информацию к концу мая, - я кивнула своим мыслям и закончила. - Вы ведь понимаете, что если вы меня подведете, я не оставлю от вашей репутации даже того подобия приличий, которое есть сейчас.
   - Да, леди Рейфорд, - графиня склонила голову, полностью беря себя в руки.
   - Прекрасно, - я в последний раз провела пальцами по ткани платья, расправляя несуществующие складки, и покинула дамскую комнату вслед за Имоджен.
  Пора было брать дела в свои руки. А если Рейфорд не желал моего вмешательства, ему бы стоило подумать прежде, чем втягивать меня в свои игры. Пришло время показать, что и я могу действовать. Быть может, стоит профинансировать противоположный интересам мужа проект?
  
  
  
  
  
  
  
  Глава XXV.
   Заключая пари, помни, что стоит тщательно оговаривать правила.
  Из писем Рейфорда к Джонатану
  
  Май, 1818 год.
  Рейфорд вошел в здание одного из элитных мужских клубов Лондона вскоре после ленча. Сегодня он планировал здесь задержаться. Ему хотелось спокойствия и дорогой выпивки. Можно было бы остаться дома, но это означало начало нового конфликта с женой. Ариан не собиралась спускать ему ни появление леди Лесли, ни того, что ей пришлось общаться с Уорреном в одиночестве. Рейфорд же предпочел умолчать, что почти все из этого сам же и подстроил. Ему нужно было увидеть реакцию жены на свою бывшую любовницу, и нужно было усыпить бдительность маркиза. Хотя Беатрис виконт, действительно, был рад видеть. Он с удовольствием бы обсудил с ней новые уголки Европы, в которых ей удалость побывать. Поинтересовался бы тем, в какой стране она теперь живет, хотя предполагал, что это Италия.
  Но Ари вряд ли сочла бы эти причины достаточно убедительными. Она все-таки ревновала, хотя, похоже, сама так не считала, списывая свою злость на то, что он ее бросил. Грэм даже подумал, не стоит ли еще немного разжечь этот костер, но вовремя остановил себя. Ему не хотелось вредить леди Лесли, а разъяренная Ари - неплохое средство для выживания неугодных личностей.
  Рейфорд хмыкнул. Он пребывал в странном состоянии по отношению к собственной жене. Его все еще безмерно раздражал ее поступок с этой проклятой лошадью, когда она сунулась почти под копыта. И как будто ей показалось этого мало, влезла в седло, хотя он и предложил ей выход из положения. С другой стороны, Грэм был доволен тем, что его небольшая провокация удалась. На новый виток раздражения его вывело то, что Ариан явно планировала какую-то гадость. Но вот какую, Рейфорд пока не мог разгадать, хотя подозревал, что она как-то связана с леди Ховард. Он видел, как женщина одна за другой покинули дамскую комнату. Можно было бы попробовать надавить на графиню, но так терялся весь интерес, который также его сжигал. Рейфорд полагал, что Ари планирует показать свои острые зубки и не хотел своим вмешательством ей помешать. От подобных противоречий у него неожиданно заболела голова, и виконт предпочел удалиться из дома, завидев на пороге финансового консультанта своей супруги. Только этого изворотливого и вертлявого лиса ему не хватало. Рейфорд знал, что задержись он еще на часок, головная боль усилится, раздражение возьмет верх, а Ариан придется смириться с новым срывом. Усилием воли виконт остановил себя, чтобы не развернуться и не поехать домой. Его жена не была готова принять его полностью. Пока.
  Первым кого Грэм увидел в клубе, был Ройс Голдман барон Белвойр. Виконт саркастически усмехнулся, оглядывая золотоволосую голову своего бывшего соперника и убедился, что нашел на ком сорвать свою злость. Барон сидел один. Что ж, он ведь не станет возражать, если ему составит компанию старый приятель?
   - Приятно видеть вас в добром здравии, Белвойр, - виконт, не спрашивая разрешения, устроился на соседнем стуле и потребовал. - Виски!
   - Не буду утверждать, что это взаимно, Рейфорд, - барон слегка скривился. - У вас ко мне дело?
   - А разве я не могу с вами просто побеседовать? - виконт принял принесенный бокал.
   - Вы? Не смешите меня, Рейфорд. Вы ничего не делаете просто так. Порой мне кажется, что и дышите вы с умыслом, - Белвойр даже искренне улыбнулся, будто хорошей шутке.
   - Слышал, Уоррен вам больше столь сильно не благоволит, - Грэм сделал глоток обжигающего напитка и покатал его на языке.
   - Он не был доволен моим скорым отъездом и завершением нашей дуэли, - глаза барона сузились.
   - Следовало ожидать. Но полагаю, вы не пожалели. Учитывая, что скоро у вас появится наследник, - отметил Рейфорд. - Быть может, ваш образ мыслей поменялся на противоположный?
   - Если вы намекаете на то, не желаю ли я сыграть на вашей стороне, мой ответ - нет, - Ройс задумчиво посмотрел в свой бокал с бренди.
   - Отчего же? - Рейфорд жестом потребовал повторить свою выпивку.
   - Я занимаю нейтральную позицию, милорд. И именно это ярит Уоррена больше всего. Мне кажется, он куда проще бы воспринял, начни я разделять вашу точку зрения. Но я отказываюсь. В моей жизни сейчас все отлично: прекрасная, любящая супруга, которая в скором времени подарит мне сына, высокий доход
   - И страстная любовница, которую вы навещаете по ночам, - усмехнулся виконт.
   - И любовница, - не стал отрицать барон. - Не все женщины обладают чем-то столь притягательным, как леди Рейфорд. Вы правы, присмотревшись в ней, есть что-то отличающее ее от других.
   - Провоцируете меня, Белвойр? - лениво поинтересовался Грэм.
   - Плачу вам той же монетой, Рейфорд, - ответил барон.
   - Самодовольство у вас значительно уменьшилось, - прокомментировал виконт.
   - Вы умеете убеждать, милорд. А с человеком, который может поменять направление движения пули, я не стану связываться, - прямо посмотрел на собеседника барон.
  Рейфорд вопросительно вздернул бровь, а Ройс хохотнул и закончил:
   - Хотите, чтобы я все вам сказал? Хорошо. Когда я еще лежал в постели, оправляясь от ранения, я все прокручивал в голове нашу дуэль. Шаг за шагом, жест за жестом. Я знал, что ваши особые способности, - Белвойр выделил голосом эту фразу, - превосходят рядовые, но никогда не предполагал, что настолько. Я очень хорошо стреляю, милорд. Я не мог промахнуться. Разве что пистолет бы дал осечку, но пуля даже не задела вас, она ушла будто бы в пустоту. Потом, я вспомнил, что в тот момент, когда нажимал курок, мне казалось, что я стреляю не в вас, мне казалось, что я целюсь в бездну.
   - Тогда почему вы не хотите выступить на моей стороне? - спросил Рейфорд.
   - Мне все равно на вашу с Уорреном грызню, - отрезал барон. - Победит Уоррен, и я буду рад напомнить ему все те услуги, которые я оказал обществу, выиграете вы, и вам до меня не будет ни малейшего дела, Рейфорд. Я вам более не мешаю.
   - Верно мыслите.
  Рейфорд хотел было продолжить разговор, но его прервало появление нового действующего лица. К ним подошел виконт Марлоу.
   - Ройс, рад вас видеть, - он занял последний свободный стул. - Отчего вы вчера не посетили прием у маркиза? Отец был разочарован вашим отсутствием.
   - Моя супруга плохо себя чувствовала, - развел руками Белвойр. - Не мог же я бросить ее в одиночестве. Передайте маркизу мои извинения.
   - Вот как? - Марлоу немного удивился. - Я полагал, вы нанесете отцу визит. Он будет рад обсудить с вами дела.
   - Боюсь, до конца недели не смогу, о чем искренне сожалею. Обязательно навещу маркиза, нам стоит подтвердить некоторые договорённости, - Белвойр с мнимым сожалением пожал плечами.
   - Хорошо. Я поставлю в известность отца, - Марлоу немного расслабился, видимо, понимая, что барон случайно оказался за одним столом с Рейфордом.
   - Ах, да, - Грэм сделал вид, будто бы только что об этом вспомнил. - Я должен выписать вам чек, Марлоу. За Демона.
   - Верно, - лорд кивнул и отдал приказ слуге. - Принесите перо и чернильницу!
   - За Демона? - недоуменно поинтересовался Белвойр.
   - Это лошадь, которую прошлым летом у меня приобрел Марлоу, - пояснил Ройсу Рейфорд.
   - Зачем же вы возвращаете великолепного коня? - изумился барон. - Я сам долгое время уговаривал виконта продать мне коня и сейчас очень доволен приобретением.
   - Он взбесился, - скривился Марлоу, наблюдая за тем, как Грэм выписывает чек.
   - Моя супруга так не считает, - ответил Рейфорд, передавая чек Марлоу.
   - Вы меня запутали, - нахмурился Белвойр. - Причем тут леди Рейфорд?
   - Демон сбросил Марлоу и никого к себе не подпускал, - начал пояснять Грэм. - Пена изо рта, тяжелое дыхание, все признаки безумия, как вы понимаете. Я приехал осмотреть его и взял свою жену с собой. Мы с виконтом приняли решение, что коня стоит застрелить, а леди Рейфорд с нами не согласилась. Ей удалось усмирить коня, и теперь моя супруга требует, чтобы я отдал его ей.
   - В таком случае, подарите коня жене, Рейфорд, - рассмеялся Белвойр.
   - Пока я только обещал, что оставлю ему жизнь. Злобный нрав этой скотины никуда не делся, - отрезал Грэм. - Мне, кстати, не стоило бы возвращать вам деньги, Марлоу.
   - Почему? - удивился виконт.
   - Ариан выяснила, что Демон шарахается и пытается затоптать почти всех мужчин, кроме тех, которые за ним ухаживают и как огня боится кнута и хлыста. Вы получили все эти проблемы лишь потому, что ваши слуги и вы нещадно били его, - охотно ответил Рейфорд.
   - Мы часто применяем кнут для слишком норовистых лошадей. Но это животное не поддавалось никакому контролю, - вздохнул лорд. - Кстати, как леди Рейфорд оценила вчерашний прием?
   - Прекрасно, - Грэм обрадовался, наконец, подбираясь к осуществлению своего плана. - А что вас так волнует мнение моей супруги?
   - Конечно, - Марлоу, не ожидая подвоха, вошел прямо в ловушку. - У леди Рейфорд великолепный вкус. Нельзя упустить мнение столь интригующей женщины. Кроме того, она впервые посетила подобное мероприятие в качестве одной из нас.
   - И именно потому, что она вас столь интригует, вы в последнее время около нее вьетесь, Марлоу? - Рейфорд отставил бокал и пристально посмотрел на виконта.
   - Я всего лишь оказываю ей ненавязчивое внимание, - разозлился Бенджамин.
   - Мне привести примеры? - вкрадчиво поинтересовался Рейфорд.
  Марлоу сглотнул и твердо покачал головой:
   - Если вы добиваетесь того, чтобы я дрался с вами на дуэли, я вас разочарую. Я не самоубийца, Рейфорд. А мой отец не переживет потери единственного сына.
   - О, дуэль - так прозаично, - ответил Рейфорд, убедившись, что Белвойр не собирается вмешиваться в их разговор, предпочитая наблюдать. - Я предлагаю вам пари. Скачки, если вам угодно.
   - Скачки? - глаза Марлоу вспыхнули. - А ставка?
   - Жизнь, - Рейфорд усмехнулся, наблюдая, как бледнеет лорд, но вкрадчиво продолжил - Докажите, что вы все тот же потрясающий наездник, а то даже моя супруга утверждает, что она может справиться с вашей лошадью. И не стоит так нервничать, Марлоу. Жизнь - это всего лишь метафора. Скрепим договор силой и все. Выиграете вы, и я стану исполнять то, что вы пожелаете. Всю жизнь. Представьте, как обрадуется ваш отец, что именно вы одержали столь знаменательную победу. Я больше не буду вам мешать, а Ариан, уверен, восхитится вашим умением. Так что вы согласны?
  Голос Рейфорда почти гипнотизировал Марлоу, обволакивая его. Грэм знал, на что нужно надавить. Азарт, тщеславие, восхищение женщины, желание выслужиться перед отцом. Он не сомневался, что Марлоу согласится.
   - Хорошо, - резко кивнул головой Бенджамин и протянул руку для закрепления пари.
   - Выступите свидетелем, Белвойр, - Рейфорд кивнул на их сцепленные руки.
   - Безусловно, - барон разбил рукопожатие, скрывая за веками то, о чем он думал.
  Вскоре после этого взбудораженный Марлоу поспешил откланяться, оставив бывших противников наедине. Глупый мальчишка! Рейфорд в любом случае победит. Печать силы, что связывала его словом, была для Грэма игрушкой. Слишком мал потенциал у Марлоу, чтобы с ним соперничать. Рейфорд тряхнув рукой, легко сбросил себя остатки чужой воли и довольно улыбнулся. Даже если все пойдет не так, как он задумал, Грэм всего лишь пристрелит мальчишку, уверенного в том, что Рейфорд станет для него неопасным. К тому же, можно ведь не делать это самому.
   - Вы ведь просто надули его, милорд? - негромко спросил Ройс.
   - Конечно, - согласился Рейфорд, чувствуя, как улегшееся раздражение вновь поднимает голову. - Вы не знаете, где я могу сбросить излишнюю злость, Белвойр?
   - Боксерский ринг вас устроит? - тут же откликнулся барон.
   - Вполне, - подумав, кивнул Грэм. - Если вы предоставите мне достойного соперника.
   - Моя персона подойдет? - усмехнулся Белвойр. - Мне самому давно не попадался достойный оппонент.
   - Тогда чего мы ждем? - риторически спросил Рейфорд, улыбнувшись, а потом достаточно серьезно сказал. - Обязательно посетите летом Рейфорд-холл. Будут скачки.
  
  
  Глава XXVI.
   Я встану между. Даже если бездна будет скалиться
  Из писем Ариан к Рейфорду
  
  Июль, 1818 год
  Рейфорд ожидал прибытия гостей со дня на день, вспоминая в каком бешенстве был Уоррен, когда узнал про заключение пари. Маркиз ярился несколько часов, а потом неожиданно успокоился, будто бы решил, что все складывается как нельзя лучше. Слишком заманчив, оказался возможный выигрыш. Что ж, Рейфорд опять мог себя поздравить с тем, что все верно рассчитал. Его душу грело и то, что сезон в целом у Уоррена не заладился. Надежды на то, что удастся подобраться к Ариан, не оправдались, леди Лесли отбыла обратно в Европу еще в начале июля, отказавшись меня свою устроенную жизнь снова, Белвойр практически устранился из игры вместе со своими капиталами, а собственный наследник заключил опасное пари. Было от чего расстроиться. Виконту оставался всего шаг, чтобы полностью вывести Уоррена из игры. Слишком сильно маркиз дорожил единственным сыном, а Рейфорду давно хотелось посмотреть, что будет, если потерять самого дорого человека. Естественно, на себе виконт не собирался этого проверять.
  Рейфорд давно уже продумал путь для скачек. Не зря же долгое время наблюдал за тем, как ездит Ариан. Она до сих пор не избавилась от привычки носиться на лошади сломя голову, что порой заставляло виконта горько кривить губы. Но Рейфорд не был бы собой, если бы не намеревался извлечь собственную выгоду даже из этого. Он знал, какое зрелище предложить лордам, чтобы они его по достоинству оценили. Слишком много во всех них было темного, того, что побуждало уничтожать слабых и всегда в первую очередь вести собственную партию. Как в шахматах, только вместо двоих равных игроков, множество других, разрывающих на части поле, как добычу.
  Первым приехал Белвойр. Раскланялся с Рейфордом, галантно поприветствовал Ариан и удалился в выделенные ему комнаты. В последующие дня прибыли и все остальные из тех, кто обладал силой. Кто-то проклинал дурную затею Рейфорда, кто-то готовился обсудить предстоящую парламентскую сессию, кто-то просто намеревался отдохнуть несколько дней. Последними приехали Уоррен и Марлоу, чем Рейфорд тут же воспользовался, назначив скачки на следующий же день. Он не выносил столпотворения гостей в своем доме, которые с любопытством оглядывались и мешались ему под ногами. В ответ на его недовольство, Ариан, которая в основном и развлекала гостей, только приподнимала бровь, как бы утверждая, что это все затеял он сам. Грэму оставалось только ждать и сдерживать собственное раздражение.
  Вскоре после завтрака следующего дня все собрались рядом с конюшнями, ожидая, когда оседлают лошадей. Марлоу уже успел рассмотреть путь и выглядел очень довольным. Он не сомневался в своей победе. Глядя на сына, и маркиз немного расслабился, хотя продолжал напряженно посматривать на Рейфорда и Ариан, которая стояла подле мужа.
   - Почему вы не торопитесь выбирать себе лошадь, Рейфорд? - Уоррен все же задал вопрос, который, видимо, не давал ему покоя.
   - Мне это ни к чему, - отрезал Грэм.
   - Вы собираетесь признать свое поражение тут же? - Марлоу удивленно обернулся.
   - Нет, что вы. Вам стоит признать свое поражение. Хотя лишить лордов заслуженного развлечения, будет некрасиво, - Грэм усмехнулся.
   - Что вы городите, Рейфорд? - Уоррен подошел ближе. - Здесь все понимают, что мой сын - непревзойденный наездник. И просто так вам не победить. Или вы намереваетесь жульничать?
   - Я? - Рейфорд расхохотался. - Я собираюсь выставить себе замену.
   - Считаете, кто кто-то из нас согласится защищать вашу честь? - громко изумился маркиз, привлекая всеобщее внимание.
   - Да, это сделает моя жена, - хладнокровно ответил Рейфорд. - Боитесь проиграть женщине, Марлоу?
  
