Рюмина Марина Викторовна: другие произведения.

Потерянное время

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Отцу моему
   Безрукову Виктору Иосифовичу
   посвящается.

ПОТЕРЯНОЕ ВРЕМЯ

(Фантастическая повесть)

Глава 1.

   Ласковое июльское солнце стояло почти в зените и щедро разливало свои лучи на купающихся и загорающих, на зеленую сочную траву, на тихо шелестящую листву деревьев, искрами рассыпалось по Волжской ряби и сверкало в воде, как чешуя гигантской рыбы.
   Компания молодежи сидела за столом в тени дуба и, казалось, выйди босыми ногами из-под этой тени - обожжешься о раскаленный песок. А рядом шумели волны, расходящиеся от проплывшего мимо белого, как птица корабля.
  -- Игорь, спой нашу! - Ленка протянула гитару невысокому, чуть сутуловатому парню со сросшимися на переносице бровями и глубокими серыми глазами, задумчиво глядящими из-под густых ресниц.
   Молодой человек осторожно взял несколько аккордов, окинул грустным взглядом всю компанию, и полилась песня, такая же широкая и вольная, как эта великая река. В ней тоже шелестели травы, колосилась рожь, пели птицы, и маленькая лодка с двумя влюбленными качалась на волнах, купаясь в лучах заходящего солнца.
   Еще звучал негромкий баритон, когда послышалось легкое шуршание и на сером фоне коридора, прямо напротив стола, появился Сергей Соколовский.
   - Разрешите доложить! - произнес он ровным четким голосом, обращаясь к Андрею,
  -- В 16 часов 34 минуты по времени базового корабля "Юпитер -205" приборы межпланетной лодки "Рассвет-3" зафиксировали отклонение от заданного курса на полтора градуса. Все попытки дежурной группы выровнять курс остались безуспешными. В радиусе действия радаров никаких космических объектов не обнаружено.
   Андрей медленно поднялся и нажал первую кнопку панели, вмонтированный в стол. Голограмма рассеялась, и компания отдыхающих на тёплом Волжском пляже превратилась в команду астронавтов.
  

* * *

   Шел четвертый космический день самостоятельного путешествия учебно-разведывательной экспедиции, цель которой состояла в нанесении на карту мелких космических объектов, не улавливаемых радарами базового корабля, измерение интенсивности полей и выявления химического свойства космического вещества, наполняющего этот отдалённый уголок Галактики.
   Была и другая цель экспедиции - Феликс Петрович хотел дать молодёжи возможность получить самостоятельные навыки космической навигации - пусть чувствуют себя на Земле "космическими волками". Лодке "Рассвет-3" было сообщено дополнительное ускорение, с помощью которого она должна была отклониться от курса "Юпитера" на 30R (1 - 2 день), выровнять траекторию движения параллельно базовому кораблю (3 - 5 день), а на седьмой день состыковаться с ним в точке F, находящейся в 5R от ? - Эридана. Точка F была конечным пунктом экспедиции "Юпитера-205". Задачи экспедиции были уже практически выполнены, и экипажу предстоял долгий полуторагодовалый путь по направлению к Земле по уже изученному космическому пространству.
   Правда, вылазка "Рассвета" не планировалась земным Космическим центром управления полётами, но Феликс Петрович Трубецкой имел право вносить незначительные коррекции в детали экспедиции. А молодёжь была так дисциплинирована, так чётко выполняла все задания, и все как один сгорали желанием самостоятельных действий, что командир "Юпитера" счёл возможным допустить их к самостоятельному полёту. Никаких крупных космических объектов в пространстве, отданном во власть рассветовцев, не наблюдалось. Каждый час состоялся сеанс связи, и Андреев Андрей, назначенный Трубецким командиром группы, докладывал о ходе экспедиции. А три датчика на " Рассвете" постоянно посылали сигналы на базовый корабль, и лодка тремя зелёными точками светилась на экране монитора.
   Вылазка эта была хорошо спланирована и никакой опасности не представляла.
  

* * *

  
   - Всем занять рабочие места и доложить обстановку, - распорядился Андрей и опять нажал на какую-то кнопку. За спиной бесшумно появился дверной проём, и командир молча удалился.
   Комната отдыха опустела за несколько секунд.
  
   Какое-то время Андрей пытался собраться с мыслями. Первое, что пришло ему в голову, было желание сообщить об отклонении от курса командиру "Юпитера". Он подошел к пульту управления и остановился. Что обязан будет сделать Феликс Петрович? - Сообщить о происшествии на Землю. Что будет дальше? - Экспедиция "Рассвета" попадет под контроль космического центра. Сотню людей соберут со всех концов земного мира, и они днем и ночью будут работать над тем, чтобы выровнять их курс, не зная ни космического пространства созвездия Эридан, ни конкретной ситуации. Конечно же, они раньше, чем он найдут выход, но Феликса Петровича, наверняка, по возвращении на Землю ждет выговор, а, чего доброго еще и сейчас отстранят от руководства экспедицией. А разве не он, Андреев Андрей, подал Трубецкому эту идею, а если говорить честно, больше всех уговаривал его и доказывал безопасность этой вылазки, называл ее "плаванием возле берега, на которое способен любой первоклассник". Разве не он в тайне мечтал о различных непредвиденных обстоятельствах, из которых он, подобно самому Трубецкому, изобретательно и быстро найдет выход и спасет всю экспедицию.
До связи с "Юпитером" оставалось еще сорок минут. Отклонение не слишком большое. Возможно, им удастся найти причину и собственными силами устранить ее. Если же нет, то через сорок минут, в сеанс обычной связи, он доложит об отклонении, сделает анализ ситуации, а также сообщит, о всех мерах по выравниванию курса, которые они успеют предпринять за это время.
   И Андрей не стал вызывать "Юпитер" на непредвиденный сеанс связи.
   Тем временем на пульте зажглась красная лампочка. Андрей нажал на клавишу под ней, и в комнате сразу же зазвучал неторопливый голос с легким армянским акцентом:
  -- Докладывает борт - инженер межпланетной лодки " Рассвет-3" Мартын Акопян. В 16 часов 43 минуты по времени базового корабля "Юпитер-2005" все компьютеры и приборы "Рассвета" работали в заданном режиме. В работе систем жизнеобеспечения и контроля здоровья экипажа сбоев нет.
   Смуглое лицо с кудрявой шевелюрой улыбнулось с экрана черными, как смоль глазами и исчезло. А на пульте уже горело несколько красных лампочек. - Докладывает космонавт - исследователь Елена Березкина. Совсем еще юное лицо этой светловолосой девчонки, с необычными глазами в коричневую крапинку, как кисточкой художника разбрызганную по желтому фону радужки было непривычно серьезно, - Плотность космической пыли за бортом "Рассвета-3" в 3,2 раза выше, чем в среднем по всей Галактике. Основным химическим элементом, входящим в состав космической пыли, как и в пространстве всего созвездия, является неон. Полученные данные сообщены Рюмину. Разрешите продолжить наблюдение.
  -- Разрешаю! - Монитор погас, а Андрей нажал на клавишу под тревожно пульсирующей желтой лампочкой, и тут же во всех комнатах из динамиков, вмонтированных над рабочими столами, зазвучал голос врача экспедиции Натальи Новиковой:
  -- Внимание! Экипажу "Рассвет-3"надеть электронные сканеры для контроля состояния здоровья.
   Андрей надел на голову шапочку, состоящую из мелких присосок и тонких поводков, сел в мягкое кресло, подключился к компьютеру, запустил медицинскую программу, закрыл глаза и расслабился.
   - Всем спасибо, - раздалось через некоторое время из динамика, - экипаж может приступить к своим обязанностям. Анализ полученных данных будет готов через 3 минуты.
   Андрей сложил свой сканер и положил его в ящичек, расположенный под компьютером, и опять подошел к пульту.
   Теперь ему хотелось пообщаться со своим двоюродным братом, и он нажал крайнюю клавишу, слева от которой горела красная лампочка. Экран монитора засветился, высветив в правом нижнем углу 16:51, и знакомый с детства голос произнес:
  -- На связи физик-аналитик экспедиции Рюмин Игорь. В течении 11 минут наблюдаю необычное космическое явление. Измерительные приборы лодки "Рассвет-3"фиксируют резкие колебания электромагнитных полей. Стрелки просто сбесились. Такое впечатление, что мы попали в шторм где-нибудь под Бермудами. При этом величина гравитационного поля возрастает с каждой секундой. Космическое вещество движется по направлению к звезде ? Тельца. Что составляет угол в 40R от первоначальной траектории "Рассвета". Предполагаю, что именно в эту сторону отклонилась от курса наша посудина. И там же рекомендую искать крупный космический объект, вызвавший все эти явления. Пока у меня всё.
   Экран погас, а Андрей машинально нажал следующую клавишу, и миловидное лицо Натальи Новиковой с собранной в узел тяжёлой косой, сообщило, что компьютерная обработка показала, что здоровье экипажа в норме.
   Следующим на мониторе появился самый молодой член их экипажа - Андреева Диана - сестра Андрея и биолог экспедиции. Она сообщила, что масса хлореллы достигла 5,2 килограмма, и что она способна теперь не только с избытком обеспечивать экипаж кислородом, но и служить пищевой добавкой. Содержание бифедобактерий в бифедокефире составляет 109 на миллилитр, и если биконденсатор и бидистиллятор будут давать достаточное количество воды, при их запасах сухого молока, здоровье экипажа обеспечено, как минимум на месяц. Только вот кошка Муська ведёт себя беспокойно, не спит, как обычно, часами, а переходит с одного места на другое, мяучит и тревожно смотрит на хозяйку. Но Андрея не интересовала кошка Муська и он, бросив сестре: "Спасибо за информацию", переключил монитор на клавишу, расположенную под последней лампочкой, горящей на пульте, и, как всегда, ровный и чёткий голос произнёс:
   - Докладывает штурман-навигатор экспедиции Сергей Соколовский. За бортом лодки "Рассвет-3" возрастает плотность космической пыли, поток которой наблюдается слева по курсу. Скорость лодки упала до 7,6 миллиарда километров в час. Отклонение усиливается с каждой минутой и составляет на данный момент 4,2R. В зоне действия радаров никаких крупных космических объектов не обнаружено.
   В правом нижнем углу монитора светилось 16:55. Все члены экипажа были выслушаны. Пришло время действовать.
   Андрей помолчал несколько секунд, просчитывая все варианты, и решительно произнёс:
   - Серёга, слушай мою команду. Третий и пятый моторы подготовить к работе в максимальном режиме. Сколько нужно горючего, чтобы развить ускорение 12,8 м/с2.
   - Минуту, - голова Соколовского сосредоточенно склонилась над невидимым на мониторе предметом, - чтобы достичь такого ускорения моторы должны проработать в заданном режиме 5 минут. Для этого нужно 2 триллиона Дж энергии то есть два бака горючего. Это пятая часть нашего запаса.
   Андрей удовлетворительно кивнул.
   - Можно действовать?
   - Действуй.
  

* * *

  
   После разговора с братом Диана подошла к биконденсатору и заглянула в мерную колбу. Там скопилось 1,5 литра воды. Для закваски бифедокефира ей нужно было 2 литра. Включать бидистиллятор не хотелось. Она лучше подождёт и, как всегда, соберёт влагу из воздуха. Водный градусник в ёмкости с хлореллой показывал 21R, и Диана включила обогреватель, - пусть эта чудо-водоросль ускорит свой метаболизм. В её комнате всегда дышалось легко, как в оазисе, а вот у Акопяна и у Берёзкиной было душновато. Нужно каждому в комнату поставить по колбочке с хлореллой, тогда и у них будет свой источник кислорода. Надо только постоянно освещать эту колбочку. Сегодня же она этим займётся. Хотя, никакая хлорелла не очистит воздух в Ленкиной комнате после её бесконечных химических опытов. И вообще, все эти стаканчики, колбочки, пробирочки, как можно жить в такой обстановке. Вот у неё в комнате всегда чистота и покой.
   Диана забралась вместе с ногами в кресло и открыла книгу. Муська тут же прыгнула к ней на колени и стала шарить своим влажным носом у неё на груди и мяукать тревожно и вопросительно.
   "Ну что ты, что ты, Мусёнок! - Диана отложила книжку, - Что с тобой творится? Может, ты у меня заболела? Я покажу тебя Новиковой".
   Она гладила кошку, чесала ей за ушком, а та прижалась к хозяйке и время от времени вздрагивала всем телом.
   Диана вспомнила, что Андрей несколько минут назад не захотел слушать, как ведёт себя Муська, и ей стало немного обидно. Вообще, он сильно изменился с тех пор, как они втроём одной командой проходили один отборочный тур за другим, чтобы попасть в состав этой экспериментальной разновозрастной экспедиции. Тогда ещё никто не знал законов большого космоса, никто не представлял, сколько времени займёт этот полёт? Как будет вести себя человеческий организм в условиях частых перегрузок, не вызовет ли это преждевременного старения. Для такого случая и включили в состав экспедиции группу молодёжи, ставшей в последствии командой "Рассвета -3". Именно они при таком раскладе должны были вернуть "Юпитер" на Землю. Но космос оказался милостив к ним, время текло не так уж быстро, и если так дело пойдёт дальше, то у них будет возможность вернуться на Землю ещё молодыми людьми и вести нормальный земной образ жизни, создать семьи, завести детей.
   Но Андрей! С тех пор, как Трубецкой назначил его командиром, он определённо зазнался. И она, держа кошку, как ребёнка, на руках, вышла из комнаты.
  

* * *

  
   Игорь снимал показания приборов и записывал их в блокнот, когда раздался звуковой сигнал, и на стене замигала красная лампочка. Он нажал, на кнопку не вставая, с кресла, стена раздвинулась и в кабинет вошла Диана.
   - Привет, я тебе не помешаю?
   - Ну, разве что будешь вести себя тихо и мирно, - ответил он не отрываясь от блокнота.
   - Слушай, Игорь, а тебе не кажется, что Андрей зазнался!
   - Не кажется, а с чего ты взяла, - спросил он, продолжая нажимать кнопки калькулятора.
   - Я докладывала о своих делах, а он не стал слушать про Муську, а она ведёт себя очень странно. Она вела себя так только после взлёта с Земли. До того, как Трубецкой сделал его командиром "Рассвета", нас все называли "Единой троицей", а теперь он и слушать меня не хочет.
   - Ну, во-первых, нас звали так в шутку, и в этом не наша заслуга, просто у нас было больше возможности сработаться - мы с детства вместе. Во-вторых, Андрею сейчас действительно не до кошки, мы попали в очень сложную ситуацию, а на нём лежит ответственность за всю экспедицию. А в третьих, твоя Муська ведёт себя так потому, что мы находимся в зоне резких изменений различных полей, кошка это чувствует, не понимает, что творится и волнуется.
   - Ну, вот видишь, как всё просто. Ты мне можешь объяснить, а он...
   " Внимание! - раздалось из динамика, - экипажу подготовиться к перегрузкам! На подготовку даю две минуты".
  -- Ну, всё Динок! Иди и не волнуйся больше, всё будет хорошо. И ты не волнуйся, - Игорь тронул Муську за нос и открыл дверь.
  

* * *

  
   Сергей Соколовский от природы был человек спокойный и обстоятельный. Он всегда следовал поговорке: "Семь раз отмерь, один отрежь", - а потому всё, за что бы он не брался, было "обречено на успех". Вот и теперь он в который раз модулировал на своём компьютере траекторию движения "Юпитера" и "Рассвета", возникшее отключение, затем приводил в рабочее состояние нужные моторы и заставлял их работать в максимальном режиме. И в который раз было достаточно пяти минут, чтобы вернуть "Рассвет" на заданный курс. Но Сергей слишком чётко понимал, что жизнь - не компьютерные игры, и ни одна машина не в состоянии предугадать - удастся ли "Рассвету" выйти из зоны действия силы, упорно стаскивающей его с выбранной им космической тропинки. Как человек запасливый, Соколовский ещё на "Юпитере" рассудил, что лишний бак горючего если уж не пригодится, то уж конечно не помешает. И теперь он, помня, что в запасе есть резерв, решил действовать наверняка, и включить двигатели не на пять, а на шесть минут.
   Приняв такое решение, он связался с Акопяном:
  -- Ну, что скажешь; Мартын? - И услышав:
  -- Оба мотора в полной боевой готовности, как огурчики на праздничном столе ждут чарки чачи! - вышел на связь с Андреевым, сел в кресло и приготовился к перегрузке.
  

* * *

  
   Зелёная волна догоняла красную и старалась захлестнуть её. Она была шире и мощнее и, казалось, от неё не было спасения. Но красная полоса всё стремительнее летала по белой поверхности, исчезая в углу комнаты и вновь появляясь прямо на середине, чтобы продолжить свои бесконечные гонки с неотступной зелёной хищницей. Но вот, наконец, движение волн стало затихать. Теперь они еле ползли по потолку, расширяясь и, смешиваясь друг с другом, наконец, слились и рассеялись вовсе. И вот уже несколько минут потолок оставался белым. Ну, всё, можно отстегнуть ремни. Но голова ещё шумела, а кресло качалось.
   Наташа Новикова всегда тяжело переносила перегрузки, вот и сейчас ей потребовалось ещё несколько минут, чтобы прийти в себя. Но так уж повелось с самого первого раза - она никогда не закрывала глаза и всегда с удивлением наблюдала одну и ту же красочную пляску двух полос, бессознательно отождествляя себя с тоненькой красной волной, стремящейся, во что бы то ни стало, спастись от зеленой всепоглощающей бездны.
   Она протянула руку (пальцы слегка дрожали) и включила свой компьютер. Голос прозвучал спокойно и ровно, как всегда: " Внимание! Экипажу "Рассвета-3" надеть электронные сканеры для контроля состояния здоровья".
   Через три минуты после сканирования компьютер показал, что все члены экипажа чувствуют себя нормально. Регулярные занятия в тренажёрном зале "Юпитера" не прошли бесследно. Её показатели были хуже всех.
  

* * *

  
   Андрей сидел за пультом управления и наблюдал, как на экране зелёная точка "Рассвета" на какие-то доли секунды замедлила свой бег, выходя из зоны притяжения неведомого объекта, и пошла параллельно жёлто-красному "Юпитеру", казавшемуся гигантским морским лайнером, спустившем на воду шлюпку. Всё это было похоже на компьютерные игры. Одной из клавиш Андрей открыл штору, закрывающую иллюминатор, и бесконечный космос заглянул в его каюту чёрным бездонным глазом. "Вот она, реальность," - подумал Андрей, спеша вновь закрыть это "окно в мир". Так было спокойнее.
   Позывные "Юпитера" вернули ему обычное расположение духа. Выходя на связь, он машинально взглянул на часы. До плановой связи оставалось 5 минут. Значит, Трубецкой всё-таки вызвал его преждевременно.
  -- Знаю, видел, - прервал Феликс Петрович доклад Андрея, - слушай, сынок,... -
   Андрей почувствовал, как к горлу подкатывает ком. Из опыта работы с Трубецким он знал, что командир обращается так к экипажу только в минуты крайней опасности, а он-то, глупый, думал, что эта дама их уже миновала.
  -- По направлению ? - Кита от ? - Ориона наперерез вам с огромной скоростью несётся комета размером в половину луны. На кратчайшем расстоянии от "Юпитера" выстрелим в нее СП - 17, может быть, удастся хоть как-то повлиять на ее траекторию, но, сам понимаешь, комета не астероид. Следи за ситуацией и действуй по обстановке.
  

* * *

  
   Сергей стоял возле каюты командира и, когда в стене появился дверной проем, он буквально влетел в комнату.
  -- Ну, что, старик! Как мы все провернули! Да ты, я вижу, не сильно рад. Есть проблемы?
   Андрей молча кивнул на экран, где из правого верхнего угла, извергая языки пламени, выползало нечто гигантское и стремилось постепенно занять все пространство экрана.
  -- Что это? - спросил только что вошедший в открытую дверь командира Акопян.
  -- Комета, - тихо ответил Андрей.
   Вдруг, на левой стороне тела кометы засинели три яркие вспышки.
  -- СП - 17. Трубецкой пытается изменить ее траекторию, - комментировал Андреев происходящее на экране собравшимся вокруг него рассветовцам.
   Огненный шар постоял несколько минут в том же положении, затем медленно стал закатываться за правый край монитора.
  -- Уходит! - Березкина хлопнула в ладоши.
  -- Ес! Кажется, получилось!
  -- Может быть, нам стоит выпить чаю? Под ложечкой сосет.
  -- Да нет, Динок, уж лучше коньяку и без кофе после таких нервных стрессов.
  -- Смотрите, - Наташа вплотную подошла к экрану, - она возвращается!
   Светящийся шлейф выплывал из правого нижнего угла и быстро приближался к "Рассвету"
  -- Что-то заставило комету вернуться на ее прежнюю траекторию. Но ядро нас уже миновало, и теперь она заденет нас хвостом, - констатировал Игорь.
  -- Что же делать? - В голосе Ленки надежда смешалась с отчаянием.
  -- Всем занять рабочие места и подготовиться к перегрузкам, - скомандовал Андрей.
  

