Рябых Артур Павлович: другие произведения.

Ангел-хранитель с кобурой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Быть добрым - это стиль жизни, никак не меньше. Ведь согласитесь, не каждый заинтересуется личными проблемами незнакомой официантки одного из ресторанов, которая вдруг ни с того, ни с сего решила облить клиентов горячим супом. Наша героиня добрый, отзывчивый человек, готовый всегда прийти на помощь, но, кроме всего этого, она - женщина, которой не может не быть интересна судьба ближнего, пусть даже с не самыми красивыми планами в жизни. Особенно, когда она находит этого человека мертвым.


ПРОЛОГ

  
   Раньше я любила просыпаться совсем рано, когда домашние еще посапывают в кроватях, животные не ждут, пока их покормят, а на улицах нет того огромного количества людей, как днем. Тогда ты понимаешь, как прекрасно утро. И пока домашние хлопоты и рабочие обязанности не нахлынули на тебя, можно спокойно выпить чашечку кофе или чая, вдохнуть утренний аромат улицы и настроиться на позитив.
   Теперь я живу одна, поэтому каждое мое утро начинается с тишины. Потянувшись и зевнув, я встала и, подойдя к шкафу, у которого одна из дверей представляла собой огромное зеркало, замерла. "Надо же, что это за бездомная?" - мелькнуло в голове. Но тут удивление сменилось ужасом. Это же я! Что со мной? Почему у меня под глазом синяк? Я вчера была на ринге? Меня переехал поезд или я стояла под лавиной? Нет, максимум, это может быть "Музыкальный ринг", хотя нет, эта передача уже давно не идет. Что же я делала вчера?
   Для тех, кто никогда не виделся со мной, я расскажу о себе. Зовут меня Юрьева Ольга Павловна. Лет мне уже прилично, но я стараюсь об этом не думать. И потом, этот вопрос касается лишь меня и Пенсионного фонда. Для всех остальных я юная, красивая и очень умная. Ну и конечно проницательная, обольстительная, жизнерадостная. Я люблю криминальные романы и бесконечные расследования по ТВ. В разводе. Была замужем только один раз за любителем спиртного. Я боролась с его пристрастием к алкоголю девять лет, но потом поняла, что это бесполезно. Но было и счастливое время. От брака остались два самых дорогих для меня подарка - Таня и Денис. Сейчас они уже взрослые, у них свои семьи и дети. Живут они отдельно, но часто меня навещают, хотя я сама не остаюсь в долгу и могу к ним приехать в самый не подходящий момент. В этом вся я. Люди не знают, чего от меня ожидать. Все же я считаю, что должна быть тайна, некая загадка, своеобразный кураж в женщине. Иначе она становится однообразной и неинтересной не только для своих мужчин, но и для окружающих. Много лет я проработала в ателье швеей, а после, набравшись опыта, решила открыть собственное дело. На данный момент у меня несколько частных ателье в Петербурге. Народ туда идет постоянно, поэтому в деньгах сейчас я не нуждаюсь. Хотя были и такие времена, когда у нас не было денег даже на замену устаревшего во всех смыслах крана. Мы довольно долго откладывали покупку нового смесителя до тех пор, пока из-за высокого давления в трубах его просто не вырвало из стены. Сейчас я живу в большой и просторной квартире в прекрасном новом районе, где есть и магазины, и парки, и детские площадки. Санкт-Петербург мой родной город, и за всю свою жизнь я досконально изучила местную топографию. Дети, правда, живут в других районах, но это нас не останавливает. Не так давно Таня подарила мне третьего внука, и теперь я безмерно счастлива. Периодически приходится сидеть со всеми тремя детьми сразу. Дочь Дениса растет очень спокойной и милой девочкой, а вот Танины дети наоборот ведут себя громко и время от времени стараются довести меня до белого каления. Но я дама стойкая, скажем так, закаленная в боях, и меня просто так из себя не вывести. Я не буду спорить, а просто пойду и сделаю все сама. Сейчас я живу одна, но дома у меня есть несколько животных: собака Тая, мышь Валентина Иосифовна, кошка Дуся и бесконечное количество рыбок, которые периодически перестают помещаться в аквариуме, стараясь выполнить за пару месяцев годовой демографический план. Я всегда любила животных и уход за друзьями человека, включая рыбок, не доставляет мне особых хлопот. Я с детства считаю, что у каждого человека должно быть домашнее животное.
   От мыслей меня отвлек звонок в дверь. Какие гости являются в семь утра? Да и потом, я вообще гостей не ждала ни сегодня, ни на этой неделе.
  
  

ГЛАВА 1

  
   Дойдя до двери, я включила видеофон. Современная техника позволяет, лишь нажав кнопку, увидеть стоящего за дверью человека на небольшом экране. Вообще, я очень рада, что дожила до этого прогрессивного века, в котором все делается легко и непринужденно только при одном условии - наличии в кошельке денег, чтобы оплатить все это бесконечное число приборов, которые столь необходимы в хозяйстве. Хотя, сразу вспоминается одна моя знакомая. Милая бабушка восьмидесяти девяти лет, которая сохранила на удивление хорошее зрение для своего возраста, страстная любительница криминального жанра. Год назад она позвонила мне с просьбой помочь ей выбрать систему видеонаблюдения. На мой вопрос о том, зачем ей нужны камеры и видеофон, она ответила, что после прочтения одного романа стала бояться за свою жизнь. В сюжете преступник убил одно из действующих лиц выстрелом из пистолета сквозь дверной глазок. И вот теперь почтенная Антонина Степановна боится смотреть в глазок. Я дала ей визитку своего знакомого мастера, лишний раз поразившись тому, сколько денег умудряются накопить пенсионеры. Потратив, в общем-то, немалую сумму, бабуля теперь живет спокойно. Хотя мне кажется ненадолго - мало ли, что выдумают в очередной детективной повести. Конечно, я сама люблю почитать перед сном, но действие в романах так и останется для меня в книгах.
   На небольшом экране видеофона вспыхнул свет, и появилась картинка. За дверью стоял неизвестный мне мужчина, в коричневой кожаной куртке и черных джинсах. Темные очки дополняли образ среднестатистического жителя города средних лет. Все бы хорошо, но сейчас зима. Зачем ему очки? Решив не открывать, я стала наблюдать за поведением незнакомца. Почесав шею, он достал телефон и, не набирая номера, сказал что-то и наклонился к двери. Я застыла в одной позе. Что неизвестному мужчине надо в 7 утра от меня и что он сейчас делает? Я наклонилась к двери. Человек продолжал общаться по телефону. Знаете, я всегда думала, что иметь одну входную дверь плохо. Когда я въехала в новую квартиру, пришлось долго привыкать к одной входной двери. Всю молодость я провела в обычной советской хрущевке, где было две двери. Так гораздо теплее и меньше шума с лестницы попадает в квартиру. Сначала я хотела установить вторую дверь, но оказалось, что для установки не хватает места. Как сказал мастер, дверь просто упадет и накроет меня сверху. Представив, как я лежу под тяжеленным куском железа с ручкой и зову на помощь, я сразу отказалась от этой затеи. Но сейчас я поняла, что иногда это очень полезно - иметь одну входную дверь. Я наклонилась к двери и стала слушать. Главное - не издавать звуков. Вдруг, у мужика пулемет за пазухой? Еще продырявит меня сквозь дверь. Ну, Антонина Степановна, это все из-за тебя. Кто мне рассказал про ранение сквозь глазок? Вот я так и знала, что это заразно!
   - Нет, карга ушла. Сейчас приклею и отойду. Но вот когда она вернется, не знаю. Да ну, я думал она дома. Да, по плану. Сначала позвонил в дверь, думал, если выйдет, так я скажу, что у меня вода с потолка течет. Нет. Да она ни с кем не общается тут. А потом пошла бы в магазин и бабах! - заржал противный мужик.
   Я похолодела. Это я карга? Да, я вышла из возраста юной нимфетки, но все равно я не похожа на доисторическую мумию. Мне всегда делают комплименты! Или это из жалости? Может, уже пора делать пластику лица? Надо спросить подружек, на сколько лет я выгляжу, но так, чтобы они не поняли, что это меня заботит. Все дело в том, что подружки мои дамы богатые, сбегавшие к хирургу не по одному разу. А так как я одна, кто не ходил к пластическому хирургу, подружки подгоняют меня. Но я хочу выделяться. А вдруг, я потом не смогу остановиться и стану похожей на резиновую клизму? Отложим на потом. Сделаю себе подарок на столетие. Хотя все же, вернемся к проблемам насущным. Кто же решил от меня избавиться, все-таки? Я живу честно, мой бизнес не приносит огромных доходов. Я посещаю налоговую инспекцию, не бегаю от проверок. С друзьями я всегда мила, хожу на праздники или похороны, если зовут. Стараюсь никого не обижать и тут вдруг такое! Что я такого сделала?
   Из раздумий меня вырвал зазвонивший телефон. Я встрепенулась, но трубку решила не брать. Лучше сейчас не ходить по квартире. Я прислонилась ухом к двери. Никого, тишина. Неужели противный мужик ушел? Я сидела около двери еще минут пять, прежде чем решила встать. Посмотрев в глазок, я убедилась, что за дверью никого нет. Вот ведь гад! Решил меня напугать! Да я ничего не сделала, чтобы меня так пугать! В порыве злости я забыла про бомбу и рванула дверь. Тут же сработала память, и я зажмурилась, ожидая взрыва. Что же будут делать мои дети, внуки без меня? Домашние животные? Все осиротеют! Да и потом я слишком молода, чтобы умереть. Надо прожить еще столько же, сколько сейчас, и еще плюс умножить на два, если получится. Сквозь тишину прорезался женский голос: "Ну что?"
   Я опешила и открыла глаза. Передо мной стояла моя подруга Зина. С Зиночкой я познакомилась недавно, но она уже стала очень хорошим другом для меня. Она добрая и чуткая, очень хороший человек. Перед глазами сразу запрыгали картинки. Вот я год назад скачу как бешеный кролик по строительным магазинам и закупаю в огромных количествах краску, валики, тюбики, кисточки, грунтовки, обои, галтели и еще целую кучу всего. Еле довезя тележку с покупками до кассы, я перевела дыхание. Не люблю ремонты. От одной только мысли я начинаю икать и чувствую тошноту. Когда очередь у кассы дошла до меня, я, улыбнувшись кассирше, стала вынимать покупки на ленту. "Надеюсь, не придется на той неделе больше ездить, - мелькнуло в голове. - Можно надорваться, покупая все это". Тут кассирша озвучила сумму покупки, и я вздохнула. Главное, чтобы было красиво. Деньги можно заработать. Сейчас достану из сумки кошелек, а в нем как раз банковская карта. Сумку... Сумка! А где она?! Холод побежал по ногам. Там же документы! Что я буду делать? Скупая слеза потекла из левого глаза, но тут я заметила женщину весьма молодого возраста, которая быстро шла мимо касс с похожей на мою сумкой. Подойдя ко мне, женщина улыбнулась: "Ольга Павловна, что же вы так не аккуратно? Не надо разбрасываться сумками, тем более дорогими. Я как раз выбирала краску, когда обратила на вас внимание. Вы сняли с полки банку с растворителем, положили ее в тележку, а на место банки поставили свою сумку".
   Я потеряла дар речи. Что это? Старость? Я по какой-то не объяснимой причине трансформируюсь назад в наших предков? Так, Олечка, спокойно... Процесс займет время, годы. Да и память наверно сотрется. Нет, все же мне не хочется зарасти шерстью и стать обезьяной. Домашние, конечно, не бросят меня, но я не хочу бегать целыми днями по дому в памперсах, а выходить гулять на поводке.
   Промямлив "спасибо", я оплатила покупки и рванула к машине. Чертыхаясь и мысленно называя себя не совсем положительным словами, я рассовывала покупки, и тут меня окликнула та сама женщина, что принесла мне сумку. Зиночка, как выяснилось, а точнее Зинаида Игнатьевна Полуянова давно меня знает. Она у нас журналистка и обязана все про всех знать. Я безумно рада знакомству с ней. Она для меня некая таблетка от депрессии. Зинка всегда улыбается и старается подбодрить каждого, кто грустит рядом с ней. Я никогда не видела ее расстроенной или злой.
   Я переехала в этот дом четыре года назад. Тогда мой бизнес не был еще столь масштабным, но позволял не считать рубли до получки. Я накопила определенную сумму и стала искать подходящий вариант. Хорошая квартира на 120 квадратных метров нашлась сразу, но я засомневалась. Сумма сделки была достаточно приличная, поэтому строительная компания, испугавшись потерять выгодного клиента, сделала мне скидку. Деньги на ремонт были отложены заранее, поэтому оставшуюся сумму я отнесла в банк и открыла счет. Прошла пара лет, я успела познакомиться с Зиной.
   Один раз я встретила новую подругу с улыбкой на лице, но с грустными глазами. Я не могла сделать вид, что не вижу изменений в Зине. Ситуация оказалась простой, но одновременно и сложной. Хотя кому-то может показаться иначе. Дело в том, что Зина купила квартиру, еще будучи замужем. Супруг хорошо зарабатывал, не пил, вел здоровый образ жизни, который пропагандировал в свободное время. Зина искренне любила Артема и всячески поддерживала начинания супруга. Тема начал больше работать и откладывать деньги. Затем, накопив определенную сумму, купил автомобиль бизнес-класса и озвучил идею о покупке квартиры в элитном доме. Для скорейшего воплощения идеи Зина вышла на работу, просидев перед этим десять лет дома. Работа не претила Зиночке, и сумма начала расти, вдруг незаметно подобравшись к нужной отметке. Впереди замаячила радость переселения в новое жилье, ведь панельная десятиэтажка надоела до зубовного скрежета. Перевезя вещи, Зина расслабилась. Продав старую квартиру, пара купила вторую машину. И тут произошло то, что повергло в шок даже меня.
   Около восьми утра в квартире Новгородцевых раздался звонок. Заспанная хозяйка квартиры подняла телефонную трубку:
   - Алло, - промычала в трубку Зина.
   - Зинаида Степановна?
   - Да, это я, - мгновенно проснулась подруга.
   - Ваш муж, Артем Игоревич Новгородцев, был застрелен на проспекте Федора Титова в городе Батарске. Тело находится в морге Клинической районной больницы N1. Завтра ждем вас в прокуратуре. По факту убийства возбуждено уголовное дело, - сообщил невозмутимо-отстраненный женский голос.
   Телефонная трубка, вмиг ставшая раскаленным куском железа, выпала из рук. Как это? Артемки больше нет? Моего Артемки? Из глаз брызнули слезы, и Зина рухнула на пол. Сколько она так просидела, подруга не помнит. Час, может два. Решив не верить звонившему, Зинаида вставала и решила действовать. Зайдя в интернет, она первым делом нашла Батарск. Это оказалось в Московской области, недалеко от известного места под названием Потехово. Там расположен самый большой в России дом престарелых и интернат для психически больных людей. Отличительной чертой интерната является то, что туда свозят только тех, кому медицина уже не в силах помочь. Своеобразный хоспис для дуриков, как говорил мой бывший муж. Собрав в дорогу вещи и документы, подруга поехала в Москву. Разместившись в гостинице, Зина разработала план действий. Заказав такси, женщина первым делом понеслась в морг. Будучи человеком, не особо осведомленным о порядках этого заведения, Зина некоторое время скиталась по зданию, шарахаясь от медработников, перевозивших бесконечные тела в морг. Внезапно свет в глазах померк, и подруга оказалась на полу. Тут же тело начало ощущать холод, но внезапно сильные руки подхватили ее, и Зиночка оказалась в вертикальном положении. Разлепив веки, подруга увидела высокого статного мужчину средних лет, который тут же начал ее ругать:
   - В вашем-то положении шляться по моргам! Муж только куда смотрит? - негодовал врач. Зина хотела ответить, но запнулась. Из глаз хлынули слезы. Захлебываясь словами, женщина стала вываливать информацию незнакомому мужчине. Про мужа, про себя, про звонок. Все ведь только наладилось! Мужчина слушал молча.
   Нестерпимо противный запах нашатырного спирта ударил в нос. Зина открыла глаза. Перед глазами запрыгали черные мушки. Подруга попыталась сесть, но тут кабинет поплыл перед глазами. Кабинет? Общались, вроде в коридоре. Доктор сидел у стола, разглядывая бумаги.
   - Мы проверим, но к нам не поступали Новгородцевы. Да. Последний труп с этой фамилией был в 1987 году. Вас обманули, либо вы перепутали морг,
   - Но клиническая-то больница одна! - возразила Зина.
   - Ну, значит, вас разыграли, - парировал врач.
   Кое-как, придя в себя, женщина поехала в прокуратуру. В ведомственном здании сновала куча народа. Решив спросить совета у секретаря прокурора, Зинаида стала искать нужный кабинет, ориентируясь по табличкам на дверях.
   В нужной комнате сидела бегемотоподобная бабища в немыслимом по крою платье ядовито-желтого цвета. Зина зажмурилась, сразу захотелось выпить чаю с лимоном.
   - Чего глаза закрыла? - проорала баба. - У него сегодня не приемный день. Выход за тобой.
   Моя подруга на редкость не конфликтный человек. Если бы я уже спросила, не застревает ли противная бабища в проеме окна, когда ее выгружают на улицу в конце рабочего дня, то моя подруга в этом случае просто промолчала
   - Мне позвонили в Петербург вчера утром и сказали, что моего мужа застрелили, но в морге тела не обнаружили. Я пришла сюда, чтобы мне объяснили, что тут происходит, - спокойным голосом сказала Зина.
   У бабы округлились глаза. Видимо, женщина любит криминальные романы.
   - Как твоего зовут? - спросила уже нормальным тоном секретарша и, достав огромную амбарную книгу, начала переворачивать страницы. Затем, очевидно не найдя Артема в списке, взяла со стола телефонную трубку и потыкала пальцами, похожими на сосиски, в кнопки.
   - Верка, привет, это Милена из секретариата. Посмотри у себя Новгородцева Артема Игоревича. Новгород-цева! Вчерашний. Нет, не вонючий, без пометки, раз вчера. Небось, Петька выезжал на него. Нету? Странно. Ну, пока! Нету вашего Темки и у Верки, - последняя фраза явно относилась к Зинаиде.
   - А где он? - невпопад спросила Зинка.
   - Напутали, видимо, там. У нас опера - обезьяны. Езжайте домой.
   Подруга поднялась, поблагодарила секретаршу и пошла к двери.
   - Эй, - окликнула Зину секретарь, - ты уж извини, я не со зла орала. Муж сегодня уже с утра в стельку надрался. Наблевал...
   - Спасибо, - ответила Зинаида и закрыла за собой дверь. Фраза, не законченная секретарем с красивым именем Милена, оборвалась.
   Зина вышла на улицу и замерла. Собравшись с силами, она села в такси и поехала обратно в гостиницу. На следующий день Зина была уже в Петербурге. Приехав домой и не снимая обуви, женщина пробежалась по квартире. Спальня, кабинет, спальня, зимний сад, спальня, туалеты, гостевая. Артемки так и нет. Как в воду канул.
   Дни сменяли друг друга, подруга ничего не ела. Пила кофе и ждала. Ждала, не смотря ни на что, как и бывает у любящих женщин. Спустя две недели в квартире, которая уже не радовала, раздался телефонный звонок. Осунувшаяся Зина сняла трубку:
   - Ну что, как живется без мужа? Любовника еще не завела? - врезался в ухо надменный голос. У Зины потемнело в глазах.
   - Где он? Он у вас? Зачем? Кто это? Что он вам сделал? - сыпала вопросами безутешная жена.
   Голос осекся:
   - Ты что, не в курсах?
   - В курсе чего? - поправила его Зина.
   И тут голос поведал женщине историю их с Темой богатства. Зина слушала молча. Главное, чтобы он был жив.
   Зина и Артем поженились в 1997 году. В ту пору Темка работал простым инженером на заводе. С кем общался муж, Зина не знала. Артем приходил домой вовремя, не задерживаясь на работе. Жизнь текла размеренно. Зина сидела дома, гладила мужу рубашки, готовила обед и мечтала о детях. Тем временем Тема периодически начал задерживаться на работе, но приходил трезвым. Зинка человек не ревнивый, поэтому не брала в расчет даже теоретические измены. В марте 2005 наступил переломный для семейной жизни момент. Артем начал приходить поздно, перестал приставать по ночам к жене. Ужинал и сразу ложился спать. Вставал в семь утра и уходил на работу. Затем последовала покупка квартиры.
   На самом же деле в марте 2005 года Артем познакомился с красивой, богато одетой женщиной, назвавшейся Светланой. Женщина привлекала Тему иначе, чем жена. Света манила парня сексуально, ведь она была совсем иной. Иначе одевалась, иначе говорила, следила за собой, да и просто была моложе Зины. Роман вспыхнул бурный. Каждый вечер Артем спешил после работы к Свете. Сценарий вечеров был один, но ничто другое не манило к себе так, как Светочка. В один прекрасный день Света завела не совсем обычный разговор:
   - Тема, а тебе денег хватает в жизни?
   - Ну, на лишний презерватив всегда хватит, - решил отшутиться кавалер.
   - Нет, я правда хочу знать, - не успокаивалась Светочка.
   Допрос сводился к одной теме: у меня есть работа для тебя. Денег много, но есть риск.
   - Какой? - насторожился парень.
   - А что? Уже боишься? - Света дернула плечиком.
   Что может быть хуже для представителя мужского пола, чем когда сомневаются в его мужественности? Конечно, мужчина согласился. Света озвучила простой, но прибыльный план. Ее брат работает в компании, занимающейся ремонтом заводского оборудования. В обязанности Артема, как приглашенного эксперта, входило составление актов о необходимости замены оборудования для производства. Составлялись ненастоящие акты о приемке оборудования, но на самом деле ремонт не производился в принципе. Станки оставались со старыми комплектующими. Шестизначные суммы делились между Артемом, братом Светы и рабочими отделов автоматизации, которые по должностным обязанностям должны были чинить сломавшийся агрегат. В жизни же, за определенную сумму, ремонтники разводили руками и вздыхали, после чего и приходил "эксперт". Простая, но очень прибыльная схема. Таким образом, Темочка накопил и на машину, и на квартиру. Вот только одна проблема: мальчику надоело делиться, поэтому Артем начал проделывать все операции самостоятельно, втайне от сердобольного братца Светочки, который исключительно по доброте душевной "устроил мальчика работать". Но ведь так нельзя делать, поэтому набралась сумма некого штрафа, дабы научить мальчика честности. Но Тема решил сорвать все яблоки с дерева, не оставив ничего другим, поэтому пришлось его пригласить в гости и несколько раз научить уму-разуму. Деньги предлагалось собрать Зиночке. Жена собрала все, что было, продала драгоценности, но определенной суммы не хватало. Я посочувствовала несчастной жене и одолжила сумму с пятью нулями. Артем через некоторое время оказался дома, но его пришлось положить в больницу. Период реабилитации продлился почти год, и теперь мужчина выглядит почти как раньше, за исключением шрама на левой скуле. Я даже боюсь думать, что с ним делали бандиты. С тех пор эта семейная пара мне безмерно благодарна. Зина потихоньку отдает деньги, жизнь потекла по-прежнему. Только вот шикарное авто Новгородцевых пришлось заменить на гораздо более дешевое. Но это не идет в сравнение с человеческой жизнью. Я бываю в гостях у Зины и Артема, но мы никогда не говорим про тот период жизни Новгородцевых.
   Но давайте вернемся в настоящее время, когда я с синяком под глазом стояла в ступоре на лестничной площадке. Зина потрясла меня за плечо:
   - Очнись, Ольга. Ты с нами. На дворе 2011 год, ты торчишь на лестнице полуголая с фингалом на лице. Была на разборке? Кого ты пыталась перебороть? Нет, просто интересно, кто это тебе навалял? - заржала подруга.
   Я потупилась. Ну не говорить же Зине, что я не помню, откуда "фонарь". До глубокой старости она будет мне вспоминать, как я периодически шляюсь не пойми где, и как мне ставят синяки под глазами. Ну, хоть бомжихой не назвала. Решив не говорить правду, я проблеяла:
   - Да на кухне шкафчик неудачно открыла...
   Зина наклонила голову набок:
   - И как это ты так умудрилась? Я же была у тебя на кухне сто раз! У тебя шкафы нестандартные. Они более узкие, чем обычные. Ты не могла удариться о шкафчик. Колись! Мне же интересно!
   - Только никому не говори. Привела мужчину, а он во сне вытянул руку... и вот теперь у меня такая "красота".
   Лицо Зины вытянулось, глаза округлились. Я молча наблюдала за трансформацией на лице подруги, мысленно коря себя за глупость. Ну конечно, более умного ничего не могла выдумать! Но не отвечать же правду! Еще решит, что я впадаю в маразм. Надо позвонить другой моей подруге. Нина врач-дерматолог, но, может, она знает, почему вдруг на лице может появиться синяк. Я веду здоровый образ жизни и даже никогда не курила. Я просто не могла забыть про такое, тем более отключиться и проспать сам момент украшательства, так сказать, меня синяками. Во всяком случае, она обычно дает дельные советы, хотя занимается кожей.
   Попрощавшись с Зиной, я рванула внутрь квартиры в поисках телефонной трубки. Вот в этом я полная неряха. Я всегда бросаю ее там, где заканчиваю разговор. Нажав на базе кнопку поиска трубки, я понеслась на достаточно противный ответный писк трубки. Найдя ее в подушках дивана в гостиной, я набрала номер Ниночки. Вдруг в мозг въелась мысль. А сколько времени? Вдруг, Нина уехала на работу?
   - Алло, - сквозь шум донесся до моего уха голос подруги.
   - Нинка, конец! Не знаю, что делать! - завопила я в ответ.
   - Сначала поздороваемся, - сохранила хладнокровие Нина. - Привет.
   Она всегда отличалась этим прекрасным качеством. Наверно, профессия дает о себе знать, ведь даже дерматологи видят страшные вещи на своих пациентах.
   - Давай по-порядку. Что с тобой случилось? - каменным голосом спросила Нинка.
   Я объяснила ситуацию, заострив внимание на отсутствии воспоминаний о синяке.
   - Возьми зеркало и посмотри на синяк. Скорее всего, там след от укуса.
   Я схватила зеркало и включила громкую связь в телефоне. Направив свет от настольной лампы в лицо, я судорожно начала вглядываться в синяк. Ближе к глазу виднелась темно-красная точка, от которой и растекался синяк.
   - Нина, тут укус! - радостно заголосила я в трубку. - И что теперь делать?
   - Ну как, заедешь ко мне, сделаем пару укольчиков, и все будет хорошо, - уже мягким голосом возвестила Нинка.
   Лично я не разделяю ее любви к уколам и прочим "прекрасным" процедурам в медицине. А вот Нина просто без ума от восторга, если требуется кому-то сделать укол. Ну а если человеку предстоит курс уколов, то Ниночка просто на седьмом небе от радости. Хотя я знала еще более странных людей. Была, например одна женщина, которая очень любила мыть унитазы. Она просто не могла пройти мимо фаянсового "произведения искусства".
   - Он становится таким красивым, - радуясь, восклицала женщина, глядя на чистого друга любого человека. У каждого свои странности. Лично я стараюсь не удивляться, глядя на очередного чудака. Ну, или хотя бы не показывать это внешне.
   Когда я еще жила в панельном доме, у меня был сосед снизу. Он вел себя прилично, не кричал, не пил, не собирал шумных компаний. Милый дедушка принципиально считал, что отделывать стены следует только картонными коробками. Потолок у дедушки был во всей квартире обклеен фольгой, но для этого была особая причина: тонкие листы металла должны были защищать пенсионера от космических лучей, которые с хитрым и коварным замыслом посылали на Землю инопланетяне. Когда я переезжала на новую жилплощадь, дверь в квартиру пенсионера украшала картонка с надписью: "Инопланетянам два звонка, людям один". Не знаю, как сейчас, но раньше много жителей дома хотели переселить дедулю в специальное заведение, где живут Наполеоны и Мэрилин Монро русского производства. Лично мне пенсионер не мешал, но были и те, кто на полном серьезе боялся, что дедуля устроит в квартире атомный взрыв.
  