  Когда последняя фраза мужа полностью дошла до моего сознания, я едва не зарычала. Он снова использовал меня так, как было выгодно ему, не поставив меня в известность. Мало того, что ему хватило ума заключить это пари. О, я ничуть не сомневалась, что мой супруг сумеет выкрутиться. Но ставка... ставка приводила меня в ужас. Жизнь. Только Рейфорду могло прийти в голову столь жестоко поступить. Давая согласие на сделку, Марлоу фактически подписал себе приговор, а теперь Грэм желал привести его в исполнении моими руками. Я была уверена, что даже проиграй я скачки, Рейфорд недолго будет подчиняться. Он наверняка знает, как выкрутиться из собственной ловушки, а, значит, Марлоу обречен. Я не хотела этого, не желала участвовать в этом фарсе.
   - Вы отказываетесь, леди Рейфорд? - Уоррен истолковал мое молчание именно так.
   - Нет, - каких усилий мне стоило сдержаться и не наорать на довольного Рейфорда, который знал, что я не могу им пожертвовать. - Я согласна.
   - Соревноваться с женщиной? - Адмайл был возмущен.
   - Помнится, вы сами наделили меня полным правом, - взглядом я заставила всех замолчать, а потом повернулась к Рейфорду. - Прикажите седлать Демона, мне стоит переодеться.
  Переодеваясь, я продолжала кипеть, мысленно строя в голове фразы, которые я выскажу собственному мужу. Если, конечно, мы все переживем это представление. Я догадывалась, что стало второй целью Рейфорда - Демон. Он невзлюбил животное за то, что так и не смог за эти два месяца найти к нему подход, тогда как мне удалось это почти сразу. И сейчас, Грэм жаждал реванша. Мы оба знали, что быстрее Демона в конюшне лошадей нет, оба знали, что еще быстрее он сможет стать, лишь под угрозой хлыста и оба понимали, что я им воспользуюсь, потому что даже так я значительно уступала Марлоу. На мое стороне было лишь знание дорог, дьявольское везение Рейфорда и сложная возможность срезать путь. Я знала, что лордам нет дела до полной честности соревнования. Побеждал тот, кто сильнее, быстрее и умнее. А мне предстояло доказать, что я сумею. Я чувствовала себя будто в тисках: предательства, которое я совершу с верным другом, доверяющим мне, желании спасти жизнь глупого мальчишки Марлоу и пониманием, что так или иначе я лично подам пистолет Рейфорду, если проиграю.
  Когда, я вернулась к лордам, ситуация до боли напомнила мне прошлое. Только тогда я сидела верхом на Урагане и боялась лишний раз вздохнуть, глядя на эту свору. Рейфорд придерживал Демона под уздцы. Это конь уже позволял ему, пресекая любые попытки сесть верхом. Я подошла к морде Демона и погладила его по бархатному носу, заранее извиняясь за ту боль, которую ему причиню.
   - Хлыст, - я повернулась к Рейфорду и протянула руку.
  Виконт усмехнулся и отдал мне требуемое, кивком головы предлагая садиться на лошадь. Я тряхнула собранными в жесткий хвост волосами и легко взлетела в седло. Рейфорд снова усмехнулся так, что я заподозрила подвох, но прежде, чем я успела что-либо предпринять, вытащил из-за голенища сапога второй небольшой хлыстик, и от души хлестнул Демона по крупу. Конь заржал и взвился. Мне не надо было гадать, что его глаза еще сильнее потемнели и налились злостью. Демон снова заржал и попытался дотянуться до Рейфорда зубами, но я пресекла эту попытку. Грэм расхохотался, отсалютовал мне хлыстом и пошел к ошеломленной группе лордов.
   - Пора начинать, господа! - Рейфорд кивнул Белвойру, который должен командовать старт.
  С трудом сдерживая Демона, я подвела его к импровизированной черте и покосилась на Марлоу, который явно не ожидал подобной смены событий. Я хотела посоветовать ему проиграть и даже открыла рот, но не успела. Белвойр сделал шаг вперед, привлекая внимание и звучным голосом скомандовал:
   - Поехали!
  Мы сорвались с места. Я пригнулась ближе к шее Демона, понукая его бежать быстрее, еще быстрее. Я знала, что это лишь на первое время, пока Марлоу оценивает мои шансы, потом он ускорится, и какое-то время я буду дышать пылью из-под копыт его коня, пока не переиграю эту схватку в свою пользу. Его лошадь была быстрее, моя выносливей. Если бы скачки подразумевали, что нужно ехать как можно больше времени, я не задумывалась бы о своей победе. Но скакун виконта был предназначен для стремительных скачек, чем тот воспользуется. Я знала, отчего он не торопится вырываться вперед. Зрелище. Всем хотелось зрелища, лорды выехали вслед за нами и теперь неслись параллельно к вершине небольшого холма, откуда открывался хороший вид на все происходящее. Им всем хотелось зрелища. Не нужно было быть пророком, чтобы понимать, что их глаза горят предвкушением, а губы искривлены в оскалах.
  Я прикусила губу, и хлестнула демона хлыстом, чтобы не отстать от Марлоу. Потом еще, еще раз и снова. Внутри что-то сжималось в этот момент, но я не имела права проиграть. Вот мы добрались до развилки. Точнее виконт не знал, что здесь развилка. Первый путь был ровным и мягко искривлялся, чтобы затем повернуть в сторону Рейфорд-холла. Второй вел через буераки, кустарник и был весь в кроличьих норах. Он был значительно короче первого, но проехать там означало не только обладать мастерством наездника, но и знать все препятствия. У меня не было выбора. Я снова стегнула Демона, направляя его к первой преграде. Марлоу не сразу заметит, что сзади меня уже нет.
  Этот барьер я потом еще долго вспоминала и никак не могла понять, что произошло. Разве что вмешательство той самой силы. Демон взвился вверх, я пригнулась к гриве, когда почувствовала, что заколка, удерживающая волосы падает и какая-то прядь цепляется за ветку. Меня отбросило назад так, что я почти легла на спину лошади, каким-то чудом продолжа удерживаться в седле. Голову резкая боль от вырванной пряди волос, а слезы мешали видеть. Я знала, что прошло всего несколько мгновений. Демон приземлился с другой стороны от преграды и меня, как куклу, мотнуло вперед. У меня не было времени на то, чтобы думать. Почти вслепую я направила Демона правее, памятуя о колючем кустарнике слева, и вцепилась в хлыст зубами, чтобы освободить руку. Волосы лезли в глаза, но мне удалось отбросить пряди обратно за спину и не переломать ноги коню, пока я им правила. Но время. Я теряла драгоценные секунды. Зарычав сквозь хлыст и чувствуя, как он почти рвет мне губы, я начала свою пляску на лошади. Это действительно всегда напоминало мне опасный танец. Влево, вправо, прыжок. Единственное отличие в том, что ты управляешь не только собой, но и лошадью, а ошибка может стать роковой. Мне повезло. Несмотря на потерю драгоценных секунд, я вылетела на общую дорогу где-то на два корпуса впереди Марлоу. Виконт что-то возмущенно закричал и сам начал подстёгивать лошадь, но теперь, когда я почти видела финиш, я не собиралась проиграть. Хлыст вновь прошелся по боку Демона, оставляя след. Прости меня, мой верный друг. Я пригнулась ниже, искоса наблюдая, как Марлоу все же нагоняет меня.
   - Проиграй, идиот! - я закричала ему почти в лицо, так близко мы сейчас находились.
   - Нет! - Марлоу упрямо мотнул головой.
   - Проиграй! Он убьет тебя! - снова попыталась я достучаться до него.
  Мне было жаль этого мальчишку. Жаль, его заразительную улыбку. Жаль, эти черты лица, которые может покрыть мертвенная бледность. Черт! Он даже немного нравился мне!
   - Проиграй! - я в третий и, как понимала, последний раз крикнула ему.
  Марлоу лишь отрицательно мотнул головой. Что ж, придётся действовать по-другому. Немного перенеся свой вес вбок, чтобы еще приблизиться к Марлоу, я с размаху стегнула его лошадь почти по глазам. Конь виконта взвился на дыбы, едва не скидывая всадника, а я, сжав губы и не оглядываясь, направилась к финишу. Теперь я точно победила.
  Лорды гудели. Уоррен был зол, остальные по большей части смаковали зрелище. То и дело раздавались разные выкрики, когда они делились подробностями. Я же видела только Рейфорда, который ожидал меня, стоя немного в стороне рядом со слугой. Я спрыгнула с Демона, с сожалением смотря ему вслед, когда конюх повел его прочь.
   - Ты была великолепна, дорогая, - Рейфорд приблизился и заправил седую прядь мне за ухо, ненароком потерев уголок губ, где остался след от хлыста.
   - Ты мерзавец, Рейфорд! - я отдернула голову и сделала шаг назад.
   - Зато теперь ты не подойдешь к этой бешеной лошади, Ариан. Он не подпустит, - Грэм не чувствовал ни малейших угрызений совести.
   - Уверен? - я вскинула подбородок еще выше. - В таком случае, если через месяц Демон будет есть у меня с руки, он мой. А ты никогда более к нему не цепляешься! И не используешь мою лошадь!
   - Хорошо, - Рейфорд покладисто кивнул, как я подозревала лишь для того, чтобы не ссорится со мной при всех, но также я знала, что Грэм сдержит это слово.
   - Вы выиграли нечестно! - к нам почти подбежал возмущенный Марлоу.
   - Да? - я приподняла бровь, оглядывая лорда. - Не было уговора, как именно можно победить, милорд. Даже ваш отец не спорит с моей победой!
  Я указала на Уоррена, который был бледен и напряженно смотрел на Рейфорда. Я знала, что сейчас произойдет. Грэм наверняка воспользуется своим полным правом. Теперь маркизу придется несладко. Единственный сын полностью в руках старого недруга. Нет, мне не было жаль Уоррена, мне было жаль глупого мальчишку Марлоу.
   - Одно уточнение, милорды! - я видела, что Рейфорд не заговорил, прерванный мной. - Я требую себе жизнь лорда Малоу! Победа моя, и я в своем праве!
  Грэм сжал мой локоть так, что я едва не закричала от боли, но лишь упрямо поджала губы. Не только ты, мой дорогой супруг, умеешь использовать окружающих.
   - Что скажете, лорды? - я расправила плечи. - Вы подтверждаете мое право?
   - Подтверждаю, - первым высказался граф Фолкстоун, темная лошадка общества.
   - Подтверждаю, - присоединился Белвойр.
   - Подтверждаю, подтверждаю, подтверждаю, - лорды один за другим свидетельствовали в мою пользу.
   - Подтверждаю, - зло бросил Рейфорд.
   - Подтверждаю, - почти проскрипел Уоррен.
  Я вырвала свою руку из хватки Рейфорда и встала напротив Марлоу. Я бы воспользовалась своим правом, даже если бы он проиграл намеренно. Я бы сделала это, потому что считала, что жизнь стоит немного больше, чем прихоть моего мужа. Но глупость должна быть наказана. Я размахнулась и стегнула его хлыстом по щеке, оставляя кровавый след. Он на всю жизнь запомнит этот урок. Марлоу дернулся, но не застонал, вцепившись в поврежденную щеку.
   - Вы уезжаете за границу, лорд Марлоу, - я расправила плечи и встретила ненавидящий взгляд его отца. - Я не желаю видеть вас в Англии.
  Знал бы Уоррен, что я почти наверняка спасаю его сына от участи куда более страшной. Я развернулась и бросила хлыст Рейфорду в лицо. Грэм поймал его и вновь отсалютовал, признавая победу, но проводил меня темным взглядом. Я понимала, что сегодня, когда все уедут, заплачу за свое самовольство, но в это мгновение, мне не было до этого никакого дела.
  Глава XXVII.
   Старые чувства имеют обыкновения оживать.
  Из писем Ариан к Джордану
  
  Август, 1818 год.
  Следующий месяц прошел для меня странно, почти без Рейфорда. Мы крупно поссорились сразу же, как последний гость покинул наш дом. Виконт тут же позволил собственной ярости вырваться из-под контроля, отыгрываясь на мне за сорванные планы, в которые он не торопился меня посвящать. Правда, немногих оговорок мне вполне хватило, чтобы составить свою картину происходящего. Здесь снова была замешана сила, чьи отблески я видела в глазах мужа. Он злился, а внутренняя бездна подстегивала его своим голодом. Создавалось впечатление, что я отняла вкусный обед, на который они оба уже настроились. Значит, я не ошиблась. Марлоу ждала мучительная медленная и непонятная смерть. И теперь только я стояла между ними, а Рейфорд, видимо, разрывался от противоречивых желаний - добраться до добычи, переступив через меня, и жаждой обладания. Он не собирался мной делиться даже с собственным безумием.
  С тех пор, виконт практически полностью перестал разговаривать со мной и обращать на меня внимание. Дверь, соединяющая наши спальни, тоже оставалось закрытой. В самые первые дни я прислушивалась к каждому шороху, предполагая, что это все признаки надвигающегося срыва, но время шло, ничего не происходило, и я постепенно успокоилась, пожав плечами. Если Рейфорду угодно оставить меня в покое, я буду только рада этому.
  Грэм снова начал запираться в кабинете, погружаться в бумаги и вникать в дела поместий, которыми не любил заниматься. Я молча сочувствовала управляющему, который стал нашим частым гостем, и не попадалась мужу на глаза, пропадая в конюшне, где налаживала отношения с Демоном. Это было сложно, и несколько раз я думала, что бесполезно, продолжая приходить и разговаривать с конем, только из-за упрямства. Я знала, что Рейфорд отправит лошадь на север, если у меня не получится его снова приручить. Там за Демоном будут присматривать и он, вероятно, даст потомство, но мне хотелось оставить его при себе, снова пуститься в стремительную скачку. К концу отведенного срока я все-таки добилась того, что Демон подпустил меня к себе и взял яблоко из моей руки. Мое облегчение было таким мощным, которого я сама от себя не ожидала, и самым поразительным в нем было то, что я думала, как использовать ситуацию, чтобы наладить отношения с мужем.
  Зачем мне стремиться навстречу к Рейфорду? Я задавалась этим вопросом, когда жарким днем направлялась к его кабинету, готовясь начать разговор. К чему мне это? Я не обманывала себя. Виконт ни разу не обратил внимания на Демона и не напомнил о нашем уговоре, значит, мне не было смысла демонстрировать ему то, чего я достигла. Не было смысла провоцировать его реакцию на то, что он проиграл наш спор. Но, тем не менее, именно я в костюме для верховой езды направлялась к его кабинету. Указывал ли этот поступок на то, что мои чувства к мужу стали лучше, возникают заново, или я просто отвыкла от его безразличия? Пока я терялась в догадках, но, выдохнув и расправив плечи, распахнула дверь кабинета. Рейфорд удивленно поднял на меня глаза.
   - Не составишь мне компанию, Грэм? - я говорила спокойно.
   - Ты нуждаешься в моем обществе, Ари? - Рейфорд демонстративно посмотрел в окно. - Похоже, именно поэтому сегодня очень жарко.
   - Я всего лишь хочу завершить наш небольшой спор в прошлом месяце, - виконту ни к чему знать, что привело меня сюда на самом деле.
   - Ты приручила Демона, моя прелесть? - Грэм раскинул руки и потянулся.
   - Да. Желаешь удостовериться или поверишь мне на слово? - я отбросила мешающую прядь волос.
   - Пожалуй, удостоверюсь, хотя и верю тебе на слово, - Рейфорд поднялся и подошел поближе. - Потом съездим к озеру.
   - Как скажешь, - я отступила. - Жду тебя в конюшне.
  О приближении Рейфорда я догадалась по беспокойству Демона. Конь дернул ушами, фыркнул и покосился куда-то за мою спину. Я ласково погладила Демона по бархатному носу, успокаивая, и повернулась к мужу.
   - Сахар или яблоко? - я протянула руку за угощением.
   - Ты не припасла свое? - виконт кинул мне яблоко.
   - Его он уже съел, - я вновь повернулась к Демону и почти проворковала. - Хороший мальчик. Смотри, что принес тебе злой черный волк. Вкусное яблоко.
  Мысленно я усмехнулась скрипнувшим зубам мужа и скормила Демону угощение. Конь почти в одно мгновение съел подношение и, как мне показалось, ехидно заржал.
   - Скормлю собакам, - отрезал Рейфорд и направился в другой конец конюшни, чтобы отдать приказ.
  Я пожала плечами такому поведению и снова ласково погладила своего друга. Теперь это точно моя лошадь, а Грэм сколь угодно долго может ворчать.
  К озеру мы подъехали спустя час, когда солнце уже вовсю припекало. Я почти сползла с бока Демона и села на землю, кляня себя за то, что не стала надевать шляпку. Голову явно напекло. Рейфорд обернувшись, выругался и рывком поднял меня на ноги, отводя в тень и усаживая под деревом. Я блаженно прикрыла глаза, сквозь полуопущенные веки, наблюдая за тем, как муж занимается лошадьми, расстилает покрывало и ругается в голос. Глупо получилось, я это понимала, но встать сил не было, так же как поднять руки и расстегнуть верхние пуговки, стягивая жакет. От воды тянуло прохладой, а тень дерева скрывала от палящего светила. Блаженство. Я окончательно закрыла глаза, расслабляясь, и едва не взвизгнула от того, что мне на лоб размаху опустила холодная влажная ткань.
   - Рейфорд! - я возмущенно распахнула глаза.
   - Так гораздо лучше, - виконт поправил ткань, а потом начал расстегивать на мне жакет. - Раз девайся и в озеро.
   - Я не полезу, - я попыталась оттолкнуть его руки.
   - Полезешь, - отрезал Грэм. - Или я тебя туда собственноручно сброшу.
   - Ты в своем уме? - я сдернула уже потеплевшую ткань со лба. - Я не умею плавать!
   - Здесь неглубоко. А я буду рядом, - виконта не остановило это заявление.
   - Нет, - я упрямо скрестила руки на груди, не желая залезать в холодную воду.
   - Да, - Рейфорд стянул с меня обувь.
   - Дай мне посидеть в тени, и я приду в себя, - я попыталась отползти, но позади меня было только дерево.
   - Ари, - Рейфорд остановился и сжал мои колени, начиная терпеливо говорить. - Тебе плохо от жары, нужно охладиться или станет только хуже. Давай, ты перестаешь сопротивляться необходимому, и позволишь мне позаботиться о тебе. Итог все равно будет один - ты в озере.
   - Иногда я тебя почти ненавижу, Натаниэль, - я опустила руки. - Ты просто не хочешь терять то время, пока я прихожу в себя.
   - Не хочу и не собираюсь, - Рейфорд вытряхнул меня из жакета и занялся юбкой. - Твоя лошадь снова едва не покалечила меня, пока я ее стреноживал.
   - Хоть какая-то справедливость, - я пробормотала это, отворачиваясь от мужа, который занялся чулками.
  Постепенно я осталась только в нижней сорочке, а Грэм освободился от рубашки и сапог, оставшись в одних брюках.
   - Держись, - виконт подхватил меня на руки, вынуждая крепко вцепиться ему в шею, и пошел к воде.
  Меня радовало, что берег, на котором мы находились, был достаточно пологий и уровень воды постепенно увеличивался. Рейфорд уверенно вошел сначала по колено, а затем двинулся дальше, будто не чувствуя холода. Я знала, что вода здесь почти ледяная, так как снизу бьёт ключ и ощущение, что в скором времени я окажусь в ней, заставляло меня крепче сжимать шею мужа. Вот Рейфорд зашел по бедра, и я поджала кончики пальцев, чтобы не коснуться озерной глади. Виконт рассмеялся, сжал меня сильнее, а потом резко присел, погружая нас обоих по шею. Я воткнула в мужа ногти, сдерживая визг. Рейфорд мотнул головой, поднялся, прошел еще немного и снова опустился вниз. Снова прошел вперед так, что теперь мы оба были в воде по грудь, усмехнулся и бросил:
   - Задержи дыхание!
  Возмутиться и испугаться я не успела. Ледяная вода сомкнулась над головой, выбивая почти все дыхание. Я зажмурилась и попыталась выпутаться из рук мужа, чувствуя, что он лишь крепче стискивает руки, прижимая меня к себе и поднимаясь над поверхностью.
   - Отпусти меня! - от злости мне даже перестало быть холодно, а виконт, усмехаясь, аккуратно поставил меня на ноги.
   - Мокрая маленькая птичка, - Рейфорда похоже ситуация только забавлялся.
   - Судя по всему, должно начать пахнуть псиной! - я отстранилась и пошла к берегу, осторожно ставя ноги.
  Грэм за моей спиной расхохотался и проводил меня голодным взглядом, задерживаясь на изогнувшейся фигуре, когда я отжимала волосы. Я выбралась на траву, громко выругалась по-французски от того, что ветер грозил сосем меня заморозить. Конечно же, Рейфорд не подумал о запасной одежде или полотенцах. Зачем? Я обернулась на мужа, который все так же стоял в озере, глядя на меня, обхватила себя руками и спросила:
   - И во что ты предлагаешь мне переодеться? - я была очень зла.
   - Можешь просто снять сорочку, - виконта не так-то просто было смутить.
   - Отлично, - я вздернула подбородок и отвернулась.
  Мой взгляд упал на белую рубашку мужа. Кажется, я нашла себе одеяние. Влажную сорочку я сбросила в одно мгновение, тут же подхватив рубашку. Блаженное тепло. Я обернулась, спросить, не приказал ли Рейфорд положить мой гребень, но увидела только мелькнувшую спину мужа, перед тем, как он нырнул. Похоже, его невозмутимость на протяжении месяца, была всего лишь притворством. Неожиданно стало приятно, но я подавила в себе это чувство, занимаясь насущными делами: - развешивая сорочку на ветке дерева, чтобы она высохла и, вытаскивая припасы из сумки. Радости моей не было предела, когда я обнаружила там гребень. Мои мокрые волосы явно нуждались в том, чтобы их расчесали.
  Рейфорд вернулся на берег где-то через четверть часа, когда я почти закончила приводить себя в порядок и доплетала косу. Виконт оглядел меня напряженным взглядом, не смущаясь, до конца разделся и разложил вещи на камне - просыхать, после чего вытянулся на животе рядом со мной. Я обняла колени и положила на них голову, смотря на него, после чего протянула руку и убрала запутавшегося в его волосах маленького жучка. Рейфорд перехватил мою руку и прижал к губам в поцелуе.
   - Нам не стоит ссориться, - он переместил мою руку к своей щеке.
   - Это ты решил со мной не разговаривать, - я погладила мужа.
   - Ты испытываешь мое терпение, Ариан, - он пристально на меня посмотрел.
   - Терпение? - я рассмеялась. - Мне кажется, дорогой супруг, ты им вовсе не отличаешься.
   - О нет, - Рейфорд приподнялся, развернулся и дернул меня на себя так, что мы оказались лицом к лицу. - Я очень, очень терпелив, когда мне это нужно. Целый месяц я ждал, когда ты придешь ко мне, Ари.
   - Ты ничего не терял, у нас был спор, - я прошептала это почти ему в губы.
   - И мы оба знаем, что это маленькая ложь, за которой ты прячешься. Я подожду, - виконт намотал мою косу на кулак и прижался к моим губам в жестком поцелуе.
  Мне кажется, или я, действительно, скучала?
  
