Рябиновая Елизавета Васильевна: другие произведения.

Мальчик из созвездия Астро

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    События книги разворачиваются вокруг юноши по имени Том. После пережитых неприятностей он боится покидать свой маленький город, чтобы воплотить мечту. Но всё меняется, когда в его жизнь врывается воришка Фред, который оказывается совсем не тем, кем кажется.

  Елизавета Рябиновая.
  
  Мальчик из созвездия Астро.
  Иногда, чтобы найти себя, сначала нужно заблудиться.
  
  Глава 1
  Магия ночи.
  Солнце медленно садилось за горизонт, уступая место множеству прекрасных звезд. Всё больше огней наполняло этот небольшой город, в домах постепенно зажигался свет, а из окон начинали доноситься счастливые голоса... или одинокое молчание. День подходил к концу.
  В комнате горела лишь настольная лампа. В остальной ее части царила темнота. За столом сидел юноша лет девятнадцати с угольно-черными волосами, похожими на волны. Он сидел напротив окна, внимательно вчитываясь в строчки стихотворения. Сам сборник стихов был не больше ладони, а страницы были изрядно потрепаны. Невозможно сосчитать, сколько раз его перечитывали. На кожаной обложке корявым почерком было выцарапано "Том".
  Том нашел этот сборник, когда был ещё совсем маленьким. Тогда самый дорогой человек - его дедушка, был еще жив. В тот день Капитан, как называл его внук, разбирал огромный книжный шкаф. Никто и не заметил, как из дубового за́мка, наполненного величественными книгами, пропал маленький сборник стихов неизвестных поэтов. Чем могла привлечь эта невзрачная книжечка юного Тома, даже он сам не знал, но она всегда была для него самой дорогой вещью.
  Дочитав очередное стихотворение, Том взглянул в окно. Наверное, из каждого дома этого небольшого города можно было увидеть башню с часами. Она находилась в самом центре, на главной площади. Пробило ровно одиннадцать. Неужели он так долго читал?
  Стихи всегда завораживали этого черноволосого юношу до глубины души. Почти каждый вечер Том перечитывал их раз за разом, ища в стихах всё новые идеи и ответы.
  "Кем были эти авторы и что с ними произошло? Почему они не стали известными поэтами, хотя сочиняли прекрасные стихи?" - смотря в окно, полное ярких огней города, он думал об этой, по его мнению, несправедливости.
   "А смогу ли я стать кем-то или так же пропаду во времени?" - этот вопрос не давал юноше покоя.
  Чувство собственной беспомощности и сомнения причиняли ему ужасную боль. Давно измученный своими страхами, Том привык к удушающему воздуху комнаты и состоянию, когда голова болела от любых мыслей.
  Дышать стало тяжелее. Он открыл окно, чтобы вдохнуть волшебный ночной воздух. Было уже темно, фонари освещали улицу желто-оранжевым светом, а зажженных окон оставалось всё меньше. Город постепенно засыпал. Ночную тишину нарушала лишь изредка проезжающая где-то вдалеке машина. Казалось, ночь, словно морская волна, накрывала город, забирая всю суету и делая его пустынным.
  Тому совершенно не хотелось спать. Ночь манила своей непонятной человеческому уму загадкой. Рядом с его окном была старая ржавая лестница, ведущая на крышу. Он вспомнил, как в детстве всегда хотел забраться по ней, чтобы посмотреть на всё с высоты. Город был настолько мал, что с крыши любого четырехэтажного дома, выше которых была только башня с часами, можно было увидеть, где он начинался и заканчивался.
  "Но мне всегда было страшно... Страшно упасть. Хотя, кажется, теперь мне и вовсе страшно жить".
  Том открыл окно настежь. Осторожно встав на подоконник, он протянул руку к лестнице. На мгновение его одолел ужас. Казалось, земля уходит из-под ног. Еле удержав равновесие, он вовремя схватился за железную перекладину и наконец-то смог выдохнуть.
  Нечто чудесное, что ожидало наверху, тянуло его всё выше. Том как будто окунулся в детство, в то время, когда было лишь желание покорить все высоты. И вот сейчас одна детская мечта осуществится. Сердце билось всё чаще, а мыслей в голове оставалось всё меньше. И пусть это была лишь старая лестница, ведущая на крышу, но для Тома это было нечто удивительное, шаг к чему-то новому. Хоть и маленький, но всё же шаг.
  Весь город был как на ладони. Каждая улица, освещенная старыми фонарями, была словно ожившая сцена из какого-то прекрасного фильма.
  "Да. Из фильма. Про любовь и мечты".
  Том наслаждался видом, вдыхая ночную прохладу, уносящую все переживания. Наверное, будь у него крылья, он, не раздумывая, поднялся бы в воздух прямо сейчас. Что-то светлое переполняло его сердце. Впервые за долгое время он был счастлив.
  Смотря на звезды, Том просидел на крыше до глубокой ночи. Была уже поздняя осень, и ветер приносил первые холода, но ни о приближающейся зиме, ни о скором наступлении следующего дня думать не хотелось. Лишь звезды, лишь магия ночного города...
  
  
  Глава 2
  Наперегонки со страхом.
  Утро оказалось крайне дождливым. Всё небо было затянуто тучами, а в воздухе уже витал запах зимы, этот почти неуловимый запах холода и льда. Ничего не замечая вокруг себя, Том шагал по улице. Его удушал даже свежий воздух. Погруженный в собственные мысли, он пробирался сквозь толпу людей. Главная улица и площадь всегда были переполнены в это время. На них стекались, кажется, все жители небольшого города, так, что это место было больше похоже на бескрайнее море с множеством рыб вместо людей, которые плывут неизвестно откуда и неизвестно куда.
  Неожиданно из толпы выбежал парень и тут же налетел на Тома. Они столкнулись так сильно, что чуть было оба не упали на землю. Не теряя ни минуты, незнакомец беглым взглядом осмотрел свое препятствие, снял кепку и надел ее на Тома. Он скрылся в толпе так же быстро, как и появился.
  Не в силах осознать случившееся, Том, словно онемел. Всё, что он успел запомнить - это глаза того странного юноши. Они были изумрудные.
  "Удивительный цвет...".
  Через несколько секунд из толпы появился с виду очень интеллигентный мужчина, в красивой кожаной шляпе, но довольно сильно запыхавшийся. Быстро схватив Тома за руку, тот закричал:
  -Вот он, этот мерзкий мальчишка! Я его догнал!
  Рядом сразу же появился не менее запыхавшийся полицейский.
  Происходящее мгновенно привело Тома в чувства.
  - Вы ошиблись, обознались! - выпалил он, дрожа от страха.
  Но никто этого не услышал, они и не хотели. Это были секунды похожие на вечность. Том отчетливо слышал, как билось его сердце.
  "Надо действовать. Срочно", - судорожно думал юноша.
  Том резко выдернул руку и бросился бежать. Разве можно заблудиться там, где бываешь почти каждый день? Всё смешалось: и люди, и дома, и переулки. Лишь бы найти место, чтобы спрятаться.
  "Почему со мной? Почему сегодня и сейчас?!" - Том бежал наугад. Ему было слишком страшно даже оглянуться.
  Площадь уже давно была позади. Он несся по главной улице, довольно ловко уворачиваясь от столкновений с людьми, но цветочный горшок, на который Том чуть не налетел, заставил его всё же остановиться.
  Юноша увидел знакомую вывеску цветочного магазина. Сколько он себя помнил, этот магазинчик всегда был здесь, а всё пространство перед ним из года в год было уставлено огромными вазами и горшками с цветами. Совсем скоро наступит зима, и это место опустеет, но пока воздух еще был наполнен волшебным ароматом.
  Дом, в котором находился цветочный, и соседнее кафе разделял узенький переулок. Туда часто складывали старые горшки и коробки.
  "Пожалуйста, пусть и сегодня они будут!" - Том ринулся в переулок.
  Спрятавшись за коробками и вздрагивая от любого голоса, он боялся даже открыть глаза. Ему казалось, что кто-то непременно стоит рядом и ждет, пока тот вылезет.
  Прошло довольно много времени, прежде чем Том осмелился выйти. Всю дорогу домой он мял в руках ту самую кепку. Бордовый цвет хорошо сохранился, хотя, на вид ей был уже не первый год.
  "Что мешает мне просто забыть всё, как нелепый кошмар? Забыть и жить дальше...", - но случившееся никак не выходило из головы.
  - А может, всё-таки стоит разыскать владельца этой злополучной кепки? Хотя, что от этого изменится? - рассуждал Том, расхаживая по комнате. - Он лишь хулиган... Но его поиски могли бы быть довольно интересным занятием.
  Немного подумав и твердо решив найти того парня, он взглянул в окно. Уже смеркалось, вновь потихоньку зажигались окна. Город успокаивался после тяжелого дня. Казалось, можно было услышать, как он глубоко вздыхает и как его сердце бьется всё тише и спокойнее.
  
