Риполовская Людмила Васильевна: другие произведения.

"Опасные приключения Тараса-детектива и принцессы Вики"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Школьница Вика попадает в прошлое и живёт жизнью одной из дочерей русского царя Николая Второго.Книга повествует о том. как реально жили императорские дети, и помогает подросткам посмотреть на события истории с христианской точки зрения. выбраться из опасного исторического водоворота событий девочке помогают друзья. Повесть знакомит ребят с христианскими ценностями и помогает понять, на сколько важно современникам вернуть стране Божье благословение.


  
   Опасные приключения Тараса-детектива и принцессы Вики.
   (Повесть-детектив для подростков 12-16лет)
   Часть первая.
   Таинственное исчезновение.
   1.
   - Шаг вперёд, шаг вправо, живее, живее, девочки! Держите ритм, твёрже шаг, увереннее! Раз, два, три, раз, два, три!
   Изящный тренер по шейпингу внимательно следила за своими подопечными "принцессами", старательно повторяющими грациозные па своего кумира. Девочки не отставали от мастера спорта по художественной гимнастике, но их талии, немного пополневшие за время возрастного гормонального всплеска, несколько сковывали молодую энергию подростков. Период перехода от состояния "гадкого утёнка", когда организм 12-13 летних девчонок "радовал" то резким увеличением веса, то атакой красных, несносных прыщиков на симпатичных физиономиях, подростки переживали тяжело. Физическое изменение форм девушек сопровождалось резкими перепадами эмоционального настроя "принцесс". Естественное пробуждение женского начала сопровождалось совершенно новым восприятием окружающего Мира. Первые месячные немного пугали и расстраивали молоденьких "принцесс" своей болезненностью и неудобством, стеснением привычного образа жизни. Однако, ощущение того, что ты перестала быть ребёнком, повышенный интерес старшеклассников к твоей особе, вдруг обративших внимание на "созревшую малолетку", и смущённое обожание одноклассников вселяли в 12-13-летних девушек уверенность и оптимизм. Девчонкам хотелось всем нравиться, быть в центре внимания и, естественно, каждая мечтала услышать в ближайшее время от самого симпатичного мальчика школы такое желанное и приятное: "Ты мне нравишься, давай дружить!" Прелестницы грезили о первом свидании, замечая каждый взгляд и жест особенно понравившегося мальчика, и раздражали одноклассников, отстающих от них в физиологическом развитии года на два. Почему-то именно в тот момент, когда окрылённая совершенством юности девчонка встречала в коридорах школы самого классного и продвинутого "чувачка" и чувствовала себя красивой и уверенной в своей неотразимости, обязательно рядом возникал особо-ядовитый "недомерок-одноклассник". "Доброжелатель" начинал корчить недовольные гримасы и громко кидал в сторону взволнованной "Джульетты" обидное - "вымахала тётка". В свою очередь, разъярённая "принцесса" отвечала ехидному ровеснику, который к тому же тайно обожал эту самую "тётку", ударом учебника или того, что попадалось под руку, по его несчастной головушке. "Недомерок" получал по заслугам, но настроение влюблённой "принцессы" скисало до самого окончания школьных занятий. После таких сомнительных комплиментов со стороны одноклассников расстроенная "невеста" вздыхала, бегом направлялась к ближайшему зеркалу и, замечая лишние сантиметры в области талии и округлившихся бёдер, спешила записаться в секцию аэробики, шейпинга или танцевальной акробатики...
   Вика Подольская старательно выполняла все задания любимой преподавательницы шейпинга и, темпераментно разминая руки и ноги, думала лишь об одном: "Зайдёт ли за ней после занятий Тарас?" Наконец, тренер показала воспитанницам несколько новых дыхательных упражнений и отпустила раскрасневшихся, взбодрённых "принцесс" домой. Приняв душ, Вика упаковала слегка располневшую фигуру в тесные джинсы с прорванными коленками и балдахонистый свитер. Обувшись в белоснежные фирменные кроссовки, девочка привела в порядок белокурые, пышные волосы и слегка поправила на курносом лице еле заметную косметику. Попрощавшись с тренером и подружками, Вика вышла на улицу и, не увидев Тараса, направилась в школу.
   Трудно было узнать в продвинутом, немного небрежно одетом подростке высокомерную девочку, которую год назад близкие и друзья называли не иначе как принцесса и ваше высочество. Какой кудесник убедил воспитанницу "Школы принцесс" поменять изысканные, дорогие наряды и обувь на демократичные джинсы, джемпер и кроссовки, знала лишь она. Знакомство с ребятами из Слобожанского села Богуславка и американским другом Димки-капитана до неузнаваемости изменили Вику Подольскую. Общение с новыми друзьями и первые знания о Создателе Мира - Господе Боге, полностью перевернули жизнь взрослеющей школьницы. У Вики, как будто открылись глаза, и девочка познала совершенно новый мир, мир гармонии, взаимопонимания, успеха и любви. Впервые в жизни ей рассказали о Создателе Земли так, что она не смогла не поверить в Его существование. Слушая о Боге, Вика представляла, как в один прекрасный день Всесильный Создатель решил немного поработать и занялся творчеством. Профессиональный Зодчий Вселенной из скопления миллионов звёзд вылепил большущего колобка - Землю. Потом решил получше рассмотреть своё творение и пристроил к колобочку яркую, тёплую звёздочку - Солнце. Господь любовался симпатичной планетой и от счастья и умиления плакал, наполняя своими драгоценными слезами трещинки, ямочки и впадинки колобка - моря, реки и океаны. В этот момент прекрасная радуга божественного вдохновения поднялась над новым Миром, и по первой команде Мастера, разукрасила чудесными разноцветными красками создание Отца Вселенной - Землю. "Этой планете не хватает самого прекрасного - жизни", - подумал тогда Господь и, позаимствовав в соседней галактике семена и саженцы, разбил на Земле райский сад, отметив: - Место - достойное для моих детей. Слеплю Адама, здесь ему будет хорошо". Вика представила, как Бог вдохнул жизнь в своё дитя - первого человека, как создал из его ребра прекрасную подружку, первую женщину - Еву. "Люди жили в Раю, пока не отведали запретный плод с дерева познания добра и зла, после чего стали смертными, - часто размышляла девочка. - Жалко, если бы Ева была послушна, то люди жили бы вечно. Интересно, а каким образом в Раю поселился змей-искуситель, может быть, его занесло на нашу планету вместе с космической пылью из других миров? А что, интересно, делается во Вселенной? Только на нашей планете царствует сейчас князь тьмы или другие миры тоже проходят подобные испытания?" Любознательная девочка часто задавала подобные вопросы, слушая преподавателей из воскресной христианской школы. Очень многое ей было не понятно, немного настораживало почтительное, благоговейное отношение старших к личности Бога, но в один прекрасный день она на себе испытала присутствие и помощь Высших Сил. Однажды, собираясь на встречу с друзьями, Вика надела на руку дорогой золотой браслет. Мама и отчим часто дарили ей красивые украшения, но не разрешали их носить по будням, и не в их присутствии. Вика в тот день морально преодолела запрет и, в результате, потеряла дорогой подарок. Сначала девочка испугалась: шутка ли, посеять вещь, стоимостью в хороший телевизор или компьютер. Однако, рассказав друзьям о случившейся неприятности, Вика получила от них такую поддержку и такой совет, что реально поверила в чудо, и оно - произошло. Дима Скрипка предложил Вике успокоиться, и вспомнить о том, что она - дитя Того, Кто может абсолютно всё - Господа Бога.
   - Если ты веришь в то, что Бог есть и стараешься жить так, как Он об этом просит в Библии, то Отец Небесный никогда не оставит без помощи своего послушного ребёнка. Господь не хочет, чтобы ты и твоя семья становились беднее, а ты плакала. Попроси Бога, простить тебя за непослушание и помочь вернуть браслет, - посоветовал ей Димка-капитан.
   Вика так и сделала, а после молитвы у неё сразу же возникла идея: повесить на дворе объявление о потере браслета. Девочка написала обращение к жильцам дома и начала молиться за людей, нашедших её украшение. "Господь, дай здоровье, силы и хороший заработок тем, кто нашёл браслет, и коснись их сердец, чтобы они не стали ворами и не потеряли Твоего благословения, присвоив чужую вещ", - шептала Вика. Вечером к растеряхе подошёл незнакомый паренёк и протянул ей золотой браслет. Рассказывая всем своим знакомым и друзьям об этом приключении, Вика не забывала благодарить Бога, а ребята, слушающие её, удивлённо пожимали плечами и не верили, что такое возможно.
   - У тех, кто с Богом - всё возможно, - уверенно заявляла им Вика, несказанно радуясь тому, что ни мама, ни бабушка так и не узнали о неприятном происшествии.
   После этого, девочка оглянулась на свою жизнь без Бога и поняла, как часто она ошибалась, считая верующих людей "больными на всю голову" фанатиками. "Мы бросаем необдуманные, злые слова, не подозревая, как, слыша нас, Отец Небесный печально вздыхает, - думала Вика. - Как часто мы обвиняем кого-то в том, о чём и понятия не имеем. Например, Церковь это - не здание, Церковь это - сообщество верующих люди, которые дают обет Господу - не грешить и жить по Законам, описанным в Библии.
   "...Бог, сотворивший мир и всё, что в нём, Он, будучи Господом неба и земли, не в рукотворных храмах живёт
   И не требует служения рук человеческих, как-бы имеющий в чём-либо нужду Сам дая всему жизнь и дыхание и всё;
   От одной крови Он произвёл весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределённые времена и приделы их обитанию,
   Дабы они искали Бога, не ощутят ли Его, и не найдут ли, хотя Он и не далеко от каждого из нас..."
   Разве это плохо, когда люди, с которыми общаемся, не сплетничают за спиной, помогают, когда трудно, не оставляя в болезни, не мыслят отнять бизнес? Христиане ищут Бога, стараются очистить души от лукавства и грязных помыслов, проходят трудные испытания, опираясь на поддержку живого Бога. С их молитвами Отец Небесный благословляет благополучием село или город, в котором они живут, людей, работающих рядом. Трудно понять, что такое сверхъестественная Сила Бога, что такое присутствие невидимого Духа Святого, но ведь именно безоглядная вера в неограниченные возможности Отца Небесного, окрыляет человека надеждой на бессмертие, даёт ему время и силы исправиться и заслужить вечную жизнь. "...Когда надеемся того, чего не видим, тогда ожидаем в терпении...", и Господь показывает своё присутствие в жизни терпеливого, трудолюбивого человека, который и делами и мыслями подтверждает свою веру. Бог всегда отвечает людям, ищущим Его похвалы, и исполняет их желания, реально исцеляя от болезней, помогая в работе, творчестве и личной жизни". Вика вспомнила множество рассказов верующих ровесников, которым Господь помогает быстро учить иностранные языки, и невероятным способом получать то, о чём они даже не смели мечтать. Одна девочка из малообеспеченной семьи хорошо училась и часто думала о том, как хорошо было бы закрепить свои знания французского языка на практике. Юлия, так звали девочку, много трудилась над изучением языка, читала книги и всегда находила время, рассказать о Господе Боге всем, кого встречала на своём пути, не стесняясь и с огромным желанием помочь человеку найти путь к успеху и вечной жизни. Однажды случилось настоящее чудо. Забежав в супермаркет, где работала её мама, девочка столкнулась с группой французов и помогла им с покупками. Растроганные и удивлённые прекрасным знанием языка иностранцы пригласили умницу на вечер, посвящённый украинско-французской дружбе. Когда же на встрече девочка прочитала стихи собственного сочинения на французском языке, атташе по культуре предложил ей принять участие в конкурсе молодых французских поэтов. Юля согласилась, и через полгода белокрылый лайнер понёс трудолюбивую девочку в Париж. "Всё в Мире происходит не просто так. Когда добрый человек трудится, старается и очень хочет чего-то, Господь обязательно предоставляет ему возможность, осуществить самое невероятное желание", - так размышляя, Вика с благодарностью к Господу вспоминая так же, сколько раз во время сна Бог предупреждал её о том, что надо делать, а что нет. Однажды Вике удалось помочь своей неверующей соседке, и, что называется, по-крупному. Ольга Ивановна работала главным бухгалтером солидного концерна, и в тот день ей надо было решить, брать для её фирмы кредит или нет. Услышав разговор соседки с бабушкой, Вика предложила ей, спросить у Бога, надо до ли сегодня занимать деньги. Ольга Ивановна сначала посмеялась над предложением девочки, но что-то всё же побудило главбуха положиться не на свой многолетний опыт и знания, а на Высшие Силы. Улыбаясь, она расспросила девочку о том, как же поговорить с Самым Главным Бухгалтером Вселенной - Богом, и, когда Вика принесла Библию, помолилась вместе с ней и попросила Господа, дать ответ на интересующий вопрос. Когда, Ольга Ивановна открыла Книгу Вечности, то первое, что она прочитала, было: "...потеряете и то, что имеете...". Соседка была так удивлена предупреждением Всевышнего, что в тот день не пошла в банк. Когда же на следующий день Ольга Ивановна пришла на работу, то первое, о чём она услышала, была сенсационная новость о том, что курс доллара этим утром удвоился, вследствие чего, половина коммерческих фирм страны обанкротилась. Заводы, фабрики, магазины и люди, которые имели долларовые долги перед банками, в один день стали банкротами. Вернувшись домой, Ольга Ивановна принесла для тринадцатилетней соседки огромный торт, а, главное, в воскресенье пошла с подростком в церковь и покаялась пред Богом в неверии и своих грехах. Вика была счастлива, когда сорокалетняя женщина, обливаясь слезами, благодарила Бога за помощь. Если бы она в тот, злосчастный для миллионов людей день, взяла для своей фирмы кредит, то сейчас бы уже была безработной. Её предприятие не смогло бы выплатить банку деньги по новому курсу и закрылось бы, продав всё своё имущество. Школьница радовалась, что Бог помог Ольге Ивановне в делах, но больше всего её утешало то, что соседка, как и она, теперь смотрела на Мир другими глазами. Десятилетиями неверующая, опытная и образованная женщина преклонила голову перед невидимым, но всесильным Создателем Вселенной и стала получать такие ответы от заботливого и любящего Бога, что половина сотрудников её фирмы пришла в церковь на покаяние. Менеджеры и руководители отделов попросили Господа, простить их за грехи, и очень скоро фирма Викиной соседки получила большой заказ от иностранной фирмы, и даже в кризис стала процветать, не сокращая сотрудников и их зарплаты. Теперь соседка каждое воскресенье ходила в церковь, и вскоре призналась, что стала себя лучше и увереннее чувствовать. Первое время ей было трудновато выстоять двухчасовую службу, но со временем она поняла, что, стоять перед Богом со склонённой головой или на коленях это - не блажь религиозных фанатиков, это - отношение человека к Богу, можно сказать, жертва поклонения. Если человек почтителен к Отцу Небесному и понимает, что негоже и недопустимо славить Господа, не пропуская молитву через сердце, то даже больным и уставшим, обязательно будет стоя благодарить и славить Бога. "Люди думают, что бездумное битьё поклонов нужно Отцу, - размышляла иногда Вика, наблюдая в церкви за людьми, которые то ли стеснялись поклониться Богу, то ли не понимали, зачем это нужно. - Бог же даёт силы и исцеляет тех, кто, не смотря на плохое самочувствие, спешит в церковь в почтении преклонить голову перед Отцом Небесным, не обращая внимания на иногда перепуганные, непонимающие и осуждающие взгляды людей, пока не просвещённых в вере. Понимание поклонения и почтение к невидимому Создателю приходят постепенно. Верующие, которые реально почувствовали присутствие в своей жизни сверхъестественного Помощника, не лицемерно, низко кланяются Тому, Кто заживил их духовные и физические раны, дал им надежду на вечную жизнь, снял боль и утешил в горе и одиночестве..."
   2.
   Вика часто размышляла над тем, что с ней происходило после общения с компанией верующих в Бога украинских ровесников. Проживая после очередного замужества мамы в Германии, она вспоминала своё превращение из спящей в "пуленепробиваемом" коконе безверия "куколки" в прекрасного Ангела. Именно так последнее время её стали называть все родственники нового немецкого отчима. Викуся посмеивалась, припоминая свои первые, очень наивные шаги к Богу. Год назад ей хотелось спасти весь Мир, и она смело спрашивала знакомых и не знакомых ей людей о том, известно ли им: куда они попадут после смерти? Собеседники улыбались и с интересом выслушивали версию подростка о страшных муках всех грешников в Аду и вечной жизни в Раю с Господом в благоуханной долине радости и цветущих акаций...
   Вернувшись в Мюнхен после весенних каникул, проведённых в родном Харькове, Вика сама себя не узнавала. Она, конечно, подросла физически и, подбирая для своего "нового" тела красивое кружевное бельё, любовалась наметившейся грудью. Не внешние превращение в девушку задевало Вику, подросток ощущал прикосновение к своему сердцу невидимой, сильной руки и влияние на свою жизнь совершенно непонятной, но заботливой и бесконечно любящей Силы. Мысли хорошенькой блондинки перестали гулять об руку с мечтами о беззаботном, богатом мире дворцов, яхт, дорогих украшений и фирменной одежды. Все эти "принцессины" капризы, как выражалась бабушка девочки, после знакомства с основами христианской жизни показались Вике такими незначительными, не интересными и пустыми, что она сделала над собой усилие и в один день полностью изменила свой имидж. "Принцесса" Вика променяла царский гардероб, состоящий из изысканных нарядов самых известных и модных трендов мира, на вечных спутников самого свободолюбивого народа мира - студенчества - кроссовки, джинсы и футболки. Макияж и наличие аксессуаров тоже стали значительно умереннее употребляться девочкой, и она часто задавала себе вопрос: как она могла раньше пользоваться помадой и лаками таких вызывающих цветов? "Я была похожа на маленькую женщину, - не редко размышляла Вика, перебирая свою косметику. - Какое это уродство - копировать взрослых, оставаясь в душе ребёнком. Я, наверное, была очень смешная". Удивительно, но, сравнявшись внешним обликом со своими "серенькими" немецкими ровесниками, украинская девочка всё же разительно выделялась в компании новых друзей. Сбросив с себя внешнюю, ослепительную мишуру нарядов и украшений, Вика обрела внутренний, божественный свет, невероятно ласковый и приятный для неё и неймоверно притягательный для всех, с кем она общалась. Услышав от друзей о Боге и познакомившись с самой популярной книгой последних двух тысяч лет - Библией, за короткое время Вика узнала очень много новой, интересной и совершенно необыкновенной информации. Девочка посмотрела на Мир глазами христианки, и ей показалось, что до момента знакомства с Отцом Небесным она не жила, а брела по белому Свету с завязанными глазами и закрытыми ушами. Вику Подольскую перестали раздражать люди, мелкие неприятности, которые случаются в жизни каждого человека, а главное, от неё отступила злые подружки: зависть, хандра и лень. Девочка стала равнодушна к оригинальным и дорогим нарядам окружающих и больше не пыталась перевести на себя внимание всех взрослых. Теперь Вика не напрягалась и не придумывала себе роли, слова, позы, стараясь быть эффектной и самой, самой в глазах знакомых и незнакомых людей. Вспоминая себя прежнюю, она посмеивалась над своим былым жеманством перед взрослыми и наигранностью поведения в кругу ровесников. Девочка поражалась сама себе: отказ мамы купить ей что-то, скорее всего, совершенно ненужное, больше не раздражал её. Раньше она могла закатить истерику и "отыграть" спектакль, искренне ненавидя "предков", не понимающих, как ей необходимо купить именно эту вещь, чтобы сразить одноклассников. Теперь, представляя задиристого демонька эгоизма и гордыни, который раньше частенько бушевал в её незрелой, детской душе, требуя безвкусной роскоши, девочка посмеивалась и покачивала головой, ужасаясь своей же глупости. Через вечную Книгу Мудрости Господь Бог прикасался к сердцу Вики, и её глаза широко открылись, а разум и всё её существо как будто омылись от чего-то тяжёлого и нечистого. В сердце изменяющегося подростка поселилась светлая радость причастия к вечной жизни, и зазвенели серебряные колокольчики счастья. Вспоминая былую неприязнь к бабушкам, протягивающим ей на улице Библию, Вика краснела и думала: "Я шарахалась от Святого Писания, как чертёнок от ладана, даже не пытаясь открыть "страшную" книгу с пугающим крестом". То, что, обложка Библии была чёрного цвета и, как ей казалось, на ней был изображён символ смерти - крест, всегда отталкивало девочку от мысли, прочитать в "странной" книге, хотя бы строчку. Помогая бабушке или маме прибирать могилки родственников, похороненных на больших городских кладбищах, Вика, да и все её подружки воспринимали кресты, как символы траура и смерти, стараясь как можно скорее покинуть место печали и скорби. Каково же было изумление девочки, когда друзья рассказали ей об Иисусе Христе - Сыне Божьем, и о том, как Его распяли на кресте, оклеветанного недобрыми и неблагодарными людьми. Две тысячи лет назад Сын Божий, сам Господь, ходил по земле, исцеляя живых и воскрешая мёртвых. Спаситель учил мудрости Отца Небесного, призывая жить по Слову Божьему. Иисус Христос отдал свою жизнь, став примером смирения и бесконечной любви ко всем людям, и даже к тем, кто прибивал к кресту его руки и ноги. Устанавливая крест, родственники умершего тем самым воздвигают над его могилкой символ Христианства, символ вечной жизни. "Я пугалась самой мудрой Книги тысячелетий, а сейчас без Библии шага не могу ступить, - удивлялась Вика. - Почему непросвещённые люди, ни разу не открывшие Библию, берутся судить о том, чего не знают? Кричат, что Бога нет и вера это - средневековое мракобесие, не понимая, какое духовное и материальное богатство отвергают. Верующий человек никогда не сделает непоправимую ошибку ни в отношениях с людьми, ни в бизнесе. Если надеяться не на своё самоуверенное, ожиревшее Я, а на самого богатого и успешного Отца Вселенной, то всегда будешь на коне. Это - трудно, поставить себя после невидимого Бога номером два, и верить в Того, Кого никто не видит, но сном, видением или словом из Писания Господь всегда подкрепит веру человека, дав дельный, драгоценный совет". Теперь Вика восхищалась Библией и всем своим знакомым объясняла, что тупо, не пользоваться мудростью Создателя Мира. Осознав, что Завет, как ещё называют Библию, фактически, является не просто указателем, сборником законов о том, как жить, но и взаимным договором между Богом и людьми, Вика была в восторге. "Это же так просто: люди обещают не грешить, а Бог за это благословляет их здоровьем и долгими годами жизни, обеспечивая материально. Почему же человечество столько веков топчется на месте и отвергает помощь Создателя? - думала девочка. - Разве не является подтверждением того, что всё, написанное в Святом Писании, правда, то, что в первой части Библии - Ветхом завете, описываются события, которые реально произошли спустя несколько тысяч лет? Невероятно, но о том, что на Земле появится Сын Божий - Иисус Христос, было известно за тысячи лет до Его рождения"! Читая Библию, Вика получала ответы на очень многие жизненные вопросы, и удивлялась тому, что в Святой Книге даже были прописаны правила гигиены и отношений между мужем и женой. Когда Вика прочитала в Библии о том, как древние люди хранили чистоту и свежесть воздуха, мира, в котором жили, закапывая в песок и землю специальной лопаткой то, что обычно современные люди не стесняются оставлять под кустами, то пришла в восторг. Она подумала: " Люди прошлых веков понимали, что такое красота и гармония мира, а мы такие продвинутые, такие "умники", что если в ближайшее время не начнём подражать древним и слушаться Бога, то задохнёмся в собственном...". Вика грустно усмехнулась, представив, как космический челнок с миллиардерами, вернувшись после невероятно дорогущего пятилетнего тура на Марс, будет искать на замусоренной до невозможности планете местечко для посадки...
   Разум тринадцатилетней девочки постепенно наполнялся необыкновенно важными и полезными знаниями, и в моменты интересных библейских "находок" она ощущала блаженство сопричастности к новому, неощутимому и прекрасному Миру. В такие минуты она вспоминала куранты Новой городской ратуши, отсчитывающие время для жителей прекрасной столицы Баварии - Мюнхена. Душа школьницы, как маленькая девочка, отправлялась танцевать в "коллектив" фигурок, встроенных в старинные часы...
   Впервые наблюдая за работой курантов, приводивших в движение сложный, старинный механизм, Вика была изумлена работой древних мастеров часовых дел. Открыв рот и широко раскрыв глаза, девочка тогда следила за чудным спектаклем, в котором принимали участие вращающиеся под аккомпанемент множества голосистых колокольчиков медные фигурки, и её душа танцевала средневековый танец вместе с чудными человечками. Отсчитывая последовавшие после маленького кукольного спектакля удары курантов, украинская девочка ощутила в тот день, что часы на ратуше это - сердце живого и благородного баварца - старика Мюнхена.
   Изменения, произошедшие в Вике, заметили мама и члены семьи Краузе. Фрау Марта - пожилая мама отчима девочки, гера Краузе, потеряла дар речи, когда по возвращению с Украины, Вика чинно и громко произнесла за ней традиционную молитву, благословляя пищу, предназначенную для завтрака. Уважаемая немка долго рассматривала украинскую внучку и, закончив завтрак, лично поинтересовалась температурой ребёнка, ласково возложив на светлые кудряшки девочки старенькую руку. После этого знаменательного события фрау Краузе позвала Вику в свою комнату, куда ранее той было заказано заходить, и подарила девочке старинную, фамильную брошь с большими жемчужинами. Викуся поблагодарила Марту Адольфовну и окончательно сразила набожную фрау вопросом о том, не возьмёт ли она её с собой в церковь на воскресную службу. С немецкой бабушкой чуть не случился обморок, так она была поражена переменами, произошедшими с "безбожницей славянкой", но после принятия успокоительных капель фрау Марта улыбнулась и заплакала, прижимая к себе "дитя божье, которое поцеловал Ангел...". С тех пор фрау Марта и Вика стали дружить и вместе ходить на воскресные богослужения: покаяться в грехах, поблагодарить Господа за жизнь и щедрое обеспечение, попросить добрый совет и благословение мудрого и любящего Творца Мира. Марта Адольфовна не могла нарадоваться новому образу Вики и более терпимо и благосклонно стала относиться к своей славянской невестке Карине, маме девочки. Пожилой фрау было тяжело принять выбор любимого старшего сына - Вольфганга, который женился на красивой, но рядовой украинской пани, но после установления дружеских и очень душевных отношений с новоиспечённой внучкой Викой, Марта Адольфовна открыла сердце и для её мамы. Старая немка торжественно передала супруге своего первенца фамильные драгоценности, переходящие по наследству старшей невестке, и прослезилась, впервые назвав Карину, доченькой. Топор войны и неприязни, как говорят индейцы, был зарыт, и в большом доме семейства Краузе воцарились мир и взаимопонимание. Изменились и вкусы, поведение Вики. Девочку больше не интересовали выставки-продажи, показы мод, глянцевые журналы и душещипательные, телевизионные мелодрамы, бесконечные и ни о чём. Викторию потянуло к прекрасному, и в очередной раз, сразив Адольфовну своим предложением, пойти в театр, девочка и счастливая немецкая бабушка в сопровождении многочисленных носителей фамилии Краузе отправились в Оперу.
   Национальный Театр - Баварская Государственная Опера, очень понравился Вике, и спектакль взволновал душу подростка. Девочка во все глаза следила за главной героиней оперы, восхищаясь статной королевой со сложным макияжем на лице и с голосом, от которого мурашки бегали по спине. Сидя в роскошной королевской ложе, славянская девочка наслаждалась музыкальным действом, происходящим на сцене, и раздумывала над своим будущим. "Нужно ли мне это - стать актрисой? - размышляла она. - Это конечно красиво, стоять под прицелом тысяч восхищённых глаз в старинном платье с короной на голове и греться в восторженном обожании зрителей, но я не чувствую того, что это дело - моё, да и без пения, сцены я смогла бы спокойно жить". Пока украинская принцесса раздумывала над карьерой, на сцене поменяли декорации. В последнем акте спектакля гордая королева взошла с молитвой на эшафот, и Вика почувствовала себя участницей тех трагических событий истории, вздрогнув при виде того, как несломленная правительница сложила голову на плаху, а палач в чёрном балдахине занёс над ней топор.
   - Ничего себе опера! - удивлялась девочка, когда опустился занавес, и шквал аплодисментов и огромные букеты цветов "воскресили" актрису, играющую королеву. - Она так играла, что я и в правду подумала, что ей сейчас отрубят голову!
   - Верно, спектакль и игра актёров - великолепны! - заметила фрау Краузе, покидая ложу. - Чтобы так петь и играть, полжизни надо учиться!
   - Правда? А я всегда думала, что играть на сцене легко, - призналась Вика. - Вышел к зрителям весь такой красивый, ослепительный, и все на тебя смотрят, восхищаются, боготворят...
   - Викуся, ты - прелесть! - засвидетельствовал гер Фриц, брат отчима. - Актёрство - тяжёлый труд, я уже не говорю об его особенностях. Чтобы иметь успех на сцене, надо не только быть красивым, надо быть талантливым, всесторонне развитым и трудолюбивым. А сколько бывает форс-мажоров в жизни актёров? Внешность, голос, память, фактически, являются орудиями их труда. Представляешь, Викуся, как их нужно хранить и лелеять? Вот, ты, готова навсегда отказаться от мороженного и пляжного загара?
   - Не знаю, - призналась девочка.
   - А представляешь, сколько нужно душевных сил, чтобы перевоплотиться в героя пьесы, примерять на себя жизнь бандита, убийцы или сумасшедшего? Да и играть надо так, чтобы зрители забыли о суете и всех своих проблемах, прониклись атмосферой театрального действа, растворились в событиях седых веков, как сегодня, и захотели вновь прийти в театр, принести актёрам свои денежки и благодарность.
   - Да, не завидую я актёрам, - заметил гер Краузе, ведя за руку улыбающуюся маму Вики - фрау Карину. - Играть каждый день жертв политических интриг и перевоплощаться то в Ангела, то в демона...
   - Вся наша жизнь - игра! - пропел Фриц Краузе, перебивая старшего брата.
   - Нет, не игра! - запротестовала Марта Адольфовна. - Жизнь игра для тех, кто не живёт, а играет, одевает маски лукавства и лицемерия, соответствующие жизненному моменту. Человек с Богом в душе не играет, он живёт и наслаждается правдой свободы, словом божьим. Жизнь для него - не сцена для интрижек, а удовольствие и радость. Хорошим актёрам, действительно, трудно стать. Перевоплощение в образы других людей это - опаснейшая психологическая ломка, которая не редко откладывает след на последующую жизнь и судьбу артиста.
   Выслушав по дороге домой мнение семьи Краузе об актёрской профессии, Вика почти решила не думать больше о сцене и не испытывать свою душу перевоплощениями в страшных, а иногда роковых персонажей пьес. "Мистика, но, сколько было случаев, когда, сыграв больного, умирающего человека, знаменитые актёры после спектакля или фильма вдруг заболевали и умирали, повторяя судьбу своего вымышленного героя. И ведь не возможно выбирать только положительные, счастливые роли. Конкуренция, соперничество и, конечно, деньги не позволят прожить исключительно положительным и успешным персонажем, - думала Вика, вышагивая в кругу большой немецкой семьи. - Но, если подумать, можно же попросить Творца, чтобы он посодействовал актёру, и режиссёры предлагали бы ему только роли светлых и красивых персонажей..."
   Прошла неделя, и "принцессе" предложили поход в Резиденц Театр драмы и комедии классического и современного искусства. Двоюродный брат отчима - Отто Краузе, пригласивший Вику на современную комедию, был удивлён разительной перемене настроения девочки по сравнению с тем, как она вела себя в Опере. Следя за игрой молодых актёров, Вика светилась, как волшебный аленький цветочек и заливалась звонким смехом, реагируя на удачные шутки комиков. Девочка дышала воздухом этой сцены и её душа пела, а разум (а может быть Ангел-хранитель) тихонечко нашёптывал её сердечку: "Викуся, это - твоя семья, твой дом и твоя дорога в жизни". После спектакля Вика долго приходила в себя и, вернувшись домой, заразила всё семейство Краузе живой энергетикой увиденного театрального действа. Девочка носилась по просторной гостиной и, размахивая руками, громко смеялась, имитируя игру актёров-комиков так, что бабушка Марта даже слегка засомневалась в Вике и подумала о том, не вернулся ли к девочке "несносный бесёнок", который так раздражал её до весенней поездки внучки в Харьков и дразнил уважаемую немку Гитлеровной. Опасения были напрасны. К вечеру Вика угомонилась и поделилась с Мартой Адольфовной загоревшейся в ней творческой мечтой - всё-таки стать актрисой. Фрау Марта успокоилась и обняла девочку, почувствовав к ней настоящие родственные чувства, живые, тёплые и дарующие ни с чем несравнимое сердечное удовлетворение и удовольствие. Марта Адольфовна в этот вечер обнимала не приёмную дочь непослушного сына, немецкая фрау обнимала Ангела, посланного ей в старости Небом, в утешение. На походах в театр Вика не остановилась. У девочки начался новый этап жизни, и, поразмыслив над одним из имён Господа - Творец, Вика Подольская пришла к выводу, что Бог не только сотворил всё и всех, но и лично благословляет людей особых профессий - творческих. "Заниматься творчеством, значит, быть инструментом Творца и передавать людям духовные творения, духовные послания Бога, - думала Вика. - Как же тогда относиться к поп-музыке, разным шоу? Странно, все говорят: "Поп-музыка, поп-музыка", совсем не замечая двойного смысла слова "поп". Сократили популярность до попы, а потом удивляются, почему некоторые современные песни напоминают бред. Если подумать, то люди сами же назвали этот процесс не творчеством, а шоу-бизнесом. Точно! Шоу, оно и в Африке - шоу, а с бизнесом, вообще, всё понятно. Интересно только, кому это всё нужно? Кому нужны пустые развлечения, которые не несут божьего знания, мудрости, полезности, не говоря уже о гармонии и красоте? Люди, которые смотрят на хихикающих, голых девиц с электронными голосами и слушают анекдоты о самих себе, не понимают, что духи пошлости и безвкусицы насмехаются над ними"?
   Вика очень много думала после возвращения из последней поездки в Украину, девочка, фактически, пересматривала всю свою жизнь, часто удивляясь глупостям, которые делала в прошлом. "Сколько же раз я преступала Закон Божий! - размышляла она. - Из десяти смертных грехов, перечисленных в Библии, я многие нарушила. Я не признавала Бога и непочтительно высказывалась о Господе. Завидовала, ругалась с мамой и даже поклонялась идолам, а ведь поклоняться нужно только Создателю Вселенной, а не кинозвёздам, певцам и дорогим торговым маркам". Вику больше не тянуло к роскоши, а праздное безделье начинало раздражать и мучить. Девочка решила совершить подвиг, и обрадовала немецкую бабулю предложением пойти в картинную галерею. По такому случаю Адольфовна надела тёмный, классический костюм и "упаковала" Вику в такой же, но соответствующего размера. Одежда была строгой и немного чопорной, но "вороньи" костюмчики ожили и предали дамам лоска, когда Марта Адольфовна щедро украсила себя и внучку старинными, изысканными серьгами, кольцами и колье, полагающимися любой уважающей себя фрау, отправляющейся на свидание с творчеством. В Мюнхене было сразу три прекрасные галереи, располагающиеся на площади Искусств. Растворившись с самого утра в просторных залах картинной галереи, только к вечеру наши увлечённые обозрением мировых шедевров живописи и скульптуры "подружки" смогли покинуть прекрасную экспозицию, собранную по всему Свету. Украинская "принцесса" стойко и увлечённо, восемь часов к ряду, рассматривала картины, написанные 300-500 лет назад. Девочка чинно расхаживала по большим, светлым залам галерей и про себя отмечала, как всё-таки интересно "погулять" по улицам средневековых Рима, Венеции, Флоренции. Викуся внимательно всматривалась в модниц прошлых веков и отправляла в извилинки своего мозга заметочки по поводу понравившейся модельки платьица или костюмчика из гардероба какой-нибудь королевы или придворной дамы. Рассматривая картины, девочка вдруг подумала о том, что картины старинных мастеров это - источник вдохновения для современных дизайнеров и, вообще, для всех творческих людей. У одного полотна Вика задержалась дольше обычного и звонко рассмеялась, изучив каждый сантиметр огромного, сатирического шедевра знаменитого художника Питера Брюгеля. Картина называлась "Страна Изобилия" и высмеивала тягу людей к беззаботному обжорству, лени и пустой трате времени. Известный мастер талантливо изобразил место, где не нужно было работать и где еда сама валится в рот. Картина так поразила Вику, что она сразу же вспомнила своего украинского "жениха" - Тарасика Новикова. "Вот бы его отправить в страну Изобилия! - подумала девочка и вздохнула, соскучившись по городу детства и по харьковским друзьям из племени "Слобода.ЮЭй". Немного приуныв, Вика отошла от смешной картины и проследовала в другой зал галереи. Она с интересом обозревала картины самых известных художников Мира: Рембрандта, Рубенса, Ван Дейка, Боттичелли, Рафаэля, Тициана - и задавала самый прозаический вопрос, интересующий всех людей, желающих быстро разбогатеть: "Почему эти старые картины так дорого стоят?" Школьница подумала о Творце Мира, внимательно всматриваясь в очередной шедевр, и вдруг поняла, картины это - код времени, код Вечности, дарованной Богом. Магическая сила Божественной энергии - вот за что платят огромные деньги самые богатые люди Мира, гоняясь за вещественными посланиями Творца, написанными талантливыми художниками - благословенными избранниками Высшего Разума! "Наверное, то же самое можно сказать о книгах, - размышляла Вика, покидая картинную галерею. - Когда-то Димка Скрипка говорил мне о том, что для себя он открыл интересную закономерность, оказывается, почти все всемирно известные писатели-классики были верующими людьми. Да, уж, точно нужно попросить Отца Небесного благословить выбор профессии и избранный тобой путь. Без этого просто не возможно добиться успеха в творческой профессии, стать инструментом Творца, создающим совершенную гармонию звукового или зрительного мироощущения!"
   3.
   "Позвонить или не позвонить Тарасу? - думала Вика, направляясь в школу, где почему-то застрял приятель. - И, вообще, должна ли девушка первой звонить другу, если в Библии говориться о том, что "...муж должен лепиться к своей жене..."? Хотя, почему нет, если мы - друзья, и я прекрасно знаю о том, что Тарасик последнее время стал какой-то рассеянный. Иногда часами ожидает меня после занятий французским языком, а иногда пропадает и даже не предупреждает о том, что не придёт. А, может быть, я просто привыкла к нему, привыкла к тому, что возле меня всегда есть друг и защитник? Нравится ли мне Тарас по-настоящему?" Девочка достала телефон и набрала номер друга. Телефон не отвечал. "И всё-таки обидно, обещал встретить и пропал, даже не предупредив", - подумала Вика. - Разве так поступают друзья? Хотя, если подумать, наверное, именно из-за меня он и стал последнее время таким пришибленным растеряхой. Кажется, мама как-то рассказывала о том, что влюблённый мужчина теряет голову и иногда поступает странно. Ладно, прощу, и чтобы такое, этакое придумать ему в наказание? Вот, решено, за то, что не выполняет свои рыцарские обязанности, пусть займётся вместе со мной изучением французского языка! Представляю его реакцию! Чтобы отвертеться от французского, теперь будет приходить за час до назначенной встречи". Вика усмехнулась и, окинув взглядом площадь "Свободы", по которой шла, вспомнила своё первое посещение Мюнхена, германского города-побратима родного Харькова.
   Была зима, Рождественские праздники. Вику с мамой привезли в центр столицы Федеральной земли Баварии - Мюнхен, и пригласили на ярмарку, разместившуюся на Виктуалиенплаце - огромном продуктовом рынке немецкого мегаполиса. Мама и дочка гуляли между украшенными новогодними гирляндами прилавками изумительно чистого и ухоженного рынка и поражались гостеприимству и доброжелательности торговцев. "Рынок какой-то не реальный, как будто из Космоса, - подумала тогда Вика. - Кругом статуи почётных жителей города, цветы, нарядные, улыбающиеся торговцы, угощающие сладостями. Почему же у нас в Украине рынок пахнет селёдкой, а в мясных павильонах можно кататься по засаленному полу, как по льду? Что такое должно случиться, чтобы на моей родине рынки стали похожи на эту рождественскую "конфетку"? Наверное, чудо!" В тот день Мюнхен поразил Вику не только своей презентабельной опрятностью и добротой, темпераментом баварцев. Немецкий город-миллионник был очень похож на её любимый Харьков, но выглядел сказочным принцем, по сравнению с украинским побратимом, похожим на разгулявшегося, подвыпившего купца с широкой, но неорганизованной душой. Поднявшись после посещения праздничной ярмарки на башню Фрауенкирхе - Собора Богородицы, поднимающегося на 300 метров над городом, Вика с восхищением окинула взглядом старинный центр Баварской столицы и замерла, увидев завораживающую красоту и величие непонятно откуда взявшихся гор. Это были Альпы. С высоты собора, построенного в 15 веке в строгом готическом стиле, девочка любовалась искрящимися ледниками Альп, разноцветными, черепичными крышами мюнхенских домов и узкими, старинными улицами города. Осматривая Мюнхен, основанный ещё в восьмом столетии бенедиктинскими монахами, путешественница вспоминала друзей, оставшихся в Украине. Друга Вики - Димку-капитана, смущало прозаическое название родного Харькова, названного в честь купца или казака, но чтобы он сказал, узнав, что Мюнхен переводится, как "город монахов"? По своему месторасположению, размеру и особому духу Харьков и Мюнхен были так похожи, что Вика и вдалеке от родины чувствовала себя, как дома. Схожими были и истории основания двух городов. Харьков и Мюнхен задумывались, как крепости, укрепления против чужеземных захватчиков...
   Вика шла по харьковской площади, и, осматривая огромные витрины магазинов, вспомнила, как, впервые приехав в Мюнхен, побывала в необыкновенном Музее игрушек и о том, как её маму, фактически, похитил немецкий бизнесмен Вольфганг Краузе. Тогда пани Карина была ещё замужем за украинским предпринимателем, паном Скрипкой. В первый же день приезда в Мюнхен, неожиданно появившийся и очень напористый гер Краузе окружил харьковских леди таким вниманием, что вскоре у Вики появился новый баварский отчим и новое место жительства. Настоящий немецкий принц по имени Вольфганг откуда-то знал абсолютно всё о Вике и её маме и подозрительно-точно угадывал все желания красивой украинской фрау и её "киндера". Мюнхенский кавалер, "случайно" встретив гостей города у "Рыбного фонтана", очень популярного места встреч баварцев, больше не желал расставаться с "самой очаровательной фрау Вселенной". Объяснение немца в любви с первого взгляда на старинной, городской площади, окружённой постройками 11-12 веков, видавшими не одну сотню рыцарских состязаний, поразили пани Карину до такой степени, что женщина была не в силах сопротивляться галантным и щедрым на подарки ухаживаниям гера Краузе. В результате, Рождественская поездка в Мюнхен вылилась для мамы и дочери Подольских в крутой поворот жизни. Пани Карина предложила мужу, бизнесмену Скрипке, развестись, и осталась жить в столице Баварии вместе с дочерью. Позже девочка узнала о том, что встреча мамы и Вольфганга Краузе была подстроена её сводным братом - Димой Скрипкой, и ни сколько не расстроилась новым обстоятельствам в своей судьбе. Мама Карина вскоре вышла замуж за немецкого миллионера, и Вика смирилась с её выбором, душой приняв в своё сердце Мюнхен, так напоминающий ей родной Харьков. Трудновато пришлось в первые месяцы адоптации к новым условиям, но щедрость нового отчима и его внимание, как к маме, так и к Вике, помогли девочке чувствовать себя комфортно в чужой стране. К тому же, новый муж мамы был по крови то ли принцем, то ли герцогом, и теперь Вика, действительно, могла считать себя настоящей принцессой.
   В немецкой школе девочку приняли хорошо, и она чувствовала невероятный душевный подъём, встречая восхищённые взгляды учеников элитного учебного заведения. К тому же, украинская принцесса не могла не выделяться на фоне обычных, прагматичных учащихся немецкой школы. Яркая, дорогая одежда, безупречный взрослый макияж, высокие шпильки, делающие осанку девочки королевской, и аккуратная, пышная причёска Вики резко контрастировали с обыденной, "серенькой" внешностью её одноклассников. Поступив в новую школу, девочка в первый же день своего пребывания под крышей элитного заведения стала самой популярной особой, с которой старались познакомиться все ребята. Вику же поразило то, что её внешностью восхищались не только мальчики, но и девчонки. Немецкие школьники относились к ней уважительно, приветливо и на редкость доброжелательно. Ровесницы не пытались подражать Вике и конкурировать с девочкой, вызывающей восхищение у всех мальчишек школы. Это удивляло и настораживало Вику, которая привыкла бороться за лидерство в стенах родной харьковской школы. Украинская принцесса вспомнила, как сама реагировала на появление в круге её жизни новой, симпатичной соперницы и ей стало стыдно. Однажды, отдыхая в спортивном лагере, Вика, фактически, затравила красивую девочку, приехавшую в лагерь с опозданием. За очень короткий период пребывания в лагере выпускница "Школы принцесс" окружила себя подобающей королевской особе "свитой" из подружек, и вторжение на её территорию девочки-конкурентки ожесточило её и заставило объявить войну новенькой. Заметив к девочке-противнице интерес со стороны мальчиков, Вика подговорила подружек, спрятать вещи новенькой, и "нечаянно" вылила в столовой компот на новый костюм "вражеской принцессы". Девочка покраснела, вспомнив, как тогда создала невыносимые условия для симпатичной ровесницы и поблагодарила Бога за то, что в новой школе с ней не случилось нечто подобное. Особо помогли сблизиться новенькой с немецкими ровесниками два зимних карнавала. Костюмированные новогодние праздники с участием всех жителей Мюнхена поразили Вику атмосферой лёгкости, простодушия и душевности общения немцев. Украинская девочка весело скакала вместе с новыми друзьями и многочисленной роднёй нового отчима по улицам столицы Баварии и соглашалась с общим мнением о том, что Мюнхен - самый весёлый город Мира.
   Летом девочка окончательно влюбилась в немецкий мегаполис. Гуляя с одноклассниками по местам отдыха промышленного центра Германии, известного своими автомобилями "BMW" и техникой фирмы "Сименс", Вика восторгалась чистотой воздуха, улиц и красотой многочисленных городских фонтанов, дарующих жителям свежесть и прохладу. Прямо в центре Мюнхена был расположен огромный "Английский сад", один из самых живописных муниципальных парков в Мире, и украинская принцесса частенько каталась на велосипеде по его бесконечным аллеям. Вика с отрядом новых подружек подзадоривала играющих в футбол на зленных площадках сада одноклассников, и с удовольствием принимала участие в семейных пикниках рода Краузе. Английский парк покорил Вику своей красотой, ухоженностью и популярностью у мюнхенцев, которые бегали по общественному саду трусцой, загорали на зелёных лужайках и писали картины, удобно устроившись на берегах многочисленных искусственных водоёмов. Были у излюбленного места отдыха мюнхенцев и свои очень даже необычные особенности, просто поразившие украинскую девочку вольностью нравов. Однажды, ответив на приглашение двух студентов, которым приглянулась красивая девочка, скучающая в компании взрослых, пробежаться с ними трусцой пару километров, Вика домчалась с ребятами до места парка, где ни разу не была. Свернув на узкую дорожку Английского сада, ведущую к очередному пляжу, ограниченному густыми кустами сирени, девочка резко остановилась, заметив всего в нескольких метрах от себя с десяток совершенно голых людей разных возрастов, полов и весовых категорий. Обнажённые мужчины и женщины стояли к ней спиной, подставив солнцу бритые подмышки, и что-то спокойно обсуждали. Чуть в стороне, раскинув руки и ноги на небольших подстилках, загорала основная масса любителей солнечных ванн. Ошарашенная таким количеством раскрепощённых, голых мюнхенцев, Вика всё же не спешила удаляться. Девочку просто заворожила "картинная галерея" из татуировок на плечах, ягодицах, кобчиках и самых интимных частях тел, выставленная для всеобщего обозревания расслабившимися нудистами. Бабочки, змеи, скорпионы, драконы, цветочки и замысловатые, совершенно фантастические знаки и иероглифы украшали тела немецких мужчин и женщин, медитирующих на зелёной лужайке в самых разнообразных позах. "Моя бабушка ругала меня за голый живот и желание сделать персинг, а эти люди выставили на показ всё, что у них имеется, и чувствуют себя прекрасненько. Никто не кричит на них, не ругается, не тянет в полицию", - размышляла Вика и вдруг выронила небольшую бутылочку с водой, прихваченную с собой на пробежку. На тупой, булькающий удар сразу же отреагировали голые люди. Крепкий мужчина, довольно солидного возраста, стоящий ближе всех к украинской принцессе, развернулся к ней всем своим богатым телом и зазывающе-приветливо замахал руками, приглашая присоединиться к обнажённой компании. Заметив под небольшим пивным животиком весёлого немца мужские прелести во всей своей красе, Вика испугалась и бросилась бежать под тихие, еле сдерживаемые смешки находчивых студентов, успевших тоже полностью раздеться и устроиться на свободном кусочке пляжа. Девочка бежала к месту пикника и лихорадочно рассуждала о том, что общество, в которое она попала после 13 лет проживания в украинском Харькове, очень отличается от её земляков. Довольные, голые немцы в её глазах выглядели на ухоженной, живописной поляне, окаймлённой роскошным цветником, как первобытные жители Рая. Мюнхенские Адамы и Евы вели себя, как дети божьи до того, как попробовали запретный плод с древа познания добра и зла - целомудренно и спокойно. "Хорошенький Рай! Все детки в наколках и персинге! - подумала девочка, переходя на шаг, после того, как из вида скрылась вывеска "Нудистский пляж", которую она не заметила, беседуя во время пробежки с симпатичными ребятами. - Если Бог создал человека по своему образу и подобию, то, что выходит, Отец Небесный этих баварских Адамов и Ев весь покрыт татуировками: рыбками, русалками, сердечками?" Вика совсем остановилась и громко рассмеялась, ухватившись за живот.
   - О каком Рае может идти речь, если эти "нудистские дети" не знают о том, что Господь в Святом Писании прямо указал, что нельзя наносить на тело рисунки и знаки, которые, возможно, несут заклятия язычников, народов, которые не знают Бога. Один иероглиф, один орнамент может изменить всю судьбу человека и, думаю, не в лучшую сторону. А что если именно в татуировках и зашифровано число нечистого, о котором говориться в Библии? И творит народ, не ведая что... - размышляла Вика. - Жаль их, и всё-таки интересно, почему людей так притягивает вид обнажённого тела, как будто завораживает. Наверное, это - инстинкт, мы же тоже животные, если верить Дарвину. Не хочу ему верить! Человек - не животное, он сам частичка Бога, если сердце его наполнено дыханием божественной природы - Духом Святым!
   Вика подняла руки к солнцу, помахала невидимому Отцу Небесному рукой, улыбнулась и побежала к своей компании. Рассказав семейству Краузе о толпе голых людей, демонстрирующих все свои прелести в центральном парке столицы Баварии, украинская принцесса и от новых родственников услышала одобрительный, доброжелательный хохот. "Они все ненормальные здесь? - про себя возмущалась девочка. - Я даже представить себе не могу, чтобы в Харькове, в парке имени Шевченко - самом центре города, горожане красовались бы голышом, выставляя для обозрения всё, что даровала им природа! Вот бы милиция развлеклась, приводя в норму обнажённых хулиганов!" От мучительных раздумий и многочисленных вопросов по поводу нравственного беспредела в немецких зонах отдыха Вику тогда спас двоюродный брат отчима, пятнадцатилетний Отто Краузе. Парень объяснил прекрасной юной принцессе, что германское общество нормально относится к любителям загорать, в чём мать родила, и главными факторами в этом вопросе являются уровень культуры людей и их отношение к Законам страны.
   - Да, уж, культура... - вздохнула Вика, снисходительно улыбаясь.
   - Нудисты загорают только на одной поляне Английского сада, и все жители города знают об этом, - объяснял Отто.
   - И никто за ними не подсматривает? - поинтересовалась Вика.
   - Зачем?
   - Ну, интересно всё-таки, они же голые...
   - Нет, мне такое и в голову прийти не могло, - удивлялся паренёк, старательно маскируя смешок.
   - А почему ты смеёшься? - обиженно заметила девочка.
   - У нас как-то не принято подсматривать за нудистами, это же признак плохого воспитания, низкой культуры. Голую натуру можно, не напрягаясь, увидеть в кино или журналах, на стриптиз-шоу, конечно, с определённого возраста, - заметил Отто. - Тебе скучно, хочешь сходить со мной в музей национальной техники, пока взрослые веселятся?
   - А там не нудно?
   - Встречу с нудистами я тебе там не обещаю, но первую в мире подводную лодку, кстати, созданную в Германии, и угольную шахту в натуральную величину ты увидишь, а если останется время, я тебе такие тачки и мотыки от "BMW" покажу, закачаешься!
   - Пошли, классные автомобили я обожаю!
   4.
   Вика вышагивала рядом с высоким, симпатичным пареньком и всё ещё сомневалась в правильности отношений немцев к оголению горожан в самом центре Баварского графства. "Немцы какие-то вялые, - сделала вывод девочка. - Как можно не реагировать на стоящую рядом красивую голую женщину, или они живут, как автоматы, роботы? Нажал на кнопочку в сердце и бац - девушка понравилась. Влюбился, нажал ещё разочек и выключил чувства, стой себе, как бревно слепое и бесчувственное".
   В тот день Вика узнала много нового о городе, в который занёс её переменчивый ветерок судьбы. Поглазев на автомобили будущего и достижения немецких учёных, Вика и Отто позвонили маме девочки и отправились гулять по Мюнхену. Отто водил новую подружку по брусчатым мостовым центра, рассказывая старинные немецкие сказки и пугал её мистическими персонажами древних легенд. Он брызгался водой у многочисленных городских фонтанов и, не спуская с подружки восторженных глаз, старался во всём угодить красивой девочке. Рыжий, немного полноватый Отто смущался, когда Вика особенно близко подходила к нему, но весёлая школьница не замечала этого, привычно стреляя в нового друга автоматной очередью вопросов. Паренёк купил симпатичной украинской родственнице сувенир в виде маленькой копии Петерскирхе - старинной церкви Святого Петра, построенной в стиле Барокко, и познакомил со своими друзьями, на которых гуляющая парочка наткнулись в небольшом летнем кафе. Немного перекусив, шумная молодёжная компания весело провела вечер в одном из парков города и пригласила Вику поехать с ними на экскурсию в величественный замок Нимфенбург. Девочка согласилась и в ближайшие выходные вместе с компанией Отто взяла штурмом герцогский дворец, знаменитый своими фресками и музеями. Замок Нимфенбург располагался посреди огромного парка, со всех сторон окружённого искусственными озёрцами, фонтанами и цветочными клумбами. Огромные цветники поразили Вику своим великолепием: неимоверными, вьющимися растениями, разнообразием цветов и огромными кактусами, привезёнными из Южной Америки и Африки. Вышагивая по кружевным мостикам, соединяющим искусственные цветочные острова герцогского парка, Вика представляла себя прекрасной Белоснежкой в компании семи гномов. Подростки ухаживали за красивой, избалованной украинкой и по-очереди рассказывали о самых интересных местах культуры и отдыха немецкого Мюнхена. На осмотр герцогского поместья ушёл целый день, и Вика не заметила, как быстро он промелькнул. Вернувшись домой, девочка весь вечер вспоминала необыкновенной красоты и изящества старинную посуду, увиденную в замковом музее фарфора и размышляла над тем, почему, живя в Харькове, у неё никогда даже мысли не появлялось о том, чтобы "убить" день в музее. А ведь находящиеся в родном украинском городе художественная галерея и многочисленные музеи ни в чём не уступали немецким собраниям старины и достижений человечества. "Да, уж, культура это - образ жизни и, наверное, состояние, желание души смотреть на красоту и впитывать в себя гармонию мира, воспроизведённую в своих творениях старыми мастерами, увенчанными Богом и седой историей..."
   Так и жила украинская принцесса в Мюнхене, развлекаясь, знакомясь с достопримечательностями Германии и обрастая новыми друзьями. Только полгода спустя, когда праздник пребывания за границей стал превращаться в бесцветные будни, девочка ощутила глубокое одиночество и отверженность от привычной, но такой родной среды обитания. Вдалеке от любимой восьмидесятой харьковской школы, даже несносные забияки и вредители жизни - мальчишки, казались классными, "чувачками-живчиками", по сравнению со спокойными и воспитанными мюнхенскими "киндерами". Весенняя поездка на родину взбодрила девочку и преобразила её внутренний мир до неузнаваемости, но вместе с новизной ощущения жизни пришла ностальгия и непреодолимое желание общения с близкими тебе по духу друзьями. Вика успешно закончила учёбу в седьмом классе, и всё лето посвятила превращению в жизнь плана "побега из немецкого плена" на родину, в любимый город детства - Харьков.
