Лукашова Рита: другие произведения.

Сатья Саи. Третья часть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Сатья Саи" третья часть новой редакции четвертой книги романа "Брошенное гнездо". Четвертая книга - последняя книга романа. Жду ваших отзывов и предложений. Заходите на страницу "За пределами сознания", знакомьтесь с книгами мистического содержания.

- 2 -

2

"БРОШЕННОЕ ГНЕЗДО"

Роман

Книга четвертая "Сатья Саи"

Часть третья. Глава 01.

Сережа купил телефонную трубку и сразу позвонил Саше, чтобы передать ей новый номер.

- Мы выехали из Солнечного, - сообщила она ему. - Если тебе будут звонить по старому номеру, мне сообщать твой новый номер? Или ты сам всем сообщишь?

- Да, я сам всем сообщу. Не забудь сейчас сохранить мой номер. Целую тебя. Как приедешь в поселок, позвони мне.

- Обязательно.

Голос Саши звучал бодро и радостно. Но зато Сережа получил повод для размышлений. На старую трубку могли звонить и Алена и Миша. А он не предупредил Сашу. Как бы не было неприятностей. Что делать, он не мог придумать. Он решил попозже позвонить Руфь, пусть она отслеживает разговоры Саши по телефону. Он опять пригорюнился и такой сумрачный поехал на репетицию. Виктор Алексеевич заметил его настроение, но промолчал, не любил сам откровенничать с кем бы то ни было, и к другим не лез ни с вопросами, ни с замечаниями. В конце концов, каждый человек имеет право погрустить о чем-то, например, о потерянной свободе...

На время репетиции Сергей выключал трубку, поэтому он включил её снова только в 11 часов вечера, и увидел шесть пропущенных звонков. И все от Саши.

- Саша, миленькая, я забыл тебе сказать, что с 16 часов до 23 у меня трубка выключена.

- Я так волновалась. Я же не знала. Мы с тобой раньше по трубке не разговаривали. Я даже Руфь расстроила. Она говорит, что тоже не знает, почему трубка выключена. Мы уже предположили, что трубку у тебя украли. Господи, как хорошо, что ничего не случилось! Я теперь успокоилась, утешу сейчас Руфь и мы пойдем спать.

- Саша, как ты устроилась?

- Я в комнате с Зарой и Аленкой. Но они скоро уедут, потому что Заре на работу. Я предложила оставить Аленку со мной, пусть поживет здесь еще. Но Зара не хочет. Она не отпускает Аленку от себя. Та еще маленькая.

- Зара права. А Руфь и мама тебя не поддержали?

- Они сказали, если Зара решит, тогда девочка останется. Евгения Григорьевна с ней прекрасно ладит. Придумала какую-то игру.

Мама придумала какую-то игру? Сергей стал вспоминать, в какие игры мама играла с ним. И ничего не мог вспомнить. "Сайка, иди порисуй. Сайка, вырезай что-нибудь. Сайка, складывай конструктор. Клей модели".

- Очень интересно, - скучным голосом сказал он. - Прекрасно! Прекрасно. Саша, не встревай в это. Пусть они сами играют, уезжают...Ты, главное, думай о себе и ребенке, гуляй больше. Там забот никаких. В магазин ходить не надо. Домработница сготовит обед.

- Сережа, в магазин не надо ходить? О, как здорово! И обед сготовят? Слушай, куда я попала?

- Ты попала в медицинский центр. Видела, там охрана. Потом и остальное увидишь. Целую тебя. Отдыхай и ни на чем не замыкайся. Спокойной ночи, милая.

Саша пожелала ему спокойной ночи и отключилась. Было 12 часов ночи. Надо ей сказать, чтобы ложилась спать пораньше, а не ждала разговора с ним. Сережа чувствовал себя усталым и тоже решил уже лечь спать.

На следующий день с утра он разыскал свою заброшенную записную книжку (она не нужна была, так как все номера телефонов знакомых были в трубке), потом всем отзвонился и сообщил, что у него новый номер. В 9 утра позвонила Саша.

- Сережа, сейчас пойдем завтракать. Утром готовит Руфь. Евгения Григорьевна рано встает, как и я. Мы с ней уже пообщались и договорились пойти гулять сразу после завтрака. В доме удивительно тепло, но на улице зверский холод. Оказывается, в этих местах бывает и до 30 градусов мороза. Как здесь финны жили? С печным отоплением? Чем ты занят?

Сергей сообщил ей, что только что закончил разминку и пойдет принять душ, потом завтракать, а потом, видно будет, чем заняться. Квартиру не мешало бы убрать. Под Новый год он этого не сделал.

- А почему? - Спросила своим милым и наивным голосом Саша. - Я тебе помешала? Скажи, ты из-за меня не мог заняться уборкой? Сказал бы мне, я бы всё сделала. Мне казалось, что в квартире у тебя чисто.

Сергей сказал Саше, что из-за кондиционеров в квартире почти нет пыли. Окна он никогда не открывает.

- Саша, поговорим потом. Мне надо сейчас заняться собой.

- Ой! Извини. Я такая глупая, получила игрушку и насела на тебя с разговорами. Но связь хорошая. Мне слышно тебя хорошо. Но здесь есть и городской телефон.

- Я знаю, - ответил Сергей и отключил трубку. Он покачал головой. Какой она, в сущности, ребенок. Действительно, получила игрушку и названивает. О затратах Сергей не думал. У него хватит денег оплачивать обе трубки. Виктор Алексеевич не зажимает его, платит по совести. Неизвестно, сколько другие получают. Сергей ни с кем так и не подружился. Во-первых, некоторый дух соперничества не располагает к дружбе. Сергей усмехнулся, лишь бы врагов не нажить, уже будет хорошо. А во-вторых, ему никто не понравился, работа с ребятами проходила нормально, даже иногда превосходно, но это не значит, что надо лезть в душу к ним после спектакля или репетиции. Главное, что они отлично понимают друг друга в танце.

Сергей решил начать уборку с комнаты, где жили гости. Закралось ему в голову подозрение, что и там не все гладко. Ценных вещей он там не держал, но, в общем, всё необходимо проверить.

***

Саша с 31 декабря находилась в эйфории от впечатлений. Ей понравилась семья Сергея, теперь и Руфь вызывала в ней симпатию, потому что она поняла, что всем в многочисленной семье руководит именно она. Евгения Григорьевна смотрела на неё, как на божество. Она рассказала Саше, как ей тяжело приходилось, как у девочек были одни сапоги на троих. Одна носила, а остальные двое донашивали старую мамину обувь. Она рассказала, как Руфь удачно устроилась на работу в Реброво, и с тех лет удача не изменила ни ей, ни им всем. Неожиданно она погрустнела, и глаза наполнились слезами.

- Рита куда-то уехала и не пишет мне, не звонит. Ничего не знаю о ней. Даже детей её не повидаю.

- Она уехала с мужем? - Поинтересовалась Саша.

- Да, с Сергеем Николаевичем. Удивительное дело - тезка моего мужа, даже учился в университете на таком же факультете, как и мой Сережа.

- Сережа? И вы сына назвали в честь своего мужа?

- А ты не знаешь? - Удивилась Евгения и всплеснула руками. - Мы с Сережей назвали сына в честь индийского гуру Сатья Саи Баба. В метриках было написано Сатья Сергеевич Поздняков. Мы зовем его Сайка. Ты же заметила? Да?

- Да. Я думала, это ласкательное прозвище. Как бывает, зовут детей: Лапочка, Зайка, Бельчонок.

- Нет, это сокращенное от Сатья. На наш русский манер. В Индии, конечно, так не сокращают. Я уже думаю, может быть, Рита уехала в Индию и где-нибудь в горах постигает восточные учения. Я так много читала об этих учениях. Мы даже книги печатали. Муж переводил с английского. Санскрит он не изучил, хотя очень хотел.

- Как много удивительного я узнаю. Мы с Сережей ни о чем таком и не говорили, - сказала Саша.

