Рино Кроу: другие произведения.

Хор маленьких ангелов

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что может случиться, если следовать своему любопытству?

  'ХОР МАЛЕНЬКИХ АНГЕЛОВ'
  
  В этом году сентябрь выдался на редкость теплым и солнечным. Правда, от его начала прошло всего три дня. Но все равно, приятно думать, что лето продолжается и в этот первый осенний месяц. Листва на деревьях желтеет медленно и неохотно опадает. Трава на газонах пока еще радует глаз своим зеленым цветом. Настроение поднимают и яркие осенние цветы. Даже бабочки удивляют своим поздним порханием, не желая признавать, что их время уже прошло.
  Юлька Ромашкина неторопливо брела по тротуару, поддевая ногами немногочисленные опавшие листья. Легкий еще по-летнему теплый ветерок играл прядкой ее светлых волос. Спешить было некуда. Закончилась первая учебная неделя; уроков по причине недавних каникул еще не задавали. Родители собирались умотать на дачу. Так что впереди намечались два восхитительных выходных дня с полной свободой и самостоятельностью. Правда, мама сначала не хотела оставлять дочку дома одну, но та все же уговорила: - Мам, ну мне же уже не пять лет и не семь, а целых двенадцать. Не маленькая, справлюсь. А я бы пригласила в гости Лизу и Сашу. Мамочка, ну пожа-а-алуйста!
  - Юль, а может, все-таки поедешь с нами? - спросила мама. Но девочка так яростно замотала головой, что маме пришлось отказаться от своей затеи вытащить дочь на свежий воздух. - Ладно. Приглашай своих подружек. Только не переверните дом вверх тормашками.
  Юлька принялась уверять, что к возвращению родителей все будет тихо и аккуратно.
  Разговор этот происходил утром, а сейчас, возвращаясь из школы, Юлька думала, что надо будет позвонить девчонкам и рассказать о намечающейся встрече. Класс! Можно будет допоздна крутить видик, болтать о прошедшем лете и поедать разные вкусности. Надо только забежать в булочную, купить чего-нибудь к чаю и хлеба.
  
  * * *
  Где-то неподалеку раздалось хоровое пение. Юлька остановилась, с удивлением огляделась по сторонам. Голоса были слышны с площадки у старой школы, которую собирались сносить уже месяца два или три. Юлька подбежала к забору и проскользнула между двумя расшатанными досками. Ее взору открылось весьма необычное зрелище. Во дворе перед ветхим, со 'слепыми' - без стекол - окнами зданием стояли около двух десятков детей в возрасте от семи до тринадцати лет. Одеты они были в необыкновенно красивые светло-зеленые и светло-желтые с белым длинные до земли одеяния. Головы ребят украшали тонкие золотистые обручи. И у мальчиков, и у девочек были одинаково длинные, закрывающие плечи, светлые волосы. Пели дети что-то непонятное, но радостно, чисто и легко.
  И Юльку и нескольких других прохожих, остановившихся послушать, завораживало это необычайно прелестное пение. Непонятно было: откуда появился этот хор и почему он расположился во дворе заброшенной школы.... Но почему-то никто не задал себе, даже мысленно этих вопросов. Люди просто стояли, позабыв обо всех своих делах, и восхищенно слушали.
  Хором руководила невысокая худощавая женщина в серо-голубом платье. Словно повинуясь ее тонким рукам, детские голоса то взлетали ввысь к самому небу, то падали до каменного покрытия школьного двора.
   Внезапно руководительница подала знак, пение смолкло. Она подошла к одному из мальчиков и, положив руку ему на плечо, ласково улыбнулась: - Коленька, дитя мое, ты снова ошибся. Это уже вторая ошибка за месяц. Что же мы с тобой будем делать? - Женщина с мягкой укоризной покачала головой. Мальчик поднял на нее испуганные серые глаза, и что-то очень тихо проговорил. Руководительница хора так же негромко ответила. Тот, кого она назвала Колей, как-то судорожно дернулся и всхлипнул. Женщина успокаивающе погладила его по длинным белокурым волосам. Через пару минут хор, послушный жесту, снова запел.