  
  Глава 3
  Запах яблок и маленькие домашние звезды.
  Том проснулся раньше обычного, настолько ему не терпелось приступить к делу. Ничего лучше не придумав, кроме как бродить по центральной улице, он отправился на поиски.
  Этот небольшой город всегда был одинаковым, менялись лишь люди. Оказавшись здесь впервые, человек подумал бы, что перенесся на десятилетия назад и что время в этом месте просто остановилось. Словно старый кинофильм или книга с пожелтевшими страницами, он обладал своей магией. Старинные дома и улицы, фонари и переулки шептали волшебную сказку каждому гостю, который смог бы её услышать и понять. На каждом шагу была история. Уже давно забытая многими жителями, но, тем не менее, история когда-то реально существовавших людей. А город всегда будет помнить её. По улицам каждый день незаметно гуляют призраки прошлого. Они ступают по тем же дорожкам, что и живые, вежливо снимая шляпы и улыбаясь. "Хорошего пути", - отдается где-то вдалеке.
  Несовершенство плана вскоре дало о себе знать. Утренние поиски ни к чему не привели. Конечно, вряд ли его смогли бы узнать без бордовой кепки, но Том всё равно опасался вновь увидеть того мужчину или полицейского. Их прошлая встреча явно не удалась.
  Вернувшись на площадь, он присел на одну из скамеек. К этому времени народу стало гораздо меньше, а вокруг воцарилось спокойствие. Уже не было того гула из голосов и топота ног. Только легкий ветер кружил в танце осеннюю листву под безоблачным небом.
  Тут взгляд Тома упал на сидевшего неподалеку парня. Лица видно не было, но в руках тот держал старый мешок. Через какое-то время незнакомец встал и направился к деревянному прилавку, около которого уже стояло несколько человек. Аккуратно, так, что никто кроме Тома и не заметил, он вытащил из чужого кармана бумажник и начал уходить.
  Подскочив, как от удара током, юноша ринулся к вору.
  "Это точно он!".
  - Эй! - крикнул Том и тут же пожалел о сделанном.
  Вор моментально пустился бежать. Переполох охватил площадь, а кража была сразу же обнаружена. Казалось, в этом городе никогда не было воров, но вот на улице развернулось целое представление: первым стремительно бежал воришка, за ним со всех ног несся Том, а уже за этими двумя гнались несколько полицейских. Это было удивительное зрелище для всех прохожих.
  Том то и дело упускал незнакомца из виду. Так что погоня длилась недолго.
  "Где он? Нет, я не мог опять его упустить!" - юноша замер, отчаявшись вновь увидеть знакомый силуэт.
  В ту же секунду кто-то схватил его за руку и затащил в переулок.
  - Я не знаю, что с тобой не так, но если уж тебе так неймется, не отставай! - перед Томом стоял парень его возраста, с изумрудными глазами и с такими же угольно-черными волосами, разве что те были прямые. - Лезь за мной, только живо. Понял?
  Вор ловко схватился за пожарную лестницу и влез на крышу.
  Том мог бы убежать прочь, подальше от этого странного человека, но где-то внутри уже давно зародилось непреодолимое желание понять, что представляет собой незнакомец. Вор почему-то казался ему интересным человеком.
  Сам дом был с двускатной крышей. Таких в городе было достаточно, но он отличался от других тем, что стоял торцом к главной улице, а с той стороны, что была скрыта от прохожих, находилась пристройка, крыша которой примыкала к основной. Обе они были покрыты черепицей.
  Переборов страх, Том полез наверх. Лестница вела на пристройку.
  - Цепляйся, - вор протянул ему руку и помог забраться на конёк крыши.
  Теперь, поднявшись, Том заметил неподалеку чердачное окно с деревянными рамами. Как и дом, оно было потрепано временем.
  - Что тебе от меня надо? Учти, если то потребуется, я смогу за себя постоять, - голос вора был пугающе серьёзным.
  - Это твоя кепка...? - стараясь скрыть дрожь в голосе, ответил Том.
  - Как благородно. Моя, и что? А... Это тебя я тогда чуть не сбил с ног. Неужели тебе только это и нужно? - воришка смотрел юноше прямо в глаза.
  - Ты меня подставил, - от страха Том вцепился в крышу изо всех сил.
  - Значит, решил поквитаться? - слегка улыбнувшись, ответил вор. - Не глупи, ты на это точно не способен. Знаешь, что я думаю? Ты лишь безумец, которому скучно. Проблема в том, что ты наделал слишком много шуму. Признаю, вчера оступился я, но сегодня погоня началась из-за тебя. И уж поверь, теперь ты для них соучастник.
  Том не мог сказать и слова - в горле стоял ком. Взгляд незнакомца прожигал насквозь. Почему ему было стыдно перед вором?
  - У меня больше нет времени с тобой разговаривать, - парень вырвал кепку из рук Тома и надел на голову.
  - Подожди! Я хочу пойти с тобой! - выпалил Том, даже не подумав.
  - Значит, я был прав, - вор расплылся в улыбке. - Ну... помощник мне не помешает. Я Фред, - он протянул руку.
  Кое-как отпустив крышу, Том протянул руку в ответ.
  - Смотри, видишь то чердачное окно? Я там живу. Просто переберись на основную крышу и аккуратно спустись по черепице вниз, а там уже цепляйся за окно или карниз. Я пойду первым - открою. Не бойся, это не так сложно, - Фред хлопнул юношу по плечу.
  Не успел Том и кивнуть, как вора уже не было на крыше.
  "Ну, хорошо, рискнем", - подумал юноша и глубоко вздохнул.
  Не вставая на ноги и крепко держась за конёк, Том медленно переполз с пристройки на основную крышу. Казалось, от страха он сейчас потеряет сознание и просто упадет вниз.
  - Ты что там застрял? - донесся голос Фреда.
  Спустя несколько минут, Том наконец влез на чердак.
  Его ноги так сильно дрожали, что стоять было невозможно. Хотелось упасть на пол и закрыть глаза. Но это была бы слабость, которую Том не хотел показывать.
  Чердак был маленьким. От стены до стены было не больше трех-четырех шагов, а голова почти упиралась в потолок. Стены были из темного дерева. У одной из них стояло штук пять коробок, в углу находился мольберт с незаконченной картиной, а по полу были разбросаны кисточки и тюбики из-под красок. В другом углу валялась старое одеяло и пара подушек.
  - Откуда..., - Том не успел закончить, как в него прилетела какая-то бумажка.
  - Как тебя зовут? - спросил Фред.
  - Томас Смит.
  - Значит, Том... Сколько тебе? Восемнадцать?
  - Девятнадцать. Недавно исполнилось...
  - Неплохо. Скажи, зачем идти со мной? Чем я, по-твоему, таким особенным занимаюсь?
  - Не знаю. Мне кажется, что ты живешь, то есть именно по-настоящему, - немного помедлив, ответил юноша.
  - С чего ты это взял? Ладно, предположим, а ты нет?
  - Не думаю. Я не знаю, как это.
  Вор снова слегка улыбнулся.
  - Научиться жить вообще сложно.
  - Но ведь есть люди, которые знают, как это, - с надеждой в голосе ответил Том.
  - Есть. Но каждый должен научиться этому сам, к жизни нет инструкции. Поэтому причем тут я? Иди и учись.
  - Я не смогу научится этому сам. Я слишком сильно во всём запутался, - Том отвел глаза, как будто боялся, что Фред увидит через них что-то личное.
  Проникся ли он к Тому или просто пытался быть вежливым, но Фред первым нарушил молчание.
  - Хорошо. Раз уж такое дело, может, расскажешь что-нибудь о себе? - он сел на пол и прислонился к стене.
  Не зная, как поступить, юноша тоже опустился на пол.
  Хотя это и был старый чердак, но, на удивление, здесь было очень уютно. Разве мог плохой человек сделать самую пугающую часть дома настолько приятной?
  - Такое возможно, что мне нечего рассказать? Нет, правда. Последний год после смерти одного человека я только и делаю, что читаю стихи и думаю, очень много думаю. Как будто пытаюсь спастись с помощью мыслей... Но я только тону в них, - в предвкушение насмешек со стороны нового знакомого, Том почти не дышал.
  - Это правда. Если в таком состоянии держать все мысли в себе, то можно сойти с ума, - в голосе Фреда не было никакого издевательства, только сочувствие. - Обычно причиной является страх. Это так?
  - Да. Мне бы очень хотелось быть свободным от страхов, чтобы по-настоящему жить и радоваться, а не погибать от самого себя. - Их взгляды снова встретились.
  - И чего ты боишься? - спросил Фред.
  - Будущего.
  От этого слова глаза Фреда словно зажглись. Он метнул взгляд на старые коробки, потом на Тома и осторожно спросил:
  - Ты веришь в судьбу?
  - Нет, наверное. Во всяком случае, я не хочу в неё верить. Мне больше нравится думать, что всё возможно.
  Этот ответ явно заинтересовал Фреда, а сам разговор доставлял ему немалое удовольствие. Он вслушивался в каждое слово.
  - А если я скажу тебе, что всё известно? Что твое будущее уже не великая тайна? Что есть вещь или человек, которые могут всё рассказать? - казалось, Фред ждал, когда глаза Тома наполнятся страхом и одновременно загорятся от желания всё узнать. В этот момент он был похож на старшего, который рассказывает детям страшилки и ждет их реакции.
  "Он же не может говорить такое всерьез, верно?" - думал Том, озадаченный услышанным.
  - Я бы не хотел знать своё будущее. Вдруг то, о чем я мечтаю, не сбудется. В чем тогда смысл? Лучше верить, что всё получится, что всё в моих руках, а не в руках судьбы.
  Фред был доволен ответом. Впервые он посмотрел на трусливого юношу с уважением.
  - То есть ты точно откажешься, если я пообещаю рассказать всё про твое будущее прямо сейчас?
  - Да, - с непривычной ему уверенностью ответил Том. - У меня есть мечты, которые я не хочу так просто разрушать. Только они дают мне силы.
  - А о чем ты мечтаешь?
  - Я бы хотел быть поэтом, писать...
  Фред ничего не ответил. Он лишь улыбнулся и закрыл глаза.
  - А я всегда хотел рисовать, - вновь заговорил воришка.
  - Ты уже рисуешь, - Том указал картину, - и очень хорошо. Может, ты правда станешь художником. Я же не написал еще ни строчки...
   - Возможно, но иногда всё сложнее, чем кажется. Поэтому очень непросто сказать, что будет завтра.
  - Ты же говорил, что можешь всё узнать. В чём тогда проблема?
  По взгляду Фреда Том понял, что сморозил невероятную глупость.
  - Это неправильно, понимаешь? Никто не должен знать будущее.
  Но Том ничего не понимал.
  - Представь, что есть люди, у которых есть одна книга. С её помощью они могут узнать судьбу каждого, судьбу всего мира. Но они лишь смотрят! Ничего не меняют, не помогают, а лишь смотрят! Как идут войны, как погибают люди, как страдает мир! - Фред почти кричал. - Но их это не касается, нет, день за днем они смотрят на мир и ничего не делают! - Он быстро встал, но не смог решить, куда сделать шаг, словно заблудился. Придя в себя, Фред направился к мольберту.
  - Я тебе кое-что покажу, а дальше сам решай, уйти или остаться, - он открыл коробку, стоящую рядом с мольбертом и достал из нее книгу. Небольшую, в кожаной обложке, совсем как новую. Единственное, на ней не было ни названия, ни автора. - Если коротко, в этой книге прописаны судьбы всех ныне живущих людей, и мне надо ее уничтожить. Говорю сразу, поджигать я ее пробовал.
  Тому стало плохо от вопросов, которые теперь переполняли его. Ничто из сказанного просто не могло уложиться в голове. Но уточнять, не шутка ли это, юноша не рискнул. На этот раз Фред нуждался в том, чтобы к его словам отнеслись серьезно.
  - А почему или зачем ты хочешь её уничтожить? - осторожно спросил Том.
  - Я же говорил, - он глубоко вздохнул, - потому что это неправильно, они не должны ей владеть. Запомни, бездействие - это иногда одно из худших преступлений.
  - Кто ОНИ? Я готов помочь, но ты должен объяснить.
  - Хорошо, - произнес Фред, - там, в мешке есть несколько яблок. Возьми. Этот разговор займет какое-то время.
  Том взял два яблока, одно кинул новому знакомому.
  За окном уже смеркалось. Фред зажег несколько свечей, и юноши уселись на пол друг напротив друга.
  - Только так, других источников света здесь нет.
  На чердаке царила особая атмосфера. Звуки капель, разбивающихся о крышу и карниз, свечи, тускло освещающие комнату и аромат зеленых яблок. Наверно, только здесь и сейчас они могли так пахнуть. Прохладный воздух и запах дождя делали этот аромат еще более ярким. Чердак был словно отдельным миром, он не был частью реальности. Как будто всё, что было за его стенами, моментально исчезало, стоило только забраться сюда.
  - Я - Астро. Ну, по крайней мере, был им. Астро - это люди, наблюдающие за миром. Никто уже и не помнит, как и когда они появились. Собственно, про книгу могу сказать то же самое. По сути, они лишь записывают историю и прогресс человечества. Книга же нужна, чтобы смотреть на возможное будущее. Астро всего шесть: два пожилых, два взрослых и двое учеников. Одно поколение сменяет другое. Я почти закончил обучение и уже прошел посвящение, но, как видишь, сейчас я здесь.
  Том слушал настолько внимательно, что почти не моргал.
  - То есть наша судьба всё же предрешена? - спросил он.
  - Нет, не совсем, - ответил Фред. - Судьба, конечно же, есть, но возможно множество исходов, всё реально изменить. Смотри, если открыть книгу, страницы будут пусты. Но стоит произнести имя, она покажет судьбу того человека: когда и где он родился, к чему сейчас стремится и чем всё закончится. Пойми, Том, каждое действие влияет на твое будущее. Это как дорога с множеством развилок. Каждый день ты выбираешь тысячи из них и в той или иной степени изменяешь свою жизнь. Всё зависит от тебя и твоего выбора. Книга показывает лишь последствия выбора.
  - Выбор... Хорошо, я понял.
  - Так вот. Я никогда не хотел быть Астро. Но разве меня кто-нибудь спрашивал? Никто никогда никого не спрашивает. Месяц назад я сбежал. Притом даже не помню, как. Пытался открыть железную дверь, которая ведет в мир, только я не знал, как она работает. А очнулся уже на улице этого города. Но это всё равно лучше, чем быть с теми четырьмя.
  - Ты говорил, вас шестеро, - перебил его юноша.
  - Должно было быть. Но кто-то умирает от старости, а кто-то по другим причинам.
  - По каким? - не выдержал Том.
  Фред явно не хотел отвечать на этот вопрос, потому сделал вид, что не заметил его.
  - А почему они не предвидели твой побег, если у них была книга?
  - Я не знаю! - тут уже не выдержал Фред. - Не знаю, понимаешь?! Им плевать на людей и на меня в том числе. Они просто выполняют работу! А попутно забирают чужие жизни. Я пробыл там 19 лет! Сказать честно? Я сам мало что понимаю! - Фред неожиданно встал и перебрался на старое одеяло в углу, отвернувшись к стене.
  "Неужели плачет?".
  - Уже поздно. В одной из коробок есть еще одеяло и подушка. Можешь взять - пробурчал Фред.
  Том довольно быстро нашел нужную коробку, сделал себе что-то наподобие кровати и лег спать. Ему было совершенно не важно, насколько одеяло грязное или старое, сейчас его волновала другое: как бы на утро это всё не исчезло и не оказалось лишь сном. Не желая закрывать глаза, юноша лег на спину и уставился на потолок. Тот был полностью разрисован под ночное небо темно-синей краской с множеством ярко-желтых звезд. Казалось, они даже светились.
  Ничего прекраснее юноша еще не видел.
  "Если это и сон, то он чудесный", - подумал Том и вскоре заснул.
  