   Немецкая семья Краузе за полгода очень привязалась к украинской "шкоднице". Умиляясь чудным переменам, происходящим с Викой, мюнхенские родственники старалась помочь девочке освоиться на новом месте, согреть радушным расположением и подарками. В душе же быстро растущего подростка всё время как будто поскрёбывали кошки. Спокойная, налаженная, культурная жизнь Мюнхена была не для Виктории Подольской. Ей явно не хватало общения со сверстниками из родного города, школьных интрижек, азартного соперничества и, возможно, той свободы времяпровождения, в которой купались украинские подростки. Во время каникул Вика наотрез отказалась ехать с родителями на отдых в Грецию, и ближе к середине лета совсем затосковала и почти не покидала пределы загородного, семейного поместья Краузе. Необычное поведение внучки не на шутку встревожило Марту Адольфовну и, вызвав девочку на откровенный разговор, немецкая фрау всплеснула руками, услыхав её признание.
   - Марта Адольфовна, я хочу домой, в Украину, - грустно сообщила Вика.- Там живут мои друзья и бабушка.
   - Но к тебе же приходит целая орава одноклассников! - заметила фрау Марта. - Вы так шумно и весело общаетесь, что я и подумать не могла, что тебе так одиноко в Германии!
   - Они все хорошие и умные, но мне с ними не интересно, - призналась украинская панночка. - Мы совершенно по-разному думаем и очень часто не понимаем друг друга. Мама говорит, что во всём виноват славянский менталитет, состояние души, и, наверное, она - права. И ещё, у нас говорят: "Где родился - там и пригодился!"
   - А мама знает о том, что ты хочешь уехать?
   - Да, и она - против! А я не могу здесь жить, записалась в театральный кружок, а меня там просто не понимают, - доверительно рассказывала девочка, и фрау Марта погладила волосы взволнованной и расстроенной внучки.
   - Хорошо, я поговорю с сыном и твоей мамой.
   - Правда? - выпалила Вика, стремительно обнимая Адольфовну, и её лицо прояснилось, озарённое счастливой улыбкой. - Вы такая классная, и ещё мне страшно нравиться, как вы поёте!
   - Ты слышала? - смутилась пожилая немка, которая всю жизнь думала, что никто не знает о её страсти к оперетте, к весёлым музыкальным спектаклям и комедиям.
   - Слышала, когда вы гуляли в саду, а я читала Библию в беседке.
   - Да, Викуся, у Украины великое, успешное будущее, если тринадцатилетние подростки в разгар лета читают Святое Слово! - восхищённо заметила фрау Марта и поинтересовалась: - Ну, а на праздник Пива к нам приедешь?
   - Конечно! Мне о нём столько рассказывали!
   Вскоре из Греции вернулись мама Карина и гер Краузе, и Марта Адольфовна сдержала своё слово. После непродолжительных дебатов фрау Карина отпустила любимую доцю на родину. Вика так обрадовалась своему "освобождению из немецкого плена", что весь вечер, как ненормальная, носилась по дому за Мартой Адольфовной, целуя и обнимая "лучшую в мире Гитлеровну".
   Харьков встретил девочку объятиями, бабушки, семьи Скрипок и пятёрки лучших друзей. Новый учебный год Вика открыла в родной школе, куда умудрилась переманить Димку-капитана и своего ненаглядного Тарасика-карасика. Ребята оказались в разных классах, сформированных по интересам и профессиональному выбору, но это не помешало их ещё большему сближению. Вся школа с завистью наблюдала за тройкой самых крутых подростков, задающих тон в моде, общении и поведении даже старшеклассникам. Конечно же, не только притяжение родной земли заставило Вику вернуться в город детства. Тарас. Первое объяснение, первое предложение дружбы, первое чувство...
   Вернувшись в Харьков за неделю до начала нового учебного года и встретившись с повзрослевшим, вытянувшимся и ещё более окрепшим парнишкой, Вика почувствовала, как невыносимо было бы ей жить на расстоянии двух тысяч километров от объекта её внимания. Особенно чётко она это поняла, когда Кристина, подружка Вики из села Богуславка, сдержала слово и пригласила к себе в гости всю компанию друзей из племени "Слобода.ЮЭй". Вика, Димка-капитан, Тарас, Богдан и Марк приехали к Кристине в слобожанское село Богуславка, помочь девочке и её маме собрать урожай овощей и фруктов, и, конечно же, это был отличный повод для встречи "старых" друзей. Подростки помогали симпатичной подружке по хозяйству, внимательно слушали о духовных открытиях, сделанных Кристиной во время изучения Библии и делились своими мечтами, планами на ближайшее будущее. Кристина воодушевлено рассказала, как её поразило открытие того, что все люди, по сути, являются родственниками.
   - Если Господь создал сначала Адама и Еву, а потом за непослушание, разврат и поклонение идолам уничтожил всех людей, кроме семьи праведника Ноя, построившего по велению Бога огромадный ковчег, то, выходит, наши прапрадедушки - Адам и Ной! - сообщила улыбающаяся девочка, укладывая огурцы в небольшой ящичек. - А вспомните, как ещё до потопа, Господь разрушил Вавилонскую башню за то, что люди захотели сравниться с Ним. Ведь только после этого жители Земли стали разговаривать на разных языках, не понимая друг друга, и это разобщение, действительно, стало наказанием божьим. Сейчас романтики ищут язык, который будут понимать все народы мира, но, думаю, этот язык уже есть. Это - язык веры и Духа Святого!
   - Да, классно, если бы все на Земле стали верующими! Тогда и националистов, фашистов и разных фобов бы не стало, - заметил Димка-капитан, помогая Вике нести ведро с огурцами. - Представляю всемирный фестиваль культуры! Вот бы народы всех стран повеселились!
   - Отпад! Если мы все внуки дедуль Адама и Ноя и жили бы по одним духовным законам, то и границ бы не стало! - заметил Богдан.
   - Надо в любом случае не делиться на национальности, а просто жить так, как советует Господь в Святом Писании, помня о том, что все люди рождаются голыми и равными перед Отцом Небесным, - высказалась Кристина. - Тогда всё станет на свои места, и придёт Божье благословение. Нашлось интересное свидетельство и у Богдана. После того, как он начал ходить с Кристиной в христианскую воскресную школу, в подростке произошли изменения, которые заметили не только учителя паренька, но и всё село, в котором он жил. Если раньше из-за частых скандалов в семье Богдан уходил из дома, прячась в лесу или у реки Серебрянки, то сейчас паренёк не спешил оставить без защиты маму и папу, одержимого духами алкоголизма. Паренёк начинал молиться за родителей, и Господь успокаивал и усыплял отца мальчика, в котором бушевала нечистая сила опьянения, старающаяся оскорбить, унизить и обидеть всех, кто попадался на пути "лучшего в Украине тамады". Ближе познакомившись с основами Христианства, Богдан перестал обижаться на мир и больше не оставался один на один с невесёлыми думами о том, что ему не очень повезло с отцом и он никому не нужен. Теперь он даже не допускал такой мысли. "Родителей нужно ценить, пока они есть, и просить Бога изменить их души, отношение к жизни, - думал Богдан, лёжа на сеновале и всматриваясь в ночное небо, освещающее родную Богуславку миллионами сверкающих звёздных жемчужин. - Вон у Игоря Кротенко погибли в авиакатастрофе родители, так его сразу в детский приют забрали. Как не ругался он со своими предками до их смерти, а когда остался совсем один, сразу понял, кто такие - мама и папа, а вернуть-то их уже не возможно. Зачем обижаться на родных и на свою судьбу, если с тобой Бог, самый сильный, надёжный и любящий Отец всех людей?".
   - Ребята, а меня Господь в этом году благословил такими открытиями, что теперь летаю на крыльях своей мечты, как космический челнок!
   - А, ну-ка, расскажи нам, Богданчик, о чём так здорово мечтается на просторах Слобожанщины? - предложил Димка-капитан.
   - Мечтаю, полететь в космос и познакомиться с совершенными людьми. Мечтаю, побывать на такой же, как наша, планете и подружиться с прекрасной инопланетянкой. Слышали когда-нибудь о созвездии "Волосы Вероники"?
   - Эко тебя занесло, сказал бы Гоголь! - улыбаясь, вздохнул Тарас. - Тебе наших девчонок мало?
   - А вы знаете, что возле своего дома Богдан разбил настоящий космический парк? - поинтересовалась Кристина. - Наш богуславский мечтатель, наверное, и тебя, Димочка, перещеголял размахом своей мечты!
   - Да, сад у него получился что надо! - подтвердил Марк, двоюродный брат Димки-капитана. - В сельсовет приезжала делегация японских депутатов Парламента, так они рты пооткрывали, проходя мимо идеального, с их точки зрения, местечка для медитации и созерцания гармонии мира.
   - И как тебе это удалось? - поинтересовалась Вика.
   - Бог помог. Представляете, однажды, когда батя, напившись, закатил очередной скандал в доме, я подумал о самоубийстве. Было страшно обидно и больно сознавать, что твой отец алкаш, и очень скоро на его пьяный "концерт" опять сбежится поглазеть всё село. Я тогда так обиделся на Бога, что Он не слышит мои молитвы о папе. Забежал в сарай и стал искать верёвку, а нашёл в старом чемодане письмо репрессированного в советское время прадеда.
   - Богданчик, ты так спокойно рассказываешь о том, как хотел покончить с жизнью, - удивилась Вика. - А как же мы? У тебя же есть мы - друзья! Почему ты не позвонил, не рассказал о своей проблеме? Я бы даже из Мюнхена к тебе прилетела...
   - В голубом вертолёте с "вагоном" мороженого? - спросил Богдан и, поставив ящик с огурцами, подхватил немецкую "миллионершу" на руки и закружил.
   - Тарасик, спокойствие, только спокойствие! - защебетала девочка, заметив, как её любимый дружок, хмурясь, направился на разборки с Богданом. - Новиков, я же сказала, что выйду замуж только за тебя, теперь жди!
   Богдан поставил принцессу на землю и пожал руку Тарасу, театрально вздохнув и скорчив рожицу несчастного Пьеро. Все ребята дружно рассмеялись, а Вика, поправив одежду, поинтересовалась:
   - А что значит, репрессированный?
   - Это люди, которых во время правления Сталина, отправляли в Сибирь, например, только за то, что их родители были дворянами или священниками. В тридцатые годы прошлого столетия могли посадить в тюрьму или отправить в Сибирь, строить железные дороги и рубить лес, даже за то, что человек собрал с колхозного поля оставшиеся после жатвы колоски пшеницы для своих голодных детей, - доложил Димка-капитан, увлекающийся по жизни историей.
   - Викуся, спокойно говорю о своём ужасном намерении, потому что теперь понимаю, именно Бог руководил моими действиями, - продолжил свой рассказ Богдан. - Ища верёвку для смертельной петли, я нашёл настоящую драгоценность и необыкновенное утешение от вездесущего Господа. На старый конверт из чемодана не возможно было не обратить внимание. Несколько ярких марок с изображениями обалденных цветов и рыб просто захватили моё внимание. Я сразу забыл о том, зачем полез на чердак дома и стал читать пожелтевшее от времени послание моего дедусика. Дед писал из Китая, куда он бежал вместе со своими товарищами из таёжного лагеря для "врагов" народа. Предка звали Иван Васильевич. Он писал о том, как ему хочется вернуться в родное украинское село, о том, как скучает по детям. В конверте я также нашёл небольшую фотографию, на которой был необыкновенно красивый дом и сад. Увы, но деда на фото не было. Когда я рассмотрел фото, во мне прямо что-то перевернулось, я захотел разбить возле нашего дома точно такой же. С этого дня я перестал огорчаться на свою беспомощность перед батиным алкоголизмом. Попросив у Господа прощение за то, что хотел сделать с собой, за сомнения в том, что Он обязательно ответит на мою молитву, когда я заслужу этого, я так же попросил благословение на новое дело, и начал заниматься китайским садом. Не знаю как, но и в школьной библиотеке и в Интернете мне попадались интереснейшие материалы о том, как древние мыслители и философы устраивали земные райские места для созерцания Мира.
   - У тебя классно вышло! - заметила Кристина. - Японцы были так восхищены, что и слов найти не могли.
   - А как наша директриса удивилась, когда вскоре после отъезда японской делегации на счёт школы поступило двадцать пять тысяч долларов на постройку туалета! - рассказал Марк. - Японцев так поразил сад Богдана, что они решили и в нашей школе устроить приличное местечко для медитаций и размышлений о гармонии Мира...
   Ребята дружно рассмеялись.
   - Прикольно, что это иностранцам не понравилось в нашей "розе ветров"? - усмехнулся Богдан.
   - "Розой ветров" вы, как я понимаю, называете уличный туалет? - поинтересовался Тарас.
   - Ну, да, другого же нет. Вот и ползаем на переменках на улицу в любое время года, - уточнил Богдан. - Хорошо, что японцы зимой не приехали и ничего себе не отморозили.
   - А как твой батя сейчас, пьёт? - спросила Вика.
   - Бывает, - вздохнул Богдан. - Я молюсь за то, что бы он начал в церковь ходить и понял, как важно покаяться перед Богом и начать жить под Его руководством и покровительством.
   - Ты с ним разговариваешь об Иисусе Христе? - поинтересовалась Вика.
   - Да, но ему трудно принять невидимого Создателя Мира. Отец всё время отшучивается и говорит, что он - хохол, и пока не пощупает, не поверит.
   - Всем сначала не понятно, как действует Бог, но сам Отец Небесный даёт понять людям, ищущим Его, что Он реально существует, - заметила Кристина.
   - Точно, я первое время недоумевала, как можно славить и кланяться Тому, Кого не видишь. Когда же, не имея ни слуха, ни голоса, запела в церкви голосом Русланы и услышала от Господа подсказку о будущей профессии, все мои сомнения улетучились, как дым! - сообщила Вика.
   - Перед нами будущая суперзвезда? - поинтересовался Дима-капитан.
   - Возможно! Буду развивать голос, и, если Господь благословит, стану звездой театральных подмостков, - рассмеявшись, поведала немецкая принцесса.
   - Всё-таки выбрала театр! - восхищённо заметил Богдан. - К стати, знаете, что я заметил, всякий раз, когда я расстраиваюсь или не нахожу общего языка с кем-то, Господь всегда поддерживает и утешает меня. Как только я призываю Его в помощь и раскаиваюсь за уныние, Отец Небесный дарует мне новые идеи. После того, как я закончил оформление зелёного китайского уголка, Господь подсказал мне, что время, когда валяешься на диване с квадратной головой от обид, лучше провести за чем-то полезным, что пригодится во взрослой жизни. Раньше я удивлялся, почему в нашем книжном шкафу находится столько учебников, словарей и пособий для изучения английского языка. Теперь не удивляюсь. Всё в жизни происходит по воле Всевышнего, вот моя мама и собирала всю жизнь учебники по языку, который мечтала выучить. Сама она так и не нашла на это время, зато я теперь понял, для кого она собирала книги.
   - Ты хочешь сказать, что учишь инглиш? - удивилась Вика.
   - Йес! - гордо отрубил Богдан. - Почему я должен ходить на поводке духов обид, лени, уныния и невезухи? Да, я лучше пошевелю извилинами и докажу всем, что с Господом всё возможно! Возможно в селе, где об учителе иностранного языка только мечтают, выучить английский! Возможно, высадить китайский сад и изобрести ускоритель времени...
   - Шикарно! - выдохнула немецкая принцесса, и загадочно улыбнулась пареньку, вызывая недовольство Тараса Новикова.
   - Что изобрести? - уточнил Димка-капитан.
   - Секрет фирмы! - заявил Богдан и, рассмеялся, когда друг Скрипка, стал комично возмущаться, надул щёки и, подбоченившись, отвернулся от изобретателя. - Ребята, ну честное слово, я ещё не готов обнародовать то, что подсказал мне Господь!
   Мальчишки устроили шуточную драку после слов Богдана, а Вика решила прощебетать друзьям историю о том, как она эффектно вырвалась из Германии на родину. Принцесса рассказала о том, как, немного подумав, попросила Господа, благословить её вдохновением, и талантливо справилась с ролью "нежного цветочка, который не приживается на благодатной, но чужой немецкой земле". Мюнхенская принцесса красочно описывала, как на сцене жизни "таяли её силы" и желания после употребления супер-пищи из элитных германских супермаркетов, озадачивая маму и отчима, и, вздыхая, благодарила бабушку Марту, уговорившую фрау Карину, отпустить с миром Викусю к украинской бабушке. Мальчишки и девчонки смеялись над тем, как принцесса "хандрила" и "умирала" от тоски на просторах продвинутой Европы, и восхищались её находчивостью и целеустремлённостью в борьбе за право жить на родине. Разгуливая в летнем, спортивном костюме по огуречным грядкам, Вика с восхищением рассказывала о своей новой немецкой семье, успехах в изучении Святого Писания и роняла из рук свежие, колючие огурцы, замечая пристальные взгляды Тараса Новикова. Паренёк засматривался на свою "невесту" и не подозревал, сколько душевных сил потратила немецкая принцесса для его перевода из спортивной школы в самую крутую гимназию Харькова. А дело было так. Добившись от родных разрешения вернуться в Харьков, Вика не остановилась на полпути и решила посодействовать своему "жениху" в получении хорошего образования, а точнее, решила помочь Тарасику постоянно находиться под её ласковой и пристальной опекой. Для этого принцесса напросилась в гости к Новиковым. Пока Тарас отдыхал в спортивном лагере, Вика убедила родителей дружка в жизненной и срочной необходимости заняться образованием их единственного и любимого сыночка. "Невеста" сочинила целую речь, и при встрече на аргументы папы парнишки о том, что единственное, чем интересуется Новиков-младший это - спорт и детективная литература, а не иностранные языки заметила: " Я возьму шефство над Тарасиком и добьюсь того, чтобы в будущем он не прозябал в каком-нибудь районном отделении милиции, а стал настоящим профи для Интерпола". Далее немецкая принцесса прочитала родителям своей симпатии несколько стихов на немецком, французском и английском языках, после чего Михаил Васильевич сдался и пообещал уговорить сына на переход в новую школу. Согласие "предков" Новикова-младшего было получено, а уговорить Тараса на перемещение в школу, где учился его лучший друг Дима Скрипка, а теперь ещё и Вика, было для нашей принцессы делом несложным. Дождавшись возвращения Тараса из спортивного лагеря, Вика позвонила своему "принцу", обещавшему ещё в детстве жениться на ней, и предложила встретиться после тренировки мальчика в секции восточных единоборств, где он ежедневно занимался. Закончив разговор, девочка хитро и загадочно улыбнулась и стала подбирать весомые, что называется, бомбовые аргументы для принятия "принцем" нужного ей решения. Димка-капитан только присвистнул, когда одетая и подкрашенная, как настоящая леди, Вика изящно встряхнула шикарно уложенной гривой волос и решительно увела из стоящей после тренировки у спортзала компании подростков покрасневшего и смущённого Тарасика-карасика.
   - Кто это нашего "Карасика" на крючок подцепил? - поинтересовался один парень, с восхищением рассматривая мюнхенскую принцессу. - А она - ничего, классная гёрла!
   - Ещё и дочь немецкого миллионера, - сообщил Дима.
   - Может быть, познакомишь?
   - Поздно, Тарас - единственная симпатия богатой наследницы, к тому же, она ещё два года назад пообещала Тарасику стать его жёнушкой.
   - Ну, вы даёте, ребята! Димон, может быть, ты тоже уже в женихах ходишь?
   - Может быть, - выдохнул Дима, и черноволосая девочка с венком из алых маков и белоснежных ромашек на голове ожила и улыбнулась в глубинах его памяти.
   Вика привела друга в уютное кафе и, заказав всё самое вкусное, что было в меню заведения, стала гипнотизировать жениха, удобно устроившись напротив него. Девочка загадочно улыбалась любимому другу и одобрительно кивала приветливому официанту, заставляющему стол тарелками с лакомствами. Тарас сначала смущался, изредка бросая подозрительные взгляды на подружку, но орешки, пирожные, салат со взбитыми сливками из кураги и шоколадное мороженое усыпили его бдительность. Подросток расслабился и увлёкся любимым занятием - едой. Убедившись в том, что дружок находится на пике физиологического блаженства, Вика подвинула к Тарасу вазочку с трехъярусным морожеными и приступила к делу.
   - Тарасик, ты в курсе, что с первого сентября я буду учиться в гимназии вместе с Димкой Скрипкой? - нежно и вкрадчиво поинтересовалась девочка.
   - Ну, знаю, Димон рассказал.
   - А ты не думал о том, что классно было бы нам учиться всем вместе?
   - Может быть, - неуверенно заметил Тарас, продолжая есть мороженое.
   - Тарас, ну скажи, ты хотел бы защищать меня от хулиганов?
   - А что, кто-то пристаёт к тебе? - подросток перестал есть и привстал из-за стола. - Ты только скажи, я его сразу поставлю на место!
   - Это сколько времени пройдёт, прежде чем я найду тебя?! - сделав обиженный вид, поинтересовалась Вика. - Мне помощь сразу нужна, а лучше, чтобы в школе все знали, какой у меня есть защитник!
   - Так Димка же будет рядом, - спокойно заметил Тарас, попивая лимонад.
   - А что мне Димка? Он же слабее тебя, да и я хочу, чтобы меня защищал самый крутой мэн города, - пропела Вика, смущённо опуская глаза.
   Тарас перестал пить и есть и, покраснев, внимательно посмотрел на девочку.
   - Викуся, какая же ты всё-таки красивая!
   - Тарасик, ну, пожалуйста, давай учиться вместе, - жалобно попросила принцесса и придвинула свой стул к другу. - Я очень тебя прошу.
   - А как быть с английским и другими языками? Я же ни бельмеса не понимаю, - тихо и смущённо признался Тарас.
   - Это - ничего, я тебе помогу, и будем чаще видеться! - обрадовалась Вика, заметив нерешительность друга.
   - Вика, может быть, ты в мою школу пойдёшь учиться?
   - В спортивную школу, бицепсы и трицепсы качать, бегать и прыгать 24 часа в сутки. Тарасик, ты хочешь, чтобы я умерла?
   - Вика, что ты, спорт закаляет и укрепляет здоровье!
   - Тарасик, ну, пожалуйста, подумай о том, что быстро бегать и драться это - не единственное, что необходимо для работы будущего сыщика. Ты и так самый сильный в области. Мне "предки" показывали твои спортивные награды, так у тебя уже медалей больше, чем у твоего отца - чемпиона Украины по восточным единоборствам.
   - Ты разговаривала с моими родителями? Когда?
   - Вчера утром, зашла пригласить тебя в кафешку, а ты ещё из лагеря не вернулся.
   - Точно, меня вчера целый день дома не было. Приехал после обеда, а вечером помогал Димону и его бате, затариться продуктами в супермаркете.
   - Какой ты у меня хозяйственный! - заметила Вика, в очередной раз смущая дружка. - Может, согласишься со мной? Подумай, неужели не хочется принять участие в какой-нибудь обалденно-опасной операции Интерпола по захвату особо-кровожадных террористов или мошенников. А если попадёшь личным охранником Президента, как будешь общаться с коллегами, разъезжая по всему Миру? Так что, Тарас, без знания языков не возможно найти престижную, высокооплачиваемую работу, - вздохнула девочка, исчерпав последний бомбовый аргумент.
   - Хорошо, согласен, уговорила! - немного подумав, дал "добро" "принц".
   - Урра! Тарасик, я тебя обожаю! - выпалила девочка и, вскочив из-за стола, поцеловала парня в щёку. - Официант - счёт!
   Ребята рассчитались и в приподнятом настроении, взволнованные и довольные направились к выходу из кафе.
   - Ну и детки пошли! - заметил официант. - Счёт оплатили такой, что у меня месячная стипендия в Университете меньше.
   - А чаевые оставили? - поинтересовался бармен.
   - Щедрые!
   - Ну и дай им Бог здоровья, а родителям процветания!
   Поправляя причёску у зеркала в вестибюле кафе, Вика слышала слова обслуживающих её и Тараса парней и отметила про себя: "Хорошая кафешка, всё было очень вкусно и персонал не шипит, а благословляет". Довольная девочка побежала догонять Тараса, припоминая слова своей новой, немецкой бабушки: "В каждом деле должен быть Бог и любовь, тогда будет успех". Дай Бог и вам, ребята, хороших клиентов и успехов в учёбе!"
   5.
   Вика шла по аллеям городского парка и начинала волноваться. Она семь дней не видела свою симпатию, но эта неделя показалась ей невыносимо-бесконечной. Вернувшись вчера из Мюнхена, Вика еле дождалась утра, а, прибежав в школу, так и не смогла пообщаться с Тарасом. Спортивный класс, в котором учился друг Вики, сегодня почти полным составом защищал честь школы на общегородских соревнованиях по классической борьбе, и, естественно, Тарас возглавлял команду борцов. После такого известия Вика, опустила "крылышки и клювик". Девочка поплелась в свой класс, собравший со всего города творческие дарования, боготворившие музыку, живопись и театр, поразив одноклассников своим несчастным видом. Подружки догадывались, что причиной плохого настроения немецкой принцессы может быть только недоразумение в отношениях с Тарасом Новиковым, но не лезли ей в душу. Ребята, вообще, старались не заговаривать с Викой, зная о её взрывной натуре, способной иногда словом испепелить обидчика или насмешника. Одноклассникам очень хотелось расспросить Вику о поездке на фестиваль пива, но, глядя на мрачное личико принцессы, все предпочитали помалкивать, дожидаясь, когда душа самой энергичной особы школы оттает. Любопытство восьмиклассников было удовлетворено после того, как принцесса-несмеяна получила от кого-то СМС-ку, и подскочила на своём стуле прямо посреди урока математики. Это Тарас прислал сообщение о том, что победил на соревнованиях и очень соскучился по Вике, предлагая встретить девочку возле школы. Нина Кондратьева приподняла очки, наблюдая за подскакивающей и сияющей от счастья ученицу, и попросила её продолжить новую тему, которую учительница математики старательно ввинчивала в извилинки мозгов гениальных, но очень неорганизованных творческих дарований. Растерянная Вика молча встала, покраснев. Смущённое и взволнованное лицо школьницы так поразило преподавателя своей одухотворённостью, что учительница, вздохнув, посадила на место обалдевшую от счастья принцессу. В ответ школьница улыбнулась немного глуповатой, но счастливой улыбкой, извинилась перед преподавателем и присела на своё место, всем своим видом демонстрируя полный улёт, полнейшее своё отсутствие в теме, предложенной математичкой. Строгая учительница поправила очки и продолжила урок, снисходительно не замечая отсутствующего взгляда Вики Подольской. Наблюдая за чудными преображениями всеобщей любимицы Викуси, весь класс выдохнул, с нетерпением поджидая звонок с урока, и того же жаждала принцесса. После урока математики Вика отправила другу ответную СМС-ку, в которой предлагала встретиться после её занятий шейпингом. Девочке очень хотелось побыстрее увидеть Тараса, но, как истинная женщина, Вика помнила о том, что надо быть в хорошей форме и два килограмма, которые она привезла на своих бёдрах из Германии, просто толкали её на подвиг сдерживания своих желаний. Час активных занятий любимой гимнастикой мог вернуть принцессе душевное спокойствие и неотразимые, совершенные формы взрослеющего тела. Если бы знал Тарас, сколько интересных новостей привезла его подружка с мюнхенского фестиваля "Октоберфесте"! Вику так и распирало желание поскорее рассказать другу о том, как она погуляла на самом грандиозном празднике Баварского герцогства. Первыми историю необычного фестиваля услышали от Вики одноклассники, после того, как девочка навела порядок в личных делах. На перемене подростки обступили самую бойкую и неординарную девочку школы, радуясь перемене её настроения, и с восхищением выслушали рассказ о пивном фестивале. Вика красочно описывала, как двести лет тому назад в честь бракосочетания короля Людвига Первого и Терезии Саксонской было устроено пышное пиршество с конными скачками и бесплатным угощением пивом. Праздник получился таким весёлым и запоминающимся, что с тех пор каждую третью субботу сентября все жители Баварского герцогства и его гости гуляют на народном празднике пива. Вика рассказала о том, как, приехав в день открытия фестиваля, она не узнала празднично украшенный баварскими пивоварами Мюнхен. В доме же семейства Краузе её встретили и рассмешили до полуобморока отчим и его брат, одетые в кожаные шорты, замшевые, разноцветные жилетки и шерстяные чулки. Они предложили украинской принцессе нарядиться в совершенно невероятный, старинный народный костюм немецкой пастушки, сразив Вику великолепным исполнением народного танца. Громко отбивая ритм огромными, деревянными башмаками с кованными подошвами, братья Краузе до коликов в животе смешили девочку, выкрикивая необыкновенные гортанные звуки, характерные для жителей альпийских сёл. Братья так лихо пели и танцевали, что на звон хрустальных подвесков люстр, качающихся в такт их темпераментного танца, из своих комнат повыбегали остальные жители гостеприимного дома. Вика оказалась в объятиях мамы и в кругу "сельской тусовки", собирающейся на городскую площадь для участия в народном празднике. Красавицу-гостью одели в длинную юбку, белую блузу с рукавами-воланами и вязаную кофту-накидку с замысловатым узором. Альпийскими пастушками были так же одеты мама, фрау Марта, и девочка вспомнила, что точно такую одежду она видела, когда ездила на экскурсию в высокогорное село Глейтлейтн, в котором был полностью сохранён древний уклад жизни и быта средневековой немецкой деревни. Марта Адольфовна лично вручила любимой внучке деревянные туфли, и вся семья отправилась на "Октоберфесте". Такого праздника Вика не видела нигде и никогда. Девочка рассматривала старинные наряды баварцев, абсолютно всех одетых в национальные костюмы, и чувствовала, как сильно немцы любят свой город, с какой нежностью и трепетом хранят древние традиции. Мимо девочки проехала карета с первыми лицами города и 14 телег, на которых разместились пивовары четырнадцати заводов, изготавливающих лучшее пиво Германии. Семья Краузе поприветствовала земляков с началом фестиваля и присоединилась к праздничной колонне, направляющейся в центр города. На заполненной нарядными людьми площади бургомистр (мэр) города открыл пивной фестиваль, выбив пробку из огромной бочки с пивом и, подставив под пенящийся напиток огромную кружку. В совершенной тишине бургомистр попробовал пиво и торжественно произнёс: "Первая бочка открыта". После речи почтенного и всеми уважаемого городского головы жители и гости Мюнхена приступили к дегустации старинного напитка, и Вику удивило, как организовано и весело любители пива, съехавшиеся со всего Мира, ведут себя. "Господь Бог, конечно, позволяет чуточку выпить, потому как "слаб человек", но кому известна мера этой "чуточки"? - размышляла на празднике Вика, сидя в шумной компании за длинным столом под куполом огромной палатки-шатра и лакомясь поджаренными на углях сосисками. Семья Краузе веселилась от души: пробовала пиво самых старинных сортов, похваливала жаренные колбаски и напевала народные песни. "Слава Богу, что в Германии дети не пьют, - думала Вика, кружась с гером Фрицем в оригинальной немецкой кадрили. - Если бы такой фестиваль проходил в Украине, точно напились бы все её ровесники. Интересно, кому нужно, чтобы украинские дети росли алкоголиками? Мама давала мне почитать информацию статистического управления, так в нашей стране до 60 лет мужчины почти не доживают. На 100 девочек рождается 110 мальчиков, но к 25-ти годам доживает только 90% ребят, из-за пристрастия к алкоголю, наркотикам и сигаретам... А всё-таки классно было бы, если бы в Харькове проходил подобный народный праздник. Представляю себе тусовку в вышиванках, девчонок в веночках из живых цветов и мальчишек в шароварах, каракулевых шапках и с саблями. Устроить бы в городе праздник украинского вареника или борща, а лучше всего - украинского гостеприимства". Девочка кружилась в быстром танце, а у неё перед глазами вертелся украинский хоровод из лысых с "оселедцами" одноклассников, выплясывающих гопак в красных и синих джинсовых шароварах. Вика тогда от души посмеялась над своими фантазиями и приняла приглашение Отто Краузе, позвонившего ей на мобильник, провести остаток праздничного дня в его молодёжной компании. Отто и его друзья поджидали девочку возле самого популярного и знаменитого пивного ресторана Хофбрайхауса. Баварец не видел школьницу два месяца и немного занервничал, когда Вика порывисто, по-родственному обняла его. Парень покраснел, и Вика заметила его растерянность и смущённость. "Ой, кажется Отто втюрился в меня, - моментально подумала девочка, и сама порозовела от этой мысли. - Видели бы Тарас и Димка, как за мной ухлёстывают немцы!" Подростки пригласили девушку в самый старый ресторан города, открытый более четырёхсот лет назад и печально прославившийся во время "Пивного путча" в 1923 году, после которого резко пошла в гору карьера жестокого разжигателя второй Мировой войны - Адольфа Гитлера. После ресторана компания направилась в городской зоопарк, огромный, просторный и напоминающий заповедник. Самым неожиданным событием того переполненного мероприятиями дня для Вики стало посещение футбольного матча с участием всемирно известной своими спортивными победами команды "Бавария". Вопя с трибуны Олимпийского стадиона, где в 1972 году проходили очередные Игры, Вика, не стесняясь, выплёскивала термоядерную энергию украинского подростка и просто заворожила не только друзей Отто, но и сидящих рядом зрителей. Открыв рты, немцы следили уже не за игрой любимой команды, а за обворожительной девушкой в костюме альпийской крестьянки, кричащей на немецком: "Судью на мыло!". Вернувшись с футбольного матча совершенно обессиленной, но абсолютно счастливой, лёжа в постели, Вика долго не могла уснуть. Она смотрела на полную Луну, заглядывающую в её окно, и размышляла о том, как много общего между двумя городами - Харьковом и Мюнхеном. Оба были городами-мегаполисами с более чем миллионным населением, с развитой промышленностью и, несомненно, являлись признанными центрами науки, культуры, студенчества и спорта. "Ну, почему же мой любимый, купеческий Харьков, которому всего 355 лет выглядит больным, разбитым, неухоженным стариком рядом с Мюнхеном, который на 1000 лет его старше? - с грусть думала украинская принцесса. - Почему немецкий город, полностью разрушенный во время второй Мировой войны, после восстановления стал ещё лучше? Как может такое быть, что бы страна-победитель в страшной, кровопролитной войне, выглядела несчастной, захудалой провинцией по сравнению с капитулировавшей, побеждённой Германией, ставшей в наше время одной из самых развитых стран Европы? Права Марта Адольфовна, только Господь Бог даёт благословение на успех и процветание. Немцы никогда не отходили от Бога, не разрушали храмы, не устраивали в них склады и конюшни. Ошибались, проходили страшные испытания, но всегда поднимались с колен, и, раскаявшись в грехах перед Богом и всем Миром, шли дальше дорогами Веры и успеха...".
   6.
   Наконец, Вика добрела до школы и направилась в библиотеку, куда собирался заглянуть Тарас перед встречей с "невестой". Дружок Вики частенько пропадал в школьной библиотеке, интересуясь редкими книгами, которые к радости мальчика имелись в читальном зале. Дома, конечно, удобнее было читать что-нибудь интересное из истории полицейских расследований и становления детективных агентств, но молодая библиотекарь Катя ни как не хотела уступать и нарушать правила, передавая в руки школьников имеющиеся в школе раритетные, редкие, книги. Вика шла по пустым коридорам школы, и её сердечко учащённо билось, предвкушая встречу с Тарасом. "Сейчас увижу этого оболтуса и, чтобы не задавался, расскажу о том, что Отто Краузе предложил мне встречаться с ним. Или не расскажу? Ладно, посмотрю по обстоятельствам, может быть, прощу", - подумала Вика и позвала, резко открывая двери библиотеки:
   - Тарасик, ты здесь?
   Девочка переступила порог библиотеки и замерла, услышав чье-то тонкое, писклявое: "Ой, мамочка!" Принцесса оглядела довольно пространное помещение библиотеки. С изумлением она заметала, как в воздухе, возле небольшой лестницы, стоящей в проходе между книжными стеллажами, зависли в воздухе и грохнулись об пол небольшие, изящные очки. Маленькое стёклышко разбившейся линзы подкатилось к ногам Вики и замерло. Открыв рот, девочка удивлённо уставилась на стёклышко, пока не услышала чьё-то сопение и невнятное бормотание. Ледяная волна страха прокатилась вдоль спины школьницы, и дух ужаса сжал её сердце в свой беспощадный кулак. Едва находя силы, обомлевшая принцесса повернула голову в сторону, откуда доносились булькающие звуки, и выдохнула. За небольшим письменным столом, стоящим в ближнем к двери углу библиотеки, спокойно дремал Тарас. Настольная лампа освещала спящее на развёрнутой книге "чудовище", которое тщетно дожидалась после тренировки его любимая "Алёнушка", то бишь Викуся. Две стопы толстенных справочников возвышались, как часовые, над соней, охраняя покой властелина знаний - пана Новикова. Вика закрыла глаза, покрутила головой, помахала руками и вновь огляделась. В библиотеке царил идеальный покой, и только посапывание Тараса нарушало тишину сокровищницы мудрости.
   - Может быть, мне показалось, что очки парили в воздухе? Тарас, ты спишь? - позвала Вика и потянула носом воздух, улавливая необычный, характерный для серы запах. - Тарас!
   - Ой! Вика, ты?! - удивлённо спросил мальчик, просыпаясь и вскакивая из-за стола. - А сколько сейчас времени?
   - Четыре часа.
   - Я проспал почти два часа!
   - И не встретил меня после тренировки, хотя обещал.
   - Дрыганье ногами у вас ещё и тренировкой называется, - бурчал Тарас, складывая книги. - Извини, что не встретил, со мной что-то произошло непонятное, чувствую себя, как будто меня вместо боксёрской груши долго пинали ногами.
   - Вижу, что с тобой неладное происходит, если после недели моего отсутствия вместо "Привет! Как я рад тебя видеть", слушаю про дрыганье ногами. Кстати, если и у меня будет такое же бурчащее настроение, то твои приёмчики борьбы и выпады каратиста иначе как судорогами пришибленного ржавым якорем осьминога я называть не буду.
   - Классно сказала! Ну, привет, моя принцесса! - Тарас бросил обратно на стол стопку книг, которую собирался отнести в книжное хранилище, и слегка обнял девочку, целуя в щёку.
   - Ну что ты делаешь, Катя увидит, - смущаясь, но, не препятствуя подростку, зашептала принцесса.
   - Екатерина Васильевна! - затрубил басом Тарас. - Я ухожу, примите, пожалуйста, книги.
   В библиотеке стояла тишина. Вика подошла к тому месту, где лежало стёклышко от очков, подняла его и показала другу.
   - Вот, смотри, когда я зашла в библиотеку, к моим ногам посыпались осколки очков.
   - Странно, - Тарас взял в руки стёклышко и позвал: - Екатерина Васильевна, где вы?
   - Тарасик, мне кажется, здесь происходит что-то непонятное. Переступив порог библиотеки, я увидела, как вон в том проходе чьи-то очки просто висят в воздухе, а когда я позвала тебя, они брякнулись об пол. Ещё я слышала чей-то тонюсенький голосочек, треск и странный запах.
   - Интересно, Екатерина Васильевна никогда не уходит из библиотеки, не предупредив меня, да ещё и с треском и исчезновением, - забеспокоился Тарас и медленно направился к стоящей в проходе лестнице.
   Паренёк заглянул в другие проходы между книжными стеллажами и, не обнаружив молоденькую библиотекаршу, вернулся к лестнице. Деловито достав из кармана огромную, профессиональную лупу, Тарас, как настоящий детектив, стал осматривать место происшествия, изредка внимательно и серьёзно посматривая на изумлённую подружку.
   - Итак, приступим! Что необходимо профессиональному сыщику предпринять в данной ситуации? Правильно: провести беседу, так сказать, допросик, со свидетелями; осмотреть место преступления; снять отпечатки пальцев. Осмотр - важнейшее средство получения информации о расследуемом происшествии, от которого во многом будет зависеть успех раскрытия преступления, - заявил Тарас и перешёл от осмотренной лестницы к книжным стеллажам.
   - Преступления? - переспросила Вика и рассмеялась. - Нашёл преступление, сбегать в школьный буфет за пирожками или припудрить носик в женской комнате.
   Вика внимательно следила за действиями Тараса, а паренёк, закончив осмотр большого стеллажа, дошёл до двери, ведущей в книжное хранилище, помещения, в котором размещались самые ценные и редкие книги библиотеки.
   - Екатерина Васильевна, - позвал мальчик, приоткрывая двери хранилища. - Странно, открыто, и никого нет. Что же делать? Мы не можем уйти, пока не вернётся Катя, и я обязан сдать лично ей в руки книги, которые брал.
   - Я же говорю тебе, здесь происходит что-то странное, - зашептала Вика. - Ну, куда ты пошёл?
   - Я сейчас! - прокричал Тарас, углубляясь внутрь книжного хранилища. - Викуся, свистни, если Катрин вернётся, а я пока посмотрю, какие сокровища она так усердно бережёт за бронированной дверью. Ни разу не разрешила мне сюда зайти!
   - Тарас, я тебе говорю, здесь творится что-то ненормальное. Вернись, это - не хорошо, совать нос без разрешения туда, куда запрещено взрослыми, и я боюсь! - захныкала девочка и наклонилась к полу, заметив выглядывающую из-под стеллажа оправу очков.
   - А если спросить не у кого? Я же не воровать буду, а только посмотрю одним глазком. Если Катя застукает, скажу, что тяга к знаниям - свыше моих сил.
   Слова Тараса глухо доносились из-за чуть приоткрытой двери книжного хранилища. Вика пробежалась глазами по большим, красочным альбомам, лежащим на книжной полке, подняла с пола остатки очков, рассмотрела их и инстинктивно, просунув под стеллаж руку, тут же наткнулась на открытую книгу. С трудом, вытащив находку, девочка стала её листать. Книга была историческая, посвящённая выдающимся личностям Российской империи. Школьница рассматривала фотографии женщин, одетых в изящные наряды начала прошлого века, военных в мундирах с крестами орденов и удивлялась выражениям лиц людей, которых уже точно не было в живых. Нечто одухотворённое, высокое и благородное свидетельствовало о причастности жителей дореволюционной России к божественному началу, к Вере... "Классно, в те времена верующими были все, а сейчас, если человек начинает служить Богу, не просвещённые в вере окружающие называют его "сдвинутым"...
   Перевернув очередную страницу, Вика вздрогнула, фотография в прямоугольнике страницы искрилась и двигалась, напоминая крохотный, телевизионный экран. Школьница широко открытыми глазами смотрела в этот книжный экран и видела, как в глубину, от неё удаляется девушка, одетая в строгое, дворянское платье, очень похожая на библиотекаршу Катю. Мадемуазель из книжного экрана оглянулась, и Вика вздрогнула, встретившись с ней взглядом. Со старой, "ожившей" фотографии жалобным, вопрошающим о помощи взглядом, на неё смотрела Екатерина Васильевна. Девочка заворожено смотрела вслед библиотекарше, когда резко дёрнулись двери библиотеки, и на пороге показался директор школы - Лев Сергеевич. Школьница не успела перевести дыхание, в испуге прижала к себе раскрытую книгу, и страшная, леденящая кровь сила окутала её тело и втянула в сверкающий и бурлящий экран книги...
   - Катя, Катюша, пора домой!
   Услышав голос директора школы, Тарас чуть не свалился с лестницы книжного хранилища, где с азартом кладоискателя пересматривал книжные "сокровища".
   - Льва принесло! - выдохнул мальчик и тихо сполз с лестницы. - Ну, Вика, могла бы и предупредить!
   - Катюша, где ты там копаешься? Я опаздываю на совещание, собирайся быстрее!
   Голос директора немного отдалился от помещения, в котором находился Тарас, и восьмиклассник быстро выглянул из своего укрытия. Лев Сергеевич стоял к нему спиной и, по-видимому, рассматривал себя в зеркале.
   - Итак, милорд, что вы можете сказать в своё оправдание? - произнёс директор школы и, став в характерную стойку мушкетёра, сделал несколько выпадов, как будто приглашая кого-то на дуэль. - Ну, что, сразитесь с Ричардом Львиное Сердце или вы предпочитаете поединок с непревзойдённым каратистом Ли, сэр?
   Неожиданно Лев Сергеевич стал в позу каратиста и резко задвигал руками и ногами, издавая мяукающие звуки, страшно рассмешившие единственного зрителя - Тарасика-детектива. Закончилось сольное выступление директора оперной арией.
   - Я люблю вас, Катя! Я люблю вас Екатерина Васильевна!
   Лев Сергеевич, раскинув руки, волнующим баритоном пел признание в любви, а Тарас катался по полу книжного хранилища, зажимая себе рот. Мальчика так развеселило выступление директора, слывшего среди учеников неприступным деспотом, что у него начались колики в животе. Увидеть строго и безжалостного борца за отличные успеваемость и дисциплину в роли рыцаря-романтика, ниндзя-убийцы и Евгения Онегина одновременно, во всех ролях сразу, было на столько невероятным и потешным зрелищем, что простодушный и немного грубоватый в общении Новиков-младший чуть было, откровенно не расхохотался на всю библиотеку. Придя в себя после неожиданно наступившей в помещении тишины, паренёк выглянул из своего укрытия. Директор сидел за письменным столом Екатерины Васильевны и что-то писал. Тихо, на карачках, подросток выполз из книгохранилища и стал медленно продвигаться к выходу. В книжном проходе школьник наткнулся на лежащую на полу открытую книгу. Тарас хотел отодвинуть её в сторону, но, зацепив краем глаза страницу, замер. С мигающей, потрескивающей картинки на него с укоризной и мольбой смотрела Вика, одетая в старинное платье и шляпку. Девочка махала руками, и Тарас отчётливо разобрал по её губам - "Спаси меня!". Лёжа на полу, обалдевший подросток рассматривал ожившую фотографию, когда его заметил директор школы.
   - Тарас, а что это ты здесь валяешься? Ты не знаешь, куда удалилась Екатерина Васильевна? - смущаясь при мысли о том, что, возможно, мальчик видел и слышал его выступление, всё же твёрдо и строго спросил Лев Сергеевич.
   - Да, вот, зачитался тут, забыл про всё на свете, - оправдывался восьмиклассник. - А Екатерина Васильевна вышла и попросила меня последить за библиотекой.
   - Понятно, - произнёс директор, краснея. - Передай ей, пожалуйста, записку, а то я на совещание опаздываю.
   Лев Сергеевич достал из кармана пиджака какую-то бумажку, прикрепил её к записке и положил на стол библиотекаря. Собравшись уходить, он вдруг остановился и подошёл к Тарасу.
   - Что за книжку ты читаешь? Увлёкся так, что даже не откликнулся на мою оперную арию?
   - История Российской империи, - прочитал Тарас на обложке.
   - Тебя так сильно зацепила история павшей империи, что ты лежишь тут на полу в полуобмороке? - удивился Лев Сергеевич, беря в руки книгу. - Интересненько, давай-ка и я, друг мой, окунусь в прошлое. Скажешь Екатерине Васильевне, что книгу взял я. До свидания, и, пожалуйста, не забудь передать библиотекарю мою записку. Это - очень важно.
   Директор положил книгу в портфель и, взглянув на часы, быстрым шаг покинул библиотеку. Растерянный и совершенно пришибленный исчезновением Екатерины Васильевны и Вики Тарас остался сидеть на полу полутёмной библиотеки, размышляя над тем, что же произошло, и что надо делать. " Катя исчезла, Вика звала на помощь, каким-то образом, попав на картинку странной книги, саму книгу унёс Лёва-директор, - рассуждал подросток. - Значит, раскручивать заморочку, в которую попала Вика, будем в обратном порядке. Сначала догоним нашего влюблённого в Катю Льва и конфискуем у него вещественное доказательство - книженцию, заглотнувшую Вику со всеми её капризульками и наездами".
   Мобильный телефон так неожиданно резко и громко прорвал тишину библиотеки, что Тарас подскочил, как ужаленный.
   - Алло, Димон? Ты где сейчас, возле школы? Скорее греби в библиотеку! Охране скажи, что забыл здесь что-нибудь. С Викой такое произошло, такое!
   Тарас отключил телефон и подошёл к столу Екатерины Васильевны. На столе библиотекаря лежало несколько исторических книг о знаменитых женщинах. На стуле Кати-библиотекаря висела дамская сумочка, а из-под стола выглядывали нарядные женские сапоги.
   - Вещи Катрин на месте, очки разбиты, помещение с ценными книгами и материальными ценностями открыто, - вслух рассуждал Тарас-детектив. - Значит, произошло настоящее ЧП, а может быть, и преступление...
   В двери библиотеки ворвался запыхавшийся Дима Скрипка.
   - Что случилось?
   - Библиотекарша и Вика исчезли! - выпалил Тарас.
   - Как исчезли?
   - Их в книжку втащило.
   - Куда втащило? - переспросил Дима и, взяв со стола, за которым занимался Тарас, верхнюю книгу прочитав в слух: - История становления Парижского "Бюро расследования". Понятно, заработались вы, сударь-сыщик, совсем крыша ваша поехала, месье Пуаро!
   - Не смешно! Я тебе серьёзно говорю, Вика и библиотекарша влипли в "Историю Российской империи"! Вика махала мне с картинки руками и кричала: "Спаси меня!", а перед этим она же видела висящие в воздухе очки и слышала писк Кати. Вот, смотри.
   Тарас протянул обескураженному другу оправу от очков и указал на битые стёклышки, лежащие возле стремянки.
   - Где книга? - поинтересовался Димка-капитан.
   - Книгу забрал директор, и оставил записку Кате.
   - Здесь ещё и директор был? Где записка?
   - Вон, на столе. Ты будешь читать чужие записки, не верю!
   - А что ты предлагаешь?
   Тарас молчал.
   - Значит, читаем! - решительно заявил Дима и, развернув листок бумаги, из которого выпал билет в кино, прочитал: - "Любимая, прости своего Льва! Вызвали в Горсовет, встретимся в кино, моя половиночка! Целую, твой Ричард Львиное Сердце". И это писал Лев Сергеевич?
   - Ну, не я же Катрин поцелуи посылаю, - пробурчал Тарас, расплываясь в улыбке.
   - А я думал, что у него роман с химичкой, она же в школе самая красивая и похожа на супер-модель. Никогда бы не подумал, что Лёва влюбился в скромную, тихую библиотекаршу.
   - Почему, она же очень добрая и умная, - заметил Тарас.
   - Она хорошая, но рядом с Лёвой смотрится, как серая мышка.
   - Интересно, почему директор выбрал себе такой странный псевдоним - Ричард Львиное Сердце? - поинтересовался Тарас, всё ещё оглядывая загадочную комнату.
   - Ричард Львиное Сердце это - знаменитый английский король из династии Плантагенетов, правящий в 12 веке. Ричард Первый был сильным, храбрым и образованным для своего времени правителем. Знал много языков, был поэтом, ценителем поэзии и необузданным искателем приключений, - рассказывал Дима, осматривая библиотеку. - Несмотря на своё благородство и талантливость, Ричард был мстителен, коварен и свиреп, к тому же, жаден до денег. Так что я немного удивлён выбором псевдонима нашим Лёвой-директором. Ричард, конечно, был романтиком, но бывало, пренебрегал интересами собственной страны, участвуя в освящённых церковью крестовых походах. Однако, несмотря на свою набожность, этот величественный борец за веру очень часто не держал своего слова и оставил кровавый след в истории, убив однажды две тысячи пленных, когда не получил за них денежный выкуп.
   - Наш Лёва не такой, - заметил Тарас. - Слово он держит всегда, да и с дамами ведёт себя, как рыцарь. Видел бы ты его выступление перед зеркалом...
   - Так, ладно, хватит о директоре и его личной жизни тарахтеть, - перебил друга Димка-капитан. - Это - не наше дело. Задача чрезвычайной важности - вернуть наших искательниц приключений не известно откуда!
   - Я где-то читал, что время от времени на Земле появляются временные дыры. Может быть, Вику и Катрин втянуло в такую дыру?
   - Да, уж, - вздохнул Димка. - Этого нам только и не хватало! Кстати, слышал, про адронный коллайдер?
   - Это тоннель с мощной аппаратурой, который построили на границе Швейцарии и Франции для изучения элементарных частиц?
   - Тарас, да ты делаешь успехи! Именно так. Так вот, некоторые учёные предполагают, что во время запуска этой супер высокотехнологической махины, которую создавали и строили учёные 50 стран и Украины, Харькова тоже, могут образоваться временные туннели и часовые дыры. Этот самый коллайдер на прошлой неделе пробовали запустить, может быть, одну такую дырищу к нам попутным ветерком и занесло в Украину?
   - Вау!
   - Ладно, не пугайся, сам Бог не хочет, чтобы махина, напичканная электроникой, копалась в божественной структуре клеточек, ядрышек и атомов. Физики жаждут найти силу, которая преодолеет силу земного притяжения и будет ручной, управляемой, даже не понимая, что такая сила - Бог. Читали бы Слово Божье, то знали бы золотые слова, сказанные отцом Небесным о науке и знаниях: - "Кто думает, что он знает что-нибудь, тот ничего ещё не знает так, как должно знать; Но кто любит Бога, тому дано знание от Него". Когда человечество поймёт, что Создателю Вселенной надо с почитанием служить и иметь единое с Совершенной Любовью - Господом Богом, мировоззрение доброты, тогда и даст Творец Мира знание о такой силище, что землянам хватит духу и в соседние галактики на пироги летать. А так, посчитали себя гениями, рассчитавшими каждую тютельку эксперимента, деньжат на проект подсобрали со всего мира, а Тому, Кто ведает всем космическим хозяйством ни поклона, ни привета, ни намёка на уважение не высказали. После первого запуска агрегат, провоцирующий временные дырки и туннели, умер, возможно, навсегда. Искали материю Бога, а получили одну головную боль. К стати, Менделеев таблицу химических элементов во сне открыл, а люди так и не поняли, что Господь смилостивился над учёным, который годами бился над упорядочением химических элементов. Бог через труженика-учёного благословил всё Человечество великим открытием, время пришло... Давай-ка, дружок, лучше поищем книженцию, проглотившую нашу несравненную принцессу-милионершу. Бери след, Тарас-детектив, а я тебе буду помогать.
   Тарас быстро сложил в ранец свои вещи, выключил свет и побежал за другом, покинувшим помещение. Осторожно захлопнув за собой двери библиотеки, подросток на мгновение остановился, и только сейчас, до него дошло, что самая лучшая в мире девчонка, его Вика, попала в беду.
   7.
   - Предлагаю, прямо сейчас расспросить охрану школы и узнать, куда отправился директор и, где проходит совещание, на которое он спешил, - уверенно заявил взволнованный Тарас, рассматривая на бегу билет в кино, приложенный к записке. - Мы, конечно, можем поймать Льва (прикольно звучит) в кинотеатре, зная и место и время свидания с Катюшей, но до сеанса ещё четыре часа, а за это время не известно, что может случиться с Викой и Катрин Васильевной.
   - Да, трудно представить, в какие переделки может попасть наша принцесса, - вздохнул Дима. - Думаю, на всякий случай, надо узнать домашний адрес Льва Сергеевича.
   - Точно, мало ли что, может пригодиться, пошли в учительскую.
   Ребята поднялись на третий этаж и, приблизившись к месту наибольшей концентрации воспитательно-назидательных сил, замерли, приложившись одним ухом к двери учительской.
   - Тихо, наверное, никого нет, - предположил Тарас, и тихо постучав, приоткрыл двери. - Одна математичка над тетрадями колдует.
   - Наша?
   - Нет, старших классов. Чего это она в такое время в школе торчит? - недовольно пробурчал Тарас.
   - Её муж в соседней школе математику преподаёт, наверное, его поджидает. Я несколько раз видел, как они с работы вместе шли, за руки держались.
   - Как школьники, - усмехнулся Тарас. - Может быть, они ещё и в припрыжку скакали?
   Прикрыв двери, ребята рассмеялись, представив такую картину, как вдруг из учительской раздался молодой, но строгий голос.
   - Кто это там под дверью скребётся? А ну покажись, мышка-норушка!
   - Мы, - смело признался Тарас, заходя в светлое, просторное помещение. - Вы не могли бы подсказать нам, где живёт Лев Сергеевич.
   - Зачем это вам?
   - Да, вот, у него из кармана билет выпал, а мы не смогли его догнать, очень быстро уехал на машине куда-то, - молниеносно сообразил Тарас, показывая учительнице билет в кино.
   - А ну-ка подойди ближе, - попросила математичка и, поднявшись из-за стола, пошла на встречу подростку, протягивая руку к билету. - Значит, Лев Сергеевич сегодня идёт в кино, интересно. Может быть, я сама передам ему билет?
   - А у вас время есть? - удивился Тарас.
   - Ну, не я лично, но у меня есть человек, который сделает это с удовольствием.