  Юльку Ромашкину очень заинтересовало поведение мальчика Коли: что же могло напугать или расстроить его до такой степени, что на его глазах даже выступили слезы? Неужели эта красивая сероглазая женщина в прекрасном платье и с такой доброй улыбкой? Мельком взглянув на часы, девочка решила подождать окончания этого импровизированного концерта. Наконец смолкла последняя нота последней песни. Оглянувшись по сторонам, Ромашкина заметила, что из слушателей осталась она одна. Ее словно что-то удерживало рядом с необычным хором.
  Она увидела подошедшую руководительницу хора. Вблизи та показалась еще прекрасней. Серые глаза так и лучились ласковой улыбкой. - Тебе понравилось выступление? - обратилась женщина к Юльке.
  От смущения девочка не смогла произнести ни слова и только кивнула.
  - А ты бы хотела петь в нашем хоре? - вновь спросила руководительница.
  Юлька просто онемела от неожиданности: как же это так? Она очень любила петь и даже попросила маму записать ее в какой-нибудь кружок. Увы, у мамы никак не находилось для этого времени. Но вот так просто.... Это было весьма необычное предложение. Женщина терпеливо ждала, ласково улыбаясь.
  - А... а что для этого нужно? - от волнения Юлькин голос звучал несколько осипло. Она хотела добавить: 'какие-то документы, прослушивание?' Но, очевидно, женщина привыкла к подобным вопросам, поэтому ответила сразу, не дожидаясь продолжения.
  - Для того чтобы петь в нашем хоре для начала нужно только твое согласие.
  И Юлька кивнула, не понимая еще: что делает.
  - Ну, вот и славно, - вновь улыбнулась женщина. - Тогда залезай вместе с остальными ребятами в автобус, и поедем.
  - Как поедем? Куда? - опешила Ромашкина. - Я же должна хотя бы предупредить маму. Да и портфель надо домой занести.
   - Ни о чем не беспокойся. - Женщина погладила девочку по голове, как до этого одного из певцов хора - Колю. И Ромашкина вдруг ощутила совершенное душевное спокойствие. Действительно - все будет хорошо! Как же иначе? Только нужно во всем слушаться эту добрую и милую тетушку.
  В это время во двор школы въехал автобус нежно-розового цвета. Ребята залезли внутрь, и автобус тронулся. К Юльке, сидевшей в самом конце салона и выделявшейся среди остальной одежды и изумленным видом, подсела одна из девочек. - Привет. Меня зовут Майя. А ты новенькая, да?
   Юлька кивнула.
  - Ой, ну тогда ты еще ничего не знаешь. Давай расскажу. Наш хор называется 'Хором Маленьких Ангелов'. Мы поем песни, которые увидел в вещем сне наш Учитель. Он их записал, а мы выучили и поем. Скоро нас повезут в Дом. Новеньким там дадут такую же одежду, как у всех нас, а потом примет Учитель. Он объяснит: что и как надо делать.
  Юлька слушала, раскрыв рот.
  Автобус несколько раз останавливался возле разных зданий; после каждого выступления хора внутрь залезал еще кто-нибудь. Вскоре Юлька Ромашкина стала одной из десятка новичков. После последнего на этот день концерта (в которых новички не участвовали) руководительница что-то тихо сказала водителю, и автобус помчался по серой асфальтовой ленте на полной скорости. Мельком кинув взгляд в окно, Юлька увидела, как мимо проносятся совсем незнакомые места. Руководительница рассказывала всем новичкам, что Юлька уже слышала от своей собеседницы.
  Автобус въехал в длинный темный тоннель. Затем миновал несколько очень старых разрушенных зданий, среди которых были школы, пара церквей и, как показалось Ромашкиной, даже один театр. Небо за окном уже давно было покрыто грязно-серыми тучами, и по стеклам бил мелкой дробью противный дождь. Такая промозглая погода и унылые картины за окном наводили на ребят тоску. Правда, не на всех. Испытывали неприятные чувства только новички. Певцы же казалось, не замечали неприветливости природы.
  Вот автобус подпрыгнул на каком-то ухабе и покатил по дороге... Юлька Ромашкина даже ахнула... заброшенного кладбища.
  - Вот тут детки, - обратилась к новичкам руководительница хора, - вы, как бы умираете и символически возрождаетесь для новой жизни, для жизни в Хоре Маленьких Ангелов и для служения Учителю.