* * *

  
   Внезапно появившийся огненный шлейф стремительно приближался и через несколько секунд космос не зиял черной бездной, а светился во весь иллюминатор голубым искрящимся пламенем. А еще через секунду "Рассвет" дернуло и закружило как теннисный мячик от удара умелого мастера.
   На столе зазвенела посуда и две колбы, несмотря на магнитное дно, сорвавшись со стола, закружились в воздухе.
   Но Лена не отрывала своих огромных желтых глаз от иллюминатора. Колбы были хорошо запробкованы и сделаны из небьющегося стекла. Позже она поймает их и поставит на магнитный стол. А сейчас ей не хотелось пропустить ни одного мгновения из того колоссального зрелища, которыми время от времени космос балует своих наиболее упорных исследователей. Лена, в отличие от большинства астронавтов, не пугалась тьмы и бесконечности. Она была открыта космосу, любила его и считала себя частицей живого и разумного организма вселенной, а потому никогда не закрывала иллюминатор шторой даже на время сна.
   Голубой поток проносился мимо окна, образуя порой светящиеся воронки. Затем движение замедлилось и стало напоминать потоки воды, и, наконец, совсем остановилось, превратясь в разреженное неоновое пространство.
   Лене стало жаль, что при перегрузках она должна сидеть пристегнутой к креслу, вместо того, чтобы выйти за пределы "Рассвета" и собрать образец вещества кометы, когда оно достигало максимальной плотности. А теперь она с нетерпением поглядывала на динамик, ожидая Наташкиного голоса. Уж скорее бы пройти этот дурацкий тест на состояние здоровья и побежать к Рюмину за разрешением выйти в космос.
  

* * *

  
   Игорь как в ускоренной киносъёмке просматривал запись показаний всех приборов, снятые за последние несколько часов. Вот показания гравитационного поля. Пока ещё они стабильные. Вот наблюдается слабое усиление гравитации. Так, в котором часу? -15:30. Изменений в траектории движения "Рассвета" еще нет. Гравитация нарастает, но незначительно. Вот кривая гравитационного поля поползла вверх под углом почти в 25 градусов.
   Время - 16:15. Так. О чем говорят другие показатели? На борт "Рассвета" усилилось давление - плотность вещества за бортом увеличилась - "Рассвет" попал в какое-то облако. Теперь понятна причина отклонения от курса. Лодка пробыла в облаке минут 7. При этом скорость нашей посудины снизилась на 24,3 километра в секунду. Задача компьютеру: рассчитать размеры облака, его массу, скорость и направление движения. Плотность облака Березкина замерила - молодец девчонка! Примерно в это время фиксируется изменение электромагнитных полей. Значит, облако имело электрический заряд. Причем, неоднородный. Далее. Гравитационное поле слабеет, - мы ушли на прежнюю траекторию. Так. Что там было за период перегрузки? Два раза фиксировалось увеличение давления на корпус "Рассвета". Стало быть, мы еще дважды пересекали скопления пыли, подобные неоновому облаку. Направления их движения (Игорь нажал несколько клавиш, задавая программу компьютеру, и через пару минут получил результат) - идентично первому.
   Какова же траектория движения кометы? Игорь ввел все данные в компьютер и смоделировал ситуацию на монитор. Теперь он воссоздал по сути дела ту же картину, которую они наблюдали в каюте командира, но только в мелком масштабе и в ускоренном варианте. Вот комета приближается к ним, вот вспышки от СП-17; а вот комета возвращается почти на прежнюю орбиту. За счет чего? Игорь сравнил траекторию движения облаков и кометы. Они расходились на 30 градусов. Так, посмотрим, как компьютер решил первую задачу. Ну, так и есть, неоновое облако двигалось с приличным ускорением. Предположим, на "Рассвет", облака и комету действует одна и та же сила. Причем, если облака движутся непосредственно на источник гравитации (назовем его точкой ?), то комета, имея значительную массу, скорость и первоначальную траекторию, движется по сужающейся орбите вокруг неизвестного объекта. Попробуем вычислить его местонахождение.
   Игорь заканчивал вводить в компьютер данные для новой задачи, когда раздался звуковой сигнал, и на стене замигала лампочка.
   Ленка как вихрь ворвалась в его каюту:
   - Ты тоже наблюдал всю картину? Правда, она великолепна, эта комета! Я давно не видела ничего подобного. Я сейчас выйду и поздороваюсь с ней! Мне ведь можно выйти в космос?!
   Игорь повернул голову в сторону иллюминатора, где голубоватый светящийся туман приобретал различные причудливые очертания. Оказывается, все это время иллюминатор был открыт. Игорь был все время занят своими мыслями и, порой, не замечал состояния вещей в его каюте, которые зачастую носили следы пребывания здесь других членов экипажа. Березкина последней забегала к нему в комнату перед тем, как в каюте Андрея они наблюдали поединок Трубецкого с кометой, и сейчас нашла иллюминатор в том состоянии, в котором сама его оставила. Незашторенный иллюминатор не мешал Рюмину работать, но все же он предпочел бы, чтобы космос не нарушал его уединения с компьютером.
  -- Ну так мне можно собираться? Я возьму несколько проб вещества и сделаю замеры полей и радиации.
  -- Нет! Для выхода в космос нет никаких оснований. Робот сделает все не хуже тебя.
  -- Ну, Игорек, ну, пожалуйста!
  -- Нет, Лена, космос не игрушка. Еще неизвестно, какие сюрпризы таит в себе эта комета.
  -- Ну, Игорь!
  -- Готовь робота, или и на это разрешения не получишь!
  -- Рюмин, ты педант и зануда!
  -- Я знаю! - усмехнулся Игорь и вызвал на связь Соколовского.
  -- Серега, прочеши радарами квадрат В - 4. Предполагаю наличие в нем крупного космического объекта в виде потухшей гигантской звезды или сверхтяжелого карлика. Во всяком случае, там, по расчетам, должен находиться источник сильнейшего гравитационного поля.
  

* * *

  
   Отдохнув от перегрузок и рассудив, что вряд ли она может изменить внешнее положение лодки, Диана решила немедленно заняться изменением ее внутреннего климата. Она наполнила на треть семь колбочек своей любимой хлореллой и разнесла их по каютам своих друзей. Все каюты обитателей "Рассвета" находились в одной плоскости и располагались по периметру лодки, а пройти в них можно было по кольцу коридора или через кают-компанию, находящуюся в центре и служившую комнатой отдыха, а также местом экстренного сбора команды. Диана прошла их, не отключая магнитных ботинок. Каюты были небольшими, чуть больше люксового номера в поезде или на пароходе, но за счет трехмерности используемого пространства совмещали в себе всю обстановку рабочего кабинета и спальной комнаты. Кроме того, каждая каюта имела свой отдельный сан. узел с душевой камерой.
   Вопрос с освещением решился просто - комета так светилась, что
   расположив колбу возле иллюминатора, Диана могла быть спокойна за метаболизм своей любимицы.
   Лишь в комнате Андрея и Наташи ей пришлось пристраивать колбы возле настольных ламп. Эти двое предпочитали любоваться красотами Вселенной через "окно" монитора.  []
   После обхода кают, у нее уже не осталось свободных колбочек, и она выпросила у Березкиной два не пользованных химических стакана. В лодке, представлявшей собой усеченный с боков ромб, было еще два рабочих отсека - носовой и кормовой. В носовом отсеке располагалась лоцманская рубка, датчики и радары. В кормовом - моторы и люк для
   выхода в космос.
   Диана наполнила стаканы и, переключив ботинки с плюса на минус, полетела к потолку, прихватив с собой один из гостинцев.
   Она нажала на кнопку, дверь, расположенная у противоположной от кровати стены, отворилась, и Диана очутилась в коридоре.
   В рубке она застала брата, который вместе с Соколовским вычислял и наносил на карту траекторию движения кометы. "А ведь теперь это и наша траектория движения" - мелькнуло у неё в голове. Она как завороженная смотрела, как красная линия уходит всё дальше от "Юпитера" и теряется по направлению к ? Тельца. Ей стало жутковато, и, стряхнув с себя оцепенение, она сказала:
   - Ребята, а ужинать мы сегодня собираемся, или как?
   Андрей поднял на Диану глаза, как будто только что ее увидел.
  -- Через полчаса собери всех в комнате отдыха, - ответил он и тут же снова стал колдовать над красной линией. А Диана понесла свой последний стакан в кормовой отсек.
  
   * * *
  
   Оставшись вдвоем, Андрей с Сергеем могли откровенно обсудить то незавидное положение, в котором они оказались. Их лодка уносилась все дальше от места назначения в неизвестность, и никто из них пока не представлял , как вернуть ее на прежнюю траекторию. Неужели им придется всю жизнь быть пленниками бесконечности? Но одно они знали точно - чтобы можно было вернуться, нужно со скрупулезной точностью вычислить их вынужденный маршрут, и нанести его на карту. Связи с "Юпитером" не было.
   Никаких объектов в квадрате Б-4, обозначенном Игорем, не обнаружилось. Но Сергей Соколовский решил не ограничиваться одним квадратом и стал методически прощупывать радаром все досягаемое пространство.
   Андрей работал над картой. И вот красная черта достигла точки их теперешнего местонахождения. Тогда пунктирной линией он продолжил предполагаемую траекторию "Рассвета", а желтой продолжил путь "Юпитера".
   Угол расхождения между красной и желтой чертами составлял уже 60 градусов.
   Тем временем Сергей сообщил Рюмину, что квадрат Б-4 чист. А через несколько минут Игорь вошел в рубку со словами:
   - Серега, он не может быть чист. Неужели тебе ничего не попалось?
  -- Множество мелких объектов, движущихся в направлении верхнего левого угла квадрата. Но ничего, что может вызвать подобную гравитацию. Сейчас прочесываю окружающее пространство дальше.
  -- И что ты наблюдал?
  -- В квадрате А - 3, А - 4, В - 3, - множество мелких объектов. В - 5 - разреженный метеоритный поток. А - 5, А - 6, В - 6, С - 1, С - 2 - чисто. Квадраты С - 3, С - 4 - мелкие объекты...
  -- Куда движутся обнаруженные тобой мелкие объекты?
  -- Ну, это я не проверял.
  -- Проверь!  [] Сергей послал сигнал в квадрат А - 3.
  -- В центре этого квадрата был крупный астероид. Да, он переместился!
  -- Куда? - Игорь впился глазами в экран.
  -- По направлению к квадрату В - 4.
  -- Где еще были крупные объекты, которые можно отследить? - Андрей оторвался от карты и тоже стал следить за монитором, на котором отражались показания радара.
  -- В квадрате В - 5 - крупное полупрозрачное для радиосигнала облако. Движется в квадрат В - 4.
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
Андрей с Сергеем переглянулись, а Игорь подвел итог:
  -- Значит, мы имеем дело с черной дырой, и наше положение намного хуже, чем я думал.
  -- Но мы движемся через квадрат С - 4 в направлении квадрата В -3.
  -- Комета имеет значительную массу и скорость движения по ее первоначальной траектории.
  -- Ты хочешь сказать, что мы сейчас крутанемся вокруг "объекта", сядем на сужающуюся орбиту и будем вращаться вокруг него, пока нас не всосет вовнутрь? - закончил Андрей за брата, повернулся к монитору и, вдруг, закричал:
  -- Смотрите, комета отклоняется от предполагаемого курса в сторону квадрата С - 3.
   Андрей быстро застучал по клавишам, вводя данные только что вычисленной им траектории кометы в компьютер. И спустя несколько минут они наблюдали, как голубое тело кометы отделилось от красной линии, образуя с ней угол градусов в 15. И тут же Соколовский разъяснил причину:
  -- В правом верхнем углу квадрата C - 2 обнаружен крупный космический объект. Эта двойная потухшая звезда, видимо, была когда-то красным гигантом.
  -- А ведь из этого можно извлечь пользу! - произнёс Игорь.
  -- Сергей, сколько у нас горючего? - спросил Андрей.
  
  
   * * *
  
   Лена готовилась к принятию робота. Он уже сделал все необходимые замеры, взял несколько проб вещества и сейчас направлялся к шлюзовой камере, напоминавшей собой лифт, в котором могло уместиться два астронавта в полном снаряжении.
   Степан (модель робота называлась "ТЭПАН" - третий экспериментальный помощник астронавта, но ребята любовно называли его Степаном, или просто Степой) уже находился у дверей лифта, но никак не мог расположить левую руку вдоль туловища. Рука судорожно дергалась и снова заедала в полуопущенном состоянии. Колбы с голубым светящимся содержимым, висевшие на трех пальцах робота, звенели, грозя разбиться. Но вот одна из попыток, наконец, удалась, и Степа втиснулся в шлюзовую камеру.
   Лена повернулась к Мартыну, который возился с одним из моторов, и попросила:
  -- Акопянчик, будь другом, как закончишь свои дела, посмотри Степашу, у него что-то с левой рукой не в порядке.
  -- Не волнуйся, Ленок, Все будет в лучшем виде. А моторы я уже почистил.
   Степаша же, тем временем, шлюзовался. Он уже прошел дезинфекцию, и теперь шлюзовая камера наполнялась воздухом, чтобы можно было открыть двери, ведущие внутрь лодки.
   Лена сняла колбочки с руки Степана, другую освободила от измерительных приборов и, еще раз попросив Мартына осмотреть робота, направилась к себе исследовать пробы.
   В дверях она столкнулась с Дианой, которая несла последнюю порцию хлореллы в кормовой отсек.
  -- Ребята, радостная новость, - объявила она, - скоро нас ждет ужин. Наташка уже накрывает на стол. Так что, собирайтесь потихоньку.
  -- Вот и хорошо. Только поставлю колбы и сниму показания приборов, что замерил Степа в радиусе 500 метров от нашей посудины, - откликнулась Лена и исчезла в коридоре.
   Оставшись наедине с черноглазой красавицей, Мартын начал импровизировать:
  -- Звезда души моей, Диана!

Ты озарила утренней зарей

Мой временный космический приют.

И в бедном сердце Акопяна

Шумит морской прибой,

И соловьи Армении поют!

  -- Ну, ты, Мартын, прямо поэт. Откуда ты слова такие берешь?
  -- Когда мы вернемся на Землю, я увезу тебя в Армению. Ты увидишь горы с заснеженными вершинами, услышишь шум Раздана и удивишься синеве и бесконечности Севанских просторов. Ты увидишь, как на склоне одной горы сошлись все двенадцать месяцев, как в старой русской сказке. И ты поймешь, как рождается в душе поэзия.
  -- Там, где я росла, была только Волга. Но у нас тоже очень красиво. Хотя, я сильно сомневаюсь, что мы когда ни будь сможем увидеть все это не на голограмме.
  -- Надо верить, Диана, и тогда все будет так, как ты хочешь. Только нужно очень хотеть и очень верить!
  -- Если бы ты побывал в рубке у Андрея и посмотрел, куда несет нас эта комета, вряд ли бы ты был таким оптимистом. А, впрочем, что бы ни случилось с нами завтра, сейчас я хочу есть!
  -- Ну, тогда пошли, - сказал Мартын, заканчивая смазывать Степану руку, - Наталья уже, наверное, накрыла стол. Бьюсь об заклад, Андрей просил об этом тебя, а ты перевела стрелки на Новикову?
  -- Все - то ты знаешь! А если бы я занималась столом, кто бы позаботился о микроклимате на твоем рабочем месте?
   И они, смеясь, направились в кают-компанию.
  

* * *

   Последней к столу пришла тройка из рубки.
   Лица их были серьезны, и постепенно это настроение передалось всем собравшимся. Мартын несколько раз пытался разрядить обстановку, но шутки не имели отклика. Все время от времени бросали пытливые взгляды на Андрея, и ужин прошел в тревожном ожидании. А когда был пуст последний тюбик, Андрей сказал:
  -- Не хотел портить вам аппетит. Но теперь, думаю, пора и вам знать правду. Наша комета, а вместе с ней и мы, летит прямо к черной дыре. Она сделает несколько оборотов вокруг по сужающейся орбите и будет втянута внутрь.
   Глаза девчонок расширились от ужаса, а Андрей продолжал, не обращая никакого внимания на реакцию на свои слова. Он просто излагал факты:
  -- Но слева по курсу мы обнаружили гигантскую потухшую звезду. Она тоже движется к черной дыре, но обладает большой массой, а, следовательно, и инерцией. Мы сядем на орбиту вокруг нее.
  -- И что нам это даст? - спросила Наташа, - ведь рано или поздно нас все равно втянет в эту проклятую дыру.
  -- Во всяком случае, выиграем время, - сказал Сергей.
  -- Сколько? Сколько времени? Месяц? Год? Всю нашу жизнь?
  -- Ребята, но если у нас нет возможности вернуться, и выбирать нужно между прозябанием вокруг холодной и мрачной звезды и неизвестностью, что нас ждет в этом таинственном названии "черная дыра", может быть, выберем второе. Вдруг это просто выход в другие неизведанные миры. Мы откроем их!
  -- Для кого? Для кого, Лена? Ведь мы же никогда не сможем вернуться даже на Землю, не говоря уже о том, чтобы увидеть родных, - в голосе Дианы звучала тоска.
  -- А еще лучше, если нас сожмет до размеров спичечной головки, а потом гигантским взрывом развеет по космическим просторам. Какая замечательная идея - стать строительным материалом сверхновой вселенной! Нет уж, я за прозябание.
  -- И, может быть, Феликс Петрович найдет нас!
  -- Наташа! С "Юпитером" нет даже связи!
  -- Спокойно, - сказал Игорь, - не паникуйте! У меня есть одна мысль, как нам выбраться отсюда.
  -- Какая? Ну, давай, выкладывай, - Андрей в упор смотрел на брата.
  -- Нет. Пока это только мысль. Ее нужно хорошо обдумать, сделать серьезные расчеты. Короче, проверить, есть ли в ней научная основа. Для этого мне нужно время.
  -- Ну, в общем, так, подвел итог Андрей, - какие бы ни были у кого соображения, моя задача - сохранять экспедицию столько, сколько это будет возможно. Поэтому полетим к потухшей звезде. А сейчас все идите по рабочим местам и будьте готовы к перегрузкам.
  
  
   Глава 2.
  
   Тело было тяжелым и неповоротливым, при каждом шаге нога проваливалась по щиколотку, но Наташа опять и опять вырывала сапог из мягкой вязкой пыли, время от времени посматривая на компас и снова направляя фонарик себе под ноги. Этот серый уродливый грунт, не знавший яркого света, казался сухим и мертвым.
   Она знала, что другие испытывают те же трудности и, приблизительно, те же чувства.
   Куда же могли подеваться Мартын и Елена? Три маленьких лучика метались по поверхности этой жуткой планеты, стараясь отыскать следы пропавших товарищей, но серая пыль сразу же заполняла следы от их собственных сапог так, что они становились едва заметными даже в лучах фонарика, который на Земле раза в три увеличил бы каждую кочку. И все же кое-где им удавалось обнаружить некоторые углубления, которые, при известной доле воображения, можно было принять за след от человеческой обуви. Пока направление этих следов совпадало с направлением магнитной стрелки компаса, значит, на этом участке пути с Мартыном и Еленой ничего не случилось.
   "Смотрите!" - вдруг раздался в наушниках Дианин голос.
   Наташа подняла голову и замерла на месте. То, что увидела она, было настолько необычным для этой черной пустыни, что она перестала что либо соображать и просто смотрела. Метрах в ста от их тропинки с периодичностью в несколько минут из грунта била струя зеленоватого светящегося вещества. Она достигала пятиметровой высоты, рассыпалась мелкими брызгами, падала вниз и бесследно исчезала в грунте на несколько минут. Наташа, околдованная необычностью явления, на время забыла, где она, и зачем она здесь. Дианин голос вывел ее из оцепенения. Со словами: "Я подойду ближе", - та побежала в сторону взмывшего ввысь светящегося гейзера. "Стой, Динка, вдруг это опасно", - бросился за ней Сергей. Наташа некоторое время постояла в нерешительности и тоже побрела вслед за всеми.
   Грунт становился жестче, и идти было легче. Наташа пыталась определить, в каком именно месте должна появиться струя, но не могла - площадка диаметром метров в двадцать была суха и камениста. Вдруг, прямо у ее ног появился светящийся переливающийся шар. Он рос, расширялся и, в тот момент, когда Наташа отскочила в сторону, взмыл в небо прозрачной струей, рассыпался и исчез без следа.
   "Смотрите, - крикнула Диана, указывая на четкий круглый отпечаток рядом с человеческим следом, - ведь это Ленка брала пробы в свои колбы!" - и торжествующе посмотрела на Сергея. "Да, ты права, - ответил он, - но нам нужно еще дойти до долины, давайте не будем задерживаться".
   Наташа достала компас и вытянула язычок. Стрелка сдвинулась с места и заплясала по кругу.
  