   Учительница достала из кармана пиджака телефон и набрала номер.
   - Маруся, привет! Сегодня вечером не желаешь сходить в кино? А, ты не в городе, очень жаль, а то у меня имеется билетик счастья, утерянный нашим шефом. Один. Ну, ладно, милочка, пока. Итак, у меня времени на поиски директора нет. Мария Александровна тоже не сможет этим заняться, значит, поручим это ответственное задание вам. Сейчас поищем адресок.
   Учительница отдала билет Тарасу, подошла к шкафу с классными журналами и заглянула в один из них.
   - Берите листок и пишите: улица Мироносецкая, дом 76, квартира 4.
   - Спасибо! До свидания!
   Ребята попрощались и зашагали по пустым коридорам школы. Гулкое эхо сопровождало каждый звук, издаваемый подростками.
   - Прикольно, нашу физкультурницу подружки Марусей называют, - посмеивался Тарас. - Интересно, что будет, если она узнает о романе Льва и Катрин? Она же тоже в Лёву втюрилась.
   - Откуда ты знаешь? - удивлённо спросил Дима.
   - Я же - будущий детектив, - уверенно заметил Тарас. - Профессия сыщика обязывает всё замечать и внимательно сопоставлять факты. О том, что Маруся запала на директора, я понял ещё в том году. Когда Лев Сергеевич приходил к нам на физкультуру, я заметил, что физручка всё начинала делать сама. То на бревно выкарабкается и начнёт выгибаться, то такой шпагат стоя завернёт, что у нас глаза на лоб вылезали. У физкультурницы даже голос меняется в присутствии директора.
   - Может быть, она хотела продемонстрировать перед начальником свой профессионализм? - засомневался Дима.
   - Я точно знаю, что все незамужние училки школы влюблены в директора, - заявил будущее светило криминалистики. - Ты что, никогда не замечал их охи, вздохи, после того, как от них отходит наш несравненный Лев.
   - Такое впечатление, что ты приходишь в школу не учиться, а собирать досье на педагогический коллектив.
   - Может быть, - загадочно улыбаясь, признался Тарас. - Надо же на ком-то тренироваться. Ты хочешь стать профессиональным капитаном, а я - настоящим детективом. Ты изучаешь навигацию, технику, географию, а я криминалистику и психологию, вот и копаюсь в человеческих отношениях. Димка, как думаешь, прокатит ещё раз трюк с билетом, когда будем школьных охранников выспрашивать?
   - Вообще-то, обманывать нельзя, но с математичкой у тебя здорово получилось, - заметил Димка-капитан.
   - Но я же для доброго дела стараюсь, - признался Тарас, немного насупившись. - Бог простит, нам же нужно как-то Вике помочь!
   - Даже для доброго дела обманывать нельзя, - настаивал Дима. - В Библии, как пишется? "Неверный в малом - неверен и в большом". Большой обман всегда начинается с маленькой лжи. Маленький обман - малюсенький душок лукавства заползает в твою душу и начинает работать с твоим сердцем и мозгами. Он придумывает всякие лазейки, ухищрения, учит обходить Закон и вымазывает душу человека грязными желаниями, духом нечистым. Прежде чем приступить к какому-то делу, надо попросить Бога подсказать, как поступить в трудной ситуации, чтобы добиться нужного результата и не согрешить, не нарваться на гнев Создателя.
   Тарас тут же приостановился, готовясь с почтением обратиться к Высшим Силам защиты и покровительства, и Димка присоединился к другу, поддерживая его ходатайство к Господу Богу.
   - Бог Отец, Иисус Христос, Дух Святой! Благодарим за жизнь, родителей, тёплый дом, обеспечение и мир в стране, а так же за то, что вовремя подсказываешь нам что делать, и бережёшь от неверных шагов. Прости меня за то, что пришлось немного слукавить в общении с учительницей. Возьми наше дело в свои руки и веди нас жизненными дорогами, находя нужные слова для всех, с кем мы будем общаться.
   - Просим Тебя, милостивый Отец, защити Вику и библиотекаря Катю там, где они сейчас находятся, и помоги нам спасти их! Спасибо, Господь, за то, что выслушал нас и за то, что всегда отвечаешь на наши просьбы. Аминь, - закончил молитву Дима.
   Ребята быстро спустились по лестнице на первый этаж и, подходя к посту охраны, Тарас обратился к пожилому и доброму отставному майору милиции - Михаилу Петровичу:
   - Дядя Миша, подскажите, пожалуйста, шеф поехал домой или на совещание?
   - Военная тайна, - усмехнулся охранник.
   - Скажите, пожалуйста, нам очень нужно, вопрос жизни и смерти!
   - Поехал домой, но точно знаю, что у него сегодня какое-то очень важное совещание в Горсовете.
   - Это то здание на площади "Конституции", возле которого всегда машин стоит столько, что не проедешь, не пройдёшь?
   - Оно самое.
   - Спасибо, Михаил Петрович, - поблагодарил Тарас и крепко пожал руку "коллеге". - Пусть вас хранит Господь Бог и помогает во всех делах!
   - Спасибо, - опешил дядя Миша, совершенно изумлённый необычностью и добродушием пожеланий, высказанных его любимцем и будущим "сыскарём". - Это же надо, соскучились по главному школьному нагоняйщику!
   Охранник проводил взглядом ребят и вздохнул, вспомнив свои молодые годы и неукротимое, как у Тараса, желание стать настоящей звездой розыска. "Мечты, мечты, - вздохнул бывший милиционер. - Мечтаем стать Шерлоком Холмсом, а работаем всю жизнь участковым и в одном отделении милиции..."
   Ребята покинули школу и направились к зданию Горсовета, находящемуся в двух кварталах от школы.
   "С момента, когда директор лицея изъял необычную книгу из библиотеки, прошло полчаса, и вполне возможно, Лев Сергеевич уже успел смотаться домой", - размышлял Тарас и предложил другу сначала посмотреть, не стоит ли возле здания Горсовета директорская машина.
   Ребята быстро зашагали по узким тротуарам центра города.
   - Тарас, старшему человеку, как и женщине, нельзя первым протягивать руку. Это - не правильно. Только старший товарищ или девушка могут показать особое к тебе уважение и расположение, подкрепляя его рукопожатием, - заметил Дима, который со смущением наблюдал за общением друга с охранником школы, заслуженным и почтенным отставником милиции.
   - Всё это - выкрутасы изысканных манер, придворный, никому не нужный в наше время этикет.
   - Это - не придворный этикет, а элементарные правила поведения. Есть очень хорошая украинская пословица - "Хам никогда не станет паном!". Так вот, человек, который не умеет себя вести, никогда не добьётся успеха. Представь, если бы охрана президента или какого-нибудь олигарха не знала правил хорошего тона, вела бы себя, как босяки. Здоровые, накачанные дядьки здоровались бы за ручку со всеми гостями, официальными послами разных государств, чавкали бы бутерброды за спиной хозяина, вытирая руки об шторы зала приёмов, болтали и колупались в зубах, обсуждая иностранцев.
   - Понял, учту, - согласился Тарас, усмехаясь.
   Подростки свернули к площади Поэзии и неожиданно стали свидетелями настоящей семейной драмы. На одной из лавочек небольшого сквера, обнявшись, сидела парочка. Внезапно к ним подбежал разъярённый мужчина и, схватив девушку за руку, стал кричать и трясти её. Холёный, хорошо одетый красавчик, который буквально минуту назад обнимал девушку, увидев перед собой озлобленного здоровяка, поёжился и тут же резко поднялся и побежал прочь.
   Ребята остановились, поражённые увиденным, а очень сердитый мужчина с красным, опухшим лицом, поволок мимо них перепуганную молодую женщину.
   - Коля, прости, я виновата, - всхлипывая, повторяла симпатичная женщина, семеня за мужем.
   - Как ты могла бросить Вадика одного дома? Как ты могла встречаться с этим, с этим...
   Мужчина стал задыхаться и руками пытался расслабить узел своего галстука.
   - Коля, прости, но тебя же никогда не бывает дома. Я уже и не знаю, замужем я или нет...
   - Но я же работаю, вкалываю, чтобы вы ни в чём не нуждались!
   Странная парочка скрылась за углом ближайшего дома, а ребята продолжили путь.
   - Как он может так обращаться с женщиной? - возмущался Дима.
   - Так она же ему изменила!
   - Супружеская измена - смертный грех, но и так вести себя со слабой женщиной это - отвратительно и недопустимо!
   - А если, не дай Бог, с их ребёнком что-нибудь случилось бы, пока он один находился дома?
   - Тарасик, это - ужасно, что женщина себя так ведёт, но виноваты-то оба. Если мужчина берёт за себя женщину, то и несёт перед Богом всю ответственность за её содержание и состояние души. Мужчина должен быть обеспечителем и добытчиком, но и оставлять молодую женщину без личной опеки и руководства - тоже грех. Увы, но если, действительно, в этой семье была измена, то мужчина имеет полное право развестись, потому что супружеская неверность - единственная причина, по которой Бог допускает развод, но ребёнок...
   - Димон, ты, как всегда, на высоте! Профессор ты наш! А этот, что был с девушкой, рванул, как заяц.
   - Как крыса, - вздохнул Дима. - Пройдёт время, женится этот Ромео, и будет удивляться, почему его жена не уважает, почему не слушается.
   - Уважать такого трудно, тем более, он знал, что женщина замужем.
   - О любви, вообще, говорить не приходиться. Конечно, бывают у людей какие-то роковые встречи, любовь с первого взгляда, но наблюдать, как твой воздыхатель, поджав хвост, бежит от тебя, это так унизительно для женщины, пусть даже она и ошиблась...
   Подростки вздохнули и, перейдя улицу по подземному переходу, стали рассматривать автомобильную стоянку возле здания Горсовета. Машины директора школы там не было. Ребята достали листок с домашним адресом Льва Сергеевича и направились к нему домой.
   8.
   Директор школы жил в старом, дореволюционном доме недалеко от Горсовета. Ребята быстро нашли его дом и вошли в арку старого трёхэтажного особняка, через которую сто лет назад на харьковские улицы выезжали кареты. Очутившись в "каменном мешке", небольшом дворике, ютившимся между вплотную стоящими домами, подростки посмотрели вверх и увидели необычно-голубое небо, по которому медленно плыли лёгкие, белые облака.
   - Смотри, как всё относительно, - заметил Дима Скрипка, слывший среди друзей мечтателем-философом. - Если представить, что арку заколотили, то человек среди этих старых стен может почувствовать себя, например, хомячком, посаженным в трёхлитровую банку.
   - Димон, ты, как всегда, философствуешь, - улыбаясь, заметил Тарас. - После такого сравнения можно представить, как тяжко грызунам без свободы, и устроить городской марш в защиту всех хомячков мира. Да что там марш, если помогать грызунам, то по полной программе. Твой батя депутат, вот и пусть внесёт законопроект о предоставлении дополнительной жилплощади или льготах для владельцев хомяков.
   Мальчики громко рассмеялись, представив солидного бизнесмена Скрипку, провозглашающего с трибуны подобный документ.
   На лавочке, стоящей возле единственного подъезда дома, в давние часы принадлежавшего какому-нибудь купцу или промышленнику, оживлённо обсуждая что-то, сидели три бабушки. Тарас и Дима смело подошли к ним, поздоровались и спросили:
   - Скажите, пожалуйста, вы не знаете, дома ли Лев Сергеевич?
   - Лёвушка? - переспросила бойкая старушка с приятным, добрым лицом. - Нет, не видели, мы пять минут назад, как вернулись с рынка и присели отдохнуть.
   Мальчики извинились, и стали раздумывать над тем, что говорить директору школы, если он дома, и его родным, если его нет. Подростки нерешительно топтались у подъезда.
   - Что натворили, двоечники? - улыбаясь, поинтересовалась строгая бабушка с высокой причёской, одетая в изысканное, кашемировое пальто. - Идёте сдаваться?
   - Нет, и мы - не двоечники! - тоже, улыбаясь, ответил Дима. - Нам директор нужен по личному делу.
   - Может быть, вы из клуба байкеров, так что-то вы маловаты для мотоциклетного движения, - засомневалась третья бабушка, одетая в кожаные брюки и куртку.
   - А что, Лев Сергеевич - байкер? - одновременно выпалили Тарас и Дима.
   - Ещё какой! Вы себе и не представляете, сколько он нам нервы помотал со своей компанией мотоциклетной, пока в Университет не поступил. Первый хулиган был на всю Мироносецкую!
   Из подъезда вышла молодая пара, и пожилые женщины переключили своё внимание на них. Подростки зашли в подъезд и поднялись на второй этаж.
   - Никогда бы не подумал, что Лёва был хулиганом и увлекается мотоспортом! - заметил Дима.
   - Что будем говорить? - поинтересовался Тарас, привычно изучая дверной замок директорской квартиры.
   - Посмотрим по ситуации, скорее всего, придётся говорить правду.
   - Звоню, а там видно будет! - махнул рукой Тарас и нажал звонок.
   Двери открыла пожилая женщина, которая, не взглянув на мальчиков, направилась в кухню со словами:
   - Лёвушка, вернулся таки за бутербродами!
   Ребята замялись в дверях и вновь позвонили.
   - Да, в чём дело, чего трезвонишь, любимчик? - поинтересовалась женщина, появляясь в дверях кухни, откуда шёл приятный запах жаркого. - Вы кто?
   - Мы ко Льву Сергеевичу! - решительно заявил Тарас.
   - А его дома нет, ушёл десять минут назад, - сообщила приятного вида, седая женщина. - Может быть, ему что-нибудь передать, когда вернётся?
   - Не надо, мы его раньше найдём, - ответил Тарас.
   - И знаете, где искать?
   - В Горсовете, на совещании, - отозвался Дима.
   - Вы, случайно, не шпионы? - улыбаясь, поинтересовалась собеседница. - Если уж увидите Льва Сергеевича, может быть, передадите ему привет от любимой бабули, а то останется ваш директор голодным до самого вечера.
   - Конечно, передадим! - сразу же согласился Тарас, молниеносно соображая, что "привет от бабули" - хороший повод для встречи со Львом Сергеевичем.
   - Вот и отлично! Сейчас заверну бутерброды и успокоюсь, а то забежал ваш директор на минуточку, переоделся и рванул из дома, даже не пообедав! - обрадовалась женщина и направилась в кухню, откуда вскоре вернулась с небольшим пакетиком и двумя, лежащими на тарелке бутербродами в руках. - А это - вам, тоже, наверное, скачете голодные после уроков! Кушайте на здоровье!
   Ребята поблагодарили гостеприимную женщину и, засунув пакет в ранец, направились на поиски Льва Сергеевича.
   - Классная у директора бабуля и щедрая! - проворковал Тарас, пережёвывая огромный бутерброд с колбасой и сыром.
   - Мировая и очень добрая, - согласился Дима. - Тарас, а тебе не кажется странным, что в школе все бояться директора и учителей?
   - Ну, учителей боятся не всех, а Лёву - точно все боятся, и преподаватели, - заметил Тарас.
   - Если разобраться, то преподы - такие же люди, как все, - рассуждал Дима, шагая рядом с другом в сторону Городского Совета. - Все они чьи-то дети, внуки, соседи, братья и сёстры. Почему же в школе у нас начинается паника, когда появляются завуч или директор? Мне недавно Максим из Америки письмо прислал по электронной почте, так у них в школе никто не боится учителей и руководство. Директор школы часто играет с подростками на переменках и после уроков в бейсбол и подпевает в школьном хоре.
   - Классно! - восхищался Тарас.
   - Я думаю, это - не нормально, столбенеть, когда открывается кабинет директора школы. Максим рассказывал в письме, что он дружит с учителем географии, и они иногда вместе путешествуют по стране. Ты представляешь себе такие отношения с преподами?
   - Не-а.
   - Макс написал, что все учителя школы дружат со школьниками, и на уроках все ребята ведут себя расслабленно и свободно. Мне кажется, всё дело в сознании. В Западных странах высшее образование стоит довольно дорого, поэтому тот, кто хочет чего-то достичь в жизни, и живёт в слабо обеспеченной денежками семье, просто понимает, на сколько важно, хорошо учиться и иметь добрые отношения с учителями.
   - А у нас за всех детей думают родители: выбирают специальность, платят за учёбу, экзамены, содержат студентов.
   - На Западе это - не возможно, - сообщил Дима. - Там в ВУЗы принимают на основании знаний и способностей, люди - законопослушны, и взяточничество карается большущими штрафами и заключением в тюрьму. И вообще, если бы все наши ровесники жили христианской жизнью, то все учились бы хорошо, потому что учёба это - наша работа, наша обязанность. Бог помогает старающимся, представляешь, как бы мы продвинулись в жизнедеятельности, если бы заслужили благословенье Господа? Наверное, все бы стали выдающимися личностями: учёными, художниками, финансистами...
   - Вот бы зажили! Представляю, парящие между домами аэромобили и поезда...
   - А ты знаешь, когда мой отец встретился со своими одноклассниками через 15 лет после окончания школы, то выяснилось, что троечники и двоечники стали бизнесменами, а отличники их подчинёнными.
   - Прикольно, получается, что учиться не обязательно?
   - Конечно, учиться надо, но не тупо, а, поставив цель в жизни. Как говорится: человек предполагает, а Бог располагает.
   Пока Димка-капитан философствовал, ребята подошли к зданию Горсовета. Заметив припаркованный автомобиль директора школы, подростки остановились у центрального входа в нерешительности.
   - Может быть, подождём, пока закончится совещание? - предложил Тарас, замечая в вестибюле солидного учреждения несколько работников милиции и парочку крепких парней в спецформе вневедомственной охраны. - Думаю, бабушкины бутерброды - слабенький повод для проникновения в этот бастион. Пошли лучше в парк через дорогу, оттуда чётко просматривается вход в здание. Подумаем, присмотримся.
   Ребята перешли улицу и устроились на лавочке в небольшом дворике старенького, "доисторического", по виду купеческого трёхэтажного особняка.
   - Димон, мы с тобой, как настоящие детективы: расследуем таинственное исчезновение Вики и библиотекарши; установили слежку за директором, вот бы ещё в перестрелке поучаствовать, Видок обзавидовался бы! - выдохнул Тарас.
   - Ещё чего не хватало, перестрелки в центре города, а кто такой Видок?
   - О! Профессор Скрипка не в курсе? Наконец-то, и я могу тебя в чём-то просветить! - обрадовался Тарас, поудобнее устраиваясь на лавочке. - Франсуа Видок - основатель первого в мире детективного агентства, которое было открыто в 1834 году во Франции и называлось - "Бюро расследования в интересах торговли". В молодости Видок играл в театре, был неукротимым авантюристом и дамским угодником. За воровство и мошенничество будущее светило розыска некоторое время отбывало наказание на каторге, где Видок очень близко познакомился с преступным миром. Прикольно, но после бурной, криминальной молодости бывшего каторжника взяли на работу в парижскую полицию, где он прославился, раскрыв более 20 тысяч преступлений за 18 лет службы. Его всё-таки уволили за старые грехи, и Франсуа создал частную полицию для того, чтобы защищать торговые фирмы и купцов от банкротств и успешных буржуа от супружеской неверности. Целая армия агентов-осведомителей Видока собирала сведения о платёжеспособности клиентов, расследовала кражи, следила за жёнами очень занятых делами банкиров и коммерсантов. Услуги Агентства пользовалось огромной популярностью, и за короткое время Франсуа Видок стал миллионером.
   - Интересно, а я думал, что первые детективы появились в Америке.
   - Многие так думают, потому что знаменитый американский сыщик - Алан Пиркентон - сделал этот бизнес по-настоящему масштабным и невероятно-прибыльным. Кстати, детективные агентства открылись в Америке раньше, чем в Соединённых Штатах появились полицейские.
   - Ничего себе! - удивился Дима, наблюдая за входом в Горсовет.
   - А ты знаешь, какие преступления тогда расследовали? В основном, ограбление банков и почтовых поездов, перевозивших деньги и ценности. Димон, тебе известно, что до девятнадцатого века преступников клеймили калёным железом, рубили руку и вырывали ноздри? Улицами городов ходили каторжники с печатями "Вор" на лбу, и люди сразу видели, кто идёт.
   - Могу представить, как бы выглядели наши города, если бы всех воришек клеймили! Увы, сейчас преступники умудряются откупиться или заплатить штраф, а многие люди даже не понимают, что являются ворами и заслуживают печати на свой лоб. Обвешивают в магазинах, обсчитывают в кафе, берут взятки и списывают общественную собственность, - это же всё воровство! Интересно, какие дела сейчас расследуют частные детективные агентства?
   - Современные детективы занимаются промышленным шпионажем, сбором информации о бизнесменах и знаменитостях, охраной лиц и фирм и, как и двести лет назад, следят за неверными супругами. Слава Богу, криминалистика шагнула от обычных, бумажных картотек и фотографий до компьютерных, почти космических технологий сбора сведений и слежки. Трудно представить, но в начале двадцатого века сыщика только начинали применять дактилоскопию - розыск преступника по его отпечаткам пальцев...
   Ребята просидели на лавочке около получаса, когда из облезлых, старых, но мощных дубовых дверей особняка, возле которого они шпионили, показалась старушка, одетая в зимнее пальто. Бабушка двигалась к подросткам, и при ходьбе полы её ветхого, расстёгнутого пальто слегка раздвигались, открывая изумлённым восьмиклассникам совершенно голое, дряблое тело старушки. Пожилая женщина прошла мимо подростков к стоящей возле лавочки урне и бросила в неё засохшую половинку ржаного хлеба. Медленно, словно древняя черепаха, бабуля развернулась назад к подъезду, но что-то остановило её. Она словно очнулась, вернулась из забытья и обратилась к подросткам:
   - Ребята, помогите, пожалуйста, сестричку поднять.
   Доброе лицо женщины выражало беспокойство и тревогу, а голубые, удивительно-живые глаза молили о помощи. Подростки одновременно поднялись с лавочки, и пошли за странной старушкой.
   - Дима, ты это видел или мне показалось?
   - Видел, бабушка, наверное, не в себе, если ходит голая, и хлеб выбросила. Разве можно хлеб выбрасывать, хлеб это - символ жизни, вспомни, как в церкви мы принимаем причастие. Священник всегда говорит перед этим, что хлеб это - тело Иисуса Христа, который прошёл через нечеловеческие муки и страдания для того, чтобы показать, как Господь Бог любит нас, жертвуя ради спасения наших душ жизнью собственного сына. Хлеб это - символ вечной жизни, как же можно неуважительно относится к нему...
   Когда-то шикарные двери купеческого дома, в которые вошли подростки, были проломлены в нескольких местах. Казалось, что сквозь эти пробои и ссадины точно могли появиться временные дыры, возвращающие редких гостей умирающего двухсотлетнего дома в далёкое прошлое. Ребята зашли в подъезд и ахнули, увидев на полу полуразрушенного строения великолепную, хотя и изрядно потёртую старинную керамическую плитку с изящным, цветным рисунком. Очень старые, но крепкие, дубовые перила лестницы, по которой стали подниматься бабушка и подростки, хоть и потемнели, но смотрелись мощными и надёжными помощниками человеческой немощи. Пониже крепких, верхних перил восьмиклассники увидели перильца, предназначенные для детворы. Само чугунное лестничное ограждение выглядело, как произведение искусства, сразившее наших друзей изящнейшим, кованым плетением сложного рисунка. Димка-капитан осматривал полутёмное, грязное помещение старинного подъезда с невероятно изысканной лепкой потолков, и его тонкая, творческая душа стонала от вида плачевного состояния дома, хранящего под своим кровом настоящие шедевры архитектуры. Стены подъезда были разрисованы художествами современных граффитчиков, а высокие потолки напоминали своды мокрой, сталактитовой пещеры. Дурной запах сырости и нечистот дополняли неприглядное состояние несчастного особняка и делали нахождение людей в его помещениях - не возможными. Ещё более ужасный запах выползал из открытой двери квартиры, куда направилась чудная бабушка.
   - Ничего себе житуха! - присвистнул Тарас, зажимая рукой нос. - Бабушке, наверное, столько же, сколько этому дому, лет 200.
   - Сестричка упала, - продолжала твердить старушка, выглядывая из двери, - а я поднять её не могу, а лежать на холодном полу нельзя, последнюю жизнь камень вытянет.
   Ребята зашли в открытые двери квартиры, и их души съёжились, спрятались в глубь тел, как улитки, попавшие в опасность. Довольно большая квартира старушек мало отличалась от "парадного" в очень далёком прошлом подъезда купеческих хоромов. Ребята застыли на месте, обозревая необычное жилище. Старые, замызганные буфет, платяной шкаф, две высокие кровати и доисторический телевизор обитали в помещении, полностью оккупированном плесенью и тараканами. Страшный запах неухоженного, запущенного жилья ужасал своей тяжестью и просто парализовал подростков.
   - Мальчики, проходите сюда, - попросила бабушка и зачёвгала в сторону ванной. - Вот она, моя сестричка, упала, и всё лежит и лежит.
   Старушка распахнула двери ванной, и ребята вздрогнули, увидев лежащую на грязном, каменном полу среди бегающих стаями тараканов бабулю - точную копию той, что привела их в квартиру. Двойник голой бабушки лежал на спине и широкими, такими же голубыми, как и у сестры, глазами смотрел на перепуганных мальчишек.
   - Лежу тут сама, - очень чётко и правильно произнесла старушка, к радости ребят, одетая в старенькое, тёмное платье. - Думала, что обо мне уже и забыли.
   - Сейчас, сестричка, мы тебе поможем. Ребята, беритесь за плечи и за ноги, а я вам помогать буду.
   Дима и Тарас подхватили маленькую, но довольно тяжёлую старушку, и, поднатужившись, понесли из ванной.
   - Сюда, сюда, на кровать кладите!
   Подростки положили немощную бабульку на высоченную перину и направились к выходу, с трудом сдерживая тошноту.
   - Спасибо, миленькие, да хранит вас Господь Бог! - причитала старушка, задерживая подростков. - Вот, дожила до девяноста годков, мозги работают, а тело, как не моё. Память, как у пионерки, помню гражданскую войну и блокаду Ленинграда во время Великой Отечественной войны, а обхаживать себя не могу, и детей Отец Небесный не дал.
   - Может быть, мы пойдём? - несмело попросился Тарас, более не в силах выдерживать зловонный запах запущенной квартиры.
   - Идите, миленькие, идите, - согласилась старушка. - Машенька, проводи спасителей!
   - Спасибо вам, ребятки, я бы сама не справилась. Упала сестричка в ванной, а как мне поднять её, вот и дожидались бы вечера, пока бомжи со всей округи на ночёвку в наш подъезд не потянулись бы, - причитала бабушка, провожая ребят на улицу. - Мы сами - ленинградские, в Харьков попали после войны, когда сестру сюда Коммунистическая партия направила, руководить восстановлением разрушенной фашистскими захватчиками промышленности.
   - У вас совсем нет родственников? - поинтересовался Дима.
   - У меня есть сын, он в Санкт-Петербурге живёт с семьёй, а сестричка всю жизнь Партии и Родине отдала, да видно, напрасно... - вздохнула бабушка.
   - А почему ваш сын не заберёт вас? - спросил Тарас. - Он знает, как вы живёте?
   - Не виделись 20 лет, семья у него, да и беспокоить не хотели, - смущаясь, рассказывала старушка. - Раньше сами справлялись, это последние годы совсем не в моготу стало.
   Бабушка, которая до этого спокойно и простодушно рассказывала о сестре, вдруг замолчала, и подростки увидели в её ясных, голубых глазах страшную тоску.
   - Мы пойдём, бабушка, до свидания, - попрощался Тарас и как-то нерешительно направился со двора.
   - Мы постараемся помочь вам, - сказал Дима, опуская голову, и попросил: - Простите нас и сына, Бог поможет вам.
   - Бог? - как эхо, повторила старушка. - Бог, которого мы убивали в сердцах стольких поколений? Дай-то, Бог... "...за что изрёк на нас Господь все эти великие бедствия... за то, что отцы ваши оставили меня, говорит Господь, и пошли во след иных богов и служили им и поклонялись им, а Меня оставили, и закона моего не хранили...". Да, ребятки, вся страна, не только мы проходит испытания из-за того, что когда-то пришли к власти люди, изгнавшие Веру, растоптавшие Слово Божье и воздвигшие на правление вождей, которым поклонялся народ, как богам. Слепые люди... Пусть вас хранит Господь, детвора, и не идите по стопам безбожников, ибо сказал Господь: "А вы поступаете ещё хуже отцов ваших и живёте каждый по упорству злого сердца своего, чтобы не слушать Меня. За это выброшу вас из земли сей в землю, которой не знали ни вы, ни отцы ваши, и там будете служить иным богам день и ночь; ибо Я не окажу вам милосердия...". Если страна не преклонит колен перед Богом и не научиться жить по Законам Божьим, то рано или поздно опустеет, а люди рассеются среди других народов, потеряют свободу, родину и нацию...
   Бабушка медленно побрела к своему подъезду, а совершенно изумлённые подростки молча стояли посреди заросшего бурьяном двора и переваривали сказанные старушкой слова из Библии.
   - Вот это встреча! - наконец, выдохнул Тарас. - Ты видел ванную? Стены покрыты грибком, тараканы строем ходят и отдыхают на мохнатой плесени, как принцы. Как они ещё по старушкам не бегают?
   - Нашёл над чем смеяться! - остановил друга Дима. - Им срочно нужно помочь, люди не должны так жить!
   - Странно как-то, дом стоит в самом центре города, прямо напротив Городско Совета, а никто даже не замечает, что происходит в соседнем дворике.
   - Красивый особняк, - заметил Дима, когда ребята перешли дорогу и остановились возле Горсовета, осматривая со стороны дом, в котором побывали пять минут назад. - Наверное, он ещё и памятник архитектуры, если до сих пор стоит. Я поражаюсь, почему люди так не любят свою родину? Почему не берегут свою историю, родные города?
   - Наверное, некогда всем, - заметил Тарас. - Народ занят своими делами.
   - А я, когда выгуливаю своего "таксомотора", люблю рассматривать старые дома, - Они, как люди, а окна домов - глаза. Остановишься возле двухсотлетнего "старичка" и кажется, что перед тобой царский вельможа или фабрикант, влюблённый в театр. Когда я рассматриваю фасады старых домов, то чувствую, как реально получаю невероятную физическую силу. Душа как будто наполняется энергией мастеров, архитекторов, художников, строящих харьковские особняки, а через глаза, отыскивающие невероятно изящные детали лепки и фресок фасадов домов, в сердце проникает божественный и совершенный свет гармонии построения Мира...
   - Ну, ты, Димочка, загнул! - восхищался Тарас. - Я в жизни не рассматривал облезлые постройки центра, а так говорить о полуразрушенных домах могут только поэты!
   - Архитектура - поэзия в камне! - заметил Дима, улыбаясь. - Я иногда рассуждаю над судьбой старых домов и, вообще, над тем, что вижу в городе, и мне кажется, что дома это - люди, города это - люди, даже страны это - люди. У каждого города и дома своя история, свой век и судьба.
   На глобусе Земли-планеты
   Живут и вырастают, словно дети,
   Малютки и гиганты-города,
   Как родинки, и есть у всех душа.
   Душа, своё лицо и свой характер,
   Как у людей: шальной, спокойный, праздный,
   С своими тайнами, печалями и духом,
   Закрой глаза, замри и город слушай.
   Шагает важно, величаво, как вельможа,
   Сиятельный Санкт-Петербург,
   На батюшку Петра похожий,
   Такой же гениальный, властный и мечтатель,
   России символ возрождения, крылатый!
   А вот Москва-столица, гордая боярыня,
   Богата, златоглава и пышна, всем мать и барыня,
   Немного суетлива и с детьми, с соседями - строга,
   Столица звёздная, отходчива, великодушна, весела!
   Каштанов цвет, златые купола Великой Лавры
   Жемчужину хранят - прекрасный Киев-град,
   С руки Апостола-Андрея, Русь крестившего,
   Славянская святыня - на века!
   Великий Новгород, князь-город, Ратибор!
   Как друг иль брат спасаешь, учишь скромно,
   Ты - родовитый принц, и седина веков
   Ложится на чело республики старинной.
   Любимый Харьков, мудрый мой купец,
   Сковорода-философ и трудяга-удалец,
   Богат народом энергичным и красивым,
   Немного нагловат, но щедр
   И всем даришь любовь и силу!
   Поклон всем городам, посёлкам и планете
   За жизнь и теплоту, мы все лишь ваши дети!
   Не почитаем, не храним, не понимаем иногда,
   Простите нас, Земля, и сердца милые, родные города!
   - Классно! - восхищался Тарас. - Ты написал?
   - Возможно, но это - не важно, было настроение, вот и написал о городах, в которых побывал. Знаешь, меня больше всего задевает, что постройки советского времени сделали города безликими, одинаковыми, пресными что ли, не интересными. Мне иногда кажется, что в советское время хотели всех людей сделать идеально одинаковыми, как сейчас модно говорить, принудить к равенству, братству и сознательности. Души людей подгоняли под линеечку советской морали и строили такие же неинтересные однообразные строения. Если в старые времена каждый дом имел собственное лицо, был построен по индивидуальному проекту, то после Великой Отечественной войны "шедевры" архитектуры - "хрущёвки", обезобразили и сделали серыми наши города.
   - Дима, а как же известные артисты, художники, спортсмены, учёные? Разве можно называть безликой страну, в которой работали первые покорители Космоса, строители Днепрогэса, мощнейших атомных электростанций, гигантских заводов?
   - Трудно понять, как пробивали себе дорогу в советские времена известные учёные и конструкторы и как, вообще, они появились на свет, когда после Октябрьской революции 1917 года Российскую империю покинула почти вся интеллектуальная элита страны? Думаю, как и всё в Мире, это происходило по воле Господа Бога... Возможно, и надо было в полуразрушенной бомбёжками стране строить серые "коробочки" хрущёвок. Почему же сейчас, когда в наших мегаполисах живёт столько успешных, а значит, благословенных Богом людей, им так безразлична история и вид родного города? Почему преуспевающие бизнесмены несутся на своих прекрасных машинах мимо зияющих проломами дверей и окон купеческих "старичков", умирающих в самом центре города, не замечая, что эти дома напоминают незаживающие язвы на "теле" нашего любимого, живого Харькова? А как ужасно выглядят некоторые "старички", погребённые под современными металлоконструкциями преуспевающих банков и концернов? Я смотрю иногда на супер современные постройки, выпендривающиеся в окружении дряхлых, но изящных домов прошлых веков, и становится больно за будущее города. Правильно сказала бабуля, не научимся служить Богу и получать от Творца Мира мудрые советы, потеряем и свою историю, и свою страну...
   9.
   - Димон, а тебе не кажется, что пока мы спасали бабушку, совещание уже закончилось? - поинтересовался Тарас, подозрительно рассматривая подъехавшие в это время к дверям Горсовета автобусы.
   Из них стали выпрыгивать ровесники Тараса и Димы, одетые в странную, одинаковую форму и цветные галстуки. Вскоре перед Городским Советом выстроился целый отряд школьников, и, судя по их оживлённым разговорам, это были - поляки.
   - Что это ещё за делегация? - присвистнул Тарас, осматривая необычную форму польских школьников, на которой были нашиты эмблемы в виде трилистников (лилий).
   - Как вовремя они подъехали, - заметил Дима, довольно потирая руки. - Сейчас пристроимся к этой компании и поищем Лёвушку.
   - Точно! Димка, вечно ты опережаешь меня! О, смотри, какой толстый дядечка, пошли скорее за ним!
   Ребята пристроились за довольно упитанным поляком, командующим отрядом польских школьников и, незамеченные охраной, проникли внутрь властной цитадели. Тарас и Дима прошествовали с отрядом поляков на второй этаж и остановились перед широко открытыми дверями актового зала Городского Совета. Пока гости из Польши строились, готовясь пройти в зал с песней и речёвкой, наши следопыты, устроившись у открытых створок дверей, рассматривали большое помещение, заполненное людьми.
   - О, смотри, вон Лёва сидит, справа, прямо у центрального прохода, на самой галёрке, как двоечник, - заметил Тарас, и, оглянувшись на друга, встретился со строгим взглядом приближающегося к актовому залу охранника.
   В это время отряд польских ребят чётким шагом двинулся внутрь зала, и Тарасу ничего не оставалось, как пристроится за ними. Двери за подростком закрылись и в "лапах" строгого блюстителя порядка остался Димка-капитан.
   "Ничего, Димон всегда отобьётся"! - подумал Тарас, шагая вместе с польскими ровесниками к сцене.
   Когда паренёк поравнялся с последними рядами актового зала, то немного задержался и, быстро сообразив, как ни в чём и не бывало, пролез к свободному креслу мимо солидной тётеньки, скучающей на галёрке.
   - Кого ищем? - поинтересовался в это время охранник у оставшегося возле захлопнувшейся двери актового зала Димы Скрипки.
   - Директора лицея искусств, Льва Сергеевича, - спокойно ответил подросток, слегка ломающимся голосом.
   - Так он же на совещании в этом зале.
   - Знаю, но мне его бабушка приказала найти Льва Сергеевича и обязательно передать ему пакет, - сообщил Дима, доставая из ранца свёрток с бутербродами. А вы не знаете, долго продлится совещание?
   - Кто ж его знает, бывает, начальство до самой ночи засиживается, - ответил охранник и, услышав телефонный звонок, добавил: - Советую, подождать не более получаса. Если совещание не закончится, то лучше дальше не ждать. Ладно, меня вызывают, смотри, не озорничай тут и двойки свои не потеряй.
   Добродушный сикьюрити улыбнулся, кивнув на сиротинку-ранец, лежащий на полу, и быстро зашагал по коридору в сторону лестницы.
   - Фух, - выдохнул Дима, оставаясь в пустом коридоре наедине с собственным ранцем.
   Приложив ухо к двери актового зала, подросток попытался понять, что происходит за дверью. Разобрать что-либо было не возможно. Димка слышал звонкие детские голоса, строгие мужские, и вскоре диалог школьников со взрослыми дяденьками-директорами закончился всеобщей песней.
   - Прямо не совещание, а камерный концерт, - прошептал мальчик и отошёл от двери, присаживаясь на подоконник окна, уставленный цветами. - Посижу немного в засаде, всё равно ничего не слышно.
   Паренёк устроился между огромной китайской розой и небольшой, грустной пальмой с опущенными листьями. Вздыхая, Дима стал размышлять над тем, что делать после того, как он и Тарас найдут единственный вещдок исчезновения Вики и библиотекарши - загадочную и, возможно, опасную книгу. Так подросток просидел на подоконнике минут сорок, всё больше переживая за Тараса, так удачно просочившегося в директорскую среду. Размышляя, Димка-капитан невидящим взглядом смотрел на двери, отделяющие его от друга Тарасика, когда из зала для заседаний медленно выполз чей-то зад.
   - Ничего себе заседаньице! - выдохнул школьник и с изумлением узнал Тарасика-карасика, ползущего задним ходом с портфелем директора в зубах. - Тарас, греби ко мне!
   Услышав окрик, смелый разведчик вскочил на ноги и с выпученными от волнения глазами бросился к другу под "зонтик" унылой пальмы.
   - Тарас, ты что творишь? А если бы кто-нибудь увидел твои манёвры с чужим портфелем в зубах?
   - Димка, ты - настоящий друг, и если бы я не был уверен в том, что обязательно меня подстрахуешь, то не взялся бы, вообще, шпионить в разгар директорской тусовки. О каком воровстве идёт речь, если наша драгоценная принцесса Вика, возможно, именно сейчас находится на грани жизни и смерти? Сейчас изымем книгу, и вернём портфель назад, пока наш Лёва просматривает документальный фильм о скаутском движении в Польше. В зале темнотища, так что риск - минимальный.
   Ребята судорожно раскрыли директорский портфель и начали рыться в нём.
   - Господи, прости нас, - шептал Дима. - Прости, мы знаем, что нельзя брать чужие вещи и совать нос в личную жизнь людей, но ты сам видишь, в какие мы и Вика попали обстоятельства. Прости и помоги нам! Аминь!
   Подростки обнаружили в портфеле стопку тетрадей, папку со служебными инструкциями, несколько методичек по истории и кулёчек с конфетами. Книги по истории Российской империи в портфеле не было.
   - Куда же она делась? - размышлял Дима. - Так, Тарас, вспомни, зачем директору школы понадобилась книга?
   - Скоротать время на совещании, - сообщил "детектив", припоминая разговор в библиотеке.
   - Значит, книга у него в руках, жаль. Тарас, клади "привет" от бабушки и неси портфель назад.
   Ребята положили свёрток с бутербродами в директорский портфель, и Тарас, вновь на карачках, отправился в учительское "логово".
   Прошло с полчаса, пока "детектив" вновь на четырёх "лапках" выполз из актового зала.
   - Что так долго? - шёпотом возмущался Дима, выходя к другу из своего "зелёного" укрытия.
   - Всё - Окей, - сообщил Тарас, поднимаясь на ноги. - Книга, действительно, у директора в руках, наверное, просматривал, пока свет не погасили.
   - А ещё руководитель лицея! Мало того, что устроился на галёрке, так ещё и отвлекается на совещании, - заметил Дима. - Придётся ловить его в другом месте, слава Богу, знаем, где он точно появиться в 20-00.
   - Димон, мне предки уже раз пять звонили, может быть, домой заявимся на пару часиков? - предложил Тарас.
   - Естественно, заявимся! Лучше расскажи, почему так долго вёл разведку во "вражеском" тылу? - поинтересовался Дима, направляясь с другом к выходу.
   - Фильм смотрел. Там так интересно рассказывали про детские организации. Оказывается, они есть почти во всех странах мира, а самая первая появилась во Львове ещё в 1910 году. Львовская область тогда входила в состав Австро-Венгерской республики. Первые организованные отряды школьников называли скаутами, что значит - проводник, разведчик, тот, кто первый показывает дорогу и первый вступает в поединок с несправедливостью и защищает своих близких, - одним духом сообщил взволнованный Тарас, чем несказанно удивил Димку-капитана, который привык к обычно молчаливому состоянию друга.
   - Я когда-то читал о польских скаутах, их обычно называют харцерами. Харцер это - рыцарь, который первым выезжает перед войском двух противоборствующих армий и сражается в первом поединке с самым сильным рыцарем вражеской стороны.
   - Рыцари? - переспросил Тарас. - Сколько раз слышал о рыцарях по телику, всегда думал, что они сказочные, былинные персонажи.
   - Ну, что ты! В средние века в Европе реально жили и воевали рыцари. Хвала и слава Господу и талантливым писателям и художникам рыцарских времён! Старинные книги и картины - конкретные свидетельства жизни и подвигов благородного средневекового сословия - рыцарей! Рыцари это - всадники, заслужившие за верную службу от своего правителя, герцога, князя или короля, дворянский титул.
   - Да, уж, трудно представить, что бы мы знали о прошлом, если бы не было книг, - заметил Тарас. - И художники - молодцы! Их, наверное, можно назвать ископаемыми фотографами...
   - Сам ты ископаемое! - пошутил Димка-капитан, шутя толкая друга. - "Фотографии" этих "ископаемых" сейчас столько стоят, столько...
   - Успокойся, Димон! Я же пошутил, а писателям и всем творческим дарованиям - слава! Расскажи лучше о рыцарях.
   - История рыцарства началась более тысячи лет назад. Для того, чтобы стать рыцарем надо было пройти настоящие испытания христианского долга, - шагая по коридорам Горсовета, рассказывал Димка-капитан. - Была целая система воспитания рыцарей. Мальчики, которые хотели стать рыцарями, под присмотром строгих отцов играли в игры, развивающие воинский дух, и устраивали шуточные сражения. В девять лет будущего рыцаря одного, без тётушек и мамочек, отправляли служить пажем к знакомому рыцарю. Подростки сопровождали хозяина на охоту и в путешествиях, при чём, пешим ходом; прислуживали за столом и обязательно молчали. Заговорить паж мог только с разрешения рыцаря-наставника. Будущий рыцарь устилал пол жилища своего хозяина соломой или тростником, ухаживал за его кольчугой, оружием и конской упряжью, обязательно изучал Святое Писание. Самым интересным занятием для пажей была подготовка к рыцарским турнирам. Подростки усмиряли коней, бегали в тяжёлых латах с копьём и учились мудрой игре в шахматы, заставляющей думать и рассчитывать. Молоденькие пажи прислуживали дамам и пели под аккомпанемент бандуры песни о любви и воинской славе. Будущие рыцари служили Богу, даме сердца - носительнице мудрости и хранительнице добродетелей и государю - гаранту космического порядка в обществе. Если рыцарь-патрон находил, что юноша, отданный к нему для воспитания, достиг определённых успехов в военном искусстве, отличился хорошим поведением и благонравием, то он повышал его в оруженосцы. Впервые юноше поручали нести меч и разрешали разговаривать с рыцарями. Оруженосцы становились внутренней стражей замка, которые в те времена строились, как крепости против нападения варваров. Оруженосец сопровождал своего рыцаря в бою, становясь позади патрона, и внимательно следил за боем, подавая в нужное время новое оружие, а так же поднимал хозяина в случае падения, отражая атаки врага. После того, как молодые люди привыкали к обязанностям оруженосца, их посылали ко двору государя, чтобы там они обучились придворному этикету, изящным манерам, и в последствии, просили рыцарского звания.
   - Димка, у меня впечатление, что ты разговариваешь на иностранном языке, - сделал замечание Тарас. - Ну, кто в наше время говорит о добродетели, благонравии, духовном росте и чистоте нравов! Смешно! Добродетель, это что за птица?
   - Добродетель это - смирение, доброта, целомудренность, - рассказывал "профессор". - Тебе смешно, но так было тысячу лет назад. Люди стремились к совершенству и благородству, и не было бесчестия страшнее, чем нарушить долг чести или предать идеалы рыцарства. Не было почёта выше, чем слыть "рыцарем без страха и упрёка", прославившего своё имя бесчисленными подвигами и высокими духовными достоинствами.
   - Рыцари в наше время - белые вороны, - вздохнул Тарас. - В наше время: не схитришь - не выживешь.
   - Не правда! - не согласился Дима. - Бог всегда поможет и подскажет, как поступить, если человек не видит честного пути, чтобы решить какую-то проблему. Люди просто не доверяют Всевышнему, не понимают, как правильно строить отношения с Создателем Мира, который слышит каждое наше слово и видит каждый наш шаг. Если человек не понимает, что Бог живой и всё во власти Его, то и не подумает отдать свои трудности в руки мудрого и сильного Отца. Отсутствие знаний о Боге и Его Законах, не понимание того, как устроен Мир и недоверие к Всевышнему к Его сверхъестественным возможностям и приводят к тому, что люди вечно попадают в нехорошие истории.
   - Любишь ты, Димка, нырнуть в историю, наверное, сам хотел бы стать рыцарем, если столько знаешь об этом?
   - Конечно, хотел бы, ведь сам король присваивал достойным воинам звание рыцаря. Хочешь, расскажу, как это было?
   - Хочу!
   - Посвящение в рыцари происходило, обычно, под Рождество, Пасху и другие христианские праздники. Молодых людей одевали в белую, льняную одежду, как символ непорочности, и в этой одежде на всю ночь отправляли молиться в церковь. Этот обряд назывался ночным дозором.
   - О, так мы же видели кинофильм "Ночной дозор"! - заметил Тарас. - И там рыцарей не было.
   - Были, только современные, это надо было понять, - сообщил Дима.
   - После ночного дозора на рассвете за пажами приходил старый рыцарь и вёл в баню. Там пареньку надевали на шею перевязь с мечами и накрывали простым серым сукном, в знак того, что он прощается со сквернами мира и вступает в новую жизнь. В таком виде старший рыцарь вводил новопосвящённого в церковь в сопровождении родственников и друзей, где священник благословлял меч новичка, читая Евангельские поучения. Молодого человека одевали в мантию, испещрённую вышитыми цветами и гербами будущего рыцаря. В храме при большом стечении народа король или герцог вручал рыцарю оружие, благословенное священниками. После этого в церкви проводили службу во имя Святого Духа, рыцарь становился на колено, и церковнослужители вносили книгу рыцарских законов. Когда заканчивали читать рыцарский Устав, посвящённый преклонял колено перед государем, который произносил: " Во славу и во имя Бога Всемогущего, Сына и Духа святого жалую тебя рыцарем! Помни же, что долг твой соблюдать все правила и уставы рыцарства - этого истинного, светлого источника вежливости и общежития. Будь верен Богу, государю и подруге. Будь медлителен в мести и в наказании и быстр в пощаде и помощи вдовам и сиротам, посещай обедню и подавай милость, чти женщину, не терпи злословия на них, потому что мужская честь после Бога нисходит от женщины!" Тогда кандидат отвечал: "Обещаю и клянусь в присутствии Господа моего и государя моего положением рук моих на Святое Евангелие тщательно блюсти законы и наше славное рыцарство!" После этого государь три раза ударял мечом по плечу новоизбранного и троекратно целовал его, давая распоряжение, надеть на нового рыцаря золотые шпоры - эмблему достоинства, и помазать его елеем. Нового рыцаря потом выводили на городскую площадь, и все жители поздравляли его и устраивали праздник.
   - Как благородно звучит! - заметил Тарас. - Рыцари давали присягу быть идеальными, прям таки, Ангелами-воинами.
   - Древние пахали, как папы Карло, с девяти лет служили, чуть ли не в армии, а сейчас в таком возрасте родители боятся ребёночка дома одного оставить. Да и лодыри мы все, дома за собой не убираем, а тогда мальчишки считали честью, служить и угождать своему наставнику, - улыбаясь, размышлял Тарас. - Попробуй предложить кому-нибудь из наших ровесников пол подмести на лестничной площадке или собственную одежду постирать. К стати, в документальной киношке, которую крутили директорам школ, рассказывалось о том, что во время Второй Мировой войны польские скауты вели себя, как настоящие рыцари. Они создали партизанский отряд - "Серые шеренги", и шпионили за фашистами. Мальчишки и девчонки писали на стенах домов в оккупированных немцами городах антинацистские лозунги, расклеивали листовки, призывающие бороться за независимость страны, и даже принимали участие в боях.
   - Если заглянуть ещё на восемьсот лет назад, то наши с тобой ровесники тоже не сидели дома и не пили пивко под сигареточку, - сообщил Дима. - В 1212году десятки тысяч детей и подростков из Германии и Франции собрали целое войско для крестового похода. Дети и подростки прошли не одну тысячу километров пешком до морских портов и только там часть из них остановили взрослые, отказав посадить мальчишек на корабли, отправляющиеся в Иерусалим для войны с мусульманами. Часть детей всё-таки проникла на корабли в порту Марселя и погибла во время плавания и кораблекрушений, те же, кто добрался до Святой Земли, предательски были проданы судовладельцами в рабство. Это выступление так и назвали - "Крестовый поход детей".
   - Я что-то слышал про крестовые походы, в которых участвовали рыцари, интересно, зачем столько людей стремились в Иерусалим?
   - Считалось, что участники похода получат прощение грехов, а Иерусалим - главный, священный центр Христианства. На прилегающей к городу Лысой горе (голгофе) был распят Иисус Христос - Сын Божий, Спаситель, воскресший на третий день после казни. В те времена Иерусалим и Святая Земля были захвачены мусульманами и крестовые походы совершались для передачи святынь в руки христиан. В начале 13 века в Европе распространилось убеждение, что только безгрешные дети способны освободить от мусульман Иерусалим, вот и поднялись мальчишки на войну.
   - Если бы мне сейчас представилась возможность повоевать, я бы тоже не отказался, - признался Тарас, вздыхая.
   - Дружочек мой, разница между тобой и теми смелыми ребятами в том, что дети средневековья шли защищать христианскую веру, сердцем принимая Господа, готовые отдать жизнь за святыни, а тебе хочется пострелять и повоевать только по одной причине - скука...
   Подростки уверенно шли по лестнице и коридору первого этажа административного здания, оживлённо беседуя и не замечая внимательных и строгих взглядов взрослых. Ребята так были увлечены обсуждением рыцарства, что охрана и не пикнула, пропуская мимо хохочущих, сияющих друзей.
   - Польские ребята приехали к нам в гости, и неделю будут посещать школы города, передавая свой опыт построения скаутских организаций, - сообщил Тарас, вышагивая рядом с Димой по харьковским улицам. - Вот бы они к нам в школу приехали! Родители рассказывали, как здорово было, когда работала пионерская организация. Может быть, и в нашем лицее организуют отряды скаутов или казачества? А ты обратил внимание на лилии, вышитые на рукавах поляков? Лилия - трилистник - символизирует три элемента скаутской клятвы: быть верными Богу, быть преданными Родине и окружающим и быть верными перед собой - не колебаться и решительно идти к цели.
   - Ещё, Тарасик, я заметил, что польские скауты как-то странно здоровались с нашим начальством, подавали все левую руку для пожатия.
   - В фильме про скаутов это объясняется, как знак особого расположения и доверия, так как левая рука расположена ближе к сердцу.
   - Тебе не кажется странным, что мы разговариваем о чём угодно, только не о Вике, которая возможно попала в такую жизненную загогулину, что попробуй из неё выход найти!? - вдруг спросил Дима, останавливаясь перед входом в метро.
   - Не кажется, - опуская голову пробурчал Тарас. - Для того, чтобы стать профессиональным сыскарём, я изучаю психологию, так в учебнике пишется, что это - нормальное явление, уход от тревожной темы. Когда люди не знают, что делать, то организм самозащищается от стресса, безвыходности, и мозг человека, продолжая самостоятельно размышлять над проблемой, заставляет язык работать с более лёгким "материалом".
   - Ну, Тарасик, ты выдал! Молодец, но я предлагаю обратиться к Тому, Кто знает выход из любой ситуации - Господу Богу, - предложил Дима перед тем, как Тарас должен был спуститься в метро, чтобы поехать домой.
   Ребята присели на лавочку, стоящую у входа в подземку, и, взявшись за руки, начали молиться в молитве согласия:
   "Отче наш, сущий на небесах!
   Да святится имя Твоё;
   Да придет Царствие Твоё;
   Да будет воля Твоя и на земле, как на небе;
   Хлеб наш насущный дай нам на сей день;
   И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим;
   И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого;
   Ибо Твоё есть Царство и сила и слава во веки.
   Аминь".
   - Господь, ты - великий Бог, и всё в этом мире происходит по воле Твоей! Просим, не оставь в беде Вику! - горячо и отрешённо, закрыв глаза, шептал Димка-капитан. - Прости нас всех за грехи наши и помоги нашей подружке там, где она сейчас находится! Возьми её под Своё покровительство и пусть Твоё дыхание, Дух Святой, поможет ей не сделать непоправимые ошибки. Подскажи нам, как помочь Вике. Спасибо Тебе, наш Отец, Защитник и Спаситель! Мы любим Тебя и будем стараться служить Тебе по-рыцарски! Аминь!
   Ребята попрощались, Тарас спустился в метро, а Димка-капитан поспешил к себе домой.
  
   Часть вторая.
   Опасный поворот истории.
   1.
   Вика несколько минут летела в пустом, тёмном пространстве, хватаясь руками за воздух. Неведомая сила, как в воронку миниатюрного тайфуна втягивала перепуганную девочку. Онемевшая принцесса хватала ртом воздух, сознание девочки плыло, а широко раскрытые от ужаса глаза пытались хоть за что-то зацепиться в несущемся потоке мрака и неизвестности. Вдруг Вика услышала хлопок, беспомощно взмахнула руками и на мгновение увидела растерянное лицо Тараса, не осознанно прошептав: "Спаси меня!". Непроницаемый, тёмный поток ещё некоторое время кружил девочку в тишине небытия, и, наконец, оказавшись в покое, перепуганная путешественница почувствовала, что сидит у кого-то на коленях. Какими-то странными были ощущения немецкой принцессы. Ей казалось, что она вернулась в детство, и как подтверждение этого, к ней подошла красивая женщина в старинном платье и всунула в Викину руку золотую погремушку.
   - Как тут наш Ангелочек? Николай Александрович, пожалуй, пора заканчивать повествование сказочных страшилок, княжнам пора на прогулку.
   - Хорошо, Александра Фёдоровна, сейчас выясним, кто из богатырей самый сильный, и отпущу наших голубок на свежий воздух, - улыбаясь, согласился российский император Николай Второй.
   Три царские дочери поближе придвинулись к отцу, стараясь не пропустить ни единого слова из интересного повествования, и старшая, девятилетняя Ольга, поинтересовалась:
   - Папенька, так кто же победил Змея Горыныча?
   - Сейчас узнаем, - пообещал русский царь и, перевернув страницу книги, продолжил чтение.
