Рина Скальд: другие произведения.

Бирюзовый совенок

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa


   Copyright Рина Скальд
  
   Бирюзовый совёнок
  
   Эта необыкновенная история приключилась в самый обыкновенный весенний день, когда в лесу, у Бездонного озера, появился Не пойми кто.
   Первыми обнаружили его Понтус и Ника.
   Вы, должно быть, подумали, что Понтус и Ника - это мальчик и девочка? А вот и нет! Они никакие не люди, а два маленьких тролля - брат и сестра, которые живут с мамой и папой в Хмуром лесу. Там у лесных троллей небольшая деревня с низкими домиками, наполовину вкопанными в землю и покрытыми крышами из мохнатых еловых ветвей.
   Лесные тролли вовсе не злобные великаны из старинных легенд, которые все как один уродливы и свирепы. Тролли, как и люди, бывают разные. Есть среди них низкорослые и вполне симпатичные добряки. А уж троллята, те вообще попадаются прехорошенькие. Их не портят даже длинные (по людским меркам) руки и широкие ступни, наподобие ласт. А если спросить их мам, те в один голос скажут, что лучше и краше их чад нет никого на свете.
   Так вот, в тот обыкновенный поначалу день Понтус и Ника сытно позавтракали омлетом с грибами, напились чаю с черничным пирогом и после чая стали проситься у мамы погулять. Мама немного посомневалась, но потом всё же согласилась их отпустить. Только строго-настрого наказала троллятам не уходить далеко от дома и не ввязываться ни в какие истории.
   "Если ещё раз вас приведёт домой констебль Лось, - пригрозила она, - я вас ни на шаг от себя не отпущу!"
   Троллята послушались и между собой твёрдо решили держаться подальше от лесных забияк, от приключений, даже самых интересных, и ни в коем случае не попадаться на глаза констеблю Лосю. Только ведь давно замечено: стоит тебе что-нибудь решить, и решить твёрдо, как всё тут же случается с точностью наоборот.
   Не успели Понтус и Ника отойти от деревни, как за ними увязался ворон Растяпа, известный в лесу воришка и плут.
   - Куда это вы собрались, мои юные друзья? - громко каркнул он с высоты. - Что опять задумали?
   Понтус и Ника не удостоили ворона ответом. Взявшись за руки, они шагали по лесной тропинке, делая вид, будто не замечают Растяпу и даже не знают, кто он такой. Они надеялись, что ворон пошумит-пошумит да и отстанет от них. Но Растяпа и не думал отставать, а всё кружил у них над головами.
   Когда же он пролетел так низко, что задел Понтуса крылом, терпению троллёнка пришёл конец.
   - Да отвяжись ты! - крикнул он, отмахиваясь от ворона рукой. - Лети, куда летел. Поживиться тебе у нас всё равно нечем. Вот смотри!
   Понтус остановился и для пущей убедительности вывернул карманы своих коротких тёмно-синих штанишек. В карманах действительно было пусто.
   - Нужны мне были ваши крохи! - возмутился Растяпа, не сводя с вывернутых карманов глаз. - Я, к вашему сведению, только недавно позавтракал.
   Взмахнув крыльями, Растяпа полетел вперёд и совсем скоро скрылся из виду. Но не успели троллята облегчённо вздохнуть, как ворон появился снова. И снова пристал, на этот раз к Нике.
   - Ника, а Ника? - спросил он, зависнув над ней. - Что это за платье у тебя? Прямо такое всё сиреневое, в рюшечках. Новое небось? У Катарины-Лотты, подружки моей, такое же есть, только лучше. И бусы лучше твоих стекляшек.
   - Вот и лети к ней! - крикнула, оскорбившись, Ника. - Да отстань уже от нас!
   - И не подумаю! - Растяпа сделал над ними еще один круг и опустился на землю, загородив троллятам путь. - Вы тут опять набедокурите - ущербу на весь лес. Нет, если ваши родители за вами не смотрят, буду смотреть я. Должен же кто-нибудь!
   "Тоже ещё, смотритель нашелся, - возмутился про себя Понтус. - Да за ним самим нужен глаз да глаз. Того и гляди, стащит что-нибудь".
   Он подмигнул Нике, та кивнула: она сразу поняла, что задумал брат. Не говоря ни слова, троллята обошли Растяпу - Понтус с правой, Ника с левой стороны - и бросились со всех ног к Бездонному озеру.
   Растяпа только посмеялся над их глупой выходкой. Поднялся в воздух и в два счёта нагнал хитрецов.
   "Нет, - подумал Понтус. - Этот так просто не отвяжется. Тут надо что-то придумать. Но что?"
   На самом деле, исчезнуть им не представляло никакого труда. Они могли бы просто раствориться в воздухе. Это умеют все тролли, даже самые маленькие. Но Понтус и Ника знали: стоит им так исчезнуть, и Растяпа тут же помчится в Лесную полицию. Наврёт про них с три короба констеблю Лосю, тот отправится с очередной жалобой к их маме, и мама тогда уж точно посадит их под домашний арест.
   Запустив пятерню в копну чёрных, торчащих во все стороны волос, Понтус почесал макушку, подумал немного и объявил Растяпе, который уже успел приземлиться на замшелый придорожный пенёк:
   - Ладно, уговорил, берём тебя с собой.
   - Вот это другой разговор! - обрадовался ворон.
   Понтус снова подмигнул Нике, давая понять, что у него готов хитроумный план, и они, уже втроём, продолжили путь. Растяпа с довольным видом шагал рядом с троллятами, радуясь тому, что в конце концов добился своего.
   Когда дошли до озера, Понтус предложил:
   - Давайте играть в прятки.
   - Давай! Давай! - захлопала в ладоши Ника. Это была её любимая игра.
   - В прятки? - фыркнул Растяпа, шаркая когтями по земле. - Вот придумали! Ищите дураков с вами в прятки играть. Вы возьмёте и исчезните, а мне потом полдня по лесу носиться? Нетушки. Придумайте что-нибудь поинтересней. А я тут полетаю пока.
   И с этими словами он поднялся в воздух.
   Хитроумный план не удался. Понтус и Ника посовещались между собой и решили, что всё равно не позволят ворону испортить им прогулку. Пусть летает тут, если ему так нравится, а они займутся своими делами.
   Понтус присел на корточки у самой кромки озера и, набрав в пригоршню мелких камешков, начал, один за другим, кидать их в воду. А Ника, отойдя чуть поодаль, принялась собирать букет из белых лесных подснежников, которые во множестве росли между сосен, пихт и берёз.
   Она поднималась за ними всё выше по склону, пока не добралась до громадного, одетого в мох валуна. Обошла его и от неожиданности вскрикнула.