   * * *
  
   Общая тетрадь, исписанная мелкими угловатыми цифрами, уже почти кончилась, а концы с концами никак не сходились. Что-то главное ускользало от его сознания. Нужно четко просчитать напряженность полей.
   Игорь снова открыл папку с файлами, содержащими информацию о последних экспериментах Эйнштейна, нашел данные об эсминце и стал быстро просматривать, делая пометки в тетради. Что же Эйнштейн тогда не доработал?
  -- Игорь, ты что, спишь? Я уже с минуту звоню в твою дверь. Пришлось воспользоваться аварийной системой открывания, так что, извини.
   Игорь оторвал взгляд от тетради и сквозь пелену увидел силуэт Андрея. Он потер глаза - фигура стала четче.
  -- Все считаешь? Боюсь, что это уже не имеет смысла.
  -- Что случилось? На тебе лица нет.
  -- Я посадил нашу лодку в получасе ходьбы от твоей "магнитной долины". Елена и Мартын ушли туда шесть часов назад. Три часа спустя на их поиски ушли все остальные. Сейчас у них воздуха осталось на полчаса. Акопян с Березкиной, по-видимому, погибли.
   Игорь поднялся с кресла.
  -- Значит, в долину пойду я.
  -- Пойдем вместе.
  -- Нет, Андрей, ты окажешь помощь остальным, если они вернуться раньше меня.
  
   * * *
   Он остановился и поправил наплечники. Ноша за спиной казалась непосильно тяжелой. Рассветовцы и раньше в порядке тренировки носили по два баллона с воздухом, но гравитационное поле этой планеты раза в два увеличило массу баллонов, да и его собственный вес тоже. Игорь огляделся. Серая планета окружала его плотной стеной мрака. Тьма казалась вязкой и плотной, обволакивающей со всех сторон. Его товарищей она уже поглотила. "Акопян и Березкина погибли!" - вдруг стукнуло у него в мозгу. Сердце сжалось и замерло. Он оглянулся. Огни "Рассвета" уже исчезли во мраке. "О, Боже, эта атмосфера состоит из какой-то пыли, а не газа". Он стоял совсем один во мраке чужого холодного мира. Стало как-то особенно жутко.
   "Стоп! - сказал он сам себе вслух и сбросил с плеч воздушные баллоны, - Нужно немедленно сосредоточиться на чем-то одном!"
   Он сделал несколько упражнений из ци гун и собрал энергию в дан-тянь (по восточному учению - чакру, расположенную чуть выше пупка). "Смотреть только вперед и на стрелку компаса! Надо как можно быстрее вырваться отсюда. Я должен найти выход, чего бы мне это не стоило, - он пристегнул баллон с воздухом и, вдруг, выпрямился как струна, - А если все эти поля вступают в резонанс, и взаимодействие идет во всех трех пространственных измерениях. Нет - плюс фактор времени - четыре. Ни квадрат, ни куб - четвертая степень! Это интересно". И Игорь начал перемножать в уме четырехзначные числа.
  

* * *

  -- Все, хватит, я больше не могу. Давайте хоть немного отдохнем, - и Дина села прямо в пыль, утонув почти по пояс.
   Прошло больше полутора часов, как вышли из строя их компасы, и они бродили по этому царству тьмы, пытаясь найти хоть какие-то ориентиры.
  -- Да, так ходить нет никакого смысла, сказал Сергей и опустился рядом с Дианой, нужно придумать какую-то систему наших марш-бросков, иначе мы никогда не найдем ни только Мартына с Еленой, но и корабль.
  -- А, может быть, Мартын уже давно пьет чай и рассказывает Андрею с Игорем о зеленом гейзере, а Ленка изучает химический состав этой гадкой пыли и "замечательного зелья", из-за которого мы сбились с пути, и. А мы все ищем их в пустыне, как иголку в стоге сена. Может нам пора подумать о себе.
  -- Наташка права. Только я все равно не знаю, что нам делать. А ты, Серега, знаешь?
  -- Я предлагаю идти в разные стороны на расстояние видимости фонарика и искать какие-либо ориентиры. И если кто-то что-то найдет, собираться и думать, что делать дальше.
  -- А я думаю, что нам нужно в первую очередь искать гейзер. Рядом с ним могут быть наши следы. По ним мы сможем выйти к лодке.
  -- Наташа опять права, надо искать гейзер, - сказала Диана и поднялась на ноги.
  -- Во общем так, девчата, - подытожил Сергей, - в разные стороны, на видимость фонарика, и ищем... Смотрите, что это?
   Белый огонек поднялся вверх, описал дугу и растаял в тумане.
  -- Ракета! Ребята, это наши. Скорее туда!
   И все трое сорвались с места.
  

* * *

   Мартын пришел в себя и увидел над собой чужое безоблачное небо с низкими звездами, мерцающими сквозь туман. Голова кружилась, воздуха не хватало. Он вспомнил занятия йогой и стал дышать диафрагмой, не делая глубоких вдохов. Это немного помогло. Он собрал все силы, сел и огляделся. В шагах пяти от него лежала Березкина, не подавая никаких признаков жизни. И тут он все вспомнил: и голубую комету, и мрачное двойное светило, в гравитационном поле которого они искали спасения от "черной дыры". И то, как "Рассвет" был пятым спутником этого светила, до тех пор, пока Игорь не определил, что эта самая планета - как раз то, что им нужно. По размерам она всего раза в два превосходила Землю (три другие планеты были значительно крупнее) и, к тому же, имела сильное магнитное поле, источник которого, по показаниям приборов, должен был находиться недалеко от места посадки "Рассвета", в условно названной ими "магнитной долине". Этот источник был нужен им как воздух. Он каким-то образом должен был избавить экипаж от всех бед и вернуть их лодку на "Юпитер". И как можно было поверить в эту идею?
   Вспомнил Мартын, как они с Еленой вызвались пойти в долину и доставить на "Рассвет" чудо - магнит, потому, что металлический Степан был в этом деле не помощник. А теперь они лежат тут в пыли, и вспоминают науку замедления сердцебиения, чтобы не умереть от удушья. А может быть, они просто продлевают свои мучения? Нет, их ищут! Им обязательно помогут!
   Мартын поднял ракетницу, выстрелил и снова погрузился в небытие. Теперь можно. Это была последняя ракета - он сделал все, что мог.
  

* * *

   Сначала вернулся слух, и он услышал голоса - два женских и мужской. Тихий женский голос был самый главный. Это он понял сразу. Два других волновались, спорили, а этот, тихий, спокойно и уверенно давал распоряжения. Два других подчинялись. Потом стал понятен смысл слов.
  -- Все бесполезно. Слишком поздно. Она не дышит, и пульса совсем нет, - волновался звонкий женский, и было в нем что-то знакомое.
  -- Сделай укол адреналина, - скомандовал спокойный.
  -- У него дрогнули ресницы, и губы розовеют! - почти закричал мужской (и этот голос он тоже где-то слышал).
  -- Очень хорошо. Дай ему еще воздуха. Нет, возьми мой шланг, будем отключаться по очереди.
   И тут он увидел зеленый лес (только в лесу может быть такой чистый воздух), туман и луч солнца, пробивающийся сквозь туман. Вот этот луч скользнул по лицу (это ветер качает ветки), поиграл на щеке и попал в правый глаз. Луч становится все ярче (туман рассеивается). Да он прямо слепит! Надо закрыться. Но рука, почему-то, не слушается.
  -- Она мертва, она не реагирует ни на что! - звонкий голос сорвался на плач. (Да это же Динка! А кто же "мертва"?)
  -- А у него зрачок начал реагировать на свет. Он приходит в себя! (Кто же это приходит в себя? И что с ним?)
   И тут вернулось сознание. "Он" - это он - Мартын. А "приходит в себя" - после комы от удушья. Сейчас он участит сердцебиение, он умеет. Не бойтесь, ребята, со мной все в порядке! А "она" - это Лена. Умерла? Нет, не может быть! Того воздуха, что оставалось у Ленки в баллоне, при таком метаболизме хватило бы на неделю!
  -- Он шевелит губами, смотрите! - загремели наушники.
   И тут он увидел все четко: фонарь, направленный ему в глаза, и лица Сереги и Наташки, глядевшие на него через стекла скафандров.
   Он попытался сесть. Серега кинулся к нему и подхватил под руки.
  -- Не плачь, Наташа, она не умерла - она в летаргическом сне. Это был единственный способ сохранить жизнь.
  

* * *

   Они шли медленно, очень медленно. Сергей нес Березкину, которую так и не удалось вывести из состояния анабиоза. Мартын шел рядом и нес Еленин баллон с воздухом. На этой большой планете от такого груза ребята быстро выбивались из сил. Каждые триста метров они немного отдыхали и обменивались ношей. В это время их догоняли девчонки, которые шли еще медленнее, так как источником их дыхания служил один воздушный баллон, и они вынуждены были через каждые два вдоха обмениваться шлангами.
   Они шли без каких либо ориентиров, а направление их движения определяла крупная бледно-голубая звезда, свет которой едва пробивался сквозь туман. Ее Мартын приметил в десяти градусах правее их лодки, как только ступил с трапа "Рассвета" на этот вязкий грунт. Но расстояние, на которое удалилась их команда от корабля, было настолько ничтожно, что изменение положения звезды было скорее следствием вращения планеты, чем их путешествия. Но надо же было на что-то ориентироваться!
   После нескольких переходов группа решила сделать привал, и дать девчонкам немного отдышаться. Мартын вернул Диане ее баллон. А через некоторое время девчата настолько отживели, что решили обследовать окрестности, удаляясь от места привала на расстояние видимости фонарика.
   Гейзера больше не искали - Мартын сказал, что они с Еленой потратили массу времени на поиски гейзера, и нашли еще два таких же. Искали просто что-то, что могло указать на близость лодки, хотя надежды уже почти не было.
   И тут Диана вспомнила, как мама учила ее молитвам. "Бедная мама! Неужели я больше никогда ее не увижу". И она горячо зашептала: "Богородица, Дева, радуйся! Благодатная Мария, Господь с тобой", - рисуя в тумане узоры движением фонарика.
   Ребята передавали друг другу воздушный шланг и молча слушали доносившийся сквозь треск помех Дианин шепот. Каждый из них понимал, что времени у них оставалось мало, катастрофически мало!
   А наушники уже в третий раз шептали: "Благословенна ты в женах, и благословенен Плод чрева Твоего ... баллон!"
   Ребята переглянулись. Было ясно - Динка уже бредит.
  -- Сюда, скорее сюда! - зазвенело в ушах у всей группы, - я нашла воздушный баллон!"
  

* * *

  
   Андрей сидел перед экраном монитора и не видел его.
   Прошло 42 минуты после того, как Игорь покинул "Рассвет". Как он мог отпустить Рюмина одного? Елена и Мартын погибли - это факт, хотя смириться с этим трудно. У остальных в резерве осталось минут двадцать, не больше. Он подошел к иллюминатору и стал вглядываться в темную бездну, поглотившую его товарищей. Что же происходит по ту сторону стекла? Игорь наверняка уже знает это. А он выбрал для себя самое страшное - неизвестность.
   Заоконный мрак проникал в его душу и заполнял все его существо. Кто он теперь? Командир исчезнувшей команды? Организатор загубленной экспедиции? Зачем он здесь? - Сохранить внутренний режим работы лодки, быстро обработать всю информацию, скоординировать действия, попытаться найти выход и спасти.... Чьи действия? Кого спасти? Себя?
   Он рванулся в рубку и защелкал тумблерами. Один за другим вспыхивали прожектора по периметру лодки. Наплевать на аккумуляторы. Потом настроил передающую антенну на дециметровый диапазон и включил магнитофон. Все! Теперь он ждет еще пятнадцать минут и тоже идет в пасть этой черной бездне.
  

* * *

  
   Андрей отсчитывал секунды времени, отведенного им на ожидание, отстукивая их ручкой по столу. На восьмой минуте он отбросил ручку в сторону и решительно направился в шлюзовой отсек. Облачившись в скафандр, он повернулся к камере дезинфекции, но тотчас отпрянул назад и прислонился к стене. Над камерой мигала сигнальная лампа - это означало, что в ней идет рабочий процесс. Дрожь в руках мешала снимать скафандр, но Андрей все же успел поместить его в застекленный шкаф до того, как люк камеры дезинфекции открылся, и на пороге показался Сергей с Березкиной на руках.
   Андрей молча снял с Лены скафандр, взял ее у товарища и отнес в медицинский бокс. Сергей шел следом. А в шлюзовом отсеке проходила обработку оставшаяся часть группы.
  

* * *

  
   Прошло минут десять. Девчата суетились возле Лены в медицинском боксе, а ребята сидели в рубке и планировали поиски Игоря.
  -- Гейзеры не могут служить ориентиром, - говорил Сергей, - их здесь очень много. Переговорные устройства не спасают, - мы находимся в зоне электромагнитных бурь. Сносная слышимость сохраняется в радиусе 300 метров, к тому же, определить местонахождение говорящего невозможно. А на большем расстоянии помехи забивают все.
  -- А наша шикарная иллюминация через 200 метров тает в тумане, - добавил Мартын, - Вы молодцы, что догадались выставить баллон с воздухом. Мы, только когда одевали его, догадались, что нужно развернуться на 180 градусов, потому, что снимали баллон, скорее всего, когда шли в направлении, противоположном лодке. А через некоторое время услышали музыку, и только потом увидели огни.
  -- Значит, у Игоря всего один баллон, - чуть слышно произнес Андрей, - Нет, ребята, я рад, что так все получилось, и что баллон помог вам вернуться на лодку. Но мы не планировали эту акцию - это инициатива Игоря. И это значит, что у него самого нет никаких шансов.
   В рубке воцарилось молчание.
  -- Надо искать, - наконец произнес Мартын, - Наталью оставим с Леной, а сами выстроимся в цепочку по зоне слышимости и видимости фонарика (пусть в двести - триста метров). Вчетвером мы прочешем окрестности хотя бы в километровой зоне.
  -- Да, и расставим в этой зоне баллоны с воздухом, - добавил Андрей.
  -- Вы все здесь! Ну, слава Богу! - раздалось из дверей.
   Ребята обернулись - на пороге стоял Игорь.
  
  

Глава 3.

  
  
   И опять Андрей мерил шагами свою маленькую каюту. Он усмехнулся при мысли о том, что если бы он не метался по замкнутому пространству, а шел бы по Земле, ну, скажем, с берегов его любимой Волги в Сибирь, то, наверное, уже доходил бы до Урала - столько километров прошагали его ноги за время первого самостоятельного полета.
   Он пытался анализировать и сопоставлять, чтобы понять истину и начать как-то действовать. Но рассказ Игоря настолько отличался оттого, что видела и пережила вся команда, будто речь шла о двух совершенно разных планетах. Наконец он решился и вызвал Игоря на связь:
  -- Слушай, старик, когда ты сможешь пойти в долину? Я думаю, что магнит нам нужно доставить на корабль как можно скорее, чтобы сразу же начать приготовления к реализации твоего плана.
  -- Да, ты совершенно прав. Через полчаса я буду готов.
   Ну, что ж, через полчаса он все увидит сам.
  

* * *

  
   Пыль охватывала ступню и заполняла след. "Как ил на мелководье, - подумал Андрей, поеживаясь от непонятного озноба, - да, место не из приятных!"
  -- Где-то здесь я остановился, чтобы сделать несколько упражнений, и сбросил запасной баллон. Потом машинально пошел вперед, оставив баллон на грунте. Мне стыдно, но я просто забыл о нем, а не подумал о ребятах! Я думал о том, как нам выбраться отсюда, считал, какой мощности должен быть магнит. Когда мы подойдем к долине, ты останешься "в пределах видимости или слышимости", а я спущусь в долину, и при помощи компаса выберу подходящий камень. В присутствии магнита мой компас станет бесполезным. Возвращаться к "Рассвету" будем на расстоянии. Если твой компас станет реагировать на магнит, это не страшно - ведь мы идем по прямой: лодка - магнитная долина. А ты и я - всего лишь точки на этой прямой. Главное, чтобы магнит находился ближе к долине, а рабочий компас - ближе к "Рассвету".
   Игорь говорил, а Андрей смотрел направо. Да, ребята не обманули - зеленые струи гейзера светились и манили. Андрей знал, что идти к нему нельзя, но долго не мог оторвать взгляд от необычайного зрелища.
   А Игорь все шел вперед и рассказывал о своих впечатлениях, планах и расчетах. Он ни разу не поглядел в сторону. Почему Андрей не показал Игорю гейзер? Не хотел перебивать его рассказ? Быть может. Или, убедившись в достоверности слов ребят, хотел сначала убедиться в достоверности рассказа брата? Может быть и так. Он сам точно не знал. В конце концов, покажет ему это чудо на обратном пути.
  -- Самое главное - ты не пугайся, - наставлял Игорь, - мы для них невидимы. Они из другой субстанции. Скорее, какие-то энергетические сгустки из "царства теней". Мне самому в прошлый раз было жутко. А когда один из них обернулся и пошел своей тушей прямо на меня, я остолбенел от страха. Он приблизился ко мне вплотную. Я думал, он поглощает меня живьем. Как я не умер от инфаркта - не знаю! Потом смотрю - его нет. Я ничего не мог понять, пока не оглянулся. Он передвигался в прежнем направлении. Представляешь, он прошел сквозь меня, как сквозь воздух! Потом покачался из стороны в сторону, как будто исполняя ритуальный танец, завертелся вокруг своей оси и исчез. Да вон они, - и Игорь указал вперед на пустую и ровную поверхность долины, открывшуюся их взору.
   Долина напоминала дно мелкого пересохшего озера, усеянное камнями разной величины. Она была пуста и сера, как и вся поверхность планеты.
  -- Смотри, смотри, что они делают - ходят и вертятся, как волчки. Если бы не их гигантские размеры и фосфорическая окраска, они бы казались забавными куклами на арене цирка, - Игорь усмехнулся.
   У Андрея сжалось сердце. Было ясно - у брата галлюцинации.
   В этот момент на противоположной стороне долины показался багровый диск. Он медленно выплывал из-за горизонта, изменяя всю поверхность планеты. Густая атмосфера как будто впитывала цвет местного "солнца". Туман засветился - наступал день.
   Ребята стояли, ошеломленные происходящей метаморфозой. Казалось, что все вокруг налилось кровью: в воздухе висели ее пары, а ноги утопали в луже крови. И над всем этим "великолепием" тускло мерцало багровое кольцо - потухший черный карлик располагался ближе к планете и заслонял собой большую часть диска второй умирающей звезды.
  -- Смотри, Андрей, они исчезли. Ну, что ж, это хорошо. Мне было как-то жутко идти в долину через них.
   И Игорь спрыгнул вниз, подняв за собой столб красной пыли.
  