   Вика не верила ни своим ушам, ни своим глазам. Минуту назад она рассматривала в подобранной под библиотечным стеллажом книжке фотографию императорской семьи Романовых, и вот сейчас, каким-то совершенно невероятным образом перевоплотилась в младшую принцессу царствующей в начале двадцатого века династии - Анастасию. Как могло произойти, что время отбросило Вику ни много, ни мало на сто лет назад, и украинская девочка превратилась в настоящую русскую принцессу? Пять секунд назад младшая царская дочь улыбалась ей со старинной фотографии, размещённой в исторической книге, и, позавидовав судьбе императорского ребёнка, Вика тут же примерила на себе её жизнь... Разумеется, девочка с неописуемым интересом рассматривала свою новую семью и обстановку вокруг. Единственное, что волновало её в это время, было ощущение неловкости пребывания в крохотном тельце княжны-малышки. Вика-Анастасия блаженствовала на руках императора всея Руси, легкомысленно отложив на потом трудный вопрос: а что же с ней будет дальше? Царь Николай Второй заботливо держал Вику-Анастасию на коленях, то и дело прикасаясь к её нежному лицу аккуратной бородой, и наблюдал умными, смеющимися глазами за реакцией ребёнка на довольно страшную сказку-былину. Батюшка-царь иногда поправлял платьице неспокойной принцессы, но малышка то и дело задирала юбку свободной от погремушки рукой. "Подвижная дочурка была у царя, - размышляла Вика, неосознанно, смыкая свою одежду, - вся в меня"! Девочка всматривалась в лицо "мамы"-царицы, и ей казалось, что Александра Фёдоровна была похожа на Ангела. Красавица с добрым и смиренномудрым выражением лица напомнила Вике образ Божьей Матери со старинной иконы, висящей в комнате немецкой бабушки - фрау Марты. Русская царица спокойно расхаживала по комнате, в которой собралась императорская семья и, держа на руках белокурого наследника престола - царевича Алексея. Царственная мама думала о чём-то своём, нежно прижимая к себе красивого младенца с серо-голубыми глазами, оттенёнными длинными, закрученными ресницами. Удивительно, но, слушая сказку, все царские дочери были заняты вышиванием или вязанием. "Это же надо, такие маленькие принцессы, а своими руками уже вяжут себе носки и вышивают платья куклам! Неужели нельзя богатющей царской семье купить себе всё самое лучшее в магазинах или выписать из-за границы? Интересно, а почему царица сама нянчит ребёнка, с достатком царя можно было и десяток нянек нанять? Ой, а что это у меня на платье за латочка? Я, царская дочь, одета в поношенное платье с заплаткой? - удивлялась Вика и, крутясь от возмущения, чуть не выпала из рук "папы"-царя. - Вот это - экономия! Погремушка - золотая, а платье, наверное, носили все царские дочери в моём возрасте".
   Вдруг Вика, рассматривающая княжон, обратила внимание на старшую сестру, которая всё время сидела, наклоняясь над пяльцами. Девочке показалось, что старшая царевна кого-то ей напоминает. Задумчивая, белокурая девушка с глазами отца-царя была поразительно похожа на библиотекаря Катю. "Вау! Так значит, не я одна всегда мечтала стать настоящей принцессой, - подумала девочка. - Не я одна размечталась до того, что влипла в историю в полном смысле этого словосочетания. Мечтали, чтобы отец был царём, богатым, всесильным и выполняющим любые желания, вот и имеем теперь приключения на свою голову вместе с библиотекаршей Екатериной Васильевной. И как из этой самой истории выбираться, кто подскажет? О, Господи, вечно со мной приключаются невероятные вещи потому, что мечтаю не понятно о чём! Лучше бы воплощала в жизнь что-то конкретное и полезное. Как же нам пообщаться с Катюшей? Я в таком виде и в таком состоянии, что толком и разговаривать не умею. Как объяснить Екатерине Васильевне, что я тоже скакнула в 1904 год из 2009-го"?
   В это время Николай Второй закончил читать сказку, и старшие сестрёнки запели на французском языке весёлую народную песенку. В комнату тут же вошли две строгие дамы-гувернантки, и, сделав несколько замечаний старшим княжнам, по поводу их осанки, повели царских дочерей на прогулку. Великие княжны бегали по первому снегу во дворцовом саду и, как обычные дети, играли в снежки и катались на санках. Вику очень удивили простенькие развлечения русских принцесс, но потешило то обстоятельство, что, её, как младшенькую из девочек, особо опекали все, и сёстры, и гувернантки. Викусю-Анастасию катали на санках, носили на руках и растирали девочке румяные щёки и озябшие ручки. После весёлой прогулки царских детей повели на ужин. Вику усадили за длинный стол и медленно и церемонно, с соблюдением всех правил придворного этикета стали кормить печёными яблоками и рисовым пудингом, этакой нудной запеканкой. "Что за простота! - возмущалась украинская панночка, запивая еду обычным клубничным киселём. - Цари, а питаются так скромно, нет даже вкусненького тортика".
   После ужина к царице Александре Фёдоровне подошёл придворный и сообщил, что на завтрак будут подавать овсяную кашу с изюмом, а к обеду приготовят варёный картофель с овощами и отварной телятиной. Вика выслушала царское меню на завтра и скривилась, подумав: "Это обалдеть можно, как бедно питается императорская семья! В моём купеческом Харькове бомжи и те умудряются курей гриль или копчёных цыплят покупать, после того, как продадут на металлолом кусок ворованного железного забора или канализационный люк. Может быть, цари жадные или очень экономные?" Вика задумалась и вспомнила слова любимой немецкой бабули Марты: "Еда должна быть простая и полезная, - учила мюнхенская фрау упрямую, несговорчивую девочку, прогуливаясь с ней по продуктовому рынку. - Обжорство - большой грех. Человек, который всё время думает о еде, нормально ни жить, ни работать не может. А что нам об этом говорит святое Писание? Говорит, что обжора служит своему животу, а не Богу. Отец Небесный просит, чтобы человек заботился о духовном, а не о еде и вещах, потому как даже маленькой птичке всегда найдётся еда, о ней Создатель позаботиться, а что ж говорить о любимых детях божьих - человеке? Живи по Закону Божьему, работай, и Бог не оставит твои труды без щедрого вознаграждения". Шагая после скромной еды за довольными ужином сёстрами, Вика вздыхала и вспоминала чипсы, "Кока-колу" и жевательную резинку. Девочка размышляла о том, что современные люди привыкли кушать, скорее, как животные, а не как дети божьи, и, закрыв глаза, представила праздничный украинский стол. Ноги восьмиклассницы подкосились, когда перед ней поплыли блюда с домашней колбасой, бужениной, цыплятами табака и фаршированными поросятами. Заметив слабость ребёнка, гувернантка подхватила Вику на руки и присела с малышкой на диван, приготовившись слушать игру на фортепиано старшей княжны Ольги. Вика-Анастасия слушала красивую мелодию и думала о том, что очень странно живут современные украинцы, каждый праздник которых выливается в настоящее пиршество и обжорство. "У бизнесмена Скрипки есть выражение - закатить царский пир, - думала Вика. - Судя по тому, как питается императорская семья, то царские пиры выглядят совершенно не так, как представляют это себе современные украинцы. Вот бы удивились современные любители пошамкать, если бы попали на сверхскромный царский приём к Романовым!" После того, как княжна Ольга сыграла несколько музыкальных пьес, старшие царевны спели забавную народную песенку и, наконец, императорских детей отправили отдыхать. Когда все царские дочери зашли в одну комнату, Вика сначала не поняла, что ей предстояло ночевать в одной спальне с тремя сёстрами. Увидев четыре простенькие, раскладные походные солдатские кровати, правда, укрытые дорогим постельным бельём, девочка растерялась и потеряла дар речи. "Ну, это уже слишком! - в душе возмущалась принцесса Вика. - Ладно, пусть они берегут здоровье и питаются тягомотной овсяной кашей и киселями, пусть экономят на нарядах, но спать вчетвером в одной комнате огромаднейшего дворца это - караул какой-то! Кто мне поверит в школе, что принцессы Великой Российской Державы ютились в одной комнатке, да ещё и на таких жалких кроватках? У меня создаётся впечатление, что я попала не в императорский дворец, а в монастырь или в дом многодетной семьи, имеющей очень маленькие доходы. Царица и княжны одеваются более чем скромно, волосы украшают не бриллиантовыми диадемами и коронами, а живыми цветами. Нитка жемчуга - единственное украшение, которое было сегодня на жене царя. Всегда думала, что принцессы и королевы утопают в роскоши и целыми днями меняют наряды и бриллианты, веселятся на балах и капризничают. Выходит, что в Российской императорской семье считается плохим тоном тратить время на модные закупки, развлечения, а деньги - на роскошь. Хотя, роскошь - тоже грех..."
   - Эх-эх-эх! - простонала Вика, чувствуя, как куда-то проваливается.
   Девочка летела в пугающей, пульсирующей темноте, махая руками, и почему-то ей становилось всё жарче и жарче. Пространство вокруг неё плыло и вздрагивало, и ей показалось, что она скользит на волнах знойного, раскалённого воздуха. Жуткое ощущение того, что руки, ноги, пальцы, шея сами по себе вытягиваются и полнеют, пугало и страшно омрачило состояние путешественницы во времени. Наконец, чьи-то заботливые, невидимые руки выхватили девочку из знойного водоворота небытия и опустили принцессу на землю. Вика открыла глаза.
   - Вау, море! А это что такое? - удивилась девочка, заметив перед собой мольберт.
   Не успела Вика оглядеться, как к ней подбежали взрослые княжны Мария и Татьяна, везущие в инвалидской коляске бледную, кареглазую девушку.
   - Сестрица, а мы тебя ищем! - сообщила Мария. - Княжна Софья Орбелиани так соскучилась по твоим театральным представлениям, что не захотела и на минутку отложить встречу с тобой. Ты покажешь нам кого-нибудь сегодня?
   - Я тоже не могу больше писать под таким солнцем, - поторопилась признаться Вика-Анастасия, откладывая на столик, стоящий рядом с мольбертом, краски и кисти, которые после приземления из ниоткуда оказались у неё в руках. - А что вы имеете ввиду, покажешь?
   В это время к девочкам приблизилась придворная фрейлина царицы Александры Федоровны и голосом диктора телевидения, напоминающим экстренные сообщения о прибытии иностранных правительственных делегаций, сообщила:
   - Александра Фёдоровна убедительно просит Великих княжон перенести урок рисования под крышу дворца.
   Дама торжественно удалилась, а Вика стала в позу и, имитируя голос и манеры императорской фрейлины, торжественно произнесла, неожиданно даже для самой себя:
   - Александра Фёдоровна убедительно просит Великих княжон перенести урок рисования под крышу Ливадийского дворца...
   Три княжны не выдержали и начали громко смеяться, так потешно выглядела пародия Вики на действия придворной дамы. Наша же подложная царевна, насмеявшись вместе с сёстрами и подружкой, в душе вздыхала и думала, о том, что же будет дальше. Она с ужасом чувствовала, что тело не принадлежит ей и продолжает жить жизнью незнакомой ей княжны Анастасии. Состояние раздвоения тела и души сильно напугало Вику. Душа и разум девочки чувствовали и мыслили категориями тринадцатилетней украинской школьницы из далёкого 2009года. Тело же топало жизненным путём царской дочери Анастасии, полностью подчиняя своим действиям душу и порывы девочки. Вика и не представляла себе, чем может обернуться для неё это несоответствие. Толкая по дворцовым аллеям инвалидную коляску княжны Софьи, болеющей туберкулёзом, Вика напевала весёлую песенку из какого-то музыкального спектакля и задорно подмигивала сёстрам и больной подружке, удивляясь собственному поведению. "Сейчас придётся писать, а я даже не представляю, что обычно рисуют дочери императоров, - размышляла она, останавливаясь в тени дворцового портика. - Может быть, нарисовать цветы, море, кораблики, а если окажется, что Анастасия любила изображать что-нибудь оригинальное. Так, надо вспомнить, какие полотна, написанные в начале двадцатого века, я видела в картинных галереях Мюнхена. Кажется тогда, все художники увлекались экспрессионизмом. Бунт - вот то слово, которым характеризовалось это направление в живописи. Тогда художники выступили против этих всех лютиков-цветочков, птичек, корабликов и берёзовых рощиц". Вика напряжённо вспоминала картины известных импрессионистов. В мозгах девочки замелькали картины Василия Кандинского и Франсуа Марка. Огромными, яркими кляксами перед её глазами поплыли жёлтые стога, перевёрнутые пирамиды, красные коровы, синие кони и голые люди, как бы размазанные по полотнам. Яркие краски, крупные, но размытые предметы и тучные люди вихрем неслись в воображении Вики, раздумывающей над тем, что же ей сегодня изобразить.
   В северном портике Ливадийского дворца царских дочерей уже поджидали четыре мольберта, которые были установлены кругом. Выслушав задание учителя, написать этюд на морскую тему, царевны приступили к работе. "И что же мне изобразить на морскую тему в стиле экспрессионистов? - спрашивала себя Вика-Анастасия. - Нарисую огромную, зелёную селёдку, лежащую на газете и бригантину с фиолетовыми парусами, скользящую по поверхности воды, бушующей в красном тазике, стоящем рядом с рыбой. А может быть, изобразить русалку с красным лицом и в балетной пачке, чтобы было смешнее?" Вика смотрела на белую поверхность мольберта и сомневалась, рисовать или не рисовать модную мазню. Внезапно девочка почувствовала чей-то взгляд и, повернув голову в сторону дворца, ясно увидела икону, висящую в красном углу комнаты, под окнами которой устроили художественную мастерскую царские дочери. Девочка почувствовала необычное движение воздуха, как будто порыв чистого, морского бриза остудил её лицо. Всмотревшись в икону, Вика увидела, как ожил лик Девы Марии, изображённый на ней, и матушка Иисуса Христа, Господа нашего, улыбнулась ей и пригрозила пальчиком. " Ой, что это со мной? Наверное, я перегрелась на солнце, - подумала Вика. - Нарисую лучше море и лодку с рыбаком-ом-ом-ом..."
   2.
   Не успела принцесса сделать первый мазок, как побежали, полетели минутки, часы, годы исторических событий. Страшно неприятное ощущение какой-то ломки, ненормальности состояния своего тела опять напугало девочку. Тело не слушало подростка и то и дело меняло размеры и возраст. Украинская девчушка находилась в настоящем шоке оттого, что её руки, ноги, туловище, голова и все органы то резко уменьшались, то начинали с бешеной скоростью расти. "Кто же там листает эту ненормальную книгу?! Я же не резиновая и не пластилиновая кукла! Господи, когда же всё это закончится?! Господь, милостивый и всемогущий..." - девочка лихорадочно зашептала молитву, и тут же почувствовала, как плывущее вокруг неё пространство успокоилось и замерло.
   Вика стояла на небольшой сцене вместе с княжной Марией и читала стихи, изображая взрослую, придворную даму. На импровизированном театральном помосте играло всего две "актрисы", но посмотреть чудное лицедейство и оценить талант царских дочерей собрался целый зал довольной, благодарной публики. Вокруг сцены, устроенной в столовой, тесным кругом восседала царская семья во главе с императором, придворная свита и гости российских правителей. Не было видно лишь цесаревича Алексея. Закончив представление двух отрывков из пьесы Мольера "Мещанин во дворянстве", княжны сошли со сцены под громкие возгласы одобрения и аплодисменты, и Вика заметила, как совершенно расстроенная императрица тут же покинула столовую. Фрейлины царицы и горничные помогали "актрисам" переодеваться, и Вика невольно услышала, как сердобольные служащие обсуждали состояние здоровья наследника российского престола - цесаревича Алексея. Дамы вздыхали и обговаривали подробности происшествия, которое привело к серьёзной травме малолетнего императорского сына. Во время царской охоты, выходя из лодки, цесаревич Алёша ударился бедром о борт, что привело к внутреннему кровотечению и тяжелейшему воспалению. Придворные глубоко сочувствовали царице-матери и обещали молиться за здоровье единственного сына Николая Второго и Александры Федоровны. Кто-то припомнил, как на кануне отъезда в Беловежскую пущу и Польшу для охоты на зубров, Алексей упал с лавки прямо в учебном классе, где проходили занятия царских детей. Девятилетний мальчик тогда сильно ударился коленкой об угол лавки, после чего некоторое время не смог ходить. Горничная, которая описывала последствия ушиба, едва держалась на ногах, вспоминая, как опухла нога страшно страдающего невыносимыми болями цесаревича, и, как самоотверженно тогда ухаживала за ним императрица, ни на минуту не оставляя его.
   Переодевшись, княжны направились в комнату больного брата, но доктор Деревенко остановил их, сообщив, что цесаревичу стало легче, и он уснул. Тут же к царским дочерям подошёл учитель французского языка Пьер Жильяр и объявил о том, что государыня-матушка просит их прогуляться с ним по лесу. Облегчённо вздохнув после известия о том, что брату стало легче, Мария потянула Вику-Анастасию за руку в девичью комнату, и, надев шляпки, "сёстры" выпорхнули на улицу, где их уже поджидали княжны Ольга и Татьяна. Одетые почти, как простые крестьянки, царские дочери два часа бродили по красивейшему смешанному лесу, собирая грибы и ягоды, фотографировались и обсуждали сегодняшнее театральное представление в исполнении младших княжон. Учитель Жильяр выбирал для фотографирования своих учениц самые живописные полянки, а Вика не переставала удивляться простоте общения царских дочерей с обыкновенным служащим. Украинская школьница чувствовала себя очень легко в компании княжон, но душой понимала, как много ей нужно учиться, чтобы стать подобной им. Необыкновенное очарование, какая-то неземная, духовная чистота струилась из глаз и сердец царственных девиц. "Наверное, принцессой надо родиться, чтобы по-настоящему ощущать себя царской дочерью... - размышляла девочка, следя за лёгкостью, с какой Ольга и Татьяна бегали с сочками по опушке леса, гоняясь за невероятно яркой и большой бабочкой. - Хотя, если посмотреть на них, кто сказал бы, что они императорские дети? Если бы их переодели в джинсы, футболки и разместили, например, в современной телевизионной студии с большим количеством приглашённых, сильно бы они выделялись"? Вика ещё некоторое время понаблюдала за "сёстрами" и сделала неутешительный вывод для всех девчонок, так мечтающих стать настоящими принцессами. "Я - не права. У княжон такие лица, на которые не возможно было бы не обратить внимания в наше время. У царских дочерей были лица, на которые не возможно было даже примерить маски недовольства, гнева, лжи или сарказма. Лица Марии, Ольги и Татьяны напоминали лики со старинных икон - светлые, чистые и без тени недовольства или противления. Лицо - отражение состояния души, внутреннего мира человека, - вздохнула Вика, доставая из кармана зеркальце и, рассматривая симпатичную физиономию княжны Анастасии. - Господи, помоги мне стать такой, принцессой и телом и душой-ой-ой..."
   "Царевна" вновь плыла в густом, неприятном мраке, стараясь не думать о плохом. Вика болталась в потоке небытия, огорчаясь не только чёрному провалу неизвестности, но и тому, что и в этот раз ей не удалось остаться наедине с библиотекарем Катей, волею судьбы ставшей старшей царской дочерью - Ольгой. Прошло совсем немного времени, и восьмиклассница потянула симпатичным носиком свежий, хвойный воздух, приятный и бодрящий. Оглядевшись, удивлённая девочка поняла, что находится на прогулке, и ощутила в своих руках что-то тёплое и мягкое. Принцесса открыла глаза и обнаружила огромного сибирского, рыжего кота с красной ленточкой на шее. Вика стояла с котом в руках, и к ней по аллее парка на двойном велосипеде приближались княжны Ольга и Мария. Царские дочери, одетые в матросские костюмчики, лихо крутили педали велосипеда и улыбались, радуясь ясному солнечному дню и жизни вообще.
   - Швыбзик, потерпи немножечко, - попросила княжна Ольга, проезжая мимо Вики-Анастасии. - Сейчас сделаем ещё один кружочек по парку, и ты прокатишься с сестрицей Татьяной, если позволит рыжий разбойник.
   - Да, уж, если позволит наш ненаглядный малыш, - согласилась Татьяна, пугая Вику своим присутствием за её спиной. - Он вчера так объелся сливками, что не желает лишний раз шагу ступить.
   Татьяна погладила огненного любимца, и кот тут же перекочевал из рук Вики на её плечи, устраиваясь там шикарным воротником. Рыжий красавец признательно заурчал, замурлыкал, прищуривая глаза, слегка потягиваясь и принимая ласки двух царских дочерей. "Вот это бегемотище!" - подумала Вика, рассматривая огромного котофеича, позволяющего невиданные фамильярности с императорскими доченьками и оседлавшего тоненькую, хорошо сложенную княжну с красивыми и правильными чертами лица. Прогуливаясь между берёзками и клёнами, Татьяна и Вика-Анастасия заметили в дальнем углу парка цесаревича Алексея, играющего в кегли с сыновьями доктора и матросов, приставленных к нему воспитателями. Внезапно возле высокого забора, отделяющего лес от дворцового парка, появилось несколько крестьян в нарядных рубахах и с лукошками в руках. Два пожилых селянина что-то спросили у охранников, и прошли через ворота в парк. Улыбаясь и светясь от счастья, крестьяне стали перед цесаревичем Алексеем на колени и, склонив в почтительном поклоне головы, попросили принять дары. Вика в полнейшем изумлении наблюдала за странной сценой и заметила, как покраснел царский сын. Девочка почувствовала, что излитые душами русских крестьян неподдельные любовь и почтение, выраженные в коленопреклонении, не очень нравятся наследнику царского престола. Алексей явно ощущал неловкость и смущался своим царственным превосходством, дарованным ему волею Бога. Охрана царевича приняла корзинки и отправила их во дворец с жандармским полицейским, незаметно и неотступно следящим за безопасностью наследника царского престола из ближайших зарослей орешника. "Вот это жизнь! В этом парке, наверное, под каждым кустом сидит жандарм, обеспечивая безопасность императорских детей, - подумала Вика, и, присмотревшись внимательнее, заметила за ближайшими к ней зарослями сирени чьи-то тени.
   - Ты не хочешь поиграть в кегли? - поинтересовалась в это время Татьяна, указывая на брата-цесаревича и ватагу мальчишек, подающих ему биту.
   - Лучше я на велосипеде прокачусь, - ответила Вика-Анастасия, и заметив "папеньку"-царя, выезжающего на парковую аллею на велике, добавила, совершенно поражённая довольной улыбкой Николая Второго, приближающегося к княжнам: - Так хочется промчаться с ветерком-ом-ом-о-о-о..."
   В этот раз девочка и ойкнуть не успела, как очутилась на палубе какого-то судна рядом с княжной Ольгой, императором Николаем Вторым и цесаревичем Алексеем. Корабль плавно двигался по спокойной морской глади, и едва уловимый, настоящий морской ветерок приятно остужал лицо Вики, обласканное чудным июльским солнцем. Девочка рассматривала серебристо-стальное море, чаек, сопровождающих парусник, и прислушивалась к оживлённому разговору царевича Алексея и старшой царской дочери. Девятилетний парнишка восхищённо рассказывал княжне Ольге о поездке в горы, предпринятой перед морским путешествием. Наследник российского престола с упоением, вдохновенно описывал скалистые утёсы Крымских гор, живописные татарские поселения с домами, наполовину вросшими в обнажённые скаты скалистых образований. Царский сын восхищался ярко-белыми мечетями, невероятным блеском выделяющимися на фоне старых кипарисов, обрамляющих старинные кладбища. Цесаревич с упоением вспоминал скоростной подъём на автомобилях по дороге-серпантину на вершину одной из Крымских гор. Поднявшись до "Красного камня", вершины горы Яйлы, император, цесаревич, охрана и придворные устроили настоящее фигурное катание без коньков, скользя по прозрачному голубоватому льду ледника, покрывающему вершину. Алексей смеялся, вспоминая о том, как смешно падали папа-царь, полковники из его свиты и матросы, приставленные к наследнику престола для охраны и воспитания. В этот момент Вике показалось, что императорский сын совершенно счастлив. В это время к Алексею подошла царица с незнакомым Вике мужчиной, и по вопросам седовласого "профессора" к наследнику престола наша принцесса поняла, что её "братец" так болен, что нуждается в постоянной опеке доктора. Императрица попросила, стоящую возле Вики-Анастасии гувернантку, отыскать княжну Марию и наша путешественница во времени отправилась вместе с ней искать старшую "сестру". Покидая палубу красивого судна, Вика услышала, как царица отчитывает наследника престола за то, что он подбирает с палубы всякие железки, наполняя ими карманы. Подняв к бледно-голубому небу глаза, девочка вдохнула струю свежего морского воздуха и заметила на высокой мачте корабля флаг с надписью "Штандарт".
   Гувернантка и Вика заглядывали в свободные каюты царской яхты, и интересовались у проходящих мимо офицеров, не видали ли они княжну Марию. Приоткрыв двери кают-компании, гувернантка тут же осторожно их закрыла и тихо, на цыпочках, отошла.
   - Для Его Светлости готовят кинематограф, - объяснила она, вздохнув, и, скорее всего, сожалея о том, что не находится в кинозале.
   "Ух, ты! Российский император любил смотреть кинофильмы! - удивилась Вика. - А бабушка вечно гоняет меня от телевизора и заявляет, что там нет ничего интересного и полезного. Хотя... В начале двадцатого века кино только зарождалось, и кинофильмы были диковинкой. Трудно представить, смотрел бы царь современные кинофильмы: боевики, триллеры, мелодрамы и ужастики. В те времена люди реально воевали и видели кровь и побоища чаще, чем мы кино, да и мистики, наверное, хватало. Старики один другому до сих пор передают легенды о том, как перед самыми тяжёлыми временами, судьбоносные моменты истории сопровождались небесными явлениями Иисуса Христа, Богоматери или святых. Наверное, в то время люди видели на яву столько необъяснимых диковинок и мистики, сколько мы сейчас не встречаем в фантастическом кино".
   Возле кают-компании горничная и Вика встретили двух фрейлин, оживлённо обсуждающих чью-то свадьбу. Пока гувернантка осматривала очередную каюту, Вика внимательно прислушивалась к тому, о чём говорят придворные дамы. Оказалось что, она со всей царской семьёй находится на борту императорской яхты "Штандарт", направляющейся в румынский порт Констанце. В Румынии семью Российского императора ожидали с особым нетерпением, потому как сын короля Карла собирался сделать официальное предложение руки и сердца Великой княжне Ольге. "Ничего себе! Ольга это же Екатерина Васильевна! Ей что, придётся выйти замуж ?! Господи, помоги нам! Погулять на царской свадьбе очень хочется, но выходить замуж за того, кого уже и на свете нет..." - подумала Вика. Внезапно приоткрылись двери камбуза (кухни) и оттуда раздался звонкий, девичий смех, прерывая размышления расстроенной девочки. Гувернантка решительно направилась туда и, порывисто открыв двери кухни, застала, что называется, картину маслом. В окружении свободных от службы матросов в центре большого служебного помещения, в белоснежном кисейном платье с разноцветными кушачками, восседала царская дочь - Машенька. Улыбаясь, княжна Мария раздавала матросам конфеты и расспрашивала об их жизни. Вика смотрела на всю эту картину и диву давалась. Великая княжна знала по именам членов матросских семей и даже называла клички коров и собак, имеющихся в хозяйстве моряков. Когда княжна Мария поинтересовалась у одного из матросов о том, купила ли его сестра лошадь, взамен той, что пала весной, и поздравила боцмана Музалева с зачислением его сына в духовную семинарию, Вика не выдержала, и чуть в слух не высказала своё недоумение по поводу поведения сестрицы-принцессы. "Ну, вообще, это - не царская семья, это - не знаю что, - возмущалась Вика. - Где же их гордость, превосходство, блеск? Почему царские дети катаются на санках вместе с детьми повара и горничных, общаются с простыми солдатами и матросами, а наследник престола, будущий император, таскает в карманах какие-то болтики, гайки, как обычный мальчишка"!? Поднявшись с гувернанткой и княжной Марией, изгнанной строгой горничной из простецкой среды на верхнюю палубу, Вика-Анастасия увидела, что яхта приближается к берегу.
   В румынском порту семью Российского императора встречали: сам король Румынии Карл, королева Елизавета, принцы и принцессы королевского дома. Вика с интересом рассматривала румынских правителей и отмечала, что лицами, поведением и всем внешним видом они очень походили на членов российской императорской семьи. Девочке показалось, что семью Романовых встречают близкие родственники, правящие Румынией. Прибывших гостей пригласили на торжественный приём, а ближе к вечеру, на ужин, накрытый в красивом зале с белыми стенами и потолками, украшенными изящной лепкой. Никогда не участвующую в подобных мероприятиях Вику так утомили официальные церемонии и соблюдение придворного этикета, что к вечеру она почувствовала себя выжитым лимоном. "Не хочу быть принцессой! - про себя ворчала девочка. - Целый день ходишь букой, и спину держишь, как будто лом проглотила! За три часа церемоний и словесных выкрутасов так устала, как будто целый день из спортзала не вылезала!" Когда начало темнеть, слуги зажгли устроенную в бальном зале иллюминацию. Множество разноцветных лампочек, оригинально обрамляющих многочисленные миниатюрные клумбы с живыми цветами, расположенными вокруг праздничного стола, заискрились, замельтешили, и обстановка королевского приёма стала какой-то домашней и сказочной. Вика наблюдала за бодрым и весёлым королём Румынии, его любезной, спокойной супругой и за княжной Ольгой, сидящей рядом с принцем Фердинандом. Она не замечала радости на лице княжны, и думала о том, как чувствует сейчас себя библиотекарша Катя, принимая ухаживания румынского принца-жениха. Вскоре Вика услышала краем своего любопытного ушка, что Великая княжна Ольга оставила предложение наследника Румынского престола пока открытым. Царская дочь не отказала родовитому жениху, но обещала подумать над его предложением, не решаясь оставить свою семью и Россию... Вика прислушивалась к разговору придворных дам и удивлялась: княжна Ольга сомневалась в том, хочет ли она быть королевой, быть самостоятельной, имеющей свободу и власть правительницей! "Это же надо, так любить своих родителей и свою Родину!" - думала Вика-Анастасия, обозревая великолепный зал, наполненный высокородными царственными гостями, и представляя себя Золушкой на шумном балу. Она вновь почувствовала себя тринадцатилетним подростком и стала активно рассматривать сидящих напротив неё сыновей и племянников румынского короля. Как только украинская принцесса собралась поближе пообщаться с симпатичными принцами, пугающая, всепоглощающая сила крепко ухватила её в свои объятия и унесла прочь в неизвестность.
   3.
   Девочка открыла глаза и заметила, что она снова немножечко подросла за мгновения временных странствий и перевоплощений. Одетая в полуспортивную одежду и с теннисной ракеткой в руках Вика сначала подумала, что, наконец, закончился тот страшный, кошмарный сон, так долго мучавший её, но, оглядевшись по сторонам, девочка разочаровано вздохнула. Она по-прежнему находилась где-то там, в далёком, незнакомом прошлом, непонятном и пугающем. В комнате, куда её очень быстренько перебросило ожившее время, никого не было, и первое, что привлекло внимание девочки в уютном помещении, был большой, застеклённый шкаф с игрушками. Вика подошла к притягательно-яркому скоплению кукол и замерла, рассматривая невероятно красивые и необычные изделия кукольных мастеров. Кукол было множество, и все они совершенно не походили друг на друга. Фарфоровые лица "красавиц" были расписаны вручную, одежда кукол так же была уникальна. Вика дотронулась до куклы, убранной в вышитую сорочку, красные сапожки и клетчатую юбку, и от изумления открыла рот. Сидящие рядом с "Украинкой": "Осетинка", "Татарка", "Боярыня" и "Царица" были обладательницами крохотных золотых и серебряных украшений, усыпанных драгоценными камнями. Вика полюбовалась метровыми куклами, сделанными талантливыми и любящими своё дело немецкими, французскими и русскими мастерами, и заметила в шкафу кубики и коробку с игрой "Пифагорово лото". "Ух, ты! Сто лет назад царские дети складывали кубики и играли в лото, как мы!" - подумала украинская девочка. Приоткрыв не застеклённую дверцу шкафа, Вика всплеснула руками. Здесь хранилось приданое кукольных принцесс: игрушечные украшения, мебель, фарфоровый сервиз кружевные платья, пелерины и бельё, вышитые шёлком. Открыв другое отделение дивного шкафчика, девочка обнаружила целый арсенал игрушечного оружия. Луки, стрелы, каски и доспехи, винтовки, сабельки и несметное количество оловянных и деревянных солдатиков - всё это богатство принадлежало единственному сыну российского императора - Алексею. "Мне понятно, почему девочки играют в куклы, они готовятся с детства обзавестись своими детьми, но почему мальчишки всегда играют в войну? Война это всегда кровь, убийство, боль и страх, - размышляла девочка, прикасаясь к дулу небольшой игрушечной пушки. - Почему люди всегда воюют, а мальчишки так и норовят подраться и доказать свою силу? Может быть, память о былых войнах передаётся от родителей детям неизвестными и непонятными пока людям записями в наших мозгах? Может быть, в нашем сером веществе зашифрована вся информация о жизни со времён Адама и Евы, а мы об этом не догадываемся? Очень часто дети продолжают дела отцов, становясь непревзойдёнными профессионалами, может быть, человеческий мозг тысячелетиями накапливает навыки предков и просто чудным образом передаёт их мастерство потомкам? То же самое касается и талантов воевать? На Земле всегда происходили военные конфликты, значит, накапливался и опыт побед. А, поняла, мужчины воюют потому, что хотят защитить свою семью, к тому же они ревнивые. Возможно, эта версия правильная, тогда кого же защищали Наполеон и Гитлер, нападая на Россию? У Гитлера вообще не было ни семьи, ни детей. Где-то же в мозгах есть ячеечка, в которой хранится информация о войнах, вот бы её стереть в умах всех людей, как спам, в компьютере". Чуть в стороне от шкафа Вика так же заметила игрушечный вигвам, пирогу и склад томагавков для игры в индейцев и сразу же вспомнила классные романы Фенимора Купера о жизни северно-американских коренных народов. После ознакомления с великолепными царскими игрушками Вика спокойно осмотрела многочисленные картины и гравюры, висящие на стенах комнаты, в которую "приземлилась", и присела за письменный стол, стоящий у окна. Девочка потянула к себе большой альбом с фотографиями и, раскрыв его, застыла на месте. Перед ней развернулось невероятно-яркое поле, усыпанное цветущими пионами. Под чудесным фото была заметка: "Крым весной". Вика стала листать альбом и, рассматривая фото, на которых царская семья выглядела самыми обычными обывателями, всё больше удивлялась. "В них нет ни какой гордыни или надменности, - думала принцесса. - Чем же отличаются Великие княжны от обычных девушек, если одеты, как все, едят еду, которая, скорее всего, проще, чем на столе какого-нибудь купца или помещика, а на домашних фотографиях рядом с царём, царицей и их детьми увековечены слуги, охрана, кухарки? Складывается впечатление, что бальные наряды и драгоценности царская семья надевает раз в год, как спецодежду, и что всем Романовым в тягость носить бриллиантовые украшения и веселиться на светских балах. Может быть, сто лет назад жили какие-то особенные люди, которые не умели и не хотели бездельничать? Взяв в руки лежащий рядом с фотоальбомом дневник одной из царской дочерей, Вика наугад раскрыла книжицу с позолоченным тиснением. Рассмотрев необычную страницу, украшенную нарисованными цветами и искусными вензелями заглавных букв, школьница с замиранием сердца стала читать о романтических отношениях старшей царской дочери Ольги с её кузеном - Дмитрием Романовым. Оказалось, Великая княжна Ольга ещё с 14 лет была влюблена в Дмитрия, весёлого, остроумного и изящного любимчика всей императорской семьи. "Статуэтка Фаберже" - так обычно величали при царском дворе князя-спортсмена, который принимал участие в летних Олимпийских играх 1912 года в конном спорте. Вика с упоением читала строки, написанные княжной Татьяной по поводу отношений старшей царевны с двоюродным братом, в которых младшая сестра признавалась в том, что ей очень нравится князь Дмитрий, и что она не была бы против брака счастливой, влюблённой парочки. "Вот почему, Ольга сомневается в том, выходить ей замуж за румынского принца или нет! Наверное, она до сих пор любит Дмитрия, а, вообще-то, странно, как можно выходить замуж за близкого родственника? - удивлялась Вика, читая дневник, - В нашем классе все знают, что близкородственные браки очень опасны, и после таких союзов рождаются больные дети. Ах, да! Я забыла, что сто лет назад ещё не существовало такой науки, как генетика!" Вика продолжила читать дневник и облегчённо вздохнула, дойдя до места, в котором рассказывалось о том, почему не состоялся брак кузины и кузена Романовых. Князь, Олимпийский чемпион, был не только лихим спортсменом, но и любителем покутить, развлечься карточной игрой, проматывая немалые деньги. Несмотря на это, княжна Ольга была так влюблена в озорного, неугомонного кузена, что не замечала его недостатков и не отвечала на ухаживания знатных принцев. Вика читала дневник царской дочери и удивлялась тому, что сто лет назад настоящие принцессы, дочери одного из самых могущественных правителей Мира - российского императора, рассуждали о романтических отношениях и первой влюблённости точно так же, как и обычные девчонки-восьмиклассницы начала третьего тысячелетия. Вика листала сокровенные записи царской дочери и улыбалась, когда её ровесница писала о том, как ей приятно было поговорить с князем таким-то, и что принц из такой-то страны поразил её своим невероятно изысканным обхождением. Царская дочь описывала свои чувства, переживания, восхищение малейшими знаками внимания со стороны понравившегося кавалера, и это вызывало в душе Вики неописуемый восторг. "Невероятно, но настоящие принцы и принцессы чувствуют и переживают, как простые люди, как обычные, влюблённые подростки, - размышляла Вика. - Я думала, что у них всё в жизни происходит, как в песне: "Жениться по любви не может ни один, ни один король!", а выходит, что короли и королевы тоже любят и выбирают, они такие же живые и чувственные романтики, как и все люди!" Перевернув несколько страниц дневника, Вика с интересом и волнением прочитала о том, как старшая царская дочь стала свидетельницей настоящего убийства. Во время поездки в Киев в 1911 году на глазах у четырнадцатилетней княжны Ольги прямо в оперном театре был убит Премьер Министр Российской империи - Столыпин. Вика читала дневник царской дочери и с ужасом осознавала, как это трудно, ответственно и опасно быть значимым, публичным человеком, исторической личностью. "Быть принцессой это - сплошные стрессы и неудобства, - сделала вывод девочка. - Принцессой хорошо быть только в сказочной стране, а в реальной жизни - трудно и опасно для жизни, я уже не говорю о том, какая это скукотища и напряжонка соблюдать придворный этикет и поминутно следить за осанкой, мимикой и нарядом". На страницах дневника царская княжна рассуждала о терроризме и вспоминала трагические, роковые события в семье Романовых, связанные с безумными преступлениями политических и религиозных фанатиков. Вдруг девочка наткнулась на страницу, на которой крупными буквами было написано - "ГЕМОФЕЛИЯ". Царская дочь описывала заболевание, которым болен цесаревич Алексей. У Вики до боли сжалось сердце, она знала, о том, что диагноз гемофилия - несворачиваемость крови, это - не излечимое заболевание и, фактически, смертельный приговор для человека. Девочка вспомнила, как год назад встретила в детской поликлинике, куда ходила с мамой на плановый осмотр, знакомую по занятиям музыкой девочку, у которой обнаружили гемофилию. Тогда мама рассказала ей о трудностях лечения этой болезни, которую в старые времена называли болезнью "голубой крови". Обычно болели этим заболеванием потомки королевских династий. Увы, таковыми были законы средневековья, когда короли и принцессы должны были обязательно жениться и выходить замуж только за коронованных "коллег", как правило, за родственников. Близкородственные браки и приводили к наследственной, неизлечимой болезни - гемофилии. Девочке, которую встретила Вика в поликлинике, нельзя было ни кататься на коньках, ни играть в активные игры, ни заниматься спортом. Любое повреждение, малейшая травма могли привести к внутреннему кровотечению, которое очень трудно было остановить из-за несворачиваемости крови.
   - Теперь понятно, почему возле цесаревича Алексея постоянно находится доктор, - подумала Вика, закрывая дневник. - Интересно, а что это моих, так сказать, сестриц и мамы не видно?
   Девочка вдруг вспомнила о том, что не гоже всовывать нос в чужие личные записи, тем более, не подобает заниматься подобным шпионажем благородной императорской доченьке. Вика поднялась из-за стола и направилась к выходу. Приоткрыв двери, ведущие в соседнее помещение, девочка оказалась в "сиреневом" кабинете Александровского дворца, расположенного в Царском селе под Санкт-Петербургом. В комнате, где обычно собиралась царская семья, музицировать, рукодельничать и разобрать письма, было необычно тихо. Императрица Александра Фёдоровна, княжны Ольга, Татьяна, Мария и цесаревич Алексей сидели на диванах уютной гостиной и не громко обсуждали возможность войны с Германией. Увидав сестру, десятилетний царский сын позвал Анастасию, присесть возле него и мамы. Вика подошла к больному и бледному наследнику российского престола и присела рядом, обнимая улыбающегося слабой и невероятно обаятельной улыбкой мальчика. Вика-Анастасия держала "братца-цесаревича" за руку и думала о его будущем. К своему стыду, Вика не знала истории, связанной с судьбой последнего наследника российского престола, но глубоко переживала и сочувствовала десятилетнему "братику", лишённому простейших детских радостей - игры в мяч, катания на велосипеде, плавания. Вскоре царицу позвали в кабинет к мужу, Николаю Второму - Главнокомандующему Российской Армией. Не смотря на полученное чрезвычайное известие о политическом убийстве в Сербии, которое могло послужить поводом для начала войны между этой страной, Россией и Австро-Венгрией, Александра Фёдоровна наказала детям заниматься своими ежедневными занятиями и обязанностями, и направилась к государю-императору. Вике так захотелось увидеть царя в столь драматичное время русской истории, что девочка на свой страх и риск пошла за Александрой Федоровной. Когда перед императрицей отворились двери царского кабинета, девочка увидела большое, обшитое красным деревом помещение с камином, бильярдным столом и величественными, мощными колонами, поддерживающими крышу. На заднем плане кабинета, за дубовым письменным столом сидел уверенный и бодрый царь-батюшка, подписывающий какие-то бумаги. Рабочее помещение Российского императора, выглядело и солидно, и уютно. "Наверное, здесь и принимают самые важные для государства решения", - подумала Вика и, беззвучно ступая, направилась назад, в сиреневую комнату. Гувернантка уже увела царевича Алексея из гостиной, и Вика решила пройти в комнату больного "братика" и приободрить его. Возле двери спальни цесаревича девочка столкнулась со странным человеком. Высокого роста огромный, темноволосый мужик в монашеских одеждах, прищурив хитроватые глаза, поинтересовался у фрейлины, находящейся возле наследника престола, о том, где сейчас изволят пребывать императрица. "Странный тип, - подумала Вика и поёжилась, наблюдая за тем, как старец наклонился со своей мужицкой бородой над наследником российского престола, лежащим в кровати. - От его взгляда мне стало плохо, такое впечатление, что меня просветили рентгеном. С каких пор по дворцовым апартаментам разгуливают хмурые крестьяне, от которых так и веет чем-то мистически-пугающим и завораживающе-парализующим. Угрюмый и какой-то страшный дядька интересуется царицей, а княгиня Гендрикова мило улыбается ему, кланяется и заискивает". Бородатый монах вышел из комнаты цесаревича, и Вика-Анастасия подошла к "брату". Бледный Алексей лежал в своей постели и тихо стонал. Возле мальчика, у которого начался очередной приступ болезни, находился врач. Вика приблизилась к "братцу", взяла его за руку и, подержав несколько минут, отпустила. Алёша улыбнулся слабой улыбкой, но приступ боли, прокатившийся волной по его телу, стёр улыбку с его лица. "Господи, помоги ему, он так страдает"! - взмолилась Вика, и не в силах выдержать печальное зрелище, вышла из комнаты и направилась в сиреневую гостиную. По дороге девочка мучилась вопросом, кто был этот тип с пугающим, гипнотизирующим взглядом. Вика вдруг резко остановилась и вспомнила, как, разгадывая кроссворд, наткнулась на вопрос о легендарном "сибирском старце", опекающем российскую императорскую семью в начале двадцатого века. "Это же был сам Распутин! - выпалила Вика. - Мне о нём тогда ещё Владимир Константинович Скрипка рассказывал!" Девочка шла по коридорам дворца и вспоминала историю сибирского мужика, мистической личности, оказавшей влияние на жизнь царской семьи и на судьбу огромного, многонационального государства. Неграмотный крестьянин Григорий Распутин из монаха и паломника по святым местам превратился в те далёкие времена в целителя цесаревича Алексея и советника императорской семьи. "Ни кому не известный сибирский знахарь ведомыми только Господу Богу путями из Тюменской глубинки перебрался в Санкт-Петербург и давал советы главе государства, кого ставить министрами, кому возглавлять церковные приходы, - размышляла Вика. - Что происходит в жизни человека, и так резко меняется его судьба? В Святом Писании часто говориться о том, что униженные будут возвышены. Может быть, Григорий Распутин, которого одни считали святым, а другие талантливым актёром, был человеком, на которого оглянулся Всевышний, наделив его способностями исцелять и пророчествовать? Однако, бизнесмен Скрипка рассказывал, что Распутин не только странствовал по святым местам, но и пьянствовал, скандалил и безобразничал, брал взятки, устраивая на тёплые места просивших чиновников, имея влияние на министров и даже на самого царя. А его ужасная и мистическая смерть? Что происходило вокруг "святого старца", какие силы боролись за его жизнь, если, съев пирожные, отравленные самым сильным ядом, цианистым кальцием, Распутин остался жив, и две пули, выпущенные в него из револьверов, не прикончили "сибирского знахаря"? С раненым, отравленным юродивым не могли справиться трое военных, и лишь после того, как заговорщики связали Григория и, затолкав в мешок, сбросили в прорубь Невы, "сибирскому знахарю" пришёл конец. Батя Димки Скрипки тогда отметил, что историки до сих пор не пришли к общему мнению о том, кем же был Григорий Распутин. Времена тогда были смутные, революционные, атеистические, да и люди в суете мирской не торопились к познанию через Святое Писание мудрости самого Всевышнего Бога, дающего в Библии реальные советы на все случаи жизни. Трудно сейчас судить о том, что тогда происходило в Российской империи, но ведь в Святом Писании говориться о том, что через молитву истинно верующие люди силой Господа и по Его милостивой воле могут исцелять безнадёжно больных. Возможно, Распутин имел дар исцелять людей силой божьего слова, молитвой, но пострадал именно из-за своего распутства? Каламбур получился, Распутин погиб из-за распутства. По телевидению всё время показывают мистические фильмы ужасов с духами, ведьмами и волшебниками. История нашей страны - вот самый интересный, загадочно-необъяснимый, иногда страшнючий киносериал. Если покопаться в архивах и найти письма людей, живших в те времена, то можно такую историю, такой детектив написать! Хотя, по территории Украины и России столько прокатилось войн, и столько людей перекочевало из родных мест, что искать историческую истину в наше время - подвиг"...
   Царевны Ольги в комнате не было, а княжна Татьяна с радостью кинулась навстречу Вике:
   - Сестрица, где вы ходите? У нас же сейчас урок французского языка! Пойдёмте со мною, княжна Мария ожидает нас в классе.
   Вика послушно пошла за старшей сестрой, благодаря Бога за то, что её мама так настойчиво заставляла единственную доченьку заниматься иностранными языками, не щадя на это ни времени, ни денег. Только сейчас, девочка вдруг вспомнила резкое движение, сделанное старшей сестрой, после того, как она появилась в сиреневой комнате. "О, Боже! Я совсем забыла! - лихорадочно рассуждала Вика. - Царевна Ольга это же - Екатерина Васильевна, школьная библиотекарша, оказавшаяся в водовороте фантастической, детективной истории вместе со мной. Она, наверное, подавала мне сигнал, а я так была расстроена известием о страшной болезни Алексея, что даже забыла кто я, и как сюда попала! Вот это вжилась в роль! Попробуй тут не сбрендить и не потерять логическую связь того, что происходит, когда каждые пятнадцать минут тебе выкручивает извилины какая-то зараза, какая-то непонятная силища, протаскивающая по временным тоннелям прошлого..."
   4.
   На уроке французского языка Вика слушала учителя, но думала совершенно не о всемирно известном писателе Дюма, которому было посвящено занятие. Девочка рассуждала над тем, почему царская семья продолжает жить так, как будто ничего серьёзного не случилось, и над страной не нависли хмурые тучи войны. Война... Страшное, далёкое от понимания слово, которое вмещает в себя столько информации, чувств и размышлений, что трудно найти другое, на столько изменяющее судьбу людей, стран и народов в одно мгновение. "Зачем люди воюют, что делят, за что спорят? - рассуждала Вика. - Почему страны нападают друг на друга? Вернее не страны, а люди, которые правят государствами, решают покорить и унизить соседей, отнять их собственность и сделать рабами. Почему время от времени к правлению приходят руководители, жаждущие неограниченной, абсолютной власти над всем Миром, принимая решения о начале военных действий? Почему бы правительствам всех государств Мира не принять Закон, по которому войну можно начать только со всеобщего одобрении населения страны? Писал же об этом французский писатель Роже Мартен дю Гар. К сожалению, очень часто решение о войне, а значит, о возможных и вероятных жертвах принимают правители и правительства. Вот за кого надо молиться, вот кому нужна мудрость Бога, Его сила и Его терпение, чтобы править народом и не подвергать тяжким, трагическим потрясениям ни себя, ни страну! Не может быть вором, мошенником и разжигателем войны правитель, выросший в среде честных, добрых людей. Если мой сосед дядя Саша постоянно сорится и воюет с соседями с верхнего этажа и не доливает в автомобили бензин на своей бензоколонке, то, как он может требовать честности и благородства от министров? А мама Мишки Васюткина постоянно в рабочее время ходит по магазинам и по словам одноклассника любит рассорить своих сослуживцев. Разве можно после такого воровства рабочего времени и разжигания "коллективных" войн обвинять, например, городского голову в том, что его не возможно застать в мэрии или руководителя страны в агрессивности к соседским странам? Слово это - сила, словом можно двигать горы проблем, но только с верой и силой Божьей. Как же нашей стране необходима эта сила веры, которая объединит народ в единой молитве, и Господь изменит сердца наших правителей, благословит их мудростью и милосердием, а украинскую землю процветанием. Но начинать-то надо с себя..."
   После урока французского языка в класс к сёстрам-царевнам пришла княжна Ольга и провела урок истории. Занятие было посвящено Марии Стюарт - королеве Шотландской и Французской, претендовавшей в пятнадцатом веке ещё и на английскую корону, и являющейся родственницей семьи Романовых по линии матери. Библиотекарша Катя, прекрасно вошедшая в роль старшей дочери русского царя, увлечённо рассказывала историю жизни великой королевы-бунтарки и во время повествования с тревогой и немного с отчаянием посматривала на Вику-Анастасию. Вика понимала значение этих взглядов, но история шла своим чередом, и девочке из двадцать первого века ничего не оставалось, как слушать захватывающий рассказ Кати. Конечно, она тоже волновалась и в душе молилась, прося прощения Отца Небесного за непростительное любопытство, окунувшее её с головой в столь опасные и, возможно, трагические события прошлого. Библиотекарша Катя рассказывала о необыкновенной судьбе родственницы Романовых, ставшей королевой Шотландии в возрасте 6 дней после скоропостижной кончины своего отца, вдохновенно и ярко. Серьёзная, изящная, скромная царевна-блондинка, любящая уединение, книги, поэзию и музыку, с азартом описывала факты, события и людей, живших в пятнадцатом веке, как будто сама была участницей тех событий. Естественно, тогда, в пятнадцатом веке, править страной до совершеннолетия королевы поручили знатному дворянину, родственнику королевской семьи. Когда же Марии Стюарт исполнилось 5 лет, был подписан брачный договор с наследником французского престола принцем Франциско, и малолетняя невеста отправилась во Францию. "Вот это поворот! - мысленно восхищалась Вика, внимательно слушая старшую сестру. - В шесть дней стать королевой - раз, в 5 лет стать королевой - два, вот бы мне так поцарствовать! Две страны в подчинении, все восхищаются тобой, преклоняются и обожают..."
   - Во Франции отец жениха Марии Стюарт, Король Генрих Второй, встретил невесту пышными торжествами, - продолжала рассказ княжна Ольга. - Свёкор обеспечил своей невестке отличное образование, предоставив возможность молодой королеве изучать: французский, испанский, итальянский, древнегреческий языки и латынь, а так же произведения известных философов и мыслителей древности и тех времён. Будущую королеву Франции научили петь, играть на лютне, обучали поэзии и умению охотиться. Когда невесте исполнилось 16 лет, в Соборе Парижской Богоматери состоялась свадьба Марии Стюарт и дофина Франциска. В 17 лет Мария Стюарт стала королевой Франции и объявила себя королевой Англии, кинув вызов правящей королеве Елизавете Первой.
   "Вот это аппетит! - восхищалась Вика. - Иметь две короны и захотеть хапнуть ещё и третью, ну, молодчина, Машка! Единственно, что меня огорчает в биографии прапрапрабабушки, так это то, что пятьсот лет назад детей гнобили занятиями и уроками и сейчас продолжают нас дрессировать день и ночь. Ап - зубри языки, ап - играй на лютне, деточка! Интересно, что это вообще за музыкальный инструмент такой - лютня? Название, конечно, обалденное! На нём, лютые песни сочиняли или зрители становились лютыми во время игры на лютне? Представляю, как после средневекового лютоконцерта люди потом успокаивались под орган и, ап - на задних лапках полонезик танцевать и стишки на фламандском наречии выдавать..."
   - В 18 лет Мария Стюарт стала вдовой, - продолжала княжна Ольга.
   "Вот облом! - разочаровалась Вика. - Только бабулька начала жить по-человечески и на тебе - вдова!"
   - Марии Стюарт пришлось вернуться в Шотландию, потому что во Франции началась гражданская война. Однако, королева недолго горевала, устраивая для многочисленных женихов, королей Швеции, Дании, Австрии, Испании музыкальные и танцевальные приёмы, охоту и турниры по игре в гольф.
   "Хорошие были времена, столько неженатых королей!" - отметила в уме Вика.
   - В 23 года королева вновь вышла замуж, в 24 - родила сына, а в 25 лет вновь стала вдовой.
   "Ну, и жизнь у этих принцев и принцесс! - привычно тихо возмущалась Вика. - Свадьбы, похороны, роды, охота, танцы, вечеринки, вновь похороны, свадьбы - не соскучишься, сплошной бразильский сериал!"
   - Если первый муж Марии Стюарт умер от болезни, то второй был погребён под обломками одного из замков, взорванного заговорщиками. Придворные интриганы обвинили в смерти мужа королеву, и Марии Стюарт пришлось бежать в Англию от народного гнева, а её годовалый сын стал наследником Шотландского престола. Английская королева не забыла претензий родственницы на свой престол и предложила Марии Стюарт отказаться от английской короны.
   "Сериала без убийств, погонь и интриг - не бывает, - улыбаясь, заметила в уме довольная Вика. - Молодчина прабабка, весело жила!"
   - В Англии Мария содержалась под наблюдением в Шеффилдском замке и вела переписку с монархами Европы, готовясь к свержению приютившей её от народного гнева, королевы Елизаветы Первой, - продолжала повествование Ольга. - Заговор Марии Стюарт раскрыли, и были обнародованы письма, в которых опальная Шотландская королева планировала убийство правящей Английской королевы. В результате судебного решения Марию Стюарт признали виновной и обезглавили.
   "Вот это судьба! - восхищалась Вика. - В пять дней короновали, а в сорок пять лет - финиш и эшафот-от-от-о-о-о..."
   "Боже, царя храни!" звенело в ушах девочки всё громче и громче. Вика слушала торжественный гимн, исполняемый многотысячным хором под громогласный, непрерывный звон сотни колоколов, и боялась открывать глаза. " Господи, что происходит, куда я опять попала!? - спрашивала она себя. Вика почувствовала резкий толчок и открыла перепуганные глаза. Она ехала в открытом автомобиле радом с сёстрами-княжнами по улицам Москвы, заполненным толпами народа, одетого в нарядные, праздничные одежды. Люди взбирались на крыши домов и лавок, гроздьями висели на деревьях и фонарях скверов, вылезали из окон домов и махали руками с балконов. Мещане, купцы, чиновники, дворяне и крестьяне из подмосковных сёл, крестясь и кланяясь царскому поезду, пели песню во здравие российского царя-батюшки. Впереди ехал автомобиль, в котором сидел царь Николай Второй и наследник Российского престола - цесаревич Алексей, и Вика видела, как сотни людских рук тянутся к помазаннику божьему, тянутся дотронутся к святому символу Православной Руси. Народ всё пребывал и стал напирать на конных жандармов, охраняющих автомобили императорской семьи. Громогласное пение продолжалось, и Вика почувствовала такое единение народа, такое патриотическое воодушевление толпящихся людей, что подумала о том, что только трагические события, как в данном случае, начало войны с Германией, сплачивают народ, и люди отодвигают на задний план своё "Я", положение, статус и достаток, становясь именно народом. Автомобиль с царскими дочерьми скрылся за воротами Московского кремля, и Вика вновь провалилась в неизвестность...