  
  Глава 4
  Нам для полета крылья не нужны.
  Когда Том проснулся, было уже светло. Открыв глаза и увидев на потолке звезды, юноша зажмурился от счастья.
  "Это всё правда происходит".
  На чердаке было прохладно - с каждой ночью, зима подбиралась всё ближе. Утренняя свежесть отбивала всякое желание вставать, хотелось только укутаться в одеяло и наслаждаться еще не развеявшимся сном.
  - Ну что? Давай, подъём. У нас много дел, - Фред снова был весел, а на его лице вновь сияла улыбка.
  - Да, конечно, а что мы будем делать? - потирая глаза и пытаясь отогнать сон, ответил Том.
  - Ну, во-первых, надо бы заглянуть на рынок, а потом будем решать, что делать с книгой. Чёрт, посмотри какая погода!
  - Сегодня и правда солнечно, но ты мог бы не чертыхаться?
  Фред залился смехом.
  - Нет, не в этой жизни, смирись, Том, - он открыл окно и подал знак, что пора идти.
  - Мы опять полезем через окно? Тут же должна быть какая-то дверь?
  - Она есть. Маленькая дверь в полу. Но я заставил ее коробками. Мне не нужны лишние гости. Поэтому пойдем так.
  - А ты не боишься, что нас заметят на крыше?
  - Нет. Люди редко смотрят выше своих ботинок, - Фред пожал плечами. - А жаль. Если внимательно посмотреть вокруг, можно увидеть много интересного.
  Улицы были полупустые. За ночь все дороги высохли, а ветер стих. В воздухе уже витало ощущение наступающих выходных - конец недели вселял надежду во что-то лучшее.
  - Знаешь, Фред, мне всегда казался удивительным этот рубеж, когда дождь заканчивается и всё вокруг успокаивается. Как будто кто-то гуляет с дождем как с приятелем. Вместе они проходят одну, другую улицу, нагоняют облака, превращая дороги в бурные реки и наполняя город шумом падающих капель. Но потом дождь не заканчивается, не исчезает, нет. Он просто уходит со своим другом далеко - далеко, в другие города и неизвестные земли.
  - Вечный дождь и вечное скитание, но вечная дружба? Красиво звучит, но немного печально. Хотя это правда - ничто не исчезает бесследно. Всегда что-то остается, как минимум воспоминания. Особенно хорошие, и их надо беречь. Запомни, Том, никогда не уничтожай то, что когда-то делало тебя счастливым, как бы ни было больно от мысли, что это уже не вернуть.
  Том многозначительно кивнул. Оставшуюся часть пути они шли молча.
  - Постарайся особо не смотреть по сторонам. Это может привлечь внимание, - сказал Фред, когда юноши оказались на месте.
  - Погоди, послушай, если что у меня есть немного денег, - начал Том и, словно цепляясь за последнюю возможность, взглядом пытался отговорить Фреда от затеи.
  - Оставь, тебе они нужнее. Мы пока и так справимся. Я пойду к тому прилавку, а ты возьми несколько яблок, - он сунул в руки Тому старый мешок и растворился среди людей.
  Юноша не мог заставить себя что-либо украсть. Когда Том наконец преодолел себя и положил в мешок четыре яблока, то краем глаза заметил приближающийся силуэт Фреда. Забыв про всё, он торопливо достал из кармана деньги и, не пересчитав, положил на прилавок.
  Фред ничего не заметил. В руках тот держал батон хлеба.
  - Теперь можно уходить, - молодые люди убрали хлеб в мешок к яблокам и отправились дальше выполнять план.
  Разговор завязался довольно быстро. Не зная друг о друге почти ничего, они с упоением слушали и взахлёб рассказывали всё, что только могли рассказать о себе, как будто пытались наверстать все упущенные годы, проведенные поодиночке.
  Том рассказал, как они с дедушкой каждый вечер слушали виниловые пластинки и танцевали. А слушали всё: от The Rolling Stones до Леонарда Коэна, еще он рассказал, как на выходных дедушка всегда доставал старый кинопроектор и показывал внуку чудесные фильмы.
  - А я как-то нашел старый кассетник и ночами втайне от всех слушал музыку из мира, а ведь мне могло влететь за это. Больше всего я любил слушать Led Zeppelin , - смеясь, рассказывал Фред.
  Увлеченные разговором, юноши не заметили на пути человека. Секунда и они уткнулись в чей-то пиджак. Перед ними стоял мужчина в кожаной шляпе.
  - Двое..., - его глаза округлились.
  - Дёру! - Фред подхватил Тома под руку, и они пустились бежать.
  Нет, за ними никто не гнался, мужчина так и остался стоять с открытым ртом. Этим двум было просто весело. Невероятное чувство крепкой дружбы охватило юношей. Они бежали и перепрыгивали скамейки, смеялись и задыхались. Свобода и счастье - вот что значил для этих молодых людей ветер, бьющий им в лицо и треплющий их угольно-черные волосы.
  Обратный путь занял куда больше времени, чем должен был. И Фред, и Том знали короткий маршрут, но, как бы ненароком, не сговариваясь, они решили растянуть удовольствие от беседы во время прогулки солнечным днем.
  Вернувшись, Том заметил, что ни Фред, ни использование окна вместо двери, ни сам чердак уже не кажутся ему чужими и непривычными.
  - Том, прежде чем мы начнем работать с книгой, я хотел бы тебя кое о чем попросить. Поклянись, что не будешь смотреть свою и мою судьбу. Не при каких обстоятельствах - сказал Фред, сжимая книгу в руках.
  - Только если и ты поклянешься.
  - Клянусь.
  - Клянусь.
  В одном слове были заключены сразу два сердца.
  - Ты говорил, что поджигал её, верно? Но на ней нет и следа от пламени, - Том взял книгу и начал внимательно рассматривать страницы и обложку.
  - Да. Пламя просто обтекало её, не повредив при этом ни миллиметра.
  - Тогда может порвать книгу или порезать?
  Фред достал из-под подушки карманный нож и протянул Тому.
  "Кого он так ждет и так боится?" - подумал юноша.
  Страницы не поддались лезвию. Руками их было тем более не разорвать.
  - А если размочить её водой? - не унывал Том.
  - Почему бы нет, - взяв бутылку с водой, Фред пролил немного на бумагу.
  Большая часть воды просто стекла, а оставшиеся капли так и не впитались.
  - Бред какой-то, - юноша не верил своим глазам.
  - Ты не забывай, что это не просто книга.
  - А разве Астро не полагается знать что-то подобное?
  - Нет, прости, мне не рассказывали, как уничтожить самый важный артефакт, - с явным сарказмом ответил Фред.
  "А жаль", - подумал Том.
  - Может залить её краской? - не успокаивался юноша. - Или каким-нибудь растворителем?
  - Ты правда думаешь, что если вода не впиталась, то краска обязательно впитается? То же самое с растворителем, хотя если он у тебя есть, то пожалуйста, - продолжал язвить Фред.
  - Хорошо. Я понял...
  Юноши сели на пол и замолчали.
  "Что дальше?" - читалось в глазах каждого.
  - Я чувствую себя невероятно глупым. Мне и обычно кажется, что я ничего не знаю и не умею, но сейчас особенно. Дурацкая книга..., - еле слышно произнес Том.
  - Понимаю. Но куда хуже самоуверенно думать, что ты умный.
  - А ты умный?
  - Смотря, что ты под этим подразумеваешь. Могу ли я назвать себя ходячей энциклопедией? Да. Разбираюсь ли я в себе и своей жизни? Нет. Меня забрали в Астро, когда мне не было и трёх лет. Не смотри так. Да, они забирают детей из мира и учат их быть Астро. К девяти я освоил всю школьную программу. Я знаю десять языков и могу безошибочно ориентироваться по звездному небу.
  - Здорово...
  - Здорово? Пойми, Том, да, я могу решить сложнейшие уравнения, да, я в совершенстве знаю историю, но это не делает меня счастливым. Я всё так же не понимаю, что делать со своей жизнью. Безусловно, знания важны. Необходимо знать историю, и как устроен мир. Это нужно, чтобы делать выводы и двигаться дальше, но от этих знаний мне не легче. Я всё равно бегу от самого себя и теряюсь в огромном мире. А мне уже двадцать один...
  - Ты поэтому сбежал? - спросил Том.
  - И поэтому тоже. Это одна из причин. Еще из-за книги. Но по большей части из-за одного Астро - Алана. Он ужасный человек.
  - Вы поссорились? Знаешь, мой дедушка всегда говорил, что от таких проблем нельзя долго убегать, потому что так просто они не исчезают.
  Да? - в голосе Фреда появилось раздражение. - Будь добр, молчи о том, чего не знаешь. Я не хочу с тобой ругаться.
  - Прости, я не хотел.
  Успокоившись, Фред перевел тему.
  - Так, ладно. Если мы не можем решить эту проблему, решим другую, - он улыбнулся и вытащил из кармана маленький блокнот. - Я раньше делал в нем зарисовки. Хорошая вещь.
  Все рисунки были выполнены карандашом и занимали уже треть блокнота.
   - Теперь он твой. Ты говорил, что пока ничего еще не написал, так пришло время начинать. Поверь, тебе нужен опыт. Делай маленькие наброски, записывай мысли, даже две строчки стихотворения - это уже здорово. Я уверен, у тебя всё получится.
  Том был поражен подарком и словами Фреда.
  - Но... почему ты в меня веришь, ты ведь не обязан?
  - В каждого должен кто-то верить. Я верю в тебя. Ты же тоже поверил мне, хотя мог посмеяться и уйти. Мне бы очень хотелось, чтобы ты последовал своему желанию жить и научился мыслить широко и свободно. Ведь это намного хуже - утонуть, так и не узнав, что берег на самом деле был, чем попытаться и пройти через неудачи.
  Том взял карандаш и открыл блокнот.
  - Можно?
  - Конечно. Это теперь твоё.
  Немного подумав, Том записал:
  "Как много веры может вселить всего один человек. После его теплых слов все мечты вдруг стали осуществимы.
  Мне кажется, что можно стать самыми близкими людьми даже после первого разговора. Что-то связывает души невидимой нитью. И ведь всегда можно пройти мимо человека. Это тоже выбор. Но вдруг этот кто-то - самый важный человек в твоей жизни, с которым судьба дала тебе шанс встретиться, а ты этого так и не узнаешь, и никогда не будешь счастлив вместе с ним.
  Фред стал тем человеком, который никогда не даст мне запутаться или потеряться. Он зажигает лампочки, когда становиться темно".
  - Помнишь, ты интересовался, почему я пошел с тобой? - дописав, спросил Том.
  - Да.
  - Люди, способные понять друг друга и подружиться, чувствуют своего человека издалека. Это сложно объяснить, но это так. Что-то щелкает внутри, и ты вдруг осознаешь: мы обязаны поговорить. А когда вы потом смотрите глаза в глаза, то понимаете: да, это тот самый человек.
  Фред даже не стал скрывать, что растрогался.
  Львиную долю оставшегося времени юноши просто общались. Обо всём и сразу.
  - Послушай, Фред, а откуда у тебя этот радиоприемник? Их уже давно не производят.
  - Да он уже был здесь, когда я нашел чердак.
  - У моего дедушки был подобный. Эти модели раньше часто брали в экспедиции, они хоть и старые, зато небольшие и сигнал ловят очень хорошо. Думаешь...
  - Я ничего не думаю, Том. Разве это имеет значение?
  - Может, и не имеет... Как быстро стемнело, - заметил юноша.
  - Или просто время проходит незаметно за разговором с хорошим человеком, - улыбнулся Фред. Он зажег свечи и включил старый радиоприемник, завалявшийся на чердачке. Заиграла песня группы Кино "Спокойная Ночь".
  "И вновь волшебство".
  Так же незаметно утихли голоса, и наступила ночь, а затем и утро.
  