   Там, у камня, на коврике из жёлто-рыжей прошлогодней хвои, стояло и беспомощно хлопало глазами странное существо. Всё с ног до головы яркого бирюзового цвета. Голова у него была, как у совы, вернее даже, совёнка, только вот крыльев почему-то не было. Не зверь, не птица, и уж точно не тролль. Так, не пойми кто.
   Ника попятилась, роняя на землю цветы.
   - Понтус! Понтус! - во весь голос закричала она. - Иди скорей сюда!
   В тот же миг рядом с Никой возник будто из ниоткуда её старший брат. Нику это не удивило и не смутило ничуть. Ведь в случае опасности или какой другой срочной надобности лесные тролли передвигались с места на место своим особым, давно проверенным способом: они сливались с воздухом и позволяли ему в считанные мгновения перенести их туда, куда им было нужно. Они и сами не знали, как у них это получалось - просто получалось и всё.
   - Ты чего кричишь? - спросил недовольно Понтус. Он очень не любил, когда его отрывали от дел, особенно по пустякам.
   - Да ты только посмотри, посмотри, кто тут! - громко шептала Ника, толкая брата локтем и поводя глазами в сторону Не пойми кого.
   Понтус аж присвистнул, когда увидел странное бирюзовое существо. Это уже были не пустяки. Это был Не пойми кто, и ожидать от него можно было чего угодно.
   У Понтуса в голове забегали разные мысли. Нужно было срочно решать, что с этим Бирюзовым делать. Самое лучшее, конечно, позвать констебля Лося, но лишний раз встречаться с ним ой как не хотелось. Значит, придётся разбираться самим.
   Придав лицу решительный и бесстрашный вид, Понтус шагнул вперёд. При его приближении Не пойми кто вздрогнул, втянул голову в пушистую бирюзовую шею и ещё сильнее захлопал большими, похожими на блестящие чёрные бусины, глазами.
   "Так он сам боится, - догадался Понтус и усмехнулся. - Выходит, он не страшный совсем. Но всё равно, нужно выяснить, кто он такой и откуда тут взялся".
   - Ты кто? - спросил Понтус, присаживаясь перед Бирюзовым на корточки.
   - Не знаю, - тихо проговорил тот и вздохнул.
   - Но имя-то у тебя есть?
   - Имя? А что это такое?
   - Ну ты даешь! Да ты что, с Луны свалился?
   - Может, и с Луны, - Бирюзовый пожал плечами. - Только ни про какие имена ещё ни разу не слышал.
   - Имя есть у каждого, - пояснил троллёнок. - Меня, к примеру, зовут Понтус. А это моя сестра - Ника.
   - Счастливый ты, - сказал Не пойми кто и снова вздохнул. - А у меня вот ни имени нет, ни сестры. И я даже не знаю, кто я...
   - Может, ты - совёнок? - спросила Ника, которая наконец осмелилась подойти поближе. - Только не такой как все, а какой-нибудь особенный?
   Не пойми кто покачал головой:
   - Не знаю.
   - Да какой из него совёнок! - раздался откуда-то сверху знакомый голос.
   Растяпа. И он тут как тут!
   Все трое разом повернули головы. Ворон сидел на ветке берёзы, которая в обнимку с елью росла сразу за валуном, и вещал оттуда, брызгая слюной:
   - Тоже мне, знатоки флоры и фауны! Где вы видели таких сов? Это ж чучело какое-то бирюзовое. Подозрительное, к тому же. Надо бы сообщить куда следует, пока оно не натворило тут дел. Вы давайте, это, стерегите его, а я мигом слетаю за констеблем Лосем!
   И Растяпа с шумом поднялся с берёзовой ветки.
   - Стой! Стой! - в один голос закричали Понтус и Ника.
   Растяпа развернулся в воздухе и, спланировав над валуном, опустился на землю, прямо перед ними.
   - Ну чего опять? - нетерпеливо переступая, каркнул он.
   - Незачем впутывать сюда ещё и констебля Лося, - сказал ему Понтус. - Он потащит нас в участок, вместе с этим, - Понтус кивнул на Не пойми кого. - Оно тебе надо? Нам - нет.
   Растяпе тоже совсем не хотелось оказаться в участке. Накануне вечером у волчицы Клары пропали из буфета серебряные ложки, и хотя Растяпа их не крал, констебль Лось вполне мог его заподозрить.
   - И мне не надо, - немного подумав, согласился он.
   - Тогда давай сами всё выясним, - предложил Понтус. - Пусть это будет такая игра. В полицию.
   - В полицию! - восторженно подхватила Ника и захлопала в ладоши. - Вот здорово! В полицию мы еще не играли!
   - Только, чур, следователем буду я, - тут же потребовал Растяпа. - Меня столько раз таскали на допросы - я его, голубчика, так допрошу, у него мигом язык развяжется!
   Понтус и Ника переглянулись. Им не очень-то понравилась эта идея, но спорить с Растяпой они не стали. Он, чего доброго, обидится и решит всё же отправиться в настоящую Лесную полицию - к констеблю Лосю.
   Троллята с неохотой согласились, и Растяпа тут же приступил к делу.
   Он скакал перед Бирюзовым, грозно сверкая глазами. Кричал до хрипоты и размахивал крыльями, поднимая с земли жёлто-рыжую хвойную пыль. Он требовал, чтобы Бирюзовый немедленно сознался, кто он такой и как оказался в Хмуром лесу. Назвал своё имя и кличку, а также имена своих дружков-подельников и их адреса. Признался чистосердечно во всём, что успел натворить до сих пор.
   Но Не пойми кто молчал и даже глазами хлопал не так часто.
   Тогда Растяпа стал допытываться, не он ли стащил у волчицы Клары серебряные ложки. Один раз даже замахнулся на Бирюзового крылом. Один раз чуть не клюнул его в запале.
   Не пойми кто по-прежнему молчал. Только всё сильнее втягивал голову в шею, морщил личико, покрытое бирюзовым пушком, и вздрагивал всякий раз, когда Растяпа на него налетал.
   Растяпа уже не орал, а хрипел, шумно и громко. От невероятных усилий у него взмокли перья. Увидев, что толку всё равно нет, он совсем отчаялся и махнул крылом:
   - Нет, я так не играю. Я тут с вами последнего голоса лишусь, а мне без голоса никак нельзя. Пропаду!
   Он устало прислонился к камню и, отерев со лба пот, предложил:
   - Давайте меняться. Я тут немного посижу, отдохну, а вы сами его допрашивайте.
   - Я уже допрашивал, - проворчал Понтус. - И тоже без толку.
   - Так я и говорю: к Лосю его надо, к Лосю! У него и не такие фигуры заговаривали. Только как его к нему доставить, чтоб самим не вляпаться? Вот вопрос!
   Все трое снова уставились на Не пойми кого. Его чёрные, похожие на бусины, глаза смотрели испуганно-грустно. Потом увлажнились, и по бирюзовой щёчке покатилась первая слеза.