  
  Глава XXVIII.
   Когда на доске появляется новая фигура, не торопись завладеть ею. Возможно, она погубит противника.
  Из писем Рейфорда к Джонатану
  
  Октябрь, 1818 год.
  Рейфорд прибыл к Уоррену сразу после ланча. Он долго ожидал этого приглашения и даже рассчитывал, что их разговор со старым недругом состоится намного раньше. Маркиз же оттягивал этот момент насколько это возможно. Что ж, так или иначе, но им пора было разрешить старые конфликты. Рейфорд был уверен, что Уоррен слишком дорожит сыном, чтобы вновь пытаться перейти к противостоянию. Конечно, за жизнь Марлоу теперь отвечала Ариан, что выводило виконта из себя, но с другой стороны это могло решить все разногласия совершенно бескровно. Они оба понимали, что если устранить Ари, то право силы тут же вернется к Рейфорду, а он непременно отомстит. И дело было вовсе не в том, что прозвучало на словах. Они оба и маркиз, и Грэм давно знали, что сделка скрепленная силой не может быть расторгнута. За исключением одного нюанса, о котором Рейфорд не собирался говорить.
  Кабинет Уоррена был мрачным, также как и его владелец. Маркиз постукивал пальцами по столешнице, изучая своего гостя и молчал. Рейфорд также не торопился начинать разговор, он оглядывал книжные полки, отмечая новые книги появившиеся здесь. У маркиза был безупречный вкус в литературе, а, значит, стоило присмотреться, чтобы пополнить домашнюю библиотеку, на радость жене. Поняв, что Уоррен решил напоследок выказать весь характер, виконт поднялся и, не скрываясь, подошел к полкам. Лучше он будет смотреть на книги, чем на кислое лицо маркиза.
   - Вы пришли ознакомиться с моей библиотекой, Рейфорд? - такого пренебрежения Уоррен не стерпел.
   - Не без этого, Уоррен, - в тон маркизу ответил виконт, улыбнувшись. - У вас безупречный вкус в литературе.
   - С каких пор вы стали поклонником шедевров слова? - Уоррен даже перестал плеваться ядом.
   - Что вас так удивляет, милорд? - Рейфорд приподнял бровь. - Философские труды не раз открывали мне на многое глаза.
   - Да, философию вы любите, Рейфорд, - Уоррена не просто было сбить с толку. - Но тут представлены романы, очерки, стихи. Не припоминаю, чтобы вы интересовались подобным.
   - Моя супруга увлечена различными сочинениями и столь же взыскательна, как и вы, - пояснил свой интерес Рейфорд.
   - Ах, леди Рейфорд, - Уоррен протянул это имя. - Вам несказанно повезло с супругой, Рейфорд. Она - настоящее сокровище.
   - Бесценное, - Грэм улыбнулся и, наконец, сел напротив. - И я не намерен им делиться.
   - Вы всегда были жадным, милорд, - констатировал маркиз.
   - Здесь я особенно жаден, - отрезал Рейфорд. - Особенно учитывая, что моя супруга столь удачно сейчас расположилась в нашей игре.
   - Целая королева и вся ваша, - маркиз тоже растянул губы в улыбке. - Черная или белая?
   - Берите выше, Уоррен. Гораздо выше, - виконт откинулся на спинку. - Ариан уже давно играет, хотя и не осознает этого. Один ее ход на скачках перечеркнул всю нашу многоходовую партию, маркиз.
   - Вы так уверены, что эта часть игры закончена, Рейфорд? - маркиз подался вперед.
   - Хотите поединок сил? - Грэм даже удивился. - Ваша доска пуста, Уоррен. Ваш ферзь исчез, другие фигуры вот-вот разбегутся, останется только король. У короля хватит сил на то, чтобы уничтожить меня?
   - Все возможно, Рейфорд, - пальцы маркиза сжали столешницу.
   - Уверены? Тогда смотрите, - Грэм тоже подался вперед, а затем пристально посмотрел в глаза противнику.
  Он знал, что там сейчас видит Уоррен. Сначала тьму, ту тьму, к которой он привык, с которой умел обращаться. Потом маркиз двинется дальше туда, где за тьмой скрывается безумие. Им не напугать старого интригана. Он давно думает, что может подчинить себе все. Но дальше остался последний шаг и перед маркизом раскроет свой зев голодная бездна. Уоррен отшатнулся, едва не слетев со стула, а виконт захохотал.
   - Вы все еще хотите поединок сил? - Рейфорд положил голову на согнутую в локте руку.
   - Так именно туда вы хотели отправить моего сына? - маркиз взял себя в руки.
   - Моя милая подружка все еще ждет его, - виконт закрыл глаза, убирая из них безумие. - Жаль, что моя супруга столь рьяно встала на его защиту.
   - Я хочу, чтобы мой сын вернулся в Англию, - Уоррен снова начал стучать пальцами по столешнице.
   - Не думаю, что моя супруга согласится. Она ясно выразилась, что не желает видеть Марлоу, - виконт подозревал, что дело в том, что Ариан не желала, чтобы он видел Марлоу, но ведь совершенно не обязательно это озвучивать.
   - И все же я напишу ей свои пожелания, как глава, - Уоррен потянулся к чернильнице, но остановил движение и спросил. - Надеюсь, это не подлежит сомнению?
   - Безусловно, - Рейфорд криво усмехнулся. - Позиция главного барана в стаде меня никогда не привлекала.
   - Вы забываетесь, Рейфорд! - Уоррен положил перед собой чистый лист бумаги и начал писать.
   - Это лишь незначительный укол, милорд, - Грэму стало смешно. - Вы же позволяете себе сомневаться в моем слове.
   - Будем считать, что я опасаюсь вам верить, Рейфорд, - отрезал маркиз. Полагаю, мы друг друга поняли?
   - Конечно. Наше перемирие станет расцветом для наших друзей, - почти оскалился виконт.
   - Я рад, что мы, наконец, достигли компромисса, - маркиз свернул записку и поднялся. - Говорите, ваша супруга ценитель литературы. Что ж, у меня есть, что ей преподнести, в знак особого расположения к моей маленькой просьбе.
   - С удовольствием передам ей, - Рейфорд поднялся и принял книгу.
   - Не смею вас более задерживать, Рейфорд, - Уоррен спешил отделаться от гостя.
  Рейфорд хмыкнул, легко поклонился и вышел из кабинета, оставив маркиза во мрачном убежище. В ближайшее время Уоррен был не опасен. Рейфорд постучал в стенку кареты, давая знак кучеру, что можно трогаться и задумчиво прочитал записку для Ариан. Интересно, маркиз, действительно, думал, что он будет ей это передавать. Нет, Грэм не собирался ни слова произносить при жене, а Уоррену он лично передаст, что его супруга осталась при своем мнении, увы. Виконт усмехнулся и мельком посмотрел на обложку книги. Это произведение Ариан уже читала, а, значит, нет смысла и отдавать ей вторую часть послания. Похоже, его камин сегодня получит свою порцию добычи.
  Виконт вышел из кареты, когда та остановилась, и направился к дверям клуба. Ариан намеревалась сегодня наносить светские визиты, а, значит, торопиться домой не имело смысла. Рейфорд огляделся, высматривая знакомых, раздумывая, стоит ли ввязываться в один проект, который ему на днях предлагали, когда его окликнули.
   - Рейфорд! - граф Фолкстоун слегка приподнял руку, обращая на себя внимание, - не составите мне компанию?
   - Отчего же нет? - Грэм устроился напротив и выжидающе посмотрел на графа. В то, что тот позвал его просто так, виконт не верил.
  Артур Монтегю граф Фолкстоун был темной лошадкой всего общества. Среднего роста, худощавый блондин при всей своей немногословности обладал терпением змеи и хитростью лиса. При этом почти каждый, кто его знал, считал графа своим сторонником. Уоррен, например, был уверен, что на Фолкстоуна всегда можно положиться, хотя тот всегда оставался в стороне. Рейфорд же почти не имел с ним никаких дел. Граф занимался в основном политическими вопросами, которые нередко навевали на Грэма скуку.
   - Просто прекрасно, что я встретил вас сегодня, - Фолкстоун располагающе улыбнулся.
   - У вас ко мне дело? - Рейфорд приказал подать себе кофе.
   - Не то чтобы дело, - граф покрутил в своих пальцах бокал с вином. - Скорее разговор о тех изменениях, которые грядут в нашем обществе.
   - И почему вы желаете обсудить это со мной? - Грэм хотел услышать ответ.
   - Вы - сильный противник или союзник, милорд, - Фолксоун немного развел руками.
   - Я весь внимание, - Рейфорд язвительно протянул, уже представляя, о чем пойдет речь.
   - В нашем обществе произошел ряд изменений и почти все они напрямую затрагивают вас, Рейфорд. Это болото давно пора было встряхнуть, и стоит признаться, вам это удалось, - Фолкстоун сделал паузу.
   - Полагаю, вас не устраивает главная жаба, - Грэм не желал выслушивать своего собеседника дольше необходимого.
   - Можно сказать и так, - на лице графа ничего не дрогнуло.
   - Вы или кто-то другой? - Рейфорд желал знать того, кто претендует на место главы, хотя подозревал, что это сам граф. Такой как он никогда не станет действовать в интересах кого-то, только в своих.
   - Пока не могу ответить вам прямо, Рейфорд, - Фолкстоун вкрадчиво заговорил. - Вы же понимаете всю шаткость ситуации.
   - Конечно, - Грэм кивнул. - Вы предлагаете мне союз?
   - Все еще слишком смутно, - граф тонко улыбнулся. - Пока я лишь интересуюсь вашим мнением.
   - Я дам вам совет, - Рейфорд поднялся. - Соберите информацию, не то трясина вас поглотит. Мое почтение, Фолкстоун.
  Грэм не стал дожидаться ответа от графа, направляясь к выходу. Разговор испортил ему все впечатление от одержанной победы над Уорреном. Виконт не желал снова втягиваться в новый виток интриг в обществе, но, судя по всему, это станет неизбежным. Граф слишком амбициозен, чтобы остановится и за пару лет соберет достаточно союзников, чтобы попытаться устранить Уоррена, что было лишним для Рейфорда. Сейчас, когда у виконта был инструмент воздействия на маркиза, Грэм не желала менять сложившееся положение вещей. Тем более, он сильно сомневался, что Фолкстоун в роли нового главы - это то, что он хотел бы видеть. Рейфорд даже поморщился от сложившейся картины. Хотя с другой стороны можно понаблюдать за представлением со стороны. Вот только удастся ли отсидеться?
  По приезду Грэм тут же отправился в свой кабинет к ярко горящему камину. Он слышал голос жены, отдающей какое-то приказание слуге, и поспешил закрыть за собой дверь. Мгновение, и пламя накинулось на свою новую жертву. Рейфорд удовлетворённо улыбнулся, наблюдая за тем, как чернеет обложка и вышел из кабинета, перехватив Ариан в дверях. Не нужно, чтобы она видела, что там горит.
   - Ты сегодня рано вернулась домой, моя прелесть? - Грэм подхватил ее за талию, уводя в сторону гостиной. - Как себя чувствует леди Холланд?
  Ариан поначалу смутившаяся таким напором вскоре явно выбросила из головы эту странность, начиная рассказывать о том, как провела свое время. Рейфорд же улыбался, кивал в нужных местах и совершенно ее не слышал. Он пытался решить, что ему вообще стоит ей говорить.
  
  
  Глава XXIX.
   Твои вспышки всегда отдают безумством.
  Из писем Ариан к Рейфорду
  
  Октябрь, 1818 год.
  Вечер мы проводили в доме у графа и графини Холланд. Джейн, супруга Ричарда тяготела к музыке и устраивала замечательные приемы, посвященные ей. К тому же, это было прекрасной возможностью для многих девушек продемонстрировать свой талант. Графиня сама великолепно играла и никогда не приглашала выступать тех, кто не обладал достаточными способностями. Здесь можно было послушать не только прекрасное инструментальное исполнение, но и пение. Я любила такие вечера. Джейн всегда была мила, скользила по залу с улыбкой и уговаривала выступить даже тех, кто не желал подобного внимания.
  Сегодня же меня неожиданно решил сопровождать Рейфорд. Виконт терпеть не мог подобные вечера, считая их витриной, также как и некоторые другие балы, где полно этих надоедливых комнатных собачек, как ласково называл дебютанток Грэм. Виконту не нравилась атмосфера спокойствия, полное соблюдение правил приличия, музыка, люди. В общем, было сложно сказать, чем он был доволен. Учитывая, что его настроение сегодня и так было на редкость дурным и раздраженным, меня очень удивило его намерение поехать со мной. Я уже жалела, что не отговорила его или не осталась дома сама, прислав леди Холланд извинения. Рейфорд ворчал, саркастически высказывал, иронизировал и язвил. Так как здесь мало кто мог оценить его мысли, все это не прерываясь ни на минуту приходилось выслушивать мне. Я только вздыхала, уже понимая, что вечер безнадежно испорчен, но не торопилась уходить. Мне еще хотелось переброситься парой слов с Ричардом в большом перерыве между выступлениями. Увы, и этому не суждено было сбыться.
  Когда я возвращалась из дамской комнаты, на входе в зал меня перехватила вдовствующая графиня Холланд. Эта женщина все еще царила в высшем свете, все так же любила сплетни и чувство собственной значимости. Мне было интересно, что за дело привело ее ко мне, ведь после смерти маман мы практически не общались, ограничиваясь вежливыми пожеланиями здоровья. Вдовствующая графиня вцепилась мне в руку и потянула за собой в дальний угол:
   - Окажите мне любезность, Ариан. Побеседуйте со старой женщиной.
   - Что вы, миледи? - я знала, как с ней нужно правильно говорить. - Вы прекрасно выглядите. Я с удовольствием проведу с вами время.
  Леди Холланд удовлетворенно улыбнулась, усаживаясь на свободный стул, и предложила мне сесть рядом. Несколько следующих минут мы разговаривали ни о чем. Графиня интересовалась моей жизнь, мужем и пасынком, обсудила осеннюю погоду и все новые сплетни. Мне оставалась терпеливо слушать и отвечать на редкие вопросы. На мгновение показалось, что леди просто не с кем поговорить, но леди Холланд быстро развеяла мои опасения.
   - Скажите, Ариан, о каком сокровище в последнее время все говорят? - графиня вкрадчиво спросила.
   - Сокровище? - удивилась я.
   - Да, - леди возбужденно заблестела глазами. - Все поговаривают о сокровище Рейфорда, но отчего-то никто не говорит, что это. Ваш супруг получил таинственное наследство?
  Теперь мне был ясен интерес леди Холланд, но я, действительно, не имела представления, о чем идет речь. Слышала какие-то слухи, но не придала им значения, сочтя очередной выдумкой, на которые свет нередко был горазд. Хотя сейчас острее понимала, что все-таки зря не обратила на сплетню своего внимания. Если вдовствующая графиня интересуется этим столь прямо, значит, ее съедает любопытство, а ради выдумки она не стала бы ко мне подходить. Леди слишком любила все знать.
   - Мой супруг не получал наследства, - я покачала головой. - Право, мне жаль, миледи, но, похоже, я не смогу вам помочь. Рейфорд не делился со мной подробностями.
   - Но, если вы узнаете, вы ведь сообщите мне по старой дружбе? - графиня поджала губы мне, не поверив, но решила обезопаситься на случай, если я не лгу.
   - Непременно, миледи, - я поднялась со стула. - Оставлю вас, мой супруг будет недоволен моим долгим отсутствием.
   - Конечно, идите, Ариан, - жестом леди отпустила меня.
   - Всего доброго, графиня, - я сделала легкий реверанс.
  Рейфорд, действительно, был недоволен моим отсутствием. Он раздраженно поинтересовался:
   - Что хотела от тебя старая карга?
   - Спрашивала, не получил ли ты наследство? - я насмешливо посмотрела на вытянувшееся лицо мужа и спросила достаточно серьезно. - Что за сокровище, Грэм?
   - Это бесценная драгоценность, - Рейфорд даже повеселел.
   - Какая? И почему я об этом ничего не знаю? - я нетерпеливо смотрела на мужа.
   - Подумай, Ари, - Грэм не спешил делиться со мной информацией.
  Я было приготовилась спрашивать его и дальше, но нас прервала взволнованная леди Холланд. Она напряжено сжала мою руку и попросила:
   - Ариан, спасите концерт.
   - Что произошло? - мне передалась тревога жены Ричарда.
   - Одной из выступающих девушек стало дурно и мне некем ее заменить, - Джейн выглядела очень расстроенной. - Я знаю, что вы потрясающе играете, Ричард как-то рассказывал. Может быть, вы согласитесь выступить?
   - Нет, - Рейфорд ответил за меня.
   - Да, - я возмущенно посмотрела на мужа. - Это всего лишь выступление.
   - Я не желаю, чтобы ты выставляла себя напоказ подобным образом! - с виконта слетело вернувшееся благодушие.
   - О чем ты говоришь? - я старалась не смотреть на Джейн, которая переводила растерянный взгляд с одного на другого. - Леди Холланд, я выступлю. Позаботьтесь, пожалуйста, о том, чтобы мне приготовили ноты.
  Я увидела только мелькнувшую бледно-розовую юбку графини Холланд, когда она с облегчением оставила нас.
   - Рейфорд, - я вновь вернулась к мужу. - Ты провоцируешь скандал.
   - А ты, моя прелесть, провоцируешь меня! - Грэм сложил руки на груди.
   - Можешь объяснить мне, что именно тебя не устраивает? - мое терпение истончалось.
   - Ты, подобно этим глупым девчонкам, выставишь себя на витрину, чтобы каждый мог оценить, как мы оцениваем лошадь? - Рейфорд почти выплюнул последние слова.
   - Полагаю, ты просто нашел, каким образом сорвать свою злость, Натаниэль, - я холодно окинула его взглядом. - Не надейся, что я позволю тебе это. Меня ждут.
  Я развернулась и направилась к бледной Джейн, которая ожидала меня подле фортепиано. Она настороженно следила за Рейфордом за моей спиной, но так ничего и не сказала. Я была благодарна ей за тактичность. Графиня Холланд подала мне ноты и предложила:
   - Я могу помочь вам переворачивать страницы.
  Я пробежалась глазами по нотным страницам и вернула леди их обратно:
   - Не стоит. Я исполню другое произведение, - играть столь пасторальную сонату мне мешало настроение. - Это возможно?
   - Конечно, миледи, - Джейн робко улыбнулась.
   - Отлично, - я выдохнула, беря себя в руки.
  Мне нужно было выбросить все эмоции, которые почти хлестали из меня. Гнев, растерянность, недоумение, снова злость. Я сделала реверанс, приветствуя гостей, и заняла свое место за роялем. Пусть произведение не подходило для подобного вечера, было слишком мрачным, тяжелым и сильным, мне не было до этого дела. Когда я впервые услышала его, оно покорило меня своим звучанием, и я впервые на своей памяти очень долго просидела за инструментом, запоминая ноты. Я заиграла, с каждым аккордом все больше и больше отдаваясь музыке. Она была со мной, во мне, вокруг, все расширяясь и расширяясь, пока не заполнила собой весь зал.
  Обратно мы возвращались в тягостном молчании. Рейфорд не разговаривал со мной, а только хмуро сверлил взглядом. Я же чувствовала легкое опустошение после эмоционального взрыва и меланхолично смотрела в окно. Лунный свет проникал в карету, придавая всем очертаниям причудливые формы и заставляя глаза моего мужа сверкать каким-то нечеловеческим блеском. Я перевела взгляд от Грэма, натыкаясь на забытую мной же когда-то книгу. Провела пальцем по мягкой обложке и взяла роман в руки. Полноценно читать сейчас было невозможно, но гораздо привлекательнее было пытаться разобрать очертания слов, чем изучать злого молчащего виконта. Я пожала плечами, вторя своим мыслям, и погрузилась в строчки. На удивление мне даже удалось втянуться, и я совершенно перестала обращать внимание на Рейфорда. Как выяснилось, он про меня не забыл. Удар снизу вверх, и книга вылетела у меня из рук, едва не угодив мне в лоб. Я отшатнулась и гневно посмотрела на мужа.
   - Не смей меня игнорировать! - Рейфорд снова разъяренно блеснул глазами.
   - Твое поведение выходит за все рамки! - я сложила руки на груди и сжала зубы, чтобы не начать кричать на него. Сегодня мой супруг был на редкость невыносим.
  Прежде, чем мы успели продолжить ссору, карета остановилась и Грэм, клацнув зубами напоследок, выбрался наружу, подавая мне руку. Я приняла ее, чтобы спуститься с подножки и хотела тут же отстраниться, но у Рейфорда явно были другие планы. Он рыкнул и удержал меня подле себя, направляясь в дом. Мы прошли мимо дворецкого, который не выразил изумления тому, что оба не сняли верхнюю одежду. Старый слуга привык и не к таким выходкам своих господ. Рейфорд же целеустремленно двигался вперед, направляясь, как я поняла к той гостиной, где у нас стоял рояль. Он почти втолкнул меня внутрь, дернув за накидку так, что она осталась у него в руках, а я пролетела еще немного вперед.
   - Садись и играй! - Грэм сбросил свой плащ на пол.
   - Ты меня не заставишь! - я разозлено сжала кулаки, мне очень хотелось его поколотить, но я уже понимала, что пока Рейфорд окончательно не сорвется, мне отсюда не выйти.
   - Уверена? - муж снова дернул меня на себя и подтащил к инструменту, надавливая на плечи, чтобы я села.
  Он откинул крышку рояля и почти бросил мои руки сверху на клавиши. Инструмент издал жалобный звук.
   - Ты так хотела продемонстрировать свой талант, птичка? - Рейфорд наклонился, чтобы прошептать мне в ухо. - Своим бесценным сокровищем я желаю владеть единолично, Ариан. Талантом, мыслями и чувствами.
   - Сокровище? - я снова нажала на клавиши. - Ты утверждаешь, что я и есть то самое таинственное сокровище?
  Мне даже стало смешно, а Рейфорд собрал пряди моих волос, методично вытаскивая шпильки:
   - Именно ты, Ариан. Наше достопочтимое общество сочло, что мне очень повезло заполучить такое сокровище.
   - И ты из волка решил стать драконом? - я поднялась и встала сбоку от инструмента, освободив уже распущенные волосы.
   - Хуже, - Рейфорд снова развернул меня спиной. - Я гораздо хуже, моя прелесть.
  Он сделал еще одно движение, и приподнятая верхняя крышка с грохотом упала вниз. Я отшатнулась от неожиданности, еще теснее прижимаясь к мужу, а Грэм лишь тихо засмеялся, почти распластав меня на рояле:
   - Похоже, мы поиграем в другую игру, Ариан.
  
  
  Глава XXX.
   Твое изображение выдолблено в моем сердце, но глядя на твой портрет, я узнаю тебя заново.
  Из писем Рейфорда к Ариан.
  