- Еще бы! В любви не так много надо слов. Я вас понимаю. Сама была такая же. Но у меня было семь детей. Трое от первого брака. Четверо от второго. Мы с Сергеем познакомились в ошраме, был такой открыт в Ленинграде. Тайный ошрам, где люди, побывавшие в Индии, пытались передать всё, что сами изучали и передавали так, как сами понимали. Много, конечно, было ошибочного. В то время эти ошрамы преследовались разными органами: милицией, Госбезопасностью. Группа была небольшая, и платили мы очень дорого. Сходили туда два раза, и больше не пошли. Нам с Сергеем не понравилось. Больше всего нам не понравились разговоры по душам: какие тайные желания мы испытываем, к чему стремимся в жизни, какие у нас вредные привычки, как относимся к сексу. В те дни, да и теперь тоже, все побаивались говорить о своем мировоззрении кому-нибудь, можно было попасть под подозрение, как диссидент, и могли выслать из страны. Я только что потеряла мужа, поэтому спасалась от депрессии в ошраме. И мне повезло, я познакомилась с Сережей. Красивый, общительный, молодой доцент университета. О большем я и мечтать не могла. Мы поженились, первая дочка у нас родилась Руфь. У неё была удивительная внешность, не похожая ни на меня, ни на Сережу. Но генные черты, передающиеся от человека человеку, удивительное свойство природы или Богов. Сергей случайно встретил своих родственников в Германии. Он рассказал мне, что дети в той семьи (близнецы) очень похожи на Руфь. Где-то в далеком прошлом предки у Сергея были совсем другого облика, наша Руфь унаследовала их внешность.

- В ней есть что-то китайское, - вставила Саша.

- Ты заметила? Но я думаю, это не китайские черты, а народа, о котором мы очень мало знаем, может быть, этого народа уже нет давно. А Сергей потомок этой народности. И народ этот обладал большой силой, я имею в виду: духовной силой. Они могли усилием воли передвигать тяжелые камни, выращивать зерно в пустыни, сделать человека красивым и здоровым.

- Атланты?

- Атланты не из мифологии, а из древней цивилизации Атлантиды.

- Остров которых ушел на дно океана. Но я думаю, если они были такие развитые и мудрые, как они не предусмотрели спасение от стихии?

- А сейчас? - Продолжала развивать тему Евгения. - При таком уровне науки, в 21 веке - люди по-прежнему, как песчинки, гибнут от стихий, от торнадо и землетрясений.

- Да, вы правы. Значит, Сергей, ваш муж, считает, что он потомок древних Атлантов? Что же, - заинтересованно сказала Саша, - может быть, не все погибли во время гибели острова, кто-то спасся и живет среди нас. Даже не только среди нас, в России, но и в мире. Судьба разбросала их. Какие интересные у вас дети. А Сергей Николаевич? Где он теперь? Вы извините меня за любопытство, но всё так интересно.

- Он живет в Германии. С тех пор, как он встретил там родственников, он часто стал там бывать еще при советской власти. Много переводил научных трудов с немецкого языка на русский и наоборот. Издал и свои научные труды на немецком.

- Он филолог?

- Нет, он философ. Причем европейской философии. А интерес к востоку, к Индии у него появился потом. Он был несколько раз в Индии, ездил в горы, где живет Сатья Саи Баба. Узнал и о другом учителе, об Ошо, Бхагавана Шри Раджниша. Мы стали издавать их книги, выпустили три книги, одну он перевел сам, две другие выпускники университета, восточного отделения.

- Вы сами издавали книги? Это же дорого.

- У нас было издательство. Начали в 1976 году, нам подбросил печатную работу один знакомый Руфь. Появился дополнительный доход. Мы так увлеклись издательским делом, что стали издавать всё: даже рецептурные справочники. Я составляла рецепты блюд, корректировала национальные блюда, а Сережа дополнял их комментариями, от какой болезни и что можно принимать. Книги пользовались большим успехом.

- Как здорово! - Восхитилась Саша. - Но на чем-то надо было печатать. Как вы выходили из положения?

- У нас была копировальная машина в нашей маленькой типографии на улице Римского Корсакова. Мы сначала печатали на пишущей машинке, делали иллюстрации фотоспособом на металле, а потом все это размножали и сшивали. Работа ручная, труда было потрачено много, но результат был прекрасный - мы перестали нуждаться, считать копейки, экономить.

Саша слушала, как завороженная. Удивительно, как люди приспособились к трудному положению в большом городе. Они не только выжили, но и создали свою империю, свой клан Поздняковых. У Саши не было братьев и сестер, сейчас родителям было по 50 лет. Отношения были очень дружеские, особенно с мамой - мама подружка, поверенная тайн и сердечных увлечений. Но маме очень трудно приходилось в жизни, она, чтобы заработать лишнюю копейку дочке на нарядную одежду, бралась за любую работу, даже полы мыла в школе, где муж работал учителем математики, а дочка в той школе училась. Саша не стала говорить об этом, неизвестно, как Поздняковы отнеслись бы к этому, может быть, не поняли бы проблем её семьи. А теперь, когда она стала балериной, ездила за рубеж на гастроли, она старалась привезти подарки своим родителям. Какую-нибудь милую и дорогую вещицу. Пусть они порадуются. Тем более, у неё трат не было никаких. С тех пор, как она выкупила комнату, которую снимала, у неё жизнь нормализовалась. Не стало больших расходов. На питание уходило мало денег.

- Да, ты меня не слушаешь, - сказала Евгения Григорьевна.

- О, нет, - сказала Саша, - очень интересно. А Сережа? Он родился у вас так поздно. Да? Вы, наверное, уже и не ждали больше детей?

- Мой муж - очень страстная натура. Не знаю, на кого он похож, на каких предков. Но чрезвычайно любвеобильный. Он уходил от меня несколько раз, пока не ушел окончательно в 1974 году. Я не верила, что он меня променяет на кого-то, - Евгения вытерла слезинку, показавшуюся в уголке глаза, видно, и теперь ей с трудом верилось, что Сережа её разлюбил. - У меня был нервный срыв, я услышала о школе йогов в Петродворце и стала туда ездить. Собирала копейки, экономила на всем, чтобы там постигать индийскую мудрость. А Сайка...Сережа уходил от меня и в 1968 году, и вернулся, потерянный и разочарованный, в 1969 году. Я испугалась за него, боялась, что он может покончить с собой от депрессии. Я с такой страстью взялась за него, чтобы увлечь его в мир плотской любви, в мир наслаждения, тем более, что книги индийских учителей кое-что мне передали. В результате родился Сатья Саи Баба, наш Сайка. Мне очень хотелось мальчика, и ему тоже. Наше желание исполнилось. Ты тоже хочешь мальчика?

- Да, - подтвердила Саша. - Я разговариваю с ним, как с мальчиком. Он слушает меня. Я знаю, что он живет со мной одной жизнью. Вы понимаете? Не в смысле тела. Он понимает меня и живет моей душой. Мы назовем его Сережей.

- Какое-то колдовское имя - Сережа, - засмеялась Евгения.

- Ага, - кивнула Саша и тоже рассмеялась. Ей стало легко, ощущения её были приятны и свободны. Малыш взбрыкнул ножкой. Атлант, прошептала Саша и приложила ладонь к животу. Они шли с Евгенией Григорьевной по периметру поселка. Небольшие корпуса стояли в разных точках территории. Одноэтажные и двухэтажные коттеджи и сам медицинский корпус в два этажа. Персонал был занят работой, пациенты стояли у медицинского центра, несколько человек сидели на скамейках возле раскидистых кустов с голыми ветками, несмотря на холод, гуляющих было много.

- Здесь много человек лечится? - Спросила Саша.

- Я точно не знаю, никогда не интересовалась, - ответила Евгения. - Но человек 40. А может и больше. Интерес центра не в том, чтобы создать себе рекламу и привлечь много пациентов, а в пропаганде здорового образа жизни. Не употреблять алкоголь, не курить. Но, если приезжают больные с запущенными формами болезней, особенно онкологических, они их лечат.

- Надо же. И выздоравливают?

- Понятия не имею. Но, если приезжают, значит, есть хорошие результаты. О нашем центре широкой огласки нет, хотя у нас есть лицензия на оказание профилактических услуг, а не лечебных. Ну, как бы санаторий или центр реабилитации больных.

- Ага. Но центр уже много лет работает?

- Почти двадцать лет. И обращаются к нам одни и те же в основном пациенты, и их родные и знакомые. Они пользуются нашим центром для общего поправления здоровья, поддержания себя в нормальном состоянии. Понимаешь?

- Да. Просто здорово, что есть такие места, где можно подлечиться.

