Риндевич Константин Сергеевич: другие произведения.

Когда медицина бессильна...

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Меня разбудил озорной лучик солнца, бегавший по моей комнате от нечего делать - вот уж у кого точно никаких забот, даже завидно становиться. Тело ломило - мда, перетрудился вчера, похоже, надо было меньше тяжестей таскать. Или я спортом занимался? Чёрт, не помню...
   От неожиданного осознания я распахнул глаза. Стоп, а что вообще я помню? Год, кажется, не забыл. Историю хорошо помню, всегда любил этот предмет, всякую географию-физику тоже знаю, по крайне мере, хоть на каком-то уровне - если не ошибаюсь, в школе-универе на таком и преподают. Нет, ну не всё, многое и подзабыл, конечно, но для повседневной жизни должно хватить. Представляю себе современную политическую, техническую и тому подобную отставку - тоже неплохо, если от жизни ещё не отстал. Говорить, надеюсь, тоже смогу, да и писать, хотя лучше попробовать.
   Оставалась всего одна ма-аленькая такая проблемка. А собственно говоря, я кто? И где? Впрочем, на последний вопрос можно и ответ получить, если осмотреться. Я осторожно - мало ли, вдруг вокруг меня враги? - повернул голову вправо, потом влево. Какие-то двухъярусные кровати, больше похожие на тюремные койки, как услужливо подсказала мне память. Впрочем, нет - я то лежу на такой же, и вполне себе ничего, мягкая и тёплая. Вряд ли такие станут в тюрьме ставить, да и пропавшую память это нисколько не объясняет. С другой стороны, может, мне кто из сокамерников по голове чем-нибудь тяжёлым ударил? Ну, тогда бы я, наверное, совсем бы всё забыл, или нет?
   Впрочем, эта комната мне что-то смутно напоминала, только я никак не мог понять, что именно. Светло-синие стены мягкого, успокаивающего оттенка, идеально чистые постели... Чёрт, засела же какая-то мысль, никак поймать не могу.
   Неожиданно мои размышления прервала распахнувшаяся дверь и вошедший в неё человек, одетый в синий халат того же оттенка, что и стены, плавно переходящий в перчатки, сапоги и закрытый капюшон - я, по крайне мере, с ходу не смог определить, где начинается одно и заканчивается другое. Впрочем, у меня не было для этого много времени - пришлось срочно притворяться спящим, чтобы медик меня не заметил. Потому что я, наконец, понял, наконец, где оказался.
   Синие стены - они успокаивают пациентов, не дай бог они из-за чего-нибудь начнут бушевать. Впрочем, ни одного такого факта не зафиксировано, они вообще ничего не делают без прямого приказа, но мало ли? Лучше поберечься, болезнь ещё слишком плохо изучена, чтобы действовать наверняка, хотя и появилась уже с десяток лет назад.
   Чистые кровати - как, впрочем, и продукты, и одежда, и вообще всё, с чем контактируют пациенты. Если они заболеют чем-нибудь ещё, то никогда не скажут об этом - они просто не соображают достаточно хорошо, да что там - они вообще не думают. А ведь новая инфекция может привести к летальному исходу, и не только самого подцепившего вирус. Может погибнуть все пациенты в одной комнате, а то и всей больнице - если болезнь заразна. Врачи, конечно, могут что-то заметить на ранних стадиях, но иное они могут и проглядеть, если признаки не видны невооруженным взглядом. Конечно, часто проводятся медосмотры, но не лучше бы лишний раз поостеречься и попытаться пресечь контакт пациентов с новыми микробами. Кажется, даже гостей обрабатывают каким-то специальным составом, прежде чем пустить в больницу.
   Цельные костюмы - уж не знаю, как доктора их одевают, - призванные уберечь медиков от прямого контакта с пациентами - до сих пор не ясно даже, как передаётся эта болезнь. Капюшон этих халатов представлял собой немного упрощённый противогаз - даже представлять не хочу, как они там дышат.
   И ни единого выздоровевшего, ни одного нет во всём мире. Единственный выход, который смогли в конце концов предложить светила мировой науки - полная изоляция, не столько мира от пациентов, сколько наоборот. Окружающая действительность опасна для носителей вируса Робота, как назвали новую болезнь врачи. И надо сказать, не ошиблись с ним.
   Вы когда-нибудь задумывались, какие действия вы выполняете, чтобы, например, встать с кровати? Или перенести ящик? Больные-"роботы" не думают, вообще не могут этого делать, у них нет никаких инстинктов, как у животных, хорошо ещё, что в пространстве ориентируются, различая право-лево и верх-низ. Если им ничего не говорить - они замрут в том положении, в каком находились, и не будут его менять, даже если оно будет, мягко говоря, неудобным для человека. "Робот" не может выполнять сколь либо сложную работу - даже если им подробно всё объяснить, как, к примеру, собрать шкаф, то, выполнив все операции однажды, больной не сможет их повторить. При том, что запись голоса они вообще игнорируют... Медики, к счастью, придумали несколько комплексов упражнений, которые помогают хотя бы не атрофироваться мышцам "роботов" - в начале, когда этот вирус ещё изучен не был, случалось и такое.