  
  Интермедия Капитан.
  Дождь тихонько стучал по карнизу. Уже давно стемнело, и узенькая улица, где не проехала бы даже одна машина, покрылась лужами. Её название буквально переводилось как "Осенняя". Всем домам на этой улице было уже много лет. Где-то они успели порасти плющом, и почти у каждого окна на карнизах росли цветы в горшках.
  На первом этаже одного из домов находилось кафе, в котором часто собирались жители ближайших квартир. Каждый день из него доносилась тихая джазовая музыка, французская классика или просто красивые песни. И молодые, и взрослые, и старики любили приходить в это кафе, пить чай или кофе, общаться и танцевать.
  Несколькими этажами выше, в одной из квартирок жил пожилой капитан, лет 60, со своим внуком. Субботними вечерами они тоже любили заходить в это кафе.
  Капитан, кудрявый, с аккуратными усами и бородой, сидел в старом кресле и читал книгу. Рядом работал виниловый проигрыватель. Капитан уже давно не выходил в море - здоровье не позволяло, да и о внуке нужно было заботиться. Впрочем, ему и не хотелось больше покидать дом, да и мировые проблемы тоже перестали его волновать. Слишком уж много печального произошло. Внук и этот город - вот его мир. Вдвоем против всех невзгод жизни.
  Он уже начал дремать, когда в комнату вошел маленький Том, с трудом держа в руках большой альбом с черно-белыми фотографиями. Мальчик взглянул на Капитана и спросил:
  - Можно?
  - Конечно, - ответил дедушка.
  Том протянул ему альбом и ловко забрался к нему на колени.
  - Смотри, это у берегов Исландии. Ох, что за шторм тогда поднялся. Мы были всего в нескольких милях от берега, но не могли его разглядеть - так высоко поднимались волны. Почти 16 метров. А это где-то в Тихом океане. Один из первых рейсов. Мы тогда сбились с курса. Ты только посмотри, как улыбаются парни. Они были готовы расцеловать землю, когда мы пришвартовались. Да и я, честно, тоже.
  - Капитан, а это ты? - Том указал на молодого мужчину.
  - Да. Было же... Ты только посмотри: ни бороды, ни усов. Не похож ведь, правда?
  - Так точно, - внук рассмеялся.
  Фотография за фотографией, история за историей, и Том заснул, прижавшись к дедушке.
  
  Из последнего рассказа Капитана:
  Том - славный мальчик. Так вышло, что его отец и мать погибли, когда ему было три года, а кроме меня никого и не осталось. Страшно всё это было. По молодости я постоянно плавал, а детей воспитывала жена. Но жизнь прямо сказала: "Пора возвращать должок. Как хочешь, а этого человека воспитать придется тебе одному". Но я думаю, Линда гордилась бы мной. Человек из Тома получается хороший.
  Конечно, он всегда знал правду о своих родителях. Я не видел смысла врать, говоря: "Они просто уехали" или что-то подобное. Поэтому мне еще больше хотелось подарить ему счастливое детство. Мы всё превращали в игру. Тому нравилось называть меня Капитаном, я же в ответ иногда называл его юнгой.
  Помню как-то субботним утром он вбежал ко мне в комнату ни свет, ни заря.
  - Капитан! Капитан! - захлебываясь от радости, кричал Том. - Они в городе! Уже пришвартовались!
  Смешно, конечно, если учесть, что из водоемов в нашем городке только центральный фонтан.
  - Дедушка, театр приехал!
  Раз в сезон к нам приезжал известный на всю страну театр. От столицы ехать было не так далеко, поэтому наш городок всегда попадал в список гастролей. Всего один день, но зато какой. Настоящий праздник для всех жителей.
  - Мы же пойдем, верно? Пожалуйста, Капитан.
  - Но сначала на рынок. Без помощника мне не справиться.
  - Так точно! - светясь от радости, он убежал собираться.
  Всё же забавно было наблюдать, как он старался всему научиться и во всём поучаствовать. Ребенком Том постоянно носился, никогда не мог усидеть на месте. Просто спасайся, кто может. Когда я вышел из комнаты, он, пятилетний малец, успел зажечь конфорку, поставить чайник и уже собирался варить кашу. Я, конечно, бывалый моряк, но такого кока побоялся бы. Хотя под моим контролем вышло даже неплохо. До сих пор ума не приложу, как он только поднял стальной чайник полный воды.
  Всю дорогу до рынка он рассказывал мне истории собственного сочинения. Писал парень еще плохо, зато фантазировал отлично.
  - Ты только представь: огромный корабль с большими белыми парусами рассекает волны, а потом по бокам расправляются крылья из... не знаю, из чего, но крылья, и он взлетает!
  Честно, мне иногда нравится представлять себя капитаном такого судна.
  Когда мы, наконец, пришли к уличному театру, там было уже полно людей. Повсюду воздушные шарики, актеры в костюмах, музыка. Если б я не знал, подумал бы, что это цирк. Представление обычно начиналось часа в четыре, а пока актеры развлекали людей кто, чем мог: кто-то показывал фокусы, кто-то играл с детьми, кто-то рассказывал истории или играл на музыкальных инструментах. А кто-то продавал самоделки.
  - Смотри, новенький! - Том побежал к мужчине, который продавал открытки.
  Конечно, труппа театра иногда менялась, но всех актеров и не только жители хорошо знали, поэтому новеньких было видно сразу.
  - Здравствуй, как тебя зовут? - спросил мужчина у Тома. Высокий и белобрысый. На вид ему было не больше тридцати.
  - Томас. А что вы делаете?
  - Продаю памятные карточки с зарисовками сцен из спектакля. Все сделаны вручную.
  - Красиво..., - Том не мог отвести взгляда от рисунков.
  - Здравствуйте, - я пожал ему руку, - недавно присоединились к театру?
  - Да, около двух месяцев. Вообще я рисую декорации.
  - Что ж, театру с вами повезло.
  - Спасибо. Не хотите открытку?
  - Почему нет. Стоит поддерживать хорошее творчество.
  Рисовал он и правда красиво, в очень оригинальном стиле. Да и спектакль был хорош. Показывали, кстати, Приключения Тома Сойера. После представления сорванец прожужжал мне все уши, что теперь обязательно прочитает эту книгу, настолько ему понравилось.
  Заходить по субботним вечерам в кафе на нашей улице стало уже традицией. На удивление, за одним из столиков сидел театральный декоратор. Том не был бы Томом, если бы не захотел поздороваться.
  - Здравствуйте, вы нас помните?
  - Конечно, юный Том и его дедушка. Присаживайтесь, я всё равно никого не жду.
  Возражать мы не стали, заняли свободные стулья и заказали какао.
  - Мы так и не представились друг другу. Я Джек.
  - Очень приятно. Алекс, - ответил молодой человек.
  - Как вас занесло в это кафе?
  - Я когда-то жил рядом в одной из квартир.
  - Но потом уехали?
  - Так уж вышло.
  _ Раньше я был капитаном. Помню, мне всегда было грустно покидать дом и эту улицу. Зато всегда было приятно возвращаться.
  - Точно... Вот и я решил навестить свою прошлую жизнь.
  - И кем же вы были до театра?
  - Я работал в одной организации. Мне тоже довелось далеко поездить. Но организация обанкротилась, и нас распустили, а все проекты закрыли. Вернувшись сюда, я продал квартиру за неимением денег и снял комнату в коммуналке. Тоже в этом городке. Но потом из-за определенных обстоятельств мне пришлось и вовсе переехать. Просто уехал в столицу на первом же поезде. А там уже сменил фамилию и устроился в театр.
  - Довольно печально.
  - Не так что бы очень. В театре хорошо, и коллектив чудесный. Мы как семья. Еще и путешествуем. В общем, счастливых моментов и денег хватает. Я даже отчасти рад, что всё так сложилось.
  "И всё же вы сейчас один", - хотелось мне ответить, но продолжать эту тему было бы просто невежливо.
  Я не сразу заметил, но у него на столе лежала маленькая книжечка. Это был хороший повод, чтобы сменить тему.
  - Что вы сейчас читаете?
  - Вы про эту книжку? Уже прочел. Это сборник стихов неизвестных поэтов. Тут есть очень красивые произведения, кстати.
  - Позволите?
  - Можете вообще забрать себе. Хорошими книгами надо делиться. Берите-берите. Это, конечно, не всемирно известные стихи, но они ничуть не хуже.
  Сборник оказался прекрасным, я многое потом выучил из него наизусть. Алекс - хороший человек. Мы тогда еще долго разговаривали, жаль, что в труппе театра я его больше не видел. Том, наверное, уже и забыл этот случай, но стихи из сборника он тоже полюбил.
   Шло время. Месяц назад мне стало плохо. Хоть Том и повзрослел за эти годы, но тогда очень перепугался. Он не был готов остаться совершенно один. А это уже пугало меня. После этого случая Том замкнулся в себе, понимая, что скоро всё измениться, но при этом, не понимая, что делать дальше со своей жизнью. Как-то я спросил его, почему он всё больше времени проводит в одиночестве:
  "Я читаю книги, смотрю фильмы. Мне нравятся другие миры. Там всё возможно".
  "А в этом мире разве нет?" - уточнил я.
  "Здесь, наверное, тоже... Но тут намного страшнее, потому что всё реально".
  Так я принял решение позвонить сводной сестре. Тому она по сути была никем, но я посчитал, что это всё же лучше, чем оставлять его совершенно одного.
  - Я не смогу остаться в этом городе навсегда, ты же это понимаешь, Джек? - сказала она, приехав.
  - Этого и не требуется. Просто пригляди за ним какое-то время. Ему будет нужна твоя поддержка. Том не перенесет это в одиночку. Но спустя время, вот увидишь, он сам подойдет к тебе и скажет: "Я готов жить самостоятельно".
  Она не умела выражать своих чувств, но сердце у нее всегда было доброе. Я никогда не слышал от нее "Я тебя люблю". Лишь иногда они говорила: "Ты мне небезразличен". Но мне казалось, Том с ней не пропадет.
  Однажды Капитан отправился в соседний город. Он хотел поехать туда один, уверяя, что уезжает всего на несколько часов на важную встречу...
  Из рассказа Тома:
  Он просто уехал и не вернулся. Ему стало плохо на платформе. "Хорошего дня", - последнее, что я от него услышал. Мы даже не попрощались. Хуже дня у меня еще не было. Я уже тысячу раз пожалел, что не уговорил его тогда остаться дома.
  