   Ника, ахнув, подбежала к нему. Загородила от ворона и брата.
   - Ничего вы не понимаете! - топнув ногой, крикнула она. - Тоже мне, сыщики выискались! Только и умеете, что кричать да пугать. Про ложки какие-то вспомнили! Вы посмотрите на него: он же малыш совсем. Такой беспомощный, такой милый. С ним нужно разговаривать ласково, тогда он всё про себя расскажет. Вот увидите!
   - Ну и допрашивай его сама. А мы посмотрим, - пробурчал недовольно Понтус.
   - Вот-вот, - подхватил Растяпа, - поглядим, как ты будешь тут миндальничать с этим уродцем!
   - Сами вы уродцы, - обиделась за Бирюзового Ника. - А он очень симпатичный, и даже красивый. Вот!
   Она опустилась перед малышом на колени, ласково погладила его по голове:
   - Ну пожалуйста, скажи нам, откуда ты, - попросила она. - Где твой дом? Где твои мама и папа? Как ты оказался тут совсем один? Ты, часом, не потерялся, а?
   - Да не помню я, - ответил Бирюзовый. - Просто оказался и всё. И как меня зовут, тоже не помню.
   Он немного помолчал и прибавил грустно:
   - Даже не знаю, как я теперь буду жить - совсем без имени...
   - Так мы тебе его придумаем - имя, - пообещала Ника. - Всего-то делов!
   Понтус поддержал её идею, и только у Растяпы, как всегда, нашлись возражения:
   - Прежде чем имя придумывать, надо точно узнать, кто он такой.
   - Похож на совёнка, значит, птица.
   - Где это ты видела птиц без крыльев?
   - А может, у него есть крылья, только они спрятаны как-нибудь. Замаскированы, к примеру.
   - Ну это совсем не трудно проверить, - Растяпа подскочил к Бирюзовому. - Эй, как тебя там, ты того, ты летать умеешь?
   Не пойми кто пожал плечами:
   - Не знаю.
   - Да что ты заладил всё: "Не знаю, не знаю!" Попробуй и узнаешь. Вот так!
   Растяпа пустился вприпрыжку по земле, взял разбег и, подпрыгнув, поднялся в воздух.
   Не пойми кто смотрел на него как зачарованный.
   - Ну, ты чего застыл? - крикнул с высоты Растяпа. - Давай, пробуй уже!
   Не пойми кто скакнул раз, другой, третий, подпрыгнул, но не взлетел, а только грузно шлёпнулся на землю.
   - Всё с ним ясно, - сказал ворон, приземляясь рядом. - Крыльев не видать, летать не умеет. Значит, он не птица. Одна только голова совиная, но голова в этом деле ничего не решает. Крылья - вот что для птицы самое главное!
   - Оно и видно по твоей безголовости, - не удержался и съязвил Понтус.
   - Всё равно, больше всего он похож на сову, - стояла на своём Ника. - На маленького такого совёнка.
   - На сову он похож, ага! - передразнил Растяпа. - Да ты вообще уверена, что это он? Может, он и не пацан вовсе, а девчонка? И как ты тогда решишь, какое имя для него выбрать?
   Спорить с вороном Ника не стала. Ей на ум пришла блестящая мысль, и она тут же высказала её вслух:
   - А давайте отведём его к тётушке Сове. К тётушке Эрне. Она старая и мудрая. Она точно знает, бывают на свете такие вот совы, бирюзовые и без крыльев, или нет, и где они водятся.
   - Правильно, идём к Сове, - согласился Понтус и повернулся к Бирюзовому. - Ты ходить умеешь?
   - Могу, - с готовностью закивал тот и прошёлся перед ними, громко топая ножками.
   - Придумала! Придумала! - радостно закричала Ника. - Мы назовём его Топой! Это такое имя, оно кому угодно подойдёт.
   - Ну Топой, так Топой, - нетерпеливо согласился Понтус. - Хоть как его назови, только пошли скорей. Нам ещё домой вернуться надо и к обеду не опоздать.
   - А вдруг ему имя ваше не понравится? - не унимался Растяпа. - Дурацкое имя какое-то!
   - Не хуже твоего, - огрызнулся Понтус.
   - Да не бывает таких имён, говорю я вам!
   - Ну так тебя же зовут Растяпой?
   - Зовут, - согласился ворон. - Только это никакое не имя, а кличка. А по-настоящему меня зовут Вильгельм.
   - Ух ты!
   - Вот, - гордо вскинул голову Растяпа. - А этот на ваше имя отзываться не станет. Я бы точно не стал.
   - Топа, Топа, иди сюда! - ласково позвала Ника.
   Не пойми кто улыбнулся, сощурился, будто от удовольствия, и, топая всё так же громко, направился к Нике.
   Он отозвался, и с радостью. Потому что теперь у него тоже было имя. Как у Понтуса и Ники. Как у каждого в этом лесу и в мире вообще.
   Когда у тебя совсем ничегошеньки нет, даже имени, очень грустно жить на свете. А вот с именем совсем другое дело! Имя это уже кое-что. И сам ты уже кто-то. Правда, не совсем понятно, кто именно. Просто Топа. Пока. Ты можешь говорить себе по утрам: "Доброе утро, Топа" и самому себе улыбаться в ответ. Ведь у тебя такое чудесное имя.
   Топа стоял и твердил шёпотом: "Топа, Топа, Топа", совсем не слушая, о чём говорили с вороном Понтус и Ника. А они шумно спорили о том, нужно им идти к тётушке Сове или нет.
   Растяпа заявил, что это пустая затея, и лететь к Сове отказался наотрез. Сказал, что вся эта возня ему порядком надоела, что с Совой он не дружит и вообще его давно ждут разные неотложные дела.
   Троллята нисколько не огорчились - даже обрадовались, когда ворон от них улетел. Вместе с Топой они направились в обход, на другой берег Бездонного озера - к старой берёзе, в дупле которой устроила свой домик тётушка Сова.
   К их удивлению, Топа по дороге не на шутку разговорился. Правда, о себе он по-прежнему ничего толком не мог сказать, зато охотно расспрашивал троллят о жизни в Хмуром Лесу, и особенно о тётушке Эрне. Он очень надеялся, что с её помощью сможет вспомнить, кто он и из каких краёв. Троллята тоже на это рассчитывали. Им хотелось поскорее всё выяснить и вернуться домой, чтобы лишний раз не огорчать и не сердить маму.
   За разговором путь, хоть и был неблизким, пролетел незаметно, и вот они уже добрались до домика старой Совы. Правда, оказалось, что двери в нём наглухо заперты.
   Понтус и Ника недоумённо переглянулись. Тётушка Эрна была в почтенных годах, в последнее время она к тому же располнела и по ночам почти не охотилась. Днём она теперь спала редко, чаще всего принимала гостей или писала мемуары, сидя на террасе с чашечкой кофе.