Саша на несколько секунд унеслась домой, где мама мучилась хроническим радикулитом, а у папы была язва желудка. Как было бы хорошо, полечить их в этом центре. Но Евгения Григорьевна сказала про онкологические заболевание, а как же остальные?

- Что ты призадумалась? - Спросила Евгения. - Маму вспомнила?

- Да. У неё хронический радикулит. Да и папа...

Саша махнула рукой, и так понятно, что у них проблем со здоровьем много.

- Ничего, Саша. Потом вызовешь их по очереди, они тут подлечатся. У нас нетрадиционная медицина. Китайские методы. Для Китая, возможно, всё это имеет обычный характер. А нам всё в диковинку. Иглотерапия, мануальная терапия, массаж и водолечебницы.

- Я ничего не знаю о методах лечения. Сама к врачам обратилась только пять месяцев назад, когда почувствовала, что забеременела.

Саша держала Евгению Григорьевну под руку. Они шли медленно прогуливающимся шагом, на вычищенных дорожках белый наст снега похрустывал под ногами. Было удивительно тихо и спокойно. Ветра не было, солнце поднялось в зенит.

- Больно смотреть, - сказала Саша, щуря глаза.

- Да, ты права, надо брать на улицу черные очки. У тебя есть? А то я тебе свои дам.

- Нет, я не захватила. Мы очень стремительно собирались. Я не подумала о темных очках.

У Саши зазвонил телефон. Она пыталась рассмотреть на дисплее, имя того, кто звонит. Но из-за солнца было не рассмотреть. Но кто может ей звонить? Только Сережа.

Саша нажала на кнопочку и спросила:

- Алло, Сережа, это ты?

- Нет, это не Сережа. С кем я говорю?

Саша скользнула взглядом по Евгении Григорьевне, а, впрочем, что такого она скажет, если назовет себя женой Сережи.

- С женой Сережи. У Сережи другая трубка. Он не сообщил вам свой новый номер?

- Нет. Вы можете дать номер телефона?

- Только не сейчас. Сообщите мне, кто ему позвонил, а я узнаю, почему он не сообщил вам своей номер телефона.

- Что за тайны Мадридского двора, блин! У меня жена при смерти. А вы допросы учиняете. Дайте мне его номер телефона! Понятно!

Саша удивлено вытаращила глаза, что за дела, какой-то тип требует номер телефона Сережи!

- Что случилось, детка? - Насторожилась Евгения. - Кто там кричит на тебя? Даже мне слышно.

- Я не знаю, кто этот человек!

- Эй! Дрянь, ты что тормозишь, - раздавался крик в трубке. - Слушай меня, моя жена просит попрощаться с Сергеем. Я уж не знаю, что за дела у них. Но последнее слово умирающей для всех закон. Поняла? Скажи ему, что Алена хочет попрощаться с ним. Пусть приезжает. Я ему на почту скинул наш адрес. Пока.

Телефон отключился. Саша посмотрела на Евгению Григорьевну, может быть, та посоветует, что делать.

- Что случилось? - Снова спросила Евгения.

- Какой-то мужчина сообщил, что Алена при смерти и просит попрощаться с Сергеем. Хочет, чтобы он приехал к ней.

- Дикость какая-то, - возмутилась Евгения Григорьевна. - Его жена хочет попрощаться с Сергеем? Нет, не давай никому номер телефона. Позвони Сергею и узнай, что надо сделать. Сколько уже времени?

- 12 часов, - сказала Саша, посмотрев на маленькие часики на руке.

- Значит, он еще дома. Звони ему. Подожди, пойдем домой. Из дома и позвонишь. Успеем.

Они свернули на аллею, ведущую к их дому. Саша еще не очень ориентировалась среди домов, а Евгения Григорьевна уже шла впереди к домику, которого не было видно из-за кустов и деревьев. Как красиво, продолжала восхищаться Саша. Возле домика они увидели Зару с Аленкой, они приближались с другой стороны. Аленка подбежала и обняла Сашу.

- Какая ты красивая! - Сказала она и взяла Сашу за руку. Саша даже растерялась на какой-то миг. Она не ожидала, что может вызвать восторг у девочки. Ей казалось, что девочку окружают красивые люди, её родные. А она-то, Саша, так себе, ничего особенного среди женщин не представляет.

Зара рассмеялась.

- Следующий раз привезу дочку и оставлю на твоё попечение, - сказала она Саше.- Ты ей понравилась.

Саша засмущалась.

- Я ничего такого не делала, - развела она руками, - даже не угощала девочку, не играла с ней.

- Моя дочка особенная, она видит, какой человек изнутри. Ну, ты понимаешь? Не в биологическом смысле, а внутренний духовный мир.

- Ах, да! - Саша посмотрела на Евгению Григорьевну, та подмигнула ей и улыбнулась. - Вы из рода Атлантов.

- Ой! Саша, ты меня удивила, ты знаешь что-то такое, чего не знала я.

Из какого рода?

- Это одна из версий, - Саша приложила ладонь к животу.

- Как здорово! Надо нам добыть какую-нибудь литературу об этом. Мы должны больше знать о таких людях, как сами. Как ты думаешь?

- Но я-то другая, а вот Сереженька будет такой. Надеюсь, - решила добавить Саша на всякий случай, чтобы не сглазить.

- А ты суеверна, - снова рассмеялась Зара.

- Пойдемте, девочки, - подогнала их Евгения Григорьевна, - Саше надо срочно позвонить Сереже.

- Конечно, конечно, - улыбнулась Зара, и посторонилась, чтобы пропустить всех в двери, и вошла последней.

Саша прошла к городскому телефону, набрала 9, потом номер телефона Сережи. Он взял трубку.

- Сережа, здравствуй, это я. Мне на трубку позвонил какой-то мужчина, ужасно грубый. Нахамил мне.

- Саша, милая, не бери в голову. Что он сказал?

- Он попросил передать тебе, что Алена, его жена умирает и просит тебя приехать попрощаться с ней.

Сергея бросило в жар. Что же ничего не получилось? Она не в больнице? А Саша продолжала.

- Он сказал, что сбросил свой адрес тебе на почту. Вероятно, на электронную почту. Ты знаешь его телефон?

- Саша, открой меню, найди телефон Михаила и продиктуй мне.

Саша так и сделала. Потом она спросила:

- Ты поедешь к ним? Это куда?

- Сашенька, я никуда не поеду. Сейчас позвоню и скажу Михаилу, что никуда не поеду. Руфь дома? Ты не можешь передать ей трубку?

- Она на работе. Дома Евгения Григорьевна. И Зара с Аленкой.

- Нет, никого не зови. Не волнуйся, ничего страшного не происходит. Я никуда не поеду. Завтра утром поговорим. Спать ложись пораньше. Слушайся меня. Хорошо? В 22 часа чтобы спала. Всем привет. Пока.

Саша в недоумении положила трубку, как много она не знает о Сереже. Какие-то тайны. Алена с Михаилом. Она ясно слышала, что Сережа разволновался. Сашу позвала Евгения Григорьевна и она поспешила к ней.

Глава 02.

Сережа приступил к уборке комнаты, где жили три дня его гости. Он открыл диван и достал постельное белье, чтобы отдать его в стирку. Потом пропылесосил всё и даже внутренность дивана. Не пропустил ни одной щели. В последнюю очередь он открыл бар-холодильник и застыл на секунду в ужасе. Вместо икры, семги и торталеток там ползали жирные белые черви. В отделе для напитков стеклянные бутылки полопались и напитки разлились по бару, когда дверка распахнулись, жидкость хлынула на пол. Из пластиковых бутылок вырвало пробки и газированная вода смешалась с виски и водкой.

- Черт возьми, - выругался Сергей, - бар испорчен, придется выкинуть. Красивый и новый бар-холодильник безнадежно испорчен. Сергей подумал, взял телефон и набрал 09, попросил телефон ремонтной компании. Потом он звонил туда и объяснял, что бар залило напитками изнутри, и спросил, можно исправить или нет? Мастера пообещали прислать на следующий день. Сергей отключил холодильник, выгреб всё в помойное ведро, промыл горячей водой с моющим средством ферри, и оставил дверку открытой, чтобы запах испарился.

- Ну, и гости! Вот как оборачивается моя любовь к Алене.