  Декабрь, 1818 год - февраль, 1819 год.
  Зимой, под самое рождество Рейфорд загорелся новой идеей. Парадные портреты. Он утверждал, что нам давно пора ими обзавестись. Что это принято, а мы и так столь долго откладывали этот вопрос. Я же возражала, считая нелепым тратить на подобное время и деньги. Портрет Рейфорда, сделанный еще до его первой женитьбы висел в парадной галерее Рейфорд-холла. А мой был совершенно не нужен. Детей у меня не было. Так к чему увековечивать свой облик? К тому же одним из нюансов, который очень вдохновлял моего супруга, был воссоздать мой облик в день нашей свадьбы. Он даже распорядился обновить свадебное платье и теперь ходил вокруг меня кругами почти каждый день, уговаривая примерить, чтобы, вызванная из Лондона, портниха могла подогнать его под мою немного изменившуюся фигуру.
  Я похудела. Несильно. Это совсем не бросалось в глаза, но от мужа нельзя было скрыть ни еще более бледную кожу, которая приобрела болезненный оттенок, ни потускневший взгляд. Я не могла сказать, что чувствовала себя плохо или хуже, но что-то внутри угнетало меня, порой мешая дышать. Быть может, вновь проснувшиеся застарелые воспоминания? Еще и шрамы разболелись сильнее обычного. Как я понимала, излишний энтузиазм Рейфорда был направлен скорее на то, чтобы развеселить меня, но вызывал лишь раздражения, хотя в конечном итоге я согласилась на то, чтобы пригасить художника из столицы. И померить платье, поставив всего одно условия, что мастер не будет чрезмерно известен, а его работы получат наше с виконтом общее одобрение.
  Я знала, что прогулки, сон и хорошее питание мне не помогут. Вот уже много лет закрывать глаза на собственные проблемы и не получить в итоге неприятностей? Такого просто не могло быть. Все острее и острее, я чувствовала, что пора. Пора решать, меняться, возрождаться. Сколько еще можно лишь отвечать на действия, не совершая своих? Сколько бояться прошлых ошибок? Да и была ли я тогда виновата? Наверное, пора дать волю своим чувствам, своим порывам, которые столь долго сдерживала моя воля. Рейфорд, пожалуй, был бы рад.
  Художник прибыл в самом начале январе. Он был молод, из какого-то давно обедневшего дворянского рода, сильно смущался и явно опасался Рейфорда. Виконт же посмеивался над мальчишкой и утверждал, что его ему посоветовал один хороший знакомый, как человека, лица портретов которого почти живые.
  Первым делом Грэм поручил ему нарисовать наш совместный портрет. По замыслу виконта я должна была сидеть в кресле, подобно королеве, а он стоять за моей спиной. Рейфорд долго объяснял художнику, что меня стоит рисовать более радостной, а надоедливую седую прядку и вовсе закрасить. Мужу очень хотелось воссоздать тот счастливый день нашей жизни. Я старалась ему помочь, надеясь, что это уймет мою внутреннюю горечь. Послушно сидела, позируя по несколько часов. И даже светло улыбалась, вспоминая то, как мы смеялись. Счастливые. Свободные. Тогда мы будто раскололи все своим смехом, а затем эти осколки полетели в нас.
  Наш совместный портрет планировался Рейфордом для личного пользования и не был большим. К середине января художник, имени которого я даже не запомнила, закончил и продемонстрировал результат виконту. Я не хотела на него смотреть, оставшись сидеть в том же кресле, перебирая складки белоснежного свадебного платья. Грэм же пристально всматривался в картину, хмурил брови и изредка косился на мастера, который уже переменился в лице. По-видимому, виконт не был доволен. Тогда я заставила себя подойти. Мне не хотелось избавляться от художника, который был молчалив, быстро работал и был столь неприметен, что не вызывал у меня раздражения.
  Я заглянула через плечо мужа, разглядывая работу. Что я могла сказать? Портрет был хорош. Почти все, как желал Рейфорд. Я выглядела на картине лучше, чем сейчас, более живой, здоровой, молодой и величественной. Действительно, королева на троне. Но взгляд. Взгляд остался прежним - усталым, немного тусклым, старым. И даже закрашенная прядь не могла вернуть былое. Я осторожно коснулась плеча мужа и негромко заметила:
   - Даже ты не можешь изменить истину, Грэм.
  Художник остался, несмотря на то, что виконт скрипел зубами и злился первое время. Я же пожимала плечами и утверждала, что человек, столь виртуозно передавший одним моим нарисованным взглядом всю ситуацию полностью, должен продолжить.
  Первые попытки изобразить мой отдельный портрет провалились. Мастер начинал, бросал, портил холсты, но ему никак не удавалось сотворить что-то хотя бы приемлемое. В конце концов, я настояла на том, чтобы Рейфорд позировал. Меня же гнали прочь от дома собственные дурные мысли. Я гуляла по аллее туда и обратно, повторяя свой путь вновь и вновь. Но мне не становилось легче. Как именно стоило себя отпустить? И есть ли что отпускать на волю? Раз за разом я вспоминала обрывки своего прошлого, чувства, мысли, желания. Я хотела жить. И это желание прорывалось во мне горечью. В конечном итоге Рейфорд запретил мне столько времени гулять, опасаясь за мое здоровье, но он был часто занят, а я открывала окна и подолгу вдыхала морозный воздух, глядя в серое небо.
  В один из дней все закончилось. Я проснулась рано утром, сама распахнула шторы и увидела яркое зимнее солнце, которое бликами отражалось в ледяной поверхности снега. Мне было искренне радостно. За долгие годы я улыбалась не потому, что что-то произошло, я улыбалась небу. Отчего так? Быть может, мне стоило до дна выпить свою горечь? А, может, все еще вернется. Я не могла с уверенностью утверждать, что нет, но солнечный свет подарил мне надежду. Надежду, которая буйным цветом расцвела в моем сердце. Надежду на будущее, такое, какое оно есть.
  Светлые эмоции столь сильно бурлили во мне, что я стремилась поделиться ими с окружающими. Пусть и выражено это будет чуть более ярким платьем, моего любимого изумрудного цвета, распущенными волосами, лишь слегка пересобранными по бокам и легкой улыбкой, играющей на губах. Теперь мне интересно было взглянуть на то, как создавали портрет Рейфорда, как кисть мастера порхает по холсту, стремясь поймать тяжесть взгляда Грэма, его пристальное внимание и темные искры в глубине глаз.
  Я почти ворвалась в гостиную, в которой был лучший свет, по мнению мастера, и замерла, присев на краешек кресла. В тот момент я заново знакомилась с мужем, с его резкими чертами лица, тяжелым светло-серым взглядом. Я не обращала внимания на то, что художник, переглянувшись с Грэмом, как завороженный поменял холст и начал рисовать. Мне хватало того, что я видела и чувствовала. Атмосферы творения, запаха краски, неподвижной монументальной фигуры мужа. С того дня, я стала часто приходить туда, садиться в то же самое кресло боком и смотреть, как пальцы мужа то сжимают трость, на которую он опирался, то поглаживают голову волка на ее набалдашнике.
  Так пролетел почти месяц. Ко мне, казалось, снова возвращались давно позабытые ощущения. Легкость, порывистость движений, мечты. Сюрпризом для меня стали и оба законченных портрета. Рейфорд пригласил меня в гостиную, заговорщицки подмигнув, дождался пока я подойду и повернул меня, придерживая за плечи в сторону камина. Над камином, в красивых древесного цвета рамах висели они. Наши портреты. Пожалуй, самой удачной работой художника могло считаться мое изображение. Мастер поймал и улыбку в уголках губ и светлый взгляд, направленный на мужа и порывистость движения. Казалось, что я вот-вот поднимусь с кресла и пойду туда, где сурово сжимал губы мой муж. Портрет Рейфорда был неплох, но не великолепен. Поза, казалось, в чем-то неправильной, будто застывшей. Зато глаза. Глаза виконта на портрете были практически живыми, я даже подошла поближе, чтобы убедиться в том, что это рисунок.
   - Ты же хотел повесить их в парадной галерее? - повернулась я обратно к мужу.
   - Да, - он привлек меня к себе. - Но посмотрел на них и понял, что их место здесь. Это показалось мне правильным.
  Я кивнула, почти уткнувшись носом в его шею, и вдохнула знакомый запах. Отчего-то я никогда не могла сказать, чем именно он него пахнет. Какой-то горькой пряностью, немного сладковато, но у меня не возникали ассоциации. Ровно до этого момента. Я снова втянула воздух, заметив, что муж дернулся и поняла. Именно так, так должно пахнуть безумие. Вот только чье? Мое или его?
  Я отстранилась и пристально посмотрела мужу в глаза, ощущая как по спине побежали холодные мурашки. Мне хотелось стереть это чувство, избавится от него, но бежать от Рейфорда - нет. Я уже знала, что это мне не поможет. Тогда я протянула руку и сжала холодными пальцами его ладонь, желая его теплом согреться. Холод не отступал, а грэм все также наблюдал за мной.
   - Я хочу принять горячую ванну, - неожиданно хрипло произнесла. - И горячий шоколад.
   - Все, что пожелаешь, - Рейфорд подтолкнул меня к двери.
  Я сидела на постели виконта и смотрела на то, как слуги наполняют ванну горячей водой. На мне давно осталась лишь сорочка и пеньюар и я едва не подпрыгивала от желания окунуться, смыть те ощущения. Грэм тоже находился тут. Он все еще наблюдал за мной, будто пытаясь решить новую, непонятную для себя загадку. Ну вот слуги исчезли, аккуратно прикрыв за собой дверь, а я блаженно вдохнула запах любимого мятного масла. Пальцы едва не закололо от сдерживаемого желания, но я выдохнула и снова повернулась к мужу, развязывая пояс.
   - Поможешь?
  Рейфорд хмыкнул, оттолкнулся от стены, на которую опирался, и почти подкрался ко мне, на ходу сбрасывая рубашку:
   - Быть может, стоит пригласить горничную? - он провел пальцами по моей щеке.
   - Ты сам не справишься с сорочкой? - я прикусила губу, сбрасывая с плеч пеньюар.
   - Она пострадает, - Рейфорд ласково погладил мою шею.
   - Пусть, - я вздернула бровь под треск разрываемой материи.
  Виконт подхватил меня на руки и медленно опустил в воду, остановившись за моей спиной. Он собрал мои волосы в кулак, не обращая внимания на то, что с ним уже стекает вода и прижался губами к бьющейся жилке.
   - Сегодня ты другая, Ариан, - Рейфорд скользнул губами к моему уху, опуская свои руки в воду и крепко прижимая меня к бортику.
   - Быть может, мне надоело убегать? - я немного повернула голову и закончила. - А тебе, кажется, все же стоило позвать горничную. Ты явно не справляешься.
  Виконт рассмеялся и отстранился. Я услышала стук снимаемых сапог и шорох одежды.
   - Встань, - я послушно выполнила приказ Рейфорда, чувствуя, как его руки скользнули по влажным бедрам, прижимая меня к его обнаженному телу.
   - Садись, - он потянул меня назад, откидываясь на край ванной, вынуждая почти распластаться по нему и наблюдать за тем, как вода переливается через край.
   - Похоже, мы будем очень не сдержаны, - я повернула голову и укусила мужа за подбородок.
   - Ты даже не можешь представить на сколько, - Рейфорд поймал мои губы.
  
  
  Глава XXXI.
   Наши лица столь часто скрывают маски, так стоит ли их надевать еще и сверху?
  Из писем Ариан к Джордану
  
  Май, 1819 год.
  Одним из любимых увеселений высшего света всегда был маскарад. Лорды и леди выбирали себе костюмы, подбирали маски, чтобы придать образу пикантности и всячески старались превзойти один другого. Немаловажной деталью было и стремление выведать в чем появится тот или иной гость. Маскарад дарил множество возможностей. Интриги, неожиданные встречи. Только тут лорд мог сорвать в темном алькове поцелуй с губ игривой прелестницы, а позже выяснить, что это его дражайшая супруга. Здесь можно было по пьяни разболтать о своих долгах собственному высокородному отцу и признаться богатой тетушке в давней неприязни.
  Грядущий маскарад не должен был стать исключением, тем более, что в стремлении на него попасть лорды и леди почти превзошли себя. Как же, сын герцога Брэдворского, маркиз Линтон готовится объявить о помолвке. Свет все еще колебался, гадая, кто станет маркизой, а позже и герцогиней. Дочь графа Адмайла, которая в прошлом году успешно дебютировала, или же племянница лорда Карсли? Говорили, что Линтон уделял много внимания и той, и другой, а его стареющий отец готов одобрить почти любой брак, лишь бы успеть подержать на руках внука.
  В отличие от меня, Рейфорд отказался готовиться к маскараду. Он отмахнулся от идеи сшить себе костюм в пару моему - средневековому платью, которое дополнялось закрывающим волосы головным убором и маской, оставляющей открытой лишь губы. Грэм утверждал, что никогда не оденется в предложенные тряпки, а дорогой черный фрак ничто не заменит. К тому же, как он, усмехаясь, заверял, его всегда узнают. Так зачем стараться? Я фыркала, но перестала с ним спорить. Если Рейфорд упирался во что-то, переубедить его было сложно, да и к чему? Повод совершенно не требовал этого.
  Маскарад набирал обороты, а присутствующие предвкушали, как после полуночи, все сорвут маски, а старый герцог объявит о помолвке собственного сына. Сегодня мы с Рейфордом почти поменялись местами. Я заняла позицию в углу, откуда прекрасно просматривалась богато украшенная зала, а виконт лавировал среди толпы приглашенных. Я даже догадывалась, кого именно он искал - леди Лесли. В самом начале сезона баронесса вновь появилась в столице. Официально, Рейфорд не искал с ней встреч, также, как и она ни разу не нанесла нам визит, но среди званных обедов, ужинов, приемом, они нередко виделись, порой подолгу общаясь между собой. Меня выводила из себя подобная ситуация. И теперь уже поздно было отрицать, но во мне говорила яростная ревность. Я ревновала к той легкости, которая все еще была между ними, к тому, сколь беспечным рядом с ней становился Грэм, к тому, как непринужденно их закончившаяся дружба возрождалась. О, я жаждала избавиться от этой женщины и даже считала дни до окончания сезона. Леди вновь отбывала в Европу к своим молодым любовникам и столь любимому ей искусству.
  Пусть, я понимала, что между ними нет любовной связи. Даже моим затемненным ревностью глазам, это было очевидно, меня раздражало само присутствие этой женщины в моей жизни. Мы никогда не смогли бы договориться, а уж теперь, когда я заняла почти все ее позиции обществе... Баронесса явно не обрадовалась такому повороту. Информация. Вот что было целью леди Лесли. Разве что способ ее получения у нас с ней был слишком разный, да и применение отличалось в своей сути. Баронесса просеивала мелочи, интересовалась случайно оброненными словами, располагала к себе мужчин, а порой не гнушалась и шантажом, чтобы выведать необходимое. Она стремилась знать о землях, титулах, наследстве, выгодных союзах и партиях, моей же основной страстью так и остались финансы. Я больше интересовалась промышленностью, банками и масштабными проектами, такими как Ост-Индская компания, хотя не пренебрегала и тем, что собирала баронесса. К тому же, после того, как за мной в узком кругу нашего общества закрепилось прозвище "Сокровище" со мной еще активнее многие стремились дружить, и я извлекала из этого пользу.
  Я задумчиво обвела взглядом зал. Полночь приближалась. В скором времени пробьют часы и гости сбросят маски, стремясь узнать собственных собеседников. Кого-то это знание огорчит. Я улыбнулась уголками губ и приготовилась ждать того, что последует после.
   - Сегодня вас было сложно отыскать, леди Рейфорд, - хриплый низкий голос баронессы Лесли раздался слева от меня.
   - Я так надеялась остаться неузнанной, - шутливо покачала головой я, гадая, что привело эту женщину ко мне, и повернулась к ней.
   - О, уверенна, что наблюдательные люди узнали вас с первого взгляда, миледи, - баронесса улыбнулась пухлыми губами. - Ваша осанка, манера держаться, величие. Признаться, я даже завидую подобному умению.
   - Вам ли завидовать, баронесса? - я слегка склонила голову, принимая пояснение. - Вы и сейчас можете поспорить с Афродитой, которую изображаете.
   - Полагаю, обмениваться любезностями мы можем еще очень долго, миледи, - моя собеседница снова улыбнулась и неожиданно заметила. - Я не сразу поняла, что вас стоит искать на излюбленном месте Рейфорда.
   - Не находите ли странным, - я отбросила притворный тон, - что вы искали меня, а мой муж вас. Признаться, я думаю, он до сих пор вас ищет.
   - Мы виделись еще в самом начале вечера, - леди изящно пожала плечом, - потом он оставил меня ради беседы с Фолкстоуном, они что-то довольно серьезно обсуждали, а более я его не видела.
   - Так что же вас привело ко мне, миледи? - меня удивляла подобная откровенность.
   - Не столь давно я попыталась навести кое-какие нужные мне справки среди нашего общего круга друзей. И каково же было мое удивление, когда мне ответили, что этими вопросами уже давно занимаетесь вы, - леди Лесли одним движением сняла изящную маску, напоминая, что только что прибила полночь.
   - Неужто в этом есть что-то удивительное? - чтобы снять собственную маску мне потребовалось чуть больше времени. - Вы покинули Англию, а дела требует присмотра.
   - Достойный ответ, - согласилась леди Лесли. - Видимо, Уоррен принял это, как данность.
   - Не знаю. Я не отчитывалась перед маркизом, - настала моя очередь пожать плечами, краем глаза отмечая, что в центре понемногу начинает образовываться пустое пространство для речи старого герцога.
   - Кажется рядом с Линтоном леди София Кендал, - вслед за мной повернула голову баронесса, делая вид, что обсуждали мы намечающуюся помолвку.
   - Да, мы дебютировали в один год, - я отметила, сколь гармонично смотрелась эта пара.
   - Вот как? - приподняла бровь леди Лесли. - Вы не выглядите удивленной, леди Рейфорд, а это удивительно, что маркиз женится почти на старой деве с небольшим приданным.
   - Нет, не удивлена, - я наблюдала за тем, как герцог величественно заговорил. - Именно я представила их друг другу. Из леди Софии получится прекрасная маркиза и герцогиня.
  Мы, действительно, дебютировали вместе. Старшая дочь графа леди София Кендал была одной из тех немногих женщин, с которыми я могла найти в то время общий язык. Даже мой покойный родитель высоко ценил ее, утверждая, что она станет достойной партией для маркиза Ярмиш, с которым тогда была помолвлена. К сожалению, свадьба так и не состоялась. Маркиз умер по какой-то случайности, потом ее отец проиграл почти все свое состояние в карты, и София долгое время провела в провинции. В этот сезон их тетка решила оказать покровительство младшей дочери графа, которую пора было выводить в свет, заодно прихватив и Софию в качестве компаньонки для себя и собственных дочерей. Остальное было совсем просто. Я встретила леди Софию на одном из приемов и тут же познакомила ее с Линтоном, который как раз подыскивал себе жену. Выбор маркиза был предрешен. Все-таки я не ошиблась в нем, оценивая, как умного и проницательного мужчину. Он умел заглядывать за фасад и желал, чтобы его супруга не имела никакого отношения к обществу. К тому же Софию готовили специально на роль супруги политика. На мой взгляд, это была блестящая партия.
   - Соглашусь, - леди Лесли закончила придирчиво изучать новоявленную невесту. - Эвелин уже кусает себе локти.
   - Линтону давно следовало ее бросить, - я усмехнулась.
   - Говорят, леди Ховард снова вышла замуж и счастлива в браке, - баронесса снова повернулась ко мне.
   - Безусловно. Леди получила то, чего желала, - я аккуратно поаплодировала вместе со всем залом, когда герцог закончил говорить и передал слово маркизу.
   - В обмен на информацию о моих делах, - чуть прищурилась леди Лесли.
   - В обмен на информацию о ваших делах, - я не стала отрицать.
   - Странно, что Имоджен искала вашего покровительства, хотя гораздо старше и изворотливее, - позволила себе удивиться баронесса.
   - Я знаю много полезных людей. Вам ли не знать, миледи, что женщины порой могут много больше мужчин? - улыбнулась я.
   - Конечно, особенно, если их называют: "сокровищем", - немного язвительно заметила леди.
   - Просто я умею делать правильные ставки, - я приподняла руку в предупреждающем жесте.
   - Да, с Эвелин я просчиталась, - леди Лесли поправила локон и закончила с неожиданной горечью. - Вы и с Рейфордом сумели поставить правильно.
   - С Рейфордом? - я едва не рассмеялась. - Переиграть виконта на его собственном поле? Какая оригинальная шутка, миледи.
   - Признайте, вы сразу заняли особое место в его жизни, - леди Лесли пристально посмотрела мне в глаза.
   - И это зависело не от меня, - я качнула головой. - Рейфорд умеет расставлять приоритеты.
   - И вы занимаете первое место, - подчеркнула баронесса.
   - Я бы многое отдала, что занимать другое, - старая горечь едва не прорвалась в мой голос.
   - Издеваетесь? - приподняла обе брови Беатрис. - Почти все женщины в этом зале отдали бы душу, чтобы быть на вашем месте.
   - Вы в том числе, - жестко сказала я. - Но вы не на моем месте, и вы не знаете, что значит быть с ним, жить с ним, не так ли, баронесса?
   - И как я этого хотела... - леди подалась вперед.
   - Хотели? - я все-таки рассмеялась. - Порой стоит бояться собственных желаний. Я тоже хотела. Любви и свободы, миледи. А получила одержимость и клетку. Как вам такая замена? Цените то, что у вас есть сейчас, баронесса.
  Леди Лесли ошеломленно на меня посмотрела, а потом неожиданно перевела взгляд за мою спину, туда, где я уже давно почувствовала Рейфорда. Он не подходил, лишь наблюдал за тем, как мы общаемся. Следил, если быть совсем точной. Я снова тихо рассмеялась и сказала:
   - Я вас покину, леди Лесли. Хочу поздравить маркиза с помолвкой.
  Баронесса рассеяно кивнула, не отпуская взгляда от моего мужа. Что ж, сейчас мне не было здесь места. К слову, леди Лесли больше не покидала Европу.
  