  

ГЛАВА 2

  
   Вздохнув, я постучалась в дверь кабинета Ниночки. Все-таки не люблю я посещать медицинские учреждения. Всякие металлические предметы, особенно в кабинете у стоматолога, навевают на меня ужас. Причем стоматологи делятся на тех, кто выставляет на всеобщее обозрение все свои медицинские штучки, а некоторые все же прикрывают бесконечные ковырялки и сверлилки салфетками. Не подумайте, что я трусиха, но в разумных пределах я побаиваюсь некоторых вещей.
   Открыв дверь, я вдохнула медицинский аромат кабинета Нины. Подруга сидела за столом и что-то писала в карте. Я сняла темные очки.
   - Привет, Нинуль, - просипела я, предвкушая серию уколов во все мягкие места своего тела.
   - Оля, ну наконец-то, - оживилась подруга, - садись на стульчик, сейчас заведем на тебя карту.
   - А почему не в регистратуре? - осенило меня.
   - Хочешь, иди туда, - разозлилась подруга, - я хотела по-домашнему все устроить, уютно. Давай паспорт!
   Закончив процедуру оформления карты, Нинуля решила меня осмотреть:
   - Так, давай посмотрю, что тут у тебя. Повернись. Да, ты у нас красотка стала. Уууу....
   - Что? Что? - испугалась я.
   - Да все нормально. Не так все плохо. Я думала, надо будет сульфоксид колоть, а он болезненный, но зато эффект через час. Давай начнем с промывания.
   Закончив процедуры, Нинка послала меня домой.
   - Давай, расслабишься, отдохнешь, а завтра снова ко мне.
   Я собралась и вышла из клиники. Что я буду делать дома? Надо хотя бы купить что-нибудь к чаю, ведь мой стратегический запас вкусностей за последнее время оскудел. Я с детства не могу отучить себя от поедания печения, тортов, пирожных и всяких разных радостей современного гастронома. Не выкурив ни одной сигареты, не уходя в запои, ни разу не пробовав наркотики, я имею зависимость от сладкого. Успокаиваю я себя обычно мыслью о том, что у человека не может не быть вредных привычек, а моя еще не самая страшная. Да и должна же быть радость в жизни. Пусть хоть такая, ведь две моих самых больших радости, мои дети, уже выросли. Конечно, есть внуки, но они живут отдельно и отвечаю за них не я, а это, согласитесь, уже не то.
   - Смотри, куда прешь, - со злостью выкрикнул женский голос. Я вынырнула из раздумий. Да, это вторая моя дурная привычка. Я могу задуматься и тогда даже не смотрю, куда иду.
   - Простите, - решила я извиниться, даже не понимая, что произошло.
   - Ты слепая? Слезь с ноги-то, - уже спокойно произнесла женщина, стоявшая передо мной.
   Я осеклась и опустила голову.
   - Мало того, что ударилась об тебя, так еще и нога теперь будет болеть, - причитала баба.
   Я решила представиться и хоть как-то разрядить обстановку:
   - Ольга, а вас как зовут? Давайте я угощу вас кофе. Обычно, я не такая слониха. Хотя в детстве меня называли Олька-Слонька. Тогда я была на редкость неповоротливой. Но сейчас уже не так, - понесло меня по волнам воспоминаний.
   - Да, я помню, тебя так назвал Иосиф Яковлевич Руденберг, учитель алгебры и геометрии, когда ты, выйдя решать пример на доске, свернула ему стол. А ты его за глаза потом окрестила Громозекой, уж очень он был похож на одноименного героя мультфильма. Кто бы мог подумать, что обе клички приживутся.
   - Мы знакомы? - выпучила я глаза. На ум не приходило ни одного имени.
   - Я - Аня. Забыла уже наверно. Неудивительно, столько лет прошло. А я еще помню, как сидели мы с тобой за партой, - погрузилась в воспоминания женщина.
   Я силилась вспомнить давнюю знакомую, но перед глазами не появлялось ни одного лица сверстников из моей школьной жизни.
   - А-н-я. Сив-ко... - по буквам начала представляться дама и тут меня осенило.
   - Сивкова! Сивка-Бурка! Но тогда ты была блондинкой, и... - потупила я взгляд.
   - И весила килограммов на сто меньше, - заржала Анька.
   С Анечкой Сивковой, в народе просто Сивкой-Буркой, я познакомилась в школе. Аня пришла в наш класс в середине учебного года. Учителя, правда, не заостряли на этом факте внимания и начали спрашивать с Анечки так же, как с остальных учеников, не делая поправку на смену школы. Сивкова сразу стала всеобщей любимицей. В нее влюбились почти все мальчики моего класса. Это было не удивительно, ведь Аня была очень красивой. Точеная фигурка, голубые, широко распахнутые глаза, пухлые губы, длинные волосы неистово привлекали мальчишек. Я очень удивлялась, когда Аня не получила звания первой красавицы школы, о котором мечтали все девочки, включая меня. Дружить с Сивковой мы начали после ее первого визита в школу. В тот день заболел мой сосед по парте, и учительница посадила новую ученицу ко мне. Старый сосед мне категорически не нравился, поэтому я не возражала, когда Анечка заняла его место. Спустя некоторое время девочка стала моей лучшей подругой. Сивкова была очень разговорчивым ребенком, как и я, поэтому мы быстро нашли общий язык. Спустя три года мы окончили школу, а так как я с детства ходила на курсы кройки и шитья, выбор профессии для меня не стал испытанием. А вот Анечка никак не могла выбрать, чему посвятить свою жизнь и в итоге решила не идти дальше учиться, а отправиться навстречу счастью. Я пыталась переубедить подругу, но та была тверда в своем решении. Оставив тщетные попытки направить Сивку-Бурку на путь истинный, я решила не мешать девушке. Единственное, что я не могу вспомнить, кто дал ей такую "очаровательную" кличку в школе.
   И вот сейчас, спустя столько лет, я вижу перед собой женщину, которая по фигуре напоминает газетный киоск. От прежней Анечки остались только огромные голубые глаза, но по ним бы я никогда не опознала старую подругу, чьей внешности я так отчаянно завидовала в школе. Лишний раз я убедилась, что внешность - это проходящее явление, а вот волевой, сильный и добрый характер не в силах забрать у нас даже природа. Главное - верить в себя, любить и быть любимым. И тогда вы засияете ярче всех. Ну а те, кто постоянно жалуются на судьбу и любят причитать вряд ли могут рассчитывать на это сияние. Я думаю, все знают минимум одного человека, который большую часть своей жизни проводит в рассказах о том, как его обидела судьба, обделила природа, ущемили родственники и правительство. Для меня абсолютно не удивительно, что такие люди выглядят старше своего возраста, покрываются раньше морщинами, теряют красоту гораздо быстрее своих добрых сверстников, которые имеют стойкий характер и радуются всему тому, что у них есть. Да и болеют такие морально сильные люди реже, чем любители причитать о своей нелегкой доле.
   Я никогда не любила, чтобы меня жалели, и всегда шла по жизни, подняв голову. Я вырастила двух прекрасных детей, которые также не имеют привычки жаловаться на судьбу. Это счастье - быть независимым и гордым, и каждый ищет к нему свою тропу в лесу невзгод и проблем. Главное - верить в себя, и тогда вы точно увидите просвет между деревьями и найдете выход из любой ситуации.
   Зайдя в ближайшее кафе, мы устроились за столиком. Как по волшебству, словно из воздуха, материализовалась официантка в белой кофточке, черной юбке и ослепительно белом фартуке, от которого резало глаза.
   - Меню? - не здороваясь с новыми клиентами, промычала официантка.
   - Да, давайте, - отозвалась я.
   Официантка, закатив глаза и цокнув языком, бросила на стол кожаную папку из темно-красной кожи.
   Я опешила, ведь всем известно: будь мил с клиентом и получишь чаевые. Официантка повернулась к Ане:
   - Меню?
   - Да, - осторожно ответила моя старая подружка.
   Повторив действия с закатыванием глаз, цоканьем языком и швырянием меню на стол, девица ушла.
   Аня первая пришла в себя:
   - Неужели она так ненавидит людей или ей в таком юном возрасте так не нужны деньги?
   Внезапно я почувствовала острую нужду посетить место общего пользования. Извинившись перед Аней, я двинулась на поиски туалета. Найдя соответствующую комнату с огромной буквой "ж" на двери, я вошла внутрь. Туалет сиял чистотой. Около каждой раковины, на стене был прикреплен заполненный до краев дозатор мыла, чуть поодаль висели сушители для рук, рядом с ними крепились держатели для бумажных полотенец, а в кабинках, помимо туалетной бумаги, обнаружились одноразовые бумажные сидения. Удобно устроившись на унитазе, я задумалась. Кто же все-таки решил меня напугать? Может, это чья-то злая шутка? Зачем кому-то меня подрывать?
   Из раздумий меня вырвал звук открывающейся двери. В туалет зашла посетительница. Я услышала стук каблучков по керамограниту, которым был застелен пол и писк сотового телефона. Через пару секунд раздался голос той самой противной официантки, что швыряла нам на стол меню. Девица начала разговор:
   - Котя, я так скучала. Нет, еще не вышло. Я стараюсь. Сейчас вот две тетки зашли. Я грубила, как могла, но они не реагируют. Одна безумно толстая, а вторая худая. Вот я решила, в крайнем случае, вылить на тощую суп, причем желательно горячий. Думаю, она точно пожалуется на меня. Рожа у нее злая. Подожди немного, меня уволят, и мы снова будем вместе.
   Я разозлилась. Почему это у меня злая рожа? Конечно, не сказать, что я красавица, но мне никто не говорил что у меня злое лицо. Лично я бы побоялась злить таких, как Анечка. Перед глазами сразу появляется картина бегущего разъяренного носорога, которому все равно, кто и что попадается на пути. Как говорится, носорог плохо видит, но это не его проблема. А что может сделать стройная женщина, ростом чуть выше таксы?
   Внезапно, я поняла, что официантка вышла из туалета. Вернувшись за столик, я обнаружила Аню, перед которой стояла огромная тарелка с пирожными. Жадно глядя на тарелку, женщина выбирала, что съесть сначала. Порадовавшись, что не я лежу на этой тарелке, я села за столик.
   - Оля, что так долго? Я хотела уже идти тебя искать, но потом решила подкрепиться перед началом поисков.
   Я улыбнулась. Конечно, еще бы ты не поправилась, если для тебя подкрепиться значит съесть огромную тарелку вкусных, но отчаянно неполезных сладостей! Ну вот, теперь мне тоже хочется.
   Я огляделась по сторонам в поисках официантки, но вокруг не было ни одного работника кафе. Спустя пятнадцать минут я решительно направилась в дальний угол кафе в поисках помещений для работников. Только не говорите, что у них здесь есть тихий час!
   Найдя приметную дверь их двух створок, ведущую на кухню, я огляделась по сторонам и зашла внутрь.
   На кухне царил ужасающий бардак. Все вещи были раскиданы по всему помещению, кастрюли и сковородки чернели грязью, на полу валялись грязные салфетки, сбоку на стене висели замасленные фартуки поваров, пол был покрыт ровным слоем грязи. Справившись с удивлением, я продолжала бродить по кухне. Повернув за угол, я увидела металлическую дверь, за которой темнел лестничный пролет. Может, у работников общепита массовый перекур? Выйдя на лестницу, я увидела трех людей, стоявших вокруг светлого пятна на полу. Молча, я подошла ближе и разглядела на полу девушку, одетую в форму официантки. Несчастная лежала на боку, на одной ноге отсутствовала туфля. Не мигая, официантка смотрела в сторону выхода на улицу. Девушка, безусловно, была мертва. Я онемела. Лучше бы она дальше грубила мне и швыряла на стол меню, чем лежала здесь.
   - Что случилось? - спросила я стоящего рядом со мной мужчину.
   - Да Инка покончила с собой, - зевнул мужик.
   Я посмотрела на него в упор. Может, мужчина работал раньше в морге? Удивительное безразличие.
   - Почему вы решили, что она покончила с собой? - проявила я интерес.
   - Так у нее записка предсмертная в руке. Мол, я - дура, он меня не любит, он меня бросил, я должна умереть.
   По телу пробежал холодок.
   - Кто ее бросил?
   - Инка встречалась с парнем чуть старше себя, хотела ребенка. Думала, что так мужика к себе привяжет, - отозвалась высокая стройная женщина, стоявшая прямо у трупа, - а ее хахаль детей не хотел, но вроде Инку любил.
   - Да не мог он детей делать. Бог ему не дал, - раздался резкий, высокий голос откуда-то сбоку.
   Я повернула голову и увидела пожилую женщину со шваброй, одетую в синий застиранный халат и растянутые спортивные штаны. Интересно, где женщина убирает? Явно не на кухне.
   - Почему? - спросила я уборщицу.
   - Да она жаловалась мне, что они с Женькой делали-делали детей, но так ничего и не вышло. А уж как она его любила! На руках носила. Как с дитем малым бегала. Я так со своими отпрысками никогда не скакала, как она со своим мужиком!
   Я подавила усмешку. Посетив пищеблок, я уже поняла, что женщина не любит себя утруждать.
   - Если он так ее любил, то почему в записке написано, что ее бросили и теперь ей не стоит жить? - задала я главный вопрос.
   - Убили ее, убили! Дорогу перешла мафии, банк ограбила, клад нашла, - зарыдала бабка, картинно заломив руки. - Покинула нас так рано, а как я ее любила-то. Дочерью называла.
   - Да наркоманка она была, - снова зевнул мужчина. - Я точно знаю.
   - Откуда? - удивилась я.
   - Да она... - начал мужчина, но осекся. С черного входа вошли сотрудники полиции.
   Я в ступоре смотрела на труп. Как же это она могла покончить с собой, если она только двадцать минут назад разговаривала с любимым человеком по телефону, уповая на то, что ее уволят? Хотя, это мог быть кто угодно. Брат, например. Хотя любовник мне кажется гораздо более правдоподобным вариантом. Я никогда не видела людей, кто бы звал брата или сестру "котей".
   - Гражданка, подвиньтесь, - рявкнул на меня полноватый полицейский.
   Я отошла в сторону и принялась разглядывать народ, скопившийся вокруг трупа. Две женщины плакали, а все остальные с интересом разглядывали труп официантки. Возникло ощущение, что я в музее, а публика вокруг разглядывает редкий экспонат.
   - Смотреть тут нечего! Разойдитесь по рабочим местам! - закричал пухлый представитель закона. Еще чуть-чуть и не миновать ему инсульта. На лбу у полицейского выступила испарина, а щеки пламенели румянцем.
   - Это вы нашли тело гражданки? - снова обратился ко мне представитель закона.
   - Нет, - пискнула я. - Когда я пришла, здесь была уже толпа.
   - Ну, так и иди отсюда тогда! - внезапно закричал полицейский.
   - Серега, не ори на нее. Она тебе ничего не сделала, а если у тебя нет настроения, не порти его другим, - рявкнул на свиноподобного коллегу второй полицейский. - Сегодня Алька дежурная?
   - Алевтина Ивановна, между прочим, - задрал голову Сергей, оголив тем самым монолитную шею, обхватом с мою талию. - Не надо называть мою жену, словно девочку по вызову. Владимир, вы на одном поле с ней не...
   - Мы с ней на том поле еще не то делали, - перебив коллегу, заржал второй полицейский.
   Я испытала чувство благодарности к Владимиру. Все-таки остались еще мужчины, которые способны заступиться за женщину.
   Вспомнив про Аню, я рванула обратно в кафе. Интересно, тарелка осталась на столе, или Анечка закусила еще и блюдом, в котором лежала гора пирожных, когда я уходила?
   Давняя подруга сидела на прежнем месте, слегка откинувшись в кресле. На лице женщины сверкала счастливая улыбка. Еще бы, вместить в себя столько пирожных! Но не всегда внешность главное. Раньше у Анечки был чудесный характер. Она была абсолютно не заносчива, не обижала маленьких, никогда не жалела денег на друзей. Она была хорошей подругой, и я очень расстроилась, когда прекратилось наше общение. Со временем я смирилась и теперь уже вспоминаю нашу дружбу абсолютно спокойно.
   - Отравилась? - обратилась ко мне Сивкова.
   - Что? - не поняла я.
   - Тебя не было тридцать минут. Я уже даже заснуть успела. Подумала, тебе там плохо.
   Интересно получается: подумала, что мне плохо и заснула. Почему не пошла проверить? А я только что расхваливала ее характер.
   - Кем работаешь? - задала я первый пришедший в голову вопрос.
   - Я - няня, - промычала Аня, - работаю в детском саду уже пятнадцать лет. А вот про тебя я наслышана. Ты у нас бизнес-леди. У тебя, говорят, свой кинотеатр и два торговых центра.
   Я удивилась. Конечно, я с детства знаю, что такое сарафанное радио, но все равно для меня является большой загадкой то, каким образом мои ателье превратились в торговые комплексы вкупе с кинотеатром? Хотя было бы не плохо.
   - Нет, у меня просто несколько ателье, - улыбнулась я, - кинотеатров и торговых комплексов у меня нет даже в мечтах.
   - Все равно, ты богатая, - насупилась Сивкова, - нечета нам, простым людям, обездоленным скитальцам. Нам приходится постоянно искать себе работу, чтобы прокормить себя и детей. Перебиваться с хлеба на воду, пока ты отдыхаешь на море, нежась на песочке. Ставить бесплатные пломбы, иметь один туалет в квартире.
   - А ты живешь одна, или дети есть? - спросила я давнюю подругу.
   - Одна, как перст, - зарыдала женщина. Ее могучее тело пошло рябью.
   Я молча наблюдала, как Аня размазывает слезы и сопли по лицу, бесконечно сетуя на жизнь. Откровенно, говоря, я не поняла, причем тут один туалет, дети и бесплатные пломбы, но спорить с Аней мне не хотелось. Вот еще один яркий пример человека, предпочитающего изображать безмерные страдания. И без разницы по какому поводу. Года не только скрыли красоту Сивковой, но и изменили ее внутренне.
   - Замужем-то была? - понуро продолжала я серию вопросов, ставших абсолютно не интересными для меня.
   - Нет. Был у меня один, я так его любила, но он мне изменял с каждой встречной юбкой. Я говорила ему, не можешь удержаться от кобелирования, не живи со мной. Съезжай с моей квартиры, да не забудь вернуть ключи. А он извинялся, говорил, что я его фея, что любит он только меня. Я терпела пять лет, а потом отомстила ему.
   Внезапно моя сумочка начала трястись. Я вынула сотовый и посмотрела на дисплей. На экранчике трясущегося от возбуждения телефона виднелось слово "Денис". Извинившись перед Аней, я сняла трубку.
   - Алло.
   - Мама, это я. Тут такое! Оооо!!
   - Что случилось? - занервничала я, скребя отчаянно зачесавшуюся шею ногтями правой руки.
   - Маринка и Иринка заболели. Разом. Я пока держусь, но боюсь и меня заразят. Можно, я перееду пока к тебе? Таня не хочет брать меня с Герой. У нее же аллергия. А Маринка говорит, что у нее нет сил ухаживать за всеми нами. Геруся ведь у нас не собака, а мини-слон. Попробуй, прокорми. А постоянно стоять у плиты Маринка сейчас не может.
   - Врача вызывали? Надо узнать что это, ведь это может быть опасно. Ирка ведь совсем еще крошка, - забеспокоилась я.
   - Они вызвали врача, а он сказал, что у них обычная простуда. Точно не грипп, но мне лучше не рисковать. У нас намечается крупная сделка, мне нельзя пропускать работу сейчас.
   - Ладно, - вздохнула я, - приезжай, но, чур, без объятий и поцелуев. А то еще и меня заразишь. Не хватало заболеть. Таня сейчас занята, а ты опять испугаешься заразиться и не приедешь ко мне.
   - Мама, - укоризненно протянул сын, - а где твоя забота о нас? Смысл жизни женщины в детях!
   Интересно получается. Сам боится заразиться и решил бросить жену и маленького ребенка одних в бою с простудой, а я должна заботиться о нем всю жизнь! А в чем тогда смысл жизни мужчины? Если я правильно поняла, он не связывает себя с уходом за ребенком.
   Для тех, кто столкнулся со мной впервые, я расскажу о своей семье. У меня двое уже взрослых детей и трое внуков. Обоим моим детям уже за тридцать, но бабушкой я стала не так давно. Татьяна, моя дочь, родила первого ребенка пять лет назад и вот тогда я поняла, что вырастила настоящую мать семейства. Танечка отлично готовит, квартира у нее сияет чистотой. Если собираются гости, то неизменно в центре внимания оказывается именно Танечка. Дочь по образованию филолог, но сейчас она занимается переводами книг известных английских авторов дома, поэтому у нее достаточно времени и на детей и на работу. А вот мой сын, Денис, рос проблемным ребенком. Часто болел и требовал к себе много внимания. Я вынуждена была работать на износ, ведь мальчику постоянно требовалась новая одежда и обувь. Новые брюки через несколько недель походили на лохмотья, а обувь постоянно производила такое впечатление, будто ботинки расстреляли в упор из ружья. Но одним прекрасным осенним днем я раскрыла секрет быстрого изнашивания обуви. Продукты в то время я закупала по субботам. Брала сразу много, ведь так это стоило дешевле. Когда подошла очередная суббота, я оделась и отправилась по магазинам. В бесконечном процессе поиска мест, где продукты стоили дешевле, я наткнулась на своего сына, который в новых ботинках пинал бордюрный камень. То, что мать подрабатывала уборщицей после полного рабочего дня, чтобы купить сыну новую пару обуви не ущемив при этом сестру, его не волновало. Тогда я, глотая слезы, списывала это на возраст. Когда сын подрос, ситуация с одеждой и обувью стала проще, но сын начал постоянно драться. После победы в одной из дворовых драк, он начал просить записать его в секцию бокса, но я отказала, испугавшись рассказов о том, как удары по голове влияют на умственные способности боксеров. Поразмыслив и решив, что из всех зол следует выбирать меньшее, я записала ребенка в секцию самбо. Мальчик первое время делал успехи, но потом радость затмила скука. Колотить сверстников можно было в любое время и без правил, поэтому Дениска начал прогуливать занятия и в итоге был отчислен из секции. Все изменилось с окончанием переходного возраста. Ребенок взялся за ум, но я боялась, что найдется компания, которая сделает его алкоголиком или наркоманом. Но опасения не подтвердились. Сын вырос и стал крупным бизнесменом. Именно он дал мне денег на открытие своего бизнеса, которые, кстати, так и не попросил вернуть.
   Но при всей своей непосредственности, успехе в бизнесе и наличии жены с ребенком, Дениска остается все тем же подростком, как и много лет назад. Когда в его жизни появилась удивительно красивая девушка с потрясающей фигурой, я ожидала быстрого конца отношений, наивно полагая, что не каждая женщина будет жить с мужчиной, которому в душе лет пятнадцать. Но неожиданно Марина взяла в оборот моего сына. Девушка стала работать в его фирме, завоевала доверие друзей Дениски. Невестка оказалась прекрасной матерью и хозяйкой. Поначалу ей помогала моя дочь Таня, с которой они стали просто не разлей вода. У Тани уже был ребенок, поэтому она быстро объяснила девушке, как обращаться с детьми. Но освоив азы ухода, невестка перестала просить помощи и начала справляться своими силами. Ребенка пара назвала Ириной. Девочка растет настоящей красавицей, как мать, но с характером отца. Спустя два года после свадьбы брата, Татьяна вышла замуж во второй раз. О второй беременности дочери я узнала в день свадьбы. Танечку с утра начало тошнить. Я заволновалась, перебрав в голове огромное количество заболеваний, но дочь взяла себя в руки и решила сделать тест на беременность. Первый ребенок стал бесценным опытом материнства для Танечки. Через восемь месяцев на свет появился мой второй внук Игорь.
   Но вернемся к реальности. Я сижу в кафе за столом с подругой детства. Аня за последние двадцать минут стала мне полностью неинтересна. Тем временем Сивкова, не подозревая о моих мыслях, рассказывала о своей жизни. Мне стало противно. Сколько можно жаловаться? Надо все-таки иметь некий стоп-кран внутри. Не удивительно, что Аня одна. Кому хватит терпения слушать каждый день о горестях жизни? Я решила избавить себя от тягостной беседы и, посмотрев на часы, воскликнула:
   - Очень интересно, но, к сожалению, мне пора. Много дел накопилось.
   - Запиши мой номер, вдруг пригодится, - отозвалась Сивкова.
   Сохранив абсолютно не нужные мне цифры в сотовый телефон, я по привычке дала свою визитку Ане и тут же пожалела об этом.
   Дойдя до своего верного железного коня, я посмотрела назад. Аня позвала официантку и снова начала изучать меню. Надеюсь, она заметит те деньги, что я оставила на столе. Заведя мотор, я рванула с места. Есть еще одно место, куда мне нужно заехать, но для начала я позвоню одному своему родственнику. Женя работает в отделении полиции и даже имеет некое приличное звание. Он единственный, кто может ответить на два моих вопроса.
   Евгений Альбертович Мороз приходится мне дальней родней со стороны матери. Мама всегда путалась, когда рассказывала мне, в каком родстве мы состоим с Женей, но концовка рассказа всегда была одинаковой. Даже если Женечка тебе седьмая вода на киселе, нужно поддерживать с ним хорошие отношения. Так я и выросла, постоянно улыбаясь всем своим родственникам, даже самым противным.
   Путь предстоял в другой район города, поэтому я решила заехать в магазин и купить еды. Ведь, не смотря на проведенное в кафе время, я так и не поела.
   Аккуратно заняв место на парковке, я огляделась. Небо медленно затягивало тучками. В утреннем прогнозе погоды дождя не обещали. Я опустила голову и побрела ко входу в магазин. Положив в корзинку бутылку минеральной воды без газа, пару мягких свежих булочек и два плавленых сырка, я направилась к линии касс, где выбрала самую короткую очередь. Передо мной была только старушка, у которой в корзинке я разглядела массу вкусных, но дорогих продуктов. Упаковку германского мороженого, филе семги, ветчину и твердокопченую колбасу. К своему удивлению в этой же корзинке я обнаружила дешевый батон, самую обычную палку ливерной колбасы и упаковку жуткого пойла со слоником на картонке, именуемого чаем. Последний раз я видела такую коробочку лет пятнадцать назад, но, как оказалось, этот чай выпускают до сих пор. Подошла очередь бабули и старушка начала выкладывать покупки на ленту, сначала оплатив отдельно самые дешевые, а потом уже дорогие. Заметив мой взгляд, старушка пояснила:
   - Одно для кошечек, второе для меня.
   Я оторопела. Для кошечек? Кто-то готов экономить на себе, но при этом хочет обеспечить своим муркам сытную жизнь.
   Оплатив покупки, я выпала на улицу. Начал накрапывать дождь, и я с радостью влезла в салон своего авто, лишний раз порадовавшись наличию оного. Булочки оказались потрясающе вкусными, и я пожалела, что купила всего лишь пару. Нужно будет купить еще и создать стратегический запас.
   Набрав номер, я откашлялась.
   - Алло, - раздался голос Женьки.
   - Привет, это Оля Юрьева, - начала я разговор.
   - О, привет! Давно тебя не слышал, - изобразил радость Женя.
   Обменявшись комплиментами, и спросив друг у друга о делах, я решила сразу взять быка за рога:
   - У меня к тебе два вопроса.
   - Какие? - заинтересовался Женя.
   - У меня кто-то начал безобразничать на лестничной клетке, и я хочу узнать, кто это делает. Можно ли как-то подключить мой видеофон к записывающему устройству и вести постоянную съемку?
   - Можно. Я даже могу дать тебе телефон стоящего мастера, - после некоторой паузы протянул Женя. - Хочешь поймать кого-то с поличным?
   - Да, но я думаю, это дети балуются. Хотя бы поговорю с родителями, - понеслась я на коне лжи.
   - А второй вопрос? - проявил интерес Женька.
   - Мне нужно знать, куда сегодня увезли труп девушки из кафе "Пирожок и друзья" на Лиговском проспекте.
   Наступила тишина. Я решила не встревать и подождать, пока Женька придет в себя. Тем более, я уверена, что он не будет спрашивать, зачем мне это нужно.
   - Я перезвоню тебе через десять минут и скажу что и как, - наконец выдал Женя и отсоединился.
   Может, он и не такой плохой, как я думала? Стоит приглядеться к нему. Иногда, без видимой причины, мы не замечаем прекрасных людей, которые могли бы стать хорошими друзьями.
   Ноги жали на педали, руки крутили руль и переключали передачи, пока в голове роились посторонние мысли. Во-первых, из простого любопытства я хочу знать, отчего умерла официантка в кафе. Не верю я в рассказы ее коллег о неразделенной любви. Уж слишком сладко девица разговаривала в туалете по телефону. Она явно питала большие надежды на будущее. Не успела обсудить какой суп на меня вылить, как ее убили. Да, именно убили. Я уверена. Слишком мало прошло времени между ее разговором с "Котей" и смертью. Вряд ли некий "Котя" мог изменить решение на противоположное за двадцать минут, а даже если изменил, то не могла девчушка решить убить себя за пару минут. Ведь это не такое простое дело. Можно было бы предположить, что она покончила с собой из-за чего-то другого, но ведь около тела нашли записку, в которой четко написано, что дело в любви! Не складывается картинка. Я уверена, что записка ненастоящая и ее подбросили к уже мертвому телу. Необходимо узнать хоть что-то о родственниках несчастной, ведь кто-то же должен ее похоронить. Вторым вопросом по-прежнему остается визит загадочного человека к моей двери и его странный разговор по телефону, сводящийся к подрыву моей квартиры. Следует обеспечить непрерывную съемку перед входом в квартиру, как минимум пока я не найду мерзавца. Не зря же я перечитала столько детективов! К детям я переехать сейчас не могу, ведь я разрешила Дениске пожить у меня. Решено. Ставим оборудование.
   Из раздумий меня вырвал писк сотового. Я взяла трубку, на экране которой было написано "Женя".
   - Оля, записывай, - сквозь треск услышала я голос Мороза.
   - Подожди секундочку, - отозвалась я и начала искать глазами место для парковки. Спустя несколько минут я продолжила разговор.
   - Я готова.
   - Девицу звали Горшенина Анастасия Федоровна. Двадцать три года. Проживала с мамой, Еленой Пахировной. Тело увезли в судебно-медицинское отделение больницы святой Евстафии.
   Записывай телефон и адрес...
   - Спасибо. Ты очень мне помог, - отозвалась я.
   - Не за что, - ответил Женя, - родственники должны помогать друг другу.
   Видимо, его воспитывали в том же ключе, что и меня. А может, он знает о нашем родстве несколько больше, чем я? Тем временем у меня наметилось еще одно дело, но для начала мне нужно доехать до дома и узнать телефон матери погибшей официантки, но перед этим еще следует посетить зоомагазин и пополнить запасы кормов для моих животных. Тем более не стоит забывать, что у меня в квартире на одну собаку больше. Все мои родственники уверены, что у собаки Дениса в предках был слон и медведь.
   Мой сын купил Геру, а в полном варианте Генриетту с рук у некой женщины. Отдал он за нее смешную сумму, которую я не буду упоминать. Все прекрасно понимали, что перед нами обычная дворняжка, собачка без даже намека на породу. Но Герочка обаяла нас всех. Килограммовый пушистый щенок шнырял целыми днями по всей квартире в поисках кого-то, кто с ней поиграет. Собачка радовалась всем, кто приходил в квартиру, и просто не могла не привлекать к себе внимания. Как известно, собака выбирает себе одного хозяина, и им для Геры стал Дениска. Собака жила с нами всего полтора года, пока Денис ни стал жить отдельно, но за это время Геруся увеличилась в десятки раз. Теперь большинство прохожих шарахается в сторону при виде Геры, но собака привыкла и не выказывает удивления. Я понимаю их. Подобная реакция ждала бы и меня, если бы я не знала о бесконечно милом характере и кротком нраве этой собачки. Сейчас она весит восемьдесят килограммов и, если встанет на задние лапы, то моя голова будет на уровне ее пупка. Впрочем, не знаю, есть ли у собак пупок. Пушистый комок шерстки превратился в огромную, тяжелую собаку с большими, отвисшими ушами, карими глазами и длинной густой шерстью. Именно поэтому я упоминала о слоне и медведе, состоящих в родстве с Геруней. За пять лет своей жизни она ни разу не испортила ни одной вещи. Даже будучи щенком, она играла только с теми игрушками и мячиками, которые покупали специально для нее.
   Я закупила еду для животных и по частям отнесла их к машине. Теперь можно ехать домой. Войдя в квартиру, я присела на корточки и начала приветствовать стаю своих домашних животных, как вдруг услышала цокот когтей по полу. Повернув голову на звук, я увидела Геру, которая медленно шла поздороваться со мной. Из гостиной выглянул сын.
   - Мама, привет! А мы уже тут! Что с тобой? Кто тебе накостылял?
   Я улыбнулась. У обоих моих детей есть ключи от моей квартиры, а у меня в ящике стола в кабинете лежат связки от их квартир. На всякий случай. Я давно уже хочу переложить их в другое, более надежное место, но времени на это не хватает.
   - Меня кто-то укусил, а это аллергическая реакция. Я была у тети Нины в клинике, она мне лечит синяк. Сейчас уже лучше стало.
   - А что у нас есть поесть? - на распев произнес Дениска.
   Я опешила. Поесть? О животных я подумала, а вот про нас забыла!
   - Сейчас, - занервничала я, - быстренько сбегаю в магазин и мы покушаем. Дел много было, не успела заехать в продуктовый.
   - Расслабься, - улыбнулся сын, - я уже все купил.
   Вот в этом он весь. День прожит зря, если Денисочка никого не успеет разыграть за сутки.
   - В машине осталась пара тяжелых пакетов. Там еда для собак, включая Геру.
   Собаки радостно закрутили хвостами, услышав заветное слово "еда".
   - Я принесу, - кивнул сын.
   - А что у нас на обед? - оживилась я, предвкушая что-то необыкновенно вкусное.
   - Я заехал в ресторан "Саранча" и купил там две порции блюда дня. Вот и поедим.
   Я задумалась. Отчего этот ресторан получил такое интересное название? Я слышала, что он открылся не так давно, но быстро заслужил любовь горожан из-за потрясающе вкусной кухни и отличного сервиса. Также мне говорили, что рестораном владеет очень известный депутат, которому, якобы, бизнес купила могущественная и практически всесильная жена.
   - Счастье в тарелке, - прочитал сын на бумажке, приклеенной к фирменной коробке ресторана для переноски еды.
   - Многообещающе, - решила я поддержать сына.
   После обеда я пошла в кабинет и включила компьютер. Несколько лет назад я купила базу данных жителей Петербурга и с тех пор постоянно прибегаю к ее помощи. Нужно попробовать найти в ней мать погибшей официантки. Я ведь знаю фамилию, вкупе с именем и отчеством. Да и последнее нельзя назвать простым. Как я и думала, Горшенина Елена Пахировна оказалась одна на весь город. Тщательно записав координаты женщины, я приосанилась. Начало своего собственного расследования положено. Единственное, чего не хватает, так это удостоверения сотрудника полиции, но, кажется, я знаю, где можно его купить, причем за бесценок. Я посмотрела на большие напольные часы в кабинете. Их мне подарил Денис на Новый Год. Часы ни разу не ломались за те 4 года, что стоят здесь. Сначала я каждый раз пугалась, как только они начинали бить, но потом я привыкла и очень полюбила их. Шесть часов вечера. Горшенина живет в пригороде, а это для меня не ближний путь. Приняв решение заняться всеми вопросами, не связанными с семьей, завтра, я провела вечер с сыном, слушая рассказы о трудностях и радостях бизнеса.
  