  

* * *

  
  
   Стрелка компаса металась из стороны в сторону, и все же основное направление было ясно - к центру долины, туда, где только что плясали белые тени.
   Игорь шагал вперед и мысленно готовился к встрече лицом к лицу со странной местной жизнью. Он представил, как ОНИ вырастают из пыли, и он оказывается в плотном кольце этих аморфных светящихся существ.
   "Спокойно, - сказал он себе, - они меня не видят. К тому же они из другой материи, и, стало быть, не могут причинить мне вреда". Но тут новая мысль пронзила его мозг - а вдруг впереди нет твердой почвы под пылью? Ведь провалились же куда-то эти привидения. Он оглянулся. Туман кровавой пеленой окутал его со всех сторон.
   "Андрей, включи фонарь, я не вижу тебя".
   "Я здесь", - ответили наушники. И тут же он увидел оранжевую точку, описавшую круг в воздухе.
   Игорь включил свой фонарь и повторил жест Андрея. Потом достал из сумки собранные в виде гармошки запчасти от антенны, которые по их замыслу должны были служить чем-то вроде санок для транспортировки магнита, развернул их и прощупал впереди почву. Она была твердой. До центра долины оставалось метров пятьдесят, хотя в тумане все предметы кажутся дальше. Но он уже различал камень, напоминавший крупный валун, возвышавшийся на ровной поверхности долины. Стрелка компаса теперь указывала прямо на него. Наконец, Игорь подошел вплотную к камню. Стрелка закружилась на месте. Тогда он отошел метров на двадцать и обошел вокруг своей находки. Светящийся конец стрелки, ни разу не дрогнув, показывал на камень. Значит, это именно то, что им нужно.
   Камень оказался тяжелее, чем мог предположить Игорь. Но после нескольких попыток ему удалось сдвинуть магнит с места. Осталось поднять его на полозья, закрепить и доставить на "Рассвет".
   - Игорь, включи фонарь, - попросил Андрей, - я не вижу тебя.
   Он выполнил просьбу. Конечно, брату спокойнее, когда он не только слышит, но и видит его местонахождения.
   Игорь закончил связывать полозья, когда увидел Андрея. Поднимая столб пыли, тот бежал по долине ему на помощь.
   - Не волнуйся, фонарь стоит на краю спуска, а компас лежит на нем, - сказал Андрей и сразу принялся за дело.
   Вдвоем они закатили магнит на самодельные сани, закрепили его и протащили сани почти через всю долину.
   - Ну, все, - сказал Игорь, немного не доходя до подъема, - Теперь иди вперед, иначе мы собьемся с пути.
   Андрей поднялся по пологому склону, отнес фонарь и компас метров на пятьдесят по направлению к лодке и вернулся, чтобы помочь брату преодолеть подъем. Дальше они тянули салазки по одному, время от времени, меняя роль тягловой лошади на роль лоцмана. Причем, каждый стремился подольше побыть "лошадью".
  
  

* * *

  
  
   Семь часов пролетели как несколько минут. Она думала, делала, отчаивалась, брала себя в руки, снова думала, снова делала. Она забыла, что не спала и не ела. И только когда в бокс вошел Акопян и сказал: "Тебе нужно отдохнуть!" - она вдруг поняла, что смертельно устала. Весь кошмар последнего дня всплыл в ее памяти, и вместо корабельного врача она стала просто Новиковой Наташей. Она сползла по стенке на корточки и, вытирая кулачками мокрые щеки, тихо зашептала:
  -- Я ничего не могу, ничего! Я колола адреналин, кокарбоксилазу, давала кислород. Прокапала на случай интоксикации. Действовала точечными разрядами на сердечный и дыхательный центры. Все бесполезно! Я ничего не могу!
   Мартын сжал ее дрожащие плечи и повторил:
  -- Тебе нужно отдохнуть! Успокойся. Ведь хуже ей не стало?
  -- Да, состояние стабильное, - сказала она и подняла на Акопяна еще влажные глаза.
  -- И не должно быть, - продолжал Мартын свою мысль, - это я виноват. Я не подумал, что нужно научить учащать пульс. Да и как неподготовленному человеку... Я думал, как спасти... Это чудо, что вообще получилось... Ты иди спи, - прервал он сам себя, - А как отдохнешь, ты обязательно придумаешь что ни будь. Сейчас ты просто устала. А я побуду с ней. Если ей будет хуже, я разбужу тебя, сразу разбужу.
  

* * *

  
   Ей снился ясный летний день. Она кружилась на матрасе по бирюзовой глади и ловила ладошками маленьких медуз. Но прозрачные переливающиеся сгустки сжимались в самый последний момент и проворно выскальзывали между пальцами. Наташа так увлеклась, что не заметила, как оказалась в открытом море. Она испуганно огляделась и увидела у горизонта небольшое судно. Наташа закричала, замахала руками и успокоилась - судно изменило курс и направлялось теперь прямо к ней. Оно быстро приближалось (даже слишком быстро) и совсем скоро уже представлялось ей огромной черной громадой, надвигавшейся на нее.
   "Видят ли они меня, - подумала Наташа, - не задавят ли?"
   Она хотела опять закричать и уже подняла руки, как вдруг зеленый светящийся фонтан взвился в небо, рассыпая брызги, и упал в море. И Наташа увидела, что никакое это не судно, а огромный черный кит плывет прямо к ней. Она быстро заработала руками, пытаясь избежать страшной участи. А кит раскрыл гигантскую пасть, из которой дыхнуло черной бездной и красным туманом, и затрубил голосом Феликса Петровича:
  -- Какой же ты корабельный врач, если не исполняешь своих обязанностей!
  

* * *

  
   Она вскочила, вытирая со лба холодную испарину. Медицинский шкаф, компьютер, иллюминатор... Сон. Это просто сон. Она дернула за рычаг - кресло приняло свою первоначальную форму. В условиях естественной гравитации спать на кроватях стало невозможно, и рассветовцам приходилось пользоваться креслами.
   А ведь все так. Ведь она действительно забыла о своих обязанностях. Последнее сканирование команды она проводила сразу после приземления. А ведь она должна была проверить состояние экипажа после этих жутких прогулок. Конечно, она была занята состоянием Лены. Но ведь она спала! Сколько времени она спала? Пять часов. Какой ужас! Тринадцать часов без медицинского контроля! За это время в их ситуации с чьим-то здоровьем могли произойти необратимые патологические изменения. Да, она - не врач! И наскоро замотав волосы в узел, Наташа включила компьютер.
  

* * *

  
   Соколовский сладко потянулся, открыл глаза и обнаружил, что чувствует себя вполне свежим и бодрым. Немного помучив тренажер, он решил поделиться с кем ни будь из товарищей своими впечатлениями о последней прогулке. Но, выйдя в коридор, обнаружил, что двери во все каюты закрыты, и над ними светятся маленькие желтые лампочки. Это означало, что хозяева просят их не беспокоить. "Все еще отдыхают", - подумал Сергей. Сам он быстро восстанавливал силы после любых перегрузок и по праву считал себя в этом искусстве рекордсменом группы. Лампочки не горели только над дверями Андрея и Игоря - или еще не вернулись из долины, или сидят в рубке, строят планы. И Соколовский направился в рубку.
   Он поднялся по лестнице вверх, открыл входной люк и замер на месте. Все помещение было залито красным светом, а над прозрачным куполом лодки тускло светилось красное кольцо.
   "Да у нас теперь день! Но рубка пуста. Значит, ребята все еще ходят в поисках магнита.... Что там Игорь придумал для нашего спасения? Магнит, комета.... Скорее всего, он хочет опять сесть комете "на хвост" и подлететь к "Юпитеру" поближе. Но зачем тогда надо было лететь на эту планету и искать магнит? Ну да ладно. Мое дело рассчитать расход топлива для всей этой процедуры". И Сергей углубился в расчеты.
  

* * *

  
   Он уже знал, что топлива им хватит, чтобы взлететь, хватит и на то, чтобы вырваться из притяжения планеты. Так что, в хвост кометы они попадут, главное, точно рассчитать время старта. Но на этом весь ресурс горючего будет исчерпан. Дальше они станут игрушкой в руках космоса. Остается надеяться только на то, что Трубецкой что-нибудь придумает и вытащит их из объятий этой красавицы. Или Игорь с помощью магнита создаст принципиально новый источник энергии? А, может, он хочет сделать что-то вроде мини электростанции? А не слишком большие надежды он возлагает на эту железяку?
  -- Не слишком! А насчет мини электростанции - ты частично прав, - ответил голос Игоря прямо за его спиной.
   Сергей вздрогнул и обернулся. Игорь и Андрей стояли рядом и улыбались во всю ширину своих физиономий.
  -- Ты что, читаешь мысли?
  -- Я их слышу, - теперь уже Игорь просто бессовестно ржал. Андрей тоже не смог сдержать смеха, видя растерянную Серегину физиономию, но потом подавил смех и объяснил:
  -- Ты так увлекся своими мыслями. Что произносишь их вслух. Ладно, не сердись, расскажи лучше, что ты насчитал.
   Они сели рядом, и Соколовский стал излагать свои выводы.
  

* * *

  
   Мартын сидел возле кушетки и держал Березкину за руку. Но ледяная Ленина рука никак не хотела теплеть.
  -- Вот ведь как получилось, - говорил он, - я думал, что спасаю тебя, а теперь я - жив, здоров, а ты - в коме. И я даже не знаю, слышишь ли ты меня. Если слышишь, то постарайся делать, что я говорю. Пожалуйста, постарайся дышать глубже, а я помогу тебе, - и Мартын стал растирать бугорок ладони, расположенный под большим пальцем, а потом интенсивно надавливать на центр бугорка в такт со своим пульсом.
   Но тут замигала желтая лампочка, и голос Новиковой скомандовал: "Внимание, всем приготовиться к медицинскому сканированию".
  -- Извини, дорогая, - сказал Мартын, кладя на кушетку Ленину руку, - я скоро вернусь, - и вышел в свою комнату.
  

* * *

  
   В первый раз после того, как приборы "Рассвета" зафиксировали отклонение от курса, весь экипаж (кроме Березкиной) собрался в комнате отдыха. Преобладало настроение грусти, смешанной с надеждой. Поэтому выбрали голограмму оранжереи с видом на холодное северное море.
  -- Что мы имеем на сегодня? - говорил Андрей, - Сегодня двадцать третье ноября 2012 года по Земному времени и триста двадцать пятый день третьего года по времени "Юпитера".
   Двенадцать с половиной дней по Земному времени длится наша самостоятельная экспедиция, или пятый день в "Юпитерском" эквиваленте.
   За это время нами выявлен ряд космических объектов в созвездии Эридан, в том числе: предполагаемая "черная дыра", голубая комета, двойная потухающая звезда с пятью планетами, на одной из которых мы и находимся в данный момент.
  -- Все космические объекты нанесены на карту, но я обозначил их буквами латинского алфавита, так как они не имеют названия, - откликнулся Соколовский.
  -- Экипажем обследован участок поверхности планеты и обнаружено отсутствие кислорода в атмосфере, наличие гейзеров непонятной природы. Взяты пробы вещества кометы, гейзеров и грунта. Низкая температура поверхности планеты, отсутствие воды и кислорода свидетельствуют об отсутствии разумной жизни.
  -- Я не согласен, - возразил Игорь, - Белковой - да. Разумной - вопрос.
  -- Что ты хочешь этим сказать? - спросил Мартын.
  -- В долине я видел белых светящихся существ гигантских размеров. Их действия показались мне осмысленными. Я боюсь, что они могут быть опасны для нас.
  -- Странно, никто из нас ничего подобного не видел.
  -- Ничего странного, - ответил Игорь, - ведь вы не дошли до долины. Их мог видеть только Андрей.
  -- Если какие-то формы жизни здесь и существуют, то они из другой материи, и, стало быть, для нас они так же опасны, как параллельные миры на Земле, - парировал Андрей, - Давайте продолжим. На сегодня у нас есть план действий, хоть и требующий детальной доработки, но основные пункты его ясны:
   Первое: Разработать дополнительную энергосистему с использованием мощнейшего магнита, доставленного на борт "Рассвета" с поверхности планеты.
   Второе: Рассчитать время возвращения кометы и траекторию ее движения. Очень важно знать, насколько близко она подойдет к "Юпитеру".
   Третье: На ближайшем расстоянии от нашей звезды встроиться в хвост кометы, а на ближайшем расстоянии от "Юпитера" вырваться из ее объятий и вернуться на базовый корабль.
  -- Не выйдет, - вмешался Сергей, - то есть, выйдет наполовину. "Схватить" - то за хвост мы ее схватим, а вот "отцепиться" уже не сможем - горючего не хватит. Придется рассчитывать на помощь из вне.
  -- А магнит зачем? Игорь сделает какую-то мини электростанцию, и с ее помощью мы выберемся. Я правильно понял? - Андрей посмотрел на Рюмина.
  -- Не совсем. Хотя, то, что ты изложил, можно использовать, как запасной вариант. Закончу расчеты, расскажу свой план подробнее.
  -- Идет. Ну, у меня все. Вопросы есть?
  -- У меня предложение, - подала голос Диана, - Я так понимаю: мы - первооткрыватели всех этих космических тел?
  -- Правильно понимаешь.
  -- Значит, мы имеем право придумать им всем названия, или имена, как угодно. Это исторически справедливо, а нам нужно для удобства общения.
  -- Правильно, - отозвался Мартын, я предлагаю назвать эту планету в честь Лены, так как она больше всех пострадала при ее освоении.
  -- Я - против, - возразила Наташа, - Ты думаешь, она была бы в восторге от того, что ее именем названо такое чудовищное место? Посмотри в иллюминатор - разве эта планета похожа на нашу Березкину? Это же какая-то Кровавая Мэри.
  -- Точно, - подхватила Диана, - назовем ее "Гемос", от "гемо" - кровь!
  -- Есть возражения? - спросил Андрей, - Принято!
  -- Комету можно назвать "Эспандер" - это тренажер для накачивания мускулатуры. Из-за нее, заразы, у нас такой умственный и физический тренинг.
  -- Тогда уж "Эспандра", - поправила Наташа, - Я, Серега, почему-то думаю, что она все-таки девочка.
  -- Ведьма она, а не девочка, - откликнулся Мартын, - но тоже женского рода. А звезду можно назвать "Близнецы". Говорят, что близнецы в утробе матери тоже разные по весу и росту, из-за того, что по-разному питаются.
   "Близнецы" были приняты единогласно.
  

Глава N4.

   Работа на "Рассвете" шла полным ходом. Андрей с Сергеем рассчитывали траекторию движения Эспандры и время ее ожидаемого появления. Получалось, что ждать ее придется семь дней. Нужно было еще рассчитать точку ближайшего прохождения кометы от Близнецов, и время старта "Рассвета" так, чтобы лодка в момент прохождения Эспандры через эту точку оказалась между кометой и звездой.
   Сергей сомневался в необходимости таких скрупулезных подсчетов и считал, что влететь в хвост комете можно и на другом участке ее траектории. Это было бы и легче, и менее опасно для экипажа. Но Игорь настаивал на анализе именно такого расклада.
   Наташа и Диана пытались вернуть Елену в нормальное состояние. Но все, чего им удалось добиться, было учащение пульса до десяти ударов в минуту.
   Иногда в медицинский бокс заходил Мартын. Он подолгу сидел возле Березкиной, держа ее за руку. Но основное время Акопян проводил вместе с Игорем за разработкой новой установки с использованием местного магнита. Они придали камню коническую форму. Теперь нужно было заставить его вращаться вокруг вершины с максимальной скоростью.
  

* * *

   Каждый был занят своим делом, когда на Гемосе вновь наступила ночь. День кончился так же внезапно, как и начался. Просто небо над "Рассветом" из кроваво - красного стало пугающе - черным. Казалось, что на лодке с приходом ночи ничего не изменилось. Выходить на поверхность Гемоса больше не было нужды. А что могло повлиять на внутренний распорядок лодки? Но какая-то необъяснимая тревога поселилась на ее борту. Каждый чувствовал неясное беспокойство и внутренний дискомфорт, и, не находя объяснения своему состоянию, начинал испытывать самый настоящий страх. А кто же признается своим товарищам в трусости?
   А тут еще Игорь стал вести себя, по меньшей мере, странно. Началось все с того, что они с Мартыном сидели и обсуждали, как и на какую ось закрепить магнит, чтобы легко можно было вывести его за пределы лодки и никак не ограничить вращение. Ясно было, что ось должна быть изготовлена из не магнитящегося прочного металла, например, титана. А вот какие шестеренки использовать для крепежа?
  -- Ну, тут ты ас, а я подмастерье, - сказал Игорь, - тебе и ...
   Вдруг он замолчал. Мартын поднял глаза - Рюмин с вытянутым побледневшим лицом смотрел в одну точку, потом, не отрывая взгляда, изменившимся голосом произнес:
  -- Они здесь.
  -- Кто они? - Мартын оглянулся на шлюзовую камеру и вопросительно посмотрел на Игоря. Но тот молча встал и вышел. А через несколько минут вернулся в Андреевых темных очках.
  
  

* * *

  
   Наташа пошла к командиру без вызова и предупреждения. Она давно собиралась доложить данные по состоянию здоровья экипажа. Но отклонения в показателях были незначительны и стабильны. Наташа считала причиной их возникновения сильнейший стресс, который испытал экипаж во время первой прогулки по Гемосу. После подобных стрессовых ситуаций организм и в обычных условиях очень медленно восстанавливает растраченный потенциал, а в условиях космоса и подавно. Она ждала. Результаты сканирования медленно приближались к норме. Но сегодня... Как только компьютер выдал анализ, Наташа поняла, что с экипажем что-то происходит. Дальше молчать было нельзя.
  

* * *

   Андрей сидел в рубке и восстанавливал на компьютере все рабочие системы. Часа два назад они с Сергеем наблюдали движение Эспандры. Они рассчитали ее орбиту. Комета должна была пройти между близнецами и Гемосом. Теперь в задачу компьютера входило рассчитать время старта "Рассвета" так, чтобы он мог пройти между Близнецами с одной стороны и Эспандрой и Гемосом с другой в момент их нахождения на одной прямой. В этот момент Эспандра будет всего в четырех градусах от перигея. Но тут экран вспыхнул и погас. Сергей заменил предохранитель. Когда компьютер заработал вновь, оказалось, что отказали все оперативные системы. И теперь приходилось ставить их заново и повторно производить все расчеты. Это было первое ЧП с главным компьютером за все время их путешествия. Через несколько минут в рубку вошел Игорь и сообщил, что в машинном отсеке от сильнейшего электромагнитного импульса сгорел процессор рабочего компьютера. Мартын сказал, что исправить поломку невозможно.
  -- Я смотрю, главному компьютеру тоже досталось, - продолжал Рюмин, - наверное, есть смысл в целях безопасности отключить все компьютеры от общей системы и задействовать электромагнитную защиту помещений на полную мощность.
  -- Да, пожалуй, ты прав, - Андрей повернулся к Игорю. Тот смотрел на него через красные стекла солнцезащитных очков.
  
  

* * *

   Наташа вошла в рубку и начала с порога:
  -- Андрей, я никак не могла связаться с тобой по компьютеру.
  -- Я разъединил их. Теперь связываемся по громкой связи.
  -- Зачем? Ведь это не удобно.
  -- Наташа, у нас ЧП. Наши компьютеры подверглись воздействию электромагнитного импульса неизвестного происхождения. Мы должны как-то подстраховаться на случай повторных излучений. Что ты делала два часа назад?
  -- Я была у Березкиной.
  -- Хорошо. Значит твой компьютер в порядке. Но, на всякий случай, проверь.
  -- Я только сейчас из-за рабочего стола. С моим компьютером все в норме. А вот с экипажем...
  -- А что с экипажем?
  -- Я как раз пришла поговорить об этом. Сейчас я анализировала результаты сканирования за время, проведенное на Гемосе. Практически у всего экипажа наблюдаются идентичные изменения в показателях: снижение артериального давления, аритмия, замедленная реакция на раздражители, то есть налицо угнетение иммунной и нервной систем. Причем, после нашей прогулки по Гемосу показатели ухудшились, но были стабильны и постепенно приближались к норме. Но за последние полутора суток (я имею ввиду земное времяисчисление) положение резко ухудшилось. У троих появилась тахикардия, почти у всех наблюдаются признаки умеренных общемозговых изменений биоритмики головного мозга, реакция на раздражители замедлилась в среднем в два раза. Люди в таком состоянии испытывают упадок сил, немотивированную тревогу, порой даже страх.
   Андрей вспомнил свою последнюю бессонницу. Вспомнил, как после отбоя ходил по каюте и пытался убедить себя, что самое страшное уже позади, что магнит на борту, работа налажена, все живы. Но что-то не давало успокоиться, мешало уснуть. Он упрекал себя в малодушии, долго стоял под холодным душем, растирался полотенцем. Потом считал, кажется, до трехсот пятидесяти, дальше не помнил - уснул.
  -- Неужели все в таком состоянии? - спросил он.
  -- Почти. У тебя показатели лучше.
  -- Почти? А что, есть исключения?
  -- Есть.
  -- И кто?
  -- Рюмин.
  