  
  Глава XXXII.
   Одно движение навстречу... и мир изменился.
  Из писем Джордана к Рейфорду
  
  Июль, 1819 год.
  Летний полдень застал меня на небольшой веранде, которую мы не так давно пристроили к дому. Мне нравилось пить тут чай, наслаждаться свежим воздухом и порой заниматься своими делами. Вот и сейчас, я поднесла к губам чашку с ароматным напитком и улыбнулась мыслям. Мне было спокойно. Не было тревоги или горечи, мне даже казалось, что я, наконец-то нахожусь в определённой внутренней гармонии.
  В этот раз мы не стали оставаться в Лондоне до конца сезона. В конце июня приехал Джордан, а следом за ним прибыл и Джонатан, решив провести свои каникулы с нами. Меня это скорее радовало, чем огорчало. Мне не нравилась некая напряженность, которая царила в обществе, прячась в углах больных зал. Уоррен был слишком хмур, Карсли молчалив, а Адмайл неожиданно спокойно отреагировал на то, что его дочь не стала маркизой Линтон. Что-то назревало. Пусть медленно, исподволь, но я кожей ее чувствовала. Я только пока не знала, какую роль играет во всем этом мой супруг. Окончательно задумавшись, я не обратила внимания на появление Джордана.
  - Ты изменилась, - граф поднялся на веранду из сада.
   - Разве? - я отставила от себя чашку. - Вы уже вернулись с прогулки?
   - Да. Грэм с Натом ушли в кабинет. Они поспорили о чем-то, теперь будут разбирать бумажки и искать верный ответ, - Джордан сел напротив меня.
   - Мальчик совсем вырос, - я провела пальцем по краю столешницы. - В следующем году будет поступать в Оксфорд.
   - Все-таки Оксфорд? Почему не Кембридж? - граф дождался, пока я наполню его чашку чаем.
   - Решал Нат. Рейфорд сказал, что согласен на все, кроме богословия, - я улыбнулась.
   - Как его до сих пор не отлучили от церкви с такими взглядами? - Джордан сделал первый глоток.
   - Он тебе не рассказывал? Пару лет назад здесь сменили отца-настоятеля. И новый преподобный излишне ретиво принялся за исполнение собственных обязанностей. На столько, что даже прибыл в Рейфорд-холл, - я заправила выбившуюся прядку за ухо.
   - И что же дальше? - граф ждал продолжения.
   - Рейфорд пожалел, что старый преподобный скончался, а мне пришлось задействовать старые связи маркиза Апревилля в духовенстве. Никогда не думала, что мне пригодится подобная дружба родителя. Теперь у нас вновь новый лояльный к выходкам Рейфорда отец-настоятель. Принимает пожертвования, оказывает помощь страждущим и не донимает Грэма.
  Джордан рассмеялся:
   - Грэм вновь прекрасно устроился. Могу представить, как он ярился.
   - Не то слово. По-моему столь сильные проклятья на голову церкви не посылали даже ведьмы, когда их сжигали.
   - И все-таки ты ушла от темы, Ариан, - Джордан сложил руки в замок и поставил на них голову, внимательно за мной наблюдая.
   - Ты о том, что я изменилась? - я скопировала его позу так, что мы оказались едва не нос к носу, изучая друг друга.
   - Признаться, я не сразу обратил внимания на это, что могло бы стоить мне жизни в другой ситуации, - граф не отводил взгляда. - Мы познакомились не в самый лучший для тебя период. И все то время, что я тебя знал, ты была немного другой. А сейчас в тебе будто пробивается свет, и я начинаю понимать, чем был столь заворожен Рейфорд, когда вы встретились.
   - Свет? - я рассеяно отвела глаза. - Я не чувствую в себе света, Джордан. Но мне стало спокойно. Быть может, я что-то в себе преодолела? Может, пережила. Прошлое ушло, и я больше не хочу смотреть назад. Во мне появилась надежда на будущее, стремление к будущему. Знаешь, мне есть ради чего жить.
   - Понимаю, - Джордан тряхнул головой так, что прядь черных волос снова упала ему на глаза и немного поморщился.
   - Что-то не так? - я приподняла бровь.
   - Всего лишь головная боль, Ариан, - граф потер висок.
   - Хочешь, сделаю массаж? Рейфорд как-то научил меня, когда мигрень особенно разыгралась.
   - Буду признателен. Сегодня все утро не могу от нее избавиться, даже прогулка не помогла, - Джордан кивнул и вновь поморщился.
  Я встала и обошла стол, чтобы остановится за спиной у графа. Отбросила за спину мешающие волосы и мягко провела ладонью по голове Джордана, разбирая жесткие пряди, и убирая мешающую ему. Еще раз погладила и опустила пальцы на его виски, мягко надавливая и делая круговые движения то в одну, то в другую сторону. Затем, слегка помассировала ему лоб, вынуждая его откинуться на меня. Джордан начал расслабляться, но продолжал внимательно на меня смотреть снизу вверх. Я не знала, что в тот момент было в его глазах. Признательность? Нежность? Тепло? Что-то еще? Он сильнее прижался ко мне затылком, окончательно отдаваясь моим рукам и теплу летнего дня, почти погружаясь в дрему. Мы совсем не заметили появления нового действующего лица.
   - И что здесь происходит? - голос Рейфорд будто стегнул по мне, заставив резко приподнять голову и убрать руки от Джордана.
   - У меня разболелась голова, - хрипло ответил граф. - Ариан оказала мне помощь.
   - От головной боли отлично помогает топор, - Грэм полностью вошел на веранду, хмуро оглядывая меня.
   - Не стоит утруждаться, - Джордан поднялся, занимая позицию так, будто готов был меня защитить. - У Ариан великолепно получается с ней справляться.
   - Я заметил, - Грэм немного обошел кузена, все темнея взглядом. - Ты уже бодр и весел. Не оставишь нас?
   - Боюсь, мне нравятся местные виды, - Джордан улыбнулся, явно не намереваясь уходить.
   - Тогда мы оставим тебя, - Рейфорд протянул мне руку. - Ариан, я очень хочу с тобой кое-что обсудить. Наедине.
   - Не ходи, - граф твердо смотрел на виконта.
  Я знала, что он прав с одной стороны. Наше общение с Рейфордом сейчас явно закончится громким скандалом, но и промедление обернется едва ли не худшим. Я видела в глазах мужа ту нарастающую темноту, о которой почти успела позабыть, и лишь надеялась, что он не сорвется тут же.
   - Пожалуй, нам, действительно, стоит поговорить наедине, - я приняла руку мужа, стараясь не замечать, что он слишком сильно ее стиснул и почти дернул меня на себя, оттаскивая к выходу. - Увидимся, Джордан.
  Граф лишь напряженно посмотрел нам вслед. Я чувствовала, что он колеблется, но лишь ускорила шаг, чтобы не выглядело так, будто Рейфорд меня тащит, и качнула головой, запрещая. Не стоит ему влезать в наши отношения. Пока безумие Рейфорда готовилось выплеснуться в привычной манере, а что случится, если Джордан вмешается? Я боялась задумываться.
  Грэм почти втолкнул меня в спальню и тут же запер за собой дверь, начиная наступать на меня. Я видела, как в его взгляде разгорается темное пламя, расширяясь от зрачка и поглощая светлый цвет его глаз. Сейчас он меня совсем не услышит. Не услышит пояснений, что я, действительно, лишь помогла Джордану. Не поймет, что его ревность снова будит в нем ярость. Не остановится на полпути и не станет довольствоваться иллюзией контроля. Здесь и сейчас хищник в нем желал схватки и победы. Неважно как, но он жаждал утвердить собственное превосходство, заклеймить снова свою давнюю добычу. Может, настало время поиграть. Я плавно двинулась по кругу в обход Грэма, копируя его скользящий шаг. Виконт хмыкнул и что-то прорычал себе под нос, но принял подобное начало.
  Сейчас я не искала ни предметов, которые можно в него кинуть, не пыталась бежать или бояться. Я собиралась попробовать быть с ним так, как он того желает. Потому что я так решила. И задумываться о том правильным было это решение или нет, я буду завтра утром, когда проступят все последствия моего поступка. Мы будто исполняли танец, который видели в Испании. Танец тореадора и быка. Оставалась ткань. Одним движением я сдернула белую скатерть украшающую столик, не обращая внимания на то, что стоявшая на нем ваза полетела на пол, разбившись на тысячи осколков. В глазах Рейфорда зажглось понимания, а я демонстративно тряхнула полотном, приподняв бровь:
   - Потанцуем?
  Грэм бросился вперед, почти схватив меня за край юбки. Я увернулась и вновь пошла по кругу:
   - Что не можешь поймать меня?
  В этот раз в руках у Рейфорда остался кусок платья, который он тут же раздраженно отбросил. Я знала, что он не более, чем играет, точнее, пока позволяет вести свою партию мне. Еще немного и ему это надоест.
   - Ты никогда не сможешь меня покорить, Натаниэль, - мой голос оставался холодно спокойным, лишь подстегивая его.
   - Замолчи! - Грэм остановился возле комода и вытащил оттуда свои любимые веревки.
   - Думаешь, так ты что-то докажешь? - я тоже остановилась, расправив перед собой ткань.
   - Думаю, мне надоело играть в игры!
  Рейфорд легко поймал меня, швырнув на постель так, что выбил воздух из легких. Я выругалась по-французски и бросила ему в лицо скатерть, которую все еще сжимала, перекатываясь на другую сторону кровати.
   - А я не играю, Грэм! Я не твоя собственность! - я больно дернула его за волосы, когда он наклонился ко мне.
   - Ты замолчишь или нет?! - виконт раздраженно дернул свой шейный платок, одновременно пытаясь меня удержать.
   - Убирайся в ад! - я прошептала ему это на ухо.
  Рейфорд зарычал и неожиданно затолкал мне в рот свой платок, сотворив из него кляп. Я гневно замычала и взбрыкнула уже всерьез, но Грэм лишь рассеялся, связывая мои руки.
   - Бейся, Ари, бейся, - он больно прикусил мочку моего уха и сполз к ногам, перехватив их, чтобы я не пиналась. Еще пара мгновений, и ноги тоже оказались надежно зафиксированы, а Рейфорд рванул платье в стороны. Кажется, снова предстоит пополнять гардероб.
  Отвязал меня полностью Рейфорд уже поздним вечером. Кажется, его забавляло мое молчание. Кляп он попробовал вытащить еще раньше, но тут же получил красочную порцию французских ругательств в свой адрес и решил вернуть его обратно. В отместку я исхитрилась укусить его за палец. Грэм лишь смеялся, а затем приказал подать ванную в свою спальню и собственноручно искупал меня.
  Руки и ноги саднили, а на шее явно снова будет лиловый синяк. Во рту все еще оставался привкус ткани, а уголки губ натерло, но в целом все не было таким уж плачевным. Я потянулась на кровати и укуталась в одеяло так, чтобы наружу выглядывал только нос. Мне дико хотелось спать от впечатления, что на мне практически ездили. Рейфорд лениво провел рукой по моему бедру и спокойно спросил:
   - Так что же все-таки это было?
   - Если ты про Джордана, то у него, действительно болела голова, - я зевнула. - А если про мою реакцию, то я решила приручить твое безумие.
  Я снова зевнула, окончательно засыпая. Завтра, обо всем я подумаю завтра.
  
  
  Глава XXXIII.
   Есть то, что нас объединяет. Порой я думаю, что это безумие.
  Из писем Ариан к Рейфорду
  
  Июль, 1819 год.
  Утро ворвалось в мой сон довольно неприятно - бьющими в глаза лучами солнца. Я поморщилась и постаралась зарыться под одеяло глубже и уснуть снова. Моим надеждам не суждено было оправдаться. Одеяло поехало вниз. Я заворчала и потянула его снова вверх, тихо ругаясь себе под нос. Когда оно окончательно куда-то уплыло, вместо того, чтобы встать, я перевернулась на живот и спрятала голову под подушку. Рейфорд тихо рассмеялся. Кто бы сомневался, что именно он развлекается за мой счет. Дурная привычка у моего супруга будить меня, когда сам он не спит. Холодные пальцы мужа пробежались по позвоночнику, вынуждая поежиться и постараться отползти подальше на другой край.
   - Вставай, Ариан, - виконт приподнял уголок подушки, накрывающей мою голову. - Проспишь весь пикник.
   - И замечательно, - я буркнула это себе под нос и свернулась калачиком, так как подушку также отобрали.
   - Утро уже давно наступило, - виконт продолжил донимать меня. - Поднимайся, Ари.
   - Как ты можешь быть таким поразительно бодрым, когда мы полночи не спали? - я раздраженно села и сдула упавшую на лоб прядь.
   - Умывание холодной водой пойдет и тебе на пользу, - Грэм говорил довольно, но я почувствовала в нем напряжение. Опасается, что снова стану убегать?
   - Не надейся, - я потянулась, выгибая спину.
   - На что? - приподнял бровь Рейфорд.
   - На то, что я сбегу. Мне надоело, - я тряхнула головой и немного поморщилась от боли в шее.
   - Теперь это называется так? - виконт в одно мгновение оказался передо мной, сжав ладонями мое лицо, вынуждая смотреть прямо на себя.
   - Называй так, как тебе угодно, Грэм, - я не отвела взгляд.
   - И тебя, моя прелесть, больше не смущает это? - он провел пальцем по синяку на шее. - И это? - рыка скользнула по синякам на ключицах и груди. - Это? - Рейфорд указал на отметины на бедрах.
   - Прекрати! - я отбросила его руку. - Мне все это также не нравится, как и твои игры с веревками. Ты знаешь об этом. Но я готова принимать тебя таким, какой ты есть, Натаниэль. Я хочу попробовать и не знаю, смогу ли так жить. Вчера я боролась. С тобой, твоим безумием, собой. И я победила, хоть и проиграла. Парадокс, Грэм?
   - Жизнь, Ари, - он поцеловал меня в уголок губ. - Тебе стоит надеть закрытое платье.
   - Менее жаркое время для своих забав ты не мог выбрать, - я усмехнулась и встала. Что будет дальше, покажет время.
  На пикник мы отправились к памятному озеру. В пути я наблюдала за мужчинами, стараясь держаться чуть позади них. Широкие полы шляпки позволяли скрыть выражение глаз и защищали от солнца. Джонатан, например, всю дорогу едва ли не подпрыгивал в седле и был полон энтузиазма. Он собирался попробовать все: плавание в холодной воде наперегонки, лазание по деревьям и салки, в который мне по старой памяти отводилась не последняя роль. Рейфорд добродушно поглядывал на сына, отдавая тому первую роль. Виконт, как и всегда, смотрел на все забавы своего сына сквозь пальцы. Он позволял ему опасные скачки, состязания, споры и пари, лишь отслеживая, чтобы Нат не натворил глупостей. К счастью, Джонатан был намного сдержаннее своего отца и вообще отличался редким благоразумием, лишь приправленным порывистостью молодости.
  Джордан же был наиболее отстранен. Он явно что-то обдумывал и выглядел погруженным в себя, что, впрочем, не помешало ему поймать зазевавшегося Ната, который крутил головой и едва не выпал из седла. Рейфорд на это проворчал, что стоило позволить мальчишке свалиться для закрепления урока, но Джордан лишь рассмеялся и потрепал племянника по волосам. Порой граф косился на меня, оглядывал внимательным, подмечающим детали взглядом и снова отворачивался, стоило мне или Рейфорду поймать его на этом. Эти мужчины были такими разными и такими похожими. И Нат теперь скорее походил на своего дядю, чем на отца. Он вытянулся вверх, хотя мы ожидали, что он не будет обладателем высокого роста, как и Рейфорд, немного угловато раздался в плечах и взирал на мир точно такими же темными глазами, как и Джордан. Вот только прищур глаз и некоторые жесты выдавали в нем сына своего отца. Приподнятая пока еще в удивлении бровь, резкий взмах руки. Пожалуй, из них троих Нат обещал стать самым красивым мужчиной. Но ему еще стоило подрасти.
   - Ари! - Джонатан окликнул меня. - Смотри! Мы почти приехали!
  Действительно, озеро показалось из-за поворота, поблескивая своей гладью на солнце. Я поежилась, вспоминая его холод и подумала, что в этот раз Грэм ни за что не затолкает меня туда.
  Пока мужчины занимались лошадьми, мы с Джонатаном расстелили привезенные покрывала и достали припасы. Я вцепилась зубами в еще теплую булочку, так как не успела позавтракать, и тут же возмутилась, когда добычу нагло отнял у меня Джордан.
   - Леди не должны столь жадно жевать? - граф шутливо погрозил мне пальцем и откусил приличный кусок сдобы.
   - Если бы вы не затеяли пикник, леди не осталась бы без завтрака. А если бы Рейфорд не затеял выяснение отношений, то и без ужина, - я насупилась.
   - Прости, - Джордан подал мне другую булочку, покосившись на Грэма, который что-то обсуждал с сыном. - Наверное, мне следовало вмешаться.
   - Нет, - я попыталась подобрать слова. - Понимаешь... Грэм порой склонен к вспышкам злости, - я машинально потерла пострадавшее запястье.
   - Знаю, - граф проследил за моим жестом и одним пальцам отодвинул рукав, обнажая синяки. - Я все знаю, Ариан.
   - И давно? - мне вдруг стало любопытно.
   - Он всегда был...ммм... подвержен вспышкам злости. Хотя когда-то пытался бороться с такими пристрастиями. Но Грэм - человек сильных желаний и жаждой контроля. Он никогда не умел до конца сопротивляться себе. В этом его сила и его слабость, - Джордан не отводил взгляда.
   - Он говорил мне. О своем первом браке, обо мне, о нас, - я кивнула.
   - Брак с тобой стал для него зажженным фитилём к бочке с порохом. Что в тебе так притягивает мужчин, Ариан? - граф едва приподнял мой подбородок.
   - Ко мне притягивает лишь одного мужчину. А он своей страстью сделал меня слишком интересной для других. Во мне нет ничего необычного, Джордан, - я распрямила плечи.
   - Ты ошибаешься. Ни одна женщина в здравом уме не согласилась бы терпеть Рейфорда. Быть равной ему, принимать его, - мой собеседник все еще вглядывался в мое лицо, будто искал ответы.
   - Так, может, я безумна?
  Джордан не успел мне ответить, на нас упала тень моего мужа:
   - Вы закончили шептаться? Нат уже устал ждать. Ему не терпится обойти нас в заплыве, - Рейфорд был хмур.
   - Иду, - Джордан плавно поднялся на ноги с покрывала и наигранно весело поинтересовался. - Надеюсь, вы оба приготовились к поражению?
   - Не дождешься! - Джонатан уже сбросил рубашку и едва не приплясывал на берегу. - По правилам состязания прекрасная леди должна одарить победителя!
   - Надкушенная булочка подойдет? - я продемонстрировала ее пасынку.
   - Нет, - Нат задумался, а потом закончил, лукаво поглядывая на все еще хмурого отца. - Поцелуй. Леди одарит победителя поцелуем.
  Я открыла было рот, чтобы возразить, но Рейфорд перебил меня:
   - Согласен.
   - И я, - Джордан стягивал второй сапог.
   - А меня вы не хотите спросить, уважаемые лорды? - я поднялась на ноги, чтобы видеть весь заплыв.
   - А мы уже все решили, - Нат кивнул головой в подтверждение.
   - Настоящий сын своего отца, - мне оставалось лишь махнуть на все рукой.
  Первый заплыв Джонатан проиграл. Все-таки соревноваться с тренированными и сильными мужчинами, он пока не мог. Но не расстроился, выбрался на берег и стребовал себе яблоко в качестве приза за третье место. Кузены же решились на еще один заплыв, чтобы побороться в полную силу между собой. Как я подозревала, Рейфорд физически был сильнее Джордана. И сойдись они на ринге, вряд ли бы граф победил, несмотря на все свое умение. Но сейчас за счет своего роста и быстроты, Джордан медленно, но верно вырвался вперед, приплыв к берегу первым. Оба кузена тяжело дышали, и с них лилась вода. Они выбрались из воды, встряхнулись похожими движениями и выжидательно посмотрели на меня.
   - Мой приз! - Джордан указал на свою щеку, благоразумно не став провоцировать Рейфорда.
  Я улыбнулась и подошла нему, приподнимаясь на цыпочки и едва касаясь влажной кожи пальцами. Поцелуй вышел легким. Едва коснувшись губами холодной щеки Джордана, я тут же отступила, немного замявшись, за что и поплатилась. Нат, который к этому времени уже успел переодеться, и пронаблюдать за вручение приза, подскочил ко мне сбоку и видимо не рассчитал толчок.
   - А теперь салки! Ты водишь, Ариан!
  Я взмахнула руками, поскользнулась на влажной траве и полетела в воду. Все-таки искупаюсь. Прежде чем уйти под воду с головой, я заметила, как ко мне бросается Рейфорд, а Джордан отвешивает жесткий подзатыльник Нату.
  Из холодной воды меня вытащили почти мгновенно. Увы, наглотаться ее от неожиданности я тоже успела. Первое, что я сказала, оказавшись на берегу было:
   - И, конечно, другой одежды для меня у вас тоже нет, - после чего закашляла.
  Мужчины виновато развели руками, а Нат получил второй подзатыльник от отца.
   - Раздевайся, Джнатан! - Рейфорд гневно посмотрел на сына. - Теперь будешь сушить свои мокрые вещи на себе, а Ари наденет сухое. В следующий раз думай прежде, чем делать.
   - Прости, Ариан, - пасынок сгреб развешанные влажные вещи.
   - Что уж теперь, - я вылила воду из шляпы и отжала волос, наблюдая за тем, как Нат скрылся в ближайших кустах.
   - Ари, ты похожа на мокрую взъерошенную птичку! - Рейфорд все же не выдержал и захохотал.
   - А уж полет до воды! - Джордан тоже рассмеялся и бросил мне полотенце.
   - Наверняка был грациозен, как леди Шелдон, - я сама улыбнулась, представив себя со стороны.
   - Я помогу тебе переодеться, - Рейфорд забрал у подошедшего сына сухие вещи и махнул рукой в сторону тех же кустов.
  Вернулись мы через несколько минут, за которые Джонатан успел насобирать хворост для костра. Пасынок старался не сидеть на месте, добросовестно суша одежду на ветерке.
   - Он не заболеет? - я с тревогой посмотрела на подпрыгивающего Ната, все-таки ветер был не самым теплым.
   - Джонатан здоров, как теленок, - Грэм качнул головой, забирая свою одежду, чтобы тоже переодеться. - А если заболеет, то еще точнее запомнит, как себя следует вести.
  Я вздохнула, принимая такое объяснение, и села на покрывало напротив Джордана.
   - Выпьешь? - он предложил мне открытую фляжку с чем-то крепким.
   - Немного. Стоит согреться, - я взяла напиток и сделала обжигающий глоток, вновь закашлявшись. - Как вы это пьете?
   - Просто, - Рейфорд опустился за моей спиной, отбирая фляжку и делая несколько глотков.
   - Сумасшедшие! - я откинулась на плечо мужа.
   - И это говорит женщина, которая с нами связалась, - Джордан рассмеялся, окончательно стирая напряжение.
   - Похоже, безумие наша семейная черта, - я повернула голову, утыкаясь носом в шею Грэма, вдыхая тот самый запах и закрыла глаза. Пусть этот день станет началом чего-то нового. Мне снова так хотелось любви.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава XXXIV.
   Любовь... Теперь я понимаю, что никогда не смогу избавиться от этого чувства
  Из писем Джордана к Рейфорду
  
