R A: другие произведения.

Родник.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Было опубликовано в "Московком Парнасе".


   Стелился утренний туман. Степь вдохнула прохладой и появилась Роса, источая нежный свет, теплый свет утреннего восходящего Солнца. Старый табунщик затушил остатки костра и направился к рыжему гривастому жеребцу, который тотчас же заржал. В лучах звезды его вздрагивающие бока горели, и облако пара, смешавшись с ржанием, растворялось в воздухе, улетая куда-то вглубь гор, что раскидывали свои каменные громады далеко на юг. Табун оживал. Табунщик легко накинул узду и молниеносно вскочил на вздыбившегося было коня. Так начался день.
   Для меня это была двенадцатая золотая осень, и мои черные косы уже почти достигали колен. Отец уже объехал табун и возвращался - сегодня был день, когда он может выполнить любое мое желание. У меня было их очень много, и я не знала какое мне лучше выбрать.
   Он спрыгнул с Рыжего и обнял меня:
   - Ну, лапушка моя, дружок, что ты сегодня пожелаешь? А? Малыш мой? - он ласково погладил меня по спине. Не успела я ответить, как в табуне раздалось громкое ржание, и табун зашевелился. Мы удивленно переглянулись. Чья-то серая точеная голова, возвышаясь над остальными, стремительно пробиралась сквозь живые массы лениво жующих, сонных тел.
   - Ромул!
   Он вырвался и встал - застыл как статуя между табуном и нами, и лишь шаловливый ветерок, пробегая по августовской траве, шелестя, играл с непослушным его хвостом и перебирал длинную гриву.
   - Что с ним?
   - Не знаю...
   - Ромул?
   Он не шелохнулся и лишь напряженно вслушивался, стоял и вслушивался как человек, как будто мы должны были что-то сказать, что касалось только его. Его ноздри дрожали и судорожно схватывали воздух. Его серая шерсть переливалась в лучах едва взошедшего Солнца и светилась серебристо-оранжевым светом на взволнованных боках и дрожащих мелкой дробью ногах...
  
   ***
   Перед моими глазами на какое-то мгновение остро вспыхнуло детское воспоминание... Часто я играла в мои тряпичные куклы прямо под ногами табуна - лошади не боялись меня, да и я их. Они были героями моих игр - мои куклы смело неслись по полям и лугам на резвых конях. И я неслась тоже с ними на моем любимом коне - Ромуле. Рома чувствовал мою симпатию и иногда во время моих игр подходил ко мне сзади, тыкался теплыми ноздрями мне в спину или в плечо. Я смеялась, и, откидываясь на спину, пыталась поймать его огромную голову ладошками. Он поддавался, и я ласково гладила его по пушистому храпу. Ему это нравилось. Рома ниже и ниже склонял голову, а я с ним говорила, говорила. О куклах, о планах папы, о Солнце, о других звездах, о том мире, где я путешествую с ним... Иногда мой взгляд падал на его подернутые белесой плёночкой глаза. Тогда я со слезами просила Всемогущего Бога смилостивиться над Ромулом и вернуть ему зрение... Слезы сами собой начинали капать, и, когда одна из них обжигала его нос, он всегда вздрагивал.
  
   ***
   Сейчас он стоял и дрожал. К горлу подступил комок:
   - Папочка, я очень хочу, чтобы наш Ромул видел! - отвернувшись, я уткнулась головой ему в грудь, и вновь мои щеки почувствовали горячую влагу. - Ромочка...
   - Ну, ты чего? Совсем как маленькая. Реветь в собственный день рождения? Негоже... - вдруг он замолчал. Я поняла, что что-то произошло, и взглянула сначала на отца, потом туда, куда он с удивлением и опаской глядел, и... увидела перед собой ноздри Ромула. Он никогда не приближался сам так близко к отцу! Теперь же он стоял рядом, и по его бугристой щеке капали крупные слезы...
  