  После жуткого места, коим оказалось заброшенное кладбище, автобус вновь нырнул в темный тоннель, у которого, казалось, не было выхода. Поездка казалась бесконечной, а кромешная тьма - навеки окутавшей машину. Долгий тягостный путь становился очень неприятен. У кого-то из новеньких уже начиналась тихая паника: стали слышны возгласы, громкие всхлипывания.
  - Ну-ну, потерпите еще чуть-чуть. Осталось ехать совсем немного. - Успокаивала детей руководительница...
  И вот, когда уже, казалось, что у этого кошмарного путешествия не будет конца, автобус вырвался из тьмы и мрака на открытый простор. Ребята-новички так и ахнули. Их глазам предстала изумительная картина. На берегу маленького пруда, в окружении роскошных зеленеющих деревьев стоял Дом. Окрашенный во все цвета радуги самых нежных оттенков, он был похож на многоэтажный сказочный терем. У каждого этажа был свой цвет, а венчала строение золотистая башенка. На поляне перед Домом цвели самые разнообразные цветы, над которыми порхали яркие бабочки. Несмотря на то, что на другом конце тоннеля, откуда приехал автобус, лил дождь, было сыро и пасмурно, здесь на поляне вовсю сияло солнце. Даже воздух вокруг был, казалось, напоен весельем и радостью. И все же при виде всего этого великолепия в душе у Юльки Ромашкиной почему-то шевелился червячок сомнения.
  Ребята высыпали из автобуса на поляну. К ним подошел молодой мужчина. Улыбаясь, он поздоровался с детьми и завел тихий разговор с руководительницей хора. Та передала подошедшему голубой деревянный ящичек, а, разговаривая, чуть кивнула в сторону ребят.
  Мужчина слегка нахмурился, но в следующую же секунду улыбнулся: - Спасибо, что уведомили, мадам Фоксай. Я приму надлежащие меры. - При этом он глянул на ребят.
  Проследив за взглядом мужчины, Юлька Ромашкина отметила, что он смотрел на Колю - провинившегося мальчика из хора. При этом открытии Ромашкина почувствовала, как у нее неприятно кольнуло в сердце.
  Молодой мужчина увел певцов хора. А мадам Фоксай, оставшаяся опекать новичков, принялась рассказывать им о расположении помещений в Доме. Первый - розовый - этаж занимали Большая Прихожая, Большая Столовая и кухня с одной стороны и Большой Зал репетиций с другой. На втором - зеленом - этаже были комнаты новичков. Там ребята жили первую неделю своего пребывания в Доме. Семи-тринадцатилетние певцы хора жили на семи разных этажах (у каждого этажа был свой цвет). А золотая башенка принадлежала самому Учителю.
   - Разумеется, вам можно ходить только по двум первым этажам. И вы, конечно, не станете нарушать это правило; так же, как и другие правила. Ведь так? - И хотя, говоря это, мадам Фоксай как всегда улыбалась, но Юлька Ромашкина могла поклясться, что в глазах женщины мелькнул очень недобрый огонек. Но остальные ребята этого не заметили. На всех чарующе действовала окружающая красота.
  Поднимаясь по лестнице на второй этаж, Юлька вдруг услышала душераздирающий детский вопль. Крик страха и боли, прозвучавший, казалось, ниоткуда, совершенно не вязался с окружающей красотой и ощущением радости. От неожиданности Юлька даже споткнулась о ступеньку и вскрикнула сама.
  - Что такое, дитя мое? - обернулась мадам Фоксай. Девочка с изумлением поглядела на нее: разве мадам Фоксай не слышала? Где-то кричал ребенок. - Тебе, наверное, послышалось, моя девочка. У нас в саду много разных птиц...- Женщина как всегда улыбалась, но выражение ее глаз: настороженное и... злое, совсем не понравилось Юльке. Она была уверенна, что не ослышалась.
  Ей вдруг захотелось бежать из этого необычного - красивого, но страшного - места. Но только Юлька набралась смелости, чтобы сказать о своем решении мадам Фоксай, как та распахнула дверь комнаты, предназначенной для Ромашкиной.