   - Ой-ой-ой! - поёживаясь от холода, завизжала девочка, котясь по ледяной горке на небольших санках.
   - Анастасия, наш "Солнечный лучик", пойдёшь с нами штурмовать крепость? - поинтересовалась княжна Мария, помогая младшей сестре встать со снега, после того, как санки Вики перевернулись и вывалили девочку в сугроб.
   - Конечно! - согласилась Вика-Анастасия, оглядываясь по сторонам и окончательно приходя в себя после перемещения во времени, закончившегося скоростным спуском с ледяной горки. Пока девочка рассматривала высокую снежную башню и вал вокруг неё, возвышающиеся чуть в стороне от горки, сзади к ней незаметно подошёл старенький ослик и засунул нос в карман её пальто. - А-а-а-а! Кто это?
   Ослик так перепугал нашу принцессу, что она чуть не рванула наутёк прямо по высоченным сугробам. Цесаревич Алексей, наблюдающий за всем этим из санок, в которые был запряжён ослик, раскатисто и весело рассмеялся.
   - Сестрица, что вы так испугались? Это же наш любимый осёл Васька конфеты ищет по карманам, забыл, что уже не работает в цирке!
   - Он у меня вчера резиновый мячик отнял, - признался паренёк, стоящий за санками цесаревича Алексея, - и сжевал полностью!
   - Он такой! - согласился наследник российского престола. - После того, как его привезли из цирка, приходится прятать все резиновые игрушки, потому что Васька так и норовит ими похрумать. Анастасия, вы не видели папу?
   - Отец колет лёд возле правого крыла дворца, - ответила за Вику-Анастасию княжна Мария, подбегая с санками к любимцу всей семьи - ослику Ваське. - Швыбзик, может быть, поставим на Рождество сценку из святого писания?
   - Устроим возле ёлки рождественский вертеп, и будем раздавать подарки-и-и-и...
   "Опять полёт, опять провал"!
   - Подарки передайте в дом для инвалидов войны и жёнам погибших, - сказал царь, приобнимая высокого, крупного сложения мужчину. - Благодарю купеческую гильдию за помощь и большие финансовые вливания на нужды фронта.
   Довольный императорской похвалой солидный, толстый купец направился к выходу из царской приёмной и Вика-Анастасия, сидящая рядом с княжной Татьяной, чуть в стороне от стола российского императора, увидела, как в помещение вошёл священник. Митрополит долго разговаривал с Николаем Вторым и, благословив царя, передал от епархии довольно солидную сумму денег для нужд фронта. Поблагодарив священника за помощь Отчизне, император принял несколько офицеров и рядовых, которых за мужество и героизм на германском фронте наградил "Георгиевскими крестами". Особо государь отметил двух молоденьких солдат. Они выстояли штурм немецких солдат, во время которого погибла большая часть их полка, и спасли полковое знамя, а значит, спасли честь своего боевого подразделения. "Молодцы купцы и священники, деньги собрали для Армии и раненых на фронте. Интересно, а наши современные предприниматели раскошелились бы, и способны ли защищать честь полковых знамён современные мальчишки? - подумала Вика-Анастасия, наблюдая за награждением героев. - Верится с трудом, что кто-то будет подставлять свою голову для того, чтобы спасти Знамя. Честь это - духовное понятие, а значит, благородная черта, достойная похвалы Бога. Люди, которые отстояли свою честь, не предали, конечно, достойны награды и похвалы, а если бы и погибли, то точно попали бы к Господу в Рай, получив вечную жизнь. Отец Небесный, неужели это я так рассуждаю, и меня заботят подвиги, защита Родины? Я же Вика - балованная и неукротимая украинско-немецкая принцесса, которую обожают и балуют все родные! Что-то нереальное происходит в моей жизни, какой-то страшный, затянувшийся сон преследует меня, но всё-таки хотелось бы, чтобы современные мальчики были сильными, благородными и способными на подвиг!"
   Когда императорский приём закончился, Николай Второй пригласил дочерей, приехавших всего на день в действующую Армию к нему и цесаревичу Алексею, на прогулку. Генеральный штаб Российской армии находился в прифронтовой полосе, под Могилёвом, в живописном месте, окружённом густыми смешанными лесами. Вика вышагивала по пыльным, лесным дорогам Полесья и удивлялась необыкновенной тишине, несовместимой с понятиями война, боевые действия, стрельба и артиллерийская канонада. Царь шёл позади девочки и рассказывал о том, как они с Алексеем ездили на днях осматривать окопы на передовой и инспектировали отряд воздушных сил, укомплектованных семью аэропланами. "Вот это военно-воздушные силы! Аж семь аэропланов"! Вика так была поражена гордостью, с которой император рассказывал о бомбометателях, сбрасывающих с самолётов бомбы на укрепления врага, и ведущих разведку, что чуть не рассмеялась. Поинтересовавшись здоровьем царицы, Александры Федоровны, император сообщил о том, что на днях ему и Алексею сделали прививки от оспы. "О, даже цари делали прививки"! - подумала Вика. Вдруг на дорогу выскочило семейство косулей и, заметив людей, молнией умчалось в лесную чащу. Николай Второй тут же вспомнил свою недавнюю, довоенную поездку в Крымский заповедник "Аскания Нова", и с таким восторгом и упоением стал рассказывать о животных, которых там видел, что украинская школьница заслушалась. Николай Второй просто с умилением восхищался многочисленными табунами лошадей, зебр, зубров и бизонов, носящихся бескрайними просторами степного заповедника. Он так описывал разнообразие птичьего царства, обживающего Крым, что Вика сама залюбовалась радостно-взволнованным, вдохновенным лицом императора России. В эту минуту Его Высочество царь был похож на озарённого красотой совершенной природы поэта или художника. Цесаревич Алексей с удовольствием слушал отца и, собирая вдоль дороги грибы, предложил на обратном пути разложить костёр и испечь картошку. Вика была в восторге. Девочка уже потирала руки, готовясь полакомиться пахнущей дымком "бульбой", когда пугающий чёрный омут, совсем на мгновенье, вновь закрутил её. Даже за малюсенький промежуток времени она ощутила раздражающий рост тела, прибавление веса и очутилась в больнице. Девочка, одетая в тёмное, строгое платье, белые передник илуюодные.ерта люди Бог может судить нас всех.осший в среде людей, живущих по Закону божьему.плечах? косынку с красным крестом, стояла в приёмном отделение госпиталя, помогая доктору записывать имена прибывших с германского фронта раненых бойцов. Вика ощущала, как проходит очередной испуг, после пробежки по страницам чужой жизни, как перестают, что называется, шевелиться извилины её мозга, переваривая уйму информации, принадлежащей истинной царевне Анастасии. После регистрации больных, "сестра милосердия" прошла по длинному коридору к больничной палате. Присев на стул возле раненого прапорщика, Вика-Анастасия потрогала рукой его лоб и поправила одеяло, приоткрывшее перебинтованную ногу. От прикосновений царской дочери раненый проснулся и, ласково улыбнувшись, попросил:
   - Ваша Светлость, почитайте газету, на первой странице такая статья о том, как император вместе с цесаревичем объезжали войска перед отправкой на фронт! Батюшка-царь и Алексей Николаевич своим присутствием в войсках такую силу дают солдатикам, такой духовно-патриотический подъём, что русский солдат, готов голову сложить за Родину, за помазанника божьего!
   Вика взяла в руки газету и увидела на первой странице фотографию стоящих перед строем солдат царя и наследника российского престола, одетого в обыкновенную солдатскую форму. Вика-Анастасия начала читать в слух статью о военных действиях на германском фронте, и, перевернув страницу, замерла, увидев огромный заголовок к следующей публикации.
   - Обезврежена и расстреляна вражеская шпионка! - прочитала девочка и продолжила: - Вчера в Париже была расстреляна немецкая шпионка Мата Хари, работающая в Испании и виновная в гибели нескольких дивизий французских солдат. Настоящее имя шпионки - Маргарита Гертруда Зеле. Она осуществляла свою шпионскую деятельность, исполняя экзотические танцы для высокопоставленных чиновников и военных, совершенно обнажённой.
   "Вот это да! Так вот, кто стал первой в мире стриптизёршей!" - подумала Вика и продолжила читать статью.
   - Мата Хари родилась в семье лавочника и в 18 лет вышла замуж за капитана, служившего на острове Ява - колонии Голландии. Женщина родила двоих детей, которых пытались отравить слуги будущей шпионки, набранные из местного населения. Сын Мата Хари всё же умер, и после его смерти она развелась с мужем, командующим военным гарнизоном острова. Совершенно без средств к существованию беспомощная женщина с дочерью на руках уехала в Европу. Добравшись до Парижа, она устроилась наездницей в цирк, потом танцовщицей "восточного стиля". Молодая, красивая женщина заявляла зрителям о том, что является экзотической принцессой и дочерью Английского короля Эдуарда Седьмого и индийской княжны, и что она воспитывалась в индийском монастыре. Завораживающая изяществом и изысканным танцем, "принцесса" втиралась в доверие к своим высокопоставленным поклонникам, в основном, военным и политикам, и выведывала военные тайны, получая за это очень хорошее вознаграждение, которое быстро проматывала за карточным столом. Карты, игра - были настоящей страстью шпионки и, не смотря на щедрые подарки русских генералов, испанских и французских военных чиновников, она всегда была в долгах. У расстрельного столба Мата Хари стояла без тени волнения, а перед смертью отказалась завязывать глаза и послала двенадцати солдатам воздушный поцелуй, произнеся: "Я готова, господа!"
   Вика дочитала статью и вздохнула, ещё одна иностранная "принцесса" красиво, но плохо кончила.
   - Спасибо, Ваша Светлость, уважили, - улыбаясь, поблагодарил солдат и попросил: - Мне бы доктора позвать, уж очень ноженька моя разнылась, что и терпеть нет мочи.
   - Сейчас, Иван Васильевич, сейчас, сердечный! - пообещала Вика-Анастасия, и, вспорхнув со стула, побежала за доктором.
   Дежурный врач, увидав в дверях княжну, порывисто встал из-за стола и поторопился ей на встречу. Объяснив в чём дело, девочка поспешила за доктором, и в коридоре столкнулась с княжнами Ольгой и Татьяной. Старшие царевны Романовы были одеты в такие же, как и у Вики-Анастасии платья сестёр милосердия и несли что-то тяжёлое, завёрнутое в белую, окровавленную простыню. Вика хотела им помочь, но, заметив под простынкой очертания человеческой ноги, остановилась, сильно побледнев. Девушке стало дурно, но Вика заставила себя стоять на ногах, приговаривая: " Я не должна упасть, я - сильная и со мною Бог, я всё выдержу!"
   - Сестрица, что ты такая бледная? - забеспокоилась княжна Татьяна, разглядывая лицо младшей сестры. - Не заболела ли?
   - Нет, не беспокойтесь, просто сегодня жарче, чем вчера.
   - Тогда будь добра, помоги нам убраться в операционной, а то скоро новую партию раненых привезут, а мы не успеваем.
   - Хорошо, а вы куда? - поинтересовалась Вика-Анастасия, с тяжёлым сердцем представляя, что сейчас увидит в хирургической операционной.
   - Мы идём в морг, скоро вернёмся. Кстати, ты останешься на представление? Братец Алексей обещал раненым сегодня вечером представить наш домашний кукольный театр?
   - Конечно, останусь!
   "Сёстры-княжны" понесли чью-то ампутированную ногу в морг, а Вика выдохнула, пережив не лучшие минутки своей "принцессиной" жизни.
   "Господи! Неужели и мне придётся выносить человеческие части тела и помогать обрабатывать раны! А как я зайду в морг"? - подумала она. От одной мысли об этом Вике стало дурно, и она чуть не упала. На этот раз девочка была неописуемо рада стрессовому состоянию, в которое впадала всякий раз, когда кто-то там, в двадцать первом веке, начинал листать страницы исторической книги, героиней которой она стала по неволе. Колесо истории понесло искательницу приключений в неведомые миры и время, и Вика, закрыв глаза, полностью положилась на волю Божью.
   5.
   Вика Подольская очнулась в двойной байдарке за спиной Николая Второго и, размахивая вёслами, отталкивала воду, помогая царю управлять спортивным плавсредством. "Ой-ой-ой! - визжала душа восьмиклассницы, когда холодные брызги попадали на её лицо. - Мамочка, спаси меня, где ты?! как меня достало это спортивное, спартанское семейство Романовых! Они всё время прыгают, катаются на качелях и каруселях, бегают, научились играть в теннис, и ещё собрались участвовать в Олимпийских играх по водным видам спорта. Я не хочу накачивать бицепсы упражнениями с вёслами, я хочу просто полежать в мягкой постельке и поесть вкусненький тортик-ик-ик"...
   Когда время вновь побежало, побежало и остановилось, девочка открыла глаза и уставилась в одну точку.
   Она, действительно, лежала в кровати, и в одной комнате с ней лежали княжны Ольга, Татьяна и Мария. Вика-Анастасия чувствовала, что больна: кружилась голова, очень болел живот и по телу, как будто гуляло пламя.
   - Анастасии сегодня совсем плохо, - тихо сказала Александра Федоровна, склоняясь над Викой. - Что будет с нами, что будет с Россией? Николай отрёкся от царского престола, девочки заболели корью. Доктор, меня очень беспокоит состояние Алексея. Как мы будем лечить его, когда вся семья находится под домашним арестом?
   - Государыня, его императорское высочество, царь Николай, арестован в Могилёве! - доложил граф Бенкердорф, появляясь на пороге детской. - Бунтует более 10 тысяч человек, и вся эта разъярённая толпа движется к Александровскому дворцу, двигается сюда...
   - Тише, дети не должны знать об этом, - попросила Александра Федоровна, и вздрогнула, услыхав оружейные выстрелы, раздающиеся где-то совсем близко от дворца. - Я сейчас же должна поговорить с охраной, проводите меня.
   - Мама, я пойду с тобой! - поднимаясь с постели, уверенно заявила княжна Мария, которая легче остальных сестёр переносила корь и помогала матери ухаживать за остальными княжнами и цесаревичем Алексеем.
   В это время на пороге комнаты появился взволнованный и нервно подрагивающий всем телом корнет Марков. На лице верного присяге и своей государыне молодого военного были видны растерянность и непонимание того, что происходит, он не знал, как доложить государыне о том, что большевики убили одного постового и оцепили Александровский дворец. Царица строго, но ласково посмотрела прямо ему в глаза и произнесла, обращаясь не к молоденькому офицеру, фактически, ещё юнцу, Александра Фёдоровна, будучи матерью всех детей Руси, обратилась к нему с утешением, как к сыну:
   - "...Господь услышит наши молитвы и вам поможет, утешит и подкрепит... Тяжело и трудно жить, но впереди есть свет и радость, тишина и награда за все страдания и мучения. Помните, жизнь и страдания Спасителя, и ваша жизнь покажется вам не так черна, как думали. Цель одна у нас, туда мы все стремимся, да поможем мы друг другу дорогу найти. Христос с Вами, не страшитесь".
   В одних платьях, без пальто, Александра Федоровна и княжна Мария решительно спустились к солдатам и офицерам, охраняющим царскую семью этим тревожным февральским вечером 1917 года, и успокоили военных, поблагодарив за верность присяге. Вика вновь поплыла во всё ускоряющейся, пугающей темноте небытия, более не пугаясь чёрной, потусторонней дыры, а размышляя над тем, что такое Вечность. Вика вспоминала главы святого Евангелия, рассказывающие о том, как Божий Сын - Иисус Христос, две тысячи лет назад был распят на Голгофе за то, что учил людей жить успешно и в радости, исцелял сердца, души и тела, показывая своим смирением, своей добротой и самоотдачей, как любит нас Бог Отец. "Каждый человек хочет жить вечно. Мы все боимся смерти, боимся неизвестности, но ведь жизнь - вечна, если человек признаёт Господа Бога, поклоняется той сверхъестественной, неописуемо любящей и могущественной Силе, создавшей Землю, Вселенную и саму жизнь, - размышляла Вика, кружась в водовороте потустороннего бытия. - Достаточно понимать, что Бог создал всё и всех, быть благодарными за это и поклоняться Отцу Небесному, жить по Законам Святого Писания. Господь вознаградит человека, любящего Его и ближнего своего необыкновенным спокойствием, уверенностью за будущее и материальными благами. Надо помнить главное: Господь дарует всем нам, так пугающимся смерти, надежду и веру в то, что и после того, как умрёт наше тленное тело, душа останется жива, и волею Господа обретёт непознанное ни одним человеком обличие будущих существований. Есть же в Библии место, где говорится о том, как верующему в Господа человеку, прошедшему долину смерти, покажут табличку с новым именем. Может быть, после смерти верующие получают новое имя и путёвочку жизни на какую-нибудь другую планету? Возможно, наши бессмертные души воскреснут в новорождённых младенцах будущих поколений землян. Вот перевоплощусь после смерти в королеву или ... Ой, только не в королеву! У всех этих принцесс и цариц не жизнь, а сплошные церемонии, зубрёжка, стрессы и нервные срывы!"
   Наконец, очутившись в состоянии покоя, Вика ощутила, что всё ещё находится в постели. Девочка лежала с закрытыми глазами и слышала разговор Анастасии Федоровны с кем-то из придворных. Расстроенная и встревоженная царица обсуждала с верной фрейлиной отречение царя Николая Второго от императорского престола. Александра Фёдоровна нервно ходила по детской между постелями больных дочерей и, заламывая руки, говорила о непоправимой ошибке, сделанной мужем.
   - Как можно забыть завещание отца! - говорила царица. - "Я завещаю тебе любить всё, что служит ко благу, чести и достоинству России. Охраняй самодержавие, памятуя при этом, что ты несёшь ответственность за судьбу твоих подданных перед Престолом Всевышнего. Вера в Бога и Святость твоего царского долга да будет для тебя основой твоей жизни. Будь твёрд и мужествен, не проявляй никогда слабости. Выслушивай всех, в этом нет ничего позорного, но слушайся самого себя и своей совести", - так приказал отец Николая, передавая сыну корону Российской империи.
   - Да, как нет выше, так и нет труднее на земле царской власти, нет бремя тяжелее царского служения! Господь всегда давал крепость царям нашим, с детства обручённым с Россией.
   - Именно так! Становясь Помазанником Божьим, Николай повенчался с Россией, беря на себя важнейшую обязанность - хранение веры православной по слову Священного Писания: "Царь... заключил пред лицеем Господним завет - последовать Господу и соблюдать заповеди Его и откровения Его и уставы Его всем сердцем и от всей души...". Мне кажется, все несчастия начались с нашего венчания на царство в 1896 году, когда во время торжеств на Ходынском поле в Москве было затоптано и погибло почти полторы тысячи людей и столько же получило увечья, придя поздравить нас с помазанием на царство. Потом ещё этот страшный, нелепый расстрел рабочих в январе 1905 года. В 1902 году Николай получил письмо от Льва Толстого. Великий русский писатель, тяжело болея, как истинный христианин, написал мужу о том, что нельзя закрываться от нужд народа растущей армией жандармов и цензурой. Он просил выслушать народ и дать ему землю, дать возможность выжить самим и дать толчок для развития всей России. Отречение это - не выход. Как можно отречься от клятвы, данной Богу и народу?! Как можно развестись с Россией...
   "Какие они были странные, эти Романовы, - рассуждала Вика, прислушиваясь к разговору. - Так фанатично любить свою страну, народ могут только люди, которые, действительно, не от мира сего! А если разобраться, управлять государством, а тем более империей, очень сложно, но, что значит, любить свою страну? Хорошо звучит слово любовь по-украински - кохаю, что значит, кого люблю, о ком забочусь, опекаю, лелею. Если царь так любил народ, почему рабочие на фабриках и заводах в те времена работали по 10-12 часов, почему жили в бараках и нищете? В Святом Писании говорится, о том, что рабы должны повиноваться своим господам, но и господа должны заботиться о своих подчинённых, потому что за плохое обращение с нижестоящими, властьимущие будут отвечать перед Господом, когда умрут и предстанут перед Ним, как все люди - рабами божьими...".
   - Лечу, опять лечу, мамочка-а-а-а...
   - Швыбзик, подай, пожалуйста, грабельки, - попросила княжна Мария, заканчивая посадку помидоров, и передвигая инвалидную коляску, в которой сидел цесаревич Алексей, на другой край огорода. - Сейчас поправим грядки, и можно будет переходить на второй участок.
   Вика стояла на зелёной лужайке Александровского дворца с граблями и осматривала небольшой огород, на котором усердно трудились Александра Фёдоровна, матросы, приставленные к царскому сыну, княжна Мария и несколько горничных. Чуть в стороне от царских "плантаций" помидоров, огурцов, редиса и фасоли усердно обрабатывали землю камердинеры и другая свободная от служения во дворце прислуга. Украинская школьница втянула в лёгкие прогретый майским солнцем сухой и свежий воздух и, подняв глаза к небу, заметила стаю ворон, пересекающих лужайку перед Александровским дворцом над головами огородников. "Вороны точно такие же, как в наше время, - подумала Вика. - И небо точно такое, синее с облаками. Как же обходилась без меня Земля сто лет назад? Я была в небытие, меня не было, как это возможно и не чудо ли - моё появление на белый Свет? Люди сомневаются в том, что есть Бог, но разве это не очевидно, что наше рождение это - воля Творца, воля Того, Кто создал Мир и Вселенную? Чем отличается умерший человек от новорождённого? Химический состав тел одинаковый, но что-то же жутко-очевидное рознит жизнь и смерть? В утробе матери дитя уже живёт, дышит, двигает ножками и ручками, и кто знает, что такое душа, и каким образом она держится в человеке, пока он жив, и куда уходит? А не чудо ли, что детям передаются профессиональные навыки предков? Вот, кто ответит, как наследует ребёнок уйму информации через те крохотные капельки вещества, соединяющиеся во время зачатия? Как после этого люди не верят в чудеса и в Бога? Мне кажется, современный человек живёт в таком водовороте информации, суеты и скоростей, что просто отвык созерцать, наблюдать за природой и совершенно не понимает, что старинные сказки и былины это - подсказки для претворения в жизнь грандиозных научных открытий. Ковёр-самолёт, ступа с бабою Ягой, сапоги-скороходы, ядро Мюнхгаузена для полёта на Луну, - все эти проекты реализовались, но, сколько сказочных чудес ещё не воплощено в жизнь! Шапка-невидимка, волшебная палочка, скатерть-самобранка стали бы супер-открытиями, но Господь Бог пока не хочет открывать тайну этих чудес. В Библии же есть места, где говорится о том, как Ангелы за мгновение переносили Апостолов в другие города. Наверное, человечеству надо заслужить это, ведь трудно представить, к каким последствиям приведёт изобретение шапки-невидимки и волшебной палочки. Представляю боевик: бандюганы выкрали учёного, который открыл тайну невидимки, над которой люди бьются столько веков, обанкротили все банки и начали править Миром на своё усмотрение. Ужас! Ещё хуже, если какие-нибудь религиозные фанатики завладеют тайной этого открытия и, захватив ядерное оружие, уничтожат полмира! Нет, Господи, не надо нам пока открывать такие тайны, земляне не готовы к этому. Вот, когда все научаться уважать Тебя, Папка Небесный, и поймут, что жизнь и прогресс это - любовь и уважение друг к другу, тогда и подкинешь в подарок какому-нибудь любознательному трудяге-учёному тайну волшебной палочки-выручалочки. Кстати, мне кажется, что именно сказочники и писатели в своих фантазиях, ниспосланных божественным вдохновением, определяют путь научных открытий. Сам Создатель через творческих людей подсказывает, на что даёт благословение...". Вика ещё раз взглянула на оживившихся ворон и предположила, что некоторые из них живы и в 2009 году. В отличие от людей, Бог отмерял им 300 лет жизни, и, глядя на носатых долгожителей, Вика представила, что эти чернокрылые свидетели истории думают о человечестве. "Они, наверное, думают, что мы - очень глупые и высокомерные, - сделала вывод украинская школьница. - Может быть, именно они по-настоящему счастливы, живя в 4 раза дольше нас, не строя коттеджей, не беспокоясь о работе и о банковском счёте, не заботясь о том, что одеть на работу и куда поехать отдыхать. Смотрят на нас с высоты, пируют на поле брани, когда люди, ненавидя друг друга, воюют и убивают, и дышат свежим воздухом, перемещаясь в свободном полёте туда, куда душа пожелает и совершенно бесплатно". Вика вздохнула и, окинув взглядом пространство вокруг дворца, смутилась, заметив, как возле дальних подсобных помещений дворца царь Николай Второй и княжна Татьяна пилят бревно, а княжна Ольга поодаль складывает уже нарубленные дрова в сарай.
   - Мама, получен ответ из Англии от дяди? - спросила княжна Мария, продолжая усердно обрабатывать овощные грядки.
   - К сожалению, дядя не может нас принять, - сообщила царица. - В Англии начались забастовки и волнения, и король Георг Пятый не рискует принять нашу семью, даже после того, как Временное правительство согласилось оплатить наше содержание при английском дворе. И всё это из-за войны...
   Александра Федоровна замолчала, увидев, как к распиливающему бревно мужу-императору подошло несколько военных. После непродолжительного разговора, Николай Александрович оставил "занятие спортом", как при дворе стали называть заготовку дров, и направился к жене в окружении прибывших. Вика внимательно следила за всем происходящим и думала, что сейчас будет. Вооружённые люди в чёрных, мрачных одеждах пугали её, у девочки создалось впечатление, что царя арестовали и сейчас арестуют императрицу и всех царских детей. Николай Александрович сообщил жене о том, что Временное правительство требует немедленного отъезда императорской семьи в Тобольск, и предложил Александре Фёдоровне срочно заняться сборами в дорогу и подготовкой детей к путешествию, особенно проблематичному для слабого и больного наследника российской короны - цесаревича Алексея. Вика слушала батюшку-царя, смотрела на лица угрюмых с бегающими и виноватыми глазами людей и удивлялась их нелепой форме обращения к российскому императору. Представители Временного правительства называли царя - гражданин Романов.
   Сознание девочки вдруг отключалось, словно электрический свет и она понеслась тоннелем времени с такой невероятной скоростью, что ей казалось глаза вот-вот соединяться в один большущий глаз, а голова превратится в воздушный шарик, с гуляющим внутри ураганом...
   Вика-Анастасия бегала по светлому, незнакомому дому, помогая матери, собираться в дорогу. Царь по требованию Временного правительства должен был прибыть из далёкого Тобольска, куда из Санкт-Петербурга перевезли арестованную царскую семью, в Москву. Императрица Александра Фёдоровна, не желая оставлять мужа, данного Господом, в одиночестве и окружении чужих людей, ехала с ним, страшно переживая за здоровье больного сына - цесаревича Алексея. Дочери-княжны, как могли, утешали мать, ссылаясь на присутствие возле брата доктора Боткина и доброе, уважительное отношение жителей тихого, мирного Тобольска к царской семье. Вика-Анастасия заметила, как осунулось и постарело лицо царицы, и в данную минуту она выглядела на много старше рядом с подтянутым супругом. По виду Николая Второго Вика почувствовала, что "гражданин" Романов, то и дело появляющийся в гостиной в сопровождении приставленного к нему коменданта, не хочет ехать в Москву, и что его принуждают к этому насильно. Вика подавала матери туалетные принадлежности, когда услышала, как "отец" делится своими опасениями по поводу цели путешествия в Москву со старшей княжной. Николай Второй говорил о войне, Брестском мире, к которому принуждала охваченную революцией Россию Германия. Царь очень переживал и с несвойственным для него волнением говорил о том, что никогда не пойдёт на унизительные условия примирения почти разгромленной, обескровленной Германии, развалившей Российскую империю с середины, профинансировав Октябрьскую революцию.
   Княжны провели в дорогу родителей, сопровождаемых отрядом вооружённых людей, и водоворот небытия вновь понёс Вику-Анастасию вперёд. Когда время остановилось, и мысли принцессы прояснились, девочка реально ощутила своё тело и, ощупывая себя, почувствовала на груди и талии дополнительную пару рук. Широко открыв глаза и рот, Вика хотела привычно обругать нахала, лапающего её значительно округлившиеся прелести, но остановилась, предусмотрительно соображая, в какое время и куда занесло её колесо фортуны.
   6.
   Вика-Анастасия стояла возле своих сестёр Ольги, Марии и Татьяны в странной, незнакомой комнате с большим письменным столом, мягким диваном, обтянутым шёлком, тумбой для цветов и несколькими керосиновыми лампами на полу. Шестеро солдат в форме без знаков отличия окружили княжон и тщательно обыскивали царских дочерей. Молодые, небритые парни с запахом перегара нахально ощупывали невинные девичьи тела царских дочерей и нагло ухмылялись друг другу. Тут же в комнате, у правой стены, на плетёной из камыша садовой кушетке, под большой картиной в золочёной раме, сидел цесаревич Алексей с матерью, бледный до такой степени, что кожа его казалась прозрачной, хотя глаза на худом лице были живые. Всё тело Вики съёжилось под шустрыми руками и сальными взглядами полупьяных солдат, но девочка терпела и думала лишь об одном: "Когда это закончится, и как могло случиться, что дочери императора подвергаются такому унижению, а царица молчит?" Часы, висящие в простенке между окном и дубовым шкафом-буфетом, пробили 12 часов, и в комнату вошёл царь - Николай Второй, одетый в обычную военную гимнастёрку защитного цвета, такие же брюки и высокие сапоги. На груди "отца" Вика заметила Георгиевский крест, но погон на его плечах не было. Царь сделал солдатам замечание, но они лишь съязвили в его адрес, бросив: "Не забывайте, что вы - арестованный"! Вика была напугана безнаказанностью наглых солдат. Нахмурившись, она начала размышлять над тем, куда это занесло императорскую семью, почему все царские дочери одеты в одинаковую одежду и обстрижены? "Разве может идти к моим глазам такая блёклая одежда, просто никакая без вышивки и каких-нибудь чудесненьких пуговичек? - мысленно возмущалась Вика-Анастасия. - А что с моей головою, кто посмел остричь мои великолепные локоны?! А может быт, нас заточили в монастырь, так при чём тут солдаты и папа..."
   Царскую семью обыскали и разрешили заняться своими делами. Вика поплелась вслед за сёстрами и, проходя мимо одной из комнат, увидела группу солдат, сидящих в грязной гостиной вокруг рояля, на котором лежал целый арсенал оружия: ружья, ручные бомбы и пистолеты. Девушки прошли к туалету, и тут же несколько солдат из загаженной остатками пищи, окурками и грязной посудой комнаты, увязались за ними. В туалет зашла Мария и наглый, высокий парень с ухмылкой широко открыл двери уборной, грубо заявив:
   - Не положено уединяться!
   Мария покраснела, впрочем, как все княжны, стоящие поодаль, а Вика чуть не лопалась от негодования на наглеца. Девочка еле сдерживалась и удивлялась, как можно хранить христианское терпение в подобных обстоятельствах, когда тебе даже в туалет не дают сходить. Поглазев на расстроенную, униженную Марию, солдаты всё же отступили, рассмеявшись. В голове же нашей принцессы так и кружилось: " Хамы, клоуны, недоделки..." Вскоре княжны отправились на прогулку. Сёстры вышли на двор двухэтажного, невзрачного особняка, выложенный каменной плиткой, и направились к крохотному садику, огороженному высоким, плотным забором. Княжон догнал отец, и девушки невольно стали свидетельницами отвратительной сцены. Проходя мимо караульного, стоящего у входа в дом, гражданин Романов "нечаянно" получил удар локтем в лицо от того же часового. Вика напряглась и покраснела, увидев подобное надругательство над императором России. "Куда я влипла, что же будет дальше, если сегодня меня облапали, Марию унизили и ударили самого царя?" Неожиданно к девочке приблизилась Ольга и потащила младшую сестру за кусты жёлтой акации.
   - Вика, надо поговорить, - лихорадочно зашептала Ольга-Екатерина на ухо подружке по несчастью.
   - А! Что?!
   - Не пугайся, я давно тебя узнала, но как ты сама понимаешь, не было ни единой возможности нам переговорить.
   Обняв Вику, библиотекарь Катя следила из укрытия за княжнами Марией и Татьяной и лихорадочно соображала, что говорить восьмикласснице, которую втянула в столь необычную и страшную историю.
   - Ты, конечно, понимаешь, что я - не Ольга, как и я понимаю, что ты - не княжна Анастасия, - волнуясь, продолжала Екатерина Васильевна. - Меня занесло в эту трижды неладную историю любопытство и желание почувствовать себя на месте знаменитостей, и, думаю, в этом мы с тобой очень похожи. Сначала меня забавляло это приключение, роль старшей царской дочери, придворные балы, всеобщее обожание, но теперь, когда история стала стремительно продвигаться к трагической развязке...
   Катя вдруг замолчала и внимательно посмотрела в грустные, но спокойные глаза Вики. Библиотекарша сделала несколько громких вздохов, и немного успокоившись, продолжила.
   - Вика, в общем, я в отчаянии, и не знаю, как выпутаться из этой истории, извини меня, девочка... - попросила Катя, опуская голову. - Тебе известно, что произошло с царской семьёй?
   - Нет, - призналась Вика и заметила, как к ним приближаются княжны Татьяна и Мария. - Екатерина Васильевна, тише, пожалуйста.
   - Княжны, пора, Государыня кличет! - позвала царских дочерей фрейлина царицы - Анастасия Васильевна Гендрикова, выходя на крыльцо бывшего дома инженера Ипатьева, в котором и размещалась сейчас императорская семья.
   Вика грустно вздохнула, немного расстроенная тем, что не удалось поговорить с Катей. Во время их краткого разговора девочка почувствовала нотки отчаяния и страха в голосе библиотекарши, и состояние тревоги и беспокойства теперь не отпускало её сердечка, отдавая болью в левую лопатку. "Что с нами будет, Господи, помоги"! - молилась она, усаживаясь в большой столовой на огромный сундук-баул. Царские дети устроились на диванах и креслах вокруг матери, присевшей за стол, и Александра Фёдоровна стала рассказывать им о десяти библейских заповедях. Вика внимательно слушала "маму" и, как обычно, в уме, комментировала сказанное царицей.
   - "...1. И изрёк Бог к Моисею все слова сии, говоря:
   2. Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства.
   3. Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим.
   "Бог - один, и поклоняться нужно только Ему, это - понятно!"
   4. Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли.
   5. Не поклоняйся и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвёртого рода, ненавидящих Меня,
   6. И творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои.
   "Эту заповедь я долго не понимала. Восхищалась актёрами кино, певицами и спортсменами, даже собирала их автографы и старалась во всём подражать. Теперь понимаю, что поклонятся надо только Господу. Бог сам говорит о том, что очень ревнивый, и за невнимание к нему, увлечение ложными учениями и поклонение каким-нибудь, пусть даже выдающимся личностям, накажет не только виновного, но и его детей, внуков, правнуков ".
   Вика вспомнила свидетельство одной девочки, с которой недавно познакомилась в воскресной школе. Каролина рассказала ей страшную историю о том, к чему может привести случайно брошенное слово непочтения к Богу. С девочкой по соседству жила бабушка, которая давно ходила в церковь и даже пела в церковном хоре. Однажды Каролина попросила её напеть песенку, которая очень ей нравилась, и соседка со злобным лицом ей сказала: "Мне эта песня всю печёнку проела!". Прошло два месяца, и соседка где-то подхватила вирусный гепатит и вскоре умерла. Каролине было очень жаль крепкую, моложавую пенсионерку-соседку, но больше всего девочку тогда удивило, как могла верующая женщина так высказаться о песне прославления Господа. "Что происходит с людьми, когда они говорят страшные слова? Как получается, что человек ходит в церковь, а его устами иногда говорит сам нечистый?" - размышляла тогда после общения с новой подружкой Вика. - Бедная бабуля, проявив непочтение к песням прославления, произнесла страшное пророчество на свою жизнь. Господи, как же важно почитать Тебя, слушаться и научаться твоей мудрости и сдержанности..."
   7. Не произноси имя Господа, Бога твоего, напрасно; ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит его имя напрасно.
   "Сколько же раз раньше я произносила имя Бога в обыденной жизни! - ужаснулась Вика. - Сделаю что-нибудь не так, споткнусь или обижусь и сразу ворчу: "О, Господи!". И не понимала, что у Отца Небесного и без моих мелких неприятностей, которые и неприятностями назвать трудно, хватает дел. Мы брякаем непочтительно имя Создателя, и не думаем о том, что это - большущий грех".
   8. Помни день субботний, чтобы святить его.
   9. Шесть дней работай, и делай в них всякие дела твои;
   10. А день седьмой - суббота Господу Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришелец, который в жилищах твоих.
   11. Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и всё, что в них, а в день седьмой почил. Посему благословил Господь день субботний и освятил его.
   "И правильно, что заботливый Отец призывает нас каждый седьмой день отдыхать от забот. Призывает обращаться к Нему, прийти в храм и, оглянувшись на прожитую неделю, подумать о том, за что повиниться и в чём попросить помощь. Смотрю иногда на нашу соседку Людмилу Владимировну и поражаюсь. Она десять лет работает предпринимателем на рынке, и за это время я ни разу не видела, чтобы она была дома. Приходит только ночевать, а когда же жить, радоваться солнышку? Иногда мы едем с соседкой вместе в лифте, и она по телефону жалуется кому-то, что ей некогда к друзьям поехать, а отпуск только снится. Мне жаль её, и Богу жаль, что она надеется только на себя и не знает, что есть Тот, Кто хочет для неё лучшей доли. Нет ничего невозможного для Того, Кто создал весь Мир, а к одиноким людям Господь всегда более милостив, особенно к женщинам. Правда, мне трудно представить мужа для тёти Люды. Она привыкла командовать и, как она говорит: "Возить на себе воз", а Бог помогает женщинам кротким и смирным..."
   12. Почитай отца твоего и мать твою, чтобы тебе было хорошо, и чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, даёт тебе, - продолжала читать Библию Александра Фёдоровна.
   "Понятно, что родителей нужно слушаться и относится к ним с уважением и благодарностью, но все мои одноклассники с предками даже не разговаривают. "Привет, пока, дай денег. Сделал уроки, придёшь поздно"? - вот и весь диалог с папой или мамой. Библию редко кто читает из моих ровесников, а ведь все хотят жить если не вечно, то очень долго. Простые и понятные слова "...чтобы продлить дни твои на земле...", а мы обращаем на них внимание? А это же формула долгой жизни! Почитай предков и получишь..."
   13. Не убивай.
   "С этим, вообще, всё ясно! Нельзя забирать у людей божий дар - жизнь, и свою надо беречь. Вон в параллельном классе появились девчонки Эмо. Выпендриваются, что-то из себя корчат, а в голове не понятно что. Шестеро подружек пытались себе вены перерезать. Оказывается, у них такая мода, форма самоутверждения. Как подумаю о них, так жутко становится. Не понимают мальчишки и девочки, что такое гнев Божий, и понятия не имеют о том, как страшно в Аду. И ходят за их спинами толпы чёрных Ангелов, готовые в любое мгновение отнести незрелые детские души к ногам князя тьмы в преисподнюю. А сколько люди спорят о том, нужна ли смертная казнь для преступников? Конечно же, нельзя убивать даже убийц и насильников. Трудно людям, не знающим Святого Писания, понять, как можно быть милосердным к преступникам, но Господь - пример для нас. Бог Отец не уничтожил Человечество за то, что Его Сына распяли ни за что. Иисус Христос, умирая, простил своих палачей. Самонадеянный Мир живёт, не вспоминая о Создателе, поклоняется богатству и удивляется, когда в жизнь приходит горе. Не бывает убийств, болезней и трагедий в жизни тех, кто помнит о Боге, боится Его гнева. Господь покровительствует и защищает детей обетования, тех, кто дал обет - жить по Заповедям..."
   14. Не прелюбодействуй.
   "Заповедь, при произношении которой, я всегда краснею. Заповедь о верности в любви. Если моим одноклассникам предложить обсуждение этой заповеди, то могу представить, сколько будет крика. Я тоже раньше считала, что это - нормально: встречаться с несколькими мальчиками, выбирать партнёра, пока не почувствуешь, что именно этот парень - твоя половинка. Да и мама часто меняла мужчин, искала того, кто ей подходит. Сейчас понимаю, как недопустимо позволять своему телу командовать тем, что соединяет каждого человека с Богом - душой. Сказал Господь о том, что будет нас любить и обеспечивать, если мы будем жить по его законам, значит, нечего "изобретать велосипед". Попрошу Господа, чтобы он дал мне в женихи Новикова, и чтобы помог Тарасу стать самым крутым челом, так и будет, если я не буду на право и на лево хвостом крутить перед другими мальчишками!"
   15. Не кради.
   "Что тут надо пояснять, не укради, и Бог будет щедро тебя одаривать всем, что пожелаешь! Но ведь мы иногда и не понимаем, что украли. Кражей считается даже то, что некоторые служащие на работе стараются отлынивать от своих обязанностей, опаздывают или отпрашиваются куда-нибудь без причины. Оказывается, неисполнение своих служебных обязанностей - кража платы. Человек думает о том, что он очень умный и сообразительный, а на самом деле, является мелким воришкой. Зарплату получил по полной программе, не отработав её".
   16. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.
   "О, сколько все мы любим, промывать косточки соседям, друзьям, учителям, родителям! А как часто не понимаем, что нельзя повторять за кем-то домыслы, которые очень часто являются банальными сплетнями? Мы обсуждаем чьи-то грешки, передаём друг другу сомнительные факты, как диковинную новость, а выходит, что идём против Бога, злословим и злорадствуем! Нельзя попугайничать, если лично не видел, как кто-то у кого-то что-то слямзил..."
   17. Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего...".
   "Трудно выполнять заповедь для мозгов, именно так называет её Димка-капитан, но надо. Каждому хочется иметь самый шикарный автомобиль, а парнишке самую обворожительную подружку, но нельзя завидовать всем, кто уже это имеет. Даже думать о том, чтобы дом друга или норковая шубка подружки стала твоей - смертный грех!"
   Вика вздохнула и, поблагодарила Господа за то, что злюка-зависть осталась в её прошлой жизни вместе с капризами, эгоизмом, дурными вкусом и привычками.
   - Я прочитала вам главу из Ветхого Завета, а в Новом Завете Господь объединяет все десять заповедей в две: " ...возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим и возлюби ближнего твоего, как самого себя..."
   Вика внимательно слушала Александру Федоровну, и императрица показалась ей властной, гордой и очень религиозной женщиной. Девочка чувствовала, что царица верит в Бога искренне и глубоко. Императрица принимала веру не формально, как люди праздные, утверждающие: "Я верю в Бога", но не знающие ни Законов Божьих, ни самого Отца Небесного, а всем сердцем, всем разумом, всей волей. Её вера, набожность были чисты, и сила её убеждения в правильности христианского мировоззрения покорила и удивила Вику. Украинская принцесса представляла правителей мира сего людьми вечно отдыхающими, развлекающимися и далёкими от правил и обязанностей. Девочке трудно было принять умом, что императрица России столько времени трудилась над изучением Библии. Царица рассказывала о десяти библейских заповедях так, что по коже девочки пробегали мурашки, особенно, когда Александра Фёдоровна описывала те муки, которые предстоят грешникам, идущим против воли Божьей. Девочка рассматривала сорокапятилетнюю императрицу и замечала на её красивом, уставшем лице подрагивание век и губ, характерное для людей нервных, а тёмные круги под глазами поседевшей женщины говорили о сердечной недостаточности. Заканчивая повествование, Александра Фёдоровна вновь перечислила десять заповедей и подошла к сыну. Тревожно ощупав его лоб, царица попросила камердинера, Василия Челышева, перенести цесаревича в его комнату и позвала доктора Боткина. Вместе с доктором в гостиную, где собрались царские дети, вбежали две собаки, маленькая с длинной чёрно-рыжей шерстью, японской породы, и русский спаниель. Собаки бегали по комнате, гоняясь друг за другом, и несказанно поразили и обрадовали Вику, которая и предположить не могла, что императорская семья так любит животных, что взяла их с собой в изгнание. После урока богословия княжна Татьяна позвала Вику в кухню, печь блины. Украинская школьница шла за царской дочкой и пыталась вспомнить, как бабушка готовила в Харькове самые вкусные на всём белом Свете блинчики с творогом. Проходя возле открытой комнаты нижнего этажа Ипатьевского дома, Вика заметила Николая Второго, играющего в шашки со свободными от несения караула солдатами. Девочка остановилась и прислушалась к простому, доброму, откровенному разговору о жизни между царём и солдатом. "Неужели император такой огромадной страны так панибратски вёл себя с людьми"? - подумала Вика, переступая порог кухни. Княжна Татьяна замесила блины, а Вика-Анастасия, скривившись, потому, как и дома не занималась подобным занятием, помыла посуду. В это время караульный, которых множество было выставлено в помещениях и вокруг дома, внёс кувшин с молоком и большую буханку белого хлеба, доложив:
   - Монастырские передали для семьи гражданина Романова.
   Татьяна приняла ароматный хлеб и стала жарить блины, отправив Вику накрывать стол к ужину. Девочка направилась в столовую и, проходя по длинному коридору, с недоумением рассматривала неприличные надписи и картинки с непристойностями, начертанные кем-то на светлых обоях. Из комнаты, откуда пахло нестиранными носками и табаком, вышел шатающийся солдат, и, икнув, сделал реверанс проходящей мимо царской дочери, бросив ей в след нецензурную пошлость. Руки у Вики чесались, в душе закипала ненависть и призрение, но тело не слушалось свою хозяйку. Тело принадлежало царевне Анастасии и продолжало проживать историческую жизнь Великой княжны. "Мерзавец! - возмущалась восьмиклассница, но вся её внешность говорила о смирении и благородной отрешённости.- Это царские доченьки воспитаны, как леди, а я бы с тобой по другому поговорила, если бы ты мне, Виктории Подольской, сказал эти гадости! Я бы тебе сейчас показала пару приёмчиков, которым меня научил мой Тарасик! Стоп! А что это я разошлась, и где моё смиренномудрие, терпение и любовь к ближнему? Господи, как же любить такого ближнего, как терпеть оскорбления и не стукнуть его чем-нибудь, да побольнее? Увы, нельзя, хотя, может быть, и правильно, что нельзя. Если я буду отвечать на хамство, хамством и гневаться, ругаться, то стану такой же, как этот незнающий и не боящийся Бога солдат. Та тварь, нечистый дух ненависти, прелюбодеяния и гордыни за то, что имеет возможность насмехаться над самим императором Российской империи, осевшая в душе солдата, проникнет в моё сердце и займёт "свято место", которое так бережёт от подобных приобретений каждый христианин. Сейчас я покажу ему пример богоугодного смирения". Вика оглянулась и мило улыбнулась пьяному "кавалеру", пригласившему её на свидание, бросив ему в след: "И вам не хворать, пусть Бог вас хранит!" Девочка пошла дальше и в столовой столкнулась с княжной Марией, которая накрывала скатертью большой стол. Девушки запели духовную песню, заставляя скатерть столовыми приборами, и тут же с нижнего этажа, где размещались караульные, раздалось пьяное блеяние. Нестройным хором солдаты пели "Смело товарищи в ногу", стараясь заглушить голоса царских дочек. Стол был накрыт и пока собиралась семья, Вика-Анастасия взяла из рук вошедшей в столовую княжны Ольги вышивку и поднесла её к окну, стараясь получше рассмотреть. Как только Вика приоткрыла окно, раздался выстрел, и пуля раздробила часть подоконника. Девочка побледнела и чуть не упала, подхваченная княжной Ольгой. "Вика, держись, я рядом", - прошептала библиотекарша Катя и замахала платком, стараясь привести "сестру" в норму. Александра Федоровна тоже была бледна, печать гордого страдания была особенно видна сейчас на её измождённом нервными переживаниями лице, и Вике стало так жаль "мать всех детей России", что она нашла в себе силы улыбнуться и сама подошла к царице, чтобы успокоить. С нижнего этажа в столовую поднялись Николай Второй, княжна Ольга принесла блюдо с большой стопкой блинов. Цесаревич Алексей ужинал в своей комнате, и царица вместе с Анастасией подали ему на ужин блинчики, молоко и маленькую котлету из солдатского пайка, которым кормили последнее время царскую семью, перед тем, как есть самим. Вика понаблюдала за тем, как, лёжа в постели, больной "братик" слабой рукой берёт блинчики, поставленные на специальную доску, устроенную поперёк ложа, и огорчённая печальным зрелищем, вернулась в столовую. Когда императорская семья, прислуга и доктор присели к столу и начали медленно и молча есть, а за спинами княжон и царя трапезу "Николашки" стали обсуждать пьяные солдаты. Иногда кто-нибудь из них хватал грязными руками с тарелок княжон и блюд особо приглянувшийся кусок еды и, специально расталкивая царя или его дочерей, ел, громко чавкая. После ужина, собирая со стола посуду, Вика заметила, как караулившие их в столовой солдаты прячут по карманам серебряные и золотые ложечки, лежавшие на подносе, на камине. Один из молодцов с густыми татуировками на тыльных сторонах ладоней, совершенно не стесняясь прямого взгляда Вики, запихнул себе за пазуху шаль, которую девочка видела за обедом на плечах княжны Марии. "Боже, куда я попала? Кругом воры, уголовники и, возможно, насильники, судя по омерзительным шуточкам, которые они отпускают царским дочерям. В страшном доме царит полнейшая беззащитность, какая-то обречённость", - думала Вика, и в подтверждение её слов из спальни царя раздались громкие крики и шум драки. Девочка бросилась к двери и увидела, как мимо столовой вооружённые солдаты провели со связанными руками лакея и матроса-воспитателя, ухаживавшего за цесаревичем Алексеем. Из громкого разговора караульных украинская школьница поняла, что служащие царской семьи сделали замечание солдатам, которые сорвали с кровати царского сына золотую цепочку, на которой весели иконки.
   7.
   После ареста царской прислуги, обстановка в доме "особого назначения" стала тягостной, и Вика почувствовала, что на семью Романовых надвигается что-то очень плохое и страшное. Казалось, время остановилось, и часы отсчитывают не минуты, а годы и столетия. Устраивая постель прямо на полу общей для всех царских дочерей комнаты, Вика поглядывала на княжну Ольгу, которая озадачивала её грустным, можно сказать, трагическим выражением лица. Старшая царская дочь ходила с опущенной головой, и Вике казалось, что по красивым, изящным плечам девушки стекает грусть. Библиотекарша Катя не смела, поднять глаза на тринадцатилетнего подростка, попавшего из-за неё в страшную историю. Перед тем, как лечь спать, все сёстры стали на колени и стали молиться. Вика постаралась устроиться возле Екатерины Васильевны, и по окончании молитвы вопросительно заглянула в лицо библиотекарши. Увидев печать безысходности и полные слёз глаза Екатерины Васильевны, Вика не на шутку испугалась, и вновь зашептала молитву. Библиотекарша Катя молчала и не знала, как объяснить ребёнку, что пройдёт несколько дней, и семью Романовых расстреляют вместе со всеми, кто их окружает, вывезут за Екатеринбург и, спалив трупы, сбросят останки жертв в шахты. Не перекинувшись и словом, "сёстры" легли спать, но заснуть не могли. Обе девушки вспоминали всю свою жизнь и молились Тому единственному, Кто способен изменить ход любой истории, изменить в одно мгновение жизнь любого человека - Господу Богу. Не зная о трагической судьбе российской императорской семьи, Вика оптимистично думала о хорошем. Девочка успокаивала себя, вспоминая слова Святого Писания о том, что нельзя унывать и надеется, верить надо всегда, потому что Бог любви и милосердия никогда не оставляет в опасности тех, кто почитает Его, уверен в защите Отца, ищет истинный смысл жизни и помогает своим родным и друзьям. Вика знала, что молитва чистого сердца, раскаявшегося во всех своих нехороших поступках и мыслях, может сдвинуть нагромождения болезней и найти выход из самых безвыходных ситуаций. "Господь, милостивый и милосердный! Ты - самый сильный и самый добрый, Ты столько терпишь меня и всегда прощаешь! - засыпая, тихо шептала украинская школьница. - Ты прощаешь мне моё непослушание родителям и учителям, любопытство и нехорошие мысли, которые иногда лезут в мою голову! Прости меня за мои грехи, и помоги мне и Екатерине Васильевне в тех обстоятельствах, в которых мы находимся! Я не знаю, о чём просить и не представляю, как можно выпутаться из этой истории, но Ты - знаешь! Я обещаю не завидовать популярности известных людей, не мечтать о славе и богатстве, не тратить время на пустые разговоры и безделье. Помоги мне, пожалуйста, я очень тебя прошу"! Вика реально ощутила, как Святой Дух коснулся её мокрых ресниц, и почувствовала необыкновенную лёгкость и радость, погружаясь в приятные объятия дивных, цветных сновидений, успокаивающих и волшебных. Девочка спала, и ей снилось море, Севастопольская бухта, Димка-капитан и Тарас, плавающие и визжащие вокруг неё, как молодые дельфинчики. Вдруг над морем закружили чайки, и с неба посыпались искрящиеся снежинки. Вика услышала бой курантов и тут же очутилась на Рыночной площади Мюнхена, празднично украшенной к Рождеству. Ей было так приятно получать конфеты и небольшие сувениры от приветливых, добродушных торговцев, что в сердце девочки запели волшебные райские птахи счастья. Довольно упитанный баварец передал в руки подростка набор ёлочных украшений и, рассматривая яркие, блестящие "помидорчики" и "огурчики", Вика подумала об украинском селе Богуславка. В одно мгновение она полетела над грядками с баклажанами и болгарским перцем, окружёнными необыкновенными лианами с гроздьями томатных сердечек. "Ах, как здорово было гулять с новыми друзьями на Баварском Празднике пива, услышать от Тараса признание в том, что она очень нравится ему. А как я была счастлива, возвратившись учиться в родную, харьковскую школу! - проговаривала Вика во сне, и внезапно проснувшись, открыла глаза и стала всматриваться в темноту. - Господь, может быть, я уже дома? Я так хочу увидеть маму, своих друзей, Тараса"! Глаза украинской принцессы постепенно привыкли к темноте и остановились на огромном, настенном зеркале, которое в кромешной мгле стало напоминать искрящийся экран телевизора. Вика всмотрелась в зеркало и отчётливо увидела Тараса, сидящего за монитором компьютера. Внезапно паренёк повернул к ней серьёзное, взволнованное лицо и после небольшой паузы засиял радостью и улыбнулся, энергично нарисовав рукой в воздухе знак бесконечности - "рыбку" - христианский знак божественного бессмертия и вечной жизни. "Экран" тут же погас, и Вика поняла, что Отец Небесный в утешение подаёт ей знак. "У нас всё будет хорошо"! - уверенно произнесла школьница и легла спать. Утром девочка отозвала в сторону грустную и заплаканную Катю и шепнула ей на ухо: "У нас всё будет хорошо, Бог поможет нам, только, пожалуйста, постарайтесь быть рядом со мной, Екатерина Васильевна".
   Было воскресение, 14 июня 1918года. Царская семья, как обычно, в выходной, читала и обсуждала духовную литературу, гуляла в парке, играла в домино. Именно в домино. Конечно, Вику поразило, что царь играет в самую популярную игру современных трудяг, пенсионеров и любителей выпить, но таковы были пристрастия великого императора всея Руси. Царица Александра Федоровна попросила коменданта Юровского, большевика, командующего порядком в "доме особого назначения", пригласить священно служителя для проведения церковной службы. Нахмурившись, широкоплечий человек с чёрной бородкой-клинышком и с такими же вороными волнистыми волосами, зачёсанными назад, мрачно улыбнулся и медленно, сквозь зубы, дал согласие властным и насмешливым баритоном. Немного понаблюдав за вкрадчивыми движениями и надменным выражением лица нового "тюремщика", с лихорадочно горящими глазами, одетого в чёрную кожаную тужурку, украинская школьница невольно почувствовала угрозу, исходящую от него. Княжна Ольга помогла императрице причесаться, подала матери новую блузу, сшитую собственными руками, и вместе с другими княжнами расчистила от стульев место в столовой для проведения богослужения. Очень скоро прибыл священник и диакон, который должен был помогать ему во время службы. Все княжны, царица, цесаревич Алексей, доктор и горничные собрались в столовой, и когда в комнату твёрдой, спокойной походкой вошёл Николай Второй, священник начал службу. Вика-Анастасия внимательно слушала слова Святого Писания, откровенно и самоотверженно молилась Богу, но когда услышала, как священник вместо гимна "За здравие" запел "Со святыми упокой", какая-то неземная, немного пугающая, но необыкновенно успокаивающая сила заставила девочку стать на колени рядом со всеми княжнами, цесаревичем и царской четой. Бледный священник допел гимн до конца и дрожащими руками поднёс всем присутствующим на молебне крест для целования. Вика-Анастасия почувствовала, как загустел и наполнился непонятной, угрожающей тяжестью воздух комнаты, в которой проводилась служба. Рассматривая своих царственных "сестёр" после ухода священника, Вика невольно ощутила, как что-то изменилось в душах и сердцах членов императорской семьи. Неземная, духовная сила наполнила их тела, подготавливая к новым, и, возможно, очень трудным испытаниям. Эта сила поддерживала царскую семью, запечатлев на лицах Романовых отпечаток смиренного ожидания чего-то важного и неизбежного. "Господи, как мне пройти эти испытания"?! - думала Вика, хвостиком болтаясь за сёстрами-княжнами последующие дни жизни в страшном доме, ставшем после последнего молебна мрачным и пугающим. Девочка ощущала, как кто-то там, в далёком двадцать первом веке, судорожно листает последние страницы книги, рассказывающей о жизни Российского императора и его семьи, и чувствовала приближение развязки страшной истории. Однажды ночь, дремля после долгих и безуспешных стараний заснуть, Вика ощутила, как кто-то тормошит её за плечё.