   Зато разного рода "криминальные элементы" быстро поняли, как использовать таких больных. Ведь они, как настоящие роботы, не испытывают никаких эмоций. Дай такому пистолет, научив правильно его держать - и он не бросит оружие, пока ему это не прикажешь, и убьёт того, кого ты прикажешь. Вот и готово тебе убийство или просто запугивание - ведь "роботу" можно отдать команду слушаться только определённых людей. А дашь бомбу и крикнешь с безопасного расстояния - в тот же рупор, если не найдётся ничего посовременнее, - и получил террористический акт. А потому изоляция - действительно лучший выход для этих людей, хотя, не смотря на это, до сих пор совершаются преступления с участием "роботов".
   Но это всё, конечно, хорошо и замечательно - пусть и не очень, ведь лечить болезнь так и не научились. Однако возникает резонный вопрос - что, чёрт побери, здесь делаю я? Точно могу сказать, что я не "робот" - те уж точно не станут открывать глаза и оглядываться без команды, да что там - даже не проснуться. Почему же я здесь?
   Собственно, возможны лишь два варианта. Либо я вчера был в невменяемом состоянии, из-за чего меня спутали с "роботом". Тогда можно объяснить и полную личностную амнезию, или как она там называется, не помню точно. Тогда надо срочно вскакивать и объяснять медикам их ошибку.
   Либо я первый из выздоровевших. Эта тоже возможно, но при этом возникает два крайне важных вопроса. Во-первых, что особенно важно для врачей, какова причина моего излечения? Может быть, со мной проводили какой-нибудь эксперимент - с согласия родственников, понятно. Может, мой организм выработал какие-то антитела из-за уникальной мутации. Можно, пожалуй, ещё с десяток версий понапридумывать, и все они будут иметь равные права на жизнь, пока я не узнаю какую-нибудь новую информацию про то, что же вчера случилось. Главное, что из-за выздоровления я полностью лишился своей личности - не очень приятный побочный эффект, согласитесь.
   Вопрос второй, а по важности для меня так и первый, - что мне делать? Орать, что здоров, ура? Но если это не последствия какого-то вчерашнего медицинского вмешательства, то врачи меня на кусочки разберут, пытаясь понять, как же я смог побороть вирус. Выживу ли я вообще после этого? И не будет ли это существованием растения, что гораздо опаснее? А если учесть, что какой-нибудь ретивый доктор может снова меня заразить вирусом "Робота" - чисто так, для проверки моей иммунной системы, справиться ли она во второй раз, - то перспективка, прям скажем, невесёлая. Вдруг я и останусь ничего не соображающей машиной? Да и если я сюда вообще по ошибке попал - поди ещё докажи, что не слон и хобота у тебя нет. Вдруг вчера болел, а сегодня раз - и выздоровел?
   Или же всё-таки сидеть тихо и молчать в тряпочку, прикидываясь "роботом"? Но что, если всё сложиться иначе, и медики смогут легко и просто установить причину моего выздоровления? Тогда это поможет исцелить всех больных - почему-то помниться, что последняя цифра "роботов" была порядка миллиона. Медицина - штука такая, эффект заранее точно предсказать невозможно. Иначе не было бы нужды вообще проводить все эти эксперименты, их результат был бы известен сразу и болезней бы не было бы вообще.
   Пока я размышлял над этими вопросами, медик закончил осмотр комнаты - зачем он его вообще делал осталось для меня тайно за семью печатями, особого смысла я не видел, а в новостных сводках, из которых я в своё время почерпнул информацию о "роботах" - ну откуда, скажите, я ещё мог об этом узнать? - все процедуры не были подробно описаны. Вполне возможно, то, что он осмотрел каждую кровать и больного - не догадавшись при этом, к счастью, что я уже не сплю, - имело какой-то глубокий смысл. Или ему всё-таки дурь какая-то в голову попала?
   - Здравствуйте, уважаемые сограждане, - уныло начал медик. К кому он обращался, я не понял - все же спят. - Я приказываю вам. Первое: проснуться. Второе: открыть глаза. Третье: привести корпус выше пояса в вертикальное положение.
   Все "роботы" сели, и я еле поспел за ними - от речи медика отчего-то неумолимо потянуло в сон. Интересно, он специально такие обороты использует? Как мне помнилось, больные могли выполнить и простую команду вроде "сесть". Но, быть может, я ошибаюсь?