  

ГЛАВА 3

  
   Новый день начался с подъема в семь утра. Открыв свой бизнес, я перестала вставать так рано, поэтому сегодняшнее утро показалось мне особенно противным. Зевнув и потянувшись, я надела халат и пошла в ванную, после переместившись на кухню. Я включила кофемашину. Тоненькой струйкой в чашку потекла бодрящая жидкость, я посмотрела в окно. Солнце уже всходило над нашим городом, а в воздухе парила гармония. Я улыбнулась лучам солнца, ворвавшимся на кухню через окно и начала делать бутерброды. Забрав чашку с кофе и положив еду на блюдце, я принялась завтракать. Съев бутерброды, и почти выпив кофе, я закрыла глаза и расслабилась.
   - Мама, почему ты меня не разбудила? - раздался резкий голос сына.
   От неожиданности я дернулась. Красивая фарфоровая чашка с удивительно тонкими стенками выскользнула из руки и покатилась по столу, оставляя за собой черные следы от кофе. Это моя любимая чашка, из которой пила моя бабушка. Одна из самых ценных для меня вещей в квартире. Хорошо, что она не разбилась. Я не представляю свою реакцию в этом случае.
   - А разве нужно было? Ты же не просил, - заморгала я.
   - Да. Видимо, забыл, - опустил голову Динька.
   - Что тебе приготовить?
   - Маринка меня приучила есть то, что дают, - насупился сын.
   - Жалко ее не было рядом в то время, когда тебе было пятнадцать лет, - съязвила я. - В то время тебя было трудно накормить.
   - Намучалась ты. Я помню, как ты драила полы, чтобы купить мне обувь. Я ценю это, - тихо ответил сын.
   Пару раз я моргнула, затем из глаз потекли слезы. Я умилилась воспоминаниям и поцеловала сына в лоб. Слава Богу, я сумела его вырастить. Все-таки, он вырос хорошим человеком, как и Таня. Мне повезло с детьми. Даже в самые трудные и безденежные времена я никогда не жалела, что родила их. Конечно, было трудно растить их одной, но я справилась.
   - Не забудь погулять с Герой, а то я не успеваю, - улыбнулся сын и вышел из-за стола.
   Я закусила губу. Вот она ложка дегтя в бочке умиления. Хотя могло быть и хуже. Осталось подождать, пока Дениска уйдет на работу и можно отправляться на поиски удостоверения. Вряд ли Елена Пахировна станет разговаривать с неизвестной женщиной о вчерашней смерти дочери. А вот с корочками шансов у меня больше. Главное - не начать хихикать, когда примусь врать.
   Я вернулась в спальню и села в кресло. Ждать пришлось недолго, и уже через двадцать минут мой сын покинул квартиру. Я вскочила и заметалась по комнате. Так, спокойно. Сначала проверю столик в коридоре.
   В прошлом году я потеряла паспорт за два дня до одной важной сделки. В доме был объявлен траур. Я сидела дома и старалась не зарыдать в голос. Большой заказ уплывал из рук. В этот момент мне позвонила одна из подруг и, услышав о моей беде, дала мне телефон прекрасного молодого человека по имени Виктор, который занимается всеми документами на свете. Причем паспорт он мне сделал абсолютно законно за один день. Впрочем, я перестала удивляться тому, на что способны деньги еще много лет назад. И вот сейчас я перерывала квартиру в поисках визитки, что вручил мне Витя, передавая готовый паспорт.
   Я издала победный клич и выудила нужный бумажный прямоугольник из визитницы. Совсем забыла. Марина купила мне ее просто так после моего сотого забега по квартире в поисках нужной визитки. Я посмотрела на часы и пригорюнилась. Стрелка заснула на цифре восемь. Не совсем удобно звонить малознакомому человеку в такую рань. Вдруг, он сейчас уже не занимается документами, а отсыпается после очередной ночной смены? Вряд ли. Слишком это прибыльное дело. Одна я отдала сумму, равную месячной зарплате среднего работника. Но за скорость нужно платить, особенно если это касается документов. Они в России делаются загадочно долго.
   Погуляв со стаей, я решила сварить суп и побрела на кухню. Все же нужно приготовить что-то поесть, ведь не будем же мы питаться ресторанной едой каждый день. Когда я закончила свой кулинарный поединок, часы показывали уже 11 утра. Я потерла ладони друг о друга. Пришел час икс! Пора набирать номер Вити.
   - Слушаю, - раздался тихий голос.
   - Витя?
   - Да.
   - Это Ольга Юрьева. Я пользовалась твоими услугами в прошлом году, когда потеряла паспорт.
   - Ну?
   - Мне нужно удостоверение сотрудника полиции среднего звена. Сможешь? Настоящее не надо, но главное, чтобы корочки не вызывали сомнений.
   - Сегодня успеешь приехать?
   - Да, - обрадовалась я, - конечно успею. Ты никуда не переехал?
   - Нет. До сих пор на Социалистической улице живу. Дом 10, квартира 40.
   Договорившись с Витей на три часа дня, я набрала телефон Нины. Предстоял новый визит к подруге. Я посмотрела в зеркало и улыбнулась. Синяк выглядел гораздо лучше, чем вчера. Труды Ниночки дают плоды, но сегодня все равно придется ходить по городу в темных очках. И потом сотрудник полиции с фингалом может вызвать подозрения у Елены Пахировны.
   Я вышла на улицу и села в машину. Сначала еду к Нине, затем за удостоверением, а вечером я посещу мать официантки. В морг ехать еще рано. Я сомневаюсь, что патологоанатомы за столь короткий срок успели вскрыть тело Насти. Все же стоит подождать пару дней. Даже если мать заберет тело дочери, меня буду волновать только результаты вскрытия, а они записываются и хранятся в архиве.
   Нина встретила меня с улыбкой на лице. Я улыбнулась в ответ и поздоровалась.
   - Привет, - эхом отозвалась подруга и заулыбалась еще больше. - Как вчера пообщалась с Анечкой?
   - А ты откуда знаешь? - не сдержала я удивления.
   - Сорока на хвосте принесла, - пожала плечами Нина, но я поняла о чем, а вернее о ком идет речь.
   Все дело в том, что в школьные времена у нас с Нинушей была одноклассница по фамилии Сорокина. Из-за непрезентабельной внешности и плохого характера девочку не замечали одноклассники, а она не нашла ничего лучше, чем ябедничать учителям на всех и каждого, стараясь заслужить любовь педагогов. Но план не удалось воплотить в жизнь, и девочка, имени которой я не знаю до сих пор, так и не нашла друзей и не заслужила желаемого внимания со стороны учителей. Немного поразмыслив, девочка стала распускать сплетни, как об учениках, так и о педагогах, чем загнала себя угол.
   Несколько лет назад Нина пришла работать в ту клинику на Греческом проспекте, где мы сейчас находимся. Представьте ее удивление, когда в первый же Нинин визит на новую работу одна из врачей назвала женщину по имени и поздоровалась.
   - Мы знакомы? - насторожилась Ниночка.
   Женщина кивнула и стала рассказывать о себе. Моей подруге оставалось лишь моргать, слушая, как та самая бывшая школьница Сорока выросла и превратилась в известного доктора Маргариту Викторовну Короленко. Женщина изменилась внешне, вышла замуж, сменила фамилию, родила детей, но так и осталась сплетницей. Именно Короленко видела меня вчера с Аней в кафе. Короленко мигом узнала меня и удивилась тому, чего общего у госпожи Юрьевой могло быть с бывшей уголовницей.
   - Уголовницей? - вытаращила я глаза.
   - Ну да, - пожала плечами Нинка, - а ты разве не знала? Все наши в курсе.
   Я помотала головой. Каким-то загадочным образом Анечка вчера забыла мне рассказать о своей жизни в местах не столь отдаленных. Впрочем, это ведь такая мелочь, любой бы забыл на ее месте.
   - А что она сделала? - одолело меня любопытство.
   Нина закатила глаза и глубоко вздохнула. Я приготовилась слушать.
   Анечка Сивкова окончила школу и глубоко задумалась. Внешность девушки не давала покоя большинству представителей мужского пола. Особых мыслей относительно нового места учебы у Ани не было, а идти по стопам родителей-ботаников не хотелось. И тут судьба столкнула ее с приятным юношей по имени Дима. Парень оказывал знаки внимания, дарил цветы, приглашал гулять. Но период ухаживаний был недолгим. Спустя некоторое время парня забрали в армию, а Аня нашла новую любовь. Очередной юноша познакомил красавицу с миром грязи и разврата, от которого у Ани закружилась голова. Очень скоро Аня поняла, что беременна и кавалер растворился во времени. Мать девушки схватилась за голову и отвела дочку на аборт. Вмешательство прошло неудачно и несостоявшейся матери назначили курс гормонов, после которого Анна стала толстеть. Прибавив половину от своего прежнего веса, Сивкова решила покончить с собой, но не рассчитала количество снотворного, и самоубийство не состоялось. Следующие десять лет жизни моей бывшей одноклассницы неизвестны, но по окончании этого срока Анечка встретила новую любовь. Сорокалетнего мужчину с проплешинами и сединой, успевшего отсидеть несколько сроков в тюрьме за кражи и разбой. Анна влюбилась и забыла обо всем, что окружало ее. Все разговоры и мысли сводились к одному человеку, ради которого Аня пожертвовала бы многим. Спустя год, женщина стала намекать любовнику о свадьбе, но тот упорно делал вид, что не понимает о чем речь. Спустя еще пару месяцев, Анечка заподозрила гражданского мужа в измене, но доказательств не было. Мобильный гражданского супруга был изучен вдоль и поперек, а друзья у них были общие. Постепенно в Ане росла обида на мужчину и жалость к себе.
   Неожиданно пришло решение проблемы. Подумав немного, Сивкова решила начать следить за любимым, чтобы вычислить любовницу и высказать той в лицо все свои обиды. Она даже не задумывалась, что официально их брак не зарегистрирован и по документам она никем ему не приходится - следовательно, никаких прав не имеет. Несколько дней она следовала по пятам за бывшим зэком, взяв на работе несколько отгулов. Но тот передвигался по городу исключительно по работе и Аня начала сомневаться в своем решении. В голову закралась жалость к любовнику и тонкое осознание того, что она могла ошибиться. Супруг просто устает на работе - может, работает дольше, а у нее в голове только такие мысли. Время потекло по-прежнему. Женщина старалась завести детей, но последствия аборта давали о себе знать, и давняя мечта Анечки не могла воплотиться в жизнь. Денег на экстракорпоральное оплодотворение у пары не было, поэтому оставался только один способ - экспериментировать.
   Но потом в один момент все рухнуло. Все мечты о счастье, надежды и радости померкли в одночасье, когда Аня достала из кармана мужа тест на беременность с двумя полосками. Марка теста отличалась от тех, что покупала сама Аня, поэтому мыслей о том, что тест принадлежит ей самой, отпала сразу. Встретив мужа с работы, женщина накормила мужчину и даже разрешила выпить водки. Охмелевшего супруга Аня отвела в спальню и уложила на кровать. Вернувшись на кухню, она провела там полчаса и взяла в руки нож. Первая мысль была убить себя, но ведь это не она изменяла супругу, пусть и гражданскому. Можно ведь было сразу сказать, что он нашел другую. Более молодую, стройную и красивую. Из глаз женщины хлынули слезы. Он бы не изменил ей, будь она такой, какой была прежде - стройной и красивой, королевой вечеринок. Той, которой парни всегда оглядывались вслед. Аня сжала ручку ножа и встала. Нет, он обязан узнать, как это больно, когда тебя придает любимый человек. Он сейчас узнает это. Женщина направилась в спальню к супругу, тем самым не оставив последнему шансов выжить.
   Хоронили мужчину в закрытом гробу. Особенно громко на похоронах рыдала одна темноволосая и красивая женщина в дорогом пальто. Чем непрезентабельный внешне мужчина с пустым кошельком мог привлечь подобную женщину, никто не знает. Как установило следствие, именно с ней в течение целого года проводил свободное время мужчина. Именно она, узнав о своей беременности, решила обрадовать любовника и положила ему в карман свой тест на беременность. Она даже не предполагала, какие последствия повлечет за собой этот поступок. Одна женщина просто хотела поделиться своей радостью с любовником, а вторая хотела, чтобы ее любили.
   Аня отправилась за решетку на пять лет, успев родить ребенка, которого сдала в детский дом. Кто стал отцом ребенка, не знал никто. Хорошо известно, что заключенная с ребенком живет лучше, но Аня по какой-то причине решила отказаться от долгожданного чуда. Сейчас Сивкова работает продавцом выпечки в киоске около вокзала. Живет женщина принципиально одна и не навещает ребенка в детском доме. А та дама, что положила любовнику в карман тест на беременность, вышла замуж за писателя и сейчас является вполне обеспеченной женщиной, воспитывая своего первого ребенка от погибшего любовника Сивковой и дочь, которую родила от супруга.
   - А мне она сказала, что работает няней! - вскочила я.
   - Анечка часто говорит неправду. Лучше ее не слушать, - устало ответила Нинка.
   - Она мне вчера сказала, что отомстила некому мужчине, - сказала я, - но я не придала этому значения. Мне бы даже в голову не пришло, что она могла кого-то убить, тем более так жестоко.
   - Внутри каждого из нас есть что-то темное и мрачное, но кто-то умеет с этим бороться, - отозвалась Нинуля, - а кто-то выпускает наружу.
   Я вздрогнула. Никогда не знаешь, кто живет рядом с тобой. Маньяки, убийцы, педофилы и прочие страшные личности современного мира обычно никак внешне не выдают себя, пока случайно кто-то не заденет тот страшный механизм, что с рождения находится внутри них.
   - Как думаешь, а во мне много темного?
   Нина улыбнулась и погладила меня по голове.
   - Вряд ли. Слишком много лет я тебя знаю. Хотя, как говорится, в тихом омуте черти водятся. Как твой глаз?
   Я потрогала синяк пальцами и пожала плечами. Нина встала и подошла к шкафчику с медикаментами.
   - Сегодня помажем тебе синяк одним чудным средством, оно достаточно сильное, но не дорогое. Главное, чтобы не было аллергии на него. Давай намажу немного на руку, а потом уже посмотрим и, если все будет хорошо, намажем на лицо.
   Я согласилась и Нина нанесла мне на сгиб локтя немного мази.
   - Пойдем чаю попьем? - спросила подруга и, не дожидаясь моего ответа, встала.
   Мне ничего не оставалось, как пойти за Нинулей в ординаторскую, где она налила мне в чашку чудесного чаю.
   - Очень вкусно, - не сдержала я восторга.
   - Это мне одна подруга привозит со Шри-Ланки. У нас этот чай не продается, хотя я думаю, он бы пользовался бешеной популярностью. В конце смены приходится уносить пачку домой, а то был уже один случай, - нахмурила брови Нина.
   - Какой?
   - Один раз я оставила здесь целую упаковку и ушла домой. Я тогда работала и за себя, и за Любку Филимонову, сменщицу. Та заболела гриппом, и мне пришлось вкалывать за двоих. Так вот, на следующий день не осталось даже картонной упаковки! Ладно бы народ просто выпил его, так нет! Домой растащили родственников угощать!
   - Я их понимаю, - улыбнулась я.
   - Показывай руку, вернулась к своей профессии подруга. - Все нормально, раздражения нет. Допивай чай и пойдем мазать синяк. Через пару дней снова будешь красавица!
   Я опустила глаза. Очень надеюсь, что больше меня никто не укусит. Хотя я уже давно верю в свою бесконечную "везучесть". Угадайте, кто постоянно попадает в неловкие ситуации? На улице я постоянно наступаю в кучки "радости", что остаются после прогулок с собаками. У кого в туалете всегда заканчивается туалетная бумага? А когда я надеваю купальник, всегда набегают тучки и начинается дождь. Некоторое время назад я устала от постоянного "загорания" под дождем и решила купить себе путевку в другую страну. Специально для курорта я купила новый купальник и, предвкушая радостный отдых, прилетела на курорт. Первый день я отсыпалась после перелета и смены климата, а со второго дня начался дождь, который стих только к концу моей путевки. Весь отдых я провела в отеле, периодически разбавляя это поездками в автобусе, слушая экскурсовода. С тех пор я забросила попытки быть темнее, чем я есть. Друзья предлагали мне ходить в солярий, но похожая на гроб коробка с лампами не может заменить теплого песка и шума воды.
   - Все, я закончила, - улыбнулась Нина. Не мочи лицо ближайшие пару часов, ну а через пару дней я бы снова хотела тебя увидеть здесь. Можно в это же время. Думаю, завтра синяк будет почти не заметен.
   - Очень хотелось бы в это верить, - протянула я. - Как думаешь, кто мог меня укусить?
   - Не знаю, я в жучках-паучках не специалист.
   Я вздохнула, надела очки и попрощалась с подругой. По плану мне теперь предстояло посещение квартиры Виктора. Надеюсь, корочки работника полиции готовы.
   Задержав дыхание, я забежала на второй этаж дома, в котором живет Витя. Судя по запаху, в подъезде прорвало фановую трубу. Я нажала на звонок, и дверь практически сразу открылась. На пороге стоял Витя, одетый в джинсы и мятую рубашку в большую клетку.
   - Привет! - поздоровалась я.
   - Привет!
   - Готово мое удостоверение?
   - А чего его готовить, это же не борщ, - насупился парень, - пара минут. Ты фотографию принесла?
   Видимо ответ читался у меня на лице, потому как мужчина вздохнул и сказал:
   - Не расстраивайся. Через три дома от меня есть торговый центр, а в нем фотоателье, где делают фотографии за час.
   Я кинулась в указанном направлении и довольно быстро нашла нужный мне закуток, в котором сидел парень на вид лет двадцати.
   - Мне нужно фото на удостоверение, - улыбнулась я мальчику.
   - Три на четыре? - зевнул парень.
   - Наверное. Я точно не знаю. В крайнем случае обрежут.
   - Заходите вот сюда, куртку повесьте и садитесь на табуретку, - повеселел парень.
   Я вошла в небольшую дверь в ширме, которая отделяла студию от общего пространства. С трудом разглядев гвоздь на стене, я повесила на него куртку и решила, что больше никогда сюда не приду.
   - А зеркало есть? - повернулась я к фотографу.
   - А надо? - вопросом на вопрос ответил парень.
   Я пригладила волосы и сняла очки. Парень приоткрыл рот, но ничего не сказал.
   - Садитесь вот сюда, на табуреточку, - расплылся в улыбке фотограф.
   Я села на хлипкое сидение, перед которым на штативе стоял фотоаппарат. По краям стояло по одному осветительному прибору, а прямо за штативом располагалась тренога с раскрытым серым зонтом. Теперь следовало расслабиться и немного улыбнуться, чтобы не быть похожей на грустного мима. Внезапно табуретка пискнула и, издав звук, похожий на хруст веток брошенных в костер, сложилась. Я рухнула на спину, задев ногой штатив с фотоаппаратом.
   -..., -выдал парень, - ну ты даешь! Сколько тут народу было, ты одна разломала нашу студию!
   Кое-как я поднялась и отряхнулась. Ну вот, в очередной раз ко мне пришло "везение". Немыслимое количество человек сидело на хлипкой конструкции, созданной еще в советское время, но сломалась табуретка именно подо мной. Парень поднял штатив с фотоаппаратом.
   - Слава богу, он цел! Ты только табуретку сломала.
   - Давай фотографию сделаем. Мне срочно нужно.
   - Может, подождешь пару дней, пока синяк пройдет? - посмотрел мне в глаза парень.
   Я замерла. Надо же, совсем забыла про "фонарь" под глазом!
   - Не расстраивайся, - улыбнулся парень, - у нас есть фотошоп. Замаскируем твой синяк.
   Сделав фото, парень открыл его в редакторе и повернул голову в мою сторону.
   - Расценки знаешь?
   - Нет, - пожала я плечами.
   - Две тысячи ретушированное фото, двести рублей блок из шести обычных фотографий. На выбор клиента цветной и черно-белый вариант.
   - Две тысячи за одно фото?!
   - Нет, там их шесть штук будет.
   - Все равно это столько не стоит, - топнула я ногой.
   - Не нравится, берите без ретуши за двести рублей, - потерял ко мне интерес парень.
   - Печатайте так, - насупилась я.
   Ну и пусть удостоверение будет с фотографией женщины с подбитым глазом. В крайнем случае скажу, что фото было сделано сразу после важного задания, исполняя которое мне пришлось вступить в рукопашную схватку с бандитом.
   - С вас двести рублей и табуретка.
   - Вы хотите, чтобы я подала на вас в суд, за моральные страдания, которые я получила в неограниченном количестве, когда падала с вашей табуретки? - заорала я. - Это будет стоить гораздо дороже нового сидения! Плюс я скажу, что синяк заработала именно у вас.
   Парень промолчал, а я схватила фотографии и гордо вышла из студии, зацепившись ногой за порог.
   Через пару минут я уже стояла перед дверью в квартиру Виктора. Как и в прошлый раз, ждать, пока мне откроют, долго не пришлось.
   - Сделала? - с порога задал вопрос Витя.
   - Да, - кивнула я и передала мужчине фотографии. Витя посмотрел на фото и захохотал. Я нахмурилась. Мог бы и промолчать.
   - Пойдем в кабинет.
   Мы переместились в небольшую комнату, где на столе лежала заготовка удостоверения, ручка, печати и баночка клея. Мужчина вырезал мое фото и начал приклеивать его к корочкам, давясь смехом. Я молча наблюдала за его действиями.
   - Имя?
   - Юрьева Ольга Павловна.
   Парень поставил печать на удостоверении и протянул его мне.
   - Держи, готово.
   Я улыбнулась. Вторая ступень моего плана оказалась не такой высокой, как я ожидала. Теперь нужно навестить Елену Пахировну, но при этом будет неплохо отрепетировать в машине свои действия. Я открыла удостоверение и увидела свое фото, рядом с которым крупными буквами значилась моя новая "должность" - следователь.
   - Нравится? - спросил меня Витя.
   - Очень, - улыбнулась я в ответ, - сколько с меня?
   - Ничего. Я тебе его дарю. Спасибо тебе, давно я так не смеялся.
   Добежав до машины, я открыла дверцу и залезла в салон. Хорошо, что хоть кому-то мой синяк принес радостные впечатления.
   Потренировавшись, я открыла атлас и нашла дом Елены Пахировны на улице Шелгунова, затем завела мотор и поехала по нужному адресу. Припарковавшись у дома, я вышла на улицу и огляделась. Двор выглядел уныло. Давно не ремонтированные дома с отвалившейся местами штукатуркой производили не самое лучшее впечатление. Вряд ли здесь живут сильно обеспеченные люди. Отыскав нужный подъезд и поднявшись на этаж, я встала перед нужной дверью, вздохнула, и, приготовив удостоверение, нажала на звонок. Итак, начнем благословясь. Через некоторое время дверь открылась, а на пороге показалась женщина с темными кругами под глазами. Женщина, не смотря на лето, куталась в ажурный шерстяной платок.
   - Вы кто? - спросила меня мать несчастной Насти.
   - Я Ольга Павловна, следователь из прокуратуры. Я бы хотела задать вам пару вопросов относительно вашей дочери.
   - Разве на самоубийц заводят дела? - удивилась женщина.
   Я задумалась. А правда, разве заводят? Вроде, нет. Но главное - не пасовать.
   - Дело в том, что полиции не понравилось несколько моментов в этом деле и они передали его нам. Это стандартная форма обработки таких дел. После проверки мы его закроем и сдадим в архив. Может, нам лучше поговорить на кухне?
   - Да, конечно, - спохватилась женщина, - простите. Задумалась.
   - Все в порядке, - кивнула я.
   - Не разувайтесь, у нас сегодня пол грязный. Народу много было.
   Я вытерла ноги о коврик около двери и вошла в квартиру. Все зеркала были завешены черной тканью, а на небольшом столике около двери стояла фотография погибшей Насти. Рядом лежало несколько искусственных роз. Я вздохнула. Не дай бог узнать нам, что значит пережить своих детей.
   Сев на предложенный стул, я осмотрела кухню. В помещении царил ангельский порядок. Занавески сверкали чистотой, на плите отсутствовали пятна жира, а решетка вытяжки была словно только что из магазина. У меня такой идеальный порядок бывает за полчаса до прихода гостей. Единственная вещь, на которой я задержала взгляд, была кружка с остатками чая и куском плавающего в нем лимона. Женщина заметила мой взгляд и пояснила.
   - Из нее Настенька пила перед смертью. Не могу ее убрать. Сил не хватает.
   Елена дернула плечами.
   - Хотите чаю?
   - Да, если можно, - я решила настроить женщину на откровенный разговор.
   Спустя минут десять мать официантки закончила приготовление чая и опустилась на стул напротив меня. Расставив на столе чашки, сахарницу и вазочки с печением она подняла на меня тусклые черные глаза и спросила.
   - Она хоть не мучилась?
   - Нет. Она не чувствовала боли. Но пока еще рано судить о том, что произошло. Спустя пару дней мы получим результаты вскрытия, и тогда можно будет говорить более уверенно. А сейчас давайте приступим к сути моего визита. Каким Настя была человеком?
   - Она была доброй, светлой девочкой, - медленно с запинками говорила Елена. - Никогда никого не обижала, мне по хозяйству помогала. Иногда мы ссорились, и она могла не разговаривать со мной несколько дней, порой даже неделю. Но все равно в итоге первая шла на примирение. Извинялась, говорила, что неправа. Я всегда ее прощала. Понимала, возраст еще не тот, чтобы всегда мыслить здраво. Да и потом что говорить - единственный ребенок.
   - А у нее был любимый человек?
   Внезапно женщина сжала ладони и ударила кулаком правой руки по столу.
   - Был, чтоб ему пусто было!
   - Они давно вместе были? - подвела я женщину к нужной теме.
   Елена закрыла глаза ладонями и продолжила разговор в этой позе.
   - Года два они были вместе. Настенька все замуж хотела, а Сашка отнекивался. Говорил рано. Мол, нужно работу нормальную найти, квартиру свою заиметь, а потом уже жениться-плодиться.
   Настенька всегда пользовалась вниманием противоположного пола, но никак не могла найти свое счастье. Елена Пахировна смотрела на романы дочери сквозь пальцы. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не наркоманило. Но два года назад ситуация изменилась. На одном из концертов, проходившем в ночном клубе, Настенька познакомилась с молодым человеком. Парень представился простым именем Саша и произвел на девушку глобально приятное впечатление, о котором она вечером взахлеб рассказывала маме. Парень явно понравился Насте. Да и молодая симпатичная девушка явно пришлась по вкусу Александру. Через некоторое время вспыхнул роман с подношением цветов, совместными походами в кино и непрерывной романтикой. Девушка обо всем рассказывала маме, а та радовалась счастью дочери. Но все изменилось в тот день, когда Настасья решила познакомить Сашу с мамой.
   С первого же взгляда на парня женщине стало понятно, что молодой человек не так прост, как хочет казаться. Следующие пару месяцев мать старательно навязывала свою политику дочери, но та любую негативную информацию о любимом воспринимала в штыки. Обычно бСльшая часть разговоров заканчивалась скандалом.
   - Тебе никто не давал права без доказательств говорить о нем плохие вещи! - кричала Настя и уходила из дома, хлопая дверью о косяк.
   Никакие убеждения не помогали. Но однажды, после очередного скандала, дочь внезапно вернулась домой и начала новый разговор на старую тему.
   - Мне надоело каждый раз портить себе настроение твоими истериками по поводу Саши, которые ни к чему никогда не приведут. Давай договоримся, я не рассказываю больше о нашей жизни, а ты не пытаешься навязать мне свои мысли. Только в этом случае мы сможем с тобой ладить. Сашенька очень переживает по этому поводу.
   Так они и жили до самой Настиной смерти. Мать боялась потерять дочь, поэтому перестала наступать на больную мозоль и стала общаться с Настей лишь на поверхностные темы. Кто он? Кем работает? Почему он с тобой через день? Почему вы не живете вместе? Почему через день его телефон недоступен?
   - Между прочим, он даже не позвонил мне после ее смерти! - глаза женщины наполнились слезами.
   - Значит, вы не в курсе их отношений за последнее время? - уточнила я.
   - Нет, - наклонила голову Елена.
   - У Насти были подруги?
   - Знакомых была масса, а подруг было всего три: Вера Демьяненко, Рита Сазонова и Селеста Кожевниченко.
   Елена сжала ладони в кулаки.
   - Вот они в отличие от Саши позвонили и спрашивали, нужна ли помощь с похоронами, но пока мне тело не отдадут, я не могу организовать процессию.
   Я мысленно кивнула. Еще не известно, сколько дней продержат тело Насти в морге. Если попадется дотошный патологоанатом, это может занять долгое время.
   Женщина опустила голову на стол и зарыдала. Я не стала успокаивать безутешную мать. Что я могу сказать? Все будет хорошо? Поэтому я встала, взяла с сушилки для посуды стакан, налила в него из графина воды и протянула Елене. Женщина сделала пару глотков, отдала мне стакан и через пару минут успокоилась.
   - Извините, иногда не могу сдержаться. Накрывает волной и начинается истерика.
   - Ничего. Скажите, Настя была верующей?
   - Нет. Она верила в силы свыше, но на расстоянии. Я пыталась привить ей любовь к церкви. Она отвечала, что пока ей это не нужно, но к старости она обязательно поверит.
   - Как вы думаете, ваша дочь могла покончить с собой?
   - Чужая душа - потемки, - пожала плечами мать.
   Я вздохнула. Вот и поговорила с мамой. Оказывается, она ничего толком и рассказать не может о родной дочери! Но должна же быть хоть какая-то ниточка.
   - Скажите, из трех подруг, что вы перечислили, была ли хоть одна близкая?
   - Да. С Верой и Ритой Настенька познакомилась на прошлой работе два года назад, а вот с Селестой они дружат с детства и стали очень близки. Селя живет в соседнем доме до сих пор. Они часто с Настей виделись.
   - Подскажите, пожалуйста, адрес Кожевниченко, - я, словно охотничья собака, сделала стойку.
   Я попрощалась с Еленой Пахировной и вышла на улицу. Дом Селесты находился совсем рядом, как и говорила мать погибшей официантки. Я зашла в нужный подъезд и вознеслась на лифте на шестой этаж. Дверь в квартиру девушки была обита красивым темно-красным кожзаменителем. Я покашляла и нажала на звонок, но дверь мне не спешили открывать. Я провела перед дверью еще пять минут, тщетно надавливая пальцем на кнопку звонка. Делать нечего, придется заехать сюда снова. Я не привыкла просто так сдаваться и опускать лапки.
   Внезапно моя сумка начала биться в конвульсиях. Я вынула телефон и, не глядя на экран, ответила на звонок.
   - Ольга, ты умерла там, да? - сурово спросил меня голос Жени.
   - Нет, я пока еще жива, - сказала я, почесывая ногу. У меня чешутся конечности, значит, я точно не отошла еще в мир иной.
   - Тебе уже видимо не нужно видеооборудование, как я понимаю.
   Я моргнула. Какое оборудование? Я решила снимать фильм? Вроде нет. Но спустя пару секунд ко мне вернулась память и я поняла о чем речь.
   - Да, конечно. Ты дал мне телефон своего мастера по всем этим видео-штукам, но у меня не было времени ему позвонить.
   - Была занята розыском очередного трупа? Мало тебе той девки с Лиговского? - продолжал меня отчитывать Женька.
   Я насупилась. Даже если я обратилась к нему с просьбой, это не значит, что он вправе отчитывать меня, словно маленькую девочку, которая сделала что-то неприличное. Мне, конечно, лестно такое сравнение, но я не люблю, когда меня незаслуженно ругают.
   - Если ты решил вывалить на меня свое плохое настроение, можешь не пытаться. У тебя это не получится. Меня просто так не проймешь! - рявкнула я.
   - Оля, успокойся. Просто я позвонил ему и попросил после твоего звонка все бросить и ехать к тебе, мол, у тебя неотложная надобность в его услугах. Он прождал твоего звонка сутки, позвонил мне и наорал на меня. Не надо, говорит, меня разыгрывать. Из-за тебя я потерял кучу бабла, а я что? Я ничего. Просто обидно.
   - Не расстраивайся, сейчас я ему позвоню и все улажу. Это действительно моя вина. Я же не знала, что ты ему позвонил.
   Я попрощалась с Женькой и набрала номер мастера.
   - Алло, здравствуйте, это Ольга Юрьева от Жени.
   - Вам, наконец, понадобилась моя помощь? - услышала я мягкий баритон.
   - Да, она мне была нужна и вчера, но у меня случилось ЧП, и я не смогла позвонить вам. Не ругайте Женю, он не виноват. Он вас не разыгрывал. Я настоящая и нуждаюсь в помощи такого профессионала, как вы!
   - И?
   - И я бы хотела сейчас обсудить с вами свою проблему и принять меры относительно их решения.
   - Сколько?
   - Что? - не поняла я.
   - Сколько вам камер нужно?
   Проговорив около часа с мастером, мы все-таки нашли способ удовлетворить мои потребности в камерах и разнообразных умных штуках для видеонаблюдения. Я достала ежедневник и жирно записала в нем дату визита мастера с пометкой "важно". Главное, теперь не забыть открыть его.
   Телефон снова зазвонил, я зевнула и сняла трубку.
   - Мать, ты где? - раздался крик сына.
   - Я еду домой, а что случилось? - растерялась я.
   - Не по телефону, это нужно видеть своими глазами. Жду тебя!
   У меня мгновенно похолодели ноги, а сердце стало биться с неимоверной скоростью. Главное, чтобы все были живы. Наша квартира сгорела? Случился потоп? Повысился радиационный фон? Мою квартиру все же подорвали? А как же животные? Голова быстро наполнилась ненужными мыслями. Так, нужно сохранить трезвость ума и аккуратно доехать до дома.
   Я бросила машину на парковке и побежала домой. Доехав на лифте до нужного этажа, я вынула ключи и подошла к двери своей квартиры. Ни газом, ни дымом в коридоре не пахло.
   - Денис! - позвала я сына
   Сын вышел в коридор и улыбнулся.
   - Ты только не пугайся. Это не так страшно, но головной боли прибавилось. Разувайся, пойдем, кое-что покажу тебе.
   На негнущихся ногах я поплелась за сыном. Зайдя в гостиную, мы подошли к шкафу. Сын выдвинул один из ящиков и сказал.
   - Смотри!
   Я зажмурилась, шагнула к ящику и, вздохнув, открыла глаза. Сын был прав. Головной боли прибавилось.
   В ящике шкафа, куда я обычно складываю скатерти, не было свободного места. Все пространство было занято разорванными остатками ткани, среди которых бегало огромное количество мышей. Я открыла рот и молча смотрела на мышиный детский сад. Мышки были достаточно маленькие, но уже с открытыми глазками и не обращали внимания на двух людей, разглядывающих их дом. Также в ящике я обнаружила остатки газет, превращенные заботливой мамой в стружку, но больше всего меня поразило иное. Посреди обрывков ткани и газет обнаружилось несколько квадратных пакетиков из фольги. На каждом из них был напечатан кролик, а чуть ниже красовалась надпись "Долгая любовь". Один из пакетиков был разорван, а рядом лежало резиновое средство для контрацепции, на котором отдыхала большая мышь. Первым пришел в себя сын.
   - Это что?
   - Мышиный детский сад, - проблеяла я.
   - Откуда?
   - Я не знаю.
   - У тебя же была мышь! Это она лежит на моих презервативах?
   - Да, но я покупала ее одну, без детей. И потом, ее клетка стоит в противоположном углу! Как она могла сбежать?
   - Где она жила у тебя? Покажи мне ее дом.
   Я молча отвела сына к клетке, в которую месяц назад поселила купленную мышь. Грызуна я назвала в честь своей бывшей свекрови, которая в девичестве носила фамилию Мышкина. Валентина Иосифовна, к сожалению, сейчас уже умерла, но светлая память о ней осталась. Когда я увидела в магазине этого чудного белого грызуна, я не могла пройти мимо и сразу же придумала имя. Думаю, тетя Валя поддержала бы мое решение. Она всегда любила животных. Хотя лично мне бы не понравилась встреча с некой плешивой болонкой по имени Ольга. Я улыбнулась.
   - Вот она, - указала я рукой на клетку.
   Сын наклонился к клетке и начал пристально ее разглядывать. Через некоторое время он поднялся и посмотрел мне в глаза.
   - Нету? - удивилась я?
   - Конечно, нет. Она со своими детьми теперь живет в ящике шкафа и ест мои презервативы! - рявкнул сын.
   Я захихикала. Не велика потеря, а вот зачем сын носит с собой презервативы и тем более прячет их у меня в квартире - вопрос. Впрочем, через пару дней приедет мастер, и я буду в курсе всего, что происходит около моей двери.
   - Нечего хихикать! - побагровел Денис. Просто ты не теряла важных для тебя вещей, поэтому столь легкомысленно относишься к этому.
   Я разозлилась. Конечно, это его дело с кем спать и изменять ли жене, но я никогда не понимала этого и с детства свято верила в постулат "Изменять - нехорошо".
   - Зачем тебе презервативы? - нахмурила я брови. - У тебя же есть жена!
   Сын опустил голову и молчал. Я подошла к нему и, взяв его за руку, заглянула в глаза.
   - Я не скажу Марине об этом, не сомневайся. Но скажи мне честно, зачем ты спрятал их у меня в квартире?
   - Маринка попросила купить. Она записалась на прием к врачу, а там требуют презерватив с собой принести.
   Я перевела дыхание. Вечно в голову лезут плохие мысли. Марина очень хорошая невестка, и мне жалко было бы с ней расставаться.
   - Что будем делать с мышами?
   - Может, оставим их в ящике? - улыбнулась я. - Похоже, им там нравится.
   - Боюсь, они разбегутся у тебя по всей квартире. Да и твоя кошка будет не прочь полакомиться сочными маленькими мышками.
   Я вздрогнула. Не хочу, чтобы мышата погибли в когтистых лапах нашей Дуси. Она у нас как раз большая любительница поохотиться на грызунов. Если им кто-то дал жизнь, я должна помочь им ее начать.
   - Денис, неси клетку. Попробуем сгрузить их туда.
   Сын молча направился за клеткой, а я обозрела ящик. Сколько же их тут? Неужели одна маленькая мышка могла родить столько детей?
   - Держи, - сказал, вернувшись, Денис и поставил клетку около шкафа. Я открыла решетчатую дверку на крыше клетки и протянула руку в ящик, но внезапно мыши обрели реактивную тягу и заметались по ящику. Я успела схватить только одного мышонка и посадить его в клетку, как грызуны с практически крейсерской скоростью начали покидать ящик.
   - Задвинь его, - закричал Денис, но было уже слишком поздно.
   Мышиное царство разбежалось по квартире. Я закрыла дверку на клетке и побежала искать кошку. Дуся отыскалась на кухонном столе и была в срочном порядке переведена в ванную комнату.
   - Что теперь делать? - посмотрел на меня сын.
   - А вот нечего было говорить, что они разбегутся! - возмутилась я и побежала в чулан.
   Зайдя в небольшое помещение, я схватила трехлитровую банку и сачок для ловли бабочек, который неизвестно с каких времен сопровождает меня по жизни. Когда я переезжала в новую квартиру, дети хотели выкинуть его, а Таня даже изрекла обидную для меня фразу.
   - Ты же уже не девочка. В твоем возрасте нужно сидеть дома и вязать носки, а не за бабочками по полям прыгать.
   - Но я молодая женщина! Я ведь еще даже не на пенсии!
   - Все так говорят, а потом ломают шейку бедра и до конца жизни ездят на инвалидном кресле.
   Испугавшись такого исхода своей жизни, я решила не бегать по полям за бабочками и оставила эту идею. И вот сейчас сачок оказался как нельзя кстати. Также я отыскала на одной из полок свисток и повесила его на шею. Вдруг, тоже пригодится.
   Когда я вернулась в гостиную, Денис стоял на коленях, заглядывая под диван.
   - Мать, туда две забежали!
   - Возьми свисток и встань с одного края дивана. Когда я скажу, наклонись к полу и свистни, а я тем временем буду ловить мышат сачком.
   Денис издал непонятный звук, похожий на что-то среднее между кашлем и смешком, но я решила не обращать внимания.
   Когда мы заняли нужные позиции, я скомандовала, и сын дунул в свисток. От столь резкого и громкого звука у меня заложило уши, но я была поглощена другим.
   Когда обезумевшие от страха мышата вынырнули из под дивана, я одним прыжком догнала их и накрыла сачком.
   - Давай банку, - крикнула я.
   Сын поставил рядом со мной стеклянную емкость, и я посадила в нее трясущихся грызунов.
   - А сколько их всего?
   - Не представляю, - пожала я плечами.
   Спустя пару часов ловли мышей по квартире мы решили прекратить поиск грызунов, хотя главная мама-мышь так и осталась на свободе. Сын повел собак на прогулку, а я направилась в ванную выпускать истошно орущую кошку.
   - Прости, но тебе сегодня придется ночевать в моей комнате. В нее дверь была закрыта, поэтому вряд ли наши новые жильцы могли туда пробраться, - сказала я Дусе. - Не сердись, это временные трудности. Завтра я снова возьму сачок и открою новый сезон по сбору свежих мышек.
   Кошка потянулась и коротко мяукнула. Я погладила ее по голове, взяла на руки и отнесла к себе в спальню. Наша пушистая охранница дама свободолюбивая, но я надеюсь, она не станет устраивать кровопролитных боев в моей спальне. Хотя на крайний случай она снова переселится в ванную.
   Взяв с собой в спальню коробку шоколадных конфет, очередной детектив и чашку с чаем, я залезла в постель и преступила к любимому занятию. Через некоторое время глаза начали слипаться, и я заснула, поставив перед этим будильник на девять утра. Конечно, такой график мне категорически не нравится, но ведь он не вечный. Я еще успею отоспаться. Это была последняя мысль перед тем, как я отправилась в царство Морфея.
  