Он уже закончил уборку, принял душ и собирался приготовить что-нибудь покушать, когда позвонила Саша. Новость будто молотком ударила его по голове. Неужели, ничего не получилось? Но отчего она умирает? Он поколебался секунду, другую и решился позвонить Михаилу, свой номер он заблокировал, чтобы он не обозначился на телефоне Михаила. Меньше будет знать, лучше будет спать. Пусть не обольщается, что Сергей у него в кармане.

- Михаил, - начал он разговор, - что у вас случилось? Вы с Аленой разве не развелись? Она мне писала, что не хочет жить с тобой.

Сергей сам не мог понять, почему он начал разговор с таких вопросов. Как будто черт в него вселился, ему хотелось унизить Михаила. Кроме этого, он подсознательно надеялся, что Михаил разозлиться на него и вообще прервет разговор. Но не тут-то было.

- Сергей, я посылал тебе сообщения на почту и sms-ки на телефон, но ты не отвечал. А сообщение очень важное. Алена пыталась покончить с собой. Теперь она в больнице при смерти и хочет повидаться с тобой. Она хочет попрощаться. Последнее желание умирающей - для всех закон. Приезжай. У тебя на почте наш адрес. Или запиши сейчас: Елецкая улица, станция метро Красногвардейская.

Михаил продиктовал номер дома и квартиры. Сергей механически записал. Нет, не то, чтобы он готовился к поездке, но на всякий случай решил записать.

- Меня не отпустят с работы, - пожёстче старался сказать Сергей. - Я не смогу приехать. Что за дела? Я вас знать не знал! И вас и Алену. Причем я и самоубийство Алены?

- Ты сволочь! (Дальше пошла отборная брань, Сергей отстранил трубку от уха). Если ты не приедешь, то пеняй на себя. Я тебя из-под земли достану, тебе не жить!

Сергей не нашел ничего лучше, как отключить трубку. Надо поговорить с Руфь. Руфь, сестра, палочка-выручалочка, сестра-колдунья, вездесущая и всегда способная найти выход из любого безвыходного положения. Но она на работе, а потом будет на работе он. И они смогут поговорить только в 12 часов ночи. Он заметил, что уже не нервничает от звонков этой парочки. Голос не дрожит, сердце не трепыхается. Конечно, человек способен ко всему привыкнуть, и к подонкам тоже. Не будет он слушаться этого подонка, и не поедет к ним. Может быть, всё это ловушка. Хотят выманить его из Питера. В Москве, незнакомом городе, он будет чувствовать себя не в своей тарелке, передвижение его будет ограничено, обратиться к кому-то за помощью он не сможет. Он подставит себя их ударам, их расправе. За что всё это?

Сергей снова поехал на работу сумрачный. Надо же, думал он по дороге, плохое настроение делается моим обычным состоянием, так недолго и желчную болезнь заработать. Он купил какую-то развлекательную газетку и почитал её перед выходом из метро. Рот невольно расплылся в улыбке, вот так уже хорошо. Запомнить состояние мимических мышц и спокойно идти на работу.

- Сегодня вы нравитесь мне больше, - мимолетом сказал ему Виктор Алексеевич. Сергей в ответ сжато улыбнулся. Не хихикать же ему, как молодым девчонкам. Хотя при воспоминании о последнем анекдоте хотелось похохотать во весь рот.

В начале двенадцатого часа он вышел с группой ребят из дома культуры, но уже через несколько минут все куда-то распределились по улочкам: кто ушел к своим машинам, кто ушел на метро. Сергей не хотел, чтобы его заметили и позвали с собой на метро. Он повернулся к стене дома и послал вид стены всем, кто натыкался взглядом на него. Он стал невидим. Он даже услышал возглас:

- Никто не видел, куда Сергей повернул?

- Да только что здесь был. Наверное, в сторону метро пошел, - ответил другой голос.

Голоса смолкли, стало тихо. Сергею надо было срочно поговорить с Руфь, домой он приедет поздно, поэтому он не стал откладывать свой разговор с ней. Он нажал клавишу быстрого вызова. Руфь ответила сразу.

- Сайка, ты как? Что с тобой?

- Со мной ничего. Звонил Михаил, муж Алены. Он сначала просил приехать попрощаться с Аленой, она будто покончила с собой, но еще жива. Я же не знаю, правда это или нет. Попаду в ловушку. Когда я отказался, он стал мне угрожать. Прямо цепная реакция получается. Одно несчастье влечет следующее. Неужели нам применить колдовство и к нему?

- Сережа, прежде всего не нервничай. Ничего страшного, мы будем держать его под контролем. Чтобы что-то причинить тебе, ему придется приехать сюда. Он же не колдун.

- Руфь, ты уверена? Он не может на расстоянии расправиться со мной?

- Уверена.

Голос Руфь прозвучал неуверенно. Сергей вспотел, если и Руфь неуверенна, то что ему думать? Какие меры предпринять? Как обезопасить себя от ненормального мужика?

Он приехал домой в расстроенных чувствах. Приготовил ужин, хотя аппетит пропал совершенно. Вот она любовь-морковь. Привык, что всегда всё проходило гладко, он внушал людям симпатию без всякого колдовства, ему помогали, поддерживали, в него влюблялись, чем очень тешили его мужское честолюбие. И вот вкралась в его жизнь неожиданная встреча с женщиной и с её мужем. Но так могло произойти и без Интернета. Он мог встретить Алену где угодно и всё равно влюбился бы в неё. Он даже хотел увести её от мужа. Страсть его была такой сильной, но на бесстыдные отношения он не пошел бы, да еще в своем доме, куда он их пригласил. Пригласил и совратил. А он не маленький, как сказал не так давно Папа. Он взрослый мужик. У его отца в 35 лет было трое детей, и он, молодой доцент университета, мучился от нищеты, брался за любую работу, даже в статуправлении подрабатывал во время отпуска (48 дней). Если бы не счастливый случай, который дал ему возможность заниматься переводами в Германии, а семье издавать книжки в Петербурге, то они до сих пор бы влачили жалкое существование. Перестройку они перенесли легко, влились в рыночную экономику со своими проектами и изданием эзотерической литературы. Семья успешно создавала свою рыночную экономику, и помогла другим эзотерическим обществам печатать свои книги. Всё проходило через их Братство преданных гуру Сатья Саи Баба. Сергей усмехнулся, через общество его старшего тезки. Но у того, вероятно, не было любовных проблем с женщинами и их мужьями. Тот занимался совершенствованием духа и тела...

Сережа поставил тихо звучащую музыку Вивальди. Оставил двери на кухне, где работала магнитола, и в свою комнату открытыми, и лег на кровать. Ощущения были такими пакостными, что не хотелось ложиться под одеяло. Он лежал в одежде и раздумывал, что, какие поступки он сделал не так, почему ему теперь приходится метаться, чтобы избежать встречи с Михаилом. Алена пыталась покончить с собой. Он не желал такого конца. Он хотел только обезопасить себя и Сашу от их назойливости. В основном от преследования Алены. Сначала он пожелал её любви, и она полюбила его. Желание исполнилось. Теперь он желает отделаться от неё и, похоже, это желание тоже исполнилось. Я становлюсь мерзким мужиком, подумал Сергей. Бросаюсь, мечусь в желаниях, как будто это так просто и безболезненно для окружающих. А от моих желаний могут пострадать все, в том числе и Саша с ребенком.

Он так и уснул в одежде и в трудных мыслях. Ему снилось:

Он в горах идет по тропинке в числе паломников к месту, где живет Сатья Саи Баба. Жарко, солнце уже стоит в зените, хотя они вышли рано утром, пока был свежий воздух. Подошли к усадьбе Саи Бабы. Народа много. Все занимают места поближе к входным дверям, огромным, как ворота. Каменный дом возвышается над маленькой долиной. Наверху дома не то смотровая платформа, не то балкон. Народ настороженно молчит, боятся пропустить главное - выход магистра. В задних рядах переговариваются, досадуют на жару. Появились мальчишки с бутылками воды и пластиковыми стаканчиками. Они предлагают воду по очень дешевой цене, опустевшие стаканчики тут же забирают. Возможно, они снова наливают в них воду. Но никто не думает об опасности заразиться чем-нибудь и заболеть, покупают воду, пьют и возвращают стаканчики. Жара такая, что не до страха. Дымчатая мгла стала спускаться с гор и обволакивать долину. На верху балкона показался человек в белой одежде. Он приветственно сложил руки и поклонился людям, стоящим внизу. Конечно, это он, Сатья Саи Баба. Коренастый мужчина в белой национальной одежде, волосы черным вьющимся облаком поднимаются надо лбом. Сергей невольно прикоснулся к своим волосам, они тоже у него вздымаются? У него волнистые волосы очень темные, почти черные, разделяются на две густые пряди, и спускаются на плечи. Сатья Саи Баба заметил его жест и оказался рядом с ним. Когда он спустился, как произошло, что он вмиг оказался рядом? Опять чудеса Сатьи Саи. Люди радостно вздохнули и подались ближе к ним.