   - Четвёртое: повернуть на девяносто градусов вправо всё тело, включая ноги, - продолжал бубнить медик, и мне ничего не оставалось, кроме как выполнять его приказы. - Пятое, согнуть ноги в коленях, опустив их вниз. С шестого по тринадцатое касается только тех, кто сидит на верхней кровати. Шестое: взять левую сторону лестницы с внешней стороны в левую руку, а правую сторону лестницы с внешней стороны взять в правую руку. Седьмое: поставить левую ногу на верхнюю ступеньку. Восьмое: поставить правую ногу на следующую относительно левой ноги ступеньку. Девятое: поставить левую ногу на следующую относительно правую ноги ступеньку...
   Медик так и бубнил, пока все не спустились с лестницы.
   - Четырнадцатое касается только тех, кто сидит на нижней кровати. Четырнадцатое: привести всё тело в вертикальное положение, распрямив ноги. Пятнадцатое: поднять правую ногу и положить её в тапок, стоящий справа...
   Слушать этот откровенный бред и дальше я уже не мог, иначе точно бы рассмеялся, выдав себя с головой, а потому я вернулся к обдумыванию своего положения, продолжая автоматически выполнять необходимые действия.
   Итак, что же всё-таки мне делать? Похоже, пока оставалось только следовать течению и действовать по обстановке, по возможности не выдавая пока себя ничем - жизнь подопытной мыши мне пока как-то не улыбалась, пусть это и может спасти других. Не надо думать, что я такой эгоист, вовсе нет - просто где гарантии, что всё пойдёт именно так? Медики могут продолжать биться над проблемой всю мою жизнь, так и не найдя ответа - если я вообще проживу сколь либо долго после их экспериментов, гарантии чего тоже нет. Если же я погибну просто так - какой из этого толк? Последняя ниточка к разгадке болезни оборвётся, да и вообще - я ещё пожить хочу, пусть и не знаю даже, сколько мне сейчас лет.
   Тем более что я уверен, что разгадка есть, и она где-то в моём вчерашнем дне, в том, что тогда случилось. Увы, человеческий мозг и всё с ним связанное, в том числе и исцеление амнезии, пока остаётся загадкой для медиков, несмотря на весь тот прогресс, которого они добились с начала века. Пока я не наткнусь на что-нибудь, что подтолкнёт мою память, я не смогу ничего вспомнить, а "на воле" это может случиться гораздо быстрее. Медиков-то в моём предположении ещё убедить надо, да и вряд ли они отпустят единственного выздоровевшего пациента побродить по знакомым местам, и будут ждать, пока амнезия пройдёт сама собой.
   Значит, решено - пока оставляем всё как есть, а там посмотрим по обстоятельствам, что будем делать. Главное, чтобы врачи сами не догадались, что я уже не "робот", а значит, нужно вести себя как можно естественней - если, конечно, таковым можно назвать поведения этих больных.
   Я осторожно, двигая только глазами, посмотрел по сторонам. "Роботы" - и я, понятно, вместе с ними, - уже умылись и теперь достаточно бодро шагали к столовой под идиотские команды медика:
   - Сто сорок второе: согнули правую ногу в колене, подняли правую ногу, сдвинули вперёд правую ногу, распрямили правую ногу, опустили правую ногу. Сто сорок третье: согнули левую ногу в колене...
   Проклятье, он что, ни черта не знает о "роботах"? Им просто достаточно сказать "иди за мной", и всё? Из какой дыры он вылез, если не разумеет вещей, которые знаю даже я? Неужели здесь все врачи такие? С другой стороны, это мне даже на руку - уж он-то точно не заметит в моём поведении каких-то отклонений, раз уж даже не знает, как обычные "роботы" себя ведут.
   Навстречу нам шёл другой медик с группой больных - этих то ли подняли раньше, то ли их врач был более опытным и отдавал столь подробных приказов. В пользу второго говорило и то, что, стоило ему услышать нашего сопровождающего, он чуть не свалился на пол от смеха.
   - А? - не понял медик, глядя на своего коллегу, схватившего за живот от хохота.
   - Ты... ха-ха... Степанов, что ли? - более опытным врач пытался отдышаться, но воспоминания об увиденном не давали ему это сделать - его то и дело снова пробивало на смех. - Новичок, ко... ха-ха-ха.. кхм, который?
   - Ну да, а что? - не понял Степанов.
   - Да ты... ой не могу, ха-ха... тебе что, сказали, что "роботам" всё надо подробно расписывать, каждое действие? Нет, я понимаю, по голатору ничего подобного не говорят, конечно... кхм...
   - А что, не надо? - поразился молодой медик. - Совсем?
   - Нет, это, конечно, необходимо, но не так же подробно! Аха-ха-ха... Кхм, извини, но зрелище было ещё то со стороны. В общем, если ты прикажешь им просто идти за тобой, они начнут шагать как миленькие. Ты у начальства спроси, пусть дадут список команд, которые они понимают, и все дела. Ха-ха... Ладно, мне надо свою группу вести на встречи с родственниками, ты давай тоже поторопись.