   Теперь же терраса была пуста, а все окна в доме плотно зашторены. Понтус обошёл вокруг берёзы и убедился в этом сам.
   - Может, она в гости к кому-нибудь отправилась или по делам? - предположила Ника.
   - А может, дома заперлась, от солнца спряталась, - выдвинул свою версию Понтус.
   Солнце сегодня действительно светило на удивление ярко.
   Немного подумав, Понтус всё же решил позвонить в дверь. Потянувшись, он ухватился за шнур звонка, свисавшего с самой нижней ветки, и дёрнул что было сил. Раздался такой оглушительный звон, что Ника заткнула уши, а Топа вздрогнул и съёжился.
   После оглушительного звона наступила столь же оглушительная тишина. Потом в доме что-то задвигалось, зашумело и даже грохнуло несколько раз. Шторы в окне, смотревшем в их сторону, раздвинулись, и за стеклом они увидели растрёпанную и очень сердитую физиономию старой Совы.
   Физиономия тут же исчезла, и через несколько минут с шумом распахнулась входная дверь. На пороге, держась за правый бок и охая, показалась тётушка Эрна. Она была в пушистом ночном халате бледно-розового цвета, из-под которого виднелась ночная сорочка, белая и в кружевах.
   Понтус тут же пожалел о том, что дёрнул за этот злосчастный шнур, что вообще согласился с Никой и потащился сюда, на другой берег Бездонного озера. Лицо у тётушки Эрны было заспанное и злое, а это не сулило ничего хорошего.
   Не переставая охать и ахать, Сова разглядывала с высоты непрошенных гостей.
   - Да что ж это за напасть такая! - громко сокрушалась она. - В собственном доме покоя нет. Всю ночь радикулит проклятый спать не давал, а теперь ещё и гости пожаловали. И опять небось с какой-нибудь глупостью и ерундой!
   - Вы уж простите нас, тётушка Эрна, - извинилась за всех Ника, выступая вперёд. - Мы бы ни за что на свете вас не побеспокоили, но у нас очень важное и срочное дело.
   - Знаю я вашу срочность, - проворчала, отмахиваясь от неё, Сова. - Опять пакость какую-нибудь удумали. С вас станется.
   - Что вы, что вы, мы и не думали, как вы говорите, пакостить. Вот и маме честное слово дали. Просто мы тут совёнка нашли и теперь хотим вернуть его домой, только не знаем куда.
   - Что за совёнок? Как зовут? - тут же всполошилась тётушка Эрна.
   Она смотрела вниз, подслеповато щурясь, но толком ничего не могла разглядеть.
   - Не Свена ли криволапого внучок? - спросила она, уже более благодушно. - Такой непоседа, вечно из дома удрать норовит! Потом ищут его всем семейством. Пойду-ка я Свену позвоню. Пусть летит забирает.
   Держась за спину и охая, тётушка Эрна развернулась и переступила одной ногой через порог.
   - Постойте! Погодите! - крикнули разом Понтус и Ника.
   - Да что ж это вам неймётся всё! - Сова с новыми охами повернулась в их сторону. - Что вам ещё?
   - Мы, конечно, точно не знаем, - смущённо заговорила Ника, - но мы почти уверены, что это другой совёнок.
   Ника указала на Топу:
   - Вот он. Мы пока, временно, назвали его Топой.
   Щурясь всё сильнее, Сова уставилась сверху на малыша. Смотрела долго и пристально.
   - Нет, так не разгляжу, - сказала она наконец. - Надо очки надеть. Да они ещё с вечера запропали куда-то. Теперь уж, хочешь не хочешь, придётся искать.
   Тётушка Эрна ушла в дом и долго не возвращалась. В доме снова что-то шумело и падало. Сова громко ругалась и кляла весь белый свет. Троллята и Топа, нетерпеливо переступая, ожидали её внизу.
   Наконец тётушка Эрна снова появилась на пороге своего жилища. В очках она казалась ещё суровее.
   Грузно переваливаясь на коротких ногах, Сова спустилась по лестнице к непрошенным гостям. И тут же разинув рот уставилась на Топу.
   - А что это он у вас бирюзовый такой? На него что, краску вылили?
   - Да нет, он такой и есть, - ответил Понтус.
   Сова вразвалку обошла вокруг Топы, то снимая, то вновь надевая очки. Наконец встала перед ним, ещё раз внимательно его оглядела и сказала, качая головой:
   - Нет, это не совёнок. Это..., - она немного подумала, - не пойми кто.
   - Мы и сами знаем, что Не пойми кто, то есть теперь уже Топа, - робко возразила Ника, - но ведь голова у него...
   - Голова тут совершенно не при чём, - оборвала её Сова. - Или вы думаете, раз голова большая и глаза как плошки, так сразу совёнок?
   Ника даже не нашлась, что ей ответить. Понтус тоже.
   Сова с подозрением посмотрела на троллят и, сузив глаза, протянула:
   - А-а, я, кажется, начинаю догадываться, зачем вы сюда пожаловали. Нашли в лесу какого-то уродца и теперь, чтобы от него избавиться, приволокли ко мне.
   - Что вы такое говорите! - возмутился Понтус.
   Но Сова его не слушала.
   - С рук, значит, хотите сбыть и посадить мне на шею? Ну уж нет. Ничего, голубчики мои, у вас не выйдет. Мне дармоедов не надобно. Где взяли, туда и возвращайте! Не нашего он племени, и мы, совы, в моём лице, не признаем его никогда!
   - А может, такие вот, бирюзовые совы водятся в других местах? - осторожно спросила Ника.
   - Ни в каких других местах они не водятся! - крикнула на неё Сова. - И ты меня не путай. Думаешь, раз я старая, то совсем выжила из ума? А вот и нет!
   Сова наступала на Нику, распаляясь всё больше и больше:
   - Я ещё в своём уме и всё прекрасно помню. Таких сов не существует в природе. И не смейте больше называть это бирюзовое недоразумение совой. Не смейте причислять его к нашему благородному племени!
   Ника беспомощно отступала назад, пытаясь что-то сказать в своё оправдание, но Сова не давала ей вставить ни слова:
   - Вовремя же я вас раскусила, голубчики! Всё, разговор окончен. Теперь идите отсюда. Да поторапливайтесь! Не то я позвоню в полицию и сообщу обо всём констеблю Лосю. Совёнок! Если он совёнок, то я лебедь белая!
   Ругаясь и ворча, Сова вернулась к лестнице и, поднявшись наверх, громко хлопнула за собой дверью.
   Понтус и Ника стояли совершенно ошеломлённые. Такого поворота они не ожидали никак. Тётушка Сова славилась в лесу своим гостеприимством и радушием, а их не только не приветила и не накормила, но ещё и накричала, и полицией стала грозить. Но троллята всё равно отказывались верить в то, что старая Эрна может быть такой бессердечной.