  Октябрь, 1819 год.
  Рейфорд не любил приемы. Особенно он не любил приемы в собственном доме, но, тем не менее, раз в сезон скрепя зубами отдавал приказ начать подготовку к балу или ужину. От этого у него тут же портилось настроение, а когда оно у виконта портилось, он нередко стремился испортить его и окружающим.
  Грэм жалел, что нельзя просто перебить половину из присутствующих гостей в его доме. Оставшуюся половину, он предпочел бы сначала помучить. И лишь редкие избранные выбрались бы отсюда целыми. Живо представив подобную картину, Рейфорд предвкушающе улыбнулся так, что какая-то излишне впечатлительная дамочка тут же скрылась с его пути, едва не расталкивая прохожих. Может, стоит поймать ее и под предлогом внимания хозяина дома довести до обморока? От перспективы виконт скривился. До чего он почти докатился, пытаясь поднять себе настроение. До банальной травли. Скучно. А Рейфорд не любил скучать.
  В их маленьком тайном болотце, во главе с жабой Уорреном, как еще с пор, как больше года назад Фолкстоун обратился к нему со странным предложением, нарастало напряжение. Не все были довольны маркизом и граф, если все еще намеревается уничтожить главу, найдет себе сторонников. Пусть не сейчас, но в следующем году у Фолкстоуна будут вполне реальные шансы победить. Его позиция окрепнет, он окончательно проявит себя, как сильный оппонент, покажет свою силу, сторонников и линию поведения. Да, трон под Уорреном вполне может расшататься. А маркиз слишком привык, что напрямую ему почти никто не противоречит, поэтому расслабился. Зря.
  Рейфорд, наконец, занял свою излюбленную позицию в углу зала и первым делом нашел взглядом свою жену. Она кружилась в вальсе с Джорданом. Ему показалось или тот слишком сильно ее прижимал? Додумать почти крамольную мысль Грэму не дали, что вызвало в нем новую волну раздражения.
   - Прекрасный прием, Рейфорд, - Фолкстоун едва ли не по мановению волшебной палочки появился из толпы. Точно выжидал поблизости, хитрый змей.
   - Благодарить стоит мою супругу, - виконт подумал, что может быть отделается от графа.
   - Я непременно выражу леди Рейфорд свое восхищение, - Фолкстоун подошел поближе. - Она - настоящее сокровище.
   - Как вы все любите повторять эту фразу, - Грэм прислонился плечом к стене. - Даже тупой уже бы давно выучил, что моя жена - настоящее сокровище. Вы сомневаетесь в моих умственных способностях, Фолкстоун?
   - Как можно, Рейфорд, - графа не просто было смутить. - Вы один из умнейших людей нашего времени, я бы сказал, что только не все это по достоинству ценят.
   - И вы полагаете, что сможете оценить мой ум? - виконт приподнял бровь.
   - Не только ваш, но и вашей очаровательной супруги, - ответил граф.
   - Даже так, - Рейфорд протянул слова. - И как вы планируете это делать?
   - Помнится, мы обсуждали с вами, что наше общество загнивает, - Фолкстоун решил начать издалека, дождался кивка Грэма и продолжил. - Нам давно пора поднять на новый уровень. Политическая арена требует новых свежих решений, действий. Нам стоит широко заявить о себе, оставив, конечно, наши секреты в тайне. А вы можете занять одну из лидирующих позиций, Рейфорд, тем более, что столь удобно женаты. Ведь не для кого ни секрет, что леди Ариан должна была стать женой политика.
   - А почему вы не пойдете с вашими прогрессивными идеями к Уоррену? Быть может, маркиз оценит ваше стремление? - виконт знал, что не оценит, но ему было интересно, что ответит Фолкстоун.
   - Уоррен - слишком любит то место, которое занимает сейчас и не желает перемен, - граф сжал руку в кулак и тут же ее разжал. - Он считает, что материальная выгода вполне достаточный аргумент для нашего положения.
   - Согласен. Уоррен не жалует политику, - Рейфорд оттолкнулся от стены и встал напротив графа. - А вы плохо выполнили домашнее задание, Фолкстоун.
   - О чем вы? - граф напряженно смотрел на виконта.
   - О том, что я сказал вам собрать информацию, прежде чем вновь подходить ко мне.
   - Считаете, я не знаю слабых мест маркиза? - надменно спросил Фолкстоун.
   - Нет. Здесь, я уверен, вы превзошли себя. Вы не знаете меня, граф. Я не люблю политику и обожаю деньги. Как думаете, вы сможете меня уговорить? - Рейфорд зло рассмеялся и пошел прочь.
   - Любого человека можно уговорить, виконт, - Фолкстоун бросил свой ответ в спину виконту.
  Чертов граф! Чертов надменный властолюбивый хлыщ! Рейфорд едва не выругался в голос, пытаясь сдержать свою злость. Как же сильно его припекло, раз он столь жаждет заполучить его в союзники. И судя по всему графу совсем не важно, в добровольные или нет. Видимо не хватает силы для поединка. Да, с Рейфордом за спиной у Фокстоуна не было бы шанса проиграть. Грэм все-таки выругался. Ему нужен был план. Он не собирался позволять Фолкстоуну менять тот порядок дел, который устраивал его самого. И как назло никаких идей не приходило в голову, что еще больше раздражало Рейфорда. Примерных сторонников вычислить было бы не очень сложно, но вот саму комбинацию. Жаль, виконт не умел читать чужих мыслей. И под удар снова попадет Ариан. Пожалуй, стоит предупредить ее. Грэм вновь оглядел танцующих и снова обнаружил свою жену в паре с Джорданом. Да они издеваются над ним сегодня?! Ему совсем не показалось, что кузен прижимает Ариан чуть теснее положенного. Сторонний наблюдатель и не заметит, но Рейфорд слишком часто наблюдал за ней, чтобы не обратить внимания на малейшие изменения. Похоже, он сейчас оторвет слишком длинные руки другому графу.
  Рейфорд остановился, скрестил руки на груди и стал почти прожигать взглядом черноволосый затылок кузена. Виконт прекрасно знал, что это не оставит того равнодушным. Действительно, Джордан напрягся, немного повернул голову в одну и другую сторону и переменил положения рук, будто готовился закрыть собой Ариан в случае опасности. Видимо, это действие и спасет ему жизнь сегодня. Наконец, Джордан заметил кузена, поймал его взгляд и медленно моргнул, показывая, что понял, что ему стоит подойти.
  Вот музыка кончилась, пары распались и раскланялись, и Джордан отвел Ари чуть правее места, где стоял Рейфорд. Виконт повернул голову и отметил, что кузен оставил его жену в компании с леди Джейн Холланд. Хороший выбор.
  Граф подошел к Рейфорду минутой позже. Его лицо было вежливо спокойным, но в глубине глаз, Грэм видел отблески пока непонятных для него чувств. Он выдохнул, слегка сдерживая свою злость и поинтересовался:
   - И что это ты вертишься вокруг моей жены, Джордан?
   - О чем ты? - граф не отвел взгляд, - Всего лишь два танца. Я всегда танцую с Ариан.
   - Да? И прижимаешь ее к себе ты тоже всегда? - почти выплюнул Рейфорд.
   - Ты не прав, Грэм, - в глазах Джордана мелькнуло беспокойство.
   - Да, ты делаешь это только в последнее время, кузен, - Грэм подошел ближе. - Что изменилось этим летом, Джордан?
  Граф закрыл глаза на мгновение, а потом вновь посмотрел на виконта. И Грэм понял. Понял, что тот так надеялся скрыть, ведь сам нередко видел такой взгляд в собственном зеркале, когда думал об Ариан.
   - Чертов ублюдок! - Рейфорд с замаха впечатал кулак в челюсть Джордана.
  Кто-то закричал, где-то запричитала какая-то дама, а виконт все еще пытался удержать свое бешенство, которое требовало разорвать соперника на части. Чертов кузен ухитрился влюбиться в его жену! Грэм готов был убить его. Он сжимал кулаки, наблюдая за тем, как Джордан вытирает кровь из разбитой губы.
   - Что происходит? - голов Ариан прорвался сквозь пелену ярости.
   - Ничего страшного. Мы всего лишь крупно поссорились, а виконт не сдержался, - Джордан отвечал, продолжая смотреть на кузена. - Я должен вас оставить. - он указал на разбитой лицо, повернулся и ушел, зная, что через несколько минут они встретятся.
   - Мне стоит охладиться, - Рейфорд развернулся и пошел к дверям, ведущим в сад.
   - Грэм! - Ариан попыталась его остановить.
   - Займись гостями! - виконт едва не заорал. - Иначе скандал станет излишне громким.
  Ари побледнела еще больше, но остановилась и выпрямилась. Его гордая жена больше ничего не сказала, но явно потом не раз припомнит ему такое обращение. Но сейчас Рейфорду нужно было выйти, иначе он перекинет ее через плечо и будет срывать свою злость по-другому. Ариан еще сильнее вздернула подбородок и развернулась обратно к гостям, спокойным голосом что-то объясняя, одновременно подавая знаки слугам, чтобы те несли напитки. Грэм был уверен, что скандальная новость теперь станет уже не такой яркой. Из Ариан, действительно бы, получилась великолепная жена для политика.
  Грэм зашел в один из самых глухих уголков собственного сада и приготовился ждать. Он был уверен, что Джордан придет. Когда-то давно они решали все свои разногласия здесь. Рейфорд учил младшего родственника драться, потом стрелять. Позже тут же они впервые пережили вспышку ярости у виконта. Оба одинокие, оба рано оставшиеся без родителей. Они были похожи больше, чем кто-то мог предположить, но у каждого была своя дорога, да и женщин до этого им всерьез не приходилось делить.
  Граф появился бесшумно. В одно мгновение вывернул из-за кустов и тут же бросил одну из шпаг Рейфорду.
   - Ты же понимаешь, что я никогда не принес бы пистолеты.
   - Правильно, - виконт свободной рукой сдернул шейный платок, а потом все же бросил оружие на траву и принялся стягивать фрак. - Иначе я бы просто застрелил тебя.
   - Ариан бы не обрадовалась моей смерти, - граф размял шею и вновь потрогал разбитую губу.
   - Ты еще жив не по этому, - Рейфорд избавился от мешающей одежды и поднял оружие. - К бою, Джордан!
   - К бою! - граф отсалютовал шпагой.
  Они оба сражались грязно, развернувшись в полную силу и умение. Подлые приемы, обманные выпады. Рейфорд знал, что на шпагах все-таки проиграет, поэтому подгадав момент, нанес противнику грубый удар кулаком в лицо. Снова. Теперь они сцепились в рукопашной. Молча. Зло. Болезненно.
  В конечном итоге, Рейфорд оседлал грудную клетку графа и сжал его горло рукой, вынуждая замереть:
   - Тебе стоит убраться отсюда, Джордан, - Грэм тяжело дышал.
   - Я знаю, - кузен отбросил руку виконта, который скатился на траву рядом, и хрипло продолжил. - Если останусь - умру.
   - Да. Я не могу по-другому, - Рейфорд сел вслед за графом. - Ты знаешь, что она для меня значит.
   - Знаю, Грэм, - граф поднялся и протянул руку виконту. - Поэтому завтра уезжаю. Попробую забыть.
   - Попробуй, - Рейфорд принял руку и тоже поднялся. - Я не видел ее год, но так и не сумел выбросить из головы.
   - И все же я попытаюсь, - Джордан тоскливо посмотрел на сверкающий огнями дом. - Передай мои извинения, Ариан. Скажи, что меня вызвали на службу. Срочно. Ей не нужно знать, что я ее люблю.
  Рейфорд вернулся в дом только тогда, когда все гости разъехались. Он не желал, чтобы его видели в мятой, рваной одежде с двумя шпагами в руках. Наверняка еще и синяки нальются цветом. Красавец, ничего не скажешь. Виконт принял ванну, велел выбросить испорченную одежду и долго смотрел в окно. Он не хотел так расставаться с кузеном. Все-таки тот многое значил для него, но и поступить по-другому Рейфорд не мог. Все внутри восставало против того, чтобы соперник находился поблизости. Пожалуй, единственный человек, который, действительно, мог с ним соперничать. Тот, который был бы равен сильному духу его жены. Но виконт никогда не отдаст свое. Рейфорд скорее перегрыз бы тому горло, чем подпустил его к Ари. И почему все так сложилось? Пожалуй, впервые Грэм вообще не знал, что ему стоит делать. То, что Ариан ничего не узнает - факт. Придумать повод для ссоры не составит особого труда, особенно если упомянуть плохое настроение, идеи Фолкстоуна и что-нибудь не вовремя сказанное Джорданом. Конечно, она не поверит, но и копаться в истинных причинах не станет. Если бы Ариан поняла, что Джордан в нее влюблен, то ни за что не допустила бы их разборок между собой. Для этого она слишком хорошо знала самого виконта. И могла представить последствия, учитывая, что Рейфорд едва удержал себя от того, чтобы просто не сломать кузену шею.
  Грэм отвернулся от окна и вошел в спальню к жене. Ариан уже спала, закутавшись в одеяло. Видно было, что ее что-то беспокоило, об этом говорила морщинка между бровей и напряженная поза. Рейфорд осторожно, чтобы ее не разбудить, скользнул под одеяло и прижал ее к себе, притягивая так близко, как мог. Он до сих пор порой поражался, как его жена умудряется спать вплотную притиснутая к нему, порой в не самой удобной позе. Но, похоже, брак с ним научил ее не только этому. Грэм зарылся носом в ее волосы и улыбнулся. Он оставит все как есть. Не станет говорить правду про Джордана. У них только все начало налаживаться. И он едва начал верить, что Ариан полюбит его вновь. Терять такой шанс, ради чего-либо, Рейфорд не собирался.
   - Не отпущу тебя, - он прошептал ей это на ухо, зная, что она не слышит, и закрыл глаза.
  Пусть сон окончательно смоет злость и обиды, а проблемы, он решит их все, лишь бы она была рядом.
  
  
  Глава XXXV.
   Существует нечто сокровенное между нами. Но есть и то, что принадлежит личности. И почему ты всегда пытаешь присвоить все себе?
  Из писем Ариан к Рейфорду
  
  Декабрь, 1819 год.
  Окончание малого сезона выдалось суматошным. Рейфорд по причине на редкость помятого вида в течение недели не мог наносить визиты, а мне приходилось не только появляться на всех светских мероприятиях, но и давать вразумительные пояснения отсутствию обоих кузенов. Джордана с того вечера, я больше не видела. Виконт сообщил, что они по старой привычке наставили друг другу синяков и разошлись, а позже графа вызвали по делам службы и он в срочном порядке отбыл за границу. Что-то смущало меня во всей это истории. Не то слабый повод для ссоры - язвительное замечание Джордана, после которого Рейфорд не сдержался. А может то, что граф все-таки не попрощался. Меня изводило чувство, что я пропустила нечто важное, что я чего-то не поняла, не заметила, не осознала, но что?
  Я знала, что кузены за время отсутствия Джордана постоянно переписываются, впрочем, никогда не говоря о делах и не указывая мест. Рейфорд отправлял письма на определённые адреса с тем, чтобы граф мог их забрать при случае. Так или иначе, послания находили своего адресата, быть может, спустя долгое время. Несколько раз виконт вкладывал и письма к Джордану от моего лица. Так и сейчас, я собиралась спросить у графа, что же произошло между ними и, наконец, узнать, что упустила. Я надеялась, что Джордан все же мне ответит, пусть и много позже.
  Второй проблемой, которая упорно занимала мои мысли, стал Фолкстоун. Рейфорд ожидал от него каких-то активных действий, но время шло, сезон закончился, высший свет покинул Лондон, а граф не предпринимал никаких действий. Это приводило в раздражение нас обоих, так как все планы по тому, как можно выведать интересующую нас информацию провалились. Теперь и меня, и Грэма занимала мысль, что стоит сделать? Один вариант мы отбрасывали за другим, понимая, что в них слишком много недостатков и неточностей. В конечном итоге в самом преддверии рождества, мы временно оставили эту тему, просчитав все возможные собственные ответные ходы.
  В тот день, я шла к мужу, чтобы посоветоваться по поводу одного из проектов, о которых мне недавно написал мистер Престон. Я удивилась не застав Рейфорда в кабинете, но решила подождать его здесь. Виконт собирался все утро работать и вряд ли надолго отлучился. Я прошла к креслу возле журнального столика и лениво оглядела небрежно сброшенные на него бумаги. Интересно, что здесь делали письма? С любопытством я взяла в руки верхнее из них, желая лишь посмотреть, кто отправитель, но была неприятно поражена, узнав имя получателя. Бегло просмотрев оставшиеся, я убедилась, что все эти письма мои. Написаны для меня. Вот письмо от маркиза Линтона, вот от Имоджен, здесь же еще запечатанное от леди Ривер, что, безусловно, удивительно, но не невозможно. И почему я никогда не интересовалась, как ко мне попадают мои письма, убедившись, что прислуга более, чем вышколена. И сколь долго Рейфорд вообще читает мои письма? Гнев прошелся по мне огненной волной, я схватила злополучные бумаги и поднялась, готовая почти вылететь из кабинета, когда вошел Грэм.
   - Как это понимать?! - я продемонстрировала ему собственные письма. - Ты совсем помешался, Натаниэль? Как ты посмел читать их?!
   - Я должен знать, что хотят от тебя наши так называемые друзья! - Рейфорд раздраженно прошел вглубь, остановившись неподалеку. - Тем более, с каких пор тебе пишет Линтон?
   - С тех самых, как благополучно женился! Он женат, Грэм! Женат! Что может нас связывать? Неужели твоя безудержная ревность постоянно будет толкать тебя на подобные поступки?! - я чувствовала, что меня немного несет и я уже не могу остановиться. - Как будто я не посещала тебя в то, что мне пишут люди из общества! Не говорила, что хочет Уоррен! Не рассказывала, что писал Адмайл! Так вот отчего ты никогда особо не выглядел удивленным?! Я полагала, что от того, что на твое имя приходят подобные, а ты их читал!
   - Заметь, здесь нет писем от Холланда и твоего поверенного, - виконт скрестил руки.
   - Лишь потому, что ты наверняка давно убедился в том, что с Холландом меня связывает всего лишь давняя дружба! О, теперь я понимаю, почему ты с самого начала не верил в то, что я ничего не понимаю в делах! Ты читал мою переписку с поверенным! Сейчас, конечно, тебе нет необходимости этого делать! И знаешь что, Натаниэль? Тебе ведь даже не стыдно. Ты не чувствуешь себя виноватым в том, что столь бесцеремонно влез в мою личную переписку! Ты даже не оправдываешься! Ты всего лишь указываешь на неточности! Может, и Джордан написал мне ответ?! Или ты вовсе не вложил мое письмо для него?! А сколько писем я вообще не получила, а Рейфорд? Скольким людям не ответила?! Я в ярости, Грэм! Поэтому оставлю тебя.
  Я не могла сейчас больше находиться с ним в одной комнате. Виконт молчал, не собираясь отрицать мои обвинения. Он знал, что я все равно ничего не смогу с ним поделать. А надеяться на то, что он прекратит подобное. О, я уже не была настолько наивной. Рейфорд продолжит, а я просто не успею проконтролировать все попадающие к нам в дом письма. Часть, безусловно, удастся перехватить, но остальные. Остальные так и будут попадать изначально к нему на стол. Сегодня мне вообще повезло, что Рейфорд был достаточно небрежен, чтобы оставить их на видном месте. Видимо, не ожидал моего появления или излишне задумался.
  Мне почти удалось выйти из комнаты, сжимая в руках свои письма. Я уже потянулась к дверной ручке, когда меня больно дернули за волосы. Рейфорд схватился за длинные распущенные пряди, заставив меня сначала остановиться, а потом прогнуться, постепенно наматывая их на кулак. Он отвел свою руку назад и вниз, так что я все больше выгибалась, уже почти балансируя на кончиках пальцев и удерживаемая лишь его руками. Виконт наклонился вниз, вглядываясь в меня напряженным темным ищущим взглядом, который я с яростью встретила.
   - Убирайся в ад, Рейфорд! - я даже не вскрикнула от болезненного ощущения еще сильнее натянувшихся волос.
  Грэм наклонился ко мне, почти укусил за губы, выпрямился, продолжая удерживать и проговорил:
   - Я желаю знать, что в том письме от Эвелин. Не припоминаю, чтобы ранее она тебе писала.
  После чего резко отпустил меня, помогая выпрямиться, и расхохотался мне вслед, когда я хлопнула дверь, выбегая из кабинета. Ярость во мне достигла новых высот.
  В личную гостиную я влетела, громко хлопнув дверью и там, и забегала вперед - назад, меряя шагами доступное пространство. С каким наслаждением, я бы сейчас разбила лицо ухмыляющемуся мужу. Как жаль, что у меня нет такой возможности. Может, все же стоит что-нибудь ему отстрелить? Голову, например. Я бросила скомканные письма на диван, еще сильнее заметавшись по комнате, потом схватила вазу и запустила ею в дверь, представляя там Рейфорда. Вторую вазу постигла та же участь. Следующим пунктом, я расколотила фарфоровые статуэтки и бросила в камин картинку, которую смогла стянуть со стены. Подушки с мебели полетели на пол, а я все еще не могла вздохнуть спокойно. За грохотом робкий стук в дверь я едва услышала. Наверняка горничная, прибежавшая на шум.
   - Вон! Все вон! - я закричала в сторону двери, понимая, что не могу сдержаться.
  Раздался быстрый топот ног и все стихло, а я сползла прямо на перья из подушек, оперившись спиной в диван. Интересно, горничная побежит к Рейфорду или сначала к дворецкому? А, может, к экономке? Я медленно гадала над ответом, пока не наткнулась взглядом на смятое письмо леди Ривер. Действительно, а зачем эта дамочка решила мне написать? Поумнела и хочет повторить удачный ход Имоджен с замужеством. Я дотянулась до бумаги и распечатала письмо, начиная вглядываться в строчки. Как интересно она пишет...
  Рейфорд появился в моей гостиной спустя полчаса, когда я прочитала письмо, успокоилась и даже успела продумать ответный ход. Конечно, на мужа я продолжала злиться, но теперь ему хотя бы было безопасно находиться рядом со мной. Сейчас, я вряд ли стану бросать в него тяжелые предметы, да и кидать собственно больше нечего. Виконт немного постоял на пороге, разглядывая разгром, потом вошел и закрыл за собой дверь. С интересом посмотрел на догорающую в камине картину, снял второй пейзаж и отправил его туда же.
   - Раз ты решила посидеть на полу, могла хотя бы позаботиться о том, чтобы огня было достаточно, - Рейфорд сел на корточки рядом со мной.
   - Не разыгрывай из себя заботливого папочку! - раздражение все еще кипело.
   - Во-первых, заботливого мужа, а во-вторых я, действительно, о тебе забочусь, - Грэм нашарил рукой почти целую подушку, и легко приподняв меня, усадил на нее, устроившись рядом.
   - Твоя забота имеет слишком навязчивый характер, - я отвернулась к окну.
   - Как умею, - Рейфорд поцеловал мое плечо и уткнулся в него лбом. - Помнится, ты когда-то хотела сделать ремонт здесь и в своей спальне. Можно считать, что первые шаги на пути к этому ты сделала.
   - Пытаешься подкупить меня этим? - я даже повернулась обратно.
   - Если бы я принес тебе драгоценности, ты бы швырнула мне их в лицо. Демона ты не променяешь на другую лошадь, собственные земли я уже дарил. Что остаётся бедному мужу? Помнить твои желания, - виконт потёрся об меня почти как кот.
   - Как насчет клятвы больше никогда не читать мои письма? - я пристально на него смотрела. - Этот вариант не приходил тебе в голову?
   - Я могу ее дать, Ари, - он встретил мой взгляд. - Но мы оба знаем, что я ее не сдержу. Зачем попусту сотрясать воздух?
   - Я буду пресекать подобное, - я упрямо сжала губы.
   - Тем интереснее станет, - Рейфорд улыбнулся, заставив меня фыркнуть.
   - Я согласна на ремонт, - я позволила мужу себя обнять и притянуть к груди.
   - Что пишет леди Ривер? - Рейфорд спросил это тихо, опасаясь нарушить только-только установившееся перемирие.
   - Ты удивишься, - я сунула письмо ему в руки. - Это вовсе не Эвелин. Фолкстоун решил начать действовать.
  Рейфорд сильнее сжал меня и тут же отпустил, освобождая, чтобы вчитаться в текст письма. Я наблюдала за тем, как меняется выражение его лица. От напряженного до задумчивого и обратно. Дождавшись, пока он закончит, я сказала:
   - Я знаю, что нам стоит делать.
  Рейфорд вопросительно на меня посмотрел:
   - Он думает, что через меня сумеет повлиять на твое решение. Или вынудит тебя содействовать ему против Уоррена. Граф не так уж и не прав, - я облизнула губы. - Мы дадим ему то, что он хочет. Он просит написать ему ответ. Я напишу.
   - И что дальше? - Рейфорд задумчиво постучал кончиком пальца по подбородку.
   - Постепенно буду все больше проникаться его идеями, указывать на то, что видела в тебе политическое будущее. Говорить о своей поддержке, о том, что разочарована тем, что ты, по-видимому, встал на сторону маркиза. Чтобы воздействовать на тебя, ему придется раскрыть мне свои планы.
   - Он поверит тебе не раньше, чем получит над тобой какую-то власть, - виконт сильнее задумался.
   - С этим сложнее, но это случится не скоро. Все мы понимаем, что ранее Большого сезона ничего не произойдет. Пока будет идти переписка, он будет напрямую присматриваться ко мне. Время еще есть.
   - Да, и я знаю, как именно мы поступим в дальнейшем. Пиши ответ, Ариан. Бездне давно пора получить новый обед, - Рейфорд снова сжал меня в объятьях и рассмеялся.
  