   - Доченька, просыпайся! - просила Анастасия Федоровна, на ходу поправляя свои рассыпающиеся седые волосы. - Нам необходимо срочно спуститься вниз. В городе неспокойно, и комендант Юровский приказал оставить наши комнаты и укрыться в безопасном месте. Возьми с собой подушечку-думочку, не забудь, милая.
   Вика-Анастасия поднялась с постели и, быстро причесавшись, надела корсет, платье и взяла в руки небольшую, вышитую крестиком подушечку. То же самое предприняли и остальные сёстры. Вскоре вся царская семья, окружённая вооружёнными солдатами, стала спускаться по лестнице на первый этаж. Вика видела, как нервничает княжна Ольга, как у неё чуть ли не подкашиваются ноги. Девочка и сама очень волновалась, но была уверена в том, что всё будет хорошо, и Отец Небесный не оставит их в беде. Вика приблизилась к Кате и услышала слова, которые, не переставая, произносила библиотекарша. "Расстрел, конец", - шептала она, и у подростка закружилась голова и ушла из-под ног земля...
   Часть третья.
   Нерушимый Завет в действии.
   1.
   Дима Скрипка быстрым шагом продвигался по тихой улице старого центра Харькова. Подросток привычно рассматривал старинные особняки, и ему казалось, что они жмутся друг к дружке, стесняясь своего растерзанного временем, полуразрушенного состояния. "Повезло старику, такое впечатление, что чья-то милосердная рука переодела неопрятного, одинокого дворянина в новенький парадный камзол, достойный королевских приёмов"! - подумал мальчик, приближаясь к трёхэтажному, отреставрированному дому, одетому в голубой и розовый мрамор. Обновлённый особняк подмигнул восторженному подростку блестящими медными деталями шикарной входной двери и как будто подбоченился, когда к его солидному парадному подъезду подъехало несколько дорогих иномарок. Настроение Димки-капитана сразу же улучшилось, на душе потеплело, и с губ слетели слова благодарности Богу за человека, вложившего в сохранение истории города огромные деньжищи. "Господь! Пусть процветает дело этого банкира! Храни мецената и его потомков от всех бед мира!" - попросил паренёк Отца Небесного и довольный свернул за угол особняка, сияющего молодостью и обновлением. Контрасты, контрасты! За углом Димку поджидал новый сюрприз. К великолепному особняку, приютившему управление какого-то банка, вплотную примыкал совершенно разрушенный двухэтажный дом. "Умер дом, - подумал Дима, осматривая проломленную крышу и пустые, чёрные провалы окон, в которые прохожие бросали пустые пластиковые бутылки от минералки и всякий обёрточный мусор. - Скоро "старика" снесут с лица земли, и на его месте какой-нибудь крутой бизнесмен воздвигнет гениальную, серебристо-бетонную безвкусицу. Новый дом будет выпендриваться в компании старых особняков-дворян и купцов гладкими панелями стен и тёмными окнами современных стеклопакетов, похожих на прикрытые очками глаза шпионов или инопланетян. Да, дома, как люди, одним везёт, а другие погибают, как никому не нужные, грязные, больные и брошенные бомжи". Дима зашёл в арку своего дома и тут же увидел бомжа. "Лёгок на помине", - улыбаясь, заметил мальчик. Небритый, нечесаный мужчина с бледно-жёлтым лицом, одетый в старую, неопрятную куртку, сидел на ближайшей к арке дома лавочке, и дворничиха, тётя Женя, обняв метлу, о чём-то беседовала с ним. Димка приостановил быструю ходьбу и прислушался.
   - Миленький, уходи ты отсюда, уж очень важные господа проживают в этом доме. Пошли, я тебе джинсы и пальто тёплое дам, у меня в дворницкой целый склад сэконд-хэнда. Двигай ноженьками, милок, я тебя и покормлю, а то наши бизнесмены и бизнесвуменши поколотить могут и собачек звериной породы натравить.
   - Во, мать, жизнь пошла, к человеку относятся хуже, чем к собаке. Вон дамочка с пуделем гуляет, так у пёсика пиджак из чистой шерсти и ошейник с бриликами, - вздохнул бомж. - Мне бы хоть немного пожить жизнью её Джека.
   После этих слов бомж тяжело поднялся и поплёлся за сердобольной дворничихой. Заиграл телефон, и Дима очень обрадовался, потому что от невесёлых мыслей о человеческом существовании его отвлёк звонок старого друга. Звонил Саша Гонтарь, бывший одноклассник и друг детства, который, как мостик, связывал Диму с домом, в котором наш капитан прожил с рождения и до прошлого года. Шурка пожурил друга за то, что он редко звонит, и предложил в следующие выходные, устроить футбольный матч дворовых команд. Дима не сразу ответил на предложение, в связи с теми невероятными событиями, которые волновали его сейчас. Его голова была занята мыслями о происшедшем в школьной библиотеке, и он с явной задержкой соображал, что ответить другу Саше. Он поинтересовался жизнью жильцов дома-детства и с досадой узнал о том, что выпивоха и дебошир Полупан всё-таки допился до белой горячки. После того, как попытался поджечь свою квартиру, выпивоха очутился в психиатрической больнице на принудительном лечении. "А ведь он тоже начинал с пива, сам рассказывал, - вспоминал Димка-капитан. - По чуть-чуть, по чуть-чуть и докатился до смирительной рубашки. Слово "алкоголь" переводится с арабского языка, как "злой дух", так почему же люди, выпивая, соглашаются принимать в своё тело эту тварючку, которая с каждой новой принятой дозой спиртного возрастает и превращается в настоящего демона? Почему здравомыслящие мужчины и женщины позволяют злому духу алкоголя командовать своим телом, мыслями, поступками"? Поговорив с другом, Дима несколько минут постоял перед подъездом в раздумье и понаблюдал за тем, как человек без определённого места жительства радостно, и чуть ли не пританцовывая, вылетел из дворницкой в добротных кроссовках и кашемировом пальто, хорошо поношенном, но довольно приличном и солидном. В руках бомж держал большой пакет и батон.
   - Много ли нужно человеку для счастья? - произнёс Дима, и, вздохнув, проводил взглядом танец "ликующего духа" в исполнении никому не нужного на нашей земле бродяжки. - Собакам строим приюты, кормим, лечим и соболезнуем, а как же люди? Почему сердца прохожих не врываются милосердием и сочувствием в судьбы несчастных бомжей? Мы считаем, что, возможно, эти люди заслужили подобную жизнь, осуждаем, а в праве ли судить?..
   Дима поднимался по лестнице своего подъезда и вспомнил, как не раз видел на аллее, ведущей к городскому рынку, забавное зрелище. Возвращаясь домой с покупками, почти все жители микрорайона останавливались возле бездомной кошки, живущей в канализационном люке, выходящем на газон аллеи. Люди щедро одаривали её свежей рыбой, сметаной, творогом и колбасой. Дима иногда наблюдал за белоснежной, гладкошерстой кошечкой с остатками хвоста, на котором виднелись следы от колючей проволоки, и удивлялся её спокойствию и безразличию к щедрым продуктовым подношениям горожан. Кто-то из жителей ближайшей многоэтажки умудрился принести хрустальное блюдце, и чеканную чашу для воды, и одинокая кошка выглядела на фоне такой барской сервировки возвышенной и благословенной Богом королевой-мучиницей, прошедшей жестокие испытания и заслужившей изобильное обеспечение в старости. Кошка-королева принимала поклоны людей, кладущих к её ногам вкусности, но выглядела задумчиво-одинокой. Её жалели, но никто не брал её под свой кров. Людей хватало на милосердие, немного лицемерное, возносящее к небесам их эго, но не хватало на подвиг - взять облезшую, бездомную животину в свои "царские" хоромы с евроремонтами и дорогущей мебелью...
   Дима позвонил в двери своей квартиры. Таксёнок "Чип" мгновенно откликнулся на звуковой сигнал громким лаем, но двери никто не распахнул. Паренёк открыл замок своим ключом, и тут же на него вывалилось визжащее, скачущее и подпрыгивающее счастье в виде длинной велюровой сосиски таксёнка. Умные глаза щенка сияли, как звёздочки, и готовы были поглотить любимого друга Димку. Подросток сам был очень рад "лучшей в мире собаке", и ему казалось, что, подпрыгивая и пытаясь облизать его шершавым языком, "Чип" зависает в воздухе, поддерживаемый невидимыми Ангелами счастья и любви.
   - "Чипурелло", дружище, заждался? А где же бабушка и мама?
   Дима прошёл в кухню и заметил на столе записку, в которой было написано: "Сыночек, подогрей суп, поешь, и не забудь добавить в чай калину. Мы в поликлинике, скоро будем, мама".
   - Понятно, гулять с тобой сегодня буду я!
   Услышав любимое слово "гулять", "Чип" взорвался восторженным лаем и кинулся в коридор. Дима со щенком спускались по лестнице, когда на площадке второго этажа приоткрылась дверь, и в подъезд вырвалась громкая музыка. Из квартиры вышла Вероника, девочка с которой Димка познакомился совсем недавно, и незнакомый паренёк, одетый в яркую бандану и модные дырявые джинсы. "Чип" тут же отреагировал на чужака и облаял его, притулившись к хозяину хвостом и выставив вперёд "холодное оружие" - клыкастую, узкую мордочку.
   - Димка, заходи к нам на вечеринку! - предложила девочка и под ритмичную восточную мелодию, сменившую клубное "бах-ба-бах", закрутила перед ребятами голым животом с персингом. - Знакомься, это - мой сокурсник по музыкальному училищу - Вадим.
   Пожимая руку модника, Дима оттянул от нового знакомого таксёнка, который после ознакомления с рваными брюками и кроссовками Вадима, немного успокоился.
   - Чего это он разошёлся? - вяло поинтересовался Вадим, держа в руках бутылку с пивом.
   - Не любит запаха спиртного.
   - Пошли к нам, у нас такой тус образовался! - позвала Вероника.
   Димка-капитан некоторое время смущённо наблюдал за танцем соседки, за сползающими с голых бёдер девочки джинсами, а когда двери её квартиры приоткрылись шире, не знал, что и ответить, увидев, как несколько ребят пинают старую, потемневшую виолончель, лежащую на полу.
   - Что это они вытворяют? Они же побьют твой инструмент! - возмутился Димка. - Я помню, как твоя мама занимала у нас деньги, чтобы поехать с учителем музыки в Одессу и привезти тебе хорошую виолончель...
   - Да пошло оно всё! - перебила соседа и окрысилась Вероника. - Меня уже достало музыкальное училище и эта бандура! Целыми днями пиликаю, а толку?!
   - Ты же сама хотела учиться в музучилище, а твоя матушка рассказывала, как трудно было устроить тебя в него, - удивился Дима.
   - Я хотела? Да я хотела от предков забежать, чтобы не видеть и не слышать, как они ругаются! - уже кричала, а не говорила подвыпившая Вероника, и её затуманенные глаза зло посверкивали на "нудного" соседа. - Родаки хотят из меня человека сделать, музыканта... Ха-ха-ха...
   Девочка рассмеялась и обняла приятеля. "Чип" дёрнул за поводок, и, не дожидаясь, пока парочка ровесников начнёт при нём зажиматься, Димка пошёл вниз по лестнице.
   - Так ты зайдёшь? - крикнула ему в след Вероника.
   - Извини, я занят! - ответил паренёк и тихо добавил: - Видела бы тебя мама! Тётя Марина работает на двух работах, одевает, как принцессу, постоянно волнуется за тебя, и даже не предполагает, что с тобой происходит, доченька!
   Дима вышел с "Чипом" во двор и, проходя мимо детской площадки, обратил внимание на малышей, играющих возле песочницы. Один крепыш в добротном, синем комбинезоне упорно черпал из песочницы песок и складывал его в виде пирамиды Хеопса, аккуратно прихлопывая неровности яркой лопаткой. Лицо двухлетки было сосредоточенным и серьёзным, и Диме показалось, что, строя песочный бастион, не ребёнок, а нечто духовное, профессиональное и возвышенное внутри него руководит всем зодческим процессом. Второй мальчуган, выряженный маленьким денди в настоящий мужской костюм, белую сорочку, галстук и кожаный пиджак, сначала внимательно следил за манипуляциями ровесника, а потом вдруг подскочил к нему и стал отнимать лопатку, нервничая и недовольно пыхтя. "Малые, а уже разборки устроили. Этот, в костюмчике и при галстуке, точно крутым начальником будет! Вон как выступает! - улыбаясь, подумал Дима. - Интересно, когда вырастут, кем станут? Изменятся ли их характеры, интересы? Мама рассказывала, что я в детстве был очень противный и всё кричал: "Не хочу, не буду!", а потом стал спокойным и покладистым. Что же происходит с нашими душами, характерами, разумом? Почему мы всё время мечтаем о том, чтобы жизнь была сказочной, и что делать с любопытством Вики? Как вытащить её из той невероятной ситуации, в которую она попала"? На детскую площадку вышла знакомая Димке-капитану соседка с двумя малышками и прервала его размышления. Женщина поздоровалась и стала следить за шустрой внучкой, что называется, летающей на турнике. Девочка была ловкая и гибкая. Выделывая сложные акробатические трюки и, смело перепрыгивая через широкие металлические перекладины, она всё же в какой-то момент резко разжала кисти рук и стукнулась головой об землю. Дима и соседка, стоя в метре от ребёнка, были в недоумение от скоростного пикирования малышки, и не знали, что и предпринимать в этом случае. Девочка сначала даже не поняла, что с ней произошло, благополучно поднявшись на ноги. Прошла минута, и ребёнок заорал, заголосил, скорее не от удара об землю, а от обиды за то, что не удалось до конца блестяще проделать цирковой трюк. Бабушка ухватила на руки ревущую внучку и приголубила, успокоила её, достав из кармана плаща конфету. Дима же подумал о том, что не зря его сегодня потянуло на философские размышления о том, как устроен Мир. "Вот - реальный пример того, что всё в мире происходит по воле Божьей. Почему сильная, смелая девочка вдруг разжала руки? Почему, падая, она не почувствовала удар, и слава Господу и Его Ангелам-хранителям, ребёнок не пострадал? В данной ситуации, когда неокрепшая детская шейка легко могла сломаться под весом головы ребёнка, произошло настоящее чудо! - мгновенно пронеслось в голове подростка. - Люди не замечают сверхъестественного спасения своей жизни и даже не задумываются над тем, как это происходит, не понимают, что в этом была Божья помощь и воля. Мы так неблагодарны Отцу, подставляющему руки и своё плечо, когда мы падаем или стоим на грани жизни и смерти. Для чего-то же Он нас спасает? Может быть, для того, чтобы мы остановились, задумались и поняли, что Он - есть, и Он может такое, что не под силу ни одному супер-герою и ни одной электронной машине? Человеку всегда чего-то мало и не хватает. Мы нудим, не радуемся и хнычем, забывая, что минуту назад, переходя дорогу, чья-то неймоверно сильная рука удержала на месте, когда мимо пролетала на "сверхзвуковой" скорости чья-то неукротимая иномарка. Спас Господь жизнь - мало, вот если бы ещё миллион долларов упал на голову, а потом избраться бы ещё президентом и править всеми, а может быть, и всем миром...". Дима вздохнул и заметил:
   - Слава и хвала Богу Вседержителю за то, что милует, терпит и спасает нас!
   - Аминь! - согласилась удивлённая соседка, рассматривая Диму.
   - Тётя Люба, у вас прибавление в семье? - поинтересовался паренёк, и тут же к нему подошла старшая, четырёхлетняя внучка соседки и, взяв бабушку за руку, потянула её прочь от Димы, грязно и по-взрослому ругаясь.
   Димка-капитан замер, открыв рот, и не веря своим ушам, а смущённая соседка стала извиняться.
   - Димочка, ты не обращай внимания, это моя Снежаночка у папы с мамой нахваталась. А у нас в семье, действительно, пополнение, дочка третьего ребёночка родила, внука, а мне двух старшеньких привезла, пока маленького грудью кормит.
   - Поздравляю вас, пойду с "Чипом" пробегусь, а то дел сегодня не в проворот! - слегка заикаясь, проговорил подросток, оглядываясь на старшую внучку соседки.
   Паренёк побежал следом за таксёнком и краем глаза заметил, как Снежаночка скорчила гримасу и показала ему язык.
   - Вот это деточки! - возмущался Дима. - В четыре года девочка знает матерные выражения, разговаривает со взрослыми на равных и диктует бабушке, куда идти! А что же будет дальше?
   Дима брёл за "Чипом" и раздумывал над жизнью соседки. Тётя Люба жила с мужем, стареньким свёкром и с взрослым, нигде не работающим, тридцатилетним сыном в двухкомнатной квартире. Теперь она ещё и двумя внучками обзавелась. Старшая дочь соседки, любительница выпить и весело провести время, не выдержав конкуренции старшего брата, успевающего раньше неё перехватить солидную пенсию деда-ветерана войны, переехала в село. На сельских просторах городская, продвинутая девица сошлась с каким-то местным выпивохой, и с тех пор, как Правительство страны стало выплачивать деньги на содержание детей, начала поднимать своё материальное положение, ежегодно рожая деток. Дима как-то столкнулся на дворе с молодой мамашей, приехавшей погостить к маме. Поддерживая большой живот, курящая женщина прижимала к нему бутылку с пивом и громко рассказывала смущённой матери о том, как она и её дружок Витенька на днях неплохо погуляли в каком-то сельском баре. "Высшее благословение Неба, когда Бог дарует детей, а за что Он благословил эту парочку сельских прожигателей жизни таким богатством - тремя малютками? - думал паренёк. - Поистине, пути Господни - неисповедимы! Возможно, кто-то из предков этих горе-родителей был истинно верующим человеком, заслужив у Бога продление рода во многих поколениях. Надо помолиться за эту семью, только Господь сможет навести порядок в жизни этих людей и их детишек". Заметив, что "Чип" сделал свои "дела", паренёк аккуратно собрал совочком всё это в небольшой пакетик и выбросил в урну. Димка-капитан морщился, обходя кучки, оставленные на газоне соседскими собаками и кошками, и в который раз про себя возмущался: "До каких пор мы будем жить в полном дерьме? Когда же люди поймут, что, не возможно жить хорошо, если на каждом шагу вступаешь ногой в собачьи какашки. Все мы хотим жить хорошо, как в богатых западных странах, но разве это возможно, если люди бросают с окон мусор, загаживают детские площадки и газоны и живут в полуразрушенных подъездах, напоминающих дорогу в Ад?! Может быть, в воспитательных целях всех жителей страны и надо премировать путёвками в Мадрид или Вену? Бедные Елисейские поля и каналы Венеции! Зато, наши туристы вернуться оштрафованными, шёлковыми, законопослушными, будут за собачками убирать", - размышлял Дима.
   Вернувшись домой, подросток насыпал корм в тарелку щенка и тут же услышал телефонный звонок. Звонила соседка, с которой мама Димки-капитана очень быстро подружилась после переезда в новую квартиру. Услыхав, что мамы нет дома, Лариса Игоревна на минуточку умолкла, видно огорчившись, но, приняв решение, тут же предложила пареньку посидеть с полчасика с её двухлетним сынишкой. Дима сначала отнекивался, предложив, выручить соседку и самому сходить в аптеку. Выслушав же "железные" аргументы тёти Лары о том, что часто при покупке лекарств приходиться принимать решение о выборе отсутствующего в данное время, сдался. "Что происходит? - думал мальчик, направляясь к соседке. - Такое впечатление, что Бог хочет, чтобы перед тем, как у меня появится брат или сестричка, я потренировался с соседской малышнёй. Я всё время натыкаюсь на бабушек, мамочек и младенцев, и когда же я буду думать над проблемой Вики Подольской? Она влипла в историю, висит сейчас где-то между прошлым и будущим, а я попал в рабство к двухлетнему киндер-сюрпризу!"
   Соседка провела паренька в детскую, и, оглядев бледного, грустного малыша, лежащего в кроватке с перевязанным шерстяным шарфом горлом, Димка испугался. Он боялся оставаться наедине с таким крошечным человеком, боялся ответственности, которую возлагала на него мамина приятельница. Заметив замешательство подростка, Лариса Игоревна успокоила его:
   - Ты не волнуйся, Артём спокойный, послушный мальчик. Димочка, я постараюсь быстро слетать в аптеку, пойми, у меня безвыходное положение, если что - звони!
   Тётя Лариса скрылась за дверью, и Дима остался один на один с двухлетним Артёмом Олеговичем Иващенко. Как только за Ларисой Игоревной захлопнулась входная дверь, и щёлкнул замок, мощный детский рёв заполнил всё свободное пространство большой квартиры Иващенко.
   - Вот это сирена, и что мне теперь делать?! - вздохнул Дима, нависая над орущим Артёмом Олеговичем. - Ты чего так завёлся? Мама скоро придёт.
   Малыш немного притих, прислушиваясь к голосу Димы. Как только подросток замолчал, Артём ещё громче "запел" арию - "О, мама, мама, где же ты?" Слушая крик детской души, Дима всё больше и больше нервничал. Отойдя от столбняка, сковавшего его тело и мысли при первых звуках детской "сирены", паренёк стал лихорадочно искать машинки и медвежат "оперного певца", превращая детскую кровать в небольшой игрушечный отдел супермаркета. Подросток показывал малышу вертолётики, кубики, слоников и обезьян, танцевал перед ним в обнимку с большущим пятнистым, ярко-жёлтым жирафом, пел "В лесу родилась ёлочка", но Артём продолжал реветь и звать маму.
   - Господи, что мне делать? - взмолился Дима через 10 минут, закрывая уши и не выдерживая детского писка. - Господи, ты здесь и всё знаешь, научи, подскажи, помоги!
   Подросток поднял вверх руки, призывая на помощь Небесные Силы, и тут же услышал, как что-то зашуршало за его спиной. Паренёк оглянулся и с радостью заметил, что со шкафа, стоящего в комнате, слетела большая фотография Ларисы Игоревны. Димка так обрадовался, как будто на него сверху упала туристическая путёвка в кругосветное путешествие. Димка-капитан тут же пристроил портрет соседки возле кроватки Артёма, и мальчик притих и заулыбался, протягивая крошечные ручки к маминому изображению.
   - Господи, спасибо Тебе! - поблагодарил Дима, выдыхая, и, пытаясь предостеречь повторное выступление больного малыша, стал разговаривать с мальчиком, играя вокруг него яркими игрушечными персонажами из мультфильмов. - Ну, что, Артёмка, к нам мама пришла, зайчики прискакали, гоблины страшные на машинах крутых понаехали.
   Пока малыш молча рассматривал портрет мамы и бил плюшевым зайцем по подушке, Димка решил осмотреть детскую комнату и подумать о том, чем бы ещё развлечь буйного соседушку. Заметив в шкафу несколько полок с книгами, подросток тут же вспомнил своего двоюродного брата Марка и его малютку-сестричку, с которой тому частенько приходилось нянчиться. Марк смиренно и регулярно помогал маме воспитывать "подрастающее поколение", не забывая заниматься, так сказать, научной деятельностью - педагогическими экспериментами. Однажды тринадцатилетний "педагог" поделился с Димой успехами в этом "каторжном труде", рассказав, как отыскал для маленькой сестрёнки идеальное утешение. Марк нашёл книгу, при чтении которой, ревущая крошка Наташка всегда умолкала. Являясь книжным фанатом, поглощающим книги сотнями за месяц, Марк часто читал сестрёнке сказки, комментируя текст. Годовалая малышка иногда внимательно слушала его, а иногда так "возмущалась", что потом её долго приходилось успокаивать. Как-то в один из таких дней, когда девочка никак не хотела засыпать, Марк, который был больше не в силах терпеть детский крик, а дома кроме него никого не было, взял с полки первую попавшуюся книгу, учебник математики, и стал громко и чётко читать условие какой-то задачи. Удивительно, но Наташа моментально притихла и стала прислушиваться к языку формул и математических терминов. Сестричка смотрела на Марка восторженными, сияющими глазками и улыбалась. Когда Марк замолчал, будущая профессорша вновь захныкала и разразилась рёвом, который, наверное, услышали жители их села, проживающие на другом конце Богуславки. Делясь своими педагогическими изысканиями с родителями, Марк сообщил им, что пытался Наталке читать разные книги и журналы, и только математика приводила девочку в восторг, мгновенно успокаивая.
   - Точно, главным бухгалтером будет, когда вырастит, или коммерсанткой! - сделал тогда вывод отец Марка и Наташи.
   Вспоминая рассказ двоюродного брата, Димка подошёл к книжному шкафу и достал несколько книг: учебник физики, женский роман, журнал "Химия и жизнь", томик Шекспира на английском языке, справочник "Автоперевозки" и журнал мод.
   - Сейчас узнаем, кем вырастит этот голосистый соловей! - пропел Дима, складывая стопку книг возле кроватки Артёма.
   Подросток деловито убрал портрет Артёмкиной мамы и, удовлетворившись детским хныканьем, стал по-очереди читать отобранную литературу. Увы, но малыш не среагировал ни на одну книжку, чем очень разочаровал нашего воспитателя-экспериментатора.
   - Что же ты такой несговорчивый? - бурчал Дима, уже собираясь вернуть малышу фото любимой мамочки, но, увидев лежащий на тумбочке пульт, решил продолжить эксперимент. Он включил телевизор, и стал переключать каналы.
   Слушая новости, политические теледебаты, музыкальное шоу, ребёнок кричал и возмущался, но при первых же звуках симфонической музыки замолчал и поднялся в кроватке. Дима смотрел на любителя классической музыки, и ему казалось, что Артём дирижирует, сопереживая душевным волнениям гениальных композиторов прошлых столетий. Мальчик в такт величественной, монументальной симфонии размахивал ручками, улыбался и агукал, одобрительно поглядывая на Диму.
   - Ничего себе! - удивился подросток. - Точно будет или дирижером или композитором. Сейчас одна Вероника на виолончели пиликает, а если этот "Моцарт" симфонический оркестр забацает по соседству, то придётся квартиру менять!
   В это время в прихожей заскрипел замок, и в квартиру вернулась мама Артёмки.
   - Ну, как вы тут без меня? - поинтересовалась белокурая, синеглазая женщина, сбрасывая с себя куртку и протягивая руки к своему драгоценному сынульке.
   - Хорошо, - ответил Дима, поднимаясь со стула и стараясь, как можно быстрее отделаться от роли няньки.
   - Спасибо за помощь, Димон, как всегда - выручил! Надеюсь, наш будущий генерал вёл себя прилично?
   - Он у вас будет дирижёром или композитором, но ни как не генералом, - заметил Дима, направляясь домой. - Я ему книжки читал, переклацал все каналы телевидения, так он у вас только симфонии и балет уважает, просто балдеет от классики!
   Дима заторопился домой и, влетев в свою квартиру, кинулся в отцовскую библиотеку. Паренёк точно знал, что в их доме найдётся немало исторических книг, описывающих события столетней давности. Димке-капитану срочно надо было определить, что происходило с семьёй российского императора Николая Второго в начале двадцатого века, и не угрожает ли его любопытной подружке Викусе Подольской смертельная опасность.
   2.
   Тем временем домой добрался Тарас Новиков. Подросток вбежал в свой полутёмный подъезд и чуть не сбил с ног пожилую женщину с двумя огромными сумками в руках.
   - Ой, извините, Лидия Ивановна, давайте помогу! - предложил Тарас и ухватился за большущие сумки. - Как вы такие тяжести таскаете, помочь некому?
   - Вот так и таскаю, дитятко, всю жизнь. За что я, милый, мучаюсь на этом Свете? Деду - восемьдесят, мне - семьдесят, сын - инвалид... Э-хе-хе-хе-хе... Всю жизнь на заводе проработала, думала на пенсии отдохну, да где там! Видать, сильно наше поколение Боженьку прогневало, что доживаем век нищими и никому не нужными. Настроили фабрики, заводы, больницы, а нас теперь и лечить в них не хотят. Думала, выйду на пенсию, буду внуков растить, детям помогать, ан нет... Дед всю жизнь пил, дитями не занимался, теперь из дома не выходит, а только командует и кричит: "Ты у меня наймичка!". Сын из Армии инвалидом вернулся, откуда и внукам взяться. Как заводная, бегаю по рынкам, ищу продукты подешевле, чтобы хоть как-то на нашу пенсию выжить. Зачем я рассказываю тебе всё это, миленький, никому не нужны чужие проблемы, тем более, старики не нужны... Одно прошу тебя, внучёк, вы живите иначе, помните о Боге, о добре. Когда будешь жениться, Тарас Михайлович, вспомни бабушку Лиду, и никогда не обижай жену, помогай во всём, потому как она половиночка твоя, а, значит, частичка твоя. Люби, как свою руку, своё сердце, и помни, унижая жену, унижаешь самого себя. Э-хе-хе-хе-хе, вот тебе и наймичка... Это наше поколение смирное и всё терпит, а нынче девицы такие пошли, что спуску вам не дадут. Пусть Бог тебя хранит за доброту твою! Спасибо, дружочек!
   Тарас поставил сумки у квартиры бабушки, и, поднявшись к себе, на этаж выше, услышал, как старенькая женщина простонала, переступая порог своей квартиры: " Господи, дай мне силы не ненавидеть своего мужа, прости меня, Господи!" Удручённый словами соседки, Тарас зашёл в свою квартиру. Дома он застал маму и её подругу, Анжелину. Обычно шикарная блондинка, весёлая и надменная обладательница красивого, звучного имени, сегодня выглядела потрёпанной, понурой птичкой. Тарас от удивления даже рот открыл, увидев подружку матери без причёски, яркого макияжа и множества золотых украшений на руках и шее.
   - Здравствуйте, Тётя Анжела, а вы случайно не заболели?
   - Привет, Тарасик! Хуже, я не заболела, а лишилась средств к существованию, полностью! - всхлипывала Анжелина на плече у мамы мальчика.
   - Вас ограбили?
   - Вот именно, ограбили! - запричитала женщина.
   - Слава Богу, что вы живы и здоровы, а то грабители часто убивают или калечат тех, на кого нападают, чтобы свидетелей не было.
   - Тарас, ну что ты говоришь! Видишь, ей и так плохо! - увещевала сына мама.
   - Так кто вас ограбил? Много взяли? - выспрашивал подросток, присаживаясь за стол и притягивая к себе блюдо с булочками.
   - Забрали всё! Вырвали сумочку от Гучи, а в ней лежали: кредитная карточка, две тысячи долларов, золотые украшения и часы за 50 тысяч евро. Кожаную курточку и сапоги, которые покупала в парижском салоне Дольче и Габана тоже увели, гады-ы-ы... Серьги сорвали с бриллиантами, а я на них пять лет деньги копила-а-а-а...
   - Хорошо, что вам уши не порвали, - деловито заметил Тарас-детектив, профессионально осматривая "потерпевшую".
   - А-а-а-а! - ещё громче заревела Анжелина, припадая к дружескому плечу мамы Тани.
   - Тарасик, ты у меня умный мальчик, но с таким психологическим подходом к будущим клиентам твоего детективного агентства, ну совсем не сможешь зарабатывать на жизнь!
   - Вы, тётя Анжела, не переживайте так, - краснея и признавая свою бестактность, утешал знакомую Тарас. - Заявление в милицию написали?
   - Написала, а что толку?
   - Как, что толку? Где-нибудь всплывут ваши эксклюзивные куртка, сапоги и часы, тогда менты и подсуетятся...
   - Тарас, что ещё за жаргон? - всплеснула руками Татьяна, перебивая продвинутого сыночка. - Где ты нахватался таких слов?
   - Где, где, из телика! - признался Тарас и, подняв к потолку руки, стал молиться перед тарелкой с супом, прося Всевышнего, благословить пищу.
   Анжелина тут же перестала плакать и удивлённо уставилась на мальчика. Тарас прочитал "Отче наш", поблагодарив Бога за пищу, медленно и церемонно стал есть.
   - И часто это с ним бывает? - поинтересовалась Анжелина у мамы подростка.
   - Как стал ходить в христианскую воскресную школу, так и поумнел, даже от чипсов и "Кока-колы" отказался, - сообщила Татьяна, улыбаясь. - Читает Библию, литературных классиков, посещает секцию восточных единоборств, хорошо учится, но всё же время на компьютер и телик переводит. От детективов оторвать не возможно, а в них же сплошные убийства, кровь и тюремный жаргон.
   - Это - точно! После просмотра очередного телесериала мне иногда кажется, что мы все побывали в заключении или живём в тюрьме, на каждом шагу так и слышишь что-нибудь типа: стибрили, штука баксов, оттопырились по полной, - призналась Анжелина. - Правилам этикета тоже учат в воскресной школе?
   - Нет, правилам этикета учат в школе для телохранителей, куда нашего будущего великого сыщика возит папа. Да, уж, времена, телохранитель сегодня - одна из самых востребованных профессий, а кому они требуются? Людям состоятельным, а, значит, и вести себя должны, как дипломаты на разных там приёмах и встречах с министрами, олигархами и политиками.
   - Мне тоже не помешал бы телохранитель, - всхлипнула Анжелина.
   - Да, не переживайте вы так, тётя Анжела, купите себе новые шмотки, - утешал мамину подружку Тарас, закончив есть.
   - В том-то и дело, что в ближайшее время не куплю, да и не знаю, как и на что жить буду. - Заплакала женщина. - Кризис, все деньги в банке, а снять не дают...
   - Так заработайте новые! - посоветовал Тарас.
   - Легко сказать, заработайте, я уже и забыла, что такое работа.
   - А как же вы жили?
   - Знаешь, кто такие рантье? Рантье - французское слово, происходящее от слова рента. Рантье это - люди, которые кладут в банк большую сумму денег, чтобы банкиры могли ими пользоваться, пускать в оборот и одалживать тем, кто в них нуждается. За это рантье получают проценты, достаточно приличные деньги, на которые и живут. Чем больше вложенная сумма, тем больше банк платит вкладчику.
   - Так можно вообще не работать! - восхищённо заметил Тарас.
   - Можно, если в стране и в Мире нет кризиса, и не закрылся, не обанкротился банк, в котором лежат твои капиталы, - заметила Анжелина. - А теперь наступили такие времена, что не знаешь, за что хлеб купить. Деньги есть, деньжищи лежат на счету в банке, а в руках - нет, ноль.
   - Значит, банк вас обманул? И что вы дальше будете делать?
   - Один Бог знает, что со мной дальше будет, - вздохнула грустная женщина.
   - Это - точно, Он всё знает! - подтвердил Тарас и призадумался. - А вы знаете, что в Библии написано, что каждый человек должен в поте лица своего зарабатывать на хлеб? Может быть, это Господь Бог наказал всех рантье за то, что они бездельничали?
   - Тарас, ты в своём репертуаре! - огорчённо заметила мама подростка, успокаивая вновь зарыдавшую подругу. - Успокойся, Анжелина, всё будет хорошо.
   - Да вы не плачьте, тётя Анжела, а лучше сходите в храм, покайтесь в грехах, попросите прощение за то, что вели, праздную жизнь, поблагодарите Господа за здоровье и испытания. Бог любит нас всех, и всегда помогает, если мы к нему обращаемся, тем более, поможет вам, потому что у вас, тётя Анжела, нет мужа, нет защитника и обеспечителя, а родители умерли. Вы же совсем одна! Разве Тот, Кто создал вас, и является всем нам Отцом, оставит своё дитя в сложной ситуации, без поддержки и помощи?
   Анжелина перестала плакать и ясными, блестящими глазами посмотрела на подростка.
   - Спасибо тебе, Тарасик! Мне даже легче стало.
   - Вот видите, это Господь Бог через меня утешил вас. Обратитесь к Нему, Он вам и совет даст и мужа крутого.
   - Ну, ты даёшь, сынок! - выдохнула мама парнишки и вместе с подружкой рассмеялась, так комично выглядел в момент проповеди её пухленький, с розовым румянцем на белоснежном лице сынок.
   - Ну и дети пошли! - восхищалась Анжелина, смахивая с глаз капли слёз-смешинок. - Тарасик, я не удивлюсь, если ты вырастешь не детективом, а священником.
   - Он у нас такой! - согласилась Татьяна.
   - Дай Бог тебе здоровья, дитятко, и спасибо, за совет, начну потихоньку ходить в Церковь, видно, действительно, время пришло. Да и чувствую, как стала полнеть, говоришь, зарабатывать на жизнь надо в поте лица, может быть, это и правильно?
   - Конечно, правильно! Когда человек двигается, работает, то у него хорошее кровообращение и обмен веществ циркулирует классно, не оставляя в закоулочках живота лишний жир и выводя из организма всякую отработанную бяку.
   - Профессор!
   - Тётя Анжела, у вас всё будет хорошо, вы же добрая, только немного неблагодарная и, наверное, немного ленивая, как я.
   Последнее замечание парнишки подруги выслушали, открыв рты, после чего вновь разразились задорным смехом, а покрасневший Тарас побрёл в свою комнату, извинившись.
   - Ты уж извини его, подружка, - попросила Татьяна. - Не знаю, что с ним делать, прямолинейный он у меня и всё говорит в лоб, от чего часто и страдает.
   - Ничего, я всё понимаю, - улыбнулась Анжелина. - Хороший у тебя сын, завидую, а то, что сказал правду - молодец. Кто ещё мне это может сказать? Как говорится, устами младенца - глаголет истина! Действительно, я последние пять лет пропархала по заграницам, как мотылёк, всё веселилась. Тарас говорил о покаянии, а ведь он - прав! Два года назад я получила письмо от двоюродной племянницы, какая никакая, а всё же родня! Девчонка просила совет, куда поступить учиться, а я даже не ответила, подумала тогда: "Точно набивается поселиться у меня, выбраться из захолустного городишки". Знала, что родня бедная, и, горбатясь в поте лиц своих, зарабатывает крохи. Вот и пришёл ответ от Господа Бога за гордыню, праздность и неверие.
   - Ничего, подружка, прорвёмся! Если поняла в чём ошибка, значит, жить будешь. Кстати, про замужество Тарас хорошо придумал. Давай-ка, подумаем, кто в этой жизни сможет тебя от проблем защитить...
   Оставшись один в своей комнате, Тарас вернулся к размышлениям о том, что сегодня произошло с ним и Викой в школьной библиотеке. Подросток не привык показывать своё волнение на людях, да и, как правило, полное осознание каких-либо невероятных жизненных событий с ним происходило всегда с запозданием. Присев за компьютер, Тарас некоторое время молча вспоминал каждую деталь произошедшего в школе чрезвычайного происшествия. Только сейчас до него дошло, в какой опасности находится его подружка, его Вика. Паренёк включил компьютер и с головой нырнул в информацию об истории Российской империи, иногда вслух комментируя то, о чём читал.
   3.
   "Ну, тут всё понятно: в одиннадцатом веке на территории Украины и России граждане-славяне сколотили страну Гордарику, как говорили в Европе, Киевскую Русь со столицей - Киевом. Князь Олег почему-то назвал Киев не отцом, а матерью городов русских. Слава Богу, князь Владимир страну перекрестил в самую холодрыгу, 19 января 988 года, и стали мы все христианами. Урра! Это же надо, даже в те далёкие времена, когда славяне только перестали поклоняться идолам, людям нужны были Законы. Интересно, зачем Ярославу Мудрому понадобился сборник законов? Он, что не мог править, как хотел, и наказывать, награждать людей по своему царскому усмотрению? Значит, уже тогда правители и граждане Киевской Руси понимали, что должен быть какой-то порядок, какие-то правила жизни. О, тогда тоже налоги собирали! Как говориться: "Кесарю, то бишь, князю, - кесарево, то бишь - долю от прибыли". Да, смелые тогда жили женщины, мстительные, суровые. Княжна Ольга сватов живьём в землю закопала и ходила усмирять бунтующие племена, не желающие платить подати. Так значит, налоговой полиции исполнилось больше тысячи лет! - подумал паренёк, припоминая, как стал свидетелем очередного рейда налоговой службы на рынок, где он с папой покупал новогоднюю ёлку. - Хорошо, что сейчас торговцев не бьют розгами, не бросают в ямы и не сажают на кол, не надевают им на ноги и руки деревянные колодки и не четвертуют, как это делалось с неплательщиками налогов при княжне Ольге. Странно как-то получается: Киев - столица государства Украина, а его в те времена считали центром Руси, вокруг которого бурно вертелась торговля, дипломатия и вся средневековая тусовка. Как же разделили историю две страны, и как могло случиться, что после тысячелетий совместного проживания, два народа решили разбежаться"?
   Тарас с интересом вчитывался в исторические труды и поражался тому, как жёстко строились в те времена отношения между народами. На территории Киевской Руси постоянно происходили войны и бескрайние просторы, заселённые трудолюбивым, грамотным населением, почему-то постоянно попадали под гнёт кочующих азиатских племён или крепких западноевропейских государств. Прячась от нашествий татар, половцев, монголов, славяне убегали то на север, то на восток, оставляя безлюдными на десятилетия свои степные, земледельческие края. "Чьи же потомки современные жители Украины и европейской части России, если 300 лет Русью командовали монголо-татары, потом князья Литвы и Польши, а Крымом управляли турки? О! Вот и о казачестве целая уйма информации! - обрадовался Тарас-детектив, раскапывая историю собственной страны. - Ничего себе, какой-то учёный назвал казаков "туземной южнорусской нацией, преданной своей вере и занимающейся земледелием и охраной славянской земли от нашествий инородцев". Прикольно, казаки - туземцы! А я думал, что туземцы это - затерянные на каких-нибудь южных островах народы, голые, неграмотные, в общем, первобытные. Как можно считать туземцами казаков, когда во всех украинских сёлах были церкви, а монахи и священники обучали детей грамоте и Слову Божьему - Библии?! А вот кто-то пишет, что казачество это - класс рыцарей, потомки воинов из княжеских дружин. Это - ближе к истине, я думаю! За Киев постоянно воевали, и, в конце концов, перенесли столицу Руси сначала во Владимир, а затем и в Москву. Естественно, зачем южным кочевникам переться в сорокоградусные морозы центральной России? Пришли на Слобожанщину или Полтавщину, девчат красивых захватили в гаремы, харчами запаслись, и двинули на Киев серебра-золота в княжеских вотчинах наскебсти на жизнь вольготную. Господи, да кто только не воевал на землях Украины! Что это за напасть такая, если война, то обязательно у нас, пусть Бог милует в будущем от такого наказания"!
   Тарас прочитал про войну Руси с Польско-Литовским союзом, со Швецией, Турцией, наполеоновской Францией, фашистской Германией и задумался над тем, что вся история Человечества была историей войн и конфликтов. Подросток думал, и не мог понять, почему люди всегда стремились к мировому господству? Откуда берётся мания величия и уверенность в превосходстве какой-то нации над остальными народами? Зависть, лень и гордыня - страшная троица "зверьков", разъедающих людям души и призывающих тела к бою, увы, веками руководит человечеством. Паренёк представлял стотысячные армии, сходящиеся на поле битвы в пешем или конном строю. Он не мог осознать, как всё это происходило без современного оружия, средств связи, тех же телефонов. Тарас пытался подсчитать, сколько же сабель, кинжалов, провизии, лошадей надо было поставить в армии, и думал о том, кто и как обеспечивал всё это, если не было ни скоростного транспорта, ни новейших достижений науки и технологий? Отдельным вопросом в мозгу подростка стоял: как выглядело поле брани после столкновения двух многотысячных армий противников?
   "Это - жуть, сколько тел и крови видели тогда медики и солдаты, и какую психику надо было иметь, чтобы разгребать последствия вооружённых столкновений! Люди всегда хотели вкусно кушать, носить красивую одежду и кем-то командовать, - размышлял подросток. - Ну, правильно, вкалывать на земле никто не желал. Зачем руками пахать, рыть и полоть, когда можно на трудолюбивых соседей наехать и отнять то, что приглянулось? Конечно в те времена дикари-кочевники и разбойники не заморачивались, не задумывались над тем, как же протусить житуху классно и беззаботно. Войны считались работой, таким же ремеслом и промыслом, как сейчас предпринимательство и туризм. Сколько же веков нас грабили, и сколько мужчин и женщин угнали в рабство, вывезли рабами и заложницами? Во время Первой мировой войны погибло десять миллионов людей, во время Второй - почти двадцать, как вообще наш народ размножался тогда?! Я где-то читал, что в старые времена детей рожали столько, сколько Бог давал, и это считалось нормой. Никто не планировал и не думал о том, чем отпрысков кормить, во что одевать. Сейчас попробуй, достучись до предков, чтобы братишку или сеструху малую схимичили! Да, тогда в Бога верили и считали детей высшим благословением, а кто остался на нашей земле, если бы наши предки планировали рождаемость и думали о кормёжке и шмотках? После таких тысячелетних потасовок на полях битв, здесь давно китайцы или индусы пшеницу сеяли бы!"
   Пробежавшись полями боёв с крестоносцами, монголо-татарами, французами и немцами, Тарас подивился размаху крестьянских бунтов во главе с Пугачевым и Разиным. Оказывается, в Российской державе имелись собственные Робин Гуды, отбиравшие добро у помещиков и дворян, увы, но тоже желающие стать царями. Паренёк посочувствовал жителям смутных времен безвластия, лжецарей, дворцовых переворотов, и вспомнил известные романы Дюма о мушкетёрах. "Ну, ни чем не отличалась тогдашняя Россия от Франции или Англии. Цари воевали с ближайшими родственниками за трон, травили сестёр и братьев, подстраивали заговоры и жаждали безграничной власти над необъятной странищей! - возмущался Тарас. - Когда они всё успевали? Там воевали, тут сына или жёнушку в монастырь на пожизненное монашество определяли, шашни заводили со всеми, кто попадался под руку, на балах и охотах развлекались, да ещё и законы издавали, управляли министерствами"! Дойдя до истории Русского государства в 17 веке, Тарас, наконец, нашёл первое упоминание о том, что волею царя Петра Первого страна стала империей. "Прикольно, оказывается, Пётр первый стал царём в десятилетнем возрасте и разделил престол со старшим братом, Иваном! - удивлялся дотошный "историк-детектив". - Царями стали два брата и сидели на специальном, двуместном троне, но правила-то страной старшая сестра - София. Смотри, какая хитрая, в специальную дырочку, просверленную в троне братьев-царей, расторопная сестрица нашёптывала им советы по управлению Державой. В 17 лет Петру стало тесно на троне, и он спихнул в монастырь умственно отсталого, слабого братца Иванушку, а следом и сестрицу Софью упаковал в монашескую робу! Русский царь провозгласил себя императором Всероссийским, за которым закреплялась ничем не ограниченная, абсолютная власть, и занялся укрупнением Державы. Да, нашёлся таки смелый, который прямо и конкретно заявил всему миру: "Я - пуп России!", и раздвинул границы своего самодержавия от Северного Ледовитого океана на севере и Чёрного моря на юге, до Балтийского моря на западе и Тихого океана на востоке. Наконец-то, нашёлся "железный" кулак! Флот строил, фактически, своими руками! Молодец, озаботился укреплением собственной власти и границ государства. О! Он даже в Харькове побывал, крепость южную осматривал"! Тарас вспомнил поездку в Санкт-Петербург, и только сейчас до него дошло, что великолепную северную столицу построил Пётр-император. " Как тогда смогли за короткий срок выстроить целые кварталы добротных, каменных зданий и дворцов без современных мощных подъёмных кранов и других строительных приспособлений? А где набрали столько талантливых строителей и архитекторов, создавших мировые шедевры зодчества? Родителям перепланировку трёхкомнатной квартиры оформляли почти год, а триста лет назад за это же время полгорода красивущими церквями и дворцами застроили. Вот это были люди!"
   Люди... Сотни тысяч крепостных крестьян строили "Северную Венецию", надрывались от непосильного труда, голодали и мёрзли. Тарас читал о том, ценой каких жертв возводился самый красивый город России и Мира, и вновь ощутил непонятное, завораживающее душу чувство восторга, впервые в жизни поднявшееся в нём именно в Санкт-Петербурге. Он вспомнил, как дотрагивался до показавшихся ему громадинами колонн Исаакиевского собора, и у него кружилась голова от неимоверной силы, исходящей от монументального здания, повидавшего за свою долгую жизнь десятки поколений людей. Тарас закрыл глаза и представил, как серые камни старинных дворцов и храмов, поднимаясь мраморными великанами в небо, впитывают в себя последние жизненные силы тысяч крепостных крестьян-строителей. Наверное, именно эту силу и почувствовал подросток, обнимая колонну Исаакия. Люди погибали тысячами, возводя над собой вечный каменный город-памятник.... "Интересно, царь Петр строил Санкт-Петербург во славу Господа и России или желал увековечить свою выдающуюся личность? - подумал Тарас, вздохнув. - Можно ли христианину создавать что-то грандиозное и великолепное ценою стольких жертв? Простит ли Бог беспощадное отношение к рабам"? Паренёк пробегал глазами по страницам истории и, наткнувшись на сайт, знакомящий с "Золотым веком" императрицы Екатерины Второй, поразился, на сколько похожи были ситуации, сложившиеся в Российской империи 18 века и в его стране, Украине, сейчас, в начале третьего тысячелетия.
   Дочь герцога Цербстского с тройным именем - София Августа Фредерика, выходя в 16 лет замуж за брата русского царя, и не подозревала, что очень скоро станет править огромной страной. Нелюбимая, униженная многочисленными изменами мужа немка, не пала духом и не заточила себя в царских палатах. Любознательная, жизнерадостная девушка назло всем врагам и пренебрегающему её обществом мужу, занялась самообразованием. Она читала книги по истории, философии, юриспруденции, изучала иностранные языки и переводила литературных классиков, писала басни, сказки и комедии. Читая о самообразовании царицы, Тарас отмечал, как важно для успешного человека читать книги. Тогда для женщин не было ни университетов, ни каких-либо познавательных курсов, и только книги несли людям мудрость предыдущих поколений и новые знания. "Редко кто из моих ровесников зависает над книжками, - отметил подросток. - Кажется, что все мои дружбаны ведут себя, как очень информированные, продвинутые челы, но если разобраться, то их знания это - мишура знаний, куски, клочки информации, услышанной из телика, Интернета или от взрослых". Тарас рассматривал на мониторе картинки, на которых Екатерина Вторая охотилась, гарцуя на великолепной лошади, танцевала в маскарадном костюме в окружении многочисленных кавалеров, и размышлял над тем, как же всё-таки Бог распределяет роли для своих творений, для людей. Как мог Господь привести к правлению и наделить неограниченной властью высокоинтеллектуальную иностранку, ведущую распутный образ жизни и заказавшую убийцам, как принято говорить сейчас, собственного мужа? С помощью заговорщиков Екатерина сместила бездарного правителя, но всё-таки мужа, которого должна была убояться по всем Божьим Законам. Может быть, Господь прощает многое, если человек приходит к власти не для того, чтобы пировать, бездельничать и командовать подчинёнными, а чтобы помочь собственному народу хорошо жить? Екатерина Вторая приняла тогда от свергнутого мужа-царя Петра Третьего Державу с дырявой казной, голодной армией, продажным правосудием и никудышней экономикой.
   - Интересно, что же она тогда сделала, если её правление назвали "Золотым веком"? - задумчиво произнёс Тарас, и продолжил читать.
   Ни много, ни мало, но новая российская императрица поставила несколько конкретных задачек и претворила их в жизнь. Начался же "Золотой век" с просвещения элиты и народа. Соединив славянскую мудрость с достижениями науки передовой, просвещённой в те времена Европы, смелая царица расшевелила всю страну. Она реформировала правосудие и местное самоуправление, провела кадровую чистку полиции и назначила достойное жалованье охраняющим закон и порядок в стране, ударив по коррупции. В стране заработали Законы и тут же проснулись купцы, владельцы фабрик и заводов, расширяя свой бизнес. "Умница, поставила задачу: "Сделать государство сильным и всеми уважаемым", и сделала это! Господи, ну, помоги Украине! Пусть у нас двадцать первый век станет золотым! Вон Всевышний, простил загулы царицы, возможно, и убийство собственного мужа простил за то, что работала в поте лица своего, а, главное, любила страну, заботилась о людях. Библия же говорит, что любовь многие грехи покрывает... Опа! А это что? Екатерина Вторая упразднила, а точнее, разогнала Запорожскую Сечь"? Тарас не верил своим глазам. Самая прогрессивная российская императрица, запретившая гонения на протестантов, мусульман, старообрядцев, иудеев, создав самые толерантные в истории Российского государства законы о свободном вероисповедании, ликвидировала "украинскую вольницу". "Значит, когда нужно было защищать границы страны от набегов кочевников, цари и царицы поощряли казаков, баловали и награждали, а как оказалась Запорожская сечь в центре Руси, после присоединения Крыма, так нате, получите неприятность! - возмущался Тарас. - Да казаки были - самыми грамотными рыцарями того времени, языки иностранные знали, конституцию написали, раньше и демократичнее чем в США... О, я возмущаюсь, а умница-царица казакам Кубань подарила, а казацкую старшину уровняла по правам с дворянами. Всегда трудно переезжать на новое место, но казаки официально служили императрице, почему же многие отказались выполнить приказ? А в этой истории ещё надо будет разобраться! Только подлинные документы тех лет смогут пролить свет на то, кто виноват в конфликте между великой императрицей Екатериной и украинскими казаками. Паренёк жадно вчитывался в исторические документы двухсотлетней давности и поражался размаху деятельности "слабой" женщины, дорвавшейся до власти. Екатерина Великая, была докой не только в экономике и правоведении, она ещё и мудрым дипломатом, просветительницей показала себя. "Нужно быть в дружбе со всеми державами, чтобы всегда сохранять возможность стать на сторону более слабого... сохранять себе свободные руки, ни за кем хвостом не тащиться", - говорила Екатерина Вторая, а Тарас подумал: "Вот бы нашим современным правителям поучиться у той, которая сделала своё правление "Золотым веком", и во времена которой Российская империя не тащилась хвостом ни за кем...".
   При Екатерине Второй развивалась наука, делались великие открытия, и учёные всего мира считались с достижениями Российской Академии Наук. Императрица открывала школы, гимназии, институты благородных девиц, сделав доступным образование для женщин. Трудно было понять, почему, уравнивая женщин в правах с мужчинами, занимаясь милосердием и создавая вдовью казну для жён военных, погибших на войнах, властная и умная правительница впервые в истории Руси ввела понятие "черта оседлости". Был издан закон, ущемляющий права и ограничивающий проживание евреев на территории империи. "История опять повторяется, - тут же подумал Тарас. - Во время голода в Украине в 1933 году современные правители ввели чёрные доски для сёл, не выполнивших в неурожайный год планы по заготовке зерна. Чёрные таблички на выездах из населённых пунктов запрещали голодным крестьянам покидать родные, обескровленные неурожаем и государственными поборами места. СССР готовился к войне, закупал оружие и строил военные заводы, платя за укрепление обороны продовольствием и миллионами жизней крестьян. Странно и не приятно, как и у кого из руководителей Советской страны через двести лет после правления Екатерины Второй в голове выплыла идея ограничения свободы передвижения людей. Это в чьих же мозгах хранился гнилой файлик пренебрежения миллионами человеческих судеб и жизней"?!
   Паренёк читал о том, как царица упорядочила права сословий, и поражался, на сколько несправедливыми и унижающими было в те времена положение людей. Все жители страны делились на шесть сословий: дворян и духовенство, чиновников, купцов, ремесленников и людей искусства, мещан и иностранцев, крепостных крестьян. В законе прописывались их права и обязанности, которые резко ограничивали права более низких по рангу сословий, зато ужесточали их наказания за преступления. "Кто богаче, тот сильнее и имеет больше прав и привилегий, - сделал вывод Тарас. - Всё, как сейчас, только в наше время законов таких нет, но граждане страны по ним живут. Кто богаче - тот и прав! Были бы христианами, жили бы все в братской любви, а не унижали бы друг друга. А это ужасное рабство восемнадцатого века - крепостное право, позорное и унизительное состояние людей! Любой помещик мог продать, подарить, обменять, насильно женить или убить своего крестьянина. Имел право сослать своего раба на любой срок на каторгу или отправить на 25 лет службы в Армию. Удивительно, но по закону крестьянин не имел права жаловаться на своего барина. Если же село бунтовало, то на его усмирение высылали воинские части, которые эти крестьяне должны были после собственного избиения и наказания накормить и заплатить им, так сказать, за "услуги". Бред какой-то! Увы, но даже просвещённая, умная и добрая царица не смогла противостоять армии дворян и помещиков, не смогла справиться с позорным рабством. Господь, ты один в те времена был защитником и помощником крестьян, которые имели права коня или деревянного плетня"! Тарас прочитал о том, что население Российской империи за годы правления Екатерины Второй увеличилось почти в двое, а к европейской части страны были присоединены Прибалтика, часть Польши и Белоруссии, Крым, Причерноморье и даже часть Северной Америки - Аляска, Алеутские острова и Побережье Калифорнии. Оставаясь крепостной, рабовладельческой страной, Российская Держава расширялась, процветала, осваивала новые земли, поднимала науку.