  

* * *

  
   Впервые за несколько дней Мартын зашел в бокс к Березкиной. Он чувствовал, что должен чаще бывать у Лены, но за последние 92 часа он отрывался от работы только ради еды и сна. Кончился Гемосский день, длившийся почти четверо земных суток, настала ночь, а на "Рассвете" люди жили согласно своим природным биоритмам, выработанным веками на милой далекой голубой планете.
   Мартын сел на край кушетки и взял Ленину руку.
  -- Извини, я так давно у тебя не был. Сейчас мы с тобой немножко поработаем.
   Но тут по громкой связи раздалось: "Акопян, срочно зайди к командиру".
  -- Вот, шайтан, никак не дает мне искупить свои грехи! - выругался Мартын не на Андрея, а на обстоятельства, - Еще раз извини, - обратился он уже к лежащей, казалось, бездыханно девушке и вышел.
  

* * *

  
  -- Расскажи мне, что произошло, когда сгорел твой компьютер, - спросил Андрей, как только Мартын переступил порог его каюты.
  -- Мы с Игорем в шлюзовом отсеке заканчивали монтаж магнитной установки. Следующий этап нашей работы заключался в экспериментальном выводе установки за пределы лодки и испытании ее в действии на самых низких оборотах. В случае успеха нам оставалось прикрепить обрезки от магнита на корпус лодки по разработанной Игорем схеме, и работа была бы сделана. Я вышел в моторное отделение, чтобы включить программу вывода магнита. Когда подготовка к процессу была уже завершена, раздался странный звук и экран погас. Я вышел сообщить об этом Игорю, и увидел, что он пытается удержать магнит, который самопроизвольно описывал восьмерку. Нам пришлось приложить немало усилий, чтобы остановить его. Теперь я разработал систему блокировки, и, думаю, это больше не повторится. Хотя я до сих пор не могу понять, как и почему установка заработала.
  -- А что сказал на этот счет Игорь?
  -- Сказал, что магнит пришел в движение, он бросился его держать, но не смог справиться в одиночку.
  -- Как он объяснил происходящее?
  -- Да никак. Просто рассказал, что было. Казалось, он не был удивлен. Наверное, подумал, что произошел сбой в компьютерной системе.
  -- Скажи, а можно привести в движение магнит вручную?
  -- Вручную - нет. Нужно обладать нечеловеческой силой. Правда, в шлюзовом отсеке есть механизм аварийного запуска установки. Но это же вздор!
  -- Когда ты вошел, механизм был запущен?
  -- Нет. Магнит вращался сам по себе.
  -- Хорошо. Ты свободен. Знаешь, пригласи ко мне Игоря.
  

* * *

  
  
   Игорь вошел минут через пять. Вид у него был утомленный и подавленный.
  -- Почему ты не доложил мне о происшествии с магнитной установкой? - голос Андрея был сух и официален.
  -- Я не уверен, что магнит - причина отказа компьютера.
  -- Почему он начал вращаться? Твоя версия? И сними, наконец, эти дурацкие очки!
   Игорь снял очки, и на Андрея взглянули красные и усталые глаза.
  -- Ты плохо выглядишь.
  -- Я мало сплю. Нужно как можно быстрее закончить работу. Сколько у нас осталось времени?
  -- Ты не ответил на мой вопрос.
   Игорь внимательно посмотрел брату в глаза:
  -- Думаю, сбой в компьютерной системе.
  -- Мартын сказал, что процесс шел нормально.
   Рюмин промолчал.
  -- Стоит ли эта магнитная установка тех жертв, на которые мы пошли ради нее? Горючего у нас хватит, чтобы вписаться в хвост комете и без всяких новых генераторов энергии. Польза от этого магнита сомнительная, а вред очевиден.
  -- Я так и знал, что ты это скажешь, поэтому и умолчал о происшествии. Да, в хвост Эспандры мы попадем. Но что дальше?
  -- Дальше Трубецкой вытащит нас, когда мы будем пролетать мимо.
  -- Ты уверен? Локаторы "Юпитера" не ловят сигналов из квадратов с линий А, В и С. Разве Трубецкой знает о черной дыре? Разве он может рассчитать траекторию кометы? Но даже если случится чудо, и ему это удастся, где гарантия, что при приближении к Эспандре "Юпитер" также как и нас не втянет в хвост, и тогда пропасть в черной дыре предстоит не только нам, но и всей экспедиции. Нет, старик, спасение утопающих - дело рук самих утопающих!
  -- Что ты предлагаешь?
  -- Ни в коем случае не подключать установку к компьютерам. Усилить межотсековую антиполевую защиту до максимума. Разработать механическую систему вывода установки за пределы лодки. У Мартына уже есть кое-какие наработки. Сколько у нас времени до старта?
  -- Около трех суток. Часа через два скажу точно.
  -- Так я пойду работать?
  -- Иди.
   Игорь надел очки и вышел за порог.
  

* * *

  
   Рюмин ушел, а Андрей остался наедине со своими мыслями. Отчет экспедиционного врача не давал покоя. "Весь экипаж испытывает упадок сил". Ни по кому не заметно. Молодцы, хорошо держатся! "Аритмия вплоть до тахикардии". Может быть, гравитационная сила Гемоса, превосходящая земную больше, чем в два раза, выматывает силы? Но как же Игорь? У всех - угнетение нервной системы, у него - возбуждение. У всех - упадок сил, у него - подъем активности. Что это значит? Разве гравитационное поле на него действует иначе? Нет, причина в другом. "Особое возбуждение зрительного центра". Галлюцинации? Но сейчас он ничего не сказал про светящиеся тени. Возможно, галлюцинации больше не повторялись, а красные очки нужны, чтобы снять раздражение с глаз. Только что же можно видеть при искусственном свете в солнцезащитных очках? А может быть, это та детская травма головы вызывает такую реакцию? Да нет, раньше у него никогда не было галлюцинаций! Просто Игорь всегда был своеобразным ребенком, и его реакцию в экстремальных ситуациях никогда нельзя было предсказать. А его нестандартное мышление и знание физики в некоторых случаях были так полезны. Вот и теперь, кажется, только у Игоря есть план спасения "Рассвета". И Андрей решил и впредь ни Игорю, ни экипажу не говорить, что тогда, в долине, он не видел никого.
  
  

* * *

  
   В последнее время она через силу выполняла свои обязанности. Мало того, что постоянно кружится голова и не хватает воздуха, несмотря на прекрасный рост хлореллы, еще и все её животные как-то сразу заболели. Причём, сначала они довольно-таки сносно себя чувствовали, и Диана радовалась, что гравитационная сила Гемоса оказалась не так губительна для её питомцев, как она вообразила это в день посадки. Но потом, вдруг, её канарейки поскучнели и бросили есть. Два дня она пыталась определить причину такого поведения, но уловить признаки какого-либо известного ей заболевания так и не удалось. Она обратилась за советом к Наталье, но та отреагировала как-то без энтузиазма. Это и понятно. Вчера были какие-то новые проблемы с Берёзкиной, да и вообще, медики всегда и везде всерьёз биологов не воспринимали, это факт известный. А если учесть, что в последнее время Наташка ходит какая-то хмурая, то заведомо можно было сделать вывод, что на помощь надеяться нечего. А сегодня утром Дина обнаружила самочку канарейки лежащей в углу клетки с запрокинутой назад головкой. Это была её первая потеря за всё время космического путешествия. А как вела себя Муська - это вообще отдельная песня. Нет, вялой она не стала, но время от времени её охватывало какое-то беспокойство. Она металась по комнате, или, вдруг, ощетинивалась, выгибала спину, рычала как собака, глядя в одну точку, потом прижимала уши, забивалась в какой ни будь угол, и выманить оттуда Муську было невозможно. Всё остальное время кошка проводила на руках у хозяйки. И куда бы девушка ни выходила, Муська неотступно следовала за ней.
   Вот и сейчас Диана обходила все помещения, замеряя в них содержание кислорода и добавляя воду в колбочки с хлореллой, а Муська сидела у неё на плече. Она спустилась из рубки и увидела красную рубаху. С ума сойти, как меняются вкусы! Игорь же в одежде всегда любил пастельные тона, а эта рубашка, привезенная тётушкой из какой-то командировки, благополучно висела в шкафу. А откуда же он вышел? В этой части лодки только комната Новиковой и бокс. Неужели Игорёк похаживает к врачихе? Не может быть! У Наташки, будто бы наклёвывались отношения со штурманом. Да и братец Андрюша не прочь бы за ней приударить. Неужели Игорёк всем дорогу перешёл? Не может быть! Скорее всего - Ленка! Она то давно к нему неровно дышит. Так, значит у них симпатия взаимная, раз братец - Игорь бросил свои "гениальные" расчеты, Чтобы посетить спящую красавицу. Ловко же он столько времени прикидывался сухарём! Диана открыла дверь в бокс, и тут же сбросив Муську и кинулась к кушетке - на стене мигала лампочка. Она схватила Ленину руку - пульса не было.
  -- Что здесь происходит? - услышала она через секунду за спиной Натальин голос, - быстро готовь шприц с адреналином, если не сработает электростимулятор, придётся делать укол в сердце.
   Диана метнулась к шкафчику и стала наполнять шприц прозрачной жидкостью.
  -- Что это?
  -- Где? - она обернулась, Наталья держала в руках концы проводов.
  -- Кто-то отключил все жизнеобеспечивающие системы.
  -- Наташа, смотри, она, кажется, дышит. Я могу поклясться, что у неё только что не билось сердце!
  -- Теперь бьётся. Правда, слабо и медленно, но укол не понадобится.
   Давай подключать заново всё оборудование?
   И только тогда, когда работа была закончена, девушки, вдруг, поняли, что в помещении что-то было не так - всё вокруг выглядело странным. Комната была залита красным светом.
  -- По-моему, на плафон надет красный фильтр. Как же его снять? - Диана озадаченно потёрла руки, - Если бы можно было подвинуть кресло!
  -- Да оставь его в покое. Елене сейчас всё равно. Меня волнует другое - кому всё это было нужно и зачем?
   Дина подняла на Наташу глаза и проговорила:
  -- Здесь был Игорь.
  

* * *

  
  
   Через час Новикова докладывала командиру:
  -- Я анализировала результаты сканирования за время нашего полёта, когда компьютер показал остановку сердца. Я вскочила и помчалась к двери, - Вдруг Наталья осеклась, не окончив фразы, - Слушайте, а ведь когда я обернулась, экран был белым. Да, я только сейчас это осознала. Так что же получается? - она ошеломлённо смотрела на Андрея и Диану, - Аппаратуру отключили уже после остановки сердца?
  -- Значит, - подвёл итог Андрей, - Игорь отключил Берёзкину от жизнеобеспечивающих систем. К тому же, в момент остановки сердца.
  -- До сих пор не могу понять, каким образом у неё восстановились все жизненные функции. Самое странное, что за последний час многие показатели значительно улучшились.
  -- Ну, это уже к делу не относиться.
   Тут в дверях замигала желтая лампочка, и на пороге появился Соколовский.
  -- Андрей, у меня срочное сообщение.
  -- Говори.
  -- Мой компьютер вышел из строя.
  -- Что случилось?
  -- Не могу понять. Включается, грузится, проработает от силы пять - десять минут и отключается.
  -- Может быть, сгорел вентилятор?
  -- Проверял. Мотор цел. Вне процессора работает отлично. На месте - воет, как сирена и отключается. Следом вырубается процессор, даже не успев нагреться.
  -- Может быть, какой-то новый вирус?
  -- Откуда? И каким образом вирус действует на вентилятор?
  -- Странная неисправность. Нужно срочно проверить все компьютеры на присутствие вируса, - Андрей нажал на пульте кнопку громкой связи, - Мартын, Игорь, срочно проверьте свои компьютеры на наличие вирусов, - и, отключив громкую связь, добавил, - Девчата, идите, проверяйте свои.
   Через минуту командир остался один.
  

* * *

  
   Он сел за рабочий стол, включил антивирусную программу и погрузился в свои мысли. Он даже не заметил, как табличка на экране исчезла, и на тёмном фоне монитора появился аморфный хранитель экрана. Что Рюмин мог причинить Березкиной вред, у Андрея не укладывалось в голове. За всё время полета Игорь не находил себе места, когда эта отчаянная девчонка выходила в открытый космос, или ставила новый рискованный опыт. Он не садился за расчеты и никогда не соглашался петь, пока Ленка не появлялась среди всех, стремительная и вечно улыбающаяся. Он придумывал любую причину, лишь бы оградить её от всяческого риска, который она так любила. И вдруг теперь, когда состояние Берёзкиной стало критическим, Игорь отключает её от систем, практически лишая шанса выжить. Этого Андрей не мог ни понять, ни простить. Игорь стал опасен для коллектива.
   Тихий щелчок вывел Андрея из задумчивости. Экран погас - компьютер отключился.
   Андрей вскочил с кресла и заметался по комнате, пытаясь справиться с почти мистическим страхом, и перестать стучать зубами. Он сделал несколько глубоких вдохов и стал по очереди соединяться с каждым членом экипажа, уже заранее зная, что услышит в ответ на свой вопрос. А через пять минут он вновь соединился со всеми и дал команду собраться в его каюте. Всем, кроме Рюмина.
  

* * *

  
   Последней вошла Наташа. По пути к командиру она зашла к Берёзкиной и с облегчением отметила, что состояние её стабилизировалось. Ей даже показалось, что щеки у Лены слегка порозовели, впрочем, скорее всего, это иллюзия, связанная с иллюминацией.
   Андрей разложил кресло, разместил на нем собравшихся, сам уселся на компьютерный стол и тихо произнёс:
   - Простите меня, ребята, я виноват перед вами!
   Четыре пары глаз с удивлением и немым вопросом глядели на него.
   - Вы все знаете, что Игорь мой брат. В два года он перенёс сотрясение, которое имело тяжелые последствия.
   - Зачем ты это?
   - Молчи, Диана, ты знаешь не всё. У него были сильные головные боли, частые нервные срывы. Он отставал в развитии, перенёс от сверстников массу насмешек и издевательств. Много сил ушло у всей семьи, чтобы восстановить его здоровье. И, казалось, это удалось. Со временем он окреп, занялся своим физическим совершенствованием. В институте некоторые дисциплины давались ему на удивление легко. Однажды в Интернете он наткнулся на информацию о наборе молодёжи в долгосрочную космическую экспедицию. Он сразу загорелся и начал готовиться, постепенно увлекая своей страстью и нас. Больше всего он боялся, что его не возьмут из-за этой детской травмы. Но все сложилось очень удачно. Его лечащий врач ушла на пенсию, а медсестра была моей подружкой. В общем, карта исчезла. К медкомиссии на учете он нигде не значился. Тесты он сдал прекрасно, и был зачислен в группу. До того, как мы попали на Гемос, я был уверен, что поступил правильно. Я не знал, что условия, в которых мы оказались, могут вызвать такой рецидив. Но раньше у него никогда не было галлюцинаций!
   - О чем ты говоришь?- спросила Наташа.
   - Ребята, я виноват дважды. Когда мы вернулись из долины, я уже знал, что с Игорем не все в порядке. Там, в долине я не видел никаких существ. Наташа, я не сказал тебе об этом, извини. Мы одни на этой планете. И то, что твориться с нашими компьютерами, мог додуматься сделать только Игорь. Одного не могу понять - зачем ему все это нужно?
   - Ну, это как раз можно объяснить, - сказала Наташа, - Ты говоришь, что в детстве он много страдал от жестокости сверстников? Так вот сейчас, во время декомпенсации, ущемлённое достоинство требует реванша.
   - Ты хочешь сказать, что он хочет отыграться на нас? - спросил Сергей.
   - Почему бы и нет? Причем, все это может происходить на уровне подсознания. А в сознании он может не помнить о том, что делал в период "отключки", и искренне пытаться спасти экспедицию от воздействия неведомой силы виде каких-то существ. Есть такое понятие в психиатрии - раздвоение личности. Но всё это требует тщательной проверки и изучения.
   - Прекрасно, стало быть, теперь мы все во власти сумасшедшего, - резюмировал Мартын.
   - О, да у вас тут собрание! - раздалось из дверей. Рюмин стоял на пороге в красной рубашке, красных очках и улыбался устало и довольно, - это хорошо. Я только что закончил расчеты и теперь могу отчитаться во всех подробностях. Результат получился даже лучше, чем я ожидал. Но нужна скрупулезная точность и согласованность действий.
   - Игорь, - перебил его Андрей, - у нас у всех полетели компьютеры. Как ты это сделал?
   - Я? - Улыбка сошла с его лица, - Ты мне льстишь! Компьютеры разъединены. У меня нет доступа к вашим программам. Хотя, я думаю, что это не трагедия. На моём компьютере вся информация сохранена, и, при желании, все можно восстановить.
   - Ты можешь сейчас этим заняться?
   - Могу.
   - Тогда, начни, пожалуйста, с главного компьютера.
   - Так ты не хочешь выслушать план нашего спасения? Я коротко могу изложить за десять минут, подробно - за полчаса.
   - Давай, восстановим системы, а после ты все подробно нам разъяснишь.
   - Как скажешь, - сказал Рюмин и вышел.
   - Господи! Неужели, все, что ты сказала - это правда, и Игорь сошёл с ума? - спросила Диана, глядя Рюмину в след.
   - К несчастью, очень похоже. Ты, Андрей, совершил очень большую ошибку, не рассказав мне всё сразу. Тогда бы я могла ему помочь. А теперь, боюсь, уже поздно. Да и опыта работы с такими больными у меня нет.
   - Так что же нам делать? - спросил Сергей, - мы же должны как-то защититься от него. Как теперь с ним себя вести? Что от него ждать?
   - Во-первых, ни в коем случае не смеяться над тем, что он будет говорить, даже если это будет чистый вздор. Во-вторых, стараться с ним не спорить и ничем не раздражать его. А в-третьих, при первой удобной возможности нейтрализовать его.
   - Это как? Ударом сзади по темечку?
   - Сергей, ну что за вздор! Просто укол снотворного, а как уснет, начну вводить психотропные средства.
   - И кто же будет колоть снотворное? Я, к примеру, шприц в руках никогда не держал. А тебя, Наталья, он близко к себе не подпустит. Он может и сумасшедший, но далеко не дурак.
   - Да, со мной он будет держаться настороже. А он не должен догадываться о наших намерениях, во всяком случае, до того момента, пока человек со шприцем не подойдет достаточно близко. Да и снотворное подействует не мгновенно, а поступки людей в таком состоянии предсказать невозможно и сила у них необыкновенная. Ведь на физическое состояние Игоря даже условия Гемоса не оказали существенного влияния.
   - Значит, это должен сделать человек, которому бы Игорь доверял и ни при каких обстоятельствах бы не обидел? - спросил Андрей.
   - Жаль, что красавица наша спит, - вздохнул Мартын.
   - Представляю, куда бы она тебя послала, если бы ты предложил ей сотворить такое, - усмехнулась Наташа.
   - Диана, это сделаешь ты, - сказал Андрей и, видя округляющиеся глаза сестры, добавил - Это приказ!
  