   ***
   Это было тоже в мой день рождения. Мне тогда исполнилось пять лет. Родители устроили большой праздник под открытым небом, съехалось много родственников, играла музыка, все танцевали, кричали тосты, по вечерам долго гуляли, смеялись и, самое главное, было много подарков. Ко мне приходили ребята со всего аула. Пока взрослые развлекались, мы всей ватагой, в один из дней решили втайне пробраться в степь, к папиному табуну - посмотреть на отцовских лошадей и "выбрать" себе боевых коней для нашей игры.
   - Это - мой!
   - А это - мой, вон тот вороной!
   - Вон тот, рыжий, нахальный - мой! Он гордый, и я гордый!
   - Нет! Это мой! Я его раньше выбрал!
   Около табуна началась возня - один потащил другого за вихры, другой его за ухо и за рубаху - и повалились на траву. Я рванулась разнимать - кони горячие, молодняк, стукнуть могут, а они дрались, катаясь, приминая сочную траву, все ближе и ближе к точеным ногам табуна.
   - Стойте! - но сильный удар одного из дерущихся откинул меня прямо под ноги одного из, казалось, наблюдавших за нами коней. Стоявшие рядом лошади поспешно разбежались, вставая на ходу на дыбки и взбрыкивая, а этот серый лишь вздрогнул, но не шарахнулся. От неожиданности всего, что произошло, я так и осталась полусидеть, опершись на его ногу, оглушенно смотря, как продолжают драться ребята и как застыли на месте остальные, увидев меня под лошадью. Прибежавшие откуда-то две тетки тоже застыли и с ужасом смотрели то на меня, то на серую странную лошадь. Конь медленно наклонил голову ко мне - тетки ахнули, одна из них побежала куда-то к аулу - у отца тогда был необъезженный пугливый молодняк. Этот конь вел себя странно. Он начал обнюхивать меня. Я, от страха выставила руку вперед, упершись в его морду, мягко оттолкнула ее - он вздрогнул. Казалось, сейчас, от этого прикосновения он взовьется в небо и ударит меня копытами... Или отскочит и... Но что-то теплое поползло по руке и блеснуло на Солнце... слеза!
   Я поняла, что он не ударит, что у него какое-то горе и прислушалась. Страх полностью пропал:
   - Маленький, почему ты плачешь? - прошептала я. - Знаю, потому что у тебя отняли маму?
   Медленно моя другая рука легла на шерстяную голову. Я тихо гладила его:
   - Тебя только папа объездит, ты станешь настоящим конем, и ты вернешься к маме. Ромул! - откуда-то из дедушкиных рассказов всплыло это имя - Ромул!
   Все произошло молниеносно быстро. Вдруг голова рванулась вверх из моих рук, я почувствовала, как меня подхватили сильные руки отца, все перед глазами перевернулось. Я зажмурилась, и схватилась за отцовскую одежду. Отец успел отбежать - Ромул так шарахнулся, что столкнулся со стоящими рядом другими лошадьми и, сшибая их, понесся вдоль табуна.
   С тех пор я просила отца брать меня с собой "к моему коню Ромулу". Позже выяснилось, что серый конь слеп. Отец оставил его в табуне только из-за меня, а также потому, что Ромул почти по-человечески умен. Он узнавал меня всегда по тихому голосу или, видимо, каким-то особенным чутьем - и хоть сначала он был настороже, потом мы стали лучшими друзьями...
  