  Юлька ахнула от изумления и восторга, и на какой-то момент позабыла о своем желании уйти отсюда. И было отчего. Такую замечательную, уютную комнатку со светлыми, солнечно-желтыми обоями, чудесной, словно игрушечной мебелью, симпатичными картинками на стенах и милыми безделушками на полках была бы не против иметь любая девчонка. На высокой спинке стула висело чудесное шелковое платье нежно-зеленого цвета.
   - Вижу, тебе понравилось, - со своеобычной улыбкой проговорила мадам Фоксай. (Юлька кивнула). - Хорошо. Переодевайся и выходи в сад. Свою старую одежду брось вон туда. - Женщина указала на корзину в углу комнаты, явно предназначенную для мусора.
  Юлька заколебалась: почему ей велят выкинуть ее одежду? С этим вопросом она обратилась к мадам Фоксай. - И еще, я должна позвонить родителям. А то они будут волноваться: куда я пропала.
   - Нет. - Ответ прозвучал резко, словно удар хлыста. Но тут же, спохватившись, мадам Фоксай снова улыбнулась. - Ни о чем не беспокойся, детка,
  Но Юлька упорствовала: почему она не может предупредить родителей о своем местопребывании?
  - Видишь ли, дитя мое, - мадам Фоксай была само терпение, - согласившись петь в нашем Хоре, ты автоматически отказалась от всего, что у тебя было прежде. В том числе от родителей и прежних друзей. Но, разве, это не малая цена за то, чтобы служить Учителю, петь в Хоре и носить такое красивое платье? - женщина указала на великолепное одеяние и продолжила. - Теперь Хор станет твоим домом, семьей и другом.
  - Но я хочу домой, к маме и папе! Почему Вы не предупредили об этом дурацком условии?!! - Юлька уже кричала, в ее голосе явственно слышались рыдание и отчаяние. Мадам Фоксай успокаивающе погладила девочку по голове. Ромашкина всхлипнула и затихла.
  - Вот так. Хорошо. А теперь одевайся и иди в сад. - Голос женщины теперь звучал повелительно и был так же холоден, как и взгляд серых глаз.
  Снимая через голову свитер, Юлька услышала, как за руководительницей хора закрылась дверь.
  Одевшись, девочка сбежала по ступенькам и оказалась на поляне перед Домом. Мысль о том, что надо убираться отсюда, уже овладела ей полностью, и Юлька оглядывалась по сторонам, в надежде найти подходящее место для побега. Тщетно. Вся территория вокруг сада была обнесена высоченным каменным забором. И как это его не было заметно раньше? Откуда-то опять раздался детский крик боли.
  Юльку все сильнее охватывала паника. Куда она попала?! Что это за кошмарное место?! И почему другие новички ничего не замечают? Похоже, только она обратила внимание на страшные странности, происходящие тут...
  Юлька так задумалась, что очнулась от своих мыслей только когда кто-то дотронулся до ее руки. Подняв голову, Ромашкина увидела перед собой девушку лет семнадцати. Она была одета почти так же, как Юлька и остальные ребята из Хора; но только одеяние девушки было небесно-голубого цвета, и обруч чуть шире, чем у младших хористов.
  - Ты новенькая? - девушка говорила быстро и часто оглядывалась по сторонам, словно проверяя: не следят ли за ней. - Зачем ты пришла в это страшное место? Послушай, девочка, ты должна бежать отсюда, как можно скорее, пока они не погубили твою жизнь!!
  - Погоди, - перебила девушку Юлька, - Объясни, что все это значит? Что это за Дом, кто такой Учитель? - Она забрасывала свою неожиданную собеседницу вопросами, несмотря на то, что та явно нервничала, теряя драгоценное время.
  - Понимаешь, торопливо принялась объяснять Юльке девушка в голубом, - это... ну, что-то вроде секты. Наборщики - мадам Фоксай, мадам Вилданим и еще несколько женщин - ездят по городам и отлавливают наивных глупеньких детей, мечтающих о славе...
   Юлька хотела возмутиться, но потом подумала, что девушка права: и ее саму и еще некоторых ребят поймали на красивое пение и обещание научить так же петь, как рыбу на живца.