   Мы двинулись дальше - на этот раз медик ограничился обычным "шагайте за мной", а я задался интересным вопросом - а откуда, собственно, об этом знаю я, если об этом нигде не сообщается? Получается, я сам когда-то работал с "роботами", пусть и не помню этого.
   Кормили больных хорошо, в чём я лично убедился минут через пять в столовой больницы. Не так, конечно, чтобы на убой, и все продукты наверняка синтезированные, не без этого, но, на мой взгляд, вполне достаточно для нормальной жизни. Оно и понятно, ведь борьба с этой болезнью была делом общечеловеческим, а потому правительства всех стран пристально следили за подобными закрытыми больницами - никому не хотелось показаться в глазах соседей по Земле не заботящимися о здоровье своих граждан.
   Как и говорил опытный медик, чьё имя так и осталось для меня загадкой, после еды "роботов" отправили на встречу с родственниками - по крайне мере тех, кого они посещали. Таковых было немного, и я, к своему удивлению, оказался в их числе. Надо же, ко мне кто-то пришёл. Хотя, собственно, чему удивляться? Если я о себе ничего не помню, это отнюдь не означает, что обо мне забыли все остальные. Впрочем, я бы сейчас предпочёл именно такой вариант - неизвестно, смогу ли я достоверно изображать "робота", если чьё-то внимание будет сконцентрировано только на мне. В толпе, как ни крути, прятаться проще.
   По дороге в гостевую я успел глянуть в зеркало и теперь хотя бы представлял, как выгляжу. Ну, нормально так... Лет двадцать-двадцать пять, больше я себе, пожалуй не дам, но и меньше тоже. Светло-русые волосы, усов-бороды нет, как, кстати, и у всех "роботов" - им по нормам не положено, но из-за чего конкретно, я не помнил. Одет в светло-зелёную пижаму, опять же, как и остальные больные - в общем, я всё больше убеждался, что был "роботом" какое-то время, скорее всего, достаточно продолжительное. Значит, я всё-таки выздоровел, осталось понять, как именно.
   Посетительницей оказалась девушка, примерно такого же возраста, что и я. Одета в чёрный комбинезон - как я помнил, такие носили в войсках. Интересно, кто она? Сестра? Подруга? Невеста? Жена? Ни черта не помню. Блин, а я надеялся, что, увидь я знакомого человека, память хоть немного пробудиться. Ошибался, выходит.
   С какой целью она приходила, я так и не узнал - на свидание с родственниками отводилось до часа времени, и всё это время мы просидели молча. Я-то изображал "робота", и потому говорить не мог - нельзя было пока выходить из роли, предложенной мне сценарием жизни. Почему молчала девушка, я не знал. Родственники "роботов", хотя им-то уж точно известно, что больные не ответят, пытаются разговорить пациентов. Воспоминание об этом лишь убедило меня, что врачом я точно когда-то был, даже смутно припомнилось, что я когда-то наблюдал подобную встречу. Тогда, кажется, к "роботу", пожилому мужчине лет ста приходила его многочисленная семья - даже правнуки все были. Увы, он никого так и не узнал и ничего не ответил на их речи, молитвы и воззванья.
   Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем в комнату заглянул врач.
   - Сударыня, свидание с больными окончено.
   - Да, спасибо, - кивнула девушка, соглашаясь. - Скажите, доктор, а вчера вечером он себя нормально вёл? А то мне показалось, что в конце прошлой встречи он был как-то... неадекватен.
   - М? - удивился медик и потёр подбородок, видимо, вспоминая все странные случаи. - Да нет, кажется, с этим пациентом всё было как обычно.
   - Да? Жаль... Видимо, показалось... - огорчённо вздохнула девушка. - Что ж, спасибо. Время вечерней встречи не изменилось?
   - Нет, всё как обычно, - покачал головой доктор.
   - До свидания, - девушка на прощание коснулась моей щеки ладонью.
   - И вам всего хорошего. Приказываю тебе следовать за мной.
   Я встал и поплёлся за доктором, который, как я знал, вёл меня сейчас на обычную утреннюю прогулку - отчего считалось, что свежий, очищенный всеми известными способами, воздух крайне полезен "роботам". Нет, я понимаю, он нужен любому человеку, но с чего такая его необходимость именно для этих больных, что их гоняют на обязательные прогулки шесть-десять раз на дню? Подвижек в выздоровлении всё равно нет...
   Разговор девушки с врачом крайне заинтересовал меня, похоже, отгадка моего выздоровления и частичной потери памяти крылась там, во вчерашней встрече с родственниками или где-то незадолго до неё. Чёрт, будь у меня доступ к камерам наблюдения - одну из них я заметил в комнате встречи, - то можно было бы попытаться что-нибудь нарыть. Может, всё-таки сдаться врачам? Будь у меня стопроцентная гарантия, что мне поверят и не пришибут во время своих экспериментов... Чёрт, чёрт, чёрт! Если я сам был доктором, то почему так не уверен в своих коллегах? Или, быть может, именно по этому?