  

ГЛАВА 4

  
   Очередное утро началось необычно: с криков сына, воя кошки и лая собак. Я резко вскочила с кровати и чуть не упала. В спешке накинув халат, я выбежала из спальни и в коридоре увидела забавную картину. Денис на корточках вытягивал за хвост кошку, которая истошно вопила, застряв в промежутке между шкафом для одежды и изгибом стены. Вокруг радостно прыгала Тая. Гера же спокойно наблюдала за происходящим со стороны.
   - Что случилось? - спросила я.
   - Да все Дуся дура! Орала два часа пока я ее не выпустил из твоей комнаты. Через некоторое время слышу грохот. Вышел в коридор, а там Дуся гоняет несчастную Валентину Иосифовну. Но тут мышь забежала за шкаф, а Дусьяна с разбегу залетела за ней и застряла головой.
   - А мышь-то где?- поинтересовалась я.
   - Не знаю, мне не до мыши. Надеюсь, я не оторву ей хвост, пока буду вытаскивать. Между прочим, хочу тебе напомнить, это ты купила мышь! Из-за нее одни проблемы!
   Я пожала плечами. С каждым может случиться. Я же не думала, что количество мышей так быстро увеличится.
   - Да вылезай ты уже, - воскликнул сын, вытягивая кошку.
   - Тяни ее лучше за талию или как это место называется у кошек? - посоветовала я.
   Сын переместил руки, кошка мгновенно оказалась на свободе. Денис вытер рукой лоб и сказал:
   - Я боялся сильно тянуть. Так бы разок посильнее дернуть и готово.
   - Половину кошки бы точно освободил, - улыбнулась я. - Пойдем завтракать, освободитель ты наш!
   Проводив сына на работу, я погуляла с собаками и снова начала поиск мыши.
   Вооружившись свистком и сачком, я принялась ползать на коленях, осматривая все закоулки квартиры. Заглянув во все щели, я так и не нашла Валентину Иосифовну. Вздохнув, я вспомнила про ящик с остатками скатертей в шкафу. Подойдя к шкафу, я медленно открыла ящик и обнаружила Валентину Иосифовну, сидящую на презервативе.
   - Чем тебе так нравится это средство контрацепции? - улыбнулась я. - Пойдем лучше к твоим детям.
   Аккуратно взяв мышь в руку, я отнесла ее в клетку. Мышата начали весело бегать вокруг мамы и играть между собой. Я умилилась. Так приятно, когда все твои дети рядом. Но потом они вырастают и покидают материнский дом. Нужно подать объявление и раздать крошек. Не могу же я содержать такую большую мышиную семью.
   Я пошла в кабинет, включила компьютер и вышла в интернет. Создав объявление "отдам в хорошие руки очаровательных мышат" на виртуальной доске объявлений, я воспользовалась базой населения города и по адресу, который мне дала Елена Пахировна, узнала номер домашнего телефона Селесты Кожевниченко. Гораздо проще поймать девушку дома, набрав номер ее телефона, чем каждый раз приезжать к ней в другой район.
   Решив проверить семейство грызунов, я подошла к клетке и крикнула:
   - Дуся, пошла вон! Не трогай мышек!
   Кошка, испугавшись резкого звука, отскочила от клетки в сторону и выгнула спину. Я нахмурилась. Сначала Дуся часами сидела напротив аквариума с рыбками и периодически пыталась начать рыбалку. После того, как один раз кошка упала в воду к рыбкам, мне пришлось поменять аквариум на тот, у которого сверху есть крышка со встроенной лампой. Теперь мои рыбки в безопасности, но проблема с мышами остается открытой. Я вздохнула. Почему все мы не можем жить в мире? Я бы поняла, если бы для Дуси не было другой еды и ей ничего не оставалось, кроме как начать охоту на рыбок и мышей, но наша кошка прекрасно питается. Внезапно в голову пришло решение проблемы. Я сходила в чулан и принесла старый аквариум, в который поместила клетку с мышами. Теперь они защищены с четырех сторон, что значительно затрудняет охоту на них. Я улыбнулась. Самые простые решения, как правило, гениальны. Надеюсь, теперь моим мышкам ничего не угрожает.
   По квартире разлетелся звук звонящего телефона. Я отыскала трубку и ответила на звонок.
   - Мама, привет! - радостно проорала Танька. - Динька сказал, вы там мышей ловили?
   - Привет! - отозвалась я. - Два часа потратили.
   - Ты их сачком ловила? - веселилась дочь.
   - Да. Денис свистел в свисток, а я накрывала обезумевшую от страха мышь сачком. Очень действенный способ оказался. Думаю его запатентовать.
   Таня откровенно заржала в трубку.
   - Мать, ну ты даешь! Вот говорила я тебе не скакать по полям за бабочками, а ты решила открыть охоту на мышей! Только не говори, что потом будешь их на стену в рамке вешать!
   Я разозлилась. Ну, Денис, погоди. Теперь Таня долго мне не забудет инцидент с мышами. Уже представляю, как некоторое время она будет говорить гостям:
   - Да-да, это было в тот год, когда мать ловила по дому мышей сачком для бабочек.
   Я вскочила и заметалась по квартире. Совсем забыла, мне же нужно к Нине на прием! Подруга очень не любит, когда кто-то опаздывает к ней на встречу. Она обычно ничего не говорит вслух, но от одного взгляда подруги чувствуешь себя котенком, сходившим в туалет мимо лотка. В такие моменты я всегда вжимаю голову в плечи и тихо-тихо начинаю извиняться, пеняя все на пробки и загруженность на работе.
   Я с детства не люблю, когда на меня кричат или ссорятся в моем присутствии. В моей семье было не принято так выражать свои чувства. Поэтому в такие моменты я чувствую себя маленьким кроликом, сидящим перед голодным удавом.
   Кое-как одевшись, я выбежала на улицу и села в машину. До клиники Нины путь был недолгим, поэтому я вздохнула и настроилась на дорогу. Но, проехав бСльшую часть пути, я попала в огромную пробку. С досады я ударила ладонью по рулю и включила радио. Мгновенно по салону начал разноситься противный женский голос, поющий о любви. "Ты ушел и я одна, как же я буду без тебя-тебя. Не уходи, не уходи" - надрывался писклявый голос. Я нахмурилась и включила другую станцию. Именно из-за таких откровенно дурацких песен я и перестала слушать радио. Лучше я включу новостную радиостанцию, где целый день рассказывают о ситуациях на дорогах и новостях в мире. Впрочем, я даже не знаю, что лучше: слушать постоянные сообщения об авариях, цунами, землетрясениях, или внимать писклявым голосам современных исполнителей? Остановим выбор на новостях. Они меня раздражают гораздо меньше.
   Я вынула сотовый и набрала домашний номер Селесты Кожевниченко, порадовавшись тому, что предварительно внесла его в память телефона перед выходом из дома. Раздались гудки, затем, спустя некоторое время, мне ответил женский голос.
   - Здравствуйте, - официально произнесла я. - Вас беспокоят из прокуратуры. Следователь Юрьева Ольга Павловна. Мне нужно задать вам несколько вопросов.
   - О чем? - тихо спросила Селеста.
   - Мы расследуем дело об убийстве Анастасии Горшениной.
   - Об убийстве?
   - Да. Два дня назад тело Насти нашли в кафе "Пирожок и друзья".
   - Мне нужно явиться к вам?
   - Нет, давайте лучше я сама подъеду.
   Селеста замолчала, но справившись с собой, ответила:
   - Конечно. Я живу на улице...
   - Я знаю. Вы не против, если я приеду в четыре часа?
   - Конечно. Я все равно с ребенком дома сижу. Вчера вот только возила дочку по врачам.
   Я уставилась на машины, стоявшие передо мной. Когда интересно я поеду дальше? Вереница авто двигалась со скоростью беременной черепахи. Через двадцать минут я увидела лежащий на боку трейлер, вокруг которого сновали люди. Сразу после места аварии пробка отсутствовала. Я перевела дыхание. Выехав из затора, я развила немыслимую для себя скорость в семьдесят километров в час и, нарушая правила дорожного движения, доехала до клиники Ниночки.
   Бросив машину около входа, я вошла в клинику и, надев бахилы, практически добежала до кабинета Нинули. Открыв дверь, я увидела подругу, разговаривающую по телефону. Нина кивнула мне и рукой указала на стул.
   - Нет, я не знаю, что ей подарить. Я предлагала куклу, но она не хочет. Федя говорит купить ей домашнее животное. Ладно, я подумаю. У меня посетитель, я тебе перезвоню. Привет!
   Последнее слово относилось ко мне. Я поздоровалась в ответ.
   - Кому нужен подарок?
   Нина встала и подошла к раковине. Открыв кран, подруга продолжила:
   - Да у Жанны День Рождения завтра, а что подарить, мы не знаем. Очередная кукла ей уже не нужна. Она же у нас уже взрослая, почти шесть лет.
   Я кивнула. Вечная проблема выбора подарков известна каждому человеку. Но Нинуле было немного проще, чем мне. У нее был один ребенок - Федор. Мне же, как матери двоих разнополых детей, приходилось сложнее. Следовало выбирать разные подарки, но так, чтобы не обидеть одного из детей. Нужно было покупать равные по стоимости подарки с учетом увлечений детей, что было не самым простым занятием. Поэтому массовые праздники я ждала со страхом.
   Нина сейчас живет вместе с матерью, сыном, невесткой и внучкой. Все вопросы они решают вместе. И вот сейчас перед ними встала проблема выбора подарка Жанночке. Я очень люблю бывать у Нинули дома и всегда играю с ее внучкой. Жанна растет очень умной и доброй девочкой.
   - Может, подаришь ей пару мышей? - предложила я.
   Нина задумалась.
   - Они милые, смешные и пушистые. Приучат ее к ответственности, - продолжала я. - Что может быть важнее, чем развивать ответственность у ребенка?
   Нина нахмурилась и посмотрела на меня.
   - Говори честно, что ты задумала?
   - Просто у меня сейчас целый детский сад из мышат и мне нужно их пристроить, - опустила я глаза.
   - Вот я так и знала, что что-то не так! - воскликнула Нина.
   Я насупилась. Очень приятно думать о том, что ближайшая подруга в моих действиях ищет скрытый повод.
   - А они симпатичные? - вдруг спросила Нинка.
   - Очень, - улыбнулась я. - Милые пушистики, Жанночка будет в восторге. Выберем тебе однополых, чтобы не размножались, как у меня. Я вчера их ловила по всей квартире.
   - Как?
   - Сачком, - прямо ответила я и осеклась. Не надо было этого говорить.
   - Как бабочек? - захохотала подруга.
   Мне пришлось пересказать историю с ловлей мышат и их мамой, предпочитающей отдыхать на презервативах. Нина смеялась до слез, а потом сказала:
   - Да, Жаннуле подойдет. Приготовь мне двух. Я заеду в зоомагазин, куплю клетку и сразу к тебе за мышатами.
   Я приосанилась. Процесс пошел. Двоим я дом нашла. Надеюсь, виртуальная доска объявлений сделает свое дело.
   - Показывай глаз, - велела Нина.
   Я покорно сняла очки. Подруга улыбнулась:
   - Я же говорила прекрасное средство.
   Проведя нужные процедуры, Нина отпустила меня домой.
   Я попрощалась с подругой, вышла на улицу и села в авто. Главное - не попасть в очередную пробку и доехать до Селесты.
   Спустя час я стояла перед дверью Кожевниченко, сжимая в руке удостоверение. Нужно прикрыть пальцем фотографию, когда буду его демонстрировать. Я нажала на звонок и кашлянула. Селеста через дверь спросила:
   - Кто там?
   - Это Ольга Павловна, мы договаривались, - ответила я и поднесла к глазку удостоверение.
   Заскрежетал замок и дверь открылась. На пороге я увидела крошечную девушку, похожую на подростка.
   - Проходите, - пригласила меня в квартиру Селеста.
   Мы прошли на кухню, и я начала разговор.
   - У вас такое красивое имя, - не сдержалась я.
   - Спасибо, - ответила девушка. - Мама назвала меня так в честь героини одной из мыльных опер. Мне всегда хотелось иметь простое имя, чтобы ничем не выделяться.
   - Селеста, вы долго дружили с Настей?
   - С детства. Мы еще в песочнице вместе сидели. Крепко дружили с ней столько лет. Потом правда разладилась дружба, когда она с Сашкой познакомилась. Он хотел все ее внимание на себя обратить.
   - Значит, вы последнее время не так близко с ней общались?
   Селеста пожала плечами:
   - Конечно, на один горшок не ходили, но поддерживали отношения. Она мне рассказывала, как счастлива с ним. Но бывало, они ссорились, и тогда она ко мне приходила жаловаться. Я слушала. Мне, правда, Саша с первого взгляда не понравился. Вроде улыбается, а глаза злые. Противный тип. Кстати, Елена Пахировна в этом была со мной согласна. Она, правда, пыталась убедить дочь в своей правоте, а я молчала. Это же ее дело с кем жить.
   - Настя верила в бога?
   - Нет. Она к этому поверхностно относилась. Мол, есть и есть, а нет и не надо.
   - У вас есть телефон Саши?
   - Да, Настя мне давала. Сказала "на всякий случай, вдруг пригодится", но я ни разу не звонила. Может, он его уже сменил.
   Я занесла номер в память сотового телефона.
   - Настя с вами была откровенна? У нее были недоброжелатели? Может, она кому-то испортила жизнь? Все же в жизни бывает.
   - Вроде, нет. Во всяком случае, я не помню такого.
   - Настя могла убить себя?
   - Нет! Она не могла себя покалечить, я точно знаю. Она с детства боялась вида крови, а на уколы ходила, закрыв ладонями глаза.
   - В последнее время Настя ссорилась с Александром?
   Селеста задумалась. Помолчав пару минут, она сказала:
   - Нет. Они последнее время спокойно жили, но Саша постоянно пропадал на работе. Бывало, Настя его не видела по нескольку дней. Один раз позвонила мне и сказала, что начала думать, будто он ей изменяет. Мы даже устроили небольшой обыск в их квартире, но ничего не нашли и она успокоилась.
   - Подскажите, пожалуйста, адрес, - попросила я.
   Внезапно из недр квартиры раздался детский плач. Селеста выбежала из-за стола, извинилась и ушла в комнату. Спустя минут пять девушка вернулась.
   - Простите, у меня больше нет времени. Нужно вести дочку гулять.
   Я дала девушке свою визитку и сказала, чтобы она позвонила мне, если что-нибудь вспомнит.
   - Настя не мучилась? - внезапно спросила меня Селеста.
   - Мы пока не получили результаты вскрытия, - нашлась я.
   Селеста опустила голову и начала разглядывать пол под ногами.
   - А когда вы с ней виделись в последний раз?
   - Около недели назад. Мы тогда с ней ходили в строительный магазин. Она меня позвала выбирать плитку для ванной комнаты, и я пошла. Помню, тогда еще Саша позвонил и пообещал отвезти ее в какой-то магазин, если она ничего не выберет.
   - Спасибо, но все же позвоните мне, если что-то вспомните.
   Я вышла на улицу, но садиться в машину мне не хотелось. Решив прогуляться, я пошла по улице и начала разглядывать витрины магазинов. Вывески пестрели различными надписями, от цветов некоторых баннеров рябило в глазах. На мой взгляд, лучше делать наружную рекламу одного тона, чтобы не придавать улицам вид рынка или базара. Внезапно на глаза мне попалась вывеска "Товары XXII века". Я посмотрела на витрину, желая увидеть сквозь стекло что внутри, но витрина была заклеена огромными рекламными баннерами с надписью "Мы открылись". Я вздохнула и зашла внутрь. Очень интересно узнать, чем торгуют в этом магазине.
   Освещение в магазине было очень ярким. На каждой стене были софиты, по периметру прилавка переливалась лента из крошечных лампочек-диодов. Появилась резь в глазах, и я зажмурилась.
   - Вам помочь? - раздался сбоку мужской голос
   Я открыла глаза и повернула голову. За прилавком стоял молодой мужчина, одетый в белую рубашку и темные брюки. На серебристой карточке, стоящей на столе, я разглядела имя Дмитрий.
   - Нет, спасибо. Я зашла только посмотреть. Стало интересно, что значит "товары из XXII века". Только я не понимаю, откуда вы можете знать, что будет продаваться через сто лет?
   Парень абсолютно не удивился моему вопросу, набрал в легкие воздуха и начал озвучивать явно зазубренный текст.
   - В нашем магазине вас ждет большой выбор товаров, которые будут и в новом веке. Самые новые новинки, потрясающие, удивляющие изобретения, улучшающие качество жизни. Вы просто не сможете жить без наших уникальных товаров. По большому секрету, я сам пользуюсь некоторыми вещами из нашего магазина дома. Держите буклет.
   - Например?
   - Например "Домокот 2112".
   - Что это такое? - удивилась я.
   Парень закатил глаза, вздохнул и, расплывшись в улыбке, продолжил просвещать посетительницу.
   - О-о-о! Это потрясающая вещь! Настоящий дворец для вашей любимой кошки с кучей разных функций. Например, в ней есть прибор, улучшающий качество шерсти, датчик, улавливающий наличие глистов и блох, выход в интернет, юэсби-порт, мп3-плеер. А в вип-комплектации к нему идет "Котоход"!
   - А это что за зверь? - опешила я.
   - О-о-о, - парень снова закатил глаза. - Это необходимая в каждом жилище вещь. Когда ваш котик захочет прогуляться по квартире, нужно дотронуться лапкой до датчика и активировать "Котоход", после чего домик начнет перемещаться по квартире! Сам!
   - И сколько стоит "Домокот" без дымохода?
   - Может, без "Котохода"? - поправил меня продавец.
   Я кивнула. Какая разница? Все равно это абсолютно ненужное приобретение.
   - Пятьдесят пять тысяч четыреста восемьдесят три рубля с учетом НДС, - выпалил парень.
   Я бросила буклет на прилавок и, попрощавшись с радушным торговцем, практически выбежала из магазина. Нет уж, обойдется моя Дуся без "Котохода с дымоходом". Впрочем, я не верю, что обычный продавец из магазина может купить своей любимой кошке домик за пятьдесят тысяч рублей, пусть даже в нем есть абсолютно ненужный выход в интернет и плеер. Да и потом, если животное будет постоянно пользоваться функцией "Котоход", оно вряд ли через некоторое время сможет ходить от ожирения. Лучше моя кошка будет здоровой без радостей следующего века.
   Вернувшись к машине, я села за руль и решила купить животным новых игрушек. Надо стимулировать их стремление к физическим нагрузкам. Так же по пути нужно заглянуть в кафе "Пирожок и друзья", в котором работала Настя.
   Елена Пахировна упоминала о двух других подругах дочери. Нужно будет пообщаться и с ними. Главное найти ниточку, пусть даже похожую на паутинку. В нужных руках она обязательно распутается и приведет к истине.
   Смерть юной девушки должна быть кому-то выгодна. Убийца не растерялся и очистил место преступления. Также вторая вещь, говорящая о спланированном убийстве - наличие предсмертной записки. Ее следовало написать до убийства, потому как труп находился на черной лестнице, по которой работники кафе, выбегающие на улицу курить, могли сразу заметить Настю. Но ведь записку-то обязательно следовало положить рядом. И потом, почему именно черная лестница? Конечно, это можно объяснить страхом Насти не быть обнаруженной после смерти, но... Я моргнула, вынула телефон и соединилась с матерью погибшей.
   - Елена Пахировна, это Ольга Юрьева.
   - Я узнала вас.
   - Скажите, как Настя относилась к грязи?
   - Она была очень педантичной. Постоянно убирала квартиру и не терпела грязи. У нее была аллергия на пыль, поэтому она всегда тщательно мыла все углы и закоулки в квартире. Даже на даче она убирала все дочиста.
   - Вы не против съездить к вам на дачу? Я бы хотела там осмотреться, но без протокола.
   - Я сделаю все, что угодно, - ответила мать погибшей, и чуть помедлив, ответила, - только найдите того, кто лишил жизни мою Настеньку. Кто оставил меня одну без надежды увидеть внуков и уж тем более завести нового ребенка.
   - Еще я бы хотела узнать номера телефонов Риты Сазоновой и Веры Демьяненко. Они у вас есть?
   - Конечно, Настя мне давала их, вместе с адресами их записала.
   Я задумалась. В прошлый раз она говорила, что дочь не особо распространялась о себе, особенно после знакомства с Александром и вечных ссор с матерью из-за нового возлюбленного. Зачем молчать о себе, но давать телефоны подруг и тем более их адреса? Ничего, я выведу всех на чистую воду, дайте только время.
   - А где работала Настя до кафе "Пирожок и друзья"?
   - До этой дыры она бегала с подносом в ресторане "НезаБудка", но недолго. Примерно полгода, а потом какой-то администратор начал под юбку ей лезть. Она терпеть не стала и дала ему по башке подносом, а парень хоть и молодой, да злобный попался. Тут же пожаловался, кому следовало, и девочку мою оттуда выгнали. Перевелись мужики, теперь за них женщины. Но с той работы у дочери осталось две подруги, а это важно.
   Я мысленно согласилась. Тех людей, кого я могу назвать своими друзьями, можно пересчитать по пальцам, но их и не должно быть много. Вслух я озвучила другое.
   - Тогда если вы не заняты, я бы хотела завтра заехать за вами, чтобы мы посетили вашу дачу. Когда вы там были в последний раз?
   - Недели три назад, - помедлив, ответила женщина. - Настька там с Сашей бывала, и я не хотела с ними сталкиваться, чтобы опять не ссориться с дочерью.
   - Вас устроит в 11 утра?
   - Да, конечно.
   Я попрощалась с Еленой Пахировной и набрала номер дочери.
   - Привет! - бодро сказала я. - У меня к тебе дело. Осталось еще много мышат, и нужно их раздать. Если кому-то понадобится, сразу дай мой номер.
   - А кто взял уже? - полюбопытствовала дочь.
   - Я обещала пару тете Нине. Она сегодня должна заехать и забрать их. Завтра у Жанночки День Рождения.
   - Мама, а ты поёшь мышиным детишкам колыбельную? - захихикала противная дочь.
   - Да, - рявкнула я, - а по ночам вяжу им пинетки!
   Мое богатое воображение тут же развернуло передо мной картину. Вот я пою мышатам песни, а вот я, используя весь свой запас нецензурных слов, пытаюсь надеть на крошечные лапки грызунов пинетки. Я улыбнулась. Дай бог нам всем оставаться до старости в своем уме.
   - Хорошо, - резюмировала дочь, - я поняла. Если что, сразу отправлю желающих к тебе.
   Я попрощалась с дочерью и посмотрела на часы. Пять вечера. Нужно ехать домой.
   Я зашла в квартиру и сразу прошла в гостиную к мышиной клетке. К моему облегчению, клетка стояла на прежнем месте, а вокруг отсутствовали следы боевых действий. Когда там находилась лишь одна мышка, Дуся по этому поводу особо не переживала, а сейчас ведь там целое стадо сочных молочных мышат, поэтому нервы у нашей охотницы накалены до предела. Нужно срочно искать новый дом для детей Валентины Иосифовны, потому как я окончательно испорчу себе нервы, каждый раз волнуясь за клетку. А что если назвать одного мышонка Геной, в честь бывшего мужа? Я усмехнулась. Ну а что, идея не плохая. Раз есть мышь с именем его матери, значит должен быть и мышонок-тезка. Я повернулась к кошке и погрозила ей пальцем:
   - Даже не думай обижать мышек, накажу! Я еще не простила тебе статуэтку Клеопатры.
   Кошка коротко мяукнула, а я расстроилась, вспомнив недавнее происшествие.
   Много лет назад, когда я еще работала в ателье, мне подарили красивую фарфоровую статуэтку Клеопатры, царицы Египта. Я очень любила эту удивительно красиво сделанную статуэтку и много лет хранила ее за стеклом. Но во время очередной уборки сервантов, я выложила все вещи на стол, включая Клеопатру. К моему несчастью рядом проходила Дуся, которая запрыгнула на стол, смахнув хвостом драгоценную для меня безделушку.
   Я погладила кошку по голове и пошла в кабинет, но на середине пути пришлось развернуться и пойти назад - в дверь позвонила Нина. Ниночка с некоторым усилием протиснулась в дверь с огромным трехэтажным безумием в руках, затем поставила покупку на пол и села на один из пуфиков в коридоре. Тая подбежала к женщине и начала лизать той руки. Гера стояла в стороне, но увидев, как Нина гладит Таюшу, не выдержала и тоже подошла к опешившей подруге.
   - Не бойся, она добрая, - предупредила я. - И потом, говорят, у них хорошая память. Вы же были знаком до этой встречи. Я думаю, она тебя помнит.
   - Да, но то было так давно, - осторожно ответила Нина, не сводя глаз с "давней знакомой".
   Гера принялась вилять хвостом. Я наклонилась и посмотрела на клетку. Внутри было все необходимое для веселой жизни грызуна: колесо для пробежек, лесенки, маленький канат, разнообразные мисочки, поилка и домик. Я покрутила пальцем колесо и повернулась к подруге.
   - Мне кажется, для такого замка тебе будет мало двух мышек. Может, возьмешь еще?
   - Да, - вздохнула Нина, - мы посоветовались с Сережей и он сказал брать сразу штук пять, чтобы им было весело.
   Я обрадовалась и мысленно расцеловала мужа Нины. Очень хорошая мысль пришла Сергею в голову. Он, кстати, заведует кафедрой психологии в одном известном университете. Говорит он редко, но исключительно по делу. Да и советов плохих не дает.
   - Я уверена, Жанночке понравится подарок, - улыбнулась я.
   Нина подняла голову:
   - Я надеюсь. Не зря же я перла эту клетку к тебе.
   - Так я бы посадила тебе их в банку. Не обязательно было нести этот "замок" ко мне домой.
   Подруга молча посмотрела на меня, затем на клетку, после чего моргнула, но промолчала.
   - Чего только в жизни не бывает. Главное, ты ее купила, - быстро нашлась я.
   В замке повернулся ключ, и в коридор вошел Денис. Собаки тут же бросились здороваться.
   - Всем привет! - бодро воскликнул сын, увидев нас с Ниной. - Мать, ты гуляла с собаками?
   - Нет. Я только пришла недавно, еще не успела, - ответила я.
   Сын снял с крепления на стене поводки и позвал собак на прогулку.
   - А что он тут теперь живет? - спросила Нина.
   - Да. Марина заболела, а сын боится заразиться.
   - А собаку зачем притащил?
   - Жена навязала. Говорит, не справится с ребенком и собакой.
   - Значит, действительно заболела. Она девочка исполнительная, - кивнула подруга.
   - Пойдем, выпьем чаю, посплетничаем, а то ты ко мне в гости не заходила, - предложила я.
   Зазвонил телефон и я начала "любимую" процедуру поиска трубки.
   - Она здесь, - крикнула Нина из ванной. - Только что она тут делает?
   Я пожала плечами. Совершено не помню, как её там оставила.
   - Мама, конец света! - раздался из трубки голос дочери.
   - Что?! - закричала я.
   - Максим начал кашлять. Говорит, у него свербит в носу, и болит голова. Я померила ему температуру - 38,2. Ваньку, похоже, зараза тоже одолела. Боюсь, они заразят Игоря, все-таки он еще слабоват. Можно, мы к тебе с Игорем переедем, пока Максим не поправится? У тебя все равно есть свободная комната, мне Дениска сказал, да и с внуками лишний раз увидишься, - на одном дыхании выпалила Таня.
   Я вздохнула. Конечно, я не против лишний раз увидеться с внуками, но ведь я сейчас занята расследованием. Ой, совсем забыла про мастера видеонаблюдения! Как я объясню своим, зачем мне камеры?
   - Ты заснула? - услышала я вопрос дочери.
   - Нет, задумалась, - ответила я. - Когда приедете?
   - Завтра к вечеру. Нужно еще вещи собрать мелкому.
   - Хорошо, - слишком бодро воскликнула я, - завтра увидимся!
   Дочь отсоединилась, а я вернулась к Нине. Гостя нужно развлекать. Нельзя, чтобы человек, придя к вам домой, скучал. Так меня воспитывали с детства, так я и живу до сих пор.
   - И чего Танечка хотела? - спросила подруга.
   - Хочет переехать ко мне с детьми. У нее там Максим заболел, - вздохнула я.
   Нина открыла рот, но не стала озвучивать пришедшую ей в голову мысль.
   Я кивнула:
   - Да-да, будет весело. Максим у нее вообще интересный мужчина. Чуть где чихнет, сразу ложится в кровать и стонет. Ирочка, дочь Дениса, совершенно спокойный ребенок, а вот Танины дети просто ураган. Мои, когда маленькие были, вели себя спокойно. Таня вот только, помнишь, орала первые месяцы после рождения, а потом успокоилась. Я тогда думала, с ума сойду.
   - А ты вспомни, как мой Васенька пускал горящие самолетики с балкона. Я тогда была как пожарная сирена - всегда красная и готовая начать выть в любой момент, - рассмеялась Нина. - Все равно дети - цветы жизни.
   - Помню, я переключала каналы и увидела мультфильм "Симпсоны".
   - Это про желтых уродцев? - захихикала подруга.
   - Я бы не сказала, что уродцев, но да, - улыбнулась я. - Так вот, там отец семейства по имени Гомер изрек, что брак - это гроб, а дети - гвозди в его крышку. Когда внуки долго находятся у меня, я всегда вспоминаю про Гомера.
   - Как ты говоришь, называется?
   - "Симпсоны".
   - Жизнеутверждающий мультфильм. Нужно будет посмотреть, - рассмеялась подруга.
   Мы проговорили еще довольно долго. Темы были разные, но обсуждали мы их с позитивом. Но ничто не вечно, как говорится. Нина поднялась из-за стола, и мы пошли в гостиную выбирать мышат.
   - А почему они разного цвета? - спросила Нина.
   - Так интереснее, - нашлась я, - есть из чего выбрать.
   Подруга наклонилась к клетке и начала пристально разглядывать грызунов. В гостиную вошел Денис.
   - Тетя Нина, а ты знаешь, что мать вчера по квартире бегала с сачком?
   Подруга оторвала взгляд от клетки, улыбнулась и посмотрела на меня.
   - Знаю.
   Я метнула испепеляющий взгляд в сторону сына. Не получилось у тебя выставить маму клиенткой психиатрической клиники. Шутник. Сын улыбнулся и вышел из комнаты. Я посмотрела на Нину.
   - Давай вот этого и этого, - начала перечислять подруга, указывая поочередно на мышат.
   Я молча вынимала пищащих грызунов из клетки и складывала в заранее заготовленную банку. В итоге помимо мамы в клетке осталось лишь два мышонка. Нина подумала и сказала:
   - Возьму и тех двух. Вместе веселее. Клетка все равно огромная.
   - А вы будете давать им имена?
   - Наверно, - задумалась подруга. - Но как различать тех, у кого одинаковая расцветка?
   - Не знаю, - пожала я плечами, - но если все же будете давать им имена, назови одного Геной.
   - Почему Геной? - удивилась подруга. - В честь твоего бывшего мужа-алкоголика?
   - Ну да, ведь мать грызунов зовут Валентина Иосифовна, в честь моей бывшей свекрови, - захохотала я.
   - Ей бы понравилось, - кивнула Нина. - Хорошая была женщина.
   Проводив подругу, я навела порядок на кухне, покормила животных и направилась в спальню, взяв с собой несколько конфет. Но сладости остались нетронутыми. Я отправилась в царство Морфея, едва коснувшись подушки.
   Утром я проснулась рано, чтобы успеть собраться и доехать до Елены Пахировны. Проводив сына на работу, я погуляла с собаками и положила в сумку фонарь и нож.
   В начале двенадцатого дня я припарковалась у дома Горшениной и вылезла из машины. Женщина уже ждала меня на улице. Я помахала ей рукой. Елена помахала в ответ и направилась к моей машине.
   - Я почему-то решила, что время перепутала, - пробормотала мать официантки. - Вышла на улицу, стояла-стояла, а никого нет.
   - Это я задержалась, - улыбнулась я, - простите.
   - Ничего, просто видимо я слишком рано вышла, - пожала плечами попутчица.
   По пути на дачу мы практически не разговаривали, если не учитывать указания Елены Пахировны в какую сторону мне поворачивать. Дачный участок оказался недалеко от города. На путь мы потратили немногим больше часа. Около ворот Горшенина вылезла из машины, открыла ключом небольшую калитку справа от ворот и вошла внутрь. Спустя некоторое время ворота бесшумно открылись, и я въехала на участок. Выйдя из авто, я огляделась. Прямо перед воротами стоял большой деревянный дом, аккуратно покрашенный желтой краской цвета взбесившегося цыпленка. Не самый удачный цвет для объекта такого размера. По обеим сторонам от насыпи, на которой я оставила машину, росли цветы. Чья-то заботливая рука высадила розы, пионы, георгины, лилии и еще какие-то неизвестные мне растения. Немного правее от дома стояла желтая круглая беседка с красной крышей. На заднем дворе я увидела небольшую баню. На участке отсутствовали грядки. Все пространство было засажено подстриженной газонной травой.
   Вернувшись к крыльцу, я вошла в дом. Как и говорила вчера Елена Пахировна, родовое гнездо Горшениных сияло чистотой. Значит, Настя действительно не любила грязь и страдала от аллергии на пыль. Следовательно, девушка не могла покончить с собой на грязной, заплеванной лестнице.
   В доме на первом этаже оказалось две комнаты. Я поставила сумку на стул около входа и начала осматриваться. Обстановка была обычной для дачного дома: новая, но дешевая мебель, напольные коврики, связанные явно чьей-то бабушкой с помощью крючка - абсолютно стандартная обстановка. Я осматривала комнаты полностью, даже заглядывая под кровати, но ничего экстраординарного не нашла. Горшенина молча скользила за мной, словно тень.
   - Тело вам отдали? - спросила я.
   - Мне сегодня звонили, сказали, я могу начать подготовку к похоронам. Вы довезете меня до дома? Мне сегодня еще в похоронное бюро, а с автобусами тут сложно.
   - А как же вы тогда сюда ездили? - спросила я.
   - У меня машина.
   - На второй этаж можно?
   - Там комната Настеньки, - пояснила женщина.
   Я направилась наверх, но уперлась в закрытую дверь.
   - Тут закрыто, - крикнула я.
   Елена поднялась наверх и удивленно протянула:
   - Странно, дому двадцать лет и тут никогда не было замков.
   - То есть вы не знаете, где ключ?
   - Нет, - помотала головой женщина, - может, выломаем дверь?
   - У меня другая идея, - сказала я и вышла на улицу.
   Обогнув дом, я задрала голову и увидела закрытое окно на второй этаж.
   Пришлось возвращаться в дом.
   - Я обратила внимание на двери. Они из массива дерева.
   - Да, - кивнула женщина, - их мой отец принес и сам поставил. До сих пор они не разбухли, не скрипят и выглядят как новые. Были руки у него, в отличие от моего мужа, который даже гвоздь в стену ровно вбить не может.
   - Мой муж мог помочь мне только с электрикой. Все остальное его пугало, - улыбнулась я. - Давайте поищем ключи.
   Мы начали поиск ключа, стараясь заглянуть во все щели. Я подошла к шкафу и начала шарить руками под бельем. Полки сменяли друг друга, я прошерстила одежду, висящую на штанге, но ключа не было. Перейдя через центр комнаты к серванту, я споткнулась о коврик и, вскрикнув, упала рядом со столом, накрытым длинной бархатной скатертью с красивой бахромой по краю.
   - Оля, вы живы? - подбежала ко мне Елена.
   - Да, - прокряхтела я, - пока жива.
   И тут меня осенило. Я встала и, забыв отряхнуться, взяла свою сумку. Поставив ее на стол, я вынула фонарик, села на корточки и заглянула под стол. Луч от включенного фонаря осветил внутреннюю часть стола, на которой я заметила ключ, свисающий на неком подобии крючка. Этим ключом явно пользовались не раз и вешали его обратно, иначе бы приклеили его проще, например куском скотча. А так кто-то специально приделал крючок, явно рассчитывая на длительное пользование. Я сняла ключ с крепления и показала его Елене Пахировне.
   - Ого, вы прирожденный сыщик! - сверкнула глазами женщина.
   Я улыбнулась. Всегда любила комплименты, особенно заслуженные. Особенно те комплименты, которые хочется слышать.
   - Пойдемте, посмотрим комнату, - предложила я.
   Мы поднялись на второй этаж и я вставила ключ в замочную скважину. Кусочек металла легко повернулся в замке, я открыла дверь. Неожиданно темная комната испугала меня, но я пересилила себя и вошла внутрь, предварительно вынув фонарик и включив его.
   - Тут есть свет, - сказала Елена и щелкнула выключателем.
   Комната озарилась светом, и я смогла разглядеть жалюзи на окнах, ковер с длинным ворсом на полу, огромный шкаф-купе с зеркальными дверьми. Чуть левее стоял небольшой стол, на котором лежало два ноутбука. Над столом висел большой телевизор, а у противоположной стены стоял большой диван из телячьей кожи, сделанный одной известной элитной итальянской фирмой. Подобная модель стоит у меня дома. Я повернулась к Горшениной:
   - Интересная здесь обстановка для жилища официантки затрапезного кафе. Откуда у вас такие доходы?
   - Может, Настя подрабатывала? - Елена ответила вопросом на вопрос.
  