   - Обалдеть можно! - не выдержал Тарас, восхищаясь обрусевшей немкой. - Часть Соединённых Штатов тогда была нашей, классно! А как же получилось, что Алясочка и шикарный штат Калифорния отошла США, вроде я не слышал, чтобы Россия когда-нибудь воевала с Америкой?
   Парнишка застучал по клавишам компьютера и тут же выловил необходимую информацию. Оказалось, что после столетнего освоения Аляски, уже другой российский правитель, так сказать, уступил Русскую Америку Правительству США за семь миллионов двести тысяч золотом. Отдал, не желая вкладывать огромные средства в далёкие, неразведанные земли, которые обживали, обстраивали за собственные средства российские купцы и путешественники-авантюристы. Даже Русская Православная церковь послала на крайний север, как говориться, к чёрту на кулички, своих миссионеров, нести языческим народностям Аляски просвещение и Слово Божье о Спасителе - Иисусе Христе. Власть же не удосужилась хотя бы послать учёных и геологов для исследования недр далёких владений. Читая историю освоения Аляски, Тарас удивлялся, что совсем недавно человек мог сам себя сделать королём или президентом. Русские купцы, а не Российское государство, фактически, владели землями Аляски, имея документы на право собственности огромными земельными участками Северо-Американского материка и возможность, провозгласить себя этаким царьком. Видно, хорошие были люди, трудолюбивые, не гордые и без крутых амбиций. Торговали пушниной, строили города, укрепляли русские форпосты-крепости на дальних границах империи, занимались земледелием и открывали библиотеки и школы на краю Земли.
   - Золотая лихорадка, - прочитал Тарас и открыл рот, узнав о том, что после продажи Аляски там нашли огромадные запасы золота, серебра и нефти. Когда у притоков реки Клондайк были открыты богатейшие месторождения золота, Аляска расцвела, и население северного штата США увеличилось в десятки раз. Золотая лихорадка охватила весь штат, и экономика Аляски пошла в гору. Строились новые города и железные дороги, открывались лесопилки и расширялись фермерские хозяйства. Свободные предприниматели, авантюристы и фермеры ринулись на север Америки из Европы, Азии, Австралии и Южной Америки в поисках драгоценных металлов. Люди метались по штату, перекупая друг у друга земельные участки, возможно скрывающие несметные богатства, убивали и грабили успешных, но неосмотрительных приятелей-золотоискателей. Многих "золотая лихорадка" сделала богатыми, но многие стали её жертвами. Так один авантюрист, прибывший из Австралии, стал сказочно богат, благодаря случаю, а скорее, по воле Божьей. Всё на Земле происходит по воле Всевышнего, вот и оглянулся Бог на несчастного старателя, ограбленного бандитами в первый же день своего прибытия на Аляску, даровав ему прибыльное ноу-хау - джинсы. Тарас оживился, знакомясь с историей создания самой популярной одежды девятнадцатого, двадцатого и, скорее всего, двадцать первого веков. Оказывается, ограбленный австралиец, оставшись без вещей и услышав насмешливый совет от таких же, как он, авантюристов-золотоискателей, вечно щеголявших по приискам в рваных брюках: "Тебе следовало привезти сюда штаны", взял и пошил из единственного, что у него не украли - куска плотной парусины - неказистые штаны. Как же были удивлены насмешники обладателя первых джинсов, Леви Страуса, когда после стирки новые, торчащие в разные стороны брюки съёжились и сели по его фигуре.
   - Кому насмешки, а кому и миллионы, - вздохнул Тарас, поглаживая фирменную этикетку своих джинсов от всемирно известной фирмы, носящей имя первооткрывателя удобной, долговечной и модной одежды. - Видно, Господь Бог благословил несчастного Леви, униженного, обворованного и неприкаянного искателя удачи.
   Семья же владельца первого золоторудного прииска была убита одержимыми золотоискателями, силой захватившими ценный участок земли. "Полиции тогда не было, все золотоискатели имели оружие и хотели обогатиться любым способом, чтобы вернуться на родину победителями, богатыми и успешными владельцами золотых приисков, - размышлял Тарас. - Какая же невероятная концентрация духов авантюризма, насилия и зависти скопилась на Аляске в те годы! Старатели гоняли по самому северному штату Америки, как стая голодных волков, готовых вцепиться в горло друг друга за право обладания золотоносным земельным участком. Там, где золото, оружие и жажда обогащения всегда аномально много случаев насилия. Неужели люди не понимают, что богатство всегда притягивает нечистых и злобных духов зависти, ненависти и насилия? Почему состоятельные граждане стремятся купить самую навороченную машину, построить дом-крепость и забить его дорогим барахлом? Респектабельные дома всегда находятся под прицелом завистливых, недобрых людей, не желающим жить по Законам Божьим. Вот как их охранять, если шикарные дома и иномарки, как магнитом, притягивают "романтиков с большой дороги" - грабителей?
   Тогда жили смелые люди, которые ничего не боялись, ехали на заработки за три девять земель с одним чемоданчиком! Казачьи атаманы, купцы, миссионеры, учёные и просто авантюристы осваивали Сибирь, Дальний Восток, Курильские острова, Камчатку и Русскую Америку. Всегда находились сильные личности, способные восстать из банкротства, прославить свою Державу открытием новых земель Способны ли мы на подвиги, способны уехать от юбок мам и вернуться успешными бизнесменами или учёными? Наверное, именно потомки сильных, смелых и отчаянных первопроходцев и золотоискателей-романтиков в наше время осваивают на космических фрегатах просторы Вселенной! Вот где работы не меряно..."
   - Эх, махнуть бы сейчас куда-нибудь, где ещё не ступала нога человека! - проговорил Тарас-детектив, потягиваясь в кресле, и тут же услышал голос мамы, заглянувшей в его комнату:
   - Нога человека не ступала в твоей комнате! Не мог бы великий путешественник по просторам Вселенского Инета обратить свой лучезарный взор на те золотые залежи непонятных предметов, ожидающих чудных превращений во всех дырочках и укромных местечках твоей комнаты?
   - Мамуля, может быть, я завтра займусь уборкой? - жалобно простонал Тарас, превращаясь в большого и ласкового кота-подлизунчика.
   Он протянул "лапки" к блюдечку со свежайшей выпечкой, принесённой мамой, и, поблагодарив Господа, начал лакомился ароматными булочками, закрыв глаза и представляя путешествие к загадочной туманности "Кошачий глаз". Вдруг, Тараса осенило, и он подпрыгнул со сдобой в руках, ненормально ворочая глазами и издавая непонятные звуки наполненным ртом.
   - Тарас, куда ты так спешишь, ешь потихоньку!
   - Мамуля, мне Бог такое подсказал, такое! Представляешь, учёные думают о том, как бы добраться до Марса или в соседнюю галактику сгонять, и не подозревают, что человеку совсем не надо брать с собой большие запасы воды, воздуха и топлива. Скажи, почему такие разные по размерам и строению существа, как: медведи, лягушки, ёжики, змеи, бурундуки, жуки - все, кто впадает зимой в спячку, делают это? В Библии говорится о том, что Господь никогда не оставит без защиты и обеспечения свои творенья, значит, звери, насекомые и пресмыкающиеся впадают в спячку по воле Божьей. Они не пьют, не едят и спокойно дрыхнут всю зиму. Когда наступает весна, сони просыпаются, и, как ни в чём не бывало, ползают, бегают, размножаются. Лягушки, вообще, замерзают до ледышек и не дышат. Надо просить Господа, и люди будут спать во время перелёта столько времени, сколько необходимо для путешествия, а энергию Солнца и миллионов звёзд Всевышний научит безопасно использовать для наших земных и космических потребностей. Вот бы ещё открыть скорость мечты! Закрыл глаза, подумал и бац, через мгновение расхаживаешь по кольцам Сатурна.
   - И бац, сатурянин арестовывает непрошенного гостя с планеты Земля, в лучшем случае арестовывает! - предположила мама Таня и, рассмеявшись, погладила восторженного мечтателя по голове, трущейся об неё. - Хорошо на тебя влияет Викуся-принцесса, быстро кудесница превратила медведя-грубияна в каширского кота-мечтателя и романтика!
   - Ой, ой, ой! - всплеснул руками Тарас, куда это меня занесло! Я же совсем забыл о Вике! Господи, прости меня! Викуся, прости меня!
   4.
   Тарас вновь присел за компьютер и тут же наткнулся на сайт о развитии науки и научных открытиях начала двадцатого столетия. Паренёк был поражён тем, что только сто лет назад были сделаны открытия, коренным образом изменившие жизнь человечества. Тарас знакомился с изобретениями начала прошлого века и посмеивался над некоторыми совпадениями. Так он узнал о том, что вместе с изобретением радиоприёмника, был придуман способ приготовления кукурузных хлопьев. Это - тоже считалось знаменательным открытием. "Прикольно! Воздух пронзили невидимые глазу радиосигналы, и Господь в придачу, шутя, осенил какого-то землянина открытием невесомого, сладкого лакомства"! - подумал паренёк. Тарас просматривал сведения о самых интересных изобретениях и представлял, как в начале прошлого века мужчины порадовали домохозяек. Как же галантны и внимательны были рыцари того времени, если, как из рога изобилия, осыпали своих мамочек, кумушек и сестричек приборами, освобождающими прекрасных дам от изнурительной стирки, уборки, топки печей дровами и углём. Электроплиты, кондиционеры, стиральные машины, пылесосы - всё это изобилие электроприборов мужчины-изобретатели прошлого века в течение нескольких лет выложили к ногам своих любимых для того, чтобы они больше времени уделяли своим талантливым джентльменам. Увы, но в те времена бытовая техника была не доступна для большинства жителей планеты. Электричество в те времена было просто роскошью! Тарас представил одетых в полотняные, самотканые рубахи и лапти крестьян начала двадцатого века, живущих в двухстах километрах от ближайшего города. Для них электричество в домах было диковинкой, а керосиновая лампа - признаком состоятельности. Да и что они могли пылесосить в избе с земляным полом? Если нет электричества, то о каких электроплитах можно мечтать...
   Изобилие домашней техники высвободило городских домохозяек до такой степени, что мужчинам пришлось изобретать для них новые развлечения - кинематограф. Двадцатый век закружил под жужжание патефонов народонаселение земли в танго, осчастливил дам вискозными платьями, и загипнотизировал их невероятно-популярной забавой - кинематографом. "Ага, петь под гармонь частушки и вздыхать под мощь классических симфоний и увертюр нашим прабабушкам и прадедушкам надоело. Молодцы, долго не мучались, придумали кинематограф, а чтобы не отвлекаться от какой-нибудь любовной мелодрамы на рубку дров и растопку печек, электроплитку забабахали. Умники-предки даже ненужные для растопки печей опилки пристроили. Химики-волшебники превратили деревяшки в ткань. " Дальше Тарас читал молча и становился всё серьёзнее и грустнее. Стремясь к звёздам, земляне позабавились воздушными шарами, пристроив к ним пассажирские корзины и приспосабливая их для путешествий и военной разведки. В 1900 году в воздух поднялся Цеппелин - жёсткий пассажирский дережабль, этакая огромная летающая бочка, и началось! Какой-то повзрослевший, нехороший мальчик, любитель обстреливать прохожих картошкой из высоких окон своего дома, додумался сбрасывать на окопы врагов гранаты, бомбы и обстреливать пехоту из пулемётов. "Да, уж, доигрались... и тут же изобрели скрепки... Вот это я понимаю, кто-то сделал величайшее открытие - скрепки изобрёл! Может быть, этой канцелярской крыске-гению за это ещё и Нобелевскую премию выдали?! В 1902 году заработал первый радиотелефон, а до современных мобильных телефонов ползли почти пятьдесят лет!
   - Изобретён первый самолёт, теплоход, вертолёт, гидроплан, авианосец, и всё это в одно десятилетие! - взволнованно читал Тарас-детектив, одновременно размышляя над полезностью научных открытий. - Наконец-то, претворилась в жизнь сказка о ковре-самолёте, ступе бабы Яги, и народ продвинулся к чудесам Иисуса Христа, реально ходившего по воде. Наверное, в те годы люди получали огромные благословения от Всевышнего, если Он дал возможность, приблизиться к Себе, подняться в небо и раскинуть "крылья" не одному жаждущему познания, а целым коллективам!
   В Интернете много писалось о работе химиков, физиков, развитии медицины и первых пересадках органов, но Тарасу не очень интересно было вникать в эти вопросы. Он, конечно, гордился русским медиком-физиологом Павловым, получившим Нобелевскую премию за открытие условных рефлексов. Однако, его совершенно не интересовало, почему человеческие особи одновременно зевают или почему разговор о еде навевает аппетит, а это и были условные рефлексы, открытые великим учёным. И уж ему совсем не хотелось забираться в дебри психоанализа, придуманного в начале прошлого века Фрейдом. "Вот когда люди конкретно заинтересовались союзом души и тела! Один учёный изучал, почему нам хочется есть, пить и размножаться, а второй выворачивал на изнанку внутренний мир пациента, пытаясь повлиять на психику и помочь несчастному подопытному, утратившему смысл жизни, восстановить союз души и тела. Открытия великие, но если бы учёные служили Отцу Небесному, то поняли бы, что мир между потребностями тела и состоянием души именно и называется божественной гармонией... Ой, куда это меня занесло?! - вздохнул Тарас. - Занесло в генетику и биохимию... Ура! Сто лет назад открыли хромосомы и занялись генетикой, опробовали лечение рака химиотерапией и сделали первые пересадки органов. Отлично! У людей всегда была тяга к тому, чтобы разложить человеческий организм на мельчайшие частички. Меня тоже всегда задевало, почему из одних и тех же химических элементов получаются люди, слоны, мухи, жирафы. Кстати, мне кажется, что серое вещество - мозг, оно у всех серое: у мышей, китов и человека. Если учёные говорят о том, что мы используем только десятую часть возможностей мозга, и он по химическому составу такой же, как у остальных животных, то, что будет, если вдруг начнут развиваться собаки или кошки?"
   - Ничего не будет, - ответил в слух Тарас-исследователь и философ. - Библии надо верить, а в ней написано, что Господь Бог дал всех животных и всё, что есть на Земле в подчинение человеку. Значит, никогда на Земле не будут править мухи-мутанты и клонированные собаки. Ну, почему люди не пользуются мудростью Бога, почему не видят того, что написано в Святом Писании? Там даже не допускается смешивание шерсти и хлопка для изготовления одежды, а люди хотят достичь величия Создателя, скрещивая камбалу и помидоры, не понимая, что это - насилие над природой и над самими собой.
   Тарас вспомнил газетную статью о том, как в конце двадцатого века в Великобритании поднялась паника по поводу массовых случаев коровьего бешенства, и учёные не могли понять, от чего это происходит. Немного поразмыслив над проблемой фермеров и ветеринаров, Тарас тогда удивился непонятливости тех, кто кормил животных и лечил их. "Если травоядных коров кормили костной мукой, то, что удивительного в том, что они сбрендили? Да и как тут не сбрендишь, если привык жевать траву, а тебе дают кучу костей, только очень измельчённую? - возмущался подросток. - Через своих пророков, писавших главы Библии, Господь заповедал людям, как жить, что делать, что не делать, куда не лезть. Мы же не останавливаемся ни перед чем: роемся в душах, в телах и хромосомах, изобретаем то, от чего болеем и, как следствие, получаем наказание Божье - перестаём размножаться, теряем смысл земного существования и деятельности - потомство. Так, может быть, перед тем, как удовлетворить своё любопытство и тягу к славе и гениальности, надо как-то поговорить с Автором Вселенной? Возможно, необходимо послужить Ему, задобрить, так сказать, подлизаться добрыми делами и очистить душу от мании величия, приводящей к открытиям, убивающим нас - гениальное творение Создателя. Люди созданы по образу и подобию Господа Бога, вот и хотят сотворить нечто невиданное и уровняться со Всевышним. Славы Создателя хотят многие, часто забывая о том, что век человека - "...70 лет или 80 при большей крепости", - как написано в Писании, а Отец Небесный - Творец Вечности. Он смотрит на нас с высоты своего величия, покачивает головой, посмеивается и, наверное, вздыхает, наблюдая за потугами человечества превзойти Его, доброго, любящего и многотерпеливого Отца Вселенной. Хорошо сказал! А это уже ни в какие ворота не лезет! Они что с 1911 года совсем с ума сошли?! Изобрели нержавеющую сталь, сверхпрочные металлы и давай клепать танки, подводные лодки, многозарядные пистолеты и автоматы! А какой это "умник" додумался применять химическое оружие? Ну, да, как следствие придумали противогаз и подсветили бойню первой мировой войны и супер ноу-хау - тяжеленные, страшнючие танки, прожекторами! Да, уж, что и говорить, оказывается, война - двигатель прогресса! Хотя, разве можно назвать прогрессом изобретение двигателя, танка, отравляющих веществ и оружия, которое косит на право и на лево десятки людей!?"
   Тарас прочитал о том, как самые развитые страны Европы наперегонки "ковали" самолёты, танки, подводные лодки, о том, как Мир готовился к войне и, увы, она началась в 1914 году. Лучшие умы, талантливые изобретатели работали не над тем, как облегчить труд шахтёров, горняков и металлургов, а над оружием, способным быстро уничтожить тысячи людей, живущих в соседних странах. "Почему мы не понимаем, что, создавая оружие массового поражения, мы становимся самоубийцами? - размышлял восьмиклассник, в очередной раз, удивляясь человечеству, на которое сто лет назад как будто нашло затмение. - Как можно без ущерба для себя любимого, отравить противника ядовитым газом? А как можно не пострадать от радиации, сбрасывая где-нибудь атомные бомбы, к тому же разрушающие земную кору?! А потом удивляемся: там землетрясение разрушило миллионный город, тут цунами смыла полстраны. А понимали люди, изобретая двигатель, работающий на нефти, что укорачивают собственную жизнь? Человечество волнует проблема запасов нефти, да поднимите голову вверх, посмотрите на Солнце, обратитесь к Богу, Тому, Кто создал нас всех любопытных, "гениальных" и суетящихся. Когда же все поймут, что Бог даёт и Бог забирает, милует и наказывает? Кстати, мне кажется, Господь никогда не наказывает. Мы сами наказываем себя, а потом мучаемся и спрашиваем, за что нам болезни, одиночество и непризнанность. Уверен, если бы помнили о Создателе, почитали Гения, то изобретали бы не отравляющие воздух движки, а технологии, помогающие безопасно использовать энергию Солнца, данного Богом сине-зелёной красавице-планете для обогрева и процветания. Пока есть Солнце, будет и тепло, будет жизнь, если, конечно, мы сами себя не укокошим, вновь решив перекроить карту Мира. И чего кроят и делят, мы же все из одного "теста" и отличаемся только состоянием душ, своим отношением к вере и Создателю... "
   - Тарас, ужинать будешь? - спросила мама, заглядывая в комнату сына.
   - Ой, а, сколько время? - поинтересовался подросток, возвращаясь из заоблачных размышлений о судьбе планеты.
   - Скоро семь часов!
   - Сколько? - взволнованно переспросил Тарас, подпрыгнув в кресле.
   - Семь, а что?
   - Мамуся, решается вопрос жизни и смерти! Ужинать буду потом! - заявил Тарас и закрыл за мамой двери комнаты. - Что со мной сегодня делается? Вика в опасности, а меня занесло в глобальные проблемы Человечества космического размаха! Так что же произошло в начале века с Российской империей?
   Тарас углубился в чтение и по мере приближения к информации, повествующей о крахе Великой империи, всё больше нервничал.
   5.
   Пока Тарас буравил дотошным взглядом монитор компьютера, Дима Скрипка окунулся в прекрасный мир книг. Под "залежи мудрости" в новой квартире семьи Скрипок была отведена самая большая комната. Здесь обычно работал и принимал партнёров по бизнесу папа Димки-капитана, и не редко паренёк сам зависал под потолком семейной библиотеки, наткнувшись на необыкновенно-интересную книжку. Как маленький воробышек он устраивался на невысокой лестнице, позволяющей добраться до самых верхних книжных полок и, забывая о реальном времени, отправлялся в мир путешествий, фантастики и приключений. Сегодня Дима был занят более серьёзным делом, чем поиск книги-сказки, капитан искал всё, что могло бы пролить ему свет на события истории, в которые конкретно окунулась Вика Подольская. Невероятное исчезновение девочки в школьной библиотеке так взволновало Димку-капитана, что он не мог спокойно гулять, есть и, вообще, заниматься чем-либо. Паренёк прыгал с одного стеллажа на другой, заморочился таскать за собой лестницу, но нашёл несколько книг, посвящённых прошлому своей страны. Собрав из разных шкафов небольшую горку литературы, Дима устроился за большим и важным папиным столом и стал изучать времена царских приёмов, кровавых войн, терроризма, революций и настоящих исторических потрясений, настигших Российскую империю в начале двадцатого века. В первую очередь его, конечно, заинтересовала семья последнего русского царя - Николая Второго. Викуся исчезла как раз на странице, где была размещена фотография императорской семьи. "Пройдём-ка по местам, так сказать, боевой славы семейства Романовых"! - подумал Дима и стал изучать автобиографии последних российских правителей.
   Оказалось, династии Романовых правила страной ни много, ни мало 300 лет, а сама фамилия "Романус" переводилась с латинского языка, как "римлянин". Возвышение русского боярского рода началось с Михаила Романова, волею большинства знатных семей России провозглашённого царём в Ипатьевском монастыре города Костромы в 1613 году. За триста лет Россией правили мужчины и женщины, подростки и младенцы. Димка-капитан читал и удивлялся изощрённости и жестокости методов борьбы за царскую корону многочисленных и не всегда чистокровных членов царственного рода Романовых. Братья убивали братьев-конкурентов, заключали сестёр и жён в монастыри, жёны травили ядом и нанимали убийц для своих венценосных супругов. Пробежавшись по истории императорского дома Романовых, Дима сделал вывод, что, не смотря на то, что Русь была христианской страной, правители и её народ продолжали жить по жестоким законам "дикой степи". Паренёк вздохнул и внимательно всмотрелся в фотографию последнего русского царя. "Сразу видно, что человек не простой, - подумал подросток. - Лицо волевое, но не грубое, девчонки сказали бы: "Солидный мэн, красавчик". Дима выяснил, что царь Николай Второй - внешне очень мягкий и деликатный с окружающими его людьми и сильный, волевой, принципиальный с подчинёнными, нелицемерно и от всего сердца любил Россию. Он был старшим сыном императора Александра Третьего и императрицы Марии Федоровны, получил домашнее образование и обучался по специальной программе, изучая экономику, правоведение и военное дело. Учили его лучшие профессора Академии Наук и Военной Академии. Царь отлично знал историю, английский, французский, немецкий языки, а так же немалое время уделял изучению Библии. Чтобы стать Главнокомандующим Российской армии, он начал службу с младшего офицера Преображенского полка, а в 24 года принимал участие в заседаниях Государственного Совета и Кабинета Министров. "Странно, в учебниках по истории, изданных в советское время, царя называли ограниченным и чуть ли не тупым деспотом, - подумал Дима. - Как можно было быть тупым, когда тебя целыми днями, да ещё и индивидуально, муштруют профессора, доктора наук, и просто не возможно не учить уроки или отлынивать от предметов, которые не нравятся? А может ли быть деспотом человек, изучающий Закон Божий и живущий по заповедям: почитай Бога и возлюби ближнего своего? А как, вообще, можно назвать жизнью муштровку царского ребёнка, когда от него ни на шаг не отходили учителя, воспитатели, гувернёры и охрана?! Нет, это - не жизнь! Ни тебе друзей, ни беготни на переменках, а как жить без общения с девчонками? Одним словом - скукотища!" Дима посочувствовал будущему царю и подумал о том, что в представлении всех его ровесников принцы то и делают, что бездельничают и живут беззаботно и в своё удовольствие. Знакомясь с детством наследника российского престола, подросток только вздыхал, представляя его расписанный по минутам график жизни. Учёба, спорт, духовное просвещение, светские мероприятия, - всё воспитание царевича было направлено на то, чтобы вырастить грамотного, сильного и культурного правителя, обязанного стать отцом многомиллионного народа. "Такое впечатление, что царь не управляет страной, а только всем чем-то обязан, - подумал Дима. - Если он должен постоянно защищать, оберегать, заботиться о сытости и образованности населения, то почему люди тысячелетиями рвутся к власти, стремятся стать царями, министрами? Работать день и ночь, волнуясь за урожай, зарплаты и пенсионеров это - удовольствие"? Дима немного поразмышлял над этим вопросом и стал читать о том, как Николай Второй путешествовал по Европе и своей стране. Будущий царь объездил полмира, а в Японии на него даже было совершено покушение, и Николая чуть не убил религиозный фанатик, нанеся наследнику российского престола удар шашкой по голове. Подросток взял в руки книгу, рассказывающую о терроризме на территории России и, прочитав начало, подумал о том, что опаснейшее и вредное занятие - править великой державой. Так, на отца Николая Второго было совершено шесть покушений. Что только не предпринимали террористы, чтобы убить императора. Они подложили взрывчатку в гостиной Зимнего дворца, к счастью, взорвав столовую, когда императорская семья вышла из зала. Под Харьковом революционеры заминировали железнодорожное полотно и ошибочно подорвали поезд с царской свитой, ехавший впереди императорского состава. Тогда, после сильнейшего взрыва в царском вагоне рухнула крыша, и император сам несколько часов подпирал её спиной, спасая семью и придворных дам, пока охрана не пришла ему на помощь. А что можно сказать о Санкт-Петербурге, ставшем пороховой бочкой при правлении Александра Третьего? Члены подпольных, революционных организаций минировали в северной столице России мосты, кидали в царский экипаж бомбы и стреляли в императора из револьверов. Находились в те времена люди, которые отдавали свои жизни за идею всеобщего равенства и братства. Революционеры поставили задачу: освободить Россию от самодержавия, и не считались с методами борьбы за свержение царя. "Почему люди думают, что смена лидера страны насильственным путём приведёт народ к процветанию? - размышлял Дима. - "Всякая власть от Бога", - говорит Библия. Господь, вообще, не допускает ни какого насилия в обществе, тем более кровопролития. Христиане знают о том, что всё, о чём не попросят, Бог даст им, если будут жить по духовным законам, написанным в Святом Писании. Революционеры ругали царя, чиновников, толкали не окрепшую умом, настроенную максималистски негативно к власти молодёжь на политические убийства, но разве так можно было что-либо изменить? Бог говорит: - "Не судите, да не судимы будете!.. Молитесь за царей...". Почему-то во все века было принято обвинять правящих во всех несчастиях, как будто кто-то из них украл у обиженного на судьбу человека кошелёк из кармана. Один кричит, а толпа повторяет и не понимает, что нет успеха в жизни, потому что не видим свои недостатки, живём и не понимаем, что грешим. Ни один родитель не хочет, чтобы страдал его ребёнок. Так и Господь сострадает вмести с нами, когда видит, как мы болеем, попадаем в трудные ситуации, что-то теряем. Не от царя или министра зависит счастье каждого жителя страны, а от того, на сколько преуспевает душа человека. Ведь не трудно быть успешным, если каждый свой шаг делать с Отцом Небесным. Мы всё время суетимся, спешим и забываем о том, что день надо начинать с приветствия Господа, а каждое дело с молитвы". Дима вспомнил знакомого по воскресной школе паренька, который всё время молился о том, чтобы в его классе поменяли учителя математики. Паренька звали Геннадий, и у него совершенно не складывались отношения с новым преподавателем. Однажды, услышав молитву Гены о смене "математической власти", Дима поинтересовался, почему приятель так хочет увольнения препода. Каково же было изумление Димки-капитана, когда Гена стал жаловаться на математика, обижаясь на то, что новый учитель, в отличие от старого, не хвалит подростка и не ставит всем в пример его достижения на школьных олимпиадах. Генчик не рассказывал о своей, так сказать, проблеме, а минут пятнадцать шипел на нового математика.
   - Гена, ты же христианин, - заметил тогда Дима. - Ты обиделся на то, что к тебе не стали относиться по-особенному? У каждого из нас есть таланты: Наташка Крюкова лучше всех пишет сочинения, Игорь Бобровский химию знает, как Менделеев. Они же не превозносятся над остальными, а только Бога благодарят за свои способности. Вспомни, как Сын Божий мыл ноги своим ученикам. Ты обиделся на то, что тебя уровняли с твоими товарищами, а Иисус Христос простил тех, кто Его убивал...
   "Гена просил, чтобы Бог выполнил его желание, а сам был переполнен гордыней и обидами, - размышлял Дима. - Он тоже хотел смены "математической власти", но Господь никогда не отвечает на просьбы тех, у кого в сердечке хороводят нечистые, лукавые духи. Если бы жители Российской империи не осуждали бы своих помещиков, фабрикантов, царя, а вели бы себя, как написано в Святом Писании, не лицемерно, служа своим господам с настоящим почтением и смиренно, то Бог обязательно защитил бы их от жестокого, немилосердного обращения. Так не бывает, чтобы Господь не ответил тому, кто очень старается быть смиренным, похожим на Иисуса Христа и много работает, благодаря Бога за всё, и за трудности тоже. Надо за собой следить, нельзя злословить власти, людей, выплясывая под дудку духов войны, зависти и лени, тогда Господь претворит в жизнь самые невероятные мечты доброго христианина. За тех же, кто, возможно, украл, убил, обманул или обидел - молиться надо, их надо пожалеть, потому что Бог всё видит и не помилует тех, кто нарушил присягу и не был милостив к своему народу и подчинённым". Дима вспомнил, как однажды ему приснилось царство мёртвых. В тот день он не послушался родителей, ужин оттянул к ночи и, засыпая, попал в страшный чёрный сад. Он увидел мёртвые деревья и огромную яму, из которой торчали чёрные корни, похожие на огромного, жуткого паука. Дима лежал на краю ямы и щупал мягкие "лапы", мёртвыми плетями свисающие в страшную бездну. Вокруг него летали назойливые мухи, и ему было больно и страшно. Дима полз вон от чёрной бездны ямы, и, оглядываясь по сторонам, замечал в пугающей тишине неподвижно стоящие пронзительно-чёрные старые деревья, знакомые ему с детства и бывшие когда-то цветущими яблонями, грушами и вишнями. Подросток проснулся от ужаса, заползающего в его мозг духом страха, и боли, пронизывающей живот. "Господи, прости! - прошептал он тогда, винясь за непослушание родителям. - Я больше не буду, есть на ночь, и постараюсь не перечить родителям, помоги мне! Я знаю, что непослушание, непочтение к старшим это - смертный грех. Прости меня и забери мою боль!" Отец Небесный в ту ночь пожалел своего ребёнка, и Димка спокойно уснул, но долго помнил страшное видение, напугавшее его. Бог всегда предупреждал его об ошибках и помогал их исправить, и Дима часто думал о тех, кто не знает Творца Мира. Ему было жаль больных людей, которые, страдая от боли, не понимали, как близко находится к ним сострадающий Отец, готовый по первому их зову успокоить боль и полностью исцелить покаявшееся в грехах "дитя". Болезни это - неправильное отношение к своей жизни или последствие жизнедеятельности предков, не знающих Бога. Крутые папы и мамы нарушают клятвы, ведут праздную жизнь и не помнят о Том, Кто их создал, грешат и на плечи детей возлагают свои грехи. Дима вздохнул, вспомнив о разводе своих родителей. Вступая в брак, люди и не задумываются о том, что, они перед Богом дают клятву верности. Не зря же говорят, что браки заключаются на небесах. Так и правители мира сего, наверное, не понимают того, что, произнося слова присяги, получают власть из рук Бога и дают Ему и народу обязательства: править справедливо и любить своих подданных. Дима как-то нашёл в Библии место, где говорилось о том, что чем больше человек получает власти, тем больше с него спросит Бог.
   - Чтобы править страной, надо, действительно, знать очень много, но главное, надо не забывать того, что дал клятву Богу, заботиться о своём народе! Бог дал власть, даст и силы, мудрость реформировать жизнь! - сделал вывод Димка-капитан. - Сколько же верующим надо молиться за то, чтобы остальные люди перестали ругаться и объединились в народ, добрый, кроткий, наполненный силой Духа Святого? Сказал же один известный историк: "Одним из отличительных признаков великого народа служит его способность подниматься на ноги после падения. Как бы ни было тяжко его унижение, но пробьёт час, он соберёт свои растерянные нравственные силы и воплотит их в одном великом человеке или в нескольких великих людях, которые и выведут его на покинутую им временную прямую историческую дорогу." Господи! Помоги моей стране, вернуться к вере и найти эту дорогу жизни!"
   Какая-то светлая, невидимая сила наполнила душу Димки и, взяв в руки ручку, лежащую возле небольшого чистого листка бумаги, подросток написал:
   Мы все виновны в том,
   Что плохо так живем,
   Кидаем камнем, обвиняем,
   А сами - лжем, крадем, гуляем.
   Тяжелый дух, гордыня, злоба -
   Больны душой, и нет дороги...
   Когда поймет, раскается народ,
   То крылья обретет казацкий род,
   Проснется генетическая память
   В потомках воинов и мудрецов,
   Господь простит нам нашу слабость,
   Вернув народу истинных творцов.
   Благословенье, счастье и достаток
   Подарит Бог руками детворы,
   Идущей по утраченным когда-то,
   Дорогам Веры и Любви.
   Так дай, Господь,
   Не плакать больше людям,
   Страны, давно вернувшейся с войны,
   Так дай, Господь,
   Нам всем друг друга слышать,
   И Украину, Бог, благослови!
   Дима Скрипка читал, размышлял и, дойдя до романтической истории любви Николая Второго и его жены Александры Фёдоровны, поразился высоким отношениям сложившимся в императорской семье. Влюбившись во внучку королевы Англии - Виктории - Алису, Николай Второй долго добивался её согласия на брак. Димка посмеялся над именем царской невесты, пробурчав: "Вот и попала Алиса-принцесса в страну чудес - Россию!" Алекс, так ласково называл знатный русский жених дочь Гессенского герцога, стойко боролась с чувством настоящей, нежной любви к наследнику русского престола - Николаю, отказываясь перейти из протестантской веры в православную. " И всё же плохо воспитывали цари и герцоги своих детей, если они были не послушны родителям, - подумал Дима-капитан, рассматривая свадебные фотографии царской четы. - Бабушка невесты была против брака внучки с Николаем и родители жениха были против союза с Алисой, в роду которой, умирали почти все дети мужского пола. Гемофилия - неизлечимое заболевание крови, передающееся по наследству, его ещё называли проклятьем Дома Кобургов, преследовала всех потомков старинного рода. Как же надо было любить женщину, чтобы ничего не бояться, чтобы без оглядки отдать ей своё сердце и свою страну! Увы, но рождённый в этом браке единственный мальчик, действительно, принял на себя проклятие древнего рода, заболев болезнью несворачиваемости крови. Вот и думай после этого, нужно ли слушаться родителей? Хотя... а можно ли жить без любви? Можно ли выходить замуж и жениться только потому, что обязан, соединить свою жизнь с конкретной принцессой или принцем? А с другой стороны, возможно, совсем по-другому развивалась бы история нашей страны и Мира, если бы первые лица государства понимали, какую ответственность несут на своих плечах. Самое главное, мы всё время забываем о том, что со всеми проблемами, невзгодами и болезнями нам всегда может помочь Бог. "По вере вашей получите... - говорит нам Отец Небесный со страниц мудрого Писания. - Заберу ваши немощи и понесу болезни..." вот и надо было молиться всем миром за больного наследника российского престола и помогать всем больным детям империи. Писал же Николай Второй в своём дневнике: "Спаситель сказал нам: "Всё, что не попросишь у Бога, даст тебе Бог. Слова эти бесконечно мне дороги, потому что в течение пяти лет я молился ими, повторяя каждую ночь, умоляя Его облегчить Алике переход в православную веру и дать мне её в жёны...". И получил себе в жёны образованную принцессу, которая в 15 лет отлично знала историю, литературу, географию, искусствоведение, естественные науки и математику. По вере своей получил в жёны желанную красавицу, да ещё и умницу, имеющую от Оксфордского Университета Степень доктора философии. Да, уж, трудно завидовать принцессам и царям, повязанным по рукам и ногам правилами придворного этикета, и не знающим, что такое вольная, беззаботная жизнь, свобода общения и распоряжения собственным временем. Сильные мира сего совсем не распоряжаются ни собственным временем, ни собой". Паренёк вздохнул и продолжил листать попавшиеся ему книги об истории Российской империи. Царица, которая в России из Алекс превратилась в Александру Федоровну ("Почему Федоровну, когда отца звали Людвигом?" - удивлялся Дима) родила Николаю Второму четыре дочки и сына. Императрица сама купала и кормила детей, на что муж-царь говорил: "Чем выше человек, тем скорее он должен помогать всем и никогда в обращении не напоминать своего положения". "Царь был настоящим христианином! - подумал Дима, прочитав эти строки. - Это - искусство и высшая мудрость, имея такую власть, не превозноситься, понимать, что являешься тоже рабом перед Богом. Многие историки пишут о слабоволии последнего русского императора, но это, наверное, была не слабость, а сдержанное смиренномудрие перед Богом. Читаю про царя и царицу и удивляюсь, они не брезговали общаться с солдатами, поварами, горничными, а сядешь в городское маршрутное такси сегодня, кажется, что автомобиль наполнился не просто принцами и принцессами, а "самыми выдающимися" земными индивидуумами всех времён и народов...". Дима знакомился с царскими детьми и размышлял над тем, как много значит для семьи, жить по Законам Божьим. "В наших семьях один или два ребёнка, а родители за голову хватаются, не знают, что с ними делать: чем накормить, во что одеть и как примирить между собой, - подумал паренёк. - В выходные дни соседи, живущие этажом выше, так орут на свою трёхлетнюю дочь, что у нас люстра шатается. Знали бы Бога, не мучили бы ребёнка, любили и просили бы Отца Небесного быть её воспитателем, а им советником..." Дима внимательно рассмотрел фотографии Великих княжон, цесаревича и прочитал о том, что все царские дети были необыкновенно дружны между собой. Сёстры имели внешнее сходство с матерью и друг другом, но отличались темпераментом, жизненными интересами, увлечениями. Старшая царевна, Ольга, любила поэзию, сама писала стихи, всё очень близко принимала к сердцу и помогала матери воспитывать младших детей. Во время Первой мировой войны она самоотверженно работала хирургической сестрой в госпитале. Имея чуткое, открытое сердце, старшая царевна делами подтверждала свою искреннюю веру в Иисуса Христа, открывая на собственные сбережения госпитали и помогая деньгами вдовам погибших на фронтах солдат и инвалидам, оставшимся без возможности заработать на жизнь своим трудом. Вторая царская дочь, Татьяна, характером, привычками и образом мысли очень напоминала императрицу и была лидером среди детей. Она помогала в госпитале старшей сестре, и на её руках умерло более пяти десятков тяжелораненых солдат, за которыми она ухаживала, читала им Библию и писала под диктовку письма родным. С особым трепетом Татьяна соболезновала и помогала своему больному братцу - цесаревичу Алексею, часами просиживая у его постели. Она была самой организованной и целеустремлённой, а к её советам и высказываниям часто прислушивались, назначая ходатаем в детских просьбах и жалобах перед родителями. Отец редко в чём отказывал спокойной, выдержанной красавице-дочке, не мог устоять перед её ласковой дипломатичностью. "И у меня есть такой ходатай - бабуля! - тут же подумал Димка-капитан и улыбнулся, припоминая. Сколько раз выручала его бабушка, когда ему надо было поздним вечером смыться из дома к друзьям-соседям или неловко было попросить что-нибудь ещё к уже имеющемуся на День рождения подарку. - Бабуля - мой ходатай, моя палочка-выручалочка, мой дружочек! А как хорошо звучит выражение "ласковая дипломатичность". Вот, учили бы этой ласковой, кошачьей дипломатичности в ВУЗах всех стран, так и политических скандалов, войн и разборок не было бы между государствами и правителями. Дипломаты ласково почёсывали бы друг дружку за ушком, тёрлись бы спинками об своих темпераментных вождей, обмахивали бы веерами своих "хвостов" разгорячённых военных диктаторов, и был бы мир во всём мире. Паренёк немного помечтал, пофантазировал, задумывая когда-нибудь снять мультик на эту тему, и рассмеялся, представив лидеров разных держав котами и кошками разных пород. Немного отдохнув, Дима узнал дальше о том, что в царской семье не все любили учиться, младшая троица - Мария, Анастасия и Алексей с ленцой относились к занятиям. Княжна Мария, крупная, спокойная, простая в обхождении с прислугой и охраной дворца, мечтала поскорее выйти замуж и родить детей, а полненькая, но шустрая младшая царская доченька, Анастасия, очень любила читать, рисовать и пародировать родных и придворных. Дима читал об актёрских талантах младшей царевны, напоминающей ему Вику Подольскую, и посмеивался, думая о том, что ей никогда бы в жизни не разрешили стать комедийной актрисой. Цари и короли в те времена участвовали в Олимпийских играх, любили верховую езду, теннис и плавание, но не было случая в истории, чтобы Великие княжны становились клоунами. Самый младший царский ребёнок, он же - наследник престола, тоже не болел манией величия. Красивый, наблюдательный и ласковый мальчик, Алексей не любил уроки, любил природу и был очень чуток к чужим проблемам. Читая о царском сыне, Диме показалось, что Алёша чувствовал и понимал на каком-то неземном уровне понимания, что не следует изучать то, что не пригодиться в его жизни. Димке-капитану показалось, что императорский сын, чистое и светлое дитя божье, живя среди людей, уже тогда душой и телом был с Богом на небе, тянувшись к природе, животным и простоте, равенстве общения с окружающими. Читая о сильно страдающем от болей цесаревиче, Диме и самому становилось неуютно и больно в душе. Наследник Российского престола в любую минуту мог умереть от простого ушиба или ранения, возможно поэтому, он особо ценил и радовался каждому дню жизни без боли, и жизни, вообще. Царский ребёнок, не желая отставать от сверстников-мальчишек, сыновей прислуги и старших любимых сестёр бегал, играл с ними, и, получая обычные в таких забавах ушибы, потом страшно страдал. У Алёши начинались внутренние кровотечения, опухали и нарывали части тела. Царица всё время молилась за сыночка, часами простаивала перед иконами, выпрашивая чуда исцеления, а не получая ответа на свои мольбы, искала святого в народе. Считая себя недостойной божьего прощения за грехи, Александра Фёдоровна, как за соломинку, хваталась за слухи о святых старцах-монахах, обладающих божественным даром целительства. Так в царском дворце появился загадочный человек по фамилии Распутин. Крестьянина с репутацией странствующего старца, прозорливца и целителя допустили к наследнику российской короны с надеждой на исцеление императорского сына, возложив на него почётную роль ходатая перед Богом. Придворные были в недоумении и осуждении. Безграмотный, кудлатый мужик с горящими, проницательными глазищами расхаживал по царским покоям, принимая преклонение самой императрицы, и давал советы по управлению Великой Державой. Димка поражался, как Распутин умудрился влиять на кадровые и политические решения императора, не редко подрывающие авторитет царской семьи и монархии? По его подсказке увольняли министров, которые десятилетиями учились в Академиях и приобретали опыт управления страной, с его подачи назначали епископов и генералов. Светское общество высмеивало религиозные чувства государыни, полагавшейся на святость сибирского крестьянина, называло её фанатичкой и ханжой, не понимая и не чувствуя её материнских страданий за больного сына. Очевидцы тех исторических событий, описывая состояние Александры Федоровны, не передавали и сотой части тревоги и отчаяния, какие переживала мать, наблюдая за тем, как приступы болезни по капельке забирают часы жизни её страдающего сына. Не замечали они и той радости, какую она переживала после наступающего с молитвой Гришки Распутина облегчения у горячо любимого сынишки. Царское окружение возмущалось, роптало и приписывало новоявленному "святому" гипнотические способности и близкую связь с царицей, распуская грязные слухи по всему Петербургу. Некоторые, раболепно обращались к Григорию с просьбой: замолвить словечко о продвижении по службе, были и такие, кто открыто ненавидел "божьего человека". Димка-капитан читал почти мистическую историю о жизни Распутина, и ему трудно было сделать правильный вывод о роли человека, высказавшего пророчество о том, что цесаревич Алексей будет жить до тех пор, пока будет жив он. Паренёк верил в Бога, знал, что дар целительства имеет каждый истинный христианин, но так же понимал, что ни для одного верующего не проходят безнаказанно стяжательство, (Распутин брал взятки за помощь в назначениях на должности) участие в безобразных сексуальных оргиях и пьянках. Было не понятно, почему Распутина называли безграмотным и недалёким, а Григорий скупал в родной местности земли, вкладывал деньги от подношений и взяток в банки под проценты, строил церкви и помогал нуждающимся. Не мог быть тупым человек, которого заслушивались высшее духовенство и царская семья. "Бывает, когда Господь через юродивых, нищих пророков предупреждает высокопоставленных людей о надвигающихся трудностях и проблемах для того, чтобы они приняли меры, смягчающие удары судьбы и не сильно огорчались, - размышлял Дима Скрипка. - Но, мы все очень недоверчивы к пророкам и друг к другу, и скорее послушаем опытного чиновника или министра, чем человека божьего. Говорится же в Святом Писании о том, что нет пророка в своём отечестве, да и попробуй, пойми, говорит прорицатель словами Всевышнего или, так сказать, напускает туман, подкупленный кем-то, заинтересованным в предсказании. Наверное, чтобы чувствовать божественное начало в предсказании, надо самому быть истинно верующим, не сомневающимся в помощи Господа человеком. Царь и царица были такими людьми, но мне кажется, к царскому сыну не приходило исцеление потому, что в сердце императрицы не было мира. Александра Федоровна постоянно переживала и тревожилась, а надо было радоваться даже таким трудным испытаниям, как болезнь единственного сыночка. Наверное, надо было не метаться в поисках целителя, а собственной верой стоять в молитве перед Богом, не допуская в душу и тени сомнения в Божьем исцелении цесаревича". Паренёк представил себе высокого, крепкого Гришку Распутина в широких бархатных шароварах, шёлковой, вышитой рубашке, подпоясанной чёрным сатиновым поясом, вышитым золотом, (подарок императрицы), и рядом с ним слабую, больную неврозом и, страдающую галлюцинациями императрицу. Царственная женщина у ног святого "старца" искала утешение, искала поддержку для себя и чуда для своего ребёнка...
   Дима просмотрел таблицы, на которых было показано, как развивалась Россия тех лет, и удивился, почему, имея самые высокие в мире достижения в экономике, страну потрясали политические кризисы и революции. В январе 1905 года в Санкт-Петербурге были расстреляны рабочие, выступившие с требованиями об улучшении своего положения. Обнищавшие люди пришли искать правду к бтюшке-царю, давшему обет перед Богом и народом, любить ближнего своего, и в ответ получили пули и пинки штыками. Царь тяжело переживал кровавое столкновение народа с полицией и армейскими частями, но что он знал о жизни людей, имеющих 10-12 часовой рабочий день, живущих в холодных бараках и не имеющих денег для лечения и обучения детей? "Разве это согласно божеским законам, милостью которых ты царствуешь"? - обращались в своём послании рабочие, ходатайствуя за улучшение своей тяжёлой, трудовой жизни. Сам великий русский писатель - Лев Толстой, просил царя разорвать чиновничью оболочку, которая "защищала" императора от правды и не давала правителю Державы видеть положение дел, состояние общества. Царскую семью окружали люди, которые намеренно подогревали в императоре и его супруге настроения незыблемости, святости самодержавия. Елейным шёпотом придворные утверждали, что в народе нет и мысли о том, чтобы кто-либо сомневался в Богом данной власти. Страна развивалась, промышленники строили фабрики, заводы, ездили по заграницам и кутили, играли в казино, проматывая миллионы, а рабы пахали, болели и умирали, не дожив до 40 лет. "Что-то это мне напоминает, такое впечатление, что не было этих ста лет истории... Что надо сделать для того, чтобы, богатея, граждане не забывали о Боге, не жадничали и не закрывали для себя путь в Вечную жизнь? Ведь написано же в Библии о том, что легче верблюду пройти через игольное ушко, нежели богатому попасть в Рай. Господи, вразуми всех жителей моей страны, прости, помилуй нас всех, потому что без веры, любви и милосердия в сердцах нет развития, нет светлого, счастливого будущего для потомков! Как-то же Европа смогла достичь высокого уровня жизни для всех своих граждан. "Непрестанно молитесь", - говорится в Библии. Вон Екатерина Вторая разрешила свободно молиться католикам, буддистам, православным, иудеям, и, думаю, все верующие общей молитвой благословили её жизнь, и Бог дал ей силы, перевернуть всю страну и преодолеть столетиями не решаемые проблемы..."
   Дима сосредоточенно рассуждал над событиями первой русской революции и ему становилось не по себе при мысли о том, во что может вылиться недовольство народа в стране с современным оружием. Он и представить не мог, что будет, если выдастся неурожайный год или случится какое-нибудь природное бедствие. А Чернобыль! В 1986 году взорвался ядерный реактор Чернобыльской атомной станции, и только усилиями и ценой многотысячных людских жертв не произошло непоправимое, не произошла глобальная экологическая катастрофа. Тогда народы всего многонационального Союза Советских Социалистических Республик спасали Мир от ядерной катастрофы. Людей обманывали, отправляя под убивающие лучи радиации, и они шли в самое пекло разрушенного взрывом атомного реактора, чтобы спасти своих детей, даже не понимая этого. "Смогли бы мы сейчас, спасти Украину, если бы, не дай Бог, случилось бы нечто подобное"? - волнуясь, спрашивал сам у себя Димка-капитан. Паренёк встал на колени и начал молиться за страну, прося прощение у Отца Небесного за то, что люди спорят до ненависти, крадут и обманывают до циничного бреда, равнодушны и немилосердны к чужим бедам. Вдруг Дима поймал себя на мысли о том, что раньше он никогда не задумывался над тем, как живут страна, его соседи, люди едущие мимо дорогого папиного "Мерседеса" в переполненных трамваях и маршрутках. Он всегда был горд своим успешным, богатым отцом, образованной, красиво одетой и нарядной мамой. Только научившись читать Библию и придя в церковь, Димка-капитан понял, на сколько недопустимы перед очами Господа людская суета и безразличие друг к другу. Если раньше он с призрением, свысока, смотрел на бабушек, собирающих бутылки, уборщиц в папином офисе и скромных горожан, не сумевших купить хотя бы простенькую машину и атакующих городской транспорт, то теперь ему было стыдно за самого себя. Поняв, что только через веру, любовь ко всему, что создал Бог, и добрые дела можно войти в вечную жизнь, Димка-капитан стал более уравновешенным, спокойным и наблюдательным. Паренёк с радостью давал из своих карманных денег милостыню просящим, старался помочь пожилым людям и не редко покупал билеты в кино ребятам со своего двора, живущим в неполных семьях. Кто-кто, а он хорошо помнил, что такое нелады в семье, и хотя никогда не нуждался в деньгах, видел и понимал, как трудно живётся его сверстникам с работающими и мало обеспеченными мамами. Димка придумывал разные причины, чтобы затащить одноклассника из такой семьи к себе в дом на обед и старался хоть чем-то помочь ему, иногда, мягко говоря, преувеличивая, когда отдавал приятелю почти новые кроссовки, "оказавшиеся маленькими". Для себя он придумал правило "Вечного благополучия". Паренёк решил обязательно помогать тем, кто беднее, при каждой покупке, сделанной для себя. Дима посоветовался с отцом и мамой, и, получив одобрение, стал действовать. Так у старика с первого этажа подъезда, в котором жила семья Скрипок, появился скромный, но мобильный телефон. Теперь дедуля не боялся идти со своей гипертонией гулять в парк, имея возможность в любое время вызвать родных или машину "Скорой помощи". У приятеля из секции восточных единоборств появилась новая форма, которую не могла купить ему одинокая мама, а внучки "многодетной" бабушки, которыми её наградила пьющая дочь, получили к Новому году мешок детских игрушек и сладостей от тринадцатилетнего Деда Мороза. Дима Скрипка попросил Господа о благословении для Харькова и Украины и вернулся к книгам, вечным источникам мудрости.
   6.
   Дима знакомился с реформами Николая Второго и дивился тому, как мог царь что-то изменить, улучшить, если смотрел на страну глазами дворянского окружения, руками и ногами держащихся за свои земли и прибыли. "Кто же напишет закон, по которому крестьяне и рабочие должны меньше работать? А кому из законодателей-богачей хочется из своих карманов платить за медицинское обслуживание и страхование их жизней? - подумал паренёк. - Опять история повторяется"! Несмотря на все препятствия, император пытался проводить в стране реформы и выступал миротворцем, предлагая всем странам Мира остановить производство танков, самолётов и военных судов. Николай Второй помогал предпринимателям стать на ноги и переоборудовать устаревшие предприятия, а на северную империю со всех сторон надвигались мрачные тучи. Германия готовилась к войне. Не успела Россия отойти от потрясения после расстрела рабочих в "Кровавое воскресенье" 1905 года, а союзница Германии, Япония, решила подвинуть империю на Дальнем Востоке. Сильный японский флот атаковал не готовую к войне страну, разбил русскую эскадру и взял в плен несколько кораблей. Димка-капитан застыл, как могла огромнейшая Держава проиграть войну крохотной, островной Японии? Паренёк представил, узкоглазых, загорелых самураев, закрашивающих русские названия кораблей, и у него защемило сердце при мысли о том, как матросы и офицеры с этих суден пережили надругательство над воинской честью. Россия уступила воинственной Японии часть территории и на многие годы потеряла своё влияние на Дальнем Востоке, богатом лесом, рыбой и полезными ископаемыми. Расстрел рабочих и поражение в войне с Японией сильно подорвали самодержавную власть в России, и население страны потеряло веру в царя. Император, как мог, старался что-то изменить в данной Богом Державе. Дима представил, как Николай Второй "делится" властью с выборным из народа органом - Парламентом. Изменив Конституцию. батюшка-царь даровал жителям Российской империи свободы, основанные на принципах неприкосновенности личности, совести, союзов и собраний. Царь поделился властью с политиками, но заменой Конституции не возможно изменить духовные отношения в обществе. Дума может принять законы, ограничивающие эксплуатацию рабочих и крестьян, но кто, кроме Бога, сделает сердца фабрикантов и помещиков милосердными к своим "рабам", а души "рабов" смиренными и кроткими? Димка-капитан задумался. Прошло сто лет, а люди так и продолжали ходить по кругу одних и тех же проблем и ошибок. Подросток вспомнил, как кто-то из проповедников рассказывал в церкви об окнах и зеркалах. В древние времена зеркала были очень дорогими предметами быта, фактически, считались роскошью, потому что в их производстве используется серебро. Бедные люди не могли себе позволить иметь такую дорогую вещь, как зеркало, а состоятельные граждане умудрялись даже окна сделать зеркальными. Проповедник отметил, когда человек не очень богат, то смотрит на мир сквозь прозрачное стекло, видя жизнь такой, какая она есть, со всеми её бедами и проблемами. Богатый же человек, живя в доме с зеркальными окнами, видит только себя любимого, обращая свой взор к окнам и миру. Димка-капитан долго думал над противостоянием богатых и бедных людей. Согласно истории развития мира, благословение и власть Бог давал трудолюбивым людям, живущим по Законам Божьим. Крестьянская семья богатела, если Господь благословлял её рабочими руками, то есть, когда рождалось много детей, способных обработать большие участки земли. Вольные казаки богатели, получая дворянские титулы и денежные награды за смелость в военных походах и верную службу. Дима понимал, что издавна просто так никто не богател, а что называется, укреплял своё материальное благополучие на поле битв и, распахивая дикие степи в поте лиц своих.
   - У славян было всё, чтобы построить самую счастливую и богатую страну, - вслух заметил Димка-капитан. - Бог дал славянским племенам самую лучшую на планете, плодородную землю, умеренный климат, и, самое главное, своё благословение - веру Христианскую. "...Если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать Завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов, ибо Моя вся земля...", - говорил Господь людям, но кто-то постоянно мутит воду в людском море славянских народов. Духи гордыни, соблазнов и зависти, увы, никогда не оставляли в покое наш народ...