   - Наверное, мы просто не вовремя к ней пришли, - предположила Ника. - И спина у неё так не вовремя разболелась.
   - Подумаешь, спина, - сказал недовольно Понтус. - Могла бы хоть чаем напоить. Ужас, как есть хочется. А нам ещё с Топой твоим разобраться надо. Не домой же его вести!
   Ника взглянула на Топу. Нижняя губа у него чуть заметно подрагивала. Глаза-бусины совсем погрустнели, и Нике даже показалось, что Топа несколько раз тихонечко всхлипнул.
   - Не плачь, - сказала она малышу. - Не отчаивайся. Мы сейчас придумаем что-нибудь, правда, Понтус? Мы тебя в беде не бросим. Мы ведь теперь твои друзья!
   - Друзья? - с надеждой в голосе переспросил Топа. - А что это такое?
   Ника хотела было ответить малышу, но тут из-под берёзы раздался недоумевающий писк:
   - Нет, ну какой же он всё-таки бестолковый! Мало того, что цвет у него непонятный такой, так он ещё и невежда в придачу. Не знает самых элементарных вещей!
   Все трое устремили взгляд к берёзовым корням. На одном из них, на самом большом, сидел, болтая ножками, прехорошенький лесной мышонок. Весь такой аккуратный, ухоженный. В чистеньком фиолетовом костюмчике, с шёрсткой цвета кофейных зёрен и с миниатюрным компьютером в руках.
   - Ты кто? - спросил удивлённо Понтус. - Что-то раньше мы тебя здесь не видели.
   - А я тут совсем недавно, - пояснил мышонок. - В гостях у Ларссонов. Надеюсь, их-то вы знаете?
   Понтус и Ника дружно закивали. Ларссонов они знали прекрасно, да и кто в лесу их не знал? Большое мышиное семейство с кучей детей, мал мала меньше. С двумя из тех, кто постарше, Тимом и Александром, троллята иногда играли в прятки.
   - А ты им кто? - поинтересовалась Ника.
   - Ларссонам? Племянник.
   - А имя у тебя есть? - подал вдруг голос Топа.
   - Есть. Маркус. А у тебя?
   - И у меня есть, - гордо ответил малыш. - Меня Топой зовут. А это мои друзья, Понтус и Ника. Правда, я не совсем понимаю, что такое друзья...
   - Ничего, скоро поймёшь. Скоро сам всё увидишь, - заверил его Маркус. И обращаясь к троллятам, спросил. - Что это он у вас забавный такой? С Луны свалился, что ли?
   - Да мы и сами не можем понять, - ответила Ника. - Мы его только сегодня нашли.
   Перебивая друг друга, Понтус и Ника рассказали мышонку обо всём, что приключилось с ними сегодня утром. О том, что произошло тут, у дома тётушки Совы, Маркус уже знал. Всё это время он сидел под берёзой (играл в новую версию "Лесных войн") и невольно слышал весь разговор.
   - И всё равно я думаю, что Топа - совёнок, - сказала Ника, завершая рассказ.
   В тот же миг на берёзе с шумом распахнулось окно.
   - Никакой он не совёнок! - закричала сверху старая Эрна. - И нечего тут слухи распускать!
   Понтус хотел было крикнуть что-нибудь дерзкое в ответ, но окно тут же захлопнулось.
   - Вот видишь, - сказала мышонку Ника и вздохнула. - И что теперь делать, ума не приложу!
   - Я тоже, - подхватил Топа и тоже вздохнул.
   - Кажется, я знаю, в чём проблема, - заявил Маркус. - Всё, на самом деле, просто. Тут нужен другой, современный подход.
   - Какой? - спросили разом все трое.
   - Интернет! - мышонок ткнул пальчиком в свой компьютер. - Надо дать объявление в Интернете: "Сегодня, в пятницу, 27 апреля 2012 года, в Хмуром лесу нашёлся бирюзовый совёнок...".
   - Да не совёнок он! - снова крикнула сверху старая Эрна, на этот раз высовываясь через дверь. - Предупреждаю: если ещё раз я услышу от вас это слово, я сейчас же вызову полицию! И подам на вас в суд - за клевету!
   - Пошли отсюда, - сказал Понтус остальным. - Сова сегодня явно не в духе. Не хватало только, чтобы она позвонила констеблю Лосю. Нам встречаться с ним совсем не с руки.
   - Нас тогда мама закроет на замок, - пояснила Маркусу Ника.
   - Да уж, строгая она у вас, - посочувствовал тот. - Ну что ж, тогда пошли. Знаю я тут одно подходящее местечко.
   Мышонок закрыл компьютер, уложил его в специальный рюкзачок и, набросив рюкзак на плечи, повёл их не куда-нибудь, а на кладбище древних викингов. Троллята уже бывали там, и не раз, а вот Топа направлялся туда впервые.
   По дороге Понтус громко возмущался, недовольный тем, что из-за Топы они не вернулись вовремя домой и пропустили обед (на обед сегодня были его любимые голубцы и ореховое мороженое). Мама там сердится теперь, а он тут голодом сидит, вернее, идёт, и ни о чём, кроме еды, думать не может. Понтус всё ныл и жаловался, и умолк лишь тогда, когда впереди показались первые рунные камни. Такими камнями, с рисунками и замысловатыми надписями, древние викинги украшали могилы умерших.
   Устроились друзья чуть в стороне от камней, в тени деревьев, у небольшого, но говорливого ручейка. Когда все расселись, мышонок Маркус снял рюкзачок, достал из него компьютер, и вслед за ним - бумажный пакет с обедом.
   Понтус аж подпрыгнул от радости, но радовался он недолго: в пакете оказался один бутерброд, и тот совсем маленький. Мышонок протянул его Понтусу.
   Бутерброд был с маслом и сыром. Сыр Понтус очень любил, но есть бутерброд в одиночку наотрез отказался. Он разделил его на четыре части, так что каждому досталось по кусочку. Кусочки были крошечными, зато их хватило на всех.
   Со скудным обедом покончили в один миг, запили его водой из ручья и начали совещаться.
   Они долго судили и решали, как написать объявление в Интернете таким образом, чтобы было понятно, кого они всё-таки нашли. Но ничего путного так и не придумали.
   - Ладно, - сказал наконец мышонок Маркус. - Раз с Интернетом у нас пока не выходит, надо искать другой путь. Давайте снова думать.
   Они думали ещё с полчаса. Троллятам в голову не приходило решительно ничего. Топа вообще, похоже, не думал: наверное, не научился ещё. Он сидел, хлопая глазами и озираясь по сторонам; время от времени нетерпеливо ёрзал и тяжело вздыхал.