* * *

  
   Она сидела в кресле, уткнувшись лицом в колени. Муська терлась о щеку и мурчала, но она ничего не слышала и не чувствовала. Злодейка память одну за другой подбрасывала картинки из детства. Диана гнала от себя воспоминания, но они вновь и вновь выплывали из подсознания яркие и звонкие.
   Вот она несется с горы на санках, а внизу копошится детвора:
   - Уйдите, уйдите, а то сшибу! - кричит она, но ребятня никак не может освободить накатанную дорожку. Она тормозит пятками, но скорость слишком большая. Она убирает одну ногу - санки разворачиваются и опрокидываются. Кое-как она поднимается и тянет своего "коня" за веревку. А следом уже несется Игорь.
   - Игорь, тормози, - кричит она и пытается отскочить в сторону, но не тут-то было. Подошвы скользят - и она опять на льду. Скорее подняться и убежать! Ну вот, она опять на ногах. Но бежать уже поздно.
   - Тормози-и-и!!!
   Удар по сапогам, она падает на Игоря, и они вместе катятся дальше к копошащейся на льду ребятне. Крики, смех, слезы, "куча мала"!
   И вот они дома, румяные, промокшие насквозь. Бабушка подливает кипятка в ведра, укрывает их одеялом.
   - Сидите, сидите. Пока пот не прошибет, а то заболеете. Это надо же так промокнуть, и ноги у всех как ледышки.
   А они сидят и спорят, кто виноват, тот, кто не ушел с дорожки, или тот, кто не вырулил.
   А через полчаса ссоры, как ни бывало.
   - Идите есть, - зовет мама.
   - Мы сегодня ужинаем в шалаше! - Кричит Андрей и переворачивает кресла. Игорь накрывает их покрывалом с дивана, а Динка заползает в новостройку с тарелками и вилками.
   - Вот, проказники, - шутливо ворчит бабушка, - чтобы после весь палас пропылесосили, и все по местам убрали!
   - Уберем, уберем, - отвечает Игорь, засовывая в рот кусок хлеба.
   А теперь Игорь - враг. Он сошел с ума, и зачем-то хочет погубить экспедицию. А она должна вколоть ему снотворное. Все это никак не укладывается у нее в голове. А если она этого не сделает, то все погибнут. И Игорь тоже. Нет, этого допустить нельзя! Она спасет и ребят и Игоря.
   Она поднялась, вскрыла ампулу, взятую у Новиковой, и наполнила шприц.
   "А, вдруг, он увидит у меня шприц? - Подумалось ей, - Да даже если не увидит, ведь снотворное подействует не мгновенно. Что он сделает со мной? Я не справлюсь с ним, ведь Игорь никогда не был слабаком. Вдруг я не успею нажать на кнопку? Ребята тоже хороши: "Поступки людей в таком состоянии предсказать невозможно, и сила у них необыкновенная. Поэтому это сделаешь ты, Диана!" Молодцы, ничего не скажешь! А если он ударит меня. Или вообще убьет!" Она представила Игоря, надвигающегося на нее с кулаками, и невольно улыбнулась. Нет, не может быть! Он ни разу в жизни не дал ей сдачи, и во всех потасовках с Андреем всегда был на ее стороне. Хотя, кто знает, ведь теперь это уже не тот Игорь. А кто может поручиться за поступки сумасшедшего?
   - Дина, извини, что я без стука. Ты что так вздрогнула? У тебя не заперто, вот я и вошел. Дина, ты мне очень нужна. Из всей команды только ты можешь помочь мне, поверить и помочь. Одному мне уже не справиться и обратиться больше не к кому.
   Игорь был явно возбужден. Он ходил из угла в угол по ее небольшой комнатке, и ей казалось, что она видит даже сквозь стекла очков, как блестят его глаза.
   - Сейчас я расскажу тебе то, что с нами происходит. Это на первый взгляд кажется абсурдным. Но только на первый!
   Диана держала шприц за спиной и ждала момент, когда он подойдет к ней достаточно близко и остановится спиной, или хотя бы вполоборота к ней.
   - Мы не одни на этой планете. Я говорил уже о существах, которых видел в долине. Они плясали там странный танец возле магнита, который мы принесли на "Рассвет". А когда настал день - они исчезли. Сначала я думал, что вы не видели их, потому, что не дошли до долины. Но, когда по реакции Андрея я понял, что он тоже их не видел, то решил, что у меня с головой было не все в порядке. Но жизнь вошла в свою колею, работа захватила, и я уже почти совсем успокоился. Пока ОНИ не появились здесь. Я думал, что Мартын, увидев их у шлюзовой камеры, растеряется, и приготовился объяснять ему, что ОНИ из другой материи и не могут непосредственно нам причинить вреда. Но Мартын вел себя как обычно и только удивился потом, почему пришла в движение установка. Тогда я понял, что вы просто не способны их видеть, хотя долго не мог взять в толк - почему. Только спустя несколько дней до меня дошло, что я отличаюсь от вас только тем, что не видел гейзера. По-видимому, тот, кто видел его зеленые струи не способен лицезреть Гемосских существ. Я вспомнил, что Андрей, когда речь зашла о гейзере, вскользь упомянул, что зрелище было впечатляющим. Не знаю, по какой причине он не показал его мне, если видел сам. Да это и не важно. Важно то, что из-за этого среди нас есть человек, способный видеть наших врагов. И этот человек - я.
   "Он болен, это очевидно, - думала Диана, - ребята правы! Мания преследования. Навязчивая идея о своей исключительной миссии. Я остановлю его, чего бы мне это не стоило", - и она поставила большой палец на поршень шприца.
   - Я стал думать, как можно защититься от НИХ, и почему они не появлялись долгий период. Потом вспомнил, как ОНИ исчезли с восходом Близнецов. Понимаешь, ИХ не было на протяжении всего Гемосского дня! До меня дошло, что ОНИ бояться света. Нет, не дневного, не электрического, а красного! По-видимому, инфракрасное излучение каким-то образом нарушает их призрачный метаболизм. Но как я ошибся насчет их безопасности для нас! Я слишком поздно понял, что ОНИ питаются энергией магнитного поля. Забрав магнит, мы лишили ИХ источника поддержания жизни. И ОНИ пришли за ним из долины. А когда Мартын зафиксировал установку, а я одел на светильник машинного отсека красный фильтр, ОНИ стали питаться электромагнитной энергией всего, что попадалось на ИХ пути, включая наши биополя. ОНИ чуть не убили Лену. Если мы их не остановим, они доберутся до энергоносителя "Рассвета". Ты представляешь, что тогда будет - полная обесточка, отсутствие подачи кислорода, выработки воды, поддержания давления. А потом сожрут наши ауры. Дина, ты должна мне помочь!
   Вдруг Игорь замолчал и остановился, глядя в одну точку. Он стоял совсем рядом, спиной к ней. Как раз то, чего она ждала! Другого такого момента не будет. Диана сжала шприц.
   В этот момент странный звук раздался откуда-то снизу. Она опустила глаза - у ее ног ощетинившись и выгнув спину, глухо рычала Муська, глядя в ту же сторону, куда смотрел Игорь.
   Дальше все произошло в одно мгновение.
  

* * *

  
   Через двадцать минут Диана вошла в каюту Андрея.
   - Ну, наконец-то, - поднялась к ней на встречу Наташа, - ты что-то долго. Мы все переволновались, а Мартын уже собирался идти тебя спасать.
   - Где Игорь? - Спросил Андрей.
   - Спит в моем кресле.
   - Очень хорошо. Нужно сделать ему инъекцию галоперидола, - сказала Наташа и пошла в медицинский бокс за лекарством.
  

* * *

  
   Диана открыла дверь в свою комнату, и Наташа замерла на пороге.
   - Ты тоже поставила на светильник красный фильтр? - удивленно спросила она.
   Диана улыбнулась и ответила:
   - Скучаю по Гемосскому дню.
   Игорь мирно спал в кресле.
   - Что он делал после того, как ты ввела ему снотворное? Мы все думали, что сразу после укола ты нажмешь кнопку связи с командиром, и были готовы бежать тебе на помощь.
   - Он никогда не мог поднять на меня руку. Ругался, конечно, кричал, нес какую-то ахинею, что мы все погибнем без него, а потом затих и уснул.
   Наташа подготовила шприц и попросила Диану протереть спиртом место для укола. Игорь заворочался и засопел. Наташа застыла в нерешительности:
   - Как ты думаешь, он крепко спит?
   - Да коли, может, не проснется. Или давай шприц сюда - мне не привыкать.
   Наташа поколебалась секунду и протянула руку Дине. Та протерла еще раз кожу и ввела иглу. Игорь вздрогнул, но не проснулся.
   - Ну, все. Теперь часов десять можно ни о чем не беспокоиться. А там снова сделаем инъекции транквилизатора и снотворного.
  

* * *

  
  
   - Значит, теперь можно вздохнуть спокойно? - спросил Андрей и, получив утвердительный ответ, дал распоряжение всем приступить к работе.
   - У Игоря на компьютере должны сохраниться все данные. Подключай все процессоры к единой сети и восстанавливай программы, - сказал он Соколовскому.
   - Ребята, я очень устала,- подала голос Диана. Игорь спит в моем кресле. Можно я отдохну немного в его комнате?
   - Я, честно говоря, тоже с ног валюсь, - поддержал ее Мартын.
   - Хорошо, объявляю отбой, но часа на два, не больше. Через 12 часов нам нужно взлететь, а работы еще очень много.
  

* * *

  
   Все разошлись, а на Андрея нахлынули сомнения. Имел ли он право так поступить с Игорем? Получалось, что он объявил брата сумасшедшим, по его приказу Игоря накачали транквилизаторами. Теперь, если выберемся, (если!), придется писать рапорт, после которого рассветовца Рюмина комиссуют из отряда космонавтов по состоянию здоровья. А по возвращении на Землю ему предстоит вместо радостной встречи с родными серьезное обследование и лечение в психушке. А как сам Андрей будет смотреть в глаза родным? Но что он должен был делать? Ведь он в ответе за всю экспедицию!
   А вдруг Игорь не виноват, и компьютеры сломались по другой причине, неизвестной команде? И про Березкину Наталья сказала, что остановка сердца произошла раньше, чем отключили поддерживающие системы. А после ее состояние стабилизировалось само и даже стало улучшаться. Вдруг, Игорь сделал нечто, что спасло ей жизнь? Да нет, вздор, он не медик! Да и зачем нужно было отключать системы? Нет, у Игоря не только появились галлюцинации, но он стал одержим своей особой миссией и опасен для экспедиции. Вся команда последнее время живет в жутком напряжении в ожидании новых сюрпризов. Он почти уничтожил всю систему управления лодкой, сохранив, однако, всю информацию на своем компьютере. Что он хотел этим добиться? Хотел поставить всех в ситуацию зависимости от себя? Насладиться своей властью над всеми? Как это не похоже на него! Да, в экстремальных условиях даже самый близкий человек открывается с весьма неожиданной стороны.
   А что же теперь делать с его установкой? Может быть, нужно было дать возможность Игорю рассказать, как ей пользоваться? Ведь он хотел, наконец, объяснить нам ее назначение! Но кто в тот момент воспринял бы его слова всерьез? А теперь уже поздно. Игорь проснется только после старта, а магнит будет для "Рассвета" бесполезным грузом. Как восстановим систему управления, нужно будет избавиться от него - пусть остается на своей родной планете. Подумать только, мы делали посадку, ходили по поверхности этой жуткой "Кровавой Мери", чуть не погибли - столько жертв и усилий, и все ради того, чтобы опять попасть в хвост Эспандры! А ведь могли просто вместе с ней описать круг по ее орбите, итог был бы тот же - ждать и надеяться, что Трубецкой сумеет рассчитать траекторию движения кометы и придумает, как вытащить нас оттуда. А ведь орбита Эспандры сузится в два раза! Вдруг, "Юпитер" попадет в зону действия черной дыры, и тогда погибнем не только мы, но и вся большая экспедиция? Нет, Феликс Петрович что-нибудь обязательно придумает. Какой-нибудь зонд, которым можно будет проткнуть хвост кометы...
   На этом мысли Андрея оборвались, потому, что в этот момент на лодке стало темно, как в могиле.
   "Весьма уместное сравнение, - застучало у Андрея в висках, - ведь если на лодке обесточка, значит, накрылся энергоноситель, а это означает, прекратился синтез воды, подача кислорода, и уж, наверняка, никаким образом невозможно наладить управление "Рассветом" и взлететь. Всех нас ждет смерть от асфиксии. Нужно немедленно запустить энергостанцию. Но пока найдем неполадки, пока устраним их причину, сколько времени уйдет на все это? Хватит ли на это запасов кислорода? Ведь почти все воздушные баллоны пусты. О старте теперь можно забыть.
   Но почему? Что могло стать причиной поломки? Неужели Игорь не имеет отношения к нашему злосчастью? Неужели на самом деле здесь действуют какие-то местные формы жизни? Но тогда, пока мы не поймем, что ОНИ из себя представляют, в чем их сущность - бороться с ними бесполезно. Игорь! Если бы можно было разбудить его! Он бы хоть что-то мог рассказать о НИХ. Почему я не прислушался к нему? Нужно разбудить Наталью. Может быть, она может хоть как-то привести его в сознание. Он метнулся к пульту и застыл на месте - связь не работает! Нужно идти к Новиковой в каюту. Куда же он дел фонарик? Нет, в такой кромешной тьме искать бесполезно. Андрей попытался нащупать дверь - стена была ровная и гладкая. Современная конструкция, все сделано на совесть. Нужно сориентироваться по предметам. Так, вот кресло, значит дверь в четырех шагах от спинки. Где-то здесь должна быть кнопка аварийного открывания двери. Так. Теперь нужно рассчитать, где находится дверь Новиковой. Шаг, еще шаг. Вдруг в ушах зазвенело, к горлу подступила тошнота.
   "Неужели весь кислород кончился", - успел подумать Андрей, сползая на пол. И вдруг стало ослепительно светло.
   "Наверное, я умер и сейчас увижу Бога", - вспыхнула последняя искра сознания. Больше он ничего не успел понять.
  

* * *

  
   Андрей открыл глаза и огляделся. Он сидел в своем кресле в знакомой обстановке. Дышать было легко, только слегка кружилась голова. Каюта была залита красным светом.
   - Что, на Гемосе наступил день? - спросил Андрей.
   - Нет, мы поставили у тебя красный фильтр, - ответил Игорь.
   - Игорь, как хорошо, что тебя разбудили!
   - Я не спал.
   - На, выпей, а я тебе все объясню, - Диана протянула Андрею стакан сока и стала рассказывать, как к ней пришел Игорь и просил ее помочь, и как она готовилась вколоть ему снотворное.
   Игорь стоял ко мне спиной как раз в самой удобной позе для укола, - рассказывала она, - Я хотела как можно быстрее воспользоваться этим положением, но какое-то странное чувство мешало мне сделать это. Потом я подумала, что второго такого момента не будет и, наконец, решилась, как вдруг услышала у себя под ногами глухое рычание. Его издавала Муська. Она стояла, выгнув спину, и смотрела туда же, куда и Игорь. Это на секунду отвлекло меня, не больше. Дальше все произошло в одно мгновение. Я уже занесла для укола руку, и тут со страшным воплем кошка прямо по одежде влезла мне на шею и впустила в нее когти. Я вскрикнула от боли. Меня затошнило, и закружилась голова. Я смутно помню, как Игорь отшвырнул меня к креслу, а потом снял свою рубашку и поднял ее к светильнику. Постепенно мне стало лучше, комната перестала качаться, тошнота прошла. Игорь велел мне найти красный фильтр, и мы вместе пристроили его к светильнику.
   Знаешь, Андрей, если бы я сразу поверила в то, что он мне рассказал, то мы не потеряли бы столько времени. Еще больше времени ушло на то, чтобы разыграть спектакль с уколами. А Игорь очень торопился. Он знал, что ОНИ появляются с определенной периодичностью и что обязательно попробуют добраться до энергоносителя. Но вы бы все равно тогда ему не поверили. Он вам нужен был "нейтрализованный". Пришлось приготовить шприц и спрятать его у Игоря под боком. Я предположила, что если Игорь заворочается, то Наталья побоится подходить к нему близко. Я вызовусь сделать укол, подменю шприц, и все успокоятся.
   - Кстати, что за гадость ты мне вколола? Я до сих пор сидеть не могу.
   - Это всего лишь витамин В-12. Ничего, скоро рассосется. А тебе после всех этих стрессов полезно.
   Я подала идею об отдыхе, чтобы никто не помешал нам защитить энергоноситель. А когда на лодке все утихло, мы отправились на станцию. Но слишком много времени было потеряно даром. Мы шли по коридору, когда отключился свет. Хорошо, что Игорь захватил фонарик. Я надела красную футболку, так что мы оба были немного защищены. Но когда мы вошли на территорию энергосистемы, Игорь ахнул и сказал, что такого сборища этих чертей он еще не видел. С каждой минутой нам становилось все хуже. В темноте красная одежда не спасала. Игорь сказал, что ОНИ вьются вокруг нас, как нитки вокруг веретена. Мы светили по очереди друг на друга фонариком, где, естественно, тоже была красная лампочка, но это помогало слабо. Потом я додумалась подвесить фонарь повыше, так, чтобы мы оба попали в полоску света. Получились своеобразные Гемосские сумерки. Мы были как Гоголевский Хома в спасительном кругу, вокруг которого бесновалась нечистая сила. Слава Всевышнему - я не могла этого видеть, но чувствовала кожей их присутствие. А как не поседел бедный Игорь - это загадка.
   - Мне некогда было глядеть на НИХ. Нужно было оживить аккумулятор и запустить энергосистему, пока мы еще не задохнулись.
   - Вот признай теперь, что если бы не моя хлорелла, то кислорода на "Рассвете" было бы гораздо меньше. А при физической нагрузке мы дышим гораздо чаще - ведь мотор все равно пришлось раскручивать вручную. Ну, а когда запустили энергоноситель, стало все просто - красный фильтр на светильник, и все дела.
   - Ладно, пусть так, - проговорил Андрей, - но объясни мне, зачем ты отключил аппаратуру у Березкиной?
   - Неужели ты до сих пор не понял, что ОНИ питаются магнитными полями. Когда они уничтожили все мощные поля в комнатах, не защищенных красным светом, то стали искать более слабые источники энергии. Лена была подключена к системам, работающим от электричества, а вместе с электромагнитным полем аппарата они слизали и ее биополе. Я отключил Ленку от аппарата, и красным светом выгнал ИХ из бокса.
   - А как ты догадался, что ОНИ находились там?
   - Как ты не поймешь - я же их вижу! Кстати, как долго ты смотрел на гейзер?
   - Минуты две. Больше было некогда.
   Игорь снял очки и протянул их Андрею:
   - На, одевай! Одевай и поднимайся!
   Вдвоем они вышли в коридор.
   - Смотри.
   Андрей огляделся. Коридор был пуст и залит ровным белым светом. Вдруг ему показалось, что свет вокруг них стал как-то сгущаться и странным образом делиться на яркие и блеклые полоски.
   - Смотри внимательней.
   Андрей поднял голову к лампе и, вдруг, ясно увидел расплывчатый контур огромного аморфного существа, которое склонялось над его головой, принимая все более четкие формы:
   - Боже мой! Кто это, что он делает? - воскликнул он в ужасе.
   - Ест наши ауры, - спокойно ответил Игорь, и потянул Андрея за руку, - ну, хватит, пошли.
   И они скрылись за дверью Андреевой комнаты.
   - Что же нам делать? - спросил Андрей.
   - Сколько у нас времени до старта?
   - Десять часов пятнадцать минут.
   - Срочно объявляй подъем. Нужно как можно быстрее очистить нашу лодку от "гостеприимных" хозяев планеты. Подключить все компьютеры к единой сети, восстановить на них все системы и закачать с моего компьютера информацию. Потом провести контрольное испытание нашей магнитной установки с выводом ее за корпус лодки, проверить моторы. А потом удирать с Гемоса и больше никогда не возвращаться.
   Андрей подошел к пульту управления и включил сигнал экстренного сбора команды.
  