  
  Глава XXXVI.
   Наши совместные интриги нравятся мне намного больше. Добавляет пикантности, моя прелесть?
  Из писем Рейфорда к Ариан
  
  Март, 1820 год
  Она появилась в нашем доме в первые дни марта. Тихая, бледная, молчаливая тень меня. В тот момент, я знала лишь то, что Рейфорд приведет женщину, которая пригодится для исполнения задуманной интриги - ввести Фолкстоуна в заблуждение. Мне надлежало привести ее внешний вид и манеры в приемлемые рамки, чтобы, при необходимости, она сошла за меня даже при близком общении. Особенно при близком общении. Я уже догадывалась, какую роль ей прочит Рейфорд - любовницы на одну ночь для графа. Это дало бы ему оружие против меня и обеспечило мою безоговорочную поддержку, а после и поддержку Грэма. Какая женщина, тем более такая, какой являлась я, по мнению графа, пойдет против своего единомышленника. Нет, она использует свой ум, чтобы помогать ему. Своими письмами я всячески убеждала в этом Фолкстоуна. Можно было сказать, что наше несуществующее единение мыслей и крепкая дружба в переписке набирали обороты, хотя даже на взыскательный взгляд письма были лишь данью вежливости, да обсуждению дел, но мы оба умели читать и писать между строк. А граф, наверняка, уже праздновал победу.
  Странный он все же человек. Знай, он чуть лучше меня или Рейфорда никогда бы не поверил, что моего слова станет достаточно для того, чтобы изменить мнение виконта. Но он видел то же, что и остальные. Поглощенного своей женой мужа, который готов сделать для нее многое, слишком многое, по мнению общества. К тому же я якобы рассказывала ему те действия, который Рейфорд собирается принимать против нового главы. И виконт их, действительно, совершал, ради поддержания легенды. Уоррен был доволен, видя поддержку давнего соперника, общество недоумевало, Фолкстоун считал себя гениальным, а мы расставляли фигуры в будущем спектакле.
  Рейфорд вошел в гостиную, где я ожидала его появления, вместе с главной героиней нашей интриги. С одной стороны ее роль будет незначительной, а с другой должна быть выверена до дюйма. Виконт отошел ко мне, оставив женщину стоять посередине комнаты, немного ссутулившись и опустив взгляд, поцеловал протянутую руку и представил ее:
   - Мисс Кэтрин Гилл.
   - Потрясающее сходство, - я была поражена.
  Каштановые вьющиеся кольцами волосы, бледная кожа, глаза смешанные между зеленым и серым, но тоже достаточно темные, разрез глаз, форма губ. Существенным отличием был лишь рост, но это легко решалось соответствующей обувью, да и мисс Гилл была более крепко сложена, чем я, хотя в ней явно прослеживались аристократические корни.
   - Подходит? - Рейфорд усмехнулся, разглядывая девушку, скорее как куклу.
   - Да, но мисс? Ты уверен? - меня смущал этот момент в плане мужа.
   - Безусловно, - ответ заставил меня напрячься, но Рейфорд не дал мне шанса задать новый вопрос. - Тогда я оставлю вас, дамы. Знакомьтесь. Зайди ко мне потом, Ариан.
  Я кивнула, наблюдая за тем, как муж покидает комнату. Я обязательно зайду, у меня появились новые вопросы к нему. А пока мисс Гилл придется потерпеть мое раздражение.
   - Вы знаете, кто я? - я впервые обратилась к продолжающей тихо стоять девушке.
   - Да, леди Рейфорд, - тембр голоса у нас был похож, но смиренная манера выражения никогда не была моей сильной стороной, есть над чем поработать. - Милорд, объяснил мне все еще по дороге. Я должна выполнять все, что вы скажете.
   - Отлично, - я задумчиво обошла ее, возраст также казался подходящим. - Сколько вам лет?
   - Двадцать четыре, миледи, - покорно ответила моя собеседница.
   - Выглядите старше, - мне не было дела до ее самолюбия. - Для вас это плохо, для нас хорошо. Кто ваши родители, мисс Гилл? А то вас вполне можно счесть за бастарда моего высокородного родителя.
   - Я сирота, миледи. Мои родители умерли, когда мне было пятнадцать. Мой дядя вскоре растратил почти все наше небольшое наследство и заложил имение. Он не любил меня, но никогда не сомневался в законности моего рождения. Говорят, я очень похожа на свою бабку по материнской линии.
   - Хм. Бывают же совпадения, - я потерла подбородок. - Вы из обедневшего дворянства я правильно понимаю? Никогда не выезжали в Лондон, не имеете в столице знакомых или родственников, пусть и дальних?
   - Мой отец был всего лишь небогатым эсквайром, леди Рейфорд, а матушка дочь обедневшего барона Вилмонта, - голос у мисс Гилл хоть и не был лишен приятности, но продолжал раздражать своей покорностью. - У меня нет ни знакомых, ни родственников в столице.
   - Великолепно, - я сделала вокруг мисс еще один круг и резко скомандовала. - Выпрямитесь!
  Девушка вздрогнула и подняла на меня испуганные глаза.
   - Вам непонятно? - я усмехнулась, приподнимая ее подбородок. - Выпрямитесь! Вы - леди Ариан Александрит де Белле Блейк, виконтесса Рейфорд. Как вы стоите! Вы - дочь маркиза, с детства привыкшая, что ее приказы исполняют немедленно! Жена влиятельного человека! Расправьте плечи, леди!
  Мисс Гилл послушно заняла требуемое положение. Да, она стояла ровно, правильно удерживая подбородок, но уверенности, надменности, манер ей совершенно недоставало. Я еще раз обошла вокруг нее и заметила:
   - Я никогда не выполняю чужие приказы покорно, смиренно стиснув зубы. Вам, мисс Гилл, придется стать моей тенью на ближайшие два месяца. Я научу вас, как стоит себя вести. Кроме того, проверю ваши манеры, знание этикета и языка, расскажу о высшем свете. Вам предстоит напряженная работа не только со мной, но и с виконтом. Поверьте, ваша жизнь не будет сладкой. Еще не поздно отказаться, - я искушающе наклонилась к ней.
   - Я не могу, - девушка на мгновение закрыла глаза, а потом распахнула их. - Мне слишком многое пообещали.
   - Справитесь, и я добавлю к тому, что обещал вам мой муж, - я отступила на шаг. - А теперь, дворецкий проводит вас в ваши комнаты. Отдыхайте и обживайтесь. Увидимся за ужином.
  Я покинула гостиную, делая знак слуге позаботиться о гостье. Рейфорд уже давно отдал необходимые распоряжения на ее счет, а мне оставалось их лишь подтвердить. Пока же, я стремительно направлялась к кабинету супруга. Он должен мне целый список ответов. Конечно, их можно было бы выбить из покорно мисс Гилл, но Рейфорд в любом случае знал больше. К тому же меня интересовало, как получилось так, что мисс не может отказаться.
  Рейфорд против обыкновения нашелся не в кабинете, а в своей личной гостиной. Он полулежал, перекинув ноги через подлокотник, и задумчиво созерцал почему-то зашторенное окно.
   - Пытаешься научиться видеть сквозь предметы? - я закрыла за собой дверь и остановилась неподалеку.
   - Задумался, - Рейфорд приподнялся. - Присядь.
   - О чем именно? - я села на освободившееся место, а виконт тут же откинулся обратно, положив голову мне на колени.
   - Как правильно сдать обществу планы Фолкстоуна, - Рейфорд поймал пальцами прядь моих волос.
   - Ты так уверен, что мы их получим? - я начала мягко поглаживать мужа, зная, что он это любит.
   - У тебя есть сомнения? - виконт даже зажмурился от удовольствия.
   - Мисс Гилл. Я сомневаюсь в ней. Внешне она очень похожа, но ее манера держаться. Смиренная овечка на заклании, - я скривила губы.
   - Будь снисходительна, моя прелесть, - Рейфорд переплел наши пальцы. - Она - способная девочка, просто жизнь не была к ней ласкова. Сама подошла ко мне, когда заметила мой интерес.
   - И где же ты отыскал столь способную мисс? - раздраженно поинтересовалась я.
   - В борделе, - не моргнув глазом ответил виконт.
   - Что?! - я резко сбросила его голову с колен так, что он едва не упал, и вскочила на ноги.
   - Успокойся, Ари, - Рейфорд сел ровно. - Не злись и сядь.
   - Успокойся? - я зашипела. - Ты говоришь мне успокоится, когда мой муж шляется по борделям и притаскивает свою шлюху в мой дом?! Успокоится?
   - Шшш, моя прелесть, - виконт улыбнулся. - Твоя ревность восхитительна. И я не спал с ней. Хотел, но не спал.
   - И что же тебя остановило, дорогой супруг? - я скрестила руки и вздернула бровь.
   - Ты, - Рейфорд приподнялся и поймал меня за талию, притягивая к себе. - Я познакомился с ней в тот год, когда оставил тебя на зиму тут и уехал в Лондон один. Ты просила развода, я был зол и, как ты вырежешься, шлялся по борделям, много пил и бросался деньгами. Я хотел забыться. Забыть о том, что с тобой случилось, о том, что я тебе не уберег, о том, какие желания съедали мен изнутри. В одном из таких злачных мест я встретил мисс Гилл. Она привлекла мое внимание тем, что была похожа на тебя. Сама подошла, заговорила. Мисс Гилл в то мгновение показалось мне ответом на мои вопросы. Если я не мог получить тебя, я получил бы ее. И я просто купил ее, заплатив местной мадам. Цена не была высокой. Девчонку не так давно продал сюда родной дядя, чтобы на вырученные деньги оплатить долги, и она явно не пользовалась популярностью. Возиться и обучать ее мадам не хотела, так как не думала, что с нее выйдет толк, поэтому легко рассталась с таким приобретением.
   - И что было дальше? - я снова начала перебирать волосы мужа, ощущая животом его горячее дыхание через платье.
   - Я привез ее в специально снятый дом, но так и не взял ее. Она была подделкой. Не так разговаривала, не так двигалась. То ощущение решения проблем быстро исчезло и вместо того, чтобы вновь попытаться забыться, я всю ночь разговаривал с ней.
   - Прошло четыре года, Грэм. Где она была все это время? И почему выглядит такой забитой? - я сверлила взглядом затылок мужа.
   - Я определил ее в помощнице к экономке дальнего поместья, которое досталось мне от тебя, с тем, что когда понадобится, мисс Гилл окажет мне любую услугу. Ваша экономка - старая суровая женщина и наверняка нещадно гоняла свою помощницу. Зато теперь мисс знает все о хозяйстве и не пропадет в дальнейшем.
   - Что ты ей обещал? - меня волновал этот вопрос.
   - Новую жизнь. Небольшой дом, там, где она выберет, имя, мнимых родственников для поддержания легенды. Возможность начать сначала. Думаю, ради этого мисс Гилл ляжет не только под графа, - цинично закончил Рейфорд.
   - Я добавлю ей небольшое состояние, если меня устроит ее старание. Пусть выбирает себе мужа по собственному вкусу.
   - Теперь ты рассуждаешь так, словно все уже удалось, - виконт ловко посадил меня к себе на колени.
   - Нам лишь стоит постараться, чтобы все прошло так, как задумали мы, - я тихо рассмеялась и обняла Грэма за шею.
   - Ты уже убедила Фолкстоуна, что лучше всего вам встретить там, где вращается полусвет?
   - Более того, это будет один известный маскарад полусвета, - я поцеловала мужа в губы.
  
  
  
  
  
  
  Глава XXXVII.
   Победа несет в себе не только ликование. За ней приходят новые битвы.
  Из писем Джордана к Рейфорду
  
  Май, 1820 год
  Я стояла на верхней галерее, которая охватывала весь зал по периметру, и наблюдала за толпой. Балы полусвета всегда отличались от балов высшего света: больше фривольности, откровенный флирт, неприкрытые намеки, легкий налет пошлости. Особенно, если дело касалось маскарадов, как сейчас. Толпа внизу была яркой, как диковинная птица и, наверняка, такой же крикливой, если оказаться поблизости. Благо, туда, где я находилась, долетал лишь общий гул голосов. Мне было видно все, на меня никто не обращал внимания. Фигура в черном плаще, желающая остаться инкогнито. Таких здесь тоже было достаточно. Я не боялась разоблачения. Плащ больший, чем нужно прекрасно скрывал и женственные очертания, и лицо под капюшоном, да и празднование лишь набирало обороты, чтобы здесь было обилие пьяных и наглых мужчин. Мне же только нужно было проконтролировать то, что капкан захлопнулся и исчезнуть также тихо и незаметно, как я здесь появилась.
  Мисс Гилл за два полных месяца научилась практически всему, что было ей необходимо для сегодняшней встречи. Она двигалась, говорила, стояла, как я. Ее волосы укладывали так же, как и мне, а наряды лишь слегка перешили. Конечно тот, кто знал меня давно, заподозрил бы подмену, но здесь, где лица скрывала маска, а атмосфера дурманила голову, это не представлялось для Фолкстоуна возможным. Граф обречен. Я знала, что в этом доме, например, есть комнаты, которые нередко использовались любовниками или теми, кто желал пообщаться инкогнито. Вряд ли Фолкстоун станет что-то обсуждать. Опасно, что кто-то может услышать, а вот удостоверится в лояльности - безусловно. Что ж, мисс Гилл знала, как ей вести себя при любом сценарий. Знала, что, в крайнем случае, ей достаточно закричать и люди Рейфорда, скрывающиеся под масками вытащат ее отсюда, хоть и со скандалом. Лишние приглашения не составило труда достать, а я вообще прошла за несколько монет. Наверняка слуга решил, что я чья-то супруга выслеживающая неверного мужа по какому-то женскому скудоумию. Слишком уж красноречив был его взгляд. Впрочем, его мысли меня не интересовали. Я ожидала, появления лже-Ариан, как и Фолкстоун, фигуру которого я давно нашла взглядом по приметному костюму. В черном. Предсказуемо. Пожалуй, никто не умел носить черное так, как мой муж. Очередная подделка. Забавная ситуация - одна подделка и один неумелый подражатель. Должна была получиться сладкая парочка.
  А вот и мисс Гилл. Я поморщилась, глядя на ее наряд. Да, это было явное отступление от моего вкуса, но явно позволяло не привлекать к себе излишнего внимания. Я отстранилась, разглядывая женщину. Красное платье, с низким вырезом, корсетом и пышной юбкой, убранные в высокую прическу волосы, маска, закрывающая половину лица, в руках яркий веер. Похожа, даже очень похожа. К тому же получилось именно то, чего мы пытались добиться. Мисс Гилл выглядела высокородной аристократкой впервые очутившейся на таком мероприятии. Мою надменность и манеры почти невозможно было скрыть за одеждой, и даже представляя себя на ее месте, я мысленно кривила губы. Вот лже-Ариан скользнула внутрь, задержавшись для того, чтобы взять у слуги бокал с шампанским и сделала глоток, встречая улыбкой появившегося Фолкстоуна. Они явно о чем-то переговорили, потом мисс Гилл отставила бокал, и граф повел ее танцевать. Непринужденность, улыбка. Да, Фолкстоун явно праздновал победу. Что ж, пусть наслаждается. Я отступила к двери, уходя в тень, и выскользнула с галереи так никем и незамеченная. Теперь мне предстояло позаботиться о собственном прикрытии, чтобы меня никогда не связали с этим маскарадом полусвета.
   - Кто-нибудь заметил мое отсутствие? - я скользнула рядом с Рейфордом, который ощутимо расслабился при моем появлении.
   - Ты же знаешь, что приемы у леди Денвер всегда излишне многолюдны. Мне достаточно было ссылаться, что я видел тебя в другом конце зала, хотя интересовалась тобой лишь леди Холланд, - виконт на мгновение сжал мою руку и тут же ее отпустил.
   - Поэтому мы и выбрали сегодняшний бал здесь. Я целых полчаса провела в ее компании только лишь затем, чтобы она запомнила, что мы приехали среди ранних гостей, - я поморщилась, так как хозяйка дома была болтлива и несколько утомила меня в самом начале. - Потом мы проведем еще четверть часа, расхваливая ее, чтобы она могла в любой момент сообщить, во сколько мы удалились.
   - Тебя никто не заметил? - Рейфорд снова стал обеспокоенным.
   - Нет. Ты был прав, выскользнуть здесь через сад не составляло труда. За углом меня уже ожидала карета с мисс Гилл внутри. Я вышла за один дом, прошла внутрь, потом дождалась ее появления и встречи с Фолкстоуном, - я улыбнулась, слегка проведя ладонью по плечу мужа. - Он полностью заглотил наживку. Остальное в руках мисс Гилл. Она должна справиться.
   - Справится, - Рейфорд оскалился. - Иначе я лично скормлю ее бездне.
   - Не преувеличивай, - я фыркнула. - Она всего лишь человек.
   - И у нее есть шанс на новую жизнь. К чему мне содержать бесполезную девчонку, которая не может сделать то, что от нее требуется? - Рейфорд скривился.
   - Я не буду вмешиваться в твое решение на ее счет, - я дернула плечом.
   - Все еще ревнуешь? - Грэм подал мне руку, приглашая на вальс.
   - Нет. Просто кто она мне? - я приняла приглашение, и мы пошли к центру зала. - Мы никогда бы даже не стали приятельницами, если бы познакомились при других обстоятельствах.
   - Верно. Она совершенно не похожа на тебя. Надеюсь только, что приобретенные навыки помогут ей в дальнейшем, - виконт притянул меня к себе, обнимая за талию.
   - Возможно, если она не попытается забыть обо всем этом, как о страшном сне, - я скользнула следом за мужем в танце. - Порой мне казалось, что она боится меня едва ли не больше тебя.
   - Большинство боится того, чего не понимает, - Рейфорд усмехнулся. - Со мной ей было проще. Я предлагал ей сделку. Да и не ждала она от мужчины ничего хорошего. А ты, женщина. Наверняка она ждала от тебя если не участия, то сочувствия. Или хотя бы надеялась понять тебя, твои чувства. Ей этого не удалось.
   - Какое сочувствие, Грэм? Она могла женить на себе овдовевшего дядю, устроиться компаньонкой к богатой даме. Вместо этого, она продолжала ждать чего-то. Наверное, принца. И дождалась. В ее руках была возможность не допустить произошедшего с ней, но мисс Гилл предпочитала думать, что все наладится само собой и начала действовать, когда ее иллюзии столкнулись с реальностью. Не будь у нее возможностей изменить свою жизнь, я бы ей посочувствовала.
   - Считаешь, все, что с ней случилось, заслужено? - виконту явно стало любопытно.
   - Нет. Никто не заслуживает такого. Просто не могу ей сочувствовать. Я знаю, каково быть в ситуации, когда ты ничего не можешь изменить. Внешние обстоятельства складываются так, а борьба ничего не дает. Но сидеть, сложа руки, видя как твоя жизнь медленно, но верно превращается в ад, и ничего не делать. Этого я понять не могу, - я сделала шаг назад, склонившись в положенном реверансе по окончанию танца.
   - Вина? - виконт заметил, как я облизнула губы.
   - Пожалуй, - я вновь приняла руку мужа, направляясь к столикам с напитками и закуской. - Через час можно будет уходить.
  Следующим утром мне доставили письмо. От все той же мнимой Эвелин. Нужно будет позаботиться и о ней тоже. Такая готовность поддержать противников моего мужа должна быть оценена по достоинству. Интересно ей придется по вкусу брак с еще один сластолюбивым стариком? Я усмехнулась своим мыслям и встала из-за стола, за которым разбирала почту. Стоит порадовать Рейфорда. Когда я уходила, он еще спал, разметавшись по кровати.
  В этот раз Грэм уснул, едва его голова коснулась подушки, видимо, сказалось напряжение и беспокойство. Мне же напротив не спалось и, дождавшись пока его дыхание станет ровным и глубоким я встала, сначала для того, чтобы встретить вернувшуюся мисс Гилл, а потом так и не легла, устроившись при сечах с бумагами. Лже-Ариан заверила меня, что описание дальнейших действий Граф обещал прислать ей утром, так как переворот в обществе запланирован на ближайшую неделю. Фолкстоун настоятельно рекомендовал после прочтения бумагу сжечь, а мисс Гилл его в этом заверяла. Он так и не распознал подмены. Тем лучше для нас. Мисс Гилл немного потрёпанная со слегка вспухшими губами отправилась к себе, сославшись на усталость. Мне оставалось лишь сообщить, что если все прошло удачно, завтра же она покинет столицу, чтобы навсегда забыть и о нас, и о Фолкстоуне. Мне показалось, для нее это стало даже лучшей новостью, чем то, что я обеспечивала ее небольшим состоянием.
  Я потерла уставшие глаза и прошла в спальню, сжимая в руках нераспечатанное письмо. Мне хотелось разделить с Рейфордом победу или разочарование, если граф все-таки подбросил нам пустышку. Грэм уже не спал. Он полулежал в постели, немного напряженно разглядывая меня.
   - Письмо прибыло, - я подошла поближе, присела на край кровати и отдала мужу бумагу.
   - Иди сюда, - виконт похлопал по месту рядом с собой, тут же распечатывая послание.
  Мы склонились над ровными строчками письма, вчитываясь в содержание и уже привычно расшифровывая суть между строк. Здесь и благодарность за чудесную ночь, и восхищение умом и смелостью, и заверения в дружбе, и самое главное, здесь был его план. Недурно.
  Глава мог поменяться по двум причинам: если отправлялся в мир иной или если проигрывал поединок сил. Убийство выглядело бы слишком нарочитым. К тому же неизвестно кто решит побороться за место предводителя. А Уоррен явно не собирался в ближайшее время добровольно умереть. Старый лис наверняка планирует коптить землю еще долго. Во всяком случае, я этому не удивлюсь. Значит, у Фолкстоуна оставался поединок. Но вот беда, графу не хватало ни опыта, ни мощи, чтобы противопоставить это маркизу. Ему нужен был сторонник, если не сильнее, то хотя бы равный Уоррену. И здесь начинались проблемы. Те, кто был силен или поддерживали маркиза, или не желали вмешиваться, поэтому граф обратил свой взор на моего супруга. Теперь Фолкстоун ожидал, что я настрою мужа против маркиза, что по большому счету, действительно, было бы нетрудно, и готовлю его к поединку с Уорреном, который Рейфорд почти наверняка выиграет. А если и проиграет, не беда. Ослабленному маркизу тут же бросит вызов сам граф, что не возбранялось. Ведь эти мужчины готовы были подчиняться лишь сильнейшему или умнейшему. Кроме того, граф сообщил мне дату и способы, которыми планируется задержать рьяных сторонников Уоррена, таких как Адмайл.
   - Что ты собираешься делать? - я с любопытством посмотрела на мужа.
   - Соберу собрание из верхушки, - Рейфорд довольно улыбнулся. - Обнародую письмо. Уоррен бросит вызов Фолкстоуну. Граф проиграет и принесет клятву подчинения. Скорее всего, как и те, кто его поддержит. Будет даже скучно.
  Я вздохнула, устраивая голову на плече мужа, и закрыла глаза. Напряжение покидало меня, заставляя засыпать. Я почувствовала, как Грэм погладил меня по голове, и окончательно погрузилась в сон.
  На собрании общества, все произошло точно так, как и предсказывал Рейфорд.
  