- Сынок, - сказал Саи Баба на санскрите, но Сергей понимал его, он понимал его сердцем, - молодец, что пришел ко мне из далекого Петербурга получить совет. Любовь - это прекрасное чувство, но любовь - это и зло, если ею распоряжаться неправильно.

Сергей молчал, он где-то частичкой сознания понимал, что это сон, но очень важный для него сон. Увидеться со старшим тезкой, поговорить с ним, получить совет - что может быть лучше в его теперешнем состоянии. Он боялся заговорить, чтобы не проснуться и не оказаться в кровати на улице Черкасова.

- Если произошло что-то ужасное. Люди, которым ты доверился, обманули тебя, надругались над тобой, то не впадай в ярость, не мсти. И ты поймёшь, что скоро страхи исчезли, счастье от познания Мира и Любви охватило тебя. Не противься этим ощущениям, пусть они заполняют тебя. Ты увидишь, что жизнь прекрасна! Ты будешь радоваться жизни, ты возлюбишь людей...

Склони, сынок мой названный, голову мне на грудь. Я благословляю тебя только на лучшие поступки в жизни. Только на радость ощущений от соприкосновений с любовью...

Сергей стал опускать голову ему на грудь и проснулся.

Он уставился взглядом в потолок, покрытый нежно-розовой плиткой с легким тесненным рисунком. Да, он прав, не надо было будить зверя в себе и Руфь, напускать колдовство на Алену. Сейчас ему уже не верилось в тех страшных призраков, которых напустила на него и Сашу Алена. Саша так и не видела ничего, может быть, эти призраки плод его воображения? Сергей резко сел, встряхнул головой, чтобы отогнать подозрения, что он сошел с ума. Саше снились кошмары, поэтому он развил тему её кошмаров, дополнил их живыми образами паука размером с человека.

- Нет, не может быть, - пробормотал Сергей, вставая и направляясь в ванную.

Не может быть, что никто не напускал на него страшного призрака с человеческим голосом, голосом Алены. Руфь его поддержала, она согласилась, что Алена ведьма. По-видимому, Алена обладает сильным гипнозом, она внушила ему все эти призраки. А черви в баре и разбитые бутылки? Они-то не привиделись. В любом случае, он дал волю злу в своей душе, он сдался и помог Руфь во внушении, направленном на лишении памяти Алены. А эффект получился совсем другой, Алена попыталась покончить с собой и уже её не смогут спасти. Красивая и страстная Алена погибает. У Сергея было так больно в груди, будто крысы скребли там, рвали его мышцы изнутри. Конечно, он знал, что боль душевная, но именно с болью от лап и зубов маленьких хищников он мог бы её сравнить.

4 января Зара с дочкой после завтрака уехали домой. Шура приехал за ними на джипе. Руфь с Юрием Юрьевичем на работе, они не приходили даже обедать. Еду готовила приходящая домработница, работала в центре гардеробщицей через день, в свободный день приходила к ним. Саша заскучала, она осталась с Евгенией Григорьевной. Та развлекала её рассказами о книгах, которые они когда-то печатали. Память у неё была отличная, она пересказывала целые книги. Саша слушала сначала с интересом, но потом заметила, что Евгения Григорьевна повторяется. Но она не хотела её обидеть, поэтому промолчала и продолжала слушать.

- Когда мы будем в Питере, - сказала Евгения Григорьевна, - зайдем ко мне. Я сохранила самые интересные книги, я дам тебе почитать.

- А какая книга вам больше всех понравилась? Наверное, есть такая, - спросила Саша. Они вышли сегодня гулять позднее, потому что провожали Зару с Аленкой. День был пасмурный, но мороз слабее, почти минус 5. Саша под неусыпным оком Евгении Григорьевны оделась по-прежнему тепло. На руки она натянула рукавички шерстяные двойные, которые ей дала Евгения. Снег был липкий, и она стала лепить снеговика. Евгения Григорьевна в восторге остановилась. У Саши получалось очень хорошо.

- Какая книга самая любимая? - Переспросила она. - Кулинарная, - ответила она и рассмеялась.

- Вы, наверное, любите готовить.

- Нет, я полюбила готовить, когда появились деньги в семье, и можно было приготовить моим детям что-нибудь очень вкусное. Время это настало в 1976 году. А до тех пор, мы ели только каши и щи, то, что не требовало больших затрат. Я даже не представляла, что у меня проявится талант кулинарки. Ражни пошла в меня. Оставила свою медицинскую работу и занялась общепитовским бизнесом. У неё четыре кафе, раньше назывались так забавно "Курочка под корочкой", а теперь они называются "Зарина", как магазины женской одежды. Мы попросили в Первомайской Заре, на фабрике, разрешения использовать их название для наших кафе. Они согласились, посчитали, что это хорошая реклама их торговле, в кафе они используют и другую рекламу.

- Как здорово! - Воскликнула Саша. Она не переставала удивляться и восклицать "Как здорово", она восхищалась, как люди умеют приспосабливаются. Тянется цепочка действий, и все эти действия только на пользу бизнесменам.

Евгения Григорьевна обошла снеговика. Вместо носа была палочка, вместо глаз два сучка и рот обозначила другая палочка.

- Как хорошо, - похвалила она. - Ты не училась в художественной школе?

- Нет. Но любила в детстве лепить. У мамы до сих пор хранятся некоторые мои поделки. А рисовать мне казалось занудным, да и сходства было трудно добиться. Завтра захвачу морковку для носа. И еще хорошо бы найти угольки для глаз. У вас котельная топится углем?

- Нет, жидким топливом. И очень хорошо, говорят старые сотрудники санатория, что от угля было много пыли.

- Старые сотрудники санатория? А что здесь было?

- Детский санаторий. Когда началась перестройка, его закрыли, оказалось, что содержать его нерентабельно. Детей стали привозить всё меньше и меньше. Проезд резко подорожал, не было денег у родителей, чтобы привезти ребенка, и даже собрать его в санаторий не могли. Тогда начались сокращения, было много безработных, в санаторий могли привезти только из Рощино, Выборга, потому что они ближе всего к нему. Сокращение кадров коснулось и санатория.

- Вы тоже здесь тогда были?

- Я нет. Руфь здесь работала несколько лет бухгалтером, потом остался её ученик Борис. Он и до сих пор работает здесь. Главный бухгалтер центра, Борис Анатольевич. Так и не женился. Закоренелый холостяк.

- Может быть, у него была несчастная любовь?

- Об этом ничего не знаю, - рассмеялась Евгения, - он со мной не делился. А у Руфь ничего не узнаешь. Скрытная очень.

И Руфь, и Рита скрытные, подметила про себя Саша. Евгения Григорьевна о Рите ничего не знает. Как же так? Если бы она бросила маму? Не звонила ей по телефону, не писала ей писем? Да уж, изпереживалась бы вся. Саша украдкой бросила на Евгению Григорьевну взгляд. Конечно, у неё столько детей, что они не дадут ей грустить. А она у мамы одна.

После обеда женщины разбрелись по своим комнатам. Саша захватила яблоко и ушла к себе. Включила телевизор, но не смотрела, она думала о необычной семье Сергея. Какие интересные люди. Неожиданно зазвонил телефон. Она посмотрела на дисплей, звонок был снова от этого ненормального Михаила. Неужели Сергей не уладил с ним проблему? Она поколебалась секунду, сбросить звонок или ответить. Решила ответить, прервать разговор она всегда сможет.