* * *

   Сергей, Наташа и Мартын подошли к кают-компании почти одновременно. Они сели за круглый стол и стали ждать командира. Андрей и Диана задерживались. Ждали молча. На душе у всех было тяжело, голограмму включать не хотелось. Но само их присутствие в комнате отдыха навевало воспоминания. Совсем недавно они все молодые и счастливые сидели "на берегу Волги", шутили и пели под гитару. И вот: Лена в коме, Игорь сошел с ума, а что будет с остальными - неизвестно. Черная дыра затягивает вокруг них петлю, Гемос высасывает силы. Сумеют ли они взлететь? Поможет ли им Трубецкой?
   Стена раздвинулась, и в комнату вошла "единая троица". Диана с Игорем были в красной одежде, а Андрей в своих солнцезащитных очках. В руке он держал красный фильтр. Наталья встала, а Сергей присвистнул. Но от сердца у всех как-то сразу отлегло.
   Не обращая ни на кого внимания, Андрей забрался на стол и пристроил фильтр на светильник. Потом он огляделся по сторонам и мстительно хихикнул:
   - Как ОНИ разлетелись! Прямо по стенам размазались.
   - ОНИ проходят сквозь стены, как нож сквозь масло, - откликнулся Игорь.
   У Наташи округлились глаза. Акопян с Соколовским переглянулись.
   - Ребята, успокойтесь, - обратилась к ним Дина, - я сейчас вам все объясню.
   И она во второй раз стала рассказывать историю, как Муська уберегла Игоря от укола, и как они с Игорем запускали энергоноситель, пока все остальные отдыхали. Как, выйдя из энергоблока, они нашли Андрея, лежащего в коридоре, а свора выгнанных из энергоблока гемосян терзала его биополе. Как втащили командира в его каюту и прогнали из нее незваных гостей.
   - Незваные гости - это мы. Это мы прилетели на их планету, отняли у гемосян привычный источник питания, нарушили весь уклад их жизни. И мы должны как можно скорее убраться из этого царства теней, нанеся их существованию как можно меньше вреда.
   - А чего нам их беречь? Они все равно скоро исчезнут в "черной дыре". Да и сами они не очень симпатичные субъекты, - возразил Сергей.
   - Это проблема гемосян и Всевышнего, а мы всего-навсего люди. Наше счастье, если мы сами выберемся отсюда.
   - Но мы лишили их магнита. Как же они будут обходиться без него?
   - Ну, во-первых, Дина, в долине есть другие магниты, хоть и менее мощные, это не даст им погибнуть. А во-вторых, мы включим установку, когда окажемся между Близнецами с одной стороны и Эспандрой и Гемосом с другой. Это придаст "Рассвету" такое ускорение, при котором магнитная установка, выведенная за корпус лодки, непременно оторвется. А, так как мы будем в зоне притяжения Гемоса, магнит станет его спутником и, рано или поздно, упадет обратно. Так что, если эта черная хищница не проглотит Гемос, его обитатели не сильно пострадают.
   - Так, хватит разговоров, - сказал Андрей, - Времени у нас мало. Игорю с Дианой - два часа отдыха. Остальные - за работу. Игорь, как выспишься, расскажешь свой план.
   - Сначала проведу контрольное испытание магнитной установки.
  

* * *

  
   И вновь работа закипела. Пока Дина и Игорь отдыхали, экипаж поставил на все светильники фильтры. А, освободившись от гемосян, каждый занялся своим делом: Андрей с Сергеем "оживляли" компьютеры, Наташа проводила все необходимые процедуры, чтобы подготовить Березкину к перегрузкам, Мартын из обрезков магнита нарезал пластины. Когда проснулся Игорь, оставалось только закрепить их по периметру лодки.
   Наступил самый ответственный момент - нужно было во второй раз ступить на Гемосский грунт. Степана, в конструкцию которого входили стальные детали, для работ с магнитом использовать было нельзя. Времени оставалось катастрофически мало, поэтому вышли все, кроме Наташи. Ей нужно было продолжить работу с Леной, да и сама она выглядела не лучшим образом, наверное, ей хорошо досталось от гемосян. Магниты крепили специальным клеем, чтобы не повредить обшивку "Рассвета".
   Наконец, работа была закончена, и теперь предстояло провести испытание магнитной установки. А когда стали подниматься на борт, небо над горизонтом озарилось, и появился красный полумесяц.
   - Смотрите, наступает утро.
   Туман постепенно становился красным, но, как ни странно, не казался уже кровавым.
   - Местная природа прощается с нами, - сказала Дина, потом зачерпнула горсть пыли, пропустила ее сквозь пальцы и, глядя на светящийся шлейф, добавила, - Прощай, Гемос!
   Когда поднялись в лодку, стало немного грустно. Но предаваться чувствам было некогда. Предстояло еще испытание магнитной установки. Акопян разблокировал магнит.
   - Твой компьютер испорчен, - сказал Игорь, - запускать придется вручную. Андрей, нужно всем разойтись по каютам и включить антиполевую защиту на полную мощность.
   - Я ее не выключал, - ответил Андрей, - но сейчас проверю, на всякий случай.
   И экипаж разошелся по местам.
  

* * *

  
   На испытание магнитной установки оставалось три часа. Положение осложнялось тем, что нужно было каким-то образом провести ее через шлюзовую камеру, наружная дверь которой открывалась только после полного закрытия двери, ведущей в отсек. Это было главным условием защиты лодки от разгерметизации. На стыке внутренних дверей Мартын выточил отверстие, диаметром чуть больше титанового штыря, служившего крепежом и средством управления магнитом. Затем закрыл прореху эластичной резиной. Экипажу дана была команда во время эксперимента оставаться в своих каютах. Антиполевая защита была максимальной.
   Мартын стоял у рукоятки ручного запуска установки. А из динамиков раздался голос Рюмина:
   - Выводи установку и запускай на самых низких оборотах.
   Акопян открыл внутренние двери шлюзовой камеры и тронул рычаг. Магнит поплыл к дверям, начиная медленно вращаться. Двери закрылись, штырь зажало резиной.
   - Магнит вошел в шлюзовую камеру, - рапортовал Мартын, - Установка выведена за корпус.
   - Прибавь оборотов на два деления. Время испытания - десять минут.
  

* * *

  
   Звезды. Голубые и желтые, красные и белые. Сколько их в небе над Землей? Тысячи? Миллионы? Мартын еще в пятом классе знал - около двух с половиной тысяч. Сколько раз он пытался сосчитать - сколько же точно? Но каждый раз путал их, или сбивался со счету. Потом считал снова и снова, пока мама не загоняла домой.
   И вот он летит сквозь звезды. И они яркие и потухающие, гиганты и карлики приближаются, пролетают мимо и исчезают в бесконечности. Вот оранжевая, вот голубая. А вон та, что стремительно приближается, переливаясь всеми цветами радуги - что это за звезда? Ее нет на карте. Значит это он, Мартын, открыл эту звезду. Он имеет право назвать ее. Он даст ей красивое женское имя - Диана!
  

* * *

  
  
   - Мартын, заводи назад установку, испытание закончено. Акопян, ты слышишь?
   Игорь выбежал из рубки и спустился в машинный отсек. Мартын сидел на полу, прислонившись к стене.
   - Наталья, быстро вниз, Акопяну плохо, - крикнул Рюмин, пытаясь легкими пощечинами привести Мартына в чувства.
   Как только Новикова появилась в дверях, Игорь вернул рычаг в исходное состояние. Установка, замедляя вращение, поползла в шлюзовую камеру.
   - Наташа, подхватывай ноги, нам нужно вытащить его из отсека до появления здесь магнита.
  

* * *

  
   Мартын открыл глаза и увидел, что он весь окружен проводочками.
   - Что с ним? - услышал он голос командира.
   - Ничего страшного. Легкий обморок вследствие резкого нарушения биоритмики.
   - Вколи ему что-нибудь. До старта остается меньше часа, а нужно еще проверить моторы и привести их в готовность.
   - Этим займусь я. Мартыну нужен отдых, - сказал Рюмин и спустился в машинный отсек. Установка мирно стояла в своем углу.
   - Сергей, готовь аппаратуру к старту, - распорядился Андрей и связался с Новиковой, - Наталья, как Мартын?
   - Уже лучше. Провожу общеукрепляющие процедуры. Слушай, командир, в целях избежания повтора инцидента считаю необходимым всем членам экипажа сделать инъекцию протеинов.
   - Ты права. Сейчас дам команду.
   - Наталья Александровна, я в порядке, отцепляй от меня эти присоски, подал голос Мартын, - мне нужно к моторам.
   - Акопян, ты выйдешь отсюда последним. С моторами разберется Игорь.
   - Ай, шайтан, он, может, и гениальный изобретатель, но никакой механик.
   - Мартын, здесь командую я, и мои распоряжения не обсуждаются.
   - Тогда скорее делай все, что нужно. Мне хотя бы одним глазком взглянуть, что натворил там Рюмин.
   Через двадцать минут Мартын влетел в машинное отделение и кинулся к моторам. Рюмин коротко объяснил, что он успел сделать.
   - Иди, получай свой допинг и поднимайся в рубку. Дальше я сам разберусь.
   - Мартын, установку в действие приведу я!
   - Катись, тебе говорю! Я в порядке, а ты нужен наверху. Тебя там никто не заменит.
  

* * *

  
   Андрей сидел рядом и наблюдал за действиями Игоря. Как-то тревожно было на душе. Да, он виноват перед братом в том, что тогда, вместо того, чтобы выслушать результаты расчетов, велел накачать его транквилизаторами, да, идея с магнитом принадлежит Рюмину. Но ведь за экспедицию отвечает он и только он. Так имеет ли он право поручить другому руководство операцией?
   - Вышли из притяжения Гемоса, - голос Соколовского был как всегда спокоен.
   - Встань на орбиту правее Близнецов и жди появления кометы. Когда Эспандра будет на ближайшем расстоянии от звезды, направь лодку между ними так, чтобы она прошла в двадцати девяти тридцатой расстояния от Близнецов и одной тридцатой от кометы в момент, когда она поравняется с Гемосом. Мартын, когда дам команду - включай магнитную установку.
   - Понял.
   - Комета подходит к нужной точке.
   - Экипажу приготовиться к перегрузкам. Мартын, заводи моторы!
   Лодка дрогнула и, набирая скорость, пошла навстречу неизвестности.
   Андрей стиснул зубы. Рано. Лишний расход горючего. Можно было подождать, когда комета подойдет к "Рассвету" и внедриться ей прямо в хвост.
   Близнецы и Эспандра с невероятной быстротой увеличивались в размерах. Казалось, еще мгновенье, и они разотрут с двух сторон маленькую лодку.  []
   - Ребята, опять перегрузки. Мартын, включай магнит, - скомандовал Игорь.
   - Рано, Игорь, рано, - не выдержал Андрей.
   - Не мешай! - повысил голос Игорь, - Мартын, включай!
   - Андрей, - закричал Наташин голос, - Березкина не выдержит - сердце остановилось! Отмените приказ!
   Рассвет влетел в тоннель с сине-красными стенами. Игорь схватился за виски: "Господи! Еще немного - и будет поздно. Неужели, все зря?"
   - Включай! - закричал он так, что у него самого зазвенело в ушах.
  

* * *

  
   Мартын сжимал в руке рычаг магнитной установки. Готов ли он снова пережить это чувство? Они испытывали установку на Гемосе. Всего один раз, больше не было времени. Но та тревога, тот безотчетный страх, исходивший из глубины всего его существа перед тем, как он полетел среди звезд... И это было там, пусть на чужой, но твердой почве. А здесь, на пути к черной дыре (ведь мы летим прямо к ней, черт возьми), между двух небесных тел?
   - Мартын, включай магнит.
   Готов ли он? Да, готов. Он крепче сжал рычаг.
   - Рано, Игорь, рано!
   "Да, уж лучше бы сначала пролететь мимо звезды, хоть бы не давило так на тело и на мозги".
   - ... Мартын, включай!
   Он потянул рычаг - тот не двинулся с места. Сколько же он сейчас весит?
   - ... Березкина не выдержит, сердце остановилось...
   "Господи, Лена! Такие перегрузки в ее состоянии..."
   - Включай!!! ай - ай - ай!!!
   Голос Игоря заполнил весь моторный отсек. Он вытеснил все звуки, страхи, мысли. Мартын обхватил рычаг двумя руками, уперся ногами в основание установки и со всей силы рванул на себя. Лодку бросило, закружило, зазвенело в ушах.
   "Я убил ее", - успел подумать Мартын и провалился в темноту.
  

Глава N5.

   Трубецкой сидел за шахматным столом и потягивал через трубочку гранатовый сок.
   - Шах, - пухлые губы Джонсона расплылись в улыбке.
   Феликс Петрович переставил короля к слону. А Боб с торжествующим видом убрал с доски туру.
   - Ты пошел? - спросил Трубецкой.
   Джонсон поднял брови, наморщив черный лоб, всем своим видом давая понять: "Извини, командир!". Феликс Петрович любил скоротать время игрой со штурманом. Со всей команды он один был достойным противником, и Трубецкой не мог поверить, что Боб купился на "вилку".
   - Мат, - объявил он, ставя ферзя на свободную клетку рядом с королем.
   Джонсон стукнул себя по лбу - зачем он стал охотиться на ладью, когда надо было брать эту лошадь. А теперь ферзь противника под защитой, и он бессилен - реванш провалился.
   - Не горюй, Бобби, нам еще трое суток дрейфовать - успеешь отыграться. А хочешь, давай прямо сейчас.
   - Товарищ полковник, разрешите доложить!
   Трубецкой бросил взгляд на вошедшего в кают-компанию Сергеева:
   - Что так официально? Ну, докладывай.
   - Радары фиксируют отклонение "Рассвета" от курса.
   - Большое?
   - Полтора градуса.
   - Причина?
   - Пока не установлена.
   - Что Андреев?
   - Молчит.
   - Значит, или проворонил, или надеется справиться. Пока не вмешивайся, посмотрим. Когда зафиксировано отклонение?
   - В 16 часов 34 минуты по времени "Юпитера".
   - Выходит, Боб, реванш откладывается, - Феликс Петрович поднялся из-за стола, - пошли-ка в рубку.
  

* * *

  
   Зандер сидел возле Лины и рассказывал ей очередную байку о своих подвигах. Женщина понимала, что процентов семьдесят того, что говорил ей Ганс - чистый вымысел. Но она понимала и то, что сочиняет он все это, чтобы поддержать ее интерес к своей персоне, который она умело скрывала флиртом с русским капитаном, молча досадуя на нерешительность немца. Но сегодня, кажется, Ганс настроен решительно, если судить по отчаянности его вранья. И Лина ждала безрассудного поступка, старательно охая и делая испуганные глаза, хотя прекрасно знала, что высадка на седьмую планету ? Эридана прошла без каких либо приключений. Зандер подвинулся к ее ногам и даже задел ее колено, она сделала вид, что так увлечена рассказом, что не заметила этого смелого выпада.
   И, вдруг, по громкой связи раздалось: "Ганс Зандер, срочно зайдите в рубку". Ганс скорчил виноватую гримасу и вышел из комнаты Лины. Женщина с досады бросила вязание, но сердиться на Трубецкова ей даже не пришло в голову. Командир "Юпитера" просто так не вызовет. А Зандер никуда не денется, все равно увезет ее в свой Мюнхен. Она так решила, как только увидела этого голубоглазого арийца. А пока пусть думает, что это он на нее охотится - больше ценить будет.
  

* * *

  
   Когда Зандер вошел в рубку, Трубецкой сидел возле экрана радара и о чем-то вполголоса переговаривался с Бобом.
   - А, Ганс, - повернулся он к немцу, - тут у наших ребят на "Рассвете" небольшие проблемы.
   Зандер взглянул на экран:
   - Сбились с курса?
   - Исключено, - Джонсон сделал протестующий жест, - за Соколовского я ручаюсь, как за себя.
   - Тогда что же произошло?
   - Вот это ты и выясни, - ответил Трубецкой, - найди объект, вызвавший отклонение лодки.
   - Феликс Петрович, отклонение 3,7 градуса, соединить с "Рассветом"?
   - Вижу, Валя. Сколько минут до связи?
   - Тридцать пять.
   - Подождем, что скажет Ганс.
  

* * *

  
   Зандер ввел в компьютер данные массы и скорости лодки, а также угол ее отклонения и "тормозной путь", и уже через десять минут Трубецкой знал приблизительное нахождение искомого объекта. Он связался с Сергеевым и велел капитану прощупать квадраты А-3 - С-5.
   - Объект такой массы, что ты его не пропустишь, - сказал он и ошибся. По словам Валентина, квадраты действительно пестрили мелкими космическими телами в виде облаков пыли и крупных астероидов. В квадрате С-2 была обнаружена потухшая звезда, но никакой из этих объектов не мог изменить курс "Рассвета".
   - Феликс Петрович, по-видимому, Соколовский просто сбился с курса, - сделал вывод Сергеев. Джонсон энергично запротестовал.
   - Валентин, изучи все пространство в телескоп, вдруг, увидишь что-нибудь еще. И держи меня в курсе.
   - Вижу множество скоплений мелких объектов. Выглядят они как облака, хотя, скорее всего, это кучи астероидов. Такое впечатление, что все они роятся возле квадрата В-4, но сам квадрат, как ни странно, почти пуст. Звезда в квадрате С-2 выглядит странно. Светится тусклым красным светом только левый край. Она или не совсем потухшая, или двойная. Больше ничего интересного в этом направлении нет. А вот в направлении ? Ориона вижу светящийся голубой шар, и он, кажется, очень быстро движется в нашу сторону.
   - Прощупай его радаром.
   - Феликс Петрович, это комета гигантских размеров. Правда, плотность ядра небольшая.
   - Боб, быстро рассчитай ее траекторию.
   Джонсон застучал по клавиатуре и минуты через четыре ответил:
   - Пройдет между "Рассветом" и "Юпитером" приблизительно через час. Траектории движения не пересекаются. Усиливающееся отклонение "Рассвета" удаляет лодку от кометы, так что, опасности она не представляет.
   - Зандер, как могло случиться, что мы проморгали приближение такого заметного космического тела?
   В голосе Трубецкого зазвучали стальные нотки. Ганс весь внутренне напрягся и мысленно выругался: "Вот уж точно говорят: женщина на корабле - жди беды!" Вслух же ответил:
   - Плотность объекта незначительна, свечение небольшое, только час назад он прошел через скопление астероидов в квадрате М-8. За скоплением практически был недоступен для радаров.
   - Ладно, Ганс. Но моли Бога, чтобы встреча с этой кометой не стала роковой, иначе три шкуры сдеру, и забудешь о карьере астронавта.
   - Да, командир, - потупился немец, но из рубки не удалился - его голова могла еще понадобиться.
   - Товарищ полковник, - раздался голос Сергеева, - "Рассвет" начинает маневр.
   - Какой еще маневр?
   - Они выравнивают курс. Лодка развивает ускорение в направлении "Юпитера".
   Трое мужчин стояли у экрана локатора и наблюдали, как "Рассвет" рванулся к базовому кораблю прямо наперерез несущейся к ним комете.
   - Валентин, как только "Рассвет" завершит маневр, соедини меня с Андреевым.
   - Есть, товарищ полковник!
   И Трубецкой вышел из рубки - незачем экипажу видеть, что командир нервничает.
  

* * *

  
   Оставшись наедине с Джонсоном, Ганс подошел ближе к экрану локатора и стал наблюдать, как стремительно лодка приближается к своей гибели, а вместе с ней - к концу его карьера.
   - Как опрометчиво набрали в группу молодежи только русских ребят, - сказал он, - ни один немецкий парень не стал бы совершать какой-либо маневр, не изучив досконально пространство, и уж наверняка не проглядел бы комету.
   - Ну да, - скривился в ухмылке Джонсон, - ее может проглядеть только зрелый немец ради пылкой итальянки. Знаешь, Ганс, когда немцы научатся делать такие же корабли, как у русских, они тоже отправят в космос свою молодежь. И хватит думать о себе, давай лучше подумаем, как помочь ребятам.
   - Разве им теперь поможешь? По-моему, их может спасти только чудо.
  

* * *

  
   - Маневр завершен, - раздался из динамиков голос Сергеева, - "Рассвет выровнял курс и идет параллельно "Юпитеру".
   Трубецкой вошел в рубку и коротко бросил:
   - Соединяй!
   Сразу после позывных рубку заполнил спокойный голос Андреева:
   - Феликс Петрович, в 16 часов 34 минуты по времени "Юпитера" приборы лодки зафиксировали отклонение от курса в полтора градуса. В 17. 07 экипажем был выполнен маневр по выравниванию курса...
   - Знаю, видел, - прервал Трубецкой, выслушать рапорт до конца времени не было, - слушай, сынок, по направлению ? Кита от ? Ориона наперерез вам с огромной скоростью несется комета размером в половину Луны. На кратчайшем расстоянии от "Юпитера" выстрелим в нее СП - 17. Может быть, удастся хоть как-то повлиять на ее траекторию. Но, сам понимаешь, комета не астероид. Следи за ситуацией и действуй по обстановке.
   - Валентин, - обратился полковник к Сергееву, прервав сеанс связи с "Рассветом", - готовь СП. Пришло время вспомнить нашу основную специальность. Как только комета войдет в квадрат J -7 - стреляй.  [] Джонсон с Трубецким наблюдали за вспышками на теле кометы, а Зандер что-то быстро набирал на компьютере, а после третьей вспышки сказал:
   - Феликс Петрович, если учесть силу, которая вызвала отклонение "Рассвета" и предположить, что она будет действовать и на комету при вхождении ее в квадрат I-6 , где сейчас находится лодка, затем вычесть импульс от взрывов СП, то получится, что изменение траектории кометы кратковременно, она опять вернется на прежнюю орбиту.
   - Сергеев, соедини меня с "Рассветом", пусть используют весь резерв горючего и немедленно направляются к "Юпитеру", еще успеют уйти из квадрата. А ближе к кораблю мы их выловим. Хватит экспериментов!
   - Товарищ полковник, связи нет!
   - Как нет? Что происходит?
   На экране радара комета медленно возвращалась к прежнему курсу, распустив выбитый снарядами хвост. А через несколько минут "Рассвет" исчез с поля зрения.
  