   - Так, ты, ты и ты, - палец медика, который сопровождал "роботов" на прогулке, ткнулся в меня и ещё двоих пациентов, отвлекая меня от моих мыслей. Хм, что случилось? - Идите за мной. Остальные - идти три шага налево, идти три шага направо, идти три шага налево, идти три шага направо. К тому времени я уже должен вернуться.
   Так, и что здесь происходит? И почему мне, интересно, это всё сильно не нравиться? Очень-очень сильно... Да ещё чувство дежа-вю, будто такое уже было, причём закончилось, мягко говоря, не очень хорошо...
   Мы подошли к высокому забору больницы, в котором обнаружилась аккуратненькая такая калиточка, сливающаяся с поверхностью. Коли не знаешь, где искать - не найдешь ни в жизнь... Дело, похоже, дрянь, совсем и полностью. А, проклятая работа! Хм, это я к чему?
   Медик позыркал по сторонам и открыл калитку. Мне вместе с двумя "роботами" пришлось выходить следом. Там нас уже ждал человек среднего возраста - я бы не дал ему и шестидесяти, - крайне неприятной, но при этом незапоминающейся внешности. Весьма странное сочетание.
   - Вот, привёл, как и договаривались, - медик кивнул на нас.
   Человек подошёл к нам, осмотрел оценивающим взглядом.
   - Вот этот подойдёт, - он ткнул в меня. - У него рожа запоминающаяся, на нас никто и внимания не обратит. Цены как обычно?
   - Да, пока ничего не изменилось. Вот со следующим могут быть проблемы - у нас копать начали по всем направлениям, так что готовься процентов двадцать-тридцать накинуть.
   - Хорошо, - кивнул пришедший.
   - Тебе инструкция-то не нужна? Или подзабыл, как ими управлять? - усмехнулся медик. У меня возникло нехорошее ощущение, что "роботы" для него были теми же безмозглыми машинами. А ещё я осознал, откуда всякие бандиты берут больных для своих операций - если такой "доктор" не один, то в этом нет ничего удивительного.
   - Да помню я, - махнул рукой пришедший и ткнул в меня. - Ты слушаешься только меня и никого больше, других голосов для тебя не существует. Иди за мной.
   Мне ничего не оставалось, как идти за ним - я чётко понимал, что, раскрой я свой секрет сейчас, живым мне отсюда попросту не уйти. Подождём, пока выдадут мне какое-нибудь оружие - надеюсь, какой-нибудь взрывчаткой не ограничатся, - и тогда посмотрим, кто из нас лучше стреляет... Хм, откуда во мне столько кровожадности? Я же врач, вроде, или всё-таки нет? А может, я столько знаю о "роботах" потому, что я раньше был таким же бандитом, как тот человек, который сейчас меня куда-то ведёт? Да нет, вряд ли - тогда бы не мог видеть сцену встречи пациента с родственниками. Однако пристрелить - ну или придушить, на худой конец, - своего сопровождающего прямо руки чесались, с чего бы это? Может, он мне чем раньше сильно досадил?
   Однако пока я следовал за ним, прекрасно понимая, что безоружным с ним вряд ли совладаю, а умирать сейчас, когда я оказался в нескольких шагах от секрета исцеления, хотелось ещё меньше, чем обычно. Ладно, посмотрим, что они мне приготовили, в зависимости от этого и будем действовать.
   Шли мы достаточно долго, скорее всего потому, что мой спутник выбирал малолюдные улицы и даже не подумал воспользоваться летуном, рядом с которым стоял во время нашей встречи. Что, кстати, достаточно странно - вряд ли он хочет меня светить в больничной пижаме, так почему бы не воспользоваться транспортом? Хотя, наверное, у него есть свои на то причины.
   Пришли мы где-то через полчаса - что характерно, никого по дороге не встретив. Впрочем, на нижних улицах, по которым мы шли, не так много праздношатающегося народа: производственные уровни, как ни крути, в большинстве своём полностью автоматизированные. Мы зашли в какое-то здание - на мой взгляд, типичный завод по переработке отходов, - где нас уже ждали ещё несколько человек в чёрных комбинезонах, напоминающих военные, однако мой опытный взгляд сразу нашёл с десяток отличий. Хм, а чего бы он вдруг такой? Ладно, со всеми загадками разберёмся потом, как будет время.
   - Достал "робота"? - ухмыльнулся один из них, увидев вошедшего. - Ладно, давай, готовь его, через четыре часа выходим. Успеешь?
   - А то, - усмехнулся приведший меня. - Даже быстрее. Ему взрывчатку вешать?
   - Не надо, - сказал другой. - Её у нас и так мало. Дай лазерник, да и дело с концом.
   - Ты чего здесь раскомандовался, хмырь? - зарычал мой спутник.
   - Спокойно, спокойно, - помахал рукой встретивший нас первым. - Давайте за работу, у нас мало времени.