   Ну да, определенно. Где девушка могла работать, если она большую часть недели проводила в кафе? В слух я сказала немного другое:
   - Я не думаю, что простая официантка могла купить диван из предпоследней коллекции известной итальянской фирмы, который стоит сто тысяч рублей. Я изыму ноутбуки, а взамен оставлю расписку. По окончанию следствия вы сможете их забрать.
   - Хорошо, - кивнула женщина.
   Я на ходу выдумала расписку, написала несколько предложений на бумажке и передала ее женщине. Та сложила ее пополам и положила в карман. Хорошо, что мать официантки не разбирается в законах. Даже я знаю, что расписка должна быть заверена у юриста, иначе она не имеет никакой силы, а изъятие улик происходит при составлении специального акта и в присутствии двух понятых.
   - А чем занимался Александр? У него была работа?
   - Да, он работал менеджером в банке. Как я поняла, занимался переводами денежных средств, - ответила Елена.
   - А в каком банке он работал?
   Горшенина задумалась.
   - Такое название простое, вспомнить не могу. Бегемотобанк? Жираф? Гусь? Нет, козел...
   Я постаралась не рассмеяться. Бегемотобанк - сильное название.
   - Вспомнила, - вскрикнула Елена, - Лама-банк! Это на Садовой улице.
   Я записала в блокнот название банка и улицы.
   - А фамилию Саши помните?
   - Да. Сомов он, Александр Евгеньевич.
   Я внесла в блокнот и эти данные. Стоит наведаться к Сашеньке в гости, но уже после общения с Ритой Сазоновой и Верой Демьяненко. Но лучше я пообщаюсь с ними в разное время.
   - Неужели вас не смущала обстановка комнаты? - спросила я.
   - Я думала, это Саша купил, а что диван столько стоит, я и представить не могла, - пожала плечами мать официантки.
   - Скажите, а кем вы работаете?
   - В домоуправлении секретарем. В соседнем доме.
   Нехорошие подозрения закрались мне в голову, но я не выдала себя.
   - Баню осмотрите? - спросила меня Елена.
   Я помотала головой. Что там может быть? Подземный ход в замок? Вряд ли я увижу там что-то интересное. Я еще раз осмотрелась вокруг, затем мы вышли из дома. Горшенина тщательно заперла дверь в дом на два замка, после чего подергала створку, и лишь убедившись, что та не открывается, отошла.
   - А кто сажал цветы?
   - Я, - посмотрела на меня женщина, - а Настя помогала. Она цветочки любила. А вы любите цветы?
   - Люблю, правда не имею достаточного количества свободного времени на них, но в квартире у меня стоит несколько горшков, - улыбнувшись, ответила я и положила "изъятые" ноутбуки в машину на заднее сидение. - Всегда завидовала тем, кто разводит комнатные цветы.
   Мы сели в машину, и я повезла женщину обратно в город. По пути домой Елена молчала, а я обдумывала полученные сведения.
   Итак, Настя работает официанткой в странном кафе, где тратят огромные деньги на санузел, но не убирают кухню. Девушку нашли лежащей на черной лестнице без видимых повреждений с предсмертной запиской аляповатого содержания, которая, как я абсолютно уверена, подделана. Гражданский муж Насти, который не пришелся по вкусу не только Елене Пахировне, не звонил матери своей любимой и не предлагал помощь. Конечно, это можно объяснить отсутствием свободного времени, или, может, он просто не знает о смерти девушки? Но тогда это странно, ведь умерла Настя два дня назад, и мужчина должен был забеспокоиться отсутствием своей девушки дома. В дачном доме я обнаружила дорогую мебель, два ноутбука, что не свойственно доходам простой официантки и менеджера банка. Это не самые хорошо оплачиваемые должности. Первое, что приходит в голову, это наличие некого прибыльного бизнеса, скорее всего нелегального, с использованием возможностей Саши. Но пока у меня нет ничего, что могло бы подтвердить мою догадку. И второй, не менее важный вопрос: говорит ли Елена Пахировна правду или же она была в курсе происходящего, а сейчас хочет избежать ответственности? В любом случае, есть еще три человека, с которыми мне необходимо поговорить.
   Подъезжая к дому Горшениной, я сказала:
   - Я эту машину купила несколько месяцев назад и радуюсь теперь каждый раз, въезжая в какой-нибудь небольшой двор. Все же малолитражки - это очень удобно.
   Горшенина даже не повернула голову в мою сторону. Я немного разозлилась:
   - А у вас какая машина?
   - Вот она стоит, - показала рукой Елена на дорогой седан бизнес-класса с несколькими колечками на логотипе.
   Я постаралась не высказать удивления. Каким образом секретарь в домоуправлении смогла заработать на такую машину? Я прекрасно знаю стоимость этого авто. На эти деньги можно кормить одну деревню в течение года.
   - Давно купили ее? - спросила я.
   - В прошлом месяце. Давно хотела поменять и вот, наконец, накопила на эту красавицу. Она стоит своих денег.
   Мне оставалось лишь кивнуть и согласиться, хотя я абсолютно не разбираюсь в современных творениях как отечественного, так и заграничного автопрома.
   Я припарковалась около подъезда Елены. Женщина повернула голову и поблагодарила меня:
   - Спасибо, что подвезли, а то я не представляю, как бы ехала оттуда на автобусе. Звоните, если будут вопросы!
   - До свидания, - кивнула я.
   Горшенина вылезла из моей машины и вошла в подъезд своего дома.
   Я повернула голову назад и еще раз посмотрела на ее автомобиль. Ничего себе! Затем вынула блокнот и записала номер автомобиля.
   Отъехав от дома Елены Пахировны, я набрала номер Жени. Надеюсь, он меня никуда не пошлет, когда я озвучу новую просьбу.
   - Алло!
   - Женя, привет! - ласково промурлыкала я в трубку.
   - Оля, привет! - обрадовался Женя. - Как дела?
   Я задумалась. Неужели он искренне радуется моим звонкам или это хорошее воспитание? Даже у меня не всегда получается изображать бурную радость вкупе со всепоглощающим счастьем. Я вздохнула. Жене нужно было идти в актеры, а не в полицию, но тогда бы сейчас мне было некого просить помочь. Так что правильно ты, Женечка, выбрал работу.
   Поговорив пару минут о сторонних вещах, я решила, что подготовила собеседника и задала ключевой вопрос:
   - Женя, я хотела попросить тебя об одной вещи. Мне нужно достать результаты вскрытия из морга.
   - А я все ждал, когда ты что-нибудь попросишь, - засмеялся мужчина. - И вот оно!
   Я смутилась и решила промолчать, но Женя внезапно сказал:
   - Кого именно?
   - Горшениной Анастасии Федоровны.
   - Той девицы из кафе с дурацким названием?
   - Да, - засмеялась я, - название и правда не особо умное, но зато запоминается.
   - Ладно, Мата Хари, я постараюсь помочь только лишь из-за огромной любви к тебе.
   Женя довольно приятный внешне, ведет здоровый образ жизни, всегда мил ко мне. Стоп! О чем это я думаю?
   Я пару раз моргнула и уставилась на дорогу. Не стоит глубоко уходить в себя, когда ведешь машину. Посмотрев на часы, я поехала на Садовую улицу в "Лама-Банк". Сейчас 6 вечера, а банк работает до семи. Может, я найду там человека, с которым Александр дружит или дружил? Нужно узнать о нем как можно больше. У меня ведь даже нет его фотографии.
   Я подъехала к нужному зданию, припарковала машину и вошла в офис банка, украшенного силуэтом ламы. Не самое красивое животное.
   Внутри офис "Лама-Банка" оказался очень большим и многолюдным. Я прошла мимо охранника и увидела стойку с большой надписью "reception". Подойдя к администратору, я вынула удостоверение и, прикрыв свое фото пальцем, покрутила им перед лицом молодой девушки, сидевшей за стойкой.
   - Прокуратура Невского района. Мне нужна информация о вашем работнике.
   - О ком именно? - спокойно спросила девушка и подняла голову.
   Администратор оказалась настоящей красавицей. Тонкие черты лица, светлые волосы, голубые глаза и милая родинка над верхней губой. Я вздохнула. Таким место на подиуме или в фильмах о любви, а не за стойкой администратора.
   - Александр Евгеньевич Сомов, - каменным тоном произнесла я и добавила, - у вас он работает менеджером.
   Девица широко распахнула свои голубые глаза и уже другим, более заинтересованным тоном спросила:
   - А что он сделал?
   - Это тайна следствия. Пока ничего серьезного.
   - Я должна знать!
   Я немного удивилась, но сохранила лицо. Посмотрев на табличку, стоявшую на столе, я спросила:
   - Почему это вы должны знать? Ия, вы знакомы с Александром?
   Администратор в ответ кивнула и опустила глаза.
   - Кем вы приходитесь мужчине?
   Ия поправила волосы и закрыла лицо руками. Я решила не торопить девушку и продолжала стоять у стойки. К ресепшен подошла женщина и тихо обратилась к Ие:
   - Беда, принтер опять не фурычит. Никак не совладаю с этим "чудом" техники.
   Ия подняла голову и, посмотрев на меня, ответила:
   - Алла, я сейчас подойду. Наверно картридж кончился.
   Когда женщина отошла, Ия снова обратилась ко мне:
   - Я его жена.
   - Тогда у меня к вам будет несколько вопросов, - я старательно тушила разгорающийся внутри меня огонь любопытства. Сейчас нужно выглядеть строго.
   - Я понимаю, - кивнула Ия.
   - Вы жили вместе?
   - Да... Нет... У нас сложные отношения.
   Сбоку раздался голос Аллы:
   - Ия! Помоги, мне же нужно распечатать отчет!
   Администратор встрепенулась, словно мокрый воробей, встала и вышла из-за стойки. Я подавила вздох. У девушки фигура оказалась столь же прекрасной, как и лицо. И что она делает здесь с такими данными?
   - Нам все равно не дадут поговорить, - сказала Ия. - Подождите двадцать минут, я закончу смену и тогда смогу ответить на ваши вопросы.
   Я кивнула.
   - Но только подождите меня в кафе напротив. У нас тут много любопытных глаз и ушей, - продолжила девушка.
   Я снова кивнула и вышла из банка. Интересно получается. Саша несколько лет живет с Настей, которая в него влюблена и хочет за него замуж, а на самом деле он давно женат и не собирается разводиться. Но зачем? Знает ли Ия о любовнице мужа? Почему согласилась его отпустить к другой женщине? Все это нужно узнать, но прямо спрашивать нельзя. Саша вполне мог обманывать девушку, ссылаясь на командировки или иные причины. Хотя бывают случаи, когда жена знает о похождениях супруга, но из-за любви к предателю-мужу терпит его измены и делает вид, что ничего не замечает. Я всегда была собственницей в отношениях с мужчинами, и для меня не было бы ничего хуже, чем осознать, что у любимого мной человека появилась другая.
   Я вошла в кафе, села за столик рядом с витринным окном и принялась разглядывать посетителей заведения. Кафе было не дорогим, поэтому бСльшую часть посетителей составляла молодежь, которая не может позволить себе поход в ресторан. Я открыла меню, лежавшее на столе и начала выбирать еду.
   - Вам помочь? - спросила подошедшая к моему столу официантка.
   Я подняла глаза и посмотрела на мило улыбающуюся девушку. Надеюсь, в этот раз никто не будет хотеть вылить на меня суп.
   Сделав заказ, я откинулась в кресле и, посмотрев на улицу, увидела переходящую дорогу Ию. Я села ровно и попыталась настроить себя на роль следователя. Администратор банка вошла в кафе, огляделась по сторонам и подошла к моему столику.
   - Повезло, что сегодня обычный рабочий день, - сказала она. - Иногда мы сидим до девяти вечера.
   - Главное, чтобы это время вам оплачивали, - улыбнулась я. - В таком случае задерживаться гораздо приятнее.
   Ия кивнула. К столу подошла официантка, поставила мой заказ на стол и обратилась к девушке:
   - Вам чего-нибудь принести?
   Я протянула меню Ие:
   - Выбирайте, я угощаю.
   Администратор аккуратно взяла кожаную папку, открыла ее и сделала скромный заказ. Я решила начать разговор и спросила:
   - Так вы жили с Александром или нет?
   Девушка вздохнула, потерла пальцем скатерть на столике и начала рассказ.
   Ия родилась в маленьком городке в Вологодской области в семье военного и домохозяйки. Отец семейства поднимался по служебной лестнице, но особо высоко забраться не сумел. Девочка росла скромной и тихой, но окружающие не могли не заметить, насколько она была красива даже в детстве. Особыми талантами девочка не отличалась, но у нее хорошо работала голова, поэтому она не испытывала трудностей в обучении. Когда подошло время поступать в вуз, Ия сразу решила посвятить себя всегда прибыльному банковскому делу. Успешно окончив университет в Петербурге, девушка решила не покидать ставший достаточно родным город и сняла комнату. Работа нашлась практически сразу, поэтому денег у родителей она почти не одалживала. Все перевернулось с ног на голову, когда в их банк устроился новый менеджер - Александр Сомов. Женская часть работников, не связанная узами брака, мигом начала охоту на молодого мужчину. Саша не обращал внимания на заигрывания дамочек, чем только раззадоривал их. Его выбор пал на красавицу Ию. Роман длился недолго и уже через три месяца пара расписалась. Около полугода молодожены жили вместе в съемной квартире, которую Александр оплатил сразу на год. Спустя еще пару месяцев, Александр ушел из "Лама-банка" и устроился в другой солидный банк, который начал отправлять Александра в постоянные командировки. Девушка отвыкла видеть супруга дома. На работе прибавилось забот, и иногда ей даже нравилось возвращаться в пустую квартиру, понимая, что не нужно никому готовить. Девушка радовалась своему замужеству и отдыхала от домашних дел. Саша появлялся, жил пару дней, а затем снова уезжал. Супруг давал девушке денег, поэтому Ия особо не нуждалась. Ей не нужно было платить арендную плату, ее оплачивал муж. Можно было откладывать деньги на свои нужды и не считать каждый рубль, как это было в университете. Но пару дней назад Александр снова приехал домой и сказал Ие, что уволился, поэтому в ближайшее время он никуда не уедет. Радость затопила сердце девушки, а через два дня я пришла к ней на работу и начала вертеть перед носом удостоверением.
   - Что он сделал?
   - Я уже говорила, - свела я брови, - особо ничего. Мне нужны его показания по одному делу, но перед этим я решила побеседовать с людьми, которые его окружают.
   - Задавайте вопросы, - повеселела Ия, - я готова. Постараюсь ответить.
   Я внимательно посмотрела на девушку. Имея задатки математика и бухгалтера, девушка в жизни на редкость наивна. Ну какой полицейский прямо скажет: "Уверен, муж твой убил сто человек. Колись, голуба! Давай посадим твоего обожаемого, любимого и единственного за решетку на сто лет"? Жена, если действительно любит мужчину, в этом случае будет молчать, стараясь не выдать супруга. В таких случаях следует подбираться с другой стороны, начиная разговоры с противоположного конца, но при этом медленно и уверенно подводя собеседника к нужному вопросу. В этом и заключается искусство допроса свидетелей. И самое главное не перебивать собеседника, даже если этого очень хочется.
   - Вы знакомы с его родителями?
   - Они умерли, - опустила глаза девушка, - уже давно. Саша говорил, разбились на машине, когда ехали собирать грибы. Было утро, туман. Дорогу они не знали, внезапно показался крутой поворот, и отец Саши слишком резко крутанул руль. Машина вылетела с дороги и ударилась о вековую сосну. Супруги погибли на месте.
   - А вы были на их могиле?
   Девушка задумалась, потеребила волосы и ответила:
   - Нет. Он мне не предлагал туда съездить, а я особо и не просила.
   - Саша знакомил вас с друзьями?
   - Да. Он меня познакомил со своим лучшим другом, - гордо вскинула подбородок наивная девушка, - но мы редко с Сергеем виделись. Сашенька тогда работал со мной в "Лама-банке".
   - Скажите, а Саша хорошо зарабатывал?
   - Я никогда не заглядывала к нему в кошелек, но муж часто покупал себе новые вещи, у него хорошая машина, плюс он оплачивал аренду за квартиру сразу на большие сроки, - начала загибать пальцы Ия, - а на это нужны хорошие деньги. Аренда сейчас дорогая.
   - Александр дружил с кем-нибудь в "Лама-Банке"?
   Девушка наморщила лоб.
   - Да. Он дружил с Ефимом Звонаревым - это наш системный администратор. С ним они тесно общались.
   Я достала блокнот, открыла его на странице, вверху которой было написано "Александр Сомов" и, написав слово "друзья", приписала имя Сергей и информацию о Звонареве. Мои познания в банковском деле минимальны, но в какие командировки можно посылать обычного менеджера?
   - Я бы хотела записать ваш номер телефона. И домашний, и рабочий.
   Ия вынула из сумки визитку, я взяла ее, но свою решила не давать. Главное не забывать, что я - "следователь", а на карточке написано совсем другое.
   - Скажите честно, - девушка заглянула мне в глаза, - он точно ничего не сделал? Я должна знать!
   Мне стало жаль молодую влюбленную дурочку, но так как доказательствами я не располагаю, обвинять некого. И потом, пока у меня нет самого главного - мотива преступления, но что-то мне подсказывает, что это Саша убил Настю. Но зачем?
   Я попрощалась с Ией и поехала домой. Танюша, скорее всего, уже приехала вместе с одним из внуков. Хорошо хоть Игорь обычно ведет себя тихо и особо не кричит, как это делала Танечка в детстве. Готовься, Оленька. Дома теперь весело. Я открыла дверь в квартиру и тут же услышала крики дочери:
   - Денис, а где у мамы макароны?
   - Не знаю, я тут не готовлю, - ответил сын.
   - Ты тут еду-то хоть раз видел? - пошла вразнос дочь. - Или мать тебя вообще не кормит? Времени уже девять вечера, а она не пойми где!
   Я вжала голову в плечи и вошла в кухню.
   - Макароны в левом от тебя шкафчике на верхней полке, - сказала я.
   Дочь повернула голову и улыбнулась:
   - Привет! Я вот решила сделать пасту.
   - Добро пожаловать. Игорь уже спит?
   - Конечно, - кивнула Таня. - У него все по расписанию, ты же знаешь.
   Я кивнула. Дочка всегда держит своих детей на коротком поводке. У нее, как говорится, не забалуешь. Даже я не была столь строга с детьми и старалась не допускать, чтобы они скучали. Но мне известно, что втайне от Татьяны детей балует отец. Максим всегда покупает сыновьям милые мелочи и старается развлечь ребят. Я абсолютно уверена, что Макс не будет придирчиво следить за расписанием старшего сына.
   - Мама, а ты будешь кушать? - спросила меня дочь
   - Нет, уже поздно. Я не хочу. Лучше пойду приму душ, - ответила я.
   - А я буду, - потер руки Денис.
   Я улыбнулась. Это раньше Дениса было трудно накормить. Сейчас мужчина ест абсолютно все и это заслуга его жены, которой я сейчас и позвоню.
   - Привет, Мариша! - начала я разговор
   - Оля, привет! - ответила невестка. - Как там мой муженек? Еще не надоел? Скажи ему, чтобы он особо не расслаблялся. Скоро домой, мне уже лучше.
   - Обязательно передам. Я, собственно, по этому поводу и звоню. Как ты себя чувствуешь?
   - Сегодня уже значительно лучше, но мне покоя не дает Ириша. Сама же знаешь, что с маленьким ребенком на месте сидеть не будешь. Думаю, если бы не она, я бы дольше в себя приходила.
   - А Ира как?
   - Ее таким не возьмешь. Я все боялась заразить ее, но Ируня у нас стойкий солдатик.
   Я засмеялась. Это действительно так. В прошлом году Марину и Дениса сразила неизвестная хворь, я даже хотела забрать девочку к себе. Супруги вместе кашляли и постоянно сморкались, используя в неограниченных количествах одноразовые платки, а их дочь ни разу даже не чихнула, глядя на страдания родителей.
   - Ко мне Таня приехала с Игорем по той же причине, - сказала я.
   Таня засмеялась:
   - У тебя просто Ноев ковчег. Каждой твари по паре: Денис с Герой, Таня с Игорем.
   Мы пообщались еще немного и попрощались. Я отправилась в душ, но тут же услышала Танин крик. Я забежала в кухню и увидела дочь, стоящую на стуле.
   - Что случилось? - крикнула я.
   - Крыса! По полу бегает крыса! - воскликнула Таня.
   Я улыбнулась. Удивительно. Крыса и вдруг на полу. Скорее всего, это мышонок, плод любви Валентины Иосифовны, которого я не поймала.
   - Не бойся, - уверенно сказала я. - Я ее поймаю.
   Таня недоверчиво посмотрела на меня, затем слезла со стула и вернулась к плите, бормоча под нос:
   - Ну и квартира, спокойно отдохнуть нельзя.
   Я засмеялась. Это правда, в моей квартире всегда весело и скучать не приходится.
   Я сходила за сачком и свистком, вернулась назад и села на пол. Главное найти мышонка, а там уже дело за малым. Я успела набить руку в ловле мышей сачком для бабочек.
   Спустя пять минут мышонок оказался в клетке Валентины Иосифовны, которая тут же с интересом подбежала к сыну и начала его обнюхивать. В душе я провела около получаса. Меня с детства расслабляет не отмокание в ванне, а теплые струйки воды, бегущие по телу. Я вытерлась полотенцем, надела халат и, выйдя из ванной, легла на кровать. Расслабленное тело отказывалось слушаться, мысли начали путаться, я закрыла глаза и заснула прямо в халате поверх одеяла.
  