Сергей за завтраком поковырялся в тарелке. Потом вернулся в комнату и достал из угла накрытый компьютер. Он решил его снова подключить. Включил и вошел в Интернет, на свою почту. Было пять сообщений от Алены и два от её мужа. Письма Алены он удалил не читая. А письма Михаила раскрыл. Тот рассказал, что Алена наглоталась каких-то таблеток, но не говорит, каких. Врачи ничего не могут предпринять, потому что не знают, от чего её лечить. Обычные средства, применяемые при отравлении, не помогли. Теперь она в полуобморочном состоянии, лишь иногда приходя в себя. Твердит только имя Сергей и хочет увидеть его перед смертью, и попросить прощения. Михаил заклинал его, чтобы он приехал. Оставил адрес. Оба письма были только об этом. Началось это со 2 января. Было уже пятое января. Сергей решил послать сообщение, узнать в каком она состоянии сейчас. Он еще не знал, решиться поехать или нет. Но почувствовал, что его внутреннее сопротивление ослабло. Он, вероятнее всего, поедет в Москву. Сергей вышел из почты. Он не стал ждать ответа, решил прочитать почту после работы. Если Михаил будет опять настаивать на поездке, то он успеет на Московский вокзал, купит билет с брони и уедет, тогда завтра утром он уже будет в Москве.

Снова в доме культуры он заметил на себе недоуменные взгляды. Видимо, скрыть свое настроение ему не удалось. Анекдоты уже не помогли. Виктора Алексеевича не было на репетиции. Выбрав момент, когда был перерыв, Сергей позвонил Виктору Алексеевичу и попросил один день перерыва в работе для поездки в Москву.

- Ох, Сергей, - сказал ему тот, - вот не ожидал, что у тебя проблемы с женщинами. Ты производил совсем другое впечатление. Конечно, поезжай. Утряси всё и останься или с той или с этой, - он сделал глубокомысленную ироничную паузу, мол, или расстанься с обеими.

Сергей вернулся на сцену, какое же впечатление я на него произвел тогда, первого августа прошлого года? Он улыбнулся, можно представить, какое...

Глава 03.

Вечером, едва скинув дубленку, Сергей прошел в комнату и включил компьютер. Было сообщение от Михаила. Он развернул его с надеждой, что там всё утряслось и никуда ехать не надо. Нет, надежды не оправдались. Михаил сообщал, что Алене не стало лучше, врачи не знают, сколько она будет еще мучиться. Тогда Сережа ответил, что выезжает в Москву, просит встретить его на вокзале завтра утром. Он не поедет к ним домой, а сразу в больницу. Сообщил, что номер поезда скажет по телефону. Теперь надо позвонить Руфь и сказать ей, что он на 1 день уезжает, пусть ничего не говорит Саше. Быстро одевшись, Сергей вышел на проспект Просвещения. Остановил частника и попросил подбросить на Московский вокзал. Из машины он позвонил Руфь и оставил ей сообщение на автоответчике. На вокзале он прошел в кассу продажи билетов с брони на уходящий поезд. Было три человека. Повезло, отметил он про себя. В час ночи поезд отошел от платформы. Сергей ничего не взял, даже зубной щетки. Вагон был купейный, но не люкс-класса. Четыре человека в купе. Сергей повесил дубленку и пошел к проводнице купить зубную щетку и пасту. Спросил, не будет ли чая. Она ответила, что чай будет завтра утром. Тогда он попросил маленькую бутылку минеральной воды, и вернулся в купе. Пассажиры уже улеглись и погасили свет. Он вышел в тамбур, открыл бутылку и выпил воду из горлышка. Кто бы видел, насмехался он над собой, что Сергей, этакий лощеный мужчина, пьет минералку из горлышка. Но не водку же, остановил он себя. Потом позвонил Михаилу и сказал ему, на каком поезде он приедет.

Утром он еле отодрал голову от подушки. Так хотелось спать, да и есть тоже хотелось. Ничего вчера не успел. Проводница прошла по вагону и сообщила, что через час поезд прибудет в Москву. К чаю она разнесла заварку в пакетиках, сахар, печенье. Все бросились к кипятильнику. Образовалась очередь. Сергей решил обождать. Терпел уже 10 часов, можно еще потерпеть. В кипятильнике вода остывала стремительно быстро. Чай заварился плохо, сахар едва растаял, но Сергей выпил его с печеньем и почувствовал, что мало. Если на вокзале работает буфет или закусочная, то надо покушать, потом ехать в больницу. Так он и сказал Михаилу, который ждал его в начале платформы.

- Ух, ты! - удивленно сказал Михаил, оглядывая Сергея.

- Что? - рассеяно спросил Сергей, позыркивая по сторонам взглядом, высматривая, где можно покушать.

- Классно выглядишь. Не зря моя втрескалась в тебя. Даже решила покончить с собой. Вот дура, я бы её и так отпустил.

- Пойдем к тому буфету, я со вчерашнего дня не ел, - сказал Сергей и направился к буфетной стойке. Он взял три беляша и два стакана кофе с молоком.

- Ну, ты даешь! - Опять удивился Михаил. - Мне и одного беляша хватило. Слушай, так что у вас вышло? Почему она не поехала к тебе?

Сергей чуть не подавился.

- Дай прожевать, - процедил он ему.

- А, ну, да. Да, ешь.

- Она в сознании? - Спросил Сергей, когда расправился с едой.

- Временами, - уклончиво ответил Миша.

- Так какого..., - чуть не выругался Сергей, - вы сорвали меня с работы? Если мне и поговорить с ней не удастся.

- Она потребовала. Что я мог сделать. Знаю, что воля умирающего - закон.

- Какой закон? Если она бессмертия попросит и это закон?

- Я не думал так глубоко. Но она просит попрощаться с вами, с тобой. Тебе же не трудно поприсутствовать.

- Поехали! - Резко сказал Сергей, выражая этим своё негодование.

Михаил повел его к метро. Они доехали до станции Домодедовская. Пришли в районную больницу. Сначала их не пускали, но когда узнали, что они к умирающей женщине, с сочувствием пропустили и дали белые халаты.

Они поднялись в отделение реанимации, в палате никого не было, медсестры, вероятно, в этот момент сменялись. Больные сидели по палатам и ждали обхода врачей. Но их больная, Алена, лежала с открытыми не моргающими глазами, уставясь в светильники на потолке.

- Алена, Аля, - позвал Михаил, подойдя к кровати.

Вот как, отметил про себя Сережа, Аля! Алевтина.

- Сережа приехал, - продолжал Михаил.

Алена не реагировала на его слова. Она по-прежнему не шевелилась.

Михаил взял её за руку. Он ощутил слабое сжатие ладони пальцами.

- Алена, ты не спишь? Ты слышишь меня?

- Она сжала мою руку, - сказал он, оборачиваясь к Сереже.

Сережа во все глаза смотрел на слабую и бледную женщину, лежащую на кровати. Она была больше похожа на мертвое тело, чем на живое. Эту женщину он решил отправить в больницу к психам. Всё-таки он злобное существо. Какая там доброта! Влюбился, разлюбился, и пошла вон! А женщина, если она и колдунья, она решила бороться за своё счастье методами, понятными и известными ей. Средневековыми методами. А он со своими амбициями готов был пристрелить её. Чем же он лучше колдунов черной магии? Разве он поступил лучше её методов?

Сергей раздосадовано сел рядом с кроватью на стул. Он не знал, что предпринять. Как пробудить сознание Алены и надо ли это делать? Она хочет попрощаться. Так звучала причина, по которой Михаил ему написал. Пусть будет так. Сергей знаком попросил Михаила выйти из палаты. Он придвинул стул ближе к ней и положил руку на её невероятно худую и бледную руку.

- Алена, я пришел. Я прощаю тебя. Всё, что ты сделала, теперь не имеет значения. Я простил тебя сейчас и навсегда. Не умирай. Прошу тебя, красивая молодая женщина должна жить. Не хочешь жить с Михаилом, уйди от него! Начни жизнь сначала.

Сергей помолчал. Он присматривался к Алене, заметно ли, что она его понимает?

- Алена, уйди от Михаила. Ты еще найдешь свою любовь. Ты будешь счастлива.

Неожиданно Алена села и уставила на него свои злые зеленные глаза.

- Дурак! Куда я уйду? Квартира его, у меня ничего нет в Москве. Вся надежда была на тебя. Я же видела, что ты в меня влюбился. Так этот развратник всё испортил! Влез на тебя, извращенец. И он всегда такой, если ему нравиться мужчина, то он берет его. Я не могу развестись с ним! Мне некуда идти. Нет запасного варианта.

- Господи! - Воскликнул Сергей, так как понял, что Алена всех обманула. Симулировала отравление, падение пульса, приближающуюся кончину. А как ей было вытащить его, Сергея, в Москву? Только обманом.