   ***
   - Рома, миленький - я тихо развернулась к нему - Ромул!
   Вдруг он как-то странно - боком - повернулся ко мне. Я попыталась подойти к голове, но он снова отошел, и снова - боком...
   - Ну, садись - то ли в шутку, то ли всерьез сказал вдруг отец, - приглашает ведь, принимай подарок!
   Я неуверенно обернулась:
   - Правда садиться?
   - Ну, попробуй.
   Через минуту я чувствовала ногами теплые бока Ромки. Я сидела без узды и седла - все было вроде привычно, кроме ощущения, что творится что-то необычное. Его бока колыхнулись - он вздохнул и прибавил шагу. Быстрее и быстрее. Рысь, галоп... Звонкое, красивое заливистое ржание огласило всю округу. Я оглянулась. Отец стоял и махал рукой.
   - Ну, ладно! Будь что будет, неси меня, Ромул!
   Он бодро, весело мчался. "Но ты только что плакал, малыш" - пронеслось у меня в мыслях. В ответ он тихо всхрапнул и "и-и-ийо-ойоо-оо" - эхо гулко отразилось от гор. Никакая лошадь не могла сравниться с моим любимым другом по красоте, грациозности, плавности движений и по крепости стана, а главное по загадочности и уму. Он с юности был очень чуток и пуглив, и до сих пор не подпускал к себе никого, кроме меня... но чтобы сесть на него верхом?! Это было какое-то чудо или сон...
   Мне было странно. Я чувствовала ногами перекатывающиеся мышцы - он нес меня как ветер, так плавно, словно по небу. Странность того, что случилось, растворялась в упругом прохладном ветре и золотых лучах над вершинами старых гор, и голубое, глубокое, чистое небо. От блаженства я, раскинув руки, опрокинулась спиной на спину Ромула. Передо мной плыла, качаясь, лазурь неба.
   Тут я заметила, что мы мчимся уже совершенно незнакомыми местами - табун сюда не выгонялся никогда. Но Ромул уверенно бежал вперед, уже рысью, словно повинуясь какой-то невидимой силе. Слившись с верным другом, я тоже отдалась течению Пути.
   Движения неожиданно замедлились, всем телом я почувствовала, как в легкие коня ворвался воздух, чтобы через мгновенье все окружающее пространство, резонируя, огласилось веселым ржаньем, радостным "Приехали".
   Спрыгнув на землю, я оглянулась - редкий смешанный лес давно кончился, нас окружали редкие молодые деревца, чудом смогшие укорениться в этой каменистой местности. Их корни, змеясь между полуразрушенной горной породы, торчали узловато и сиротливо. Тихий звенящий плеск донесся до моих ушей, и, оглянувшись, я увидела тоненькую струйку воды, с трудом выбивающуюся из-под кучи наваленного камня, который, вероятно забил источник во время обвала. Эта куча уже тут и там поросла колючей травой и мхом. Вероятно, источник был завален давно и забыт людьми, или вовсе не был известен. Ромул стоял около и тыкался ноздрями в камни, обнюхивая их.
   Вдруг он начал, ловко перебирая передними ногами, скребя копытами по камням, откидывать булыжники в сторону - один за другим. Я бросилась ему на помощь...
   Неизвестно, сколько прошло времени - Солнце уже давно перевалило через зенит, когда мы, мокрые от пота, чумазые и уставшие, наконец, расчистили источник. Оказалось, что раньше за ним кто-то ухаживал - в породе было выдолблено что-то вроде чаши, и вода, журча, стекала из отверстия в скале по желобку в эту чашу и выливалась из нее со всех сторон водопадиком.
   Руки ныли, лицо горело и щипало от пота, но чувство исполненного долга заглушало усталость. Набрав ледяной золотисто-солнечной серебристо-небесной, хрустально-чистой воды в ладони я выплеснула все на себя... и лед из каменных глубин обжег мое тело. Моментально откуда-то взялись силы, и я почувствовала свежесть и бодрость, а боль в исцарапанных руках - как испарилась. Меня это развеселило и я, как опьяненная старым дедовским вином, набрав побольше воды, плеснула в Ромула, прямо в голову. Конь взметнулся на дыбы и из его горла вырвался то ли хрип, то ли стон.
   - Ромул?! - я с испугом застыла на месте.
   Он мотал головой, будто пытаясь скинуть какую-то сеть, будто я плеснула ему не воды, а горсть горячих углей. Он тер голову о передние ноги, совсем как кошка, когда она умывается, но как ожесточенно! Его тело свело судорогой один раз, другой, еще и еще... Он кряхтел совсем как человек. Я, испугавшись, набрала еще воды, думая, что с горстью воды я в прошлый раз набрала мелких камушков. Я зачерпывала чистой холодной воды и плескала на его голову. Вдруг, остановившись, он, сильно щурясь, тихо как-то удивленно и встревоженно заржал, прядя ушами. Чудо! По мокрым щекам его текли слезы, те самые слезы, но в них читалась радость. Радость освобождения... Глаза его сияли ясным пламенем. Пленочки, той злополучной пленочки, что закрыла в детстве от Ромула земной мир, не было! Не веря своим глазам, я подбежала к нему и провела рукой по гладкой шерсти лба - но он смотрел на меня, смотрел пронзительно, а не как раньше - сквозь.
   От счастья я танцевала вокруг него и снова, снова брызгала на него святой родниковой водой. В фонтане брызг, в лучах предзакатного Солнца Ромул весь переливался золотистым светом. Вода, застывая капельками на его шерсти, блестела всеми цветами радуги.
  
   ***
   Однажды, когда эта история облетела всю округу, к нам в гости приехал незнакомец. Старик в темной, поношенной одежде. Он рассказал, что знает одну неприятную историю, связанную с этим источником. Жил около источника, в пещере, за редким пролеском старец. Он-то и ухаживал за этим родничком. Старец был отшельником. Кто проезжал своим путем мимо источника, к тому разговор держал. Всегда угощал он своей водицей, говорил, что необычных она свойств и качеств, помогает от недугов. Ехал лет за десять-пятнадцать до истории с Ромулом мимо источника князь. Важный, да какой - никто не помнит. Остановился он у старца на ночлег, разговорился, да и попросил старца сказать ему, что его ждет в недалеком будущем. Старец и так отпирался, и эдак - а тот пристал - расскажи, да расскажи. "Тогда слушай. В ближайшем селении - убьют тебя - должок у тебя там есть, а кобылицу твою жеребую себе заберут". Вспылил князь, разозлился - ехал-то он к невесте свататься, хоть и знал что не мил. Сгоряча князь стукнул старца и убил невзначай. После чего совсем рассердился и обрушил на источник глыбу камня... В тот же день жених той девицы убил князя. Жених был небогат - спустя некоторое время коня продал, так как конь был знатный. На том и разбогател...

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"