   Мышонок Маркус всё что-то искал в Интернете, но, как видно, не находил ничего стоящего. Тогда он хмурился и снова принимался думать, усиленно морща лоб.
   Наконец он воскликнул:
   - Есть!
   - Что? Что ты такое придумал? - бросились к нему с расспросами Понтус и Ника. - Говори! Ну скорее же! Не тяни!
   - Нам нужно обратиться за помощью, - многозначительно произнёс Маркус. - Но не абы к кому, а к тому, кто мыслит широко и сведущ в науках.
   - Но мы никаких учёных не знаем, - растерялась Ника.
   - Зато знаю я!
   - Интересно откуда? - спросил недоверчиво Понтус. - Ты в нашем лесу без году неделя, и что, уже со всеми перезнакомился?
   - Нет, из местных жителей, не считая вас, я пока познакомился только с одним, но именно с тем, кто нам сейчас нужен. И это, друзья мои, профессор Фредрик Эк.
   - А-а, учёный Заяц, - небрежно протянул Понтус, досадуя на то, что ему самому не пришла в голову такая блестящая мысль.
   - Именно он, - кивнул мышонок. - И сейчас мы направимся прямо к нему. Его поместье тут, совсем неподалёку.
   Профессор Эк, которого Понтус, как и многие в лесу, называл учёным Зайцем, действительно был чрезвычайно учён. У него были обширные познания во всех без исключения областях, но особенно в физике и биологии. А ещё у него в доме была самая большая в Хмуром лесу библиотека научных книг. И если не в своей голове, то в книгах уж точно, он мог найти ответы на любые вопросы.
   В свободное от науки время профессор Эк выращивал у себя в поместье капусту и сочинял научно-фантастические истории.
   К нему и отправились Понтус, Ника, Топа и мышонок Маркус.
   Однако для Топы даже этот короткий путь оказался необычайно трудным. Поднявшись на ноги, он вдруг обнаружил, что они подкашиваются и совсем не желают идти.
   Топа никому не стал жаловаться. Припадая на правую ножку, он из последних сил шёл вперёд, но всё равно не поспевал за остальными. Понтус то и дело оборачивался к нему, подгонял и очень сердился. Ника сердилась на Понтуса, но не хотела ссориться с ним и потому молчала. Наконец она не выдержала, остановилась и решительно объявила всем, что пока Топа не отдохнёт, она не сделает дальше ни шагу.
   - Да тут осталось всего ничего, - сказал Понтус. - Давай уже придём поскорее. Может, хоть Заяц нас как следует угостит.
   - Ты только о еде и думаешь! - попеняла ему Ника.
   - Но здесь и вправду недалеко, - поддержал Понтуса мышонок Маркус.
   - Вы простите меня, я это не нарочно, - сказал виновато Топа. - У меня ножки не идут. Заплетаются.
   - Ах, если бы только мы могли взять тебя за руки, - вздохнула Ника. - Взять и повести. Тогда тебе было бы легче. Но рук у тебя нет, и стало быть... Ой, а это что такое?
   Мышонок и Понтус посмотрели сначала на Нику, потом на Топу и застыли на месте. У Топы по бокам, из-под бирюзового пушка, вырастали пушистые бирюзовые ручки.
   Топа смотрел на них удивлённо-растерянно: он совершенно не понимал, откуда они взялись и продолжают браться. Не понимал он также, отчего Понтус и Ника вдруг отскочили от него как ошпаренные и не хотели приблизиться ни на шаг.
   Только Маркус стоял рядом с Топой и внимательно наблюдал за необычным процессом, который происходил прямо у него на глазах. Он усердно рылся в памяти, пытаясь найти ему хоть какое-нибудь научное объяснение. В памяти, как назло, ничего не находилось, однако Маркус не падал духом. Он знал, что с помощью науки можно объяснить всё, нужно только как следует расспросить профессора Эка.
   Ещё несколько мгновений, и руки у Топы перестали расти. Он вертел ладошками, то и дело подносил их к лицу и с изумлением разглядывал. Он был ужасно рад и улыбался счастливой улыбкой. Ведь день ещё не закончился, а он уже обзавёлся тремя очень важными вещами: сначала у него появилось имя, потом друзья, а теперь вот ещё и руки. Топа думал о том, что отныне он всё будет делать сам, своими руками. Но сначала, рука об руку с Никой и Понтусом, он дойдёт до учёного Зайца и тот, в конце концов, объяснит ему, кто он такой.
   Заяц встретил их с необыкновенным радушием. В своём огромном поместье он жил совсем один и поэтому часто скучал. Друзей у него почти не осталось: своей учёностью он распугал их всех. Гостям же Заяц был рад всегда и всегда с нетерпением их ожидал. Именно для гостей он с утра облачался в парадный костюм и галстук, надевал очки и в таком виде расхаживал по дому до самой ночи.
   Учёный Заяц пригласил их в дом, прямо к себе в кабинет, который был не то что заставлен - завален книгами. Книг не было только на потолке, хотя профессор уже разработал конструкцию потолочного книжного шкафа. Даже на столе, где он накрыл для них чай, повсюду стояли стопки книг, и чаёвничать было не слишком удобно.
   Да, да, профессор всевозможных наук, лесных и прочих, сам приготовил для своих гостей чай и сам подал его на большом медном подносе с красивым замысловатым орнаментом. Только вот к чаю у него не нашлось ничего, кроме морковного варенья, да и то было порядком засахаренное. Оказалось, что Заяц уже неделю голодал и пил только капустный сок.
   Он называл это очень заумно: "очистительные процедуры". Даже мышонок Маркус толком не понял, как они действуют. А троллята и Топа не поняли вообще ничего. Ясно было только, что внутри у Зайца что-то засорилось, как в водопроводной трубе, что от этого у него повредилось здоровье, и теперь, капустным голодом, он себя лечил.
   После чая друзья рассказали профессору о том, зачем они к нему пожаловали. И только тут учёный Заяц обратил внимание на Топу. Он вскочил, подошёл к малышу и вместе со стулом его развернул:
   - Так, так..., - протянул он, присаживаясь перед ним на корточки. - Это кто ж ты у нас, такой бирюзовый? Дай-ка я тебя как следует рассмотрю. Ну что ж, действительно похож на сову. Только существуют ли в природе бирюзовые совы? Сейчас проверим.
   И профессор Эк засновал по кабинету. Все стены тут, от пола до потолка, были заставлены книжными шкафами, стеллажами и полками. Профессор ловко перемещался между ними, доставал какие-то толстые, увесистые тома, стряхивал с них пыль, открывал и, немного полистав, разочарованно ставил на место. "Минуточку, одну минуточку!" - всё приговаривал он. Но минуточек прошло уже много, а профессорским поискам не было видно конца.