- Не прикидывайся божьей овечкой. Ты такой же наглый и самонадеянный мужчина, как Михаил. Вам бы только держать женщину в узде любым способом: сексом, материальной выгодой, квартирой. А там, пусть трава не растет. Только, чтобы было по - вашему.

Сергей покраснел, потому что он тоже строил отношения с Сашей на её зависимости от него. Особенно, когда появились нападки Алены на неё. Но это же другое дело, он защищал её.

- Вижу, ты понял, о чем я говорю. Я не могу уйти от него, потому что мы работаем вместе. Если менять кардинально что-то в своей жизни, то надо уехать в другой город и начать жизнь с другим мужчиной.

Сергей покачал головой.

- Со мной это не возможно, - тихо сказал он. - Я живу с другой женщиной.

- Как быстро у тебя сладилось, и ребенок нарисовался...Вы и раньше встречались?

- Встречались, - спокойным голосом подтвердил Сергей. Откуда же взялось колдовство? Подумал он. Если Алена не при чем, то кто выступал за неё с помощью колдовства. Подруга?

- А подруга не может тебе помочь? - Спросил он наугад.

- Как она может мне помочь?

- Одолжить деньги на квартиру? Может быть, Михаил даст тебе какую-то сумму, и она добавит. Ты купишь себе квартиру или комнату. Тебе не придется переезжать в другой город.

- Подруга, - недовольно повторила Алена. - Она имеет деньги, но она ничего не помнит.

- Как не помнит? - Насторожился Сергей. Вот оно объяснение - подруга у неё ведьма, это она хлопотала за Алену, пускала в его квартиру паука.

- Как будто, у неё было сотрясение мозга, и наступила амнезия. Так говорят врачи. Другого объяснения они не находят.

- Где же она? Она лежит в больнице?

- Она лежала здесь, а теперь её перевели в психоневрологическую клинику.

- Боже мой! - Схватился Сергей за голову.

- Что с тобой? - Недоуменно спросила Алена.

- Мне так жаль и тебя и твою подругу. Из-за неё ты осталась без денег. А так могла бы заново построить свою жизнь.

- Можно? - Заглянул в палату Михаил и удивленно вытаращил глаза на Алену. - Ты как? Тебе лучше?

- Мне будет совсем хорошо, если ты уберешься от меня подальше, - резко сказала Алена.

- Сука! - Выругался Михаил. - Сергей, поверь, я не знал, что она в порядке. Так притворялась! Актриса.

- Мудак! - Обозвала его Алена.

- Ну, теперь травись, сколько влезет, я тебе не поверю.

- Да, пошел ты!

Михаил зло захлопнул дверь. Сергей тоже решил, что ему хватит впечатлений, надо уходить. Он узнал самое главное, что Алена не ведьма. А подруга её потеряла память. Надо поговорить с Руфь. Выждать какое-то время, чтобы Алена определилась со своими переменами в жизни, тогда вернуть память несчастной женщине. Пусть она колдунья, но её дружба с Аленой перетянула здравый смысл. Она пустилась в черную магию. Может быть, это ей послужит наукой, и она больше никому не будет вредить.

Всё-таки я хорошо сделал, что приехал в Москву, подумал Сергей и встал со стула.

- Ты уже уходишь? - Со слезами в голосе сказала Алена. - А как же я?

- Алена, прости меня, но мы чужие люди. Мы толком и не знаем друг друга. Ты знаешь Михаила, и ужиться с ним не можешь. А чем я лучше? Я такой же. Со своими амбициями, капризами и особым укладом жизни. Ты не выдержишь! Моя жена тоже артистка балета. У нас много общего, мы одинаковые. У нас будет мальчик, сын Сережа. Прощай.

- Пошел вон! Придурок малахольный! Ты что вообразил, что я влюблена в тебя? Да таких у меня по базарным дням пол сотни в связке! Нашел в чем объясняться! Ребенок. Я тоже найду мужчину в Интернете, там есть у меня несколько писем, если Михаил не уничтожил. Я напишу им, выберу к кому поехать в первую очередь. И так далее. Выберу, не сомневайся. Такую славную и сексапильную девушку они не видели никогда.

Алена так разошлась, что слова у неё вылетали со скоростью пулемета. Она брызгала слюной от возбуждения. Беспокоясь, как бы ей, в самом деле, не стало плохо, Сергей выбежал из палаты, оставил на руках нянечки халат и заспешил в гардероб за дубленкой. До вечера было еще много времени. Он решил погулять по Москве и присмотреть подарок Саше. Он даже не вспомнил, что раньше он покупал подарки только маме. Он пошел искать подарок Саше...

Саша плохо спала, около часа ночи она встала и решила попить что-нибудь. Она направилась к холодильнику, когда зазвонил телефон в коридоре, звонок был слабый и сразу переключился на автоответчик.

- Руфь, - услышала она голос Сергея, - я отлучусь на один день в Москву. Ничего не говори Саше, а то она разволнуется. Целую вас всех.

Господи, обмерло у неё сердце, куда и зачем он поехал? Эти ненормальные звонки по телефону достали его. Он поехал к Михаилу и Алене, которая при смерти и хочет с ним попрощаться. Саша забыла, зачем она пошла к холодильнику, она вернулась в комнату, легла и поджала ноги. Тело было еще по-прежнему гибкое, животик не мешал коленкам. Почему Сергей всё скрыл от неё? Чего он боится, что она узнает о его старой связи с этой Аленой, замужней женщиной? Да, пусть, она не собирается переживать по такому поводу. Тем более, женщина умирает. Боже мой, она умирает из-за Сергея. Он стал жить с Сашей, а та женщина с горя покончила с собой. Зачем? Зачем всё это? Мама всегда говорила: на чужом несчастье не построишь своё счастье. Саша не хочет на несчастье женщины строить своё счастье. Саша решила, что она дождется утра и уедет домой. Никто не властен её удержать. Она не жена Сергею. Она сама себе хозяйка и ребенку тоже. Ничего, можно и одной вырастить Сережу. Саша заплакала. Когда она прошептала имя Сережа, глаза наполнились слезами, и глухие рыдания стали рвать ей грудь. Но как же так? Она не имела никаких иллюзий, когда приехала в Пулково, и встретила Сергея. Она хотела одного: поделится радостью, что у них будет ребенок. Она не просила жениться на ней, не говорила о любви. Главное было - сообщить о ребенке. То, как Сережа отреагировал, обрадовало её. Он сразу стал о них заботиться. Прошлые связи - уже в прошлом. А женщина со своей безумной затеей покончить с жизнью не должна трогать Сашу. Саша еще всхлипывала некоторое время, потом решила, что утро вечера мудренее, как говорится в старых сказках, и уснула.

Утром к ней вошла Руфь и сказала, что Сергей уехал на один день в Москву. Она присмотрелась к Саше.

- Что такое? - Спросила она. - Почему наша девочка плакала? Ты услышала автоответчик?

- Да, - кивнула Саша, - я пошла попить что-нибудь, а в это время зазвонил телефон. Я всё услышала. Мне кажется, Сереже надо остаться с этой женщиной, если она выздоровеет. Я не могу допустить, что несчастная женщина, брошенная Сергеем, может умереть из-за меня. Он расстался с ней из-за меня, я знаю. Я видела, как он смотрел на её фото в компьютере. Это ужасно.

- Вот именно, - сказала Руфь, обнимая Сашу, - это ужасно. Ты построила такую невероятную версию, что хоть книгу пиши. Давай, потом напишем повесть о несчастной любви: как пришла любовь в жизнь артиста к балерине и разрушила мечты другой женщины. Как ты на это смотришь? Будет почти детективная история с погонями, ревностью и убийством.

- Вы шутите, - Саша попыталась освободиться от объятий Руфь. - А на деле всё серьезнее. Зачем бы он тогда поехал в Москву.

- Не знаю, зачем он поехал, - развела Руфь руками. - Но знаю одно, он любит тебя и маленького Сережу. Ни о каких женщинах он не думает. Вот увидишь, завтра утром позвонит и в следующее воскресенье приедет к тебе с подарком.

- Ну да? - Недоверчиво спросила Саша.