  
  Глава 5
  Холодное дыхание приближающейся бури.
  Утро оказалось мрачным. По улицам гулял холодный ветер, а чердак промёрз еще сильнее. Юношам пришлось спать прямо в куртках.
  - Послушай, Том, где у вас можно достать небольшой обогреватель? - Фред стоял около окна и смотрел на улицу.
  - Есть один магазинчик в центре..., - юноша покосился на окно. Ему совершенно не хотелось выходить на холод.
  - Отлично! Выдвигаемся, иначе мы здесь закоченеем.
  Из-за дождя, который шел всю ночь, на улице было крайне промозгло, а ветер пробирал до костей. К счастью, до магазинчика было не очень далеко.
  - Я пойду один, - заявил Фред. - А ты подожди на улице. Я постараюсь сделать всё быстро.
  У Тома не было ни малейшего желания что-либо делать, потому возражать он не стал.
  - Хорошо, - коротко ответил юноша, и Фред исчез в дверях магазинчика.
  Раньше в такое время года Том мог часами сидеть в комнате и смотреть в окно, пропуская всю печаль погоды через себя. Чем-то его привлекали даже такие пасмурные дни.
  "Мне и сейчас нравится наблюдать за жизнью со стороны. Словно я лишь гость в этом безумном мире, гость, которому не суждено умереть. В эти моменты мир становится еще более необъятным, а время и вовсе перестает существовать", - думал юноша, медленно гуляя вдоль домов.
  После вчерашнего Том чувствовал себя свободным. Он мог уйти так далеко, как только захотел бы. Они могли бы. Как дождь со своим другом.
  Тут кто-то положил руку на его плечо. Она легла тяжелым грузом. Обернувшись, Том увидел высокого мужчину с каштановыми волосами, в синем костюме и черном пальто.
  - Здравствуй, - его голос был очень мягким - Я Алан.
  Том сразу вспомнил слова Фреда. Но этот Алан не был похож на плохого человека. В его глазах не было ни капли зла, скорее, они были наполнены печалью или усталостью.
  - Ты, наверное, Томас? - его рука всё еще лежала на плече юноши.
  - Да, это я. Но откуда вы знаете моё имя?
  - Я следил за вами, - честно признался мужчина. - Полагаю, Фред уже многое рассказал тебе, а значит, ты понимаешь, что он поступает неправильно. Выбор еще есть, и я буду очень признателен, если ты его образумишь. Тогда мы сможем решить этот конфликт мирно. Фред должен вернуться.
  - Нет! Я не стану этого делать! - мысль о предательстве была недопустима для Тома.
  - Послушай, Томас, если это продолжится, ничто не закончиться хорошо. Ни для кого. Фред не знает, что делает. Последствия его действий могут навредить и тебе в том числе. В пучину затянет всех. Но как ты знаешь, всё можно изменить.
  - Откуда вам знать, что будет?! У вас же нет книги.
  - Пожалуйста, успокойся. Да, у нас её нет, но такое не может закончиться благополучно.
  - Уйдите! - Том вырвался из-под руки Алана и начал медленно отходить, не отводя глаз от человека в костюме. Сомнения вновь одолели юношу.
  - Просто знай, что выследить вас не составит труда, и вскоре мы снова встретимся, - Алан глубоко вздохнул и направился прочь.
  Том уже бежал обратно к магазинчику. Так странно, но последняя фраза человека в костюме не звучала как угроза. Алан скорее был похож на отца, который беспокоится за сына, хотя понимает, что тот его всё равно не послушает.
  Около магазинчика было пусто. Ещё больше запаниковав, Том не мог устоять на одном месте.
  - Где тебя носило, чёрт возьми?! - из переулка выбежал не менее взволнованный Фред. В руках он держал маленький обогреватель.
  - Там..., - задыхаясь, начал юноша, - там... он... Алан.
  Взгляд Фреда стал серьезнее.
  - Что он тебе сказал?
  - Чтобы мы прекратили, а ты вернулся...
  - Ясно. Пошли домой, - казалось, Фреда совсем не испугало такое заявление, а лишь насторожило. Словно ему пообещали только легкое ухудшение погоды, а не бурю.
  - Он обещал найти чердак! - от страха голос Тома дрожал.
  - Даже если так, то я не вернусь к Астро и не верну книгу. Надеюсь, ты это понимаешь. А если он решит зайти, ну что ж, встретим.
  На чердаке стало заметно теплее. Быстро согревшись, юноши сняли куртки.
  Фред сидел, молча глядя на книгу. Знал ли он что делать дальше?
  - Ты говорил, Алан плохой человек, так? - хоть Том понимал, что это не самая лучшая тема для разговора, но не спросить он не мог.
  - Да, так и есть, - с некоторым холодом ответил Фред.
  - Почему ты так говоришь? Не пойми неправильно, но он не выглядел плохим.
  - Ты счастливый человек, раз еще знаешь, что люди умеют скрывать некоторые стороны своей личности. Кто-то хуже, кто-то лучше, но ой как редко можно встретить чистого человека, - теперь он смотрел лишь на Тома.
  - Я не понимаю.
  - Ну что ж. Тебе рассказать про Алана? Я могу.
  Том кивнул.
  - Хуже уж точно не будет... Тебе уже известно, что меня забрали, когда я был совсем маленьким. До этого я жил в детдоме. Не самый лучший период, если честно. Вокруг все чужие, а ты просто не понимаешь за что тебе такое. Так страшно и пусто. Но в один день приходит человек и забирает тебя из холодной темноты и одиночества. Неужели кто-то способен тебя полюбить? Тебя переполняет счастье. Этот человек становится априори хорошим. Ты готов любить и верить ему. Да, твой новый дом крайне странный, но это неважно. Да, теперь у тебя есть серьезные обязанности, но и это неважно. Это же дом, разве нет? А потом всё меняется. Человек становится монстром. Всё чаще он будет срываться на тебе, отталкивать. Не любит? А ведь любое сердце можно разбить. Тогда ты сталкиваешься с горькой правдой. Он совсем не такой, каким ты его считал. Вообще мы любим придумывать другим образы, а потом в них верить. Злой и агрессивный - такой он настоящий.
  - И ты не можешь простить его?
  - Дело не в прощении, Том. Обиды я не держу, но та боль, которую он причинил, не забывается, а разочарование не уходит. Смотря на Алана, я вижу лишь холодного и злого человека. Он сделал слишком много, чтобы это просто забылось.
  Говорят, Алан сам не хотел быть Астро, он никогда не был доволен своей жизнью. Но это не повод, чтобы портить жизнь другим. В какой-то степени он несчастный человек. Несчастный заложник себя и своей злобы. Последней каплей стал день, когда он в порыве ярости убил другого Астро. Конечно, Алан не хотел. Он просто вышел из себя. Но это не оправдание. Я не могу и не хочу даже находиться рядом с таким человеком.
  Том не знал, что ответить.
  - А ты? Разве тебя никто не ждет? Разве тебя не должны искать? - спросил Фред.
  - Нет. Я живу с двоюродной бабушкой, но ей нет до меня дела. Она, наверное, даже не заметила, что я отсутствую, а может, обрадовалась. Только дедушка по-настоящему любил меня, но он умер год назад.
  - Почему тогда ты ещё здесь, если тебя ничего не держит? В этом городе нет университета, а ты уже как год мог бы где-нибудь учиться, если я не ошибаюсь.
  - Мог бы. Только я совсем запутался после... после его смерти. Я испугался уезжать, да и просто не знал, чего хочу.
  Это был тяжелый вечер и для Тома, и для Фреда. Каждый погрузился в свои мысли.
  - Думаешь, Алан всё-таки придет? - тихо спросил Том.
  Фред словно разучился дышать от услышанного имени.
  - Обязательно. И главное совсем скоро.
  - Но книга... Что с ней делать? Что нам вообще делать?
  "Бежать", - невольно подумал Том.
  - Без понятия, но я что-нибудь придумаю, обещаю.
  - Мне страшно, Фред, - с трудом произнес юноша.
  - Мне тоже, Том.
  Весь вечер Фред рисовал. За это время он не сказал ни слова. Похоже, только рисование могло отвлечь его от жизни.
  Том же пытался написать хоть что-нибудь. В его блокноте скопилось множество хороших строчек, но те никак не хотели складываться в одно стихотворение. После долгих попыток что-то придумать Том взглянул на Фреда. Минутой позже он записал:
  "Так неожиданно мы нашли настоящих друзей, которых у нас, кажется, никогда не было. Сейчас я начал замечать, что Фреду всё сложнее улыбаться. Он так долго нуждался в любви и понимание, что, найдя их, до замирания сердца, боится потерять и быть обманутым".
  Закончив, Том принялся ковыряться с радиоприемником, он внимательно разглядывал его, пробовал поймать хорошую станцию.
  - Это точно экспедиционный. Вот, тут даже выгравирован номер группы: "П-34".
  Фред только угукнул в ответ.
  - А что еще было на чердаке? Не пойми неправильно, а мольберт ты тоже украл?
  - Что? А. Нет, конечно. Он уже был. И те коробки тоже. В них я и нашел одеяла с подушками. Там еще много всего.
  - Значит, тут жил художник? - обрадовался Том. - Как ты!
  - Наверное...
  - А картины? Картины были?
  - Ни одной, - терпеливо ответил Фред. Он уже смирился, что ему не дадут спокойно порисовать.
  - Странно... Хотя... А те вещи в коробках, ты ничего не выбрасывал?
  - Нет, всё там. Можешь посмотреть, если хочешь.
  Недолго думая, Том полез изучать содержимое коробок. В одной из них лежало всё для рисования: старые краски в вперемешку со свежими, которые Фред стащил из магазина, кисточки, тряпки, мастихины и другие предметы, название которых юноша не знал. Пара коробок были пусты. Там раньше хранились подушки и одеяла. А вот другие две оказались настоящем кладом, во всяком случае для Тома. Первым он достал старый пленочный фотоаппарат, на ремешок которого были привязаны несколько цветных ленточек.
  "Возможно, каждая из них - это одно счастливое воспоминание", - подумал Том. Следом в руках у юноши оказался деревянный музыкальный коробóк. Том аккуратно повернул ручку. Заиграла красивая музыка.
  "Интересно, как много раз эта мелодия спасала художника от одиночества?".
  Затем Том вытащил старый вязанный свитер болотного цвета. Потертый и разношенный, но тем не менее очень уютный.
  "Может, это был его любимые свитер, и дома художник ходил только в нем?".
  Потом юноша увидел пустой флакончик из-под одеколона. К его счастью, аромат еще не выветрился. Запах был бархатный, мягкий и немного пряный.
  "Плохой человек не может так чудесно пахнуть".
  "Вещи точно обладают магией. В них живут люди, воспоминания и чувства. Могут пройти десятки лет, человека может уже не существовать или он может быть далеко, а у тебя всё равно будет возможность прикоснуться к нему, к прошлому, познакомится. Ведь когда-то эта вещь ощущала тепло его рук. Это было. Они - это маленькие машины времени, детали, способные рассказать о своем владельце очень многое, если только присмотреться".
  С каждой следующей вещью Том пытался как можно детальнее представить себе то, кем мог быть этот неизвестный художник.
  Глубокой ночью он проснулся от шороха. Приоткрыв глаза, Том увидел, Фреда, пишущего что-то на листке бумаги, сидя рядом с догорающей свечой.
  Юноша не успел ничего сказать, глаза тут же закрылись, и его унес сон.
  