  
  Глава XXXVIII.
   Я никогда не стану твоей, но ты навсегда останешься моим. Как тебя такой вариант?
  Из писем Ариан к Рейфорду
  
  Июнь, 1820 год.
  В конце июня, завершив свое обучение в Итоне, в столицу прибыл Джонатан. Он отказался появляться в высшем свете, зато, на мой взгляд, умудрился посетить все злачные места Лондона. Рейфорд же только посмеивался, наблюдая за сыном, да снабжал его деньгами на развлечения, утверждая, что ему стоит нагуляться перед началом обучения в Оксфорде.
  Мисс Гилл покинула нас в вечер того же дня, когда доставили письмо от графа. Рейфорд сдержал обещание, вручив ей документы на дом. Теперь у новоявленной молодой вдовы - миссис Уайт начиналась совсем другая жизнь где-то на севере Англии. Она не собиралась возвращаться в Лондон и намеревалась в скором времени удачно выйти замуж и зажить жизнью обеспеченной провинциалки. Мне хотелось верить в то, что у нее все получится.
  Фолкстоун же после разоблачения затаился. Свернул некоторые свои проекты и почти не показывался в свете. Он попытался было отомстить мне, обнародовав нашу мнимую связь, но натолкнулся лишь на недоумение. Слишком многие видели меня на вечере у леди Денвер, слишком ярко запомнились мы и самой хозяйке. Все-таки не зря я рассыпалась в комплиментах, теща ее самолюбие. В итоге графа едва не подняли на смех. Спасло его лишь умение лавировать и искусство светской беседы. Ему даже посочувствовали: принять другую женщину за всем известную жену виконта. Право, графу следовало держать язык за зубами, ведь Рейфорд очень ревнив.
  Мы же с Грэмом ожидали его следующего шага. Никто из нас не верил, что граф так просто спустит виконту крах своих планов, свое унижение и свое подчинение Уоррену. Рассчитывать на маркиза также не представлялось возможным. Если ему удастся убрать старого соперника чужими руками, то почему бы и нет? Уоррен ничего от этого не терял, особенно теперь, когда вновь укрепил собственное положение.
  Вообще, к концу июня мы обычно покидали Лондон, но не в этот раз. Рейфорд считал, что если мы уедем, то дадим Фолкстоуну намного больше времени на подготовку мести. Он наверняка использует эту возможность. Грэм намеревался задержаться в душной столице почти до августа, в надежде, что граф нанесет свой удар. Единственное о чем мы никогда не говорили, так это о том, что существовала вероятность, что его целью стану я, а не Рейфорд. Поэтому я не возражала, когда виконт заменил моего кучера и лакеев, а также запретил выезды верхом. В карете же всегда находилось заряженное оружие и шпага, которой я стала недурно владеть, превосходя мужа.
  Для света мы продолжали вести привычную жизнь. Выезжали на приемы, занимались делами, посещали выставки, оперу и театр, раскланивались со знакомыми и обменивались последними сплетнями. Рейфорд также появлялся в своем клубе, на вялотекущих собраниях общества и ездил по лордам, утрясая наш новый проект. А внутри меня все сильнее сжимался комок плохого предчувствия. Ожидание изматывало намного сильнее, чем я могла предполагать.
  В тот вечер, Рейфорд уехал на встречу с бароном Шаффолком. Виконт говорил, что Шаффолк - один из сторонников Уоррена, заинтересовался финансовыми вложениями и просит проконсультировать его. Грэм полагал, что встреча не затянется более, чем на два часа, но время шло, а виконт все не появлялся. В другое время я заподозрила бы все, что угодно. От того, что он поехал к любовнице, до того, что засиделся в клубе, но не сейчас. Я нервно косилась на часы, которые уже показывали начало одиннадцатого, и мерила шагами холл. Вот дворецкий распахнул дверь, и я резко повернулась, чтобы разочарованно выдохнуть - вернулся Джонатан.
   - Я так плохо выгляжу? - он лукаво улыбнулся.
   - Нет, - я вздохнула и махнула рукой. - Я просто ожидала увидеть твоего отца.
   - Он уже должен был вернуться? - Нат нахмурился и взглянул на часы.
   - Да. Достаточно давно, - я нервно сжала руки. - Похоже, что-то произошло.
   - Это как-то связано с тем, о чем вы столь тактично мне не говорите? - Джонатан подошел и обнял меня за плечи, успокаивая.
   - Я почти полностью уверена в этом, - я уткнулась лбом ему в грудь, а потом резко выпрямилась, принимая решение. - Я еду к Шаффолку.
   - К Шаффолку? - Нат удивился. - Насколько я помню, он никогда не являлся противником отца.
   - Не являлся, - я начала подниматься по лестнице, видя, что пасынок следует за мной, - но, тем не менее, Рейфорд уехал к нему и не вернулся. Возможно, это совпадение. Возможно, нет.
   - Думаешь, он что-то тебе расскажет? - Нат догнал меня и пропустил вперед, заходя в мою гостиную следом.
   - Поверь, я умею спрашивать, - я достала пистолеты и бросила один Нату, чтобы он зарядил.
   - Я еду с тобой, - Джонатан твердо на меня посмотрел.
   - Чтобы я переживала еще и за тебя? - я нахмурилась.
   - Чтобы я потом мог смотреть в глаза отцу, - пасынок упрямо сжал губы. - Не надейся избавиться от меня.
   - Мужчины, - я махнула рукой и продолжила свое занятие. Ночь могла быть долгой.
  К Шаффолку мы прибыли спустя четверть часа. Барон, который явно не ожидал нашего визита, оказал нам любезность и пригласил в кабинет. Я отметила, что он держится на редкость спокойно. Неужели совершенно не причем?
   - Что привело вас ко мне, леди Рейфорд, лорд Эшби, - он устроился напротив нас в кресле.
   - Всего один маленький вопрос, - мне не было дела до того, как именно я буду выглядеть, и к каким последствиям может привести моя ссора с Шаффолком, меня интересовало лишь одно. - Где Рейфорд?
   - Странно, что вы спрашиваете об этом меня, - почему-то барон не выглядел изумленным. - Но, при всем моем уважении, леди Рейфорд, я не могу вам помочь. Виконт, действительно, посетил меня сегодня, мы обсудили наши финансовые дела, вам это будет не интересно, а потом он уехал.
   - И вы, конечно же, не знаете куда, - я не смотрела на барона, заметив, как между столом и плотно прилегающим к нему диваном, на котором я сидела, что-то знакомом блеснуло.
   - Увы, нет.
   - Тогда как вы объясните это? - я протянула руку и вытащила трость Рейфорда с головой волка вместо набалдашника. - Неудачное место для того, чтобы ее спрятать, барон.
  Мужчина вскочил, а Нат явно растерялся, не зная, что ему делать. То ли встать между нами, то ли попытаться перехватить барона, если тот попытается сбежать. Я решила его дилемму, обнажая лезвие и приставляя его к горлу Шаффлока.
   - Не стоит дергаться, милорд, - моя рука не дрожала, а взгляд оставался холодным. - Вам предстоит ответить мне всего на тот же вопрос - где Рейфорд?
   - Я не знаю, - Шаффоолк сглотнул и нервно покосился на шпагу, явно прикидывая, сумеет ли он увернуться или выбить ее.
   - Не сумеете, - я прижала ее теснее, так чтобы потекла струйка крови и повторила. - Где Рейфорд?
   - Вы ведь все равно не убьете меня, - он попытался зайти с другой стороны.
   - Нет, зачем мне это? - я улыбнулась, а он почему-то побледнел. - Но я вас покалечу, а Джонатан мне поможет. Вы знаете, женщины порой намного более жестоки, чем мужчины. Хотите убедиться?
   - Я, правда, не знаю, - похоже, у Шаффолка сейчас начнется истерика. Я думала, нервы у него покрепче. - Он уехал с Фокстоуном.
   - Точнее вы хотите сказать, что граф увез его, а вы просто сдали Рейфорда тому. Что он вам пообещал? - я едва не сплюнула презрительно.
  Шаффолк молчал. Как же мы так просчитались, никогда не учитывая барона, как возможного союзника Фолкстоуна. Он всегда оставался где-то в тени Уоррена, молчаливо поддерживая его, не привлекая внимания, но не потому, что вел свою игру, скорее наоборот, потому что не умел вести игры. Он был посредственностью, которая неожиданно сыграла. Нелепый просчет, который может стоить Рейфорду жизни.
   - На вашем месте, барон, - я убрала шпагу и шагнула немного за Ната, зло смотрящего на нашего собеседника. - Я убиралась бы из Англии, иначе Рейфорд до вас дотянется. У волков бывает длинные руки и острые зубы, впрочем, как и волчиц. Всего доброго.
  Я развернулась и вышла, слыша шаги пасынка за спиной. Никто не пытался нас остановить или задерживать. Барон не вызывал слуг, что говорило скорее о том, что он еще небезнадежен, но в то же время ничего не меняло. Я знала, что если с Грэмом что-то случится, то просто уничтожу их всех. Для меня это было такой же истиной, как и то, что утром восходит солнце.
  Оказавшись в карете, первым делом я отдала ряд приказаний Нату:
   - Сейчас ты наймешь извозчика и поедешь на окраину, к портам. Там найдешь таверну "Русалка", у нее кривая, покосившаяся вывеска, когда-то зеленого цвета. Зайдешь внутрь и скажешь хозяину, что волк просит помощи. Потом сиди и жди. Тебя найдут два человека. Это люди Рейфорда. Он как-то объяснял мне, что нужно делать, чтобы найти их. Они помогут.
   - Куда потом? - Нат внимательно слушал и запоминал.
   - Потом, - я вздохнула, принимая решение. - Потом вы приезжаете к дому графа Фолкстоуна. И поможет мне Бог, если я ошиблась.
   - Думаешь, отец может быть в другом месте?
   - Да. Но все то, что я знаю о графе, утверждает, что он попытается сначала все провернуть в свою пользу, а значит заставить Рейфорда поступать так, как того сам желает. Самое безопасное место для этого - это его дом. Слуг всегда можно отпустить, - потерла висок.
   - Все будет хорошо, Ариан. Отца не так просто отправить на тот свет, - Нат неожиданно всетло улыбнулся, - ведь там не будет тебя.
   - Это весомый аргумент, - я тоже улыбнулась и потрепала пасынка по волосам. - Иди. Будь осторожен.
   - Ты тоже, - Джонатан поцеловал мою руку и выскочил из кареты, заодно отдавая приказание моему кучеру.
  Дом графа Фолкстоуна нервировал меня своей тишиной. Не то, чтобы я ожидала увидеть прием, был или что-то подобное, скорее наоборот, но темные провалы окон, полное отсутствие света вызывали у меня едва ли не дрожь. Что, если я ошиблась? Сидеть в карете и смотреть на особняк, отдернув шторку, более не имело смысла, и я стукнула один раз по стенке, дожидаясь пока мне откроют дверь. Сейчас я благодарила всех, что Рейфорд поменял слуг. Пусть эти не были столь вышколены, как я привыкла, но они были теми, на кого сейчас я могла рассчитывать. Виконт никогда не доверил бы мою охрану обычным людям.
   - Мне нужно попасть в дом, - я говорила спокойно, глядя прямо на обоих лакеев.
   - Что от нас требуется, миледи? - заговорил тот, что выглядел старше.
  Я прикусила губу. Требовать от них слишком много казалось неправильным. Им грозила виселица в случае чего, а мне лишь порицание света. Я крепче сжала пистолет в руке и сказала:
   - Меня могут не пустить. Видите, - я качнула головой в сторону дома. - Мне нужно лишь попасть внутрь, остальное не ваша забота.
  Я шагнула на дорожку, ведущую к парадному входу. Искать черный не было времени, да и к чему? Вряд ли граф любезно оставит его приоткрытым. Я замерла напротив входа, резко выдохнула и кивком головы скомандовала постучать. Началось. Старший лакей стукнул один раз, затем второй, затем третий. Наконец, дверь открылась, явив нам лицо молодого слуги. Явно человека для особых поручений, как порой говорил Рейфорд.
   - Чего долбитесь? - он не заметил меня за спинами лакеев. - Хозяин не ...
  Сильный удар в челюсть не дал ему закончить фразу. Слуга Фолкстоуна полетел спиной назад, освобождая нам проход. Я усмехнулась, перешагивая через стонущего мужчину. Похоже, он еще и сильно приложился головой при падении. В это время мои вынужденные сообщники уже вязали сорванной шторой второго слугу.
   - Свяжите обоих, закройте дверь и ждите лорда Эшби, - я отдала последний приказ и начала подниматься по лестнице. Что-то мне подсказывало, что Рейфорда я найду там же, где и графа. В кабинете.
  Света от луны и звезд мне вполне хватало для того, чтобы свободно передвигаться. Благо, что я знала, где располагается кабинет графа. Дом был похож на наш городской по строению, а на каком-то из приемов пару лет назад Фолкстоун хвастался приобретенной картиной, ради чего водил гостей в собственное деловое логово. Я поудобнее перехватила пистолет и замедлила шаги, начиная прислушиваться. Кажется, я вовремя.
   - И отчего же вы столь неуступчивы Рейфорд? - зло спрашивал Фолкстоун, а я облегченно выдохнула, Грэм был еще жив. - Вам стоило разумнее подходить к выбору союзников. Теперь вы умрете...
  Я не стала дожидаться окончания явно последнего монолога и распахнула дверь, прицеливаясь в голову Фолкстоуну и окидывая быстрым взглядом кабинет. Рейфорд наигранно расслаблено сидел на диване, откинувшись на спинку, и смотрел на застывшего в паре метров от него графа с оружием в руках. Счет явно шел на секунды, когда виконт медленно улыбнулся и скомандовал:
   - Стреляй!
  И я выстрелила. Не колеблясь и не задумываясь, нажала на курок, обрывая жизнь графа. Прямое попадание в висок. Я опустила руку с пистолетом и замерла, теперь не имея сил шевелиться. Рейфорд спокойно поднялся с кресла и подошел к трупу, осмотрел его и потребовал:
   - Дай пистолет.
  Подчиняясь его голосу, я протянула ему требуемое. Виконт аккуратно высвободил еще заряженное оружие из руки графа и вложил ему мой, убедившись, что на нем нет отличительных знаков.
   - Думаешь, кто-то поверит, что это самоубийство? - мой голос прозвучал слишком хрипло.
   - Поверят, - Рейфорд быстро занял стол покойного, достал перо и чернильницу и принялся писать на чистом листе бумаги.
   - Что ты делаешь? - я подошла поближе, старательно отводя взгляд от тела.
   - Собственное требование выполнить условия полученной расписки, - виконт не отвлекался от письма.
   - Полагаешь, все решат, что он застрелился из-за долгов? Но ведь граф тебе ничего не должен.
   - Мне потребуется всего лишь экземпляр его подписи и завтра же у меня будет его мнимая расписка - Рейфорд поставил точку и размашисто расписался, начиная осторожно перебирать документы. - А вот то, что нам нужно.
  Он помахал перед моим лицом найденной бумагой, на которой действительно была подпись графа, и поднялся.
   - Идем, - он захватил с собой пистолет графа, письмо и потянул меня за собой.
  Мы спустились по лестнице ровно в тот момент, когда дверь снова распахнулась. Виконт почти втолкнул меня к себе за спину, но тут же расслабился, рассмотрев вошедшего.
   - Мне говорили, вам нужна помощь милорд, - говоривший обладал совершенно незапоминающейся внешностью. - Но тут и без нас справились.
   - Моя супруга торопилась меня видеть, - Рейфорд спустился в холл и оглядел картину из связанных слуг Фолкстоуна и сидящих на них сверху наших лакеях.
   - Позаботьтесь об этих, - виконт указал на связанных.
   - Конечно, - все тот же человек кивнул и принял пистолет из рук Рейфорда. - Вашего сына нам пришлось оглушить. Мальчишка рвался геройствовать.
   - Будет знать, как поворачиваться спиной к незнакомым людям, - Грэм усмехнулся в привычной манере и устало закончил. - Доставьте его потом домой. Когда очнется, пусть посмотрит, что бывает с теми, кто переходит дорогу волку.
  Наемник снова кивнул и отвернулся, показывая, что разговор закончен, а Рейфорд опять потянул меня за собой, выводя из дома. Я слышала шаги идущих сзади лакеев и видела, как мимо нас скользнула еще одна незапоминающаяся тень. В карету виконт почти впихнул меня, запрыгнув следом и устраиваясь на сидении напротив.
   - Ты упустила прекрасный шанс избавиться от меня, Ариан, - Рейфорд снова откинулся на спинку, наконец, отпуская собственное напряжение.
   - Ты идиот, если так считаешь! - я подалась вперед. - Я убила человека ради тебя, Натаниэль. И знаю, что сделаю это снова, если понадобится.
   - Именно поэтому те ублюдки, которые изнасиловали тебя, мертвы, - виконт тоже подался вперед, впиваясь в меня взглядом.
   - Я знаю. И никогда не спрашивала тебя об этом, - я опустила голову.
   - А я спрошу, Ариан? Почему ты это сделала? - он приподнял мой подбородок. - Почему?
  А во мне что-то взорвалось в этот момент. Быть может, тревога этого дня. Страх за жизнь Рейфорда. Опасения за Джонатана. Собственные чувства. Я не знала, да и не хотела разбираться в этом. К чему?
   - Потому что ты мой, Грэм! - я толкнула его назад, забираясь сверху. - Мой! И я никому не собираюсь тебя отдавать! Ни твоей чертовой бездне! - я ударила его по плечу. - Ни графу! Ни смерти!
   - Почему? - виконт почти прошептал мне это в губы.
   - Потому что я люблю тебя. Любого. Безумного и одержимого. Мне все равно. Я люблю тебя, - и я поцеловала его, снова отдавая себя без остатка.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Борей "Возьми меня замуж" (Попаданцы в другие миры) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Хант "Королева-дракон" (Любовное фэнтези) | | Д.Дэвлин, "Жаркий отпуск для ведьмы" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Лакомка "Монашка и дракон" (Женский роман) | | Р.Навьер "Плохой, жестокий, самый лучший" (Современный любовный роман) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | | М.Старр "Мачеха для наследника, или К черту дракона! " (Юмористическое фэнтези) | | Я.Егорова "Блуд" (Женский роман) | | Т.Михаль "Папа-Дракон в комплекте. История попаданки" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"