  - Ну вот, продолжала тем временем девушка, от быстроты почти захлебываясь словами, - Те, кого Наборщикам удалось завлечь, никогда уже не возвращаются назад. После того, как мальчик или девочка выходят из 'Маленьких Ангелов', их переводят в 'Юные Ангелы'. Я - одна из 'юных'. 'Юные Ангелы поют уже не у старых школ, а у заброшенных церквей. Что происходит потом, по мере взросления, я не знаю.
  Юлька рассказала девушке о случае с мальчиком Колей. - Я почти уверена, что это он кричал. Но почему? Неужели они его били?! Только за то, что он чуть ошибся и неправильно спел?!
   Собеседница побледнела и печально кивнула. Тут Юлька узнала еще одну жуткую вещь: оказалось, что за первую и вторую фальшь хориста нещадно избивают плетью. А на третий раз.... - Редко кто доживает до ранга 'Юного Ангела'. - грустно проговорила девушка.
  Юлька побелела от ужаса. Но почему?! Что это за человек - Учитель, - который так спокойно издевается над детьми?! Оказалось, никто не знает.... Новичков один единственный раз приводят к Учителю. Но, выйдя оттуда, они не помнят ничего, кроме Правил, которым их учит этот таинственный человек. Нарушение Правил грозит суровым наказанием.
  - Но почему никто не бежит отсюда?! - в отчаянии воскликнула Ромашкина. Но все было не так просто. Все певцы, надев золотой обруч, попадали в вечную зависимость от Дома и Учителя. А внимание новичков обычно усыпляли ласковые голоса и добрые улыбки Наборщиков.
  - Я подошла к тебе только потому, что увидела в твоих глазах не спящее сознание. Ты должна бежать, пока на тебя не надели Обруч.
   - Но отсюда невозможно сбежать! - Юлька выразительно покосилась на непреодолимый забор.
  - Вон там, за кухней, у большого дерева стоит коричневый квадратный бак. - Указала девушка. - Прыгай в него; не бойся. Только постарайся, чтобы тебя не заметил никто из взрослых.
  - Бежим вместе! - Юлька потянула свою избавительницу за рукав.
  Но та печально покачала головой: - Я уже обречена.
  Вдруг показалась идущая от Дома фигура мадам Фоксай. Она созывала гуляющих в саду новичков, чтобы вести их к Учителю.
  - Беги! Не медли! - отчаянным шепотом воскликнула девушка в голубом платье.
  Юлька рванула в сторону. Уже подбегая к кухне, она услышала сдавленное восклицание и, обернувшись, увидела, как мадам Фоксай крепко ухватив девушку в голубом платье, тащит ее в Дом. Юлька горько вздохнула, не сомневаясь о горькой участи своей спасительницы. На шум выбежал тот молодой мужчина, которого Юлька увидела по прибытии сюда. Мадам Фоксай что-то прокричала ему и указала в сторону кухни. Мужчина кивнул и кинулся вслед за беглянкой. Но спасительный бак был уже совсем близко.
  Юлька прыгнула внутрь и почувствовала, как летит вниз. Это напоминало аттракцион в парке развлечений. Падения, повороты; опять падения и снова бесконечные повороты.... Юлька потеряла счет времени...
  
  * * *
  Сильный толчок в спину. - И что за молодежь нынче пошла. - Раздался ворчливый старушечий голос. - Ничего вокруг себя не видят и не слышат. Ну, будешь ты платить или нет?
   Юлька вздрогнула. Она стояла перед кассой в булочной. В руках у нее был пакет с хлебом. А ворчала на нее бабулька, стоящая за Юлькой. Очевидно, это она и толкнула Ромашкину. Ничего не понимая, Юлька потрясла головой. Как это она умудрилась уснуть в очереди за хлебом? И было ли то, что ей привиделось, сном?
  Уже оказавшись на улице, Юлька оглядела свое отражение в витрине магазина с ног до головы. Не обнаружив в своей внешности ничего необычного, девочка еще раз тряхнула головой, выкидывая из нее все нелепые мысли.
  Проходя мимо какой-то подворотни, в проеме которой виднелось обветшалое здание старой школы, Юлька услышала звуки хорового пения.... Вздрогнув, Ромашкина прибавила шаг и торопливо, почти бегом заспешила домой.
  
  КОНЕЦ
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"