  

ГЛАВА 5

  
   Из царства Морфея меня вырвал звонок сотового телефона. Я резко села и не сразу поняла, что случилось. Через несколько секунд в голове щелкнуло, и мозг начал работать. Я осмотрелась и увидела телефон.
   - Я нашел тебе акт вскрытия Горшениной! - кричал в трубку Женька.
   - Сколько времени?
   - Половина восьмого уже, вставай. Собирайся и дуй ко мне. Не забудь с собой взять паспорт, я выпишу пропуск на твоё имя. Записывай адрес.
   Я потянулась к тумбочке, и, свалив стакан на пол, взяла блокнот. В стеклянной емкости оставалась вода, поэтому на полу образовалась небольшая лужица. Я нахмурилась. Сколько раз заставляла себя ставить чашки и стаканы на середину столешницы, но я просто не способна это делать. Отпив, я ставлю емкость на край и очень часто опрокидываю ее на пол. Таня даже как-то предложила ставить стакан на край тумбочки со стороны кровати. Таким образом, я опрокину на себя пару раз стакан с водой и отвыкну от этой дурацкой привычки. Мне эта идея изначально не понравилась, ведь после этого мне придется менять постельное белье, а не просто вытирать лужу на полу.
   - Ты вообще ночью спал?
   - Да. Я встаю в шесть утра. До работы идти всего лишь два дома. В семь я уже в своем кабинете. Мне как прислали копию акта, я сразу позвонил тебе. Там есть интересные детали.
   - Уже бегу, - сказала я и отсоединилась.
   Путь лежал на Омскую улицу, которая не так далеко от меня. Я позавтракала, вывела собак, написала записку, которую прикрепила на ручку входной двери и вышла на улицу. Надеюсь, дети ее заметят. Я пробовала писать записки и раньше, прикрепляла их на холодильник, оставляла на столе, но эффекта они не приносили - дети их просто не видели. Впрочем, если не подействует и сейчас, в следующий раз я приклею послание около кнопки слива на бачке унитаза.
   К нужному зданию я подъехала в девять утра. Получив пропуск, я нашла кабинет Жени и постучала в дверь. Услышав ответ, я приоткрыла ее и просунула внутрь помещения голову.
   - Привет!
   - Заходи, - улыбнулся Женя, - располагайся.
   Я села на стул и вопросительно посмотрела на него. Мужчина улыбнулся.
   - Чувствую, неслась ко мне на всех парах.
   - Практически, разве что перед этим позавтракала и погуляла с собаками.
   - У тебя же вроде одна была...
   Я кратко рассказала историю с переездом детей ко мне, но вскоре вернулась к теме дня.
   - Так что там с актом вскрытия?
   - Ага, не терпится! - подмигнул он мне.
   Я кивнула. Конечно, я хочу увидеть бумагу, ради которой и приехала. Женя протянул мне копию акта и сказал:
   - Наслаждайся.
   Я взяла лист и спросила
   - А где ты его достал?
   - Это долгая история, но важен результат, - махнул рукой Мороз.
   В акте вскрытия значилось, что смерть Анастасии Федоровны Горшениной была вызвана передозировкой синтетического лекарства для лечения последствий инфаркта под торговой маркой "Кардофлобин", остатки которого нашли в ее печени. Вещество распадается в живом организме на составные компоненты за 4 дня, а в мертвых тканях остается в исходном состоянии и не выводится. В небольших дозах вещество не наносит вреда организму. В организме не накапливается. Синтезируют вещество только в лаборатории при определенных условиях, иначе не наступает химическая реакция. Производством этого вещества занимается только одна лаборатория. Вещество, на котором базируется Кардофлобин, востребовано на рынке и используется на разных производствах от компонента клея, до антиокислителя. Следов укола не найдено. Видимые повреждения на теле отсутствуют. Слизистые чистые, без компонентов препарата. Изменен цвет легких. Гистология ничего не выявила. На левой щиколотке след от укуса с небольшим покраснением кожи вокруг ранки. На левой руке есть синяк, полученный после смерти.
   Я подняла глаза и посмотрела на Женю, тот с интересом смотрел на меня.
   - Значит, ее убили? Вещество-то синтетическое. И тут четко написано, что она его не принимала орально, раз слизистые чистые.
   - Правильно, но она могла его вколоть, - пожал плечами Евгений.
   - Но следов от укола нет!
   - Дай сюда, - мужчина выдернул из моих рук копию акта. - Точно, следов не найдено. Тогда загадка как оно попало ей в организм.
   - Может, через кожу? - предположила я.
   - Она что, лежала пару дней в ванне, наполненной Кардофлобином? - воскликнул Женя. - Ты только представь, сколько его должно было впитаться через кожу, чтобы вызвать смерть.
   - Тогда предложи что-нибудь сам! - пожала я плечами.
   Собеседник потупил взгляд, а я почувствовала себя победительницей, но вопрос остался открытым. Каким образом вещество попало в организм девушки?
   Внезапно у меня в сумке затрясся сотовый телефон. Я ответила на звонок:
   - Слушаю.
   - Ольга Павловна?
   - Да, а я с кем говорю?
   - Павел, мастер по монтажу видеонаблюдения.
   Я хлопнула себя ладонью по лбу. Оля, ты молодец! Все-таки забыла открыть ежедневник и посмотреть дату визита мастера! И зачем мне вообще нужна эта кожаная книжка, если я все равно не смотрю записи в ней?
   Тем временем мастер, не подозревая о моих мыслях, продолжал:
   - Я решил позвонить вам и предупредить о визите.
   - Спасибо вам большое, я так замоталась, что забыла! - воскликнула я.
   - Через час я до вас доеду, вы будете дома?
   - Да, конечно, - спокойно ответила я. - До встречи!
   - Это Павлик был? - посмотрел на меня Женя.
   - Да, - ответила я, - а как ты догадался?
   Мороз улыбнулся и снисходительно посмотрел на меня. Только сейчас я заметила, что у него красивые голубые глаза. Мне кажется, или он смотрит на меня с нежностью? Женя оторвал от меня взгляд и сказал:
   - Тебе нужно ехать, Паша ждать не любит.
   Я попрощалась с Евгением и поехала домой. Сейчас самое главное не встать в пробку и доехать вовремя до дома. Стоило мне подумать о пробках в городе, как я угодила в большой затор и ударила от досады кулаком по рулю. Мое сказочное везение определенно появилось на свет раньше меня. К моему удивлению, вереница машин начала движение, и я довольно быстро доехала до дома. Зайдя в квартиру, я решила первым делом поговорить с Таней о визите мастера. Дочь нашлась на кухне, она, как обычно, что-то готовила. Кухня наполнилась вкусным ароматом, у меня немедленно началось слюноотделение. Я облизнулась, почувствовала себя собакой Павлова, но справилась с внезапно накатившим приступом голода и начала разговор.
   - Что готовишь?
   - Сливочный суп с семгой и помидорами, - подняла глаза Татьяна, - пальчики оближешь.
   Я снова облизнулась.
   - Я тебе хотела сказать, что скоро придет мастер по установке видеонаблюдения.
   - А зачем тебе камеры? - разумно удивилась дочь.
   Я пожевала губу и на ходу придумала новую версию. На днях я общалась с коллегой, у которого сеть магазинов. Он посоветовал мне поставить камеры наблюдения около двери в мою квартиру. В прошлом месяце его ограбили, не помогла даже новая и очень дорогая сигнализация, а вот если бы была камера, реагирующая на движение, полиция бы в этот же день уже имела изображение грабителей.
   - При условии, что они без масок, - добавила Таня.
   - Согласись, так больше шансов поймать вора, - сказала я.
   Таня кивнула и начала перемешивать в кастрюле суп. Я понаблюдала за действиями дочери и направилась в спальню. Нужно позвонить Рите Сазоновой и расспросить ее, а потом заняться Верой Демьяненко. Я устроилась на кровати, достала блокнот и начала просматривать записи. Настя погибла от передозировки препарата, который получен искусственным путем. Случайно в организм он попасть не мог. Сам в организме он образоваться не может. Интересно, в морге хорошо осмотрели ноги девушки? Ведь вколоть лекарство можно было и дома, затем девушка пошла на работу, вышла на лестницу и умерла на грязном полу. Но зачем она туда пошла? Нужно будет расспросить Риту и Веру о дурных привычках Насти Горшениной. Стоит заглянуть в интернет и посмотреть более полную информацию о "Кардофлобине". Внезапно раздался звонок в дверь, и я пошла открывать. На пороге стоял молодой мужчина лет тридцати, но уже с небольшой лысиной на макушке. Очень жалко, что мужчины в наше время очень быстро начинают лысеть. Иногда я встречаю молодых парней, студентов, у которых уже есть проплешина. Видимо, сейчас уже не те условия жизни для представителей мужского пола. Мастер поправил на левом плече лямку от огромной сумки с инструментами. В правой руке мужчина держал небольшой металлический чемоданчик. Я окинула мастера взглядом и, улыбнувшись, спросила:
   - Павел?
   Он посмотрел на меня таким же оценивающим взглядом и кивнул. Я посторонилась и пропустила визитера в квартиру.
   - Цены на услуги помните? - резко спросил меня Паша.
   - Да, - кивнула я, - если они не успели поменяться.
   Собеседник помотал головой:
   - Женя просил с вас дорого не брать. Можно приступать?
   - Конечно, - улыбнулась я. - Мы с вами еще в прошлый раз обсудили расположение устройств. Если я понадоблюсь, зовите.
   - Хорошо, - буркнул мужчина, поставил свою огромную сумку на пол, открыл и начал доставать из ее недр огромное количество разнообразных устройств и инструментов.
   Я окинула взглядом все те предметы, которые Павел вынул из сумки, и обрадовалась: хорошо, что мне не нужно таскать на работу такой огромный баул. С трудом представляю себя рядом с такой сумкой, которая практически равна мне по росту. Я вернулась в спальню, достала телефон и набрала номер Риты Сазоновой. На десятом гудке мне ответил женский, слегка заговаривающийся голос.
   Не секрет, что у современных людей график совершенно не поддается, но все же с утра нужно быть в трезвом уме и здравой памяти, как гласит поговорка. Недолго думая, я решила сразу брать быка за рога с молодой алкоголичкой.
   - С-с-лушаю.
   - Это Маргарита Сазонова?
   - Д-да, - медленно ответила собеседница. Затем, немного помедлив, добавила, - а вы кто?
   - Следователь Юрьева Ольга Павловна, - рявкнула я в трубку и осмотрелась. Вдруг, домашние услышали?
   Девушка отреагировала мгновенно.
   - Чем я заинтересовала прокуратуру?
   - Я расследую дело об убийстве Анастасии Федоровны Горшениной. Меня интересует несколько вопросов, связанных с девушкой. По нашим данным, вы дружили последние два года.
   - Елена Пахировна сказала, что Настасья покончила с собой, - пробормотала девушка, - разве это не так?
   - В данный момент возбуждено уголовное дело по статье 105 уголовного кодекса РФ - убийство. Когда к вам можно приехать?
   - Можете прямо сейчас, - ответила Рита.
   - Хорошо. Я буду у вас через полтора часа, - сказала я и отсоединилась.
   Теперь нужно оставить заранее оговоренную сумму для монтажника Тане и можно собираться. Слишком не терпится мне снова устроить "допрос". Я вскочила с кровати, вынула из тайника деньги и отсчитала нужную сумму. Надев брюки, я сложила купюры и положила в карман, затем, выбрав обычную серую кофту без рюшей, надела ее, и, закончив образ льняным пиджаком, подошла к зеркалу. Почему раньше мне не приходило в голову, что у простого следователя не может быть украшений, которые стоят как подержанная иномарка? Я подошла к трюмо, открыла коробочку с драгоценностями, отыскала обычные гвоздики и произвела замену серег в ушах. Дорогие и очень красивые серьги из платины 950 пробы со вставками из бриллиантов, которые подарил мне сын, я спрятала под матрас. Так я их точно не потеряю.
   - Ольга Павловна! - раздался крик Павла из коридора.
   Я мгновенно выбежала на звук и увидела монтажника, держащего в руке очередного белого мышонка.
   - Я чуть его не раздавил, - посмотрел на меня мужчина, - жалко. Это ваш или просто забежал?
   Я подавила вздох и кивнула.
   - Да. У меня живет его мама, Валентина Иосифовна.
   - Женщина родила мышь? - заморгал мужик.
   - Нет, Валентина Иосифовна тоже грызун, названная в честь моей бывшей свекрови. А то, что вы держите в руках - ее отпрыск. У меня мышат осталось всего двое. Хотите, можете посмотреть на маму, она в гостиной.
   - А можно? - оживился Павел.
   - Конечно, - кивнула я и отправилась искать дочь.
   Таня на этот раз занималась сыном в комнате для гостей, которая на некоторое время стала ее спальней.
   - Вот деньги для Павла, - сказала я и, вынув купюры из кармана, положила их на комод.
   Дочь кивнула и спросила:
   - А ты куда собралась?
   - Нужно съездить в ателье, помочь с платьем. Что-то у них там не получается, но это не долго, - нашлась я.
   - Ольга Павловна, - снова позвал меня Павел.
   Я вышла из комнаты дочери и направилась в гостиную. Мужчина сидел перед клеткой и держал в руках Валентину Иосифовну. Я никогда не беру без особой надобности мышь на руки, поэтому с интересом посмотрела на Павла.
   - Вы любите животных?
   - Да, очень, - улыбнулся монтажник. - Думаю, вы тоже, учитывая, сколько зверей у вас в квартире.
   Я кивнула:
   - С детства люблю. Меня воспитывали с любовью к братьям нашим меньшим. Моя мама считала, что у каждого человека должно быть домашнее животное.
   - А мне родители не разрешали заводить зверюшек, - опустил голову Паша. - Максимум, что у меня было, так это аквариум с жирной золотой рыбкой, которая постоянно хотела есть. Я говорил, что хочу пушистого зверька - хотя бы хомячка в банке, но они были непреклонны.
   - Зато сейчас вы сами решаете, кого заводить, - попыталась я настроить на позитивные мысли собеседника. - Если хотите, можете забрать двоих мышат. Мне они все равно не нужны.
   - Спасибо, - обрадовался мужчина, - я как раз хотел спросить вас об этом.
   - Не за что, - расплылась я в улыбке.
   Вернувшись к себе в комнату, я открыла шкаф и выбрала сумку, подходящую в тон к туфлям, которые решила надеть сегодня. Обувь и сумка должны гармонировать даже у следователя.
   - Вы надолго? - спросил меня Павел.
   Я повернулась в его сторону:
   - Разве мы что-то еще не обсудили? - спросила я.
   - Так нужно объяснить, как пользоваться аппаратурой. Она сейчас наворочанная, вы же столько денег отвалили, я вам нашел самое хорошее оборудование.
   - Спасибо, но у меня сейчас правда нет времени, - улыбнулась я, - вы лучше объясните Танечке, а она потом расскажет мне.
   - Мое дело было предложить, - насупился мужчина.
   - Таня, - крикнула я, - приготовь Павлу банку, в которой он понесет мышат.
   - Хорошо! - отозвалась дочь.
   Я посчитала все дела выполненными и вышла за дверь.
  
  

ГЛАВА 6

  
   К дому Сазоновой я подъехала немного позже оговоренного времени. Заняв место на парковке рядом с домом, я поднялась на нужный этаж и позвонила в дверь. Долгое время за створкой не раздавалось никаких звуков, затем она медленно открылась, я отошла на шаг от двери и в этот момент на меня рухнула девушка. Я чуть не упала под тяжестью ее тела, но устояла и, насколько могла, аккуратно уложила ее на пол.
   - Оля, это все она, - посмотрела на меня мутными глазами Риты, - я ей сказала, что вы придете, и она...
   Я заметалась по лестнице, натыкаясь на стены. Нужно вызвать скорую. Я достала телефон, девушка захрипела, но внезапно перестала.
   - Пятнадцатая, слушаю, - раздался в трубке женский голос.
   - Девушка потеряла сознание на лестничной клетке, - воскликнула я.
   - Сколько лет? - вяло отреагировала диспетчер на том конце провода.
   - Не знаю, молодая, лет двадцати пяти, может старше. Я плохо определяю возраст.
   - Адрес?
   Я продиктовала нужные данные и отсоединилась. Девушка снова начала хрипеть.
   - Возьми у меня на столе красную сумку. Мне она больше не нужна.
   - Ты поправишься, - сказала я.
   - Возьми.... с-с-сумку - прохрипела Рита, - она не должна ей достаться.
   Я встала, зашла в квартиру и огляделась. На столе в гостиной стояла небольшая красная сумка. У меня есть похожий вариант для рабочего ноутбука. Я взяла сумку и обратила внимание на рамку с фотографией, стоящую на одной из полок книжного шкафа. На ней было изображено четыре девушки и молодой человек. Рита Сазонова, в квартире которой я сейчас нахожусь, Горшенина-младшая, третья девушка осталась неопознанной, а вот четвертая вызвала у меня недоумение. На ней была изображена... Ия Сомова, жена любовника Насти. Значит, они были знакомы с Настей! Я положила рамку в карман и вышла на лестницу. Рита лежала спокойно и не хрипела. Ее глаза неотрывно смотрели в потолок. У меня подкосились ноги. Я заворожено смотрела на тело девушки и не могла пошевелиться. Внезапно я услышала сирену вызванной мной скорой помощи, которая спешила к Рите, но девушке уже не нужна была помощь врачей. Я скинула оцепенение, встала и начала спускаться по лестнице вниз. Хлопнула входная дверь, и я услышала голоса врача и фельдшера.
   - Какая у нее квартира?
   - Сто пятнадцатая. Пятый этаж.
   - Уверен? Смотри у меня. В прошлый раз ты уже напутал с этажами, еле мужика откачали.
   - Серега, ну я же не специально, - заныл второй голос.
   Загромыхали двери лифта, кабина заскрипела и поехала наверх, щелкая на каждом этаже. Я вышла из подъезда и села в машину. Не могу здесь больше оставаться, нужно ехать домой. Нет, нужно прийти в себя. Остановившись около небольшого ресторанчика, я вошла внутрь, заказала себе кофе и несколько рогаликов. Руки тряслись, мысли в голове путались. Когда я по телефону договаривалась о визите, голос девушки звучал так, будто она выпила лишнего . Значит, в этот момент либо кто-то уже был в ее квартире, либо приехал после, но до меня и "помог" молодой девушке отойти на тот свет. Рита ведь сказала мне - "Это все он, я ему сказала, что вы придете"... Что он делал? Да что угодно! Во всяком случае, я знаю точно, что в квартире между моим звонком и визитом кто-то побывал и то, что это было лицо женского пола. Не могла же Сазонова, говоря о мужчине, сказать "она". Я заказала новую чашку кофе и услышала звонок телефона.
   - Мама, Паша ушел, - сообщила мне дочь. - Он забрал мышат и сказал, чтобы ты помнила о зеленой кнопке: ее нужно нажать в случае тревоги, а красная - это включение всех камер и одновременная запись. Одновременное нажатие этих кнопок остановит запись.
   - А почему зеленая для тревоги? - недоумевала я. - Обычно для таких целей используют красный цвет.
   - Это для отвлечения внимания нападателя. Помни об этом.
   - Нападателя? - воскликнула я. - Может нападающего?
   - Так Паша сказал, - протянула Таня.
   - Спасибо, я постараюсь запомнить, - опешила я и отсоединилась.
   Допив кофе, я оплатила счет и направилась к машине. Сейчас главное доехать до дома и лечь в постель. Такое впечатление, что кто-то сунул блендер мне в голову и взбил содержимое, словно сливки. Что такое знала Рита? За что ее убрали с моего пути? Осталась Вера Демьяненко, но я просто боюсь ей звонить. Вдруг, ее также лишат жизни из-за меня? Из-за меня!
   Из глаз хлынули слезы, я остановилась и зарыдала в голос. Если бы я не позвонила, несчастная девушка осталась бы жива, познала бы радость материнства, стала бы чьей-то женой. А теперь ее тело отправят в морг, затем на кладбище и все, конец жизненного пути молодой женщины. Я сжала кулаки. Обязательно найду того, кто считает, что вправе отнимать жизнь. Недолго осталось радоваться тому, кто решил, поиграть в бога.
   Доехав до дома, я припарковалась, и еще несколько минут сидела за рулем и смотрела на улицу через ветровое стекло. Люди сновали каждый по своим делам, не обращая на меня внимания. Руки тряслись и не слушались, тело словно онемело, будто я провела последние часы на морозе. Собрав волю в кулак и выйдя из машины, я взяла с собой сумку Риты и направилась домой. На данном этапе я должна дойти до квартиры не выдав себя и лечь спать. Если я столкнусь с кем-нибудь, гарантирована новая ветвь истерики. Завтра будет легче.
   Сон пришел мгновенно, но ночь не принесла облегчения. Мне снилась Рита, которая тянула ко мне руки и молила о помощи. Я лишь молча смотрела на нее и не могла вымолвить ни слова. Из глаз текли теплые слезы, я осознавала, что ничем не могу облегчить последние часы девушки. Несчастная стонала и временами кричала, моля меня о пощаде, а я наблюдала, как жизнь покидает ее тело.
   - Сумка, сумка, - повторяла Сазонова, - возьми сумку.
   Я кивнула и взяла сумку в руку:
   - Не волнуйся, она у меня.
   Сазонова захрипела и снова начала стонать. Наступила тишина. Я испугалась и подошла к несчастной. Глаза девушки были закрыты, лицо расслаблено. Я выдохнула, но девушка открыла глаза.
   - Похорони меня, Ольга, - сказала Рита.
   Я проснулась и села на кровати. Холодный пот катился по лицу и заливал глаза. Медленно пришло осознание того, что я лежу дома в постели, Рита умерла вчера, и мне не под силу воскресить ее. Это сон. Но почему мне нужно ее хоронить?
   Аутотренинг не помогал. Глаза не хотели закрываться, а тело решительно бастовало против сна. Открыв сумку, которую я забрала из квартиры Сазоновой, я принялась вываливать на одеяло содержимое. Первой выпала небольшая пластиковая папка серого цвета. Внутри обнаружились двадцать четыре платежных квитанции для перевода денег. Суммы, указанные на бланках, несколько удивили меня, но больше всего поразил получатель платежа: Психологический интернат N1, город Потехово. Последняя квитанция была заполнена, но на ней не стояли отметки банка о переводе денег. В сумке я также нашла паспорт Риты и пачку денежных купюр, перевязанных резинкой. Я пересчитала банкноты и отложила в сторону. Двести пятьдесят тысяч рублей. Руки снова схватили неоплаченную квитанцию для перевода денег. Двести пятьдесят тысяч рублей. Значит, Рита должна была перевести деньги в интернат. Я заглянула в сумку, но больше внутри ничего не оказалось.
  