  Интермедия Созвездие Астро.
  Почти неслышно дверь в спальню отворилась, от ее скрипа проснулся маленький мальчик. Над ним стоял незнакомый мужчина. Немного поговорив, они вместе покинули детдом. Так начиналась история каждого. Одним из "счастливчиков" оказался я - юный Алан.
  Наверное, как и любой, выросший в детдоме, я был рад, что кто-то решил забрать меня. В ту ночь я сразу согласился уйти. Только позже я понял, что, по сути, у меня не было выбора. Никто бы не стал меня уговаривать. Тебя выбрали и точка.
  Знаете, у трехлетнего ребенка, который не видел и не знает мира, вряд ли могут быть большие мечты кроме мечты о настоящем доме. Только потом он начинает хотеть чего-то совершенно другого: друзей, любви, найти свое место... И ужасно обидно, когда всё это невозможно. Никак и никогда. Я так и не понял, что я возненавидел больше: жизнь с её несправедливостью или Астро, которые отняли у меня любой выбор.
  Тогда поздно ночью один из них сказал:
  - Теперь у тебя есть дом и семья. Ты больше не один. Пойдем.
  И здесь не было никакого лицемерия. Он правда хотел, чтобы я полюбил Их, ведь Они уже полюбили меня.
  Мы шли по мокрым дорогам темного города. Прошло много лет, и я уже не помню его черты лица, помню лишь то, что от него пахло черным кофе. Наверное, через пару кварталов, он остановился и сказал:
  - Закрой глаза и задержи дыхание.
  Через несколько секунд мы оказались в каком-то белом помещение. Белоснежные полы и стены, странная мебель и длинные коридоры с множеством дверей.
  - Это твоя новая семья, - сказал Астро.
  Передо мной стояли двое пожилых мужчин, еще один средних лет и мальчик. Он был старше меня всего на два года. На всех были костюмные штаны и белые рубашки. Раньше я думал, что так одеваются только на работу или на праздники, потом я узнал, что тот вечер был и тем, и другим.
  - Теперь ты Астро. А это Джеймс, - мужчина указал на мальчика. - Ваши комнаты рядом, он тебе всё покажет. Всё остальное ты узнаешь завтра. Добро пожаловать, Алан.
  Джеймс повел меня по одному из коридоров. Они как лучи отходили от главного зала. Охваченный волнением и радостью, я не знал, что сказать.
  - Ты, наверное, ничего не понимаешь, - начал Джеймс. - Это нормально. Кстати, вот твоя комната. В шкафу твоя новая одежда, на полках интересные книги, а еще на кровати подарок - плюшевый мишка. Я рад, что теперь нас двое. Спокойной ночи, Алан. Да, подъем в 7:30.
  За деревянной дверью находилась небольшая комната, в которой было всё самое нужное: кровать у стены, шкаф, рабочий стол, заумные книжки и мишка. Вдруг я понял, что не вижу окна. В прочем, выключателя и лампы я тоже не нашел. Только свет из коридора помогал мне как-то ориентироваться. Около рабочего стола была задернутая штора. За ней я нащупал стекло. Вот только через это "окно" ничего не было видно, оно было абсолютно черное. Это меня не на шутку испугало. "ЧТО ЭТО ЗА МЕСТО?" - подумал я и почти заплакал.
  Тут в комнату заглянул Джеймс.
  - Там выключатель около окна. Такое колесико, - он подошел и начал его крутить.
  За "окном" начали появляться настоящие пейзажи. Всё ожило, и это не было чем-то искусственным - каким-нибудь экранов. Всё было настоящим. Мы словно перелетали из одного уголка земли в другой. Вот поле, а вот город, деревня, море, лес... Менялись также времена года и время дня. И вдруг за окном возник космос.
  - А это настоящий вид. Созвездие Астро. Мы не используем лампы, если что. Дневной свет намного лучше.
  - Я.... То есть мы в космосе на космической станции?
  - В общем-то да. Это созвездие сложно заметить с Земли, но Землю отсюда видно отлично.
  С каждой фразой Джеймс всё больше выглядел как взрослый. Чистая речь, серьезный, но приветливый тон, умный взгляд. Он не был похож на пятилетнего ребенка.
  - А как меня сюда переместили?
  - Телепортация, - без ошибок выговорил Джеймс. - Это сложно объяснить, но, если коротко, здесь есть система, которая считывает твои желания, куда переместиться и с точностью телепортирует туда. Можно даже не знать названия места. Достаточно представить. Для перемещения есть платформа перед большой дверью в главном зале. Там вы и оказались сегодня. Правда, всё это доступно только прошедшим посвящение в 21 год после окончания обучения. До этого лишь в сопровождение.
  - А окно, оно открывается?
  - Нет, но если нажмешь сюда, то пойдет воздух и звук из тех мест. Это окно состоит из особых кристаллов. Поэтому всё так реально. Они транслируют то место, откуда были взяты. Таких кристаллов полно на орбитальных рынках. Надеюсь, я тебя не очень напугал. Я хотел только помочь. В первый день мне тоже было страшно и одиноко, - немного помолчав, он снова пожелал спокойной ночи и ушел.
  Джеймс и остальные - первые люди, которые были добры со мной. Нравилось ли мне их отношение? Этого я тоже так и не понял...
  Зато ночное море стало моим любимым видом. Каждый вечер больше всего на свете я хотел открыть окно и погулять по безлюдному пляжу, ощутить песок, воду и морской воздух. Но максимум, что я мог сделать - включить имитацию.
  Утром мне провели экскурсию. Первыми показали кухню и ванную. Те не отличались от земных. Как сказал один Астро: пусть хоть что-то напоминает обычный дом. В остальном станция оказалась удивительным местом. Всего, в пяти коридорах, отходящих от главного зала, было очень много дверей. Они вели в самые разные комнаты: в двухэтажную библиотеку, лабораторию с множеством колбочек и приборов, планетарий, бассейн и в многие другие.
  - А как же гравитация? - спросил я.
  - Предусмотрено системой.
  И так можно было ответить на большинство вопросов.
  Последнем мне показали главный зал, где работали Астро. Длинный стол для совещаний, книжные шкафы с недавними записями и компьютер с огромным пультом управления и большими экранами.
  "С помощью этого компьютера Астро наблюдают за Землей, записывают историю человечества, а с помощью этой Книги рассчитывают возможные перспективы развития. Люди часто перевирают ход событий для своей выгоды. Мы же записываем всё как есть. Еще Астро должны следить, чтобы люди окончательно не уничтожили Землю и самих себя", - так мне объяснили.
  Красиво и важно. По сути же всё иначе. "Просто наблюдай пока всё не вышло из-под контроля. Остальное - не твои проблемы" - такова реальная философия Астро.
  Скоро началось обучение. Астро положено знать абсолютно всё, углубленно изучить все науки и предметы. К восьми годам мы знали больше любого студента. Так, нам пришлось быстро повзрослеть. На детей мы были похожи, лишь когда дурачились в перерывах.
  Но чем больше я узнавал о мире, тем меньше мне хотелось быть Астро. Джеймс же был счастлив, он с упоением изучал материал и правда горел желанием стать одним из этих людей.
  Как-то раз мы проходили устройство самолетов и технику полета... После этого я влюбился в профессию летчика. Сложно сказать сколько книг я прочел, мечтая летать. Наверное, спустя месяц в конце занятия я подошел к Астро и заявил о своем желании. Вообще в тот день настроение у меня было паршивое... Конечно, учитель спокойно объяснил, что это невозможно, но меня такой ответ не удовлетворил, и я вышел из себя. Устроил зрелищный скандал, успел даже разгромить кабинет. Странно, но мне смешно это вспоминать. Как и раньше всплывает только "Так им и надо".
  Злился ли я еще? Постоянно. Закатывал скандалы, бунтовал... Но Астро всё равно относились ко мне хорошо, хотя, как сказали бы на Земле, я был проблемным ребенком. Тем не менее мы сдружились Джеймсом. Только он мог меня успокоить, всегда терпел и поддерживал, даже помогал с учебой. Правда, спасало это лишь на время. Мечтать всегда больно, когда нельзя осуществить желаемое.
  - Алан, ты же знаешь, что это невозможно, - говорил Джеймс.
  - Знаю, - отвечал я, а вечером снова включал окно и представлял себя за штурвалом самолета.
  Еще, подростком, я часто проводил время в бассейне или убегал в комнату с "природой", которую построили, когда мне было десять. В ней тоже можно было переключать режимы, правда тогда их было гораздо меньше, чем сейчас. Но всё было максимально реально. Неплохая возможность почувствовать солнечное тепло и погулять по траве или песку до ближайшей стены, которые исчезали только зрительно. Бывало, даже получалось забыть, где я.
  Шли годы, обучение завершилось, я прошел посвящение, дав клятву на книге, окончил практику...
  "Теперь всё серьезно и, будь добр, выполняй свою работу", - сказали мне тогда.
  Сбежать я так и не решился. Всё равно достанут откуда угодно. Поэтому вскоре мы с Джеймсом заняли места взрослых Астро. Я выполнял работу так, словно смотрел скучное кино. Миллиарды людей были мне безразличны. А Джеймс работал изо всех сил, это было по-настоящему его.
  В один день он заявил, что выбрал учеников и что их пора забирать. За младшим отправил меня. Ночь, пустые улицы... Как в детстве. От этих воспоминаний пробирала дрожь. Мальчика звали Фред. Всю дорогу он ни на секунду не отпускал мою руку, то и дело прижимаясь ко мне головой.
  - Можно я теперь буду называть тебя папой?
  - Нет, - через силу ответил я, - зови меня Астро Алан.
  - Хорошо, пап.
  Но скоро он забыл это слово. Учебой ребят занимался я, а из меня был плохой учитель. Сам не замечая, как, я часто срывался... Джеймс же вечно работал.
  - Они еще дети, не будь так жесток с ними. Ты их пугаешь, - говорил он, думая, что всё знает. Вот только будучи милым с ребятами, но уделяя им пять минут в день, как делал Джеймс, нельзя стать хорошим родителем. Это настолько же подло, как если игнорировать их вовсе.
  Фред оказался смышленым и крайне упрямым, всегда старался отстоять свое мнение. Когда он вырос, то неожиданно для всех сказал: "Это нечестно, что мы знаем судьбы людей и не помогаем им. Тогда лучше вовсе не использовать книгу". Бред. Но ответ "Так надо" его не устроил. "Тогда я не буду Астро", - заявил он и несколько дней прятался на станции, выражая протест.
  Я увидел в нем себя, и меня это взбесило. Фред так и не захотел сдаться, как сдался когда-то я. На момент побега ему было двадцать один. Официально он был еще учеником, днем прошло посвящение, но оставалась практика.
  Тем вечером ко мне подошел Джеймс, чтобы поговорить.
  - Послушай, Алан, завтра начнется практика и...
  - Он еще не готов, таким как Фред нельзя доверять работу. Его идеи абсурдны.
  - Это я и хотел обсудить. Возможно, он прав и пора что-то менять.
  - Ты сошел с ума? - закричал я. - То, что он говорит - полнейший бред.
  - А если нет, Алан? Если мы правда можем помогать людям, как-нибудь не в открытую...
  - Исключено! - сама мысль, что Фред стал взрослым злила меня, но то, что Джеймс был готов прислушаться к нему разозлило меня еще больше.
  - Алан, мы не можем вечно стоять в стороне! Твоя неприязнь к мальчику не должна влиять на такие важные решения. Фред совсем не глуп. Сейчас глупым я могу назвать только тебя.
  Дальше всё как в тумане... Я ударил Джеймса. Отлетев, он ударился головой о что-то твердое. Кровь. Джеймс без сознания. Не дышит. Мертв.
  На шум прибежали остальные Астро. Их глаза были полны ужаса, а Фред, готовый кричать и рыдать, не мог даже моргнуть от шока.
  Ночью я слышал, как он ходил по комнате и плакал, как вышел в коридор и долго что-то искал, как в истерике пытался открыть главную дверь и как стучал по ней... Как потом всё стихло. Сработала система.
  Знал ли я, что он сбежит? Да. Это был вопрос времени. Почему не остановил его? Наверное, не видел в этом смысла. Но отправиться на Землю всё-таки пришлось, когда стало известно, что Фред украл Книгу. А после его встречи с Томом всё вообще зашло слишком далеко...
  