* * *

  
  -- Капитан, что видно в телескоп?
  -- Только комету. Лодка радарами не улавливается. Сигналов с датчиков "Рассвета" не поступает.
   Трубецкой прошелся по рубке.
   - Ганс, рассчитай все возможные варианты места нахождения
   лодки.
  -- Что Вы собираетесь делать, босс? - спросил Джонсон, он теснее всех общался с командиром и видел, что тот уже принял какое-то решение.
  -- Я полечу на "Рассвет", только зная ситуацию на борту можно предпринять правильные меры.
  -- Вы не догоните их. Ни у одной лодки, ни у "Юпитера" нет такой возможности, тем более, если "Рассвет" унесло кометой.
  -- Что у тебя, Ганс, - обратился Трубецкой к Зандеру.
  -- Возможных местонахождений "Рассвета" три. Первое - если комета прошла рядом с лодкой, не задев ее, но как-то воздействовала на сигнальные системы. Тогда "Рассвет" отбросило немного вперед, и он в правом углу квадрата I-6 летит по первоначальному курсу со скоростью чуть больше заданной, даже если лодка потеряла управление. Второе - если ребятам в голову пришла та же мысль, что и Вам. Тогда лодка направляется к "Юпитеру". Но в этом случае датчики "Рассвета" должны были работать, и мы бы его видели. А третье, наиболее вероятное, - если Андреев надеялся на связь и ждал Ваших указаний. В этом случае комета, вернувшись на свою траекторию, зацепила лодку хвостом, тогда она летит теперь в теле кометы.
  -- Капитан, как ты думаешь, можно догнать комету из орудий?
  -- Снаряд внедрится в хвост через час, - ответили динамики.
  -- Джонсон, готовь "челнок".
  -- Босс, то, что Вы задумали - самоубийство. "Челнок" не снаряд и не лодка, это же просто батискаф, его конструкция не рассчитана для полетов на таких скоростях. Даже если он не рассыплется при выстреле, Вы погибнете, как только закончится воздух в баллонах. У Вас всего два часа для того, чтобы попасть на борт "Рассвета".
  -- Боб, не рассуждай, это приказ! Я все продумал. "Челнок" управляем, на такой скорости я за полчаса прочешу всю комету.
  -- Тогда лучше лететь мне. Я - штурман, я быстрее найду "Рассвет", сумею снизить скорость и состыковаться с ним.
  -- Нет, я принял решение отправить ребят, мне и возвращать их, а ты останешься здесь. После отбытия "челнока", ты вышлешь лодки в квадраты I-6 и I-5, а сам продолжишь движение по прежней траектории, на случай, если Андреев взял курс на "Юпитер". Если вы найдете "Рассвет", или если нас не будет в течение недели, ты вернешь корабль на Землю. Ну, мне пора.
  -- Командир, я полечу с Вами. В "челноке" хватит места для двоих, - Зандер смотрел на Трубецкого глазами цвета неба, в которых не было и тени сомнения, - я возьму ноутбук и за час полета рассчитаю точные координаты "Рассвета".
   Трубецкой внимательно посмотрел на немца и хлопнул его по плечу:
   - Собирайся, Ганс, времени у нас нет.
   - Феликс Петрович, - зазвучал в рубке голос Сергеева, - на границе
   квадратов I-5, I-4 вижу "Рассвет". Он следует намеченным курсом
   опережая график.
   Джонсон, Зандер и Трубецкой кинулись к радару. На границе квадратов зелеными огнями светились три датчика.
   - Ганс, как лодка могла попасть в квадрат I-4?
   Зандер пожал плечами:
   - Это невозможно.
   - А ты подумай.
   - Вызвать "Рассвет" на связь? - спросил капитан.
   - Да, дружок, конечно, и поскорей.
  

* * *

  
   Андреев ответил сразу же после позывного сигнала.
   - Докладывает командир экипажа межпланетной лодки "Рассвет" Андрей Андреев. В настоящий момент все системы на борту работают нормально. Лодка движется в заданном направлении с опережением графика...
   - У вас все в порядке? - не выдержал Трубецкой.
   - В машинном отсеке произошла поломка рабочего компьютера. Других повреждений не выявлено. Состояние здоровья всех членов экипажа удовлетворительное. О плане дальнейших действий хочу сообщить: в ближайшее время собираюсь включить тормозную систему с целью приведения движения "Рассвета" в соответствие с графиком. В дальнейшей перспективе задачей экипажа является изучение пространства квадратов I-4 и I-3 с выходом в космос в квадрате I-3 в районе находящегося там космического облака для взятия проб вещества. Есть ли замечания по плану действий?
   - Тормозную систему не включать, в космос не выходить!
   - Но, Феликс Петрович!
   - Возражения не принимаются! Делайте замеры полей. Если в облаке будет что-то необычное, командируйте в космос Степана.
   - Но Березкина тут...
   - Все, сеанс связи окончен!
   - Есть, конец связи. Внеплановый сеанс связи состоялся в 18 часов 10 минут.
   - Во сколько? - переспросил Трубецкой.
   И после секундного замешательства, которого хватило бы на то, чтобы взглянуть на ручные часы, Андрей уверенным голосом повторил:
   - В 18. 10. Следующий сеанс планируется в 19 часов 10 минут.
   "Рассвет" отключился, а полковник перевел взгляд с электронных часов пульта управления на ручные, а затем спросил Джонсона:
   - Боб, который час на твоих часах?
   - 18. 47, шеф.
   - Сергеев, - обратился Трубецкой к капитану, - сколько времени "Рассвет" отсутствовал на радарах?
   - 37 минут, - отрапортовал Валентин.
   В рубке воцарилось молчание.
   - Вот что, Джонсон, - сказал, наконец, командир, - бери курс на квадрат I-3, думаю, достаточно ребятам для первого раза опыта навигации.
  

* * *

  
   Он опять взглянул на часы - время как будто остановилось. Минуты медлили, не торопясь меняться на циферблате. 20 часов 10 минут. В прошлый раз было 20. 09. Даже игра не занимала. Что же случилось с "Рассветом"? Где они были 37 минут? Что произошло за это время с экипажем? Почему часы "Рассвета" не совпадают с часами "Юпитера"? И ровно на 37 минут. Вопросы, вопросы, и ни одного ответа. Ничего, через три часа "Юпитер" состыкуется с лодкой, и он, наконец-то, увидит все своими глазами.
   - Вам мат, шеф, - во взгляде Джонсона сквозила тревога.
   Трубецкой улыбнулся:
   - Вот видишь, реванш состоялся!
   - Вы почти не следили за игрой.
   - Брось, Боб! Я всегда подозревал, что ты проигрываешь мне ради политеса. А не выпить ли нам кофе? Может быть, в голове немного прояснится.
   И пока Джонсон возился с микроволновкой, Трубецкой связался с Сергеевым:
   - Валя, а нельзя нам еще прибавить ходу?
   - Товарищ полковник, мы движемся с максимальной скоростью.
   - Ну, хорошо, - и Феликс Петрович нажал другую кнопку, - Ганс, можешь сказать что-нибудь еще?
   - Я думал, в ядре кометы могла произойти какая-то реакция, вызванная взрывами СП. В результате выхода энергии от этой реакции могло образоваться какое-то поле, скрывшее "Рассвет" от радаров и, скажем, какой-то силой типа взрывной волны лодку могло отбросить на достаточно большое расстояние. Но комета пересекла путь "Рассвета" и, по всем законам физики, лодку отбросило бы назад, а не вперед. К тому же мало вероятно, чтобы под действием взрывной волны лодка попала четко на свою траекторию. Нет, командир, я ничего пока не придумал.
   - Ладно, - сказал Трубецкой и направился к выходу.
   - Шеф, а как же кофе?
   - Спасибо, Боб, - полковник взял пакет и пошел в свою каюту.
   Он моделировал на компьютере одну ситуацию за другой, но кругом были только вопросы. Ни одна модель не могла связать 37 минут небытия и расстояние в полтора космических квадрата. Было ясно одно - с "Рассветом" что-то случилось. И к этому "что-то" подходило только одно слово - чудо.
  

* * *

  
  
   - Товарищ полковник, "Рассвет" на связи, идем на стыковку, - голос Сергеева вернул Трубецкого к реальности. Он поднялся и пошел в рубку. Такая знакомая картина: вот лодка показалась на экране, вот "Юпитер" и "Рассвет" сбросили скорость, вот "Юпитер" открыл приемный люк. Сколько раз за время путешествия ему приходилось отправлять и принимать лодки, но никогда он так не волновался! И как только Джонсон произнес: "Стыковка завершена", Трубецкой тут же направился к "Рассвету". В шлюзовой камере он столкнулся с Березкиной.
   - Ты хорошо себя чувствуешь? - спросил Трубецкой после коротких объятий.
   - Да, только немного кружится голова и небольшая слабость. Кажется, я плохо перенесла последнюю перегрузку. Я даже очнулась в медицинском боксе, а как туда попала - не помню. Наверное, почувствовала себя плохо, пришла в бокс и потеряла сознание.
   - Вот как? - полковник бросил недоверчивый взгляд на девушку, но тут же отвлекся - у входа в шлюзовую камеру собрались все рассветовцы. Они радовались, возмущались и говорили все одновременно.
   - Феликс Петрович, как же так?
   - Ну почему Вы прервали полет?
   - Разве мы что-то сделали не так, или в чем-то провинились?
   - Все, тихо, тихо! Успокойтесь! Все сделали правильно, ни в чем не провинились! Просто нужно срочно лететь на Землю, - тут брови Трубецкого дернулись, - Что это? - спросил он, указывая на внутренние двери шлюзовой камеры.
   Ребята умолкли и тоже стали рассматривать странное отверстие на стыке дверей.
   - Похоже, заделано резиной, - сказал Мартын, - да так аккуратно, что не нарушилась герметичность.
   - Интересно, для чего это могло быть нужно, и откуда оно взялось? - задался вопросом Сергей.
   - Я бы хотел осмотреть всю лодку, можно? - обратился Трубецкой к Андрею.
   - Конечно, - ответил тот, пожимая плечами. Весь его вид говорил: "Что ж, контроль и учет - Ваше право!" И все рассветовцы повернули обратно.
   - Что это за установка? - спросил полковник, глядя на систему шестеренок, увенчанную рычагом.
   Акопян пожал плечами:
   - Не знаю.
   - А как сломался твой компьютер? - продолжал допрос Трубецкой.
   - Просто не заработал, когда я попытался включить его, - ответил Мартын, - позже оказалось, что сгорел процессор.
   - Почему сгорел?
   - Не знаю, сам не понял.
   - Так, - обратился командир ко всей команде, - кто еще заметил какие-либо поломки, или что-то непонятное?
   - Вышел из строя робот, - ответил Андрей, - похоже, что облако, в которое его отправляли за пробами вещества, имело сильный электромагнитный заряд, и все стальные детали Степана намагнитились.
   - Что еще?
   - Ничего, кроме красного света, - заговорил Соколовский.
   - Какого света?
   - Красного. Вы выстрелили по комете, она сошла с траектории, потом стала медленно к ней возвращаться. Нас могло задеть хвостом, и Андрей дал команду подготовиться к перегрузкам.
   - И что было дальше?
   - Ничего. Когда перегрузки закончились, и я открыл глаза, то свет был красный.
   - На светильниках по всей лодке стояли красные фильтры, - пояснил Андрей, - мы сняли их, как только пришли в себя.
   - Что еще? - Трубецкой пытливо всматривался в лица. Они казались утомленными, но ни в одних глазах не было и тени лукавства.
   - Моя канарейка, - начала Диана.
   - Да брось ты с ерундой!
   - Андреев, - осадил полковник командира группы, - сейчас все важно. Так что канарейка?
   - Она исчезла.
   - Как исчезла?
   - Совсем. Я искала ее по всей лодке. Ее нет нигде. Да и клетка все время была закрыта.
   - В шкафу моей комнаты вместе с пробами веществ, взятыми из двух облаков, которые пересек "Рассвет", - сказала Березкина, - стоят колбы с голубым и зеленым веществами, которые я не брала. Есть еще колба с серым веществом, похожим на грунт. Их химический состав и физические свойства я изучить не успела.
   - Израсходован значительный запас лекарственных средств, хотя медицинскую помощь я никому не оказывала, - Новикова взглянула на Трубецкого и пожала плечами.
   - Ну, а ты что скажешь? - обратился полковник к Рюмину.
   - Уже все сказали, Феликс Петрович, мне добавить нечего, - ответил он.
  

* * *

  
   Ну, вот и все. Теперь только темнота и светящиеся точки звезд, летящие навстречу. Экспедиция завершена. Задачи выполнены. Трубецкой закрыл глаза, но картина не исчезла. Огненные шарики продолжали лететь на него из глубины его сознания. Теперь несколько месяцев астронавты будут видеть только этот пейзаж. Никаких проб, замеров, высадок, выходов в космос. Только корабль и звезды. А в конце пути - такая маленькая, хрупкая и такая родная Земля. И люди, знакомые и незнакомые, родственники и посторонние, друзья и недруги, но все до боли близкие - земляне, соплеменники, братья. Земля, любовь, тепло.
   И ему будет не стыдно смотреть землянам в глаза. Экипаж возвращается в полном составе. Все живы и здоровы. "Юпитер" принесет с собой немало научных открытий, киноматериала о далеких светилах и планетах, проб неизвестных на Земле веществ. Собрана масса сведений о пространстве, анализ которых, скорее всего, приведет к открытию новых законов. На основании этих законов человек сможет ускорить изучение космоса и научится эффективно использовать его ресурсы для своих нужд.
   Одна только мысль не дает полковнику покоя - 37 минут. Рассветовцы давно прошли медицинское обследование и отдыхают в просторных каютах. А Трубецкой все считает время: сколько его нужно, чтобы соорудить установку с рычагом, проделать отверстие в двери, поставить фильтры на светильники. Что могло случиться с компьютером, канарейкой, лекарствами? И ведь на все, что случилось, нужно время. Сколько? День, неделя, месяц? Этого он не знает. Для него ясно одно - времени нужно много. Гораздо больше, чем 37 минут. Что это было за время, не отсчитанное часами, не зафиксированное компьютерами, не запечатлевшееся памятью, но оставившее следы на предметах? Может быть, "Рассвет" перешел в другое измерение, где время течет медленнее, чем у нас, землян? Может быть, ребята прожили где-то почти месяц, а потом каким-то образом вернулись в настоящее? Но тогда лодка побывала в будущем, и теперь ребята живут в этом времени второй раз. Где же истина? Что же произошло с "Рассветом" за это потерянное время?
   Внешний осмотр лодки еще больше усложнил все дело. По периметру "Рассвета" были обнаружены магнитные пластины, с определенной закономерностью приклеенные клеем, применяемым в космонавтике для облицовки ракет несгораемой плиткой. Это могли сделать только сами ребята, но для какой цели? И где они взяли материал для пластин? При медицинском обследовании в крови всех рассветовцев были обнаружены следы протеинов. Для чего они приняли допинг? Ведь его разрешено использовать только в крайних случаях. Вопросы, одни вопросы.
   Трубецкой вышел из каюты и побрел по коридору. Возле кают-компании слышались смех и звонкие голоса - выспавшаяся молодежь решила отдохнуть на "лоне природы".
   - Включай голограмму!
   - Что будем делать, загорать, или кататься на катере?
   - Пойдемте с нами. Феликс Петрович, - позвала его Диана.
   - Нет, спасибо, я, пожалуй, сыграю партию в шахматы, - ответил он.
   Девушка пожала плечами и побежала дальше. Потом, вдруг, резко остановилась, достала из кармана листок бумаги и протянула его командиру.
   - Феликс Петрович, я... Мне стыдно признаться. Игорь выкинул его в мусоросборник еще на "Рассвете". Я думала, это любовное послание, которое он так и не решился отдать... Я хотела только узнать, в кого втюрился братец Игорь, и сразу кинуть обратно. Я, правда, ничего не поняла, но подумала, вдруг это важно. Только, пожалуйста, не говорите ему ничего!
   И Диана исчезла за дверью.
   - Вот и пропащая! Беги скорее на катер!
   Полковник стоял и смотрел на смятый листок.
   - Игорь, спой нашу! - раздалось из-за дверей. Сразу стало тихо. Потом зазвучали аккорды, и полилась песня.
  
  

Эпилог.

  
   Трубецкой сел в кресло, достал из ящика стола разглаженный тетрадный лист и снова стал вчитываться в каждое слово:
   "Меня считают сумасшедшим. Я чувствую это кожей. В душе одиночество и обида, как в детстве. Хочется выйти к ним и крикнуть: "Ребята, за что, я же так стараюсь для вас!" Нельзя. Будут "защищаться". Или стукнут чем-то сзади, или уколют. Ведь они считают меня причиной всех несчастий. А эти асури съедают всю энергетику "Рассвета". И рассветовцев тоже. Даже чуть живой Аленкой закусили на десерт. После того, как я заблокировал магнит и перекрыл к нему все подходы, сжирают все, что попадается на пути. Им недоступны только моя комната, машинный отсек и, теперь, медицинский бокс. Спасибо тебе, Гемос, за твой красный свет! Самому бы мне ни за что не догадаться. Из лакомых кусков для них остался один энергоблок. Надо остановить их, во что бы то ни стало. Настал решающий момент. Или это удастся, или...
   Если я не смогу это сделать, вы очень скоро поймете, что не я виновен в наших бедах. Надеюсь, что зайдете в мою каюту и увидите это письмо. Коротко излагаю на бумаге то, что хотел сказать вам на собрании.
   То, что я сейчас пытаюсь сделать - это повторение эксперимента Эйнштейна с эсминцем, но на другом уровне. Не буду приводить расчеты - нет времени. А смысл в том, что при прохождении объекта, окруженного сильным электромагнитным полем, через сильное гравитационное (в нашем случае - между Близнецами с одной стороны и двумя полярно заряженными телами (кометой и Гемосом) с другой), наступает такое взаимодействие полей, что объект (в данном случае - наша лодка) попадает в четырехмерное пространство. В таких условиях величину одной составляющей можно изменить за счет других. Например, сжать время на одном отрезке пути за счет увеличения напряженности полей и ускорения лодки, и растянуть его для данного объекта в другой точке за счет снижения последних величин. Главное, сохранить равенство произведений этих величин, возведенных в степень. Таким образом, мы можем попасть на прежний курс "Рассвета" спустя несколько минут после того, как нас утащила Эспандра. Наше отсутствие на "Юпитере" даже не заметят. Главным будет включить установку в момент наибольшего взаимодействия сил гравитации. Как расположить магнитные пластины на корпусе лодки, траекторию "Рассвета" и момент задействования установки найдете на моем компьютере в файле "Ф - 1". Жаль, что все основные расчеты и выводы формул тоже на компьютере. Ведь в него, как и в мозг, заложена временная программа, а, значит, информация может сжаться до таких размеров, что ее нельзя будет ни прочесть, ни вспомнить. А ведь было бы открытие!
   Но переписывать в тетрадь - нет времени. Если асури доберутся до энергоблока - мы погибли. И главное сейчас - не амбиции, а выбраться с этой планеты. Но, боюсь, в одиночку мне уже не справиться с этими монстрами. Вся надежда на тебя, Диана. Выручай, сестричка!"
   КОНЕЦ.
  
  
  
   61
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"