  

ГЛАВА 7

  
   Дождавшись десяти утра, я набрала телефонный номер Веры Демьяненко, но мне никто не ответил. Возможно, девушка на работе или просто не слышит звонка. Решив осмотреть ноутбуки, которые я забрала с дачи Горшениной-старшей, я встала и подошла к шкафу, в который убрала "улики". Внезапно зазвонил телефон.
   - Ольга Юрьевна, это конец, - раздался голос заведующей одним из моих ателье.
   - Оля, что такое? - воскликнула я.
   - Одевайся и срочно к нам! - заплакала женщина и отсоединилась.
   Я заметалась по комнате. Еще с детства я обладаю дурной привычкой воображать самое плохое, что может случиться и этот раз не стал исключением. Пожар? Новый клиент подорвал мое ателье? У нас украли все оборудование? Прорвало трубу и все утонуло? Губы предательски задергались, а из левого глаза потекла слеза. Крепись, Оленька. В бизнесе не всегда все идет так гладко, как хочется. Самое главное не предаваться панике и сохранить трезвость ума. Я оделась, выпила кофе, закусив парой бутербродов, взяла с собой на всякий случай документы и вышла на улицу. Ольга, ты - железная леди, которую не сломить мелкими неприятностями, которые судьба раздает нам по жизни. Все будет хорошо. Я уверена.
   Подъехав к зданию, в котором на первом этаже располагалось мое ателье, я огляделась, но не увидела машин скорой помощи, полиции, пожарной службы или спасателей. Из окон не валил дым, а из дверного проема не вытекали потоки воды. Подойдя к зданию, я закрыла глаза, постояла так пару секунд и вошла внутрь. На первый взгляд ателье ничем не отличалось по виду от того, что я видела здесь в прошлый раз, за исключением одной детали: большой черной коробки у входа. Я вздохнула. Ни в одном из моих ателье не установлено камер видеонаблюдения. Если кому-то придет в голову мысль оставить у нас бомбу, мы никогда не узнаем, кто это был. В помещениях стояла пронзительная тишина. Я оглядела стойку выдачи одежды, зал для клиентов, коридор и мастерскую. Я очень люблю бывать в этом помещении. Это ателье находится на проспекте Славы, самое первое из тех, что я открыла. Когда я закупала первое оборудование, Таня предложила купить машины для вышивки. Когда оборудование привезли и расставили по местам, я решила опробовать новую машину. Ознакомившись с инструкцией и потренировавшись на небольших кусках ткани, я вышила на каждой шторе собственную монограмму. Теперь, бывая здесь, я смотрю на окна в мастерской и чувствую себя королевой.
   - Эй, кто-нибудь здесь есть? - крикнула я.
   - Ольга Павловна, мы здесь! - услышала я голос администратора-тезки.
   Я рванула дверь в санузел и увидела всех работниц. Небольшое, около шести метров, помещение вместило столько народа. Я обвела взглядом женщин и нахмурилась.
   - В чем дело?
   - Работницы переглянулись, но промолчали. Я взглянула на Ольгу.
   - Зачем ты звонила?
   Администратор опустила глаза и протянула мне сложенный пополам лист бумаги. Я развернула его.
   - Это лежало сверху на черной коробке, которая стоит при входе.
   - Не волнуйтесь, - посоветовала швея.
   Я развернула записку и прочитала единственное предложение, напечатанное на ней. "Если не прекратишь - умрешь". Перечитав послание несколько раз, я нахмурилась и вышла из туалета. Еще посмотрим, кто будет волноваться. Меня просто так не напугаешь. Я вырастила двух детей, просто так меня не сломить. Видимо, это "милое" послание связано с расследованием, в котором я сейчас погрязла. Подойдя к коробке я, зажмурившись, сняла крышку и открыла глаза. Картонный ящик внутри оказался пуст. Работницы ателье, гуськом, словно утки, вышли из убежища оценить обстановку. Я обвела всех взглядом и каменным тоном сказала:
   - Всем за работу, - и вышла из здания.
   Сев в машину, я положила голову на руль и зарыдала. Кто меня пугает? Что я могла сделать не так? Почему я решила, что коробка связана с расследованием? Если кто и принес эту коробку в ателье с большим желанием напугать меня, то по другой причине. В тот день, когда я, затаив дыхание, подслушивала под дверью, мне не было известно о том, что выпадет на мою долю. Внезапно слезы прекратили катиться из глаз, и на смену испугу пришла злость. Ладони сами собой сжались в кулаки. Я не позволю пугать себя, будто школьницу. Я поймаю тебя, шутник. Пока не знаю как, но сделаю это. Внезапно раздалась бодрая трель телефона, я вздрогнула.
   - Оля, Жанночка в восторге, - радостно кричала в трубку Нина.
   - Привет, - старательно изображая радость, ответила я, - передай мои поздравления внучке. Я рада, что неожиданный "подарок" Валентины Иосифовны принес радость Жанне.
   - А ты где?
   - На работе, - осторожно ответила я, осознавая, что сейчас скажет подруга, - много дел навалилось.
   - Я тебя понимаю, - протянула Нинуля, - если будет время, заезжай к нам, повеселишься.
   Я кивнула, но осознав, что женщина меня не слышит, сказала:
   - Спасибо. Если будет время, обязательно загляну.
   - Жанночка говорит, тебе можно без подарка, - рассмеялась Нина. - Она тоже тебя ждет.
   Я вздохнула. Придется ехать на день рождения внучки подруги. Похоже, мне не отвертеться, да и неудобно обманывать ожидания ребенка. Я вернулась в ателье и отметила, что ошарашенные ранее работницы уже успели унести коробку. Хорошо, я не растерялась и убрала записку в карман. Заглянув в мастерскую, я сказала:
   - Девочки, где здесь поблизости магазин игрушек?
   - Какой именно? - спросила Ольга.
   - А они бывают разные?
   - Конечно, - кивнула одна из швей, - для взрослых и детей.
   Женщины дружно захихикали и уставились на меня.
   - Для детей! - рявкнула я.
   - На соседней улице большой магазин детских игрушек, - кашлянула Оля.
   - Спасибо, - отозвалась я и развернулась, собираясь покинуть здание.
   - На фоне стресса решила, видимо, купить детский чайник и разливать куклам чай, - раздался за спиной шепот. - Лучше бы купила себе резиновую игрушку для женщин, раз мужа нет.
   Я развернулась, посмотрела на окружающих и спросила Ольгу:
   - Скажи, ваша зарплата зависит напрямую от количества сшитых вещей?
   - Нет, - тихо ответила администратор
   - А у остальных? - повысила я громкость голоса.
   Работницы молчали. Я вернула громкость в исходное положение и уже спокойно сказала:
   - Девочки, не всегда ваша скорость работы соответствует вашей зарплате. У вас у всех дети и я всегда платила вам полный оклад, ведь их нужно кормить, поить и одевать. Но мне неприятно слышать гадости у себя за спиной. В следующий раз, когда кого-то из вас посетит мысль сказать колкость, обращайтесь ко мне напрямую. Телефон есть у Ольги, она с радостью вам его даст.
   Я вышла из ателье, села в машину и резко стартовала с места. Купив большого плюшевого медвежонка в магазине, который посоветовала администратор, я посадила его на заднее сидение, заехала домой и, переодевшись, отправилась к Нине.
   - Мы думали только вечером тебя увидеть, если повезет, - улыбнулась подруга, открывая мне дверь.
   - Решила заехать, поздравить Жанночку лично, - ответила я, поставив мишку на пол.
   - Жанна! - крикнула подруга, - к тебе пришла тетя Оля.
   Девочка выбежала в коридор и бросилась обниматься со мной.
   - Тетя Оля, ты пришла! - закричал обрадованный ребенок.
   - Это тебе, - показала я рукой на медведя.
   - Спасибо, - осмотрев подарок, ответила Жанна, - а какого оно пола?
   Я заморгала. Разве у игрушечных медведей различают пол? Продавец по этому поводу мне ничего не ответил. Нина посмотрела на внучку и сказала:
   - Ты можешь сама выбрать.
   - Значит, когда у меня родится свой ребенок, я тоже смогу ему выбрать пол? - настороженно посмотрела на подругу девочка.
   - Я думаю, это мальчик, - посмотрев на медведя, с умным видом изрекла я. - Ни юбочки, ни бантика - точно мальчик.
   Я провела на детском празднике несколько часов. Именинница не давала покоя всем, кто был с ней рядом. Девочка пела, плясала, играла с моим подарком, постоянно смеялась и улыбалась. Домой я попала в прекрасном настроении и, едва коснувшись подушки, заснула. Удивительно, но после общения с Жанной я спала как ребенок: спокойно и крепко.
   Проснувшись, мне не захотелось открывать глаза. Сладкая дремота не покидала тело, я лежала с закрытыми глазами под теплым одеялом и ни о чем не думала. Иногда так приятно после сна просто понежиться в постели, а не вскакивать с выпученными глазами от противного сигнала будильника. Меня всегда удивляло, почему производители "Устройства для вывода человека из сонного состояния, путем воспроизведения звукового сигнала", как я прочитала в одной из инструкций, не могут сделать в них приятную мелодию? Ведь человек, слышащий звук, похожий на сирену, испытывает огромный стресс. Лично я больше не встаю по будильнику, если нужно проснуться рано утром. Мне больше нравится использовать эту же функцию в мобильном телефоне. Так я могу просыпаться под любимую композицию и не чувствовать себя солдатом на фронте.
   Дверь без стука распахнулась и в комнату ворвалась Татьяна. Я мигом сделала вид, будто сплю и усиленно засопела.
   - Мать, вставай! - заорала дочь.
   Но меня просто так не возьмешь, лучше я буду притворяться крепко спящей, ведь не стащит же она меня с постели! Или... Таня потрясла меня за ногу.
   - Вставай, времени уже два часа дня!
   - Сколько? - удивленно воскликнула я и открыла глаза.
   Надо же, детское внимание действует на меня лучше снотворного. Я проспала неприлично долго, но не чувствую себя разбитой. Наоборот, в теле появилась бодрость и сила. Теперь нужно встать и заняться утренними, а в данном случае - дневными процедурами. На тумбочке запрыгал мобильный, я ответила на вызов.
   - Оленька Павловна, у нас тут вам послание оставили, - заголосила в трубку заведующая вторым моим ателье в Петербурге.
   Я моргнула и спросила:
   - Коробку и записку?
   - Да, - удивилась женщина, а откуда вы знаете?
   - Умею читать мысли, - усмехнулась я.
   - Правда? - воскликнула глупая баба.
   - Конечно, нет, я просто пошутила. Что написано в записке?
   - Вы правда хотите знать? - осторожно поинтересовалась заведующая.
   - Да, - коротко ответила я.
   Женщина помедлила, но все же озвучила текст послания: "Даже не пытайся, мы тебя предупредили".
   Я помолчала пару секунд, затем сказала:
   - Алена, открой коробку.
   - Ой, нет, - заголосила женщина, - вдруг, взорвется.
   - Там внутри ничего нет, я уверена. Просто открой и посмотри.
   - Хорошо, - медленно ответила заведующая.
   - Кто ее принес и почему вы уверены, что это адресовано мне?
   - Ее оставили у входа в ателье, мы внесли ее внутрь. Мы решили, что это вам, потому как это все же ваше ателье.
   Я вздохнула. А если бы там была бомба? Зачем нужно было заносить внутрь ателье неизвестный картонный ящик? Даже в метро по громкой связи советуют не трогать бесхозные вещи. Но и сейчас нет шансов вычислить мерзавца, пугающего меня "подарками". Из раздумий меня вырвал голос Алены:
   - Ольга Павловна, она пустая.
   - Спасибо, а теперь выброси ее в помойку, но записку оставь, - сказала я и отсоединилась.
   Все же стоит осмотреть ноутбуки, "изъятые" у Елены Пахировны. Я достала их из шкафа, взяла лист бумаги, вырезала два квадратика, написала на них "1" и "2" и приклеила их скотчем к ноутбукам. Включив первый компьютер, я громко чихнула и уставилась в экран. Агрегат щелкнул и выдал заставку с надписью "Введите пароль". Второй ноутбук так же оказался запаролирован. Я молча смотрела на экран ноутбука. Каким образом узнать пароль? Если его установила женщина, то, скорее всего, ключом является нечто сентиментальное: кличка домашнего любимца, имя любимого человека, дата рождения ребенка. У мужчин же все несколько проще. Вряд ли представитель сильного пола укажет в пароле "Пушок". Максимум из любимых слов может быть название любимой команды.
   Я вздохнула и закрыла ноутбук. На данном этапе бесполезно пытаться взломать пароль. Да и скорее всего они разные, ведь какой смысл вешать на два амбара замки, к которым подходит один и тот же ключ? Если враг завладеет им, то не избежать потери всех запасов. Если же ключи будут разные, то останется, как минимум половина.
   Пожевав нижнюю губу, я почесала голову, взяла телефон и набрала номер Веры Демьяненко.
   - Слушаю, - ответил старческий женский голос.
   - Я могу поговорить с Верой Демьяненко? - спросила я.
   - Вам Веру? - удивилась женщина. - Так она же давно умерла.
   - Когда?
   Собеседница задумалась, помолчала несколько секунд и сказала:
   - Верочка умерла в 1956-ом, ей тогда было восемьдесят четыре года. Конечно, могла бы пожить еще.
   - Нет. Мне нужна другая Вера. Демьяненко, она молодая еще. Она жила здесь перед вами.
   - Нам с мужем эту квартиру внук купил два года назад. Мне неизвестно, кто здесь жил до нас, а у Павлика я не интересовалась.
   - Спасибо, - сказала я и отсоединилась.
   Разорвалась та тонкая ниточка, которая питала меня. Вера дружила с Настей, и первая вполне могла быть в курсе дел девушки. Где теперь ее искать? Нужно съездить в ресторан "НезаБудка", о котором говорила Елена Пахировна. Из него со скандалом уволили ее дочь, но это последнее известное мне место работы Веры. На прикроватной тумбочке запрыгал мобильный телефон.
   - Привет, - весело сказал Женя.
   - Добрый день, - отозвалась я, - как у тебя дела?
   - Хорошо, надеюсь у тебя тоже. У меня появилась информация относительно Анастасии Горшениной.
   - А чем она тебя так заинтересовала? - удивилась я.
   - Мне стало интересно, как ее убили. Ведь следов от укола нет, плюс отраву она не пила, как мы выяснили из акта вскрытия. Я решил поискать о ней информацию и нашел неизвестный широкой публике факт. Ты знала, что она убила человека? Правда отсидела не весь срок, а только половину - ее выпустили по УДО.
   - Кого она убила? - растерянно спросила я.
   - Сейчас поищу, - пробормотал Женька. - Вот, слушай: "16 марта 2005 года гражданка Горшенина Анастасия Павловна 1985 года рождения, нанесла гражданину Сомову Александру Евгеньевичу 1978 года рождения, два ножевых ранения в область грудной клетки. Потерпевший скончался на месте происшествия". Как тебе?
   - Впечатляет. А ты знаешь, как зовут ее последнего любовника?
   - Неужели Александр Евгеньевич?
   - Именно он.
   - Сомов?
   - Да. Представляешь, как интересно! Убила его шесть лет назад, но при этом жила с ним в последнее время.
   - Только не говори, что он пришел к ней с того света и убил, - рассмеялся Женя.
   - Нет, вряд ли, но согласись, очень странно. В любом случае это не простое совпадение, - протянула я.
   Значит, Елена Пахировна не была со мной до конца откровенна. Или она так сильно ненавидела нового любовника дочери, что забыла, как Настенька шесть лет назад убила человека с таким же именем? Все же стоит наведаться на дачу одной и осмотреться там еще раз. Соседи могли видеть, с кем приезжала Настя. Таким образом, у меня будет хотя бы словесное описание мужчины. Я пару раз моргнула и вынула фото, которое украла из квартиры Риты Сазоновой. Бьюсь об заклад, на фото изображен тот самый Сомов! Решено, нужно съездить на дачу Горшениных и опросить соседей, при этом желательно попасть в дом.
   Спустя два часа, я подъехала к воротам дома Елены Пахировны, но затем поехала дальше. Нужно осмотреть все, что окружает участок. Машину нельзя оставить рядом с воротами, она не должна привлекать внимание. У нужного мне дома оказалось трое соседей. Я мысленно присвоила им порядковые номера: первый, второй и третий. Между собой участки были разделены забором, но у дома номер "3" отсутствовала калитка. Видимо, жильцы не особо боялись воров, хотя их жилище выглядело достаточно прилично.
   Я осмотрелась по сторонам, проверила наличие удостоверения, вооружилась фонариком и вылезла из машины. Опрос жильцов я начну по тому порядку, в котором мысленно пронумеровала дома. Я подошла к дому номер один и нажала на звонок, закрепленный на калитке. Звонить пришлось довольно долго, пока на пороге не появилась женщина средних лет. Немного прихрамывая, она дошла до калитки и уставилась на меня. Я улыбнулась.
   - Здравствуйте!
   - Чего приперлась? - скривилась тетка.
   Я пару раз моргнула, вытащила удостоверение и, прикрыв как обычно пальцем свое фото, повертела им перед лицом хамки.
   - И что это? - зевнула нахалка.
   - Следователь Юрьева Ольга Павловна! - рявкнула я. - Занимаюсь расследованием убийства Горшениной Анастасии Павловны. На данном этапе следствия проводится опрос свидетелей и соседей.
   - И что?
   - Вы другие слова знаете? - разозлилась я.
   - Да, но я не понимаю, чего вы хотите от меня, - уже нормальным голосом ответила женщина.
   - Вас как зовут?
   - Антонина Смехова.
   Я демонстративно вынула блокнот, открыла его на новой странице и под заголовком "соседи" вписала имя женщины, затем вынула фотографию, добытую в квартире Риты, и показала женщине.
   - Узнаете кого-нибудь на этом фото?
   Смехова прищурилась, затем взяла в руку снимок и близко поднесла к лицу.
   - Да, троих. На фото Настя, ее любовник, имени я не знаю, и Вера Демьяненко. Двух других я не видела.
   - Вера? - удивилась я. - Давно ее знаете?
   - Конечно, - кивнула Антонина, - Верочка росла здесь, потом в город подалась в поисках лучшей жизни, а затем года полтора назад переехала сюда жить.
   - То есть она отсюда ездит в город на работу?
   - Нет, - махнула собеседница рукой, - она сидит здесь и ездит только в магазин - у нее машина есть. Купила не так давно.
   - А на что же она тогда покупает еду?
   - Верка говорит, что сдает квартиру в Петербурге и на эти деньги существует.
   - А где она живет? - спросила я.
   - Идите вниз по улице, там ее дом. Номер 34.
   - Спасибо, - поблагодарила я Антонину.
   В двух других домах мне никто не открыл. Решив отправиться к Вере, я отложила на потом мысль перепрыгнуть через забор и направилась вниз по улице. Нужный дом я увидела практически сразу. Дом Демьяненко был обшит сайдингом и выглядел довольно добротно. Сейчас много возможностей придать старому дому красивый вид и сайдинг один из них. За довольно короткий период времени дом снаружи обшивают пластиковыми панелями, чем-то отдаленно напоминающими вагонку. Поразил также и ландшафтный дизайн вокруг дома. Видимо, Вера должна была продать квартиру, чтобы сделать такое. Участок был абсолютно ровным, на нем были выложены аккуратные дорожки из светлого камня. Неподалеку от дома виднелась красивая уютная беседка, около которой расположился довольно большой и, вероятно, глубокий пруд, декорированный камнями и растениями. В определенном порядке располагались клумбы с цветами и садовые скульптуры. Я уверена, что к обустройству участка Демьяненко приложил руку специалист. Полюбовавшись видами, я нажала на звонок и тут же услышала лай. Небольшой пушистый щенок аккуратно слез по ступенькам с крыльца и, весело тявкая, побежал к калитке. Оказавшись около меня, очаровательное создание начало бегать по кругу и лаять. Я присела на корточки и наблюдала за щенком. Песик снова обратил внимание на меня и просунул нос сквозь деревянные планки, закрепленные на калитке. Я потрогала пальцем щенячий нос, собачка завертела хвостом и высунула розовый язык. Я посмотрела на животное и, улыбнувшись, сказала:
   - Либо лай и охраняй хозяйский дом, либо приветствуй меня, а то странно получается.
   Щенок снова просунул нос сквозь планки. Он явно выбрал второе. Я поднялась с корточек и вновь нажала на кнопку звонка. На пороге показался новый щенок, который, увидев своего братика, со всех лап кинулся к калитке. Вскоре на пороге показалась молодая женщина. Я мгновенно узнала Демьяненко и помахала ей рукой.
   - Чем я могу вам помочь? - вежливо спросила Вера.
   - Меня зовут Юрьева Ольга Павловна, я бы хотела задать вам несколько вопросов относительно убийства вашей соседки, Горшениной Анастасии Евгеньевны.
   - А вы кто?
   Я достала удостоверение и, забыв прикрыть пальцем фото, показала женщине. Вера задержала взгляд на моей фотографии с подбитым глазом и спросила:
   - Она разве не сама себя убила?
   - Нет.
   - Вы точно в этом уверены? - заглянула мне в глаза Вера.
   - Точно. Я сама видела ее труп, - отчего-то пояснила я.
   - Заходите, - сказала Демьяненко, затем повернулась и направилась к двери.
   Я молча шла за женщиной и разглядывала участок. Интересно, кем она работает? Вера на кухне усадила меня за круглый стол и налила прекрасного заварного чая. Я вдохнула аромат, поднимающийся из чашки вместе с паром, и блаженно закрыла глаза. Божественный напиток. Последний раз я пила его у Нины на работе. Подруга еще сказала, что его привозят специально для нее с острова Шри-Ланка. Дом внутри не был особо богатым, но было сразу заметно, что его обставляли с любовью. На чисто вымытых окнах висели красивые занавески с рюшами, на полках в серванте чашки стояли с повернутыми в одну сторону ручками, а миски для собак на полу были абсолютно чистыми. Вокруг них не валялось кусочков еды и не виднелось пятен, как это обычно бывает в моей квартире. Чай мне подали в красивой и явно дорогой чашке. Вера, по всей видимости, посвящает большую часть дня уборке дома. Лично мне бы не хватило терпения. Порядок в своей квартире я стараюсь наводить часто, но очень скоро в кресле копится одежда, а шкаф начинает напоминать поле битвы. Я снова вдохнула чудесный аромат чая с тонкой ноткой лимона, плавающего в чашке, и спросила:
   - Какой прекрасный чай. Как он называется?
   - Нравится? - улыбнулась Вера.
   - Очень!
   - Я ездила в город Шри-Джаяварденепура-Котте в прошлом году, где и купила этот чудесный чай.
   - Куда? - переспросила я.
   - Это столица острова Шри-Ланка, провинция города Коломбо, - рассмеялась Демьяненко. - Вы только представьте, если бы наша Москва так называлась или, к примеру, Киев.
   - Лучше не надо, - улыбнулась я. - Все же мне по душе прежние названия.
   - Я тоже так подумала, - кивнула собеседница.
   А Верочка все-таки не бедствует. Я отдаленно представляю, сколько стоит перелет на этот остров. Но если Нина работает в частной клинике и зарабатывает хорошо, то откуда берет деньги женщина, живущая в деревне?
   - И все же давайте вернемся к Насте. Вы давно с ней были знакомы?
   - Да, - кивнула Демьяненко. - Я росла в этой деревне, но мы виделись с ней только летом. Познакомились лет двадцать назад.
   - Как жила семья Горшениных вы были в курсе?
   - Конечно. Настенька всегда со мной делилась и радостями, и горестями. Особенно, когда в ее жизни появился Саша Сомов.
   - Еще бы, - с ухмылкой ответила я.
   Вера посмотрела на меня, задержала взгляд на переносице, затем поскребла пальцем скатерть на столе и сказала:
   - Хорошо. Я расскажу, но это все Саша. Настя хорошая.
  
  