   Следующий час ушёл у бандитов на то, чтобы подробно объяснить, как держать пистолет. Как будто я это хуже них знаю... Однако пришлось продолжать играть роль "робота" - я так и не понял, заряжен ли вообще лучевик, а потому события не торопил, и выполнял то, что они приказывали, дословно. Практики ребятам, похоже, не хватало, в отличие от медика Степанова, потому они со мной столько и провозились
   - Кажись, готов, - удовлетворённо отметил мой спутник, который, в основном, мной и занимался, ещё раз осматривая, как я держу оружие. - Так, теперь проверим. Поверни лазерник вправо, двинь указательный палец на себя.
   Я выполнил его команду, и тонкий луч прожёг стену.
   - Молодец, - удовлетворённо кивнул мой спутник. Он смотрел на стену - к счастью для меня.
   - Эта девчонка уже меня достала, - сплюнул огромный чернобородый мужик - совершенно, к слову, лысый, что странно, уж это медицина могла исправить точно. Его банда ворвалась в банк в разгар рабочего дня, а потому ничего удивительного, что он был полон народу. Однако грабители слишком верили в свои силы - и вот уже второй час сидели в осаде. Стражи порядка отлично знали своё дело, однако атаковать не спешили - слишком много заложников, чтобы тупо бить в лоб. Однако минут пять назад началось подозрительное шевеление по ту сторону стен. Я, с моей-то подготовкой, давно уже заметил, хотя не сказать не смог бы, даже если бы захотел - проклятый вирус полностью обрубил каналы управления телом, а потому всё, что я мог делать - это наблюдать.
   И вот в этот момент, когда спасение уже было не за горами - оставалось подождать, по моим прикидкам, ещё минут семь-десять, не больше, - одна из заложниц, маленькой девочке лет десяти, разревелась, да так, что даже мать не смогла её успокоить. И вот главарю банды это надоело.
   - Эй, мамаша, заткни её уже, её рёв у меня вот где, - чернобородый провел рукой у горла. - Впрочем... Чёт эти уроды не шевелятся, надо б их поторопить. Эй, робот! Повернись-ка направо... Вот так достаточно. Теперь опусти лазерник... Ай, какой молодец. А теперь указательный палец на себя...
   Ствол лучевика смотрел прямо в лицо девочке. Ты что творишь, сволочь? Я же... Да я тебя из-под земли достану! Не смей, слышишь! Не смей, урод!
   Палец медленно вдавливал курок...
   - Эй, чё это с "роботом"? Его колотит, что ли? - обеспокоенный голос вывел меня из воспоминаний. Я огляделся и понял, что всё ещё нахожусь на базе бандитов.
   - Он чё, бракованный, что ли? - удивился один из банды.
   - Ты осёл, что ли? Какой ещё бракованный? Он же больной обычный, забыл, что ли? - стукнул его по башке другой.
   - Ну почему же... - выдохнул я через зубы. Все разом замолкли и уставились на меня. Ну ещё бы, такое чудо - разговаривающий "робот". Плевать на роль, но такое совершить вы меня не заставите. Я понял, почему потерял воспоминания - сознание отказалось воспринимать такой ужасный факт, и память услужливо отключилась. Но теперь...
   - Очень даже бракованный, - нехорошо усмехнулся я.
   Хорошо, что путь к базе от больницы я запомнил достаточно хорошо - спросить дорогу было не у кого, да и не безопасно, учитывая мою пижаму. Не то чтобы я сомневался, что все, кому нужно, уже знают о моём выздоровлении - идентификатор голоса на видиофоне стражей порядка стоит хороший, пусть я и включил помехи и отрубил изображение. Не вызывать их я не мог - бандиты тоже были людьми, и оставлять их здесь с прострелянными руками и ногами было бы верхом садизма. Не то чтобы я не хотел убить их - скорее тело действовало на полном автомате и так, чтобы сознанию, переваривающему новую информацию, потом не пришлось разбираться с совестью,
   Теперь я помнил всё, что было нужно для нормальной жизни. Меня зовут Александр Сурков, прозванный ещё своими одноклассниками Золотой Рукой - у меня спорилось всё, за что я не возьмусь. Стрелять из лучевика? Раз плюнуть. Починить видиофон? Подождите пару минут, быстрее его просто не расковыряешь и не соберешь обратно. Многомерные шахматы? Как дважды два. Впрочем, первые три класса я был каким-то заторможенным и вечно отстающим, так что как раз выучить таблицу умножения для меня стало настоящим испытанием... ну да это в прошлом.
   Я всегда тяготел к медицине - не то чтобы мне нравилось кромсать людей на хирургическом столе, ничего такого, скорее решать генетические задачки разного рода и разрабатывать новые лекарства. Я рано добился признания, так что ничего удивительного, что я занялся проблемой вируса Робота. И комплекс упражнений для них - в том числе и моя заслуга. Я, конечно, его не придумывал, я во время его создания ещё на школьной скамье сидел, но качественно переработал вместе с коллегами.