   Скоро Заяц с ног до головы покрылся книжной пылью и беспрерывно чихал. Его чёрный с отливом костюм посерел и совершенно потерял вид. Профессор то ползал на четвереньках, выуживая книги с самого низа, то залезал по специальной библиотечной лестнице наверх - к самому потолку.
   - Странно, - сказал он, когда наконец прекратил поиски. - Ни одного упоминания о бирюзовых совах. Нигде ни одного слова...
   Он повернулся к Топе:
   - Похоже, друг мой, тебя не существует в природе.
   - Как это, не существует? - захлопал глазами Топа. - Я вот он, перед вами, существую прямо тут.
   - И мы, все втроём, можем это подтвердить, - прибавила Ника.
   - Видите ли, друзья мои, - Заяц устало опустился на стул. - Ни в одной из моих книг, а уж поверьте, у меня есть почти все книги на свете, ни разу не упомянуты, и тем более не описаны, бирюзовые существа, похожие на сов. Я, конечно, могу посмотреть в Интернете...
   - Я уже смотрел, профессор, - вежливо перебил его мышонок Маркус. - Но ничего не нашёл. Тут вот ещё какая странность...
   И мышонок рассказал профессору о том, как по дороге к нему у Топы вдруг начали расти бирюзовые руки.
   Профессор Эк прямо взвился со стула.
   - Поразительно! - воскликнул он. - Неужели? Нет, в это не возможно поверить, но друзья мои, похоже, мы стоим на пороге небывалого научного открытия!
   Понтусу первому не понравился странный блеск, который вдруг появился в профессорских глазах. Он показался ему подозрительным, не на шутку встревожил и насторожил. Вслед за Понтусом забеспокоилась Ника.
   Их опасения оказались ненапрасными.
   - Надо немедленно отвезти вашего Топу в город, - объявил профессор Эк тоном, не терпящим возражений. - Самовырастающие руки! Такого наука ещё не знала. Я сейчас же позвоню своему городскому коллеге, тоже профессору, а также в полицию, констеблю Лосю. Нужно всё аккуратно задокументировать, записать свидетельские показания и составить протокол.
   При упоминании о констебле Лосе, Понтуса и Нику будто сдуло со стульев. От профессора они ожидали чего угодно, но не этого. И говорил он сейчас точно так, как говорил Растяпа, когда допрашивал Топу там, у мшистого валуна.
   Понтуса больше всего пугала встреча с констеблем Лосем и наказание, которым грозила им мама. А Нику пугало то, что профессор грозился увезти от них Топу.
   Мышонок Маркус был, пожалуй, единственным, кто понимал и разделял профессорский пыл. По крайней мере, глаза его блестели так же, как у Зайца.
   На их счастье у профессора затерялся куда-то мобильный телефон. Он бегал по всему дому как ошпаренный, всюду его искал и никак не находил. Этого времени троллятам хватило на то, чтобы придти в себя и привести в чувства мышонка Маркуса.
   - Ты что, не понимаешь, чем это нам грозит? - тормошил его Понтус. - Теперь нас точно заберут в полицию для выяснения разных там "об-сто-я-тельств".
   - Нас-то ладно! - воскликнула Ника. - Они Топу заберут! Затолкают в пробирку и будут исследовать. Он всю жизнь проведёт в неволе, и мы больше никогда - никогда его не увидим!
   - Но ради науки..., - попытался было возразить мышонок Маркус.
   - Какая ещё наука? - напустилась на него Ника. - Ведь он наш друг! И мы должны, мы просто обязаны его спасти!
   - Надо бежать, - сказал тогда Понтус и быстро оглядел кабинет. - Значит, так. Вы давайте к выходу и бегом до старого кладбища.
   - А ты? - встревожено спросила Ника.
   В этот миг откуда-то из глубин профессорского дома донёсся радостный вопль:
   - Нашёл! Нашёл!
   - Быстрей отсюда! А я - к профессору! - крикнул Понтус друзьям. - Эх, жаль, Растяпы с нами нет. Ну что ж, тогда придётся самому...
   О том, что именно ему придётся делать самому, друзья не услышали: троллёнок растворился в воздухе прямо у них на глазах.
   Ника, схватив Топу за руку, бросилась из профессорского особняка.
   Мышонок Маркус колебался, но лишь несколько мгновений. Наука, конечно, была ему дорога, но дружба ещё дороже.
   Понтус нагнал их у самого кладбища.
   - Ну что? - спросила на бегу Ника.
   - Вот! - Понтус, тоже на бегу, показал ей профессорский телефон. - Стянул прямо у него из-под носа. Только не знаю, успел он позвонить констеблю Лосю или нет. Я там ещё и пробки на всякий случай выкрутил. Пусть посидит без света, посумерничает!
   - Правильно! - согласилась Ника, но расспрашивать больше не стала, чтобы не тратить на разговоры сил.
   Они бежали по лесу, под небом, которое вдруг стало тёмным от туч. Тучи опускались всё ниже, огромные, лилово-чёрные, готовые вот-вот разразиться грозой.
   - "Пойдём к профессору! У него всё узнаем!" - на бегу передразнивал мышонка Понтус. - Узнали! Он нас даже толком не накормил. Теперь бы ноги от него унести, а заодно и от констебля Лося!
   Мышонок Маркус почти не слышал его слов. Их подхватывали порывы ветра, обрывали в клочья и уносили прочь. Но мышонок и без того чувствовал себя виноватым. Ведь именно из-за него они все оказались теперь в беде. Это огорчало Маркуса даже больше, чем то, что, убегая, он впопыхах оставил в кабинете у профессора Эка свой компьютер, с которым не расставался никогда.
   Скоро небо уже громыхало вовсю и сверкало молниями. Ветер дул беглецам прямо в лицо, преграждая путь, а то и вовсе отбрасывая их назад. Но они каждый раз снова собирались с силами и прорывались дальше. Силы брались неизвестно откуда, даже у Топы, и помогали бежать сквозь ненастье и темноту. Они не останавливались ни на минуту, и лишь когда хлынул дождь, решили спрятаться где-нибудь в укрытии и переждать.
   Укрытие обнаружил, как ни странно, Топа. Он вдруг вырвался вперёд, исчез в тёмной пелене дождя и через несколько минут показался снова.
   - Идите! Идите скорей сюда! - позвал он. - Здесь тепло и сухо. Здесь нас никто не найдёт!
   Оказалось, что Топа привёл их к заброшенному дому, устроенному в стволе старой ели. По крайней мере, дом казался заброшенным, хотя был с мебелью и даже с занавесками на окнах. Троллята и мышонок Маркус не могли понять, как Топа его нашёл, ведь входная дверь больше чем наполовину заросла мхом. Топа же сумел не только её отыскать, но и открыть.
   Во всём доме была только одна комната, но такая просторная, что служила сразу и спальней, и гостиной, и кухней. На полке у железной печки, пузатой, на гнутых ножках и с трубой, Понтус нашёл спички и развёл огонь. Холодные, промокшие и всё ещё не пришедшие в себя от волнений и тревог, друзья сели у огня и стали согреваться.