  
  Глава 6
  Лампочки перегорели.
  Ночью ударили морозы и улицы покрылись снегом. На чердачном окне появился удивительный ледяной рисунок из замысловатых серебряных узоров.
  Фред заснул только под утро, поэтому Том очнулся ото сна первым. Весь в холодном поту, он не мог успокоиться и убедить себя, что кошмар закончился. Всю ночь ему снилось одно - бесконечная погоня. Том бежал от Алана, как только мог, утомительно долго, но тот, в конечном счёте, всё равно схватил юношу и утащил в пугающую бездну.
  Теперь слова Алана о печальном конце и рассказ Фреда не покидали его голову.
  "Что он имел в виду? Не может же он и нас убить? А если убежать? Вместе. Но что потом? Скрываться всю жизнь? - сердце Тома бешено колотилось. - Если и должно произойти что-то плохое, мы всё равно можем этого избежать, надо только понять, чего именно...".
   На мгновение сознание Тома будто застыло, его взгляд упал на книгу.
  "Нет... нет... Я дал слово, - юноша пытался прогнать эту мысль как назойливую муху. - А если это тот самый шанс спасти Фреда?".
  Тому хотелось просто заснуть, чтобы не чувствовать всей этой мучительной борьбы внутри.
  "Ради Фреда..., - он медленно потянулся за книгой. - Я посмотрю только свою судьбу, вторую часть обещания я нарушать не буду".
  - Томас Смит, - открыв книгу, шепотом произнес юноша.
  На бумаге начали проступать буквы. Появилась дата и место рождения, где он сейчас находится, мечты, над чем работает.
  "Укрывает Книгу вместе с Астро Фредом", - гласила надпись.
  Последней появилась вероятная дата смерти и её причина.
  Том в ужасе уже хотел откинуть книгу как можно дальше и быстрее. Рука дернулась, но вспомнив, что Фред еще спит, он сдержался.
  На странице была сегодняшняя дата и подпись: "Сорвался с крыши".
  Тома парализовало. Он сидел не дыша. Его сердце то неистово билось, то словно останавливалось, руки дрожали, а зубы сжались до боли. Из глаз текли слезы.
  "Нет! Нет! Нет! Книга ошибается. Это неправда! Забудь, прошу, забудь...".
  Но из мира, откуда нет выхода, сбежать было нельзя. И он это понимал.
  Опустившись на спину, Том начал разглядывать звездный потолок. Слезы не переставали капать, застилая глаза.
  "Я всё еще здесь, верно? Я смотрю на нечто прекрасное, на маленькое чудо, а рядом человек, который не меньше меня нуждается в поддержке. Хотя бы ради него, пожалуйста, соберись и будь сильным. Фред не должен видеть меня таким".
  Спустя час проснулся и Фред. Он был неестественно бледен, с красными опухшими глазами и пересохшими губами, как после температуры. Первым же делом он настежь открыл окно. В комнату хлынул обжигающий зимний воздух, но Фред не собирался отходить.
  - Ты можешь простыть, - вид друга изрядно напугал Тома.
  - И тебе доброе утро. Не имеет значения. Я хочу промерзнуть, - с наслаждение протянул Фред.
  - Может, не стоит?
  - Не обращай внимания. Я в полном порядке.
  Закрыв окно, Фред снова взялся за картину.
  Постепенно Том узнал в линиях окно, покрытое ледяным рисунком, гирлянду, огоньки которой были в виде звезд, и мальчика, сидевшего на полу, обхватив колени. Вокруг него были разбросаны листы бумаги.
  - Нравится? - Фред давно заметил, что юноша наблюдает за процессом, не отводя глаз.
  - Очень. А этот мальчик...
  - Да, это ты. Так сказать, в муках творчества - он подмигнул.
  - Похож. И эти звезды, они как те, что на потолке. Даже светятся так же.
  Фред отошел от мольберта и опустился на пол рядом с Томом. В руках у него был попрыгунчик. Он стал кидать его в противоположную стену так, чтобы тот прилетал обратно прямо в руки.
  - Нашел на дне коробки. Никогда с такими не играл.
  - А у меня в детстве было много попрыгунчиков, только я их часто терял, - ответил Том. - Кстати, Фред, я тут подумал... А когда ты залез на чердак, дверца была закрыта?
  - Ну и почему тебя это так волнует?!
  - И всё же...
  - Да. Она была заставлена этими коробками. Я-то влез через окно, торопился где-то спрятаться, но снизу дверцу всё равно было бы не открыть.
  - Ого! Это же многое меняет!
  - В смысле?
  - Ну как же. Если она была заставлена коробками, значит, это сделали изнутри. Так? А окно было незакрыто. Так? Получается, что...
  - Тот художник вылез через окно?
  - Именно!
  - Кажется, этот чердак притягивает таких же фриков как и мы.
  - Тебя это не удивляет? Кто он, почему жил на чердаке, почему оставил вещи, почему вылез через окно, не повесив замок на дверцу?
  - Это и правда странно.
  Вдруг, в очередной раз ударившись о стенку, мячик покосил одну из дощечек.
  - Чёрт!
  - Кажется, сломали... - запереживал Том.
  - Нет, постой. За ней что-то есть. Хорошо замаскировано! Я бы в жизни не заметил.
  - Тайник?
  - Похоже.
  Юноши подошли к стене и убрали кусок доски. За ней оказалось небольшое пространство, где лежала красная шкатулка. Внутри они нашли кучу полароидных фотографий, несколько писем и какой-то значок.
  На большинстве фото был изображен мальчик с семьёй. Вот они наряжают елку, отец распутывает гирлянду, а малыш подает маме игрушки. А вот тот же мальчик сидит рядом с большим лабрадором, который высунул язык. На другом фото семья празднует день рождения сына. Ему уже десять, в комнате приглушен свет, и он вот-вот задует свечи. Следом фото с того же дня - лабрадор закинул передние лапы на стол и пытается откусить кусок от торта.
  - А вот выпуск из школы. Столько ребят. Как думаешь, кто из них тот мальчик? - спросил Том.
  - Сложно сказать. Посмотри, еще групповое фото. Семеро мужчин в экипировке где-то в заснеженном месте.
  - Это полярники! Я же говорил про экспедиции.
  - Поздравляю, Шерлок, - Фред взял значок. На нем тоже было выгравировано П-34.
  - Тридцать четвертая группа, - пояснил Том и взял первое письмо. - Смотри, ему угрожали...
  "Нас не волнует, что вам не выплатили выходное пособие. Советуем заткнуться и спокойно доживать свои дни. Любая попытка обнародовать документы о мошенничестве или преднамеренном банкротстве может дорого вам обойтись".
  Фред побыстрее открыл другое письмо.
  "Привет! Слышали о том, что ты сделал. После публикации тебя начали искать. Друг, где бы ты ни был, беги. Эти ребята серьезно настроены".
  Твой П-34".
  - Ну и натворил же он дел...
  Наконец юноши открыли третий конверт.
  "Здравствуй, я не знаю, где ты сейчас, у меня остался только этот адрес. Надеюсь, ты получишь письмо. Нам очень жаль, что тебе пришлось так спешно уволиться из театра. Особенно мне. Я очень расстроилась. Напиши, когда будет время, а лучше приезжай повидаться. Хотелось бы услышать о тебе хоть что-то".
  - Думаешь, с ним всё хорошо? - спросил Том.
  - Только если ему очень повезло. Этому человеку пришлось бросать прежнюю жизнь и бежать как минимум дважды.
  - Мне хотелось бы, чтобы ему всё-таки повезло.
  - Этим письмам больше пятнадцати лет. Могло произойти всё, что угодно.
  В комнате повисло молчание. Казалось, мыслями Фред был уже далеко, но тут снова заговорил:
  - Вот смотри, Том, ты вообще понимаешь, какая чертовщина происходит с тобой? Неужели всё настолько плохо, что ты даже не удивляешься или не пытаешься уйти?
  Последние дни были правда безумными, но юноше это даже нравилось. Никогда его жизнь не была такой интересной.
  - Я всё понимаю, но раз уж я ввязался...
  - Дурак же ты, Том, - Фред засмеялся, - тебя никто не держит, и ты мне ничего не должен. Запомни, всё упирается только в твоё желание и твои принципы, но ты никому в этой жизни ничего не должен. Хотя я тебе безмерно благодарен. Ты мне очень помог и стал мне хорошим другом, если не лучшим. Просто меня удивляет, что ты так боялся жизни, когда я тебя встретил, а сейчас готов принять всё то безумие, что происходит.
  - Ладно. Если честно, я не ушел, потому что не хотел бросать тебя. Ты тоже стал мне лучшим другом, и пока мы вместе я готов принять любое безумие, - на одном дыхании выпалил Том.
  - Спасибо за такие слова, - Фред осторожно вытер кровь с потрескавшихся губ.
  - Скажи, ты правда не спал всю ночь?
  - Да... Я же обещал что-нибудь придумать, - он сказал это так легко, хотя было видно, что ему плохо.
  - У тебя есть план? - обрадовался Том.
  - Почти. Но ты должен довериться мне. Пообещай.
  - Хорошо, обещаю.
  - Я точно знаю, что Алан придет сегодня, и вряд ли он воспользуется окном. Скорее той дверцей. Когда мы его услышим, ты должен будешь уйти. И чем дальше, тем лучше.
  Том не захотел даже дослушивать.
  - Нет! Почему мы не можем уйти вместе?
  Фред вздохнул и продолжил.
  - Я много думал над твоими словами. Ты прав. От того, что нас мучает нельзя долго убегать. Я должен с ним встретиться.
  Юноша понимал, что Фреда не удастся переубедить, но он всё равно боялся, что Алан может навредить его другу.
  - Хорошо, - через силу ответил Том.
  - Вот и замечательно. Да, ещё кое-что, - он достал из кармана конверт. - Держи, открой его, когда уйдешь. Только не раньше.
  На юношу накатила грусть
  - Спасибо...
  "Фред прощается", - от этой мысли Тому стало невероятно больно. Уходить так скоро, и, возможно, даже навсегда. Конец есть у всего, но не сейчас и не так. Ещё бы несколько дней, а лучше лет.
  Внизу послышался шорох. Внутри Тома всё сжалось.
  - Уходи, - Фред протянул ему руку.
  Но Том не мог сдвинуться с места. Он уже и забыл про то, что прочитал в книге.
  - Всё будет хорошо? - его голос срывался из-за подступающих слёз.
  - Конечно. Всё будет хорошо, - Фред попытался улыбнуться, но не смог.
  Сам того не ожидая, Том крепко обнял его. Не отходить, не отпускать. Как можно оставить настолько родственную душу в тяжелый момент?
  - Пора, - произнес Фред.
  Том крайне аккуратно забрался на конёк крыши, но уйти так и не смог. Для него такого варианта даже не существовало, хотя выбор, конечно же, был.
  Окно было по-прежнему открыто. И через него было отчетливо слышно всё, что происходило на чердаке.
  Пока Том сидел на крыше, Фред спокойно убрал коробки с дверцы и отошел с книгой к окну. Гость не заставил себя долго ждать. Скоро в комнате появился высокий мужчина.
  - Здравствуй, Фред, - Алан был одет всё в тот же синий костюм и черное пальто.
  - Привет, Алан.
  - Ты ведь не глупый парень, верно? Если так, то ты должен понимать, в чем заключаются твои обязанности. Прекращай дурачиться.
  - Ты тоже не глупый, Алан. Ответь для начала, как ты меня нашел? И почему не предвидел мой побег пока у тебя была книга?
  - Не додумался посмотреть твою судьбу после того инцидента. А люди всегда возвращаются туда, откуда пришли. Ты не стал исключением. Для тебя этот город - дом, даже если ты этого не осознаешь или не помнишь. Система Астро учитывает желания. Так легче перемещаться на Землю. Ты же, находясь в истерике, хотел вернуться домой. Именно в этом городе был тот детдом. Мне искренне жаль, что ты так и не смог принять, что ты Астро, но это не отменяет твоих обязательств.
  - Нет, тебе не жаль. И я ничего вам не должен. Я не намерен быть тем, кем не хочу. В конце концов, это моя жизнь! А тратить её на вас я не собирался. Казалось бы, одна жалкая жизнь, но это моя единственная жизнь!
  - Я дал тебе месяц с лишним, чтобы ты успокоился и одумался! Похоже, надо было забирать тебя сразу, - Алан схватил Фреда за руку и сжал её так крепко, что казалось, сейчас сломает. От боли Фред закричал.
  - Отпусти!
  Услышав это, Том чуть не сорвался с конька.
  "Я должен ему помочь!".
  Он знал, что, возможно, упадет, но вопрос заключался лишь в том, ради чего.
  Времени не было. Юноша спрыгнул с конька и попытался устоять на карнизе, ухватившись за раму. Но за ночь всё заледенело. Из-за льда Том и секунды не смог удержаться на нем.
  - Фре-е-ед! - юноша уже летел вниз.
  В этот момент на чердаке прекратись споры. От испуга из рук Фреда выпала книга и раскрылась на полу.
  На долю секунды Фред перестал дышать, но тут же упал на пол за книгой и, подхватив валявшийся рядом карандаш, срывающимся голосом прокричал:
  - Томас Смит!
  Едва на страницах начали проступать слова, Фред большими буквами вписал: "ЖИВ".
  - Ты, глупый мальчишка! - Алан покраснел от ярости, а его глаза налились кровью.
  Буквы моментально впечатались в книгу и загорелись.
  - Ты хоть понимаешь, что сейчас наделал?! - Алан схватил юношу за плечи и поставил на ноги.
  Фред зажался в угол, его руки дрожали, а из глаз текли слёзы. Он не мог допустить смерти Тома.
  Книга вспыхнула синем пламенем.
  - Мы Астро! Мы все связаны с книгой! Мы давали клятву хранить её! И ты тоже!
  - Я знаю, - сухо ответил Фред.
  - Теперь с книгой погибнут все Астро! Ты просто всех убил, мерзкий мальчишка! И себя в том числе!
  - И это я тоже знаю. Кто-то должен был это сделать. Если это не моя жизни, то и не ваша.
  Алан уже замахнулся на юношу, но его и Фреда руки начали превращаться в скопления маленьких огоньков, которые медленно расплывались по комнате.
  Глаза Алана были полны ужаса. Бежать было некуда.
  Фред успел лишь улыбнуться и сказать:
  - Давай же станем звездами, Алан.
  Скоро все огоньки растворились в воздухе. На чердаке не было ни души.
  К вечеру снег усилился. Том очнулся на холодном асфальте и уставился на небо. Из космической бесконечности падало белое нечто. Это невозможно - разглядеть край, откуда начинается снегопад, но, если долго смотреть в темное пространство, кажется, будто взлетаешь.
  Всё болело. Том смотрел на небо и не мог понять, что произошло и что происходит сейчас. В памяти всплыл образ Алана. Том тут же он вскочил и побежал через дом на чердак.
  "Фред, боже, Фред!".
  Из-за открытого окна комната сильно промерзла. Чердак был пуст: на нем не было ни людей, ни книги. Тут для Тома всё затихло. Весь мир замолчал. Ни звука. Что-то внутри сломалось, а земля начала уходить из-под ног. Разве такое возможно?
  "Проснись! - молил голос в голове, - проснись, это лишь сон".
  Том поймал себя на мысли, что хотел бы исчезнуть вместо Фреда.
  - К чёрту! - закричал Том и заплакал.
  Юноша уже не мог сдерживать слезы. Он понимал, что всё это реально и что как раньше уже не будет, что ничего не вернуть.
  "Мы ушли за горизонт событий".
  Не в силах стоять на ногах, он опустился в угол, обхватив колени.
  Насколько же больно терять то, что так долго искал. Лицо Фреда всё еще стояло перед глазами. Та улыбка и изумрудные глаза. Казалось, сейчас он ворвется в комнату, засмеется и расскажет какую-нибудь сумасшедшую историю.
  "Вот сейчас...".
  Но никто не вошел.
  Вдруг юноша нащупал в кармане конверт, про который уже и забыл. Немедля, он принялся его открывать. Внутри оказалось письмо:
  "Дорогой Том, ты пытался быть смелым перед трусом. Сейчас глубокая ночь и, боже, Том, как же мне страшно. Весь прошлый месяц я провел, сидя в углу комнаты, плача от ужаса, в панике. Только в эти дни с тобой я снова почувствовал себя человеком. Спасибо тебе. Но сейчас, когда Алан фактически дышит в спину, всё опять кажется слишком сложным... Я опять не могу справиться с собой. Том, я нарушил слово и прочел то, что написано в этой чертовой книге. (Твою судьбу я не открывал). Завтра, а для тебя уже сегодня, всё кончится и меня не станет. (Как говорит книга, я просто растворюсь в воздухе). Но книга исчезнет, и никаких Астро больше не будет. Пойми, одно следует за другим, поэтому я принял решение встретиться с Аланом. Да и к тому же я слишком долго убегал.
  Возможно, я скажу какую-то глупость, но всё же послушай. Жизнь - это одно большое безумие, когда всё может измениться за одну секунду, и это нельзя предугадать. Зато это значит, что всё возможно. Но ещё большее безумие - не следовать мечтам. Тогда ты просто подписываешь себе смертный приговор. Собственной же рукой. Рискуй и не сдавайся. Я знаю, что ты куда сильнее, чем думаешь.
  Я был безмерно рад знакомству с тобой. Ты - удивительный человек. Надеюсь, я тоже сыграл свою роль в твоей жизни. Не отчаивайся Том, на Земле еще есть люди, которых ты сможешь назвать родными. И еще, умоляю, пиши и живи свободно. Что бы ни было дальше.
  Я тебя никогда не забуду, Томас Смит. Не забывай и ты меня.
  Фред".
  Том перечитал письмо несколько раз. Боль пожирала его изнутри.
  "Значит, Фред мёртв".
  - Насколько же это странно. Вот же он стоял рядом, в его глазах была жизнь. А теперь... Нет, Фред не мог умереть! Такие люди не умирают. Он просто уехал далеко. Верно...? Почему близкие мне люди уходят так неожиданно, что их нельзя ни спасти, ни попрощаться? Миг и всё. О них надо говорить в прошедшем времени. Это нечестно!
  Том был весь в слезах.
  Ему хватило сил лишь перебраться на старое одеяло в надежде, что хотя бы ночь поможет ему забыться.
  