ГЛАВА 8

  
   Верочка родилась шестым ребенком в семье сельских жителей, зарабатывающих на жизнь работой в поле и вождением трактора. С детства, будучи еще девочкой, она понимала, что мало чего сможет добиться в захолустье. Ее манили огни большого города, возможности, которые мог дать ей Петербург и то огромное количество жителей мегаполиса, в котором в любом случае жил ее будущий муж. Настя Горшенина жила в Петербурге и приезжала в деревню только на лето, где жила у своей бабушки Ауриты Соломоновны. Ее мать, Елена Пахировна, была с Ауритой в ссоре и навещала дочь крайне редко. Верочка была уверена, что этот город принесет ей счастье. Окончив сельскую школу, расположенную неподалеку от родительского дома, Вера решила поступать в университет и стать никак не меньше, чем известной на всю страну актрисой. Братья и сестры девушку не поддерживали. Родители дали дочери денег, но на положительный исход не рассчитывали. Либо силы свыше услышали мольбы родителей, либо в девушке действительно не было задатков артистки, но факт остается фактом: Вера провалилась на вступительных экзаменах. Слезы досады, клятвенное обещание в следующем году обязательно поступить - реакция Демьяненко была стандартной, но затем судьба сжалилась и обратила внимание на вчерашнего ребенка.
   Верочка, расстроившись после провала на экзаменах, сидела на скамейке около парка Победы и размышляла о горестях жизни. Внезапно на скамейку рядом с ней сел мужчина лет пятидесяти и спросил, о чем она грустит. Вера посмотрела на мужчину и внезапно рассказала о своей беде. Мужчина цокнул языком и помог поступить в другое учебное заведение. Верочка только потом узнала, что мужчина работал ректором того самого Университета Психологии Мигрантов, в котором она числилась первокурсницей. Алексей Владленович Коган первый учебный месяц периодически навещал девушку, интересовался здоровьем и спрашивал, не нужна ли помощь. Но в очередной раз, пригласив Веру к себе в кабинет, он полез ей под юбку. Мужчина был давно женат на Аглаиде Дмитриевне Коган, которая работала заведующей кафедрой психологии. Аглая вела у Верочки лекции на тему психологии мигрантов в современном мире.
   - Не бойся, Глаша не узнает, - сопел мужчина, скользя потными руками по девичьему телу.
   Девушка поморщилась, но потом в голову медленно, словно змея, заползла мысль о том, что ничто не дается в мире просто так. Сначала Вере было противно, но потом она мысленно переместила походы к ректору в раздел "работа" и не думала на эту тему. На службу следует ходить в любую погоду с любым настроением. Связь ректора и студентки длилась до июня месяца. Успешно сдав сессию без помощи Алексея Владленовича, Верочка уехала в деревню. В тот же день Демьяненко увидела Настю. Та была явно подавлена и разговаривала с матерью. Вера подошла и поздоровалась. Елена Пахировна подняла полные слез глаза и сообщила, что Аурита Соломоновна умерла. На следующий день были назначены похороны Настиной бабушки, и Верочке пришлось помогать дачной подруге. Когда Вера начала раскладывать салат по салатникам, откуда-то снизу живота накатила тошнота, и Вере пришлось выбежать на улицу. Елена Пахировна, увидев склонившуюся над травой девушку, подошла к ней и погладила по спине.
   - Второй месяц у тебя. Неужели раньше не тошнило?
   Вера онемела. Сейчас не самое подходящее время для рождения ребенка. Она только перешла на второй курс, денег не хватает, кругом сплошные долги. Приличное жилье отсутствует, а самое главное - это ребенок от абсолютно нелюбимого мужчины. Ночью Демьяненко не спала и думала о том, как объяснить родителям, от кого она беременна. Аборты при желании не были проблемой, но где взять на операцию денег? Родители вряд ли смогут помочь. Есть один вариант - Алексей Владленович.
   На следующий день Вера уехала в город и пришла в институт, решив, что каникулы для студентов не лишают работы ректора. Подойдя к кабинету Когана, Вера вновь почувствовала тошноту. Прикрыв рукой рот, девушка побежала в туалет. В санузле, издавая не совсем приятные для слуха звуки, она не заметила, как в помещение вошла Аглаида Коган. Женщина подошла к зеркалу, поправила макияж и стала ждать Веру. Как только девушка вышла, Аглая посмотрела на нее и ровным, как на лекциях, голосом спросила:
   - Беременна?
   - Да, - промычала девушка, пытаясь справиться с новой волной тошноты.
   - Это мой тебе сделал?
   - Что, простите? - смутилась Верочка.
   - Да не надо тут изображать, ты не на сцене. Я в курсе, что он тебя имел. Он тут часто этим занимается, - улыбнулась женщина.
   Демьяненко опустила глаза и уставилась на пол. А что можно ответить жене любовника в таком случае?
   - Не бойся, я не драться пришла, - сказала Аглая, посмотрев Вере прямо в глаза. - Лучше пойдем поговорим. У меня есть к тебе одно предложение.
   Открыв дверь в кабинет Когана, Аглаида сначала жестом указала Вере на кабинет, затем вошла сама, а после коротко сказала:
   - Выйди.
   Алексей Владленович, не издав ни звука, поднялся и вышел из кабинета. Аглая села в ректорское кресло и указала рукой на стул:
   - Присаживайся.
   Девушка аккуратно устроилась на краешке стула и посмотрела на жену ректора. Коган явно чувствовала себя хозяйкой положения и не спешила начать разговор. Вера посмотрела в окно и вздохнула.
   - У тебя какой срок?
   - Я пока не знаю, - пожала плечами девушка, - соседка сказала, что два месяца. Но меня только сейчас начало тошнить.
   - Тошнить может начать и еще позже или вообще не начать. Люди разные. Это твоя первая беременность?
   - Да, - кивнула Вера.
   - Пьешь, куришь? Имеешь дурные привычки?
   - Нет.
   Аглая помедлила и осторожно сказала:
   - У тебя сейчас напряженный период в жизни. Учеба требует много времени и сил. Как же ты сможешь ее продолжить, имея грудного ребенка?
   - У меня родители живут в деревне. Отдам им, если буду рожать, - честно ответила Верочка.
   Коган в упор посмотрела на Демьяненко и неожиданно спросила:
   - Как ты считаешь, сколько мне лет?
   Вера напряглась. Уметь распознавать возраст людей она не умела, и потом ей абсолютно не хотелось обидеть неправильным выводом женщину, тем более жену ее любовника.
   - Я не умею определять возраст на вид, - помедлив, прошептала девушка.
   - Хорошо, - кивнула женщина, - тогда послушай меня.
   Аглаида Савинок родилась в достаточно обеспеченной семье. Мама Аглаи, в честь которой и назвали девочку, умерла, когда той было всего три года. Та совсем ее не помнила и особо не переживала по этому поводу. Отец старался заменить ей мать, приводил в дом новых женщин, но девочка старательно выживала всех любовниц. Ребенок мог порезать парадное платье, высыпать половину солонки в только что снятый с плиты суп, уронить зубную щетку любовницы отца в унитаз. Детские поступки ревнивой дочки выводили женщин из себя, но телесно наказывать малышку было запрещено отцом. Поэтому дамы не выдерживали и предпочитали ретироваться с места боя. Глаша лишь молча улыбалась, глядя, как поверженный в не совсем честном бою враг собирает вещи. Мужчина, смирившись с тем, что новая женщина уже никогда не появится в его доме, остался жить с дочерью. Жизнь потекла просто и размеренно. Но все изменилось в тот момент, когда отец Аглаи начал кашлять кровью. Врачи вынесли неутешительный диагноз - рак обоих легких в четвертой стадии. Спустя три месяца мужчина умер. Глаше на тот момент едва исполнилось восемнадцать. Оплакав отца, девушка проводила вечера в компаниях, стараясь утопить тупую боль потери близкого в алкоголе. Вернувшись домой только днем после очередной вечеринки с ночевкой, Глаша наткнулась на новый замок в двери. Подавив удивление, девушка позвонила в дверь. Родственников у нее больше не осталось, поэтому, кто мог поменять в двери замок, было огромной загадкой. Дверь девушке открыла бывшая любовница отца, которую, как выяснилось позже, он прописал в свою квартиру. Наглая баба была прописана в квартире временно, и не имела прав собственности. Аглая пыталась выселить любовницу отца с помощью милиции, но та, ссылалась на прописку, нагло заявляла:
   - Вот кончится срок прописки, она сама уйдет.
   Устав от постоянных выяснений отношений с наглой теткой, Аглая пришла к своей подруге, которая организовала девушке свидание вслепую.
   Молодому человеку пришлась по вкусу красивая девушка с таким необычным именем. Глаша же наоборот, расценивала парня как очередного поклонника и особо не обращала внимания на знаки внимания. Алексей, так звали парня, из всех сил старался понравиться девушке. Пара ходила на свидания, в кино, прогуливалась по набережным города и, в конце концов, Глаша ответила Леше взаимностью, после чего парень начал стараться еще больше. Именно он выгнал из квартиры возлюбленной наглую любовницу отца. Что именно сделал парень, девушка не знала. Тот просто вошел в квартиру, оставив Аглаю ждать на лестнице, провел там пару минут и вышел. В этот же день противная баба съехала. На вопросы любимой Алексей отвечал одинаково:
   - Не только в девушке должна быть загадка.
   Через год после знакомства пара сбегала в загс и получила официальный статус мужа и жены. Алексей окончил Ленинградский Технологический институт, устроился на работу и начал подниматься по карьерной лестнице. Аглая также окончила высшее учебное заведение и стала работать в Университете Психологии Мигрантов, куда потом переманила и мужа. Теперь Алексей Владленович работает в нем ректором, а Глаша заведует кафедрой. Пара обеспечила себя жильем, деньгами, статусом в обществе, но так и не смогла родить ребенка. Самой большой мечтой Аглаи было стать матерью.
   - Сколько хочешь за ребенка? - тихо, но четко спросила Аглаида Веру.
   Девушка встала и молча вышла из кабинета.
   - Если надумаешь, возвращайся! - крикнула в след девушке Аглая.
   Верочка провела весь следующий день в раздумьях. С одной стороны, ребенок - счастье, но с другой - сплошные проблемы. Промаявшись всю ночь, девушка на утро пошла к Насте за советом. Когда Верочка подошла к дому Горшениных, в саду на скамейке сидела Елена Пахировна с дочерью. Демьяненко решила не стесняться матери Насти и рассказать правду. Мать и дочь слушали молча, затем Елена нахмурилась, а Настенька уставилась на свои ноги.
   - Родители знают? - сдвинула брови Горшенина старшая.
   - Нет, - помотала головой Верочка.
   Внезапно Настя подняла голову и сказала:
   - Рожай.
   - Зачем? - удивилась Вера. - Проще аборт сделать. Говорят, рожать больно.
   - Ребенок принесет тебе счастье и достаток, - тихо продолжала девушка.
   Демьяненко, не сдержавшись, разрыдалась. Какое счастье? Впереди клеймо проститутки, разговор с родителями на тему "моральные устои студенток". Нет, она не боялась, что мать с отцом откажут ей в помощи или вовсе открестятся от дочери. Родители были сердобольными людьми и старались помогать всем страждущим. Каково будет ребенку, когда тот узнает, о себе правду? Вера крутила в голове варианты названий такого исхода событий: "побочный эффект поступления в институт", "плод любви студентки к учебе".
   - Подумай еще пару дней, но взвесь все за и против, - сказала Елена Пахировна.
   Верочка кивнула и пошла домой. Спустя два дня совет был собран вновь, но уже дома у Веры. У девушки появились круги под глазами. Настолько важного решения в жизни она еще не принимала. Как только все сели за стол, "виновница торжества" встала и тихо сказала:
   - Рожаю.
   Горшенины молча бросились обниматься между собой, затем и с Верой.
   - Правильная мысль, - кричала Настя.
   - Счастье придет в дом, - вторила дочери Елена.
   Демьяненко лишь вздыхала: осталось рассказать родителям, что через несколько месяцев они получат на попечение внука. Девушка долго готовилась разговору, но никак не могла собраться с мыслями. Тем временем вес неуклонно рос, тошнота не проходила, а на лбу беременной высыпали прыщи.
   Набравшись храбрости, Демьяненко начала собираться в город. Беременность было уже не скрыть, а аборт делать слишком поздно. Практически подготовившись к поездке в Петербург, Вера услышала стук в дверь.
   - Настя, чего ты так рано не спишь? - удивилась Верочка, увидев на пороге Горшенину младшую.
   -Я решила ехать с тобой.
   - Зачем?
   - В разговоре с родителями тебе понадобится помощь, - заглянула подруге в глаза Настя.
   Вера на пару секунд задумалась и ответила:
   - Хорошо, но ведь тебе нужно собраться.
   - Я уже подготовилась, - Настя продемонстрировала небольшую сумку.
   Визит к родителям Демьяненко прошел спокойно. Отец, не подтвердив опасения дочери, не стал бить кулаком по столу, а мать не принялась причитать.
   - Когда тебе рожать? - тихо спросил отец.
   - Через четыре месяца, - ответила Вера.
   - Ты хочешь этого ребенка?
   - Да, ведь это часть меня, - попыталась улыбнуться дочь.
   - А я уверена, - подняла голову Настя, - этот ребенок принесет Верочке счастье.
   - Перед этим принеся проблем нам, - язвительно заметила мать Веры.
   - Дети - это проблемы, - кивнула Горшенина, - но что может быть большей радостью, чем рождение ребенка?
   Спустя четыре месяца Верочка родила дочь, назвав ее Надеждой. Изначально, готовясь к родам, Демьяненко хотела окрестить ребенка Изольдой в честь бабушки, но Настя постоянно твердила, что ребенок должен носить иное имя, иначе радость не придет в дом. Подруга лишь вздыхала и молча кивала, слушая рассуждения Горшениной, но один раз запас терпения иссяк и Верочка, перебив Настю, закричала:
   - Какая тебе разница, как я назову свою дочь? Я хочу, чтобы она была Золей, а не Надей. Перестань навязывать мне свои вкусы.
   Но, вопреки ожиданиям, Настенька не стала ссориться, а неожиданно кивнула:
   - Да, я понимаю тебя и не злюсь. У беременных гормональный фон скачет, вот вы и злитесь на пустом месте.
   Вера подавила вздох. Настя продолжала настаивать на своем, а Вера больше не пыталась спорить, понимая, что это глупо. Роды прошли успешно, и на свет появилась очаровательная девочка. Как и хотела Горшенина, ребенка назвали Надеждой.
   Спустя год после рождения дочери, Вера узнала, что у Алексея Владленовича умерла жена. Аглая сгорела от рака за считанные месяцы. Демьяненко решила не прерывать привычный устой жизни и не стала звонить бывшему любовнику. Спустя полгода Коган сам связался с ней по телефону.
   - Верочка, я знаю, что ты родила от меня дочь!
   - Великая новость, - усмехнулась женщина, - да об этом только слепоглухонемой не знает.
   - Я признаю ее! - крикнул Алексей.
   - Засунь свое признание, знаешь куда? - зло прошипела Вера. - Лучше скажи спасибо за то, что я не обратилась в милицию, да и прессе было бы интересно знать, чем господин Коган занимается в своем кабинете.
   - Послушай меня, - устало произнес мужчина. - Меня тоже рак съедает, поэтому я хочу оставить кому-то все свое состояние плюс то, что принадлежит Глаше. На ее имя записана квартира и крупный счет в банке.
   - Сколько тебе осталось? - тихо спросила Вера.
   - Врачи говорят, полгода максимум, но скорее всего меньше. Метастазы уже расползлись по всему организму. Я чувствую, что скоро умру. Пока я могу ходить, нам необходимо оформить нужные бумаги.
   - Мне...
   - Молчи, глупая девчонка, - перебил Веру Алексей. - Речь идет о больших деньгах. Я могу оформить бумаги и без тебя, но потом тебе придется побегать. А так все будет оформлено официально. Дадим, кому следует, денег, и они сделают все, как надо.
   - Хорошо, - выдохнула женщина.
   Через пять месяцев Коган умер, оставив все свое состояние Наденьке. Еще через полгода девочка вступила в права наследования, но до ее далекого совершеннолетия состоянием на полных правах распоряжается Вера. Единственное, о чем просил Алексей перед смертью, это сменить Наде фамилию, но Вера предпочла предоставить право выбора дочери. Кому, как не ей, выбирать, чью фамилию носить.
   - Если бы не Настя, я бы сейчас не имела ничего, - улыбнулась Вера, глядя на меня.
   - Вы общались с Еленой Пахировной после смерти Насти?
   - Конечно, - кивнула Демьяненко, - мы с ней сильно сблизились за это время, не смотря на разницу в возрасте.
   - Скажите, а как вы устроились работать вместе с Анастасией в ресторан?
   Верочка на секунду задумалась.
   - Мне это место Горшенина и порекомендовала. Настя сама там работала, но в другой смене. Мы практически не виделись, но потом ее график изменили, и она оказалась вместе со мной. Позитивное было время, пока не назрел скандал между Настюшей и Димой Кузиным, он тогда работал администратором зала.
   Я молча слушала женщину. Теперь главное не забыть имена. Оля, соберись. Вера, выпив третью чашку чая, продолжала вспоминать.
   Настенька Горшенина была красавицей, и это доставляло ей некие сложности в работе. Некоторые посетители навязчиво предлагали знакомство, другие распускали руки, а третьи поджидали ее в конце смены около ресторана. Но девушка никогда не выходила одна: Насте приходилось задерживаться на полчаса, ожидая, пока парни-администраторы закончат работу. Так продолжалось довольно долго, пока один из них не влюбился в нее. Вот тогда Настеньке пришлось нелегко. Дима Кузин, работающий администратором, имел довольно приятную внешность, но слыл, мягко говоря, не самым умным работником. Зарабатывал парень не плохо, но отчаянно не нравился Насте. Девушка искала абсолютно другого принца на роль мужа, а Димочка не подходил ни по одному параметру. Поначалу Горшенина мило улыбалась парню и отказывалась идти с ним на свидание, придумывая различные причины. Кавалер оказался из армии стойких оловянных солдатиков, поэтому просто так решил не сдаваться. Спустя пару недель однобоких ухаживаний, Настенька решила рассказать "принцу" правду об отсутствии с ее стороны чувств, хотя бы отдаленно напоминающих Димины.
   - Понимаешь, - деликатно начала разговор Настя, - я сейчас не ищу отношений. Работа, дом, работа - вот мое расписание.
   - Понимаю, - кивнул Дима, - но ведь расписание можно пересмотреть.
   Девушка сделал вдох и продолжила:
   - Я просто не хочу сейчас быть с кем-то. Не надо за мной ухаживать.
   - Ты просто еще не смогла увидеть истинного меня, - подмигнул девушке недалекий парень. - Присмотрись.
   - Дима, ну как это может быть не понятно, ты мне не нравишься, - закричала, доведенная до белого каления, Настя.
   Прошло несколько спокойных смен, Настя и Вера общались, шутили и практически забыли о навязчивом парне. Кузин же скользил по ресторану, словно тень. Но очередной скандал все равно не заставил себя долго ждать и спустя полторы недели после разговора, Дима подошел к Насте и что-то шепнул ей на ухо. Горшенина в ответ развернулась, схватила пустой поднос и со всей силы опустила его на голову парня. Гадкий Дима не остался в долгу и пожаловался маме - заведующей рестораном, после чего Настя в мгновение ока оказалась на улице. Девушка пробовала возмущаться, но ей быстро рассказали о порядках, царящих в ресторане.
   - Скажи спасибо, что на тебя неустойку не повесили, - прошипела мать Димы и захлопнула у Насти перед носом дверь в кабинет.
   - Вот видите, Насте красота принесла только невзгоды, - грустно посмотрела на меня Вера.
   Я кивнула.
   - Скажите, а какие отношения были у них с Сашей?
   - Разные, - женщина пожала плечами, - они несколько лет вместе жили. То ссорились, то мирились. Пару раз она даже выгоняла Сашу. Помню, еще кричала, что оставит его без фамилии-имени.
   - Кем работал Александр?
   - Не знаю, - пожала плечами Демьяненко, - Настенька упоминала только, что он служит в банковской сфере, когда мы с ней готовили деньги для оплаты перевода. Ей тогда нужно было перечислить платеж в интернат для взрослых.
   - А причем тут Саша?
   - Она тогда сказала, что у него отпуск, поэтому она вынуждена пользоваться услугами стороннего банка.
   - Кому предназначались средства?
   Вера опустила глаза и пробормотала:
   - Точно не знаю, какому-то Сашиному родственнику...
   Я посмотрела на женщину в упор и нахмурила брови.
   - Сашиному?
   Демьяненко начала мять край юбки, по-прежнему не поднимая глаз.
   - Вера? - нахмурилась я.
   - Что?
   - Мне бы хотелось услышать правду.
   - Это правда, - пробормотала Демьяненко.
   Я помедлила, затем взяла женщину за руку. Та подняла голову и заглянула мне в глаза.
   - Я расследую дело об убийстве Насти и главный подозреваемый Александр. Чем больше я буду знать, тем быстрее восторжествует справедливость. Мне понятны ваши чувства, ведь тайна не ваша, но вдруг, она поможет узнать правду и наказать виновных в гибели вашей подруги?
   Вера принялась водить пальцем по краю чашки. Сомнения явно одолевали ее. Мне же, как назло, в голову не приходило никаких существенных доводов, которые бы я могла привести, чтобы "расколоть" женщину.
   - Я уверена, что Насте хотелось бы, чтобы ее убийца был наказан! - воскликнула я.
   - Откуда вам это известно? - вдруг нервно ответила Вера.
   - Не знаю, но мне кажется, этого хочет каждый насильно лишенный жизни.
   - Настя была светлым человеком, и не вам судить! - ударила кулаком по столу Демьяненко.
   Я посмотрела на нее и тихо произнесла:
   - Все же лучше рассказать правду.
   Женщина вздохнула и начала рассказ. Я постаралась удобнее устроиться на стуле и начала вникать в чужую жизнь.
   Спустя два месяца после того, как Вера пришла работать в ресторан, Настя познакомила новую подругу со своим любовником Александром. Назвать его в ту пору гражданским мужем у Демьяненко не поворачивался язык - пара виделась редко и вместе не жила. Верочка не увидела в Саше ничего особенного, что могло бы ее привлечь. Мимо таких мужчин она проходит по улице, даже не обернувшись. Пообщавшись с Сомовым, женщине стало понятно, что его смело можно относить к категории "а бы какой, но муж в доме". А спустя некоторое время Настя позвала Веру с собой в банк, сославшись на то, что Александр заболел и не может сопровождать ее. В тот день Демьяненко сидела дома и ничего не делала, поэтому легко согласилась и пошла с подругой. В банке Горшенина сняла крупную сумму денег, забрала от нее часть, а остальное отнесла к окну приема платежей, добавив квитанцию на оплату. Вера не заострила внимания на этом событии, но спустя довольно длительное время, Настя, на работе встретив Веру, предложила той подзаработать.
   - Помнишь, месяц назад мы с тобой ходили в банк, где я оплачивала квитанцию?
   - Да, - коротко ответила Вера, не понимая, куда клонит подруга.
   - Тебе деньги нужны?
   На тот момент женщина была на седьмом месяце беременности и абсолютно не предполагала, что через год станет обеспеченной женщиной.
   - А что нужно делать? - спросила Вера и добавила, - только не забывай, у меня живот огромный. Я словно танк - медленно, но мощно еду к цели.
   Настя засмеялась:
   - Нет, все гораздо проще. Тебе нужно будет съездить в банк и сделать то же самое, что я делала месяц назад. Снимешь деньги, там их будет ровно триста тысяч рублей, заберешь пятьдесят, остальными оплачиваешь платежку и едешь домой. Мне потом отдашь половину. Двадцать пять забери себе.
   - А чего так много? - удивилась Вера.
   - Ну, тогда отдашь мне больше, себе возьмешь меньше, - захихикала Настя. - Главное, оплатить в условленный день.
   - Хорошо.
   - В банке подойдешь к охраннику, скажешь кодовую фразу - "моя престарелая тетя, перед поездкой в дурдом, потеряла у вас кошелек". Он в ответ даст тебе ключ от ячейки камеры хранения, из которой заберешь деньги.
   На следующий день Верочка поехала в банк и выполнила просьбу. Проблем ни с получением денег, ни с совершением платежа не возникло, поэтому Демьяненко, радуясь заработку, быстро выполнила задание и поехала в общежитие. Вечером к ней заехала Настя и забрала свою половину денег. Следующие три месяца Горшенина ни о чем не просила, но потом внезапно приехала к Вере и завела не совсем обычный разговор.
   - Ты же сейчас нуждаешься в деньгах?
   - Да, - осторожно кивнула Демьяненко, - нужно опять в банк съездить?
   - Практически, - замялась Настя.
   Вера насторожилась. Пока подруга озвучивала схему махинаций, у молодой мамы начали холодеть ноги и руки. Верочка не знала как себя вести: с одной стороны, план был простым, но с другой пугала возможность сесть за решетку за хищения в крупных размерах.
   - Все очень просто, - улыбалась Настя, - в городе Потехово, что в Московской области, есть интернат для психически больных людей. Владельцы этого заведения подумали на досуге и решили, что слишком мало денег они имеют от родственников своих пациентов. Кто-то шоколадку в карман положит, кто-то денег санитарке даст, а кушать хочется всем. Вот и решил главврач объявить по документам часть интерната непригодной для профессиональной деятельности. Сделав соответствующие документы, в "негодных" помещениях сделали небольшой косметический ремонт и открыли там зону для богатых клиентов с двумя тарифными сетками. Первая была для простых людей, которые клали в интернат действительно больных родственников и хотели, чтобы около них было постоянное наблюдение и уход. Второй тариф, который был в разы выше первого, существовал для другого круга людей - те могли сдать в интернат абсолютно здорового человека, который, в зависимости от количества переведенных на нужный счет денег, становился душевнобольным или же просто умирал через некоторое время. Причем круг таких "пациентов" не ограничивался выматывающими нервы бабушками-дедушками, страдающими болезнью Альцгеймера. Привезти туда можно было кого угодно и когда угодно. Сервис работал двадцать четыре часа в сутки. Между конкретно какими лицами делилась прибыль, Вере было неизвестно. В ее обязанности входило только забирать деньги из ячейки банка, называя кодовую фразу охраннику и оплачивать нужные квитанции. Так Вера сходила в банк еще два раза, получив за это пятьдесят тысяч рублей, которые вложила в оплату арендуемой комнаты. В свой второй после родов визит в банк Вера решила взять дочь с собой, но перед этим позвонила Насте и спросила разрешения.
   - Конечно, - весело прощебетала подруга, - бери ее с собой. Женщина с грудным младенцем не вызовет подозрений.
   - У кого? - спросила Вера.
   - Тебе не все ли равно? - резко спросила Горшенина.
   - Нет.
   - У топтунов. Мало ли кто мог послать их, - шепотом объяснила Настя.
   - У кого?
   - У тех, кто может следить за нами, пока мы ходим в банк.
   После двух "заданий" Верочка отказалась от махинаций и больше в них не участвовала.
   - Может, она из-за этого и умерла? - трагичным голосом сказала Вера.
   - Топтун навел, кого следует?
   - Все может быть, - пожала я плечами.
   - В каком банке вы совершали переводы?
   - В Лама-Банке.
   - Как звали охранников?
   - Вася.
   - Всех троих?
   Вера растерялась. Задумавшись, она погладила волосы и посмотрела на меня.
   - Тогда я не обращала на это внимания.
   - Вы общались с кем-либо еще, кроме охранников?
   - Нет, - рубанула Вера.
   Просить описать охранников, было бесполезно. Даже если женщина их опишет, не факт, что они там работают и сейчас, да и пароль с тех пор мог поменяться сотни раз. Если я подойду к ним, они просто сделают вид, что не понимают, о чем идет речь.
   - Настя до последнего занималась переводом денег?
   Вера пожала плечами:
   - Не знаю, я не интересовалась этим с тех пор, как отошла от дел. Но думаю да, потому как это очень прибыльно.
   - А Елена Пахировна была в курсе происходящего?
   - Я спрашивала Настьку, но она сказала, что мать вне всего этого. Помню, что-то еще говорила про больное сердце и что не хочет ее лишний раз волновать. Мама для нее всегда была на первом месте.
   - Как же она не удивлялась доходам дочери?
   - На эту тему мы не разговаривали. Тем более она сама хорошо зарабатывает. Откуда у нее деньги? Скорее всего, тоже не без греха. Вы видели ее машину?
   Я кивнула:
   - Да, не самый дешевый представитель германского автопрома.
   - Не самый дешевый, - усмехнулась Вера, - это мягко сказано. Думаете, Лена тоже приложила к этому руку?
   - Не знаю, но сейчас нельзя отметать ни одной версии. Скажите, а Дмитрий до сих пор работает в "НезаБудке"?
   - Работал, - Вера пожала плечами, - когда я увольнялась, но времени много утекло с тех пор. Хотя вроде он говорил, что пока мамочка занимает должность администратора ресторана, он никуда не уйдет с насиженного места.
   Я попрощалась с Демьяненко и вернулась к машине. Все же стоит приступить к осмотру оставшихся домов и опросу соседей, граничащих с усадьбой Горшениных. В доме, которому я мысленно дала второй номер, мне по-прежнему никто не открыл, а вот в доме номер три явно кипела жизнь. Я не увидела столь популярного в этой деревне звонка около калитки, поэтому вошла на участок и подошла к двери.
   - Федя, хватит ржать, - раздалось изнутри. - Светка, отведи его к врачу. Не может нормальный здоровый ребенок хихикать целыми днями!
   - Сама и отведи, это же тебе не нравится его смех, - возразил второй голос. - Смех продлевает жизнь!
   - Такими темпами он переживет всех! - рявкнул первый.
   Я постучала в дверь. Изнутри тут же донеслось:
   - Это к тебе?
   - Мама, кто ко мне в это время может прийти?
   - Конечно, к тебе следует ходить только поздно ночью.
   Дверь распахнулась, и я увидела в проеме женщину средних лет. На даме, а иначе было ее не назвать, красовались огромные тяжелые серьги, голову украшала красивая, но несколько старомодная прическа. Из одежды я разглядела юбку и похоронную блузку. Вы спросите, почему? Дело в том, что двадцать лет назад я стояла долгое время в очереди за красивыми разноцветными блузками в рюшах, произведенных в Финляндии. Когда очередь дошла до меня, выяснилось, что блузки моего размера остались только в черном цвете. Я долго стояла и не могла решить стоит ли покупать такой вариант. С одной стороны, было жалко идти домой с пустыми руками, но и тратить деньги на ненужную вещь мне не хотелось. Внезапно сбоку раздался голос:
   - Да бери ты черную, другим тоже хочется посмотреть ассортимент.
   - И куда я ее надену? - возмутилась я.
   - На похороны, - нашелся кто-то из толпы.
   - На свои или чужие? - тут же поинтересовалась я.
   Конечно, я не купила похоронную блузку, но зато ушла из магазина в прекрасном настроении. Поэтому сейчас, увидев практически ту самую кофточку двадцатилетней давности, отчаянно старалась не рассмеяться.
   - Вам кого? - сурово спросила женщина.
   - Я из прокуратуры, расследую дело об убийстве вашей соседки Горшениной.
   - Почему тогда я не вижу ваших документов?
   - Секундочку, - сказала я и полезла в карман за удостоверением.
   Женщина взяла корочки в руку и принялась пристально изучать мое изображение с синяком под глазом.
   - Очень интересная подделка с очаровательным фото, - прищурилась женщина. - У Вити делали?
   - У кого? - решила я прикинуться клинической идиоткой.
   - Значит, точно у него, - ухмыльнулась незнакомка.
   - Как вас зовут? - спросила я.
   - Фаина Герасимовна, а тебя как звать?
   - Ольга.
   - Проходи, раз уж пришла, но вытри ноги, - посторонилась женщина.
   Меня провели на красивую кухню, обставленную явно женской рукой. Я огляделась по сторонам. Чистые занавески колыхались на окнах, скатерть была новой, сверху на столе лежала большая пластиковая салфетка. Под каждую чашку подставляли картонную подставку, как под пивную кружку. Я поводила пальцем по скатерти, и вдруг меня осенило.
   - Виктор ваш сын?
   Женщина кивнула:
   - Да, а это его сестра, - указала Фаина пальцем на женщину, вошедшую на кухню.
   - Ольга, - представилась я. - А вас как зовут?
   Незнакомка улыбнулась и ответила:
   - Ольга.
   - Очень приятно, - улыбнулась я в ответ и повернулась к Фаине Герасимовне.
   - Откуда вы так хорошо разбираетесь в документах? Просто профи!
   - Я всю жизнь проработала в паспортном столе, пока на пенсию не вышла. Сейчас вот сижу дома, но Витькины подделки всегда распознаю. Сейчас, правда, документы сильно изменились.
   - Как же так вышло, что ваш сын пошел по вашим стопам, но несколько криминально?
   - Я с детства ему говорила, - нахмурилась женщина, - живи честно, не воруй, не лги. Если будешь вести правильную жизнь, проживешь до ста лет. А он все отвечал, что хочет обеспечить меня в старости, ведь Ольга не сумеет.
   Моя тезка метнула на мать гневный взгляд, но промолчала. Фаина, не заметив этого, продолжала:
   - Поначалу все начиналось с малого: подделка подписей и оценок в дневнике, исправление даты в справке для освобождения от физкультуры. Я думала, вырастет и перестанет, но чем старше он становился, тем больше ему это нравилось. Азарт в нем с детства. Теперь говорит: "отдыхай, мамочка, и не думай об этом". Как я могу об этом не думать? Ему нравится играть с законом, балбес такой!
   Я кивнула. Хорошо, что мои дети, хоть и шалили в детстве, сейчас стали воспитанными, правильными людьми, которые не преступят закон в любом случае.
   Фаина оправила одежду и сказала:
   - Хватит обо мне, пора уже и о тебе послушать. Зачем пришла? Только, пожалуйста, говори правду.
   Я посмотрела на Фаину Герасимовну и рассказала ей все, что знала сама. Про Горшенину, про кафе, про убийство и прочее.
   - И зачем тебе копаться в чужом белье, тем более таком грязном и зловонном? - спросила Фаина.
   - Я не знаю, - честно ответила я. - Может, мне именно этого не хватало в жизни? Частных расследований, экстрима.
   - Ты, видимо, любишь детективы? - улыбнулась женщина.
   - Да, - кивнула я, - с детства.
   - Тогда ладно, понятно. Спрашивай, я попробую ответить на твои вопросы.
   Я приосанилась и спросила:
   - Какие отношения были в семье Горшениных?
   - Разные, - пожала плечами Фаня, - то ссорились, то мирились. Один раз был вселенский скандал с битьем посуды и чуть ли не дракой.
   - Мама, - прервала женщину Ольга, - я пойду к Свете. Федя заснул, но все равно поглядывай за ним.
   - Хорошо, - кивнула мать.
   В тот день Фаина Герасимовна затеяла грандиозную стирку. Белья за пару недель накопилось много, а дочь заболела и слегла с температурой. На дворе светило солнце, пели птички, на небе не было облаков. Набрав в таз выстиранное белье, Фаина отправилась к граничащему с Горшениными забору с целью развесить его. Там, между деревьями, были натянуты веревки. Внезапно раздался звон бьющейся посуды.
   - Ты хочешь, чтобы он нас в могилу свел? - кричала Елена Пахировна. - Как можно ему доверять? Нашла какого-то забулдыгу и теперь изображаешь любовь. Еще и паспорт ему отдала.
   - Я его сразу после дела спрятала, а потом, когда "забулдыгу", как ты говоришь, встретила, ему отдала. Мало ли его милиция остановит или еще что. У тебя есть другой вариант?
   - Нет, - вскрикнула Елена, - но зачем с ним спать? Выполнит дело и пусть катится на все четыре стороны. Я за тебя переживаю.
   - Прекрати изображать заботу, тебе это не идет, - ответила Настя.
   Дверь в дом открылась, затем во дворе появилась Горшенина младшая. Через пару мгновений вслед за ней вышла и Елена.
   - И не возвращайся! - крикнула вслед дочери Елена Пахировна. - С ним и живи. Мне он тут не нужен. Еще удушит ночью.
   - Отлично, тогда на похороны мои не приходи, - Настя развернулась на каблуках и направилась к своей машине.
   - Похороны? - удивилась я.
   - Да, я сама не поняла, причем тут траурная процессия, - воскликнула Фаина.
   - Когда случилась эта ссора?
   - Месяца полтора назад, не больше.
   - Получается, Настя знала, что умрет, или готовилась инсценировать свою смерть, - пробормотала я.
   - Странно получается, - кивнула женщина, - знала о своей смерти и ничего не предприняла. Или просто пошутила? Или, заболела чем-то серьезным?
   - Не особо смешная шутка, - мрачно заметила я. - Когда Настя была здесь в последний раз?
   - Оля! - закричала Фаина, но осеклась, - ну да, я забыла. Она же ушла к Светке.
   - Причем тут Ольга?
   - Дочка общалась с Горшениными, даже в гости они ее звали, но не часто.
   - Можно я пройду по вашему участку до дома Горшениных?
   - Иди, милочка, - кивнула дама.
   Я попрощалась с Фаиной и вышла из дома. Дойдя до забора, я решила перелезть его и с трудом преодолела препятствие. Сзади раздался голос Фаины:
   - Зачем перелезать-то? Там же рядом калитка!
   Мысленно чертыхнувшись, я дошла до дома и вдруг услышала скрип. Пришлось обойти дом по кругу, чтобы понять, что звук исходит от качающейся на ветру двери от парадного входа.
   Вернувшись к машине, я захватила с собой фонарик и пошла назад. Поднявшись на крыльцо, я подергала дверь, но та не поддавалась. Странно, только что она качалась на ветру, а теперь закрыта. Может, вернулась хозяйка? Я начала снова обходить дом и заглядывать в окна. Гостиная в интересующем меня доме была большой и не особо заставленной мебелью. Ровно посередине у одной из стен находилась громадная лестница на второй этаж. У подножья лежала женская фигура. Я прищурилась и прильнула еще ближе к стеклу. Женщина аккуратно лежала на спине, сложив руки на животе и вытянув ноги. Вряд ли она приехала в гости и прилегла отдохнуть около лестницы в позе покойника. Внезапно ее рука переместилась с живота на пол. От напряжения я забыла, что нужно дышать и уперлась лбом в стекло. Не понимаю, она жива или нет? Слева от девушки зашевелилось темное пятно, я отпрянула в сторону и спустя некоторое время аккуратно высунулась из-за стены и вновь уставилась в окно. Мужчина поднял девушку, взвалил ее на плечо и понес к выходу. Я начала красться вдоль дома, стараясь не выдать себя. Незнакомец оказался крупным мужчиной, одетым в джинсы и ветровку, накинутую сверху на обычную футболку. Кепка и очки скрывали его лицо. Двухметровый забор, окружающий владения Горшениных, был верзиле на уровне лба, в то время как мне до верхней направляющей было даже не допрыгнуть. Мужчина открыл дверцу в заборе, через которую Елена Пахировна входила, когда привезла меня сюда. Оглядевшись, он вышел на улицу и закрыл за собой дверь. Я чертыхнулась, и начала искать некий проем в стихийно образовавшейся между нами двухметровой преграде. Внезапно в голову пришло решение. Дверь в заборе с обеих сторон закрывается ключом, значит в ней один замок и соответственно замочная скважина. Вне себя от возбуждения, я подбежала к небольшой прорези и прильнула к ней глазом. Прямо напротив меня стоял большой серебристый джип. Мужчина положил незнакомку на заднее сидение и сел за руль. Когда машина тронулась, я попыталась разглядеть номер автомобиля, но узкое отверстие в дверце не способствовало широкому обзору.
   Я перевела дыхание и задумалась. Может, попробовать проникнуть в дом? Совершенно не помню, закрыл ли мужчина дверь. Что это за женщина? Откуда взялся такой верзила? Почему она так странно лежала и жива ли она? Ведь рука-то шевелилась. Если она шевелила рукой, значит, была жива. Но что они делают в доме Горшениных? Сплошные вопросы и нет ответов.
   В кармане зазвонил телефон. Я вынула его и ответила на звонок.
   - Оля, кошмар! - закричала мне в ухо Нина.
   - Что случилось? - тихо спросила я.
   - Жанка забыла закрыть дверцу в клетке. Теперь мышата разбежались по всей квартире.
   Я постаралась удержаться и не издать смешок. Не только мне судьба подарила возможность охоты на пушистых крошечных зверьков.
   - Как их ловить-то? - вопрошала Нинуля.
   - Я их ловила сачком для бабочек, перед этим пугая свистом, - ответила я.
   - Может, их приманить сыром?
   - Нет, думаю, вряд ли поможет. Возьми банку, будешь в нее складывать мышат, и главное считай их.
   - Они кусаются?
   - Меня не кусали, так что не бойся! - слишком позитивно сказала я.
   Попрощавшись с подругой, я подошла к крыльцу и поднялась по ступенькам. Дверь оказалась не закрыта. Я вошла внутрь и снова задумалась. Странно, закрыть калитку, но не закрыть дверь. От калитки-то у него был ключ. Я хорошо расслышала звук поворачивающегося в замочной скважине ключа. Теперь нужно осмотреть дом. Первый этаж я уже видела, поэтому лучше сразу подняться на второй. Я подошла к уже известному мне с прошлого визита столу, наклонилась и заглянула под скатерть. Ключ висел на прежнем месте. Я сняла его с крючка и поднялась по лестнице на второй этаж. Устроим небольшой обыск.
  
   Роман целиком Вы сможете прочитать написав автору. Контакты указаны в разделе "об авторе".

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Платунова "Тень-на-свету"(Боевое фэнтези) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) О.Гринберга "Ребенок для магиссы"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Альянс Неудачников. Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Л.Светлая "Мурчание котят"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"