   Подросток вздохнул и стал читать дальше.
   В российских городах, где происходили выступления недовольных тяжёлыми условиями труда рабочих, создавались комиссии по "безотлагательному выяснению причин недовольства рабочих и устранению таковых в будущем". Казалось, в Российской империи власть повернулась к народу, и стали происходить изменения к лучшему, но движение это напоминало черепашьи потуги на мокром, скользком песке. Революционные партии, получившие возможность действовать в легальных условиях, не стали ждать внедрения в жизнь царских реформ, и решили получить власть революционным путём. При этом революционеры призывали население не платить налоги и забирать деньги из банков, расшатывая экономику государства.
   - И понеслась душа в Рай, - прошептал Дима, читая о том, как страну захлестнула волна политических расправ и революционного террора. - Как можно было через массовые убийства привести страну к процветанию? Люди все такие разные, кто решил, что одним махом руки, одним Указом вождя можно заставить народ думать, мечтать и жить одинаково?
   За десять лет по политическим мотивам в России было убито 17 тысяч человек: губернаторов, полицейских, участковых, фабрикантов, священников, банкиров. Страдали не только чиновники и капиталисты, страдали их семьи, дети, обслуга, волею судьбы оказавшиеся возле человека, приговорённого революционерами к смерти. "О каком всеобщем счастье можно говорить, если демоны насилия, злобы, зависти и мести атаковали сердца миллионов людей, отошедших от Бога? - подумал Дима. - Говорит же Святое Писание о том, чтобы народ не увлекался ложными учениями и не сомневался в силе и верности Бога. Но так устроен человек: нам всегда интересно узнать что-то новенькое, всунуть нос в какое-нибудь мистическое движение и учение, не спросив разрешения и совета у Отца Небесного. Так и Ева когда-то надкусила запретный плод с дерева познания добра и зла, за что и потеряло человечество бессмертие..." Дима читал книгу, посвящённую истории мировых войн и всё больше хмурился. Пока Российскую империю подрывали с середины революционеры, руководство Германии решило перекроить карту Мира. Началась Первая мировая война. С одной стороны - Россия, Англия и Франция с союзниками, с другой стороны - Германия, Австро-Венгрия и Италия со своими друзьями-государствами решили выяснить, кто сильнее и в чьих руках окажутся колониальные государства Африки и Азии.
   - Повоевали! - вздохнул Дима. - Десять миллионов убитых на полях сражений и ещё десять миллионов погибших от голода, эпидемий и новинки войны - химического оружия. Повоевали! Развалилось четыре империи, у многих стран мира изменились границы, появились новые виды вооружений и даже новые виды войск, например, танковые. Итоги плачевные: вместо улучшения жизни населения, экономики стран стала работать на наращивание вооружения на случай новой войны, а в России, вообще, изменился общественный строй и к власти пришли революционные авантюристы и безбожники. Интересный факт, но до революции 1917 года Англия и Франция были союзниками России. Почему же сейчас западные страны отделились от восточных соседей непробиваемым кордоном? Может быть, неверие в Господа и есть причина всех противостояний и "холодных" войн? Ведь свято место пусто не бывает, и если люди не живут с Богом в сердце и по духовным законам Святого Писания, то кто-то другой занимает святое местечко, а от него можно ожидать чего угодно...
   Подросток читал о массовых беспорядках, восстаниях солдат и матросов в Армии и на Флоте, политических убийствах и славил Бога за то, что его семье не пришлось жить в те времена. Когда Дима узнал о том, что грязные, суеверные слухи вокруг царской семьи и неспособность императора навести порядок в Державе привели к тому, что Николай Второй был вынужден отречься от престола, передав управление Временному правительству, подросток ужаснулся.
   - Николай Второй отрёкся от власти, данной Богом, а, значит, от силы Господа и своего народа!
   Правительственная комиссия обвинила граждан Романовых в измене, и главным аргументом против царской четы стало немецкое происхождение бывшей императрицы. Царицу, вокруг которой ещё ходили и нехорошие толки о её связи с Распутиным, обвиняли в шпионаже в пользу Германии. "Какая я стала старая, - писала в то время Александра Фёдоровна, - но чувствую себя матерью страны и страдаю, как за своего ребёнка и люблю мою Родину, не смотря на все ужасы теперь... Нельзя вырвать любви из моего сердца, и Россию тоже... Несмотря на чёрную неблагодарность Государю, которая разрывает моё сердце... Господи, смилуйся и спаси Россию". Дима прочитал о домашнем аресте царя и его семьи и задумался над тем, как можно было после таких строк обвинять царицу в измене, и что теперь будет с императором и его семьёй за отказ от обязательств, данных Богу. Паренёк был в смятении, почувствовав, какую роковую ошибку сделал в 1917 году царь Николай. "Распутина убили, неужели свершиться его предсказание о смерти цесаревича Алексея? - размышлял паренёк. - Если власть дана всесильным Богом, и истинный христианин, молясь, соединяется Духом Святым с Господом, то почему государь забыл об этом, почему не приклонил в молитве колени перед Всевышним, прося о мудрости и помощи? Высокопоставленные люди стесняются признаться в беспомощности, или забывают о том, что и по своему веку пребывания на Земле и по желанию Отца Небесного не должны стыдиться статуса дитя божьего. Наверное, сомнения во всемогуществе Создателя и неверие в чудеса, сверхъестественную силу и возможности Бога заставляют и простых людей, и императоров делать непоправимые ошибки. Разве можно сомневаться в Спасителе, Его силе"?
   - По вере вашей и получите, - вновь повторил слова из Писания Дима. - Вот и получаем, не по вере, а по сомнениям нашим. Так что там дальше-то произошло?
   Дальше история Российской империи разворачивалась, как реальный фильм ужасов. Бездарное Временное правительство, уговорившее царя покинуть престол, остановило проведение в стране всех начатых реформ, стало печатать деньги, поднимать налоги для населения и занимать кредиты для ведения войны с Германией и её союзниками. Немцы, видя такое развитие событий, пошли на сговор с большевиками, революционной партией, представленной в российском Парламенте, и оплатили революционную агитацию, призывающую свергнуть Временное правительство. Германия поставила одну, но очень важную цель, вкладывая невероятно огромные деньги в русскую революцию: Россия должна была выйти из войны, выплатив ей огромную денежную компенсацию. Из Швейцарии, в запломбированном вагоне с дипломатической почтой и с баснословной суммой денег от имперского Германского банка в Россию привезли вождя русских революционеров - Ленина. Разбитая, обанкроченная собственноручно развязанной войной, Германия больше не могла воевать и ввалила в Октябрьский переворот последние деньги для того, чтобы любым путём сменить власть в России и предотвратить своё полное поражение в войне. В октябре 1917 года власть в России захватили большевики во главе с Лениным, и был подписан унижающий страну Брестский мирный договор с Германией. Большевики - борцы за справедливость, отмену частной собственности и равенство всех сословий, взяв власть в свои руки, утопили страну в крови священников, дворянства, купцов и зажиточных крестьян. Насилие, расстрелы, массовые зверские убийства, кровавый красный террор царили по всей стране. Дима прочитал такие слова очевидца тех событий: "Власть эта в своей жестокости и кровожадности, казалось, не имела предела, не делала ни каких различий. Её насилиям и угнетениям подвергались старцы, юноши, женщины, дети, зажиточные горожане. По постановлениям созданных чрезвычайных комиссий истреблялись нежелательные для советской власти политики и общественные деятели со своими семьями и обычные обыватели, выразившие недовольство новой властью". Особому гонению подверглись Церкви, священники, верующие. Их расстреливали, разрушали церкви или устраивали в храмах склады и конюшни. Димка-капитан вспомнил голую бабушку в изношенном пальто на вялых плечах. Она говорила об этом времени, о том, что опьянённые обещаниями вселенского равенства и счастья, люди подняли на пьедестал вождей, оплаченных обескровленной затяжной войной Германией. Народ носил на руках тех, кто разрешил крушить лавки и магазины купцов, грабить и сжигать помещичьи имения, присваивать и обдирать драгоценные украшения православных храмов. Рабочие, что называется, молились на Ленина, как на божество. "Точно сказано в Святом Писании о том, что люди пошли за теми, кто на самом деле, не был Богом, и покланялись им и служили, - подумал Дима. - Моя бабушка рассказывала, что ко всем руководителям Советской страны народ относился очень почтенно и раболепно, с восхищением. Но почему же тогда за работу этих самых людей, вкалывающих на фабриках, заводах и в колхозах, советское правительство платило копейки по сравнению с врагами советской власти - капиталистическими странами. Почему уровень жизни людей труда, как называли всех, кто работал в СССР, не рос из года в год, как в Англии или той же Германии, а топтался на месте? Что строили наши бабушки и дедушки, какую страну, если магазины были пусты или заполнены некачественными товарами, если выехать за пределы государства, чтобы увидеть мир было почти не возможно? Интересно, что во время переговоров с немцами, правительство большевиков обязывалось не проводить революционную пропаганду в странах, которым давало свободу. По договору с Германией Украина, Прибалтийские страны, Финляндия и некоторые автономии Кавказа становились суверенными республиками. А как же лозунг - "Пролетарии всех стран соединяйтесь!"? Опять лицемерие, лишь бы получить власть в руки, а там, хоть трава не расти"! Дима читал о том, как миллионы людей, а среди них учёные, писатели, инженеры, художники - цвет, интеллект нации, спасались бегством, покидая взбунтовавшуюся Россию. "Что переживали они, оставляя тёплые, благоустроенные дома и, бросаясь в неизвестность и безвременность эмиграции? - думал подросток. - Слава Богу, что я и мои родители не попали под колёса красного дьявола, въехавшего в государство, лишённое божьего благословения, и разделившего народ в начале прошлого века на "белых" и "красных". Пожилые люди во всю защищают советскую власть, но сейчас, когда их дети имеют собственные квартиры, машины, дачи, как бы они отнеслись к тому, что кто-то придёт к ним в дом с револьвером и скажет: "Заработали денежек, пожили, пожировали, а ну, поделитесь со слесарем Витей!", вечно пьяным, не желающим учиться и ленящимся даже на шабашке подзаработать... Если бы знали наши дедушки и бабушки, что такое божье благословение... Какое счастье, развитие могли принести подкупленные врагами Православной России вожди? Димке-христианину было очень трудно понять, как мог народ, имеющий за своей спиной тысячелетнюю историю христианства, допустить такой размах насилия, убийств и ненависти на территории своей страны. Дорвавшиеся до власти неграмотные, обозлённые годами тяжкого, полуголодного и бесправного существования люди, не просвещённые в вере, громили и грабили всех, кто имел хоть какую-то собственность. В огромной, многомиллионной стране разрушили тысячелетний храм живого Бога, храм нравственности и божьего покровительства, мир раскололся, и народ на десятилетия погряз в ненависти и преступлениях гражданского противостояния, во мраке безверия и служения идолам...
   - И в эти времена умудрилась попасть наша несравненная принцесса Вика, мечтающая о славе, власти и безмятежной жизни?! - выдохнул Дима. - Что же стало с последним русским императором и его семьёй?
   Дима прочитал о том, что царскую семью после домашнего ареста в Александровском дворце тайно перевезли в тихий сибирский городок Тобольск. После прихода к власти большевиков, и нескольких попыток верных монархии офицеров переправить императорскую семью за границу, граждан Романовых заключили в доме купца Ипатьева в Екатеринбурге. Если в Тобольске царская семья могла ходить в церковь, и чувствовала со стороны жителей маленького городка почтение и любовь, выраженные в щедрых продовольственных подношениях, то дом купца Ипатьева стал для неё настоящей тюрьмой. Ипатьевский дом отгородили от крохотного местечка двойным забором и выставили охрану из людей невежественных, грубых, плохо знающих русский язык и имеющих криминальное прошлое. Когда же верные царю войска продвинулись к Екатеринбургу на столько близко, что возникла возможность освобождения Романовых, то по приказу вождей Октябрьского переворота царская семья была расстреляна. Глубокой ночью с 17 на 18 июля 1918 года императорскую семью разбудил комендант дома "особого назначения" - Юровский. Сказав, о том, что в городе не спокойно и в целях безопасности необходимо спуститься на первый этаж Ипатьевского дома, он провёл царскую чету, их детей, доктора, горничную и фрейлину в тесное полутёмное помещение в сопровождение 12 солдат охраны. Здесь и были расстреляны все члены императорской семьи и их помощники, после чего их тела сложили в грузовой автомобиль и вывезли в лес для того, чтобы сжечь и сбросить останки в заброшенные шахты. Прочитав строки из воспоминаний участников тех страшных событий, у Димки-капитана сжалось сердце. Он представил, как отскакивают пули и сыплются алмазы от корсетов царских дочерей, в которые были спрятаны семейные драгоценности, как в мистическом ужасе от неуязвимости девушек солдаты отступают, не переставая стрелять. Вдруг Дима вспомнил необычное стечение исторических обстоятельств. Первого царя из рода Романовых представили народу в Ипатьевском монастыре Костромы, а последнего расстреляли в Екатеринбурге в доме инженера Ипатьева. Подросток потянулся к толковому словарю, лежащему на краю отцовского рабочего стола. Открыв страницу, на которой было изложено толкование имени Ипатий, Дима опешил. Оказалось, что Ипатий означает - вознесение. "В Ипатьевском монастыре Романовых вознесли на земной трон, а в Ипатьевском доме вознеслись к престолу Божьему души последней царской семьи из знаменитого рода Романовых..."
   - Вот это были времена! Такое впечатление, что сам дьявол организовал грандиозную расправу над Православной Россией. Развалить такую империю! А как всё грамотно было организовано! Подкупили, залили водкой рабочие кварталы и солдат в окопах, отравили сплетнями царское окружение, и разложили подачками неквалифицированных рабочих. Если даже священники из бедных приходов польстились на германские деньги, оставив храмы и ринувшись в революционную борьбу, то, что можно говорить об их прихожанах? И в это страшное время всунула свой хорошенький носик принцесса Вика!? О, Господи, спаси и сохрани наше любопытное чудо! Боже, подскажи, как вытащить её из этой кровавой истории? Не оставь нас, Отец Небесный!
   Дима резко поднялся и стал по телефону связываться с Тарасом Новиковым.
   7.
   Тарас в это время уже направлялся к своему другу. Узнав из Интернета, как трагически закончили своё земное существование царь Николай Второй, царица Александра Фёдоровна и их дети: княжны Татьяна, Ольга, Мария, Анастасия и цесаревич Алексей, паренёк так расстроился, что не стал и звонить Димке-капитану.
   - Тарас, ты в курсе, что Вика находится в смертельной опасности? - сильно переживая, спросил Дима Скрипка, едва услышав в трубку басистое "Алло".
   - Я еду к тебе! - решительно заявил Тарас.
   - Тогда не ко мне, а встретимся возле кинотеатра. Место встречи изменить нельзя, значит, мы наверняка найдём Льва Сергеевича в кинотеатре. До начала фильма осталось полчаса, так что ты успеешь доехать, а я пока разведаю, прибыл ли интересующий нас субъект.
   Поговорив с другом, Дима быстро оделся и отправился к недавно открытому, хорошо отреставрированному кинотеатру "Парк". Возле его входа кучками стояла молодёжь, и Димка-капитан решил осмотреть автомобильную стоянку, прилегающую к кинотеатру, и небольшой сквер с лавочками и киосками. Машины директора на стоянке не оказалось, и Дима побрёл по аллее парка, размышляя над тем, в каком виде Вика попала в прошлое.
   - Хорошо, если её не признают сумасшедшей и не поместят в психиатрическую лечебницу вместе с мобильным телефоном и МП3 плеером, - вслух подумал паренёк. - Представляю, что подумают придворные дамы, встретив в залах царского дворца полуголую особу в рваных джинсах и в крохотном топе, усыпанном "бриллиантами" от Сваровски, ведь именно так наша принцесса ходит иногда на шейпинг. Вот бы подивились судари и сударыни того времени, попав к нам на школьную вечеринку! Барышни с голыми животами, утыканными серёжками персинга, в обтягивающих, прорванных штанах, едва держащихся на узких бёдрах, кроссовках с разноцветными шнурками и с маникюром от Дракулы сразили бы на повал дворянство и купечество и без Октябрьской революции! Надо помолиться за Вику, только Господь Бог сможет нам помочь в этой ситуации.
   Дима остановился за небольшим киоском, торгующим разными напитками и, едва начав своё обращение к Небесному Покровителю, увидел, как из-за торгового павильона со стоном вылетел взъерошенный парень и мешком шмякнулся у его ног.
   - Да она чокнутая, валим отсюда! - прокричал он кому-то, с трудом поднимаясь.
   Дима помолился и, выглянув из-за киоска, увидел, как небольшого роста, хрупкая девушка с пышными, вьющимися волосами, фактически, избивает длинного с красным, опухшим лицом парня.
   - Чтобы я сбежал от какой-то малолетней чиксы?! Сейчас я ей покажу! - ревел подвыпивший юноша, то и дело пытаясь схватить смелую девчонку.
   - А ну, отстань от неё! - забасил Тарас, приближаясь от выхода из метро к месту потасовки.
   - Кто это там скулит? - злобно поинтересовался "боец", и, оглянувшись на Тараса, тут же получил удар по ноге от своей обидчицы. - Вот, кобыла, сейчас я до тебя доберусь!
   Подбежав к машущему кулаками хулигану, Тарас ухватил его за куртку, оттаскивая от девушки, а Димка пришёл ему на выручку, увидев, как второй "ухажер" напал на друга со спины.
   Началась неравная драка. Дима и Тарас бились с подвыпившими старшеклассниками отчаянно и не долго. Новиков ловким выпадом уложил одного соперника на лавочку, а другого Дима усадил на газон рядом с дружком таким же изысканным приёмом борьбы.
   - Отдохните немножко, - выдохнул Тарас, поправляя на сопернике куртку и засовывая в его карман выпавший телефон.
   - Ничего, ничего, мы ещё встретимся! - заявил второй "герой-мститель", ощупывая надувшийся фингал под глазом.
   - Пусть вас Бог простит и вразумит! - вдруг выдал Тарас.
   - Что? Какой ещё Бог? - засопел лежащий на лавочке парень, присаживаясь и доставая полупустую бутылку с пивом, и засмеялся. - Вот наш бог, да ещё бабки, денежки!
   - Точно! - заулыбавшись, подтвердил второй боец. - Денис, дай пивнуть! Пиво - наш лучший друг, божественный напиток! А молиться мы будем только на бабулесы, тугрики, доллары, еврики...
   Дима и Тарас смотрели на ребят, и им бесконечно жалко было этих парней, глаза которых горели при виде мутноватого напитка, одурманившего их мозги. Лица старшеклассников напоминали физиономии старых, безнадёжных алкоголиков и, глядя на них, Дима подумал о том, как похожи лица пьющих людей. Создавалось впечатление, что злой дух алкоголизма всем принимающим в себя "огненную воду" выдаёт маски с тупым и лукавым выражением, иногда воинственно-смешным, а иногда и безумно-пугающим.
   - Вас и свиньями нельзя назвать, животные обидятся, - усмехнулся Тарас, поднимая с асфальта чей-то блокнот. - Жалко мне вас, приняли в тело злых духов и пляшите теперь ламбаду с кулаками под чертячьи аплодисменты. Какие-то вы ...
   Тарас привычно хотел оскорбить драчунов, стараясь побольнее уколоть резким словцом, двух несовершеннолетних выпивох, но вовремя остановился. Паренёк вспомнил о том, что нельзя оскорблять даже врагов, а надо за них молиться и благословлять, потому что Бог одинаково любит всех людей. Тот, кто знает об этой любви, счастлив всегда, потому что поминутно ощущает на себе утешение, поддержку и помощь Отца Небесного, становясь мудрее и спокойнее. "Получил мудрое слово от Всевышнего, совет успешности и процветания - поделись с окружающими людьми, - часто говорила Тарасу по телефону Кристина, подружка Димки-капитана, живущая в харьковском селе Богуславка. - Не возможно жить одиноким христианином, не изменяя мир вокруг себя. Это и есть предназначение верующего в Бога человека - дарить всем, а особенно самым обездоленным и потрёпанным судьбой людям, надежду на Спасение и вечную жизнь, на возрождение и новую судьбу. Если не будешь стараться стать таким же, как Иисус Христос, и на месть будешь отвечать местью, а на злое слово - самосвалом обвинений и ругательств, то почему Господь должен будет простить твои грехи? Мы все ошибаемся, и милосердный, долготерпеливый Отец жалеет нас и прощает самое тяжкое, когда мы не можем держать свою вину в сердце и опускаемся на колени, прося Бога, избавить душу от мучений и самообвинения..."
   - Кто тут вякает? - спросил Денис и, поднявшись с лавочки, вновь на неё уселся. - Сейчас, как двину...
   - Пошли, Тарас, что с ними говорить в таком виде.
   - Сейчас пойдём, только привет им оставлю от Господа.
   Новиков достал из кармана куртки Библию, которую всегда носил с собой, и ручку. На обложке Святого Писания он написал: "Денис, Бог любит тебя и хочет, чтобы ты стал успешным и счастливым человеком. Позвони мне по телефону: 759-89-31. Тарас", и, делая вид, что поправляет куртку дремлющего парня, незаметно положил драгоценную книгу ему в карман. Димка-капитан пробежал глазами по записке и поинтересовался у друга:
   - Ты уверен, что он не выбросит Библию?
   - Я буду молиться за него, чтобы Дух Святой коснулся сердца этого парня, и он принял подарок Бога и мою дружбу.
   - Уважаю! - поддержал друга Дима.
   - Ну, пока! - громко попрощался с "бойцами" Тарас.
   - Чешите, чешите отсюда, пока не накостыляли вам... - отозвался Денис и, повернувшись в сторону девочки, собирающей на асфальте косметику, выпавшую из сумочки во время драки, добавил: - А ты ещё попадешься на нашем пути, детка!
   - Ага, уже дрожу и плачу!
   - Альбинка, это - ты?! - удивился Тарас.
   - Привет, мальчики! Я и сама с этими козликами справилась бы.
   - Мы не сомневаемся! - согласился Дима - Ты и меня на лопатки в спарринге укладывала, когда в спортивную секцию ходила.
   - Альбиша, почему сейчас пропускаешь? - спросил Тарас, рассматривая похудевшую фигуру девочки.
   - Нельзя, - грустно призналась Альбина, и, приподняв яркую кофточку, выглядывающую из под расстёгнутой курточки, показала свежий шрам на теле. - Летом прооперировали почку, и врачи категорически запретили заниматься спортом, а вот ещё подарок.
   Девочка приподняла джинсы, и товарищи по секции восточных единоборств увидели небольшую припухлость на её лодыжке.
   - Приветик получила от моего папули-наркомана. Представляете, мама столько лет мне ничего не говорила, всё твердила, что папа был очень хорошим человеком и трагически погиб. После того, как у меня отказала работать одна почка и я чуть не умерла, выяснилось, что отец скончался от передозировки наркотиками, когда мне едва исполнился год. Сейчас прохожу обследование, и один Бог знает, сколько ещё приветиков я по наследству получила от моего "доброго" папы, который, наверное, и сделал меня под кайфом.
   - Альбина, ты не расстраивайся, у тебя всё будет хорошо! - уверенно заверил Тарас, шагая рядом с девочкой и Димой к святящимся афишам кинотеатра. - Проси Господа, и мы просить будем, Он поможет и исцелит тебя полностью. Чудеса - бывают, я точно это знаю! Надо только очень хотеть и верить в это.
   - А почему ты из лицея ушла? - поинтересовался Дима.
   - Ушла, потому что заболела, а на лечение уйму денег потратили. Мама не может оплачивать учёбу в престижном лицее, вот я и вернулась в обычную школу.
   - А что ты здесь делаешь сама? - спросил Тарас. - Темно уже, и разные типы пристают. Ты знаешь этих, с которыми воевала?
   - Знаю, один из моей школы, а здесь, потому что в кино хочу сходить.
   - Одна?
   - Одна, к матушке пришёл очередной кандидат в мужья, они и отправили меня в кино. Мама старается найти мне богатого отчима, а попадаются одни алкаши, типа этих, - призналась девочка и кивнула в сторону Дениса и его дружка.
   - На что только не идут мамы, чтобы спасти своих детей, - вздохнул Дима и подумал о том, что не может быть счастливым брак, если в нём нет любви. - Альбина, ты не падай духом, если нужны будут деньги, обращайся.
   - Спасибо, мальчики! Вы тоже идёте в кино?
   - Ой, совсем забыли, мы же здесь по делу! Тарас, поскакали скорее, Лёва, наверное, уже поджидает в кинотеатре свою принцессу.
   - Какой Лёва, директор лицея? Вы с ним в кино идёте что ли? - изумилась Альбина, проходя с ребятами в фойе кинотеатра.
   - Ещё чего! Нам его закидонов и в школе хватает! У нас к нему дело, - заметил Тарас и направился к кассам. - Ждите меня в кафе, а я куплю билеты и вернусь.
   - Альбиша, всё-таки жалко, что ты теперь с нами не учишься. Ты - классная, смелая, и характер у тебя отличный, хотя и легко воспламеняющийся! - сказал Дима, улыбаясь симпатичной девочке. - Нужна будет помощь, не стесняйся, всегда звони.
   - Спасибо, Димон! Ты всегда мне нравился, - покраснев, сообщила Альбина. - Год назад я ни за что бы не призналась в том, что мне нужны деньги, и я сильно больна. Сейчас, когда сразу столько навалилось на меня и маму, вспоминаю своё порхание по жизни и становится смешно. Закатывала матери истерики, выбивая новый телефон или модную футболку, недовольна была вторым местом на соревнованиях по каратэ, а сегодня рада билету в кино и возможности просто жить и ходить. Когда два месяца лежишь в постели, видишь улицу через окно, и питаешься кашицами только для того, чтобы не было больно, начинаешь понимать, какое это счастье - быть здоровым. Вот так скачешь, выпендриваешься, мечтаешь о всяком ненужном барахле, а жизнь переворачивается в один прекрасный момент и начинаешь думать только о том, чтобы хотя бы что-то можно было есть и пить, не принимая каждые два часа таблетки, без которых можешь умереть. Как это здорово, когда ничего не болит, какое это счастье!
   Дима внимательно слушал девочку и чувствовал её боль, чувствовал огромное желание жить.
   - Это не судьба поворачивается к нам спиной, это мы сами превращаем свои тела в развалины, а жизнь в муку. Ты не виновата в своих бедах, Альбина, но права в том, что безобразным образом жизни батя свои грехи возложил на твои плечи. Если бы люди знали, как устроен Мир, знали бы, что за их грехи будут отдуваться дети и внуки, то не пили, не кололи бы наркотики. Бог - милостив, Альбина, ты будешь совершенно здорова, только пойди дорогами познания Слова Божьего, научись верить, служить Господу и исцелять свои недуги. Я уверен, Бог всегда слышит детей и не может не помочь тем, кто страдает и зовёт Его на помощь.
   - Спасибо, Дима, твои слова да Богу в уши!
   - Он уже нас услышал, теперь всё зависит только от тебя! Приходи к нам в церковь! Я и Тарас ходим на молодёжные служения, и ты и представить не можешь, как меняются самые отвязные девчонки и мальчишки, когда их сердец касается Бог! Перестают пить, курить, ругаться, а самое главное, получают столько подарков от Отца Небесного!
   - Подарков?
   - Ну, да, подарков! Например, Мишка Филипьев пообещал Богу, не пить пиво. Он продержался две недели, а на третью начал писать стихи. А Маринка Астапчук, как только пообещала Богу не ругаться с родителями и не обижать младшего брата, и продержалась месяц без скандалов в семье, получила от предков сюрпризик - туристическую путёвку в морской круиз по странам Средиземноморья.
   - Маринка месяц молчала? - не поверила Альбина. - Не может быть, она же и минуты прожить не может, чтобы кого-то не оскорбить или не обсмеять!
   - Фантастика, но чудеса бывают! Кроме того, все, кто начинают изучать мудрость Создателя, читая Библию, получают такие советы и подсказки, что теряют всякие сомнения в том, что, действительно, Божья рука ведёт их по жизни. Почти все наши друзья хорошо учатся и открывают в себе таланты, о которых никогда не подозревали. Я знаю девочку, которая с детства обожала колбасу. Она так любила её, что где бы ни находилась, чтобы не делала, всегда думала только о том, как бы скорее добраться домой, достать из холодильника любимый продукт и полакомиться "Любительской" колбаской. В результате, к нам в церковь пришла не девчонка, а колбасный шарик тринадцати лет от роду с больными печёнкой, сердцем и кишечником. Ты и не представляешь, сколько мы все упрашивали Алёну навести порядок с телом и перестать думать о жратве, потому что обжорство - грех, и человек служит не Богу, а своему животу. Эта "деловая колбаса" отмахивалась от нас, пока в больницу не попала. Мы все так молились за неё, что Господь помиловал обжору, а врачи понять не могли, каким образом у девочки за считанные часы ушло воспаление желчного пузыря. Когда она пришла в церковь, и мы ей рассказали о своей молитве, Алёнка перед нами дала Отцу Небесному обещание: никогда больше не дотрагиваться до колбаски и копчёностей. Это было год назад, видела бы ты её сейчас, Шерон Стоун - отдыхает! За Аленкой теперь все мальчишки из молодёжного христианского служения ухлёстывают!
   - Ух, ты! Обязательно приду посмотреть на вашу компанию и на кинозвезду Алёнку! - пообещала девочка, слушающая Тараса с большим интересом и с посветлевшими глазами. - Мне, действительно, сможет помочь только Бог. Видел шишку на моей ноге? В трёх поликлиниках врачи поставили три разных диагноза. Мама в отчаянии, все намекают на вознаграждение, а лечить некому.
   - Альбина, ты не зацикливайся на своих проблемах. Всё в мире происходит только по воле Бога. Ни один врач и ни одно лекарство не поможет, если на то не будет Божьей воли. Болезнь это - испытание и возможность остановиться, оглянуться на свою жизнь, возможность подумать и найти причину собственных бед. В святом Писании так и написано, что ближе всего человек находится к Богу, когда болеет или тяжко трудится. Увы, но чаще всего люди взывают к Господу, когда становиться совсем не в моготу. А за докторов, весь медицинский персонал молиться надо, чтобы Господь коснулся их сердец и сделал мудрыми, милосердными и сострадающими больным.
   - Димон, я тебя обожаю!
   - Да, ещё, когда идёшь к врачам, помолись, чтобы Всевышний защищал тебя и медиков от ошибок и, чтобы Господь подсказал им, как тебя лечить. Альбина, я не имею права влезать в личную жизнь твоей семьи, но если твоя мама будет грешить, я не знаю, как на твои молитвы будет отвечать Бог. Скажи ей о том, что если вы помолитесь вместе, Бог обязательно даст ей солидного, богатого мужа, а тебе - здоровье и доброго отчима.
   8.
   Вернулся Тарас с билетами.
   - Вы Лёву не видели?
   - Нет! - хором ответили Дима и Альбина.
   - Пошли, посмотрим, может быть, он уже в зале, фильм скоро начнётся.
   - Главное, чтобы он с портфелем пришёл.
   Ребята зашли в полупустой кинозал и тут же заметили директора лицея. Лев Сергеевич сидел почти посередине полупустого кинозала и держал у уха мобильный телефон. Он был одет всё в тот же строгий костюм, а на соседнем с ним кресле друзья увидели заветный кожаный портфель. Раздался звонок, люди в кинозале засуетились, занимая свои места. Погас свет. Ребята, замявшиеся у входа в зал, пошептались, и гуськом, пригнувшись, пошли занимать свободные места на рядах, расположенных за спиной директора. Перед фильмом шёл рекламный ролик, и Тарас объяснил заинтригованной поведением мальчиков Альбине, что им необходимо добыть книгу из директорского портфеля.
   - Ну, вы даёте! - удивилась девочка. - Утащить книгу из портфеля директора школы это же - сверхнаглость!
   - Если бы ты знала, для чего нам это надо! Честно говорю: решается вопрос жизни и смерти!
   - Тарас, я придумал! Альбина отвлечёт Льва, а мы потихонечку, как говорили в годы красного террора, экспроприируем книжицу.
   - Я? Отвлеку директора школы? Круто!
   - Нокаутировать двоих старшеклассников так запросто, а состроить глазки Льву Сергеевичу, что, коленки трясутся? Он же тебе уже не директор, - заметил Тарас. - Посмотри на него со стороны, сидит себе обычный дядечка, на менеджера похожий.
   - Симпатичный менеджер, но мне кажется, у него на лице написано: "Я - директор школы", - усмехнулась Альбина.
   - Хочешь, мы откроем тебе секрет, в кого влюблён Лев Сергеевич?
   - Правда? Хотя, уверена, что он в физичку втюрился, Эльвиру Леонардовну. Я на них всё время в коридорах натыкалась, когда училась в лицее.
   - Может быть, Эльвира в него и втюрилась, но ты - не права, - заинтриговал девочку Тарас.
   - Тогда, в Маргариту Ефимовну, географичку! - гадала Альбина.
   - А вот и нет! - запротестовал Тарас и запрыгал в кресле.
   - Ладно, сдаюсь, согласна!
   - В библиотекаршу, Екатерину Васильевну!
   - Не может быть! В эту серую мышь?! - вскрикнула девочка, и съехала с кресла вместе с мальчиками вниз, заметив, как на них оглянулся Лев Сергеевич.
   - Ой, Лев Сергеевич, здас-те! Фантастику любите, а почему вы один? - спросила девочка, поднимаясь с пола и пересаживаясь в кресло, расположенное прямо за спиной директора.
   Пока Альбина "строила глазки" Льву, Тарас медленно прополз между рядами и, молниеносно поднявшись за спиной директора, слямзил с кресла его портфель и, нырнув на "дно", пополз назад. Скорости и ловкости, с которой Тарас-детектив выпотрошил директорский кейс, могла бы позавидовать самая знаменитая карманница криминального мира - Сонька - "Золотая ручка". Изъяв книгу, Тарас махнул друзьям, и Димка-капитан, встав со своего места, двинулся к директору с банкой "Попкорна", привлекая его внимание.
   - Да вас тут целая компания! - заметил Лев Сергеевич, улыбаясь и озорно ныряя в предложенный Димкой стаканчик с лакомством. - А не видел ли кто из вас Екатерину Васильевну?
   - Я видел! - выдал Тарас, нависая над директором сзади, да так внезапно, что у Димки из рук выпала банка с "Попкорном", а у Льва Сергеевича зависла в воздухе рука, достающая хлопья. Довольный тем, что ему удалось незаметно вернуть портфель на место, паренёк затрубил, вообще забыв о том, что находится в кинозале. - Я её в библиотеке видел, часа четыре назад. Ну, мы пошли, Лев Сергеевич! Рады были встретить вас!
   Димка, Альбина и директор школы смотрели на Тараса, как на ненормального. Димке было смешно от панибратских заскоков оригинального дружка, а Альбина смутилась, совершенно не понимая: ей оставаться в кино или слова об уходе касались и её. Лев же Сергеевич просто недоумевал от поведения своих учеников: фильм только начался, а они почему-то уходили. Счастливый вид Тараса Новикова, его слова и резкие жесты навеяли в директорскую голову мысль: "А не обкурились ли мои золотые отличнички"? Лев Сергеевич хотел что-то спросить у ребят, но, мило улыбаясь, троица направилась к выходу из зала. Сердца подростков сильно стучали, Тарас подрагивал всем телом после операции "раскуркуливания верхов", а восхищённая Альбина смотрела на ребят, как на героев, вырвавших у настоящего льва кусок мяса прямо из пасти.
   Не успели школьники поделиться впечатлениями, как увидели выходящего из тёмного кинозала Лёву. Озабоченный и строгий, он оглядывался по сторонам, по-видимому, ища своих странных ученичков. Не заметив подростков, спрятавшихся за небольшой компанией молодёжи, решающей, на какой фильм им идти, Лев Сергеевич, поговорил с кем-то по мобильному телефону и, вздыхая, направился к выходу из кинотеатра.
   - Круто! - заметила Альбина, наблюдая за директором лицея и беря в руки книгу, из-за которой Тарас и Димка рисковали своей репутацией. - И эта книженция, которая вдохновляет вас на подвиги?
   - Эх, не зря Лёва так волнуется! Знал бы он, где его Катя... - выдохнул Димка-капитан, и резко остановил девочку, собравшуюся открыть книгу. - Извини, но это очень опасно!
   - А что случилось с Екатериной Васильевной? - бледнея, поинтересовалась Альбина и дрожащими руками вернула книгу Тарасу.
   - Один Господь знает, расстреляли её или нет... - пробасил Тарас, а Димка дёрнул его за рукав, заметив, как Альбина замерла.
   - Расстреляли?
   - Не обращай внимания, он шутит! - успокоил девочку Димка-капитан. - Альбиша, иди в кинозал, кажется, фильм начинается.
   - Шуточки у вас! - возмутилась Альбина.
   - А может быть, и не шуточки... Позвони завтра, мы тебе такое расскажем, такое! - басил Тарас, увлекаемый Димкой к выходу из кинотеатра.
   - Что это на тебя нашло? - выговаривал другу Дима, останавливаясь за углом кинотеатра и аккуратно листая книгу-трофей.
   - Не знаю, иногда на меня находит, так и хочется похвастаться чем-то.
   - И у меня бывает. Как будто какая-то мелкая, лукавая тварючку заползает в мозги, и бац, берёшь и брякаешь такую глупость, что самому не по себе становится. Тарас, смотри, в книге обычные картинки.
   - Точно, а что же делать? - спросил паренёк, перелистывая вслед за другом странную книгу.
   - Надо бежать в библиотеку, на то место, где всё произошло! Наверное, там и находится временной тоннель, - предложил Дима, немного подумав, и направился в сторону школы. - Давай, поспешим, а по дороге будем молиться за Вику и Екатерину Васильевну.
   - И как она образовалась, эта дырища?
   - Спасибо надо сказать нашим изобретателям. Может быть, где-то поблизости какой-нибудь доморощенный вундеркинд и соорудил машину времени, а теперь ни он не знает, что с ней делать, ни мы, как спасать принцесс.
   - Помнишь, ты про коллайдер рассказывал, может быть, это последствия запуска этой дорогущей махины?
   - Что гадать, когда Вика в опасности? Молись, Тарасик, за свою подружку, а я поддержу тебя.
   Ребята бежали по улице, ведущей к лицею, и Тарас обращался к Вершителю судеб, непревзойдённому и любящему Отцу Небесному, прося у него защиты для Вики и Екатерины Васильевны и совета и поддержки для себя и Димки-капитана. Немного успокоившись, мальчики подошли к зданию лицея, когда на улице уже совсем стемнело. В вестибюле школы горел свет, и ребята заметили читающего газету охранника.
   - Я, конечно, могу поговорить с коллегой, - уверенно заявил Тарас, кивая в сторону охранника, с которым давно был в приятельских отношениях, - но, как ему объяснить, что мне нужно в школьной библиотеке в восемь часов вечера?
   Внезапно где-то рядом со школой прогремел артиллерийский шквал фейерверка, и небо над подростками засветилось тысячами разноцветных огней.
   - О! Надо создать в школьном дворе шум, и посмотреть, что будет делать охрана, - предложил Тарас. - Димка, я придумал! Ты стукнешь по низкой металлической крыше чёрного хода, ведущего в спортзал, каким-нибудь дрыном, а я в это время, если появится возможность, проскочу в лицей.
   - Можно попробовать, только дрын ещё надо найти.
   - Правое дело делаем, людей спасаем, значит, с нами Бог, а Он нас никогда не оставит без поддержки и дрына в нужную минуту и в нужном месте! Беги за школу, а после имитации шумовых безобразий двигайся к окнам библиотеки. Если у меня получится, я со средины открою для тебя окно.
   - Авантюра, но попробовать можно! - согласился Димка-капитан и отправился в пустынный и тёмный школьный двор.
   Тарас тихо стоял за елью, одной из пяти, растущих перед входом в школу, ожидая сигнал. Внезапно тишину вечера пронзил такой страшный скрежет, что у Тараса подкосились ноги, а у охранника школы, сидящего прямо напротив входа, выпала из рук газета.
   - Умеет Димка удивить, впечатление такое, что из преисподней сам дьявол стонет на приёме у стоматолога, - заметил Тарас, морщась и вытирая со лба пот.
   После непродолжительного "концерта по заявкам", фойе и школьный двор осветились яркими огнями, и в дверях лицея появился охранник с пистолетом. Оглядевшись, он прислушался к жутковатому скрежету, и направился за угол здания.
   - Вот и первая ошибка, господин часовой! Тыл не прикрыт, и объект остался без присмотра, что говорит о низкой профессиональной подготовке и халатному отношению к службе! - сделал вывод Тарас и быстренько проник в фойе родного лицея. Паренёк на ощупь продвигался тёмными коридорами школы, и сам с собою умничал. - А что нам по этому поводу говорит главный специалист и профессор всех имеющихся на Свете наук всех времён и народов - Господь Бог? Он говорит, что свою работу нужно любить, не суетиться, не читать на службе, а следить за обстановкой и работать в поте лица своего, зарабатывая на хлебушек с маслицем. Батя Небесный не советует своим детишкам просиживать одно место, и рекомендует наблюдать за своей песочницей, то бишь за территорией школы, и даже на мгновение не оставлять открытыми и без присмотра двери крепости, которую охраняешь. Дядя Миша - хороший человек, но я бы с ним в бой не пошёл!
   Тарас вспомнил разговор охранников, услышанный им однажды во время их пересменки. Тогда дядя Миша жаловался на то, что ночью кто-то шумел на спортивной площадке возле турников, и не дал ему поспать.
   - Так, дядя Миша, в нашу жизнь приходят бо-о-льшущие проблемы! Если бы сейчас вместо меня в лицей проник воришка и стащил бы парочку компьютеров из класса информатики, тебе бы пришлось платить за них года три. А если представить, как к этому отнеслась бы твоя жена, то можно только догадаться, сколько бы она тебя пилила, да и с работой пришлось бы попрощаться. Вот и считаем: работу потерял - раз; деньги - два; здоровье - три; жену - четыре! И всё из-за газетки и легкомыслия, - вздохнул Тарас и открыл двери библиотеки.
   Тарас-детектив стоял в полутёмной комнате, и ему казалось, что даже воздух в этом помещении был какой-то особенный. Из большого окна внутрь библиотеки проникал свет от уличного фонаря, и подросток сразу заметил тёмный силуэт друга, заглядывающего в помещение.
   - Ну, Димон! Интересно, за сколько секунд ты школу оббежал? - усмехнулся Тарас и дёрнул на себя половинку окна. - Хорошо, что окна старые, если бы поставили стеклопакеты, то гулял бы ты, Димка, под окнами долго-долго. Давай руку!
   Дима Скрипка быстренько запрыгнул в окно и тут же услышал за собой быстрые шаги. Плотно и тихо прикрыв окно, ребята мигом присели на пол и замерли. Прошло несколько минут, и яркий луч фонарика зашарил по помещению библиотеки. Осмотрев пустую комнату, охранник пошёл дальше, заглядывая во все окна первого этажа.
   - Нормально, изучает тыл, а двери лицея не запер! - возмущался Тарас.
   - Зато, ты - настоящий профи! Так тихо закрыть окно прямо перед носом дяди Миши, я в жизни бы не смог!
   Подростки присели на пол библиотеки, и Тарас достал из-за пазухи историческую книгу, поглотившую его красивую и смелую подружку. Взявшись за руки, ребята прочитали молитву "Отче наш..." и попросили Господа, взять дело под свой контроль и вернуть из прошлого двух симпатичных девчонок. Дима и Тарас молились с такой надеждой, с такой уверенностью в помощь Всевышнего, что, затихнув, услышали биение своих волнующихся сердец. Тарас открыл книгу, и резкий треск и искры разлетелись из неё во все стороны по всей библиотеке. Подросток замер, и ему показалось, что книга пульсирует в унисон с его сердцем. Дрожащими руками он стал перелистывать страницы, и чёрно-белые, не живые фотографии замелькали одна за другой. Приближаясь к концу книги, Тарас сильно запереживал, Вот фото царя и наследника, снятое в действующей Армии, вот четыре царские дочери, одетые, как бедные мещанки, позируют на фоне губернаторского дома в Тобольске. Чуда не происходило, фотографии не оживали, оставаясь лишь увековеченными мгновениями далёкого прошлого.
   - Осторожнее листай! - предупредил Дима. - Помнишь, чем закончилась история Великой империи?
   - Помню! - серьёзно и грустно согласился Тарас-детектив.
   Подросток, не дыша, переворачивал страницу за страницей, и, наконец, почти в самом конце книги нашёл живую, вибрирующую фотографию. Ребята увидели на ней человека с револьвером в руках, одетого в чёрную кожаную куртку, и вооружённых винтовками красноармейцев с какими-то звериными, хищными выражениями лиц и горящими, как угли глазами.
   - Это же убийцы царской семьи! Господи, помоги нам! - закричал Димка-капитан.
   9.
   Дима Скрипка кричал, а Тарас чувствовал, как страшная, неведомая сила притягивает его глаза, тело и душу в глубь маленького мелькающего экранчика старого фото. Ему казалось, что пройдёт ещё мгновение, и он с головой и со всеми потрохами нырнёт в водоворот искрящейся и завораживающей неизвестности. Вдруг картинка сменилась, и ребята увидели четырёх сонных, перепуганных девушек, идущих по длинному коридору вслед за женщиной и мужчиной, несущим худенького, бледного подростка.
   - Это же царская семья!
   - Точно, и, кажется, я знаю, куда они идут, - заметил Тарас-детектив. - Пройдёт пять минут, и их расстреляют...
   - О, Боже! Смотри, это же Вика и Екатерина Васильевна!
   В это время княжны Ольга и Анастасия одновременно оглянулись на зеркало, мимо которого они прошли, и Тарасу показалось, что девушки смотрят прямо ему в глаза.
   - По-моему, они видят нас, - взволнованно заметил подросток, наблюдая за застывшими на месте царевнами.
   Новиков не выдержал и дотронулся до мерцающей картинки. Пальцы паренька ощутили пустоту, и неимоверной силы притяжение, казалось, ухватило Тараса за руку.
   - Дима, держи меня! - закричал подросток и просунул руку в глубь загадочной картинки. - Сейчас попробую пощупать эту, как ты говоришь, временную дыру!
   Дима одной рукой держал под локоть друга, а второй крепко уцепился за батарею отопления библиотеки. Затаив дыхание, Тарас наблюдал, как исчезает в провале картинки его рука, и сильно напрягся, сопротивляясь временной воронке, готовой его поглотить. Новиков заметил, как вытянулись лица девушек, как они с надеждой потянулись к его руке, но тут же широкая спина в чёрной кожанке заслонила зеркало, и, приложив немалое усилие, паренёк выдернул руку из прошлого. Бледный, растерянный Тарас-детектив впервые в жизни смотрел перепуганными глазами на друга, упавшего вместе с ним на пол, и не знал, что и сказать.
   - Димон, я тоже чуть не влип в исторический переплёт... - прошептал паренёк. - До казни остались минуты, я даже боюсь подумать о том, что наши девочки навсегда могут остаться там и погибнуть!
   - Успокойся, никто не погибнет! С нами же Господь! Бог наш, не оставь детей твоих без помощи! - попросил Димка, и поднявшись с пола взял книгу в свои руки. На ожившей фотографии паренёк увидел солдат, спускающихся по лестнице и вытаскивающих из карманов револьверы. - Боже, помоги, Боже, помилуй и спаси! Тарас, молись, царская семья уже спустилась на первый этаж и следует к комнате, в которой их убьют.
   Картинка на фото поменялась, и ребята вновь увидели царских дочерей. Княжна Ольга еле держалась на ногах и крепко обнимала за плечи спокойную, улыбающуюся и ничего не подозревающую Анастасию. Младшая княжна привычным жестом поправляла своё наспех одетое, простенькое платье, и поглядывала в крохотное зеркальце, висящее на цепочке у пояса девочки.
   - Тарас, готовься! - воскликнул Димка-капитан, и тут же напряжённые спины красноармейцев заслонили девушек в блымающем фото-экранчике. - О, Господи, помоги!
   Тарас и Дима сосредоточенно наблюдали за тем, как медленно и не стройно солдаты вышагивают за царской семьёй. Изредка взволнованные подростки замечали, блики крохотного, серебряного зеркальца то тут, то там пробивающиеся сквозь строй угрюмых, молчаливых людей.
   - Тарас, соберись! При первой возможности ныряй в зеркало нашей принцессы, хватай её и тяни сюда!
   Дима уцепился за батарею, обнял Тараса, а его сосредоточенный друг уставился на малепусенькое зеркало, мелькающее на картинке. Наконец, собрав все свои силы и ловкость, паренёк быстро просунул руку в экран фотографии и, нащупав талию своей принцессы, потянул за неё девочку. В тоже мгновение перепуганная до смерти Вика очутилась в библиотеке, и следом за ней в помещение ввалилась обескураженная и еле живая Катя. Ощутив толчок, и подумав, что Вика оступилась в тёмном коридоре, и падает, Екатерина Васильевна решила поддержать школьницу, и крепко ухватившись за неё, благополучно вернулась из страшной истории домой. Библиотекарша, Вика и Тарас в совершенной тишине лежали на счастливом Димке-капитане, и паренёк не чувствовал их веса. Наконец, присев, все участники необыкновенного приключения, как загипнотизированные, уставились на странную книгу, лежащую на полу, из которой слышались частые, беспорядочные выстрелы, крики и стоны. Необычная книга засветилась, озаряя помещение потрескивающими рубиновыми, как кровь, искрами, и все находящиеся в библиотеке услышали душераздирающий, радостный рёв. От ужаса кровь застыла в телах подростков и библиотекарши, и всем присутствующим в тёмном помещении показалось, что они услышали самого князя тьмы, возопившего о великой победе. Выпавшая при падении из рук Тараса полуоткрытая книга задрожала на полу и, взорвавшись последним всплеском таинственной энергии, уносящей души расстрелянных царских мучеников в Небо, закрылась, устанавливая в помещении полную тишину. Тихая, благодарная молитва за окончание опасного приключения из уст Димки-капитана постепенно успокоила бешенный трепет сердец Екатерины Васильевны и его друзей.
   - Не ведали, что творили, прости их, Господи, и защити нас и нашу страну от подобных потрясений! Аминь! - прошептал Тарас и услышал голос Вики.
   - Тараси-и-ик!... - кричала девочка, тормоша дружка, спящего под зелёным абажуром лампы и обнимающего стопку книжек, наваленных на его письменном столе.
   Новиков открыл глаза и увидел Вику. Его прекрасная принцесса стояла перед ним с надутыми губками и сердитым выражением симпатичного личика.
   - Я тебя возле спортзала жду, а ты здесь дрыхнешь! Говорил, что я тебе нравлюсь, а сам читаешь книжки про чужих принцесс.
   Девочка перебирала книги, лежащие на столе приятеля, и, взяв одну в руки, спросила:
   - Чего это тебя на историю потянуло? Может быть, и мне почитать об императорском доме Романовых?
   Тарас никак не мог понять, что происходит, и перепуганными глазами смотрел на подружку. Девочка листала книгу об истории Российской империи, и, открыв страницу с фотографией царской семьи, стала вглядываться в неё.
   - А? Что? Нет, Вика, отдай книгу, немедленно! - закричал мальчик, и перепуганная библиотекарь Катя подпрыгнула на своём стуле, выронив из рук бумажку. Паренёк смотрел на "серенькую мышку" Екатерину Васильевну, привычно сидящую за своим рабочим столом, на порхающую в воздухе бумажку, и не мог сообразить, он реально побывал в прошлом или сон, невероятным видением, осенил его мозг, ищущий смысла, правды жизни и прошлого. - Вика, как же я переживал за тебя! Слава Господу, мы спасли тебя и Екатерину Васильевну.
   Вика изумлённо смотрели на друга, а Екатерины Васильевны протянула руки в сторону бумажки, плавно слетевшей к ногам школьника.
   - Билет в кино? - спросил Тарас, поднимая бумажку и оглядываясь на библиотекаршу. - Екатерина Васильевна, а что с вашими очкам?
   - Разбились, а что?
   - Так вы идёте в кино с Ричардом Львиное Сердце?
   - С кем? - изумилась Вика.
   - Да, а ты что, всё видел и слышал? - густо краснея, спросила будущая учительница.
   - С кем? - переспросила Вика. - С каким ещё львом?
   - Ни с каким! - заявил Тарас и заговорщицки улыбнулся библиотекарю Кате. - Вы, не волнуйтесь, Екатерина Васильевна! Я ничего не видел и не слышал, ну почти ничего. Я, кажется, заснул, и мне приснилось такое, такое!
   Подросток соскрёб со стола стопку книг, и, передавая библиотекарю, сказал, рассматривая её очень близко: - Екатерина Васильевна, а без очков вы такая красивая! В невероятно-прикольном сне я видел вас принцессой с новой, сногсшибательной причёской и в улётном алом платье!
   - В каком?
   - Ну, в общем, я опишу Вике, какой вас видел в роли царской дочки, и она поможет вам стать самой продвинутой училкой нашей школы. Она это может, - заявил школьник, не отвечая на подёргивание за рукав его куртки подружкой.
   - Ты считаешь, что мне надо измениться? - удивилась Катя.
   - Ну, может быть, немножечко... Цвет волос сделать поярче, поменять помаду и...
   - До свидания, Екатерина Васильевна! - перебила друга Вика и зашептала ему на ухо: - Какая муха тебя укусила?!
   - Пусть вас хранит Господь Бог! - попрощался Тарас-детектив, торопясь за подружкой, и оглядываясь на удивлённую библиотекаршу.
   Когда Вика вытащила дружка из библиотеки, он просунул голову в двери и так, чтобы девочка не слышала, сказал: "Екатерина Васильевна, замуж будете выходить, так мы вам классного тамаду организуем"!
   Катя строго пригрозила Новикову пальцем, но посмотрела на подростка счастливыми, улыбающимися глазами.
   - Хорошо, дружочек.
   - Вика, ну я тебе скажу, времена были сто лет назад! Война, революция, анархия - мать порядка!
   - А что, Катя замуж выходит? - не слушая Тараса, поинтересовалась Вика.
   - Ну, вот, хотел тебе целую кино-эпопею пересказать, а вас, девчонок, только свадьбы и интересуют!
   - А за кого?
   - Скажу, если пообещаешь, что никогда больше не будешь мечтать о том, чтобы стать принцессой!
   - Почему?
   - Да, потому, что всё может случиться в этой жизни! Человек мечтает о всяких глупостях и не понимает, что мысли материализуются. Кто же знает, что может произойти с мечтателем, который ни много, ни мало представляет себя Клеопатрой или Чингиз-Ханом.
   - Новиков, ну как тебе не стыдно! С нами же Господь Бог! Разве Он не защитит нас?
   - Он-то защитит, а как нам защищаться от самих себя, от своей самоуверенности и забывчивости о том, что Бог - реальная Сила и реальная Власть?!
   - Это - верно! Кажется, всё делаешь правильно и молишься, в церковь ходишь, а приходит какое-то испытание, и думаешь не о Боге, а о врачах и лекарствах, не о Спасителе, а о деньгах и удовольствиях. Так за кого же выходит замуж Катя?
   - За Лёшу-директора! - гордо сообщил Тарас.
   - Не может быть!
   - Может, Викуся, может! Помоги ей с косметикой и с одеждой, пожалуйста, ты же у меня - гений имиджа!
   - У тебя? - переспросила девочка и, остановившись, быстро поцеловала подростка в щёку.
   Не растерявшись, паренёк, тут же хотел обнять девочку.
   - Спокойствие, только спокойствие! - смеясь, процитировала мультяшный персонаж Вика, и увернулась от любимого Тарасика. - Это - невероятно! Самая скромная девушка школы выходит замуж за шикарного Льва Сергеевича, нашего Антонио Бандераса, которого все девчонки лицея называют принцем на белом коне.
   - На белом "Мерседесе"! - уточнил Тарас.
   - Точно говорят: "Не родись красивой, а родись счастливой"!
   - Викуся, принцессой надо себя чувствовать, а не только выглядеть. Любая девчонка, имеющая доброе сердце, уже является дочерью Царя, самого великого правителя Мира - Господа Бога, если, конечно, знает правила небесного этикета, законы Святого Писания...
   Тарас-детектив резко остановился, повернул к себе подружку и серьёзным, взрослым взглядом посмотрел ей прямо в глаза.
   - Вика, давай дружить по-настоящему!
   - Давай!
   Будущий комиссар Мегрэ поднял смеющуюся, счастливую принцессу на руки и закружил, думая о том, как много он пережил и понял за время чудного сна, посланного ему Богом. Паренёк держал в руках изящную красивую девочку и ощущал настоящий прилив богатырских сил, чувствовал нежность и желание, защищать свою драгоценность от всех бед Мира.
   2009-2010гг.
   (Продолжение следует).
  
  
  
   157
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"