  
  Глава 7
  Солнце взойдет и объявит свободу.
  Рассветало. Комната постепенно наполнялась светом. Сколько легкости может родить внутри рассвет, столько же и боли он доставлял юноше. Бесконечную ночь нельзя было отделить от того вечера и этого утра. Это был один большой кошмар. Такой мучительно-долгий, что можно было сполна прочувствовать всю боль и то, как от души откалывается один кусочек за другим. Всё, о чем только можно было подумать, было обдумано за эту ночь. Том сидел на старом одеяле и смотрел в пустоту.
  В нем не было ни капли энергии, а боль пронизывала всё тело. В голове не осталось ни одной мысли, лишь угнетающее чувство внутри.
  Ночь, наполненная ужасающей тишиной, никак не отпускала его. Как будто тьма разрушила всё, что только могла. Это то странное состояние, когда кажется, что впереди больше ничего нет, никакого будущего и никакого смысла.
  Самое страшное просыпается именно ночью. И это далеко не монстры. Просыпаются мысли, которые готовы разорвать человека. Медленно и болезненно. Наверное, именно поэтому темнота так пугает людей. Она оставляет их наедине с самими собой.
  А за окном всё было как раньше. Город уже просыпался, продолжая спокойно жить и не подозревая о том, что произошло прошлым вечером.
  Из глаз продолжали течь редкие слёзы, хотя юноша уже ни о чем не плакал.
  Том взял блокнот и, не чувствуя рук из-за усталости, сделал еще одну запись.
  "В один день я потерял и нашел себя, в один день что-то разрушилось внутри меня и появилось нечто новое. В один день я потерял друга, с которым, как мне казалось, плечо к плечу мы преодолеем все трудности. Но мы преодолели лишь несколько дней. Я знал невероятного человека, который погиб за идею, который видел других насквозь, но не мог понять самого себя и прятал за улыбкой страх, будучи самым смелым. Именно благодаря ему я наконец понял, что пришло моё время говорить. Я никогда не забуду эту неделю. Всё, что произошло, стало частью меня. Навсегда.
  Теперь мне хотелось бы встретить новый рассвет счастливым".
  Измученный, Том уснул.
  Он проснулся только под вечером. Весь город был по-прежнему белый, а снег медленно падал в свете фонарей.
  Юноша дышал с удивительной легкостью. Обычно так и бывает после осознания и принятия реальности. Всё сразу становится проще и не таким страшным. С этой жизнью стоит быть друзьями.
  Том последний раз взглянул на чердак. На картину с мальчиком, на звездный потолок, на старый радиоприёмник. Перед глазами встали образы его самого и Фреда, сидящие на полу при свечах, смеющиеся и слушающие музыку. Теплые воспоминания согревали его изнутри. Он закрыл окно и покинул комнату, кое-как заперев дверцу на замок, найденный в одной из коробок.
  Не успел Том покинуть коридор, как из ближайшей двери выглянула старушка.
  - Алекс?
  - Простите? - юноша обернулся.
  - Прошу прощения. Я подумала, что Алекс вернулся. Он раньше жил на этом чердаке.
  "Алекс...", - вдруг Том вспомнил и тот день, и театр, и дедушку...
  - А вы не знаете, где он сейчас?
  - К сожалению, нет, - ответила старушка. - Мы даже не заметили, как он уехал. Бедняга, так нуждался в комнате, что готов был снять даже чердак. У нас ведь коммунальные квартиры, но люди здесь живут поколениями, все свои. Алекс тоже стал всем семьёй, вот мы и решили не трогать его вещи. Авось вернется... Теперь вы здесь живете?
  - Не знаю... Наверное, правда, я еще ничего не заключал, то есть договор...
  - Не переживайте, чердак никто не тронет. А когда вернетесь, всё подпишите.
  - Я могу быть не скоро.
  - Это не проблема.
  - Благодарю вас. До свидания.
  Идя по вечернему городу, юноша вдруг понял, что теперь у него есть самый настоящий родной дом. Да, именно этот старый чердак. А значит, он обязательно когда-нибудь туда вернется.
  Спустя час, забрав вещи и накопленные деньги из своей комнаты, Том уже шел по вокзалу.
  - Когда следующий поезд? - спросил он.
  - Через десять минут, - ответила милая дама за кассой.
  - А куда он едет?
  - В столицу.
  - Отлично. Пожалуйста, дайте один билет, - Том протянул деньги.
  Она стразу всё поняла. Юноша заметил это по её глазам. Наверное, не очень сложно узнать таких людей как Том, которые готовы уехать куда угодно, лишь бы только не оставаться на старом месте. Печальная картина для тех, кто смотрит на такое со стороны. Возможно, когда-то другой кассир увидел Алекса, уезжающего из города, и посмотрел на него так же, жалея молодого человека. Но Том не нуждался в сочувствии. Это не был побег от воспоминаний или от самого себя. Просто пришло время что-то менять и уходить в свободный полет.
  Напротив окна сидел юноша с угольно-черными волосами и вчитывался в строчки только что написанного стихотворения. Зимний вечер, готовый окутать любого своим волшебным холодом, опустился на землю. Но он никогда не ранит того, в ком бьется счастливое и доброе сердце.
  Поезд медленно отходил от платформы. За окном начали мелькать дома, люди и деревья. И вот небольшой город с часами исчез из виду. С каждой минутой становилось всё темнее, и теперь можно было разглядеть лишь свет от уходящих вдаль фонарей. Точно космический корабль, путешествующий среди звезд, поезд уезжал всё дальше, увозя юношу навстречу чему-то неизведанному, а может и счастью.
  - До свидания, - произнес Том. - И спасибо.
  
  Мы отходим от платформы,
  Убегаем в темноту.
  Капитан сказал сегодня
  Позабыть нам про судьбу.
  
  Пожелтевшие страницы,
  Музыка прошедших лет -
  Вот все наши ориентиры,
  Удивительный секрет.
  
  Не забудем яблок запах,
  Звездочки под потолком
  И родной наш чудный город,
  Небольшой и теплый дом.
  
  Знаем, что рискуем сильно,
  Но отгоним лютый страх.
  Мы сильны пока мы верим
  И верны мечтам в сердцах.
  
  
  Посвящается моему другу Ф.
  P.S. Спасибо за дружбу.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"