- Я тебе гарантирую. Я очень хорошо знаю своего брата. Его желания и поступки передо мной, как на ладони. А с той женщиной уже всё выяснилось, там произошла путаница. Она сказала мужу, что любит Сергея, но имела она в виду другого Сергея. Очень распространенное имя. А тот давай названивать Сереже. Сережа и поехал затем, чтобы к нему больше не звонили и не писали, он поехал всё разъяснить.

Руфь терпеливо объясняла всё Саше, сама толком еще не зная правды. Но она предположила, что будет так, как она рассказала. Главное для Руфь было успокоить Сашу и не отпустить домой в Питер. Девочка стеснительная и не умеет настаивать на своём. Если она уедет, то будет потом цепляться всю жизнь за версию, которую построила сама из ложного чувства благородства, оставит мальчика без папы.

На следующий день, как и говорила Руфь, позвонил Сергей и сообщил, что у него всё в порядке, пообещал приехать в воскресенье. Саша расцвела. Ей очень хотелось видеться с ним почаще. Но она хорошо знала, что такое тренинг и репетиции. Их пропускать нельзя. Ежедневный труд: танцы под музыку, или под ритмичные хлопки руководителя, повторение старых спектаклей, которые еще не сошли со сцены и разучивание новых. Труппа должна выглядеть на сцене, как слившийся живой механизм, гармоничный и прекрасный. Она уже решила, что как только ребенку исполнится год, она вернется на сцену. Ей будет тридцать лет, она еще сможет станцевать хорошие престижные роли.

В воскресенье Руфь и Юрий Юрьевич взяли выходные. Евгения Григорьевна позвала Сашу к себе, чтобы та помогла ей выбрать украшения и одежду. Саша ахнула, увидев великолепную коллекцию украшений, которой мог и ювелирный магазин позавидовать.

- Нравиться? - Спросила Евгения. - Почти все украшения мне подарил Сайка. И ларец он подарил, чтобы я сложила их сюда, а потом любовалась, как в сказке у Пушкина: Там царь Кащей над златом чахнет...

- Как здорово! - Только и смогла сказать Саша, любуясь камнями в драгоценной оправе.

- Но теперь всё! - Простодушно сказала Евгения.

- Что: всё? - Удивилась Саша.

- Больше он мне ничего не подарит. Теперь ему есть кого одаривать.

- Кого? - Растерялась Саша.

- Тебя, Саша. Милая моя, теперь тебя будет одаривать Сергей. Когда с ним такая красавица, зачем ему старуха?

- Я с ума сойду от радости, - наконец, сказала Саша, улыбаясь. Евгения Григорьевна обняла её. Бог взял и Бог вернул, пронеслась у неё странная мысль. Опять дети колдуют, подумала она. Они имели в виду Риту. Она исчезла где-то, но к ним пришла прекрасная девушка Саша, которая еще и внука принесла с собой. Евгения на миг отвернулась к окну и вытерла нечаянно скатившуюся слезу. Рита, обратилась она про себя к дочери, если ты слышишь меня, не печалься обо мне. Будь счастлива, но вспоминай иногда маму и сестер.

- Мне кажется, можно сегодня эти украшения надеть, - вернул Евгению к действительности голос Саши. Та обернулась и посмотрела на украшения с бирюзовым камнем, имеющим по краям камней вставки из циркония, блестящие и прекрасно гармонирующие с бирюзой и серебряной оправой.

- Ты права, я сегодня надену эти украшения. А платье стального цвета с шерстяным вязаным жакетом. А ты что наденешь?

Саша рассмеялась.

- Мой выбор невелик. Джинсы с тонким джемпером. Я взяла сюда самое необходимое из одежды.

- Ну, платья Руфь тебе будут велики. А вот мои посмотри. Я худощавая, а ростом чуть-чуть пониже тебя. Может быть, тебе что-нибудь понравится?

Саша, чтобы проявить внимание к Евгении Григорьевне и не отказываться сразу от одежды, подошла и посмотрела на платья в шкафу.

- Может быть, костюм? - Предложила Евгения, показывая красный костюм.

- Нет, только не костюм. А юбки нет и блузки?

- Тебя влечет школьный вариант.

Саша покраснела. Да, школьный вариант, родители работали в школе. Мама ушла в декретный отпуск и на преподавательскую работу не вернулась, мыла полы поздно вечером, когда в школе было пусто, и никто не мог узнать в уборщице учительницу истории.

- Сейчас я подберу тебе юбку длинную черную и блузку белую, как ты любишь.

Евгения Григорьевна кинула на Сашу незаметный, но понимающий взгляд, и не стала больше допрашивать девушку, а достала из шкафа одежду.

Сережа приехал к двум часам. По квартире распространился приятный запах выпечки и борща с грибами.

- Ой, я не могу! - Вместо приветствия сказал он. - Я сейчас умру от голода. Так аппетитно пахнет...

Саша стояла у открытой двери в свою комнату и ждала, когда он повесит свою дубленку на вешалку. Была уже середина января. Лучи солнца проникали через окно в комнате и падали на пол в коридоре. Саша оделась в юбку и блузку Евгении Григорьевны.

- Покажись, - сказал Сережа. - Тебе идет белая блузка. К ней у меня есть сюрприз для тебя. Закрой глаза.

Саша закрыла глаза. Сережа взял её руку и надел кольцо, а серьги вложил ей в ладонь, потому что побоялся сам вдеть их в уши.

- Сережа! Какая красота.

Кольцо было с бриллиантом, и серьги тоже. Саша повернулась к зеркалу и вдела серьги.

- Спасибо, милый.

Она подошла и поцеловала его в щеку, как будто они встретились первый раз, и никогда она не целовала его в губы, не спала с ним, не ждет от него ребенка.

- Саша! Ты, как ребенок. Ну вот, у меня будет два ребенка: ты и Сережа.

Сережа нежно поцеловал её в губы. Все тактично удалились в гостиную.

Саша на миг прижалась к нему, потом показала на свой животик.

- Такой бесенок растет. Торопится к жизни. А до 3 мая еще далеко.

- Бесенок? - Насмешливо переспросил Сергей и отвернулся, скрывая улыбку. А кто еще может родиться у ведьмака?

С Руфь они уже всё уладили на днях с московской ведьмой, подругой Алены. Они вернули ей память. Теперь Алена сможет взять в долг у неё денег на покупку квартиры. Пусть начнет жизнь заново. Хочет в Интернете знакомится, пожалуйста, а захочет и так найдет, красавица и модельер одинокой не останется.

Сергей взял Сашу за руку и повел в гостиную. Все встретили их радостными возгласами, Руфь расцеловала их и показала, куда сесть. Она приготовила им места спиной к окну. Когда они сели, камни заиграли в лучах солнца.

- Как красиво! - Сказала Евгения. - Ну вот, я осталась без подарка.

- Мама! - Шутливо возразил Сергей. - Будут еще подарки в твоей жизни. Вот увидишь. Например, внук.

Все заулыбались. Юрий Юрьевич вошел с кастрюлей борща.

- А что вы все делаете? Почему закуски не тронуты? Я уже борщ принес. Руфь, о чем ты думаешь? Почему не руководишь процессом? Всем кушать, хватит любоваться молодыми. Никуда они не денутся.

Все оживились и потянулись за салатами. Сергей открыл бутылку белого полусухого вина и вопросительно посмотрел на каждого. Все стали подвигать к нему бокалы, кроме Саши.

Обед семьи Поздняковых начался.

Конец книги "Сатья Саи"

Конец романа "Брошенное гнездо"

Санкт-Петербург.

ПРИМЕЧАНИЕ: все события, рассказанные в романе, и действующие герои его являются вымыслом автора, совпадения с реальными событиями и людьми носят случайный характер.


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Роман "Вопреки всем запретам" (Современный любовный роман) | | В.Свободина "Отчаянная помощница для смутьяна" (Современный любовный роман) | | К.Кострова "Отчим" (Романтическая проза) | | Зак "Великая Игра 2." (ЛитРПГ) | | К.Огинская "Не дареный подарок" (Юмористическое фэнтези) | | Ю.Чернышева "Судьба из комнаты напротив" (Молодежная проза) | | С.Шавлюк "Начертательная магия" (Попаданцы в другие миры) | | И.Арьяр "Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против! Интерактивный" (Любовное фэнтези) | | К.Марго "Женская солидарность, или Выжить несмотря ни на что" (Любовные романы) | | Е.Кариди "Навязанная жена" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"