   Я помню, что в последний день моей жизни на меня снизошло озарение - полгода упорного труда я понял, как просто решается поставленная передо мной задача. Вот только никому не успел сообщить - Робот одолел и меня, поразил того, кто мог его одолеть.
   Три года - именно столько я был "роботом". Вначале ко мне ходили друзья, семья, коллеги... Потом на них навалились свои проблемы - и меня стала навещать только Катя, даже Дима с Николаем, мои лучшие друзья ещё по школе, не приходили. Впрочем, я удивляюсь, что хотя бы она находила время для визитов, пусть и не частых - всё-таки жизнь военных непроста, и неизвестно, где ты будешь даже завтра.
   Я существовал в странном полусне, изредка выныривая из дрёмы. Бессильный что-либо изменить, абсолютно беспомощный перед окружающим миром. И что самое обидное - забывший где-то последние полчаса нормальной жизни. Знай я ответ - и сейчас можно было уже заняться лекарством, а не пробираться в больницу с целью узнать, что же такое мне сказала тогда Катя. Я мало что помнил из жизни "робота", и, увы, прошедшая прошлый вечер не относился к этой категории. И потому последняя надежда - вчерашние записи. Надеюсь, их ещё не стёрли.
   В больницу я пробрался через ту же калиточку, что и вышел пару часов назад. План был прост до жути - на бредущего куда-то "робота" никто не обратит внимания, все знают, что сам он точно никуда не пойдёт, значит, отдали приказ. В том, что он не станет никого слушать, тоже нет ничего удивительного. Так что я смогу спокойно пробраться к комнате охраны и, улучив момент, когда никого не будет рядом, пробраться внутрь. Запереться моих навыков хватит сполна, а там посмотрим по обстановке - всё будет зависеть от того, как быстро меня отследят.
   Всё прошло без сучка, без задоринки, чего я, если честно, даже не ожидал. В комнате, где всегда по уставу должен сидеть хотя бы один человек, никого не было, что, впрочем, неудивительно - кому охота наблюдать за "роботами" целый день? Вот бедолага-охранник и отлучился куда-нибудь ненадолго. А я-то к худшему готовился...
   Нужные кристаллы нашлись сразу - я ещё в свою бытность врачом часто просматривал прошедшие дни в попытках что-нибудь понять, а потому отлично знал, где находится коробка со вчерашним вечером. Достав носитель информации, я вставил его в приёмник и долго крутил запись, чтобы найти нужную комнату. Ага, вот и приёмная для гостей...
   Вначале я не поверил своим ушам. Так просто, что ли? Да быть того не может! Кто-то уже должен был это попробовать. Чего же не хватало? Я просмотрел запись ещё раз пять, прежде чем начал понимать. Да, есть кое-что, что было в голосе Кати, и чего не хватало остальным. Блин, да какой я гений, если до такой простоты не додумался. Впрочем, даже классик заметил...
   От размышлений меня отвлёк какой-то шум. О, они уже штурмовой летун подогнали? Надо же, похоже, они уже знают, что я вооружен, да ещё и взрывчатку прихватил с бандитской базы. Ну да, я думал, она пригодиться, чтобы пробраться в комнату охраны, не мог же я предположить, что всё пройдёт столь гладко? Однако теперь требовалось срочно придумать какой-то план - сдаваться врачам я не собирался, тем более что главврач больницы Стаканов был именно тем уродом, который продавал "роботов" бандитам. Уж он-то найдёт способ избавиться от опасного свидетеля, выставив всё несчастным случаем. Если я просто сообщу обо всём, мне вряд ли поверят сразу, обязательно пойдут какие-нибудь проверки, и кто знает, как всё обернётся?
   Однако "роботов" вылечить необходимо, я прекрасно это понимал - в конце концов, это мой долг как врача. Вряд ли кто-нибудь поверит в обнаруженный мной способ, однако я сам был в нём полностью уверен - помог же он мне. Значит, надо сперва на деле доказать, что это возможно, а уж потом переходить к теории.
   Переговоры с террористом велись долго, всё-таки я был слишком ценен, чтобы они могли допустить мою случайную гибель при штурме. Сперва со мной общался Стаканов, давя на совесть и клятву Гиппократа. Я ему ответил в стиле "чья бы коровы мычала", подробно расписав его комбинации и сделки с бандитами. Судя по сопению начальника операции, которое я услышал перед тем, как выключили громкую связь, новый разговор с главврачом мне предстоит нескоро.
   Потом стражи порядка притащили к микрофону Диму с Колей. Они напирали на то, что мне незачем, взрывать больницу - а именно это я обещал сделать, ничего умнее в голову не пришло, - лучше уж послужить людям и помочь выяснить причину выздоровления. На что я спросил, верят ли они мне так же, как раньше, в школе - в нашей четвёрке было не принято сомневаться в друге. Судя по тому, что они замолкли, парни ещё не забыли наше обещание.