   Первым согрелся Понтус. Перестал стучать зубами и заговорил, вернее, как всегда, стал громко возмущаться:
   - Ну надо же, как не везёт! Сначала к обеду опоздали, а теперь ещё и к ужину. Мама, наверное, весь лес на ноги подняла и уже обо всём узнала. Теперь хоть вообще не домой не приходи. Нам и без констебля Лося влетит так, что мало не покажется!
   - Мы так старались, так старались, и всё зря! - поддержала Понтуса Ника. - От констебля Лося всё равно не скроешься. Разве что, в другой лес податься, но там нет ни мамы, ни папы, ни бабушки! И Топу нам теперь не спасти. Жалко, что мы так и не узнали, кто он такой. И уже никогда, наверное, не узнаем!
   - Жалко!- подхватили, вздыхая, Маркус и Топа.
   Они сидели в полутьме, озаряемой слабыми отсветами огня, и уже совсем пали духом, когда позади громко хлопнула входная дверь. В комнату ворвался порыв ветра и зычный, почти оглушительный бас:
   - О, да тут гости!
   Друзья замерли. Они так испугались, что и пошевелиться не могли. Слышали за спиной тяжёлые шаги и всё тот же зычный голос, который произнёс:
   - Так, это кто же тут к нам пожаловал? Два маленьких тролля, должно быть, из деревни на другом берегу. Эк, куда вас, ребята, занесло! А ещё кто у нас тут? Мышонок! Тоже вроде не из местных. И ещё один, в бирюзовых одёжках. Ну что вы испугались-то так? Я не страшный совсем и не злой. Давайте вставайте, идите к столу. Я вас сейчас накормлю и заодно познакомлюсь с вами поближе. Ну что же вы? Смелей!
   На Понтуса слово "накормлю" возымело волшебное действие. Он осмелел, вскочил, развернулся и увидел перед собой, кого бы вы думали? Гнома! Рослого, тучного и в преклонных уже годах. В гномьем, по виду непромокаемом костюме, с окладистой белой бородой.
   - Ну, смельчак, - проговорил, улыбаясь, гном, - и как же тебя зовут?
   - Понтус, - ответил троллёнок.
   Мышонок и Ника тоже поднялись и представились:
   - Я Ника.
   - А я Маркус. Я в вашем лесу в гостях, у семейства Ларссонов.
   - Знаю таких! - засмеялся добродушно старый гном. - А меня зовут Сванте Нильссон. Слышали, наверное, обо мне?
   Троллята замотали головами: они никогда не слышали о гноме с таким именем. И немудрено. Ведь лесные тролли держались особняком ото всех, в том числе и от гномов. Они с ними не враждовали, нет, но и дружбы особой не водили. Так уж повелось у них с давних времён.
   - Ничего, ещё узнаете, - пробасил добродушно гном. - Я тут лесником служу, меня почти все знают, - он повернулся к Топе. - Ну а это у нас кто, такой робкий, в бирюзовом наряде?
   - Это не наряд вовсе, - поправила старика Ника.
   - Не наряд? - переспросил гном. - А что же? Ну-ка, ну-ка, иди сюда, покажись. Иди, не робей!
   Топа поднялся и тоже подошёл к гному. Захлопал на него глазами-бусинами.
   - Вот тебе на! - удивлённо воскликнул гном. - Бирюзовый совёнок! Да откуда ж ты тут взялся?
   - А вы что, разве знаете что-нибудь про бирюзовых сов? - сразу оживилась Ника.
   - Конечно, знаю! О них рассказывают наши, гномьи летописи. Там их ещё называют Лунными совами.
   - Выходит, он и вправду с Луны свалился! - воскликнул Понтус и переглянулся с мышонком Маркусом.
   - Но ведь науке о них ничего не известно, - попытался было возразить Маркус. - Мы были у профессора Эка, и он....
   - Это смотря какой науке, - перебил его старый гном. - Нашей, гномьей, известно, и ещё как! Ну да что я вас разговорами потчую. Давайте-ка ужинать. Вы голодные, поди?
   - Очень голодные, дедушка! - пожаловался Понтус. - Аж с самого утра!
   - Непорядок, - покачал головой гном и тут же принялся готовить ужин.
   Друзьям очень хотелось побольше узнать об удивительных Лунных совах, но ещё больше им хотелось есть, и они дружно взялись помогать гному. Чистили, резали, жарили и парили все впятером.
   Потом все вместе накрыли на стол, расселись вокруг и жадно набросились на еду. А еды на столе было вдоволь. Куринная лапша, запеченная рыба, грибные, сырные и ягодные рулеты и пироги, и прочие разные пирожные к чаю и кофе. Не было только супа, но об этом никто не жалел: суп из сидящих за столом никто особо не жаловал.
   Понтус уплетал за обе щёки так, что и говорить не мог, только мычал и сопел от удовольствия. За него говорила Ника, которой время от времени помогали Маркус и Топа. Они рассказали старому гному обо всём, что приключилось с ними в тот необыкновенный день, и гном их внимательно выслушал.
   После ужина настала их очередь слушать и запоминать, когда Сванте Нильссон принялся рассказывать им о Лунных совах.
   Оказалось, что в последний раз их видели на Земле тысячу лет назад, да и видели только гномы. Поэтому упоминают о Лунных совах только их летописи. Сванте Нильссон рассказал им, что крыльев у Лунных сов действительно нет. Они и без крыльев могут летать, но взлетают не с разбега, как земные птицы, а с места - прямо вверх. Для этого им надо только как-то по-особому спружинить ногами.
   Топа так обрадовался этому известию, что, если бы не гроза, он тотчас побежал бы за дверь и попробовал бы взлететь по-своему, по-лунному.
   Оказалось также, что у Лунных сов могут быть не только руки, которые вырастают и прячутся, когда им вздумается - у них много чего удивительного может быть, так много, что старый гном всего и припомнить не мог. А может, просто не хотел рассказывать?
   Зато он пообещал им уладить все недоразумения с учёным Зайцем и вернуть Маркусу его компьютер. Сказал троллятам, что обязательно поговорит с констеблем Лосем, а самое главное, с их мамой и всё ей объяснит. Ведь троллята старались не ради себя, а ради своего друга, и сделали очень важное дело - помогли ему узнать, кто он такой.
   Топа был совершенно счастлив. Из Не пойми кого он превратился в совёнка, и не простого, а Лунного. Ночью Топа видел разноцветные сны, в которых он взлетал, пружиня ногами, и поднимался высоко в небо - к белым, пушистым облакам.
  
   8 апреля 2012, Стокгольм
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) Е.Решетов "Ноэлит-2. В поисках Ноя."(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"