   Стражи, судя по всему, уже поняли, что со мной не договориться, и приняли решение эвакуировать больных. Что ж, ничего другого я от них и не ожидал. Однако они всё-таки предприняли ещё одну попытку договориться, возложив роль переговорщика уже на Катю. Та сделала контрпредложение - она меня обезвредит. Я усмехнулся, слушая их переговоры - подключиться к связи стражей было сложновато, и заняло у меня целых семь минут. Что ж, я ничего другого и не ожидал от Кати - она всегда была человеком действия, а не слова. Правда, в этой ситуации это всё равно не поможет.
   - Сдавайся, Саша, - раздался голос девушки.
   - Да? А почему я должен это делать? - удивился я.
   - Я уже за твоей спиной, дубина! - рявкнула Катя. - Медленно подними руки вверх!
   - А? - я даже обернулся. Нет, я был уверен, что всё идёт как надо, но мало ли... - Не, извини, не могу.
   Да, представляю лицо Кати, когда она, вломившись в кабинет охраны и уже наведя пистолет на "террориста", обнаружила в кресле манекен с нацепленной аппаратурой громкой связи и обезвреженной взрывчаткой в кармане куртки, которую я свистнул у кого-то из врачей. За самим муляжом тоже далеко ходить не пришлось, он обнаружился в операционной напротив.
   Взрывать, понятно, я никого даже не собирался - я же не псих, которого изображаю тут уже битый час. Увы, за отведённые мне секунды на придумывание плана - ведь, прежде чем стражи начнут действовать, мне нужно было ещё всё приготовить, - ничего умнее мне в голову не пришло. Искать "роботов" самому было слишком долго, а потому я и воспользовался помощью хранителей порядка. Ну как их ещё заставить собрать всех больных во дворе, кроме как объявить, что сейчас подорву всю больницу к чёртовой бабушке? Нет, можно, наверное, пока я с ними тут болтал, даже пара новых идей появилась, как можно было это сделать намного проще, но чего там - если уж начал, то надо идти до конца, теперь-то они меня слушать не станут.
   - Сашка, гад! - взвыла Катя. Ага, кресло она обнаружила... - Ты где?
   - Я-то? - переспросил я. - Да вот, на забор вылезаю... Не вылез уже, а что?
   - Ты что здесь за шоу устроил?! - возмущённо заорала девушка.
   - А, Кать, ты извини, мне тут больных лечить надо, - с этими словами я отключил связь и ещё раз осмотрелся.
   Мда, на верху этого забора я представляю отличную мишень. Остаётся надеяться, что до этого всё же не дойдёт, я, как никак, важный пациент, единственный выздоровевший. Это, впрочем, ненадолго, ещё минут на пять-семь, вон сколько "роботов" во дворе собралось.
   - Первое! - крикнул я. - Слушать только меня!
   Больные как по команде повернули головы в мою сторону. Отлично...
   - И второе!
   - Знаешь, меня переводят в другую страну, - сказала Катя в конце нашей вчерашней встречи, грустно улыбнувшись. - Похоже, я тоже не смогу к тебе больше приходить. Мне правда жаль... Но знаешь, я верю! Я верю, ты выздоровеешь, слышишь? Исцелись, это приказ, я старше тебя по званию, понял?
   "Роботы" исполнят любой ваш приказ, но для этого нужна одна немаловажная деталь. Вера.
   Ну кто в наш просвещенный век может предположить, что человек сам избавиться от болезни, если даже медицина перед ней бессильна? На пути нашей веры стоят сухие слова новостных сводок - "ни одного исцелившегося". Блин, как же просто решалась эта загадка!
   - Исцелитесь! - заорал во всю силу своих лёгких я. - Слышите, я приказываю вам! Исцелитесь!
   Спасибо тебе, Катя, без тебя я бы не смог снова понять это. Ты верила в свои слова тогда. А я... Что я? Я просто знаю, что это так, и всё. Кто знает, поверил бы я в это так, как ты? Нет ответа на этот вопрос.
   Спасибо тебе и за то, что тогда, два года назад, ворвавшись в банк в первых рядах, успела выбить у меня пистолет из рук. Наверное, за это я тебе благодарен даже больше.
   Я смотрел на людей, начинающих удивлённо осматриваться по сторонам, и понимал, что жизнь продолжается. Нужно срочно собрать команду психологов, которые бы занялись адаптацией бывших "роботов" - мало ли что может произойти с психикой человека, когда он осознает, что творил раньше. Ещё надо, похоже, готовиться к путешествию - не уверен, что у всех докторов хватит веры в возможности человеческого тела, а исцелить надо всех. Ну да ладно, как-нибудь справимся.
   Медицина нашла лекарство от новой страшной болезни. Кто знает, сколько их ещё будет, и какую цену нам придётся платить в следующий раз? Но всё это, в общем-то, неважно. Жизнь продолжалась, продолжалась для всех нас, для всего человечества.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"